Липский Павел Михайлович: другие произведения.

Первый пророк

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Виртуальное изображение на внутренней стороне стекол очков мигнуло и погасло. Гектор поднял руку и несколько раз нажал на небольшую сенсорную кнопку на правой дужке, однако стекло осталось таким же незамутненным. Мужчина вздохнул, стянул очки и, сложив их, засунул в грудной карман своей куртки. "Должно быть, батарея села", - подумал он и досадливо поморщился. Этот район города он знал неплохо, но все же не так часто в нем бывал, чтобы чувствовать себя абсолютно уверенно без виртуального навигатора. Но теперь ничего не оставалось, кроме как довериться своей памяти, и Гектор, осторожно выглянув из-за угла здания и бросив быстрый взгляд вдоль улицы, носившей явные следы запустения, медленно вышел из укрытия. Здесь было пусто, или, по крайней мере, казалось, что это так. Издали доносился какой-то неясный шум и крики, вероятно обозначающие очередную дикую оргию, устроенную местными. Это была главная причина, почему Гектор решился проделать этот путь в одиночку, ибо в иное время здесь могло бы быть вполне опасно даже для него.
   По обе стороны улицы высились неопрятные, кое-где сильно разрушенные здания, по большей части давно пустовавшие. День клонился к вечеру, и вот-вот должно было зайти солнце, а Гектор хотел достигнуть цели до наступления темноты. В то же время проявлять беспечность и чрезмерно торопиться было делом глупым, и потому мужчина быстрым мягким шагом продвигался вперед, стараясь не выходить из тени зданий. Конечно, будь исправны его инфо-очки, дело бы продвигалось намного быстрее, потому что сейчас ему приходилось то и дело останавливаться, чтобы сравнить открывшиеся виды с запечатленными в его памяти. Пройдя до конца улицы, Гектор свернул в какой-то двор, чтобы срезать путь. Здесь было так же тихо, уныло и мертво, гнутые ржавые останки детской площадки торчали из земли, словно ребра какого-то чудовища, слепые выбитые окна домов мрачно взирали на нарушителя их скорбного бдения.
   Гектор внимательным взглядом окинул уходящие ввысь этажи находящегося перед ним здания и, не заметив ничего подозрительного, решительно шагнул в обветшалый подъезд. Здесь тишина словно бы сгустилась, запах плесени и запустения висел в воздухе, придавая этому месту сходство с заброшенным склепом. Мужчина, не задерживаясь, прошел подъезд насквозь и вышел с другой стороны на такую же мертвую улочку. Его цепкий внимательный взгляд сразу отметил, что один из домов не совсем заброшен, Гектор быстро, чтобы не привлекать ничье внимание, скользнул за корпус старого автомобиля, давно лишившегося колес. И точно, спустя мгновение в окне второго этажа показалось помятое грубое лицо, заросшее клочковатой бородой. Лицо хмуро окинуло взглядом улицу и снова скрылось в утробе дома. Гектор подождал еще немного, затем осторожно двинулся вперед.
   Человечество начало разлагаться уже давно. Новое тысячелетие, новая эпоха, новая жизнь и новые горизонты. Только какими они оказались? Мораль и нравственность отходили на второй план, становились пережитками прошлого, не модными и ненужными рудиментами "свободной" человеческой натуры. Это произошло не в один миг, потребовалось два столетия, чтобы окончательно установить направление движения, но процесс этот шел непрерывно и неумолимо. Люди не замечали его, подхваченные волнами рекламы и пропаганды революционных идей, принимали действительность как должное, ссылаясь на то, что так принято. Конечно, были и те, кто видел, куда это приведет, понимал, что может за этим последовать, но таких людей было не очень много, и, в основном, они превратились в изгоев, часто собственноручно отгородившись от несущегося в пропасть человечества.
