Линка-Льдинка: другие произведения.

Путешествие в другую жизнь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Иногда все идет не так как надо. Отпуск меняет твою жизнь...


Лена.

   На перроне вокзала в нашей группе туристов стоит довольно таки колоритный персонаж. Хотя для меня - колоритный, остальные на него внимания не обращают. Молодой зеленоглазый брюнет с густым хвостом длиной чуть ниже лопаток, перехваченный резинкой. Так и хочется растрепать и запустить руку в волосы. Ну, по крайней мере, просто подёргать. Но нельзя. Неприлично. Ладно, если он в нашей группе - в последний день "случайно" дёрну. Сразу не убьёт, а мне уже будет всё равно. Меня здесь никто не знает, на их мнение мне наплевать будет к тому времени.
   Вот нафиг. Он еще и в поезде в моём плацкарте оказывается. У него полка надо мной. Не жизнь, а провокация. Ладно, наберёмся терпения. Потом воздастся.
   Честно говоря, такого даже я предположить не могла. Когда мы решили с соседками по купе переодеться, он тактично вышел. А потом вернулся, я уже начала застилать постель. Во-общем, меня дернули за мою любимую и лелеемую косицу, машинально дёрнувшись от боли, долбанулась с размаху затылком о верхнюю полку и, взвыв, развернулась, плюхнувшись на свою полку и потирая ушибленный затылок. Больно и обидно! Ещё и слёзы градом...
   Брюнет стоял растерянный, заглядывая ко мне в лицо.
   - Простите, пожалуйста! Я не думал, что так получится, не смог удержаться, она такая необычная, думал искусственная. Простите! Очень больно?
   - Отомстить можно?
   - Мстите.
   Грех было не воспользоваться шансом. Стянула с его хвоста резинку и, запустив правую руку в волосы у корней на затылке, скользящим движением крутанула их на кисть, резко дёрнув вниз. Брюнет плюхнулся на пол на колени и еще более растерянно посмотрел на меня. Тут же отпустила и протянула руку:
   -Квиты. Можно на ты. Мир?
   - Мир. А как ты это сделала?!
   - У меня столько раз были длинные волосы, да два младших брата, что трюков немерено знаю. Меня Лена зовут. Больше не буду дёргать, честно.
   - Оскар. Я тоже постараюсь сдерживаться.
   - Да обычно она под одеждой, а тут выскочила.
   - Но она же правда настоящая? Не наращивала? Просто такая длинная...
   - Конечно своя. Родная. До пояса. Второй год в одиночку растёт, без толпы.
   Вот и познакомились. С остальными согруппниками в купе было уже проще. Более мирно. Больше никто не покушался на мою прелесть. Только смеялись над нами. Гид пришла, отдала паспорта и подтвердила информацию, что по мосту больше бегать не надо, автобусы будут ждать на площади, дала номер и описание автобуса. Оскар оказался неплохим парнем, добровольно за кипятком ходил, мусор выкидывал. Вечером я вырубилась раньше всех - вторая ночь в поездах располагала. Только международный роуминг подключила и всё.
   Утром проснулась от осторожного прикосновения к щеке. Оскар сидел на корточках перед моей полкой и, прижав палец к моим губам, прошептал:
   - Просыпайся. А то сейчас везде очереди начнутся. Скоро приедем. Пора собираться.
   - Пасиб! - и улыбнуться в ответ. Вот счастье. За 5 минут до будильника разбудил. Умница, мальчик!
   Пока ходила умываться и просыпаться, он разбудил соседей, они уже за мной в очереди были. Пришла в купе - на столике уже дымится моя чашка с кофе и лежат бутерброды для всех.
   - Я тебе пораньше налил, ты же горячий не пьёшь? Вчера заметил...
   - Спасибо! Шоколадку будешь? Только у меня горький, я молочный не люблю...
   - Делись!
   Достанется кому-то идеальный мужчина.
   Хорошо быть достаточно опытным путешественником. Вещи уложены оптимально: что сразу в багажник автобуса, что с собой в салон надо взять. Компактно. Можно быстро выдвигаться к выходу. Пока Оскар помогал выходить нашим согруппницам, я влилась в молчаливую утреннюю толпу, слышен только шорох-перестук колесиков сумок и чемоданов в рассветных сумерках. Надо посмотреть, кто рядом со мной место выкупил, в раскладке какая-то особа женского пола. Кому-то повезло - я его держала с августа по апрель, а потом выяснилось - моя личная любимая попутчица поехать не сможет, половина программы насмарку. Буду импровизировать на месте. Быстрый забег по перрону и площади - наш автобус видно издалека, вот что значит хорошее описание.
   Ну вот, и заняла своё место, оно станет мне почти домом на почти 2 недели. Можно обустраиваться. Сразу приготовить документы для границы. Ручку, блокнот. Плед под попу сложить, пока пусть там обитает. Перекинуть сумку для покупок на Паджере сразу в дамскую, надо будет продуктов прикупить-затариться. О, соседка подошла. Сейчас знакомиться будем.
   Мда, что-то я напутала. Соседка - пепельный блондин с хвостом как у Оскара практически. Задумчиво посмотрела в окно. Оскар стоял с каким-то огненно-рыжим парнем (пышный хвост воспринимается уже как должное) и с девушкой с длинной и толстой каштановой косой-колоском. Что-то обсуждали и смеялись. Шёпот на ухо:
   - Можно я пока здесь посижу?
   - В смысле?
   - Ольга с Кириллом хочет сесть, она должна была здесь сидеть, но со мной поменялась.
   - А кто у нас Ольга и Кирилл?
   - Вон та рыжая парочка.
   - Меня Лена зовут.
   - Я - Саша и за косу дергать не буду, Оскар предупредил, что это опасно для здоровья.
   - Ни фигасе! А он не сказал, что для моего в первую очередь?! - вот молодёжь наглая пошла, меня ещё и виноватой хотят оставить. Отыграюсь ведь потом, мстительно посмотрела в окно на Оскара. Ну, только отвлеклась, этот паразит уже мой затылок щупает. Офигеть.
   - У тебя даже шишки не осталось. Оскар рукопашным боем занимается и фехтованием. Ты его на колени поставила одним движением. До сих пор удивляется как.
   - Показать? - и глазками хлоп-хлоп-хлоп....
   - Не надо! Предпочту со стороны посмотреть.
   - Жаль. Я Оскару уже обещала больше его не обижать. Мир подписала.
   - Можно на Кирилле показать. Ему же ничего не обещала.
   - Нормально. Подойти так и продемонстрировать. Ни за что. Да он же меня потом по полу размажет. А Ольга добавит и будет права. Я похожа на маньяка-самоубийцу?
   - Нет, не похожа, мы им скажем, что изучаем новый приём, они поймут. Они тоже рукопашники, все вместе занимаемся.
   За это время, пока мы перешептывались, автобус уже выехал со стоянки. Гид начала традиционную лекцию про Брест.
   - Тссс! Давай не будем гиду мешать, потом продолжим, поболтаем. На границе пока будем стоять.
   Можно подремать, все равно слышала уже неоднократно, зато за разговором не обратила внимания, много ли автобусов пропустили мы вперёд. Да и ладно. Что будет, то и будет. Рано приедем - заскочим в Варшаву, поздно - значит проскочим. Судьба такая.
   - Соня, паспорт ищи, - шепот на ухо.
   - На какой странице сказали? - не открывая глаз.
   - Не сказали еще ничего.
   - А зачем разбудил?
   - Мы на границе уже!
   - Не, мы в очереди ещё. А для особо невнимательных рукопашников показываю, - подняв правую руку, показала зажатый паспорт, один палец на визе, второй как закладка на главной.
   - Профи!
   - Фи! Лень - двигатель прогресса. Я сразу приготовила, как на своё место села. Лень прыгать потом и вспоминать спросонок в каком кармане сумки могла его спрятать. Ты первый раз?
   - Здесь да. На самолёте летали обычно. А тут прокатиться на автобусе решили.
   - Сейчас соберут паспорта, потом проштампуют и раздадут. Переезжаем к полякам и повторяем операцию. Если таможня досматривать не будет - уедем. Если будет - застрянем.
   - А дальше как?
   - После границы километров через 25 остановка будет на завтрак и магазин. Паджеро. Там в магазине карточкой можно рассчитаться, можно в канторе злотые прикупить. Вам с ребятами можно разделиться - кто-то пойдёт в кафешку завтрак покупать на всех, а кто-то в магазин за продуктами сходит. Я там воду в дорогу покупаю и соки. Под сиденье закинуть и на всю поездку должно хватить. Цены нормальные, потом только дороже будет.
   - А ты в кафе пойдёшь?
   - Нет, я молочку куплю в магазине и на улице за столиком посижу, меня Оскар завтраком накормил уже от пуза. Куда ваши девчонки смотрят? Такое золото отпустили без присмотра. У поляков молочка здесь вкусная. И сок морковный. И колбаски всякие.
   - Можно я с тобой в магазин?
   - Так как я могу запретить? Он же не мой. Что знаю - подскажу. Спрашивай, не стесняйся. Я когда 10 лет назад первый раз поехала, за гидом как хвостик ходила. Потеряться боялась. До сих пор удивляюсь его терпению. А в третьей поездке без роуминга осталась и самостоятельно гуляла - ничего, выжила.
   - Косу покажешь? Пожалуйста.
   - Зачем?!
   - Оскар с утра заинтриговал. Я не буду дергать. Только посмотрю.
   - Детский сад - штаны на лямках. Смотри.
   - А как ты её сделала?
   - Офигеть вопрос. Что значит сделала? Ты свою гриву как делал?!
   - Она просто растет и всё.
   - Вот сходи теперь в парикмахерскую и подстриги всё кроме одной пряди. Такая же получится. Я два года отращивала от короткой стрижки. Потом пошла и опять подстриглась. Теперь второй год стригу все короче и короче, только косу оставляю. Ниже лопаток уже отросла, до пояса. Окружающие зануды просят отстричь - не могу, жалко. Вот сейчас опрометчиво на растущей луне подстриглась, теперь опять быстро обрасту, к концу поездки опять лохматая буду.
   - Не, я так не смогу. Не решусь.
   - Мне как стричься надоест - тоже отращивать начну. Не впервой... Так, дитё природы, я так поняла, что с тобой не уснёшь... - и сама замерла, вот ведь сказанула, двусмысленность и пошлость полнейшая, дурдом, да еще соседи за спиной как раз перестали шушукаться и гид замолчала... Блин, даже пограничник, штампующий паспорта, оглянулся... Влипла...Стыдобища...
   - Не уснёшь, точно гарантирую!- вот зачем в полный голос-то?
   - Прости, пожалуйста, я нечаянно глупость так громко сказала, - шепчу в его сторону.
   - Я тебе всю дорогу спать не буду давать. Чтобы оправдать твои слова. Не отвертишься от меня теперь. И не вздумай плакать, - вот зачем шептать на ухо, наклонившись так, что губами серёжку задевает?! Блин, осталось разреветься как девчонка. Всё, надеваем темные очки и морду кирпичом. И к окошку отодвинуться. Где мои наушники? Отгорожусь от всего мира. Нет меня здесь.
   От границы до Паджеры ехали молча. Отвернулась к окну. Всё равно в очках не видно сплю или нет. Вот и стоянка.
   - Направо туалеты, прямо - кафешка, слева - магазины.
   И ушла в магазин. Надо какую-нибудь вкусняшку себе прикупить в утешение. В магазине всё-таки пришлось поднять очки, темновато в них в помещении. Оскар оттеснил за стеллаж и загородил выход спиной.
   - Ты плакала? Глаза красные.
   - Я лучше молчать буду. Нарвалась уже, хватит.
   - Брось. Что ты как маленькая. Всё хорошо. Вы друг друга поняли, а остальных ваш разговор не касался. Пусть что хотят, то и думают. Помоги мне сок выбрать, пожалуйста.
   - Набирай разные. Можно чистые, можно комбинированные. Я литровые взять хотела, но мне много. На двоих в прошлый раз нормально было. А воду беру поллитровки без газа - их потом носить с собой удобно.
   - А в прошлый раз с кем была?
   - Племяшку вывозила. В этом году не получилось. К сожалению.
   - Выше нос. Всё в порядке. Мы тебя в обиду не дадим. Нас Ольга порвёт. Если мы тебя обидим, ей придётся Кирилла покинуть. Она нам этого не простит.
   - Да я сама виновата. Язык без костей. Даже подумать не успела, как ляпнула громко.
   - Мир?
   - А мы воевали?!
   - Значит, Сашке скажу, что может подойти? Не выгонишь?
   - Не выгоню. Скажи, не могу ребёнка обидеть.
   - Язва.
   - Почему?
   - Ну, какой он ребёнок?
   - Великовозрастный. Мне уже за 40, а ему еще 25 нет, наверняка. Он мне в дети практически годиться.
   - Договорились. Так и передам. Дословно. Давай донести помогу до автобуса.
   - Нет, я сейчас за столиком посижу под зонтиком. Автобус всё равно закрыт ещё.
   - Значит, здесь сиди. Не уходи. Я потом помогу донести. Пойду своих поищу.
   АГА! Щас. Я что, маленькая? Я - взрослая самостоятельная женщина, привыкла сама за себя отвечать. Поэтому можно выдвигаться к автобусу. Там покупки бросить возле входа и спокойно послушать музыку, на солнышке погреться. Врубить в наушниках погромче и наслаждаться.

Оскар.

   На эту попутчицу я обратил внимание еще на вокзале. Сочетание неоново-зеленой толстовки, такой же сумки с огненно-красной головой производило яркое впечатление. Она одна стояла в темных очках из всей группы. Странно. И даже в поезде сняла не сразу почему-то. Зато выяснилось, что она в моем купе и полка рядом - понаблюдаю. Персонаж для размышления. Понравилось, как у нее все четко разложено и организовано по сумкам-карманам-пакетам. Никаких поисков и долгих раздумий. Уважаю. Человек знает что хочет. А вот коса для меня стала полной неожиданностью... Предупредить ребят, чтобы не повторяли моих ошибок. Я знал, что Ольга захочет поменяться, но не предугадал, что сделает это еще по дороге к месту встречи с группой в Бресте и место рядом с нашей новой знакомой достанется Сашке, а не мне. Акцентировать свое внимание пересадками вроде бы поздно уже. Но может еще и повезет. Буду общаться так, не все время же мы в автобусе.
   Да уж. Досталось человеку от нас ни за что ни про что. Сначала я в поезде отличился. Вот кто меня просил дёргать за эту косичку. Даже мозги не успел включить, рука сама потянулась. И силу не рассчитал - больно получилось. Кстати, надо будет её приёмчик освоить. Как так получилось - не успел понять. Сидел абсолютно мирный и беззащитный человечекк в слезах, одно движение руки и я на колени упал. А потом Сашка довёл до слёз. И сам же теперь стесняется подойти. Ладно, сейчас разгоню эту компашку, пусть прощения идёт просить. Заодно покупки отнесёт в автобус.
   И где это чудо? Сказал сидеть и ждать. Смылась. Надо искать.
   Выворачиваю из-за автобуса. Картина маслом, акварелью и мелками. Чудо с закрытыми глазами в наушниках пританцовывает, подставляя лицо и ладошки солнцу, покупки сгрузила на землю. А какой-то нехороший (не сказать бы хуже) парнишка снимает исподтишка на телефон. Махнув появившемуся Сашке на чудо, подошёл со спины к парнишке. Молча отобрал телефон и стёр.
   - Вопросы есть?
   - Нет.
   - Ещё раз увижу - телефон случайно об стенку уроню. Понятно?
   -Да.
   Сашка уже опять приставал к чуду.

Лена.

   Ну, нет в жизни счастья. Наслаждаешься музыкой и солнцем. И натыкаешься на чужое тело, которого никак не должно быть рядом. Потому что это у меня закрытые глаза, но так как я на месте слегка пританцовываю, то должны смотреть по сторонам те, кто движутся в пространстве. Поэтому, когда натыкаюсь неожиданно на возникшее за спиной тело да еще чьи-то губы касаются уха - вздрагиваю испуганно. Срабатывают какие-то рефлексы на уровне подкорки: правым локтем под дых, левой пяткой ударить в голеностоп, и уже на развороте ухватить левой рукой за кадык. Только после этого пришла здравая мысль открыть глаза, и утыкаюсь лицом в грудь ошарашенного сморщившегося блондина, а сама вцепилась ему в кадык. Встряхиваю головой и догадываюсь вытянуть один наушник из уха. Кадык отпустила и спрятала руку за спину - типа она не со мной.
   - ЧТО?!!!
   - Мне интересно стало, подо что ты так танцуешь вот и хотел послушать.
   - А просто спросить нельзя?
   - Я спросил. Только ты не слышишь ничего. Оскар уже зрителей тут отгонял.
   - Каких зрителей?
   - Да какой-то чел снимать на телефон пытался. Оскар стёр. Вот мне и стало интересно, что у тебя за музыка, что ты совсем отключилась от мира. Ещё в автобусе хотел узнать - ты там уже в кресле танцевала практически, но ты такая сердитая на выходе была, что не решился. А сейчас всё равно Оскар придёт тебя ругать, все шишки ему достанутся.
   Пришлось отключить музыку. И вернуться в мир.
   - А за что меня ругать?
   - Он же просил тебя подождать за столиком. Зачем эти упаковки сама тащила?
   - Я одна путешествую, за мной багаж некому таскать. Самостоятельная я.
   - Поздно. Ты теперь с нами. Мы тебя опекать будем. И не называй меня ребёнком.
   - Ногу больно? Я нечаянно, нельзя меня пугать, я совсем соображать перестаю, мозги отключаются.
   - Ты где училась этому?
   - Нигде. Я не умею ничего. Я даже в школе не дралась. В начальной еще были попытки наехать - сдачи всегда давала, поэтому перестали доводить.
   - Идём загружаться помогу. Мне же проще всё перетащить. Не обижайся, я просто сам хочу помочь. Теперь точно к тебе никого подпускать нельзя - покалечишь и не заметишь.
   - Пока только вы меня калечить и пугать пытаетесь.
   - Мир?
   - Мир.
   - А я на наши 2 места сока купил. Под сиденья поставим, уместятся?
   - Утрамбуем. Только я себе сама купила.
   - Ну, ты же не бросишь ребёнка без помощи? Поможешь выпить?
   - Манипулятор! - это было сказано уже в процессе утрамбовывания упаковок с водой и соком под сидения.
   В автобусе выяснилось, что время позволяет нам на пару часов заехать в Варшаву. Пока группа решала, чем заняться, Саша опять стал пытать меня о моих планах. Честно призналась - планов никаких нет. Просто погулять, побродить, выпить чашечку кофе с вкусняшкой. И добавила: а те, кто в первый раз, пусть идут на экскурсию. Все равно будем пересекаться - старый город небольшой. Вроде согласился. А я не могла оторваться от вида из окон: красные маки на обочинах и в полях приводили меня в какой-то детский восторг. У нас они уничтожены подчистую...

Саша.

   Теперь я понял и оценил в полной мере заинтересованность Оскара. Оставив покупки с Кириллом и Ольгой, пошел искать Лену. Заметил знак Оскара, значит с юным паппараци разберётся, нечего снимать всё подряд. Так и не понял потом, в чем была моя ошибка. Я ведь просто подошёл со спины - все равно у неё закрыты глаза, уши заткнуты - окликнул, не реагирует, пританцовывает. Я еще в автобусе заметил, заткнув уши, она отключается от мира начисто, просто, то поет беззвучно, то пританцовывает, сидя в кресле. А тут стоит и танцует на месте. Так как она двигалась, то случайно наткнулась на меня, я даже сказать ничего не успел, только наклонялся к уху заодно и послушать, что звучит в наушнике. Поэтому и пропустил пусть и ослабленный удар, чуть не перебивший от неожиданности дыхание, по голеностопу спружинил кроссовок, хорошо, что она не на шпильках - проткнула бы запросто. А вот когда она вцепилась в горло - замер и напрягся. Ударить я её не могу, а она с закрытыми глазами чудачит, вообще не контролируя ситуацию. Открыла - сразу руку от горла спрятала, кто тут детский сад еще надо уточнять! И опять глазами удивлённо-испуганно хлопает. Вот что с ней сделаешь?
   Зато теперь можно будет требовать компенсации за удары. Она же не знает своих сил и моих возможностей. Заодно один наушник стрясу - вместе слушать будем, мне же интересно видеть её реакцию на музыку, понять что слушает.
   До Варшавы мы слушали музыку. Вернее я слушал, а Лена еще и пританцовывала на ограниченном пространстве в ограниченной позе. Я в тихом шоке. Там такая подборка - дичайшая смесь всех времён и народов. Но удивительно органичная для неё.

Лена.

   Почти до самой Варшавы слушали музыку уже вдвоём. Саша вытянул ноги в проход, я нагло расположилась у него на плече, наушники одни на двоих - не отодвинешься ососбо, вытянув ноги под свободное место рядом с гидом. Даже постаралась себя примерно вести: не отвлекаться, не танцевать... Но когда добралась до своих любимых мелодий - крышу опять сорвало. Ну никак не получается их тупо сидеть и слушать. Душа рвётся. В какой-то момент у меня из уха просто вытащили наушник. Я очнулась. И испуганно посмотрела на соседа. Его взгляд не сулил ничего хорошего. Быстро отключила телефон.

Саша.

   Мы слушали музыку. Сначала у меня ничего не вызывало возражений. Потом она опять начала ерзать, приплясывая, полулёжа в кресле, облокотясь на меня. Если учесть что к тому времени её голова лежала у меня на плече и макушка щекотала ухо - это начинало заводить. А уж когда она начала отбивать ритм то постукиванием, то поглаживанием на моём бедре - готов был взвыть. Причем я прекрасно видел - она меня не воспринимает как мужчину в данный момент, если подставить спинку дивана - будет делать тоже самое. Засада. Я же так в Варшаве из автобуса выйти не смогу!
   Выдернул у неё наушник, чтобы вернуть в мир. Вот точно: перенеслась из другого мира, взгляд абсолютно ничего непонимающий, глазами хлопает с немыми вопросами: кто я? Где я?
   - Ты что делаешь? - смог только прошипеть.
   -Что случилось?
   - Я взрослый мужчина, а ты надо мной издеваешься. Зачем провоцируешь? - в ответ перепуганный взгляд. Она действительно не в курсе что произошло, дитё природы. И ещё меня ребёнком называла.
   - Мы же просто музыку слушали, что там такого, всё приличное, детям можно слушать, я часто дома включаю громко.
   - Музыка нормальная, но твои танцы, её сопровождающие, меня сильно провоцируют,- отодвинулась, забилась в угол к окну, - давай не будем её слушать в такой тесноте. Есть более спокойные для моего организма занятия?
   - Спать?
   - Да приедем уже скоро, просто смотри в окно. Договорились? Не дотрагивайся до меня какое-то время, пожалуйста. Очень прошу.
   Ну вот. Зашугалась. Теперь вообще двигаться боится. Вот как с ней сидеть рядом?!

Оскар.

   Интересно. Что опять у этих двоих произошло? На стоянке Сашка как-то неаккуратно подошёл к танцующему чуду и нарвался. Так и не понял, кто из них больше удивился произошедшему. Но вроде разобрались и успокоились оба. Сидели тихо и мирно, Ленку даже не видно практически было из-за спинки, потом опять у них что-то случилось, отсюда видно - расползлись на максимальное расстояние и сидят, дуются. Только бы до слёз опять не довёл. В Варшаве придётся разбираться с ними. Или рассаживать по салону. С утра общаются и уже три раза сцепились. Таланты.

Лена.

   Вот у меня просто дар какой-то вляпываться. Надо что-то придумывать. Он от меня уже шарахается, бедолага. Как-то о сексуальных домогательствах не подумала ни разу. Я же старше в 2 раза, в мамы гожусь! Кто же знал, что он так воспримет. Дурдом какой-то. Пусть в Варшаве от меня отдохнёт. С ребятами погуляет, а я пойду по любимым местам прогуляюсь. Надо посмотреть, что за 8 лет тут поменялось. Вот и смылась незаметно. Сходила к колоколу, потом к Гнойно-помойной яме, вышла на площадь с Сиренкой. Спросила у гида, где можно купить цветы - говорит, нет цветочных магазинов в центре. Но мне надо! Значит, буду искать. Двинулась к Барбакану. Но не успела уйти с площади, как была поймана блондином.

Саша.

   В Варшаве, пока мы слушали рассказ гида у Королевского дворца, она куда-то смылась. Вот никто не успел заметить. Вляпается куда-нибудь, с её талантами. И даже предположительно не знаем куда двинулась. Хоть на цепь сажай. Пришлось таскаться за экскурсией, больше глазея по сторонам на прохожих. Выйдя на площадь с Сиренкой, заметил вдалеке знакомую фигуру. Кинулся за ней и поймал за свободную руку.
   - Куда собираешься?
   - По делам, - опять растерялась.
   Развернулась и пошла. Недолго думая пошел за ней. Она вошла в аптеку, я притормозил. Могла бы и сказать, что идет в аптеку, а теперь так и подмывает зайти и спросить через плечо "к чаю покупаешь?". Опачки, вышла не одна, а с фармацевтом. Полька ее куда-то повела. Может что серьезное? А я тут хихикаю.
   Аптекарь показала куда-то рукой, моя автососедка поблагодарила и зашла в цветочный магазин. Вышла с красными розами.
   - С кем-нибудь встречаешься здесь?
   - Нет.
   - Давай я тебе букет подарю? Большой и красивый.
   - Зачем? - вот откуда столько удивления у женщины, стоящей с букетом в руках. Посмотрел на букет и кивнул на него. Спрятала за спину.
   - Это не мне, - и краснеет. Ничего не понимаю.
   - А кому?
   - За Барбаканом налево вдоль стены должен быть памятник маленьким героям-антифашистам. Хотела туда положить.
   Только после этого я понял что роз 2.
   - Подожди, я тоже куплю цветы!
   - Там гвоздик я не нашла...
   Пошли к памятнику вместе, встретили ребят из группы, объяснил куда идем, они пошли за нами: гид не говорила про памятник, а ребята заинтересовались.
   В итоге к памятнику потянулось полгруппы за нами следом. У маленькой фигурки в каске стояла группа иностранцев, гид что-то воодушевленно рассказывал веселящейся молодежи. Лена молча отодвинула туристов с края, подошла к мальчику и положила громадные розы у его ног, также молча развернулась и вышла из толпы. Туристы замолкли и притихли. Гид негромко что-то начал говорить, а они с уважением посмотрели в нашу сторону.
   Потом мы еще немного погуляли по старым улочкам.
   - Ты у колокола был?
   - Нет!
   - Показать?
   - Конечно.
   Взяла за руку и повела через толпу. Вот и самый узенький дом в Варшаве показала. За нами опять шли туристы из нашей группы. То ли боялись заблудиться, то ли решили продолжить экскурсию по нашим следам. Потихоньку пошли к месту сбора. По дороге всё-таки попробовали варшавских вафель. Лена просто ставила нас перед фактом: я буду делать то-то и то-то - кто хочет, присоединяйтесь, без уговоров и прочих заморочек. Но почему-то мысли отказаться не было ни у кого в компании. На расстоянии за нами передвигались одногруппники, повторяли действия за нами.
   - У тебя уже группа подражателей образовалась.
   - Почему? Где? - судя по всему, она даже внимания на них не обращала, как кошка, шла сама по себе.
   Перезд. В очках невидно глаз, непонятно спит или нет. Но кино точно не смотрить. Остановились на обед. Пока мы выбирали в меню что взять, Лена быстро проскользнула вперед и что-то купила. Обнаружил ее на террасе с чашкой кофе. Не спрашивая, плюхнулся с подносиком за ее столик.
   - А еда где?
   - Надо йогурт с Паджеры слопать, он вкусный, но долго не хранится. Ну и кофе - это святое.
   - А мясо? Суп?
   - Нуу, не хочу, жарко. У меня еще колбаса лежит в сумке и яблоки. Захочу есть - не умру с голоду. Это ты молодой растущий организм, тебе мясо надо жевать, а моих жировых запасов на несколько дней хватит.
   Ехидна. Послала мне воздушный поцелуй и ушла фотографировать вокруг стоянки.
   Оскар пересел за мой столик.
   - Ты с ней разговаривал о чем?
   - Да спросил почему не ест, думал, может просто злотых нет - так я бы заплатил карточкой, предложить даже не успел, а она заявила что у неё жировые запасы и полно еды в сумке. Съела йогурт с кофе и ушла.
   - Ты у гида не спрашивал, что там с расселением?
   - Да из-за нашей болтовни она и так на нас злиться, лучше сам спроси...
   До отеля мы ехали в спокойной и мирной обстановке. Лена задумчиво смотрела то в окно, то в список дополнительных экскурсий, что-то прикидывая, гид собирала деньги на экскурсии. Я решал, как быть: часть у нас оплачено в офисе, теперь я подсматривал список Лены и решал, как передать информацию ребятам.
   - Ты на какие пойдешь?
   - На кораблик в Париже точно не хочу, лучше по центру погуляю. Версаль и замок у меня уже оплачены, Монпарнас тоже. Ужин в Париже тоже не хочу - просто где-нибудь в не очень туристическом месте посидеть можно, а вот на обед придется сходить - там экскурсии плотно, никуда не побегаешь особо в незнакомом месте. Девочки вообще покупали продукты и устраивали пикник в парке на траве. Дополнительные заезды - поеду, небольшие городки люблю. Духи и алмазная фабрика в обязательной программе, неинтересно, но схожу для общего развития. Лучше до цветочного рынка прогуляюсь сама. Красный фонари мимо, кораблик - да, а вот в Скандинавии все буду брать.
   Замечательно. Выслал Оскару номера экскурсий, на которые я пойду со своей соседкой. Захотят - пусть присоединяются. Так и доехали до отеля.
  

Лена.

   Вечером в отеле выяснилось, что у нас номер на двоих с Ольгой. Я пошла с ключами, Ольга с сумочкой за мной, за ней Саша повёз чемодан. Войдя в номер, я сразу закинула свою сумку на первую от двери кровать и сказала, что буду спать здесь.
   - Лен, у меня к тебе просьба.
   - Какая?
   - Можно я сегодня у Кирилла переночую?
   - Конечно!
   - А Саша здесь... Он хорошо себя вести будет, тише воду, ниже травы! - и умоляющий взгляд. Я растерялась, но потом вспомнила себя много лет назад, с моей попутчицей тоже ночевал совершенно посторонний мужчина и она ни разу не высказала претензии.
   - Ну, ладно. Солдат ребёнка не обидит. Переживём.
   Ольга радостно умчалась с сумочкой, блондин с чемоданом остался. Я удивлённо посмотрела на багаж.
   - Знал, что ты Ольгу не обидишь! Я желание по твоему совету у колокола загадал.
   - То есть у вас даже сомнений не было? Я настолько предсказуема?
   - Что ты, просто надежда была.
   Я закинула чемодан к кровати, поставила телефон на зарядку, села и начала думать: что делать дальше. Сашка молча сидел на соседней кровати у меня за спиной. Посмотрела в окно.
   - Я иду гулять, хочешь - присоединяйся. Кстати, номер телефона оставь - вернусь, где тебя искать. Ключ нам один дали.
   - Не оставлю. Телефон в кармане, карман на брюках, брюки на мне. Я с тобой иду. Темнеет уже, мало ли что.
   Накинув толстовки, пошли на прогулку. Мы побродили вокруг отеля, деревушка маленькая, смотреть особо нечего, но быстро стемнело и пейзажи растворились во мраке.
   - Домой?
   - Идём. Только я в душ первая иду, ладно?
   - Ты - хозяйка.
   Какой наслаждение залезть в горячий душ после двух суток в поездах и автопереезда в 700 километров. Блаженство! И проблема: эта чертова краска течет с головы, белое отельное полотенце жалко, приходится вытирать голову бумажным - дожила... Заодно выяснилось: халатики в моём гардеробе не предусмотрены были. Завернулась в гостиничное полотенце, глянула в зеркало - вроде все прилично, прикрыто. Вариантов всё равно нет больше.
   - Возражения не принимаются, у меня халатов никаких нет просто, поэтому топай в душ и не возмущайся!
   - Да я и не возмущаюсь.
   ААААА! Кровать. Нормальная большая стоящая на месте кровать, а не полка в поезде в шатающемся вагоне, где спишь в полглаза из-за болтающихся по вагону неизвестных лиц, можно спать до утра, главное будильник не забыть поставить на правильное время.

Саша.

   Единственное, чего боялся - что выгонит. После сегодняшнего моего неоднократного моего рычания - не удивился бы. На удивление как-то равнодушно восприняла это предложение Ольги. Да еще эта дебильная фраза про солдата. Кто из нас ребёнок?
   На прогулке Лена старательно держала дистанцию. После той моей тирады перед Варшавой, она старательно отстранялась, стараясь избегать любых телесных контактов, вздрагивая от случайных прикосновений.
   После возвращения в номер, сразу ушла в душ. Потом отправила меня. Я вернулся - уже спит, свернувшись клубочком под одеялом. Так трогательно. Хочется обнять, но нельзя. Вздохнул и лег на своё место. Сон накрыл как одеялом, просто вырубил меня.
   Утром проснулся и пока размышлял: пора уже в душ или нет - организм требовал сексуальной разрядки, вздыбленное одеяло об этом говорило открытым текстом, но пока терпимо. У соседки сработал будильник на телефоне. Она высунула руку, смахнула на телефоне звонок. И села, откинув одеяло, медленно потягиваясь сладко-сладко, поводя плечами и прогибая спину. Не открывая глаз. Вид обнаженного тела, напомнил о разрядке, а я смог только всхлипнуть. Судя по ошалелому взгляду и судорожному заворачиванию в одеяло - про меня начисто забыли со вчерашнего дня.
   - Прости! - и кинулась в душ, схватив полотенце и не выпуская одеяло. Я зажмурился и задержал дыхание. Как встать с кровати и показаться ей с такой ярко выраженной реакцией?!
   Через несколько минут, пока я еще пытался мысленно дать команду организму успокоиться, она вышла в полотенце. Молча, не поднимая глаз, подошла ко мне, взяла за руку и, отвернувшись, потянула за собой. Успел прихватить с собой шорты - прикрыться. Толкнула в сторону душа и отвернулась. Решил принять душ попрохладнее - сбросить напряжение. Из-за спины протянулась рука и добавила горячей воды. Вторая рука уже намыливала мне спину, массируя плечи. Я замер, не зная уже что ожидать. Когда она подошла ко мне - даже не почувствовал. Толи ласкала тело, толи снимала с меня напряжение. Никак не мог понять ощущения, просто расплавляясь под её руками, которые опускались всё ниже и ниже к опасному пределу. Я стоял, упираясь руками в стену, чуть склонившись, покачиваясь в ритм ласкам тела. Зажмурившись, пытался считать прыгающих баранов, чтобы отвлечься, не понимая, что делать дальше, какой реакции ждать. Поэтому её скользящее движение с перемещением передо мной просто не заметил, пропустил. Но когда почувствовал на головке её губы - вытаращился. Она стояла на одном колене, прижимаясь к моим ногам, и ласкала меня губами, захватывая всё глубже, не открывая глаз, пробегала языком по уздечке. На лице - блаженство, обхватив меня руками, она урчала от наслаждения. Мой организм, взведённый уже как курок, не выдержал и выдал залп - выйти я не успел.... Она старательно облизала все до капельки и подняла затуманенный взгляд. Схватив за плечи, притянул и прижал её к стене, впился поцелуем, на который мне ответили! Моя рука скользнула с плеча, лаская грудь и получая явный положительный ответ. Второй рукой приподнял её под попку, поднимая повыше, она обхватила меня ногами за талию, держась за мои плечи, и прижимаясь к моей груди затвердевшими сосками. Мы не прерывали глубокие поцелуи, когда я понял - можно входить. Что и попытался сделать.
   - Нет! Не надо, прошу!
   -?????
   Она скользнула вниз и опять обхватила губами головку, начав ласкать, помогая себе руками. Я ничего не мог понять! Чёрт! Я же чувствовал и знал, что она хочет меня и готова, что произошло? Почему такая странная реакция?
   В этот раз она ласкала меня дольше, как будто растягивала удовольствие. Когда я готов был кончить и попытался выйти, она просто не отпустила, выжав всё до капельки. Потом опустилась, прижавшись головой к внутренней поверхности моего бедра. Отдышалась, потерлась макушкой и подняла на меня взгляд, облизывая губы.
   - Ещё пара таких движений и он опять встанет.
   - Я выхожу! Тебе еще надо будет голову сушить. Прости, что отвлекаю.
   И вышла, предварительно громко чмокнув головку. Это не женщина с загадкой, а сборник ребусов! Почистила зубы, завернулась в полотенце и, прихватив одеяло и косметичку, вышла. При этом успела поднять с пола мои шорты и аккуратно повесить рядом с моим полотенцем. Пока привёл мысли, чувства и тело в более-менее порядок прошло какое-то время. Вышел в комнату - тишина.
   Ленка собрала уже свои вещи на выход, оделась, накрасилась и ... легла спать. Вытянулась на кровати как сытая кошка. Я подошел и, наклонясь, поцеловал в губы. Ответила. Даже руками обняла за шею, притягивая к себе, опустился рядом на кровати - сразу открыла затуманенные глаза и отпрянула, отталкивая меня.
   - Лен, объясни, что происходит. Я просто понять не могу.
   - Мне нельзя сейчас.
   - Почему? - байка про обычные женские недомогания не пройдёт - в душе она была у меня в руках, я бы понял, если там что-то было.
   -У меня организм неправильно устроен. После хорошего секса засыпаю сразу. Просто вырубаюсь. А с тобой был бы очень хороший, я чувствую, ты бы меня не разбудил. Нам на завтрак надо и ехать. Прости, пожалуйста, я что могла - сделала. У меня плохо получилось... Я старалась себя сдерживать, и то вот уснула...
   - Мне было очень хорошо! Вечером будем делать хорошо тебе?
   - Ты сладкий, мне и сейчас хорошо было. Поэтому и засыпаю...

Лена.

   На завтрак меня притащил полусонную. Я на автопилоте вычислила свободный столик в углу и тут же туда направилась. Плюхнулась досыпать, сползла до положения полулёжа и откинулась на спинку кресла.
   - Что на завтрак будешь?
   - Кофе с молоком, сок любой, кроме яблочного, сыр, колбаса, бутерброд с маслом и джемом.
   - Сейчас выясню что есть.
   - Ага... - глазки не открываются совсем, голова как чугунок. Сейчас ехать по новой дороге, а у меня сил нет, одно желание спать...
   - Оскар сказал ты горячий кофе не пьёшь, я молока побольше налил. Там колбасы нет - сосиска. Сказали - завтрак континентальный. Я на всякий случай всю порцию собрал тебе.
   - Спасибо! Я сейчас сосредоточусь. У меня просто физически сил нет.
   - А куда они делись?
   Упс... Оскар пришёл, его голос. Вот что я ему должна сказать? Приоткрыла один глаз - точно. Саша ушел за своей порцией, а рядом уже Оскар садится.
   - Что у вас опять произошло? У тебя вид - как под асфальтовый каток попала.
   -Привет. Вот спасибо за комплимент с утра. Спать хочу. Соня я, а в поезде одна ехала, плохо спала. Двигаться лень. Вай-фай вчера не поймала, пароль забыла спросить. Надо было в скайп отписаться домой.
   - Я тебе пароль дам после завтрака - успеешь отписаться.
   - Спасибо.
   - Я к вам вчера постучал вечером - тишина...
   - Светло было на улице?
   - Да.
   - Мы гулять ходили по окрестностям. Я здесь ни разу не была.
   - Не подрались?
   - С кем?
   - Друг с другом.
   - А почему мы должны были подраться? - вступил в разговор Саша.
   - Да я с утра вчера наблюдал ваши бои.
   - Мммм, мы пришли к консенсусу.
   -А еще к чему вы пришли?
   - В смысле? Давайте лучше обмен устроим. Меняю одну сосиску на помидор.
   - Ты же колбасу хотела?!
   - Я не хотела. Её просто надо было съесть. А сосиску не надо. Лучше помидорку слопаю.
   Ну вот. У меня в тарелке теперь обе чужие помидорки, а сосиска - одна! Симпатичный натюрмортик получился. Символический. Растерянно посмотрела на них.
   - Делить?
   -Да ешь сама.
   - Не хочу, честно! Мой организм насилие выдерживает только в разумных пределах.
   БЛЯ!!! Вот, судя по их взглядам, опять сказала что-то не то.
   - Вы чего?!
   - Какое насилие?
   - Нельзя заставлять есть, когда не хочет. А вы о чём?
   - Да так...
   - Слушай, жертва организма. Ты почему майонез слизала, а яйцо не съела?
   - Не знаю. Так получилось. Не тереби меня, у меня автопилот сейчас работает. Я не могу объяснить. А где Ольга с Кириллом?
   - Вспомнила. Мы в столовую вошли, они тебе сразу из-за столика помахали, ты даже внимания не обратила, сразу в этот угол ушла. А они в игноре остались.
   - Я спала...
   Звонок. Юлькин номер. Откинулась на спинку. Закрыла глаза.
   - Да.
   - .....
   - Да ты мой хороший!
   - .....
   - Я тебя тоже очень люблю!
   - .....
   - Потерпи немного, я скоро приеду! Подождёшь? Целую тебя!
   Чувствую идиотскую улыбку на своем лице, но ничего поделать не могу. Блаженство. Открываю глаза. Напряженные взгляды.
   - Что опять не так?
   - Ты так ворковала... Просто секс по телефону.
   - Это любимый мужчина. Его опять на любовь пробило. Мы с ним уже 4 года вместе. С самого его рождения.
   - Ребёнок?!
   - Племянник. А что вас удивляет? Во всяком случае, он пока не умеет врать в отличие от взрослых. Поэтому даже комплименты говорит всегда искренне. Хотя я ему в бабушки гожусь. У нас с ним сложные отношения. Вместе тесно, врозь скучно. Как взрослую он меня не воспринимает. За полтора месяца до поездки мне случайно чуть нос не сломал. Неудачно головами столкнулись. Но вроде обошлось. Всё, он меня разбудил, я готова на подвиги. Идём? Вай-фай уже не нужен, дома теперь знают что всё нормально, там его старшая сестра на прослушке была - контролировала.
   Разошлись по номерам, забирать вещи. На всякий случай проверили - не оставили ли чего в номере. Саша отобрал у меня чемодан и повёз сразу 2. Сдали ключи и пошли в автобус.
   - Зелёную сумку ты носишь с собой. А красная зачем в автобусе?
   - Там всякая всячина, которая может неожиданно понадобиться в автобусе.
   - Например?
   - Дежурные шоколадки, орешки, чашка, ложка, влажные салфетки и так далее. Аккумулятор запасной. Дождевик. Сниму толстовку, тоже туда упакую. Плед на время поездки будет жить на сиденье.
   - Продуманно.
   - Опыт. Идём к Ольге с Кириллом. Прощение просить буду за утро.

Саша.

   Притащил её на завтрак. Полный автопилот, на окружающих не реагирует. Села и тут же закрыла глаза. Мне даже жалко стало. Но без завтрака тоже нельзя. Пошел набирать ей еды, сама она не движется. Если бы знал про такую реакцию заранее - был бы аккуратнее. Пока набирал, подошёл Оскар.
   - Что у вас произошло? Она же никакая сидит.
   - Сам спроси. Спит она.
   - Чем ночью занимались?
   - Ничем, но лучше спроси у неё. Ничего говорить не буду. У нас разные взгляды на одни и те же события. Сам бы хотел узнать её версию.
   Вот чудо ненормальное. Открыла глаза, посмотрела на еду. И ест практически с закрытыми глазами. Умилительно. А как мастерски уходит от вопросов, переводя стрелки. Оскар уже и забыл, о чем спрашивал. При слове "насилие" только напрягся и уставился на меня. Я-то причём тут, что он там себе решил?! Когда она начала ворковать по телефону, мы переглянулись. Она просто растеклась в кресле, улыбается и даже завидно тому мужчине. Вот я уже начал обожать эту непредсказуемую особу. Оказывается, это был разговор с ребёнком. Маленьким. Судя по взглядам - Оскар начинает меня понимать. Тут ничего угадать невозможно. На что и как среагирует.
   Подошли к Ольге с Кириллом. Ленка смущенно попросила прощения за завтрак. Честно призналась, что по утрам на ходу спит, поэтому просто надо ловить за руку, если хочешь пообщаться. Милое невинное объяснение. Если бы они видели утром эту бодрячку при звонке будильника - ни в жизнь не поверили бы.
   До Берлина ехали мирно. Глазели по сторонам, слушали гида. Сходили в Трептов-парке к памятнику. После автобусной экскурсии нам назначили место и время встречи. Отметили на карте. Вышли из автобуса. В Берлине свободного времени практически не было. Лена рванула в магазин, я пристроился за ней. Она меня абсолютно не замечала, двигаясь по магазину в каком-то хаотичном на мой взгляд порядке. Просто дотрагиваясь до некоторых вещей и притормаживая или проходя мимо.
   - Что выбираешь?
   Удивленно сфокусировала взгляд на мне. Оглянулась по сторонам, как будто уточняя, к ней я обращаюсь или нет.
   - Племяшке подарки набираю по мелочи. А что?
   - Времени мало остается. Давай я тебе пока очередь в кассу займу?
   Недоверчиво на меня, на кассу и со вздохом:
   - Если нетрудно, пожалуйста! Ты не знаешь, такс-фри с какой суммы оформляется?
   - Вроде с 32 евро в Германии.
   - Спасибо! Сейчас наберу.
   К кассе подошла с какими-то тряпочками и кучей безделушек. Рассчиталась карточкой, подождала оформления документов. Я потянул ее пакет с покупками, хотел понести, но она фыркнула, вытащила маленький сверток из сумки, расстегнула на нем молнию и, встряхнув, получила объемный легкий рюкзачок. Закинула туда пакет, накинула на плечи.
   - Я в сторону автобуса. А ты?
   - Тоже. Вместе пойдем!
   - Надо перекусить купить дороге.
   - Там Макдональдс есть.
   - Я туда не пойду, что-нибудь другое поищу, местное!
   Уже зная, что в городе она впервые, мне было интересно посмотреть, как ориентируется на местности. Не глядя в розданные гидом карты, она четко шла к месту парковки. На углу остановилась и начала оглядываться.
   - Потерялась?
   - Нет. Я иду вон в ту пекарню. Ты выбирай сам, где будешь питаться. Тебе мяса надо?
   - Договорились. Не уходи оттуда, я догоню!
   Завернул к окошку и купил сосисок, попросив упаковать их с собой. Пока дошел за угол до пекарни, Лена уже выходила со стаканом и пакетиком. Встала за уличный столик. Я присоединился. В стакане фруктовый салат, из пакета вытащила плюшку. Я достал сосиски.
   - Всухомятку? В пекарне чай или кофе можно купить.
   - А сама?
   - У меня салат сочный! И вода в автобусе.
   - Почему ты всё время о себе говоришь пренебрежительно?
   -Бывший муж приучил. 4 года объяснял, какая я никчемная, страшная, тупая, толстая, фригидная и так далее. К тому же ничего не умею. Ты утром убедился. Вот я и привыкла так себя воспринимать уже.
   - Убил бы гада за это. Ты просто прелесть, а он был идиотом. Я с тобой рядом всего сутки и то уже понял.
   Побродив еще немного и поглазев на сувенирчики, пошли к месту встречи для следующей экскурсии. Мы опять слушали музыку из её телефона через одни наушники, поэтому я обнял за плечи, вместе тихонько напевая и пританцовывая, не особо оглядываясь уже по сторонам.
   Посмотрев в сторону автобуса, обнаружил практически всю группу, уставившуюся на нас. Кранты репутациям. Лена, ничуть не смущаясь, потянула меня к нашей компании. Оскар шагнул навстречу:
   - Как это понимать?
   - Оскар, вот послушай, я сейчас сначала включу, - протягивает свой наушник. Тому ничего не остаётся, как подойти ко мне вплотную - шнур ограниченной длины, на одного человека рассчитан. - Саш, отдай второй наушник, их всё-таки надо громко слушать, с объёмным звуком.
   Пока Оскар ошарашенно слушал песню, Лена извинилась перед Ольгой с Кириллом.
   - Я не могу громко включить динамик - зарядки мало осталось, до вечера не дотяну. Хотите, вечером на зарядку поставлю - можно будет послушать в номере.
   - А что там?
   - Да там несколько вариантов одной из моих любимых песен. Есть просто инструментал и акапелльно. Смотрите на Оскара!
   Тот с закрытыми глазами в такт музыке кивал головой и что-то изображал рукой, пританцовывая на месте. Лена рассмеялась, глядя на меня.
   - А ты меня ругал! Я не одна такая! - помахала тому перед лицом растопыренной рукой - никакой реакции, - говорила же, музыка делиться на хорошую и плохую. На стиль мне наплевать.
   Выключила телефон. Оскар открыл глаза и удивленно посмотрел на нас.
   - Ты пританцовывал, ребята смущаются.
   - Слушай, я теперь понял, почему ты тогда на Паджере танцевала. Здесь же действительно получается - только ты и музыка. Ничего вокруг больше нет. Просто растворяешься в пространстве.
   - Это ты одну песню прослушал еще только.
   Я не выдержал.
   - А почему мне давала только один наушник?
   Протянула оба.
   - Что включить? Ты уже много здесь слышал.
   - Давай акапелльную, в прошлый раз до неё не дошли, а потом зумбу твою.
   - Это не зумба моя, а газолина!
   - Неважно, включай!
   Интересно, почему раньше мне не попадался такой эффект? Вроде техника у меня хорошая, наушники тоже всегда выбираю навороченные. Музыки - выше крыши накачено. А всё не то оказывается. Если еще и глаза закрываешь - теряешься во времени и пространстве. В середине второй песни наушники у меня выдернули. Пока хлопал глазами, слышу хохот.
   - Саш, не обижайся, но до Лены тебе всё равно как до Берлина, - хохотала Ольга.
   - Даже если учесть, что мы в Берлине, - уточнил смеющийся Кирилл.
   - Саш, ты тоже пританцовывал в наушниках. Но Лена бьёт рекорды: она пританцовывала, глядя на экран с двигающимся курсором, то есть ей даже звук не важен уже был, - объяснил мне Оскар. Сама виновница переполоха, понуро сжавшись, стояла, опустив голову. Я прижал к себе, обняв за плечи и показав всем кулак из-за её спины.
   - Больше не дадим никому слушать тогда, злые вы! - и увёл в автобус. Пусть что хотят, то и думают.
   Закинув сумки под ноги, отвернулась к окну, зажав наушники в кулаке. Расстроилась. Как только автобус тронулся с места, я положил свою руку на её кулачок, поглаживая. Повернулась ко мне:
   - Меня совсем как идиотку воспринимают уже?
   - Не обращай внимания, завидуют.
   - Чему?
   - Они не могут себе позволить вести так, как душа просит. А ты нас этому учишь. Ты не сделала ничего плохого. Успокойся. Ложись ко мне на плечо и отдыхай. Сок открыть?
   - А у тебя какой остался?
   - Разные. Ты как советовала, я так и набрал. 10 пачек. Какой откроем?
   - Просто морковный есть?
   - Сейчас достану.
   - Ты во дворец пойдёшь?
   - А ты?
   - Не знаю, я их больше снаружи люблю смотреть, хотя раз заплатила - можно и сходить, посмотреть. Боюсь, там избыток золота для меня будет.
   - Будешь закрывать глаза, а я тебя мимо проводить.
   - Совсем группу в шок введём, - вот уже и улыбаться начала.
   - Да мы их видим что ли? Мы сами по себе с тобой.
   В этот раз на место встречи никто не опоздал, к нам присоединилась гид по Потсдаму. Поехали.
   Лена смотрела по сторонам. Я косился на нее. Когда приехали во дворец Сесилиенхоф, я опять пристроился к соседке, будто случайно оказываясь все время рядом. Ребята удивленно смотрели на меня, Оскар даже сделал попытку переговорить со мной в сторонке, но я с упорством носорога сделал вид, что не вижу его жестов. Мне надо было разобраться и понять, что произошло утром и чего мне ждать вечером. Но вокруг согруппники, не поговорить. В одной из комнат она увлеклась рассматриванием книг в шкафах за стеклом, благо гида через наушники слышно хорошо. И под осуждающим взглядом Оскара, я перекрыл ей выход. Оторвавшись от созерцания, шагнула назад и натолкнулась на меня. Развернулась лицом и, не поднимая на меня глаз, сделала попытку обойти. Не пропустил. Только тогда она решила рассмотреть "препятствие". Хлопнула ресницами и вытащила один наушник из уха.
   - Что случилось?
   - Поговорить хотел.
   - Хммм, а после экскурсии нельзя?
   - Наедине, ладно?
   - Почему? В смысле зачем? Кратко!
   И тогда, быстро оглянувшись, я прижал ее к стене и поцеловал. Долго и с наслаждением. А как иначе, если на мой поцелуй она ответила? Отпустил, пошатнулась, облизала губы. Распахнула испуганные глаза и отшатнулась:
   - Ой!
   Я прижал ее к себе. Оторвался опять от губ и прошептал на ухо, но так и прижимаю к стене.
   - Тсс. Все хорошо, все правильно. Успокойся!
   - Ты что делаешь? Сам же сказал, что тебя не трогать... - вот зачем так дышать и облизывать губы?!
   - Интересно, что он делал с тобой, обзывая фригидной? Ты же заводишься сразу!
   - Не хочу о нём слышать. Остановись, прошу! Отпусти. Я тоже не каменная... - взгляд поплыл, шёпот с хрипотцой.
   Сделал шаг назад и отпустил. Голову опустила, замерла, постояла и, посмотрев на меня прояснившимся взглядом, шепчет:
   - Не делай так, пожалуйста. Мне трудно, я тебя не понимаю.
   - А что тут непонятно? Я тебя хочу.
   - Ты не можешь. Молодой и красивый, посмотри, сколько девчонок симпатичных в группе, а ты глупостями занимаешься.
   - Я хочу делать глупости с тобой. Этого достаточно для объяснения? Или утром мало показалось? Ты ведь тоже меня хочешь, иначе бы не ответила на поцелуй. Твоё тело не врёт, хотя ты и пытаешься отгородиться словами.
   - Утром не думала, что так далеко зайдёт. Помочь хотела тебе просто немного. Прости, пожалуйста.
   - Теория "стакана воды" в действии?
   - Мы психи оба?- отодвинулась и посмотрела мне в глаза.
   - Нет, просто нам вместе хорошо оказалось.
   - Это неправильно, я тебе в мамы гожусь.
   - Кому другому говори! Тело не обманешь. Я тебя чувствую!
   - Сашка! Оставь ее!- схватил меня за плечо с разьяренным шипением Оскар, резко разворачивая к себе, моя рука дернулась в ответ, а Лена рефлекторно прижалась ко мне, ища защиты, и зажмурилась, сжавшись, я тут же обнял ее, закрывая от Оскара. Мы с ним переглянулись.
   - Лен! Что случилось?- спросил Оскар.
   - Ты меня напугал,- прошептала, уткнувшись в мою грудь.
   - Я пришел тебя от Сашки спасать.
   - Не надо от меня спасать! Мы просто разговаривали. Не вмешивайся! Все хорошо. Лен, успокойся, мы больше не делаем резких движений. Открой глаза и посмотри на меня.
   БЛИН! И она только что заявляла, что в мамы годится? Абсолютно беззащитный доверчивый взгляд. Оскар шагнул и положил голову мне на плечо, заглядывая ей в лицо. Посмотрев на нас, потерялась головой о меня и осторожно разжала мои руки:
   - Пошли экскурсию послушаем?
   Мы пошли за ней. По парку мы так и шли втроем, будто случайно. В следующем бонусном парке мы опять гуляли втроем. Обратил внимание, что Лена опять все время выходит из кадра. У нас даже соревновательный интерес проснулся: снять кадр, поаккуратнее чтобы не заметила. Молча хвастались с Оскаром друг перед другом. Ловили моменты, когда она увлечена съемкой и щелкали, догадались отключить звук на аппаратуре, чтобы не слышала щелчков.
   Потом нас вывезли в центр и дали свободное время. Лена сразу пошла в сторону рыночной площади. Обошла фруктовые ряды, рассматривая прилавки, потом перешла к сумкам. К ней кинулся продавец, что-то предлагая, но она сразу отрицательно замотала головой и отошла. Я наблюдал на расстоянии за ней. Вот обошла ряд и подошла к другому отделу с сумками. Здесь продавца не было и она спокойно трогала и вертела висящие сумки. Увидев приближающегося продавца, я подошел к спутнице поближе. С улыбкой показала на заинтересовавшую ее сумку продавцу. Тот снял сумку, протянул и назвал цену. Тряхнула головой, мол, непонятно, изобразила на ладошке, будто пишет пальцем. Брюнет юго-восточноазиатской внешности написал пальцем число. Помотал головой, она написала другое. Тот затараторил что-то душещипательное, она молча улыбалась, проверяя молнии на сумке. Вздохнув, продавец написал новое число. Лена кивнула и достала кошелек. Я подошел со спины и тихонько подул на ухо. Потерлась ухом о плечо.
   - Саш! Не дразни!
   - А как ты узнала, что это я?
   - Больше никто так не сделает! Не будет незнакомый человек так делать. Я здесь не знаю никого.
   - А Оскар?
   Замялась и задумалась. Встряхнув головой, взяла новую сумку и повернулась ко мне:
   - Может я и ошибаюсь, но он так не сделает! Пошли гулять вокруг голландцев?
   И мы пошли почетный круг делать. Посмотрели домики и дворики. Зашли в кафешку, взяли кофе, пирожные и сели за столиком на улице, наслаждаясь видом и погодой. Лениво перебрасывались фразами и не заметили, как подошел Оскар.
   - К вам можно присоединиться?
   - Конечно!- улыбнулась Лена, освобождая место на столике. Делились впечатлениями. К автобусу пошли по другой улице. Наша спутница увидела согруппниц и нырнула за ними в магазин. Мы завернули тоже. Женщины уже что-то активно обсуждали у стендов с кремами. Моя соседка шагнула в соседний проход и пропала. Встретил ее только возле кассы. Довольная как кошка.
   - Что купила?
   - Пенсионеркам крема набрала, а себе очередную косметичку для путешествий!
   - У тебя же есть, удобная, я вчера видел!
   - А эта побольше! Для отелей...
   По дороге в отель успела подремать. Сначала приткнувшись головой к окну, я не выдержал и аккуратно переложил к своему плечу. Благодарно потерлась макушкой и дремала дальше.
   В Ваймаре нас поселили в новом районе. Гид на крыльце раздавала ключи, автоматическая дверь гостеприимно распахивалась, пугая туристов идущих за ключами и толпящихся на крыльце. Мы занесли вещи в номер. Угловой, в конце коридора, на балконе цветы. Лена делает контрольные фото, хмыкает, глядя на кровати: одноместная и двухспалка.

