Лисай Е. А. : другие произведения.

Раб лампы

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Школа кожевенного мастерства: сумки, ремни своими руками
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В детстве, при чтении не очень-то детских сказок "Тысяча и одна ночь", меня всегда мучил вопрос: чем заняты джинны в перерывах между их вызовами?... Теперь у меня есть об этом кое-какие догадки :) Коллегам по работе и сегодняшнему обеденному перерыву посвящается P.S. "Юмор" весьма условный, наверное, больше "для внутреннего использования"


  
   Коллегам по работе ;)
  
   Младшая жена Великого Визиря стояла за ширмой на коленях, обхватив себя руками крепко-крепко, внутренне дрожа, но внешне даже боясь вздохнуть - не то что шевельнуться. В недобрый, ох, в недобрый час вздумала она украсить себя дареной господином заколкой! В еще худший - уронила ее во время танца. И совсем черная судьба завела ее обратно, искать драгоценность, именно сейчас. Услышав шаги, она зачем-то вздумала прятаться - хотя не делала ничего дурного! Когда вошедшим оказался сам Визирь, бедной Ханум не оставалось ничего, кроме как затаиться и пережидать. А уж когда началось ЭТО!...
   "Он убьет меня! Убьет! Сам, своей рукой!.. Если только узнает, что я - тут. Что я - видела!..." - мысленно ахнула она, когда поняла, ЧТО происходит.
   Ходили, ходили слухи невнятные, непонятные: будто стал Салах Аль Эддин Великим Визирем вдруг и в одночасье, благодаря уж не иначе как колдовству! И вовсе он не Великий и не мудрый. И даже вроде и не Салах, и не Аль... но всякий раз слова путались, рассказчики сбивались и забывались. А наморщившие лбы собеседники начинали припоминать смутно: и то, как был будущий визирь в юности секретарем при Диване - и уже тогда отличался рассудительностью и остротой ума; и батюшку его, достопочтенного... да как же его?... ах, я тоже не припомню, но... да-да, конечно, очень уважаемый был человек!...
  
   И вот сейчас дрожащая Ханум, закусив губу, глядела в щелочки между створками ширмы - пытаясь заставить себя зажмурится и все же не в силах оторваться от небывалого зрелища, - как, из брошенного на середину комнаты бронзового светильника, под выкрикиваемые Аль Эддином жуткие, невозможные, нечеловеческие слова, растет, клубясь, объятая серным пламенем и дымом смрадным исполинская фигура джинна.
   - Приказывай, хозяин лампы! - металлическим эхом раздался в разом стемневшем и странно исказившемся зале грохочущий голос пленного духа.
   Слова своего супруга Ханум не расслышала, но мерцающий каким-то невероятным, черным и ослепительным одновременно, цветом джинн сложил призрачные руки в жесте согласия и склонился в поклоне:
   - Слушаю и повину...
  
   Неожиданно джинн замер, не завершив ни фразы, ни движения. А в следующее мгновение взвился под потолок, разрастаясь до просто невероятных размеров: грозный, мощный, человекоподобный и нечеловеческий одновременно; покрытый странным светящимся узором рисунков-татуировок; остроухий, многозубый, огненноглазый...
   - Хааа!!! Ты нарушил Договор, мерзкий человечишка! И ты больше не властен надо мною!!! - казалось, багровый дым, окружающий исчадие Шайтана, всклубился и заплясал сумасшедший хаотический танец.
   - Договор?! Какой еще договор?! Выполняй мой приказ, раб лампы! - эти слова Великого Визиря заставили Ханум едва ли не простереться ниц в восхищении: столько уверенности, высокомерия, истинно благородного презрения прозвучало в них! Стоило бы, стоило бы слышать сейчас Аль Эддина мерзким завистницам, шептавшим Ханум, что ее разлюбезный супруг в юности был всего лишь паршивым вором, не гнушавшимся стащить даже упавшую лепешку из-под носа уличной шавки!
   Но джинна слова повелителя только развеселили еще больше. Меняясь от хохота в цвете и форме, огненный дух резко качнул головой - и потертая бронзовая лампа взлетела с ковра, зависая перед Салахом:
   - ЭТОТ договор!
   На мгновение, густо покрывавшие поверхность сосуда затейливые орнаменты вспыхнули кровавым свечением, заставив потянувшегося к светильнику визиря отдернуть руки. Лампа рухнула на пол у его ног.
   - Я не заключал никакого Договора! - все так же твердо и непреклонно заявил Аль Эддин. Но даже от наивной юной Ханум не укрылась нотка неуверенности в его голосе. Джинн же просто изошелся злорадным хохотом.
   - Ты!!! Ты произносишь формулу заключения Договора всякий раз, как вызываешь меня! Каждый раз водишь пальцами по тексту и подтверждаешь вслух, что ознакомился и принял все условия!!!
   Великий Визирь перехватил снова тычущуюся ему в лицо лампу и по-новому взглянул на полуистертые ребра штрихов и завитков, ровными рядами покрывающих поверхность сосуда... Может быть... нет! Невероятно! Аль Эддин отбросил светильник в сторону.
   - Я ничего не знаю ни про какой Договор! Не пытайся морочить меня, сын Шайтана! Именем Сулеймана Великого и Печатью его, приказываю тебе! Ты, джинн, создание Геенны, повинуйся мне!!!
   Хохочущий дух резко осекся и, стремительно уменьшаясь в размерах, вытянулся напротив своего повелителя. Наступила гнетущая тишина.
  
