Грейс Диана: другие произведения.

Не верь мне. Часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.44*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Михайлина никогда не старалась убегать от прошлого, но и возвращаться смысла не видела, стараясь принимать тот факт, что ей уже не вернуть воспоминания о том коротком промежутке времени, что прожила с матерью в другом городе. И, казалось бы, новая жизнь вот-вот началась, но у судьбы свои планы, где это самое прошлое само настигло её, обрушиваясь внезапностью и переворачивая все с ног на голову, руша с трудом приобретенное внутреннее равновесие.
      


Глава первая

  
  

Июнь, 2015г.

  
   - Лина!
   Вздрогнув от неожиданности, подняла глаза вверх, на стоявшую передо мной девушку. Вперив руки в бока, она, насупившись, глядела на меня с видом инквизитора. Мысленно закатив глаза, убрала телефон в карман.
   - Ты же знаешь, что на рабочем месте нельзя пользоваться телефонами, - чувствовала явное превосходство, смотря на меня сверху вниз.
   - Знаю, но сейчас у меня обеденное время, - взглядом указала ей на стол, за которым сидела. Обедать я уже закончила, но посидеть в тишине пять минут, переваривая съеденное, было для меня святым делом. Вот только Марина моего мнения, увы, не разделяла, сверля своими карими глазами. Одно ее появление здесь не сулило ничего хорошего. Для меня, по крайней мере, потому как мою персону она избрала как мишенью своих упреков и недовольства, с самого первого моего рабочего дня. Что послужило причиной такой "нелюбви" для меня до сих пор оставалось загадкой.
   - Ты торчишь тут уже полчаса, выходи в зал, к тебе пришли клиенты.
   О том, что с момента моего ухода прошло всего минут десять, решила умолчать, понимая, что Казакова и здесь найдет к чему придраться, а вести очередную перепалку с этой девицей не было желания. С раздражающей способностью пиявки, она точно так же высасывала терпение из меня, не прилагая к этому особых усилий. Ей достаточно было открыть рта, чтобы мне нестерпимо хотелось его закрыть. Скорее чисто из вредности, нежели от усталости, я выждала еще пару минут, пока она уйдет, после чего направилась в зал.
   Из новоприбывших был всего один стол, при взгляде на который захотелось выругаться. Теперь понятно, почему Марина лично решила выискать меня, чтобы вытащить работать. И ведь могла сама принять их, но знала, как ненавижу эту компанию. Оттого-то и понятно змеиное довольство на ее личике. Да, Маринка имела все задатки отъявленной стервы, умело пользуя ими.
   Сука, по-другому и не назовешь.
   И дело было ни в каком-то конкретном человеке, хотя имелись те, кто бесил откровенно. Компашка мажоров, представители золотой молодежи. Сукины дети, как называла их я. Богатенькие детишки богатеньких родителей, родившиеся с золотой ложкой во рту, с нею живя и по сей день, неприменуемо подчеркивали свой статус. Ненавидела таких людей и сейчас, на чем свет стоял, проклинала Марину, надеясь, что та заходится икотой.
   - Что будете заказывать? - вытащив блокнот и ручку, приготовилась записывать. Фраза моя улетела в пустоту, так как молодые люди не спешили отвечать на мой вопрос, переговариваясь о чем-то своем. Их было пятеро. Две девушки сидели напротив парней, среди которых один вальяжно распологался на диванчике, раскинув руки на спинке.
  
   - Выпивку принеси и закуски, - распорядился он, когда я снова повторила свой вопрос. Не поднимая глаз на меня, он смотрел на блондинок, не без интереса окидывая взглядом каждую. Не в первый раз я видела здесь этого брюнета и несколько раз замечала, как на него поглядывают многие посетительницы нашего заведения, как и часть наших официанток, в прочем. Высокий, широкоплечий, он привлекал женское внимание, и я не могла согласиться с тем, что был он весьма симпатичен. Но то, что скрывалось на глубине его зеленого взгляда, отталкивало. Всегда был улыбчив и шутлив, но глаза оставались холодными, выдавая презрение ко всему, что окружало его, что говорило о фальши в его добродушии. Неприятный тип, как и вся его компания высокомерных мажоров свысока смотрящих на всех.
   - Что, подстава? - улыбнулся Сергей, видя мое недовольное лицо, когда я подошла к бару.
   - Не то слово, - буркнула, скосив глаза на прошедшую мимо Марину, будь она неладна.
   - Считай, что она наступила себе на горло, когда отдала тебе их, - подмигнул парень, доставая бутылку коньяка и бокалы, попутно их натирая. То, что эти ребята пили исключительно дорогой коньяк, знала, оттого уточнять заказ и не требовалось.
   - И к чему такие жертвы, - закатила глаза, складывая все на разнос. - Взяла бы их сама, раз нравятся эти пижоны.
   - Ты же знаешь, что Маринкина логика - это только Маринкина логика, и ничья больше, - заметил Сергей, с чем не могла не согласиться, лишь улыбнулась в ответ. То, каким взглядом посмотрела на нас появившаяся из-за угла Марина, лишь подтвердило мою зарождающуюся догадку относительно ее поведения ко мне. Она ревновала. Ведь с первого дня мы сдружились с Литвиновым, общаясь друг с другом так, будто знались до этого и раньше. Ее можно было понять, ведь Сергей был красивым парнем, высоким, со спортивным телосложением, которое было дано явно не от генетики, а от частого посещения спортзала, короткие светлые волосы, торчащие ежиком и пара добрейших в мире карих глаз. Видимо, то, что к блондину я не испытывала никакого интереса, Казакову это не беспокоило, как и то, что сам Сергей не особо жаловал Марину, относясь к ней равнодушно.
   Расставляя бокалы на столе, старалась быть незамеченной, хотя, как поняла позже, особых усилий к этому можно было не прилагать, поскольку на меня тут, скорее, смотрели как на интерьер, нежели как на человека. Не сказать, что это как-то задевало меня, или оскорбляло, нет. Это даже облегчало задачу, потому что, в этом случае, работать становилось легче, так как были моменты, когда внимание клиентов перерастало в интерес, а в таких ситуациях эти люди упрямо не принимали отказов, считая, что весь мир должен валяться у их ног.
   Вспоминая один из таких эпизодов, поборола желание передернуть плечами. Алкоголь дорогого стоил, и пролить его означало лишиться большей части зарплаты, что еще не получила.
   - А он точно придет? - наморщив носик, проканючила одна из девушек, наматывая светлый локон на палец.
   - Посмотрим, - туманно ответил тот самый парень, делавший заказ. Он медленно вертел в руках бокал наполненный жидкостью, будто стараясь что-то там разглядеть.
   Выложив все на стол, поспешно удалилась на кухню, в душе надеясь, что больше никто не придет, а сами они пробудут тут не долго.
   - Ой, Линочка, подожди немножко, - засуетилась немолодая женщина, при виде меня.
   - Да ничего страшного, теть Варь, - успокоила ее, махнув рукой. - Подождут.
   Варвара Николаевна была очень добротной женщиной, работавшей на холодном цехе. Не торопливой, но с душой и трепетом относящейся к своему делу. Перебирая косу, смотрела, как ловко она орудовала ножом, нарезая лимон и раскладывая его по тарелке.
   - Теть Варь, спасибо за рецепт, кстати, маме он очень понравился, - зацепила одну из маслин, отправляя ее в рот.
   - Ох, да было бы за что, - отмахнулась Николаевна. - Тоже мне. А сама то что, не приготовила?
   - Не-е, - протянула, мотнув головой. - Я с трудом яичницу жарю, чтобы то не подгорела, куда мне там пироги.
   - Дорогая моя, а замуж выйдешь, кто ж все это готовить будет?
   - Рано еще об этом думать, - отнекивалась, жуя вторую маслинку, что успела своровать.
   - Ну, как рано? - удивилась. - Ты вон, посмотри на себя. Девушка то видная, - свободной рукой обвела в воздухе. - И личико, и фигурка, все есть. А волосы то какие, - прицокнула. - Не вздумай обрезать, как сейчас делают эти девки новомодные. Приспичило стричь по самые уши. Это же такое богатство, - негодовала она, а я лишь молча стояла, думая над тем, что недавно хотела подкоротить свою длину. Но не настолько, как говорила Варвара Николаевна. Немного, лишь чуть ниже плеч. Волосы мои мне нравились самой, светло каштановые, с медным отливом, они казались почти рыжие. Густой волнистой копной достигали талии, и я часто заплетала их в косу, но иметь длинную шевелюру, для меня, было дело не чести, а огромного терпения, которое вскоре грозилось лопнуть.
   - Вот встречу подходящего, он меня и лысой полюбит, - хихикнула, принимая из рук тарелки. - И питаться будет тем, чем накормлю.
   - Милая моя, - ласково отозвалась женщина. Мне всегда нравилось, как она ко мне вот так вот обращается и нет чувства чего-то чужого или неправильного. По-родственному. - Встретишь подходящего мужчину - и прическу сделаешь такую, что понравится ему, и готовить научишься то, что будет хотеть он. И не потому, что он так скажет, а сама захочешь. Вот помяни мои слова.
   Трудно было не согласиться, когда она так убедительно грозила указательным пальцем. Появившаяся Марина не дала мне ответить. Кивнув тете Варе, с усмешкой направилась к своему столу. Тарелок было немного, но приходилось справляться аккуратно, дабы ничего не уронить, потому что никто не собирался помогать мне, дав доступ к столу, или, хотя бы, подвинуться, для большего удобства. Эта компашка продолжала и дальше меня не замечать, обсуждая свои личные дела, шутя над чем-то, и препираясь друг между другом. Не заметила, когда все это закончилось, словно по мановению волшебной палочки они уставились на меня, замолкая. Не зная, что могло послужить тому причиной, выпрямившись, решила поинтересоваться, нужно ли им что-то еще, когда до меня дошло, что смотрели они не на меня, а лишь в мою сторону. Но не я стала мишенью их взоров.
   - Ну, наконец-то, - отсалютовал бокалом кому-то позади меня один из парней, а я по-прежнему стояла, не двигаясь с места.
   - Смотрю, все ждали меня, - раздалось позади. Мужской голос, низкий, гортанный, вибрацией отдавшийся не только в ушах, но и в груди. В нос ударил запах свежести, приятный, с ароматом цитруса и чего-то древесного, не сильно осязаемого, но чувственного. Хотелось невольно вдохнуть глубже. Это был не аромат какого-то дорогого парфюма или духов, нет. Пахло так, будто кто-то только что вышел из душа. Гелем, не бьющим резкостью своим запахом, а наоборот, мягким, обволакивающим как шелк. С горчинкой, что остро осязалась, словно на языке почувствовала вкус грейпфрута. Сладко и горько одновременно.
   Выдохнула, отстраняясь назад и вновь останавливаясь. Даже не касаясь, ощутила спиной того, кто стоял сзади и жар, что исходил от него. Развернулась, утыкаясь носом в черную футболку на мужской груди. Внушительной и крепкой. А запах стал еще явственнее, настолько, что задержала дыхание, дабы не поддаться соблазну шумно втянуть носом. Все девушки и женщины падки на запахи, и я не была исключением.
   - Простите, - пробормотала, отступая в сторону. Смотреть на него не собиралась, но что-то внутри подстегнуло меня поднять голову выше. И зря, - пронеслось в мозгу, потому как во второй раз за минуту я замирала столбом. Но если первый раз был от неожиданности, то второй от впечатления, которое произвел этот человек.
   В моей жизни и раньше встречались люди с серыми глазами, но чтобы с такими - никогда. Словно серые грозовые тучи, навесные и заволакивающие небо. В них не было ничего прозаичного. Их даже нельзя описать словом "серые". Стальные. Проникающие в самое нутро. Они были холодные, но прожигающие насквозь. А черная оправа густых ресниц делала этот взгляд еще выразительнее.
   Мысленно похвалила себя за то, что извинилась заранее, так как сейчас вымолвить хоть одно слово было несколько тяжеловато.
   - Дружище, чего стоишь, присаживайся, - окрикнули его за столом, вырывая меня из прострации. Автоматом двинулась вперед, едва задевая сероглазого брюнета и обходя его. Удивилась тому, насколько участилось сердце, а ноздри до сих пор щекотал аромат.
   - Девушка, - на мое предплечье легла тяжелая рука, заставляя вздрогнуть. Не от внезапности, а от колкого соприкосновения к коже, от которого пошла дрожь мурашек. Ругая себя, на чем свет стоит, вновь посмотрела на него. Теперь сказать о том, что Сергей был красивым, язык не поворачивался. С этим брюнетом он не шел ни в какое сравнение. - Можно мне воды.
   Не столь удивила его просьба, сколько тон. Не было надменности, присущей этой компании, лишь сквозное равнодушие во фразе. Кивнула, после чего отвернулась, чуть ли не опрометью кинувшись к бару.
   - Привет, - услышала за спиной его голос, обращенный уже не ко мне. Дальнейшее до моего слуха не дошло, так как находилась уже на достаточном расстоянии, чтобы что-то понять из их разговоров. Да и не нужно было это мне. Когда брала бутылку воды с холодильника, немного задержала дверцу, обдавая лицо потоком прохладного воздуха, что был необходим. Щеки горели.
   В этот раз было гораздо сложнее сосредоточиться на посуде. Боялась, что дрогнет рука, когда ставила стакан и стеклянную бутылку. Не смотрела в сторону новоприбывшего, но чувствовала всем телом то тепло, что излучал. Точнее жар. И реагировала.
   - Спасибо, - поблагодарил он, беря воду в руки и отпивая прямиком из бутылки. - Зачем звал меня, Игнат?
   Он разговаривал спокойно, но в интонации ощущалось недовольство. Ответ этого самого Игната не слышала, уходя в сторону бара, но за одно слово мой слух зацепился, беря его во внимание и не отпуская, вырывая из остальных сказанных фраз.
   Демьян.
   Его звали Демьян или Дема, как обращались к нему. Необычное имя. Но для него оно подходило как некстати, ведь сам он не был обычным парнем. Внешность, манерность взгляда, мощная аура, что исходила от него, все это не делало его простым, выделяя из общей массы. На ум приходило только одно сравнение - Демон.
   Да, именно так я могла описать сероглазого типа.
  

Глава вторая

  
   Щурясь от дневного солнца, неспешно шагала по улицам, наслаждаясь погодой и отсутствием большого скопления людей в это время. Мне нравилось идти пешком до работы, это занимало минут тридцать, но эти полчаса проводила с удовольствием, прохаживаясь по городу, изучая его, рассматривая здания и вывески на них. На одну я часто бросала взгляды, задерживаясь немного, но постоянно проходя мимо. Студия танцев, о чем сообщала надпись на здании, манила не только взгляд, но и душу. В школе никогда не была спортсменкой, но танцы любила со всей страстью, ходила на них в начальных классах, но со временем пришлось бросить, так как экзамены не подразумевали собой лишнее время, кроме как для подготовки к ЕГЭ. Сейчас же, временем я располагала, в отличие от финансов. Проводив взглядом невысокое кирпичное здание, пообещала себе, что с первой зарплаты обязательно приду сюда.
   - О, привет, - с ходу поприветствовал меня Сергей, когда я пришла на работу. Выйдя из раздевалки, заметила его сидящим за обеденным столом. Кивком указав на еще одну чашку, подмигнул. - Давай чай попьем, людей в зале нет еще.
   На такое предложение было трудно отказаться, к тому же, когда на столе еще стоял аппетитный кусочек шоколадного десерта, который давно хотела опробовать.
   - Мм, кайф, - оценила, смакуя лакомство. Сладкоежкой не была, но шоколад жутко любила.
   - Что, вкусно? - улыбнулся Литвинов, отламывая ложкой кусочек себе и отправляя его в рот.
   - Я фанатка всего шоколадного, - поведала ему, отпивая свой чай.
   - А я вот не очень к сладкому, - признался парень.
   - Так зачем купил?
   - Так это Кристина угостила, - пожал плечами. Кристина была нашим кондитером, довольно забавной и общительной девушкой, которой, по всей видимости, тоже нравился Сергей. - Как тут не отказаться от халявы.
   - Тц, - покачала головой. - А я-то думала, ты мне от души тут.
   - Так кто ж спорит про душу, - хмыкнул. - От души делюсь, - пододвинул тарелочку ближе ко мне. - Кушай, Линка, кушай, не толстей.
   - Заботливый, - сморщившись, пожурила. - Спасибо.
   - Хочешь, от души могу пригласить завтра на рэйсинг?
   - А что это?
   - Ща, - вытащив телефон, начал листать в нем. - Во, - вытянув вперед, показал мне афишу, в которой говорилось о мотокроссе, состоящимся завтра. - Посмотришь, как гоняют настоящие мужчины.
   - А ты что, гоняешь? - полюбопытствовала, все так же смотря красочную афишу.
   - Немного, но движок у меня слабый, а так, если...
   - Стоп-стоп, - прекратила его дальнейший рассказ, видя, как загорелись его глаза. Неплохо изучив Сергея за эти пару недель, знала, насколько этот парень любит машины и то, что с ними связано и готов болтать о них часами. - В этом не секу, но посмотрю с удовольствием, - согласилась. Почему бы и нет? Любила фильм "Форсаж", а вживую посмотреть на гонки как-то не приходилось, хотя и понимала, что это представление явственно будет отличаться от того, что показано в фильме.
   Доев остатки десерта, поспешила в зал, где сидел всего лишь один стол. Заведение, в котором работала, было неплохим и даже уютным, с интерьером, выполненным в лофтовом стиле. Некоторое подобие бара, вмещавшую в себя пару залов с бильярдными столами, из-за чего именуемое "Седьмой лузой". Заведение было строгое и по уровню превосходящее обычные забегаловки, о чем говорило наличие представительных клиентов. Здесь так же можно было пообедать в тиши, расположившись у одних из столов возле окна. Проходясь по залу, кинула взгляд на то место, где вчера сидела тамошняя компания молодых мажориков, которых обслуживала. В голове тут же возник образ хмурого парня с серебристыми очами. Клиентов я почти всех запоминала в лицо, но этого могла описать с точностью, вплоть до одежды, что была надета на нем. Он пробыл не долго, но и этого хватило, чтобы его образ впечатался в моей голове, не покидая ее. В особенности те ощущения, что испытывала, когда он смотрел на меня. А он смотрел. Не видела этого, но ощутила каким-то внутренним чутьем. Когда убирала посуду со стола, не могла не отметить странное чувство жжения на коже. Словно под надзором, испытывала неловкость, боясь, как бы не уронила все к чертям. Дальше обслуживать их не стала, сославшись на головную боль. Попросила Ольгу, одну из оставшихся официанток, дообслуживать, разрешая забрать все чаевые себе. Первым же рейсом уехала домой, надеясь, что сон разрушит то непонятное наваждение, окутавшее меня.
   Однако, крепкий сон и принятый душ помогли, но не полностью. Ведь даже думая о том, что могу увидеть этого брюнета здесь снова, испытывала волнение. Нервничала, как перед экзаменами, попутно оглядываясь на каждого вошедшего посетителя. Но он не приходил, что принесло облегчение и небывалую досаду. Зато по вечеру заявились вчерашние гости, только уже без женского сопровождения. В этот раз я решилась взять их сама, чему удивилась не только я, но и Сергей, сидевший за баром и пославший мне недоуменный взгляд.
   Парни уселись за то же место, что-то бурно обсуждая. В своем заказе ограничились одним чаем.
   - Я не понимаю, почему он отказывается, - эмоционально жестикулировал один из них, когда я принесла чайные пары, расставляя их. - Это же большой куш.
   - Может, не хочет пятнать репутацию папашки? - заметил второй, пододвигая чашку к себе.
   - Сомневаюсь, - отозвался короткостриженный брюнет, располагаясь в той же позе, что был и вчера, не притрагиваясь к заказу. - Демьян не из тех, кто будет идти у кого-то на поводу. Даже если это его отец.
   Имя, которое про себя повторяла множество раз, произнесенное вслух, встрепетнуло. Встав прямо, поинтересовалась, не нужно ли что-то еще. Получив отрицательный ответ, собиралась повернуться, как меня поймал цепкий взгляд зеленоглазого брюнета. На мгновение почувствовала себя одной из девиц, что сидели вчера с ними. Таким же оценивающим взором окидывал меня, не стесняясь. Прощупывал глазами, осматривая с ног до головы и останавливаясь на груди, где висел бейджик.
   - Ли-и-ина, - произнес, растягивая буквы. - Лина-Малина, - улыбнулся, играя именем. - Ягодка, - поднял взгляд на мое лицо. - Принеси-ка мне поесть, а то я жутко проголодался.
   Фраза его звучала весьма двусмысленно, а игривая интонация в голосе намекала на то, что парень говорит вовсе не о еде.
   - Что, клеились? - поинтересовался Сергей, когда складывала грязную посуду в мойку.
   - Нет, - повела плечом. Это было правдой. Ни единого намека на флирт в мою сторону, но то, каким взглядом тогда осматривал меня нагловатый брюнет, равноценен раздеванию. Неприятно.
   Утвердившись, что со мной все в порядке, Литвинов ушел, оставляя меня наедине со своими мыслями, где снова задумалась о бестактном парне с зелеными змеиными глазами. Он не причинял какого-то беспокойства, не донимал глупыми просьбами, относясь ко мне равнодушно. Но исходящая от него волна опасности заставляла напрягаться.
   Стряхнув невидимые пылинки с юбки, пошла в зал, который наполовину пустовал. Парни эти ушли полчаса назад, и теперь здесь казалось тише. Домой отправилась с первым приездом водителя, радуясь, что, наконец, смогу принять долгожданный душ. Мама спала, и я, не стараясь шуметь, прокралась в ванную. Теплые капли заметно расслабляли тело, но не душу, что была в смятении. Возможно, дело было в том, что я скучала по подругам, и новый город все равно был для меня непривычен. В голове вновь возник образ сероглазого брюнета. В который раз вспоминаю о нем, да и разве можно не вспоминать о таком? Мечтать, что однажды он зайдет в наше заведение, сядет за один из столиков, и признается мне, что понравилась ему с первого взгляда. Не зная человека можно воображать в нем любые качества и даже то, что влюблен.
   Улыбнулась своим мыслям, с ними и легла спать, заснув очень быстро.
   - Ну и как ты умудрилась заболеть? - сложив руки на груди, смотрела на маму, покачивая головой. Сидя на кухне, она наблюдала за кастрюлей, в которой варился бульон, попеременно чихая в ладошку.
   - Ой, а то ты не знаешь, сколько у нас больных в бухгалтерии водится, - отмахнулась она, кашлянув. - Иди уже куда собралась. А таблетки я уже себе купила.
   - Мам, ты бы больничный взяла, смотри какая серая.
   - Вот уже спасибо, доченька, - усмехнулась родительница, стрельнув в меня зелеными глазами. - Всегда на ласковом слове удружишь.
   - Нет, я серьезно. Ты подумай, сляжешь, кто тебя кормить потом будет?
   - А вот это аргумент, - рассмеялась она. - Умеешь смотивировать.
   - Вот, надеюсь, что к концу дня разболеешь, - уже из прихожей говорила я, надевая кроссовки.
   - Ну, к концу дня не обещаю, но недели точно, - пообещала мама, провожая меня и закрывая за мной дверь. Сергей, как и обещал, заехал за мной. На нем, так же как и на мне, были надеты светлые потертые джинсы и футболка, только моя была черной, а его серая, плотно облегавшая спортивную фигуру парня. В машине еще сидели друг Сергея и Олеся, официантка, работавшая в "Лузе". Ее увидеть я не ожидала. Из всех работников, она была самой неразговорчивой девушкой. Нельзя было сказать, что она была недружелюбной, скорее замкнутой и в основном молчаливой.
   - Люблю адреналин, - пожала она плечами в ответ на мой удивленный взгляд. Спрашивать у нее ничего не стала. Всю дорогу до места назначения мы ехали молча, лишь Литвинов болтал со своим другом о машинах. Чайзер Сергея ехал быстро, но плавно, пересекая границу города и выходя на кольцевую дорогу. Уже издалека я увидела огромную площадку, где стояло куча припаркованных автомобилей и мотоциклов. И громадное количество народа. Даже не выходя наружу, можно было услышать визг шин и рокот выхлопных труб. Где-то громыхала музыка, со всех сторон, гул толпы, сливающиеся воедино. Стараясь держаться поблизости Сергея, увидела, как несколько парней разводили кальян посреди улицы, на табуретке.
   - Пить за рулем нельзя, - пояснил Литвинов, уловив мое удивление. - Поэтому многие предпочитают курить.
   В воздухе витал ароматный табачный дым, смешивающийся с запахом жженой резины и бензина. Украдкой глянула на Олесю, которая так же, как и я, вертела головой, рассматривая все вокруг. Где-то вдалеке возвышался эвакуатор, служивший импровизированной сценой, на которой извивались две полуголые девушки, а посередине стояли увесистые колонки, бьющие басом по всей округе. Мне нравилась тамошняя атмосфера. Стоянки просто пестрили количеством разномастных тачек, спортивных, дорогих, и обычных легковушек, некоторые из них были украшены всевозможными подсветками, что создавало ощущение праздника. Было слышно, как неподалеку дрифтовали, характерно скользя колесами по асфальту.
   Сергей со своим приятелем остановились, разговорившись с полноватым незнакомцем. Вслушиваться в их разговор не стала, озираясь по сторонам. Завидев небольшую палатку с напитками, направилась туда, предварительно сообщив об этом Сергею. Пить в такой духоте хотелось жутко. Купив бутылку с водой, жадно приложилась к горлышку, отпивая. Когда жажда была утолена, облизнув губы, хотела двинуться обратно, но остановилась на месте, не зная, в каком направлении мне идти. Фигура Литвинова, как и всех остальных, скрылись среди толпы, а там, где они стояли, не было никого.
   - Твою ж мать, - выругалась сквозь зубы.
   Только я могла потеряться здесь.
  