Лена.

   Вынос мозга. Вот что это происходит? Как назвать по-другому? Заколебали! Хорошо птице, взмахнула крылом и "адьос, амигос!". Если до этого, конечно, крылья не обломают. А у меня такое впечатление, что здесь подобралась группа специалистов по таким обломам. Раскидала вещи по местам, села на кровать. Двуспалка. Похлопала ему по кровати, мол садись.
   - Радость моя, давай сразу договоримся о правилах,- наступать второй раз на одни и те же грабли мне не хотелось,- я же правильно поняла, Ольга там зависнет надолго?
   - Если ты не будешь против.
   - Пока соблюдаешь правила - проблем не будет.
   - Какие правила?
   - Ты не трогаешь мои вещи. Вообще. Даже сумку или чемодан переставлять без моего разрешения нельзя.
   - Без проблем.
   - Ты не копаешься в моих вещах.
   - В смысле?
   - В прямом. Мои вещи неприкосновенны. Понятно?
   - Да. А что, кто-то уже пытался?- пытливо смотрит в глаза.
   Зажмурилась и сжала челюсти. Покусаю, доведёт ведь, покусаю.
   - А как ты думаешь, откуда взялись правила? Опыт.
   - Прости. Я думал это само собой разумеющееся.
   - Раньше тоже так думала. Продолжим. Все, что происходит в номере, касается только нас двоих и не обсуждается за пределами номера.
   - А...
   - Да или нет?
   - Да.
   - Умница. Идем дальше. Я не твоя собственность и не смей это демонстрировать всей группе.
   - Когда я это делал?!
   - В Берлине. В Потстдаме во дворце.
   - Прости. В Берлине я просто с тобой рядом шел!
   - Ты забрал мой рюкзак с покупками.
   - Я помочь хотел... А во дворце никто не заметил, мы отстали.
   - Оскару об этом расскажи.
   - А он причем?
   - Если заметил он, значит, могли заметить и остальные.
   - Он заметил только потому, что за мной следил,- ой как хмуро признаемся... У меня тут же проснулось любопытство и, не успев получить от меня щелчок по носу, выдало:
   - Зачем?
   - Ему не понравилось, что я ними почти не общался весь день. За тобой ушел...
   - Изумительно! Значит, уже кроме нас трое в курсе как минимум получается?!
   - Да нет. Просто все переживают, что я плохо себя вести буду, ты меня выгонишь, Ольга с Кириллом обломятся...
   - Ладно. Надо будет с Ольгой переговорить...
   - О чем?
   - Второй ключ от номера чтобы просила у гида сразу.
   - Зачем?
   - А мы что как привязанные тут сидеть будем? Я вот сейчас гулять пойду, получится, тебе отойти нельзя?
   - Так я с тобой.
   - И что? Ты со мной как привязанный ходить будешь? Зачем?- смутился мальчишка.
   - Ну, поздно вечером гулять одной небезопасно...
   - Ласточка! Мне пятый десяток уже. Чем меня можно испугать?
   - Но ты же не можешь мне запретить гулять по тем же местам?
   Я тут же вспомнила Короля из "Обыкновенного чуда" и расхохоталась. На удивленный взгляд собеседника пришлось рассказать ассоциацию.
   - У тебя живое воображение.
   - Знаю. Сама мучаюсь от этого.
   - Почему?
   Я сделала медленное движение к нему и, оперевшись рукой на его бедро, потерлась головой об обнаженное плечо.
   - Пошли лучше гулять? А то совсем стемнеет.
   И только подняв глаза, увидела его расширенные зрачки. Упссс. Опять напортачила, мальчик же предупреждал... Быстро отодвинулась. Взяла сумку и, встав в дверях, спросила, не оборачиваясь:
   - Идешь?
   Судорожный вздох за спиной. Движение и осторожные руки на моих плечах, шепот губ, задевающих ухо:
   - Пожалуйста, если хочешь выйти за пределы номера, не делай так больше...
   Задерживаю дыхание и, резко выдохнув, вырываюсь из его рук, разворачиваясь:
   - Прости! Я машинально, не подумала. Мне из-за разницы в возрасте трудно воспринимать тебя как равного мужчину.
   - Это ты меня сейчас ниже плинтуса опускаешь? Мне прямо сейчас доказывать начинать?
   - Почему?
   - Ну, раз ты меня не воспринимаешь как мужчину... Наносишь мне моральную травму, ее надо залечить...
   - Ты специально коверкаешь мою мысль или слышал только интересующую тебя часть?
   - А что не так я понял?
   - Ты мне не равный мужчина. Младший брат, племянник, кто угодно. Но не сексуальный объект...
   - Замечательно. Ты считаешь, что я действительно не гожусь для секса?
   - Я сейчас взвою и тебя покусаю! Ты сексуальный объект, но не для меня! Я старая больная женщина, за что мне такое наказание?! Все. Один-один. Постараемся следить каждый за собой и обходиться без ненужных провокаций. Саш, я, правда, не специально, прости. У меня на работе все знали о такой привычке и внимания не обращали на этот жест. Когда котенок по ногам трется, ты же не кидаешься на него. Вот и это также воспринимай. Я не пристаю, честное слово!
   - А жаль,- со вздохом сказал мой спутник.- Пошли гулять! Куда пойдем?
   - Налево!- и вышла из комнаты.

Саша.

   Спустились по лестнице, посмотрели бижутерию в витрине на ресепшине и пошли на улицу.
   - А почему налево?- не выдержал и спросил. В ответ удивленный взгляд.
   - Так сейчас в горку идем, а потом уставшие с горы пойдем. Так удобнее, правда?
   В логике не откажешь. Фотографировали, пока не стемнело, все подряд: цветы, деревья, мотоциклы, машины, балконы с цветами и светодиодными украшениями. Набрели на работающий супермаркет. Побродили, купили килограмм персиков, еще какую-то еду и потихоньку двинулись к отелю. Оказалось до отеля идти всего 7 минут. У входа в отель я остановил Лену, придержав за руку.
   - Подожди минутку! Ты смотрела украшения на ресепшине, купить хочешь?
   - Нет, мне металл не подходит такой. А почему остановил?
   - Да опять "умная" дверь нервировать будет! Почему металл не подходит? По гороскопу?
   Машинально взялась за правое ухо и, потеребив мочку, ответила:
   - Одно ухо воспаляться начинает почему-то. И на золото так реагирует. Очень редко что подходит. А почему интересуешься?
   - Хочу подарить!
   - Зачем?!
   - Странный вопрос. Зачем дарят подарки? Сама же племяшке набирала!
   - Так она родная! А я тебе никто.
   Плутовато оглянулся по сторонам и сел на скамейку, притянув соседку к себе на колени. Обнял за плечи и прошептал на ухо:
   - А может это подарок за утро?
   - Нет. Никаких подарков!
   Как ежик. Значит, буду действовать иначе. Поднялись на лифте и пошли в номер. Там Лена начала разбирать наши покупки, отправила меня мыть персики. Вернулся: на столе уже готовы бутерброды, лежат пакетики с чаем и кофе, кипятильник. Неуверенно оглядев стол, спросила:
   - Позовем Оскара?
   Отрицательно помотал головой.
   - Почему?
   - Не хочу делиться!- пусть понимает, как хочет.
   Мы пили кофе, жевали бутерброды, Лена сказала, что меня надо накормить, я не отказывался и ел. Пока я мыл чашки, она убрала запасы в сумку и приготовила одежду на завтра. Аккуратно поставив чашки, перехватил ее на пути в душ и обнял. Она сделала робкую попытку вырваться, но я уже впился в губы поцелуем. ОТВЕЧАЕТ!!! Чувствую ее разбуженное желание. Чтобы теперь не говорила словами, тело сказало за нее все само!
   Отпустил. Стоит, потерянная.
   - Хочешь еще?
   Она отстранилась:
   - Я в душ.
   - Приду?
   - Дай хоть 5 минут!
   - Засекаю!
   Через пять минут вошел: лежит в ванне и медитирует в пене. Эта женщина должна быть моей.
   Скользнул к ней. Опять начал с долгого поцелуя, не давая ей опомниться. Кто-то постучал в дверь, но я прошептал, лаская её грудь:
   - Нас нет, пусть все идут к чёрту. Я хочу тебя и ты мне сегодня обещала!
   Это было просто сумасшествие какое-то. В этот раз ведущим был я. Она стонала и плавилась в моих руках. Я сдерживался, не входил в неё. Но потом приподнял и вошёл. Она не сопротивлялась как утром, а тут же обхватила мои бедра и подхватила ритм, обняв меня за плечи. Распустила мои волосы и перебирала их. Достигая пика, я хотел выйти из неё, но она прошептала:
   - В меня, пожалуйста! Не выходи...
   - Я без презерватива...
   - Неважно!
   Я взорвался и замер, навалившись плечами на стену за спиной. Она остановилась следом за мной. Медленно вытянула ноги и начала сползать вниз, скользя губами по шее и плечу нежными поцелуями. Опустившись на дно, благо воду успели мы выпустить, не расплескав, она продолжила скользить по моему телу, пока не сложилась комочком у моих ног, прислонившись головой к колену. Я выключил воду и притянул ее обратно. Обнял и поцеловал в висок.
   - Ты как?
   - Мурррр... Спасибо!
   - Хочешь, отнесу в кровать?
   - Не надо, можно еще немного с тобой полежу? - и опять потерлась о моё плечо головой. Я поцеловал сначала висок, потом аккуратно взял за подбородок и поцеловал в губы. Она тут же обняла меня за шею, запуская пальцы в волосы и отвечая на ласки. Этот раунд удовольствий мы провели лежа. Потом она покусывала мне мочку уха и я чувствовал её дыхание на скуле. Протянула руку и включила воду, встала надо мной и вытянулась в струнку под струями душа, замерев на некоторое время, потом начала потягиваться, прогибаться как утром. Наклонилась и поцеловала меня в лоб. Развернулась и вышла. Я встал, постоял в водяном облаке и тоже вышел. Только завернул полотенце на себе, услышал как кто-то стучит настойчиво в входную дверь. Как был мокрый и в полотенце на бедрах шагнул и приоткрыл. Там стоял Оскар.
   - Ты где? Я уже приходил, звонили тебе - не отвечаешь.
   - Занят был, не видно?
   - Водные процедуры по часу? Давно в водоплавающие заделался?
   Мы не слышали когда она подошла. Просто почувствовал её руку у себя на голом животе, скользнувшую из-за спины. Оскар ошарашено посмотрел на это явление. В это время вторая рука просто втащила его за одежду в коридорчик номера. Дверь захлопнулась. Лена скользнула передо мной и, встав на цыпочки, притянула одной рукой голову Оскара, впившись долгим поцелуем в его губы. Второй рукой продолжала держать моё полотенце, прижимая меня к своей спине.
   - Ты что делаешь? Мы же не железные, - прошептал я ей, прижимаясь теснее, пусть почувствует мое желание. Так Оскар оказался прижатым к закрытым дверям. Она оторвалась от его губ и повернула голову ко мне, пробегая языком по скуле и шее, лаская и дразня, рукой продолжая ласкать ухо Оскара. Тот вообще впал в ступор. С таким мы с ним просто не сталкивались еще.
   - Может, перейдём в комнату? Или так и будем на пороге стоять, - перевела затуманенный взгляд с расширенными зрачками с зеленым изумрудным ободком с одного на другого.
   - А полотенце отпустишь?
   БЛЯ!!! Отпустила. Своё. Оказывается, всё это время она умудрялась придерживать его локтем, замерла с вопросом в глазах:
   - Что опять не так?
   - Я имел в виду моё, но такой вариант тоже неплох, - развернулся и шагнул в комнату, следом зашла она, держа за ремень джинсов Оскара. Тот даже сказать ничего не мог. Я плюхнулся на большую кровать, что сейчас будет делать эта сумасшедшая, я всё равно не мог угадать, поэтому просто решил плыть по течению. Она опять начала целовать Оскара, снимая с него футболку. Я видел, что он не в силах бороться со своим желанием и с ее напором, поэтому отвечал ей, бросая на меня растерянные взгляды, помогая стащить с себя футболку и лаская при этом её грудь, не умещающуюся в ладонях. А она уже расстегивала ремень на его джинсах, я чувствовал себя лишним... Стянув с Оскара джинсы вместе с плавками, она посадила его на кровать и нависла над ним, оторвавшись от губ, начала ласкать языком соски, опускаясь всё ниже. Опрокинула его на кровать и нависла над ним.
   - Саш!
   - Что?
   - Иди ко мне.
   - Зачем?
   - Пожалуйста!
   Я подошёл и встал за спиной у неё. Она тут же оторвалась от Оскара и, продолжая ласкать его член одной рукой, другой сорвала с меня полотенце и поцеловала мой стоящий, поднимая умоляющий взгляд. Потом повернулась и обхватила губами головку Оскара, рукой начала ласкать его яички, при этом призывно потерлась бёдрами о меня и начала ритмично покачиваться. Смотреть на это безобразие безучастно я не мог, опустился на колени и рывком вошёл в неё. Я задавал ритм в нашей тройке, положив руки на ее талию. Оскар сначала держал руку на её затылке, но потом раскинул руки в стороны, закрыл глаза и просто наслаждался. Кончили мы с Оскаром одновременно, это понял по тому, как он выгнулся со стоном. Я упал, прижав Ленку. Она послушно замерла. Переполз и лег рядом с Оскаром, свесив ноги с кровати, тоже рассматривая потолок. Она села на пол, прислонившись спиной и касаясь наших ног плечами.
   Потерлась головой о моё колено.
   - Что?
   - Вы обиделись?
   - На что?
   - На меня. Просто вы оба надёжные какие-то, что я не устояла перед искушением попробовать хоть раз в жизни. Таких уютных в жизни не встречала. С вами спокойно и можно довериться.
   - То есть ты тоже первый раз?!
   - Ага.
   Мы переглянулись. Развернулась и, подперев руками лицо, поставила локти между нами на кровати. Посмотрела на нас и со шкодливым видом начала медленно целовать то бедро одного, то бедро второго. Мы приподнялись на локтях, наблюдая. Вот уже и языком начала действовать, трётся головой...
   - Котёнок! Ты требуешь продолжения?
   - Если вы против...
   Мы переглянулись с Оскаром, нет, не против. Только не знаем свои роли в её сценарии. Ага, вот потянула Оскара поближе к самому краю, следом меня. Ласкает нас обоих, целуя по очереди. Оскар уже готов, Лена садится на него верхом и оглядывается на меня. Поймала за руку и тянет к себе. И вот она уже в позе наездницы, Оскар придерживает за талию, задавая ритм, я стою между его ног перед кроватью. Она опять ласкает меня ртом, держась за мои ягодицы, мои руки лежат на ее плечах. Вспоминаю её утренние слова о реакции организма на хороший секс. Сна у неё сейчас ни в одном глазу. Значит, все удовольствия сегодня вечером достаются только нам? Надо исправлять. Чуть позже и начну. Кончили мы с Оскаром опять практически одновременно.
   Положил её между нами на кровать. Повезло, что в номере кровать досталась двуспальная. Погладил ей соски - жмурится и потягивается как кошка под рукой. Тяжелые полушария так и просятся в руки. Начал смещать руку ниже - замерла. Оскар уже понял, что я перехватил инициативу, но утренний разговор я никому не пересказывал, поэтому мои действия для него тоже загадка. Я начал целовать её тело, лаская языком грудь, медленно и не спеша. Она расслабилась и поддалась на ласки, выгибаясь навстречу. Я начал спускаться ниже, толкнув Оскара и показав на лицо. Он подхватил игру и начал целовать. Когда мои поцелуи опустились ниже пупка, я увидел вцепившиеся в простынь её руки с побелевшими костяшками. Временно переключился на них, целуя каждый пальчик, она опять расслабилась. Оскар ласкал руками её грудь, закрывая рот поцелуями. От рук я перешёл сразу к коленям и начал подниматься вверх, прихватывая зубами внутреннюю поверхность бёдер, не давая вырваться. Дойдя до главного, понял - готова, горит огнём, мечется, извивается и сквозь поцелуи Оскара доносится ее стон желания. Я начал повторять всё то, что она делала со мной утром, работая языком. Мы довели её. Такого бурного оргазма я еще не видел. Пришлось навалиться всем телом, чтобы удержать. Когда она затихла, сполз и лег рядом, она тут же свернулась клубочком в позу зародыша, уперевшись головой в живот Оскара.
   - Ты как?
   - Пить... - хриплый шёпот умирающего. Взял с тумбочки сок и поднёс к губам, сделав буквально несколько глотков, она окончательно отрубилась. Переглянувшись с Оскаром, вышли на балкон, забрав остатки сока. Допили из пакета.
   - Вы что пили?
   - Сок.
   - А курили?
   - Ничего.
   - Тогда как объяснить вот это всё? - кивнул за наши спины в комнату.
   - Стихия. Так случайно получилось как-то. Сначала я её дразнил, ещё с Берлина, потом ты пришёл и всё вышло из-под контроля.
   - Что это было в конце?
   - Проверка. Она утром сказала, что вырубается после хорошего секса. Ты заметил, она с нами до этого ни разу не кончила, получается. Все радости нам с тобой доставались. Я уже думал, может, обманывает, но вроде утром всё подтверждалось. Вот и решил сейчас заняться только её, довести. Не соврала. Вырубилась сразу.
   - А дальше?
   - Представления не имею. Я не знаю, что ждать утром. Какие реакции будут. От вечера-то в шоке. Не ожидал.
   - А уж я как попал... Боялся, что ты наделаешь глупостей, уж больно у тебя взгляд был необычный сегодня, ты весь день за ней как охотник ходил, даже не подошёл к нам. На звонки не отвечал, Ольга с Кириллом тоже паниковать начали.
   - Как видишь - был занят. Сначала мы шалили в ванне, потом ты пришел и с шалостей перешли на хулиганство...
   - А если бы пришёл Кирилл или Ольга?
   - Завтра спросишь сам, даже предположить не могу, что в этой голове происходит. Но с Ольгой меняться не буду, здесь останусь. Я в коридоре, когда она с тобой целоваться начала, аж закипел от ревности, а потом успокоился. Понял, что прощу ей всё. Наверно...
   - Поначалу пытался сопротивляться, но не смог...
   - Зато она меня сегодня просветила: муж её фригидной называл.
   - Что же там за мужчина был?! Если этот ураган - фригидная, то мы с тобой кто?
   - Ладно, спать пора. Ты здесь останешься или к себе пойдёшь? Как видишь, у нас даже место есть свободное. Кстати, если есть хочешь - мы в супермаркет ходили, закупились. Могу накормить.
   - Спасибо, не надо. К себе пойду. Сейчас оденусь и дверь за мной закроешь.
   Мы вернулись в комнату. Оскар начал одеваться, а я переложил сжавшийся замерзший комочек головой на подушку и укрыл одеялом. Проводил Оскара и залез под тоже одеяло. Лена тут же растеклась вдоль моего тела, согреваясь, прижалась спиной.

Лена.

   Утром проснулась по будильнику. Состояние - лучше бы я умерла вчера. Какие-то обрывки воспоминаний, судя по ним - крышу мне сорвало конкретно. Стыдно... И блондин в моей кровати... Потопала в душ, благо полотенце валялось возле кровати. В душе не выдержала и разревелась, оплакивая свою собственную безмозглость. Как отказали тормоза - сама понять не могла. Что со мной было - непонятно. Раньше, максимум, что я позволяла себе - раз в несколько лет напиться вдрызг в чисто женской компании, до провалов в памяти. Но что устроила вчера - ужас. И мне теперь смотреть этим ребятам в глаза. Куда деваться с подводной лодки?
   Когда за шторку заглянул Сашка, я уже просто сидела, сжавшись в углу и уткнувшись в ладони.
   - Тебе плохо? Где болит?
   - Я - дура. Зачем я вчера всё это делала? Как я теперь с вами общаться буду? Мне стыдно...
   - Маленькая, успокойся, всё нормально. Мы же никому не расскажем, что ты переживаешь? Тебе плохо было?
   - Хорошо, только потом ты меня зачем-то вырубил... Это как на пьянке - сначала хорошо, потом утром плохо... Как вам в глаза теперь смотреть? Устроила фильм для взрослых... У меня так ни разу не было...
   - У нас тоже. Не рыдай, глазки красные будут, Оскар мне настучит по башке, скажет, что я виноват, довёл. Пожалей мою бедную головушку... Вставай, пора умываться и на завтрак.

Саша.

   Утром слышал будильник, почувствовал, как она выскользнула от меня. И пропала в ванной. Решил проверить. Она плакала в углу как побитый щенок. Что же мы вчера наделали? Оказалось, что терзания только душевные, залечим-залижем. Кто же знал, что это только начало. Вышел из ванной и наткнулся на замершее обнаженное тело перед зеркалом в прихожей.
   - ЧТО ЭТО?
   - Засосы?
   - Кто и зачем?
   Села на кровать и уставилась в пространство. По щекам опять потекли слёзы.
   - Прости, пожалуйста, мы же не специально...
   - То есть оба постарались? Лучше бы на словах высказали все гадости что думаете, пережила бы, а вы как заклеймили, мол, пробы некуда ставить...
   - У тебя кожа очень нежная. Никаких гадостей мы не думали.
   - Не думали, а делали. Посмотри на себя, я хоть один след на тебе оставила? Почему-то я всегда помнила о вашей репутации. Мне же теперь из номера не выйти будет.
   - Сегодня прохладно, закутаешься. Сейчас Оскара озадачу, у него медицинское образование, пусть придумает что-нибудь, - сам уже набирал смску, чтоб пулей летел к нам в номер с аптечкой, - давай пока из одежды что-нибудь подберём тебе.
   Обиженно зарылась в чемодане, тихо матерясь. Хотя могла бы и громче, действительно как-то мы погорячились-раззадорились. Через 3 минуты раздался стук в дверь, Лена посмотрела на меня настороженно, но я кивнул, что всё нормально и вышел. Открыл входную, там встревоженный Оскар.
   - Что случилось? Плохо?
   - От тебя надо успокоительное в лошадиной дозе, средство от засосов и если есть что-нибудь от мужской тупости - то нам на двоих по-братски поделить. Половину не помнит, психует и матерится, да еще обнаружила засосы. Назревает истерика. Так что будь готов к ответу. Пошли.
   Заглянули в комнату. Она стояла задумчиво в одних джинсах и бюстгальтере, разложив кучу шмоток на кровати.
   - Входите, что шушукаетесь, сволочи малолетние.
   - Откуда ты знала?
   - Я, конечно, ненормальная, но сам подумай, кому ты мог отправить смску и чтобы так быстро пришел гость? Сомневаюсь что Ольге или Кириллу, учитывая сложившуюся ситуацию.
   - Лен, у меня гель есть от синяков и ушибов, помочь должен, давай намажем.
   - А у меня сейчас выбор есть? Какого черта меня вчера вырубать надо было? Вам так плохо было?
   - Наоборот хорошо, вот и решили, что тебе тоже хорошо должно быть.
   - Вопросов никаких не возникло при этом?
   - В смысле?
   - Такой вариант, что я специально притормаживала, чтобы вас сегодня лечить не пришлось, не предусматривался вами?
   - Даже не рассматривался.
   - Прекрасно. Поэтому пострадавшая сегодня только я? Вам что в детстве раскрасок мало давали, что на живых людях теперь развлекаетесь? Вот и лечите сами как хотите теперь.
   И повернулась к нам. Мда, вид впечатляющий. Мы погорячились явно. Сама довела, что мы головы потеряли, а теперь мы же и виноваты.
   - Мажьте уже быстрее, эскулапы. Блин, говорили мне 20 лет назад надо ориентацию менять - не послушалась, дура. Вот результаты.
   Намазали тонким слоем, практически сразу гель впитался. Оскар отдал мне тюбик, а сам сел у её ног и обнял за колени, прижавшись головой.
   - Лен, простишь? Не злись, пожалуйста, просто от тебя крышу срывает, ничего не соображаешь...
   - Вам же не по 15 лет уже, соображалка должна действовать на автопилоте, - потрепала его по голове, - не повторяйте больше таких ошибок.
   Мы с Оскаром переглянулись. Вот это было обещание повторения или просто совет на будущие опыты?
   - Одевайся, а то еще немного и мы будем готовы проводить работу над ошибками.
   Натянула закрытую футболку, толстовку застегнула до подбородка, отложила шарф. Остальные вещи быстро упаковала в чемодан. Вот умиляют меня её сборы. С такой скоростью всё раскладывается по местам, а вечером так же быстро достаётся и никаких долгих поисков. Подозреваю, что сегодняшнее утреннее копание - просто способ сбросить нервное напряжение.
   - Завтрак! Побежали! С вас апельсиновый сок сегодня. Где хотите там и ищите.
   - Ты еще психовать будешь? Таблетку дать? - спросил дипломированный эскулап.
   Меня одарили таким взглядом, что я быстро прикинул размеры своей надгробной плиты и зафиксировал выгравированные даты.
   - А я психовала разве? Мальчики, я, конечно, расстроена, но еще пока не психую. Поверьте мне на слово. Никого не ударила, ничего не сломала, не разбила. Мирная, как тот бронепоезд. Завтракать иду. Кстати, Саш, а ты мне собираешься возвращать сумку с покупками?
   - Давай вечером? Мы уже на завтрак опаздываем, потом в автобус бежать надо будет. Вы с Оскаром идите, я сейчас догоню.
   Как только они вышли, вывалил все покупки и утрамбовал прямо в пакетах в свой чемодан, сложил её рюкзачок, положил на её чемодан и побежал догонять.
   Лена с Оскаром о чём-то тихо переговаривались возле столов с едой. Видно, что чудо огрызалось через плечо. Я не успел подойти, как она остановилась, развернулась и притянув моего друга за ухо что-то ему прошипела. И пошла спокойная дальше, а он остался стоять как столб.
   - Что у вас тут произошло?
   - А? - очнулся замороженный. Встряхнул головой, - да так, спорить пытался. У неё аргументы убийственные.
   - Да я заметил, как ты столбом стоял, убитый. О чем спор был?
   - Да о диете. Если кратко пересказать: она набрала одних овощей и фруктов, я сказал, что надо есть не только углеводы, но и белки. А она отнекивалась.
   - И? Сыр она с удовольствием ест, мясо не очень любит, я заметил. Кофе с молоком пьёт всё время. Каким аргументом она тебя убила?
   - Практически одной фразой: я белки вечером набрала в достаточном количестве, с запасом.
   - Бля... Уела, зараза.
   Она сидела уже за столиком в углу и с усмешкой поглядывала на нас. Мы сели к ней спинами к залу. Посмотрела на Оскара:
   - Рассказал? - тот, молча, кивнул.
   - Обиделся? Зря. Как ты не поймёшь: я ем, что хочу и когда хочу, не умею жить по расписанию. Когда меня начинают загонять в рамки - болею или взрываюсь. Поэтому не заморачивайся. И не обижайся. Кстати, просьба о соке остаётся в силе. Нектар и напиток на замену не предлагать.
   - Свежевыжатый только?
   - Почему? Нет, просто 100%-ный сок хочу. Можно просто живыми апельсинами.
   Больше к этой теме не возвращались. Быстро позавтракали и разбежались за вещами, опаздывать в автобус не хотелось. Она молча глянула на сложенный мной рюкзачок и закинула в свою сумку. Быстро обошла номер, проверяя, не забыли ли мы что-нибудь, и вышла, предоставив мне право опять закрывать номер. С её оперативными сборами мы пришли к автобусу в числе первых. Закинули вещи в багажник и на сиденья, отошли в сторону, поджидая остальных. Подошли Оскар, Кирилл и Ольга, пока болтали, они пытались выяснить, куда мы вчера пропали и почему не отвечал на звонки, пришлось переводить всё в шутку, про забытый в номере телефон и долгую прогулку. Оглянулся - Лены нет. Только что была рядом... Посмотрел по головам над группой - нет. Вопросительно глянул на Оскара - тот тоже пожал плечами.
   - Что случилось?
   - Кто видел, куда Лена делась?
   - Так мы подошли, она здесь стояла, - озираться начали все.
   Кто-то из группы зашел в автобус и я увидел её. Конечно, мы ищем взглядами по верхам, а она сидит у какого-то куста на корточках и протягивает к нему руку. Рванул к ней. Она тихонько мурлыкала, а из куста ей отвечали. Потом оттуда выскользнул кот с ошейником и начал тереться, подставляя голову под руку. Подошли остальные.
   - Откуда ты его взяла?
   - Да он под кустом сидел, красавец. Может потерялся? Надо гида попросить узнать на ресепшене. Оскар, спросишь её? Она к тебе неровно дышит, не откажет, а я кота понесу, - и взяла на руки кошака, тот тут же начал тереться об её лицо, она раздувала его шерсть и улыбалась. Ольга протянула к коту руку - тот сразу зашипел.
   - Не надо, поцарапает. Он чужих не любит.
   - А ты?
   - Я для него сейчас как котёнок, мяукала. Он домашний, в нюансах не разбирается особо. Поэтому легко и обманула.
   На ресепшене позвонили по указанному на ошейнике телефону - действительно кот пару дней назад потерялся. Гид договорилась, что мы подождём хозяев, благо живут недалеко. 5 минут - не опоздание. Хозяева - молодая пара с пацаном лет пяти примчались на машине и офигели от вида обнимающего мою подружку кота. Лена села перед мальчиком на корточки и начала что-то ласково говорить, тот кивал головой, Взяв его руку, гладила кота, показала, как чесать за ушами и шею, кот прибалдел, даже спокойно дал погладить свой живот. Гид переводила ошарашенным родителям. Чмокнув кота в нос, отдала пацану и, помахав рукой, пошла к автобусу.
   - Лена! - окликнула её гид, которой родители ребёнка, что-то активно жестикулируя, говорили, показывая то на кота, то на моё чудо. Она вернулась, опустив голову.
   - Я знаю, что нельзя трогать чужих животных, пусть выписывают штраф - придётся заплатить.
   - Я заплачу, - шагнул к ним, загораживая свою спутницу.
   - Да они наоборот тебе хотят заплатить, премию обещали тому, кто найдёт. Он какой-то жутко породистый и дорогой.
   - Так я же не за премию его подбирала, просто так, - растерялась.
   - Давайте сюда вашу премию, - вступил в разговор опять я, а на ухо ей прошептал - пропьём за его здоровье вместе! Я помогу...
   Мужчина достал из бумажника деньги и протянул Лене, она посмотрела на меня и взяла после моего кивка, не считая, сунула в карман толстовки, поблагодарила и пошла в салон. Я отправился следом. Остальные тоже быстро загрузились и автобус тронулся. Нас ждала долина Рейна. Лена договорилась с гидом и та слегка опустила спинку свободного сиденья, приоткрыв обзор в переднее стекло.
   Периодически замечал, как соседка морщится, встряхивая головой, но на вопросительный мой взгляд отмахивалась, мол, всё хорошо. Потом заметил, что засунула в рот какую-то таблетку, посмотрела на часы и отвернулась. Наклонился и тихо спросил:
   - Что болит?
   - Не обращай внимания, пока справляюсь.
   - Оскара позвать?
   - Не надо. Может, обойдётся, сама справлюсь...
   - Мне хоть знать к чему готовым быть... Щас потеряешь тут сознание и что я делать буду?
   - Не потеряю я ничего. Совесть с вами давно потеряла. Мёрзну я, простыла вчера где-то, наверно. Сейчас пробую анафероном перебить. Вот еще утром удивлялась, что это меня на апельсины потянуло - витамин С организм требовал, надо было с утра таблетку выпить, а с этими выяснениями отношений не поняла...
   Точно. Мы её на кровати голышом оставили, когда на балкон ушли и дверь не закрыли. Потом вернулись - она как ледышка вся, аж дрожала, южное растение.
   Лена вздохнула, поставила свою сумку ко мне на колени, достала из-под себя плед и развернула на коленях, завернулась в него. Забрала сумку у меня.
   - Если усну - разбудишь? Мне каждые полчаса надо будет таблетку пить пока. Осталось три раза выпить.
   - Спи, разбужу, - и притянул её голову к себе на плечо. Потрогал губами лоб - горячий. Надо всё-таки Оскара будет спросить про лечение. Наверняка у него что-нибудь есть. Через полчаса разбудил:
   - Таблетку выпей. Скоро приедем. Может, останемся в автобусе?
   - Нет, пойдём гулять - я шарф накину тонкий. Заодно может, где-нибудь кипяток встретим - лекарство выпить.
   - Хочешь, я у водителей спрошу?
   - Ага, сейчас кружку достану сразу на всякий случай. И лекарство.
   На остановке водители дали нам кипятку из своего чайника, Лена быстро растворила какой-то пакетик, закрыла кружку и сказала:
   - Я готова к походу.
   - А лекарство когда пить будешь?
   - По дороге, пусть завариться и немного остынет. Это же походная кружка, можно пить на ходу. Я раньше в неё глинтвейн наливала и потихоньку пила - грелась. Когда в ноябре ездила, прохладно уже было всё время.
   Пока гуляли по замку, его переходам вверх-вниз, температура спала, лекарство допила до дна, оживилась.
   - Ты мне фотки скинешь? Я не везде успевала фотографировать.
   - Адрес дашь - скину.
   - Вечером?
   - Договорились, - хотя у меня планы на вечер были иные, но записать адрес много времени не займёт. Я так думал. Кто же знал, что в её бездонной сумке еще и планшет лежит всё это время. На него и предполагалась скидывать фотки, оказывается.
   Мы катались на верхней палубе кораблика. Заняв столик у самого борта, мы сидели и любовались. Сверкнув глазами по сторонам, с видом матерого заговорщика сказала:
   - Я хочу мяса!
   Мы растерянно переглянулись.
   - Там ресторан есть, можно заказать,- вспомнил Оскар.
   - Пффф! У меня есть польские колбаски, хлеб и вода. А вы мне поможете их слопать, не бросите же вы меня в беде?
   В итоге мы ели копченые колбаски с хлебом, запивая водой. Она сидела между нами и временами держала меня за руку, периодически зажмуриваясь и что-то шепча.
   - Опять плохо?
   - Да я воды боюсь, плавать не умею. Вот аутотренингом и занимаюсь, мне же ещё на паромах предстоит испытание.
   - Не бойся, если что - я тебя вытащу.
   - Лучше мою сумку! Там ценные вещи - терять нельзя.
   - А тебя терять можно?
   - По идее с перепугу должна выплыть. Тут ведь главное подальше успеть отплыть от кораблика.
   - Почему?!
   - Если тонуть начнёт - за собой затянет, водоворот образуется.
   - Откуда такие познания?
   - На моторке переворачивалась однажды. С тех пор плавать и боюсь. В бассейнах нормально, а в дикой воде - страшно.
   - Вот Оскар придет сейчас с фотосессии, мы ему доверим спасение твоей сумки, а я тебя вытащу, договорились?
   - Ага. А фотографии у него возьмём?
   - Я скачаю.
   - Позовём вечером в гости, после прогулки. Мы же пойдём гулять после заселения?
   - А вот как доктор скажет - так и будет.
   - Не доверяю я этому доктору. Только заикнись про температуру - сдаст на опыты сразу. СТОП. Надеюсь, ты еще не рассказал?
   - Рассказал. Даже назвал лекарства, которые ты пила. Он тебя похвалил, но сказал проверять температуру, - и поцеловал в лоб.
   - Блин, я себя уже покойником чувствую, заранее... Точно что-то задумал нехорошее. Скажи, что живой не сдамся. Пусть не надеется. А потом еще и в кошмарах по ночам буду приходить.
   - Ты к нему приходить можешь теперь только в эротических снах. Поверь...
   - Ну, эротические кошмары - это посильнее "Фауста" Гёте будет.
   Подошёл Оскар.
   - Вы как? Кофе будете?
   - Я - буду. Латте маккьято.
   - А я каппучино себе возьму.
   - Пошли, вместе сходим, я три чашки не принесу.
   Я начал вставать, когда почувствовал, как в моё бедро вцепилась ленкина рука. Посмотрел на неё - на лице такой панический ужас. Сел обратно.
   - Оскар, ты пока сам сходи, себе принеси, я чуть позже возьму.
   Уткнулась мне в плечо. Я приобнял и поцеловал в макушку.
   - Прости, пожалуйста. Надо было мне утром не отказываться от успокоительного всё-таки, а двойную дозу попросить. Я по Влтаве в Праге несколько раз плавала, вроде ничего было, а здесь страшно почему-то. Лес вокруг и горы. Да еще про глубину и течение сказали...
   Оскар принёс кофе себе и Лене, я попросил его никуда не уходить, пошёл взять себе. Возвращаясь, остановился. Оскар сидел за столиком напротив Лены и, держа её за руку, что-то говорил, наклонившись к ней.
   - Не помешаю?
   - Нет, конечно. Почему сразу не сказали?
   - О чём?
   - О страхе. Считаешь, не видно было, когда ты со мной собрался идти? Давай вечером займёмся этой проблемой? Думаю, что за пару-тройку вечеров решим. К парому всё нормально будет.
   - Оскар, а ты кто по специальности?
   - Психиатр.
   - Ты мне справку дашь?
   - Какую?!
   - Что я - псих. Давно мечтала. Сделаю какую-нибудь гадость и честно скажу, да, я - псих и справка у меня есть...
   - ЩАС!!! Вот стукну в лоб - и справка не понадобиться.
   - Меня по лбу бить нельзя. Только недавно нос перестал болеть.
   - А какая связь?
   - Ты попытаешься стукнуть по лбу, я отдёрнусь - попадёшь по переносице. В результате опять синяки под глазами и нос болеть будет.
   - Это где ты так попадала?
   - Так я же говорила, племяш с горки летел, мы с ним и встретились... Ему ничего, а я в слезах и соплях.
   - Не заслужила пока справку.
   - А что надо сделать?
   - Допивай кофе, подплываем уже. Вечером договорим.
   - Угумс. Я в блокнотик запишу подробно. И по пунктам воплощать буду.
   - Если не прекратишь - уроню за борт.
   - Сенька Разин. Дубль два. Жаль, что я на княжну не тяну.
   - Нет, я из тебя Му-му сделаю.
   Молча полезла в телефон, что-то там поискала и протянула нам по наушнику. И сидит, улыбается. Так и пришлось с кораблика идти втроём в обнимку, хихикая. Я же говорил - подборка музыки у неё нечто.

Лена.

   На кораблике сначала было ничего, весело, а потом стало страшно. Не могла понять - откуда-то паника накатывается волнами, просто волосы дыбом встают. А через минуту - спокойно опять. Необъяснимо. Ребята тормошили, не давали зациклиться. Спасибо. Хотя пообещали на пристани уже утопить. Пришлось музыкой подкупить. Опять переезд и гуляем по чудному городишке, такое впечатление - как в сказке время замерло. Сходили на дегустацию, даже вопреки зарокам купила домой вина, потом встретила в кафешке рулет с маком как в Чехии. Ритуальная чашка латте с приветом из Чехии. Чудный день. Красиво и спокойно... Едем во Францию. Маленькую Францию. Настоящую.

Саша.

   В номер заселились быстро, разложили вещи. Поймал её на выходе из ванны, где размещала свои косметички походные, и поцеловал, прижав к стене. Отвечает так, что я готов взять её прямо здесь. Только оторвался от губ - упирается ладошками в мою грудь, отодвигая.
   - Я хочу тебя, - прошептал на ухо, покусывая мочку.
   - Нет, идём, погуляем, - пытается отодвинуть опять. Но я же ощущаю, как тело говорит "ДА!".
   Опять начинаю целовать, обняв за талию. Изгибается, прижимаясь ко мне, но как только я останавливаюсь, опять шепчет "НЕТ!".
   - Почему?
   - Давай сначала сходим погулять, а потом продолжим.
   - Лучше наоборот.
   - Потом темно будет.
   - Я сейчас тебя хочу, и ты меня хочешь, я же вижу!
   - Отпусти, пожалуйста! - вырвалась и ушла в комнату. Я остался стоять, уперевшись в стену. Что это такое? Игра? Издевательство? Упрямство? То сама бросается оказывать "первую помощь", когда не просят, а когда прошу - сбегает. Потом пошёл и лёг на диванчик, разглядывая потолок. Она стояла у окна за шторой, прижавшись лбом к стеклу, подойти не решился, в таком состоянии наделаю глупостей точно. Надо немного остыть. Пришлось в душ идти, охладиться.
   Выходя из душа, услышал стук и открыл дверь. Оскар.
   - Ты моржуешь?
   - Приходится.
   - Что опять случилось?
   - Да я уже ничего не понимаю. Телом говорит "да", языком говорит "нет". Поговори с ней, у меня сил уже не хватает.
   Оскар вошел в комнату, тут же заглянул обратно и кинул мне карточку от номера:
   - Рюкзак мой неси, быстро.
   - Что случилось?
   - Всё потом, бегом за рюкзаком.
   Я в шортах на голое тело и в шлепках рванул к нему в номер. Хорошо, вот и занятия спортом пригодились. Вернувшись обратно, протянул Оскару рюкзак, а сам сунулся в комнату.
   - Не лезь!
   - Что с ней?
   - Ты знал, что она курит? - достал аптечку из своего рюкзака, быстро перебирая лекарства.
   - При мне ни разу не курила, а мы практически 24 часа в сутки вместе.
   - Пока ты моржевал, она полпачки, наверно, скурила. Крепких. В окно приспособилась. Простуженная ведь!
   - Зачем?!
   - Не знаю. Щас в чувство приведу, потом буду выяснять. Быстро сделай чай сладкий ей.
   Вот уже 10 минут я стоял в прихожей. Оскар, завернув её в одеяло, посадил на колени и о чем-то тихо переговаривался, обняв за плечи и периодически целуя в лоб. Я не выдержал и шагнул, уткнувшись в показанный Оскаром кулак и тут же жест "молчать!", протянул чашку с чаем. Она сидела, положив голову ему на плечо. Я вернулся, сел на пороге и прислушался к её обессиленному шёпоту.
   - Зачем он так со мной? Ему игра, а мне потом больно будет. Я не могу, не хочу терпеть. Он меня цепляет крючочками, а потом рвать по живому будет?
   - А курила зачем?
   - Мне так лучше думается, отвлекает.
   - Поэтому задумалась и столько выкурила?
   - Я не считала...
   - У тебя отравление никотином.
   - Нет. У меня защитная реакция такая. Я просто перестаю реагировать на всё, как в транс вхожу. Удобно. Никаких внешних раздражителей. Тишина и покой. А ты меня выдернул зачем-то.
   - Видела бы себя со стороны...
   - Зато как объект для секса уже никто не воспринимает, удобно.
   - Поэтому и накурилась? Настолько не хочешь секса с ним? Что он опять натворил? - и грозный взгляд в мою сторону.
   - Секс хочу. Но не могу я по приказу его. Мне с ним хорошо, конечно, но я хочу и вокруг что-то увидеть, раз вырвалась в отпуск. У меня тоже есть какие-то свои мысли и желания. А ему всё равно, наплевать, он как в кокон меня обволакивает и диктует свои условия, я просто теряю себя, растворяюсь. Как будто кожу потом снимает, сопротивляться трудно... Страшно.
   - Он о тебе заботится, а тебе страшно?
   - Я боюсь слишком привыкнуть к нему за 10 дней. Потом расставание как предательство будет восприниматься. Не хочу...
   - А ты можешь не думать о будущем, а просто расслабиться и наслаждаться тем, что есть сейчас?
   - Не знаю. Напиться бы и отключиться... О! Мне же деньги сегодня дали, Саша сказал пропьём. Щас поищу, - и полезла в карман, открывая молнию на нём. Достала и мы, молча, все уставились:
   - Эттто что? Так ведь не бывает! Они же не настоящие? Это шутка была? - и испуганно заглядывает в глаза Оскара, переводит ошарашенный взгляд на меня. Мы сами такие же сидим. Она держит в руках 3 тысячи евро. Беру в руки купюры и проверяю - настоящие.
   - Настоящие. - Протягиваю обратно - отшатывается.
   - Мне за эти деньги год работать надо. Это же был кот. Просто кот.
   - Зато теперь можешь отложить их на фиорды. Ты же хотела в Норвегию, помнишь, рассказывала.
   - Это неправильно как-то. Так не бывает. Не должно быть.
   - Успокойся. Будем считать это подарком судьбы, ладно? Сейчас собираемся, идём гулять, пока совсем не стемнело. Идём, умоешься. И проветривать тебя поведём.
   Я опять протянул ей деньги.
   - Саш, пусть у тебя побудут, пожалуйста! - ну как устоять против такого жалобного взгляда... Кивнул и пошёл одеваться. Они встали следом. Лена, скинув на кровать одеяло, взяла сумку и пошла умываться, а Оскар пересел в кресло - ждать нас.
   - Что мне теперь делать?
   - Не дави на неё. Ты же видишь - она боится. Дай ей возможность привыкнуть. Она птица вольная, а ты спеленать пытаешься. Не пугай. Обжигалась - теперь шарахается. С чего началось сегодня?
   - Ну, я предлагал сначала секс, потом гулять, она в обратном порядке...
   - В итоге выходит всё равно как она предлагала, только ты рискуешь остаться сегодня без секса. Не мог уступить? Зачем нарывался?
   Вышла умытая, накрашенная и настороженная. С влажной головой. Накинула куртку, намотала тюрбан из шарфа.
   - Я готова.
   - Вперёд, на выход.
   Облазили все окрестности вокруг отеля в городке. Оскар предлагал поискать еще убежавших котов, но мы отказались. Уже в темноте, возвращаясь в отель, Оскар повернул к себе Лену и, взяв лицо в ладони, посмотрел в глаза:
   - Ты как? С тобой посидеть?
   - Не знаю...
   - Саша не будет приставать, он обещал. Но и ты постарайся не провоцировать, ладно?
   - Да я угадать не могу, что на него как провокация подействует! Пусть они мои берлинские покупки отдаст тогда.
   - Сейчас в номер вернётесь и отдаст. Будь умницей, пожалуйста, - и поцеловал в лоб. Убью гада!
   В номер она шла за мной, на расстоянии. Как только пришли, сняла куртку, шарф, толстовку и, не глядя на меня, сказала:
   - Отдай покупки.
   Я вытащил из пакета и кинул ей на кровать. Взяла, не разворачивая, сунула в свой чемодан, взяла оттуда что-то и ушла в душ. Я лёг, вытянувшись на кровати. Скоро от моего взгляда на потолке будет дыра. Черная. Обугленная. Вышла из душа в футболке, размер - одеяло. Не найдёшь её там. Вообще фигуры нет. Никакой. Не выдержал и рывком опрокинул её на кровать, прижав телом сверху и зажав ей рот рукой.
   - Не вздумай реветь, я только спросить хочу. Ты натянула футболку чудовищного размера. Думаешь под ней спрятаться? ПОЧЕМУ???? У тебя нормальная фигура, кто тебе вдолбил в голову все эти гадости про тебя? - и убрал руку со рта. Она настороженно смотрела в глаза. Потом отвела взгляд и облизнула губы.
   - Эта тебя провоцировать не будет.
   - Знаешь, что меня всё-таки радует? Я тебя прекрасно видел без футболки и спрятаться ты от меня не сможешь теперь, я знаю какая ты на самом деле. Значит, хоть что-то общее у нас есть. И остаётся надежда растопить твой лёд, снегурочка огненная. А размер футболки тут совершенно не причём, - и с наслаждением поцеловал, чувствуя твердеющие соски под футболкой, прижатые моим телом. Дождался робкого ответа, оторвался:
   - Спокойной ночи! - и ушёл в душ. Охлаждаться. Когда вернулся - она уже спала, свернувшись под одеялом клубочком в углу кровати. Вздохнул и вспомнил своё обещание. Лёг, повернувшись спиной.
   Под утро проснулся, окно не закрыли - холодно. Под одеялом лежит, робко прижавшись спиной к моей спине, Ленка. Тихонечко развернул - прильнула, обвила руками и ногами, уткнулась носом в мою грудь. Ну вот, вдвоем теплее. С такой-то грелкой. Интересно, что утром скажет опять... Обнял и уснул дальше.
   По звонку своего будильника, она дернулась, но я объятия не разжал, глаза не открыл. Поёрзала. Блин, вот об этом я не подумал. Как она реагировать будет - мне было интересно посмотреть, а про свою утреннюю реакцию забыл. Вздохнул и открыл глаза.
   - Доброе утро!
   - Доброе, ты меня отпустишь?
   - Конечно. А ты быстро вернёшься?
   - Зачем?
   - Охлаждаться пойду, провокаторша. Не помогает твоя футболка.
   Как она умеет краснеть моментально - просто прелесть и спрятала лицо, уткнувшись ко мне в плечо. Подышала, подумала, лизнула.
   - Приходи, помогу... Это не футболка виновата, я ночью замёрзла и к тебе полезла греться.
   - Потом опять рыдать будешь и ругаться?
   - Не буду. Получается, я тебя сама спровоцировала. Идём в душ, а то опоздаем на завтрак...
   Красота. Меня еще и уговаривает. Обожаю её такую. Даже вчерашнее готов простить. Разжал руки, умчалась. Я потянулся. Сегодня нас ждал Париж. Хочет пикник в парке - устрою. В городе я ориентируюсь - выгуляю сам, без группы. Хорошо, что она отказалась от дегустаций и кораблика. Покажу ей свой город. Закрыл окно и пошёл в душ. Тихо вошёл и замер: первый раз видел её косу распущенной, Лена только собиралась её заплетать, стоя под струями воды и пританцовывая, делила на пряди и начала плести мелкую косу, периодически заново разделяя пряди, чтобы не запутались.
   - Не стой там, заходи.
   - Откуда ты знаешь, что я вошёл?
   - Взгляд почувствовала. Коса путаться начала, сквозняк пробежал - повернулась ко мне - глаза закрыты под дождиком. Облизнулась:
   - Идёшь или передумал?
   Я шагнул под струи к ней. Счастье моё мокрое...
   На завтраке Оскар не выдержал и, пока набирали еду, спросил:
   - Помирились?
   - Ага. Так заметно?
   - Так она сидит как сытая кошка, жмурится. Кто первый начал?
   - Случайно получилось. Вчера окно не закрыли, забыли, она ночью замерзла и сонная приползла греться. Мне нельзя было проявлять инициативу - я же тебе обещал... На всякий случай сейчас порошок свой выпьет, а то опять затемпературит.
   - Давай вечером попробуем немного побороться со страхом? Давить не будем, просто поговорим с ней.
   - Париж хотел ей показать. Пойдёшь с нами? Она этот город обозвала потерянным временем. Я с таким не сталкивался. Ты же знаешь, все наши всегда рвались в Париж "увидеть и умереть", ни одна правда не умерла как обещала... А Лена вздыхает о Праге, Чешском Крумлове и немецких городках. Грезит о Нормандии и негатив к Парижу. Даже объяснить не может почему. Вот и хотел поводить. Мы на дегустации и кораблики всё равно не идём. Может получиться пикник в парке устроить. Сегодня просто погуляем, завтра с утра в замок, потом у нас вроде свободное время будет - самим в отель можно приехать. Есть настроение?
   - Да вас разве можно без присмотра надолго оставлять? Поругаетесь запросто. С вами пойду гулять. Надеюсь, не помешаю.
   - Брось. Должен же среди нас быть хоть один разумный человек...
   - Знаешь, что хотел проверить давно? Вот когда она сидит с таким блаженным видом, какая музыка в наушниках играет?
   - Так в чем дело? Пошли и спросим. Не стукнет сразу - раз вид мирный.
   Удовлетворили любопытство на свою голову. Разрыв шаблона. Она с таким счастливым умилительным видом слушала "Зверя" рамштайновского. Милая песенка с клипом 18+ и элементами садо-мазо...

