Lion Tremere: другие произведения.

Закон Постоянства

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прежде всего, вынужден признаться, никогда я не был особым поклонником научной фантастики и творчество Головачева как-то обошло меня стороной. Поэтому перед созданием данной повести, я ознакомился с серией Реликта и взял на себя смелость использовать весь доступный мне в рамках конкурса сеттинг. Естественно, оригинальный стиль Головачева мне не покорился, но это не помешало мимикрировать некоторые его элементы в своем собственном стиле, например, длинные и комплексные главы. Повесть состоит из трех глав, каждая из которых отражает мое личное восприятие определенных этапов в хрониках реликта. Первая глава соответствует первому же тому реликта, наполненному многочисленными последовательными описаниями и сложными сокращениями. Вторая глава, как и большая часть реликтов, является фантастическим боевиком. Ну, а на третью главу меня вдохновили последние две реликтовые книги, поэтому она опирается на научную мистику, Игру и эпические противостояния файверов. Йорошкунэ :3 ~~~~~~ Версия: 1.7.001


  
  
Закон Постоянства.

  
Глава 1. Стратегия выживания.
  
И Конструктор сделал свой ход. Губы его сложились в улыбку, надкусанная травинка в зубах грустно повисла, а красный ягодный сок в уголках губ неосознанно напоминал кровь.
   Вторжение чужих законов, нагуалей в локальной зоне метавселенной остановилось, но "шубы" абсолютно мертвой материи вокруг них продолжали расти, являясь, по сути, защитным механизмом Универсума, своеобразными лейкоцитами клетки Метавселенной. Над миром нависла угроза превращения в огромное кристаллическое кладбище отрицательной материи. Вколотить последний гвоздь в гроб нагуалей должен был Над-Закон, Метаэтика или Закон Постоянства, как в шутку назвал его Ян Тот. И сформировать этот Закон следовало файверам, будущим инженерам Метавселенных, иначе оставался риск фазовой перестройки вакуума или внутреннего коллапса нагуалей, которые могли необратимо изменить и без того расшатанную Игрой Метавселенную. Монаду файверов сформировали представители большинства разумных цивилизаций Метавселенной: люди, чужане, орилоуны, гуррах, Сеятель и множество не менее экзотичных существ. Процесс законотворчества описанию не поддается, каждый файвер творил его по-своему. Например, воображение Ореста рисовало князя в образе гиганта, пропахивающего огромным плугом полные золотом поля и поворачивающего реки вспять. Ставр Панкратов возносился за пределы Метавселенной и даже самого Универсума в область Большой Вселенной и пытался заковать какую-то черную студенистую массу в тянущиеся от Земли серебряные цепи. Естественно, все это была виртуальная реальность, созданная мозгом для упрощения и понимания процессов, происходящих в высших слоях поля Сил. Описать человеческими символами суть Закона Постоянства не представляется возможным, даже куда более выразительная слоган-речь не способна полностью передать содержание этого Над-Закона. В физическом плане он являлся сложнейшей формулой, определяющей поворот оси симметрии Метавселенной параллельно оси симметрии пространства, служащего источником чужих законов. Таким образом Закон Постоянства "обманывал" Универсум, маскируя нагуали как естественную часть Метавселенной. В морально-эстетическом же плане закон являлся прообразом, а точнее черновиком метаэтики, новым шагом в духовной организации нашего мира. Когда файверы закончили формирование Закона Постоянства, он явился в образе свитка, испещренного странными символами, своеобразными универсальными текстовыми слоганами. Свиток свернулся на руке у Конструктора и медленно растворился в ладони.
   "Да исполнится воля живущих."
   И Конструктор исчез, вместе с ним растворилась и солнечная поляна. Файверы очнулись в поле Сил, опустошенные, но поддерживаемые укрепившейся духовной связью.
   ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
   Фаг тоже исчез... Хотя нет, это не совсем верно. Сложная совокупность процессов преобразования и эволюции доменов ("игра"), осуществляемая взаимодействием разумных систем высшего порядка ("игроков"), проявление которой в пределах родимой Метавселенной, человечество назвало Фундаментальным АГрессором, не могла "исчезнуть". Игра просто продолжилась на уровнях недоступных человеческому пониманию. Но очевидное воздействие ФАГа на Метавселенную действительно прекратилось. Физические константы вновь начали оправдывать свое название, стабилизировавшись в диапазоне, необходимом для существования сложных форм материи. Даже новые элементарные частицы и радиоактивные изотопы уже существующих элементов смогли найти свое место в "старом" порядке вещей. Колыбель из нагуалей перестала раскачивать малютку-домен в своих смертельных объятиях. Эмиссар ФАГа III уровня сдулся, растворился во тьме поднятых им эгрегоров, оставляя в звенящем от напряжения поле сил шорох пробудившегося роя. Но Мир... Мир никогда уже не будет прежним.
   Чувство опасности, холодное и острое... Неизвестно, что послужило его пробуждением - отключение гипно-индукторов ФАГа, чрезмерное напряжение эгрегоров во время пси-битвы или древние животные инстинкты, казалось бы изжившие свое в XXIV-м веке. Еще до первых официальных заявлений, разбуженный человеческий рой начал осаду станций метро и струнных лайнеров, наивно надеясь затаиться в укромных уголках вселенной от незримого, но от того еще более пугающего частокола нагуалей. Волна преступлений захлестнула мир с новой силой, стремясь превратиться в маргинальное цунами. Некоторые соционавты в последствие назвали это явление обратной гипноиндукцией, связывая всплеск негативных эмоций с переориентацией низших слоев поля сил после резкой остановки гипноиндукторов ФАГа. Людей, подвергшихся воздействию обратной гипноиндукции, ученые назвали фагготами, что достаточно точно характеризует варварское поведение нео-готов. Основную массу фагготов составляли простые земные обыватели...Тот факт, что некоторые из этих обывателей были вооружены на уровне спецслужб и очевидно составляли низшую агентурную сеть ФАГа, соционавтами еще не объяснен.
   К сожалению, чувство опасности не открыло людям глаза, оно притупило восприятие. Человечество осталось в плену своих иллюзий, а точнее держалось за него, как за последний оплот в стремительно растворяющемся в безумие мире. Официальная версия происхождения нагуалей из "попытки контакта представителей разумной жизни иного домена" превратилась в "попытку оккупации человеческого домена извне силами ФАГа". Ну и конечно теория заговора интраморфов всегда была сильна в человеческих умах. Люди остались слепы, а для всяких слепцов нужны поводыри, которых периодически плодила Земля во все эпохи.
   Пока на поверхности планеты царил хаос, из руин высших правительственных слоев человечества поднялась новая сила - Совет Спасения Человечества (ССЧ). Бывший верховный руководящий орган людей, Всевече, было практически физически уничтожено террором ФАГа с одной стороны и чисткой контр-3 с другой. Сами секретные спасители местного мирозданья - контр-2, контр-3, бунтующие проконсулы и файверы,- слишком долго действовали в тени, чтобы выйти в зенит новой эры. У пограничников хватало своей головной боли с дальними колониями и форпостами человечества, проблемы которых оказались прямо пропорциональны лихорадочной вспышке любви людей к дальнему космосу. Безопасники были слишком заняты обеспечением безопасности... В основном, своей безопасности, потому что "внезапно" оказалось, что концентрация фагготов в их рядах самая высокая во всей Системе. До сих пор остается открытым вопрос о роли гипноза в войне с ФАГом и об осознанности действий его пешек. Таким образом, лавры мессий и спасителей человечества оставались вакантными.
   Группа эфаналитиков и членов СЭКОНа в частном порядке объединилась по треку для создания плана по спасению человеческой цивилизации. Сетевая конференция длилась около трех часов, хотя скорость мысленного обмена в таком человеческом кластере огромна и обычные конференции проходят за несколько минут. В конце заседания к этой группе людей присоединился практически весь СЭКОН, большая часть эфаналитиков, контр-1, остатки сил совета безопасности и ученые, тесно работавшие с этими структурами еще во время войны с ФАГом. В результате этой конференции из рядов СЭКОНа был выбран новый оператор-прима, который должен был руководить силами человечества в период эвакуации, один из кобр безопасников стал оператором-секунда, эфаналитикам и ученым поручено создание генерального плана спасения человеческой цивилизации, а новая организация получила официальное название - Совет Спасения Человечества.
   В старом земном свете не осталось сил, способных противостоять ССЧ в человеческом обществе, поэтому все остальные разрозненные остатки людских организаций вынуждены были присоединиться к ССЧ. Аналитические силы новой организации были брошены на разработку двух диаметрально противоположных планов. План "Шпуг" предполагал постепенную остановку Земли и других планет солнечной системы или направление их по новым, свободным от нагуалей орбитам. План "Шпуг" был вполне реален, для его реализации достаточно было всего лишь около двадцати лет собирать всю доступную энергию и строить специальные антигравы. Но почему-то от этого плана отказались в пользу плана с незатейливым названием: "Выжить!". Суть "выживания" сводилась к поиску новой альма-матер для земной цивилизации и эвакуации туда определенной части населения Системы. К сожалению, нарушение нагуалями транспортных и информационных сетей в домене сильно ограничивало ученых в поиске альтернативных обителей человечества. Но помощь пришла оттуда, откуда ее больше всего и ожидали. Одно из "я" Габриеля Грехова материализовалось прямо в совещательной аудитории ССЧ и в очередной раз показало правительству, как надо спасать человечество. Хомозавр притащил на своем "хвосте" не только координаты Геи, но и свободный от нагуалей путь до нее от Земли, проложенный специалистами погран-3 и контр-3. Новая Земля, которая тогда называлась просто - УН.СО-13.295, вместе со своей звездой - Солой, мирно вращалась в небольшой колыбели нагуалей и была в относительной отдаленности от их шипов. Условия Геи приближенно соответствовали земным, хотя диаметр и сила тяжести были в несколько раз меньше земных. Гея была открыта довольно давно, но никогда всерьез не рассматривалась, как новая опора человечества. Хотя на Гее была построена база и... сразу четыре станции метро. Учитывая, что во времена открытия Геи сеть струнного метро еще не была настолько развита, остается только гадать, кто же заблаговременно подготовил транспортную сеть никому не нужной планеты к нашествию беженцев? В любом случае, других альтернатив у человечества не было. После короткого совещания ССЧ переименовал план "Выжить!" в план "Гея" и приступил к его исполнению.
   Расположение нагуалей, даже в центре Солнечной системы, все еще оставалось определенной загадкой для ученых, хотя они и научились подсвечивать участки Абсолютно Мертвой материи потоками нейтрино или бомбардировать поверхность специальными излучающими датчиками. Поэтому ССЧ не составило особого труда утаить настоящий смертоносный нагуаль от общественности и представить виновником будущей глобальной катастрофы его брата-близнеца, замершего в пространстве и времени в почти десяти днях на земной орбите от своего соседа. По всем земным телекоммуникационным сетям начали транслировать агитационно-патриотические ролики СЭКОНа, а все записи о гибели старших планет солнечной системы утеряны в недрах цензуры. Бойцам безопасности и спецслужбам внутри СЭКОНа разрешили использовать универсалы против фагготов. Был даже совершен показательный рейд на остатки армии ФАГа - кайманоидов, которые отказались уходить с Земли, следуя какому-то своему кодексу чести. Их отряд засел в своей базе в военно-историческом музее Земли, но древние стены оказались плохими помощниками против генераторов свертки материи или молекулярного распада. В результате принятых мер ситуации в человеческом обществе несколько стабилизировалась. Появилась если и не вера в торжество человеческой мысли над силами природы, то хотя бы надежда, которой по традиции предстояло умереть последней.
   Сколько бы тысячелетий ни развивалась человеческая цивилизация, время было самым главным ее ресурсом. Даже в эру струнных технологий и эгрегоров, время оказалось самым страшным и самым беспощадным врагом человечества, являясь при этом и главной его надеждой. Время до столкновения Земли с полем нагуалей было рассчитано с точностью до наносекунд, и на плечи ССЧ легла тяжесть выбора по его распределению. Собственно, главный выбор, который предстояло сделать совету - это определить баланс между технологическими и человеческими ресурсами, которые можно спасти перед столкновением земного ковчега с айсбергом нагуалей. Что важнее для сохранения человечества: информация и технологии, добытые людьми за весь короткий срок своей цивилизации, или генофонд, результат не менее короткой эволюции? Ни один человек, даже оператор-прима не смог бы выбрать рациональное решение. Поэтому баланс был определен информационным-кластером аналитических устройств эфаналитиков, им же предстояло выбрать формат и объем сохраняемой базы человеческих знаний и технологических систем. На плечи СЭКОНа легло не менее важное задание. По иронии судьбы специалисты по этическому контролю за опасными исследованиями провели самый опасный социальный эксперимент в истории человечества. Из миллиардного населения Системы специальная программа выбирала избранных, которым посылался индивидуальный биометрический код-пропуск в новую обитель людей. Естественно, критерии избранности были очень жестоки и одним из основных условий было отсутствие паранормальных способностей. СЭКОН объясняла это условие стремлением к сохранению оригинального человеческого генофонда. Кроме того, избранные должны быть определенного возраста: старше двадцати, но младше сорока пяти лет. Широкий спектр знаний или диплом универсалиста, психологическая устойчивость и связи с ССЧ так же приветствовались. Всем избранным обещали отправку следом их родственников, но реально сохранить свои семьи смогли только высшие чины Совета Спасения Человечества.