   За два столетия с начала "новой эпохи" люди добились на удивление мало. Основные достижения производства - неисчислимые гаджеты, призванные упростить и так комфортную жизнь человека, вроде тех самых очков Гектора, отказавшихся работать в самый нужный момент. Все, что интересовало людей - деньги и комфорт. Наука и медицина волей-неволей вынуждены были следовать за этой прихотью, и потому свернулось большинство программ, направленных на изучение космоса или неразгаданных тайн природы. Ресурсы планеты постепенно истощались, и, хоть до великого кризиса было еще достаточно далеко, однако же, нехватка уже давала о себе знать. Конечно же, первыми пострадали малоимущие, и их недовольство не заставило себя ждать. В уже и так постепенно разлагающемся морально обществе вспыхнули еще и язвы вооруженных конфликтов, подогреваемых многими причинами, надуманными или реальными. Хаос медленно, но верно захватывал все в свои руки, степенно разрушая иллюзию процветания, которой так дорожило человечество.
   Это заняло около полутора столетий, дальнейшее же состояло в основном из бессмысленных войн и распадающихся государств, а люди, забывшись в экстазе своей наконец-то обретенной "свободы", плясали на собственной могиле. Наверное, единственное, что спасло планету от аннигиляции - это все еще ясное осознание того, что совместное применение оружия массового уничтожения принесет конец всем, и уже нечего будет делить. Но войне тоже нужны ресурсы, и когда те стали иссякать, конфликты затихли, оставляя после себя дымящиеся развалины и опустошенные области. В нескольких самых сильных государствах еще сохранялось какое-то подобие порядка, но и оно рушилось на глазах, и для любого мыслящего человека не было секретом то, что вскоре и этот последний рубеж падет.
   А параллельно всему этому, втайне от других, группы здравомыслящих людей стали объединяться. За те прошедшие два века они собирали ресурсы, искали единомышленников и основывали укрепленные колонии, которые позже стали называться Фортами. В них постепенно собрались светлые умы и незамутненные рассудки, стремящиеся сохранить исчезающую нравственность и образованность. И теперь, когда ситуация немного утихла, именно Форты стали центрами культуры и просвещения, но даже не смотря на это, многие остались в том же положении, которое приносило им наибольшее удовлетворение.
   Пройдя еще один квартал, старательно избегая немногих обжитых развалин, Гектор, наконец, ступил на ту улицу, к которой стремился все это время. Она вскоре привела его к массивному зданию старой библиотеки, мрачноватому, но достаточно хорошо сохранившемуся. Библиотека не была разграблена, потому что книги мало кого интересовали, и единственная опасность грозила ей, если бы кому-то приглянулось само здание, и он захотел бы устроить тут свое логово. Монументальные колонны поддерживали массивную крышу, а череда ступеней взбегала к высоким дверям. Чтобы попасть туда, Гектору нужно было пересечь открытую площадь с разбитой фигурой-фонтаном. Мужчина снова внимательно огляделся и быстрым шагом двинулся к зданию. Его приближение вспугнуло стайку птиц, и те, пронзительно крича, взвились в воздух. Гектор поморщился и ускорил шаг. Взбежав по ступеням, он надавил плечом на одну из деревянных створок, и та нехотя подалась, открыв проем, достаточный для того, чтобы он мог в него протиснуться.
   Внутри было темно и пахло пылью. Просторный вестибюль с гардеробными стойками по бокам вел в центральный зал. Там, напротив входа стоял стол администратора, ныне, конечно же, пустовавший. По правую и левую сторону от него поднимались лестницы на верхние этажи, где и располагалась сама библиотека. Гектор не знал точно, где ему искать то, за чем он пришел, но решил начать со второго этажа. Поднявшись по мраморной лестнице, мужчина сразу оказался в объятиях книжных полок, запах пыли и старых книг здесь только усилился, но он не был отталкивающим, в нем было что-то древнее и мудрое. Гектор проходил мимо стеллажей, разглядывая корешки книг. Почему люди из его Форта не вывезли эту библиотеку? Почему оставили на произвол судьбы и тупых местных? Нужно будет спросить по прибытии домой...
   - Ты не похож на местных головорезов, парень, - вдруг раздался сзади чуть насмешливый голос, и Гектор ощутил, как ствол какого-то оружия упирается ему в затылок.
   - Я из Форта, - торопливо ответил он. - Вы Бальтазар Уайз?
   - Да, это я, и, если ты меня искал, то поздравляю с успехом, - ответил человек, однако оружия не убрал. - Что дальше?
