Синеокова Лисавета: другие произведения.

Не все звезды сияют

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 7.02*48  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сияние... Сияние - это важно! Это показатель, статус и происхождение. Это благо, данное каждому Светозарному от рождения. Это - главный признак, отличающий Светозарных от всех остальных. А что делать, если у тебя все есть - и происхождение, и статус, а сияния - нет? Выход один - добиваться всего самой, прокладывая дорогу в жизни трудолюбием, целеустремленностью и умом. Жить, взрослеть. Работать и влюбляться. Попадать в неприятности и выпутываться из них. И тогда, возможно, ты сумеешь понять - сияние, все же, не главное!

  Звёзды... Прекрасные, дарящие свет, величественные и возвышенные... все, кроме меня. Я, можно сказать, темное пятно на сверкающем древе звёздной генеалогии. Матушка печалится, отец хмурится, братья добродушно посмеиваются, но факт остается фактом: я звезда без сияния, и только волосы серебристого оттенка выдают во мне принадлежность к Светозарному роду.
  - Лииса! Лииса, где ты?! - громкий голос брата раздался прямо за деревом, прислонившись к которому, я сидела, погруженная в раздумья. Ну, это официальная версия - на самом деле я просто сбежала от суеты в доме.
  - Да здесь я, здесь. С чего вдруг столько паники в голосе, Рилан?
  Брат сердито выдохнул и посмотрел на меня с укором, мол, 'сама все знаешь'. Да знаю, но от этого не легче. Что делать с недоукомплектованной дочерью, которая с самого рождения в подвешенном состоянии болтается между элитой Ситары - нашей страны - и остальной массой населения? Правильно - пристроить в добрые руки. Родители эту идею оправдывают тем, что, когда они состарятся, некому будет обо мне позаботиться. Ну-ну... если учесть, что старость у представителей Светозарного рода наступает годам к пятистам, а папе еще даже трехсот не исполнилось, темнят мои родственнички, несмотря на сиятельность. Вариантов моего благоустройства в изменчивом мире родители видели два: выдать замуж и пристроить на службу в посольское ведомство. Почему в посольское? Да потому что только там я смогу не чувствовать себя настолько ущербной: в посольстве работают представители разных родов, и Светозарные там только на руководящих должностях.
  Лично я обеими руками за второй вариант, но мама изредка пытается устроить мне личное несчастье. Вот, например, как сегодня. Ну кто из Светозарного рода в своем уме и без проблем в финансовом плане решится связать себя узами брака со звездой, чье сияние не имеет абсолютно никакого визуального подтверждения?
  - Идем, там мама очередного возможного счастливца притащила.
  - Ох, Рил, и когда ей уже это надоест? - я вздохнула и легко поднялась с насиженного места.
  Брат с сочувствием посмотрел на меня. Вообще с родными мне повезло: мама с отцом заботливые и любящие, а старшие братья опекают меня, кажется, с самого рождения. Рилан и Налир - близнецы, поэтому и имена у них зеркальные - такая вот странная ситарская традиция.
  - Не знаю, сестренка, но надеюсь, что она с тобой будет возиться подольше, иначе под раздачу попадем мы с Налиром, а это, как ты понимаешь, не предел наших мечтаний. Так что считай, ты страдаешь ради высшей цели, - Рилан лукаво подмигнул мне и усмехнулся.
  - Это ваше холостяцкое дуракаваляние, что ли, высшая цель? Не слишком ли пафосно ты высказываешься в защиту своего нежелания продолжить наш славный род, братец? - я подмигнула ему в ответ: мы с Рилом частенько подзуживаем друг друга, больше для проформы, конечно.
  Перешучиваясь, мы не спеша пошли к дому. А там суета только набирала обороты. Оказывается, гость уже прибыл, и сейчас мама с отцом развлекали его в гостиной. Да прибудет со мной Сияние! Пора идти и снова отвоевывать свое относительно независимое социальное положение. Войдя в комнату, вежливо поздоровалась:
   - Ясных дней, - и бросила короткий взгляд на гостя. Им оказался высокий сереброволосый мужчина приятной наружности.
  - Дорогая, - тут же вступила мама,- хочу представить тебя лорду Дарвису. Наш гость - уполномоченный посол Ситары и скоро отбывает по службе в Кириан. Лорд, Дарвис, это и есть наша дочь Лииса, о которой я вам рассказывала.
  Я вежливо кивнула и, снова посмотрев на лорда, встретила его твердый стальной взгляд. Интересно... Обычно с марьяжными планами к нам захаживали молодые люди с явственно прослеживаемыми финансовыми проблемами и снисходительным выражением на лицах, всем видом показывавшие, какое одолжение они делают мне и моей семье, рассматривая мою персону в качестве возможной супруги. Ничего подобного в теперешнем посетителе я не заметила. Одет аккуратно - не броско, но и не дешево - в классический черный костюм. Серебристые волосы коротко стрижены, а взгляд серых глаз открытый и прямой. Очень интересно... Не знаю, что думает по его поводу мама, но лорд Дарвис вряд ли сюда за женой приехал.
  - Доброго утра, Светозарный лорд, я рада познакомиться с вами,- я слегка кивнула в знак приветствия.
  - Доброго, леди Лииса, я тоже очень рад, - в голосе ни тени иронии. Ну что ж, предположим, действительно рад.
  Я прошла к столу и заняла свое место по левую руку отца.
  - Лииса, как ты могла догадаться, лорд Дарвис в гостях у нас не просто так. Он поведал нам с твоей матерью, что набирает людей для работы в посольстве, которые последуют с ним в Кириан . В связи с этим, я так понял, ему есть, что тебе сказать, - я снова посмотрела на лорда в ожидании продолжения.
  - Леди Лииса, я хочу предложить вам место моего помощника в этой посольской миссии. Я наслышан о ваших успехах в учебе, а от вашего куратора была предоставлена безупречная рекомендация.
  Коротко, по сути и ни грамма лести. Я действительно была одной из лучших студенток академии международных отношений и 'подавала большие надежды', как говорил мой куратор профессор Торн.
  - Я бы хотела больше узнать об обязанностях вашего помощника, лорд Дарвис.
  - Конечно, леди. Если вы примете мое предложение, вам придется сопровождать меня в деловых поездках, а так же вести документацию и расписание - это будут ваши основные обязанности. Теперь насчет жалованья - оно составит триста золотых в месяц. Так же возможны премии.
  - Когда я должна дать ответ?
  - Посольство отправляется в Кириан через неделю, так что крайний срок - завтра.
  Что ж, вполне ожидаемо: человеку, нанятому на должность помощника посла еще нужно ознакомиться с фронтом работ перед кардинальной сменой обстановки. Лорд Дарвис производит впечатление сдержанного человека с железной деловой хваткой. С должностью посла денежных затруднений у него быть не может, следовательно, матримониальных планов с его стороны можно не опасаться, а это огромный плюс. К тому же, эта должность - очень неплохой шанс для меня начать обеспечивать себя самостоятельно: триста золотых в месяц - очень и очень неплохие деньги. Прошел год, как я окончила академию, и висеть на шее родителей неприкаянным грузом мне изрядно надоело. Я привыкла смотреть правде в глаза, и то, что мне не выйти замуж ни за одного из Светозарных лордов, чтобы при этом на меня не смотрели с брезгливостью или как на инвалида - очевидная истина. Надо соглашаться.
  - Не думаю, что имеет смысл тянуть с ответом до завтра, лорд Дарвис. Я согласна на ваше предложение и готова приступить к своим обязанностям, как только вам будет угодно.
  На маму с отцом я не смотрела в этот момент. Они у меня родители понимающие и, раз позволили лорду обратиться ко мне с таким предложением у нас дома, значит, были готовы к тому, что я его приму и возражать не станут. По крайней мере, папа.
  - Я рад, что вы приняли положительное решение, леди. Завтра ожидаю вас в своем городском доме - временно вся документация находится там. Неудобств, надеюсь, это не доставит? - произнес посол и посмотрел на отца.
  - Нет, лорд Дарвис, никаких неудобств. Профессор Торн отзывался о вас, как о человеке честном и порядочном, а его мнению я привык доверять, - вот интересно, когда папа успел навести справки о нашем госте?
  Лорд улыбнулся и ответил:
  - Я рад. Ну что ж, раз все вопросы улажены, я думаю, мне пора, - вежливо попрощавшись с нами, гость покинул наш дом.
  - Это хорошее решение, Лииса, ты все сделала правильно, - отец с грустной улыбкой обнял меня.
  - Спасибо, папа. А когда ты успел связаться с профессором Торном?
  - Торн сам связался со мной, сказал, что уполномоченный посол, лорд Дарвис, один из его прежних учеников ищет помощника. Компетенция и трудолюбие - главные критерии. Спросил, не нашла ли ты еще работы по душе.
  - Ох, Лииса, я так надеялась, что нам, все же, удастся найти тебе мужа, и ты порадуешь нас внуками, ведь на твоих братьев-оболтусов в этом вопросе надежды мало, - мама усмехнулась и нежно провела рукой по моим волосам.- Ну, ничего, теперь-то я займусь ими вплотную. Стыдно сказать, Рилану и Налиру уже по тридцать два года, а о женитьбе ни слова, ни полслова! Нет, с этим определенно надо что-то делать!
   Мы с папой весело рассмеялись, а мама задорно нам подмигнула. Нет, все-таки моя семья лучшая на свете! Они всегда поддерживали меня и не давали чувствовать себя обделенной. И я точно знаю, что ни за кого из этих самодовольных индюков, то есть женихов, меня бы не отдали. Просто мама надеялась, что попадется хотя бы один порядочный, но, как оказалось, порядочность у Светозарных - товар штучный. А, и ладно, не особо-то и хотелось. Зато, теперь у меня есть интересная работа, я побываю в Кириане и увижу много нового.
  
  * * *
  
  На следующий день, с утра пораньше, я уже была в городском доме лорда Дарвиса. Мне настолько не терпелось поскорее познакомиться со своей работой, что приличествующих десяти часов я не дождалась.
  - А вы ранняя пташка, леди Лииса. Это очень хорошо. Работа у нас с вами может оказаться непредсказуемой и с ненормированным графиком, - лорд поприветствовал меня и пригласил проследовать в его кабинет. Там, устроившись за столом и предложив мне располагаться, задал первый вопрос:
  - Итак, скажите, вы когда-нибудь были в Кириане?
  Решив, что разговор будет длинным (а каким еще он может быть между начальником и его новым помощником - нужно же ввести в курс дел, объяснить обязанности, выяснить попутно степень непонятливости и/или безголовости, хотя последнее проявляется, обычно, в процессе работы), я с комфортом устроилась в кресле напротив.
  - Нет, лорд
  - А что вы знаете об этой стране? - Ну-с давай, Лииса, припоминай, что тебе рассказывали о соседской державе в академии.
  - Наверное, то же, что и все остальные: Кириан граничит с нами на востоке, экономика развивается, в основном, за счет добычи и продажи черных алмазов, кристаллов, заключающих в себе значительное количество энергии. Мастера научились извлекать и применять эту энергию около ста лет назад и теперь, в большинстве случаев, вся современная техника континента работает именно на них. Не ясно почему, но Кириан - единственное государство, на территории которого присутствуют места залегания этих кристаллов. Что еще... не имеет выхода к морю, но, по очевидной причине, является торговым центром континента. А в общем, Кириан не слишком отличается от Ситары, тот же общественный уклад: монарх, аристократия, военные, ремесленники, торговцы...
  - Достаточно. Знания у вас теоретические: суховатые, но верные, - прервал меня лорд Дарвис, постукивая пальцами по поверхности стола. Еще бы! я ему тут такую лекцию завела... уже то странно, что не зевает во весь рот. И с чего вдруг я так разговорилась?
  - А другим не откуда взяться, лорд. Не пришлось мне еще покидать родную Ситару, - улыбнулась и пожала плечами.
  - Ну что ж, значит, пришло время это исправить. А теперь к делу. Прежде чем приступить непосредственно к работе, вам необходимо ознакомиться с этими бумагами и подписать их, - с этими словами лорд протянул мне несколько листов. - Договор о неразглашении. При принятии на государственную службу такого уровня это стандартная процедура.
  Я взяла протянутые листы, просмотрела их и кивнула. Действительно. типичный договор о неразглашении. Быстро прочитав, подписала и вернула обратно.
  - Отлично. Теперь смотрите: вот в этом журнале вы будете вести расписание,- на столе появился внушительных размеров фолиант, а мои глаза округлились. Это что, я должна буду с собой таскать такую махину?! Да так недолго и сколиоз заработать! Или мне ее в качестве средства самообороны выдают? В этот момент мои мысли прервал смешок:
  - У вас очень выразительная мимика, леди Лииса. Не волнуйтесь, весь журнал вам с собой носить не придется. Смотрите, - он раскрыл книгу,- вот сюда вы будете подшивать размеченные листы. Постоянно с вами должны будут находиться только несколько из них, охватывающих временной промежуток в две недели.
  Я облегченно выдохнула, лорд улыбнулся.
  - Так же вам придется работать с корреспонденцией: все письма - кроме тех, что помечены печатью 'лично в руки' - вам нужно будет читать и сортировать; те, что имеют печать - отдавать мне неоткрытыми. Это вопрос конфиденциальности, а не недоверия. Я считаю, лучше прояснить все детали с самого начала. Пока все понятно?
  - Да - излишним любопытством не страдаю.
  - Значит, проблем быть не должно. И еще: вы должны будете сопровождать меня на всех светские мероприятиях и аудиенцииях. Кажется, все. Может быть, у вас есть ко мне какие-то вопросы?
  - В общем, специфика работы мне понятна; детали, полагаю, выяснятся в процессе. Поэтому вопрос один: какова форма одежды? - и вот в этот момент лорд Дарвис посмотрел на меня с таким выражением на лице, означающим что-то вроде 'кто о чем, а женщина о тряпках', что я смутилась и решила добавить:
   - Просто я не думаю, что секретарю будет уместно наряжаться в праздничные платья каждый день, несмотря на то, что работать нам предстоит во дворце.
  Выражение его лица сделалось задумчивым.
  - Полагаю, на приемах и торжествах одежда должна быть соответствующая, а в остальное рабочее время - строгая и не броская.
  Удовлетворенно кивнула. Каждый день в неудобоносимых пыточных орудиях, именуемых праздничными платьями - чересчур суровое испытание для меня. Все эти рюшечки, бантики, стразики... б-р-р-р... Дворец не дворец, а одежда должна быть удобной. Да и как можно сосредоточиться на работе, если, то и дело, что-то сползает, где-то жмет, а на подол, раз за разом, норовят наступить.
  Лорд Дарвис задумчиво постучал по столу костяшками пальцев, и вдруг, будто решившись на что-то, что ему совсем не нравится, произнес:
  - И еще один нюанс, леди Лииса, возможно, вы не знаете, но на территории Кириана практически нет представителей рода Светозарных и общаться вам предстоит в основном с представителями менее сиятельных родов. Надеюсь, проблем не возникнет? - услышав это, грустно усмехнулась и ответила:
  - Поверьте, лорд, у меня может быть существенно больше проблем в общении именно со Светозарными.
  - Знаете, никогда не понимал тех, кто считает отличие, подобное вашему, увечьем или уродством, - посол смотрел мне в глаза без грамма той снисходительной жалости, от которой я не испытывала ничего, кроме раздражения.
  - Разделяю ваше непонимание, но нас таких немного,- так сложилось, что, чем ярче сияние звезды - так называют представителей Светозарного рода - тем больше к ней уважения. И, хотя это сияние никак не влияет ни на умственное, ни на физическое развитие и не дает никаких сверхъестественных возможностей, звезд, лишенных его, жалеют, презирают и, чего скрывать, высмеивают... считают неполноценными. Не перечесть, сколько насмешек, брезгливых гримас и притворно-сочувствующих речей я вытерпела за всю свою жизнь. А ведь ничем, кроме сияния, не отличалась от других, а многих и превосходила, особенно в академии. Что поделать - сияния у меня не было - приходилось брать умом, трудолюбием и усидчивостью.
  - Хорошо, если мы все выяснили, на сегодня можете быть свободны.
  - Благодарю, лорд Дарвис, могу я взять с собой размеченные листы для расписания, чтобы лучше изучить их?
  -Несомненно. И, леди Лииса, если вы будете работать, так же, как учились, мы с вами найдем общий язык и недопонимания, я надеюсь, между нами не будет, - хозяин кабинета смотрел на меня, ожидая ответа.
  - Это в моих интересах, лорд Дарвис, а отлынивать от работы я не привыкла,- вежливо попрощалась и покинула кабинет, а затем и дом своего начальника.
  Последующие шесть дней мало чем отличались друг от друга. До обеда я проводила время в кабинете непосредственного начальства, работая над предварительным расписанием, вечерами читала книги о Кириане. К концу недели вещи были собраны, книги прочитаны, расписание составлено, а я измучена нетерпением и любопытством. В ночь накануне отъезда долго не могла уснуть, как ребенок перед своим днем рождения. Тогда же и вспомнила, что так и не выяснила, как мы будем добираться до столицы сопредельного государства - Вистары. Самый быстрый способ - пространственный переход, но он же и самый дорогой, так как для работы машины для перемещений нужно большое количество черных алмазов, и даже один такой переход - очень затратное предприятие. Зато практически мгновенное. Но и конным обозом посольство, ясное дело, не отправят. Вывод - надо подождать до завтра, а там сама все увижу. Повертевшись в постели еще с минуту, наконец, устроилась и закрыла глаза. Завтра я отправлюсь в первое в своей жизни путешествие.
  
  * * *
  
  Невероятно! Я, кажется, проснулась в сказке! Да это в тысячу раз лучше, чем я могла себе представить! Вчера, гадая, каким же способом мы отправимся в Кириан, я даже не подумала об этом. Лорд Дарвис выбрал нашим способом передвижения алмакар - летательный аппарат повышенной комфортности. Он также работает на черных алмазах, но вполне экономен, если сравнивать с пространственным переместителем. Алмакар - самый живописный транспорт, если можно так выразиться: он парит на высоте около двухсот метров от земли, позволяя видеть ландшафт на многие километры вокруг. Выглядит это чудо как большая карета с отдельным отсеком для управления, внутри оборудованная удобными креслами, светильниками и даже маленькой кухонькой, где с помощью специальных приборов можно греть или охлаждать еду и напитки. Воплощенная мечта! Увидев эту прелесть перед воротами, я захлопала в ладоши и, кажется, даже подпрыгнула от радости. Оставалось только завизжать для полноты образа , но я ничего не могла с собой поделать. Если это сон, то тот, кто разбудит меня, будет жестоко избит подушкой!
  Лорд Дарвис снисходительно улыбался, смотря на меня:
  - Не предполагал такой реакции. По всей видимости, леди Лииса, вы разделяете мое мнение, что путешествие должно быть удобным и приятным?
  Разделяю? Да я от восторга уже почти себя не контролирую и готова расцеловать его догадливую Светозарность лорда посла.
  - Ну что ж, леди, прошу на борт. Полет займет пять часов - проходите и устраивайтесь поудобнее,- помахав напоследок родным, бодро проследовала указанию.
  И вот я сижу в большом мягком кожаном кресле и смотрю, как в окне под алмакаром проплывают сначала родные ситарские пейзажи, а потом не родные, но не слишком отличающиеся, кирианские. Немеркнущее Сияние - как же красиво.
  - Леди Лииса,- мое любование прекрасным видом прервал тихий голос лорда Дарвиса,- сразу по прибытии нас ждет аудиенция у его величества Таррияра, - я удивленно посмотрела на лорда: этой встречи в предварительном расписании не было.
  - Все верно, - начальник правильно понял мое недоуменное выражение лица,- встреча будет неофициальной и знать о ней должен только узкий круг лиц - очень узкий,- и взгляд такой, 'вы же понимаете, о чем я?'.
  Как тут не понять: видимо, у нашего посольства есть и неофициальные задачи, посвятить в которые меня пока не посчитали нужным.
  - Лорд Дарвис, позвольте поинтересоваться: почему вы решили сказать мне об этом именно сейчас?
  - Изначально я не планировал привлекать вас к некоторым аспектам своей деятельности, но человек, который должен был мне содействовать в определенных вопросах, с недавних пор недоступен, а помощь, несомненно, понадобится.
  Задумчиво кивнула.
  - Мне будет предоставлена какая-либо дополнительная информация?
  - Да. После аудиенции.
  Коротко и абсолютно неясно. Темнит его Светозарность, ой, темнит. И недосказанности эти мне не нравятся. Видимо, и моя бочка меда оказалась не без ложки дегтя. Хотя ради такого потрясающего путешествия и карьерной перспективы мелкие неурядицы можно и потерпеть. Посмотрела на сосредоточено-напряженное выражение лица начальства... хм... а такими ли уж мелкими будут неурядицы?
  Алмакар приземлился на заднем дворе королевской резиденции, где нас уже ожидали. Встречающим был слуга - высокий молодой человек - он распорядился отнести наш багаж в выделенные апартаменты, а сам передал лорду Дарвису конверт. По видимому, в конверте была записка с указаниями дальнейших действий, потому что, прочтя послание, посол обратился к юноше:
  - Нам необходимы две лошади, милейший, в течение десяти минут.- не просьба - руководство к действию.
  Слуга кинулся исполнять поручение. Вид у лорда был хмурый и к общению не располагающий, поэтому с вопросами я решила не спешить. Спустя ровно десять минут к нам подвели наш четвероногий транспорт. Вскочив на коней, мы направились в лес. По прошествии часа из полосы не особо густого леса мы выехали на большую поляну, на которой располагался огромный деревянный дом в два этажа.
  - Охотничий домик короля Таррияра,- прокомментировал увиденное мой спутник.
  Домик? Скромное название для эдакого дворца в дереве.
  Спешившись и отдав поводья еще одному расторопному слуге, мы направились к боковому входу. Поплутав по коридорам этого строения, только еще больше утвердилась в мысли, что название 'домик' - сарказм чистой воды. Наконец, мы подошли к большой двустворчатой двери, лорд Дарвис коротко постучал. Двери распахнулись, и перед нами открылся чудесный вид на королевский кабинет: огромный деревянный резной стол неподалеку от широкого, почти во всю стену, окна, на нем аккуратными стопочками лежат бумаги; на стеллажах книги с золотым тиснением, на стенах развешены головы трофейных животных; на карнизах тяжелые бархатные портьеры, множество позолоченных светильников. В общем, кабинет мне не понравился. Как можно работать в обстановке, где буквально каждая деталь тебя отвлекает своим кричащим видом? Осмотревшись, Светозарный уверенно прошествовал к неприметной двери в глубине кабинета, я, понятное дело, за ним.
  Снова уверенный стук, дверь открылась, и мы вошли в комнату раза в два меньше предыдущей. Это помещение было совсем другим: стеллажи, кресла, портьеры спокойных светлых тонов, стол функциональный, но не вычурный, на нем кипы документов, лежащих в рабочем беспорядке. За столом сидел темноволосый мужчина, встретивший наше появление уверенным и спокойным взглядом черных глаз.
  - Ваше величество, приветствую вас,- лорд Дарвис слегка поклонился, я скопировала его движение.
  - Лорд посол! Проходи, садись. Кто это с тобой?
  - Моя помощница, леди Лииса, выпускница ситарской академии международных отношений прошлого года, - лорд сел в кресло напротив монарха, а я встала по левую сторону от него.
  - Юная леди, встреча неофициальная, лишних глаз и ушей тут нет, так что можете присесть в соседнее кресло, - обратился ко мне его величество король Таррияр. Я покраснела и поспешила последовать указанию.
  - Вы невероятно очаровательно смущаетесь, - я покраснела еще сильнее, а венценосный собеседник улыбнулся мне и повернулся к начальству, моему естественно. - Как добирался?
  - Алмакаром. В сложившейся ситуации пространственный переместитель может быть не вполне безопасен, - и вот тут я навострила ушки.
  - Верное решение. Прорыва в нашем деле так и нет, но я надеюсь, твой свежий взгляд это изменит.
  - Сделаю все возможное, ваше величество, чтобы выяснить, куда пропадают представители рода Светозарных на землях Кириана, - пропадают?
  Я не ослышалась? Ой, что-то мне это не нравится.
  - Ты уверен, что стоит вмешивать в это твою помощницу?
  - Вероятность того, что леди Лииса может пострадать, ничтожно мала: она не обладает отличительным качеством Светозарных, - а сочетание слов 'леди Лииса' и 'пострадать' не нравится еще больше...
  - Звезда без сияния? - король бросил на меня задумчивый взгляд. - Тогда понятно. Это может сыграть нам на руку.- лорд согласно кивнул и добавил:
  - К тому же, Кортон недоступен, а мне может понадобиться помощь.
  - Я понял,- тяжелый вздох. - Что ж, Дарвис, можешь быть свободен. Здесь лучше не оставайся, возвращайся в резиденцию, - с этими словами он вручил Светозарному папку с бумагами. Лорд Дарвис крепко сжал ее в руках, а затем подал мне знак и мы оба, поднявшись, поклонились его величеству и покинули его рабочий кабинет.
   Обратно шли той же дорогой, во дворе нас уже ожидали наши скакуны. Спустя еще полтора часа мы были в резиденции, в выделенных посольству апартаментах. С усталым вздохом я практически упала в кресло. Начальник с сочувствием посмотрел на меня и сказал:
  - Сегодня был очень утомительный день. Если вы устали, мы можем отложить беседу на завтра, - я собралась с силами и выпрямилась в кресле.
  - Нет, лорд, я хочу знать, с чем именно мне предстоит столкнуться, и как можно скорее.
  - Что ж, хорошо. - он опустился на диван и устало потер лицо ладонью. - Около ста лет назад на территории Кириана начали бесследно пропадать Светозарные. Поначалу немного: один - два в год, и только с самым слабым сиянием - поэтому в первое время тревогу не били. Люди уезжают - так бывает. К тому же, не было никаких фактов похищения или применения насилия. Кто-то бежит от долгов, кто-то от обязанностей, кому-то просто надоедает обстановка ... не было причин считать это опасным... Все изменилось внезапно: в какой-то момент стали пропадать яркие звёзды, а затем и целые семьи. Любящие невесты не сбегают накануне свадьбы, семейства не снимаются с обжитого места без вещей, не предупредив родственников и друзей; амбициозные сотрудники не могут в один прекрасный день просто не явиться на место службы. Стало очевидно, что кто-то ведет охоту и планомерно отлавливает Светозарных , но делает это, не оставляя следов. Представители нашего рода в страхе стали покидать Кириан, и это было самое страшное - до границы с Ситарой не добралось одиннадцать обозов! Одиннадцать! Это семьдесят пять звёзд, двадцать из которых - дети. После такого происшествия правитель Таррияр приказал отправлять всех находящихся в группе риска в Ситару пространственным переместителем. Вскоре на территории этой страны не осталось ни одного Светозарного. Вернее, один все-таки остался - свернуть посольство было бы немыслимо - но уполномоченный посол осознавал степень опасности, его постоянно охраняли, а путешествия, если в них возникала необходимость, осуществлялись только сквозь пространство. Лорд участвовал в расследовании похищений, но подвижек в деле не было. А пару месяцев назад пропал и он. Бесследно...
  По мере повествования стремительно забывалась усталость. Я в шоке! Нет, я в диком ужасе! Как такое могло случиться? Почему в Ситаре никто ничего не знал об этом? Куда меня втянули? Что за бред вообще?!!! Так, пора переставать смотреть на лорда круглыми глазами и выдавить из себя хоть какое-то вразумительное подобие вопроса.
  - Но зачем все это? Зачем похищать Светозарных? Для чего?
  - Подумайте сами, леди Лииса, что есть у звезд такого, чего нет у других?
  - Сияние,- потрясенно выдохнула.
  - Сияние,- подтвердил лорд Дарвис.
  - Я все равно не понимаю: да, у нашего рода есть сияние, но это же анатомическая особенность, как нога или рука. Его не могут по желанию использовать третьи лица. В чем смысл этих похищений?
  - Это, как раз, так и осталось невыясненным. Столько лет прошло, а в расследовании белых пятен больше, чем открывшихся обстоятельств,- собеседник зажмурился и потер пальцами переносицу.
  - Неужели никого так и не нашли?
  - Никого... ни единого живого Светозарного... и ни одного тела,- я вздрогнула.
  - Невероятно... Но его величеству вы сказали, что мне, скорее всего, ничего не грозит, - вопросительно смотрю на начальника.
  - Так и есть. Все дело в вашей аномалии...- лорд запнулся, видимо, не зная, как закончить мысль наиболее корректно.
  - У меня совершенно нет сияния, ни малюсенького лучика,- я нервно хохотнула. - Знаете, никогда не думала, что однажды это может стать моим преимуществом, - мы немного помолчали, как вдруг мне в голову пришла мысль:
  - Погодите, а как же вы? Ваше сияние не из слабых, а прошлого посла все-таки получилось похитить, несмотря на охрану и все предосторожности.
  - Для меня это дело личное, - сказано зло, но проявленная эмоция явно не относилась ко мне.
  - Кто-то из родных? - лорд Дарвис резко выдохнул.
  -Уже слишком поздно для разговоров, леди Лииса. Завтра много дел. Отдыхайте,- он поднялся и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь. Отлично. Вот и поговорили.
  
  * * *
  
  Утром, после дня, проведенного в разъездах, и вечерних откровений, я еле оторвала голову от подушки. Надеюсь, новый день будет спокойнее предыдущего. Быстро привела себя в порядок и вышла в гостиную комнату, которая в посольских апартаментах была общей. В гостиной уже располагался лорд Дарвис. Он сидел за чайным столиком и просматривал утреннюю газету.
  - Доброго утра, леди Лииса, - сказал, едва заметил мое появление, - я взял на себя смелость заказать нам завтрак, - кивнул, указывая на столик, на котором и находился вышеозначенный завтрак.
  - Благодарю, - присела напротив и начала думать, к чему приступить сперва - расспросам или, собственно, завтраку. Голова говорила, что информация важней, но желудок вещал громче. Чай, омлет, творог и булочка с корицей - то, что нужно для повышения статуса утра с 'приемлемого' до ' вполне себе доброго'.
  - В два часа пополудни - официальная аудиенция в тронном зале, - решил напомнить начальник.
  - Я помню, лорд Дарвис. Официальное представление его величеству нового посла дружественного государства. Позвольте вопрос: насколько я поняла, вы с королем Таррияром знакомы, и неплохо, - подняла вопросительный взгляд на работодателя.
  - Это, скорее, утверждение, а не вопрос, - лорд поднял правую бровь в ироничном жесте.
  Продолжаю демонстрировать крайнюю степень заинтересованности предметом. Усмехнулся и отложил газету.
  - Да, мы с его величеством Таррияром знакомы, и давно. Я был помощником предыдущего посла и находился на службе при кирианском дворе пятнадцать лет.
  - К чему тогда церемония?
  - Всего лишь соблюдение протоколов. К тому же, представление лица в новой должности нужно не столько для государя, сколько для его окружения.
  - Интриги?
  - Не без них.
  Улыбнулась. Все-таки нужно было узнавать всю подноготную своей работы заранее. С другой стороны, сомневаюсь, что, зная то, что знаю сейчас, отказалась бы от места. Главное - я получила возможность что-то изменить в своей жизни.
  - Какие планы на утро?
  - Я должен отлучиться по неотложному делу, вы - ознакомиться с планом королевского дворца. В дальнейшем вам неоднократно придется передвигаться по нему самостоятельно, поэтому вам необходимо хорошо в нем ориентироваться.
  Таким образом, я получила в свое полное распоряжение план-схему резиденции, а лорд Дарвис удалился решать таинственные неотложные дела. Ну что ж, посмотрим, что мне досталось. Схема была большая, собственно, как и дворец, на одном большом листе - один этаж; листов, то есть этажей, было три, плюс флигели и башни. Да уж, тут и с картой не заметишь, как заблудишься. Решила, что знакомиться с дворцом лучше на практике, раз уж ничего съедобного от завтрака уже не осталось. Поэтому взяла с собой схемы и вышла из апартаментов. Выйдя, подумала, что просто так слоняться по зданию глупо и нужно выбрать цель похода. С целью заморачиваться не стала и банально направилась в библиотеку. А что? Я тут пока никого не знаю, так что в гости идти не к кому. Ну не к его же величеству, в самом деле, наведываться.
  Судя по одежде, утром по дворцу ходят только слуги. Очень, кстати, вежливые: ко мне раз пять подходили и интересовались, не могут ли помочь Светозарной леди. Но раз леди решила разобраться с королевской резиденцией сама, значит, разберется, к тому же схема оказалась очень точной, и единственное, что мне оставалось - внимательно считать повороты и читать названия. Откровенно говоря, резиденция мне понравилась: потолки высокие, окна большие и светлые, коридоры просторные. Библиотеку нашла без труда на втором этаже, ровно в том месте, где она и значилась на схеме. После библиотеки проведала большую столовую, тронный зал, малую бальную залу. Представляю, какое зрелище я собой являю: странная Светозарная леди бегает по этажам с чертежами и что-то бормочет себе под нос. Я так ярко представила себе эту картину, что остановилась на полпути к картинной галерее и расхохоталась.
  - А вы, оказывается, не только очаровательно краснеете, но и очень мелодично смеетесь, юная леди, - прозвучало откуда-то из-за спины.
  Я резко развернулась и встретилась взглядом с черными глазами короля Таррияра.
  - Ваше величество, - склонилась в поклоне.
  - Не ожидал встретить вас тут с... - он взглянул на схемы, в моих руках, - планом моего дворца. Юная леди, вы ищете клад? - а в агатовых озерах плещется смех.
  Ну что ж, всегда лучше оказаться причиной веселья монарха, чем гнева.
  - Нет, Ваше величество, лорд Дарвис дал мне задание - познакомиться с устройством дворца - чтобы не заблудилась, бегая по поручениям.
  - Знаете, вряд ли вам придется бегать с поручениями в картинную галерею, - ответил король со снисходительной усмешкой.
  - Как знать, Ваше величество.
  - Ваша правда, в жизни бывает всякое...- задумчиво проговорил король, а потом будто встряхнулся. - Что ж, знакомьтесь, юная леди, знакомьтесь, - кивнув, самодержец величественно удалился.
  А я снова поклонилась.
  Нда... пора сворачивать затянувшееся ознакомительное путешествие. Пойду-ка обратно в посольские апартаменты, мне еще к официальной аудиенции готовиться. Я снова развернулась и медленно пошла в обратном направлении, по-прежнему изучая в схемы. Неожиданно прямо передо мной выскочило ярко-рюшечное нечто и на полном бегу врезалось в меня. С трудом удержав равновесие, отступила к стене. Врезавшимся в меня объектом оказалась симпатичная девчушка лет десяти в очень ярком пышном платье, которое, однако, не смотрелось вульгарно, скорее, экстравагантно - она была будто экзотическая птичка.
  - Во имя Сияния, вы так бежите, будто за вами гонится Черный Путник.
  - Да уж лучше бы он! Простите, я не заметила вас. Надеюсь, вы не ушиблись?- монолог был коротким, но богатым на жестикуляцию: девочка то всплескивала руками, то прижимала их к груди или к губам.
  - Нет, нет, все в порядке.
  - Ах, как хорошо, я рада, что все обошлось. Раз вы в порядке я вас покину: мне необходимо как можно скорее убраться отсюда подальше, - юная леди фонтанировала эмоциями. Я была ошеломлена их обилием и, что самое главное, искренностью.
  - Да, конечно.
  - Только прошу вас, если обо мне кто-нибудь спросит - не выдавайте, - руки сцеплены в просительном жесте, а глаза наполнены просьбой, характерные такие глаза цвета безлунной ночи, то бишь черные. Не иначе, это юное создание состоит в родственных связях с королем Таррияром.
  - Ни в коем случае, леди, даже под пытками, - улыбнулась и задорно подмигнула.
  - Благодарю и не забуду вашей услуги, - улыбка девочки была открытой и теплой, - надеюсь, мы еще встретимся, - и она убежала, напоследок помахав мне рукой.
  Какой интересный коридор, богатый на посещения лиц королевской крови. Надо реже здесь появляться. К счастью, больше на моем пути столкновений не было, и я благополучно добралась до своей комнаты. Времени на подготовку к официальному мероприятию оставалось мало, поэтому шла очень быстро. Не сбавляя скорости, зашла в комнату и направилась в сторону ванной, это, все-таки, дворец, и в каждых апартаментах есть смежные ванные комнаты. Боковым зрением заметила какую-то деталь в интерьере, которой раньше тут не было. Обернувшись, дернулась от неожиданности: в моей комнате находилась какая-то посторонняя девушка. Заметив меня, она поднялась с дивана и быстро сделала книксен:
  - Леди, меня зовут Арита. Я здесь, чтобы помочь вам подготовиться к приему.
  Служанка? Зачем мне служанка? И кем приставлена? Последний вопрос я высказала вслух:
  - Кто был столь любезен, что решил позаботиться обо мне?
  - Лорд посол попросил лорда распорядителя, чтобы вам была выделена помощь, - девушка покраснела, видимо, чувствуя мое недоумение и принимая его за недовольство.
  А я очень не люблю ставить людей в такое положение, ибо сама в нем побывала не раз.
  - Ну что ж, Арита, раз уж ты будешь мне помогать, давай знакомиться. Можешь звать меня леди Лииса, - служанка с облегчением выдохнула и улыбнулась. - Сейчас мне нужна горячая ванная: скоро прием, а я совсем не готова.
  - Ох, леди, я мигом! Через полчаса вы будете сверкать, как самая настоящая звездочка.
  - Я, вообще-то, и есть самая настоящая звездочка, Арита, - служанка расплылась в широкой улыбке:
  - Знаю, леди, а через полчаса будут знать и все остальные, - с этими словами она скрылась в ванной, где спустя секунду уже зашумела вода.
  Я разделась до нижней сорочки и последовала за горничной. Помощь в купании мне не требовалась, поэтому девушку я попросила выйти. Десять минут блаженства и неги в горячей, расслабляющей воде. Мало, конечно... Вода пахла сиренью и мятой - очень необычное сочетание, но такое бодрящее. Выйдя из ванной, я чувствовала себя, будто только что с пробежки после десятичасового сна. Весьма приятное ощущение. Определенно, не стану отказываться от услуг такой горничной.
  - Позвольте, леди, я помогу вам с прической, во дворце лучше меня прически делает только камеристка ее высочества,- я кивнула и присела напротив зеркала. - Ох, и красивые у вас волосы - будто серебряный водопад - аж заплетать жалко. Ну, ничего, вот скоро будет во дворце бал - можно будет это великолепие оставить спускаться волнами, ох, и обзавидуются наши придворные леди.
  - Арита, а что за бал?
  - Так ежегодный маскарад! Самый любимый праздник при дворе. Чего только на нем не случается.
  - Могу себе представить, наверное, только что дети не рождаются.
  - Ну почему, и такое бывало. Не во время бала, конечно, но аккурат через девять месяцев после, и не все на отцов законных похожие, - и мы обе расхохотались.
  Несмотря на разговоры, работала горничная быстро и умело: через десять минут мои волосы были уложены в непростую прическу с замысловатым плетением. Смотрелось строго, но, несомненно, красиво. Мне очень понравилось.
  - Спасибо, Арита, такой изящной прически мне еще никто не делал. Теперь верю, что ты в лучших мастерицах значишься, - девушка зарделась от похвалы.
  Для королевской аудиенции я выбрала платье лавандового цвета с низкой талией, вырезом лодочкой и рукавами длинной в три четверти. Главным украшением его была сама ткань: она будто искрилась, когда на нее попадал свет. Пока служанка застегивала ряд маленьких пуговичек сзади, я решила кое-что выяснить:
  - А что, Арита, у вас за чудо бегает по дворцу без присмотра? Сейчас у картинной галереи меня чуть с ног не сбило.
  - Так то принцесса младшая. Последняя дочь его величества. Ох, и сорванец она, будто птичка по дворцу летает, - в голосе девушки слышалась нежность.
  - А почему последняя? - и тут Арита смешалась так, будто сболтнула лишнее.
  - Так... эээ... родилась-то из детей позже всех, вот и последняя, - густая краска залила лицо и шею горничной.
  - Арита, я что-то не то спросила?
  - Нет, что вы, леди, - а сама почему-то отвела взгляд - Ну, вот и все, готово! - фраза прозвучала преувеличенно-бодро.
  - Спасибо, без тебя я так быстро не справилась бы.
  - Как и обещала - тридцать минут. Арита свое дело знает, леди, -с этими словами сделала книксен и, испросив позволения, удалилась, напоследок пожелав удачи.
   Хорошая девушка. И хорошо, что лорд прислал мне помощницу.
  
