Синеокова Лисавета: другие произведения.

Берегись принцессы или Dragon in distress

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 8.16*23  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Драконы - кровожадные существа, не брезгующие человечиной? Принцессы - нежные, воздушные создания с тонкой душевной организацией? Как бы не так!
    Случается, что похищение оборачивается неприятностями вовсе не для принцессы; случается, что храбрый воин объединяет усилия с суженой, чтобы спасти дракона, попавшего в беду; случается, что грозный чешуйчатый зверь предпочитает худое сотрудничество доброму ужину.
    Эта история о том, что с некоторыми принцессами драконам лучше не связываться, некоторых драконов лучше не трогать, а с некоторыми воинами лучше не путешествовать, потому что есть риск навсегда потерять свое сердце.
      
      Дорогие читатели, не бойтесь забугорных букв, в конце текста есть примечания, в которых все-все расшифровывается

  
  Берегись принцессы или Dragon in distress
  
  Пролог
  
  В полумраке пещеры напротив огромной разнородной кучи всякой всячины, возвышающейся над полом на добрых полметра, сидела девушка и рассматривала ее составляющие, отмечая известные и незнакомые предметы. Заметив что-то, тускло-блеснувшее совсем не глубоко, практически на поверхности, она не удержалась, протянула руку и схватила это, одновременно потянув на себя.
  - Ой, а это что такое? - прозвучал ее очередной вопрос. Не менее чем сотый за последние полчаса.
  Вслед за этим добрая треть хорошо утрамбованного барахла разной степени ценности съехала, потеряв, как оказалось, важную для сохранения равновесия вещь.
  Дракон не выдержал и издал громкий рык. А что? И у них терпение, бывает, иссякает. От неожиданности принцесса выпустила из руки кулон, о котором спрашивала, и он со звоном упал на каменный пол пещеры. От удара жемчужина, находившаяся в углублении, выскочила из паза и покатилась в сторону разозленного ящера.
  В ту же секунду он застыл, а его глаза будто остекленели.
  - Дракон, ты чего? - спросила девушка, видя, что тот не шевелится, не моргает и даже не дышит. - Эй, дракон, ты что, умер? А я говорила, тебе надо меньше нервничать, беречь себя, все-таки, возраст уже не тот.
  Опровергая подобные предположения, ящер выпустил в ее лицо поток горячего воздуха, а вслед за этим прозвучали слова, полные негодования:
  - Ты можешь просто посидеть спокойно, ничего не трогая? Хотя бы пять минут?
  - Да ладно тебе, как будто пять минут играют большую роль, - махнула на него рукой девушка, ничуть не испугавшись ни недавнего рыка, ни кратковременного анабиоза хозяина пещеры, - а мне когда еще выпадет шанс побывать в логове дракона?
  Ящер тяжело вздохнул.
  А ведь день так хорошо начинался...
  
  1.Первая встреча или Oops!... I did it again
  
  - Итари! Итари! - раздавался звонкий девичий голос над полянкой.
  - Угм, - издала тихий звук девушка, сидящая на подогнутых под себя ногах в метровых зарослях трав напротив пристроившегося на стебельке клевера жука и сосредоточенно его зарисовывающая. То и дело рыжеватая прядь из небрежно заплетенной каштановой косы спадала ей на глаза, отчего приходилось тонкой направленной струйкой воздуха сдувать ее к уху.
  Черный лоснящийся жук, под определенным углом отливавший красным и деловито перебиравший тонкими прозрачными крыльями, занервничал. Девушка замерла и задержала дыхание. Подозрительность создания была успешно усыплена воцарившейся тишиной, и он снова принялся ползать по стеблю вверх-вниз, пробуя его хоботком. Карандаш опять заскользил по бумаге, соединяя линии в рисунок.
  - Итари! - прозвучало уже гораздо ближе и громче. Насекомое замерло. Девушка тоже.
  Совсем рядом раздались звуки раздвигаемых стеблей разнотравья и победный возглас:
  - Ита! Ну наконец-то я тебя нашла!
  Жук, снесенный звуковой волной, оскорблено ужужжал подальше от странного громкого создания, а девушка укоризненно посмотрела на прервавшую идиллию подругу, с силой сдув снова мешающие обзору волосы и вложив в этой действие все свое недовольство.
  - Опять ползаешь по земле, - обреченно вздохнув, констатировала увиденное обладательница громкого голоса.
  - Лейка, ты согнала мне такой экземпляр! - возмущенно насупив брови, ответила девушка.
  - И кто же на этот раз: червяк, богомол или землеройка? - приподняв бровь, решила внести ясность подруга. - Я тебе удивляюсь, Итари, тебе по праву рождения положено из насекомых интересоваться разве что бабочками - и то только тогда, когда они нанизаны на иглы и находятся под стеклом
  - Чтоб ты знала: за живыми организмами наблюдать гораздо увлекательнее, чем за их пришпиленными к картону труппами, - ответила Итарина, поднимаясь и отряхивая одежду от сухих комочков земли, маленьких камушков и засохших стеблей и листочков.
  - Как тебя вообще угораздило родиться принцессой? - подозрительно прищурившись, вопросила Олеяна и тут же выдвинула собственную версию событий. - Не иначе как душа твоя с душой теперешней дочки какой-нибудь травницы случайно поменялась местами. И сидит она сейчас, бедненькая, отрешенно перетирая снадобья в ступке, смотрит в окно и вздыхает о красивых платьях, балах и принцах.
  - Да уж, тут явно что-то пошло не так, - с улыбкой поддержала ее шутку вторая девушка.
  - Ну, покажи хоть свое очередное открытие, - с интересом заглядывая в блокнот, попросила подруга.
  - Смотри, какой красавец! - гордо продемонстрировала ей набросок Итарина.
  Критически оглядев рисунок, присмотревшись и так, и эдак, она, наконец, вынесла вердикт:
  - Не знаю, Ита, по-моему, жук как жук.
  - Сама ты 'жук как жук', - ответила ей принцесса, закрывая блокнот и прижимая его к себе, словно невинно обиженное дитя. - Ничего ты не понимаешь. Это насекомое крупнее своих собратьев по виду минимум в полтора раза!
  - И это, вне всяких сомнений, его величайшее достижение, - перебила ее возмущенную речь Олеяна. - Идем, уже пора возвращаться. Ты вообще-то сюда по нужде забрела, если помнишь.
  - Ой. А подожди меня минуточку, - виновато попросила девушка и хотела, было, отойти подальше в поиске подходящего местечка, когда услышала суровый голос подруги:
  - Только сначала блокнот отдай, - рыжеволосая протянула руку, всем видом показывая, что этот вариант - единственный, при котором Итарина сможет удалиться, - А то опять на какую-нибудь сороконожку засмотришься, а потом будешь ловить сочувственные взгляды охраны, мол, ее высочество животом мается. И я вместе с тобой.
  Последнее предложение Олеяна проворчала чуть слышно, но Итарина все равно его уловила, насмешливо хихикнув, а потом, все-таки вручив подруге маленькую тетрадь со специальным креплением для карандаша, скрылась в зарослях травы, из которых выбралась спустя минутку посвежевшая и готовая продолжить путь.
  Забрав обратно свое бумажно-грифельное сокровище, она последовала за подругой к дороге, на которой их ждал кортеж, долженствующий сопроводить Их Высочество Итарину эр Шария Отрисскую в родной дом в столице под крыло к венценосному батюшке, Его Величеству Кантелу эр Шария Отрисскому, внезапно и с невероятной силой соскучившемуся по единственной дочери. А то, что домом принцесса это место отнюдь не считала, было не суть важно.
  Прокладывая себе дорогу среди буйно растущих метровых стеблей дивно пахнущего полевого разнотравья, Олеяна, первая фрейлина ее высочества, спросила:
  - Что-то рано в этот раз мы возвращаемся, обычно раньше конца осени нас поторапливать и не думал никто, а тут только арлир-месяц настал, и сразу гонцы заявились.
  - Наверное, случилось что-то непредвиденное, - попыталась предположить Итарина. - Иначе отец не стал бы забирать меня от бабушки раньше срока.
  - Обожаю твою бабушку. Будь у меня такая, ни за что на свете в столицу бы не поехала, - обернувшись, вставила рыжеволосая.
  - Я б тоже не поехала, может быть, да кто ж меня спросит? - ответила ей принцесса.
  - Ладно, не трусь, я тебя в обиду не дам, - покровительственно произнесла подружка и задиристо подмигнула.
  - Что? Ты смеешь подозревать свою принцессу в трусости? - наиграно-грозно вопросила Ее Высочество и в праведном порыве схватила первый попавшийся стебель, рванула на себя и, потрясая им в высоко поднятой руке, возгласила. - Готовься к заслуженной каре!
  Олеяна весело взвизгнула и ринулась вперед, убегая от грозящей настигнуть ее расплаты.
  - Стой, трусиха, и прими наказание достойно! - вещала ей вслед Итарина, едва сдерживая хохот и перескакивая ямки.
  На дорогу они вывались растрепанные, раскрасневшиеся и донельзя довольные, за что схлопотали сердитый взгляд командира отряда.
  - Ваше Высочество, все в порядке? - вежливо уточнил он, намекая на расхристанный вид девушки.
  - Более чем. Мы можем продолжать путь, - спокойно ответила она, не обращая внимания на направленную на нее укоризну.
  После этих слов, они с Олеяной забрались на своих лошадок и всем видом выразили готовность следовать намеченному маршруту.
  Хмыкнув в усы, командир дал знак выстроиться согласно порядку сопровождения лиц, принадлежащих к королевской крови, и отправляться.
  Мерное покачивание в седле из стороны в сторону не давало расслабиться. Девушкам уже много раз предлагали занять приличествующее им место в карете, и каждый раз они упирались и отнекивались что было силы. Ну, кому захочется труситься в душной темной карете, когда можно подставить лицо свежему ветерку и полюбоваться на открывающиеся из седла виды, не скованные шторами и оконными рамами.
  В такие моменты Итарина обычно очень жалела, что у нее всего одна пара глаз. Подумать только, ведь если бы их было хотя бы в три раза больше - на затылке и на макушке - сколько всего интересного можно было бы увидеть одновременно. А так приходилось довольствоваться малым и постоянно крутить головой, чтоб не пропустить ничего примечательного. Про пары рук принцесса и думать не хотела - одно расстройство. Глаза еще худо-бедно справлялись с любознательными запросами девушки, а вот рук не хватало совсем уж критически. И далеко за примером ходить не надо. Вот хотя бы сегодня, когда она зарисовывала черного летающего красавца, еще пара конечностей ей бы нисколько не помешала: одной дополнительной рукой она бы придерживала непослушную прядь волос, а второй нос чесала. А то пыльца так и норовила в него попасть, но чихнуть себе позволить было бы совсем неуместно, жук после такого звука непременно бы улетел. Вот и приходилось поминутно задерживать дыхание.
  Досадуя на такую непродуманность, граничащую с несправедливостью, Итарина поделилась своими соображениями с подругой. В ответ Лея разразилась приступом смеха, в перерывах между которым всхлипывала:
  - Ты бы еще многоножкой стать захотела! - и захохотала еще громче. - Нет-нет, если бы ты еще и несколько пар ног имела, тебя бы непременно разорвало от стремления бежать в противоположные места одновременно.
  - Лей, ну серьезно.
  - Если серьезно, ты только представь, как бы подобное выглядело со стороны: несколько пар плеч и рук - если только они не будут расти из другого места - это еще ничего, а вот с глазами явный перебор. Волосы будут постоянно загораживать обзор, колоться и лезть под веки, отчего они будут постоянно чесаться. Как вариант, конечно, волос на голове совсем может не быть. Вот теперь представь себе подобное лысое многоглазое и многорукое существо.
  - Ну, да, даже страшновато как-то, - согласилась ее высочество с доводами подруги.
  - Что поделать, красота требует жертв и первая из них - удобство, - картинно вздохнув, попыталась ее приободрить Олеяна.
  - Ну не знаю, по-моему, как раз эта жертва наименее обоснована, - пожав плечами, не согласилась принцесса.
  - Тебе хорошо говорить, - с легкой укоризной взглянула на нее девушка. - Ешь, что хочешь, в любых количествах и даже грамма не набираешь.
  Эта тема была для Олеяны, девушки, обладающей приятной мягкостью и округлостью черт и совершенно не склонной к полноте, но, почему-то, пребывающей в непоколебимой уверенности в обратном, уж очень животрепещущей.
  - Не начинай, - грозно нахмурившись, прервала ее принцесса, которая терпеть не могла стенания стройной подруги на тему 'я пухлая!' 'ты только посмотри сюда (и тут упоминалось место, которое в данный момент девушка считала недостаточно обезжиренным)'.
  Состроив недовольную рожицу, спутница ее высочество решила сменить тему:
  - Ита, скоро уже столица? - спросила городская и ценящая удобства барышня, которой одинаково надоело трястись, что в седле, что в карете, которые она время от времени чередовала. Для комфорта. Или верней будет сказать - для меньшего дискомфорта.
  - Нет, не очень. Еще пара часов, - ответила принцесса, которая в дороге усталости не чувствовала, то и дело на что-то отвлекаясь.
  - После этого седла у меня потом вся... все мышцы пониже спины болеть будут, - пожаловалась подруга.
  - Расслабилась ты, Лейка, за лето. Спортивную форму растеряла, - скорбным тоном изрекла Ее Высочество.
  - Что?! - оскорбленно возгласила рыжая. - Я растеряла? Да я! Да ты!
  - Да мы с тобой, - со смешком вставила принцесса.
  - Да я, может, с огромным удовольствием бы его подрастеряла эту форму, да только разве бабуля твоя позволит? - не обращая внимания, продолжала Олеяна.
  - Бабуля сурова, но справедлива, - вступилась за родственницу принцесса, - к тому же, сама знаешь: форму теряешь - формы набираешь. - Опять скользнула на опасную почву Итарина.
  - А что плохого в женственных округлостях? - из противоречия ее собеседница начала прекословить собственному образу мыслей.
  - В женственных - ничего, а вот желеобразно-хлюпающих друг о друга, расплывающихся...
  - Не продолжай, - перебила принцессу девушка, содрогаясь от нарисовавшейся в мозгу картинки. - Вот после таких твоих фразочек, у меня аппетит отбивает не меньше, чем на три дня.
  Принцесса же только рассмеялась мнительности подруги и ответила:
  - Сто раз говорила, я действую на тебя лучше, чем твое жутко-полезно-безвкусно-отвратное питание.
  - Ну-ну, после тебя мне вообще никакое питание не нужно. От одной тебя целых две пользы: стабильность веса и экономия продуктов.
  - Не была бы принцессой, точно не пропала бы с таким-то количеством пригодных умений, - гордо задрав нос, подтвердила Итарина.
  Олеяна только покачала головой, пытаясь не улыбаться во весь рот - но у нее это получалось не слишком хорошо - и ответила:
  - Ты и принцессой не пропадешь.
  - Как знать, Лей, как знать, - неожиданно серьезно произнесла девушка.
  Упомянутая пара часов для фрейлины, которая, как и любой другой человек, не любила долгие путешествия по жаркой и душной, словно по-прежнему летней, степи, тянулась долго и противно, как липкая патока и пролетела быстро и интересно для принцессы. Стражники отряда, знавшие ее высочество уже давно, просто не обращали внимания на ее ерзанье в седле - не падает и ладно - и выкрики 'ой, гляньте какая прелесть!'. Причем прелестью могло оказаться что угодно: от поросшего травой и цветами камня до испражнившейся кому-нибудь на кирасу птицы. Для конвоирующих ее высочество мужчин это была привычная, но от этого не менее ответственная работа: они не маялись скукой и зорко следили по сторонам.
  В этом году вызов в столицу действительно пришел раньше обычного. Существенно раньше. Но воякам об этом думать не полагалось. Их задачей было доставлять ее высочество принцессу Итарину эр Шария в середине лета к бабке Ишариане ки Тарси, а потом - обычно на исходе последнего осеннего месяца - обратно, обеспечивая ей и ее первой фрейлине Олеяне ки Ратрус, которую ее высочество везде брала с собой, безопасность и максимально возможный комфорт.
  Работа эта была нервная и требующая всей возможной концентрации и внимания, ибо предотвращать приходилось не только внешние угрозы, которые происходили редко и, в основном, случайно, но и те, которые Ее неугомонное Высочество провоцировала сама, суя свой венценосный нос всюду, куда было можно, да и куда нельзя тоже.
  За четырнадцать лет в отряде редко, но все же сменялись солдаты, но командир - никогда. Данор хаш Геир был бессменным хранителем принцессы, но даже он не мог предсказать, что ей взбредет в голову в следующий момент и откуда придется ее доставать в следующий раз.
  Несмотря на то, что принцесса Итарина была внебрачной дочерью короля - за все годы - единственный случай - отец официально признал ее. Обычная история: совсем молоденькая придворная дама Инериена ки Тарси не устояла перед красивым и обладающим шармом мужчиной: не она первая, не она последняя. Влюбленная женщина не стала скрывать факт своей легкомысленности ни от правителя, ни от матери. Первый принял решение, что девочка по достижении пяти лет переедет во дворец и будет учиться всему, что нужно знать принцессе, до этого времени под выделенной им охраной она будет жить с матерью; вторая вытребовала у Его Величества послабление: разрешение принимать маленькую принцессу на каникулах. После того, как юному Высочеству исполнилось пять, и ее постоянным местом проживания стала столица, ее по-прежнему молодая красивая жаждущая любви и все такая же легкомысленная мать вышла замуж за перспективного государственного мужа, очень скоро получившего должность посла в соседней державе, Хингале. Последние тринадцать лет Инериена ки Мран жила с мужем там, поддерживая вялую переписку с матерью и еще более чахлую - с дочерью.
  Трон, конечно, ни Итарина, ни ее дети наследовать не могли, но требований от этого к принцессе меньше не становилось. Будучи дочерью короля, она должна была соответствовать своему положению. Чтобы добиться соответствия, вот уже четырнадцать лет наставники ее высочества выбивались из сил, вкладывая всевозможные знания в ее любознательную голову. Недовольным оставался лишь учитель этикета. Нет, в теории принцесса владела им великолепно, но на практике безукоризненно соблюдать все нормы не получалось никогда. Постоянно что-нибудь, да отвлекало: то ей интересно узнать, из конского или человеческого волоса сделан новый парик пожилого придворного лорда, то просто необходимо оценить степень увеличения пенсне советника Его Величества. А когда девочка подросла и стала понимать, что волосы, глаза и губы придворных леди вовсе не от природы таких цветов, а следствие умелого парикмахерского искусства и хорошего макияжа, последовал целый фонтан вопросов на тему 'а из чего это сделано?' и 'а у вас потом кожа шелушиться не будет?'
  Учитель Лериен в такие моменты только грустно вздыхал и прятал глаза за ладонью. А что, собственно, он мог сделать в таких случаях? Девочка была понятливой, старательной и запоминала все слету, но долго изображать из себя восковую фигуру с приклеенной к губам улыбкой не могла в силу возраста и непоседливости. С возрастом, правда, мало что изменилось, разве только реакция учителя. Теперь он просто закатывал глаза, а в особо вопиющих случаях, как если бы Итарина у покрасневшего молодого лорда, недавно появившегося при дворе и пытающегося с ней заигрывать, начинала мерить пульс, подозревая лихорадку и не понимая не только неумелые намеки на флирт, но и причину внезапной смены цвета лица, хватался за сердце. Другие наставники ее высочества могли лишь пожалеть его, им-то самим повезло куда больше: пытливый ум Ее любознательного Высочества впитывал информацию, как губка. Причем любую и в любых количествах. Не ученица, а дар небес.
  По мере приближения к городу все чаще начинали попадаться раскиданные усадьбы и дома. Места, когда-то бывшие степью, а теперь окультуренные и превращенные в злаковые поля и фруктовые сады, они уже миновали.
  И если в полях и садовых угодьях работающим там людям было не до разглядывания кортежей: едут, ну и пусть себе едут, - то те, что сновали неподалеку от главных ворот в город, находили минутку, чтобы поприветствовать принцессу и даже потолкаться на максимально-близком к ней расстоянии. Максимально-близким было расстояние примерно в три метра (плюс-минус десять сантиметров). Грозная охрана ее высочества образовала вокруг нее и ее фрейлины защитный круг, пропускающий лишь взгляды и пожелания здравствия.
  Ресилаш - славная столица королевства Отрисс - встречала принцессу своей обыкновенной толчеей, гомоном и пылью. Практически весь обзор закрывали могучие спины, сопровождающих воинов, закованные в металл. Время от времени из толпы доносились выкрики 'да здравствует принцесса Итарина!'. В общем, все, как обычно: так бывало всякий раз, когда ее высочество показывалась в людном месте. Народ всегда очень однообразно выказывает почтение к монаршим особам, да и слава небесам, что так.
  Вопреки обыкновенному порядку, по прибытии Ее Высочеству сразу передали настоятельную просьбу: явиться пред отцовские очи немедленно, не тратя времени на приведение себя в порядок после двухдневного пути. Итарина поймала взволнованный взгляд Олеяны, пожала плечами и пошла за лакеем. Тот провел ее к кабинету Его Величества и замер перед дверью. Постучав, девушка вошла в комнату. Оставшийся снаружи слуга предусмотрительно закрыл за ней створку.
  Кантел эр Шария Отрисский - немолодой, подтянутый и по-прежнему обладающий шармом и притягательностью для представительниц слабого пола мужчина - стоял около окна, сцепив руки за спиной. Увидев дочь, он произнес:
  - Итарина, проходи, садись.
  - Приветствую вас, отец, - поздоровалась Ее Высочество и выполнила указание.
  - Хорошо добралась? - спросил правитель, поворачиваясь спиной к окну, чтобы лучше видеть собеседницу.
  - Да, как обычно. Вы позвали меня, чтобы спросить об этом? - удивилась Итарина.
  Отец никогда не задавал ей подобного вопроса, о подробностях ее передвижений он всегда узнавал раньше, чем она входила к нему в кабинет. Информаторы у Его Величества работали на уровне и свой хлеб ели не зря.
  - Нет, - ответил он и огорошил следующим предложением. - Сегодня вечером у тебя помолвка.
  - Хорошо, что я приехала вовремя, - пробормотала Ее Высочество, находясь в легком шоке от услышанного, - было бы некрасиво опаздывать на собственное обручение.
  Король продолжал буравить дочь взглядом, ожидая, когда потрясение сменится осознанием. Быстро моргнув несколько раз, приложив к щекам ладони тыльной стороной и громко выдохнув, Ее Высочество посмотрела на отца и спросила:
  - Кто жених?
  Такой спокойной реакцией Его Величество был приятно удивлен. Нет, истерик он не ожидал, ведь с детства внушал Итарине, что ее долг заключается в послушании воле отца в вопросе выбора супруга, ибо для монарших особ брак - это политический инструмент, а счастье и развлечение можно найти и в другом месте. Но морально был готов к возможному непониманию и непринятию его решения.
  - Акран эр Харш.
  - Эрлейский князь, - произнесла в задумчивости девушка, - говорят, очень решительный молодой человек и при желании может доставить нам неприятности на море.
  - Вот чтобы желания у него такового не возникло, нужно налаживать дружественные связи, - подтвердил ее рассуждения отец.
  - А что наладит и укрепит дружбу двух государств лучше династического брака? - прозвучал риторический вопрос из уст принцессы.
  Кантел эр Шария кивнул. Дочь понимала его с полуслова. Этот факт не мог не радовать: уговаривать и втолковывать, что 'так надо' у короля не было совершенно никакого желания, да и терпением к чужим истерикам он не отличался.
  - Тогда, наверное, мне стоит поторопиться с приготовлениями? - Итарина вопросительно подняла глаза на правителя.
  - Иди, - согласился он с ее предположением. - Я распорядился насчет наряда.
  Ее высочество поднялась с кресла, кивнула отцу на прощание и в задумчивости покинула кабинет. В том же настроении она дошла до собственных покоев, открыла дверь и была резко выведена из этого состояния криком:
  - Что это?! Что это такое, я вас спрашиваю?!
  Олеяна разъяренной фурией стояла около царского ложа, на котором возлежало что-то тряпичное и воздушное. Завидев подругу, она перенесла свое внимание с горничных на нее.
  - Ита! Мне тут пытаются объяснить, что вот ЭТО, - указующий перст ткнул в ворох, долженствующий быть нарядом, - чуть ли не твое подвенечное платье!!!
  - Глупости, Лей - поспешила развеять опасения подруги Ее Высочество. Та заметно расслабилась и уже открыла рот, чтобы что-то сказать, когда принцесса добавила:
  - Это наряд для помолвки.
  Олеяна захлопнула рот, прикрыла глаза, затем сделала глубокий вдох и очень медленный выдох, после чего резко открыла глаза и яростно прошипела:
  - Какой еще, ко всем твоим мерзким жабам и паукам, помолвки?!
  - Моей, Лей, - устало вздохнула принцесса.
  - И когда знаменательное событие? - немного сбавив обороты, при виде слегка опустившихся плеч принцессы вопросила недовольная сложившимся положением вещей фрейлина.
  - Сегодня вечером, - призналась Ее Высочество.
  - ЧТО?! Какого...?! Итарина!!! Мне просто воспитание позволяет озвучивать все те слова, что крутятся сейчас на языке, но это не значит, что мне нечего сказать по этому поводу! - весь вид рыжеволосой бестии сейчас буквально кричал о снедающем ее возмущении.
  - Ну и чего ты раскричалась? - скептически уставившись на нее, спросила принцесса.
  - Да уж, действительно, с чего бы?! - язвительно заметила Олеяна. - Когда ты вообще мне собиралась об этом рассказать?!
  - Да, в общем, я и сама только узнала, - ответила девушка.
  Второй раз за минуту подруга Ее Высочества онемела, но, как и в прошлый, ненадолго.
  - Очаровательно, - протянула она гораздо тише и не скрывая ноток сарказма. - И кто счастливец?
  - Акран эр Харш, - был ей короткий ответ.
  - Князь Акран эр Харш? - уточнила фрейлина с внезапно загоревшимся интересом в глазах.
  - Да, - насторожившись внезапным изменением в подруге, подтвердила Итарина.
  - Ну, хоть что-то хорошее появилось в этой отвратительной ситуации, - с зарождающейся улыбкой выдала Олеяна.
  - Ты о чем? - не поняла ее собеседница.
  - Не о чем, а о ком! Точнее даже - о КОМ!!! Ты вообще видела этого эр Харша? - подозрительно вопросила фрейлина.
  - Да, вроде бы, он уже приезжал пару лет назад, - припомнила Ее Высочество. - Светленький такой...
  Взгляд подруги стал недоуменно-жалостливым.
  - Светленький?! Итарина, я осмелюсь напомнить, что тебе девятнадцать лет!
  - Ты это к чему? - снова не поняла смысла неожиданного заявления девушка.
  - К чему?! Да к тому, что в твоем возрасте пора бы на мужчин больше внимания обращать. Светленький! Да его волосы цвета спелой пшеницы до сих пор не может забыть половина придворных дам! - высокопарно воскликнула она, а потом слегка стушевалась и добавила. - Я так слышала.
  Ее высочество подозрительно прищурилась:
  - Ой ли...
  - Эх, Итари, там такой мужчина! - мечтательно протянула Олеяна.
  - То есть твое возмущение обстоятельствами напрочь затмила светловолосая персона князя? - с легким негодованием уточнила принцесса.
  - Нет, я по-прежнему возмущена до глубины души, но достаточно разумна, чтобы признать: молодой красивый мужчина в женихах гораздо лучше старого, толстого и беззубого, - поспешила оправдаться ее собеседница.
  - Ну, да, на красивого и молодого смотреть, конечно, приятнее, - вынуждена была согласиться ее высочество.
  - Ита - Ита, дело ведь не только в 'смотреть', - укоризненно покачала головой Олеяна.
  - Так, Лейка, прекращай свои родопродолжательные намеки и дай мне посмотреть на платье, наконец, - фыркнула девушка.
  - Я бы не брала на себя смелость называть ЭТО платьем, - снова вскинулась подруга, в миг растеряв весь мечтательный вид.
  - Да? А что такое? - поинтересовалась Ее Высочество, и подошла ближе, чтобы посмотреть, что так возмутило Олеяну.
  Она окинула взглядом ткани, лежащие на кровати, и, не найдя ничего шокирующего, констатировала:
  - Традиционный наряд эрлейцев. Наверное, отец решил таким образом выразить уважение к жениху.
  -У них что, все женщины ходят в таком?! - опешила фрейлина.
  - Да, климат там жарче, чем у нас, поэтому и наряд такой... открытый, - подтвердила принцесса.
  - И тебя это не смущает? - в глазах Леи поселилось удивление.
  - Нет - мне наоборот интересно примерить что-то в этом роде.
  - А то, что тебе придется в нем на люди выйти? - последовал еще один малопонятный Ее Высочеству вопрос.
  - И что? - девушка подняла недоуменный взгляд на подругу от воздушного вороха. - Эрлейки, вон, ходят, причем все время.
  - Я забыла, с кем разговариваю, - махнула на нее рукой Олеяна.
  - В-ваше Высочество, - вдруг донесся до них робкий голос одной из горничных.
  Девушки повернулись к источнику звука - молодой служанке, которая поднабралась решимости и продолжила:
  - Прошу прощения, Ваше Высочество, но нам стоит поторопиться с водными процедурами. Времени не так много.
  - Точно! - хлопнула себя по лбу первая фрейлина. - Надо срочно привести себя, ну, и тебя, конечно, в нормальный вид и перед эрлейскими мужчинами предстать в полном женском всеоружии.
  - А может перед одним конкретным мужчиной? - с улыбкой, полной иронии, поинтересовалась Итарина.
  - Ох, Ита, они там все как на подбор: один другого великолепнее и мужественнее, - в восхищении закатив глаза, ответила Олеяна.
  На такое открытое проявление восторга принцесса лишь фыркнула и произнесла:
  - Ничего удивительного, они же все поголовно воины. Причем самые востребованные в любой из стран. Их предпочитают нанимать и в качестве телохранителей и как военную поддержку. Ты бы, кстати, тоже стала бугриться мышцами везде, где только можно, если бы столько времени проводила в тренировках, учениях и реальных боевых действиях.
  Фрейлина скривилась, вздохнула и ответила:
  - Не была бы ты принцессой, назвала бы тебя дурехой, а так скажу лишь одно: ох, Ваше Высочество, я в умилении от вашей очаровательной наивности.
  - Да уж, в моем положении есть масса плюсов, - весело хмыкнула Итарина и добавила. - Все, иди уже, прихорашивайся для наших эрлейских гостей, повышенной мужской привлекательности.
  Олеяна улыбнулась, обняла подругу и сказала:
  - Не бойся, Итари, мы что-нибудь придумаем. Ведь еще остается время до свадьбы, а помолвка - это еще не нерушимый союз, - поцеловав ее на прощанье в щеку, фрейлина поймала улыбку принцессы и направилась к выходу.
  У самой двери она обернулась и произнесла:
  - Эх, и все равно все мои прихорашивания напрасны. Кто будет смотреть на нас, скромных девушек, после того как Итарина Отрисская появится в зале в таком наряде? - подмигнув, она скрылась из комнаты.
  - Да уж, скромнее наших придворных дам сыскать трудно, - иронично ответила уже закрытой створке Ее Высочество, вспоминая глубокие декольте, откровенные вырезы на спине, открытые плечи и обрисовывающие все изгибы фигуры силуэты платьев, востребованных среди девиц (и не только) аристократического происхождения.
  Из-за двери раздалось сдавленное хихиканье.
  - Дуреха, - с довольной улыбкой прокомментировала последнее Итарина и повернулась к служанкам с уточняющим вопросом. - Ванная?
  Девушки в разнобой, но с одинаковым темпом закивали головами, чем вызвали очередной смешок Ее Высочества.
  - Ванная, так ванная, - легко согласилась она.
  Итарина прекрасно понимала, что ничего они придумывать не будут, а уж избегать помолвки и тем более свадьбы - и подавно. Решения Его Величества Кантела эр Шария Отрисского никогда не подвергались обсуждениям, а неповиновение как явление отсутствовало в принципе.
  
  * * *
  
  В тронном зале стоял приглушенный шум голосов - громко гомонить было неприлично - придворные тихо переговаривались, переглядывались и перемигивались, обсуждая последнюю новость: неожиданную помолвку принцессы Итарины и Великого Князя Эрлейского. Увы, тот факт, что Ее Высочество даже толком знакома не была с князем и пересеклась с ним лишь пару раз на великосветском приеме, не давал повода для подозрений юной венценосной леди в недостойном поведении, влекущем за собой последующую всевозможную возню с маленьким неожиданным внуком или внучкой Его Величества. Тем не менее, аристократия не отчаивалась и строила догадки в несколько ином, но не менее интригующем ключе.
  'Говорят, его величество задумал наступательную военную кампанию, вот и заручается поддержкой князя'
  'Что вы, компания им задумана, но отнюдь не наступательная, а оборонительная. Я слышал, что Лекран ужесточает въездные пошлины'
  'Ах, этот эрлейский князь - такой интересный мужчина! Я слышала, что он спас жизнь нашему королю на охоте в прошлый свой визит, вот в благодарность Его Величество и отдает ему дочь в жены'
  'Какие глупости, леди! Никто не отдает дочь в жены из благодарности. Из благодарности дарят лошадей и коллекционное оружие. Тут дело в другом: наверняка просто Его Величество хочет иметь рядом сильного друга. Вы ведь знаете, что политический нейтралитет - понятие очень расплывчатое и непостоянное' .
  На самом же деле все было гораздо проще. Нет, почти в каждом из предположений была доля правды. Отрисский правитель был дальновидным человеком и понимал все выгоды династического брака с Великим Князем Эрлейским: тут тебе и помощь в обороне, и подспорье в нападении. Не безвозмездное, конечно, но точек соприкосновения для нахождения золотой середины и общей выгоды для обеих сторон несравнимо больше. Но главной причиной сегодняшнего события был все-таки долго чести, а долги Кантел эр Шария отдавал всегда. Поэтому, узнав о том, что Акран эр Харш вступил в наследование княжеством, срочно вызвал дочь: по законам княжеств Великий Князь или, как его называли эрлейцы, Тшер не мог быть холостым. Если случалась вдруг ситуация, когда действующий Тшер умирал неожиданно и его наследник не успевал к тому времени обзавестись супругой, то ему давалось послабление: полгода на то, чтобы исправить ситуацию. Акрану эр Харш повезло иметь к этому моменту хотя бы невесту: ненаследная принцесса отрисская уже давно была обещана новоиспеченному князю. Об этом договорились их отцы много лет назад, об этом давно знал эрлеец и об этом даже не подозревала Итарина: Кантел эр Шария имел весьма своеобразное понятие о своевременной подаче информации. 'Вовремя' всегда должно было отвечать его интересам и интересам короны, разумеется.
  В глубине зала стояло возвышение, где располагался трон, на котором восседал Его Величество. Вдруг раздался громкий звук удара трости о пол и прозвучали слова: 'Ее Высочество принцесса Итарина эр Шария Отрисская'. Дверные створки открылись, и в зал ступила босая ножка принцессы. Традиционный наряд эрлейцев не предполагал обуви: в своих домах они всегда ходили босыми. Гомон стих мгновенно и жадные взгляды придворных устремились на фигурку, пересекающую зал, чтобы приблизиться к трону. Фигурку, облаченную в широкую расклешенную от бедра белую юбку с поясом, расшитым золотом, и того же цвета топ, заканчивающийся под грудью, с короткими кружевными рукавами, тоже украшенный золотой вышивкой по довольно откровенному вырезу с открытыми плечами. Практически невесомые несколько слоев воздушной ткани обрисовывали стройные ножки Ее Высочества и, развеваясь позади, создавали впечатление, что та летит. Прическа принцессы тоже соответствовала эрлейским традициям: распущенные волосы, схваченные золотым ободом, сжимающим голову посередине лба.
  Итарина была похожа на невесомое видение, не принадлежащее этому миру. Она степенно приблизилась к отцу, поприветствовала его и заняла свое место по левую руку от трона. Изучающие, обескураженные, восхищенные, завистливые и вожделеющие взгляды всех присутствующих были прикованы к ней, на что Ее Высочество совершенно не обращала внимания.
  Тишина снова была нарушена звуком ударов трости о пол и голосом: 'Великий Князь Эрлейский Акран эр Харш'. Дверь снова открылась, впуская князя и его свиту. У онемевших от вида принцессы придворных снова прорезались голоса, и по залу поползли шепотки и вздохи. Итарина с интересом взглянула на мужчину, которому она должна будет стать женой. Высокий стройный золотоволосый молодой человек с грацией хищника проделывал тот же путь, что и она минутой ранее. Черная безрукавка, того же цвета штаны и мягкие сапоги до колена лишь подчеркивали силу и мощь тренированного тела. Свита князя состояла из мужчин, одетых так же, как и он, в традициях эрлейцев.
  Подойдя к возвышению, Акран эр Харш в знак уважения склонил голову перед королем Отрисса и прижал сжатый кулак правой руки к сердцу. Кантел эр Шария поднялся с трона и произнес голосом, полным достоинства:
  - Тшер эр Харш, для меня честь приветствовать вас сегодня. В день, знаменуемый радостным событием: помолвкой, скрепляющей многолетние узы дружбы домов эр Шария и эр Харш, - знаком он пригласил молодого человека занять место справа от него.
  Поднявшись на возвышение, князь произнес в ответ:
  - Дом эр Шария отдает поистине свое великое сокровище дому эр Харш. Красота принцессы чистотой и нежностью подобна цвету лилии, - голос мужчины был приятным: низким с рокочущими нотками и будто обволакивающим. Он с одобрением смотрел на стройную фигурку девушки, облаченную соответственно вкусам эрлейского народа.
  Итарина, услышав про красоту, подобную лилии недоуменно осмотрела себя и пришла к выводу, что у князя странные ассоциации: уж на что - на что, а на цветок она была похожа в последнюю очередь, ну, может, только юбка имела отдаленное сходство с лепестками. Углубиться в размышления на эту тему ей не удалось, потому что началась церемония.
  Король обратил свой голос к подданным и возгласил:
  - Сегодня, перед небом и людьми я, Кантел эр Шария даю право Акрану эр Харш на дочь свою Итарину эр Шария, обещанную ему. Отныне они жених и невеста, - после этих слов он дал знак князю, и тот, подойдя к принцессе, снял с себя кулон на длинной цепочке и одел его на шею своей, теперь официальной, невесте, после чего раздались хлопки: придворные аплодировали знаменательному событию и выкрикивали поздравления.
  Итарина стояла и улыбалась, сжав руки в кулаки, чтобы не начать рассматривать кулон прямо сейчас. Интересно было до зуда в пальцах, но она мужественно держалась до того момента, как отец пригласит аристократов в соседний зал, где будет проходить праздник в честь сегодняшнего события.
  Большая королевская столовая горела огнями сотен свечей, чей свет отражался в начищенных до блеска поверхностях. Придворные заняли свои места согласно рангам и после пожелания Его Величеством приятного аппетита принялись за угощение. В честь знаменательного события, по левую и правую руку от короля посадили жениха и невесту. Под столом напротив стула Ее Высочество нашла подушку, предусмотрительно оставленную там для ее босых ног. Улучив момент, когда вниманием мужчин завладела пища, Итарина взяла в руки кулон и стала его рассматривать. Золотая цепь не то чтобы очень массивная, но и не тонкая, а сам кулон был выполнен в виде круглой бляхи размером с утиное яйцо с тисненым рисунком, изображающим ревущего явара, широко разинувшего пасть. Тиснение было мастерским: даже самые мелкие детали были проработаны с филигранной точностью и аккуратностью. Очень красивая вещь. Принцесса погладила поверхность бляхи, прощупывая пальцем борозды.
  - Принцесса Итарина, вижу, мой подарок пришелся вам по душе, - прервал ее любование низкий мужской голос.
  Девушка поспешно отпустила кулон, сложила руки на коленях и подняла глаза с отработанным за долгие годы до автоматизма выражением на лице: 'я? Да я тут вообще не при чем'.
  Акран, увидев такую реакцию, усмехнулся и встретился взглядом с янтарными глазами своей невесты. Осознав, что в этот раз ничего предосудительного она совершить пока не успела, принцесса улыбнулась и ответила:
  - Очень красивая вещь. И наверняка имеет скрытый смысл?
  - Имеет, - подтвердил мужчина и, увидев, как в глазах Итарины загорается огонек интереса, добавил:
  - Это символ дома Харш, который носят все его члены.
  Князь взял в руки ложку, посчитав вежливую беседу оконченной, но не тут-то было.
  - А почему кошка? - последовал вопрос любопытной девушки.
  - Кошка? Явар не кошка, Ваше Высочество, это сильный и опасный зверь, - ложка зависла над тарелкой.
  - Технически, этот зверь принадлежит к семейству кошачих, - произнесла девушка, снова взяв в руку кулон.
  - Верно, но я не стал бы называть его кошкой. Кошка - маленькое домашнее животное, зачастую безобидное. Сходство между ними весьма отдаленное, - возразил ей Акран и хотел, было, зачерпнуть ароматный горячий суп, но Итарина задала другой вопрос:
  - Допустим. А почему именно явар, а не медведь? Он ведь сильнее.
  - Сила - не всегда решающий фактор в поединке. Гораздо важнее умение дождаться верного момента и найти оптимальную точку для нападения,- объяснил тшер эр Харш.
  На секунду ее высочество задумалась над сказанным. Акран набрал суп и поднес ложку к губам.
  - А у вас есть живой явар, так сказать, талисман рода? - неожиданно выпалила ее высочество.
  Мужчина бросил тоскливый взгляд на маленькую порцию супа, состоящую из овощей и проваренного мяса молодого ягненка, порезанных небольшими кубиками и перемежающимися с зеленью, специями и золотящимися аппетитно поблескивающими кружочками жира в еще парящем бульоне, сглотнул и опустил ложку обратно в тарелку.
  - Нет. Явар не домашнее животное.
  - Ну да, было бы не этично сажать в клетку символ собственного рода, - согласилась Итарина и снова ненадолго замолчала.
  Акран, облегченно выдохнул и снова зачерпнул остывающее кушанье.
  - А...
  - Итарина, как тебе суп, - неожиданно раздался голос Его Величества, перебивший новый вопрос принцессы.
  - Что? - удивилась она, а потом посмотрела в тарелку перед собой, в которой теплилась упомянутая отцом еда. - Я еще не пробовала, - призналась она.
  - Очень зря, он весьма неплох, - заметил Его Величество, демонстративно отправляя ложку с супом в рот.
  Ее Высочество последовала примеру и закивала, соглашаясь с высокой оценкой яства. Вниманием принцессы завладело кушанье. Акран эр Харш облегченно выдохнул и принялся, наконец, за еду.
  
  * * *
  
  За праздничным обедом следовал бал, к которому ее высочеству принесли легкие туфельки без каблуков: ходить босой, пусть и по паркетному, а не мраморному, как в коридорах, полу было прохладно. Открывали его, конечно, новоиспеченные жених и невеста. Акран легко вел в традиционном отрисском танце девушку, обещанную ему в жены, мысленно отмечая мастерство партнерши. Итарина очень любила танцевать: в танце она чувствовала какую-то необъяснимую свободу, отпускала душу, сливалась с музыкой и парила над полом.
  После танца с женихом Ее Высочеству пришлось составить пару отцу, брату и еще нескольким родовитым претендентам. В разгар веселья, когда очарование единения с мелодией пропало, а мельтешение ярких пар перед глазами стало почти невыносимым, Итарина сослалась на духоту и вышла на балкон. Солнце клонилось к закату, начиная скрываться за горизонтом и приобретая красновато-оранжевый оттенок прощания. Принцесса оперлась о перила и, закрыв глаза, подставила разгоряченные щеки легкому ветерку, когда услышала голос:
  - Смотрите, что это в небе?
  - Что может быть в небе, не корова же! Птица какая-то, - ответил ему другой.
  - А не сильно ли оно большое для птицы, - усомнился первый.
  - Птицы разные бывают, - философски заметил его собеседник.
  - Да пусти в нее стрелу. Упадет - вот и поймешь, кто это был, - предложил третий.
  Ее Высочество с интересом открыла глаза и, запрокинув голову, вгляделась в небо. Действительно, над дворцом пролетало что-то крылатое. Через пару секунд она услышала, как тренькнула тетива и ввысь просвистела стрела. Итарина перегнулась через перила, чтобы посмотреть на смельчака, выстрелившего во что-то даже на первый взгляд очень большое. Под балконом стоял молодой стражник, неотрывно смотрящий вверх, а рядом с ним были два постарше, скучающе осматривающие окрестности.
  Внезапно у молодого округлились глаза, отвисла челюсть и выпал из рук лук, старшие товарищи на него недоуменно воззрились и тоже подняли головы, после чего повскакивали, всем видом выдавая растерянность. Принцесса снова подняла голову и увидела, как на дворцовую площадь медленно, но верно спускается дракон.
  В этот момент, позади Ее Высочества раздался голос эрлейца:
  - Итарина... - произнес он и осекся, увидев неожиданного гостя.
  Принцесса же неуловимым движением достала свой блокнот, с которым никогда не расставалась, и принялась зарисовывать крылатого ящера.
  На секунду мужчина опешил, недоуменно оглядывая наряд Ее Высочества и пытаясь понять, где она умудрялась прятать этот предмет, да притом так незаметно.
  К трем незадачливым стражникам, наконец, вернулась способность мыслить, и прозвучал сигнал об опасности. Акран эр Харш, сбросил недолгое оцепенение, вызванное неожиданным действием невесты, издал особый свист, и в следующее мгновение рядом с ним уже стояли его люди.
  Дракон, завис над площадью, издал грозный рев и стал приближаться к закованной в латы троице, жавшейся друг к другу и выставившей перед собой копья.
  Князь что-то коротко скомандовал сопровождавшим его мужчинам и они, оценив высоту балкона второго этажа, спрыгнули на мощеную площадь, начинавшуюся сразу от дворца. Эрлейцы что-то сказали стражникам и те, кивнув стали перебежками перемещаться к фонтану, намереваясь использовать его в качестве оборонительного сооружения.
  Акран посмотрел на принцессу и сказал:
  - Итарина, тут небезопасно. Вам лучше вернуться в зал.
  - Угм, - ответила принцесса, не отрываясь от своего занятия, чем мужчина и удовлетворился.
  Решив не терять времени на спуск по лестнице, он, так же как и его люди, перемахнул через перила, мягко приземлился и присоединился к группе, приближающейся к фонтану.
  Проследив прыжок мужчины и сделав себе заметку расспросить князя, где он научился так преодолевать препятствия, Итарина продолжила делать набросок, поминутно сверяясь с непрерывно движущимся оригиналом.
  А тем временем, на площади развернулись целые боевые действия: маленький отряд, состоящий из эрлейского посольства и трех отрисских стражников, обосновался за фонтаном. И очень вовремя, потому что дракон именно в этот момент пустил струю пламени, которая, встретившись с мраморным изваянием, разделилась на две. Мужчины находились как раз между двумя огненными потоками. Ящер, заметив это, немного переместился и снова дыхнул пламенем, но мужчины, двигавшиеся вместе с ним, по-прежнему находились вне досягаемости для огня.
  В зале за спиной Итарины послышался истошный визг:
  - Дракон!!!
  Был он мужской или женский, разобрать не удалось из-за, собственно, истошности, а оборачиваться принцесса не стала. Вслед за криком смолкла музыка, и раздались звуки спешно покидающих зал сотен пар ног. Мысленно порадовавшись, что за колонной ее не видно, и сейчас никто не потащит в безопасное, но наверняка безумно скучное место, полное испуганных придворных дам, принцесса продолжала следить за развитием событий на площади перед дворцом и одновременно дорисовывать крылья чешуйчатого ящера.
  Дракон был невероятно красивым. По крайней мере, Итарина, никогда не видевшая их настолько близко, думала именно так. Раза в три-четыре большее лошади, золотисто-песочного цвета, он резкими взмахами сильных кожистых крыльев удерживал себя в воздухе, время от времени выпуская струи огня в людей, прячущихся за фонтаном.
  Непонятные передвижения группы мужчин вокруг статуи фонтана обрели большую ясность, когда перед художницей стал маячить чешуйчатый хвост вместо головы: воины отвлекали внимание ящера от дворца на себя, что принцессе показалось странным, ведь он изначально сосредоточился именно на неблагополучной троице, рискнувшей потревожить его полет.
  Зарисовав длинный красиво поблескивающий в лучах заката хвост, Ее Высочество критически взглянула на набросок: тело, крылья и даже лапы получились очень неплохо, не хватало только головы, и это была проблема. Почему? Да потому что дракон был увлечен попытками изжаривания людишек на площади и поворачиваться передом, вместо своей задней - несомненно, прекрасной, но уже запечатленной части - в ближайшее время не собирался.
  Итарина попыталась сменить точку обзора, но с любого угла балкона вид оставался тем же. Тогда она вскарабкалась на перила, благо они были широкими, в надежде, что высота даст хоть какое-нибудь преимущество. Надежды оправдались: теперь ей был виден гребень, венчавший голову ящера и тянущийся от нее до самого кончика хвоста. Решив не упускать момент, она оперлась спиной о колонну и стала его зарисовывать.
  В этот момент ее заметил молодой стражник, так непредусмотрительно выпустивший стрелу в пролетавшую мимо 'птицу'. Его глаза округлились и он выкрикнул:
  - Ваше Высочество, спрячьтесь! Тут небезопасно!
  Итарина удивленно посмотрела на кричащего, а все остальные мужчины - два стражника и эрлейцы - на нее с недоумением, а Акран - с негодованием в глазах. Дракон, набравший было воздуха, чтобы выпустить очередную струю пламени, закрыл пасть и повернул голову в сторону принцессы, а затем и развернулся всем телом. Просияв ликующей улыбкой, девушка стала быстрыми движениями кисти рисовать голову ящера. Закончив в несколько секунд, во время которых все остальные будто застыли, она оторвала глаза от блокнота и окинула восхищенным взглядом крылатого змия. Тот, в свою очередь, внимательно осмотрел маленькую фигурку в белом ярком наряде, натолкнулся на излучающие восторг глаза и, плюнув огнем во второй отряд дворцовой стражи, крадущийся к нему от главного входа, позвякивая снаряжением и прикрываясь щитами, в один взмах крыльев подлетел к балкону, схватил девушку и взвился ввысь.
  Все оставшиеся на площади люди задрали головы вверх, следя за полетом дракона, уносящего в лапах принцессу. Тишину нарушил сдавленный голос молодого стражника, чей день сегодня явно не задался:
  - Может попробовать его подстрелить? - неуверенно предложил он, за что в следующую секунду схлопотал увесистый подзатыльник старшего товарища.
  - Пробовал уже. Или тебе одного раза не хватило, бестолочь?
  - А с этого места подробнее, - раздался голос князя Эрлейского, скрестившего руки на груди и цепко глядящего на трио отрисских стражников.
  Мужчины в растерянности переглянулись и двое из них единодушно подтолкнули самого молодого плечами так, что он на полшага выдвинулся вперед. Акран эр Харш сдвинул брови и произнес, обращаясь к вынужденному добровольцу:
  - Я слушаю вас чрезвычайно внимательно.
  
  * * *
  
  От неожиданного рывка Итарина чуть было не выронила свой блокнот, но вовремя сжала пальцы, и ее сокровище осталось при ней. Обод слетел с головы, и теперь волосы развевались вокруг головы, мешая обзору. Отплевавшись, принцесса постаралась перекинуть копну за одно плечо. Дракон стремительно набирал высоту и удалялся от дворца, становившегося все меньше и меньше. В легком традиционном эрлейском наряде Ее Высочество очень быстро замерзла: мало того, что высота была уже более чем приличной и сам воздух тут был холодным, так еще и от скорости полета создавалось впечатление, что ее обдувает ледяной ветер. Зубы принцессы начали выбивать частую дробь.
  Подумав, что еще немного - и ее тело начнет покрываться инеем, она обратилась к ящеру:
  - Д-д-дракон... - получилось сипло.
  Прочистив горло, она попыталась снова:
  - Д-д-драк-кон, а д-д-давай лет-теть пониж-же, а то я ск-коро в сос-сульк-ку превращ-щус-сь, - уже гораздо громче выкрикнула она, стараясь не прикусить язык щелкающими от холода челюстями.
  Ответа, ожидаемо, не последовало, но через непродолжительное время Итарина заметила, что змий значительно снизил высоту и ей уже не так пронзительно холодно, как минутами ранее. И почему в Эрлейских Княжествах не принято носить тулупы на меху и сапоги-заколенники? Наверное, потому что эта одежда не совсем подходит для сорокаградусной жары, а жаль... Для полетов под облаками она оказалась бы очень кстати.
  Немного отмерзнув, Итарина стала осматриваться: поперек живота ее держала чешуйчатая лапа с большими и наверняка острыми когтями. Не терпя неизвестности, принцесса попробовала кончик одного из когтей пальцем - острый. Потом поскребла по нему, постучала... Дотянуться, чтобы понюхать было проблематично, но она честно попыталась. Бросив недовольный взгляд на не досягаемый для носа коготь, она подумала, что при таком ветре вряд ли возможно что-либо учуять и успокоилась. Погладила гладкую поверхность и напоследок решила проверить, не шатается ли он: ухватилась за него обеими руками и попыталась раскачать. Сверху раздался тихий рык, с явно проскальзывающими недовольными нотками, и принцесса убрала руки от грозного оружия крылатого змия.
  Повертев головой, Итарина убедилась, что находится совсем недалеко от чешуйчатого брюха: протяни руку и достанешь. Естественно, что руку она протянула. Чешуйки прилегали друг к другу плотно без малейшего зазора, но она все равно попыталась сковырнуть одну - не может же быть, что такое большое животное почувствует потерю одной маленькой чешуйки. Как оказалось, может, поэтому до потери не дошло: дракон на лету выкинул принцессу перед собой и в следующую секунду поймал уже двумя лапами, но теперь обе ее руки были плотно прижаты к телу. Все произошло так быстро, что девушка не только испугаться - толком понять, что произошло, не успела.
  Сетовать на перемену положения Ее Высочество не стала: открытых участков кожи, нещадно обдуваемых ветром, стало меньше, от чего теперь было немного теплее. Недоступное рукам брюхо она внимательно разглядела, раз за разом выворачивая голову насколько это было возможно, а потом переключила внимание на пейзажи, мелькавшие внизу.
  - Как красиво, - выпалила Итарина. - Вот уж не думала, что когда-нибудь увижу мир с высоты драконьего полета!
  В ответ на эту фразу дракон фыркнул, что Ее Высочество скорее почувствовала, чем услышала и признала:
  - Согласна, это скорее все-таки птичья высота. Драконья была там, где я себе чуть язык не откусила стучащими от холода зубами.
  Ящер, конечно, ничего не ответил.
  Принцесса провожала взглядом поля и перелески, речушки и озера. Сейчас в багрово-золотистых лучах заката родной Отрисс казался ей как никогда красивым. Заметив появившиеся в поле зрения горы, к которым и направлялся крылатый змий, она решила поинтересоваться:
  - Это же Скалистые горы! Ты там живешь, верно? А иначе зачем бы нам туда лететь? А мне всегда казалось, что драконы живут в пещерах. Интересно, в Скалистых горах есть пещеры? Наверное, сложно существу таких размеров найти пещеру соответствующую их габаритам, - Ее Высочество не особо рассчитывала на ответ, но удержать мысли в себе не могла. - Все-таки не во всякий проход протиснется такая филейная часть.
  Дракон на секунду даже крыльями перестал махать, что немедленно сказалось на высоте, но быстро наверстал потерянное. Теперь махи стали порывистыми и резкими, как будто ящера что-то рассердило. Итарина недоуменно посмотрела на брюхо, потом на левое крыло, пытаясь понять, что произошло, но, не найдя ответа ни у первого, ни у второго, что, впрочем, не удивительно, пожала плечами и снова стала осматривать окрестности.
  К тому моменту, когда солнце уже больше чем на половину скрылось за горизонтом и отсветы от него приобрели алый оттенок, дракон со своей добычей подлетел к широкому плато, на которое ящер, максимально снизившись, и скинул девушку, а сам приземлился рядом.
  Упав на обласканную по-летнему теплым солнцем скалистую поверхность, Итарина распласталась на ней всем телом, вбирая в себя энергию светила, отданную камню. О более благодатном источнике тепла принцесса и не мечтала. Пролежав минуту, она стала ощущать дискомфорт: маленькие камушки впивались в обретшее чувствительность тело. Поерзав и отчаявшись устроиться поудобнее, она со вздохом поднялась и поймала на себе изучающий взгляд дракона, стоявшего неподалеку и опустившего голову на один с ней уровень.
  С такого близкого расстояния Ее Высочество разглядела, что глаза у ящера были того же цвета, что и у нее: янтарные. Песочно-золотой дракон с янтарными глазами до того величественно смотрелся в закатных сполохах, что девушка, как завороженная стояла, боясь пошевелиться, и смотрела, смотрела, смотрела... Прервало ее восторженное любование какое-то движение позади ящера. Глаза переместились в сторону мелькнувшего предмета - хвоста - и увидели вход в пещеру, неподалеку от которой они находились, очень немаленьких размеров.
  Забыв про все остальное, Итарина хлопнула в ладоши - от неожиданного звука дракон моргнул - и воскликнула:
  - Пещера! Значит, я все-таки была права, драконы живут в пещерах! С виду очень милая.
  Затем она обернулась, пытаясь охватить взором все вокруг, и снова до крылатого змия донесся ее громкий голос:
  - Вот это вид! У меня просто слов нет, как тут красиво! Идеальное место для созерцания закатов! Интересно, драконы любуются закатами? - она в задумчивости обернулась и посмотрела на ящера.
  - Что-то ты слишком много говоришь, для той, у кого слов нет, - раздался низкий рычащий голос с явно слышимыми недовольными нотками.
  От удивления у Ее Высочества округлились глаза и чуть было некультурно не отвисла челюсть.
  - Ты говоришь?! - удивленно воскликнула она. - Вот это да! Я и не думала, что драконы умеют говорить! Интересно, а как это у тебя получается, в книге о фауне Отрисса сказано, что животным недоступна речь, потому что строение гортани к этому не располагает. А твое, значит, располагает? Можно ли тогда назвать тебя животным?... - принцесса выстреливала вопросами, как дворовые мальчишки орешками из рогатки.
  Она бы еще не много всего спросила, если бы не была прервана раздраженным:
  - Высочество, ты со страху такая болтливая или это обычное твое состояние?
  - Нет, я не боюсь. И не переживай, ты не страшный, даже наоборот - очень красивый, - ответила она. - А если кто-нибудь скажет тебе обратное, смело плюй в нахала огнем.
  От изумления челюсть дракона, не удерживаемая годами прививаемым этикетом и манерами, плавно съехала вниз.
  - Вот это клыки! - заметила Итарина и в момент подскочила к открытой пасти, протягивая руку в намерении пощупать хотя бы один из драконьих резцов, а лучше все - для сравнения.
  Увидев нездоровый интерес Ее Высочества к своим зубам, ящер с громким щелком захлопнул пасть еще до того, как Итарина успела дотронуться хотя бы до одного из них. Ее Высочество вздохнула и погладила чешуйчатую кожу под губой, а потом и саму губу, а потом нос. Подозревая, что, если сейчас не увеличить расстояние между своей головой и ее руками, он рискует заполучить пальцем либо в глаз, либо в ноздрю, дракон благоразумно поднял голову и даже отошел на пару шагов. Так, на всякий случай.
  От принцессы снова послышался вздох. Ящер фыркнул, развернулся и направился в пещеру. Итарина последовала за ним, по дороге внимательно рассматривая хвост.
  Зайдя внутрь, принцесса принялась осматривать представший ее глазам вид: помещение было огромным, свод - высоким. Даже такой гигант, как живущий тут дракон, в высоту спокойно поместился бы тут три раза. В глубине пещеры возвышалась куча какого-то хлама, а напротив нее располагалось небольшое озерцо.
  - Ой, а что это за груда такая, - спросила Итарина, указывая на заинтересовавший ее предмет интерьера.
  - Я там сплю, - коротко ответил дракон.
  - А озерцо тебе зачем?
  - Пить. - еще короче отрубил ящер.
  - Пить? - переспросила принцесса.
  - Высочество, вот ты пьешь воду? - в ответ устало поинтересовался дракон.
  - Пью, - утвердительно кивнула девушка.
  - Вот и я пью, - пояснил он.
  - Как у тебя тут цивильно, - улыбнулась Итарина. - Все удобства внутри: и спальня, и кухня, ну или их драконье подобие.
  - Удобства на улице. И тебя это тоже касается, - грозно предупредил ящер.
  Ее Высочество сначала не поняла, что он имеет в виду, а потом покраснела и выпалила:
  - Мог бы и не предупреждать. Я и так бы не стала в твоем жилище с такими делами справляться.
  - Кто вас, людей, знает, - философски заметил змий и, довольный собой, отправился к водному источнику.
  Принцесса же, напротив, решила ближе осмотреть драконье ложе. На подходе к нему, она обернулась и спросила:
  - Дракон, а сколько тебе лет?
  Морда ящера приобрела вопросительное выражение.
  - Ну, у тебя тут столько всего, - пояснила Ее Высочество, указывая на кипу всякой всячины. - Явно ведь не за пару лет натаскал.
  - Триста с небольшим, - ответил крылатый змий.
  - С хвостиком, значит, - хмыкнула Итарина. - И длинный хвостик?
  - Не отвяжешься? - хмуро вопросил дракон.
  - Нет, - помотав головой, с широкой улыбкой подтвердила худшие опасения девушка.
  - Триста девяносто восемь, - вздохнув, признался ящер.
  - Да-а-а, - уважительно протянула принцесса. - Солидный возраст. Тебе себя беречь надо, поменьше нервничать, а то мало ли что.
  Дракон поперхнулся глотком.
  - Вот об этом я и говорю, - не преминула воспользоваться моментом девушка.
  Бросив в ее сторону рассерженный взгляд, змий демонстративно повернулся к ней хвостом и продолжил пить. Итарина пожала плечами и преодолела оставшееся расстояние до груды, захламлявшей не менее чем треть пещеры.
  Сначала, она обошла ее по периметру, попутно внимательно осматривая, потом выбрала место поудобнее: такое чтоб из него было хорошо видно дракона, сверху аккуратно стянула шкуру какого-то животного, постелила перед взгромождением и уселась на нее, решив дальнейшее исследование драконьего ложа сузить и продолжить из более комфортной позиции.
  
  * * *
  
  Свободный ветер! И угораздило же его так вляпаться!
  Варраш был вольным молодым драконом. Он любил жить один. Любил любоваться восходами, охотиться на горных коз и летать. Летать, пожалуй, больше всего. Парить, чувствуя ветер в крыльях, выписывать виражи, наслаждаться лаской потоков воздуха, льнувших к властителю небесных просторов. Дракон и полет едины и неразделимы. Когда дракон старится и становится немощным - он бросается вниз с самой высокой вершины поднебесных гор и умирает под свист ветра или разбившись о землю. Такова сущность крылатых созданий: в полете их жизнь и их смерть.
  Ловя теплые лучи солнца, сегодня он летел ниже, чем обычно, за что и поплатился. Нет, он, конечно, всегда подозревал, что люди - существа, не обремененные интеллектом, но додуматься пускать стрелы в дракона! В силу молодости и горячности Варраш решил, что спускать такое нельзя и стоит проучить зарвавшихся существ. Он спустился и принялся гонять несмышленышей вокруг фонтана, пугая огненным дыханием: должен же хоть кто-то показать им, что нужно сначала думать, а потом стрелять. В разгар веселья один из мужчин начал кричать, обращаясь к какой-то принцессе, чтобы она ушла. В недоумении он обернулся и действительно заметил девушку на балконе. Она стояла и смотрела на него с таким восхищением во взоре, что Варраш, недолго думая, под влиянием непонятного порыва схватил ее и убрался восвояси. В полете он пытался осознать, что же сподвигло его на этот необдуманный поступок, и пришел к выводу, что всему виной ее нетипичная реакция. Поразмыслив, он успокоился и решил, что отдаст принцессу первым же присланным мало-мальски приличным драконоборцам.
  Кто же знал, что этим своим поступком он накличет себе на голову только еще больше бед? Принцесса оказалась болтливейшим созданием, говорливее даже его новоявленной соседки. Драконица Арралин поселилась в пещере неподалеку от его собственной совсем недавно, но уже успела изрядно ему надоесть своими 'доброе утро, сосед!' и 'ветра в крылья!'. С тех пор, как изумрудная стала жить по соседству, тишины в его жизни заметно убавилось, а полеты стали намного продолжительнее, в надежде, что хоть так ее приятный, но уж слишком часто звучащий голос не настигнет его опять.
  Слушая бесконечные вопросы Высочества, Варраш только диву давался, как такое любознательное существо смогло вырасти во дворце. Теперь он был готов биться головой о стену, карая себя за бредовую мысль похитить принцессу. Она разрушит его пещеру, как пить дать, камня на камне не оставит! Вон уже половина ложа съехала, не пойми куда, а она всего один предмет вытащила!
  Плохое предчувствие одолело ящера. То ли оттого, что опасался во сне быть расчлененным любознательной девушкой, то ли еще отчего, но чувство неотвратимой крупной неприятности нахлынуло с непреодолимой силой.
  Женщины! Все беды от них! И не важно, к какому виду они принадлежат. Надо поскорее избавляться от пронырливой девчонки. Отныне он даже охотиться будет исключительно на горных козлов, решил Варраш и сделал глубокий вдох.
  
