Linryn: другие произведения.

Наруто

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 7.57*100  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Текст сырой! Творческая активность автора уже не от чего не зависит, ибо все довольно грустно и уныло.
    Агитки - Плашки
    Пролог - 5.04.12
    Глава 1 - 6.04.12
    Глава 2 - 8.04.12
    Глава 3 - 11.04.12
    Глава 4 - 13.04.12
    Глава 5 - 22.04.12
    Глава 6 - 27.04.12
    Глава 7 - 9.05.12
    Глава 8 - 18.05.12
    Глава 9 - 24.06.12
    Глава 10 - 1.07.12
    Глава 11 - 13.07.12
    Глава 12 - 13.08.12

  
  Пролог
  Дело было вечером, делать было нечего. Примерно так можно было описать мое состояние в тот день. Бывает же так: учиться лень, спать лень, читать тоже лень, да и вообще, все было лень... в связи с чем я просто-напросто лежал на кровати и плевал в потолок, почесывая Леву, который в наглую устроился у меня на груди. Этот котэ был истинным представителем своего гордого племени: толстым, рыжим, наглым, ленивым, и к тому же являлся обладателем такой умильно-хитрой мордочки, что злиться на это колобкообразное чудо совершенно не хотелось даже в самых крайних ситуациях. Особо стоить отметить, что любую свою вину (как разлитое по всей кухне молоко или перегрызенный провод) он заглаживал примерным поведением и мурчал так, что заглушал даже телевизор и музыку в радиусе метра от себя. А также, вопреки всем ожиданиям, мяукал он очень редко - в основном тогда, когда хозяин заснул, миска пустая, а жрать охота. В общем, мой любимец был очень колоритной усатой личностью и никогда не давал мне заскучать.
  Ладно, пора вставать. Как бы лень мне не было делать эту практическую, но надо, Вася, надо... Под недовольное мяуканье Левы, я начал вставать с кровати и, поднявшись, направился в противоположный конец комнаты, где находился мой рабочий стол, заваленный всяким хламом: книгами, мангой, дисками, декоративными катанами, а также тетрадками, учебниками и кучей пыли в довесок.
  Уныло шагая по комнате, я не заметил гирю, выглядывающую из-под кресла. Через секунду я уже прыгал на одной ноге, сквозь зубы матеря проклятый агрегат, портящий мне жизнь уже на протяжении всей недели. После пары прыжков, провожаемый недоуменным взглядом Левы, я задел стоящую рядом тумбочку и начал падать в сторону стола, до которого я все это время пытался 'дойти'. Последнее, что мне запомнилось, так это неожиданно сильная боль в виске, после которой последовал какой-то странный хруст, и я провалился в темноту.
  Глава 1
  Сознание возвращалась медленно, с неохотой и изрядной ленью. Что странно, у меня ничего не болело, хотя судя по воспоминаниям, падение было весьма неудачным. Ладно, об этом потом, сейчас нужно осмотреться.
  Открыв глаза, я впал в ступор. Находился я где угодно, но только не у себя в квартире, да и на больницу место мало походило. Какая-то полупустая, темная комната, с одним единственным окном, через которое помещение освещал лунный свет. Поднявшись, я впал в ступор во второй раз. Что за хрень?!
  Тело было явно не мое - в прошлом я был достаточно большим парнем под метр восемьдесят, сейчас же я был гораздо меньше - метр тридцать-сорок, то есть практически ребенком. Все еще прибывая в шоке, я стал себя всячески ощупывать.
  К сожалению, мои опасения полностью подтвердились - попал я тело пацана примерно восьми-девяти лет отроду с очень хорошо развитым телом - вряд ли даже я в свои двадцать лет смог бы похвастаться такой силой. Мда... даже не знаю, радоваться или плакать. Ладно, сначала нужно разобраться в своем положении.
  Пока я себя рассматривал, в голове стали возникать какие-то смутные образы, за которые я никак не мог ухватиться. Поудобнее устроившись на кровати, я принялся целеустремленно копаться у себя в голове. И спустя пару минут я в третий раз за сегодня пораженно замер. Мляяяя...
  - Ха-ха-ха-ха! - истерически разнеслось в темноте ночи.
  Все, капец, картина Репина - приплыли. Зашибись, чтоб биджу драл того умника, который умудрился засунуть меня в аниме!!! Все оказалось хуже, гораздо хуже, чем я себе представлял - я оказался в Наруто. Да-да, в том самом 'Наруто', от которого фанатеет половина школоты во всем мире. Радует то, что хоть не в самого Наруто - попал я примерно за пятнадцать лет до начала основного сюжета. Именно в это время, если мне не изменяет память, скоро должны избрать Четвертого Хокаге. Ну, скоро - понятие растяжимое.
  Хм, а в кого я собственно попал? Я стал сознательно перебирать информацию, которая мне досталась от прежнего владельца тела. Хм, может все и не так плохо, как я думал. Попал я в тело некоего Зоку Хэби, без двух дней генина деревни Скрытого Листа. А все неплохо потому, что предыдущий владелец тела, будучи сиротой и толком не имея друзей, тренировался как проклятый и является лучшим в выпуске. Точнее, вся его группа еще будет учиться три года, а Зоку освоил весь курс за пару лет.
  Практически до утра я просидел на кровати, перебирая память Зоку. Точнее уже свою. Сегодня был выходной, так что весь день был в моем распоряжении, а значит, нужно сходить на один из множества тренировочных полигонов и попытаться освоиться с телом шиноби, да и опробовать несколько техник не помешало бы. Самых простых: Хенге но Джутсу - технике перевоплощения, и Буншин но Джутсу - технике деления тела, которая является слабым подобием теневых клонов.
  Что особенно меня порадовало, так это то, что Зоку обладал достаточно большим количеством чакры. Ну, для генина, по крайней мере, да и чуунину не зазорно таким обладать. В остальном же было все плохо: комната в сраном общежитии (никогда не любил подобные места) и почти полное отсутствие денег, которых с трудом хватало на то, чтобы питаться три раза в день, что, впрочем-то, уже было неплохо. Коноха как-никак, но все же заботилась о своем подрастающем поколении.
  Комната была обставлена очень скудно - кровать, зеркало, тумбочка, да стол с парой полок. Для меня, привыкшего к более удобным условиям, все окружающее казалось просто кощунственным. Ладно, это пока можно и потерпеть. Единственное, что я стерпеть не смог - это синяя майка, с оранжевым символом Конохи, темно-синие штаны и апофеоз всей безвкусицы - синие (!) ботинки шиноби.
  Ну уж нет, такое я терпеть не стану. Пройдясь взглядом по комнате, я нашел худенький кошелек, аккуратно примостившийся на краю тумбочки. Раскрыв его, я сделал неутешительные выводы: в кошельке оказалось около пяти сотен рё - результат скрупулезной экономии Зоку на протяжении всего периода обучения в академии. Хм, заслуживает уважения, вот только жаль, что столь мало. На одежду (я был решительно настроен на то, чтобы сегодня ее сменить) уйдет около ста-ста пятьдесят рё, а, значит, останется лишь плюс-минус четыреста. А потом все - в свободное плаванье. Академия больше не будет меня содержать, благо после окончания мне должны выдать еще около двухсот рё плюс самое необходимое снаряжение.
  Ладно, сейчас стоит перекусить, а потом сходить проверить свои навыки на тренировочном полигоне. Встав, я пошел умываться, а после выпрыгнул с окна, направившись в Ичираку. Да-да! По иронии судьбы (иначе не скажешь), Зоку почти всегда питался именно там и очень любил рамен. Обед там стоил всего около десятка рё, а хозяином являлся тот же самый тип, что и во времена аниме. Разница лишь в возрасте, да и дочки у него пока не было.
  Прибыв на место, я заказал рамен и, уже спустя секунду, приступил к пище. А что, вполне себе вкусно и питательно, хоть и достаточно много белков и еще чего-то там вредного для организма шиноби. Вредного в большом количестве, если быть точнее. Ну а так как рамен был достаточно вкусной вещью, за утро я успел умять две порции и уже хотел заказать третью, когда вспомнил, что мне еще сегодня проверять свои навыки, так что объедаться не стоит. Лучше позже.
  Расплатившись, я направился в магазин одежды, местоположение которого я спросил у владельца Ичираку. Спустя уже пять минут я зашел в небольшую лавочку с кричащим названием: 'Вся лучшая одежда для шиноби!'. Хм, ну посмотрим на это 'лучшее'...
  Зайдя в магазин, я внимательно огляделся. Хм, несмотря на скептицизм, навеянный пафосной вывеской, одежда тут была достаточно неплохого качестве. Для шиноби, а для человека тут наверно рай самых долговечных вещей в мире. Все-таки вся одежда здесь создавалась под специфику покупателей - битвы, а поэтому должна была сохранять пристойный вид достаточно долго. А то придет разгневанный ниндзя и надает по темечку хозяину магазина.
  Спустя двадцать минут я ощущал себя другим человеком. Впрочем, я себя им ощущаю еще с ночи, когда впервые проснулся в этом теле. Ну, это так, к слову. Так вот, испытывая отвращение ко всему синему (терпеть не могу этот цвет), я оделся практически весь в черное, за исключением верхней одежды. Черные башмаки шиноби (пятьдесят рё, чтоб продавцу икалось), черные обтягивающие штаны (всего тридцатник), а наверх я купил свободный темно-зеленый халат с достаточно длинными и широкими рукавами, который абсолютно не стеснял движений, да и стоил он всего ничего - каких-то шестьдесят рё из-за какого-то очень прочного и плотного материала, как меня истово заверял продавец. Конечным этапом в смене имиджа стало преобразование прически. Нет, я не стал ничего резать, а просто-напросто разорвал резинку, которая стягивала волосы на затылке. Все, черные как смоль волосы до плеч завершили мой образ. В конце концов, наступив жабе на горло, я купил еще одни похожие штаны и пару футболок на запас, а после расплатился и вышел из магазина.
  Эх, хоть и жалко столько денег, но зато я теперь похож на нормального человека, а не на клоуна. Черные, а также зеленые тона были не слишком вызывающими, а скорее обыденными и повседневными. Поэтому сейчас я производил впечатление обычного шиноби, который мало чем отличается от других, ведь похожую одежду я видел на многих ниндзя, пока шел к магазину. Оставшихся денег вполне должно хватить для того, что купить себе все необходимое снаряжение, да и на еду еще останется немного. После же придется снова копить, собирая копеечные оплаты за миссии, вроде 'поймай кошку' или 'пропали грядки'.
  Хм... интересно будет встретиться с Хатаке Какаши, да и про Ямато с Анко забывать не стоит - они сейчас оба генины в моем потоке. Правда, закончат они ее только спустя год, но это так, мелочи. Самое важное заключается в том, что по пути я услышал о 'Третьей Великой Войне Шиноби'. Сейчас она проходит вдалеке от Конохи, поэтому всем генинам дается год на подготовку, а после их отправляют на фронт. Жестко. Но такова действительность. Хотя стоит заметить, что отправляют 'детей' далеко не на самые горячие точки.
  Я сейчас прибывал в состоянии, очень близком к эйфории. Еще бы: молодое, сильное тело, способное перемещаться огромными прыжками, способности шиноби, о которой я мог ранее только мечтать, просматривая мангу. Единственное, что омрачало мое настроение в новом для меня мире (помимо войны), так это воспоминания о старом. Но я всячески старался гнать их прочь. Ведь все равно я не смогу ничего сделать, так зачем же издеваться над собой, сожалея о безвозвратно утерянном?
  Я гигантскими прыжками перемещался к полигону номер двенадцать, являвшимся практически полной копией седьмого. Если честно, я сейчас даже не мог точно сказать, кто я на самом деле. Я - Владислав Захарин, или я - Зоку Хэби. Воспоминания и знания обоих тел настолько тесно перемешались, что я с трудом отличал свое настоящее 'я'. Из-за такого 'слияние' был еще один минус - то, что для Зоку было естественно, для меня Влада являлось чем-то странным и непонятным. Именно поэтому я сейчас и направился к полигону, чтобы закрепить владение навыками и способностями нового для меня тела.
  Вскоре, я оказался на большой поляне с тремя деревянными бревнами, вбитыми в землю. Сейчас нужно как можно быстрее освоить способности нового тела, ведь через день экзамен, а после я попаду в команду к какому-нибудь джоунину. Хм, кстати, а действительно, кто будет моим учителем? Большинство шиноби сейчас на войне, хотя малая часть все же осталась в деревне. Хм, скорее всего кто-то мне неизвестный, ведь по идее все известные мне шиноби сейчас либо заняты, либо находятся на войне. Впрочем, ладно, главное, чтобы он смог меня чему-нибудь научить, а там посмотрим.
  Растерянно окинув взглядом полигон, я приступил к тренировке.
  - Хенге но Джутсу! - произнес я, мгновенно сложив печати. Миг, и вместо подростка на поляне оказался Дюк Нюкен. Осмотрев фирменные перчатки и перекаченный бицепс, я произнес коронную фразу:
  - I am king of the world, baby!
  После этого я уже не смог сдержаться и, развеяв технику, заржал как лошадь, катаясь по поляне. Мда... давно меня так не вставляло. А ведь же и причины как таковой нет, просто очень смешно ощущать себя одним из самых любимых героев детства. Ладно, больше так делать не стоит - мне оно надо, чтобы за мной анбу следили, разнюхивая про перекаченного блондина в красной майке?
  - Буншин но Джутсу! - еще одна быстрая серия печатей.
  Разочарование после использования этой техники не знало границ - действительно, теневым клонам и в подметки не годиться. Просто толпа нематериальных образов, способных обмануть разве что генина.
  После этого я еще некоторое время потренировался в технике Хенге но Джутсу в основном для того, чтобы привыкнуть к использованию чакры. Техника была достаточно проста и не требовала особых затрат, поэтому просто идеально подходила для закрепления навыков.
  Через полчаса, подустав и ополовинив свои запасы чакры, я приступил к следующей стадии тренировок - а именно к технике замещения. Самая необходимая вещь в арсенале любого шиноби, разве что Орочимару клал на нее - ему и так неплохо. Вот с этого-то и момента и пошли сложности. Во-первых, сначала вообще ничего не получалось - лишь тихий пшык и я оставался на месте. Спустя раз ...дцать подобных попыток, я смог впервые ее использовать, тут-то и закралась вторая проблема - переместиться то я переместился, вот только вот вылетел я из замещения в горизонтальном положении и сразу же макушкой врезался в древесный ствол. Кхм-кхм, что за черт? Почему я 'лежал' во время замещения?
  Спустя еще полчаса подобных попыток, когда у меня только-только начала получаться техника, закончилась чакра и я был вынужден прервать тренировки, устало расположившись под сенью большого дерева. Хм, ну исходя из только что состоявшейся проверки, навыки бывшего Зоку весьма неплохи для девятилетнего генина. Будущего генина, если быть точнее. Знания предыдущего владельца тела с каждой минутой все больше и больше усваивались мной. Конечно, трудности есть - это и слегка 'запоздалая' реакция, и нарушенная координация тела, но все это поправимо - нужно лишь быть более терпеливым и упорным. Жаль, конечно, что я не Наруто - вот там запасы чакры будут просто титанические, главное лишь направить их в нужное русло. Хотя, мне тоже не стоит жаловаться - по сравнению с обычным генином мои запасы были весьма неплохи.
  Стоит чуть подробнее остановиться на чакре - она ощущалась как... сила. Да, наверно так, такое ощущение, что помимо обычных физических показателей, внутри меня располагались еще и 'духовные', словно третья нога или рука. Во время складывания печатей (что я делал исключительно по памяти и навыкам Зоку) эта 'сила' приобретала определенное свойство, так скажем 'характер', а после проявлялась в реальном мире. Довольно необычные ощущения, к которым я очень быстро привык, а точнее привыкло мое сознание, для тела чакра являлась привычным и незаменимым атрибутом.
  Хм, насколько я помню, в теле есть множество каналов чакры - от самых маленьких возле глаз, до самых больших около солнечного сплетения. И чем лучше эти каналы развиты, тем сильнее 'энергетика' шиноби, и тем больше его запас чакры. Самое главное, что перемещая чакру в различные конечности можно значительно усилить физические показатели, а также, если ускорить течение чакры в каналах, то можно повысить уровень реакции и восприятия. Но пока мне рановато подобным заниматься - возможно, через пару месяцев, не раньше.
  Практически до вечера я бегал по полигону, метал кунаи и осваивал новое тело, прерываясь лишь на небольшой отдых, чтобы поесть в Ичираку, а заодно и восполнить запасы чакры. Вроде ничего особенного я и не сделал - зато появилось чувство уверенности в том, что теперь это все-таки мое тело и в случае чего я не облажаюсь, а буду более-менее подготовлен.
  Домой я пришел жутко усталый, но довольный результатами тренировки. Раздевшись, я залез под одеяло и почти сразу же стал засыпать - веки самопроизвольно закрывались, а сознание начало свое путешествие к царству Морфея. Последнее, о чем я успел подумать, так это том, что мне просто чертовски повезло, как бы это глупо не звучало...
  ***
  Следующим утром я уже стоял возле входа в академию. Кивнув паре знакомых Зоку в знак приветствия, я молча стал у стены, ожидая своей очереди на экзамен. Из моей группы здесь никого не было - все находившиеся здесь были на три года старше меня.
  Солнце стояло высоко в небе и сильно припекало затылок, заставляя в раздражении поглядывать на вход в академию. Спустя еще полчаса, когда прошла уже почти половина присутствующих, наконец-то вызвали и меня:
  - Зоку Хэби! Пройдите к экзаменатору! - сказал какой-то молодой парнишка в жилете чуунина.
  Я прошел в небольшой зал, где за обычной школьной партой сидел джоунин - один из преподавателей академии, славящийся своей требовательностью к учащимся и редким занудством.
  - Доброе утро Хирико-сан, - поздоровался я с ним.
  - Доброе Зоку, не будем тратить время. Продемонстрируй мне Хенге.
  - Как пожелаете, - сказал я, пожав плечами и одновременно складывая печати, - Хенге но Джутсу!
  Миг, и перед экзаменатором предстает его полная копия - родная мать не отличит.
  - Отлично, - сказал он, протягивая мне протектор, - идеальное исполнение. Не забудь, тебе через час нужно будет сфотографироваться, а после придти в академию для представления будущему учителю и распределению на команды. Удачи.
  - До свиданья, Хирико-сан.
  Мда... все прошло даже обыденней, чем я ожидал. Выйдя на улицу, я завязал новенький протектор вокруг головы, клятвенно себе пообещав сменить столь нелюбимую мной синюю повязку на более пристойную.
  Не став ждать положенного часа, я сразу же направился к фотографу, находившемуся в двух кварталах отсюда. Фото заняло у меня ровно пять минут времени - я не стал выделываться и корчить рожи, а просто молча постоял, держа нейтрально-холодную мину на лице.
  Вскоре я уже снова направился к академии. Если честно, я даже слегка переживал - ведь оттого, какой мне попадется учитель, да и члены команды, зависит очень многое. Сейчас попадется какой-нибудь овощ, и все, капец. Ведь не стоит забывать, что через год меня могут направить на фронт, а, значит, что за этот год нужно стать как можно сильнее.
  Задумавшись, я перестал обращать внимание на окружающий мир, и для меня стало полной неожиданностью, когда на очередном повороте я в кого-то врезался. По-видимому, 'некто' тоже не ожидал подобной подлости, поэтому мы оба полетели на землю, не успев разойтись. По несчастливой случайности я оказался 'сверху', за что практически сразу получил... хм... промеж ног.
  - А ну встань с меня! - раздался требовательно-злой голосок.
  Застонав от удара, я как можно быстрее перекатился в сторону и с трудом поднялся с земли. Через секунду перед моим взором предстала разъяренная Анко. Мда... мы не ждали, а вы приперлись. Да и вообще, больно мля!!!
  - О! Кто тут у нас, неужели отличник Зоку пропустил столь явный удар? - елейным голоском пропело это чудище с сиреневыми волосами, поняв, кого только что ударила, - ну как, успел просчитать вектор атаки?
  - Анко, что тебя, - причина в таком ехидстве была проста как мир - она до сих пор не могла простить 'предыдущему' Зоку проигрыш в пари, когда 'отличник' поиздевался над ней за ее не знание теории, - так ведь и потомства лишить можно!
  - Шиноби должен терпеть все трудности, что попадаются ему на пути, - таким же голоском Анко мстительно процитировала один из учебников, - так что смирись, такова твоя участь!
  Она хотела сказать что-то еще, но я просто не стал слушать, мне было не до того - я, сложив печати для техники замещения, переместился к входу в академию, заменив собой старое бревно, лежавшее недалеко от входа. Ух, как же больно!!!
  Добредя до лавочки перед входом, я с облегчением сел. Мда... на будущее стоит учесть - удар коленкой у нее очень хорошо поставлен. Спустя десять минут, когда боли почти прошли, я зашел в академию и, пройдя мимо уныло сидящего за столом учителя, сел за последнюю парту. Ждать распределения команд пришлось очень долго - через час, когда собрался почти весь выпуск, меня уже клонило в сон. Благо, спустя еще десять минут, дождавшись опоздавших, Хирико наконец-то начал говорить:
  - Хочу всех поздравить с получением звания генина, - преувеличенно бодро начал он, - это очень важный шаг для вашей последующей жизни. А теперь, я хотел бы представить вам списки команд.
  - Сидзуко Оями, Яхимико Хаяджи, Тадзуна Михико - первая команда, сенсей - Яманако Ходжи. Следующие, Таримико...
  На этом моменте я выдал очередной выдающийся своими размерами зевок и просто перестал слушать Хирико. Уж что-что, но на свое имя я успею отреагировать, а слушать столько ненужной информации - извольте. Спустя пять минут, я наконец-таки дождался:
  - Ну и последний, Зоку Хэби остается без команды и закрепляется один за учителем, до тех пор пока ему не найдут напарников. Сенсей...
  Глава 2
  - ... Орочимару-сама. Все, на этом всем спасибо за внимание, учителя ждут вас у входа.
  Мляяяя... После такого заявления я минут на десять выпал из реальности, просчитывая все возможные последствия. Хм... с одной стороны, Орыч мне подходить как нельзя кстати - я и сам хотел сконцентрироваться на знании техник, а не на тайдзюцу или гендзюцу, в связи с чем змеиный саннин просто идеальный вариант. Но с другой стороны, этого маньяка науки хлебом не корми, дай только провести вскрытие, а значит, у меня есть все шансы оказаться подопытным кроликом в каком-нибудь 'несильно опасном эксперименте'.
  Но, если опять же возвращаться к плюсам Орыча, как учителя, то стоит заметить - что обучает он на совесть и не пытается увильнуть от тренировок. По крайней мере, Саске он сделал очень сильным за достаточно короткий промежуток времени, причем настолько, что сам погиб от его руки. Из всего этого следует вывод, что программа обучения у Орочимару весьма и весьма действенна. Эх, не люблю такие ситуации - и хочется, и колется.
  Хм, а если подумать, то зачем я ему сдался на операционном столе? У меня нет ни шарингана, ни каких-то других особенных кеккей генкай, так что сильно сомневаюсь, что я представляю хоть какой-нибудь интерес для Орочимару.
  Ладно, все равно уже все решено, так что пора на выход для знакомства с учителем. Вернувшись в реальный мир, я увидел, что остался один в пустом зале. Мда... хорошее начало для знакомства, опоздать на первую встречу.
  Подскочив, я быстро направился к выходу. Так и есть - у входа стояла лишь одна темная фигура, все остальные уже успели разойтись. Глубоко вздохнув, словно перед прыжком в пропасть, я подошел к будущему сенсею. Правда, вся пошло совсем не так, как я предполагал.
  Как только я подошел, на меня молча уставились два змеиных глаза с вертикальным зрачком, которые начали меня внимательно изучать. Самым ужасным было то, что я даже не мог предположить, о чем думает Орыч, его лицо не выражало абсолютно никаких эмоций, только глаза жили своей собственной жизнью, осматривая меня с ног до головы.
  Все происходило в полной тишине, только где-то вдалеке звучал чужой разговор. Эх, пусть что будет! Я тоже начал внимательно изучать своего учителя, не обращая больше внимание на его взгляд. По одежде Орочимару было сразу видно, что он ученый - одет он был в свободный черный халат с фиолетовыми полосами, обычные черные штаны и такого же цвета ботинки шиноби. Одежда была повседневная, что сразу говорило о том, что ее обладатель редко выбирается из лаборатории. Но, даже несмотря на впечатление 'ботаника', какое на первый взгляд производил Орочимару, от него вполне ощутимо веяло незримой угрозой каждому, кто посмеет усомниться в его боевых качествах. Жилета джоунина он сейчас не носил, хотя я еще не встретил ни одного шиноби, начиная с ранга чуунина, без него.
  Мы стояли так несколько минут, изучая друг друга, пока наконец-то Орочимару не заговорил:
  - Пошли со мной, - тихим шипящим голосом произнес он и молча отправился куда-то к центру деревни.
  Идти пришлось также в полной тишине, благо недолго - спустя пять минут мы вышли к какому-то небольшому зданию, которое абсолютно ничем не отличалось от других. Почти все дома в Конохе строились по одному типу, так что в этом не было ничего удивительного. Правда, как только мы вошли внутрь, то сразу же начали спускаться в подвал, а там... после десятого поворота я просто-напросто перестал запоминать дорогу, так как разобраться в этом лабиринте с было просто невозможно.
  Остановились мы только тогда, когда вошли в небольшое помещение, полностью заставленное какими-то свитками, книгами, колбами, перегонными кубами и биджу знает чем еще - все видимое пространство было забито настолько плотно разнообразными вещами, что идти приходилось очень осторожно, дабы случайно чего-нибудь не сломать.
  Впрочем, Орочимару явно не испытывал никаких затруднений - он привычно огибал все препятствия, даже толком и не обращая внимания на кучи приборов, разбросанных по комнате в самых разнообразных местах.
  Концом нашего 'путешествия' стали два кресла, расположенные в темном углу так, что вряд ли бы я их заметил, если бы Орыч целеустремленно к ним не направился. Подойдя к креслам, мой будущий учитель жестом предложил мне присесть.
  После того, как мы расположились друг напротив друга, он наконец-таки заговорил:
  - Думаю, пора друг другу представиться, - все таким же шипящим голосом сказал он, - меня зовут Орочимару, и с этого дня я являюсь твоим наставником.
  - Меня зовут Зоку Хэби, рад знакомству.
  После того, как я ответил, Орочимару снова в задумчивости уставился на меня, а потом вдруг неожиданно спросил:
  - Какова твоя цель в жизни? К чему ты стремишься?
  Я ожидал этого вопроса, помня встречу команды номер семь и Хатаке Какаши. Да и вообще, я еще 'тем' вечером обдумал ответ на этот вопрос. К чему может стремиться шиноби? Или человек, только что обретший силу? Если не брать в расчет такие обыденные вещи как любовь и счастье, то думаю, что ответ очевиден.
  - К силе, к силе и вечной жизни, - произнес я, собрав всю свою решительность в кулак.
  Эти слова произвели на Орочимару огромный эффект. Еще бы, ведь я только что назвал цель всей его жизни. Впрочем, внешне его удивление ничем, кроме чуть расширившегося зрачка, не выразилось. Но думаю, что в душе он был отнюдь не таким спокойным.
  - Интересно... - прошипел он, облизнувшись.
  - Научите, сенсей?
  - Чему? - он удивленно скосил на меня глаза.
  - Я тоже хочу научиться так облизываться, - внутренне напрягшись, произнес я.
  Помещение сотряслось от хриплого хохота. Через секунд двадцать, успокоившись, Орочимару произнес:
  - Думаю, что мы с тобой поладим, - холодные змеиные глаза с новым интересом уставились на меня.
  ***
  Так и началась моя жизнь в роли ученика Орочимару. Задания уровня 'поймай кошку' или 'пропали грядку', сменились на 'вымой пробирку' и 'притащи мне вооон тот реагент'. И, если честно, то я был доволен такой работой. Орыч оказался вполне неплохим мужиком, хоть и со своими заскоками. Но у кого их нет?
  Спустя два дня пришли остальные члены 'команды', впрочем, как пришли, так и ушли. К моему удивлению, Орочимару отказался брать их в ученики, сказав, что меня одного ему вполне хватает. Что, в принципе, мне было только на руку. Таким образом, все внимание учителя будет сосредоточено на мне.
  Платил Орочимару мне из собственного кармана и весьма неплохо. В неделю выходило где-то около ста пятидесяти рё, тогда как за одну 'прополку' давали от силы пять-десять рё. Короче - я был абсолютно всем доволен.
  Что касается тренировок, то они начались только на третий день. Сразу же после нашего приватного разговора, Орочимару выкачал у меня пол литра крови для, как он сказал: 'выяснения твоих способностей', хотя я видел, что половину он по-тихому убрал куда-то себе на полку. Сто процентов на опыты отложил сволочь!