Глава третья

  
   В детстве нас часто учили, что если ты потерялся, то нужно оставаться на том месте, где тебя потеряли, либо дать знать о себе, сообщив полицейскому. Но что, если мероприятие нелегальное, а чтобы мой крик услышали, нужен, как минимум, рупор. Стараясь далеко не отходить от ларька, шерстила сквозь толпу, выглядывая знакомые лица.
   - А ты действительно неудачница, - прогремел на ухо знакомый голос, а кисть обхватила женская ладонь. Не сдержала облегченного вздоха, узнав Олесю. - Потеряться в самом начале праздника.
   - Здесь, оказывается, опасно, - улыбнулась ей.
   - Не настолько, чтобы не попасть домой, - уголок ее губ приподнялся вверх. - Пошли, - она потянула меня в сторону сцены.
   - Сергей уже там? - приходилось кричать, так как чем ближе мы подходили, тем громче становилась музыка, перекрывая звуки голосов.
   - Нет, - ответила не поворачиваясь. - С ними скучно, - она уверенно вела меня через толпу, за сцену и дальше. Сложилось ощущение, что она была здесь не впервые, о чем спросила ее. - До этого была пару раз со знакомыми, - все, что сказала мне.
   - Куда мы идем? - решилась, наконец, задать ей вопрос, мучавший с самого начала нашего с ней пути.
   - Тот толстопуз, с которым общались наши знакомые, сказал, там сейчас самый экшн начнется.
   Мы добрались до самой гущи толпы, стоявшей на обочине дороги, по обеим ее сторонам. Люди толпились у перекладин, перекрывающих ход к трассе. Подобраться к ним было достаточно тяжело. В кармане завибрировал телефон. Достав, увидела, что звонит Сергей.
   - Вы где? - с ходу начал он.
   - Мы возле трассы. Не волнуйся, - заверила его. - Сейчас с Олеськой посмотрим один заход и придем.
   Не дождавшись его согласия, скинула вызов, так как не уверена, что в таком гомоне услышу вообще что-то. Перед нами стояла компания мужчин, из-за которых нам приходилось приподниматься с Олесей на носочки, чтобы хоть что-то увидеть из-за их плеч. Оступившись, чуть не упала на одного из них, схватившись за него рукой. Высокий бугай обернулся, глянув на меня свысока.
   - Простите, - пролепетала, тушуясь от сурового вида мужика. Именно мужика, не мужчины, не парня. Прототип киношных байкеров в возрасте косился на меня в молчании.
   - Нам не видно, - вмешалась Олеся, насупившись. Кажется, ей было все равно, что перед ней находился бугай ростом в два метра и явно опасной наружности. Угрожающей. Но каково было мое удивление, когда этот хмурый детина, внезапно улыбнувшись, хмыкнул, отступая назад.
   - Ну, проходите, коль не видно, - нам предоставили полный обзор на дорогу, чем мы тут же воспользовались, встав у металлического поручня. Мимо нас с рыком проехали две машины, обдавая потоком ветра и пыли. Облокотившись о перекладину, посмотрела на место старта, которым был пешеходный переход, помеченный фишкой дорожных строителей. Судя по ажиотажу, там готовились к новому заезду. Вскоре появились два автомобиля и толпа радостно загудела. Ведущий кричал через мегафон, чтобы все сошли с проезжей части, которая и так была пуста от людей, но, по всей видимости, это делалось исключительно для подстраховки. После дал команду девушке, которая тут же вышла на середину дороги, встав между двумя тачками. Поочередно она указывала на водителей, дожидаясь их кивка в знак готовности и поднимая руки вверх, держа в руках некое подобие шали. Прошло несколько секунд, прежде чем девушка резко опустила руки вниз. Раздается рык моторов и визг шин. Под бурные авации автомобили проносятся мимо нас на предельной скорости, уносясь вперед.
   - И как понять, кто из них выиграл? - перекрикивая шум, повернулась к Олеське. - Они ведь не возвращаются.
   - Ведущий сам называет победителя, - сообщил мне двухметровый тип, отчего я чуть не подпрыгнула на месте. - Финиш находится в пятистах метрах, и ему говорят, кто прибыл первым. Это все снимается на камеру для достоверности.
   - Все так серьезно? - глянула на него.
   - Конечно, - сказал так, будто я сморозила какую-то глупость. - Люди же здесь деньги ставят. Не маленькие причем.
   Да, действительно, глупость.
   - Тут заезд по прямой. Ничего сложного, - продолжал дядька. - Вот когда по трассам, там - да. Все от водителя зависит.
   Никак не комментируя это, огляделась вокруг, смотря на галдящую молодежь. Кто-то сновал от места к месту, держа в руках кальян, а кто-то и вовсе раскуривал все это на капоте. Здесь было так же много девушек не стеснявшихся своих тел и выставляя на показ большую их половину, они разгуливали в коротких шортах и миниатюрных топах, оголявших животы. Каждый для себя тут находил развлечение: кто пил, кто курил, кто танцевал, но в основном все получали удовольствие от происходящего.
   Я собиралась, было, отвернуться, как взглядом зацепилась за знакомое лицо.
   Игнат. Теперь точно знала, как его зовут. Нахального брюнета с взглядом змеи. Опираясь о капот дорогой спортивной тачки, он весело переговаривал с друзьями, среди которых так же узнала наших постоянщиков. Девица, что ранее танцевала на эвакуаторе, хихикая, прижималась к его боку, а он бестактно лапал ее, получая своим действиям полное одобрение с ее стороны.
   Фыркнув, поспешно отвернулась, не желая быть замеченной им. Внимание привлекло бурное обсуждение со стороны бугая со своими друзьями.
   - Да японцы неубиваемы, - громогласно говорил один из них, такой же здоровый верзила с косухой на голове. - Его даже в гараж ставишь на всю зиму, потом заводишь и едешь. А итальянцы капризные. Прямо как бабы.
   Такое сравнение улыбнуло.
   - Зато темперамента больше. Только сидишь, а уже удовольствие получаешь. У этих итальяшек по динамике потенциал несравнимо выше.
   - Ну и сдува больше, а с япошкой так вообще - обломно. Японцы молодцы, вон, управляемость какая. Все четко, ровненько и быстро.
   - Твои япошки, Игорек, только для покатушек и годятся. То ли Дукати! Один десмодромный привод клапанов - такая системочка, - прицокнул, поднимая указательный палец вверх. - Самая эффективная! И курсовая устойчивость идеальная. Они же просто короли дороги.
   - Сейчас будет заезд мотоциклов, - пояснила мне Олеся, объясняя причину их спора. - С левой стороны Ямаха, с правой - Дукати. Черный который, - добавила, видя мое полное непонимание. - Смотри.
   Теперь вновь обратила внимание на старт, где стояли два мотоцикла. Один бело-красный спортивный байк, но взор мой приковал черный дукати. Без каких либо отдельных цветов, он был наполовину матовый, завораживал своей красотой. Сам водитель тоже был одет во все черное, спокойно восседая на железном коне, поправлял манжеты кожаной куртки. Не зная всех тонкостей гоночного мира, всей душой болела за темного наездника, потому что его мотоцикл пришелся по душе. Будь рядом Сергей, явно посмеялся бы над моим выбором, назвав его "бабский". Пусть так, но от черного байка было не оторвать взгляда.
   - Сейчас по кольцевой поедут, - прервала мои думы Олеся. - Вернутся, значит.
   Обхватив металл перекладины, смотрела, как ведущий снова просит всех уйти с дороги, кивая кому-то в толпе. Вновь на середину трассы вышла девушка, но в этот без шарфа. Игриво поведя плечами, завела руки за спину. Народ радостно заулюкал, когда из-под майки она вытащила лифчик, взмахнув им над головой. Начало было дано, а гонщики приготовились к старту, заводя моторы и прижимаясь ближе к рулю. Ажурное белье опустилось, и мотоциклы как по команде сорвались с места, оставляя за собой слабое дымное облако и отголоски визжащих шин в ушах. Моторный рокот отозвался в горловине и, поддавшись вперед, продолжала смотреть вслед уехавшим.
   - Кайф, - в Олесином голосе было столько восторга, что я заинтересованно посмотрела в ее сторону. Карие глаза светились восторгом, и в этот момент она показалась мне очень даже симпатичной. Короткие светлые волосы развевал вечерний вечер, выставляя напоказ овальное лицо. Заостренное, но не лишенное нежности и женственности.
   Отведя взгляд, вернулась к дороге, ожидая. Вскоре вдалеке замелькал свет фар. Сильнее сжала забор, наблюдая, как черный мотоцикл заметно вырвавшись вперед, молниеносно проносится мимо, срывая бурные и радостные крики со зрителей. Поддавшись общему настроению, мы с Олеськой, ликуя, закричали, хлопая в ладоши. Рядом со мной торжественно матерился дядька, крича о том, что болел именно за него. Следующими были снова автомобили, и я уже с интересом слушала его спор со своими друзьями, иногда смеясь над их общими шуточками. Когда вновь объявили о том, что будет заезд мотоциклов, с нетерпением приподнялась на носочки, выглядывая черный байк. Но его не было, зато стояла та же самая Ямаха и рядом с ней темно-красный байк.
   - Что, дочка, до сих пор не видно? - обратился ко мне бугай, которого, как узнала, звали Ярославом. - Цепляйся снизу, давай, подсоблю.
   Не спрашивая, ухватил меня за талию, приподняв. Вцепившись в перекладину, ногами оперлась о тот же забор. Поскольку тот стоял ровно, то опора чувствовалась прочно, что принесло облегчение. Став на голову выше, ощутила, как порыв ветра коснулся лица, освежая и принося прохладу. Волосы успели растрепаться и теперь развивались. Перекинув их на одну сторону, заливисто рассмеялась. Через секунду ко мне присоединилась Олеся, веселясь и подставляя лицо ветреному порыву. Было так странно и легко. Рокот машин приятно ласкал слух, а играющая музыка добавляла динамичности ощущениям, что хотелось танцевать.
   В очередной раз, убирая волосы с лица, застыла. Тело будто прониклось незримому изменению атмосферы, настораживаясь. Словно животное обоняние вызывающее непонятные мне эмоции. Жжение по коже. Вздохнув, оглянулась на то место, где ранее видела Игната. Его там не было.
   Зато был Демьян.
   Он не отрывал свой взгляд от меня, поглощая серым омутом. Задумчиво вглядывался, не выдавая каких-либо эмоций, в то время как я не могла пошевелиться, прогорая изнутри. Не могла отвернуться. И отвести глаза не могла. Не отпускал. Воистину, этому парню под силу не касаясь тронуть душу.
   Все, на что хватило моей воли - посмотреть чуть ниже. На куртку. Черную и кожаную. Знакомую едва. Догадка поразила мгновенно, заставляя вновь посмотреть ему в лицо.
   Это он участвовал в гонке.
  

Глава четвертая

  
  
   Он смотрел не так, как если бы увидел случайно. Нет. Словно преднамеренно выхватывая взглядом из толпы, выделяя. Целенаправленно. И пусть выражение его серых глаз было мне не понятно, но это был один из тех случаев, когда совладать с этим не можешь. Я слышала, как по трассе проносится очередная машина, обдавая потоком ветра, но продолжала вглядываться в серость темнеющих радужек. Не знаю, как долго это продолжалось бы, но сквозь общий шум слышала, как ко мне кто-то обращается. Было тяжело оторваться от взора парня, как и вникнуть в суть того, что хотела мне сказать Олеся.
   - Что? - переспросила, исправляя свое местоположение, так как чувствовался оттек в руках, на которые опиралась. Но, видимо, сделала это резко, так как не успела среагировать на скольжение ступней по перекладине. Приземлилась я на ноги, но удар болезненно пришелся по месту, под коленкой и руке.
   - Вот недотепа, - прокомментировала Олеська, а я поморщилась, предчувствуя огромный синяк.
   - Ну, наконец-то я вас нашел, - рядом материализовался Сергей. - Что с тобой? - спросил, глядя на мою кривую усмешку.
   - Заезд не очень, - отмахнулась, кивая на дорогу.
   - А-а, - протянул понимающе. - Пошлите, - подал Олесе руку, помогая спрыгнуть с ограждения. - Я нашел для нас местечко покозырнее. Там обзор лучше.
   Сквозь дебри толпы повел нас в неизвестном направлении, а я напоследок оглянулась, в поисках сероглазого. Но его не было там, где стоял недавно.
   Сергей, как и обещал, подвел нас ближе к стартовой полосе, где можно было четко разглядеть стартующие машины. Мы пробыли там час, не дольше, но впечатлений хватило. После чего нас развезли по домам. Литвинов пытался склонить меня и Олеську к продолжению вечера где-нибудь в кафе, но чувствовала себя уставшей и желала только одного - поскорее попасть домой и отмыться от дорожной пыли.
   Следующий день выдался очень дождливым. Пришлось вызывать такси, но, не смотря на это, я все равно промокла. Волосы влажными лоскутами висели по плечам. Сушить было нечем, поэтому собрала их в высокую дульку. Заведение встретило меня пустыми столами в зале и скучающим персоналом. Сегодня был выходной день, что означало, что начальство отсутствовало, и можно было позволить себе маленькую вольность в виде телефона. Сев в углу, уткнулась в мобильный. Где-то возле бара вертелась Маринка, болтая о чем-то со сменщицей Сергея Катей. Меня она старалась не замечать, что было только на руку. Настроения у меня не было, и пикироваться с Казаковой сейчас не хотелось. На ноге синел и приобретал размеры фингал, что и вовсе не добавляло радости. Мама лишь посмеялась надо мной, заметив, что с детства ничего не изменилось.
   Время медленно близилось к вечеру, погода не менялась, но люди, все-таки, приходили. Смотря на входящих посетителей, как и в прошлую смену, понимала, что чувство ожидания во мне не ушло. Нет, скорее даже усилилось. А вместе с ним и непонятное предвкушение. А еще, постоянно заходя в туалет, осматривала себя в зеркале, поправляя выбившиеся пряди и подтирая местами раскрошившуюся тушь под глазами. Даже Катька заметила, что я немного нервозной была сегодня. На очередное замечание Марины по поводу моей беспечности и халатному отношению к работе, лишь закатила глаза. Говорят, красивые люди перестают быть красивыми стоит им лишь открыть свой рот. Марина красавицей, конечно, не была, но с помощью косметики умело выдавала себя миловидной девушкой.
   Я уныло мешала ложкой чай, когда ко мне подсела Катя.
   - В субботу будет корпоратив у нас, пойдешь? - сразу начала она.
   - Какой-то праздник? - оторвалась от созерцания своей чашки.
   - Разве для веселья нужен повод? - подмигнула, вызывая мою улыбку. Она была неплохой девушкой. Веселой болтушкой.
   - Не знаю, - пожала плечами. Коллектив уже я знала, и мне он нравился, так что идея пойти повеселиться не была такой уж плохой. Но был один момент, который требовал уточнения.
   - Кто пойдет?
   - Марина на такие сборища не ходит, - догадавшись, рассмеялась Катя. - Да и с ней мало кто общается.
   - Тогда возможно пойду, - отхлебнула остывший чай. Мы поболтали еще немного, после чего я, убрав посуду, отправилась в зал. На обед у меня ушло минут пятнадцать, но все это время Марина ни разу не заявилась ко мне с требованием идти работать, что было крайне удивительно и подозрительно одновременно. Причину такого ее поведения поняла сразу, стоило мне выйти. Как будто что-то изнутри ударило по грудной клетке, когда увидела за одним из столиков темную фигуру.
   Демьян.
   Казакова змеей извивалась около него, посылая томные взгляды и заискивающие улыбки, отчего моя антипатия к ней только увеличилась. Но, видимо, ее уловки не работали, поскольку парень даже не взглянул на нее, оставшись полностью безразличным к ее изощрениям. Что-то сказав, уткнулся в свой смартфон. Еле сдержала радостный оскал при виде недовольного лица своей коллеги, когда та проходила мимо. Интересно, что он ей сказал?
   То ли почувствовав, что смотрю на него, либо просто по обыкновенной случайности, Демьян оторвался от своего телефона, подняв глаза на меня. И вновь окатило это прошибаемое чувство, отбирающее дыхание из легких. Брюнет обладал поистине огромной и непонятной мне магнетической силой, способной выбивать разум у человека. Стараясь контролировать свой шаг, побрела в другую сторону зала. Но он и не думал опускать свой взгляд или отводить. Поддавшись вперед, облокотился локтями на стол.
   - Примешь? - услышала тихое и тут же остановилась. Казалось, весь мой слуховой радар был настроен на него и его голос. Низкий и проникновенный. Не оставляющий выбора сделать иначе, как он просил. Всем телом устремилась к нему.
   - Что будете заказывать? - не смотря на то, что недавно пила чай, еще пару глотков мне бы не помешало. В горле пересохло.
   - Чай. Черный, без добавок. И лимон.
   Делая вид, что записываю в блокнот, старалась не смотреть на парня, хотя чувствовала его взгляд на себе. Кожей, которая горела.
   Утвердив его выбор, направилась к бару, где уже стояла Марина. Всем своим видом она показывала, что взбешена и гнев ее был явно обращен на меня, что не сулило ничего хорошего.
   - Какого черта ты взяла мой стол? - накинулась, как только я подошла к компьютеру с целью забить заказ.
   - На нем не написано, что он твой. К тому же клиент сам попросил принять его, - пыталась сохранять полную невозмутимость, готовя чайную пару.
   - Попросил принять? - с сарказмом повторила она мои слова. - Да я только что подходила к нему, и он сказал, что ждет людей и закажет позже.
   Ярость в ее тихом шепоте обещала мне множество дней ее нервотрепной мести. И это как минимум, потому что выглядела Марина сейчас так, будто готова была вырвать мою дульку вместе с корнем из моей головы.
   - Видать передумал, - схватив чайник, постаралась побыстрее ретироваться, чтобы не слушать дальнейшие ее упреки. Когда подошла к столику, Демьян поменял свое местоположение, откинувшись на диванчике, чтобы мне было удобнее расставить посуду. Когда последняя тарелка с лимоном была поставлена, собиралась, было, убрать руку, но не успела. Теплые пальцы обхватили запястье, заставляя меня замереть на месте в том же сгорбленном над столом положении. Он оказался слишком близко, неожиданно поддавшись вперед. Несколько долгих секунд мы смотрели друг на друга, пока он не произнес:
   - Больно?
   Я бы и дальше продолжала стоять столбом словно под гипнозом серого взгляда, пока не почувствовала мягкое поглаживание пальца по коже. Это движение словно рычаг запуска разряда тока по телу, вызвавшего неконтролируемые мурашки. Резко вдохнула, быстро моргнув и мысленно повторяя вопрос, который мне задал. После третьего раза смысл дошел, когда посмотрела в ту сторону, где держал меня. Возле его пальцев на моей руке виднелся небольшой синяк, который получила вчера при падении. Видел мое позорное падение, сомнений быть не может, ведь и тогда глаз не спускал. Но то, о чем спросил, выбивало из колеи.
   - Нет, - теперь глоток жидкости требовался срочно.
   - Хорошо, - кивнул, осматривая меня вновь, словно убеждаясь моим словам. Палец его перестал совершать круговые движения, а после и вовсе отпустил мою руку, кожа на которой продолжала гореть от короткой тактильности. Выпрямившись, побыстрее удалилась к бару. Себя я знала, и поэтому не могла допустить вырваться какому-нибудь безумству из моей головы в виде нелепых вопросов или неосторожных действий. Именно перед ним дурой себя выставлять не хотелось.
   - Н-да, - услышала комментарий Кати, когда встала за край барной стойки. - Маринка тебе не простит такого парня.
   - Он сам попросил принять... - попыталась оправдаться, хотя и понимала, что не обязана.
   - Я это поняла, - хмыкнула девушка, становясь ближе. - Марина к нему уже два раза подходила, а он ее отсылал, мол, с заказом не определился и ждет кое-кого. И заметь, - важно подняла вверх указательный палец. - Меню он ни разу не открыл, как лежало в стороне, так и лежит, а тебе сразу сказал, что будет.
   Не смотря на то, что Катя создавала впечатление поверхностно болтливой и несерьезной блондинки, но за все время работы с ней поняла: уж в чем, но в скудоумности ее явно не обвинишь.
   - А еще, - понизив свой тон до шепота, наклонилась к моему уху. - Он так откровенно пялился на твою задницу.
   Черт.
   Мне не надо было видеть себя со стороны, чтобы знать, как все мое лицо заливает алой краской. Щеки ощутимо горели. От ее слов разные во мне всколыхнулись эмоции, но ни одна из них не причислялась к гневу или возмущению. Налив себе стакан с холодной водой, залпом опрокинула его. Теперь наблюдения Катьки никак не шли из головы, а мысль о том, чтобы снова подойти к столу, где сидел Демьян, представлялась опаснее. У него же не глаза, а сканеры. А я, по-любому, какую-нибудь глупость выкину. Начну блеять как овца, например.
   - Хотя, Маринку я понимаю, - вздохнула рядом Катерина, кладя лицо на сцепленные руки. - Такому парню я бы даже на первом свидании дала.
   Едва не фыркнула, сдержав замечание о ее молодом человеке, с которым Карпова встречается уже как два месяца. Сомневаюсь, что там она блюдила целибат до десятого свидания. Сарказм так и рвался с языка, который вовремя прикусила. Не хватало еще с ней конфронтаций. Мне в жизни достаточно было пикировок с Мариной. И как бы внутренне я не сопротивлялась, подойти к столу все же пришлось, потому как, минут через пятнадцать, здесь заявились друзья Демьяна. Ненавистная мною компашка в лице Игната и его друзей.
   - Чего желаете? - постаралась изобразить радушие.
   - Тебя, красивая, - подмигнул мне один из парней, откидываясь на диванчике и похабно рассматривая меня. - Люблю рыженьких. Поверь, я тебе тоже понравлюсь.
   Чтобы мне понравится, ему, как минимум, нужно переродиться.
   - Вы переоцениваете мои вкусы, - взглядом постаралась высказать всё свое отношение к такого рода подкатам, да и в целом к нему самому. За столом послышался смешок.
   - Короче, не судьба, Тоха, - хохотнул Игнат, хлопнув друга по плечу. Тот, однако, не стушевался.
   - Почему не судьба? - наиграно удивился. - Может, как раз именно она. Проверим? - обратился уже ко мне.
   - Что будете есть? - проигнорировала его, смотря на Игната, и, почему-то, боясь смотреть на Демьяна. Не хотелось на его лице тоже видеть насмешку.
   - Я бы тебя сожрал, красавица.
   Сжала ручку посильнее и сделала глубокий вдох, чтобы ответить, но меня перебили:
   - Пасть закрой, Антон, иначе в дальнейшем ты будешь ограничен в выборе блюд, питаясь через трубочку.
   На выдохе затихла, как и все сидящие за столом. И только фоновая музыка нарушала тишину, возникшую за столом. Посмотрела на Демьяна, который в полном спокойствии что-то печатал в своем смартфоне. Как будто не он только что произнес эту тихую угрозу.
   - Да ладно, я же пошутил, - примирительно поднял руки вверх этот самый Антон. Мысленно дала ему рифмованное прозвище. - Не обижайся, красавица.
   Несмотря на веселость тона, в голосе его чувствовалось напряжение, как и во взгляде, который кинул Демьяну, который по-прежнему не обращал на них внимание. Шуток больше не последовало, за что была благодарна сероглазому. Озвучив свой выбор в заказе, парни принялись обсуждать свои дела, словно забыв обо мне. Но, к моей неудаче, стать вновь центром их внимания мне пришлось снова. Расставляя чашки, была полностью поглощена своими мыслями и не расслышала вопроса, обращенного ко мне.
   - Что? - поинтересовалась, видя, что Игнат не сводит с меня глаз. Слишком пристально глядел.
   - Как тебя зовут?
   - Зовут? - переспросила, не понимая вопроса. На всякий случай проверила, на месте ли бейдж. Как и всегда, он висел на левой стороне моей блузки. - Лина.
   - Нет, полное имя, - настаивал хозяин змеиного взора. Вслед за ним остальные три пары глаз сидящих рядом парней уставились на меня. Даже Демьян посмотрел с интересом, отставив свой телефон. А я в этот момент проклинала чрезмерное любопытство Игната и его самого. Свое полное имя попросила администратора напечатать сокращенно, дабы не возникало лишних вопросов, но, все же, избежать их не удалось. Я, конечно, могла им соврать, придумав любое другое, или просто уйти от ответа, сказав, что право на распространение личной информации остается за сотрудником, но что-то мне подсказывало, что при желании они сами могут его узнать.
   - Михайлина.
  