   Финальная версия плана "Гея" состояла из трех этапов. Первый этап - техногенный, должен был проложить фундамент для колонизации. В эру струнных технологий основным ограничением стал не вес, а объем передаваемой материи. Кабинки метро могли посылать лишь определенный объем вещества. Поэтому земным специалистам пришлось расширить геянскую сеть метро. Для каждого из шести земных материков на Гее была построена своя стволовая база, вокруг которой стремительно начали расти серые купола метро. Кроме того, ССЧ построила отдельно три основные, две секретные и одну правительственную базы со своими центрами метро. По окончанию этого этапа геянская сеть метро составляла лишь одну сотую от струнных коммуникаций в Солнечной системе, на дальнейшее развитие не хватало времени. Вереница спейсеров, галеонов и трансгалов вместе с обновленной сетью метро начала переброску оборудования, технологий и специалистов, которые должны были сделать Гею пригодной для выживания.
   Над формированием нового облика Геи работали лучшие технологии человечества. Тонкие шатры из органоволокна, раскрываясь из походного состояния, охватывали объем в триста раз превышающий их обычное состояние. При этом вся мебель и даже стенки образовывались сами за счет внутренних складок и кармашек шатра. Внешнее покрытие из органопластики было способно сдерживать любые капризы геянской природы, а встроенные солнечные элементы генерировали достаточно энергии для функционирования самого шатра и людей в нем. Черные сферы реакторов типа "Кваркбиг" поставляли всю необходимую энергию для остальных технических комплексов Геи. Огромные губчатые кораллы из углеволокна, медленно меняли атмосферу Геи в привычный земной воздух. Тонкие цилиндры автономных походных лабораторий синтезировали пищу и воду для первопоселенцев. Преобразованием поверхности планеты занимались специальные геоманипуляторы, форма и функционал которых подстраивался под поставленные задачи. Например, свернувшись в цилиндр, геоманипулятор мог заниматься озеленением пустошей. Перекатываясь такой "сеятель" снимал верхний слой пыли, образованный метеоритной крошкой и эрозией поверхности, удобрял и превращал этот слой в особую почву, которую и укладывал вслед за собой, как дождевой червь. Новая почва держалась даже на бушующих на Гее ветрах, медленно синтезируя искусственную растительность. Геоманипуляторы могли ровнять или поднимать горы, синтезировать реки и озера и заниматься прочим ландшафтным дизайном. К сожалению, уже через несколько веков разросшемуся населению Геи не хватило места под солнцем и индустриализация уничтожила большую часть старых ландшафтов в вечной гонке за пространство. Для первых поселенцев Геи геоманипуляторы дарили надежду на рождение новой Земли, но лишь их слезы стали реками... первыми и последними реками Геи.
   Техногенный этап колонизации Геи был самым длинным, фактически он не прекращался до падения сети метро. Котел колонизации требовал много ресурсов, которые щедро бросал в его топку ССЧ. Космический путь до Геи считался наиболее опасным из-за растущих на пути нагуалей, поэтому формально по нему посылалось только оборудование и ресурсы. Кроме того несколько секретных станций метро ССЧ занимались в основном доставкой новых кадров и особо важных технологических систем. Именно через эту ветку на Гею попали основные базы человеческих знаний, заключенные в специальные многомерные накопители, спроектированные земными учеными наподобие информационных систем Конструктора. Наиболее развитые компьютерные системы типа "умник" так же были доставлены на Гею, что серьезно ослабило стену цензуры на Земле.
   Следующий этап плана "Гея" - это собственно сама колонизация. ССЧ прекрасно понимал, что ему не удастся полностью контролировать всю обширную сеть струнных коммуникаций в Системе, поэтому на каждом материке были выбраны несколько станций метро, которые переходили в официальное ведомство совета. К этим станциям метро и спейсодромам были стянуты основные оперативные силы подконтрольных ССЧ безопасников. Код-доступа на геянские станции хранился в строжайшем секрете и воспользоваться им можно было только в метро ССЧ. Такие станции на земных материках вели на соответствующие станции на Гее, таким образом, ССЧ надеялся сохранить хотя бы часть старой эгрегорной структуры Земли. Остальные станции метро в Системе работали в штатном режиме и продолжали транспортировку частных лиц по Солнечной системе и колониям землян в других системах. Тот факт, что многие из этих путей вели в никуда или куда похуже, любители дальнего космоса обнаруживали уже де-факто. Конечно, новоиспеченные спейсмены теоретически имели возможность попасть на Гею, для этого им нужно было всего лишь заполнить специальные анкеты, послать их в отделение СЭКОНа по работе с общественностью и ждать своей очереди. Правда никто кроме индексирующих инков не читал эти анкеты, у СЭКОНа же была своя система отбора будущих геянцев.
   Третий этап колонизации Геи или "культурногуманистическая" волна, был самым коротким, на его реализацию ушло буквально несколько часов, хотя формально он должен был продлиться на десять дней дольше и обеспечить эвакуацию большей части жителей Земли. Во время последнего этапа эвакуации приоритет отдавался культурному наследию земной цивилизации и её наиболее молодым "цветкам жизни". "Культурная" составляющая была представлена в основном элементами роскоши, древними символами власти и оружием ушедших веков. Оператор-прима даже распорядился разобрать, закапсулировать и доставить на его личный участок, на Гею настоящий замок средневековой эпохи. Эта идея вдохновила многие высшие чины ССЧ, и они начали переброску других особняков различного рода роскошности и ветхости. Кроме атавизмов древности было организовано несколько нео-ноевых ковчегов, содержащих коды ДНК и живых особей земной флоры и фауны, которая через пару десятилетий была щедро брошена на растерзание мутаций на преображенном лике Геи. Доставку всех этих грузов обеспечивал спейсерный парк Системы, метро же работало транспортной люлькой. Нехитрые вычисления СЭКОНа показали, что человеческий младенец занимает на порядок меньше места, чем взрослая особь, да и в плане ресурсов дети будут куда экономнее. К тому же, молодые особи лучше всего поддаются внушению, их проще воспитывать и подчинять новой идеологией. Скучать по старой Земле, которой они толком и не видели, дети тоже не станут, значит, смирятся с новыми порядками. В последствие именно такая структура геянского общества, то есть множество молодых свободных разнополых и не связанных родственными узами людей и изолированные в специальные образовательные учреждения дети, позволила построить новый институт семьи, как элементарной ячейки глобального человеческого эгрегора. Конечно, как и у всякого плана, у плана "Гея" были свои очевидные минусы. Например, не всякий земной родитель согласился бы отпустить свое чадо на чужую планету под присмотр динго и витсов. Поэтому силы Совета Спасения Человечества использовали магическую силу чрезвычайного положения и просто забирали детей из роддомов, ясель, младших школ и пр. детских учреждений, а затем отсылали их родителям поздравительные сообщения об избранности их чад. Таким образом, первое поколение "геянских" детей было послано с Земли в распростертые объятия искусственных нянек-витсов под покрывало шатров длительного выживания, которые еще долго будут служить их колыбелью.
   Примечательно, что план "Гея" совершенно не учитывал выживание людей на других планетах и колониях. Предполагалось, что они сами должны найти острова суши в море нагуалей. Многим это действительно удавалось. В основном спаслись дальние форпосты пограничников, исследовательские станции и другие приюты для интраморфов, которым предстояло еще тысячелетие вырожд.... эволюционировать в своем замкнутом кругу. Крупным колониям и поселениям человечества, в том числе другим планетам Системы, повезло куда меньше, в большинстве случаев для них колючки нагуалей были неотвратимы. Хотя были и исключения, например чариане возвели вокруг своей планеты настоящий барьер из абсолютного зеркала. Успешна ли оказалась тактика страусов для Чары, остальная часть человечества так и не узнала. Люди вообще были слишком заняты побегом со своего тонущего корабля, чтобы заметить, что он стоит на мели в огромном аквариуме - Космориуме. Таинственное исчезновение чужан и орилоунов так же прошло незамеченным для большинства людей.
   Естественно, план "Гея" не получил всеобщего одобрения, но и открытое противостояние вспыхнуло слишком поздно, чтобы что-то уже изменить. Ветераны войны с ФАГом: файверы, проконсулы, контр-2 и контр-3,- все их ресурсы были брошены на спасение родственников, агентов и простых интраморфов. Большинство же других влиятельных людей либо уже сотрудничало с ССЧ, либо получило пригласительный билет на метро в один конец. Некоторые частные спейсерные компании организовывали собственные пассажирские рейсы, несмотря на предписания пограничников. Многие из таких рейсов действительно достигали Геи, этому активно способствовали передачи по информационным сетям маршрута до Геи. Все-таки в поле информационных сил воинам цензуры не достать было своими дубинами до летающих в вышине файверов. Но информационная дубинка оказалась не единственным атавизмом, который возродился у внезапно задумавшегося о выживание человечества. Проект "Титания" был столь же помпезен, как и его название. Этот проект предлагал создание огромного роскошного лайнера на основе квазиживого симбиоза тринадцати транспортных галеонов из органопластика. Такой лайнер способен был вместить целый жилой комплекс с множеством развлекательных отсеков, бассейном и даже небольшим парком. Естественно, люксовая доставка на Гею была доступна только высшим слоям человеческого общества. К сожалению, Титания повторила судьбу своего младшего брата Титаника, напоровшись своим разросшимся брюхом на айсберг нагуалей где-то между Землей и Геей. Современная автоматика сработала оперативно, восстановив поврежденную оболочку и отстыковав поврежденные элементы, но струнный двигатель был уничтожен, а разогнать подобную махину до близкой к световым скоростям на обычных двигателях было невозможно. Через три столетия Титания таки достигла Земли, удивленные геянцы нашли на ней только одного живого человека, потомка какой-то девушки, летевшей когда-то на Титании. Выживший был интраморфом, только это позволило ему выжить, правда, не всякий ученый смог бы опознать в нем человеческое существо. Когда на Титании закончились пищевые ресурсы, люди начали питаться подножным кормом - травкой и листьями в парке, домашними питомцами и... другими людьми. Но в итоге выжил только один, он начал питаться собственным кораблем, подключаясь к его квазиживой структуре и постепенно всасывая питательные элементы, как растение. Собственно, в дерево он и превратился, сросшись со стенкой собственной каюты. Только амулет в форме половинки сердца на огрубевшей и почерневшей коже-коре и выдавал в нем человеческое происхождение, но, тем не менее, он выжил...
   Никто точно не знает, что и как пошло не так. Кто-то утверждает, что файверам и интраморфам надоела очередная человеческая иллюзия и они донесли до землян правду о действительных масштабах катастрофы. Сторонники теории заговоров уверены, что это был тайный - четвертый этап плана "Гея". Эксперимент в эксперименте, главной целью которого было определение особей, наиболее приспособленных для выживания. Другие источники склоняются к теории самосохранения интеллектуальных живых систем, согласно которой сложные эгрегорные взаимодействия и экстремальные условия выживания привели к пробуждению коллективного разума землян, а все остальное - прорыв информационной блокады, обращения ученых и спейсменов,- просто последствия второй глобальной волны страха. Но однозначно известно, что одним ранним солнечным утром все информационные сети Земли и даже голос пустоты внезапно заговорили c землянами, и разговор этот понравился не многим
  
  
Глава 2. Тактика выживания.
  
.Мыслеэнергетический импульс зародился в мозгу и холодным душем пронесся по всему нервному волокну, медленно затухая дождем иголок в пятках.
   "Ты прекрасно знаешь, что я не спал. Еще раз попробуешь такую функцию будильника, перепрошью твое ПО, флешка-переросток..."
   <<.Bzzz. Сам просил разбудить тебя в шесть утра.>>
   "Похоже действительно пора тебя перепрошить, ходячая ошибка в системной логике. Чтобы разбудить кого-то, этот кто-то должен сначала спать."