  Тренировка на третий день началась только вечером, как, в принципе, и все последующие за ней. Утром-днем мне приходилось помогать Орочимару в его лаборатории, иногда подавая нужные ингредиенты, а в основном же я мыл пробирки да расставлял по местам реторты. Также был строгий запрет на вход в другую его лабораторию, в которой он проводил больше всего времени. В 'малом' помещении он проделывал не слишком важные опыты, останки от которых он мог позволить мне убрать. Самым важным он занимался в другой комнате, попасть в которую я не смог бы и при всем своем желании. Да и зачем мне это? Я и так знаю, что ничем хорошим он там явно не занимается - в аниме достаточно много рассказывали про все его запретные эксперименты, а значит, что лезть туда не имеет смысла.
   Так вот, что касается тренировок. Ближе к концу третьего дня, когда я уже хотел идти домой, Орочимару остановил меня и жестом приказал следовать за ним. Он вообще был не очень многословен, только в редкие моменты от него можно было услышать более двух предложений.
  Пришли мы в подземный тренировочный полигон, располагавшийся очень глубоко под домом Орыча. И был он, стоит сказать, весьма впечатляющих размеров - не меньше пятидесяти метров в длину и сорока в ширину. Все стены и потолок были покрыты какими-то непонятными мне пока печатями, что, наверное, должны били предотвратить их разрушение.
  - Я проанализировал твой ДНК, - тихо сказал Орочимару, - пора начинать заниматься. Теперь каждый день ты будешь тренироваться тут.
  - Чему вы будете меня обучать сенсей?
  - В первую очередь стихийным техникам, в тебе заложен большой потенциал в их использовании.
  - Но ведь я еще не знаю, к каким стихиям я предрасположен.
  - Я знаю, но прежде чем скажу, сначала мы проверим их более традиционным способом, - Орочимару с усмешкой облизнулся и достал из кармана клочок бумаги, - ты в курсе, что это такое Зоку?
  - Да сенсей.
  - Тогда действуй, - с этими словами он протянул ее мне.
  Бумага из чувствительного к чакре дерева оказалась самой обычной как на вид, так и на ощупь. Поэтому осмотрев ее со всех сторон и не найдя ничего необычного, я, сконцентрировавшись, направил чакру в бумагу.
  В туже секунду листок в моей руке сначала превратился в грязь, которая почти сразу же сильно вспыхнула, заставив меня от неожиданности упустить листок. Грязь, как бы это смешно не звучало, успела 'прогореть' до того, как упасть на землю. На полу осталась лишь небольшая кучка странного пепла.
  - Как я и думал, - от созерцания останков бумаги меня отвлек голос Орочимару, - Дотон и Катон, земля и огонь. Весьма неплохое сочетание.
  - Но почему сразу два? - в недоумении спросил я, ведь в аниме такого не было, - обычно проявляется только основная стихия.
  - Верно, но везде есть исключения. И не думай, что ты особенный - единственное, что сейчас нам показала бумага, естественно кроме самих стихий, так это то, что в тебе одинаково хорошо развито два начала. Обычному шиноби приходиться этого достигать путем длительных тренировок.
  - Ясно. Сенсей, с чего мы начнем?
  - Ты начнешь, - с этими словами Орочимару вытащил из-за пазухи небольшой свиток, - я только проверю результат. До завтра ты должен изучить все, что есть в этом свитке.
  С этими словами Орочимару развернулся и ушел, больше не сказав ни слова. Мда... впрочем, ожидаемо. Раскрыв свиток, я погрузился в чтение.
  В свитке находилось описание пяти техник: три для Катона, а две для Дотона. Если честно, то я просто ума не приложу, как буду их изучать. Для этого нужно гораздо больше времени, чем полдня! Да и вообще, здесь нет ни одной техники ниже ранга С! Да еще и имеется несколько техник ранга В! Невозможно!
  Фух, так, сначала надо успокоиться. Сомневаюсь, что Орочимару дал бы что-то, что было бы мне не по силам. А если дал, значит, хочет проверить мою выдержку и упорность. Третьего не дано. Так что выход у меня есть только один - пытаться изучить как можно больше техник до его появления.
  В академии, в связи с самым разгаром войны, подготовка будущих генинов упиралась именно в боевые навыки, а не в знание теории. В том числе была и подготовка для более быстрого усвоения стихийной чакры - мы часами медитировали под руководством одного из опытных чуунинов, которой помогал нам развить систему циркуляции чакры для нужного рывка. Естественно, никто от генинов и не ждал каких-то особых результатов - данные занятия были предназначены лишь для того, чтобы упростить нам в будущем изучение стихийных преобразований. И сейчас, наверное, эти занятия должны мне сильно пригодиться.
  Ладно, начнем с самой первой техники Катона - Гокакью но Дзюцу. При формировании печатей изо рта шиноби выплескивается пламя, принимая форму большого огненного шара. Считается одной из самых простых техник. Хм, ну что же, попробуем. Сверяясь со свитком, я начал складывать печати:
  - Катон: Гокакью но Дзюцу!
  Практически мгновенно я почувствовал, как от солнечного плетения поднимается невидимый поток обжигающе-горячей чакры, а в легких словно взорвался вулкан. Несколько секунд и... изо рта вырывается столб черного как смоль дыма, а я падаю на пол и начинаю судорожно кашлять. Что за черт?! Какого хрена?! Ведь я же сделал все так, как сказано в свитке! Хотя, наверно, я все-таки в чем-то ошибся. Или это просто практики не хватает? Хм, не знаю. Чую, что придется мне шишки самому набивать, пытаясь понять принципы ниндзюцу.
  Так! Стоп! Если мне не изменяет память, то при произношении техники (скорее дань традиции) и складывании печатей, техника создается в один миг, обрушиваясь на врага. Но, судя по моим ощущениям, волна 'силы' из моего живота шла секунд пять. И? Значит нужно ускорить подачу чакры?
  Еще раз:
  - Катон: Гокакью но Дзюцу!
  Теперь я сознательно подталкивал чакру, поэтому из моего рта вырвался маленький язычок пламени, который очень быстро потух. Хм, значит недостаточно быстро?
  После пяти попыток и ценой практически всего доступного резерва у меня получилось слабое подобие данной техники. Точнее, из-за отсутствия навыков, мой огненный шар выходил очень слабым и всего лишь около метра в диаметре. Главное - принцип усвоен. Теперь все должно пойти гораздо легче.
  Устало вздохнув, я уселся на пол и подтянул свиток к себе поближе. Итак, что у нас следующее? Следующим оказался Дотон - Дорью Хеки. Дзюцу, благодаря которому можно создать стену из камня, прикрывшись ей от атаки противника. Хм, чакры осталось лишь на одну попытку. Ладно, все равно терять уже нечего:
  - Дотон: Дорью Хеки!
  После печатей я резким движением приложил руки к полу и начал подавать чакру. И опять же - 'сила' шла слишком медленно. Надо быстрее! На пределе своих возможностей я ускорил подачу чакры так, что у меня даже задрожали руки от напряжения, дышать стало очень тяжело - такое ощущение, будто меня придавливает к земле чем-то очень тяжелым, а все тело начинает стремительно слабеть. Но, несмотря на все усилия, что я приложил, техника все равно провалилась - стена выросла едва ли до моей коленки. Радует, что принцип остался тот же, а, значит, что нужно лишь упорно тренироваться, и все получиться.
  Все, на сегодня я пас, на большее мне уже не хватит чакры, а значит до завтра. Орочимару освободил меня от работы в лаборатории, так что у меня есть еще все утро до обеда, чтобы попытаться показать ему что-нибудь более приемлемое, чем у меня получилось сейчас.
  Домой я приполз через десять минут, полностью истощенный и усталый. Хм, завтра меня ждет тяжелый день...
  ***
  Все следующее утро до обеда, я провел на полигоне. Уже 'изученные' техники у меня более-менее выходили, хотя были очень слабы и не давали нужного результата, но все же я мог их использовать. Проблема обнаружилась совсем в другой технике:
  - Катон: Хосенка но Дзюцу!
  Опять! Вместо череды из множества огненных шаров из моего рта вырвались лишь очередные пригоршни пепла, разлетевшиеся по залу. И это даже несмотря на то, что чакру я научился подавать до горла за секунду-полторы! Сложность этой техники заключалось в том, что нужно идеально контролировать свою чакру и посылать ее маленькими сгустками - ведь если я вложу всю чакру в один шар, то это уже будет обычный Гокакью но Дзюцу. Та же проблема, только слегка другого характера была и с Даи Эндан - это была самая сложная техника Катона их тех, что содержались в свитке. В случае с ней нужно было подавать чакру непрерывно и небольшими порциями в течении двух-трех секунд, что у меня тоже совершенно не получалось.
  Короче, можно сделать вывод - что если я и смог с наскоку освоить Гокакью но Дзюцу и Дорью Хеки, то с более сложными техниками такой подход уже не покатит. Аналогичная проблема была и с последней техникой Дотона - Дорью Таига, создающей реку грязи, которая сбивает врага с ног. Здесь тоже требуется размеренная подача чакры в течении некоторого времени, и поэтому у меня в лучшем случае выходила какая-нибудь лужа, а не 'река'.
  Мда... с контролем чакры нужно что-то делать. Ведь именно 'плохой' контроль является причиной моих неудач, даже, несмотря на то, что в академии я был одним из лучших в управлении чакрой. Если посмотреть с другой стороны, то можно считать, что эти техники я освоил. Вот только чтобы их использовать на должном уровне придется очень сильно постараться.
  Орочимару пришел ровно в полдень и, с интересом осмотрев зал, полностью покрытый копотью и грязью, обратился ко мне:
  - Как успехи?
  - Могли бы быть и лучше.
  - Покажи.
  Поднявшись с относительно чистого участка пола, я начал складывать печати:
  - Катон: Гокакью но Дзюцу! - из моего рта вырвался поток огня, принявший форму огненного шара метра полтора в диаметре.
  Огненный шар (довольно маленький для этой техники) с грохотом врезался в противоположную стену, подняв тучу пара и пыли. Раздался небольшой взрыв.
  - Молодец, - на мое плечо опустилась рука Орочимару, я даже не заметил, как он подошел, - даю тебе время до конца недели. По окончанию срока ты должен показать мне знание всех этих пяти техник на должном уровне. На это время я освобождаю тебя от работы в лаборатории.
  После этих слов, он, как и в прошлый раз, молча вышел с полигона. Фух, мои выводы оказались верными - Орочимару прекрасно понимал, что за полдня я не смогу освоить столько техник. А теперь у меня есть почти целая неделя, чтобы отточить свои навыки.
  Осмотрев творящийся вокруг меня беспорядок, я устало вздохнул и начал складывать печати:
  - Катон: Хосенка но Дз...
  Глава 3
  ***
  Непроглядный мрак комнаты разгоняла только одна небольшая, уже почти прогоревшая, свеча, освещавшая лишь небольшой клочок пространства. Все остальное помещение было полностью отдано во власть темноты - рассмотреть что-либо дальше вытянутой руки было просто невозможно.
  Лицо человека, сидевшего за столом в этой комнате, было разделено на две части - первая, освещаемая свечкой, показывала нам бледные черты лица и струящиеся до плеч черные, как смоль, пряди волос, вторая часть головы была полностью скрыта во тьме за исключением ярко-желтого вертикального зрачка, который, казалось, светился прямо изнутри.
  Орочимару (а это был именно он) замер в нерешительности, что уже само по себе было большой редкостью. Что делать? Убить этого паренька во избежание проблем, проследить за ним, чтобы выявить возможных шпионов из анбу, или приблизить к себе? Сложный вопрос.
  Изначально, ученик ему был нужен исключительно для отвода глаз - анбу сильно заинтересовалось его экспериментами и стало вынюхивать информацию о проектах, про которые им знать не стоит. Естественно, у них ничего не получилось - Орочимару умеет хранить свои секреты, но и оставлять просто так это дело было нельзя.
  Решение пришло неожиданно - чтобы отвлечь анбу, надо показать, что помимо экспериментов он занимается и другими вещами, например - обучает своего ученика. Уж слишком подозрительно выглядит одинокий затворник, все свое время посвящающий неизвестным опытам. Потом же, когда ученик уже был бы не нужен, устранить такую мелкую фигуру не составило бы труда. Но...
  Фраза, которую сказал паренек, внесла смятение в изначальные планы. Да и не только фраза.
  Еще во время самой первой встречи Орочимару был поражен тем, как мальчик на него похож. Схожесть было практически во всем - внешний вид, за исключением цвета кожи, манера одеваться и говорить - лаконично, только по необходимости. А после того, как тот рассказал про цель своей жизни... сходство стало практически абсолютным. Орочимару давно уже научился определять, врет человек или нет, а уж тем более прочитать истинные чувства генина для него не составляет никакого труда. Зоку говорил достаточно искренне, пусть и не до конца. Главное - что он действительно хотел этого.
  И все бы это не имело смысла, будь паренек простым генином. Но нет - у него был талант, и талант неплохой. А значит, что он может быть полезен...
  Человек, сидящий за столом, в раздражении дернул головой.
   Орочимару сомневался. И чтобы точно ответить на поставленный вопрос, ему нужно больше времени...
  ***
  Вся последующая неделя пролетела очень быстро, в основном из-за того, что я выполнял только три действия, которые плавно сменяли друг друга: ел, спал и тренировался как проклятый, повышая свой контроль над стихийной чакрой. И должен сказать, что подготовка шла ударными темпами - приближающаяся отправка на войну стала незаменимым стимулом. Хотя, война - лишь внешняя причина, суть лежит куда как глубже.
  Зачем себе врать? Глубоко в душе я хотел всего этого. С детства моими друзьями были книги, позже к ним добавилось аниме и компьютерные игры, словом, я всячески пытался уйти от реального мира, погружаясь в вымышленные. И вот сейчас моя мечта исполнилась, пусть и несколько необычным способом. И? Чем еще будет заниматься человек, если его желание только что осуществилось? Думаю, что ответ и так ясен.
  Можно говорить про личную жизнь, какие-то высокие цели, но человек всегда был, есть и будет циничной сволочью. В нашем мире это трудно заметить - технологии замедляют восприятие человека и отвлекают его от действительно важных вещей, здесь же, где все напрямую зависит от грубой силы - такое положение дел явственно видно.
  Вот и сейчас - я наслаждался обретенной силой и с немыслимым упорством развивал дарованные судьбой возможности, причем не ради какой-то цели - чисто ради самого себя. Эгоистично? Да. Но такова реальность, и если сейчас я дам слабину, то мной будут помыкать все, кому не лень. А свою новую жизнь я все-таки представляю несколько иначе, чем тупое служение кому бы то ни было.
  Так вот, контролировать свою чакру на более-менее должном уровне я научился только на пятый день тренировок, после же довести исполнение каждой техники до ума не стоило совершенно никакого труда. Поэтому на шестой день мне осталось только закрепить полученный результат. Естественно, мои техники были далеко не идеальными - они были медленными и не такими сильными, как у более опытных шиноби. Но, тем не менее, они были достаточно опасны для любого врага - главное, нужно лишь их вовремя применить.
  Под конец срока, поставленного мне Орочимару, я просто сидел в позе лотоса по центру тренировочного зала, ускоренно прогоняя по телу потоки чакры. Естественно, делал я это очень медленно - тело еще не привыкло к таким нагрузкам и к тому же до сих пор не отошло от 'шока' после разработки каналов под стихийную чакру. Так я и просидел до обеда, ожидая прихода наставника.
  Пришел Орыч снова ровно в полдень, и, как ни в чем не бывало, начал:
  - Пришла пора для следующего этапа тренировок, - привычным тоном прошипел наставник, - пошли за мной.
  - Ммм... Орочимару-сенсей, - спросил я, находясь в недоумении от столь резкой смены событий, - а вы не будете проверять результат моей тренировки?
  - Зачем? - Орочимару слегка повернулся корпусом в мою сторону, - в первую очередь это нужно тебе, а значит, что мне не имеет смысла проверять качество исполнения. Если же ты настолько глуп, что избегаешь тренировок - вскоре ты сам об этом сильно пожалеешь.
  - Я понял учитель, чем мы займемся теперь?
  - Иди за мной, - в этот раз Орочимару не стал мне отвечать, а просто направился вверх к основным помещениям.
  В растерянности пожав плечами, я направился вслед за Орычем. Вскоре мы оказались в небольшой комнате, где Орочимару обычно хранил результаты своих исследований. В отличие от его лаборатории, здесь все пространство занимали книжные шкафы, снизу доверху заполненные кучей макулатуры самой разной формы и размера. Подойдя к столу, Орыч взял один небольшой, весьма потрепанный временем свиток и протянул его мне:
  - Прочитай.
  Взяв в руки раритет и внимательно рассмотрев его, я понял, что столь плохое состояние свитка обусловлено скорее плохим отношением, чем старостью. Металлические вставки по бокам были погнуты и покрылись едва заметной ржавчиной, сам свиток был весь испещрен небольшими царапинами, а в некоторых местах был даже порван.
  - Не удивляйся такому состоянию - это мой трофей времен второй великой войны шиноби. Я нашел его у одной группы мародеров еще в середине войны, после этого случая мне пришлось еще очень долго побегать с ним по открытой местности, что отнюдь не пошло ему на пользу.
  - Ясно... - пробормотал я в задумчивости, раскрывая свиток и погружаясь в чтение.
  'Из допроса пленного мы узнали, что он один из оставшихся в живых представителей клана Куджо, уничтоженного еще в начале второй великой войны шиноби. После наведения справок выяснилось, что данный клан является побочной ветвью клана Узумаки и состоит с ним в близком родстве.
  По словам пленного (которые были подтверждены фактами из библиотеки Узумаки), клан Куджо был образован одноименной семьей Куджо, отделившейся от клана Узумаки из-за давней ссоры еще до основания деревни скрытого водоворота. В связи с чем клан был очень малочисленный - его численность редко превышала сотню человек.
  В отличии от своего родственного клана, семья Куджо всегда специализировалась на стихийном ниндзюцу (что позже подтвердилось вскрытием пленного и изучением структуры его ДНК) и достигла в этом больших успехов.
  Местоположение родной деревни клана определить удалось лишь приблизительно - на северной части границы между страной Огня и страной Дождя, что в данном случае и послужило причиной их гибели во время войны. Спастись удалось не более чем двум десяткам человек, которые рассредоточены по всему миру.
  Ниже привожу данные полученные от вскрытия пле...'
  Далее приводилось описание опытов, поставленных на пленном, результаты исследований, а также расшифровка ДНК. Текст изобиловал огромным количеством малопонятных для меня терминов, поэтому на этом месте я бросил читать.
  - Что скажешь? - увидев, что я оторвался от свитка, Орочимару задал вопрос.
  - Хм, вы думаете что...
  - Да, ты прямой потомок. Я пришел к такому выводу после того, как расшифровал твой код ДНК, а после сравнил его с результатами, приведенными в свитке. Сходство практически один в один.
  - И что нам это дает?
  - Ничего, только сам факт твоего происхождения и достоверное объяснение того, почему ты настолько быстро смог овладеть стихийным ниндзюцу. Жаль, конечно, что Куджо уже не существует, я с удовольствием бы изучил их клановые техники. Но, увы, с этим уже ничего не поделаешь.
  Хм, так вот в чем дело... Я периодически чувствовал какое-то несоответствие с оригиналом, ведь Наруто изучал стихию ветра с помощью нескольких сотен клонов и затратил на это времени больше меня. А тут за шесть дней я смог изучить две стихии, будучи девятилетним ребенком. Оказывается, клановые особенности... в принципе это все объясняет. Ведь те же Учиха, были известны своим знаменитым шаринганом, но помимо этого имели и другую особенность - все они с детства владели стихией огня. Если же клан Куджо специализировался чисто на ниндзюцу, то они должны были значительно в этом превзойти Учиха.
  - Хм, сенсей, а на какой конкретно стихии специализировался мой клан?
  - Об этом сейчас ничего неизвестно, ведь твой клан сгинул давным-давно. Но после изучения твоего ДНК, думаю, что ни на какой.
  - Как это? - от такого заявления я выпал в осадок.
  - Все просто, - Орочимару облизнулся, - ваши способности схожи со способностями Хьюга, а именно в контроле чакры. Благодаря генам предков, твой контроль над ней изначально выше, чем у обычных шиноби и позволяет быстро овладевать любым ниндзюцу. В принципе, это утверждение справедливо и для самих Хьюга, но они полностью сконцентрированы на своем бьякугае и клановом стиле боя, а стихийные преобразования для них недоступны. Что же касается стихий, то думаю, что в твоем клане была распространена стихия земли, а остальные уже варьировались от личных способностей шиноби.
  Тааак, а вот это уже проблема. Как бы из-за таких особенностей я не стал сосудом для души Орочимару, ведь он помешан на техниках, а тут такой бонус...
  - Но раз мои предки обладали таким кеккей генкай, почему их так легко истребили?
  - Ха-ха-ха, - неожиданно для меня, Орочимару рассмеялся, - данный кеккей генкай не несет в себе ничего особенного, хоть он и достаточно редок. Любой талантливый шиноби, начиная с джоунина способен контролировать чакру ничуть не хуже, чем любой из твоего почившего клана, хоть и будет уступать им.
  - Ясно... - так, опасность пока отпадает. Орочимару не сильно заинтересовался моими способностями, а причислил их к уровню 'необычного феномена', пусть и довольно полезного. Надеюсь, что его мнение не измениться со временем.
  - Теперь нам пора. Раз с техниками у тебя проблем не предвидеться, значит нужно сконцентрироваться на физической подготовке. Иди за мной. - С этими словами Орочимару направился к выходу из подвала.
  Вскоре мы оказались на улице и направились в сторону тренировочных полигонов. Хм, интересно, в каком именно плане Орочимару начнет меня тренировать? Сомневаюсь, что он будет мне показывать различные каты и приемы - я уже на собственном опыте успел убедиться, что Орыч всегда учитывает индивидуальные данные ученика, прежде чем ему что-то преподать.
  Пришли мы на двенадцатую площадку, где не так давно я осваивался с возможностями своего нового тела. Хм, такое ощущение, что прошло уже не меньше года, а на самом деле чуть больше одной недели.
  - Мы пришли, - сказал Орочимару, остановившись возле бревен в центре полигона, - в подземном зале для полноценных занятий не хватит места, так что пока ты будешь тренироваться здесь.
  - Хорошо. Сенсей, что вы имели ввиду под 'физической подготовкой'?
  - Правильный вопрос, - Орочимару усмехнулся, - ты верно понял, что углубленным изучением тайдзюцу я с тобой заниматься пока не намерен. При желании, этим можно будет заняться позже, а пока будем просто развивать твою систему циркуляции чакры и боевые навыки в спаррингах. Также я решил, что для тебя самым лучшим вариантом будет последовать моему примеру и освоить Нан но Кайзо, или, если говорить проще, мягкую модификацию тела. Что ты знаешь о ней?
  - Нууу... - честно говоря, я был ошарашен таким решением Орыча, ведь мягкая модификация - его любимейшая техника и главный козырь в одном лице, - с помощью нее шиноби может изменять свое тело, делая его гибким и пластичным, а также Нан но Кайзо позволяет удлинять любую часть тела ниндзя.
  - Все верно, но это лишь общие сведения. Суть техники заключается в том, что она объединяет систему циркуляции чакры и молекулы, из которых состоит наше тело. В этом и заключается основная опасность - обычно тело шиноби только пользуется чакрой, но никогда с ней не сливается воедино. Поэтому при первом использовании техники велика опасность упустить контроль над ней и превратиться в кусок сочащегося кровью мяса с осколками костей, - на этом месте Орочимару усмехнулся, видя, как меня передернуло от возможной перспективы оказаться перемолотым собственной чакрой, - в связи с чем, как ты уже наверно понял, данная техника требует идеальный контроль своей чакры, но и в замен она дает очень большие возможности.
  - Но как объединить свою чакру с телом?
  - Для этого разработали специальную последовательность печатей, которая позволяет на несколько секунд совершить 'объединение'. Позже ты сможешь это делать и без печатей, - Орочимару демонстративно удлинил свою руку на несколько метров в сторону, а потом также быстро вернул ее в нормальное состояние, - запоминай.
  Спустя две минуты, я смог крепко запомнить последовательность из восьми печатей, и, дождавшись кивка Орыча, активировал технику:
  - Нан но Кайзо!
  Эффект от техники оказался совсем не таким, каким я его представлял. Как только я сложил печати, по всему телу прошла волна жара, вызывая непонятную дрожь и покалывания. И все, больше не было ничего - рука не удлинилась ни на один миллиметр, несмотря на все мои потуги, только где-то на грани сознания витало какое-то непонятное ощущение, словно у меня появилось что-то, чего раньше не было. Помучившись секунд десять, я со вздохом сожаления отменил действие ниндзюцу.
  - Как ощущения?
  - Странные, словно появилась дополнительная конечность, вот только она атрофирована и меня абсолютно не слушается.
  - Для первого раза этого даже много. Возможно, месяца через четыре-пять ты сможешь ей воспользоваться, - Орочимару в задумчивости уставился на меня.
  - Четыре месяца? - сказать, что я был поражен, значит, ничего не сказать.
  - А ты что думал? - Орыч усмехнулся, - эта техника очень сложна и далеко не каждый может ей овладеть, поэтому четыре месяца ежедневных тренировок это еще довольно маленький срок. Тренироваться будешь под моим присмотром каждый день в подземном полигоне. Здесь же в основном ты будешь развивать свое тело и учиться повышать восприятие и скорость во время боя с помощью чакры.
  - Ясно, Орочимару-сенсей, а вы научите меня технике теневых клонов?
  - Хм, а зачем тебе? - Орочимару явно не ожидал от меня такого вопроса.
  - У меня есть несколько идей, касаемо их использования.
  - Запоминай, - лаконично ответил Орочимару и несколько раз сложил передо мной нужную последовательность печатей, - позже их можно будет заменить на один жест.
  - Спасибо, - теперь осталось только получить доступ в библиотеку Орыча, - а зачем мы собственно сюда пришли?
  - Все очень просто, я хочу провести с тобой тренировочный бой. Ты должен использовать все, чему смог научиться с момента поступления в академию, - Орочимару демонстративно высунул язык, - если конечно хочешь остаться в живых. Готов?
  - Готов, - горестно вздохнул я, морально готовясь к избиению.
  Глава 4
  - Начинай.
  Прыжок! Сблизившись с саннином, наношу два пробных удара по корпусу, которые он отбивает, даже не глядя в мою сторону. Левая рука выхватывает кунай из сумки и пытается нанести им выпад под ребра, но Орочимару легко перехватывает руку еще в самом начале движения и крепко сжимает ее, заставляя поморщиться от боли.
  С условной 'потерей' одной руки подпрыгиваю на месте и наношу удар правой ногой по лицу, но саннин принимает атаку в жесткий блок, из-за которого по ноге прошла неприятная судорога от отдачи. Быстро изгибаюсь и бью не ожидавшего такой подлости Орыча левой ногой под дых, в тот же миг я вырвал свою руку из захвата и отпрыгнул от саннина.
  Приземлившись, вижу лишь ироничную полуулыбку на лице Орочимару. Ну да, он ведь даже не почувствовал силу удара, скорее просто не ожидал от меня такой прыти.
  - Катон: Гокакью но Дзюцу! - огненный шар диаметром в два метра несется в сторону саннина.
  Через долю секунды замечаю размытое серое пятно и, не успевая ничего предпринять, падаю от просто подсечки. Надо мной стоит Орыч и заносит кулак для удара. Резкий перекат влево и бросок куная с взрывной печатью вслепую.
  Одновременно раздаются два взрыва: первый произошел после столкновения огненного шара с деревьями, второй - от брошенного куная в сторону саннина. Встаю на ноги и оглядываюсь. Стоп, а где...
  Додумать я не успел: из-под земли появилась бледная рука саннина и, схватив меня за ногу, затащила под землю до шеи. Сам Орыч вылез спустя секунду рядом со мной, по-змеиному облизываясь. А вот хрен тебе!
  Техника замены. Переношусь под сень деревьев метров за десять от своего предыдущего местоположения. Так...
  - Катон: Хосенка но Дзюцу! - на Орочимару устремляется шесть небольших огненных шаров диаметром сантиметров в сорок.
  Орыч исчезает в череде взрывов, а в следующую секунду я лишь чудом успел уклониться от куная, прилетевшего мне в спину. Черт!
  Уклонившись от трех шурикенов, прилетевших вслед за кунаем, я несколькими прыжками покинул лесную зону и оказался в центре поляны, спрятавшись за одним из тренировочных бревен, вбитых в землю.
  - Футон: Дайтопа! - я даже не успел осознать происходящее, как бревно вместе со мной оторвало от земли ураганным потоком воздуха и протащило по земле.
  Замещение. Фух, еще секунда и меня бы просто размазало по полигону тонким слоем. Сильно болело левое плечо, на которое пришелся толчок сбитого Орычем бревна. Перед тем, как выйти на встречу Орочимару, который спокойно дожидался меня в центре поляны, я успел сложить несколько печатей.