Лена.

   Сегодня у нас переезд в мегаполис по имени Париж. Можно в балетках бегать, кроссовки снять, браслетик на ногу прицепить. Уже соскучилась по нему. А пока наслаждаться маленькой чудной Францией, проезжая через провинциальные городки. Просто любоваться пейзажами, не задумываясь ни о чём. Саша с Оскаром довольно долго общались, пока набирали завтрак. Даже любопытство начало просыпаться, но спросить не решилась. Захотят - сами расскажут, поэтому просто врубила музыку и наслаждалась. Интересно, как быстро я привыкла, что Саша приносит сам на завтрак по своему выбору, но и мои пристрастия учитывает: сыр, кофе и фрукты с выпечкой - постоянно на столе. Надо будет для разнообразия самой сходить на экскурсию к столам - вдруг там что-то вкусное есть, а я мимо проеду... Хотя мне нравится: я занимаю столик и сижу охраняю рюкзак. Подозреваю, что рюкзак он специально носит - чтобы я не бегала, а сидела на месте. Оскар приходит без рюкзака... С другой стороны - я же не знаю что там лежит, планшет вроде видела и фотик большой, зеркалка. Вчера вырубилась, а он вроде еще сидел... Чем-то же занимался.
   ООООО! Завтрак несут - наговорились. Пока дождёшься - слюной изойдёшь.
   - Что слушаешь?
   - "Рамштайн", сейчас "Зверь" играет, хочешь? - протянула наушник. Вот зачем такие лица делать? Не нравится, скажи "нет, спасибо" и всё... - Что не так опять?
   - Ты сидела с таким видом, который точно не ассоциировался с Рамами...
   - Пора привыкнуть уже. Нормальное явление, хобби у меня с детства шаблоны рвать - не люблю рамки и монотонность - угнетают.
   - Поэтому и Париж не любишь?
   - Не знаю. Честно говоря, и от Вены не в восторге. Красивая, но чужая, помпезная. Вот Прага - как домой приезжаешь, мой город. В Таллинне когда-то так было. Хотя в Праге тоже многое изменилось за 10 лет... Сказку делают былью, но становиться хуже, приземлённей как-то... В этом отношении маленькие городки меньше меняются, лицо сохраняют, уют... Как будто по истории шагаешь. В Чешском Крумлове ночевали, вечером туристов нет - так хорошо гулять было. Вчера на Рейне очень понравилось. Позавидовала байкерам. Свободные птицы...
   - Саша тебе хочет свой Париж показать. Не возражаешь?
   - Нет, конечно! Одной страшновато. Хоть и считается что отель в центре, но пешком не дойдёшь в одиночку. Я точно заблужусь, а языков не знаю...
   - Втроём будем гулять. Обувь выбирай для долгих прогулок.
   - Так я в тур только такую и брала. Опыт есть. Я практичная, предпочитаю комфорт в ущерб красоте.
   - Да просто смотрю, наши в группе уже каблуки напялили.
   - Ну, если людям нравится. У меня в одном туре девочка сказала, что ей без каблука по статусу не положено ходить. Я постеснялась про её статус спросить...
   - Пора, закругляемся. Лен, вечером ничего не планируй, ты мне нужна будешь, ладно?
   - Как скажешь, - и вопросительный взгляд на Сашку, тот плечами пожимает и молчит. Странно.

Оскар.

   Мне понравился сегодня вид этой кошки. Разве что не мурлычет, сидит. Такой диапазон настроений, резкая перемена. Быстро оклемалась. Я ожидал худшего. Такое впечатление, что я больше переживал за неё, чем она сама. Пофигистка. Надо будет её заняться, покопаться в голове. Хорошо, Сашка с собой позвал, можно будет понаблюдать за ней поплотнее.

Саша.

   Мы мчались в автобусе. Народ радостно шелестел в предвкушении Парижа. Гид что-то вещала, но я включил музыку и тихо дремал в наушниках. Лена рядом сидела и глазела по сторонам, щелкая телефоном. Оказывается во Франции она впервые, всё в новинку. Телевизор - это телевизор, живьём совсем по-другому смотрится. Вроде смотрит с интересом. Подождём до Парижа.
   Первая остановка - Реймс. Лена обошла собор, походила внутри и по своей традиции пошла в информцентр. Опять набирать открытки-буклеты. Я у неё спрашивал для чего. Ответила, что там часто интересная информация попадается, карты дают подробные, фото профессиональные. И вообще: ей нравится, хочется и она делает. Это у ней, как я понял, самый убийственный аргумент. Погода пасмурная, зато не жарко.
   Странно, так оживленно смотрела по сторонам пока ехали до Парижа, но как-то скуксилась, как только въехали в столицу. Зажалась почему-то. Непонятно. Надо будет попытать. Программа напряженная: сначала заехали на фабрику духов, затем обзорная экскурсия 2 часа по основным достопримечательностям, потом выехали на поздний обед в ресторанчик недалеко от Лувра, после обеда поехали к пристани возле Эйфелевой башни. Часть группы пошла на кораблике кататься, мы пошли к башне, валяться на газоне и пытаться "проникнуться духом Парижа", обреченно вздохнув, сказала Лена. Погуляв 1,5 часа, вернулись в автобус и поехали на башню Монпарнас. Там моей подопечной понравилось больше, хотя от высоты жмурилась. Зато с азартом искала места, которые мы сегодня посещали, быстро ориентировалась в схемах на высшем уровне башни, куда поднялись пешком, и высматривала их внизу. Попыталась найти отель, но плюнула на эту затею. Подъезжая к отелю, заметили работающий супермаркет в соседнем доме. Заселились в номер и я потащил соседку за едой, прибегнув к извечному аргументу: растущий организм хочет есть, Оскар уже ждал нас в холле отеля. Вино предоставила выбирать нам, а вот в сыры сама пошла. Я не выдержал, подошёл и начал выбирать сыры с плесенью, она как-то поморщилась и робко жалобно спросила:
   - Может не надо?
   - Надо. Не спорь.
   Не спорит, просто взяла ещё какие-то колобки маленькие.
   Вечером разложились на столе, вино красное открыли. Даже успели первый тост поднять. Я развалился, полулежа на диванчике с пультом от телевизора в руке, "как положено мужчине-хозяину" сказала соседка, Лена практически спиной сидела ко мне с пластиковым стаканчиком в руке, на дне которого плескалось красное вино, и любовалась пейзажами на экране, прислушиваясь к французской речи. Оскар открыл сыр с плесенью. Она отвернулась, закусив губу, и уставилась куда-то в телевизионную даль. Оскар взял кусочек сыра и поднёс ей к лицу, пытаясь привлечь внимание. Ленка шарахнулась, пролила на себя вино, быстро поставила стакан и вышла из комнаты. Я проводил взглядом и сначала решил, что пошла застирать свежее винное пятно. Оскар виновато посмотрел на меня. Прислушались. Звуки из ванной нам не понравились. Мы переглянулись и пожали плечами. Попробовали - обычный вкус сыра с плесенью. Оскар вопросительно посмотрел на меня.
   - Иди, ты эскулап, тебе виднее, что это было.

Оскар.

   В принципе, она еще в магазине смешно морщилась, пока мы выбирали сыры. Но мы отмахнулись. Когда она выбежала из комнаты - ну да, запах у них еще тот. Но не возвращается. Сашка возложил миссию понимания по традиции на меня. Звуки из ванной сквозь шум воды меня не порадовали. Заглянул: лежит, свернувшись клубочком одетая, в душевом отсеке, полощет ее. Решил пошутить, подходя сзади, не глядя за перегородку:
   - Только не говори, что уже беременна!
   - Уйди...
   Опа, а её тут кровью рвёт... Не шутки. Быстро начал перебирать в памяти - что сегодня ела - всё равно практически всё время рядом была. Вроде всё свежее было. Но не может такая реакция быть на запах сыра! Так не бывает. Не должно быть...
   - Где больно? Врача вызвать?
   - Запах...
   - От сыра?! - скрючилась и замерла.
   - Да... Я здесь полежу, вы без меня ешьте... Прости, я не знала что так будет, я бы раньше ушла... Сейчас уже пройдёт, наверно... Уйди, пожалуйста... Я в душ хочу...
   - Дай я живот пальпирую, не нравится мне это...
   Выключил воду и опустился на колени. Осторожно развернулась и внимательно следила за моими действиями.
   - Что ты хочешь найти? Беременность так определить?
   - Лен, прости, это была дурацкая шутка. Мне не нравится кровь,- вытер капли с уголка ее рта, при этом она дернулась от меня, стукнувшись об кафель затылком. Сел на мокрый пол и положил ее голову себе на колени, потрогал лоб губами - холодный, температуры нет, но белая, под цвет кафеля. Вырывается обессилено.
   - Отпусти, я губу прокусила еще в комнате, вот и кровь.
   - Не вырывайся, просто лежи.
   - У тебя одежда покрасится, у меня краска смывается с волос, отпусти!
   - Да и черт с ней. Ты понимаешь, что я за тебя испугался? Точно не больно нигде?
   - Мне почему-то от запаха плохо. Я и дома его не ем никогда. Никудышный из меня гурман...
   Ну и какие сыры могут быть после этого? Никакого удовольствия. Вышел в комнату.
   - Что там?!- и смотрит на мои мокрые шорты и футболку.
   - Ей от одного запаха плохо стало. Полощет. В душ собралась. Присмотреть бы вполглаза - рухнет ещё.
   - Присмотрю. Убирай их тогда на фиг.
   - Слушай, я её там подколол неудачно.
   - ТЫ? Вроде я на этом специализировался всё время. А как?
   -Ну, заходя, сразу сказал "Только не говори, что уже беременна!", я же не видел, что её кровью полощет. Думал, что придуривается, играет...
   - Это ты со зла так.
   - Сам знаю. Давай вином отпаивать. Иди с ней посиди, я пока проветрю тут всё и уберу сыр. И горячего чая принесу. Может сегодня транс попробуем?
   - Попробуем.

Саша.

   Я потихоньку вошёл в ванную. Она сидела под душем, комочком привалившись к стене.
   - Ты как?
   - Лучше. Прости, пожалуйста, я не специально всё вам испортила...
   - Брось. Будем вино пить.
   - Шоколадки сам достанешь из красной сумки? И орешки? Там колобки мои остались - они без запаха...
   - Так пошли.
   - Принеси, пожалуйста, из моего чемодана зелёную косметичку. И футболку, и вешалку из шкафа пластиковую, одежду теперь сушить надо будет...
   - Сейчас!
   Отнёс. Оскар уже убрал сыры и нараспашку открыл окно и дверь в коридор, проветривая комнату, я достал припасы из сумки. Через 10 минут она осторожно вползла в комнату и залезла под одеяло:
   - Я полежу, ладно?
   - Нет, ты посидишь. Сейчас мы здесь пить будем. Сначала пей сладкий чай. На вино у тебя не было такой реакции? Значит, будем допивать.
   - Я пьяная буду сразу.
   - Ничего, справимся. Спать уложим.
   Разложились на кровати. Пикник. Действительно, захмелела быстро: щёчки зарумянились, глазки блестят. Оскар предложил научиться входить в транс. Попросту - гипнозом решил её помучить. Через полчаса мучений - таращиться старательно на блестящий покачивающийся кулон - не помогает, Сашка предложил ввести в транс меня. Я привычно согласился. У нас с ним давно отработано - я, для примера жертве нашего розыгрыша, изображаю, что впал в транс, потом жертву легче ввести. Тут решили действовать по отработанному сценарию.

Оскар.

   Мы уже столько раз разыгрывали сашкиных девиц, что у нас никаких сомнений не возникало в этой игре. Сашка "впал в транс". Лена удивленно и растерянно посмотрела на него. Потом на меня. Замерла как испуганный зверёк.
   - Задавай вопросы.
   - Зачем?
   - Можешь задавать любые вопросы - он тебе сейчас на все ответит, соврать не сможет. Пользуйся ситуацией.
   - Зачем? Это неправильно. Так нельзя, - а сама чуть не плачет. Беспомощно оглядывается на Сашку - тот сидит как истукан с неподвижным взглядом.
   - Разве тебе неинтересно? Что он о тебе думает? Как относится?
   - Это неправильно. Если захочет - сам скажет, а то, что ты сейчас делаешь - подло. Пожалуйста, не надо!
   - Он всё равно не будет ничего помнить. Ты сейчас можешь узнать о нём всё. А потом завоевать его сердце. Не теряйся. Это же просто подарок. Он тебе даже номер и пин-код кредитки скажет, - давненько не выступал в роли змея-искусителя. Обычно женщины сами кидались задавать вопросы.
   - Выведи его, пожалуйста! Что ты хочешь за это?
   - Неужели тебе от него ничего совсем не надо?- она вздрогнула, поцеловала Сашку и, протянув ко мне руки ладонями верх, произнесла:
   - Клянусь, что не хочу ничего узнавать. Мне не нужно от него ничего. Через неделю мы расстанемся и никогда не встретимся.
   - Почему?
   - А смысл? Наши пути пересеклись случайно. Мы из разных миров просто. Поэтому в будущем у нас ничего быть не может, - потом взяла за запястья меня и Сашу. Сидит между нами и смотрит куда-то в окно, в темноту.
   - А ты его спросила про будущее?
   - А вот тут не ему решать. Ему и так слишком много позволяется и прощается. Извини, я устала от вашего цирка. Не надо меня обманывать, пожалуйста. Если хотите что-то спросить - просто спросите прямо, без этих дешёвых фокусов, - оттолкнула наши руки и, взяв с тумбочки телефон и наушники, пересела на диванчик к окну. Заткнула уши и уставилась в окно как в никуда. Мы молчали.
   - Мне кажется, или нас наконец-то ткнули носом как котят в дерьмо?
   - Сначала правда была уверенна, что ты в трансе. Я же чувствовал, разрыдаться была готова, тебя защищая. А потом взяла наши руки и поняла всё. Только осталось понять мне - как, на чём прокололся.
   - Делать что будем?
   - Есть варианты, кроме как просить прощения?
   Она сидела, свернувшись комочком с ногами на сиденье в одной футболке, спиной к нам, положив голову на спинку дивана. Я подошел и сел на пол между ней и столом и посмотрел на неё снизу вверх. Вытащила наушник.
   - Не поможет. Можешь не стараться.
   - Почему? Ты изучала психологию?
   - Общий курс 20 лет назад нам читали. Но я просто чувствую твою фальшь сейчас. Ты опять играешь. А мне больно. Уходи.
   - Мы дураки и делаем глупости.
   - Нет, вы просто великовозрастные жестокие дети, которым до сих пор нравится ломать игрушки. А что игрушки теперь живые и им от этого больно вас не интересует, вам любопытно поковыряться. Я устала от ваших игр. Оставьте меня.
   Сашка подошёл, сгрёб её в охапку и уволок на кровать. Сел на кровати и, посадив на колени к себе, прижал двумя руками к себе. Я закрыл окно и сел опять у её ног, положив голову на колени. Замерзла как ледышка - заодно и погрею.
   - Моя взрослая глупая женщина. Я просто боялся тебе сказать, что без ума от тебя. Ты бы всё равно не поверила. Я ждал, что ты спросишь пока я в трансе, Оскар подталкивал тебя, чуть ли не открытым текстом просил задать вопрос. А ты упёрлась и ни в какую. Вот что с тобой делать?
   - Ничего. Отпустить. Я повторяю - у нас с тобой нет ничего общего. Да, мне нравится секс с тобой. Но через три дня после приезда ты про меня не вспомнишь. Поэтому не надо делать и говорить глупости, о которых можешь пожалеть. Есть неделя - пользуйся моментом. Но не вешай лапшу мне на уши - я не люблю и не верю.
   - Мне всё больше хочется свернуть шею мужчинам, которые были с тобой до меня. Что они с тобой сделали!
   - А что вы делаете? Мало издеваетесь? У меня уже сил не остаётся склеиваться, вы меня в клочья рвёте каждый день. Я уже не рада этой поездке. Мне после неё потом ещё в себя приходить придётся чёрт знает сколько. Может хоть в Питере с девчонками быстрее получится.
   - Ты в Питере будешь?
   - Да, там зависну. По делам. Давно обещала.
   - Остановишься где?
   - Где надо, там и остановлюсь. У шиншиллы.
   - Это гостиница?
   - Нет, это квартира. И вас это не касается. Закрываем тему.
   - А если я захочу найти тебя в Питере?
   - Нет. Не захочешь и не найдёшь. На вокзале я должна про вас забыть. У вас только остался выбор: как про кошмар или про легкое приятное приключение.
   - Почему так категорично?
   - А что-то еще непонятно? Пусть Оскар объяснит. Он - мастер. Всё разложит по полочкам.
   - Лен, не злись. Лучше объясни, как ты его раскусила? До тебя никому не удавалось ещё.
   - Так элементарно. Дёрнулся навстречу, когда я к нему потянулась поцеловать, поэтому и взяла руку пульс проверить, плясал как бешенный. Как всякий порядочный шпион прокололся на мелочах.
   - Ты случайно не в следственных органах работаешь?
   - У меня аллергия с детства на форму. Ребят, хотите пообщаться - идите к Оскару. Я устала и хочу спать. Оставьте меня уже в покое.
   - А почему ты никак в транс не входишь?
   - Не знаю. Не люблю не контролировать ситуацию. А ты предлагаешь отключать остатки мозга и отвечать как Сашка на вопросы? С той разницей, что он контролирует на самом деле свои ответы, а я нет? Оно мне надо?
   - Вот в кого ты такая? Откуда взялась?
   - Если грубо и честно: в моё время детей в пробирках не делали. А так, 20 лет назад мой любимый мужчина сказал: проблема не в том, что ты - дура, а в том сложность, что умная дура, поэтому непредсказуема. Доступно?
   - Я так понял, ты нас сейчас уже послала?
   - Оскар, лапочка, - и запустила руку мне в волосы, - ты же умный мальчик, сформулируй сам прилично как-нибудь... Саш, руки разожми и отпусти меня.
   - Не хочу. Я поцеловать хочу тебя.
   - А мы будем сегодня только твои желания воплощать? Я хочу кому-то наглые морды расцарапать, а сижу и молчу в тряпочку.
   Вот железные у неё аргументы. Сразу руки разжал. Она ушла.

Лена.

   Все нервы вымотали. Я же сначала им поверила, только не могла понять, как Оскар пошёл на такую подлость по отношению к другу. А потом случайно выяснилось - никакой это не транс, а способ покататься по мозгам наивным дурочкам. Так хотелось закатить истерику со скандалом, но обессилевший после встречи с сыром организм был просто не способен на буйство. Поэтому просто ушла с наушниками на диван, мозги прочистить, отключиться.
   Нет ведь, они решили продолжить свои опыты дальше. Не действуют на меня глазки кота из Шрека. Как им объяснить еще, что нельзя на меня давить? Я когда взрываюсь - крышу сносит, не контролирую. Оно им надо, нарываться?
   Вроде объяснила всё доступно и понятно. Нет ведь, держит меня на коленях, а сам, чувствую задницей, аж дрожит подо мной от желания и при этом делает вид, что ничего не происходит. Но пока не пригрозила расцарапать мордашки - не отпускает. Хлопали оба глазами, будто не с ними говорила. Убила бы. Злая, как сто китайцев, ушла на свою половину кровати и демонстративно легла спать, укрывшись с головой. Пусть что хотят, то и думают. Как они разошлись и до чего договорились - не слышала. Уснула.
   Проснулась от странного звука. Полувсхлип-полустон. Прислушалась. Повторился. Сашка лежал, как-то скрутившись весь в узел, спиной ко мне. Вскочила и, обежав кровать, села перед ним на корточки.
   - Саш, что случилось?
   В ответ опять этот полустон. Обняла его за плечи, и, встав на колени у кровати, прижала голову к своей груди.
   - Саш, миленький, ответь, что с тобой? Где больно? Давай Оскара позовём? Набери его номер...
   - Нееет, нее надо. Просто обними меня, пожалуйста...
   Я гладила его по голове, рука путалась в волосах, а мысли в голове. Номер Оскара я в сашкином телефоне не найду сама. Звонить к гиду? Сначала надо выяснить что происходит, хоть какие симптомы описывать...
   - Саш, не молчи, скажи, что с тобой? Как помочь?
   Он взял мою руку и опустил вниз, к животу. И что я должна с этим делать?!
   Вырвав свою руку, поцеловала его в лоб и, кинулась, схватив сумку, из комнаты, получив в спину опять полустон. Быстро налила в ванной воды в стакан, нашла в косметичке но-шпу, достала инструкцию - буквы плясали перед глазами, никак не могла понять, сколько таблеток сразу можно дать, пока решила две. Принесла ему таблетки и стакан воды.
   - Открой рот и выпей, не разжёвывай.
   Приподняла его голову, пока он запивал таблетки. Пару минут он еще лежал, прижав голову к моему плечу.
   - Подняться сможешь? Идём в душ потихоньку. Вставай мой хороший...
   Вот попробуй поднять этого лося, как в войну раненых таскали - не представляю. Какие-то левые мысли в башке помогают не скатиться в истерику и помочь дотащить его тело под душ.
   - Саш, опустись, пожалуйста, на пол, сядь, я тебя не удержу стоя...
   Стянула с себя футболку, включила душ и начала поливать его горячей водой, массируя мышцы, чтобы снять спазм. Под струйками воды не было видно моих слез. Я впервые увидела его беззащитным как ребёнок. Я не знаю, сколько мы сидели под струями воды, пока он не кончил. Потом какое-то время он просто лежал, уткнувшись мне в живот, и всхлипывал, а я сидела и пыталась понять - что это было... Дав ему еще одну таблетку на всякий случай, завернула в полотенце и потащила в кровать. Так он и уснул, прижавшись ко мне.
   Утром дёрнулась на звонок будильника, но он спросонок в меня вцепился, не отпуская. Я погладила по распущенным, еще влажным волосам:
   - Саш, пора вставать, ехать надо, Оскара надо найти.
   - Не уходи, пожалуйста.
   - Что с тобой было?
   -Я тебе говорил много раз, ты меня не слушаешь и не веришь. Я тебя хочу. Практически всё время. И ничего не могу с этим поделать. Если ты говоришь "нет", я просто жду твоего согласия, желание никуда не пропадает. Мне больно, но я жду... А ночью меня просто скрутило, совсем невмоготу стало...
   - Саш...
   Он просто навалился на меня всем телом и поцеловал. Рука скользнула вниз... Я поплыла...
   - Ты опять пытаешься сказать мне "нет", и мозгами я это понимаю. Но тела говорят "да" и с этим я уже ничего сделать не могу...- я чувствовала его подрагивающий член на своём теле и судорожно сжимала бёдра, прижимая ласкающую руку, подаваясь ей навстречу. Слов у меня уже не было...
   - Давай я не буду входить, просто им поглажу, нам надо разрядится, согласна?
   - ДА! - только и смогла выдохнуть я.
   Ну и кто сможет долго выдержать эту пытку? Уже через несколько фрикций я стонала "ВОЙДИ!!!!" Он не сопротивлялся... Кончили мы оба быстро, я вцепилась в плечи, умоляя не выходить, и еще немного просто лежали не в силах пошевелиться. Сработал сашкин будильник.
   - А если бы некоторые, не упрямились, то дольше бы получилось, - приподнялся и начал целовать меня в лоб и закрытые глаза. Я млела обессиленная. Он сел на кровати, а я тут же перевернулась на живот, зарывшись головой под подушку. Откинул с меня одеяло и медленно провёл пальцем по спине, выписывая какие-то узоры до татуировки. Сел верхом на мои ноги, погладил нежно попу, скользнул цепочкой поцелуев от шеи до попы, поцеловал каждое полушарие, сжимая руками, и задумчиво сказал:
   - Вот куда надо ставить засосы, никто не увидит!- и приступил к воплощению озарившей идеи, периодически отрываясь и любуясь на свои проделки. Я не реагировала - состояние "не кантовать!".
   - А если я сейчас их покусаю, ты как сидеть будешь? - я почувствовала его зубы на своей заднице. Дернулась и обернулась, насколько смогла, прогнувшись в спине, испуганно глядя на него. Он улыбался:
   - Вот теперь я знаю, как тебя быстро разбудить! - вскочил, поднял меня на руки и унёс в душ, - так, давай по очереди, а то в замок мы точно не попадём...
   Разумеется, на завтрак мы прибежали в числе последних. Оскара не было... Зато заметили как темнеет небо за стеклянной стеной.
   - Дождь собирается?
   - Ночью гроза была, вы не знали?- просветили нас одногруппники. Переглянувшись, решили не переодеваться, зонтики есть, дождевики в сумках, выкрутимся.

Саша.

   Вечером всё пошло наперекосяк ещё с сыра. Потом добавили трансом. На перемирие она не пошла. И заикаться в такой ситуации о своих желаниях было просто глупо. Проводив Оскара, пошёл в душ. Холодная вода в этот раз не помогала. Рука тоже. Лёг в кровать, надеясь уснуть... Периодически забывался сном, но когда боль стала пульсирующей - просто свернулся вокруг источника боли и мог только тихо стонать. Я не знал что делать...
   Когда она дотронулась до меня - меня как током прошибло сначала. А потом она прижала меня к себе, я чувствовал как приятная истома захватывает моё тело, растворялся в ней. Она что-то говорила, я не слышал сначала. Потом до меня дошёл её вопрос, и я просто взял её руку и опустил к источнику боли. Она вырвалась и убежала... Испугал... Я готов биться головой о стену, черт с ними, с соседями... Принесла какую-то таблетку и помогла запить, я опять прижался к её груди, чувствуя через футболку её горячее тело. Потащила меня куда-то. Стянула с меня мешающие плавки и затолкала в душ. Как ей объяснить, что холодный душ не помог? Сполз по стене, придерживаемый её. Она выскользнула, а у меня даже сил нет включить воду. Зашла ко мне уже обнаженная, сняла лейку душа, отрегулировала, направляя на стену, и начала поливать меня горячей водой. Я вскинул голову, но полностью глаза открыть не смог, а она не глядя на моё лицо, встала на колени, прижала головой к плечу лейку, двумя руками начала нежно массировать моё тело под струями горячей воды, аккуратно разминая все зажатые органы.
   - Потерпи, мой хороший, - а у самой слёзы бегут, - скоро таблетка подействует.
   Повесила лейку на место, на самый мелкий дождик настроив, начала ласкать меня губами, не переставая действовать руками. Кончил я, дрожа в облаке пара. Замер, уткнувшись ей в живот, а она смывала с меня всё, гладила и успокаивала. Потом помогла дотащиться до кровати и там я обессиленный вырубился.
   Утром я её не отпустил. Очухавшись, я понял - надо что-то с этим делать. И как - решать нам с ней вместе. Тем более, после ночного душа, она так и не успела одеться, а у меня обычная реакция утренняя... Вот объяснять и уговаривать дольше пришлось. И будить потом. Она правда вырубается на какое-то время. Спасительница моя...
   Надо будет переставить будильник на пораньше, чтобы всё утром успевать. А то пока пришли на завтрак - есть особо и нечего уже. Придётся по дороге подкармливать-задабривать. И с Оскаром всё-таки посоветоваться. У нас осталось 6 ночей в запасе. А дальше паром и Питер. Она уйдёт, как обещала, а мне что делать?

Оскар.

   Утром эти двое не пришли на завтрак. Позавтракал - их всё равно нет. Поднялся к ним в номер - закрыто. Спустился с рюкзаком к автобусу - нет их. Не выдержал, Ольга с Кириллом укоризненно на меня смотрят, как будто это я виноват во всём. Отошёл и начал звонить Сашке, Лениного номера у меня нет. Долго не отвечает.
   - Да!
   -Вы где? Что случилось?
   - Бежим уже!
   Смотрю - вылетают из отеля, оглядываются, Лена тащит свою сумку, Сашка свой рюкзак и ленкину автобусную. Вышел навстречу.
   - Вы где были?!
   - Потом расскажем, проспали слегка.
   - Чтобы Ленка проспала? Не верю.
   - Ну, почти проспала. Потом подробности. К тебе дело будет...
   За это время Лена завернулась в плед. И, закрыв глаза, откинулась на спинку сиденья. Как только Саша сел на своё место, по-хозяйски положил её голову на своё плечо и чмокнул в макушку. Увидел, что я стою рядом, и смущённо улыбнулся. Класс. А уходил - непримиримые враги были. "Примирение было достаточно бурным". Я же вчера ушёл - она уже спала. Что за летняя спячка?!

Лена.

   Сегодня с утра стартанули в замок Шантийи. Находится он недалеко от Парижа, потом время для прогулки останется - удобно. Симпатично, но не более. Больше для меня дворец напоминает. Всё-таки ранние романский и готический стили мне ближе. А здесь как-то не то. Для меня слишком помпезно. Хотя картинная галерея понравилась. И витражи. И коллекция орденов.
   Но в парке есть чудные и уютные уголки. Ну не нравится мне, когда всё по линеечке расчерчено. Убивает у меня на корню все эмоции такая планировка природы. Вот каналы и прудики с кувшинками - это моё... А карпы в канале - монстры просто, даже лебеди близко не подплывают. Погуляли по "потемкинской" фахверковой деревушке. Часть группы пошла пробовать местный знаменитый крем, я отказалась, ребята решили пойти со мной погулять. После дождя трава мокрая - не поваляешься, лужи, встречающиеся на дорожках, обходим по газону. Увидев вдалеке фонтан, направились к нему. По дороге посмотрели пацана, увлеченно бегающего по лабиринту. Сашка с Оскаром снисходительно улыбались, глядя на него, мол, малыш. А потом увидели фигурки коров и овечек на пружинках среди маленьких домиков. И уже сами, как тот пацан, скакали на них. Ну и пусть они мокрые и штаны теперь тоже, зато восторга!! Фонтан оказался на той стороне канала большого, мы так и не дошли, походив по берегу. Никого не было видно: ни туристов, ни обслуживающего персонала. Мы сидели на фигурках, наслаждаясь щебетанием каких-то пичужек, шелестом листвы, по каналу скользило лебединое семейство. Звуки природы окружали нас со всех сторон, внося умиротворение и мысли о вечности. Я опять, продолжая кутаться в палантин, сидела, покачиваясь на корове.
   - Если усну - поставьте кто-нибудь напоминалку, что нам надо бежать в автобус...
   - Ты правда уснёшь?
   - Запросто. Здесь так хорошо и спокойно... Не люблю столпотворения людей. Да еще такое равномерное покачивание...
   - Странно.
   - Что?
   - У меня эти покачивания совсем другие мысли и желания вызывают...
   - Пошляк!- и посмотрев на второго, тоже покрасневшего, - ОБА!
   Во время разговора я наклонилась к спутникам, и в какой-то момент поняла по их взглядам, что они меня практически не слушают. Замолчала. Сидят, пялятся и молчат. Опустила взгляд - оказывается, палантин сполз-распахнулся, а они мою тунику еще не видели, закутанная в шарф с утра ходила, вот я и продемонстрировала случайно декольте. Судя по реакции - излишне. Взмахнув палантином, завернулась опять. Они судорожно вздохнули и вопросительно посмотрели на меня:
   - Ты в таком виде на работу ходишь?
   - Нет. Не успела еще. А что?
   - Ты сама представляешь вид сверху?
   - Ой, да что там смотреть?
   - Действительно, абсолютно нечего. Там размер как минимум третий, ближе к четвертому. Хотя тебе и паранджа не поможет...
   Время возвращаться. В кафешке наши сидели за столиком, пили кто кофе, кто чай с десертом -кремом из взбитых вручную сливок, украшенных свежими ягодами. Оказывается, им только принесли. Мы помогли им устроить быструю фотоссесию "я и крем" и пошли потихоньку по парку в сторону выхода. Догонят.
   Нашли в сторонке чудный каменный изогнутый мостик и лебедя возле него. Ну как пройти мимо? На обратной дороге, похлопав глазками, стрясла с местного гида карту замка и парка. Зато потом радовала вопросами по коневодству. Вроде остался доволен.
   После приезда мы опять гуляли по городу, расположились у какого-то неработающего фонтана на бортике и, любуясь на окружающих, перекусили купленными в ближайшем магазине багетами и салатами, потягивая сок. По дороге к месту встречи с группой увидела сетевую кофейню и, как осёл, встала - не сдвинуть. Время позволяло выпить дежурную чашку кофе. Впереди забег по Лувру.
   Благодаря наушникам, можно было успевать смотреть по сторонам и слышать гида. По уже сложившейся традиции, мы с Сашкой втыкали только по одному наушнику - второе ухо - слушать друг друга. Как же мы можем обойтись без обмена комментариями? Оскар присоединился к нам. Теперь они еще и надо мной подтрунивать успевали, комментируя рассказ гида об изменениях критериев красоты женской фигуры со временем. Довыпендривались, что оба получили по щипку по чувствительным местам. Угомонились. Зато выяснилось, что пока мы гуляли по Лувру, над городом прошел сильный дождь, затянув небо на полчаса черной пеленой. Боялись отмены дальнейших экскурсий.
   После Лувра был небольшой перерыв на кофе. Опять зашли в тоже кафе. Оказалось, что во Франции кофе-гляссе - это кофе с кусочками льда, а не с мороженым, как у нас. Ну что ж, сама выпендрилась. Ребята посмеивались, глядя на мой стакан, а мне пришлось делать невозмутимый вид, как будто, так и надо.
   Потом была экскурсия на Монмартр. Здесь мне понравилось больше, чем у Эйфелевой башни. Хотя толпы народа напрягают все равно. Немного напугал обещанный подъем на холм, но гид, проводивший вчерашнюю обзорку, очень хорошо составил маршрут, подъем совсем незаметен оказался из-за пауз с рассказами. После мы поехали на экскурсию по Парижу, начинающему расцвечиваться ночными огнями. На Трокадеро я даже не стала выходить из автобуса, отправив Сашу делать общепринятые фото иллюминации на башне, отговорилась уставшими ногами, слипающимися глазами. Зато потом выяснилось, что только мне досталось 2 порции вина: один стаканчик принесла гид, вторым угостил водитель. Кто-то из группы остался в городе, мы уехали в отель. Вечером спокойно все прошло по мирной программе. Окно не открывали - сырой воздух, вещи в душе не сохли, пришлось еще феном подсушивать и переносить в комнату.

Саша.

   Выхожу из душа: она сидит на коленях, расположившись точно по центру кровати, и, не отрываясь, смотрит в телевизор. На меня никакой реакции. Я тут весь из себя такой в одном полотенце на бедрах, а она?! Вот что можно смотреть так увлеченно, не зная языка? Медленно заполз на кровать и сел в изголовье, вытянув ноги и чуть касаясь ее щиколотки. Никакого ответного движения. На экране какая-то музыка и аэробика.
   - Что показывают?
   - Ау?- хоть бы голову повернула.
   - Что показывают, спрашиваю.
   - Зумба!
   Только и смог, что прибавить глаза и начал смотреть внимательно. Я всё это время был уверен, что ее зумба - это танец, по аналогии с самбой, румбой. А это типа фитнеса оказывается. Вот и моя соседка аж приплясывает, сидя на кровати.
   - Странно, у них это смотрится как спорт, а у тебя как приватный танец.
   Скрутилась сидя в клубочек, коленки прижала, голову опустила - поза грусти и тоски.
   - Так они стройняшки, а на мне сало ходит волнами,- прошептала еле слышно.
   Ага. Сало волнами. Удачно распределенными равномерно на 4 размер груди и попу, глядя на которые понимаешь все недостатки мужского организма: рук должно быть четыре, чтобы ухватить и не отпускать все эти места!
   - Подожди. Но мужик у них там явно танцует! И без сала...
   - Там одна мускулатура, ты думаешь в настоящих танцах нагрузки маленькие? Попробуй как-нибудь на досуге...
   - Идем ко мне!
   Не отрывая глаз от телевизора, как завороженная передачей, подползает ко мне спиной. Села верхом на мои бедра возле колен. Опять начала пританцовывать. Не выдержал и провел пальцем от шеи до татуировки - прогибается и ... танцует. А мне мучайся и смотри?
   - Леееен!
   - Ая?
   - Шашлык хочу.
   - Ага.
   Еще несколько секунд и дошло что-то. Оглядывается, распахнув растерянные глазищи.
   - Что?!
   - Шашлык хочу, с салом,- наклонился к ней и поцеловал в плечо, поднимаясь языком до уха, взял ее руку и положил на стоящий член,- у меня и шампур готов...
   - Мясо надо мариновать!- моя рука скользнула с груди вниз по животу, лаская.
   - А я что делаю?- поплыла моя хорошая, выгнулась вся...- помоги сексуальноголодающему, не оставь без пищи!
   - Мммммм...
   О черт! Медленно-медленно приподнимается и начинает со скоростью улитки ползти ко мне, еще и покачивается при этом плавно зараза, но хоть от телевизора вроде оторвалась. Да как она ползла эти несчастные двадцать сантиметров, у меня уже не то, что стоял, прыгал, размахивая белым флагом полной капитуляции! Только возьмите меня!!! Когда опустилась на всю глубину, я откинулся на изголовье и расслабился, растекся от удовольствия, любуясь ее движениями. По изменению ритма понял - что-то задумала. Ага, то есть она на мне танцует под ритм телевизора? До пульта не достать... Вообще остановилась и ерзает на месте, откинулась на меня и поцелуев требует...
   - Саааш...
   - Не останавливайся, прошу...
   - Ты мужчина?
   - А ты не чувствуешь?- кажется я даже через ее живот руками чувствую его дрожание в ней.
   - Но ведь шашлык делать, это мужская забота?
   - Да, моя хорошая, будет тебе шашлык!
   - Так ты не скажешь, какого черта я тогда тут страдаю, вместо того чтобы расслабиться и как положено мясу получать удовольствие?
   - В смысле?- растерялся я.
   - Давай ты сверху, а?- а сама плавится под руками...
   - Как скажешь, только быстрее!
   Скользнула с меня животом на кровать и прогнулась, подставляясь. Кончили практически вместе. Лежим и чисто машинально смотрим телевизор, возвращаясь в окружающий мир. Из-под меня раздается сдавленное хихиканье. Скатился обиженно:
   - Что?
   - Ты нас со стороны сейчас не представлял?
   - Нет, а что?- я знаю, что она не любит, если из нее сразу выходишь, поэтому и лежал, укрыв своим телом.
   - Ну, смотри, мы с тобой как бутерброд валяемся поперек кровати и смотрим при этом телевизор, где люди старательно сбрасывают калории...
   - Ну, мы же тоже сбрасывали! Старались...
   - Ну да.
   - А почему так грустно?- обнял, поворачивая с живота на бок спиной к себе,- и почему сверху не захотела...
   - Ага, тебе скажешь, смеяться будешь...
   - Не буду, честное слово.
   - Грудь мешает...
   Вы рыбу, выброшенную на берег видели? Так вот и я так же шлепал губами и пытался сформулировать вопрос. Все что смог выдать:
   - Как?
   - Болтается, тяжело, а руками тебе лень придерживать, даже до талии не поднял, хотя я все время тебя об этом прошу.
   - Талия ерунда, ты и так отлично все делаешь. А про грудь не понял...
   - Тяжелая и болталась в этой позе, больно. Нет, не то, что больно, неприятно, некомфортно почему-то.
   - А раньше почему не говорила?
   - Так позы такой не было...
   - А...- помолчал и сформулировал вопрос конкретнее.- Но ты же была уже сверху и ничего не говорила.
   Прижалась спиной, укрыв себя моей рукой и ногой, чувствую, что от такого близкого соседства начинается подъём...
   - Так поза другая была.
   - В чем отличие?
   Завозилась и повернулась на спину, глядя на меня удивленными глазами.
   - Ты же сказал наклониться больше вперед, центр тяжести сместился по законам физики, вот и не получилось у меня...
   - Когда я сказал?!
   - Ну, ты обычно руками меня направляешь, вот и сейчас надавил на спину, я поняла, что наклониться надо...
   - Ленка, ты дура! В следующий раз за косу дерну! Я тебя хотел и пытался привлечь твое внимание, а то ты от телевизора не могла оторваться! Просто провел пальцем по позвоночнику!
   - Спасибо, дорогой!- и отвернулась, надувшись.
   - Лен.
   - Отстань.
   - Лен, посмотри на меня.
   - Не хочу.
   Навалился на нее сверху и повернул лицо к себе.
   - Давай договоримся. Если тебе, больно, неудобно, некомфортно, говори сразу, пожалуйста. Не мучайся! У нас же не садо-мазо тут... Блин, ну прости ты меня. Я думал, это само собой разумеется, а тебе объяснять надо.
   А чтобы возразить не успела - поцелуй, да подольше, потом переместится к уху, вот уже и заерзала, соски затвердели. Вдруг упирается мне в грудь и отодвигает.
   - Саш.
   - Да, это я.
   - А ты правду сказал, у нас точно без садо-мазо?
   - Конечно!
   - То есть то, что он упирается мне в живот, а не в другое место, как мне хочется, это нормально? Не издевательство?
   - Будем исправлять упущение!
   И телевизор нам больше не мешал... После перерыва в знакомстве со спортивными достижениями французов мы опять лежали, посматривая на экран. Скосил на нее глаз - смотрит, аж губу закусила от зависти.
   - Слушай, а почему они такие плоские? Глазу зацепиться не за что!
   - Они стройные, подтянутые, смотри, как двигаются!
   - Не, мне твой вариант больше нравится. Только наедине надо показывать, во избежание провокации.
   - У меня не получается как у них, лентяйка, спортом лень заниматься.
   - Зато есть куда руки приложить!
   - В смысле тренировать?
   Я сжал полушария груди и начал целовать, приговаривая:
   - Конечно, мои руки тренировать, эти шарики массировать, и про границу засосов я помню, не отвлекайся! Хотя после сегодняшнего декольте твоего - весь в раздумьях, есть ли там граница. Повернись лучше!
   - Сам поверни, я пластилиновая!
   Развернул и начал массировать спину, опускаясь все ниже. Когда спустился до заветных полушарий на границе татушки, она уже опять стонала от удовольствия. Я пересел к ней на щиколотки, чтобы не дергала ногами, и занялся поцелуями и массажем нижних полушарий. Давно понял ее отношение к анальному сексу, но подразнить, чтобы не расслаблялась, мне не запретили. Вот ручки и шалили! Тем более я сейчас опять готов буду... Мда, кажется, переборщил с провокациями. Сжалась вся.
   - Лееен!
   - М!
   - Ты опять молчишь?
   - А что я должна сказать?
   - Я же просил, если не нравится - скажи! Зачем терпишь?
   - А ты чувствуешь и все равно продолжаешь?
   - Жду волшебных слов!
   - Отстань, противный?- с невинным видом выдала она. Я грохнул.
   - Лен, у меня физически не получается так ржать и...
   - Трахаться?
   - Ты обиделась?
   - Нет, просто помогла тебе глагол подобрать правильный.
   Встал с кровати, она осталась лежать как стойкий оловянный солдатик по стойке смирно. Отошел к окну и отвернулся, сложив руки на груди, слышу шорох. Оглянулся: перевернулась ко мне головой и лежит на животе, подперев голову кулачком, и хлопает глазами. Вздохнул и отвернулся. Издевается. Ну вот, шагнула с кровати и уже около меня. Прижимается к моей спине, обхватив руками за талию.
   - Что не так?
   - Зачем ты так сказала?
   - Здравствуй, моя радость. А чем мы, по-твоему, тут занимались? В глаголах только, пожалуйста.
   Я набрал воздух и понял, все слова вылетели из головы. Черт. Только совсем неприличные остались.
   - Откройся.
   - В смысле?
   - Ты сейчас закрылся, глаза спрятал, руки свернул в крендель. Пошли на кровать, там поговорим.
   Я лег, она тут же скользнула ко мне на плечо, закинув на меня ногу. Запрокинула голову, глядя мне в лицо, откинула мои пряди с лица.
   - Саш, скажи мне, если ты чувствуешь, что мне не нравится, почему сам не останавливаешься? Обязательно команду надо? Почему я стараюсь не доводить?
   - Да ты ни разу еще и не делала ничего такого, что мне не нравилось!
   - То есть я стараюсь угадывать твои пожелания? Почему ты не можешь? Или не хочешь?
   Я растерялся. Ведь сейчас я точно знал, что ей не нравилось, но старательно провоцировал. Не знаю зачем...
   - Прости. Я дразнил, не сделал бы ничего, не бойся. Ждал команды.
   - Саш, я делаю тебе только то, на что согласна сама. Ты согласен на анальный секс? Только чтобы попользовались в том числе и твоей попочкой? Я не хочу кричать "фу!" как собаке. Хочу получать и доставлять удовольствие, поэтому давай не будем доходить до взаимных крайностей?
   - Больше не буду,- поцеловал в лоб.
   - Перегорел? Спать?
   - Ну, еще разок можно?
   - Маньяк. Сейчас как в баянистом анекдоте будет: котлеты на столе, борщ в холодильнике, будешь трахать - не буди!

Лена.

   Странно. У нас такие разборки с ним, каких никогда с мужем не было. Почему что-то объясняю, как учитель школьнику, ведь он мне никто, послала бы да и все. Зачем играть с огнем?
   Зато утром продолжили игры.
   - Доброе утро, солнышко!
   - Я - туча и хочу спать, но ты не отвлекайся и продолжай упражнения на бревне!
   - Глазки открой, чудо.
   А куда деваться? Открыла. И что, спрашивается, остановился? Так хорошо все было, какая разница закрыты мои глаза или нет?
   - Что случилось? Мы совсем-совсем проспали и не успеваем никуда?
   - Мой будильник сработал точно!
   Ага. И этот будильник я очень даже сейчас чувствую обнаженным телом.
   - В чем тогда проблема?
   - В чьей-то наглости!
   - В смысле?!
   - Ты можешь хоть как-то проявить эмоции?
   - Сейчас я могу только убить кого-нибудь, все на что хватит сил моих. Или тебе, в принципе, неважно какие?
   Нахмурился. Обиделся. Я способна на активный мыслительный процесс, но не в это время суток, да еще когда разбудили такими нежными ласками, от которых я просто растекаюсь.
   - Саш, давай ты продолжишь действия, а не разговор, а? Пожалуйста... Или ты решил быть плохим мальчиком? Накажу!
   Ну вот. Вроде только начал движение и опять остановка.
   - А как?
   - ЧТО КАК?!
   - Накажешь как?
   Ну все. Пусть мне будет хуже!
   - Ложись на спину. Так. Руки под поясницу. Вот так. А теперь я буду издеваться, как ты надо мной!
   Села верхом на его живот и начала нежно целовать: губы, лоб, скулы, виски, пощекотать языком ухо, прикусить мочку... Ага, заерзал милый!
   - Ты был непослушным мальчиком, теперь терпи!
   Так сползаем ниже, заодно переплетаем его пальцы со своими. Правда, я тоже остаюсь без рук, но у меня свободы движения больше. Осторожно просовываем колено между его бедер и раздвигаем их. Вот, слушается, мой умничка, еще чуть шире, заодно можно о его бедро потереться, сама-то тоже изнываю от желания, но уже шлея под хвост попала... Только дергаться не надо, могу сосок и прикусить слегка, нечаянно. Шипеть можешь спокойно, мой милый. Знаю как тебе трудно, но сам виноват. Да чувствую я, что он у тебя стоит, и раньше ощущала, но не могу уже остановиться. Доведу, бедолагу. Да, щекотка языком в пупочной ямке у тебя вызывает совсем не смех, а полустон. Поэтому спускаться поцелуями я буду ооочень медленно и осторожно, убирая мешающий мне отросток простым отодвиганием головой. А вот на каждое твое движение рук, причиняющее мне боль, буду прикусывать кожу, да нет, что ты! Не на нем, ни в коем случае! Не надо сжимать мои пальцы было! И пусть ты выгибаешься, показывая как хочешь, буду дразнить, даже намекать движением, что сейчас очередь и до самого главного дойдет, даже губами задену слегка, и языком подразню самую дырочку, но пока не попросит сам - не сделаю. Женская месть - она такая.
   - Прости меня!- стон ласкающий мои уши. Молчу - рот занят делом.
   - Я больше не могу!- знаю, уже не я тебя держу за руки, а ты в меня вцепился. Пожалуй, хватит, жалко пацана...
   Обессиленный он лежал, раскинувшись на кровати звездой, а я расположилась головой на его бедре. Вот одна рука дотянулась до меня и встрепала волосы.
   - Что это было?
   - Наказание.
   - Если это наказание, то какое должно быть вознаграждение?
   - Я еще не придумала...
   - Идем ко мне.
   - Не могу двигаться, сил нет.
   Приподнял голову и потянул меня за плечи к себе. Уложил рядом головой на плечо и собственническим жестом уже закинул мою ногу себе на талию, положив свою руку на мою попу.
   - Спасибо тебе.
   - Пожалуйста.
   - Тебе грустно?
   - Солнышко, а как ты думаешь? Я ничего не получила в итоге... Поэтому буду сегодня сексуальнонеудовлетворенной фурией, берегись...
   Его рука медленно скользнула по моему телу вниз, начиная ласкать.
   - Милая, у меня проблема.
   - Что еще случилось?
   - Ты меня выжала насухо, я только рукой или языком могу... Потерпишь замену?
   - Пускай в ход оба варианта, я согласна...