  * * *
  
  Принцесса осторожно приблизилась к излучающему вселенскую скорбь дракону и подняла отвалившуюся от кулона деталь. Крупная жемчужина была насыщенного черного цвета и сверкала на свету.
  - Красивая какая, - восторженно прошептала девушка, любуясь на черную горошину.
  Варраш фыркнул и направился к собственному ложу. Мордой подпихнув рассыпанное к основной куче, лапой он придавил и утрамбовал вещи, придав им необходимую форму, после чего взобрался сверху, потоптался, покрутился и, наконец, улегся и смежил веки, всем видом показывая, что собирается спать.
  Итарина, по-прежнему держа в руках жемчужину и кулон, который она подняла почти сразу, как уронила, с огромным интересом наблюдала процесс укладывания драконьей туши. Как только глаза ящера закрылись, она воскликнула:
  - У моей бабули есть кот, так вот он точь-в-точь так же укладывается. И даже морду хвостом прикрывает похоже.
  Дракон фыркнул и прикрылся еще и крылом. На несколько минут в пещере воцарилась тишина, и Варраш уже хотел было вздохнуть спокойно и действительно заснуть, как раздался приглушенный писк и громкий всплеск. Он стремительно выглянул из-за крыла, и пред ним предстало зрелище насквозь мокрой принцессы, сидящей в озерце.
  - Решила искупаться? - не скрывая ироничных ноток в раскатистом голосе, вопросил он. Эх, была бы бровь - приподнял бы, но чего нет, того нет.
  - Да я нечаянно, - попыталась оправдаться девушка.
  Дракон снова фыркнул - за последнее время он как-то слишком часто начал издавать этот звук, но что поделать, он как нельзя лучше передает его отношение к происходящему и взбалмошным выходкам венценосной особы - и принял прежнее удобное положение.
  Всплеск. Звук льющейся воды. Шипение.
  Шлепанье босых ног по полу пещеры приближалось к его спальному месту.
  - Дракон, - раздалось совсем близко.
  'Ну что еще ей надо?!' - промелькнула усталая мысль крылатого змия.
   Ответной реакции не последовало. Ящер подумал, что, если он сделает вид, что спит, принцесса, вроде как воспитанная, займет себя чем-нибудь сама. Надежды не оправдались. Следующие звуки напоминали звон металла об металл. А спустя пару секунд он почувствовал, как кто-то теребит его за крыло. Хотя почему кто-то? Очень даже понятно кто!
  - Драко-о-он, - протянула девушка, дергая крыло за венчавший его коготь.
  'Нет, ну у нее инстинкт самосохранения напрочь отсутствует, что ли?' - подумал дракон и резко опустил крыло.
  - Что? - вопросил он, гневно глядя на нее своими янтарными, будто огненными, глазами.
  - У тебя тут никаких вещей не завалялось? - спросила она, жалобно смотря на ящера.
  - Зачем? - не понял он.
  - Мои промокли. Да и прохладно в них как-то под вечер, - пояснила принцесса и громко чихнула в подтверждение своих слов.
  Варраш вздохнул и ответил:
  - Там посмотри, - слова сопровождало указательное движение хвоста.
  Итарина кивнула и направилась в нужную сторону, попутно спотыкаясь обо все, что плохо лежало, и издавая, тем самым, громкие лязгающие и громыхающие звуки. Дракон с интересом следил за ее действиями.
  В указанном углу действительно лежал целый ворох вещей. На вид очень неплохих. Просияв, принцесса зарылась в них, пытаясь выбрать что-нибудь подходящее. Не особо надеясь найти свой размер, она просто выбирала одежду по сезону: безразмерные штаны-шаровары, рубашка, явно мужская, но не страшно, главное, чистая и сухая, укороченный облегченный камзол без рукавов, даже обувь нашлась: легкие полусапожки из тонкой изумительно выделанной кожи.
  Собираясь переодеться, Ее Высочество оглянулась и наткнулась на заинтересованный взгляд дракона.
  - Э, нет, давай-ка ты отвернешься. За переодевающимися девушками подсматривать неприлично, - заявила она, строго поглядывая на ящера.
  От подобной отповеди змий на секунду опешил, а потом состроил безразличный вид и отвернулся со словами:
  - Суповыми наборами не интересуюсь.
  Итарина хмыкнула, и быстро сменила мокрую одежду на сухую, то и дело поглядывая в сторону дракона. Сухая ткань приятно льнула к телу, а камзол и сапожки пришлись как раз в пору, что не могло не радовать. В приподнятом настроении принцесса притопнула ножкой и произнесла:
  - Все. Можно смотреть.
  - Как будто мне это надо! - проворчал дракон и, тем не менее, повернулся и оглядел преобразившуюся принцессу.
  - Ну, как тебе? - спросила она, улыбаясь.
  - А что - есть какая-то разница? - подозрительно уточнил дракон.
  - Есть, но, в принципе, не существенная, - легко согласилась девушка и задала очередной вопрос:
  - А откуда у тебя тут одежда? Да еще и чистая и, кажется, выглаженная?
  - Высочество, завязывай с вопросами, или я передумаю и все-таки съем тебя. Исключительно тишины ради, - грозно предупредил Варраш и снова улегся и закрыл глаза в надежде, что уж теперь-то егоза проникнется и перестанет его беспокоить.
  Ну, в самом деле, не рассказывать же ей, что местные пригорные жители были свято уверенны, что своей безопасностью от крылатого змия они обязаны ежемесячными подношениями, а отнюдь не его гастрономическому отвращению к человечине. Правда им почему-то не приходило в голову, что будет крылатый ящер делать, к примеру, с мужскими подштанниками или женскими полусапожками. Но не пропадать же добру, вот и лежит.
  Вопреки подозрениям дракона, принцесса действительно больше вопросов задавать не стала, но не потому, что испугалась, а потому, что банально устала и захотела спать. Итарина повторно взобралась на груду всякой всячины, стараясь не издавать лишнего шума, подкралась к ящеру и устроилась рядом с ним. Варраш сделал вид, что давно и беспробудно спит.
  Ну ее! Пока не болтает пусть лежит.
  Последние лучи закатного солнца блеснули и потухли, мир погрузился в сумерки, а в одной из пещер скалистых гор мирно спали дракон и принцесса.
  Наутро Ящер проснулся от препротивнейшего звука карандаша по бумаге. У него аж зубы свело от отвращения. Открыв глаза он стал искать источник гнусного скрипа и, конечно, им оказалась похищенная накануне девчонка. Нет, определенно от принцесс одни только неприятности.
  Девушка сидела напротив и увлеченно рисовала до недавнего времени спящего дракона. В очередной раз подняв глаза, чтобы свериться с оригиналом, она натолкнулась на рассерженный взгляд.
  - Доброе утро, - улыбнулась Итарина. - Ты уже проснулся?
  - Нет, я сплю, и мне снится кошмар, - проворчал в ответ дракон, недоумевая, как утро может быть добрым, если начинается с таких отвратительных звуков.
  Варраш поднялся, спрыгнул с ложа и пошел к озерцу. Склонившись над источником, чтобы попить воды, он увидел в нем недалеко от края плавающую белую ткань. С ярко читающимся вопросом на морде, ящер повернулся к Итарине.
  - Я ... э-э-э... в общем, сама не знаю, как так получилось, - попыталась оправдаться принцесса.
  - Высочество, ты что, стирать пыталась? - взгляд дракона стал крайне подозрительным.
  - Что? Нет, - отмела девушка, с какой стороны ни глянь, нелепое предположение.
  - Действительно, что это я? - одернул себя ящер. - А что тогда?
  - Да я тут рыбку увидела... - начала принцесса, постепенно заливаясь краской.
  - И решила поймать ее... - дракон скосил глаза на предмет вчерашнего наряда Итарины, - юбкой?
  - Ну, сети тут не было, - пожала плечами девушка.
  - И что бы ты делала с несчастным созданием, если бы по какой-то нелепой случайности тебе удалось ее поймать? - вопросил Варраш.
  - Так ведь есть хочется, - созналась принцесса в кровожадных и плотоядных мотивах.
  - А почему все-таки юбка тут плавает? - рискнул уточнить крылатый змий.
  - Ну, закинуть-то я ее закинула, а как вытаскивать, не вымочившись, не придумала, вот и пришлось ее там оставить.
  - Мда... - а что еще можно было на такое ответить?
  Вытянув шею, дракон подцепил зубами тряпку и сплюнул ее на пол рядом с озерцом
  - Больше не засоряй мне источник воды, - грозно предупредил он, сурово глядя на принцессу.
  Та в ответ стала активно качать головой, в знак того, что никогда и на за что - ни юбками, ни штанами, ни панталонами - больше не осквернит драконий источник. В этот момент живот девушки издал громкий урчащий звук.
  - Пойди у края плато посмотри, - как бы, между прочим, бросил Варраш.
  Вопросительно взглянув на дракона, Итарина, тем не менее, последовала указанию. И не была разочарована: на краю плато, неподалеку от утоптанной тропинки стояли корзины со снедью. Там были и фрукты, и мясо копченое, вяленное и даже сырое. Возликовав, девушка уселась рядом с плетеной тарой, справедливо решив, что та слишком тяжелая, чтобы тащить ее в пещеру, и принялась завтракать. В таком виде Варраш ее и застал: сидящую на подогнутых ногах рядом с корзинкой, отрывающей виноградинки от большой грозди, лежащей сверху, и закусывающей их колбасой, палку которой она держала в левой руке.
  - Офень фкуфно! - прочавкала девушка с довольным видом.
  - А ты точно принцесса, - счел нужным уточнить дракон, окидывая набитые щеки Итарины взглядом полным сомнения.
  - Тофно, - ответила принцесса. Потом прожевала, проглотила и добавила:
  - Просто раз уж у меня внеплановые каникулы, почему бы и не расслабиться? Кстати, откуда у тебя здесь еда? - поинтересовалась она.
  - Местные таскают, - был короткий ответ дракона.
  Он все сильнее склонялся к мысли, что стоит это недоразумение вернуть обратно и поскорее, пусть даже и самолично. И пусть им всем там будет стыдно, что даже дракон не выдержал общества их принцессы.
  Поведя плечами, он уже был готов раскрыть крылья, чтобы подняться в воздух, но по непонятной причине крылья раскрываться не захотели. Не сообразив, в чем дело, Варраш снова предпринял попытку оторваться от земли и даже подпрыгнул на месте - и ничего.
  От его прыжка принцесса и корзины на мгновенье оторвались от земли на добрых пять сантиметров и приземлились обратно. Итарина вопросительно уставилась на ящера.
  - Ты чего? - спросила она.
  Но дракону сейчас было не до глупых вопросов неугомонной девчонки. Крылья. Его крылья не хотели слушаться ни в какую. Верные друзья на протяжении стольких лет взбунтовались. Варраш сделал еще два прыжка, от которых содрогнулась скала, но крылья увещеваниям не вняли.
  - Ты что, не можешь взлететь? - озвучила очевидное Итарина.
  - Не могу, - потрясенно признал дракон и остановил ошарашенный остекленевший взгляд на принцессе.
  - Я ничего не трогала, - выпалила Ее Высочество, опасаясь, что сейчас ее, как виновную, в приступе скорби втопчут в скалистую поверхность.
  Потом немного призадумалась и добавила:
  - Ничего, кроме одежды и того медальона, но это ты и так видел.
  Какая-то мысль молнией промелькнула в глазах дракона, и остекленение исчезло. Отражение этой мысли нашлось и во взгляде принцессы, которая тут же протараторила:
  - Когда тот кулон упал, ты замер, как не живой, может в нем все дело?
  - Где он? - прорычал ящер.
  - Вот, - вытащила из-за пазухи интересующий его предмет девушка.
  - Очаровательно, - прищурился дракон. - Из всех принцесс мира мне досталась страдающая клептоманией.
  - Ничего подобного! - возмутилась Ее Высочество. - Я, чтоб не потерять, его себе на шею повесила. И видишь как хорошо, что я это сделала. Теперь не нужно его искать по всей куче хлама у тебя в пещере. Ну, то есть по всей твоей кровати, - быстро исправилась она, увидев еще больше сузившиеся глаза чешуйчатого.
  - А где отвалившаяся деталь? - решил не заострять внимание на мелочах ящер.
  - Жемчужина? Тоже тут, - ответила Итарина и, отвернувшись, достала нужный предмет из-за корсажа.
  Повернувшись обратно, наткнулась на скептический взгляд дракона, слегка покраснела и пояснила:
  - Чтоб не потерять.
  - Я так и понял, - фыркнул змий с неисправными крыльями и вплотную приблизил голову к протянутым вещам.
  - На вид обыкновенный кулон и самая заурядная черная жемчужина, - задумчиво произнес он.
  - Для самых обычных вещей, они вызвали у тебя совсем необычную реакцию, - не согласилась девушка, напоминая о вчерашнем происшествии.
  Дракон хмыкнул, сел и принял задумчиво-отрешенный вид. Итарина с интересом смотрела на него, по-прежнему держа на вытянутых руках кулон и жемчужину и ожидая вердикта. Вердикт оказался на удивление логичен и прост:
  - Нужно посоветоваться.
  Принцесса не была бы собой, если бы в следующую секунду не спросила:
  - С кем?
  Дракон вздохнул, окинул небеса тоскливым взглядом и ответил:
  - Собирайся, Высочество, придется вместе идти.
  - А куда? - тут же вопросила девушка.
  - Вот придем, и увидишь - куда, - рявкнул дракон, потерявший терпение.
  Итарина замолчала, но спустя пару секунд стала нервно кусать губы, то и дело поглядывая в сторону ящера. Тот снова вздохнул и спросил:
  - Ну что еще?
  - А что собирать-то? - выпалила принцесса.
  Варраш посмотрел на нее, как на несмышленейшего младенца и ответил:
  - Еду, Высочество. Или ты ешь сырое мясо?
  - Вообще я никогда не пробовала, - протянула принцесса, задумчиво глядя на кусок упомянутого сырого мяса в одной из корзин. - Но, не думаю, что мне понравится. Какое-то оно неаппетитное.
  Дракон скептически хмыкнул. В его понимании сырое мясо было очень даже аппетитным и вкусным. Он посмотрел на тот же кусок мяса, что и секундами ранее принцесса и сглотнул набежавшую слюну. Девушка, заметив зажегшийся плотоядный интерес в глазах ящера, поспешила отодвинуться от тары с провиантом, задержавшись лишь для того, чтобы схватить пару яблок.
  - Ну, я пойду, наверное, что-то вроде сумки у тебя в пещере поищу? - неуверенно предложила она.
  - Ага, - кивнул дракон, не особо вникая в то, что сказала принцесса. Все его внимание было сконцентрировано на еде.
  Ее Высочество направилась ко входу в пещеру и была остановлена громкими причмокивающими звуками. В недоумении обернувшись, она узрела картину 'довольный дракон, прикрыв глаза от блаженства, поглощает сырое мясо'.
  - И этот ... дракон... еще мне замечание делал за то, как я ем, - возмущенно проворчала девушка себе под нос, чтобы ящер, не дай небо, не услышал.
  Закончив трапезу и смерив подозрительным взглядом сумку, которую Итарина принесла из его логова, Варраш подождал, пока девушка наполнит ее продуктами. Сделав еще несколько неудачных попыток оторваться от земли, он вздохнул и стал спускаться по тропинке вниз, утоптанной благодарными местными жителями. Итарина следовала за ним, вертя головой и с интересом осматривая окрестности. Неожиданно она воскликнула:
  - Ой, смотри, еще один дракон! Зеленый! Какой краси-и-и-ивый!
  Ящер в тревоге осмотрелся и увидел подлетающую изумрудную драконицу. Утро било рекорд по отвратительности за последние лет двести.
  Арралин приземлилась на горном склоне неподалеку от тропинки и удивленно посмотрела на песочно-золотого.
  - Варраш, что это ты делаешь? - недоуменно вопросила она гораздо более мягким голосом, чем тот, который был у ящера, но все же с бархатными рокочущими нотками.
  - Прогуливаюсь, - буркнул он в ответ и продолжил путь.
  Принцесса последовала за ним. Когда она поравнялась с изумрудной, взгляд драконицы приобрел выражение крайнего удивления. В ответ на округлившиеся зеленые глаза Ее Высочество жизнерадостно улыбнулась и помахала рукой. Арралин встряхнула головой и в один скачек нагнала соседа, чтобы спросить, поглядывая на идущую следом девушку.
  - Варраш, а кто это с тобой?
  - Это? Это моя домашняя принцесса.
  - Что?! - изумрудная явно оказалась не готова к такой новости.
  - Скучно мне стало, Арралин, вот и решил завести себе кого-нибудь забавного.
  Драконица с явным сомнением в заявленной забавности оглядела девушку, которая с интересом прислушивалась к их разговору.
  - А с чего это вдруг ты решил прогуляться? - подозрительно спросила она,
  - Неужели неясно? Принцессу выгуливаю, чтоб рахит не развился, - сердито зыркнул на собеседницу Варраш.
  - Так она вроде взрослая, уже не должен развиться, - с сомнением покачала головой драконица.
  - Ну, значит, чтобы мышцы не атрофировались. И вообще - горный воздух полезен для здоровья, - отрезал Варраш.
  - А чем ты ее кормишь, - из любопытства поинтересовалась Арралин.
  - Тем, что местные таскают, - ответил недовольный змий.
  - Вот все время хочу спросить и забываю: почему местные к тебе с подачками бегают, а ко мне нет? Не то, чтобы мне это было нужно, но все-таки? - не смогла удержаться от давно терзавшего ее вопроса зеленая драконица.
  - Не знаю, может, потому что я тут живу несколько их человеческих поколений, а ты только недавно появилась, - вяло предположил Варраш.
  На самом деле, он вполне обоснованно предполагал, что местные просто не рисковали связываться с изумрудной из страха быть заговоренными до смерти. Хотя существовал шанс, что про Арралин люди вообще не знали, потому что жила она на другом склоне горы, противоположном поселению и совсем недавно тут появилась, всего год назад. Но ввиду близкого знакомства с драконицей песочно-золотой больше склонялся к первой версии.
  - Странный ты сегодня какой-то, - протянула изумрудная, наблюдая за его угрюмой гримасой, и добавила. - Кстати, я чего хотела: ко мне брат с племянниками прилетит на недельке. Скорее всего, будет немного шумно.
  - И чем я погневил небеса, что в моей жизни становится все меньше тишины? - в сторону проворчал Варраш, а Арралин ответил, как отрезал:
  - Мне все равно.
  - Ну и замечательно! - просияла изумрудная и, пожелав попутного ветра, взмахнула крыльями. Спустя минуту ее уже не было и в помине.
  Дракон вздохнул и продолжил путь. Некоторое время принцесса шла молча, так что ему приходилось прислушиваться, идет ли она вообще. Но такое положение дел продлилось не долго. Вскоре на пути им попался уступ, с которого Варраш легко спрыгнул и вознамерился, было, идти дальше, когда услышал позади себя растерянное:
  - Э-э-э...Дракон...
  - Что опять? - обернулся ящер.
  Итарина стояла на краю уступа, примериваясь и так, и эдак, чтобы слезть с него, но найти наиболее безопасный путь не могла.
  - Тут для меня слишком высоко. Я сама не слезу, - озвучила очевидное она, разведя руками.
  Дракон фыркнул, вернулся, встал под самым уступом и сказал:
  - Прыгай на меня.
  Расстояние до ящера было гораздо ниже, чем до земли, и принцесса в два счета оказалась у него на спине. Восторженно взвизгнув, она продвинулась ближе к основанию шеи и умостилась между двумя наростами гребня.
  - Высочество, а ножками? - недовольно поинтересовался дракон, поражаясь человеческой наглости.
  - Дракон, ну сам подумай, так ведь гораздо быстрее будет, - попыталась оправдаться девушка, не чувствуя, впрочем, за собой особой вины.
  - Ладно, так хоть не влипнешь никуда, - проворчал змий и возобновил движение.
  - А тебя Варраш зовут, верно? Я слышала, как тебя та зеленая называла, - спросила принцесса.
  Дракон согласно угукнул.
  - Красивая она. Очень, - снова попыталась завязать разговор Ее Высочество, но в ответ получила все то же согласное угуканье.
  - Меня, кстати, Итарина зовут, - не оставляла попыток девушка.
  - Высочество, от тебя слишком много шума, - констатировал факт дракон.
  - Я знаю, - вздохнула принцесса. - Но поделать ничего не могу.
  - Зато я могу. Будешь болтать - пойдешь пешком, - ультимативно заявил Варраш и следующие полчаса продолжал путь под божественные звуки ветра и птиц. Почему полчаса? Потому что больше Ее Высочеству было не продержаться, да и дракон не особо на это надеялся.
  
  2.Тайны лесного Хозяина или Into the Woods
  
  Спуск с горы был веселым. Для принцессы. Дракон же то и дело рычал, сдерживая рвущиеся ругательства. Не то чтобы ему было сложно передвигаться на своих четырех чешуйчатых лапах - все-таки драконы очень сильные и выносливые существа - но его невероятно раздражал факт такой потери времени: слушайся его крылья, они бы уже давным-давно оставили Скалистые горы позади. Да что там Скалисты горы! Слушайся его крылья, через каких-то полтора часа они бы уже были на месте!
  Итарина же, казалось, не замечала плохого настроения крылатого змия и с интересом поглядывала по сторонам. Ее занимало все: и маленькое облачко в форме пирожного, единственное на небесном своде, и вон тот камень, похожий на черепаху, и греющаяся под лучами солнца ящерица на нем, которая чем-то напоминает дракона. Только очень маленького: без гребня крыльев, и пропорции совсем другие - но какое-то сходство, определенно, имеется.
  Ящер пропускал болтовню Высочества мимо ушей, приравнивая звук ее голоса к незначительным шумам.
  После того, как они, наконец, спустились с горы, перед ними возник насущный вопрос: какими дорогами продвигаться к нужному месту так, чтобы не привлекать лишнего внимания. Решили - вернее, Варраш решил - пробираться полями. Тракт не то место, где стоит бродить дракону, пусть и огнедышащему. Итарина, испытывающая огромный интерес к нехоженым тропам, его всецело поддержала.
  Ну, что сказать? С высоты поля кажутся совсем другими: не такими земными, что ли. Сберегая чужой труд, Варраш выбирал те участки полей, которые уже были убраны. Принцесса притихла. Достав свой блокнот, с которым не расставалась, она зарисовывала чешуйки и гребень дракона.
  - Варраш, а куда мы направляемся? - спросила она, не отрываясь от основного занятия.
  - В Мейранский лес, - коротко, будто нехотя, ответил дракон после небольшой паузы.
  - В Мейранский лес? - От удивления девушка даже перестала выводить линии на бумаге. - Почему именно туда?
  - Нужен совет, - последовал ответ по краткости превосходящий первый.
  - У кого в Мейранском лесу ты собрался просить совета? - принцесса по-прежнему была в недоумении.
  - У Лесного Хозяина, - как несмышленышу пояснил Итарине мудрый ящер.
  Ее Высочество минуту пыталась осознать услышанное, после чего шепотом уточнила:
  - Того самого Лесного Хозяина?
  - Ты знаешь еще одного? - иронично осведомился дракон.
  - Н-нет, - протянула девушка и отрицательно покачала головой, забыв, что Варраш ее не видит, а потом гораздо громче и жизнерадостней добавила:
  - Вот это да! Я увижу настоящего Лесного хозяина! Как интересно!
  - То-то ему радость будет, - еле слышно проворчал дракон.
  - Кстати, Вар, почему ты взял меня с собой? - поинтересовалась принцесса, не придав значения последней фразе змия. Уж что-что, а свои недостатки она знала.
  -Это ты сейчас так изуродовала мое имя? - подозрительно спокойно уточнил ящер.
  - Почему сразу изуродовала? - не согласилась девушка. - Это уменьшительно-ласкательный вариант.
  - Посмотри на меня, Высочество. Похоже, что драконам подходят уменьшительно-ласкательные варианты имени или, хуже того, прозвища?
  - Ну, ты вроде милый, - нерешительно протянула принцесса.
  - Очаровательно. Теперь я еще и милый. Девочка, я дракон! А драконы мудрые, сильные и грозные, но никак не милые.
  - Но ведь одно другого не исключает. Можно быть мудрым, сильным, грозным и милым одновременно. Ты, кстати, яркое тому доказательство.
  Поняв, что Итарину не переубедить ящер вздохнул и произнес:
  - Ты только не вздумай при других меня так назвать.
  - Хорошо, - кивнула принцесса. - Это будет наш с тобой секрет. Меня, кстати, можешь Ита звать или Итари, как больше нравится.
  Крылатый змий, благоразумно умолчав о том, что предпочел бы ее вообще не звать, резко высказался по другому вопросу:
  - Вот никакого уважения в вас людях к именам. Взять и обрубить имя до трех несчастных букв - все равно, что срубить многолетнее раскидистое дерево, оставив от него только пень
  - Ну не знаю, - протянула девушка. - У нас, если ты даешь кому-то право называть тебя сокращенным вариантом имени, это признак доверия и дружеского расположения.
  - Странные вы, и симпатию выказываете странно - усекая имя понравившегося человека, - не мог согласиться ящер.
  - Ты не хочешь, чтобы я звала тебя Варом? - тихо спросила принцесса. Ее голос показался Варрашу расстроенным.
  Мысленно дав себе пинка за мягкосердечие, он буркнул:
  - Мне все равно.
  Наверное, хорошо, что он не видел хитро-довольной усмешки Итарины, восседавшей на его спине. Мужчины такие мужчины, даже если драконы.
  
  * * *
  
  В тронном зале стояла гулкая тишина, закладывающая уши. От недавней праздничной обстановки не осталось и следа. Возле трона стояли мужчины, с одинаково суровым выражением на лицах.
  - Ваше Величество, - нарушил молчание Данор хаш Геир. - Нельзя терять времени. Я и мои люди готовы сейчас же выдвинуться.
  Хранитель принцессы был бледен и собран. Умом он, конечно, понимал, что в сложившейся ситуации ничего поделать не мог, но все равно корил себя за то, что его не оказалось рядом, чтобы уберечь венценосную егозу от неприятностей.
  - Собирайте отряд, хаш Геир, - согласно кивнул король.
  - Я и мои люди присоединимся к отряду уважаемого хаш Геира, - вступил в разговор Акран эр Харш.
  - Это вовсе не обязательно, - поспешил заверить его хранитель принцессы.
  - В Эрлейских Княжествах мужчины сами решают проблемы своих женщин. Боюсь, это не обсуждается, - спокойным, но не терпящим возражений тоном заявил князь.
  Кантел эр Шария кивнул в знак согласия с заявлением жениха дочери и произнес:
  - Пусть так. Учитывая размеры и видовую принадлежность похитителя Ее Высочества, думаю, лишними обученные войны не будут.
  Данор хаш Геир склонил голову в знак покорности решению своего короля.
  - Как быстро вы сможете подготовиться к дороге, тшер? - спросил, обращаясь к эрлейцу.
  - Я и мои люди уже готовы, - ответил мужчина.
  Его Величество король Отрисский и хранитель королевской дочери с уважением посмотрели на иноземца. Знаменитые воины Эрлейских княжеств оправдывали свою репутацию.
  - В таком случае, выступайте немедленно, - сказал Кантел эр Шария и, взглянув поочередно сначала на хаша Геира и князя Эрлейского, добавил:
  - Верните мою дочь.
  Спустя каких-то пятнадцать минут отряд из отриссцев и эрлейцев покинул территорию дворца.
  
  * * *
  
  Варраш шел быстро, не останавливаясь на привалы. Он хотел скорее дойти до нужного места и разобраться с приключившейся с ним неприятностью, поэтому ни о какой охоте не было и речи. Итарина же радовалась своему соседству с сумкой, полной провианта, и абсолютно не возражала против быстрой ходьбы. Учитывая, что шла не она, это вполне закономерно.
  Ближе к вечеру они прошли больше половины пути, и Ее Высочество уже начала задумываться о ночлеге, но вскоре места стали все более узнаваемыми, и девушка радостно заметила:
  - Знаешь, Вар, еще немного и мы будем проходить земли моей бабушки.
  - И что? - подозрительно поинтересовался дракон.
  - Ну... мы могли бы у нее переночевать, - предложила девушка.
  - И как ты себе это представляешь?
  - Ой, да бабуля давно привыкла, что я тащу домой все, что можно, - махнула рукой Ее Высочество и в полголоса добавила:
  - Да и все, что нельзя тоже.
  Змий хмыкнул. В чем - в чем, а в этом он ни капли не сомневался.
  - А ты не боишься, что при виде очередной зверушки у твоей бабушки сердечный приступ случится?
  - У бабули? Нет. Она у меня кремень.
  - Нет, Высочество. У людей на драконов не всегда адекватная реакция, - не согласился с предложением ящер. - К тому же роль очередного животного, притащенного тобой со словами 'бабушка, смотри какая прелесть...можно он останется с нами?', мне не импонирует.
  - Как знаешь, - легко согласилась принцесса.
  Ей, конечно, хотелось повидаться с бабушкой, но с драконом не сильно-то и поспоришь - особенно когда он твердо в чем-то убежден и сомнений в рычащем голосе ни на малюсенькую чешуйку - не та весовая категория.
  Незадолго до заката окрестный пейзаж сменился с полей на редкую рощу. В воздухе витал теплый хвойный аромат. Под влиянием мерного покачивания и спокойной атмосферы Ее Высочество стала зевать. Снижение активности неугомонного создания ящера только порадовало. Он даже стал присматривать полянку, на которой можно было бы заночевать, как вдруг из-за группы деревьев появилась человеческая фигура.
  Немолодая женщина шла медленно, внимательно смотря себе под ноги. Когда в поле ее зрения попали большие когтистые чешуйчатые лапы, она медленно подняла взгляд выше на туловище, а затем и морду, присмотрелась и констатировала:
  - Дракон.
  Варраш остановился, с опасением поглядывая на встречную, в ожидании истерики и визгов. Ее Высочество выглянула из-за шеи крылатого змия, заинтересованная причиной задержки и, увидев оную, радостно выкрикнула:
  - Бабуля!
  Женщина перевела взгляд с чешуйчатой морды на выглядывающий и машущий рукой источник шума и удивленно произнесла:
  - Итарина?
  - Привет, Ба! - просияла девушка.
  - А что, лошадь как средство передвижения тебя уже не устраивает? Откуда у тебя дракон? - вопросительно приподняла брови Ишариана ки Тарси.
  - Не, бабуль, это не он у меня, это я у него, - решила прояснить ситуацию принцесса.
  - Это, конечно, все объясняет, - кивнула женщина.
  В этот момент из-за той же группы деревьев появился молодой мужчина - судя по одежде - воин. Увидев крылатого змия гигантских размеров, молниеносным движением он вытащил кинжал из ножен и, как мог спокойно, произнес, не отводя взгляда от ящера:
  - Ваша Светлость, вы не могли бы отойти от дракона?
  - Зачем? - не поняла герцогиня, обернувшись на голос.
  - Затем, чтобы если он метнет эту зубочистку мне в глаз, я ненароком вас не раздавил, в ярости круша все вокруг, - вежливо пояснил дракон.
  Мужчина, не ожидавший подобного развития событий, в удивлении приподнял бровь, а Ишариана ки Тарси, бабушка Ее Высочества, бросила на ящера испытывающий взгляд и полувопросительно констатировала:
  - Вы умеете говорить.
  - По-моему, это очевидно, - кивнул дракон.
  - Очевиднее некуда, - согласилась женщина. - Теперь многое становится понятнее.
  - Что, например? - поинтересовался ящер.
  - Например, почему вы до сих пор не съели мою внучку. Наличие разумности объясняет этот факт как нельзя лучше, - спокойно пояснила герцогиня.
  - Человечина не входит в круг моих любимых блюд, а такие, как ваша внучка, мне вообще кажутся несъедобными, - проворчал крылатый змий.
  - Хм... Итарина, может быть, ты представишь нас? - попросила герцогиня, которой воспитание не позволяло обращаться к разумному дракону просто 'дракон'.
  - Конечно, - легко согласилась девушка. - Бабуль, это Варраш и он, как ты уже заметила, дракон.
  Ишариана ки Тарси кивнула в подтверждение подобного замечания, и Ее Высочество продолжила:
  - Варраш, это моя бабушка Ишариана ки Тарси Герцогиня Мейранская.
  - Очень приятно с вами познакомиться, уважаемый Варраш, - произнесла немолодая женщина, кивнув в этот раз дракону. - У вас же нет членовредительственных намерений относительно меня или моей внучки?
  - Нет, - удивленно подтвердил ящер.
  - Замечательно, - подытожила герцогиня ки Тарси и повернулась к молодому мужчине, по прежнему стоявшему позади нее в напряженной позе и готового к нападению. - Видите, Танар, переживать не о чем.
  - В любом случае, я бы мало что смог противопоставить такому противнику, - признал Танар, пряча кинжал обратно в ножны.
  Герцогиня Мейранская, убедившись, что спокойная обстановка восстановлена, снова перенесла свое внимание на нечаянных встречных:
  - Итарина, насколько мне известно, ты сейчас должна быть во дворце, но вместо этого ты здесь, да еще и в такой выдающейся компании.
  - Я там была, бабуль. Варраш меня именно оттуда и унес, - развела руками принцесса.
  - Ясно. Об этом мы с тобой еще поговорим. Сейчас меня беспокоит другой вопрос: куда вы направляетесь?
  Ее Высочество стрельнула глазами в дракона, всем видом показывая, что честь ответить на этот вопрос передает ему. Тот вздохнул и, предчувствуя негативную реакцию со стороны высокородной родственницы, произнес
  - Мы идем в Мейранский лес, герцогиня.
  - Во-первых, для вас просто Ишариана, - поправила его бабушка принцессы, справедливо полагая, что церемонии с драконом - вещь абсолютно излишняя. - А во-вторых, Мейранский лес в дне пути отсюда. В связи с чем, не могу не спросить: где вы планировали остановиться на ночлег?
  Изумление Варраша подобной реакцией было заметно даже по его затылку, от чего Итарина попыталась скрыть смешок за кулаком, но плечи все равно дрогнули, выдавая веселье хозяйки. За такую реакцию она была вознаграждена строгим взглядом бабушки, единственной заметившей реакцию венценосной внучки. Дракон был не в том положении, чтобы увидеть посмеивающуюся девушку, а Танар был слишком изумлен выражением удивленной драконьей морды, чтобы обращать внимание на что-то еще.
  - Да я как раз полянку присматривал, - сознался ящер
  - Полянка - это, конечно, хорошо, - кивнула в знак согласия герцогиня ки Тарси. - Но, может, вам будет гораздо комфортнее поближе к моему имению? Я бы с удовольствием приняла вас у себя в гостях. И насчет угощения не переживайте, я учту ваш вкус и пирожными угощать не стану.
  - Даже не знаю, - попытался отказаться дракон. - Вряд ли выкрики 'чудовище!' добавят комфорта.
  - Поверьте, мои люди будут вести себя в высшей степени прилично, не нарушая ваш покой демонстрацией своих вокальных данных, - с улыбкой поспешила заверить его Ишариана Мейранская.
  - Бабуль, он сырое мясо любит, - не смолчала принцесса, вклиниваясь в разговор.
  - У меня в имении разводят замечательную породу овец. В приготовленном виде баранина просто великолепна. Уверенна, что и в сыром она не разочарует ценителя, - добавила гирьку на чашу сомнений Ее Светлость.
  В итоге, проведший весь день без еды, если не считать завтрака, дракон проиграл неравный бой голоду и согласился на любезное приглашение герцогини.
  - Замечательно! - воскликнула Итарина и от переполнявших ее чувств хлопнула в ладоши, чем привлекла к себе внимание родственницы.
  - А ты, моя дорогая, спускайся и пройдись немного со своей бабушкой, - строго сказала та, после чего обратилась к дракону:
  - Уважаемый Варраш, вы же не против?
  - Ничуть, - коротко ответил ящер и выставил переднюю лапу так, чтобы девушке было удобно по ней спуститься.
  Принцесса со сдавленным визгом скатилась по чешуйчатой конечности и приземлилась на обе ноги.
  - Привет, бабуль! - улыбнулась она и крепко обняла бабушку.
  - Здравствуй, моя хорошая, - герцогиня ответила на объятия с не меньшим энтузиазмом, а потом, отстранившись, пригласила дракона. - Прошу следовать за мной, уважаемый Варраш.
  Крылатый змий кивнул, чем выразил готовность следовать за хозяйкой здешних земель. Пропустив впереди себя пару бабушка-внучка и вклинившегося сразу за ними телохранителя Ее Сиятельства, ящер направился вслед за людьми.
  По пути Ишариана ки Тарси расспросила Итарину обо всем приключившемся с ней за эти несколько дней, прошедших с момента незапланированного отъезда последней. Девушка с радостью поведала любимой родственнице обо всех своих недавних приключениях. Герцогиня Мейранская с пяти лет заменяла юной принцессе родную мать и яростно отстояла право видеться с ней каждое лето она, можно сказать, вырастила девушку. Итарина привыкла делиться с бабушкой радостями и горестями и даже не думала скрывать от нее какие-либо подробности приключившегося с ней: ни причин, по которым отец так срочно вызвал ее в столицу, ни событий, повлекших пешую прогулку на спине у дракона - пешей она была исключительно для ящера.
  - Значит, Кантел решил отдать тебя в жены эрлейскому князю. Что ж, не самый худший вариант устройства твоей судьбы, - задумчиво проговорила герцогиня ки Тарси.
  Она, как женщина разумная, прекрасно осознавала, что в вопросах, подобных этому, Его Величеству лучше не перечить, потому что в итоге все будет так, как он решил, только с большим ущербом для ослушника.
  - Да, - кивнула девушка. - С виду он ничего, а поближе его узнать пока не довелось.
  - Понятно. Чего не скажешь о ситуации с драконом, - женщина строго посмотрела на внучку - Я не спрашиваю, почему ты не ушла с балкона и зачем схватила тот кулон. Зная твой характер, это вполне ожидаемо. Но что мне действительно интересно так это почему дракон взял тебя с собой. Он не кажется любителем компаний, к тому же таких шумных, как твоя.
  - Ты, как всегда, права: Варрашу моя болтовня очень не нравится, - признала Итарина.
  - Ита, тогда почему он все-таки взял тебя с собой? - повторила вопрос герцогиня.
  - Не знаю. Я не спросила, - пожала плечами принцесса.
  - Ты и не спросила? - с легкой иронией произнесла родственница.
  - Вначале я хотела, но все время что-то отвлекало. Затем Варраш попросил помолчать, а потом я забыла.
  - Как это на тебя непохоже, - герцогиня улыбнулась саркастичной улыбкой.
  - Да ладно тебе, ба. Если он взял меня с собой, значит, я звено в цепи событий, лишивших его возможности летать. Следовательно - могу понадобиться для ее возврата. Это же и так понятно, - попыталась оправдаться Ее Высочество.
  - Хотелось бы больше конкретики, - ворчливо заметила женщина.
  - Знаешь, вы с Варрашем очень похоже ворчите, - хихикнула принцесса.
  - Он тоже высказывает недовольство исключительно по делу? - поинтересовалась герцогиня, перефразировав не слишком понравившееся ей слово в более приемлемую фразу.
  - Я с ним знакома не так давно, но за это время он ворчал только по достойным поводам, по крайней мере, с его точки зрения - так уж точно, - улыбнулась девушка.
  - Еще бы. Ты - повод в крайней степени достойный, - иронично усмехнулась Ее Сиятельство. - Как-никак принцесса.
  - Да ладно, бабуль, он не все время ворчал из-за меня, - сделала попытку очистить себя от подозрений Итарина.
  - Да ну? А из-за кого еще? - заинтересованно вопросила ее бабушка. Ей действительно было интересно, какой повод мог оказаться достойным ворчания дракона, кроме ее внучки.
  - Там еще драконица была изумрудная. Варраш не был доволен их встречей. Она много болтала, - с готовностью ответила девушка.
  - Ты посмотри, значит, даже у драконов женские особи подвержены ботливости. А я-то, старая, думала, что этим страдает только людская прекрасная половина. А в особенности принцессы.
  Итарина возмущенно взглянула на родственницу и наткнулась на полный смешинок взгляд. Ее собственный мгновенно потеплел и она с улыбкой произнесла:
  - Люблю тебя, бабуль.
  - Еще бы тебе не любить такую замечательную бабушку, - усмехнулась герцогиня Мейранская.
  - И такую скромную, - в тон ей поддакнула принцесса.
  - Да брось, это совсем не главное мое качество, - махнула рукой женщина, уже вовсю улыбаясь.
  - Да ладно? Ни за что бы не подумала, - Ее Высочество в деланном изумлении всплеснула руками.
  - Итарина эр Шария, да вы, никак, иронизируете? - пытаясь скрыть улыбку и изобразить строгость, сдвинув брови, вопросила родственница.
  - Беру пример с вас, герцогиня ки Тарси, - чинно кивнула девушка, после чего обе тепло улыбнулись друг другу, а со стороны дракона донеслось фырканье, мол, не высокородные особы, а балаган на выезде.
  Но ни Ее Светлость, ни Ее Высочество на этот звук не обратили никакого внимания. Все же у людей не такой острый слух, как у драконов. А вот Танар, телохранитель герцогини, согласно хмыкнул и заметно расслабился.
  До поместья они дошли на удивление быстро. Ишариана ки Тарси была не из тех изнеженных роскошной жизнью придворных дам, которые во время ходьбы сконцентрированы исключительно на плывущей лебяжьей походке. Ее деятельная натура не терпела напрасной траты времени, а медленные прогулочки имели место, только если подходили случаю.
  Как и обещала герцогиня, при виде дракона местные не спешили оглашать просторы испуганными воплями и кидаться врассыпную. Подавляющее большинство встречных, конечно, бледнели и старались оказаться подальше от необычного гостя, но встречались и те, в чьих глазах было больше интереса, чем страха. В основном это были дети и подростки, но и в некоторых давно немолодых людях проскальзывала авантюрная искорка, и они старались разглядеть все подробности драконьей анатомии, чтобы потом с важным видом делиться наблюдениями с менее смелыми слушателями.
  Уже после захода солнца вся компания, расположившаяся в саду для общего удобства, спокойно ужинала в ажурной открытой беседке. Дракон со своей трапезой справился на небольшом отдалении, дабы не смущать дам видом поглощаемого кровящего сырого мяса, хоть он и очень сомневался, что этих дам может смутить нечто подобное.
  После того, как первый голод был утолен Ишариана ки Тарси, откинувшись на подушки, поинтересовалась у дракона, закончившего свою трапезу и теперь устроившегося вплотную к беседке:
  - Уважаемый Варраш, и все-таки, что вам нужно в Мейранском лесу?
  - Мне нужен Хозяин, - коротко ответил ящер, сыто жмурясь.
  - Я так и думала, - кивнула она и задала другой вопрос. - Вы давно его знаете?
  - Лет двести, А вы?
  - Лет сорок. Как вы догадались, что я тоже с ним знакома? - женщина с интересом посмотрела на умиротворенную драконью морду.
  Итарина с удивлением уставилась на бабушку. Герцогиня никогда не упоминала при ней о подобном знакомстве. Оно и понятно - это ведь как поманить сладкоежку леденцом, размером с кулак. Ишариана ки Тарси была мудрой женщиной и избирала самую верную тактику в общении с внучкой: не хочешь, чтобы егоза куда-нибудь влезла - не упоминай об этом и срочно переключай внимание на что-нибудь другое.
  - Вы спокойно отреагировали на заявление, что я собираюсь в Мейранский лес, и это притом, что я намерен отправиться туда с вашей внучкой. Значит, в отличие от большинства, у вас нет предубеждения или страха по отношению к этому месту и его Хозяину. А такое возможно, только если человек знаком с ним лично, - пояснил Варраш.
  Герцогиня согласно хмыкнула и снова спросила:
  - Думаете, Хозяин сможет помочь разрешить вашу проблему?
  - Искренне на это надеюсь. Все-таки житейского опыта за столько лет у него не мало. Да и способности... сами знаете, - ответил ящер.
  Герцогиня понятливо кивнула.
  Итарина же на протяжении всего разговора с интересом переводила взгляд с одного собеседника на другого. Услышав о каких-то загадочных способностях еще более загадочного Лесного Хозяина, она даже ерзать начала от желания узнать об этом побольше. Да что там - побольше! Все-все она хотела узнать, но вклиниваться в разговор с уточняющими вопросами, вопреки обыкновению, почему-то не стала.
  - Уважаемый Варраш, надеюсь, вы не будете против, если я выделю одного человека для сопровождения моей внучки? - после небольшой задумчивой паузы поинтересовалась Герцогиня.
  Принцесса, увидев знакомое выражение исключительно вежливого интереса на лице бабушки, усмехнулась. Она-то знала, что женщина все решила и спрашивает исключительно в силу воспитания. А будет дракон против или нет, не суть важно. Если надо, выделенный человек будет конспиративно красться за ними на расстоянии десяти метров, но из-под надзора ее не выпустит.
  К счастью - для того, кому предстояло в любом случае следить за безопасностью Ее Высочества - Варраш против не был.
  - Нет, не буду, - ответил ящер и на всякий случай предупредил. - Но моя спина в самом крайнем случае исключительно одноместная.
  - Конечно, уважаемый Варраш. Это даже не обсуждается, - немедленно с улыбкой согласилась герцогиня.
  Спустя полчаса птичьего пения и спокойной послезакатной тишины, которую нарушать не стала даже Итарина, Ее Высочество и Ее Светлость пожелали Варрашу хорошего отдыха и удалились в дом. Завтрашний выезд был назначен на раннее утро, поэтому герцогиня не стала долго задерживаться в комнате внучки. Пожелав той спокойной ночи, уже у самой двери она обернулась и серьезно произнесла:
  - Ита, я тебя прошу, не задавай вопросов Лесному Хозяину. Ответы на них никогда не даются даром.
  После этой многозначительной фразы женщина покинула покои Ее Высочества, не дав той времени, чтобы задать вопрос.
  Итарина закрыла рот, отрывшийся, было, для того, чтобы уточнить и расспросить поподробнее, но, как оказалось, недостаточно быстро: бабушка ретировалась проворней. Уже лежа в постели она вполголоса сонно произнесла:
  - Что же там за Лесной Хозяин такой? - хоть в пустоту, но вопрос все-таки был озвучен.
  
  * * *
  
  Утро началось рано. Очень рано. Раньше, чем появилось солнце. Но любопытное предвкушение знакомства с чем-то таинственным, а оттого еще более интересным, скрасило принцессе раннюю побудку. Да и в гостях у бабушки она привыкла к подобным подъемам: герцогиня не поощряла долгое валяние в кровати и быстро находила, чем занять пытающихся предаться лености внучку и ее бессменную рыжую подружку. Сборы были не долгими: собственная удобная одежда, подходящая по размеру, заменила одолженную драконом. В сумку загружены провиант и разные необходимые мелочи, учитывая сменный комплект. Сапожки Ее Высочество решила оставить. Варрашу они все равно ни к чему, а ей впору. К тому же, очень уж они удобные оказались, чтобы так быстро с ними расстаться.
  Приставленным от бабушки человеком, ответственным за высочественную безопасность оказался уже знакомый Итарине и Варрашу Танар, вчерашний телохранитель Ее Светлости. По его лицу невозможно было определить реакцию на подобное назначение, но что-то подсказывало, что мужчина относился к заданию не только со всей ответственностью, но и с заинтересованной иронией. Все же компания, с какой стороны ни глянь, неординарная (еще бы она была ординарной, если с одной стороны - зубастая чешуйчатая пасть, а с другой - украшенный гребнем хвост!).
  Рядом с Танаром стояли две лошади. Итарина вопросительно посмотрела на бабушку, которая наставительно заметила:
  - Не стоит злоупотреблять терпением уважаемого Варраша, милая.
  Принцесса тоскливо вздохнула, но кивнула, соглашаясь с доводами герцогини. Обняв на прощание бабушку, Ее Высочество заняла свое место в седле.
  Прощаясь, та, зная увлекающуюся натуру внучки, решила напомнить:
  - Не забудь о том, что я сказала тебе вчера, Итарина.
  - Я помню, бабуль, - ответила девушка и, на прощанье махнув рукой, присоединилась к уже удаляющемуся и давно простившемуся с гостеприимной хозяйкой дракону и теперь уже своему телохранителю.
  Поймав заинтересованный взгляд Варраща, она пояснила:
  - Бабушка вчера предупредила, чтобы я не задавала вопросов Лесному Хозяину.
  - Удивительно мудрая и проницательная женщина твоя бабушка, Высочество, - заметил дракон и перенес все свое внимание на дорогу.
  - Еще бы кто-нибудь объяснил, почему этого лучше не делать, - проворчала принцесса, испытывающе глядя на ящера, но тот сделал вид, что не услышал завуалированного вопроса.
  Вам доводилось путешествовать с двумя молчаливо-угрюмыми мужчинами, один из которых, к тому же, дракон? Вот и Ее Высочеству не приходилось. Раньше она везде и всюду была в компании верной подруги, поддерживающей все ее идеи и начинания, ну а если и не поддерживающей, то, по крайней мере, не молчащей об этом. Но Итарина не была бы собой, если бы ее смущало сурово-серьезное молчание спутников.
  - Вар..раш, - обратилась она к ящеру, вовремя вспомнив, что сокращенным вариантом имени при посторонних его лучше не называть. - А что если Хозяин не сможет тебе помочь?
  - Это маловероятно, но если вдруг так случится, то он укажет на того, кто сможет, - ответил крылатый.
  - А с чего ему тебе помогать? Вы друзья? Ты вроде говорил, что вы знакомы около двухсот лет, - продолжила расспросы принцесса.
  - Не думаю, что дружба в характере Лесного Хозяина, - задумчиво пророкатал Варраш.
  - Почему? - удивилась Итарина.
  - Он существо другого склада. Ему необязательно общение. Сама поймешь, когда увидишь, - ответил дракон.
  - А у драконов есть такое явление? - немного поразмыслив, снова вопросила Итарина.
  - Какое? - со вздохом уточнил ящер.
  - Дружба, - пояснила девушка.
  - Есть, - кивнул Варраш.
  - А с людьми драконы дружат? - был ее следующий вполне ожидаемый вопрос.
  - Нет, - буркнул ящер.
  - Почему? - искренне удивилась принцесса.
  - Люди слишком много болтают, - с намеком ответил дракон.
  Итарина была неглупой девушкой, и намек поняла, поэтому тяжело вздохнула и ненадолго оставила крылатого змия в покое.
  Какое-то время они ехали в тишине, а потом неожиданно Танар достал из седельной сумки кугиклы и стал негромко наигрывать мелодии, сменяющие друг друга так незаметно, как будто это было одно цельное, но удивительно разнообразное музыкальное произведение. Ее Высочество прислушалась, а затем поравнялась с телохранителем и стала пристально рассматривать музыкальный инструмент: пять трубочек разной длины, соединенных между собой. Вроде и просто, а какие приятные и нежные звуки дает эта простота.
  Заметив заинтересованный взгляд Ее Высочества, мужчина оторвал от губ незатейливый инструмент и вежливо спросил:
  - Вас что-то интересует, Ваше Высочество?
  Девушка радостно кивнула и произнесла:
  - Вы очень красиво играете. Из чего сделаны эти трубочки?
  - Из камыша, - ответил Танар.
  - А у кого вы учились игре? - задала следующий вопрос Итарина.
  - Мать играла. Ну, и я по ее примеру, - улыбнулся телохранитель.
  - А вы знаете мотив 'песенной'? - с загоревшимися глазами поинтересовалась принцесса.
  - Знаю, - кивнул он.
  - Сыграйте, пожалуйста, - попросил девушка, с надеждой глядя на Танара.
  Тот улыбнулся, снова поднес кугиклы к губам, и полились звуки: манящие, стихийные, влекущие... Минуту Итарина наслаждалась знакомой и любимой мелодией, а потом не выдержала и присоединила к ней свой тихий голос:
  
  Лети, моя песня, вольною птицей
  В далекие дальние просторы небесные,
  А вслед за тобой ввысь устремится
  Сердце, которому на земле тесно.
  Лети, развеселая, лети, горемычная,
  Играй и купайся в выси безкрайней.
  Сегодня печальная, завтра лиричная -
  Души песнопенное моей созданье.
  И, сущим от века ветрам непокорная,
  С собою умчишь мятежные души.
  Лети, моя песня, птицей свободною,
  И в мире тебя этом каждый услышит.
  
  Песня была старой. Такой старой, что и авторство уже истерлось из людской памяти, а вот слова остались. И музыка осталась.
  Дракон, тоскливо вздохнул и устремил к облакам жаждущий взор. Небо... Как же он соскучился по ощущению ветра в сильных крыльях, по той свободе, которую мог подарить только полет. Почему она выбрала именно это песню?
  Варраш оглянулся на принцессу и чуть было не застыл статуей самому себе. На лице Ее Высочества была такая же тоска. Как будто вся ее сущность сейчас билась о бренную оболочку в неистовом желании улететь туда, в небо. Так высоко, чтобы стало больно дышать. И там слиться с воздушной стихией. Но неприступная телесная тюрьма не поддавалась. С последними словами песни девушка поникла и опустила задумчивый остекленевший взгляд на холку своей лошади. Не только драконы любят и ценят свободу.
  За весь день пути они сделали привал лишь один раз, чтобы Итарина и Танар смогли спокойно пообедать и немного отдохнуть от постоянного сидения в седле. Варраш от предложенных яств отказался и только время от времени нетерпеливо бил о землю хвостом, поглядывая в сторону уже видневшегося леса.
  К границе Мейранских лесных угодий они добрались только к закату. Высокие деревья отбрасывали длинные тени, загораживая собой стремительно гаснущий свет. Но, достигнув намеченной цели и взглянув на нее, принцесса, как, впрочем, и ее телохранитель, задались закономерным вопросом: как дракон собирается преодолевать лесную чащобу? Однако задать его Ее Высочество не успела.
  Ящер встал напротив просвета между деревьями и выдохнул:
  - Хозяин, принимай гостей.
  В этот же момент солнце окончательно скрылось за горизонтом на прощание тускло блеснув последним лучом, а со стороны леса раздался скрип и какие-то странные потрескивающие приглушенные звуки. Спустя несколько порывов ветра произошло то, что совсем не поддавалось логике и устоявшимся человеческим понятиям о мироустройстве: два гигантских дерева просто разошлись в стороны, образуя проход между собой, а за ними то же самое проделала и остальная растительность. В результате перед драконом и его спутниками образовался своеобразный коридор, по которому им предполагалось идти.
  Танар застыл с приподнятыми бровями и рукой на ножнах, в которых находился кинжал, а Итарина, напротив, быстро справившись с удивлением, заметила:
  - Как интересно. Ты говорил, что вы с Хозяином не друзья, а он вон какой комфортный путь тебе обеспечил. И так происходит всегда?
  Варраш фыркнул и произнес:
  - Обычно я к нему не прихожу, а прилетаю, поэтому ему не приходится просить деревья двигаться. Но сегодня не тот случай.
  - А почему просит, а не приказывает? - задала другой вопрос девушка, удовлетворившись ответом на предыдущий. - Он ведь Хозяин.
  - А почему бы тебе не спросить об этом у него? - предложил ящер, уставший от бесконечных вопросов Ее Высочества.
  - Бабушка сказала, что ему не нужно задавать вопросов, - парировала принцесса.
  - Хорошо, что ты об этом помнишь, - сказал дракон и первым двинулся в проход, обрывая беседу.
  Итарина насупилась и сложила руки на груди, буравя недовольным взглядом удаляющийся хвост крылатого змия. Хвост к пристальному вниманию венценосной особы оказался глубоко безразличен.
  Вздохнув, Итарина тронула лошадь пятками, побуждая к движению, и последовала за драконом. Танар поравнялся с ней. Он был напряжен, собран и все время окидывал окрестности цепким взглядом.
  - Танар, мне кажется, что тому, кто побуждает деревья сдвинуться с их многолетнего места произрастания, вам противопоставить нечего. Поэтому, почему бы вам не расслабиться? - с улыбкой заметила принцесса.
  - Вы правы, но расслабиться не могу. Привычка. Да и работа не предусматривает расслабленного состояния, - ответил Танар.
  Ее Высочество пожала плечами и решила осмотреться. Деревья стояли ровным рядом, образуя своеобразную колоннаду, и хоть небо было еще довольно светлым, в лесу уже вовсю царствовали сумерки: высокие зеленые кроны поглощали свет, распространяя тень вокруг себя.
  К довольно просторной полянке они вышли, когда на небосклоне уже зажглись первые звезды. Варраш остановился. Принцесса и ее телохранитель, встав с ним рядом, последовали его примеру. Минуту они стояли в молчании, вглядываясь в сумеречный перелесок, а потом Ее Высочество не выдержала:
  - И чего мы ждем?
  - Хозяина, - коротко ответил ей дракон.
  - И долго ждать? - решила уточнить она.
  - Не знаю. Он появится, когда посчитает нужным, - пояснил ящер.
  - А может, пока он держит интригующую паузу, мы устроим привал? - с надеждой спросила девушка, у которой от долгой езды верхом побаливала не только спина, но и место пониже.
  - Можно, - согласился Варраш, и девушка поспешила спешиться, как и сопровождающий ее мужчина.
  В этот же момент в воздухе разлился тихий смех, а потом в центре поляны, собираясь маленькими светящимися искорками в одно большое пятно, материализовался беловолосый улыбающийся юноша.
  - Видимо интригующая пауза все-таки недостаточно интригующая, - произнес он глубоким голосом, будто сдерживая его мощь.
  - Здравствуй, Хозяин, - поприветствовал появившегося дракон.
  - Здравствуй, Чешуйчатый.
  - Это хозяин? А чего он молодой такой? - обратилась принцесса к Варрашу.
  - Высочество, веди себя прилично, - попытался призвать ее к порядку ящер.
  - Ты считаешь, я должен выглядеть так? - поинтересовался у девушки Хозяин, делая шаг, чтобы приблизиться, и плавно меня облик совсем молодого парня на образ дряхлого старика.
  - Э-э-э...- протянула принцесса. - Знаете, молодым человеком вы смотритесь лучше.
  Поляну огласил раскатистый хохот стремительно молодеющего старца.
  - А ты забавная, принцесса, - сказал Хозяин, встав напротив их компании. Достаточно близко, чтобы удобно было поддерживать разговор.
  - А... - открыла рот Итарина, для того, чтобы задать вопрос, но вовремя вспомнила предостережение бабушки и решительно его закрыла.
  Глаза, в которых, казалось, была целая вселенная, хитро усмехнулись, а Ее Высочеству пришла в голову идея, которую она не замедлила воплотить в жизнь: повернувшись к дракону, она задала вопрос ему:
  - Варраш, а откуда он знает, что я принцесса?
  - Он знает, потому что знание - его суть.
  - Это как? - не поняла девушка.
  - А вот так, - ответил вместо дракона Хозяин, - информация - это та же энергия. Нужно просто уметь с ней взаимодействовать.
  - Варраш, а многие умеют взаимодействовать с информацией, как с энергией? - снова спросила Итарина ящера.
  И снова ответил ей необычный юноша:
  - Не многие. Точнее, даже я один и умею. А ты сообразительная, принцесса.
  Девушка на последнюю фразу отреагировала улыбкой, с самого начала подозревая, что ее хитрость быстро раскусят.
  - Спасибо, - ответила она.
  Хозяин же по-мальчишески подмигнул ей и обратился к Варрашу:
  - Ну, чешуйчатый, рассказывай, что приключилось с твоими крыльями.
  - Варраш, - прошептала Ее Высочество в изумлении, - а это-то как он узнал?
  На этот раз, отвечая, Хозяин был очень серьезен:
  Я вижу поток энергии, идущий от дракона вот сюда, - произнес он, указывая пальцем чуть повыше солнечного сплетения принцессы.
  Девушка смущаться жеста не стала. Она оттянула ворот рубашки и, пальцем подцепив цепочки, вытащила оба кулона, что висели у нее на шее, после чего перевела вопросительный взгляд на Хозяина.
  - Вот этот, - указал он на тот, что Ее Высочество нашла у дракона, а потом взглянул на второй и задумчиво произнес. - Значит, невеста Явара.
  - Почему... - чуть было не спросила Хозяина Итарина, но одернула себя и обратилась к дракону. - Варраш, почему он решил, что я именно невеста, а не жена, к примеру, или не сестра?
  Юноша с удивительно-глубокими глазами рассмеялся и ответил:
  - Будь ты семьей Явара, тебя бы тут не было, или он был бы тут рядом с тобой. Но пока ты невеста, ответственность за тебя несет отец. Явар за своими женщинами следит лучше, чем король Отрисса.
  Слово 'женщины' резануло ухо Итарины свои множественным числом, и она уже хотела было уточнить, что Хозяин имел в виду, употребляя его, но тот ее опередил.
  - В этой милой безделушке чего-то не хватает.
  Ящер хмыкнул и ожидающе-ехидно уставился на принцессу. Телохранитель недоуменно переводил глаза с Ее Высочества на дракона и обратно, не понимая, что происходит, а Хранитель смотрел на это все заинтересованно и с весельем в глазах.
  Осознав, на что намекает Варраш своим многозначительным взглядом, Итарина смутилась и, пискнув 'сейчас', ненадолго скрылась за драконом. Вернувшись через пару мгновений, выставила перед собой открытую ладонь с лежащей на ней крупной жемчужиной.
  - Черная, - констатировал увиденное Хозяин, после того как перевел смешливые все понимающие глаза с покрасневшего лица девушки на ее же руку. - Черная и не годная.
  Варраш тяжело вздохнул.
  - Я жду твоего вопроса, дракон, - прервал паузу странный юноша.
  - Хозяин, почему крылья перестали меня слушаться, и что мне сделать, чтобы снова подняться в небо?
  - Два вопроса - двойная плата, - предупредил Хозяин и, увидев согласный кивок ящера, приступил к рассказу. - Эта милая безделушка, болтающаяся на шее у принцессы, - на самом деле артефакт.
  Сделав небольшую паузу, чтобы насладиться хмурой мордой Варраша и удивленным лицом Ее Высочества, он продолжил:
  - Судя по всему, ты долгое время был с ним в тесном контакте, - дракон кивнул. - Поэтому он на тебя и настроился, точнее на твою энергию. Он поглощал ее совсем понемногу, так, что ты даже этого не замечал. А потом, случилось что-то, что нарушило его целостность, - дракон фыркнул и выразительно посмотрел на принцессу, - и теперь он энергию не накапливает, а передает тому, с кем вступил в контакт и кто спровоцировал его активацию.
  - То есть мне, - выдохнула Итарина.
  - То есть тебе, - подтвердил Хозяин.
  - Сейчас твоя энергия хлещет полноводной рекой, есть способ превратить поток в маленький ручеек. Так как транслятором является именно жемчужина, лучше всего изолировать ее, - с этими словами он взял в руки кулон и нажал на скрытый механизм. Кулон оказался медальоном.
  - Положи ее внутрь, принцесса, - скомандовал Хозяин.
  Девушка послушалась незамедлительно. После чего крышка медальона захлопнулась с тихим щелчком. Нечеловеческие глаза встретились с янтарными глазами принцессы и Хозяин негромко, но очень твердо сказал:
  - Носи не снимая. Артефакт настроился на тебя и передавать энергию будет только тебе. Если он окажется далеко от тебя, дракону станет совсем худо, потому что энергии из него кулон будет качать столько, чтобы она гарантированно добралась. Идеальный вариант - медальон на тебе, а ты рядом с драконом, тогда время дезактивировать его у вас будет.
  Прочтя невысказанный вопрос во взгляде Итарины, он пояснил:
  - Артефакт будет работать до тех пор, пока полностью не передаст всю энергию. А без энергии жизнь невозможна.
  Девушка побледнела и растерянно посмотрела на Варраша. Тот ответил ей беспокойным взглядом.
  - Без паники. Сейчас я расскажу вам, как эту штуковину дезактивировать. Может, даже успеете.
  Как ни странно никто его своеобразным утешением не вдохновился.
  - Во-первых, вам нужна новая жемчужина. Эта, как я уже сказал, негодная, и работает только на передачу. Во-вторых, чтобы перенастроить артефакт на сохранение жемчужину нужно зарядить двумя типами энергии: искристой и льющейся. Первая наделит новый накопитель возможностью перехватить инициативу у старого и, собственно, создаст новый артефакт, а вторая зарядит его программой на сохранение.
  Закончив, Хозяин торжественно воззрился на постные физиономии слушателей.
  - Как хорошо, что он все так доступно объясняет, - пробубнила себе под нос Ее Высочество.
  - М-да, я и забыл, что вы не знакомы с энергией так же хорошо, как я. Ладно, запоминайте: жемчужину взять у подводного народа, зарядить молниями единорога и пением сирены. Теперь понятней?
  Дракон кивнул.
  - Ах да! Чуть не забыл сказать,:сирена должна спеть песню, дающую свободу. Вопросов больше нет?
  Вопросы, конечно, были, но задавать их никто не спешил.
  - Вот и хорошо. Тогда я забираю свою плату и, надеюсь, Чешуйчатый, мы еще встретимся.
  Дракон вздохнул и покорно прикоснулся гребнем к выставленной вертикально ладони Хозяина. Спустя пару мгновений странный юноша, подмигнув на прощанье принцессе, рассыпался мириадами светящихся искорок, разлетевшихся в разные стороны, а Варраш тяжело осел на землю.
  - Вар, что с тобой? - обеспокоенная Итарина подошла к нему вплотную и положила руку на чешуйчатую шею.
  - Все хорошо, - устало ответил дракон.
  - Что за плату имел ввиду Хозяин? - девушка не удовлетворилась коротким ответом.
  - За оказанные услуги он берет энергию просящего или спрашивающего, - пояснил Варраш.
  - А у тебя и артефакт немало высосал, - догадалась принцесса.
  - Полагаю, ночевать сегодня будем здесь? - полувопросительно уточнил Танар.
  Дракон кивнул и уложил голову на передние лапы.
  После того, как телохранитель и Ее Высочество обустроили место для ночлега и расседлали лошадей, они устроились по разные стороны разведенного мужчиной костра. Танар привалился к стволу упавшего дерева, а Итарина к теплому чешуйчатому боку.
  - Интересно, - задумчиво произнесла девушка, - а Хозяин не против, что мы тут обосновались?
  - Не против, - ответил ей дракон. - Раз не сказал выметаться, значит, не против.
  - А что мог бы? - удивленно вопросила принцесса.
  - Еще как. Хотя бы для того, чтобы посмотреть на наши озадаченно-расстроенные физиономии. Ему же больше двух тысяч лет, а общения не очень много - хоть он в нем и не особо нуждается - вот и развлекается, как может, - Варраш был на удивление многословен. Не иначе, сказывалась усталость.
  - Да я уже поняла из его ответов, - усмехнулась девушка. - Вот его наши ошарашенные лица порадовали, наверное.
  Ужином занялся телохранитель. Дракон от кусков мяса, которые были бы ему на один зуб, отказался, сославшись на отсутствие аппетита. Запасов продовольствия как раз хватило, чтобы на ночь глядя не искать несчастных сонных зверюшек, подошедших бы для шашлыка. Поджаренные куски провяленного мяса пахли на всю поляну. Пикантности запаху добавляли пряные травы, предусмотрительно захваченные выделенным герцогиней охранником. Готовил, конечно же, он. И не потому, что принцесса не умела готовить, отнюдь. Просто Танар был приучен к строгому соблюдению субординации, и ему бы кусок в горло не полез, будь он приготовлен Ее Высочеством. А поесть телохранитель, как и все мужчины, любил, вот и взял всю стряпню на себя. Определив порции мяса, хлеба и картошки, запеченной в углях, на широкие листья лопуха, Танар преподнес один Итарине, а с другим снова уселся, прислонившись к бревну спиной. От вкусного запаха хоть и простой, но горячей и сытной пищи у него и его спутницы чуть не потекли слюнки.
  Внезапно в кустах между ближайшими к ним деревьями послышалась возня. Мгновенно отложив лист со снедью, телохранитель поднялся, вытащил кинжал из ножен и прислушался. Возня повторилась. К звукам шуршащей листвы прибавилось голодное урчание скрывавшегося в зарослях существа. Итарина последовала примеру охранника, отложив свою порцию, и подошла к нему, пытаясь разглядеть, что же прячется в темноте кустов.
  - Ваше Высочество, не выходите из-за моей спины, - негромко предупредил Танар.
  - Угм, - издала девушка странный звук, который телохранитель принял за согласие.
  В следующий момент существо не выдержало и осторожно показалось из кустов пушистой усатой кошачьей мордой, за которой появилось туловище, а потом и хвост с черной кисточкой. Животное остановилось, изучающе поглядывая на людей, напряженно замерших неподалеку.
  - Явар, - констатировал Танар.
  Большая пятнистая кошка - почти метр в холке - вильнула длинным пушистым хвостом и издала мяукающий звук с вибрирующей хрипотцой.
  - Ой, а у него лапка больная, - вполголоса произнесла принцесса, указывая на правую заднюю лапу явара, которую он держал на весу. - Кажется даже кровит.
  - Видимо, где-то поранился и теперь толком не может охотиться, - предположил охранник. - Вот и пришел на запах еды.
  - Так он голодный! - воскликнула девушка.
  Большая кошка отреагировала на громкие звуки прижатыми к голове ушами. Явар неловко попятился и, пригнув голову к земле, приглушенно зарычал, показав клыки.
  Ее Высочество осторожно наклонилась, взяла в руки лопух с едой, выпрямилась и сделала шаг в направлении ночного гостя.
  - Ваше Высочество, не приближайтесь к зверю. Он может напасть, - полуприказным тоном произнес телохранитель, делая шаг за принцессой.
  - Явары очень любопытные и крайне редко нападают на людей, - возразила ему Итарина. - А этот просто голоден. Надо ему помочь.
  С этими словами она сделала еще шаг, присела на корточки напротив большой пятнистой кошки и, протянув руку, предложила ему кусок мяса. Явар с интересом повел носом и, словно опасаясь, стал осторожно принюхиваться отрывистыми движениями, то приближаясь, то немного удаляясь от предложенного яства. Девушка положила мясо на траву и убрала руку, после чего встала и сделала шаг назад, освобождая зверю пространство для маневров. Танар тоже сделал шаг назад.
  Явар, успокоившись восстановленной людьми дистанцией, осторожно приблизился к теплому, источающему пряный аромат куску, снова принюхался, бросил подозрительный взгляд на две человеческие фигуры, судя по всему, не собиравшиеся уходить, и с утробным урчанием вцепился зубами в мясо. Кусок был для него совсем небольшим, поэтому исчез в звериной пасти в считанные секунды, после чего явар облизал морду и уже гораздо более благожелательно уставился на принцессу и ее спутника.
  - Кажется, не наелся, - иронично заметил Танар.
  - Похоже на то, - согласилась Итарина и, словно опомнившись, сказала. - Сейчас!
  Впихнув в свободную руку телохранителя лист с оставшимися картошкой и хлебом, она отлучилась на пару мгновений. Появилась девушка уже со вторым таким же. Снова приблизилась к зверю, присела и оставила перед ним новую порцию, после чего опять отошла к Танару.
  Явар в этот раз действовал смелее: время обнюхивания предложенного заметно сократилось, а ноток удовольствия в урчании прибавилось. Время заглатывания мяса также стало меньше, а интереса в звериных глазах, наоборот, прибавилось.
  - Мне кажется, он бы еще чего-нибудь съел, - задумчиво произнесла девушка, глядя на телохранителя.
  - Мяса больше нет, - пожал плечами тот и, наткнувшись на напряженно-задумчивый взгляд Ее Высочества, добавил. - А вводить в его рацион человечину я категорически не советую.
  - Что? - не поняла сначала принцесса, а потом усмехнулась и пояснила причину своей задумчивости:
  - Я просто думаю, станет он есть картошку или нет?
  - Ну, уж нет. На мою пусть даже не рассчитывает, - буркнул Танар, пряча руку с листом лопуха за спину. - Достаточно уже того, что он сожрал все мое мясо.
  Принцесса вздохнула и, повернувшись к явару, произнесла, разведя руками:
  - Извини, больше нет.
  У зверя даже усы немного сникли, как будто он понял смысл слов девушки. Бросив еще один сожалеющий взгляд в сторону Явара, Итарина вернулась под теплый чешуйчатый бок, а Танар, уверившись в миролюбии большого кота, занял свое место напротив. Животное, осознав, что больше ему ничего съестного не светит, улеглось под кустами, из которых появилось, и принялось тщательно вылизывать морду, избавляясь от запаха съеденного. После морды, явар занялся поврежденной конечностью, которая, несмотря на подозрения принцессы, уже не сочилась кровью, но, судя по осторожным движениям розового языка, все еще прилично болела.
  Ее Высочество, с сочувствием смотревшая на мучения зверя, спросила:
  - Может, ему перевязать лапу?
  Танар оглянулся на явара, хмыкнул и ответил:
  - Нет. Во-первых, зверь вас не подпустит, а если и подпустит, малейшая боль - и перевязывающий схлопочет по уху большой когтистой лапой. А во-вторых, открытой эта рана заживет быстрее, к тому же он ее регулярно очищает. Так что беспокоиться не о чем.
  - Интересно, а что Варраш думает по этому поводу? - произнесла Итарина и облокотилась спиной о бок дракона, чтобы привлечь его внимание. - Варраш?
  - Он спит, Ваше Высочество, - вместо ящера ей ответил все тот же телохранитель.
  - Да? - удивилась девушка. - И давно?
  - Да. Как замолчал, так сразу и отключился. Видимо, Хозяин берет за вопросы не так уж и мало энергии.
  - Тогда хорошо, что бабушка меня предупредила, - вполголоса заметила девушка. - Только интересно, откуда она сама об этом знает?
  На этот вопрос никто из присутствующих ей ответить не мог, и на полянке воцарилась тишина. Закончив трапезу, Итарина и Танар устроились на ночлег на заранее приготовленных местах: она рядом с драконом, он - по другую сторону от костра. На свежем воздухе, да после целого дня в седле девушка заснула мгновенно, а охранник еще какое-то время ловил шорохи ночного леса, но в итоге сморил сон и его.
  Драконье утро, как и утро Итарины, началось с полного негодования восклицания:
  - Ах ты, ворюга усатая!
  Голос принадлежал Танару. Недовольно приоткрыв один глаз, Варраш вопросил:
  - Что случилось?
  - Этот кошак стащил колбасу! - возмущенно поведал ему причину переполоха телохранитель Ее Высочества.
  Принцесса, поднявшись и размяв шею круговыми движениями - все-таки земля не пуховая перина - поинтересовалась:
  - Ты же вчера сказал, что мяса больше нет.
  - Мяса и нет. А колбаса на завтрак осталась, - пояснил мужчина, укоризненно смотря на усатую сыто облизывающуюся морду.
  - Ну, так она на завтрак и ушла, - пожала плечами принцесса, в принципе не любившая плотные утренние перекусы.
  - Я предполагал, что она пойдет на НАШ завтрак, - не согласился с ней телохранитель.
  - Не жадничай, Танар. Явар ранен, и охотиться ему наверняка очень сложно, так что давай простим ему колбасу и... - девушка заглянула в сумку с провизией, - позавтракаем яблоками с хлебом? - миролюбиво предложила она, добавив. - Смотри, какой он счастливый и довольный.
  - Если бы я съел целое кольцо колбасы, я бы тоже был счастливый и довольный, - пробурчал в ответ охранник.
  Варраш оценивающе посмотрел на большого пятнистого кота, все так же лежащего под кустами, из которых появился прошлым вечером. Явар не обратил на разглядывание его персоны ни малейшего внимания, благодушно щурясь от солнечных зайчиков, падающих на его довольную морду.
  Дракон фыркнул, встал и размял передние лапы, на которых всю ночь покоилась его голова. Пошевелив лопатками, он неожиданно для всех - и для себя в первую очередь - раскрыл крылья. На поляне повисла тишина, вызванная всеобщим шоком. Первой отмерла Ее Высочество:
  - Вар. Твои крылья. Они слушаются, да? - осторожно вполголоса произнесла она, не отводя взгляда от двух раскинувшихся кожистых шатров.
  Дракон ничего не ответил. Он пошевелил сначала одним крылом, затем другим, а после этого с силой взмахнул сразу двумя, вызвав порыв ветра, и взвился в небо.
  Итарина подняла голову и счастливо рассмеялась, закружившись по поляне. Остановившись, поймала недоуменный взгляд телохранителя и сказала:
  - Он снова может летать!
  Пока Варраш упоенно покорял воздушную стихию, принцесса и охранник, оставшиеся внизу, успели позавтракать и притушить еле теплившееся кострище.
  - Ваше Высочество, а вы не думаете, что дракон может не вернуться? Все-таки он получил, что хотел, - спросил Танар, седлая лошадь.
  - Нет, он обязательно вернется, - ответила принцесса. - Я думаю, такой эффект дала изоляция жемчужины, передающей мне его энергию. Но проблема еще не решена.
  В подтверждение ее слов неподалеку приземлился обладатель чешуйчатой песочно-золотой шкуры с выражением пьяного восторга на морде, при виде которого, Итарина и Танар не смогли сдержать радостно-умиленных улыбок. Увидев реакцию людей, Варраш встряхнулся, нахмурился и постарался принять свой обычный сурово-отрешенный вид, но нет-нет, да искорки ликования вспыхивали в янтарных глазах ящера.
  - Долго собираетесь, - проворчал он, но без обычных недовольных ноток, а как будто для проформы.
  - А вот и нет, - возразила ему принцесса. - Мы уже готовы.
  В подтверждение своих слов она легко вскочила в седло. Телохранитель последовал ее примеру.
  - Тогда в путь. Нечего время терять, - буркнул дракон и первым двинулся к зеленому коридору, который вчера открыл для них Хозяин. Девушка и мужчина тронули лошадей и двинулись следом. Танар напоследок оглянулся, чтобы окинуть взором поляну и возмущенно произнес:
  - Кажется, у нас хвост.
  На такие слова обернулась и Ее Высочество. Увидев прихрамывающего за ними на небольшом отдалении явара, она расплылась в широкой улыбке и добавила:
  - Ага. Пушистый такой, с черной кисточкой.
  Дракон оборачиваться не стал. Дракону было все равно. Пока зверь ему не мешал, он не считал нужным обращать на него внимание. В мягком теплом свете утреннего солнца они быстро преодолели расстояние, отделявшее их от кромки леса. Задержавшись на опушке и подождав, пока спутники окажутся немного впереди, Варраш повернулся к лесу и выдохнул:
  - Благодарю, Хозяин, за теплый прием и ночлег.
  Как и в прошлый раз, в ответ раздался лишь шорох и потрескивание, а деревья, любезно пропустившие их накануне, снова заняли свои исконные места, перешептываясь с ветерком в своих кронах. Спустя несколько секунд о недавнем проходе сквозь лес ничто не напоминало, а компания снова двинулась в путь.
  Утро было веселое: птички пели все еще по-летнему, будто и не ждали в скором времени осени. А что? Ранняя сень - самая сытая пора для маленьких крылатых существ. Солнечные лучи ласково и тепло обнимали. Так и хотелось подставлять им попеременно: то один бок, то другой, чтобы ни один не обласканным не остался.
  Спустя какое-то время, Итарина нагнала крылатого змия и решила поинтересоваться:
  - Варраш, а куда мы теперь?
  - На юг, - коротко ответил ящер.
  - Почему на юг? - не поняла девушка.
  - Потому, что нам надо к морю. Морской народ от того так и называется, что живет не на суше, - пояснил дракон.
  - Здорово! Всегда хотела увидеть морских жителей. Только папа меня никогда с собой не брал, когда к ним с визитом ездил, - воодушевленное начало фразы сменилось немного обиженными интонациями в конце.
  Варрашу не то чтобы сильно было интересно, но он все же спросил:
  - Почему?
  - Говорил, наказана. За неумение придерживаться правил этикета, - вздохнула принцесса.
  - И почему меня это не удивляет, - иронично вопросил дракон, подняв голову к небесам.
  Танар усмехнулся. Прятать улыбку ему было ни к чему: он ехал позади Ее Высочества. Так что увидеть допущенной им вольности относительно своей персоны она не могла.
  Ближе к полудню вопрос пропитания встал ребром. Если Итарина как девушка еще как-то перебивалась яблоками, то Танару как мужчине эти фрукты были на один зуб и совершенно не насыщали. Варраш же вообще в последний раз питался сутки назад и был голоден как самый голодный на свете дракон. Обсудив суровой мужской компанией сложившуюся проблему, решили во время первого же привала попытать счастья в охоте. Вернее, решили, что счастье пытать будет ящер, вновь обретший крылья, а Танар взял на себя приготовление добытого до удобоваримого состояния.
  Как решили, так и сделали. Дойдя до места, где лес плавно сменялся степью, а неподалеку пробегала речушка, Варраш стремительно покинул людскую общество, устремившись на поиски добычи с лихорадочно-предвкушающим азартным блеском в глазах, а Итарина и Танар спешились и стали расчищать место для кострища. Поначалу телохранитель пытался отстранить принцессу от работы по поиску и доставке камней на облюбованное для него место, но девушка посмотрела на него очень серьезно и произнесла:
  - Танар, я каждое лето с пятилетнего возраста провожу у бабушки, и, как ты и сам знаешь, она отнюдь не домоседка. Так вот, в многочисленных походах, в которые она брала меня и мою подругу, она втолковала нам одну вещь: в полевых условиях все работают в меру возможностей, не перегружая организм, но и не отлынивая. Мне кажется, это очень мудрая позиция, как ты считаешь? - принцесса не отводила испытывающего взгляда от своего охранника.
  - Согласен, позиция правильная, - скрепя сердце согласился он.
  Итарина победно улыбнулась и отправилась вносить свою лепту, то есть свой камень в обустройство места для костра. Телохранитель вздохнул и последовал ее примеру, внутренне оправдывая себя тем, что если уж герцогиня привлекала Ее Высочество к труду на благо походного отряда, то и ему не следует пренебрегать добровольно предложенной помощью. К тому же совсем уж огромные и неподъемные булыжники им не требовались, а от килограммового камня девушка не сломается.
  Его умозаключения прервал радостный вскрик Итарины:
  - Танар, смотри, какую я прелесть нашла!
  Подозревая, что в понимании Ее Высочества прелестью может оказаться все, что угодно, вплоть до гремучей змеи, телохранитель поспешил к охраняемому объекту.
  - Где? - вопросил он, приблизившись.
  - Вот, - девушка указала на большую с виду крепкую, прямую палку. - Как думаешь, может, она нам пригодится в роли вертела?
  - Палка неплохая, - кивнул мужчина. - Но не думаю, что дракон принесет буйвола, так что в качестве вертела нам нужно что-то поменьше.
  - Думаешь, не утянет? - задумчиво уточнила Итарина.
  - Думаю, не найдет. У нас буйволы не водятся, - разрешил ее сомнения мужчина.
  Ее высочество хлопнула себя по лбу и произнесла:
  - Ну, конечно! Как-то я это выпустила из виду. Так, думаешь, нам эта палка не пригодится? - не теряла надежды примостить свое открытие хоть куда-нибудь Итарина.
  - Наврядли, - разочаровал ее охранник.
  - Жалко, - вздохнула девушка. Смирившись с бесполезностью находки, она снова переключилась на первоначальную цель: стала искать камни для кострища.
  Дракон вернулся на удивление быстро, держа в лапах очень аппетитного барашка. Понятное дело мертвого, ибо принцесса вполне могла оказаться барышней впечатлительной и встать грудью на защиту милого пушистого животного, а тогда голодные представители мужского пола снова бы остались без еды. Танар, к тому времени расседлавший лошадей и собравший хворост с помощью Итарины, заметно повеселел при виде драконьей добычи. Оттащив тушу поближе к реке, он стал ее разделывать при помощи кинжала, с которым никогда не расставался.
  Разделав, оставил шкуру на берегу, а тушу насадил на импровизированный вертел и поставил его на две рогатины, предварительно состряпанные все из тех же палок. Варраш любезно поделился огоньком, и очень скоро натертая душистыми травами и приправленная пряностями запасливого телохранителя туша жарилась на весело потрескивающем пламени.
  Как только от туши пошел терпкий пряный аромат, о себе напомнил еще один член их группы. Несанкционированный, так сказать. Явар показался из-за деревьев, за которыми все это время дремал и подобрался поближе к источнику запаха. Увидев, что на него никто не обращает внимания - люди и дракон жадными взглядами гипнотизировали мясо на вертеле - он издал возмущенный громкий мявк.
  - Хвост, ты обнаглел, - в ответ на этот самонадеянный звук заметил Танар, не отворачиваясь от туши и любовно крутя вертел, чтобы та покрылась равномерной поджаристой корочкой аппетитного цвета, что будет так приятно хрустеть под зубами едоков.
  Явар встопорщил усы и продвинулся на своем пути к еде еще немного. В этот раз мявк был жалостливо-просящим. Мол, будьте людьми, покормите же несчастного раненного зверя.
  Первой не выдержала Итарина. Она обернулась, увидела полный мольбы и кроткого упрека взгляд и, повернувшись к спутникам, попросила:
  - Давайте дадим ему кусочек?
  Спутники хмыкнули в унисон и сделали вид, будто ничего не слышали. Дракон и человек проявляли поразительно единодушие в вопросе решения судьбы мяса.
  - Пожалуйста, - она снова стала взывать к совести голодных индивидуумов мужского пола, не сильно прислушивающихся ко мнению оной и в сытом состоянии. - У него ведь лапка болит, и он охотиться не может.
  В ответ не донеслось ни звука. Дракон и телохранитель напряженно сопели, созерцая уже почти готовый обед. Принцесса оглянулась на большого пятнистого кота, выражение глаз явара стало тоскливо-безнадежным, усы поникли, хвост обвис, а больная лапа жалостливо подергивалась.
  - В самом-то деле, - возмутилась Ее Высочество. - Ну что вам одной бараньей ноги жалко? Туша ведь большая - на всех хватит.
  Танар нахмурился, не разделяя представления Итарины о справедливости. В его понимании Явар лишился права на помощь с их стороны, когда подло и коварно стащил колбасу из его сумки, которую он берег на завтрак, и оставил его голодным на полдня. Почему бы теперь этому кошаку самому не испробовать собственной пилюли?
  - Ну и ладно! Тогда я отдам ему свою порцию, - непримиримо заявила принцесса, скрестив руки на груди.
  Варраш тяжело вздохнул.
  - Какие жертвы... Не куксись, Высочество, поделимся мы с твоим котом.
  Девушка в ответ просияла совершенно счастливой улыбкой, будто и не она вовсе секунду назад была олицетворением строгости и крайнего неодобрения.
  - Видишь, Хвостик, не такие они и плохие, какими хотят казаться. Будет тебе ножка, - произнесла Итарина, оборачиваясь к явару. Большой пятнистый кот воспрял духом и усами и улегся, покорно ожидая своей законной выпрошенной доли аппетитно пахнущего барашка.
  Посмотрев на эту сияющую довольством парочку, Танар вздохнул. Нет, ему вовсе не было жалко животному куска мяса, просто как-то тоскливо становилось от мысли, что женщины крутят мужским сообществом, как хотят и титулы тут очень часто бывают совершенно не при чем.
  И вот, спустя еще совсем не долгое время, мясо было готово, и всем досталась положенная, удовлетворяющая аппетитам каждого порция. Самая маленькая, но вполне сытная - принцессе, побольше - Танару, обещанная нога с приличным шматом мяса - явару, а все остальное, за вычетом двух кусков, что телохранитель оставил им с Итариной на ужин, дракону, как воздерживавшемуся от пищи дольше всех. В итоге от вполне приличной стокилограммовой бараньей тушки уже через двадцать минут остались только кости, обглоданные и вылизанные. В случае кота - со всей тщательностью.
  После того, как всеобщий голод был утолен, а костер был затушен и заложен костями, маленький странный отряд, состоящий из дракона, принцессы, телохранителя и хромающего, держащегося на некотором отдалении, но не отстающего от основного состава явара, снова двинулся в путь.
  