  - Неплохо для генина.
  - Я тоже в вас не разочаровался сенсей, - возвращаю ему его любимую ухмылку, - правда, мы все же находимся в слишком разных весовых категориях.
  - Бывает...
  С руки Орочимару в моем направлении выстреливают несколько змей, секунда, и я полностью обездвижен, а Орыч с ехидной улыбкой вплотную подошел ко мне.
  - Ты потерял бдительность.
  - Не совсем... - мой последний шанс еще впереди.
  Орочимару только сейчас увидел, что я успел сложить печати до того, как меня связали его змеи.
  - Катон: Даи Эндан! - огромная волна пламени практически в упор бьет в каменную стену, которую Орочимару успевает создать перед собой за мгновение до моей атаки. Попался.
  С трех оставшихся сторон в Орыча полетели огненные шары, что создали мои клоны. Единственное, на что хватило оставшейся чакры - так это на технику замещения, чтобы не сгореть заживо от своей же собственной техники. Пяти шестых моего резерва хватило на трех теневых клонов, точнее, хватило бы наверно и на большее количество, но мне важно было, чтобы они могли воспользоваться Катоном в нужный момент. Также я оставил чакры и для себя, чтобы сделать ослабленный в три раза Даи Эндан. Мда, зря я это сделал. Чакры еле-еле хватило, поэтому сейчас я смогу на своем собственном опыте узнать, что такое полное истощение. Плюс ко всему этому мне передалось ощущение слабости от всех трех клонов, что развеялись сразу же после создания нужной техники от нехватки чакры, да и небольшие ожоги на руках и груди дают о себе знать.
  Рвануло знатно. Пламя взметнулось метра на четыре вверх, несмотря на то, что из-за ограниченности ресурсов огненные шары получились почти в два раза слабей нормы. Увы, я не Наруто, и чакры по сравнению с ним у меня очень мало. Чтобы каждый их трех клонов создал полноценный Гокакью но Дзюцу необходимо, чтобы мой объем чакры был в полтора раза больше, чем сейчас. И то, при условии, что я потрачу весь свой резерв на клонов. Мда... слабоват я.
  Спустя секунд десять ко мне подошел полностью невредимый и очень веселый Орочимару. Мда... а ведь правду говорят, что сделал гадость - день прожил не зря. Так и Орыч, меня до истощения довел, а теперь идет, скалится.
  - Весьма неплохо, - Орыч довольно облизнулся, - весьма и весьма неплохо. Я уже вызвал медиков, из-за истощения и ожогов ты три дня пролежишь в больнице, на это время ты полностью освобожден от занятий. После же готовься, свободного времени у тебя будет совсем немного.
  Орочимару аккуратно поднял меня и понес к выходу из разгромленного полигона. Из-за встряски, к горлу подкатила тошнота, а после я потерял сознание...
  ***
  Очнулся я уже в больнице с забинтованным торсом и руками, которые сильнее всего пострадали от Даи Эндан. Ничего не болело, но голод был просто зверским. Все-таки бой с Орочимару, несмотря на свою скоротечность, полностью лишил меня всех сил. Мда... осознание собственной слабости очень тяготило - саннин вышел из боя без единой царапины, хотя он толком даже не сражался - просто стоял на месте и лишь пару раз контратаковал со скоростью черепахи-инвалида, особо даже не пытаясь в меня попасть...
  В принципе, этот бой дал мне очень многое. Во-первых - это опыт сражений, пусть небольшой, но все же значимый и жизненно необходимый. Во-вторых, я точно узнал предел своих собственных способностей и теперь точно знаю, в каком направлении их развивать. Ну и в-третьих, Орочимару остался доволен итогом боя, а значит, что теперь мои тренировки будут проводиться на качественно новом уровне. В общем, единственным минусом является мое трехдневное пребывание в больнице, а в остальном, куда не плюнь, всюду все отлично.
  Мне вот интересно, а когда здесь кормят? Да и вообще, сколько я здесь уже нахожусь? Особенно меня волнует первый вопрос, так как поесть я всегда не против, а сейчас вообще готов сожрать все что угодно, лишь бы было съедобно и питательно.
  Пролежал я так наверно минут двадцать, стоически терпя громкие вопли живота, требующего срочно забить его раменом или чем-нибудь ему аналогичным. Спустя полчаса, когда так никто и не явился, а перед глазами во плоти представала пиала с вкусным раменом, я не выдержал. Аккуратно встав с кровати и поморщившись от боли в обожженной груди, я размял затекшие ноги. Самочувствие было терпимым, хоть и далеким от идеала. А значит, что поход за раменом вполне осуществим.
  Посмотрев на себя, я обнаружил, что из одежды на мне были только штаны - руки и грудь были перебинтованы. Хм, ладно, и так сойдет. Одев стоящие возле кровати ботинки шиноби, я выпрыгнул в широко раскрытое окно.
  До Ичираку я добрался весьма быстро, и уже спустя секунду за обе щеки наворачивал горячий рамен с наваристым бульоном и лапшой. Мммм! Спустя десять минут, когда я уже доедал пятую по счету чашку, за спиной раздался до боли знакомый голос:
  - О! И кто же это у нас здесь сидит?
  Услышав Анко, я подавился и принялся судорожно откашливаться. Боже! Только не она!
  - Изыди, - простонал я в отчаянии, - ты мираж и тебя не существует.
  - Аааа, так у тебя еще и глюки начались, сочувствую, - садясь слева от меня, произнесло это чудище, - могу посоветовать знакомого врача. За консультацию берет всего лишь двадцать ре!
  - Я так понимаю, ты у него частый посетитель?
  - Нет, просто слишком часто таких как ты к нему отправляю, так скажем постоянную клиентуру подыскиваю.
  - Дай честному шиноби спокойно поесть, - даже не надеясь на то, что меня послушают, начал я, - в отличие от некоторых учеников, генины круглые сутки тренируются!
  - Как я вижу, совершенно безрезультатно, - Анко кивнула на мой перевязанный торс, - а вообще, ты на два года младше меня, так что имей уважение перед старшими!
  - Старше - это ладно, а вот... - начал произносить я, доедая порцию, - что глупее, это точно!
  Технику перемещения я успел активировать прежде, чем моя шестая тарелка с раменом врезалась в стену, около которой только что находилась моя голова. Вот только зря я это сделал - оказался я во дворе больницы под окном своей палаты (когда еще уходил, заприметил бревнышко) и сразу же упал парализованный от жуткой боли во всем теле. Мляяяя... у меня же частичное истощение каналов, мне нельзя было пользоваться техниками...
  Вскоре, я второй раз за этот день потерял сознание. Или не за день? Я ведь так и не узнал, сколько пролежал в больнице, после боя с Орочимару. Хотя, ладно... главное, что теперь Анко придется платить за мои пять порций рамена, точнее за шесть, а потом еще и оттирать от бульона прилавок... Красотаааа... главное ближайший месяц ей на глаза не попадаться... да и потом не стоит...
  ***
  Второй раз я проснулся уже ближе к вечеру. Судя по ощущениям, бинты с меня уже сняли, да и вообще я чувствовал себя преотлично. Поднявшись с кровати, я опять же никого в своей палате не заметил. Осмотревшись, увидел серую футболку и черные штаны, лежавшие на стуле рядом с кроватью. Хм, скорее всего Орыч подсуетился, все-таки от моей прошлой одежды мало что осталось. Правда, сам виноват - даже в треть силы Даи Эндан способен меня запросто превратить в обугленную головешку, так что остается только радоваться тому, что я отделался слабыми ожогами и сгоревшей одеждой.
  Одевшись, я прислушался к своим ощущениям. Хм, скорее всего моя система циркуляции чакры уже пришла в норму, иначе бы мне не дали одежду. Да и не чувствуется больше той пустоты в теле, что ощущалась во время моего прошлого пробуждения. Надо проверить:
  - Хенге но Джутсу!
  В комнате вместо девятилетнего подтянутого генина, возник змеиный саннин. Посмотрев на свою белую, как снег, ладонь и рукава темно-сиреневого халата, я отменил технику. Все нормально, тело действительно пришло в норму, а значит, что отдых закончился. Интересно, так сколько же я здесь все-таки провалялся?
  Впрочем, это можно узнать и у Орочимару, а сейчас мне уже пора. Секунда, и только помятая кровать напоминала о том, что здесь недавно кто-то был.
  Покинув больницу, я побежал к дому Орочимару по крышам, наслаждаясь закатом солнца и млея от прохладного ветерка, что приятно обдувал фигуру при движении. Мда... погода просто прелесть. Жаль, конечно, что сейчас опять придется спуститься в подземелье.
  Спустя минуту я уже стоял на пороге у входа в 'логово'. Пройдя по темным коридорам, я спустился вниз в подвал и почти сразу же имел счастье лицезреть своего наставника, сидящего в кресле посреди основной лаборатории.
  - Добрый вечер сенсей.
  - Зря использовал замещение, когда очнулся на второй день, - вместо приветствия сказал Орочимару, - из-за этого ты пролежал в больнице почти неделю.
  - Извиняюсь, что так вышло. Если бы я не сбежал, то 'неделей' бы я точно не отделался.
  - Хм, и чем же ты занимался? - Орыч усмехнулся, - уподобился моему учителю и напарнику, подглядывая в женской бане?
  - Нет, убегал от не в меру вспыльчивой куноичи. Боюсь, если бы меня заметили в женской бане, то ушел бы я оттуда более живым, чем от Анко из-за невинной шутки.
  - Хм, надо будет к ней присмотреться. Но это потом, сейчас главное то, что ты пришел в норму, а значит, что с завтрашнего дня начинаются тренировки. А раз ты такой шустрый в усвоении новых техник, - Орыч облизнулся, припоминая мне моих теневых клонов, - то обучение пойдет по новой программе, которую я составил, пока ты находился в больнице.
  - Хорошо сенсей, я могу идти?
  - Да, завтра утром я жду тебя здесь.
  Развернувшись, я побрел наверх к выходу. Что же, судя по многообещающим облизываниям, Орочимару решил припахать меня по полной. Впрочем, что нас не убивает, то делает сильнее, не так ли? А значит, что нужно хорошенько отдохнуть перед завтрашним днем...
  ***
  Анко в раздражении шла домой. Боже, как она хочет придушить этого невыносимого идиота Зоку, который при каждом удобном поводе говорит, что она глупее его! Ррррр!!! Спасло его во время предыдущей встречи только то, что в больнице сказали, будто он серьезно ранен и на него нельзя даже чихать... Ррррр!
  В Ичираку пришлось отдать четверть своих сбережений, что она копила к моменту выпуска, плюс еще вытирать стол и стену пришлось!!! А все из-за того, что этот поганец в который раз сбежал прямо у нее из-под носа!
  И как он только смог окончить академию в столь ранние сроки?! Да еще и попасть в ученики к одному из героев второй великой войны шиноби! Выскочка! Ну уж нет, она выпускается в следующем году и тоже попробует попасть в ученицы к Орочимару-саме! Правда завтра нужно зачет по ниндзюцу сдать, да и с Хенге но Джутсу нужно потренироваться...
  В этот момент Анко вспомнила, как Зоку не напрягаясь уже второй раз уходил от нее с помощью замещения. Хм... может и не зря он считается лучшим выпускником за последние два года? Хотя нет, все равно он выскочка, пусть и талантливый! И она скоро точно также сможет пользоваться ниндзюцу! Только вот с контролем чакры нужно потренироваться... да и Хенге но Джутсу нужно научиться нормально делать, чтобы не получались такие страшные и перекошенные рожи...
  На этом месте Анко остановилась и решительно тряхнула головой. Прочь такие мысли! Все хорошо! А Зоку еще поплатиться! Анко злопамятная! Нет! Просто злая, а память у нее хорошая!
  ***
  Орочимару сидел за столом и записывал результаты последнего эксперимента. Но сам он был очень далек от мира реального - он наконец-таки принял решение и теперь взвешивал все положительные и отрицательные стороны подобного выбора.
  Да... плюсы перевешивают минусы. Всегда нужно иметь запасной вариант... Он циничен и умен, а, значит, прекрасно поймет и примет все его решения.
  Да... все равно это когда-нибудь пришлось бы сделать. Иначе весь жизненный путь шиноби потеряет смысл, даже несмотря на личные достижения. Всегда нужна опора, а данный вариант подойдет как нельзя кстати.
  Да... он принял решение, а значит, что осталось только воплотить план в жизнь... а потом... потом уже будет видно...
  Глава 5
  Удар, удар, еще удар! Разворот, удар ногой, кувырок, удар сверху! Треск сминаемого моим кулаком дерева разносится по всей округе. Кувырок, удар, еще удар, прыжок...
  Пот застилает глаза, руки уже просто деревянные, а ноги вообще не чувствуются. Я даже не знаю, сколько точно вот так вот уже бью это бревно на площадке. Невыносимо сильно болят запястья и ноги, такое ощущение, что кости сейчас просто треснут, не выдержав веса утяжелителей. Хотя я прекрасно знаю, что это просто последствия перенапряжения каналов в руках и ногах, ведь без поддержки мышц чакрой, я бы не смог даже ходить нормально с такими стальными браслетами на конечностях.
  А как все хорошо начиналось... На следующий день после выписки с больницы, я в отличном настроении пришел на знакомый полигон, на котором меня уже ждал учитель. Вот только все 'отличное' приходилось только на тот минутный отрезок пути, пока я добирался до тренировочной площадки. Затем... затем начался ад, который продолжается до сих пор уже на протяжении четырех месяцев.
  Как я не сдох в первые недели от утяжелителей просто не представляю. Болело все: руки, ноги, голова, задница, кости, мышцы, глаза... даже вспоминать страшно. Еще страшнее было в таком состоянии выполнять различные упражнения, а также отжиматься и подтягиваться. Все-таки сорок с лишним килограмм отнюдь не способствуют легкости движений... В общем, все тренировки превращались в мой маленький персональный ад, до которого никому не было абсолютно никакого дела.
  Иногда от перенапряжения и жуткой боли я терял сознание прямо во время тренировок, из-за чего клону Орочимару приходилось приводить меня в чувство с помощью некоторых медицинский техник и снадобий. О составе последних я старался особенно не задумываться, помогло и ладно...
  Ни о каком ниндзюцу и говорить не стоило - все мои невеликие запасы чакры тратились на то, чтобы поддерживать мобильность моей тушки, а также затем, чтобы я мог хоть как-то двигаться. Хотя, даже если бы у меня нашлась лишняя порция-другая чакры, то, откровенно говоря, я бы побоялся пользоваться техниками. Мои каналы очень сильно расшатались и во многих местах были нестабильны из-за колоссального напряжения, которое обрушивалось на них ежеминутно. Ведь шиноби только иногда пользуются усилением с помощью чакры, которое весьма вредно для организма. Я же использовал его практически круглые сутки, даже во сне, ведь из-за этих проклятых утяжелителей я мог неосознанно сломать себя руку или ногу, а вполне может быть даже и шею, ведь во время сна человек слабо себя контролирует. Так что я сильно сомневаюсь, что использование техник дарует мне приятные ощущения, скорее я буду кататься по земле и выть от боли во 'внезапно лопнувшем канале'.
  Удар, прыжок! Перекат, удар ногой, удар, удар, удар!
  К концу первого месяца произошло наконец-то то, чего я больше всего боялся - на утро я не смог подняться с постели. Тело было словно не мое - тактильные ощущения отсутствовали, даже привычной боли не было, просто полный паралич. Сказать, что в тот момент я напугался, значит, ничего не сказать - как я не сошел с ума от страха, даже не знаю. Наставник пришел только спустя час и сделал мне два укола - в одном жидкость была мутно-зеленая, в другом - синевато-красная, с каким-то розоватым оттенком. Сразу же сильно полегчало, но неожиданно для себя я быстро заснул, костеря Орыча на все лады за такие нагрузки.
  Очнулся я только на следующий день, но чувствовал я себя даже лучше, чем до 'паралича'. Осознание этого факта сразу же подняло планку моего настроение до недосягаемых высот, даже переживания по поводу той дряни, что ввел в меня Орочимару, как-то отступили. Вот только как она поднялась, так сразу же и опустилась, ведь спустя две минуты после моего пробуждения ко мне зашел клон Орыча и пинком погнал на тренировку.
  И боль снова стала только нарастать день изо дня. В тот момент, когда меня снова отправили на отработку ударов, после занятий тело болело раза в два сильнее, чем в обычные дни. Как сказал Орочимару: 'из-за появившихся трещин в каналах', которые по его словам вскоре хоть и зарастут, но болеть будут только сильней. И его предупреждения полностью сбылись - к концу второго месяца я напоминал зомби, который ходил и тренировался скорее на автомате, чем по реальным командам мозга. Так как сам мозг почти все время пребывал в невероятном напряжении и поэтому очень часто посылал 'тело' по далекому и заковыристому маршруту, не желая обращать внимание на реальный мир.
  Особенно смешной была встреча с Анко. Однажды идя утром к полигону в таком 'тормознутом' состоянии, я встретился лицом к лицу с этим фиолетовым чудищем, которое от предвкушения моей скорой расплаты за свои 'злодеяния', чуть не замурлыкало. Вот только отреагировал я на ее появление совсем не так, как она предполагала. Не знаю, чего Анко ожидала, но точно не того, что я просто пройду мимо нее, словно она пустое место. Каким-то левым чувством и пятым глазом я 'видел' все происходящее, но реагировать как-то на все это не было ни силы, ни желания. Естественно, чудище, оскорбленное в своих самых светлых чувствах, быстро догнало медленно идущего меня и попыталось одернуть, вот только я опять же никак не отреагировал на ее действия. Понаблюдав за мной с минуту, Анко удалилась со странным выражением на лице.
  Удар! Верхняя часть бревна разлетается кучей щепок, а на руке появляется несколько новых порезов.
  Вскоре, с видом змея искусителя (что было не так далеко от правды) Орочимару предложил мне опробовать его новые, недавно им разработанные растворы, которые частично снимают боль и укрепляют каналы чакры. Также, помимо этого у него есть препарат, который помогает быстрее развиваться мускулам, а заодно и укрепляет их, при всем при этом еще и улучшая мышечную память! Все это было произнесено таким елейным голосом, что сразу становился понятен истинный смысл этих слов: 'не согласишься - запихаю'. Впрочем, не знаю как, но я все-таки смог отказаться от таких 'заманчивых' предложений, из-за чего Орочимару ушел с загадочной ухмылкой на лице. А потом... потом он повысил сложность тренировок настолько, что к вечеру я не мог даже двигаться, не то что заниматься. Болело буквально все: даже волосы и ногти каким-то образом умудрялись доставлять мне массу 'приятных' ощущений. Стоит ли говорить, что вскоре мне пришлось согласиться на его предложение, даже несмотря на то, что задница (мозг был в глубоком нокауте) благим матом вопила о том, что ни к чему хорошему это не приведет. Но все же, выхода как такового у меня не было - Орыч поставил меня в такую ситуацию, что выбирать приходилось лишь из двух вариантов: либо я дохну на тренировках от немыслимых нагрузок, либо принимаю его чудо-растворы. Иного выбора мне, увы, не дали.
  После того, как Орочимару начал каждое утро вкалывать мне свои препараты, дела сразу же пошли на лад. Хоть мое состояние особо и не улучшилось, но выносить тренировки стало заметно легче, да и боль в каналах стала по чуть-чуть утихать. Результат от приема химикатов стал виден спустя неделю - сила стала расти в геометрической прогрессии, а движения, показываемые наставником я мог повторить буквально через три-четыре попытки, чего не бывало ранее. Правда, жрать я стал за троих, чего тоже ранее не бывало, но это уже так, издержки производства.
  Стремительный росчерк, и нижнюю часть бревна постегает та же участь. Прыжок, удар, удар, удар! Новый манекен жалобно скрипит под моими кулаками.
  Спустя еще один месяц боль в каналах практически полностью оставила меня, и к этому моменту я наконец-таки смог нормально оценить свое нынешнее состояние. Самое очевидное - я стал гораздо сильнее. Мой удар в полную силу с утяжелителем и минимальным количеством чакры в руке разбивал в щепки тренировочное бревно. Все тело из-за постоянных нагрузок и ежедневного принятия препаратов покрылось кучей рельефно выступающих мышц, которые пусть и не сильно выделялись, но, тем не менее, были явно заметны. Скорость мне еще предстоит оценить после снятия утяжелителей, а вот прогресс в развитии системы циркуляции чакры был виден невооруженным взглядом. Судя по ощущениям, каналы чакры практически во всем теле стали заметно крупнее, в связи с чем я теперь мог спокойно оперировать гораздо большим объемом энергии за один раз, ведь пропускная способность каналов увеличилась как минимум вдвое. И, что самое главное, быстрее оперировать, ведь благодаря круглосуточному ношению стальных браслетов мой контроль в управлении чакры в собственном теле достиг немалых высот.
  Мда... теперь понятно, почему Орочимару выбрал именно такой тип тренировки. А также не могу не восхититься его подходом к делу. Я, конечно, понимал, что мне нужно всеми правдами и не правдами повышать свой контроль над чакрой, а также развивать систему ее циркуляции в теле. Но максимум, на что бы мне хватило смекалки, так это на ежедневные многочасовые медитации и на отработку стихийных техник. Орочимару же избрал самый тяжелый, но в тоже время и самый действенный метод моего обучения - путем немыслимой нагрузки он смог сначала сильно истощить, а потом и расширить каналы чакры в моем теле, пользуясь их временной 'гибкостью'. Обычному шиноби пришлось бы добиваться такого же результата лет пять, а то и все десять. Правда, в тоже время я сильно сомневаюсь, что без специальной поддержки 'обычный' шиноби смог бы выжить под гнетом такого напряжения, а также меня терзают смутные сомнения насчет того случая с параличом. Наверно, тогда я слишком сильно подорвал силы своего организма и был в шаге от верной смерти из-за истощения и перенапряжения. Благо что сенсей, который скорее всего уже давно ждал у меня подобного приступа, смог оперативно поднять меня на ноги своими растворами. Бррр... никогда не забуду того, как он вливал в меня эту густую, красно-розовую с синим оттенком гадость! Кстати я тогда узнал, что оказывается я проснулся не на следующее утро, а проспал почти четыре дня! Неудивительно, что в тот момент мне так сильно хотелось есть.
  Последние два месяца, после того как я стал принимать зелья Орочимару, тот стал по вечерам помогать мне осваиваться с Нан но Кайзо, но вот тут-то меня и ждал полный провал - за все это время я смог научиться удлинять конечности только на пять-десять сантиметров, да делать их более гибкими. И все. Было такое ощущение, что я уперся в какую-то непробиваемую стену, которая обрекала на провал все мои дальнейшие попытки хоть на чуть-чуть, на лишний сантиметр увеличить руку, ногу или еще там что-нибудь. Видя такие дела, Орыч взял у меня кусочек кожи для анализа, а после заявил, что пока это мой предел. Организм стал естественно сопротивляться таким насильственным изменениям, так что меня ждал очень большой облом в плане изучения мягкой модификации. Хм, а ведь у меня были очень большие планы на нее... Впрочем, что не случается, все к лучшему. Благодаря появившемуся по вечерам свободному времени, я смог заниматься стихийным ниндзюцу в подземном полигоне. Правда, после обычных занятий по физической подготовке чакры оставалось совсем немного, да и тратилась она очень быстро из-за утяжелителей, но зато что мне мешает просто ускоренно прогонять чакру по каналам, а также учиться как можно быстрее ее преобразовывать? Ну и естественно я спокойно мог изучать техники 'устно': лишь один-два раза использовать, а потом сразу же переходить к следующей. Ведь закрепить можно и потом.
  Удар! От усталости голова закружилась, и мой прошел мимо цели. Нет! Повинуясь моей воле, конечность резко удлинилась и слегка изогнулась в сторону, из-за чего кулак с хрустом врезался в древесину. Удар! Удар! Еще удар!
  Если честно, то после того, как я освоил свои первые пять техник, изучение всех остальных стало идти словно по накатанной. Ведь существует всего лишь три основных типа подачи стихийной чакры: одним сгустком, чередой из нескольких или сплошным потоком в течение небольшого промежутка времени. Все эти способы я худо-бедно освоил еще в самом начале на своих самых первых техниках, а сейчас же мне просто осталось совершенствовать уже имеющиеся навыки. Конечно, есть определенные техники, которые требуют особенного контроля, но пока мне таких не попадалось.
  Вот в таком ключе и пролетели четыре месяца моей жизни. Утром-днем - физическая подготовка и раскачка каналов чакры, вечером спокойные тренировки с ниндзюцу и переосмысление информации, которую получал мой клон из малой библиотеки Орочимару, пока я настоящий горбатился на полигоне. В том месте, куда был допущен мой клон, Орыч хранил лишь основные данные: различные книги о тактике, теории о применении техник, а также разбор самых простых из них. В принципе ничего важного, но все-таки толк в этом был. Всегда нужно знать что, как и почему работает, и от чего зависит та или иная техника, ведь от любой, даже самой маленькой мелочи, может зависеть моя жизнь.
  Удар! Пятое бревно за сегодня разлетается в щепки от удара, усиленного с помощью чакры. Фух... надо передохнуть...
  ***
  Этим утром я шел на очередную изматывающую тренировку в весьма скверном настроении. Уже давно прошло мое состояние 'тормоза', и теперь мне хотелось чего-то большего, каких-то новых ощущений. Точнее, проблема заключалась в том, что я стал гораздо сильнее. Вот только я не ощущаю эту силу! С момента начала тренировок Орочимару провел со мной еще два спарринга и в каждом из них он одолел меня с такой легкостью, что аж тошно становилось от осознания собственной никчемности. Конечно, я понимаю, что сражаюсь с противником, который во много раз сильнее меня, но все-таки мне уже до безумия надоело проигрывать.
  Придя на двенадцатый полигон, помимо Орочимару я обнаружил стоящего рядом с ним анбу в маске с изображением орла. Хм, и что же он здесь забыл? Если честно, видеть сейчас кого бы то ни было совершенно не хотелось.
  - Доброе утро, Орочимару-сенсей, - подойдя, я поздоровался с саннином, демонстративно игнорируя Орла.
  - Доброе Зоку, на сегодня тренировка отменяется, - сказал Орочимару, сохраняя нейтральную мину на лице, - тебя включают в специальный отряд для устранения разведывательной группы шиноби из Скрытого Камня, которая смогла прорваться через оцепление и сейчас находиться возле Конохи.
  Хм, неожиданно. И что бы это значило?
  - А тренировка сенсей? Да и вообще, у меня есть еще восемь месяцев до отправки на войну!
  - Миссия рассчитана на три дня, после ты вернешься в деревню и продолжишь свои занятия, - приятным баритоном ответил анбу, - и да, срок сократили до семи месяцев, так что у тебя осталось не восемь, а только три.
  Такой подлянки я не ожидал: заявление Орла меня весьма неприятно удивило. Значит всего три месяца до отправки на фронт... плохо. Значит, что нужно теребить Орыча в несколько раз активнее насчет знаний. Гораздо активнее.
  - Можно вопрос? - спросил я и, дождавшись утвердительного кивка анбу, продолжил, - что из себя представляет эта миссия?
  - Правильный вопрос, - Орел внимательно посмотрел на меня, - по данным с фронта, данная группа состоит из четырех чуунинов и двух джоунинов из селения Скрытого Камня. Все они ранены и истощены. На зачистку группы отправляется отряд анбу, состоящий из четырех человек, а также один джоунин и два чуунина.
  Мда... приплыли. Думаю, что выражение моего лица столь ясно выразило вертевшийся на языке вопрос, что анбу даже не стал дожидаться, когда я его задам:
  - Личная просьба твоего сенсея, - и так спокойно пожал плечами козел, будто ничего необычного не происходит.
  Теперь я перевел свой недоуменный взгляд на нагло ухмыляющуюся змеиную харю, которую все именуют не иначе, как 'Орочимару-сама'.
  - Тебе надо отдохнуть от тренировок и проверить свои навыки в реальном бою, а данный вариант идеально для этого подходит, - Орочимару кинул мне сумку, - здесь все необходимое. Я подготовил заранее. После выполнения миссии, тренировки пойдут в ускоренном темпе, а теперь тебе пора.
  После этих слов Орыч кинул мне небольшой стальной ключик. А затем... под откровенно офигивающим взглядом 'Дятла' я поднял широкие рукава своей футболки и начал снимать здоровенные стальные браслеты. Когда же они с грохотом упали на землю, даже через маску были видны широко раскрытые глаза анбу. А когда же я начал снимать браслеты и на ногах, Орел явно ушел в нирвану.
  Ну да, девятилетний, пусть и накаченный подросток, снимает утяжелители, которые суммарно по весу практически равны его массе. Мда... даже вспоминать не хочу, скольких трудом мне стоило практически при каждом движении ускорять ритм циркуляции чакры. Ведь даже несмотря на то, что я был очень силен физически (ну, для шиноби моего возраста), эти утяжелители все время перевешивали меня то в одну, то в другую сторону, и чтобы более-менее нормально совершать самые обыденные вещи (взять тарелку с раменом или зубную щетку), приходилось каждый раз идти на такие крайние меры. Сейчас же вес утяжелителей был для меня вполне терпимым, хоть и не давал мне как следует развернуться и постоянно замедлял мои движения.