Саша.

   Версаль нам не очень понравился.
   - Помпезно и слишком приглажено, - вынесла вердикт Лена. Я с ней полностью был согласен. Даже нет укромных уголков - все просматривается насквозь. Никакой интимной обстановки - поцеловать негде. Много свидетелей любопытных с техникой.
   - Но для общего развития - полезно, - добавила. Мы, вздохнув, согласились. Отпустив свою подопечную немного вперёд и, не теряя её из вида, я поделился своей позавчерашней проблемой с Оскаром. Теперь и он задумался.
   - Мне осталось несколько ночей. На пароме уже не знаю что делать...
   В Версале между тем пошел не просто дождь, а ливень. На обратном пути, садясь в автобус, Лена сказала, что пойдет гулять по городу и уснула на моем плече. Я разбудил ее на подъезде к Эйфелевой башне. Она открыла глаза, посмотрела на стену дождя за окном и отказалась выходить.
   - Я в отель поеду.
   - Что делать будешь?
   - Не знаю еще.
   - Я с тобой, потом погулять можем пойти.
   В отеле обнаружили - на обед ничего нет приличного, надо идти в магазинчик возле отеля.
   -Саш, давай ты сам сходишь, у меня ножки устали.
   Пришел из магазина, она спит, завернувшись в одеяло и свернувшись клубочком. Разложил обед на столе, попробовал разбудить - не отзывается. Перекусил и забрался к ней под одеяло, повесив на дверь табличку с просьбой не беспокоить. Лена прижалась ко мне, уткнувшись в плечо и обняв меня. Видно ночью не дал ей выспаться. Проснулся через пару часов, она продолжает спать. Потормошил:
   -Лен, просыпайся! Поесть надо.
   - Ты ешь сам, я потом с тобой чай попью, спать хочу. Может, погулять сходишь сам?
   Повернулась на другой бок и обняла подушку. Уснула до вечера. Разумеется, никуда я не пошел: лег и смотрел потихоньку телевизор, потом достал планшет. Вышел в интернет и списался с Оскаром, попросил зайти, как приедет в отель. Он постучал через пару часов.
   - Что случилось?
   - Лена спит, как приехали из Версаля. Будил, не встает, вроде ничего не болит, не жалуется, не ест ничего.
   - Сейчас давление прикинем, дождь целый день, а она с утра сонная бродила по Версалю. Сонька, руку давай! Весь Париж проспишь! Саш, найди кипяточку пока, лечить будем.
   - Да мне бы пол-лимона выжать в чашку и давление нормализуется.
   - Почему сразу не сказала? Я же в магазин ходил!
   - Спала!
   За это время вскипела вода, я заварил чай и ушел в магазин. Принес лимон и выжал в пустую чашку. Молча, протянул Лене, Оскар с интересом наблюдал, как она пьет голый лимонный сок без сахара. Выпила и благодарно потерлась головой о мое плечо:
   - Спасибо! Ты мой спаситель. Из меня этот город просто все силы выпивает. Не обижайтесь, но это не мой город! Завтра все нормально будет! Сегодня из меня плохая компания получилась. Весь день вам испортила.
   - Я все успел, помотался по городу,- сказал Оскар.
   - А я здесь много раз был, все нормально. Чай еще будешь?
   - Не, пасибочки! Лучше спать давай! Только вещи на выезд приготовим.
   Перебрала чемодан, приготовила сумку в автобус.
   - Саш, ты на завтра ничего не купил из еды? Багеты какие-нибудь с начинкой... Чем тебя кормить на переезде? Может, успеем сбегать еще до закрытия?
   - Двадцать пять минут до закрытия осталось!
   Обожаю ее сборы: одевается моментально, никаких долгих мук выбора и перебирания шмоток. За 15 минут до закрытия мы уже выбирали бутерброды. Взяли четыре разных вида: будем делить их на части и пробовать разные.
   - Может, еще купим сыр попробовать, с плесенью, но другой сорт?- спросил Оскар.
   - Ничего не знаю. Могу Сашу к тебе в гости отправить - там и слопаете свой сыр. Подожди. А ты с кем живёшь?
   - Один.
   - Да нет, я в номере имею в виду.
   - В номере живу один.
   - А почему нельзя было туда Ольгу с Кириллом отправить, а самому с Сашкой поселиться?
   - Он не хочет со мной жить в номере. Ему с тобой интереснее.
   Стоит и рассматривает нас искоса. Да уж. Я думал, у неё этот вопрос раньше возникнет, как и про свободные места в автобусе... Осторожно шагнул и обнял одной рукой за плечи, другой за талию, стоя за спиной и прижимая к себе:
   - Не выгоняй меня, пожалуйста. Мне без тебя плохо, ты же знаешь...
   - Так может плохо оттого, что я рядом с тобой? А без меня легче будет...
   -Я тебя хочу, но буду терпеть до номера, честное слово, - прошептал ей на ухо, прикусывая и лаская мочку уха, чувствую, как прижимается ко мне уже сама, задерживая дыхание на вздохе, авось не выгонит вечером. Я уже понял - главное добраться до тела, а там она не устоит.
   Оскар с усмешкой посмотрел в нашу сторону и покатил тележку к кассам. А я развернул свою попутчицу и впился поцелуем. Сначала она мне отвечала, потом вздрогнула и уперлась в меня руками, отталкивая:
   - Идиоты мы с тобой, там же камеры и зеркала!
   - Разве мы воруем? Мы с тобой очень приличные люди в данный момент.
   - Пошли на кассу, а то Оскару одному рассчитываться придётся за все покупки.
   - Потом поделим сумму по чеку и всё.
   - Саш, - замерла и, робко подняв на меня глаза, прошептала, - я тоже тебя хочу, идём домой?
   Ну, что и требовалось доказать! Взял за руку и с довольным видом повёл к кассам.
   В номере она сказала:
   - Накрывайте пока поляну, я сейчас вернусь!- и юркнула в ванну. Мы поделили продукты на сегодня и завтра, накрыли стол - её нет. Переглянулись. Выпили по бокалу вина - не возвращается. Я пошёл на разведку.
   Сидит на полу в душевой кабине спиной ко входу и что-то увлеченно рисует пеной на стене по клеточкам кафеля, выключив воду.
   - Что делаешь?
   - Дни считаю, не сходится немного...
   Я опешил. Я точно не предохранялся, отдав ей на откуп. А теперь проблема? И что делать? До дома тянуть, там разберёмся?
   - Лен, давай до Питера дотянем, а там разберёмся, у меня знакомые есть, помогут решить проблему, - подошёл и опять обнял, уткнувшись в мокрую макушку.
   - Поздно, там у меня у самой есть знакомые, я уже договорилась.
   - Когда успела? Почему уже поздно? Мы же с тобой всего несколько дней вместе. Или это не от меня?
   - Саш, ты сейчас о чём? - обернулась напряженно на меня.
   - О беременности.
   - Я тебя убью перед расставанием. Ты кроме секса о чём-нибудь думать еще можешь?! Что за дурацкие стереотипы!
   - С тобой рядом - нет. А ты о чём говорила? Хочешь Оскара позову, он как эксперт выступить может в нашем разговоре. Заодно узнаем у кого стереотипное мышление тут...
   - Я считала дни с покраски волос последней, завтра вечером можно будет обновить уже цвет. Или дотянуть до Питера, там хотели с дочкой приятельницы с цветом поэкспериментировать пока отпуск.
   - А другого времени и места не нашлось?
   - Да я пока раздевалась, посмотрела в зеркало - краски почти не осталось на голове уже, красная всегда быстрее смывается, потом пока стояла в голову полезли мысли и расчеты, вот календарик рисовала на стене... А ты меня сбиваешь с толку... Пошли пьянствовать и развратничать!
   Тьфу. Давно бы так, а то до инфаркта доведёт когда-нибудь. Но Оскару на неё пожалуюсь - пусть оценит её логику.
   Пировали мы недолго, Лена за разговорами быстро начала опять украдкой зевать и прикладывать голову мне на плечо. Потом буркнула "я немного полежу!". Свернулась клубочком и, положив голову мне на бедро, уснула на диванчике. Долго мы с Оскаром не выдержали. Я её будил, а она со стоном "4 часа разницы - спать хочу!" сопротивлялась. Перенес и уложил спать на кровать. Пикник свернули по уважительной причине. Оскар с улыбкой ушёл домой.
   Но как только я нырнул к ней под одеяло и начал ласкать, тут же ответила. У меня создалось впечатление вечером, что она дико радуется отъезду из города и делится со мной этой радостью. Она лежала, прижавшись ко мне, улыбаясь и жмурясь как сытая кошка. Кажется, я просто счастлив...
   Утром за завтраком попросила вторую чашку кофе и радостно уснула в автобусе, пока выбирались из парижских пробок, даже музыку не слушала. Но как только отъехали от Парижа, проснулась и завертелась по сторонам: автобан, маки на обочинах, местные дороги, поля, коровы, лошади, деревушки с церквями - ее интересует опять все. Мы держим с утра путь в Бретонь, город-крепость Сан-Мало - обитель корсаров. Чем ближе подъезжаем - тем оживленнее становится моя соседка. Даже фотографировать забывает, переложив эту обязанность на меня! Ближе к побережью появились пальмы, поменялись цветы на клумбах, о чем мне тут же сообщила Лена. Глаза блестят, горят огнем - с Рейна ее такой не видел.
   В Сан-Мало мы гуляли по крепостной стене, но Лену не оторвать было от побережья. Вцепившись в каменный парапет, она смотрела вдаль лазурного моря, потом начала кормить чайку, сначала бросая куски вниз, постепенно подманила совсем близко и та осторожно склевывала прямо с сандалий, еле утащили ее на автобус, чуть не опоздали, пришлось бежать.
   Уезжали сначала вдоль побережья, потом по небольшим местным дорогам через маленькие деревушки. Аккуратные домики и ухоженные дворики, стоят с 12-13 веков без перестройки практически. А вдоль дороги цилиндрические башенки с остроконечными крышами. Лена выдвинула версию, что это старые ветряные мельницы: на побережье ветрено обычно. Через переднее стекло появилось аббатство Сен -Мишель на острове-скале в океане. Отлив обнажил песчаное дно на много километров далеко. С парковки быстро доехали на шатле до конечной остановки, по пути запомнив региональный супермаркет с местными продуктами. От остановки до города прошли вдоль строящейся новой дамбы в город сквозь облака песчаной пыли. Потом забег по узкой улочке вверх до монастыря сквозь толпы туристов, сначала по брусчатке, потом по ступеням. Лена приговаривала по дороге:
   - Какого черта понесло меня, почтенную старушку, в мужской монастырь? Сюда же даже транспорт никакой не ходит. Все вручную таскали, построили красивую махину на мою голову, а у меня сердце и так от восторга выпрыгивает!
   На всякий случай я сначала шел за ней, потом выдвинулся вперед и тянул ее за собой, раздвигая толпу туристов как ледокол, Оскар замыкал наше шествие, опасаясь за ленкины сандалии, их подошвы не внушали нам доверия, хлипкие протекторы по сравнению с нашими кроссовками, вдруг подскользнется. В аббатстве, поднявшись еще по лестницам, по карте сориентировавшись и отдышавшись, Лена восторженно сообщила, что мы начинаем осмотр с самого высокого уровня, теперь будет легче: спускаемся вниз по спирали. Мы ходили по узким каменным переходам то чуть вверх, то чуть вниз, восхищаясь терпением, мастерством и смелостью строителей. Как можно было строить такую громадину вручную? И приговаривали ставшую классикой за время путешествия фразу "Кто так строит? Ну, кто так строит?!" уткнувшись в очередной темный тупичок.
   На обратном пути мы вышли у местного супермаркета. Посмотрели сувениры, Лена по традиции много фотографировала, ей попались на глаза чудные разноцветные коровы. Купили местного сидра и сыр для очередного задуманного пикника. Впереди нас ждал Онфлер.

Лена.

   Утро туманное. Утро седое. Едем в Нормандию. К океану. Настоящая Франция. Живая. А не этот Париж, где и настоящих французов днём с огнём не сыщешь. Буду впитывать впечатления, запасать их на год вперёд.
   Первое потрясение - крепость корсаров. Лазурь воды манит к себе, зачаровывая взгляд, каменные стены просят погладить их рукой, отшлифованный вековыми ветрами гранит. Маргаритки между камней рвутся к солнцу и небу. Да еще достаточно близкое приятное знакомство с чайкой. Громадной, на мой дилетантский взгляд.
   Новый переезд по маленьким провинциальным, но идеальным по качеству, дорогам. Гид сказала водителям проехать этим путем, хотя они хотели уйти на автобан. Зато мы ехали через маленькие деревушки, разглядывая с высоты автобуса дворики и домишки. С паркинга мы доехали через деревню, забитую отелями, на бесплатном чартере. Дальше только пешедралом. Мы шли после переезда пешком к аббатству по дамбе от берега. Воздух насыщен влагой, пусть и вперемешку со строительной пылью, кажется, что кожа впитывает её прямо на ходу. Это не освежитель воздуха с запахом моря, это первоисточник, сам запах, даже не так. Не запах, а аромат, с ним не сравнятся никакие духи. Аромат силы, мощи, величия и безбрежности. Это берег настоящего океана. Мечта последних лет сбылась. Я иду по дороге через океан на остров, где ходили кельты и друиды, а потом пришли христиане и построили аббатство. Отлив. Я знаю, что он здесь бывает до 18 километров. То есть просто голубая полоска на горизонте остаётся. Хорошо, что мне повезло сейчас, до этой цифры не дотянули. Океан отступил вдаль, отлив обнажил дно по бокам от асфальта, но Сашка крепко держит за руку, даже шаг в сторону сделать не даёт. Понимаю, что может затянуть в зыбучие пески, надо знать тропки, но всё равно хочется хоть с краешку наступить на дикое дно, ракушку подобрать. Так хочется опустить руки в воду, а не получится здесь, не пустит. Ладно, потом в Этрете оторвусь. Но сначала погуляем по монастырю. Потрогаем стены, просто провести пальцем по каменной кладке, прикоснуться к многовековой истории. Тысячу триста лет этим камням. Удивительно, туристическое место, а народу сегодня еще не очень много. Можно погулять спокойно. Романские и готические строения меня влекут с детства. Ещё по Тракайскому замку помню - утащить не могли.
   Дальше путь лежит в Онфлёр. Опять тысячелетняя история в действительности. Городишко небольшой, но милый. Прогулка по набережной - просто чудо. Обожаю эти фахверковые домики, завораживают просто... Может поэтому меня и тянет в эти маленькие городишки, а не в мегаполисы? И совершенно не тянет в Азию и на восток. И вспомнить мимоходом, что здесь правили Плантагенеты. Хоть и не Анжу, но близко всё-таки. До Англии вообще рукой подать...
   Гавань с лодочками, но в устье реки. А ведь именно отсюда поднимались неукротимые норманны до Парижа по Сене. Приплывали из Скандинавии и вперёд! ХОЧУ НАСТОЯЩИЙ ОКЕАН!!! Но до пляжа не добежим - времени не хватит. Да и не на самом океане он, а на реке Сене. Хочу быстрее в Этрету. Побродили по набережной, по сувенирным магазинчикам, пофотографировали.
   В ресторанчике на групповом ужине глаза разбегаются, попробовать хочется много, надо опять делать объединенное меню. В этот раз еще и Оскара удалось сподвигнуть. И получилось 6 разных блюд на пробу. Да бутылка сидра на троих. Хоть попробовать, что купили у монастыря и завтра пить будем. Вкусно, надо было больше брать. А вот и "морские фрукты" принесли. Сашка привычно чистит и, по моему взгляду, понял, что на мою долю тоже ему чистить придется. Даже кормит с руки. Чайка, блин. Но ведь не подбрасывает же кусочки, хотя судя по хихиканьям Оскара, с удовольствием бы предложил. Мммм, вкусненько как, не сравнить с тем, что у нас в городе продают. Особенно если ещё с руки кормят. Подразнить заодно, что ли? А то увлёкся кормлением, сам есть забывает. Вот взять и медленно лизнуть как бы нечаянно палец кормящей руки. Да ты мой хороший! Замер так смирно, глазки прибавил...
   - Прости, увлеклась, вкусно...
   - Опять издеваешься? Нам еще до отеля ехать...
   - Больше не буду!
   - Давай будешь, но вечером?
   - Договорились... Ты теперь сам поешь, а то всё почти мне одной скормил. А я уже привыкла к сильному мужчине рядом.
   -???
   - Ну, кто мою сумку потащит до автобуса, а потом ещё и мой чемодан повезёт и дверь откроет в номер?
   - И это всё, что во мне тебя устраивает?
   - Боюсь, что перечисление затянется слишком. Опять нервничать начнёшь. Ешь и пошли гулять.
   А Оскар сам провокатор. Похоже опять ночь на троих намечается. Никак не могу понять, шутит он или серьезно. От этого мысли идут наперекосяк и поступки тоже.
   Мы еще успели погулять и загрузились в автобус. Вот мужественная я женщина - за неделю ни одного магнитика или другого сувенира не купила. Горжусь собой. А от спиртного чемодан тяжелеет... Со стороны, наверно, алкоголиком смотрюсь. Набрала на подарки зачем-то... Между тем австрийский ликёр до сих пор стоит дома... Те ещё питоки...
   Гаврский мост великолепен. Пробовала фото снимать - не получается передать этих ощущений. Жалко. Сделала кусочек видео. Нас ждёт отель в Гавре. Можно еще вокруг погулять немного... Тем более тут интересности прямо перед отелем начинаются, рукой подать. Пошли любоваться...
  

Саша.

   Приехали в этот милый открыточный городок Онфлёр уже вечером, перед закатом. Прогулялись по историческому центру, пофотографировали разные мелочи, успокоив себя мыслями, что местные достопримечательности общепринятые можно скачать на память и в профессиональном исполнении с интернета, а вот всякие мелкие интересности заметить - только самим, своими глазами можно. Пошли на ужин в ресторанчик с группой. Лена, быстро соориентировавшись в меню на комплексы, предложила взять несколько разных блюд и опять пробовать все понемногу, как делали мы с ней в Париже. Мы с Оскаром согласились, умеет она уговорить и убедить. При этом она стрясла с нас обещание прогуляться вечером по Гавру, во сколько бы ни приехали в отель, аргументируя обязательным девятичасовым отстоем автобуса.
   Лена взглядом призналась, что не умеет чистить морских гадов, я взял эту миссию на себя, а так как мы по традиции заняли столик в углу, то и кормил ее с руки, она умудрялась еще и подразнить меня, прикусывая пальцы руки или облизывая их "случайно" языком. Вот почему, в Париже - городе любви, она была как замороженная, а сейчас опять ожила? Все никак у людей...
   - Если будешь провоцировать, прогулка накроется медным тазом, я же выйти не смогу!
   - Прости, больше не буду! Забылась немного!
   - Давай будешь, но после прогулки, договорились?
   - Ага! Оскар, ты с нами гуляешь?
   - А что мне за это будет?
   Растерянно хлопает глазами и смотрит на меня. Неуверенно говорит, опустив взгляд в тарелку:
   - У меня нет ничего интересного для тебя...
   - Почему же? А ты?
   Вздыхает, поднимает глаза.
   - Ночуешь у нас?
   - Если ты не против.
   - Саш, ты как? Не против?
   - Я сам гость у тебя. Тебе самой решать.
   Нахмурилась. Жалобно посмотрела на нас. В глазах слезы блестят уже. Не любит выбирать и принимать такие решения.
   - Я не знаю, совсем запуталась, что мне делать?
   - Так, быстро успокоилась! Мы с тобой просто погуляем! Не вздумай сырость разводить!
   - Да нет, сейчас уже все нормально будет, я наконец-то к океану приехала! Только воды не забыть из автобуса взять! Тогда сидр и сыр оставим на завтра, ладно? На берегу откроем...
   - Пошли в автобус потихоньку!
   - А заплатить?
   - Заплачу за все, потом на троих разделим и все, идите уже, я догоню!- сказал Оскар.
   Мы пошли по набережной в лучах заката, любуясь на украшенное огоньками движущееся колесо обозрения за каналом, мачты лодок и яхт у берега, разноцветные домики. Лена зябко поежилась от свежего ветерка с воды и я обнял ее за плечи, согревая. У нее опять глаза блестят от слез.
   - Что случилось?- развернул к себе лицом.
   - Ничего,- уткнулась мне в грудь,- это от радости. Я столько ждала этого путешествия, мечтала, читала, смотрела фото, что теперь просто не верится иногда что я уже здесь.
   - Потерпи немного, ночью докажу, что все реально,- прошептал ей в макушку.
   - Обнимаетесь? Опоздать хотите?- догнал нас Оскар,- побежали!
   И потянул Лену за руку к автобусу. Мост Нормандия мы снимали на видео, Лена сказала, что фотографии не передают величие сооружения. При подъезде к отелю вышла небольшая заминка: гид перепутала отель. Быстро разобрались и приехали в нужный. Отель на берегу канала, вид на сияющую дугу моста и башню вдалеке с подсветкой.
   - Быстро закидываем вещи и гулять! К башне, надо посмотреть, что это такое!
   Так и поступили. К башне пошли по правой стороне канала, пытаясь фотографировать попутно ночной город. В кафешках сидел народ, достаточно спокойно, тихо, по мосту каталась на скейтах местная молодежь. Башня оказалась церковью необычной формы, витражи подсвечены изнутри, возвращались уже по другой стороне канала, обнаружили там еще один канал с яхтами и разводной мостик. Шумный бар Лена обошла стороной, сказав, что этот контингент ей не нравится. На ресепшине отеля попросила карту города. Мило объяснив, что ей надо, без всякого знания языка, получив желаемое и поблагодарив, тут же развернула, нашла отель, ей его тут же отметили крестиком, и начала что-то прикидывать, отмеряя расстояние в пальцах. Я потянул ее за сумку в сторону лифта, вздохнула, сложила карту в сумку и двинулась к лифту. В лифте отеля Лена взяла нас с Оскаром за руки и стояла между нами, положив голову мне на плечо. Выйдя из лифта, она шагнула в сторону нашего номера, не выпуская наших рук. Мы вышли в коридор за ней. Через пару шагов она отпустила нас и остановилась. Мы переглянулись с Оскаром и догнали ее.
   - Что опять не так?
   - Я вам намекнула "ДА", дальше вам решать, мне показалось, что вы против, такое чувство, что я вас заставляю, тащу за собой...
   - Верх женской логики: втроем мы не уместимся в ширину в коридоре, если будем идти впереди - загоняешь, если позади - тащишь. Хочешь, разрешу твои сомнения?- высказался Оскар.
   - Давай!
   Аккуратно снял с заинтересованной женщины сумку и передал мне. Осторожно взял лицо в руки, посмотрел в глаза и... поцеловал! Она сначала замерла, а потом, как обычно с меня, стянула с него резинку, растрепав волосы. Когда отпустил, она удивленно хлопала ресницами, а Оскар резко присел, перекинул ее через плечо и шагнул, придерживая за бедра одной рукой и поглаживая по обтянутой тонкими яркими брюками попе второй. Вышедший в коридор из соседнего номера иностранец уставился на картину: два взлохмаченных оболтуса тащат женщину (а видно ему было как раз оооочень соблазнительную часть ее тела), судорожно сглотнул и спросил на английском:
   - Извините, где взяли?
   Гордо переглянувшись с Оскаром, практически одновременно выдали:
   - Россия!
   Оскар странно дернулся и тихо сказал уже на русском:
   - Будешь щипаться - укушу за самую близкую выдающуюся часть!- и звонко чмокнул куда попало. Я поймал смущенно-возмущенный взгляд Лены, ободряюще улыбнулся и достал карточку от нашего номера. Оскар аккуратно сгрузил ее на кровать и опять прервал возмущенное шипение затяжным поцелуем. Взяв чайник, я вышел за водой. Когда вернулся, Лена ошалело смотрела на улыбающегося Оскара, сидящего в кресле возле круглого стола с невозмутимым видом. Вздохнула:
   - Чай? Кофе? Все достаю, выбирайте сами.
   Достала из сумки припасы, начала раскладывать на столе. Я притянул ее к себе и, посадив на колени, начал целовать, лаская и дразня. Она оторвалась от моих губ и шагнула в сторону ванной:
   - Мне кофе как обычно!
   Я развел ей кофе из двух пакетиков, себе чай, Оскар тоже выбрал себе чай. Вопросительно подняв бровь, мотнул головой в сторону ванной, я отрицательно покачал в ответ.
   - По очереди в душ и сюда. Главное чтобы в ванне не зависла, а то придется вытаскивать принудительно.
   Вышла в полотенце, села на кровать с чашкой кофе и начала рассматривать нас по очереди. Я ушел в душ. Вернулся, обнаружил: Оскар одетый лежит рядом с ней на кровати, покрывая ее лицо и плечи поцелуями, лаская рукой под полотенцем. Она постанывала, изгибаясь и закусывая губу, не открывая глаз. Я лег рядом, присоединясь к ним. Оскар ушел в душ, а я осторожно размотал полотенце и начал спускаться с поцелуями по ложбинке между полушариями груди к животу, она запустила пальцы в мои волосы, требовательно поднимая мою голову к своему лицу. Я остановился и поднял лицо, она смотрела призывно на меня и тянулась ко мне. Толкнула меня в плечо, опрокидывая на спину. Села верхом и чуть покачиваясь начала целовать меня, заводя все больше и больше. Я приподнял ее и медленно начал входить глубже и глубже. Когда вошел на всю длину, она поерзала, устраиваясь поудобнее и поплотнее. Наклонилась надо мной, не двигаясь.
   - Оскара подождем,- прошептала хриплым от желания голосом.
   - Я здесь!- сказал подошедший Оскар, обнимая со спины, лаская грудь и целуя шею. Она изогнулась к нему, прося поцелуев и начиная двигаться на мне.
   - Иди ко мне, я уже не развернусь,- потянула за руку Оскара на кровать. Он шагнул и замер рядом со мной во всеоружии. Странно, но я опять не мог ее ревновать, считал ее своей женщиной, но не мог противиться ее поступкам, желаниям, прихотям. Она успевала ласкать моего друга рукой и губами, качаясь на мне и то нежно дотрагиваясь до моих сосков, то чуть сжимая их. Я почувствовал ускорение темпа ее движений и, схватив за талию, резко вошел на всю глубину, кончил, прижимая ее к себе. Следом кончил Оскар, но Лена его отпустила не сразу, а еще некоторое время, облизав, сидела, прижавшись к его бедрам головой и обхватив руками. Тяжело дыша, сползла с меня и свернулась клубком, положив голову мне на живот, я тут же взъерошил ей волосы. Оскар опустился и лежал рядом с Леной, растянувшись как сытый кот, и лениво поглаживая по спине, смещал руку все ниже и ниже. Я почувствовал, как изменилось дыхание лежащей женщины. В какой-то момент она напряглась и готова была вскочить, но потом опять успокоилась и расслабилась, мурлыча от удовольствия. Оскар встал на колени и развернул ее на спину, продолжил ласкать, нависая над ней и наблюдая за реакциями. Я следил за ними сквозь ресницы. Он поступил так же, как я в прошлый раз: начал с поцелуями от груди опускаться все ниже и ниже. Лена стонала, выгибаясь ему навстречу и уже не сопротивлялась. Вот он склонился между ее ног, укрыв все распущенными волосами, она приподняла таз, продолжая движения, и повернула ко мне лицо с расплывчатым взглядом и облизала пересохшие губы. Я открыл бутылку воды и протянул ей, она вцепилась как утопающий в соломинку, но сделав несколько глотков, вдруг вскрикнула: это Оскар уже вошел в нее. Кончили они вместе, он прижал ее бьющееся тело своим. Теперь на мне лежало уже две головы, предложил им бутылку воды, надо же, не отказались! Используют меня вместо подушки! Но окончательно я потерялся, когда Лена чуть выдвинувшись из-под Оскара, повернула голову и начала ласкать меня рукой, постепенно смещая свою голову ближе к моему паху. И вот уже ее губы ласкают мою головку. Разрядился я быстро, потому что завелся еще от их игр с Оскаром. Только после этого мой друг соизволил выйти из Лены и лечь рядом, виновато посмотрев на меня.
   - Ложитесь уже нормально, вдоль кровати спать! Я не подушка!
   - Не могу, надо сначала будильник проверить на утро,- прошептала Лена.
   - А почему шепотом?- опять навалился на нее Оскар, целуя и покусывая мочку уха.
   - Силы берегу для подвига. Надо позу поменять, как в тот раз, а то Саша остается ни с чем, так нечестно!
   - Руководи, как хочешь? Но учти, я уже готов, а Сашка сачкует!
   - Неправда, он просто немного обиделся на нас. Поэтому пусть и выбирает сам, как хочет.
   Все время разговора она ласкала меня рукой, приведя в боевую готовность, несмотря на отвлекающего ее Оскара.
   - Значит, делаем как тогда, в самый первый раз!- принял решение я. Лена тут же уперлась руками в плечи Оскара и отодвинула его от себя, освобождая меня из-под груза их голов. Я встал с кровати, а они перекатилась, что Оскар теперь был внизу. Лена опиралась над ним на руки. Увидел его подрагивающий член, зажатый между ног Лены, и навалился на них сверху, ревниво воткнув свой навстречу. От неожиданности она упала всем весом на моего друга.
   - Саш, ты - зараза, что за сэндвич? Издеваешься?- повернула она голову, но ноги не разжала. Это была ее стратегическая ошибка, которой мы тут же воспользовались с Оскаром: теперь у каждого во владении было по одному ее уху. Я посасывал и покусывал мочку уха, теребил языком сережку. Судя по звукам, с другим ухом развлекались так же. Она постанывала, извивалась зажатая между наших тел. Мне приходилось опираться на руки, распределяя свой вес, а Оскар умудрялся еще и грудь ласкать. Двигаться мы начали с ним практически одновременно. Странное ощущение чужого члена, касающегося твоего, головки, упирающейся в чужое разгоряченное тело, и при этом женщина под тобой, изнывающая от разбуженного желания. Когда я начал изливать семя, получил ответную порцию от Оскара. Опрокинулся, потянув Лену за собой, друг, не желая ее отпускать, тоже перевернулся на бок. Мы лежали втроем, прижавшись друг к другу, измазанные, но счастливые. Я тихо прошептал ей на ухо, сжимая грудь рукой, так что она выгнулась, прижимаясь плотнее:
   - Ты как? Еще хочешь?
   - Давай ты меня спать уложишь? Завтра утром еще погуляем, если успеем.
   Я начал ее перекладывать, а Оскар встал с кровати.
   - Моя вторая грелка! Ты куда? Тебе еще утром отрабатывать!- тихо сказала вслед Лена. Оскар остановился, постоял и оглянулся: она уже спала, свернувшись клубком.
   - Мне остаться?
   - Так сказано грелка, значит, ложись и грей!
   - А что за отработка?
   - Представления не имею, завтра узнаем.
   Как только мы легли и накрылись одеялом, она вытянулась между нами - тепло.
   Утром она спала на боку, прижавшись ко мне спиной, я уже привычно проверил ее готовность и осторожно вошел, стараясь не разбудить. Ее тело сразу ответило на мои движения. Оскар тоже проснулся и начал ласкать ее грудь. Не сразу понял, что заметив его интерес к моей, как я считал, женщине, начал действовать настойчивее и грубее, особенно заметив его утреннюю эрекцию. Кончив, я отпустил безвольное трепещущее тело и откинулся на спину. Лена повернулась на живот и уже привычно взяла меня за руку, переплетя пальцы. Оскар что-то шептал ей на ухо, гладя попу, постепенно скользя рукой между ног. Я почувствовал, как начали ритмично сжиматься ее пальцы, видел, как задвигалось ее тело навстречу его руке. Вот он уже навис сверху и медленно входит, но ее такой вариант не устраивает и она резко приподнимается и насаживается на всю длину. Замирает на пару мгновений, чуть покачивает-вертит тазом по сторонам и потом начинает двигаться. Ее почти не видно за телом и распущенными волосами мужчины, но рука меня не отпускает, вцепившись в мои пальцы, то ли просит о помощи, то ли делится эмоциями и ощущениями. Вот хватка начинает ослабевать.
   - Оскар, кончай уже! Дай Лене отдохнуть, даже попить не дал!
   Он, кончая, прижал ее всем своим весом, попросту рухнув на нее, а она вздрагивала под ним, всхлипывая пересохшим горлом. Я сел и достал бутылку с водой, сделал несколько глотков. Столкнул Оскара, одарив укоризненным взглядом. Вытащил безвольное тело и прижал к себе, усадив на колени. Набрал в рот воды и стал по крошечному глоточку наливать ей в рот, попутно смачивая пересохшие губы. Когда открылись глаза и взгляд стал более осмысленным, начал аккуратно поить из бутылки. Оскар положил голову ей на колени и спросил:
   - Почему не сказала, что тебе плохо? Я же не маньяк, остановился бы!
   - А ты хоть раз слышал, чтобы она призналась, что ей плохо, больно и так далее? Будет терпеть до последнего! Я уже научился сам отслеживать.
   Она сидела, положив голову на мое плечо и закрыв глаза.
   - Я не успела попить, а сказать не смогла, у меня горло пересохло. Оскар, прости, что так получилось, пожалуйста...
   Она еще и извиняется! Оскар взял в ладони ее лицо и сказал:
   - Это ты нас прости! Совсем голову и совесть потеряли.
   Раздался звонок будильника и мой умирающий лебедь с воплем "ГАВР!!!" кинулась в ванную. Мы переглянулись с улыбками. Посмотрел на часы и подскочил:
   - Черт! Я обещал утром прогуляться! А то одна рванет! Ты с нами?
   - Да!
   За 5 минут, пока ванная была занята, я успел собрать нашу автобусную сумку, Оскар умчался в свой номер. Чудеса дрессуры: через 20 минут после звонка будильника мы втроем уже шли к лифту. Как ей это удается - для меня загадка!
   Вышли из отеля и пошли налево, в сторону очередного канала, успевая по пути фотографировать домики, яхты, портовые краны. Лена периодически бросала взгляд на часы и хмурилась, что-то высматривая. Увидев разгружающего машину местного жителя, кинулась к нему с картой. Как она общается, абсолютно не зная языков? И ведь ее понимают и она понимает! Вот уже свернула на какие-то улочки и ведет нас целенаправленно, не отвлекаясь по сторонам. Замирает: открывается вид на собор Нотр-Д'ам. Минутная фотосессия и мы входим внутрь. Тишина, в такую рань только один прихожанин да бригада мастеров возле алтарной части. Обойдя все внутри, с сожалением покидаем и направляемся за свой путеводительницей к отелю на завтрак по только ей известному маршруту.
   После завтрака как обычно в номер за вещами и в автобус. Любовались еще на город из окна. Но нас ждала Этрета...
   - Я немного посплю пока?- потерялась о мое плечо головой.
   - Конечно, спи! Разбужу!
   - Ты сидр и сыр куда закинул?
   - В красную сумку прямо в пакете и стаканчики туда забросил.
   - Умница!
   И уснула. Через полчаса захлопала ресницами, оглядываясь по сторонам и улыбаясь.
   - Выспалась?
   - Ага! Далеко еще ехать? Не смотрел, сколько километров осталось?
   - Какая разница? Любуйся пока на природу или отсыпайся, будем приближаться, я разбужу!
   Недолго думая, она начала перебирать пальцами, как будто переступает по клавишам пианино, по моему бедру, поднимаясь выше и выше. А сама с невинным видом смотрит в окно. Я не выдержал:
   - Провоцируешь?- и попытался поймать губами ее за ухо в ответной провокации.
   - Пытаюсь узнать километраж!
   Я опустил взгляд на ее руку на своем бедре.
   - Ты мне льстишь! Но если не остановишься, я тебя из автобуса не выпущу, не смогу!
   Вздохнула и убрала руку. Полезла в свой телефон копаться, прошептав еле слышно "Вредина!"
   По дороге от парковки автобуса до побережья она не замечала ничего. Все комментарии гида предоставила право слушать мне.
   А потом она вышла на берег и замерла в восхищении.

Саша.

   Мы приехали в Этрету. Пройдясь по деревушке, вышли к морю. Достала бутылку, стаканчики, сыр и потребовала тост за море. Мы стояли втроем на галечном берегу, не спускаясь к полосе прибоя. Допив сидр, она воткнула наушники и, кружась и пританцовывая, пошла вниз на мокрый берег, играя шарфом, сумку оставила мне. Я её поймал у самой кромки прибоя и обнял, стоя как обычно за спиной. Замерли на берегу океана, любовались на залитое солнцем безбрежное переливающееся пространство. Она переключила музыку и оглянулась, протягивая мне наушник.
   - Потанцуем?
   Воткнул в ухо, прижав её к себе покрепче. Сначала мы просто танцевали что-то заводное, а потом приподнял и закружил на руках. Песня закончилась. Она медленно сползла из моих рук и забрала наушник.
   - Саш, давай ты сходишь на "слонов", а я посижу здесь, тебя подожду. Ты мне фотки скинешь.
   - И оставлю тебя одну?
   - Так здесь нет никого! Я ракушки и галечки поищу, близко к воде подходить не буду. С тропинок меня видно - куда я денусь?
   - Веди себя хорошо, я быстро!- подхватил рюкзак и ушёл.
   Периодически я оборачивался, она ходила вдоль пляжа, что-то подбирала. Потом села на гальку и перебирала собранное. Уже поднявшись на слона, я оглянулся - маленький яркий зеленый комочек сидел на пустом пляже... В какой-то момент, фотографируя с разных ракурсов, я заметил мужскую фигуру, направляющуюся к Лене. Быстро свернув свою фотосессию, рванул к ней. Уже выходя быстрым шагом на пляж, обратил внимание: она сидела на гальках, откинувшись на руки и вытянув ноги у самой кромки отлива, незнакомец сидел рядом в такой же позе, не дотрагиваясь до неё. Потом склонился и сказал что-то ей на ухо, а она в ответ потерлась о его плечо. Я подошёл и, опустив свой рюкзак рядом с её сумкой, на которой лежал шарф, лёг вдоль мокрой линии галек, положив голову на колени к Ленке. Я обозначил незнакомцу: это моя женщина. Она тут же запустила руку в мои волосы, перебирая их, и тихо сказала, наклоняясь ко мне и целуя в лоб.
   - Я уже тебя заждалась.
   - Что случилось?
   - У меня языковая проблема. Валентин что-то говорит, а я не понимаю... Поможешь?
   - Он пристаёт к тебе?
   - Нет, что ты, мы просто любуемся океаном. Я первый раз вижу океан живьём... Знакомьтесь, Валентин - это Саша, Саша - это Валентин, немец. Кажется, - и смущенно пожала плечами.
   Валентин говорил на английском, Лена на русском, а я переводил и вставлял свои реплики. Оказывается, с противоположного "слона" Вэл увидел, как мы танцевали, снял видео и решил познакомиться, но пока спустился - меня уже не было. А Лена упорно отказывалась его понимать. То есть она объяснила, что мы автобусные туристы из России, рисуя в блокноте, что я её попутчик, но подключать блютуз для передачи данных не стала. Просто с улыбкой сказала, что ничего не понимает и всё. Я достал свой планшет и перекачал, пока Лена искоса рассматривала Вэла.
   - Саш, посидите пока, я еще камешки посмотрю, ладно? - и ушла.
   - А зачем она собирает камни?
   - На память. Она первый раз видит океан. У них только степи вокруг. Для неё это экзотика. Повезёт домой как сувениры.
   - Так можно на набережной купить ракушек, там полно разных продаётся.
   - Это не то. Как она мне объясняла: получиться как покупная любовь, вроде тоже секс, а радости нет... К тому же, как я понял, таких галек у них просто нет. Покупать надо. Вот и собирает сама на память. Что не может увезти - фотографирует.
   Вэл ошарашено посмотрел на меня. Потом на счастливую Лену, которая возвращалась к нам с новой добычей. Высыпала горку и, взяв самую большую гальку в виде белого сердца, сказала:
   - Смотрите, какая красивая!!! "Сердце океана"! Я её сейчас немного помою только! И пойдём кофе пить, Саш, тебе обедать пора!
   Я отвлёкся на планшет и не сразу понял, что произошло. Вэл метнулся в сторону воды и вот уже стоит по колено в набежавшей волне, подняв Ленку на руки, а та испуганно прижимает к груди гальку.
   - Что случилось? - вскочил я.
   - Она слишком близко подошла, сюда волна уже набегает, сбить может с ног, по гальке протащит, поранит да и промокнет.
   - А ты?
   - Высохну, а вам ехать ещё, - и принёс мою спутницу к вещам. Та хлопала глазами и переводила взгляд с меня на него, молча требуя объяснений. Я обнял со спины и спросил, наклонившись к уху:
   -И кто обещал в воду не лезть?
   - Я не лезла, правда. Только помыть хотела от водорослей немного...
   - А почему Вэл тогда тебя на руках носит?
   - Сама понять не успела...
   -Кто бегает за убегающей волной? Вернётся и утащит ведь.
   - Простите, я неспециально... Вэл, спасибо! - сняла темные очки, взяла его за руку и, подняв, потёрлась щекой о ладонь. Он замер, напряженно вглядываясь в её глаза. Не выдержав, я легонько прикусил её мочку уха. Она вздрогнула, отпустила его руку и оторвала взгляд от немца. Поёжилась.
   - Сейчас вещи соберу и пойдём, - достала свой любимый рюкзачок, сложила в него пакет с добычей и, закинув за плечо, сказала - я готова.
   Рюкзак её зелёный я отобрал, пока упаковывал свои вещи, она пошла в сторону набережной. Сделав несколько шагов в сторону лестницы, остановилась и замерла. Я видел, как она начала дрожать, пытаясь обхватить себя за плечи. Подошёл и развернул к себе лицом, из-под очков пробежала слезинка.
   - Что случилось?
   - Испугалась. Страшно... Давай посидим немного.
   Вэл, молча, обнял её и повёл дальше, я пошёл следом. Она сжалась в его руках, положив голову на плечо. Через несколько шагов они остановились, он просто обнял её, уткнувшуюся ему в грудь.
   - Вэл, я сам поведу, отпусти.
   - Добычу неси. Потеряешь - покупными не отделаешься. Я тут ресторанчик знаю, туда пойдём. Сейчас успокоиться и пойдём.
   По дороге от набережной мы зашли в какой-то ресторанчик, минуя открытую террасу, прошли в зал. Там, что-то сказав на французском, Вэл провёл нас в уютный уголок, скрытый от других посетителей. Здесь были не стулья, а угловой диванчик. Лена сразу забилась в самый угол. Вэл сел рядом и прижал её к себе, обняв опять за плечи, поцеловал в лоб. Я нахмурился.
   - Саша, спокойно. Не нервничай.
   - Отпусти её, она со мной.
   - Подожди немного, сейчас она успокоится. Спроси лучше, что будет заказывать.
   - Даже не сомневаюсь - кофе, я уже выучил.
   - А из еды?
   - Лен, что тебе из еды заказать?
   - Мороженое с орехами. И кофе как обычно. Только про специи уточни у них.
   - Это не еда. Что будешь есть?
   - Не хочу.
   - Вэл, кроме кофе и мороженного она ничего не хочет.
   - Переведи ей: глупо приехать к океану через полконтинента и не попробовать морепродукты свежевыловленные. Скажи, что я просто хочу угостить вас.
   Я перевёл. Она вздохнула. Посмотрела в глаза улыбающемуся Вэлу, повернулась ко мне:
   - Саш, подай, пожалуйста, мою сумку.

Лена.

   Вот жизнь пошла. Никого не трогаешь, сидишь на берегу океана и воплощаешь мечту. Тем более на воплощение дали всего 2,5 часа. Мелкого выгнала - пусть идёт фотографировать, у него техника хорошая, а мне потом даст фотки. Дал Бог людям счастье - океан. Просто сижу и любуюсь. Как обещала - в воду не лезу, просто коленки обняла, голову на них опустила и замерла. Сквозь шорох прибоя слышны чьи-то шаги. Ну что может случиться на берегу, просматриваемом вдоль и поперёк? Ничего опасного. Поэтому даже голову не поворачиваю. Скажите мне люди, честно только: берег 2 километра в отлив, а то, что сейчас отлив я знаю точно, так почему этому типу не хватило места и сесть надо рядом со мной?! Скосила глазки - всё равно в моих очках не видно направление взгляда - что можно заметить? Ноги в шортах и шлёпки какие-то. Спугнул уединение.
   Развернулась и оперлась на руки. Жалобно посмотрела на соседа - может сам додумается уйти? Ага. Три раза. Через очки не видно ему - хоть обстройся тут глазки. Эх, мужчина, всё-то в вас прекрасно, кроме одного - ваше присутствие мне мешает сосредоточиться. Ну и фиг с тобой, золотой рыб.
   Как бы тактично намекнуть, что языками я не владею? Зачем мне вопросы задавать - понять я их ещё могу с горем пополам, но ответить... Вот и пригодился извечный блокнотик из сумки. Буду рисовать. Как художник художнику... А уж как и что он поймёт - не моя проблема. Рисую, как умею. Так, его зовут Валентин - сократим до Вэла, я так и останусь Линой пусть. Блютуз просит - знакомое слово. Единственная проблема - представления не имею, как он у меня включается. Да и зачем ему МОЙ блютуз? И не надо мне долго и эмоционально тут лопотать и спикать. Немец ты, чувствую почему-то. Щас как хендехохну - будешь знать. Хотя, можно этот поток красноречия - ну почему вспомнился Кузьмич с финном из "Особенностей национальной охоты"? - другим способом прервать. Просто взяла и потёрлась о его плечо головой, благо он рядом сидит, близко. Вот и замолчал. Правильно, лапочка, я уже слышу, что Сашка бежит, мой спаситель. Он молодой, язык у него гибкий - пусть выкручивается.
   Обожаю его шевелюру. Гривастый пёс. Можно трепать безнаказанно - он уже привык. Благо ответить он не может - я уже скоро до стадии Котовского дойду. Можно было бы отрастить - да краситься лень, а седины всё больше и больше...Надо их познакомить, а то Сашка что-то напрягся, переживает что ли? Ну не может же он из-за меня нервничать, кто я ему - игрушка, случайная попутчица просто. Пусть спикают между собой, пойду, погуляю пока, может ещё что необычного найду. Интересно, если "случайно" в сандаликах в воду зайти, они выживут до конца тура? В принципе можно в туфельках побегать или кроссовках потом. А сандалии просто выкинуть. И повод есть - такую красивую гальку, подаренную большим куриным богом, надо просто отмыть от водорослей, узор вроде цел везде. Наверно совсем недавно выбросило на берег, не запылилась, хотя у них и пыли нет здесь совсем.
   БЛЯ!!! Зачем же меня так пугать! Подумаешь, сандалики намочила бы, я с ними всё равно мысленно уже попрощалась, так какого хрена меня на руки хватать, я высоты боюсь, может. Оттуда падать больнее. К сашкиным рукам я привыкла уже, а вот чужие не ожидала. Немец с подвохом. Опять что-то лопочет мне на ухо, а Сашке кричит на английском уже. Демон. Я же его даже не видела за всё время общения. Смотрела то на океан, то на камни и скалы. А тут так близко его глаза - завораживающе и удивительно знакомо. Как будто я его знаю. Наваждение просто какое-то. Даже очки сняла, чтобы лучше рассмотреть. С моей памятью на лица - только рыдать и биться головой о мускулистое плечо. Кстати, можно меня уже опустить на берег, а то Сашка аж кипит и ругается. На русском.
   БЛЯ!!!! Как унести? Меня унести? Утонуть я не хочу - это совершенно точно. Да как мои 45 килограмм веса и 25 кило харизмы может волной утащить? Я что, ребёнок мелкий. Этого не может быть просто. Врут. Точно врут оба. Изверги! Уйду от вас на набережную, кофе пить.
   БЛЯ-2!!! А ведь, правда, могло утащить. Это же океан, а не наши речушки. Меня же на Урале течением с ног сбивало, хотя там и было ниже колена... Ой, мамочки... Плавать я не умею, значит сразу труп, а как же подарки? Кто бы передавал родственникам? И как всё оформляли бы? Ножки идти не хотят, может я просто постою, лучше посижу, а совсем в идеале - полежу на пляжу, свернусь клубочком... Что-то как-то холодно до дрожи и страшно... Ладно, я просто прислонюсь и постою немного, не надо меня никуда тащить, дайте в себя вернуться.... Так успокаивающе шепчет, что я сейчас растекусь тут лужей на булыжниках и утеку в океан... Вэл, Вэл, Вэл! Просто остановись, дай уткнуться в плечо и замереть, позволь собраться с мыслями, хоть что-то в голове прояснить. Кто ты - я вспоминать не буду, только зря тратить время. Обнимите меня хоть кто-нибудь и просто подержите, прижмите к себе, как в детстве мама делала, и я обойдусь тихой истерикой, только безмолвными слезами... Имею право я быть хоть иногда трусихой? А мне еще чертов паром пережить надо будет как-то...
   Хорошо и спокойно. И пахнет от него морем почему-то. Как он понял, что именно мне нужно? Я же даже говорить не могла... И Сашка рядом топчется, шипит уже привычно...
   - Спасибо, Вэл, - бля, ну зачем опять в глаза посмотрела?! Саша, миленький, тащи меня отсюда от него подальше, я же тут с ума сойду...
   В ресторанчике Вэл нас куда-то вглубь повёл. Практически отдельный кабинет. Это с одной стороны хорошо - никто особо глазеть не будет, глазки у меня заплаканные, нос небось распух и красный, хоть и не рыдала, сдержалась, успела. С другой стороны - придётся на немца близко смотреть, а он на меня как-то неправильно действует. Мне же не 17 лет, а сердце биться забывает. Странно, они с Сашкой чем-то неуловимо похожи. Только немец в папы ему годится.
   Поняла. Круг замкнулся. Фильм-море-океан-немец. Лучше бы у меня был полный склероз. Чувствую себя серой мышкой в лучах софитов. Что он делает рядом с нами? Принц без белого коня. Хотя по возрасту - уже король. Зато теперь он надолго запомнит идиоток из российских степей. Саша, судя по всему, его мило просветил на этот счет. А с другой стороны - мне уже терять нечего, благовоспитанность рядом со мной и не стояла, он уже понял давно, поэтому можно расслабиться и просто получать удовольствие от его общества. Сашка его не узнал, значит, это будет моя тайна.
   Странный он какой-то. Его поступки меня ставят в тупик. И никак не объясняются. Сашка отказывается помогать. Зачем опять меня кормить? Я сама могу купить себе еды. А уж кофе и мороженое - святое дело. Без мяса спокойно обойдусь, но без кофе - ни за что. Попутчик уже знает - в каждом городишке я должна выпить ритуальную чашку кофе. Иначе заезд не считается. Привык и сам уже идёт в кафешки, без напоминания. Только заказы приходится иногда корректировать, хочется разнообразить свои привычки.
   - Саш, можешь спросить, у них тут есть кофе со специями?
   - Какими?!
   - Разными. Имбирь, корица, гвоздика... Только без ванили, пожалуйста.
   Упс. А официант, судя по-всему, не знает английского... Хорошо, что Вэл переводит на французский. Интересно, что получится в итоге?
   А вот кормить чем попало меня не надо. Сыром уже пичкали. Опасно для окружающих и их психики.
   Как обычно, первое что приносят - мой кофе. Насладиться ароматом. И глухим телефоном, судя по запаху.
   - Кто из вас хуже язык знает, интересно?
   - А что случилось?
   - Просто пытаюсь понять, кто прокололся.
   - Что не так?
   - Да я просила тебя без ванили, она сладковата и перебивает ароматы остальных пряностей. В итоге первое что чувствуешь - ваниль. Понюхай! - протягиваю чашку. Блин, он так осторожно вдыхает, как будто заказал цианистый калий, невозможно сдержать улыбку. Вот и Вэл потянулся понюхать. С вопросом смотрит на меня. Пусть Сашка сам объясняет ситуацию. Придётся пить такой. Не капризничать. И не надо меня кормить. Я не за этим сюда припёрлась. Как вежливо поставить немца на место? Правильно, показать ему отрывок из кино, которое он "возможно" знает. Пусть поразмышляет. Полезно будет. И не надо вводить меня в заблуждение - в своих размышлизмах я и без посторонней помощи заблужусь.