  * * *
  
  Отряд из одинаково хмурых эрлейских и отрисских воинов двигался в сторону Мейранского леса. Поиски Ее Высочества были абсурдными до не возможности. А вы пробовали выслеживать летающего ящера? Летающий - не ходящий, он следов не оставляет. Во всех попадающихся селениях хранитель принцессы выспрашивал у жителей, не видели ли они с день назад пролетающего в северо-западном направлении дракона. Как выяснилось, рабочий народ в небо смотрел нечасто: с задранной вверх головой в поле особо не поработаешь. Поэтому единственными, кто видел крылатого змия, были мальчишки предподросткового возраста. В ответ на заданный вопрос они все, как один отвечали: 'пролетал аспид хвостатый, к пещере, видать, своей в Скалистых горах'.
  Предвкушая подъем в горы с лошадьми и без вспомогательных приспособлений, мужчины двинулись к подножию Скалистых гор. Еще на подходе эрлейские воины-следопыты различили следы огромных чешуйчатых лап, ведущие в обратном направлении. Однако подниматься в горы им все равно пришлось, чтобы удостовериться, что истерзанный труп принцессы не лежит в углу драконьей пещеры. Убедившись в этом, отряд начал спуск по следам ящера. Поселок следы огибали, но мужчины все-таки вернулись, чтобы пополнить там запасы провизии. Снова поймав тех же мальчишек, спросили, не видели ли те, чтобы дракон уходил от Скалистых гор. В ответ опять же получили согласный кивок сорванцов: 'Как же не видели? Видали, конечно' - и слаженное указание в одну строну указательных пальцев. На вопрос, почему сразу не сказали, ребята ответили синхронным пожатием плеч, мол, так не спрашивали же, и разбежались по своим мальчишеским делам.
  По какой причине дракон решил прогуляться, а не лететь мужчины даже не предполагали, но из этого факта следовал неоспоримый плюс: фора ящера становилась меньше, а отрыв, по крайней мере, не увеличивался драконьими темпами.
  Когда отряд, идущий по следу, оказался напротив имения герцогини Мейранской удивления не смог скрыть никто.
  - Странно, - пробормотал Данор хаш Геир.
  - Что именно? - уточнил услышавший это князь эр Харш.
  - Это поместье герцогини ки Тарси, бабки Ее Высочества, - пояснил отрисский офицер.
  - И следы ведут прямо к поместью, - продолжил его мысль Акран. - Думаете, принцесса пригласила дракона на чашечку чаю? Или сама герцогиня?
  Хранитель Ее Высочества пожал плечами. Зная Итарину и ее бабушку, что-либо утверждать он не брался: эти высокородные леди отличались несколько иным восприятием окружающего мира и были способны на что угодно.
  Въехав на территорию усадьбы, они увидели стоящую на крыльце хозяйку. Герцогиня Мейранская со сдержанным интересом наблюдала, как полузнакомый отряд приближается к ее дому. Спешившись перед ступенями, хранитель Ее Высочества поприветствовал бабушку своей подопечной:
  - Ваша Светлость, прошу прощения за вторжение.
  - Хаш Геир, - женщина величественно кивнула. - Чем обязана?
  - Мы разыскиваем вашу внучку, Ваша Светлость. День назад ее похитил из замка дракон.
  - Кантелу следует ужесточить отбор в дворцовую стражу. На что годятся ее служащие, если не могут проследит за безопасностью всего одной принцессы? - сурово изрекла герцогиня.
  Данор понурил голову, признавая обвинения объективными. Увидев это, женщина смягчилась и спросила уже дружелюбнее, указывая на эрлейцев:
  - Кто это с тобой?
  - Великий Эрлейский князь Акран эр Харш со свитой, - представил спутников служивый.
  - Жених, значит, - прокомментировала герцогиня, цепким взглядом пройдясь по облику эрлейца.
  Мысленно поставив ему плюс за то, что в поисках невесты участвует лично, продолжила:
  - Сегодня утром они ушли в Мейранский лес. На ночь глядя вам там делать нечего. Могу предложить вам ночлег. На кровати все же спать комфортнее, чем на земле.
  Мужчины благодарно кивнули, соглашаясь на гостеприимное предложение. После дня, проведенного в седле, отдохнуть на чистой постели было гораздо более приятно, чем на траве. После сытного ужина, которым герцогиня приказала накормить своих гостей, она из уважения к статусу эрлейского князя лично провела его к выделенным покоям, по дороге рассказывая то, что было ей известно относительно планов дракона:
  - Он вполне разумное существо, князь, возможно, даже разумнее нас с вами, и вполне дружелюбное. Так что при встрече советую вначале поговорить, а только потом пытаться метать в него железки.
  - Благодарю за информацию, - кивнул Акран в знак того, что принял ее слова к сведению, и задал свой вопрос. - Почему вы приняли его на ночлег?
  - А почему мне было его не принять? Он мою внучку не обижал, и теперь я могу похвастаться, что принимала в гостях настоящего дракона, - немолодая женщина улыбнулась.
  - Почему он идет пешком вместо того, чтобы лететь? - снова спросил князь.
  - Откуда мне знать, что творится в голове у дракона? - вопросом на вопрос ответила герцогиня и перевела тему. - Кстати, я приставила к Итарине своего телохранителя. Дракон - это, конечно, хорошо, но случаются ситуации, когда нужны человеческие руки. Так что, увидев высокого кудрявого брюнета рядом со своей невестой, не дырявьте его ничем. Он мне еще пригодится.
  Акран улыбнулся и ответил:
  - Хорошо, что вы предупредили насчет этого. Теперь я постараюсь не повредить его ненароком.
  - Буду вам очень признательна, - с хитрой улыбкой произнесла герцогиня и, пожелав спокойной ночи, удалилась.
  Ранним утром отряд покинул поместье, поблагодарив радушную хозяйку. Даже если бы герцогиня не предупредила их, что дракон и принцесса направились в Мейранский лес, они бы и так это поняли: следы тяжелого и большого зверя были четкими и удобочитаемыми.
  К лесной границе они добрались к полудню. На опушке были свежие следы, идущие вдоль кромки леса в южном направлении и более старые, следовавшие в чащу. Правая рука Акрана вызвался обследовать лес. Вернулся он с выражением полнейшего непонимания происходящего.
  - Что такое, Иштар? - спросил князь, видя замешательство помощника.
  - Тшер, я раньше никогда такого не видел. В лесной чаще есть следы дракона и двух конных, и это притом, что такой большой зверь, да и лошади просто не смогли бы пробраться в чащу, не изломав множества веток. Но ветки целы. У меня нет объяснения этому. Разве, что они в момент стали бестелесными, но тогда откуда следы?
  Князь и хранитель принцессы нахмурились. Они оба не любили необъяснимых загадок.
  После короткого привала они продолжили путь. Спустя какое-то время Иштар снова недоуменно поднял бровь.
  - Что еще?
  - Тшер, взгляни на эти следы.
  Акран спешился и присмотрелс, а потом удивленно вынес вердикт:
  - Явар.
  Помощник согласно кивнул. Князь прошел немного дальше, изучая землю, и добавил:
  - Раненый. Однако, моя невеста умеет выбирать компанию.
  Данор устало вздохнул. Неугомонная девчонка не только компании выбирать умела, но и неприятности, всегда норовя вляпаться в самые крупные в пределах досягаемости.
  Лес сменился степью, на границе которых они нашли следы плотного обеда. Мужчины с легкой завистью смотрели на белые кости крупного барашка, вспоминая, что за этот день они лишь пару раз перекусили прямо в седле, а кто-то вполне неплохо пообедал. Утешало лишь то, что расстояние между ними и их целью стремительно сокращалось. Темп поискового отряда был далек от темпа шага, который избрала для себя преследуемая компания.
  К исходу дня, когда солнце уже закатилось, и мир погрузился в сумерки, они добрались до очередной лесной зоны, которыми лесостепная природа Отрисса изобиловала. Следов уже практически не было видно и Акран, посоветовавшись с хаш Геиром, решил сделать привал. Не нагнали сегодня - нагонят завтра. Судя по реакции герцогини, опасности для принцессы дракон не представлял, а сутки большой погоды не сделают. Став искать подходящую полянку, они углубились в редкие деревья, мало походящие на чащу Мейранского леса. В какой-то момент между стволами стали скользить танцующие тени - явление, которое возможно только если неподалеку разведен костер. Опытные воины не ошиблись: рядом действительно была полянка, на которой расположилась разномастная компания: искомая ими девушка, дракон, мужчина, по описанию похожий на телохранителя герцогини ки Тарси и явар. Итарина играла с большим котом, раскачивая перед его мордой медальон с изображением его собрата и заливисто смеялась, если зверю не удавалась вовремя отклониться или выставить лапу, он легонько получал по носу, от чего сердито ворчал на бляху.
  - Нормально? Мы тут с ног сбились, разыскивая ее по половине королевства, а она смеется, - недовольно буркнул себе под нос Данор хаш Геир.
  Ворчал он не столько от возмущения, сколько от облегчения, что с его подопечной все хорошо и она жива-здорова.
  Князь эр Харш ничего не сказал, но внутренне всецело разделял негодование хранителя Ее Высочества.
  - Хорошее место, - вместо этого произнес эрлеец. - Думаю, здесь мы привал и устроим.
  С такими словами, дав знак спутникам следовать за ним, он вышел из тени деревьев.
  
  * * *
  
  На следующий привал дракон и телохранитель, посовещавшись, решили остановиться на закате, разумно предположив, что искать подходящее место впотьмах будет несподручно. Облюбовав очередную полянку-перелесок, и закончив все приготовления, они разместились вокруг костра, когда уже заметно стемнело. Костер весело потрескивал и дарил предметам танцующие тени. Разогрев припасенные куски мяса на очищенной огнем палке, Танар снова преподнес Ее Высочеству свое фирменное блюдо: приправленное мясо с запеченной в угольях картошкой и хлебом. Явар не остался равнодушен к запаху пищи и подошел к костру, демонстрируя крайне заинтересованное выражение, встопорщив усы и нетерпеливо подергивая хвостом.
  - Наглая морда, - вынес вердикт телохранитель, заметив маневры животного.
  - А мне он нравится, - не согласилась Итарина и, отломив кусочек мяса, кинула зверю.
  Тот с довольным урчанием его слопал и придвинулся еще ближе, предвкушающее облизываясь.
  - Да ты проглот! - возмутилась принцесса, отламывая следующий кусочек и кидая коту. - Ты же только в обед сожрал целую баранью ногу.
  Вторая подачка была поглощена даже быстрее, чем первая, и снова выжидающий взгляд и еще пара шагов по направлению к щедрой девушке.
  Итарина разломила свою порцию пополам и, строго взглянув на явара, произнесла:
  - Пополам! Чтоб все честно было, - с этими словами она презентовала ненасытному животному его половину, а сама принялась за свою, предчувствуя, что если в ближайшее время не расправится с ней сама, то ей настойчиво поможет пятнистый кошак.
  Конечно, явар со своим куском справился быстрее и в погоне за еще одной порцией вкусненького приблизился к принцессе вплотную, что девушка заметила далеко не сразу. Увидев, что вожделенное мясо исчезает в зубах и совсем не его, явар издал недовольный мявк и ткнулся лбом Итарине в ногу.
  Танар напряженно замер, готовый в любую секунду выхватить свой верный кинжал, а Ее Высочество с удивлением посмотрела в сердитые кошачьи глаза и вопросила:
  - А совесть у тебя есть, Хвостик?
  Явар снова мявкнул, в этот раз требовательно, и для убедительности положил лапу на ногу Итарине рядом с листом, заменявшим тарелку, наглядно демонстрируя, что в борьбе между желудком и совестью последняя явно проигрывает.
  - Ясно, - принцесса правильно истолковала кошачьи телодвижения и со вздохом отломала добрую половину оставшегося у нее куска. - Последний. - Крайне серьезно заметила она и кинула вожделенную еду подальше.
  Кот проследил направление полета и с довольным урчанием в два скачка преодолел расстояние, разделявшее его и выманенное им мясо. Телохранитель расслабился и вернулся к своей еде. Улучив время, пока явар был занят, Итарина ловко засунула оставшийся кусок мяса, существенно уменьшившийся, в рот целиком и стала сосредоточенно его жевать. Вернувшийся было пятнистый кошак обнаружил исчезновение источника приятного пряного запаха, подозрительно посмотрел на принцессу и, удостоверившись, что именно она покусилась на примеченную им добычу, удостоил ее крайне неодобрительного мявка, обличительно встопорщил усы, плюхнулся на попу и стал с независимым видом вылизывать морду, то и дело бросая укоризненные взгляды в сторону девушки.
  Ее Высочество довольно улыбнулась, не размыкая губ, и поймала обескураженный взгляд Танара и скептический - Варраша. В ответ лишь пожала плечами, вовремя вспомнив, что говорить с набитым ртом еще более невежливо, чем его набивать.
  После ужина и дня в дороге на всех накатило какое-то полусонно-блаженное состояние. Танар достал свои кугиклы и стал наигрывать какую-то мелодию, дракон с интересом смотрел в ночное звездное небо, а принцесса достала кулон, подаренный ей женихом, и стала играть с яваром. Лежащий совсем рядом большой пятнистый кот сонливо жмурился, не реагируя на раскачивающийся перед его носом предмет. Тогда Итарина сменила тактику, а вместе с ней и направление раскачивания. Теперь животному приходилось время от времени уворачиваться от бляхи с изображением его копии. Когда подобное ему не удавалась, и кулон мягко встречался с покрытым шерстью лбом, кот издавал недовольное рычание и махал головой, но с места не трогался. Такая реакция животного изрядно веселила Ее Высочество, и по поляне то и дело разносился ее веселый смех.
  Внезапно с явара спала сонливость, он насторожился, устремил взгляд на деревья неподалеку и даже не заметил очередного столкновения бляшки с собственным лбом.
  Удивленная отсутствием привычной недовольно-умилительной реакции, Итарина тоже посмотрела в сторону стволов, не понимая, что там могло заинтересовать кота, который, ко всему прочему, весь подобрался, готовый к прыжку.
  - Знаете, - произнесла она. - Кажется, Хвостик что-то чует. Может, сюда кто-то идет?
  Теперь расслабленность схлынула и с остальных ее спутников. Танар все-таки достал кинжал и теперь тоже напряженно всматривался в темные недвижимые силуэты. Все присутствовавшие на полянке замерли в ожидании дальнейшего развития событий. Долго ждать не пришлось. Спустя несколько секунд из-за деревьев показались людские фигуры, ведущие лошадей на поводу и направляющиеся прямо к ним. По мере приближения к костру фигуры обретали краски.
  Принцесса пригляделась к осторожно приближавшимся посетителям внимательнее, даже прищурилась от бликов огня, и поляну огласило радостное восклицание, полное узнавания:
  - Данор! Ты пришел меня спасти? - девушка радостно улыбалась.
  Варраш, Танар и даже явар недоуменно воззрились на единственную девушку в компании. Но уточнить, что именно Итарина имела ввиду, никто не успел, потому что в ответ послышалось:
  - Да, Ваше Высочество. Но из того, что я вижу, мне представляется, что спасать нужно не вас, а от вас. Впрочем, как всегда, - последнее предложение он постарался пробормотать потише, но спутники девушки его все равно расслышали и разом заухмылялись. Напряженная атмосфера рассеялась, и даже явар немного расслабился.
  - Я знала, что вы меня не бросите, Данор, - произнесла Итарина и в порыве чувств встала, подошла к немолодому офицеру и обняла его. - Спасибо.
  От неожиданности мужчина растерялся и не смог скрыть блеск набежавшей влаги в глазах.
  - Ну что вы, Ваше Высчество. Вы всегда можете на меня рассчитывать, - хрипло произнес бывалый вояка, растроганный такими проявлениями чувств.
  - Я знаю, - ответила девушка и выпустила смущенного офицера из объятий.
  Тот прокашлялся и постарался принять независимо-суровый вид, с которым и задал принцессе свой вопрос:
  - И что это вам вздумалось на драконах кататься, Ваше Высочество?
  - Это не я. Это он сам, - немедленно отреагировала девушка. - Я тут вообще ни при чем.
  За что удостоилась скептического взгляда хранителя, Танара и не менее скептического фырканья дракона. От такой слаженной реакции не знакомых друг с другом людей и дракона Итарина на секунду онемела от возмущения. Из этого состояния ее вывело вежливое покашливание. Девушка повернулась на звук и увидела спасательный отряд в полном составе, возглавляемый эрлейцем.
  - О, и князь тут, - заметила принцесса и, вспомнив о манерах, поспешила поприветствовать правителя сопредельного государства. - Добрый вечер, князь эр Харш. А что вы тут делаете?
  - Я тут невесту спасаю. А вы? - в том же тоне ответил ей не особо благодушно настроенный мужчина.
  - А я дракона, - призналась Итарина.
  Великий Князь вопросительно приподнял бровь, а у хаш Геира, человека чуть менее выдержанного, к волосам устремились обе. По выражению их лиц принцесса справедливо рассудила, что мужчинам крайне интересны подробности.
  - А хотите, я вам все расскажу? - предложила она.
  - Еще как, - поспешил заверить ее в своем желании эрлеец, а хранитель кивнул, выражая свое согласие со словами князя.
  Немного времени ушло на то, чтобы мужчины отдали приказы своим людям расседлать и накормить лошадей, а так же развести еще один костер неподалеку, после чего хаш Геир, Акран эр Харш и его правая рука присоединились к Ее Высочеству и ее спутникам.
  Первым заговорил князь:
  - Я хотел бы познакомиться со сопровождающими своей невесты, - произнес он и вперил испытывающий взгляд в приставленного герцогиней телохранителя венценосной особы.
  - Великий князь, меня зовут Танар хар Рейни. Я нахожусь на службе у герцогини Мейранской и по ее распоряжению охраняю Ее Высочество, - представился отрисский воин, в знак уважения склонивший голову.
  Акран кивнул и перевел взгляд на дракона.
  Дракон фыркнул и задумчиво уставился на силуэты деревьев за спиной эрлейца, демонстрируя непричастность к происходящему. Итарина попыталась скрыть ухмылку за поднесенной к губам рукой. Ситуацию разрядил Данор.
  - Уважаемый дракон. В ближайшем будущем мы Ее Высочество оставлять не собираемся, поэтому почему бы нам не познакомиться для удобства обращения? Меня зовут Данор хаш Геир, и я хранитель принцессы, - после этих слов хаш Геир повторил уважительный кивок Танара.
  Ящер прищурился в сторону новоприбывших и пророкотал:
  - Я Варраш.
  - Большая честь познакомиться с вами, Уважаемый Варраш, - вступил эрлеец. - Я Акран эр Харш, а это мой советник Иштар хаш Рахт.
  Последующий кивок Великого Князя весьма удивил Итарину, но она постаралась не подать виду.
  Обведя компанию взглядом, Акран наткнулся на по-прежнему настороженно взиравшего на новоприбывшую троицу явара. Предвосхищая все его вопросы, принцесса выпалила, весело глядя на кота:
  - А это Хвостик. И он идет с нами.
  Танар недовольно прищурился на 'наглую морду', трое мужчин одарили девушку недоуменными взглядами, а дракону было все равно. Явар был единственным, кто ему никак не досаждал, а о пожертвованной ноге барана он думал как о вложении в собственное спокойствие. Не так уж и дорого, если посудить.
  - Он ранен, ему трудно охотиться. Не можем же мы его бросить?! - вопросила Итарина с сурово-предостерегающими от положительного ответа нотками в голосе, на что мужчины переглянулись и единодушно решили оставить этот вопрос на потом.
  - Он дикий? - не то спросил, не то констатировал князь.
  - Да. Но очень миролюбивый, - принцесса поспешила оправдать от невысказанных и необоснованных подозрений.
  - Еще бы он не был миролюбивым - столько жрать! - не выдержал и проворчал Танар.
  Вопросительно-непонимающие взгляды теперь устремились к нему.
  - Не явар, а проглот! - уже громче произнес недовольный мужчина и добавил. - И ворюга к тому же.
  Сказал и угрюмо уставился на огонь, всем видом выказывая неодобрение по отношению к поведению одного отдельно взятого явара, в этот момент независимо облизывающего усы.
  - Танар, не думала, что ты такой злопамятный, - покачала головой девушка, на что в ответ получила что-то неразборчивое, крайне тихое и похожее на 'станешь тут злопамятным - да я эту колбасу лично коптил'.
  Выждав несколько секунд и уверившись, что дальнейших пояснений не последует, эрлейский князь обратился к принцессе:
  - Итарина, как я понял, уважаемый Варраш не удерживает вас силой. Почему же вы, вместо того, чтобы вернуться во дворец, удаляетесь от него?
  - Понимаете... - замялась Ее Высочество. - Из-за меня Варраш оказался в щекотливом положении, и теперь я должна ему помочь.
  Весь вид Акрана излучал сдержанное недоумение и недоверие. Девушка вздохнула, посмотрела на дракона, поймала его кивок, разрешающий рассказать все, как было, и честно поведала историю неприятного происшествия, приключившегося тремя днями ранее. К концу ее исповеди выражение лица князя стало слегка ошарашенным, а в мозгу его помощника нет-нет да и мелькали мысли вроде 'Эрлейское море! Я надеюсь, она не разнесет дом тшера по камешку!' и 'высока цена титула Великого Тшера, хвала небесам, это не моя проблема!'.
  Удивительно, но первой реакцией Акрана стала фраза 'могу я взглянуть на медальон?'.
  Кинув еще один вопросительный взгляд на ящера и получив его одобрение, принцесса вытащила из-за пазухи кулон, сняла цепочку и протянула князю.
  Эр Харш внимательно изучил и сам медальон, и цепочку, на которой он висел. Не став, однако, открывать, чтобы осмотреть жемчужину, дабы не вызвать возможных нежелательных последствий. Проведя напоследок большим пальцем по поверхности, испещренной вязью замысловатого рисунка, он вернул предмет обратно девушке и произнес:
  - Работа явно эрлейская.
  Дракон, принцесса и Танар с интересом посмотрели на мужчину. Усмехнувшись нетерпеливому блеску одной пары глах и сдержанному любопытству двух других, он продолжил:
  - Такие кулоны умеют изготавливать только у меня на родине. Они очень редкие и дорогие, потому что процесс настройки чрезвычайно трудоемок. Мастера, занимающиеся их изготовлением, вроде бы даже заключили договор о сотрудничестве с единорогами и сиренами, но штука в том, что для изначальных настроек от сирен нужна влекущая песня. Я даже не знаю, что нужно сделать, чтоб сменить направленность, поэтому советом вряд ли смогу помочь, - мужчина пожал плечами.
  - Не беспокойтесь, князь, - ответила ему Итарина. - У нас есть необходимая информация.
  - По поводу смены направленности задач кулона? - уточнил Акран.
  - Да, - подтвердила девушка.
  - И какая же? - решил допытаться эрлеец.
  - Нам нужна новая жемчужина, потом ее следует зарядить энергией единорога и энергией песни сирены, дающей свободу, - быстро и четко отрапортовала принцесса.
  - Вполне логично, - задумчиво согласился мужчина. - Ведь нужно не просто сменить направленность, но и нейтрализовать прежний артефакт. Разумно. И кто же вас просветил по этому поводу? - с цепким интересом во взгляде вопросил князь. - Мне действительно любопытно, кто в Отриссе может располагать подобной информацией.
  - Лесной Хозяин, - просто ответила Ее Высочество.
  - Тогда все становится ясным, - понятливо кивнул и как-то неуловимо расслабился эрлеец.
  На несколько секунд воцарилась тишина, которая была прервана вопросом Итарины:
  - А для чего предназначены такие артефакты? - девушка просто не могла не задать этого вопроса и теперь с алчным до знания блеском в глазах смотрела на эрлейского князя.
  - В основном для поддержания беременности при угрозе выкидыша и для укрепления слабых детей до пяти лет.
  Глаза принцессы округлились, а потом она шумно и с облегчением выдохнула и выпалила:
  - Хвала небесам! Я уж, было, испугалась, что у вас повсеместно процветает энергетический вампиризм.
  - Как я уже говорил, эти артефакты очень редки и сложны в изготовлении, поэтому процветать он бы никак не мог, этот вампиризм, даже если бы и имел место быть, что совершенно не так. Иногда случались случаи энергетической поддержки взрослого человека, но это крайне опасно для донора, потому как запросы взрослого организма в энергии в разы больше, чем ребенка. Поэтому наши лекари не рекомендуют их использовать, если получателю больше пяти лет, - опроверг мужчина ее подозрения.
  - А что случалось с донором, если получатель был старше пяти лет? - не сдержала вопроса Итарина.
  - В случае до пятнадцати лет - сильное энергетическое истощение, а если еще старше - летальный исход.
  Девушка побледнела и обеспокоенно посмотрела на дракона. Увидев полный тревоги взгляд, князь поспешил ее успокоить:
  - Не переживайте. В вашем случае соотношение примерно как у матери и трехлетнего ребенка. Если вовремя обрубить подпитку, все будет хорошо.
  - Хвала небесам! - выдохнула Ее Высочество и улыбнулась ящеру, серьезно задумавшемуся над словами эрлейца.
  Минутную паузу прервал на этот раз голос князя:
  - Я так понимаю, дорога вам предстоит сначала к подводному народу, потом к единогам и, в довершение всего, к сиренам, - утвердительно произнес он.
  Принцесса осторожно кивнула, а эр Харш вздохнул и произнес сурово-серьезным тоном:
  - Итарина, вы дочь короля и невеста князя. Вы должны понимать, что не можете разгуливать по королевству, не согласовав свои действия хотя бы с отцом, и без надлежащей охраны.
  Танар нахмурился, дракон прищурился и ненавязчиво выпустил прицельную струйку огня в костер, Акран добавил:
  - И если Уважаемому Варрашу нужна ваша помощь, то ему придется смириться с пополнением сопровождающей вас свиты. На правах вашего жениха я должен проследить, чтобы вы вернулись домой живой, невредимой и вовремя, чтобы успеть к свадьбе.
  Итарина перевела взгляд с князя на дракона.
  - Я согласен терпеть еще максимум двоих, - пророкотал он.
  Хаш Геир, до тех пор молчавший, хотел было возразить, но эрлейский князь сделал ему знак не вмешиваться и согласно кивнул.
  - Хорошо. Слишком большой отряд не принесет пользы, а только будет рассеивать внимание, так что я с вами согласен. Думаю, мы сделаем следующим образом: хар Рейни отправится домой с нашими людьми, вместо него поедет хаш Геир, а мы двое к вам присоединимся.
  Итарина растерянно переводила взгляд с одного участника разговора на другого.
  Дракон фыркнул.
  В этот момент у соседнего костра уже справились с приготовлением пищи, о чем и доложил, подойдя, один из отриссийских стражников. Акран пригласил Ее Высочество и Танара к их 'столу', но те ответили вежливым отказом, сославшись на то, что уже ужинали. Князь, его правая рука и хранитель Ее Высочества, удалились. Оставшиеся сидели, погруженные в невеселые раздумья, и даже явар презрел доносившийся ароматный запах жаренного мяса, повернувшись к новоприбывшим хвостом, за что был удостоен одобрительного хмыканья со стороны телохранителя, задетого до глубины души подозрениями в том, что он 'ненадлежащая охрана', но всеми силами старавшегося это не показывать.
  Рассеянно опустив руку на загривок лежащему рядом большому пятнистому коту, девушка начала ласково почесывать его за ухом. Тот в начале насторожился, но потом решил потерпеть и стал блаженно щуриться в такт движениям пальцев, не теряя при этом крайне независимого вида.
  - Все как всегда, Хвостик, - вполголоса задумчиво произнесла Итарина. - Пришел сильный мужчина и раздал указания, - после чего повернулась к Танару и добавила. - Мне очень жаль. Вы кажетесь очень профессиональным телохранителем, да и бабушка свою безопасность абы кому не доверила бы.
  - Благодарю вас, Ваше Высочество, - ответил ей хмурый охранник и добавил, не став развивать тему. - Пора уже спать ложиться. Завтра вставать ни свет ни заря.
  После этих слов он вытянулся на приготовленном заранее спальном месте, на котором до этого сидел, закинул руки за голову и уставился в звездное небо. Девушка вздохнула и, решив, что утром будет виднее, последовала примеру телохранителя.
  
  * * *
  
  Утро действительно началось рано и как-то неожиданно, впрочем, для Итарины ранние побудки всегда были такими.
  Наскоро позавтракав, затушив за собой костры и для верности присыпав их землей, люди стали готовиться к отправке. Дракон наблюдал за суетой отрешенно, а явар, устроившийся рядом с ним, с интересом, пристальным взглядом и старательным принюхиванием, запоминая сумки с продовольствием. Все-таки мужские походные отряды имеют свой неоспоримый плюс: они даже на завтрак едят мясо. Конечно, большой пятнистый кот не остался без угощения: принцесса исправно кидала ему кусочки - но всегда лучше знать точно, где находится еда, чтобы, если представится момент, не провилять его длинным пушистым хвостом.
  Когда все приготовления были завершены, люди вскочили на коней и направились в сторону деревьев. Сразу после побудки Акран эр Харш обрисовал схему действий: из леска они выбираются все вместе, а потом разделяются. Он, его помощник Иштар, хаш Геир, Итарина и дракон направляются на юг (принцесса с большой долей вероятности предполагала, что Хвостик увяжется за ними следом), остальные возвращаются в столицу, а Танар - обратно к герцогине Мейранской.
  И все бы так и произошло - ну, кто в здравом уме станет спорить с Великим Эрлейским Князем? - если бы не вмешался случай, олицетворением которого стала змея. Уже на выезде из неровного ряда деревьев она шмыгнула к ногам лошади хранителя Ее Высочества, ехавшего первым. Лошадь надрывно и испуганно заржала, резко дернулась в сторону и встала на дыбы. Не ожидавший подобного, хаш Геир не успел отреагировать, не удержался на спине паникующего копытного и упал. Змея, не готовая к такому светопреставлению с утра пораньше, давно скрылась в кустах, а скакун отрисского офицера все никак не мог успокоиться, снова и снова поднимая тело в воздух и издавая отчаянное ржание. Один из эрлейцев соскочил со своего жеребца, подбежал к испуганному животному и крепко схватил того за поводья. Конь попытался вырваться, но не тут-то было: мужчина оказался сильным и узду держал крепко. Помотав головой в стороны, и почувствовав крепкую руку, скакун немного успокоился, посмотрел под ноги, не увидел там жалящей угрозы и утих.
  Взоры всех присутствующих обратились к пострадавшему. Данор хаш Геир сел на земле и хотел было встать, но опершись на левую руку, сдавленно охнул. Услышав такой звук, Итарина спешилась и приблизилась к мужчине.
  - Хаш Геир, что случилось? - спросила она, присев рядом с хранителем и обеспокоенно взглянув на него.
  - Кажется что-то с рукой, - признался офицер.
  - Дайте-ка взглянуть, - потребовал Иштар хаш Рахт, присевший рядом.
  Принцесса подвинулась. Эрлеец прощупал пострадавшую руку, нахмурился, достал нож и разрезал рукав. Даже Итарине, не особо сильной в медицине стало ясно, что у стража перелом: до того рука неестественно выглядела.
  Бывалый вояка с удивлением уставился на набирающую краски гематому и разлом кости, прикрытый натянувшейся кожей, так будто его собственная конечность совершила самое подлое предательство, какое только можно представить.
  - Похоже, планы немного меняются, - произнес подошедший князь и спросил. - Хаш Геир, вы ведь понимаете, что не сможете поехать с нами?
  Хранитель принцессы обреченно кивнул. Отряду ни к чему человек с поломанной рукой. Даже если умелые воины и сумеют поставить кость на место, перевязать и закрепить поврежденную руку самодельными лубками, то с неполной дееспособностью он все равно будет обузой в путешествии.
  - Кажется, Итарина, количество ваших провожатых уменьшилось, - изрек Акран.
  На эти слова принцесса отреагировала довольно жестко. Она выпрямилась, повернулась к князю и произнесла:
  - С чего это вдруг, Великий Князь? Варраш дал позволение на трех сопровождающих, значит, у меня их и будет трое, - не меняя положения и глядя эрлейцу в глаза, она громко спросила, обращаясь к Танару. - Хар Рейни, вы ведь не откажетесь сопровождать меня и дальше?
  - Почту за честь, Ваше Высочество, - ответил тот, хмуро и неодобрительно глядя на Акрана эр Харша.
  - Видите ли, князь, - продолжила Итарина. - Я буду чувствовать себя некомфортно в компании незнакомых чужеземцев. Поэтому настаиваю на присутствии своего соотечественника, с которым, к слову, я знакома дольше, чем с вами.
  Эрлеец нахмурился, но спорить не стал.
  - Как пожелаете, - бросил он.
  Спустя не более чем десять минут умелые и готовые к разным неожиданным ситуациям мужчины помогли хранителю взобраться на четырехногого бунтовщика. Перехватив поводья здоровой рукой, для верности он намотал их на кулак, который крепко сжал.
  Выехав на свободную от деревьев зону перед тем, как разделиться отрисский офицер обратился к принцессе:
  - Простите, Ваше Высочество, я опять подвел вас, - произнес он, хоть и осознавая, что его вины в произошедшем не было, но все равно внутренне беспощадно себя коря.
  - Глупости, хаш Геир. Вы не могли предвидеть подобного, - ответила девушка.
  - Ваше Высочество, я вас очень прошу: берегите себя и держите под контролем свою любознательность, - на прощанье попросил воин.
  - Я очень постараюсь, - пообещала Итарина, тепло ему улыбнувшись.
  
  3.Жемчужина подводного народа или Baby, if you give it to me I'll give it to you, I know what you want
  
  Данор хаш Геир проводжал взглядом женскую хрупкую фигурку, пока та вместе со спутниками не исчезла за очередными деревьями. Она ни разу не обернулась, хоть и - он был в этом уверен - переживала за своего верного хранителя. И правильно. Он сам учил ее этому: раз становишься на путь - иди и не оборачивайся. Всегда нужно придерживаться выбранной дороги и смотреть только вперед. Разные по величине силуэты скрылись из поля зрения, офицер вздохнул: ему предстояла трехдневная дорога в столицу и непростой доклад Его Величеству, почему вместо того, чтобы привезти его дочь обратно он вернулся один, да еще и без высокопоставленного иностранного гостя. Еще и рука болит. Хаш Геир нахмурился, окинул взглядом ожидающих его распоряжений людей и скомандовал:
  - Вперед.
  Если после всего произошедшего Король Кантел не отправит его в ссылку куда-нибудь на рудники, он очень удивится.
  
  * * *
  
  Атмосфера в маленьком отряде, уходящем на юг, изменилась. Вместо дружелюбно-ворчливой она стала напряженно-неодобрительной. Даже Ее Высочество не нарушала воцарившейся тишины. От сложившейся ситуации удовольствие - хоть и довольно сомнительное - получал только дракон, потому что, наконец-то, никто не лез к нему с расспросами. Явару неблагожелательное молчание тоже ничем не мешало, он, прихрамывая, трусил за конными на некотором отдалении, тем не менее, стараясь не отставать.
  Первый перерыв сделали только в полдень, выбрав дерево пораскидестее, чтобы спрятаться от по-летнему жаркого солнца. Эрлейский князь и Танар отправились стрелять куропаток, а Итарина и Иштар хаш Рахт остались заниматься костром.
  Дракон предложил людям предоставить добычу провианта ему, но Акран очень серьезно посоветовал ему воздержаться от полетов в ближайшее время.
  - Уважаемый Варраш, вам, по возможности, лучше не удаляться от Ее Высочества. Артефакт, даже не смотря на достаточно надежную изоляцию может отреагировать на увеличение расстояния увеличением энергетического коридора. Вы ведь не возьмете принцессу с собой на охоту? - полувопросительно произнес он, как бы намекая на безрассудность этой затеи.
  Ящер посмотрел на загоревшиеся интересом глаза девушки и поспешил согласиться:
  - Нет, конечно. Удачной охты.
  Ее Высочество недовольно насупилась и прикусила губу, а дракон демонстративно улегся неподалеку от места, облюбованного под кострище.
  - Хаш Рахт, - обратилась к оставшемуся мужчине принцесса, как только охотники удалились. - А вы давно знаете князя?
  - Я знаю его, кажется, всю жизнь, - с широкой доброжелательной улыбкой ответил мужчина. - И зовите меня просто Иштар, Ваше Высочество.
  Девушка кивнула и задала другой вопрос:
  - И что, он всегда такой хмурый и не улыбается?
  - Нет, что вы. Просто пока, наверное, повода не было, - ошарашено произнес мужчина, ожидая какого угодно вопроса, только не этого.
  - Согласна. Помолвка по расчету не то событие, на котором хочется улыбаться, - пожала плечами принцесса.
  - Ну, в данной ситуации, я бы сказал, имеется масса плюсов. Тшер не слепой; я уверен, он их прекрасно разглядел, - не согласился эрлеец, но как-то совсем непонятно - но уточнить Итарина не успела.
  Из степного разнотравья, разбавляющего разбросанные группки редких деревьев, выскочил явар, приблизился к седельным сумкам, лежащим неподалеку, принюхался и, тыкнувшись носом в одну из них, поднял глаза на людей и возмущенно рявкнул.
  Удивленный подобным поведением животного, Иштар произнес:
  - Извини, приятель, я не понимаю.
  Кот заворчал и перевел взгляд, мгновенно трансформировавшийся в жалобный, на Итарину.
  - Хвостик, я тоже не представляю, что тебе нужно, - словно извиняясь, в ответ развела руками она.
  Неподалеку раздался вздох и в разговор вступил Варраш, устроившийся неподалеку:
  - Да есть он хочет.
  Ее высочество перевела вопросительный взгляд на зверя, тот в подтверждение драконьей версии мявкнул и нетерпеливо ударил себя по боку хвостом. Угадавв намерения дикого кошака, девушка прищурилась и не терпящим возражения тоном произнесла:
  - Значит так, проглот, есть будем все вместе. А то знаю я тебя: после твоего перекуса мы все останемся на голодном пайке. В сумке запас на случай, если нашим доблестным охотникам не улыбнется удача.
  Явар опустился на попу, встопорщил усы и отвернул голову, подчеркнуто независимо наблюдая пейзаж справа.
  - Ну, ладно тебе, Хвостик, - сменила тон Итарина. - Вот придут мужчины, принесут дичи свежей, глядишь, и тебе что-нибудь непрожаренное достанется.
  Кот скосил глаз на девушку, облизал лапу, провел ей по морде и улегся, уже гораздо более миролюбиво наблюдая за движениями человеческих существ.
  Хаш Рахт и принцесса переглянулись с одинаковыми улыбками на лицах и вернулись к прерванным занятиям. В самом начале, когда Ее Высочество самовольно принялась собирать дрова для будущего костра, Иштар очень удивился, но ничего не сказал и противиться помощи не стал.
  Спустя, на удивление, совсем недолгое время, добытчики вернулись - и не с пустыми руками, а с тушей дикого кабана. Предприимчивые мужчины привязали ее за ноги к палке, которую несли на плечах.
  - Охота была удачной, мой тшер, - с одобрением глядя на в недалеком будущем сытный и вкусный обед, произнес хаш Рахт. - Вы быстро.
  - Да. Этот вепрь буквально вылетел на нас из зарослей травы, когда мы искали гнезда куропаток, - ответил довольный князь эр Харш и, указывая на не менее довольного Танара, добавил. - Хар Рейт его обезвредил с одного удара. Кинжалы у него на поясе висят не просто так.
  Отриссиец постарался сделать безразличное лицо, но то, что завуалированная похвала ему приятна, было видно невооруженным глазом.
  Тушу свалили неподалеку от костра. Свежевать ее взялся Иштар, а принцесса решила помочь охотникам вымыть руки от крови, придерживая бурдюк с водой и выливая ее тонкой струйкой поочередно им на руки.
  - Вот так, Уважаемый Варраш, - Танар, стряхивая капли воды с рук, обратился к дракону, не переменившему позы за все время их отсутствия. - Сегодня наш черед вас угощать.
  Ящер посмотрел на тушу и одобрительно фыркнул.
  В этот раз животная часть отряда выразила желание откушать мясца необработанного огнем. Поэтому к тому моменту, как порции людей только-только подрумянились, куски отданные дракону и явару уже давно исчезли в глотках. Хвостик лучился сонным довольством и лениво умывался облизанной лапой, а Варраш, успевший даже сходить к речушке неподалеку, чтобы утолить жажду, отрешенно наблюдал за этим процессом.
  Пока хар Рейт со знанием дела следил за равномерным прожариванием их порций, а все остальные сидели и пытались обуздать обильное слюноотделение от аромата, исходящего от натертых специями кусочков, Итарина обратилась к жениху:
  - Князь, мне непонятно, зачем вы лично отправились вдогонку?
  Акран эр Харш, до этого задумчиво гипнотизировавший огонь, повернулся и недоуменно посмотрел на девушку.
  - Мне в свою очередь непонятен ваш вопрос. Вы моя невеста.
  - Ну и что? - девушка пожала плечами, - а королю Кантелу я родная дочь, но ведь он в столице, да и сомневаюсь, что хоть один из наших герцогов, будь он на вашем месте, поступил бы так же. Ведь гораздо разумнее послать верных людей и дождаться от них вестей.
  - Вы, отриссийцы, странный народ. За племенными лошадьми ваши лорды к нам приезжают лично, чтобы удостовериться, что с ними изначально все в порядке и в дороге ничего не случится, а за своими женщинами доверяете присматривать другим, - эрлеец покачал головой в знак непонимания подобного поведения, а его помощник согласно кивнул.
  - Не все и не всегда, - вклинился в разговор Танар, не отрываясь от пристального наблюдения за почти готовым мясом.
  Эрлейский князь пожал плечами и добавил:
  - Возможно, и так, - однако вид его демонстрировал крайнюю степень сомнения.
  На этом разговор был прерван сообщением, что все готово и голодные мужчины - и не менее голодная принцесса - с алчным энтузиазмом принялись за еду.
  После плотного обеда отряд снова выдвинулся в путь. Шли быстро, чтобы к закату успеть достигнуть побережья, тратить еще полдня из-за тихого хода не хотел никто, разве что, кроме Итарины, с удовольствием рассматривавшей окрестности, и раненого явара, с трудом поспевающего за ними, но упорно не желающего отставать.
  Море Ватер считалось отдельным государством, чьи границы нарушали, только предварительно согласовав с хозяевами. Ватерийцами или подводным народом, как их в большинстве случаев называли. Морские жители блюли свою территорию весьма ревностно: корабль мог беспрепятственно бороздить водные просторы, только имея специальное государственное разрешение. Поэтому такие явления, как водный контрабандный путь, пиратство и военные наступления с моря отсутствовали в принципе. Правительство Ватера занимало нейтральную позицию в международной политике. Они существовали независимо от наземных государств, что вполне устраивало их и весьма раздражало правителей, граничащих с ними стран. Но, несмотря на это, все соседи старались поддерживать торговлю и с дружественные отношения подводным народом. Ватерийцы мало что покупали: у них под водой было все, нужное им для комфортной жизни - но имели множество ресурсов на продажу. От различных видов водорослей, годящихся в пищу и полезных для ухода за телом, а потому пользующихся неимоверным успехом у сухопутных леди, до того же жемчуга. Правда, больших партий и объемов от подводных жителей было не добиться: они не видели смысла продавать больше, чем на ту сумму, которая им была нужна для того, чтобы что-то приобретать товары у соседей, поэтому на все их предложения всегда существовал повышенный спрос и, соответственно, высокие цены.
  Побережья они достигли к закату. Выбрав место неподалеку, стали расседлывать лошадей и готовить спальные места. Пользуясь занятостью мужчин, Итарина взяла сменную одежду и направилась к воде. Не успела она отойти от лошади, как наткнулась на суровый прищур эрлейских карих глаз.
  - И куда вы собрались, позвольте поинтересоваться, - недовольно спросил он.
  - На берег, - созналась девушка, прижимая к груди свой скудный скарб. - После трех дней в седле очень хочется освежиться, а тут как раз вода рядом и не холодная, как в горах.
  В конце этих слов принцесса передернула плечами, сгоняя мурашки воспоминаний о купании в драконьей пещере.
  - Хорошо, - кивнул князь и добавил. - Но Иштар пойдет с вами.
  - Ну, уж нет. Я, вообще-то, купаться иду, - возмутилась Ее Высочество.
  - Без сопровождения вы никуда не пойдете. Если опасаетесь, что Иштар станет подглядывать, с вами могу пойти я, - предложил он и не смог скрыть озорной блеск в глазах, вызванный всплывшей в памяти картинкой Итарины в традиционном эрлейском наряде. Очень приятной картинкой.
  Принцесса внимательно посмотрела на неуловимо изменившегося мужчину, прищурилась и ответила:
  - Раз нужен провожатый, им будет Танар, - отрезала она.
  Теперь пришел черед Акрану щуриться. В ответ на невысказанный вопрос Ее Высочество добавила:
  - Его я знаю подольше и уверенна, что подглядывать он точно не станет.
  Вперив в девушку весьма неодобрительный ее решением взгляд, но в ответ получив лишь непоколебимую решимость, князь кивнул в знак одобрения и вернулся к прерванному делу.
  Полоса земли сменилась крупной галькой, незаметно переходящей в мелкую. Оставив вещи неподалеку от берега, а телохранителя - на невысоком уступе, позволяющем тому контролировать все движения со стороны берега, Итарина с удовольствием расплела волосы, разулась и, расстегивая рубашку подошла к воде. Окунув пальцы в море, она светло и радостно улыбнулась: вода была приятной и ласкала кожу нежнее шелка.
  Внезапно ее внимание привлек всплеск неподалеку. Она подняла глаза и стала осматривать водную гладь в поисках причины звука и волнения воды. Какое-то время ничего не происходило и принцесса, пожав плечами, стянула с себя шаровары, ногой откинув их подальше от воды. Вдруг всплеск повторился. Девушка нахмурилась. Она испытывающе взглянула в сторону Танара, но тот добросовестно держал под контролем береговую линию, не бросая взглядов за спину на обнажающуюся принцессу. Он стоял спокойно, очевидно, не расслышав ни первого возмущения воды, ни второго. Все так же насупив брови, она снова стала оглядывать водную гладь. С минуту ничего не происходило, но, как известно, кто ищет - тот всегда найдет. Окидывая внимательным взглядом зеркальную поверхность, отражающую закатный небосвод, Ее Высочество заприметила странный не то камень, не то кочку. Но ведь в море не бывает кочек, их прерогатива - болота.
  С азартным интересом Итарина наблюдала, как непонятный предмет медленно и бесшумно растет и все больше показывается из воды. Странная темно-серая поверхность возвысилась уже на пятнадцать сантиметров, когда неожиданно рядом с самой необычной кочкой, какую принцесса когда-либо видела, появилась зеленоватая, но вполне антропоморфная маленькая ручка, быстрым движением, расправила темно-серую поверхность, и на девушку уставились большие любопытные детские глаза на светло-зеленой мордашке. Осознав, что объект наблюдения это самое наблюдение засек, глаза в мгновение стали еще больше, и со звуком 'ой' и узнаваемым всплеском, озорная мордашка снова скрылась под водой.
  Ее Высочество выждала несколько секунд, пока гладь снова станет зеркально-спокойной и с азартным интересом сделала первый шаг в воду, направляясь к тому самому месту, где заметила маленького шпиона. Там оказалось на удивление глубоко. Дно как будто обрывалось и коварно уходило из под ног, но Итарина - благодаря все той же бабушке - отлично умела плавать. Оглянувшись и не увидев ничего странного, девушка набрала воздуха и нырнула. Под водой царствовала темнеющая в глубине зелень, но в свете заходящего солнца вполне можно было различить и обрывающееся в пропасть дно, и водоросли, и косяк рыбок, мелькающий на периферии зрения, и маленькую подводную девочку с развевающимися над головой волосами, с интересом изучающую принцессу, смешно надувшую щеки. На последней детали принцесса задержалась, справедливо пологая, что это и есть та самая глазастая кочка.
  Улыбнувшись, стараясь не выпустить воздух и медленно помахав рукой, она сделала осторожный гребок в сторону морской жительницы. Та не испугалась и тоже приблизилась, а вслед за ней еще одна девочка и трое мальчиков. Да тут, оказывается, был целый косяк маленьких ватерийцев. Дети окружили принцессу и с интересом ее разглядывали.
  Та самая, маскировавшаяся под кочку девочка, оказалась ближе остальных и неожиданно протянула руку ладошкой вверх. Не раздумывая ни секунды, Итарина приняла маленькую ручку, дружелюбно ее пожала и снова улыбнулась. Девочка с волосами цвета грозового неба широко улыбнулась в ответ. Ее Высочество так увлеклась, что не сразу почувствовала нехватку воздуха. Ощутив потребность в глотке кислорода, она осторожно высвободила руку и хотела, было, всплыть, когда внезапно снизу стало подниматься что-то непонятное. Дети, проследив ее взгляд, испуганно и обреченно переглянулись, а в следующий момент неопознанный предмет поглотил их и заодно Итарину.
  Предмет оказался огромным пузырем, заполненным воздухом. Осознала девушка это, только когда, не выдержав, сделала глубокий вдох и ощутила сладкий поток живительной воздушной смеси. Все пятеро маленьких подводных жителей оказались стоящими на ногах, а Итарина от перемены обстановки не удержалась и с размаху шлепнулась на колени. В первый миг она даже испугалась, что это занимательное чудо лопнет от удара, но ошиблась, сфера оказалась на удивление прочной, несмотря на кажущуюся хрупкость и прозрачность.
  - Привет, - поздоровалась принцесса, пользуясь обретенной возможностью говорить.
  Но контакт был потерян. Дети сбились в стайку и виновато смотрели за спину Ее Высочеству. Та немедленно обернулась, чтобы понять, что вызвало такую реакцию. И увидела. За ней стоял, скрестив руки на груди мужчина-ватериец. Он грозно щурился и сверлил недовольным взглядом маленьких соотечественников.
  - Кайри, я же предупреждал, чтобы вы не совались на поверхность, - сурово произнес он.
  - Прости, - девочка, так заинтересовавшая Итарину, в раскаивающемся жесте опустила голову и попыталась оправдаться. - Просто там никого не было, а эта девушка появилась очень неожиданно.
  В знак согласия остальная компания закивала.
  - Ну да, люди ведь такие бесшумные и стремительные, - скептически произнес мужчина.
  Щечки Кайри стали чуть более насыщенного оттенка зеленого, чем раньше. Принцесса, увидев такую любопытную реакцию, решила, что это вызвано смущением, наподобие румянца у людей.
  - Но... - попробовала было вставить слово в свое оправдание девочка, однако была прервана старшим.
  - Мы об этом поговорим дома, Кайри, куда ты и твои друзья сейчас живенько направитесь. Все понятно?
  Поймав суровый взгляд, дети синхронно кивнули, попятились и провалились сквозь стенку пузыря., который от таких движений не только не лопнул, но даже воды не набрал.
  Критически осмотрев по-прежнему сидящую на подогнутых ногах девушку, ватериец спросил:
  - Ты что, топиться собралась?
  - Что? - опешила девушка и поспешила ответить. - Нет!
  - А чего же тогда в одежде в воду полезла? - недоверчиво прищурился собеседник. - Одетыми в воду только будущие утопленники ходят.
  Девушка бросила взгляд на свою 'одежду', состоящую из рубашки и выглядывающего из ее довольно откровенно расстегнутого ворота нижнего белья. Одеждой это не могло считаться даже по самым смелым меркам, но принявшаяся быстро застегивать пуговки на рубашке принцесса искренне порадовалась наличию хоть такого прикрытия.
  - А ты бы предпочел, чтобы я нагишом перед детьми купалась? - вопросом на вопрос ответила Итарина, перенимая панибратскую манеру общения собеседника.
  - Так ты что, специально с ними знакомиться поплыла? - удивился мужчина.
  Принцесса утвердительно качнула головой.
  - Зачем? - попытался понять ватериец.
  - Интересно, - пожав плечами, ответила Ее Высочество.
  Неопределенно хмыкнув, подводный житель протянул ей руку и сказал:
  - Ладно, вставай. Сейчас доставлю тебя на поверхность.
  Девушка приняла помощь и встала в полный рост. Мужчина оценивающим взглядом прошелся по ее ногам, ничем не прикрытым от середины бедра и силуэту, облепленному намокшей тканью, после чего нагло уставился девушке в глаза. Если этот жест был направлен на то, чтобы вызвать в сухопутной смущение, то он с треском провалился. Итарина даже не заметила подчеркнуто-пристального внимания к своей фигуре, увлеченно рассматривая ватерийца. А посмотреть было на что: высокий, стройный, слегка синеватый мужчина с красными короткими волосами и темно-синими глазами, одетый лишь в обтягивающие, словно вторая кожа черные штаны, обрисовывающие развитые мышцы и поддерживаемые ремнем с большой пряжкой. Широкие плечи, подтянутый торс и мускулистые руки - совсем не те вещи, мимо которых женщина может пройти равнодушно.
  Заметив интерес в глазах девушки, ватериец понимающе усмехнулся, а Итарина в тот же момент подняла на него восторженный взгляд и произнесла:
  - А можно вопрос?
  Одарив сухопутную пламенным взглядом, водный ответил все с той же усмешкой:
  - Тебе можно.
  Не став уточнять, кому нельзя и почему, хотя такая мысль и промелькнула, Ее Высочество выпалила:
  - А почему Кайри зеленая, а ты голубенький?
  Такого вопроса мужчина не ожидал, а потому слегка растерялся и уточнил, словно не веря своим ушам:
  - Что?
  - Почему у тебя и той девочки разный цвет кожи? - повторила Итарина. - От чего зависит окрас?
  Мужчина ненадолго завис от несоответствия ожиданий и реальности, а принцесса воспользовалась его ступором. Подойдя ближе, она еще раз тщательно осмотрела торс, потом лицо, потом обошла его по кругу и остановилась в том же месте, из которого начала обход, нахмурившись и закусив губу.
  - Что такое, - немного опасаясь, нерешительно вопросил ватериец.
  - Жабры не могу найти, - поделилась Ее Высочество. - Где они у вас расположены? Я вроде везде посмотрела.
  Поинтересовалась девушка и, еще раз окинув взглядом подводного, с исследовательским интересом уставилась на его штаны. Проследив ее взгляд, мужчина схватился за пряжку, а щеки его стали немного более синими.
  - За ушами! - выпалил он.
  - Да? - удивилась она. - А посмотреть можно?
  И немедленно потянулась к его уху.
  - Нет, нельзя, - резко ответил он и дернулся в противоположную сторону, оставив в цепких пальчиках пару красных волосков из собственной шевелюры.
  - Жаль, - произнесла принцесса и переключила внимание на добычу, оставшуюся в пальцах. - А почему у тебя волосы красные? Это естественный их цвет или ты их красишь?
  - Естественный, - нахмурившись, ответил ватериец.
  - Я так и думала. Не представляю, как можно покрасить волосы под водой, да еще так, чтобы краска держалась. То есть на какой основе она должна быть, чтобы эффект был долговременным, - кивнула девушка его словам и своим мыслям.
  Опешивший ватериец стоял, не зная, что ответить, и во все глаза смотрел на странную девушку. Внезапно их внимание привлекло движение сбоку, принцесса и подводный повернули головы и увидели подплывшую к сфере мужскую фигуру. Присмотревшись, Ее Высочество воскликнула:
  - Это же Танар! - и помахала рукой подплывшему.
  Тот в ответ свел брови и жестом указал вверх. Девушка задрала голову, но увидела лишь пленку, отделяющую ее от воды.
  - Думаю, он хочет, чтобы вы поскорее оказались на поверхности, - произнес подводный житель.
  -Скорее всего, так и есть, - согласилась Итарина.
  В тот же момент сфера снова начала движение к поверхности. Пузырь исчез, как только соприкоснулся с воздухом, и Ее Высочество снова оказалась в воде. Рядом всплыл крайне недовольный телохранитель, а на берегу стоял еще более недовольный эрлейский князь.
  - Ой, - тихо пискнула девушка.
  От буравящих строгих взглядов захотелось спрятаться под водой, нырнув в очередной раз, но принцесса быстро справилась с трусливым порывам и поплыла к берегу. Делая очередной гребок, она не ожидала, что услышит слева от себя приглушенный голос:
  - Судя по их лицам, сейчас тебя будут бить.
  В ответ Итарина фыркнула и произнесла так же негромко:
  - Если кого тут бить и будут, то это тебя.
  - Это еще почему? - не понял подводный.
  - Потому что лиц королевской крови не бьют.
  Мужчина от неожиданности ушел под воду, но быстро всплыл. Еще через пару гребков под ногами Ее Высочество нащупала дно и стала медленно выходить из воды, настороженно смотря на жениха, темнеющего лицом с каждым ее шагом. У самой кромки воды она споткнулась и чуть было не упала, но Акран вовремя подхватил ее, затем молниеносным движением снял с себя безрукавку и яростно прошипел:
  - Прикройтесь!
  Девушка с явно злым мужчиной спорить не стала и приняла протянутую вещь. Безрукавка оказалась как раз вровень с краем рубашки, но хотя бы прикрывала просвечивающую мокрую ткань. Убедившись, что кроме стройных ножек его невесты более ничего пикантного мужским взглядам не доступно, князь повернулся к ватерийцу, стоящему по пояс в воде и хмуро произнес:
  - Здравствуй, Лант.
  - Здравствуй, Акран, - ответил подводный и спросил. - Так это твоя утопленница?
  - Это моя невеста, так что лучше смотри на меня, - предупредил эрлеец и добавил. - И сомневаюсь, что она собиралась топиться.
  - Невеста? Ну, извини, друг, не знал, - попытался оправдаться ватериец и действительно перестал бросать взгляды на высочественные ножки.
  - А вы что, знакомы? - не смогла не спросить девушка.
  - Итарина, позволь тебе представить наследника подводной державы Ватер, Ланта, - после небольшой паузы произнес по-прежнему хмурый князь.
  - Я чрезвычайно рада познакомиться, - ответила принцесса, улыбнувшись.
  Спустя еще одну короткую паузу и ожидающе-вопросительный взгляд Акран неохотно буркнул, чтобы соблюсти приличия:
  - Итарина эр Шария моя невеста.
  - Отриссийская принцесса? - еще больше удивился ватериец.
  - Она самая, - подтвердил эр Харш.
  На недолгое время воцарилось молчание, во время которого Ее Высочество заинтересованно переводила глаза с эрлейского князя на представителя подводного народа. Заметив движения венценосной головы, мужчины, включая вымокшего Танара, стоящего по другую сторону от принцессы, настороженно воззрились на нее.
  - А знаете, что интересно? - прервала затянувшуюся паузу девушка и, не дожидаясь наводящего вопроса, сама поведала. - В воде и в воздухе нагрузка на тело разная, но, тем не менее, мускулатура у вас развита примерно одинаково. Интересно, почему так? Ведь если посудить, ты, Лант, должен быть более... щуплым, что ли.
  - Она всегда такая? - хмуро вопросил тот, кто должен был быть более щуплым.
  - Не уверен, но, кажется, да, - с кривой улыбкой ответил Акран.
  - Мои тебе поздравления, - съехидничал подводный.
  На едкую фразу эр Харш не ответил, но предупреждающе прищурился. Разрядила обстановку очередная фраза Итарины:
  - Князь, кажется, мы нашли того, кто сможет нам помочь, - снова обратила на себя внимание девушка и, повернувшись к подводному, спросила. - Ты ведь не откажешься нам помочь?
  Заметив взгляд ватерийца, снова скользнувший по ногам его невесты, эрлеец рыкнул и закрыл хрупкую фигурку собой.
  - Прости, оно само, - попытался оправдаться Лант и перевел тему. - А в чем, собственно, нужна помощь?
  - Нам нужна жемчужина, - ответила Ее Высочество, опередив жениха.
  - Какая? - уточнил Лант.
  - Белоснежный Перламутр, - в этот раз ответил Акран.
  - Зачем он вам? - тон подводного изменился, стал сухим и деловым.
  - Для артефакта, - произнес князь.
  И снова на минуту воцарилась тишина, но потом Лант все-таки ответил, разведя руками:
  - Прости, Акран. На данный момент я ничем не могу помочь.
  - Неужели? - князь скептически приподнял бровь.
  - Увы... - подводный снова развел руками. - Ты же знаешь, что подарить Белоснежный Перламутр нельзя.
  - Знаю, - подтвердил эрлеец и скрестил руки на груди.
  - Да и договариваются о нем заранее, лет за пять-десять, - продолжил неуверенным тоном ватериец.
  - Знаю, - снова подтвердил Акран, не меняя позы.
  - Хотя... - мужчина потер подбородок, посмотрел на двух насторожившихся и одного ироничного слушателей и, словно сомневаясь, продолжил. - Есть один вариант.
  Глаза всех находящихся на берегу загорелись интересом. У принцессы - азартным, у князя - настороженным, а у Танара выражение лица так и говорило 'чую подвох'.
  