  * * *
  
  Два часа пополудни. Мы с лордом Дарвисом стоим в тронном зале в рядах придворных лордов и леди, разряженных в яркие и богато украшенные костюмы и платья. На их фоне я выгляжу, мягко говоря, скромно, но не скажу, что меня это огорчает: я, вообще-то, сюда работать приехала, а не на светский сезон. Кстати, в прошлый раз было намного хуже: меня, как девицу благородного происхождения, представляли ко двору в Ситаре и лично его величеству королю Эртану Лучезарному в семнадцать лет - традиция такая. В тот раз, хоть и одета я была не в пример теперешнему случаю, у меня за спиной не смолкали голоса - какие-то тихие, а какие-то нарочно громкие. Жалеющие, презрительные, надменные, злорадные - в общем, на любой вкус. Посещения подобных мероприятий никогда не доставляли мне удовольствия, но были необходимы. Благодаря им и последующему обучению в академии у меня выработался иммунитет к подначкам и лицемерию.
   Глубокий поставленный мужской голос возвестил появление короля. Его величество Таррияр прошел в зал бодрым шагом и занял приличествующее ему место, то есть трон.
  - Приветствую вас лорды и леди, - лорды склонились, леди, и я в их числе, присели в реверансах. Не люблю реверансы, по-моему это движение придумали, чтобы высокопоставленные мужи имели возможность оценить наполненность декольте прекрасных дам. Моему положению гораздо больше соответствовал бы поклон, но в официальной не рабочей обстановке выбора не было, я, в первую очередь, леди и лишь потом помощник посла.
  Правитель царственно махнул рукой, и все выпрямились. Распорядитель встал перед небольшим возвышением, на котором стоял трон, громко ударил жезлом об пол и торжественно объявил:
  - Светозарный лорд Дарвис и его спутница, Светозарная леди Лииса из Ситары!
  Лорд вышел вперед, остановился в десяти шагах от трона, я - за ним. И снова поклон и реверанс до отмашки.
  - Приветствую лорда Дарвиса, нового посла дружественного нам королевства Ситары.
  - Эртан Лучезарный, правитель Ситары, шлет свой привет вашему величеству и надеется, что сотрудничество наших держав будет по-прежнему плодотворным, а дружба нерушимой.
  - Несомненно, так и будет, - король Таррияр слегка кивнул, что означало конец беседы. И опять поклон и реверанс, и мы отходим к своему первоначальному месту. Вот и все. Столько суеты ради пары никому не нужных фраз, но по-другому нельзя: дворцовый этикет, чтоб его...
  Спустя одну пафосную речь о благе дружбы Ситары и Кириана для обеих держав и обед в большой столовой я, наконец, оказалась на своей территории и могла расслабиться. Больше дворцовых церемоний я ненавижу только дворцовые обеды. И дело, конечно, не в этикете - его я, можно сказать, впитала с молоком матери - а в том, что любой твой сосед пытается прощупать тебя на предмет возможной персональной опасности и слабых мест. В общем, типичный террариум.
  Я заняла кресло, лорд Дарвис, который, по-видимому, на сегодня свои дела решил, расположился на диване. Несмотря на то, что прием пищи, вроде как, уже состоялся, мой желудок начал подавать тревожные сигналы. Лорд вопросительно посмотрел на меня. Я стремительно приобрела свекольный оттенок. Нда... лучшее, что в этой ситуации можно подумать - это что я обжора...
  - Не могу нормально есть на этих званых трапезах, когда, кажется, что голодные леди, блюдущие фигуру, провожают буквально каждый нанизанный на вилку кусочек тоскливо-злобно-завистливыми взглядами, - про лордов благоразумно решила не упоминать.
  Лорд посол неожиданно тепло улыбнулся:
  - У нас с вами схожие проблемы, - и в этот момент послышались голодные рулады и его желудка.
  Не выдержав комичности ситуации, мы оба весело расхохотались.
  - Закажу я, пожалуй, нам ранний ужин - спасу организмы от истощения.
  - Это будет очень благородно с вашей стороны.
  - И не менее предусмотрительно.
  Мы снова рассмеялись. У моего непосредственного начальника оказался очень приятный смех. Спустя полчаса после заказа нам, наконец, принесли еду, взгляд у лакея был ну очень понимающий, и мы принялись за свое маленькое пиршество. С королевским обедом оно не шло ни в какое сравнение: все-таки дружеская обстановка благотворно влияет на аппетит. Вспоминая вышеупомянутое издевательство, именуемое приемом пищи, на котором наелся наверняка один его величество Таррияр, решила спросить:
  - Лорд Дарвис, мне показалось или местные придворные дамы меня невзлюбили с первого взгляда?
  - Вполне естественная реакция с их стороны, леди Лииса. Вдовый монарх - большое искушение, а у вас весьма экзотическая внешность для этих мест. Дамы боятся, что вам с царственным вниманием повезет больше, чем им самим.
  Действительно, в Кириане жители были в основном черноволосые с кожей цвета бронзы. Контрастно беленько-бледненькая я, на самом деле, обращала на себя внимание. И, раз уж зашла речь о короле, решила поинтересоваться:
  - А сколько у его величества детей?
  - Теперь двое: его старший сын и наследник - принц Рахсад и дочь- принцесса Мирьяна.
  - Я слышала, как принцессу называют последней дочерью...
  - Да. У Таррияра было еще две дочери, - мои брови поползли навстречу волосам.
  Как такое возможно: проворонить опасность, грозящую двум принцессам?! Видимо, мимика у меня, и вправду, очень легко читается, потому что лорд ответил на мой вопрос, не дожидаясь пока я его озвучу.
  - Жена его величества была Светозарной леди, и две старшие дочери королевской четы родились с наследием матери,- ну, вот теперь моим глазам точно не стать круглее, и только воспитание не позволило от удивления уронить челюсть.
  - Как такое возможно? Поймите меня правильно, лорд Дарвиис, ситарская академия международных отношений - одно из лучших учебных заведений континента, и как так получилось, что никто и никогда даже вскользь не упомянул о семейном положении короля соседней державы, а положение, согласитесь, весьма заслуживает внимания?
  - Королевский дом Кириана умеет сохранять свое личное пространство. Конечно, и о жене Таррияра, и о его детях знают очень многие, но никто из знающих не стремится распространяться на данную тему - кстати, и вам не советую.
  - Но тайная канцелярия не может следить за каждым,- я неосознанно выпрямила спину от напряжения.
  - А за каждым и не нужно,- лорд устало улыбнулся,- только за теми, кто имеет доступ к информации или находится в гуще происходящего.
  - Тогда почему вы рассказываете мне об этих событиях? - вот чувствую, будут у меня еще неприятности от этой истории.
  - Потому что, владея информацией, вы будет легче ориентироваться в определенных ситуациях, знать, как себя вести и, возможно, некоторые действия приобретут другой смысловой окрас. Иными словами, леди Лииса, задействуйте свои аналитические способности. Мне нужна помощь в расследовании, ваш взгляд не замылен множеством версий, вы можете посмотреть на ситуацию и увидеть что-то, чего не замечаю я.
  - А гибель императрицы и двух ее дочерей связана с вашим расследованием?
  - Доподлинно неизвестно. Это очень темная история, и пятен непроглядного мрака на ней предостаточно, даже несмотря на все возможности королевской тайной канцелярии.
  - Так что же с ней случилось?
  - Вы знаете о ежегодной королевской охоте? - кивнула.
  Кто ж о ней не знает?
  При любом дворе на континенте есть эта 'милая' традиция: придворные леди и лорды, гости, послы и, конечно же, монарх раз в год торжественно выбираются в лесные угодья поохотиться. Точнее, охотятся, от силы, дюжина лордов и егеря, а остальные флиртуют, интригуют, предаются амурам и подстраивают пакости друг другу, зачастую совсем небезобидные.
  - В тот раз, десять лет назад, королева, как всегда, не участвовала в забаве. Она проводила время в охотничьем домике с дочерьми: годовалой принцессой Мирьяной и старшими - Ильятой и Селиной. К слову, своих девочек ее величество Далиалая никогда и близко не подпускала к королевской охоте. Принц Рахсад - дело другое, он мужчина и наследник. Королева всегда предпочитала светским развлечениям своих детей. Так вот, в тот раз это мероприятие проходило зимой, и так случилось, что маленькая Мирьяна заболела, а лекарь был при свите его величества, ведь на охоте может всякое случиться. Видимо, не выдержав страданий дочери, ее величество вместе с принцессами срочно отправилась в обратный путь. Охотничий домик расположен недалеко от резиденции, как вы знаете, и через час семья должна была прибыть во дворец. Королева была женщиной рассудительной и практичной: она оставила инструкции слугам охотничьего домика и перед выездом отправила лакея во дворец с приказанием подготовить комнаты и вызвать лекаря. Королевский экипаж сопровождала охрана. И, тем не менее, ни спустя час, ни спустя три никто не прибыл. Это вызвало большое волнение, и навстречу экипажу были посланы люди. Посланцы обнаружили королевскую семью в получасе езды от резиденции. Все десять охранников были убиты, а в экипаже осталось лишь одно живое существо - маленькая принцесса. Она заходилась в сиплом крике, перемежавшемся с приступами кашля, на холодных руках умершей матери. Ее величество Далиалая и принцессы Ильята и Селина выглядели так, будто просто уснули; позже выяснилось, что их каким-то непостижимым образом лишили всех жизненных сил. Последнюю дочь его величества со всей поспешностью доставили во дворец к лекарю, и только чудом ей удалось избежать воспаления легких. Она поправилась уже через три дня, но Таррияр, как мне кажется, не оправится от произошедшей трагедии никогда. Как ни удивительно, но семейный союз королевской четы Кириана был основан на любви. Большой любви: они, казалось, дышали друг другом, а королева, находясь рядом со своим королем, сияла. И вот уже десять лет идут поиски людей, покусившихся на семью монарха, но ни тогда, ни сейчас они не приносят результата - убийца до сих пор не найден.
  Лорд Дарвис погрузился в воспоминания. Его рассказ не был безжизненной сводкой фактов: он рассказывал так, будто те судьбоносные события были и его глубинным переживанием. На лице застыло выражение боли и тоски.
  Я почувствовала, как по моей щеке что-то ползет, смахнула рукой и потрясенно обнаружила, что это была слеза. Я плакала... оплакивала страдания короля Таррияра. Каково это, когда твоя половинка, твоя истинная любовь больше не с тобой, когда кто-то своей злой волей украл ваше время быть вместе, ощущать тепло друг друга; потерять возможность говорить с любимым человеком, прикасаться, ловить взгляд, слушать смех, такой родной и любимый; жить, когда его больше нет и не будет... никогда...
  - Вы плачете? - голос лорда был полон удивления.
  - Мне жаль... - я больше ничего не смогла сказать. Да и как такое сказать вслух? Мне жаль жизни Королевы и юности ее дочерей, мне жаль любви короля, жаль юную принцессу и наследного принца, оставшихся без матери и сестер и мне очень сильно, неимоверно жаль, что гнусная тварь, совершившая это преступление, ходит по этой земле безнаказанно вот уже десять лет.
  - Да, мне тоже...
  После такой истории есть уже не хотелось.
  - Лорд Дарвис, ведь это горе вам не чужое, не так ли?- и вот не люблю лезть в не касающиеся меня напрямую дела, а тут будто кто-то за язык дернул.
   Сейчас как отправит меня собирать Свет Далеких Звезд.
  - Да. Мне до сих пор жутко от того, что я тогда увидел.
   Не отправил.
  - Я возглавлял группу, нашедшую королевский экипаж. Поймите, я не был близким другом семьи его величества, если вы об этом, но, будучи помощником посла Ситары, имел возможность общаться и с ним, и с его родными. Ильята часто интересовалась у меня ситарской модой, с Рахсадом мы пересекались в библиотеке. Сами понимаете, несколько лет я жил в этом дворце и по долгу службы, и во время досуга часто сталкивался с монаршим семейством. Королева и ее дочери были леди в высшей степени, всегда приветливы и добры, я не знаю ни одного случая, когда кто-либо из них прикрикнул или нагрубил хотя бы слуге. Их любили все, я не представляю, как хоть кто-то мог желать им зла. И, тем не менее, они мертвы.
  Видимо, что-то разбередило рану скорби лорда Дарвиса. Он говорил то медленно, будто припоминая забытое, то быстро, стремясь убедить в чем-то. Складывалось ощущение, что обычно немногословный лорд стремится выплеснуть через слова все те негативные эмоции и застарелые переживания, которыми он, словно, ни с кем еще не делился.
  - Десять лет... никто уже и не надеется, что поиски к чему-то приведут, но Таррияр все так же упорно ищет. Ищет преступника, который отнял жизни благороднейших из Светозарных леди.
  Я не сыщик, но и мне понятно, что с каждым прошедшим месяцем вероятность найти след злоумышленника тает все стремительнее, а тут прошло столько лет! Шансы практически равны нулю. Как горько, должно быть, осознавать, что все возможности и вся королевская власть в силу непостижимых обстоятельств не способны дать желаемый результат.
  Я тяжело вздохнула. Все это очень печально. Услышав мой вздох, лорд посол встряхнулся, изобразил подобие улыбки и сказал:
  - У вас очень мягкое сердце, леди. Приятно, что ваше сочувствие искреннее, но не стоит переживать еще и об этом, - с такими словами мой непосредственный начальник решил, что на сегодня откровений достаточно, и ушел в свой кабинет.
  Неожиданно, но вполне закономерно. Видимо, наваждение, заставившее его рассказать о наболевшем, прошло.
  
  * * *
  
  Под вечер снова пришла Арита, за что я была ей очень благодарна: самой расстегнуть длинную вереницу маленьких пуговок на спине мне бы не удалось ни за что на свете. После того как служанка быстро справилась с платьем, я присела перед зеркалом и задумчиво уставилась на свое отражение, пока руки горничной аккуратно разбирали прическу.
  - Взгляд у вас, леди, вот точнехонько, как у Светозарного лорда после Чертогов Вечной Памяти,- голос у девушки был приятным и журчал, словно ручей, я даже сначала не поняла, что она сказала, а потом переспросила:
  - Лорд Дарвис?
  - Он самый, леди.
  - После каких чертогов?
  - Чертогов Вечной Памяти. Он ведь каждый раз, как приезжает, первым делом туда наведывается. Будто винит себя в чем-то.
  - А что, Арита, лорду Дарвису есть, за что себя винить?
  - Так каждый из нас за что-то вину да чувствует, леди, - лучше и не скажешь, пожалуй.
  - А где эти Чертоги?
  - Так в самом центре королевского сада. Только посторонних туда не пускают, там охрана караул несет круглыми сутками.
  Очень интересно, надо будет обязательно сходить посмотреть на столь загадочное место.
  Арита заплела мои волосы в несложную, но очень красивую косу, такую прическу я и сама разобрать смогу перед сном, не проредив попутно родные и любимые волосы. Поблагодарив девушку, отпустила ее заниматься своими делами. Все-таки надо поблагодарить лорда Дарвиса за служанку. Не знаю, что бы я без нее делала: работа работой, но по дворцу ведь простоволосой не походишь, а на прием или бал волосы узлом не завяжешь. Да и девушка оказалась хорошая. По крайней мере, внутреннее чутье подсказывало, что зла от нее ждать не нужно.
  Спать еще не хотелось, и я решила прогуляться по вечернему королевскому саду. Переоделась в повседневное платье цвета красного кирпича, захватила шаль на всякий случай и, предварительно поставив в известность лорда, покинула апартаменты.
  Благодаря неординарному утреннему заданию лорда Дарвиса ориентироваться во дворце было не сложно и к саду я вышла довольно быстро. Вообще очень необычно, что рядом с дворцом высажен не парк, а сад. Самый настоящий сад, с огромным количеством плодовых деревьев. Нет, парк тут, конечно, тоже есть, он охватывает территорию вокруг западного дворцового крыла, а сад, соответственно, вокруг восточного. В нем произрастают исключительно плодовые деревья, кусты и съедобная трава, то бишь зелень, идущая на приправы и иже с ними. И вот иду я по королевскому саду, а вокруг будто расплывается волшебный аромат: некоторые растения еще цветут, другие уже плодоносят, и воздух напитан их запахами. Пространство, кажется, 'жужжит' вместе с пчелами, трудящимися на благо будущих королевских десертов. Улыбнулась заходящему солнцу и сглотнула набежавшую слюну. От такого умопомрачительно сладкого запаха мне снова захотелось есть.
  Вдруг неподалеку от тропинки в зарослях малины промелькнуло что-то яркое и знакомое. Аккуратно раздвигая веточки, из кустов выбиралась ее высочество принцесса Мирьяна. Выбиралась медленно, стараясь не ломать растений и по возможности не изодрать платье, но, видимо, за одеяние девочка переживала меньше, потому что даже с моего расстояния были видны многочисленные зацепки и затяжки, а вот сломанной веточки - ни единой.
  - Доброго вечера вам, ваше высочество.
  Девочка стала озираться по сторонам и, найдя меня глазами, приветливо улыбнулась.
  - Леди!- она воскликнула, а потом будто опомнилась и, в два раза снизив свою звучность, продолжила. - И вам доброго, только не говорите громко, прошу вас.
  - Снова убегаете?
  - Нет, этот этап пройден, теперь я прячусь, - и улыбка такая довольная.
  - А от кого прячетесь?
  - Так от нянек этих.
  - Нянек? А не слишком ли вы взрослая для них?
  - Так они же не настоящие няньки. Я так называю наставницу и некоторых из ее подружек - придворных дам. Они таскаются за мной целый день в надежде встретить папу, а между делом читают мне лекции о поведении, достойном принцессы. Скука смертная.
  - И почему вы прячетесь от них здесь?
  - Так ведь это же сад! Тут много колючих растений и пчел. Леди стараются их избегать. А в период цветения они сюда вообще ни ногой, даже если за мной: у них у каждой второй аллергия на пыльцу. А меня искать посылают садовника.
  Рассказывая мне нюансы укрывательства от прилипчивых придворных дам, принцесса, наконец, выбралась из малины. Отряхнув пострадавшее платье, решительно сказала:
  - Отсюда надо уходить - слишком недалеко от дворца, тут могут найти. Вы не против составить мне компанию?
  - С удовольствием. А куда мы пойдем?
  - Тут недалеко растет мое любимое персиковое дерево. Давайте его навестим?
  - Давайте.
  И мы отправились наносить визит вежливости любимому персиковому дереву принцессы Мирьяны. Если честно, я была в шоке, увидев дочь короля бегающей без присмотра по вечернему саду. Видимо, наставница, приставленная к девочке, не может уследить за ее активными передвижениями. За этими размышлениями я и не заметила, как мы пришли к тому самому деревцу. С виду оно ничем не отличалось от других персиковых деревьев, поэтому я решила поинтересоваться:
  - Ваше высочество, а почему это дерево нравится вам больше остальных?
  - Потому что я очень люблю персики, а у этого дерева они самые сладкие, а еще потому что именно отсюда открывается самый красивый вид на Чертоги, - принцесса указала рукой на что-то позади меня.
  Я развернулась, и передо мной предстало невысокое здание, по форме напоминающее конус, облицованное мрамором. В свете заходящего солнца оно переливалось перламутром и, кажется, излучало легкое сияние, едва заметное глазу. От Чертогов в четыре стороны расходились выложенные белым кирпичом дорожки: три узкие и одна широкая, начинающаяся от самого входа, перед которым стояли два стражника грозного вида в полном облачении.
  - И правда, очень красиво, - мне действительно нравилось тут, чувствовалось, что этот сад и Чертоги были возведены с любовью и пестовались, как любимое дитя.
  - Хотите зайти внутрь?
  - А разве мне позволено?
  - Нет, но мне позволено, а я решила пригласить вас составить мне компанию, - лукавая улыбка в полный рот расцвела на милом личике ее высочества.
  Ужасно милый, общительный, очаровательный и своевольный ребенок эта маленькая принцесса. Девочка явно развита не по годам, ее глазки сверкают любознательностью, а речь и вопросы выдают пытливость ума. С такими детьми гораздо приятнее общаться, чем со многими взрослыми, но и уследить за их порывами практически невозможно.
  - Ну что, пойдемте?- маленькая егоза пританцовывала от нетерпенья и пристально смотрела на меня, ожидая ответа.
  - Конечно! Будто от такого заманчивого предложения возможно отказаться.
  И вот я иду и наблюдаю, как озорной веселый ребенок до, этого бежавший чуть ли не вприпрыжку, по мере приближения к цели замедляется и приобретает поистине королевский вид. Спина выпрямляется, походка становится плавной и размеренной - она будто парит над землей: взгляд прямой, а выражение на лице становится строгим и возвышенным одновременно. И это не смотрится неуместным или чрезмерным на лице одиннадцатилетнего ребенка, наоборот: весь образ гармоничен и уже нет девчонки-сорванца - есть дочь короля, есть ее высочество, и назвать ее по-другому, даже мысленно, кажется неправильным, фривольным и даже немного кощунственным. После подобного преображения незаметным стал даже беспорядок в платье и прическе принцессы. Удивительно! Многие леди, разряженные в дорогущие платья, расшитые золотыми нитями и драгоценными камнями, украшающие себя изысканными ювелирными шедеврами, годами учатся выглядеть вот так царственно и, тем не менее, не идут ни в какое сравнение с венценосной Мирьяной, только недавно выбравшейся из зарослей малины.
  Когда мы подошли ко входу в Чертоги, стражники подтянулись и отсалютовали юной принцессе, на меня посмотрели внимательно и неодобрительно, но ничего не сказали. Вот как вовремя сделанное 'правильное' лицо облегчает жизнь и никому ничего не приходится объяснять.
  Один из охранников открыл двери, и я медленно проследовала за девочкой в загадочные Чертоги Вечной Памяти, о которых узнала лишь сегодня. Я и подумать не могла, что мое желание посетить это место исполнится так быстро. За нами с негромким стуком закрылась дверь, и мы с ее высочеством остались в полумраке, который разбавлял только столб света в центре помещения. Оказывается, в самой вершине конуса было застекленное окно, кстати, единственное во всем здании, сквозь которое свет спускался к полу. Зал, в котором мы находились, имел круглую форму, по стенам на одинаковом расстоянии друг от друга висели факелы, которые, по всей видимости, зажигали после захода солнца. В центре помещения располагался постамент, на котором находилось что-то похожее на большой прямоугольный кусок льда, светящийся и сверкающий. Такой эффект давало именно необычное освещение.
  Принцесса Мирьяна не спеша подошла к постаменту, по лесенке поднялась к чему-то ледяному и сияющему, благоговейно склонилась над этим невероятным чудом и поцеловала. Я не выдержала терзаний своего любопытства и подошла к ней. То, что я увидела, не сразу уместилось в моей голове. Нет, конечно, я догадывалась о том, что может находиться в столь оберегаемом месте, но что это будет ТАК, представить было невозможно. На постаменте располагался гроб. Большой ледяной гроб, прозрачный и сверкающий, под лучами заходящего солнца. А в нем лежали три невероятно красивые Светозарные леди. Они казались живыми и, если бы не слой льда, можно было бы решить, что они спят. Тут покоились погибшие королева и ее старшие дочери.
  - Немеркнущее Сияние... - мой шепот взорвал тишину, царящую в этом месте.
  - Я прихожу сюда каждый день. Когда мама и сестры погибли, мне был всего год и я не могла запомнить их лица. Теперь я каждый день навещаю их и стараюсь запечатлеть в памяти каждую черточку, каждую деталь облика. Папа говорит, что родные с нами, пока они живут в наших сердцах.
  Я стояла и смотрела на такую взрослую одиннадцатилетнюю девочку, и слезы непроизвольно катились из глаз. На лице Мирьяны застыло выражение тоски по незнакомой, но такой родной матери, по ее любви, по времени, которое они могли бы провести вместе, по секретам, которыми она могла бы делиться с сестрами, по проказам и шуткам, которые они могли бы устраивать вместе, и по дружбе, которая могла бы у них быть.
  Осознавая, что от всплеска моей жалости легче юной принцессе не станет, я постаралась незаметно вытереть мокрые следы с лица, пока ее внимание было обращено на ледяную гробницу. Укротив своенравные слезные железы, снова взглянула на сияющих в их последней пристани.
  - Знаете, ваше высочество, вы удивительно похожи на свою мать, только волосы черные,- я захотела отвлечь девочку от грустных мыслей.
  - Правда?! - принцесса будто засветилась изнутри.
   План сработал. Да, наследие Светозарных Мирьяне не передалось, но у нее было свое сияние. И оно проявлялось в блеске глаз и улыбке, восторженной и счастливой. Я знакома с ее высочеством всего день, но отчетливо вижу, что, когда она радуется чему-то, ее лицо светится.
  - Правда, - я улыбалась и смотрела в ее лучащиеся надеждой глаза, - думаю, что с возрастом сходство станет еще заметнее, хотя куда уж больше - вы и так словно ее копия.
  Комнату наполнил заливистый смех.
  
  * * *
  
   Сумерки сгущались все стремительней, и мы с ее высочеством покинули Чертоги, решив, что пора возвращаться во дворец. Может, это решение и не пришло бы так скоро, но на выходе из здания нас поймала бойкого вида барышня, которая до нашего появления вовсю флиртовала со стражниками, а увидев принцессу, без предисловий напустилась на нее с обличительной речью.
  - Ваше высочество! Вы же обещали больше не сбегать!
  Принцесса Мирьяна приняла невозмутимый вид и с достоинством ответила:
  - Что-то не припомню такого, леди Шалия.
  - Ну как же, в разговоре с его величеством вы обещали быть осторожней,- кажущаяся озабоченность тона ярко контрастировала с ехидным выражением лица.
  - О, поверьте, более осторожной принцессы вы не найдете во всем Кириане.
  А принцесса-то прирожденный дипломат, как я посмотрю, везде найдет лазейку и вывернется. Может детей высокопоставленных родителей этому специально обучают?
  - Но, ваше высочество, такое поведение недопустимо для юной леди королевской крови. И, ради всего святого, что с вашим платьем?! - леди в показном ужасе всплеснула руками. Видимо поняла, что эту девочку ей не переспорить и решила попробовать укорить. Ну-ну...
   Мирьяна деланно недоуменно оглядела свой наряд и со снисходительной усмешкой произнесла:
  - Леди Шалия, согласитесь, оно ведь гораздо в лучшем состоянии, чем ваше бальное. То, розовое с бантиками, что вы одевали на королевский бал месяц назад.
  Леди захлопнула рот и начала покрываться красными пятнами, а стражники, почему-то, зашлись в приступе кашля. Странного такого кашля, очень уж хохот напоминающего.
  - Кажется, у вас опять начинается аллергия, вам стоит покинуть сад как можно скорее. Во дворец меня сопроводит леди Лииса.
  Барышня, не прощаясь, резко развернулась и стремительно нас покинула.
  - Да уж, то платье леди Шалии будут помнить еще долго,- оба стражника смотрели вслед удаляющейся особе и ухмылялись во все тридцать два.
  - Так смотреть же надо, к чему в порывах стр... гм... ну, в общем, к чему в порывах прислоняешься. Хорошо еще, что не к ядовитому плющу. Там бы живописными дырками по всему тылу не отделалась бы.
  - Лорды, я не понимаю о чем вы. По официальной версии леди Шалия по неосторожности оступилась и невероятным образом упала прямо в кусты ежевики, - принцесса лучезарно улыбнулась и подмигнула.
  Затем исполненным изящества кивком ее высочество попрощалась с лордами, и мы, не торопясь направились к резиденции. Отойдя на метра три, я услышала как один из стражников не выдержал и негромко добавил:
  - Да уж, действительно, невероятным: они-то от дорожки метрах в пяти растут. И колючий ствол дерева гирин тут вообще не при чем. А лорд Рорк такой неумеха, что, помогая ей выбраться из коварных кустов, сам искололся, где только мог.
  Тут уж я не выдержала и, перестав сдерживаться, громко расхохоталась, а ее высочество меня не менее громко поддержала.
  Гирин - очень красивое невысокое дерево, цветущее большими разноцветными цветами, его еще называют земной радугой, но есть один нюанс: на стволе этого растения имеются маленькие колючки, и во время цветения на них выделяется вещество, имеющее кислотную основу. Если оно попадет на кожу, то пораженный участок покраснеет и будет жутко чесаться, если воздействие будет длительным, может образоваться язва. Пострадавшей парочке повезло, они отделались только прорехами в одежде. Обычно деревья гирин ограждают, но видимо искавшие романтики молодые люди не сочли пятидесятисантиметровый декоративный заборчик достойным внимания предостережением. За что и поплатились.
  Так весело мне не было уже давно. Про принцессу подобного сказать не могу, из того, что я видела можно сделать вывод, что предаваться скуке ее высочество не расположена, да и окружающих держит в тонусе.
  До королевского крыла мы дошли без приключений, знакомясь и перешучиваясь. А вот перед входом в апартаменты нас ждала тяжелая артиллерия: с десяток придворных дам с разной степенью негодования на лицах, а во главе этой пестрой клумбы - степенная матрона, олицетворяющая собой олимпийское спокойствие.
  - И которая из них ваша наставница?- шепотом поинтересовалась, наклоняясь к принцессе.
  - Та, что в центре, и выглядит, как змея, переваривающая бизона,- так же, шепотом, мне ответила Мирьяна.
  - Я почему-то так и подумала. А остальные что тут делают?
  - Официально - меня ждут, а на самом деле караулят нежданное счастье.
  - Вашего отца?
  - Или брата
  - Неужели так откровенно?
  - Конечно нет, они ведь приличные молодые леди из родовитых семей. Наставница сама их отбирала мне в наперсницы. Чтоб у меня был достойный круг общения и хороший пример для подражания.
  Все ясно: дамочка устроила тут подпольное брачное агентство с поистине королевским размахом, ну, или конкурс красоты, или викторину 'заграбастай венценосного мужа'... Кому как больше нравится.
  - А что ж у них лица такие неприветливые?
  - А это вы им не нравитесь.
  А вот это уже не весело. Девицы с матримониальными планами и решительно настроенные - это как ураган: на пути лучше не становиться, потому, что если и удастся выбраться живьем, то вид точно будет изрядно потрепанный.
  - А можно я дальше не пойду? - малодушно?
  Может быть. Но ее высочеству ничего не грозит в силу положения, а на меня барышни уже явно точат зубки.
  Мы и так шли очень медленно, а тут принцесса резко остановилась и, приняв уже виденный мною царственный вид, громко произнесла:
  - Благодарю вас, леди Лииса, за сопровождение, и более не задерживаю. Приятного вечера.
  - С вашего позволения, ваше высочество, - и я благодарно присела в реверансе, а затем быстренько удалилась.
  Таких насыщенных событиями дней у меня не было со времен экзаменов в академии, но там как-то безопаснее было, что ли. С этими мыслями отправилась в посольские апартаменты с твердым намерением лечь спать. Хватит на сегодня впечатлений. Наверное, мироздание одобрило мою решимость, потому что по пути я не встретила ни одной персоны важнее личной горничной и даже не столкнулась с лордом Дарвисом в гостиной.
  
  * * *
  
  Темнота комнаты пряталась по углам, рассеиваемая приглушенным светом свечей. За большим резным столом сидел мужчина, любовно оглаживающий толстую книгу в кожаном переплете, лежащую перед ним, напротив него стоял другой.
  - Какая интересная птичка к нам залетела. Светозарная леди в Кириане. Кто бы мог подумать... Давно она во дворце?
  - Два дня
  - Почему докладываешь с опозданием?
  - Прошу прощения, милорд.
  Сидящий за столом нахмурился и забарабанил пальцами по столу.
  - Сияния посла Ситары надолго не хватило. Как обстоят дела с этой звездочкой?
  - Ходят слухи, что у нее совсем нет сияния
  - В самом деле? Тогда она нужна мне еще больше. Я обязан изучить этот феномен: звезд без сияния мне еще не попадалось. Этот шанс мы упустить не должны, ты понял? - он устремил пронзительный взгляд на стоящего перед столом собеседника.
  - Да милорд.
  - Ступай. Доставь мне ее. И не мешкай.
  Второй мужчина поклонился и поспешно вышел из комнаты, а оставшийся поднялся, развернулся и подошел к стеллажу, расположенному в нескольких шагах от стола. Он, немного помедлив, поставил фолиант, что лежал перед ним на свободное место на полке и шепотом произнес.
  - Нужно заказать еще одну книгу. Скоро моя коллекция пополнится поистине бесценным исследованием.
  * * *
  В кабинете рядом с большим камином, в креслах удобно устроились двое. Отец и сын. Они любили вот так посидеть. Им было о чем поговорить и о чем помолчать.
  - У сестры, кажется, появилась подруга.
  Брови на монаршем челе приподнялись, выказывая заинтересованность.
  - Светозарная. Помощница Лорда Дарвиса.
  - Ах, да...Леди Лииса.
  - Она пригласила ее в Чертоги
  - Мирьяна чувствующая девочка, Рахсад. Если она решила, что дружба возможна, значит, зла леди Лииса не замышляет. Я говорил с ней. В ней нет коварства. В любом случае, о дружбе говорить рано: они знакомы всего день.
  - Мирьяна пригласила ее в Чертоги, - повторил молодой человек. - Ты и сам понимаешь, что это значит. По крайней мере, для себя она все решила, - принц говорил резко, но не потому что был сердит. Он знал не понаслышке, каким дорогим товаром может оказаться дружба для лиц королевской крови. Он переживал за сестру.
  Король Таррияр тяжело вздохнул и тепло взглянул на сына. Он понимал переживания наследника. Проблемы, подобные этой были общим бременем для всей их семьи - маленькой, но дружной и любящей. Когда-то она была больше...
  - Судьба даровала мне зрелых не по годам детей. Я рад этому. Будь вы наивными и легковерными, как все другие в вашем возрасте, волнений у меня было бы не в пример больше.
  - Кстати о зрелости, отец: долго еще нам терпеть этот курятник с высокомерной квочкой во главе? Когда ты уберешь эту наставницу от Мирьяны? Девочка уже сейчас знает и умеет больше, чем ее учительница, не говоря уже о том, что все эти леди, сосредоточенные на марьяжных планах не могут уследить за одной маленькой принцессой.
  Монарх хитро улыбнулся
  - Поверь, сын, для внутреннеполитической обстановки этот, как ты выразился, курятник - просто находка. Пока представители самых родовитых аристократических семей лелеют надежду породниться с правителем или наследным принцем, их интриги направлены друг против друга, а не в нашу сторону; средства уходят не на заговоры, а на наряды и подкуп леди Фарисы, устремляющую их деятельные натуры по более мирному, хоть и амбициозному пути.
  Принц Рахсад рассмеялся, легко и искренне. Король спрятал улыбку за кулаком, но искры в глазах и пара лучиков-морщинок, все-таки, выдавали его веселье.
  - Отец, прими мое восхищение. Мне еще многому предстоит научиться у тебя. И, чтобы избавить страну от лишних попыток государственного переворота, готов потерпеть хищные намерения юных наперсниц сестренки, - и снова хохот молодого человека раздался в комнате.
  - Но в одном ты прав, Рахсад: Мирьяну следует чем-нибудь занять. Не то скоро ее неуемная энергия необузданным смерчем разнесет дворец по камушкам. Думаю, уроков Риторики, политического воспитания, философии и стрельбы из разных видов оружия для начала будет достаточно.
  - Думаю, ради уроков стрельбы она простит тебе даже риторику с философией и политическим воспитанием.
  - На то, собственно, и расчет.
  Отец и сын снова погрузились в молчание и созерцание языков огня, лижущих поленья. Молчать в компании друг друга им было так же комфортно, как и поддерживать беседу. Так могут чувствовать себя только люди, безгранично доверяющие друг другу. И у мужчин правящего дома Кириана было такое доверие.
  
  * * *
  
  Следующее утро началось для меня с работы (наконец-то!). Сидя за столиком в гостиной, я разбирала корреспонденцию. Письма в основном были однообразными: пригласительные на званый ужин, обед, завтрак, приправленные щепоткой обязательной придворной лести. Попалась парочка конвертов, сбрызнутых духами, с пометкой 'лично в руки' и один большой конверт из серой плотной бумаги, никак не помеченный, но настолько отличавшийся от остальных, что я решила оставить привилегию его распечатать лорду Дарвису. Не самое интересное времяпрепровождение, но я чувствовала себя занятой, а не бесцельно слоняющейся по резиденции, и это неплохо поднимало мне настроение.
  Мой неспешный труд прервал звук резко открывшейся двери кабинета начальства, откуда выскочил, собственно, лорд.
  - Лорд Дарвис, все в порядке?
  Мужчина, словно не до конца осознавая происходящее, оглядел комнату и сфокусировал взгляд на мне.
  - Леди Лииса... да, все хорошо.
  Я решила не заострять внимание на странностях Светозарного. Мало ли что приснилось человеку. Судя по его виду, он провел всю ночь в кабинете и спал тоже там, скорее всего, на столе, а точнее - на квадратном блокноте с тиснением, отпечаток которого виднелся на правой щеке лорда.
  - Сегодня принесли первую корреспонденцию. Вы популярны. Тут пятнадцать приглашений на ужин, два письма лично для вас и еще одно я не успела распечатать. Откровенно говоря, последнее какое-то странное, и мне кажется, что оно тоже только для вас.
  В непонятно-отрешенном взгляде начальника появился интерес.
  - Позвольте эти три конверта?
  Я протянула требуемое. При виде двух благоухающих свертков лорд поморщился, а вот серый вызвал явный интерес.
  - Благодарю, - и он развернулся в сторону кабинета, намереваясь снова уйти.
  Вид у мужчины был слегка неадекватным, поэтому я решила, что нелишним будет напомнить о некоторых пунктах расписания.
  - Лорд Дарвис, через полчаса завтрак в королевском парке,- лорд обернулся и снова устремил на меня непонимающий взгляд.
  - Завтрак?
  - Через полчаса. В королевском парке, - подтвердила я.
  Начальство осознанно кивнуло и удалилось. Определенно, сон в положении 'сидя за столом' плохо влияет на восприятие.
  Ровно семь минут я провела в размышлениях, насколько быстро лорд Дарвис приведет себя в порядок. Мои размышления прервал сам объект, вышедший из комнаты свежим, как полевой цветок ранним утром. Одежда и волосы в идеальном порядке, лицо гладко выбрито, взгляд снова цепкий и все подмечающий. Словом, лорд за семь минут справился с задачей, на которую я трачу минимум полчаса, и теперь выглядит даже бодрее меня, спавшей на кровати и проснувшейся полтора часа назад. Ну и где в этом мире справедливость?
  - Леди Лииса, пора. Вы готовы?
  Ну, конечно, готова. Как будто я тут в пеньюаре сижу. Между прочим, это я его тут ждала, а не наоборот.
  - Конечно.
  -Тогда пойдемте.
  И мы пошли.
  Королевский парк был чудом геометрии. Это было царство прямых линий и выверенных расстояний. Растения только вечнозеленые, не цветущие и аккуратно подстриженные. Истинный рай для аллергичных барышень аристократического происхождения. В общем, мне сад больше понравился.
  Завтрак был, конечно, намного менее официальным, чем аудиенция у его величества, но я все равно отошла на расстояние, приемлемое приличиями, и постаралась слиться с окружающей природой, делая вид, что увлечена разглядыванием причудливой формой очередного окультуренного дерева. Слава Сиянию, долго это мероприятие не продлилось. Его величество, насытившись, пожелал всем присутствующим плодотворного дня и удалился по государственным делам. Лорд Дарвис оповестил меня, что его так же ждут занятия, не терпящие отлагательств, и тоже отбыл. Ну что ж, девочка я не маленькая, не заблужусь в трех кипарисах.
  В апартаменты мне спешить не хотелось, и я решила прогуляться. Оказалось, что парк примыкал к сосновой роще, и вот ее высаживали люди, явно не страдающие перфекционизмом. То есть, это была обычная роща. Пространство было наполнено умопомрачительным запахом хвои, земля между деревьями - густо усыпана сосновыми иголками. Тут хотелось гулять до самого вечера.
  Мое любование окрестностями и восхищение ароматным воздухом было прервано свистом чего-то металлического, вонзившегося в дерево в шаге от меня. Стремительно летающим предметом оказался кинжал. Простой, ни чем не украшенный, но даже на мой непрофессиональный взгляд, очень хороший и не дешевый. Полюбовавшись кинжалом, медленно повернула голову в ту сторону, откуда он прилетел.
  В пятидесяти метрах от меня стояли девочка и молодой мужчина. И если девочку я знала, то второй субъект был мне неизвестен. Я оглянулась и, не увидев больше никого, выдернула кинжал (пришлось поднатужиться) и пошла к парочке. По мере приближения мордашка принцессы становилась приветливее, а лицо мужчины как было спокойным, так и осталось. Нет, ну каков нахал! Напугал ведь, а вид такой, будто, он ни при чем и, вообще, я сама виновата!
  - Ваше высочество, вижу, утро у вас занимательное.
  - Леди Лииса, познакомьтесь, это лорд Шарх. Он будет учить меня обращению со стрелковым оружием, - девочка буквально излучала восторг.
  - Какая прелесть. Но, насколько я знаю, кинжалы - оружие метательное, а не стрелковое, - и я испытывающее глянула на лорда Шарха.
  Высокий, смуглый, черноволосый, как и большинство кирианцев. Глаза карие, черты лица правильные, внешность приятная. В целом, в облике улавливается некая хищность, но ничего сверхъестественного: обыкновенный симпатичный уверенный в себе молодой человек.
  - Ее высочество хотела удостовериться в моей меткости, а арбалет нам еще не принесли.
  - Меткости? А, позвольте поинтересоваться, куда вы целились?
  - Именно туда, где в итоге, и оказался кинжал,- взор лорда лениво блуждал по окрестностям.
  - Ну, естественно...- вышло ехидно и противненько.
  - Вы сомневаетесь, леди? - вот теперь он удостоил меня взглядом.
  Видимо, зацепило, что в нем, таком распрекрасном, посмели усомниться.
  - Я хотела бы убедиться в ваших словах.
  - Или в том, что я не пытался вас убить?- лорд Шарх приподнял бровь в ироничном жесте.
  Отрицать не стала, хоть и не сомневалась, что вреда мне лорд причинять не планировал - либо просто не заметил, либо не счел важным мою близость к цели. А значит, либо он действительно невероятно точен, либо столь же глуп и беспечен. Второе я исключила в силу обыкновенной логики: ну, кто подпустит к принцессе идиота с холодным оружием? И все же ответила:
  - В этом тоже.
  - Выбирайте цель.
  Оглянулась и указала на то самое дерево, которое уже было помечено кирианцем.
  - В то же место?
  - А вы сможете?
  Без лишнего пафоса лорд вскинул руку, и кинжал устремился к несчастной сосне повторно.
  - Прошу вас, убеждайтесь, - и сделал приглашающий последовать за ним к многострадальному дереву жест.
  Ее высочество ситуация забавляла: она с широкой улыбкой наблюдала за нашей пикировкой и, конечно, пошла к истерзанному растению вместе с нами.
  Подойдя к сосне, мы удостоверились, что мимо дерева мужчина, ожидаемо, не промахнулся. Более того, он попал ровно в то же место, что и в прошлый раз. Примерно этого я и ожидала. Не такой феноменальной точности, конечно, но все же. А вот у принцессы сначала округлились глаза от удивления, а потом она восхищенно выпалила:
  - Лорд Шарх, а меня вы так научите?
  Взгляд лорда на секунду стал беспокойным. Все же, кинжалы опаснее арбалетных болтов и стрел, теми хотя бы порезаться нельзя (насколько же нужно быть неосторожным, чтобы порезаться болтом?). Я понимающе и немного злорадно усмехнулась: теперь Мирьяна вцепится в него хуже клеща; что-что, а уж добиваться желаемого юная леди умеет.
  - Конечно, ваше высочество, если его величество даст соответствующее распоряжение.
  - Значит, нужно уговорить папу...- принцесса задумчиво нахмурилась и поджала губы. Видимо, составляет план уговоров.
  Лорд Шарх, тем временем, без видимых усилий извлек оружие из ствола потерпевшей сосны.
  - Теперь, надеюсь, вы не подозреваете меня в смертоубийственных намерениях?
  Я кивнула
  - Гораздо спокойней осознавать, что вы безразличный к чужим эмоциям человек, чем злоумышленник со сбитым прицелом, - хотя еще неизвестно, что опасней...
  - Ждете извинений?
  А смысл? И ежу понятно, что если он и произнесет покаянную речь, то, скорее всего она будет полна сарказма и насмешек над чувствительностью и мнительностью женских особей, и искренности в ней не будет ни на медную монетку. В общем, настаивать глупо, потому что, в итоге, сама буду об этом жалеть.
  - Нет - хочу знать, почему принцесса находится в вашем обществе без сопровождения.
  Брови молодого человека поползли вверх, вероятно, в стремлении соединиться с волосами.
  - Прошу прощения, вы меня в чем-то подозреваете?
  - Ну, что вы, мы ведь уже выяснили, что извинения с вашей стороны не обязательны, - ну да, не сдержалась, съязвила, позор мне .
  - И все же...
  Принцесса решила прервать нашу милую беседу
  - Лорд Шарх, не нужно выяснения отношений. Спишите недоверие леди Лиисы на нервное потрясение, вы, все-таки, чуть не пришпилили ее к дереву.
  - Я думал, все присутствующие уже убедились, что леди ничего не грозило.
  - Уже да. Но десять минут назад леди не знала, что вы настолько метко бросаете кинжал, и испуг в такой ситуации - вполне естественная реакция.
  Лорд Шарх фыркнул
  - Леди Лииса, вы же вчера разобрались в ситуации с окружающими меня леди, верно? - я кивнула. - Вот поэтому я сейчас и без сопровождения. После завтрака мои, да простит меня Сияние, фрейлины опомнятся и появятся на горизонте.
  - Но ведь его величество уже удалился. Завтрак окончен.
  - Папа - да, Рахсад - вряд ли, иначе дамы давно были бы здесь.
  Ситуация сложилась весьма конфузная, по крайней мере, для меня. Никогда бы не подумала, что двух взрослых людей будет призывать к порядку ребенок. Мне стало стыдно, еще и тему такую деликатную подняла, могла бы и сама догадаться, почему во время королевского завтрака местная клумба рядом с принцессой отсутствует. Кажется, от неловкости я даже покраснела, а кирианцу хоть бы хны - стоит, весь из себя уверенный, спокойный и безразличный.
  В этот момент наше внимание привлекло какое-то движение: в зоне видимости появились люди с мишенью и различным стрелковым оружием. Увидев, что снаряжение для обучения принесли, лорд незамедлительно отправился его проверять.
  - Вам не стоит так реагировать на лорда Шарха, - Мирьяна снова обратилась ко мне, - он близкий друг Рахсада и доверенное лицо папы. Рядом с ним мне ничто не угрожает. А косо смотреть в его сторону опасаются даже прожженные сплетницы.
  - Простите, ваше высочество.
  - Не нужно смущаться, леди Лииса. Это вовсе не моя больная мозоль. Пойдемте лучше посмотрим на снаряжение. Мне не терпится взять в руки лук и арбалет, даже не знаю, с чего начать, - весело болтая и подпрыгивая от нетерпения, принцесса потащила меня к месту, обозначенному на сегодня как ее личный стрелковый полигон.
  Упорядочив принесенный инвентарь, лорд Шарх пригласил нас приблизиться. Венценосная Мирьяна от восторга только что не пищала, она, наконец, была похожа на одиннадцатилетнего ребенка, которым и являлась. Только вот такое поведение вызвано реакцией на оружие... Странно это? Возможно, но думаю, что если бы она так восторгалась куклами или платьями, было бы еще более странно, и это бы уже была не Мирьяна.
  Я смотрела, как мужчина пресекает попытки дотянуться наследными загребущими ручками хоть до чего-нибудь стреляющего и втолковывает, что сначала нужно ознакомиться с устройством оружия, а пострелять мимо цели высочество еще успеет, и мое сердце наполняла нежность к этой необычной и неиспорченной девочке. Эта юная леди всегда сможет рассчитывать на мою дружбу и поддержку.
  