Саша.

   Я протянул сумку. Она достала планшет, быстро что-то потыкала, воткнула наушники, протянула один Вэлу, второй вставила себе и что-то включила. Мне осталось только наблюдать со стороны, как удивился немец и отодвинулся от неё, не сводя пытливых глаз. Мотнул головой в мою сторону, она отрицательно покачала головой. Он прижал палец к губам "молчи". Она согласно кивнула головой.
   - Лен, что происходит?
   - Переведи ему, что я благодарна за спасение, но есть всё равно не хочу. Правда не хочу и не надо давить. Если захочу - куплю сама еду.
   - Что ты ему показала, что он так в лице поменялся?
   - Теперь он знает, что я знаю кто он.
   - И кто?
   - Я обещала сохранить его инкогнито. Успокойся, всё в порядке.
   - Вэл, я не знаю, что именно она тебе показала, но на словах попросила передать, что спасибо за спасение и категорический отказ от еды. И личный совет от меня - не дави, сорвётся. Я уже попадал под раздачу...
   - Но хоть кофе с мороженным я могу ей оплатить?
   - Он спрашивает, можно ли ему оплатить кофе и мороженое для тебя?
   - Зачем?
   - Вот если бы тебя утащило в море, я бы сейчас спокойно потягивал красное вино и не отвечал на твои глупые вопросы...
   - Белое.
   - Что белое?!
   - С морепродуктами пьют белое вино, - с улыбкой непринужденно навалилась на плечо Вэла затылком и смотрит на меня. А он переместил руку, обняв за талию. Я видел, как она вздрагивает от случайных прикосновений других людей, а тут сидит и никакой отрицательной реакции.- Давайте так, вы возьмёте себе какие-нибудь морепродукты, а я у вас чуть-чуть попробую как в прошлый раз? Только, чур, я сяду с краю.
   - Почему?
   - Да сыр вспомнила.
   - Аргумент!
   Объяснил договорённость Вэлу, умолчав про историю с сыром. Оставив сумку и рюкзак в углу, переместилась на стул, спиной ко входу. Вэл позвал официанта и сделал заказ на всех.
   - Саша, мне показалось или у Лины действительно коса есть?
   - Есть. Только не дёргай - опасно. Лен, косу покажи Вэлу.
   Достала из-под футболки косичку и с усмешкой показала: длина до пояса.
   - Сколько ей лет?
   - Лене или косе?
   - Лине.
   - Лен, тут мужчина интересуется возрастом твоим.
   - Скажи что младше его почти на 7 лет.
   - Откуда ты знаешь его возраст?!
   - Просто переведи.
   Перевёл. Вэл прибавил глаза.
   - Саша, а тебе сколько лет?
   - С какой целью интересуешься?
   - Я просто думал она намного меня младше, а теперь запутался. Вижу что ты младше её, но ведёшь себя как старший. Вы правда неделю знакомы?
   - Да. Откуда ты знаешь?
   - Лина рассказала.
   - Стоп. Она говорит, что языков не знает.
   - Рисует. Очень понятно и доступно. Зато, если не хочет о чём-то рассказывать - просто хлопает глазами, мол, не понимаю и всё. И ничего не добьёшься. Я пытался объяснить, что хочу видео сбросить по блютузу - упёрлась и всё.
   - А ты ей показал запись?
   - Нет.
   - Надо было показать. Может и согласилась бы.
   - Саш, как у неё спросить, в какой момент она меня узнала? Она тебе сказала кто я?
   - Не сказала. Это твоя тайна и меня не касается - вот её ответ. Я теперь тоже заинтригован.
   - Вот парадокс. Я здесь уже неделю, вроде никто не узнавал, думал, что хорошо замаскировался. Случайно встречаю на пляже девчонку из степей далёкой России и она ставит меня на место.
   - Она может. Лен, тут Вэл интересуется, в какой момент ты его узнала?
   - Не помню. Не надо было так в глаза смотреть. Сам виноват. Вообще скажи ему, что я в первую очередь сюжет фильма ему показывала. Мне не нужны морепродукты, мне нужен океан!
   - По-моему она еще больше нас путает. Сказала, что ты в глаза ей смотрел - вот и узнала. А фильм тебе показала, чтобы ситуацию примерно объяснить, ей весь океан нужен, а не кучка морепродуктов.
   - Ты знаешь сюжет фильма?
   - Откуда?! Мне ничего не показали, даже название не знаю. Вот теперь мучайся тут с вами.
   - Спроси у неё блокнот, пожалуйста.
   - Вэл блокнот твой просит.
   Кивнула на сумку. Вэл передал. Она достала блокнот и ручку, протянула. Он что-то написал и показал ей. Она неуверенно пожала плечами и написала в ответ. Вэл опять кивнул на меня, Лена помотала отрицательно головой. И с улыбкой прижала указательный палец к губам.
   - Лен, я вам тут не мешаю? - не выдержал я.
   - Саш, - положила мне руку на бедро, - успокойся. Не заводись.
   - Ага, когда твоя рука на моём бедре - звучит несколько издевательски.
   - Всё, остынь. Я сейчас, - и вышла, держа звонящий телефон. Мы переглянулись с Вэлом.
   Принесли наш заказ, мы расставляли тарелки на столе, когда она заглянула назад и сказала:
   - Мне нужен вайфай, срочно! - кивнув на свой планшет, лежащий на столе. Вэл тут же обратился к официанту. Тот стал что-то объяснять на французском, Вэл переводил мне на английский, я соображал, как перевести это на русский. В это время Лена схватила планшет и сходу ввела пароль вайфая. Мы ошалело уставились на неё. Это был абсолютно другой человек: она быстро что-то вводила в планшете, меняя окна, продолжая тараторить по телефону, в тоже время обволакивая ласковой скороговоркой как паутиной собеседника. То чуть ли не мурлыкала, то прорезались какие-то железные нотки. Напомнила собеседнику поставить на телефон вибер для связи, обещав небо в алмазах и жалуясь, что у неё с собой нет привычной аськи. Минут через 5 она всё отключила и закрыла глаза. Посидев ещё минуту в тишине, открыла один глаз и посмотрела на нас. Вздохнула, открыла второй и спросила:
   - Что не так?
   - Это что сейчас было?
   - На работе возникла проблема, надо было быстро решить.
   - Ты кем работаешь?
   - Менеджером простым.
   - Ты же говорила - языков не знаешь.
   - Не знаю.
   - Мы тебе пароль не успели сказать - ты сама ввела. С французского.
   - Меня когда в экстремальную ситуацию загоняют, то я просто действую на автомате, оптимальные варианты сами выбираются... Откуда что берётся - не знаю. Шеф это знает и пользуется активно. Вот и сейчас, знали что я быстро всю разрулю, поэтому меня и дёрнули. Надо было быстро найти и передать контакты и информацию, замкнуть цепочку. Вэл, я, правда, не знаю, что ты говоришь, потому что рядом есть Саша, он всё переведёт, можно мозги не напрягать. А можно мне чуть-чуть вина? Слишком много стрессов для одного дня...
   Посмотрела на принесённое блюдо с морепродуктами и спросила:
   - Можно я сфотографирую? Подразнить своих...
   Мы согласились. Она тут же сфоткала планшетом и пока мы копались, начала кидать в инет.
   - Инстаграмм?
   - Нет, просто шефу кинула в скайп - пусть облизывается. Отомстила. Пусть знает, от чего отвлекал.
   - Тебе что положить?
   - Ты же знаешь, я чистить не умею. Поэтому можно ничего не накладывать.
   - Сам тебе почищу.
   - Тогда сам и выбирай. Я всё равно здесь никого кроме лангуста и краба опознать не смогу. Не запоминаю я их в лицо.
   Я почистил клешню краба и хотел положить ей в тарелку, но она опять как в Онфлёре просто открыла рот. Ничего не оставалось, как положить кусочек сразу в ей рот. Вэл посмотрел на нас и тоже протянул ей кусочек. И сидит как птенчик, только кусочки с рук собирает задумчиво и запивает вином... В глазах появилась какая-то шальная мысль и она расхохоталась, чуть не подавившись.
   - Что случилось? - мы с Вэлом переглянулись.
   - Саш, помнишь старый-старый мультик про Вовку в тридесятом царстве? Двое из ларца одинаковы с лица? Как они его кормить должны были? "Вы и есть за меня будете?"
   - Ну и?
   - Так мне в отличие от Вовки повезло - меня кормят...
   Вот как это Вэлу перевести? Ленка действует быстрее, уже опять на планшете что-то ему показывает - нашла нужный кусок мультика на ютубе и меня просит быстро переводить. Тот тоже начинает смеяться.
   - Вы дальше куда поедете?
   Я начал вспоминать и перечислять примерный маршрут. Лена достала из сумки конверт, из него лист с датами и списком отелей и просто положила перед Вэлом. Тот достал телефон и вопросительно посмотрел на неё. Она кивнула. Вэл сфотографировал. Лена глянула на часы и начала упаковывать сумку.
   - Нам пора выдвигаться. Автобус ждать не будет, не надо остальных подводить. Ребята волноваться будут. Спасибо тебе Вэл за компанию.
   Вэл протянул мне визитку. Я в ответ дал свою и мы обменялись рукопожатиями. Лена посмотрела на протянутую ей визитку и отрицательно покачала головой. Просто шагнула к нему и, встав на цыпочки, поцеловала его в губы. Он прижал её к себе и ответил на поцелуй. Я отвернулся, положил на стол 50 евро и вышел со всеми нашими вещами. У меня не было даже права ревновать. Она догнала меня уже на выходе из ресторанчика, дёрнув за свою сумку. Я остановился и, ничего не говоря, поднял её лицо за подбородок, пытаясь заглянуть в глаза. Губа закушена, по щеке бежит слеза, взгляд побитой собаки.
   - Он тебя обидел?
   - Нет. Давай уйдём быстрее, пожалуйста. Не хочу здесь разреветься.
   Я обнял её за плечи, мы пошли к автобусу. Не доходя чуть-чуть, она остановилась и достала влажную салфетку, вытерла щеки от бегущих слёз, натянула темные очки и подняла на меня лицо.
   - Нормально?
   - Нет. Объясни что произошло? Что он сделал?
   - Мы просто с ним поцеловались и всё. Я совсем дура, да?
   - Вижу, что тебя к нему магнитом тянет, но не могу понять почему. Он необычный, конечно, но всё равно непонятно.
   - Не знаю, сама не понимаю. И ничего поделать с собой не могу. Не надо было мне с ним общаться...
   Лена уже входила в автобус, когда раздался звонок на моём телефоне. Я притормозил: незнакомый номер, нероссийский.
   - Алло!
   - Саша?
   - Да.
   - Это Вэл. Ты где сейчас?
   - Около автобуса. Сейчас уезжаем. Что ты сказал Лене?
   - Ничего не успел. Она меня поцеловала и ушла молча. Вообще ничего не сказала.
   - Плакала всю дорогу. Мне это не нравится.
   - Можно подумать я в восторге. Ты знал, что она оплатила весь наш обед?
   - Это я оставил 50 евро. Но мы же явно на большую сумму заказывали...
   - Саш, она с карточки всё оплатила. За всех. Зачем?! Надо ей деньги вернуть.
   - Ты в ресторане?
   - Да, там же сижу.
   - Попроси отменить транзакцию по её карточке и рассчитайся своей. Там сколько получилось, с меня хватает?
   - Да есть у меня деньги, хоть ты не упирайся рогом. Я перезвоню, ладно?
   - Давай.
   Зашёл в автобус уже последним и сел. Автобус тронулся. Лена смотрела в окно, не снимая очков.
   - Добычу покажешь?
   Вздрогнула и как-то растерянно кивнула головой. Достала пакет с гальками и начала на столике демонстрировать, постепенно оживляясь. Мечтательно закусывая нижнюю губу, потерлась макушкой о моё плечо:
   - Хочешь - выбери любую. Даже 2 больших куриных бога нашла. Я тебе подарю.
   - Спасибо, я от тебя что-нибудь другое стрясу на память.
   Вопросительно посмотрела на меня, даже воздух набрала спросить, как услышала смс. Достала телефон, я вытянул шею и заглянул незаметно через плечо: пришло сообщение об отмене платежа. Отклонён. Она растерянно посмотрела на меня, я сидел, откинувшись на спинку, и делал вид что ничего не понимаю.
   - Что случилось?
   - Оплата отменена почему-то. Что можно сделать? Получается, я сначала заплатила, а потом отменился платеж. Надо как-то деньги передать тогда наличкой. Что могло случиться? Вот всегда не доверяла этим электронным платежам. Люди мне поверили, а я обманула и подвела... Чёрт...
   - А когда ты последний раз карточкой платила? Мы же с тобой вроде вместе везде ходили, только мелочевкой рассчитывались, за духи ты платила в Париже в первый день по карте и все, поверь, при их оборотах твои 100 евро не та сумма, чтобы из-за неё нервы мотать, - вот интересно как оправдываться будет теперь.
   - Я в ресторанчике сейчас рассчиталась по карточке, пока по телефону разговаривала...
   - Зачем?
   - Так надо было. Саш, не ворчи. Скажи, что делать теперь?! Мы же не можем вернуться. Может как-то сайт их поискать? Ты на английском им напишешь и мы переведём деньги. Поможешь?
   - Нет.
   - Саш, но они теперь будут считать русских обманщиками. Из-за меня, - опять плачет. Вся мировая скорбь в ней. Люди на миллионы воруют и ничего, а она из-за 100 евро испереживалась уже.
   - Лен, ты почему нам с Вэлом не сказала, что уже оплатила? Мы тоже деньги оставили. Наличкой. На столе.
   - А вдруг там не хватит?
   - На вопрос ответь. Почему оплатила сама и никому не сказала? Вэл сразу тебя предупредил, что оплачивать будет твой заказ. Ты поступила непорядочно по отношению к нему.
   - Я не хочу быть ему должна. Ничего, - отвернулась к окну, в глаза не смотрит.
   - Но сказать ты ему могла?
   - Не могла. Он сильнее меня.
   - А я слабее? - взял оба её запястья в свою руку, второй рукой повернул её лицо за подбородок к себе.
   - Ты сильнее меня физически, но с тобой я могу договориться, как-то мы с тобой уживаемся всё это время. А он меня просто сворачивает морально как котёнка. Я ничего поделать против него не могу. Ты же видел...
   - А что ты имела против него?
   - Он меня завораживает. Как удав Каа бандерлога.
   - Успокойся. Ты его видела первый и последний раз, - контрольный поцелуй в лоб. Всё. Дождаться бы вечера - отыграюсь, забудет все страхи и переживания.
   К Руану она оживилась и опять начала активно фоткать всё подряд.
   - Памяти не хватит!
   - У меня еще карта на 32 гига есть. Лишнее сотру и можно заполнять. А ты мне скинешь фото, что делал?
   - Конечно.
   - А как?
   - Можно через облако, только адрес свой дай - ссылку брошу.
   Помолчала. И робко, неуверенно:
   - А у тебя сколько гигов?
   - В смысле?
   - Может я куплю просто карту или флешку и ты скинешь мне?
   - А чем тебя мой вариант не устраивает?
   - Не хочу адресами обмениваться.
   - Почему?!
   - Знаешь, как в том старом анекдоте "умерла, так умерла". В Питере на вокзале расстанемся и всё. Никаких контактов. Никаких обязательств.
   - А друзьями мы остаться не можем? Ты же с кем-то в Питере будешь встречаться говорила.
   - С народом с форума одного. Я попросила там девочку встречу собрать - я ни разу с ними не встречалась, пообщаться живьём хочется. Только двоих лично знаю - приезжали ко мне в гости на денёк... Есть закрытое сообщество, которое встречается в реале, мне там тоже разрешили присутствовать. По рекомендации.
   - С ними ты можешь и хочешь общаться, со мной не можешь? Я настолько ужасен и противен?
   - Там все совсем по-другому. У нас общие темы, интересы есть. Мы уже несколько лет общаемся. А с тобой у нас слишком большая разница в возрасте.
   - А там, конечно, абсолютно все твои ровесники.
   - Нет, разные. Есть старше, есть младше.
   - И тебя не смущает разница?
   - С ними я не спала.
   - Аргумент. Железный. То есть тебе не понравилось спать со мной и ты меня вычеркнула?
   - Не передёргивай. Ты мне нравишься, с тобой слишком хорошо, именно поэтому мы и расстанемся. Я обещала Оскару с тобой не общаться после тура. Всё. Слово надо сдержать. Давай закроем тему.
   - То есть если ты меня случайно встретишь в городе, сделаешь вид что незнакомы и даже не поздороваешься?
   - Мы не встретимся. У меня там уже назначены встречи и экскурсии. Время распределено. Мы не пересечёмся. Город большой...
   - Посмотрим, - ага, так я ей и сказал, что еще позавчера зарегился на том форуме и напрашиваюсь на эту встречу. Вот и посмотрю, что запоёт и на что её хватит. Если бы я знал, как всё обернется в реале...
   - Ну, хоть жить где будешь? Могу с автобуса отвезти на машине?
   - Меня встретить обещали на машине.
   - Значит, я помогу багаж довезти. Должен убедиться, что сдам тебя в надёжные руки.
   - Меня не надо сдавать, я не вещь.
   - А ты могла бы продать свою косичку?
   - Запросто. 10 тысяч евро и она твоя, - и радостно улыбается, мол, "умыла". Наивная. Осталось срочно разведать данные её карты и сделать пакость. Уж в этом вопросе я точно разбираюсь лучше, чем она. Кстати, я так и не понял, менеджером чего она работает. Там такой круг вопросов быстро пролетел, что я просто был удивлён и ошарашен увиденным и услышанным.
   - Лен, а каким менеджером ты работаешь?
   - Личным.
   - Это как?
   - Личный менеджер шефа. Универсального плана. Любая прихоть за ваши деньги.
   - Ты с ним спишь?!
   - А вот это в мои функции никогда не входило ни на одной моей работе. Я мозгами привыкла всего добиваться. Извини, если разочаровала. Если я сплю с тобой здесь в туре, то это ничего еще не значит.
   - Прости. Просто любая прихоть за деньги смутила...
   - Извращенец. Моё дело собрать и обработать информацию по заданной теме, провести консультацию по интересующим его вопросам и запоминать как можно больше информации, координируя работу.
   - Секретарь-референт?
   - Поиск товара, работа с поставщиками и клиентами, юридические, логистические, юридические, экономические и технические вопросы. Универсал широкого профиля. Фирма маленькая - приходится крутиться. Экзаменовать не надо, даже не пробуй. У тебя вчера открыт счет был, так там очень интересные цены были, я даже специально потом по своим закупочным проверила. Если счет выписывали вы клиенту - у тебя талантливые менеджеры - такую бешеную накрутку сделать в несколько раз - завидую.
   - Покажешь какой? Конкретную позицию.
   - После Руана, ладно?
   - Договорились.
   Интересно. Хорошо, что я еще не дал команду на оплаты. Счета были выписаны моей фирме на оплату. Кто-то из моих сотрудников плохо работает с поставщиками или она плохо знает своё дело и математику. Вот и попробую разобраться.
   Разумеется, в Руане мы бродили, но я был увлечён своими размышлениями - толком и не запомнил ничего. Она общалась с Оскаром, умолчав про ресторан и незнакомца. Обещала похвастаться добычей с берега. Сторговалась на фото со второго слона - я туда не пошёл, уйдя к ней на пляж. Милое создание. Мирное и щебечущее о каких-то пустяках.
   С магазинами решили вопрос просто: она оставляла нас на улице, а сама заходила и смотрела. Так Оскар и начал разговор, пока Лена бродила по очередному магазину.
   - Саш, если ты не прекратишь над ней издеваться, мне придется принять меры.
   - И какие именно?
   - Поменяться с тобой местами.
   - А кто тебе разрешит? Ты настолько в себе уверен?
   - Ты ей нервы мотаешь. Зачем? Играешь с огнем? Если сорвется - мало не покажется. Почему она опять плакала?
   - Ты претендуешь на мою женщину? Я правильно понял?
   - А ты уверен, что она твоя?
   - Есть сомнения?
   - Конечно. Саш, она позволяет тебе спать в своей постели, но не заикайся при ней с правами собственника! Не нагнетай! Вылетишь сразу. Не дави. Я вижу, как тебя к ней тянет, но не заходи слишком далеко, будет бить наотмашь.
   - Она меня не ударит, я рукопашник и мужчина, не забывай!
   - Идиот, она тебя словом достанет так, что будешь потом раны залечивать гораздо дольше. На голых рефлексах огрызнется и будет права! Потом может и пожалеет о сказанном, но не вернется. Пойми, я с ней немного пообщался в поезде, она не меняет решений, ее не разжалобишь, только разозлишь больше.
   - Ты ее хочешь?
   - Да.
   - Тогда ты понимаешь, каков это находится рядом постоянно. Меня уже от случайного прикосновения заводит...
   - Пересядь, уйди в другой номер!
   - Чтобы ты занял мое место?! Думаешь, я не помню те ночи? Она будет со мной! Первая грелка все равно я!
   - Оставь ей личное пространство, пожалуйста.
   Я толкнул его в плечо, кивком показывая на объект нашего спора. Она стояла в торговом зале обувного магазина. Задумчиво вертелась перед зеркалом в ботиночках на чудовищной высоты шпильке, бросив рюкзачок на банкетку. Походила, пританцовывая, как будто сбросив груз забот, сделала пируэт, вздохнула.
   - И что ты на это скажешь?
   - Большая часть моего офиса, в отличие от нее, на каблуках двигаться не умеет толком, на полусогнутых ковыляет, а тут... Однозначно. Странно, я привык, что она в кроссовках и балетках рассекает, даже не представлял ее на каблуках, тем более таких. Все время же твердит, какая она старушка. Веселушка, блин.
   В это время наша спутница наклонилась, поправляя что-то на ботинке, и при этом повернулась к нам той частью, которая ниже спины, не сгибая ног. Выпрямилась, выгнулась и посмотрела в зеркало на вид каблуков со спины, села разуваться. Я услышал рядом всхлип: оказывается, мы так активно рассматривали и обсуждали, что рядом уже зрители начали останавливаться. Переглянулись:
   - Подойдем?
   Вошли и сели рядом с двух сторон.
   - Купишь?
   - Нет.
   - Почему? Ты в них классно смотришься. Честно. И движешься...- высказался Оскар.
   - Хочешь я куплю в подарок?
   - Саш, про подарки мы с тобой уже обсуждали, тема исчерпана и закрыта. Если бы захотела, сама бы купила.
   - А что не понравилось? Каблук?
   - Колодка нормальная, модель не моя. Хотя, в такого типа босоножках "мечта стриптизерши" я лет 10 назад ходила еще. Мне надо сейчас повыше, щиколотка чтобы зафиксирована была, после вывиха приходится так выбирать уже. Да и жалко такие симпатичные гробить. У меня дорог для них нет подходящих... Просто померила для души...
   В супермаркете купили нормандские блины и колбасу нарезкой. На ужин. И взяла себе карту Европы на французском. Потому что захотелось - так объяснила. Половину дороги потом рассматривала уже пройденный маршрут и куда предстоит приехать.
   Как только выехали из Руана, я достал планшет и начал открывать счета, пока она не сказала стоп.
   - Вот смотри. Одно из двух - или они сюда включили еще что-то, но не написали в названии, или я ничего не понимаю.
   - А ты помнишь цены наизусть?
   - Нет, конечно. Мы работаем с этим заводом, - достала свой планшет и открыла там что-то, - вот прайс, смотри твой артикул - вот цена завода, я покупаю со скидкой от этой цены, но по договору не имею права продавать ниже этой цены. Смотри - какая цена у тебя.
   Чувствую, ждут меня разборки с персоналом. Я обычно доверял этому отделу, вроде не подводили. И так нарваться.
   - Может там логотип навороченный какой-нибудь да еще сопутствующие товары включили в позицию? Судя по твоей реакции, я кого-то сейчас сильно подставила.
   - Ты меня спасла, для меня это достаточно. Ладно, потом разберусь. Спасибо за консультацию. Сколько тебе шеф платит за это?
   - Шефа не трогай. Он - святой. Меня терпит сколько лет уже.
   - Но я могу заплатить?
   - Нет. Ты сначала разберись, может я людей зря обвинила. Не пори горячку.
   - Так ты же со мной потом не хочешь общаться, как я тебя отблагодарю.
   - Я тебе координаты дам девочки - ей поможешь. У неё маленькую дочку в Питере сейчас от рака лечат. Помощь лишней не будет. Хочешь, дам координаты людей, которым доверяю, они действительно помогают нуждающимся? Лично контролируют и отчитываются за каждую копейку.
   Судя по всему, конкретная сумма помощи ей совершенно не интересна. Просто помоги, сколько сможешь и всё. А сама мне только что спасла очень конкретную сумму. Альтруистка. Я же знаю, что денег у неё немного. Но легко отказывается от заработанного в пользу других.
   В Брюссель приехали уже вечером. Быстро пробежали по основным достопримечательностям. Шоколад покупать Лена категорически отказалась. Но не устояла перед знаменитыми брюссельскими вафлями. Надо было видеть эту вытянувшуюся от разочарования мордашку. Мол, в Варшаве были вкуснее! А посмотрев из окна автобуса на укладывающихся спать на улицах местных бомжей, окончательно приняла обиженно-разочарованный вид.
   Вечером приехали поздно, заселившись в отель в Антверпене и гулять уже не пошли, остались в номере насовсем. Ленка стояла в ванной, раскладывая что-то по полочке, когда раздался стук в дверь. Я решил, что это Оскар к нам по привычке зашёл, поэтому не глядя, открыл дверь и, крикнув "Заходи!", ушёл в комнату - надо было немного передвинуть мебель, освободив розетки для всей техники. Потом понял, что в комнату за мной никто не вошёл. Удивлённо вышел в коридорчик. Ленка стояла возле раковины с какой-то бутылочкой в руках и смотрела на меня.
   - Что случилось?
   - У тебя хотела спросить. Тебя мама не учила спрашивать, перед тем как дверь открыть? Сказки страшные на ночь не читала?
   - А что не так?
   Она посмотрела куда-то вбок от дверей ванны. Я заглянул. Облокотившись на стену, там стоял Вэл. И не сводил глаз с Лены. Я тихо офигел.
   - Вэл, что ты здесь делаешь?
   - К Лине приехал. Спросить хочу, почему плакала.
   - Как ты нас нашёл?
   - У меня список отелей есть. Я просто в холле стоял в стороне, вы в суматохе с группой на меня не смотрели, а я видел, куда вы пошли.
   - А когда приехал?
   - На машине. Мне экскурсии не нужны - сразу сюда приехал.
   - Когда мне звонил, знал что приедешь?
   - Нет еще. Не решил. Когда ты сказал что плачет, понял что надо ехать.
   - Может ради приличия мне кто-нибудь объяснит что происходит? Что здесь делает Вэл?
   - Он к тебе приехал. Выяснить, почему ты плакала.
   - Ерунда. Я при нём не плакала. Откуда он мог узнать?! Или я что-то упустила?- вкрадчивый голос и ощущения выпущенных коготков на моей спине.
   - Он мне звонил.
   - Так. И что ты ему растрепал?
   - Только в общих чертах. Спросил, что он сделал и почему ты от него пришла вся в слезах...
   - Ты меня в могилу сведёшь. Я поняла твой замысел. Но я тебе отомщу. Завещаю свою косичку - без права выбрасывания.
   - Ты же её продать обещала.
   - Ну, ищи покупателя, сумму я тебе озвучила.
   - Саша, спроси Лину почему она плакала!
   - Вэл хочет услышать ответ на свой вопрос. Почему плакала.
   - А что он еще хочет?!
   - Она спрашивает, что ты еще хочешь, кроме ответа.
   - Её.
   - Тебя, - машинально перевёл я и замолчал под её взглядом.
   - Так. Спокойно. Не нервничаем, - и повернулась к нам спиной. Постояла с закрытыми глазами - в зеркало было видно. А потом резко наклонилась вперёд и сунула голову под кран, врубив холодную воду. Вэл дёрнулся к ней, но я его перехватил.
   - Саш, скажи, что я просто перегрелась от избытка впечатлений сегодня и ловлю глюки. У меня глюк. Один большой глюк.
   - Du bist mein GlЭck, - перешёл на немецкий Вэл. Лена ошарашено вытащила мокрую голову и повернулась к нему.
   - Warum?
   - Ich weiß nicht. FЭhle, und das ist alles, - пожал плечами Вэл.
   - Ребята, я немецкий не знаю, - жалобно сказал я сумасшедшей парочке.
   - Warum hast du geweint? Habe ich dich beleidigt? - Вэл взял её за плечи и посмотрел в глаза.
   - Саш, я тебе сразу говорила, что он немец. Не ошиблась. А немецкий я тоже не знаю. 20 лет назад учила. Просто на автопилоте среагировала. Was willst du von mir?
   - Ich will dich. Einfach nur umher. KЖnnen Sie? Eine Nacht. Nur eine Nacht. Schenke!
   - Помедленнее. Я записываю, - поёжилась от струек холодной воды, сбегающих под футболку. - Саш, я только отдельные слова понимаю. С моими познаниями какой-то бред получается. Идёмте в комнату, тут без стакана не разберёшься, - и, держась за виски, шагнула в сторону комнаты. Мы дружно двинулись за ней, я придержал Вэла за руку:
   - Она говорит, что не может тебя понять никак. Хочет, чтобы я перевёл с английского.
   - Она понимает всё. Но не хочет верить. Я смотрел ей в глаза - она всё поняла абсолютно правильно. Но боится в этом признаться.
   - А что ты ей сказал?
   - Она моё счастье и попросил просто побыть рядом с мной ночь. Одну ночь.
   - Не получится. Она рядом с тобой контроль теряет над собой. Это её бесит и пугает.
   - У меня кальвадос есть. Если мы сейчас попробуем - мне нельзя будет за руль. Она меня выгонит или разрешит остаться?
   - Оставит.
   - Поможешь?
   - Боюсь, она воспримет это как предательство. Я и так еле выкрутился с карточкой после ресторана, ей смс пришло об отмене оплаты - переживала, плакала опять.
   - Вот и снимем стресс.
   Она сидела в комнате на кровати, завернувшись в полотенце вместо шали.
   - Лен, чай попьём давай?
   - Давай, - сама с места не двигается, только глазами следит за нами с Вэлом.
   - Я за кипятком схожу, у ребят спрошу, а ты из сумки продукты достанешь?
   - Достану, - и сидит. Я вышел.

Лена.

   Всё-таки это был не глюк. Слишком реальный. В голове шумит. Сашка что-то говорит, я уже и его перестаю понимать. Взяла с тумбочки телефон и наушники - надо что-то пожёстче включить - Рамштайн будет сейчас в тему. И погромче. Пусть мозги прочистит.
   Вэл сел на корточки передо мной и просительно протянул руку, наушник один хочет. Поделилась правым. Пусть послушает - не жалко. Удивился, мой хороший. Конечно, тётка-колобок слушает "рамов"... Мальчишки уже привыкли.
   - HЖrst du Ramstein?
   - Ja.
   - Du willst, sich mit Ihrer Konzert?
   - Das ist unrealistisch. Ich fahre morgen frЭh. Ich habe eine Nichte, Sie Fan. Ich bin in Berlin nicht gelungen, kaufen Sie Ihr T-SHIRT mit Ihrer Symbolik.
   Он так близко сидит, что у меня сердце начинает биться с перерывами. Надо сумку разобрать с продуктами. Чай так чай. Вытащила из уха второй наушник и протянула ему, а сама встала и пошла накрывать на стол. Мы сегодня особо и не купили ничего. Остатки сыра, немного шоколада, печеньки и орехи. Мясо Сашка почти всё слопал. Проглот малолетний.
   Сашка пришёл с маленьким электрическим чайником, но его Вэл сразу куда-то отправил, протянув ключи и что-то объяснив. Тот безропотно ушёл. Вэл сидел на кровати и наблюдал за моими практически уже бессмысленными перемещениями. Чтобы подавить панику, я достала из сумки сигареты.
   - Rauchst du?
   - Keine. Stress, - и двинулась на несуществующий балкон. Уперлась лбом в стекло, сжимая в руке пачку. Закрыла глаза и судорожно вздохнула. Открываю глаза, а Вэл стоит рядом, насмешливо смотрит на меня и молчит.
   - Und du ziehst Stress?
   Не выдержала и уткнулась ему в плечо. Не могу ничего сделать. Не понимаю я их.

Саша.

