Линдон: другие произведения.

Рд-16: Бумажные снежинки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

Канун Рождества у Иды Биггль не задался, не успев еще толком начаться.

На рассвете ее разбудили кошачьи вопли. Если бы Ида поленилась выбраться из теплой постели и выглянуть в окно, то так никогда и не узнала бы - и уж точно ни за что бы не подумала - что орала Китти.

Кошка Пуддингов ни разу, сколько Ида себя помнила, не опускалась до столь непристойного поведения. А помнила Ида все с трех лет. Тогда Рождественский Дед принес ей настоящего живого зайца. Она так радовалась новому пушистому другу! Целых полдня, потом заяц осмелел, разговорился и признался, что его ждут зайчата. Пришлось Иде его отпустить, ведь бедняжки замерзнут одни.

И только потом она узнала, что зайцы не заводят зайчат посреди зимы.

"Что толку разговаривать со зверьем, если каждый заяц норовит тебя обмануть?" - решила девочка и целых семь лет делала вид, что не понимает речь животных.

Впрочем, сегодня даже притворяться не пришлось. Китти так орала, что Ида ни слова разобрать не сумела. О том, что это именно Китти, а не другая, менее воспитанная, кошка, свидетельствовал рыжий хвост, торчавший из куста можжевельника на углу Ванильной улицы и Верескового переулка. Мистер Дуббль говорил, что куст рос тут еще во времена его детства. А это значит всегда: Ида не знала никого старше мистера Дуббля. Не крась он бороду и густые, патлатые брови, мог бы сойти за Рождественского Деда. Правда, старик был ворчуном-отшельником, а вовсе не таким весельчаком, как Дед.

Рыжий хвост хлестал из стороны в сторону, взметая хлопья редкого снега в синий рассветный воздух, едва подсвеченный гаснущими фонарями. Снежинки подпрыгивали и, подхваченные порывами резкого ветра, точно белые бабочки, уносились прочь по Вересковому переулку. Ида уже собралась распахнуть окно и поинтересоваться, почему Китти орет ни свет ни заря, но тут хвост встал трубой, распушившись, словно шишка, кошка в последний раз взвыла и скрылась в кустах вместе со своим хвостом.

Над Ванильной улицей разлилась приличествующая предрассветному часу тишина.

*

К утру округу замело. Не зря Ида весь вечер трудилась, вырезая из бумаги снежинки и приклеивая их на стекла. Взглянув на окно ее спальни, зима наконец-то разразилась первым снегопадом.

Полюбовавшись на искрящийся в лучах утреннего солнца снег, Ида выбралась из постели.

- Ай! - Под босой ногой хрустнуло.

Ида уставилась на предмет, которого на прикроватном коврике быть не могло. Она ведь все игрушки убрала! Но нет: фарфоровая заводная мышь валялась прямо под ногами. Эту игрушку Ида не помнила. Наверное, она была в коробке, которую они с мамой обнаружили на чердаке, когда наводили там порядок - Ида ее не успела разобрать.

- И как ты выбралась?

Мышка была как живая: тщательно прорисованные шерстинки, темные бусинки глаз. Казалось, еще немного, и она пискнет испуганно и шмыгнет под кровать. Только крохотный латунный ключик, торчащий из спинки, портил иллюзию.

- Беги в коробку, - Ида повернула ключик, взводя пружину, и поставила мышь на пол.

Та дернулась, но с места не сдвинулась. Ключик отмотал обратно все проделанные обороты и замер. Игрушка была сломана.

*

- Ну мистер Хиккори, ну пожалуйста, - Ида состроила умильную рожицу.

- Юная леди, я не могу давать заведомо невыполнимые обещания, - мистер Хиккори поправил очки. - Очень тонкая работа, очень. Был лишь один мастер, делавший такие игрушки, но старик исчез давным-давно, а учеников не оставил. Боюсь, я доломаю окончательно.

Ида вздохнула. Мышку было жалко. Ну что за невезучий день сегодня?

- Горе-то какое! - Мисс Синоптик ворвалась в часовую мастерскую, прихватив с улицы поток свежего, морозного воздуха.

Несмотря на трагический тон, глаза мисс Синоптик горели предвкушением хорошей сплетни. При виде гостьи мистер Хиккори зарделся, а глаза его засияли, как снежинки на солнце.

- Что случилось, дорогая? - засуетился часовщик.

- Они все пропали!

- Кто пропал, дорогая? - терпеливо уточнил часовщик.

- Они! - мисс Синоптик трагически заломила руки. - Рождественские Сладости!

- Как пропали? - во взрослые разговоры вмешиваться некрасиво, но Ида устоять не смогла.

Город свято чтил зимние традиции. И одной из них был конкурс Рождественских Сладостей. Домохозяйки задолго до Кануна Рождества начинали изобретать и совершенствовать рецепты.

Задача усложнялась тем, что правила строжайше запрещали использовать магию. Чтобы убедиться в честности участников, в Избушке Рождественского Деда устанавливали специальную лупу, которая выявляла частички магии в представленных на конкурс сладостях. Так что конкурсантам приходилось полагаться только на мастерство кондитера.

Ида взирала на эту суету с высоты мудрости своих десяти лет: лишь бы пробу снимать приглашали. Ведь кто лучше ребенка может оценить сладость? На Ванильной улице единственным ребенком была Ида, и работы ей в предрождественский месяц хватало. Рикки с Верескового переулка не так повезло: у них на пять домов шестеро детишек.

И вот сегодня результаты трудов выставят на столах в Избушке Рождественского Деда на главной площади. Весь Город придет взглянуть, а определять победительницу будет специальное Жюри. Ида тоже собиралась полюбоваться на произведения кондитерского искусства - сразу после того, как уговорит часовщика отремонтировать заводную мышку.

- И когда посетители вошли, оказалось, что на столах стоят лишь муляжи, а сами Сладости пропали, - закончила рассказ мисс Синоптик.