  * * *
  
  Группа грациозных, прекрасных и великолепно одетых молодых леди, морща носики, шла по сосновой роще за своей негласной предводительницей, излучающей величие и спокойствие. Девушки передвигались медленно, их каблучки, то и дело, 'утопали' в многолетнем слое сосновых иголок.
  Одна из них тихонько заворчала:
  - И почему ее высочеству приспичило заниматься стрельбой в роще? Почему не в парке? Там такие удобные дорожки. А тут только и делай, что смотри, как бы платье за кору не зацепилось или каблук не ободрался об камни, которые и не увидишь под этим слоем иголок, - постепенно недовольство становились громче, и под конец леди не выдержала и воскликнула:
  - А они, между прочим, колют мне ноги!!!!
  - А зачем ты обула атласные туфельки, Синта? Знала же куда пойдем!
  - Ну, Улая, ты и спросила! А в чем я, по-твоему, должна была прийти на королевский завтрак? В лаптях? Или, может, в валенках?
  - А кожаные туфельки тебе чем не угодили?
  - ... а я и не подумала про них.
  Другая девушка хмыкнула и бросила в сторону леди Синты с исколотыми ножками:
  - Дуреха.
  - Я?! - леди оскорбилась - Ты сама, между прочим, тоже в атласных!!
  - А я и не стону на всю рощу!
  - Леди Синта, леди Гелла, немедленно прекратить препирательства! - вмешалась ведущая их статная дама.
  Обе девушки покраснели, склонили головки и хором произнесли:
  - Простите, леди Фариса.
  Еще через три метра их нелегкого пути, полного борьбы с дикой природой сосновой рощи за целостность нарядов, обуви и причесок еще одна леди нарушила напряженное сопение.
  - Я тоже думаю, что заниматься в парке было бы удобнее.
  - Еще одна... Для кого удобнее, Вирана? По чему в парке стрелять? По кипарисам? Или, быть может, по кустам?
  - Не святотатствуй, Улая, за свои кипарисы и кусты смотрящий парка удавится, но не отдаст их на поругание, - весело хихикая произнесла еще одна девушка, присоединяясь к обсуждению.
  - Почему обязательно по кипарисам? А мишени на что? - удивленно вопросила леди Вирана.
  - Нет, ну ты сама наивность! Хочешь сказать, на первом занятии принцесса ни разу не промахнется? Да болты только и будут свистеть мимо твоей пресловутой мишени.
  - Ты чего сегодня такая сердитая, Улая? - поинтересовалась леди Синта, недоуменно воззрившись на подругу.
  - Да она, как и ты, ноги исколола, вот и злится, - произнесла все так же хихикающая девушка.
  Леди Синта, леди Вирана, а за ними и все остальные остановились и дружно устремили взгляды на некогда прекрасные, а сейчас истыканные иголками, сбитые о камни и потерявшие несколько украшавших их перламутровых камушков атласные туфельки леди Улаи и постарались скрыть ухмылки.
  - Можно подумать, ваши выглядят лучше!- леди обратили внимание на собственные ножки, и раздался слаженный полный сожаления вздох.
  - Да уж, теперь их только выбросить, - досадливо вымолвила леди Гелла.
  Прекрасные дамы в потрепанных туфельках снова скорбно вздохнули.
  - Леди, с вашей скоростью к ее высочеству мы доберемся только к обеду, - поторопила прелестниц леди Фариса и продолжила путь.
  Никто из барышень не мог увидеть довольную улыбку их предводительницы. Ее ноги, обутые в удобные и легкие кожаные полусапожки, были в полнейшей безопасности от безжалостных сосновых иголок или коварно маскирующихся камней.
  Издав еще один тоскливый вздох по наверняка почившим туфлям, леди последовали за своим лидером, время от времени все так же кусая губки и морща носики.
  * * *
  После вводной лекции об устройстве арбалета (с луком все проще) лорд Шарх начал учить принцессу его заряжать. Девочка, полная энтузиазма схватила оружие и недоуменно уставилась сначала на свои руки, дернувшиеся вниз и теперь держащие его на уровне колен, а потом и на своего учителя.
  - Скажите, лорд Шарх, как я смогу научиться метко стрелять из арбалета, если он тяжелый настолько, что притягивает меня своим весом к земле, и я с трудом его держу?
  Лорд сделал невинное выражение лица и в деланной задумчивости приложил палец к губам
  - М-м-м... Можно попробовать из позиции лежа
  - Боюсь, меня не поймут даже предположительные враги, от которых я, собственно, и учусь отстреливаться. Я с трудом могу себе представить реальную ситуацию, когда при обстреле или преследовании у меня будет время улечься с оружием, чтобы дать отпор. Да и таскать за собой эту полновесную гирю тяжеловато будет.
  Лорд Шарх перестал дурачиться и указал ее высочеству на сравнительно небольшой футляр. Мирьяна взгромоздила даже на вид тяжеленное орудие убийства обратно и подошла к нему.
  Я с интересом наблюдала за развитием событий. Что-то мешало мне удалиться по собственным делам, даже после прихода слуг. Может быть, воспитание, ведь среди них так и не было ни одной девушки, а юной леди не пристало находиться в компании мужчин, только если она не сопровождает родственников мужского пола. А может, и любопытство. Мне хотелось увидеть, как справится с первым уроком принцесса, да и на что способен этот кирианец в плане обучения, тоже не отказалась бы поглядеть.
  Лорд откинул крышку, и ее высочество застыла с выражением немого обожания на лице. Не по отношению к Шарху, конечно. В футляре лежал арбалет. Маленький, аккуратный и, судя по всему, гораздо более легкий, чем предыдущий экземпляр.
  - Это оружие делалось специально для вас,- мужчина вытащил арбалет и протянул девочке. - Оно облегченное, поэтому немного теряет в дальности, но зато тут усовершенствованная конструкция механизма перезарядки, поэтому частота выстрелов увеличена вдвое.
  Мирьяна, как завороженная, протянула руки и приняла свое личное оружие. В этот раз руки принцессы не дернулись, и восторженность во взгляде достигла поистине немыслимых размеров. Она не слышала и не видела ничего, кроме своего арбалета.
  Лорд Шарх с покровительственной улыбкой смотрел на эту картину, а я решила задать ему вопрос:
  - Вы ведь с самого начала планировали обучать ее высочество именно с помощью облегченного варианта, верно?
  Лорд обратил свой взор на меня:
  - Конечно. Не думаете же вы, что я позволил бы девочке надрываться, тягая эту махину, - последовал кивок в сторону варианта первого.
  По сравнению с оружием принцессы он выглядел как гигантский арбалетный монстр.
  - Тогда зачем было это представление?
  - Чтобы приобретение ценилось, нужно прочувствовать все недостатки его аналогов.
  Мы оба одновременно снова посмотрели на принцессу Мирьяну. Она все так же влюбленно глядела на предмет в своих руках, трепетно проводя по нему пальцами, знакомясь, будто с новым другом.
  Эту идиллию прервало явление нестройно шагающих молодых леди, наперсниц ее высочества. Девушки выглядели насуплено и недовольно, но при виде нас (хотя, скорее, при виде лорда Шарха) расправили плечи, оправили как всегда яркие разноцветные платья и нацепили на лица доброжелательные непринужденные улыбочки.
  Дворцовая клумба снова цвела, пахла и радовала красками.
  Барышни бодрым гуськом приблизились к нам и присели в реверансах. Наставница ее высочества ограничилась лишь кивком головы и легким полуприседанием.
  - Приветствую вас, ваше высочество, - ноль реакции.
  Девочка была полностью поглощена новой игрушкой.
  Поняв, что принцесса временно вне зоны доступа, внимание переключилось на нас. Внимание старшей леди, естественно, фрейлины же с самого начала не сводили кокетливых взглядов с лорда и каких-то неприязненных - с меня.
  - Лорд Шарх,- мужчина удостоился лишь легкого кивка со стороны местной матроны, а вот реверансы ему достались гораздо более глубокие, чем те, в которых девушки приседали перед принцессой.
  Как мило. Видимо, леди не особо-то и блюдут верность высоким идеалам, то есть королю и наследному принцу. Но кто возьмется их судить? Девушки молоды, красивы, свободны и находятся в активном, местами даже агрессивном поиске достойного кандидата в мужья.
  - Леди Фариса, - лорд ответил таким же легким кивком и так же в сторону клумбы. - Леди.
  - Вижу, вы уже приступили к занятиям.
  - Так и есть. И я прошу вас и ваших подопечных отойти немного, чтобы не мешать учебному процессу
  Мужчина вежливо спроваживал дам. Это понимала я, это понимали дамы и это даже не пытался скрыть лорд Шарх.
  - Как вам будет угодно.
  Леди изящно собрали юбки и устремились к ближайшей сосне позади нас. Она находилась достаточно близко, чтобы следить за всем происходящим, но недостаточно, чтобы расслышать что-либо, кроме крика.
  Вообще хорошую полянку выбрали для уроков стрельбы ее высочеству, очень удобную, а главное, просторную.
  Уважаемая матрона задержалась на минутку, чтобы обратиться ко мне:
  - Леди Лииса, не желаете присоединиться к нам? - движение барышень замедлилось.
  Вот же! Конечно, не желаю, но ответить правду в данной ситуации будет не слишком вежливо. Не знаю почему, но в этот момент я растерянно взглянула на лорда Шарха. Он же лишь скользнул по мне безразличным взглядом.
  - Я...
  - Леди присутствует тут в качестве ассистента, - прервал мое едва не озвученное вежливое согласие мужчина.
  У меня чуть не отвисла челюсть. Глаза девушек округлились. Леди Фариса недоверчиво прищурилась.
  - Ну что ж... В таком случае, не смеем мешать учебному процессу, - леди подчеркнуто повторила фразу кирианца и, поджав губы, отошла, подавая девушкам знак следовать за собой.
  Цветник местного двора гордо удалился к той самой многострадальной сосне, дважды поруганной кинжалом. Да уж... У бедного дерева сегодняшний день явно не задался.
  Не знаю что хуже: потерпеть с полчаса колкие замечания и едкие фразочки на свой счет, произнесенные с дружелюбной улыбкой, больше смахивающей на хищный оскал, или дать новый повод местным леди невзлюбить себя еще больше. С другой стороны, расположение барышень должно волновать меня в последнюю очередь. Я, вообще-то, тут на работе. К тому же, чье-то показное пренебрежение и злобные шепотки за спиной меня уже давно не трогают.
  Осмыслив ситуацию с подобных позиций, успокоилась и повернулась к лорду Шарху, избавившему меня от многих неприятных минут.
  Лорд заинтересованно смотрел на меня и неожиданно произнес:
  - Золотой за ваши мысли.
  Что?!
  Сделала самый независимый вид (было трудновато, но я справилась) и ответила:
  - Щедрое предложение, но я предпочитаю держать свои мысли при себе.
  Мужчина пожал плечами и обратился к принцессе:
  - Ваше высочество, вы еще планируете научиться пользоваться предметом в ваших руках?
  - И не рассчитывайте, что я брошу эту затею, - вскинулась Мирьяна.
  - Тогда давайте приступим.
  Через тридцать минут, шестнадцать попыток ее высочества попасть в цель и бесчисленное количество посланных мне в спину уничтожающих взглядов урок подошел к концу.
  
  * * *
  
  Попрощавшись с принцессой, я покинула полянку до того, как дамское общество приблизилось.
   Во избежание неприятностей за лучшее ограничить общение с людьми, желающими и могущими вас ими обеспечить.
  Обед прошел непринужденно и спокойно, вероятно, от того, что имел место в посольских апартаментах, а не в королевской столовой. Лицезреть фрейлин принцессы третий раз за день желания не было никакого.
  Лорда Дарвиса так и не было, и я решила заняться написанием письма родителям.
  О чем можно рассказать?.. Задумавшись, пришла к выводу, что о многом родным знать не стоит, а о еще большем мне не стоит распространяться. Значит, писать буду о том, как добралась и как я их люблю. Благо темы благодарные и безопасные.
  Едва я аккуратно вывела фразу 'любимые и дорогие батюшка и матушка', как входная дверь комнаты открылась, и в проеме появился мой непосредственный начальник.
  Зашел и сразу, не отходя от двери, дернул за шнур, вызывая лакея. После прошел к дивану и расположился там с грустным вздохом:
  - Эти королевские обеды заморят меня окончательно.
  Мне повезло больше, чем лорду: я не обязана появляться на каждой королевской трапезе и могу спокойно поесть в своих комнатах. У помощников вообще гораздо более низкий уровень ответственности, и выдвигаемых к ним требований тоже несравнимо меньше.
  Лорд поймал мой сочувственный взгляд и улыбнулся:
  - Искреннее сострадание. Мне приятно, леди Лииса, что вы переживаете за меня.
  - Нас, земляков, тут всего двое. Мы должны помогать друг другу и поддерживать. Иначе просто не продержимся, и нас с вами съедят местные леди.
  - Это вас они съедят, а мой изможденный труп сгодится, разве что, на бульон. Нет, определенно, королевские обеды есть ни что иное, как извращенная пытка голодом при обильно накрытом столе.
  Вежливый стук в дверь. Появился лакей.
  - Любезный, принесите мне тот же обед, что и вчера.
  Мужчина поклонился и поспешил выполнить поручение.
  - Он помнит, что вы заказывали вчера?- конечно, мне было любопытно. Во дворце не пять человек живет, не может же прислуга помнить предпочтения всех и каждого? Или может?
  - Конечно. Это же дворец. Требования к персоналу очень высокие.
  Ничего себе. Вот тебе и невысокий уровень ответственности.
  - Кстати, скажу, пока не забыл: хочу познакомить вас с одним человеком. С ним мы будем частенько сталкиваться в деле расследования. Да какой там сталкиваться - плотно сотрудничать мы с ним будем.
  Я хотела расспросить о личности, с которой мне предстояло знакомство побольше, но в этот момент снова раздался стук, и в двери показался давнишний лакей с тележкой, заставленной едой, и внимание лорда Дарвиса целиком и полностью сосредоточилось на пище.
  - Отлично, отвезите ко мне в кабинет, - и, немного повернув голову в мою сторону, но следя взглядом за вожделенной тележкой, предупредил. - Леди Лииса, не отлучайтесь: наш гость скоро должен явиться.
  Все. На ближайшие двадцать минут лорд для общества потерян.
  Я снова посмотрела на начатое письмо. Как писать, что скучаешь, если на скуку времени нет совершенно. Дни такие насыщенные, что только сегодня у меня нашлось время хотя бы вспомнить о надобности написать родным. Так много впечатлений. Еще бы! Для девушки, никогда не путешествующей и имеющей очень ограниченный и узкий круг общения, такой расклад был неизбежен с самого начала.
  Профессор Торн, мой научный руководитель, всегда говорил, что трудные обстоятельства открывают иные возможности, которые мы бы не заметили, будь все вокруг светло и радужно. Он всегда утверждал, что моя аномалия дала мне шанс, не доступный другим, и часто с отеческой улыбкой говорил: 'Может, хоть из тебя выйдет что-то путное'. В отличие от других леди моего статуса, мне не на что было отвлекаться: ни подруг, ни кавалеров - только родные, книги и учеба.
  'Потерянное поколение. Думают, что если они могут сиять - это высшее достижение в жизни и они на весь период пребывания на земле облагодетельствовали мир. Запомни, Лииса: ни ты, ни они ничего не сделали, чтобы родиться такими, какие вы есть, поэтому судить людей нужно по тому, чего они достигли, прилагая усилия. Ничто так не ценится, как достигнутое многими стараниями'.
  И я старалась, очень старалась. И никогда не буду жалеть об этом. Благодаря профессору, я осознала в полной мере, что сияние мне не нужно. Я завоевывала трудолюбием то, что другим доставалось даром, и каждая победа придавала мне уверенности. Семья давала мне безоговорочную любовь, профессор научил бороться и воспринимать себя, как нечто цельное и, в какой-то степени, даже привилегированное, а не ущербное и недоделанное.
  От размышлений меня оторвало негромкое покашливание. Я подняла глаза и с недоумением уставилась на сидящего напротив меня мужчину. Мужчиной оказался не кто иной, как лорд Шарх. И что ему тут нужно? Очень интересно.
  - Лорд Шарх? Чему обязана счастьем видеть вас снова?
  - Как ни печально, леди, но счастьем сегодня одарен лорд Дарвис. Я к нему.
  - Вы невероятно скромны.
  - Мне многие говорят об этом.
  - Безбожно врут.
  - Но вы только что сказали то же самое.
  - Каюсь, это был сарказм.
  Лицо лорда оставалось бесстрастным, а вот в глазах засверкали искры. Злится?
  Отложила письменные принадлежности и встала.
  - Пойду, позову лорда Дарвиса.
  - Будьте любезны.
  Я подошла к кабинету, постучала и вошла.
  Лорд Дарвис, по-видимому, давно закончил трапезу и теперь сидел за столом, поглощенный чтением какой-то книги. Оторвавшись от своего занятия, поднял глаза на меня и спросил:
  - Леди Лииса, что-нибудь случилось?
  - К вам посетитель.
  - Да?- книга немедленно была закрыта и отложена, лорд встал и одернул сюртук. - Тогда пойдемте, не стоит заставлять гостя ждать.
  В гостиной кирианец вольготно расположился на диване, ожидая нас вполне спокойно.
  - Лорд Шарх, - приветственный кивок лорда Дарвиса
  - Лорд Дарвис, - ответный кивок лорда Шарха.
  Я присела на свое насиженное место, начальство - в соседнее с моим кресло, лорд Шарх остался на диване, чувствуя себя там вполне комфортно.
  - Моя ассистентка, леди Лииса, - представил меня начальник. - Думаю, в нашем деле понадобится ее участие.
  - С леди мы уже знакомы.
  Посол посмотрел на меня, ожидая объяснений, когда я успела познакомиться с нашим гостем.
  - Сегодня после завтрака, я прогуливалась по сосновой роще и случайно набрела на поляну, где принцесса Мирьяна занимается стрельбой. Лорд Шарх был очень любезен, позволив мне ассистировать ее высочеству.
  - Хм ... Ну, раз все представлены, перейдем к делу.
  Первым взял слово лорд Шарх:
  - Чтобы ситуация была прозрачна с самого начала, хочу прояснить: расследованием занимается, в первую очередь, мой отдел. И я хотел бы, чтобы все связанные с ним действия были согласованы со мной, и не постфактум, а предварительно, дабы мои люди могли обеспечивать вашу безопасность на должном уровне.
  - Лорд Шарх, хочу напомнить, что я был вызван сюда его величеством Таррияром и приоритетными для меня будут именно его указания. Относительно остального: раз работать мы будем в равноправном, - на этом слове лорд сделал ударение, - тандеме, то и информация, не касающаяся личного пространства, конечно, будет вам предоставляться, и, естественно, я рассчитываю на ответную любезность с вашей стороны.
  Мужчины буравили друг друга взглядами. Я, как сестра двух очень упрямых индивидуумов мужского пола, уже видела подобные пикировки, и сейчас могла со всей ответственностью заявить: лорды делали выводы относительно друг друга. Готова поспорить, что каждый остался при своем мнении.
  Первым молчание нарушил лорд Дарвис:
  - Если я правильно помню, до недавнего времени пост начальствующего над тайной канцелярией занимал лорд Зухар.
  - Это вопрос?- кирианец смотрел прямо в глаза послу.
  - Мне интересна причина такой кардинальной перестановки ключевых фигур,- начальник не отводил взгляда.
  - Лорд Зухар не предотвратил похищения вашего предшественника. После этого события последовала проверка. При обыске частной собственности вышеупомянутого лорда обнаружились факты недостаточной лояльности королевскому дому Кириана.
  - Что прояснил допрос?
  - До допроса лорд Зухар не дожил. Увидев посланный за ним патруль, принял капсулу с ядом.
  - Прискорбно. Выяснили, на кого работал?
  - Время от времени, вместо того, чтобы через специальных агентов передавать дезинформацию, он продавал реальные планы заинтересованным лицам, списывая это на утечки и подставляя слишком догадливых, но недостаточно осторожных подчиненных.
  - Все каналы связи обнаружены?
  - Отдел с этим разберется, - Лорд Шарх нахмурился и стало ясно, что эту тему он больше продолжать не намерен.
  Посол это так же заметил, поэтому сменил направленность разговора.
  - Возможно ли, что лорд Зухар был связан с похитителем Светозарных?
  - Вероятнее всего да.
  - Тогда у нас проблемы крупнее, чем я думал. Когда я смогу получить допуск к документации, связанной с нашим делом?
  - Я закажу пропуска для вас и леди Лиисы. Работа с этими документами возможна только в тайной канцелярии. Запрет на вынос, сами понимаете.
  - Когда нам забрать пропуска?
  - Я дам знать.
  Обговорив еще несколько организационных моментов, лорд Шарх откланялся, а лорд Дарвис удалился в кабинет, к недочитанной книге. Я снова осталась наедине с начатым письмом. В итоге решила не вдаваться в подробности и просто успокоить родных. Послание получилось коротким, но на большее я была сейчас попросту не способна. Запечатав конверт, подошла к входной двери и дернула за шнур, вызывая прислугу. Лакей появился через полминуты и, приняв письмо, обещал отправить немедленно.
  
  * * *
  
  - Леди Лииса, - от чтения меня отвлек голос посла.
  - Да, лорд Дарвис?
  - В расписание следует внести королевский бал по случаю праздника Сияющей Эллис.
  Вообще, удивительно, что мы не внесли этот пункт в предварительное расписание еще в Ситаре. Праздник в честь Сияющей Эллис отмечают во всех странах континента, а легенда о Сияющей, наверное, является самой любимой у всех детей не зависимо от подданства. В нежном возрасте я и сама ее просто обожала, перечитывая бесчисленное количество раз.
  Сказывают, что давным-давно (современные историки берутся утверждать, что речь о событиях где-то пятитысячелетней давности) на континенте было одно единственное государство и правил им мудрый и сильный король. Король был не только мудрым и сильным, но еще и плодовитым, и было у него девять сыновей. Все мужи достойные, смелые, отважные, умелые и красивые, куда ж без этого. И жили люди в том государстве спокойно и мирно, пока несчастный случай не унес во цвете лет жизнь монарха, не успевшего назначить себе приемника. Похоронив отца и погрустив над его кончиной положенное время, взялись сыновья наследство делить, но никак не могли они выбрать достойнейшего, чтобы поставить во главе царства, и никто из братьев не хотел подчиняться другому.
  Взыграло в них властолюбие. Собрал каждый из девяти верных себе людей, и принялись они интриги друг против друга плести в стремлении занять отцовский престол и оставили чувства братские. Каждый выбрал себе вотчину и из нее насылал отряды на соседние, опустошая, грабя и причиняя горе и страдание жителям простым, больше всех страдавшим от междоусобных воин братских.
  Ушли мир и спокойствие с земель континента, заменили их плач, печаль и горе людское (как ни грустно, но так всегда и бывает: сильные мира сего не могут поделить что-либо, а страдают от этого в большей степени мирные жители). И вот, когда разыгралась гордыня каждого из братьев настолько, что кровь проливать стали и поселились слезы и стенания в каждом доме, пришла неизвестно откуда к старшему брату дева необыкновенной красоты. Стройная, статная, грациозная, но более всего выделялся в ней цвет волос - серебристо-искристый. И исходило от девы той сияние неведомое, яркое, словно от звезды.
  Это и была Сияющая Эллис. Появилась она в доме старшего принца и обратилась к нему со словами обличительными, взывала к чести его и благородству, просила перестать простой народ мучить, прекратить мерзкую войну между братьями. Коснулись слова прекраснейшей сердца мужчины, и ответил он ей, что и самому ему война опротивела и тошно от того, что предали они любовь братскую и память отца осквернили кровью людской, да только как братьев переубедить не ведает. Даже собрать их в одном месте невозможно: каждый предательства и ловушки опасается.
  Выслушала Эллис слова старшего принца и ответила: 'Не печалься, через две седмицы будь в старом замке, там ждать тебя буду'. Так сказала и дом старшего брата покинула.
  Долго голову ломал принц, не привиделась ли ему прекрасная дева лучезарная, но в итоге решил в отчий дом возвратиться. Спустя две седмицы был он в замке отеческом. Стоял в тронном зале и с грустью смотрел на потемневшие царские регалии, из-за которых брат на брата пошел, а рядом с ним стояла Сияющая Эллис. И в тот момент открылись двери в чертоги царские, и вошли в тронный зал восемь братьев, и за плечом каждого шла дева Светозарная. Озарили своим светом сиятельные сестры заплутавших во мраке злодеяний, властолюбия и стяжательства сердца принцев, смягчили суровость мыслей, напомнили о любви братской.
  И решили мужи царственные поделить государство поровну так, чтобы никому обидно не было, и править каждый своей вотчиной, и клятву дали не начинать больше войны кровопролитной междоусобной.
  Так появилось на континенте девять стран, между собой не воюющих и народ в тех странах снова стал жить мирно и радоваться. А Светозарные девы вышли замуж за братьев венценосных и всю жизнь освещали им дорогу верную, честную и справедливую, а когда правитель справедлив да честен, то и народ живет в благополучии. И было почтение к тем девам и любовь от подданных великие, а к Эллис более всех, ибо первой пришла она, чтобы прекратить неистовства одурманенных жаждой власти принцев и сестер своих привела. И прозвали ее Сияющей, а сестер ее и потомков их, рожденных с наследием матерей, Светозарными, так и по сей день.
  Так спасла Сияющая Эллис народ континента от войны кровавой, и девять новых стран стали жить, как братские державы (говорят, первое время даже за въезд и торговлю с граждан из одного государства в другом пошлину не брали).
  Так что праздник в честь Сияющей Эллис - самый любимый в народе, а в Кириане вообще празднуется с особым размахом, так как по преданию именно его правителями были первый наследник и сама Сияющая.
  - Конечно, он ведь уже через неделю, верно?
  - Именно так. Кстати, в Кириане бал традиционно - костюмированный.
  Хм-м...вот же ситуация: на обычный бал мне бы нашлось, что одеть, а вот на маскарад увы. И что делать?
  - И, конечно, придворные портные озадачены работой вплоть до самого бала, - сказала я со вздохом.
  Лорд посмотрел на меня с непониманием.
  - Мысли вслух.
   Ну, не напрягать же мне работодателя своими проблемами с одеждой, в самом деле.
  - Вам не в чем идти на костюмированный бал? - лорд Дарвис сразу догадался о сути проблемы.
  Немого смутившись, я кивнула.
  - Мой рабочий гардероб не рассчитан на такие мероприятия.
  - Тогда почему бы вам не нарядиться Сияющей Эллис?
  Мысль в принципе не лишена смысла, костюм Эллис - это красивое платье плюс парик характерного оттенка, а в моем случае достаточно просто красивого платья. Проблема только одна: на празднике в честь Сияющей будет предостаточно девушек, переодевшихся героиней легенд, хотя бы просто потому, что она самый любимый персонаж всех маленьких девочек, коими и являлись в детстве все придворные леди. Назовите меня привередливой, но не хочу я натыкаться на излишне оценивающие и недружелюбные взгляды девушек, выбравших этот наряд.
  - Возможно... еще какие-нибудь дополнения в расписании нужно зафиксировать? - я решила переменить тему. Обсуждать наряды с начальством - это как гильотина для субординации, а в наших рабочих отношениях ее и так кот наплакал.
  - Пока нет.
  Зафиксировав это единственное изменение, я закрыла рабочий журнал и поставила обратно на книжный стеллаж, туда же отправилась не особо интересная книга, занимавшая меня до появления лорда.
  Что же делать с нарядом? В задумчивости приложила палец к губам. И тут меня посетила идея: Арита! Горничные знают практически все о жителях дворца, ведь именно их леди посылают с поручениями к мастерам, чьими услугами пользуются, они просто не могут не знать парочки хороших портных. Надо расспросить девушку.
  Подумано - сделано! В моей комнате располагался шнур, с помощью которого можно было вызвать личную горничную. Подошла к кровати и дернула его несколько раз. Шнурочки с колокольчиками значительно облегчают жизнь и господам, и слугам.
  Через десять минут ко мне в комнату постучала и вошла ожидаемая с нетерпением служанка.
  - Леди Лииса, чем могу быть полезна? - девушка сделала приветственный книксен.
  - Арита, у меня к тебе дело. Помнишь, ты упоминала о маскараде? - горничная кивнула. - Так получилось, что у меня нет костюма: я не ожидала, что бал состоится так скоро. Я так понимаю, что все придворные портные заняты, верно?
  - Да, леди. Осталась неделя, придворные мастера спят по три часа в сутки. Работы невпроворот: почти все леди на последних этапах вносят изменения.
  - Я так и думала. Скажи, может, есть в городе хороший мастер, который справится с заказом за неделю? - я посмотрела на служанку, не скрывая надежды во взгляде.
  Если она мне не поможет, придется изображать Сияющую Эллис, и тогда ненависть придворных леди мне обеспечена (как ни крути, а настоящая Светозарная сыграет Сияющую лучше банально в силу наследственности, так что на моем фоне остальные будут смотреться не очень, а такого девушки не прощают).
  - Есть хороший мастер. Ее обычная клиентура - аристократы средней руки, но частенько дают заказы и придворные леди, правда, по большей части, именно в таких ситуациях - когда местные портные работают без продыху - но ее работы, действительно, очень хороши.
  - Отлично, ты сопроводишь меня к ней?
  - Конечно, леди. Я распоряжусь, чтоб закладывали карету. Вам нужна моя помощь в сборах?
  - Нет, я справлюсь.
  - Тогда буду ждать вас перед главным входом.
  Арита ушла давать распоряжения, а я переоделась в дорожное платье, достала накидку и, захватив небольшую сумочку похожую на мешочек, в которой лежал кошель, отправилась на выход.
  Лорд Дарвис так и сидел в гостиной, поэтому искать его не пришлось.
  - Лорд, я ненадолго отлучусь в город. Нужно разрешить вопрос с нарядом.
  Посол кивнул.
  - Будьте осторожны.
  Пообещала быть осмотрительной, как никогда, и устремилась к выходу.
  Перед главным входом меня, как и обещала Арита, уже ожидала карета, а рядом с ней стояла и сама горничная. Ее облик изменился: форменное платье, белый фартук, отделанный рюшами, и такого же цвета чепец были заменены простым, но довольно высокого качества платьем персикового цвета. Русоволосой румяной девушке очень шел и цвет, и фасон наряда, она даже помолодела как-то и теперь казалась совсем юной. Как, все-таки, одежда меняет человека и его восприятие окружающими.
  - Арита, я даже не узнала тебя сначала. Очень милое платье.
  Девушка зарделась, а ее глаза засверкали довольством.
  - Спасибо, леди,- от обилия чувств она снова сделала книксен. - Едем?
  Я улыбнулась и села в карету. Горничная заняла сидение напротив моего и дала знак вознице отправляться, постучав в по крыше нашего транспортного средства.
  В отличие от ситарского, расположенного в самом центре столицы, кирианский королевский дворец находился за чертой города, но не слишком далеко, всего пятнадцать минут неспешной езды.
  Вистара - столица Кириана - город как город: широкие мощеные улицы, здания с регулярно подновляемыми фасадами, яркие цветы в горшках на балконах, пестрые вывески лавок. Движение на улицах было оживленным: наша карета лавировала между тележками, бричками, другими каретами и двуколками. После умиротворяющей тишины дворцового сада и сосновой рощи я будто окунулась в океан суеты и шума. По городу мы передвигались медленнее и добрались до салона расхваленной мастерицы только спустя полчаса.
  Искомое место находилось в респектабельном районе города (по другому никак, если рассчитываешь на респектабельную аристократическую и предпринимательскую клиентуру), в ряду одинаковых по ширине и высоте двухэтажных домов, разнящихся во всем остальном: цвете и оформлении фасадов, ковке на окнах, резьбе на дверях. Многообразие архитектурных техник, огромная палитра цветовых решений и мастерское исполнение авторских задумок делали каждый салон особенным, а общее настроение при виде этого царства формы и цвета - ярким и праздничным. Глаза разбегались, и хотелось посетить каждое здание. Например, то, что мы только что проехали - ярко-оранжевый дом со ставнями в форме долек апельсина и такими же дверями, над которыми располагалась надпись, сделанная желтыми забавными косящимися в разные стороны буквами, 'Лавка заморских вкусностей'; или соседнее с ним, очень темного серого оттенка, с черными резными наличниками на окнах, черной же массивной деревянной двустворчатой дверью, также украшенной искусной орнаментной резьбой и строгими полуколоннами по обе стороны от двери и по краям фронтальной стены. Над этой дверью надпись 'Разящий Клинок' была выполнена блестящими черными прописными буквами, а у заглавных - еще и с завитушками . С таким оформлением здешним магазинам не нужны вывески, их внешний вид сам по себе реклама.
  Крутя головой в стремлении совершить невозможное и, все-таки, рассмотреть все чудеса архитектурного искусства на этой сказочной улице, я не заметила, как карета остановилась. В чувства меня привела Арита.
  - Леди мы на месте.
  Я оторвалась от окна и созерцания очередного, в этот раз насыщенно-лазурного цвета, чуда с занавесками в виде водорослей и стилизованным под пузырьки воздуха фасадом, в котором, если верить надписи, продавались всевозможные виды аквариумных рыб. Да по этой улице впору экскурсии водить: она явно одна из главных достопримечательностей города.
  - Какое яркое место, - ответила я горничной, выходя из кареты.
  Первым делом, оказавшись на тротуаре, поспешила рассмотреть здание, в котором располагался салон. Ничего сверхъестественного: никаких горгулий, голов медузы и кричащих багровых тонов. Здание светло-бежевого оттенка с белыми колоннами, украшенными замысловатой лепниной, с резными деревянными ставнями цвета золотого дуба и кованой двустворчатой дверью, сейчас открытой, за которой на небольшом отдалении располагалась еще одна, деревянная, в тон к ставням. Очень милое оформление. Что примечательно - вывески или надписи не было. Как интересно.
  Служанка пошла вперед, я за ней. Подойдя к двери, открыла, и в тот же миг раздался звонкий мелодичный звук колокольчика, по-видимому, подвешенного над дверью с целью оповещения о прибытии посетителей. Посмотрела вверх и, действительно, увидела полые металлические трубочки разной длинны, вроде, даже серебряные, по внешнему кругу, а во внутреннем раскачивались привязанные тонкими цепочками к серебряному же ободку подвески в виде бабочки, звездочки, цветка, капельки и снежинки. Очень изящная вещь и звук издает приятный.
  И снова от разглядывания меня отвлек голос, и на этот раз это была не Арита.
  - Добрый день, леди. Рада приветствовать вас в своем салоне. Меня зовут мастер Ришаль.
  Я оторвала взгляд от серебряного чуда и посмотрела на источник голоса. Передо мной стояла высокая стройная брюнетка с очень приятными чертами лица, иссиня черными волосами и яркими зелеными глазами. Уверенный взгляд и осанка выдавали в ней деловую женщину с крепкой хваткой. Одета она была в строгое темно-вишневое платье, оригинального кроя с заостренными к верху плечами и высоким воротником-стоечкой. Наряд подчеркивал женственную фигуру, облегая все до середины бедра, а ниже спокойно, спускаясь плавной волной и сидел, словно влитой. Платье не было вульгарным ни в малейшей степени, но чрезвычайно выигрышным: я не мужчина, но оторвать взгляд от этого шедевра мне удалось только с попытки третьей.
  Пока я разглядывала хозяйку салона, ответила моя спутница:
  - Приветствую, мастер, это Светозарная леди Лииса. Как ты знаешь, скоро костюмированный бал в честь праздника Сияющей Эллис, и все дворцовые портные загружены по самые макушки, поэтому леди попросила меня порекомендовать ей портного, знающего свое дело, и, конечно, первой в списке оказалась ты.
  - Спасибо, родная, я ценю твои рекомендации, - мастер Ришаль тепло улыбнулась сопровождающей меня девушке.
  Я недоуменно взглянула на нее, затем на служанку. Правильно истолковав мое выражение лица, Арита поспешила просветить меня:
  - Леди Лииса, мастер Ришаль и я находимся в дальнем родстве и родом из одного города. Мы вместе приехали в столицу семь лет назад с целью найти хорошую работу, но в поисках пошли разными путями. И, тем не менее, никогда не теряли друг друга из виду и поддерживаем общение.
  - Да уж, можно сказать, треть клиентов ко мне привела именно ты.
  - Поверь, я бы и не подумала их к тебе вести, если бы твои работы не были истинно королевского качества, - и уже обращаясь ко мне:
  - Точно вам говорю, леди, через пару-тройку лет услугами Ришаль будет пользоваться весь двор и даже правящая семья. Уже сейчас к ней в очередь выстраиваются.
  - Что ж, значит, я в надежных руках.
  Мастер Ришаль кивнула.
  - И не сомневайтесь. Думаю, не стоит обсуждать дела на пороге. Прошу за мной.
  Мы прошли в гостиную.
  Эта комната, как и фасад, и сама хозяйка отличалась вкусом, стилем и изяществом: просторная, очень светлая за счет больших окон, светлых штор и невесомого ажурного тюля. Белые стены плавно переходят в потолок и друг в друга, создавая иллюзию мыльного пузыря. Это царство плавных линий, тут нет ни одного угла. В самом помещении, ближе к входной двери, стоят два диванчика и три кресла с одинаковой цветочной обивкой, а так же круглый низенький чайный столик, полностью стеклянный. Невесомость и хрустальность обстановки разбавляют только вышеупомянутые диванчики и разноцветные букеты цветов в стеклянных вазах, расставленные по всей комнате. Напротив входной двери находится ее сестра-близняшка, такая же круглая и светлая, единственное различие - прямо перед ней располагается небольшой постамент или, наоборот, большая полукруглая ступенька, в общем, возвышение.
  Расположившись на диванчике, решила расспросить мастера:
  - Скажите, мастер Ришаль, вы пользовались чьей-то помощью в обустройстве салона? Я слышала, в столице очень востребованы мастера, придумывающие и рисующие эскизы комнаты или даже целого дома.
  Брюнетка чуть заметно скривилась.
  - Нет, леди Лииса. Своим домом я занималась сама. Каждая деталь снаружи и изнутри продумана мной. Такой интересной работой я бы не поделилась ни с кем, - под конец речи на лице мастера снова царствовала дружелюбная улыбка.
  - Раз так, я с радостью приму любой ваш совет относительно моего наряда. Обстановка дома и ваш собственный внешний вид уверили меня в вашем прекрасном вкусе.
  - Всегда приятно слышать такие слова, леди. Итак, какой костюм вы хотели бы?
  - На самом деле, я точно знаю, какой не хотела бы, а в остальном - ни малейшего предположения, - хозяйка заинтересованно приподняла смоляные брови. - Костюм может быть любым, только не изображающим Сияющую Эллис.
  Глаза Ариты, сидящей в кресле напротив, округлились, а губы мастера Ришаль дрогнули, и она весело рассмеялась.
  - Леди Лииса, работать с вами будет приятно. Я бы очень расстроилась, выбери вы костюм Эллис. Представьте, впервые ко мне в салон приходит настоящая Светозарная, и, если бы вы потребовали костюм Сияющей, мое вдохновение издохло бы в страшных муках. Это же никакого простора для фантазии! А так совсем другое дело. Нам нужно будет постараться сделать так, чтобы на маскараде никто не признал в вас Светозарную леди. Это будет очень весело!
  Эта женщина читает мои мысли.
  - Мастер Ришаль, если вам удастся задуманное, я увеличу оплату вдвое.
  Портниха махнула рукой, словно это было совсем не важно.
  - Нет, дело совсем не в деньгах. Мне интересен сам проект, очень интересен!
  - Мне лестно это слышать.
  Следующий час мы провели, перебирая образы, точнее, мне нравился каждый, который предлагала мастер, а вот она искала 'тот самый'. Мерки с меня были сняты вдоль и поперек, не осталось, наверное, ни одного неучтенного сантиметра моего тела. Помимо семи цветов радуги были перебраны сотни оттенков цвета, в поиске того, что 'подчеркнет мое сияние', и бесполезно было объяснять увлеченной женщине, что сияния во мне столько же, сколько в обычном человеке, то есть ноль - единственным ответом было:
  - Запомните, дорогая: каждая женщина, вне зависимости от принадлежности к Светозарному роду, имеет свое сияние. Нужно просто его умело подчеркнуть.
  Эти слова заставили меня задуматься. Ведь, действительно, я не раз замечала, как лучится от радости принцесса Мирьяна, может, Ришаль и права, и сиять мы можем не только снаружи, но и изнутри.
  Когда время подошло к концу, и пора было уже возвращаться, я дала мастеру полный карт-бланш на решения относительно моего костюма. Но, едва услышав эту фразу, в глазах брюнетки зажегся такой фанатичный блеск, что я стала раздумывать, а правильно ли поступила.
  После теплого, но довольно быстрого прощания мы отбыли обратно, и было такое ощущение, что мастер хотела побыстрее спровадить нас, чтобы ничто не мешало в решении новой задачи, которую ей подкинули.
  По дороге домой высказала свои опасения Арите, но та лишь улыбнулась и ответила:
  - Не беспокойтесь, леди Лииса, Ришаль - удивительный мастер и знает свое дело, я бы даже сказала, что у нее дар. За столько лет у нее не было ни одного недовольного клиента.
  После такого отзыва я быстро успокоилась и погрузилась в созерцание проплывавших мимо пейзажей под щебетание горничной о том, какие цвета и фасоны ей больше всего понравились и что бы, по ее мнению, мне больше всего подошло. Выяснилось, что понравилось Арите практически все, что предлагала мастерица, собственно, как и мне, поэтому щебетание не прекращалось вплоть до самого нашего прибытия во дворец и закончилось словами:
  - Ох, леди, да как же можно выбрать-то - они ведь один другого краше.
  - А никак, поэтому я и предоставила решать эту задачу мастеру Ришаль.
  
  * * *
  
  По возвращении я сразу отпустила горничную и направилась в посольские апартаменты, которые снова пустовали. Видимо у начальства опять дела, не требующие моего присутствия.
  Я даже не успела положить на место накидку, как тишину комнат нарушил стук в двери. Открыв, обнаружила лакея - того самого, приносящего лорду послу обеды. Очень приятный молодой человек с располагающей улыбкой.
  - Я вас слушаю.
  Мужчина поклонился и произнес:
  - Прошу прощения, леди, но лорд Шарх просит вас и лорда Дарвиса безотлагательно посетить его.
  - Лорда Дарвиса сейчас нет.
  - Лорд Шарх сказал, что ему необходимо что-то передать вам.
  Что-то, что он решил не доверять лакею? Может, пропуска, о которых они с работодателем сегодня договорились?
  После недолгих колебаний пришла к мысли, что лорд Шарх не обладает ангельским характером и, скорее всего, лучше будет исполнить его немедленную просьбу, чем потом мириться с последствиями пренебрежения его указаниями, ибо не сомневаюсь, что такие, как этот лорд, под просьбой подразумевают прямое и незамедлительное руководство к действию.
  - Хорошо, проводите меня к нему.
  Собираться не пришлось, поэтому мы отправились к нетерпеливому кирианцу незамедлительно.
  Следуя за широкой и прямой спиной лакея по коридорам дворца, наблюдала, как сменяют друг друга на стенах окна, картины, канделябры и снова картины и окна. Минут семь мы добирались до выхода какими-то извилистыми переходами, а затем покинули здание и теперь шли по направлению... э-э-э... а куда это, собственно, мы идем?
  - Простите...- я замялась, не зная имени мужчины.
  В конце концов, не обращаться же к нему 'лакей' или 'эй, человек' .
  Мой провожатый замедлил шаг и обернулся
  - Леди?
  - Как вас зовут?
  - Хант, леди.
  - Хант, куда мы идем? Разве лорд Шарх не во дворце?
  - Не совсем: он на конюшне.
  И зачем, спрашивается, я понадобилась этому человеку на конюшне? Еще бы в псарне решил мне пропуска вручить или - еще лучше - в курятнике. Не понять мне мужской логики, но это, наверное, и к лучшему, потому что постигать извращенный полет мысли, приведший к такому экстраординарному решению, мне абсолютно не хочется.
  Занятая такими мыслями, я угрюмо продолжала идти за лакеем, чья внушительная фигура на мгновенье скрылась за углом здания. Видимо, я немного отстала, погрузившись в невеселые думы. Решив ускориться, неожиданно расслышала позади себя легкие шаги, довольно быстро приближающиеся. Интересно, кто это там так мчится? Остановилась, чтобы повернуться, когда мне на голову вдруг обрушился удар. В глазах потемнело; я, негромко вскрикнув, упала на колени, а за спиной сдавленно ругнулись яростным шепотом. Ну вот, видимо, сейчас мне прилетит добавка.
  Я и человек позади меня были одни во всем обозримом пространстве. Хант, по-видимому, до сих пор не заметил моего отсутствия.
  Нужно закричать, позвать на помощь!
  Мысли путались, перед глазами плясали искры, растворяя мрак, в который меня поверг удар, все вокруг кружилось, и летало, попирая силу притяжения. Я открыла рот, чтобы издать хоть какой-то звук, и не смогла.
   Странно, но второго удара, почему-то, не последовало, а я все ждала, что вот-вот на голову обрушится тот тяжелый предмет, от повторной встречи с которым меня абсолютно точно покинет сознание, но ничего не происходило. А через пару мгновений из-за злополучного угла показались две мужские фигуры.
  Я попыталась поднять голову, но та отозвалась такой болью, что эту затею я быстро оставила.
  Мужские ноги - а из своего положения я видела только их - на миг застыли, а затем со скоростью, от которой у меня в глазах все замельтешило пуще прежнего, приблизились ко мне.
  - Леди Лииса, что с вами? - голос показался знакомым. Я определенно уже слышала этот сильный низкий мужской голос с приятной хрипотцой.
  Мужчина, обратившийся ко мне, присел и я, старательно сфокусировавшись, узнала в нем лорда Шарха.
  - Леди Лииса, что случилось? - голос успокаивал, и я, сосредоточившись, постаралась ответить.
  - ... - изо рта вырвался трудноразличимый сип.
  Я попыталась прочистить горло и попробовала ответить снова, но лучше не стало.
  - Понятно. У вас что-то болит?
  Киваю с величайшей осторожностью, но голова все равно разрывается дикой болью. Видимо, в моем лице что-то изменилось, потому что следующими словами мужчины были:
  - Так, и, судя по всему, голова. Не вздумайте кивать. Я сейчас осторожно ее осмотрю, не пугайтесь.
  В тот же миг я почувствовала, как он осторожно отводит волосы в разные стороны и аккуратно прощупывает голову сантиметр за сантиметром. Когда он добрался до места встречи моей головы с чем-то тяжелым и тупым, в глазах от боли снова завертелся калейдоскоп искр и разноцветных пятен, и я чуть было не упала, но вторая рука лорда меня вовремя поймала.
  - Ясно. Хант, молнией за лекарем. Я отнесу леди в апартаменты.
  Обладатель второй пары мужских ног сорвался исполнять приказ, а меня очень медленно и осторожно сначала поставили на ноги, постоянно поддерживая, а потом аккуратно оторвали от земли, подхватив на руки. Голова гудела роем разъяренных пчел, а мир вокруг выделывал такие невероятные кульбиты, что я закрыла глаза. В ту же секунду над ухом раздался тихий голос:
  - Ну, уж нет, никакого сна пока вас не осмотрит лекарь, - и как ему объяснить, что я и не думаю засыпать, а просто не могу смотреть на ритуальные пляски ранее незыблемых предметов? - Лииса, либо вы сейчас открываете глаза, либо я буду говорить гораздо громче.
  Громче? Да у меня и так будто барабаны бьют в голове! Я стремительно распахнула глаза. Хотела высказать ему, что думаю по поводу наглых шантажистов, но предательское горло не выдавало ничего кроме хрипов.
  - Так-то лучше. И не нужно ругаться, поберегите связки.
  Осторожность, с которой лорд Шарх нес меня в посольские комнаты, никак не сказалась на скорости, поэтому уже через пять минут я лежала на диване в гостиной, а мужчина нервно выстукивал пальцами по спинке кресла, рядом с которым стоял. Еще через две минуты в двери вошел лекарь, сопровождаемый лакеем.
  - Лорд Шарх, Светозарная леди,- он быстро поприветствовал нас и подошел ко мне. - Рассказывайте.
  Я, по понятным причинам, рассказывать не могла, поэтому говорить начал лорд.
  - Я нашел леди неподалеку от конюшни. У нее повреждена голова, и она не может говорить.
  Лекарь кивнул и повернулся ко мне.
  - Леди, мне необходимо осмотреть вашу голову, - с этими словами, не теряя времени, он принялся за осмотр, который не занял много времени. - Очень сильный ушиб, возможно, сотрясение.
  В принципе, вердикт ожидаемый. После такого-то удара.
  После осмотра местный врачеватель достал какую-то маленькую скляночку из своего саквояжа и, отмеряя капли в ложечку, пояснил:
  - Это средство снимет спазм. Полагаю, спазмирование связок - результат стресса, - он поднес ложечку к моему рту; я послушно выпила лекарство. - Старайтесь не допускать нагрузки на горло хотя бы до следующего утра, даже если почувствуете, что голос уже вернулся, и принимайте настойку по десять капель каждые два часа.
  Проведя беглую проверку остальной части травмированной меня, лекарь порадовал сообщением, что больше повреждений нет и, порекомендовав воздержаться от сна ближайшие двенадцать часов и пожелав скорейшего выздоровления, уже хотел удалиться, когда внезапно дверь распахнулась и с громким стуком встретилась со стенкой. Я поморщилась: только успокоившаяся, было, головная боль вернулась, ввинчиваясь мне в мозг.
  В дверном проеме показался силуэт, в котором я с трудом, наверное, от нового снопа искр и пятен перед глазами, узнала лорда Дарвиса. Я никогда еще не видела на его лице настолько сурового выражения.
  Начальник, увидев мое бледное тельце, лежащее на диване, совсем потемнел лицом, зашел и немедленно потребовал объяснений:
  - Что произошло?
  - Лорд Дарвис, у леди Лиисы травма головы, вероятно, сотрясение мозга и спазм голосовых связок вследствие стресса. Как лекарь я свою работу выполнил и зайду завтра проведать леди. А сейчас позвольте откланяться - дела не ждут, - медикус быстро предоставил всю информацию моему работодателю, попутно объяснив процесс лечения и посоветовав привлечь к уходу за мной горничную, и поспешно отправился по делам, которые 'не ждут', аккуратно и тихо закрыв за собой дверь.
  Лорд посол перенес тяжелый взгляд на лорда Шарха.
  Кирианец, в свою очередь, не стал испытывать терпение и без того напряженного Светозарного и поведал ему, то же что недавно рассказывал лекарю:
  - Я нашел ее неподалеку от конюшен: она стояла за углом здания одна и на коленях, видимо, удар был недостаточно сильным, чтобы лишить сознания, но для сотрясения хватило.
  - Кто-то поблизости был? - голос лорда звучал надтреснуто и скрипуче.
  - Нет, когда я подошел, она была одна и в зоне видимости никого. Я решил, что помощь леди Лиисе приоритетнее, чем поиск напавшего, и помог ей добраться сюда.
  - Как она там оказалась и почему одна? - лорд Дарвис сжал кулаки так, что они побелели.
  - Не одна. Ее сопровождал лакей, - и без того тяжелый взгляд посла стал, кажется, еще тяжелее. - Я велел ему позвать вас либо леди Лиису в мой кабинет, чтобы отдать пропуска, о которых мы с вами договаривались, но, видимо, он неправильно меня понял и повел леди не в кабинет, а на конюшню, где я тогда находился, только приехав с утренней прогулки, и откуда он, собственно говоря, и получил это распоряжение. По дороге, как я понял, леди отстала, а лакей это заметил не сразу, а только когда встретил меня и, начав отчитываться в исполнении поручения, оглянулся и сопровождаемой не увидел. Мы немедленно проследовали обратно, и нашли леди Лиису, но рядом с ней уже никого не было.
  - Этот ваш лакей - чрезвычайно рассеянная личность.
  - Он будет допрошен. Я лично займусь расследованием произошедшего.
  Лорд Дарвис кивнул, и кирианец покинул гостиную посольских апартаментов, предварительно пожелав мне скорейшего выздоровления.
  В комнате, наконец, наступила тишина, долгожданная и приятная настолько, что мне захотелось раствориться в ней, но моим мечтам не суждено было сбыться. Блаженство прекратилось в тот момент, когда я почувствовала, как моя рука оказалась в теплой и твердой мужской ладони.
  Глаза распахнулись сами собой и так резко, что комната перед ними опять закружилась. Лорд Дарвис сидел на корточках перед диваном, на котором я лежала, и смотрел на меня виноватым взглядом.
  - Простите меня, Лииса.
  Простить? За что?
  - Я был слишком самоуверен, когда утверждал, что вам ничего не грозит. Я недостаточно озаботился вашей безопасностью, недооценил планы злоумышленника. Но теперь вполне очевидно, что вы представляете для него некий интерес. Не беспокойтесь - больше с моей стороны таких просчетов не будет.
  Светозарный отпустил мою руку, поднялся и отошел к двери, видимо, чтобы позвать горничную. Арита появилась спустя пару секунд, как будто уже стояла за дверью и только и ждала, когда потребуются ее услуги.
  - Ох, Немеркнущее Сияние! Леди, нужно поскорее перенести вас на кровать. Сейчас я позову лакея, и мы быстренько устроим вас со всем возможным комфортом.
  Не обращая внимания на болтовню служанки, лорд снова приблизился, аккуратно поднял меня на руки и понес в мою комнату. На мгновенье вышла заминка: дверь была заперта. Тогда начальство повернуло голову к немного ошарашенной девушке и тихим приказным голосом произнесло:
  - Откройте дверь.
  Горничная отмерла и бросилась выполнять указание.
  Тихонько сгрузив меня на кровать, посол вернулся в гостиную, предварительно наказав мне отдыхать и ни о чем не волноваться, он-де со всем разберется. Ну, конечно, пусть разбирается, ведь это благодаря его идеям я оказалась тут с едва не проломленным черепом.
  Как только за лордом Дарвисом закрылась дверь, Арита развела бурную деятельность: соблюдая всю возможную осторожность, раздела мою беспомощную персону до нижней рубашки, особенно бережно разобрала прическу, ни разу не задев раны, обработала вышеупомянутое увечье заживляющей мазью, укрыла одеялом. Все эти действия сопровождались еле слышными причитаниями:
  - Леди, леди, как же так? И у кого только рука поднялась? Ну, ничего, попадется этот мерзавец лорду Шарху - не поздоровится ему, точно вам говорю. Поднять руку на такую красоту! У, негодяй! - девушка выплескивала такое искреннее негодование, что мне даже приятно стало, что за меня так переживают. - Так, лекарь велел не давать вам спать, хотите, я вам книжку почитаю? - непонятно откуда в руках у предусмотрительной служанки оказался томик.
  Арита подвинула стул к кровати и начала негромко читать какой-то приключенческий роман. Ее плавная тихая речь успокаивала, и постепенно головная боль перестала быть такой острой и отошла на задний фон. Теперь она хотя бы не мешала думать. Цветное светопреставление тоже прекратилось, и я чувствовала бы себя совсем хорошо, если бы можно было поспать, но медикус не велел, а моя вынужденная сиделка зорко наблюдала за подопечной, и все попытки смежить веки дольше, чем на полминуты, жестко пресекались.
  Это были, наверное, самые длинные двенадцать часов в моей жизни. После второй главы романа, название которого мне не вспомнить и под пытками, я перестала следить за сумбурным развитием сюжета. Главная героиня к тому моменту уже успела сбежать из дома, нарваться на разбойников, заворожить их атамана своей неземной красотой так, что он отпустил девушку на все четыре стороны, снабдив транспортом, прибыть в столицу и оказаться похищенной из-за сходства с кронпринцессой. В общем, приключения к барышне так и липли. К середине третьей главы, знаками вытребовав письменные принадлежности, попросила Ариту принести мне альбомы с репродукциями картин знаменитых художников континента, которые я заприметила в гостиной на книжной полке. Служанка включила алмиты (светильники, работающие от энергии черных алмазов; удовольствие дорогое, но их свет по своим параметрам максимально приближен к дневному солнечному, и от него глаза не устают так, как от дрожащего света чадящих свечей) и вернулась к чтению. Вплоть до пятой главы я наслаждалась шедеврами живописи. С шестой по восьмую была занята топографическим атласом Кириана. Девятая глава оказалась заключительной, а я уже так устала, что не осталось сил даже перелистывать страницы.
  В итоге героиня раскрыла заговор против королевской семьи, спасла жизнь кронпринцессе, за что была пожалована титулом и внушительной суммой денег, эквивалентной благодарности монарших особ, и, конечно, нашла свою любовь в лице адмирала королевского флота, с которым, обвенчавшись, отправилась в плаванье на поиски дальнейших приключений.
  Окончание истории неугомонной девицы увенчалось появлением лекаря, осмотром, приемом лекарств и долгожданным разрешением на сон. Наконец-то! Я отключилась еще до того, как дворцовый медикус покинул мою комнату.
  