   Терафим послал пожимающий плечами слоган-смайл и слился со стационарным инком. Для переносного квазиразумного банка данных он обладал слишком вольным набором логик, но видимо хозяину это не мешало или наоборот, помогало скрасить одиночество. Егор стянул с головы тонкий серебристый инфо-обруч и устало протер виски, последние несколько часов он копался в архивах отца, изучал современные системы боя и слушал информацию по треку. Отец...
   Егор подошел к небольшой тумбочке, на которой ослепительно улыбаясь и размахивая руками стояла голограмма его отца в парадной форме совета безопасности. Святослав Рогов был первым безопасником в семье и мечтал, чтобы его сын продолжил дело отца. Жаль, что после кайманского аннигилятора материи не остается ничего, нет смысла даже собирать по атомам. Во время показательного штурма последней базы кайманоидов в музее воинской истории, СБ решил провести штурм одновременно с эвакуацией, чтобы не спугнуть инпланетных вражин. И по традиции нашлась какая-то малолетняя растяпа, споткнувшаяся посреди перестрелки. От пучка смертоносной белой паутины девушку мог спасти только настоящий герой, который конечно тут же нашелся. Святослав успел среагировать быстрее всех, благодаря своим рефлексам интраморфа. Хоронили отца Егора по старинке: с почестями, залпами универсалов и в настоящем, пусть и пустом гробу. А ведь были еще времена, когда безопасники спасали людей от сил природы, а не от других людей. Голограммные технологии в XXIV веке определенно достигли своего пика, Рогов стоял на своем небольшом постаменте словно живой и радостно смотрел на сына... или сквозь него.
   Егор стукнул пальцем по поверхности тумбочки, и голограмма растворилась на ее поверхности. Лицо парня не выражало никаких эмоций, этому его учили еще в академии безопасников: "Настоящий безопасник должен быть спокоен и хладнокровен в любой ситуации, чтобы спасаемые могли черпать уверенность и не терять надежду". Егор был интраморфом, конечно слабее, чем эрм или файвер, но достаточно сильным, чтобы двери академии оказались для него закрыты во время официальных гонений интраморфов. Младший Рогов провел рукой над тумбочкой, активируя систему опознания. Через мгновение тумбочка раскрылась, словно огромный бутон, на каждом лепестке которого гармонично распластались набор уников, несколько универсалов, парализатор, пластина энергоподавления и прочее опасное оборудование безопасников. В современном Егоре мире понятие "деньги" отошло на второй план, миром правили "ресурсы и возможности". Звание офицера совета безопасности давало достаточно возможностей, часть из которых Рогов естественно унаследовал, как, например, этот миниатюрный склад оружия.
   УНИверсальный Костюм мягко укутал интраморфа, энергетические импульсы побежали по телу, синхронизируя уник с параметрами нового владельца. Егор вздрогнул, этот энергопоток и утренний энергетический "душ" терафима живо напомнили ему яркую вспышку парализатора. Охрана метро не стала особо церемониться с "зайцем", мощный энергетический импульс врезался в голову и сковал каждый нерв огромной тяжелой цепью. Если бы Егор не был интраморфом, его мозг вскипел бы от такой перегрузки, хотя возможно именно поэтому охранники и дали такой сильный импульс своими парализаторами. Только через четверть суток парень смог собрать свою нервную систему по кусочкам и медленно побрести домой. Так провалился первый план выживания, но в этот раз Егор был намного лучше экипирован и готов морально. Интраморф поставил на правое плечо турель универсала, табельное энергетическое оружие безопасников быстро вросло в уник, подключаясь к его энергетической системе и комплексу наведения. Второй, более миниатюрный универсал покоился на левом локте. Рогов собрал мыслеформу и послал ее унику, который послушно преобразовался в штатный костюм безопасников.
   "Эй, Лаки, место!"- послал слоган-образ Егор, указывая на пустующее левое плечо.
   <<Сколько раз нужно повторять, что меня зовут Маки О`Велли. И я даже не твой терафим, а твоего отца. К тому же на левом плече только черту и место...>>
   "Ну вот, поэтому там тебе самое место. Думаю, вы подружитесь. Нет, конечно ты можешь остаться здесь, но я за тобой не вернусь и соскребать с нагуалей не стану."
   Видимо, последний аргумент оказался решающим, терафим отсоединился от умника и в образе гусеницы медленно сполз на плечо интраморфа, сворачиваясь в нелицеприятную спиральку. Терафим по сути своей являлся своеобразным хранилищем информации, которое находилось только в энергетической форме, но при этом могло интегрироваться в любую форму материи. Соответственно общение между терафимом и хозяином происходило в энергоинформационном поле и было доступно только интраморфам.
   Егор подхватил со стола амулет и быстро вышел за порог квартиры. Рогов постоял несколько секунд, пока дверь медленно закрывалась за его спиной, затем спустился на первый этаж, где на лужайке его ждал вызванный аэр. И только там позволил себе интраморф оглянуться. Жилой комплекс как всегда радушно улыбался всему свету, солнечные лучи скользили по лазурным панелям, расплываясь сотнями радуг, которые затем сплетались в причудливые узоры.
   "Пф. Я прожил всю жизнь в доме-калейдоскопе. Надеюсь, на Гее они смогут избежать этой жалкой светопляски."
   <<Мне действительно нужно доставать из памяти кусок холазаписи, где ты голышом бегаешь за солнечными зайчиками на стене?>>
   "Я же говорил, что у тебя проблемы с памятью, не надо было тебе интегрироваться с тем куском урана. И вообще, мне тогда и года не было..."
   Легкий Аэр послушно пустил внутрь интраморфа, мягко поднялся и полетел в сторону брянского центрального метро.
   <<Ах да, ты слышал, сейчас по всем информканалам кричат, что до столкновения Земли с нагуалями остались считанные часы и что правительство навесило здоровенный ушат лапши на уши простых землян.>>
   "А, это давно уже передавали по спруту и трэку. Меня волнует другое, сейчас станции метро штурмуют толпы разъяренных людей, хватит ли заряда в моем универсале, чтобы усмирить их всех?"
   <<.Bzzz. Не могу поверит, что ты когда-то учился на безопасника,с таким мировоззрением тебя только в самую черную из дыр и посылать, подальше от нормальных людей.>>
   "Хех. Отец всегда говорил, что не бывает плохих интраморфов... Интересно, насколько он был не прав?"
   <<.BZZZT!>>
   У дверей брянской станции метро нестройной очередью толпились люди, а со всех улиц и стоянок аэротранспорта к ним стекались все новые и новые толпы беженцев. Ажиотаж стоял такой, что казалось, будто это были врата в Рай. Пока что обходилось без откровенных драк и дебошей, но злобосфера в толпе сгущалась до критической отметки. Оставалось только догадываться, какой аншлаг стоял внутри станции. Егор аккуратно посадил аэр на крышу станции и направился в ту сторону, где согласно его памяти должна была быть кабинка метро.
   <<Ей, ты же не думаешь?!>>
   Интраморф не ответил, он погрузился в поле сил и сейчас занимался калибровкой своего универсал. Естественно, обычный универсал не смог бы пробить защищенную крышу станции метро, но универсал был оружием довольно гибким, эволюционировавшим ни один век. А ведь для повышения мощности на целый порядок было достаточно лишь отключить небольшую систему блокировки и заменить энергетическую схему. Мощности модернизированного универсала как раз хватило, чтобы пробить аккуратную дырку в крыше, в которую ужом юркнул Рогов.
   Спасло Егора ровно две вещи: он был интраморфом с рождения, то есть обладал скоростью и реакцией, недоступными для обычных людей, и он уже находился в поле сил. Семья Роговых всегда следовала традициям жанра. Например, если герой внезапно врывается в какое-то помещение, то он сразу должен попасть под перекрестный огонь противоположных сторон. Но Егору повезло, и в этот раз судьба направила его горячую голову не в эпическое противостояние эрмов и К-мигрантов, и даже не в жаркую перестрелку между кайманоидами и безопасниками. Неизвестно, ожидала ли банда нео-шпаны, гордо записанная в историю как фагготы, какого-то сопротивления в станции метро или нет. Но даже охранявшие станцию роботы-витсы не учли вероятность падения с небес ощетинившейся стволами тушки интраморфа, которая начала стрельбу из самых неожиданных мест еще в полете. К моменту приземления героя, три его универсальных луча справедливости поразили леопардо-гиено-игуаноголовых фагготов до такой степени, что двое решили уже не подниматься, а еще один внезапно вспомнил, что ему нужно попасть на прием к врачу. Толпившиеся перед терминалом фагготы стремительно отреагировали, гордо размахивая ирокезами кислотного цвета, они бросились в рассыпную, накрывая щедрой хаотичной канонадой выстрелов всю станцию. Витсы-охранники не зря были высокоинтеллектуальными технологическими системами. Они сразу считали с уника Рогова идентификационную информацию и, удостоверившись в полномочиях офицера совета безопасности, переключились на свои первоначальные цели. Благо целиться по ярким нарядам фагготов было куда проще, чем по стремительно перемещавшемуся интраморфу. Тактика Егора была безупречна... теоретически. Но практика полевых действий показала, что точные комбинации кувырков, переворотов и прочих "па" оказываются не столь эффективны против хаотично палящей из всех стволов толпы одуревшей молодежи. Поэтому интраморф благоразумно спрятался за широкую спину наиболее массивного витса, иногда высовывая плечо или локоть, чтобы сбить из турели очередную красочную мишень. Жаль, что витсов не хватило на всех желающих и остальным невинным землянам пришлось искать другие естественные укрытия... в основном за спинами товарищей по несчастью. Наиболее разумные резонно посчитали, что лучше прожить еще пару часов на Земле, чем попадать в получившуюся пробку, ведущую к небесам. Вот только напирающим в двери станции беженцам этой разумности не хватало. Два встречных людских потока торнадо конечно не организовали, но многие смогли испытать на своей шкуре всю чудесную атмосферу древневекового побоища, когда в ход шло все, что могло бить, кусаться или царапаться. Сложно сказать, кто в итоге победил во втором толкалище, и можно ли вообще определить победителя. Зато в основной баталии за драгоценную кабинку метро наметился определенный перевес. Вообще, великие воины ФАГа были просто воплощением многозадачности, они умели делать сразу несколько вещей одновременно: стрелять, вопить, материться, прятаться за товарищей и случайных людей, вспоминать религию и снова стрелять. Но на пути у великого воинства фагготов встало неожиданное препятствие в лице десятков случайных людей, которые решили заснуть вечным сном в самых неподходящих местах, да еще и устроить на полу скользилище по какой-то красной жидкости. Внезапно лишившиеся своих живых щитов фагготы оказались легкой мишенью для витсов, которым для эффективного уничтожения целей хватало всего лишь двух задач - целиться и стрелять.
   Тем временем, всеми покинутая и одинокая кабинка метро распахнула свои струнные объятия всего в паре метров от Егора. Она жаждала утешения и нового приключения, как женщина, внезапно брошенная посреди схватки за ее руку, сердце и телепортацию. Интраморф потянулся было в манящую темноту кабинки, пока внезапный молот опасности не ударил по напряженной наковальне его чувств. Рогов оказался не единственным псевдо-архангелом, решившим спуститься на грешную станцию через крышу. Но была и ощутимая разница между этими посланцами небес: универсал Рогова просто пробил толстый слой органопластики, оружие же пришельцев буквально слизало половину крыши, сильно понизив температуру внутри станции. Молчаливые витсы, ошалевшие от второго пришествия фагготы и даже толпившиеся у входа люди внезапно замолчали и подняли глаза на солнечное небо. Наслаждаться всеми прелестями рассвета мешала только мертвая тишина. Егор сосредоточил все свою чувства на пространстве впереди себя, но даже его способности интраморфа в этот раз подвели. Впереди была пустота, но почему-то эта пустота внушала страха больше, чем стадо разъяренных кайманолюдей. Словно посреди станции метро внезапно возник нагуаль, который теперь медленно тянет свои смертоносные иголки к сбившимся у стен людям. Пришельцев подвело только одно, их продвинутые маскировочные костюмы "Хамелеоны" не успели рассчитать влияние низких температур на разлитую по полу кровь. Тихий треск красного льда оказался для людей громче хлопка тысячи стартовых пистолетов. Земляне всегда любили спортивный образ жизни, особенно когда от этого зависела их жизнь. Люди как по команде бросились во все стороны, но большинство конечно метнулось к кабинке метро. Ближе всего к финишу оказались Егор и маленькая девочка, побелевшими от напряжения пальцами сжимавшая голограмму какой-то семейной пары, словно молясь на них. Темнота и спокойствие кабинки метро манили Егора всего в нескольких шагах от себя, когда его инстинкты почувствовали на своем хозяине прицел. Это были не инстинкты кадета-безопасника, и даже не инстинкты интраморфа, это был древний и звериный инстинкт самосохранения. Но вместо того, чтобы броситься в спасительные объятия струнного транспорта, интраморф прыгнул в сторону, накрывая своим телом поскользнувшуюся на луже девочку. Десятки пар ног стремительно приближались, не обращая никакого внимания на не предусмотренные строителями живые кочки на полу. Но шкура Рогова не успела оценить всех прелестей тайского массажа ногами, когда их накрыл второй залп. Люди, витсы, кабинки метро и даже расположенный за ними кварк-генератор стремительно слились в одну точку пространства и исчезли. На их место пришел могильный холод, который ударил в спину интраморфа своим близким к абсолютному нулем температур. Под треск умирающего уника Егору показалось, что он видит всех своих предков, которые тянут свои руки, чтобы поднять его на небеса или, наоборот, затащить в ад. Последовавший за этим сильный взрыв охлаждающих элементов генератора показался Егору ласковым и теплым душем, уносящим холод кошмаров в глубины ночи.