  * * *
  
  - Почему я не могу пойти с вами? - спокойно спросила Ее Высочество.
  - Потому что вам безопаснее будет остаться здесь под охраной, - пояснил Акран.
  - Но разумнее будет, если пойду именно я, а не Танар. Вот встретится вам любопытный трактирщик, у которого вы захотите что-нибудь спросить или торговец, и первым вопросом, который он вам задаст будет: что эрлеец делает здесь, да еще в компании отриссийского война. А если пойду я, то даже врать не придется.
  - Вообще, она дело говорит, мой тшер, - вступился Иштар и схлопотал острый недовольный взгляд.
  - Мне тоже кажется, что Ее Высочество права, - поддержал его хар Рейни, и отхватил такой же.
  - Варраш, ну скажи, что мой план хорош, - обратилась за поддержкой к дракону Итарина.
  Ящер вздохнул и произнес:
  - Твой план менее провальный, чем князя.
  - Это почему он провальный? - удивилась Ее Высочество.
  - Вам придется постараться, чтобы сойти за влюбленных жениха и невесту, - ответил он.
  - А что, обязательно изображать влюбленных? - не поняла девушка.
  - Нет, но так доверия и расположения к вам будет больше. Так что либо влюбленных, либо ты несчастная жертва, которую шантажирует жизнью брата, отца, матери, любимой собачки подлый эрлеец, вынуждая выйти за него замуж. Но во втором случае тебе нужно будет постоянно ходить с постной физиономией и рассказывать это исключительно шепотом, да и неприятности могут возникнуть.
  Все присутствующие удивленно воззрились на непривычно разговорившегося дракона, а у явара даже хвост прекратил дергаться.
  - Ну да, версия с влюбленной парой все-таки лучше, - согласно пробормотал Иштар.
  Танар кивнул, выражая единство мыслей с предыдущими ораторами. Итарина выжидающе посмотрела на Акрана. Тот нахмурился, махнул рукой и произнес:
  - Ладно, но с одним условием.
  Ее Высочество постаралась скрыть торжествующий блеск в глазах и спросила:
  - Каким?
  - Вы приложите все усилия, чтобы никуда не влипнуть, - пояснил строгий мужчина.
  - Обещаю, - с предвкушающей улыбкой произнесла девушка.
  
  ***
  
  Выехали на рассвете.
  До Тарта - города, куда им нужно было попасть - было недалеко: всего с час пешего пути, а конного и того меньше. По выдуманной ими же легенде пара приехала навестить любимую тетушку невесты и пригласить на свадебное торжество. Какой-то отрезок пути они провели в молчании, но Ее Высочеству это быстро надоело.
  - Скажите, князь, - обратилась она к мужчине, вспомнив давно волнующий ее вопрос, который она отложила на потом, - а где вы научились так прыгать?
  Ответом ей был взгляд полный непонимания.
  - Помните, во дворце, когда вы увидели дракона, то не стали спускаться по лестнице, а просто перемахнули через перила, - напомнила Итарина. - А это высота второго этажа не так уж и низко! Большинство наших стражей не решились бы на такое, опасаясь переломать себе конечности.
  - Ваши стражи утяжеляют себя защитой, что, хоть и предохраняет от большинства увечий несовместимых с жизнью, но все-таки замедляет и делает носителя более неповоротливым, - ответил Акран.
  - Когда я еще в детстве ...м-м-м... видела тренировки наших воинов, все равно не заметила, чтобы их учили чему-нибудь подобному, - принцесса серьезно настроилась добиться ответа.
  Хмыкнув и подумав, что заминка девушки означала не что иное, как попытку подобрать наиболее приличное синонимичное выражение, способное заменить 'подглядывала за тренировками' - потому что очень маловероятно, что Ее сопливому Высочеству дозволяли смотреть на подобные вещи - князь произнес:
  - В Эрлее этому обучают с детства.
  - Прыгать со второго этажа? - не смогла сдержать удивления Итарина.
  - Не только со второго этажа и не только прыгать, но и этому тоже. Первое, что должен освоить каждый эрлейский мальчик - это мастерство преодоления препятствий без ущерба для здоровья и с наименьшей затратой энергии.
  - А как это? - поспешила задать следующий вопрос девушка.
  - Он должен представить весь путь до цели, спланировать все движения и сделать их максимально емкими, - пояснил мужчина.
  - Но я не заметила, чтобы вы выстраивали в голове стратегию дальнейших действий на том балконе, - засомневалась Итарина.
  - Со временем этот процесс становится автоматическим и не требующим особых усилий.
  - Как интересно. Я бы тоже хотела этому научиться! - в восторге воскликнула Ее Высочество и снова поинтересовалась. - А почему эрлейские воины не носят защиту, как отриссийские?
  - Ну почему же, бывает, носят, но не железную и лишь во время реального боя, - ответил князь.
  - А какую, если не железную? - немедленно уточнила принцесса.
  - Кожаную.
  - Да, я что-то об этом читала, но мне всегда казалось, что подобный доспех ненадежен, - с интересом взглянула девушка на собеседника, ожидая его слов.
  - Очень распространенное заблуждение, - ответил эр Харш. - Наши мастера владеют особой техникой выделки, которая обеспечивает твердость, не уступающую железу, но весит такая защита гораздо меньше.
  - Особая техника выделки... и в чем секрет? - не могла не поинтересоваться Ее Высочество.
  Князь улыбнулся, и произнес:
  - На этот вопрос, увы, я вам пока ответить не могу. Государственная тайна.
  - Жаль, - вздохнула девушка и добавила. - Интересная у вас страна, князь.
  - Думаю, лучше вам звать меня Акран и на 'ты', - ответил он.
  - Почему? - девушка непонимающе посмотрела на спутника.
  - Для соответствия легенде, - пояснил эрлеец. - Обычно влюбленные друг другу не выкают и не обращаются по титулу.
  - А... ну да. Это было бы разумно, - согласилась принцесса.
  - И удобно. Не правда ли, Итарина? - добавил мужчина, первым применяя на практике новую манеру общения.
  - Все верно, Акран. Действительно, очень удобно, - согласилась Ее Высочество и озорно улыбнулась.
  Предложению хоть ненадолго забыть о придворном этикете сущность Итарины возрадовалась. Все-таки эти бесконечные 'вы', 'князь' и 'а не будет ли вам угодно' изрядно утомляли и за столько лет жизни во дворце уже набили оскомину.
  Потратив какое-то время на колебания - а стоит ли задавать вопрос, жегший ей язык - принцесса все-таки решилась:
  - Акран... - на секунду она замялась: называть его по имени первой было ново и непривычно, но потом встряхнулась и продолжила. - Акран, я знаю, что уже спрашивала об этом, но мне действительно нужно знать настоящую причину: почему ты поехал выручать меня сам, а не стал дожидаться известий во дворце?
  Князь посмотрел на серьезные глаза невесты и в свою очередь спросил:
  - Хочешь честный ответ?
  Девушка кивнула.
  - Ты же понимаешь, что, скорее всего, он тебе не понравится? - уточнил мужчина.
  Итарина снова кивнула. Она не была такой наивной, чтобы поверить, будто мужчина бросился в погоню, вполне рассчитывая на бой с драконом, лишь из-за ее прекрасных глаз и фигурки, облаченной в откровенный традиционный эрлейского наряд.
  - Хорошо. Мой отец умер три месяца назад, эти месяцы ушли на традиционное прощание, к тому же мне нужно было хоть немного освоиться с делами. До истечения шести месяцев, в которые я должен жениться, осталось всего три. Этого времени мне не хватит, чтобы найти новую невесту. Одни только переговоры о браке занимают четыре месяца в эрлейских княжествах, а в Отриссе и того дольше. В добавок период траура по предыдущей, если бы Варраш не оказался столь дружелюбен, - озвучил истинную причину князь.
  - Понятно, - Ее Высочество несколько минут обдумывала услышанное, а потом произнесла:
  - Давно ты знаешь о нашей помолвке?
  Акран недоуменно на нее посмотрел.
  - С момента ее заключения - уже лет десять где-то, - ответил он и задал встречный вопрос. - А ты нет?
  - Нет, я узнала о ней в день официального обручения. Отец неохотно делится информацией. Ты присутствовал тогда? - принцессе были очень интересны подробности. В конце концов, это определило ее судьбу.
  - Нет, но я был свидетелем событиям, благодаря которым эта договоренность между нашими отцами появилась, - ответил мужчина и наткнулся на пламенный интерес в янтарных глазах, устремленных на него. Усмехнувшись, он продолжил. - Так получилось, что в тот год Великий Тшер приехал в Отрисс в разгар осеннего боя зверья - кажется, это так у вас называется - и, конечно, был приглашен на охоту. Травили матерого вепря, и перед самой развязкой он кинулся на лошадь короля Кантела. Та не успела отскочить и упала на бок от сильного удара, придавив собой всадника. Следующий удар быстрого разъяренного животного предназначался твоему отцу, но на помощь подоспел мой отец. Он всегда очень метко кидал кинжалы и в этот раз не промахнулся. Дикий кабан упал без дыхания в какой-то ладони от пытавшегося освободиться всадника. Не знаю почему, но в оплату долга жизни тшер потребовал всего лишь словесного согласия на свадьбу между своим наследником и дочерью короля. Тебе тогда было лет десять?
  - Девять, - растерянно прошептала девушка.
  - Девять. Он-то и видел тебя от силы раза два, но чем-то ты ему понравилась. Помимо очевидной политической выгоды, конечно.
  - Конечно, - усмехнулась Итарина. - Династические браки не заключаются лишь из симпатии и приязни.
  - Ты так спокойно реагируешь, - удивился Акран.
  - По-твоему мне следует закатить истерику?
  - Э-э-э нет, истерика, пожалуй, будет лишней, так что не надо, - эрлеец выставил перед собой раскрытые ладони в предупреждающем жесте, чем вызвал веселый смех принцессы.
  - Так и быть, не сегодня, - милостиво согласилась она. - Вообще, как мне сказала моя подруга, в подобном развитии событий масса плюсов: ты не старый беззубый дед, а вполне приятный молодой мужчина. Могло быть и хуже.
  - Позитивно мыслящий человек твоя подруга. А если бы твой жених оказался старым беззубым дедом, что бы она сказала тогда?
  - Не знаю, может, что он скоро окочурится от старости и не сможет приставать с супружеским долгом? - Итарине было весело, она улыбалась, а в ее глазах мелькали смешинки.
  - Практичный подход к делу, ничего не скажешь, - мужчина иронично приподнял бровь и на минутку залюбовался такой открытой, естественной и не скованной рамками придворного этикета девушкой.
  - О да, Лея очень практичная, - подтвердила девушка.
  - И все-таки, почему ты так спокойно относишься к тому, что твою судьбу решили за тебя? - почему-то Акран хотел узнать ответ на этот вопрос.
  - Мой отец не тот человек, которому можно сказать нет, и если есть всего два варианта: выйти замуж за того, за кого он сказал, спокойно, без нервов и глупостей, и выйти замуж с несогласием, наказанием и негодованием, - я выберу первый. Он более нервосберегающий, что ли, - просто ответила Ее Высочество. Задать тот же вопрос мужчине она почему-то не решилась, а спустя совсем немного времени они подъехали к городским окрестностям, и ей стало не до вопросов личного характера. Да и тему разговора следовало сменить: все чаще стали попадаться по дороге попутчики либо покидающие Тарт люди, едущие или идущие навстречу.
  
  ***
  
  Приморский город был не очень большим, все-таки это не главный порт Отрисса Энлай, но вполне уютным. Восточный въезд, которым они воспользовались, был недалеко от береговой линии. Наверное, поэтому первые районы, которые им нужно было миновать, пропахли солью, рыбой и потом, конским и людским. Не самый приятный запах, но Итарина, прежде никогда его не обонявшая, с интересом принюхалась.
  - Очень необычный запах, - задумчиво протянула она.
  - Чем же? - подобное утверждение от девушки он не ожидал.
  Все известные ему отриссийские (да и эрлейские) дамы отреагировали бы презрительным 'фи' и демонстративным прижатием к носу надушенного платка, или, на крайний случай, запястья. Так что такая реакция его заинтриговала.
  - В воздухе витает столько ароматов, но на самом деле в каждом из них есть нотка соли, а море так вообще только ей и пахнет, и, тем не менее, она не заглушает и других оттенков.
  - И тебе эти запахи не кажутся противными? - спросил Акран.
  - Приятного в них мало, - пришлось согласиться Итарине, - но это же запах труда, а значит, противным он быть не может. Каким бы труд ни был, он сам по себе, как явление, благороден.
  Мужчина неопределенно хмыкнул и чуть более внимательно, чем обычно присмотрелся к девушке. Однако она этого не заметила, поглощенная царившей вокруг суетой, только набиравшей обороты. Мимо них, то и дело, сновали тележки, повозки, люди с корзинами и без. Каждый спешил по своим делам. Ранним утром праздно шатающихся на улицах просто не могло быть: не то это время для разгильдяйского ничегониделания.
  Не отвлекаясь от рассматривания окружающих, принцесса задала вопрос:
  - Откуда мы начнем поиски?
  - С центральной площади,- последовал лаконичный ответ.
  - Почему именно оттуда? - решила уточнить Ее Высочество.
  - Потому что именно там располагается рынок, а где рынок, там и сплетни, - терпеливо пояснил Акран.
  - Неужели у лотка с овощами или мясом можно узнать о происходящем в ювелирных лавках? - удивилась девушка.
  - Сплетни из ювелирных лавок и мастерских - это цветочки. На рынке можно узнать даже последние дворцовые новости: кто теперь новая фаворитка Его Величества и почему королевский повар заказал соли больше обычного - не иначе скоро будет большая охота.
  - Неужели? - изумление девушки было таким искренним, что князь улыбнулся и ответил:
  - Информация расползается со скоростью ветра, Итарина.
  Принцесса в ответ лишь нерешительно кивнула и задумалась. Или о ценности и значении информации, или о том, что в бедных кварталах неплохо бы заменить сточные желоба на трубы, или все-таки о том, что найти одно небольшое, но, несомненно, ценное ожерелье в целом городе будет не так уж и просто.
  Спустя недолгое время они действительно выехали к центральной рыночной площади. Оставив лошадей у околорыночной коновязи, эрлеец кинул мальчишке, отвечавшему за сохранность четвероногого транспорта, пару медных монет и повел Итарину вглубь начинавшей собираться толпы. Торговая площадь начинала кипеть жизнью с самого рассвета, а они приехали спустя более чем на час после этого, так что толчея была уже вполне приличная. Чтобы не потеряться в людской круговерти, князь взял девушку за руку. В первое мгновение, ощутив свою ладошку в плену большой и твердой мужской руки, принцесса растерялась, но поймав вопросительный взгляд эр Харша, встряхнулась и небрежно пожала плечами, мол, все в порядке, просто задумалась. Мысленно напомнив себе, что нужно соответствовать придуманной легенде, да и к тому же так будет намного удобнее, она уже через несколько секунд перестала обращать на этот факт внимание, полностью поглощенная происходящим вокруг.
  Как ни крути, но жизнь даже большого города крутится вокруг торговых скопищ, что уж говорить о маленьком. В городках, подобных Тарту, рынок был чем-то вроде места общения и препровождения досуга одновременно, своеобразной культурной достопримечательностью. Тут крутились последние новости, но можно было посмаковать и обсудить не только 'свежачок', но и давнишние события, по какой либо причине зацепившие умы или сердца людей. Тут же по праздникам выступали бродячие артисты, стихоплеты, менестрели. На центральной площади вывешивались все объявления: от королевских указов, до извещений о трудовых вакансиях. Ну и казни, конечно, тоже проводились тут.
  Акран эр Харш уверенно рассекал толпу. Его широкие плечи оберегали Итарину от случайных и намеренных толчков. Безошибочно определив среди прилавков дородную торговку овощами и фруктами с кучей больших кузовов неподалеку, он двинулся прямо к ней.
  - Подходите, господин! - бойко воскликнула та, наметанным глазом усмотрев покупателя при деньгах. - Лучше моего товара на всей площади не найдете. Порадуйте женушку фруктами заморскими.
  - Да, мы пока не женаты, хозяйка. Только через неделю она мне женой станет, - ответил мужчина дружелюбно улыбаясь.
  - Так тем более задабривать невестушку надо, чтоб не сбежала. Девицы они страсть какие пугливые, - не растерялась торговка.
  - Правда твоя, - согласился Акран, повернулся к невесте и спросил:
  - Милая, чего бы тебе хотелось? Смотри сколько фруктов.
  Девушка заинтересованно осмотрела прилавок и ткнула пальцем в первый попавшийся плод, оказавшийся дыней.
  - Вот это хочу, - определилась Итарина и, преданно заглянув в глаза жениху, спросила. - Можно?
  - Конечно, радость моя, тебе все можно, - подтвердил он и, повернувшись к торговке, сделал заказ. - Нам три таких, да послаще.
  - Конечно, соколик! Разве ж я такую пару чудесную обижу? Лучшие дыньки вам отберу. Из самих Эрлейских Княжеств их муж привез, - приговаривая, она взвешивала товар и складывала в небольшой мешок.
  - Спасибо, - поблагодарил князь женщину и протянул ей серебрушку, забирая мешок, а потом, будто спохватившись, спросил. - А скажи хозяйка, нет ли тут на рынке мальчишки попроворней? Чтоб помог багаж донести.
  - Как же нет, соколик? Есть, конечно, - доброжелательно ответила женщина и неожиданно крикнула. - Да-а-ав!
  От неожиданности Итарина вздрогнула и непонимающе посмотрела на жениха, но тот стоял со спокойным выражением лица, как будто так и надо, и ждал. Спустя пару секунд у прилавка появился вихрастый парнишка лет четырнадцати и весело выпалил:
  - Звали, тёть Шейна?
  - Звала, Дав, вот тебе клиенты. Помоги хорошим господам с багажом.
  Паренек посмотрел на пару и кивнул. Когда они все вместе отошли от прилавка, мальчишка обернулся и безапелляционно заявил:
  - Три медяшки за поклажу.
  - Если покажешь мне лавку самого пронырливого ювелира, дам тебе пять и без поклажи, - ответил эрлеец.
  На секунду на лице мальчика промелькнуло удивленное выражение, которое быстро сменилось эдакой разгильдяйско-бесстрастной маской и он произнес:
  - Семь.
  - Четыре, - был ответ князя.
  - Пять так пять. Очень уж вы мне нравитесь, и невеста у вас красивая, - пошел на попятную парнишка. - Есть один такой ювелир у нас. Его мастерская как раз недалеко. Скупает все, а на оплате так и норовит монетку зажилить. Недавно я ему целое ожерелье жемчужное притащил. Красивое - сплошное загляденье! Так он сначала долго упирался и цену сбивал, а в итоге отсыпал мне пару серебрушек и выгнал. Я хотел ожерелье забрать, а он, гад, не отдал, сказал, стражу кликнет, если не уберусь подобру-поздорову, а они меня как вора в тюрьму запрут.
  По мере повествования мальчишка вел спутников сквозь толпу в выбранном им направлении. От обиды на последней фразе его голос зло зазвенел. Акран и Итарина, услышав об ожерелье, переглянулись и эр Харш спросил:
  - А ты сам-то где этот жемчуг взял?
  - Нашел на берегу, - неуверенно ответил мальчишка и опасливо обернулся.
  - На берегу? - подозрительно переспросил мужчина.
  - Ладно, не на берегу, на мелководье. Но там никого не было. Вот я и взял. Если из подводных кто потерял, сами виноваты, - буркнул вихрастый паренек и остановился, готовый в случае чего мигом дать деру.
  - Так, говоришь, скряга этот ювелир? - после небольшой напряженной паузы перевел тему эрлеец.
  - Еще какой! Говорю же, мне всего пару серебрушек дал, зато потом покупателям так нахваливал товар, так нахваливал. Меньше чем за десять золотых отдавать не планирует.
  Князь понятливо хмыкнул. Итарина же против обыкновения молчала, с интересом рассматривая окружающие их лавки с товарами, но не пропуская ни слова беседы. Спустя минуту они уже стояли перед нужной лавкой. Дав рассматривал витрину и озадаченно чесал макушку.
  - Странно. Еще вчера ожерелье на витрине красовалось, а сегодня уже нет. Может, жмот его спрятать решил? - произнес малец.
  - Подожди здесь, - бросил ему мужчина и обходительно открыл дверь перед невестой, приглашая ту войти.
  Колокольчик на двери пронзительно звякнул и глаза хозяина лавки устремились к вошедшим. Ювелир оказался мужчиной среднего возраста, среднего роста и средней упитанности. Серые почти блеклые глаза оценивающе прошлись по возможным покупателям, словно по товару. Придя к определенным выводам среднестатистический отриссиец встал за прилавок, поправил и без того аккуратный костюм, располагающе улыбнулся одними губами и произнес:
  - Добро пожаловать, господа. В моей лавке вы сможете подобрать украшение на любой, даже самый изысканный вкус. Чем я могу помочь? - голос его, как и вид, был полон услужливости.
  - Я хочу сделать подарок своей невесте в честь скорой свадьбы, - произнес Акран.
  - Понимаю вас, господин. Такую красавицу нужно всячески баловать, - угодливо улыбнулся ювелир.
  Итарина не обратила на слова торговца ни малейшего внимания, блуждая скучающим взглядом по витринам и выставленным там ценностям.
  - Позвольте предложить вам кольца. В моей лавке очень большой выбор: от утонченных до кричаще-роскошных, - отриссиец сделал приглашающий жест к одному из стендов, к которому немедленно проводил покупателей.
  Принцесса осмотрела предложенный богатый выбор, брезгливо сморщила носик и капризно произнесла:
  - Не хочу кольцо. Это так старомодно.
  Ювелир не растерялся.
  - Тогда, может быть, браслеты? В некоторых странах именно парные браслеты являются брачным символом.
  - Нет. Браслеты тоже не хочу. У меня от них запястья болят, - тон Ее Высочества стал еще капризнее, а взгляд ее жениха, обращенный на ювелира, - недовольным.
  Мужчина, с первого взгляда распознавший состоятельных людей, занервничал.
  - Знаю! Лучше всего вашу красоту подчеркнет колье. Или, быть может, заколка с драгоценными камнями? - весь вид торговца выдавал его нервозность, что клиент при деньгах может сорваться.
  - Колье? - протянула девушка заинтересованно. - А что, мне эта идея нравится.
  Ювелир просиял и, расхваливая на все лады ее лебединую шею и белоснежную кожу, повел пару к прилавку с ожерельями, у которого ему снова пришлось понервничать. Итарина прочно вошла в роль и недовольно морщилась в ответ на любой товар, который он пытался предложить.
  - Знаете, мне кажется, что жемчуг как свадебный подарок более уместен, чем все это, - произнесла она в короткую паузу между репликами торговца, когда он набирал воздух перед следующей своей тирадой.
  Мужчина стушевался.
  - К сожалению, сейчас в ассортименте есть только кулоны с жемчугом. Еще вчера у меня было замечательное жемчужное ожерелье, достойное королевы, но сегодня его купили, - с сожалением развел он руками.
  Итарина состроила очередную капризную рожицу и закатила глаза, всем видом выказывая свое недовольство.
  - Дорогая, посмотри пока на эти чудесные заколки, - примирительно произнес эр Харш и отвел ювелира в сторонку. - Почтеннейший, вы не могли бы сказать, кому продали это замечательное ожерелье? Возможно, если оно понравится моей невесте, мы бы договорились с его теперешним владельцем о перепродаже. Несомненно, ваше посредничество тоже бы с лихвой окупилось.
  В глазах торговца загорелся алчный блеск, который очень быстро сменился досадой.
  - Увы, господин, я не могу давать информацию о своих клиентах, - с искренним сожалением произнес он.
  - Я понимаю, - кивнул эрлеец и уже громче обратился к девушке. - Милая, тебе что-нибудь приглянулось?
  - Нет, - она отрицательно качнула головой. - Хочу жемчуг.
  - Тогда пойдем поищем в других лавках, - предложил князь, поймал в ответ лучащуюся улыбку и энергичный кивок, и они вместе покинули помещение, оставляя за спиной скрежещущего зубами от осознания уплывшей выгоды скаредного ювелира.
  Закрыв за собой дверь и немного отойдя от входа в лавку, Акран развернулся к Итарине и спросил:
  - И что это было за представление?
  - А чего он маленьких обижает? - буркнула в ответ принцесса. - Мальчик не вор, а он ему толком не заплатил еще и стражей пригрозил. Нечестно.
  Эрлейский князь хмыкнул, пытаясь сдержать усмешку. Надувшаяся и сердитая Итарина этого не заметила, зато заметила Дава и помахала ему рукой.
  Парнишка приблизился и произнес:
  - Господин, я вас к ювелиру привел? Привел. Вы мне пять монет обещали? Обещали.
  - Было дело, - согласился эр Харш, достал кошель и расплатился с парнишкой обещанными пятью медяшками.
  - Так, а багаж вам перенести надо или нет? - замялся в нерешительности мальчик.
  - Багаж... - задумчиво протянул эрлеец. - Багаж, пожалуй, подождет. Но есть у меня для тебя еще одно задание.
  - Тоже на пять медяшек? - с интересом вопросил вихрастый.
  - Если справишься, то на все десять, - пообещал Акран, и в глазах паренька загорелись азартные огоньки.
  - Что сделать-то нужно, господин?
  - Нужно узнать, кто купил жемчужное ожерелье, которое ты этому ювелиру отдал, и где оно находится сейчас, - ответил мужчина.
  - А вам зачем? - мальчишка подозрительно прищурился.
  - Очень невеста моя жемчуг любит. А это ожерелье и ты, и торговец нам так нахвалили, что теперь хотя бы взглянуть на него хочется, - сказал князь.
  Дав перевел настороженный взгляд на Итарину, которая продемонстрировала подтверждающий слова жениха кивок и с жаром добавила:
  - Очень люблю жемчуг.
  Мальчишка ни на минуту не поверил ни эрлейцу, ни его невесте, но, тем не менее, сказал:
  - Хорошо, только мне отлучиться надо на час примерно.
  - Тогда встретимся через час в ресторации... - князь запнулся и спросил паренька. - Которая тут поприличней?
  - 'Цветущая Вишня', за ратушей, - не раздумывая, ответил тот.
  - Вот там и встретимся.
  Дав кивнул и стремительно удалился, скрывшись за углом, а Акран повернулся к Итарине и испытывающе на нее взглянул.
  - Что? - заинтересовалась девушка причиной такого внимания.
  - А на самом деле ты жемчуг любишь? - вопрос мужчины был неожиданным, поэтому принцесса удивленно переспросила:
  - Что?
  - Ты так убедительно сыграла, что мне стало интересно, - пояснил князь и повторил вопрос. - Так как? Любишь или просто хорошо играешь?
  - Люблю наверное, - неуверенно ответила Ее Высочество. - Кто не любит жемчуг? Он ведь такой... перламутровый.
  Мужчина усмехнулся и, взяв ее за руку, произнес:
  - Идем.
  Ратуша была недалеко. Собственно, именно от нее начиналась центральная городская площадь, на которой располагался рынок. Так что им пришлось совсем немного вернуться. Ресторация с поэтичным названием 'Цветущая Вишня' нашлась быстро и легко, не пришлось даже уточнять дорогу у прохожих. Местечко оказалось уютным, хоть и не маленьким, оформленное в приятных розово-бежевых тонах. Акран выбрал столик у окна, так чтобы видеть дверь. Заказ они ждали не долго, а официант оказался расторопным и практически бесшумным.
  - Милое место, - заметила Итарина.
  - Для такого городка - очень даже, - согласился с ее словами эрлеец.
  - А в Эрлейских Княжествах есть рестораны? - спросила девушка.
  - Конечно. А почему ты сомневаешься? - удивился подобному вопросу эр Харш.
  - Знаете, у вас такая репутация... эдаких цивилизованных варваров, - пояснила принцесса свой интерес и задала следующий вопрос. - А женщинам можно в них ходить?
  - А почему должно быть нельзя? - насторожился мужчина.
  - Да просто слухи ходят, что вы своих женщин так бережете, что держите в доме, как в крепости, и никуда не пускаете, - спокойно сказала девушка.
  Брови Акрана приподнялись.
  - Мне просто хочется представлять хотя бы примерные границы своей свободы передвижения в будущей замужней жизни, - продолжила Ее Высочество и открыто посмотрела на жениха, жидая ответа.
  - Не переживай, Итарина, никто тебя держать под замком не будет. Не слушай досужие сплетни. Если я не смогу тебя сопровождать, то это будет делать телохранитель, - предвосхищая следующий вопрос, он сразу пояснил. - Телохранитель княгине обязателен по статусу, но для тебя это не новость, верно? - девушка кивнула. - А что касается других эрлейских женщин, они вполне свободно передвигаются и посещают те заведения, которые им хочется в черте города.
  - А за городом? - немедленно уточнила принцесса.
  - А за городом им без сопровождения мужчин делать нечего, - твердо ответил Акран и добавил. - Давай уже есть.
  По опыту зная, что доставать вопросами человека с набитым ртом девушка не будет, и подавая пример, он тут же отрезал кусок отбивной и отправил в рот. Вздохнув, Итарина присоединилась к трапезе. Спустя недолгую паузу, которая понадобилась, чтобы прожевать и проглотить кусок прожаренного мяса, мужчина спросил:
  - Итарина, почему ты вместо того, чтобы нормально поесть, заказала три разных салата и два десерта?
  - Потому что мяса я и так поем, у нас в отряде ведь хорошие охотники, а вот по салатам и сладостям немного соскучилась, - призналась девушка, немного смущаясь, и задала встречный вопрос. - А тебе разве не хочется зелени?
  - Зелень - это хорошо, но мясо лучше, - уверенно произнес мужчина. - К тому же у меня она есть, - добавил он, гордо указывая вилкой на веточку петрушки, украшавшую отбивную и сейчас бережно сдвинутую на противоположный край тарелки.
  Едва сдерживая улыбку, Ее Высочество кивнула, признавая наличие зелени в заказе эрлейца и поспешила занять рот одним из салатов.
  Дав немного припозднился и появился, когда они уже выходили из ресторации.
  - Господин, - произнес он негромко, подойдя почти вплотную. - Я все узнал.
  - Отлично. Веди. По дороге расскажешь, - ответил эр Харш.
  Паренек кивнул и пошел впереди, указывая дорогу и, то и дело оборачиваясь, чтобы что-то сказать. Конечная цель их пути была не очень далеко. На городском холме, где располагались усадьбы цвета аристократического Тартовского общества, нужный им дом был последним перед кварталом мастеровых. Пока они до него добирались, Дав поведал им то, что ему удалось разузнать.
  Бургомистр Тарта, человек, как водится, почтенный, женатый и далеко не юного возраста, на старости лет влюбился. Да так, что жители города нарадоваться не могли: столько пищи для сплетен он давал своим поведением. Любовью закатной поры бургомистра оказалась молоденькая, но очень амбициозная горожаночка. Вскружив старику голову, она вертела им, как хотела: мужчина просто не мог устоять перед надутыми губками и дрожащими ресничками дамы своего видавшего виды предынфарктного сердца. Уверившись в своей власти над первым мужем города, девица закатила ему истерику номер один, результатом которой стал уютный двухэтажный особнячок с небольшим штатом прислуги в респектабельном районе на городском холме и два пузырька выпитых лекарств. Жена пораженного любовным недугом об этом, конечно, знала, как и весь город, но мужу ничего не говорила. Во-первых, потому что сомневалась, что сердце бургомистра выдержит двойную нагрузку женских воплей, а быть женой самого влиятельного человека в городе все-таки лучше, чем вдовой, нужной только своим детям и то в большей степени по выходным и праздникам. А во-вторых, потому что, по большей части, ей это было не так уж и важно: быт налажен, за долгие годы совместной жизни с супругом достигнуто взаимопонимание, а то, что любовницу завел - ну и что, скоро надоест, сколько таких было. Правда дома он им раньше не покупал, но это она списывала на присущую его возрасту сентиментальность. Второе показательное выступление барышни было совсем недавно и имело своей целью допуск на светские мероприятия так называемого 'высшего света'. После которого верная жена снова отпаивала мужа всевозможными лекарствами, приговаривая, что не стоит так переживать из-за работы, и в его возрасте стоит поберечь себя. Он понимал, что она имеет ввиду и был благодарен за то, что не говорит прямо, она знала, что он понимает. А легкомысленная любовница радостно примеряла новое колье, подаренное, чтобы задобрить ее, и предвкушала первый в своей жизни бал.
  - Вот, значит, ей он и подарил это ожерелье, чтоб перестала сырость разводить, - подытожил свой рассказ парнишка.
  - Как у вас тут... занимательно, - с изрядной долей иронии произнес Акран.
  - Это еще что. Говорят, дамочка эта подружкам хвасталась, что, если она потребует, бургомистр ее лично в столицу сопроводит гардероб обновить. Теперь горожане ставки делают на сколько еще старикана хватит, и после которого скандала он ее либо бросит, либо схлопочет сердечный приступ.
  - Какие интересные у вас забавы, - прокомментировала с ноткой неодобрения в голосе Ее Высочество.
  - Да тут грех не поспорить, госпожа, старик-то уже седьмой десяток разменял, - попытался оправдать горожан мальчишка. И тут же поинтересовался. - Вот вы на что бы поставили, господин?
  - Если все так, как ты говоришь, я бы поставил на то, что в скором времени жене бургомистра надоест отпаивать его лекарствами и беспокоиться за его сердце, и она каким-либо способом сама избавится от любовницы.
  - Убьет, что ли? - удивился Дав.
  - Как вариант, - спокойно кивнул Акран. - Но, вероятнее всего, хорошенько припугнет, потом откупится и выгонит из города.
  После этой фразы эрлейца парнишка крепко задумался и остальной путь до дома амбициозной любовницы бургомистра города Тарт, не брезгующей никакими методами в достижении собственных целей, они проделали в молчании.
  Особняк молодой пробивной горожаночки был красивым, как с картинки, небольшим и уютным. Перед узорной калиткой князь честно отсыпал Даву обещанные десять медных монеток и, открыв створку, пропустил невесту вперед, оставив любопытно поглядывающего на низ паренька позади. Пока они шли по выложенной плоскими камнями тропинке к двери дома, Акран негромко предупредил принцессу:
  - Я скажу, что ты моя сестра.
  - Почему? - удивилась девушка.
  - Так будет легче найти общий язык с этой барышней, я думаю, - пояснил мужчина.
  - Хорошо, - легко согласилась Ее Высочество, поднялась по ступенькам и постучала дверным молотком в форме львиной головы.
  Дверь открыла аккуратная немолодая женщина. Поздоровавшись, она вопросительно уставилась на гостей:
  - Чем я могу вам помочь?
  - Добрый день, - произнес эр Харш, - мы к хозяйке дома.
  - По какому вопросу?
  - По личному, - просто ответил мужчина с непробиваемо-высокомерным выражением лица.
  По всей видимости, сработало именно оно, иначе с чего служанке было бы впускать в дом совершенно посторонних людей, которых она рядом с хозяйкой и близко не видела? Проводив их в гостиную, она сказала:
  - Я сейчас позову госпожу, - и скрылась в дверном проеме.
  - Акран, а как ты к ней обращаться будешь? Ты ведь даже имени ее не знаешь, - прошептала принцесса, испытывающе глядя на жениха.
  Мужчина бегло осмотрел комнату и уверенно направился к большому портрету красивой молодой женщины, облаченному в позолоченную рамку и висевшему прямо над камином так, чтобы он был виден из любого уголка комнаты. Итарина последовала за ним. В небольшом просвете между камином и картиной находилась позолоченная же табличка, гласившая: 'Прекрасная Аурелия Эрха'. Увидев надпись, Ее Высочество округлила от удивления глаза и, повернувшись к эрлейцу, произнесла:
  - Но ведь ты не мог этого знать. На что ты рассчитывал?
  - Не было бы этого, - взмах в сторону портрета, - была бы какая-нибудь ваза от знаменитого мастера с такой же табличкой или еще что-нибудь. Подобные люди очень тщеславны, иначе, зачем ей особняк, в районе не соответствующем ее статусу, и возможность посещать светские рауты?
  Подумав, Ее Высочество была вынуждена согласиться.
  Спустя не менее чем пятнадцать минут в комнату вплыла барышня, изображенная на портрете. Несмотря на обеденное время, она была одета в вечернее платье, перчатки, в руках держала веер, а на голове у нее возвышалась трехэтажная башня из волос со вставленными в нее цветами. На шее переливалось перламутром жемчужное ожерелье.
  - Доброе утро, господа, - растягивая слова, произнесла она, окинув посетителей изучающим взглядом. - Чем обязана?
  - Вы великолепно выглядите, леди Эрха. Гораздо прекрасней, чем говорят, - ответил Акран с обворожительной улыбкой, окидывая девицу восхищенным взглядом.
  Итарна мысленно отметила для себя, что обычно суровый и собранный спутник, оказывается, умеет очень даже очаровательно улыбаться, и тоже изобразила приветливое выражение лица.
  Девушка, которая, ясное дело, леди совсем не являлась, порозовела от удовольствия и окинула мужчину уже куда более заинтересованным и благосклонным взглядом.
  - Ну что вы. Присаживайтесь, - любезно предложила хозяйка. - Какое же дело привело вас ко мне господин...?
  - Акран. Акран ки Тройт, но для вас просто Акран, - представился эрлеец, воспользовавшись приглашением. 'Брат' и 'сестра' расположились на диване, после чего он снова все свое внимание переключил на обладательницу колье.
  - Очень приятно, - с придыханием сообщила девица и сверкнула глазами.
  - Как и мне. Леди Эрха, я пришел к вам в надежде на понимание. Дело в том, что несколько дней назад, проходя мимо одной из ювелирных лавок, я приметил жемчужное ожерелье в подарок моей сестре, которой оно очень понравилось, - последовал легкий жест в сторону принцессы, мол, вот этой вот. - Но, увы, придя вчера с намерением приобрести его, я был горько разочарован: украшение уже купили. Может быть, вы согласились бы его продать? - спросил мужчина и вдобавок уверил. - Конечно, ваши хлопоты и переживания не останутся без благодарности.
  На лице молодой женщины быстро сменяли друг друга плохо скрываемые эмоции: интерес, расчетливость, досада.
  - Увы, Акран, я была бы рада вам помочь, но это ожерелье - подарок. Поэтому продать его вам я не могу, - со вздохом полным искреннего сожаления, ответила Аурелия.
  - Какая жалость, - на секунду князь сделал вид, что погрузился в раздумья, после чего просветлел лицом и предложил. - Тогда, может, вы согласитесь ненадолго одолжить его, чтобы я мог заказать дубликат? Конечно, в залог я оставлю полную его стоимость. Это займет всего несколько часов.
  - Не получится. Уже через час я уезжаю на прием. Человек, подаривший мне это украшение, не поймет его отсутствия и расстроится, что крайне нежелательно, у него слабое сердце, - сообщила барышня и от расстройства прикусила губу.
  - Тогда, нам не остается ничего другого, как поблагодарить вас, что уделили нам свое время и откланяться, - произнес мужчина.
  - Мне жаль, что я не в силах помочь вам в этом вопросе. Но я буду счастлива помочь в любом другом, - заверила его женщина, недвусмысленно стрельнув глазками в его сторону.
  Он встал, подошел к Аурелии, поцеловал протянутую ручку и направился к выходу из комнаты, сказав на прощание:
  - Было весьма приятно с вами познакомиться. Идем, Ита.
  Ее Высочество последовала за 'братом', на прощание кивнув расчетливой девице. Та ответила ей фальшиво-дружелюбной улыбкой и зеркальным кивком. В коридоре, на пути к выходу Итарина приглушенно спросила:
  - И что теперь?
  - Теперь придется придумать другой план. Она сказала, что сегодня вечером уезжает, это дает определенную свободу действий, - так же негромко ответил эр Харш.
  Принцесса, услышав это, остановилась и сказала:
  - Подожди меня минутку, я, кажется, кое-что забыла в гостиной, - с этими словами она развернулась и пошла обратно. Войдя в комнату, Итарина своим появлением вызвала немой вопрос на лице горожанки. Пока та не успела ничего спросить, принцесса подошла вплотную и тихо, но твердо произнесла.
  - А теперь послушайте меня, госпожа Эрха. Я предлагаю вам сделать вклад в свое светлое будущее. Не сомневаюсь, вам будет крайне неприятно, если покровительствующий вам человек узнает, что его возлюбленная вовсе не хранит ему верность, а все ее требования направлены на то, чтобы в высшем обществе найти себе более молодого и перспективного мужчину.
  - Вы...откуда... у вас нет доказательств, - растерянно прошептала барышня с побледневшим лицом.
  - Неужели вы думаете, что настолько осторожны? - приподняв бровь, испытывающе взглянула на нее Итарна. - Предлагаю сделку: это прекрасное ожерелье в обмен на молчание.
  Аурелия Эрха судорожно глотала воздух и часто обмахивалась веером, со страхом смотря снизу вверх на откровенно шантажирующую ее девушку.
  - Могу даже пообещать, что мы уедем из города, и вы нас больше не увидите, - добавила Ее Высочество, проникновенно глядя в глаза растерянной девице. - Соглашайтесь. Потеря ожерелья ведь лучше, чем потеря положения и окончательное втаптывание в грязь и так потрепанной репутации.
  - Н-но что-то я скажу графу? - заикаясь спросила барышня, понимая всю безвыходность ситуации: гостья была настроена решительно.
  - Скажите, что бережете для особого случая, а там он, глядишь, до него и не доживет, - равнодушно бросила Итарина и протянула открытую ладонь.
  Дрожащими руками госпожа Эрха расстегнула ожерелье и протянула его девушке. Принцесса приняла украшение и направилась к выходу. Перед тем как во второй и последний раз покинуть комнату она обернулась и произнесла:
  - Не расстраивайтесь, считайте это взносом в спокойную безбедную жизнь. К тому же, если будете вести себя разумно, бургомистр подарит вам еще не одно такое.
  После этих слов дверь за Ее Высочеством закрылась, оставляя ошарашенную и немало напуганную женщину в одиночестве.
  За створкой в опасной близости оказался князь, не получивший по лбу только благодаря своей ловкости. Вместе они покинули дом предприимчивой горожаночки в абсолютном молчании. Лишь после того как калитка, ведущая к особнячку, оказалась позади он спросил, уже, впрочем, зная ответ:
  - И что же ты забыла в гостиной?
  - Да сущую безделицу, - ответила Итарина, демонстрируя добытое ожерелье.
  Ее глаза блестели от азарта, а губы то и дело демонстрировали воодушевленную улыбку.
  - С тобой, оказывается, опасно иметь дело, - улыбнулся в ответ Акран. - Видимо, способность к политическим играм и интригам впитывается с молоком матери.
  - О да, я грозна, хитра и опасна, - хихикая подтвердила девушка, пряча добычу в сумку, а потом так же легкомысленно добавила. - После твоих слов о тщеславности я решила присмотреться к ней повнимательней. Эта Аурелия так отчаянно и откровенно флиртовала с незнакомым мужчиной, что сама дала против себя оружие.
  - А насчет ее интрижек и планов ты же не могла быть уверенна, - Акран с интересом смотрел на невесту.
  - Заявление насчет интрижек было импровизацией, но, к счастью, оно попало в цель, а насчет планов я была уверенна. Не станет искренне любящая женщина трепать нервы мужчине со слабым сердцем, - ответила принцесса.
  - А ты молодец, - произнес мужчина с одобрением глядя на девушку.
  - Ты тоже. Благодаря тебе она была практически в невменяемо-мечтательном состоянии, так что мои слова ее огорошили настолько, что даже сопротивления толком не было, - ответила Итарина и добавила. - И кстати, подслушивать нехорошо.
  - Нехорошо попадаться, - не согласился эрлеец, чем вызвал понимающую улыбку принцессы.
  Приморский городок Тарт они покинули в веселом настроении, с легким сердцем и абсолютно без желания когда-нибудь туда вернуться. Дорога обратно была легкой и приятной. Осознание удачно выполненного задания, необходимого для получения желаемого, грело сердце.
  Согласившись, что лучше сначала отдать ожерелье его законному владельцу, а уже потом присоединиться к отряду, подъезжая к месту становища, они свернули к побережью. Удивительно, но Лант уже ждал их.
  - Я и не сомневался, что вы справитесь быстро, - с открытой улыбкой, поприветствовал он их.
  Спешившись, князь и принцесса подошли к самой кромке воды. Итарина достала из сумки гроздь белых жемчужин и передала Акрану. Тот же, предварительно разувшись, зашел в воду по колено и протянул ожерелье подводному с вопросом:
  - Оно?
  Ватериец встал напротив, принял жемчуг, вгляделся и подтвердил:
  - Оно самое.
  - Тогда, как скоро мы получим свой заслуженный Белый Перламутр? - снова вопросил эрлеец.
  - Да прямо сейчас и получите.
  С этими словами ватериец одним неуловимым движением отделил самую крупную центральную жемчужину и вручил ее князю. Итарина с удивлением пыталась понять, как же мужчина ухитрился не рассыпать остальные, поэтому не сразу вникла в продолжающийся разговор.
  - Ты уверен, Лант? - вопросил эр Харш, нерешительно разглядывая переливающуюся драгоценность на своей ладони.
  - Более чем, - с беззаботной улыбкой подтвердил подводный, - Я совершенно не против оттянуть момент свадьбы лет так на десять.
  - Ну, как знаешь, - пожал плечами князь и добавил. - Спасибо.
  - Для друга и его очаровательной невесты мне ничего не жалко, - произнес ватериец.
  Затем задорно подмигнул Итарине, заметил, как сузились глаза эрлейца и поспешил скрыться под водой.
  - Что он имел ввиду, когда говорил, что не против отложить свадьбу на десять лет? - поспешила спросить принцесса.
  - Это ожерелье - свадебный подарок, - пояснил вышедший на берег мужчина. - Жемчуг для него начинают выращивать с момента рождения мальчика, а так как наш конкретный мальчик еще и наследник, то его ожерелье обязательно должно включать в себя жемчужину Белого Перламутра. Вот ее он нам и отдал. Без ожерелья подводный жениться не может: ни одна уважающая себя ватерийка такое предложение не примет. Теперь ему остается только ждать, когда вырастет новый Белый Перламутр.
  - Хм... Видимо он не горит желанием жениться, - пожала плечами девушка.
  - Дело не только в этом. Таким действием он достиг сразу нескольких целей: Обезопасил себя от брака на ближайшие лет пять точно, и заработал неограниченный кредит доверия младшей сестренки, виновной в пропаже и им же выгороженной.
  - Интересно, как он будет объяснять пропажу одной единственной жемчужины, причем самой ценной? - задумчиво спросила Итарина, глядя на воду.
  - Лант выкрутится, - заверил ее Акран.
  В этот момент из воды появилась зеленоватая мордашка Кайри и послышалось тихое и неуверенное:
  - Спасибо.
  Эр Харш обернулся и неодобрительно взглянул на маленькую подводную.
  - Пожалуйста, - с дружелюбной улыбкой ответила принцесса.
  - Постарайся больше не играть с брачными ожерельями на поверхности, - с благожелательной усмешкой заметил Акран.
  После небольшой смущенной паузы девочка произнесла уже куда громче и смелее:
  - Брат просил передать, что вам бы лучше поторопиться к месту стоянки. Сегодня в обед там раздавались жуткие крики.
  Ее Высочество и Великий Князь встревожено переглянулись.
  - Мы так и поступим, - сказал эрлеец, а потом добавил. - И, Кайри, будь добра, передай просьбу, чтобы сегодня из ваших сюда не кто не приплывал.
  - Почему? - на мордашке появился ярко выраженный интерес.
  - Мыться будем, - просто ответил мужчина.
  Лицо девочки стало чуть более насыщенного зеленого цвета. Кайри смущенно кивнула и скрылась под водной гладью, а Акран и Итарина, взяв лошадей под уздцы, поспешили к месту ночевки.
  
  * * *
  
  Рассвет был тихим и спокойным. Впервые за несколько дней он начался для Варраша не со звуков голоса неугомонной принцессы, а с птичьих трелей и сонного посапывания человека и явара. Рассветная пора с недавних пор была у дракона самой любимой, ибо она только она за весь день была наполнена благодатным умиротворением.
  Почему мужчины так сильно уважают мужскую компанию? Потому, что разговаривать друг с другом считают совершенно необязательным и перекидываются парой фраз исключительно по делу, не испытывая неловкости от затянувшегося молчания. Поэтому сегодняшнее утро выдалось для дракона действительно хорошим: явар не разговаривал в принципе, а мужчины не стремились заводить беседы, тихо-мирно занимаясь каждый своим делом.
  Позже Варраш решил, что раз уж сегодня Ее Высочество все равно далеко, не плохо бы размяться, полетать и заодно поохотиться. О своих выводах он рубленной фразой поставил в известность эрлейца и покинул становище, взметнув воздух огромными кожистыми крыльями. Танар решил заняться тем же, то есть охотой и удалился следом за ящером, но по земле. Иштар посмотрел им вслед, хмыкнул и вернулся к своим делам: на данный момент это была заточка ножей. К оружию мужчина относился с любовью и всей ответственностью, поэтому держал его в идеальном состоянии.
  Ближе к обеду, задав корм лошадям и сурово зыркнув в сторону явара и строгим голосом предупредив кошака, чтобы и близко не смел подходить к сумке с припасами, иначе тот недосчитается усов и даже, может быть, хвоста, он отправился к морю, чтобы искупаться. По летнему теплая погодка и сверкающая в солнечных лучах водная поверхность так и манили, словно говоря 'когда тебе еще представится такая возможность?'. Противиться призыву волн смысла не было. Мужчина, выйдя из воды чувствовал себя посвежевшим и отдохнувшим. Насвистывая какой-то эрлейский мотив, он вернулся обратно и решил собрать хвороста, чтобы когда дракон притащит чью-нибудь тушу не тратить на это время.
  Он как раз бродил между деревьев, собирая сухие ветки и сучья, когда, обойдя очередной широкий ствол, увидел, что в нескольких метрах от него стоит рыжеволосая девушка, тянущая за повод сопротивляющуюся лошадь, от усилий натужно приговаривающая:
  - Ну же, ты, упрямая скотина. Обещаю, если ты сейчас же не начнешь слушаться, я отдам тебя на ближайшую скотобойню.
  Услышав слово 'скотобойня', лошадь фыркнула и с силой тряхнула головой, из-за чего девушке пришлось сделать шаг назад. И все было бы хорошо, если бы сразу за ней не оказалось камня, об который она запнулась и, громко взвизгнув и отпустив поводья, упала навзничь.
  Иштар сложил собранный хворост под ближайшее дерево и поспешил подойти к пострадавшей, чтобы проверить, все ли с ней в порядке. Девушка лежала, не шевелясь. Глаза были закрыты. Когда эрлеец встал рядом, и его тень упала ей на лицо, она неожиданно произнесла тихо, но четко:
  - Мерзкое животное! Нет, скотобойня для тебя - слишком мягкая кара. Я подарю тебя брату и посмотрю кто из вас сдастся первым. В любом случае мне будет весело, - Иштар присел на корточки, - И не смей подлизываться и слюнявить мне лицо, противное создание.
  После этого категоричного заявления она распахнула пылающие праведным негодованием глаза и первым, что увидела, была вовсе не бунтарка-лошадь, а незнакомый полуголый мужчина - Иштар не стал одевать рубашку после купания - с мокрыми волосами и плутовской улыбкой. Осмотрев представившуюся ей картину округлившимися глазами и отметив все подробности, она снова открыла рот и огласила окрестности громким визгом.
  Эрлеец поморщился и демонстративно прочистил ухо.
  - И чего кричишь? - спокойно спросил он, после того, как визг так же неожиданно оборвался, как и начался.
  - А ты кто? - в свою очередь спросила девушка.
  - Я Иштар, а ты? - улыбнулся мужчина.
  Рыжеволосая подозрительно прищурилась, села и немного отодвинулась от собеседника.
  - А тебе какое дело? - недружелюбно спросила она.
  - Да в общем-то никакого, - равнодушно пожал плечами эрлеец. - Давай помогу, - предложил он и, не дожидаясь согласия, взял ее за плечи и поставил на ноги.
  Опешившая от такого обращения девушка стремительно вывернулась из мужских рук и отскочила поближе к единственному знакомому существу - 'упрямой скотине', а по совместительству своей лошади.
  - Ты чего шарахаешься? - не понял такого поведения Иштар.
  - А ты чего к леди без ее разрешения руки тянешь? - недружелюбно ответила вопросом на вопрос девушка.
  - Ну, извини. Я как-то не подумал, что ты благородных кровей. Мне казалось, леди так не выражаются, - с усмешкой произнес мужчина.
  - Много ты знаешь! Некоторые леди еще не так выражаются, - запальчиво воскликнула пострадавшая в противовес его словам.
  - Ладно-ладно, убедила, - Иштар выставил перед собой руки раскрытыми ладонями от себя. - Только вот что леди делает одна в лесу?
  - А это не твое дело, - выпалила девушка, а потом еще раз критически осмотрела встречного и, прищурившись, спросила. - А ты ведь эрлеец, верно?
  Мужчина осторожно кивнул.
  - Сопровождаешь эрлейского князя? - уточнила девушка.
  Иштар еще раз кивнул с еще большей осторожностью.
  - Замечательно! - девушка просияла улыбкой. - Ты-то мне и нужен.
  После этих слов Иштар почувствовал безотчетное желание попятиться, уж слишком радостной улыбкой светилась рыжеволосая, но быстро справившись с трусливым порывом, он спросил:
  - Интересно, зачем?
  - Ну, не конкретно ты, - поспешила исправиться девушка. - Мне нужно попасть к Ее Высочеству Итарине, которую сопровождает твой князь.
  Ощутив смесь чувств из облегчения и совсем маленькой почти незаметной толики сожаления, эрлеец скрестил руки на груди и, подозрительно уставившись на девушку, повторил вопрос:
  - Интересно, зачем?
  - Как, зачем? - возмутилась рыжеволосая, - Я за нее беспокоюсь и не хочу, чтобы она путешествовала одна в компании подозрительных эрлейских мужчин.
  - Один из них - ее жених, между прочим, - парировал Иштар, скептически приподняв бровь.
  - И что с того? - ничуть не смутилась девушка. - Не муж же. К тому же, кто вас, эрлейцев, знает, - произнесла она совсем уж непонятную фразу, явно несущую негативный оттенок.
  - Что ты имеешь ввиду? - мужчина неодобрительно прищурился. - Ты нас в чем-то подозреваешь?
  Рыжеволосая демонстративно пожала плечами и независимо оглядела окрестности.
  - Так, где вы, говоришь, остановились? - уточнила она.
  Эрлеец понимал, что не может оставить девушку одну в лесу; к тому же, если она одна добралась сюда, то и становище непременно найдет, поэтому бессмысленно делать из этого тайну. Взглянув на собеседницу, он пришел к выводу, что пытаться проучить ее одиночеством в незнакомом месте бесполезно, он вздохнул и проворчал:
  - Идем уже, несчастье, провожу, а то еще во что-нибудь вляпаешься.
  - Меня Олеяна зовут, - недовольно поджав губы, представилась девушка - обращение молодого мужчины ей не понравилось.
  - Ага, - кивнул эрлеец в знак того, что принял информацию к сведению, повернулся, подошел к дереву, у которого оставил ветки, поднял их и оглянулся на рыжеволосую. - Так ты идешь или нет?
  - Иду, - буркнула та и, схватив лошадь под уздцы, действительно направилась следом.
  До перелеска, где остановился отряд, было совсем недалеко, он был как раз за деревьями, девушка не дошла совсем чуть-чуть.
  - Миленько тут у вас, - похвалила Олеяна, увидев мирно щипающих траву расседланных коней, кострище и приспособленные под ночлег лежаки из одеял, теперь уже скатанные в рулоны.
  Не став просить помощи, она быстро расседлала свою лошадку и звонким шлепком по крупу отправила ее к остальным, а сама аккуратно поставила нелегкое седло рядом с сумками, отстегнутыми ранее. Внезапно ее внимание привлекло какое-то движение рядом с сумкой с провиантом, повернув голову, она встретилась глазами с блестящим взглядом дикого явара, находящегося на расстоянии всего полуметра от нее.
  Пространство огласил истошный визг. Иштар во мгновение ока оказался рядом с девушкой с кинжалом в руке. Окинув взглядом окрестность, он недоуменно посмотрел на рыжеволосую и спросил:
  - Ты чего визжишь?
  - Явар! - сиплым шепотом произнесла она, дрожащей рукой указывая на припавшего к земле и прижавшего уши к голове кота, укоризненно смотрящего на громкую девицу, вздумавшую кричать ни с того ни с сего.
  - Э-э-э... да, это явар, - согласился мужчина. - Но он тебя не обидит.
  - Откуда ты можешь это знать? - тем же шепотом спросила Олеяна.
  - Этот явар еще с Мейранского леса идет за твоей принцессой. И с тех пор еще никто не пострадал, - ответил эрлеец.
  - Он ручной? - уже спокойней уточнила девушка, все так же с опаской поглядывая на большого пятнистого кота.
  - Нет. Но пока он никому ничего не отгрыз, его терпят. Кстати, это создание весьма прожорливо, так что держи свои запасы под присмотром, - порекомендовал Иштар и отошел от рыжеволосой постепенно приходящей в себя девушки.
  - Ну и компания. В этом вся Итарина. Не удивлюсь, если встречу тут того самого дракона, что ее похитил, - произнесла Олеяна уже нормальным тоном.
  Услышав это, эрлеец отвернулся, чтобы скрыть усмешку и заодно достал чистую рубашку. Его обнаженный торс не сильно-то и смущал девушку, за всеми событиями, произошедшими с ней за последние пятнадцать минут вид полуголого мужчины потрясал в меньшей степени, чем все остальное. Хотя время от времени Олеяна бросала на широкие плечи и подкачанные мышцы заинтересованные взгляды, но лишь тогда, когда была твердо уверенна, что мужчина этого не замечает. Однако слава об эрлейских войнах шла не просто так, поэтому, несомненно, довольный женским вниманием Иштар все-таки решил одеться, к тому же, капельки воды, оставшиеся после купания, уже давно испарились и даже короткие волосы почти просохли.
  Как бы там ни было, провидение сегодня явно не было настроено давать возможность мужчине нормально одеться. Только он накинул рубашку и принялся застегивать пуговицы, как в третий раз за короткое время раздался визг девушки. Правда, в этот раз это скорее был истеричный писк. Молниеносно развернувшись, готовый ко всему, он увидел Олеяну с расширенными от страха глазами, смотрящую в небо, откуда гордо и величественно прямо на полянку спускался дракон с бараньей тушей в когтях.
  Осознав, что опасности нет, Иштар подошел к испуганной девушке.
  - Д-дракон, - произнесла она, заикаясь и переводя полный непонимания взгляд на спокойного мужчину.
  - Он самый, - подтвердил эрлеец и не упустил случая поддеть рыжеволосую. - Кстати, ты говорила, что не удивишься, а на деле испугалась до писка.
  - Я? Я вовсе не испугалась, - немедленно пришла в себя девушка, едва заслышав ехидные нотки в его голосе. - Это все от неожиданности. Что я драконов не видела что ли? - продолжила она, нервно перебирая пальцами.
  - А что, видела? - заинтересовался Иштар.
  - Да, - твердо подтвердила Олеяна, а потом, немного помявшись, призналась. - Правда, всего один раз. И, кажется, именно этого, когда он Иту уносил, - поймав откровенно-насмешливую ухмылку, она добавила уже куда более уверенно. - И ничего он не страшный. Просто необычный немного. То есть для драконов он, наверное, нормальный, а вот для людей, не так часто драконов встречающих, представляет собой очень даже впечатляющее зрелище.
  Все еще волнующаяся и немного напуганная девушка всеми силами пыталась скрыть свою реакцию, но получалось плохо.
  Тем временем ящер с расстояния в метр бросил тушу и приземлился рядом. Критически осмотрев новоприбывшую, он вопросил:
  - Это еще ч..кто?
  Олеяна растерянно обернулась на Иштара и просипела:
  - Он говорит?
  - Он еще и слышит очень хорошо, - нормальным голосом ответил эрлеец, не скрывая усмешки, которая, казалось, прилипла к нему навсегда.
  - Я вам не мешаю? - ворчливо осведомился крылатый змий.
  - Ну, что вы, уважаемый Варраш. Эта девушка утверждает, что она знакома с Ее Высочеством Итариной, - поспешил прояснить ситуацию мужчина.
  - Я не просто знакома с ней. Я ее первая фрейлина и подруга, - уточнила рыжеволосая.
  Дракон фыркнул. По своему обыкновению он ничего не сказал, но подумал, что выдержать двойную дозу болтливого женского общества будет ой как нелегко. Правда, еще теплилась слабая надежда, что девушки будут занимать своей болтовней исключительно друг друга, но ящеру с почти четырехсотлетним опытом верилось в это с трудом.
  Напряженную тишину, от которой испытывала неловкость только Олеяна, нарушило появление еще одного мужчины, держащего в руках три перепелиные тушки, и столь же вежливого, как и дракон.
  - Это кто? - повторил он вопрос чешуйчатого, подойдя поближе.
  Девушка нахмурилась. Смелость ответить снова взял на себя Иштар:
  - Фрейлина Ее Высочества.
  Лицо отриссийца немного разгладилось, он поклонился и произнес:
  - Ваша Светлость, прошу прощения за мой невежливый тон.
  - Ничего страшного...
  - Танар хар Рейни, телохранитель Ее Высочества, - представился мужчина, правильно поняв паузу.
  - Очень приятно, хар Рейни, а я Олеяна ки Ратрус, подруга Ее Высочества, - уточнила свое положение девушка.
  - Это все замечательно, но кто-нибудь будет свежевать тушу? Мне-то в принципе и так сойдет, - прервал обмен любезностями приходящий все в более ворчливое настроение Варраш.
  - Я займусь этим, - вызвался эрлеец и скинул рубашку, чтобы не запачкать в крови убитого животного.
  На полянке снова воцарилась тишина. Дракон устроился поудобнее и теперь лежал с отрешенным видом и взглядом, смотрящим сквозь предметы: с таким видом даже табличка 'не беспокоить' не нужна - все и так донельзя красноречиво. Танар ощипывал и потрошил птиц, Иштар свежевал барана. Олеяна же устроилась на бревне неподалеку от кострища и и наблюдала за работой мужчин.
  Первой нарушила молчание, конечно же, именно она:
  - Иштар, а где принцесса и когда она вернется? - спросила девушка.
  - Быстро же ты отошла от шока, - усмехнулся эрлеец, бросив на нее одобрительный взгляд.
  - Какого еще шока? - приняла оскорбленный вид фрейлина. - Я просто немного растерялась.
  - То есть ты всегда визжишь, когда растеряна? - насмешливо уточнил мужчина, не отрываясь от работы.
  - Н-нет. Ты можешь просто ответить на вопрос? - нахмурилась рыжеволосая.
  - Да запросто, - подтвердил он.
  - Тогда будь любезен, ответь, - еле сдерживая недовольство, отчеканила Олеяна, сверкая негодованием в зеленых глазах.
  - Ее Высочество с тшером отправились в городок поблизости. Могут вернуться к закату, могут к рассвету, а могут и к следующему закату, - ответил, наконец, эрлеец.
  Девушка нахмурилась. Мысль, что ее подруга находится в незнакомом месте и с малознакомым мужчиной, пусть и официальным женихом, ей категорически не нравилась.
  - И, конечно, ее никто не сопровождает, - больше для себя произнесла Олеяна.
  - А что, у вас в стране каждой незамужней простой горожанке положено сопровождение? - скептически осведомился Иштар.
  - Нет, конечно, но ведь она не простая горожанка, - ответила рыжеволосая.
  - Но ведь об этом никто знать не должен, - парировал мужчина.
  - Правильно я за ней поехала, - пробурчала себе под нос девушка, бросая неодобрительные взгляды на эрлейца. - Нечего принцессе делать одной в компании мужчин.
  Услышал это бурчание только дракон, но виду не подал, а только подумал, что никогда не поймет человеческой логики - какая разница одна девушка путешествует в компании мужчин или двое? Как будто вдвоем они смогут предпринять что-то, чего не смогла бы одна. Странная штука 'репутация', о которой люди так пекутся, зачастую только мешает и добавляет трудностей и неприятностей. Хорошо быть драконом.
  