  * * *
  
  - Такие ошибки недопустимы, - в спокойном голосе слышалась твердость каленого железа
  - Прошу прощения, милорд.
  - Мне твои просьбы неинтересны. В деле вроде этого, важно не оставлять следов.
  - Следов не осталось, милорд, - молодой человек поспешно старался оправдаться, - Стена с той стороны была глухая, ни единого окна. Вокруг никого не было. Если бы лакей не встретил лорда Шарха, он бы еще не скоро заметил пропажу Светозарной. Они возвращались слишком поспешно, я не смог бы скрыться с ношей не замеченным.
  - Теперь задача усложнилась в разы - меры по охране звездочки ужесточатся. В твоих же интересах справиться с этим.
  - Я доставлю ее вам.
  Мужчина, сидящий за столом, сделал небрежный пасс рукой, означавший, что разговор окончен, и его провинившийся собеседник, почтительно поклонившись, поспешил удалиться. Постучав костяшками пальцев по столу, он позвал слугу. Тот появился через пару секунд.
  - Господин?
  - Завтра я хочу видеть нашего человека из дворца. Передай зов, как обычно.
  - Будет исполнено, господин.
  - И еще: позаботься о вышедшем только что из моего кабинета человеке. Я больше не нуждаюсь в его услугах. Не должно быть ни одной ниточки, связывающей его со мной.
  - Господин, считайте, что их уже нет.
  'Как же приятно иметь дело с компетентными и понятливыми людьми', - подумал хозяин кабинета и отпустил слугу.
  
  * * *
  
  После суток беспробудного сна я себя чувствовала просто прекрасно. От головной боли не осталось и отголоска. Рана на голове, конечно, доставляла дискомфорт, но вполне терпимый.
  Открыв глаза, первой, кого я увидела, была моя бессменная сиделка Арита. Девушка сосредоточенно перекладывала приборы на подносе, решая, как они будут смотреться лучше всего.
  - Доброго утра, Арита, - я поприветствовала горничную и с удивлением осознала, что голос вернулся и даже без сипа.
  Служанка резко обернулась, не задев ни единого предмета сервиза на подносе. Вот это сноровка!
  - Леди! Наконец-то вы проснулись! - она радостно улыбнулась и тут же, грозно сдвинув брови, напомнила:
  - А говорить позволения лекарь не давал, так что давайте садитесь поудобнее и кушайте, наверняка же, проголодались.
  Я начинаю подозревать, что у моего желудка тоже есть уши, а иначе почему он выдал громкую радостную руладу сразу после слова 'кушайте'?
  Устроив меня с удобством и водрузив передо мной столик с подносом, полным всяких питательных вкусностей, горничная вышла из комнаты, чтобы отправить лакея за медикусом и проинформировать лорда Дарвиса, о том, что я проснулась и мне уже намного лучше. А я приступила к очень полезному, восстанавливающему силы завтраку.
  Визит лекаря был не долгим, а рекомендации краткими: два дня постельного режима, поменьше нагрузки на связки, побольше воды.
  А вот после его ухода началось то, к чему я до сих пор не определилась, как относиться. Вначале раздался тихий стук; Арита открыла дверь, и в проеме появился букет цветов. Красивый. Букет был в руках у лорда Дарвиса.
  - Леди Лииса, как вы себя чувствуете? - посол вошел в комнату и отдал цветы служанке.
  Та, в свою очередь, быстро определила их в вазу.
  - Благодарю, лорд Дарвис, уже намного лучше. Хотя медикус порекомендовал еще два дня постельного режима.
  - Очень хорошо. Отдыхайте. Я распоряжусь, корреспонденцию будут относить мне напрямую, пока вы полностью не поправитесь, - он смотрел на меня с искренним участием и какой-то непонятной горечью во взгляде.
  - Лорд Дарвис, я вас прошу: оставьте мне работу с письмами. Я не могу столько времени лежать без дела. Это просто убийственно скучно, - весь вид начальника выдавал его сомнения в разумности моей просьбы. - Пожалуйста. Я обещаю: если почувствую, что мне трудно с этим справиться, незамедлительно переложу эту нетрудную повинность на ваши плечи, - с этими словами для пущей убедительности я умоляюще смотрела на Светозарного.
  - Хорошо, - и уже обращаясь к служанке, - Арита, проследите, чтобы леди не увлекалась работой и не наносила вред собственному здоровью.
  - Конечно, лорд, - ответила горничная, присев в книксене.
  - Я рассчитываю на ваше благоразумие, леди Лииса, выздоравливайте, - попрощавшись, посол отправился по делам.
  А я даже не успела поблагодарить его за подарок.
  Не более чем через пять минут в дверь моей комнаты опять тихо постучали. Горничная поспешила открыть. И снова первым появился букет. Красивый. Люблю цветы. За букетом обнаружился лорд Шарх.
  - Доброго утра, Леди Лииса. Надеюсь, вам уже лучше и мне больше не придется видеть вас на грани потери сознания? - в карих глазах плясали искорки.
  - Благодарю, лорд Шарх. Значительно.
  - Хорошо. А то это не слишком приятное зрелище, - он отдал цветы горничной, а та, по уже отработанной схеме действия поставила их в еще одну вазу.
  - Спасибо. Гораздо приятнее смотреть на такие прекрасные растения, чем на обои, - на этот раз я поторопилась выразить благодарность.
  - У нас в стране считается, что приболевшему человеку обязательно нужно приносить цветы, чтобы он скорее выздоравливал. Обычай, - он бросил взгляд на букет, принесенный лордом Дарвисом .
  - Замечательная традиция. Видимо, лорд посол тоже придерживается кирианских взглядов в этом вопросе.
  - Я принес пропуска, о которых мы говорили с лордом, вас не затруднит их ему передать? - резко переменил тему мой гость.
  - Конечно, нет. Я ведь все-таки его ассистент, это моя работа, - ответила я с улыбкой.
  Лорд Шарх подошел и вручил мне злополучные бумажки, из-за которых я, собственно, и лежала сейчас в кровати.
  - Скорейшего выздоровления вам, леди Лииса, - произнес кирианец и поспешил откланяться, ибо дела не ждут.
  Вот так. У всех дела, и только я валяюсь тут и ничего не делаю. Даже как-то стыдно стало. Но загрустить по поводу вынужденного тунеядства мне не дали.
  В третий раз за утро дверь моей комнаты открылась не так, как в первые два. Она широко и неожиданно распахнулась, и в комнату ворвался яркий неугомонный вихрь. Принцесса Мирьяна подбежала к кровати, не церемонясь, уселась на нее поверх одеяла и взяла меня за руку, а затем наклонилась поближе и заговорщическим шепотом произнесла:
  - Леди Лииса, мои придворные дамы рассказывают весьма кошмарные подробности получения вами увечья. Интересно?
  - Очень, ваше высочество.
  - Говорят, - шепот стал как будто даже зловещим, - что на вас напал дворцовый призрак и наградил не только раной на голове, но и проклятьем. Не снимаемым.
  - Какой кошмар, - прошептала я в деланном ужасе, подхватив манеру общения.
  - Нет. Это еще не кошмар. Другие, правда, не особо блещущие умом, утверждают, что удар нанес вам лорд Шарх, просто вы об этом не помните вследствие кратковременной амнезии.
  - Какое коварство! Но зачем?
  - А вот тут мнения раздваиваются: одни уверенны, что вы ему чем-то не понравились, собственно, как и призраку, а вот парочка фрейлин считают, что таким образом он решил пробудить в вас романтичные чувства, ведь кем был нанесен удар вы не видели и не помните, а вот спаситель в вашей памяти будет запечатлен навсегда.
  - Это что, кирианская народная забава такая - увечить приглянувшуюся девушку? Тогда становятся очевидны истоки обычая приносить больным цветы.
  Принцесса вышла из образа и звонко рассмеялась.
  - А я тоже принесла вам цветы, - выпалила девочка, протянув мне распустившуюся ветку жасмина. - Я подумала, что маленький привет от сада вас порадует; мне показалось, что он вам понравился.
  Душистый запах жасмина наполнял комнату, а мне было практически до слез приятно, что принцесса сочла важным прийти к, будем честными, малознакомой леди и пожелать скорейшего выздоровления, да еще и с такими ароматными цветами, ну и пусть, что на ветке.
  - Спасибо, - мой голос снова снизился до шепота от нахлынувших чувств. - В этот сад я влюбилась с первого взгляда. И, ваше высочество, я буду рада, если вы будете звать меня просто Лииса, безо всяких 'леди' и на 'ты'.
  - Хорошо, - беззаботно ответила венценосная собеседница, - тогда ты тоже можешь звать меня Мирьяна.
  - О нет! Боюсь, такой фамильярности по отношению к представительнице правящей династии местный призрак мне не простит, а я, если помните, и так ему не нравлюсь.
  Смех снова наполнил комнату. Даже Арита, как ни старалась делать безучастное лицо а-ля 'я предмет мебели', не смогла сдержать улыбки.
  - Простите... А, ну да... Прости, Лииса, но я не могу надолго оставаться, иначе мне придется идти на урок стрельбы с фрейлинами. Медленно, степенно и безумно скучно. Выздоравливай скорее, а то пропустишь все стенания лорда Шарха по поводу моей необучаемости.
  С этими словами Мирьяна пожала мне руку, улыбнулась и быстро побежала на урок, оставив после себя, улыбку и благоухающую ветку жасмина, которую я попросила служанку поставить в вазочку на прикроватную тумбу. Может, кому-то это покажется странным, но она была мне дороже всех преподнесенных в тот день цветов.
  
  * * *
  
  Тайная канцелярия - инструмент правящей власти. Ее деятельность и методы не предаются огласке, работающие там люди проверяются со всей тщательностью. У аристократов есть доверенные лица, те, к которым можно обратиться с любой просьбой и которые добудут именно то, что хочет господин. Тайная канцелярия для монарха - именно такое доверенное лицо. Информация там тщательно оберегается; утечки бывают, но они либо тщательно спланированные, либо мизерны, либо за них ответят по всей строгости закона, а может, и еще строже.
  Как оказалось, тайная канцелярия располагалась на первом подземном уровне дворца. Несмотря на отсутствие окон, помещения и коридоры были светлыми (благодаря большому количеству алмитов), просторными, потолки - высокими, а стены выкрашены в приятные тона. В целом, обстановка способствовала повышению работоспособности.
  Лорд Шарх, невзирая на наличие им же сделанных пропусков, решил проводить нас на временное место работы лично. Не было никакой экскурсии или ознакомительной речи, он просто провел нас в комнату, представил находящемуся там мастеру Рейту и ушел.
  Комната была заставлена книжными стеллажами, на которых стояли и лежали папки, листочки и, кажется, даже рукописи. В центре этой импровизированной библиотеки располагался большой стол, заваленный документами, а за ним сидел мастер Рейт, привставший, чтобы поприветствовать свалившихся на его голову иностранных гостей.
  - С чего бы вы хотели начать, лорд Дарвис? - был его первый вопрос.
  - Сперва, расскажите, чем вы тут занимаетесь, в чем суть вашей работы?
  - Как пожелаете. Эта комната полностью посвящена материалам по делам о пропаже Светозарных. Я структурирую данные и пытаюсь вычленить систему из свидетельских показаний и протоколов допросов.
  - И как идет работа?
  - Медленно, - мастер пожал плечами. - Некоторым бумагам уже под сотню лет, и чернила почти выцвели, приходится с лупой и реактивами восстанавливать текст. Работа кропотливая и требует много времени.
  - Ну, теперь, надеюсь, пойдет быстрее. В наших интересах помочь вам поскорее восстановить и упорядочить данные, да и мы так быстрее войдем в курс дела. Ну что ж, мастер Рейт, с чего вы посоветуете начать?
  Видимо, кирианцу понравилась расстановка приоритетов лорда Дарвиса, потому что нервозность и плохо скрываемая раздражительность во взгляде и выражении лица мастера, возникшая с нашим появлением в комнате, исчезла, и он даже как-то расслабился.
  Первым делом наш консультант настоял на том, чтобы мы надели специальные перчатки. Спорить ни я, ни лорд Дарвис благоразумно не стали: помимо вышеупомянутых реактивов мы в любой момент могли наткнуться на хрупкие, ввиду своей старости, документы. Осторожность и предусмотрительность прежде всего: было бы крайне неприятно потерять важную информацию из-за проявленной беспечности.
  И работа закипела. Оказалось, что беспорядок на рабочем столе - лишь видимость; на самом деле, лежащие там документы были разложены по особой системе: справа - обработанные реактивами, рядом с ними - письменные принадлежности для создания дубликатов, слева - стопки уже сделанных копий в хронологическом порядке. Ветхие оригиналы упаковывались в прозрачную пленку по одному и в такой же хронологической последовательности складывались в сейф. Ничего ни в коем случае не выбрасывалось.
  Лорд Дарвис присоединился к хозяину комнаты, и они вместе выбирали и смешивали реактивы, чтобы добиться лучшего, а именно более видимого, результата (как выяснилось, лорд неплохо разбирается в этом вопросе), а меня попросили заняться дубликатами.
   Примечательно, что стол представлял собой широкую столешницу на ножках, никаких ящичков и в помине не было, а стул оказался передвижным за счет колесиков на ножках. Увидев его, я не сдержалась и обратилась к мастеру:
  - Мастер Рейт, у вас очень необычный стул. Я подобных еще не встречала.
  Кирианец поднял голову от очередного старинного листка бумаги и немного смущенно посмотрел на единственный в комнате предмет мебели, на котором можно сидеть, взгляд лорда Дарвиса последовал за ним.
  - Я позволил себе немного усовершенствовать казенное имущество. Сами понимаете, помощников нет, а ноги уже не молодые по триста раз вскакивать и идти к другому концу стола.
  - В вас есть изобретательская жилка. А где взяли колесики? - поинтересовался мой начальник.
  - Снял с кухонной тележки. Поврежденной, конечно, - немолодой уже мужчина отчего-то вдруг смутился.
  - Мне очень нравится конструкция. Эх, был бы у меня такой во время студенчества... - я мечтательно вздохнула.
  - Можете опробовать, если он вам так понравился. Все равно работать с реактивами удобнее стоя, а вам, конечно, сидя будет гораздо комфортнее, - ответил мастер. Было видно, как ему приятна высокая оценка его нововведений.
  - Спасибо, - я, не медля, заняла необычный стул и покатилась к своей части стола. - Замечательно! И очень удобно! Вам непременно надо запатентовать свое новшество и продавать передвижные стулья - озолотитесь!
  Мужчины улыбнулись моему энтузиазму и вернулись к работе, а я, наконец, приступила к своей.
  Дублируемые документы были, видимо, одними из самых первых материалов по делу и довольно 'спокойными', если так можно выразиться. В основном в них повторялись вполне типичные истории: да, жил Светозарный (или Светозарная) по соседству; видели редко, часто уезжал, почти никогда с соседями не общался; вроде бы, уехал с неделю назад, а может и с две.
  Бумага подтверждала, сказанное лордом Дарвисом, что первыми пропадать начали звезды - перекати-поле; о них мало что знали: были себе на уме, часто переезжали, никто их толком и не искал.
  Отложила десятый, по счету, аккуратно оформленный разборчивым почерком лист в соответствующую стопку и прикрыла уставшие глаза. Все-таки, как я ни убеждала начальство и Ариту, что я уже абсолютно здорова, а голова от долгого напряжения начинает побаливать.
  Лорд Дарвис и мастер Рейт тихо обсуждали преимущества очередной химической смеси по сравнению с предыдущей. Придя к общему мнению, склонились над лежащим перед ними пергаментом и начали медленно и осторожно наносить на него состав. На моих глазах на потрепанном листе начали проступать, казалось, давно истершиеся надписи. На лицах мужчин появились довольные улыбки.
  Вот уже одиннадцатый раз подряд я наблюдала одну и ту же последовательность действий: мастер и посол бережно раскладывают лист на приготовленном месте, обсуждают порядок действий и составляющие реактива, смешивают разные жидкости и порошки в чистой стеклянной колбе, потом получившуюся смесь наносят на бумагу и, если все получается, как было задумано, удовлетворенно улыбаются и отставляют сосуд, предварительно наклеив на него подписанную бумажку, а пергамент отправляется ко мне. Если же результат их не устраивает, использованный состав дорабатывается, и в итоге - радостные улыбки от очередного удавшегося эксперимента.
  Не отрываясь от покрытия пергамента очередной, на этот раз бурой, жидкостью, лорд Дарвис обратился ко мне:
  - Леди Лииса, на сегодня ваша работа закончилась. Вы можете идти, - я только открыла, было, рот, но спорить мне не позволили. - Никаких возражений.
  - Благодарю, лорд Дарвис.
  Я осторожно поднялась с необычного стула и вышла из комнаты. Покинув владения тайной канцелярии, решила немного пройтись. На свежем воздухе головная боль незаметно отступила. Было время обеда, но возвращаться в апартаменты не хотелось, и ноги сами привели меня к сосновой роще. Пряный аромат хвои вытеснил все мысли и тревоги, я наслаждалась мягкостью иголок под ногами, звонкими птичьими трелями и сама не поняла как, вышла к той самой уже знакомой мне полянке.
  Как ни удивительно, но я опять застала упражнения принцессы в стрельбе. Урок был в самом разгаре. Принцесса упорно стремилась попасть в цель, но редкие болты попадали хотя бы в мишень, а лорд Шарх стоял за ее спиной, давал указания и поправлял стойку.
  - Ваше высочество, перезарядите арбалет и дайте руке немного отдохнуть.
  - Лорд Шарх, почему вместо того, чтобы стрелять лучше, чем в начале урока, у меня все наоборот?
  - Потому что ваша рука устала. Для нее такие нагрузки непривычны. Это не страшно, со временем вы приноровитесь к оружию, и дело пойдет быстрее.
  - Хорошо бы, - Мирьяна вздохнула, обернулась к наставнику и увидела меня. - Лииса! Как хорошо, что ты пришла!
  Всучив арбалет кирианцу, девочка радостно помахала мне обеими руками. Мужчина повернулся, и теперь уже две пары глаз следили, как я приближаюсь: агатовые озера и карие с искорками.
  - Ваше высочество, не думала, что найду вас здесь. Вы перенесли время занятий? - поинтересовалась я, подойдя поближе.
  - Лорд Шарх перенес. У него были дела утром. Но теперь я этому даже рада. Иногда он такой зануда, - последнюю фразу венценосная шкодница произнесла нарочито громким шепотом, прикрывая губы ладошкой с одной стороны, якобы по секрету от объекта обсуждения. А потом уже нормальным тоном продолжила. - В любом случае, в твоей компании будет веселее.
  Мужчина, услышав такие обвинения в свой адрес, грозно нахмурил брови
  - С каких это пор я стал занудой? Помнится, совсем недавно ваше сопливое высочество хвостом ходило за мной по дворцу, утверждая, что я чуть ли не самая интересная личность в Кириане.
  - Допустим, в то время я не только вам проходу не давала, но и папе с Рахсадом, - и уже обращаясь ко мне. - Они мне все втроем не дают забыть, как я в пять лет следовала за ними по пятам. Но я продолжаю настаивать, что это было исключительно в целях расследования.
  - Какого расследования?
  - Ее высочество, под впечатлением от знакомства с ремеслом дознавателя, решила докопаться до истины в деле о пропаже набора юного стражника: меча, шлема и нагрудника - ее предыдущего увлечения, - пояснил лорд Шарх. - Венценосная Мирьяна Кирианская находилась в поиске самой интересной профессии и была жестоко разочарована, узнав, что принцессы не работают.
  - Я собирала досье, - прервала раскрывающую секреты речь кирианца значительно подросшая высокородная леди. - Первыми в списке подозреваемых были, конечно, папа, Рахсад, лорд Шарх и леди Фариса. В ту пору она еще лелеяла надежду привить мне любовь к куклам, розовым платьям и разным милым женскому сердцу безделушкам. Как видите, напрасно.
  - И чем же закончилось ваше расследование? Преступник был найден? - снова задала вопрос я.
  - Спустя пару дней, набор был обнаружен в маленьких ручках трехлетнего сына поварихи, мальчик играл с ним на улице.
  - Как оказалось, ее высочество после игры бросила эти три предмета во дворе, где их и нашел парнишка и, конечно, забрал себе. Из этого случая принцесса вынесла несколько уроков: во-первых, поняла, что не стоит разбрасывать свои вещи, где попало, во-вторых, научилась щедрости, подарив набор стражника сынишке поварихи. Но следить за нами не прекратила, - снова выдал Мирьяну лорд Шарх
  - Потому что досье не бывает лишним, - весомо высказалась девочка, нравоучительно подняв вверх указательный палец.
  По поляне разлился наш со второй наследницей веселый хохот, даже лорд не сдержал улыбки и короткого смешка.
  - Ваше высочество, давайте вы сделаете последний выстрел на сегодня - рука уже отдохнула - и я сопровожу вас на обед.
  Принцесса кивнула, приняла уже заряженное оружие из рук учителя, повернулась к мишени и встала наизготовку: ноги на расстоянии полушага друг от друга, правая чуть впереди левой, спина прямая, рука выпрямлена и вытянута, арбалет будто бы является ее продолжением. Мирьяна зажмурила сначала один глаз, примерилась, потом второй, затем моргнула и с громким выдохом спустила курок.
  В следующую секунду поляну огласил победный вопль.
  - Я попала! Лорд Шарх, Лииса, вы видели? Я с первого раза попала в мишень!!!
  - На этом, несомненно, выдающемся достижении я объявляю урок оконченным. Вы сегодня хорошо постарались, ваше высочество - с теплой усмешкой подвел итог кирианец.
  
  * * *
  
  Исконной печалью прелестниц королевского двора было то, что во время обедов их местом был противоположный от монаршей семьи конец стола, хотя, казалось бы, фрейлин ее высочества могли бы размещать и поближе. Девушки не были совсем уж глупыми, и некоторые из них даже догадывались, что не вызывают приязни ни у первого наследника, ни у принцессы, а его величество вообще придает мало значения их присутствию не только за столом, но и во дворце. Но надежда - странная штука: пока она есть, все разумные доводы не столь существенны. А в случае с кирианскими высокородными леди поведение определяли и не столько мечты и ожидания самих девушек, сколько чаянья их родителей.
  Теоретически, конечно, любая из них могла бы заинтересовать хоть короля, хоть принца, а на практике в сети фрейлин, оставляющих свой пост после сочетания законными узами брака, попадались лорды-советники, высшие офицерские чины, стражники и даже казначей, но никак не первые мужи королевства. Устроивших свою судьбу сменяли юные леди с ярко пылающими решимостью глазами, твердо уверенные, что уж они-то точно завоюют сердце, как минимум, черноглазого Рахсада, а скорее всего, и монарх вдруг окажется в них нежно влюблен. На этом моменте в своих мечтах они всегда спотыкались: очень уж сложно выбрать между действующим правителем и его прямым наследником, особенно, когда они оба очень не дурны собой. Спустя пару месяцев эйфория проходила, и к некоторым начинали закрадываться сомнения, что мужская часть правящей семьи вовсе не ожидала именно их появления с затаенным восторгом. По прошествии еще нескольких месяцев эти сомнения перерастали в уверенность, и здравомыслящие и практичные барышни обращали свое внимание на несколько менее влиятельных мужчин, с которыми впоследствии и соединяли судьбу, освобождая место рядом с ее высочеством, за которое готовы были все волосы друг другу повыдергивать другие, уже достаточно подросшие высокородные леди с амбициями, старательно пестующимися в семье.
  Таким образом, в среде фрейлин принцессы неким образом уравновешивались юношеский энтузиазм и опытная здоровая практичность.
  - Почему к его величеству за обедом так близко сажают советников? Неужели им нужно продолжать обсуждения этих их жутко важных дел и во время приема пищи? - скорбно вздохнула леди Вирана. Миниатюрная красавица с великолепными каштановыми волосами считалась новенькой, она появилась во дворце всего пару недель назад.
  - Нда... тебя, Вирана, будущий муж полюбит явно не за сообразительность, - фыркнула леди Улая.
  - Почему? - в зеленых глазах застыло искренне непонимание.
  Леди Исанна подавилась смехом, но быстро взяла себя в руки и сделала вид, что закашлялась.
  - Его величество предпочитает глупому женскому щебетанию неофициальные беседы со своими министрами. Поэтому вы, леди, должны вести себя с достоинством и не говорить глупостей. Не знаете, как ответить - просто улыбнитесь и похвалите собеседника, - произнесла леди Фариса, окидывая строгим взглядом фрейлин ее высочества. Увидев возвращение благопристойного поведения в ряды барышень, она вновь вернулась к обеду.
  - Главное - делать достойный и степенный вид, а о чем мы тут разговариваем, его величеству все равно не слышно, - поделилась опытом леди Гелла, за что получила острый взгляд от наставницы ее высочества, на который не обратила никакого внимания.
  - А мне вот другое интересно: почему мы сидим тут, а Светозарная рядом с принцессой? - вступила в разговор леди Синта, немного хмуря брови.
  - Вообще-то, она напротив посла сидит, строго по этикету, - заметила леди Улая
  - Да, но посол-то - первый от принца Рахсада.
  - Не нам решать, насколько близко должен сидеть Светозарный лорд к его величеству.
  - Все равно. Смотрю на нее - и кусок в горло не лезет, - леди Синта в расстройстве поджала губы.
  - По-моему, это последствия твоей новой диеты. Ты убила в себе аппетит. Скоро станешь тощей, как жердь, и не сможешь двигаться от слабости, - с усмешкой сказала леди Исанна. - Полежишь первое время в лазарете, а потом отправят тебя в родные пенаты, а на освобожденном месте появится следующая наивная девчонка вроде Вираны.
  Леди Синта нервно сглотнула и поспешно отправила в рот порцию салата.
  - Ну и юмор у тебя, Иса, - заявила леди Гелла с благопристойной ничего не выражающей миной на лице. - Синта, прекрати давиться салатом. Просто тут атмосфера такая - не располагает к усвоению пищи. Здоровый аппетит засыхает на корню от колючих взглядов и реплик.
  - Зато фрейлинам никакие диеты не нужны, - жизнерадостно заметила все та же леди Исанна.
  
  * * *
  
  Гул голосов наполнял королевскую столовую. Приближенные лица: министры, советники, фрейлины и посольства обсуждали последние новости, многозначительно переглядывались, получали распоряжения и замечания. И может быть, потому что обед был еще одним пунктом в рабочем расписании монарха, здешняя атмосфера располагала больше к интригам и закулисной игре, чем к приему пищи.
  Недоброжелательные взгляды будто прожигали во мне дыру, но стоило оглядеться и поймать чей-нибудь взор, на лице по ту сторону стола тут же возникала лживая дежурная улыбка.
  Очаровательно. Как оказалось, на обстановку за столом не обращали абсолютно никакого внимания аж пять человек: его величество, принц Рахсад, принцесса Мирьяна, лорд Шарх и пожилой профессор, сидящий между молодым советником и еще более юной фрейлиной и рассказывающий о каких-то своих выводах относительно течения времени. Девушка сцеживала зевок в кулак, вяло имитируя интерес, а вот молодой человек даже задавал вопросы: видимо, тема его зацепила.
  Впрочем, какая разница! Решительно выбросила все измышления на данную тему из головы и твердо вознамерилась уделить внимание божественно пахнущему жаркому, вместо переживаний о том, кто на меня как посмотрел. Надоело! Погрузившись в царство вкуса, пришла к выводу, что здешняя еда мне нравится гораздо больше местного общества.
  Как ни странно, но в итоге я получила огромное удовольствие от еды.
  Последующие два дня прошли в работе. В отличие от лорда Дарвиса, проводящего в комнате-лаборатории с документами по три-четыре часа в день, а в остальное время занятым другими не менее важными делами, я корпела над бумагами все время от завтрака до ужина, переписывая каллиграфическим почерком свидетельства столетней давности.
  Арита, сроднившись с ролью сиделки, считала своим долгом провожать меня утром и встречать вечером, за что я была ей безмерно благодарна, потому что если с одеждой еще могла справиться, то сделать самой прическу, закрывающую рану на голове, да еще и аккуратную, мне было не под силу.
  Проснувшись на восьмой день после получения травмы, дернула за шнурок, зовя горничную, чтобы та, как обычно, помогла мне с прической (к хорошему быстро привыкаешь).
  - Мирных дней, леди! Пусть Праздник Сияющей Эллис принесет вам только радость! - поприветствовала меня улыбающаяся девушка, входя в комнату.
  От неожиданности расческа чуть не выпала из моих рук. Я совсем упустила из виду приближение праздника!
  - Мирных дней, Арита, - немного растерянно я вернула традиционное приветствие.
  - Ах, сегодня такой чудесный день! А вечером будет праздник! Бал во дворце, а в городе гулянье, - продолжала щебетать девушка, забирая у меня расческу и приступая к ежеутреннему и ежевечернему ритуалу (а иначе это действо не назвать) : очень осторожно, даже трепетно она расчесывала мои волосы до тех пор, пока они не ложились волосинка к волосинке и не становились послушными и податливыми ее умелой руке. То ли из-за цвета, то ли из-за длины (моя серебристая шевелюра в свободном состоянии ниспадает сантиметров на тридцать ниже пояса), то ли еще из-за чего, но Арите доставляло видимое удовольствие работать с моими волосами, а в своем деле она была истинным мастером. Думаю, если однажды она решит уйти с дворцовой службы и открыть цирюльню, у нее отбоя от клиенток не будет.
  И вот сижу я перед зеркалом, наслаждаясь процессом расчесывания, и неожиданно вспоминаю: бал! Платье!
  - Арита, а что с платьем?
  - Не переживайте, леди, Ришаль приедет за три часа до начала бала. У нее все готово. И хоть примерок не было - в вашем состоянии какие уж были примерки - это не повод для беспокойства. Ришаль - истинный мастер, и если вдруг где-то что-то и нужно будет подправить, трех часов ей вполне хватит.
  Я облегченно выдохнула. Буду надеяться, что все сложится, как говорит Арита.
  - И да, сегодня постарайтесь освободиться до обеда, перед праздником нам нужно привести вас в должный вид, - добавила служанка.
  Я недоуменно посмотрела на ее отражение в зеркале с немым вопросом на лице.
  - Леди, после происшествия и этой вашей работы по девять часов в день, вы не выглядите отдохнувшей, так что будем это исправлять.
  Перевела взгляд уже на свое отражение и убедилась в правдивости слов горничной: лицо бледнее, чем обычно, под глазами залегли тени, да и вообще какой-то осунувшейся выгляжу. Девушка права. С этим определенно нужно что-то делать.
  Закончив утренний туалет и одевшись, отправилась на свою работу копировальной машины.
  Вот мне интересно. Что случилось с бумагами, что они находятся в таком состоянии. По сути, если соблюсти все необходимые условия, то храниться во вполне доступном чтению виде документы могут очень долго, а эти имеют такой вид, словно какое-то существо с ядовитой слюной пожевало и выплюнуло.
  Суровые стражи на входе на первый подземный этаж, уже знали меня в лицо, но пропуск исправно требовали. Пройдя пропускной пункт и достигнув, наконец, выделенного нам помещения, открыла дверь и поздоровалась с мастером и лордом послом, который как всегда, приходил раньше меня.
  - Мирных дней вам, лорд Дарвис! Мирных дней вам, мастер Рейт!
  - Мирных дней вам, леди Лииса! Сегодня, как и планировали, закрываем первый период - и свободны. Все-таки праздник. Народ, вон, с самого утра гуляет, - вернул мне приветствие кирианец
  Это правда. Праздник Сияющей Эллис - официальный выходной во всех странах континента. Но мы решили, что лучше завершить с документами первого периода и уже спокойно отдыхать, к тому же, осталось совсем немного - с десяток свидетельств только - просто вчера не успели доделать.
  - Мирных дней вам, леди Лииса! Первое свидетельство уже лежит на вашей стороне стола, - Лорд Дарвис , как всегда, сразу перешел к делу.
  Работа шла быстро, за последние три дня мы уже привыкли друг к другу и наловчились все делать быстро точно и аккуратно.
  Первый период, так мы условно озаглавили документацию за первые два года, был закрыт задолго до обеда. И мы, обменявшись пожеланиями хорошо провести праздник, распрощались.
  Покинув территорию тайной канцелярии, решила заглянуть на ту самую полянку в надежде, что урок стрельбы не отменили в связи с праздничным днем. Надежды оказались оправданными. Занятие было в самом разгаре: принцесса сосредоточено заряжала арбалет, становилась в стойку, прицеливалась и стреляла, после чего процедура повторялась. Лорд Шарх стоял чуть поодаль и время от времени давал девочке советы и поправлял. Сегодня уже почти все болты попадали в мишень.
  Я поравнялась с мужчиной и тихо поздоровалась, чтобы не отвлекать вторую наследницу.
  - Мирных дней вам, лорд Шарх. Вижу, ваша ученица делает успехи.
  Лорд кивнул, продолжая глазами следить за действиями принцессы, и так же вполголоса ответил:
  - Мирных дней. Ее высочество талантливая девочка и очень увлекающаяся натура, она добивается успеха во всем, чем занимается. А проказы у нее вообще выходят виртуозно.
  Выстрел. Перезарядка. Прицел
  - Я все слышу, учитель. Мирных дней, Лииса!
  Выстрел. Болт вошел в самый край щита.
  - Сосредоточьтесь на центре мишени, не отвлекайтесь на внешние факторы. Гром ли, ветер или в вас швыряют комья грязи - ничто не должно нарушать вашу концентрацию, - снова повысил голос лорд Шарх
  Перезарядка. Прицел. Выстрел. В этот раз болт оказался в пределах крайнего круга мишени.
  - Уже лучше. Продолжайте.
  Действия принцессы с каждым разом становились все увереннее, быстрее, точнее. Под редкие комментарии лорда Шарха она продолжала оттачивать стрелковое искусство.
  Некоторое время спустя кирианец объявил перерыв, и девочка опустила уже слегка подрагивающую руку и подошла к нам.
  - Вроде, арбалет и легкий, но уже через двадцать минут урока кажется, что у меня в руках полновесная гиря, - со вздохом пожаловалась дочь его величества. - Как же наши стрельцы справляются с обычными арбалетами?
  Лорд Шарх хмыкнул и ответил:
  - Во-первых, они взрослые мужчины и намного сильнее вас, а во-вторых, свое оружие стрельцы держат обеими руками, потому что оно действительно очень тяжелое. Над вашим самострелом работали лучшие оружейники, чтобы сделать его маленьким и легким, но точным. Они использовали новый сплав, и максимально облегчили конструкцию. Это очень дорогое удовольствие, и поэтому позволить заказать изготовление оружия под себя могут только обеспеченные люди, а солдатам приходится самим подстраиваться под казенное оружие. Но не переживайте, оно очень неплохого качества, так что стрелки не жалуются.
  - А почему тогда я учусь стрелять с одной, и притом вытянутой, руки, если бравые вояки держат оружие двумя? - попыталась возмутиться венценосная ученица.
  - Потому что это вполне вам по силам. Когда вы, наконец, начнете попадать в яблочко, дистанция будет увеличена, и так до предела дальности арбалета. А потом начнете практиковаться в стрельбе с левой руки.
  Потухшие, было, от усталости глаза снова загорелись азартом и предвкушением.
  - А с двух рук одновременно?
  - Сперва освойте то, что я озвучил, - усмехнулся наставник.
  - Может тогда мне стоит продолжить? - девочка горела энтузиазмом.
  - Дайте руке еще немного отдохнуть.
  Тогда воспрянувшая духом принцесса обратилась ко мне:
  - Лииса, раз так, может, ты хочешь попробовать? Это совсем не трудно. Все равно у меня пока перерыв.
  В первую секунду я немного растерялась, но, заметив насмешливый взгляд, который на меня бросил лорд Шарх, решила согласиться. Как-никак, в детстве у меня получалось вполне метко метать снежки в братьев.
  - Я не против.
  - Отлично! Держи, - с этими словами ее высочество впихнула мне в руки арбалет и принялась показывать, как его следует перезаряжать.
  Должна сказать, учитель из Мирьяны вышел очень требовательный. Показав мне последовательность зарядки арбалета, она заставила меня повторить ее действия не менее семи раз и только потом разрешила встать напротив мишени и еще несколько раз поправила мою стойку.
  - Вроде бы все правильно, - вынесла вердикт юная леди, критично оглядывая композицию 'Светозарная и арбалет'. - как вы считаете, лорд Шарх?
  - Считаю, что вы очень прилежная ученица, ваше высочество. Все верно.
  Принцесса просияла, и тут же вернулась к роли строгой наставницы.
  - А теперь прицельтесь и плавно спустите курок.
  Я зачем-то набрала воздух и задержала дыхание. Не знаю зачем. Просто так получилось. А потом направила болт так, чтобы острием он смотрел в центр мишени, и выстрелила. В следующий миг почувствовала небольшую отдачу, немного дернувшую руку вверх. Посмотрела на щит. Я попала в мишень. Выстрел ушел в молоко, но идти подбирать стрелковый снаряд не пришлось
  - Совсем неплохо, - раздался голос лорда Шарха за моей спиной. - Перезарядите арбалет.
  Пока я следовала указаниям и снова стала в стойку, он подошел ближе.
  - Расслабьте плечи, - с этими словами он положил на вышеупомянутые плечи свои руки и несильно их сжал.
  Я вздрогнула. Лорд сделал вид, что не заметил.
  Судорожно выдохнув, повела плечами, сбросив его горячие пальцы, и с удивлением заметила, что их температура ощущается даже через ткань платья, и, следуя инструкции, расслабилась.
  - Хорошо. Теперь поднимите руку чуть выше, - своей ладонью направил, показывая, насколько выше должно быть моя рука.
  Я почувствовала, что начала краснеть. Умом понимала, что глупо в такой ситуации смущаться, но ничего не могла с собой поделать и медленно, но верно заливалась румянцем.
   Да, я не привыкла к прикосновениям мало знакомых мужчин. Никто из так называемых претендентов, желающих осчастливить своим брачным комплектом из руки и сердца, так и не стал мне женихом, а любой другой статус не позволял иных прикосновений к высокородной леди, кроме как поцелуй руки, если леди дозволит.
  Только вот лорда Шарха это не беспокоило.
  Осознание своего бессилия перед физиологическими процессами, запустившими изменение цвета моего лица, и двусмысленности, с которой эта перемена может быть истолкована, вызвало во мне злость.
  Учитывая предыдущий опыт с отдачей, крепко сжала значительно потяжелевший арбалет, прицелилась и выстрелила.
  - Невероятно! Лииса, ты попала в первый круг! - раздался восторженный вскрик ее высочества, а сама девочка радостно теребила меня за руку.
  Я с удивлением смотрела на болт, вошедший в самый край первого круга мишени.
  - Хороший выстрел, - похвалил мужчина, все так же стоявший за моей спиной.
  - Благодарю. Было очень занимательно. Наверное, перерыв уже закончился? - я отдала разряженное оружие принцессе и поспешно уступила место напротив мишени.
  Мирьяна встала наизготовку, а потом вдруг опустила самострел и обернулась, в ее глазах водили хороводы хитринки. Прищурившись и уперев левую руку в бок, она обратилась к наставнику:
  - А знаете, лорд Шарх, я, видимо, гораздо лучший учитель, чем вы. Моя ученица ни одного из двух болтов не отправила мимо мишени, а второй вообще попал в первый круг! - ее голос сочился ехидным весельем.
  - Не зазнавайтесь, ваше высочество, тут все дело во врожденной меткости леди Лиисы, - парировал кирианец.
  - Полно вам оправдываться. Все дело в педагогическом таланте. Моем естественно. Может, мне самой себя учить?- венценосная егоза ненадолго сделала вид, что задумалась, но не выдержала и весело расхохоталась. А мы с лордом не могли ее не поддержать.
  Своевременная шутка разрядила обстановку, и урок продолжился в той же непринужденной и благодушной атмосфере.
  Принцесса Мирьяна, как ты это делаешь? Кажется, будто в теле одиннадцатилетнего ребенка заключена мудрость веков, или сверхъестественная чувствительность.
  Прицел. Выстрел. Перезарядка.
  Прицел. Замечания лорда Шарха. Выстрел.
  Мне было спокойно и уютно в этот момент на этой полянке рядом с ее высочеством и, как ни странно, временами заносчивым и странным кирианским мужчиной. Наблюдение за упражнениями принцессы не мешали мерному течению мыслей в моей голове. Я обдумывала и пыталась понять свою реакцию на прикосновение главы тайной канцелярии.
  Он ведь не первый раз дотронулся до меня. К примеру, когда лорд Шарх нес меня в апартаменты после нападения, мне это было безразлично, я практически не чувствовала ни его рук, поддерживающих меня, ни торса, к которому была прижата в тот момент. Я чувствовала только боль. Но ведь на прикосновения лорда Дарвиса к моей руке я тоже так не реагировала, а мне тогда немного полегчало.
  Нет, во всем виноват болевой шок!
  Я потрясла головой, чтобы выкинуть оттуда навязчивые мысли. Нашла из-за чего переживать! Да я точно также бы дернулась от прикосновения любого представителя мужского пола просто потому, что притрагиваться к леди без ее дозволения - дурной тон. Это все от неожиданности. Успокоив себя таким образом, снова полностью погрузилась в созерцание юной Мирьяны, укрощающей арбалет.
  