  Зато теперь... после того как последний утяжелитель был снят, я ощутил себя буквально богом. Тело было настолько легким и сильным, что хотелось плясать и бегать от радости. Мда... мои мучения определенно этого стоили. Когда я вернулся в реальный мир, заметил взгляд довольного, как удав, Орочимару.
  - Сенсей, я могу отправляться? - спросил я, цепляя сумку со снаряжением к себе на пояс.
  - Да, через три дня я жду тебя у себя с докладом о результатах миссии. Удачи.
  - Пошли, - сказал мне анбу, - до встречи, Орочимару-сама.
  - Как скажете, Дятел-сан.
  Бедный анбу даже споткнулся от такого обращения.
  - Я Орел!
  - Как скажете, Дятел-сан, - стал косить под дурочка я. А я че? Пусть маски нормально размалевывают, а то хрен поймешь.
  Анбу, предчувствуя свои мучения, возвел маску к небу:
  - Ммм... Зоку, встречаемся у ворот через десять минут. За это время ты должен успеть собраться.
  - Хорошо, я быстро.
  Спустя мгновение я уже бежал к дому, на ходу привыкая к своей 'новой' скорости и опять изменившемуся центру тяжести. Прекрасно! Я стал гораздо быстрей в обычном состоянии, а с помощью чакры моя скорость становилась еще больше! Мда... а я еще удивлялся, почему Орочимару так легко меня побеждает... да для него мои движения были медленнее улитки!
  Через шесть секунд я оказался дома. Быстро сняв потную черную майку, я натянул на себя ее брата-близнеца, а сверху надел свой зеленый халат шиноби. Придирчиво осмотрев штаны, я остался доволен их состоянием и решил пока их не переодевать.
  Так! Раскрыв сумку, которую дал мне Орочимару, я внимательно изучил ее содержимое. Три куная, десять шурикенов, семь взрывных печатей а также чакропроводящий трос. Хм, этого вполне достаточно, так что все нормально. Повесив сумку себе за пояс, я открыл ящик тумбочки и достал оттуда три куная, рукояти которых были покрыты бинтами. Ммм... вроде безобидно, главное, чтобы никто раньше времени не узнал, что под такой незамысловатой маскировкой скрыты наложенные в три ряда взрывные печати.
  Спрятав взрывоопасные кунаи в сумку, я подумал, что надо будет попросить Орочимару научить меня создавать кибакуфудо. Точнее, мне скорее интересен принцип их действия, нежели сам факт такого умения. Хотя, уметь самому создавать взрывные печати тоже будет весьма неплохо.
  Хм, вроде все. Посмотрев на себя в зеркало, я увидел в отражении черноволосого худого мальчишку с острыми скулами и решительным выражением на лице, отличительной чертой которого были чересчур узкие даже для азиата глаза. Если честно, то раньше я всегда удивлялся тому, как японцы или китайцы могут нормально смотреть через свои 'щелочки', теперь же вот не удивляюсь... при этом еще и как-то сам умудряюсь смотреть через них.
  Все, пора! Выпрыгиваю в окно и бегу по крышам к главным воротам. Жил я не очень далеко от них, так что вскоре я оказался перед выходом из Конохи. Почти сразу же бросились в глаза трое шиноби, которые стояли возле одной из створок и явно кого-то дожидались. Точнее, бросились в глаза они только потому, что были единственными людьми возле врат вообще - такое ощущение, что вся эта местность буквально вымерла. Странно. Отсутствие простых людей легко понять - им запрещено в военное время появляться возле выхода из деревни, но чтобы не было никакого из шиноби...
  Джоунин прислонился спиной к стене и, устало прикрыв глаза, что-то говорил двум молодым чуунинам. Внешность у него была самая обычная - стандартная синяя форма Конохи, жилет, повязка с протектором, закрывающая лоб, простые черты лица. А вот два чуунина выглядели более оригинально: первый, в длинном плаще с капюшоном, который практически полностью скрывал фигуру владельца, оставляя на виду только черные очки и нижнюю часть лица, скорее всего являлся членом клана Абураме (уж слишком характерная одежда выдавала его с головой), он стоял абсолютно спокойно, поддерживая неспешную беседу с джоунином; второй же по какой-то причине злился, возмущенно махая руками и что-то выкрикивая возле двух спокойно стоящих фигур. Одет он был в черные бриджи и такого же цвета футболку, на которую сверху был одет жилет чуунина.
  Подойдя к ним, я поздоровался:
  - Хай, я последний член команды. Меня зовут Зоку Куджо.
  - Ты где шлялся придурок?! - ко мне быстро подбежал чуунин в черных бриджах и, схватив за плечо, притянул к себе, проорав это буквально мне в лицо.
  Естественно, такое я терпеть не стал. Быстрый удар правой в живот прямо через жилет с полсилы, подножка и одновременно с этим удар левой в скулу. Все движения я проделал буквально за секунду, из-за чего чуунин даже не успел среагировать. От удара в живот тот согнулся пополам, показывая, что с силой я явно переборщил, но ничего, будет ему наука. Удар же в скулу откинул его метра на три, от чего тот врезался в стену, рядом с которой стоял джоунин. Сам предводитель нашей команды в этот момент открыл глаза и начал с интересом следить за моими действиями.
  Впрочем, 'черный' от моих ударов отошел довольно быстро и, резко подскочив, попытался снова кинуться на меня, но ему помешал джоунин:
  - Хватит Мизаши!
  - Он первый начал! - зло вскрикнул чуунин, повернувшись к предводителю группы, - я поставлю этого генина на место!
  Рывок! Но, увы, ударить еще раз этого Мизаши мне не дал джоунин: он перехватил мою ногу буквально перед лицом надменного чуунина, тем самым сохранив его нос от перелома.
  - Я же сказал, хватит, - спокойно проговорил предводитель, отпуская мою ногу из захвата, - он хоть и сам виноват, но все же не стоит доводить дело до мордобоя.
  Хм, я только сейчас заметил, что оказывается наш предводитель из клана Хьюга. А ничего так, красивые глазки.
  - Хорошо...
  - Хьюга Сокей.
  - ... Сокей-сан. Приятно познакомиться, - с этими словами я иронично взглянул на хмурого, как туча, Мизаши.
  - Это Мизаши Дорзу, а...
  - Абураме Тойшо. Приятно познакомиться, - сказал чуунин в плаще и очках, полностью подтвердив мои опасения.
  - Вот и познакомились, - сказал Сокей, улыбнувшись, - Зоку, тебя дали информацию касаемо миссии?
  - Только в общих чертах.
  - Не в общих мы разберем всей группой чуть позже к концу дня, сейчас же объяснять лично тебе детали миссии не имеет смысла. А теперь выдвигаемся! К концу дня мы должны быть на месте. Отряд анбу будет двигаться отдельно от нас. Вперед!
  С этими словами Сокей вышел на дорогу и побежал к лесу. Два чуунина молча направились за ним и только Мизаши изредка бросал на меня полные ненависти взгляды. Хм, потом нужно будет с этим что-то делать.
  Эх! Печально вздохнув, я посмотрел на безмятежно плывущие облака и спокойным шагом направился вслед за группой. Впереди меня ждали три напряженных дня.
  Глава 6
  - И так, вот, что нам известно, - заговорил Сокей, - команда врага состоит из двух джоунинов и четырех чуунинов. Все сильно истощены и ранены, сейчас находятся примерно в двух часах пути к северо-востоку от нашего местоположения. Отряд анбу скрывается с противоположной стороны и нападет одновременно с нами. Нашей основной задачей является поддержка анбу и отвлечение противника. И, естественно, при возможности мы должны нанести врагу как можно больший урон.
  - Хм, их больше чем нас, - в задумчивости проговорил Тойшо, - будет трудно.
  - Анбу не будет медлить, так что от нас потребуется не слишком многое, - джоунин перевел свой взгляд на меня, - Зоку, я не знаю уровня твоей подготовки, поэтому прошу мне коротко рассказать о своем стиле боя и техниках. От этого зависит твоя роль в предстоящей миссии.
  - Я все прекрасно понимаю Сокей-сан, - я поудобнее устроился на земле, - основной упор я делаю на техники Дотона и Катона, которые получаются у меня на весьма неплохом уровне. Так же, как вы уже успели заметить, а кое-кто даже опробовать на себе, у меня отличная физическая подготовка. В остальном же стандартный набор: клоны, взрывные печати, замещение. Это все.
  - Две стихии? - джоунин с новым интересом стал меня рассматривать, - обычно только чуунины владеют одной стихией, реже двумя. Генины же в своем большинстве, исключая клановых детей, редко способны на что-то, кроме самых простых техник.
  - У меня хороший учитель.
  - И кто же это? - спросил Мизаши, который до этого с иронией слушал наш диалог.
  - Орочимару-сама.
  - Кхм-кхм, это все меняет, - Сокей от неожиданности подавился, - теперь понятно, благодаря кому ты попал на эту миссию.
  Мда... оказывается, что они даже не знали, чей я ученик? Весело. И если джоунин, как и Тойшо, просто принял данную информацию к сведению, то Дорзу от имени Орочимару только еще больше помрачнел, а ненависти в его взгляде ощутимо прибавилось. Хм, если так дальше продолжится, то дело начнет принимать весьма неприятный для меня оборот, а, значит, что Дорзу сильно рискует не дожить до конца миссии.
  Спустя десять минут на лагерь опустилась тишина. Завтра нас ждет трудный бой, так что нужно как следует выспаться. Хм, если честно, то будь моя воля, я бы прямо сейчас побежал бить морду вражеским шиноби: сонливости не было и в помине, а все мое тело дрожало от предвкушения долгожданной битвы и возможности опробовать свою, лично разработанную, технику. Мда... надеюсь, что я не зря почти каждую ночь через силу отправлял клонов тренироваться на полигон, пытаясь освоить один очень интересный приемчик. Если быть точнее, то разработать, потому что ничего похожего в библиотеке шиноби я не нашел... хотя, если не нашел, то еще не факт, что такой техники не существует. Хм, и чтобы я бы делал без кеккей генкай клана Куджо? Сильно сомневаюсь, что без него я смог бы хоть что-то сделать.
  Ладно, пора спать. Пусть мое тело полно сил, но вот мозгам нужно дать время отдохнуть. Они мне еще завтра понадобятся...
  ***
  Встали мы за два с половиной часа до рассвета. Сборы не заняли много времени, и уже спустя десять-пятнадцать минут мы с максимальной осторожностью выдвинулись к лагерю врага, который еще вчера с помощью бъякугана обнаружил Сокей.
  По пути мы были вынуждены два раза обходить ловушки, замеченные жуками Тойшо. Каждый раз, когда насекомые выползали из его рукавов, меня пробирало до костей. Брррр... как представлю, где он их держит... бррр... все! Не думать, не думать...
  К лагерю мы подошли только спустя два часа. Вокруг стояла неестественная тишина, казалось, будто вся жизнь в этом лесу как-то внезапно исчезла, оставив зеленого гиганта в одиночестве.
  - Мне это не нравиться, - прошептал Сокей, - анбу уже должны были быть здесь, но я не вижу никого живого в радиусе пяти километров кроме нас и шестерых врагов в лагере.
  - Мои жуки уже направились к стоянке, - так же тихо ответил Абураме, - ждем.
  - Не нас ли?! - миг, и земля вспучивается под моими ногами, а здоровенный кулак, появившийся из дыры, со всей силы врезается мне в живот.
  Все это произошло так быстро, что я даже не успел толком среагировать на атаку. Точнее, все, что я успел сделать, так это направить чакру в область живота, тем самым укрепив мышцы пресса. Должен сказать, что силу удара я практически не ощутил - все-таки Орочимару меня и посильнее бил, а усилять и укреплять свое тело с помощью чакры я научился отменно, но, тем не менее, из-за мощи удара моя тушка отлетела метров на десять в сторону и потом прокатилась еще метров пять по земле. Хорошо, что шиноби камня не посчитал меня сильным противником и не стал вкладывать в удар максимально возможное количество чакры, так что хоть он и провел удар во всю силу своих мышц, но все-таки этого недостаточно для того, чтобы меня даже серьезно ранить, не то что убить.
  Мда... не ожидал. Честно. Но все же нам повезло: из-за того, что первой жертвой джоунина из скрытого камня (а это был именно он) стал я, мои напарники успели сгруппироваться и встать рядом спина к спине.
  - Свое жалкое анбу ищите? - сказал здоровый мужик в жилете грязно-коричневого цвета, вылезая из земли, - поздно, мы их уже убили и, должен сказать, весьма разочарованы их навыками!
  - В лагере клоны, - лаконично констатировал факт Тойшо.
  Дело приобретает весьма паршивый оборот. Так, один джоунин - почти под два метра ростом, плотное телосложение, большие кулаки, хорошо владеет стихией земли и тайдзюцу, если исходить из того, как он по меня ударил. Ведь не успей я вовремя среагировать, то переломился бы надвое. Дальше.
  Сверху на дереве, чуунин, правый глаз закрыт повязкой, телосложение хрупкое. На губах ехидная улыбка, значит ситуацию в серьез не воспринимает. Отлично. Скорее всего специализируется на ниндзюцу или гендзюцу, вероятнее всего на первом, так как пытается держать руки вместе. Дальше.
  Куноичи, вышла из-за спины джоунина. Хрупкая, надменный взгляд. Отлично. Судя по занимаемому положению, владеет каким-то особенным стилем тайдзюцу.
  Больше никого в радиусе обзора не было. Хм, пока что притворяюсь мертвым, ну или по крайней мере сильно пришибленным.
  - Когда? - Сокей, как и я, тоже был весьма неприятно удивлен данным фактом.
  - Еще вечером, - нагло усмехнувшись, за джоунина ответила куноичи, - я порезала их на кусочки!
  Куноичи, вероятнее всего владеет мечом. На данный момент предполагаемое оружие скрыто.
  Мой мозг отмечал и анализировал каждую деталь в облике врагов. Нужно быть максимально собранным, иначе я могу умереть. А я боюсь смерти, сильно боюсь. Не хочу второй раз умирать. Не хочу и не собираюсь! Пора!
  - А теперь, мы вас прикончим так же, как я прикончил вон того мальчишку! А после... - договорить здоровяк не успел, я на максимально возможной скорости метнулся к стоящему на ветке парню. Сейчас он самый неудобный противник, поэтому нужно вывести его из строя как можно быстрее.
  Как я и предполагал, шиноби не успел среагировать на мои действия - моя скорость была для него слишком большой. Миг, и мой кунай навылет пробивает его грудную клетку, попутно разрывая сердце врага на части. Минус один. Руки дрожат, по телу разливается предательская слабость, а перед глазами стоит изумленное лицо паренька, который так и не успел осознать произошедшее. Биджу! Все потом! Сейчас не время!!!
  - Картер!!! - крик куноичи разноситься по округе. Отлично. Она деморализована.
  Мгновение, и я уклоняюсь от удара кунаем возникшей передо мной девушки, а затем отпрыгиваю к своей команде. Связки от моего рывка до чуунина сильно заболели, к тому же я еще никогда не ускорялся до такой степени, можно сказать, что я сейчас двигался на пределе своих возможностей, тем самым подвергая организм большому риску. Так что мне нужно хотя бы полминуты отдыха, даже не просто нужно - жизненно необходимо.
  - Ты... - куноичи с ненавистью смотрела не меня, держа на руках тело только что убитого мной парня, - ты...
  - Рассредоточились! - крикнул за моей спиной Сокей, - на мне джоунин!
  Подача чакры в ноги и сразу же резкий прыжок в сторону - мое тело пролетело над несколькими кустарниками и приземлилось почти в двадцати метрах от моего прошлого местоположения. Еще прыжок! Спустя пару секунд я отдалился от места основных событий почти на сотню метров и, спокойно опустившись на ветку, стал ждать своего противника. Точнее противницу, которая вскоре выскочила на поляну следом за мной.
  Миг, и я перехватываю руку девушки с кунаем в паре миллиметров от своего горла, после же мой удар, который она заблокировала обеими руками, откидывает ее на несколько метров от меня.
  - Интересно, ты пришла сюда одна? Где еще один чуунин? - спросил я, вставая с ветки и разминая напряженные мышцы ног, - да и вообще, как вы смогли одолеть анбу?
  От моих невинных впрочем-то вопросов, лицо девушки еще больше исказилось в гримасе ненависти. Мда... видно тот парень был ей очень дорог.
  - Если тебе так интересно узнать это перед смертью, то так и быть, я тебе расскажу, - куноичи неторопливо спрятала кунай в сумке на бедре, при этом презрительно смотря в мою сторону, - Тсукимичи умер в схватке с одним из анбу, который носил маску орла. Также этот шиноби тяжело ранил второго джоунина, который все еще с трудом передвигается. Но сейчас умрешь ты, и не жди легкой смерти от моих рук!
  - Вот как, - жаль Орла, но, тем не менее, спасибо ему большое за такой 'подарок', - тогда, я сомневаюсь, что вы сможете победить. С тобой я еще попытаюсь справиться, и вполне возможно мне даже удастся это сделать. А вот оставшиеся члены твоей команды просто обречены на гибель - против них сейчас выступит отлично сработанная тройка шиноби, которая не даст им даже шанса на победу.
  Мда. Все-таки мне уже во второй раз повезло - девчонка весьма неопытна, впрочем, как и я. Но в отличие от нее я мыслю более рационально и не допускаю ошибок. Куноичи же ошиблась уже несколько раз: во-первых, она со мной заговорила, тем самым давая мне возможность восстановить силы, во-вторых, она рассказала мне о том, что случилось с анбу, тем самым предоставляя мне нужную информацию, ну и самая главная ее ошибка - третья, заключается в том, что она позволила себя разозлить. Непростительная ошибка. Хотя, ведет она себя уж слишком уверенно, а, несмотря на все ее ошибки, я не могу считать ее полной дурой. Да и не знаю я ни ее техник, ни ее стиля боя, так что ожидать от нее можно все что угодно, а поэтому надо стать максимально собранным.
  - Сдохни ублюдок!
  С этими словами куноичи кинулась ко мне, но я опередил ее - мой силуэт быстрее молнии метнулся к ней, а рука уже была занесена для сокрушающего удара. Не в моих правилах бить девушек, мне это даже противно. Но, сейчас я не у себя дома, а куноичи не обычная девушка - в первую очередь это хорошо тренированный убийца, который прирежет меня при любом удобном случае без всякой жалости. Поэтому я тоже не имею права поддавать слабости - или я, или она, третьего не дано, тем более после того, как я убил того паренька. А жить я хочу, так что долой сомнения!
  Но, к моему большому удивлению, мой удар не достиг цели - несмотря на то, что куноичи была гораздо медленнее меня, она каким-то образом сумела предугадать мои движения и, когда я оказался прямо перед ней, странно изогнулась и перекинула меня через себя, при этом еще и со всей дури заехав мне коленом в живот. Мда... отлетел я метра на четыре и, пару раз кувыркнувшись, спокойно приземлился на обе ноги. Не ожидал... удара я даже не почувствовал, ведь все мои мышцы во время рывка были укреплены, но все же это было весьма неожиданно.
  - Интересно... - пробормотал я в задумчивости, облизнувшись удлинившимся языком, - как ты успела?
  От моего такого невинного впрочем-то жеста, куноичи, несмотря на все свою ненависть и желание меня убить, зябко передернула плечами. Ну, еще бы, довольно впечатляющее зрелище, эта привычка Орочимару даже меня, уже привыкшего к подобным вещам, вгоняла в ступор.
  Девушка мне ничего не ответила. В общем-то - это верный шаг, но все же я надеялся не еще одну ошибку с ее стороны... ну, ладно. Мне и так последнее время неслыханно везет.
  Внезапно, мои размышления прервал свист разрезаемого чем-то острым воздуха. Замещение! Спустя мгновение бревно, которое оказалось вместо меня под ударом, разрезало на несколько десятков кусков. Чем?! Это же не стихия воздуха!
  После своей атаки, сама куноичи замерла на месте без движения, внимательно к чему-то прислушиваясь, только ее пальцы не прекращали малозаметно дрожать. Я замер на одной из самых верхних веток дерева, что росло на краю поляны. Она меня потеряла, но это ненадолго. Что это было, Джуби ее дери?! Я даже не смог ничего заметить. Футон? Нет, уж что-что, но данную стихию я смог бы определить... Стоп, а что это блестит около ее пальцев? Это же...
  Увлекшись наблюдением, я потерял бдительность и случайно задел плечом ствол дерева. Раздался громкий шорох, на который куноичи отреагировала просто мгновенно - миг, и очередное бревно вместе с деревом и ветвями разрублено на мелкие кусочки. Хм, ясно. Трос. Стальной, очень острый и в тоже время очень тонкий трос, который она контролирует нитями чакры. Интересный стиль... вот только как ее победить я просто не представляю. Я на сто процентов уверен в том, что прежде чем атаковать меня подобным способом, она окружила себя чем-то вроде кокона из стальных нитей. То-то мне все время мерещился странный металлический блеск вокруг нее.
  Сильно сомневаюсь, что мои техники Катона смогут ей в таком случае навредить. Тайдзюцу тем более. Дотон... хм, может сработать, но не факт. Впрочем, выбора-то у меня все равно нет, так что надо пробовать.
  Я спрыгнул с ветки, лишь чудом успев избежать атаки куноичи. Спустя секунду вместе со мной к земле полетел срубленный ствол дерева вместе с кучей листвы. Свист. Ко мне несется несколько острейших стальных нитей, готовых разрубить все, что угодно. И, наверно, у меня не было бы и шанса спастись, если бы я просто приземлился, а потом попытался бы куда-то убежать. Но, под удивленным взглядом куноичи я не стал ничего подобного делать, а просто-напросто погрузился в землю, исчезая в толще рыхлой породы.
  Хм, это первый раз, когда Шинджу Заншу но Дзюцу у меня получилось на такой скорости. Правду говорят, что опасность - лучший стимул. Раньше эта техника получалась у меня в лучшем случае через раз, теперь же все просто отлично.
  Дотон Шинджу Заншу но Дзюцу позволяет шиноби скрываться в толще земли и передвигаться там на достаточно высокой скорости путем размягчения породы на пути ниндзя. У меня она все равно еще довольно убого получается, но, тем не менее, мне сейчас важна сама возможность подобраться к куноичи незамеченным, нежели скорость передвижения. Эту технику я выучил буквально за день до отправки на миссию, так что благо уже то, что она у меня вообще правильно получилась.
  Самым главным плюсом от использования данной техники в данной ситуации будет то, что куноичи не сможет уйти из-под удара. Окружив себя коконом, она не только создала себе очень даже неплохую защиту, но еще и лишила себя мобильности, а, значит, что сейчас она открыта для атаки.
  Несколько секунд передвижения под землей и я занял положение ровно под ногами куноичи, так... думаю, для нее это станет большим сюрпризом.
  - Катон: Гокакью но Дзюцу! - огненный шар вспыхнул прямо под ногами девушки, а я еле успел активировать замещение... Успел буквально в последнюю секунду... зато куноичи крупно не повезло: трос - не трос, а от взрыва, который произошел в двух миллиметрах от твоих нижних конечностей, ничего не спасет. Правда, куноичи все же каким-то образом смогла отделаться лишь средними ожогами на ногах - основной удар приняли на себя ее стальные нити.
  Миг, и я стою позади куноичи, которая в этот момент что-то нервно подтягивала пальцами со стороны взрыва. Удар!
  К сожалению, кунай лишь слегка оцарапал ей плечо. Все-таки она смогла уклониться. Уважаю. Прыжок, и я снова оказался возле нее. В этот раз мой удар не успел достигнуть цели - раздался свист, и мне пришлось срочно разрывать дистанцию. Хм, мда. Видно, что мой огненный шар отнюдь не улучшил ее состояние - трос стал двигаться заметно медленнее, чем раньше.
  Свист. Я с улыбкой стоял в центре поляны и ждал момент, когда нити куноичи достигнут моего тела, при этом готовя технику замещения. У нее уже почти не осталось сил, я же сохранил чуть больше половины резерва, так что все кончено.
  Секунда, сознание тянется к нужному предмету для техники замещения и... ничего не происходит. Что?! За миг до того, как нити впились в мое тело, я успел сложить всего лишь несколько печатей.
  Скрип, который исходил от стальных нитей, которые пытались разрезать мою, ставшую каменной плоть, просто раздражал. Плюс, это еще и было очень больно, ведь несмотря на то, что моя кожа приняла свойства камня, трос тоже был отнюдь не праздничной ленточкой и больно врезался в мое тело. Я кретин! Доигрался! Выжил лишь чудом и тем самым чуть не сорвал имеющийся у нас план! Дотон Дому я использовал впервые в своей жизни и в прошлый раз, неделю назад, когда я обратил внимание на эту технику, она у меня вообще не получилась. Дому относился к тому разряду техник, которые требуют нестандартной подачи чакры, а именно, он требовала выпускать чакру через споры на коже, что даже для джоунина почти нереально. Только члены клана Хьюга и, как недавно выяснилось, клана Куджо могли проделывать такое без длительной подготовки. И то, без последствий для организма этот способ подачи чакры могли использовать только Хьюга.
  Приехали... Думаю, что потом мне будет очень стыдно... Но сейчас у меня есть дела поважнее, а подробно разобрать ситуацию можно будет и потом.
  - Вот ты и попался ублюдок, - куноичи подошла ко мне со странной улыбкой на губах, - не знаю, что это за техника, но ее на долго не хватит. Так что моли о пощаде.
  - Мне кажется, что ты слишком самоуверенна, - ага, кто бы говорил.
  Девушка более ничего не сказала, а просто подошла и вбила кунай мне под ребра, где окаменевшая кожа сильно ослабла под давлением стального троса.
  - Сдохни!
  - Дура, - это последнее, что я успел сказать до того, как начал распадаться.
  ***
  Со стороны послышал скорее не свист, а скрип с бешеной скоростью разрубающего воздух троса, а после взрыв. Ха, не знаю, как она догадалась, но ей это слабо поможет. Я идиот, чакры осталось совсем не много, буквально на донышке, а огненный клон потрачен просто бездарно. Хотя... вообще, это не моя ошибка, а клона. Или все-таки моя? Ведь клон - это часть меня, значит я тоже идиот? Или виноват только клон? Тьфу... ладно, потом подумаю.
  И какого хрена он выделывался?! Ладно... все-таки как-никак, а первый настоящий бой - так что в моем случае подобные ошибки пока еще простительны. Хм... надо будет потом расспросить сенсея о том, как она смогла прервать замещение моего клона. Также следует признаться, что уж слишком сильно мне понравилось сражаться - наконец-таки я смог проверить свои навыки в реальном бою, вот и увлекся в итоге не только я, но и мой двойник. Хм, а взрывной клон получился очень даже неплохим, правда, чакры на него ушло просто немыслимое количество, но этот момент я еще доработаю. Главное, что я все-таки смог его создать. Говорить о том, скольких трудов мне стоило найти нужную комбинацию печатей, а после еще и научиться правильно распределять чакру... не хочу даже и говорить.
  Я устало вылез из-за куста в сорока метрах от поляны и спокойно зашагал к месту, где только что умер мой взрывной клон, который вместе с техникой огненного шара сожрал почти весь мой резерв. Мда... с моим объемом чакры точно не разгуляешься. Выйдя на поляну, я удивленно присвистнул:
  - Неплохо!
  Действительно, все в радиусе двух метров от моего клона было начисто испепелено, а вокруг этого своеобразного 'эпицентра' земля еще метров на пять во все стороны была местами сильно опалена. Хм, результат превзошел мои самые смелые ожидания - хоть взрыв моего клона и был лишь ненамного сильнее взрыва кибакуфудо (сиречь взрывной печати), но зато он был неожиданным и одинаково сильным во все стороны, а большего мне и не надо.
  Внезапно из-за дерева на краю поляны послышался слабый стон. Хм, значит выжила? Подойдя к кустам в шести метрах от взрыва, я наконец-таки увидел куноичи. Мда, выжила, да еще к тому же достаточно слабо отделалась - все тело покрывали ожоги, плюс на вид полное истощение каналов чакры, но, тем не менее, она была жива и умирать явно не собиралась.
  - Ты... - девушка раскрыла глаза и с ненавистью уставилась на меня, - сволочь...
  - Сейчас не время, потом поговорим, - с этими словами я подошел к ней и как можно аккуратнее вырубил ее ударом по голове.
  Так, сейчас нужно поспешить на помощь к остальной команде, хотя я уже мало на что способен - как я уже говорил, от резерва остались лишь жалкие ошметки. Прыжок и я уже мчусь к лагерю врага, возле которого по идее и должна была происходить основная битва. Успел я как раз к развязке.