   - Ну вот что, смертный, - вдруг тихо и очень спокойно, почти человеческим голосом произнес джинн. - Ты нарушил договор. Это раз. И ты меня - ДОСТАЛ. Это два. Так что, в полном соответствии с заключенным между нами Договором, я взыскиваю в полном объеме плату за оказанные услуги, плюс штрафные санкции...
   Из поднятой им руки в замершего Аль Эддина ударила молния, пронзая и пригвождая к полу. Мгновение казалось, что вверх по светящейся белой дуге разряда из тела Великого Визиря в ладонь джинна струится какое-то желтоватое сияние. Но в следующую секунду дуга разорвалась - и все погасло.
   Иссохшее, опаленное тело Салах Аль Эддина свалилось на пол, а джинн повернулся и посмотрел ПРЯМО на закаменевшую за своей ширмой Ханум.
   И подмигнул.
   После чего багрово-черным облачком втянулся обратно в лампу.
   А младшая жена... впрочем, уже младшая вдова Великого Визиря - рухнула в обморок.
  
  
  
   - ... ваш Сулейман пусть свою Печать поставит себе на...
   Под скрестившимися на ней взглядами коллег и посетителей за другими столиками Мерке смутилась и, захлопнув рот, задержала дыхание, одновременно продолжая смахивать с себя остатки Воплощения: жесткие багровые кисточки с длинных острых ушей, серебристые узоры со стремительно смуглеющей кожи, лишнюю мышечную массу, совершенно не подходящую ее обычному образу модной спортивной девушки.
   - Клиенты? - как всегда, с этакой безмятежной ленцой вопросил расположившийся напротив полубоком, ботинками на дальний угол стола, Шуу: привычно имеющий вид худого бледного юноши с растрепанными черными волосами. Он в небрежной манере обрабатывал пилочкой свои длинные серебристые когти, чередуя это с использованием их для накалывания поедаемой картошки-фри.
   - А кто ж еще! - почувствовав, что уже успокоилась достаточно, чтобы изъяснятся более-менее тихо и без мата, отозвалась Мерке. - Меня эти б... э... бывшие кочевники... чтоб они шли три дня лесом, два дня полем и в сад налево заглянуть не забыли!.. - она, вздернув бровь, оглядела подозрительно закашлявших соседей по столу и с нажимом уточнила: - Я НЕ ругаюсь!
   - Да, да! Конечно, конечно! - махнул рукой, пытаясь все-таки выдержать серьезный вид и при этом не поперхнуться пивом, третий из обедающих, Бейрек. Впрочем - коль скоро он, по случаю сезона отпусков, решил сменить свой обычный деловой стиль на образ островитянина в яркой гавайке нараспашку и белых шортах, - серьезность ему не очень шла и не слишком удалась. - Ну, так что там у тебя с ними?
   - Да ничего хорошего! - девушка поморщилась и принялась тыкать вилкой в свой расползающийся из тарелки салат. - Договор с ними дебильнейший! Этот их Сулейман извра... эээ... изощренец какой-то!..
   - "Извращенец" вроде ж не ругательство?... - пробормотал, удивленно нахмурившись, Шуу. Бейрек пожал плечами.
   - ...Одни только условия Воплощения чего стоят! - продолжила жаловаться Мерке. - Уши волосатые, зубы в три ряда!.. И обязательно с дымом, с огнем... И этот их непременный бзик насчет запаха серы!...
   - А чем тебе не нравится? Нормальный запах!
   - Нормальный. Но у них там еще традиция: вызывать только после захода солнца! По разнице во времени, они меня постоянно во время обеда сдергивают! А у меня от этого серного дыма аппетит портится!!!
   - ...Хотя... как раз сегодня это без разницы, - добавила Мерке раздумчиво, глядя, как Бейрек зажевывает сразу две фруктовых ириски и запивает их своим теплым пивом.