Глава пятая

  
   - Ты можешь работать быстрее, у тебя все остывает.
   Уже третий день я благоразумно отмалчивалась, чтобы не нагрубить Марине за ее нелепые выпадки в мою сторону. Хотя жутко хотелось. До того, что приходилось сжимать зубы.
   - Салат за минуту не остынет, Марина. Это холодное блюдо, - как и мой голос, которым произносила. После того, как я увела ее стол, как она утверждала, агрессия Казаковой по отношению ко мне возросла, и плевать ей было, что ситуация обстояла совсем иначе.
   Ты могла бы отдать ей листок с заказом ей и не подходить к этому столу, - подкидывал мне ехидно внутренний шепот. Его я естественно заглушала. В тот момент даже мысли не возникло подобной, да и не уверена, что сделала бы по-другому сейчас. Нет, точно нет.
   Перед глазами тут же встала картинка того эпизода, где Демьян держал меня за руку. И смотрел. Так смотрел, что точно понимала - определенно не сделаю. Не хотела, чтобы его обслуживала Маринка. Ужимки той вполне понятны каждому, кто имеет глаза. И я поняла, дурой не была.
   - С твоей черепашьей скоростью он льдом покроется, не забывай, что в нем и мясо есть.
   В очередной раз закатываю глаза, не заботясь о том, что это увидит сама Казакова. И она видит, начиная возмущаться еще сильнее. Я же просто молча ухожу с тарелкой, понимая, что моему терпению недолго осталось.
   Винить ее в том, что она хотела обратить внимание такого парня на себя, как минимум глупо. Более того, ее мнение относительно Демьяна я разделяла. Признавать самой себе не хотелось, но отрицать было бессмысленно. Скрипя сердцем, признала - он мне нравился. Не смотря на компанию, в которой крутился, не замечать его было сложно. Никогда не думала, что можно чувствовать взгляд. Нутром, кожей. Но всякий раз, когда происходило такое ощущение, подняв глаза, убеждалась, что не ошибаюсь - смотрел. Где-то читала про ментальную связь. Неужели это она и есть?
   В тот вечер, когда назвала им свое имя, больше меня глупыми вопросами не донимали, но зато часто ловила на себе любопытный взор Игната. В отличие от Демьяна, этот индивид вызывал скорее желание скрыться из его вида. Не нравился он мне, как и все его дружки. Слишком высокомерные и лицемерные. Демьян среди них был белой вороной для меня. Иногда казалось, что и сама эта компания у него удовольствия не вызывает. Он единственный не смеялся над их шутками, изредка улыбался, зачастую и вовсе не замечал всех, утыкаясь в свой смартфон. Возможно, там, в его телефоне, и было что-то важное, но мне казалось, что он попросту не хочет ни с кем разговаривать, уходя от ответов или отмалчиваясь.
   В день получения зарплаты радость была не настолько сильной, но предвкушение от того, на что потрачу часть, росло. Здание, на которое глазела столько раз, теперь возвышалось передо мной, и проходить мимо не собиралась. Внутри оказалось просторнее, чем казалось снаружи. Светлые стены, высокие потолки с множеством диодных ламп. А еще музыка. Она играла не в холле, а откуда-то из дверей. Встретила меня улыбчивая блондинка, которая предложила провести экскурсию по залам, на что с огромным удовольствием согласилась. Попутно рассказывала про стили танцев, показывала залы, где хореографы с группой подопечных двигались под песни, льющиеся из колонок. Здесь была даже детская группа. В одном из залов я задержалась, вдохновенно смотря, как две девушки танцевали под ободряющий гул толпы. Кто-то снимал на телефоны, и мне, как и большинству, тоже захотелось записать то, что видела на камеру. В грудной клетке все вибрировало от басов. Это, несомненно, было тем, что я хотела.
   Договорившись с менеджером, уже спустя пятнадцать минут я стала счастливой обладательницей абонемента в школу танцев. Вечером я уже радостно трепалась об этом с девчонками в чате. Мое приподнятое настроение на следующий день не испортила даже Марина с ее недовольным выражением лица. Скорее наоборот - Казакову бесила моя улыбка. Серега откровенно забавлялся с нас.
   - Что, кукушки, - смеялся он. - Парня не поделили?
   Спрашивать откуда он знает, не имело смысла. Это же общепит. Здесь все расскажут за тебя.
   - Скорее, Марина с кем-то не поделила остатки здравого смысла, - съязвила я, сидя за обеденным столом и размешивая ложечкой чай в бокале. - Вот и ходит обделенная. И мозгами, и личной жизнью.
   Сергей только усмехнулся на мое высказывание, садясь рядом.
   - Кстати, в эту субботу веселуха намечается, ты с нами.
   - Да, мне Катя говорила, - кивнула отпивая.
   - Знаю, поэтому и не спрашиваю, - подмигнул.
   - Я... - продолжить мне не дали, так из зала, оглушительно хлопнув дверями, вихрем влетела покрасневшая как рак Марина. Сметая чуть ли не все на своем пути, пролетела мимо нас, попутно громко выругиваясь самым отборным матом. Мы с Литвиновым в удивлении застыли, смотря ей вслед.
   - Боже, вздернете эту сучку или это сделаю я, - недовольно высказалась Олеся, вышедшая за ней и несущая разнос с грязной посудой. - Лина, - обратилась она ко мне. - Прими десятый столик, пожалуйста. Там какая-то парочка пришла. Только будь осторожнее, клиентка шебутная попалась, она-то нашу Мариночку знатно послала, - хмыкнула, глядя в ту сторону, куда умчалась Казакова. - Я бы и сама приняла, но времени нет, - указала на свою ношу.
   Разочарованно вздохнув, посмотрела на свой недопитый чай и недоеденный кусочек брауни, который по дороге купила в магазине. Не сдержалась, и, все же, схватив его, отправила в рот, поднимаясь и жуя на ходу. Стало интересно, что это за дамочка, сумевшая довести Маринку до такого состояния.
   По мере приближения к столу, шаг мой стал замедляться, а сердцебиение участилось. Потому что эти широкие плечи я теперь могла узнать и со спины, даже с самого дальнего расстояния как и темный затылок. Недавний вопрос потерял свою актуальность, и на его место напрашивался новый, невольно возникший при взгляде на спутницу парня.
   Она была красива. Не той искусственной красотой, к которой стремились многие, хотя и ухоженность за собой виделась. Роскошная брюнетка, одетая во все черное, возмущенно смотрела на своего спутника. Короткие джинсовые шорты открывали вид на смуглые стройные ноги, носком одной из которых их хозяйка нетерпеливо болтала в воздухе.
   - Мила, - услышала я усталый мужской голос. - Нельзя было без этого?
   - Нет, Демьян, - словно дразня, произнесла брюнетка. - Без "этого" нельзя. Еще мгновение - и эта девица прямо здесь залезла бы к тебе в штаны, - гневно сверкнула карими глазами. - И это на глазах твоей девушки.
   Споткнулась на месте, чем привлекла внимание этой самой девушки, но лишь секундное, так как она вновь посмотрела на своего спутника, а я сделала короткий вздох, ощущая, как настроение мое летит ко всем чертям.
   - Всему должен быть предел, как и человеческой наглости, - продолжала она.
   - Видимо, в твоей сдержанности он уже давно наступил, - оборвал ее парень. - И с каких пор я...
   - Здравствуйте, выбрали, что будете заказывать?
   Решила не ждать, когда прервется их диалог. Быстрее начну - быстрее закончу. И снова это стойкое ощущение жжения по коже. Не смотрела на него, дабы убедиться, что смотрит. Была в этом уверена, вот только сама смотреть на него не желала. Все это время записывала заказ, не отводя взгляда от блокнота.
   Брюнетка же, вопреки ожиданиям, была совершенно спокойна. Не лезла, не оскорбляла, что удивляло и... Разочаровало. Не знаю почему, но в ней хотелось найти хоть какой-то изъян и эти отчаянные попытки приводили к тому, что я нервно закусывала внутреннюю часть губы.
   - Милана, еще одна такая выходка, - обращался Демьян к своей девушке, когда в очередной раз подошла к столу, чтобы убрать посуду.
   Черт, даже звучало как-то противоестественно в моих мыслях. Его девушка. Хоть и, в противовес звучанию, визуально они очень подходили друг другу. Слишком. Оба идеальные до невозможности.
   - И что ты сделаешь? - вопросительно изогнула бровь та.
   - Сниму ремень и отшлепаю тебя, как и принято во всех методах суровой родительской педагогики, - отрезал этот демон. - То, что я позволяю тебе многое, не значит, что тебе позволено все.
   - Это не тебе меня воспитывать, милый мой, - нахмурилась собеседница. - Ты невозможен, Дема, - возвела глаза к небу, вскидывая руки. - Сдаюсь. Девушка, - внезапно обратилась она ко мне. - Вот скажите честно, вы считаете этого парня симпатичным?
   Вопрос на засыпку. Для меня он был скорее риторическим. На самого указываемого парня смотреть отчего-то побоялась. Предчувствовала, что выдам себя с головой, стоит только столкнуться с ним взглядами.
   - Честно? - попыталась, чтобы мой голос звучал как можно более сухо. - Мне плевать. Он не в моем вкусе.
   Во избежание каких-либо комментариев с ее стороны, быстро удалилась с грязной посудой из зала. Ибо от такого галимого вранья мои щеки, как минимум, должны покраснеть, как максимум - все лицо. Зайдя в туалет, ополоснулась холодной водой из под крана и, не смотря в зеркало, прислонилась к стене. Косметикой на работе не пользовалась, поэтому такие нюансы как потекшая тушь мне не грозили. Минут пятнадцать я торчала в кабинке, пока не вернула бледность кожи, глядя на которую приняла решение сходить позагорать в ближайшие дни. Врать я не любила, но в такие моменты ситуация требовала жертвовать принципами. Черт.
   Выходя обратно в зал, с опаской поглядывала по сторонам, будто меня там кто-то мог поджидать. Хотя, действительно мог.
   - Ты где пропадала? - Олеся протянула мне тоненькую книжечку для счета. - Иди, отнеси своему десятому сдачу.
   Приняв счет из ее рук, с неохотой двинулась к столу. Поравнявшись, поняла, что тот пуст. Ни Демьяна, ни его спутницы не было. Но стоило мне обернуться, чтобы уйти обратно, как я чуть не впечаталась носом в мужскую грудь. Вдохнула, слишком резко, но дыхание задержала, словно пытаясь удержать этот запах цитруса в себе. Сладковато-горьковатый. Разве такое возможно? О, да. С этим парнем возможно все.
   Наконец-то посмотрела ему в глаза, которых не сводил с меня. В очередной раз задаюсь вопросом о том, что может быть в его голове, отчего так пристально глядит. Или все это мое взыгравшее воображение. Хотя, поскольку в людях я разбираться не умела, не удивилась бы, будь оно так. На протяжении нескольких секунд мы, молча, буравили друг друга взглядами. Только если я нервничала, парень же напротив, был спокоен и невозмутим.
   - В-ваша сдача, - с голосом совладать не удалось. Про себя молилась, чтобы хоть лицо держало "оборону". На протянутую чековую книжку он даже внимания не обратил. Один уголок его губ пополз вверх, а сердце подобно удару микроскопической стрелы пронзило от вида образовавшейся ямочки на его щеке. Черт.
   Помимо фантастной внешности и пронзительных глаз, каких я никогда еще не встречала, этот тип обладал еще и ямочками на щеках. Охренеть можно. Нет, это не Божье творенье. Его создателями явно были дьяволы.
   Отчаянно надеясь в душе, что мысли он читать не умеет, наблюдала, как медленно он поднимает руку, поднося ее к моему лицу. Сглотнув, застыла, теряя способность дышать. Пульс бился настолько часто и громко, что мелькнуло опасение, что Демьян может его услышать. Почувствовала прикосновение к нижней губе, нет, чуть ниже. Мягкой подушечкой большого пальца невесомо провел по коже, оставляя горящий след, как будто если бы по ней наждачкой прошлись. Но после, он сделал что-то невообразимое и совсем не входящее в мое понимание нормальностей, отчего и вовсе выбивал почву из-под ног. Поднес этот же палец к своим губам и облизнул его тыльную сторону.
   - Пудра, - только и сказал он, не прекращая лыбиться. А я стояла с открытым ртом, осознавая, что, все-таки, краснею.
  

Глава шестая

  
  
   Он ушел, а мне потребовалось все мое самообладание, чтобы не натворить глупостей. Пуститься за ним следом, например. Хотя, мало осознавала, что скажу ему, но выхода энергии моя женская сущность требовала. То, что он сделал нельзя назвать асексуально. Черт, это даже простебать нельзя, чтобы не думать об интимности его жеста. Какие уж там шуточки, если об одном только воспоминании горят не только щеки, но и в области живота.
   Обретя минимальное спокойствие, первым делом направилась к зеркалу. Неужели остатки пудры действительно были на лице? Ведь не могло, я же умывалась. Или она оставалась до этого, а этот тип просто решил поддразнить меня. Твою ж... На смену смущению пришло негодование. Неужели смеялся, таким образом, над моими словами о том, что он не в моем вкусе.
   - Так из-за этого парня у вас с Маринкой несогласованные войны? - вырвала из собственных мыслей Олеська. - Хотя-я, - о чем-то задумавшись, протянула. - Ради такого можно, - хмыкнув, пожала плечами.
   Они что, сговорились все?
   - Мы не воюем, - отрезала. - По крайней мере я.
   - Ну да, - как-то слишком легко согласилась Олеся, но посмотрев на нее, поняла, что это лишь сарказм. - По твоему взгляду я это поняла.
   - Взгляду? - не поняла.
   - Ага, - кивнула, усмехнувшись. - Обычно, при таких взглядах... - как будто подбирая слова, махнула рукой в воздухе. - Ну, знаешь, когда собаки так смотрят, они хвостом виляют всегда. А ты разве что слюну не пускала.
   А, казалось бы, что нелепее чувствовать я себя сегодня не смогла. И я бы оценила шутку Солнцевой, но, увы, мне было не до смеха.
   - Олесь, а пошли завтра позагораем?
   По лицу девушки можно было сказать, что предложение стало для нее неожиданным, но она быстро собралась, сменив удивление на безразличие.
   - Ну, пошли, - согласилась. А я и рада сменить тему ее мыслей и своих заодно. Думать о своем "собачьем" взоре не хотелось.
   С каким-то нетерпением ожидала завтрашнего дня. Во-первых, очень хотелось сходить на пляж, ну, а во-вторых, завтра вечером я иду на свою первую тренировку в танцевальной школе. Это событие вызывало волнующий трепет в груди, а еще не терпелось заняться чем-то, что выбьет все крамольные мысли о брюнете с серыми глазами.
   На следующий день мы договорились встретиться с Олеськой возле работы, поскольку город я не знала, а это было единственное место, куда я могла добраться без чьей-либо помощи. Выбраться решили пораньше, чтобы занять место поудобнее и успеть на самый пик солнца. До сих пор не могу понять, как согласилась Олеся, но я была рада этому. После той гонки мы, не сказать, что сблизились очень, но общение наше стало более сглажено, что ли. Как оказалось, она была всего лишь младше меня на год, но школу окончила после девятого и стала подрабатывать официанткой. Дальше она не распространялась о своей жизни, а я и не стала расспрашивать. Не удивило наличие нескольких татуировок на ее теле, поскольку своей короткой стрижкой, множеством сережек в ушах и одной в носу, она походила на неформалку. Мы, молча, лежали под палящим солнцем, от которого, уже чувствовала, как нагревается и жжет кожа.
   - Поплавать не хочешь?
   На ее предложение ответила отказом. Глупо и стыдно было признаваться, но плавать я не умела, а показывать это на людном пляже и вовсе не собиралась. Пожав плечами, Солнцева удалилась купаться, а я, засопев, перевернулась на живот. Уткнувшись носом в сложенные руки, прикрыла глаза, прислушиваясь к игравшей в ушах музыке.

А мне бы завязать глаза, увидеть море.

Уехать далеко, чтобы никто не знал.*

   В слова песни не вслушивалась, но вот припев описывал мое состояние, поскольку в сон меня клонило. Дрема мягко окутывала под приятный тембр мелодии, такой спокойной и немного лиричной. А еще... Мне виделся Демьян. В этом видении он по-прежнему смотрел на меня, но уже по-другому, взглядом другим. И улыбка блуждала на его губах такая спокойная, непонятная мне. Близко он, совсем близко. Настолько, что могу почувствовать дыхание на своем лице, а глаза такие яркие, невероятно просто. Хочу что-то спросить, но молчу, не хватает слов. Их, вроде миллиард, а сказать нечего. И он молчит, но взглядом не отрывается. Так же, как и вчера, руку к моим губам подносит.
   - Мишка, проснись, - вырывает меня из сна Олесин голос. - Пошли домой, а то, чувствую, как вареные раки завтра будем. У тебя даже мурашки на коже.
   Мысленно выругалась. И не признаешься ведь, отчего покрылась гусиной кожей.
   Через пару часов я уже стояла в студии одетая в спортивные лосины и легкую майку, в группе из еще восьми девушек, наблюдавших за двигающимся тренером посреди зала. Полина была одной из танцевавших в тот первый раз, когда была здесь. Невысокая шатенка, она производила впечатление милой и улыбчивой девушки, но уже с первых минут нам всем стало понятно, что характер у нее отнюдь не пряничный. Включив музыку, она стала двигаться, показывая связку, которую сегодня мы должны будем выучить. Нельзя было не отметить спортивное телосложение, полученное путем упорных тренировок, да и все движения ее были отработаны до четкости, плавны и совпадали в такт ритму.
   - Сегодня начнем с базовых элементов, - начала она. - Хочу посмотреть, что вы умеете и можете.
   А умели, как оказалось, не многое. Не сказать, что Полина была жестким узурпатором, требовательна была в меру и замечания делала только по делу. К концу тренировки чувствовала, как забились мышцы, которые, скорее всего, завтра будут просто гореть, но все равно была счастлива. Мне нравилось это ощущение усталости. Дома меня хватило только на то, чтобы принять душ и добраться до кровати, чтобы рухнуть в нее.
   Проснулась еще до звонка будильника. Тело ломило от вчерашнего. Особенно это чувствовалось при движениях. Поскольку сегодня был четверг, надеялась, что людей будет немного, не смотря на то, что от них зависела моя зарплата. Половина рабочего дня прошла вполне спокойно. Видимо, карма сегодня любила меня, так как клиентов было не так уж много. Под вечер, устроившись за обеденным столом, вдыхала ароматный чай, который сделала мне Катька. Но полностью насладиться перерывом мне не дали.
   - Лина, - выйдя из дверей, позвала меня Оля, одна из официанток, работающих со мной в одной смене. - Там тебя гость зовет.
   - Меня? - удивилась.
   - Да. Парень, тебя спрашивает, - кивнула она. - Говорит, что хочет, чтобы ты его обслужила. Он за десятым столиком.
   Сказав это, ушла, а я осталась сидеть на месте с нарастающим в душе волнением, потому что на ум сразу же пришел образ сероглазого брюнета. Черт, Миша, соберись.
   Но, сколько бы не настраивала себя, спокойной остаться не получилось. Резко подскочила с места, забыв о еде и усталости в мышцах. Трепет усиливался, когда вышла в зал, поэтому пришлось замедлить шаг, чтобы не споткнуться на месте, что вполне могла сделать. Но разочарование быстро накрыло меня, стоило узнать того, кто именно захотел увидеть меня в качестве своего обслуживающего персонала.
   Игнат.
   Вальяжно раскинувшись на диване, он окидывал с интересом интерьер заведения, словно был здесь в первый раз. Мысленно выругалась, но деваться было уже некуда, потому что брюнет уже заметил меня. Широкая улыбка озарила его лицо. Она мало походила на искреннюю, хотя, возможно, и являлась таковой. Для меня эта улыбка скорее ассоциировалась со змеиной, как и взгляд.
   Бывает же такое, когда человек заведомо неприятен, хоть ты и не знаешь его. То же самое и с этим Игнатом. Хотелось держаться от него подальше.
  

Глава седьмая

  
  
   - О, привет, - радужно поприветствовал меня, как только подошла. - Как твои дела?
   Со стороны это могло выглядеть так, будто мы давно уже знаем друг друга, но все, что я знала об этом мажоре - его имя и то, что он жутко меня раздражает. Но следовало ему знать лишь первое.
   - Замечательно, - возможно, он ждал ответного интереса, но блюсти правила приличия совсем не хотелось. - Что будете заказывать?
   - Это твой натуральный цвет волос? - поинтересовался он, игнорируя мой вопрос.
   - Да.
   - А ты знаешь, что обозначает твое имя?
   - Нет, - этот нелепый диалог уже начал раздражать. - Что будете заказывать? - демонстративно подняла выше блокнот с ручкой.
   - Кофе. Черный, - наконец услышала то, что мне было нужно. Черканув по листу, не повторяя заказа, быстро ушла к бару. Дожидаться очередных глупых вопросов не хотелось. Как и возвращаться к его столу. А еще взгляд его не нравился. Словно трепанацию производил своими глазами зелеными. Изучал, делая неизвестные для меня выводы. И улыбка его. Холодная. Так в фильмах только злодеи улыбаются, когда план строят. И казалось, он догадывался, что неприятен мне, но будто довольствовался этим осознанием. Пользовался и давил ментально. Ухмылялся.
   - Была когда-нибудь на стрит-рейсинге? - спросил меня, когда ставила кружку дымящегося кофе перед ним на стол. Этот вопрос был неожиданнее, чем предыдущие, оттого и застыла, выпрямившись. Ускоренно начала размышлять, что ответить, чтобы не повлечь дальнейшую беседу, но Игнат продолжил сам, не дожидаясь меня:
   - Не желаешь в эти выходные пойти посмотреть?
   - Нет, спасибо. У меня планы, - может, это и прозвучало резко и грубо, но мне было все равно.
   - Точно? Жаль, - слишком разочарованно вздохнул. - Демьян был бы рад, если бы пришла поболеть за него.
   На знакомое имя мой слух откликнулся сразу, еще толком не воспринимая фразу.
   - Поболеть за него? - переспросила и тут же обругала себя за излишнюю поспешность. Смысл спрашивать о том, кто такой Демьян, пропал. По глазам было видно, что Игнат понял, что знаю, о ком именно идет речь.
   - Ага, - кивнул. - Он будет участвовать там в нескольких заездах, и, думаю, дружеская поддержка ему не помешала бы. Особенно твоя, - все это время не отрывал от меня взора, а последние слова произнес на несколько тонов ниже. Видимо решил, что так будет звучать драматичнее, и я проникнусь. Но, должна сказать, что свой эффект это возымело. Краткое воспоминание о гонке мотоциклов всплыло перед глазами, а после уже следующий образ, где стоял Демьян в своей черной кожанке.
   Мысленно дала себе подзатыльник, отгоняя наплывшие образы прочь, борясь с желанием тряхнуть головой. Но странным мне казалось не то, что Игнат зовет меня на гонки, а то, что он зовет именно меня. Ни кого-то другого. Все-таки, слова его, сказанные в конце, атрофировались где-то на подкорке сознания.
   - Не понимаю, каким образом могу поддержать вашего, - выделила. - Друга.
   - А мне кажется, понимаешь, - снова эта раздражающая ухмылка. Намекающая. - Ведь поддержка разная бывает. Моральная, физическая.
   Стало понятно, что он мне сейчас не о речевой мотивации говорил. Слишком неприкрыто звучал контекст фразы, сопровождаемой красноречивым взором, которым окидывал с ног до головы. Почувствовала отвращение.
   - Нет, спасибо, - оставаться здесь больше не хотелось. Развернулась, чтобы уйти.
   - Богоподобная.
   - Что? - нехотя посмотрела на брюнета, не менявшего своей позы в течение всего разговора.
   - Михайлина, - проговорил по слогам. - Означает "Божественная", ну, или "Богоподобная". С Божьей помощью, как говорится, - подмигнул.
   Никак это не прокомментировав, ушла, слыша за спиной усмешку. Что на уме у этого типа?
   Попросила Олю дообслужить Игната, ссылаясь на то, что еще не поужинала и все еще хочу есть. Как оказалось позже, парень ушел сразу же, заплатив по счету и оставив щедрые чаевые. К кофе он так и не притронулся.
   Время близилось к закрытию, а я все еще переваривала то, что говорил Игнат. Невозможно было оставить без раздумий все им сказанное. Спрашивать у самой себя о том, почему он акцентировался именно на моей поддержке, было бесполезно. Только еще больше запутывалась в мыслях. Может, в тот день, когда обслуживала их, он заметил мой интерес к Демьяну, и, таким образом, решил поддразнить меня. Но его шутка, так сказать, не зашла. Даже более. Внутри росло возмущение к его двусмысленной просьбе. И чем чаще я об этом думала, тем больше клокотал в грудной клетке гнев. Настроение к концу дня было уже совсем не радужное. Умудрился даже Сергей попасться под горячую руку, когда решил что-то пошутить по поводу моей рассеянности, а я в ответ сказала что-то грубое. Что, уже и не помнила, но сам факт того, что разговор с этим мажором повлиял на меня, выводил из себя. Но причину злости понять не могла.
   Настроение это не проходило и на следующий день. Оставалась надежда на то, что на тренировке вся агрессия уйдет. Но моим надеждам не суждено было сбыться, ибо интенсивные занятия не способствовали поднятию настроя. Скорее усугубили, так как получалось все из рук вон плохо. Это заметила и Полина.
   - Михайлина, - она нахмурила брови. - Запомни: танцы - это не средство для того, чтобы сбросить пар или уйти от стресса. Это способ учиться все это переживать. Ты должна чувствовать то, что танцуешь. Соберись.
   Ее направительное высказывание прозвучало как громкая пощечина. Это заставило встряхнуться и сосредоточиться на музыке, а не рефлексировать.
   - Арчи, - внезапно крикнула наш хореограф, звучно хлопнув в ладоши. - Иди сюда, мой хороший.
   Кинув взгляд на огромное зеркало, занимавшее всю стену в помещении, увидела, как в зал входит высокий брюнет. Худощавый, но жилистый, одетый в свободную футболки и широкие штаны.
   - Артур, - представила его нам Полина. - Сегодня будете поочередно танцевать с ним. Будем немножко раскрепощаться.
   Сказать так, Полина обучала нас смешанным стилям, но не думала, что буду танцевать бачату вместе с парнем. Девушки в моей группе реагировали разнообразно: кто-то смущенно хихикал, кто-то недовольно хмурился. Я же просто молчала, глядя на то, как профессионально он виляет задницей, не представляя, как это буду делать я, хоть и на гибкость не жаловалась.
   То, что продемонстрировали нам Артур с Полиной, шло в разрез с моими ожиданиями от бачаты. Я, как и все остальные, с открытыми ртами наблюдали, как двигаются эти двое. Музыка, движения, все настолько совпадало и выглядело так гармонично, что хотелось смотреть не отрываясь. Даже не моргать. Свой танец они разбавляли другими стилями, но это никак не мешало их целостности. Казалось, они были одно целое.
   - Так, девочки, - закончив, обратилась к нам шатенка. - Сегодня будем учиться этой связке. Вместе с Артуром. Он у нас преподает латиноамериканские танцы, а значит, посоветует, что и где надо расслабить, а где поднажать, - еще раз хлопнула. - Вперед, мои хорошие.
   Дальше нас разделили по два человека, где мы битый час разучивали движения. Арчи, как называла его Полина, был слишком энергичен для многих, буквально задавливая своей энергетикой. Переходя от одной девушки к другой с неподражаемой скоростью и ловкостью, умудряясь каждой что-то объяснять.
   - Расслабься, - шепнул он мне, кладя руки чуть ниже талии. - Ты скована.
   Я стояла к нему спиной и смотрела на наше отражение в зеркале. Парень пытался направить меня, но выходило не слишком слаженно, на что он не сильно сердился, едва лишь улыбаясь одними губами и повторяя движения вновь. К концу занятия все были настолько вымотаны, что сил не было даже чтобы говорить. Небольшую встряску получили все, в том числе и эмоциональную. Поэтому, устало плетясь вечером до дома, я с улыбкой вдыхала прохладный ветер, чувствуя, как напряжение отпускает.
   На следующий день меня попросили выйти на работу, поскольку Оле стало плохо. Мышцы по-прежнему болели, но уже не так сильно, поэтому старалась не акцентировать на этом внимание.
   - Не забыла про субботу? - сходу начала Катя, как только я освободилось. Народу было не много, но Марина, не успевая, умела создавать кипишь.
   - Субботу? - переспросила.
   - Да, ты что, забыла? - с возмущенным видом набросилась на меня. - Мы же договаривались, что идем тусить.
   Действительно, про то, что Катька приглашала меня, я совсем забыла и, видимо, об этом говорило мое выражение лица, отчего блондинка насупилась.
   - Ты пойдешь, - упрямо заявила она, наигранно сложив руки на груди, что меня насмешило.
   - Пойду, пойду, - ухмыльнулась. Как я позже догадалась, организатором всеобщей субботней попойки была именно она. Получив мое твердое заверение в своей явке, Катерина ушла работать. Последовав ее примеру, взяла тряпку, с целью помочь Марине убрать столики, на что та только повела бровью, но не высказала и слова благодарности.
   Проходя мимо одного из столов остановилась, окликнутая мужским голосом. Произнесенное мое полное имя вслух заставило напрячься.
   - Михайлина, - тягуче и нараспев повторил хозяин голоса.
   Обернувшись, увидела русоволосого парня, которого сразу же узнала. Именно его заткнул Демьян, когда этот тип решил позаигрывать со мной.
   - Слушаю вас, - вполоборота повернулась к нему, стараясь быть максимально отстраненной, как видом, так и тоном.
   - Как дела, красивая?
   Он был пьян, поскольку взгляд его был не четко сфокусирован, а движения медленны и вальяжны. Осмотрела зал в поисках Казаковой, которая именно в этот момент куда-то запропастилась.
   - Замечательно, спасибо, - кивнула, не решаясь дальше продолжить диалог, так как уже предполагала, что он может ответить, если спрошу его о том, что хочет. Парни за его столом будто и вовсе не обращали внимания на нас, увлекшись своими девушками, что жеманно хихикали на откровенные заигрывания.
   - А я помню твое имя, - улыбнулся шатен, заискивающе глядя на меня. - Не хочешь как-нибудь встретиться?
   - Нет, благодарю, - продолжала искать Маринку глазами.
   - Надо же, - хмыкнул этот тип. - Какая благородная. Или ты на Демку нашего запала?
   От этого высказывания оторопела. Посмотрела на говорившего, который, ничуть не смущаясь, откровенно разглядывал меня. В руке он держал бокал с темной жидкостью, позвякивая в ней кубиками льда.
   - И понятия не имею, о чем вы - выдохнула, хмурясь.
   - Тогда давай встретимся? Разве я страшный?
   Нет, он был весьма симпатичным. Высокий, коренастый шатен с темными глазами, все это привлекало женское внимание. Но еще с детства я знала, что даже самое красное и спелое яблоко может оказаться гнилым. В этом случае, проверять мне не хотелось.
   - Спасибо, но нет, - отступила на шаг назад, в надежде, что разговор окончен.
   - Почему? - настаивал он. - Боишься меня?
   Внезапно туманная поволока, пеленавшая его взгляд, рассеялась, и теперь он с серьезностью смотрел на меня. Такая неожиданная метаморфоза поразила.
   - Нет, - парень в удивлении поднял бровь, помыкая говорить дальше. - Я с клиентами не встречаюсь, - выпалила как на духу, вновь глянув по сторонам. Где, черт возьми, носит Казакову?
   - То есть, - шатен отставил свой бокал. - Встреться мы в другом месте, ты бы согласилась сходить со мной куда-нибудь?
   Вопрос поставил меня в тупик, как и сама ситуация, поскольку на меня уже глазели его приятели. Обдумывая, что сказать, закусила внутреннюю сторону губы. Грубый ответ мог привести к нежелательным последствиям, ведь это были не просто клиенты, а одни из гостей VIP. Из-за угла появилась Марина, чему я несказанно обрадовалась.
   - Н-не знаю, - выпалила, попятившись в ее сторону. Казакова обратила на меня внимание, двинувшись ко мне. - Навряд ли.
   Бросив это, кинулась прочь, оставляя шатена и его компанию на попечение Марины. С этого момента и до окончания вечера не покидало ощущение, что он смотрит на меня. Убеждаться в этом не стала, старалась вообще на него не смотреть и держаться в другой стороне бара, дабы не привлекать лишнее внимание. Облегченно вздохнула лишь тогда, когда вся эта компашка ушла.
   - Лина, - недовольно окликнула меня Марина, когда я, закончив убирать зал, сидела в обеденной зоне, помешивая ложкой чай. - Ты ведь знаешь, что шашни с клиентами запрещены?
   Об этом правиле слышала впервые, что имело возможность лишь выдумки, но сам факт этого меня не беспокоил. Внутренне напряглась.
   - И?
   - О тебе спрашивал один из гостей, - она просто въедалась грозным взглядом в мое лицо. - Сказал передать тебе "еще увидимся". Что это значит?
   Сомнений в том, кто мог это передать, не оставалось, но ответить я не смогла, ибо сама задалась этим же вопросом. В глубине души понадеялась, что хмель вытравит из памяти этого типа его обещание.
  