  Все поляна была перепахана вдоль и поперек. На краю валялся изуродованный труп вражеского чуунина - сразу видна работа жуков клана Абураме. Я с трудом сдержал тошноту от такого зрелища. Быстро переведя взгляд чуть левее, я обнаружил самого Тойшо - его голова была оторвана и валялась недалеко от тела, которое было по шею зарыто в землю. Меня затошнило с новой силой, и я выпрыгнул из кустов к противоположному краю поляны, где наконец-таки увидел живых шиноби.
  Сокей и Мизаши были сильно ранены. У нашего командира была перебита левая рука, а также имелось несколько длинных и обильно кровоточащих порезов по всему телу, так что в вертикальном положении Сокей держался лишь на чистом упрямстве. Дорзу же отделался лишь переломом левой ноги и правой руки, которая была вывернута ну уж под совсем странным углом. Валялся Мизаши рядом с поверженным толстым джоунином, который якобы 'вырубил' меня самым первым ударом. Судя по отсутствию внешних ран и тому количеству крови, которая вытекли из его рта, носа и пор на коже, то у джоунина из Скрытого Камня 'внезапно' произошло внутреннее кровотечение из-за перекрытых танкетсу. Мда... бъякуган страшная вещь.
  Кроме нашего командира на ногах еще остался последний из вражеских шиноби - второй, раненый Орлом, джоунин. Его торс был полностью покрыт бинтами и выглядел он сильно истощенным, хотя ран на нем видно не было. Правая рука джоунина повисла плетью, а в левой он сжимал обычную катану, которой он, скорее всего, и нанес столько порезов Сокею.
  - Сокей-сан, вижу вас неслабо потрепали.
  - Зоку, ты выжил? - глаза джоунина радостно расширились.
  - Да, и умирать пока не собираюсь.
  Воспользовавшись тем, что я отвлек Сокея от боя, вражеский джоунин на огромной скорости метнулся к нему, надеясь завершить бой одним ударом. Я побежал к нему наперерез, хотя и понимал, что просто не успеваю. Даже раненый 'мечник' двигался намного быстрее меня.
  Когда он почти достиг цели, внезапно, наперерез ему метнулась серая тень. Миг, и 'мечник' падает на землю, вырубленный одним ударом по голове. Я в изумлении уставился на появившегося только что шиноби, и, думаю, что не только я.
  - Орочимару-сенсей, что вы здесь делаете? - спросил я, находясь в ступоре. Что он здесь забыл? Ведь он даже для моих тренировок посылал всего лишь клонов, а сейчас... не понимаю.
  - Гуляю, - Орочимару облизнулся, - а заодно пополняю запасы на черный день.
  - О чем вы, Орочимару-сама? - это очнулся Сокей.
  - Тебя это не касается, - серая вспышка и наш командир падает без сознания точно так же, как и 'мечник' до него.
  - Сокей-сан!!! - Мизаши попытался встать, но не смог этого сделать из-за сломанной ноги.
  - Хм, Зоку, этот чуунин не нужен мне живым. Убей его.
  От этих слов у меня что-то внутри оборвалось. Я хоть и ожидал чего-то подобного, но точно не был готов к такому повороту событий. По телу стала распространяться дрожь и слабость, а перед глазами встали глаза убитого мной паренька еще в самом начале боя. Убить в сражении это одно, но убить своего беспомощного товарища - это совсем другое...
  - В чем дело Зоку? Почему ты медлишь? - Орочимару посмотрел мне прямо в глаза, - убей его.
  - Стой Куджо! Не делай этого! - Мизаши явно был в истерике и пытался отползти от нас, - я же ничего не сделал! Я хоть и завидовал тебе, но я член твоей команды! Не делай этого!!!
  Я передернул плечами, отгоняя липкий страх и сомнения. Дорзу, Дорзу... как будто у меня есть выбор. Стремительный росчерк куная, и чуунин замирает с холодной сталью в левом глазу. Сразу же накатила какая-то апатия и полное безразличие к происходящему. Наверно, сегодня я достиг своего предела с нервным напряжением: первое убийство и первый серьезный бой с последующим умерщвлением собственного товарища окончательно довели меня до нервного срыва. Хоть я и пытаюсь всегда казаться спокойным, но это не значит, что я есть такой на самом деле.
  - Молодец, - Орочимару довольно облизнулся, - а сейчас помоги мне собрать все трупы и тела без сознания.
  Я лишь молча подчинился. Сперва я забрал тело куноичи, потом перетащил тела всех четырех анбу, которые валялись во временном лагере врага, на поляну к Орычу. К этому моменту Орочимару успел запечатать тело Сокея и обоих вражеских джоунинов в свиток. От тела Тойшо, как и его противника чуунина, мало что осталось - его съели свои же собственные жуки. Наверно, это было сделано специально, чтобы тела членов клана Абураме не достались врагу, поэтому саннин просто сложил несколько печатей и приложил руки к земле. Сразу же после этого трупы вместе со всеми жуками провалились очень глубоко под землю.
  Запечатав все оставшиеся тела в свиток, Орочимару удовлетворенно оскалился:
  - Все просто отлично Зоку, а теперь нам пора.
  После этих слов я почувствовал, что начинаю терять сознание. Мда... ужасный день...
  Глава 7
  Пришел в себя я уже в доме Орочимару. Думаю, что не стоит говорить о том, какое поганое у меня было настроение? Да... уж чего-чего, но такого я никак не ожидал...
  Все нужно заново обдумывать, чертов Орочимару... он все-таки смог повязать меня кровью. Хотя, опять же, не могу не восхититься тем, как он убил трех зайцев одним кунаем: во-первых, как я уже сказал, Орочимару смог втянуть меня в свои темные дела так, что теперь я уже никак не отверчусь от ответственности - убийство даже простого чуунина мне никто не простит, во-вторых, он дал мне возможность ощутить вкус настоящей битвы между шиноби, а также 'научил' убивать без страха и сомнений, ну и в-третьих, Орыч смог найти себе тела для исследований и опытов, что для него было, наверное, самым важным достижением.
  Мда... богатый на впечатления был денек...
  Внезапно перед глазами возникло искаженное в ужасе лицо Мизаши с кунаем в глазнице и изумленный взгляд паренька из деревни скрытого камня, который так и не успел понять, что уже мертв. Накатила слабость и тошнота, а где-то в груди появилось ощущение какой-то неестественной пустоты, словно я навсегда потерял часть себя. С хрустом сжав пальцы в кулак, я с силой ударил по каменной стене, возле которой стояла моя кровать.
  Боль в разбитых костяшках вернула меня в реальный мир и помогла изгнать образы убитых мной людей... Орочимару... да... теперь игра пойдет по совсем другим правилам. Даже не знаю, хорошо ли это или плохо... хотя... этому суждено было случиться: не сейчас, так потом, но Орыч все равно смог бы найти повод для того, чтобы я смог замарать руки в его делах... Так почему бы не сейчас? Я его даже понимаю... по крайней мере, на его месте я бы поступил точно также...
  Перед глазами снова стали возникать образы убитых мною парней... Удар! Всю руку до плеча прострелила вспышка боли, которая снова помогла мне отвлечься от воспоминаний...
  - Ты уже проснулся Зоку? - послышался шипящий голос слева от меня, - отлично.
  - Как... я... здесь... оказался? - горло сильно пересохло, из-за чего слова довались мне с трудом.
  - Я принес, - Орочимару наконец-таки появился в моем радиусе обзора, дав мне вдоволь насмотреться на его довольную ухмылку, - принес, распечатал и уложил спать.
  - А... что... с миссией?
  - Какой миссией? - лицо Орочимару исказила кривая ухмылка, - ты тренировался на полигоне со стихийными техниками и по ошибке порвал себе множество мелких каналов чакры под кожным покровом. Из-за такого досадного случая, ты уже неделю лежишь в этой комнате с сильным истощением системы циркуляции чакры - лечение твоих каналов забрало слишком много сил у организма. Поэтому за прошедшее время ты ни разу и не покинул пределы этой комнаты, ведь при повреждениях подобного рода строго запрещено переносить раненых.
  - Но... как...
  - Мои друзья помогли страже ворот не заметить твоего выхода из деревни. Предводители всех групп шиноби, находящихся на тот момент в деревне, были собраны на экстренное совещание, касающееся развития событий на фронте, а остальные члены подразделений шиноби находились на площади перед зданием Хокаге, дожидаясь своих командиров.
  - Но... ведь...
  - А, если ты хочешь спросить о следящих дзюцу, которыми пестрит все защитная стена Конохи, то от них тебя скрыл мой подарок, - с этими словами Орочимару подошел ко мне и сложил несколько печатей, после чего я скосил глаза на свою руку и с удивлением обнаружил странного вида печать возле сгиба локтя, которая спустя секунду начала разлагаться.
  Пфф... впрочем, этого следовало ожидать. Думаю, что если Орочимару говорит обо всем этом с такой уверенностью, то вряд ли кто-то действительно сможет докопаться до правды. Не зря я еще удивился тому, что возле врат кроме команды Сокея никого не было... Змей умеет заметать следы... Корень делает это еще лучше... а про то, как Данзо избавляется от неугодных ему шиноби, говорить не имеет смысла - имя говорит само за себя.
  - Ясно...
  - Занятия начнутся через два дня. Отдыхай.
  После этих слов Орочимару покинул мое временное пристанище. Мда... и что теперь делать? Ха... наверное, просто продолжать заниматься, как бы глупо это не звучало. Ведь, если подумать, то несмотря на все произошедшие со мной события во время миссии, для меня мало что изменилось.
  Да, теперь я морально подготовлен к войне. Да, мои отношения с Орычем перешли на новый уровень, но что это меняет? Я как был генином, так им и остался, а, значит, что моя первоочередная цель не претерпела никаких изменений - даже наоборот, у меня появился новый стимул к развитию своих способностей.
  Времени осталось совсем немного - менее трех месяцев, и поэтому нужно будет утроить нагрузки. Неизвестно что случится после того, как я отправлюсь на войну: Орочимару может даже банально сбежать из деревни, пока меня не будет. А это не есть хорошо. Хотя... думаю, что Орыч свяжется со мной в любом случае, ведь я уже доказал ему свою верность, убив Мизаши.
  Ладно, все тело болит, нужно поспать. С основными целями я определился, а морочить себе голову лишними терзаниями не стоит - все равно переживания ничем мне не смогут помочь. Значит, надо отдыхать, а потом снова за тренировки...
  ***
  Стояло раннее утро, солнце только-только начало подниматься из-за горизонта, а Коноха уже была похожа на разворошенный улей: везде раздавались крики, приказы, множество простых людей сновали туда-сюда по улицам, разнося ящики и бочки по складам. Причина всему этому бедламу была одна - отправка целого выпуска генинов на фронт, в связи с чем нужно было собрать и запечатать кучу припасов, а также удостовериться в том, что каждая команда выпускников во главе с джоунином или чуунином полностью запомнила выданные им инструкции.
  По правде говоря, инструкции выдали еще месяц назад, вот только рассчитаны они были на команду более-менее сработанных генинов вместе с наставником, которую отправляют сторожить боковые направления, где вероятность встречи с противником весьма мала.
  А мне-то что делать? Напарников нет, а Орочимару сразу же сказал, что деревню не покинет - мол, и мне тренировка в боевых условиях, и он от экспериментов не отвлекается. Естественно, я и не ждал того, что Орыч отправиться вместе со мной на войну - зная его, надеяться на такое было бы сущей глупостью. Единственным открытым вопросом оставался состав 'специальной' группы, в которую я попал, ну и помимо этого меня интересовала сложность задач, что должны перед нами поставить.
  Из-за того, что я был 'сиротой', то есть не имел напарников, мне представилась возможность попасть в особую группу - в нее набирали сильных генинов и чуунинов для выполнения некоторых миссий повышенной сложности. Для того чтобы в нее попасть, надо было продержаться минуту против средненького чуунина, а также иметь достойные показатели по тайдзюцу и ниндзюцу.
  Со вторым пунктом не было абсолютно никаких проблем - демонстрация Гокакью но Дзюцу полностью удовлетворила все требования. А вот насчет первого... бедный чуунин не смог выстоять против меня и тридцати секунд, и то так долго только потому, что я не бросился с головой в атаку, а грамотно и вдумчиво, с минимальными затратами чакры, вырубил его, чтобы показать, что слово 'тактика' для меня не чуждо. И представитель анбу, наблюдавший за моим 'боем', наверняка принял это к сведенью.
  Честно говоря, я был очень удивлен уровнем подготовки этого чуунина - он был как минимум вдвое слабей куноичи, с которой я сражался во время миссии. Мда... вот что значит, низкий показатель. Хотя, для обычных генинов он был довольно серьезным противником, но, думаю, что тот же Саске смог бы его одолеть, да и Наруто вполне имел шансы его вырубить со своими теневыми клонами... Конечно, я понимаю, что являюсь отнюдь не 'обычным' генином, плюс во время нашей короткой стычки я двигался на максимально возможной для меня скорости, из-за чего чуунин просто не успевал за моими движениями, но все же... слишком уж он был слаб.
  Набор в 'особую' группу проводился за неделю до отправки генинов на фронт, и всю последующую неделю вплоть до начала первой миссии продолжался сплошной маразм: тесты на психическое состояние, небольшие зачеты по отдельным практическим навыкам, проверка теоретической базы, составление психопортрета... короче, только сегодня я наконец-таки смог спокойно вздохнуть и отрешиться от всей рутины.
  Тренировки Орочимару прекратил как раз перед набором в группу, мотивировав это тем, что мне нужно отдохнуть перед первыми миссиями. И, наверное, он был прав. В течение двух с половиной месяцев, которые прошли с момента моего выздоровления, я тренировался в несколько раз упорнее, чем за все время до этого вместе взятое. Нового я выучил не слишком много, но вот все старые знания и навыки основательно закрепил.
  Поэтому всю эту неделю я занимался очень непривычными для меня делами: сдавал зачеты и отдыхал. Наверное, впервые с момента моего появления в этом мире, мне действительно нечем было заняться.
  Но, как бы то ни было, всему приходит конец, пришел конец и моему незапланированному отдыху - сегодня я наконец-таки увижу членов своей новой команды и заодно с этим узнаю детали предстоящей миссии, к исполнению которой мы приступим завтрашним утром.
  Пройдя через небольшой коридор в левом крыле башни Каге, я оказался в комнате, в которой помимо анбу в маске с изображением волка, находилось еще двое человек: девушка в жилете чуунина с довольно миловидным лицом и светлыми волосами, и парень из клана Учиха с чуть высокомерным взглядом, одетый в черные штаны и футболку с изображением символа клана на спине. Интересно... судя по словам Волка, который, кстати, и набирал людей в нашу группу, в команде будет пять человек, не считая джоунина, который возьмет на себя обязанности командира. Значит еще двое. Хм...
  - Доброе утро, Волк-сан.
  - Зоку, ты вовремя. Мы ждем еще двоих, - кивком поприветствовал меня анбу, - это твои будущие напарники: Учиха Ниасу и Ясуна Дорзу. Ниасу, Ясуна - это один из членов команды, Зоку Куджо.
  - Приятно познакомиться, - помимо воли, мои и так весьма узкие глаза превратились в две малозаметные щелочки.
  - Взаимно, - куноичи приветливо мне улыбнулась, а Ниасу ограничился лишь кивком головы.
  Сестра Мизаши... вот так сюрприз. Вот только этого мне не хватало! Даже несмотря на то, что она не может знать о том, что я убил ее брата, мне все равно будет очень трудно с ней общаться - совесть попросту не даст мне покоя. Перед глазами снова стали возникать лица убитых мной людей... так, стоп! Надо успокоиться! Биджу! Дерьмо! Ну почему она попала в мою группу?!
  Пройдя молча в угол помещения, я присел на стоящий там стул. Мда... везет мне, как утопленнику. Может судьба? Да нет, к биджу такую судьбу! Так, надо подумать.
  Как я недавно узнал, команду Сокея объявили пропавшими без вести или условно убитыми, но из-за идущей войны решили пока не разглашать факт смерти целой группы шиноби. Орочимару мастерски затер все следы - тела, что он убрал под землю, разорвало на мелкие кусочки, которые оперативно доели жуки Тойшо. Все следы чакры были затерты так, что установить личности сражавшихся смог бы только очень чувствительный сенсор, и то не позднее десяти часов с момента конца битвы.
  Но кинулись искать группу слишком поздно, поэтому единственное, что смогли с точностью установить, так это сам факт сражения и мельчайшие остатки плоти и крови в земле. В общем, ситуация вышла щекотливая - было точно выяснено, что член клана Абураме умер вместе со своим противником, также помимо этого было засечено еще несколько смертей, но вот выживших так и не смогли обнаружить.
  Ладно, подведем итоги: Ясуна пока не знает о смерти брата и в любом случае не сможет распознать его убийцу. Значит, что основной проблемой остается мое чувство вины, которое мне придется запихать куда-нибудь поглубже. Да... неприятная ситуация. Но, увы, уже ничего не изменить...
  Погрузившись в себя, я пропустил приход четвертого члена команды - Сарутоби Асумы, сына нынешнего третьего Хокаге. Хм... тоже неожиданно, хотя ничего удивительного в этом нет - насколько я помню, он отлично владеет стихией огня, воздуха и тайдзюцу. Выглядел Асума практически так же, как и в оригинале, только более молодым: вместо бороды - щетина, одет в стандартную форму Конохи с жилетом чуунина, на поясе висит знаменитая пара кастетов, а во рту он держит сигарету, от которой за ним тянется полоса темно-серого дыма.
  Кивнув ему в знак приветствия, я принялся ждать оставшихся двух членов команды. Следующим пришел джоунин, им оказался крепко сбитый жилистый мужик среднего роста с хмурой миной на небритом лице. Махнув головой Волку, он внимательно нас осмотрел и сказал:
  - Меня зовут Реуджо Идосу, с этого момента я являюсь вашим командиром, - выслушав наши имена в ответ, он продолжил, - с этого момента мое слово - закон. Любого, кто не будет следовать моим приказам, я убью в тот же миг, так как не собираюсь из-за какого-то недоумка подставлять под удар всех остальных. Это всем ясно?
  Получив ото всех нас утвердительные кивки, он еще раз осмотрел наши нестройные ряды:
  - Где еще один?
  - Он должен скоро подойти, - ответил за всех нас Волк, - он...
  - Ийаааа!!! Сила юности бурлит в моих жилах!!!!! - нечто в зеленом комбинезоне вынесло входную дверь в комнату и молнией метнулось к нашему джоунину, - чуунин Майто Гай в вашем распоряжении!!!
  Все впали в ступор. Даже отсюда я смог заметить, как у джоунина задергался левый глаз. К моей гордости, я смог сохранить хладнокровие, хоть и далось мне это нелегко, а вот Реуджо было реально жалко: основной 'удар' был направлен как раз на него, так что я ему не завидую. Так вот ты какой, зеленый ди... зверь Конохи!
  - Эээ... мы тебя ждали Гай, - спас ситуацию Волк, который первый отошел от шока, - теперь я могу дать вам первое задание, после него вы перейдете в распоряжение Намикадзе Минато, который возглавляет силы Конохи на том участке фронта.
  - Да, конечно, - Идосу вернулся в мир реальный и, смерив подозрительным взглядом белоснежную улыбку Гая от уха до уха, по очереди представил всех нас будущему сильнейшему мастеру тайдзюцу.
  - Ладно, начнем. Ваша первая задача состоит в том, чтобы перехватить груз, который шиноби Скрытого Камня перевозят из одного разграбленного селения на западной оконечности фронта. Это поселение принадлежало клану Тиас, который скорее всего уже полностью вырезан. Его члены никогда ничем особенным не славились, да к тому же всегда отказывались от присоединения к Конохе, так что особых причин что-либо делать в этом направлении нет. Если бы не одно но...
  - И что это за 'но'? - выразил общую мысль джоунин.
  - Ивагакуре выделила целую команду своих шиноби для транспортировки какого-то свитка, который судя по всему имеет очень большое значение для деревни Скрытого Камня. Мы не знаем, что из себя представляет этот свиток, но нельзя допустить, чтобы он попал в руки к врагу. Поэтому задача такова - либо перехватить, либо уничтожить. Ясно?
  - Да, - ответил Реуджо, забирая несколько свитков из рук представителя анбу, - выступаем завтра утром.
  Спустя минуту, когда все вышли из здания Каге, джоунин заговорил:
  - Основное мое требование к вам я уже озвучил, так что надеюсь, что с дисциплиной все будет в порядке. Выступаем завтра утром, припасы брать на два дня, снаряжение - все необходимое. Встречаемся в пять утра возле ворот, удачи, - с этими словами Идосу пошел куда-то по своим делам, махнув на прощание рукой.
  Хм, он мне даже нравиться. Четко и по делу. Ладно, мне тоже пора:
  - До завтра, - сказал я своим напарникам, одновременно с этим сложив несколько печатей. Спустя секунду я исчез в вихре из листвы, применив Шуншин но Дзюцу.
  Глава 8
  Без десяти минут пять все кроме джоунина уже находились в точке сбора. Поприветствовав Гая и Асуму кивком головы, при этом напрочь игнорируя Ниасу с Ясуной, я облокотился о створку ворот и приготовился малость вздремнуть до прихода Реуджо - практически всю ночь меня мучила бессонница, поэтому погрузился в полусон-полуявь я в тот же миг, как только моя спина коснулась отполированной древесины.
  - Куджоооо! - на громкий вопль, внезапно раздавшийся под ухом, я отреагировал соответственно: удар ногой в область паха и одновременно с этим перекат в сторону. К сожалению, мой удар был принят на жесткий блок и не причинил особого вреда, а всего лишь откинул зеленого зверя Конохи на пару метров.
  - Какого биджу, Гай?! - оглядевшись по сторонам, я понял, что джоунин все еще не пришел, да и вообще, с того момента, как я задремал, прошло не более пары минут.
  - Куджо, как ты можешь спать?! Ведь скоро сила юности поведет нас в бой! Разве ты не чувствуешь... - на этом месте 'зверь' малость сбавил обороты, видя мой откровенно бешеный взгляд, не сулящий ему ничего хорошего, - ... как в наших жилах струиться неутомимая...
  После этой фразы я принялся демонстративно закатывать рукава своего халата, изнемогая от желания дать в челюсть одному зеленому придурку.
  - Зоку, Гай, Асума, Ниасу, Ясуна! - позади меня раздался голос Реуджо, - вы все уже здесь, так что мы выступаем! В конце дня будет привал и подробный разбор деталей, касающихся нашего задания. Сейчас в путь!
  Мрачно посмотрев сначала на радостно скалящегося Гая, а потом на бесстрастную морду джоунина, я обреченно вздохнул и направился вместе со всеми к выходу.
  ***
  - Сейчас мы с вами должны разобрать наш план действий, - сказал Реуджо, когда мы сели полукругом возле него, - я знаю способности каждого из вас, но хотел бы, чтобы вы рассказали об этом сами. Ниасу, начинай.
  Ха, навевает воспоминания, однако.
  - Хм, - Учиха чуть заметно скривился, но все же начал первый, - владею тайдзюцу выше среднего уровня, идеальное исполнение всех базовых техник и техник Катона, шаринган с одним томое.
  - Я владею лечебными техниками на среднем уровне, тайдзюцу ниже среднего, не владею стихийными преобразованиями, могу навести слабое гендзюцу, имею способности сенсора, - без приглашения начала Ясуна, сидящая справа от Учихи.
  - Хорошо, Куджо, ты.
  - Пф, - я поморщился гораздо сильнее Ниасу, все-таки рассказывать о себе я очень не люблю, - тайдзюцу выше среднего, владею Дотоном и Катоном, все остальные показатели тоже выше среднего.
  - Пойдет, Асума.
  - Я владею... - на этом месте сын третьего Хокаге особенно сильно затянулся и после этого выкинул сигарету, - Катоном, Футоном, тайдзюцу среднее.
  - Теперь я! - ну кто бы сомневался, Гай, естественно, не смог спокойно начать, - владею только тайдзюцу, стилем Цветка Лотоса! Абсолютно не владею ниндзюцу и гендзюцу, зато умею открывать пятые врата!
  - Отлично, теперь делаем так, - Идосу внимательно осмотрел каждого из нас, - я, Гай и Зоку будем атаковать напрямую и свяжем противника боем. Асума и Ясуна осуществляют поддержку. Ниасу будет прикрывать всех нас, так как мы все еще не знаем точное количество шиноби противника. Есть вопросы по этому поводу?
  - Да, - Учиха явно был недоволен отведенной ему ролью, - почему я в прикрытии?
  - Для поддержки ты не годишься, для атаки же я взял сейчас только тех, кто сможет реально выжить в предстоящем бою. Поэтому остается только прикрытие - в нужный момент ты сможешь вступить в бой с врагом, а также при случае помочь своим товарищам.
  - Вы хотите сказать, что я слабее этого? - Ниасу небрежно кивнул в мою сторону, - члены клана Учиха всегда превосходят обычных шиноби в реальном бою благодаря своим генам.
  - Я не хочу это сказать, я уже это сказал, - в Ниасу уперся тяжелый взгляд джоунина, - показатели Куджо заметно выше твоих по всем направлениям, так что больше говорить на эту тему мы не будем. И еще, не надо недооценивать тех, с кем собираешься идти в бой, обычно это плохо кончается. В команде должно царить полное взаимопонимание, а также каждый ее член обязан четко знать свою роль в предстоящем сражении и не пытаться притеснить других из-за своего ущемленного чувства гордости. Я ясно выразился?
  - Да, - лицо Учихи не выражало абсолютно никаких эмоций, - я все понял.
  - Ну, вот и отлично, а сейчас давайте продолжим. Я предлагаю...
  ***
  - Скоро они будут здесь, - справа от меня раздался шепот Ясуны.
  - По местам!
  После приказа джоунина все практически мгновенно заняли выделенные им позиции: Ниасу спрятался где-то в кроне деревьев, Асума и Ясуна отошли в бок от предполагаемого маршрута вражеских шиноби, я под одобрительным взглядом Реуджо начал погружаться под землю, используя Шинджу Заншу но Дзюцу, Гай тоже отпрыгнул куда-то в сторону, хотя ему спрятаться было труднее всех: лишенный возможности манипулировать своей чакрой на прямую, он вынужден надеяться только на навыки своего тела. Сам джоунин словно растворился в воздухе, с немыслимой для меня скоростью исчезая в неизвестном направлении.
  Кислорода под землей должно вполне хватить на пять-десять минут спокойного дыхания, а большего мне и не требуется. Всего врагов должно быть не более шести человек и, как минимум, трое из них являются генинами, ведь в самый разгар войны никто не будет посылать на подобное задание отряд, полностью состоящий из чуунинов. Как сказал Идосу, мы должны максимально быстро расправиться с противником, не устраивая при этом затяжные бои.
  Ха, а неплохо наш джоунин поставил на место гордого представителя клана Учиха. По силе я и красноглазый были практически равны, но вот его гордыня могла помешать ему правильно расставить приоритеты в первом же серьезном бою, тем самым жизнь Ниасу могла бы оказаться под угрозой. А кому нужны проблемы с одним из сильнейших кланов в Конохе, которые могли бы возникнуть из-за смерти одного одаренного паренька? Никому, поэтому Реуджо и решил подстраховаться и не подвергать излишней опасности Ниасу - себе дороже бы вышло.
  Спустя пять минут внезапно послышался громкий крик, который быстро оборвался. Пора! Ну что же, вот и выдался мне еще один шанс проверить себя в реальном бою... Так, судя по ощущениям, рядом со мной находится кто-то, испускающий слабую яки...
  Моя рука резко появилась из-под земли и, схватив противника за ногу, рывком затянула генина из селения Скрытого Камня под толщу породы, оставив на виду только голову. Хм, даже удивительно, что шиноби деревни, в которой как раз и специализируются на стихии земли, попался на такой трюк. Впрочем, это была его последняя ошибка - удар кунаем в сердце прямо под землей оборвал его жизнь.
  Эффект неожиданности уже потерян, так что надо выбираться. Толчок ногами и я почти полностью высунулся из толщи земной породы. Так... раз, два, четыре, шесть, семь! Четыре генина, один джоунин, которого связал боем Реуджо, и два чуунина. Сражение только началось, а шиноби Ивагакуре уже понесли потери: одного генина убил Идосу в самом начале, второго прикончил я под землей, третьего 'маленького' уже дорезает Асума. Ха, становиться весело!
  - Катон: Гокакью но Дзюцу! - от меня в сторону одного из чуунинов устремляется огненный шар двух метров в диаметре.
  - Дотон: Дорью Хеки! - перед лохматым парнем в красных штанах и футболке с одним рукавом появляется каменная стена, которая берет на себя удар моей техники.
  Жаль, конечно, ну да ладно, все равно силы я потратил не напрасно: Асума, увидев появившуюся каменную стену, ударом ноги вбил в нее своего противника, из-за чего бедный генин наверняка сломал пару-тройку ребер. Правда, его мучения быстро прервались - мой огненный шар оперативно завершил начатое сыном Третьего, поджарив несчастного до корочки. Слегка накатила тошнота из-за запаха паленой плоти... мда... привыкаем потихоньку.