   - Если уберете пушку, то я все объясню, - сказал Гектор. - Вот, я кладу на землю свой пистолет.
   Он наклонился, все еще сопровождаемый приставленным к затылку стволом, и, вынув из кобуры на поясе, положил на пыльный пол свой "Пустынный Орел" старого образца.
   - Хорошо, теперь медленно повернись, но без фокусов, я все еще держу тебя на мушке, - последовала инструкция, и Гектор почувствовал, что оружие немного отодвинули.
   Мужчина осторожно повернулся и увидел позади себя человека. Это был высокий, крепкий, даже крупный старик, его массивное морщинистое лицо с большим носом обрамляли пряди длинных седых волос, а нижняя его часть была скрыта в густой бороде. Темные проницательные глаза старика испытующе смотрели на Гектора, в руке он держал громоздкий револьвер, и рука его совершенно была лишена старческого дрожания. На старике был тяжелый черный кожаный плащ, из-под которого выглядывал теплый вязаный свитер.
   - Итак, чего ты от меня хочешь, парень? - твердым и отнюдь не старческим голосом спросил Бальтазар, не сводя с лица Гектора взгляда своих непроницаемых глаз.
   - Мое имя Гектор Сарьен, я посланник Форта 13. Меня отправили отыскать вас, мистер Вайз, - ответил Гектор, разглядывая лицо старика.
   Еще несколько мгновений тот смотрел на него, а затем, опустив свое оружие, чуть улыбнулся.
   - Небось, старый Ньюман послал тебя, Гектор? - спросил он.
   Гектор кивнул.
   - Ладно, я понял, - задумчиво протянул Бальтазар. - Хорошо, следуй за мной. Поговорим в более удобном месте.
   Старик развернулся, и, не оглядываясь на своего спутника, двинулся вглубь библиотеки. Гектор подобрал с пола свой пистолет, засунул его обратно в кобуру и поспешил за провожатым. Они минули несколько десятков стеллажей, пока, наконец, Бальтазар не остановился у одного из них и не стал проводить там какие-то манипуляции, которые от Гектора скрывала его широкая спина в плаще. Раздался щелчок, и часть полок отъехала в сторону, открывая проход в стене, за которым куда-то вниз сбегала узкая лестница. Бальтазар обернулся и жестом пригласил Гектора идти первым. Тому ничего не оставалось, кроме как принять приглашение. Пройдя несколько ступенек, он услышал, как встала на место книжная полка, и спуск погрузился во тьму.
   Об этом человеке Гектор был наслышан, но по большей части это были какие-то обрывочные сплетни и байки. Бальтазар Уайз был фигурой загадочной. Никто не знал кто он, откуда, и какими мотивами руководствуется. Кто-то называл его безумцем, кто-то пытался мистифицировать, а многие вообще о нем никогда не слышали. Однако же Гектор принадлежал к верхушке своего Форта, и вот там об этом человеке знал каждый. Председатель Управления, мистер Анибус Ньюман, казалось, знал Бальтазара лучше всех прочих, но что конкретно он знал - было никому неизвестно.
   Старик покопался в складках своего плаща и извлек оттуда небольшой карманный фонарик, и, включив его и осветив идущие вниз ступени, легко подтолкнул Гектора в спину. Спуск проходил не очень быстро, посланник шел осторожно, потому что лестница была неудобная, что еще усугублялось плохим освещением.
   - Неужели тут нет света? - не удержался, наконец, он.
   - Свет есть, но энергию приходится экономить, - ответил старик. - Ничего, скоро уже придем.
   Действительно, вскоре лестница оборвалась у железной двери, плотно сидящей в стене. Бальтазар прошел мимо Гектора и положил руку на темную матовую панель сбоку. Биометрический сканер издал легкий сигнал, и только потом старик достал из кармана необычной формы ключ и просунул его в плохо заметное со стороны отверстие. Послышался тихий щелчок и одна сторона двери чуть-чуть отделилась от стены. Бальтазар просунул в получившуюся щель пальцы и, потянув за край изнутри, раскрыл проход.
   - Давай, заходи, - кивнул он Гектору, посторонившись.