Ида едва дослушала до конца, пропуская мимо ушей ненужные подробности. Миссис Пуддинг явилась сегодня с растрепанными волосами? Да, это для нее необычно: как правило, внешний вид миссис Пуддинг безупречен, как и ее сладости. Но какое отношение это имеет к делу?

- Интересно, а миссис Пуддинг карамельные яблоки выставила или апельсиновое суфле с корицей? - поинтересовалась девочка.

- Суфле, - уверенно ответила мисс Синоптик. - А ее соседка имбирное печенье. С белым шоколадом, а...

- А откуда вы все это знаете? - прервала болтушку Ида.

- ...миссис Мелли - миндальный туррон... - прерываться собеседница не желала. - Как это откуда? Они мне сами все рассказали!

- Что, прямо все-все?

- Мистер Дуббль с Тенистой улицы рассказывать отказался, - нехотя призналась мисс Синоптик. - Но он накануне в новой кондитерской мед покупал! Топтался у прилавка кучу времени, даже за прилавок пытался заглянуть. Очередь создал, пока выбирал, а купил самый маленький горшочек. Мерзкий старикашка.

Не обязательно улыбаться каждому встречному. Однако вчера белки обсуждали, что кедровые орешки в этом году уродились, но на Тенистую улицу они больше ни ногой: мистер Дуббль наставил в саду мышеловок. А людей, способных поставить ловушку на невинного зверька, Ида никогда не понимала.

- Все, конечно, в ужасе. Мэр заперся и отказывается выходить из кабинета. Утверждает, что жена его поколотит, если пропавшие сладости не найдутся к приезду Жюри.

*

Иде не терпелось посмотреть на переполох на площади, но она решила, что сперва позовет Рикки с Верескового переулка.

- Встречаемся на кедре, а потом айда на площадь.

- А Чудовище как же?

- Ты как была трусихой, так трусихой и останешься!

- Зато я буду живой трусихой.

- Ну, если тебе твои жалкие перья в хвосте дороже сытного обеда...

Ида поморщилась. Трескучие голоса соек раздражали. Особенно громко тараторила одна из товарок, которую девочка недолюбливала за ее склонность тырить все, что плохо лежит.

Вообще, странно все это. Да, Избушку Рождественского Деда открыли для публики только в полдень, но она ведь не пустовала. Кондитеры несли сладости для конкурса, и в Избушке наверняка все время кто-то из помощников Рождественского Деда был. Если сладости и оставляли без присмотра, то очень ненадолго. Куда на глазах у всех могла подеваться гора десертов, да так, что никто не заметил подмены?

- Ага, сытного, - осторожная птица не сдавалась. - С утра ты тоже говорила про сытный завтрак в постель, и что?

- Так любой бы перепутал! - принялась оправдываться ее товарка. - Они были, как настоящие!

- Ага, настоящие, как же! Я едва клюв о медовый пряник не поломала!

Ида навострила уши, услышав про мед, но сойки уже замолчали и унеслись вперед по Тенистой улице. Девочка свернула к переулку. Расспросить соек она успеет, а вот Рикки убежит на площадь, и Ида не сможет первой рассказать ему о таинственном исчезновении сладостей.

Рикки ее не дождался, и когда Ида пробралась через сугробы до дома номер три по Вересковому переулку, мальчишки уже и след простыл. В буквальном смысле: нетронутые снегоуборочной лопатой сугробы перед его домом были особенно пушистыми, переулок еще не чистили. Ида завистливо вздохнула: родители Верескового никогда не убирают снег, пока ребятишки не наиграются.

Однако несмотря на яркое солнце и задорный морозец, Вересковый переулок встретил Иду тишиной.

- Эй, Рикки! - позвала она.

Не получив ответа, скатала рыхлый снежок и кинула его в окно спальни приятеля. Снаряд, не долетев, рассыпался в воздухе.

- Ну что за невезуха такая сегодня? - пробормотала Ида и принялась мастерить второй.

Лепилось плохо. Ида стянула варежку и попыталась согреть снежок в ладони.

- Вот чудеса! - На ощупь снег казался совсем не холодным.

*

Рикки на площади не было. Высматривая его красно-зеленую шапочку, Ида забралась на парапет фонтана, превращенного на время Зимних праздников в ледяное озеро со снежными лебедями.

Все лучшие домохозяйки Города собрались у Избушки Рождественского Деда и возмущенно перешептывались. Миссис Пуддинг выглядела растрепанной: у нее даже передник из-под криво застегнутого пальто выглядывал. Вот уж для кого пропажа десертов, наверняка, стала большим потрясением. Соседка по Ванильной улице в этом году твердо решила выиграть, но никак не могла выбрать рецепт. Иде еще никогда не доводилось пробовать столько сладкого за такое короткое время.

Иногда девочка жалела, что ее родители - занятые люди. Мама на это Рождество даже решила купить печенье в новой кондитерской на углу Тенистой и Верескового, а не возиться с ним самой. Но потом Ида представляла себе, что придя домой, пробует очередной тортик, и... Нет уж, лучше поклевать из вычурной фирменной коробки от "Кондитерской Мышша" странное соленое печенье с перцем.

- Так и знала, что не нужно было готовить суфле! - сокрушалась миссис Пуддинг.

- Почему это? - не поняла Ида. - Это самое вкусное суфле, которое я когда-либо пробовала.

- Потому что кошка, пересекающая дорогу - к неудаче. Даже ненастоящая.

- А при чем тут кошка? - опять не поняла Ида.

- При всем! - отрезала соседка. - Она еще и пропала, - добавила она таким тоном, будто это Ида виновата в пропаже ненастоящей кошки, перешедшей миссис Пуддинг дорогу.

- Это мэр виноват, - поджал губы мистер Дуббль. - Организация мероприятия ни к... - взглянув на Иду, он осекся. - Плохо все продумано, даже полиции нет. Попомните мои слова, юная леди: тут не обошлось без заговора с целью устранения конкурентов.