  - Вихрь Конохи!!! - раздался крик где-то метрах в двадцати слева от меня, затем послышался сильный треск и несколько деревьев начали заваливаться в разные стороны.
  Хм, значит Гай связал боем второго чуунина. Ну и хорошо. Значит, что на мне остался только этот лохматый парень - четвертого генина уже избивает Ниасу, а джоунины отдалились от основного места битвы.
  Рывок, и я приземляюсь на стену, которой чуунин защитился от моего прошлого удара. Раздался свист разрубаемого железом воздуха и мне пришлось уклоняться от трех кунаев, который лохматый выпустил в моем направлении. Отпрыгнув на ствол соседнего дерева, я на максимальной скорости метнулся к уже начавшему складывать печати парню: мой удар в солнечное сплетение он успел заблокировать, а вот подножку пропустил - повалив его на землю, я успел нанести два мощных удара в туловище, после чего чуунин использовал замещение. Хм, пытается сбежать?
  Отталкиваюсь от земли и устремляюсь в погоню за лохматым: никто из врагов не должен уйти живым, поэтому его следовало убить как можно скорее. Нагнал я его спустя минуту - мои удары прошли для него совсем не бесследно: он держался за живот и с трудом перепрыгивал с ветки на ветку. Наверняка я отбил ему внутренние органы, ведь свою силу я в тот момент не сдерживал, а укрепить свои мышцы перед моими ударами он походу не успел. Мне даже стало чуть-чуть жалко эту команду - если бы мы схлестнулись в 'честном' бою, то вряд ли бы смогли победить их так легко, даже несмотря на свой качественный перевес. Но, увы... война есть война.
  Резко ускорившись, я сбил чуунина в воздухе и мощным ударом загнал кунай ему между ребер. Спустя секунду я с удивлением увидел, как после моей атаки земляной клон начал распадаться комками грязи. Ррррр... биджу его дери... где он?!
  Сконцентрировавшись на своих ощущениях и выпустив чуть-чуть своей чакры в окружающее пространство, я попытался почувствовать его яки или хотя бы отпечаток чакры, ведь пусть я и не имею дара сенсора, но любой шиноби может ощущать подобные вещи на небольшом расстоянии. Что-то смутное на грани ощущений мелькнуло позади меня. Вот ублюдок!
  В тот же миг я побежал в том направлении, ведь чуунин перестал двигаться и сейчас в спешке пытался что-то сделать. Выпрыгнул я на поляну как раз вовремя: лохматый при мне передал какой-то небольшой свиток своему призванному животному - кроту, сам в этот момент поворачиваясь ко мне с явным намерением ценой своей жизни дать животному время, чтобы уйти. Хрен тебе!
  Ударом ноги в живот я отправил чуунина в полет к ближайшему дереву, а крот получил от меня три куная в разные части тела, которые помешали ему быстро уйти под землю. Еще один рывок и мой кунай с громким хрустом пробивает череп животного, одновременно с этим второй рукой я вырвал у него изо рта нужный предмет.
  - Ублюдок!!!
  - Ха, - мое настроение стало неуклонно повышаться, - интересно, что это за свиток?
  Лохматый только с ненавистью смотрел на меня и явно не собирался отвечать. Хм... это точно не письмо - бумага была слишком дорогая даже для послания к самому дайме, закрывался свиток на искусно сделанный железный замочек, при этом он был очень чистым, что весьма удивительно для предмета, который несли столько дней по труднопроходимой местности, плюс ко всему этому свиток был весьма небольшого размера - не более пятнадцати сантиметров в длину и трех в ширину. Ммм... все интереснее и интереснее: по бокам на деревянных вставках обнаружился знак деревни Скрытого Водоворота - спираль, а середину свитка густо покрывали очень мелкие иероглифы, на разбор которых мне потребуется немало времени. Ладно...
  - Думаю, что я оставлю этот свиток себе.
  После этих слов чуунин со всей возможной скоростью метнулся ко мне, на ходу доставая кунай из сумки на поясе. Естественно, попытка меня убить не удалась: быстро ускорившись, я легко увернулся от выпада противника и снова ударил его в живот, из-за чего тот упал на землю, как подкошенный, и начал харкать кровью.
  - Мне пора, еще увидимся, - под изумленным взглядом лохматого я поднес свиток к своему рту и, обвив его быстро удлинившемся языком, проглотил, - не скучай тут без меня.
  После того, как я запечатал свиток в специальную метку, нанесенную мне возле основания языка, я сложил печать, совершив технику замены. Спустя пару секунд мой огненный клон, оказавшийся рядом с чуунином из Скрытого Камня, взорвался. Хм, вроде бы все, пора возвращаться.
  Когда я подошел к месту засады, все уже было давно кончено - трупы сгрузили в кучу, а все члены команды ждали, пока Ясуна залечит длинный порез на руке Реуджо, уже готовые выдвинуться по направлению к нашему лагерю, расположенному почти в двухстах километрах на северо-запад от сюда.
  - Он мертв Зоку? - спросил меня джоунин, когда я подошел к основной группе.
  - Мертвее не бывает.
  - Отлично, Асума, что со свитком?
  - На нем наложено множество разных печатей, на которых, по всей видимости, специализировался убитый вами джоунин, так что открыть сами мы его не сможем.
  - Ясно, значит, отправим его в Коноху, пусть там разбираются. Кстати, - джоунин обвел всех нас взглядом, - молодцы ребята. Честно, не ожидал от вас такой сноровки. Не каждый чуунин может похвастаться такими навыками, какие вы продемонстрировали в этой битве. И, хоть наши противники были неприлично слабы, я все равно вами горжусь. Ладно, а теперь давайте, нам нужно выдвигаться.
  Да, действительно, бой был весьма неплох даже несмотря на тот факт, что противники явно не соответствовали нашему уровню, а находились, как минимум, на планку ниже нас. Также было очень приятно видеть результат моих тренировок: мой взрывной клон стал потреблять примерно раза в два меньше чакры, что не может не радовать - за эти два с половиной месяца я достаточно намучился, пытаясь стабилизировать в нем поток чакры для того, чтобы снизить затраты на его создание.
  Суммарно за весь бой я потратил чуть больше половины чакры, что тоже в свою очередь обнадеживает. Также душу греет свиток, запечатанный в моем языке. Эту метку поставил мне Орочимару примерно месяц назад, мотивировав это тем, что 'всегда пригодится для того, чтобы что-то тихо стащить'. Мда... теперь я понимаю, что Орыч был в тот момент прав, как никогда. Ведь из-за того, что печать находится внутри меня, ее практически невозможно обнаружить, а я в свою очередь могу в любой момент воспользоваться запечатанными вещами.
  Что касается свитка, то его ценность неоспорима - сильно сомневаюсь, что Ооноки стал бы отправлять шиноби ради кого-то рецепта куриного бульона. Плюс на свитке явно неспроста нарисована спираль, вполне возможно, что этот свиток был взят из уничтоженной деревни Скрытого Водоворота, так что его ценность возрастает еще в несколько раз. Алиби у меня имеется железное - никто не знает о том, что настоящий свиток находился у чуунина, а джоунин тащил лишь подделку. Хотя, конечно, все может оказаться и наоборот - у меня искусно сделанная обманка, а у Асумы, который в этот момент пристраивал его за спину, подлинный свиток. Но все же что-то мне подсказывает, что оригинал находится у меня... Впрочем, все равно пока у меня нет времени на то, чтобы как следует изучить находку и проверить свои предположения, а, значит, что займусь я им только после того, как закончиться война.
  Ладно, сейчас нужно двигаться в лагерь, да и вообще, нужно собраться. Как-никак, а вскоре я воочию увижу будущего четвертого Хокаге, а после отправлюсь на следующую миссию...
  Глава 9
  Я с трудом прислонился к стволу небольшого деревца, пытаясь при этом не потревожить раненое плечо. Ррррр, задери их Некомата, а как все хорошо начиналось! Удачно выполненная первая миссия, неплохая команда, встреча с Четвертым... а потом кровь, взрывы, убийства и крики, все время раздающиеся на полях сражений. Еще в постоянном лагере, видя заполненные ранеными шиноби палатки и множество трупов, я начал постепенно осознавать в какой заднице я на самом деле оказался. Но только сейчас я в полной мере испытал все это на собственной шкуре.
  Несмотря на то, что Коноха находилась в более выигрышном положении, каждый день война собирала свою жатву, унося жизни наших шиноби. Все территории, входящие в зону боевых действий, представляли собой жалкое и пугающее зрелище: целые лесные посадки были перемолоты буквально в труху, а в некоторых местах выжжены до такой степени, что только пепел указывал нам на то, что некогда здесь было что-то отличное от безликой пустоши; степь, что тянулась на протяжении всей границы со страной Травы, тоже была изуродована до неузнаваемости - техники Дотона, да и особо разрушительные техники других стихий изменили рельеф до такой степени, что холмы и гигантские впадины стали здесь вполне обыденными явлениями, как и небольшие озерца, возникавшие то тут, то там по воле шиноби.
  Стоит сказать, что территории Хи но Куни, как и Тсучи но Куни практически не пострадали - основные боевые действия велись на территории Таки и Куса - страны Травы и страны Водопадов, которые с этим ничего не могли поделать - перечить двум великим странам они не могут, а противопоставить их военной мощи что-то равноценное - тем более. Причина этому была очень проста - эти две страны располагались как раз между Камнем и Огнем, поэтому вольно или невольно, но они все равно были бы втянуты в противостояние двух гигантов. Конечно, в послевоенное время им принесут извинения, и может быть даже возместят часть ущерба, но отнюдь не весь.
  Мы прибыли в лагерь спустя семь часов после завершения миссии, где сразу же подверглись тотальной проверке пятеркой анбу, стороживших вход в основной лагерь. Благодаря членам клана Яманака над нами сразу же провели короткое дознание и только после этого отвели обходными путями прямиком к Минато Намикадзе, минуя сам лагерь. И все это еще не считая того, что мы прошли через несколько караульных постов и защитный барьер, находящийся в полукилометре от стоянки.
  Хокаге... точнее будущий Хокаге произвел на меня достаточно сильное впечатление. Выглядел он почти также, как и в аниме, только волосы чуть-чуть покороче, да и черты лица были более жесткими. Но эти изменения легко было объяснить одним словом - война. А так... серьезный, внимательный взгляд, уверенность в себе и своих силах, одним взглядом он 'приморозил' меня к полу, заставив встать на вытяжку и затаить дыхание. Впрочем, так сделали все члены нашей команды, разве что Реуджо стоял чуть более расслаблено.
  - Вас выделили на мой участок фронта? - сразу же после приветствия спросил Намикадзе, - каков состав команды?
  - Да, сразу же после завершения миссии мы перешли в ваше полное распоряжение, - ответил джоунин, - в команде состоит три генина и три чуунина. Показатели каждого их них заметно выше среднего, а генины уже вполне могут сдать экзамен на чуунина.
  С этими словами Идосу передал Минато небольшой конверт, в котором оказались данные на каждого члена нашей группы вместе с результатами проверки, которую проводили при наборе. Завис будущий четвертый Хокаге минут на десять, внимательно вчитываясь в предоставленные ему карточки и чему-то кивая про себя. После же он наконец-таки перевел свой взгляд на нас и заговорил:
  - Действительно, показатели весьма высоки. Обратитесь к Сузуки Райту, вы вступите в его формирование, - с этими словами Минато вернул Реуджо конверт вместе с каким-то документом, - вы найдете его на восточной оконечности лагеря. По обычным вопросам обращайтесь к нему, по важным ко мне. Это все.
  На этом наша аудиенция закончилась. Попрощавшись и выйдя из палатки с другой стороны, мы оказались в лагере. Ну, что можно сказать? Истощенные и суровые лица, отсутствие суеты, гигантский белый шатер, полностью заполненный ранеными, оружейная, которая охранялась сразу двумя командами шиноби по четыре человека в каждой, пепелище, где сжигают трупы... Палатка Минато стояла почти в центре лагеря, хозяйственные постройки и ирьенины были расположены в противоположной стороне от фронта, а основной состав шиноби обосновался полукругом с другой стороны, откуда исходила опасность нападения.
  Сузуки Райта долго искать не пришлось - первый же попавшийся под руку шиноби достаточно подробно рассказал нам о том, где его искать. Райт оказался джоунином примерно сорока лет на вид, одетым в стандартную форму Конохи. Честно говоря, если бы не отличительная черта - длинный шрам, пересекавший его лицо от подбородка и до правой брови, я бы никогда не подумал о том, что это командир целого боевого формирования - он абсолютно ничем не выделялся на фоне других шиноби, которые рядом с ним склонились над картой местности.
  - Хм, не знал, что обычных детей посылают в такие места, - в задумчивости протянул Сузуки после того, как Идосу представил всех нас.
  - Распоряжение Хокаге, да и дети эти отнюдь не обычные. Почти все они лет через пять вполне уже смогут стать джоунинами, - ответил Реуджо.
  - Возможно, ведь если бы это было не так, то Минато не отослал бы вас ко мне, а послал бы сторожить тыл или еще куда-нибудь подальше отсюда. Вы уже вторая по счету похожая группа, которая прибыла на этот участок фронта.
  - А какая первая? - спросил я, уже в принципе зная ответ на свой вопрос.
  - Ученики Намикадзе. Вчера они, кстати, понесли потери - умер один паренек из клана Учиха.
  - Кто? - Ниасу требовательно уставился на джоунина с каменной маской на лице.
  - Учиха Обито.
  На несколько секунд все замолчали, обдумывая полученную информацию. Тишину нарушил Райт:
  - Садитесь рядом, сейчас определимся с вашей ролью в предстоящей вылазке. После этого я покажу место, где вы сможете устроиться на отдых. Думаю, что для начала следует...
  Дальше началось уже привычное для меня распределение ролей, из-за которого я сейчас и оказался в таком поганом положении. Ясуну отправили к бригаде ирьенинов, относящихся к нашему полку, а всех остальных определили в отряд прикрытия. Задача была стандартная - в случае опасности помогать основному отряду, вот только все пошло совсем не так, как планировал Райт и другие командиры...
  Прижавшись спиной к дереву, я все никак не мог отдышаться. Да еще и тупая боль в плече нарастала с каждой секундой. Отряд, который мы должны были прикрывать, неожиданно понес большие потери, из-за чего нам пришлось вступить в бой с противником. Сражение шиноби, как правило, носят частный характер - даже здесь, на войне, основные бои ведутся либо группой на группу, либо один на один, вот и пришлось мне вместе с Гаем обороняться от трех чуунинов, в то время как других из нашего подразделения оттеснили в разные стороны. Самое хреновое заключалось в том, что отступить было нельзя, ведь тогда враги смогут зайти в тыл другим отрядам, а это чревато серьезными проблемами.
  Чуунины хоть и оказались слабее меня и Гая, но зато их было больше, да и действовали они более слажено. Мы с трудом смогли убить двоих из них, при этом я и получил рану на плече от удара стальной перчаткой с шипами, которую носил один из наших противников. Последний же из тройки попытался сбежать от нас, но Майто легко его догнал и одним движением свернул трусу шею. В общем, как итог - мы справились, но потрепали нас неплохо.
  Где-то вдалеке раздался сильный взрыв, послышалось несколько отрывистых выкриков. Нам повезло, что вторая группа из четырех чуунинов не имела в своем составе сенсора, а поэтому не смогла нас сразу обнаружить. Но трупы своих предшественников они естественно заметили и сейчас рыскают по поляне, пытаясь нас найти, ведь оставлять врагов за спиной будет только полный идиот.
  Рядом со мной на землю устало опустился Гай, вытирая пот со лба:
  - Отступать некуда, - тихо сказал Майто, - что будем делать?
  - Есть идея, но нужна твоя помощь.
  - Говори.
  - Постарайся сделать так, чтобы они находился как можно ближе друг к другу, мой клон их атакует из-под земли. Если что, толкай их прямо на него.
  - Уверен?
  - Да, начали.
  После моих слов Гай с места на огромной скорости метнулся куда-то в сторону, откуда в тот же миг послышался звон железа и треск падающего дерева. Дальше слушать звуки боя я не стал, а сосредоточился и начал быстро складывать печати:
  - Катон: Каге Буншин!
  Четыре шестых резерва ухнули как в пропасть, зато передо мной появился огненный клон с запасом чакры в три раза превышающим необходимое количество. Спустя секунду я вместе со своим двойником начал погружаться под землю, чтобы наиболее эффективно атаковать вражеских шиноби. Надо спешить, ведь Майто устал не меньше моего, а сражаться против четверых в подобном состоянии чистое самоубийство.
  Гая зажали на поляне, где буквально десять минут назад мы разделали предыдущую группу чуунинов. Двое противников вступили с ним в рукопашную и достаточно умело теснили зеленого зверя Конохи в сторону оставшихся в стороне напарников, которые закидывали Майто кунаями и шурикенами.
  Я направился под землей к любителям холодного железа, а мой клон замер рядом с Гаем и его противниками, готовясь атаковать в нужный момент. Мое появление у чуунинов за спиной хоть и стало для них сюрпризом, но нельзя сказать, что совсем уж неприятным - меня засекли как раз перед самым выходом из-под земли, а поэтому враги успели отпрыгнуть в сторону и уйти от моего удара.
  - Дотон: Дорью Та... - попытался атаковать меня грязевой волной белобрысый паренек в синей бандане.
  Именно попытался, так как я просто перепрыгнул только еще начавшую бурлить землю и ударом ноги в грудь отправил неудачного дотонщика в сторону Гая. Второй чуунин атаковал меня зажатым в руке кунаем, но я легко перехватил его запястье здоровой рукой и резким движение сломал его, в то же мгновение посылая свой кулак ему в лицо. Но, увы: пригнувшись и пропустив над собой мой удар, противник отпрыгнул вслед за напарником ко второй паре, мне же только оставалось крепко стиснуть зубы от боли в раненом плече.
  Так, а дела у Майто все хуже и хуже - вражеские шиноби решили убить его первым, насев втроем и на так уже истощенного зеленого зверя. Против меня же вышел только откинутый ранее дотонщик, который видимо должен меня задержать. Дерьмо Кьюби! Гай упал из-за подножки раненого мной шиноби, а другой чуунин уже заносил кунай, чтобы его прикончить.
  Время как будто остановилось. Вспучилась земля и из нее по пояс высунулся мой клон, перехватывая смертельный удар. Дотонщик начал разворачиваться в сторону своих напарников. Один из вражеской группы заносит руку с кунаем для удара, чтобы убить моего клона. Гай прыгает с места и оказывается над головами своих врагов. Пора!
  - Дотон: Йоми Нума! - я сложил нужные печати на такой скорости, что мне почудилось будто мои руки на несколько мгновений размазались в воздухе. Приложив ладони к земле, я направил всю оставшуюся чакру в технику.
  Вся поляна в ту же секунду превратилась в трясину, в которой намертво завязла вся вражеская команда вместе с моим клоном. Гай, использовав голову одного из чуунинов, как опору, смог выпрыгнуть из зоны действия техники и стать рядом со мной.
  - Ха, - я устало вытер пот со лба, одновременно с этим складывая печати, - взрыв!
  Все произошло так быстро, что почти никто ничего не понял. Вроде только что упал Гай, а спустя пару мгновений вся вражеская команда увязла в трясине, при этом сам Майто уже стоит возле меня - истощенный, израненный, но живой.
  Черты моего клона стали расплываться, создавалось такое ощущение, словно что-то большое распирало его изнутри и пыталось выбраться наружу. Яркая вспышка и мощный взрыв не заставили себя ждать - даже я не ожидал такого радиуса поражений и ударной волны от обычного взрывного клона. Правда, чакры в нем бы хватило на еще троих таких же, но это уже так, незначительные детали.
  Меня и Гая откинуло метра на три в сторону и малость протащило по земле, и это еще при том, что мы находились на краю поляны! Мда... Сил не осталось вообще, если сейчас нас не найдет кто-то из группы поддержки, то меня зарежет даже самый завалящийся генин. Радует, что хоть кого-то я на тот свет уже отправил и в самом крайнем случае умирать будет не так тоскливо.
  Откуда-то справа до меня донесся слабый голос Майто:
  - Кха-кха... Зоку, в следующий раз предупреждай о таких последствиях!
  - Сам не ожидал такого, зато наверняка.
  - Это еще... кха... надо проверить.
  С трудом встав на колени, я осмотрелся. На том месте, где прогремел взрыв, творилось что-то жуткое - грязь, что осталась после трясины, приобрела крававо-коричневый оттенок от напитавшей ее крови, трупы представляли собой еще более отталкивающее зрелище - обгоревшие, запекшиеся, с оторванными конечностями... Запах горелой плоти просто сводил с ума...
  Освободил желудок от излишков еды я на том же месте, где и сидел. Спустя минуту уняв бунтующий организм, я поднялся на ноги. Зеленый зверь лежал примерно в двух метрах от меня и тоже пытался подняться. Хотя это у него не очень-то и получалось - множество небольших ран и ссадин давали о себе знать, доводя и так истощенный организм до предела.
  - Ты как?
  - Нор... сзади!!!
  Повернуться я так и не успел. Внезапно затылок пронзило вспышкой боли, и я начал без сил заваливаться назад, чувствуя, что теряю сознание. Последним, что я успел заметить, была зеленая тень, метнувшаяся ко мне...
  Глава 10
  Пробуждение выдалось весьма неприятным - кто-то со всей дури отвесил мне пощечину и рявкнул:
  - Подъем!
  Наверное, из-за боли я даже потерял сознание на несколько мгновений - крик и встряска от удара явно не пошли на пользу моей многострадальной голове. Ох... и чем же меня так приложили по затылку? И это... я в плену?
  Открыв глаза, я понял, что, к сожалению, оказался прав. Передо мной стоял какой-то лысый джоунин из Скрытого Камня, который с нескрываемым злорадством наблюдал за моими мучениями. Я же все еще никак не мог прийти в себя - в глазах двоилось, появилось стойкое желание опорожнить желудок... Хотя последнее делать все же не стоит, сейчас явно не место и не время для этого.
  Лежал я на каменном полу в пещере, созданной, по всей видимости, с помощью Дотона. Руки были крепко стянуты веревкой за спиной, как и ноги между собой. Мда... положение хуже некуда, пускай и не совсем безнадежное. Радует то, что мой резерв практически восстановился, так что я в любом случае остаюсь небезоружен. Хм... чакра почему-то ощущается чуть по-другому - более блекло, приглушенно, но с этим в любом уже случае придется разбираться по ходу дела...
  - Проснулся? Отлично. Имя, командир, отряд?
  - Кьюби, Мадара, хвостатые, - с трудом произнес я.
  Практически сразу же за этим последовал удар в челюсть, от которого у меня все поплыло перед глазами, а голову вновь пронзила вспышка боли... Этот удар выбросил меня из реальности минут на двадцать. Привели мою тушку в чувство с помощью кувшина ледяной воды, содержимое которого было вылито мне на голову. Повторное пробуждение оказалось не в пример приятней: вместо полированной башки рядом со мной стояла красивая куноичи-джоунин, а за ее спиной толпилась тройка генинов - два парня и одна девушка с зелеными волосами.
  - ... Изуми-сенсей, - обратилась зеленовласка к куноичи, - а как его поймали?
  - Исходя из отчета, он вместе с напарником убил семь наших чуунинов. Захватила его группа, которая выдвинулась для поддержки основного отряда.
  - Семь? - переспросил шатен с протектором, обвязанным вокруг шеи, - как это возможно?
  - Возможно все, - просто и лаконично ответила Изуми, - а теперь, думаю, что пора расспросить самого пленного, который уже давно прислушивается к нашему разговору.
  - Не так уж и давно, - ответил я, с хрустом размяв затекшую шею.
  - Так что, шутник, как тебя зовут? - куноичи села возле меня, поджав под себя ноги, - а заодно скажи имя своего командира и номер отряда, к которому ты относишься. Ты ведь не хочешь, чтобы мы переходили к более жестким мерам? Жалко было бы тебя уродовать.
  - Как-то все слишком гладко получается. Упрашиваете, водичкой поливаете, сочувствуете. Интересно, зачем все это?
  - Вскоре тебя переведут в основной лагерь - там и повеселишься. Сейчас же нет необходимости в излишней жестокости, коей и так хватает в избытке.
  - Хм. Тодами Митосу. Сузуки Райт. Отряд прикрытия, - говорить свое настоящее имя я им уж точно не собирался.
  - А ты не очень-то словоохотлив. И что же такой маленький мальчик делал на передовой? - в задумчивости повернув голову набок, спросила Изуми. Генины же все это время стояли за спиной своей наставницы и молча слушали наш диалог.
  - Убивал.
  - Ты за это ответишь, - внезапно зло проговорил второй парень - загорелый блондин, сделав шаг вперед, - вы все ответите за смерть наших людей!
  Хм, наверняка этот генин потерял кого-то из близких в этой заварушке, иначе он бы не отреагировал столь эмоционально. Впрочем, плевал я на все это.
  - Человек, который не умеет контролировать свои эмоции, не достоин зваться шиноби.
  - Заткнись! Ты сд...
  - Хватит, Джибо! Сейчас не время предаваться эмоциям!
  - Да, сенсей, - уступил белобрысый, тем не менее продолжая сверлить меня ненавидящим взглядом. Ха, как же на самом деле легко заводить врагов... Да... несравнимо легче, чем друзей.
  - Кто командир твоего персонального отряда, генин? - уже ко мне обратилась куноичи.
  - Никто.
  - Что это значит?
  - Только то, что я уже сказал. Я одиночка и не имею команды.
  - Как это? - удивленно посмотрела на меня зеленовласка.
  Честно говоря, этот разговор стал меня здорово утомлять - мне нужно было собраться с мыслями и придумать план побега, поэтому я просто проигнорировал заданный вопрос. Уж что-что, но отправляться в основной лагерь Ивагакуре я точно не собираюсь - лучше сдохнуть здесь, чем в плену. По крайней мере, я умру с достоинством, а не буду гнить где-то в пещерах пару лет... Плюс еще нужно выяснить, что случилось с Гаем - где он, жив ли он и есть ли еще шанс его вызволить... Думаю, что даже четвертые врата смогут заставить побегать большинство шиноби Ивы...
  - Как ты с напарником смог убить семь чуунинов? - спросила джоунин спустя минуту, прекратив внимательно меня осматривать. Наверное, мои ответы заставили ее о чем-то задуматься.
  - Легко.
  - Подробней.
  - Первых трех в ближнем бою. Последних четверых с помощью Дотона и Катона.
  - Откуда у тебя рана на правом плече?
  - Чуунин со стальной перчаткой.
  После моих слов блондина снова перекосило, он резко вырвался вперед, но был остановлен рукой Изуми:
  - Джибо!
  Посмотрев на меня уже откровенно бешеным взглядом, он с каким-то неестественным спокойствием отошел назад. Мда... походу, у меня вскоре будут гости. Хм... а чем не шанс?
  - Он и так пленный! Ты не имеешь пра...
  В этот момент послышались чьи-то шаги, из-за чего куноичи была вынуждена отложить лекцию на потом. Вскоре у входа показался чуунин с... моим напарником на плече. Отлично. Это значительно упрощает наш побег.
  - Изуми-сама, позвольте обратиться!
  - Слушаю.
  - Мы сворачиваем лагерь, через два часа возвращаемся. Вторая пещера разрушена, поэтому этот пленник переводится сюда.
  - Ясно. Свободен.
  Чуунин сгрузился свою ношу в трех метрах слева от меня, после чего поклонился и покинул помещение. Выглядел Гай неважно - множество синяков, царапин, рассечена левая бровь, волосы на затылке слиплись от крови. Хм, серьезных повреждений вроде нет... надеюсь. Правда, Майто сам по себе проблема - из-за того, что он не может пользоваться чакрой, побег значительно усложняется... впрочем, уйти без него я тоже не могу - даже не смотря на все свое равнодушие, оставить товарища в плену чересчур даже для меня.
  - Последний вопрос, - снова обратила на меня свое внимание джоунин, - когда Лист намеревается организовать наступление?
  - Думаете, я знаю? С простым генином такими сведениями никто не делится. С чуунинами, кстати, тоже.
  - Тогда на этом все. Полный допрос над тобой и твоим напарником проведут через два часа, когда мы прибудем на место, - после этих слов Изуми поднялась с земли и повернулась к генинам, - Джибо, Мидори, Тонго, внимательно следите за этими двумя. Хоть они сейчас и не могут пользоваться чакрой из-за инъекции, но не стоит недооценивать шиноби Конохи.
  - Да, сенсей, - за всех ответила зеленовласка.
  - И еще, Джибо, если ты хоть пальцем тронешь любого из них, я отправлю тебя обратно в Ивагакуре. Ясно?
  - Да, - сквозь зубы процедил блондин.
  Смерив напоследок генина строгим взглядом, куноичи покинула пещеру. Теперь точно все. Времени осталось совсем не много, так что действовать нужно максимально быстро и решительно. Организм вроде бы пришел в норму, хотя голова до сих пор продолжает саднить и пульсировать болью из-за резких движений.