   Гонец прошел в полутемный коридор, лишь в конце которого теплился лучик света из-под неплотно прикрытой двери. За спиной металлическая створка встала в прежнее положение. Белый луч фонаря осветил прямой тоннель с гладкими стенами. На расстоянии двух шагов от себя Гектор заметил матовые отблески стекол по обе стороны, вделанных в стены на уровне его груди.
   - Что это за место? - спросил гонец.
   Старик некоторое время молчал, пока они приближались к двери в конце коридора, но затем все же ответил:
   - Это расширенное и укрепленное мной бомбоубежище. Его строили на случай серьезных войн, но страна распалась и так, без помощи внешних агрессоров.
   Старик умолк, и остаток пути они прошли в молчании. Дойдя до двери, Бальтазар толкнул ее внутрь, и спутники очутились в большой ярко освещенной комнате. Ее пол был ниже уровня коридора, и от входа вели пять ступенек. Чуть дальше располагалось нечто, напоминающее бруствер или баррикаду, а поверх него на треноге стоял пулемет, нацеленный на дверь. Старик словил удивленный взгляд Гектора и улыбнулся в бороду.
   - Не более, чем разумная предосторожность, - заметил он. - Хотя вряд ли кто-то решится штурмовать мое жилище, ваши уже почти меня не помнят, а местные слишком боятся. Правда, думаю, появись у них возможность взять меня без усилий, они с радостью бы ею воспользовались, чтобы меня прикончить.
   Старик провел Гектора дальше, за линию укреплений, и там, в противоположной стене зала была еще одна дверь. Пройдя через нее, спутники оказались в небольшой сквозной комнатке, на стенах которой были развешаны тонкие мониторы, а под ними находилась большая контрольная панель. Гектор понял, что, по крайней мере, часть этих экранов принимала сведения от наружных и внутренних камер наблюдения, что объясняло то, как старик легко его отыскал и застал врасплох. Бальтазар привычно окинул взглядом мониторы и, почти не останавливаясь, прошел дальше, в следующее помещение. Оказавшись там, Гектор подумал, что это, должно быть, гостиная. Тут было чисто и аккуратно, в центре стоял тяжелый деревянный стол, вокруг которого примостился гарнитур из стульев. Вдоль стен стояли мягкие диваны, а в дальнем углу друг подле друга находились еще две двери.
   - Располагайся поудобнее, Гектор, - сказал старик, указав жестом на предметы мебели.
   Гонец выбрал один из диванов и устроился на нем, с наслаждением вытянув ноги. Бальтазар сел напротив и, сложив руки на груди, испытующе уставился на своего спутника.
   - Итак, с чем тебя прислал ко мне старый Ньюман? - нарушил тишину старик. - Должно быть, это достаточно важно, а иначе, зачем бы он стал посылать сюда человека, будучи достаточно хорошо осведомленным в моих обычаях, чтобы заранее предугадать ответ.
   - С вами ведь нет никакой связи, - ответил Гектор. - Поэтому и пришлось отправлять гонца. У меня действительно очень важное сообщение, мистер Уайз, и председатель Ньюман предупредил меня, чтобы я сказал вам о том, что вы должны отнестись к нему серьезно.
   В глазах старика заиграли лукавые огоньки. Он водрузил ногу на ногу, а на его лице появилась легкая улыбка.
   - Интересная прелюдия, парень, ну-ка, рассказывай, что там придумал пройдоха Анибус?
   - Простите, сэр, - Гектор немного замялся. - Сначала я хотел бы задать вам один вопрос. Почему эту библиотеку не эвакуировали в наш Форт? Ну, или в любой другой?
   - Потому что я запретил, - просто ответил старик.
   Гектор ожидал продолжения, каких-либо объяснений, но Бальтазар молчал, задумчиво глядя на собеседника, и под этим проницательным взглядом посланнику стало не по себе. Решив закрыть эту тему, он начал свой рассказ.