  * * *
  
  Я появилась в посольских апартаментах, немного припозднившись к обеду. На столике уже стоял поднос с едой, а рядом с ним нервно постукивала по спинке стула горничная.
  Едва завидев меня, она воскликнула:
  - Леди, ну где же вы пропадаете! Скорее кушайте, Ришаль может появиться в любую минуту.
  Я покорно заняла свое место и приступила к трапезе.
  Как и предсказывала Арита, не прошло и десяти минут, как раздался стук, и в комнату величественно вплыла мастер. К тому моменту я уже расправилась с обедом, и даже приборы были унесены расторопной служанкой.
  - Мирных дней вам, леди Лииса! И тебе, Арита, мирных дней! Пусть праздник Сияющей Эллис принесет нам всем много светлых моментов! - приветствие столь же своеобразное, как женщина, произнесшая его.
  - Мирных дней и вам, мастер Ришаль. Рада снова видеть, - я вернула традиционное пожелание.
  - Мирных дней, дорогая! - с улыбкой произнесла Арита.
  - Где я могу расположиться?
  - Пойдем, я покажу, - служанка указала на мою комнату и повела черноволосую кирианку за собой. Та, в свою очередь, подала знак лакеям, стоявшим за порогом и державшим свертки, саквояжи и даже чемодан, чтобы те не отставали.
  Процессия прошествовала в мою комнату. Аккуратно расположив весь принесенный груз, лакеи поклонились и покинули апартаменты, после чего я, наконец, решилась зайти в свое временное пристанище.
  Мастер Ришаль без суеты, но довольно быстро открывала привезенные сумки и доставала оттуда какие-то скляночки и коробочки, разворачивала свертки с одеждой. Я растерянной статуей застыла на пороге, не зная, что делать. Заметив это, женщина прервала суету и обратилась ко мне:
  - Леди Лииса, сейчас вы направляетесь в ванную и там выполняете все указания Ариты, потом примерите наряд , а дальше будет видно.
  Кивнула и проследовала за горничной. В ванной царил уже знакомый мне аромат мяты и сирени, но с какими-то дополнительными нотками. Принюхавшись, узнала лимон и, как ни странно, мёд.
  - Так, леди, давайте забирайтесь в ванную. Наш мастер снабдила меня средством для изменения цвета волос. Не беспокойтесь, после первого же мытья головы и следа от него не останется, - так приговаривая, горничная подошла ко мне, уже расположившейся в ванной, полной пены. - Сейчас нанесем этот состав вам на волосы, пять минут подержим и смоем, а потом еще минут пятнадцать полежите. И маску вам сделаю. Свою, фирменную. Рецепт семейный, достался мне еще от прабабки, после нее ваше личико ярче алмитов засияет.
  Я доверилась умелым рукам Ариты, с удовольствием расслабилась и закрыла глаза. Было так приятно лежать в горячей пахнущей воде, что я и не заметила, как пролетели эти двадцать минут
  Как только я выбралась из ванной, меня немедленно нарядили в пушистый махровый халат и подсушили волосы предусмотрительно нагретыми полотенцами. После этого мы покинули место омовения.
  В комнате меня снабдили комплектом белья и отправили одеваться за ширму. С удивлением не обнаружила у себя в руках ничего знакомого. Панталоны были очень маленькими, то есть, надев, я, конечно, убедилась, что размер мой, но ни ноги, ни живот они совершенно не прикрывали - только место, откуда вышеупомянутые конечности растут. Корсета не было и в помине; я хочу сказать, что предмет, раз в пять меньший по размеру, никак не мог называться корсетом, хотя и нес те же функции. Застегнуть приспособление самой не получалось, и я решила попросить о помощи.
  - Мастер Ришаль, вы не могли бы мне помочь?
  Рукодельница мгновенно откликнулась на зов.
  - Видите ли, я никак не могу застегнуть этот...это...устройство, - повинилась я, чем вызвала веселый смешок зеленоглазой гурии.
  - Это бюстгальтер. Облачение, которое я для вас выбрала, на его исконной родине носят без белья, но я подумала, что для нас с вами это будет слишком и, чтобы вам было комфортнее, немного уменьшила наш традиционный набор нижней одежды. Пришлось повозиться, зато было интересно, - с этими словами мастер в одно движение застегнула этот... бюстгальтер и аккуратно поправила. - Отлично. Сидит великолепно. Теперь давайте примерим, наконец, и сам наряд.
   Я выбралась из-за ширмы. В комнате только женщины, одна из которых - портной, и голым телом ее не удивишь, а вторая - горничная, которая что только не увидит на своей работе, так что стесняться мне определенно было некого.
  Арита, увидев мое облаченное разоблачение, которое было, ко всему прочему, мягкого светло-бежевого оттенка и практически сливалось с цветом кожи, сначала впала в легкий ступор, а затем начала жадно изучать творение мастерицы.
  - Хорошо, что, кроме меня, этого никто не видит, не то порвали бы вас обеих на мелкие кусочки. Одни за безнравственность, а другие - из зависти, - подвела она свой итог смотру нового фасона нижнего белья.
  - Не будем терять времени. Леди, одевайте, - мастер подошла ко мне с небольшим куском ткани - Это лиф.
  Пояснение было не лишним. Сама я бы, наверное, не догадалась. Лиф оказался темно-синим и прикрывал грудь и ребра, оставляя открытым живот. Следом за ним на меня одели облегающие, словно вторая кожа, легкие штаны в тон к верху, которые оказались нижними, на них были одеты еще одни - шаровары, тоже синие - но сама ткань искрилась серебринками на свету. В целом непрозрачная, под нужным углом она все-таки давала уловить силуэт ног, обтянутых нижними штанами. Последним штрихом стала рубашка, или как ее назвала мастер Ришаль - туника, хотя больше всего этот предмет одежды походил на короткое и невероятно неприличное платье. Вырез образовывал подобие лодочки от одного плеча до другого, широкие рукава собирались на запястьях тесьмой, сама туника повторяла очертания фигуры, сужаясь к талии и расходясь ниже в прямую юбку. Длиной до середины бедра, по подолу и вырезу она была расшита кристаллами, игравшими всеми оттенками синего и фиолетового, и украшена орнаментом. Рубашка, то есть туника, была будто перламутровой: по ее, поверхности словно разбегались лунные радуги, если только луна может быть такого прекрасного нежно-сиреневого оттенка. Она была словно дымчатой: вроде и не просвечивающая, но, чтобы угадать очертания предметов под ней, особо напрягать зрение не нужно.
  Наряд балансировал на грани дозволенного. Подобных одежд я никогда не носила, но ведь сегодня костюмированный бал, и под маской меня никто не узнает. К тому же в такие вот вечера туман таинственности будто размывает устоявшиеся рамки, и порицаемое в другие моменты поведение и облачение воспринимается как экстравагантное и необычно смелое.
  В комплект к наряду шли атласные туфельки насыщенного синего цвета без малейшего намека на каблук.
  Мастер Ришаль и Арита обошли меня несколько раз по кругу, чтобы убедиться, что все сидит идеально.
  - Мастер, как вам это удалось? После не очень приятного происшествия я немного похудела, но костюм сидит, как влитой, - с искренним восхищением, я подняла глаза на гениальную женщину.
  - Все очень просто. Арита сообщила мне об этом печальном событии, и я немного убрала по швам в тех местах, где мы, женщины, худеем в первую очередь, - с улыбкой ответила мне мастерица и подмигнула. - Так, не расслабляемся. Арита, будь добра, займись прической.
  Горничная усадила меня перед зеркалом и распустила волосы, собранные в пучок на макушке, чтобы одеваться было удобнее. Я взглянула на свое отражение и усомнилась в том, что волосы действительно мои. Родной серебристый цвет сменил мягкий светло-золотой оттенок, вспыхивающий рыжиной при попадании лучей света под особым углом. У меня чуть некультурно челюсть не отвисла. Я слышала, что многие леди увлекаются изменением цвета волос, но не Светозарные. Зачем, если жидкое серебро, ниспадающее с их голов, - лучшее украшение и привилегия, которые только можно придумать? Я всегда воспринимала свой цвет волос как насмешку, но, не буду кривить душой, он мне действительно нравился.
  Пальцы служанки порхали над моей - не моей - шевелюрой. Сначала тщательно расчесав и убедившись, что волос лишь слегка влажный, Арита принялась за прическу. Она не стала сооружать мне сложных башен на голове, но следуя выбранному образу, плела косу. И какая это была коса! Произведение искусства. Пряди вплетались друг в друга, образуя цветы, листочки и изгибающиеся лозы, за которыми, будто за кованой решеткой, скрывалась остальная масса волос, не задействованная в плетении. Концы девушка закрепила заколкой, украшенной такими же кристаллами, как и туника, та, которая рубашка. Замысловатое плетение, постепенно сужаясь, оканчивалось на уровне ягодиц.
  - И последний штрих, - мастер Ришаль заняла место Ариты и аккуратно, чтобы не нарушить плетение, одела мне на голову обод. Гладкий, серебристого цвета, спереди инкрустированный все теми же кристаллами. К вискам от него спускались цепочки с маленькими клипсами, которые удерживали небольшой кусок дымчато-сиреневой ткани, скрывающий нижнюю половину лица, и оставляющий видимым все остальное.
  Мастер показала мне, как закреплять ткань клипсами, на случай, если захочу открыть лицо.
  Еще раз осмотрев меня со всех сторон, кудесницы пришли к выводу, что чего-то все-таки не хватает, и Арита, воскликнув: 'знаю!', - зарылась в баночки, привезенные мастерицей.
  - Вот! Сейчас подведем глаза и подкрасим ресницы. Совсем немного, просто наметим акцент.
  Через еще две минуты я была готова, и мне, наконец, позволили как следует разглядеть себя в зеркале. Что сказать: мастер Ришаль и моя горничная - настоящие волшебницы. И если я сама не узнала свое отражение, то никто другой точно не распознает во мне Светозарную леди сегодня на балу. Из зазеркалья на меня смотрела южная принцесса, без ложной скромности замечу, изрядно интригующая. Подобранный и умелой рукой воплощенный в жизнь образ будоражил воображение.
  - Спасибо, - произнесла я, повернувшись к любующимся плодами своих усилий кирианкам. - Я не ожидала, что все будет настолько ... настолько интересно, завораживающе и красиво. Спасибо вам.
  Быстро пересекла комнату и достала из прикроватной тумбы заранее приготовленный кошель с деньгами. Я изначально положила больше оговоренной платы и теперь была очень этому рада. Такой результат в таких неблагоприятных условиях (все-таки, ни одной примерки!) должен быть вознагражден сверх установленной суммы. Вернулась и вложила тканый мешочек с монетами в гениальные руки мастерицы.
  - Вы превзошли все даже самые смелые мои надежды.
  Довольная брюнетка приняла оплату и ответила:
  - Мне самой очень приятно видеть, что все получилось, как задумывалось. Для меня это главное. Ну, и конечно, я рада видеть, что результат пришелся по вкусу и вам.
  Я снова повернулась к зеркалу, мне хотелось рассмотреть каждую деталь наряда. В этот момент раздался стук в дверь. Арита пошла открывать. Стучащим в мою комнату оказался лорд Дарвис.
  - Леди Лииса... - взгляд лорда мазнул по знакомому лицу служанки, перескочил на мастера Ришаль, а потом и на меня. - Леди Лииса?
  Видимо, не совсем уверенный в том, что перед ним стою действительно я, посол решил уточнить.
  - Да, лорд Дарвис, вы что-то хотели?
  Услышав знакомый голос, начальник уверился в том, что обращается именно ко мне.
  - Вы очень преобразились. Не встреться мы до бала, я бы ни за что вас не узнал.
  - Благодарю. Это все стараниями мастера Ришаль. Она гений портняжного искусства, - мастер присела в неглубоком реверансе. - Мастер Ришаль, это лорд Дарвис, посол королевства Ситары, - лорд кивнул, а в его взгляде зажегся интерес.
  - Бал начнется с минуты на минуту.
  - Неужели? За всеми этими приготовлениями я и не заметила, как пролетело время.
  - Нам стоит поторопиться, - озвучило очевидный факт начальство.
  - Конечно, - я повернулась к мастеру Ришаль и горничной. - Еще раз огромное вам обеим спасибо.
  После высказанной благодарности мы направилась к выходу из комнаты. В гостиной посол достал полумаску с черным париком, достигающим плеч, и закрепил ее на голове: видимо, он тоже не хотел быть узнанным сегодня и поэтому спрятал выдающую его шевелюру. Лорд Дарвис не изменял своим привычкам даже в праздничный день. Его костюм был черного цвета, камзол и маска расшиты затейливыми узорами темно-бордовой канителью. Насыщенно-кровавые нити были единственным всполохом цвета во всем облачении.
  Оценив наряд начальства, улыбнулась и сказала:
  - Вы отлично выглядите, лорд Дарвис. Несколько мрачно, но загадочно.
  - Вы выглядите не менее интригующе, леди Лииса. Мне приятно будет появиться на королевском балу, ведя под руку настоящую южную принцессу.
  Мы уже хотели покинуть апартаменты, когда после быстрого стука дверь открылась, на пороге появился лакей со стопкой конвертов.
  - Прошу прощения, господа, сегодняшняя почта прибыла с запозданием,- произнес Хант.
  Мой работодатель принял стопку и отнес ее в свой кабинет, после чего мы, наконец, отправились в тронный зал, где должно было состояться празднество.
  
  * * *
  
  В огромном помещении с невероятно высокими потолками, где поместились бы, наверное, три полноценных этажа, калейдоскопом красок кружилась, захлебываясь куражом, разномастная толпа. Принцессы, вещуньи, лесные девы, цветы, пираты, кентавры, клоуны. Кого тут только не было, кто-то даже деревом нарядился, хотя сначала я подумала, что это наряд брокколи.
  Войдя в двери, мы словно окунулись в бурлящий океан. Не ожидающий подвоха лорд Дарвис немедленно был увлечен звонко смеющейся морской девой в центр зала, где уже кружились в танце с два десятка пар. Я же решила немного осмотреться, поэтому отошла к стене, стараясь не сталкиваться с опьяненными весельем сказочными - и не очень - героями.
  Как я и предполагала, на сегодняшнем празднике в наличии было, как минимум, пятнадцать девушек, избравших для себя наряд Сияющей Эллис единственным подходящим. Они старались потеряться в общей массе, но нет-нет, да и встречались, выброшенные друг к другу хаотичным движением этого яркого муравейника. Когда такое случалось, девушки растягивали губы в кривых улыбках, наметанным глазом оценивали костюм, парик и макияж конкурентки и немедленно расходились, либо досадливо поджав губы, если у соперницы одеяние было лучше по какому-либо параметру, либо не скрывая торжествующей ухмылки.
  У стен располагались столики с легкими закусками, сладостями, а так же прохладительными и горячительными напитками. За каждым столиком стоял лакей, обслуживающий подходящих за едой или питьем господ.
  На такие мероприятия обычно приглашались все аристократические семейства столицы и наиболее высокородные со всей страны. Не имеющие древнего ветвистого родового древа тоже встречались: за особые услуги либо по протекции благородных лордов или леди допускались на празднества и талантливые в какой-либо области простолюдины. Ну и, конечно, купеческое сословие. Наиболее удачливые дельцы и банкиры так же исправно приглашались, ибо на их деятельности немалая часть экономики королевства завязана.
  Долго наблюдать за происходящим вокруг мне не пришлось, потому что в какой-то момент обзор загородила высокая мужская фигура. Подняв на помеху глаза, увидела слегка тучноватого черноволосого пирата с саблей(дай Сияние, чтобы она была бутафорской), лихо нахлобученной шляпой и закрученными усами.
  - Прекрасная гостья из южных пределов, не желаете ли подарить танец пирату? - задал вопрос корсар, галантно поклонившись
  - Выходите из роли, милейший - стал бы пират спрашивать позволения? - общее настроение завладело и мной: я кокетливо стрельнула глазами и слегка наклонила голову к левому плечу.
  - При виде вашей нежной красоты в моем суровом, закаленном штормами семи морей сердце пробудилось восхищение, а в подобных случаях даже у пиратов проклевывается вежливость, - нашелся с ответом усач.
  - Ах, ну как я могу отказать в просьбе такому бравому морскому волку? Мой первый танец - ваш.
  Корсар протянул руку, я подала ему свою, и через пару мгновений мы уже кружились в центре зала под странную ритмичную, но, несомненно, веселую мелодию.
  Полноватый мужчина оказался хорошим танцором, ни разу не покусившимся своим растоптанным сапогом с железными набойками на мои изящные туфельки. Тут либо мастерство сыграло свою роль, либо тот факт, что бал только начался, и пригубить горячительных мало кто уже успел. В любом случае, когда стихла музыка, мы расстались вполне довольные друг другом.
  Обычно на маскарадах каждый стремился разгадать, кто же прячется под очередной маской или найти знакомых, а потому партнеры сменялись быстро, задерживаясь не более, чем на один танец.
  Спустя одного гнома, охотника, пару фавнов и то самое дерево, больше похожее на брокколи, на очередной круг по центру зала меня пригласил властитель морских глубин. Самым интересным предметом в его наряде была корона из кораллов.
  - Прекрасная леди танцует?
  - С морским царем - непременно.
  Из полумаски на меня хитро смотрели глаза цвета безлунной ночи. Во всеобщем бурном и шумном восторге можно было не беспокоиться, что мои слова услышит кто-то, кроме адресата, поэтому я отважилась заметить:
  - Не слишком ли очевиден ваш наряд, ваше величество?
  - Юная Светозарная леди, оглядитесь: тут каждый третий наряжен в короля, властителя или императрицу, - ответил монарх, подмигивая в подтверждение догадки, что и мое инкогнито раскрыто. Хотя какие могут быть догадки после слова 'Светозарная'? Других Светозарных леди не то, что в этом зале, во всей этой стране не найти.
  - Или Сияющую Эллис, - прибавила я
  - Вот-вот, - улыбнулся самый, что ни на есть настоящий король Кириана. - Вы и сами в костюме южной принцессы.
  - Как же тогда вы меня узнали?
  - А есть у меня такое умение. Я распознаю всех, под какими бы масками они не скрывались. Но вы потрудились на славу: если бы не мой дар, быть вам неузнанной.
  - Над моим образом трудились настоящие волшебницы, благодаря их стараниям я обречена выглядеть на оценку не менее чем 'прекрасно'. Кстати, очень рекомендую.
  - Рекомендуете мне портного? - в агатовых глазах промелькнуло легкое удивление.
  - А почему бы и нет? Мне не сложно, вам, может, когда и пригодится, а мастеру Ришаль приятно. Качество работы можете оценить сами.
  Его величество улыбнулся.
  Танец подошел к концу, и мы склонили друг перед другом головы. Еще одно правило маскарада: чтобы сохранить анонимность - никаких реверансов и поясных поклонов. Все участники бала, пусть всего на один вечер, равны: от короля до обыкновенного мастера.
  - Благодарю властителя морских глубин за великолепный танец.
  - Благодарю за отменно проведенное время. Должен признаться, еще ни одна леди во время танца со мной не пыталась замолвить слово за своего портного. Вы умеете удивить, очаровательная южная гостья, - с усмешкой ответил его величество Таррияр
  - Спишем все на озорную атмосферу королевского бала, - я улыбнулась и, еще раз кивнув друг другу, мы расстались.
  Следующий танцевальный тур я пропустила, решив, что необходимо восстановить силы, и отправилась к закускам и напиткам. Но, как это ни печально, дойти до них мне было не суждено. Когда до вожделенных тарталеток оставались жалкие четыре метра, передо мной возникла маленькая фигурка, наряженная охотницей.
  - Лииса, если не хочешь остаться с искалеченными ногами, лучше смени направление, - прошипела принцесса.
  А это была именно она, потому что ошибиться в личности владелицы такого приметного арбалета, прикрепленного к поясу девочки-зверобоя было невозможно, учитывая то, что вряд ли ее высочество доверила бы свое сокровище хоть кому-нибудь.
  Я подправила траекторию движения и поинтересовалась:
  - И кто же представлял такую опасность для моих ног?
  - Видишь невысокого мужчину в костюме рыцаря? - посмотрев в сторону столиков и, заметив вышеупомянутый объект, кивнула - Это Лорд Хаттур. И он уже два танца как пьян, а сапоги у него железные.
  Я пригляделась. У лорда не только ноги, но и все тело было заковано в металл. Представляю, что будет со ступней, обутой в атласную туфельку, если нетрезвый рыцарь на нее наступит своей бронебойной конечностью.
  - Уже две придворные дамы охромели его стараниями, поэтому лучше ему на глаза не попадаться, - доверительно поведала мне моя спасительница.
  - Не думала, что на балу может быть настолько травмоопасно. Спасибо за предупреждение, ваше высочество, - поблагодарила и тут же спохватилась. - Надеюсь, моя оговорка не привлечет ненужного внимания.
  - Не беспокойся, не так уж и громко ты это сказала, да и, к тому же, сегодня мои верные наперсницы сделают вид, что не узнали меня, даже если у всех других сомнений в моей личности не останется, и ты закричишь им об этом на ухо. Идем, скоро начнется новый танец; нужно, чтобы твой следующий партнер был максимально опрятен и приятен.
  - А мой свежеприобретенный опыт говорит, что важнее всего, чтобы он был трезв и обут в мягкие кожаные ботинки, а в идеале - вообще босой.
  - Не привередничай и бери, что дают, - менторским тоном заявила венценосная егоза и легонько пихнула меня сзади в плечо.
  И ничего бы не произошло, если бы в этот момент какой-то леди с клумбой из роз на шляпе, на груди и вообще по всему платью не вздумалось резко сменить направление, и она не пихнула меня, причем довольно сильно, в другое плечо, попутно задев и ногу, в результате чего меня развернуло на сто восемьдесят градусов. Апогеем всей этой ситуации обернулась стремительная потеря мной равновесия.
  От встречи с мраморным полом меня удержали мужские руки, подхватившие мои собственные, взметнувшиеся в поисках опоры.
  Последовал сильный рывок, и я снова оказалась в вертикальном положении. Большие и смуглые ладони удерживали мои маленькие и светлые... Оторвав взгляд от контраста, подняла его выше.
  Мой негаданный спаситель был в наряде оборванца или бандита. Бело-пачканная широкая рубашка с небрежно расстегнутым воротом обрисовывала широкие плечи, закатанные рукава делали акцент на сильные мускулистые руки, а облегающие черные штаны с парой прорезей подчеркивали стройные ноги. Из-за пояса выглядывала рукоять кинжала. Хорошо еще, что этот персонаж в погоне за достоверностью образа не стал пачкать сапоги. В общем, передо мной предстала картина, вне всякого сомнения, приятная девичьему глазу.
  - Благодарю, э-э-э... даже не знаю, как вас назвать, но, тем не менее, я искренне благодарна, что не позволили мне упасть, - произнесла я, наконец, обратив внимание на его лицо, закрытое от переносицы и ниже куском черной ткани.
  - Не стоит благодарности: такую прекрасную деву в беде не оставит даже разбойник. Но, таки быть, в качестве платы за спасение я приму от вас танец.
  И мужчина, соответствуя выбранной роли и не дав времени на ответ, увлек меня в круг танцующих пар. Я обернулась к ее высочеству и увидела ту радостно машущей мне вслед.
  - Так вы разбойник? - решила уточнить, как только мы поймали ритм, и заученные движения, отработанные много раз стали сменять друг друга сами по себе.
  - А вы думали кто?
  - Только не сердитесь, но сначала я подумала, что вы в костюме голодранца.
  Мужчина изучающее осмотрел себя, так, как если бы видел впервые и произнес:
  - В принципе легко спутать.
  - Как вам пришла идея выбрать столь...эм...эксцентричный образ?
  - О, идея не моя. Я проспорил желание одному человеку, с не по годам развитым чувством юмора. Так что такой эксцентричный образ, как вы учтиво выразились, был мне продиктован.
  Я еще раз окинула взглядом своего партнера по танцу. Внимание зацепилось за не отмеченные ранее детали: его прическа была не просто в беспорядке, на голове у мужчины царил натуральнейший хаос. Не самые, в принципе, короткие волосы, примерно четыре сантиметра длиной, были намеренно разлохмачены. В комплекте с хитрющим выражением глаз у него был тот еще бандитский вид. И хоть нижняя половина лица собеседника была скрыта, казалось, что он задорно улыбается. В этот момент в моем сознании промелькнула мысль; поймав ускользающую за хвост, я рассмеялась.
  - Что так развеселило южную гостью? - поинтересовался Разбойник.
  - Я вдруг подумала, что мы с вами должны смешно смотреться.
  - Почему? - брови заинтересованно приподнялись.
  - Ну как это? Только взгляните на нас со стороны: в центре зала танцует парочка в повязках, можно подумать, что мы из лазарета сбежали. О! Или мы банда и только и ждем подходящего момента, чтобы кого-нибудь ограбить. Мне это кажется смешным. А вам?
  - А мне кажется, что вы большая выдумщица, - решил передразнить меня мужчина.
  - А мне кажется, что вам тоже весело, - поддержала его начинание я.
  - А мне кажется, что вам не кажется.
  Я снова рассмеялась. Музыка становилась быстрее, а вслед за ней и наша скорость увеличивалась, и вскоре перед моими глазами все поплыло. Складывалось впечатление, что это люди, стены, окна и светильники кружатся вокруг, стараясь украсть равновесие, но Разбойник с веселыми карими глазами, ведущий меня в танце, оставался все таким же незыблемым, и я совсем не боялась упасть.
  Сияние! Как же давно мне не было так весело!
  
  * * *
  
  Праздник в честь Сияющей Эллис.
  В детстве любая девочка заслушивалась легендой о Спасительнице, а потом подолгу играла, представляя себя на ее месте. И пусть у кирианских девочек волосы были далеко не серебристого цвета, но душа ведь от этого не становится уже.
  Детство прошло, а желание примерить хотя бы костюм легендарной Сияющей осталось. К тому же, если бюджет позволяет воплотить детские мечты в жизнь, зачем отказывать себе в такой малости, верно?
  Вот и леди Вирана не стала.
  Наряд удался на славу, а парик - словно настоящую Светозарную остригли. Как же она ждала этого бала. В предвкушении не могла заснуть ночами. А что теперь?
  Маски масками, но, общаясь с людьми каждый день, ты запоминаешь их голоса, манеры, походку - все то, из чего складывается повседневный образ человека. И, конечно, леди Вирану узнали. Так же как и она узнала наивную леди Синту в костюме Морской Девы, саркастичную леди Улаю, преобразившуюся в Северную Императрицу, всегда находящую повод посмеяться или высмеять кого-то леди Исанну, наряженную Кошкой, и других фрейлин ее высочества.
  И если бы просто узнали! Так нет, каждая нашлась, что сказать по поводу выбранного ею костюма.
  'Да уж, только наша новенькая могла вырядиться в Эллис. Ну и как тебе постоянно натыкаться на барышень в таких же седых плохо уложенных париках, а, Вирана? ' - глумливо усмехнулась леди Гелла.
  'Ну, зачем же так грубо, Гел, можно подумать, ты и сама не помнишь, каково это. Ты так говоришь, как будто каждая из нас в свой первый королевский костюмированный бал не обряжалась в Сияющую. Не теряйся, Вирана, этот неловкий опыт есть у нас всех. Считай это чем-то вроде боевого крещения', - весело усмехнулась в своей манере леди Исанна.
  'Да какая разница, какой костюм, девушки. Синта, сойди с моей мантии!'- безразлично бросила леди Улая.
  'А я бы и в этот раз нарядилась Сияющей Эллис, да только остальные засмеют. В рядах фрейлин ее высочества выбор этого костюма, кроме как на первый бал, считается дурным вкусом и верхом неприличия. Да и новеньких тоже поддевают, ты и сама уже убедилась', - по секрету поделилась леди Синта, отбрасывая прядь водорослей с лица и тоскливо оглядывая костюм неопытной леди Вираны.
  Настроение стремительно падало. Какая глупость. Ведь она давно уже не маленькая. Почему ей взбрело в голову, напялить на себя этот дурацкий серебристый парик? Дура...
  'Не соблаговолит ли Сиятельная леди подарить танец сраженному ее красотой?', - произнес приятный мужской голос.
  Леди Вирана подняла глаза от пола и увидела перед собой молодого человека, наряженного в Первого Наследника из легенды о Сияющей. Она даже пару раз моргнула на случай, если все это ей кажется.
  'Прекрасная, мое сердце не выдержит отказа', - снова промолвил незнакомец и протянул ей ладонь в приглашающем жесте.
  Боясь, что голос дрогнет, самая молодая из наперсниц ее высочества молча подала ладонь тому, кто своим костюмом идеально дополнял ее образ. Оказавшись в центре зала, они закружились в танце.
  'Своей красотой вы затмили всех присутствующих в зале дам', - прошептал молодой мужчина, с искренним восхищением глядя в ее еще не до конца просохшие от сдерживаемых и непролитых слез обиды глаза.
  И в тот момент грустные мысли и язвительные реплики рассеялись и как бы выветрились из памяти девушки. Сегодня ее первый бал-маскарад, и она, будто в сказке, танцует со своим Принцем, в образе Сияющей Эллис. Пусть другие смеются, пусть подшучивают и стараются ранить колкими словами. Сейчас это не важно.
  Сегодня, пусть только на танец, но она побывала в легенде.
  
  * * *
  
  Закончился очередной танец. Главная забава костюмированного бала - попытаться угадать, кто же на самом деле твой партнер - была мне недоступна, я ведь толком никого тут не знала.
  Проводив меня к столам с закусками, уже полностью безопасными ввиду отсутствия пьяненького железного человека, Разбойник уже хотел было откланяться, когда к нам неожиданно подлетела маленькая охотница, чья личность не была для меня секретом.
  - У меня предложение! Давайте сбежим на городской праздник? - выпалила она на одном дыхании.
  - Что?!
  - Ваше высочество?!
  Одновременно вопросили мы с партнером.
  - Да ладно вам! Ну что тут еще будет интересного? Лииса, ты же никого тут не знаешь! А вы, лорд Шарх, вообще терпеть не можете подобные мероприятия и танцы с нашими придворными дамами. Если бы леди Лииса не упала вам прямо в руки, так бы весь вечер и бегали от дам! - вся ее речь, хоть и тихая, но насыщенная жестикуляцией, была очень эмоциональной. - К тому же, уже многие тут очень даже навеселе, так что лучше уйти сейчас, до наступления неловких ситуаций. Ну что, поедем? - и девочка с надеждой в глазах уставилась на нас.
  Мы с Разбойником, то есть с лордом Шархом, переглянулись. Нет, мне, конечно, казалось, что в образе партнера проскальзывает что-то знакомое, но лорд Шарх? В его взгляде тоже читалось удивление. Он первым разорвал недоуменное переглядывание.
  - Ваше высочество, ваша идея крайне безрассудна. Вы без охраны в городе, наполненном суетой и неразберихой? Это вряд ли.
  - Ну, во-первых, не одна, а с главой тайной канцелярии, который с легкостью может заменить четверку охранников. К тому же, у меня есть специальное устройство, по которому всегда можно определить дальность и направление положения его хозяина, то есть меня, от другого устройства, принимающего излучения первого. Второе находится у папы. Так ему спокойнее и он всегда может меня найти, - рассудительно аргументировала венценосная Мирьяна.
  - А вам не кажется, что о таких вещах не нужно распространяться в месте, где собралось так много лишних ушей? - парировал кирианец.
  - Оглянитесь: мы с вами единственные в радиусе трех метров. Все остальные опять танцуют.
  Мы оглянулись, ее высочество была права. Рядом совсем никого не было.
  - Через десять минут над дворцовым парком будет салют, и все пойдут его смотреть. По-моему - это идеальное время, чтобы нам улизнуть.
  - Ваше высочество, на вашу авантюру пока никто не согласился, - попытался урезонить наследную егозу лорд Шарх.
  - Но и отказа я пока не услышала. Ну, пожалуйста. Лорд, подумайте сами, зачем нам охрана, если вы предвидите конфликтные ситуации и просто не дадите нам в них ввязаться?
  - Я не куплюсь на лесть, юная леди, - произнес слегка потеплевшим голосом упорствующий мужчина.
  - Хорошо. Вы ведь можете распорядиться, чтобы нас сопровождали несколько ваших подчиненных. Только на отдалении и незаметно. И да, я предупредила Рахсада.
  - И что он ответил на ваше..м-м...предупреждение? - поинтересовался лорд.
  - Рассмеялся и сказал, что если сумею вас уговорить - могу ехать, а папу он возьмет на себя, если тот хватится. И кстати, я слышала, что в этом году на главной городской площади в полночь будет не фейерверк, как обычно, а сверкающий дождь.
  Я не выдержала и тоже посмотрела на лорда Шарха. И, кажется, даже просительно. Он, не веря своим глазам, переводил взгляд с одной пары умоляющих детских глаз, на другую, цвета расплавленного серебра, и обратно. В итоге глава тайной канцелярии все-таки сдался.
  - Женщины... Хорошо. Я отдам распоряжения. Как начнется салют, выходите к главному входу, - проворчал мужчина и напоследок строгим голосом выдвинул ультиматум. - Но с тем условием, что вы неукоснительно слушаетесь. Раз я беру ответственность за вашу безопасность на себя, у меня должны быть гарантии.
  Принцесса тут же энергично закивала. Удовлетворившись ее согласием, лорд Шарх повернулся ко мне.
  - Что? Я тоже?
  - Если хотите поехать с нами, - неумолимо подтвердил кирианец.
  Сверкающий дождь .... А, будь, что будет. Хочу посмотреть.
  - Обещаю, - покорно дала согласие я.
  - Вот и хорошо. Буду ждать вас у главного входа. Ее высочество у нас мастер маскировки, так что, думаю, с тем, чтобы выскользнуть незамеченными, у вас проблем не будет, - с этими словами он ушел, а мы стали ждать окончание танца и начала салюта.
  А дальше все произошло, как и было спланировано: музыка стихла, хорошо поставленный мужской баритон пригласил всех на террасу насладиться яркими сполохами фейерверка, а мы спокойно и без спешки направились к парадному входу. По пути нам встречались лишь лакеи, но они не могли приставать с расспросами к высокородным, так что до цели мы дошли без приключений. На выходе же нас ожидала карета с верховым сопровождением, рядом с которой нас уже стоял лорд Шарх. Мы быстро сели на обитые мягкой тканью сиденья и наше средство передвижения тронулась.
  - Признаться, я не была уверенна, что у меня получится вас убедить, но я рада, что была неправа, - радостно сообщила принцесса своему учителю.
  - Да уж, надо было стоять на своем, но кто же знал, что вы были морально готовы к отказу? - со смешком ответил наставник и убрал платок, закрывающий ему половину лица.
  Да, это действительно был лорд Шарх. Не то чтобы я сомневалась, но пока этот кусок ткани оставался на месте, образ разбойника все время мешал мне воспринимать сидящего напротив человека тем, кем он являлся на самом деле - главой тайной канцелярии, слегка заносчивым и неизменно уверенным в своей правоте.
  Он откинул повязку на сидение и небрежным движением еще больше растрепал свои волосы.
  - Лииса, может, и тебе стоит избавиться от твоего маскировочного кусочка ткани? - обратилась ко мне принцесса Мирьяна, сняв свою маску.- Все-таки там, куда мы едем, нас никто не знает в лицо.
  Я кивнула и аккуратно открепила ткань от клипс.
  - Это Леди Лиису там никто не знает в лицо, а вот ваших портретов, юное высочество, не видели только слепые, - прокомментировал ответственный за нашу безопасность лорд.
  - Это не существенно. Ну, кто в здравом уме решит, что принцесса сбежала с королевского бала на городской праздник? - отмахнулась ее высочество. - Если кто и заметит сходство, то решит, что я просто девчонка похожая на Мирьяну Кирианскую.
  - Да уж, благоразумия в нашем поступке ни на медную монету, - со вздохом подвел итог мужчина.
  От въезда со стороны королевской резиденции по главной улице города, ведущей на площадь, были развешены нарядные гирлянды и яркие разноцветные светильники, от чего казалось, что мы едем по радужной дороге.
   Мы с Мирьяной прилипли к окнам и жадно рассматривали каждую деталь праздничного города. На главной улице были открыты лавки со сладостями и напитками, а так же сувенирные лотки. Продавцы, разряженные в яркие костюмы, громко зазывали народ купить у них скорее угощенье, чтоб денежка весь следующий год водилась, ибо щедрость, проявленная в праздник, вознаградится стократно в будний день. Особо находчивые зазывалы свои приглашения рифмовали, что только добавляло веселья в фонтанирующий эмоциями праздник, больше похожий на карнавал: почти все встречные были в масках, очень многие - в стилизованных костюмах, конечно, не таких хороших, какие могла себе позволить знать, но персонажи были вполне узнаваемыми. Встречались даже очень неплохие экземпляры - торговое сословие могла себе позволить и заказать костюм - а вот люди попроще шили сами, но от этого образ не становился менее ярким и красочным.
   Чем ближе мы подъезжали к цели, тем больше людей становилось вокруг, так что вскоре нам пришлось оставить карету, благо для этого было выделено специальное место неподалеку от главного места действа, и немного пройтись пешком.
  Люди сбивались в группы вокруг музыкантов, пели, танцевали, подзадоривая друг друга, переходили из одной группы в другую, а иногда музыканты встречались, и один подхватывал мелодию другого. Тогда группы сливались, и веселье удваивалось в бурной, с первого взгляда (да и со второго тоже) беспорядочной разномастной толпе.
  Пару раз нас пытались увлечь в танец, но Лорд Шарх строгим голосом наказал ни в коем случае не разбегаться, и мы, вежливо отказавшись и пожелав мирных дней радушным горожанам, наконец, вышли на площадь, где нас ожидало настоящее чудо.
  Кирианские мастера - настоящие волшебники!
  Главная городская площадь находилась под силовым куполом, в пределах которого летали тысячи искорок - Сверкающий дождь. Дети бегали и ловили сияющие капельки, вокруг разливался их радостный смех. В самом центре водили хоровод - бесконечный и простой народный кирианский танец. Такие хороводы могли водить часами, люди постоянно сменяли друг друга, одни покидали круг, другие, наоборот, прибывали, принося с собой свежие силы и задор.
  - Леди Лииса? - оторвал меня от созерцания голос лорда.
  Я моргнула и осознала, что уже с минуту стою, как вкопанная, любуясь ожившей сказкой.
  - Все в порядке? - снова обратился ко мне лорд Шарх.
  - Да, все замечательно. Спасибо вам, - ответила я, мысленно посылая горячие волны благодарности этому замечательному человеку, своей уступчивостью подарившему мне столько новых прекрасных впечатлений, которые, я уверенна, станут не менее прекрасными воспоминаниями.
  - Это за что? И прекратите на меня смотреть так, будто я отрастил вашему хромому батюшке здоровую ногу: я себя неловко чувствую, - буркнул в ответ он.
  Я рассмеялась. Наваждение прошло, и все недостатки кирианца вернулись на место. Ну и хорошо, а то я уже было подумала, что мир перевернулся с ног на голову. Уж слишком долго он был любезным.
  - Я бы сделала пару кругов с хороводом, - обратила на себя внимание принцесса.
  - Отличная идея, я бы тоже не отказалась, - я с удовольствием ее поддержала.
  - А мне идея не нравится, - попробовал воспротивиться лорд Шарх, но в ответ услышал 'вы в меньшинстве, смиритесь' и был затащен в круг танцующих под наш веселый хохот.
  Пара кругов плавно превратилась в два десятка, в течение которых я разучила заводной народный танец Кириана, ее высочество оттоптала ноги соседям, впрочем, они быстро менялись, а суровый лорд замучился отбиваться от пытающихся прижаться к нему девиц. В общем, было очень потешно, задорно и весело.
  Выйдя из круга, мы купили сладостей у разносчика, после которых и мне, и принцессе захотелось пить. Лорд кинул на нас недовольный взгляд и отправился к ближайшему лотку за соком, мы последовали за ним на некотором отдалении, разглядывая приближающуюся яркую толпу, звенящую всем, чем только можно звенеть: колокольчиками, браслетами, бубнами, кто-то даже бил в тарелки. Складывалось впечатление, что нам на встречу движется настоящий бродячий вертеп.
  В какой-то момент это шумное цветастое скопище народа оказалось между нами и лордом Шархом, покупающим для нас прохладительный напиток. Мужчины, женщины и даже дети, обвешанные множеством дребезжащих и бряцающих предметов вплоть до связок ключей, громко распевали бойкую песню и, казалось, решили обосноваться именно в этом месте. Решая, что разумнее: обойти гомонящее сообщество или пробираться сквозь него - я почувствовала, как чья-то рука обхватила мое запястье и дернула в проулок между домами. От неожиданности я не успела даже вскрикнуть. В кажущемся темным после света площади переулке осознала, что вторую руку по-прежнему сжимает детская ладошка. В этой пустынной темноте ее высочество оказалась вместе со мной.
  Поняв это, я попыталась выдернуть руку, в результате тащить меня прекратили и вместо этого жестко кинули спиной к стене, выпуская до боли сдавленное запястье. Крупный мужчина в маске, закрывающей все лицо, кроме глаз, прошипел:
  - Не дергайся, - и в ту же секунду заметил девочку рядом со мной.
  Девочку, которая не теряла времени и за эти несколько относительно спокойных секунд отпустила мою руку, отточенным движением взвела арбалет, отстегнутый от пояса мгновением ранее, и теперь навела его на фигуру нашего похитителя.
  - Мелочь, ты что, стрелять умеешь? Не боишься промахнуться? - с явной издевкой в голосе спросил мужчина.
  - Умею, - отрубила ее высочество. - Но вот с попаданием в цель у меня проблемы. И хоть с такого расстояния шансы промахнуться минимальны, лучше перестраховаться.
  В следующий миг арбалет уже был у меня в руках. И, судя по ощущениям, не только он.
  - Ну, давай, выстрел у тебя только один. Убить ты вряд ли сможешь, так что в любом случае не уйдешь.
  - Мирьяна, уходи. Сейчас же, - произнесла я не сводя глаз с мужчины и держа его под прицелом. А потом добавила:
  - Отпустишь девочку - сама с тобой пойду.
  - Девчонка мне не нужна.
  - Уходи, Мирьяна, - повторила я.
  Принцесса подошла вплотную. И тихо произнесла мне на ухо: 'Все будет хорошо'. После чего развернулась и побежала обратно к светлой и бурлящей весельем площади.
  Увидев боковым зрением, что ее высочество покинула проулок, невольно выдохнула с облегчением. Мне бы не хотелось, чтобы маленькая венценосная егоза из-за меня пострадала.
  - Не делай глупостей, - вновь подал голос похититель, напряженно смотря мне в лицо.
  Смысла стрелять мне не было, у человека с таким родом деятельности наверняка припасены обезболивающие и повышающие выносливость снадобья на случай ранения, а убить я его не могу. Для меня это слишком.
  Подумав так, отбросила самострел в сторону выхода из проулка и в тот же миг почувствовала на запястье цепкие пальцы вновь приблизившегося мужчины. Мы сорвались с места. То есть, конечно, этот темный тип сорвался, а мне не оставалось ничего другого, как не отставать и постараться не задевать собой каждый угол на поворотах, что было сложно при его-то скорости.
  С того момента, как нас с принцессой утащили в подворотню, прошло не более минуты, погони не было ни слышно, ни видно, наверняка ее высочество даже до лорда Шарха не добралась сквозь ту звенящую толпу, так что у моего похитителя были все шансы скрыться незамеченным.
  Я летела за широкой спиной, моментами повисая на собственной руке, от чего болеть стало не только запястье, но и плечо. В другой руке лихорадочно сжимала круглый предмет, переданный мне принцессой вместе с арбалетом, больше всего на ощупь напоминающий браслет. Не знаю. Не было времени разглядывать.
  Через пятнадцать минут этого дикого забега мы выбежали к окраине, где похитителя ждала карета. Мужчина аккуратно впихнул меня в открытую дверцу и захлопнул ее за мной, после чего сразу же сработал какой-то механизм, потому что после щелчка, раздавшегося вслед за хлопком двери, вышеупомянутая перестала открываться. Окна были задернуты шторами. Точнее, так, наверное, казалось снаружи, а изнутри стало ясно, что шторы прибиты гвоздями к двери, и выглянуть в окошки не получится. Ткань не рвалась ни в какую - слишком уж крепкая. Убедившись в том, что сбежать отсюда не удастся, я села на сиденье и принялась ощупывать предмет, переданный мне ее высочеством. Ощупывать, потому что не видно было ни малейшей детали, ибо ночь, зашторенные окна и неосвещенные улицы окраины в деле освещения не помогали.
  Скорее всего, как я предполагала ранее, это был браслет. Шириной где-то с палец, инкрустированный тремя камнями: одним побольше и по бокам от него более мелкими. Одела его на руку и спрятала под рукав, благо, последний был широким и на запястье собирался тесьмой, так что новоприобретенное украшение совершенно не было заметно.
  В праздник в честь Сияющей Эллис все улицы, кроме главной, казались вымершими. Горожане унесли с собой жизнь на сверкающую искристым дождем площадь, оставив остальное пространство в темноте и кажущемся запустении. На помощь позвать было попросту некого, поэтому ничего не оставалось, как только трястись в увозящей меня неизвестно куда карете и ждать, что будет дальше.
  