   Егор Рогов не помнил, как и куда уносили его ноги, он опомнился только рухнув на скамейку в каком-то парке. Руки предательски дрожали, срывая обрывки верхней половины уника, нижняя, к счастью, уцелела. Спину Егора спасли только встроенная в уник энергетическая защита и дополнительная энергетическая пластина на спине, которые приняли на себя основной удар, оставив на коже лишь несильный ожог. Немного успокоившись, Егор отодрал от поврежденного уника турели универсалов и прикрутил к ним рукояти, трансформируя оружие в форму пистолета.
   "Лаки, дай координаты этого места и вызови по ним аэр."
   <<Сколько раз нужно повторять, меня зовут Маки О`Велли, ты, неудачная эволюция обезьяны!.. Кстати, представь мне нашу новую попутчицу>>
   "Какую ещ..."
   Только теперь Егор заметил пару любопытных глаз, смотрящих на него со смесью страха и удивления. Похоже, повинуясь пробудившимся звериным инстинктам, Егор убегал, вцепившись в первый попавшийся предмет. И предметом такого чудесного спасения оказался той самой девочкой, которую до этого мужественно защищал интраморф. Девочку звали Маней или Манькой, родители ее стали жертвой нагуалей, когда их лайнер налетел на один из первых клочков Абсолютно Мертвой материи в Системе. И теперь Егору предстояло почувствовать всю тяжесть ответственности спасателя перед спасенным, став временным рыцарем для одной маленькой, но очень живучей принцессы. Соответствующий контракт был благословлен небесами и торжественно заключен пожатием мизинцев. Маленький перст Мани был не намного меньше мизинца интраморфа. Егор задумчиво посмотрел на свои пальцы, сможет ли эта ладонь сохранить в своей хватке сразу две жизни?
   <<Ну, для этого человеку и дано две руки...>>
   "Проклятье, хватит читать мои мысли, монополь тебя побери. Лучше ускорь доставку аэра, я не собираюсь ждать, пока меня проткнет нагуаль в этом Богом забытом парке."
   <<.Bzzz. Транспортные сети загружены, даже с допуском твоего отца сложно найти окно. А ты похоже, любишь раздавать обещания. Но как далеко ты готов зайти ради своего предыдущего обещания?>>
   "Я? Я готов пройти до края Универсума, свалиться за него и подняться потом из глубин Вселенского Ничто."
   <<.Bzz. Именно поэтому ты устроил бойню на станции метро? Кровопролития можно было избежать.>>
   "Мхах. Ты действительно домашний терафим, тебя только в квартире и держать, чтобы записывать домашнее видео и посылать охотиться на мух. Охранные витсы настроены на обезвреживание любых вооруженных людей на станции, перестрелка было неминуема. Я просто перевернул монетку удачи нужной нам стороной, убив и деморализовав наиболее агрессивные вооруженные элементы."
   -Дядя Егор, а что это была за холодилка, которая слизала всех?
   Интраморф мысленно вздрогнул, после длительного общения исключительно слоган-речью, обычная человеческая речь звучала немного непривычно.
   -Это были злые, очень злые дяди в камуфляжных костюмах. И стреляли они по нам из генератора свертки материи. И вообще, морозика звучит круче, чем холодика!- уверенно заявил Егор, неумело пытаясь пошутить. После долгого молчания собственная речь казалась чужой, и мозг не сразу согласился поверить, что это вырвалось из голосовых связок хозяина.
   <<И тем не менее, ты первый открыл огонь. И ты убил их, ты убил людей, и это не шутки...>>
   -Нет, холодюка,- уверенно заявила девочка, грозно топнув ногой.
   -Хорошо, холодюка, так холодюка,- засмеялся Егор, лениво потягиваясь на скамейке и бросая взгляд на небо в поисках приближающейся белой точки аэра. Холодный пластик на спинке скамейки разливался приятной прохладой по обожженной спине интраморфа.
   "Знаешь, в XX-м веке на оружие ставились специальные предохранители и тугая пружина на курок, чтобы люди чувствовали тяжесть чужой жизни. Как хорошо жить в техногенном веке, достаточно подумать, а услужливые системы наведения и энергозаряда все сделают за тебя. Но самый главный курок остается неизменным на протяжение веков, находится он в голове. И пока человек не нажмет на этот курок, он не сможет нажать на остальные, будь они реальными или виртуальными. Я конечно не могу судить с полной уверенностью об остальных интраморфах, но у меня нет этого внутреннего курка. Другие интраморфы пытаются заменять его суррогатом, слепленным из логики и морали, но я предпочитаю быть честным хотя бы с самим собой. Это все игра, большая Игра. Интраморфы и эрмы появились на свет не просто так, и не зря лишили их этих крючковатых атавизмов. Те, кто борется за постоянство быстро зарастают пылью истории, только эволюция позволит тебе двигаться вперед."
   <<Большие слова для маленького труса. Какими бы высокими материями ты не прикрывал свое отчаянное желание выжить, от него все равно за версту несет смрадом страха.>>
   "Страх? Забавно, мне казалось, что слоган-речь позволяет куда глубже познать собеседника, но ты, видимо, слишком плосок для этого. Я давно сделал свой выбор, отказавшись от эмоций в пользу разума. Но я сохранил одно чувство, и я буду выживать любой ценой, чтобы это чувство продолжало жить вместе со мной."
   -А куда мы полетим,- спросила Маня, теребя русые волосы. Для двенадцатилетней девочки она с достоинством встречала любые удары судьбы, видимо в прошлом судьба уже успела сыграть с ней ни одну злую шутку. Но молчание, пусть и короткое, было для нее губительно.
   -Скоро увидишь,- ответил Егор, забираясь в кабину приземлившегося наконец-то аэра.
   Плоская-карточка пропуск юркнула в щель на панели управления, и сенсоры загорелись изумрудным цветом, приветствуя офицера безопасности и снимая ограничения на скорость. Белый лебедь аэра легко вспорхнул в воздух и полетел на запад, сливаясь в сплошную белую полосу с встречными воздушными потоками. Егор непроизвольно оглянулся назад, на стремительно удаляющиеся родные места, но уже через пару минут леса брянщины размазались в сплошную зеленую полосу и скатились за горизонт, уступая место новому потоку зелени.
   ~~~~~~~~~~~~~~~~~
   Специальным агентам СЭКОНа с особыми полномочиями ССЧ были если и не рады, то хотя бы пропускали без лишних вопросов в любой точке, до которой успела дотянуться человеческая цивилизация во время своего рассвета. Но появление такого агента на всеми забытой тартарианской базе оказалось неприятным сюрпризом для ее обитателей, которые похоже уже считал себя свободными от уз материнской планеты. Агент Чистяков так же не выглядел особо довольным выпавшей на его долю миссией, поэтому стремился покончить с ней поскорее. Отвязавшись от любопытных охранников, он направился прямиком в каюту командира базы. Одинокие сотрудники базы бросали на чужака удивленные взгляды и продолжали заниматься своей работой, им предстояло подготовить станцию к длительной работе в автономном режиме. Но, в отличие от остального персонала базы, командир Дмитрий Сташевский очевидно ждал появления агента, хотя и пытался скрыть это притворным удивлением.
   -О, не ожидал от вас такой оперативности. Неужели мое открытие действительно заинтересовало вашу службу, господин специальный агент?
   -Думаю, мне стоит вас поблагодарить, вы избавили меня от нужды представляться самому. Надеюсь, ваша щедрость на этом не иссякнет, и мы сможем перейти к сути открытия, минуя традиционный обмен хвалебными эпитетами? В чем оно, кстати, состоит?- ответил Чистяков, не утруждая себя скрыть раздражение за обычной кислой улыбкой.
   Сташевский отклонился на спинке кресла и бросил виртуальное полено в виртуальный же камин. Искусственное пламя вспыхнуло ярче, но теплее от этого не стало.
   -Уж простите мою старомодность, но все-таки не каждый день происходят дипломатические прорывы в контактах с чужими цивилизациями.
   -Ближе к делу, пожалуйста, где образец?
   Дмитрий лениво кивнул в сторону огромного иллюминатора у себя за спиной. Агент подошел к иллюминатору и бросил деловитый взгляд на поверхность Тартара. На каменистой пустыне одиноко дрейфовала "паутина", своеобразная охранная система планеты. Паутину окружало мощное энергетическое поле, не дающее ей вырваться на свободу. Командир кивнул инку базы и тот выдал на поверхность иллюминатора увеличенное изображение паутины. Вблизи стало заметно, что паутина дрейфует над черным валуном. Нижние кончики рваного сетчатого паруса паутины сливались с черным якорем. Кроме того, поверхность паутины с одной стороны покрывал слой абсолютного зеркала.
   -И что это за Франкенштейн?- спросил Чистяков, лицо его исказилось фирменной кислой улыбкой.
   -Это результат первого настоящего контакта Тартариан с человечеством,- гордо ответил Сташевский, махнув в сторону иллюминатора. Некоторое время командир молчал, видимо, ожидая еще какой-то реакции от агента, но затем продолжил:
   -Это прорыв, настоящий прорыв. Я первый человек, которому удалось установить контакт не просто с представителем другой цивилизации, а с древнейшим осколком иного Универсума... Ох, вижу, что вам не интересно, тогда перейдем к сути. Помните, как чужане пытались установить контакт с Конструктором, когда он мчался к нам из других измерений? Тогда они продемонстрировали нам работу абсолютного зеркала, но мы так и не поняли его истинного предназначения. Мы продолжали использовать абсолютное зеркало только для защиты, а ведь в этой уникальной конструкции заложен огромный потенциал. Я добился интеграции абсолютного зеркала на поверхность паутины и начал передавать через него сигналы различной сложности. К сожалению, паутина игнорировала все эти сигналы, и я уже готов был сдаться, пока я не вспомнил про музыку Конструктора. Гармонические колебания невиданной чистоты и глубины, они смогли расшевелить нашего сетчатого друга. Понадобилось еще некоторое время на установление синхронизации между музыкой Конструктора и абсолютным зеркалом, после чего я начал регистрировать ответные сигналы. Они были очень слабые, словно легкое дуновение ветра, едва колышущее паутинку. На организацию обратной связи у меня ушло куда больше времени, пришлось задействовать скорлупу мертвого чужанина, в которую ретранслировались сигналы паутины. Чужане - потомки тартарианцев, которым удалось понизить потенциальный барьер между нашими Метавселенными. Используя мертвого чужанина как ретранслятор, я смог расшифровать часть поступивших сигналов. Естественно, я не могу гарантировать точность перевода, прошу сделать мне скидку на сложность межвселенских отношений.
   Дмитрий Сташевский говорил уверенно, смакуя каждое слово. Похоже, командир базы провел ни один вечер за составлением презентации к собственному открытию. Но спецагент Чистяков и не думал снимать свою маску.
   -Мм. Да-да, очень интересно, и что же вы смогли расшифровать из этого перестука с тартарианцами?
   -Полученная информация очень не однозначна, ее можно интерпретировать множеством способов. Но я склоняюсь примерно к такому: "Мы... Скоро... Придем."
   -И вы действительно считаете, что эти три слова - есть гениальное открытие, которое откроет вам путь на Гею? Извините, я очень занят, мне нужно Землю спасать, сказки я могу и на Гее почитать.
   Чистяков встал, не скрывая раздражения, развернулся и направился к выходу, когда его отчаянно остановил Сташевский.
   -Подождите, послушайте же. Никто не знает, сколько займет это "скоро" по-тартариански, может они вылупятся из своих иномирных коконов уже завтра или через тысячу лет, но нужно подготовиться к этому событию. Тартар может безвозвратно поменять лик нашей Вселенной, нужно договориться с ними, чтобы они покинули эту Метавселенную так же, как Конструктор.