   - Мое послание заключается в том, что мистер Ньюман хотел бы передать вам максимально точно свою новую идею. Он свято уверен, что если кто и способен помочь в ее осуществлении, то это именно вы, - Гектор бросил взгляд на старика, но тот сидел все так же неподвижно, никак не подтверждая и не опровергая услышанное. - Человечество разобщено и находится сейчас на прямом пути к постепенному вырождению. Даже наша программа Фортов уже постепенно изживает себя, население "Разумных зон" уменьшается в числе, а по-настоящему всем правят хаос и анархия. Люди погрязли в пороках и заблуждениях, и нам, тем, кто стремится сохранить искру разума, невероятно больно на это смотреть.
   Гектор перевел дух и снова взглянул на Бальтазара. Взгляд старика сместился, теперь он смотрел куда-то поверх головы собеседника, и это производило несколько жуткое впечатление.
   - Сейчас руководства Фортов совместно пытаются найти решение этой проблемы, понять, как остановить человечество от неминуемой гибели, причем гибели позорной и абсолютно бесчестной. И недавно мистер Ньюман выдвинул свою идею. Она еще не рассматривалась на пленуме, прежде этого он послал меня к вам, чтобы узнать, сможете ли вы ему помочь.
   Старик шевельнулся, и Гектор умолк, ожидая какого-либо ответа, однако ничего не последовало. Бальтазар лишь изменил свою позу и снова уставился прямо на Гектора.
   - Так вот..., - снова начал тот. - Что было той объединяющей силой, которая сближала разрозненные племена древности? Что двигало людей различных национальностей становиться братьями? Что давало надежду и силу людям тогда, когда, казалось бы, ее уже не откуда было взять? Мистер Ньюман полагает, что...
   - Религия, - внезапно перебил его старик. - Я ожидал чего-то подобного, хотя, скажу честно, все же конечный итог меня несколько удивил. Вот на что замахнулся Анибус.
   Бальтазар резко встал и широкими шагами прошел к одной из дверей в дальнем углу комнаты, отпер ее ключом и скрылся внутри. Гектор был немного сбит с толку его действиями и, так ничего и не сказав, выжидающе уставился на открытую дверь. Некоторое время ничего не происходило, а потом снова появился старик, бережно неся в руках стопку книг. Подойдя к столу, Бальтазар сложил книги на его поверхность и жестом поманил Гектора подойти. При ближайшем рассмотрении книги оказались очень старыми, но хорошо сохранившимися. Старик разложил их одну за другой по поверхности стола. Самой первой лежала толстая книга в выцветшем бардовом переплете, когда-то богато украшенном и разрисованном. Бальтазар аккуратно открыл ее и прочитал вслух оказавшуюся на странице причудливую вязь.
   - Это арабский? - догадался Гектор.
   - Да, - кивнул старик. - "Во имя Аллаха, милостивого, милосердного! Хвала Аллаху, господу миров, милостивому, милосердному, властелину дня воздаяния!" Аль-Фатиха, первая сура Корана. Это ислам.
   Тут же перейдя к следующей книге, старик открыл ее и снова прочитал, уже на другом языке.
   - "В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою", - перевел он. - Древнееврейский, христианская Библия, Ветхий Завет.
   Следующей книгой была "Трипитака", или, как еще назвал ее старик, "Палийский канон". Это было собрание древних буддийских текстов эпохи раннего буддизма. Затем очередь дошла до последней книги. Эта была в худшем состоянии, но буквы незнакомого Гектору письма достаточно хорошо проступали на ветхом носителе. Письмо чем-то напоминало арабскую вязь, но было сложнее и массивнее.
   - "Агни призываю я - во главе поставленного бога жертвы и жреца, Хотара обильнейшесокровищного", - прочитал и перевел Бальтазар. - Это Ригведа, первая книга Вед, сборник основ индуизма.
   Старик закрыл книгу и повернулся к Гектору.
   - Перед тобой лежат священные писания каждой из четырех сильнейших религий, когда-либо господствовавших на земле, до тех пор, пока люди не потонули в своем невежестве, - сказал старик. - Какую из них хочет возродить Ньюман? Христианство? Плохая идея, оно сильно устарело. Может быть Ислам? Но он вряд ли поможет выйти из кризиса... Буддизм? Да, возможно, но, опять же, это уже спетая песенка...
   - Мистер Ньюман не хочет возрождать старину, - сказал Гектор, отчего-то наполняясь ощущением важности этого момента. - Мистер Ньюман хочет создать новую. Такую, которая была бы актуальна для нашего сегодняшнего мира. И это сделать он просит вас.