  

Глава восьмая

  
   Резко распахиваю глаза, выплывая из туманной тьмы. Несколько секунд мне дается на осознание реальности, прежде чем начинаю фокусироваться на знакомых мне предметах интерьера. Не смотря на то, что нахожусь в кровати, пытаюсь отдышаться, будто пробежала кросс, а в груди стояло непонятное томление. Прикрываю глаза, пытаясь воспроизвести в памяти то, что вызвало это волнение. А точнее кого.
   Мне приснился Демьян.
   Уже не впервой его глаза преследуют меня в сновидениях, но в этот раз фантазия сна зашла некуда дальше, чем обычные взгляды и прикосновения. Стоило только вспомнить об этом, как дыхание спирало. От того, насколько реалистичным был сон, тело до сих пор исходило истомой.
   Черт тебя дери.
   Мы целовались во сне. Слишком бурно и запойно. Казалось, даже губы горят от прикосновений, что было полнейшим бредом, поскольку это был всего лишь сон.
   Интересно, каково это - поцеловаться с ним в живую?
   Черт, Миша, не туда тебя несет.
   Четырхнувшись, встала с кровати. Поспать мне уже не светит, поэтому нужно идти умываться и готовиться к новому дню.
   На работе, как по обыкновению, в дневное время было мало народу. За баром зевал Сергей, прикрываясь широкой ладонью. По всей видимости, сна не хватило не одной мне. Причину своего недосыпа старалась отметать подальше, ибо слишком ярко она запечатлелась в мозгу, а спрашивать о состоянии взлохмаченного вида у Сергея не стала, да и вообще, подходить к нему, пока что, не собиралась. А основание было - Марина. С милейшей улыбкой она ворковала ему о чем-то. По лицу Литвинова можно было догадаться, что тому явно было не интересно, уж слишком долго и не мигая он пялился в одну точку.
   Не взирая на пятничный вечер, суматохи, как таковой, не было. Я умудрилась даже улучить себе полчасика, чтобы посидеть на улице на черном входе, где была курилка для персонала. Такие небольшие передышки были нужны для моего организма, чтобы вдохнуть свежий воздух, не пресыщенный кальянным дымом и алкогольным перегаром. Хоть и времени для этого было мало, но возвращаться к работе пришлось, не хотелось, чтобы Марина приходила за мной, портя настроение.
   Казакову заметила сразу, как только вошла в зал. Неестественно милая улыбка, блуждавшая на ее лице и прямая осанка, где она старалась выпятить грудь вперед, говорили о ее желании привлечь клиента. И явно не блюдами, поскольку таковой Марина становилась только при особенных гостях. Но стоило мне взглянуть на самих клиентов, как захотелось выругаться. Вслух и громко. Только не знаю на кого: на Марину, услужливо пытающуюся выставить все свои достоинства или на себя, теряющую стойку при виде одного лишь парня. Хоть он был и не один, но его персоны мне достаточно, чтобы потерять дыхание и сбиться с шага. Вот и герой моих снов пожаловал. Чувствовала, как ускорился мой пульс, потому что бился он слишком громко у меня в висках. Ночная картинка тут же всплыла перед глазами, ускоряя разгон крови по венам.
   Черт, черт, черт.
   Захотелось вновь уйти на улицу, чтобы поглубже вдохнуть воздух, которого не хватало, потому что хозяин серых глаз, до этого не обращавший внимания на свою официантку, да и вообще, на окружающих, заметил меня. Заметил и словно сковал взглядом, не отпуская.
   Марина отошла от них, а я все еще топталась на месте, не в силах двинуться.
   - Лин, - позвали откуда-то сбоку. Повернувшись на зов, поняла, что это был Сергей. Кивком он указал на столик, который только что пришел. Стараясь не смотреть на Демьяна, подала новым посетителям меню, после, пройдя мимо него, встала за длинную стойку бара. Даже стакан холодной воды не принес былого успокоения. Мельком взглянула на Демьяна, а точнее на его спину, что была теперь открыта мне. Черная футболка необычайно шла ему, так четко обрисовывая рельеф мышц. Хотя сложно представить вещи, которые бы ему не подошли. Этому типу всё к лицу. Уверена, даже в бесформенном мешке он будет выглядеть словно так и должно быть, без какой-либо нелепости. Ежик волос, в который хотелось запустить руки, чтобы понять, такие ли они мягкие на самом деле, как мне приснилось.
   Черт, черт, черт.
   Чтобы как-то отвлечься, перевела взгляд на сидевшего с ним парня. Весьма колоритный. По фигуре он был чуть мельче Демьяна, но не без массы. Крепкий, широкоплечий. Волосы черные, как смоль и глаза такие же темные, что не разглядишь зрачков. На первый взгляд он казался моложе Демьяна, но аура от него исходила такая же мощная. Эта схожесть навела на мимолетную мысль, что они братья.
   Брюнет будто почувствовав, что за ним наблюдают, поднял свой взор на меня. Несколько длительных секунд цепко просматривал, затем, по всей видимости, потеряв интерес к моей персоне, вернулся к диалогу. Нельзя было сказать, что парень не впечатлителен, нет. Красив, как черт. Вот и упорные ужимки Марины были понятны, потому что уже раз третий к столу подходила. Вот только если от взгляда Демьяна у меня прошибало дух и прожигало внутренности, то этот тип их замораживал. Какая-то жесткость присутствовала в этих черных радужках.
   Вздохнула, потому что надо было идти к людям, которые нетерпеливо махали мне рукой. Как назло они сидели за соседним столом Демьяна, причем с той стороны, где он прекрасно мог видеть меня. Волнение вновь сковало меня. Это было сродни чувству, когда ты в школе, в начальных классах стоишь у доски. Под гнетом множества взглядов пытаешься не оплошать, чтобы не дай бог засмеялись над тобой. Принимая заказ, старалась быть сосредоточенной, но мысли все равно ускользали к сероглазому брюнету.
   Решение мимолетно глянуть на него, было ошибочным. Очень. Потому как стоило нашим глазам встретиться, я перестала различать внешние звуки и слова в общем, сливавшиеся теперь воедино. Он красив. Безумно. Настолько, что перехватывало дыхание. Все мои чувства обострились. Реагировала только на него. Как мартовская кошка. Демьян же на кота мало походил, скорее, на огромную черную пантеру. Хищную, грациозную и опасную. Плотоядно смотрел на меня как на свою жертву. Но жертвой быть я не хотела.
   - П-простите, что? - повернулась к гостю.
   - Крошка, ты оглохла? - раздражительно произнес мужчина. - Или ворон считаешь?
   Было унизительно слушать оскорбления от клиента, особенно в присутствии Демьяна, находящегося неподалеку и, очевидно, слышавшего все это. Но, молча, пыталась сохранить улыбку. И спокойствие. Не в первый раз попадались несдержанные в словах посетители, которые не считали нужным проявлять какое-то уважение к персоналу.
   - Я сюда поесть пришел, а не с час диктовать официантке, что я хочу, - не унимался он. - И где таких идиоток набирают?
   Дыши глубже, Михайлина, дыши.
   - Прошу прощения, - стиснула челюсть, осознавая, что теперь моя улыбка скорее похожа на оскал. - Из-за музыки плохая слышимость.
   Закончив допринимать, чуть ли не бегом сорвалась на кухню. Выходить в зал больше не хотелось, но работа того требовала. Обслуживать таких вот. Даже друг этого мужлана усмехался, наблюдая за тем, как тот третирует меня. Неприятно.
   Позже, водрузив на разнос бокалы и графины с коньяком и соком, отправилась к уже ненавистному столу.
   - Извините, - пробормотала, становясь рядом. Но надежда на то, чтобы по-тихому расставить все и уйти, быстро рассеялась. Очередной казус случился, стоило мне начать расставлять посуду. Слишком эмоциональный был мужчина, что-то рассказывая своему собеседнику при этом выразительно жестикулируя. Резкий взмах руки пришелся по разносу, который от неожиданности не удержала. Стекло полетело на пол, со звоном разбиваясь у моих ног.
   - Твою ж, сука, мать, - в потоке мысленных ругательств не разобрала, кто из нас всех озвучил это, но было особо плевать. Клиент вскочил со своего места, разразившись отборными матами и надвигаясь на меня, обвиняя и указывая на мокрую, по его словам, штанину дорогих брюк. Эта пара капель были ничем, по сравнению с тем количеством жидкости, что пролила на себя.
   - Идиотка, - выплюнул этот тип.
   - Извините, - в очередной раз. - Пройдемте в ванную комнату и...
   - Ты хоть знаешь, кто я? Считай, что ты уже здесь не работаешь.
   - Но... - замолчала. Смысл оправдываться? Уже по опыту знала, что таким вряд ли что-то объяснишь. Присев на корточки, начала собирать осколки, предчувствуя, как скоро лопнет мое терпение. К столу уже подоспел администратор.
   Каково же было мое удивление, когда мою руку накрыла широкая ладонь, останавливая на пути к разбитому стеклу. Сердце забилось быстрее, а кожу словно обожгло. Не смотрела, но по собственной реакции знала, кто это мог быть.
   - Порежешься, - услышала тихое. Низкий мужской голос обволакивал. Одно обычное слово, но такое емкое, отдавшееся непонятным трепетом в груди. Клиент продолжал что-то верещать, но его я уже не слушала, объятая собственными ощущениями от прикосновения Демьяна и того, как он на меня смотрел, сидя на корточках совсем близко. Но не долго это длилось, так как он переместил свой взгляд на возмущенного. Встал, поднимая меня за собой.
   - Выйдем, - бросил коротко, приобретая в тоне стальные нотки. Руку мою отпустил, но она все еще хранила тепло его ладони, будто клейменая.
   - Ты еще кто такой? - мужчина неприязненным взглядом окинул Демьяна.
   Администратор что-то пытался вставить, в попытках уладить конфликт и усадить взбунтовавшегося гостя. Но у Демьяна были свои намерения на этот счет. Поддавшись вперед, он что-то сказал на ухо мужчине, на что тот, ничего не говоря, кивнул, и вместе они двинулись в сторону выхода.
   За всем этим следила молча, внезапно ощутив, как кто-то свербит меня взглядом. Слишком явственное ощущение. Повернулась, увидев Маринку. Ну да, кто же еще может метать гневные молнии в меня. Но, отнюдь, не она заставила меня напрячься в следующее мгновение.
   За столом Демьяна, вместо его друга, сейчас сидела темноволосая девушка. Та самая, с которой он приходил в прошлый раз.
   Его девушка.
   Сложив голову на сцепленные в замок руки, она пристально разглядывала меня. Выражение лица ее было спокойное, а на губах блуждала безмятежная улыбка, как будто бы она получала удовольствие от увиденного.
  

Глава девятая

  
   Стоит ли говорить о том, что после этого Марина спустила бы все это просто так? Нет. Как только мы оказались вне зала, Казакова тут же набросилась на меня:
   - Что это было? - зашипела она. - Ты уже не знаешь, как привлечь внимание?
   - О чем ты? - оторопела.
   - Ты хоть знаешь, кто это сидел? Ядрышев. Областной прокурор, не последний человек в городе, а ты, вместо того, чтобы обслуживать его, строишь глазки моему клиенту.
   Всю ее гневную тираду слушала, приоткрыв рот от удивления.
   - О чем ты?
   - Думаешь, я не видела, как ты смотришь на него? - ехидно приподняла одну бровь. - На Демьяна. О, да, - кивнула, видя мое замешательство. - Я знаю его и его вкус, дорогая. Не надейся, что тебе там что-то светит.
   - А не твое ли это дело, Марина? - процедила сквозь зубы. - Лучше займись своей личной жизнью, а не лезь в чужую.
   Кажется, я сказала это слишком громко, поскольку после моего высказывания наступила громогласная тишина. Видимо, не только Марина, но, и сам коллектив, не ожидали от меня подобной гневной тирады. Суетящиеся на кухне повара даже остановились, с интересом глядя на меня и выжидая дальнейших действий. Но их не произошло. Дабы конфликт не разрастался, резко повернулась, идя к черному ходу. Мне нужен был свежий воздух, хотя бы глоток. Желательно промозглый, чтобы холод вечера остудил пыл и помог разобраться в себе и своем гневе. Ведь не Казакова была его причиной, и не тот клиент.
   Та девушка.
   Перед глазами тут же встала красивая брюнетка с удивительно пронзительным взглядом. Хотелось рыкнуть от бессилия, как только вспоминала прикосновение Демьяна и то, как смотрел на меня. Слишком жарко и волнительно.
   Когда я вышла в зал, уже готовая к очередной конфронтации, то отсутствие моего буйного гостя, как и его друга, не удивило. Как оказалось, стол был уже оплачен. Удивительным было то, что через минут пять мне принесли большой букет ослепительно белых хризантем с запиской, в которой была обозначена просьба извинить за беспокойство.
   Странно это было, как и то, что Демьяна за своим столом тоже не было.
   Как и его компании.
   Весь остаток вечера, к моему облегчению, Марина больше не донимала меня, но затылком я чувствовала острые взгляды, направленные на меня. Вспоминать ее слова не хотелось, но соль в них была и это коробило. Казакова утверждала, что знала Демьяна, но верила ли я ей - вопрос риторический. Была уверена, что имя его она, как и я, услышала случайно. Память заострилась на другом.
   Сложно не обращать внимание на действия Демьяна, особенно, когда даже малейшее прикосновение находит отклик во мне. Кажется, я даже с закрытыми глазами найду его. По запаху. Ощущениям и собственной реакции на него. Разве такое бывает вообще? Если бы я достаточно хорошо разбиралась в психологии поведения человека, то, возможно, знала бы, обоюдно это или нет. Ведь ощущать это чертово притяжение становилось все тяжелее, с учетом самого Демьяна и его девушки, глядя на которую даже сравнивать ее с собой будет глупой попыткой.
   Конец рабочего дня тянулся неимоверно долго, и в течение этого времени я успела пару раз сцепиться с Мариной. Домой я приехала в полном упадке сил и мыслей. Не хотелось думать ни о чем и ни о ком.
   На следующий день позволила себе проваляться до обеда, чувствуя, как немного ноют мышцы с прошлой тренировки, как бы напоминая мне о том, сегодня должна состояться еще одна. До самой последней минуты я лежала на кровати, роясь в интернете, после чего, вздохнув, все-таки встала. В этот раз Артур снова присутствовал на наших занятиях, оставаясь при этом в стороне. По всей видимости, уроков у него не было, и он просто отсиживался в углу.
   Стараясь не думать ни о чем, отдавалась музыке и ритму, на что одобрительно кивала Полина.
   - Ты танцевала до этого? - внезапно спросила она, после очередной связки.
   - Да, в школе несколько лет занималась танцами, - пожала плечами.
   - Ты хорошо чувствуешь ритм, - похвалила она. - И растяжка неплохая.
   Не зная, как реагировать на такой неожиданный комплимент, лишь улыбнулась, кивнув. Слышать это от хореографа было приятно. Воспрянувшая эйфорией, даже не заметила, как пролетело время. Выходя из здания, ощутила, как в сумке вибрирует телефон. Звонил Сергей.
   - Ну, привет, укротительница Марин, - услышала веселый голос в трубке. Такое приветствие позабавило.
   - И тебе здравствуй, - ухмыльнулась.
   - Крошка, не забыла про сегодняшний вечер?
   - Нет, - вру. Забыла, снова, но Сергею знать об этом не обязательно.
   - Забыла, наверное, - раскусывает меня в полмига, но по интонации не слышно, злится или нет. - Ладно, все равно позвонил тебе напомнить и сказать, что собираемся к десяти в Шоколаде. Так что, у тебя будет полно времени на всякие шмотки-прически-макияж, - последнее произнес дразня. Действительно, до назначенного времени у меня оставалось еще часа три.
   - Постараюсь успеть, - заверила его.
   - Ты хорошо прям постарайся, Лина, - надавливал Литвинов, усмехаясь. - Только не переусердствуй.
   - Не переживай.
   Попрощавшись с Сергеем, к дому я уже шла в раздумьях о том, что бы надеть, а спустя час перерывала свой шкаф в поисках подходящей одежды. Мама, заходя в комнату, лишь посмеивалась надо мной, видя огромный ворох вещей. Сложнее всего получилось с волосом, который вился от природы. Здесь мне пришлось призвать на помощь родительницу, которая, путаясь в рыжевато-каштановых локонах, обрабатывала их утюжком.
   - Зачем выпрямляешь? - недовольно ворчала она. - Такие кудри мечтает иметь любая девушка, а ты волосы только жжешь. Не боишься?
   - Мам, это на один вечер. И ничего с моими волосами не случится.
   Мне кажется, такой диалог проходил у каждой девочки со своей мамой, хотя моя не была столь категорична к новшеству, как у большинства. Даже когда мы с Женькой, ни кому не говоря, прокололи пупки, поставив перед этим фактом уже после прокола, она лишь пожала плечами, сказав, что это мое дело, что творить с собой и своим телом. Но ее любовь к моим волосам была особенная. Трепетная. Когда я их стригла, она всегда относилась к этому болезненно, порицая меня и призывая к совести.
   - Красивая моя, - тихо проговорила родительница, откладывая утюжок в сторону и беря прядь моих волос, которые гладким водопадом спускались по плечам. - Надеюсь, за тобой там присмотрят. А то новый город, знаешь ли, а я переживаю.
   - Не волнуйся, мам, - поднявшись, порывисто приобняла ее, после чего повернулась к зеркалу. Макияжа наложила немного, и то, лишь на глаза, и слегка подкрасив губы. Но конечным результатом осталась довольна. - У нас в компании парни хорошие. Не обидят и в обиду не дадут.
   Полная уверенность в моем голосе и глазах успокоили ее. Она заметно расслабилась, слабо улыбнувшись.
   - Ты бы лучше лечилась, - нахмурила брови, после того, как плечи ее вздрогнули в неслышном кашле. - До сих пор ходишь больная.
   - Я не больная, а немного простывшая, - сложила руки на груди. - Не наговаривай на мать. Иногда человеку полезно немного поболеть. Все, - махнула рукой. - Ступай уже на свою дискотеку.
   Хихикнув, дождалась, когда в телефоне пиликнет оповещение о подъехавшем такси. Напоследок глянула в зеркало, окинув взглядом черное короткое платье, ладно облегавшее фигуру. Что мне больше всего в нем нравилось, это то, что оно было универсальным, поэтому я с радостью надела под него любимые белые кеды, хранившиеся в шкафу исключительно для официальных выходов. Накинутая на верх джинсовка отлично шла к общему виду, заодно немного скрывала от прохлады вечера, так как ткань платья была тонкой, а ночью, по прогнозу, обещали дождь. Воздух и сейчас был пронизан сыростью, что говорило о грядущих осадках. Зонт я не взяла, заранее надеясь, что, если и попаду под него, то пусть лучше после клуба, чем до него, иначе, все старания мамы будут напрасны.
   Выйдя из такси, осмотрела невысокое двухэтажное здание, выделяющееся яркой неоновой вывеской и небольшим количеством народа возле входа. Стоянка была заполнена машинами разных марок, поэтому таксист с извинениями остановился чуть подальше дороги. Но даже с такого расстояния можно было услышать глухие басы музыки, разносившиеся из клуба. Сердце застучало быстрее в непонятном предчувствии. Возможно оттого, что город и люди были мне не очень знакомы, а может, просто потому, что в клубе я была всего один раз. С Женькой, мы тогда отмечали день рождение ее сестры, но тогда мы недолго там пробыли, поскольку Жене стало плохо от выпитого алкоголя, и пришлось сворачиваться. Так что, особых впечатлений не было.
   Администратора на входе не было, зато охрана услужливо показала мне в каком направлении можно найти заказанный стол. Ребят я нашла сразу. Они встретили меня дружным гомоном, а Сергей стоя отсалютовал мне бокалом.
   - Ну, я же сказал - не переусердствуй, - проговорил мне на ухо, когда встала рядом, садясь на свободное место.
   - Всмысле? - не поняла я. Парень же плюхнулся на соседний стул.
   - В коромысле, - брякнул он, хмуро осматривая меня. - Я тут пришел выпить и повеселиться, а теперь придется весь вечер хахалей отгонять. Не, ну что вы, бабы, народ то такой? - всплеснул свободной рукой в возмущенном жесте. По тому, как он это сделал, стало понятно, что порция алкоголя в его руке уже не первая.
   - Так ты не охраняй нас, Сережка, - вмешалась Кристина. - Может мы так и найдем себе кого-нибудь, - подмигнула мне.
   - Вы скорее на жопу приключений себе найдете, чем кого-нибудь, - последнее было произнесено саркастическим тоном.
   - Да мы вроде не слишком откровенно выглядим, - оглядела сначала сидящих за столом девушек, затем себя. Низ моего платья был выше колен, но по сравнению со многими нарядами, которые успела посмотреть, пока добиралась до стола, эта длина казалась скромной, да и вырез декольте был не слишком глубокий.
   - Поверь, - качнул головой Литвинов. - Этого достаточно, чтоб на вас тут как мухи на говно слетались.
   Народу здесь было действительно много, но я сомневалась, что нас, как он выразился, будут так сильно атаковать, так как особей женского пола здесь было предостаточно.
   - Ну, спасибо за сравнение, - съязвила Оля, подцепляя вилкой кусочек мяса из своей тарелки и отправляя его в рот.
   Пока все беззлобно препирались, я успела заказать еды, застряв на барной карте. Любительницей выпить я не была и, даже не смотря на то, что работала в баре, в алкоголе не разбиралась вообще.
   - Выбирай ром, - проговорил мне на ухо женский голос, который тут же узнала. Губы тут же растянулись в улыбке, когда посмотрела на садившуюся рядом Олеську. Не могла не признать, как хорошо она выглядела в своей кожаной юбке и коротком топе, под которым был виден плоский живот с пирсингом на пупке. Глаза были ярко подведены, но это нисколько не портило ее, а наоборот, сделало взгляд наиболее выразительным и хищным.
   - Ром? - решила переспросить.
   - Да, - кивнула. - Белый. С соком будешь пить, не так сильно горечь учуешь. Да и голова на утро не будет болеть, - улыбнулась мне, показывая на свой стакан с вишневым соком, в котором, скорее всего, был этот самый ром.
   Последовав совету, заказала его себе. На вкус, как она и говорила, было не сильно горько, так как сладость сока все перебивала, но, все же, алкоголь ощущался.
   Следующий час мы слушали веселые байки от Сергея и еще пары ребят, которые они рассказывали наперебой. В основном это были ситуации с работы, в чем не было ничего удивительного. Все истории были смешные и переполненные юмором. И с каждым глотком я понимала, что смеюсь все чаще, а вкус спиртного постепенно теряется.
   Решив сделать паузу, отставила стакан. Джинсовку я давно сняла, так как становилось слишком душно, это притом, что рядом с нами работал кондиционер. Глубоко вдыхая, повернулась к танцполу, в конце которого возвышалась сцена, идущая чуть ли не вдоль всей стены. Парень ди-джей активно жестикулировал руками, выкрикивая что-то в толпу и орудуя над аппаратурой, а возле него крутились танцовщицы в откровенных нарядах.
   Застыла, глядя на одну из них, узнавая знакомое лицо.
   Быть не может.
   Это была девушка Демьяна.
  