   Командир базы на Тартаре слыл человеком опытным, работавшим когда-то пограничником, но затем занявшимся исключительно научной работой. Сташевский не был интраморфом, но определенные зачаточные способности у него присутствовали, пару веков назад его возможно назвали бы "экстрасенсом". Поэтому специальный агент Чистяков чрезвычайно тщательно выбирал момент, когда Дмитрий будет меньше всего защищен. Сташевский не осторожно положил руку на плечо агента, и специальный уник мгновенно отреагировал, посылая мощный энергетический импульс в ладонь ученого. Сташевский обмяк, упал вперед и медленно сполз на пол по спине агента. Даже интраморфу понадобилось бы некоторое время, чтобы восстановить свою нервную систему после неожиданного энергоудара, но Чистяков не собирался давать этого времени командиру. Агент достал из уника парализатор и сделал два контрольных выстрела, парализующие импульсы жадно вонзились в незащищенный мозг, разрывая нейронные связи.
   -Не волнуйтесь, господин Сташевский, о Тартаре позаботятся, этот уродливый кусок чужой истории развеют по космосу.
   Чистяков легко взломал инк базы и скачал всю сохраненную информацию о проекте "ТарКонт", затем поместил на теле мертвого командира бомбу с классическим часовым механизмом и довольный вернулся к кабинке метро. Агент исполнял свою прямую обязанность - контроль за опасными научными экспериментами, и теперь его ждало заслуженное повышение. Попрощавшись с охранниками базы, Чистяков вернулся на Гею, используя секретный код-доступа в специальную кабинку метро СЭКОНа, а уже через пару секунд перед удивленными охранниками снова загорелся красный индикатор входной телепортации. Два взрыва прозвучали одновременно с разных краев базы. Конечно, база на тартаре была оборудована с соблюдением высших уровней безопасности, но даже эти уровни не учитывали сильных внутренних взрывов, которые без труда разметали металлические перегородки между отсеками и ворвались в энергетический узел. Взрыв генератора кваркбиг был быстрый, но эффектный. Чистая энергия вырвалась из сердца базы и легко скинула с себя человеческие оковы, разметав ошметки базы на десятки километров. К эпицентру неприятностей тут же стянулся рой паутин, который пытался предотвратить негативное воздействие чужих полей на "мягкую" оболочку Тартара. И среди этих паутин быстро затерялась одна, медленно парившая с огромным черным валуном.
   ~~~~~~~~~~~~~~~~~
   Этот очередной длинный приключенческий абзац повествует о нелегкой жизни самого злачного города на планете - ВегАсс Сити. Главные герои попадают в этот город в поисках команды смельчаков, готовых отправиться к обетованной земле Геи на старом транспортном корабле - Трансгале. После осмотра всех достопримечательностей падшего общества, Егор и Маня в одном из баров находят старого пилота, способного управлять Трансгалом. Пилота зовут Александром Волковым и... он фаталист. Чтобы убедить Волкова присоединиться к их партии, Рогов проходит сложный квест на сопротивляемость к наркотикам. Проще говоря, Александр и Егор устроили соревнование на самом дорогом, но эффективном психо-стимуляторе - газе KYRAH, который в народе с любовью называли "кураж". Яркий голубой газ наливали прямо в стаканы (он был тяжелее воздуха) и вдыхали в нос через специальные трубочки. Стойкость интраморфа победила опыт пилота, и Волков согласился помочь героям. Кроме того, для аргументации он позвал своих друзей, группу радикальных пацифистов под предводительством Грея ли Ред Ди`Мена, который просил называть его просто Чарльзом. Обновленная команда героев готова к штурму самого древнего из еще летающих космических кораблей землян. А в качестве бонуса в этом абзаце приподнималась завеса тайны над нападениями морозюк-невидимок.
   ~~~~~~~~~~~~~~~~
   В эру познания поля Сил и хроник Акаши информация оказалась самым ценным ресурсом, доступным человеку. И для хранения, обработки и эволюции этой информации служили эфаналитики. Главной задачей эфанлиза являлось получение новой информации на основе старой, то есть научное предсказание будущего. Центральный штаб эфаналитиков огромным синим цветком возвышался над остальными строениями. Корнем этого цветка служил бункер с базами данных, которые по синему стеблю поступали в фиолетовые лепестки здания. Каждый лепесток был разбит на тысячи клеток, из которых эфаналитики выходили в общее поле Информации, то есть внутреннюю информационную сеть эфаналитиков. Эфаналитики объединялись в общий энергоинформационный кластер, в котором и проходили все исследования. При этом каждый элемент кластера мог заниматься собственным исследованием, но он все равно находился в общей сети и пользовался общими ресурсами центра. При этом сами вычисления происходили на адаптированной слоган-речи, то есть специальном стандартизированном наборе пси-образов. Такая слоган-речь была менее глубокой в смысловом плане, но она на несколько порядков упрощала синхронизацию между эфаналитиками и вычислительными комплексами. Естественно, полностью эвакуировать такой сложный вычислительный комплекс было невозможно, на Гею были переправлены только основные его компоненты, пока остальные продолжали работу над анализом катастрофы. Внутри центрального штаба располагалась внутренняя сеть метро, связанная с геянскими станциями. Поэтому штаб эфаналитиков был наиболее охраняемым зданием Земли в последние часы ее шаровой жизни.
   Григорий Грант снял с головы пси-экран и умная автоматика быстро распеленала коммуникационный кокон, выпуская эфаналитика на свободу. Дрожащими от возбуждения руками Грант достал из выемки прозрачный кристаллический многогранник размером с человеческий ноготь и спрятал его в энергетическом кармане уника. Вся обработанная информация дублировалась в память личного инка, в общую энергоинформационную сеть и в базы данных хранилища. Но Григорий все равно предпочитал держать в руках продукт собственной мысли, лишь материальная форма могла доказать реальность добытой информации. У выхода из клетки Гранта уже поджидал его старый друг Умбаа, по традиции они обнялись и отправились в комнату отдыха, в самый центр цветка.
   -Я вижу ты закончил Это,- многозначно сказал Умбаа, покосившись на товарища.
   -Да, поразительно, сейчас в одном маленьком кристаллике хранится знание Богов,- ответил Грант. Внешне он выглядел спокойно, лишь хаотично мечущиеся зрачки выдавали внутреннее возбуждение и ураган мыслей, которые одновременно рождались и умирали в голове эфаналитика.
   -О, знание Богов... даже так. И на сколько показатели превысили ожидаемые?
   -Когда-то люди верили, что Бог - это высшее всесильное и всезнающее существо, которое повелевает силами природы. Забавно, знали бы они, что настоящий Бог - это они сами, люди, каждый из них и все вместе. Достаточно сложить... Единение... душ и мыслей... Эгрегор...
   Речь Гранта приобрела совершенно хаотичный и неразборчивый характер. Умбаа удивленно посмотрел на друга, он впервые видел его в таком состоянии.
   -Так что насчет параметров?- осторожно спросил Умбаа, кладя руку на плечо товарища.
   -Параметры? На десять порядков превосходят расчеты Ковальчук и на тысячу порядков - расчеты Бояновой. При этом я рассматривал только сотую часть от критической массы Эгрегора, его полную мощность невозможно рассчитать даже на всем нашем кластере. Мне пришлось строить очень грубую экстраполяцию, но результаты даже такого древнего метода невероятны. Я перепроверил их полторы сотни раз, чтобы доказать реальность результатов,- внезапно холодно и четко ответил Грант, глаза его перестали метаться и сосредоточились на одной точке.
   -Тебе не кажется странным, что вторжение нагуалей началось одновременно с достижением земного эгрегора рассчетной критической массы. Что, если некая сила пытается нас остановить, или, наоборот, нагуали - побочный продукт всплеска поля Сил?- спросил Умбаа, заметив возвращение Гранта из плена собственных мыслей.
   -Тем не менее, единый Эгрегор - это будущее человеческой цивилизации. Генерация огромного потока энергии за счет единения мечты и воображения каждого отдельного элемента эгрегора... Забавно, ведь эта сила может служить как созиданию, так и разрушению, поистине оружие богов.
   Грант и Умбаа повернули в очередной коридор и наткнулись в нем на одинокую девочку, ожидавшую кого-то в самом охраняемом здании на планете. Девочка выглядела вполне спокойно и уверенно, словно это место было именно тем местом, где она и должна была быть. Короткие черные волосы пучком сосулек торчали на голове, одежда из модного ныне органокристалла бросалась в глаза яркими переливами синего и красного цветов. Но что-то во взгляде ее насторожило эфаналитиков, черные зрачки казались совершенно пустыми и холодными, но при этом умными и изучающими. Человеческий ребенок не может так смотреть...
   -Привет, а ты к...
   Грант так и не успел договорить, внутри его сердца внезапно возникла холодная пустота, которая тут же обросла тысячами иголок. Григорий медленно сполз на пол, беспощадная сила гравитации давила его тело на нагуаль, пока тот не вырвался из оков человеческой плоти. Умбаа с ужасом смотрел на оперившийся частоколом иголок кристалл, стремительно исчезающий по мере стекания крови с его изящных боков. Эфаналитик отпрянул назад, хватаясь за рукоять универсала. Девочка подняла свою руку и проткнула череп Умбаа внезапно удлинившимся указательным пальцем, который уже через секунду втянулся обратно. Некоторое время она изучала тело Гранта, затем прикоснулась к стене. Синефиолетовый штаб эфаналитиков ощутимо дрогнул, по информационным стеблям начал медленно подниматься красный поток, который затем окрасил и лепестки здания. Нескольких секунд оказалось достаточно для уничтожения всей хранящейся в штабе информации, на место которой пришли стремительно разрастающиеся заросли нагуалей. Девочка удовлетворенно кивнула, насладившись результатом собственной работы и исчезла. Лишь существо уровня файвера могло бы уловить, что сначала из тела девочки исчез весь цвет, а затем пустая оболочка сколлапсировала в вакуум.
   -Ох, как же грязно работает леди Нагуаль,- кряхтя простонал Умбаа, тело его внезапно смазалось и растеклось энергией по коридору, чтобы через мгновение вновь материализоваться в человеческую форму. В руках Умбаа держал небольшой прозрачный кристаллик, который совершенно случайно оказался в его руках во время дружеского объятия. Удостоверившись в сохранности информации, Умбаа поспешил в метро. Гея должна была получить своих Богов.
   ~~~~~~~~~~~~~~~
   Этот не менее длинный кусок боевого текста посвящен героическому штурму ремонтного цеха в Туле. Нашим героям предстоит прорваться через множество коварных ловушек простых ремонтников, взять трансгал на абордаж и выкинуть из него оккупантов (в основном родственников и друзей ремонтников). В этой поистине эпической битве добра и зла, накуражившийся Егор и самые радикальные из пацифистов покажут читателю классическое торжество добра, справедливости и раскулачивания. Психологические метания Егора, щедро сдобренные куражем и ехидными комментариями терафима, поднимутся на новый уровень, где им предстоит столкнуться с невинными представлениями Мани о выживании. С пятой попытки Волкову таки удастся отодрать трансгал от земли и послать его в сторону Геи. Но едва наши герои успокаиваются на достигнутом и посылают Маню вместе с терафимом за спрятанным в недрах корабля провиантом ремонтников, как происходит взрыв в машинном отделение. Предусмотрительные ремонтники поставили на свой трансгал специальную разрывную противоугонную систему. Из обломков Трансгала спастись удается только Егору.
  
  
Глава 3. Игра на выживание.
  
Лечить людей - это вообще работа не благодарная. Именно поэтому ее поручали в основном автоматике: витсам и инкам. На долю человеческих врачей оставалось только получать тумаки за возможные ошибки своих механических коллег. Так и сейчас, простому врачу, Кристоферу Кроули приходилось отбиваться от сотен разъяренных родителей. Ведь это же не его вина, что витсы, следуя прямым указаниям ССЧ, отправили всех детей на станцию метро. Но почему-то каждый родитель считал своим долгом обвинить Кроули в безответственности и халатности. Наконец, врач ускользнул ото всех в свой кабинет и запретил инку пускать кого-либо внутрь. Коллеги всегда смеялись над Кристофером и его поступками, например, над установкой трехслойной бронированной органопластики на стены, дверь и даже окна кабинета. Интересно, как они теперь посмеются, когда их кабинеты находятся в осаде. Кроули отхлебнул кофе и удовлетворенно вспомнил сказку о трех поросятах и одном глупом волке. Наслаждаться одиночеством врачу мешало только острое чувство чужого присутствия. Кроули осторожно обернулся и удивленно вскочил со стула. Пара темных глаз буравили его с холодным спокойствием. Девочка в красно-синем кристаллическом платье пристально изучала Кроули, в одной ее руке болталась тряпичная кукла, чем-то пугающе напоминавшая кайманоида. Лицо девочки казалось застывшим навеки восковым изваянием, а внезапно показавшаяся на нем улыбка - иллюзией. Леди Нагуаль исчезла, чтобы через мгновение появиться рядом с Кроули. Ноги Кристофера предательски дрогнули, и он рухнул на колени. Последовавшие за этим несколько секунд зрительного контакта показались Кроули вечностью. В его голову водопадом рухнул поток информации, разрушая плотину сознания и сворачивая с места глыбы мыслительных барьеров. Распространенные теории отрицают возможность искусственного создания файвера, эволюция может произойти только естественным путем, через усложнение мыслительных связей и расширение психологических барьеров. Но что, если сразу изменить мозг человека нужным образом? Сможет ли его измененное сознание действительно осознать себя файвером и получить соответствующие способности? И будет ли у такого искусственного файвера возможность для дальнейшего развития своих способностей, высеченных в его сознание чужой волей? Кроули замер, вытянув руки вперед в беззвучной мольбе. И пока внезапно возросший энергетический потенциал перестраивал нервную структуру его мозга под свои нужды, перед глазами Кроули и во всем его внутреннем мире запечатлелась одна единственная фигура.