  * * *
  
  - Высокочтимые маски, мастер пиротехнических дел Кост будет рад представить вам праздничный фейерверк в честь Сияющей Эллис-Миротворицы. Мирных дней и благоденствия! - громкий приятный баритон было слышно в любом уголке зала.
  Пестрая толпа оживленно устремилась на террасу, чтобы ни в коем случае не пропустить такое развлечение. Мастер Кост всегда был горазд на выдумки и каждый год изобретал что-нибудь новенькое. Аристократы старались не пропускать яркие и феерические представления знаменитейшего в стране мастера осветительных и пиротехнических дел, а потом неделями обсуждали показанные им новшества.
  Очередная хихикающая то ли русалка, то ли кикимора, стараясь попасть в первые ряды, наконец, выпустила руку лорда Дарвиса из своих цепких сине-зеленых коготков и потерялась в толпе. Лорд облегченно выдохнул. Все же ему никогда не нравились девушки, выдавливающие из себя смех после каждой его фразы. Наверняка, это делалось, чтобы дать ему понять какой он остроумный, но на деле от такого поведения казалось, что либо он говорит чушь несусветную, над которой только вежливо посмеяться и можно, либо барышня глупа и совсем не понимает, о чем идет речь. Ни чувствовать себя идиотом, ни предполагать, что пара по танцу - последняя дурочка, ситарец не любил.
  На террасу он вышел одним из последних и остановился рядом со входом, прислонясь плечом к колонне. В ту же минуту раздалась первая серия хлопков, и небо расцвело всем разнообразием цветов дерева Гирин, по праву считающегося самым красивым цветущим растением континента, хоть не самым безопасным. Порадовав глаз несколько секунд, цветы осыпались разноцветными лепестками.
  Вторая серия хлопков явила восторженным зрителям портрет правителя Таррияра в мантии и с короной на голове. Аристократы разразились бурными аплодисментами. Ну, куда без лести в придворном-то кругу... Затем в небе появилась и сама королевская резиденция опоясанная парком и садом, точная копия оригинала, вокруг которой сначала закружилось лето с его ярким солнцем, его сменила осень с летающими листьями, окрашенными во все исконно-осенние цвета от бордового до светло-желтого, вслед за ней пришла зима и замела подворье снежинками, искрясь и разукрашивая окна морозными рисунками, которые, впрочем, продержались не долго, потому что весна не заставила себя долго ждать и выдворила предшественницу вместе со всеми пожитками, окружив королевский дом цветами в траве, на деревьях, на окнах и везде, где только можно. После этого вся картина превратилась в золотой дождь и осыпалась под хвалебные вскрики и хлопки.
  Это был главный номер мастера в этом году, за ним последовали уже вполне стандартные, но от этого не менее красивые и любимые публикой: карта континента с единым государством, постепенно окрашиваемая в красный, а потом вспыхивающая и преображающаяся в разделенную на девять лоскутков разных оттенков зеленого цвета. За ней - изображение самой Сияющей, сверкающее так, что глаза зрителей начали слезиться, эта картина медленно трансформировалась в герб Кириана и так же, как дворец, осыпалась золотым дождем.
  Раздался удар гонга, знаменующий конец представления. Аплодисменты взорвали решившую было задержаться тишину, и, громко обсуждая увиденное, людской ручей устремился обратно в залу к закускам, напиткам музыке и танцам.
  Лорд Дарвис отошел за колонну, чтобы освободить дорогу возвращающимся и неожиданно для себя наступил на что-то гораздо более мягкое, чем гранит, которым была вымощена терраса.
  Послышалось сдавленное: 'Ай!'.
  Лорд поспешно отступил и обернулся. Перед ним стояла Осень. Живое воплощение самого очаровательного времени года, по крайней мере, именно так он теперь считал. Платье и полумаска женщины были сделаны из листьев. Пестрый, играющий всеми оттенками осени наряд оставлял открытыми плечи, облегал силуэт, плавно подчеркивая все достоинства точеной фигурки, раскрывался лилией книзу и стелился небольшим шлейфом позади.
  - Прощу прощения, Госпожа, я вас не заметил, - поспешно принес извинения Светозарный.
  - Да ничего страшного, - ответила незнакомка приятным бархатистым контральто. - Вы ведь не могли знать, что я здесь.
  Он еще раз окинул восхищенным взглядом стан нечаянной собеседницы, но заметив, что та не пропустила это мимо внимания и теперь смотрит на него с усмешкой, поспешил задать вопрос, который бы пояснил его заинтересованность:
  - Невероятная достоверность. Если бы сейчас действительно была осень, я бы решил, что ваше платье сшито из настоящих листьев. Как такое возможно?
  - Все очень просто, лорд: я сама выкраивала, обрабатывала, расшивала и раскрашивала каждый листочек.
  - Сами? Вы мастер? - удивился ситарец.
  - Чем и горжусь! - с легким поклоном подтвердила жгучая брюнетка. Странно, но цвет волос он заметил только сейчас, когда она склонила голову, до того же полумаска полностью оттягивала все внимание на себя.
  - Как же тогда вы оказались здесь?
  - Так же, как и мастер Кост. Или почти так же. Мои работы нравятся многим высокородным леди. Одна из них - ярая поклонница моего творчества - подарила мне пригласительный на королевский костюмированный бал, а я не стала отказываться.
  - Я понимаю вашу клиентку. По крайней мере, это изделие я бы, не кривя душой, назвал шедевром.
  - Благодарю, - ни капли довольного смущения в голосе.
  Эта женщина не манерничала, не кокетничала, она приняла последнюю фразу лорда не как комплимент, а как данность, отражающую истинность действительного. Наверное, именно это удивило и заинтересовало ситарца больше всего. Такое качество характера редко встречалось у женщин, с которыми он сталкивался, а в ее случае оно дополняло еще и очень незаурядную внешность.
  За разговором они не заметили, как опустела терраса. Из зала донеслись первые звуки новой мелодии.
  - Могу я рассчитывать на ваш следующий танец? - спросил мужчина, глядя прямо в ее глаза, показавшиеся ему зелеными.
  - Почему бы и нет? - кирианка не отвела взгляда.
  В протянутую мужскую ладонь плавно скользнула маленькая женская ручка. При свете алмитов ее платье заиграло красками.
  В центре королевского тронного зала кружилась пара: яркая распространяющая вокруг себя тепло Госпожа Осень и Темный Лорд, будто поймавший маленький лучик чуждого солнечного настроения. Этот танцевальный круг, первый за весь вечер, доставил лорду Дарвису удовольствие. Кирианка, казалось, была невесомо-мягкой и податливой, так легко она двигалась, позволяя ему вести себя в танце не согласно канонам, а так, как ему заблагорассудится, и при этом не чувствуя неловкости от их обоюдного молчания.
  Музыка затихла. Лорд проводил свою партнершу к столу с напитками, и когда, слегка поклонившись друг другу, они уже думали расстаться, за спиной осенней Госпожи раздались странные звуки, как будто кто-то уронил кастрюлю на мраморный пол, а потом еще одну. Кирианка обернулась.
  Оказалось, к ним приблизился Рыцарь, весь закованный в свой железный костюм, и даже забрало было опущено. Из недр металлического кокона донесся приглушенный голос:
  - При-ИК-красная леди, разрешите при-ИК-гласить вас на танец, ИК! - железная рука, вытянутая по направлению к женщине, покачивалась вверх-вниз.
  - Увы, но Госпожа Осень на этот танец уже ангажирована, - лорд Дарвис, стоявший за спиной черноволосой красавицы, вышел вперед, загородив даму от нетрезвого кавалера, и вновь предложил ей руку. Она же с улыбкой ее приняла.
  Уже из танцевального круга они заметили, как перебравшего горячительных напитков железного человека очень осторожно и со всей возможной деликатностью вывели лакеи.
  - Наглядный пример того, что рыцарем не стать, просто напялив на себя доспехи, - произнесла женщина. Затем скользнула взглядом по партнеру и добавила. - У вас, я думаю, получилось бы.
  Лорд Дарвис приподнял брови в немом вопросе.
  - Вы не оставили незнакомую, в сущности, даму разбираться с проблемой самостоятельно, - пояснила она.
  - Любой мужчина на моем месте поступил бы так же, - спокойно сказал ситарец.
  - Не любой, - еле слышно прошелестело в ответ, но тут же, встрепенувшись, зеленоглазая (теперь лорд был в том уверен) гурия, хитро прищурившись, спросила. - Хотите попытаться поучаствовать в забаве 'угадай кто под маской'?
  - Боюсь, у меня мало шансов. Хотя где-то я вас определенно видел.
  - Тогда вы в проигрыше. Потому что я точно знаю, кто вы, Светозарный лорд.
  - И как, позвольте поинтересоваться, вы меня узнали, Госпожа Осень? Неужели у меня съехала маска? Моя короткая шевелюра-то из-под нее выбиться уж точно не могла,- иронично усмехнулся мужчина.
  - Не беспокойтесь - с вашей маской все в порядке. Она сидит на вас безупречно, впрочем, как и костюм, который я уже сегодня видела на мужчине без маски,- алые губы растянулись в загадочной улыбке.
  Что ж, подсказка ему дана, а уж воспользоваться он ей сумеет.
  - Кстати, почему вдруг Светозарный решил нарядиться в Темного Лорда? Вам приелись привилегии, что дает сиятельность?
  - Сиятельность не только дает, моя Госпожа, но и отбирает, бывает, не мало, - дал неожиданный ответ ее собеседник.
  Расспрашивать дальше Осень не стала. Музыка же, будто почувствовав нужный момент, ускорилась и забурлила, темп нарастал все стремительнее, и танец полностью захватил их, прерывая разговор.
  Вопреки обычаям маскарада, они оба не захотели менять партнеров, танец за танцем предпочитая общество друг друга иным претендентам.
  
  * * *
  
  Мирьяна выскочила из темного проулка и осмотрелась. Яркая звенящая толпа по-прежнему отрезала ее от лотка с напитками, но оказывается, не только от него. Приобретя форму хоровода, эти веселые жизнерадостные, но уж очень громкие люди загородили крошечный закуток, на который она выбежала, от всех и вся. Несмотря на свой невысокий рост, принцесса заметила, что сквозь разномастную гущу к ней пробираются и люди лорда Шарха, и он сам. Правда, у главы тайной канцелярии это получалось быстрее: перед ним как-то сами расступались, освобождая дорогу. Еще бы, с таким-то выражением лица! Поэтому наставник оказался рядом с ней первым и, не увидев рядом с ней Светозарной, задал вопрос:
  - Ваше высочество, где леди Лииса?
  - Нас утащил в проулок какой-то мужчина. Я не видела его лица, он был в маске.
  - Там? - уточнил разом потемневший лицом лорд, указав в сторону темного коридора.
  Вторая наследница кивнула.
  В этот момент к ним подоспели те двое помощников из тайной канцелярии.
  - Леди Лииса похищена, - отрезал лорд Шарх. - Саат, идешь по следу. Хирт, стоишь тут и никого не пускаешь в проулок.
  Указания сопровождались действиями: Первому, названному Саатом, указали на проулок, после чего тот немедленно сорвался с места, Хирт же подождал, пока глава тайной канцелярии и вторая наследница последуют за умчавшимся в погоню и перекрыл своей фигурой проход между домами. Вроде, и не громила, а мимо точно не пройдешь. Кажущаяся расслабленной фигура, тем не менее, не оставляла сомнений, что первому попытавшемуся просочиться, не взирая на предупреждение, однозначно не поздоровится.
  Практически у самого входа лежал арбалет ее высочества. Лорд присел и взял его в руки. Осмотрел и мысленно отметил, что тот заряжен. Встал и внимательно посмотрел прямо в глаза ее высочеству.
  - Как вам удалось сбежать?
  - Лииса держала его на мушке. Сказала, что если он меня отпустит, она сама с ним пойдет.
  Лорд Шарх сжал зубы. Под скулами заходили желваки. Он еще раз окинул проулок взглядом, подмечающим каждую мелочь, но это, увы, ничем не могло помочь. Что подмечать в пустом переулке? Не было никаких следов, кроме самострела и слов последней королевской дочери.
  Они простояли в молчании до самого появления Саата. Тот подошел и сухо отчитался:
  - В ближайших двух кварталах следов нет, этих нескольких минут форы, видимо, было достаточно, чтобы он успел скрыться.
  Лорд Шарх мрачно кивнул, в знак того, что информация воспринята, и обратился ко второму помощнику:
  - Хирт, летишь к начальнику стражи. Приказ главы тайной канцелярии - до утра никого за ворота не выпускать, - мужчина в тот же миг покинул свой пост, выполняя новое задание. - А мы возвращаемся во дворец. И как можно быстрее.
  Слова этого конкретного кирианца никогда не расходились с делом. Уже через пять минут ее высочество сидела в карете, а сопровождавшие ее мужчины - верхом. Так быстро, как только это было возможно, чтобы не подставить под угрозу безопасность принцессы, они спешили в королевскую резиденцию.
  Достигнув места назначения, лорд и маленькая высокородная леди поспешили к тронному залу.
  - Как мы найдем его величество? Он ведь замаскирован, как и все на этом ч...костюмированном балу, - зло пробормотал мужчина себе под нос.
  - Я позову, - тихо произнесла девочка.
  В помещение, наполненное музыкой и смехом, она проскользнула одна. Лорд Шарх остался ждать его величество за дверьми. Осмотрев пространство, наполненное людьми в красочных костюмах и масках, незнакомых друг другу, но не ей, она безошибочно определила отца и направилась к нему.
  Его величество только окончил танец с очередной дамой, не узнавшей его, чем был весьма доволен, когда заметил свою маленькую охотницу, идущую к нему. Он хотел, было, спросить, почему его девочка приняла такой серьезный вид, но Мирьяна первой начала разговор, подойдя вплотную и тихо сказав:
  - Папа, лорд Шарх ждет тебя. Леди Лииса похищена.
  Веселье сдуло, будто его и не было. Выражение глаз стало холодным и цепким, властность и сила развернулись во всю свою мощь. Вот сейчас его узнала бы даже последняя глупышка из фрейлин юной принцессы, Властитель Морских Глубин обрел явственные черты правителя Таррияра.
  - Мирьяна, найди лорда Дарвиса и пришли его в мой кабинет. И, дочка, без суеты и лишних ушей.
  - Я поняла.
  Король погладил дочь по голове и направился к выходу из зала. Мирьяна же опять осмотрелась. Светозарный был совсем недалеко, рядом с невидимой ею ранее дамой в невероятно красивом платье. 'Будто осень пришла к нам на бал, воплотившись в смертную женщину', - подумала принцесса и последовала в их сторону.
  Подойдя к паре, ее высочество, негромко позвала:
  - Лорд Дарвис.
  Осень заметила ее первой и поспешила обратить на нее внимание своего партнера. Ситарец обернулся.
  - Я могу вам чем-то помочь, юная леди?
  Девочка подошла к лорду еще ближе и, подавшись вперед, практически прошептала, так, чтоб слышал только он:
  - Его величество ждет вас в своем кабинете. Дело очень срочное. Я вас провожу, - сказала и пошла к выходу.
  Мужчина же обратился к своей даме, с нежностью и теплотой глядя той в глаза:
  - Прошу прощения, Осенняя Госпожа, но я вынужден вас оставить. Время, проведенное с вами, было лучшим за этот вечер. Буду надеяться на скорую встречу.
  Черноволосая красавица улыбнулась, а он не стал себя сдерживать и поцеловал, протянутую в прощальном жесте маленькую ручку, после чего последовал за маленькой проводницей.
  Девочка в костюме охотницы ожидала его на выходе из зала. Завидев затянутую в черное фигуру, она развернулась и направилась в кабинет его величества, указывая дорогу лорду Дарвису. Мирьяна выросла в этом дворце и знала каждый его закуток, поэтому к резным дверям рабочей обители короля Таррияра они дошли за какие-то минут пять.
  Коротко постучав, она открыла тяжелую массивную дверь и вошла в помещение. Его величество стоял, прислонившись бедром к столу, на столе лежала корона из кораллов, рядом с ним был лорд Шарх в костюме... в странном, местами драном костюме.
  - Папа, я привела лорда Дарвиса, - произнесла охотница, снимая маску и давая послу возможность узнать, что его личной проводницей была вторая наследница.
  - Спасибо, малышка, теперь тебе лучше уйти, - правитель подарил дочери исполненный теплоты взгляд.
  - Папа, прежде чем я уйду, мне нужно тебе сказать кое-что. Перед тем, как оставить Лиису в том переулке, я отдала ей браслет, - принцесса посмотрела прямо в глаза отцу. - Тот, который обычно я никогда не снимаю.
  Его величество прищурил глаза.
  - Я понял, родная. Иди.
  Но прежде чем уйти, Мирьяна подошла к мужчине, подтянулась и обняла его за шею, вынудив наклониться. После чего, шепнув на ухо 'все будет хорошо', поцеловала и покинула кабинет.
  Как только за девочкой закрылась дверь, его величество повернулся к лорду Дарвису и произнес:
  - Леди Лииса похищена.
  В первое мгновенье посол опешил, но затем прозвучал собранный ответ:
  - Когда?
  На этот вопрос ему ответил лорд Шарх:
  - Не более часа назад. Городская стража получила приказ никого не выпускать из города до утра. Туда уже посланы люди, которые будут лично проверять каждого, кто захочет пересечь городскую черту.
  - Причем здесь город? Резиденция ведь находится за его чертой, - за вопросом последовал хмурый взгляд на главу тайной канцелярии.
  - Леди Лииса была похищена с праздника на главной городской площади, куда она отправилась в компании ее высочества и моей, а так же с двумя телохранителями.
  - И никто из вас ничего не заметил, не говоря уже о том, чтобы успеть что-либо сделать ... - констатация факта, от которой лорда Шарха слегка перекосило, но от правды никуда не денешься. - Знакомый почерк, ваше величество.
  - Да, но в этот раз, у нас есть преимущество, - оба лорда непонимающе посмотрели на правителя. - В этот раз мы будем точно знать, куда направляется леди Лииса. Мирьяна отдала ей свой браслет-маячок, благодаря которому я всегда находился в курсе того, где пребывает моя дочь. Насчет поступка принцессы ничего говорить не буду, но он, безусловно, открывает нам новые возможности.
  Правитель Таррияр забарабанил пальцами по столу, обдумывая что-то, а затем снова вернулся к насущной теме:
  - Лорд Шарх, собирайте группу, течение получаса вы должны будете выехать, - кирианец кивнул. - Лорд Дарвис, желаете присоединиться?
   - Всенепременно.
  - Вот и хорошо. С вами поедет наследник. Поторопитесь, хорошо было бы взять похитителя до того, как он навредит Светозарной леди. На этом все.
  Лорды поклонились и покинули кабинет его величества.
  Спустя выделенные королем полчаса у главного входа уже стоял отряд, готовый к преследованию и захвату злоумышленника, лорд Шарх, переодевшийся в повседневную неброскую одежду, и лорд Дарвис. Как всегда, в черном костюме, только уже без праздничного лоска. Ждали только его высочество принца Рахсада, но и он был пунктуален и появился за минуту до запланированного отъезда, держа в руках маленькую плоскую круглую коробочку.
  Лорд Шарх и лорд Дарвис знали этот предмет - прибор, очень похожий на компас, ловящий излучение от браслета и стрелкой указывающий направление, в котором находится маячок. В зависимости от дальности нахождения стрелка светилась: чем ближе объект, тем ярче свечение. Десять лет назад лучшие мастера работали над этим изобретением. Ситарец тогда помогал с реактивами, изменяющими структуру излучения, делающими его уникальным, чтобы 'компас' не могли сбить с курса никакие помехи, а глава тайной канцелярии знал об этом приборе в силу должности, да и оказался бы он на столь высоком посту, не умей собирать информацию? Остальные же не только были в неведении, но и не стремились к просвещению в этом вопросе. Определенных вещей простым людям, даже если они служащие тайной канцелярии, лучше не знать.
  Посол и глава отряда подошли к принцу. Вопрос задал лорд Шарх:
  - В каком направлении выдвигаемся, ваше высочество?
  - В западном. И, судя по интенсивности сигнала, в городе их уже нет.
  Светозарный потемнел лицом. Кирианец нахмурился и отдал приказ подчиненным:
  - По коням!
  Вышколенные, проходившие в свое время военную службу, а затем и службу в разведке, проверенные люди исполнили приказ без промедления. Спустя несколько секунд отряд уже мчался по направлению к городу, чтобы покинуть его через западные ворота вслед за похитителем звезд. Наконец, впервые за столько лет появилась возможность его поймать. Трое мужчин, сжав зубы, мысленно твердили себе, что такой шанс они упустить не могут и не должны.
  Группа всадников покинула территорию королевской резиденции, оставляя за собой веселящуюся толпу аристократов, звуки музыки, смех и забавы. Прерывать празднование Дня Сияющей Эллис его величество не стал, и распространяться о произошедшем всем знающим строго запретил. Для начала нужно быстро разрешить сложившуюся ситуацию, а потом будет видно, какую информацию можно предоставить широкой общественности.
  Слишком долго преступник скрывался и водил спецслужбы за нос. В этот раз все должно получиться. Должно.
  
  * * *
  
  Его величество король Таррияр провожал глазами стремительно удалявшихся конников, стоя у окна и находясь под защитой тяжелой портьеры, скрывавшей его от посторонних глаз. Убедившись, что посланцы скрылись из виду, он устало потер лицо ладонью и вздохнул. Напоследок окинув взглядом ночной пейзаж, правитель отправился к дочери. Им предстоял непростой разговор.
  Покои принцессы были недалеко, в том же крыле, где и его кабинет. Тихо постучав в выкрашенные в золотой двери, он вошел в комнату. Вторая наследница сидела в темноте на полу на шкуре северного медведя, обхватив колени руками и облокотив на них подбородок.
  Таррияр подошел к столику и зажег алмит, сразу приглушая его яркость. Темная комната превратилась в сумеречную. Вернувшись, сел напротив дочери, сложив ноги и поджав их под себя на манер южан.
  - Я знаю, ты думаешь, что я поступила безрассудно, отдав Лиисе мой браслет, - негромко произнесла принцесса. - Но, я не могла поступить иначе, пап. Я просто чувствовала, что так будет правильно. И поехать в город с малым количеством охраны тоже было неразумно, но верно. Не могу объяснить, но что-то внутри меня подсказывает, что я все сделала так, как надо.
  Его величество вздохнул и даже как-то немного сгорбился.
  - Малыш, я просто испугался за тебя. Что, если бы с тобой что-то случилось, а я не смог тебя найти вовремя, не смог помочь? Благодаря твоему внутреннему чутью у нас теперь есть шанс поймать злодея, за которым ведется охота вот уже сто лет, и помочь леди Лиисе. Это хорошо, но, девочка моя, пережить еще сто лет расследования я бы смог, а вот беду, если бы та приключилась с тобой, вряд ли. Я не могу потерять свою малышку, не могу допустить, чтобы с тобой случилось что-то плохое. Я чуть не поседел, узнав, что ты отдала маячок, и это притом, что ты была рядом и сама мне об этом сказала. Наша семья и так стала слишком мала, Мира, моё сердце не выдержит, если она сократится еще больше.
  - Папочка... - черноволосая девчушка придвинулась вплотную к отцу и обняла за шею, прижавшись к его груди. Мужчина в ответ обхватил ее руками и нежно поцеловал в макушку. Несколько минут они так и сидели, молча прижавшись друг к другу и слушая: она - мерный стук сердца отца, он - легкое дыхание дочери. В этом изменчивом мире они были друг для друга островками спокойствия, доверия и неизменной любви.
  - Малыш, как давно ты чувствуешь? - спросил Таррияр и посмотрел в глаза своей маленькой, знакомой до каждой черточки, но неуловимо меняющейся дочурке.
  Та сразу догадалась, что он имеет в виду ее ощущения вероятности и верности поступков, принимаемых ею. Они с отцом давно понимали друг друга с одного взгляда, как и с Рахсадом.
  - Совсем недавно. Впервые - когда увидела Лиису. Во мне тогда разлилась твердая уверенность, что она - мой друг и никогда меня не предаст. Я удивилась, но эти чувства, они такие сильные, пап, что я даже не сомневаюсь в их истинности.
  - Ты так быстро взрослеешь, маленькая, - грустно вздохнул правитель.
  - Ты не удивился моему рассказу. Ты что-то знаешь об этом? - вопросила любознательная девочка, доверчиво глядя ему в глаза.
  - И все-то ты подмечаешь. Скоро умнее отца с братом станешь, - сварливо заметил король, хитро прищурившись.
  - Да-да и тогда вся такая умная я заменю тебе всю тайную канцелярию, ее придется распустить, а недовольные этим фактом сотрудники переметнутся на другую сторону закона, и уровень преступности у нас в королевстве повысится. И вообще - женщинам думать вредно. Знаю - знаю, - хитринки завели свой танец и в ее глазах, так похожих на отцовские.
  - Это кто же тебя просветил по этому поводу? - еле сдерживая смех, поинтересовался его величество.
  - Мастер конюший Дарх. Правда, он не знал, что я слышу: просто бурчал себе под нос, пока сбрую крепил на моей лошадке.
  - Умный человек этот мастер Дарх.
  - Папа! - возмутилась ее высочество. - Правителю такой просвещенной страны, как Кириан, должно быть стыдно соглашаться с таким недальновидным мнением! Наши женщины ничуть не глупее мужчин и мастера и ученые из них получаются ничуть не хуже! Они могут добиться успеха почти во всех отраслях деятельности.
  - Могут, могут, всё наши женщины могут, но иногда мне хочется быть правителем Южных Пределов, где без позволения короля они даже уст не размыкают, - нарочито горестно вздохнул король.
  Принцесса хихикнула и в праведном порыве попыталась ущипнуть отца, чтобы воззвать к его совести, но покушение на королевский живот было перехвачено королевской же рукой, после чего, в наказание за вышеозначенную попытку навредить венценосной особе, венценосная особа поменьше была приговорена к казни через щекотание, но, услышав громкие мольбы о помиловании, прерываемые хохотом, срывающимся на похрюкивание, его величество амнистировал провинившуюся дочь.
  - Видимо, пора кое-что тебе рассказать, Мира, - сказал Таррияр, когда, отсмеявшись, они с Мирьяной успокоились.
  Девочка уселась поудобнее и выжидательно уставилась на родителя. Тот улыбнулся и продолжил:
  - Родная, ты знаешь историю о Сияющей Эллис, но кое о чем в ней не сказано, потому что эта информация передается только от родителей детям, и то - исключительно при наличии потребности. Соединив судьбы со Светозарными леди, все девять принцев приобрели не только чистых, светлых и любящих жен. Их женщины наделили своих спутников жизни необычной способностью: чувствовать лучше, острее, четче, чем другие. У многих есть интуиция, но это скорее ощущение: она слаба и многие пренебрегают ей. Новоприобретенная способность принцев, ставших королями своих государств, была гораздо сильнее, они могли предвидеть последствия с необыкновенной ясностью и верностью, они чувствовали правильность принимаемых ими решений. Именно благодаря этому дару подвластные им земли начали процветать: при дальновидном правителе благоденствие неизбежно. Но со временем таких браков становилось все меньше. Светозарные предпочитали связывать судьбы с себе подобными, а когда в одном из королевств на трон взошел принц с сияющим наследием, другие стали стекаться под его крыло, и на иных землях звезд осталось очень мало. Кириан - последнее королевство, в котором правящая династия продолжала родниться со Светозарными, вот почему это знание у нас осталось, тогда как другими давно забыто. Я узнал об этом уже после свадьбы с твоей матерью из дневника моего деда. Моя любимая не только меня наделила этим даром, вы с Рахсадом получили его по наследству. У твоего брата возможность чувствовать открылась в восемнадцать, когда случилась трагедия. У тебя - сейчас. Сама понимаешь, малышка, что за пределы семьи это знание выносить не следует.
  Ее высочество согласно кивнула. Правитель невольно залюбовался своей последней дочерью. Такая маленькая и такая взрослая одновременно, она росла умной и понятливой не по годам, и, что скрывать, была отцовской гордостью наравне с первенцем. Похожая на мать внешне и совсем другая внутри.
  Далиалая... Его Далия... Она была спокойной, умиротворяющей, рядом с ней не было никаких бурь и волнений, они растворялись в атмосфере безмятежности, окружающей ее. Мирьяна же - настоящий вихрь из любознательности и бьющей через край жизненной энергии. Такие одинаковые. Такие разные. Такие любимые.
  Его величество обхватил ладонями лицо своей малышки и, неотрывно глядя в глаза, очень серьезно произнес:
  - Послушай, Мира, всегда доверяй этому чутью. Оно не обманывает. Никогда, - он был твердо уверен в том, что говорил. Жаль только, что это знание досталось ему так дорого.
  - Я поняла, папа, - тихо выдохнула принцесса.
  - Умница. А теперь ложись отдыхать.
  Поцеловав на прощанье дочь в лоб, Таррияр Кирианский поднялся и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь.
  
  * * *
  
  Карета тряслась по рытвинам и ухабам проселочной дороги. Давно осталась позади брусчатка и городские ворота. Перед тем как проехать солдат городской стражи, дежуривших у выезда, мне доходчиво объяснили через маленькое слуховое окошко, что если я попробую позвать на помощь, эти солдаты расстанутся с жизнью, а их хладные трупы преобразятся в инсталляцию пьяной драки, потому что оставлять свидетелей мой похититель не намерен. Соответственно жизни этих двух мужчин окажутся именно на моей совести.
  После такого предостережения я сидела тихо как мышка, боясь издать любой мало-мальски подозрительный звук, а мужчина в маске, чье наличие в праздник в честь Сияющей не удивит и ребенка, благополучно проехал пропускной пункт, пошутив со стражниками по поводу перебравшего горячительных напитков еще до полуночи хозяина.
  Скрывшись в темноте из виду служивых, мужчина наподдал лошадям, заставляя их увеличить скорость, и теперь наше транспортное средство резво удалялось в пригородную глушь, подскакивая на колдобинах. Карета была не из лучших - старая, потрепанная жизнью, возницами и пассажирами - поэтому потряхивало меня в ней основательно. Правда, ума не пустить коней в галоп моему похитителю хватило, но это скорее от того, что в первую очередь такого темпа не выдержало бы само средство передвижения.
  Так и ехали - быстро, но не сломя голову; я в кромешной темноте, мужчина на козлах - под светом звезд.
  Не знаю, как долго мы были в пути. Но в один поистине прекрасный момент эта деревянная коробка остановилась, и послышался стук в ворота. Особенный. Похожий на пароль. Неужели приехали? Вот теперь мне стало страшно. Нахлынуло понимание, что ни для чего хорошего людей не похищают. До этого момента мои инстинкты будто дремали, но после стука они все разом проснулись, и я еле сдерживалась, чтобы не скулить от отчаяния. Сейчас я увижу заказчика, и что он со мной сделает - одно Сияние ведает. По телу прошла волна мелкой дрожи, ладони вспотели, и мне до боли в груди захотелось остаться в этой малоприятной, но знакомой и относительно безопасной темноте.
  Так, Лииса, спокойно! Я сжала зубы и ущипнула себя за ногу, чтобы остановить приступ паники. Сопли и слезы не помогут, нужно собраться, нужен не замутненный диким ужасом, а способный к работе мозг. Кажется, на ноге останется синяк. Растерла поврежденное место и расправила ткань. Страх, конечно, не исчез, но хотя бы перестал быть таким всепоглощающим.
  Створки ворот со скрипом открылись, и моя временная тюрьма опять пришла в движение, чтобы почти сразу опять остановиться. Щелкнул затвор, открылась дверь, и меня ослепил свет фонаря на крыльце какого-то дома. Кулаки сжались непроизвольно. Мужчина, так и не снявший маску, вытащил меня из кареты и повел к дому и человеку, стоящему на крыльце и явно ожидающему меня. Поднимаясь по лестнице, я оступилась, но упасть мне не дали руки кирианца, привезшего меня сюда.
  - Осторожней, леди, - вырвалось у него.
  Я так удивилась этой фразе, что не заметила, как мы преодолели остальную часть лестницы и оказались перед встречающим, который, вопреки всем кошмарным картинкам, мелькавшим у меня в голове минуту назад, казался самым обыкновенным человеком. Его лицо было одним из тех, что не остаются в памяти, а весь облик - простым и заурядным.
   - Заказ выполнен, - отрезал тип, так и держащий меня за руку.
  - Что с ее волосами? - последовал спокойный вопрос.
  - Покрасила для бала, - прозвучал ответ, и мужчина с закрытым лицом протянул руку.
  В тот же момент, как в ней оказался мешочек с деньгами, он подтолкнул меня вперед, развернувшись, спустился с лестницы и, забравшись на козлы, покинул территорию имения. По всей видимости, сделка была закрыта.
  Осмотрев меня оценивающим взглядом, слуга (почему-то он представлялся мне именно слугой) не стал хватать меня за предплечье и тащить за собой. Напротив, он сделал приглашающий жест в сторону открытой двери и произнес:
  - Леди, вам же будет лучше, если вы будете вести себя благоразумно.
  И я покорно зашла в коридор, освещенный свечами в прикрепленных к стенам канделябрах, и последовала за своим проводником. А что еще мне оставалось делать? Я гораздо слабее любого мужчины, а уж бегаю и подавно медленнее. Физическая подготовка всегда давалась мне с трудом, поэтому с преподавателем в академии у меня был договор: он мне зачет, я ему - порядок в текущей документации. Как же я сейчас об этом жалею!
  Пройдя мимо нескольких дверей, мужчина постучал в их приоткрытую двустворчатую застекленную товарку, открыл ее и, пропустив меня вперед, зашел следом. Комната оказалась гостиной, заставленной мебелью: столиками диванчиком, креслами, стульями, пуфами для ног. Прокладывая дорожки, между всем этим безобразным нагромождением нервно вышагивал очередной субъект мужского пола (хотя если бы заказчиком оказалась женщина я бы сильно удивилась). При виде меня и проводившего меня сюда мужчины он остановился. Его глаза зажглись интересом, и он принялся меня рассматривать. Под этим цепким, все подмечающим взглядом мне стало неуютно, перебегая от одной детали к другой, он не пропустил ни черточки моего облика.
  Мне, кстати, тоже было на что посмотреть. Мужчина, стоящий передо мной был невысокого роста, опрятно и просто одет и лыс. Последнее обращало на себя внимание в первую очередь, потому что практически никто ни в Ситаре, ни в Кириане, да и на всем континенте не брился наголо.
  - Прекрасно! Наша дорогая гостья наконец-то здесь! - прервал молчание странный мужчина и разразился каркающим смехом. Ситуация мне нравилась все меньше. Надо же, а я считала, что меньше уже некуда.
  Отсмеявшись, хозяин гостиной, дома и положения обратился к моему провожатому:
  - Ты заплатил нашему дворцовому другу?
  - Да господин, - как я и предполагала, он оказался слугой.
  - Хорошо. Кто знает, когда мне опять понадобятся его услуги, он не должен оказаться в накладе, к тому же работа выполнена хорошо: леди доставлена в целости и сохранности, - произнес он, а потом снова переключил внимание на меня. - Добро пожаловать, Светозарная леди, в мою скромную обитель.
  Ну и что на такое можно ответить? 'Неужели вы настолько неприятный в общении человек, что гостей к вам привозят против их воли?' Да уж. Лучше промолчать.
   Стою и молчу
  - О, вам не стоит бояться. После того, как я всё объясню, вы убедитесь, что я вовсе не враг и не желаю вам зла. Шор, распорядись насчет чая. А вы присаживайтесь, чувствуйте себя как дома, - за этой речью последовала дружелюбная улыбка.
  Это что - особая форма издевательства?
  Тем не менее, прошла к ближайшему креслу и села. Лицо лысого мужчины повторно расплылось в масляной улыбочке, от которой вдоль позвоночника пробежали мурашки.
  Незапоминающейся внешности слуга неслышно покинул комнату и через несколько тягостных минут, наполненных неотрывным разглядыванием моей скромной персоны со стороны безволосого незнакомца, вернулся с подносом. Расставив столовые приборы на ближайшем ко мне столике, поклонился и вышел, обронив напоследок:
  - Я буду за дверью, господин.
  Створки закрылись, оставляя меня в комнате наедине с опасным мужчиной. Сколько ни смотрела, никак не могла определить даже примерный его возраст. Наверное, все дело в лысине. Хозяин присел напротив и, взяв в руки чашку с блюдцем, отпил немного.
  - Не хотите чаю? Моя повариха заваривает невероятно вкусный чай, попробуйте, - не делаю даже движения в сторону столика, - Не хотите? Напрасно.
  Немного подумав, решила все-таки задать вопрос:
  - Как мне к вам обращаться? - мужчина неопределенного возраста и лысой наружности снова расплылся в благодушной и довольной улыбке.
  - Можете меня называть просто Рейнарт, - имя не кирианское, - а как мне называть вас?
  Судя по всему, это был вопрос из вежливости; наверняка, сей субъект был осведомлен о моем имени и не только. И все же:
  - Леди Лииса.
  - Не стесняйтесь, леди Лииса. Если вас что-то интересует - спрашивайте.
  Да что уж там! Что меня в подобной ситуации может интересовать?! Подозрение, что Рейнарт издевается, переросло в твердую уверенность.
  - Зачем я здесь? - как можно спокойнее спросила я.
  - Должен признать, леди, вы задали самый правильный вопрос. Я этому очень рад! - он был настолько рад, что даже кружку с чаем отставил. - Вы здесь, чтобы внести неоценимый вклад в науку.
  За этим малопонятным объяснением последовало патетическое выражение лица. Я энтузиазма хозяина не разделяла. Хотелось выругаться. Вся эта ситуация начала меня злить. Драматическая пауза затягивалась, потому я решила уточнить:
  - Что вы имеете в виду?
  - Дорогая леди Лииса, - у меня от такого обращения, чуть глаз не начал дергаться, а кулаки самопроизвольно сжались, - я муж науки, и все мои действия продиктованы служению высшей цели. Вот уже более сотни лет я веду исследование. Я совершил несколько поразительных, неоценимых открытий. Неоценимых... - последовал горький смешок. - На самом деле, мы с вами понимаем, что у всего есть цена. Увы, но многим достойным людям пришлось возложить свои жизни на алтарь научного знания.
  С каждым произнесенным словом осознание величины неприятностей накатывало все сильнее. До меня начало доходить, кто именно заказал мое похищение. Это же тот самый преступник, благодаря которому из Кириана бежали все Светозарные. И ни одного пропавшего не нашли - ни живого, ни мертвого. Кто-то что-то сказал про неприятности? Сильно преуменьшил! Я в самой настоящей ... беде. Удивительно, что эта мысль пришла мне в голову только сейчас.
  Тем временем мужчина продолжал:
  - Но вы, дорогая леди Лииса, для меня бесценная находка! Я уже почти решил было переезжать - как вы знаете, тут материал для экспериментов уже практически не достать, тем более такой специфический. Благодаря нам с вами, возможно, произойдет революция в научной сфере. Идемте, я все вам покажу. Вы поймете меня, обязательно поймете, - с этими словами странный лысый человек вскочил с кресла, пролив при этом чай, и устремился к двери. Открыв ее, обернулся и снова пригласил последовать за ним.
  Мое тело странно отяжелело и словно застыло: я продолжала сидеть, сжав руки в кулаки. Так продолжалось несколько секунд, пока в проеме не появилась фигура слуги, который забрал чашу с блюдцем из рук хозяина, определил ее на тележку, стоящую в коридоре, и, тяжело посмотрев в мою сторону, произнес:
  - Леди, никому из присутствующих здесь не доставит удовольствия принуждать вас к повиновению силой, не вынуждайте меня прибегать к подобным мерам.
  Да, я не самый храбрый человек на континенте. Да, я боюсь боли и всячески стараюсь ее избегать. Да, я встала и покорно последовала за своим похитителем.
  Цепочкой - Рейнарт, я, жутковатый слуга - мы спустились в подвальное помещение, оборудованное под кабинет. Маленький: в нем помещались только стол, стул и большой книжный стеллаж во всю заднюю стену с книгами в одинаковых переплетах. Хозяин дома подошел к стеллажу и любовно пробежался пальцами по корешкам.
  - Мои труды. Исследование длиной в среднестатистическую продолжительность жизни обыкновенного человека. Не правда ли забавно? - вопросил с бесшабашной веселостью мужчина, оглядываясь на меня, а потом снова отвернулся, провел рукой под полкой, находящейся на уровне его груди и что-то нажал. Раздался тихий щелчок. Средняя часть книжного шкафа выдвинулась вперед и отъехала вправо. Из образовавшегося проема бил яркий свет. Заглянув туда, я увидела тщательно оборудованную просторную лабораторию.
  Мне отсюда не выбраться. Осознание безысходности обрушилось, словно ведро ледяной воды. Людям, которых планируют отпустить, не рассказывают секреты и не водят в свои противозаконные лаборатории, да что там - им даже лица не показывают. Захотелось расплакаться, но воспитание взяло верх, и я, гордо подняв голову, проследовала за подпольным ученым.
  Ярко освещенное алмитами безупречно-чистое просторное помещение выгодно контрастировало с беспорядочной гостиной и тесным темным кабинетом. Несмотря на наличие и книжного шкафа, и того, где располагались сосуды и емкости с какими-то жидкостями и порошками (скорее всего реактивами), стола с приборами и бумагами и странной композиции из кресла и чего-то непонятного неподалеку от него, тут было, где развернуться и вполне спокойно передвигаться, не боясь вероятности что-нибудь зацепить.
  Рейнарт с гордостью оглядел свою вотчину и, указав на ранее замеченное мной кресло, произнес:
  - Вот тут я и творю будущее. Прошу вас садиться, леди Лииса.
  Я немного помедлила. Шор мягко, но неотвратимо подтолкнул меня к креслу. Подошла и села. Сидение было мягким, как и спинка, а вот деревянные подлокотники - жесткими, с какими-то коробочками, приделанными к ним снизу. Слуга взял мою руку, положил на ручку кресла и вытянутым из коробочки ремнем закрепил запястье. Ту же процедуру проделал и со второй рукой, после чего отошел к двери.
  - Хорошо же вы обращаетесь с гостями, - не выдержав, сказала я, глядя на результат действий.
  - Ах, дорогая леди Лииса, это для вашей же безопасности, - в ответ затараторил лысый мужчина, - эксперимент, в котором вы поучаствуете, может вызывать довольно неприятные ощущения, поэтому, чтобы вы невольно, конечно же, не причинили вреда ни себе, ни лаборатории, мы и ограничили вашу свободу действий.
  - Вы все время твердите о каком-то эксперименте, но я не понимаю, что вы от меня хотите, и вы ни разу не спросили моего согласия.
  - Боюсь, если бы я спрашивал согласия, то мое исследование закончилось бы, так и не начавшись. Вы ведь уже поняли, что моя работа сопряжена с некоторым риском для жизни. Но уверяю вас, однажды, когда я представлю свои достижения на суд общественности, и мир поймет их важность, имена всех героически отдавших свои жизни звезд, пусть и не совсем добровольно, будут высечены на монументе в память о них.
  Рейнарт сдернул тонкий серый халат с вешалки, стоявшей около двери, и надел его, затем прошел к стеллажу с реактивами и взял оттуда две пары баночек, с ними направился к столу. Аккуратно расставив принесенные сосуды, из ряда черных кристаллов, лежащих по середине стола, взял один и, достав из под стола подставку на ножках, разместил его прямо перед собой.
  Ох, как же мне сейчас хотелось, как в детстве, зажмуриться и уткнуться лицом в мамин живот. Я всегда так делала, когда братья пугали меня, преследуя с каким-нибудь червяком или пауком наперевес. Сияние, пусть это все окажется не реальным. Пускай я просто в обмороке буду после удара по голове. Но голос ученого, то и дело, возвращал меня в страшную действительность.
  То ли потому, что мужчине не хватало общения, то ли от того, что он не привык работать молча, а, может, из великодушия он решил рассказать мне историю и объяснить суть эксперимента, объектом которого меня выбрали. Так что приготовления сопровождались его то плавной, то сумбурной речью.
  - Более ста лет назад, когда вас, дорогая леди Лииса, еще и в помине не было, я уже трудился на ниве науки. Меня всегда привлекало изобретательство, благодаря своей любви к нему и работоспособности я мог стать кандидатом наук уже в тридцать лет, что для звезды является достаточно молодым возрастом, - я застыла.
  Для звезды...значит, он Светозарный? В расследовании дел о пропаже представителей моего рода никогда не выдвигалось подобного предположения. Начальник вводил меня в курс дела. Кирианские спецслужбы и лорд Дарвис рассматривали две версии: что действовала какая-то группа людей, идеологически настроенных против присутствия звезд на территории отдельно взятой страны, и что злоумышленник - плод союза Светозарного и человека, не получивший наследия сиятельного родителя, ведь только истинные звезды и их прямые потомки от обычных людей, не унаследовавшие сияния, могут быть долгожителями. Никому даже мысли не приходило, что Светозарных планомерно уничтожал их сородич. Я и сейчас не вполне доверяла тому, что услышала.
  Это невозможно! С самого детства нам внушают бережное отношение к нам самим и себе подобным, называют светочами. В моем понимании это, конечно, перебор, но в целом понять идею можно: ведь, так или иначе, все звезды - потомки правящих династий. Родоначальниками нашего вида стали принцы, Сияющая и ее сестры. Именно поэтому крайне редки случаи убийств Светозарных их братьями по роду. Но чтобы один из нас расчетливо отнимал жизни других в угоду какому-то эксперименту?!
  'Он сумасшедший!' - мысль появилась в мозгу ударом набата.
  Тем временем человек, спровоцировавший мои мысленные метания, продолжал:
  - К сожалению или к счастью, во время лабораторных работ, относящихся к моему исследованию, случился несчастный случай. Я проводил опыты по передаче энергии. Если коротко - брал один черный алмаз и пытался высвободить из него энергию. Вторым этапом была передача энергии другому телу, способному ее вместить, конечно же. Я все рассчитал и перепроверил, но, видимо, были факторы, о которых я не знал и потому не мог их учесть. При активизации прибора, вытягивающего энергию из камня, всё происходило так, как и было запланировано. Извлекаемая сила направлялась в аккумулятор, разработанный специально для этой цели, и все шло хорошо, но когда вся энергия алмаза оказалась в батарее, неожиданно прибор начал тянуть энергию из моего ассистента, стоявшего ближе к нему. До сих пор меня преследует его крик в кошмарах. Это, безусловно, несчастливое событие, тем не менее, открыло мне новую область научных исследований, но заявить об этом я не мог: сами понимаете - общество назвало бы их не этичными и аморальными. Тогда я решил, что степень не так важна, как тот прорыв, который я могу совершить. Когда же я познакомлю научное сообщество с результатами, уверен, они будут на моей стороне. Поймите, любезная леди Лииса, рассматривать мою работу через призму морали нерационально, ведь она выше ее. Я оставил все и уехал туда, где смог бы без препятствий заниматься своим делом. Я не знаю, в моих ли силах было остановить прибор тогда. Сквозь слезы я наблюдал рождение новой эры из предсмертных мук моего ассистента, - мужчина умолк и уставился невидящим взором перед собой.
  На долю секунды что-то кольнуло, какое-то мимолетное ощущение узнавания, как будто я уже видела где-то этого человека именно в таком положении - прямо стоящим, с устремленным куда-то в себя взором - но оно очень быстро улетучилось по мере поглощения моего сознания другой мыслью. Если раньше и были сомнения, то теперь уж я точно утвердилась во мнении, что мой похититель безумен. Таких людей бесполезно умолять о пощаде, они уверенны в своей непогрешимости и весомости своей цели. Что же мне делать?
  Чтобы отвлечь его, я решилась задать вопрос:
  - Скажите, Рейнарт, что с вашими волосами?
  Почему именно такой, казалось бы, совершенно не относящийся к делу? А потому, что Светозарные не бреют голову. Никогда. Ведь цвет волос - самое яркое отличие от обычных людей, не считая сияния, конечно - но в повседневной жизни мы не светимся, как считают некоторые. Звезды сияют на публике только раз в жизни, когда старейшины рода проверяют степень интенсивности, а остальное время - только для любимых.
  Мужчина отмер, тряхнул головой и сфокусировал взгляд на мне.
  - Волосами? Я сбрил их после смерти своего студента и продолжаю это делать в память обо всех, кто принес свои жизни в жертву на алтарь нового знания.
  То есть, это у него траур по безвинно убиенным такой? Как же, однако, мило.
  - А что с вашими? - вернул вопрос мужчина.
  - Я изменила цвет перед балом.
  - Чтобы никто не узнал? - проявил чудеса логики мой ненормальный собрат.
  Кивнула.
  - В этом мы с вами похожи, леди Лииса. Мы оба понимаем, что следование всем установленным правилам не обязательно для тех, кого общество толком и за своих-то не считает.
  Ну конечно, если смотреть так, то да, только вот я всего лишь на сутки изменила цвет волос, а мой собеседник вообще планку убрал и стал серийным убийцей, я бы даже сказала, маньяком, мнящим себя величайшим ученым.
  А тем временем, последовательно воздействуя реактивами на черный алмаз, Рейнарт продолжал:
  - Я ведь такой же, как вы, любезная моя леди Лииса. Отщепенец, на которого смотрели с жалостью, презрением и брезгливостью. Всего, чего я достиг, я достиг сам, собственным тяжелым трудом, день за днем прилагая старания. Ведь у меня не было сияния, ради которого мне могли бы простить мелкие оплошности и проступки. Звезда без сияния - жалкое зрелище. Вам ведь все это знакомо, не так ли? Когда даже самые близкие люди смотрят на тебя, как на раненое животное. Все они, эти напыщенные глупцы, считают нас с вами неполноценными. Но это не так! Нет, нет, это совсем не так! Я понял это, когда проводил измерение излучений наших с вами братьев и сестер. Ради интереса я замерил и свое. И каково же было мое удивление, когда передо мной оказались данные. Такие, как мы, леди Лииса, больше звезды, чем все они, вместе взятые. Наше излучение идет на более высокой частоте, оно не видно глазу, но оно мощнее в сотни раз сияния даже Эртана Лучезарного! Это они должны себя чувствовать неполноценными, а не мы! - мужчина увлекся рассказом настолько, что даже позабыл про реактивы. Он отчаянно жестикулировал, а его глаза метали молнии.
  Я смотрела на него и не могла уложить в голове только что обрушившуюся на меня лавину информации. Мы лучше? Что за глупости? Я уже давно не считаю себя ни лучше, ни хуже звезд. Это же касается и людей, кстати.
  Видимо, на моем лице отразилось мое недоверие, потому что хозяин лаборатории, взглянув на меня, произнес:
  - Вы не верите? Я докажу вам! Перед экспериментом мне нужно замерить силу вашего излучения, после этого я покажу, насколько сильно оно отличается от показателей обычных звезд.
  Отложив склянку с очередной жидкостью, он потянулся за странным прибором, стоявшим на столе справа от него, подошел к моему креслу и, пощелкав рычажками, направил его на меня.
  Я ничего не почувствовала. От приборчика, похожего на сковородку с толстой ручкой, приделанной к днищу прямо посередине, шел какой-то еле различимый гул. На самой ручке был индикатор, за которым неотрывно следил испытатель.
  По мере нарастания гула, ширилась его улыбка. Когда этот звук стих, похититель с победным выражением на лице подошел поближе и повернул прибор ко мне, указывая на полукруглую шкалу с разноцветными секторами и стрелочкой указывающей на белый, который был в самом конце ее пути.
  - Этот прибор я совершенствовал по мере накопления данных. В начале измерения хранились в цифрах, но со временем изученного материала становилось все больше, и я вывел степени градации сияния. Не волнуйтесь, я не буду напрягать вас числами, поясню на пальцах, так сказать, - хихикнул лысый человек и вернулся к пояснению. - Смотрите, эта полукруглая шкала охватывает все изученные мной данные. Секторов всего четыре: красный обозначает слабое сияние, оранжевый - среднее, желтый - сильное, которое, как вы знаете, является предметом восхищения и возлелеивания у наших с вами сородичей. А вот этот сектор - белый, он обозначает другую частоту, но интенсивность у него, как я уже упоминал, в сотни раз выше, чем даже у желтого. Переводя на простой язык - ели бы мы с вами могли сиять, то другие от яркости слепли бы.
  Он рассмеялся. Смех был с нотками истерики, а взгляд стал каким-то полубезумным.
  - Вы понимаете? Они бы все лишились зрения от величия нашего с вами сияния. Экая насмешка природы!
  Рейнарт издал горький смешок и подошел к столу, чтобы положить прибор на место. А я сидела и пыталась уложить в голове то, что только что услышала. Не то чтобы для меня это было прямо уж так сильно значимо. Я давно привыкла судить о людях и Светозарных по их поступкам и достижениям, а не по физическим характеристикам. Но все же мои стереотипы дали внушительную трещину.
  К тому времени, как непризнанный гений приступил к сканированию алмаза (по крайней мере, именно на это были похожи его действия), у меня оформился вопрос.
  - Скажите, а скольких пустышек вы исследовали? - так называли в Светозарном сообществе таких, как я.
  Мужчина укоризненно посмотрел на меня.
  - Леди Лииса, я же вам уже объяснил, что мы таковыми не являемся. Не нужно употреблять слова, подобные этому, по отношению к таким, как мы.
  - Да, да. Но все-таки, сколько? - еще раз спросила я.
  - Как ни странно, но, кроме меня, вы первая. Раньше я был сосредоточен на исследовании сияющих Светозарных, а после того, как я из чистого любопытства просканировал себя и понял, что грани эксперимента можно расширить, у меня уже не было возможности осуществить задуманное. До вашего появления, естественно. Вы настоящий подарок судьбы, - он ободряюще мне подмигнул.
  Меня передернуло.
  - А почему вы не можете провести эксперимент над собой? Многие ученые так делают, - снова поинтересовалась я, изо всех сил сдерживая дрожь в голосе.
  - Леди Лииса, вы невнимательны, - нахмурился хозяин лаборатории. - Я же говорил, что эксперимент представляет опасность для жизни испытуемого. Если со мной что-то случится, некому будет систематизировать данные и закончить исследования. Да и собственно подвести итоговую черту более чем столетней работе я бы хотел самолично. А вам, в некотором смысле, повезло! Вы станете венцом всех трудов, самым большим открытием.
  Я сейчас умру от счастья! Так говорит, будто меня должны переполнять благодарность и трепет оттого, что моя бренная оболочка, излучающая сияние на другой частоте, допущена к сакральному судьболомному эксперименту. Хотя, с последним я согласна: сколько же судеб, семей и жизней этот псих с его работой сломал за эти сто с лишним лет?! Я пыталась себя сдерживать, но после этого его заявления меня как будто прорвало:
  - Знаете что, Рейнарт, вы трус с психическими расстройствами! Какой нормальный человек пойдет на такие жертвы, пусть и ради значимых в науке исследований?! Да и так уж ли они значимы, как вы утверждаете, или это бред вашего воспаленного самолюбия?! В чем смысл вашей работы? Передача энергии одного объекта другому? Великолепно! В звездах больше энергии, и на ней различные аппараты будут работать дольше? Энергия смерти создаст альтернативу черным алмазам? Это может заинтересовать, только если вы сотрете их месторождения с лица земли, и то только преступные синдикаты! Как вы можете не признавать очевидного: мировое научное сообщество не примет ваших трудов, они осудят вас, отдадут под стражу и приговорят к казни, потому что для них нормы морали незыблемы, а вы их попрали! Вы угроза обществу, и они поймут это, как только увидят вас!
  С каждым моим словом лицо мужчины темнело и становилось все более угрюмым. Дождавшись, когда я закончу свою пламенную речь, он выдержал небольшую паузу, сверля меня мрачным взглядом, и ответил:
  - Вы не поняли. Вы как будто не слушали меня. Дело не только в усилении мощности. С результатами моих экспериментов перед миром откроются такие горизонты, которые никто из людей не мог представить: телепортация, телекинез, подрывные работы, в машиностроении может произойти настоящая революция, потому что я предложу сообществу практически неисчерпаемые накопители энергии, которые занимают пространство не больше площади ладони. Говорите, они будут не востребованы из-за этического конфликта? Позвольте с вами не согласиться. Да, скорее всего, такие технологии будут доступны лишь богатейшим и знатнейшим людям континента, но, поверьте мне, они еще выстроятся в очередь, чтобы обсудить со мной условия работы на них.
  - Если так, о каком благе для народа может идти речь? И, планируя обнародовать источники такой энергии, на что вы обречете Светозарных, наших с вами братьев и сестер, вы подумали? На что вы обречете таких, как мы с вами? Неужели они мало терпят невзгод в своей жизни? - попыталась я воззвать к чужой совести.
  - Братьев и сестер, ха! Эти так называемые сородичи сами отказались от меня, для них я и вы - всего лишь бракованный материал. Я докажу им, что это не так! На что обреку? На выживание, на труд каждый день в поте лица, я обреку их на свою жизнь!
  - Нет, Рейнарт! Над вашей головой не был занесен меч. Вы жили не так плохо, как сейчас пытаетесь мне рассказать: вы трудились в университете, жили, общались... Что с вами случилось, откуда вдруг это сумасшествие?
  - Сумасшествие? Нет, леди Лииса, это просветление. Рассказывая о своих планах и открытиях светящимся, я не надеялся, что они поймут, ведь им с детства прививали чувство собственной значимости и исключительности, но вы... Вы, я думал, поймете меня, мы похожи во многом. Видимо, ошибся.
  - Рейнарт, вы можете сколько угодно твердить о благе, высшей цели и важности, но смотря на вас, я вижу эгоистичного, озлобленного из-за невнимания к его персоне, психически неуравновешенного, эмоционально нестабильного и глубоко несчастного человека. Вы не можете простить Светозарным пренебрежения к вашей персоне. И, кстати, я бы посмотрела, как бы вы меня поняли, если бы мы с вами поменялись местами и это вам, а не мне, предстояло расстаться с жизнью из-за чьих-то непомерных амбиций.
  - Довольно! - взбешенно прорычал хозяин лаборатории.
  Он сжал в руках черный алмаз и подошел к прибору, стоящему напротив кресла, на котором я сидела.
  - В который раз убеждаюсь, что заурядные умы не способны уразуметь величие моего замысла, - зло проворчал он, вкладывая камень в паз и щелкая какими-то переключателями. В результате его действий вокруг меня стала образовываться прозрачная, но различимая полусфера, по поверхности которой бегали разряды.
  Я думала, что больше мне пояснений к действиям ученого не услышать, но ошиблась. Тот, видимо, не умел молчать во время работы.
  - Это силовой полог, он отгораживает объект и прибор от окружающей среды, так чтобы ни они не могли воздействовать на окружение, ни окружение на них, - подтверждая его слова, полусфера сомкнулась вокруг 'головы' прибора, оставляя доступной только панель управления, - таким образом, я обезопасил себя от судьбы своего студента и исключил механические повреждения прибора. Почему-то, во время работы к нему притягиваются металлические предметы, чем затрудняют его нормальное функционирование и сбивают настройки.
  Отрегулировав только ему понятные параметры, Рейнарт опустил небольшой красный рычаг, и прибор загудел и ожил. В тот же миг я почувствовала покалывание в кончиках пальцев и легкую головную боль.
  - Ну, вот и все - через полчаса процедура будет завершена, - глядя мне в глаза, с тихой злостью произнес душевнобольной.
  Я тоже смотрела прямо в глаза своему убийце и не отводила взгляда. Отвратительное зрелище - наблюдать безумный восторг палача. Жаль, что последнее, что мне доводится увидеть перед смертью - низенький лысый мужчина с сумасшедшими глазами.
  Наш зрительный контакт разорвал слуга. Он ворвался в лабораторию и прошелестел:
  - Господин, дом окружен солдатами королевской стражи, нужно уходить!
  В моем сердце робким росточком проклюнулась надежда. Неужели за мной?
  - Что? Но ведь эксперимент еще не окончен. Мне нужны еще полчаса, - изумленно выдавил из себя Рейнарт.
  - Нет времени, господин, нужно бежать! Сейчас! - гораздо громче повторил Шор.
  - Но как же... Как же моя лаборатория? Мои труды, приборы? - все еще не веря, спросил мужчина.
  - У вас тридцать секунд, потом это все уже не будет иметь никакого смысла, потому что вас арестуют, - жестко ответил слуга.
  После этих слов хозяин дома заметался от стола к стеллажам и обратно, бормоча:
  - Том о разработках, самые труднодоступные реактивы... Шор, а как же моя библиотека?
  - Я поджег ее, - с жалостью глядя на господина, произнес кирианец.
  - Поджег?! - сорвался на визг тот
  - Это улики, - пояснил Шор. - Все, время вышло.
  Он подскочил к стеллажу с реактивами, достал с третьей полки какой-то шарик и, быстро вернувшись к хозяину, протянул.
  - Скорее активируйте переместитель!
  Рейнарт взглядом, полным смертной тоски, окинул лабораторию, затем наткнулся на меня, и тоска превратилась в лютую ненависть. Сжав зубы, он с силой бросил шарик себе под ноги, деформировав его, и из того места, где он упал, тонкой зеркальной пленкой образовался переход, в котором через пару секунд скрылись оба моих похитителя. А спустя мгновенье я услышала шаги за дверью. И это были самые желанные звуки в моей жизни.
  