   Шуу тоже поморщился, невольно наткнувшись взглядом на это зрелище, и стряхнул с когтя обратно в тарелку наколотый, было, ломтик картофеля.
   - Подумаешь! - снова перевел он взгляд на девушку. - У меня, вон, Аталарак на абонентском по вызовам. Так вообще приходится являться в облике гигантского кальмара: лилового цвета и с совершенно диким количеством щупалец. Знаешь, сколько на всю эту лабуду энергии расходуется?
   - Знаю! Не напоминай! - содрогнулась Мерке. - Это же я тебя в прошлом году на время отпуска подменяла! Они ж еще вызывают, гады,... нет, чтоб с корабля в открытом море, при красивом виде да ясной погоде! Так ведь непременно ж на каком-нибудь заброшенном пирсе или в доках: вода тухлая, мусор... Бррр!..
   - Вот-вот! - назидательно качнул головой Шуу.
   - Да, но так они ведь и платят, как положено!.. А этот Сулейман нам уже за триста лет абонентское задолжал... Надо его посылать нафиг, да и все! Когда там летучка ближайшая?
   - Послезавтра.
   - Вот, отлично! Я директору все про них скажу! И сколько должны, и какие заявки выполнять приходится, и как от оплаты увиливать пытаются, и как сегодня пытались мою законную добычу себе вымутить!..
   - Да? А что? - заинтересовался Бейрек. В вертикальных зрачках мелькнул алчный огонек.- Была добыча?
   - Да! -хмыкнула Мерке. - Сегодня как раз все вышло очень удачно! Пункт 15.3!
   - "Посторонние при вызове"?
   - Ага! Со всеми вытекающими штрафами, пенями и неустойками... Пытались оспорить. Но я же не причем, что этот Сулейман экономит и уже вторую тысячу лет не обновляет тексты на Ключах, правильно? И что язык и письменность за это время у населения там нафиг поменялись, и никто из вызывающих толком правил не знает? По посредническому соглашению это его обязанность, так что Сулейман в пролете: все полученное - нам! - Мерке расплылась в самодовольной улыбке.
   Шуу и Бейрек, каждый на свой лад, изобразили всяческое одобрение этой новости.
   Напоминание о прибыли окончательно успокоило их коллегу и, кажется, примирило ее с суровой действительностью. Так что некоторое время они обедали молча.
   - А знаете, Дзеннзи уволился?... -неожиданно спросил Бейрек и оглядел разом прекративших жевать друзей.
   - И что? - скептически фыркнул, наконец, справившись с новостью, Шуу. - В демоны подался, на вольные хлеба?
   - А вот и нет! Я у него вчера на новой работе был. Он себе очень хорошее место нашел: ничего не делает, блага гребет лопатой, и все на него молятся!
   - Да ну! - удивленно вытаращилась Мерке. - Он что, основал где-то собственную религию??!
   - Не-а! Бери круче, - помотал головой Бейрек и ткнул пальцем за окно:
   - Вон в тот банк устроился, системным администратором!
   Коллеги только завистливо вздохнули.
  
   - Ну ладно! - объявил, наконец, Шуу, поднимаясь и упихивая любимую пилочку в задний карман джинсов. - Пора работать!
   Он остановился в проходе между столами:
   -Я - на офис. Кто куда?
   - Я с тобой! - заспешила Мерке. Они поглядели на своего третьего товарища.
   - А я вызова жду, - невесело признался Бейрек. - Из Тай-Т-Ай.
   - Это такие, птицеобразные? Курицы?... ндааа... Ну, удачи!
   Бейрек с обреченным видом кивнул на пожелания и прощания друзей и выжидательно уставился на замигавший на ладони Ключ.
   -...Приказывай, хозяин лампы!... - донеслось отголоском до выходящих из таверны Шуу и Мерке.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"