   -Госпожа,- глухо протянул Кроули, с огромным трудом заставляя двигаться речевой механизм.
   Девочка улыбнулась мягче, с материнской любовью погладила голову врача. Она исчезла так же внезапно, как и появилась, оставляя Кроули на растерзание его новых сил. Прошло несколько часов, прежде чем Кроули смог вернуть контроль над телом и осторожно подняться на дрожащие ноги. Громыхавшие в голове молнии успокоились, теперь там оставались лишь искры, мягко щекотавшие каждый нейрон его нервной системы. Сила, сила исходила из каждой клетки Кристофера, хотя он больше и не нуждался в этой материальной оболочке. Бескрайнее энергетическое поле делало его бессмертным, но внезапно Кроули осознал, как же он любит жизнь... свою и своей новой хозяйки.
   Внезапный звонок в Дверь вырвал Кристофера из созерцания поля Сил и заставил вернуться к реальности. Ставр Панкратов мог переместить свою энергетическую оболочку в любую точку Метавселенной, но человеческая сущность требовала сохранения прежних правил приличия. Кроули мягким кивком велел двери исчезнуть и пустил файвера внутрь.
   -Роженица ждет,- сказал Ставр, ему никогда не нравился этот надменный врач, но рекомендации у Кристофера были отличные.
   "Да, действительно, роженица... ждет" Ответил Кроули невероятно сложным и многогранным слоганом. Панкратов удивленно посмотрел на Кроули, он считал его простым человеком. Но файвер решил не терять драгоценного времени и пригласительно протянул вперед руку.
   "Спасибо, я сам" Ответил Кроули сложным слоганом улыбки, силы и надменности. Файвер растянулся в энергетическое поле и направил его в сторону спейсера. Панкратов некоторое время удивленно смотрел вслед врачу, затем поднялся в поле Сил и переместился к жене.
   ~~~~~~~~~~~~~~~~~
   Серая стальная спасательная капсула трансгала казалась совершенно чужой в затихшем футуристическом мире, а закругленные пухлые бока капсулы словно надсмехались над плавными линиями современной техники. Но работала спасательная капсула без сбоев, словно и не простояла она больше века в законсервированном корабле. Автоматика рассчитала угол падения, выровняла капсулу и включила тормозящие двигатели. Единственным ненадежным элементом капсулы оказался человек, внезапно потерявший свое яростное желание жить. Рогов сидел в кресле, связанный старыми ремнями безопасности. Безучастный взгляд интрамофа мелькал по дисплеям капсулы, изредка останавливаясь на ясном безоблачном небе. Почему он должен был умереть в такой прекрасный солнечный день? Почему он вообще должен умереть? Егор не смог сдержать второе свое обещание, а значит скоро и первое обещание ускользнет из его рук вместе с последними мгновениями жизни. Мрачная неизбежность впервые с такой силой навалилась на интраморфа. Егор не сопротивлялся, он вообще предпочитал следовать основному закону этого мира - закону наименьшего сопротивления. Но Егор не зря был интраморфом, следующим путями разума, пусть и безумного. Рогов не стал даже бороться с отчаяньем и безысходностью, он просто кинул им останки своей души, как кидают объедки голодным псам. Возможно, Маки был прав, и Егором руководил банальный страх смерти. Хотя нет, Рогов не боялся смерти как таковой, но научное мировоззрение обещало ему невыносимые муки полного забвения и потерю собственной сущности, с чем интраморф смириться не мог.
   Спасательная капсула с грохотом обрушилась во дворе какого-то небольшого загородного домика. Тяжелая дверь медленно отъехала в сторону, освобождая Егора из стальной клетки. Интраморф неспешно потянулся и побежал по лужайке в сторону улицы. Все предыдущие планы Рогова оказались растоптаны вместе с мечтами, но из руин их медленно поднимался новый план под флагом надежды. Собственно, новый план представлял собой самый первый план с проникновением в станцию метро, разве что качество снаряжение и шансы на выживание в этом плане были куда ниже, чем в предыдущем. Рогов бежал по улице, подавая руками стандартные сигналы для вызова аэра, но автоматика видимо уже отключилась или вся транспортная сеть была перегружена. Что собственно не было чем-то удивительным, наверняка всё, что могло подняться хотя бы в тропосферу, уже парило со своими счастливыми хозяевами. Летательный аппарат значительно повышал шансы на выживание даже при столкновении с нагуалем, и земляне это отлично понимали. Егору оставалось искать частный транспорт, каким-то чудом оставленный хозяином, или надеяться, что ноги сами вынесут его к станции метро. Рогов пробежал несколько кварталов, прежде чем удача действительно улыбнулась ему. Во дворе одного из небольших одноэтажных коттеджей Егор заметил настоящий куттер, спокойно ожидающий своего будущего пилота. Парень легко перескочил через забор и скользнул к кабине, когда его перехватил слоган.
   "И куда же мы так спешим?"
   Егор на мгновение опешил, затем бросил ответный слоган.
   "Спешу выжить. А вы куда так не торопитесь?"
   "Ахаха. Забавный ты паренек, глаза так и светятся жаждой жизни, ими можно вечную нагуалевую ночь освещать. Проходи в дом, я могу показать тебе путь к спасению."
   Слоган-речь незнакомца была мягкой, но очень точной и аккуратной, а последний слоган еще и чертовски убедительным. Егор решил последовать совету, незнакомец был явно не слабым интраморфом, затевать спор с такими было себе дороже. Рогов осторожно открыл дверь и скользнул в прихожую, Хозяин дожидался гостя в обширном зале. Комната была обставлена с определенной безвкусицей: кусочки истории разных эпох были хаотично навешаны по стенам, сложены на столах или свалены в куче в углу. Единственным свободным участком оказались два кресла, на одном из которых вольготно расположился негроид.
   "Приветствую в моей скромной археологической обители, можешь звать меня Джеком Урквейном, во всяком случае, под таким именем я публикую свои статьи"
   "Я Егор Рогов, простой интраморф, который хочет выжить"
   "Да ты присаживайся, не стесняйся. Может быть расскажешь, чем обусловлено твое отчаянное желание выжить, инстинкт самосохранения?"
   Егор неуверенно присел на соседнее кресло, терять драгоценное время в бесполезных демагогиях ему хотелось меньше всего.
   "Ее зовут Надежда Ковальчук... Говорящее имя, не правда ли? Она протянула мне руку, когда я тонул в зыбучих песках уныния. Для одинокого индивера, кастрировавшего все свои эмоции, это единственное чувство стало настоящим маяком... В общем, опустим детали. Моя Надежда улетела на Титании. Перед отлетом мы обменялись половинками амулета и пообещали, что выживем любой ценой и однажды снова встретимся. Простите, совершенно обычная история, надеюсь, она удовлетворила ваше любопытство?"
   Егор поднялся с кресла, показал на вытянутой руке амулет в форме половинки сердца и снова спрятал его в кармане уника.
   "Ахаха. Ты действительно забавный, только не говори мне, что ты теперь собираешься посвятить остаток своей жизни выживанию и поискам этой девушки?"
   "Вы можете смеяться над моим чувством или пытаться надругаться над останками моей души, если вы такой поклонник некрофилии. Но Я опаздываю, меня ждет жизнь, так что это за путь к спасению?"
   "Что ж ты горбишься, интраморф? Распрями свои плечи, почувствуй тяжесть собственной жизни. Скольких ты убил и скольким пришлось умереть, чтобы выжил ты? Каждый из них тоже хотел жить, и теперь на твои плечи возложены их жизни. И ты хочешь сказать, что вынес эту ношу ради одного единственного чувства? Не пытайся переложить свою ношу на других людей, ребята за твоими плечами посчитают это надругательством!.. Будь честным с самим собой, живи ради жизни. Потому что чем дольше проживешь ты сам, тем дольше будут жить Их надежды и мечты."
   Слоган-речью невозможно соврать и она куда выразительнее обычной речи.
   Егор некоторое время переваривал услышанное, очевидно собирая разбросанные слоган-штурмом мысли.
   "Возможно, ты прав, я действительно жил ради себя и должен продолжать так же жить. Я не собираюсь отказываться от своей мечты, но она больше не станет фальшивой опорой для безответственности."
   "Хорошо, тогда держи обещанный план спасения. Это координаты, по ним ты найдешь спуск в древние туннели борейцев. Если и есть на Земле бункер, способный выстоять перед натиском нагуалей, то он прячется в паутине борейских туннелей. Да и сами туннели могут послужить надежным убежищем, их прочность куда больше, чем ты можешь себе представить. В куттере находится двухлетний запас пищи, питьевой воды, устройства по переработки воды и прочее оборудование, которое может поспособствовать твоему выживанию."
   "А как же ты, Джек, неужели ты не хочешь жить?"
   "О нет, я предпочитаю следовать древней японской пословице: если ты встал на перепутье, просто подожди, пока мир не перевернется, и тогда ты сможешь пойти вперед по старому пути." Джек мягко улыбнулся и устремил взгляд а необъятные дали поля Сил.
   "Ну-ну, не пытайся убедить меня в своей преданности идеям фатализма."
   "Ха. Кто говорил о фатализме? Смерть и разрушение нашей материнской планеты. Я просто хочу увидеть это своими глазами. А затем, если мне повезет, я могу стать свидетелем новой эры. Это ли ни мечта для настоящего археолога?" Джек все так же мягко улыбался, но внезапно Егор почувствовал сильный необъяснимый страх, словно на него смотрела мягкая улыбка смерти.
   "Ну как знаешь, но я буду ждать тебя там, в моей новой норе."
   "Удачи." Урквейн послал сложный слоган одобрения и желания выжить, в котором не было ни единого элемента страха.
   Егор кивнул на прощание и поспешил к куттеру. Небольшой корабль оказался действительно нагружен всем мыслимым оборудованием для длительной свободной жизни. Куттер слегка качнулся, отрываясь от земли, и полетел по указанным в инке координатам.
   ~~~~~~~~~~~~
   Круглые гладкие камни со звоном рассыпались под натиском бегущих босых стоп. Маленькая девочка беззаботно бегала по пустынному пляжу на северном берегу острова Хоккайдо. Именно в эту точку Земли по расчету ученых должен вонзиться первый нагуаль. По иронии судьбы стране, встречающей каждое утро Солнце, предстояло первой исчезнуть во тьме нагуалей. Все люди давно эвакуировались на материк, поэтому девочку отвлекали только холодные языки прибоя. Лишь файвер или Инженер смог бы разглядеть в обычном ребенке настоящий нагуаль, который просто перемещался короткими телепортациями, а шуба Абсолютно Мертвой Материи каждый раз восстанавливается вокруг него в человеческую форму. Причина такого сложного способа перемещения леди Нагуаль оставалась на ее совести. Девочка пробежала еще несколько метров и остановилась у большой красной деревянной арки, религиозного символа давно исчезнувшей веры. Очевидно, мрачный фатализм этого места показался девочке привлекательным, и она уселась под аркой, обняв "тряпичного" кайманоида.
   "Ты здесь?"
   *Я всегда здесь.*
   Разговор между девочкой и ее таинственным собеседником происходил даже не в поле Сил, а намного дальше, на уровнях, недоступных к пониманию даже интраморфам. Это были уровни Универсумов... или Игроков. Если бы Собеседники не стали вести разговор на терминах и понятиях знакомой человечеству Метавселенной, то он бы совершенно не поддавался расшифровке. Но отдавая дань должного этой Клетке или просто глубже изучая её структуру, Собеседники избирали местные мыслеформы, пусть и складывая их в многосмысловые слоганы. Примечательно, что даже файверы, за исключением возможно Грехова, не смогли почувствовать Собеседников в поле Сил. Основной помехой стали ограниченные горизонты поля Сил, доступные для восприятия файверам. Чтобы отделить частное от общего, нужно сначала определить границы или силуэт частного. Но Собеседники заполняли собой поле Сил полностью, сливаясь с его естественным фоном.