  * * *
  
  Чем ближе подходили они к месту стоянки, тем отчетливей ощущался запах жареного мяса, натертого пряностями, вызывающий обильное слюноотделение у изрядно проголодавшихся путников. Издали все, казалось, было в порядке и точно так, как и до отъезда, но все же что-то неуловимо изменилось. Первым вычленил перемену в знакомой обстановке Акран:
  - Там еще кто-то, кроме наших, - произнес он, вглядываясь в идиллическую картину приготовления пищи, открывшуюся их взору
  Итарина последовала примеру мужчины и тоже пригляделась к сидящим вокруг костра.
  - Лейка, - потрясенно выдохнула она. - Там Лея!
  Сияющими радостью глазами она встретилась с ничего не понимающим взором эрлейца, счастливо улыбнулась и всадила пятки в бока своего коня, пуская того вскачь. Князь хмыкнул и тоже наподдал своему скакуну, чтобы не отрываться от спутницы.
  Сидящие вокруг костра обернулись на топот копыт. Танар, убедившись, что прибыли свои и с принцессой все в порядке. Снова обратил внимание на готовящиеся куски мяса, заботливо переворачивая их, чтобы поджаристая корочка была равномерной и хрустящей. Иштар и Олеяна, напротив, все свое внимание перенесли на прибывших. Девушка поднялась с места, сделала шаг навстречу и в приветственном жесте подняла руку.
  Ее Высочество, в считанные секунды оказавшаяся на полянке, соскочила с лошади и, развернувшись, угодила прямо в дружеские объятия.
  - Лей, - радостно произнесла она.
  - Ита, - ответила ей подруга.
  Объятия стали крепче.
  - Что ты здесь делаешь? - первым делом спросила Итарина, отстранившись от фрейлины.
  - Как что? - удивилась рыжеволосая и пояснила, словно это было кристально ясно. - Куда ты, туда и я, - а потом добавила, понизив голос. - К тому же, нечего тебе делать одной в компании стольких мужчин, а особенно эрлейцев.
  - Ой, Лея, кто о чем, а ты об эрлейцах, - усмехнулась принцесса и поинтересовалась. - А ничего, что один из них - мой жених, второй - телохранитель, а третий вообще дракон?
  - Ничего, - невозмутимо ответила Олеяна. - К тому же ты забыла про Иштара. Очень подозрительная он личность, скажу я тебе.
  - Ты называешь его просто по имени? Я что-то пропустила? - не скрывая удивления, вопросила Ее Высочество.
  - Ничего интересного, - отмахнулась фрейлина и поспешила перевести разговор в другое русло. - Я чуть голос не сорвала, знакомясь с твоими спутниками.
  - Почему? - не поняла Итарина.
  - Полуголый эрлеец, дикий явар и дракон! Серьезно, Ита, как ты умудряешься собирать вокруг себя такие компании?
  - Полуголый? - решила уточнить самую интригующую часть Ее Высочество. - Если учесть, что эрлейцев в моем окружении всего двое и один из них сопровождал меня, и принять во внимание панибратское 'Иштар'... Олеяна ки Ратрус, ты ничего не хочешь мне рассказать?
  - Хочу! Очень хочу, и рассказать, и послушать, - с энтузиазмом кивнула рыжеволосая девушка и призналась. - Я так переживала за тебя, Итари, и так соскучилась.
  Подруги снова обнялись.
  - Я тоже соскучилась по тебе, Лей, - шепнула Итарина.
  
  4.Охота на рог радужного единорога или Caution! High voltage!
  
  Суровые воины с хмурым интересом поглядывали на две женские фигурки в отдалении, а дракон устремил тоскливый взгляд к небу: отряд становился все больше, и не сказать, чтобы его это радовало. Последний час после ужина девушки провели на побережье под бдительным наблюдением Танара, находящегося неподалеку и под охраной сыто зевающего явара, устроившегося гораздо ближе. Они делились друг с другом событиями последних дней. Оказалось, что Олеяна, узнав, ужасную весть о похищении, отправилась к герцогине ки Тарси, как только смогла, чтобы сообщить о произошедшем, потому что была твердо уверенна, что подобные вести должны приносить знакомые люди. Однако на подходе к Мейранской усадьбе, она встретилась с возвращающимся отрядом эрлейцев и отриссийцев, возглавляемым травмированным хар Геиром. То есть, она спряталась от отряда незнакомых мужчин за ближайшей группой деревьев, откуда и услышала обрывок разговора, в котором упоминалось, куда именно направляются Ее Высочество и ее спутники. Возблагодарив небеса за то, что с Итариной все в порядке и за так вовремя услышанную информацию, она решила не терять времени и поскорее добраться до принцессы, чтобы своими глазами удостовериться, что та жива и невредима. И в итоге добралась.
  - Вот честно, Ита, я за все время своего пути к тебе столько не нервничала, как за те недолгие минут двадцать, в которые происходило знакомство с твоими спутниками, - закончила свой рассказ девушка.
  - Ну, не все же они такие... неожиданные, - попыталась оправдаться Итарина.
  - Нет, Танар, как нормальный человек появился в поле моего зрения не внезапно и, слава небесам, у него нет клыков, когтей или шипованного хвоста. И он не огнедышащий. Хотя... - рыжеволосая обернулась и демонстративно пригляделась к охраннику. - Может, я чего-то не заметила?
  - Поверь, Танар не менее опасен, бабушка кого попало в телохранители бы не взяла. И, кстати, он очень специфически относится к продовольственным запасам, - принцесса склонилась к подруге и приглушенным голосом произнесла. - Никогда не кради у него еду. Он этого не прощает.
  - Вот ведь! - прищурилась рыжеволосая, пытаясь скрыть улыбку. - Ваше Высочество, я в умилении от вашей наивности.
  - Сама дуреха, - невозмутимо ответила венценосная подруга. - И я, между прочим, правду говорю. Вон, у Хвостика спроси. Танар ему до сих пор свою колбасу не простил.
  - А я-то думала, почему он ворчит на такого обворожительного явара, - улыбнулась Олеяна, уже давно без страха взиравшая на очередной клыкастый зевок 'наглой кошачьей морды', как величал его отриссийский воин, которая благосклонно позволяла почесывать себе загривок Ее Высочеству.
  Когда подруги вернулись к костру, мужчины и дракон вполне спокойно восприняли весть, что первая фрейлина принцессы завтра отправится вместе с ними. Право слово, не могут же они отправить девушку совершенно одну обратно, мало ли, что может с ней приключится, и не важно, что весь путь от дворца до побережья она проделала именно в одиночестве. Воины благоразумно решили согласиться с этим утверждением сразу, потому что тратить время на то, чтобы взывать к здравомыслию девушек, одна из которых отправилась в путешествии в одиночку, а вторая - Ее Высочество принцесса Итарина эр Шария, известная своим оригинальным подходом даже к самым обыкновенным вещам и предприятиям, посчитали нерациональным.
  
  * * *
  
  - И куда мы направляемся теперь, тшер? - прозвучал вопрос новоприбывшей участницы отряда, адресованный эрлейскому князю как старшему по положению, а потому являвшемуся логичным предводителем их не такой уже и маленькой компании.
  Последние минут десять Олеяна занималась уточнением и упорядочиванием информации, полученной ей вчера от Итарины.
  - В Тышхатские степи, леди Олеяна, - ответил мужчина. - Именно там обитают единороги, чья помощь необходима.
  - Итарина сказала, что от единорогов вам нужна энергия. Но ведь энергия - основа жизни, как вы собираетесь ее извлекать? Вы ведь не будете убивать животных? - решила прояснить ситуацию девушка, хоть и немного опасалась ответа.
  - Убивать?! - присоединилась к разговору до этого молчавшая принцесса. - Акран, скажи, что это необязательно.
  - Совершенно необязательно, - успокоил ее князь. - Да и к тому же, чтобы убить одного единственного единорога нужно не менее отряда хорошо обученных воинов.
  - Тогда хорошо, что мы идем к ним с мирными намерениями, - заметила фрейлина.
  - Конечно, хорошо, - согласился с ней Иштар и добавил. - Для нас.
  Ее Высочество непонимающе уставилась на эрлейца, но на невысказанный вопрос ответил ей жених:
  - Единороги не принимают титулов, так что им все равно, кто перед ними: король или каторжник. Приходящие к ним с дурными намерениями находят вечный покой в земле Тышхатских степей. А смерть от рога и копыт индрик-зверя - не самая приятная вещь в мире.
  - А есть приятная смерть? - тут же поинтересовалась принцесса у эр Харша.
  В самом деле, кто знает о смерти больше чем воин?
  - Есть, - утвердительно кивнул мужчина. - В собственной постели в объятиях любимой женщины.
  - По-твоему любимой женщине будет приятно остаться с твоим хладным телом на руках? - критически ответила Итарина.
  - Не то чтобы приятно, но светлая скорбь не самое плохое чувство, - пожал плечами князь.
  - Мужчины! - Ее Высочество неодобрительно посмотрела на переглянувшихся в непонимании эрлейцев. - Тогда уж лучше умереть одновременно в объятиях друг друга. Я бы не хотела наблюдать смерть любимого мужчины, даже в старости. Расставаться, пусть даже ненадолго, очень больно для любящего сердца.
  Все присутствующие удивленно посмотрели на принцессу, даже дракон и, как ни странно, явар.
  - Что? - не понимая причины такого внимания, спросила Итарина.
  - Не думал, что вы размышляете на подобные темы, - дипломатично ответил за всех Акран.
  - Бездонные небеса! Не вы один, князь. Я, ее подруга, и то не подозревала об этом, - потрясенно вымолвила Олеяна.
  - Странные вы какие-то, - пожала плечами Ее Высочество и обернулась к большому пятнистому коту. - Правда, Хвостик?
  Явар зевнул и вильнул хвостом, что было расценено принцессой как согласие.
  - Вот, Хвостик со мной солидарен, - победно возгласила девушка, на что получила вполне ожидаемое ворчание со стороны Танара, который не сдерживал своего незатухающего негодования относительно 'наглой кошачьей морды'.
  - Еще бы он не был солидарен! Вы же ему пол своей порции регулярно отдаете, да он за кусок мяса все, что хотите, подтвердит.
  Явар окатил мужчину недвусмысленно-презрительным взглядом, показательно широко зевнул, выставляя на обозрения острые клыки, и с независимым видом повернулся к отриссийцу хвостом и, соответственно, той частью, откуда хвост берет свое начало.
  Ставшее привычным противостояние Танара и Хвостика не вызывало ничего, кроме улыбки у остальных членов отряда - кроме дракона, которому, в сущности, все это было безразлично, но в крайнем случае, он бы встал на сторону хвостатого, ибо от него шума было меньше, чем от человека - которые они старательно прятали, ибо сами мужчина и явар относились к пикировкам весьма серьезно.
  Собрав все вещи и оседлав лошадей, люди двинулись прочь от места стоянки. Итарина оглянулась, чтобы напоследок посмотреть на место становища и произнесла:
  - Мне здесь понравилось, я бы хотела сюда вернуться.
  - Чем тебе приглянулось это место? - заинтересовалась Олеяна.
  - Местными жителями, - просто ответила принцесса.
  - Жителями Тарта? - фрейлина изумилась еще больше: она не могла представить, чем Итарину могли покорить жители небольшого приморского городка.
  - Нет, нашими подводными соседями. Знаешь, их дети совершенно очаровательны, - развеяла ее подозрения Ее Высочество.
  Рыжеволосая девушка улыбнулась, а едущий позади них эрлейский князь, наоборот, нахмурился и недовольным взглядом прищуренных глаз напоследок окинул морские просторы.
  - Тышхатские степи... - задумчиво протянула Итарина после нескольких минут молчания, а потом поравнялась с эрлейским князем и обратилась к нему. - Акран, а что мы станем делать, если встретимся с обитателями степей? И я не имею ввиду единорогов.
  Вопрос Ее Высочества был более чем насущным, ибо тышхатские степняки славились необузданным нравом, жесткостью и презрением к любой градации власти. Степняки выбирали вождей своему многочисленному племени в поединке, понятия наследования этой почетной должности у них не было и в помине. Чужаков они не любили, а сопредельным с ними государствам приходилось заключать мирные союзы с каждым вождем в отдельности. В зависимости от удачливости, силы и смекалки вождь мог сохранять свое положение очень долго, а мог смениться через год. Причем причиной для свержения старого вождя мог стать как брошенный вызов, так и неудача в военном набеге или засушливое лето, в которое сгорело становище. Глава, которому не благоволит судьба и счастливый случай, долго на своем посту не задерживался. Что удивительно, все эти перестановки в верхушке власти почти никак не влияли на мирную жизнь рядового населения: степняки не разбивались на группы, поддерживающие того или иного кандидата, спокойно воспринимая каждого нового вождя - победил, значит, имеет право.
  - Будем надеяться, что встречи удастся избежать, - хмуро ответил князь.
   - А если нет? - девушка была настойчива.
  - Тогда попытаемся договориться.
  - Договориться с тышхатскими степняками... - принцесса посмотрела на мужчину с недоверием. - Интересно, как?
  - Будем решать на месте и по ситуации, - поведал князь.
  - Воодушевляющий план, - скептически заметила Итарина.
  - С тышхатцами другого не бывает, - пожал плечами эр Харш.
  - Ваша правда, - согласилась принцесса.
  - На крайний случай, у нас в спутниках огнедышащий дракон, - присоединился к разговору Иштар. - А на совсем уж крайний - ваша фрейлина. Если что - можно будет откупиться, - широко улыбаясь, добавил он.
  Слова эрлейца возымели действие: Олеяна с неподдельным негодованием обернулась, готовая разразиться тирадой о непорядочных меркантильных мужчинах, но, увидев ухмылку, ответила в делано-задумчивом тоне:
  - Или можно тебя им в рабство отдать в обмен на разрешение путешествовать по их земле.
  - Достойная альтернатива, - согласился Иштар.
  - Не согласна, но слава небесам, тышхатцы этого не знают, - съязвила рыжеволосая и отвернулась, всем видом показывая, что больше этот разговор поддерживать не намерена, и оставляя последнее слово за собой.
  Отвернувшись, девушка не могла видеть улыбку эрлейца, ставшую еще более довольной, чем она была до этого. Итарина с интересом взглянула на первого помощника князя, в ответ на этот интерес Иштар только еще шире растянул уголки губ и снова сделал серьезное лицо.
  Путь до границы с Тышхатом был неблизким: неделя верхом. И весь он прошел относительно спокойно. Охотились в основном мужчины, иногда Варраш. Девушек одних никогда не оставляли, кто-нибудь всегда следил за их безопасностью. Дракон, правда, не был уверен кого именно следует охранять: девушек от окружающих или окружающих от девушек - и больше склонялся к последнему. Явар так и шел с отрядом. Его лапа уже зажила, но, то ли прикормленный, то ли привязавшийся к Ее Высочеству, зверь не захотел уходить.
  В один из таких привалов Итарина, пользуясь тем, что дракон остался в полном их с Олеяной распоряжении, задала ему вопрос:
  - Вар, а ты когда-нибудь видел степняков?
  - Видел, - ответил ящер.
  - А я нет. Отец никогда не брал меня с собой в Тышхат. Если задуматься, то он вообще мало куда брал меня с собой.
  - Ты ничего не потеряла, Высочество, - спокойно пророкотал примирившийся с характером девушки дракон. - Обычные люди, только без налета культуры и цивилизации, помешанные на смелости и отваге до полной потери чувства самосохранения.
  - Хотела бы я на них посмотреть, - задумчиво произнесла принцесса.
  - Оглянись и посмотри, если так интересно, - в том же безразличном тоне, что и всегда, ответил крылатый змий.
  Первой последовала совету Олеяна. Раздался сдавленный писк. Итарина удивленно подняла брови и обернулась.
  За их спинами стояли пятеро мужчин свирепого вида, вооруженных ножами и копьями. Все, как один были, высокими, черноволосыми и обнаженными по пояс. Торс каждого был отмечен узорами, нанесенными черной краской.
  - Это и есть степняки? - уточнила Ее Высочество, потратив минуту на изучение черных линий на загорелых телах и отметив для себя, что узоры не повторялись и у каждого мужчины был свой, отличный от других рисунок.
  - Они самые, - флегматично подтвердил дракон.
  Рыжеволосая фрейлина подвинулась ближе к подруге, явар, лежащий у их ног ощерился и утробно зарычал, Варраш показательно выпустил струйки дыма из ноздрей. К чести степняков, они не дрогнули и только поудобнее перехватили оружие.
  - Женщины пойдут с нами, - произнес тот, что стоял впереди всех.
  - Зачем женщинам идти с вами? - сдержанно поинтересовалась принцесса.
  Наставления учителей и редкие замечания отца вовремя всплыли в памяти: мужчины не любят женщин, умнее себя, а степняки и подавно, предпочитая имеет дело исключительно с мужчинами, поэтому употреблять сложные конструкции в речи Итарина поостереглась.
  - Женщины пойдут с нами сами - или воины Тышхата заставят силой, - объяснил, как тугосоображающей, предводитель отряда.
  - Женщинам нужно время подумать, - ответила Итарина.
  Тышхатец презрительно фыркнул, мол, не женское это дело - думать, но время дал.
  Ее Высочество повернулась к подруге и произнесла:
  - Давай сходим?
  - Что? Ита, ты с ума сошла? Посмотри на них: они же самые натуральные головорезы, - яростно прошептала рыжеволосая в ответ.
  - Лей, тебе что, не интересно посмотреть, как живут степняки? - удивилась Итарина.
  - Не настолько, чтобы посещать их становище с огромной вероятностью остаться там навсегда, да еще в качестве седьмой жены тышхатского война, - так же тихо, чтобы мужчины не услышали, поведала фрейлина.
  - Но ведь с нами пойдет Варраш и Хвостик, они нас защитят, если вдруг проявятся подобные поползновения, - не согласилась принцесса.
  - Ты бы сначала у Варраша спросила, - парировала Олеяна.
  Со стороны дракона раздалось скептическое фырканье, целиком и полностью поддерживающее последнюю реплику рыжеволосой.
  - Вар, ну пожалуйста, мне очень интересно посмотреть на то, как живут степняки. Гостей они к себе в становища не водят, предпочитают заключать договора на нейтральной территории. Да и ни отец, ни будущий муж не позволят мне повторить такую вылазку, - она просительно посмотрела на ящера.
  Дракон скептически взглянул на Итарину и, сделав паузу, выдохнул:
  - Можно подумать, есть выбор.
  Нет, выбор, конечно, был. Он мог в мгновение ока испепелить зарвавшихся степняков, но тогда ему, во-первых, пришлось бы их убить, а этого Варраш не любил, а во-вторых, струя пламени могла бы случайно задеть девушек, а этого он не хотел. Да и если бы не задел, не травмировать же их неустоявшуюся, почти детскую, психику видом обгоревших трупов и звуками предсмертных воплей. Так что, по большому счету, выбора не было.
  - Спасибо, - улыбаясь, произнесла Итарина, проникновенно глядя в глаза дракону и пытаясь взглядом передать всю степень своей благодарности.
  Олеяна сдавленно охнула. Принцесса повернулась на звук с вопросительно приподнятыми бровями. Фрейлина отчаянно замотала головой, показывая, что эта затея ей категорически не нравится. В ответ она получила лишь еще более широкую улыбку венценосной особы. В довершение Итарина подмигнула подруге и, шепнув 'не трусь', повернулась к степнякам, вернув лицу спокойное и уверенное выражение, и произнесла:
  - Женщины пойдут с мужчинами Тышхата.
  Предводитель кивнул так, словно ни секунды не сомневался, что девушки отправятся с ним и его людьми добровольно. Нет, не потому что подозревал наличие в них логичного начала, но ведь и животные стараются избегать неприятных ощущений.
  Принцесса и ее фрейлина, отвязывающие своих лошадей, были прерваны хмурым тышхатецем, который спросил:
  - Женщин двое, почему лошадей пять?
  - Это лошади наших спутников, - пояснила Итарина.
  - Спутники тоже женщины? - заинтересовался предводитель.
  - Нет, мужчины, - ответила Ее Высочество.
  После нескольких мгновений задумчивого молчания на лице тышхатца появилось уверенное выражение и он произнес:
  - Мужчины оставили своих женщин одних, на попечение животных. Сами виноваты. Лошадей мы заберем, - и стал спокойно отвязывать остальных трех скакунов, принадлежащих Танару, эрлейскому князю и его помощнику.
  - Не думаю, что князю это понравится, - шепнула Олеяна на ухо подруге.
  - Тем лучше, - ответила Итарина. - Так они будут преисполнены большей решимости нас найти, но сделать это так же быстро, как и на лошадях не смогут, поэтому у нас будет достаточно времени, чтобы все там хорошенько рассмотреть.
  - Я не хочу там ничего рассматривать, - пробурчала фрейлина.
  - Не бойся, Лей, Варраш нас в обиду не даст, - успокоила ее принцесса. - К тому же, после того, как эти ребята назвали его животным, кажется мне, у нашего дракона на них зуб имеется.
  Сверху раздалось тихое, но подтверждающее фырканье. Девушки подняли головы и наткнулись на блеск янтарных драконьих глаз: у Варраша действительно появилась причина недолюбливать степняков. Уверившись в не совсем дружелюбном отношении ящера к мужчинам, Олеяна вздохнула свободней и быстро отвязала свою лошадку.
  - Хорошо, - согласилась она. - Но если вдруг что-то случится, ты сама будешь объясняться со своим отцом.
  - Как будто когда-то было по-другому, - заметила Ее Высочество.
  - И с моим тоже, - добавила фрейлина.
  - Хорошо, и с твоим, - кивнула девушка и улыбнулась.
  - Женщины много болтают, - послышался строгий голос рядом с ними.
  Подруги вопросительно посмотрели на тышхатца. Тот уже сидел на не пойми откуда взявшемся коне, как и его четверо спутников, смотревших на девушек со сдерживаемым интересом.
  - Женщины должны шевелиться быстрей, - снова произнес их предводитель.
  - А что, вы куда-то спешите? - спросила Итарина, вскочив на своего скакуна.
  - Нет, но это не значит, что нужно копаться и впустую тратить время, - отрезал степной житель, развернул коня и тронул того пятками, понукая идти вперед. Мужчина, как и все тышхатские всадники, обходился без седла. Этому своих детей степняки учили с трех лет. Ее Высочество тронула поводья и направилась вслед за предводителем и еще двумя тышхатцами, пристально рассматривая их посадку, рядом с ней ехала Олеяна, а за ними пристроились два оставшихся степняка. Варраш шел сбоку, а Хвостик, по обыкновению, устроился в хвосте процессии.
  - Хотела бы я научиться так держаться в седле как они, - произнесла Итарина, так, чтобы слышала только подруга.
  - Это же степняки, Ита. Они с конем расстаются только на ночь, и то не всегда, - фыркнула рыжволосая.
  Принцесса пожала плечами.
  - Все равно интересно. С виду они вообще не испытывают никакого дискомфорта от такого способа езды. Хотя за всю жизнь можно и привыкнуть.
  - Женщинам нужно учиться молчать, - донесся до них недовольный голос предводителя. - Мужчины Тышхата не любят болтливых жен.
  - Ита, если нас отдадут кому-нибудь в жены, я не знаю, что я с тобой сделаю, - прошипела Олеяна.
  - Ничего ты не сделаешь, - ответила Итарина.
  Возмущенная фрейлина открыла рот, чтобы возразить, потом закрыла и шумно выдохнула.
  - Конечно, не сделаю, - вынужденно согласилась она и буркнула вдобавок. - Вот и пользуешься своей венценосной безнаказанностью.
  Тышхатцы стали бросать на девушек неодобрительные взгляды, и те замолчали. Кто их знает, этих степняков, может, решат начать воспитывать болтушек до того, как отдадут кому-нибудь в жены, хоть это и противоречит их укладу: женщин имеет право наказывать и поощрять лишь отец, супруг или, за неимением оных, ближайший родственник мужского пола.
  Дракон хмыкнул. Да, тышхатцы ему не нравились - кому понравятся наглые существа без чувства самосохранения? - но они добились от двух девушек тишины, и одно это было в его глазах большим достижением. Так что оставшийся путь они проделали в молчании, прерываемом короткими редкими репликами степняков, обсуждающих им одним понятные вещи.
  Дорога заняла довольно долгое время. К месту становища они добрались только после заката. К этому времени Олеяне было уже все равно, какой женой ее могут отдать неизвестному тышхатцу: будь у него в шатре бадья и ложе, она бы и слова поперек не сказала. Даже у Итарины интерес в глазах сверкал уже не так ярко, но лишь до того момента, как они заехали на территорию становища.
  Место обитания степняков представляло собой круг, заполненный большими шатрами. У каждого шатра был разведен костер, предназначенный для приготовления пищи. Рядом с кострами сидели мужчины, одетые так же, как и провожатые Ее Высочества и первой фрейлины, и возились дети. Женщины сновали между палатками и хлопотали по хозяйству. В отличие от мужчин, они носили платья чуть ниже колен с разрезами по бокам и легкими штанами под ними, руки и шею платья оставляли открытыми, но не слишком. Летнее солнце безжалостно, а степные жители хоть и привычны к его неласковым лучам, но тоже лишний раз обгорать не любят, хоть по мужчинам этого и не скажешь.
  Как только отряд пересек границу стоянки степных кочевников всеобщее внимание было перенесено с повседневных занятий на вновь прибывших.
  Первыми приблизились мужчины. Конечно, со стороны детей наблюдался недюжинный интерес, особенно к дракону, но они сдерживались воспитанием либо матерями.
  Тышхатцы, составляющие конвой девушек, спешились и ответили на приветствия подошедших.
  - Кто эти женщины? - прозвучал вопрос представителя хозяев степи.
  - Мы нашли их неподалеку от границы одних, - ответил предводитель.
  Итарина мысленно сделала себе заметку, что пересеклись они с тышхатцами фактически на территории Отрисса, но говорить ничего не стала. Все ее внимание сейчас было обращено вовне, на творящееся вокруг.
  - Зачем вы привели с собой зверя? - спросил другой.
  - Дракон шел сам. Он не хотел оставлять женщин, - ответил знакомый степняк.
  Отойдя ненадолго, он переговорил о чем-то с другим мужчиной, а затем вернулся.
  - Сегодня вы будете ночевать в одной палатке, а завтрашнюю ночь - уже в шатрах своих мужей, - просветил их тышхатец.
  - Отлично! - просияла Итарина и, обернувшись к подруге, спросила. - Ты слышала, Лей? Мы ночуем вместе.
  - Да, а еще я слышала что-то про мужей, намечающихся на завтра, - сумрачно пробормотала рыжеволосая, но принцесса не придала этому значения.
  - Сейчас женщины пойдут за мной в свою палатку, - произнес степняк, внимательно глядя на девушек, словно ожидая подвоха.
  Но в этот раз его ожиданиям не суждено было оправдаться. Итарина кивнула, выражая готовность следовать за хозяином положения, а Олеяна тяжело вздохнула, но намерения воспротивиться не выказала. Их палатка была в первом внешнем круге, что вполне устроило Варраша, демонстративно улегшегося рядом с ней, показывая, что не собирается оставлять 'гостий' без своего драконьего присмотра и общества. Караульные, выставленные у выделенной палатки, опасливо косились на ящера, но ничего не говорили.
  Только девушки успели осмотреть свое временное пристанище, как полог, заменяющий дверь, откинулся, и в палатку зашла женщина с тарелками в руках: пленницам принесли ужин. Приняв тарелку, Итарина решила воспользоваться возможностью и задала вопрос, прежде поблагодарив за еду:
  - Спасибо. А что, у вас всегда трапезы проходят в шатрах?
  Женщина бросила на принцессу пристальный взгляд и ответила:
  - Нет, обычно мы едим у костров.
  - Тогда почему мы едим тут? - решила прояснить для себя Ее Высочество.
  - Потому что вы не жители степей. Но с послезавтрашнего ужина начнете есть со всеми, - пояснила тышхатка.
  - Почему с послезавтрашнего? - не поняла Олеяна.
  - Завтра первый ужин в шатре мужа, - ответила женщина и повернулась, чтобы уйти.
  - А уже известно, кто станет мужем каждой из нас? - поинтересовалась Итарина.
  - Нет. Завтра это решит вождь, - произнесла тышхатка и поспешила выйти из шатра.
  - Мне все это не нравится, - заявила фрейлина, как только полог перестал колыхаться.
  - Не переживай, Лей. В крайнем случае, нас унесет Варраш, - успокоила ее принцесса.
  - Может, скажем вождю, кто ты такая, и он нас отпустит? - предложила рыжеволосая, с надеждой глядя на подругу.
  - Не думаю, что отпустит, скорее, прочно выдаст замуж, не дожидаясь завтрашнего заката. Нельзя давать им такой козырь, Лей. От ненасытной человеческой алчности не спасет даже дракон, - серьезно сказала Итарина. - Так что молчи об этом.
  - Вот какой смысл быть принцессой, если это не помогает, а, наоборот, только создает еще больше проблем? - недовольно проворчала Олеяна.
  - И не говори. Сплошные неприятности от этого титула, - поддакнула Ее Высочество.
  - А эрлейского князя ты тоже относишь к неприятностям? - поинтересовалась подруга с плутовской улыбкой.
  - Я еще не решила, - призналась принцесса, так же улыбаясь. - С одной стороны, после свадьбы он будет распоряжаться моей свободой и вполне сможет начать ее ограничивать, с другой - он все-таки отправился вместе со мной помогать Варрашу...
  - Ох, Ита, всем бы такие приятные неприятности, - вздохнула фрейлина и озорно подмигнула. - Мне кажется, ты ему понравилась.
  - Как ты и говорила: молодая симпатичная девушка лучше престарелой толстой старой девы с бородавкой на носу, - ответила Итарина.
  - Не припоминаю, чтобы я говорила нечто подобное, - прищурилась Олеяна. - Но мысль верная. В этом смысле ему повезло.
  Девушки задорно улыбнулись друг другу и принялись за еду. Однако Ее Высочество не успела донести до рта первую ложку с кашей, как в голову пришла очередная мысль. Отставив тарелку, она поднялась и направилась к выходу из гостевой палатки.
  - Итари, ты куда? - удивилась Олеяна.
  - Сейчас вернусь, - бросила принцесса и скрылась за пологом.
  У занавеси с той стороны сидели двое мужчин, стороживших их, и тоже вовсю трапезничали. Увидев Итарину, они перестали жевать, и один из них недовольно спросил:
  - Почему женщина вышла из шатра?
  Найдя взглядом сначала Варраша и Хвостика, устроившихся неподалеку и сейчас с любопытством ожидающих ее ответа (Варраш со скрытым, а кот - с очень даже явным и написанным на морде), она спокойно произнесла:
  - Женщине интересно, покормили ли ее спутников.
  - Каких спутников женщина имеет ввиду? - уточнил второй.
  - Дракона и явара, - пояснила принцесса.
  - Дракон и явар - дикие звери, они сами в состоянии добыть себе пропитание, - отрезал степняк и хотел было вернуться к еде, но Итарина не сдвинулась с места и произнесла:
  - А лошадям нашим вы задали корм?
  - Да, лошади в порядке, - нахмурился мужчина.
  - То есть лошади вам нужны и вы их покормили, а явар и дракон - нет, поэтому они сидят голодными, - констатировала напрашивающийся факт девушка. - Не очень-то вы гостеприимны.
  У тышхатца дернулась щека.
  - Но... - попытался он ответить, но Ее Высочества не дала ему этой возможности.
  - Дракон и явар пришли с нами и должны быть накормлены, или мы тоже не будем есть. И потом сами объясняйте, почему у женщин, предназначенных в жены славным мужам Тышхата, заморенный и усталый вид. Боюсь, подозрения на вас падут не самые приятные. А мы их опровергать не станем.
  У степняка отвисла челюсть от подобной наглости.
  - Женщина, ты угрожаешь мне? - прорычал он, но Итарина слыхала рык и пострашнее, а потому спокойно ответила:
  - Нет. Как я могу угрожать мужчине. Я же женщина, у меня на это ни ума не хватит, ни смелости. Я просто вежливо прошу щедрых жителей степи накормить ВСЕХ моих спутников, - принцесса мило улыбнулась.
  Хмурый мужчина буравил девушку неодобрительным взглядом. Поняв, что от товарища слова не добьешься, второй охранник произнес:
  - Я распоряжусь, чтобы зверям дали есть. Пусть женщина идет в шатер.
  Итарина кивнула, поблагодарила и вернулась в палатку. Контролировать исполнение своей просьбы она не стала: это было бы пощечиной достоинству тышхатцев, а степняки были верны своему слову и не прощали оскорблений.
  - Опасная ты женщина, Итари, - произнесла со смешком Олеяна, едва подруга вернулась к брошенной тарелке. - Даже степняков умудряешься шантажировать.
  - Ничего я их не шантажировала, просто воззвала к доброму и светлому началу в их суровых душах. Они же кочевники и любят зверей. Так пусть любят всех, а не выборочно, - парировала принцесса и отправила ложку с кашей в рот. - Нешего тут дишкиминашию уштраивать.
  - И это отрисская принцесса. Итари, учитель Лериен повесился бы на собственном шейном платке, если бы сейчас тебя увидел, - рассмеялась рыжеволосая.
  - Ну, он же не видит, - флегматично пожала плечами Ее Высочество и принялась за кашу всерьез, уже не отвлекаясь на разговоры.
  После ужина к ним в палатку пробрался явар. Он заинтересованно повел носом, обнюхал пустые тарелки и обвиняющее уставился на Итарину.
  - Вот не надо, Хвостик! Я точно знаю, что вас с Варрашем угостили. Я видела ту аккуратную горку из вылизанных костей рядом с вами, когда выходила освежиться, - ответила на бессловесный укор принцесса.
  Большой пятнистый кот недовольно мявкнул и устроился между девушками.
  Осознав намерение явара остаться в палатке на ночь вместе с ними, принцесса расплылась в умиленной улыбке, протянула руку и, почесывая блаженствующему от нехитрой ласки коту загривок, с гордостью произнесла:
  - Ты наш защитник.
  Кот прищурился от удовольствия и утвердительно заурчал.
  Женщина, пришедшая за тарелками, лишь удивленно взглянула на увеличившееся количество постояльцев, но ничего не сказала, опасливо косясь в сторону явара. То ли она предупредила, то ли изначально тышхатцы не лелеяли дурных намерений относительно пленниц, но ночь прошла тихо и спокойно. Под боком у урчащего дикого кота девушки чувствовали себя на удивление умиротворенно, а зная, что за рядом с шатром находится дружественно настроенный к ним дракон, - еще и в относительной безопасности.
  
  * * *
  
  Солнце в степи припекало по-летнему. Трое мужчин, уставшие, но довольные, возвращались к месту привала. Охота была недолгой, но вполне успешной: пара косуль и пять перепелок. Нести их, конечно, было не очень удобно, но азарт от охоты все еще растекался по венам и придавал бодрости и, что скрывать, хорошего настроения.
  Хорошим, однако, настроение оставалось недолго. Подходя к месту стоянки и предвкушая плотный вкусный обед, Акран неожиданно нахмурился: место, где он оставил свою невесту и ее спутников, не радовало своей пустынностью. За спиной послышался удивленный возглас Иштара 'а где все?', и тихое потрясенное и в то же время злое ругательство отриссийца.
  Подойдя к выложенному камнями кострищу, мужчины свалили свою ношу и угрюмо переглянулись.
  - Иштар, что ты можешь сказать? - произнес, наконец, князь.
  Эрлеец вгляделся в следы на земле, прошелся туда-обратно и ответил:
  - Их увели всадники. Пятеро. Мужчины. Скорее всего тышхатцы - следы обуви характерные для их сапог с кожаной подошвой.
  - Степняки на территории Отрисса, - задумчиво констатировал эр Харш, пришедший к тем же выводам, - Что-то слишком свободно они себя чувствуют: нарушают границу, похищают отриссийских женщин... - повернувшись к спутникам он произнес командным голосом:
  - Сейчас быстро едим и отправляемся следом.
  Мужчины согласно кивнули: преследовать неприятелей, не подкрепив силы, было бы, мягко говоря, не очень умно. Жаль было оставлять косулей, но выбора не было. Степные падальщики за ними приберут.
  Тушки перепелок быстро поджарились на огне, так что менее часа спустя мужчины отправились в погоню за похитителями. Благодаря тем же степнякам, собирать было нечего, так что шли налегке и быстро, зная, что, когда придут сумерки, различать следы будет очень непросто, не говоря уже о темноте.
  Ночь опустилась, прежде чем они достигли становища тышхатских кочевников, но чем хороша степь, так это прекрасной видимостью: с приходом темноты, свет костров, разведенных степняками, был виден далеко. Так что теперь они четко видели цель своего пути.
  Тышхатцы были обособленным закрытым кочевым сообществом, хорошо охранявшим свои границы, но эрлейские воины, все же были лучше. Поэтому трое мужчин смогли подобраться к тихо гомонящему ночному сонному становищу незамеченными.
  - Каков план, мой тшер? - едва слышно прошептал Иштар хаш Рахт, наблюдавший из зарослей травы за тихой суетой степняков, что по каким-то причинам еще не спали, в основном это были мужчины. - Как мы найдем девушек?
  - Мы не будем их искать, это займет много времени. К тому же, их наверняка охраняют, - так же тихо ответил князь.
  - Тогда что мы будем делать? - задал вопрос Танар хар Рейни.
  - Мы нанесем визит вождю, - просто ответил тот и сделал знак спутникам замолчать.
  Танар наблюдал за действиями элейских войнов и старался их повторять в точности, одновременно понимая, что военная подготовка отриссийцев до уровня Эрлейских Княжеств не дотягивает. Конечно, у Отрисса были элитные подразделения, могущие потягаться с эрлейцами, но проблема была в том, что у Княжеств, если сравнивать с Отриссом, каждый воин был элитным.
  Выждав время, когда почти все костры, кроме сторожевых, будут затушены, и становище погрузится в сон, мужчины тихо скользнули между шатров, направляясь к самому центру, где находился самый большой шатер, принадлежавший вождю. У входа дежурила стража, но Акран и собирался проникать в шатер через парадную занавесь. Зайдя с противоположной стороны, он вытащил нож и сделал аккуратный надрез длиной в свой рост. Нож был очень острым и не издавал ни звука, рассекая плотную натянутую ткань. Заглянув внутрь и сделав знак Иштару и Танару следовать за ним, он проник в шатер. Все трое мужчин скрылись в незаметной прорези, под тихие шутливые реплики скучающих караульных.
  Шатер тышхатского вождя был просторным и разделенным на две половины: на одной располагалось спальное место, а вторая была публичной, там вождь принимал посетителей, когда они случались. Князь и его спутники, зашли с противоположной входу стороны и поэтому сразу оказались на спальной половине. На широком ложе, возвышающемся над полом на добрые полметра, лежал и раскатисто храпел крупный мужчина. Иштар и Танар вынули кинжалы и встали у изножья кровати. Эр Харш подошел к изголовью и холодной сталью коснулся горла тышхатца. В ту же секунду мужчина открыл глаза.
  - Кто ты, тот, кто проник в мой шатер без приглашения и под покровом ночи? - тихо спросил он без страха в голосе.
  - Я пришел поговорить, - ответил Акран.
  - Убери свою железку от моего горла, - потребовал вождь, не повышая голоса. - Я дам тебе возможность высказаться.
  Оценив самоуверенность степняка, князь хмыкнул и, к безмолвному удивлению своих спутников, действительно убрал нож.
  Тышхатец резко сел и огляделся, заметив Танара и Иштара, никак не отреагировал на их присутствие, а вместо этого произнес:
  - Что ты хочешь?
  - Твои люди похитили мою женщину, вождь.
  Степняк выдержал небольшую паузу и согласно кивнул головой.
  - Сегодня мои люди действительно привезли двух женщин. Я планировал отдать их в жены достойным мужам Тышхата, но договорился пока только насчет одной.
  - Которой? - сухо вопросил Акран.
  - Темненькой, - ответил вождь.
  Эрлеец стиснул зубы.
  - Она не достанется ни одному мужу Тышхата, даже если мне для этого придется их всех убить. Эта женщина моя, вождь, и ты отдашь ее мне или станешь первым, - его голос не оставлял сомнений, что так и произойдет.
  - Я не могу забрать своего слова, но ты можешь бросить вызов воину, которому я пообещал ее отдать, - напряженно ответил мужчина.
  - Дай мне слово, - потребовал эр Харш.
  - Даю тебе слово, что не стану препятствовать и принимаю тебя как гостя в своем шатре, - после небольшой паузы произнес степняк.
  - Хорошо. Не возражаешь, если мы переночуем у тебя? - Это можно было назвать вопросом лишь с большой натяжкой, но тышхатец все равно ответил:
  - Мой гость пусть чувствует себя, как дома, - после небольшой заминки он добавил. - И твои спутники тоже, но ты тоже должен дать мне слово.
  - Ни я, ни мои люди не причиним вреда хозяину этого шатра и его домашним, - произнес князь.
  Танар и Иштар одновременно спрятали кинжалы. Тышхатцы никогда не запятнают себя убийством или нанесением вреда гостям.
  - С каких пор степняки крадут женщин с территорий Отрисса? - напоследок спросил Акран.
  - Мне сказали, что женщины были на территории Тышхата. Приведшие их будут наказаны, - сумрачно пообещал вождь, ни на секунду не усомнившись в словах ночного гостя.
  После этого мужчины расположились прямо на шкурах, устилающих пол. А тышхатец снова лег. Спустя пару минут снова раздался его могучий храп вождя: эрлейские воины тоже всегда держали данное ими слово.
  
  * * *
  
  Утро началось рано со звуков частого топота детских босых ножек, быстрых и легких шагов женских ног и размеренных тяжелых шагов мужчин, потрескивания веток в кострах и недовольного, едва различимого бурчания давнишних охранников: вполне приятные звуки для пробуждения.
  Явар широко зевнул, со вкусом потянулся, встряхнулся и вылез из палатки, на прощанье задев одним движением хвоста сразу две сонные девичьи мордашки, отчего Итарина улыбнулась, а Олеяна, зевнувшая в этот момент, стала сплевывать шерсть.
  - Тьфу, вот ведь... Хвостик! Полхвоста мне оставил на память, - буркнула она, впрочем, не сильно-то и сердясь.
  Улыбка принцессы при виде сморщенной физиономии отплевывающейся подруги стала еще шире.
  - Сегодня у нас по плану осмотр становища степняков и самих степняков, - жизнерадостно заявила она.
  - Ага, а к вечеру быстрая свадебка и брачная ночь, - скептически приподняв бровь, добавила Олеяна.
  - Нет, с этим они как-нибудь без нас, - отрицательно помахала головой Ее Высочество, а затем добавила. - Или ты не против?
  Ответить рыжеволосая не успела. Полог откинулся, и в палатку зашла вчерашняя женщина с завтраком в руках. Молча поставив его на застеленную шкурами землю, она развернулась и вышла. Девушки переглянулись и пожали плечами. Дружелюбие не самая сильная сторона тышхатцев, да и они явно не в качестве гостей тут находились.
  Быстро приведя себя в порядок, Итарина встала, взяла в руки миску и отправилась на выход.
  - Ты куда? - спросила фрейлина.
  - Хочу позавтракать с Варрашем, - ответила принцесса. - Ты со мной?
  Вместо ответа Олеяна тоже поднялась и взяла в руки тарелку.
  Откинув полог, девушки вышли из палатки. Сидящие рядом и снова жующие охранники хмуро и вопросительно посмотрели на них.
  - Доброго утра, мы пойдем дракона проведаем, - сказала Итарина и сделал шаг.
  Хмурые мужчины поднялись с недвусмысленным выражением на лицах, говорившем о том, что никуда девушки не пойдут. Внезапно со стороны раздался тихий, но весьма угрожающий рык. Подруги и их сторожа синхронно повернули головы в сторону звука, источником которого был явар. С лиц степняков медленно, но верно сползла уверенность, но к их чести они не стали пятиться. Итарина просияла и произнесла:
  - Если боитесь нас потерять, можете пойти с нами, - и, аккуратно обойдя одного из мужчин, пошла в сторону Хвостика, Олеяна следовала сразу за ней.
  Степняки хмуро оценили шансы выйти победителями из схватки с диким зверем, пропустили девушек и пошли за ними, держа небольшую дистанцию.
  Варраш неподалеку от их шатра задумчиво изучал становище и его жителей, следя одними глазами за снующими туда-сюда людьми, опасливо косящимися в его сторону.
  - Вар, спасибо! - поприветствовала его принцесса.
  Он недоуменно посмотрел на девушку и уточнил:
  - За что?
  - За то, что охранял наш сон, - пояснила Ее Высочество.
  Ящер фыркнул и вернулся к прерванному занятию, не считая нужным что-либо отвечать. Парочка тышхатских охранников остановилась невдалеке и зорко следила за девушками и их спутниками, не решаясь подходить совсем уж близко.
  Время, которое понадобилось Итарине, чтобы покончить с завтраком, заполнила тишина, а затем, она отложила деревянные столовые приборы и с интересом вгляделась в нарастающую суету становища. Дети мельтешили практически везде, сверкая босыми пятками. Женщины деловито сновали, ведомые хлопотами по хозяйству. Мужчины тренировались: кто-то объезжал лошадей, невдалеке опытный кочевник натаскивал группу мальчиков в искусстве боя. Судя по количеству сильной половины населения, многие отсутствовали. Скорее всего, их работой был выпас табуна или охота. В целом, картина была вполне мирная, а освещенная ярким утренним солнцем еще и веселая. Принцессе понравилось то, что она увидела: каждый при деле; повсюду простота и функциональность. А то, что люди не слишком дружелюбные, так они в своем праве. В диких условиях степи все время нужно быть настороже: всегда найдутся те, кому понадобится твоя земля, твоя женщина или твоя еда.
  Сыто вздохнув, Ее Высочество заметила, что от становища к ним направляется парнишка лет десяти. Восторженно пожирая глазами дракона, он все же подошел к мужчинам своего племени и что-то им сказал. Те кивнули головами и отправили ребенка обратно. Мальчик уходил неохотно, то и дело озираясь на ящера. После того, как он скрылся за крайним шатром, степняки осторожно приблизились к девушкам и один из них произнес:
  - Женщинам пора идти к вождю.
  - Слышала, Лей, мы увидим вождя, - радостно воскликнула Итарина.
  - Не пойму, чему ты так радуешься? - проворчала фрейлина.
  - Вот ты можешь похвастаться, что видела настоящего тышхатского вождя? - Олеяна скептически приподняла бровь, мол, а оно мне надо, на него смотреть? Итарина не обратила внимания на скепсис в глазах подруги и продолжила. - А через пару минут сможешь! То-то все придворные дамы от зависти позеленеют.
  - Главное, чтобы нам было кому об этом хвастаться, - не меняя тона, сказала рыжеволосая.
  Так переговариваясь, девушки оставили насиженные места под надежным боком дракона и последовали за своей охраной. Напоследок, Итарина обернулась, махнула Варрашу и негромко сказала, зная, что он услышит:
  - Если что, мы будем кричать.
  Хвост дракона взвился в воздух и с силой ударил о землю, взметая маленькое пылевое облачко. И без того суровый Варраш стал еще суровее. Кричать они будут. Да если эти степняки сделают хоть что-то, что вызовет крик его принцессы, он лично спалит их становище, так чтобы только пепел от него и остался.
  Явар, конечно, увязался вслед за девушками. Сам по себе этот зверь очень любопытен, а конкретно этот экземпляр намерен был проследить, что с источником еды и приятных поглаживаний загривка ничего не случится.
  Прибыв вчера поздним вечером, Итарина не могла как следует рассмотреть становище, зато сейчас ей представилась такая возможность. Оно имело форму круга, шатры располагались довольно тесно друг ко другу, но проходы между рядами были удобными и идти 'гуськом' не приходилось. В дневное время пологи шатров были отдернуты, и женщины, хлопочущие на входе, или собравшиеся в группки, чтобы разговором скрасить рутинную работу, провожали процессию заинтересованными взглядами, замолкая при виде их.
  Шатер вождя стоял в самом центре становища и был самым большим, чтобы попасть к нему им пришлось пройти пять рядов палаток поменьше и поскромнее. Его полог тоже был отвешен, на входе стаял караул из двух воинов, что происходило в глубине шатра видно не было, потому что разошедшееся солнце слепило глаза.
  Подойдя ко входу, один из тышхатцев, приведший девушек, произнес, обращаясь к хранителям покоев главного мужа Тышхата:
  - Мы доставили женщин по приказу вождя.
  Мужчины, стоящие на входе синхронно кивнули. Это являлось знаком, что можно проходить. Однако заминка все же произошла: вслед за девушками в шатер вознамерился зайти и явар, чего охранники, конечно, допустить не могли. Как результат - одна ощеренная и рычащая морда и два полных решимости стоять до конца лица, покрывшихся испариной от накала эмоций. Итарина оценила ситуацию и, так как ей меньше всего хотелось, чтобы явара поранили, она подошла к большому пятнистому коту и произнесла, положив руку на загривок:
  - Хвостик, мы скоро вернемся. Подожди нас здесь, - после чего ласковым жестом взлохматила шерсть и снова погрузилась в сумрак шатра, где уже ждала подруга и неведомый тышхатский вождь.
  После ярких солнечных лучей, зайдя в шатер, Итарина первые секунды видела лишь скопление крупных, очевидно мужских силуэтов, сидящих на шкурах за низким столом. Сосредоточившись на том, что сидел по центру, она стала рассматривать его, пока их конвой докладывал о выполненном приказе. Постепенно краски возвращались зрению принцессы. Вождь оказался очень крупным смуглым мужчиной, излучающим силу и властность. Согласно обычаям степняков он был обнажен до пояса, а его торс был покрыт узорами из черной краски. У вождя были короткие черные волосы, черные глаза, черная борода длинной всего в пару пальцев.
  От заинтересованного разглядывания вождя Ее Высочество оторвали судорожные сжатия ее руки пальцами Олеяны. Вопросительно взглянув на подругу, она увидела расширенные от удивления глаза той, смотрящие на других мужчин за столом. Проследив взгляд фрейлины, Итарина тоже очень удивилась, представшей ее глазам картине: эрлейский князь, его правая рука и советник и телохранитель Ее Высочества, выделенный герцогиней ки Тарси, с одинаковым прищуром смотрели на нее. Вернее, на нее смотрели Акран и Танар, а вот Иштар буравил негодующим взглядом Олеяну.
  Первым слово взял вождь:
  - Ярнар, вот та женщина, которую я тебе обещал, - произнес он, указывая на Итарину.
  Та с интересом перевела взгляд с жениха на упомянутого Ярнара: интересно же, кому ее пообещали в седьмые - или какие там по счету? - жены.
  Вышеупомянутый степняк сидел слева от вождя и хмурился, рядом с ним был еще один такой же насупленный.
  - Ты можешь забрать ее. Это твое право, - снова открыл рот вождь и добавил. - Но сначала тебе придется подтвердить его боем, - жест в направлении, где находился эрлейский князь. - Этот чужеземец бросает тебе вызов за право владеть этой женщиной.
  Брови Итарины приподнялись в удивлении. Олеяна снова судорожно сжала ладонь принцессы. Ярнар хмуро кивнул, принимая вызов и оценивающе глядя на эр Харша.
  - Дарх, тебе я ничего не должен, - продолжил вождь. - Знаю, ты хотел попросить у меня вторую женщину, и я бы отдал ее тебе: ты заслужил своей верной службой племени. Но я узнал, что этих женщин нашли не на нашей территории, а значит, не мне распоряжаться ее судьбой. Виновные будут наказаны.
  В этот же момент в шатер ввели пятерых степняков, которых Итарина узнала: именно они привезли девушек в становище.
  Главный муж Тышхата, увидев новоприбывших, произнес, обращаясь к ним:
  - Вы нарушили договор и мой запрет. Наказание - пять лет рабства вам и вашим семьям.
  Разом побледневшие мужчины медленно и потрясенно склонили головы и опустились на колени. Те, кто привели их, быстро и умело - видимо им часто приходилось это делать - надели ошейники провинившимся, после чего увели их.
  За этим действом все наблюдали в молчании. После того, как провинившихся теперь уже рабов увели, вождь снова заговорил:
  - Поединок состоится сейчас, чтобы не откладывать решение спора до заката.
  Это была простая констатация факта. Вождь не спрашивал совета и уж тем более согласия, он просто ставил в известность. Мужчины синхронно кивнули и поднялись из-за стола. Итарина и ее фрейлина посторонились. Первым покинул пределы шатра главный муж Тышхата, за ним двое его людей, а следом - Акран и его спутники. Последними вывели девушек.
  Место, где должен был состояться поединок, находилось за пределами становища, поэтому принцессе пришлось проделать весь путь обратно. Явар шел между Ее Высочеством и ее фрейлиной, независимо помахивая хвостом. На специальном, расчищенном от травы месте, предназначенном именно для тренировочных и реальных боев, было пустынно. Любопытные детские и мордашки и заинтересованные женские лица то и дело мелькали между шатрами, но приблизиться не решались: вождь запретил. Акран скинул безрукавку и встал напротив соперника. Зрители расположились за пределами круглой площадки.
  - Бой без оружия. Пусть победит достойный, - произнес вождь и кивнул, давая знак начинать поединок.
  Какое-то недолгое время противники пристально изучали друг друга, а затем Ярнар резко атаковал эрлейца. Однако Акран был готов к нападению и текучим движением отклонился с линии первого удара. Итарина замерла. Впервые она видела, чтобы мужчины дрались из-за нее. Именно сейчас почему-то пришло понимание, что если эр Харш проиграет, она останется здесь и действительно станет женой этого степняка: вопросы чести для эрлейцев и тышхатцев всегда были и теперь являются незыблемыми. Ладони вспотели и она с силой сжала их в кулаки. Мужчины тем временем разогрелись, схватка стала более напряженной: удары были частыми, точными и быстрыми. Ярнар не уступал эрлейскому князю в силе, но преимуществом второго была ловкость, тренируемая целенаправленно с детства. Ее Высочеству представилась возможность наблюдать за боем эрлейского воина, и напряжение было оттеснено любопытством: каждое движение мужчины было выверенным, как будто спланированным наперед, каждый удар размерен и методичен, сила дозировалась, энергии в каждое движение заложено лишь столько, сколько необходимо. Акран действовал лаконично, точно и эффективно. Несомненно, сильный и опытный степняк уступал ему: он вкладывал у в каждую атаку, в каждый удар максимум силы. Видя, что преимущество на стороне соперника, тышхатец стал злиться: на эту мысль наводили излишняя порывистость движений и немного дергающийся глаз. Вождь неодобрительно нахмурился. После того, как Ярнар дал волю гневу, поединок долго не продлился. Эмоции ослабили контроль и внимательность мужчины и он в считанные минуты был повержен более хладнокровным соперником. Эрлеец поймал степняка в хитрый захват и отпустил лишь тогда, когда тот, полузадушенный, дважды ударил по земле раскрытой ладонью в знак капитуляции.
  Противники поднялись. Оба запыхались, но смотрели друг на друга без вражды. Мужчины были все в пыли: падать приходилось не раз, уходя от удара или не успев увернуться. Тела и лица лоснились потом. Почему-то именно в этот момент, пристально смотря на грязного, хмурого и потного эрлейца, Итарина подумала, что он действительно очень мужественно выглядит, как и уверяла ее подруга. И не именно сейчас, а вообще. Она словно впервые увидела в своем женихе мужчину. Осознав направленность собственных мыслей, девушка тряхнула головой, удивляясь себе - ну, мужчина, ну, красивый, а то она этого раньше не знала - но до конца избавиться то непривычных мыслей не получалось. Взгляд то и дело возвращался то к вздымающейся широкой груди, то к светлым, сейчас покрытым пылью, волосам, то к сильным мускулистым рукам.
  В какой-то момент она встретилась взглядом с глазами Акрана и с удивлением отметила, что они карие. И лишь потом поняла, что эти глаза сейчас внимательно смотрят в ее собственные - уже без неодобрения, а словно изучая и знакомясь заново.
  Молчание было недолгим. Первым снова заговорил вождь:
  - Поединок был честным. Победил эрлеец. Женщина его по праву, - а затем обращаясь к Акрану. - Ты можешь забрать ее. Вы свободны. Мужи Тышхата держат слово.
  Князь кивнул и ответил:
  - Мужи Тышхата сегодня преумножили свою честь.
  - Честь дороже женщин, - согласился с ним вождь.
  После этих слов охранники отошли от девушек, чем те не замедлили воспользоваться, подойдя поближе к своим спутникам. Акран тоже присоединился к ним, принимая из рук Иштара свою безрукавку.
  - Ваших лошадей вернут вам, как только вы решите уехать, - добавил главный муж Тышхата, - но я приглашаю вас разделить еду с жителями степей.
  - Мы с радостью и благодарностью присоединимся к трапезе, - ответил эр Харш.
  После этих слов степняки развернулись и покинули место поединка. Теперь девушки остались один на один со своими спутниками. Олеяне почему-то стало гораздо боязней, чем пред лицом степняков: очень уж сурово смотрели на них с принцессой мужчины.
  - Чтобы больше такого не было, - серьезно произнес Акран, глядя Итарине в глаза.
  Принцесса не менее серьезно кивнула в знак обещания, что подобное больше не повторится, признавая право жениха требовать подобное. Больше ни слова сказано не было. Вся компания, включая явара, двинулась к месту, где должен был находиться Варраш. Тот, в отличие от переменчивых человеческих женщин был именно там, где его и оставили некоторое время назад. Завидев приближающихся спутников, он перестал выпускать дым из ноздрей, что было явным признаком нервозности и беспокойства, и принял обычный безразличный вид. Ох уж эти принцессы. Сплошные неприятности от них.
  Обед тышхатцев никак нельзя было назвать скромным: большая прожаренная кабанья туша, несколько птичьих (какой именно птице они принадлежали, Итарина определить не смогла), закуски, суп из большого котла по центру, наваристая, сдобренная жиром каша и много зелени. Эрлейского князя и его спутником посадили по левую руку вождя как почетных гостей, справа сидели мужи Тышхата, женщины обслуживали стол, за которым им места не было.
  Обед прошел в довольно дружелюбной атмосфере. Степняки признавали силу и сильнейшего считали достойным, так что обид или затаенной злобы не было и в помине. Однако уже в конце трапезы один из степных жителей, все время заинтересованно поглядывавший на рыжеволосую спутницу принцессы, произнес:
  - Мой вождь, если вторая женщина свободна и является гостьей в твоем шатре, возможно, она захочет познакомиться с мужами Тышхата поближе? Может, кто из нас ей приглянется, и она решит остаться.
  Послышались смешки. На степняка посыпались подколки соплеменников: 'тебе что, пяти жен не хватает?', 'захотелось женщину с белой кожей?', 'что там кожа? Ты на волосы ее посмотри - огонь!', 'да такого как ты она только испугаться может, рожу свою видел? Пусть лучше на меня посмотрит, у меня и жен-то всего три'.
  Олеяна, не понимая, что происходит, переводила взгляд с одного говорившего на другого, и каждый ей улыбался и подмигивал. Закончилось это веселье довольно неожиданно: Иштар, сидящий рядом с так заинтересовавшей степняков девушкой, демонстративно обхватил ее талию рукой и резким движением пододвинул поближе к себе, после чего произнес до того, как фрейлина успела возмутиться:
  - Ну, уж нет, ребята. Ищите себе других рыжеволосых, а это женщина моя.
  После таких слов, тышхатцы замолкли, с сожалением поглядывая на пару, а Олеяна с яростью вцепилась ноготками в ладонь на своем животе и, повернувшись к Иштару, прошипела так, чтобы слышно было только ему:
  - Не переигрывай!
  Ее глаза, метавшие молнии, встретились с искрящимися весельем глазами эрлейца, даже не пытавшегося принять серьезный вид.
  - Эх, еще и с характером, - вздохнул тышхатец, первым заприметивший девушку, - жаль, что занята, люблю таких.
  После этой фразы раздался слаженный хохот степняков и сдержанные понимающие смешки эрлейцев и отриссийца. Атмосфера разрядилась окончательно, и остаток обеда прошел на вполне дружелюбной и веселой ноте.
  Напоминать кочевникам о необходимости накормить животную часть отряда не пришлось: к гостям они относились со всем возможным вниманием и предусмотрительностью. Так что, снова отправляясь в путь, сытыми и довольными этим фактом были все, включая пятерку лошадей, возвращенных, как и было обещано, их исконным владельцам.
  Несмотря на все произошедшее, Акран не прожигал Итарину негодующе-осуждающими взглядами и, кажется, даже пребывал в благодушном настроении после трапезы у тышхатцев. Принцесса время от времени задумчиво смотрела на него: поговорить о недавних событиях было необходимо, но разумно ли начинать разговор именно сейчас.
  Услышав очередной тяжелый вздох, Варраш, уже некоторое время наблюдавший за Ее Высочеством, произнес:
  - Лови момент, пока он сытый, Высочество. Мужчины на голодный желудок обычно злее.
  Итарина повернулась и непонимающе посмотрела на ящера, но тот уже рассматривал окрестности с самым независимым видом, будто и не давал только что совета, а его слова ей почудились. Вздохнув в последний раз, принцесса решительно направила коня к эрлейскому князю.
  - Акран, - позвала она, обращая внимание на себя, как только подъехала.
  Мужчина обернулся и вопросительно посмотрел на невесту.
  - Акран, я хотела объяснить, почему мы пошли с тышхатцами... - начала она, но князь прервал ее.
  - Не нужно. Думаю, основной массе твоих поступков причина одна - любопытство. К тому же мы обо всем договорились еще в становище, ведь так? - произнес он.
  Итарина кивнула и постаралась принять виноватый вид. В ответ на ее старания Акран лишб усмехнулся и добавил:
  - К тому же, в итоге все приняло благоприятный оборот: теперь нам не нужно красться по землям Тышхата, опасаясь нападения недружелюбно настроенных степняков, да и они указали точное местоположение обители единорогов. Так что можешь не изображать раскаяние.
  Итарина не выдержала и улыбнулась.
  - Спасибо, - поблагодарила она.
  - За что? - поинтересовался эр Харш.
  - За то, что не оставил меня у степняков в качестве наказания, - пояснила девушка.
  - Ты бы там не осталась в любом случае, даже если бы я проиграл. Как только дракон бы понял, что отпускать тебя не собираются, он бы устроил их становищу сожжение, а тебя забрал бы, - ответил князь.
  Ее Высочество нахмурилась, а он продолжил:
  - Неужели ты думаешь, что в теперешней ситуации Варраш позволит встать на пути к его свободе каким-то кочевникам?
  Обернувшись и оценивающе посмотрев на крылатого змия, Итарина согласно кивнула.
  - Думаю, ты прав. Тогда спасибо, что помог избежать этого. Подобное наверняка имело бы свои последствия.
  - И не самые приятные для соседей Тышхата, таких как Отрисс, например - подтвердил Акран. - Оставшиеся без скарба, обозленные кочевники стали бы совершать набеги на пограничные селения. Так что последствия были бы весьма серьезными.
  На минуту воцарилась тишина. Итарина обдумывала вероятные плоды своих действий. Конечно, если судить с политической точки зрения, то пятеро погибших степняков предпочтительнее сгоревшего становища и набегов на родные селения оставшихся в живых озлобленных кочевников, а с другой стороны даже пятеро трупов - довольно тяжелой груз для совести, так что, повторись эта ситуация, принцесса поступила бы точно так же. Ведь в итоге этот вариант оказался самым выигрышным и абсолютно бескровным.
  Придя к такому выводу, Итарина успокоилась, и снова обратилась к эрлейцу с интересом изучавшему ее мимику, во время мысленного монолога:
  - Как думаешь, скоро мы увидим единорогов?
  - Насчет 'увидим' не знаю, а вот к их территории обитания доберемся уже к вечеру, - ответил мужчина.
  - Интересно, какие они, - задумчиво произнесла девушка. - Я никогда их не видела. А ты?
  - Приходилось пару раз, - кивнул Акран. - Очень своевольные и вспыльчивые создания. И на контакт идут далеко не всегда.
  - А что мы будем делать, если они не захотят контактировать с нами? - задала закономерный вопрос Ее Высочество.
  - Будем действовать по ситуации, - коротко ответил князь.
  
  * * *
  
  К вечеру степное разнотравье сменилось огромным полем ковыля, простиравшимся так далеко, что его края не было видно.
  - Очень примечательная граница, - заметила принцесса. - Это ведь она?
  - Да, - коротко ответил Варраш, находящийся к ней ближе всех.
  Он целенаправленно втягивал ноздрями воздух, будто что-то искал, а потом повернул голову направо и произнес:
  - Нам туда.
  Спорить с ним никто не стал. Ведь среди присутствующих никто не знал, как искать единорогов. В подобном случае слово четырехсотлетнего дракона имеет особый вес, хотя... Слово дракона, и не важно, сколько ему лет, имеет весьма значительный вес абсолютно в любой ситуации.
  Они сделали привал уже после захода солнца, стараясь преодолеть как можно большую часть пути. Охоту в этот раз взял на себя Варраш. После событий прошедших суток всем членам отряда, включая явара, не понадобилось много времени, чтобы заснуть.
  Для Итарины утро началось рано и с двойственных ощущений: с одной стороны ее лица будто касались бархатной губкой то с одной то с другой стороны, а с другой - где-то на периферии ее сонного сознания различался громкий испуганный крик. Очень знакомый.
  Принцесса резко распахнула глаза. Крик действительно раздавался. И кричала не кто иная, как Олеяна. Правда, Итарина и не предполагала, что такие высокие ноты могут издавать ее спутники-мужчины. И уж тем более вне всяких подозрений был Варраш. Однако громкие звуки быстро отошли на задний план, потому что на переднем была небольшая конская морда, явно не принадлежащая ни одному из представителей их четвероногого транспорта хотя бы потому, что у их коней не было рога, упиравшегося сейчас в землю прямо за ее головой и который она отчетливо ощущала макушкой.
  Любопытные черные глаза жеребенка - а судя по размерам, это была явно не взрослая особь - нашли столь же любопытные и изучающие глаза принцессы. Раздалось фырканье и бархатистые губы снова стали изучать лицо девушки. Принцесса улыбнулась, подняла руку и осторожно коснулась шеи маленького единорога. Тот замер, но осознав, что угрозы это действие не несет, ласково фыркнул Ее Высочеству в ухо. Итарина тихо и счастливо рассмеялась, и в тот же момент затих крик фрейлины.
  Идиллия была прервана спокойным голосом Акрана:
  - Варраш, будь добр, объясни этим великолепным созданиям, что мы не представляем для них угрозы.
  Раздался смешок, явно принадлежавший дракону, а спустя несколько секунд морда с острым вертикальным наростом на лбу отодвинулась от принцессы, освобождая обзор.
  Оказалось, что рядом с каждым спутником стоял единорог, подозрительно косившийся на человека и угрожающе выставив рог в его сторону. Интересно, что мужчинам достались взрослые особи, а вот им с Олеяной - жеребята, исполнившие неизвестно как высказанную просьбу дракона первыми. Матерые индрик-звери еще с минуту посомневались, но все же вняли Варрашу и, вскинув головы, немного отступили от лежащих мужчин.
  Медленно, не делая резких движений, эрлейцы встали. Танар успел только сесть. Иштар вопросительно посмотрел на приподнявшуюся на локтях Олеяну, подозрительно косящуюся на собственный будильник, явно пытающийся с ней заигрывать. Поймав непривычно-серьезный взгляд хаш Рахта, фрейлина кивнула в знак, что все нормально.
  Итарина, с любопытством проследившая этот своеобразный диалог, негромко обратилась к подруге:
  - Ты чего кричала?
  - От неожиданности, - так же тихо ответила та, принимая вслед за подругой сидячее положение. - Попробуй тут не закричи, когда твои волосы начинают жевать и при этом причмокивать.
  Принцесса удивленно покосилась на стоящего рядом с подругой молодого единорога. Тот, поймав взгляд, как будто смутился и отступил подальше от рыжеволосой девушки.
  - Уверена, что именно жевать? - уточнила Ее Высочество.
  Прощупав волосы по всей длине и удивленно посмотрев на абсолютно сухие руки, фрейлина ответила:
  - Уже не очень, но спросонья казалось именно так.
  Тем временем между драконом и единорогами явно шел разговор, хоть ни слова произнесено и не было. Трое взрослых индрик-зверей оставили свои посты рядом с людьми и подошли к ящеру, молодые остались рядом с девушками. Оглянувшись, Итарина заметила по периметру еще не менее десятка взрослых особей.
  Не делая резких движений, к девушкам присоединилась мужская часть отряда. Акран окинул взглядом обеих, убедился, что обе невредимы, а Итарина еще и не испугана, и произнес:
  - Старайтесь не дергаться и не издавать громких звуков, - на последних двух словах князя Иштар насмешливо хмыкнул и многозначительно посмотрел на Олеяну. Та, поймав веселый взгляд эрлейца, негодующе прищурилась и демонстративно отвернулась.
  - Акран, что сейчас происходит? - спросила Ее Высочество, краем глаза отметив чересчур резкую реакцию подруги.
  - Сейчас Варраш и единороги договариваются. И, скорее всего, дракон объясняет им ситуацию, - ответил князь.
  - Как? Они ведь молчат, - в янтарных глазах девушки разгорелся нешуточный интерес.
  - Единороги - телепаты по своей сути. С ними говорить не обязательно, - пояснил эрлеец.
  - А как Варраш отвечает? Разве драконы тоже обладают телепатией? - удивилась принцесса.
  - Нет, но индрик-звери могут как читать чужие мысли, так и передавать свои без слов, - ответил эр Харш.
  - То есть они видят нас насквозь? - уточнила Олеяна.
  - Да, - подтвердил Акран.
  Людская часть отряда синхронно посмотрела в сторону дракона, окруженного единорогами. Заметив мелькнувший между тонконогими силуэтами пятнистый хвост с черной кисточкой, Танар произнес сварливым тоном:
  - Кто бы сомневался, что эта наглая кошачья морда и тут себе место найдет.
  Итарина отыскала взглядом силуэт явара и удивилась тому, как спокойно небольшой в сравнении с единорогами и драконом зверь чувствовал себя среди них. Он деловито обосновался между передних лап ящера и то и дело поворачивал морду, окидывая внимательным оценивающим взглядом то одного индрик-зверя, то другого.
  От разглядывания необычной картины собрания самых редких существ их мира Ее Высочество отвлек возмущенный возглас подруги:
  - Опять?! Да сдались тебе мои волосы!
  Оказалось, что молодой единорог, покоренный то ли цветом, то ли густотой ее шевелюры, воспользовался тем, что всеобщее внимание было направленно в противоположную сторону, и снова стал обнюхивать огненный растрепавшийся со сна каскад. Увидев, что его интерес замечен, он снова отступил и принял наиневиннейший вид, на который только был способен. Жеребенок, что стоял позади Итарины, фыркнул, и в этом звуке отчетливо слышалась насмешка. Причем не над товарищем, а над рыжеволосой женщиной, странно реагирующей на симпатию со стороны индрика.
  Возглас Олеяны привлек к себе внимание звериного консилиума. Одинаково неодобрительные взгляды вперились в нарушительницу спокойствия. Варраш тяжело вздохнул и подошел к людям.
  - Быстрый Ветер дал разрешение нам находиться на территории табуна, - произнес он.
  Итарина просияла, а Акран тут же задал главный вопрос:
  - А как насчет нашего дела?
  - Еще неясно. Но нас приглашают на Лунную поляну. Сегодня ночью у единорогов праздник. Они будут гарцевать. Это большая честь, так что ведите себя прилично, - на последней фразе дракон особенно пристально посмотрел на принцессу, по прежнему сияющую радостью, затем на ее фрейлину, правильно понявшую многозначительный взгляд и покрасневшую не то от возмущения, не то от смущения, и в конце - на явара, который, со свойственным коту безразличием, проигнорировал строгий драконий взгляд.
  - А кто такой Быстрый Ветер? - поинтересовалась Ее Высочество, как только Варраш перестал сверлить явара укоряющим взглядом.
  - Это вожак, - коротко пояснил ящер.
  - Я так понимаю, без его разрешения нам никто не посодействует? - полувопросительно произнес князь.
  - Именно, - подтвердил дракон.
  - Ну что ж, значит нужно очаровать вожака, - усмехнулся Иштар, - Девушки, похоже, задачка для вас.
  Олеяна смерила эрлейца хмурым взглядом, а Варраш, скептически посмотрел на шутника и обратился к эр Харшу:
  - За этим тоже стоит присмотреть, - после чего развернулся и снова двинулся обратно к группе единорогов, с интересом прислушивающихся к разговору.
  На полпути он остановился, повернул голову и добавил:
  - Собирайтесь. До Лунной поляны не близко.
  Отряд будто отмер. Каждый начал заниматься своим делом: приводить себя в порядок после сна и экстренной побудки и собирать вещи. Завтрак тоже был быстрым. Уже через полчаса все были готовы продолжить путь, даже лошади были оседланы. Стоя около своего коня, принцесса задумчиво смотрела на единорогов. Заметив рядом эрлейца, проверяющего подпругу, она спросила:
  - Акран, а индрики как отнесутся к тому, что мы поедем верхом?
  - Полагаю, спокойно, - ответил он. - Насколько мне известно, они не отождествляют себя с ездовыми лошадьми, да и лошадьми вообще.
  Ее Высочество, по-прежнему погруженная в свои мысли, кивнула и вскочила в седло.
  - Это хорошо, - проговорила девушка. - Иди мы пешком, это существенно снизило бы скорость, и неизвестно когда мы вообще добрались бы до этой Лунной поляны.
  Итарина никак не могла оторваться от созерцания необычных животных: тонконогие, высокие, все как один серебристо-серой масти, со сверкающе-белым волосом гривы и хвоста, но, несмотря на кажущуюся тонкость и даже стройность, излучающие силу. Белый с сероватыми прожилками витой рог, длиной в локоть взрослого мужчины, поблескивал в лучах утреннего солнца, создавая впечатление своеобразного украшения. Очень обманчивое впечатление.
  Значительно выросшая количественно процессия тронулась бодрым конским и спокойным драконьим шагом в направлении, указываемом самым крупным единорогом - Быстрым Ветром. Путь был прямым и легким, все-таки, степь не горы, знай, иди себе по ровной поверхности. Ковыль мягко стелился под конские копыта, маня прикоснуться, провести по податливым стеблям ладонью, ступить босой ногой в буйную поросль. В итоге Итарина не смогла противиться зову и, остановив коня, соскользнула в как будто дымчатые заросли и. погладила рукой колеблющиеся под дуновением ветра стебли, улыбнулась и огляделась: вокруг на многие километры разливалось ковыльное море, а ветер, играя, рябил своеобразные серебристые 'воды' мелкими волнами.
  - Итарина? - прозвучал мужской бархатистый голос за спиной девушки.
  Этот голос так органично вписывался в картину мира, представшую сейчас перед принцессой, что на миг она почувствовала, что могла бы вечно сидеть, посреди этого бескрайнего верескового поля, поглаживая мягкие пушистые стебли и слушая этот низкий, даже немного рокочущий голос.
  Нехотя повернувшись, до последнего не желая расставаться с особым вересковым миром, она увидела спокойные глаза эрлейского князя.
  - Все в порядке? - спросил он, вглядываясь в лицо принцессы.
  Вместе с этими словами схлынуло и наваждение. Да так резко, что Итарина в удивлении снова оглянулась, пытаясь поймать и вернуть ускользнувшее состояние, но было поздно.
  - Да, все хорошо, - ответила она.
  - Тогда нам стоит поторопиться, мы отстали от остальных, - произнес мужчина.
  Согласно кивнув, Итарина снова заняла свое место в седле и тронула бока коня пятками, побуждая того, оставить в покое ковыль, который явно соответствовал его вкусовым предпочтениям, и продолжить движение.
  Они настигли остальных совсем скоро и пристроились в конце группы.
  - Что ты там увидела, Итарина? - все же решил поинтересоваться князь, заинтригованный поведением девушки.
  - То же, что и всегда, - пожала она плечами. - Жизнь.
  В этот момент предводитель единорогов, будто услышав слова Ее Высочества, обернулся и встретился с ней взглядом.
  'Ты видишь жизнь', - прозвучали чужие слова в ее голове.
  'Она прекрасна', - так же мысленно произнесла Итарина в ответ.
  Глаз единорога странно сверкнул, и короткий разговор оборвался, толком и не начавшись.
  