   Старик замер, секунду постоял недвижно, а затем медленно поднял взгляд своих темных глубоких глаз на Гектора.
   - Что ты сказал? - тихо спросил он.
   - Мистер Ньюман хочет, чтобы вы создали новую религию, Бальтазар, - повторил Гектор. - Он сказал мне, что на такое способны только вы.
   Уайз еще мгновение стоял недвижно, а затем его тело начало содрогаться, и тут же он разразился раскатами бурного хохота. Он смеялся громко и искренне, а удивленный Гектор не знал, чем вызвал этот приступ веселья. Когда, наконец, старик отдышался, он снова взглянул на собеседника, его глаза все еще смеялись.
   - Да-а, - протянул он, опускаясь на ближайший диван. - Только Анибус мог прийти к такой мысли. И более того, послать тебя за этим ко мне. Создать религию... Объединить человечество... Интересно, как давно этот кабинетный червь выходил на улицы городов? Как часто он видел этих тупых животных, следующих только за своими желаниями, в которых превратились люди? И он хочет, чтобы я заставил их поверить? Потянуться к чему-то более высокому?
   Старик покачал головой и умолк. Гектор опустился на ближайший стул и тоже молчал.
   - Хотя, я знаю, на что рассчитывал Анибус, - прервал тишину Бальтазар. - Он хотел бросить мне вызов. И, черт возьми, у него это вышло!
   Он вскочил со своего места, и Гектор увидел, как в глазах старика загорается лихорадочный огонь, очень похожий на безумие.
   - А почему нет? - голос Бальтазара снова окреп, в нем появилась определенность, видимо, старик уже все решил для себя. - И если одноглазый хитрец Один дарует мне удачу в этом деле, то это будет достойным завершением моих трудов, о да.
   - Кто-кто? - спросил Гектор.
   Старик только отмахнулся.
   - Не важно, парень, не важно. Я принимаю это предложение, ты должен передать Ньюману, что я тотчас же приступлю к работе.
   Для того, чтобы Гектор смог воспользоваться своим коммуникатором, Бальтазар вывел его на поверхность. Гонец задумался, почему председатель сам не мог поговорить со своим знакомцем, когда бы Гектор его нашел, но, не найдя никакого адекватного объяснения, решил поинтересоваться как-нибудь у самого Ньюмана. Канал видеосвязи тут почему-то барахлил, и Гектору пришлось отправить текстовое сообщение, как в былые времена. Спустя несколько минут пришел ответ, в котором ему предписывалось во всем полагаться на решения мистера Уайза и оставаться с ним до тех пор, пока он не закончит работу.
   Старик выслушал содержание сообщения, кивнул и направился обратно в библиотеку, а Гектор последовал за ним. Одна только подготовка заняла у Бальтазара больше недели. Он притащил в гостиную еще один стол, и завалил его разными книгами. Гектор невольно подумал о том, сколько же знаний хранилось в одной только голове старика. Тот с легкостью читал на всех языках, на каких попадались рукописи, и делал это с таким видом, будто просто обновляет информацию в памяти, но никак не читает что-то сызнова или в первый раз. Складывалось впечатление, что весь книжный фонд этой библиотеки был ему знаком не понаслышке, и теперь он лишь оперировал самым на его взгляд важным. Гектор как-то спросил, почему Бальтазар не пользуется как минимум компьютером, чтобы упростить себе задачу, но старик так на него посмотрел, что посланник поспешил извиниться за то, что отвлекает того от работы.
   Дни шли за днями, складываясь в недели, а из недель - в месяцы. Распорядок был один и тот же, после скорого завтрака Бальтазар садился за работу, а Гектор без дела слонялся по библиотеке или наблюдал за стариком, который, обложившись книгами, что-то неустанно писал на листах бумаги и складывал их в уже порядком приподнявшуюся стопку. Иногда заглядывая через плечо, Гектор видел, что старик использует на письме какие-то странные символы, аналогов которым он не мог припомнить. Однажды он решился спросить об этом Бальтазара. Уайз какое-то время не прерывал работы, будто не услышал вопроса, но потом все же отложил в сторону ручку и поднял глаза на Гектора.