Глава десятая

  
  
   Не знаю, сколько времени я пялилась на танцующую девицу, но, скорее всего, так бы и продолжала на нее смотреть, пока меня не окликнули за столом.
   - Что? - повернулась на зовущий голос Оли.
   - Танцевать, говорю, пойдем? - она крутила в руках свой полупустой бокал, позвякивая кубками льда.
   Пока я раздумывала над ответом, Оля встала с места. Перегнувшись через стол, ухватила меня за руку, тем самым поведя за собой. Мне же ничего другого не оставалось, как последовать за ней. Через плечо кинула взгляд на Олесю, но та лишь отрицательно покачала головой, отсалютовав мне своим напитком. Ольга продолжала вести меня сквозь гущу толпы, пока не остановилась в самой середине зала. Раскинув руки, начала извиваться подобно змее, закрыв глаза. К нам присоединилась Кристина, очевидно, которая шла вслед за нами. Поддаваясь общему настрою, не заметила, как сама начала двигаться, подчиняясь музыке и раскрепощаясь. Былое стеснение куда-то ушло, и я полностью погрузилась в мир музыки. Опрокинув голову назад, только сейчас увидела, что здесь был второй этаж, возле перил которого стояли люди. Не так много, как на первом этаже, что давало понять о совсем другой цене на место повыше. Из-за яркого мелькавшего света софитов, разглядеть можно было только силуэты, вальяжно сновавшие из стороны в сторону, кто-то курил кальяны, пуская белый густой дым в воздух. Переключая внимание, вновь посмотрела на сцену. Брюнетка все так же ритмично вилась у ди-джейского стола, демонстрируя не только умение хорошо двигаться на высоких каблуках, но и стройное тело, не скрытое одеждой. Короткие шортики открывали вид на крепкие ноги с небольшой татуировкой на бедре. Это был красивый дракон, витиеватым узором хранившимся на коже.
   Через пару минут осознала, что имел в виду Сергей, говоря о нежелательных поклонниках: на талию мне легли чьи-то руки, привлекая ближе к их хозяину.
   - Ну, вот мы и встретились снова, - прямо в ухо проворковал незнакомый мужской голос. - Я же говорил, что еще увидимся.
   От неожиданности резко обернулась на месте. На меня смотрели темные глаза того самого шатена из компашки Игната, которого совсем недавно отшила. И сейчас он как ни в чем не бывало возвышался рядом со мной, а я, глядя на нахальную улыбку, не нашлась, что ответить.
   - Какая ты красивая сегодня, - продолжал этот тип, пододвигая меня ближе. Это сразу же вернуло меня из прострации.
   - Руки убрал, - решила не церемониться, отцепляя его ладони, что оказалось не так просто.
   - Ну, куда ты торопишься? Сама ведь сказала, что вне работы мы можем пообщаться, - ему приходилось проговаривать мне это в ухо, чтобы я могла услышать его слова сквозь звуки музыки. - Не бойся, я не обижу.
   Как назло, Оля и Кристина оказались не в ближней доступности, где могла бы позвать их. Видя девчонок, понимала, что кричать им не имеет смысла, так как они попросту не услышат меня.
   - Ты, кажется, тяжело воспринимаешь с первого раза, - вцепилась ногтями парню в предплечья. - В тот раз было сказано "навряд ли", а сейчас по-хорошему прошу - отпусти.
   Вариант "по-плохому", я не рассматривала, так как не предполагала, что именно могу сделать в данной ситуации. Успокаивало одно - мы среди людей и где-то поблизости есть Сергей с ребятами, и, конечно же, охрана.
   - Девочка с коготками, - продолжая лыбиться, шатен, к моему облегчению, ослабил хватку, отпуская меня. - Но мы еще поборемся. Обязательно. А сейчас, - подмигнул, мимолетно коснувшись моей щеки. - Просто станцуй для меня.
   - Что? - переспросила, думая что ослышалась, но мой вопрос остался без ответа, потому что в следующую секунду этот тип схватил мою руку, резко поднял ее, громко что-то крикнув. Народ вокруг радостно заулюкал, подхватывая его крик. Толком не осознавая, что происходит, с удивлением озиралась по сторонам, в то время как на меня тоже глазели люди из толпы. Даже то, что сейчас меня крепко держали за руку, не так волновало, как всеобщее внимание.
   - А вот и последняя пара, - весело выкрикнули в микрофон. Подняла глаза на сцену, где оттуда прямо на меня смотрел ди-джей и еще несколько человек. До самого последнего момента не могла сообразить сути происходящего, пока меня мягко толкали в спину. - Давайте, ребята, - подначивал парень в микрофон. - Забирайтесь на сцену. Ну что, молодежь, вы готовы? - это обратился он вновь к публике. - Сейчас мы устроим жару.
   - О чем это он? - повернулась к своему нерадивому ухажеру, отдергивая при этом руку.
   - О том, крошка, - снова эта раздражающая улыбочка. - Что сейчас мы будем танцевать.
   - И-и-и, - протянул ди-джей. - Это будет танцевальный поединок.
   Ну, еп твою мать.
   - Я никуда не пойду, - очередной раз тряхнула рукой, но парень вцепился в нее намертво.
   - Милая, тебя уже выбрал народ, - он кивком указал на смотрящих нас людей. - Будет глупо отказываться у всех на виду.
   - Еще глупее идти у тебя на поводу. Отпусти меня, - рыкнула. Вопреки ожиданиям, он, все же, отпустил меня, но радоваться было недолго, потому, как этот тип неожиданно обхватил крепко за талию, приподнимая над полом, отчего в зале вновь послышался рев. Несколько мгновений и я стою на сцене, объятая множеством взглядов. Оцепенело озираясь, в надежде искала знакомые лица.
   - Ну, надо же, какие у нас все-таки красивые девочки. Сейчас они покажут, на что способны ради победы, - рядом материализовался ди-джей, крича на фоне тихо игравшей музыки. - И так, конкурс на самый сексуальный и зажигательный танец. Ну, а победители получат сертификат на ужин в Голде. А это, ребятушки, самый лучший ресторан города!
   Не знаю, что взбунтовало азарт в моей крови, но это было явно не желание танцевать с этим навязчивым партнером. Хотя, отчасти, должна признать, это было желание не упасть в грязь лицом перед темноволосой девушкой, что, не скрывая интереса, глядела на меня. Любопытство отражалось на ее лице, а еще недоверие. Рядом со мной стоял шатен, назойливо раздражая своим присутствием, пока я в растерянности смотрела в стоящих на танцполе людей.
   - Не переживай, это всего лишь танец, - шепнул он мне на ухо, отодвигая меня к краю сцены и, как бы невзначай, кладя руку на талию, не убирая ее.
   Прозвучали аккорды музыки, и первая пара вышла в середину. Парень слегка пританцовывал, в то время как его девушка вилась вокруг него, покачивая бедрами и выгибаясь как кошка. Всю минуту, что ей давалась, она использовала своего партнера в качестве шеста, но, все же, ее старания были оценены громкими аплодисментами. Вторые выступающие оригинальностью не отличались.
   - Ты хоть танцевать умеешь? - повернулась к стоящему за спиной парню.
   - В школе немного брейк-дансом занимался, - улыбнулся мне, на что только закатила глаза, отвернувшись. Взор мой упал снова на второй этаж, будто ища там что-то. И, когда же нашла, сердце вмиг забилось быстрее.
   Демьян.
   Я должна была предположить, что он находится здесь, ведь тут его девушка. А сейчас не отрываясь смотрела на него и была уверена, что он видит меня. Скрытый от света, вальяжно опирался о перила, держа в руке бокал с неизвестной мне жидкость. Вспышка софитов на пару секунд озарила его лицо, и мы встретились взглядами. Не могу оторваться и отвернуться тоже не могу. Дышу медленно, пытаясь не обращать внимания на вставший ком в груди.
   - Наша очередь, - прогремел сбоку шатен, сжимая ладони на моей талии сильнее, немного толкнув вперед.
   Волнение окутало меня, заставляя двигаться механически. Вдох, выдох. Всем нутром ощущала напряжение со стороны стоявшего позади парня, темноволосой девушки, находившейся так же, рядом. Даже руки чуть-чуть подрагивали, уже не говоря о коленях. Шумный гул голосов не доносился до моего сознания, лишь мое частое дыхание.
   - Миша, детка, ты сможешь!
   Не узнала голос, выделившийся из общего гомона, но на имя свое отреагировала. Сразу же отыскала человека, который решил поддержать и, изначально не поверила. В самом углу, у стены, мне активно махала рукой Полина, широко улыбаясь. И, казалось бы, появление моего хореографа должно было способствовать новому потоку волнения, но этого не произошло. Наоборот. Она словно глоток свежего воздуха, внесла с собой легкость в этот момент. Наверное, именно это мне и было нужно - чья-то поддержка. Знакомого лица. А уж Полина это сделала.
   Глубоко вдохнув, шагнула на самую середину сцены, мысленно собираясь с духом. Заиграла музыка.
   - Твою ж мать, - выругался мой партнер. Нам поставили "Pussycat Dolls - buttons". - И как я, блять, под это танцевать буду?
   Мне же эта песня с детства нравилась, хотя, впервые, с ним была согласна. Недолго думая, отошла назад к диджейскому столу, где высмотрела стул. Схватив его, вытолкнула в середину, взглядом понуждая парня сесть. Идея в моей голове возродилась глупая, но быть облапаной этим типом не хотелось. Слава богу, он оказался понятливым и сразу же сел. Не теряя времени, начала двигаться, медленно вышагивая вперед и разводя руки и в такт щелкая пальцами. Такое я как-то видела в интернете, когда смотрела ролики с танцами. Остановилась, приседая перед сидящим парнем, проводя ладонями по бедрам. Публика явно оценила, еще больше шумя и подбодряя. А я танцевала, рождая в голове новые действия, которые тут же воплощала под одобрительные возгласы зала. Кто-то свистел, выкрикивая пошлые комплименты, но единственная, на кого я могла смотреть - Полина. Качая головой в ритм, она радостно улыбалась мне, а мне виделось довольство увиденным в ее эмоциях. Это мотивировало. Смотреть на того, кого чувствовала каждой клеточкой тела, боялась. Иначе собьюсь и забудусь. Потому что его глаза имеют свойство сбивать меня с толку. Достаточно уже того, что я знала, что он следит за каждым моим движением. Была уверена.
   Не знаю, что больше придавало мне смелости: толика выпитого алкоголя, разгонявшего по венам кровь, или реакция всех людей на мои движения. Подобные ощущения были для меня в новинку, и мне это даже немного начинало нравиться. Плавно переступаясь возле стула, касалась его спинки, слегка задевая своего партнера. Было видно, что ему это представление тоже приходится по душе.
   - Вот это девочка, - ликующе воскликнул ди-джей. - Мне кажется или в зале стало жарковато?
   В ответ публика лишь загудела. По-прежнему не обращая внимания на всеобщий галдеж, продолжала танцевать, полностью сосредоточенная на движениях. Осталось совсем немного времени, когда я медленно присела возле сидящего парня, после чего, резко взмахнув волосами, встала. Провела ладонью по бедру, к талии, обрисовывая таким образом ее изгиб. К щекам и шее прилипло несколько прядей, но на данный момент было не до этого. Тяжело дыша, окинула взглядом толпу, посмотрев на второй этаж, где у перил собралось гораздо больше смотрящих, нежели было раньше. Но среди них Демьяна не было.
   Выдохнув, отошла от стула и, не смотря на гомон и просьбу остаться, бросилась к боковому спуску, ведущему на танцпол. Оставаться на сцене не хотелось. Как и в клубе, в общем. Весь запал прошел, и теперь навалилась странная апатия и усталость. Словно из меня выкачали всю энергию разом.
   За столом я обнаружила лишь одиноко сидящую Олесю, что-то печатающую в своем телефоне.
   - Я домой.
   Оторвавшись от телефона, посмотрела на меня. Несколько секунд молча вглядывалась, а после лишь кивнула плечами.
   - Я пока останусь, меня потом заберут, может, подождешь?
   На ее предложение лишь отрицательно помотала головой. Клубная духота становилась все тяжелее, а атмосфера навязчивее. С Олесей попрощалась, попросив остальным передать, что ухожу. Захватив свою джинсовку, чуть ли не бегом направилась к выходу. Улица встретила меня приятной прохладой, окутав свежим последождевым запахом.
   - Михайлина, - растягивая гласные произнесли за моей спиной. Чуть не выругалась вслух, сжав крепче телефон в ладони. - Ты кое-что забыла.
   - Навряд ли, - повернулась к настигшему меня шатену. С хитрой улыбкой он приближался ко мне, помахивая небольшим белым конвертом.
   - Мы выиграли, малышка, - пояснил. - А значит, можем продолжить наше знакомство в гораздо уютном месте, - интонация голоса и блеск в его глазах говорили о том, что он явно не про ужин в ресторане имеет в виду.
   - Выиграла я, наверное, ты хотел сказать, - громко фыркнула. - Можешь забрать этот сертификат себе, дарю. Он мне не нужен.
   Махнув рукой, собиралась повернуться, но этого мне не дали. На плечо легка тяжелая мужская кисть.
   - Я, все же, настаиваю на знакомстве, - пальцы, впиваясь, поглаживали кожу, отчего передернулась. - Давай, не робей. Да и сомневаюсь, что в таких местах ты вобще бывала.
   - Да иди ты к черту, - психанула, дернув плечом. Взглядом попыталась отыскать на крыльце охранников, которых, как на зло, не было. Сжимая кулак, впилась ногтями в ладонь, сдерживая маты. - Я, вроде бы, внятно объяснила, что знакомиться с тобой не хочу. Сколько раз мне еще нужно повторить, чтобы до тебя, наконец, дошло?
   Не скрывала раздражения, отходя на шаг назад. Алкоголь выветрился, и теперь пришло трезвое понимание ситуации.
   - Прости, малышка, - этот тип не отступал. - Но своим танцем ты просто вынудила меня хотеть большего. Правда, - тряхнул головой, немного пошатнувшись. - Не обостряй. Я же тебя не потрахаться зову, хотя, и можно...
   Дальше он не договорил, ибо терпение мое резко лопнуло. Гнев вырвался наружу, превосходя над адекватностью и рассудком. Возможно, потом я пожалею о своем поступке, но сейчас испытала полное удовольствие, замахиваясь и нанося кулаком в лицо ухмыляющемуся пижону. - Да ты просто дебил максимальный, - прорычала. - Отвали уже.
   Тело внезапно охватила дрожь. Разум возобладал, и теперь понимала, что он может и ответить. А сопротивляться ему было не в моих силах, так как физически я уступала. Дрогнувшей рукой принялась набирать номер такси, поспешно шагая обратно к клубу.
   - А ну стой, сучка, - взвыл этот тип, заставляя меня испуганно вздрогнуть, так как он вновь перехватил меня, сцепив за локоть железной хваткой. - Ты совсем ополоумела, кретинка? Да я...
   - Антон, отпусти девушку, иначе к твоей роже приложусь уже я.
   Задержала дыхание от такого тихого, но пронзительного голоса. Сердце заклокотало где-то в горле от радости, так как сразу же, даже не оборачиваясь, узнала хозяина низкого баритона. Захотелось вырваться и тут же кинуться в его сторону, но оцепенение не давало мне даже двинуться с места.
   - Дем, какого...
   - Ты меня плохо слышал?
   От тона Демьяна веяло поистине арктическим холодом. Этот самый Антон, интонацией проникся, так как руку нехотя, но отпустил.
   - Потом поговорим, - недовольно выплюнул он напоследок. Кому именно это было адресовано, не поняла, но продолжала стоять столбом, прислушиваясь к удаляющимся шагам шатена. Он ушел, но дрожь не прошла, а сердце все так же колотилось, но уже по другой причине. Прикусив внутреннюю часть губы, повернулась. Демьян стоял неподалеку, скрытый в тени, но стоило мне оказаться лицом к нему, как сделал несколько шагов вперед. Медленно с расстановкой, не спеша. Свет фонарей тут же осветили его лицо. Спокойное, задумчивое, и лишь глаза мерцали непонятным блеском. А мне хотелось смотреть не отрываясь. Вот так вот просто, сдавшись до конца под милость этих серых глаз. И плевать, что при этом пульс бился стремясь, а в горле пересыхало.
   - Ты... - начал, было, он, но остановился. Темные брови нахмурились, образуя меж ними складку, а губы плотно сжались. Он словно подбирал слова, при этом подходя ближе. Так, чтобы могла рассмотреть серые радужки отливающие серебром. Коротко выдохнул, окинув взглядом с ног до головы, затем, все же решил высказаться:
   - Ты просто дура, Михайлина.
  
  

Глава одиннадцатая

  
  
   Сказав это, как ни в чем не бывало, молча продолжил разглядывать меня и от этого становилось тяжело сосредоточиться на собственной мысли и его словах.
   - Дура? - выгнув бровь, наклонила голову. - Считаешь, нужно было ударить раньше?
   - Примерно, - уголок его губ приподнялся, образуя полуулыбку, а хмурость исчезла, уступая место привычной расслабленности. - Еще тогда, в кафе.
   - Меня бы уволили.
   - Это было бы не самым худшим вариантом.
   Что-то странное творилось в воздухе: дышать стало тяжелее, но одновременно легче. Многие вещи связанные с этим парнем были мне непонятны, в особенности собственные чувства. В данной атмосфере я спокойствия, увы, не ощущала. Все время хотелось поправить мешавший локон, подтянуть вниз платье, убрать несуществующую пыль с одежды. Даже запах его чудился, хоть и стоял он не столь уже близко, но, все равно, вдохнула чуть глубже.
   - Спасибо, - пробормотала. Не выдержав, подняла руку вверх, убирая непослушные волосы.
   Не заметила, как подошел ближе, слишком быстро это оказалось. Секунда, и меня окутывает горьковато-цитрусовый аромат. Телом почувствовала всю мощь, что исходила от него. Он стоял почти вплотную ко мне, захватывая в пальцы прядь моих волос.
   - Выпрямила их, - как-то для себя произнес негромко, заправляя волос мне за ухо. Слишком близко и слишком интимно. Стоит наклониться вперед, и я упрусь носом ему в грудь.
   - Не нравится?
   Смело уставилась на него, опасаясь за собственный самоконтроль. Флиртовать с таким, как он было опасно, потому что в любом случае я рисковала быть пораженной.
   - В том-то и проблема, Миша, - вздохнул. - Мне все в тебе нравится.
   Что-то изменилось в его взгляде, сменив его цвет на оттенок темнее, когда пальцы коснулись щеки. Сама я едва соображала, находясь в прострации. И дело совсем не в недавно выпитом алкоголе. Выпитого мной навряд ли хватало, чтобы потерять разум, да и выветрилось все уже давно. Как оказалось, Демьяну достаточно пары слов, чтобы вновь вогнать в хмель. Приятная нега разлилась по внутренним органам, а я мысленно повторяла его слова, смакуя их и наслаждаясь.
   - Разве это проблема?
   Чуть поддалась вперед, получая удовольствие от его прикосновений, таким образом показывая, что совсем не против этой тактильности. Мне кажется, я сошла с ума.
   - Большая проблема, - он улыбнулся, вновь сцепляя короткую прядь. - Потому что я могу быть хуже, чем Антон.
   Нахмурила брови, красноречиво показывая свою скептичность к его высказыванию.
   - Ты не можешь быть хуже, чем Антон, - заявила твердо, на что он лишь усмехнулся.
   - Не будь настолько во мне слишком уверенной. Особенно, когда на тебе короткое платье.
   Понимала, что он всего лишь надсмехается, но, на всякий случай, оглядела себя. Ничего неприличного, о чем стоило беспокоиться.
   - Обычное платье, - развела руками, давая ему еще раз разглядеть себя.
   - Обычное, - кивнул, убирая руки в карман, и, вместе с тем, то тепло, что давал мне, касаясь. - Но поверь мне, Миша, - пристально посмотрел на мое лицо, даже не глядя на одежду. - После тех танцев, на тебе даже мешок откровенно будет смотреться.
   На это не нашлась, что ответить, да и Демьян не стал дожидаться, когда я что-то придумаю.
   - Пошли, - отступил на шаг назад. Короткий, но достаточный, чтобы вместить в себя прохладу вечера, оттесняя тепло его тела. - Отвезу тебя домой.
   - Домой? - решила, что ослышалась.
   - Ты ведь не против? - теперь он изогнул свою бровь в вопросительном жесте.
   Нет, черт возьми, я была очень даже не против.
   - Нет, - сдержалась, чтобы широко не улыбнуться. - Но разве ты не пил?
   Вспомнила, как видела в его руке бокал с чем-то.
   - Я не пью, Миша, - на его щеке появилась ямочка. Чертова ямочка.
   Мне нравилось, как звучало мое имя в его устах. Низко и рычащее. Как он произносил и смотрел одновременно. Словно запечатывал за собой право называть так, как ему хочется.
   Не парень, а оружие массового женского поражения.
   Шагала следом за ним, ведомая слепым чувством доверия к этому человеку. Разве такое может быть? Толком не зная его, готовая ему доверять.
   - Это твой жизненный устав? - поинтересовалась, когда мы дошли до черного возвышавшегося над другими автомобилями Лексуса, пиликнувшего сигнализацией при нашем появлении. - Или что-то другое?
   - Стараюсь держать голову ясной, - ответил он, когда мы уже сели в машину. Пахло кожей, дорогой, и лимонным ароматизатором.
   - Здоровый образ жизни?
   Стараясь сильно не пялиться, бегло осмотрела широкие плечи, крепкий торс и подкачанные руки, подмечая точеный рельеф и вкрапливая все это в памяти. У него красивые кисти, с выступающими венами, паутинкой ведущими к ладоням, длинные пальцы, лежащие на руле. Есть что-то притягивающее в мужских руках, и теперь я больше понимаю девушек, у которых фетиш на это.
   - Можно и так сказать, - кивнул. - Но тут скорее режим. Рабочий, - добавил. - Сейчас я работаю на фирме, где для меня нет обычного нормированного графика. Заключаю договора, составляю акты, и позвонить мне могут в любое время дня и ночи, - пожал плечами, а я, словно загипнотизированная, исподтишка следила за каждым его движением.
   - Значит, в компании своих друзей, ты единственный находишься в здравом рассудке?
   Я вспомнила, что в прошлые разы, когда Демьян сидел со своей компанией в нашем баре, то он, в отличие от всех, алкоголь не употреблял.
   - Тех, кого ты видела рядом со мной, это не мои друзья, Миша, - он слабо улыбнулся, не отрываясь от дороги. - Это лишь дети партнеров по бизнесу моего отца, в компании которой, я, кстати, работаю.
   - Вынужденное общение? - корпусом повернулась к нему, наплевав на условности.
   - Скорее, вынужденное партнерство. Или работа, - последнее он произнес немного тише, выруливая по трассе.
   - Тебе не нравится то, чем ты занимаешься? - предположила я.
   - Наверное, меня никогда не тянуло к тому, на что почти полжизни посвятил отец, - признался Демьян, после длительного раздумья.
   Наверное, все, что касалось относительно этого парня, мне было интересно и хотелось узнать о нем намного больше. Кто он, чем занимается, что любит, абсолютно все.
   - И к чему же тебя тянет?
   - К тебе.
   И вот уже второй раз он срывает мое дыхание парой слов, умело выворачивая ситуацию из одной плоскости в другую. Очень сложно оставаться невозмутимой, когда от сказанного внутри все будто бы горячей негой разлилось, стекаясь к низу живота. Чувствовала себя будто на вершине огромного аттракциона, где тебя резко опускают вниз. То самое чувство адреналина, как перед рывком, вмиг всколыхнулось в крови, пробегая по венам и заставляя пульс учащенно биться.
   Он больше ничего не сказал, а я, выпрямившись, пыталась усиленно глядеть в окно, на город, который толком и не замечала, потому что все мысли сосредоточены на Демьяне. Не смотреть на него, чтобы не дать прочитать в глазах свое собственное желание, которое по силе переваливало во множество раз. Делала над собой усилие, чтобы дышать равномерно, не делая рваных вдохов, ибо воздуха не хватало.
   Я не знала, что ответить на это заявление, потому как не знала, с какой целью оно звучало. Насмешка или откровение? Боялась собственных чувств, потому как такое испытывала впервые, и ясно понимала, что обычной симпатией это дело не ограничиться. Внутренний голос подсказывал, что Демьян тот человек, которого мне будет мало. Даже сейчас ощущала себя помешанной, не смотря на то, что этот парень был занят. Другой.
   Но эта мысль не отрезвляла. Скорее отходила на второй план.
   Мы въехали в мой двор, останавливаясь у самого подъезда. Надо было что-то сказать, но ответ до сих пор не родился в моей голове.
   - Спасибо, что тогда выручил меня, - взглядом вперилась в его руки. Куда угодно, лишь бы не в его глаза, серые и слишком пронзительные, смотрящие сквозь душу. - И сейчас, что подвез.
   Он молчал, никак не реагируя, и, поняв, что больше не следует ничего ожидать, я открыла дверцу.
   - Доброй ночи, - пожелала, чуть ли не выпрыгивая из машины. - Спасибо, - повторила снова, не зная, услышит ли он.
   Шаги под его взором давались тяжело, ноги передвигались нетвердо, и боялась того, что могу запнуться на ровном месте. Всего немного отделяло меня от подъездной двери, когда услышала шум за спиной. Застыла на месте, понимая, что мне не показалось, когда спиной ощутила присутствие Демьяна совсем близко. Даже не удивляюсь его способности бесшумно появляться словно из неоткуда. Пульс громким гулом отдается в ушах, вытесняя все остальные звуки.
   - Ты вкусно пахнешь, - услышала его низкий голос, тихий. Повернула голову в его сторону, все так же, стоя к нему спиной. А он находился слишком близко, почти касаясь, втягивая носом запах, тем самым вызывая трепет по всему телу. - Безумно вкусно. Что это?
   - Ш-шампунь, - в безмолвии было находиться куда проще, нежели отвечать заплетающимся языком. - Это шампунь.
   - Нет, Миша. Это не шампунь, - вдохнул еще раз, шумно, утыкаясь в макушку. - Это проблемы. Ты пахнешь проблемами.
   Не понимала и не осознала смысла, лишь стояла, не шевелясь, и прикрыв глаза. Наслаждалась этой невесомой близостью, подозревая, что могу рассыпаться в песок, прямо у его ног. А он не отрывался, путаясь дыханием в волосах. Поднял руку, чтобы убрать мешавший локон, заправляя его за ухо. Мурашки пошли от такого простого прикосновения. Пальцы его были теплые, но меня они обжигали.
   - Для тебя это так проблемно?
   - Нет, - прошелестел шепотом. - Это, скорее, проблемно для тебя.
   - Меня? - повернулась к нему.
   Что-то непонятное было в его взгляде. Темный цвет казался почти черным, на фоне вечерней тьмы. Единственный луч света шел от луны, бликом оседая на коже, что делало его еще более таинственным. Пальцы его внезапно оказались на моей щеке, скользя по линии скулы, заставляя реагировать меня всем нутром, едва ли не закусив губу.
   - Я же сказал, что могу быть хуже Антона. Один удар здесь мало что решит, - он легонько приподнял мой подбородок, тем самым сокращая расстояние между нашими лицами. - Спокойной ночи, Миша, - произнес он, а еще через секунду моей щеки коснулись его губы. Мимолетно, но след на мне остался, будто клеймом выжженный. Ожогом теплел, растворяясь под кожей.
   Отстранившись, Демьян мягко улыбнулся мне, после чего пошел к своей машине. А я, лишенная сил и разума, на ватных ногах потопала к двери. Писк домофонного ключа словно дал старт рывку мотора позади меня. А сердце продолжало свой ускоренный темп, даже когда уже находилась в своей комнате. Повалившись на свою кровать, накрыла голову подушкой, стискивая ту, что есть силы.
   Если так и дальше будет продолжаться, я разобьюсь. Или свихнусь точно.
   Последующая ночь облегчения не принесла. Спалось плохо, поэтому проснулась наутро разбитой, ощущая ломкость в теле. Работа так же встретила меня унылыми работниками, что давало понять о бессонной ночи не только у меня. Однако, в отличии от остальных, моей причиной был не алкоголь.
   - Ли-ина, - раздалось громкое, когда я в очередной раз стояла на улице, на черном ходе, вдыхая прохладный воздух и наслаждаясь им. Оторвавшись от стены, посмотрела на Олесю, зовущую из коридора. - Тебя просит подойти столик, - пояснила она, становясь рядом. - Десятый.
   - Десятый? - уточнила тихо, стараясь не выдать набежавшего волнения в голосе. Дождавшись кивка, направилась в зал, по дороге справляясь с ногами и пытаясь не побежать. Грудь вновь охватили тески. Не в первый раз за сегодняшний день теряю самоконтроль, теряя внимательность к работе, да и ко всему остальному в целом. Стоило сегодня лишь услышать, что входная дверь открывается, как замирала статуей. Уже самой себе казалась параноиком. В голове, не переставая, крутились его слова, то, как произносил их, как смотрел, а фантазия упрямо дорисовывала совсем иное продолжение сценария.
   Выплыв из раздумий, с участившимся сердцебиением шагнула в зал.
   И чуть было не споткнулась на месте, увидев того, кто меня ждал. Это был не Демьян. И даже не Игнат, которому я была бы даже больше рада.
   За указанным столиком, сложив голову на сцепленные руки, сидела темноволосая брюнетка, с улыбкой глядя на меня. Это была девушка Демьяна.
   Твою мать.
  