  * * *
  
  К Лунной поляне они добрались лишь к закату. Вернее не к самой поляне, а к древесному оазису неподалеку от нее, где им разрешили обосноваться на эту ночь. Охота опять легла на чешуйчатые плечи дракона, чему он был даже рад: любая возможность снова оказаться в небесных просторах один на один с ветром была для него отрадой.
  Мужчины взяли на себя все хлопоты по оборудованию стоянки, поэтому Итарина и Олеяна, расседлав своих лошадей и отправив их пастись к товаркам, устроились на стволе давным-давно упавшего дерева и стали наблюдать за тем, как Танар разводит огонь.
  Неожиданно сзади них раздался треск кустов. Жеребенок, так мило разбудивший сегодня принцессу, решил нанести визит людям, которым вожак разрешил остаться.
  - Привет, - поздоровалась Ее Высочество, дружелюбно протягивая руку открытой ладонью вперед. Единорог бросил внимательный взгляд на девушку и приблизился, позволяя той коснуться своей шеи.
  - Какой красивый, - восхищенно прошептала фрейлина.
  - Невероятно, - согласилась с ней принцесса.
  От костра раздалось хмыканье Танара и недовольное ворчание явара, буравившего суровым взглядом обладателя острого и, несомненно, опасного рога.
  - Это женщины, Хвост. Можешь быть хоть сто раз пушистым кошаком, но если поблизости покажется более редкое и экзотичное создание, о тебе моментально забудут, - произнес он и с силой высек искру из огнива. Собранные и сложенные 'шалашом' сухие ветки занялись и стали весело потрескивать, подхватывая настрой огонька.
  Взгляд явара стал задумчивым.
  - Не верь, Хвостик. Ты самый милый явар в моей жизни, и это навсегда, - произнесла Итарина, опровергая слова своего телохранителя.
  - Ну-ну, это пока, - вклинился в разговор услышавший последнюю фразу принцессы Иштар. - Вы просто еще плохо знаете нашего тшера, Ваше Высочество.
  - Может, я и правда еще плохо с ним знакома, - ответила девушка, - но мне не кажется, что по отношению к нему можно употребить слово 'милый'.
  - А какое бы вы слово использовали? - тут же поинтересовался соратник князя с хитрым блеском в глазах.
  - Сильный, - не задумываясь, ответила Ее Высочество, а потом добавила. - Рассудительный и в чем-то бескомпромиссный, наверное.
  - А как насчет 'верный'? - раздался голос князя сбоку.
  Олеяна почему-то покраснела, а Итарина, напротив, спокойно обернулась и ответила:
  - Верный слову. В твоей верности людям у меня еще не было возможности убедиться.
  - Не каждый человек достоин верности, - парировал Акран.
  - А кто, по-твоему, достоин? - поинтересовалась принцесса.
  - Семья, - коротко ответил мужчина и, подойдя к костру, свалил еще кипу хвороста рядом, после чего снова скрылся между деревьев.
  Итарина пожала плечами и вернулась к поглаживанию шеи единорога: что на уме у эрлейского князя еще будет возможность выяснить, а вот встреча с единорогами у нее, возможно, единственная.
  Мазнув взглядом по лицу подруги, она повернулась к ней и с удивлением спросила:
  - Ты чего красная такая, Лей?
  - Да как-то неудобно получилось, - ответила та.
  - Что? - не поняла Итарина.
  - То, что князь тебя услышал, когда ты о нем говорила, - пояснила рыжеволосая.
  - Почему? Я ведь говорила о нем с его другом, к тому же, я не сказала ничего такого, что не смогла бы повторить ему в лицо, - пожала плечами девушка и запустила пальцы в густую белоснежную гриву.
  Единорог довольно фыркнул, как будто призывая девушку не отвлекаться по пустякам, таким как алеющая подруга или уходящий к речке Иштар. В какой-то момент жеребчик встретился глазами с источником нехитрой ласки и Ее Высочество снова услышала у себя в голове чужой голос:
  'Ты необычная', - произнес единорог.
  'Почему ты так решил?', - девушка улыбнулась.
  'Ты особенно пахнешь', - пояснил индрик.
  'Чем?', - не поняла принцесса и даже на секунду перестала прочесывать гриву зверя пальцами.
  'Не знаю, но я такого запаха раньше не встречал. Как будто ты пахнешь ветром'.
  'Но ведь ветер не пахнет', - удивилась Ее Высочество.
  'Нет, он, наоборот, пахнет всем, что только есть на земле', - не согласился единорог.
  'Значит, я пахну всем, что только есть на земле?', - улыбнувшись уточнила девушка.
  'Нет. Ты пахнешь жаждой свободы', - ответил ее собеседник.
  'Возможно, ты прав', - согласилась Итарина.
  - Ваше Высочество, - прервал их неслышный диалог вернувшийся Иштар, - Вода в реке изумительная.
  - Думаю, нам стоит освежиться, - кивнула девушки и обратилась к единорогу:
  'Мы ведь с тобой еще встретимся на Лунной поляне?'
  'Да. Меня зовут Ландыш', - ответил индрик, отстраняясь.
  'А меня можешь звать Итари', - мысленно произнесла принцесса и, встав, напоследок поцеловала бархатистый нос и вслух сказала. - Ты замечательный.
  Ландыш одобрительно фыркнул, развернулся и скрылся за деревьями, из-за которых появился с десяток минут назад.
  - Ну, что, Лей, пойдем плескаться. Сегодня ночью праздник, нам нужно прекрасно выглядеть, - обратилась принцесса к подруге.
  - Это для кого, интересно, нам нужно прекрасно выглядеть? - игриво прищурившись, спросила Олеяна.
  - А хоть бы и для меня, - ответил вместо Итарины Иштар.
  - Для тебя? - фрейлина вопросительно изогнула бровь, всем видом показывая, что для этого конкретного эрлейца она наряжаться не станет, как бы он об этом не мечтал.
  Иштар понимающе улыбнулся и подмигнул.
  - Ну, все идите уже, прихорашивайтесь, - поторопил он, не давая Олеяне и слова сказать относительно того, что она думает обо всех этих его шуточках, намеках и подмигиваниях.
  
  * * *
  
  Ночь наступила со звуком серебряных переливов неизвестного инструмента. Тихая короткая мелодия повторялась снова и снова. Сидящие вокруг костра прервали разговор и внимательно прислушались. Звуки повторялись и как будто становились громче.
  - Праздник начался, - произнес Варраш, вглядываясь во что-то за деревьями, отделявшими их от Лунной поляны.
  После этих слов он поднялся и направился к источнику звука. Вслед за ним покинули насиженные места и все остальные. Когда деревья сменились открытым пространством ковыльного озера, окруженного большими камнями, отделявшими его от бескрайнего моря той же растительности, перед взором разномастного отряда предстало небывалое зрелище: большой единорог, купался в лунном свете, подставляя лучам светила то один бок, то другой, то как бы нанизывая его на витой рог. В тот момент, когда гарцующий индрик-зверь устремлял свое грозное украшение к полному лику луны, лучи ее, скользя по прожилкам рога переливались всеми цветами радуги, искрились, и по поляне разливался звон, похожий на звук серебряного колокольчика.
  Итарина стояла и боялась выдохнуть, чтобы, не дай небо, не спугнуть великолепное зрелище. Конечно, 'зрелище' было не из пугливых, и сегодня была его ночь - ночь радужного единорога - но в свете луны все происходящее казалось ей волшебным сном, который развеется, лишь только раздастся неосторожный звук.
  Быстрый Ветер, а это был имен он, раз за разом поднимал на крепких задних ногах сильное жилистое тело в воздух, встречая лунные лучи, игравшие в прожилках рога. Танец становился все быстрее, рог сверкал все чаще, звон лился не переставая, а грива и хвост индрик-зверя развевались от резких движений, не находя покоя ни на секунду. Теперь казалось, что это не единорог гарцует в центре поляны, а радужный вихрь спустился с небес, чтобы поиграть с вереском в ясную полнолунную ночь.
  Все прекратилось внезапно. Смолк нежный льющийся серебряный звук, затих ветер, и только луна по-прежнему заливала своим светом поляну, в центре которой стоял настоящий радужный единорог: грива и хвост Быстрого Ветра играли мягкими красками, оставив снежно-белый цвет в прошлом, рог теперь уже непрерывно излучал тихое свечение.
  Раздался восторженный вздох Олеяны и прерывистый еле слышный шепот:
  - Ита, ты тоже это видишь?
  Принцесса, не в силах оторвать взгляд от чуда или вымолвить хоть слово, только кивнула, стараясь запомнить, отпечатать в памяти весь облик прекрасного зверя до малейшей детали: каждый радужный волос, каждую сияющую прожилку.
  Всеобщее оцепенение прервало громкое ржание-зов Быстрого Ветра, разлетевшегося в разные стороны. Не прошло и секунды, как на призыв раздался ответ, а затем еще один и еще. С разных сторон поляны приближался табун радужного единорога: одни выходили из-за деревьев, другие на полном скаку перемахивали через камни, отделяющие поляну от степи. Очень скоро все индрик-звери окружили своего вожака, и лунный танец расцвел новыми красками: единороги повторяли недавние действия Быстрого Ветра, взвиваясь в воздух, навстречу лунному свету. Сверкание вспыхивало яркими искорками. Складывалось впечатление, что звезды, которых не было видно на небосклоне из-за серебряного сияния ночного светила, спустились на витые рога единорогов, чтобы поучаствовать в танце.
  Время потеряло свое былое значение. Итарина и ее спутники смотрели на невероятное открывшееся им действо и не замечали его бега, а может, оно и вовсе остановилось, чтобы продлить сказочные мгновения. Но танец закончился. Костяные наросты всех единорогов приобрели мягкое свечение, как будто призрачные фонари, они рассыпали мягкий свет вокруг себя. Тем не менее, Быстрый Ветер остался единственным, получившим этой ночью радужный окрас. Заметив это, принцесса не выдержала и, обернувшись к дракону, тихо спросила:
  - Варраш, почему у других единорогов цвет гривы и хвоста не поменялся, как у вожака?
  - Потому что он избранный луной. Он вожак и проводник лунного света, - ответил ящер.
  Ее Высочество хотела уточнить, что это значит, но не успела. Да этого стоящий в центре Быстрый Ветер как будто понял, что речь о нем, и двинулся к группе гостей, которым он позволил присоединиться к празднику. Остановившись в трех шагах от них, он обвел взглядом всех присутствующих и мысленно произнес, зная, что они услышат:
  'Сегодня особая ночь. Я приглашаю вас разделить этот танец с нами. Луна да осветит ваш путь в ночи', - после чего тряхнул радужной гривой и устремился обратно к своему табуну. Теперь единороги уже не гарцевали, они бегали по огромной поляне кто в одиночку, кто парами, катались спиной в зарослях ковыля, играли друг с другом.
  Итарина с улыбкой смотрела на это действо, а потом обернулась и наткнулась на взгляд наблюдающего за ней князя.
  - Акран,.. - произнесла она и замялась, не зная, как выразить то, о чем хотела попросить.
  Но слов и не понадобилось. Эр Харш, подошел и протянул ей руку, которую девушка без колебаний приняла, после чего на поляне парой танцоров стало больше. Выбежав почти на середину, они остановились. Принцесса предвкущающе ждала, какой же танец выберет ее партнер. Акран же, недолго думая, усмехнулся, взял Итарину за руки и стал кружить, сначала медленно, а потом быстрее и быстрее. Перед глазами королевской дочери все окружающее слилось в мягко мерцающую смазанную дымку и только лицо эрлейского князя с искорками смеха в глазах было незыблимо четким. Улыбнувшись, принцесса запрокинула голову и звонко рассмеялась, лента, держащая волосы в низком хвосте, развязалась и соскользнула в ковыль. Каштановые волосы рассыпались, словно возрадовавшись долгожданной свободе, и теперь летели и развевались, оттеняя тонкий девичий стан, затянутый в простое светлое платье с открытыми плечами, в которое ее вынудила одеться верная подруга, имевшая с собой как минимум три подобных, абсолютно не походных, но удивительно подходящих случаю наряда.
  Стремительный хоровод всего из двух человек остановился резко и неожиданно, когда Ее Высочество, сбившись с ускоряющегося темпа, оступилась. Акран немедленно с силой притянул девушку к себе, чтобы не дать упасть. Проверять, сможет ли она удержать равновесие, просто не стал.
  Почувствовав, что ноги не справляются с темпом, Итарина сгруппировалась, чтобы перенести вес в следующем шаге так, чтобы не оказаться в опасной близости с земной поверхностью, но не успела. В следующее мгновение она уже была прижата к мужскому телу. Удивленно посмотрев сначала на свои руки на груди Акрана, а потом подняв взгляд и найдя его глаза, девушка сначала сдавленно хихикнула, а потом рассмеялась. Напряженные руки эрлейца, держащие ее за талию, расслабились, и он тоже улыбнулся искренне и весело.
  Неожиданно эр Харш осознал, что ему очень нравится смотреть, как его невеста смеется, немного запрокидывая при этом голову.
  - Кажется, мы чуть не упали, - отсмеявшись, произнесла принцесса.
  - Нет, это ты чуть не упала, - поправил ее князь, - а я тебя спас.
  - Да, красные борозды ссадин на лице мне бы не пошли, - согласилась Ее Высочество и снова фыркнула.
  - Может, станцуем что-то менее травмоопасное? - внес предложение Акран, не заостряя внимание на том, что хоровод был его идеей.
  В этот момент с края поляны послышались звуки кугиклов, наигрывающие народную отрисскую мелодию, старую, как сам Отрисс, и такую же родную для каждого его жителя.
  Принцесса и князь переглядываются, а затем мужчина разжимает руки, выпуская девушку из их кольца. Она плавным шагом отходит от него, а потом так же плавно возвращается, подавая партнеру руку, которую он перехватывает за запястье и быстрым текучим движением перемещается ей за спину. Не разрывая контакта с кожей, его рука покидает запястье и легким движением перехватывает ладонь, вторая рука снова ложится на талию. Два плавных шага вперед, притоп и резкий разворот. Ее. Он встречает ее искристый взгляд, кладет уже обе руки на талию, свои она размещает у него на плечах, и они двигаются обратно, а потом по кругу. Расходятся совсем ненадолго, а потом снова оказываются в объятьях друг друга, чтобы продолжить танец. В конце, Акран сцепляет руки за ее спиной в замок и начинает снова кружить девушку. Все быстрее и быстрее. По мере ускорения темпа все ближе прижимая к себе. Итарина отпускает его плечи, раскидывает руки и поднимает лицо к сияющей полной луне, полностью доверившись партнеру. Лунный луч скользит по танцующей паре, путаясь в их растрепавшихся от кружения волосах. Постепенно темп замедляется и снова князь отпускает принцессу, восстанавливая между ними расстояние. Мелодия затихает, и танец останавливается.
  Девушка сияющими от восторга глазами посмотрела на партнера и наткнулась на его пристальный взгляд, в котором горел огонь и не только бесшабашного веселья и куража, но и чего-то другого, нового и неизвестного.
  
  * * *
  
  Иштар хаш Рахт с усмешкой смотрел на кружащуюся в центре поляны пару: детский хоровод у них получался на удивление веселым и заразительным, так что и самому ему хотелось пуститься в пляс. Бросив быстрый взгляд на рыжеволосую девушку неподалеку, он хмыкнул и повернулся к отриссийскому телохранителю невесты его тшера.
  - Эх, музыки бы сюда, - произнес он, ни на что не намекая.
  К его удивлению, Танар весело усмехнулся и достал из-за пояса кугиклы, из которых секунду спустя полилась задорная мелодия. Благодарно кивнув отриссийцу, Иштар подошел к Олеяне, взял ее за руку. Встретив ее удивленный взгляд и не давая времени возмутиться, произнес с лукавой улыбкой:
  - В праздничную ночь нужно танцевать, а не смотреть, как это делают другие.
  С такими словами он решительно утянул девушку на поляну под свет луны, где резко остановился лицом к фрейлине. Увидев, что та набирает воздуха для гневной отповеди, он резко выбросил их соединенные руки вверх и закрутил ее вокруг своей оси. Так же неожиданно перестав раскручивать партнершу, он подхватил ее и прижал к себе вплотную, испытывающе глядя в ее метавшие молнии глаза.
  Обретя, наконец, устойчивость, Олеяна, увидев лукавый прищур наглого эрлейца, резко выдохнула, а потом улыбнулась своей самой очаровательной улыбкой и произнесла с придыханием:
  - Ну что ж, давай потанцуем.
  Вызов брошен. Вызов принят. Иштар довольно усмехнулся и закружил девушку по вересковой поляне, пристально глядя ей в глаза.
  
  * * *
  
  Танар смотрел на быстро кружащуюся в детской забаве венценосную пару и усмехался: их искристое веселье заражало любого смотрящего. Повернувшись, он взглянул на дракона, оценил напряженно-задумчивое выражение морды последнего и вынужден был признать, что не любого.
  - Как думаешь, Уважаемый Варраш, помогут тебе единороги? - спросил он, удивляясь самому себе. Отчего вдруг ему захотелось перемолвиться словом с ящером. Все время похода он старался не привлекать к себе внимание крылатого, уверенный в том, что драконы - это, конечно, хорошо, но лучше держаться от них подальше.
  К его еще большему изумлению Варраш ответил:
  - Не знаю. Они свободные создания. Заставить их нельзя - только попросить, что я и сделал. Дальше дело за Быстрым Ветром.
  - Он производит впечатление довольно рассудительного вожака, - попытался ободрить ящера мужчина, а потом добавил в сторону еле слышно. - Для рогатой лошади, конечно.
  Дракон усмехнулся и фыркнул.
  - Хорошо, что у единорогов не такой острый слух как у драконов, - многозначительно произнес он.
  Танар хар Рейни запоздало спохватился, а затем согласно кивнул и улыбнулся. Все же ему удалось приподнять настроение крылатого змия.
  Варраш уже гораздо более благодушно окинув поляну взором, отметил кружащихся принцессу и князя. Проследив за их движениями, он сверкнул глазом в сторону отриссийца и произнес:
  - Только музыки не хватает. Но Индрики не играют на музыкальных инструментах.
  - Зато играют люди, - ответил телохранитель, поняв намек.
  Он вытащил из-за пояса куиклы и стал наигрывать с детства знакомую мелодию, под которую уже две пары закружились в танце по ковыльному озеру.
  'Праздничная ночь... - подумал дракон, и посмотрел на принцессу. - Пусть танцует. Странная человеческая девушка. Пусть будет праздник'
  
  * * *
  
  Итарина могла бы еще долго стоять напротив эрлейского князя и смотреть в его темные глаза, выражение которых интриговало и будоражило одновременно, если бы в какой-то момент над их головами не раздались мощные и громкие раскаты грома. В тот же миг девушка подняла голову к небу и удивилась: еще совсем недавно полночное небо было ясным и ничто не мешало разливаться серебряному свету луны, а теперь прямо над ними висели тяжелые грозовые тучи. Стало гораздо темнее, но благодаря сиянию рогов индрик-зверей видимость все-таки сохранилась. Ее Высочество вопросительно посмотрела на Акрана, тот пожал плечами и вгляделся в пространство, простирающееся за ее спиной. Обернувшись, она увидела, что единороги собираются со всех краев поляны в большой круг и словно чего-то ждут. Спустя несколько секунд, во время которых принцесса сосредоточенно пыталась понять, что же происходит, Быстрый Ветер неспешно вышел в центр живого круга, издал громкое ржание и поднял в воздух корпус, забив передними копытами по воздуху. Это движение не было легким и как будто воздушным, как во время танца, наоборот, каждая мышца его тела была напряжена, а движение были резкими и напряженными. Достигнув пика высоты, индрик вскинул голову и от основания витого рога к острой вершине молниеносно пробежали яркие искорки. Собравшись в одну самую острую точку, они единым потоком отделились от рога и яркой вспышкой устремились к грозно нависшим тучам. Снова раздался удар грома.
  Молния. Самая настоящая молния. Итарина удивленно распахнула глаза, жадно поглащая представшую перед ней картину.
  Как только вожак опустился на все четыре ноги, на дыбы встал каждый единорог его табуна, и сгустившееся пространство прорезали десятки ослепляющих молний. Раскаты грома, не переставая, гремели над поляной, оглушая своей мощью. Сверкающие всполохи освещали пространство белым светом, далеким от дневного, но не менее ярким.
  Частота вспышек становилась все интенсивнее, низкий вибрирующий звук, казалось, проходил волной сквозь все тело, наполняя вибрацией каждую клеточку, даже земля гудела и сотрясалась от то и дело бьющих по ней сильных копыт единорогов.
  Принцесса, поглощенная невиданным зрелищем, сама не замечала, что крепко сжимает руку князя. Ее взгляд был устремлен в центр действа, она старалась ничего не пропустить.
  Все закончилось внезапно: после очередной серии вспышек молний поляна погрузилась в непривычную темноту. Несколько мгновений, пока громовые раскаты становились все тише и как будто удалялись, глаза присутствующих привыкали к переменившемуся освещению. Теперь во всем обозримом пространстве сияла лишь одна звездочка - рог вожака.
  Из-за туч пробился сначала один робкий лунный лучик, высеребривший гриву единорога, затем другой, а за ним еще и еще. Туча, грозно и отчаянно гремевшая последние несколько минут, рассеивалась и истаивала, будто проигрывая бой лунному свету. Скоро на полянке стало так же светло, как и в начале праздничной ночи, а единороги издали победное ржание, как будто именно они победили поглощающую свет тучу. Ее Высочество улыбнулась.
  Когда все затихло, и индрик-звери снова исчезли там, откуда и появились в начале вечера, на поляне остались лишь их гости и вожак. Тряхнув радужной гривой, он устремил пронзительный взгляд черных блестящих глаз на принцессу, и у нее в голове раздались слова:
  'Девушка из правящего рода, и дракон из клана Свободных, подойдите'.
  Не сомневаясь ни секунды, Итарина двинулась к единорогу. Но спустя два шага почувствовала, что кто-то не пускает ее. Обернувшись, посмотрела на свою руку, сцепленную с ладонью Акрана, удивилась и отпустила его. Эр Харш сомневался чуть дольше. Поймав удивленный взгляд невесты, он тоже разжал пальцы и двинулся было за ней, но в его мыслях прозвучали строгие слова:
  ' Стой, воин. Тебе не нужно идти с ней. Я не причиню вреда'.
  Князь остановился. Все что ему оставалось, - напряженно смотреть, как хрупкая фигурка летящим шагом удаляется от него, направляясь к загадочному радужному индрик-зверю, но скоро обзор закрыл темный силуэт дракона, поэтому эрлейцу пришлось немного отойти, чтобы видеть происходящее.
  Остановившись в трех шагах от единорога, Итарина услышала за спиной тяжелые шаги Варраша, уверившись, что ящер стоит прямо за ней, снова повернулась к хозяину ковыльной степи и вопросительно посмотрела на него.
  'Протяни руку с жемчужиной', - мысленно изрек тот.
  Спокойно достав из-за корсажа крупную белую жемчужину, настоящий Белый Перламутр, тускло блеснувший в лунном свете, она протянула его вперед на раскрытой ладони, с интересом ожидая, что будет дальше.
  'В праздничную ночь прими это в качестве моего подарка', - прошелестело в голове у Ее Высочества и крылатого змия, стоящего прямо за ней, а в следующий миг искорки от основания рога Быстрого Ветра снова пустились в путь к вершине.
  Идрик-зверь коснулся кончиком рога жемчужины, лежащей на ладони девушки, и в самый момент касания появилась яркая вспышка. Белый свет разлетелся в разные стороны от жемчужины, а потом вернулся и скрылся в ней. Витой рог Быстрого Ветра перестал сиять, а вот жемчужина, наоборот, приобрела мягкое нежное свечение.
  Итарина медленно нерешительно поднесла руку со светящейся горошиной к глазам, а затем осторожно погладила пальцем: та была теплой. Переведя глаза на наблюдающего за ней единорога, принцесса улыбнулась и произнесла:
  - Спасибо!
  Вслед за ее тихой благодарностью раздался рокочущий голос дракона:
  - Благодарю тебя, Быстрый Ветер. Я не забуду твоего дара.
  'Крылатые должны летать. Свободные - оставаться свободными', - был ему ответ, после которого Быстрый Ветер выдохнул в лицо принцессе, развернулся и исчез за деревьями.
  Проследив за радужным хвостом, Итарина обернулась и, протянув ладонь с сокровищем перед собой, обратилась к ящеру:
  - Смотри, Вар, какая красота.
  - Да, - коротко согласился крылатый змий, опуская голову пониже и рассматривая сияющую горошину, - Быстрый Ветер оказал нам честь, - после чего отстранился.
  Последний раз посмотрев на жемчужину, принцесса под ироничный хмык ящера снова спрятала их сокровище за корсажем.
  Окинув взглядом залитую лунным светом поляну, дракон добавил, снова прерывая потрясенную тишину:
  - Праздник окончен. Пора спать, - после этих слов он пошел обратно к деревьям, за которыми им позволили устроиться на ночлег. Ее Высочество пристроилась рядом с ним. Вслед за ними задумчиво устремились эрлейский князь и телохранитель принцессы, спрятавший свой музыкальный инструмент.
  Олеяна стояла как вкопанная, провожая глазами постепенно удаляющихся спутников. Сегодняшняя ночь была прекрасная и страшная одновременно. Стоит только вспомнить эти оглушающие громовые раскаты, от которых, казалось, сейчас разверзнется земля. Непризвольно ее пальцы сжались сильнее, и сверху послышалось насмешливое:
  - Да ты, я смотрю, решила взяться за меня всерьез.
  Непонимающе подняв голову вверх, фрейлина встретилась взглядом с глазами эрлейца, который почему-то стоял к ней неприлично близко. Настолько неприлично, что она чувствовала его близость всем телом. Придя в себя от потрясения, она разжала пальцы, вцепившиеся в его рубашку, и ловким движением вывернулась из кольца горячих мужских рук.
  - Не понимаю о чем ты, - ответила она, стараясь взять себя в руки.
  - Ты, может, и не понимаешь, но какая-то твоя несознательная часть так и тянется ко мне, - весело подмигнул Иштар.
  - Я просто испугалась, - отрицательно махнув головой, ответила рыжеволосая, отступая еще на шаг и припоминая, что первая молния вспыхнула, когда их танец еще не был закончен. По всей видимости, она испугалась, вот и вцепилась в первого попавшегося.
  По крайней мере, она старалась себя в этом убедить и списать возбужденное волнение именно на недавние события.
  - Пусть будет так, - иронично приподняв бровь, демонстративно согласился недавний партнер.
  - Ты абсолютно невозможен! - вспылила Олеяна, гневно сверкнув глазами.
  Резко развернувшись, она крикнула: 'Итари, подожди!' и стремительно покинула общество невыносимого эрлейца, догоняя подругу.
  Внутренне костеря наглого воина, фрейлина никак не могла понять, почему ей хочется улыбаться и злость на мужчину кажется все больше надуманной.
  'Все же в его объятьях очень уютно, - призналась себе девушка и тут же тряхнула головой, - но этот факт вовсе не значит, что нужно бросаться в них, чуть только раздался резкий звук!'
  Иштар полным восхищения и любования взглядом следил за быстро удаляющейся фигуркой. А потом усмехнулся сам себе и произнес:
  - Ой ли?
  
  5.Секрет песни сирены или Sing for me, my love, Sing the right from wrong
  
  Побудка была ранней и еще более отвратительной оттого, что прошедшая ночь была практически бессонной: праздник единорогов закончился далеко за полночь. Как ни странно, но это утро оказалось практически братом-близнецом предыдущего, а будильником всему отряду опять послужил крик Олеяны. Но не испуганный, как сутки назад, а гневный:
  - Да что это такое?! Сколько можно?! Когда ты отстанешь от моих волос?!
  Итарина, подскочившая от неожиданности, чуть было не ударила головой челюсть Ландыша, как раз наклоняющегося к ней, чтобы обнюхать, и быстро огляделась. Первая фрейлина Ее Высочества сидела на лежаке, судорожно вцепившись в волосы, переброшенные на левое плечо, и яростными взглядами прожигала молодого индрика, которому еще вчера так заметно понравилась.
  Иштар хаш Рахт, который тоже вскочил от громкого крика рыжеволосой и даже успел непонятно откуда вытащить кинжал, увидев причину возгласов, мгновенно посуровел и прорычал:
  - Женщина, ты чего вопишь с утра пораньше из-за всякой ерунды?
  - Ничего себе ерунда! - взвилась Олеяна. - Он хочет съесть мои волосы! По-твоему лысая девушка - это ерунда?!
  В пылу праведного гнева она не обратила внимание на своеобразное обращение эрлейца.
  Решив не спорить с взвинченной фрейлиной, Иштар тихо и зло выругался на родном языке и с силой метнул кинжал в землю в метре от себя. Таким образом, немного спустив пар, эрлеец подошел, выдернул оружие, вонзившееся в грунт по середину рукояти, сорвал несколько листьев с ближайшего дерева, вернулся к лежаку, и стал резкими движениями чистить кинжал, тихо бормоча себе под нос что-то про неадекватную женскую природу.
  Увидев, что ситуация под контролем: Олеяна нервно расчесывается, то и дело опасливо поглядывая на смущенно топчущегося неподалеку индрика, и спокойно выдохнув, принцесса рухнула обратно, раскинула руки и посмотрела на нависший над ней бархатный нос.
  'Привет, Ландыш', - подумала она.
  'Здравствуй. Быстрый Ветер разрешил нам проводить вас', - ответил единорог.
  Итарина радостно улыбнулась и мысленно спросила:
  'Почему твой друг при любой возможности тянется к волосам Леи?'
  Ландыш всхрапнул, что должно было означать веселый смешок, и в голове Ее Высочества прозвучал ответ:
  'Ему нравится их запах и цвет'
  'Он ведь не хочет их попробовать на зуб?', - решила уточнить Итарина.
  'Нет. А вот зарыться носом - очень даже не прочь', - снова всхрапнул молодой индрик.
  'Интересно, чем они пахнет, что он так реагирует?', - не смогла не поинтересоваться принцесса.
  'Залитым солнцем зеленым лугом, - пояснил Ландыш. - Теплой радостью'
  Итарина снова села и посмотрела на подругу. Олеяна рваными резкими движениями заплетала тугую косу и скручивала ее в жгут на затылке под печальные вздохи и грустный взгляд единорога. На взгляд принцессы, меньше всего сейчас раздраженная девушка олицетворяла собой теплую радость, но индрикам виднее.
  Тишина и сонное спокойствие покинули стоянку, и разлеживаться никто не стал: девушки вместе пошли освежиться к речке неподалеку, Акран и успокоившийся Иштар занялись лошадьми, а Танар, как обычно, завтраком: разогревал на костре остатки вчерашней трапезы. Варраш проснулся задолго до громкой побудки и вернулся на лунную поляну, где сейчас вел неслышный разговор с Быстрым Ветром.
   После того как все собрались у костра хар Рейни задумчиво оглядел отряд, нахмурился и спросил:
  - А где эта наглая усатая морда?
  Ее Высочество огляделась по сторонам и, не увидев явара, припомнила, что пушистый хвост с черной кисточкой не мелькал перед глазами примерно со вчерашнего вечера.
  - Куда он мог запропаститься? - произнесла она, не адресуя вопрос никому определенному.
  - Куда угодно. Он все же дикий зверь, а не домашний питомец, - ответил ей эр Харш.
  Окинув ищущим взглядом окрестности, принцесса с надеждой вопросила:
  - Может, еще вернется?
  - Не знаю - не знаю. Обычно этот проглот завтраки не пропускает, - ответил по-прежнему хмурый Танар, время от времени окидывающий местность внимательным взглядом.
  Странно, но факт исчезновения большого пятнистого кота привнес нотку горечи в послепраздничную атмосферу завтрака, поэтому с ним разделались быстро и в тишине.
  Выезд поторопил подошедший к концу трапезы дракон:
  - Пора в путь, - просто сказал он. - Не стоит злоупотреблять радушием хозяев.
  Мужчины согласно кивнули головами. Костер был затушен и присыпан землей, все вещи собраны и распределены по седельным сумкам. В последний раз оглянувшись на место ночной стоянки, Итарина вздохнула, вскочила в седло и поравнялась с Варрашем. Рядом пристроилась Олеяна, а следом за ними тронули своих коней эрлейцы. Последним покидал стоянку Танар. Внезапно какой-то звук привлек его внимание. Он оглянулся. Из кустов, расположенных на границе лунной поляны и оазиса деревьев, с треском выбирался большой пятнистый кот заспанного и растрепанного вида. Оглядев пространство и увидев затушенный костер, он встряхнулся, вся сонливость мигом слетела с него. В этот момент его взгляд остановился на отриссийце. Хвостик издал обиженный мявк и направился в его сторону, намереваясь следовать за отрядом, но проходя с деловым видом мимо телохранителя принцессы, он повел носом, принюхался и остановился, неуверенно глядя на мужчину. Хар Рейни усмехнулся, достал из сумки припрятанный кусок мыса и бросил явару со словами:
  - В другой раз оставлю голодным, если проспишь.
  Кошак вгрызся клыками в поджаренное мясо и довольно заурчал. Танар же иронично ухмыльнулся и добавил:
  - Как вообще нужно было дрыхнуть, чтобы не проснуться от криков герцогини ки Ратрус! - внезапно догадка осенила его, и он, рассмеявшись, продолжил. - Кто бы подумал, что дикий явар боится грома и молний.
  Кошак, покончивший с куском мяса обиженно встопорщил усы и устремился вслед за отрядом, старательно делая независимо-безразличный вид, а вслед его старательно выдерживаемой позиции и хвосту, то и дело бьющему то по одному, то по другому боку полетел веселый смешок Танара.
  Догнать спутников не составило труда. Когда явар громко рыкнул на кобылку Олеяны, чтобы та освободила место рядом с принцессой, которое за все время путешествия он уже начал считать своим, Итарина резко оглянулась и радостно воскликнула:
  - Хвостик!
  - Нашлась пропажа, - со смешком прокомментировал Иштар, направляющийся следом в компании своего князя.
  Ожидаемо кобылка фрейлины испугалась дикого зверя и благоразумно шарахнулась в сторону, уступая позицию. Олеяна тоже обратила внимание на кошака, и его воинственный вид вызвал у девушки лишь улыбку.
  - Ты посмотри, какой ревнивец, - шутливо заметила она, а потом бросила лукавый взгляд за плечо и произнесла с делано-невинным видом. - Интересно, все явары такие собственники?
  - Можешь в этом не сомневаться. И, кстати, не только они, - ответил ей Иштар, улыбаясь, но глаза почему-то показались слишком серьезными.
  Фрейлина насмешливо хмыкнула и в то же время поспешила отвернуться и сделать вид, что все, что ее сейчас занимает это бесконечная седая ковыльная степь.
  - Варраш, куда мы сейчас? - поинтересовалась Ее Высочество дальнейшим маршрутом.
  - Обратно, - приглушенно пророкатал в ответ ящер. - Нам нужна сирена, а они живут обособленно на самой границе Тышхата с Отриссом.
  - Так интересно. Я никогда не слышала, что на нашей границе, оказывается, живут сирены, - произнесла принцесса.
  - Их опасаются и обходят стороной. Места, где живут сирены огибают по дуге, а в особенности мужчины. Торговлю с ними ведут исключительно женщины.
  - Но почему? - не смогла не спросить Итарина.
  Вместо Варраша ответил Танар, присоединившийся к эрлейцам:
  - Их пение дурманит разум, и мужчина уже не может отличить, где его воля, а где навязанные ему пением мыли и чувства.
  - Я это знаю, - кивнула Ее Высочество. - Но неужели сирены дурманят головы всем мужчинам без разбора?
  - Скорее всего - нет, но на себе проверять не хотелось бы, - нервно хохотнул Иштар.
  - Если все это так, разве вам не опасно будет встречаться с сиренами? - Итарина обернулась и вопросительно посмотрела на хмурых мужчин.
  - Возможно, но выбора нет, - ответил эр Харш.
  - Мы с Варрашем могли бы пойти к сиренам одни, - осторожно предложила принцесса, и перевела взгляд на ящера, - Или драконы тоже подвержены их чарам?
  - Не подвержены. Мы не совместимые виды. Драконы в плане продолжения рода сиренам без надобности, - развеял ее сомнения крылатый змий.
  Снова посмотрев на жениха Ее Высочество обнаружила суровую маску на его лице и сузившиеся глаза.
  - Исключено, - отрезал он.
  - Но почему? - удивилась принцесса.
  В ее понимании все было логично: если сирены опасны исключительно для мужчин, значит, мужчинам не следует приближаться к их селению, а пойти должны те, на кого ворожащие чары не подействуют: то есть она и Варраш.
  - Потому что я так сказал, - непримиримо заявил эрлейский князь.
  Итарина окинула Акрана непонимающим взглядом, наткнулась на железную решимость в глазах и медленно отвернулась. Решение эрлейца показалось ей странным, но было совершенно очевидно, что спорить с ним сейчас - бесполезная трата времени, уж слишком красноречиво об этом говорило выражение лица.
  В этот раз охотой снова занялся Варраш. Как только отряд сделал привал, он взмыл в небо, взметнув вслед сильный порыв ветра. Проводив его взглядами, люди стали заниматься уже привычными делами: приготовлениями места для костра, сбором хвороста и камней для кострища.
  Улучив момент, когда они с князем будут вне слышимости остальных, Итарина обратилась к жениху:
  - Акран, почему ты не хочешь отпустить меня с Варрашем? Так ведь будет гораздо разумнее и безопаснее.
  - Ты стала прислушиваться к голосу разума? - мужчина иронично приподнял бровь, а затем принял серьезный вид, отвлекся от сооружения защитного каменного круга кострища и спросил. - Безопаснее для кого?
  - Для тебя, Иштара и Танара, - пояснила девушка, проигнорировав первый вопрос.
  - Итарина, пойми, твоя безопасность в высшем приоритете, - ответил эр Харш. - Душевное равновесие мужской части отряда и близко не оттягивает на себя чашу весов при таком раскладе.
  - Не понимаю. Варраш ведь сможет меня защитить, - попыталась достучаться до князя принцесса.
  - Я не доверю заботу о твоей безопасности дракону, - отрезал мужчина. - Ты же первая запретишь ему палить селение, если вдруг случится что-то непредвиденное. А рычаг давления у тебя имеется.
  - Не понимаю, - покачала головой принцесса.
  - Что тут непонятного, Итари? Ты моя невеста. Я несу за тебя ответственность и не собираюсь перекладывать ее на чужие плечи. Привыкай. Легче будет в браке.
  - Думаешь? Считаешь, мне легче будет в браке, зная, что ты тоскуешь и страдаешь по какой-то сирене, спевшей для тебя? - тихо произнесла Итарина, твердо глядя в глаза Акрану. - Хотя... если подобное случится, может, все договоренности не будут уже иметь смысла. Тебе же по сути не важно на ком жениться.
  На скулах у эрлейского князя заходили желваки.
  - Я никогда не отказываюсь от своих слов, - ответил он, встал и направился в сторону Иштара, чтобы помочь другу.
  Подошедший с кипой хвороста хар Рейни, удивленно посмотрел вслед напряженной удаляющейся спине эрлейца и обратился к принцессе:
  - Все в порядке?
  - Нет, - ответила девушка и поинтересовалась - Танар, почему вы, мужчины, такие упрямые?
  Телохранитель усмехнулся, сложил сухие ветки рядом с кострищем и ответил:
  - Потому что от наших решений зависит не только наша судьба, но и судьбы тех, кто от них зависит: тех, за кого мы несем ответственность, и тех, кого мы любим.
  - А если эти решения неверные? - снова спросила девушка, глядя вслед эр Харшу.
  - Мы живем с их последствиями и, по возможности, стараемся их исправить, - произнес хар Рейни.
  Проследив взгляд принцессы, он добавил:
  - Князь производит впечатление человека разумного, просчитывающего ходы наперед и обдумывающего каждый шаг, а еще он искренне заботится о вас, как о своей женщине. Если бы вы спросили, я бы посоветовал вам принять его решение.
  - Но брачного обряда еще не было, и я пока не его женщина и вполне могу принимать решения сама, - спокойно возразила Итарина.
  - Можете, - согласился телохранитель, пожав плечами. - Но я бы не советовал вам принимать решения, идущие вразрез с решениями князя.
  Девушка тяжело вздохнула. Умом она понимала, что Танар прав и Акран просто не даст ей шанса в этот раз поступить по своему, но переживания от этого не становились меньше. Одно дело выходить замуж по договору родителей, за свободного мужчину и совсем другое - за того, чье сердце занято, и по отношению к тебе он просто выполняет долг. Итарина не была излишне романтична и глупа, но где-то в глубине души надеялась, что с мужем их объединит если не любовь, то хотя бы взаимная приязнь и доверие. И вот теперь, если она постарается (и ей удастся) сделать по-своему, не будет и речи о доверии, а если нет, то о приязни можно даже не мечтать.
  Заметив, что принцесса погрузилась в невеселые раздумья, Танар вздохнул и снова обратился к ней:
  - Не стоит переживать раньше времени, Ваше Высочество. Может, князь и не вызовет интереса у сирен, - попытался он подбодрить девушку.
  Та окинула взглядом идущего в обратном направлении Акрана, отметив стройность и статность фигуры - и в то же время силу, которую она изучала. Акран эр Харш был красивым самой, что ни на есть, мужской красотой мужчиной, обладавший шармом и каким-то животным магнетизмом. В ответ она лишь грустно улыбнулась и произнесла:
  - Очень маловероятно.
  Варраш вернулся с добычей и новостями. Поселение сирен, оказывается, было совсем близко: всего в полудне пути на юго-восток от места теперешнего привала. Но, несмотря на то, что последняя составляющая нового артефакта была так близко, дракон не испытывал ни радостного воодушевления, ни возбуждения, прекрасно понимая, что без проблем не обойдется. Наоборот, он был напряжен и натянут как струна. Однако это не помешало ему заметить, что принцесса необычно притихла. Итарина вяло перебирала пищу пальцами и в итоге больше скормила явару, чем съела сама, чем тот был весьма доволен. Покидая стоянку и взбираясь на коня, она была крайне медлительна и задумчива.
  Заметив такое абсолютно нетипичное поведение девушки, Акран подъехал к ней и хотел было поинтересоваться, что не так:
  - Итарина... - начал он, но Ее Высочество его перебила и тихим спокойным голосом произнесла:
  - Не надо, Акран. Я услышала твои слова. Ты прав, решение за тобой, но жить с последствиями твоих решений не тебе одному,- после чего тронула пятками бока своего скакуна и поравнялась с Варрашем, показывая, что больше ей сказать на эту тему нечего.
  Эрлейский князь с силой сжал зубы и тоже дал своему коню команду выдвигаться. Иштар, пристроившийся рядом с ним, недоуменно поглядывая на непривычно сердитого правителя, спросил:
  - Мой тшер, все в порядке?
  - Нет, Иштар, - ответил эр Харш, а потом добавил. - Как женщины умудряются доводить до бешенства, даже соглашаясь с твоими решениями?
  - Не могу сказать наверняка, - усмехнулся хаш Рахт, - но обычно так бывает, когда они правы.
  - Не усугубляй. Ты же знаешь, я не могу отпустить ее одну. Я несу за нее ответственность, - Акран зло сверкнул глазами.
  - Знаю, тшер, но, честно говоря, мне и самому немного неуютно от мысли, что сирены могут обезвредить нас одной песней, - порывисто пожал плечами верный соратник князя, выдавая тем самым скрываемую нервозность.
  - Этого нельзя утверждать со стопроцентной уверенностью. Будем действовать по ситуации, - отрезал Акран.
  Замыкающий отряд Танар, слышавший отголоски разговора эрлейцев тяжело вздохнул и хмуро уставился вперед.
  Итарина была непривычно молчалива и задумчива, что подруге, знающей ее с детства, бросилось в глаза сразу же.
  - Ита, что случилось? - тихо спросила фрейлина, подъезжая поближе и тем самым вытесняя Хвостика с его привычного места между девушками.
  Явар оскорблено мявкнул, но благоразумно ретировался из-под копыт. Но на его недовольство не было обращено никакого внимания.
  - Все нормально, Лей, - негромко ответила принцесса.
  - Нет, не нормально! Я же вижу, что тебя что-то гнетет, - воспротивилась стандартному, ничего не говорящему ответу рыжеволосая.
  - Не знаю, Лея. Я всегда знала, что выйду замуж без любви и за того, на кого укажет отец. Но почему-то при мысли, что Акран попадет под чарующее действие песни, мне становится очень нехорошо. Это ведь уничтожит даже самую робкую надежду на то, что когда-нибудь он будет испытывать ко мне что-то большее, чем чувство ответственности и покровительства, - под конец и так негромкая речь Итарины сорвалась на шепот.
  Олеяна, приоткрыв рот и широко распахнув глаза, изумленно смотрела на подругу.
  - Итари, ты что, влюбилась? - прикрыв губы пальцами, вопросила она.
  - Нет... Не знаю... Наверное, просто поняла, что могу... В него, действительно могу, - глядя перед собой ответила Ее Высочество, а потом перевела взгляд на потрясенную подругу и спросила. - А что тебя удивляет? Ты ведь сама говорила, что эрлейский князь пользуется невероятным успехом у женщин.
  - Да, но... Я не... - фрейлина тряхнула головой и уже менее сбивчиво произнесла. - Прости, Ита. Это здорово. Правда. Я рада за тебя.
  - А вот я не очень, учитывая то, куда мы едем, - снова погрустнела принцесса.
  - Не горюй. Мы что-нибудь придумаем, - решительно, но не менее тихо ответила Олеяна.
  Варраш, единственный, кто слышал разговор между двумя девушками, тяжело вздохнул и еще раз напомнил себе, что все беды от женщин, а потом взглянул на Итарину, тоскливо смотрящую перед собой и, сердясь на себя за мягкотелость, приглушенно, насколько это было возможно, пророкотал:
  - Погоди грустить, Высочество. Еще неизвестно, как все сложится. В любом случае, сирены - существа разумные, вполне возможно, что с ними можно будет договориться.
  - Думаешь? - принцесса перевела тоскливый взгляд на ящера, но тоски в нем как будто стало чуточку меньше.
  Варраш кивнул, подтверждая, что именно так он и считает.
  Явар, теперь находящийся в пространстве между лошадьми леди и эрлейцев, яростно топорщил усы. Ему было вовсе не по нраву, что его вытеснили с облюбованного и считаемого исключительно ему принадлежащим места. Он негодующе бил хвостом по своим бокам и сверлил обиженным взглядом оставшийся маленький просвет между лошадьми, в котором поместилась бы разве что куропатка. Спустя какое-то время ему надоело гипнотизировать конские хвосты, и он с крайне недовольным ворчанием пристроился рядом с замыкающим отряд отриссийцем, делая при этом самый независимый вид, какой только мог. Но его старания и тут были напрасны: погруженный в собственные мысли Танар, даже не обратил внимания на то, что его пушисто-хвостатый попутчик сменил место дислокации.
  
  * * *
  
  Поселение показалось глазам путников в последних лучах заката. Добираться до него оставалось не больше получаса. С тех пор, как невысокие дома, окруженные бревенчатой стеной по периметру, предстали перед отрядом, никто не проронил ни слова, каждый был погружен в свои мысли.
  Ворота не самого надежного заградительного сооружения были распахнуты, поэтому первой мыслью Итарины при виде их было, зачем вообще они нужны, так же как и стена, которая, по сути, являлась высоким и вполне добротным, но все-таки забором.
  Конечно, на воротах стражи не было и в помине, поэтому вся живописная компания спокойно преодолела призрачный рубеж и вошла на территорию поселения. Одноэтажные добротные деревянные дома, казалось, были рассыпаны абсолютно хаотично и дорога, по которой шли путники, петляла между ними. Во дворах рядом с домами играли дети, которые тут же оставляли свои занятия, чтобы посмотреть на необычных посетителей.
  Остановившись у забора, за которым находились не только дети, но и немолодая женщина, присматривающая за ними, Акран спешился и подошел вплотную к нему, после чего обратился к хозяйке, со сдержанным интересом рассматривающей путников.
  - Мы ищем главу. Вы не подскажете, где мы сможем ее найти? - произнес он.
  Пройдясь оценивающим взглядом по лицу, груди и рукам эрлейца, которые не были скрыты забором, женщина ответила приятно-низким контральто:
  - Идите по дороге. Мимо ее дома не пройдете, - затем она усмехнулась и, блеснув глазами, добавила. - Даже если захотите.
  - Благодарю, - эр Харш кивнул и отошел от забора.
  Он снова вскочил на коня и дал знак продолжать движение. Женщина, указавшая путь, неотрывно смотрела им вслед, пока отряд не скрылся за очередным поворотом.
  Чем дальше они продвигались, тем больше встречали на своем пути сирен, их детей и мужчин. Сирены были все, как одна, стройными смуглыми черноволосыми женщинами, с оценивающим взглядом и гордой осанкой.
  Дорога действительно привела их к дому главы, вернее сказать, к самому крыльцу, где она и обрывалась. Дом главной сирены находился в конце небольшой круглой площади, образованной и другими домами. Площадь, конечно, не была вымощена или выложена камнями, она представляла собой просто участок земли, которым пользовались так часто, что вся растительность на нем была вытоптана, а земля больше походила на пыль. Эти факты наводили на мысль, что именно здесь было место торжища, когда в селение приезжали купчихи, или собраний, когда время ярмарок проходило.
  Сейчас площадь была практически пуста. Однако пара спешащих по своим делам сирен все-таки нашлась. О своих делах они мгновенно забыли, увидев приближающуюся процессию. Одна из них немедленно изменила траекторию движения и быстрым шагом устремилась к дому главы. В итоге, когда они приблизились к невысоким плетеным воротам, главная сирена уже стояла на крыльце и с интересом изучала гостей.
  - Ну и ну! - с едва уловимой насмешкой произнесла она. - Какие интересные у нас сегодня гости.
  Ее голос был текучим, словно вода в ручье у самого дна, мягким и обволакивающим.
  Как ни странно, но ответил ей Варраш:
  - Доброго вечера, дочь ветра.
  - Пусть ночь будет ясной, Крылатый, - ответила на приветствие сирена и спросила. - Кто вы и зачем пришли?
  - Мы пришли за помощью, - произнес как всегда краткий Варраш.
  - Какого рода помощь вам нужна от слабых женщин? - иронично усмехнувшись, попыталась уточнить глава селения.
  - Такого, какого в ваших силах оказать, - парировал дракон и добавил. - Ночлег дашь уставшим путникам?
  - Отчего же не дать? Дам, - женщина окинула более пристальным взглядом фигуру ящера и добавила. - Только ты, гость дорогой, в доме не поместишься.
  - Я найду, где устроиться, - хмыкнул дракон, выразительно кивнув на площадь.
  - Хорошо. Тогда пусть люди заходят в дом, - изрекла женщина, а затем обернулась и выкрикнула. - Нирс!
  Из дома показался крупный мужчина средних лет с короткой рыжей бородой и усами и выбритой наголо головой, одетый в просторную серую рубаху, подпоясанную черным поясом, и черные свободные штаны.
  - Да, моя госпожа? - ответил он густым басом.
  - Нирс, позаботься о лошадях наших гостей, - отдала распоряжение мужчине сирена.
  Тот кивнул и, окинув ревнивым взглядом эрлейцев и телохранителя Ее Высочества, двинулся к ним. Гости не замедлили спешиться и отстегнуть седельные сумки, после чего их транспорт был уведен Нирсом и кликнутым на помощь мальчишкой.
  - Ну что ж, проходите в дом, - обратилась к ним сирена, проводив взглядом спину рыжебородого мужчины.
  Поблагодарив хозяйку, принцесса и ее спутники двинулись к входной двери, но заходить туда не спешили, ожидая, чем же закончится разговор. Явар хотел было присоединиться к ним, но женщина заступила ему дорогу и непререкаемым тоном произнесла:
  - Ты на улице.
  Хвостик сердито фыркнул, но прорываться в дом с боем не решился и отошел поближе к дракону.
  Ну что ж, Крылатый, поведай, что тебе нужно, - сирена смотрела на дракона спокойным взглядом без доли страха. - Хочу знать об этом до того, как пойду со спутниками твоими знакомиться.
  - Мне нужна песня, - ответил Варраш, пристально всматриваясь в лицо хозяйки своими янтарными глазами.
  - Какая песня и зачем? - сухо и коротко спросила женщина.
  - Песня, дающая свободу, - ответил на первую часть вопроса ящер.
  Сирена сначала испытывающее смотрела на дракона, словно пыталась удостовериться, что он не шутит, а потом громко рассмеялась.
  - Песня, дарующая свободу... Нескромные у тебя запросы, Крылатый, - ответила она отсмеявшись, и тут же напомнила. - И ты не сказал, зачем.
  - А зачем нужна песня, дарующая свободу, сирена? Чтобы быть свободным, - произнес Варраш.
  - Я не даю тебе никаких обещаний, Крылатый. Такая песня стоит очень дорого, не каждая сирена решится спеть ее, - уже полностью серьезная ответила женщина, развернулась и вошла в дом, жестом приглашая за собой гостей, по-прежнему стоящих на пороге.
  В доме их ожидали две пары любопытных голубых глаз, принадлежащих молодым сиренам.
  - Это мои дочери - Нирея и Малия, - представила их хозяйка. - А меня можете звать Раяна.
  Посетители расположились на лавках у большого стола, указанных им и тоже представились только именами.
  - И кто из вас украл свободу дракона? - вопросила сирена, сразу же после знакомства, обводя проницательным взглядом гостей.
  - Я, - спокойно ответила Итарина. - Это получилось случайно.
  - Конечно, случайно, - фыркнула Раяна. - Такое только случайно получиться и может. Иначе ты передо мной не сидела бы, - немного подумав, она продолжила. - Значит, вам нужна песнь, дарующая свободу...
  - Да, - ответил Акран.
  - Как вы планируете ее использовать? - спросила она, заинтересованно уставившись на него.
  В этот момент в дом зашел Нирс и снова окинул из-подо лба суровым взглядом мужскую троицу.
  - Она нужна для артефакта. Который разорвет связь между драконом и моей невестой, из-за которой тот теряет жизненную силу. Пока понемногу, но скоро это изменится. И если ничего не сделать, его жизненная энергия иссякнет.
  - Невеста, значит, - немного помолчав, произнесла сирена и добавила, чуть погодя. - Смелая вы пара, раз пришли сюда. Так уверенны в своих чувствах, что думаете, будто песни серены вам не страшны?
  Итарина побледнела и с силой сцепила руки в замок, а Акран ни на миг не изменился в лице, продолжая спокойно смотреть на хозяйку.
  Оценив их реакцию, Раяна усмехнулась и сказала:
  - Не переживай, невеста. Не денется никуда твой жених от тебя. Ему никто в этом селении петь не будет.
  Ее Высочество тихо выдохнула и в следующую секунду не сдержала рвущегося вопроса:
  - Почему?
  Издав ироничный смешок, сирена ответила, глядя прямо в глаза эрлейцу:
  - Потому что нет смысла. Услышав песню, он не отречется ни от тебя, ни от прежней жизни. Слишком сильный. Такие не остаются. Они обрекают себя на тоску длинною в жизнь, но уходят и не возвращаются. Нет, я бы позволила спеть ему любой из сирен, если бы была уверенна, что он не устоит хотя бы перед ночью с поющей - все-таки получить дочь от такого мужчины согласилась бы любая сирена, даже зная, что он не останется - но, судя по тому, что я вижу, это было бы бесполезной тратой песни: он не позволит себе этой приятной малости.
  Все время, что Раяна говорила, она продолжала неотрывно смотреть в глаза князя, на что тот реагировал на удивление спокойно, как будто речь шла о погоде, а не о его дальнейшей судьбе. Оценив реакцию эрлейца, сирена усмехнулась и перевела взгляд на Итарину.
  - Так что можешь не беспокоиться насчет него.
  - А как насчет других моих спутников? - немедленно уточнила принцесса.
  - Я не даю никаких обещаний. Они пришли сюда добровольно, - пожала плечами Раяна.
  Иштар заметно занервничал, а Танар, напротив, был спокоен до угрюмости.
  - Не пугайтесь, молодые люди. Если какая-нибудь сирена положит на вас глаз, то вам это однозначно не будет неприятно, - С ехидным выражением лица произнесла Раяна.
  Рыжеволосая Олеяна, услышав это, покрылась густым румянцем, который все, кроме Итарины, приняли за смущение, но принцесса хорошо знала, что от смущения подруга так не краснеет. Такой румянец был явным признаком еле сдерживаемой ярости фрейлины. А тем временем галавная сирена продолжала:
  - Хоть у Нирса спросите. Он мой мужчина вот уже двадцать лет и никогда ни на что не жаловался. Верно, Нирс?
  - Да, моя госпожа, - ответил рыжебородый, окидывая женщину влюбленным и жаждущим взглядом. Та в ответ улыбнулась ему и повернулась к гостям с приподнятыми бровями и выражением на лице 'вот видите, все как я и говорила'.
  Тем временем дочери хозяйки накрыли на стол и сами заняли места по обе стороны от матери. Ужин прошел в молчании и звуках деревянных ложек, стучащих о деревянные же тарелки. Не сказать, чтобы атмосфера за столом была располагающей или дружелюбной, но все остались сыты и тем довольны.
  - Кстати, у нас сегодня гуляния. Девушки и дети будут водить хороводы, а старшие ассказывать разные истории, - спохватилась Раяна. - Не хотите присоединиться?
  Гости неуверенными кивками подтвердили свое желание. Все-таки неприлично заезжим нос воротить от хозяйских радостей, да и помощи им еще никто не обещал.
  - Вот и хорошо. А мои дочери составят вам компанию, - с довольной улыбкой заключила сирена.
  Гуляние начиналось после того, как на небосводе зажигался первый десяток звезд, поэтому к тому времени, как путники успели освежиться и привести себя в порядок после дороги, оно уже стремительно набирало обороты. Проходило оно, конечно, на площади. Хотя теперь там места было немного меньше - дракон не курица и постранство занимает приличное, а страх перед драконом и того большее - но веселье от этого не стало менее бурным. То и дело раздавался веселый смех, прибаутки и кликанья.
  Стоя на пороге дома, Раяна и Нирс провожали своих гостей.
  - Повеселитесь хорошенько, - напутствовала их главная сирена. - Все равно к исходу дня важные вопросы не решаются, так что выкиньте из головы все тревоги и расслабтесь.
  Рыжебородый мужчина, стоя чуть позади черноволосой женщины, окидывал мужчин цепким ревнивым взглядом, и был не так дружественно настроен, как его жена и дочери, но, тем не менее, молчал.
  Итарина шла за весело щебечущей Малией и думала, как же им 'повезло' прибыть в селение сирен как раз в ночь, в которую они устроавиают гуляния. Теперь мужская часть их отряда будет замечена каждой свободной сиреной, и неизвестно, покинут они это селение в полном составе или весьма и весьма поредевшем. Вон, Нирея уже вовсю строит глазки Танару, который отвечает ей только вежливостью и то без энтузиазма. Глубоко вдохнув и медленно выпустив воздух из легких, принцесса попыталась успокоиться. В самом деле, сирены - разумные женщины, может и удастся выбраться из их нежных, но властных ручек без потерь.
  Тем временем они приближались к большому затейливому хороводу: он состоял из трех кругов, как бы сцепленных между собой. Все тяжелые мысли улетучились из головы Итарины, как только она увидела эту великолепную фигуру.
  - И как они умудряются не путаться? - восхищенно спросила она.
  - Практика. Много практики и азарт, - улыбаясь, ответила ей Малия. - Тоже хотите попробовать?
  Ее Высочество, не медля ни секунды, кивнула. Еще бы она не хотела! В тот же миг младшая дочь Раяны подхватила ее за руку и потащила к ближайшему к ним кругу.
  - Подожди, ты не сказала мне, что делать, - попыталась было затормозить ее принцесса, но не тут-то было.
  - По ходу все сама поймешь, - весело ответила та и, выждав подходящий момент, вместе с Итариной вклинилась в круг.
  А дальше была пляска. Веселая, безудержная с подскоками, притопами, резкими поворотами и хлопаньем в ладоши. Этот хоровод был совсем не прост, но принцесса быстро приноровилась и уже к середине круга стала получать настоящее от удовольствие от происходящего, и ее звонкий смех присоединился к музыке веселья, наполняющей воздух.
  Акран стоял, прислонившись спиной к дереву, росшему рядом с чьим-то домом, и смотрел на свою невесту. Ей действительно нравилось происходящее: живая искренняя улыбка не сходила с губ, а глаза блестели задором.
  - Она красивая, - раздалось совсем рядом.
  Князь повернул голову и увидел совсем рядом молодую женщину, с интересом смотрящую на него.
  - Красивая, - подтвердил он и снова стал наблюдать за Итариной, раскрасневшейся и уже изрядно растрепавшейся от активных телодвижений, что только добавляло ей очарования.
  - Жаль, - произнесла незнакомка с нотками досады.
  - Чего? - уточнил эр Харш, снова перенося на нее свое внимание.
  - Жаль, что с тобой ничего не получится. Ты мне понравился, - просто отвеила сирена.
  - Извини, - пожал плечами эрлеец, не считая нужным говорить что-то еще.
  Женщина рассмеялась, развернулась и ушла, мягко покачивая бедрами, а Акран, не став провожать ее взглядом, снова посмотрел на невесту, и его привычно-серьезные глаза, найдя ее смеющиеся губы, потеплели, и на его собственных расцвела легкая полуулыбка.
  