   - Это язык, который я придумал много лет назад, - сказал старик. - Когда-то я вплотную изучал языки человеческой цивилизации, и однажды подумал, что хочу попробовать создать свой собственный. Это была большая работа, но, как видишь, в конечном итоге она пригодилась. Священное писание должно быть написано на каком-то особенном языке, и я выбрал этот.
   Не дав больше никаких пояснений, Бальтазар вновь погрузился в работу. Стопка листов все росла, количество книг вокруг стола тоже. Гектору совершенно нечего было делать, и он откровенно скучал. Продовольствия у старого лингвиста было запасено много, комната, которую тот выделил Гектору, тоже была вполне сносной, хоть и просто обставленной. Главной проблемой была скука. Гектор не был неучем, да и не мог им быть, будучи представителем одного из Фортов, но вся эта древность его мало интересовала. Единственным занятием, которым он мог себя развлечь - было чтение книг из библиотеки, чем он и занимался, в основном отыскивая приключенческие романы разных времен.
   Старик же не замечал его присутствия или отсутствия, он с головой был погружен в создание того, что он называл священным писанием. Так прошло три месяца. Иногда Бальтазар кое-что рассказывал о своей работе Гектору, но большую часть времени он молча что-то обдумывал или садился за свои рукописи. Стопки листов уже выросли до невероятных размеров, а книг, которыми был завален стол, становилось меньше. Старик то и дело уносил те, которые, по его мнению, уже не могли ему пригодиться, обратно в библиотеку, и уже некоторое время не приносил новых. Гектор догадался, что, по всей видимости, работа подходит к концу. Бальтазар с каждым днем становился все более задумчивым, подолгу просто сидел, неподвижно уставившись в какие-то неподвластные никому другому дали. Все меньше исписанных листов каждый день пополняло общие стопки, и вот, наконец, однажды утром Гектор не застал старика в гостиной за работой, где он неизменно находился все это время.
   Дверь в дальней стене, которая до сих пор была всегда заперта, на сей раз была приоткрыта, и Гектора взяло любопытство, отчего он подошел к ней и, открыв, заглянул внутрь. Там было темно, и потому Гектор прихватил с собой фонарик Бальтазара. За дверью оказалась круто поднимающаяся ввысь винтовая лестница. Гектор карабкался по ней довольно долго, как вдруг уперся в холодный металл над головой. Это был тяжелый люк, и, приподняв его, мужчина оказался на прямоугольной площадке, огражденной лишь невысоким бортиком. На дальней ее стороне возвышалась неподвижная фигура старика, черный плащ и седые волосы развивались на порывистом осеннем ветру.
   Бальтазар чуть повернул голову, услышав звуки, производимые открывающимся люком, и жестом подозвал Гектора к себе. Подойдя к старику, гонец понял, что площадка, на которой они стоят, не что иное, как верхушка сводчатой крыши библиотеки, откуда открывался вид на лежащий вокруг город. Здание библиотеки было старым, и потому многие городские постройки были выше, но все же отсюда была хорошо заметна печать запустения и хаоса, лежащая на людском поселении.
   - Оглянись, Гектор, - произнес старик. - Вот он, когда-то величественный оплот человеческой цивилизации. Город, признак достатка и процветания, что вобрал он в себя за столетия? Посмотри, как лежит он, умирая, истекая людским гноем и похотью, словно раненый зверь, ждущий милосердной смерти. Стоят ли эти люди того, чтобы их спасать?
   Гектор не знал, что ответить. Зрелище, открывшееся ему, захватило само его существо, и рой мыслей кружился в его голове.
   - Я думаю, - неуверенно начал он, - что это закономерный процесс. Все цивилизации рано или поздно подходили к своему концу, и мы вряд ли могли этого избежать.
   Старик покачал головой, выказывая свое несогласие.
   - Потерять историческое достояние? Не страшно. Потерять плоды прогресса? Восполнимо. Но потерять свою сущность, саму человеческую природу, уподобиться диким животным, лишь следуя инстинктам и низкоуровневым потребностям? Это то, к чему никто не принуждал человечество, оно пришло к этому само и, быть может, должно познать и свой конец, дабы зараза не оскверняла лик нашей планеты.