   "Ну что, Судья, как тебе первый раунд?"
   *О, забавно, очень даже забавно. Чем больше Игроков, тем веселее и интереснее судить. Кстати, когда ты присоединишься к этой игре, Госпожа?*
   "Через тысячу лет, я ведь еще формально не родилась, стала бы я иначе использовать эту убогую форму и играть с пространственно-временным континуумом?"
   *Действительно. А как там твой юный помощник, справляется со своей файверской миссией?*
   "Стенсен? О, да, очень способная энергоинформационная оболочка, мой Брат просто превзошел сам себя, создавая его. Кстати, сейчас Стенсону предстоит смертельная битва с другим файвером, хотите посмотреть?"
   *Мм. Я всеведущ и всезнающ, мне стоит воспринимать это предложение, как отсылку к местным обычаям?*
   "Ох, Судья, какой же ты все-таки формалист."
   ~~~~~~~~~~~~
   Стенсен зевнул, время определенно движется медленно, если знаешь, куда оно потечет. К-мигрант заприметил невдалеке небольшой кратер и начал кидать в него камни, в лунной атмосфере они летели куда дальше, чем на Земле. Естественно, Стенсен мог использовать свои силы и переместить камень хоть на другой край луны, но это лишило бы вольное метание камней всякого спортивного интереса. Очень скоро это занятие наскучило парню, и он вернулся к созерцанию лунной поверхности. Внешне Стенсен выглядел, как обычный человеческий подросток лет шестнадцати, но он прожил уже не одну сотню лет в энергетической оболочке, подаренной ему Конструктором. Хотя когда-то Стенсен действительно был обычным человеческим мальчиком, пока Конструктор не решил поживиться на знаниях в его мозгу и клетках ДНК. Так парень стал частью Конструктора, узником одного из его информационных узлов. Позднее Стенсена вместе с другими экзоморфами выкинуло из Конструктора, и для существования в данной Метавселенной их энергетическое поле свернулось в прежнюю материальную тушку. Послужить экзоморфы успели и Конструктору, и ФАГу, и другим игрокам. Как их только люди не называли: К-мигранты, К-террористы, Ф-террористы и пр. Правда карьера наемников оказалась для экзоморфов короткой: их базу и их самих уничтожили файверы... Всех, кроме Стенсена, который поступил на службу к Госпоже.
   В свое время ФАГ установил десять гипноиндукторов в Системе, девять из них он убрал сам или уничтожили защитники человечества, остался последний десятый, над разборкой которого теперь трудились Стенсен и его команда. Команду Стенсен подобрал из наиболее талантливых кайманоидов, ближе всего подошедших к познанию Акаши, на Земле таких называли интраморфами. Кайманоиды вообще были довольно удобными союзниками, они выполняли поручения без лишних вопросов и могли сражаться до конца, следуя своему кодексу чести.
   "Жаль, что они все умрут" подумал Стенсен, наблюдая за разборкой последнего элемента гипноиндуктора.
   "Интересно, думал ли ты тоже самое о своих товарищах, К-Мигрантах, когда предавал их?" Чужой слоган резко ворвался в мысли экзоморфа, знакомое смысловое построение выдавало в нем другого экзоморфа, седовласого Грехова.
   "Нет, они просто неудачный эксперимент Конструктора, энергетические пустышки без цели и души. Я никогда не стоял на их стороне, только наблюдал, надеясь на появление кого-то подобного мне. Но... финал ты уже знаешь. Кстати, не ожидал от тебя упрека, я вам во многом помог."
   Стенсен не стал даже оборачиваться, ему достаточно было почувствовать резкий всплеск в поле Сил, который свидетельствовал о приближение одного из "Я" Грехова.
   "Да, ты нам сильно помог, еще тогда, во время операции по остановке Конструктора - посыльный серый человек появился вовремя. И я понимаю твое одиночество, когда-то я тоже был одинок. Именно поэтому я предлагаю тебе вновь: покинь пределы этой Метавселенной и никогда больше не возвращайся в нее."
   Теперь возмущение поля Сил почувствовали и кайманоиды, они еще не могли различить его источник, но прекрасно понимали исходящую от него опасность.
   "Зачем предлагать что-то, если уже знаешь, что получишь отказ. Ради очистки совести? Я служу Госпоже, эта Метавселенная станет ее яслями, как я могу ее покинуть?"
   Кайманоиды бросили разборку гипноиндуктора, перешли в поле Сил и помчались к Стенсону. Но для файверов это была атака улиток.
   "Я думал, что ты ненавидишь Конструктора, поэтому и предал своих родственников"
   Кайманоиды уже начали тянуться к своему оружию, но медленно, слишком медленно.
   "Ненавидеть весь род из-за одного индивидуума - это глупо. А я не глуп, иначе не смог бы стать файвером. Кстати, не ты ли утверждал, что К-Мигранты - это эволюционный тупик, который никогда не сможет выйти за ограниченные Конструктором пределы? Хочешь посмотреть, чего я смог достичь?"
   Кайманоиды успели дотянуться до рукояток и теперь тащили свое оружие из кобуры. Стенсена и Грехова от них отделяло всего несколько метров и... бесконечная временная пропасть. Экзоморфы одновременно отбросили материальную форму и начали подниматься в поле Сил.
   "В чем твоя цель? Чем смогла подкупить тебя Госпожа?"
   "Я? Я хочу всего лишь познать хроники Акаши. А Госпожа... она сможет сделать мне друзей."
   Битва между файверами - это банальное противостояние энергетических полей или сил души в поле Сил. Такую битву можно сравнить с заплывом на храбрость между пловцами, победит тот, кто сможет погрузиться глубже всего в холодные океанские воды... и вернуться потом обратно. Аналогично файверы меряются силой мысли по мере погружения в поле Сил. Все остальное: сложные психологические и физические комбинации и приемы, которыми обмениваются файверы,- это просто упрощенная адаптация мозгом настоящего противостояния.
   Стенсен ощутил себя в теле странного существа, облепленного многосуставчатыми конечностями, оканчивающимися жалами, когтями или клешнями. Покрывали эту разнородную черную массу множество глаз с узкими вертикальными зрачками. На удивление экзоморфа его новое тело было вполне послушным и гибким. Где-то рядом облокотившись на дубину, стоял Грехов в образе древнего воина, опоясанного звериными шкурами. Между экзаморфами простиралась пустынная степь без единого деревца или камня, и лишь тихий шелест травы разрушал тишину. К-воин довольно щелкнул жвалом, в битве на низших уровнях поля Сил у него было куда больше шансов на победу. Хаотично размахивая своим многосуставчатым телом, Стенсен обрушил первую серию ударов когтями на Грехова. Старик успел защититься дубиной, кусок деревяшки спас его и от захвата клешнями, он же принял на себя острый укол жалом. Грехов двигался быстро и пластично, как и положено файверу любого возраста. Он уверенно отражал одной своей палкой все выпады противника и иногда огрызался точными контрударами. Но Стенсен наступал уверенно, шаг за шагом обрушивая все более изощренные комбинации своего нового тела. Многосуставчатые конечности норовили поднырнуть под дубину коварным жалом, или поймать ногу Грехова в стальной захват клешнями. Грехову всякий раз удавалось увернуться или заблокировать очередной удар монстра. Битва затягивалась, постепенно движения Грехова начали замедляться, он все больше ударов принимал на блок, почти не думая о контратаке. Наконец, Стенсен уловил момент, приблизился и нанес мощный удар когтями в горизонтальной плоскости. Грехов принял удар жестким блоком дубинкой, в которую тут же вонзились клешни. Старик уже понял, что попал в ловушку, но вырвать измочаленный кусок дерева он уже не успел. Серию быстрых ударов когтями Грехов смог остановить ударами кулака по суставам, но затем пропустил сильный укол ядовитым жалом в коленку. Добить уставшего и ослабленного ядом старца не составило особого труда. Стенсен победил на этих уровнях.
   Во второй раз противники предстали в образе героев классического вестерна. Грехов отрастил себе восемь рук и в каждой из них он держал стрелковое оружие XXI-го века. Стенсен вновь стал мутантом, дикой смесью крысы и ящерицы, зато глаза вернулись в положенное им природой место, хотя количество зрачков в них все равно оставалось аномальным. Стенсен избавился от многосуставчатых конечностей, остановившись на четырех человеческих руках, две из которых сжимали рукояти старых револьверов. В этот раз К-воину пришлось побегать, Грехов не давал своему противнику ни секунды передышки. Файверы метались по городу, отталкиваясь от стен, прячась за любые архитектурные выступы. В такой битве единственный выстрел мог решить исход всего поединка. К-Воин практически ничего не мог противопоставить шквальному огню противника, револьверы оказались мало эффективны против прочной кевларовой брони. Даже тактика ящерицы, состоящая в отбрасывании хвоста с гранатами, не помогла, Грехов успел закрыться от града осколков за прочным щитом. Несколько раз Стенсен смог зацепить Грехова, точно поймав угол для рикошета. Одна из таких пуль попала в локоть, оставив Габриэлю лишь семь рук. Но одного меткого выстрела в ногу оказалось достаточным, чтобы замедлить Стенсена, и превращение К-воина в подушку для свинцовых иголок стало делом времени. К-воин поморщился, они погружались все глубже в поле Сил. С каждым новым уровнем Стенсену будет все труднее сдерживать своего более опытного соперника.
   Новый уровень противостояния вынес файверов за пределы планетарных оков и бросил их в открытый космос. Стенсен вернулся в свою обычную форму мальчишки с трехзрачковыми очами. В этот раз он был плотно укутан в бумеранг с реактивным двигателем за спиной и вооружен ракетницей и генератором свертки материи. Вполне достойное обмундирование, правда Грехов прилетел на поле боя в образе самого настоящего космического спейсера. Противостояние космического корабля и одинокого десантника могло бы закончиться, так и не начавшись, если бы не поле астероидов, в которое залетели файверы. Сенсоры Спейсер-Грехова искажались множеством помех , и он не мог точно определить местонахождение Стенсена. К-воин же прекрасно знал, где находится космическая махина, правда легче ему от этого не становилось. Битва превратилась в банальную игру в прятки, Стенсен тянул время, изредка пробуя на прочность щиты Грехова. Легкие ракеты без видимого труда блокировались энергетическими щитами. Спейсер в свою очередь отвечал мощными залпами аннигиляторов, которые буквально слизывали астероиды, за которыми мог прятаться противник. Время играло явно не на стороне молодого файвера, ресурсы бумеранга и двигателя быстро кончались. Стенсону оставалось лишь уповать на удачу и тактику. Он закрепил свой ракетный ранец за небольшим астероидом, а сам спрятался за другим. Когда Спейсер Грехова показался поблизости, Стенсен включил свой ракетный ранец на полную мощность, и тот понес астероид прямо на корабль. Сенсоры Грехова зарегистрировали мощный тепловой импульс за астероидом, и спейсер открыл по нему огонь. Одновременно с этим Стенсен выстрелил всеми оставшимися в ракетнице зарядами, и отдача направила его вместе со вторым астероидом на корабль. Грехов среагировал слишком поздно, его противник был уже внутри зоны действия щитов и мог точно направить единственный выстрел из генератора свертки материи. От этого выстрела спейсер не смогла защитить даже абсолютное зеркало, свернувшееся вместе с генераторами корабля в одну точку. Обглоданный спейсер потрясла череда внутренних взрывов и Грехов очнулся уже на новом витке битвы.
   Это вновь был космос, но уже на уровне галактик и вселенных. Оба файвера казались чудовищными гигантами на фоне миниатюрных звезд и планет. Стенсен вышел на этот уровень в форме маленького мальчика. Грехов же казался огромным огненным титаном. Опытный интраморф сразу задал темп битвы, кидаясь в своего противниками планетами, звездами и целыми созвездиями. К-воина не покидало ощущения какого-то безумия происходящего, в таких высоких слоях он практически ничего не мог противопоставить своему оппоненту. Стенсону оставалось только отчаянно уворачиваться от поразительно быстрых ядер-планет и пылающих газовых облаков-звезд. Иногда звезды натыкались на другие звезды и тогда они взрывались, разбрызгивая во все стороны обжигающие протуберанцы термоядерного синтеза. Несколько раз К-Воин точными щелчками посылал на противника астероиды, которые так и не долетали до цели. Наконец. Стенсен неосторожно подскользнулся на млечном пути и был с позором затыкан белыми карликами. К-воин проиграл, молодой файвер достиг предела своих способностей и лежал на колыбели из звезд , раздавленный пси-силой своего более опытного противника. Но Грехов и не думал останавливаться, он продолжал расти и возвышаться, пока не вырвался за пределы Метавселенной. Он бросил свой взгляд на другие клетки Универсума, а затем перевел его вниз, на павшего файвера.