   Вэл отправил меня в машину на стоянку за сумкой. Прихожу - стоят у окна и целуются. А нужен ли им чай? Вэл оторвался и кивнул головой в мою сторону, подталкивая Лену в комнату.
   - Чай будете?
   - Конечно. Сумка где?
   - Вон стоит.
   Вэл начал доставать из сумки какие-то свертки. Лена вытянула шею.
   - Саш, спроси что это.
   - Я так понял - будут кормить голодных туристов.
   - Лопну. Ой, а в бутылке что, спроси, можно посмотреть?
   - Бери да смотри, раз на стол поставил - значит можно.
   - Там водка.
   - Не может быть.
   - Честное слово. Нормандская. Яблочная. Кальвадос. Мы с тобой такого типа видели вчера на побережье. Вы пить будете?
   - Не вы, а мы. Ты тоже попробуешь. Мы поделимся.
   - Она же крепкая! Я не смогу.
   - Придётся себя заставить. Ты же не будешь напиваться вдрыбаган. Память о Нормандии.
   Задумалась. Посмотрела на разложенные закуски.
   - А было бы неплохо. Напиться и забыться. И никаких проблем. Можно её в чай добавить?
   - Думаю, Вэл не будет возражать.
   И мы, поставив на завтра будильники, приготовили вещи и начали пирушку. Общаясь на смеси языков, мы всё быстрее доходили до кондиции. Через час Лена смылась ванну. Я попросил проконтролировать вход в комнату, а сам быстро достал из её сумки кошелёк и сфотографировал кредитку. Вэл нахмурился, наблюдая за процессом.
   - Вэл, я хочу ей деньги забросить на карту. Она мне сегодня консультацию чудную мимоходом выдала по работе. Я сэкономил несколько тысяч евро, судя по всему. А она категорически отказалась от любого вознаграждения. Сказала передать девочке знакомой в Питере, у той дочка раком болеет. Так, той я и так могу помочь. Теперь знаю, куда обратиться с предложениями, а вот Лене всё равно заплачу. Не выдавай.
   - Мне скинешь координаты - тоже могу помочь. Может в Германии лечение организовать - обращайтесь.
   Вернулась уже мокрая и в полотенце. Вздохнула, сев на кровати:
   - Не трезвеется что-то. Сделаешь мне чаю покрепче?
   - Конечно, - заварил, добавив незаметно кальвадоса под улыбающимся взглядом Вэла. Так мы и дадим ей протрезветь. Не дождётся. Хотя примерным поведением она и в трезвом виде не отличалась. Вот и сейчас уже лежит на кровати, на животе, головой к нам, ногами к изголовью, еще периодически и болтает ими в воздухе. Разговор ни о чём журчит ручейком, я включил фоном музыку на планшете, на наше с Вэлом счастье спокойную. Без провоцирующих танцев. Потихоньку она отползала всё дальше от нас и ближе к подушке. Дело кончилось тем, что она перевернулась на спину и закинула ноги вверх на изголовье кровати, периодически запрокидывая голову, чтобы нас увидеть и ответить на реплики. Вэл тоже переместился на кровать и сидел, полуоткинувшись на руки за спиной. Тут началась какая-то мелодия поритмичней и Ленка начала по своей привычке приплясывать. Наплевать, что лежа и в одном полотенце, когда её останавливали трудности? Я уже привык за неделю, а Вэл опешил. Усмехнувшись его слабым незакалённым нервам, я взял чайник и пошёл вернуть хозяевам. Вот интересно, на каком языке они общаются, когда я ухожу? Ну, не считая языка поцелуев, конечно. Как дети малые. Надо было с Оскаром договориться, что ли и уйти к нему сегодня. Сейчас уже поздно что-то менять, да и считаю ее все-таки своей. Я первый занял! Когда вернулся - сидели и хихикали над планшетом. Встала с кровати, покопалась в чемодане и протянула Вэлу полотенце из дома.
   - Саш, у тебя полотенце есть. Идите в душ.
   - Вдвоём?!
   - Ну, можете по очереди. А ты за кого боишься?
   - В смысле?
   - Ассоциативный ряд. Я помню, чем заканчиваются наши с тобой совместные походы. Вот и интересуюсь, в ком из вас двоих ты сейчас неуверен? Кто кого соблазнит?
   Я метнул в неё свёрнутое полотенце под удивленным взглядом Вэла, на ходу переводя наш диалог, а она вскочила и попыталась, не уронив своё полотенце, опрометчиво спрятаться за его спиной. Он тут же повалил её на кровать и распял руки в разные стороны, прижав за кисти. Мы оба дружно нависли над ней, полотенце едва прикрывало тело и держалось на честном слове уже.
   - Так в ком ты сейчас неуверенна?
   Переводит шальные глаза с одного на другого и, облизав губы, вздыхает:
   - В себе уже...
   И опять эти жалобные глазки котёнка из Шрека. Переглянулись с Вэлом, рассмеялись и ушли. Уж как-нибудь вымоемся по очереди, пусть пока в комнате одна посидит. Когда вернулись, она уже навела порядок на столе. И отплясывала какой-то бешеный танец опять на кровати с наушниками. К нам спиной. А потом упала и растеклась по кровати морской звездой или снежинкой. Я уже привычно потрогал её за пальцы руки. Тут же открыла глаза и вытащила наушник.
   - Что это было?
   - Сейчас включу, - и протянула мне наушник. Я мотнул головой в сторону Вэла - нас трое в комнате.
   - Ага, - подошла к столу и включила планшет. Заиграла какая-то дикая музыка, а она опять начала пританцовывать с искрящимися бешеными глазами. Не может устоять.
   - Это кто?
   - "Гоголь борделло". Из США группа, но коллектив сборный из Европы Восточной в основном, цыганский панк играют. Под настроение подходят. Ну, классные же?!
   - Перед этим она слушала "Рамштайн", и тоже пританцовывала, - заметил Вэл. Она тут же повернулась к нему:
   - И что? Я разную музыку слушаю, у Саши спроси! От попсы до панк-рока. Это нормально. Вот когда человек зацикливается на каком-то одном направлении - тогда страшно, - и продолжила именно плясать, зажмурившись как сытая кошка. Потом была наша старая питерская группа и рисунок танца поменялся, она начала привлекать к танцу нас, ласкаясь и играя, но не давая дотронуться до себя. Следующая мелодия оказалась медленной и Ленка, не открывая глаз, уже извивалась над кроватью, вытянувшись вверх почти на самых цыпочках. Интересно, за счет чего держится полотенце?! Вэл не выдержал и, обняв за бёдра, медленно поднял на руки. Она даже не обратила внимания, а он медленно закружился с ней по комнате. Песня была старая, ещё из моей юности. Вэл хотел что-то сказать, но она положила палец ему на губы:
   - Shut Up! - он оглянулся на меня, а Лена сползла с его рук на пол и шагнула к планшету, что-то быстро переключая. Вот и песенка с таким названием. Понятно. Танцуем дальше. Толкнула его на кровать и нависла над ним, играя всю песню телом. Она просто наслаждалась музыкой, танцуя между нами, успевая и меня задействовать в своём танце и Вэла. К моему удивлению он легко подхватил игру. А когда песня закончилась, подошла, выключила планшет, поставила на зарядку и сказала, не оборачиваясь:
   - Чур, я посередине.
   - Ты о чём? - удивился я. Повернулась и внимательно посмотрела практически трезвым взглядом.
   - Вэл у нас ночует. Не на полу же ему спать. Поэтому я сплю посередине, а вы как истинные джентльмены по краям.
   - А другие варианты есть?
   - Конечно, но не приемлемые,- подошла ко мне и, запустив руку в волосы, притянула меня к себе. - Милый, если я вас отпустила вдвоём в душ, это не значит, что я не ревнивая. Ревновать могу и к столбу, а уж к такому мужчине как Вэл - святое дело. Кстати обратный вариант тоже в силе.
   - Мне казалось, что это моя реплика должна быть,- ошарашено сказал я. Вэл заинтересованно смотрел на нас.
   - Саша, переведи, о чем она.
   - Ну, если кратко, она решила спать между нами с тобой, потому что ревнует меня к тебе, а тебя ко мне.
   Вот и у немца лицо вытянулось, вскочил с кровати, встал рядом. Ленка посмотрела на нас и расхохоталась.
   - Слушайте, ну вы ведётесь, как дети малые, просто прелесть, - поцеловала меня в лоб и толкнула в грудь на кровать, Я опять сел, но она толкнула дальше - лёг. Села на меня верхом на моё полотенце и, притянув Вэла за полотенце, поглаживая его по внутренней стороне бедра, сказала:
   - У вас два варианта на выбор. Вы говорите "стоп" и я ложусь спать, оставляю вас в покое. Или мы продолжаем втроём. Выбирайте.
   Я перевёл её слова Вэлу. Он выслушал и усмехнулся, показав взглядом на её руку, ласкающую бедро под полотенцем. Интересно, какой нормальный мужчина сказал бы ей сейчас "стоп"? Мы не смогли...
   - Вэл, просто расслабься и получай удовольствие. Сейчас она без тормозов практически и сопротивляться ей бессмысленно - стихия. Просто воспринимай как данность. Тем более мы сами её напоили.
   Гладя мой живот одной рукой, она потянула вниз за руку Вэла и выгнулась, прося поцелуй. Он опустился на колени на кровать и, обняв её, наклонился и начал целовать в подставленные губы. Лена покачивалась в его руках, рука скользила по животу под моё полотенце, спускаясь всё ниже... Я подёргал её полотенце, но оно было прижато к телу Вэлом. Он понял намёк и медленно распутал полотенце, не переставая целовать. Она приподнялась и я откинул распутанное мешающее полотенце в сторону. Наши полотенца она распутала практически одновременно, откинув полотенце Вэла в сторону, а моё просто развернув. Я приподнял её и подставил свой член, она опустилась, насаживаясь плотнее, поёрзала и начала медленно двигаться, не прерывая поцелуя, лаская другой рукой Вэла. Потом оторвалась от его губ и, глядя ему в глаза, наклонилась и поцеловала головку члена. Не встретив сопротивления, продолжила игру. Её движения ускорялись, она чувствовала нужный мне ритм, хотя и положила мою руку на талию - так она обычно просила помочь задать нужный ритм. Я обхватил талию руками - она втянула живот и прогнулась, увеличивая амплитуду. Периодически отрывая затуманенный взгляд от Вэла и бросая в мою сторону, смотрела мою реакцию, готовая в любой момент изменить ритм, позу, чтобы доставить мне наибольшее удовольствие. Из-за этого мы с ней уже несколько раз спорили, она считала, что главное получить удовольствие мне, а ей не так важно. Вот и сейчас, я почувствовал что уже кончу, а она тормозит, занятая Вэлом. Так и есть, в ходе этой бешенной скачки я выстрелил первым, с силой прижав её бедра, поднимая её на своём выгибающемся теле. Немец продержался чуть дольше. И опустился рядом со мной, закрыв глаза и закинув руки за голову. Ленка робко опустилась между нами и свернулась клубочком, уткнувшись мне в бок головой. Вэл тут же повернулся набок и обхватил её, сжимая и шепча что-то на ухо. Прошло несколько минут.
   - Лееен, ты опять?
   - Что не так сделала? Саш, тебе же было хорошо? Вэл тоже вроде не расстроился.
   - А ты? Опять сачкуешь?
   - Потом как-нибудь...
   - Сейчас.
   - Спать пора.
   - Нет. Мы не ляжем спать без тебя.
   Я заметил, что Вэл её уже ласкает, скользя по телу руками, клубочек медленно разворачивается, тянется навстречу рукам. Он и не видел её татушки ещё. Вот пусть и изучает. Скользнув с кровати, пошёл искать по сумкам и пакетам воду или хотя бы сок. Что-то я сегодня запас не приготовил, а ведь хоть несколько глотков ей найти надо. Как назло ничего не было. Взял стакан и пошёл набрать из крана - в душе она обычно просто глотала из лейки. Сказала, что в этот момент, её меньше всего волнует фильтрованная вода или нет... Вернувшись замер, глядя на эту парочку. У меня с ней всё обычно было в быстром темпе, как будто у нас осталось мало времени и надо всё успеть. Бешенный "животный" секс с бурным окончанием. Вэл больше похож был на океанский прибой, она просто плыла в его волнах, растворяясь, пропадая из реальности... Такое впечатление, что у них впереди вечность. Я даже позавидовал, впору мастер-класс брать. Она застонала "Тиль", выгнулась и замерла в его объятиях. Он, не выходя, накрыл её своим телом. Потом тихо лёг рядом с ней, обняв и прижав к себе. Я дотронулся до его плеча и протянул стакан с водой. Он приложил донышко к щеке Лены, та сразу потянулась к живительной влаге, приоткрыв рот и не открывая глаз. Отпив несколько глотков, прошептала:
   - Спасибо Тиль...
   Вэл протянул мне стакан, а я нахмуренно посмотрел на него и мотнул головой вопросительно на Лену. Он виновато пожал плечами и кивнул головой в сторону прихожей. Я накинул полотенце и вышел. Немец укрыл спящую одеялом и, завернувшись в полотенце, тоже вышел в прихожую, прикрыв дверь в комнату.
   - Почему Тиль?
   - Это моё имя. У меня двойное. Лина еще в Этрете знала. Но придерживалась моей версии.
   - Вот так прокалываются шпионы.
   - Саша! Я не шпион! Поверь...
   - Брось, я шучу. Такой специфический русский юмор. Шпионы обычно прокалываются на мелочах.
   - Прости за Лину... Она твоя женщина, а я схожу с ума от желания. Мне 50 лет, а чувствую и веду себя как мальчишка...
   - Это ты зря. Ей сейчас хорошо, мальчишка бы так не смог. Теперь будет спать до утра как ребёнок... Главное утром одну в кровати не оставить, а то истерика будет опять. Она потом переживает о своём поведении. Посидишь с ней, прикроешь меня? Я пока на карточку ей денег заброшу, а смс от банка сотру, чтобы не засекла приход.
   - Без криминала?
   - Обижаешь! Я тебе покажу, перед тем как стереть.
   Достал свой планшет и, взяв Ленин телефон, вышел опять в прихожую, благо вайфай ловится хорошо. Быстро прогнал деньги по нескольким счетам, если даже приедет в банк, там ей не смогут сказать откуда пришли деньги по цепочке. Всё получилось быстро. Пришла смс. Махнул рукой Вэлу. Тот вышел, я открыл при нём смс из банка и показал. Он посмотрел на цифры. Потом на меня.
   - Это ты назвал небольшой суммой за консультации?
   - Не совсем. Я её на днях спросил, может ли она продать свою косу. Она сказала что запросто. За 10 тысяч евро. Вот я и купил. Если она делает сумасшедшие поступки, почему не могу этого сделать я?
   - А ты сможешь отозвать платёж?
   - Нет. Я заблокировал уже тот счет. Чтобы она не смогла вернуть. Как она говорит "умерла, так умерла".
   - Когда ты ей объявишь о покупке?
   - Ну, она не знает, что у нас предстоит встреча в Питере. Там и скажу. Косу заберу себе. А деньги куда хочет пускай девает. Её проблемы. Не удивлюсь, если она раздаст, может немного оставит на Норвегию.
   - Что ты знаешь про Норвегию?
   - Знаю, что она мечтает увидеть фиорды. Но боится паромов. Вот в этом туре у неё будет первый. На нём и решится: сможет поехать или нет.
   - А самолётом?
   - Я так понял, от них и дорого, и не любит летать, и проблемы с оформлением виз. Только не понял что причина, а что следствие для неё.
   - Ты поедешь с ней?
   - Не знаю. Она мне сказала, что в Питере на вокзале чмокнет в щёчку на прощание и больше не увидит. Даже электронку свою не даёт категорически. Попросила фото на флешку или карточку скинуть и всё.
   - И что ты будешь делать?
   - Пока дожить надо. Может, передумает ещё. А что?
   - Хочу в гости её пригласить.
   - В качестве кого?
   - Кого угодно. Просто побыть с ней рядом. Она необычная.
   - Откажется. Виза, дорога - разорительно. Она далеко от Москвы живёт. А денег у тебя она не возьмёт - гордая, до вредности. Хочешь совет?
   - Давай.
   - Попробуй напроситься к ней в гости. Тебе визу проще сделать здесь. Посмотри в интернете, что там есть из достопримечательностей, скажи, что давно мечтал посмотреть. Можно жить в гостинице. А потом пригласишь с ответным визитом.
   - Как город называется?
   Пока жертва нашего заговора спала, мы усиленно серфили по достопримечательностям её города и окрестностей. Наутро у нас был готов план. Решили напроситься вместе. Туристы мы или нет? Имеем право. Вот и гостиницу пусть поможет подобрать. Мы со спокойной совестью отправились спать.
   По звонку своего будильника я машинально протянул руку к лежащему рядом телу, чтобы прижать покрепче, но место было занято. Повернул голову и улыбнулся: Вэл спал на животе, обхватив Лену за талию и прижав к себе. Она уткнулась носом ему в плечо, но при этом рука лежала на моём животе. Ещё и ногу на меня закинула. Чудная картина. Кто бы сказал мне 2 недели назад, что я буду просыпаться так - посоветовал бы обратиться к психиатру. А сейчас воспринимаю спокойно. Слегка откинул одеяло и погладил сосок на её груди. Дыхание изменилось, не просыпаясь, лизнула плечо Вэла и потерлась головой о него. Немец открыл глаза и поднял голову. С улыбкой посмотрел на композицию и, повернувшись на бок, начал ласкать второй сосок. Кошка заурчала, выгибаясь и выпуская в мой живот коготки. Вэл начал покрывать ей лицо легкими поцелуями.
   - Соня, просыпайся. Пора...
   - Не могу. Мне снится чудный эротический сон, не прерывай.
   - Вернись в реальность, здесь сон воплощается. А то придётся нам прерваться...
   Она, не открывая глаз, впилась в губы Вэла и запустила руки в его стриженную шевелюру. Замерла, оторвала его лицо от себя и отодвинула. И только после этого открыла глаза.
   Обожаю вот этот её ошарашенный взгляд: где я и кто я?!
   Изумлённо посмотрела на него, на меня, раздвинула нас и села. Мы остались лежать с двух сторон.
   - Я опять чудила? Ужасно себя вела?
   - Нет. Мы слегка перепили тут все. Поэтому ничего не помним, - сказал я как можно честнее, - давай продолжим, так утро чудно начинается, не отвлекайся...
   Вэл провёл пальцем вдоль позвоночника до татушки. Ах да, эту он тоже не видел ещё. Я сел и прикусил ей мочку уха, щекоча языком, и поймал в ладонь грудь, чуть сжимая. Дёрнувшись от меня, она опёрлась рукой на пах Вэла и уставилась на эрекцию возле своих пальцев. Закусив губу, перевела взгляд на меня. Я скосил глаза на свой пах - там была та же картина, и жалобно посмотрел на неё. Она пересела на колени, повернувшись к нам лицом и прижав руки к щекам, сказала:
   - Это не просто ужас, это ужас-ужас-ужас какой-то. Мне что теперь с вами делать?!
   - Помочь. Ты же не бросишь нас здесь умирать неудовлетворёнными?
   - Чёрт. Провокаторы хреновы. Загоню, нафиг, в душ на самообслуживание!
   - Мы против! - и встал с кровати, подхватив её на руки, прижал, чтобы она чувствовала моё желание, - не отпущу, пока не согласишься!
   - Устанешь!
   - Вэл подхватит. Будем по очереди на руках держать, - и поцеловал. Ответила... Потихоньку отпустил и поставил на пол, прижалась ко мне всем телом. Хочет. Чувствую её желание. Вэл встал с кровати, но она, не оборачиваясь, толкнула его обратно, затолкала, уложила и нависла над ним, стоя на коленях между его ног. Начала медленно спускаться дорожкой поцелуев от груди. Сползла с кровати и начала ласкать губами его уздечку, поднимаясь к головке. Я гладил её рукой и чувствовал, как она подставляется к моей руке - можно входить. Что я и сделал. Мы успели кончить до звонка её будильника. Тяжело дыша, Ленка сверкнула на нас глазами и прошептала:
   - Я в душ первая. Одна!!!
   А мы остались лежать на кровати.
   - Саша, а у вас в номерах всё время кровати сдвинутые?
   - Ага. Пока везет.
   - Она легко заводится...
   - Нет. Это на нас с тобой такая реакция. Ещё прикосновения Оскара она переносит. Я видел, как к ней тут пытались подкатывать мужчины, наверно моим примером воодушевились, она даже если до руки дотронуться - отдёргивает с такой неосознанной гримасой, как будто лягушку за шиворот кинули. Не любит когда её даже просто задевают случайно. Морщится сразу. Ещё детские прикосновения спокойно переносит. Остальные неприятны...
   Лена вышла, завернувшись в полотенце, и выгнала нас в душ.
   - А то на завтрак опоздаем. FrЭhstЭck.
   - Я не пойду, - сказал Вэл и показал на стол - тут еды ещё полно.
   - Я без кофе умру по дороге в автобус. Поэтому я иду. А вы мешаете мне собираться - марш мыться!
   Когда мы вернулись в комнату, она уже одетая сидела возле раскрытого чемодана в позе роденовского мыслителя.
   - Что случилось?
   - Полотенце мокрое. Как я его упакую?
   - В автобусе сушить будем.
   - Саш, что случилось?
   - Полотенце мокрое, в чемодан нельзя.
   - Давай ей новое купишь по дороге, я денег дам, а это пусть здесь остаётся.
   Перевёл. В ответ гневная тирада:
   - Ага! Я вас обоих в первый раз вижу, а это полотенце со мной несколько стран объехало! Я его в любимой Икее покупала. В автобусе буду сушить.
   Перевёл Вэлу. Посмеялись оба. Действительно, как можно отказаться от такой памятной вещи. Надулась, сложила полотенце в сумку автобусную и ушла завтракать, оставив нас в номере. Мы развалились на кровати.
   - Саш, её безопасно отпускать?
   - Без вещей никуда не уйдёт. А на завтраке Оскар присмотрит. Он с ней первый еще в поезде из Москвы познакомился. Они обожают друг другу нервы мотать. Так что за завтраком всё будет нормально. Сейчас он с ней психотерапевтический сеанс проведёт прямо за столом и приведёт мозги в порядок. Мне интересно всё время было её версии событий выслушивать. Как будто мы с ней с разных планет, совсем по-другому всё воспринимает. Вот ты утром её сейчас видел?
   - Такое впечатление, что она не особо помнит вчерашние события.
   - Так и есть. Хотя и была практически трезвая. Я уже обжигался, пытались мы её напоить. Еле прощение вымолил потом. Ты сейчас куда?
   - Не решил ещё. Ты мне координаты её скинь, какие есть. Про девочку больную спроси - позвоню ребятам, выясню, что можно сделать, как помочь. Возьми визитку с прямым номером, держи в курсе.
   Лена пришла довольная - кофе для неё как наркотик.
   - Лен, тут у Вэла вопрос возник, твоя помощь нужна.
   - Что случилось?
   - Соль-Илецк от вас далеко?
   - 70 километров. На солёнку хочет? Или арбузов?
   - Да он слышал про какое-то озеро Развал, будто утонуть невозможно, такая вода солёная. Вот и просит уточнить, правда ли.
   - Врут. Утонуть можно, если попа легче головы - перевернёшься как поплавок и захлебнёшься в солёной воде. Там содержание соли очень высокое. Соляная шахта под ним. Однажды оно даже ушло в шахту, но потом восстановилось.
   - А как туда попасть?
   - Из Дюссельдорфа можно на самолёте к нам прямым рейсом, а потом на машине. Можно там пожить - квартиры сдаются, можно в областном центре остаться и просто съездить на разведку - вдруг не понравиться.
   - Ты, если что, сможешь помочь сориентироваться?
   - Смогу. Только надо будет брата подключить с машиной и племяшку - ей как переводчику пригодится.
   - Она у тебя на переводчика учиться?
   - Нет, в гимназии английский и немецкий изучает. Языковая практика не помешает.
   - Вэл. Она практически согласна на твой визит.
   - Спроси электронку для связи.
   - Электронку ему дашь?
   Тут же в глазах проснулся ёжик. Насторожилась.
   - Лен, как он сможет с тобой связаться, если у него не будет твоих координат? По телефону тебе звонить тоже бесполезно, ты отказываешься понимать... Письма хоть гуглом переведёшь...
   Потёрла виски, вздохнула и написала в блокноте на листочке, протянув вырванный лист Вэлу. Мне не доверила. Не больно и хотелось. У меня есть электронка Вэла - спишемся.
   - Только лишнего пусть ничего не пишет, у меня племяшка переводить будет. Не надо заставлять меня краснеть перед ней за моё поведение. Переведёшь?
   Перевёл, что письма будет переводить ребёнок - аккуратней писать надо. Без компромата. На пороге номера мы расстались. Лена целомудренно чмокнула Вэла в щеку и ушла к лифту. Я подмигнул:
   - До встречи. Пиши. Я на связи.
   Догнал у лифта попутчицу. Вэл остался на этаже в холле, решил не провожать нас до автобуса, во избежание излишнего внимания к нам.
   - Ты Оскара видела за завтраком?
   - Конечно.
   - Что ты ему сказала? Чтобы одной версии придерживаться.
   - Что ты спишь, отказавшись от завтрака. Мы с тобой вчера кальвадос пили. На троих - это был бы классический алкоголизм, поэтому мы вдвоём с ним боролись.
   - Про Вэла он в курсе?
   - Нет. Я не говорила ничего.
   - Значит, будем считать это нашим с тобой секретом.
   Мы поехали в Амстердам. Лена задумчиво смотрела в окно на мелькающие пейзажи: каналы, домики, коровы, лошади, аисты, журавли, лебеди, ветряные мельницы. Вроде рядом сидит, а как будто и нет.
   - О чем задумалась?
   - Хочется на цветочный рынок в Амстердаме. Но слишком велико искушение прикупить что-нибудь. А провозить нельзя - совесть не позволяет. Вот пытаюсь решить: выдержу искушение или не рисковать.
   - Я могу помочь с контролем.
   - С пограничным?!
   - Нет, купить не дам. Утащу.
   - Сыр поможешь купить? Я домой хочу и в Питере подарить... Надо минимум три-четыре головки купить. Выбирать не умею, языка не знаю...
   - Выкрутимся. Помогу.
   Погуляли по Амстердаму. Везде футбольная символика, народ в королевском оранжевом гуляет радостно. Прошлись по цветочному рынку - вселенская скорбь в глазах от невозможности купить и много-много фото. Зашли в кафешку пообедать, набрав всяких вкусностей. С тоской посмотрев на семгу с булкой и зеленым салатом, Лена вздохнула и с шипением:
   - Глаза завидущие, куда же столько набрала! - завернула в большой бутерброд с собой на ужин. Попробовав сыр в специализированном магазине, поняли что лакричный - это не для нас, купили небольшие головки в супермаркете. Заодно там же купили селедку свежего улова и блины.
   На кораблике было свежо, Лена поеживалась от ветра с воды на открытом пространстве. В автобусе прижалась ко мне и дремала на плече, вполглаза посматривая фильм, поставленный гидом.
   Вечером в отеле в Бремене в дверь постучали. Лена распахнула дверь и рассмеялась.
   - Что случилось?
   - Ты знаешь, что такое дежавю?
   - Конечно. А что?
   - Иди посмотри.
   Я выглянул из комнаты. В распахнутых дверях стоял Вэл. Со свертком. И улыбался.
   - Я опять к вам.
   Протянул Лене пакет. Она настороженно оглянулась на меня, не торопясь брать.
   - Это не ей. Пусть передаст племяннице, сама вчера рассказывала, что не успела купить в Берлине.
   - Лен, это что-то для твоей племянницы.
   Удивлённо взяла пакет и достала оттуда футболку. Развернула и, взвизгнув, повисла на шее у Вэла. Расцеловав его, повернулась ко мне:
   - Спроси, сколько стоит, я сразу деньги отдам!
   - Вэл, она хочет деньги тебе отдать, спрашивает цену.
   - За подарок? Это же не ей. Спроси, размер правильный? А то я наугад брал.
   - Так как это не тебе подарок и не от тебя, то денег с тебя не возьмут. Только с размером хочет уточнить, угадал или нет.
   - Угадал. Но так ведь нельзя... А где Вэл успел её купить?
   - Лен. Вообще-то он в Германии живёт. Что необычного в том, что он знает, где купить нужную вещь? Кстати, чем примечательна эта футболка?
   - Рамштайн. Ну любит их ребёнок. Хорошая и правильная девочка растёт.
   - Не удивляюсь. С такой тётей.
   - Я абсолютно не причём тут! Она сама. Даже немецкий стала охотнее учить, после того как музыкой увлеклась. Спроси Вэла, он останется?
   - Вэл, ты с нами?
   - Если не выгоните...
   - Оставайся. Будем её сегодня селёдкой кормить. Она пробует сопротивляться, надо уговорить.
   - Там в сумке продукты. И сок купил. И воду. И еще вино привёз. Спроси, она будет пробовать.
   - И спрашивать не буду. Уговорим.
   - Хватит тут спикать, идёмте в комнату. Я тоже хочу с вами общаться. Как думаете, за столом разместимся или на кровати сядем? Ой, подождите. А памятник Бременским музыкантам далеко отсюда? Сможем сходить? Вроде по карте не очень далеко был...
   - Вэл, тут памятником интересуются. Бременским музыкантам.
   - Пошли, только пусть оденется, там похолодало, а на пешеходную зону заезжать нельзя.
   - Одевайся, там похолодало и пошли.
   Быстро вытащив из пакета курточку-пуховичок, встряхнула, застегнула, схватила сумку, закинув туда планшет и телефон, обула кроссовки:
   - Я готова.
   Я накинул свою ветровку, подхватил рюкзак и мы пошли вслед за Вэлом вниз из отеля. Он повёл нас за угол. К машине.
   - Заднее сиденье всё моё!
   - Почему?
   - Я так хочу. Достаточно?
   Мы с Вэлом сели впереди. Покружив по улочкам минут 7, остановились.
   - Здесь пешком придётся.
   - Без проблем!
   Закинув рюкзачок за спину и подхватив нас под руки, Лена потерлась головой о плечо Вэла:
   - Веди нас, Сусанин герой!
   Вэл уловил интонацию и повёл в нужном направлении. Мы гуляли по улочкам старого города. Лена пыталась фотографировать, расстроилась что не получается, вздохнула и спрятала свою технику.
   - Так буду запоминать. Спроси Вэла, он сам за рулём сюда приехал?
   - Думаешь, его кто-то привёз? Он вчера на этой машине был.
   - Блин, он столько километров отмотал, а мы его еще таскаем. Эгоистка... Хотя я думала мы пешком пойдём...
   - Он наверняка напрямую ехал, без наших экскурсионных заездов.
   - Саш, что она говорит?
   - Переживает, что тебя эксплуатирует как водителя. Боится, что ты устал.
   - Ерунда. Сейчас уже на площадь выйдем, а потом в отель вернёмся - там отдохну. Как вам Амстердам, понравился?
   - Живописно. Лена сыра набрала на подарки. И тихий шок от цветочного рынка. Нам через границу нельзя везти, она даже не пыталась купить. Просто страдальчески вздыхала и фотографировала не останавливаясь. На алмазную фабрику пошли, сказала, что неинтересно ей там. Мы ее заставили кольцо примерить - так страдания молодого Вертера на рожице изобразила пока примеряла. Никакого энтузиазма. В квартал Красных фонарей не пошли, просто погуляли и покатались на кораблике. От пейзажей - тихо скулить начинает от восторга. Для неё же здесь всё экзотика...
   В это время наша подопечная уже нарезала круги вокруг памятника, что-то тихо приговаривая. Потом достала телефон, наушники и отключилась от мира. Мы наблюдали, стоя в тени. Вэл хотел подойти, но я остановил:
   - Стой, сейчас танцевать начнёт. Не выдержит впечатлений, - прошептал я, - я так понял, она эмоции выплескивает лишние. Когда переполняют. Поэтому такая и разнообразная подборка музыки.
   Не ошибся. В джинсах и ярко-зелёной куртке, опустив рюкзак на брусчатку, она танцевала какой-то странный танец с закрытыми глазами. Вэл достал телефон и попытался сфотографировать. Лена развернулась после вспышки с прищуренными глазами. Я успел перехватить эту разъярённо шипевшую кошку.
   - Вэл, покажи ей фотографию и сотри.
   - Почему? Хорошо же получилось.
   - Она не фотографируется. Всё время уходит из кадра. Не зли её лучше...
   - Ты спрашивал почему? От чего такая реакция?
   -Её бывший вбивал в голову, что она старая, толстая, страшная, тупая и фригидная.
   - Она фригидная?!
   Лена сжалась в комочек, обмякла и выскользнула из моих рук. Села на брусчатку к нам спиной перед памятником и обхватила колени, уткнувшись в них лицом. Вэл подошёл, опустился рядом, обхватив ее за плечи.
   - По остальным пунктам возражений значит, нет?
   Вэл перевёл взгляд на меня, мол, переведи.
   - Лен, ты же не знаешь языка?
   - Какой-то минимальный набор слов мне знаком, интонацию тоже понять могу. Пусть сотрёт. Пожалуйста...
   - Вэл, ты опроверг только один пункт из перечисленных, она поняла, что по остальным ты согласен с её бывшим.
   -Не согласен. С чего она взяла?
   - Она не может говорить, но понимает большую часть сказанного.
   - Скажи, что поговорим об этом в номере. И фото я ей покажу. Если будет после этого настаивать - сотру.
   Всю обратную дорогу Лена молчала, игнорируя наши вопросы. В номере разделась и ушла в ванную. Мы постояли, накрыли стол. Вэл вздохнул и выскользнул вслед за ней. Правильно, пусть грехи замаливает. Интересно, как он будет доказывать первые 4 пункта, если она отказывается говорить на других языках? С пятым пунктом проще всего, на мой взгляд... Я сидел и потягивал вино. На свой риск и страх решил открыть белое, пока никого нет. На более крепкие напитки пока не тянуло. Мало ли до чего эти двое договорятся.
   Вышли оба, замотанные в полотенца. Причём Лена в 2 маленьких. Но, судя по всему, даже не вытирались. Просто завернулись и вышли. Видимых повреждений пока не видно, вид вполне помирившийся. Значит обошлось. Надеюсь.
   - Я могу идти в душ или там ремонт надо делать после ваших боёв?
   - Мы не дрались, - блин, какой у неё вид наивно-удивлённый при этом.
   - Надеюсь. Кровавых ран не вижу, открытых переломов не наблюдаю, значит договорились? Только мне скажите до чего, чтобы я тоже в курсе был. На всякий пожарный.
   - Вэлу нужно место для ночлега и секс, поэтому он согласен признать меня в данный момент первой красавицей и умницей Вселенной.
   Судя по улыбке Вэла, он был не в курсе. Пришлось перевести. Из вредности. Обломать, так сказать крылья в полёте. Он считал, что её так просто переубедить? Наивный. Я уже неделю бьюсь.
   - Саша, - кровожадно посмотрел он на меня, - как ты думаешь, если мы её убьём кто-нибудь хватиться?
   - До утра не заметят. Утром в автобусе начнут искать при пересчете.
   - Нам надо придумать алиби. Потому что у меня не хватает аргументов уже. Как ей ещё объяснить?! Кто для неё авторитет? Кого послушает?
   - Не знаю. Я в душ. А ты не убивай сразу, меня дождись, пожалуйста.
   Ну вот. Пока я вернулся - они уже танцуют. Вместе. С наушниками. Я остановился в дверях. Меня не сразу заметили. Остановились. Лена выключила телефон и протянула мне стакан с вином.
   - За что пьём?
   - Танцевать будешь?
   - Один?
   - С нами. Я планшет включу.
   - Включай. А ты будешь пить и танцевать одновременно?
   - Запросто. А в чём проблема?
   - Просто пытаюсь угадать подборку на сегодняшний вечер.
   - Есть конкретные предложения?
   - Зумбу.
   - На кровати? Места мало тут.
   - Ага. А мы можем сидеть за столом и любоваться.
   - Издеваешься?! Подожди, я тогда оденусь, полотенца зумбу точно не вынесут.
   Метнулась к чемодану и, что-то там взяв, опять ушла в ванную. Вэл вопросительно посмотрел на меня.
   - Вэл, сейчас она оденется и будет танцевать. Всё нормально. Она не сможет держать стакан с вином и два полотенца - рук не хватит. Я так понял, она сегодня большие полотенца нам с тобой отдала?
   - Да. Только при общении с вами у меня появилась мысль: почему в машине нет полотенца?
   - А у тебя часто возникали такие ситуации до этого?
   - Впервые. Чтобы я бросив все дела мчался куда-то ради ночи без малейшей надежды на продолжение... Даже в молодости как-то всё размереннее было. Заранее договаривались, планировали. А с вами...
   Вышла в длинной свободной футболке и лосинах. Включила музыку и взяв стакан с вином, начала пританцовывать. Судя по первым тактам, это была не та зумба, которую я увидел впервые в её исполнении, на мой вопросительный взгляд сказала:
   - Надо настроение догнать, присоединяйтесь!
   Она наслаждалась нашей реакцией на неожиданное музыкальное сопровождение. "Рабкор". Эту композицию я у неё еще не слышал. Вот как при этом можно пить, есть бутерброды и танцевать одновременно в таком темпе? Вэл ошарашено смотрел, как она поглощает бутерброды с сельдью, запивая их белым вином.
   - Вэл, спокойно. Ей главное сыр с плесенью не давать.
   - А что? Любит очень? Можно купить, я знаю тут магазинчик.
   - Наоборот. Ей от одного запаха плохо становится. Мы тут эксперимент в Париже провели, теперь в курсе. Не для неё этот деликатес. Если не секрет, подо что вы с ней сейчас так самозабвенно танцевали? Разве что розовых купидончиков вокруг не было.
   - "Муттер" "Рамштайн".
   - Бедные Рамы. Если бы они вас видели... Ну ладно она, ты же слова понимаешь!
   - Ты пробовал ей сопротивляться?
   - Да, ты прав... По настроению и под "Похоронный" Шопена оторвётся...
   Вот и пошли знакомые мелодии. В этот раз места у неё было побольше, танцы развернулись другими красками. Была какая-то легкая зумба, более латиноамериканская на мой взгляд, не как газолина, Лена постепенно уходила в нирвану. Она опять отключилась от мира...
   Зато мы придумали новую игру, пока она лежала с закрытыми глазами на кровати после танцев и душа, отдыхая и слушая музыку через наушники. Получилось случайно. Вэл, ложась задел рукой ее бедро.
   - Это Вэл!- тут же сказала она. Мы с ним переглянулись. Я дотронулся рукой до плеча.
   - Это Саша!
   Тут и понеслось развлечение. Она постоянно угадывала. Мы раззадоренные, решили, что она подглядывает, перевернули ее на живот. Вэл при этом оценил картину, открывшуюся под задравшимся полотенцем. Ну а что? Если она не ругается - значит здесь можно ставить поцелуи и засосы от души! Стянули с ней полотенце и начали развлекаться. Определяет. В какой-то момент, когда Вэл водил по спине замысловатые узоры, опускаясь к татуировке, она помолчала и выдала:
   - Я не смогла прочитать, что ты написал!
   Перевел. И начал в свою очередь писать на ней буквы. Она определяла, правда уже медленнее - сложнее оказалось.
   - Давайте на животе? Мне тут трудно ориентироваться, я в пространстве путаюсь. А глаза могу полотенцем закрыть!
   Перевернули. Да, здесь угадывает быстрее. Я рисовал большие буквы нашего алфавита от груди до лобка, до самой родинки, Вэл наоборот писал помельче, латинскими буквами, пытаясь запутать миниатюрностью. За каждую ошибку мы ее целовали куда попало. Я придумал: взяв палец Вэла, начал писать им буквы русского алфавита типа "Щ". А еще, если заходить за линию лобка, она тоже сбивается. Во-общем, общими усилиями нам удалось ее запутать. И добиться капитуляции!

Лена.

   Приближался "День Х". Паром. С каждым днём воды вокруг становилось всё больше и больше. Амстердам перенесла запросто - вокруг берега и люди. В Германии на пароме, отправив ребят в кафешку, ушла в дьютик на экскурсию, потом появился берег и сбежала на палубу к автобусу. Мерзкое ощущение. Железо натужно гудит. В ушах шумит. Страх подбирается и тошнота. Сашка пришел, когда я уже близка была к истерике. Благо водители двери открыли и можно было спрятаться в автобусе от чужих глаз. Завернулась в плед и спрятала глаза за солнечными очками по привычке. Выкрутилась. В Копенгагене на кораблике было чуть труднее - больше открытого пространства, нет крыши абсолютно. На малом пароме до Швеции не выходила из автобуса. Пережила-переплыла. Зато с первой линии наблюдала причаливание парома. Лучше бы я этого не делала! На берегу вздохнула с наслаждением - суша!
   Вечером в отеле пока разобрались в лабиринте номеров пора пить чай-кофе с бутербродами. В номере нас ждал первый сюрприз: кровати стояли отдельно. Я хихикнула. А Саша нагло заявил:
   - Можешь выбирать любую, все равно к тебе приду!
   На что я хихикнула еще раз.
   Не прошло и 10 минут, как в дверь постучали. Сашка пошел открывать. Раздался его смех.
   - Да заходите уже все! - крикнула я.
   Они зашли втроём: Сашка, Вэл и Оскар. Войдя в комнату, Вэл и Оскар бросили исподтишка взгляды на две отдельные кровати и дружно хмыкнули, уставившись на меня. Я демонстративно посмотрела на кровати, потом похлопала глазами, глядя на мужчин, и спросила с наивным видом:
   - Что-то не так?
   Ой, как они смутились! Эту картину я буду еще долго видеть. Причем все трое стоят, смотрят все в разные стороны, старательно отводя взгляды от лежбищ. Сашка первый не выдержал патовой ситуации и спросил:
   - Как ты узнала, кто пришёл?
   - Ой, тут такой богатый выбор вариантов! Замучилась по теории вероятностей просчитывать, - усмехнулась я, - Саш, ты ребят знакомь без лишних подробностей, договорились? А я пока думать буду.
   - О чём?
   - Как всех накормить и напоить. У меня посуды и еды ограниченно...
   Оскар, взглянув на маленький круглый накрытый стол у окна, сказал:
   - Я сейчас из номера принесу, у меня тоже припасы есть, дверь не закрывайте тогда, - и ушёл.
   Вэл протянул с улыбкой ключ от машины Сашке и что-то сказал. Тот тоже быстро ретировался. Мы остались вдвоём с маньяком. А как его по-другому назвать?! Примчаться в другую страну - в гости? Мы же прощались утром в Германии. А до этого прощались в Бельгии. А еще раньше - во Франции... Хорошо с ним. Можно просто стоять рядом у окна и молча смотреть на гуляющую по газону чайку, прижавшись к его плечу. Сашка сразу начал выкладывать продукты из сумки, Оскар вытаскивал свои припасы из пакета. На смущенный взгляд Оскара ответила с улыбкой:
   - Разрешаю тренировать язык на Вэле. Немецкий, английский, французский.
   - А ты на каком общаешься?
   - На международном рисованном. В блокноте рисую. А так Сашка переводит.
   - Где вы познакомиться успели?
   - Все вопросы к блондину! Пошли за стол садиться, - шагнула от окна, потянув за руку Вэла. Тот безропотно шагнул следом. Критически оглядев пространство, выдала новую вводную:
   - Предлагаю передислокацию. Давайте передвинем большой стол? Переставим стул, придвинем кресло. Получится много мест для приземления. Можно сидеть и лежать - кому как удобно... Только дождевик вместо скатерти постелим, А то с рыбой пообщаемся, потом стол не отмоем, а нам на нем технику заряжать...
   - Ты дождевик оставила в автобусе...
   - Салага! - достала из кармана чемодана 2 пакета, - на выбор могу предложить красный или желтый? Можно оба.
   - Ты полдома с собой вывезла?
   - А кто будет умничать - пойдёт искать чайник! Я кипятильник нашла наконец-то в чемодане, но у меня кружка всего 400 миллилитров, надо несколько раз кипятить, по очереди пить придётся. Да ещё не знаю, как местная проводка выдержит...
   - В холле кулер был с горячей водой.
   - Для кофе нормально, там не больше 95 градусов обычно, а для чая там температура маленькая. Я себе кофе завариваю в кружку с крышкой. Вы что будете? - за время разговора уже дружно перетащили всё снова на накрытый и переставленный стол и распределяли посуду. Я достала из заначки баночку с натуральным кофе и насыпала себе в чашку, поставив потом банку на стол. Народ ошалело смотрел на банку.
   - Что опять не так?
   - Кофе откуда?
   - Из дома, конечно! Что, по-вашему, я украла в супермаркете что ли?
   - А до этого пила из пакетиков?
   - Потому что завтра паром и мне нужны положительные эмоции в особо крупных размерах.
   - Так нельзя. С этим надо что-то делать.
   - С этим - это с чем?
   - Ты уже пытался, Оскар, спасибо. Лучше уж я бояться буду потихоньку... Насыпайте лучше себе тоже, пока есть. Это я в прошлом году в Австрии набирала, до сих пор пью,- ответила, садясь на стул. Вэл тут же занял место рядом на банкетке, насыпая себе кофе.
   - Молока нет, но есть сахар кусочками и сливки порционные!
   Мальчишки решили обойтись чаем. Сашка ушёл за водой из кулера с большой металлической кружкой, Оскар пока выбирал какой пакетик заварить себе. Я со словами "моё место не занимать!" ушла переодеться. Вернулась уже в лосинах, тёплых носках и толстовке, на вопросительные взгляды ответила:
   - Это вы тут все пингвины! А у нас летом +40 в тени. Земля до +70 прогревается запросто. Холодно мне здесь, - ответила, поёживаясь, Вэл тут же обнял за плечи и потрогал губами лоб, нахмурился и взял мою руку в свою ладонь. Это был какой-то опекающий жест. Обычно так машинально матери своих детей проверяют, не простыло ли дитя. Вот что значит отец 4 детей.- А что у нас с алкоголем? Можно ведь по чуть-чуть капнуть. Необязательно напиваться...
   - Лен, ты с Вэлом сколько знакома по времени?
   - Дня три, наверно. А что?
   - И говоришь, что языка не знает он?
   - Русского не знает.
   - А как он тебя понимает, ты же сейчас не рисовала?
   - Он по жестам и интонациям хорошо считывает. Поэтому я могу легко обмануть. Но и он меня может также обмануть, - потерлась головой о плечо Вэла, он тут же обхватил одной рукой за талию, - поэтому у нас вооруженный нейтралитет. Не врём друг другу. Такое молчаливое соглашение. Во всяком случае, я на это надеюсь...
   - А Сашка?
   - Что Сашка?
   - С ним что?
   - Не поняла. Я же тебе дала честное слово, что в Питере мы с ним выйдем из автобуса и разойдёмся в разные стороны. Ни адреса, ни телефона у меня его нет. Продолжения не будет. Только я теперь получается без фотографий осталась. Жалко. Я тебе обещала, значит надо исполнять...
   Зашёл блондин с горячей водой.
   - Там очередь уже как к дарам волхвов! А что ты тут уже наобещала и кому?
   - Давай быстрее заваривать кофе и кипятить для чая воду. Ты какой чай будешь?
   - Черный. Кипятильник где?
   - На столе. Только у нас воды в бутылках нет, придётся из крана наливать.
   - Ничего, нальём. Я так понял, что ответ на вопрос не получу? Опять уходишь от ответов?
   - Это не я! Это Оскар с вопросами пристаёт. А я ему ответы напоминаю, чтобы не повторять по десять раз один и тот же путь...
   Чашка кофе, стаканчик вина и хорошая компания - что еще надо для удачного вечера? Беседа ни о чём на смеси языков, половину из которой я пропускала мимо ушей, увлечённо разглядывая в окно низкое небо. Допила кофе, облокотилась на Вэла, любовалась на гривастых парней, сидящих на кроватях. Пока закипела вода для чая, я уже всухомятку дожёвывала свой бутерброд с красной рыбой, ожидая освобождения чашки для новой порции кипятка.
   - Ты еще кофе хочешь?- спросил Оскар.
   - Да вот решаю, может на соке пора остановится? Или на потом его оставить. Накормили меня опять солёной рыбой, буду водохлёбом... Если хочешь кофе - насыпай. На пароме кипятильником всё равно пользоваться нельзя, а в Питере мне всяко кофе нальют.
   - Да нет, пора уже в номер идти. Завтра тоже интересный день, надо выспаться. Ты меня проводишь до дверей?
   - Провожу, - удивленно встаю, держась за протянутую руку, и выхожу за ним в коридор. У дверей он останавливается:
   - Лен, ты как?
   - В смысле? В меру пьяная, в меру спокойная, веду себя прилично вроде, а что?
   - Не накручивай себя с паромом. Хочешь, я всё время буду с тобой рядом?
   - Может и обойдётся... Не заморачивайся пока. Если совсем плохо будет, я к тебе обращусь.
   - Не доводи себя до состояния "совсем плохо". Просто позови. Это тебя ни к чему не обязывает, - и поцеловал в лоб. Я уже привычно потёрлась о плечо и улыбнулась в ответ:
   - Договорились.
   Постепенно наш очередной пикник стих. Убрали со стола, сполоснули посуду. Я привлекла Вэла к воплощению пьяной идеи.
  

Саша.

   Паковал сумку автобусную. Прислушался к хихиканью из ванной сквозь шум льющейся воды. Нахмурился. Попробовал убрать тумбочку между кроватями - прикреплена к изголовью. То есть кровати сдвинуть вместе не получится. Плохо. Хихиканье перешло в смех. Издеваются? Шагнул в коридор - дверь в ванную комнату полуприкрыта - значит можно войти. Распахнул и опешил. Всякое нарисовал в своем воображении, но такого не смог придумать. Фантазии не хватило.
   За изогнутой матовой перегородкой стоял обнаженный Вэл. Ну как обнаженный? В прозрачном дождевике на голое тело. А моя соседка стоит голышом и смывает с него пену, поливая из душевой лейки. Оба смехом давятся. Это надо было придумать: помыть одноразовый дождевик от рыбных следов, напялив его на голого мужчину?
   На автомате вытащил телефон из кармана и навел камеру на силуэт мужчины. На вспышку мгновенная реакция - полетело полотенце, еле успел увернуться и подхватить его. Ленка уже стояла, закрывая собой и перегородку и Вэла, шипя как кошка. Обнаженная фурия.
   - Сотри!
   - Да ты не попала в кадр!
   - СОТРИ! Нельзя его фотографировать! Идиот малолетний!
   Она так не бесилась даже когда требовала от Вэла стереть свою фотографию. Выскочила, оттолкнув меня, в комнату. За это время Вэл выключил воду и, закрепив лейку душа, снял дождевик и повесил на вешалку, приготовленную Леной заранее. Вышел, оборачиваясь в оставшееся полотенце и потирая плечо, ушибленное прилетевшей в него лейкой. Молча, посмотрел на меня. Я открыл фото и показал ему полученный результат. Он усмехнулся.
   - Стереть?
   - Да, пожалуйста.
   Я стер при нем.
   - Иди в душ, пойду успокаивать пока.
   Сполоснулся и быстро вышел. Они стояли у закрытого шторами окна. Вэл шептал, наклонив голову, что-то успокаивающее на ухо, прижавшейся к его груди, Лене, обняв ее.
   - Саш!
   - Я виноват, прости, не подумал. Стер, Вэл видел.
   - У тебя еще его фото есть?
   - Нет. Повода не было. Его и тут не видно было, просто размытый силуэт. Смешной. Лица не видно.
   - Саш. Я тебе еще в Этрете говорила, что он хочет сохранить инкогнито. Ты меня хоть иногда слушаешь? Ну ладно на меня тебе наплевать. Но Вэлу зачем гадости делать?
   - Да не было там гадости! Не попала ты в кадр!
   Она странно всхлипнула, отшатнулась от Вэла и села на кровать, закрыв лицо руками. Плечи затряслись и всхлипы. Вэл гневно посмотрел на меня, я кинулся к ней. Сел на колени на пол и осторожно начал отрывать сжатые руки от лица. Вэл сел рядом с ней и гладил по спине, пытаясь на немецком сказать что-то на ухо. Каково же было наше удивление: оказывается, она давилась от хохота, из глаз слезы ручьем. Уставились на нее.
   - Лен, ты что?!
   - Саш, ты сам понял, что сейчас сказал? Вот как на тебя злиться? Ты же все мои рекорды бьёшь!
   - Да что я сказал?
   - Ты сказал, что я гадость, не попавшая в кадр.
   - Да не мог я так сказать!!!
   - Повторить дословно?
   Я смутился. Честно говоря, я не помнил, что говорил в тот момент. Она запустила руку в мои волосы и растрепала их.
   - Всё же ты еще часто как ребёнок!
   Опустила взгляд на мое полотенце на бедрах, норовившее недвусмысленно распахнуться, и добавила со вздохом:
   - Но сексуальный...
   Продолжая ворошить мою шевелюру, вдруг повернулась к Вэлу и потянулась к нему губами. Он тут же накрыл их поцелуем. Попытался опрокинуть ее на кровать, но она уперлась вдруг ему в грудь свободной рукой и отстранила. Посмотрела шальными глазами на мою голову, лежащую у нее на коленях, на нависающего над ней Вэла. Облизала губы и сказала:
   - Меняем место! - и начала вставать. Нам ничего не оставалось, как отпустить ее. Прошла задумчиво вдоль большого стола, медленно проводя пальцем по столешнице. Вернулась обратно к другому торцу. Резко дернула его за угол, отодвинув под углом от стены. Повернулась и поманила меня пальцем. Я подошел. Встав на цыпочки начала целовать меня, разворачивая спиной к столу. Оторвалась и толкнула в грудь:
   - Садись!
   - На стол?!
   - Да!
   Она смотрела мне в глаза и потихоньку упиралась мне в живот рукой, отталкивая от торца, я сидя отодвигался от неё все дальше, полотенце размоталось и сползало, оставаясь на месте.
   - Вэл! - обернулась. Он подошёл. Она тут же извернулась, скинув с него полотенце, прижавшись всем телом и подставляя губы для поцелуя. Он целует, лаская грудь и прижимая ее тело к столу. А она при этом гладит мои бедра, не дотрагиваясь до вставшего в нетерпении члена. Вот оторвалась от Вэла. И уже в каждой руке по члену, дразнит, водит колечками из пальцев, гладит яички. Я поерзал, всхлипнув. Улыбнулась и навалилась на стол всем телом, облизывая и щекоча мне уздечку и лаская языком головку. Толкнула рукой, чтобы лег. Я лежал, согнув одну ногу в колене и откинув колено к стене, ее волосы, задевая внутреннюю поверхность бедра, возбуждали еще больше. Растворившись в ее ласках, я даже не заметил, когда Вэл вошел в неё. Кончил я первым и осторожно попытался сесть, передвинув ее голову на бедро, но в это время кончил Вэл, навалившись на ее тело сверху, она трепетала под ним. Мы с ним вместе посмотрели друг на друга.
   - Сейчас продолжим! Надо же ее довести тоже. Опять сдерживается.
   - Да я тогда с неё признание стряс - укусить случайно боится.
   Вэл уважительно посмотрел на лежащую под ним женщину. Встал, поднимая ее за собой. Развернул лицом к себе, приподнял и посадил на стол между моих ног. Лаская грудь, откинул ее тело на меня, передав как эстафету. Я выводил узоры на груди, теребил торчащие соски, поглядывая в разомлевшие глаза женщины. Вэл осторожно ласкал ее, закинув ногу на свое плечо. Вот склонился, судя по выгнувшемуся телу, вцепившимся в меня рукам и стону Лены, он дошел до клитора. Но как только она забилась, вырываясь из моих рук, остановился и опять начал ласкать рукой, постепенно вводя в ней пальцы. Женщина расслабилась и задвигалась в такт его движениям. В какой-то момент, свернув ладонь лодочкой, он полностью ввел кисть в неё. Лена замерла, выгнувшись. Гладя ей живот второй рукой, Вэл начал осыпать ее поцелуями, за его склоненной головой мне не видно было что происходит, но ногти женщины впились в мои ноги.
   - Вэл! Глаза! - радужки не было, громадный черные зрачки неподвижных глаз. Он оторвался от поцелуев и улыбнулся. Аккуратно вытащил руку и прижал забившееся тело своим. Она с хрипом вцепилась в его плечи, оставляя там царапины, тут же наполнившиеся капельками крови. А потом обессилено расслабилась, отключившись. Моя рука, так и оставшаяся на ее груди, передавала удары ее сердца. Все бешенство произошедшего, постепенно успокаиваясь. Вэл выпрямился, женщина тут же попыталась свернуться в привычный комочек, но была подхвачена на руки и переложена на кровать у окна.
   - Саш, извини, но с ней лягу я. И не пробуй с ней повторить, если ни разу еще не делал так. Тренируйся на ком-нибудь другом, ладно?
   Только смог потрясенно кивнуть головой. И подать дежурную бутылку с водой, кивнув в сторону комочка на кровати. Вернул стол на место.
   Ночью проснулся от непонятного шума. Включил лампу, не подумав. На соседней кровати какая-то возня, вспомнил вечер и, вздохнув, хотел отвернуться.
   - Саш! Ты проснулся?
   - Да.
   - Ты мне нужен!
   - Вэл не справляется? - обиженно с ехидством спросил я.
   - Да он меня не понимает. А я вас понять не могу. Ты почему там один? Обиделся?
   - Да втроем мы вряд ли уместимся на одной кровати.
   - А еще одну опустить?
   - Какую? Она намертво закреплена.
   Лена села на своей кровати и посмотрела на меня удивленно. Прищурилась и посмотрела на Вэла.
   - Тааак. Саш, спроси этого хитрого лиса, он специально не сказал про откидывающуюся кровать?
   Перевел вопрос Вэлу. Тот сел и ошарашенно посмотрел на меня. Потом на Лену.
   - Она с меня требует какую-то кровать, я понять не могу,- жалобно сказал он и зажег второй ночник. - Вот и тебя уже разбудили этим шумом.
   - Лен, объясни, что тебе там приснилось? Мы понять не можем.
   Лена встала, переплела руки на груди и посмотрела на нас. Потом до нее что-то дошло. Она потянула какую-то ручку между своей кроватью и окном, все это время я был уверен, что это шкаф, а так как мы ими не пользовались в отелях, я и не заглядывал. Начала опускаться из вертикального положения кровать. Уперлась в кресло.
   - Продолжать?
   Я вскочил, подошел и задвинул ее обратно. Отодвинул столик и кресло. Опустил кровать, выдвинув ножку. Получилось широкое ложе, только вверху небольшая перегородка разделяет подушки. Лена отстегнула ремень, удерживающий постельные принадлежности, и похлопала по новому спальному месту.
   - Перебираешься? С подушкой и одеялом.
   - У тебя же есть грелка?
   - Я одеялом перегородку обложу, долбануться еще не хватало кому-нибудь.
   Я выключил свой ночник и перешел в охапку с одеялом и подушкой на новое место. Улеглись, Лена посередине, Вэл выключил свой ночник. Я привычно обнял спутницу, наткнувшись на его руку. Обменялся рукопожатием и положил свою рядом. Можно спать спокойно...
   Утром меня опять разбудил шум и возня. Открываю глаза: Лена сидит верхом на Вэле и душит его подушкой. Оба давятся от смеха.
   - Доброе утро! Странное у вас начало дня! Задуши гостя... А вчера просто в кровь расцарапала...
   - Сейчас присоединишься! Этот гад обозвал тебя моим сыночком, потому что ты оказывается на детском месте спал.
   - Это он от зависти, мамочка! Mutter!- и стащил ее с Вэла, опрокинув на бок на кровать и припав губами к соску. Лег рядом, лаская рукой. Утро есть утро. Никуда я от организма не денусь.
   - Fatter!- ехидно сказал Вэл и, отодвинув мою руку, вошел в неё сзади. Пришлось ждать своей очереди. Благо он не стал растягивать удовольствие как умеет, оставив мне время. Потом до будильника лежали в обнимку, просто наслаждаясь последними оставшимися перед расставанием минутами.
   - Пьяная помятая пионервожатая,- произнесла вдруг Лена, глядя в потолок.
   - Лен, а ведь это наша последняя ночь получается. Может, все-таки в Питере у меня поживешь?
   Повернула ко мне голову и медленно провела пальцем по скулам, лбу, носу, губам, подбородку, горлу и уперлась в яремную ямку.
   - Сексуальный красавчик, чье-то счастье, но упрямый до жути.
   Села между нам на кровати, Вэл не сводил с её прямой спины глаз.
   - Нет. Никаких продолжений. Я обещала.
   И уже выходя в душ, собрала свою одежду, наклонилась и подобрала полотенце, брошенное вчера на пол, даже не подумав какой захватывающий вид нам открывается при этом и навевающий воспоминания и мечты о повторении, и, не оборачиваясь:
   - Умерла, так умерла!
   Вэл вопросительно посмотрел на меня.
   - Саш, о чем вы говорили?
   - Я в очередной раз предложил продолжить знакомство, в очередной раз был практически послан...
   Пришла одетая, встала перед зеркалом сушить переплетенную косу, насмешливо посматривая на нас через отражение.
   - Не поняла. Ну ладно Вэл, он местный. А ты что валяешься? Автобус ждать не будет!
   - У меня виза длинная, могу здесь задержаться!
   В зеркало прекрасно видно ее растерявшееся лицо. Медленно опустила фен, отпустив кнопку. Замерла, опустив голову.
   Вэл вскочил и, не заморачиваясь одеждой, вернее ее отсутствием, обнял ее и развернул к себе. С негодованием посмотрел на меня и прижал ее голову к своей груди.
   - Она плачет! Что ты опять сказал?!
   - Лен! Ты что! Почему плачешь?- кинулся я к ним, заглядывая ей в лицо.
   - Я парома боюсь, думала с тобой подольше похожу, чтобы не так страшно было.
   - Маленькая моя, я же просто пошутил, как я тебя брошу? Я с тобой до вокзала теперь буду, никуда не отпущу...
   - Саша, что ты ей сказал?!
   - Что здесь останусь, а она парома боится до ужаса... Буду за руку водить. До вокзала.
   - Почему она его так боится? Только что все нормально было, а при одной мысли о пароме - страх в глазах.
   - Не знаю. Давай в душ по очереди, мне ее на завтрак отвести надо.
   - Я сама на завтрак схожу, там Оскар!
   - Слушай, радость, как узнать когда ты понимаешь английский, а когда нет?
   - Я просто знакомые слова услышала, среагировала.
   Потерлась головой о плечо Вэла, встала на цыпочки и громко чмокнула его в щеку. И ушла, не дожидаясь нашей реакции. Мы остались умываться и завтракать в номере.
   Вернулась вместе с Оскаром. Надутая как мышь на крупу.
   - Принимайте своё чудо!- выдвинул в центр комнаты ее Оскар. Как воспитательница выдает провинившегося ребенка родителям в детском саду. Мы переглянулись с Вэлом.
   - И что она опять натворила?
   - Отгадай с трех раз. Я не знаю, чем вы тут занимались, могу только предположить, но она ничего не ела. Только кофе выпила.
   - Неправда! Я ела!
   - Что ты ела?!
   - Ягоды,- прошептала, опустив голову.
   - Какие ягоды?!
   - Лесные. Но я много слопала, они свежие и вкусные...
   - То есть мясо, сыр, омлет и прочая еда - это все мимо прошло? Меня нет и все, сама поесть не могла? А ты куда смотрел, не мог накормить?
   - Ага, с ложечки! Папы Саши нет, дядя Оскар будет кормить?!
   Пока мы рычали друг на друга, Лена тихо отступила под защиту Вэла и спряталась у него за спиной.
   - Саша, переведи, пожалуйста, что опять она натворила?!
   - Весь ее завтрак - это кофе с молоком и ягоды. Сейчас до Стокгольма перегон, а она голодная будет.
   - Ничего не голодная, я ягод много съела. Ну что вы орете, нет у нас таких, не растут. Я их покупаю только замороженные... Изредка, дорогие они... И шоколадка у меня еще есть,- пробурчала из-за спины Вэла, не высовываясь на всякий случай.
   - Ты,- начал говорить Оскар, набрав воздуха для тирады.
   - Вместе с тобой на такси поедем! На автобус сейчас опоздаем! - высунулась из-за плеча, перебивая его женщина. Тот вздохнул, покачал головой, развернулся и вышел. Вэл с улыбкой вытащил ее из-за своей спины и посмотрел в честные и наивные глаза. Уверена в своей правоте и ни капли раскаяния. Вздохнул и сказал:
   - Саш, у нас осталась мясная нарезка и блины. Забери в сумку и накормишь. У вас кроны есть?
   - Нет, только карточки. Да не дам я умереть с голоду, но она же взрослая, должна просчитывать поступки!
   - Она и просчитала. Не удивлюсь, если до парома есть не будет. Забирай продукты, мне с собой не везти чтобы назад.
   Быстро покидал остатки завтрака в сумку. Пора на выход. Лена по сложившейся традиции поцеловала Вэла в щечку и вышла из номера, выкатывая чемодан за собой. Мы вышли следом, закрыли номер и пошли в холл. Мне еще успеть сдать ключ от номера, Вэл, натянув бейсболку, сделал вид, что вообще случайно оказался в этой стране, подмигнув мне из-под козырька на прощание, ушел на автопарковку перед отелем.
   Переезд до Стокгольма она сидела в каком-то задумчиво-мечтательном настроении.
   - О чём задумалась?
   - Не знаю даже. Про Карлсона думаю...
   - Тебе мало нас было ночью?
   - Дурак малолетний,- прошипела прямо в ухо, чуть не укусив,- пошляк...
   - Вот и надо посмотреть кто из нас малолетний. Про Карлсона ты вспомнила... А я хочу ночь повторить.
   - Это последняя была. На пароме у меня место в каюте на четверых. Так что адьос, амигос!
   - Тебе не понравилось?
   - Было прекрасно. Но впереди паром, страх и ужас.
   - У нас с Оскаром двухместная каюта, пошли ко мне. Уместимся. Там койки широкие, не то что в поездах. Оскар точно против не будет.
   - Да я его и так замучила, надоела со своими проблемами. Нет, Саша, буду в своей ночевать. А потом Питер и расставание.
   - Но хоть Вэлу от меня привет передашь?
   - Зачем? Ты думаешь, он про меня вспомнит? Глупости... Это был просто его каприз, мимолётный как сквознячок над морем.
   - В Стокгольме куда планируешь?
   - Времени, мне кажется, будет мало. Просто по старому городу погулять хочу...
   - Значит, вместе будем гулять. Не можешь же ты меня выгнать...
   - Саш, а ты со мной на пароме походишь?
   - Ты сомневаешься?
   - Не знаю.
   Толи город на неё так подействовал, толи приближение парома. Если во Франции это был сгусток энергии, то сейчас какая-то заторможенная, уходящая в себя. Грустная...
   По Стокгольму гуляла нехотя. Без настроения. В свободное время погуляли по пешеходке, походили по старому городу. Не выдержал и, прижав к себе, потрогал лоб губами. Опять с температурой.
   - Тебе плохо?
   - Не знаю. Как-то не так все. Наперекосяк...
   - Почему молчишь? Пошли в автобус?
   - Да я дойду, ты погуляй сам.
   - Кто тебя одну отпустит? Пошли.
   По дороге в автобус достал из рюкзака таблетку - сбить температуру. Выпила, благо бутылка с водой у нас всегда с собой - запас с Паджеры еще, и начала засыпать на ходу, до автобуса уже вел за руку, практически тащил сонное тело. Я посмотрел на часы: до прихода группы еще полтора часа. Поменялся с ней местами, уложив ногами на сиденье через проход, а головой себе на колени. Уснула. Водители хотели что-то сказать, но увидев мой кулак и знак молчать, тихонько взглянули на спящее чудо и вышли разговаривать на улицу. Я включил музыку через наушники телефона и сам задремал. Буйные ночи сказывались на мне тоже. Но к приходу группы проснулись и поменялись местами. Гид раздала билеты на паром. Лена внимательно слушала все указания. У нас была одна палуба. Наверху. Уже хорошо.
   На пароме сразу после размещения забрал её на открытую палубу, благо она была на нашем этаже, пофотографировали, с тоской посмотрела на удаляющийся берег, пошли на ужин. Так интересно, держу за руку, а у неё пальцы дрожат. Оскар подошёл и начал что-то шептать ей на ухо, сидя за столом, пока я ходил за едой и вином. Она даже улыбалась, радостно пробовала все подряд, уточняя потом у нас "что это было и как называется?" и пила вино как воду. После ужина потащили её в дьютик, Лена старательно все рассматривала, но как-то без особого интереса, походила, купила какую-ту мелочевку.
   - Хочешь, я тебе что-нибудь в подарок куплю? Просто выбери, что хочешь...
   - Да нет, спасибо. Интересно, мы на рыбную площадь попадём в Хельсинки?
   - А что там надо?
   - Да я видела там шапку чудную. Просто посмотреть хочу. Носить не буду, а просто так покупать - дорого и бездарно.
   - Посмотрим, примерим. Давай покупки в каюту забросим и в клуб пойдём. Потанцуем-поболтаем.
   - Я? В клуб?
   - Ты, я, Оскар. А что?
   - Я ни разу не была в клубе.
   - А куда ты ходишь?
   - Последние годы никуда. В интернет и всё. И жду отпуска... Слушай, я не пойду. У меня и одежды нет для клуба.
   - А чем тебя внешний вид сейчас не устраивает?
   - Не знаю. Мне кажется, в клуб так не ходят.
   - Это паром. Здесь можно.
   И утащил за собой. Мы уже подходили к клубу, когда позвонил Вэл.
   - Саша, вы где?
   - На пароме.
   - Верю. А точнее?
   - В клуб сейчас заходим.
   - В какой? А Лена?
   - В ***. Со мной рядом. Сейчас Оскар подойдёт ещё.
   - С ней всё нормально?
   - За руку вожу... Вот веду танцевать, пусть встряхнётся.
   Заняли столик в углу. Я сходил к бару и принёс нам по коктейлю. Лена сидела и потихоньку потягивала, присматриваясь к публике. Начала потихоньку пританцовывать.
   - Я сейчас приду!- и двинулась в сторону танцпола как ледокол, раздвигая всех, толи к барной стойке, толи в дамскую комнату. Я не успел понять. Потому что заиграла какая-то старая латиноамериканская мелодия, а Лена посредине танпола встретила Вэла. Со стороны это выглядело примерно так: она берёт за руку незнакомого человека и начинает танцевать вокруг него. Такое впечатление, что она резко похудела и вытянулась. Примерно также она резко менялась тогда в магазине, когда примеряла каблуки. Где джинсы, кроссовки и футболка? В рисунке её танца это всё пропало. Вэл практически замер посредине площадки, а она его соблазняла, очаровывала, играла с ним, то что-то шептала на ухо, то скользила-дразнила по нему телом, развернув лицом в сторону нашего столика. Мы с Оскаром просто любовались. Как можно так преображаться? Судя по тому, как вокруг них расступились - мы не одни такие были. На последних аккордах она замерла у его ног, уткнувшись в колено. Вэл помог ей подняться, она чмокнула его в щёку, сделала реверанс и... продолжила свой путь дальше, как ни в чём не бывало. А он пошёл к нашему столику. Мы поздоровались, даже не спрашивая, как он сюда попал и что делает, и только решали, что заказать, как с танцпола раздался какой-то шум и женский визг. Мы кинулись туда.
   Лена стояла, согнувшись со стаканом, над каким-то скрючившемся парнем, прижимающем руки к паху, держа руку на его горле. Я бросился к ней, взял за руку и, освобождая горло несчастного, потянул к себе. Она всхлипнула, а Вэл уже, обняв её за плечи, прижимал к себе, что-то шепча на ухо. Развернул и увёл к столику. Мы с Оскаром склонились к парню.
   - Жить будет, ничего страшного, - сказал Оскар, быстро осмотрев его.
   - Ещё раз к ней сунешься - пожалеешь, что выжил. Понял? - прошипел я ему на ухо на английском. Тот только судорожно кивал головой.
   Подошедшие охранники помогли выяснить ситуацию: после зажигательного танца Лены с "незнакомцем", парнишка решил, что тоже может с ней станцевать в качестве незнакомца и попытался обнять её со спины, когда она со стаканом возвращалась за столик. Ну и получил по полной программе серию ударов: голеностоп, колено, пах и на "сладкое" кадык. Я это уже проходил, только в легкой форме на Паджере, а когда Ленка на взводе как сейчас - поостерёгся бы к ней близко подходить. У неё сейчас от страха все рефлексы обострены, на грани взрыва. Охрана тоже пришла к выводу, что парнишка сам нарвался, поэтому к нашей спутнице никаких претензий нет. А визжала какая-то свидетельница, рядом стоящая, с перепуга. Лена за всё это время не издала ни звука. И стакан с напитком целый остался.
   Вернувшись к столику, обнаружили Лену, забившуюся в угол со стаканом в дрожащей руке.
   - А что в стакане? Ты же без денег пошла, карманов вроде нет.
   - Карман в джинсах есть, а это просто стакан воды. Я за водой пошла, Вэла встретила. Обрадовалась. Потом возвращалась, вы втроём за столиком и кто-то со спины нападает. Испугалась...
   - Ничего, теперь он бояться будет. Досталось ему.
   - Я не специально... Не пойду туда больше. Здесь посижу.
   - Может ко мне в каюту пойдём?- спросил Вэл. Я перевёл, все согласно кивнули головами.
   - Вэл, а как ты сюда попал и как нас нашёл?
   - Саше позвонил, он сказал, что вы здесь все.
   - А на паром?
   - Билет купил.
   - Зачем?!
   - Покататься захотелось.
   - Ой! А давайте все вместе на палубу сходим, только куртки надо зайти взять в каютах... Тут же тоже белые ночи как в Питере?
   Вот и попробуй с ней планы строить! Пришлось идти за куртками, Вэл сходил с Леной в её каюту, мы с Оскаром в свою, Вэл был в ветровке - он в каюту только сумку забросил и нас пошёл искать по палубам.
   На палубе мы любовались закатом и стояли, пока некоторые инициаторы прогулки не начали стучать зубами и прижиматься к тёплым мужским телам.