- А зачем же кому-то устранять ВСЕХ, включая себя?

- Понятия не имею! - мистер Дуббль пожал плечами, а его выдающиеся брови нахмурились. - Из мести?

- Мести за что?

- Понятия не имею, - повторил старичок, - Может, ему эти курицы сказали, что его десерт как камень.

- Ему?

- Ему, ей, какая разница? - мистер Дуббль снова пожал плечами и отвернулся, давая понять, что разговор окончен.

Но Ида не готова была сдаться. Она уже полчаса шныряла в толпе расстроенных домохозяек, а толком так ничего и не выяснила. Сплошные причитания и заламывания рук. И только мистер Дуббль высказал внятное предположение, даже два. Пусть и звучали они довольно дико, но...

- Мистер Дуббль, а вы что приготовили на конкурс? - полюбопытствовала Ида.

- Не нужно было вообще с ним связываться, - неожиданно смутившись, пробурчал старичок и поспешил отойти.

Ида сочувственно усмехнулась. Конкурс традиционно являлся женским событием. Мистеру Дубблю явно несладко пришлось в компании его постоянных участниц.

Громкий визг над площадью заставил Иду прервать размышления о горькой участи мистера Дуббля.

- Т-там, - незнакомая девчушка лет четырех тыкала дрожащим пальчиком в сторону фонтана. - Птика упала.

- Что за "птика" такая? - При виде того, как пожилые леди хлопочут вокруг малышки, Иду охватило раздражение. Как же быстро все забыли про исчезнувшие сладости!

- Птика! - девочка подняла палец. - С неба.

Ледяное озеро было безнадежно испорчено. В зеркальной поверхности зияла дыра размером с два кулака, а у одного из ледяных лебедей оказалось отбито крыло.

- Куда? - миссис Пуддинг попыталась остановить Иду, но девочка ловко увернулась и перебралась через парапет фонтана.

Лед оказался не таким уж толстым и, треснув в одном месте, охотно ломался и в других. Ида тут же провалилась в ледяную воду по колено. К счастью, старушки бегают не быстрее маленьких девочек, а перелазят через высокие мраморные парапеты и того медленнее. Пока первые спасатели добрались до нее, Ида успела наклониться и нащупать под водой упавшую "птику".

*

Спустя пять минут и кучу причитаний, девочка, укутанная в пуховую шаль, сидела в приемной мэрии. Промокшие насквозь сапоги, пальто и гамаши сохли на решетке огромного камина - достопримечательности Городской Ратуши. Несмотря на Канун Рождества, родители Иды были на работе, поэтому от немедленной отправки домой ей удалось отвертеться, а ближайшим местом, где можно было согреться, как раз и оказалась Ратуша.

- Ну вот зачем ты туда полезла? - сокрушалась миссис Пуддинг.

Ида делала смиренный вид, рассматривая свою добычу. Сойка выглядела совсем как настоящая. Рыжеватое тельце, черный хвостик и ярко-голубая окантовка крыльев - искусно сделанная фарфоровая фигурка от настоящей живой птицы отличалась лишь тем, что была неподвижна и холодна на ощупь. Даже колечко на лапке имелось. Птичка будто застыла в полете, в момент взмаха крыльями. Из спинки торчал медный ключик - такой же, как у мышки, найденной на чердаке.

- Наверное, у нее в полете кончился завод, - решила Ида. - Вот она и упала.

- Не говори глупостей, деточка, - покачала головой миссис Пуддинг. - Фарфор - слишком тяжелый материал, чтобы она могла взлететь. Наверняка она просто машет крыльями. Ты пробовала ее завести? А ну-ка... - Миссис Пуддинг потянулась к сойке.

- Осторожнее! Пожалуйста. Пусть подсохнет сначала. Не хочу сломать вторую игрушку за сегодня. Мистер Хиккори мне никогда этого не простит. Он говорит, что такие игрушки делал лишь один мастер, от которого уже давно ни слуху, ни духу. Вы не помните, как его звали? Вы ведь...

- Такая древняя, что могла знать мистера Примма лично? - рассмеялась миссис Пуддинг. - К счастью - или к сожалению - я не настолько стара. Когда он исчез, я была раза в два младше тебя. Поэтому мало что помню. Кажется, мастера обвиняли в шарлатанстве.

- Правда? - Ида заинтересованно округлила глаза.

Миссис Пуддинг нельзя было назвать сплетницей, но рассказывать про "давние времена" она любила.

- Правда-правда, - вздохнула миссис Пуддинг. - Только я не помню точно, в чем там дело было. Якобы, игрушки он создавал как-то не так.

- Как можно создавать игрушки "не так"? - удивилась Ида. - Даже, если он их при помощи магии делал, кому какая разница? Мистер Хиккори магические лупы использует, когда ремонтирует особенно мелкие механизмы, ему же никто за это не пеняет. Главное - чтобы после ремонта все работало, как часы... - Ида призадумалась. - Хотя, почему "как"? Он ведь часы и ремонтирует.

- Да уж, в умении логически мыслить тебе не откажешь, - рассмеялась миссис Пуддинг. - Может, мистер Примм и применял для создания своих игрушек магию, но в готовом изделии ее с лупой не разглядеть было. Нет, дело было не в этом. Случилась какая-то некрасивая история с недовольной клиенткой, которой мистер Примм сделал игрушку, слишком похожую на ее питомца. Но питомец заказчицы как раз куда-то запропастился, и она принялась обвинять мастера.

- Не понимаю, а он-то тут при чем?

- Я тоже не понимаю, - вздохнула миссис Пуддинг. - К тому же, помню эту историю очень смутно. Помню, что скандал был, а потом мистер Примм взял и исчез.

- Куда исчез? - заинтересовалась Ида.

Уже второй человек за день упоминает, что игрушечных дел мастер не просто уехал, а именно исчез. Если в первый раз можно было списать на манеру часовщика выражаться, то миссис Пуддинг всегда следила, чтобы ее слова означали то, что она хотела сказать, и никак иначе.