  * * *
  
  Дверь распахнулась от толчка, и первым в комнате появился незнакомый мужчина с арбалетом в руках, за ним - Лорд Шарх с метательными ножами, потом еще несколько человек, которых я не стала рассматривать.
  - Тут чисто, лорд, - отрапортовал человек с арбалетом, опуская оружие.
  - Вижу, - отрубил глава тайной канцелярии и быстрым шагом направился ко мне.
  Не думала, что когда-нибудь буду настолько рада его видеть. Приподняв уголки губ, вдруг почувствовала острую боль в районе солнечного сплетения. Улыбка сползла с лица, его исказила гримаса боли и, не выдержав, я застонала.
  В следующее мгновение лорд Шарх оказался напротив меня рядом с кошмарным прибором, высасывающим изнутри, кажется, саму душу.
  - Леди Лииса, как выключить прибор? - твердым спокойным голосом спросил мужчина
  - Красный рычаг на приборной панели, - прохрипела в ответ.
  Он перевел взгляд на панель, нашел указанный мной предмет и повернул его. Гул машины стих в течение нескольких секунд, а вместе с ним пропало чувство, будто из меня выдирают внутренности. Осталась только головная боль и сильная слабость.
  - Лучше? - уточнил лорд, глядя мне в глаза.
  - Да, спасибо, - прошептала в ответ одними губами.
  Убедившись, что свою главную задачу прибор не выполняет, глава тайной канцелярии повернулся к подчиненным и приказал:
  - Позовите сюда Светозарного.
  Меня накрыло ощущением, будто я таю и растворяюсь в пространстве: накатывала сонливость, глаза против воли начали закрываться, очень сильно хотелось спать. Из состояния полудремы меня выдернул все тот же резкий голос лорда Шарха.
  - Леди Лииса, соберитесь, мне нужна информация, - удостоверившись, что мои глаза снова открыты, а я смотрю на него, продолжил. - Вы видели похитителя?
  - Да, он сбежал за несколько секунд до вашего появления.
  - Сбежал? Тут есть тайный ход?
  - Нет, у него был пространственный переместитель.
  Кирианец обернулся, окинул цепким взглядом лабораторию и снова обратился ко мне:
  - Здесь нет переместителя, леди.
  - Такого, каким мы его привыкли видеть - нет. У него был уменьшенный и более... совершенный, что ли. Портативный.
  - Какие функции выполняет купол вокруг вас? - задал следующий вопрос мужчина, указывая на полусферу.
  - Защитные. Рейнарт сказал, что он защитит прибор и меня от внешнего воздействия, а окружающую обстановку - от нашего.
  - С внешним воздействием понятно, а насчет внутреннего? Что он имел ввиду?
  - Не знаю, может, что в результате эксперимента меня разорвет на части, и я своими останками не заляпаю ему лабораторию, - раздраженно пробормотала я, зная, что адресат услышит. - К счастью, проверять не пришлось, хотя ощущения были похожие.
  - Вы назвали его Рейнартом, он представился вам?
  - Он не только представился, но и рассказал мне массу интересных вещей. Знаете, я чувствовала бы себя гораздо увереннее вне этого кресла. Поймите меня правильно: не очень комфортно сидеть привязанной к креслу напротив неизвестного непредсказуемого прибора, который своим действием может меня убить.
  - Я понимаю.
  В этот момент в комнату зашел лорд Дарвис. Увидев композицию из меня, кресла, зверской машины и защитного полога, немедленно приблизился.
  - Вы в порядке? - был его первый вопрос.
  - В относительном.
  - Потерпите немного. Мы вытащим вас отсюда, и вы окажетесь в своей кровати и будете отдыхать до тех пор, пока вам это не надоест, а сейчас нужно еще немного поработать, хорошо? Расскажите все, что вы знаете об этом приборе. Мне не хотелось бы вам навредить, нажимая наугад все кнопки приборной панели, - его голос был мягким и успокаивающим, а слова придавали уверенности в том, что все будет хорошо, и скоро эта ненормальная ночь подойдет к концу вместе со всеми ее ужасами и навсегда останется только воспоминанием.
  Собравшись с силами, поведала все, что узнала об этой машине со слов и действий своего полоумного похитителя. С каждой фразой, лицо посла становилось все темнее и угрюмее. Его реакция была близка и понятна. Узнать, что какой-то маньяк убивал твоих сородичей, извлекая из них то, что, по идее, является частью анатомии - все равно, как если бы они были пушными зверьем, на которого охотятся ради шкуры.
  - Лииса, послушай, тебе придется побыть тут еще немного, - на моем лице, видимо, в полной мере отразилось то отчаяние, которое сейчас нахлынуло на меня, потому что голос начальника стал ласковым, как будто он говорил не с помощницей, а с младшей сестренкой. - Пойми, сам я не разберусь с этим прибором. Это совершенно не мой уровень. Я приведу того, кто сможет тебя извлечь из этого капкана без вреда для здоровья. Ты же знаешь, профессор Торн обладает исключительно пытливым и острым умом, он разберется с принципом работы этой машины. Я обещаю, что приведу его очень быстро. Ты подождешь?
  Он говорил так, будто у меня был выбор. Умом я понимала, что ничего такого нет и в помине и, хочу я, или нет, но мне придется тут сидеть, однако это сработало, и я немного успокоилась и кивнула.
  - Умница, - лорд Дарвис ободряюще улыбнулся.
  Повернувшись к кирианцу, все это время стоящему рядом, добавил:
  - Мне нужно письменное разрешение на использование пространственного перехода.
  Лорд молча достал маленький тонкий блокнот и карандаш, чиркнул на листе пару строчек и, поставив подпись, вырвал его и передал в руки послу. Тот, получив бумагу, хоть и непрезентабельного вида, но заверенную личным оттиском главы тайной канцелярии, немедленно покинул лабораторию.
  На выходе он чуть не столкнулся с одним из подчиненных кирианца. Тот отступил, пропуская высокопоставленного Светозарного, а затем зашел и отрапортовал:
  - Очаг возгорания потушен, сгорела незначительная часть библиотеки. Его высочество Рахсад сейчас изучает уцелевшие экземпляры.
  Лорд Шарх кивнул и, вспомнив о лежащих на нем обязанностях, принялся отдавать приказы своим людям, чтобы те обыскали весь дом и прилегающие к нему территории и все, что может пролить свет на события, происходившие здесь.
  Комната стремительно пустела, по мере получения развернутых указаний каждым из подчиненных. И когда уже лорд хотел последовать за остальными, я не выдержала и прошептала:
  - Пожалуйста, не уходите...
  Кирианец остановился. Если раньше я себе и представить не могла, что обращусь к мужчине с подобной просьбой, то сейчас мне было невыразимо страшно остаться одной в этой комнате, наедине с кошмарным прибором и своим страхом, там, где каждая тень напоминала, что сегодня я чуть не распрощалась с жизнью.
  Лорд Шарх развернулся, внимательно посмотрел на меня, и, приняв решение, принес стул из дальнего угла и расположился напротив моего кресла.
  - Спасибо, - уже куда громче произнесла я.
  - Может, пока мы ждем вашего профессора, вы расскажете мне о похитителе? - предложил наставник ее высочества.
  - Он Светозарный... - голос снова сорвался на шепот.
  - Что?! - лорд явно не поверил своим ушам и весь подался вперед, ожидая моего подтверждения.
  - Он Светозарный. Чокнутый, сумасшедший, абсолютно невменяемый, но да - самый настоящий Светозарный. Для меня это было не меньшим шоком, чем для вас сейчас. Но, знаете, он не просто из сияющего рода, он пустышка, такой, как я. Рассказывая о своих исследованиях и планах, он говорил, что мы с ним похожи, что я должна его понять. В те моменты леденящий ужас сковывал меня, потому что мне казалось, что еще немного - и его безумие захлестнет и мой разум. Понимаете?
  Лорд Шарх немного помолчал, задумчиво глядя на прибор, а затем ответил:
  - Знаете, спустя два года, как я закончил академию, и поступил на службу в тайную канцелярию, выпало мне одно задание. Нужно было выследить и поймать группу контрабандистов. Во время расследования мы выяснили, что у них база в катакомбах. Собрали отряд, меня, на удивление, поставили командующим. Приказ был либо арестовать, либо при попытке сопротивления или бегства зачистить банду. Карта катакомб у меня была, и я смело повел людей на задание. Однако на месте выяснилось, что многое в подземном городе преступники переделали для своего удобства, и карта больше не была достоверной. Поймав одного из членов шайки, угрозами мы вынудили его к сотрудничеству, и он согласился быть проводником. Но гаденыш завел нас в ловушку. Он шел впереди и в одном из проходов подскочил к стене и нажал на скрытый рычаг, в тот же момент все мои люди полетели в ров, внезапно образовавшийся под их ногами. Я оказался на самом краю и, повернувшись на крики, выпустил из виду проводника, который воспользовался этим и толкнул меня в спину. Я один выжил тогда из всего отряда. Дно рва было утыкано короткими острыми палками, моих людей попросту нанизало на них, а мою жизнь спасло то, что я приземлился сверху на своего мертвого помощника. Контрабандист ушел, насвистывая какую-то мелодию. Факелы горели не долго, алмитов нашей группе не выдали, но за то время, я убедился, что без помощи из ловушки мне не вылезти. Очень скоро я остался в кромешной темноте посреди трупов. Так что я понимаю ваш страх сумасшествия, как никто другой. Никогда в жизни я не был ближе к потере рассудка, чем в тот момент.
  - Как же вам удалось спастись?
  - Во мраке обостряются все органы чувств. Очень скоро я почувствовал движение воздуха и стал двигаться к той стенке, откуда ощутимо тянуло свежестью. Оказалось, бандиты оборудовали ловушку совсем недалеко от выхода на поверхность, так что от свободы меня отделяла только одна стена. Я проделал в ней лаз, используя пряжки от ремней, свою и убитых товарищей. Спустя несколько часов остервенелой работы (нужно было успеть до прихода уборщиков), я выбрался на свежий воздух.
  Я понимала, что на этом история просто не могла закончиться, поэтому снова задала вопрос:
  - А что же с контрабандистами, неужели им удалось уйти?
  - Нет. На следующий день я вернулся туда с другим отрядом. Мы перекрыли все выходы и пустили в катакомбы удушающий газ. Банда была зачищена полностью, а мои первые подчиненные похоронены с честью.
  Мне стало не по себе. Не от того, как история закончилась, нет. Просто я поняла, как именно юноши становятся мужчинами: принимают решения и несут за них ответственность, какой бы тяжелой она не была. Да уж, суровое боевое крещение выпало на долю нынешнего главы тайной канцелярии.
  - Намного позже выяснилось, что мой начальник специально все устроил так, чтобы задание провалилось: назначил неопытного новичка главой отряда и не обеспечил всем необходимым оборудованием. Он хотел избавиться от королевского родственничка: боялся, что я мечу на его кресло. С тех пор я все контролирую сам. В итоге, спустя столько лет он мертв, а я действительно занимаю его пост. Интуиция не подвела старого Зухара, - он усмехнулся, но усмешка была горькой.
  Я вдруг вспомнила, что уже слышала это имя. Ну, конечно, так звали предшественника лорда Шарха на посту главы тайной канцелярии. Скорее всего, факт диверсии обнаружился уже после его самоубийства во время обыска собственности.
  Стоп! Королевского родственничка?
  - Лорд Шарх, вы родственник королю?
  Ну, правда, он ведь не думал, озвучивая мне такие факты своей биографии, что я оставлю их без внимания?
  - Очень дальний. Что-то вроде двоюродного брата двоюродному брату и так еще пару раз, - он небрежно махнул рукой, мол, не имеет значения.
  - А по какой линии? - тем не менее, я решила прояснить для себя все до конца.
  - По Светозарной: у сияющей жены деда его величества была сестра, которая приходится мне прабабкой.
  Этим разговором кирианец отвлек меня от дурных мыслей, и ощущения стали приходить в норму. Благодаря его рассказу я немного отрешилась от собственных переживаний, сочувствуя испытанию, выпавшему на долю еще неопытного и доверчивого (кто бы мог подумать, что такое возможно!) молодого человека. И тем не менее, представить его желторотым юнцом у меня не получалось, как я ни пыталась, а я пыталась и очень добросовестно!Наверное, выражение моего лица все-таки выдало напряженную умственную деятельность, потому что мужчина спросил:
  - Вас что-то беспокоит?
  Странно, но, вопреки всей сложившейся ситуации, в данный момент меня занимало лишь одно:
  - Не то чтобы беспокоит. Просто никак не могу вообразить вас неопытным в житейских делах юношей, - призналась я.
  Лорд Шарх улыбнулся. Впервые за время нашего знакомства я увидела не усмешку или ухмылку, а самую настоящую теплую дружелюбную улыбку. И это зрелище было потрясающим. Я имею в виду, что я была потрясена изменениями, спровоцированными таким простым движением, как растягивание губ: искорки в его карих глазах пустились в пляс, выражение лица стало необыкновенно притягательным, а сам он даже стал выглядеть моложе: теперь я бы сказала, что он ровесник моим братьям.
  На такую улыбку, похожую на веселый огонек, невозможно было не ответить, и я почувствовала, как мои собственные губы повторяют простое движение. Вопреки всему случившемуся за последние несколько часов, я сидела и улыбалась - не вымучено, не вежливо, а от души.
  В тот момент мне вдруг почему-то подумалось, что за всем высокомерием и равнодушием кирианца есть что-то, что он не показывает, какая-то недостижимая глубина, настоящий лорд Шарх; что они - только внешние проявления, всего лишь броня, как у меня - недоверие и неизменная вежливость. Нет, я замечала это и раньше: в те моменты, когда он общался с принцессой, его защита приоткрывалась, - но именно сейчас ощущения оформились в мысли. Мы прячем настоящих себя, чтобы оградить от неприятных и болезненных ощущений. Обжигаясь снова и снова, только полный дурак протянет руку к огню. Ну или безнадежно верящий в чудо.
  - Вы улыбаетесь, - заметил лорд.
  - Вы тоже, - ответила я и почувствовала, что теперь смогу все спокойно рассказать, без чувства животного ужаса. Потому что теперь я, наконец, поверила, что все прошло.
  Я говорила и не могла остановиться, избавляясь от теней страха в своей душе.
  Рассказывала все от самого начала и до момента исчезновения Рейнарта из этой самой лаборатории, которая больше не казалась угрожающей.
  Лорд Шарх слушал, не перебивая и не отрывая взгляда. И в его молчаливом внимании мне почудился не только интерес следователя, но и дружеское участие. У таких людей, как он, обычно не много друзей, но зато этим немногим они преданы безоговорочно. И мне почему-то захотелось оказаться в их числе.
  Не знаю, сколько времени прошло, но к тому моменту, когда горло у меня стало основательно першить от непрекращающегося потока слов, в дверном проеме, наконец, появился лорд Дарвис, а за ним - мой наставник, профессор Торн.
  Из моих глаз, против воли полились слезы.
  - Ну же, Лииса, к чему в этих стенах повышенная влажность? Прекращай. Лучше расскажи, как умудрилась попасть в эту очень интересную, с научной точки зрения, ловушку, - произнес мой учитель, подходя поближе и рассматривая силовой полог и поддерживающий его прибор.
  - Профессор, я так рада вас видеть, - пролепетала я, всхлипывая.
  - И я тебя, девочка моя, хотя лучше бы мы встретились в какой-нибудь гостиной и за чашечкой горячего чая. Могу я после всего этого надеяться на такое времяпрепровождение с любимой ученицей? - старый интриган хитро прищурил глаза.
  - Несомненно, профессор, - улыбнулась я и заметила, как слезы высохли столь же внезапно, как и появились.
  - Вот и умница, - прокомментировал учитель восстановление мной самоконтроля. - Рассказывай.
  Я только открыла рот, чтобы начать, как за спиной наставника появилась жутко недовольная седая маленькая женщина с очками на носу, которая прищурила глаза и ворчливо заметила:
  - Торн, старый прохвост, ты, что же, решил начать без меня?
  Профессор сомкнул веки с выражением скорбной муки и невероятной усталости на лице, а лорд Дарвис, почему-то, старательно пытался удержать улыбку и сохранить видимую серьезность.
  - Профессор Истарха! Какой приятный сюрприз, - поднявшись, поприветствовал кирианку глава тайной канцелярии.
  - Увы, лорд, только для вас. Этот старый пройдоха всеми силами пытался избежать моего участия, - ее перст обличительно указал на профессора Торна. - Но ты ведь нашего правителя знаешь: он интересы кирианской науки блюдет не хуже экономических. Сказал, раз пострадавшая - ситарка, а место преступления у нас, значит, представители ученого сословия обоих государств должны быть, и послал за мной.
  Лорд Шарх кивнул с самым серьезным видом, но искорки в его глазах затеяли прямо-таки неистовые пляски. Должна сказать, что он с задачей держать лицо справлялся куда удачнее моего начальника, который вовсю улыбался.
  - Но отвлекаться не стоит, отойдите, молодые люди, дайте-ка посмотреть, с чем же мы сегодня будем иметь дело.
  Что характерно, даже профессор Торн неуловимо дернулся - таким приказным тоном была высказана последняя фраза.
  - Замечательный во всех отношениях силовой купол, - проговорила женщина, становясь вплотную и вглядываясь в полусферу то сквозь очки, то поверх них.
   Она наклонилась так близко, что от ее носа до прозрачной пелены с бегающими по ней разрядами оставалось не больше двух пальцев. Увидев это, профессор Торн, приблизился и выставил перед ее лицом ладонь, за что получил полный негодования взгляд.
  - Вот поэтому я и был против, Иса. Чрезвычайно сложно следить за развитием мысли и не давать тебе убиться одновременно.
  На что маленькая женщина презрительно сузила глаза и фыркнула.
  Возобновив осмотр полога с более безопасного расстояния (аж в ладонь!), она обратилась ко мне:
   - Юная леди, как вас угораздило оказаться внутри этой дивной штуковины?
  - Да как-то не спрашивали. Посадили, привязали и активировали, - попыталась оправдаться я.
  - А как, позвольте спросить, активировали?
  - В гнезде на приборной панели расположен черный алмаз, от него прибор и работает.
  Коллега моего наставника степенно подошла к указанной мной панели, медленно обвела оценивающим взглядом приборную доску и молниеносным движением выдернула кристалл из углубления. Я, лорд Шарх и посол застыли статуями самим себе, лицо профессора стремительно наливалось красным, а кирианка спокойно смотрела, как полог истончается и исчезает.
  - Вот и все. Молодые люди, освободите, наконец, юную леди, - укоризненно глядя на мужчин, произнесла пожилая женщина.
  Первым отмер кирианец. Подойдя к креслу, он присел на корточки и расстегнул ремни, освобождая сначала одну руку, а затем другую. Лорд Дарвис же так и стоял с читающимися крупными буквами на вытянутом и слегка обиженном лице: 'И вот за этим надо было звать ученых? Я и сам мог бы вытащить источник энергии'.
  А тем временем профессор Торн обрел возможность говорить и громовым голосом воззвал:
  - Истарха! Осмелюсь напомнить тебе, что внутри этого полога находилась моя ученица! А если бы твои действия повлекли какие-либо необратимые последствия?! Как можно в таком возрасте и в подобной ситуации давать волю стихийным порывам?
  - Да, Торн, каким ты занудой в молодости был, таким и остался. Ничего же не случилось. Жива твоя ученица. Кстати, юная леди, а для чего предназначен этот аппарат? Или единственная его функция - ограничение?
  - Нет, этот аппарат служит для того, чтобы извлекать сияние из Светозарных, - ответила я, растирая запястья.
  Лорд Шарх помог мне встать. Оторвав взгляд от красных следов на руках, я увидела два потемневших ошеломленных лица и одно заинтересованное.
  - Лииса, может, расскажешь все по порядку? - голос наставника звучал глухо.
  Я кивнула. Перед тем, как приступить к рассказу, подошла к столу и прислонилась к нему бедром. Хоть прибор и был выключен, но мне не хотелось находиться напротив него ни одной лишней секунды.
  Мысленно благодаря кирианца, спокойно описывала все, что услышала от Рейнарта. Во второй раз эмоции не были настолько сильными, и мне было уже гораздо легче держать себя в руках. По мере повествования лица слушателей менялись: растерянность первых секунд лорда Дарвиса превратилась в мрачность, недоверчивость учителя сменила напряженная работа мысли и анализ фактов, а вот у профессора Истархи любопытство из средней степени трансформировалось в крайне жадное.
  - Невероятно, до этого времени никто не рассматривал сияние Светозарных как излучение определенной частоты и мощности, - прошептал профессор Торн.
  - Этот полоумный, как, ты говоришь, его зовут? Ах да, Рейнарт! Этот полоумный Рейнарт - гений! - куда громче высказалась профессор Истарха.
  За эту свою реплику она получила два недоуменно-недовольных и один скептический взгляд. Что примечательно - последний принадлежал учителю.
  - Да ладно, признайте, он совершил невероятное открытие! Другое дело, что выводы сделал неправильные и применение ему нашел антигуманное, - не стала оправдываться она.
  Наставник тяжело вздохнул.
  - Такие вот выводы обычно ведут к геноциду, - проворчал он. - Но мысль, конечно, интересная. Стоит над ней поработать, - еще один вздох, после которого профессор ситарской академии международных отношений обратился к лордам. - Молодые люди, думаю, вам стоит дать нам больше пространства для работы. Да и Лиисе не помешает хорошенько отдохнуть.
  Меня разобрал смех, который я постаралась замаскировать под кашель. Да уж, наставник - мастер тонких комплиментов - явно выпроваживал мужчин, чтоб не путались под ногами.
  - Юная леди, вы не хихикайте, а продвигайтесь к выходу. И так тут слишком много времени провели, - досталось и мне.
  Все-таки не сдержав улыбку, попрощалась с профессором Торном и его коллегой профессором Истархой и последовала разумному совету умудренного годами Светозарного.
  Из подвальной лаборатории уходила тоже в составе цепочки и снова второй. Спереди шел лорд Шарх, прокладывая путь, замыкающим - лорд Дарвис. Поднявшись на первый этаж мимо крохотного и подкопченного кабинета и пройдя по памятному коридору через весь дом, мы оказались в просторной прихожей, где посреди кип и стопок на кресле-близнеце того, в котором я провела последние часы, восседал молодой мужчина. Заслышав наши шаги, он поднял глаза. Так я впервые встретилась с его высочеством Рахсадом, наследным принцем Кириана.
  Как я об этом догадалась? Очень просто: у детей правителя Таррияра была черта, унаследованная от отца, выдающая их принадлежность к королевскому роду с головой. Глаза. Глаза цвета безлунной ночи. Невероятно красивые - как у отца, так и у его детей.
  - Леди, вы в порядке? - вежливо поинтересовался принц.
  - Да, ваше высочество, спасибо, - я сделал книксен. На реверансы в моем теперешнем состоянии не смог бы рассчитывать и сам Эртан Лучезарный.
  - Я рад это слышать, - произнес он, а затем обратился к главе тайной канцелярии. - Шарх, как наши ученые головы справились так быстро?
  - Вы же знаете методы профессора Истархи, ваше высочество, - лорд иронично поднял брови.
  - Она опять чуть кого-то не убила? - его жест повторил принц.
  - Сначала себя, потом леди Лиису, - подтвердил его предположение лорд Шарх.
  - Удивительно, как она вообще умудрилась дожить до своих преклонных лет, с такой-то порывистостью в решениях, - по-доброму усмехнулся наследник.
  - Тем не менее, ее решения всегда дают желанный результат и крайне редко наносят ощутимый вред. К тому же, думаю, профессор Торн прекрасно уравновесит ее импульсивность своей неспешной рассудительностью, - выступил на защиту странноватой седой женщины кирианец.
  - О да, профессор Торн - жемчужина среди ситарских мужей науки, не так ли, лорд Дарвис?
  - Несомненно, ваше высочество, - в кивке склонил голову посол.
  - Что ж, сейчас не самое подходящее время для вежливых разговоров. Не буду вас задерживать. Лорды. Леди, - кивнув, он снова погрузился в изучение книги, которую держал в руках. Одной из тех самых, с одинаковым кожаным переплетом.
  Спустя пару секунд я, наконец, покинула этот дом. Подойдя к карете, стоявшей наготове и, очевидно, не так давно привезшей профессора и его кирианскую коллегу, обернулась, чтобы рассмотреть место моего временного заточения. Самая обычная загородная усадьба, не шедевр архитектурного искусства, но вполне приятная глазу. В рассветной зорьке она выглядела умиротворенно и даже уютно, но для меня она навсегда останется одним из самых мрачных мест в моих воспоминаниях. Так же как прошедшая ночь - ночью поразительных контрастов.
  Всего через пару часов дремы в трясущейся по проселочным ухабам карете я, наконец, вернулась во дворец. День только набирал обороты и все еще находился на отметке 'утро'. То и дело проезжали мимо, направляясь обратно в город, возвращающиеся по домам нагулявшиеся аристократы. Они выглядывали из окон своих карет, двуколок, ландо или восседали верхом на лошадях в помятых костюмах и съехавших масках.
  Давно замечено: чем веселее был бал, тем потрепаннее выглядят гости по его окончании. По всем признакам королевский бал-маскарад явно удался.
  Оглядела себя и поняла, что мой облик никак не в лучшем состоянии. Вот и хорошо: значит, лишних вопросов не будет.
  Я возвращалась вместе с лордом Дарвисом. Одной мне было бы не так спокойно, к тому же, его ожидали дела во дворце. Шутка ли - похищение ситарской подданной да еще из-под носа главы тайной канцелярии, вдобавок ко всему, с оживленной площади.
  Лорд Шарх, ожидаемо, остался на месте преступления Разбираться с обилием свалившейся информации и улик и следить за тем, чтобы все, мало-мальски ценное для расследования, было отправлено в его вотчину.
  Начальник проводил меня в апартаменты, убедился, что горничная уже ожидает, и покинул комнату, оставляя свою ассистентку в относительной безопасности.
  Да уж, наверняка, после сегодняшних событий понятие 'безопасность' еще очень долго будет для меня относительным.
  Непосредственно перед уходом, он обратился ко мне так, чтобы горничная не услышала:
  - Леди Лииса, я прошу вас ни с кем, не обсуждать печальные события этой ночи, кроме тех, с кем вы уже говорили. Эта информация засекречена. Возможно, чуть позже вас снова попросят повторить свидетельские показания для протокола. Постарайтесь не думать о произошедшем и отдохнуть, - после этих слов он откланялся, а я упала на диван, совершенно обессиленная.
  Арита тут же подскочила ко мне.
  - Нет, леди, так не пойдет. Сначала ванна, потом спать. Ну-ка быстренько собирайте остатки сил и несите себя на водные процедуры.
  Я подняла на нее измученный взгляд, но на лице девушки читалась непреклонная решимость заставить меня осуществить полезные действия.
  Вздохнув, села прямо, а затем встала с манящего своей мягкостью дивана и пошла в ванную, смежную с моей комнатой, мысленно провозглашая свой поступок поистине геройским.
  Уже знакомый аромат наполнял маленькую комнатку вместе с еле заметным паром. Я в который раз прониклась благодарностью лорду Дарвису и лорду распорядителю за расторопную служанку. Раздевшись, погрузилась в приятно-горячую воду.
  - Видать, танцевали сегодня до изнеможения, леди? - приговаривала Арита, не давая мне уснуть, - музыка играть только полчаса как закончила. Да вы и сами знаете.
  Я кивнула.
  - Лакеи говорят, ох, и весело было в этот раз, хотя у нас редко какой бал скучно проходит, а королевский маскарад - так и вовсе никогда. Повеселились хоть, леди?
  - Ох, Арита, веселья у меня сегодня было даже больше, чем нужно, - устало вздохнула я.
  Через двадцать минут отмокания, расслабления и восхваления способностей моей горничной, я, наконец, могла лечь в кровать и уснуть, но перед этим, подошла к трюмо и достала ларец с драгоценностями. Из него извлекла браслет, когда-то подаренный мне одним из так называемых женихов: искусное серебряное плетение, инкрустированное сапфирами, как раз под цвет глаз девушки. Я хотела подарить эту безделицу моей помощнице еще перед балом, но совершенно забыла о своем намерении после того, как увидела наряд. В этот раз откладывать не стала и, поставив ларец на место, протянула украшение его новой владелице.
  - Леди... - служанка нерешительно замерла.
  - Бери, Арита, ты его сто раз заслужила. К тому же, я все равно его никогда не надену, - я говорила правду: с подарившим его человеком, да и со всей ситуацией, сопровождающей дарение, у меня были связаны не самые приятные воспоминания.
  Видно было, что девушке неловко, поэтому я подошла к ней и, взяв ее руку, вложила в нее подарок.
  - Он очень пойдет тебе.
  - Спасибо, леди. - Ответила служанка с искренней благодарностью.
  - А теперь, я пойду спать, и, если меня кто-нибудь осмелится разбудить, он будет безжалостно закатан в одеяло и изуверски избит тапочками, - я на пару секунд грозно сдвинула брови, а потом улыбнулась и отпустила служанку. - Иди.
  Девушка сделала книксен и покинула комнату. А я, наконец, оказалась в желанных теплых и мягких объятьях постели.
  