  Хм... первое - обезвредить тройку генинов, второе - освободить Гая... ммм... третье - максимально незаметно покинуть пещеру, чем позже нас заметят, тем лучше, хотя я на сто процентов уверен в том, что где-то тут на страже стоит джоунин... четвертое - попытаться отступить в лес или постараться подороже продать свою жизнь. Это уж как получиться... Ну, вперед, генин деревни Скрытой в Листве... твой выход.
  Руки, стянутые веревкой за спиной, внезапно стали мягкими и податливыми, словно они были сделаны из пластилина. Еще секунду назад натянутый подобно струне трос бессильно опал на холодный камень пещеры. Так...
  Джибо... со злостью смотрит на меня... он полностью отдался во власть своим грезам о сладкой мести, что даже не заметил моих действий. Тонго прислонился к стене и устало прикрыл глаза, хотя нет-нет, но все-таки иногда поглядывает то на меня, то на так и не пришедшего в себя Гая. Мидори следит за Майто и практически не смотрит в мою сторону... Отлично...
  Пролежал я так минут пять, практически не двигаясь и стараясь ничем не выдавать свое волнение. Наконец-таки Джибо не выдержал, и мой план вступил во вторую фазу. Подойдя ко мне, он с призрением спросил:
  - Ну что, падаль, готовишься к нелегкой смерти? Наша сенсей слишком мягкая, в лагере же тебя будут резать на куски, и только тогда ты познаешь боль в полной мере! Ты будешь умолять о быстрой смерти!
  - Ха... слова сопливого генина меня не коей мере не пугают, - тоже мне нашелся, Пэйн недоделанный.
  - Ах ты... - блондин выхватил из сумки на поясе кунай и замахнулся.
  Дальше, как всегда, впрочем, и бывает, события понеслись вскачь.
  Быстрый рывок вперед со связанными ногами и я оказываюсь вплотную к Джибо - резкое движение руками и в абсолютной тишине пещеры разносится громкий хруст шейных позвонков. Мда... он даже не заметил моих движений... Так...
  Перехватив поудобнее трофейный кунай, я перерезал путы у себя на ногах. Тонго только начал тянуться к поясной сумке, а Мидори с ужасом смотрит на труп блондина. Бросок, и рукоятка куная встречает голову зеленовласки. Минус два... надеюсь, я не перестарался... Надо спешить...
  Ускорившись на максимум, я рванул к последнему дееспособному генину. Спустя пять секунд все было кончено - он был настолько деморализован увиденным, что споткнулся буквально на ровном месте и мой удар смял его кадык.
  Пф... вроде бы все тихо. Пещера, если судить по звукам шагов уходящего чуунина, находится на глубине почти десяти метров, так что сомневаюсь, что на поверхности могли что-либо услышать. Ха... честно, я даже удивился - Джибо не успел ничего крикнуть, Мидори не смогла, а Тонго не догадался... мда...
  Подойдя ко все еще не пришедшему в себя Гаю, я похлопал его по щекам. Результат не заставил себя ждать - он практически мгновенно открыл глаза и попытался ударить меня связанными ногами. Благо, что я был готов к такому повороту событий и смог вовремя отпрыгнуть в сторону. Ха... хорошо, что я еще решил сразу его не освобождать, а то одними ногами тут дело точно бы не ограничилось...
  - Тихо, - сказал я, перерезав веревку у него на руках, - надо спешить.
  Передав Майто кунай, я подошел к лежащей без сознания Мидори и забрал у нее сумку со снаряжением. Хм... пять кунаев, десять шурикенов, десятиметровый стандартный трос, пять взрывных печатей. Пойдет.
  Гай к этому времени окончательно пришел в себя и тоже занялся делом, обобрав труп Джибо. Через десять секунд мы уже оба были полностью готовы к побегу.
  - Положение? - спросил Майто, осторожно ощупывая голову.
  - Временный лагерь, отходят к основному примерно через полтора-два часа. Больше ничего не известно.
  - Мм... идеи?
  - Сможешь открыть врата?
  - Смогу, но тогда сюда сбегутся все вражеские джоунины, находящиеся в радиусе трех километров.
  - Это на крайний случай. Думаю, что сейчас стоит пустить на выход обманку, а самим попробовать отдалиться от лагеря под землей.
  - Заметят.
  - Клоны отвлекут.
  - Хм... все равно другого выхода я не вижу. Давай.
  - Катон: Каге Буншин!
  Чакра привычно заструилась по моим каналам, смывая усталость и даря новые силы для борьбы. Все было почти как всегда, за исключением одного маленького нюанса - я почти не мог контролировать выброс силы в пространство. Но понял я это, к сожалению, только после того, как завершил технику.
  Внезапно, весь организм как-то странно всколыхнулся, тело охватила предательская дрожь. Резко накатила тошнота, горло скрутило спазмом. Чакра неуправляемой волной прокатилась по каналам к рукам, сметая все на своем пути...
  Рядом со мной соткалось из пламени три клона - три, вместо двух. И вместо четверти резерва я потратил гораздо больше. Ксо! Задери их биджу! Ведь инъекция не должна была на меня подействовать! Ведь с моими-то антидотами, что ввел мне Орочимару, я могу спокойно пить любой яд кружками!
  Так... спокойно. Если рассуждать здраво, то вещество, которое должно было затруднить мой доступ к чакре, так и не подействовало, а, значит, что противоядие, растворенное в моей крови, исправно работает. Тогда получается, что такой ужасный контроль является побочным эффектом, с которым на ближайшие сутки мне придется смириться. Мда... хотя, какая уже к биджу разница? И так почти весь резерв неосознанно потратил на взрывных клонов. Надеюсь, что оставшейся чакры хватит на передвижение под землей... Иначе...
  - У нас проблемы. Из-за инъекции я потратил слишком много чакры на клонов, так что готовься в случае чего прорываться с боем.
  - Ясно. Что сделаем с третьим?
  Хм... Повинуясь моему приказу, двое клонов применили Хенге но Джутсу - один из них превратился в Гая, а второй в Тонго. Лжегай сразу же взял Лжетонго в захват, приставив к его горлу кунай.
  - Джоунины не поведутся.
  - Пф.
  Мой двойник подошел к лежащей без сознания Мидори и повторил действия Лжегая, взяв ее в заложники.
  - Они не смогут определить, кто на самом деле живой, а кто нет. Рисковать же своими генинами ради нас они точно не будут. По крайней мере, это должно дать нам неплохую фору, ведь на такой глубине чакра ощущается очень и очень плохо. Да и клонов, основанных на стихийном элементе, весьма трудно отличить от оригинала.
  - Может сработать. Приступаем?
  - Да!
  - И последнее... Зоку.
  - М?
  - Я тебе должен уже две жизни.
  ***
  Я вместе с Лжегаем выходил из пещеры, внимательно осматриваясь по сторонам. Фух... надеюсь, что джоунины из Ивы все-таки пожалеют своих генинов и не станут бить на поражение. Главное, чтобы оригинал успел уйти как можно дальше, а нам в свою очередь придется для этого сильно постараться, уводя врагов в противоположную сторону.
  Временный лагерь противника имел достаточно скромные размеры - около тридцати метров в длину и двадцати в ширину. По его территории сновало десятка три вражеских шиноби, которые собирали вещи, запечатывали припасы и складывали палатки - в общем, стоянка была похожа на разворошенный улей, где каждый был занят своим делом. Так что заметили нас в ту же секунду, как только я с Лжегаем и пленниками вышел из тени прохода.
  - Одно неверное движение и они умрут, - сказал я кинувшимся ко мне чуунинам, держа кунай у горла Мидори, - назад!
  Вражеские шиноби почти мгновенно столпились на небольшом расстояние от нас, послышался гомон. Вперед вышла Изуми с напряженным выражением на лице:
  - Отпусти их! Немедленно!
  - Только после того, как мы сможем беспрепятственно покинуть лагерь.
  - А ты не боишься, что мы просто сейчас убьем вас обоих? - глаза куноичи опасно сузились, - и где Джибо?
  - Мы сейчас говорим не о нем, а об этих двоих. Хотите нас убить - дерзайте, но эти двое умрут вместе с нами.
  После моих слов где-то внизу раздалось несколько мощных взрывов, после чего пещера за нашими спинами начала разрушаться, складываясь вовнутрь. Все. Оригинал ушел, значит, что и нам уже пора.
  - Если вы нас выпустите, мы оставим их в живых.
  Изуми переглянулась с лысым джоунином, который при пробуждение влепил мне пощечину. Тот едва заметно кивнул.
  - Вы можете идти. Но если с их головы упадет хоть один волосок...
  Клоны вместе со мной стали аккуратно отходить в сторону леса, стараясь не поворачиваться спиной к шиноби Ивы. Время, словно густой кисель, текло невыносимо медленно. Такое ощущение, что мы уже целую вечность идем к краю лагеря, хотя на самом деле прошло не более двадцати секунд - напряжение, нервы и постоянное внимание со стороны противников давало о себе знать.
  Наконец мы подошли к концу поляны, на которой был основан лагерь. Дальше уже начинался сплошной лес, в котором уже наверняка прятались члены Гранита - аналога нашего Анбу. Ни за что не поверю в то, что нас решили просто так отпустить.
  - Теперь отдайте нам пленников, - сказала Изуми, которая все это время шла на некотором отдалении от нас.
  - Не так быстро.
  - Вы уже покинули территорию лагеря!
  - Еще...
  Договорить мне помешал кунай, приставленный к горлу. К-когда?! Скосив глаза на Лжегая, я увидел, что тот попал в точно такое же положение, как и я.
  - Убери кунай от шеи заложника. Живо.
  Я медленно отвел свою руку с кунаем в сторону и ударом ноги толкнул Мидори в сторону Изуми, которая вместе с лысым джоунином успела подойти вплотную ко мне за то время, пока я анализировал ситуацию.
  - Молодец. А теперь брось железку и...
  Дослушивать я не стал, а просто резко подался вперед, перерезая себя горло...
  ***
  - Брось кунай на землю и не двигайся, - внезапно раздалось за спиной.
  Ксо! Посмотрев налево, я пришел к выводу, что игра в террористов закончилась - нас повязали. Хм... так, двойник Зоку отдал им девчонку... Биджу!!! Зачем он...
  В следующую секунду произошло сразу два события. Первое - это, конечно же, взрыв. Члена Гранита, приставившего кунай к горлу Лжезоку, разорвало на несколько десятков кусков, которые ударной волной разбросало по всей округе вместе со всеми действующими лицами. Второй неожиданностью для шиноби Ивы стало появление отряда Листа, который словно из неоткуда возник на другом конце поляны. Почти сразу же прогремело еще несколько взрывов, раздались крики - враг явно не был готов к такому налету.
  К счастью, до того, как улететь в ближайшие кусты, я успел схватить своего пленителя за руку, тем самым избежав участи заиметь второй рот пониже подбородка. Вскочив на ноги, я попытался оценить ситуацию. Наши, благодаря эффекту неожиданности, своим же первым натиском сумели нанести огромный урон противнику, из-за чего шиноби Ивагакуре сейчас в спешке отступают в сторону своего основного лагеря.
  Лысого и Изуми вместе с Мидори нигде не было видно - они стояли ближе всех к взорвавшемуся клону, соответственно и откинуло их заметно дальше, чем меня. Впрочем, думаю, что они даже первее меня смогли правильно оценить ситуацию и сейчас находятся уже далеко отсюда.
  Члена Гранита, который буквально минуту назад держал кунай возле моей шеи, тоже рядом не обнаружилось. Ха... наверное, у него сейчас есть дела поважнее, чем следить за бывшим пленником. Ладно, я свою роль тоже уже выполнил, так что осталось только подгадить врагам напоследок...
  Применив Хенге, я навесил на себя личину Изуми и споро побежал к основному скоплению врага. Не думаю, что сейчас кому-нибудь есть дело до наблюдения за подозрительными личностями... Ха-ха...
  Выбравшись на поляну, я заметил Лжетонго, который тоже решил поступить аналогичным моему образом, ну что же... берегитесь, шиноби Ивы.
  Вскоре, в строй отступающих вклинилось два человека, которых очень многие были рады видеть среди живых. И лишь некоторые почувствовали смутное беспокойство, шепот интуиции... который очень быстро перерос в полноценный крик, когда силуэты этих двоих стали расплываться...
  ***
  Подземный переход мне дался очень тяжело, и причин этому было сразу несколько: во-первых -это ужасный контроль, вызванный неизвестным мне препаратом, вторая причина является прямым следствием из первой - недостаток чакры, большое количество которой я потерял при создание клонов, третьим фактором стал Гай, которого пришлось буквально тащить на себе через толщу породы, ну и последняя, четвертая причина - это необходимость быть незаметным, а какая к биджу незаметность, когда чакра из тебя произвольно хлещет фонтаном, а сам ты на последнем издыхании?!
  В общем, было очень хреново - тело представляло собой одну большую отбивную, где болело все, что только могло болеть. Когда я все-таки вытащил нас на поверхность в двадцати метрах от вражеского лагеря, то думал, что сдохну прямо на месте - сердце бешено колотилось в груди, каналы чакры все время сильно жгло из-за обрушившегося на них напряжения, судорожное дыхание можно было легко принять за хрипы умирающего...
  Определив направление по солнцу, мы двинулись на восток в сторону страны Огня. Точнее 'двинулся' только Гай, так как я так и не смог подняться, из-за чего Майто пришлось нести меня на руках. Правда, идти 'нам' пришлось совсем не долго - примерно через пять минут после того, как мы выбрались на поверхность, нас остановили командным голосом:
  - Замрите.
  Прямо перед нами из-под земли выплыл анбу в маске с изображением тигра, сзади же из леса вышли четверо чуунинов, которые взяли нас в клещи.
  - Имя, командир, отряд.
  Глава 11
  Окончательно пришел в себя я уже в лагере, лежа на койке в полевом госпитале. Весь предыдущий день практически не запомнился - меня с Гаем куда-то тащили, что-то проверяли... пару раз даже вводили какие-то инъекции, назначение которых я так и не смог понять. Впрочем, пытаться что-то понять после того, как тебя проверили на ментальные закладки, дело, несомненно, благородное, но, тем не менее, абсолютно безнадежное - каждый звук вызывал жуткую мигрень, а земля начинала уходить из-под ног, заставляя судорожно хвататься за сопровождающего.
  Допрос проводили несколько раз, все время концентрируя внимание на разных мелочах и нюансах. Вопросы сыпались как из рога изобилия, заставляя напрягать мозг на полную катушку, из-за чего к концу дня он распух до такой степени, что голова стала казаться чугунной.
  Но все когда-нибудь кончается, кончились и наши с Гаем мучения - уже совершенно обессиленных нас отвели в госпиталь, оставив там на попечении ирьенинов. У меня, как я и предполагал, снова 'случилось' истощение чакроканалов, а Майто слишком сильно подорвал ресурсы своего организма во время боев, да и ран он получил гораздо больше моего - ссадины, порезы и ушибы с ног до головы покрывали все его тело.
  Пришел в относительную норму я спустя два дня - ощущение 'пустоты' стало постепенно отступать, чувствительность начала возвращаться на прежний уровень. Хотя, не смотря на все это, на 'свободу' меня отпустили только на пятые сутки, когда окончательно уверились в моем полном выздоровлении. Майто же вообще ушел с госпиталя на следующий день после поступления - благодаря пилюлям и ирьенинским техникам он очень быстро пошел на поправку, чего нельзя сказать обо мне - увы, но любые повреждения чакроканалов, пусть даже и такие незначительные, как в моем случае, лечатся гораздо дольше.
  Выйдя на улицу, я поморщился из-за яркого солнечного света, от которого уже успел отвыкнуть за пять дней безвылазного лежания в палаточном госпитале. За все время своего нахождения в нем, меня навещал только Гай - по его словам нашу 'команду' отправили во временный лагерь в ста километрах отсюда, где боестолкновения происходили не так часто и враг в основном отступал, постепенно теряя позиции. Это было сделано после пропажи меня и Гая - Намикадзе Минато решил более не рисковать одаренными генинами и чуунинами, отправив их в наименее опасные районы.
  В принципе я его понимаю - он наверняка весьма болезненно воспринял смерть Обито, ведь в его гибели была не малая доля и его вины. И если нашу группу он еще смог отослать подальше, то со своей он так поступить не может - он их сенсей, а доверить своих учеников другому джоунину далеко не самая лучшая идея: человеческий фактор в данном случае предстает перед нами во всей своей красе.
  - Зоку!
  - Хай, - сказал я подходящему ко мне Гаю.
  - Райт уже ждет нас возле палатки главнокомандующего. Вызывают нас двоих и командира нашего отряда, так как Реуджо на данный момент отсутствует.
  - Идем.
  Я в который раз удивился личности своего неожиданного напарника. Создавалось такое ощущение, словно в знакомом мне Гае Майто живет сразу два человека: первый - полный придурок с кучей заскоков, а второй - серьезный и внимательный боец, которому можно доверить в бою спину. Первого 'Гая Майто' я не видел ровно с того времени, как мы покинули Коноху, второй же на данный момент все время находится рядом со мной, чему я не перестаю радоваться каждый раз, как только мы оказываемся в какой-нибудь передряге.
  Лагерь за время нашего вынужденного отсутствия ничуть не изменился - все тот же железный порядок, все те же внимательные и напряженные шиноби, готовые в любой момент пойти в атаку и уничтожить любого врага. Такое не приходит со временем, для такого настроя нужен только опыт - кровавый, безжалостный и жестокий, который в мгновение ока меняет человека, оставляя его таким на всю оставшуюся жизнь. Его нельзя забыть, его нельзя утратить - даже полностью потерявший память боец вцепиться зубами в горло врагу на одних инстинктах, следуя вбитым в тело навыкам и привычкам.
  Этот своеобразный отпечаток остался и на мне. На войне нет места жалости, переживаниям и совести - либо убьешь ты, либо убьют тебя и твоих товарищей. Самокопание на войне порой слишком дорого обходится людям, которые тебя окружают... Нужно принять это как данное, не пытаться строить утопичных планов, не стараться уйти от реальности, а твердо стоять на ногах и быть готовым заплатить нужную цену за свою жизнь и жизнь окружающих тебя людей.
  Я настолько глубоко ушел в себя за своими размышлениями, что очнулся только после того, как кто-то потряс меня за плечо:
  - Зоку!
  - А... да Гай. Я просто задумался.
  - Мы почти пришли, пойдем.
  Действительно, вскоре мы оказались возле палатки Минато Намикадзе, рядом с которой нас уже ждал Сузуки Райт. Осмотрев меня и Гая с ног до головы, командир просто спросил:
  - Готовы?
  - Да.
  - Ну, тогда пойдемте. Я рад, что вы остались живы.
  Словно перед падением в пропасть, я затаил дыхание и прошел в палатку вслед за Райтом и Гаем. Осмотревшись, я понял, что мы были отнюдь не единственными посетителями этого места - слева от стола будущего четвертого Хокаге стояла миловидная девушка с двумя фиолетовыми полосками на щеках и каштанового цвета волосами. Хм... а чуть дальше нее расположился сам Хатаке Какаши - черная футболка с белого цвета линиями на рукавах, такой же расцветки бриджи и перчатки, маска, закрывающая нижнюю половину лица подростка, синяя повязка шиноби, которая уже была опущена на левый глаз сына Белого Клыка Конохи и скрывала недавно пересаженный шаринган с двумя томое. Хм... не ожидал его так скоро увидеть.
  Подойдя к столу, за которым сидел Намикадзе, Райт сказал:
  - Минато-сама, я привел оставшуюся часть команды Реуджо Идосу.
  - Я ожидал вас увидеть чуть позже, хотя... это уже не так важно, - ответил будущий Хокаге, отложив в сторону недочитанный свиток, после чего он перевел свой взгляд на меня и Гая, - как ваши раны?
  - Мы в полном порядке, Минато-сама, - ответил я за нас двоих.
  - Отлично. Я внимательно прочел отчет об атаке на вражеский лагерь и был очень удивлен ходом операции, а особенно вашим в ней участием. Так что я хотел бы услышать подробный рассказ о том, что произошло возле временного лагеря противника от непосредственных участников тех событий. Ради этого я даже не стал читать данные, предоставленные мне анбу после вашего допроса.
  - К сожалению, мы не сможем этого сделать просто потому, - начал я и, видя взметнувшиеся в удивлении вверх брови Намикадзе, продолжил, - что ни меня, ни Гая не было в тот момент в лагере - нас замещали мои стихийные клоны.
  - Хм... тогда многое становится ясным. Как вас захватили в плен?
  - После того, как мы вдвоем уничтожили вторую группу противника, - на этот раз ответил Гай, так как я и сам не знал всех подробностей 'попадания', - к ним подоспело подкрепление из десяти шиноби, которому мы уже не смогли оказать сопротивление.
  - Вторую значит... Какова численность уничтоженных групп?
  - В первой трое чуунинов, во второй четверо, - пожал плечами Майто.
  - Хм, - снова хмыкнул Минато, чему-то про себя удивившись, - каким образом вы осуществили побег?
  - Устранив группу генинов, находившихся в одной с нами пещере, я освободил Гая. После этого мы послали обманку из клонов наружу, а сами сбежали из лагеря под землей при помощи техники Дотона.
  - Неужели наши друзья из Ивы разучились связывать пленных, да еще и при этом стали забывать вкалывать им один очень подлый наркотик, из-за которого шиноби практически перестают ощущать чакру в течении нескольких часов?
  - Они забыли учесть особенности моего обучения и иммунитет, который я приобрел благодаря стараниям учителя.
  - В документах указано, что ты не имеешь команды, а, следовательно, и наставника-джоунина, - Минато откинулся на спинку стула и с ожиданием уставился на меня, всем своим видом требуя пояснения данного момента.
  Эх, думал, обойдется. Ведь наш будущий Хокаге видел только мою карточку, на которой кроме показателей по основным дисциплинам ничего нет, а про бумажку с результатами моих вступительных испытаний, которые я сдал перед набором в группу, и говорить нечего - там все изложено максимально сухо и сжато, без капли лишней информации. А теперь мне, похоже, придется засветить змеиную сан-нину не только перед Намикадзе, но и перед командиром.
  - Из-за того, что я закончил академию на три года раньше положенного срока, меня на время определили одного в группу. Когда же пришли оставшиеся члены команды, сенсей отказался от них, тем самым оставив меня одного при себе.
  - И кто же это?
  - Орочимару-сама.
  Повисло напряженное молчание. Минато слегка повернул голову набок и принялся рассматривать противоположную стену шатра, хотя мыслями он наверняка был далек от этого места. Райт вместе с Гаем в удивлении уставился на меня, словно до этого момента они оба ни разу не видели Зоку Куджо. Остальные... Рин (если не ошибаюсь, так зовут девочку с фиолетовыми полосками на щеках) просто приняла данные к сведенью и в принципе отнеслась достаточно равнодушно к полученной информации, а Какаши прореагировал более явно - его единственный глаз начал с интересом меня изучать, оценивая примерный уровень моих возможностей.
  - Ну, раз так, - спустя десять секунд произнес Намикадзе, - наличие иммунитета к инъекции теперь не вызывает удивления. Хочешь расскажу, что натворили твои клоны в лагере?
  Наконец-таки. Я согласно кивнул головой.
  - Начну с того, что отход твоих двойников под Хенге вместе с заложниками вызвал такой фурор, что шиноби Ивы практически перестали следить за окружающей обстановкой. Как результат - основной отряд под предводительством твоего командира смог подобраться ко временной стоянке практически вплотную и даже не был обнаружен. Во-вторых, когда твоих клонов смогли нейтрализовать двое членов Гранита, один из них погиб - твой двойник каким-то образом взорвал себя, так что от бедного шиноби практически ничего не осталось. Именно в этот момент отряд Райта начал атаку на лагерь, - Минато взял небольшую паузу, - ну и последнее: два твоих клона смогли каким-то образом выжить после встречи с гранитовцами, после чего, замаскировавшись под шиноби Ивагакуре, они вклинились в строй отступающих противников и подорвали себя точно также, как и первый твой двойник минутой ранее. В итоге - строй был разорван на несколько частей, чем немедленно воспользовался наш отряд: больше трети врагов было уничтожено одним стремительным рывком.
  Мда. Если данная информация станет достоянием основной массы шиноби - мне конец, точнее мне и Гаю заодно. Такой плевок Тсучикаге не станет терпеть ни при каких обстоятельствах, так что этот вопрос нужно решить как можно быстрее... Хм... а все-таки неплохо там порезвились мои клоны, совсем неплохо... правда, в следующий раз нужно будет отправлять следом за взрывными одного теневого - узнавать информацию позже всех через черт знает сколько времени мне явно не с руки, ведь порой от этого может зависеть моя жизнь.
  - Кхм...
  - Надеюсь, - будущий Хокаге был предельно собран, - вы оба понимаете всю серьезность данной ситуации?
  - Да Минато-сама, - практически одновременно с Гаем сказал я, который уже тоже представил наши весьма 'радостные' перспективы в случае, если о нашем участии в этой заварушке станет доподлинно известно.
  - Отлично. В конце войны в вашем личном деле появится небольшая фраза, повествующая о вашем героизме на линии фронта - тихо, спокойно и без излишних подробностей.
  - Спасибо, Минато-сама, - словно камень с души свалился, - мы вам очень благодарны.
  - Пустяки, - блондин подозрительно сощурил глаза, - но конец войны - это конец войны. А мы находимся здесь и сейчас, а поэтому ты получишь звание чуунина тоже сейчас, так как твой товарищ уже его имеет.
  - Но Мин... - попытался я подать голос, слегка ошарашенный подобным заявлением.
  - Это уже решено всем командирским составом единогласно, так что после небольшой проверки ты получишь свой честно заслуженный жилет. Пошли.
  Мда... подстава так подстава. Вот же везет мне на них, как даже не знаю кому... то подмога врагу, то учитель-змей, то вот теперь еще и жилет чуунина вылез нежданно-негаданно... Хм... хотя какая к биджу разница? Этот жилет для меня ровным счетом ничего не значит - пустая формальность. Только ранг джоунина в моих глазах имеет кое-какие плюсы - доступ в хранилище свитков с техниками да возможность брать миссии S уровня. Все остальное... побоку. Но ведь не зря говорят: дают - бери. Значит надо брать. Хм... интересно, что же это за испытание... что-то у меня какое-то гадостное предчувствие на этот счет...
  Намикадзе Минато поднялся со своего стула и направился к выходу из палатки, так что мне ничего не оставалось делать, кроме как последовать за ним. Остальное 'население' в лице Райта, Гая, Какаши и Рин молча последовало за нами.
  Следуя за будущим Хокаге, мы вышли за пределы лагеря с противоположной от фронта стороны и, отойдя на пару десятков метров вглубь леса, вышли на достаточно просторную поляну, со всех сторон окруженную деревьями-исполинами.
  - Здесь мы и проведем спарринг для проверки твоих навыков, - сказал мне Минато, когда мы оказались на месте, - твоим противником будет Хатаке Какаши, бой будет считаться оконченным только в двух случаях: в первом - его остановлю я, во втором - один из вас не сможет сражаться. Противника нельзя калечить, нельзя наносить сильные удары, которые могут повредить его здоровью. В крайнем случае я вмешаюсь в бой, если жизни одного из вас будет угрожать опасность. Суть ясна?
  - Да, Минато-сенсей, - ответил одноглазый.
  - Да, Намикадзе-сама, - так и хотелось зашипеть и высунуть язык.
  Вот же, гребаная Желтая Молния! Ксо! А ведь выбора нет - сражение уже предрешено. Бери, бери... в склянке у Орочимару я видел такое бери! Ну, подгадил, так подгадил... Ох, дери их Сон Гоку вместе с Некоматой на пару...
  Мрачно глянув на белоснежную улыбку главнокомандующего, я проследовал к другому концу поляны, так как Какаши уже встал в позицию на другом краю. Ну что же... он ведь джоунин. Сейчас станет жарко... а я уже как пять дней ни разу никого не попытался убить! Хм... мой противник закончил академию на три года раньше меня... значит, что его скорость будет на порядок выше, как, впрочем, и все остальные показатели. Придется нелегко.
  - Начнем, Какаши? - спросил я у беловолосого.
  Малозаметный кивок стал мне ответом, а в следующую секунду я с трудом смог перехватить удар, направленный мне в лицо. Подавшись вперед, я ускорился на максимум и нанес несколько пробных выпадов в корпус, одновременно с этим пытаясь поставить подножку с правой стороны, где обзор моего противника был практически нулевым из-за повязки.
  В первые же секунды боя я понял: ближний бой с Хатаке я не выиграю - несмотря на то, что почти все мои удары были нанесены из слепой зоны, Какаши благодаря своему превосходству в скорости успевал на них либо адекватно реагировать, либо попросту уклоняться. Если же он применит шаринган, то я проиграю почти сразу же.