  

Глава двенадцатая

  
   - Привет, - весело поздоровалась она. Слишком дружелюбно, что настораживало.
   - Здравствуйте, - не смотря на ее обращение, я, все же, решила соблюдать субординацию. Хоть та и выглядела вполне себе миролюбивой, но, все же, внутренне подобралась, готовая к любой стычке. - Будете что-то заказывать?
   Напрямик задать ей вопрос о причине вызова не стала, посчитав, что девушка сама начнет нужную ей тему. Ждать оказалось недолго, так как брюнетка ходить вокруг да около не стала:
   - Ты красиво танцуешь.
   Ее откровение обескуражило, как и то, с какой улыбкой она выпалила это. А глаза карие, медового оттенка, горели интересом и задором. Вблизи она казалась еще красивее. Холеная, явно ухаживающая за собой, но не это играло роли. Ее красота была природная, та, с которой рождаешься, а косметика лишь подчеркивает удачно сложившуюся генетику.
   - Спасибо, - кивнула, не зная, что можно добавить к этому.
   - Не хочешь пойти в танцевальную студию Скай?
   - Что?
   Мне показалось, что я ослышалась, но нет, ее лицо прямо-таки твердило о том, что услышанное мною не выдумка заигравшейся фантазии. Облокотившись на локти, брюнеточка поддалась вперед.
   - Ты потрясно двигаешься, - снова широкая улыбка. - А у нас сейчас идет набор новеньких. В дальнейшем, если ты захочешь продвигаться, то мы организуем выезды на различные соревнования. И подработку, если будет желание, - подмигнула. Не нужно быть идиоткой, чтобы не понять, о чем она имеет в виду. На этой самой подработке я видела ее вчера.
   - Нет.
   Мой ответ был категоричен, как и взгляд, в который постаралась вложить свое мнение по этому поводу. К моему облегчению, девушка оказалась из разряда понятливых, кому не надо объяснять по нескольку раз. Сдержанно кивнув и пожав плечами, она потянулась за лежащим рядом меню, давая понять, что разговор окончен.
   Я же, морально готовившаяся к конфронтации с ее стороны, стояла обуреваемая двойственными ощущениями. Странная она, с виду высокомерная девица, но сейчас грубиянкой чувствовала себя я, и оттого стало неловко. Чтобы скрыть это, поскорее ушла, приняв заказ.
   - Почему ты не хочешь даже попробовать? - вновь обратилась она ко мне, когда я расставляла перед ней чашку с чайником. От неожиданности едва не вздрогнула.
   - Я уже хожу в студию танцев, - решила признаться ей. - И мне нравится.
   - А-а, - протянула брюнетка, уткнувшись внезапно в свою чашку. Поскольку дальнейших вопросов не последовало, я рассчитала это как знак, что можно уйти. Но, повернувшись на месте, чуть не впечаталась в чью-то грудь. Явно мужскую, судя по ширине и твердости мускул. Запах парфюма тут же донесся до ноздрей. Приятный и ненавязчивый, мне всегда нравились такие мужские ароматы, а этот пах вкусно. Подняв взгляд, немного опешила, так как сразу же узнала эти черные как уголь глаза. Парень, что недавно сидел с Демьяном. Только теперь он находился прямо передо мной, а взор его по-прежнему иссякал темноту, глубь которой, по всей видимости, была недосягаемой. В его радужках было сложно даже зрачки разглядеть, оттого он казался более загадочным и даже пугающим.
   - Здравствуйте, - поздоровалась с ним, попятившись назад. В ответ он лишь кивнул, переводя взгляд с меня за мою спину. Вблизи он показался еще моложе, но, все же, недостатком тестостерона парень не страдал, так как мужественность в нем чувствовалась за версту, начиная от высокого роста, крепкого телосложения и заканчивая высокими скулами, имевшими темный оттенок из-за пробивавшейся щетины.
   Осторожно, стараясь не задеть, обошла его, чувствуя неловкость от того, что так пристально разглядывала. Нет сомнения, этот брюнет был красив, и, возможно, сам об этом прекрасно понимал, так как множества женских взглядов в его сторону нельзя не заметить. Но, странное дело, если Демьян заставлял меня пылать, сжигая одним взглядом, то этот тип им замораживал. И единственное, что мне хотелось сделать - это убраться отсюда. Подальше от стола, за которым сидела девушка Демьяна, а сейчас подсел еще и его друг. Чутье подсказывало, что на данный момент третий не лишний, и он вполне может объявиться с секунды на секунду и недавняя неловкость покажется мне ерундой.
   В подсобном помещении было прохладно, что немного облегчало. Но внутреннее смятение тяжелее телесного комфорта, что не давало наслаждаться в полной мере. Я попросила Олесю присмотреть за залом, прикрывшись тем, что ушла поесть. Не знаю, поняла ли Олеся или нет, что я солгала, но ничего не сказала, в чем была благодарна ей. Сложно признаваться в собственной трусости, особенно самой себе. Ну, а когда борешься с собственным желанием, сложнее вдвойне. Ведь мне хотелось видеть Демьяна. Знать, как отреагирует на меня и что скажет, но здравый смысл подсказывал, что нынешняя ситуация не располагает на откровения, по крайней мере с его стороны. Не похож он на тех людей, готовых открыть душу для незнакомого человека. В нашем случае это же я.
   Да и пора бы избавиться от этого навязчивого чувства симпатии к нему. Оно начинает раздражать тем, что не поддается контролю, а это ведет не к самому лучшему исходу. Я не должна ждать его, а тем более скучать, но все выходит именно в такую ситуацию, где я как трусливая мышь пережидаю момент появления Демьяна, чтобы не столкнуться с ним.
   Но мои опасения оказались напрасными, поскольку выйдя из своего мнимого убежища, увидела, как за столом, где была та брюнетка, уже никого не было. Вот только от своего открытия, увы, облегчения не испытала. Напряжение не переставало покидать меня до конца самого вечера, а мысли все время витали вокруг недавней посетительницы. Вот только не наш диалог прокручивала в голове, а ее саму. Поведение, манеру говорить, то, как была одета. Цену она себе знала, это точно, и виделось это не в дорогой одежде или же дорогостоящих украшениях. Во взгляде. Именно там присутствовало то, что я видела у многих людей, посещавших это место и занимавших VIP-места. Уверенность в ее глазах в собственной персоне. Мой отказ покоробил ее, это было видно, но, все же, продолжала улыбаться.
   - Ты закончила?
   Позже, стоя на улице и с головой уйдя в себя, не заметила подошедшей Олеси, а услышав ее зов, едва вздрогнула. В вечерней темноте вспыхнул огонек зажигалки.
   - Да, - переведя взгляд, посмотрела на темное небо, в котором промелькивали звезды.
   - Не хочешь подняться и немножко выпить?
   Было странным не само предложение, а то, что исходило оно от Олеси, которая, как ни в чем не бывало, потягивалась сигаретой и тоже поглядывала на небо. Но взор ее, казалось, был направлен куда дальше, чем небесная синева.
   - Не знаю, - пожала плечами, раздумывая над ее приглашением. Поскольку завтра с утра вставать не надо было, то мысль составить компанию Олесе не вызывала внутреннего отрицания. - В принципе, можно.
   Ведомая скорее любопытством, нежели желанием принять алкоголь, переодевшись, отправилась за Олесей на второй этаж, где за одним из угловых столиков мы решили разместиться. Было непривычно сидеть там, где работаешь в качестве гостя, но, по всей видимости, сама Олеська стеснения не испытывала. Водрузив из сумки бутылку знакомого мне рома, она заказала графин сока и, как ни в чем не бывало, принялась разливать спиртное по бокалам. И все произошло как-то само по себе быстро, что я не успела очнуться, как уже держала в руке охлажденную соком смесь, делая глоток. Жидкость сладкой горечью растекалась внутри, пока я смотрела на сидевшую передо мной девушку, что уже опустошала свой бокал. Слишком резво она вливала в себя спиртное, но рвущийся наружу вопрос я решила отложить, понимая, что для какого-то откровения нужно определенное время. Или кондиция.
   - Давно ты здесь работаешь?
   Обстановка идеально располагала к уединенному разговору. На втором этаже находились в основном вип-кабинки, и несколько столиков, за одним из которых мы сидели. Приглушенный свет и едва слышная музыка создавали особую атмосферу. Даже дневная нервозность отошла на второй план, сменяясь расслабленностью.
   - Несколько месяцев, - наконец-то ответила Олеся, задумчиво вертя свой бокал в руках. - Не самая лучшая работа, но платят неплохо.
   В воздухе веяло ароматом кальянного дымка. Что-то приятное и ненавязчивое. Постепенно мне стала нравиться здешняя обстановка. Насколько я знала, зачастую сотрудники этого заведения оставались после работы, чтобы пропустить бокальчик другой. В принципе, ничего плохого в этом я и сама не видела.
   - Знаешь, - внезапно подала голос Олеся, выводя меня из задумчивого состояния. В руке она все так же перекатывала свой стакан, наблюдая за игрой света в узорчатом стекле. - Раньше я не была так разборчива в алкоголе, предпочитая более крепкие и дешевые напитки.
   Все это она говорила не сводя глаз со своих рук. Казалось, ее взгляд был направлен куда дальше, чем смешанный алкоголь в роксе. Не решаясь перебить ее, глотнула из своего бокала.
   - Когда родители больше заняты собой и не особо парятся твоим воспитанием, то в семнадцать лет такая свобода кажется чуть ли не подарком судьбы, - тряхнув плечом, заправила выбившийся локон за ухо. - Вот и мне так казалось. Я прогуливала уроки наравне с хулиганами из нашей школы, ходила на подпольные вечеринки, пила много алкоголя и возвращалась домой под утро, - вздохнула, отпивая последний глоток, после чего снова налила себе порцию рома с соком. Все это время я сидела молча, боясь спугнуть тот момент откровения, ведь для меня он казался очень редкостным, именно в лице Олеси. Было непонятно, но, в то же время, очень важно это хрупкое доверие.
   - Ко вседозволенности привыкаешь, и она балует. Я не работала, брала деньги у родителей и тратила их все на развлечения. Клубы, выпивка. Компания была не из лучших, но на тот момент я считала, что это все мои друзья, - передернула плечами. - Тогда все казалось иначе, - усмехнулась. - Тусовки у кого-то на даче, море алкоголя и беззаботности.
   Далее последовала недолгая пауза, где Олеся, уставившись в точку, будто вспоминала что-то для себя, попеременно закусывая внутреннюю часть нижней губы.
   - Мне нравилась такая жизнь, - вновь заговорила она. - Без забот и правил. Пока на одной из таких тусовок не появился парень, - тяжело выдохнула. - Его нельзя было не заметить, даже если захочешь. Вот я и заметила, - глотнула. - Да только отшил он меня сразу. Да еще посмотрел так, - пальцы слегка сжали стекло. - Словно я грязь на его ботинке.
   - Да ладно тебе, подумаешь, парень отшил, - сделала свою попытку приободрить. - В жизни есть вещи и пострашнее.
   - Есть, - согласилась Олеся, кивая головой. - И это чуть было не случилось со мной.
   - Всмысле?
   - После того, как меня, можно сказать, послали, во мне взыграл гнев и обида. И они были настолько сильны, что мне захотелось зализать свое уязвленное самолюбие. Проще говоря, я полезла к его другу, чтобы показать этому парню, что на меня есть кому посмотреть.
   - И что в итоге? - тихо спросила я, когда наступила длительная пауза. Во взгляде карих глаз затаилось напряжение.
   - Меня чуть не изнасиловали, - проговорила она медленно, все так же пялясь в свой стакан. - Не знаю, была ли это насмешка судьбы, или что-то еще, но спас меня именно тот парень, - пригубив свой стакан, Олеся посмотрела на меня. - Он, - продолжила. - Избил того типа, сильно, а меня... - тут она криво усмехнулась, словно над собой. - Меня он просто назвал потаскухой, не гнушающейся залезть любому в штаны, - еще один смешок с ее стороны. - Он говорил не много, всего лишь пару фраз, но они въелись в меня. Проедали как кислота. Веришь ли, после этого я перестала общаться со всеми своими, якобы, друзьями.
   - Якобы? - переспросила.
   - Я же говорю, все тогда казалось иначе, - грустно улыбнулась моя собеседница. - А сейчас... Сейчас не знаю.
   Говорить ничего не хотелось, да и наступившая пауза не тяготила. Обдумывала все сказанное Олесей, поражаясь той глубине ее откровения, которое открыла мне, чувствуя себя при этом человеком, которому доверили самую страшную тайну.
   - Сегодня я видела его, - оторвавшись от созерцания своего телефона на краю стола, глянула на Олесю. - Представляешь? - то ли отблеск ламп, то ли непонятная мне игра света, но ее глаза будто загорелись. - Сегодня он приходил сюда.
   - Да? - отозвалась с интересом. - И что же дальше?
   - А дальше, - протяжно вздохнула. - Он не узнал меня, или постарался сделать вид, - ее плечи приподнялись. - Он, кстати, сидел за одним из твоих столов?
   - Моих? - в памяти стала перебирать сегодняшних клиентов.
   - Да, ты тогда куда-то запропастилась, и дообслуживать их пришлось мне.
   - Их? - все так же не понимала, о ком идет речь, теряясь в догадках.
   - Да, ты сегодня принимала девушку, брюнетку за десятым столом. Так вот, когда ты ушла, к ней подсел он.
   Олеся улыбнулась мне какой-то странной довольной улыбкой, а у меня в голове тут же вспыхнул образ высокого парня с колючими черными глазами. Неужели это он?
   - Знаешь, - здесь невозможно было шептать, но этой девушке удавалось произносить свою речь шепотом. - Кажется, я втюрилась.
   Не выдержав, я хихикнула.
   - Все настолько серьезно?
   - Скорее безнадежно, - в противовес словам, моя коллега расстроенной не выглядела. - К тому же он был со своей девушкой.
   - Девушкой? Может, ты ошиблась?
   "Поскольку она девушка Демьяна", - с горечью отозвалось в груди.
   - Сомневаюсь, - задумчиво пробормотала Олеська, приканчивая свой стакан.
   - Почему? - любопытство в этом случае пресекало все остальные интересы.
   - Потому что, моя дорогая, - картинно взмахнула рукой. - То, как смотрела на него эта девица, давало ясно понять, что он ей не просто друг.
   - Ну, это ничего не значит, - сказала я, а у самой в душе зашевелилась надежда. Пусть это было неправильно по отношению к Олесе, но мне до жути хотелось, чтобы ее догадки стали правдой.
   - Они держались за руки как самая настоящая пара, а после ушли вместе чуть ли не в обнимку, - заявила она мне, откидываясь на спинке стула. А я не могу. Моя осанка напряжена от услышанного. И я не знаю, что делать с этой информацией.
   Порою, женский разум очень самообманчив, выдавая желаемое за действительное, но сейчас, я не испытывала укоры совести за то, что желаю обратного.
  
  

Глава тринадцатая

  
  
   С того самого вечера прошло уже три дня. И, вроде бы, после того неожиданного откровения Олеси мы, как мне казалось, должны стать немного ближе, но все пошло как-то наоборот. Словно осознав, что сделала ошибку, выговорившись, Олеся будто замкнулась в себе, вновь став той молчаливой девушкой, с которой познакомилась в самом начале. Она охотно разговаривала на тему работы, но личной жизни теперь и не касалась. И можно было бы сказать, что все вернулось на круги своя, если бы не один момент.
   - Лина, к тебе гости, - раздался недовольный голос Марины.
   Черт.
   Даже не идя в зал, догадывалась, кто именно звал меня.
   Милана.
   Имя той самой брюнетки я узнала на следующий день, когда она, как ни в чем не бывало, пришла снова, позвав меня. И так последующие дни. Ежедневно она приходила, не теряя надежды, уговорить меня пойти в ее чертов клуб. Я завидовала ее терпению, потому что мое уже начинало сдавать при виде ее широкой улыбки и безграничного дружелюбия в глазах. Девчонка раздражала неимоверно. И дело было не в ее навязчивости. Во мне росло чувство собственного непонимания, потому что, как бы я не хотела, я не испытывала ненависти или какой-либо антипатии по отношению к Милане. Скорее наоборот. Не знаю, каким образом, но брюнетка располагала к себе, не прилагая к этому собственно никаких усилий. Я не могла не заметить того, что в отличие от многих богатеньких клиенток, любящих выставить свой статус напоказ, Милана не страдала звездной болезнью, а была вполне приземленной девушкой. Отнюдь не глупой, но очень болтливой. Она всегда старалась завести какой-то диалог между нами, стоило мне подойти к ее столу. Как-то, разговорившись о своем клубе, открыто призналась, что танцует в ночных клубах и ей нравится эта работа, а по поводу предрассудков, что почти все танцовщицы еще и спят за деньги, отрицать не стала.
   - Понимаешь ли, - пожимала она плечами. - У каждого в жизни свои приоритеты.
   С этим спорить не стала, мысленно соглашаясь, и, в который раз, из-под ресниц окидывала ее взглядом, а в голове все еще вертелись слова Олеси, сказанные недавно. И каждый раз, когда я вспоминала их, я думала о Демьяне. Все эти дни он не объявлялся. Но я все равно продолжала напрягаться при каждом новом посетителе, после чего ругала себя, обзывая круглой идиоткой.
   Будние дни медленно тянулись к концу, и я чувствовала, что тотальная скука полностью поглотит меня, пока не раздался телефонный звонок.
   - Миша-а!
   Отставив подальше от уха телефон, чтобы не оглохнуть от громкого ора подруги, я широко улыбнулась. Находясь на работе, не сразу почувствовала вибрацию мобильного в фартуке, а выйдя на черный ход, взяла трубку сразу же, не глядя на имя вызывающего абонента. Но стоило только ответить на звонок, как громогласный вопль Женьки ударил по моим перепонкам.
   - Горластая, - усмехнулась я, когда в трубке затихло.
   - Это я от перепадка эмоций, - возбужденно проговорила она.
   - Припадка? Я всегда знала, что ты чокнутая, - сидя на старенькой лавочке, вытянула ноги вперед, разминая их. Настроение определенно начало подниматься.
   - Чокнутая? Ха, подруга, я тебя тоже люблю, - рассмеялась Силантьева. - И я соскучилась. Не представляешь, как мне до чертиков надоели бабкины грядки.
   - Ты же знаешь, что из всего можно извлечь свои плюсы.
   - Ну, да, а как же без этого, - хмыкнула Женька. - Теперь я обладательница платинового загара на половину ляжек, а плечи и того, хуже. Ну, тебе, думаю, тоже не слаще. Как ты там, официанточка? Нашла себе кого-нибудь впечатлительного?
   Черт, в голове сразу же возникли серые глаза.
   - Нет, - вру без зазрения совести. - Все пока чисто.
   - Не-ет? - уныло переспросила Силантьева. - Зачем ты тогда вообще там работаешь, - цокнула. - Как ты там развлекаешься, подруга? Плясками своими?
   Я громко фыркнула, отчего Женя рассмеялась.
   - Шучу, шучу, - проговорила весело. - На самом деле я озабочена этим вопросом, потому что в ближайшее время планирую тебя навестить, так что, такие вот новости.
   Да, действительно новость, и весьма хорошая, потому что, даже не закончив разговор, уже предвкушала встречу с Женькой. Она была моим ярким огоньком, сумевшим разогнать вмиг мое хмурое настроение. Как оказалось, Женя должна приехать в субботу с утра, а это значило, что через день. Мы еще недолго проболтали с ней, договорившись о том, во сколько я ее встречу на вокзале. Попрощавшись с подругой, в зал я уже выходила в приподнятом настроении, словно подзарядившись энергией. Искренне улыбалась людям, принимая столы, из-за чего не меня в непонимании косились девчонки, работавшие со мной, ведь последнее время все привыкли к моему угнетающему виду.
   - Случилось что-то хорошее? - поинтересовался Сергей, попутно натирая бокалы. - А то ты с курилки веселая вышла. Или ребята тебя там чем-то угостили, - он забавно поиграл бровями.
   - Я не курю, ты же знаешь, - улыбнулась ему
   - Ну, мало ли, - пожал плечами. - Ты и ром не пила до прошлой субботы, - подмигнул. - Я внимательный. Так все-таки?
   - Надо же, - покачала головой. - Просто подруга приезжает. Давно не виделись.
   - Симпатичная? - тут же заинтересовался Литвинов, подходя чуть ближе. На его вопрос лишь усмехнулась. Никогда не сомневалась в том, что он тот еще бабник.
   - Облезешь, Литвинов.
   - Ну, вот, что за несправедливость? - запричитал парень, возводя глаза к потолку. - Как коктейль пролить, так пожалуйста-помоги-Сереженька, - начал он передразнивать. - А тут здрасте, Литвинов, облезешь.
   - Прости, Сереженька, - в тон ему ответила я, слегка кривляясь. - Но в нашу компанию ты не вписываешься.
   - В таком случае, - сложил руки на груди. - Ты сама составишь мне компанию. На следующей неделе.
   За веселым прищуром глаз, помимо озорных огоньков, я увидела твердое намерение в своем предложении. Это заставило растеряться, так как я была не готова к тому, что наш шутливый диалог примет серьезный оборот.
   - Эм, на следующей неделе? Разве что-то намечается?
   Сергей помедлил с ответом, при этом не сводя с меня глаз.
   - Да, - проговорил он, слегка наклоняясь вперед, ближе ко мне. - Будет весело, - снова подмигнул, выпрямляясь и дальше натирая посуду. А я стояла, не зная, что сказать. Возникло странное ощущение от его проницательного взгляда, но, возможно во всем виновата моя мнительность. Поэтому решила не заострять на этом внимание, идя работать дальше. К концу рабочего дня наш диалог уже успел забыться, и я мысленно похвалила себя за то, что не вспоминала о сероглазом брюнете. Возможно, эта симпатия к Демьяну была не таким уж наваждением, и оно вскоре пройдет. Приезд Жени приходился как нельзя кстати, и теперь я ждала его с нетерпением.
   До конца моей смены оставалось всего каких-то пара часов. Я оставалась последней из официантов, потому что остальных отпускают пораньше, так как людей в будние дни не особо много. Столов почти не было, когда я проходила по залу, чуть ли не подпевая в голос песне, игравшей на фоне. И, казалось бы, в этот вечер уже ничего не должно омрачить моего настроения, но судьба все решила иначе.
   Дверь с шумом открылась и на пороге заявилась небольшая компания из четырех парней. Завидев ее, мысленно выругалась, узнавая в группе людей Игната, а вместе с ним и Антона. Наверное, я никогда так не жалела, что не уехала домой ранним рейсом. Но, стиснув зубы, пришлось идти к столу, за которым они устроились. То, что ребята были не слишком трезвы, поняла сразу.
   - Добрый вечер, - хоть и в моем тоне не было доброжелательности, но мне было плевать. - Уже знаете, что будете заказывать?
   Обмениваясь сальными шуточками и ведя разговор между собой, они игнорировали меня, словно я была пустым местом. Это не задевало меня, ни капельки. Скапливалось лишь раздражение внутри, ведь с подобным обращением я уже сталкивалась. Мельком взглянула на настенные часы. Осталось потерпеть полтора часа до закрытия.
   Но что-то мне подсказывало, что легко не будет.
   - Ягодная, здравствуй, - сделав вид, что только видел меня, протянул Игнат. Откинувшись на диване, он ленивым взглядом прошелся по мне, вызывая волну антипатии. Внешне все так же оставалась холодной, не выказав даже улыбки. - Как твои дела?
   Усилием воли выдавила из себя короткую улыбку, ощущая помимо его, еще один взгляд. Недовольный и пристальный. Краем глаза заметила, как Антон смотрит на меня. Благо молчал, иначе, неизвестно, чем могла бы закончиться наша перипетия.
   - Все замечательно, спасибо. Вы готовы сделать заказ?
   - Конечно, готовы, - мысленно пнув себя за идиотскую привычку радоваться раньше времени, посмотрела на подавшего голос Антона. - Смерть, как голоден, - его пронизывающий взор, буквально кричащий красноречивым намеком, вызвал желание передернуть плечами. - Хочу мяса.
   - К сожалению, кухня уже не работает, - мельком глянула на висящие часы. Повара уехали минут пятнадцать назад. - Могу предложить вам только закуски.
   - Звучит довольно неинтересно, - раскинув руки на спинку дивана, шатен уставился на меня с ехидной улыбочкой на губах, говорящей мне многое. Например, то, что о моем недавнем поступке он не забыл, и я о нем еще пожалею. - Что ты еще можешь предложить мне, Лина?
   Сжала ручку в кулаке. Контекст его фразы двусмысленно звучит только для меня или все остальные тоже уловили эту двойственность?
   Но, походу, остальным ребятам не было дела до нас. Они переговаривались о чем-то своем, и только Игнат задумчиво поглядывал на Антона. Тот же, свою очередь, не отрывался от меня, сверля глазами.
   - Соленый арахис, чипсы...
   - Нет, Лина, - перебил меня, когда я начала перечислять ему оставшийся ассортимент. - Что ты можешь предложить голодному мужчине?
   Единственное, что мне хочется ему предложить, так это пойти нахрен. А может и дальше. Как и всей его компании. Сдерживаюсь, чтобы не сделать глупость, но улыбаться перестала. Трудно не реагировать на подтекст в его словах, который разве что глухой не услышит.
   Глубоко вдыхаю, после чего открываю рот, чтобы ответить, но меня резко перебивает ровный и мужской голос, прозвучавший из-за спины:
   - Могу посоветовать тебе утолить свой аппетит в другом месте, либо молча жрать, что дают, Толя.
   Воздух, набранный в грудь, комком застревает где-то в гортани, так как с первых звуков голоса узнаю говорившего.
   Черт возьми.
  