Лена.

   Ветер с моря трепал волосы, накинула капюшон куртки, после прогулок на корабликах и так полупростуженное состояние, в Стокгольме опять таблетку пила. В белой ночи плыли островки малюсенькие, скалистые, как на них держатся деревья - непонятно. Сама собой рука потянулась за наушниками. Майданов. Удачно подобрались песни, в тему. Сидела на скамеечке за столиком на палубе. Грустно, сурово, накатывает тоска, вгоняя в транс, заставляя забыть обо всём и обо всех вокруг. Я, музыка и море с родинками островов. Вспомнила про чужое присутствие, только обнаружив пару рук, сжимающих меня в объятиях со спины, да вторую пару, разжимающую мои пальцы, намертво вцепившиеся в поручень уже у борта. Саша и Оскар.
   - Что с тобой?
   - Музыку слушаю, думаю, не мешаю никому.
   - На вопросы не отвечаешь, на нас не реагируешь. Ушла из-за стола. Плохо?
   - Здесь нет. Задумалась просто...
   - О чем?
   - Не знаю. Обо всем понемногу...
   - Например?
   - Сколько плыть до этих островков по холодной воде и сколько народу на них уместится. Нас здесь больше двух тысяч человек, значит, кто-то будет стоять, смотреть, как другие тонут?
   - Окстись! Не собирается никто тонуть! Не говори глупости,- нахмурился Саша, усаживая меня опять за стол. Прижалась к Вэлу.
   - Вы плавать умеете?
   - Конечно!
   - Все? И Вэл тоже?
   Оскар перевел вопрос Вэлу, тот утвердительно кивнул головой.
   - Можете дать честное слово, что исполните мою просьбу?
   - Скажи какую?
   - Не бойтесь. Приличную. Пообещайте?
   Переглянулись. Кивнули. Посмотрела на Вэла. Со вздохом перевели ему, тоже кивнул. Со сладким сопением уткнулась к нему в плечо.
   - А просьба-то какая будет?!- с возмущением спросил Саша.
   - Если что-нибудь случится, не спасать меня. Даже попыток делать.

Саша.

   Оскар резко дернулся к ней через стол и, развернув за подбородок, уставился в глаза. Я заглянул сбоку: абсолютно безмятежные, спокойные, холодные, чужие. Отстранился оторопело.
   - Почему?
   - Спасти вам меня не удастся, еще и сами погибнете. А так у меня совесть чиста будет.
   - Саша, переведи мне, что происходит!
   - Подожди, сейчас разберемся, сами еще не поняли!
   Вэл приподнял и посадил ее к себе на колени, отрывая от нас, обнимая, защитным жестом. А она опять заткнула уши музыкой. Оскар не выдержав, обошел стол, выдернул наушники и, нависая над ней, спросил:
   - Что слушала? Вот сейчас у борта? Конкретно что?!
   - Я не помню, как к борту подошла...
   Покопалась в телефоне.
   - Вот была песня последняя, только не рычи на меня...,- протягивая наушник ему. Через пару минут он спросил:
   - Ты боишься умереть?
   - Нет, конечно!- с таким искренним удивлением.
   - И тебе точно не страшно?
   Задумалась, закрыв глаза. Вздохнула.
   - Некорректная постановка вопроса.
   - Почему?
   - Оскар, ты же работаешь со словами! Что именно нестрашно? Умереть - нестрашно, умирать - страшно...
   - В чем разница?! Не жонглируй словами!
   - Саша, не ори на меня. Первое - уже завершенное действие, от тебя ничего не зависит, второе - процесс во времени. Он и пугает неизвестностью... Не уверена, что у меня получится выдержать достойно.
   - Прекрати! Ты еще станцуешь на крышке гроба...
   - А потом лечить сложносмещенные переломы?- перебила она,- ты ее форму видел, этой крышки? Гробызнешься - мало не покажется, да еще родственники покойника наподдают! Венками по башке!- вот и улыбается, представив себе эту картинку. Вэл страдальчески смотрит на нас с Оскаром. Переводим. Пришла его очередь возмущаться, но она просто прижимается к нему и что-то шепчет, прижав его ладонь к лицу.
   - Саш, попроси его, пусть расскажет мне на немецком про море и облака. Из фильма. Он помнит? Не обязательно дословно...
   От переведенной просьбы немец вздрогнул, заглянул в ее лицо, поймал ждущий доверчивый взгляд и начал негромко говорить. Мы не понимали о чем, но почувствовали, что для Лены это важно. Теперь она заражала нас каким-то спокойствием и умиротворенностью. Но не смогла долго сдержать проснувшееся ехидство и после молчаливой паузы спросила:
   - А что вы так встрепенулись и ругали меня, если сами до этого убеждали, что утонуть нам не грозит?
   - Лен, ты - зараза ехидная!
   - Знаю. Еще и зануда ужасная!
   - У тебя нос синеет уже от холода.
   - Давайте немного по палубе погуляем еще, наверх сходим?
   Поднялись вверх, там тоже пусто, никого нет. Ночь.
   - ААА! Смотрите, что я нашла!!!- выплясывает в центре желтого круга.
   - Это вертолетная площадка спасательная.
   - Да я знаю!- оглянулась по сторонам, встала точно в центр круга на крест. Опять достала наушники, телефон, полистала увлеченно. Ну вот, теперь она тут танцевать собралась! Одна. Наклонился и жалобно заглянул в глаза. Вытащила один наушник.
   - А мы?
   - Танцуйте!
   - Музыка?
   Достала из своей сумки-рюкзака планшет, покопалась, продолжая пританцовывать под телефон. Врубила на максимальную громкость, отключив телефон. Ага, этих восточноевропейских панков мы уже слышали, а вот Оскар еще нет. Не знаю, как выглядел со стороны этот подарок для ютуба, но подурачились мы знатно. Особенно, когда ей надоело держать планшет в руках, и она перетащила нас к столику, стоящему тут же на верхней палубе. Вэл поставил ее на скамейку. Но через минуту она уже отплясывала на деревянном столе, поглядывая на нас сверху, успев сорвать с моего хвоста резинку и растрепав его привычным жестом. Оскара тоже поймала за хвост, а вот свою косичку нам достать из капюшона не дала... Набесились вдоволь. Если читать язык ее тела - все прекрасно. Но случайно заглянул в глаза и вздрогнул: тоска... Потом была странная песня "Шизофреническое танго", я ее еще не слышал, но эмоции из танцующей били фонтаном. Было что-то пугающее в этом парном танце, исполняемом в одиночку. А вот под песню "Терминатор" мы с ней танцевали по очереди. Вэл первый стащил ее со стола и медленно кружил на руках, перед тем как поставить на ноги. Не знаю, слов он понять не мог точно, но сыграли они классно, все понятно без слов было. Как только песня закончилась, Лена чмокнула его в щеку с благодарностью и шагнула обратно к столу, но Оскар нажал повтор и потащил ее танцевать на второй круг, шепча что-то на ухо, она улыбалась в ответ. Вэл грустно смотрел на них, я, вполглаза наблюдая за ним, барабанил пальцами по столу. В этот раз по окончании танца Лена сделала реверанс, как до этого в клубе перед Вэлом, благодаря за танец. Включив песню в третий раз, я стремительно шагнул к ней навстречу. Что бы они там себе не думали, это моя женщина! Танцевала, не поднимая на меня, глаз. Попытался ее поцеловать как обычно, зная, что она не сможет потом сказать нет, но она увернулась, опустив лицо и покачав отрицательно головой.
   - Почему?
   - Не надо...
   - Почему не надо?
   - Просто не надо и все. "Мы прощаемся с тобой, чао бамбино, сорри!"
   - Посмотри мне в глаза!
   - Зачем?
   - Посмотри!
   - Не хочу...
   - Посмотри, пожалуйста!
   Боль и тоска. Зеленоглазая. Остановился, схватив за плечи:
   - Что с тобой?
   - Я прощаюсь с вами. Мне было хорошо... Надеюсь вам тоже...
   - Но у нас есть время до утра?
   - Не знаю... Потанцуй со мной, пока есть время, пожалуйста...
   - Мне хорошо с тобой, я тебе говорил. Хоть ты и не слушаешь... Побудь со мной, я не хочу тебя ни с кем больше делить!
   - Я не вещь, меня нельзя делить!
   - Я не хочу делить свою женщину с другими мужчинами, - мотнул головой в сторону сидящих ребят.
   - Ветер в клетке не удержишь... Я не твоя. Просто нам было хорошо вместе, поэтому мы были вместе. Без обязательств... Никто никому ничего не должен.
   - А почему БЫЛО? Когда стало плохо?
   - Саш, ты сам понимаешь, что говоришь глупости?
   - Я пытаюсь тебя понять. Мои мозги не могут переварить твое поведение. Ощущение, что ты делаешь что-то неправильно, но не могу объяснить.
   - Ребенок! Саш, ты совсем еще ребенок! Я делала неправильно, когда еще согласилась в первый вечер на твою ночевку в своем номере, не почувствовав опасности. А потом уже покатился снежный ком и я пошла в разнос. Надо остановить, пока все окончательно не рухнуло. Трудно потом собирать и восстанавливать себя по кусочкам...
   - Ты сама сейчас все рушишь. Рвешь все отношения с людьми, которым стала дорога. Думаешь, Вэл просто так мотается за тобой по странам? А Оскар сидит сейчас и сверлит меня взглядом, вместо того чтобы развлекаться как обычно в клубе?
   - Это все меня и пугает. Это неправильно! Вы молодые, красивые, успешные. Что вам надо от меня? Зачем я вам нужна?! Секс?! Так оглянись, в группе девчонки на тебя всю дорогу облизывались, думаешь я не чувствовала постоянных косых взглядов, шипений и проклятий в спину? Если делала вид, что не замечаю, от этого боль меньше не становится... Что у нас общего?!- она стояла, вырвавшись из кольца моих рук, и практически кричала мне в лицо. Ей действительно было больно...
   - Я даже не замечал их,- растерянно произнес, оправдываясь,- почему не сказала? Нашли бы способ поставить их на место!
   За разговором мы отошли довольно далеко от столика с ребятами и уже не обращали внимания на музыку, вернее ее отсутствие, стояли друг перед другом. Я попытался обнять ее одной рукой, но она дернулась в сторону как от удара и, отскочив к перилам, замерла:
   - Не подходи!
   Подбежали Вэл и Оскар. Немец сгреб ее в охапку, а мой друг закрыл их от меня, упершись мне в грудь руками и отталкивая от пары у перил и заставляя сделать пару шагов назад.
   - Ты что творишь? Опять довел?
   - Мы просто разговаривали.
   - Мы все с ней сейчас разговаривали, но только от тебя она шарахнулась! Оставь ее в покое!
   Я поймал ее затравленный взгляд из-за плеча Оскара, а потом глаза закатились, и она начала оседать, соскальзывая из объятий растерявшегося Вэла, пытающегося удержать выскальзывающее из куртки тело. Оскар оглянулся на шум и, вмиг позабыв про меня, кинулся к ним, подхватил на руки, поворачиваясь в сторону стола.
   - Поставь где взял!- глухо сказала она, не открывая глаз.
   - Лен, что случилось?
   - Я испугалась, что ты его ударишь, пришлось отвлечь...
   - Что он опять тебе сказал, на тебе лица не было?
   - Как раз и не сказал ничего, хотя я и спрашивала...
   - Спроси меня, я отвечу за него.
   - Зачем я вам нужна?
   Оскар растерянно оглянулся и посмотрел на меня. Вот и я не знал что ответить...
   - Давайте не будем портить последний вечер, пожалуйста! Изменить ничего нельзя, примем как данность и все... Саш, прости, я больше не буду на тебя срываться, только не начинай выяснять отношения, ладно? Очень прошу... Не будем ссориться?
   Вел потащил ее на палубу ниже. Мы пошли следом. Уже спустились, когда она вырвалась с криком "Планшет!" и убежала назад. Постояли, не возвращается. Рванули обратно, но замерли на трапе: на желтом вертолетном круге танцевала фигурка. Зумба. Но как она отличается от тех предыдущих! Боль и ярость... Она опять выплескивала накопившиеся, все, что не сказала нам, поведала танцем морю и островам.
   Подошла к столу с брошенной на него сумкой и планшетом. Покопалась и включила незнакомую мелодию. Чистый инструментал. Шагнула в круг, доставая из-под куртки шарф. Это был танец как полет души, ярость ушла, уступив место светлой грусти... Черный шарф играл на ветру в белой ночи. Я не сразу понял, что не так. Она танцевала ночью, пусть и в сумерках, в своих черных очках..Потом села за стол, завернувшись в палантин, и обняла сумку с убранным планшетом. Опустила на нее голову, повернувшись к морю. Замерла. Не выдержал и подошел, сел за стол напротив, тоже положив голову на руки. Лена не реагировала. Вот выплеснет эмоции и вырубается. Вел сел рядом, прикрыв полой куртки. Оскар заглянул в лицо и приподнял ей очки.
   - Спит!- удивленно прошептал очевидный для меня факт...

Оскар.

   Утащила нас на палубу. Потом эти сумасшедшие танцы, давно так не отрывался. И ведь трезвые абсолютно! При этом готов был сам к ней на стол залезть. Позавидовал ее танцу с Вэлом и попросил станцевать со мной. Болтали ни о чем, она какая-то отстраненная, вроде со мной, а вроде и не здесь. В глаза не смотрит, пользуясь разницей в росте, отводит взгляд, не поднимает головы, утыкаясь в мою грудь, но на вопросы реагирует, улыбается. Даже когда благодарила за танец - не подняла взгляд...
   Сашка утащил ее в сторону, судя по всему, начал какую-то разборку. Идиот! Говорил же "НЕ ДАВИ!". Когда он протянул к ней руку, а она дернулась, мне показалось, что он ее ударил. Поэтому с рычанием бросился к ним, отталкивая его. Услышав скользящий шорох за спиной, обернулся и успел подхватить сползающее без сознания тело. Первые мысли: положить на стол, проверить пульс, ослабить одежду.
   - Поставь где взял!- глухо сказала она, не открывая глаз.
   - Лен, что случилось?- у меня голос прерывается от волнения.
   - Я испугалась, что ты его ударишь, пришлось отвлечь...
   - Что он опять тебе сказал, на тебе лица не было?
   - Как раз и не сказал ничего, хотя я и спрашивала...
   - Спроси меня, я отвечу за него,- а потом убью гада, мысленно договорил я фразу.
   - Зачем я вам нужна?
   И что я должен ответить?! Судя по взгляду Сашки, он тоже не знает. Хорошо Вэлу в полном неведении жить. Ему такие вопросы не задают...
   Я смотрел из-за плеча Вэла, как она танцует зумбу. Он просто любовался женщиной. А вот второй танец, незнакомый, вызвал у него странную реакцию. Он побледнел, вцепившись в поручень. Он что-то понял, недоступное ни мне, ни судя по спокойной позе, Сашке. Но ведь слов не было! Просто мелодия... Когда она села за стол, было понятно что ждать ее бестолку, она про нас просто забыла уже. Сел рядом. Вэл укрыл ее курткой, прижав к себе. Странно. Это был жест не мужчины по отношению к женщине, а как отец ребенка. Что-то неуловимо изменилось в отношении его к ней за время танца. Она спала, прижавшись к немцу под курткой.
   - Саша! Мне надо с ней поговорить. Без тебя. Я сейчас ее разбужу, а Оскар будет переводить. Отойди, пожалуйста.
   Я недоуменно посмотрел на серьезного Вэла, Сашка нахмурился и упрямо сжал губы.
   - Это моя женщина!
   - Речь об этом не пойдет. Поверь, это сейчас неважно! Просто при тебе она сорвется, ты тоже не выдержишь. Оскар рассудительный, он сможет перевести. Пожалуйста. Обещаю, что перескажем тебе весь разговор.
   Сашка встал, одарив нас тяжелым взглядом, и ушел на другую сторону палубы за шлюпки. Вэл поцеловал Лену в лоб и, гладя по щеке, что-то зашептал на немецком.
   - Вэл,- прошептала она, прижимая к лицу его ладонь.
   - Тиль,- ответил он.
   Вздрогнув, она открыла глаза и медленно отпустила руку.
   - Оскар, переведи ей, пожалуйста. Она взяла с нас обещание исполнить ее желание, не озвучивая его до этого. Я хочу взять с нее тоже такое обещание.
   Перевел. Вот они муки морального выбора. Он загнал ее в ловушку. Она, сняв очки, смотрела ему в глаза, пытаясь там что-то прочесть. Потом опустила голову, запустив в волосы руки, упертые локтями в стол.
   - Да, обещаю,- глухо произнесла.
   - Ты приедешь ко мне. Я оформляю приглашение и визу. Оплачиваю пребывание.
   - Вэл!- вскрикнула она.
   - Тиль,- жестко ответил он.
   - Я не могу!
   - Ты обещала. Обещание за обещание. А плаваю я плохо,- давил он.
   - Зачем?
   Вот и он дождался этого вопроса. На моей улице праздник! Посмотрим, как будет выкручиваться.
   - You have to live,-сказалВэл.
   - Ты должна жить со мной,- перевел, я не задумываясь.
   - Нет,- посмотрела на меня, на Вэла.- Ты неправильно перевел. Повтори еще раз, пожалуйста...
   - You have to live. Just to live.
   - Ты должна жить. Просто жить.- в этот раз я был внимателен, но от этого окончательно потерял смысл разговора.
   - Зачем? Я видела океан.
   - Вэл, я так не могу переводить! О чем идет речь, может, я что-то не понимаю? Ты зовешь ее просто пожить в Германии в гостях без обязательств? Тогда при чем здесь океан?!
   - Что она ответила?
   - Она уже видела океан.
   Вэл взял в руки ее лицо и внимательно посмотрел в глаза. А потом начал говорить на немецком. Воздух вокруг них казался сгустком. Когда он остановился, она уткнулась лицом в его плечо.
   - Вэл, что это было?
   - Из фильма. Она знает этот фильм. И очень похоже, что действует по его сценарию. Хотя отрицает это. Мне это не нравится.
   - А почему она должна приехать к тебе?
   - Я хочу отправить ее в клинику на обследование. Не буду я ее трогать, скажи Саше, пусть не нервничает. Я просто хочу, чтобы она жила.
   - Там все так серьёзно?
   - Похоже да. Но она не признается.
   - А при чем океан?
   - В том фильме два смертельнобольных человека сбегают из больницы, чтобы увидеть море. Поэтому, когда она сейчас заявила, что уже видела океан, мне это очень не понравилось.
   Я помолчал, оглянулся, Сашка сделал шаг в нашу сторону, но я отрицательно помотал головой.
   - Леен, поговори со мной.
   - О чем?
   - О море.
   Вздрогнула. И посмотрела в лицо Вэла. Тот кивнул.
   - "Пойми, на небесах только и говорят, что о море. Как оно бесконечно прекрасно. О закате, который они видели. О том, как солнце, погружаясь в волны, стало алым, как кровь. И почувствовали, что море впитало энергию светила в себя, и солнце было укрощено, и огонь уже догорал в глубине. А ты? Что ты им скажешь? Ведь ты ни разу не был на море. Там наверху тебя окрестят лохом." Я видела океан, значит уже не лох...
   - Подожди. Вэл зовет тебя в Германию.
   - Я не хочу...
   - Просто в гости. Хочет устроить обследование в клинике.
   - Не хочу. Зачем? Бессмысленно.
   - Но ведь если вовремя поставить диагноз и начать лечить...
   - ЗАЧЕМ? Я уже видела океан.
   - Ты должна жить.
   - Я никому ничего не должна. Все долги давно розданы.
   - Норвегия,- выдал Вэл только одно слово.
   - Ты не была на фиордах!
   - Оставлю для следующей жизни. Оскар, переведи ему, что он очень хороший, но не надо переводить на меня деньги и время. Пусть лучше детям поможет, у которых еще есть шанс.
   - Какой у тебя диагноз?
   - Никакого.
   - Как?!
   - Я не хожу к врачам.
   - А почему тогда себя сейчас хоронишь?
   - Я не хороню. Пойми, просто есть время, когда надо уйти. И все.
   - А если в клинике поставят диагноз и можно вылечиться?
   - Да не хочу я знать диагноз и лечиться! Я уйти хочу, просто уйти. Тихо и мирно. Никого не задевая. Это моя жизнь, хоть ее я могу распорядиться сама?
   - Можешь. Но сделаешь больно другим.
   - Оскар. Давай так. Переведи Вэлу, что я согласна приехать к нему в Германию в январе, на наши новогодние каникулы. С племяшкой. Просто погулять по стране с ней. Мне только визы помочь оформить, отели я на букинге закажу.
   Перевел.
   - Может все-таки сейчас в клинику, а потом с племяшкой?
   - Нет. Я обещала один раз приехать.
   - А если...
   - Вэл, я обещала! Значит, придется теперь выполнять обещание. Ничего со мной не случится. Иначе придется к тебе в виде зомби прийти, боюсь, соседи не оценят!
   Опять все свела к шутке.
   Я встал из-за стола, отходя в сторону, Сашка бросился в мою сторону. Отвел его подальше и пересказал разговор. Разумеется, он тут же рванул к ней. Навис над столом.

Саша.

   - Саш! Ну, хоть ты мозг не выноси, пожалуйста!
   - Я еще и не сказал ничего!
   - Да у тебя на лице все написано.
   - Почему ты не хочешь принять от нас помощь?
   - Ну вот. Пошли на второй круг. Вы меня слышите?
   - Я тебя внимательно слушаю!
   - Слушаете, но не слышите. Это же так просто и понятно!
   - Я тебя внимательно слушаю!
   Психанула. Иначе не могу объяснить, почему полезла в сумку.
   - Без музыки рассказывай!
   Удивленно посмотрела и достала... сигареты и зажигалку. Закурила.
   - Если человек хочет жить - он следит за своим здоровьем и так далее,- мечтательно выпуская струйку дыма в небо.
   - И?
   - Если не хочет - не надо ему мешать! Просто не надо мешать. И все. Ни о чем больше я никого не прошу.
   Очередная затяжка под моим осуждающим взглядом. В момент, когда она начала выпускать дым, Вэл впился в ее губы, перехватывая дым. Она закашлялась, отталкивая его, пытаясь оторваться. Слезы градом, а он смеется.
   - Ненормальный! Совсем скрейзил?!
   Забрал у нее сигарету, затянулся, удивленно приподнял бровь. Взял пачку и повертел в руке.
   - Крепкие! И давно она курит?
   - При мне вроде особо не курила... Я бы запомнил...
   Обожаю этот её взгляд обиженного ребенка!
   - Я тебя внимательно слушаю!- издевательски повторил я.
   - Отдайте сигареты, пожалуйста!- жалобно посмотрела на Вэла. Тот показал 1 палец. К счастью не средний! Указательный. Кивнула. Вцепилась в протянутую сигарету как утопающий в соломинку, закурила и быстро вылезла из-за стола, отходя подальше от Вэла, глаза которого загорелись каким-то хищническим огнем. Охотник и жертва. Оскар стоял в стороне и отстраненно наблюдал за нами.
   - Почему вы от меня что-то требуете? Я вам никто.
   - Не отвлекайся. Ближе к делу давай.
   - Уже не знаю, как еще объяснять. Вы не имеете права диктовать, что и как мне делать. Моя жизнь - это только моя жизнь, вас она никоим образом не касается. Не вмешивайтесь и все будет хорошо, как надо...
   Привычный жест к волосам - опустить очки, но они остались на столе и сейчас я вертел их в руках. Пусть сама подойдёт и попробует взять. Оскар мне уже объяснил, что так она просто прячет от всех глаза, не столько от солнца, сколько от окружающих. Скрывает истинные настроение и мысли за стеклом. Поэтому и ночью может в них сидеть. Я демонстративно помахал в воздухе рукой с очками. Отвернулась.
   - Лен, ладно, я понял. Мы для тебя абсолютно посторонние и чужие люди,- вступил в разговор Оскар.
   Согласно кивнула головой, отвернувшись к морю.
   - А друзья, родственники? О них ты подумала?
   - Конечно, подумала. Поэтому друзья у меня остались только виртуальные, общение с родственниками сведено к минимуму. Амплуа безбашенной стервы действует прекрасно.
   - Врешь!
   Вздрогнула от моего голоса, но не обернулась.
   - Я же видел, как ты общаешься с племянниками, набираешь им подарки, придирчиво выбираешь.
   - Они ещё дети. Дети жестоки, но умеет прощать.
   Перевел наш разговор Вэлу. Тот улыбнулся.
   - Лина!
   - Да, Вэл, я слушаю.
   - Саша, скажи ей, что я могу организовать на следующий год билет на концерт "Рамштайна" для ее племяшки. Они же ей нравятся. Но без тети она приехать не сможет, одну ее не пустят и визу не дадут...
   Вздрогнула, но не обернулась, делая еще один шаг к поручням.
   - Вэл, не надо, пожалуйста. Не дави на меня!
   Перевел. Тот с обезоруживающей улыбкой посмотрел на нас с Оскаром.
   - Разве я давлю? Я просто предлагаю варианты отдыха. А еще можно ее свозить на фиорды. Взять трейлер и проехать, останавливаясь, где понравиться. С домиком это будет не проблема. Только уточнить надо, когда самое красивое время...
   - Она несовершеннолетняя!
   - Лина, я знаю. И не собираюсь на нее покушаться. Могу своих детей взять для компании. Пусть язык осваивает, ей полезно будет, сама говорила. Рискнем? Будет весело...
   Молчит.
   - Лина!
   - Вэл, ты меня покупаешь?
   - Что?
   - Ты сейчас пытаешься меня купить?
   - Почему?
   - Это слишком дорогое для меня путешествие, у меня нет таких денег...Норвегию я не потяну...
   - Подожди. Я много раз был в России и знаю ваши правила. Если я к тебе приеду, ты меня накормишь бесплатно, не оставишь голодным. И ночевать устроишь, правильно?
   - Конечно. Но у вас же не так...
   - А мне нравятся ваши правила. И в гости ко мне ты приедешь по ним. Брать трейлер на 3 человека или на 5 особой разницы нет в цене. Поверь. А сколько всего в Германии ты еще не видела...
   - Я не могу понять одного. Зачем тебе это нужно?
   - Помнишь, как ты мне отвечала? Я так хочу...
   - Но я тратила свои деньги и время...
   - Так и я свои,- улыбнулся победно Вэл. Подошел и протянул сигарету, нервно кутающейся в шарф женщине, стоящей у поручней. Я дернулся подойти, но Оскар покачал головой "не трогай их сейчас, просто переводи!".
   - Дай возможность ребенку посмотреть мир, не будь эгоисткой!- похоже последний аргумент ее добьёт. Вон как дернулась!
   - И в качестве кого ты меня зовешь?
   - Кого хочешь. Как скажешь, так и будет. Скажу детям, что ты моя приятельница из России и все. Их моя личная жизнь не интересует, с женой я давно развелся. Так что отчитываться не перед кем.
   - А как дома я объясню? Братик, я повезла твою дочку в Германию погулять к незнакомому мужчине?!
   - Так мы же с тобой договорились: в августе я приеду и с ними познакомлюсь...
   - Я думала это шутка...
   - Странно. А я уже визу заказал и билеты. Так ты меня не ждёшь?
   - Не знаю...
   - А адрес правильный дала или тоже пошутить решила?
   - Правильный...
   - Значит встретимся?
   - Да.
   - Пошли в каюту, надо поспать хоть пару часиков до завтрака.
   Всё. Он додавил ее. Поцеловал в макушку, оглянулся на нас, победно улыбнувшись и подмигнув нам. Обхватив рукой за талию, потянул за собой к столу, забрать вещи. Когда она подошла, заметили, что не разжимает один кулак, используя только 2 пальца. Оскар перехватил руку и сдавил запястье, разжимая кулак. Там лежали оба ее окурка и след от ожога.
   - Это что?!
   - Окурки.
   - Я вижу. Почему в руке зажала?
   - Так выбросить надо будет по дороге, там палуба для курения. Здесь курить нельзя было, я и так нарушила.
   - А через перила выбросить?
   - В МОРЕ?! Нельзя пачкать...
   -Лен, может тебя убить проще?
   - Ну что я опять не так сделала?
   - То есть ожог это нормально, а море испачкается от двух окурков?
   - Нас здесь две с половиной тысячи человек, каждый по 2 окурка и Балтика задохнется!
   Вэл привычным жестом сгреб ее в охапку.
   - Оставьте ее.
   - Но у нее ожог! Это же больно.
   - Да. Больно. Но у нее душа рвется и мечется сейчас, поэтому физической боли она просто еще не чувствует. Не трогайте.
   Прижал, гладя по голове как маленького ребенка. Взял ладошку и подул на ожог, медленно поцеловал. И опять никакого сексуального подтекста. Почему он, ничего не понимающий на русском языке, смог понять, простить и ... отпустить, а я не могу?! Может поэтому она с ним и встретится, а меня выкинула за борт отпуска?!
   Вэл стоял, обняв Лену, она спрятала руки за его спиной под курткой, уткнувшись носом в плечо. Он что-то тихо шептал ей на ухо. Она кивала головой с паузами на обдумывание.
   - Саша! Я забираю Лену до утра к себе в каюту. Сейчас идём за её вещами.
   - А я? - только и смог растерянно на чистом русском спросить я. Как потерявшийся ребёнок, сам понимаю, насколько это глупо выглядело. Лена что-то шепнула Вэлу, не оборачиваясь на меня.
   - Ты с нами. Если хочешь, - с улыбкой ответил Вэл. Показал карточку с номером палубы и каюты. Я пошёл за своими вещами, сказав Оскару, что у него каюта в полном распоряжении до прибытия. И весь ночной клуб на растерзание. Они двинулись за Лениными. Я пришел к каюте Вэла быстрее - моя каюта была ближе. Через несколько минут появилась эта парочка: Вэл катил ленину автобусную сумку с чемоданом, в другой - ленкина ладошка. Ведёт за собой, а та вертит головой по сторонам.
   В каюте Лена вообще впала в ступор, оглядываясь по сторонам. Ну да, это не четырёхместный девятиметровый эконом как у неё, даже не двухместный как у нас с Оскаром. Замерла, стоя в дверях. Потом скинула кроссовки и куртку, и отправилась в путешествие. Она всегда обходила номер в отеле, ведя непрерывную линию периметра-маршрута. Не знаю, что это для нее означает, просто проводила ладонью по полкам, столам, телевизору, подоконнику, шкафам, кроватям. Обход территории. Вэл толкнул в это время меня в сторону ванны и прикрыл за нами дверь.
   - Саша, не трогай ее сегодня, пожалуйста.
   - В смысле?
   - Не надо секса.
   - Почему?- тупо переспросил я.
   - Мы ее разбили за эти дни и она держится сейчас на честном слове. Мы весь вечер с Оскаром ее оттаскивали от пропасти, в которую она сама себя загоняет. Просто побудем рядом и все. Ладно? Если не уверен, что выдержишь, лучше сразу уйди. Нельзя ее трогать, больно ей. Но одну оставлять тоже нельзя.
   - Выдержу.
   Зашли в комнату. Наше разбитое чудо спало сидя на полу, положив голову на кровать. Аккуратно переложили на кровать.
   - Раздеть?
   - Не надо, просто толстовку расстегни и все. Пусть спит. Недолго осталось. Ставь будильник.

Лена.

   Утром я проснулась по будильнику. Дернулась выключить. Оппачки. Лежу одетая на одеяле. Рядом улыбается Вэл. И хлопает спросонок глазами лохматый Сашка, выключая будильник. Все одетые. Нахмурилась. Не помню. Как танцевала на палубе - помню, а потом как в тумане все. Виновато посмотрела на них.
   - Я не помню...
   - А что именно ты хочешь вспомнить?
   - Все...
   - Это нереально.
   - Опять чудила? Тогда почему все одеты?!
   - Все хорошо. Все живы и здоровы. Целы и невредимы. Успокойся. Иди умываться и на завтрак пойдем.
   - Вэл?
   Он по-отечески как-то поцеловал меня в лоб, прижал к себе как ребенка и спросил:
   - Август?
   Да, он же в августе собирался приехать... Кивнула головой подтверждая. Ушла умываться.
   - Завтракать пойдете?
   Вэл отрицательно покачал головой, Сашка утвердительно.
   - А почему Вэл не пойдет?
   - Ему в номер принесут. А мы пойдем дежурный кофе пить.
   Что-то есть после вчерашнего не хочется. Но обнаруженные на раздаче лесные ягоды меняют настроение, поднимая его градус. И кофе. И спать в автобусе. Но перед этим уже традиционный прощальный поцелуй Вэлу. Спасибо, что был. А теперь на выход, в автобус и спать...

Саша.

   Опять на завтрак одни ягоды. Сказала, что организм требует витамины после курения. Что требует мой организм после вчерашнего - не стал уточнять, промолчал. Оскар подошел сразу к нам за стол, но тут было плотно за столами, никак нельзя уединиться поговорить, кто-то подсел за стол.
   - Все нормально?
   - Да.
   - Ночью?
   - Все хорошо.
   - Оскар...
   - Да?
   - Спасибо тебе...
   - За что?
   - За все. За терпение в первую очередь.
   - Мы еще весь день будем ехать вместе.
   - Я знаю... Но все равно спасибо.
   Вырубилась, как только сели в автобус.
   За весь день никаких эмоций. Как каменная. Односложные ответы на вопросы и молчит. За окном ливень, а она сидит в темных очках. Непонятно спит или нет. Даже как-то не по себе...
   А потом мы приехали на вокзал. Пока разгружали вещи, прощались с гидом и одногруппниками, оглянулся - её нет. Ушла, не прощаясь ни с кем. Как будто и не было...
   Значит, буду тиранить Оскара и Вэла. Хоть какие-то зацепки должны остаться у нас...
  

Лена.

   - И кто тут моих сотрудников от работы отвлекает?
   - Здравствуйте! Я не отвлекаю. Вы у нас кофе пили? Пили. Вот я с ответным визитом на чашку кофе заехала.
   - А почему я не в курсе про командировку? С кем работаете?
   - С Викой. Только я не в командировке, в отпуске проездом. Вот приехала полюбопытничать, производство посмотреть, живьём пообщаться, товар посмотреть-потрогать. Проблемы обсудить.
   - Пошли тогда в кабинет, пообщаемся за чашкой кофе. Обсудим заодно.
   Иду в кабинет за хозяином фирмы. Проходим через приёмную, он на ходу бросил через плечо, ни к кому конкретно не обращаясь из стоящих в приёмной:
   - 2 кофе в кабинет.
   Блин, даже не спросил, какой я хочу. А не повредничаешь - субординация не позволяет.
   В кабинете сразу сел в кресло директора за свой стол, мне остаётся только забросить сумку и расположиться в кресле для посетителей. С достаточно независмым видом.
   - Ну, рассказывай? Стоп. Подожди. Ты же Ленка?! Шеф твой утром еще раз звонил, что ты приедешь. Только изменилась сильно, не узнал сразу. Как жизнь?
   - Да так себе. Вот Вас за косу кто-нибудь пилит?
   - Да кто же рискнет? Я же генеральный.
   - ВОТ! А мне за мою косицу,- перекинула, вытащив из футболки, через плечо,- уже заколебали!
   - Классно! Молодец! Так. Теперь давай о работе.
   - О чем конкретно?
   - Для начала о проблемах.
   - Очень хотелось посмотреть в глаза фотографу моделей для каталога и сайта. И маркетологу, который делает такие бездарные описания. Я понимаю, что бить нельзя, но стукнуть очень хочется. Честное слово.
   - А что так?
   - Как можно так изуродовать хорошие вещи? У нас клиенты, глядя в каталог, шарахаются. А описания? На сайте одно, в каталоге - другое, в жизни, как выясняется - третье. Не проще ли сделать один раз нормально, чем каждый раз переделывать и трепать нервы? Я бедных менеджеров уже задёргала постоянными уточнениями. Им приходится в зал торговый бегать, то карманы считать, то ткани уточнять...
   В кабинет кто-то вошёл, я даже не обернулась, сейчас, чувствую, договорюсь - обломиться моя экскурсия...
   - Только менеджеров не ругайте, НА в курсе этих проблем. И мне экскурсию обещали по возможности по производству. Обещаю ничего не ломать и никому не мешать.
   - Кофе с молоком без сахара, как ты любишь.
   ШОК. Это по-нашему. Оборачиваюсь. Стоит Сашка и протягивает мне чашку кофе, вторую держит для себя. Оборачиваюсь к ВВ. К нему как раз подходит парнишка тоже с двумя чашками кофе.
   - Пап, мы тут решили послушать. Вдруг что умное узнаем, полезное.
   - Вы откуда друг друга знаете? Вплоть до вкусовых предпочтений? - ехидно спросил ВВ.
   - Из отпуска, - растерянно ответила я. А что еще можно сказать?!
   - Продолжайте, мы здесь в сторонке на диванчике посидим.
   - Мы продолжим. А тебя каким ветром принесло? Этот оболтус на работе, понятно. А ты что здесь делаешь?
   - Пап, он ко мне приехал проконсультироваться по щекотливому вопросу.
   - И как? Пощекотали?
   - А вот сидит инициаторша вопроса. Так что можно говорить смело. Приехал узнать и посмотреть почем у вас тут продаются каски. А то мои закупщики как-то опрометчиво закупают, по уверением Лены, по очень завышенной цене. Вот и решил промониторить и посоветоваться.
   - Это вы в отпуске выясняли?
   - Я счета просматривал как-то вечером, а она случайно увидела. Ну и спросила. Слово за слово, выяснилось. У неё даже прайс с собой есть. Сравнили. Теперь я разбираюсь, кого наказать.
   - Ничего такого я не говорила! Сначала узнать надо, может там еще кучу сопроводиловки в строчку включили. Бывает, что так делают. А ты сразу горячку пороть начал...
   - Вы чем в отпуске занимались?
   - В смысле? Путешествовали. На автобусе. А что?
   - Ну ладно. Ты просматривал по вечерам счета, тебе вроде как положено. А что делала вечером ты в его планшете?
   - Через плечо заглядывала. Из любопытства спросила...
   - Ты знаешь, что он у тебя не будет покупать?
   - Конечно, знаю. Кто же ему продаст. У меня он точно ничего не купит!
   - То есть, продать ему ты ничего не надеешься?
   - С какой стати я ему продавать буду?! Пусть здесь берёт. На фиг он мне нужен...
   - Но высказалась?
   - Жаба напала. Позавидовала, как люди умеют продавать втридорога. И потом, я же не знала, что он покупает. Думала продаёт, а я так не умею...
   - Сына, в следующий отпуск едешь на автобусе. Понял?
   - Зачем?
   - Найдёшь такое же чудо мне на работу.
   - Она одна там такая была. Штучный вариант. Не отдам, - голос блондина с дивана.
   - Кого не отдашь? Меня? Я тебе не вещь. За кофе спасибо, но договорённость остаётся в силе. Поэтому не вмешивайся, когда старшие разговаривают, - главное - не оборачиваться и голос построже.
   - Ух ты. Какие у вас интересные отношения, оказывается, - подал голос младший ВВ.
   - У нас нет абсолютно никаких отношений. Можно я уже на экскурсию пойду? Мы же не будем сейчас каждую фотку обсуждать и каждое описание в каталоге?
   - Почему бы и нет?
   - Потому что у меня отпуск и я хочу экскурсии. Нет, ну, правда, отпустите?
   - Вот с ними и пойдёшь тогда.
   - Может Вику или Андрея лучше? С ними я давно знакома, а этих я первый раз вижу... Саш, шаг назад сделай, нависаешь за спиной, не провоцируй лучше.
   - А что будет? - заинтересованные голоса хозяев фирмы, но Сашка сделал шаг назад.
   - Могу слишком резко встать и головой челюсть сломаю. Нечаянно.
   - Сотрудников мне не калечь.
   - А он здесь работает?
   - Нет.
   - Значит он не сотрудник. На него просьба не распространяется.
   - Александр сядь, не маячь. Лен, я тебе сына не могу одного доверить, с Сашей ты контачить не хочешь. Как экскурсию проводить?
   - Так я и говорю - Вику со мной отпустите.
   - А рассказывать кто будет? Кто вас туда поведёт? Думаешь, её в цеха пустят? Статус не тот.
   - Значит этих двоих в нагрузку надо брать? - с тоской спросила я, подняв глаза от кофе.
   - Браво! Так их еще никто не обзывал. Подвожу итог: или ты сидишь с каталогом, или идёшь на экскурсию с этими вместе.
   - По каталогу мы с Викой зимой делали намётки описаний, спросите у неё образцы. По фото я ничего посоветовать не могу. Я понимаю как не надо, но не могу объяснить, как правильно снимать. Значит - остаётся экскурсия, - с тоской глянула на молодняк и со вздохом, - пошли за Викой. Если вопросы возникнут, можно будет еще заглянуть?
   - Конечно. Надеюсь, что возникнут.
   Мы вышли из кабинета. Я направилась к Вике, ребята за мной на расстоянии, о чём-то шушукаясь.
   - Викуль! Тебя отдали мне на растерзание!
   - Заходи, здесь потерзаешь. Андрей поможет отбиться.
   - Нет, на экскурсию со мной пойдёшь!
   Удивлённая вышла в коридор, посмотрела на ребят.
   - А?
   - Это экскурсовод с поддержкой, ну, а чтобы гарантировать их целость и сохранность, отпустили тебя, как адекватно сдерживающий фактор.
   - Так сложно?
   - Ага... Сусанин, веди!
   ВВ младший пошёл впереди, за ним мы с Викой, Сашка тащился за нами. Мы полазили по швейному цеху, я пыталась задавать вопросы по работе столов раскроя и еще какой-то техники. ВВ и Вика удивлённо хлопали глазами и пожимали плечами. Набрала клочков ткани - начала пытать по ним: состав, чем отличаются, как определить состав и пропитку. Ответов было немного. Сашка держался где-то позади, не влезая в разговоры. В переходе между цехами Вика рванула что-то спросить у ВВ, а меня тут же дёрнули за руку и прижали к стене. Сашка навис надо мной.
   - Ты не можешь меня игнорировать.
   - Почему? Назови хоть один аргумент?
   - Я живой и здесь рядом. И мы оба помним про отпуск.
   - Ты был предупреждён еще в начале поездки. Всё только до вокзала. Мы с тобой больше не пересекаемся.
   - А судьбе угодно было иначе. Я же не знал, что ты здесь будешь. Приехал действительно по делам.
   - Саш, я сейчас на работе. Не отвлекай, пожалуйста. Ты ставишь меня в дурацкое положение.
   - Договорились. Значит, после экскурсии едем куда-нибудь вместе.
   - Ага. До метро.
   - Я отвезу тебя до метро. Заодно поговорим.
   Наши сопровождающие наблюдали эту сцену со стороны. Не вмешиваясь. Хотя могли бы меня и вызволить. Я догнала Вику и подхватила под руку.
   -Ты его знаешь?
   - Ага. Знала бы, что он здесь, завтра бы приехала.
   - Почему?
   - Да одни проблемы от него. Отвлекает. Он мне в швейке затылок взглядом просверлил. Может хоть теперь отстанет. Викуль, как бы отсюда незаметно смыться?
   - Никак. Пропускная система. Тебе всё равно отмечаться надо будет. А мне тебя до метро провожать.
   - Да вон уже в провожатые набился. Я от него смыться и хотела...
   - Смирись. Плюнь. Ты же скоро уедешь? И больше не увидишь его.
   - Будешь смеяться, я по дороге в Питер тоже так думала... Ладно, пойду младшего ВВ мучить по обуви. Пусть отрабатывает экскурсию по полной программе. А потом еще папочке пожалуюсь, что сынок ни хрена не знает.
   Ну и отыгралась на пацане от души. Пусть Сашке потом спасибо скажет. Блондин не выдержал первым. Начал шипеть на ухо.
   - Лен, ну зачем ты над ним издеваешься?
   - А что такое? Тебе надо мной можно, а мне и вопросы уже задавать нельзя?
   - Зачем тебе эта информация?
   - Любопытная. Интересно мне. Всегда любила разные технологии изучать. А он, как хозяин должен знать всё. Уверена, что отец знает. Вот пусть и младший учит. Ладно. Мы с Викой в торговый зал пойдём, а у вас есть шанс от меня сбежать подальше.
   - Я с тобой пойду.
   - Меня Вика проводит, не заблужусь.
   - Да хочу посмотреть, как ты её мучить будешь.
   - С какой стати я её буду мучить? Мы с ней не первый год знакомы. Договоримся. А ты лучше проводи младшего к папе, сейчас жаловаться пойдёт на мою вредность.
   - Почему ты так думаешь?
   - Ну, не жаловаться, а докладывать о страшных вопросах больной на всю голову клиентки...
   Через 10 минут в торговый зал влетел старший ВВ с криком:
   - Ленка! Пошли за мной бегом.
   Развела руками, извинилась перед Викой и пошла получать нагоняй. Мы опять шли в швейный цех. Предчувствуя грозу, материла себя за дурацкое любопытство и мерзкий характер. У цеха стояли младший ВВ и Сашка.
   - Где технолог?- пророкатал на весь цех, перекрывая шум машинок директор. Откуда-то вынырнула молодая девчонка.
   - Так. Сейчас вот этой клиентке очень дорогой для меня, отвечаешь на все вопросы, а этот оболтус,- кивнул на сына, - ходит и внимательно слушает, запоминает. Потом проверю. Все ясно?
   -Да!- растерянно сказала девушка, глядя на меня. Экскурсия началась по новой. Теперь мы уже собирали с ней коллекцию клочков ткани на образцы и подписывали их, я запоминала и уточняла характеристики, правда порой на мои вопросы ответить затруднялась даже она. Но договорились, что спишемся в аське для уточнения ряда моментов. Зато я почувствовала уважение в голосе девушке, чувствовалось что ей самой стало интересно общаться. Ребята ходили за нами по пятам и мы привлекли их к извлечению нужных рулонов ткани из больших завалов. Поблагодарив и извинившись, что отвлекла от работы, технолога, упаковала коллекцию в сумку и повернулась:
   - Идем отчитываться?
   Ребята кивнули и повели "под конвоем": ВВ-юниор впереди показывал дорогу, Сашка дышал в затылок. В кабинете показала свою коллекцию, поблагодарила и отчиталась за экскурсию. Попрощалась и уточнила где подписать пропуск. Шеф сразу и подписал, с улыбкой заметив:
   - Пусть Сашка проводит. А кому-то сейчас мозги тут вправлять буду.
   Мы вышли из кабинета, провожаемые тоскливым взглядом младшего ВВ и насмешливым старшего.
   Выйдя из корпуса, я развернулась идти к проходной, но Сашка взял меня за руку и потащил на парковку, отключив на ходу сигнализацию в машине.
   Я сидела на переднем сиденье, в черных очках, бездумно скользя взглядом на картинку за окном. Какой-то кусочек мозга послал сигнал "проезжаем очередную станцию метро", но никакой инициативы не разбудил. Больше занимала коллекция тканей и информация о ней - надо было распределить-разложить по полочкам свежеполученные впечатления и знания. Даже проскользнувший под нами мост над Невой не вызвал заметного отклика. Где ехала и с кем, на чем - в данный момент просто отключилась как у меня это бывает, задумалась о рабочих моментах, забыв обо всем.
   Среагировала только на знакомую башню, оглянувшись на нее, проводила взглядом цветочный зал.
   - А дальше памятник Ахматовой и музей кофе,- выдала вслух всплывшую информацию.
   - Да,- подтвердил спутник притормаживая. Завернул во двор под шлагбаум, услужливо взметнувшийся перед капотом машины.
   - А ты куда меня привез?
   - Хороший вопрос, давно ждал.
   - Нет, серьезно!
   - "Это Питер, детка!"
   Мы сидели в машине во дворе дома-новостройки.
   - Сейчас идем ко мне, подожди не перебивай! Я тебя напою-накормлю. Потом делай, что хочешь. Отвезу, куда скажешь. Договорились?
   - Тут метро недалеко...
   - Сначала ко мне, потом в метро.
   Подумав, медленно кивнула головой.

Саша.