- Не знаю, деточка. Вечером, как обычно, закрыл свою мастерскую, заглянул к булочнику за медовыми пряниками, переступил порог своего дома - и больше его никто и никогда не видел. Когда в дом смогли попасть полицейские, там обнаружили только игрушки - те, которые мистер Примм не успел распродать.

- А говорите, плохо помните, - лукаво улыбнулась Ида. - Про пряники запомнили же.

- Это было сложно не запомнить. Речь ведь о выпечке! Да и булочник оказался последним, кто разговаривал с мистером Приммом. Полиция и местные кумушки еще долго его расспрашивали, но все без толку. Булочник утверждал, что ничего подозрительного в этот день не заметил: мастер был весел, задержался поболтать о пустяках. Булочнику не поверили, но он упорно стоял на своем.

- А почему не поверили?

- Да кто его знает... Может, потому что он был мужем той самой недовольной клиентки, а может, потому что булочнику, не способному придерживаться рецептов, вообще веры мало. Он вскоре из города уехал, не выдержал косых взглядов.

Через полчаса Ида немного подсохла, согрелась и заскучала. Конкурсанткам было не до нее - они обступили дверь кабинета мэра и переговаривались с его хозяином, запершимся внутри. Разговор шел на повышенных тонах: домохозяйки требовали от мэра немедленных действий, а тот пытался убедить разъяренных женщин, что ситуация под контролем.

Но Ида была уверена, что ни о каком контроле речи и быть не может. Начать с того, что единственный полицейский Города тоже пропал. Именно поэтому Избушку Рождественского Деда на площади просто закрыли и никого туда не пускали. Девочке не удалось даже пробраться к окошку, чтобы взглянуть хотя бы одним глазком.

Тщательно вытерев фарфоровую сойку краем пуховой шали, Ида принялась разглядывать свой "улов". Черные бусинки глаз, темный хохолок, на кирпично-коричневой головке, черные "заеды" в уголках клюва. Ехидного, как у любой сойки - уж это-то Ида знала: на их улице жила целая стайка этих болтливых птиц. И эта, фарфоровая, мало чем отличалась от своих живых товарок, разве что твердостью холодного тельца да медным ключиком. Из особых примет у игрушки обнаружилось лишь золотое кольцо на левой лапке. Если бы сойка была настоящей, Ида могла бы поспорить, что та стащила побрякушку из чьей-то шкатулки с украшениями.

Ключик провернулся на удивление легко, будто механизм недавно смазали. Птичка встрепенулась, сложила крылышки и склонила головку, будто внимательно рассматривая девочку и пытаясь вспомнить, где ее видела. Движения игрушки были, конечно, механическими, но на удивление плавными. Ида восхищенно вздохнула. Понятно теперь, почему мистер Хиккори так трясся над ее мышкой. Действительно, искусная работа!

- И где теперь твой создатель? - спросила Ида, обращаясь к сойке.

Та приоткрыла фарфоровый клювик, будто собираясь ответить, но в этот момент завод закончился. Ида собралась снова завести игрушку - интересно же, скажет игрушечная сойка что-то или нет - но тут на нее налетела раскрасневшаяся мисс Синоптик.

- Вот ты где! А я тебя по всей площади разыскиваю! Тут такое случилось, такое! - мисс Синоптик вцепилась в руку девочки и потащила ее за собой.

Прорваться сквозь поток слов взволнованной мисс Синоптик у Иды не вышло. Пришлось шлепать босыми ногами по плитам пола, путаясь в концах пухового платка.

- Ну чего ты отстаешь, идем скорее! - поторопила девочку мисс Синоптик, когда та в очередной раз споткнулась. - Хиккори пропал!

- Куда... - начала Ида одновременно с обернувшейся на шум миссис Пуддинг.

- ...вы малышку раздетой тащите? - возглас миссис Пуддинг заглушил и галдеж создательниц пропавших сладостей, и голосок Иды.

- ...пропал? - закончила Ида, когда в ушах перестало звенеть от крика миссис Пуддинг.

- А зачем ты разулась? - наконец-то заметила мисс Синоптик и внезапно разрыдалась.

Успокаивали ее все. Даже мэр попытался высунуть нос из кабинета, но тут же снова скрылся за спасительной дверью. Когда поток слез немного иссяк, из мисс Синоптик удалось выудить членораздельные сведения.

После ухода Иды мистер Хиккори принялся разглядывать заводную мышь через лупу и перестал обращать на мисс Синоптик внимание, и та отлучилась в дамскую комнату.

- А когда я закончила припудривать носик и вернулась, его уже нигде не было. Только эти твои ужасные игрушки на столе валялись, - повернулась к Иде мисс Синоптик.

- Игрушки? Я ведь только одну мышку принесла, вы это видели, - удивилась Ида.

- Там еще кукла была. И ничего я не видела, когда я пришла, ты уже в мастерской топталась.

- Кукла не моя, - на всякий случай уточнила Ида.

- Это все, несомненно, интересно, но зачем тащить девочку неизвестно куда, не позволив даже одеться? - не дала отклониться от темы, которую она считала самой важной, миссис Пуддинг.

- Потому что... - смешалась мисс Синоптик. - Я должна убедиться, что не сошла с ума, - пояснила она почти совсем неслышно и снова шмыгнула носом.

*

В мастерской часовщика было на удивление тихо. Лучик зимнего солнца дрожал, зацепившись за блюдце с надкушенным бутербродом. На черной бархатной подстилке лежала механическая мышка, а склонившись над ней так, будто хотел рассмотреть игрушку, стоял фарфоровый человечек в круглых очках.

- Совсем как моя мышка! - восхитилась девочка, повертев куклу в руках и убедившись, что ключик для завода у нее имеется. - И сойка. Это все игрушки работы мистера Примма! Как здорово, я их никогда прежде не видела, и вдруг целых три в один день...