  

Глава четырнадцатая

  
   Всей спиной ощущаю его присутствие. Напрягаюсь, но не могу не повернуться, это, скорее выходит рефлекторно. Утыкаюсь взглядом в его подбородок, но выше посмотреть отчего-то не могу. Ноздри улавливают его запах, и я вдыхаю его полной грудью. Мне безумно нравится, как он пахнет. Свежестью и чистотой, словно он недавно вышел из душа. Хотя, может быть и так.
   Опускаю глаза, но его внимание уже приковывают те, что находятся позади меня. Громкий смех за спиной заставляют меня очнуться и повернуться к ним.
   - А ты как всегда, появляешься в нужный момент, Демьян - недовольно скалясь, ответил Антон. - Однако я пришел не в гости к чьей-то бабуле, чтобы жрать, что дают. Я пришел в заведение...
   - Которое имеет установку по времени работы кухни, - прервал его Демьян, обходя меня и садясь на свободное место на диване. - А если ты не в состоянии понять, то повторю: жри, что дают. Или вали отсюда.
   За столом установилась гробовая тишина. Двое неизвестных мне парней с опаской смотрели на Антона, ожидая от него ответной реплики, в то время как он лишь сжимал челюсти, играя желваками.
   - С каких пор ты стал приверженец правил? - Поинтересовался он с ядом в голосе. - Или же, это кто-то на тебя повлиял?
   Тут он прямо посмотрел на меня, опаляя ненавистью. Да такой, что мне стало не по себе. Атмосфера нагнеталась, но, в отличие от крайне раздраженного Антона, Демьян был спокоен и расслаблен. Но даже в этом спокойствии ощущалась некая угроза.
   - Иногда правила необходимы, Толя, без них будет сумятица. А я чту порядок, что и тебе бы не помешало, - говорил Демьян не торопясь, лениво растягивая слово, при этом у меня складывалось ощущение, что предупреждает его, как бы говоря, что не следует ему перечить. - Как и достойно принимать отказ, а не вести себя словно капризная девица.
   Установилось недолгое молчание, нарушаемое тихой музыкой и в это время я силилась понять, каком именно отказе он имел ввиду - сейчас или тогда на парковке. Фраза двойственная, а точнее ее смысл и не понять этого было невозможно.
   - Брейк, - первым заговорил Игнат. Со смешком он поднял руки вверх в примиряющемся жесте. - А давайте лучше попьем чайку? Я хочу... - приподнимая один уголок губ в полуулыбке, воззрился на меня. - Ягодный. Принеси нам чаю, Михайлина.
   Он разве что "живо" не добавил в конце, выдавая заказ змеиным тоном. Не задавая лишних вопросов, кивнула, и поспешила ретироваться от этого стола.
   - Все в порядке? - ко мне подошел Сергей, когда я раскладывала чайные пары.
   - Да, - не сразу ответила. Меня удивил его вопрос, поскольку в этом заведении подобных посетителей чуть ли не вся клиентская база, а того и похуже, но раньше Литвинов никогда подобным не интересовался.
   - Просто ты ушла от них какая-то напряженная, - пожал он плечами, выдавая свои мысли. - Стало быть, и подумал, что что-то не так.
   - Нет, спасибо, все нормально.
   Но это было совсем не так. Возможность третирования Антона не так ужасна, ведь не раз с таким сталкивалась и научилась это воспринимать как само собой разумеющееся. Дело не в этом. Антон не заставлял меня терять самообладание, и его нападки я вполне могла выдержать. Но появление Демьяна в корне все меняло и теперь я чувствовала, как мое спокойствие летит к чертям собачим, как и собственные недавние убеждения в том, что моя симпатия к нему скоро пройдет. Нет, не скоро. Покуда я не перестану спокойно реагировать на его присутствие, то и о каком либо хладнокровии можно забыть. Да и как тут остаться безразличной? Когда он так внезапно появляется и при этом вновь защищает меня. Возможно, другие узрели в этом обычную словесную ссору, но для меня это было совершенно иначе. Он закрыл рот Антону, не дав тому дальше меня третировать меня и издеваться, вуалируя свои намеки.
   Вздохнула, подходя к столу и пытаясь максимально быть незаметной. Парни обсуждали уже что-то свое, будто недавней перепалки и вовсе не было. Я ставила последнюю чашку, когда все-таки решилась взглянуть на Демьяна. Решилась, и чуть не уронила посуду. Рука дрогнула, но я вовремя спохватилась. Находясь в стоячем положении тогда, не могла полностью его рассмотреть, так как он сидел вполоборота, теперь же, увидев его лицо вблизи, мысленно ахнула, потому что увидела и вторую сторону. На скуле виднелся огромный синяк, а одна бровь была рассечена. Демьян поймал мой взгляд, так же пристально вглядываясь в меня и не отпуская. А я, как не вовремя, вспомнила нашу последнюю встречу, а точнее, как он поцеловал меня. И это сыграло свою роль: я почувствовала, что краснею как рак. Твою ж...
   Повернувшись, чуть ли не бегом ушла в сторону бара. Меня раздражала собственная реакция на этого парня и то, что я ничего не могу с этим поделать. К моему облегчению, никто больше не обращался ко мне с какими либо вопросами. Компания обсуждала что-то свое, а я в это время готовила зал к закрытию, изредка поглядывая на их стол. Что мне не нравилось, так это то, что часто я ловила на себе взгляд Игната. Задумчивый и неясный. Он смотрел на меня с томной улыбочкой, не забывая при этом отвечать на вопросы собеседников.
   Время медленно, но верно подошло к концу, и, не показывая своей радости, положила на стол чековую книжку со счетом. В этот момент снова встретилась глазами с Демом, в который раз поражаясь тому, насколько они могут проникать чуть ли не в самую душу. Отвернулась, дабы развеять чары и не стоять пустоголовой ослицей, когда помимо него на меня смотрят еще четыре пары глаз.
   Парни ретировались сразу же, не забрав сдачу, которая, по моему мнению, была приличной суммой. Я видела, что расплачивался Игнат, и что-то мне подсказывало, что это были не просто чаевые, а показуха. Мне давали понять, кто я.
   - Ну, наконец-то, - потянулся Сергей, когда мы выходили из заведения. Администратор и охранник остались внутри, проверяя, все ли выключено, а мы решили выйти на улицу, чтобы подождать их, дыша свежим ночным воздухом. - Весь день мечтал о том, чтобы поспать.
   Я лишь улыбнулась в ответ, согласная с ним, так как, не смотря на незагруженный день, устала сильно. И хотела ответить ему, но запнулась на полуслове, потеряв мысль. Получился лишь рваный вдох, затерявшийся в горле.
   Передо мной стояла черная спортивная иномарка, но, отнюдь, не ее вид отнял у меня дар речи. Потому как опираясь на машину и сложа руки на груди, стоял Демьян, собственной персоной. Для убедительности хотелось оглянуться, чтобы проверить, не ошиблась ли выводом, но нет. Он смотрел прямо на меня, а губы его растягивались в легкой улыбке. И от этой улыбки стало душно.
   - И что это значит? - послышался недовольный голос Сергея рядом.
   - Это значит, - ровным голосом ответила я, хотя внутри все дрожало. Не от холода, а от непонятного предвкушения. Я не расцепляла с Демьяном зрительного контакта. - Что я поеду своим ходом.
   Сказав это, шагнула вперед. Демьян же двинулся к пассажирской стороне сидения, открывая передо мной дверцу.
   -Твой ухажер? - поинтересовался парень, когда мы оказались оба в машине. Не сразу поняла его вопроса, но, проследив за тем, куда он смотрит, поняла, что речь идет о Сергее.
   - Нет, - в салоне приятно пахло кожей и цитрусовым ароматом, что шел от Демьяна. - Друг.
   - Уверена? - глянул на меня насмешливо, заводя мотор. Машина издала мягкий рычащий звук, срываясь с места. - По тому, как он на тебя смотрел, не скажешь, что он заинтересован в тебе как в друге.
   - Он просто беспокоился.
   - Разве есть повод?
   - Да, твои друзья.
   - Они не мои друзья, Миша, и ты это знаешь, - помедлив, вздохнул он, следя за дорогой. Нагло пользуясь тем, что он отвлечен, я рассматривала его профиль. Даже с синяком и ссадинами он был слишком красив.
   - Ты не веришь в дружбу? - на его удивленный взгляд пожимаю плечами. - Слишком скептически отнесся к тому, что я сказала, что Сергей мой друг. Да и ребята, с которыми ты сегодня сидел, явно относятся к тебе как к другу, хотя я помню, что ты мне говорил о них.
   - Я верю в дружбу, - ухмыльнулся Демьян. - Поэтому умею отличать ее от лицемерия. В случае тебя и твоего друга, - последнее произнес с сарказмом. - Малышка Миша, ты слишком наивна, чтобы понять где дружба, а где обычное желание. Я полностью уверен, что в скором времени этот парень начнет к тебе подкатывать. Так что, когда это произойдет, дай мне знать.
   - Зачем? - в голове эхом отозвался его голос, ласково назвавший меня, а в груди приятной теплотой отозвались эти слова.
   - Чтобы сказать тебе "я же говорил", разумеется, - он улыбнулся, показывая мне свою ямочку на щеке.
   - А что же в твоем случае? - пора бы прекратить пялиться на него, но не могла себе в этом отказать.
   - В моем случае, я понимаю, для чего общаюсь с ними, а они со мной. Я знаю цену дружбы, Миша, и, поверь, они ее не стоят.
   - Даже Игнат?
   - Тем более он, - выворачивая руль, глянул на меня. - Держись от него подальше.
   С этим заявлением не могла поспорить, так как к Игнату проявляла лишь антипатию. В машине возникло недолгое молчание, нарушаемое лишь шумом проезжавших по дороге машин. Мне было комфортно находиться рядом с Демьяном, даже не смотря на то напряжение, что вызывал во всем теле, заставляя сердце ускоренно колотиться, а ладони потеть. Даже молчание не казалось неловким, и я вполне могла насладиться видом ночного города. Но глаза мои помимо воли все равно устремлялись к темноволосому парню.
   - Ты подрался с кем-то? - решила прервать тишину, ибо в нашем обоюдном молчании я больше начинала думать, а скорее, фантазировать, что ни к чему хорошему не приводило.
   - Немного, но, как видишь, уже прошло, - улыбнулся. Господи, как же мне нравятся его ямочки.
   - Надеюсь, второму тоже досталось.
   Секунда спокойствия, после чего Демьян разразился смехом. А я все глядела на него, замирая. Его улыбка чертовски опасна. Она заставляет меня глупо верить в мифических бабочек, порхающих в животе. По-другому объяснить это щекочущее состояние не могла.
   Мы доехали быстро, по моему мнению - слишком. И не смотря на недавнюю усталость, сейчас я готова была объездить чуть ли не полмира вместе с этим брюнетом. Но, когда он вышел с машины, я с колотящимся сердцем выбралась следом, замедляя шаг и ожидая, когда он подойдет ко мне.
   - Спасибо, что подвез, - пробормотала, радуясь, что голос вышел ровным, так как в горле мигом пересохло.
   Демьян не ответил, становясь почти впритык со мной. Поднес руку к лицу, нежно погладил по щеке.
   - Ты красивая, Миша, - тихо произнес, вызывая ропот мурашек по телу. - Очень.
   Я не была из тех, кому ни разу не делали комплиментов, но слышать это от Демьяна было совершенно иначе. Каждое его слово отдавалось горячей волной по пульсу. Тем временем он проводил большим пальцем по подбородку, медленно приближаясь к губам. Гул быстро бьющегося сердца отдавал в висках, а я, не мигая, глядела в серые глаза, кажущиеся почти черными. До коликов на губах хотелось, чтобы он поцеловал меня, а кожу покалывало от нехватки тактильности с его стороны. Слишком хорошо было в тех местах, где касался. И слишком мало.
   Вторая рука его легка ко мне на талию, притягивая к себе и обжигая. Теснота наших почти объятий действовала как хмельное вино. Слишком головокружительно. Носом он провел по моему носу, обдавая теплом дыхания и тем самым уже полюбившимся мне цитрусовым ароматом. Его запахом, который впитывала кожей.
   Рвано выдохнула, от недостатка кислорода, облизнув пересохшие губы. Это было сделано ненамеренно, но он отреагировал, взглядом цепляя это движение затуманившимся взором.
   - Миша... - его голос обрел хрипотцу, а хватка рук стала крепче. Я задрожала, вцепившись в его футболку, ощущая под ней напрягшиеся мышцы.
   Внезапно подъездная дверь с шумом открылась. От неожиданности я вздрогнула, невольно отпрянув от парня и поворачиваясь к двери.
   - О, молодежь воркуется, - пробасил старичок, прищуриваясь на нас. Пробубнив что-то себе под нос, пошел мимо. А мы так и продолжали стоять, почти в обнимку, но, в тоже время, на расстоянии.
   - С-спасибо, - старалась смотреть куда угодно, но не на него. Чувствовала, как начинаю краснеть, проклиная собственное смущение.
   - Посмотри на меня, - поднял мой подбородок вверх, заставляя безропотно подчиниться его словам. В отличие от меня на нем ни тени смущения. - Маленькая милая Миша, - уголок губ приподнялся.
   - Прям тройное эм, - попыталась пошутить, улыбнувшись в ответ. Он ничего не ответил, смотря на меня, будто пытаясь найти что-то в моих глазах.
   - Спокойной ночи, Миша, - тихо произнес, отпуская мое лицо. Немного наклонившись, прижался к виску, обжигая кожу.
   В груди защемило.
   - Спокойной ночи, Демьян.
  

Глава пятнадцатая

  
   - Мне нравится один парень.
   Это короткое признание произнесла на одном выдохе. Словно отпуская из груди вместе с воздухом тяжесть груза, несущего уже несколько дней. Музыка громко играла на фоне, но, все же, Жене удалось услышать то, что я сказала. Рука ее на полпути замерла вместе с бокалом, а брови удивленно взметнулись вверх.
   - Быстро ты здесь освоилась, однако, - ухмыльнулась. - И как же это случилось?
   Взглянув на свой мохито, который цедила уже добрые полчаса, я помешала остатки льда трубочкой, после чего перевела взгляд на танцпол, который был весь заполнен людьми. В этом клубе мы недавно отдыхали коллективом, и именно в этот клуб мне захотелось привести Женю, когда она, приехав сегодня утром, предложила вечером куда-нибудь сходить.
   - Сама не знаю, - улыбнувшись бармену, кивком указала на коктейль, тем самым прося повторить. - Но у него есть девушка.
   И я ей не соперница, - хотелось добавить, но что-то заставило промолчать.
   - Что, прям сильно зацепил? - участливо поинтересовалась, отпивая свой напиток.
- Да, - настолько, что придя сюда, осознала, что не в тамошней обстановке дело, хоть она и понравилась мне тогда. Глазами везде искала его, помня, что в прошлый раз здесь мы встретились. Вот тебе и чудачка. И каждый раз, после встречи с ним, словно душой прикипала. Настолько, что на других вещах с трудом сосредотачиваюсь, а ночью все чаще стали сниться серые глаза. - Сильно.
   - А как он сам к тебе относится?
   Это был тот вопрос, на который я сама не могла ответить, хоть и старалась.
   - Не знаю, - пожала плечами, делая глоток нового коктейля.
   - М-да, - протянула Силантьева, облокачиваясь на кулачок. - Не похоже на тебя это - хандрить. Но мало ли что любовь с людьми делает? Кто-то в порыве даже стихи писать начинает, - хихикнула, поиграв бровями, отчего улыбнулась и я. - Уже написала свою оду?
   - Там скорее частушки будут, - фыркнула, а Женька весело рассмеялась.
   - Ну что ты, хватит рефлексировать, - подняла бокал. - Одна подруга-зануда у меня уже есть. Да и вокруг еще столько парней водится, - подмигнула, наклоняясь поближе ко мне. - А позади тебя так вообще красавчик стоит.
   Не столько любопытство, сколько интерес, горящий в глазах Женьки, вынудил меня обернуться.
   - И задница такая сочная.
   Почему-то, именно в этот момент музыка резко утихла, после чего заиграла опять, давая Женькиной фразе быть услышанной не только мною, но и остальным сидящим вблизи. И я бы наплевала на эту нелепую случайность, если бы тут же не встретилась взглядом с темными как смоль глазами. Колючими и едкими, они были такие, как и в прошлый раз, но сейчас гораздо ближе. Мне не потребовалось много времени, чтобы узнать одного из друзей Демьяна, с которым он пару раз сидел у нас в баре.
   - Да? Вот спасибо, - промямлила, нервно лыбясь, и кладя руку на свою пятую точку, а после быстро отворачиваясь к подру. Женька не заметила моего маневра, продолжая смотреть мне за спину.
   Это был тот самый парень, с которым несколько раз появлялся Демьян, и о котором рассказывала мне Олеся. Нельзя было сказать, что этот тип мне не понравился, просто что-то в его взгляде заставляло настораживаться.
   - Пошли, потанцуем, - предложила Силантьевой, после того, как наполовину осушила свой коктейль. Женька согласилась сразу и, спустя полчаса, мне все-таки удалось расслабиться. Двигаясь под ритм музыки, я полностью забылась, растворяясь в танце. Алкоголь делал свое дело, и настроение вновь стало повышаться. Несколько раз к нам пытались пристроиться парни, но мы старательно уходили с Женей в сторону. Взглядом я все равно возвращалась к сцене, где танцевали красивые девушки, но среди них не было знакомых лиц, так же, как и на втором этаже, куда заглядывала помимо воли.
   Уже чувствовала, как шелковый топ прилипает к мокрой спине, когда Женя потянула меня за руку обратно к бару. К нашей удаче наше место осталось свободным, и, к моему облегчению, брюнета с глазищами как две черные дыры уже не было. Но, видимо у моей невезучести нет конца и края, так как в то время, когда Женя делала заказ, я почувствовала чью-то руку на своем плече.
   - Лина, привет!
   Милана, черт возьми. Вот кого я точно не хотела сегодня здесь увидеть, так это ее. Как всегда, одетая со вкусом, она выглядела великолепно, приветливо улыбаясь мне. В ответ выдавила какое-то подобие улыбки.
   - Привет.
   - Я рада тебя здесь видеть, - искренность в ее лице полностью обескураживала. - У тебя повод или без?
   - Подруга приехала, - коротко взглянула на Женьку, тыкающую пальцем в барную карту и спрашивая что-то у бармена. Тот охотно отвечал, не забывая попутно улыбаться. - А ты, - повернулась к Милане. Смысла блюсти политес не было, так как находилась я не на работе, поэтому сразу перешла на "ты". - Разве сегодня не работаешь?
   - Нет, - видимо, мое панибратство ее нисколечко не смутило. - Мы тут с группой решили устроить себе выходной.
   - Понятно, - вздохнула, глянув в сторону, куда она кивнула. Но среди них не было того, кто меня интересовал. - Слушай, - это вылетело у меня прежде, чем осознала, что спрашиваю это вслух. - А как твой парень относится к тому, что ты... - замешкалась, не зная, как подобрать слова. - Танцуешь.
   - Танцую? - одна бровь ее в удивлении взлетела вверх. - Имеешь в виду, что я гоу-гоущица?
   - Да, - кивнула.
   - Дорогая моя, - Милана слегка приблизилась ко мне. - Я не стриптизерша, это раз. Два - у меня здесь есть некие привилегии, и три, - пристально посмотрев мне в глаза, склонила голову набок. И мне даже показалось, что она забыла мой вопрос, будто сосредотачиваясь на своих собственных мыслях, но, все же, спустя некоторое время я услышала ее ответ:
   - У меня нет парня.
   Сквозь басы музыки, я пыталась прикорниться к сути сказанной фразы. Переварить ее, не сболтнув лишнего. А спросить хотелось многое. Но стойко молчала, как и Милана, судя по всему желавшая тоже высказаться. Об этом говорил ее взгляд, бегающий по моему лицу, закусанная губа и морщинка, пролегавшая посреди нахмуренных бровей. Но, по всей видимости, себя она пересилила, посмотрев в сторону.
   - Я, пожалуй, пойду, - бросила. - Меня ждут.
   Кивнув ей в ответ, продолжала пялиться в точку, пока не ощутила касание ладони на предплечье.
   - Все нормально? - вопросительно посмотрела Женька. - Это кто? - кивком указала в сторону ушедшей Миланы.
   - Знакомая.
   Клуб был не место для задушевных разговоров, оттого и не решилась рассказать, откуда знаю брюнетку, но и не соврала, назвав ее просто знакомой. Ведь толком и не знаю эту девушку. Женю мой лаконичный ответ может и не устроил, но она не дала понять этого, улыбаясь и пододвигая мне новый коктейль.
   - Я в туалет, - погодя уведомила ее, вставая с места. Выпили мы достаточно, чтобы поймать веселый хмел, но, при этом, не превышая дозировку. Странное умиротворение накрыло меня после встречи с Миланой. Это словно допинг, открывавший желание творить, жить, делать. В моем случае нашвыряться алкоголем и танцевать до онемения ног. А еще, мне до безумия хотелось увидеться с Демьяном. Не знаю, можно ли соотнести к везению то, что у меня не было его сотового, потому как навязчивое желание контактировать с ним жгло где-то в области мозжечка.
   - Дура, - изрекла, хмуро осматривая себя в зеркальном отражении туалетной кабинки. Прохладная вода остужала кожу, но не жар под ней. Я бы с удовольствием сгрызла хоть целое ведро льда, если бы это помогло охладить внутренний пыл.
   - Эй, красавица.
   Выходя из туалета, услышала не сразу, как кто-то настойчиво окликает. Мне бы и не довелось подумать, что обращение было ко мне, если бы не мужская рука, окутавшая мою талию. Не ожидавшая такого дерзкого охвата, запнулась, кляня себя и собственную неуклюжесть.
   -Осторожнее надо быть, - пробасил мне на ухо незнакомец, удержавший меня от падения, на которое сам же и спровоцировал. - Будет жалко, если такая красавица пострадает.
   О том, что еще больше он будет жалеть о своих отбитых яйцах, на которые нацелилась коленом, в случае, если не отпустит меня, я умолчала, злобно осклабившись и вцепившись в наглую конечность с целью убрать ее от себя.
   - Спасибо, я пойду.
   - Стой, а где же приз спасителю? - склизненько улыбнулся, а глазенки пошловато заискрились.
   - Не того спасаешь.
   - Что?
   - Отстань, - дернулась, готовая в любой момент дать отпор противнику, пусть он был сильнее и больше меня, но легкое покачивание и слегка развязная речь говорили о его неспособности ясно контролировать собственное тело. - Я с мужем пришла. Иди, гуляй.
   - Муж объелся груш, - хохотнул он, наклоняясь ближе, заставляя упираться ладонями в грудь, отталкивая. - Мы же немного потанцуем.
   Спорить было бесполезно, поэтому, не нашла ничего лучше, чем заехать ему по ноге. С чувством так, наблюдая смену эмоций на его лице. Рука на талии ослабела, чем не преминула воспользоваться. Но, вопреки моим соображениям, парень оказался куда проворнее. В несколько мгновений вновь вцепился в меня, но хватка уже была жестче.
   - Ты что, дура, попутала совсем? - гневно зарычал, оттесняя меня к стене. - Да я...
   Что именно он хотела сказать, так и осталось тайной, поскольку фраза его закончилась коротким всхрапом, после чего он схватился за горло, оседая на пол. Свобода наступила неожиданно, а я осталась стоять на месте, слегка потрясенная молниеносностью движений, которых не успела зафиксировать даже взглядом, настолько быстро все произошло. А теперь оторопело смотрела на своего спасителя, появившегося слишком внезапно.
   Тот самый тип, восседавший недавно у бара рядом с нами. Выглядел он вполне спокойно, словно бы не он только что одним ударом вышиб дух из парня на голову выше него.
   - Ты, - обратился он к одному из двух охранников, материализовавшихся рядом. - Выведи, - подбородком дернул в сторону лежащего. - Запомни и больше не пускай, - сказал командным тоном, после повернулся ко мне, несколько секунд сканируя меня темными глазами. - Смотрю, ты любишь находить себе на задницу приключений.
   Он утверждал, давая понять, что помнит тот случай в баре с клиентом, которого я облила. Во взгляде читалось "неудачница". И именно этот его взгляд, нарочито пренебрежительный, возмутил.
   - Что поделаешь, если вокруг одно хамло, - смотрела ровно так же, как и он на меня, всем своим видом говоря "мол, парень, ты тоже входишь в этот круг".
   - Дерзкая значит, - непонятно чему ухмыльнулся этот черноглазый тип. Мне же находиться в его обществе порядком надоело.
   - Спасибо, - выкрикнула громко, стараясь перекричать усилившийся бас музыки. - Что помог.
   В этом ему была действительно благодарна, не смотря на то, что особой симпатии к нему не испытала. Да, красив, но в жизни моей уже достаточно одного красавчика, от которого закипают мозги.
   Брюнет кивнул мне, и я тут же ринулась к бару, где моя подруга во всю хохотала, беседуя с барменом. Вот уж кто действительно найдет свои плюсы во всем. Незаметно присела рядом, потянувшись к своему бокалу, но пить желания уже не было. Лишь чувство жажды и удовлетворения, когда прохладная жидкость разлилась по горлу. Вечер стал терять свои краски, а мысль о доме становилась все соблазнительней. Силантьеву долго уговаривать не пришлось. На мое предложение поехать домой, она сразу согласилась и мы, недолго думая, вызвали такси.
   И уже позже, лежа в своей кровати и попутно засыпая, услышала пиликающий звук, говорящий о входящем сообщении. С полминуты мне было дано на осознание, что это мой телефон. Любопытство пересилило, и я потянулась к сотовому, отключая блокировку. Щурясь от яркого экранного света, к которому еще не привыкли глаза, недоуменно читала смс-ку. Сердце ускорилось в такте.
   "Спокойной ночи, малышка Михайлина. Надеюсь, в следующий раз обойдешься без приключений".
   А в конце подмигивающий смайлик.
  