  * * *
  
  Неподалеку от места, где водили хороводы, располагался большой костер, над которым на вереле висел огромный котел. Мужчины, стоящие рядом деловито помешивали кипящее и парящее варево, время от времени пробуя его на вкус, причмокивая и с сосредоточенным видом добавляя в него еще какие-то ингридиенты. Олеяне было не так чтобы слишком любопытно, что именно кашеварят здешние мужчины, но Иштар твердо избрал курс на издающую приятный аромат похлебку, и ей пришлось идти следом, потому что все другие разбрелись кто куда, Итарина вообще убежала водить хоровод в компаии с хозяйской дочкой, а одной фрейлине оставаться в незнакомом месте не хотелось.
  Подойдя к котлу, эрлеец заглянул в него и приветливо поинтересовался:
  - Чего варите, добрые люди?
  - Сырную похлебку, - был ему короткий ответ одного из мужчин.
  - А чего вы варите, а не женщины? - не замедлил задать другой вопрос Иштар, пользуясь тем, что ему отвечают.
  - У женщин праздник, - так же коротко ответил ему тот же мужчина.
  - А у вас праздники бывают? - снова поинтересовался хаш Рахт.
  - Как же не бывать? Бывают. Нам каждый день, когда красавицы наши улыбаются - праздник, - отозвался другой.
  - Это правильно, мужики, - кивнул головой Иштар. - Женщин беречь надо и повод для улыбок давать почаще, - а потом, склонившись к уху стоящей рядом Олеяны, прошептал. - Пойдем-ка отсюда. Не нравятся мне эти ребята с поварешками.
  Фрейлина прикрыла улыбку ладонью и кивнула, после чего Иштар с серьезно-одобрительной физиономией произнес:
  - Ну, варите, мужики, - и, взяв рыжеволосую девушку за руку, с деловым видом пошел дальше.
  Олеяна руку вырывать не стала. Ей не хотелось потеряться в этой толчее, да и к тому же, может, так она хоть как-то сможет поубавить интерес сирен к эрлейцу исключительно из дружеских побуждений, а то, что ее ладони так уютно и тепло в его крепкой руке, к делу совершенно никакого отношения не имеет.
  Следующая их остановка была уже вне видимости суровых местных похлебковаров рядом со старой, совсем седой сиреной, сидящей на широкой цветастой лоскутной подстилке и что-то рассказывающей расположившимся вокруг нее маленьким девочкам. Примечательным оставался сам факт того, что маленьких мальчиков в пределах видимости не было, как и мальчиков вообще.
  Подойдя поближе, Иштар остановился и с интересом прислушался, Олеяна немедленно последовала его примеру - кто не любит послушать истории ночью, когда небо усыпано звездами, чей свет по яркости превосходит только луна и костры, зажженные через каждые двадцать шагов для лучшего освещения площади.
  На их удачу, старая сирена только начала свой рассказ. Ее голос поскрипывал, как несмазанные дверные петли, но сквозь этот крип прорывались приятные нотки прежнего звучания, говорившие о том, что в молодости мелодичную речь этой сирены было очень приятно слушать.
  - Давным-давно, когда не было царей и королей, а народ жил вольно, и каждый был сам себе хозяин повстречал, молодой парень девушку, что оказалась ему по сердцу, и решил, что только с ней будет счастлив и хочет создать семью. Но так как парень он был разумным, то понимал, что новый дом нужно создавать на крепком фундаменте, поэтому, заручившись согласием своей возлюбленной, отправился с торговым караваном в путь, чтобы заработать денег на свадебку да послесвадебное время. Проходил тот караван через исконные земли сирен, влекущих песнями. Мужи торговые бывалые сами были осторожными и юноше тому наказ давали никуда от каравана не отлучаться, поближе к ним держаться, иначе не увидит он своей ненаглядной больше. Посреди ночи, парня того разбудили звуки, каких раньше он не слыхал никогда, но такие они были тихие, что, забыв о предостережениях товарищей, и влекомый любопытством, он отошел от обозов, следуя за мелодией, желая распознать ее получше. Вы, наверное, догадались, что там были за звуки, верно? - малышня увлеченно закивала. - То пела сирена. Пела-звала, потому что не хотелось ей жить одной, а мужчины сторонились поселения, где она жила, как пораженного чумой, опасаясь за свою свободу. Идя дальше, юноша ощущал все большее желание увидеть, наконец, источник прекрасного пения. А когда он достиг поющей и посмотрел ей в глаза - пропал от наполнивших его чувств. Он упал перед сиреной на колени, целовал ей руки и признавался в пылких чувствах, пока не охрип. Сирена была молодой и неопытной, сердце ее просило любви. Парень ей понравился, и она открыла ему свою душу, впустив туда и полюбив со всей силой, на какую только была способна. Конечно, обоз наутро тронулся ез него. Мужи только шапки поснимали, глядя на деревья, в которых скрылся парень, словно по покойнику. Через месяц, когда торговцы вернулись в родной городок того парня, где его ждала невеста, сообщили ей все как есть, мол, ушел твой жених за пением сирены - забудь, девка, и живи дальше, чай, молодая, найдешь себе другого. Но девушка та не смирилась с вестью. Она собралась и отправилась в земли сирен вслед за женихом. Торговцы в деталях описали ей маршрут, и уже спустя три дня она оказалась в поселке сирен. Она ходила от дома к дому, в поисках своего заблудшего жениха, расспрашивала каждого встречного, но все ей повторяли лишь одно: 'Забудь, он больше не твой'. Наконец, она набрела и на дом счастливо сирены, на чей зов откликнулся парень. Постучала в дверь и очень удивилась, когда ей отворил тот, которого она искала. В порыве чувств, она бросилась к нему на шею, но жених, отстранил от себя бывшую невесту. Не желая верить, что ее любимый забыл о чувствах к ней, девушка прошептала 'наша любовь слишком сильна', затем заключила возлюбленного в объятья и поцеловала. И вместе с тем поцелуем вернулись прежние чувства в сердце юноши, а навеянные песней рассеялись. Вновь обретшие обоюдное счастье влюбленные поспешили покинуть поселение, а сирена, что отдала сердце юноше, придя и узнав, что тот избавился от ее чар и вернулся к невесте, не выдержала боли разбитого сердца и прыгнула с крутого обрыва, разбившись о волны.
  История закончилась столь неожиданно, что Олеяна и Иштар в недоумении переглянулись. Вопрос, который крутился в голове у рыжеволосой девушки, озвучила одна из маленьких сирен, подавшаяся навстречу рассказчице:
  - Матушка Ханья, это правда?
  Дети напряженно смотрели со смесью недоверия и ожидания в хитрые глаза старой сирены, которая, выдержав паузу, неожиданно скрипуче рассмеялась и ответила:
  - Конечно же, нет, дитя мое. Это всего лишь сказка. Разве ты не знаешь, что освободить от чар сирены может лишь та самая сирена, что их наложила? Тут хоть до посинения зацелуй очарованного, но результата никакого не будет. Эта сказка учит маленьких любопытных сирен тому, что нельзя отдавать сердце первому встречному, пусть он будет хоть самым симпатичным парнем на свете. Песня сирены вызывает в мужчине любовь, но не искореняет всех его недостатков. Так что, думайте, мои дорогие, перед тем как петь мужчине, и хорошенько думайте, перед тем, как влюбиться в очарованного.
  - Какие занимательные, однако, у сирен сказки, - пробормотал Иштар, а Олеяна не выдержала и прыснула со смеху.
  Привлеченная звуком, матушка Ханья посмотрела на неожиданных слушателей и цепким взглядом прошлась по каждому из них, особенно отметив эрлейца.
  - Так, похоже, тут тоже задерживаться не стоит, - тихо сказал Иштар и потянул за собой фрейлину дальше. Впрочем, она не сопротивлялась, ведь сказка была окончена, а под будто пронизывающим насквозь взглядом старой сирены ей было очень неуютно.
  В итоге, держась за руки, молодые люди обошли всю площадь и осмотрели все достопримечательности гулянья. Уже далеко заполночь, когда веселые всполохи перестали наполнять воздух площади, повсюду стало разливаться усталое спокойствие, и даже хоровод теперь был только один, а темп танца стал куда медленнее, Иштар и Олеяна достигли дальнего конца площади. Тут было мало людей, в основном они проходили мимо, покидая праздник, а освещение было гораздо более тусклым, чем с другой стороны: редкие вспышки огня долетали сюда, чтобы осветить лица. Ночь медленно, но верно становилась такой, какой и должна была быть: тихой и темной. Эрлеец нашел неподалеку скамью рядом с раскидистым деревом и поспешил занять место, утягивая за собой Олеяну под тень от густой кроны. Скамья оказалась довольно длинной, так что они оба расположились с комфортом.
  - Было весело, - тихо произнесла девушка.
  - Да, - подтвердил Иштар. - Только мужчины тут у них странные. Не хотел бы я оказаться на их месте.
  - Как неожиданно с твоей стороны. Ты что, не проникся их чудесной жизнью? - наигранно-удивленно произнесла Олеяна и рассмеялась.
  Хаш Рахт хотел было ответить в том же тоне, но его опередили. Совсем рядом с ними раздался женский голос:
  - Девочки, вы только посмотрите какой мужчина!
  Иштар и Олеяна повернулись на голос и увидели трех сирен, стоящих в нескольких шагах от облюбованной ими лавки. Одна из них стояла чуть впереди и откровенно оценивающе рассматривала эрлейца, как будто он был вещью, которую она собиралась приобрести. Девушки, расположившиеся чуть позади, стояли, с весельем наблюдая за ситуацией.
  - Как тебя зовут? - спросила сирена, все так же оглядывая мужчину.
  - А тебе зачем? - в ответ поинтересовался Иштар.
  - Хочу знать имя мужчины, которому собираюсь спеть, - ответила сирена, испытываще глядя в глаза эрлейцу.
  - По-моему, ты спешишь с решениями. Ты меня впервые в жизни увидела, - попытался воззвать к ее разуму правая рука князя.
  - Мне ни к чему тратить годы на то, чтобы познакомиться с тобой таким, какой ты есть сейчас. После песни ты станешь таким, каким мне захочется тебя видеть, - пожала плечами девушка и спросила. - Дети есть?
  - Нет, - отрицательно качнул головой мужчина. - А возможное наличие жены тебя не беспокоит?
  - Нет, - просто ответила сирена и улыбнулась, а потом из ее уст полились звуки песни.
  Сначала тихие и почти неуловимые, ноты становились все громче и напористее. Иштар замер, а потом подался вперед, поглощая глазами поющую. Он медленно встал с лавки и сделал маленький вымученный шаг навстречу сирене. В этот момент на Олеяну, пребывавшую в растерянности от происходящего, нахлынула глухая ярость, и она силой сжала ладонь, которую эрлеец до сих пор держал в своей руке. С удивлением какой-то частью сознания отметив, что все гулянье они провели держась за руки, она встала и, посмотрев на самодовольное лицо сирены, тихо, но четко произнесла:
  - Перебьешься.
  После чего дернула пребывающего в неадекватном состоянии Иштара за руку на себя, и в то момент, когда он развернулся, увидев его остекленевшие глаза, приблизилась к нему и крепко закрыла уши ладонями. Теперь, когда звуки песни он слышал гораздо более приглушенно, во взоре стали появляться проблески сознания, но он все равно пытался повернуть голову в сторону поющей девушки. И тогда Олеяна решительно подошла вплотную к мужчине, прижав свои ладони к его ушам как можно крепче, встала на носочки и поцеловала.
  Сирена, набиравшая воздух для очередной мелодичной строчки неожиданно закашлялась и круглыми от удивления глазами уставилась на пару. Иштар, в первые секунды стоящий неподвижно, отмер и положил рук на талию рыжеволосой, сильнее прижимая ее к себе. Теперь уже он целовал фрейлину, а та, закрыв глаза, отвечала, не отрывая ладоней от его головы.
  Обе подруги незадачливой певицы весело рассмеялись.
  - Нда, Крея, такого поворота событий ты явно не ожидала, - произнесла одна сквозь смех.
  Сирена лишь хватала воздух ртом, пораженная наглостью парочки, не отрывавшейся друг от друга уже добрую минуту и не обращавшую внимания на разгневанную девицу.
  - Идем. Или тебе интересно, как далеко они зайдут в своем поцелуе? - хихикнула другая.
  - Не волнуйся, мужчин на свете много. Споешь другому. Может, даже посимпатичней найдешь, - еле сдерживая смех, попыталась поддержать подругу первая, после чего девушки подхватили так и не окончившую песню сирену под руки и увели, предоставив молодых людей друг другу.
  Олеяна не ожидала от себя такой реакции: она таяла и плавилась в руках эрлейца, растворяясь в движениях его губ и рук, скользящих по ее спине вверх к самой шее, а потом вниз к линии талии и еще ниже... Стоп! Еще ниже?! Наглая эрлейская морда!
  Осознав, что руки мужчины с удовольствием остановились на месте пониже спины, Олеяна будто очнулась от наваждения и резко прервав поцелуй, становившийся все более глубоким и смелым, отскочила от Иштара.
  Ее глаза метали молнии, волосы растрепались, а губы стали ярко-красными, что даже при таком скудном освещении было заметно.
  - Пришел в себя? - выдохнув и напомнив себе, что это была ее собственная идея, спросила Олеяна.
  В глазах мужчины отразилось медленное понимание ситуации, после чего он перестал прожигать девушку потемневшим взглядом, тряхнул головои и улыбнулся, пытаясь вернуть на лицо веселое и беззаботное выражение. Получалось не очень.
  - Да. Спасибо.
  - Хорошо, - кивнула фрейлина и стала поправлять одежду и прическу.
  - Думаю, пора возвращаться, - произнес Иштар, следя за нервными - и потому резкими - движениями рук девушки.
  Олеяна кивнула и первой двинулась по направлению к дому главной сирены. Эрлеец нагнал ее в два шага и пошел рядом. В какой-то момент их пальцы соприкоснулись, и Олеяна порывистым движением скрестила руки под грудью, благодаря темноту за то, что та скрывает вспыхнувший румянец. Мужчина, заметив этот жест, с силой сжал руки в кулаки, а потом резко расслабил. Не все сразу.
  
  * * *
  
  Танар хар Рейни оглядел хмурым взглядом звенящую веселым смехом площадь. Неожиданно быстро компания разбрелась, и он остался один. Очень кстати, ведь это было в его планах с самого начала. Убедившись, что Ее Высочество находится под неусыпным надзором эрлейского князя, он двинулся к другому концу площади, а достигнув его, свернул за угол дома и прибавил шаг. Его целью был один из домов неподалеку от центра поселения. Танар был уверен, что хозяйка дома уже давно не посещала гуляния.
  Темные окна и позднее время мужчину не остановили: найдя нужный дом и перемахнув закрытую, но слишком уж низкую калитку, он поднялся на крыльцо и постучал в дверь. Не получив никакого ответа постучал снова, но уже громче. После третьего стука за дверью раздалось недовольное:
  - Да кому там неймется?!
  Дверь открылась, и на пороге показалась немолодая, но по-прежнему интересная женщина в ночной рубашке и большой шали поверх нее. Свет от свечи в руке хозяйки дома упал на лицо Танара, и та на секунду застыла, вглядываясь в него.
  - Что ты тут делаешь? - прищурившись, спросила она.
  - Мне нужна Леяра, - ответил мужчина.
  - С каких это пор? - зло сверкнув глазами, выплюнула сирена.
  - Она здесь? - не обращая внимания на злость женщины, спросил Танар.
  - Нет. Она теперь живет отдельно, - немного спокойней ответила сирена.
  - Где? - снова задал короткий вопрос хар Рейни.
  - На южной окраине. Последний дом, - так же коротко ответила женщина.
  Отриссийский воин кивнул, развернулся и стал спускаться с крыльца. Когда он подошел к калитке, сирена не выдержала и снова обратилась к нему:
  - Зачем ты вернулся, Танар?
  Телохранитель Ее Высочества обернулся и ответил:
  - Ты сама знаешь, - после чего снова перепрыгнул через калитку и скрылся в темноте. Теперь его путь лежал в другую сторону.
   Он двигался быстро, уверенно ориентируясь в ночных улочках. Поселение сирен не было маленьким, так что к южной окраине он добрался лишь спустя полчаса спешной хотьбы. Последний дом был совсем небольшой, а забор косился во многих местах то в одну, то в другую сторону. Заметив дрожащий свет одинокой свечи в небольшом окошке, он замедлился. На какое-то время мужчина замер перед калиткой, словно не решаясь войти, но та неожиданно отъехала с громким скрипом, открывая ему проход, и он пошел к двери. Остановившись напротив створки, Танар занес кулак, чтобы постучать, но не успел. Дверь открылась раньше. За ней оказалась молодая женщина, держащая в руке свечу. Она наклонила голову вниз, обуваясь. Заметив за порогом пару мужских сапог, она удивленно и медленно подняла глаза.
  Встретившись взглядом с воином, женщина вздрогнула и чуть было не уронила подсвечник. Словно не веря своим глазам, она прошептала:
  - Танар?
  - Здравствуй Леяра, - ответил он, не в силах оторвать глаз от стройной женственной фигурки, взволнованно вздымающейся груди и таких знакомых ясных глаз, сейчас округлившихся в изумлении.
  - Я... Я услышала скрип калитки... - чуть громче произнесла сирена.
  - Слишком гордое название для этого ржавого предмета, - прервал ее отриссиец, сжав кулаки и пытаясь взять под контроль нахлынувшие чувства.
  Женщина криво улыбнулась:
  - Уж какая есть. Зачем ты пришел? - спросила она, выходя на крыльцо и закрывая за собой дверь. Танар резко отошел, чтобы восстановить прежнее расстояние между ними. В глазах сирены мелькнула вспышка боли, а лицо превратилось в безразличную маску.
  - Мне нужна твоя помощь, - словно выдавливая из себя слова, признался Танар.
  - Неужели? Я считала, что буду последней, кого ты попросишь о помощи, - усмехнулась она в ответ.
  - Кроме тебя, мне просить некого, - сказав это, хар Рейни сжал зубы так, что на скулах заходили желваки.
  - Я так и поняла, - хмыкнула сирена. - Что тебе нужно?
  - Так и будем гворить на пороге? - приподнял бровь мужчина.
  - Тебя что-то не устраивает? - повторила его жест женщина.
  Тана пожал плечами, показывая, что по большому счету ему все равно.
  - Ты, наверное, уже слышала, что в поселение пришли гости? - спросил он.
  - Да. Трое отчаянных мужчин, две женщины и дракон, - кивнула сирена. - Один из мужчин - ты?
  - Да, - кивнул хар Рейни.
  - Зачем вы пришли сюда? - Леяра решила подтолкнуть мужчину к дальнейшему рассказу.
  Танар тряхнул головой, заставляя себя оторвать взгляд от губ сирены, и продолжил:
  - За тем, что можем получить только здесь. За песней, дарующей свободу.
  На несколько секунд на крыльце повисла напряженная тишина, и прервал ее снова отриссийский воин:
  - Я помню твои слова и прошу не для себя. Песня нужна для артефакта.
  - Что за артефакт? - сглотнув набежавший ком, поинтересовалась женщина.
  - Дракон и девушка из отряда сейчас крепко связаны артефактом, передающим его энергию ей. Чтобы это прекратить нужно заменить испорченную деталь на исправную. Песня сирены, дарующая свободу, в этом играет решающую роль. Она и настраивает деталь на сохранение, а не передачу. Знаю, путано. Но так объяснил человек, понимающий в этом гораздо больше моего, - Танар рассказал все как есть и теперь смотрел на Леяру, ожидая ее слов.
  Сирена тяжело вздохнула, посмотрела на стоящего перед собой мужчину и произнесла:
  - Когда ты уходил, то сказал, что больше никогда не хочешь видеть мое лживое лицо.
  Руки воина сжались в кулаки
  - Когда ты уходил, ты сказал, что будешь ненавидеть всегда чувства, которые тебе навязаны, себя, - за то что испытываешь их, и меня - за то, что спела тебе.
  Мужчина резко вздохнул и весь напрягся.
  - Когда ты уходил, ты сделал мне очень больно, Танар...
  - Я предупреждал, что смогу быть с тобой совсем недолго. Ты согласилась и обещала не использовать чары, - хар Рейни решительно перебил сирену.
  - Ты обещал мне верность на это короткое время! - рассерженной кошкой зашипела в ответ Леяра. - А я уже через неделю увидела в твоих объятьях другую!
  - Не моя вина, что молодых сирен не учат сдержанности! - рыкнул Танар.
  - Тише! - яростно прошептала женщина и накрыла его губы ладонью, оглядываясь на дверь и прислушиваясь.
  Мужчина замер. Маленькая мягкая ладошка пахла молоком и медом. И он не выдержал. Накрыв руку сирены своей, поцеловал. Потом немного отвел от лица и снова поцеловал, вернув обратно. Он не мог остановиться, покрывая такую знакомую, такую манящую ладонь поцелуями, прижимаясь к ней губами, то легко, то иступленно.
  Почувствовав нежданное касание, женщина вздрогнула и медленно повернула глову обратно. Она смотрела на высокого сильного мужчину перед собой, и в ее глазах стояли слезы. Спустя несколько мгновений, в которые она позволила себе чувствовать его прикосновения, сирена плавно, но непреклонно высвободила ладонь из его рук и повторила:
  - Ты сделал мне очень больно, Танар.
  Дезориентированный мужчина смотрел в ее глаза, наполненные непролитыми слезами, и не верил тому, что видит, может быть, поэтому он произнес:
  - Я не был с ней. И не хотел быть. Твоя соседка просто не привыкла слышать слово 'нет'. Она бы и спела мне, но ты увидела ее потуги привлечь мое внимание и сделала это первой, - сказав это, он развернулся и спустился с крыльца.
  Уходя, Танар не обернулся и не увидел катящихся одну за одной слез по щекам Леяры, с силой зажимающей рот ладонью. Единственным звуком, долетевшим в спину удаляющемуся мужчине, был скрип старой покосившейся калитки.
  
  * * *
  
  Варраш удобно расположился неподалеку от дома главы поселка, закрывая обзор окнам ближайшего дома, но жалоб от жильцов, как и следовало ожидать, не поступило. Явар пристроился рядом с крылатым змием, практически вплотную к золотистому чешуйчатому боку, и совершал ритуал вылизывания: вдумчиво и со вкусом, не обращая на происходящее вокруг ровным счетом никакого внимания, вернее, старательно делая вид.
  Заснуть в таком шуме не представлялось возможным, поэтому дракон наблюдал. Зрение у него было отменное, но даже если бы оно было вполне себе посредственно-человеческое, трудно не увидеть происходящее в нескольких десятках метров от тебя: площадь в поселении была не такой уж и большой. Ящер переводил взгляд от одной группы людей к другой. На одной из них он задержался дольше, чем на остальных. Смеющаяся девушка пыталась поймать темп танца и быстро усвоить движения. У нее хорошо получалось, если не учитывать оттоптанные ноги соседей и искривившийся периметр хоровода. Варраш фыркнул. О чем думает отец этой девочки? Она ведь, в сущности, еще совсем ребенок. Какой может быть замуж? Да и князь этот тоже не производит впечатление возмужавшего и умудренного опытом мужчины. Впрочем, в сравнении с драконами, люди и в шестдесят лет кажутся сущими детьми. Ящер фыркнул еще раз. В этот раз на себя. Какая ему разница выйдет ли принцесса замуж и за кого! Несмотря на такие мысли, он продолжал следить за пляшущей фигуркой.
  Итарине было весело. Незатейливая мелодия и задорные движения танца создавали легкое и беззаботное настроение. Хотелось так кружиться всю ночь. Но это, конечно, было невозможно. Когда очередной круг закончился, Итарина, почувствовав, что голова совсем закружилась, с сожалением покинула ряды пляшущих. Отскочив в ритме танца от движущегося людского ряда, она пошатнулась, но сильные руки предостерегли ее от падения. Повернув голову, принцесса узнала в стоящем за спиной и удерживающим ее за плечи мужчине Акрана и светло ему улыбнулась.
  Нет, она не забыла его реакцию на свой вполне разумный совет, но сейчас сердиться не хотелось, разбираться в недопониманиях - тем более. Хотелось улыбаться и обнять весь мир. Вот она и улыбалась.
  Как ни странно князь улыбнулся в ответ.
  - Закружилась голова? - просто спросил он.
  Ее Высочество кивнула и снова подарила эрлейцу лучистую улыбку.
  - Тебе нужно присесть, - усмехнулся он.
  - Нет, - покачала головой Итарина. - Если сяду, то пропущу что-нибудь интересное.
  - А если не сядешь - упадешь, - иронично заметил эр Харш.
  Девушка вздохнула и вынуждена была признать, что жених прав. Все-таки полуторачасовые танцы крепости ногам не прибавляют, а после дня пути и подавно.
  - Ты прав, - согласилась принцесса и окинула взглядом пространство в поисках скамьи. Таковой поблизости не нашлось, поэтому, недолго думая, Акран повел ее к дракону. Оставив невесту рядом с Варрашем, он наказал ей никуда не уходить и ненадолго отлучился.
  Итарина привалилась к бликующему в отсветах костра чешуйчатому боку и сползла по нему прямо на лежащий рядом хвост. Оценив собственное импровизированное сидение, принцесса хихикнула и с наслаждением вытянула гудящие ноги. Дракон, скорее для успокоения своей драконьей натуры, чем для чего-либо еще, сделал вид, что не заметил слегка нахального самоуправства венценосной особы
  Князь вернулся спустя несколько минут с двумя мисками в руках, над которыми поднимался пар. Поведя носом, Ее Высочество сглотнула и протянула руки к деревянной тарелке, от которой невероятно аппетитно пахло сырной похлебкой.
  Акран с усмешкой вручил в руки девушки порцию и сел рядом. Нет, не на хвост, как Итарина, подозревая, что никому, кроме нее, такое с рук не сойдет, а на землю рядом. Обняв обеими ладонями глубокую тарелку, принцесса поднесла ее к лицу и, прикрыв глаза, вдохнула аромат горячей свежей пищи. Когда она снова открыла глаза, они сияли чуть ли не ярче звезд, но каким-то голодным светом.
  Эрлеец снова улыбнулся и протянул ей ложку, не дожидаясь, пока девушка вспомнит о приборе самостоятельно. Судя по блеску глаз, этого могло и не случиться.
  Поблагодарив мужчину кивком, принцесса начала есть. Спокойно и размеренно, не набрасываясь, но наслаждаясь каждой ложкой.
  - Мясо с костра - несомненно, великолепное кушанье, но я так соскучилась по супу, - произнесла Итарина после очередного глотка похлебки.
  - Да, умеют тут готовить горячее, - поддержал ее эр Харш.
  Когда с поздним ужином было покончено (на удивление явар, устроившийся ближе к голове дракона, так и не пришел выпрашивать вкусно-пахнущую снедь), а всеобщее бурное веселье стало затихать, Акран отставив тарелки, произнес:
  - Думаю, здесь нам ничем не помогут.
  - Почему? - нахмурилась Ее Высочество. Сонливость, нахлынувшая было на нее, от этой фразы слетела, будто ее и не было вовсе.
  - Ты же слышала Раяну, - ответил князь. - Спеть такую песню сирена может лишь тому, кому уже пела. Но из того, что я видел, ни одна из них не захочет давать свободу мужчине.
  - Их привязанность понятна. Они живут с этими мужчинами многие годы, рожают от них детей, - пожав плечами, сказала девушка.
  - Нет. Тут дело совсем не в привязанности и уж тем более не в любви. Просто сирены любят власть, - не согласился эрлеец и добавил. - Любовь не отнимает права выбора.
  - Наверное, ты прав, - вздохнула принцесса, со стороны дракона тоже раздался тяжелый вздох:
  - Князь прав. Ни одна из них не откажется от власти, - как мог тихо пророкотал ящер.
  - И что же нам теперь делать? - растерянно переводя взгляд с Акрана на Варраша и обратно, спросила Итарина.
  - Идти к другому поселению сирен, - ответил эр Харш.
  - Куда? - поинтересовалась девушка.
  - На северную границу Лекрана, - в этот раз слово взял дракон.
  - Далековато, - протянула принцесса, смотря на уставшие ноги.
  - И нет никаких гарантий, что тамошние жительницы согласятся нам помочь в отличие от здешних, - согласился с ней мужчина.
  - Да уж...но неужели сирены не испытывают совершенно никаких чувств к мужчинам, с которыми живут? - никак не могла поверить Итарина.
  Князь пожал плечами и ответил:
  - Не знаю, может, какие-то и испытывают, но они явно недостаточно сильные для того, чтобы дать спутникам право выбора.
  Какое-то время они провели в молчании, а потом Итарина решилась задать вопрос:
  - Акран, неужели тебе ни капли не было страшно ехать сюда? Ты ведь не знал, что благодаря своему характеру не представляешь для сирен интереса, - второе предложение принцесса произнесла с иронической усмешкой на губах.
  - В эрлейских мальчиках с самого детства искореняют страх за себя, - ответил мужчина.
  - Значит, эрлейские воины ничего не боятся? - с интересом глядя на жениха, уточнила Ее Высочество.
  - Боятся. Но не за себя, а за своих родных, тех, за кого несут ответственность и тех, кого любят, - пояснил эр Харш. - Я несу ответственность за тебя, Итарина, поэтому не мог позволить тебе ехать без должного сопровождения, при всем моем уважении к Варрашу.
  Дракон, который, конечно, слышал каждое слово, скептически фыркнул.
  - Я все равно не считаю себя неправой, - подняв глаза к звездам тихо протзнесла девушка.
  - А кто сказал, что таковой тебя считаю я? - вопросительно приподнял бровь князь и добавил. - Мне приятно твое беспокойство за мою судьбу.
  Итарина тепло улыбнулась Акрану, а затем в ее глазах вспыхнули хитрые искорки, и она наигранно-удивленно ответила:
  - Твою судьбу? Вообще-то я беспокоилась за свою. А вдруг бы ты поддался чарам сирен и женился бы на другой. Тогда мне было бы ни за что не стать княгиней. Папа бы расстроился, и мне бы точно попало за продолжительное несанкционированное путешествие с драконом. А так, хоть будет на кого всю вину свалить. Ведь из нас двоих более разумный и ответственный именно ты.
  Мужчина улыбнулся и ответил:
  - Хитрюга. Но рад, что ты это понимаешь.
  - Я не хитрюга, - уперев руки в бока, произнесла девушка. - Принцессам быть хитрюгами не положено.
  - А кем им положено быть? - заинтересовался эр Харш.
  - Невесомыми феями с неизменно-дружелюбным характером и чарующей улыбкой, - заученно ответила Ее Высочество, а потом добавила заговорщицким тоном. - По крайней мере, так утверждает мой учитель этикета. Но, откровенно говоря, я таких еще ни разу не встречала. В основном все принцессы в той или иной степени хитрюги.
  Акран улыбался и смотрел на уставшую, но по-прежнему веселую принцессу и любовался отблесками костров в ее волосах, теплой улыбкой и задорным блеском в янтарных глазах.
  
  * * *
  
  Еще одна полубессонная ночь сделала пробуждение воистину невыносимым. Итарине казалось, что она только что закрыла глаза и, наконец, приняла удобную позу. Подушка была такой мягкой и теплой, хотелось зарыться в нее лицом и раствориться, оставшись в ней навсегда, но кто-то настойчиво будил ее, осторожно теребя за плечо. С огромным усилием разлепив глаза, принцесса подняла голову и сфокусировала взгляд на не дающем ей покоя человеке, а вернее, как оказалось, сирене, дочери хозяйки.
  - Вставай, Итарина, - произнесла Малия, улыбаясь. - Завтрак уже на столе, а твои спутники ждут только вас с подругой, но ее мне разбудить не удается.
  - Да, Лея спит беспробудным сном. Есть только одно средство поднять ее с кровати, когда она так крепко спит, - поймав заинтересованный взгляд девушки, Ее Высочеств села, потянулась и, подмигнув, произнесла нарочито-громко. - Неси кувшин с водой.
  Рядом завозилась фрейлина и из-под соседней подушки донеслось приглушенное, но весьма недовольное:
  - Только попробуй, Ита!
  - Проснулась, - с усмешкой констатировала принцесса и, пожав плечами, добавила. - Кувшин отменяется.
  Малия хихикнула и скрылась за дверью, выделенной девушкам маленькой комнаты. Итарина встала, снова потянулась и стала быстро одеваться. Взглянув на одеяло и подушку, лежащие поверх подруги, поторопила ту:
  - Лея! Вставай быстрее! Завтрак уже на столе, да и хозяев заставлять ждать нехорошо.
  Раздался приглушенный стон и рыжеволосая, а с утра еще и лохматая девушка вынырнула из постели, являя собой сонное и хмурое зрелище.
  - Ты чего куксишься? - удивленно спросила Итарина.
  - Ой, Ита, - вздохнула фрейлина. - Я, кажется, сделала глупость.
  - Это какую? И когда успела? - удивилась принцесса.
  Издав еще один тяжелейший вздох, Олеяна призналась:
  - Я вчера Иштара поцеловала.
  Глаза Итарины округлились от удивления, и до того, как она успела что-либо спросить, подруга быстро заговорила, пытаясь объяснить свой поступок:
  - Просто его одна сирена заприметила. Наглая до безобразия! И начала ему петь. Прямо при мне, представляешь?! Пришлось действовать быстро. Я ему уши закрыла, а он все-равно головой вертеть пытался. Его нужно было срочно отвлечь чем-нибудь... Ну, я и...
  - Отвлекла, - потрясенно закончила за нее Итарина, а потом усмехнулась. Раз, другой и уже через пару секунд раздался ее заливистый смех. - Ну, ты, Лей, даешь!
  Фрейлина прижала ладонь ко лбу, зажмурилась и выпалила:
  - Только он, кажется, как-то не так это воспринял.
  - В смысле? - прекратив хохотать, уточнила принцесса.
  - Ну... очень уж он увлеченно стал целовать меня в ответ, - пояснила рыжеволосая, а вспомнив о том, насколько увлеченно, покрылась румянцем.
  Итарина изо всех сил пыталась сдержаться, но уголочки губ все же растянулись в улыбке, и она приознесла, сдерживая смех:
  - А что, Лей, все как заказывала: светловолосый мужественный эрлейский воин и весь из себя такой тобой заинтересованный.
  - Ничего я не заказывала, - насупилась подруга, но блеск в глазах выдавал зарождающееся веселье.
  В дверь комнаты сдержанно постучали, напоминая о том, что их ждут за столом.
  - Сейчас! - одновременно выкрикнули девушки и стали поспешно приводить себя в порядок, то и дело бросая друг на друга взгляды: Итарина - лукавые, а Олеяна - смущенно-веселые.
  За завтраком их ожидали не только спутники и хозяева, но и неприятные вести. Раяна, дождавшись, когда все рассядутся и приступят к еде, произнесла:
  - На празднике я пообщалась с сиренами из совета. К сожалению, в нашем поселении вы не найдете сирены, согласной вам помочь, - бросив быстрый взгляд на Нирса, она добавила. - Мы слишком ценим своих мужчин.
  Гостей эта новость не удивила, где-то в глубине души каждый из них это понимал, особенно после прошедшей ночи.
  - И раз уж сегодня утром вы здесь в полном составе, - Раяна выразительно посмотрела на телохранителя Ее Высочества и помощника эрлейского князя, - думаю, вам лучше покинуть поселение до обеда.
  - Мы принимаем ваш совет и благодарим за гостеприимство, - ответил сирене Акран. - Ждать обеда мы не станем, уедем сейчас.
  Раяна кивнула, подтверждая мудрость принятого решения. Нет, ей вовсе не было жалко обеда для гостей, но трем неженатым мужчинам лучше было убраться из поселения. Ведь молодые сирены в большинстве случаев были весьма настойчивыми, если не сказать настырными.
  Поблагодарив хозяйку за радушный прием и распрощавшись, они вышли из дома, давшего им недолгий приют. За калиткой уже нервно вышагивал туда-обратно явар, протоптав заметную тропинку в пыли. Заметив на крыльце Итарину, он вильнул хвостом и издал сердитый мявк, намекая, что кто-то пушистый сегодня, вообще-то, не завтракал.
  Выйдя за калитку, принцесса протянула кошаку румяный пирожок, который прихватила со стола. Зверь подозрительно обнюхал подношение и недоверчиво уставился на деушку. Мол, ты что предлагаешь мне есть ЭТО? А где МЯСО?!
  Ее Высочество пожала плечами и сказала:
  - Все, что есть.
  Хвостик скорбно вздохнул и со страдальческим видом ухватил зубами пирожок, выдергивая его из рук Итарины.
  Варраш с интересом оглядел компанию, уже вышедшую за калитку, перевел взгляд на лошадей, которых вел под уздцы Нирс и выдохнул:
  - Уходим?
  - Да. И прямо сейчас, - ответил эр Харш.
  - Разумно.
  Спустя несколько минут они уже сидели в седлах отдохнувших лошадей. Попрощавшись с рыжебородым суровым мужчиной, гости устремились к другому концу площади, чтобы оттуда по главной дороге выйти к окраине и покинуть поселение непредсказуемых своевольных сирен и покорных ревнивых мужчин. Нирс провожал их спины и хвосты довольным взглядом. Он не любил, когда рядом с его госпожой крутились посторонние. С удовлетворенным хмыканьем он закрыл калитку и вернулся в дом.
  Утро было ранним. Солнце взошло лишь час назад, и сирены, проведшие вчерашнюю ночь на гулянье, конечно, еще спали. Поэтому покинуть территорию поселения путникам удалось без проблем. Собственно, поэтому Акран и настоял на ранней побудке.
  Выезжая за бревенчатую стену через по-прежнему открытые и неохраняемые ворота, Итарина оглянулась. Да, это место было довольно своеобразным и не вполне безопасным, но ночь гулянья ей определенно понравилась.
  Неожиданно ее лошадь всхрапнула и резко остановилась. Принцессу немного тряхнуло, но без угрозы выпасть из седла. Недоуменн она посмотрела вперед, чтобы узнать, что стало причиной остановки. Оказалось, Танар, ехавший перед ней неожиданно осадил коня и, соответственно, скакун принцессы тоже прекратил движение.
  За воротами стояла сирена с решительным выражением лица. Не все отдыхали после бессонной ночи, одна проснулась рано и поджидала их на выезде из поселения.
  Хар Рейни открыл было рот, чтобы задать девушке вопрос, но та опередила его:
  - Я передумала, Танар. Я дам тебе то, о чем ты попросил, - тихим, но твердым голосом произнесла Леяра.
  
  * * *
  
  Спешившись, телохранитель Ее Высочества отошел недалеко от ворот к ближайшему дереву вслед за стройной фигуркой своей сирены. По просьбе последней остальные участники отряда расположились чуть поодаль, не более чем в десяти шагах: в пределах слышимости, но так, чтобы не мешать и не отвлекать.
  Итарина, отвернувшись и вытащив из-за корсажа жемчужину, передала ее Танару. На мгновение ей показалось, что в глаза сирены вспыхнули ревностью, поэтому принцесса пригляделась к той с еще большим вниманием.
  Густая крона дерева, ствол и широкая спина мужчины, закрывавшие обзор создавали иллюзию уединения. Леяра судорожно выдохнула и сказала:
  - Зажми жемчуг в кулаке и поднеси к сердцу.
  Отриссиец так и сделал. Он вглядывался в лицо женщины, до конца не веря в то, что она действительно собирается сделать. Не выдержав, он спросил:
  - Почему ты изменила решение?
  - Потому что мне не нужны твои страдания. Я отпущу тебя и, возможно, моя жизнь начнется с нового листа, - сглотнув ком, тихо ответила сирена и запела.
  Из ее красивых правильно-очерченных губ полилась мелодия. Очень грустная и медленная, она постепенно набирала темп и скоро стала напоминать грозу с ее вспышками молний, громом и часто-стучащими тяжелыми каплями дождя. Все прекратилось очень резко. Вместо громких звуков, почти крика, звучала тишина.
  В некотором оцепенении Танар вытянул перед собой ладонь с жемчужиной и разжал ее. Белый Перламутр сиял и переливался полученной через песню энергией, постепенно затухая.
  - Ты действительно отпустила, - не веря в произошедшее произнес мужчина.
  Сирена грустно улыбнулась и тоскливым взглядом окинула лицо отриссийца.
  - Но если ты отпустила, - продолжил он, напряженно вглядываясь в ее лицо. - Почему во мне ничего не изменилось? Почему я по-прежнему хочу сжать тебя в объятьях и не отпускать?
  Из глаз женщины одна за одной полились слезы, раздался всхлип.
  - Леяра... - прошептал Танар и, не выдержав, притянул к себе женщину, которую столько лет считал своей и любовью к которой мучился изо дня в день.
  Его губы коснулись ее. Его руки крепко до боли сжали стройное тело, но сирена и не подумала вырываться. Вместо этого она обняла воина за шею и прижалась к его сильному телу еще ближе. Это не был нежный поцелуй двух влюбленных. Он больше напоминал исступленный порыв двух настрадавшихся душ. Поцелуй с соленым привкусом крови. И слез.
  Через какое-то время, поцелуй был прерван совсем невежливым, но действенным фырканьем дракона. Танар оторвался от губ своей женщины и, по-прежнему держа ее в объятьях и смотря в глаза, произнес:
  - Оказывается, я действительно люблю тебя, Леяра.
  - Тебе нужно было пять лет, чтобы это понять? - не сдерживая улыбки, спросила женщина.
  - Пять лет и одна песня, - улыбнулся в ответ мужчина, а потом добавил, - Ты меня укусила.
  - Считай, что это была моя месть, - ответила сирена. - За эти пять лет.
  - Легко отделался, - усмехнулся Танар и снова склонился к губам Леяры.
  В этот раз он прикасался к ним, как к величайшему сокровищу, легкими нежными поцелуями словно прося прощения.
  - Я не могу сейчас остаться, Леяра, - поглаживая ее лицо, словно заново знакомясь с любимыми чертами, произнес хар Рейни, отстранившись. - Но я вернусь за тобой так скоро, как только смогу. Обещаю.
  - Я верю тебе, Танар. И буду ждать, - ответила сирена и улыбнулась так счастливо, как не улыбалась долгих пять лет, а потом, хитро прищурившись, добавила. - И не я одна.
  Мужчина улыбнулся и спросил:
  - Как зовут нашу дочь?
  - Как ты догадался? - в ответ спросила женщина.
  - По твоей реакции на крыльце, когда ты закрыла мне рот ладонью. Правда не сразу, а только после того, как успокоился, - признался телохранитель.
  - Альен. Нашего сына зовут Альен, - ответила Леяра, пристально глядя в глаза Танару, боясь пропустить малейший оттенок реакции.
  - Сын? - опешив, переспросил хар Рейни.
  Молодая женщина кивнула, подтверждая, что он не ослышался.
  - Но я думал, у сирен могут быть только девочки, - не до конца веря услышанному, произнес Танар.
  - У сирен рождаются девочки от мужчин, которым они уже спели. Чары делают невозможным зачатие мальчика. Но у нас с тобой все случилось до того, как я спела тебе, - смущаясь пояснила Леяра.
  - Неужели ни одна сирена никогда не вступал в отношения с мужчиной до песни?
  - Нет, нас с самого детства настоятельно предостерегают от этого, - покачала головой женщина. - Тебе досталась самая глупая сирена, умудрившаяся влюбиться вопреки воспитанию.
  - Чему я безумно рад, - хрипло произнес Танар и снова приник к губам Леяры, прижимая ее к себе еще ближе. В этот раз не было ни слез, ни всхлипов. Только страсть и желание раствориться друг в друге. Кто знает, может, такая встреча и стоила пяти лет разлуки?
  
  * * *
  
  Танар проводил свою сирену обратно до ворот и смотрел ей вслед, пока ее стройная фигурка не скрылась за поворотом. Вернувшись обратно, он напоролся на блестящие высшей степенью любопытства глаза Итарины и Олеяны и удивленно-заинтересованные взгляды эрлейцев.
  - Танар, - осторожно начала принцесса, - Эта девушка, Леяра, она твоя...
  - Она моя жена, - не дожидаясь окончания вопроса, ответил хар Рейни.
  - Извини за дотошность, но я все же спрошу. Официальная? - уточнила Ее Высочество.
  - Нет. Но я исправлю это как можно скорее, - непререкаемым тоном заявил мужчина.
  - Ясно. И она спела тебе песню, дарующую свободу, - подталкивая к дальнейшему рассказу, произнесла Итарина. - Значит, ты был очарован?
  - Был, - признался телохранитель. - С самого начала. А потом она мне спела первую песню.
  Эрлейские воины понимающе заухмылялись.
  Принцесса открыла было рот, чтобы задать следующий вопрос, но хар Рейни ее прервал:
  - Думаю, нам следует увеличить расстояние между нами и этим поселением. Не все сирены такие совестливые, как Леяра. Вернее, даже, она такая одна. Так что, лучше не будем ждать, когда они проснутся и вспомнят, что еще недавно у них гостили двое мужчин, вполне пригодных для того, чтобы стать отцами маленьких сирен, - с этими словами он передал жемчужину Ее Высочеству.
  Варраш проследил за тем, как Белый Перламутр, теперь обладающий всеми нужными характеристиками, исчезает в маленькой ладошке, чтобы впоследствии быть спрятанным в более надежном месте: за корсажем. Дракон тяжело вздохнул. Ему не терпелось освободиться от сосущего его энергию артефакта, но он понимал, что дожидаться сирен глупо и лучше совершить перенастройку в месте достаточно удаленном отсюда, поэтому кивком головы поддержал позицию телохранителя, как и эрлейские воины.
  Вскочив на коней, они умеренной рысью снова двинулись в путь. Как только поселение за их спинами стало удаляться, Иштар обратился к хар Рейни с вопросом:
  - Почему ты сказал, что мужчин, пригодных к воспроизведению маленьких сирен двое? Нас же трое.
  - Нет. Сирены узнают очарованных с полувзгляда, а еще вчера я был именно таким. И не то, чтобы они благородны настолько, что не связываются с чужими мужчинами. Просто очарованному не нужна никакая другая женщина, кроме той, что спела ему. Ну и вдобавок они не любят пользоваться чужими вещами, - ответил Танар.
  - Какое интересное отношение к отцам собственных детей, - хмуро прокомментировал Иштар.
  Хар Рейни лишь пожал плечами, мол, сирены...
  - Танар, а как же тебе теперь быть? - не смолчала и Олеяна. - Ты ведь обещал вернуться, но больше не под влиянием чар. А что если другая сирена решит тебе спеть?
  - Ничего, кроме безмерного удивления последней, - ухмыльнувшись, ответил отриссиец. - Тот, кому была спета песнь, дарующая свободу, больше не подвержен чарам сирен. Так что теперь я могу оценивать их пение исключительно с эстетической точки зрения.
  - Эх, я бы хотела посмотреть на физиономию разочарованной сирены, - вздохнула фрейлина.
  - Интересно, почему они тебе так не понравились? - лукаво прищурившись, вопросил Иштар.
  Олеяна на секунду смутилась, а потом решительно ответила:
  - Не люблю стервозных склочных женщин. Не сходимся из-за похожести характеров.
  - Ну-ну, - иронично усмехнулся эрлеец.
  Ближе к полудню явар стал подавать признаки беспокойства, и весьма неоднозначные. Кот прозрачно и настойчиво намекал, что неплохо было бы уже и поесть. Наблюдая за выказывающим голодное недовольство животным, Танар, хоть и нахмурившись, но все же доброжелательно проворчал:
  - В который раз убеждаюсь в твоей наглости, Хвост. Лапа твоя давно зажила. Иди и поймай себе обед, наглая усатая морда.
  Услышав такие кощунственные слова, явар укоризненно посмотрел на телохранителя Ее Высочества и издал такой оскорбленный мявк, что заулыбались все, и даже от дракона послышался звук, очень напоминающий смешок.
  Явар же принял вид, который красноречиво заявлял, что, мол, ты, человек, сказал не подумав, поэтому я сделаю вид, что этого не слышал, и, гордо подняв голову и всячески демонстрируя свою независимость, продолжил путь.
  - Непрошибаемое создание, - с усмешкой прокомментировал Акран.
  - Зато милое и пушистое, - парировала Итарина, послав умиленную улыбку объекту обсуждения.
  Хвостик на эти слова никак не отреагировал, старательно удерживая высокомерное выражение морды.
  Спустя некоторое время, отряд остановился на привал, найдя подходящее место - обширный перелесок. Тут тебе и деревья, дающие укрытие от солнца и достаточно простора для того, чтобы дракон чувствовал себя комфортно.
  В этот раз на охоту снова отправился Варраш, заявив, что после двух изматывающих практически бессонных ночей и непрекращающегося пути они не подстрелят даже спящую косулю.
  Мужчины спорить не стали, признавая справедливость слов ящера, и уже спустя несколько секунд крылатый змий взмыл в небо, радуясь новой возможности соединиться со стихией и предвкушая скорое освобождение.
  В этот раз девушек настоятельно освободили от какой бы то ни было работы, наказав отдыхать, пока мужчины все сделают сами, чем принцесса и ее фрейлина и воспользовались. Облюбовав место под ближайшим деревом, они сели, прислонившись к стволу и стали наблюдать за действиями спутников. Размеренные, экономные и четко-выверенные действия мужчин успокаивали, а недостаток сна явно напоминал о себе. Очень скоро глаза девушек стали закрываться и они погрузились в дрему.
  Мирные звуки потрескивающего костра и звонких птичьих трелей были прерваны коротким свистом. Стрела задела руку Акрана, оставив на ней глубокую царапину, стремительно насыщавшуюся красной жидкостью. Тренированные воины мгновенно пригнулись и стали оглядываться в поисках источника угрозы. Долго быть в неведении им не пришлось. Стрелы одна за одной стали вылетать из-за деревьев. Мужчины слаженно, не сговариваясь, ринулись к четвероногому транспорту, чтобы вооружиться, а затем стали продвигаться к дереву под которым спали девушки. Но они не успели.
  Вслед за стрелами из-за деревьев показались нападающие. Это были тышхатцы. С громкими криками и гиканьем они ринулись на троих мужчин, тесня тех на открытую местность. Стрел больше не было. Зато было численное превосходство противника.
  Сон Итарины прервал грубый рывок. Чья-то наглая рука вздернула девушку вверх, перехватила за талию и вскинула себе на плечо. Открыв глаза, принцесса какое-то время просто не могла понять, что происходит. Из оцепенения ее вырвал крик Олеяны. Оценив со своего положения одежду индивида, явно намеревавшегося ее похитить - иначе с чего бы ему стремительно удаляться от места стоянки с ней на плече? - девушка узнала в нем тышхатца, и, судя по его действиям, разговаривать и пытаться договориться смысла не было.
  Принцесса с силой ударила похитителя по спине. Потом еще раз и еще, но мужчина не обращал внимания на ее трепыхания. Где-то рядом раздавались ругательства подруги:
  - Отпусти меня, грязный мужлан! Убери руки!
  Итарина нахмурилась и стала молча и сосредоточенно молотить по спине тышхатца, вкладывая в удары всю силу, которой располагала. Однако место привала становилось все дальше, а лязг оружия и крики все глуше.
  
  6.Воздушная крепость драконов или Come fly with me, let's fly, let's fly away
  
  Трястись вниз головой на плече неизвестного и не слишком озабоченного комфортом девушки тышхатца Итарине пришлось не слишком долго. Скоро ее передали другому степняку, на этот раз конному, и теперь она тряслась вниз головой, перекинутая через туловище коня. Кочевники ездили на лошадях без седел, поэтому ухватиться было не за что, кроме ноги наездника, но та была плотно прижата к боку скакуна. Единственным, что удерживало принцессу от падения, была рука тышхатца, с силой прижимающая ее к коню. Спустя несколько минут такого способа передвижения у Ее Высочества заныла грудная клетка, а по ощущениям спины она ей грозил внушительный синяк в форме мужской ладони.
  Криков Олеяны больше не раздавалось. Оставалось только надеяться, что девушка благоразумно замолчала сама, а не тышхатский кулак прервал ее громкое повествование о том, что она думает о похитителях и их родственниках до седьмого колена.
  Ноздри наполнял запах лошадиного пота. Тарина изо всех сил напрягала шею, чтобы не сталкиваться лицом с боком лошади во время каждого скачка. Мышцы ныли нещадно. Но больше всего девушку беспокоила судьба оставшихся в перелеске мужчин. Численный перевес нападающих был значительным. Двое великолепных эрлейских воинов, о мастерстве которых ходят легенды, и отриссиец - это, конечно, серьезные противники, но дюжина кочевников, тоже с раннего детства обучаемых искусству воины, была серьезной причиной для беспокойства.
  Сейчас лежащая поперек конской спины девушка могла думать только об одном: только бы с ними все было хорошо. Разум, несмотря на обстоятельства, был на удивление ясным. Да и что ей оставалось делать? Предпринять попытку побега сейчас было равноценно самоубийству. Оставалось только думать. Неожиданно для себя принцесса осознала, что за это короткое время путешествия каждый член отряда стал ей по-своему дорог, но больше всех она переживала за Акрана. И не потому, что он князь или договорной жених. На один страшный миг она представила, что его не станет. Не только рядом с ней, а вообще. Что вражеская стрела или клинок найдут свою цель, и сердце воина перестанет биться. От представленной картины накатила тошнота, защемило сердце и даже потемнело в глазах. Мозг ярко-красным всполохом пронзила мысль 'только не он!'. Стало по-настоящему страшно.
  Определить, сколько времени продолжалась скачка, Ее Высочеству было не под силу. Все ее силы - и физические, и душевные - находились в огромном напряжении. К тому моменту, как копытное средство передвижения остановилось, в теле девушки болела каждая мышца, а от тяжелых мыслей волнами накатывала дурнота. Всадник соскочил с коня и снял несопротивляющуюся девушку, а затем поставил перед собой. Итарина пошатнулась. Она бы, скорее всего, упала, но позади нее на расстоянии в шаг оказался ствол дерева, о который она благодарно оперлась и, наконец, подняла глаза на мужчину, стоящего перед ней.
  - Ярнар? - голос Ее Высочества был тихим и сиплым, но от этого не менее удивленным.
  Тышхатец пронизывал свою добычу взглядом из прищуренных глаз и молчал.
  - Ярнар, твой вождь принял нас как гостей в своем шатре, - снова произнесла Итарина. На этот раз громче и уже без сипа. - Неужели ты не чтишь законов степи?
  - Ты не права, женщина. Я забрал тебя по праву сильного и сделал это на пограничных землях. Не на землях Тышхата, не на землях Отрисса, - ответил кочевник, а затем ухмыльнулся и добавил. - Как видишь, моему вождю не за что будет корить меня.
  - Зачем тебе все это? - пыталась понять принцесса.
  - Я всегда получаю то, чего хочу. Я хочу тебя. Значит ты будешь моей, - просветил ее степняк. - К тому же ты была мне обещана. Я в своем праве.
  - Я тебя, скорее всего, разочарую, но своему жениху я была обещана раньше, чем тебе, - парировала Итарина.
  - Он не смог тебя удержать. Сам виноват, пожал плечами тышхатец.
  - Что с ним будет? - не смогла не задать терзающий ее вопрос девушка.
  Ярнар сузил глаза, впился в ее лицо изучающим взглядом и ничего не ответил.
  - Он Великий Тшер Эрлейских Княжеств. Если он умрет, у тебя и всего становища Тышхата будут серьезные неприятности, - попыталась вразумить мужчину принцесса, но реакции не последовало. Он по-прежнему злым прищуром изучал ее лицо.
  Осознав, что тышхатец не намерен внимать доводам рассудка, Итарина вздохнула и снова спросила:
  - Где Олеяна?
  - Рыжеволосая - добыча другого. До нее мне дела нет, - на этот раз степняк ответил.
  - Где она? - повторила вопрос принцесса, всерьез обеспокоенная тем, что уже довольно давно не слышала голоса подруги.
  - Недалеко, - отрезал мужчина, нахмурившись.
  - Почему я не слышу ее? - не унималась девушка, рискуя навлечь на себя гнев тышхатца.
  - Потому что ей пришлось вставить в рот кляп, чтобы заткнуть, - грубо ответил степняк.
  Итарина медленно выдохнула, пытаясь успокоиться. В конце концов, бесполезно объяснять кочевникам, что с леди так не обращаются. Лея живая и, скорее всего, невредимая, и это - самое главное.
  - Что будет теперь? - после недолгой паузы снова поинтересовалась Ее Высочество.
  - Мы поедем в становище, - ответил Ярнар.
  Из губ принцессы непроизвольно вырвался полный страдания стон, который тышхатец понял абсолютно правильно, а потому добавил:
  - Если будешь вести себя без глупостей, поедешь сидя.
  Девушка согласно кивнула. Какие еще глупости. Она проигрывает похитителю в силе и выносливости. При таком раскладе и без поддержки глупить совершенно нет настроения, да и для здоровья опасно.
  Отдых был не долгим. Собственно, после кивка Ее Высочества, выражающего согласие с условиями степняка, он и закончился. Ярнар помог девушке взобраться на коня, что при отсутствии стремян, было нелегкой задачей, а потом четким и быстрым движением оказался за ней.
  Итарина отметила про себя это, несомненно, полезное и, что уж там, довольно эффектное умение и подумала, может ли так Акран. Припомнив все, что слышала об эрлейских воинах, и заодно все, что видела сама, пришла к выводу, что может.
  Тышхатец пустил коня не изматывающей, но довольно быстрой рысью и крепко прижал к себе девушку, обхватив рукой за талию. Итарина, оценив тесный контакт своей спины с твердыми мышцами груди и живота степняка, хмыкнула и задала вопрос:
  - А сколько у тебя жен, Ярнар?
  - Пять, - ответил мужчина.
  - Они красивые? - снова поинтересовалась принцесса.
  - Да. Все мои жены очень красивы, - не без гордости произнес степняк.
  - А с хозяйством хорошо справляются? - задала другой вопрос девушка.
  - Лучше, чем многие другие, - ответил тышхатец.
  - Не пойму я тебя, Ярнар. При таком раскладе, зачем тебе шестая жена? - Итарина пожала плечами в подтверждение, что этот факт действительно никак не укладывается у нее в голове.
  - Хочу, - парировал мужчина. - И могу себе позволить.
  - А не боишься, что жены начнут ссориться из-за меня? - решила уточнить принцесса.
  Тышхатец усмехнулся и жестко произнес:
  - За склоки в моем шатре я наказываю. Мои жены не ссорятся.
  - Кто бы сомневался, - пробубнила себе под нос девушка.
  Какое-то время они ехали молча. Итарина успела оценить перспективу быть тихо отравленной сплоченным сообществом из пяти жен-умниц-красавиц Ярнара, которые, несомненно, объединятся против новенькой, забыв все прочие недопонимания между собой, как это обычно и бывает в тесных женских кругах. А потом неожиданно за спинами раздался звук топота копыт, стремительно их нагоняющий.
  Ярнар обернулся и весь напрягся, а в следующую секунду пустил коня в галоп. Принцесса тоже попыталась повернуть голову, чтобы понять, что так встревожило степняка, но широкий разворот плеч мужчины загораживал обзор. Спустя несколько минут бешеной скачки, во время которой кочевник то и дело подгонял скакуна, пытаясь заставить того двигаться еще быстрее, и с силой прижимал к себе девушку в больше собственническом, чем предостерегающем от падения жесте, мужчина неожиданно дернулся и резко вдохнул в себя воздух. Через несколько секунд подобное повторилось, и скоро Итарина заметила, что тышхатец держится на коне уже далеко не так уверенно. Да что там неуверенно. Он медленно, но верно съезжал со спины своего скакуна вбок. В какой-то момент 'медленно, но верно' превратилось в 'довольно быстро и неотвратимо'.
  Ярнар совершенно определенно падал с коня, несшегося во весь опор, а так как его рука по-прежнему крепко прижимала к себе девушку, то и она падала вместе с ним. Осознав, что происходит, Ее Высочество издала тихий испуганный писк и крепко зажмурилась, после чего ощутила недолгий полет и удар.
  В следующий момент после столкновения с земной твердью принцесса почувствовала приступ дикой благодарности к похитившему ее мужчине. Ярнар исхитрился сгруппироваться так, чтобы девушка, по прежнему плотно прижатая к нему, не почувствовала всей прелести встречи с поверхностью. Единственное столкновение с чем ощутила Итарина - оказались ребра степняка и его же ключицы. Спустя несколько секунд, понадобившихся, чтобы прийти в себя, Ее Высочество обнаружила, что от удара во время падения ее похититель потерял сознание, и его рука больше не является железным заслоном, твердо удерживающим ее рядом. Откинув разом ослабевшую конечность, принцесса перекатилась с мужского тела на землю, а потом оперлась на руки и села. Оглядев распростертого на земле тышхатца, принцесса поняла, почему бывалый воин и наездник упал с коня: из обеих икр кочевника торчали стрелы. Попробуй с такими ранениями удержись на галопирующем скакуне, да еще и без седла. Ярнар и так продержался довольно долго. Невольно девушка прониклась уважением к похитителю.
  Звук топота копыт преследователей приближался, и скоро она смогла их разглядеть. Только в этот момент Итарина поняла, как была напряжена. Узнав во всадниках жениха, его друга и помощника, и своего телохранителя, она даже вставать передумала, потому как ноги от отступившего напряжения немного подрагивали, и девушка вполне обоснованно опасалась упасть. Неотрывно наблюдая за приближением мужчин, она пристально вглядывалась в скачущего первым Акрана. В голове радостной птицей билась мысль: живой!. Принцесса подняла вверх руку и махнула, чтобы дать ориентир своим спасителям, поскольку высокие степные травы неплохо скрывали ее. А лежащего рядом Ярнара видно не было даже из седла.
  Завидев тонкую девичью руку, выдающую точное местонахождение хозяйки, эр Харш направил коня туда. В считанные секунды он уже находился рядом с Итариной. Слетев с седла, он в один скачок оказался рядом с девушкой и, быстро осмотрев ту на предмет повреждений, обхватил ладонями ее лицо, пристально вгляделся в глаза и обеспокоенно спросил:
  - Ты цела?
  - Да, все хорошо, - ответила принцесса и встретилась с князем глазами. А в них оказалось столько неподдельных переживаний, железной решимости идти до конца и страха за нее, что на несколько мгновений девушка как будто погрузилась в них. На несколько мгновений мир со всеми его неприятностями перестал существовать. Остались только глаза теплого карего оттенка и ураган эмоций в них. Она проваливалась в этот вихрь все глубже в неосознанном поиске чего-то очень нужного, просто необходимого ей.
  Но, как бы ни хотелось этого Итарине, бесконечно это продолжаться не могло: окончательно раствориться в бушующей стихии цвета политой дождем земли ей не дало появление других спутников. Танар спешиваться не стал, но подъехал, как мог близко, и надтреснутым голосом спросил:
  - Ваше Высочество, вы в порядке?
  - Все хорошо, Танар, - ответила принцесса, кивнув.
  Акран медленно, словно нехотя, убрал руки от лица принцессы, напоследок не удержавшись от того, чтобы легко погладить нежную кожу большими пальцами. Мгновением раньше ему показалось, будто в янтарных глазах невесты пылал огонь, в котором он почувствовал острое желание сгореть. Но появление спутников моментально отрезвило князя, и он отстранился.
  Иштар спешился и подошел к начавшему приходить в себя Ярнару. А принцесса издала радостный возглас, увидев, что лошадь эрлейца, оказывается, несла двойной груз.
  - Лея!
  - Ита! - в ответ вскрикнула фрейлина и тоже спрыгнула с коня.
  - Мрявк! - донеслось совсем близко от девушки, а в следующую секунду из степного разнотравья показался явар, затормозивший перед самым носом Итарины и в ласковом движении потершимся мордой о ее щеку.
  - Хвостик, - радостно поприветствовала его девушка и потрепала кошачий загривок. Олеяна, потеснив большого пятнистого кота, на что он отреагировал вполне спокойно, присела и порывисто обняла подругу.
  - Ты в порядке? - первым делом после крепкого объятия, спросила Ее Высочество у подруги.
  - Да, все хорошо. Эти отвратительные кочевники затолкали мне кляп в рот и закинули на лошадь какому-то своему соплеменнику. Как будто кляпом меня остановишь! Я вырывалась и колотила этого гада по ногам всю дорогу, пока его не нагнали наши бравые защитники.
  - Не скажу, что это было благоразумное решение - дергаться на скачущей лошади, - вставил свое слово хаш Рахт, - но твое поведение все-таки сыграло нам на руку: тышхатец, по всей видимости, опасался тебе навредить, поэтому ехал не так быстро, как мог бы, что дало нам шанс нагнать вас довольно быстро.
  В этот момент их разговор был прерван приглушенным стоном со стороны лежащего на земле кочевника. Танар повернулся к нему. Высота седла позволяла ему прекрасно видеть все и с тепершнего расстояния. А вот Акран, оставив девушек, подошел к открывшему глаза степняку.
  Никогда еще в жизни он не испытывал такой всепоглощающей ярости, как в тот момент, когда понял, что Итарину похитили. Он был готов выжечь степь и перевернуть в ней каждый камень, чтобы найти невесту и того, кто осмелился посягнуть на его женщину. И сейчас этот человек лежал перед ним.
  Едва сдерживая желание воткнуть кинжал ему в сердце прямо сейчас, князь с силой сжал кулаки и произнес:
  - Что бы ты сделал, если бы я украл одну из твоих жен, муж Тышхата? - зло спросил он.
  - Я бы убил тебя, не задумываясь, - хриплым голосом ответил Ярнар.
  - Значит, ты хорошо понимаешь мои чувства, - сквозь зубы произнес Акран.
  Услышав такой разговор, Итарина, наконец, поднялась, и, подойдя к эр Харшу, коснулась его руки, привлекая внимание к себе. Почувствовав ее пальцы на своем предплечье, князь обернулся.
  - Акран, не надо, - тихо попросила девушка, глядя в суровый прищур глаз, в которых теперь плескалась одна только ярость.
  - Он должен быть наказан, Итарина, - безапелляционно заявил князь.
  - Разве нет другого способа его наказать, не отнимая жизни? - еще тише спросила принцесса.
  Но ответить хмурый эрлеец не успел. До слуха всех присутствующих долетели звуки приближающихся конских копыт. Пока еще тихие и довольно смутные, но неотвратимо приближающиеся. Мужчины хмуро переглянулись, а Олеяна озвучила вопрос, который и Ее Высочество сейчас крайне интересовал:
  - Это погоня?
  - Да, - хмуро ответил Иштар.
  - Но я решила... - рыжеволосая замялась.
  - Что мы их всех устранили? - закончил за нее хаш Рахт. - Нет. Увидев, что вас похитили мы пробились к коням и кинулись вдогонку, успев напоследок разогнать скакунов степняков, в чем нам, кстати, очень помог Хвостик, - явар, сидящий рядом с по-прежнему распростертым на земле Ярнаром и следящий, чтобы тот не совершал подозрительных движений, предостерегающе рыча и показывая клыки, услышав, что речь зашла о нем, горделиво приосанился. - Но, как видишь, они довольно быстро их отловили.
  - И что теперь делать? - спросила Итарина, глядя на эр Харша.
  И снова молчание князя было прервано звуками. На этот раз сверху. Услышав гудение воздуха от сильных махов кожистых крыльев, принцесса подняла голову вверх и увидела снижающегося Варраша.
  - Что происходит? - пророкотал ящер.
  - Тышхатцы напали, - ответил Акран. - Пришли за женщинами. Сможешь их унести отсюда?
  Крылатый змий утвердительно кивнул, в знак того, что сможет.
  - Подожди, - остановила эрлейца принцесса, категорически несогласная с мыслью, что ей опять придется оставить мужчин, а особенно жениха, один на один с опасностью в виде тышхатцев, к тому же превосходящих их численностью. - Варраш здесь. Они не нападут. А если и так, он сможет дать им отпор.
  - Единственный сценарий, при котором Варраш сможет обезвредить их, - это если он изжарит степняков в своем пламени. Ты готова увидеть подобное? - жестко произнес Акран.
  Времени с каждой секундой становилось все меньше. Пропираться было некогда.
  - Но...- попробовала было снова возразить девушка, однако эр Харш ее прервал:
  - Если тышхатцы подберутся на расстояние полета стрелы, то непременно воспользуются этим. У них с собой копья и стрелы с массивными железными наконечниками, которые не пробьют драконьей чешуи, но вполне справятся с крыльями. Договориться с ними нельзя. Они нарушили приказ вождя. Если это вскроется, они будут наказаны и знают об этом, а наказания у тышхатцев суровые. Так что немедленно забирайся на Варраша, и улетайте отсюда. Мы задержим степняков.
  Итарина в растерянности оглянулась на подругу, но ту уже подсаживал на ящера Иштар, не слушая никаких возражений. Впрочем, их и не было. Олеяна была непривычно тиха и бледна. Затем кинула взгляд на Ярнара, и в его глазах увидела холодное подтверждение словам князя: степняки сделают все, чтобы не оставить следов своего непослушания.
  Принцесса снова обернулась к эрлейцу и открыла рот, чтобы что-то произнести, но Акран успел первым:
  - Итари, нет времени спорить. Немедленно иди к дракону.
  - Акран... - девушка не знала, что сказать.
  Мужчина был прав во всем, но ей до крика не хотелось оставлять его. Тогда эр Харш подхватил ее на руки и в два шага оказался рядом с Варрашем. Одним легким движением он закинул принцессу на спину ящеру, и, дав знак Иштару отойти, произнес:
  - Взлетайте.
  Дракон взмахнул крыльями и взмыл в небо, стремительно набирая высоту.
  Князь проводил взглядом крылатого змия, а потом достал из притороченных к седлу ножен меч и крутанул его в воздухе. Явар прижал уши к голове и зарычал громче, скаля клыки, но на этот раз не на кочевника, лежащего спокойно и благоразумно не дергающегося, а на тех, что приближались и пахли жаждой крови. Степняки были уже совсем близко.
  