- Точно! - Миссис Пуддинг восхищенно вздохнула. - У моих родителей не было денег, чтобы купить механическое чудо мистера Примма... Но на оставшиеся после его исчезновения игрушки позволили глазеть всем желающим, пока какой-то столичный музей не забрал их к себе.

- Это все, что вы обе можете сказать про игрушку? - мисс Синоптик была на удивление тихой.

- Фигурка изображает часовщика, - не очень уверенно предположила миссис Пуддинг. - У нее очки с лупами вместо стекол.

- Она верстаке лежала, значит, сломана, и мистер Хикккори ее чинить собрался, - добавила Ида. - Можно проверить, - она потянулась к ключику.

- Подожди, - остановила девочку мисс Синоптик. - Взгляни еще разок, пожалуйста. И скажи, что мне кажется, будто эта ужасная кукла - вылитый он...

- Ой!

А ведь правда. Игрушка изображала не просто часовщика, она походила на одного конкретного часовщика. И она была отнюдь не первым из творений мистера Примма, напоминавшим Иде знакомую личность.

- А ведь сойку, похожую на игрушку, я тоже знаю! - девочка вспомнила, где видела этот нахальный клюв. - Она любит все блестящее воровать, - золотое колечко, красовавшееся на лапке заводной птицы, это предположение подтверждало. - Но я ее видела сегодня утром. Не могла же сойка превратиться в игрушку. Ерунда какая-то! Если эта заводная птица - сойка с кедра, что на углу Верескового переулка, то тогда кукла - это...

Договорить Иде не позволили рыдания, которыми вновь разразилась мисс Синоптик.

- Давайте все успокоимся и хорошенько подумаем, - Иде было странно чувствовать себя самой хладнокровной в компании мисс Синоптик и миссис Пуддинг - соседка тоже разволновалась и побледнела. - Наверное, это совпадение, и фигурки просто похожи на тех, кого мы знаем. Вот мышка - точно игрушка, я ее на чердаке нашла.

- Это Фифа из сада старикашки, - донеслось от подоконника.

Ида вздрогнула и обернулась.

- Тихо, не пали контору, - темно-рыжая белка выглянула из-за перекладины оконной рамы. - Пододвинь бутер.

- Ты что-то знаешь? - Ида на всякий случай взяла блюдце с недоеденным бутербродом в руки. С белками вообще сложно, а если ей отдать лакомство просто так, то эта нахалка так ничего и не скажет.

- Фифу я знаю. Она у старикашки жила, он еду ей оставлял. Целые горы зерен и орехов - Фифа со мной дерибанила. А вчера с катушек слетел и наставил мышеловок, бедняжке пришлось уйти, чтобы без хвоста не остаться.

- Деточка, ты с кем там разговариваешь? - миссис Пуддинг сообразила, что вопрос Иды относится не к кому-то из присутствующих в комнате людей.

- Не пали контору! - строго предупредила белка. - Бутер поставь на подоконник, я потом заберу. Не доверяю я этой... бывшей кошатнице, - зверек спрыгнул с подоконника и скрылся из виду.

- С белкой, - рассеянно ответила Ида, переваривая полученные сведения. Бутерброд она поставила на подоконник. Угощение белка заслужила. - Миссис Пуддинг, а что вы имели в виду, когда говорили о ненастоящих кошках, переходящих дорогу? - осторожно поинтересовалась девочка. Если предположение, на которое ее натолкнула болтливая белка, верно...

- Китти... тоже...

- ...превратилась в заводную игрушку? - Ида все-таки не выдержала и выпалила свою догадку, не дожидаясь, пока миссис Пуддинг закончит фразу.

- Наверное... я так думаю, - кивнула старушка и полезла в карман за носовым платком. Руки ее заметно дрожали.

*

- Вот она! - Ида встала на четвереньки и полезла в куст, безжалостно разламывая укрывавшую его ледяную корку, в которой играли десятки крохотных солнышек. Ягоды можжевельника сквозь эту корку выглядели огромными, с крупную черешню размером.

Именно из этого куста на рассвете торчал апельсиновый кошачий хвост, пока его хозяйка оглашала округу своими воплями. Сейчас же вместо пушистого и роскошного шерстяного хвоста в переплетении веток можжевельника виднелся крохотный фарфоровый. А к нему прилагалась игрушечная кошечка с милым атласным бантом на шее - в точности таким, какой любила носить Китти.

- Куда в снег коленями? - миссис Пуддинг, по своему обыкновению, забеспокоилась, что Ида замерзнет и простудится.

- Да он не холодный, - отмахнулась девочка и замерла. - Ой, а и правда! Снег совсем-совсем не холодный! - она стянула зубами рукавицу и потрогала неправильный снег ладошкой. Снег крошился под пальцами и распадался на отдельные хлопья-снежинки, похожие на белые конфетти. - Смотрите, снежинки... бумажные?

Вы когда-нибудь видели двух уважаемых леди, ползающих по снегу на четвереньках? Вот и мистер Дуббль не видел. И, по всей видимости, это зрелище настолько поразило пожилого джентльмена, что он потерял дар речи. Иначе ни за что не позволил бы себе стоять на заметенной снегом тропинке и любоваться на филейные части дам, увлеченно рассматривающих что-то под кустом можжевельника.

- О, мистер Дуббль, а мы о вас как раз вспоминали! - обрадовалась девочка.

Она как раз припомнила свои утренние рассуждения о возрасте куста. Но ведь и в самом деле: мистер Дуббль настолько стар, что вполне мог быть знаком с мистером Приммом. И помнить обстоятельства исчезновения мастера лучше, чем миссис Пуддинг.

*

Мистер Дуббль слыл не самым общительным жителем Города, однако, апельсиновое суфле и чай миссис Пуддинг способны на чудеса.

- Меду? - миссис Пуддинг подала кувшинчик с ароматным медом из цветков акации.

- Нет, спасибо, я сладкое не люблю, - недовольно скривился мистер Дуббль, но попробовав суфле, расплылся в довольной улыбке.