  

Глава шестнадцатая

  
   Взглянув на хмурое небо, заволакивающее серыми тучами, я пожалела, что не взяла с собой толстовку с капюшоном. Несмотря на знойную жару, в воздухе витал запах сырости и назревающего ливня. Сергей успокаивал меня, заверяя, что смотрел прогноз и интернет-синоптики утверждали, что будет лишь небольшая облачность.
   - Да ладно тебе, Линка, все равно ж на машине, - резонно хмыкал он, ведя руль.
   Мне на это оставалось лишь согласно кивнуть. Рука неопределенно скользнула в карман джинс за телефоном, чтобы включив экран, посмотреть время. И нет ли новых сообщений. В последние дни это действие я довела до автоматизма, машинально пялясь на иконку мессенджера. Пару раз открывала диалоговое окно, параноидально вчитываясь в уведомление "доставлено" под своим последним сообщением. В ту ночь я уснула не сразу, думая, что отправить ему в ответ и, в итоге, после долгих умозаключений, написала лаконичное "доброй ночи". Он не ответил. Ни на следующий день, ни после него. Надежда в ожидании вынуждала меня напрягаться каждый раз, когда мой телефон издавал какие-либо звуки. На третий день я уже мысленно трехэтажным матом обносила голову виновника моей пошатнувшейся нервной системы, раздражаясь по поводу и без, что заметила даже мама.
   Женьку я на следующее утро, после нашего похода в клуб, успешно проводила на поезд, где перед уездом та, крепко зависнув на моей шее, чуть ли не душа в своих объятиях пообещала, что до конца осени непременно прибудет еще на пару с Васькой, которая умотала вместе с предками в Прагу. На тот момент я действительно осознала, что скучаю. По Женьке, Васе, и по своему родному городу. Мне не хватало подруг рядом, чтобы выложить то, что кипело на душе, оттого это и тяготило разум, свербя в закромах душевных.
   - Вот мы и приехали, - вырвал меня из раздумий голос Литвинова. Жизнерадостный и наполненный предвкушением, он напоминал мне маленького мальчишку, которому вручили долгожданную игрушку, чем удивлял, потому как таким довольным я видела его только вдрызг пьяного на корпоративе.
   О том, что я негласно согласилась на предложение Сергея сопровождать его на какое-то мероприятие, успешно забыла, уповая и на его забывчивость тоже. Но парень не забыл, о чем напомнил мне вечером за день до этого. Я подумывала отказаться, но обиженный тон Литвинова в трубке и чуть ли не громогласные обвинения по поводу моего безалаберного-отношения-к-друзьям-и-вообще-ты-согласилась, вынудили молчаливо угугкнуть и согласиться, не смотря на внутреннюю раздражительность. Ведь понимала, что не в нем дело, поэтому и тушила это в себе.
   Как оказалось, привез меня Сергей на загородную трассу, где проходили очередные гонки и, судя по его возбужденному виду, можно было предположить, что заезд будет очень важный. На мое предположение, высказанное вслух, он загадочно посмотрел на меня, при этом глаза его словно заиграли ярким блеском.
   - Конечно, - поддакнул, кивая и широко улыбаясь. - Участвовать буду я. А точнее, мы.
   - Чего? - ошалело уставилась на парня, не скрывающего свой восторг.
   - Линка, - заговорил он, прерывая мой порыв ругнуться. - Не бойся, там безопасно, я уже сто раз рулил по этой трассе.
   - Вот и порулишь еще раз. Один.
   - Лина-а, - протянул он. - Неужели не доверяешь мне? Да я в тачках чуть ли не с детства копаюсь, и если бы плохо ездил, то прав давно бы лишился, - уверовал Литвинов. - Мы с парнями на днях подвеску поменяли с новыми рычагами и амортизаторами. Плюс мощность двигателя увеличили...
   - Стоп, - остановила его жестом поднятой руки, понимая, что парня прет, и в том, что его увещевания могут затянуться надолго, не сомневалась. - Прости, но для меня все остальное звучит как корейская азбука и вообще, - откинувшись, сквозь лобовое стекло посмотрела на огромное скопление народа. - Разве так можно?
   - Конечно, - сверкнул белыми зубами. - Будешь что-то вроде моего штурмана.
   - Штурмана? - весь мой вопрос затопил сарказм. - Решил потролить над топографической кретинкой? Ты же знаешь, что я не местная.
   - Да нет же, - театрально закатил глаза. - Имел в виду, что будешь вести меня к победе. Ну, типа метафора такая. Короче, - внезапно посерьезнел, всем корпусом повернувшись в мою сторону. - Неужели ты думаешь, что если бы был хоть какой-то риск, я стал бы тебя подвергать ему? Просто в прошлый раз, насколько мне показалось, тебе понравилось, вот я и подумал, что само участие будет гораздо лучше, чем просто стоять в стороне и смотреть.
   Он говорил настолько серьезно и проникновенно, что я задумалась над его словами. Соль в его заверении была, ведь не стал бы он для первого раза брать меня с собой.
   - Плюс едем мы по круговой, так что все будет гладко, - продолжал он, укрепляя мое решение в том, что ничего плохого в этом нет. Пожевав внутреннюю сторону губы, нехотя, все же кивнула, морально подготавливая себя к последующему старту. Сергей победно подмигнул мне, небрежно коснувшись костяшками моей щеки, после чего отправился подавать заявку на участие, пока я сидела на месте, вслушиваясь в звон тревожных колокольчиков в голове. И не в страхе тут было дело, хотя волнение присутствовало. Взгляд, которым одарил меня Литвинов можно было соотнести к довольному, но было что-то еще, на дне, плескавшееся и не выходившее наружу, отдавая отголосками в прикосновении. Осторожном, но ласкающем.
   В голове тут же всплыли слова Демьяна, уверенного в том, что Сергей питает ко мне что-то большее, чем дружба. Но быстро стряхнув с себя это наваждение, в который раз послала обладателя серых глаз к черту, сетуя на то, что снова объявился в моей памяти.
   Через пятнадцать минут пришел Сергей, и за это время я уже успела полностью извести себя, подначивая и чуть ли не скрипя зубами. Не знаю, заметил ли Литвинов моего настроения, но, благо, ничего говорить не стал, лишь предложив прогуляться и посмотреть на заезды остальных.
   - А разве тебе не нужно подготовиться? - поинтересовалась, когда мы выбрались из машины. Выбраться на свежий воздух я была не прочь. - Ну, там, машину покатать.
   - Не, - ухмыляясь, отрицательно покачал головой. - Тачку я проверял еще сегодня, все чисто, да и резину жечь не надо.
   Что означало последнее, выяснять не стала, послушно плетясь за Сергеем, расталкивающим народ по пути к трассе. В целях соображения безопасности и избежания прошлого случая, когда мы потерялись, он безмолвно захватил мою руку, сцепив ее своей лапищей и не отпуская до конца пути. А я, бредя за ним, смотрела в широкую спину, попеременно переводя взгляд на наши руки. Нельзя сказать, что Сергей был качком, но фигура у него была крепкая и сильная. Плечи широкие, внушающие твердость, а в совокупе со смазливым лицом, он был тем, на кого засматривались девушки встречающиеся по пути. Я замечала некоторые заинтересованные взгляды, скользящие по нему из-под полуопущенных ресниц. Вновь посмотрела на спину, а после на его ладонь, обхватывающую мою и теряющую ее в своем размере. Смотрела и прислушивалась к ощущениям. И даже попытайся я зажмуриться, уйдя от внешних звуков, то итог был бы одинаков - ничего. Абсолютно. Ни-че-го. Сердце билось ровно, дыхание не подкашивалось, а тепло его ладони имел лишь тот эффект, что потела моя. Хотелось освободиться, чтобы вытереть ее об джинсы, но упрямое чувство такта давало о себе знать.
   Мы встали неподалеку от стартовой черты, и я с интересом разглядывала участвующие тачки, в то время как Сергей с большой охотой расписывал мне преимущества каждой. Большее из его монолога пропускала мимо ушей, так как оно касалось части детализации машин, в чем я даже при сильном желании разобраться не могла бы. В этот раз его не перебивала, давая ему полную возможность высказаться, что он и делал, а я лишь изредка задавала вопросы касаемо участия.
   Сжимая руки на перегородной установке, посмотрела по сторонам, испытывая странное чувство, будто за мной кто-то следит, прожигая затылок. Но среди шумной толпы не увидела ни одного знакомого лица.
   - Лина, пошли, скоро мы, - потянули меня за руку. Сергей был полон энтузиазма, который переваливал через край, заставляя чуть ли не дергаться его в конвульсиях от возбуждения. Много шума, полуголой толпы и терпкого запаха, которым пропитались мои легкие, но я послушно двигалась за Литвиновым. Его настрой передавался и мне, потому что чувствовала легкий мандраж и нетерпение. И эти чувства усилились, когда оказавшись в машине, мы приблизились к главному месту, откуда начинался заезд.
   - Не бойся, - сказал Сергей, когда я стиснула в руках ремень безопасности. - И верь мне.
   Доверяла ли я ему? Возможно, но упрямая тревога, пробивавшаяся сквозь налет мрачного спокойствия, твердила, что это доверие к нему не на все сотни процентов. Но любопытство было сильнее, как и азарт, мешавшийся в крови вместе с адреналином. Пока Сергей разговаривал с подошедшим к нам незнакомцем, я глядела на подъехавшего конкурента. Спортивный чайзер, в точности как у Литвинова, разница лишь в цвете и мелких деталях на внешнем тюнинге.
   - Готова? - вновь обратился ко мне Сергей, закончив разговор. Машина утробно зарычала, когда перед нами вышел стартер, держа в руках белый кусок ткани, походивший на обычный платок. Поднял его над головой.
   - Да, - выдохнула и замерла. Не только телом, но и душой, кажется. Меня вжало в сидение, но этого даже не заметила, влекомая целым сгустком эмоций, что царили внутри. От страха до эйфории, все перемешивалось, а в горле вставал ком при очередном повороте. Нос к носу мы двигались с соперником, поочередно, то обгоняя, то следуя позади, и в эти моменты со стороны водительского сидения слышались отборные маты. Я молчала, издавая лишь короткие, но шумные вздохи.
   - Блять, - громко выругался Сергей, привлекая мое внимание. Мы сделали целый круг, разворачиваясь обратно, но, внезапно, машину, что мчалась рядом с нами, повело. Не сильно, но этого хватило, чтобы произвести удар. Толчок, едва ощутимый, пришелся по боковому крылу с моей стороны. Несколько секунд, чтобы заставить меня напрячься, задержав дыхание, а Литвинова в очередной раз громко заматериться. Но ему стоило отдать должное, так как, не растерявшись, он резко вывернул руль, со всей силы ударяя по газам. Финишная линия красовалась в нескольких метрах от нас и, считывая секунды, я наблюдала, как она исчезает под капотом.
   Мы приехали первыми. Об этом мне сообщил Сергей, хрипло смеясь и притормаживая. Я радоваться не торопилась. Потому что все еще была под впечатлением, вот только каким - не осознала. Догорающий отзвук адреналина под кожей прямо доказывал, что езда мне понравилась. И, все-таки, один заезд стоил того, чтобы попробовать. В ушах до сих пор стучало с того момента, когда произошло небольшое столкновение.
   - Эта сука задел меня, - видимо это воспоминание тоже не покидало Сергея, затмевая первую вспышку радости. - Не дай бог, будет вмятина, - щелкнул ремнем безопасности и потянулся к двери, чтобы выйти.
   Но в последующие секунды все произошло слишком быстро, чтобы мой мозг успел что-либо проанализировать. Дверца машины не просто открылась, ее словно отбросило назад с характерным хлопком. Далее мой друг был в буквальном смысле выволочен за грудки со своего места. Решая не оставаться внутри, я вылетаю из тачки, готовая сцепиться с одним из водил, дабы встать на защиту Литвинова.
   Но никак не была готова к тому, что вместо разъяренного автовладельца, я увижу Демьяна. Очень злого Демьяна, прижимающего Сергея за горло к задней двери. Даже опешила, сбиваясь в шаге.
   - Демьян? - вслух уточнила, потому что допускала мысль о собственной галлюцинации на фоне ментальной одержимости. Но нет, мираж не рассеялся, а в ответ на меня зыркнули серые глазища. На долю секунды он посмотрел на меня, но и ее достаточно, чтобы внутренности сжало в недобром предчувствии.
   - Какого хрена? - рыкнул Сергей, перехватывая брюнета за запястье с целью убрать руку со своей шеи. Но, видимо, с хваткой этого парня ему справиться было не по силам.
   - Ты в своем уме? - проговорил Дем. Тон его был тихим, но в нем просачивалось зловещее предупреждение. - Потащить на трассу девчонку. Захотелось повыпендриваться?
   - Твое какое вообще дело, - сквозь зубы цедил Литвинов, гневно смотря на противника. - С ней все в порядке...
   - Радуйся тому, что все обошлось не иначе, - перебил его. По тому, как лицо залилось красным цветом, стало понятно, что хватка усилилась, ограничивая возможность дышать.
   - Демьян, - позвала, в надежде, что он откликнется и освободит хват. Но он как будто не слышал. Лишь смотрел, как начинает задыхаться жертва в его руках, пытаясь сопротивляться и отбить кисть. Любопытные начали скапливаться вокруг, но никто не посчитал нужным разнять парней. - Дема, - тверже повторила, приближаясь. - Отпусти его.
   Вновь не услышал, или не хотел слышать, играя желваками. Стальные глаза напитывались невиданной мне злостью. И не знаю, сколько бы он дальше продолжал его так держать, но отпустить его все же пришлось. Однако не мои просьбы заставили это сделать.
   - Менты, - короткое, но емкое слово, заставляющее всю толпу мельтешённо кидаться по машинам. Музыка стихла, давая услышать отдаленный звук сирены.
   Будто очнувшись, Демьян убрал руку, не глядя на упавшего у его ног Сергея, шумно кашляющего и сыплющего проклятиями.
   - Пошли, - сориентировался он быстрее, чем я. Взяв мою ладонь, повел меня в сторону, где все еще находилось несколько машин, одну из которых я узнала.
   - Нет, - очнулась не сразу, но тут же уперлась ступнями в землю, тормозя шаг. - Я поеду с Сергеем.
   Я его удивила. Это понятно, потому что ожидал беспрекословного повиновения. Тень раздражения прошлась по лицу.
   - Миша, - казалось, он сдерживал себя, чтобы не заорать на меня. Это читалось в его глазах. - Хочешь себе проблем?
   Прохладные капли упали мне на лицо, как в насмешку над недавней уверенностью Сергея. Сделав вдох, стойко встретила его взгляд, не собираясь отступать.
   - Ты чуть не придушил моего друга, а сейчас думаешь, что я молча побегу за тобой? - он молчал и я продолжила. - Я приехала с Сергеем, с ним и уеду.
   Ничем не выдавала накатившей паники, при виде обещания в серых глазах, что душить сейчас начнут меня. Причем с особым удовольствием. Сдержался. Сцепив челюсть, разнял наши руки.
   - Вперед, - бросил, давая мне свободу действий. Которую я не ожидала. А точнее не думала, что он так быстро согласиться.
   Гася в себе непонятно откуда взявшуюся обиду, шагнула назад, после чего развернулась. Но пройти мне дальше не дала, поскольку сильные руки обхватили за талию, взмывая меня в воздух.
   - Какого... - собиралась возмутиться, обрываясь в дыхании, потому что кожу обожгло от такого тесного контакта. - Демьян! Отпусти меня!
   - Успокойся, - услышала недовольное, в ответ на мое требование. Он буквально тащил меня на плече, в то время как я пыталась донестись до него с помощью нескольких ударов по крепкой спине. - Миша, - произнес, как только усадил меня на сидение своей машины. - Давай поиграешь в капризную девочку потом. А твой друг и без тебя справиться, - захлопнул дверь, оставляя меня недоуменно глазеть, как он неторопливо обходит и садится в водительское кресло. Завел мотор и мы тронулись с места. А точнее, сорвались. Потянувшись к лицу, сжала переносицу.
   - Дем, я не могу так. Кинуть его, - сказала, переходя на спокойный тон, надеясь достучаться до него. Но этот тип упрямо молчал, чем нервировал меня еще больше.
   - Чем думал твой друг, - в последнее было вложено слишком много сарказма. - Когда повел тебя участвовать вместе с ним? Явно не мозгами.
   - Он просто хотел показать мне, каково это, - даже самой себе это оправдание звучало неестественным.
   - Миша, это гонки, блять, - процедил. - Нелегальные. Хотел показать, что это - привел и показывай. У оградок. А не давать тебе принимать в этом участие.
   - Ничего же не произошло, - промямлила, прикусывая внутреннюю часть щеки. - Сергей хорошо водит, да и ехали по круговой, - вспомнила последний аргумент, сказанный мне Литвиновым перед заездом.
   - Да срать, как он водит, - теперь уже парень повысил тон, покосившись в мою сторону. - Пусть он будет даже первоклассным шумахером, он не может отвечать за своих противников. И на идеальной дороге могут возникнуть осложнения, мне далеко ходить не надо, пример ты уже получила сегодня, - напомнил о том стыке на дороге. - Каждый водитель несет ответственность не только за себя, но и за пассажиров. А этот кретин подверг тебя опасности, из-за чего чуть не огреб.
   - Ты его чуть не задушил.
   - Ему повезло.
   - И сейчас этой опасности меня подвергаешь ты, несясь так, будто за нами черти гоняться, - всплеснула руками, указывая назад. Демьян действительно прибавлял скорость, но вел аккуратно, объезжая идущие впереди автомобили. - Еще и запихнул меня сюда. Что за дикарские замашки?
   - А может действительно, - осклабился этот тип. - Нужно было тебя там оставить. И разбирались бы оба, ты и твой друг, с ментурой. Ты подумай, еще не поздно вернуться назад, навряд ли они там все быстро закончили.
   А в меня будто бес вселился, подначивавший и бивший злостью в темечко. Я понимала, что все сказанное им вполне резонно и обосновано. Но бабская сущность перла против доводов логики. Потому что его изречение было последней каплей в копилку моей сдержанности. Обида за то непонимание, в которое вогнал, своим молчанием и поддразниванием была готова вылиться в эмоциональный взрыв.
   - Возвращайся, - огрызнулась, понимая, что на грани. Но этот сучий гад и ухом не повел. Казалось, даже расслабился, чем окончательно взбесил. - Возвращайся обратно, твою мать.
   Кажется, подействовало, потому что машина съехала к обочине. И остановилась. Послышался щелчок разблокировки.
   - Возвращайся, - вернул мне. - Пешком.
   Он явно довольствовался моим ступором. Прямо-таки веселился, забавляясь надо мной и моим отупевшим видом.
   - Да пошел ты, - зарычала, выбираясь из машины и хлопая дверцей. - Нахер.
   "И, все-таки, надо было взять с собой толстовку", - промелькнуло в голове, когда оказавшись на улице, на мою голову мелким градом обрушился дождь. Еле как сдержалась, чтобы не показать средний палец парню, сидящему в машине. Сжав руки, потопала вперед.
   - Ой, дура-а, - насмешливое позади и уже во второй раз за полчаса меня поднимали ввысь.
   - Отпусти, - пыхтела, дергая конечностями. - Не хочу с тобой ехать. Отвали, кому сказала.
   Но он не обращал внимания на мои выкрики. Лишь усмехнулся, обдавая потоком воздуха в шею. Черт. Заткнулась, проникаясь мурашками, от его дыхания. И в этот момент он поставил меня на землю, повернув к себе лицом.
   - Наистерилась? - задал вполне так серьезно. А у меня запал пропал. Вот вообще. Стою перед ним, и только дрожь пробирает, отнюдь не от погоды. От него. И веселиться совсем не охота.
   - Да.
   - А теперь ответь, - наклонился ниже. - Хочешь поехать со мной?
   Хоть на край света, - чуть не ляпнула. Прикусила язык, понимая, что таким своим ответом дам ему полный карт-бланш. Но отказывать смысла не было. Да и сам он видел очевидный ответ, вот только от меня хотел услышать. Ждал.
   - Хочу, - тихо.
   - Повтори, Миша, - голос его ниже стал, а глаза мраком словно напитавшиеся. Не отпускали. И даже дождь был не помехой.
   - Я хочу поехать с тобой, - подняла голову, таким образом сокращая и без того небольшое расстояние между нашими лицами. - Демьян.
   Находясь в коротком шаге до неотвратимости, я сделала свой ход, хрипло выдохнув его имя. Глаза в глаза, полные сокровенного ожидания и решимости. И он шагнул. Для того чтобы прижать меня к прохладной поверхности машины. Вжать, сминая поцелуем. Жадным и горячим до невозможности. Снедающим, отправляющим ток по всему телу. Выдохнула, получилось с тихим стоном, цепляясь за его плечи. Для того, чтобы придвинуть, втиснуться до максимума и ощущать всем телом, наплевав на дискомфорт спины. Это не ощущалось. Лишь руки, губы. Языками цеплялись, словно голодные. Жадные, оба. Касались друг друга, распаляя жар между телами и передавая его. Дышалось тяжело, но не могли оторваться, даже на короткий вздох. Словно со стороны слышала свой стон, глухой, протяжный. И он слышал, словно подстегиваемый им, терзал губы, крепче сжимая мои волосы в своей руке, заставляя опрокинуть голову назад. Но и без этого напора я готова была дать ему то, что он хотел. Потому что сама желала этого, вырывая гортанный хрип, когда проходился по шее, обжигая языком. Укусил, вызывая мандраж. Руками стиснул ягодицы, приподнимая. Рефлекторно обвила ногами его талию, вжимая его в себя, делая нашу позу еще более недвусмысленной. Его короткое движение вперед и резкий прикус у края топа. Не больно, но ощутимо, на грани с удовольствием, пронзившим низ живота.
   - Миша-а, - его голос низок, совсем, а дыхание учащенное. Закрыла глаза, откидываясь назад. И плевать, что дождь полностью намочил всю одежду и нас самих. Внутри словно пепелище адовое творилось.
   Осторожно спустил меня, глядя прямо в глаза. Руки лежали на талии, стискивая ее, а большие пальцы аккуратно забрались под край ткани, вырисовывая круги на коже. И этими движениями вкруговую сворачивались внутренности.
   - Да, Миша, - проговорил, ухмыляясь. - Теперь это точно пиздец.

Оценка: 7.44*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"