   Я не ожидал встретить ее, подъехав к приятелю по делам. Это была не та восторженно-растерянная милая чудачка-туристка из моего автобуса, а собранная и жесткая женщина, требовательная к себе и окружающим. Только потом, во время дополнительной экскурсии, когда она общалась с технологом, я понял, чем она зацепила ВВ-старшего. Действительно, она вникала во все подробности, технологии и тут же выдавала какие-то вопросы и пожелания, одобряемые экскурсоводом. Юниору до нее еще расти и расти. А он - "будущий наследник империи" как в шутку звали его иногда. Да, такую в советницы заполучить было бы очень неплохо. Я тихонько уточнил у старшего, не знает ли он какое у нее образование, усмехнувшись, тот кому-то позвонил и, похохотав, обещал вернуть в целости и сохранности ценного кадра собеседнику, выдал мне нужную информацию.
   - А у кого спрашивали?
   - Так у нее брат - начальник. Держит при себе. Он звонил еще в мае, что она приедет, просил показать...- Я вспомнил, как она гневно вскинулась при моем предположении, что спит с начальником. Да уж...
   - Любит она такие экскурсии... Кошка любопытная. Я ее спросил, где вчера была - в музей минералогический ходила, камешки смотреть. Другие женщины по ювелирным за ними бегают.
   - Она в Этрете гальки набирала на пляже.
   По дороге домой она сидела молча. За изогнутыми стеклами очков не видно направление взгляда. Но не спит, я уже научился по дыханию угадывать. Посматривал на нее и ждал реакции на дорогу - безучастная сидит. Уже когда подъезжали к моему дому, встрепенулась возле музея. Главное затащить ее к себе, а там будет легче. Договорюсь.
   Выйдя из машины, оглянулась по сторонам и протянула таким ставшим привычным жестом ладошку: "веди!". Повел. Не выпускал руку, пока не вошли в квартиру и не закрыл за нами дверь, отрезав путь к отступлению.
   - Раздевайся! Сумку бросай здесь или в комнате - как хочешь. Там ванна и все остальное. Проходи!- сам скинул кроссовки и шагнул на кухню. Она замешкалась, осматриваясь.
   - Можешь комп включать в комнате, я туда уже все фотографии посбрасывал, скачаешь. Планшет доставай - вайфай подключу!- крикнул из кухни. В ответ тишина. Ни шагов, ни шорохов...
   Выскочил в коридор и замер удовлетворенно. Она стояла, не раздеваясь, у окна, только опустив сумку на пол. Ради этого вида из окна я и притащил ее сюда. Знал что оценит! Поэтому просто подошел и встал за спиной, сияя как начищенный самовар.
   - Нравится?
   - А может не понравится?
   - Сейчас перекусим и гулять пойдём. Тут же Летний сад - рукой подать.
   - Я знаю... Училась рядом... Можно я еще постою? Я ничего трогать не буду, просто посмотрю.
   - Только чуть сдвинься - я столик поставлю и кресло передвину. Здесь сядем тогда. Или может, в другие окна тоже посмотреть хочешь?
   Повернулась и машинально потерлась макушкой о мое плечо. Опять привычный и родной жест. Как же я соскучился по ней за эти дни! Стараясь не напугать, осторожно начал медленно расстегивать ей куртку. Вскинула голову, вглядываясь в мое лицо.
   - Я только куртку сниму и повешу в прихожей. Если хочешь - здесь оставлю. У меня тепло, можно раздеться. Можно?
   - Я сама могу.
   Вытащила из сумки планшет и протянула мне, чуть замешкавшись. Сняла куртку и вместе с сумкой унесла в прихожую. Я вышел следом. Пока она мыла руки, подключил ее к своей сети и посадил на высокий табурет у окна на кухне.
   - Посиди со мной, пожалуйста. Сейчас все готово уже будет, пойдем в комнату.
   Сидит перед открытым планшетом и смотрит в окно.
   - В сумке дежурная шоколадка есть, достанешь?
   - Да тут у меня есть, угощу. Ты же всю дорогу меня подкармливала...
   Пока готовил обед, поймал себя на странной мысли: у меня в квартире сидит и молчит женщина. И мне на удивление с ней комфортно. Не надо мучиться и придумывать тем для разговора, чтобы прервать тягостное молчание. Никакого напряжения, что чужой человек на моей личной территории. Как будто она всегда здесь была. Оглянулся, она сидит на подоконнике, обхватив колени и положив на них голову, и смотрит в окно. И ощущение хрупкого прозрачного кокона вокруг неё. Я понял, что хотел сказать Вэл в тот вечер в каюте. Я не буду ее трогать...
   - Лен, пойдем в комнату, у меня готово все.
   - Да. Сейчас...
   Накрыл на столик у окна в комнате. Вернулся. Сидит.
   - Лен,- начал медленно и осторожно приближаться к ней. Она с каким-то видимым напряжением оторвала взгляд от окна и повернулась ко мне. Встряхнула головой, как будто сбрасывая наваждение, соскользнула с подоконника, только успел подхватить и тут же поставил на пол.
   - Остынет все, идем!
   Села в кресло напротив меня. Положила себе ложку салата и замерла. Прислушалась.
   - Там кто-то есть?
   - Ага. Проснулся. Сейчас орать начнет. Потерпишь его присутствие?
   - Чье?
   - Кота. Морда любопытная, закрывать бестолку.
   - Неси.
   Я выпустил из спальни кота, которого закрыл сразу после прихода, воспользовавшись его здоровым дневным сном. Но не учел любознательности не в меру. Тот вылетел как рыжая торпеда, но в комнату входил уже важно помахивая хвостом, император на прогулке. Дальше случилось неожиданное: Лена соскользнула с кресла на пол и мяукнула. Кот рванул к ней, стараясь сохранить величавость. И потерся мордой об ее подставленное лицо, а она сгребла его в охапку и повалила на ковер, приземлившись рядом. Они лежали на полу в обнимку, кот подставил ей живот и она чесала его, а он натурально держал ее за шею и мурлыкал, помахивая пальмой хвоста! Мой кот, который терпеть не может посторонних! Маме пришлось ездить его кормить, потому что даже домработницу он не подпускал к себе.
   - Лен, садись, поешь.
   - Не хочу, я потом с тобой кофе попью. Я просто с ним поваляюсь...
   - Так ложись на диван.
   - Зачем? Нам и здесь хорошо. Кстати, как его зовут?
   - Чингисхан. Потому что как захватчик выгнал всех из квартиры и никого не пускает. А уж гладить дать - даже мне живот не доверяет.
   - Да?
   Растянулась на спине, положила на себя кота кверху пузом, тот раскинул лапы, опять подставляя живот под ее руки. Пальцы бегали по его телу, то щекотя за ушами, то лаская горло, то почесывая рыжее пузо балдевшего хищника. Между прочим 16 кг веса. А она лежит с закрытыми глазами и развлекается.
   - Я тоже хочу как кот!- шагнул к ним, и увидел выпущенные когти. Мой кот не пускает меня к моей женщине. Убиться!
   - Лен! Отпусти его, он когти выпустил, полоснет ведь.
   Открыла глаза, поймала в руки его растопырки с когтями и что-то зашептала на мохнатое ухо. Вот он уже развернулся, пытаясь лизнуть ее в лицо. Отпустила лапы, он спрыгнул и начал тереться о ее тело, шагая от колена до плеча и помахивая хвостом как флагом. Я стоял и смотрел сверху вниз.
   Виновато перевела взгляд от кота на меня и медленно села. Посмотрела на стол.
   - Ты не поел?
   - Думаешь легко наблюдать ваши игры?
   - Прости. Я опять не подумала. Просто он такой классный.
   - Лучше хозяина?
   - Саш, не начинай... Ему скучно, вот он и играет...
   - Давай ты сейчас поешь, потом пойдем, погуляем в сторону Летнего сада. А вечером кот в твоем распоряжении.
   - Мне надо домой. Мы сегодня развод мостов собирались ехать смотреть.
   - Могу предложить альтернативные варианты на выбор: моя машина во дворе - провезу или можно любоваться в окно. Один мост точно видно прекрасно отсюда.
   - А потом?
   - Спальное место на твой выбор: хочешь диван, хочешь кровать.
   - А ты?
   - Без меня. Свою выдержку гарантирую. Без твоего согласия шагу не сделаю, на пароме же выдержал,- вздохнул,- а вот за Хана не поручусь уже. Сама понимаешь - удержать его будет трудно...
   - Ты ешь, я сейчас спишусь и уточню...
   Засела прямо на полу за планшет, ведя с кем-то переписку и улыбаясь при этом. Кот сидел рядом, внимательно глядя на экран. Читать пытался? Не отрываясь от переписки:
   - А фото с поездки покажешь?
   - После прогулки. Хоть салат съешь, я старался.
   - Саш, я, правда, пока не хочу. Ты же знаешь, что не надо заставлять. Договорилась. До завтра я у тебя. Но просили фото Хана. Можно?
   - Фоткай! Кстати, оцени мою выдержку: даже не пытался сфотографировать ваши игры на полу, хотя очень хотелось.
   - Спасибо!
   Через полчаса мы вышли из дома и пошли гулять по улицам в сторону центра.
   - Что тебе показать?
   Удивленно остановилась и посмотрела на меня.
   - Ничего. Просто будем гулять, куда ноги поведут.
   То есть на перекрестке она останавливалась и вертелась в разные стороны, выбирая направление. Мы шли какими-то зигзагами. Потом я понял: так охотничья собака выписывает галсы по полю, выискивая дичь. А что ищет моя подопечная?
   - Ты что-то ищешь? Давай помогу сориентироваться.
   - Да нет. Просто несколько лет ходила пешком, каталась на трамвае или автобусе, теперь смотрю что изменилось, хочется побольше осмотреть. Если устал - давай вернемся, или посиди на скамеечке, я до Грибоеда дойду и вернусь сюда.
   - Нет уж. Вместе.
   Такими зигзагами мы дошли до Дворцовой площади, обошли Зимний дворец и двинулись обратно по набережной.
   - В музей кофе зайдем?
   - Я там вчера была. На экскурсии.
   - Но по чашке кофе выпить мы можем?
   - Главное лювак не брать.
   - Почему?
   Страдальчески скорчила рожицу:
   - Из меня никудышный гурман. Не понимаю ни сыр с плесенью, ни кофе из ж..., ой! Прости.
   - Вот после этого я тоже сыр с плесенью есть не буду. Ассоциация теперь будет... Надо Оскару сказать - пусть проникнется.
   От воды дуло, я осторожно обнял ее за плечи, вспомнив Вэла, вроде не сопротивляется. С удивлением слушал свой организм. Если в начале знакомства он жестко требовал в ее присутствии секса постоянно, воспринимая в первую очередь как сексуальный объект, то сейчас он просто радовался самому факту, что она рядом, и был счастлив даже от этой малости, боясь надеяться на большое.
   Пока дошли - кафе уже закрылось и мы пошли домой. Хан встречал нас в прихожей, ластясь как котенок, хотя и котенком он особо ласковым не был. Я пошел варить кофе, Лена играть с котом. Потом мы сидели, пили кофе и смотрели на экране телевизора фото из путешествия. Запустил слайд-шоу и просто еще раз переживали все моменты... Допив кофе, она не отрываясь от экрана перебралась на диван с котом. Как я и ожидал - к Амстердаму уснула, обнимая Хана. Посмотрел на часы, укрыл ее пледом и начал изучать расписание разводки, строя маршрут. Заодно заглянул в ее планшет, списал себе ее электронку и телефон. Зашел со своего в соцсети, нашел ее там и убедился, что бывает очень редко. Достал чистую флешку и запустил копирование, отдам все фото и видео на флешке. Заодно уточнил панков из ее музыкальной подборки и поставил на скачку.
   Пошарил по блогу - не нашел нужной информации. Второй раз лезть в ее планшет не решился, стыдно. Хотя очень хотелось узнать, с кем и где она собирается встречаться, чтобы знать у кого напрашиваться на встречу. Оскар стукнулся в аську, но я поставил статус "занят" и не ответил.
   Сел перед диваном и погладил ее по щеке.
   - Радость моя! Просыпайся, пора.
   - Муррр...
   - Котенок, или ты умываешься и мы едем на мосты, или раздеваешься и спишь до утра.
   Вздохнула, выдохнув в шерсть коту, тот запрядал ушами с кисточками.
   - Хан, если бы ты был человеком, мы бы взяли тебя с собой!
   - Если бы Хан был человеком, то кто бы позволил ему так валяться с тобой на моем диване!- возмутился я.
   - Ты,- улыбнулась и открыла глаза.
   - Что я?
   - Ты бы позволил ему валяться на диване. Он же еще ребенок!
   Я смутился. Вообще-то ему уже 2 года...
   - А ребенка нельзя по ночам таскать на мосты,- нашелся что ответить. И подумав, добавил:
   - Он кстати уже папа в отличии от меня!
   - А тебе кто мешает?- удивленно спросила, сделав круглые глаза. Вот что я должен ответить?
   Усмехнулась и пошла умываться. Дежурная чашка кофе, торжественное вручение флешки и в путь. Я рулил по ночному городу, забитому машинами. Периодически останавливались и любовались с набережных.
   - Поехали в Кронштадт, встречать рассвет?
   - Нет,- вздрогнула странно.
   - Другие пригороды? Павловск, Петергоф, Пушкин?
   - Нет, домой.
   - Устала?
   - Ты не спал, не надо кататься, давай ты отдохнешь...
   - А потом?
   - Посмотрим,- уклончиво ответила она.
   Дома выдал ей свою футболку и, пока она была в душе, застелил диван. Кот сидел под дверью ванной. Когда вышла, царским жестом предложил выбор: диван или кровать. Она выбрала диван и ушла сопровождаемая Ханом, который тут же забрался к ней под бок. Когда я заглянул к ним - она опять спала, уткнувшись в его макушку носом.
   Утром я проснулся и лежал, улыбался в тишине. Потянулся к тумбочке - телефона нет. Вроде вчера как обычно кинул его в изголовье. Странно. Вышел из комнаты: Хан сидит у входной двери. Кинулся в комнату - Лены нет. Пробежал по квартире - ушла. Вернулся в комнату и заметил ноут, фотоаппарат и мой телефон, лежащие на столе и какой-то лист бумаги.
   ПРОСТИ.
   И все. На весь лист. Машинально запустил комп, пытаясь вспомнить, как оставил здесь телефон. И фотоаппарат лежал на полке. Что это значит?
   Весь масштаб потери я понял только через несколько минут. Она стерла все фотки со своим изображением со всех носителей. Стерла адрес своей электронки и телефон. Почистила все следы. И это человек, который не мог открыть электронным ключом дверь в отеле! Уговаривал вслух планшет помочь открыть музыкальный файл! На которого не реагируют сенсоры на дверях и экранах! Открыл бар и оглядел запасы...
   Долгий и настойчивый звонок в дверь заставил поднять голову. Хан укоризненно смотрел со спинки дивана. Пришлось тащиться и открывать. Распахнул дверь.
   - Красавчик!- ошарашено произнес Оскар.
   - Что надо?
   - Тебя нет на работе, нет в спортзале, нет в сети. Нажрался, как скотина, что происходит? С каких пор у тебя запои?
   - Какой сегодня день?
   - Вторник.
   - С пятницы.
   - Причина хоть уважительная?
   - Лена ушла.
   - Я в курсе. Еще на вокзале. Вроде ты даже пережил.
   - Она в пятницу ушла.
   - Так. Давай голову под кран, потом все по порядку.
   Пошел в душ, заодно побрился. Оскар сварил кофе и сидел в кресле, ждал меня.
   - Рассказывай.
   Я рассказал с самой неожиданной встречи. Поклялся шкурой предателя Хана, что не приставал, даже попыток не делал! Но она ушла. Не попрощавшись, еще фото стерла и контакты.
   - То, что ты не приставал - тебе плюс. Но один жирный минус перевесил все.
   - Да какой? Что опять не так?!
   - Вспомни, еще в первый день она просила не фотографировать ее. Было?
   - Ну, да. Всю поездку старалась из кадра выйти.
   - Ты ее просьбы выполнял? Хотя и обещал не делать фото...
   - Да мы же вместе с тобой ее наперегонки в кадр ловили!
   - Только у меня хватило ума не показывать ей эти фото. А ты все радостно при встрече продемонстрировал. И как ты думаешь, она должна была тебе поверить после этого?
   - А как она это все провернула? У нее же вечные проблемы с техникой?
   - Она как-то упоминала про экстремальные ситуации - просыпаются скрытые резервы и знания. И она их плохо контролирует. Своим обманом ты поставил ее в ситуацию, которую она посчитала экстремально опасной - предательство - вот результат.
   Я вспомнил французский ресторанчик и опустил голову.
   - И что теперь делать?
   - Сидеть тихо и не рыпаться пока. У нас остались мои фотографии, у Вэла есть адрес. Да юниора можно будет подключить если что. Вот только пить больше не надо. В одиночку.
   - Я не один пил. С предателем,- мотнул головой в сторону Хана.
   - Кстати, почему предателем?
   - Видел бы ты, что он тут вытворял!
   - Ну, о его проделках с чужой обувью и одеждой я в курсе, как ты помнишь. Сам несколько раз попадал.
   - ХА! Да он от нее ни на шаг не отходил, пузо гладить подставлял, когда я подойти хотел - на меня когти выпустил! Спал с ней в обнимку! И когда она тут развлекалась, не разбудил меня!!
   Оскар восхищенно уставился на кота. Тот хмуро смотрел на нас, переместившись за время разговора на подоконник.
   - Кошка. Как есть кошка!
   - Он кот! Кошак рыжий!
   - Она кошка,- отмахнулся Оскар,- вспомни кота в Германии. Она гуляет сама по себе и делает что хочет...
   - Странно, ВВ-старший назвал ее кошкой любопытной... А он откуда знает?
   - Вот сам и рискни спросить. Мне здоровье дороже пока. Еда у тебя есть?
   Я распахнул холодильник. Постоял, посмотрел и закрыл. Открыл еще раз. Снова закрыл. На третий раз Оскар не выдержал:
   - Ты еду наколдовать решил таким способом? Давай хоть пиццу закажем.
   Стоя у закрытого холодильника, я понял одну странную вещь.
   - Она не ела. За все время нашей последней встречи она только кофе все время пила. Намного больше, чем обычно, но спала нормально вроде. Почти сутки без еды на кофе... Сказала что не хочет...
   - Так. Входим в режим обычной жизни и ждем вестей от Вэла. Он отчитаться о поездке обещал. Дальше будем действовать по ситуации.

Эпилог.

   Потянулись унылые будни. Работа раздражала, спортзал напрягал, дома маячила рыжая морда, напоминая о ней. Бесили сочувственные взгляды Ольги и Кирилла, которые готовились к свадьбе.
   В середине августа отписался Вэл, что съездил и все нормально. Договорился о каникулах в Германии. Мы с Оскаром тоже можем приехать. Я, как последний идиот, поставил на комп линейку "до встречи осталось ххх дней". Хочешь насмешить Бога - расскажи ему о своих планах.
   В первые дни сентября раздался звонок неожиданный от Вэла.
   - Саша! Это Вэл!
   - Привет! Понял. Что случилось, что не по электронке?
   - Лена в коме.
   - Где?!
   - В коме. Я был на съемках и неделю почту не проверял. Там от неё письмо пришло. "Прости. Не получилось". Я написал - тишина. Позвонил ей - тишина. Позвонил ее брату, он и сказал. Она уже неделю лежит в коме.
   - А диагноз? Что говорят?
   - Ничего больше не знаю. Я вылетаю завтра туда.
   - Перезвоню тебе!
   Созвонился с Оскаром, поставил на уши замов, сказав, что срочно уезжаю, пусть разгребают тут как хотят. Позвонил ВВ и попросил узнать подробности, если можно, у брата. Может лекарство надо, как помочь?
   - Оскар! Я через час выезжаю на машине по навигатору. Билетов на самолет нет.
   - Я тут все раскидал, заезжай за мной. Рулить по очереди будем, быстрей получится. Гостиницу по дороге забронируем, к родственникам сейчас сваливаться на голову не самое умное решение будет.
   ВВ дал координаты брата, поставили в навигатор пока адрес его фирмы, потом разберемся. Рулили по 4 часа, вспомнив водителей из автобуса. Спали по очереди на пассажирском сиденье. Скорость старались держать стабильно "знак+19", чтобы не тратить потом сэкономленное время на разборки с ГИБДД.
   По телефону договорились о встрече с ее братом возле больницы, он скинул геоточку. На стоянке курил какой-то солидный мужчина. Мы вышли, оглядываясь по сторонам, искали младшего брата нашей подруги.
   - Вы от ВВ?- кивнув на номера, спросил мужчина.
   - Да.
   - Я брат,- протянул руку.
   - Старший?!
   - Младший,- вздохнул он.
   - Диагноз поставили?
   - Не могут определить ничего толком. Во всяком случае, нам не говорят.
   - Я врач по образованию, можно я поговорю с персоналом?- вступил в разговор Оскар.
   - Вы знаете, мы сейчас за любую соломинку готовы ухватиться. А откуда вы с ней знакомы?
   - В поездке познакомились, потом в Питере пересеклись.
   - Смотрю, веселая у нее поездка в этот раз была. Впору одну не отпускать. Вот и немец уже приезжал.
   - Он прилетает сегодня. Или уже прилетел,- уточнил я.
   Мы двинулись к больнице. Брат сказал, что ее положили в реанимации в платную палату. Но в моем дилетантском представлении платить надо было пребывавшему в этой палате. У кровати сидела женщина. Жена брата, мать ее любимых племянников. Тоже медик, Оскар тут же вступил в какой-то узкоспецифический медицинский диалог. А я смотрел на тень моей женщины. Потому что от нее осталась только тень.
   - Вэл был в начале августа и сказал что вроде все нормально!
   - Так это буквально за неделю. Она просто тает как лед. Не ест, не реагирует ни на что, пить перестала. Капельницу не могут поставить - вен нет, ушли. Пытались через зонд кормить-поить - кровотечение сразу открывается.
   - Вэл предлагал ей бесплатное обследование в Германии пройти, хотел, чтобы она в августе приехала. Она отказалась.
   - Она никогда не любила врачей. Сама лечилась. И диагнозы сама себе ставила обычно. Её в поликлинику не загнать было. Только стоматолога и посещала...
   Позвонил Вэл. Брат пошел его встречать. Два образованных медика вышли пытать персонал. А я сел на пол у кровати и, поцеловав холодный лоб, шептал, держа безжизненную руку:
   - Ленка, зараза, зачем все стерла? И почему слово не держишь? Обещала в Германию поехать, а сама теперь спрыгиваешь? Зачем ты так с нами? Кого же мы теперь опекать будем? С кем на фиордах зависнем? У тебя совесть есть? Я и так без тебя измучился. Что мне теперь делать? Хан себе места не находит. О нем подумай. Как ты можешь всех бросить и уйти? Это несправедливо! Оскар приехал, Вэл прилетел. Ты зачем нас предаешь?
   Даже не заметил, как вошел Вэл. Среагировал только на протянутую для рукопожатия руку. Он заговорил на немецком. Выяснилось, что немецкий никто из нас не знает. Поэтому с нами он говорил на английском, с ней на немецком. У нас нарисовался замкнутый круг: пока нет диагноза, нельзя организовать перевозку и лечение, а диагноз здесь поставить не могут. Мы пополнили словарный запас английских и немецких ругательств, щедро сдобрив их русскими.
   - Так.- Оскар посмотрел на часы и включил ноут.- Вы езжайте домой, на вас родители и дети сейчас. Мы останемся здесь. Сейчас свяжусь со своими, посмотрим, что можно придумать. Сашка юристов подключит. Можно вас попросить, купить какую-нибудь местную симку для связи с вами здесь?
   Брат протянул телефон и мобильный модем. Достал листок бумаги.
   - Интернет подключен, деньги на балансе. Название сети, пароль - все настроено, но можете свою технику подключить еще.
   - Если деньги нужны - только скажите!
   - Перед всем этим за 2 дня,- кивнул на сестру,- она сняла с карточки 13 тысяч евро и отдала мне, сказала на хранение. Откуда у нее такие деньги я не знаю. Но потрачу на лечение.
   - Точно! Это же мои деньги на Мастер-карде! И за кота...
   - Вернуть?- растерянно спросил брат.
   - Да нет, я у нее косу купил! Ленка, зараза, ты мне еще косу должна!
   - Ты прямо сейчас отрезать будешь?- прошипел Оскар.
   - Если это выведет ее из комы - да!- твердо ответил я, показывая скрещенные за спиной пальцы.- Могу, что угодно пообещать, лишь бы вытащить ее!
   Оскар как-то странно посмотрел на меня. Потом на Вэла. Заговорил на английском.
   - На пароме она нас обманула. Вот так же. Мы не видели ее руки за спиной, когда она нам давала обещание... Но при этом она мастерски обходилась со словами. Она очень трепетно относилась к сказанному. Вспомни Вэл, я сделал ошибку в переводе, добавил отсебятину и она, не зная языка, сразу почувствовала фальшь и потребовала точный перевод. Помните обещание, которое она с нас взяла?
   - Не спасать, если будем тонуть?
   - Нет. Дословно: если что-нибудь случится, не спасать меня. Даже попыток делать. Мы решили, что она про паром и расслабились. А сейчас я понял - вот про эту ситуацию она и говорила. И никто не догадался скрестить пальцы. Пусть это и по-детски.
   - Так она в этот момент руки на столе держала с открытыми ладонями, а мы машинально по сложившейся уже привычке отзеркалили ее позу. Это же НЛП чистой воды! Манипуляция!
   - Хуже. Это у нее на уровне интуиции и рефлексов. Она даже не осознавала этого. То есть не специально делала, не задумываясь.
   - И что теперь делать?
   - Не знаю. Еще ее фраза, когда Вэл ей курить не давал. "Если не хочет жить - не надо ему мешать! Просто не надо мешать. Ни о чем больше я никого не прошу."
   Мы сидели и смотрели на тело, лежащее на кровати закутанным в одеяло. Вэл приподнял ей ноги, сел и положил их себе на колени, откинувшись к стене. Оскар вышел из палаты, вернулся с чайником и чашками.
   - Саш, чайник поставь. Идея есть бредовая.
   И опять вышел. Я налил воду из крана и поставил чайник, пожав плечами на вопросительный взгляд Вэла. Оскар вернулся с тазиком холодной воды и губкой.
   - Слабонервным просьба удалиться. Я сейчас ее мыть буду. Проверить надо, может и вытащим. Саш, может, пойдешь сестренок на посту поочаровываешь, ванну бы.
   - Да не до них сейчас.
   - Полностью согласен. Но идеальный вариант - затолкать ее в ванну. Мне тут еще звонки сделать надо. Вэл не знает язык. Или ты идешь, или наши шансы падают.
   Я вышел. Девочки, хихикая, предложили душ и потереть спинку, но я стряс с них ванну без сопровождения. Мне дали ключи и предупредили, чтобы аккуратно, сантехника там старая еще. Вернулся в палату, Вэл с Оскаром склонились над обнаженным телом и что-то внимательно рассматривают.
   - Ключ от ванны.
   - Молодец. Набирай воду, пробуй локтем, чтобы не горячая была, как для ребенка. Где-то до половины. Ничего только не сыпь и не лей кроме воды. Просто вода нужна.
   - А что делаете?
   - Я витамины из капсулы на кожу вылил. Впитываются. Раз не пьет - будет кожей впитывать. Давай, действуй, я ее принесу. Вэл, на всякий случай, иди с Сашей, потом придешь, когда готово будет, дорогу покажешь.
   Эскулап-экспериментатор остался, а мы пошли искать ванну. Критически оглядев старую чугунную посудину, я ушел к девчонкам за химией - вымыть. Похихикали, но показали подсобку, все выдали. По-моему, им самим было любопытно, чем все закончится. Быстро по максимуму отмыли ванну, начали набирать воду. Вэл локтем пробовал воду, регулируя кран и тщательно размешивая рукой. На мой взгляд ответил.
   - Саша, у меня четверо детей. Опыт. Несите.
   Оскар оправил меня на добычу чистой простыни - завернуть потом мокрое тело, а сам понес в одеяле в ванну. Девочки уже ждали меня с простынкой - сами догадались, что понадобится, умнички. Когда зашли - Вэл курил у открытой форточки. Увидев нас, кинулся тушить сигарету, виновато бросая взгляды на Лену. У той затрепетали ноздри, втягивая воздух. Может нам и показалось, но даже голова дернулась в сторону окна.
   - Есть реакция. Не та как я ожидал, но хоть на что-то реагирует!- зашептал Оскар, прижимая ее к себе.
   - Вэл, придется тебе курить тебе по расписанию теперь,- радостно озвучил я посетившую всех идею.
   - Быстро вспоминаем, что она любит, желательно с ярким вкусом и запахом.
   - Кофе!
   - Мороженое шоколадное! Ягоды лесные.
   - Сейчас водные процедуры,- опуская тело в воду,- потом звонок брату, пусть закинет или скажет где тут поблизости купить можно, Сашка сгоняет. Чайник у нас есть - кофе молотый заваривать будем понемногу для аромата. Только не вздумай ароматизатор брать - только натуральный кофе. Не надо самый дорогой, нам нужен просто аромат. Можно даже в зернах немного взять и давать ей понюхать. Мороженым губы мазать, ягоды ложкой размять и как пюре на губы тоже мазать. Ну, хоть что-то должно выстрелить.
   Он обтирал тело, лежащее в воде, губкой. Белая фарфоровая кукла. Но, когда тело начало сползать вниз и Вэл подхватил ее за голову, ноздри опять затрепетали, вдыхая запах сигарет с руки. Немец медленно провел перед носом рукой, в которой до этого держал сигарету, - явно тянется за ним. Я не выдержал и позвонил ее брату:
   - Нам надо срочно кофе молотый, мороженое шоколадное и лесные ягоды. Пусть и замороженные!
   -?
   Оскар мокрой рукой выхватил у меня трубку, прошипев "ИДИОТ!"
   - Прости его, это он от радости. Она реагирует на запах сигарет. Хотим попробовать кофе, мороженое и ягоды. Скажи где тут можно купить, мы сгоняем.
   -...
   - Ладно, ждем.
   Мы принесли Лену в палату минут через 20, завернутой в простынь. Пусть в мокрой лежит, просто сквозняк не будем устраивать и все. Тут и брат перезвонил, уточняя у Оскара что-то. Через 15 минут он входил с большим пакетом в палату. Вэл опять сидел на кровати, положив ее ноги на свои колени, и держал ее руку ладошкой вверх: Оскар капнул из капсулы витамины, пусть впитываются в распаренную кожу. Мы пересказали подробнее все события.
   - Только жене моей про курение не говорите. Она не одобрит. Медик.
   - Я тоже медик, спортсмен и теоретически не одобряю. Но сейчас сам готов закурить,- взъерошил ежик волос лежащей женщины.
   - Оскар,- вспомнил я,- она все вещи всегда на ощупь проверяла. Говорила, что тактильщица и ей надо потрогать предмет. Что еще можно придумать?
   Высыпал несколько зернышек кофе ей на вторую ладонь и сжал в кулак, придерживая его в своей руке.
   - Она гальки из Нормандии привезла. Набирала на пляже.
   - Не знаю, но чемоданы были неподъемные. Сейчас у дочери спрошу.
   Отошел с телефоном, переговорил.
   - Сейчас дочка слетает и принесет несколько штук к нам, завтра привезу.
   - Сердце океана! Пусть возьмет сердце океана.
   Брат удивленно посмотрел на Вэла, но тот уже набирал номер. Говорил на немецком, медленно и четко.
   - Она знает про этот камень, привезет! Саша, может, мы сами с тобой сгоняем сейчас на машине и привезем, а ребята здесь побудут пока?
   Брат внимательно посмотрел на нас и кивнул головой. Поставил точку в навигаторе и забил номер дочери в местный телефон для связи. Кратко сориентировал меня, как быстрее добраться. Мы вышли... Когда подъезжали - набрал номер и представился.
   - Я знаю, папа предупредил, я вас на фото видела у тети.
   Девочка объяснила нам четко дорогу по знакам. У ворот стояло длинноногое создание в футболке "Рамштайн" и чуть видневшихся из-под нее шорт. К груди прижимала пакет.
   - Здравствуйте!- неуверенно сказала она, но когда вышел Вэл, кинулась к нему. Он прижал ее к себе и, поцеловав в лоб, зашептал на немецком. Посмотрел на мой напряженный взгляд и перешел на английский.
   - Мы ее будем вытаскивать, не плачь! Договоренность остается в силе. Приедешь зимой на каникулах с мамой или папой. Что-нибудь придумаем. Там моя дочь тебе написать должна, твой адрес ей дал. Поучишь ее языку?
   Я шагнул к ним и взял девочку за подбородок. Посмотрел в серо-голубые глаза с припухшими красными веками.
   - Не смей реветь! Она хочет, чтобы ты увидела и Германию, и Норвегию. Значит, мы должны исполнить ее желание. Ты сильная и она тебя очень любит. Присматривай за бабушкой с дедушкой.
   - Меня к ней не берут.
   - Правильно. Давай я тебе буду отчитываться в мыло? Но только не плакать! Договорились? Я тебе сейчас дам денег, тихонько положишь их лениным родителям и ничего не говори, что это от нас. Ладно?
   Кивнула. Из-под ворот на нас смотрела маленькая собака, следя за нашими движениями.
   - Мы поехали кормить ее мороженым. А ты пиши письма, буду читать ей вслух.
   - Мама говорила, что она не слышит...
   - Нас услышит! Вон Вэл курил, так она сразу почувствовала...
   - У нее в сумке сигареты есть...
   - Неси!
   Ребенок метнулся в калитку. Принесла начатую пачку и отдала Вэлу.
   - А почему не мне?
   - Она сказала, что вы не курите.
   - А еще что она рассказала?
   - Красавчик и спортсмен. Женская мечта.
   - Хм. А про Вэла?
   - Он Вэл для нас. Просто Вэл. Друг.
   - Вот узнаю эту заразу. Меня даже в список друзей не внесли!
   - Она хорошая!
   - Знаю. Поэтому все здесь и собрались. Ладно, мы поехали, будь умницей. Я сейчас приеду - стукнусь в контакт, ты там есть?
   - Да. А как я узнаю, что это вы?
   - Можно на ты, не такой уж я и взрослый. Там фото мое. Вот визитка - можешь проверить и сама зайти.
   Мы рванули обратно. Заодно забрал сумки наши с Оскаром из машины - до гостиницы мы так и не доедем никак.
   - А у нас новость!- встретили нас Оскар с братом.
   - Какая?
   - Я курил, она не реагирует совсем. Но мороженое слизывает с губ.
   Мы нахмурились. Вэл посмотрел на окно, на Лену, на брата.
   - Вы часто при ней курили?
   - Нет, вообще не курил.
   - А сигареты какие?
   - Не такие крепкие как у нее. Я как-то стрельнул - она говорит "ой, у меня слабенькие!" - ага, аж повело от этих слабых!
   - Мы привезли ее сигареты.
   Вэл закурил у окна, затянулся и выпустил дым в сторону кровати. Мы явственно увидели движение головы в сторону запаха.
   - Так. Смотрите какая пачка, надо будет купить таких же. Не уверен, что мои здесь есть. Она реагирует пока только на знакомые запахи!
   - А вот список лекарств и деньги, надо купить будет как можно быстрее.
   - У нас сашины деньги есть, он же вчера отдал.
   - Эти пусть лежат. Вам еще дочь в Германию и Норвегию везти.
   - Зачем?!
   - Мы Лене обещали, что она увидит. Слово надо держать. Так что решайте сами, на кого визы оформлять, хоть всей семьей можно. Проживание и питание за наш счет. Это не обсуждается. Билеты тоже можем сделать.
   - Мужики, подождите. Я взрослый человек в состоянии сам обеспечить свою семью...
   - Это ты своей сестрице потом объяснишь. Когда достучимся.
   - Ничего не понимаю. Она никогда не брала чужих денег,- нахмурился брат.- даже когда без работы сидела, не просила ни у кого. В долг свои легко давала, могла просто подарить, но сама не брала!
   - Так она и сейчас не брала. Просто поспорила и выиграла.
   - А евро с карточки?
   - Это она мне проиграла.
   - Так тогда я их отдать должен!
   - Нет. Я спросил, за сколько она может продать свою косицу, она лихо заломила несусветную для себя сумму в 10 тысяч евро. Я перечислил. Ей ничего не говорил - Вэл был в курсе. Да еще я ей за консультацию должен был. ВВ не рассказывал? Она мне мимоходом сдала мой отдел закупок весь. Как выяснилось. Ими СБ потом занималась. Всех на хрен уволить пришлось.
   - Узнаю сестренку. Язык без костей, говорит, не думая о последствиях...
   - Нет. Она посмотрела счет, спросила, почему такая цена и понеслось. Она выдвигала разные версии, пытаясь найти им хоть какое-то оправдание. Сначала решила, что это мы продаем... Я ей сразу предложил премию, она отказалась категорически.
   - И в этом вся она. Я ее поэтому к себе и забрал. А то будет благотворительностью заниматься. Из всех моих знакомых, она единственный экземпляр, которого начальство вызывало для того, чтобы сообщить о персональном повышении зарплаты. Сама ни за что не попросит, но обязанностей на себя навешает... Лошадка ломовая, рабочая...
   - Вы проверяете почту и соцстраницы дочери?
   - Изредка. В основном объясняем возможные последствия поступков. Мы и за оценки особо не ругаем. Ей тетя очень доходчиво всегда объясняла, где и что может пригодиться. А что?- нахмурился.
   - Я пообещал ей из больницы писать. А она должна писать про себя и племянника - я вслух буду читать Лене. Предупредил на всякий случай, чтобы не было скандала, откуда у нее в контактах взрослый мужчина.
   - Можете мне писать - моя почта у вас есть.
   - Можно. Но ребенок рыдает, вы ее глаза видели? Ей тяжелее. У нее сейчас все рушится, самый сложный возраст... Надо вытягивать. Пусть Оскар с ней пообщается.
   - Почему?
   - Я - психиатр, психологию понимаю. И потом, постороннему человеку открыться легче. Эффект случайного попутчика.
   - Черт, зарапортовался совсем. Вас же в гостиницу надо устроить! Замотался совсем.
   Мы переглянулись, кивнули на свои сумки в углу комнаты.
   - Мы тут договорились уже про другую платную палату. Завтра с утра переезжаем с Леной. На этом же этаже. Она все время с нами будет, под присмотром. Там холодильник и микроволновка есть, душ и ванну мы нашли. Не переживай. Надо будет - договоримся, оформят как пациентов.
   За разговором мы отвлеклись от нашей больной. Среагировали на тяжелый вздох. Вэл сидел на краю кровати, положив ей на живот "сердце океана", и, оперевшись на локти, шептал ей на немецком что-то на ухо с усмешкой. После второго вздоха победно улыбнулся.
   - Вэл, что происходит?
   - Она в пролете. Это был не океан, а только небольшой пролив. Это раз. Она не видела ни заката, ни восхода. Это два. Так что незачет! Условие не выполнено!
   Брат владел языком плохо, поэтому я быстро перевел ему речь Вэла. Он посмотрел на нас, как на сумасшедших.
   - О чем это речь?
   - Да это из фильма одного. Не обращай внимания. Мы сейчас за каждую ниточку дергать будем, проверять якоречки, на что реагирует, а Оскар плести паутину из них, чтобы вытащить...
   - Слушайте. Но она не знает языков!
   - Мы тоже так думали. Она просто говорить не хочет или не может. Но понимает практически все, хотя требовала все время перевод с английского. О чем говорила с Вэлом на немецком - нам не переводили. Заговорщики. Подозреваю и французов она понимала примерно. Она просто впитывала языки как будто. То есть приезжаем в отель, если включит телевизор, может несколько минут сидеть с закрытыми глазами и просто слушать.
   - В отеле?- уточнил брат. Я вздохнул и почесал затылок.
   - Мы с ней жили в одном номере.
   - Ты жил с ней? Зачем?
   - Слушай. У вас это семейный коронный вопрос?! Она на пароме тоже его задавала в последнюю ночь. Нет у меня ответа.
   - Я видел твою машину, у тебя своя фирма, судя по всему не маленькая- если есть целый отдел закупок, ты можешь просто так выкинуть 10 тысяч евро, внешностью не обижен, молодой. Что у вас с ней общего?! Она же во всем, что не касается работы, как клоун в цирке, абсолютно ни от мира сего!
   - Не смей так говорить о моей женщине!- вскочил я. Оскар скользнул между нами и раздвинул руками.
   - Брейк! Успокоились. Для тебя она просто сестра. Привычная и домашняя. Ты знаешь ее давно, привык, глаз замылен, как женщину ее не воспринимаешь. И ты не видишь то, что видим и чувствуем мы. Вэл пообщался с ней на берегу от силы полчаса и поехал через всю страну за ней на машине. Саша, я правильно рассказываю?
   Я кивнул и сел, обхватив голову. Поднял взгляд: стоящий у окна брат ошарашено обводил нас всех взглядом.
   - Вы хотите сказать...
   - Да. Она наша любимая женщина. Поэтому мы все здесь.
   - Знал, что сестра чудить любит, но чтобы до такой степени... Такой гарем собрать...
   - Это случайно вышло. Кстати, замуж она категорически выходить отказывается.
   - Да она никогда и не собиралась, насколько я помню. Сходила один раз для очистки совести, промаялась и развелась. Мы только вздохнули с облегчением.
   - Почему?
   - Ну, представь себе, жар-птицу заперли в тесную клетку. Она тогда и вес набрала, поплыла и за собой совсем следить перестала: мешковатая одежда, без косметики. Такая обыденная стала, серая, тоскливая, взгляд потухший. Кто ее до этого знал - просто в шок впадали...
   - Ветер в клетке...
   - Что?
   - Она мне сказала как-то: ветер в клетке не удержишь...
   Посмотрел на соседнюю кровать. Вэл увлеченно что-то рисовал то пальцем, то маленьким камешком на руке Лены. Покрывая рисунком руку от кончиков пальцев до локтя. Еще и приговаривал что-то при этом.
   - Вэл, что делаешь?
   - Сказку рассказываю, как дочерям сочинял.
   - А можешь потом на французском с ней поговорить?
   - Зачем?
   - Тебе же не сложно, проверить хочу очередной бред.
   Пожав плечами, перешел на французский. Женщина вроде как, вздрогнув, нахмурилась, обозначилась еле заметная складка на лбу.
   - Итальянский?
   - Я плохо знаю, совсем немного.
   - Это неважно, нам не репортаж писать!
   Заговорил, складка разгладилась.
   - Испанский?
   Вэл огорченно развел руками.
   - У меня на телефоне есть песня, у Лены скачивал, сейчас найду!- вспомнил я. Пролистал. Включил. Практически никакой реакции. Зато следующей песней были ее панки. Такое впечатление, что "ушки на макушке" у этой кошки шевельнулись в сторону звука.
   - Значит так. Надо ее планшет или телефон найти. Там у нее музыка любимая и включать все подряд. А то я не все скачать успел...
   - Привезу! Я тогда поехал за лекарствами, в холодильнике вам пакет с едой, разогреть сегодня найдете где? Завтра домашнего привезу, но сразу предупреждаю, горячего не получится - пока всех утром развезу, остынет.
   - Как говорит твоя сестра, есть надо, когда хочется, не надо насиловать организм.
   - Вижу я результат этих разговоров.
   - Это результат других разговоров. Давай, до завтра.
   - Тетушка хотела завтра приехать, подежурить.
   - Пожилая?
   - Да они у нас все уже в возрасте.
   - Лучше не надо. Будет рыдать как над покойником. Попроси не приезжать, придумай что-нибудь... Мы все сами сделаем. У меня опыт ухаживания за лежачими родственниками есть. И не делай такие глаза. Ее обнаженным телом нас точно не испугаешь. Она сейчас как кукла фарфоровая. Мы ее уже купали. Все нормально.
   Ушел, покачивая головой. Да уж. Сдали мы ее родственникам. Может дальше, конечно, не расскажет...
   - Вэл, иди в душ, ужинать и спать. Будем пока по очереди дежурить ночью. Сейчас Саша посидит, я пока поработаю, потом будем меняться. Завтра будет 2 свободных кровати - можно будет спать двоим.
   После ужина Вэл лег спать, Оскар засел за комп, а я с планшетом на кровати, положив ноги Лены на свои колени как немец. Одной рукой возился в планшете, другой держал кисть женщины, перебирая ее пальцы, щекоча ладонь и запястье, пытаясь добиться хоть какой-нибудь реакции, иногда мне казалось что есть ответ и тогда я уже специально повторял жест, нет, тишина... Потом Оскар капнул ей на запястье витамины и я держал руку неподвижно, пока не впиталось все. Потянулись часы ожидания. Иногда нам казалось, что все сдвинулось с мертвой точки, но потом опять откат назад... На третью ночь я проснулся, услышав произнесенное вслух свое имя. Приподнял голову. Вэл сидел на кровати, наклонившись над Леной что-то говорил опять на немецком. Делая странные паузы в монологе. До меня дошло - еле слышные ответы. ОНА ОТВЕЧАЛА!!!
   Меня просто подкинуло на кровати. Плюхнулся на колени у ее кровати возле головы. Вэл сиял как самовар. Она лежит с закрытыми глазами, видно как бьется пульс на виске, кожа совсем прозрачная, под глазами синие запавшие круги. Положил голову на ее подушку и поймал губами мочку уха. Вздогнула!
   - Что говорит?- деловито спросил подошедший Оскар.
   - Пока только да и нет!- отчитался Вэл.
   - Лен, родная, открой глаза, пожалуйста!
   -Нет.
   - Почему?
   - Саш, вот что она должна тебе ответить из двух вариантов? Да или нет? Опять давишь. Не задавай сложные вопросы!
   - Мороженое будешь?
   - Нет.
   - Ягоды?
   - Да.
   Кинулся к холодильнику, достал и начал растирать в пюре размороженные ягоды. Осторожно намазал на губы. Облизывает! Оскар куда-то умчался и притащил ампулу. Вылил в пюре и тщательно перемешал. Намазали губы. Лизнула и сморщилась. Кислятина. Оскар недоуменно облизал ложку. Посмотрел на нас и предложил попробовать нам. Сладко.
   - Я раствор глюкозы добавил.
   - Только натуральный продукт проходит нашу госприемку,- констатировал я. Размяли новую порцию - облизывает. Стук в дверь.
   - Да! Входите!
   - Она правда очнулась?- просунула голову новенькая медсестра.
   - Даже говорит да или нет. Но глаза не открывает. Заходи, посмотри сама!
   Мы хвастались как мать ребенком.
   - А как вы ей уколы делали?
   - Любя. Нежно. В разные места. Иначе сразу синяки остаются. От ваших процедур еще не прошли.
   - А ванна зачем нужна?
   - Она пить не может. Воду пока кожей впитывает.
   Медсестра смотрела на нас офигевшими глазами.
   - Мы так никогда не делаем...
   - Для вас она просто рядовая больная. Одна из многих. Для нас - единственная и неповторимая,- я поцеловал свое сокровище в макушку,- все, все спать, я дежурю!
   Разогнав всех, я сдвинул женщину и в наглую лег рядом с ней, обняв рукой. Шептал на ухо, как мне плохо без неё, как скучает Хан и ищет ее, ждет у дверей. Шептал про встречу с племянницей и с братом. В итоге утром меня Оскар обнаружил меня дремлящего, обнимающего Лену, прижимая к себе. Она спала, я чувствовал по дыханию и боялся пошевелиться, сделав страшные глаза другу.
   - Сашка, скотина лохматая, маньяк, только попробуй что-нибудь ей случайно сломать! Покалечу!- прошипел он в ответ, хмурясь,- для нее сейчас любая травма смерти подобна...
   В состоянии эйфории мы позвонили брату, он примчался. Завотделением любовался нашими достигнутыми результатами, как собственными. Пусть только "да" и "нет", но она с нами говорила!
   А поздно вечером началось отрезвление. Было дежурство Оскара, когда он услышал шепот. Шикнув на нас, наклонился к самым ее губам.
   - Отпусти...
   Вскочил с кровати, поправил-проверил одеяло - вроде все нормально. Мы, затаив дыхание, подобрались поближе. Стояли на коленях возле кровати, не дотрагиваясь до нее.
   - Лен,- осторожно позвал я.
   - Отпустите...- прохрипела.
   - Лен, мы даже не дотрагиваемся, честно!
   - Отпустите, больно...- мы с ужасом смотрели на капли крови, потекшие из уголка рта.
   - Сашка! Сестру! Врача сюда!
   Её выгнуло дугой, Оскар схватил голову, пытаясь разжать сведенные судорогой челюсти, я метнулся в коридор, а Вэл нажал красную кнопку вызова персонала.
   Когда примчался врач, выгнутая дугой от боли Лена только хрипела, Оскару все-таки удалось разжать челюсти и засунуть туда ложку и удерживать ее там, повернув голову на бок, но из горла с клекотом вылетали сгустки крови. Сестра, получив указания, развернулась и помчалась в процедурную.
   - Внутривенное надо?- спросил Оскар у врача, продолжая зажимать голову. Тот кивнул.
   - Вэл, Саша, ищите вену, хоть какую-нибудь!
   Скинув одеяло с бьющегося тела, мы начали поиск не успевших уйти. На белом фарфоре не было голубых прожилок...
   - Шея и висок - все что есть...
   - Колем в висок,- скомандовал Оскар, врач с уважением посмотрел на него и опять, молча, кивнул медсестре,- Сашка держи голову крепко, но не раздави! Вэл, зафиксируй тело. Как хочешь, но чтобы не двигалась! Сама сможешь?
   Медсестра попятилась. Вэл придавил Лену своим весом, шепча на немецком, кажется даже ругаясь...
   - Давай сюда!
   Не прошло и минуты, как Оскар начал вводить лекарство, разговаривая с Леной почему-то на английском. Потом так и не смог объяснить причину... Судороги затихали, клекет в груди смолк. Тело обессилено распласталось, Вэл встал, стирая пот со лба. Вопросительно посмотрел на нас. На врача. Медсестра собирала хлопья крови на анализ. Я протирал лицо пациентки влажной салфеткой, повернув голову набок - из прокушенной губы еще шла кровь...
   - Наркотик? На сколько хватит?
   - Да... Думаю часов восемь у вас есть до следующего приступа. Пойду документы оформлять...
   - До этого такого не было?
   - Нет...
   - Что-то идет не так. Посоветуюсь с ребятами!- и сел за комп. Вэл курил, отвернувшись у окна. Потом опять сел у нее в ногах. Я продолжал сидеть на полу, положив голову на ее подушку. Прошел час. Опять судорожный вздох и хрип. Мы подскочили.
   - Отпустите...
   - Лена, девочка моя, как помочь? Где больно?
   - Отпустите...
   Давно я не слышал, как материться Оскар. Он стоял возле стола белый как полотно.
   - Что?
   - Вспомните паром и наше обещание. Вот и все,- обесиленно опустился за стол, захлопнув крышку ноута. Вэл не выдержал:
   - Объясни!
   - Помните, она взяла с нас обещание не спасать? Вот она и напоминает об этом сейчас. Получается пока она была в коме - она не чувствовала боли и тихо спокойно умирала. Мы вытащили ее из комы, но теперь она чувствует боль. Вы видели. Знаете же, как она умеет переносить боль, молча и никому не показывая. Вспомните тот ожог на руке, он же точечный, глубокий. И можете представить какая эта боль сейчас. Наркотика, рассчитанного на 8 часов, хватило с трудом на полтора...
   Взял телефон со стола и вышел из палаты. Мы смотрели на пятна крови на подушке - белье мы не меняли, чтобы не тревожить отключившуюся измученную женщину. Пытаясь спасти, мы только убивали ее... Мой планшет пискнул, сообщая о полученной почте. Открыл. Пришло очередное письмо от ее племяшки. Она старательно описывала все свои подростковые новости, проделки младшего брата, напоминала про места, которые тетя обещала ей показать, спрашивала, обрадованная предыдущими новостями, когда можно будет увидеться. Как я должен написать ребенку правду?!
   Опять положил голову на ее подушку. Не выдержал и осторожно дотронулся до ее губ. Сухие. Достал мороженое и аккуратно намазал. Не облизывает. Просто впитывается влага и все. Вспомнил как поил ее в поездке неоднократно, как цыпленка. Набрал в рот воды и по глоточку начал вливать в рот. Вроде пытается глотать. Остановился набрать следующую порцию.
   - Саш...
   - Да, моя хорошая, я здесь.
   - Позови ребят.
   - Вэл, найди Оскара, срочно!
   Тот умчался, громко крича Оскара, плевать на ночь. Прибежали вместе, следом за ними влетел врач с шприцом наперевес.
   - Что случилось?
   - Отпустите меня, вы обещали...
   - Как?!
   - Просто... разрешите уйти... Очень больно... Я не могу...
   - Да иди куда хочешь! Что я теперь твоей племяшке скажу?!
   - Правду...
   - Саш, не ори. Лен, хочешь уйти - иди. Я не буду больше тебя спасать, я все понял. Прости нас.
   Перевел Вэлу. Тот подошел, сказал что-то по-немецки и поцеловал ее в лоб. Заостренные до этого черты лица разгладились как будто. Медсестра, стоявшая в дверях, с рыданиями выбежала. Врач спросил, опуская шприц:
   - Вот это сейчас что было?
   - Мы только что дали ей разрешение умереть...
   - Просто словом?
   - Да. И вытаскивали до этого в основном словами...
   - Это невозможно!
   Мы переглянулись.
   - С этой женщиной возможно все.
   К утру она была опять в коме. Брату мы объясняли ситуацию утром в присутствии врача как свидетеля. Я лежал, прижав ее к себе и мне было на всех наплевать. Я согревал ее губы своим дыханием, ловя ее слабые выдохи. Когда их не стало, я просто сел возле кровати и держал холодную руку, не обращая внимания на слезы.
   Мы переселились в отель все втроем. Помогали с организацией похорон, заказали памятник. Оскар в основном разговаривал с племяшкой и лениными родителями, выводя их из ступора. Она сгорела меньше чем за 2 недели. Все были в шоке... Оскар сразу договорился с братом, чтобы сделали полное подробное вскрытие и сам на нем присутствовал. Результаты повергли нас в шок. С таким букетом не живут. Ну как она, имея такие стадии каталась с нами по Европе? И дойти до такого состояния за 2 недели тоже нельзя. Значит все, что она говорила нам на пароме, было правдой? С молчаливого согласия окружающих я забрал себе "сердце океана". Косу отрезал еще в больнице. Перед тем, как ее увезли от нас в морг.
   Я еще дома в Питере видел поздравление ее с днем рождения в блоге. И тоже тогда поздравил. Обратил внимание - именинница не отвечает, но уже знал, что она иногда пропадает из эфира, еще дружно позлословили на эту тему, мол опять до Парижу укатила. На девятый день после похорон, я выложил фотографию могильной плиты и попросил у всех прощения за то, что она тогда не ответила на поздравления. Обрушился шквал комментариев. Основной вопрос был один: почему не попросили помощи, деньгами или лекарствами?! Пришлось объяснять, что проблема - в отсутствии какого-либо диагноза и отпущенного судьбой времени, остальное мы бы достали без проблем, связи, чтобы вывезти за границу в клинику, деньги были. Пусть те, кто встречался с ней в Питере, скажут - выглядела она смертельно больной? Хоть какие-то малейшие признаки?! Вот тото и оно...
   Так закончилось самое сумасшедшее лето в моей жизни... "Сердце океана" у меня на столе и коса на стене над столом - вот и все, что от нее осталось на память. Если не считать всех скопированных фотографий с ее домашнего компа...
  
  
  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) LitaWolf "Враг мой. Академия Блонвур 2"(Любовное фэнтези) Н.Самсонова "Сагертская Военная Академия"(Любовное фэнтези) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"