Ида уплетала свою порцию и радовалась, что соседка не всю партию лакомства отнесла на конкурс Рождественских Сладостей. То, что еще вчера девочка мечтала больше никогда не есть сладкого, как-то забылось после первой же ложечки. А мистер Дуббль растаял настолько, что поддержал разговор о "старых добрых временах", затеянный сообразительной мисс Синоптик.

- А вы знаете, я ведь завидовал его славе, - размешав три ложечки сахара во второй чашке ароматного чая, принялся вспоминать он. - Примм был в моде. Его заводные безделицы пользовались спросом, а мои игрушки, простые и деревянные, отошли на второй план. Нет, я не жалуюсь, - поспешно заверил мистер Дуббль. - На жизнь мне хватало. А известность... я был молод, но мне хватало мудрости понять, что слава быстротечна. Так ведь и случилось. Я говорил ему, что в игрушечном ремесле важно создавать настоящие вещи. Ведь дети не терпят фальши. Жаль, Примм меня не послушал. Точнее сделал по-своему. Магия - не лучший помощник в нашем деле...

- Магия? - удивилась Ида.

- Мистер Примм не использовал магию, - поддержала ее миссис Пуддинг.

- Кто вам такую чушь сказал? - удивился мистер Дуббль.

- Но ведь... - растерялась миссис Пуддинг, - все так говорили.

- Милочка, если говорили "все", не значит, что правду, - назидательно начал мистер Дуббль. - Да, в ранних изделиях магии не было, но шедевры свои Примм создавал исключительно магическим способом.

А способ был настолько же простым, насколько остроумным. Устав от того, что все восхищаются тонкостью и хитроумностью его механизмов, но критикуют неказистый внешний вид игрушек, мистер Примм придумал как сделать их неотличимыми от настоящих зверушек. Он создал крохотную магическую искорку, способную превращать любую вещь, даже живое создание, в игрушку.

- Примм границы дозволенного знал, - уточнил мистер Дуббль. - Никогда до убийства не опускался. Всегда брал исходники, которые перешли грань.

- Это как? - не поняла Ида.

- Это значит умерли, деточка, - тихо ответила миссис Пуддинг.

- Именно, - кивнул мистер Дуббль. - Из игрушечных дел мастера он превратился в таксидермиста. Даже оправдание придумал: говорил, что возвращает подобие жизни, пусть и механическое, своим созданиям.

- Игуана! - воскликнула миссис Пуддинг. - Я вспомнила: ее хозяйка обвиняла мастера Примма в том, что ящерица вышла "неживой".

- У всех бывают ошибки, - старик поморщился. - Рептилия не умерла, а просто в спячку впала, когда... Скандал хозяйка чудовища подняла тогда знатный. Но ведь это она решила, что питомец сдох, и захотела "увековечить память о бедняжке". Примм, когда понял ошибку, сильно убивался. Все пытался найти способ обернуть процесс вспять.

- И у него получилось? - мисс Синоптик, которая подавленно молчала почти весь разговор, оживилась.

- Понятия не имею, - пожал плечами мистер Дуббль. - Он никого на порог не пускал, даже старых друзей. Сидел сиднем в своей мастерской или дома запирался.

По обиженным ноткам в голосе старика Ида с удивлением поняла, что его с мистером Приммом когда-то связывали приятельские отношения. И теперь мистер Дуббль своим ворчанием пытается скрыть горечь от потери друга.

- Скажите, а вы помните, как звали хозяйку ящерицы?

Жена булочника могла знать, удалось ли мистеру Примму придумать способ превратить игрушку обратно в живое существо. А если существует хоть малейшая возможность, что превращение можно отменить, этим следует воспользоваться. Ладно сойка - в безмолвном, игрушечном, виде она нравилась Иде гораздо больше, чем в живом. Но Фифа, Китти и мистер Хиккори не заслуживали того, чтобы остаться фарфоровыми. А если они разобьются? И как вообще вышло, что они в игрушки превратились? Неужели мистер Примм вернулся?

- Думал, что помню, - мистер Дуббль почему-то смешался. - Крысиная фамилия.

*

- Мне кажется, мистер Дуббль недоговаривает, - первой общую мысль озвучила миссис Пуддинг.

После того, как разговор зашел о ящерице, старичок очень быстро засобирался и ушел, отговорившись срочными делами.

- Я вот чего не поняла, - поддержала ее сомнения Ида, - Выходит, они с мистером Приммом приятелями были... Или соперниками? Мистер Дуббль и правда был игрушечных дел мастером?

- Был, - припомнила миссис Пуддинг. - Симпатичные игрушки делал, пусть и не такие чудесные, как у мистера Примма.

- Но почему об этом никто не знает?

- Да все знают, - рассеянно отмахнулась мисс Синоптик. - Просто значение перестали придавать. Он ведь от дел давно отошел, возится в своем саду целыми днями. Вон, со скуки, видимо, даже в конкурсе Рождественских Сладостей решил поучаствовать.

- Кондитер из мистера Дуббля тот еще, - фыркнула миссис Пуддинг. - И как ему вообще идея участвовать в голову пришла?

- Медовые пряники - явно не его конек, - кивнула Ида.

- Пряники? - миссис Пуддинг удивленно нахмурилась.

- Ну а что еще? - уже не так уверенно кивнула девочка. - Мистер Дуббль сам мне сказал, что его на конкурс не допустили, забраковав его творение, мисс Синоптик видела, что он в новой кондитерской мед покупал, а сойки обсуждали твердые, как камень, медовые пряники, которые они пробовали еще утром.

- Нет, пряники точно не его были. Он с ужасными трюфелями явился.

- А зачем тогда ему мед понадобился?

- Мало ли зачем, - отмахнулась миссис Пуддинг. - Может, к чаю.

- Он отказался от меда под предлогом, что сладкое не любит, а потом в чай три ложечки сахара положил, - покачала головой Ида. - Нет, тут что-то другое. И пряники... Сойки обсуждали, что едва клювы о них не сломали. Утром. До того, как Рождественские Сладости в муляжи превратились...