  * * *
  
  Потоки воздуха с набранной высотой становились все холодней. Они обдували тела прижавшихся друг ко другу девушек, держащихся за наросты, образующие гребень дракона, тянущийся от головы, до самого кончика хвоста. Итарина, повернув голову, не могла оторвать взгляда от мужской фигуры, становящейся все меньше по мере их удаления.
  Взмах крыла - и внимание принцессы привлекли движущиеся по направлению к фигуре конники. Их было не меньше дюжины. Отчаяние захлестнуло разум, сердце мучительно сжалось.
  Взмах крыла, и сквозь непролитые слезы на горизонте девушка различила какое-то пятно. Сморгнув влагу, Ее Высочество обратилась к дракону:
  - Варраш, что там слева?
  Ящер бросил взгляд в указанном направлении и ответил:
  - Становище.
  На землях Тышхата, а оно было именно там, могло быть только одно становище, поэтому принцесса сглотнула ком в горле и произнесла:
  - Варраш, летим туда.
  Ящер, не возражая, сменил направление и ускорился тоже без лишних слов и просьб. Уже через десять минут драконьего полета они были над городом шатров степняков. Без лишних церемоний Варраш приземлился в самом центре становища напротив шатра вождя, полностью заняв небольшое свободное от палаток место, и громко рыкнул, привлекая внимание тех, чье внимание по каким-то причинам еще не было привлечено его посадкой.
  Вооруженные копьями мужчины, несшие вахту у входа в большой шатер, принадлежавший вождю, выставили свое оружие перед собой, обращая железные острые пики к летающей рептилии, и застыли в ожидании дальнейших действий нежданного гостя.
  Пользуясь заминкой, Итарина соскользнула по выставленному крылу дракона на землю и поспешила навстречу охранникам. До входа оставалось еще несколько шагов, лица тышхатцев были полны решимости не пропустить во вверенный их охране шатер не только девушку, но и самого дракона, когда за их спинами показалась внушительная фигура вождя.
  - Что за шум? - вопросил он, выходя из-за спин своих людей и оглядывая прибывших, - Почему вы вернулись, женщина?
  Итарина остановилась, когда между ней и мужчиной оставался лишь шаг, и произнесла, склонив голову (сейчас было не до церемоний, и она решила сделать все так, чтобы внимание тышхатца было обращено только на то, что она скажет, а не на то, что женщина не проявляет должного уважения):
  - Великий Вождь, твои люди напали на нас несколько часов назад во время привала. Они хотели похитить меня и мою спутницу, чтобы взять себе в жены. Мужчина, которому я обещана, нагнал похитителей и отбил нас, а потом приказал улетать, потому что другие мужи Тышхата были уже близко. Они совсем недалеко. Всего в двадцати минутах галопа. Я прошу тебя, Великий Вождь, о помощи, - выпалив все это на одном дыхании, Итарина подняла голову и заглянула хмурому от услышанных вестей мужчине в лицо.
  - Кто? - прорычал он.
  - Я знаю лишь одного, Великий Вождь. Меня похитил Ярнар, бившийся с моим женихом за право взять меня в жены, - немедленно ответила принцесса.
  - Они нарушили мой приказ, - зло произнес степняк и сделал жест одному из мужчин-копейщиков. Тот моментально сорвался с места и скрылся за шатром.
  - Они напали на пограничных землях. Ярнар сказал, что там мы не являемся твоими гостями, Великий вождь, и тем самым приказ не нарушен, - добавила девушка, пока еще вождь стоял рядом.
  - Мои приказы действительны для людей, а не для земли, - грозно пророкотал степняк и еще более грозно крикнул. - Коня!
  Приказ был выполнен в рекордное количество времени, а тем, как быстро собрался отряд из тридцати тышхатцев, Итарина искренне восхитилась. Уже спустя десять минут мужчины покинули территорию становища, гоня скакунов в указанном Ее Высочеством направлении. А ей... Теперь ей оставалось только ждать.
  Минуты тянулись тягучей патокой, невозможно медленно сменяя друг друга. Варраш вольготно расположился на открытом пространстве перед шатром вождя и развлекал себя тем, что время от времени бросал заинтересованные взгляды на копейщиков по-прежнему несущих караул у входа. Мужчины заметно напрягались, не зная, как этот интерес расценивать: с эстетической точки зрения или с гастрономической. Олеяна сидела рядом с драконом, нервно стискивая и натягивая рукав рубашки, и следила за Итариной, непрерывно вышагивающей туда-обратно перед глазами.
  Ее Высочество не могла сидеть спокойно. Ей нужно было что-то делать, хотя бы просто ходить, чтобы знать, что время не остановилось, но по-прежнему продолжает свой ход, только слишком уж неспешный сейчас.
  Страшные мысли лезли в голову. Принцесса гнала их от себя, как могла, но то и дело сглатывала с завидным упорством набегающий ком в горле. Она запрещала себе думать, что с Акраном может что-то случиться, что его могут серьезно ранить или хуже того... Нет! Десять шагов. Резкий разворот. И снова десять шагов в обратную сторону.
  Сколько времени она так ходила, Итарина не знала. Казалось, что целую вечность, что все события до сегодняшнего обеда происходили в другой жизни, а в этой - она ходит взад-вперед, мысленно отсчитывая шаги, и ждет.
  Некоторое время назад приходили женщины, приносили еду для нее и ее фрейлины. Обе девушки отказались. В этот сжимающий в тисках отчаяния момент неизвестности даже отборные яства не соблазнили бы их своими ароматами. Десять шагов. Усталый разворот. И снова десять шагов в обратную сторону. Предзакатное солнце освещало пространство теплым оранжевым светом, тени становились все длиннее, ожидание натягивало нервы в струну с такой силой, что, казалось, еще немного - и она оборвется.
  Внезапно в поле зрения возник мальчишка лет пятнадцати. Он подбежал к гостям становища и произнес всего два слова: 'Воины вернулись'. Девушки переглянулись и с одинаковым выражением лица посмотрели на паренька, который все понял правильно:
  - Я отведу, - согласно кивнул он и сделал знак следовать за ним.
  Олеяна встала и последовала вслед за подругой, не медлившей ни секунды.
  Итарина шла за мальчишкой, непроизвольно замедляя шаг. Сейчас, зная, что ее спутники находятся всего в нескольких рядах шатров от нее, ей было страшно. Нет, не увидеть их, а убедиться, что все ее самые мрачные предположения сбылись. Неопределенность давила на плечи практически осязаемо, но Ее Высочество просто не могла ускорить шаг. Принцесса шла и мысленно продолжала считать шаги, прогоняя панику из разума.
  Одна палатка, вторая, третья... Проход между рядами шатров, казалось, вытянулся и стал бесконечным, но в какой-то момент Итарина заметила в конце этого коридора под открытым небом группу мужчин, ведущих за собой на поводу коней и первым, рядом с каким-то тышхатцем, кажется вождем, был Акран.
  Паренек, ведший девушек за собой, махнул рукой, мол, вон они, и исчез между палатками, а принцесса, застывшая на месте, лихорадочно вглядывалась в высокую фигуру князя. Живой! Идет сам! Значит... Значит...
  Что это значит, принцесса додумать не успела. Тетиву туго-натянутых нервов, будто кто-то отпустил, и Итарина побежала. Шатры мелькали где-то на периферии зрения, растрепанные волосы били по плечам, но внимание девушки было приковано лишь к одному мужчине в конце ее пути, кроме которого она ничего не видела. Ветер обдувал ее лицо, она бежала так быстро, как только могла, не думая, как будет останавливаться. Единственным, что сейчас было важно - быстрее добраться до него, убедиться, что это действительно он, что он невредим.
  Сильные мужские руки, как будто уже ждали. Они подхватили принцессу на полной скорости и крепко прижали к себе. Акран пах потом, пылью и кровью, но этот запах казался Итарине самым прекрасным из всех, потому что ее мужчина был жив и, судя по всему, здоров и невредим. Девушка прижималась щекой к груди князя и, зажмурившись, вдыхала его запах, подрагивая от пережитого напряжения.
  Эр Харш зарылся пальцами в растрепанные волосы невесты, и, склонив голову, коснулся их легким поцелуем, почувствовав который, принцесса счастливо улыбнулась.
  - Ты дрожишь, - негромко сказал князь, поглаживая второй рукой спину девушки.
  - Это от волнения, - так же тихо ответила она, а потом отстранилась и, подняв голову, посмотрела в его глаза.
  Ее собственные горели такой искренней радостью, облегчением и еще чем-то, появившимся совсем недавно, но сверкавшим только для него, что Акран не стал сдерживать себя и, наклонив голову, накрыл губы своей женщины поцелуем.
  Нежные прикосновения губ мужчины зажигали в сердце девушки маленькие звездочки, которых становилось все больше с каждым мгновением, они кружились и танцевали, постепенно сливаясь в одно яркое солнышко, зажегшееся для него, Акрана эр Харша, Великого Эрлейского Князя. Итарина запустила пальцы в светлые волосы жениха, прижимаясь к нему еще тесней, пока он покрывал ее лицо легкими поцелуями.
  Щеки, глаза, лоб и снова губы. Акран все крепче прижимал к себе принцессу, не желая отпускать свою женщину, свою невесту, свою... любимую.
  Как хорошо быть не венценосной леди, не дочерью короля, а просто любимой девушкой. Сейчас, вдали от отца, дворца с его этикетом и учителя Лериана, его преподающего, Итарина чувствовала себя по-настоящему счастливой. Здесь в кольце сильных рук эрлейского воина ей было хорошо и спокойно, как нигде до этого.
  Их прервал громкий смешок вождя.
  - Вот помню, меня первая жена точно так же встречала. Эх, молодость!
  После этих слов Ее Высочество немного отстранилась от князя и, глядя тому в глаза, счастливо улыбнулась. Ответная улыбка быстро сменилась нахмуренными бровями и эр Харш строго произнес:
  - Больше так не бегай, - чем вызвал раскатистый хохот первого мужа Тышхата.
  - Угм, - издала девушка малопонятный звук, чем вызвала крайне подозрительный прищур карих глаз и недоверчивое бормотание:
  - Где-то я уже это слышал.
  С сожалением высвободившись из кольца сильных рук, Итарина стала взглядом искать других своих спутников, которые оказались совсем рядом, прямо за спиной князя. Эрлеец и телохранитель старательно сдерживали усмешки и хитро поглядывали на них с князем. Быстро оценив состояние мужчин, Ее Высочество облегченно вздохнула: каждый из них шел самостоятельно, а значит, серьезных ранений у них не было. Улыбнувшись спутникам, она продолжила оглядываться, словно искала еще кого-то. Заметив такое поведение, эр Харш спросил:
  - Кого-то потеряла?
  - Хвостик, - ответила принцесса, - я его не вижу.
  В тот же момент она почувствовала влажное прикосновение к руке. Недоуменно оглянувшись, увидела того, кого искала. Явар нашел ее сам и теперь норовил уткнуться носом в ее ладонь, то ли прося ласки, то ли в поиске чего-нибудь вкусного. Ее Высочество улыбнулась и погладила большого кота по загривку, приговаривая:
  - Сейчас мы найдем тебе что-нибудь вкусненькое, Хвостик. И не из запасов Танар, чтобы он на тебя не ворчал.
  На губах мужчин поползли ухмылки, и хар Рейни ответил:
  - Хвост с лихвой отработал ту колбасу и все то, что мы скормили ему в дороге. Так что теперь никакого ворчания.
  Итарина недоуменно посмотрела на телохранителя, и тот пояснил:
  - Явар оказался гораздо более благодарным и преданным, чем иные люди. Он помог нам продержаться.
  - Точно, - поддержал его Иштар, - Не будь с нами его, пришлось бы сложнее. Хвостик методично уменьшал количество конных среди нападавших, пугая лошадей.
  - Да ты настоящий герой! - восхитилась девушка, а явар согласно мявкнул, мол, конечно, герой, давайте уже кормите меня скорей, чем вызвал улыбки всех присутствующих.
  Мужчины продолжили движение к жилищу вождя, лошадей во время этой небольшой заминки уже определили в загон.
  Акран, не желая отпускать от себя Итарину, взял ее за руку и теперь наслаждался ощущением маленькой нежной ладошки в своей, натруженной мечом ладони.
  
  * * *
  
  Чего у кочевников тышхатских степей было не отнять, так это щедрости и радушия по отношению к гостям. Другое дело, что мало кто удостаивался этого звания. Итарине и ее спутникам был выделен шатер, разделенный на две половины - мужскую и женскую - плотным ярким тканым ковром, предоставлено место и достаточно воды для омовения. Они даже прислали старуху-знахарку, чтобы обработать не опасные для жизни, но доставляющие дискомфорт раны мужчин, которые у них все-таки были. Дракона в знак уважения, а может, и из чувства самосохранения, не стали просить переместиться на окраину становища. Ему и доблестному явару, устроившемуся рядом с ящером с самым самодовольным видом, на какой он только был способен, очень скоро принесли освежеванную, но сырую кабанью тушу. Правда Варрашу сегодня не хотелось сырого мяса, поэтому он поджарил ее одним выдохом пламени до хрустящей корочки, чем, как ни странно не вызвал ни малейшего недовольство большого пятнистого кота.
  Когда окончательно стемнело, приведших себя в порядок и немного отдохнувших гостей пригласили в шатер вождя на ужин. Как и в прошлый раз, стол ломился от обилия в основном мясных кушаний. После того, как все расселись, первый муж Тышхата сделал знак и в шатер завели тринадцать весьма потрепанного вида мужчин: их одежда была изрезана, тела покрыты царапинами и ранами. Итарина из всех них знала только одного: хромающего на обе ноги Ярнара, смотревшего сейчас на первого мужа Тышхата затравленным зверем и с силой стискивающего зубы не то от боли, не то от досады.
  Степняков поставили на колени, а вождь произнес:
  - Эти люди нарушили мой приказ, они нарушили закон степи, опозорили Тышхат и будут наказаны, - окинув бледные лица мужчин, стоящих перед ним и ждущих приговора, он продолжил. - Вашим наказанием будет рабство. Вы, ваши жены и ваши дети будете рабами семь лет. Я все сказал. Увести их.
  Лица степняков стали еще бледнее. И не удивительно: для вольного народа такое наказание было хуже и намного позорнее смерти, а осознание, что расплачиваться за проступок будут также их семьи, наваливалось тяжким грузом на души провинившихся. Спроси сейчас любого из них: что бы он выбрал рабство или смерть, все как один выбрали бы второй вариант. Но ни один не стал просить замены наказания, принимая волю вождя, со склоненной головой.
  - Честь дороже женщин! - снова произнес главный тышхатец и сделал знак увести теперь уже рабов, смотря с презрением на тех, кто поступился первым ради второго.
  Ярнар, хромая, выходил последним. Оглянувшись, он нашел взглядом глаза Итарины и отвернулся. В его глазах больше не было ни гордости, ни превосходства, ни желания обладать. Только боль, глухое отчаянье и болезненная отрешенность: не такой судьбы он хотел себе, своим пяти красавицам-женам и детям, но винить было некого, кроме самого себя.
  После свершившегося правосудия вождь подал знак ожидающим на другой половине шатра музыкантам, чтобы те начинали играть, и призвал всех насладиться едой, приготовленной со всей любовью лучшими женщинами тышхата, а вернее его пятнадцатью женами. Принцесса и фрейлина многозначительно переглянулись и мысленно порадовались, что все обошлось, и им не пришлось пополнять ни один тышхатский гарем будь то шестой женой или шестнадцатой.
  После того, как мужчины утолили первый голод, потекла неспешная беседа. Темой, конечно же, были сегодняшние события. Слушая рассказы Иштара, Танара, и степняков, отшучивания Акрана и вождя, Итарина все больше убеждалась, что текущим положением дел они обязаны исключительно везению и небу. Если бы вовремя не подоспела помощь в лице первого мужа Тышхата и его воинов спутники Ее Высочества, чудом продержавшиеся до этого момента, не отделались бы царапинами. Если бы кочевники не перенесли становище днем ранее на новое место, помощь бы вообще не пришла. А что стало бы с девушками в становище без покровительства и защиты их мужчин, если бы те погибли, не дождавшись подмоги, вообще было неизвестно. Но в то, что их отпустят, даже памятуя о статусе гостей, верилось мало. Нет, их не стали бы принуждать к браку насилием, но ведь есть и другие способы убеждения.
  Спустя какое-то время, когда процесс поедания пищи плавно перетек в процесс распития кружки мира и всеобщего братания, Олеяна выскользнула из-за стола и покинула шатер вождя, чтобы подышать свежим воздухом. Отойдя от главного входа и суровых тышхатцев, его охранявших, она сделала глубокий вдох, а затем медленный выдох и даже кистями рук сделала движение, будто стряхивает воду, пытаясь сбросить напряжение, никак не отпускавшее ее. Запрокинув голову вверх, девушка стала смотреть на звезды и невольно вспоминать произошедшее.
  Было страшно. События казались нереальными. Огромной неожиданностью для девушки стало переживание за судьбу эрлейца. Он, конечно, наглый тип, но мысли о том, что его могут ранить, или хуже того - убить ей хотелось вырвать из головы, разодрать на мелкие кусочки, спалить и станцевать на пепле. Еще хуже было оттого, что ей пришлось смотреть на терзания подруги, не имея возможности помочь и успокоить. Вспоминая об этом, Олеяна вздохнула. Не дай небо еще раз оказаться в подобной ситуации. Правда, степняку, похитившему ее, тоже хорошенько досталось: не думая о своей безопасности, фрейлина наносила ему удары кулаками, дергала ногами, пытала расцарапать и даже укусила. Все-таки хорошо, что он держал ее достаточно, крепко, чтобы она не упала. При мысли о собственной реакции, у Олеяны вырвался тихий смешок. Снова вспомнился момент встречи Итарины и князя. На одно сумасшедшее мгновение ей захотелось поприветствовать Иштара так же, но, хвала небесам, разум вовремя вернул себе господствующее положение. Так что девушка, приблизившись, лишь с улыбкой поздравила мужчин с победой, не выделяя никого, хоть сердце и предательски сжалось при виде кровавой борозды, пересекающей грудь Иштара (неглубокой и неопасной; знахарка уверила, что даже следа не останется) В конце концов, кто она ему? Подруга? Невеста? Определенно бросаться ему на шею было бы неуместно. А жаль... Против воли девушки у нее снова вырвался тяжелый вздох.
  - Что случилось? - раздался за ее спиной знакомый мужской голос.
   От неожиданности фрейлина вздрогнула и резко обернулась. Он стоял совсем близко. Так что даже при слабом свете звезд, она смогла различить блеск в глазах эрлейца.
  - Что? Нет! Ничего, - растерянно ответила девушка, немного смутившись, как будто объект ее недавних размышлений мог прочитать ее мысли. - Ты напугал меня.
  - Такая пугливая? - иронично приподняв бровь, спросил мужчина, а потом поинтересовался. - Тогда что ты тут делаешь одна среди ночи?
  - Просто захотелось подышать ночной прохладой, - рыжеволосая пожала плечами, и чуть нахмурилась в ответ на первый вопрос эрлейца: она вовсе не считала себя пугливой, просто кое-кто подкрался совершенно бесшумно.
  Иштар вдохнул полной грудью, поморщился от того, что тем самым потревожил рану и, выдохнув, согласился:
  - Да, тут свежо, - помедлив несколько секунд, добавил. - Знаешь, Лей...
  - Олеяна, - без строгости и больше по привычки поправила его девушка, но эрлеец исправляться не стал и продолжил:
  - ... когда я смотрел на Акрана и Итарину, мне вдруг захотелось, чтобы меня встретили точно так же. И не просто кто-то, а вполне конкретная девушка. Но эта девушка только улыбнулась и вежливо, пусть и искренне, поздравила с победой, - мужчина пристально посмотрел Олеяне в глаза и непривычно серьезно добавил. - В тот момент я почувствовал такую злость, какой не ощущал даже несколькими часами ранее во время сражения.
  - Почему? - не сдержавшись, спросила фрейлина.
  - В тот момент мне так сильно, как никогда раньше, хотелось прижать ее к себе, а она улыбалась мне ровно так же, как и всем остальным, - пояснил Иштар.
  - Ты злился совершенно напрасно, - тихо ответила Олеяна. - Эта девушка места себе не находила, переживая за тебя все время, пока тебя не было.
  От этих слов вся серьезность эрлейца слетела, как будто ее и не было, и он, сверкая смешинками в глазах, испытывающе прищурился и спросил:
  - Значит, ты беспокоилась обо мне, Лея?
  Поразившись такой быстрой перемене и отметив, что мужчина не внял ее просьбе об имени, девушка ощутила волну недовольства и наигранно-удивленно задала встречный вопрос:
  - Так ты говорил обо мне?
  - Шутишь? - прищур стал еще уже.
  - Какие уж тут шутки? - зеркально сузив глаза, ответила фрейлина, после чего, решительно попыталась обойти мужчину, чтобы вернуться обратно в шатер. Она ощущала беспричинную бурлящую злость, но ничего не могла с ней поделать. Он что, хочет, чтобы она ему ту в любви признавалась?! Да не дождется, нахал эрлейский!!!
  С такими мыслями она сделала шаг, и вдруг почувствовала, как на ее плече сомкнулись мужские пальцы. В следующее мгновение Иштар развернул ее лицом к себе, прижал и обхватил за талию, не давая возможности вырваться. Олеяна зашипела разъяренной кошкой и попыталась оттолкнуть эрлейца, опершись о его грудь. Теперь уже он издал звук, похожий на шипение, но хватки не ослабил. Вспомнив о ране, девушка немедленно прекратила вырываться. Злости как ни бывало. Она бережно, словно извиняясь, провела по повязке кончиками пальцев и прошептала:
  - Прости. Больно?
  - Уже не очень, - голосом с отчетливо слышными хрипловатыми нотками ответил Иштар.
  Фрейлина подняла виноватый взгляд к глазам мужчины и увидела в них веселье. Осознав, что эрлеец смеется над ней, она открыла было рот, чтобы высказать все, что думает о наглых притворщиках, но не успела: Иштар не стал упускать момент и, резко наклонив голову, прижался к ее губам властным собственническим поцелуем, который с каждой секундой становился все нежнее.
  Оторвавшись от губ девушки, по-прежнему стоящей с закрытыми глазами, он улыбнулся и легонько дунул ей в лицо. Олеяна распахнула удивленные глаза, будто не понимая, что происходит. Взгляд Иштара был все так же наполнен смехом и огнем. Непонятная злость снова начала набирать обороты. Фрейлина нахмурилась и в ту же секунду получила нарочито-громкий поцелуй в самый кончик носа, после чего крепко прижимавшие ее руки разжались, чтобы через мгновение подтолкнуть девушку по направлению к входу в шатер со словами:
  - Подышала и хватит. Иди внутрь. Не хватало еще тебе замерзнуть и заболеть. Все-таки, уже не лето.
  Опешив от подобного, Олеяна послушно пошла к палатке и даже по инерции зашла внутрь. И только тогда растерянность от случившегося отступила, сменившись недовольством. Рыжеволосая девушка сердито нахмурилась, недовольная тем фактом, что мужчина стал отдавать ей распоряжения, и еще более недовольная тем, что она мгновенно их исполнила. Наглый тип! Но как целуется... При воспоминании о губах эрлейца Олеяна не смогла сдержать улыбки, но в следующую секунду, одернув себя, вернулась за стол.
  Ужин продолжался до полуночи, после чего в меру веселые хозяева и гости разошлись каждый по своим шатрам.
  Когда все затихло, и становище погрузилось в сон, Варраш устремил тоскливый взор к звездному небу и вздохнул. Он рассчитывал еще сегодня получить свободу, но богатый на неприятные события день не оставил надежде и шанса сбыться. Значит завтра. Завтра он освободится от этой нелепой энергетической привязки и сможет, наконец, взмыть ввысь, не опасаясь падения и не ощущая волнами накатывающей слабости по мере удаления от принцессы. Завтра.
  
  * * *
  
  Утро нового дня выдалось гораздо более спокойным, чем многие до него, хоть началось и привычно рано. Попрощавшись с вождем, поблагодарив того за помощь и гостеприимство и забрав своих лошадей, путешественники покинули становище, надеясь, что больше столкновений с кочевниками не будет.
  Ехали довольно быстро, стремясь поскорее оказаться на территории Отрисса, которая была всего в половине дня пути от нового места стоянки тышхатских степняков, чтобы, наконец, почувствовать себя в относительной, но все-таки безопасности. Весь отрезок пути прошел в молчании. Каждому было о чем подумать. Привал организовали уже на дружественной территории, оказавшись на которой, каждый почувствовал облегчение. После сытного обеда Ее Высочество тяжело вздохнула и подняла глаза на дракона.
  - Теперь у нас есть все необходимое, чтобы обезопасить тебя от действия артефакта, Вар, - озвучила она то, о чем думал сам крылатый змий.
  Дракон, пристально смотрящий в ее глаза, кивнул.
  - Думаю, не стоит тянуть, - продолжила принцесса. - Пока еще что-нибудь не случилось.
  С этими словами она встала, отошла на несколько шагов от костра, повернулась спиной к присутствующим и достала медальон из-за ворота рубахи и Белый Перламутр из-за корсажа, чем вызвала улыбки спутников и скептическое хмыканье дракона. Вернувшись обратно, она обратилась к Акрану:
  - Что мне нужно сделать?
  Князь внимательно посмотрел на лежащие на раскрытых ладонях девушки предметы и ответил:
  - Если я все правильно понимаю, то нужно вытащить из медальона старую жемчужину и вставить новую.
  - А если ты понимаешь неправильно? - недоверчиво прищурившись, уточнил дракон.
  - Тогда тебе грозят не самые приятные ощущения, - признался эр Харш.
  - Не самая радужная перспектива, - заметил ящер с тем же прищуром.
  В ответ Акран лишь развел руками, мол, что поделать, и добавил:
  - Артефакты не моя специфика. О них я знаю только в теории.
  - В любом случае надо попробовать, - примирительно произнесла Итарина, а потом посмотрела на Варраша и спросила. - Или лучше найдем артефактора?
  - Нет. До ближайшего крупного города, где можно найти толкового артефактора не меньше недели пути. А того, который досконально разберется в ситуации, искать нужно в Эрлейских Княжествах, - ответил дракон и добавил. - Слишком долго.
  - Тогда я попробую сделать, как сказал Акран, - произнесла девушка и, поймав согласный кивок ящера, нажала на скрытый механизм медальона.
  Крышка открылась. Итарина вытряхнула старую жемчужину себе в руку, снова защелкнула крышку и вставила в углубление сверху Белый Перламутр, после чего испытывающие взгляды всех присутствующих обратились к дракону. Затянувшуюся паузу прервал голос принцессы:
  - Ну что? Чувствуешь что-нибудь? Какие-либо изменения?
  Варраш отрицательно покачал головой и подозрительно уставился на артефакт. Вслед за ним и все остальные переместили взгляды с дракона на медальон.
  Ее Высочество приподняла коварный предмет за цепочку так, чтобы тот оказался перед ее глазами и, нахмурив брови, всмотрелась. Все подались вперед, чтобы тоже как можно лучше рассмотреть медальон, будто это могло дать разгадку происходящему. В какой-то момент Белый Перламутр неожиданно отделился от медленно вращающегося кулона и упал девушке на колени. Семь пар глаз проследили за его падением.
  - Кажется, что-то не так, - неуверенно произнесла Итарина.
  - Думаешь? - голосом, полным сарказма, уточнил ящер.
  Принцесса подняла жемчужину с колен и снова вставила в углубление, но, как и в прошлый раз, та через несколько секунд снова выпала.
  - Ничего не понимаю, - пробормотала Итарина. - Паз подходит для нее идеально. Почему она не держится?
  В поиске ответа девушка посмотрела на Акрана, но тот лишь пожал плечами и ответил:
  - Понятия не имею.
  - И что теперь делать? - растерянно произнесла Ее Высочество, вернувшись к созерцанию строптивой жемчужины.
  - Придется лететь в Воздушную Крепость Драконов, - ответил Варраш, которого вся эта ситуация изрядно нервировала, аж до зуда в крыльях.
  Принцесса подняла на ящера глаза, полные восторга, а эр Харш нахмурился и спросил:
  - Зачем?
  - За ответами. Если кто и знает, что делать с редкими артефактами и как, то это драконы. К тому же до Крепости ближе, чем до Эрлейских Княжеств, - раздраженно рыкнул дракон.
  - Ты не сможешь унести всех, - констатировал очевидный факт Танар.
  Дракон скептически-удивленно посмотрел на отриссийца, всем видом показывая, что всех 'нести' он и не собирался.
  - Одна Итарина не полетит, - категорически высказался князь, спокойно смотря на крылатого змия.
  Оценив выражение непоколебимости на княжеском лице, Варраш вздохнул и согласно кивнул.
  - Хорошо. Будешь ее сопровождать. Но только ты один.
  - Согласен, - ответил Акран.
  Не сказать, что остальные были так же согласны, но высказывать свое мнение поостереглись. Во-первых, вся их компания на драконе точно бы не уместилась, а во-вторых, спорить с сердитым драконом было не самым разумным занятием.
  - Сколько времени займет полет да Крепости? - спросил Иштар.
  - Отсюда - около трех часов, - ответил Варраш.
  - Нам ждать вас здесь? - последовал вопрос, уже адресованный князю.
  - Нет, - произнес эр Харш, - Неизвестно, когда мы вернемся. Не стоит терять столько времени. Продолжайте путь в Ресилаш. Мы к вам присоединимся, как только решим проблему.
  Мужчины кивнули в знак согласия с планом действий, выдвинутым Акраном, а Олеяна растерянно посмотрела на подругу. Заметив этот взгляд, Итарина протянула руку к лежащему у ее ног явару, ласково потрепала его по загривку, обращая на себя внимание и заговорщически произнесла нарочито-громким шепотом:
  - Хвостик, у меня есть к тебе просьба. Присмотри за Олеяной, чтоб она не грустила.
  - А чего это вы, Ваше высочество, с таким ответственным поручением к нему обращаетесь? - делано-ревниво вопросил Иштар. - Есть ведь и более подходящие кандидатуры.
  Услышав эти слова Олеяна, прищурилась и ответила вместо принцессы.
  - А я вот более подходящей кандидатуры не вижу, - а потом демонстративно погладила кошака по спине, от чего тот довольно прищурился, после чего согласно мявкнул, мол, так и быть - присмотрю.
  В ответ на такое откровенное предпочтение пушистого зверя его собственной кандидатуре хаш Рахт пробурчал себе под нос:
  - Конечно! У него и хвост пушистый и усы умилительные. Тоже отпустить усы что ли?
  Конечно, это бурчание услышали все и не смогли сдержать улыбок: широких и хитрых - девушки и скупых - мужчины. Дракону же было не до улыбок. Он нетерпеливо ударил хвостом о землю, тем самым привлекая к себе внимание.
  Правильно поняв этот жест, Итарина снова открыла медальон, положила туда старую жемчужину и закрыла его, после чего подняла взгляд на ящера, словно спрашивая, правильно ли она поступила. Ответом ей был кивок со стороны крылатого змия и одобрительное хмыканье эр Харша. Затем принцесса поднялась со своего места и отошла к лошади. Вытащив из седельной сумки свою собственную с самым необходимым, и спрятав медальон и Белый Перламутр в уже привычное место, она вернулась к дракону.
  - Я готова, - отметила девушка.
  Князь кивнул и тоже поднялся. Ему собираться было не нужно. Оружие он всегда носил с собой, флягу тоже, а больше ничего для короткого путешествия понадобиться было не должно.
  Варраш присел и выставил крыло, чтобы людям было удобнее взбираться на его спину. Одно легкое текучее движение - и Акран уже сидит между двумя наростами гребня. Он протянул руку подошедшей Итарине, и вот уже она расположилась перед ним, лучась предвкушением и восторгом, и радостно помахала на прощание остающимся.
  Дракон поднялся, отошел на некоторое расстояние от места привала и, расправив крылья, оторвался от земли, взметнув резкий порыв воздуха. Иштар, Олеяна, Танар и Хвостик проводили взглядами быстро удаляющегося крылатого змия с двумя пассажирами на спине. А когда он исчез из виду, хар Рейни стал хмуро смотреть на постепенно затухающий огонь: ему было не по себе, что его, телохранителя, сейчас нет рядом с объектом охраны, и ближайшие несколько часов не будет. Понимание невозможности личного присутствия не избавляло от внутренней тревоги.
  Примерно те же чувства испытывал и хаш Рахт: с самого детства он привык везде и всюду сопровождать княжича и своего друга, он даже представить не мог, что когда-нибудь просто не сможет последовать за Акраном, но дракон - не многоместный транспорт. Наблюдая за степными травами, колыхавшимися под дуновением ветра, он пытался успокоить себя тем, что мудрые драконы наверняка не питаются человечиной. Да и Варраш, как ни пытался это скрыть, но все-таки привязанный к принцессе (и не только в энергетическом плане) не допустит, чтобы ее что-то расстроило, а увечья жениха определенно не принесут девушке радости.
  Олеяна ки Ратрус отрешенно поглаживала загривок явара и переживала за подругу: мало ли что может случиться в полете или в самой этой Воздушной Крепости. Но в то же время она и радовалась: Итарина всегда любила новые впечатления, и чем недоступнее и невероятнее они были, тем желаннее. Да если бы ей предложили выбрать между полетом на драконе в Воздушную Крепость и троном, она бы без колебания выбрала первое. Вздохнув, девушка успокоила себя мыслью, что ее любимая принцесса сейчас под защитой двух изрядно озабоченных ее безопасностью существ, один из которых ее жених, а второй - вообще дракон. С таким сопровождением не только в Крепость - в темную бездну отправляться не страшно.
  Явар блаженно щурился и едва сдерживался, чтобы не заурчать от удовольствия. О чем он думал - доподлинно не известно. Может, о том, что все-таки люди не такие уж и бесполезные существа, особенно когда почесывают загривок. Или о том, что существа, придумавшие такую замечательную вещь, как копченую колбасу, не могут быть совершенно безнадежными. А может, он и не думал ни о чем вовсе, наслаждаясь чувством сытости и теплом прочесывающих его шерсть тонких пальцев. Ведь кто знает, что может твориться в голове у дикого большого пятнистого кота, предпочитающего странную людскую компанию даже после того, как рана на ноге его давно зажила, а способность охотиться восстановилась?
  
  * * *
  
  Варраш быстро набирал высоту. Помятуя о прошлом опыте полета с принцессой, он не стал подниматься совсем уж высоко, зная, что пассажиры наверняка замерзнут. Ветер гудел в приятно-напряженных крыльях и, разбиваясь о нос дракона, расходился клином. Нет ничего прекраснее ощущения полета, когда каждым взмахом крыла подчиняешь себе стихию, заставляя тело стремительно мчаться вперед.
  Акран крепко сжимал ногами бока ящера, а руками обхватил Итарину за талию. Между ними находился костяной нарост высотой в полторы ладони, а шириной в мужской кулак, но он совершенно не мешал мужчине притянуть девушку и прижать спиной к своей груди. Она могла хоть каждый день летать на драконе, но эр Харшу было гораздо спокойнее, когда он мог сам предостеречь свою невесту от падения.
  Откинувшись на грудь Акрана, в кольце его рук, Итарина почти не ощущала прохлады воздуха, который на этой высоте был совсем не таким дружелюбным, как у самой земли. Он словно хотел кусать и изувечить людей, посмевших подняться ввысь, когда им было самое место на земле, но, вопреки природе, воспаривших пусть и верхом на крылатом змии.
  Пестреющая буйная степь сменилась зеленым лесом, с проплешинами полян, красующихся выгоревшей за лето травой, а потом снова степное море разлилось по поверхности. То там, то тут, словно грибы, росли деревеньки, а ухоженные поля выделялись веселыми аккуратными пятнами на фоне дикой растительности. До белых тонких облаков, рисунком напоминающих птичьи перья, пропускающих теплые солнечные лучи, будто через ажурную сетку, можно было дотянуться рукой. И, конечно, Итарина попробовала. Рука девушки оставляла ровный росчерк в белой вязи облачного рисунка, собирая крохотные, почти неразличимые, капельки влаги. От невероятного ощущения, будто она рисует по огромному белому холсту небесно-голубым цветом с золотинками солнечных лучей, душа звенела восторгом.
  Не сдерживая чувства, рвущиеся наружу бурным потоком, Ее Высочество обратилась к эрлейскому князю:
  - Акран, смотри! Правда, красиво?!
  Мужчина усмехнулся в макушку излучающей радостное возбуждение девушки и согласился:
  - Невероятно красиво, - произнес он, смотря на тонкую нежную ручку с изящными длинными пальчиками, а не на борозду, оставляемую ей в тонкой облачной пелене.
  К тому моменту, как на горизонте показался высоченный горный кряж, принцесса и князь успели порядочно продрогнуть, но ощущение холода мигом отступило на второй план, когда они увидели цель полета: гряда была в два раза выше Скалистых гор. Рядом с ней на расстоянии дня пешего пути не было ни одного селения, что неудивительно, потому что между драконами и людьми никогда не было ни дружбы, ни уж тем более добрососедских отношений. Крылатые ящеры предпочитали селиться вдали от маленьких назойливых существ, а люди просто-напросто боялись огромных рептилий, да и селиться на скалах им не было резона.
  По мере приближения Ее Высочество стала различать ранее казавшиеся просто черными летающими точками силуэты. Это был драконы. Десятки драконов кружили в воздухе вокруг самой высокой горы кряжа. Разного цвета чешуя блестела в лучах солнца, приближающегося к закату. Не в силах вымолвить и слова от переполняющих ее эмоций, принцесса могла только провожать глазами летающих красавцев голубого, изумрудного, золотого, коричневого и даже серого цветов. И каждый ей казался прекрасным. Итарина вертела головой в разные стороны, стараясь не пропустить ни малейшей детали, увидеть все, что можно.
  Сделав круг над горным пиком, Варраш стал снижаться. Оказалось, что гора изобиловала просторными пещерами и горизонтальными удобными площадками для приземления перед входами в них. И на многих площадках сейчас пребывали драконы, внимательно следящие за собратом. Их реакцией на груз соплеменника стало удивленно-заинтересованное молчание.
  Приземлившись, Варраш не поспешил предложить спутникам идти пешком, и скоро стало понятно почему: они еще не прибыли на место. Их путь лежал вверх к пещере, рядом с которой не было просторной площадки, на которую было бы удобно сесть дракону. Поэтому добираться приходилось на собственных лапах. Впрочем, к месту назначения - пещере, находящейся у самой вершины - была протоптана вполне удобная для драконов тропа, поэтому достичь ее не состовляло особого труда.
  Перед самым входом, после двухсотметрового подъема ящер остановился и, повернув голову, обратился к людям.
  - Все. Можете приземляться.
  Дракон выставил крыло под углом на манер горки, чтобы спутникам было удобней. Акран спустился первым, а потом поймал съехавшую следом за ним Итарину в объятья, с удовольствием прижал к себе сильней и не торопился отпускать, наслаждаясь близостью. Девушка ответила ему сверкающим взглядом и улыбкой, которую хотелось целовать снова и снова, но в этот момент раздался рокочущий голос дракона:
  - Не отставайте.
  Разомкнув руки, эр Харш отпустил невесту, и они вместе последовали за Варрашем в сумрачную глубь пещеры. Та оказалась поистине огромной. Когда глаза привыкли к перемене освещения перед гостями предстала картина, очень напоминавшая жилище самого Варраша, только пространства здесь было больше и гора скопленного добра по величине превосходила раза в четыре ту немаленькую кучу, что была у песочно-золотого. Сверху на этой своеобразной горе внутри горы возлежал дракон. Он был немного больше Варраша - и абсолютно белым.
  Подойдя к подножию насыпи, ящер произнес:
  - Приветствую тебя, Мудрейший Шарратар. Крепки ли твои крылья?
  Белоснежный дракон, до этого будто спящий, открыл глаза и, осмотрев посетителей, ворчливо ответил:
  - Мой последний полет еще не скоро, - с этими словами он встал и в один мощный прыжок спустился с поистине царского ложа даже по меркам драконов.
  - Варраш, - произнес белый, приближаясь, - Какие ветра тебя ко мне занесли? И кто это с тобой? - вопросил он, кивая в сторону людей.
  - Мне нужна твоя помощь, Мудрейший, - ответил песочно-золотой, после чего поведал белому, в чем, собственно, ему нужна содействие.
  Во время повествования Шарратар внимательно смотрел то на говорившего, то на принцессу, не отрывающуюся от рассматривания такого необычного крылатого змия. Время от времени бросал взгляды и на князя, сдержанно оглядывающего всех присутствующих по очереди, в манере воина, старающегося держать все под контролем.
  Когда Варраш умолк, Мудрейший бросил задумчивый взгляд на свое огромное ложе и спросил:
  - Могу я увидеть медальон?
  Итарина немедленно вытащила интересующий его предмет из-за пазухи за цепочку, сняла с шеи и протянула вперед на раскрытой ладони. Шарратар приблизил морду к руке девушки и оценивающе осмотрел маленький, но причинивший столько хлопот предмет своим черным глазом.
  - Мне эти артефакты знакомы, - выдохнул дракон и продолжил. - Значит, ты говоришь, что он не хочет принимать новую сердцевину...
  - Сердцевину? - не смогла не уточнить девушка.
  - Именно. Так называется предмет, несущий главную задачу и выполняющий основную работу в артефакте, - пояснил белый.
  - А откуда вы это знаете? - снова не сдержала вопроса принцесса.
  - Я знаю, потому что знания - величайшие сокровища, а драконы, что тебе, скорее всего, известно, обожают сокровища, - ответил Шарратар, а потом многозначительно скосил глаз в сторону Варраша и добавил. - Однако понимание истинной ценности знания приходит не сразу.
  - Значит вы уже старый дракон? - пользуясь тем, что на ее вопросы отвечают и, кажется, даже без недовольства, решила узнать Итарина.
  - Да, - кивнул ящер, - Я уже давным-давно не так молод, как Варраш.
  - Знаете, на подлете к Крепости я увидела много драконов, но ни одного того же цвета, что и вы. Это вы такой седой или такой уникальный? - пользуясь небольшой паузой, спросила принцесса.
  Варраш укоризненно посмотрел на девушку и покачал головой, а Шарратар напротив громко и раскатисто рассмеялся. Эхо его смеха отразилось от каждой стены, заполнив все пространство. Отсмеявшись, белый ящер ответил:
  - Ты права, дитя. Я такой старый. Раньше моя чешуя была лазурного цвета. Но в каком-то роде я и уникальный, как ты выразилась. Я храню знания. И до той поры, как настанет время для моего последнего полета, я должен передать их другому крылатому.
  - Значит, вы учитель, - подытожила Ее Высочество. - Теперь понятно, почему вы так терпеливо объясняете и даете ответ на каждый вопрос. Была бы я драконицей - обязательно пошла бы к вам в ученицы, - с явным сожалением и разочарованием в собственной видовой принадлежности добавила девушка, чем вызвала новую волну смеха белого дракона.
  - Я был бы только рад такой жадной к знаниям ученице, - с искрами веселья в черных глазах сказал белый дракон, успокоившись, - но срок обучения занимает пятьсот лет.
  - Сколько же всего интересного можно узнать за такое продолжительное время учебы, - с досадой произнесла Итарина, теперь еще больше сожалея о том, что она не драконица.
  Пожалуй, единственное, что ее сейчас примиряло с существующей данностью, была рука жениха, обхватившая ее за плечи и притянувшая ближе к себе. Интуитивно ощутив его улыбку, обращенную к ней, принцесса подумала, что стоит быть человеком, чтобы оказаться любимой такого мужчины.
  Шарратар усмехнулся, ему понравилась эта неистово-любознательная девочка. Драконы переставали так ярко интересоваться миром, его тайнами и совершенно обычными вещами уже к шестидесяти годам - совсем юный возраст для крылатых - подражая зрелым особям. Вздохнув, он сменил тему:
  - Малышка, покажи мне Белый Перламутр, который вы зарядили энергией в соответствии с инструкцией Лесного Хозяина.
  Не задумываясь ни секунды, Итарина достала из-за корсажа жемчужину и протянула вперед вторую раскрытую ладонь. Варраш иронично хмыкнул, а со стороны Акрана раздался сдавленный кашель, будто он подавился. Ее Высочество не обратила на спутников никакого внимания. Сейчас ей было важно, что скажет белый дракон, и на посторонние звуки она не отвлекалась.
  Мудрейший Шарратар снова приблизил морду к открытым ладошкам и, оценив их содержимое, произнес:
  - Хорошая сердцевина. Должна сменить направленность даже без остаточного воздействия на донора.
  - Что еще за остаточное воздействие? - всполошился Варраш.
  - Обычно основа для сердцевины тоже несет определенную нагрузку, ее задачей является усиление свойств жемчужины, в нашем случае - имеющей определенные настройки заряженной энергией. Иногда при подобного рода операциях в ней остается эхо предыдущей сердцевины. Спустя какое-то время оно исчезает: основа полностью подстраивается под новую сердцевину, но какое-то время крылья может ломить, - просветил его белый. - Не переживай. Ваш Белый Перламутр - очень сильный. Он заглушил бы любое эхо, имей оно место.
  - То, что крылья ломить не будет, мне вполне устраивает, - произнес песочно-золотой. - Но как нам закрепить новую сердцевину, если она категорически не хочет держаться в углублении.
  - Хороший вопрос, Варраш. Все проще, чем кажется. Тебе просто нужно хорошенько обдать пустой медальон пламенем, чтобы он стал помягче, затем опустить белый перламутр в углубление. К тому моменту, как изделие остынет от вашей привязки не останется и следа. Артефакт станет просто накапливать непроизвольно выплескивающиеся излишки энергии. Даже больше скажу - в новом его состоянии ты вполне сможешь не бояться энергетического истощения. У тебя будет собственный накопитель энергии, при твоем желании отдающий ее тебе обратно. Конечно, если ты не захочешь отдать его.
  - То есть причина отторжения исключительно механическая? - удивленно уточнил дракон.
  - Именно, - подтвердил Шарратар.
  - Первая относительно-успокаивающая новость за последнее время, - проворчал песочно-золотой, а затем спросил. - А что делать со старой сердцевиной?
  - Обязательно уничтожить, - серьезно ответил белый.
  - Мудрейший Шарратар... - Варраш немного замялся, желая обратиться с просьбой к самому старому дракону их крылатого клана.
  - Можно, Варраш, можно, - ответил ящер раньше, чем песочно-золотой успел задать вопрос. - Понимаю, что тебе не терпится. Все же свобода - высшая ценность для дракона.
  Гость склонил благодарно голову перед хозяином пещеры и обратился к принцессе:
  - Высочество, поможешь мне?
  Итарина кивнула и, освободившись от руки Акрана, сделала шаг вперед, открыв медальон, вытащила из него прежнюю жемчужину, закрыла. После чего в углубление, предназначенное для сердцевины, вставила Белый Перламутр, положила на пол кулон и отошла.
  Варраш вдохнул и выпустил узкую направленную струю огня поверх медальона. За неполную минуту кулон накалился и стал красноватым от высокой температуры. Как только дракон увидел желаемый результат, огненная струя исчезла. Ее Высочество выудила из-за пояса блокнот, с которым никогда не расставалась, открепила от него карандаш, затем приблизилась к медальону, присела и легонько надавила карандашом на жемчужину. Теперь оставалось только ждать, пока металл остынет. Но тратить время впустую песочно-золотой не хотел. Одобрительно взглянув на артефакт и поймав кивок Мудрейшего, подтверждающий, что все идет как надо, он снова обратился к принцессе:
  - Высочество, положи на пол прежнюю сердцевину.
  Девушка послушалась. Положив на пол жемчужину, она сделала шаг назад. Акран последовал ее примеру, ибо догадывался, каким образом ненужная вещь будет уничтожена.
  Варраш снова вдохнул и выпустил струю огня. Но если в прошлый раз она была строго подконтрольна и лилась, словно ручеек, тихо и спокойно, то сейчас огонь ревел и норовил поглотить все на своем пути, но на его пути была лишь маленькая жемчужина, которая уже через десяток секунд превратилась в маленькую кучку пепла. Молодой ящер едва сдерживал ребяческое желание растоптать эту горсточку.
  - Как себя ощущаешь? - был первый вопрос Шарратара.
  - Пока изменений не чувствую, - признался крылатый змий.
  - Тогда попробуй отлететь и сравнить ощущения с теми, что имели место, когда была действительна связь, - внес предложение белый.
  Варраш кивнул и отправился к выходу из пещеры. Вслед за ним пошли Итарина и Акран, а замыкал шествие Мудрейший.
  Оказавшись под лучами закатного солнца, песочно-золотистый дракон расправил крылья, резко, даже судорожно выдохнул и рывком оторвался от скалистой поверхности. Несколько сильных махов и он уже оказался в ста метрах от горы. Впервые за долгое время Варраш ощущал прежнюю легкость полета. Ему уже не нужно было покорять стихию, она сама ластилась и подстраивалась под движения властителя небес. Радость и сладкое опьянение свободы наполнили сердце и разум ящера. Не в силах сдерживать их внутри он кувыркнулся в воздухе, как не делал с тех пор, как ему исполнилось пятьдесят. Кульбиты сменяли друг друга. Он будто плескался в небесных просторах, выделывая невероятные фигуры. Драконы, на чьих глазах это происходило, удивленно смотрели на словно потерявшего разум собрата: право слово, за почти полные четыре столетия можно было бы научиться держать себя с достоинством, присущим крылатым.
  Принцесса смотрела на то удаляющуюся, то приближающуюся фигуру дракона и улыбалась. Свободные должны оставаться свободными. Неистовая радость дракона находила свое более спокойное отражение в сердце девушки.
  Спустя какое-то время, которое понадобилась Варрашу, чтобы насладиться ощущением полного и безраздельного контроля над собой, он все-таки возвратился в пещеру Мудрейшего, явив собой наглядный пример встрепанного, как бы дико это ни звучало, и безудержно-счастливого дракона, чем вызвал отеческую улыбку и доброе подтрунивание Шарратара:
  - Да ты, оказывается, не до конца изжил в себе дракончика.
  Песочно-золотой смутился и постарался принять благообразный вид, после чего ответил:
  - Это все дурное влияние. Сам знаешь, с кем поведешься..., - и бросил выразительный взгляд на Итарину.
  В ответ девушка лишь широко улыбнулась и произнесла:
  - Почту это за комплимент.
  - И правильно сделаешь, малышка, - вместо Варраша ответил Шарратар. - мало кто может расшевелить дракона до такого состояния. Только к глубокой старости мы начинаем понимать, что показное равнодушие не лучшая политика, а позволить себе ребячества - меньшее, чем мы можем порадовать живущих внутри весь наш долгий жизненный полет любопытных дракончиков, - потом он скосил глаз в сторону песочно-золотого и произнес. - Ему до осознания этой истины еще тысячи эдак с полторы лет. Хотя общение с тобой, думаю, может подсократить этот срок до восьмисот.
  Варраш нахохлился. В исполнении дракона это смотрелось невероятно и очаровательно, хоть и диковато, так что Акран едва сдержал усмешку, Итарина, напротив, снова улыбнулась, а Мудрейший добавил:
  - Видишь! Демонстрация эмоций - явный прогресс.
  После этих слов все снова разулыбались.
  Приведя встрепанный вид и мысли в порядок, песочно-золотой произнес, обращаясь к старейшему:
  - Благодарю тебя, Мудрейший. Пусть крылья твои будут крепки до последнего мгновенья, а разум ясен и чист.
  - Значит, уже улетаешь? - узрел самую суть обращения белый.
  - Я должен отнести Высочество и князя к их спутникам, они и так провели в пути много времени. Пора им домой, - кивнул Варраш, подтверждая свое намерение откланяться.
  - Я полечу с вами, - неожиданно для всех сказал Шарратар, а в ответ на одинаково изумленные взгляды людей и дракона, пояснил. - Мне интересно посмотреть на остальную часть отряда. К тому же, они очень помогли тебе, Варраш. Стоит их отблагодарить хотя бы быстрым возвращением домой. Конечно, драконы не ездовые животные, но в этот раз, думаю, мы сделаем маленькое исключение, верно?
  Молодой ящер кивнул. Равнодушие и скепсис были присущи крылатым, а вот неблагодарность - никогда.
  Акран и Итарина по уже отработанной схеме действия взобрались на спину Варраша. Он вылетел из пещеры первым, а следом за ним расправил крылья белый дракон, который в два сильных взмаха крыла нагнал песочно-золотого. Принцесса повернула голову, чтобы посмотреть на летящего рядом Мудрейшего да так и застыла с выражением восторга на лице. Акран, заметив реакцию невесты, тоже перевел взгляд на Шаратар и тоже замер в восхищении: белые чешуйки сверкали и переливались в свете последних солнечных лучей, изредка отливая багряными всполохами. Более прекрасное зрелище и представить было сложно, но Итарина и не пыталась, она наслаждалась моментом, разглядывая каждую чешуйку дракона. Неожиданно даже для нее самой из ее уст вырвались слова:
  - Как благородно и красиво у драконов выглядит старость.
  Эта фраза вызвала смешок Варраша и раскатистый хохот Шарратара.
  - Малышка, ты настоящее сокровище. Не будь я так стар, я бы похитил тебя для своей сокровищницы, - произнес белый, когда отсмеялся.
  В ответ на такие слова принцесса смущенно покраснела, а князь прижал девушку к себе еще крепче и сказал:
  - Это исключительно мое сокровище.
  Итарина обернулась и подарила любимому сияющий взгляд, а Шарратар одобрительно посмотрел на человека и прибавил скорости, вырываясь вперед со словами:
  - Молодняк, что-то ты медленно летаешь. Расслабился совсем. Поди, даже свиста ветра в ушах не слышишь.
  Варраш издал предвкушающий рык и стал активнее работать крыльями, набирая скорость. Итарина взвизгнула, предвкушая гонку, а глаза эр Харша блеснули азартом. Обратно лететь было определенно веселей.
  Место привала они нашли благодаря одинокому огоньку костра, потому что к тому моменту, как они оказались над стоянкой, небо давно было усыпано звездами. Отряд не успел уйти очень далеко - по меркам ящеров, конечно.
  Вокруг огня сидели спутники, мгновенно подскочившие с насиженных мест, едва заслышали знакомый звук хлопающих крыльев. Когда перед ними приземлился не один дракон, как ожидалось, а целых два, никто из присутствующих не смог скрыть удивления, кроме явара. Тот в своей обычной манере деловито вылизывал усы, после выпрошенной у Олеяны подачки, и мало интересовался происходящим, тем более что угрозы оно не несло.
  Съехав по крылу ящера, как и в прошлый раз, Итарина угодила в объятья жениха, а выбравшись из них, радостно поприветствовала компанию:
  - Привет! А мы с пополнением! - звонко возгласила она.
  - Надеюсь, имеется в виду еще один дракон - иронично заметил Иштар вполголоса.
  Услышав подобное, Олеяна грациозным и непринужденным движением заехала ему локтем в живот.
  - За что? - делано-сдавлено вопросил эрлеец.
  В ответ девушка сделала вид, что не понимает о чем он - мол, это все совершеннейшая случайность - и пошла навстречу подруге.
  - Познакомьтесь, - тем временем продолжала принцесса. - Это Шарратар, и он самый мудрый из всех драконов - и самый опытный, - девушка немного помялась, но не смогла сдержаться и выпалила. - Потому что самый старый.
  Белый ящер усмехнулся. Варраш взглянул с немым укором, мол, это могла и не озвучивать, а Акран притянул Итарину к себе и поцеловал в макушку.
  - Очень приятно с вами познакомиться, уважаемый Шарратар, - поприветствовала 'самого старого' подошедшая фрейлина.
  - Мне тоже приятно, юная леди, особенно то, как вы спокойно реагируете на драконов.
  - Это она сейчас так реагирует, - шутливо пробурчал Иштар, тоже приблизившийся. - А когда Варраша в первый раз увидела, я думал, в обморок упадет.
  - Но ведь не упала же! - возразила Олеяна, нахмурившись и стараясь не выказывать испытываемой неловкости.
  - Не упала, - подтвердил эрлеец уже без оттенка шутливости. - И тем самым заслужила уважение. Не многие барышни удержались бы на ногах при виде дракона.
  Рыжеволосая бросила удивленный взгляд на мужчину и встретилась с его глазами полными серьезности и ... гордости? Смутившись, девушка перевела взгляд обратно на белого ящера.
  - Занятная у вас компания, - произнес тот. - Полет не будет скучным.
  - Прошу прощения, но о каком полете речь? - насторожившись, спросил Танар.
  - Шарратар и Варраш в благодарность за помощь решили доставить нас во дворец с драконьей скоростью, - ответила принцесса.
  - А как же лошади? - задал другой вопрос хар Рейни.
  - Я думала, что мы сможем их оставить на ближайшем постоялом дворе с указом доставить во дворец, - ответила девушка.
  Телохранитель кивнул, принимая разумность довода, и снова спросил:
  - А что с яваром?
  Ее Высочество перевела взгляд на большого пушистого кота, прислушивающегося к разговору и поманила его к себе. Когда явар подошел, она присела перед ним и, обняв морду ладонями, обратилась к животному:
  - Хвостик, завтра мы полетим домой на драконах. Ты хочешь полететь с нами?
  Глаза кошака округлились от удивления, как, собственно, и глаза всех присутствующих. Он перевез взгляд с Итарины на драконов. Потом обратно и издал уверенный согласный мявк.
  - Кажется, он согласен, - оглянувшись на остальных, произнесла принцесса.
  - Летающих яваров этот мир еще не видел, - неопределенно буркнул Варраш.
  - Ваше Высочество, я не хочу вас расстраивать, но как он сможет удержаться на драконе? Вы себе это представляете? - снова задал вопрос Танар.
  - Можно сделать крепеж и посадить его у там, где удобней всего это сделать. У основания шеи, например.
  - Высочество, я ослышался или ты предлагаешь соорудить седло для кота? - ошарашено вопросил песочно-золотой дракон.
  - Он помог мужчинам отбиваться от тышхатцев и был с нами все это время, - разом посерьезнев, ответила Итарина. - Несправедливо будет просто его оставить.
  Мужчины переглянулись.
  - Думаю, можно будет что-то соорудить из подпруги, - произнес Акран.
  - Да и уздечки, если что пустим в ход, - подтвердил свою готовность поучаствовать Иштар.
  Танар только кивнул, выражая согласие, а Варраш лишь скорбно вздохнул, понимая. Что седлать будут уж точно не Шарратара, чем вызвал смешок последнего.
  
  * * *
  
  Ночь прошла спокойно, а прямо с утра, едва позавтракав и приведя себя в порядок выросший на одного дракона отряд двинулся на восток, по направлению ко дворцу. Еще до обеда им попалась деревушка, где они оставили лошадей, найдя человека, пообещавшего в недельный срок доставить скакунов куда велено. Зрелый мужчина, торговец, с первого взгляда определил в заказчиках отнюдь не простых людей, а потому и цену запросил не малую: еще одного коня за такую плату можно было купить. Князь расплатился с мужчиной и напоследок прошелся тяжелым оценивающим взглядом по фигуре торговца. Тот судорожно сглотнул. Если у него и были какие-то нечестные мысли относительно заказчиков, их коней или имущества, они в то же мгновение улетучились. Право слово, уж лучше честно соблюсти все договоренности, чем узнать, что же сулил такой взгляд в случае обмана.
  В той же деревне мужчины приобрели теплую одежду, потому что перелет предстоял не короткий, а подхватить простуду на фоне длительного переохлаждения никому не хотелось.
  Перед тем как уйти, мужчины поснимали с лошадей уздечки и подпругу, оставив торговца в еще большем замешательстве.
  Процесс закрепления явара у самого основания шеи Варраша был веселым для всех, кроме самого Варраша. Кошак оказался сидящим между двумя наростами гребня дракона, опоясанный одной подпругой, к которой тянулись ремешки уздечек от другой, закрепленной под грудным отделом дракона, с одной и другой стороны. Теперь, даже если захочет - не упадет. Закрепив, таким образом пятнистого кота, Акран и Итарина присоединились к пятнистому попутчику, привычно взобравшись на спину Варраша, а Танар, Олеяна и Иштар стали пассажирами Шарратара.
  Мощные крылья взметнули порыв ветра, и драконы стали стремительно набирать высоту. Явар в первое мгновение зашипел и выпустил когти, на что песочно-золотой отреагировал непримиримым и раскатистым:
  - Свои когти держать при себе.
  Итарина протянула руку и успокаивающе погладила кошака.
  - Все хорошо, Хвостик, ты не упадешь.
  Явар то ли уверился в том, что действительно не упадет, то ли устрашился сурового драконьего рыка. Но цепляться когтями за чешую перестал, прижался всем телом к наросту, доходившему ему до груди, и стал с интересом осматриваться.
  Полет продлился до самого вечера. И за это время они преодолели большую часть пути, на которую ушло бы шесть дней конного хода. Великодушные драконы взяли на себя охоту, а в ответ на любезность Танар пообещал приготовить мясо так, как им еще не доводилось пробовать, и не соврал: две кабаньи туши, за вычетом людских порций на ужин и завтрак и традиционного хорошего шмата на кости для явара, исчезли в драконьих глотках в рекордное количество времени.
  - Сырое мясо, конечно, питательно и имеет свои плюсы во вкусе, - отметил Шарратар после того, как одолел свою порцию. - Но твое угощение поистине великолепно.
  Остальные закивали, соглашаясь со второй частью речи белого, сосредоточенно жуя кушанье. Хар Рейни воспринял похвалу с достоинством, но невооруженным глазом было видно. Что ему очень приятно признание его кулинарных умений.
  С новоприобретенной драконьей скоростью следующий день должен был стать последним днем путешествия. Посовещавшись, спутники решили, что у Мейранского леса стоит сделать небольшую остановку, чтобы вернуть явара домой.
  Итарина, конечно, немного загрустила от предстоящего расставания с принимающим ее ласки пушистым котом. Но и сама понимала, что дикому зверю в городе - и тем более во дворце - делать нечего: ему нужен простор и свобода. На том и решили.
  Следующим утром встали рано, чтобы добраться до Мейранского леса к полудню. По мере приближения к нему явар становился все менее скованным и все более спокойным, под конец даже хвостом вилять начал.
  Приземлившись на опушке, Варраш выставил крыло, чтобы пассажирам было удобнее спускаться. Подоспевшие Танар и Иштар в четыре руки освободили и дракона, и явара от ремней, крепивших их друг ко другу, после чего большой пятнистый кот спрыгнул со спины ящера и довольно потянулся. Оглянувшись, он подошел к Итарине и ткнулся лбом ей в ногу. Принцесса присела перед зверем ласково потрепала того и с сожалением произнесла:
  - Мне жаль расставаться с тобой, Хвостик, но тебе лучше будет на свободе. Ты навсегда останешься лучшим яваром в моей жизни, - за ее спиной раздался смешок Иштара и девушка уточнила. - Лучшим яваром, имеющим звериную ипостась.
  Хвостик издал прощальный мявк и, развернувшись, потрусил к лесу. Уже у самых деревьев он обернулся, вильнул хвостом и из его тела стали появляться сверкающие искры. Под изумленными взглядами не только людей, но и драконов рядом со зверем из снопа светящихся точек, соединившихся вместе появился человек или кто-то очень на него похожий. Теперь у кромки леса рядом с яваром стоял улыбчивый юноша с глазами, в которых отражалась целая Вселенная. Подмигнув Итарине, Лесной Хозяин скрылся за стволами деревьев, а вслед за ним за живой стеной исчез и большой пятнистый кот.
  Какое-то время на опушке царила тишина. Принцесса потрясенно смотрела на место, где в последний раз мелькнул хвост с черной кисточкой, а потом вдруг весело рассмеялась. Удивленные взгляды спутников переместились на нее.
  - А лесной Хозяин, оказывается, большой шутник, - пояснила она свое внезапное веселье, и на лицах ее спутников тоже появились улыбки.
  - Перед тем, как взобраться обратно на дракона Танар снова окинул задумчивым взглядом деревья и произнес себе под нос:
  - Две с лишним тысячи лет, а он колбасу ворует...
  
  * * *
  
  Предзакатная пора в Ресилаше всегда была самой спокойной, гаснущие лучи все еще теплого солнца мягко ласкали и будто пытались убаюкать. Но достойные мужи дворцовой стражи не расслаблялись, бдительно несли свою вахту. С недавних пор безделье на посту и даже самое мелкое нарушение устава карались по всей строгости - вплоть до понижения в чине и перевода в другой гарнизон.
  В какой-то момент на лица стражников упала тень, и их взгляды устремились к небу в поиске источника сумрака, ведь небосвод был абсолютно безоблачным. Приложив руку ко лбу, загораживая глаза от попадания прямых солнечных лучей, они вгляделись в два силуэта над городом, увеличивающиеся в размерах по мере приближения.
  - Неужели снова дракон? - пробормотал старший и отдал приказ подчиненному. - Зови начальника стражи.
  В этот раз приветственные стрелы в крылатых посетителей не летели. Два дракона, белый и песочно-золотой, приземлились на площади перед дворцом. Неподалеку от ворот и бледных, но решительных стражников, в побелевших от напряжения кулаках сжимающих копья.
  От спин драконов отделились... всадники?! К эмоциям, испытываемым доблестными военными мужами, прибавилось удивление. Так и есть. Три воина и два... две женщины... Охраняющие царский дворец медленно, но верно впадали в ступор. Какая женщина добровольно согласится влезть на дракона?
  Тем временем к входу подоспел временно исполняющий обязанности начальника дворцовой стражи Данор хаш Геир. Окинув хмурым взглядом подчиненных, он произнес:
  - Отставить панику. Вы что драконов не видели? - и первым пошел навстречу прибывшим, с каждым шагом стараясь идти быстрее и едва не срываясь на бег.
  - Ваше Высочество, - поприветствовал он, подойдя к группе людей, рядом с драконами. - Великий князь, леди, лорды.
  - Данор! - воскликнула Итарина и, подскочив, порывисто обняла бывалого вояку. - Я вернулась.
  - Я вижу, Ваше Высочество, - с улыбкой ответил хаш Геир, здоровой рукой ответив на объятие девушки. - И, хвала небу, вы невредимы и здоровы, хоть и в крестьянском одеянии, - указал хранитель на простую, но добротную куртку.
  - На высоте холодно, вот и пришлось утепляться тем, что было, - улыбнулась принцесса.
  - Пойдемте во дворец, Ваше Высочество. Ваш отец давно ждет вас, - произнес хранитель девушки.
  - Да-да, только попрощаюсь, - согласилась Итарина и повернулась к драконам.
  Пока она подыскивала прощальные слова, заговорил Варраш:
  - Прощай, Высочество, и спасибо.
  - И тебе спасибо, Вар, - кивнула девушка и вытащила из-за пазухи медальон, который стал причиной стольких событий, чтобы отдать его владельцу, но дракон остановил ее словами:
  - Не нужно. Пусть он будет моим тебе подарком.
  Снова опустив медальон на место, принцесса подошла к песочно-золотому ближе, провела ладошкой по чешуе под головой и легко поцеловала в нос.
  - Ты лучший дракон на свете, - прошептала она, но, помятуя о свойствах драконьего слуха, перевела взгляд на Шарратара и так же тихо сказала. - Без обид.
  Белый хитро сверкнул глазом и подмигнул, мол, какие обиды, а Варраш вздохнул и отстранился.
  - Нам пора, - произнес он.
  - Мне тоже, - присоединился к нему Танар, на которого все присутствующие перевели удивленные взгляды. - Я был ответственным за вашу безопасность, Ваше Высочество, но здесь во дворце есть, кому о вас позаботиться, - он уважительно склонил голову перед хаш Геиром. - А меня ждут жена и сын, я обещал им вернуться и хочу это сделать как можно скорей.
  - Тогда удачи тебе, Танар, и спасибо за верную службу, - улыбнулась ему Итарина.
  Еще раз склонив голову теперь уже перед принцессой и князем, а потом дружески кивнув Иштару и Олеяне, хар Рейни вопросительно взглянул на Варраша. Тот с усталым и полным безысходности вздохом проворчал:
  - Да забирайся уже, - а потом добавил. - Но с тебя приготовление мяса.
  Танар ухмыльнулся и в два счета оказался на спине крылатого змия. Взмахнув крыльями, два дракона взвились в воздух, подняв маленький ураган, и, стремительно набрав высоту, они быстро удалялись навстречу закатному солнцу.
  Вздохнув и проводив взглядом прекрасных свободных существ, Итарина снова обратилась к своему хранителю:
  - Данор, а давно ты на посту начальника дворцовой стражи?
  - С тех пор, как без вас во дворец вернулся, - ответил хаш Геир. - Его Величество понизил меня в должности до вашего возвращения в наказание за невыполненное задание.
  - Отец проявил небывалую мягкость. С чего бы это? - Итарина испытывающе посмотрела на хранителя.
  - Не могу знать, Ваше Высочество, мысли Его Величества мне неведомы.
  Его Величество король Кантел смотрел в окно своего кабинета на дворцовую площадь и улыбался. Итарина вернулась живая и здоровая, впрочем, иного он и не ожидал, зная, что ее сопровождает Акран эр Харш. И, судя по тому, как близко он находится к его дочери, и как спокойно она на это реагирует, время от времени встречаясь с ним взглядом, их брак имеет все шансы стать счастливым. И это хорошо.
  
  * * *
  
  После прощального обещанного ужина, оставив Танара недалеко от поместья герцогини Мейранской и там же распрощавшись с Шарратаром, Варраш взял направление на свою пещеру, и, наблюдая, как сменяются знакомые пейзажи по мере приближения дома, погружался в задумчивость.
  За время, проведенное в компании неугомонной, но довольно забавной принцессы, он, кажется, даже подзабыл, почему предпочел уединенную пещеру в Скалистых горах. Может, действительно пришло время остепениться, завести гнездо, драконят... Арралин ведь очень красивая драконица, почему он не замечал этого раньше.
  С такими мыслями он уже подлетал к своей пещере, когда неподалеку услышал хлопанье крыльев. Оглядевшись, он увидел изумрудную соседку.
  - Варраш! Привет! - первой поприветствовала его она. - Тебя так долго не было. Где ты пропадал? А мой брат с племянниками у меня еще гостят, так что ты сможешь с ними поздороваться, если захочешь. Знаешь, они так выросли, но резвятся, как сущие малыши пяти лет отроду. Все-таки хорошо быть маленькими дракончиками...
  Ящер тряхнул головой и ускорился, пытаясь оторваться от назойливой соседки. Нет. Определенно рано. И вообще, кажется, пора переселяться, а то в Скалистых горах стало как-то слишком многодраконно. И вообще, все проблемы от женщин.
  
  * * *
  
  Королевская свадьба состоялась через неделю. Невеста была в традиционном эрлейском наряде, что смаковалось и пересуживалось придворными с большим удовольствием и вкусом. С горящими глазами и интригующими улыбками они тихо переговаривались между собой, пока шла церемония, благо повод в кои-то веки был невероятно благодарным:
  'Вы слышали, Ее Высочество и Великий Князь вместе путешествовали две недели! Вместе! Две недели...'
  'Какая распущенность! Наедине с мужчиной две недели!'
  'Нет, не наедине. Говорят, у них были спутники'
  'Какое падение нравов! Еще и спутники...'
  'Теперь понятно, почему свадьбу играют так поспешно. Допутешествовались!'
  'А я слышала, что князю просто необходимо жениться как можно скорее, чтобы сохранить титул Великого Тшера...'
  'Глупости, дорогая, все дело в невоздержанности и неумении предохронять себя от нежелательных последствий'
  Однако все эти шепотки нимало не трогали виновников торжества и их близких друзей. Смотря на полные счастья лица невесты и жениха, Иштар наклонился к уху Олеяны и негромко спросил:
  - Пойдешь за меня замуж?
  - Вот еще! - фыркнула девушка, разглядывая наряд Итарины и по-прежнему недоумевая, как это может считаться платьем, да еще и приличным.
  - А традиционный эрлейский наряд, в каком цвете хочешь, чтоб на свадьбе был? - с самым невинным видом хаш Рахт задал другой вопрос.
  - Изумрудный, - ни минуты не колеблясь, ответила рыжеволосая и бросила хитрый взгляд на мужчину. Нет, она не дает согласия... пока. Но наряд пусть ищет.
  
  Эпилог
  
  В большой пещере было шумно. По полу было разбросано множество различных предметов, которые приходилось переступать, если возникала необходимость в передвижении. Песочно-золотой дракон и ярко-алая драконица уставшими взглядами следили за резвящимися драконятами трех лет отроду, разбрасывающими эти самые предметы по всему обозримому пространству. Говорят, первые шестьдесят лет самые сложные...
  Стоящая рядом с ярко-алой женщина с каштановыми волосами, отливающими золотом, с усмешкой следила за бегающей вслед за драконами пятилетней девочкой с волосами цвета спелой пшеницы, как у ее отца, сейчас крепко обнимавшего свою жену и неусыпно следящего за дочерью.
  Поймав, наконец, одного из дракончиков, девочка схватила его в охапку и побежала к матери.
  - Мама, смотри, какой хорошенький, - восторженно произнесла она, указывая на довольно тяжелую ношу. - Можно я оставлю его себе?
  Дракончик возмущенно рявкнул и попытался укусить девочку за руку, но услышав строгое фырканье матери, закрыл пасть и принял самый невинный вид, на какой только был способен.
  Улыбнувшись дочери и погладив руку, лежащую на талии, княгиня ласково ответила:
  - Нет, солнышко. Если ты хочешь быть с ним рядом, тебе нужно подружиться с ним. Свободные должны оставаться свободными, и мы не имеем права отнимать у них то, чего не давали.
  Янтарные глаза женщины встретились с янтарными глазами дракона, и Итарина улыбнулась дружескому теплу, которое она всегда в них находила.
  
Оценка: 8.16*23  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"