  Сконцентрировав чакру, наношу сильный удар правой ногой на уровне корпуса, из-за чего Какаши несмотря на блок откинуло от меня на пару метров в сторону, чем я не замедлил воспользоваться:
  - Катон: Даи Эндан!
  - Дотон: Дорью Хеки! - на секунду позже отреагировал Хатаке.
  В то же мгновение я прервал технику и, откинувшись назад, начал погружаться под землю всем телом, а мой огненный клон уже успел занять мое место. Каменная стена ограничила обзор Какаши и дала мне несколько секунд на то, чтобы осуществить задуманное. Вообще, беловолосый поступил единственным правильным для данной ситуации способом: от Даи Эндан он не смог бы увернуться на такой малой дистанции и если бы не Дорью Хеки, то от одноглазого кроме пепла даже памяти бы не осталось... но, он ведь не мог знать о том, что я сразу же прерву технику после ее активации? Хм... чакры осталось не очень много, зато клон теперь способен пережить даже слабые удары и поддержать видимость боя.
  ***
  Уйдя перекатом в сторону от вылетевшего из-за стены куная с кибакуфудо, я метнулся к Какаши, на ходу доставая свой 'кинжал' - принимать выпады на тело небезопасно, особенно учитывая то, что я уступаю одноглазому как в скорости, так и в опыте ведения боев.
  Спустя пару секунд мне пришлось уйти в глухую оборону - удары посыпались на меня нескончаемым потоком: видно, что Какаши заработал в полную силу и теперь мне придется реально туго. Укрепив мышцы, я смог вполне достойно держаться и даже атаковать в ответ, но все равно этого было мало:
  - Катон: Эндан! - отскочив назад, Хатаке послал в меня небольшой огненный сгусток.
  Рванув навстречу, я длинным прыжком перемахнул через летящую в меня технику и сходу атаковал беловолосого. Тот уже привычно заблокировал мои удары, но в этот раз его ждал весьма неприятный сюрприз: моя левая рука резко удлинилась на десяток сантиметров и заехала одноглазому в челюсть, нога же поступила аналогичным образом и подставила подножку. Мда... не ожидал он такого...
  Губы непроизвольно складываются в предвкушающий оскал.
  С громким треском мой кулак врезался в живот Какаши - мощный удар превратил в кашу все его внутренности, из которой торчали белые осколки ребер. Откуда-то справа раздался громкий вскрик, а в следующую секунду хлопок - 'труп' Хатаке превратился в самое обычное бревно, вместо крови округу щедро усеяли щепки и труха.
  Я успел заметить только смазанное движение на грани видимости, а спустя мгновение к моей шее приставили кунай:
  - Не двигайся.
  Ха! Наивный... печати я уже успел сложить. Бессильный скрип куная об внезапно окаменевшую кожу и я успеваю увидеть лишь раскрытый в изумлении шаринган, в то время как мой локоть уже бьет в солнечное сплетение будущего копирующего ниндзя. Мда... почти успел уклониться: удар пришелся по касательной и можно считать, что ушел в пустую - благодаря додзюцу беловолосый смог предугадать мои движения.
  Хм... похоже мне скоро придет конец - Хатаке применил шаринган, которому мне просто нечего противопоставить. Окаменевшая кожа больше не поможет - сильно сомневаюсь, что Какаши попадется на один и тот же трюк дважды, а использовать эту технику без печатей мне пока что рановато - не дорос еще.
  - Хм, шаринган. И что теперь мне делать?
  - Сдаваться, - одноглазый (хоть так, хоть этак) пристально наблюдал за моими движениями.
  - Ха... еще побегаю.
  - Уже нет, - внезапно за спиной раздался громкий стрекот молний, - это пробьет все на своем пути и та техника Дотона тебе больше не поможет. Ты проиграл.
  Наверное, я никогда не испытывал настолько сильное удивление - прямо перед моими глазами 'второй' Какаши, стоящий в десяти метрах от меня, распался на несколько электрических сгустков, которые безвредно рассеялись в пространстве.
  - Когда? - спросил я охрипшим от волнения голосом.
  - Сразу же после замещения.
  - Мма... - попался практически на свой же собственный трюк, - знаешь, мы с тобой чем-то похожи.
  Рывок назад и мое тело насквозь пробивает Чидори Какаши, а я сжимаю в захвате вышедшую у меня из живота руку.
  - Бай-бай!
  Тело начало быстро распадаться... А вот жу-жу - Желтая Молния, промелькнула явно неспроста... Ха-ха!
  ***
  После того как произошел взрыв, я медленно выплыл из-под земли. Мма... а ведь неплохой бой вышел? Надо будет повторить. Думаю, что теперь я знаю, кого в Конохе нужно будет таскать на спарринги...
  За время нашего боя возле поляны скопилось немалое количество шиноби - человек пятьдесят, не меньше. Все они сейчас о чем-то оживленно перешептывались... Так...
  Слева ко мне уже направляются Сузуки Райт и Гай, а с справой стороны ко мне идет малость обгоревший Какаши, а на шаг позади него плетется спокойный, как удав, блондин. Хм... а может и не малость - маска сгорела почти полностью, правая сторона футболки отсутствовала как факт, обоих перчаток не было и в помине, штаны сгорели ровно по колено. Хотя ожогов почти нет - кожа лишь слегка покраснела, так что пусть и на этом спасибо скажет.
  Когда все подошли ко мне, Минато сказал:
  - Зоку, я ведь говорил, что нельзя калечить противника?
  - Если бы я хотел убить Какаши, то клон взорвался бы как минимум раза в три быстрее.
  На такое заявление Намикадзе только хмыкнул. Я ведь прекрасно знаю, что даже обычный джоунин вполне может успеть среагировать на распад моих клонов, а уж Желтая Молния и подавно. Для него не стоило абсолютно никакого труда выдернуть своего ученика в сторону от эпицентра, а обгоревшая одежда это всего лишь результат тех долей секунды, пока он находился возле моего клона... да еще может потом задело волной жара вдогонку. А это отнюдь не смертельно.
  - Надеюсь, что больше ты не будешь использовать подобных клонов в спаррингах?
  - Да, Минато-сама.
  - Спасибо, - Какаши протянул мне руку, - это было весьма... поучительно.
  - Спасибо и тебе, - мы с беловолосым обменялись крепкими рукопожатиями, - я тоже многое почерпнул из нашего боя.
  - Вот и отлично, - ко мне подошел Минато, - держи.
  После этих слов он вынул из-за пазухи свиток и сложил печать концентрации. Словно из неоткуда с тихим хлопком появился темно-зеленый жилет, который сразу же перекочевал ко мне в руки.
  - Поздравляю, чуунин.
  Минато снова, хитро сощурившись, посмотрел на меня.
  Глава 12
  ***
  Ночь... Полная луна сияла в темных небесах, и только небольшие бусинки, блестящие на этом матовом покрывале, разряжали мрачную атмосферу окружающего мира.
  Ночь... Печальный шелест деревьев, пугающая тишина, в которой каждый треск подобен разряду грома. Мертвый мир, вымерший мир, искалеченный мир - сама насмешка над природой.
  Ночь... Палатки, люди, разговоры... Злость, ненависть, страх. Ожидание, готовность, опасение. Все то, что разрушает гармонию, убивает настоящее и надеется на будущее.
  Ночь... Разная - блеклая, яркая, страшная, грустная... но одна.
  Пшеничного цвета волосы развевались на ветру. Эта неделя обещала быть холодной, но мало кого сейчас волновали погодные условия - было слишком много других проблем, куда как более важных. Минато Намикадзе устало сидел на одной из веток гигантского дерева, растущего прямо на краю лагеря. Это был один из тех редких моментов, когда он мог побыть один - отдохнуть, спокойно обдумать все произошедшее, принять нужные решения. Честно говоря, такое редко удавалось: заботы, стратегия, военные совещания - все это практически не давало Желтой Молнии Конохи ни минуты свободного времени. Но тем ценнее были для него эти драгоценные мгновения, когда он был предоставлен самому себе и не от кого не зависел.
  Облокотившись об покрытый мхом ствол лесного исполина, Минато посмотрел на северо-восток, где, судя по докладам разведки, находился основной лагерь противника. По сути, война уже закончена - переломный момент в сражениях давно наступил, Коноха заняла лидирующую позицию на поле боя, а враг стал постепенно отступать с территории страны Огня.
  Один из сильнейших шиноби этого времени искривил губы в злой усмешке.
  Как же. Как бы не хотелось обратного, но итог этой войны наступит не раньше, чем через полгода-год. Несмотря на уже очевидный проигрыш, Тсучикаге все равно попытается уровнять положение своей деревни и нанести Листу максимальный ущерб перед тем, как подписать мирный договор. Многочисленные засады, внезапные нападения, убийство шиноби S ранга - в ход пойдет все, лишь бы ослабить деревню-победителя. И, конечно же, одной из самых важных задач Ивагакуре станет уничтожение молодого поколения Конохи - генинов и чуунинов, которых направили на войну. Выбивание одаренных детей - залог успеха в будущем.
  Самое сложное еще только впереди, а потери уже имеют место быть: Учиха Обито, несколько генинов из остальных команд, разбросанных по районам, чуунины и уже почти полтора десятка джоунинов A ранга... и это только здесь, на главном участке фронта. Обнадеживает только то, что Ива потеряла людей несравнимо больше и все жертвы в конечном счете оправдали себя.
  Да. Скоро здесь станет жарко. Несколько групп генинов придется отправить назад - выявилась слишком слабая подготовка, а остальные... их нужно будет оставить несмотря на более чем высокий риск потери. Война - лучший стимул для развития, а, как бы эгоистично это не звучало, Конохе нужны сильные шиноби.
  Мысли Намикадзе прервал темный силуэт, внезапно появившийся в паре метров от него.
  - Волк?
  - Здесь последний отчет, - с этими словами анбу передал блондину небольшой свиток.
  - Что-то важное?
  - Передвижение и перегруппировка - враг в спешке меняет состав некоторых своих отрядов и переводит их на дальние позиции.
  - Ясно. Это обсудим через два часа у меня в палатке, когда соберутся все командиры. Что по учебным группам?
  - Лучшие результаты показала команда Идосу и твои ученики. Если конкретней - Хатаке Какаши, Майто Гай, Зоку Куджо и Сарутоби Асума. Остальные имеют удовлетворительные навыки, список откровенно слабых испытуемых я отдал тебе еще вчера.
  - Хм... с ним я уже ознакомился и отдал нужные распоряжения на этот счет. Меня волнует другое. Ты помнишь вчерашний бой?
  - Зоку против Какаши? Да. Занимательное было зрелище.
  - Хатаке является джоунином B ранга, а Куджо сражался с ним практически на равных, - Намикадзе серьезно посмотрел на одетого в униформу шиноби, - ты понимаешь, что это значит? Едва закончивший академию генин равен по силе джоунину! Пусть и пока такому слабому, как Какаши. И при всем при этом, он по факту его еще и побеждает!
  - Чему ты удивляешься? - анбу лишь пожал плечами, - ты прекрасно знаешь, чей он ученик.
  - Это ничего не объясняет, - блондин в раздражении тряхнул головой, из-за чего его взлохмаченные волосы еще больше растрепались.
  - Минато, ты просто не видел, как его тренировали.
  - Что ты хочешь этим сказать?
  - Не знаю, чем Змей отпаивал парня, но без этих препаратов он бы умер уже раз пять... - Волк взял небольшую паузу, что-то прикидывая в уме, - ... как минимум.
  - Вот как... зачем это Орочимару?
  - Мы не знаем. Хотя думать тут особо не над чем, вариантов всего два: либо Зоку его эксперимент, который он решил выставить напоказ, либо приемник. Все остальное слишком маловероятно.
  - Твое мнение?
  - Хм... не похож он на расходный материал. Примерно через раз на его тренировки саннин приходил лично, а не посылал клона. Это уже говорит само за себя, ведь до этого он вылезал из своего логова не чаще, чем раз в два-три месяца, - анбу присел на ветку рядом с Минато, - также сильно сомневаюсь, что таком случае Орочимару отпустил бы своего подопытного на войну. Подобная показушность вообще не в его стиле - он слишком бережно хранит свои секреты, так что привлекать внимание к тому, что может послужить против него уликой, Змей бы точно не стал.
  - Что с ментальной проверкой?
  - Очень сильный блок. Пробить такое на скорую руку практически невозможно, а времени нам и так не хватает. Мы ограничились лишь поверхностным сканированием, удостоверившись в том, что никто не пытался порыться у него в мозгах.
  - Спасибо за информацию. Я присмотрю за ним.
  - Хорошо, увидимся на совете, - сложив печать концентрации, Волк исчез в закружившемся вокруг него вихре из листвы.
  Посмотрев на место, где мгновение назад стоял член элитного подразделения Конохи, Минато с огромным сожалением поднялся с насиженного места. Времени действительно не хватает, а сейчас нужно внимательно изучить только что предоставленный отчет.
  Зоку... Нужно будет обратить на него внимание.
  ***
  Следующий день для меня начался в четыре часа утра, принеся вместе с собой новые заботы, новости и проблемы. Чему я, в общем-то, и несильно удивился - спокойные дни в мире шиноби являются скорее исключением, чем правилом.
  Поднявшись с футона, я с огромным наслаждением потянулся и принялся собираться. Накинув сверху на голый торс запасной халат (заранее распечатанный из свитка), я обвязал вокруг талии длинную черную ленту, к которой был пришит мой протектор. Сверху был надет новенький жилет чуунина, а сумка со снаряжением была бережно вытащена из-под подушки и закреплена за спиной на поясе. Взяв в руки моток бинта, лежащий в дальнем углу палатки, я обвязал им ноги, начиная от стопы и заканчивая местом чуть ниже коленной чашечки, где заканчивались штаны.
  Фух. Вроде бы все. Сегодня мне нужно будет получить новые распоряжения, ведь я до сих пор не знаю что, где и куда. После поединка с Какаши мне дали время до конца дня, чтобы привести себя в порядок, чем я незамедлительно воспользовался - лег спать. Если в кои-то веки мне выдался шанс нормально отдохнуть, то просто грех не использовать данную возможность. Но я выздоровел, а халява кончилась. Так что впрягаемся и машем.
  Хм. Самым главным и жизненно важным вопросом на данный момент остается реакция Желтой Молнии. Как он отреагирует на то, что я, генин, победил Какаши-джоунина? Честно говоря, мысль о том, что проиграть в этом спарринге - самый идеальный для меня вариант, пришла слишком поздно. Сам факт мини-экзамена на чуунина несколько выбил меня из привычной колеи, из-за чего я начал непростительно тупить.
  Что-либо делать уже поздно, остается только внимательно смотреть по сторонам и стараться не давать поводов для подозрений - я и так уже слишком сильно засветился...
  Ладно. Уже пора. Надо найти командира.
  Одернув полог, я вышел из предоставленной мне палатки и направился на поиски Райта. Надолго мой 'поход' не затянулся: первый же подвернувшийся под руку дозорный просветил меня на тему его местонахождения - джоунин ушел на совещание к Намикадзе, так что мне ничего не оставалось делать, кроме как ждать окончания данного консилиума.
  Подойдя к шатру главнокомандующего, я понял, что отнюдь не одинок в своих стремлениях - у входа толпилось несколько команд генинов, а также Гай, Какаши и Рин. Значит, что получать новые указания не мне одному, а всей сборной солянке.
  Уже привычно кивнув головой в знак приветствия знакомым шиноби, я встал рядом с Майто и Какаши, после чего принялся с интересом рассматривать окружающих нас... детей. Хм, по-другому я это даже назвать не могу - почти все они были на два-три года старше меня, но... вели себя эти 'детки' слишком расслаблено и спокойно, словно находятся на прогулке, а не на войне - тихо перешептывались, посмеивались, что-то друг другу рассказывали. Сразу видно - их не то что к боевым действиям не допускали, они, скорее всего, врагов вообще только в виде манекенов видели.
  Смотря на них, я не испытывал ничего, кроме глухого раздражения. Судя по криво бросаемым взглядам со стороны некоторых джоунинов - не меня одного бесили эти беззаботные болванчики. Мда... Ладно, к биджу этих недоростков.
  Хм... если хорошенько подумать, то можно прийти к мысли, что сейчас возможно только два варианта развития событий. Первый - нас отправляют обратно к команде, которая на данный момент находится почти в ста километрах от сюда и занята патрулированием зачищенных территорий, а второй - меня с Гаем оставляют на этом участке, объединяют с другой группой и посылают к основным силам для поддержки. Вот и возникает вопрос: что предпочтительнее? Возвращение под командование Идосу несомненно будет гораздо безопаснее, нежели находится на передовой, но... честно говоря, у меня нет особого настроя сидеть в тылу и бездарно тратить свое время непонятно на что.
  Все это с одной стороны. Но с другой - рисковать своей задницей просто так тоже не очень-то и хочется... Фортуна дама капризная и угадать с кем она тебя сведет на узкой дорожке почти невозможно. А согласитесь, сражение с чуунином и бой против джоунина - это абсолютно разный уровень, как небо и земля. От случайности, к сожалению, никто не застрахован, а мне бы очень не хотелось наткнуться в лесочке на противника, который бы по всем параметрам превосходил меня в несколько раз.
  Эх... но походу выбора-то у меня по сути и нету. Что прикажут - то и буду делать... Остается только надеяться на то, что подобных мне не должны отправлять на убой, ведь как-никак, но губить будущую элиту крайне неразумно... да и не случилось пока ничего серьезного для того, чтобы бросать в бой все резервы. Вывод напрашивается сам собой - пока живем.
  За подобными мыслями я и скоротал время до окончания совета. В один момент полог, закрывающий вход в палатку Минато Намикадзе, был отодвинут в сторону и из темного проема стали по очереди выходить командиры боевых подразделений с хмурыми минами на лицах. Вскоре на свету показался и Сузуки Райт, который практически мгновенно вычленил взглядом нашу молчаливую компанию из общей массы и движением руки позвал к себе.
  Внешний вид Сузуки был далек от идеального: темные мешки под глазами, ссутулившиеся плечи, помятая и грязная одежда - все это прямо указывало на крайнюю степень усталости и серьезный недосып. Учитывая все выше перечисленное, командир не был настроен на сантименты и, как только мы подошли, начал отдавать приказы:
  - Сейчас все к Намикадзе, после этого выдвигаетесь. За мной.
  Не дожидаясь нашей реакции, Райт резко развернулся и направился обратно к палатке главнокомандующего. Хм... 'все', значит?.. Ну и ладно. Спокойно пожав плечами, я двинулся следом за джоунином. Спустя секунду моему примеру последовали все остальные - Гай лишь многозначительно хмыкнул, предчувствуя скорое веселье, Какаши и Рин ничем свои эмоции не выразили, что в свою очередь наводило на определенные мысли... пф... действительно. Минато - ученики - информация. Цепочка просматривается достаточно легко и особых сомнений не вызывает.
  Внутреннее убранство шатра ни сколько не изменилось со времени моего последнего посещения - длинный стол, стул, несколько сумок и сложенный в дальнем углу футон. Никакой роскоши, никаких лишних вещей - все максимально удобно, функционально и без всяких заморочек.
  - Вовремя, - констатировал факт будущий Четвертый, как только мы зашли, - вы первые. Сейчас придут остальные, тогда и начнем.
  Выглядел хозяин 'апартаментов' ничуть не лучше нашего командира, правда, устал он скорее морально, чем физически. Про сон я тактично умолчу - это простые бойцы могли себе позволит пусть небольшой, но все же отдых. Лицам уровня Минато и Сузуки такая роскошь непозволительна - отчеты, тактика и вся похожая баланда наверняка занимала по времени всю ночь и большую часть дня, так что тут сильно не разгуляешься. Если же еще и учесть необходимость направлять общий ход военной компании и контролировать под своим началом множество людей - тут впору вообще повесится, потому что вытянуть такое на своих плечах невероятно сложно.
  Ожидание проходило опять-таки в полной тишине. Сегодня походу весь день такой, неразговорчивый.
  Спустя примерно пять минут в палатку зашли два джоунина. Первый обладал на редкость типичной и узнаваемой внешностью - блондинистые волосы и правильные черты лица с головой выдавили его принадлежность к клану Яманака. Конечно, я могу и ошибаться, но сильно сомневаюсь в этом. Еще на допросе я порядком насмотрелся на этих мозголомов - уж слишком специфичные внешние данные, как, впрочем, и у всех других кланов. Второй не имел каких-то особых примет - просто гладко выбритый мужик за тридцать, русые волосы с редкими седыми прядями, резкие черты лица.
  - Все собрались. Времени мало, поэтому к делу, - Намикадзе был предельно собран, - Хатаке Какаши, Майто Гай, Зоку Куджо - с этого момента вы объединены в одну команду, предводителем группы на время назначен Инудзука Нирс. Все ясно?
  - Да, Минато-сама! - ответили мы втроем на редкость единодушно, разница была лишь в интонациях: если голосе меня и Гая можно было ложками черпать недоумение, то в словах Какаши была скрыта изрядная доля пофигизма.
  Инудзука... весело. Во-первых - на черноволосом мужике не было никаких отметин, то есть вообще никаких! Обычно члены этого клана всегда выводят у себя на щеках татуировки в виде клыков, самых разнообразных форм и размеров, а тут... Ничего. Во-вторых, данный клан не зря прозвали сборищем 'собачников' - каждый шиноби из Инудзук имел боевого пса-напарника и помимо этого обладал способностями к частичной трансформации. Хороший нюх, бег на четырех конечностях и повышенная волосатость идут в комплекте. Учитывая все вышесказанное, можно вполне здраво предположить, что головные дозоры, развед-группы и различные рейдовые команды практически наполовину состоят из шиноби этого клана.
  Вот и возникает вопрос: какого биджу?! Инудзуки, как правило, всегда держаться за своих и крайне неохотно покидают уже сработанные формирования. Да и удобней им работать с себе подобными - два джоунина-собачника в паре представляют собой настоящую машину смерти, а если там рядом с ними еще и поддержка бегает... то кхм-кхм... мало никому не покажется. Несомненно, бойцы Инудзук состоят и в обычных командах, но это явно не тот случай и поэтому с какого хрена этот Нирс был приставлен к нашим нестройным рядам, я не знаю. Скорее всего, ничего особого важного за этим не стоит, но все же интересно было бы узнать причину, за которой последовало такое оригинальное решение.
  Хм. Может дальше все прояснится, но пока этот вопрос остается открытым. Что касается объединения меня и Гая с остатками команды Намикадзе, то оно было вполне предсказуемо и по меньшей мере удивления лично у меня не вызвало. Вместе, так вместе. Минато не может уделить им достаточно времени, так что спихнуть Какаши и Рин на чужие плечи для него единственный выход из данной ситуации. Ну, а подобрать нужный контингент для учеников, тут сам Каге велел!
  - Хорошо. Рин, - Минато перевел свой взгляд на девушку, - ты переходишь в подразделение ирьенинов, отправишься вместе с Яманака Сандом в недавно установленный лагерь. На этом все. Вопросы?
  - Минато-сенсей, а почему меня не включили в команду вместе с Какаши? - спросила куноичи. Судя по выражению лица Рин, подобное решение пришлось ей не по душе.
  - Ирьенины любого ранга сейчас на вес золота - вас сильно не хватает. Так что даже ты с твоими навыками можешь спасти множество жизней и сбережешь более опытным целителям силы. Это первая причина. Вторая - враг переходит в отступление и поэтому неожиданное засады становятся для него наиболее перспективным способом для борьбы с нашими силами. А при такой тактике, шиноби поддержки наиболее уязвимы. Ты можешь принести гораздо больше пользы в тылу, это гораздо лучше, чем погибнуть при первом же столкновении.
  - Я... я понимаю, - девочка зябко подернула плечами и с тревогой посмотрела на Какаши.
  - Тогда на этом все. Нирс, Санд, указания я вам уже выдал. Выдвигайтесь.
  - За мной, - приказал на удивление грубым голосом собачник, - все обсудим по пути.
  - Поспешим, - лаконично позвал за собой куноичи блондин.
  Дружно покинув пенаты главнокомандующего, мы всей толпой отошли на несколько метров в сторону и остановились. В этот момент появился второй вопрос: где собака?! Кхм-кхм. Нигде рядом в радиусе нескольких десятков метров ее видно не было. Хм. Думаю, что вскоре данная ситуация, так или иначе, но прояснится... хотя уже и так есть кое-какие догадки.
  Инудзука обвел нашу тройку пронзительным взглядом и спросил:
  - Все с собой?
  - Да, - Какаши выразил общую мысль.
  - Санд, вы с нами?
  Яманака согласно кивнул головой:
  - Наши позиции находятся недалеко друг от друга.
  - Тогда вперед.
  В следующую секунду мне пришлось сильно постараться, чтобы успеть за внезапно рванувшим в сторону леса Нирсом, который за считанные мгновения развил потрясающую скорость. Думать было некогда - говорить тем более. И это нас наверняка еще щадили. Сильно щадили. Пробежка затянулась минут на сорок, за это время мы преодолели больше тридцати километров - видно дело действительно не терпело задержек, раз нас гнали подобным образом. Конечным пунктом нашего передвижения стал небольшой лагерь, закрытый от чужих глаз густой листвой нескольких причудливо переплетенных между собой деревьев.
  Маскировка была организована по всем правилам: с помощью фуин-печатей вокруг стоянки был образован барьер, который сильно искажает зрительные и звуковые образы; палатки и основные постройки были врыты в землю почти на все длину, ландшафт был выровнен для максимально удобной обороны. Когда наша команда подошла к этой неприметной полянке, я даже сначала не понял, где мы оказались! Мда... а ведь не поленились... окопались по полной, хотя сам лагерь занимает небольшую площадь и не предназначен для большого количества народа. Насколько я успел заметить, значительную часть территории занимал лазарет - скорее всего, это один из промежуточных пунктов, куда доставляют раненых прямиком с фронта.
  - Мы на месте, - произнес Яманака после того, как наша группа прошла проверку сенсоров на входе, - я вместе с девочкой останусь здесь, вам же нужно двигаться дальше до установленной позиции. После конца смены, вы возвращаетесь сюда. Срочные приказы я буду передавать непосредственно тебе, Нирс.
  - Знаю. До встречи, - собачник повернулся в нашу сторону, - продолжаем движе...
  - Стойте! - окрик Рин заставил нашего командира прерваться.
  - Что еще?
  Проигнорировав заданный вопрос, девочка подбежала к Хатаке и бросилась к нему на шею. Судя по расширившемуся в изумлении единственному глазу беловолосого, тот такого явно не ожидал и впал в ступор. К гордости Какаши стоит сказать, что оправился от удивления он быстро и обнял девушку в ответ.
  - Возвращайся... - тихо прошептала она.
  - Все в порядке Рин. Все будет в порядке. Я не оставлю тебя одну.
  - Обещаешь? - девочка слегка отстранилась.
  - Да.
  - Хорошо. Но ты обещал!
  - Извини, но нам уже пора. Скоро увидимся.
  - Удачи! - куноичи наконец-таки отпустила Какаши и сделала несколько шагов назад, после чего обратила внимание на меня и Гая, - и вы тоже будьте осторожны!
  - Не волнуйся Рин, - я неожиданно для себя понял, что не улыбался уже так давно, что даже забыл, как это делается, - мы присмотрим за Какаши. Ничего страшного не случится. Ведь, правда, Гай?
  - Зоку прав, - Майто явил миру одну из своих самых ярких улыбок, - мы справимся!
  - Я дал слово Минато, что присмотрю за вами, - внезапно заговорил Нирс, дотоле спокойно стоявший в стороне и не вступавший в разговор, - и я сдержу его. Будьте уверены. Запомните на будущее - лучший стимул для того, чтобы остаться в живых, это знание о том, что тебя кто-то ждет. А теперь, нам действительно нужно поспешить. До встречи!
  Рывок, и тело послушно побежало вслед за командиром, оставляя за спиной оплот тишины и спокойствия.
  - Увидимся!!! - донесся стремительно удаляющийся голос Рин.
  Да... я даже сам не заметил, насколько черствым я стал. Учеба, Орочимару, тренировки, убийства, паранойя, война, постоянное напряжение... простые человеческие чувства, такие как любовь, симпатия, сострадание - я практически перестал их испытывать... да, биджу задери, даже простая застенчивость, и та отошла на второй план!!! Я стал напоминать скорее робота, чем живое существо! Робота, одержимого стремлением силы и эгоистических желаний!
  Такая простая, трогательная сцена, неожиданно глубоко задела меня. Открыла глаза и показала то, что я по причине своего непомерно раздувшегося эго не видел. Эх... наверное, мне стоит кое-что пересмотреть в своих стремлениях. Но позже. Сейчас не время и не место.
  Позже. А пока, нужно сосредоточится на выполнении поставленной задачи - трупам чужды душевные терзания, и поэтому смерть пока не входит в мои планы. Командир ошибся, точнее, просто обобщил - пусть меня никто и не ждет, но у меня есть цель! А, значит, и стимул для того, чтобы продолжать жить!
  
  
Оценка: 7.57*100  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"