- От "Кондитерской Мышша" был пряничный домик, - припомнила миссис Пуддинг.

- Мистер Мышш тоже участвовал? - удивилась Ида, знавшая, что хозяин новой кондитерской не приемлет традиции.

- Да, но домики делают из имбирных пряников, а не медовых, - возразила мисс Синоптик.

- Они могли вообще из сырных крекеров сделать, это в их духе, - прыснула Ида. - У них вечно все не то, чем кажется: то в эклерах крем с арахисовым маслом, то шоколад с базиликом. Да и... сойки завтракают у кедра, на котором живут, а тот аккурат на углу Верескового и Тенистой растет, рядом с кондитерской. Я потому и подумала про мистера Дуббля сразу, что кедр в его сад половиной кроны свешивается.

- Им зашибись, они летать умеют. А мне от Чудовища драпать пришлось. Пробей у кошатницы, у нее орехи есть? Бутерброд черствый, о него зубы сломать можно, - давешняя белка взобралась на подоконник. - И контору не пали! - одернула хвостатая повернувшуюся к ней Иду.

- Миссис Пуддинг, у меня тут недоверчивый свидетель... - Ида повысила голос, перекрикивая возмущенное стрекотание "спаленной" белки. - Пообещайте ей, что не прогоните, пожалуйста? И орехами угостите, у вас ведь есть?

К чести хозяйки, та и бровью не повела. С таким видом, будто она каждый день принимает у себя белок, миссис Пуддинг достала из буфета вазочку и поставила ее на стол, рядом с пустующим стулом.

- У меня только засахаренные, это не страшно? - спросила она, обращаясь напрямую к зверьку.

Белка зыркнула взглядом, полным надежды и недоверия, и робко перебралась через подоконник. Перепрыгнув на стол, схватила по ореху в каждую лапку и запхала в рот. Пожевала, вытаращилась удивленно и принялась хватать орехи из вазочки один за другим, засовывая за щеки.

- Ошень укушно, - прошамкала она с полным ртом в ответ на возмущенный взгляд Иды. - Ой, ну шаш.

Вытащив изо и рта мешающие орехи, белка вопросительно уставилась на девочку.

- Что за чудовище? - Ида перешла к делу.

- Ну... Чудовище. Никто не знает, что за зверь. Появился вчера. Старый Крук говорит, что это динозавр, якобы он их видел в юности. Но ему никто не верит. Крук, конечно, очень стар, но...

- Что она говорит? - мисс Синоптик едва на месте не подпрыгивала, лопаясь от нетерпения.

- Что в саду у мистера Дуббля динозавр завелся.

- Не в саду, - поправила ее белка. - Оно в стене кондитерской живет, там, где кухня. Далеко не отходит, засыпает, но к Кедру по земле не подойдешь.

- Как засыпает? - удивилась Ида.

- От холода засыпает? - уточнила миссис Пуддинг.

Белка кивнула, с надеждой зыркнув на хозяйку. Орехи как-то сами собой незаметно закончились.

- Орехов больше нет, есть печенье. Ореховое, - правильно поняла взгляд зверька хозяйка дома.

- Сойдет, - кивнула белка. - Засыпает, может, и от холода, кто его знает, но нам прохода не дает, достал уже.

- Вы знаете, а ведь у меня тоже почти закончился мед... - задумчиво протянула миссис Пуддинг. - А еще засахаренные орехи, - подмигнула она белке.

- А я чего? Кошатница сама угостила, - принялась возмущенно оправдываться хвостатая, но быстро замолкла, поняв, что это шутка.

- Девочки, вы со мной по магазинам? - предложила старушка. - Нужно убедиться, что у мистера Дуббля не настолько плохо с памятью, как он говорит...

*

- А что мы здесь ищем? - Ида почему-то заговорила шепотом.

- Не что, а кого, - тоже шепотом ответила миссис Пуддинг. - Динозавра. А точнее...

- Игуану, - мистер Дуббль в своем саду шептать не собирался.

Вздрогнули все: и трио сыщиц, и увязавшаяся за ними белка.

- Вы тоже знаете про Чудовище? - оживилась Ида.

- Не знаю я никаких чудовищ. А ящерица тут бегает. Всех птиц и мышей мне распугала. Я уже и ловушек наставил - не идет. Умная бестия.

- Так это ее вы ловили? - догадалась Пиппа, вспомнив про мышеловки, появившиеся в саду мистера Дуббля.

Старик кивнул.

- Отойдите, не пугайте, - попросила Ида. - Выходи, мы тебе не причиним зла. Если ты голодная, накормим. Вон, белка свидетель, мы подружимся.

- Эй, меня в это дело не впутывай! - возмутилась хвостатая, на всякий случай, спряталась за спину миссис Пуддинг. - Я с этим динозавром дружить не собираюсь!

- Не очень-то и хотелось, - раздалось скрипучее, и из отверстия вентиляции в стене кондитерской выглянула любопытная мордочка.

- Привет, как тебя зовут? - Ида решила не обращать внимания на возмущения белки.

- Карр его зовут, - вклинился мистер Дуббль. - Это ведь та ящерица, из-за которой был сыр-бор. Мышуля того булочника звали, не подвела меня память. Нынешний Мышш - наверняка его сынок, с его-то "оригинальным подходом" к десертам. Карр, иди ко мне, - он наклонился, протягивая на раскрытой ладони кусочек капусты.

- Вот идиот, Чудовище зеленью приманивает! - фыркнула белка.

Карр облизнулся и вылез почти наполовину.

- Да не обижу я тебя, - буркнул мистер Дуббль. - Тебя нужно во-первых, согреть, а во-вторых, разобраться, откуда ты тут взялся.

- Проснулся я, - буркнул Карр, выбираясь целиком.