   - Что же ты предлагаешь? - уже увереннее спросил Гектор. - Уничтожить все? Всех? Кто же тогда останется жить здесь? Цветы и бабочки?
   - Может быть, те самые бабочки и станут нашими наследниками, - старик заложил руки за спину. - Вселенная мудра и загадочна, я глубоко убежден, что, очистившись от людской скверны, планета недолго останется незаселенной разумом. Может быть, наше время подошло к концу, и пора уйти с честью.
   Гектор вздохнул. Переубедить старика, кажется, было невозможно, да он и не хотел. Мужчина бросил еще один взгляд на разлагающийся город и наконец задал волновавший его вопрос:
   - Ты закончил свою работу, Бальтазар?
   Старик долго не отвечал, погрузившись в собственные раздумья, а затем повернулся к Гектору и на его лице застыло какое-то торжествующее выражение.
   - О да, - ответил он. - Я закончил. Спускайся вниз, в моем кабинете ты найдешь толстый том, сшитый из рукописей и носитель цифровой информации. Это и есть костяк вашей религии, я сделал все, что мог. Там изложены основные догмы и установки, а рукописный текст есть не что иное, как основополагающее священное писание, к которому прилагаются все необходимые пояснения грамматики и лексики моего языка.
   - Почему вашей религии? - недоуменно спросил Гектор. - Ты ведь создал ее, и, следовательно, в первую очередь она твоя.
   - Это писание нового мира, парень, - ответил старик, и в голосе его слышалась грусть. - Там, где, таким как я, нет места. Ваш черед тоже настанет, только позже. Ты найдешь в кабинете так же и написанное мной письмо, передай его прямо в руки Ньюмана. Он, возможно, и был прав, ставя на такое лекарство, но он все же кое-что не учел.
   - Что же? - спросил Гектор.
   - То, что вряд ли кто-то из нас застанет мое детище в действии. Многие столетия понадобятся, чтобы из материального учения оно превратилось в настоящую религию. Боюсь, к тому времени, привычный нам мир окончательно погибнет, но если вы сделаете свое дело, если сейчас сможете заложить фундамент, то человечество не уйдет вместе с ним.
   Старик умолк и некоторое время неотрывно смотрел на Гектора, так что тот не выдержал и опустил глаза.
   - Я искренне желаю вам удачи в том, на что вы решились, - сказал, наконец, он и улыбнулся.
   - Что же, ты проделал такой труд и не хочешь познать его плоды? Если все получится, то ведь главная заслуга ­- твоя, - заметил Гектор.
   Старик хитро прищурился.
   - Если все получится, я буду отлично вознагражден, - с лукавством в голосе ответил он, а потом отвернулся, давая знак, что разговор окончен.
   Гектор еще раз окинул взглядом фигуру этого странного человека и, открыв люк, стал спускаться вниз.
   ***
   - Дед, а дед! - мальчик беспокойно заерзал на коленях старика и просительно посмотрел тому в глаза. - А расскажи еще сказку!
   Маленький сморщенный старичок вздохнул, поправляя съехавшую на бок шапку из грубо выделанной кожи, и посмотрел наверх. Там, в вышине, светились мириады звезд, разбросанные по темному куполу ночного неба.
   - Ну, ладно, внучек, - согласился он после некоторых раздумий. - Сказок больше я, правда, не помню, но могу рассказать тебе о Боге.
   Мальчик сразу оживился и энергично закивал.
   - Что же тебе рассказать? - задумчиво спросил дед, поглаживая свою редкую бороду.
   - Расскажи с самого начала! - попросил внук, поудобнее устраиваясь на коленях старика.
   - Ну, хорошо. Что ж, когда-то мир был совсем другим, он был страшный и чудовища бродили по его просторам... Но потом пришел первый пророк. И вот, когда он...
   - А как его звали, дед? Как звали Пророка?
   - Как звали? Звали его Бальтазар Мудрый...

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Бюте "Другой мир 3 •белая ворона•"(Боевое фэнтези) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) О.Коротаева "Моя очаровательная экономка"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"