   "Это ты значит хотел познать хроники Акаши?"
   Одного взгляда Грехова было достаточно, чтобы сломать остатки воли К-воина, а слоган-речь ударила в мозг Стенсена с силой мегатонной бомбы. Стенсен почувствовал, как постепенно растворяется его "Я" в окружающем вакууме, еще немного и он полностью исчезнет, сольется с общим энергетическим полем Метавселенной. В это время Стенсен неожиданно почувствовал сильное жжение в том месте размазанных энергетических полей, где должно было быть сердце. Откуда-то издалека долетели до файвера обрывки слоганов его родителей. Стенсен собрал останки своего "Я" и направил их обратно на луну, надеясь выйти из поля Сил раньше, чем оно переварит своего незадачливого файвера.
   Грехов, точнее его человеческое "Я" открыло глаза. Кто бы мог подумать, что для ликвидации одного юнца, хомозавру придется собирать все свои "Я" в одно психоэнрегетическое поле. И ведь какой хитрец, Стенсен догадался сохранить часть энергии собственных родителей в форме терафима. Именно внезапный пси-барьер терафима остановил последний удар файвера. Но теперь Габриэлю оставалось лишь добить поверженного К-воина. Из уважения к нему, Грехов тоже вернулся на луну, чтобы нанести последний удар в материальной форме. За прошедшую секунду с момента начал битвы в поле Сил ничего не изменилось. Кайманоиды все так же бежали к файверам, целясь из своего древнего оружия. Лишь Фигура Стенсена выглядела иначе - сгорблено и надломлено, хотя осталось ли еще что-нибудь от личности К-воина? Грехов начал поднимать свое оружие, когда кайманоиды внезапно ускорились.
   "Глубокое погружение... Забавно, похоже опоек действительно смог собрать лучших представителей зеленокожих."
   В режиме глубокого погружения в поле Сил даже кайманоиды смогли сравняться в скорости с человеческой формой Грехова. Пятеро из них открыли огонь из аннигиляторов материи, а шестой с узким и длинным щитом наперевес бросился к Стенсону. Грехов печально улыбнулся, легко уходя от смертоносных паутин и сделал единственный выстрел в ответ. Черная цепная молния нанизала по кривой траектории всех шестерых кайманоидов, но на последнем из них сила молнии была минимальна и кайманоид выжил. Он упирался правой рукой на остатки щита, придерживая левой рукой аккуратную дырку в боку. Грехов устало вздохнул и выстрелил еще раз, в этот раз молния легко пронзила голову кайманоида и улетела в космос. И только сделав свой второй выстрел, Грехов понял, что допустил ошибку в расчетах. Стенсен успел собрать себя или хотя бы часть своего бывшего "Я". За спиной К-воина внезапно возникло пространство чужих энергий и порядков, в которое Стенсен и прыгнул, завершая элегантный реверанс. Грехов послал несколько черных молний ему вслед, но межпространственная дыра уже заросла нагуалем, а затем коллапсировала, возвращая на место потревоженный вакуум.
   ~~~~~~~~~~~~~~~
   Стенсен вывалился на камни бесформенным комком энергии, понадобилось несколько секунд, прежде чем К-воин собрался в человеческую форму.
   *А вот и наш герой...*
   "Не утруждайтесь, Судья, он все равно еще не может слышать нас здесь. Возможно, через пару уровней, а пока он едва смог вырваться из когтей простого файвера..."
   Стенсен заметил сидящую под аркой девочку и помахал ей рукой, но тут же одернулся. К-Воин осторожно поклонился и сел рядом с Госпожей.
   *Действительно. Но вы правы, это интересная энергетическая оболочка, никогда еще не видел простую форму материи с таким твердым и отчаянным стремлением к самосохранению.*
   "Выживание - это довольно распространенная тактика поведения в этой Клетке, ничего удивительного."
   "А что плохого в выживание?" Ворвался в диалог третий собеседник, чьи мыслеформы казались наиболее естественными в данной Метавселенной.
   Еще одна девочка появилась под аркой, длинные русые волосы прятались под свободное белое платье в синий горошек. В отличие от предшественницы, она казалась куда более живой, лишь редкие порывы ветра делали ее прозрачной, словно русоволосая была призраком.
   "Ничего, стремление к сохранению прежней формы совершенно стандартно для низших форм материи, вроде человеков." Госпожа выглядела совершенно спокойно внешне, но искажения в мыслеформах выдавали в ней сильное раздражение.
   "Люди - это не низшая форма материи, люди способны мыслить и чувствовать, а значит, достойны жить."
   *Кхм-кхм. Уж простите мою старомодность, но может вы представитесь? Мы тут общаемся согласно местным обычаям.*
   "У меня много имен, каждый народ или этнос называл меня по-своему. Но вы можете звать меня "Мать Земля" или "Дочь-ее-Гея", если хотите."
   "Пффт. Ты даже имени своего настоящего не знаешь, сплошные клички. Собственно, ничего удивительного, потому что тебя НЕТ. Ты просто квазиразумная мыслеформа коллективного разума человечества." Госпожа даже не пыталась скрыть раздражения, видимо гостья успела ей сильно наслоить или собиралась это сделать в ближайшем будущем.
   "Уж не тебе говорить о формальном отсутствии, ты вообще должна сейчас болтаться в своей скорлупе, брошенная даже собственными родственниками. Кстати о родственниках, и тебя, и братца твоего, вырастило человечество, так что будь благодарна. И вообще, конструкторы - это всего лишь марионетки Универсума!"
   "Низкий уровень организации времени и пространства в вашей Клетке позволяет мне находиться одновременно в любой координатной точке. И конструкторы - это не марионетки Универсума! Нами движет воля космоса, и наша цель состоит в организации и усложнении форм материи. В отличие от вашей человеческой цивилизации, у которой даже собственной цели нет. Люди бесполезны для Универсума, а значит, они должны исчезнуть. Но исключительно из моего благородства и благодарности к вашему виду, я могу принять вас в качестве моих рабов, вы будете повеселее серых человечков моего братца."
   *Здравствуйте, мы общаемся в рамках местных традиций. И я хотел бы услышать ваше приветствие.*
   Внезапно вмешался в разгорающийся спор Судья. Девочки удивленно оглянулись и только сейчас заметили, что рядом с ними левитирует еще один собеседник. Черная скала неправильной формы, завернутая в вуаль из белой паутины, смотрелась величественно и молчаливо. Собеседники подождали какой-то реакции, но чужак очевидно не спешил присоединяться к диалогу.
   "Проклятье, Тартар, тебе миллиарды лет и ты так и не установил коммуникаций..." Не выдержала госпожа, метко пнув мелкую гальку в каменную глыбу.
   "Не обижай Тартар, он из другого Мира, ему сложно найти с нами общий язык. В отличие от вас, он хотя бы пытается исполнить свою роль. А после ваших неудачных экспериментов никаких инженеров в нашей Метавселенной не появилось. И теперь другим цивилизациям приходится исправлять Ваши ошибки. Может быть, у людей нет единой глобальной цели в масштабах Универсума, но мы можем постоять за сохранность нашего мира, закон постоянства этому живой пример."
   "Да что ты понимаешь в целях и планах Универсума, тысячелетняя букашка? И этот ваш закон постоянства противоречит глобальному закону мирозданья - закону перемен. Очень скоро закон перемен прорвется через жалкую плотину закона постоянства и завершит эволюцию этой клетки."
   %Hello... World...% Глухой и гулкий слоган лавиной скатился в стройную череду мыслеформ.
  *О, Тартар, вы делаете успехи, попробуйте изменить кодировку и синхронизироваться с нашей мыслеволной.*
   "Закон постоянства поставил на место тебя и других Игроков, он доказал, что разумные формы жизни этой Клетки достойны стать Игроками и защищать родной край Универсума. И пусть мечты и надежды людей на постоянство невозможны в раздираемом эволюцией мире, но мы будем сражаться за эти наивные мечты. Потому что объединенные общей мечтой люди способны совершить пусть и маленькое, но чудо, в масштабах большого Универсума. "
   %!&&#@#*$))% Каннода бессмысленных слоганов обрушилась на собеседников, заполняя план общения фоновыми шумами.
   *Нет-нет, раньше было лучше.* Устало вздохнул Судья.
   "С каких это пор направленные психоэнергетические удары по другим формам жизни считаются маленьким чудом? Надо было Брату оставить вашу жалкую планету ситом для монополей, посмотрим, о каких чудесах бы вы заговорили. Судья, объясни этой юной наивной особе всю опасность, которую таит в себе закон постоянства."
   %Человек... есть... козявка... %
   "Тартар.... тартар тебя побери. Мы уже обсудили тему людей." В этот раз в черную глыбу полетела кукла кайманоида, которая легко прошла в один бок и вывалилась через другой.
   *Действительно, о мой юный Игрок, закон постоянства таит в себе много опасностей для любых сложных форм материи в Клетке. Одна из самых очевидных опасностей... Ваша клетка создавалась под бесконечный пространственно-временной континуум, но закон постоянства ограничивает пространственную составляющую континуума, следовательно, временная координата так же определена. В физическом плане это означает определенность смерти этой Метавселенной в том виде, в каком ее принято воспринимать вами. Закон постоянства не защитил эту Метавселенную от действия закона перемен, он просто выбрал абсолютный вариант развития событий. Поэтому вам следует как можно быстрее отказаться от закона постоянства и создать настоящий над-закон на основе глобальной этики и закона перемен. Ах, я проговорился, как же так... Судья же не должен подсказывать никому из игроков...*
   "Не волнуйтесь Судья, я все равно ничего не поняла, но я обязательно приму к сведению. И я рада, что вы официально рассматриваете меня как Игрока, я надеюсь на приятную и честную игру во благо Универсума и нашей Метавселенной."
   "Ты действительно считаешь, что человечество готово к Игре? Вы даже не представляете ее истинной сути... В любом случае, Игра предполагает определенные ставки, а что можете поставить вы?"
   %Закон... Постоянства... Постоянство... хоро... шо...%
   "Просто сделаем вид, что мы его не понимаем" Госпожа телепортировалась на перекрестье арки и теперь обозревала морские дали, упорно не замечая маячащий перед глазами летучий тартарец.
   *Смотрите-смотрите, начинается! Ради такого случая я выберу какую-нибудь простую материальную форму, чтобы вы смогли почувствовать эффект присутствия*
   Под аркой внезапно сильно засвистел ветер, срывая с деревьев листья и закручивая их в небольшой ураган. Через некоторое время в эпицентре урагана появилась маленькая точка, из которой с глухим треском медленно побежали в разные стороны две трещины. Чудовищная кривая изогнулась и теперь напоминала улыбку, в которую со свистом втягивался воздух. Невозможно было различить, что же находится внутри трещины, словно это был разлом в пространстве. Госпожа весело помахала Судье и продолжала довольно смотреть на небо, медленно качая ногами. Стенсен выглядел внешне спокойно, но руки его дрожали. Возможно от радости и предвкушение, или, наоборот, от ненависти и отчаяния. Мать Земля смотрела на небо не мигая по щекам ее катились горькие слезы, но она не решалась моргнуть или протереть глаза уголком сарафана. Словно боясь, что если она отведет глаза, то небо неумолимо обрушится на Землю. И только каменный истукан тартара выглядел так же холодно и безэмоционально, как и обычно. Все они смотрели на небо, очевидно видя приближающиеся остроконечный гнев Богов. За несколько километров до столкновения Земля вдруг остановилась, по воде пошли широкие круговые волны, набирающие силы в цунами. Планета пролетела остальное расстояние за счет инерции, медленно нанизываясь на покрывало нагуалей. Над аркой бушевал ветер, пока частокол нагуалей разрывал атмосферу планеты.
   *Вот уж не ожидал, что Древний вмешается. Что ж, до следующего раунда Игроки.*
   Разлом-улыбка Судьи с грохотом захлопнулась, Внешняя шкура госпожи исчезла, открывая портал для К-воина. Приняв слугу, иное пространство сколлапсировало в самого себя, оставляя глубокий шрам в атмосфере планеты. Мать Земля уронила последние слезы и окончательно развеялась по ветру до своего следующего воплощения на Гее. На поверхности умирающей планеты остался лишь одинокий посланец Тартара.
   %ИГра... эт...%
   ~~~~~~~~~~~~
   Powered by Lion Tremere.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"