Ящерица и впрямь походила на доисторическое чудовище. Крупное тело, раскрашенное коричневыми и зелеными полосами, дрожало от холода, длинные когти скользили по заиндевелым кирпичам стены.

- Вчера было тепло, а сегодня все заснули, и стало холодно, - пожаловался зверь.

- Остальные - это кто? - уточнила Ида.

- Эти, которые тепло делали. Мелкий и тощий, кухонные. Сейчас покажу, - Карр юркнул обратно в вентиляционную щель. - А толстяка с утра нигде не видно, - донеслось оттуда.

- Мистер Мышш пряничный домик принес на выставку сам, или кого-то из работников прислал? - У Иды сердце екнуло.

- Даже и не знаю... - замялась миссис Пуддинг.

- Сам, он первым пришел. Когда Избушку открыли, уже у входа топтался, - вмешалась миссис Синоптик.

- Вот, - вернувшийся Карр положил на снег две фарфоровые фигурки с латунными ключиками в спинках. Длинную, худую и коренастую, но невысокую - обе в белых поварских колпачках.

*

Рождество для Иды Биггль стало самым радостным днем в этом году, не успев еще толком начаться.

Перед рассветом ее разбудили кошачьи вопли с улицы. Ида не поленилась выглянуть в окно, чтобы убедиться, что орала Китти.

- И тебе доброе утро, - улыбнулась девочка, забираясь обратно в теплую кровать.

Китти в последний раз огласила округу громким "безобр-мяу-зием", и над Ванильной улицей разлилась приличествующая предрассветному часу тишина. Ида счастливо вздохнула и свернулась клубочком под одеялом. Приятно знать, что фокус удался, и все вернулись на свои места: Рикки в свой дом на Вересковом переулке, мистер Хиккори - в часовую мастерскую, Китти к Пуддингам, и даже мыши - в сад мистера Дуббля.

Да-да, и Рикки тоже.

Когда Карр притащил игрушки, в которые превратились повара из Кондитерской Мышша, всем стало очевидно, что своими силами с этой загадкой они не справятся. Пришлось звать на помощь.

К ужину удалось отыскать всех пострадавших. Их оказалось не так уж и мало. Помимо поваров, самого мистера Мышша, Рождественских Сладостей, мистера Хиккори, Фифы, сойки и Китти, в игрушки превратились и все жители Верескового переулка, среди которых был и городской полицейский.

- Да уж, начудил ты, Примм, - пробормотал мистер Дуббль, глядя на расставленные на столе в приемной мэра игрушки. - Рассказывай, - обратился он к Карру, пригревшемуся у старика за пазухой. - Что ты помнишь, перед тем как заснул? А еще лучше будет, если припомнишь, что тебе снилось.

- Да ничего особенного... - задумался Карр. - Бормотание какое-то. "Если печать станет больше поверхности..."

- Эврика! - вскричал мистер Дуббль, не дав Иде договорить перевод. - Скажи, а на кухне в Кондитерской Мышша пользовались увеличительными приборами?

- Нет, но там медный таз для варенья есть. В нем все предметы огромными отражаются. Я когда проснулся и увидел свое отражение в нем, даже испугался - настоящий дракон! - Карр горделиво приосанился. Сравнение с драконом ему больше льстило, чем с динозавром.

- Эврика, - повторил мистер Дуббль. - Старый пройдоха таки придумал способ расколдовать Карра.

- "Печать станет больше поверхности"! - Ида захлопала в ладоши. - Он просто придумал увеличивать частичку магии, которая превращала живое создание в игрушку, и та становилась больше самой игрушки, освобождая ее от своего влияния!

- Именно, - мистер Дуббль одобрительно кивнул. - Только, похоже, не учел, что магия всегда стремится вернуться в свое естественное состояние.

- Магичесаая лупа, - всплеснула руками миссис Снарфля.

- Да, она, как и таз, и лупа с очков часовщика, сыграла злую шутку. И с десертами, и с мистером Мышшем, и со всеми остальными. Частички увеличенной лупой магии осели на всем, что подвернулось, и вернулись в свое нормальное состояние...

- Сойка, наверняка, попыталась пробраться в Избушку Рождественского Деда, чтобы полакомиться сладостями. Но как же Китти? И Рикки, конечно, - версия мистера Дуббля не учитывала пострадавших с Верескового переулка.

- Вот этого я не могу объяснить, - сдался старик.

- Мышь на кухню заходила, - подсказал Карр.

- Точно! Вот, кто разнес "игрушечную" магию по Вересковому переулку! - Ида чувствовала себя настоящей сыщицей. - Наледь на можжевеловом кусте сработала как лупа, и Китти, которая пыталась поймать "зараженную" магией Фифу, тоже пострадала. А ветер разнес частички, застрявшие в снежинках, по всему переулку. То-то снег у дома Рикки мне показался не холодным. Но, выходит, что Фифа не сразу превратилась? Она ведь сумела добежать от кондитерской до самой моей спальни, да еще и с препятствием в виде Китти.

- Не сразу. Все превращались не сразу, - подтвердил мистер Дуббль. - Поэтому и вышел тот скандал: Примм отдал Карра, над которым поработал, хозяйке, не дожидаясь, пока магия подействует. И до того, как завершилось превращение, та успела понять, что питомец жив.

- Это все замечательно и захватывающе, но что нам теперь делать? - подала голос мисс Синоптик.

- А теперь мы будем делать Рождественское чудо! - подмигнул ей мистер Дуббль и улыбнулся неожиданно тепло. - Могу я воспользоваться лупой в Избушке Рождественского Деда? - повернулся старик к мэру.

А Сладости жители Города решили не расколдовывать. Кто его знает, можно ли их после такого приключения есть будет, а в игрушечном виде они тоже неплохо смотрятся. Мэр выступил с инициативой создать городской музей Рождественских Сладостей, в чем авторы пострадавших десертов его дружно поддержали. Конечно, ведь возле каждой сладости будет красоваться табличка с именем автора. Ну кто от такого откажется?


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"