  * * *
  
  Личный кабинет его величества освещали лучи рассветного утра. Бессонная ночь оставила свои следы на его красивом мужественном лице. Уже давно в своей обычной одежде он сидел за столом и внимательно слушал посла Ситары, на редкость здравомыслящего Светозарного. Признаться, с последними двумя представителями сиятельного государства ему повезло, с ними можно было иметь дело. Не в пример предыдущим, а их он за время своего правления и правления его отца перевидал немало.
  Осознавая свою невероятную исключительность, эти ребята, наверное, даже земле делали одолжение, что ступают по ней своими светоносными ногами. И вот с такими экземплярами совершенно невозможно работать. Такие бы прискакали к нему хоть в кабинет, хоть в спальню, пылая праведным возмущением, и, брызжа светозарной слюной, поведали, как плохо исполняют свою работу его люди, и ультимативно потребовали бы не медля ни секунды собрать ни много, ни мало всю кирианскую армию, чтобы отправить ее искать похищенную соотечественницу и карать святотатца, осмелившегося поднять руку на девицу благороднейших кровей. За что, кстати, были бы отправлены восвояси с письмом, объясняющим, что им-де не подходит кирианский воздух, и предлагающим отрядить на должность более выносливый сиятельный экземпляр.
  Лорд Дарвис говорил по существу, выдавая только факты без какой-либо эмоциональной окраски. Достойный преемник своему предшественнику, он был готов приступить к активным действиям по урегулированию сложившейся ситуации.
  Закончив доклад, он откинулся на спинку кресла, ожидая реакции его величества, которая не заставила себя долго ждать (король Таррияр был не из тех правителей, что даже на неофициальных аудиенциях и приемах заставляют посетителей стоять и мучают многозначительными драматическими паузами):
  - Ну что ж, лорд посол, мне жаль, что все случилось именно так, но, должен признать, что, так или иначе, леди Лииса помогла нам в расследовании. Судя по всему, уликами по делу теперь можно вымостить главную площадь - и еще останется. Физически, как я понимаю, леди не пострадала? - уточнил его величество.
  - На первый взгляд - нет, но я все равно попрошу лекаря осмотреть ее сегодня, - ответил Светозарный.
  - Хорошо. Надеюсь, ты понимаешь, что предать огласке данный случай не представляется возможным, поэтому и публичные извинения за него принесены не будут.
  - Это очевидно, ваше величество, - подтвердил отсутствие бесполезных чаяний ситарец.
  - И да - меня крайне нервирует факт, что в моем доме находится предатель, работающий на невменяемого. Постарайся выяснить насчет него у леди все, что только возможно: любые мелочи и черты.
  - Вы можете рассчитывать на меня.
  - Как и всегда, лорд посол, как и всегда.
  На этом разговор был окончен, и Светозарный, поклонившись правителю, покинул его кабинет, оставив того наедине с важными государственными думами и не менее значимыми отцовскими переживаниями.
  Несмотря на богатую на события ночь и не менее напряженное утро, у лорда все-таки выдалось время обдумать произошедшее с ним на маскараде. Вспомнив каждую мелочь вчерашнего вечера, он пришел к выводу, что под маской Госпожи Осени могла скрываться лишь одна женщина, видевшая его тогда: мастерица, занимавшаяся костюмом его ассистентки, кажется, мастер Ришаль. Сравнив мысленно ее и его партнершу по танцу, он только еще больше утвердился в своих выводах.
  Поэтому, отправив лакея с запиской к придворному медикусу с просьбой об осмотре Светозарной леди и с последующим оповещением его о ее общем состоянии здоровья и освободив немного времени, он распорядился о лошади и отправился в город.
  Вистару Светозарный лорд знал отлично, что значит, мог ориентироваться не только в респектабельных районах города, но и в узких улочках и подворотнях окраин. Сейчас именно в такое место и лежал его путь. Чтобы достичь места назначения пришлось пересечь весь город, но помочь ему в одном деликатном деле могли, увы, только там.
  Благоразумно оставив лошадь на конюшне постоялого двора с хорошей репутацией, он пешком прошел оставшиеся два квартала и, наконец, оказался перед старым, но вполне добротным домом с маленькими окошками, огороженным на удивление крепким забором. Калитка была не заперта, и он беспрепятственно достиг двери, в которую и постучал особым, известным немногим образом.
  Спустя несколько секунд дверь приоткрылась, и в образовавшейся щели показался прищуренный глаз, то есть черты его обладателя только угадывались, тогда как само око было хорошо видно. Придирчиво глянув на посетителя, глаз расширился от удивления, и в ту же минуту щель трансформировалась в открытый до половины проем, а за дверью, как оказалось, стоял сухонький маленький старичок, угодливо улыбающийся и беспрестанно кивающий.
  - Светлый лорд, несказанно рад видеть вас в своей скромной обители, проходите - проходите, - льстиво улыбаясь, проговорил хозяин дома.
  - Здравствуй, Кост, я по делу, - ответил ситарец.
  - Вы же знаете порядок, светлейший, все дела решаются за порогом.
  Старик посторонился, чтобы дать пройти высокому гостю, а затем, оглянувшись по сторонам, закрыл дверь. Пройдя знакомым коридором за хозяином дома в памятную просторную гостевую комнату, из мебели обладавшей лишь ковриками для сидения и низеньким столиком, лорд Дарвис расположился на одном из них. Место напротив занял пожилой человек.
  Он без спешки разлил горячий крепкий чай по маленьким кружкам без ручек и поставил их напротив себя и своего гостя, терпеливо дожидающегося окончания ритуала хозяина, проявляющего гостеприимство.
  - Какое же дело привело вас в мой дом, лорд? - Задал он положенный вопрос.
  - Личное, Кост, в этот раз исключительно личное. - Просто ответил ситарский посол.
  
  * * *
  
  В деревянные резные двери дома на улице Мастеров стучал посыльный. Сегодня у него было много заказов, но выказывать нетерпение клиенту строжайше возбранялось, поэтому, перед тем как постучать второй раз, он выждал минуту, мысленно отсчитывая секунды, за две до ее истечения дверь, наконец, открылась.
  На порог вышла хозяйка дома. Сверяясь с записями, посыльный, как и полагалось, уточнил:
  - Мастер Ришаль?
  - Да, это я, - ответила женщина.
  - Вам посылка, - с этими словами он протянул адресату документ для росписи, а получив его обратно, вручил средних размеров коробку, оказавшуюся совсем не тяжелой.
  Поклонившись и пожелав ясного дня, курьер отправился дальше, а получательница вернулась в дом. Поставив коробку на маленький комод в прихожей, она порвала оберточную бумагу и открыла посылку. В коробке был букет. Букет из листьев, раскрашенных всеми оттенками осени - от светло-желтого до бордового.
  Взяв в руки первый привет осенней поры, она заметила, что на дне коробки был еще и листок бумаги. Мастер Ришаль положила букет рядом с коробкой и достала записку.
  'Прекрасная Госпожа Осень,
  В благодарность за подсказку и с надеждой на скорую новую встречу.
  Ваш Темный Лорд'
  Губы женщины тронула мягкая улыбка. Конечно, он догадался. Иначе и быть не могло. Мастеру крайне не нравились глупые мужчины, а посол произвел на нее очень приятное впечатление.
  - Да, лорд Дарвис, я тоже надеюсь, что мы с вами скоро встретимся, - едва слышно прошептала она и, снова взяв букет в руки, провела пальцами в нежном порхающем движении по каждому листочку. - Вот интересно, где вы достали раскрашенные осенью листья на исходе лета? И чего вам это стоило?
  Любуясь таким необычным подарком, она думала, что, пожалуй, стоит поторопить встречу, ибо женщины - существа крайне любопытные, а мастер Ришаль была истинной женщиной.
  
  * * *
  
  Невысокий лысый мужчина разъяренным тигром метался по комнате.
  - Ненавижу! Как я ненавижу этих ничего не понимающих заурядных существ! Сколько раз я растолковывал каждому из них, и никто не понял! А эта девчонка - хуже всех! Хуже всех, потому, что оказалась слишком похожа на меня, чтобы не понять всю грандиозность моего замысла, но она осудила, как и все до нее!
  Перестав носиться из одного угла в другой, Рейнарт застыл перед столом, упершись в него руками и уставившись невидящим взором на лежащие на нем немногие предметы, которые удалось прихватить с собой.
  - Но самое страшное, что все мои труды, все годы усердной кропотливой работы псу под хвост. Потеряно так много. В эти исследования я вложил всего себя, свою душу. Все мечты крахом.
  Его плечи вздрогнули, а сам он весь осунулся и как будто стал меньше. В этот момент слабости и потери надежды с ним был только верный слуга, который подошел к нему и, положив руку на плечо, произнес:
  - Господин, ничто не потеряно. Все осталось у вас в голове. Все выводы, к которым вы пришли, все алгоритмы и порядок действий сохранились в памяти. И пока это так - ничто не потеряно, - с нажимом повторил он.
  Руки ученого уперлись в столешницу с новой силой, он поднял голову и недоуменно посмотрел на своего человека, а потом - уже гораздо уверенней - в окно.
  - Ты прав, Шор, я начну все сначала. Для этого у меня есть все необходимое. А ты, - его цепкий, полный ярости взгляд, прищуренных глаз вновь обратился на слугу, - ты лично проследи за тем, чтобы леди Лииса прекратила свое существование.
  - Вы не хотите использовать ее в эксперименте?
  - Нет, таких, как она не так уж и мало. Я ярчайшее тому доказательство. Найду другой объект. Из-за нее я потерял целый научный плацдарм, из-за нее все мои наработки в руках у бездарей и скованных предрассудками представителей ученого сообщества, мрак их побери. Они узкомыслящие снобы, не способные на настоящие открытия! Еще неизвестно, как они изуродуют мои начинания. Мерзавка должна перестать дышать и осквернять своим присутствием континент. Я хочу, чтоб она умерла! Устрой это!
  Шор покорно кивнул и убрал руку с плеча хозяина.
  - Да, мой господин. Я привлеку для этого нашего человека во дворце. Только он сможет все сделать чисто, тщательно замести следы и, самое главное, в кратчайшие сроки.
  - Мне все равно, как ты это сделаешь. Девчонка должна сдохнуть.
  
  * * *
  
  Сияние! Как же приятно проснуться в мягкой теплой постели в знакомом, не таящем угрозы месте. Я сладко потянулась и открыла глаза.
  Утро. Сквозь шторы пробиваются лучики уже взошедшего на небосклон и начавшего свой ежедневный путь солнца, слышно громкое пение садовых птичек. Благодать и спокойствие. Именно то, что нужно моим потрепанным нервам.
  Стоп! Утро?! Выходит, я проспала целые сутки? Кириан плохо на меня влияет: не помню, чтобы в родной Ситаре за все время моего там проживания приходилось хоть раз столько валяться в постели, да еще и по уважительной причине.
  Я села на кровати и опустила ноги на пол, когда тихо без скрипа приоткрылась дверь, и в комнату заглянула служанка. Увидев меня, она уже гораздо смелее распахнула створку шире и вошла.
  - Уже не спите, - одобрительно-утвердительно промолвила она. - Вот и хорошо, а то я уже устала лекаря нашего спроваживать. Ему-де распоряжения оставил и лорд посол и сам его величество. А по мне, так пусть хоть Светозарная Эллис. Будить вас я не согласилась.
  - Спасибо, Арита, за бдительную охрану моего сна, - улыбаясь, ответила девушке.
  - Ой, а повеселели-то как, - любуясь на моё жизнерадостное лицо, заметила горничная. - Ну, так как, звать медикуса? Он в гостиной сидит.
  - Зови, что уж теперь, - дала позволение я.
  После тщательного осмотра лекарь сделал пометки у себя в блокноте и, проворчал:
  - Не стоит переживать, леди, ни вам, ни кому бы то ни было еще. Здоровье ваше в превосходном состоянии, а то, что легкое истощение присутствовало вчера, так это не удивительно - весь день работать, а потом всю ночь плясать. Бережнее к себе надо относиться, леди, бережнее. Вам еще детей носить.
  После этих слов, он откланялся и покинул комнату, возмущенно бубня себе под нос:
  - И чего всполошились-то так? Подумаешь, устала девочка... Можно подумать, это такое уж невероятное явление.
  А меня вдруг накрыло воспоминание:
  Точно так же ворчал мой наставник, когда я в подсобном помещении, примыкающем к аудитории, разбирала завалы черновиков курсовых и дипломных работ за последние лет пятьдесят. В нагромождении бумаг я нашла портрет какого-то мужчины и спросила, чей он.
  Профессор тогда разразился возмущенной речью на тему загубленных талантов, блажи, бьющей в голову, и нездоровом юношеском абсолютизме. Как я поняла из его речи, это было изображение одного из аспирантов нашей академии (снятое с доски почета), покинувшего свое место работы и забросившего исследования и свои весьма перспективные проекты из-за несчастного случая при проведении эксперимента, во время которого погиб студент, ассистировавший юному ученому.
  Вот оно! Еще там, в той лаборатории в моей голове мелькнуло мимолетное узнавание, но сбритая шевелюра и налет прожитых лет сбили меня с толку, однако теперь я была абсолютно уверена в том, что Рейнарт и тот аспирант, чей портрет я нашла в академии - один и тот же Светозарный.
  Я срочно должна рассказать об этом лорду Дарвису: возможно, это как-то поможет в расследовании.
  - Арита, лорд Дарвис еще в апартаментах?
  - Конечно, нет, он уже полчаса как на королевском завтраке. А ваш я принесу сюда, если хотите, - ответила служанка, заправляя мою постель.
  - Да, спасибо, - ну что ж, значит, немного подожду. - А корреспонденцию уже доставили?
  - А как же! Лежит в гостиной, вас дожидается.
  - Отлично, хоть будет чем заняться.
  Быстро одевшись в простое неброское, но, по моему глубокому убеждению, очень даже очаровательное платье, доверила прическу умелым рукам мастерицы и через пятнадцать минут уже была одета, причесана, свежа и готова к работе.
  В гостиной на столике меня ждал завтрак, принесенный расторопной горничной, и внушительная стопка конвертов, конвертиков и конвертищ.
  Вчера был праздник в честь Сияющей Эллис, а значит, сегодня мне предстоит прочесть и передать лорду Дарвису кучу поздравлений. Вот только, мне кажется, что он ограничится списком отправителей, не вникая в суть посланий. Это и понятно: для изучения подобной ерунды у него есть я, которая должна держать руку на пульсе, но докладывать только о чем-нибудь неординарном.
  Позавтракав, я отпустила горничную заниматься своими делами и приступила к бумажной работе. Как и ожидалось, в основном в конвертах были поздравительные открытки с множеством добрых пожеланий. Любой уважающий себя вельможа, проживающий во дворце или хотя бы раз пересекшийся с послом Ситары, счел своим долгом отправить праздничное приветствие чуть ли не единственному Светозарному в стране. Да и как не отправить? Ведь Эллис и ее сестры - не кто иные, как родоначальницы сиятельных родов.
  Так, перебирая послания одно за другим и погружаясь глубже и глубже в свои мысли, я не сразу услышала, что в дверь выделенных посольству апартаментов кто-то стучится. В результате еще до того, как я отложила очередной конверт, посетитель открыл самостоятельно.
  - Леди Лииса, доброго утра. Надеюсь, я вам не помешаю? - спросил лорд Шарх, заходя в гостиную.
  - Конечно, нет. Проходите, присаживайтесь, - пригласила его я, указывая на кресло напротив своего.
  Его визит был для меня полнейшей, но, как ни странно, приятной неожиданностью.
  - Какое же дело оказалось важнее присутствия на королевском завтраке? - поинтересовалась я.
  - Если вы не заметили, я никогда не присутствую на королевских завтраках, - ответил он.
  - Я была всего на одном.
  - Вы ничего не потеряли.
  Эта фраза почему-то вызвала у меня улыбку, которую я не стала сдерживать, но что еще удивительней - лорд улыбнулся мне в ответ.
  - Так что же привело вас ко мне сегодня? - решила выведать я.
  - Я зашел узнать, как вы себя чувствуете после всего произошедшего. Вчера было слишком много дел и ни одной свободной минутки, - не оправдание (к чему кирианцу передо мной оправдываться?), но что-то явно на него похожее прозвучало в голосе лорда.
  Я почувствовала, как к щекам начинает приливать краска, а внутри разливается тепло. Моему наивному девичьему сердцу была приятна озабоченность состоянием здоровья одной конкретной Светозарной леди со стороны лорда Шарха.
  Так, Лииса, что за глупости? Или тебя, пока ты спала, опять по голове приложили? Успокойся. Лорд Шарх - воспитанный молодой человек, слушавший полночи твою болтовню. Конечно, после виденной им истерики в твоем исполнении он зашел справиться о здоровье.
  - Благодарю, мне уже намного лучше. К слову, хотела попросить вас простить мне мою позавчерашнюю несдержанность. Просто в сложившихся обстоятельствах, не смогла обуздать чувства. Согласитесь, ситуация располагала к маленькой истерике, - попыталась пошутить я.
  - Каждый имеет право на чувства. Как и на то, чтобы их выражать, - взгляд мужчины был немного странным, как будто ищущим что-то.
  Может, он ждал от меня какой-то реакции?
  - Вы еще держались молодцом.
  - Ну конечно, прослезиться всего раз - то еще достижение, - я снова улыбнулась
  - Показатель неслыханной выдержки для леди, - поддержал меня кирианец.
  - О, нет, леди бы и бровью не повела, - не могла согласиться я, - а в ожидании освобождения развлекала бы вас разговорами о погоде и последними дворцовыми сплетнями.
  Я благоразумно не стала упоминать о том, что высокородная воспитанная дама ни за что не попросила бы остаться с ней наедине малознакомого мужчину.
  - А вот это было бы уже странно, - в свою очередь возразил мне лорд. - Такой леди я бы опасался больше, чем преступника, который ее похитил. К тому же, с моей работой она бы не сообщила мне ничего такого, о чем я не знал.
  - Это еще почему?
  - Потому что так реагировать может лишь человек, напрочь лишенный эмоций. А от таких никогда не знаешь, что ожидать и что взбредет им в голову в следующую минуту, - аргументировал он.
  - На самом деле и люди, обладающие эмоциями, бывают непредсказуемыми.
  - Тут я бы поспорил, а многие мои коллеги меня поддержали, - с оттенком снисходительности улыбнулся мой собеседник.
  - Возможно, таким знатокам, как сотрудники тайной канцелярии, редко встречаются люди, чьи действия они не могут предугадать. Но я ведь только скромная ассистентка посла.
  - Ну да, скромнее должность себе и вообразить сложно, - усмехнулся он, - Вы правы, такие встречаются нам редко, если не считать стальных леди, описанных вами.
  - И часто вам приходится с ними сталкиваться? - не могла не поинтересоваться я.
  - Хвала Сиянию - нет. Гораздо чаще с истеричными, кричащими, плачущими навзрыд, давящими на жалость, а изредка даже угрожающими барышнями. Да, бывает, попадаются и такие, которые все вышеперечисленное чередуют, но, по крайней мере, мы знаем, как со всеми ними работать.
  - И за это вы благодарите Сияние? Помнится, мои братья утверждали - и не раз - что слушать женские вопли - то еще удовольствие, - удивилась я.
  - Наше положение с вашими братьями существенно разнится: те вопли, которые приходится слушать мне по долгу службы, принадлежат не интересующим меня женщинам, а объектам допроса или вербовки, что значительно упрощает ситуацию.
  - Меньше эмоциональной вовлеченности? - попробовала я угадать причину.
  - Именно, - подтвердил лорд Шарх.
  Сегодняшним утром улыбка не покидала моего лица.
  - Может, хотите чаю? Я могу распорядиться, - предложила я после небольшой паузы.
  - Нет, спасибо. Мне уже пора. Рад, что вам уже намного лучше, - отказался он.
  Лорд Шарх встал из-за стола и направился к двери. Я последовала за ним, чтобы проводить. Взявшись за ручку, он повернулся и произнес:
  - Леди Лииса, надеюсь, вы сегодня присоединитесь к ее высочеству на уроке стрельбы?
  - Конечно, - подтвердила я, - раз я удостоена столь высокого положения вашего ассистента. Видимо, эта должность преследует меня в любой ситуации.
  - Нет, - несмотря на мою шутку, он был очень серьезен. - Сегодня я хочу, чтобы вы присоединились к нам в качестве ученицы.
  Я даже немного растерялась от неожиданности, что наверняка стало заметно из моего сумбурного ответа:
  - Хорошо, конечно, если вы не возражаете.
  - За час до обеда, - напомнил кирианец.
  - Да, да, конечно.
  Несколько мгновений он просто стоял и смотрел на меня странным обволакивающим взглядом, а я почему-то не могла перестать любоваться на танец искорок в его глазах.
  - До встречи, - попрощался он и покинул комнату, аккуратно закрыв за собой дверь.
  - До встречи, - ответила пустому пространству спустя пару минут, когда отмерла и поняла, что до сих пор смотрю вслед тому, кто давно ушел.
  Так, стресс определенно оставил свои следы. Иначе с чего бы мне вот так реагировать? Я когда-то слышала, что из-за сильных переживаний люди иногда становятся немного заторможенными. Нужно отдохнуть, и все пройдет.
  В этот момент нахлынуло осознание, что, болтая о всякой несущественной ерунде, о своем нежданном утреннем воспоминании я лорду Шарху так и не сообщила. Однозначно, последствия стресса. Просто не хочется думать, что после полученной травмы и всего произошедшего я стремительно поглупела.
  С такими мыслями вернулась к конвертам.
  Оставалось разобрать еще где-то с четверть стопки, когда в гостиную вошел лорд Дарвис и с удивлением вопросил:
  - Леди Лииса, вы уже на ногах?
  - Лорд Дарвис, конечно я на ногах. Невзирая на все старания профессора Истархи, позавчера не произошло ничего такого, чтобы я до сих пор валялась в кровати. Спросите медикуса, он подтвердит, что со мной все в абсолютном порядке.
  - Я рад.
  - Тому, что профессору не удалось взорвать лабораторию с важными уликами и нас в комплекте к ней? Я тоже, - не удержавшись, съязвила я.
  Лорд попытался сдержать улыбку. Неудачно.
  - Не стоит подозревать профессора в членовредительских планах, до сих пор ее действия редко влекли за собой разрушительные последствия, - предпринял попытку успокоить меня лорд.
  - Но такие случаи, все же, имели место? - посчитала нужным уточнить.
  - Да, пару раз бывали, но ничего фатального: так, мелкий косметический ремонт.
  - Думаю, мелкий косметический ремонт меня бы не спас, - беззлобно проворчала я.
  - Полно вам, леди, не превращайтесь в брюзгу. Честно говоря, иногда вы мне напоминаете мою сестру, хотя ... она бы и после менее судьбоносных событий терзала всех вокруг, отказываясь вставать с постели из чистой вредности, так что сходство больше внешнее. Что с корреспонденцией?
  Мне показалось или перемена темы была очень поспешной?
  - Пока что только поздравительные письма и открытки. Традиционно несколько благоухающих писем лично для вас. И еще одно очень необычное.
  - Необычное? Чем?
  - Конверт с обратной стороны украшен гербарием. Пометки не было, но адресовано не посольству, а вам, так что я вскрывать не стала.
  Глаза лорда загорелись, и он протянул руку.
  - Можно?
  Я молча вложила в нее конверт, украшенный осенними листьями.
  Начальник аккуратно распечатал его и погрузился в чтение послания. И лицо у него было такое, что я не я, если это письмо не от женщины. Причем крайне интересной Светозарному лорду.
  - Это все? - закончив чтение, посол вновь перенес внимание на меня.
  - Пока да. То есть, нет, - спохватилась, удерживая ускользающую мысль за хвост.
  Что-то сегодня меня так и сбивают с рабочего лада разные размышления.
  Начальник посмотрел на меня, всем видом демонстрируя внимание.
  - Сегодня утром я кое-что вспомнила насчет Рейнарта, - интерес в глазах посла из вежливого превратился в прямо-таки зверский, - Я его видела раньше.
  - Но, судя по тому, что он вам рассказывал, его отъезд из Ситары произошел более чем сотню лет назад. Вас тогда и в помине не было, леди. Вы ничего не напутали?
  - Нет. Я абсолютно уверенна. Да, я видела его не вживую, а на портрете, но это точно был он.
  - Я внимательно вас слушаю, - подтолкнул к дальнейшему рассказу начальник.
  - В академии, в подсобном помещении, смежном с аудиторией профессора Торна, я как-то помогала рассортировывать скопившиеся там бумаги, ну, вы знаете профессора: он никогда ничего не выкидывает. Так вот, среди черновиков дипломных работ я нашла портрет, провалявшийся там, судя по всему, не менее века. Когда я спросила у профессора, кто на нем изображен, он ответил, что это его аспирант, который после некоего несчастного случая бросил научное поприще и сгинул в неведомом направлении.
  - И вы считаете, что на нем был изображен именно наш злоумышленник? - уточнил лорд Дарвис.
  - Я в этом уверенна, - просто подтвердила я.
  Ну не рассказывать же ему, что у меня очень хорошая память на лица и людей я никогда не путаю, узнавая даже тех, кого встретила всего единожды. Не люблю хвастаться. Как по мне, люди, хвалящиеся своими достоинствами, выглядят мелко. Да и не очень это приятно. Стоишь, с приклеенной к губам улыбкой и вежливо киваешь, как болванчик, мечтая смыться побыстрее. А есть такие, которые о себе говорят, не переставая и не обращая внимания, слышал собеседник это повествование ранее (множество раз!) или нет. Складывается впечатление, что человеку ты со своим мнением совершенно не важен, ему главное - наличие ушей. А ситуация с моим недавним похитителем, наверное, спровоцировала у меня аллергию на бахвальство. Вот уж кому действительно было глубоко безразлично мнение слушателя.
  - Хорошо, тогда нам стоит навестить профессора Торна. Вы сможете пойти со мной?
  - Конечно, - я подтвердила свою готовность, отложив послания и встав из-за стола.
  Через десять минут, когда мы уже подходили к подвальному этажу тайной канцелярии, я решилась задать вопрос:
  - Профессор работает на первом подвальном?
  - Да. Сами понимаете, все улики отправились сюда прямым ходом, а выносить их правилами строжайше запрещено. К тому же во всем дворце, да и во всем городе эти помещения - самые безопасные и устойчивые к разрушениям.
  - То есть профессора Истарху тоже привлекли к работе с добытым? - догадалась я.
  - Можно подумать, был выбор. После того, что она увидела и рассмотрела, ее силком не оторвать от приборов и записок Рейнарта.
  - Что-то мне страшновато туда идти, - пробубнила я себе под нос.
  - Что вы говорите? - не расслышал работодатель.
  - Говорю, вряд ли рвение профессора Истархи может быть опасным. Она ведь взрослая разумная женщина, к тому же ученый, да и рядом с ней наставник, верно?
  - Да, думаю, там все под контролем, - без уверенности в голосе подтвердил мои чахлые предположения лорд Дарвис.
  Предъявив пропуска, мы спустились на первый подвальный этаж и направились к знакомой уже комнате. Чем ближе подходили, тем отчетливее становился сильный резкий запах, а из-под двери все явственнее сочился дымок.
  - Что-то мне уже не хочется туда идти, - прошептала я.
  - А? Вы что-то сказали? - не отрывая взгляда от сизоватой субстанции, переспросило начальство.
  - Говорю, что вполне возможно, мы переоценили сознательность представительницы кирианской ученой стороны, - уже громче сказала я.
  - А, может, так и должно быть? - с сомнением произнес лорд.
  Я посмотрела на него взглядом полным уверенности в противоположном.
  - Мда... Надо посмотреть все ли в порядке. Постойте пока здесь.
  Закивала, излучая рвение последовать данным указаниям. Лорд хмыкнул и, подойдя к двери, коротко постучал, а затем медленно открыл ее. Ничего катастрофического не случилось, разве что дымка, стелившаяся по коридору на расстоянии сантиметра от пола, теперь стала доходить до лодыжек.
  - Профессор, у вас все в порядке? - вопросило начальство, не решаясь войти.
  - Да, да, все замечательно. Проходите, лорд Дарвис, - послышался ответ из раскрытой двери.
  Светозарный сделал вежливый жест, мол, дамы вперед.
  - Ну, уж нет, давайте-ка вы первый входите, все-таки по рангу вы выше, - воспротивилась я.
  Лорд по-доброму усмехнулся и зашел, наконец, в злополучную комнату, а я последовала за ним, стараясь держаться за широкой спиной. Ну, так... на всякий случай.
  В помещении царил настоящий погром. Складывалось ощущение, что тут произошло настоящее побоище. На одну половину были сдвинуты многочисленные стеллажи, безраздельно занимавшие все пространство ранее, и теперь стояли вплотную друг ко другу, так что пройти между ними не представлялось возможным, а на второй половине стопками и кучами располагалось добытое не без моей скромной помощи в доме на окраине столицы богатство. Посередине между ними стоял все тот же длинный стол, но теперь он был развернут перпендикулярно двери и точно также поделен на две относительно равные части.
  За столом стояли трое: тихо, но неотвратимо свирепеющий мастер Рейт, профессор Торн, возведший очи горе, и профессор Истарха, хлопочущая с исследовательским азартом вокруг средних размеров стеклянного сосуда, который и был источником дымка, расползшегося по полу.
  - Мы не вовремя? - вежливо поинтересовался Светозарный лорд.
  - Ни в коем случае!
  - Конечно, нет, - одновременно развеяли его сомнения мужчины, а единственная - до моего появления - женщина лишь что-то невнятно промычала. Сомневаюсь, что она вообще заметила наше появление.
  - А что тут у вас происходит? - позволил себе провокационный вопрос мой начальник.
  Похоже, именно этого вопроса от него и ждали, причем с большим нетерпением.
  - Да вот, в процессе дележа недвижимости, чтобы освободить немного места на столе, Иса опрокинула в колбу с одним реактивом несколько других. Результат налицо. Ну, то есть на полу.
   - И с чего вдруг ей пришло это в голову? - продолжил расспросы лорд.
  - Уважаемый мастер Рейт, вследствие незнания особенностей в общении с профессором, принял категоричную позицию насчет принадлежности стола. Ну а мою уважаемую коллегу вы знаете: в одном отдельно взятом помещении категоричной может быть только она.
  Ответы наставника сопровождались громким негодующим сопением кирианского мастера.
  - Я понял. И что же теперь делать? Надеюсь, эти пары не ядовиты?
  На эту реплику, как ни странно, ответила сама профессор Истарха:
  - Ой, да не тряситесь вы так, конечно не ядовиты. Я еще не совсем из ума выжила, чтобы травить всех вокруг, - фыркнула она, ищущим взглядом окидывая уцелевшие колбочки с нетронутыми еще реактивами.
  Штатный сотрудник тайной канцелярии, безраздельно царствовавший в этой комнате до недавнего времени, недоверчиво прищурился.
  Сразу вслед за этой фразой, женщина выхватила предпоследний пузырек, ловко распечатала его и вылила содержимое в своеобразный генератор дымчатого нечто.
  У мастера Рейта дернулся глаз. Профессор Торн застыл в напряженной позе. Лорд Дарвис прикрыл выглядывающую из-за его плеча меня. Но ничего фатального не произошло. Напротив: реакция вызывавшая бурление и извержение сизоватой дымной субстанции прекратилась, а содержимое сосуда стало кристально-прозрачным, будто родниковая вода.
  - Вот и все, - подвела итог пожилая женщина.
  - Не хотел бы вас расстраивать, но на полу и, скорее всего, в коридоре дымка по-прежнему осталась, - произнес мой учитель.
  Лорд Дарвис обернулся, убедился, что предположения профессора как нельзя лучше отражают действительность и кивнул в подтверждение.
  - Выветрится, - махнула рукой на опасения мужчин женщина-ученый и снова погрузилась в изучение содержимого стеклянных колб.
  Зная, что взывать к совести кирианки бесполезно, наставник повернулся к нам и поинтересовался:
  - Чему обязаны вашим визитом? И Лииса, хватит прятаться: раз Иса сказала, что опасности эксперимент не представляет, значит, так оно и есть, - воззвал к моему мужеству учитель.
  И не то, чтобы мне стыдно стало - отнюдь. Просто я привыкла полагаться на мнение профессора, поэтому послушно вышла из тени начальства.
  - Итак? - снова подтолкнул нас к повествованию наставник.
  - Вообще мы с леди Лиисой тут работаем: помогаем мастеру Рейту в обновлении свидетельских показаний, но первой причиной нашего тут появления с самого утра все таки послужило неожиданное воспоминание леди, - ответил лорд Дарвис и предоставил дальнейшие разъяснения мне.
  Профессор Торн и кирианский мастер смотрели на меня, ожидая продолжения.
  - Учитель, дело в том, что сегодня утром я вспомнила, что уже видела Рейнарта. До нашей с ним встречи в его доме в ночь королевского бала.
  Всем своим видом наставник показывал интерес к моим словам, поэтому я продолжила:
  - Я видела его портрет. В нашей академии, а точнее - в подсобке вашей постоянной аудитории. Это ваш аспирант, профессор, про которого вы рассказывали, что он покинул академию после несчастного случая во время поставленного эксперимента, помните?
  - Такое не забудешь, даже если очень захочешь. Помимо сильных переживаний за пострадавших ребят мне тогда пришлось оформить кучу документации, связанной с произошедшим, и разбираться с последствиями пожара. В результате один из лучших студентов мертв, а подающий надежды аспирант забирает документы из академии. Такие вещи не забываются, - ответил мне учитель.
  Он стоял, погруженный в раздумья, а потом встрепенулся и сказал:
  - Но аспиранта звали совсем не Рейнарт. Его имя - Транйер, - произнес и тут же грустно усмехнулся, - ну конечно. Сменил имя на зеркальное. В принципе вполне в его духе. Транйер всегда был склонен к излишней патетике. Ты уверенна, Лииса? - обратился он ко мне.
  - Абсолютно. Мне жаль, - попыталась хоть как-то сгладить ситуацию.
  - Мне тоже, - шумно выдохнул наставник.
  - Профессор, - вступил в беседу лорд Дарвис, - скажите, мог ли ваш ученик развивать такого рода исследования?
  - Тран был очень одаренным мальчиком, но, увы, всегда считал себя несправедливо обделенным, он был, как Лииса, звездой без сияния, недолюбливал золотых деток. У него было мало друзей. Но его ум был чрезвычайно пытлив. Так что, как ни горько мне это признавать, это вполне мог бы быть он, - ответил учитель.
  - Нам понадобится вся информация о нем, которую вы можете предоставить. Придется вернуться в Ситару, чтобы узнать все возможное о подозреваемом и его перемещениях. Возможно, так мы сможем вычислить его местоположение и, наконец, обезвредить, - решил лорд посол.
  - Конечно. Думаю, нам стоит поговорить в другом месте, чтобы не отвлекать работающих тут, - внес предложение профессор.
  - Согласен с вами.
  После этой реплики начальник посмотрел в мою сторону и спросил:
  - Вы останетесь?
  - Да, я помогу мастеру Рейту, - ответила я.
  Лорд Дарвис кивнул и напоследок дал указание:
  - Недолго. Сегодня никаких перегрузок, - а потом, обращаясь к мастеру, добавил - Уважаемый мастер Рейт, вы уж держите энтузиазм леди под контролем, и при первой же возможности отправляйте на свежий воздух.
  - Я понял, лорд, - коротко ответил хмурый кирианец.
  После этого оба Светозарных вежливо простились с присутствующими и покинули помещение.
  - С чего начнем, мастер? - спросила я.
  - Я даже не знаю, что вам ответить, леди: в этом беспорядке сам мрак ногу бы сломил, будь она у него, - проворчал мужчина.
  - А что тут произошло? - осторожно задала я вопрос, терзавший меня с самого первого взгляда на изменившуюся обстановку комнаты.
  - Да вот, привезли вчера все эти, несомненно, очень важные для следствия предметы и сгрузили. Помещение для них должны освободить в ближайшем будущем, а пока лежат у меня, ибо по одному делу проходят, чтобы путаницы не было, - ворчливо поведал мастер Рейт.
  Оно и понятно, почему человек в таком состоянии. За время работы с ним, я успела заметить, что он исключительно педантичен и аккуратен. Поэтому то, что собой представляет сейчас эта комната, ранее олицетворявшая собой царство порядка и классифицированных данных, не может его не угнетать: все-таки столько труда было вложено в систематизацию.
  - Не ворчите, молодой человек, и не раскрашивайте ситуацию в черные тона. Все стеллажи сдвинуты в том же порядке, просто между ними теперь меньше места, чем раньше, бумаги и папки на них в каком были положении, таком и остались. То же самое и с вашим столом, просто теперь рабочая площадь сократилась, но и это ненадолго, - встряла профессор Истарха, не отрываясь от осмотра очередного прибора.
  - Конечно, в этом вы правы. Но, по крайней мере, раньше в этой комнате не случались так часто потенциально опасные ситуации, - все-таки возразил ей мужчина.
  - Ох, ну полно вам, мастер, у меня все было под контролем, - махнула в его сторону рукой, поглощенная созерцаемым предметом оппонентка.
  - Если бы я об этом знал с самого начала, мне было бы спокойней, - возразил насупленный кирианец.
  - Хорошо, если вам от этого легче, я не буду экспериментировать с реактивами на вашей территории, - примирительно буркнула пожилая женщина, бросив быстрый взгляд в нашу сторону поверх прибора.
  - Я был бы вам очень благодарен.
  Мастер Рейт даже немного расслабился. В моем восприятии - совершенно зря, ведь профессор пообещала не давать своим исследовательским порывам воли только и исключительно в отношении реактивов, а в этом помещении присутствовало множество других предметов, с помощью нестандартного воздействия на которые можно устроить апокалипсис местного значения. И инфаркт у одного не такого уж и юного кирианца.
  Придя к относительному взаимопониманию, мы приступили к работе: профессор Истарха к своей познавательной, а мы с мастером Рейтом - к бумажной. Ибо какими важными ни были новые улики, попавшие в руки кирианской тайной канцелярии, но уже имеющиеся должны быть в порядке и удобовоспринимаемом виде. Работа шла не так быстро как раньше, хотя мы медленно, но верно продвигались вперед.
  Примерно за час до обеда мастер вежливо выставил меня из помещения, аргументируя это наказом лорда Дарвиса:
  - Идите-идите, леди, не то еще разгорится из-за меня межнациональный конфликт: скажут, что совсем уморили коварные кирианцы помощницу ситарского посла испарениями действующих реактивов, - шутливо приговаривал он.
  - Ну, раз так, пойду спасать наши державы от политического конфликта и дышать свежим воздухом, - поддержала его я и, попрощавшись с ним и профессором, удалилась.
  Помня о своем утреннем обещании, из своеобразного архива-лаборатории, которым стало мое рабочее место, я устремилась к памятной полянке, где проходят уроки стрельбы ее высочества.
  К назначенному лордом Шархом времени я немного опоздала, так что, выйдя на открытую местность из сосновой рощицы, увидела, что урок уже начался: маленькая черноволосая фигурка стояла перед мишенью на некотором отдалении и раз за разом вскидывала руку, посылая в полет очередной болт.
  Я так обрадовалась Мирьяне, что сама не заметила, как оказалась за ее спиной рядом с наставником, тяжело дышащая от очень быстрой ходьбы, да что там - практически бега. Оказывается, за эти двое неполных суток, я успела соскучиться по маленькой егозе.
  - Вы опоздали, леди Лииса, - вместо приветствия произнес лорд отнюдь не сердитым или недовольным голосом
  Я посмотрела на него и улыбнулась.
  - Прошу прощения - задержалась у мастера Рейта. И знаете, у него там дикие переживания по поводу перестановки, а экспромты профессора Истархи скоро доведут до сердечного или апоплексического удара. Уж слишком по этому поводу он напрягается, что в его возрасте особенно вредно, - не преминула замолвить словечко за мастера я.
  Должна признать, что эта тирада была не только из благородных побуждений, имеющих целью выручить уважаемого человека, но наполовину из-за того, что и сама я опасалась работать в подобной близости от увлекающейся старушки.
  - Я потороплю с выделением отдельного помещения для работы профессоров, - с усмешкой ответил мужчина, весь вид которого говорил, что от него не укрылись истинные мотивы, побудившие меня рассказать ему все это вместо того, чтобы просто поздороваться.
  Услышав наши голоса за спиной, ее высочество обернулась и просияла улыбкой при виде меня. Она не стала заряжать оружие, только что освобожденное от заряда благодаря выстрелу. Напротив, малышка развернулась - теперь уже всем корпусом - и в следующее мгновение подскочила ко мне, заключив в порывистые объятия.
  Я чуть присела, чтобы девочке было удобней обнимать меня за шею, и услышала горячий шепот:
  - Я знала, что все будет хорошо, и все равно переживала за тебя.
  Сердце защемило от нежности, а ощущение маленького детского тела в моих руках вызвало трепет. Конечно, вторая наследница не была пятилетним очаровательно-пухлым ребенком, но от этого умиление моментом не стало меньше.
  - Ваша прощальная фраза не давала мне лишиться присутствия духа. Спасибо, - прошептала я в ответ.
  - Леди, вы нарушаете порядок, - наиграно-грозно напомнил нам о действительности учитель, тем не менее, дав эти несколько секунд на перешептывания.
  - Простите, Лорд Шарх, - одновременно произнесли мы с принцессой, отступая друг от друга, не предприняв даже попытки сделать покаянный вид и улыбаясь.
  - Ваше высочество, вернитесь на исходную позицию и продолжайте упражнения, а вы, леди Лииса, готовьтесь, - отдал указания ответственный за обучение.
  - А к чему Лиисе нужно готовиться? - вопросила Мирьяна, становясь на то же место, где и находилась, до моего появления.
  - К уроку, теперь она будет заниматься вместе с вами. Вы же не против, ваше высочество? - с улыбкой поинтересовался лорд Шарх, уже догадываясь об ответе.
  - Конечно, нет! Это так здорово, правда, Лииса? - взгляд больших агатовых глаз устремился ко мне.
  - Да, ваше высочество, - подтвердила я, как и лорд, не в силах сдержать улыбки.
  - Меня мой высочественный титул начинает доставать, особенно, когда вы прибавляете это надоевшее хуже леди Фарисы 'ваше высочество' после каждой фразы, - проворчала принцесса, заняв позицию и заряжая арбалет.
  - Что поделать, у монарших особ свои испытания, ва... гхм, - осекся глава тайной канцелярии, поймав возмущенный взор Мирьяны, и все-таки не окончил предложение набившим оскомину обращением.
  Та, удовлетворенно кивнула и перенесла все свое внимание на мишень, прицеливаясь и делая выстрел.
  У нее получалось все лучше и лучше с каждым занятием: стойка становилась увереннее, а выстрелы - точнее. Все чаще заряды не уходили в 'молоко', уже не говоря о том, что редко какой болт свистывал мимо мишени. Дочь короля быстро схватывала знания, которыми с ней делился наставник, и совершенствовала технику стрельбы упорно и методично.
  - Она делает значительные успехи, - похвалила я достижения юной арбалетчицы.
  - Она молодец, - подтвердил лорд Шарх, неотрывно следя глазами за действиями маленькой высокородной леди.
  - Думаю, тут и мастерство учителя сыграло свою роль.
  Мужчина посмотрел на меня и улыбнулся.
  - Полагаю, ее высочество будет с вами не согласна.
  - И все из-за моего попадания в цель в прошлый раз? - решила прояснить я.
  - Да. Признаюсь, я такого не ожидал. Не похожи вы на человека с такой феноменальной меткостью. Я и мужчин таких редко встречал, а тут - Светозарная леди. Своим попаданием вы спутали мне все карты.
  - Прошу прощения? - не поняла я.
  Лорд Шарх ухмыльнулся и пояснил:
  - Еще до этого случая, примерно на третий урок, мы с принцессой поспорили, кто из нас был бы лучшим учителем. Уговор был прост: если выиграю я - ее высочество прекращает настаивать на обучении метанию кинжалов, а если она - я безоговорочно принимаю ее выбор относительно костюма на королевский бал в день Сияющей.
  Я попыталась скрыть улыбку, но с каждой секундой комичность ситуации представлялась мне все в более ярких оттенках, в результате, фыркнула, прикрывая губы ладошкой, а потом перестала пытаться сохранить серьезное выражение лица и расхохоталась.
  - Вот вам весело, а мне было не до смеха, когда я увидел одежду мало чем отличающуюся от лохмотьев, в руках озорной девчонки, - нахмурив брови, попытался отчитать меня учитель ее высочества, но не смог никого обмануть своим насупленным видом: золотые искорки в его глазах плясали от сдерживаемого веселья. - Хорошо еще, что лицо она мне разрешила спрятать за полотняной маской и не стала настаивать на бутафорных усах и бороде. Не знаю, где она их достала, но вид заставил меня содрогнуться.
  Вторая волна хохота чуть не согнула меня пополам. Немного успокоившись, сказала:
  - Так вот кто этот загадочный шутник с развитым не по годам чувством юмора. Стыд мне и позор, могла бы и раньше догадаться.
  - Вот именно, почерк ведь очевиден и узнаваем до невозможности, - беззлобно проворчал кирианец.
  - Да ладно вам, лорд Шарх, все было не так уж и плохо: вам не отказала ни одна леди из тех, кого вы приглашали на танец, так что не гневите Сияние своим ворчанием, - внесла свою лепту в разговор ее высочество.
  - А вы не отвлекайтесь. Еще пять выстрелов. Я считаю, - строгим голосом развеял впечатление своей кажущейся рассеянности учитель.
  Мирьяна сделала большие глаза и изобразила состояние 'ой, боюсь - боюсь', а затем, усмехнувшись, вернулась к стрельбе.
  - Я тоже не думаю, что вам стоит расстраиваться, лорд Шарх: вы действительно в этом костюме весьма интересно выглядели, - поддержала я принцессу, широко улыбаясь и прилагая неимоверные усилия, чтобы снова не сорваться на хохот.
  - Рад, что вы так думаете, - неожиданно хитро прищурившись и расплывшись в плутовской улыбке, произнес мужчина.
  Я немного смутилась, но все же ответила:
  - Отчего же нет? Многим девушкам нравится образ благородного разбойника.
  - А вам, леди Лииса? - взгляд стал испытывающим
  - Ну что сказать, и во мне есть место романтике, я ведь тоже девушка. Так что если вам от этого будет легче, можете думать, что ваш эксцентричный костюм произвел неизгладимое впечатление на мое девичье сердце, - ответила я с самым серьезным выражением лица, на которое только была способна.
  По всей видимости, держать лицо получалось у меня не очень хорошо, потому что лорд смотрел недоверчиво и решил уточнить:
  - Хорошее или плохое?
  - Все, я отстрелялась. Перерыв? - очень вовремя вопросило неугомонное дитя.
  Ее высочество дала мне возможность уйти от ответа, которой я с благодарностью и облегчением воспользовалась, ведь как бы я не ответила, в итоге было бы неловко, просто степень неловкости разная, но результат-то один.
  Лорд Шарх понял мой маневр, но настаивать не стал, вместо этого ответив девочке:
  - Да, можете пока отдохнуть. Леди Лииса, прошу на исходную.
  Я выполнила указание и посмотрела на теперь и моего учителя. Он быстрым шагом отошел к ближайшему дереву и, взяв прислоненный к нему чехол, так же поспешно направился обратно.
  - Вот, я нашел самый маленький из всех, что были доступны, - сказал он, распаковывая арбалет, - будете тренироваться с ним.
  - А почему не с моим? - удивилась Мирьяна.
  - Потому что он ваш, - пояснил лорд, - а леди Лиисе для занятий нужен свой. С завтрашнего дня вы будете тренироваться одновременно - я распоряжусь насчет второй мишени.
  Ее высочество понятливо кивнула.
  Из чехла, тем временем, появилось предназначенное для меня оружие. Оно действительно было намного больше экземпляра принцессы, но если сравнивать со стандартными размерами, то мой арбалет был уж точно не самым огромным. Если провести аналогию, то обычный мог бы быть столетним дубом, предложенный мне лордом Шархом - кипарисом, а верный друг Мирьяны Кирианской - карликовой декоративной елью.
  С виду простой, ничего лишнего, максимально облегченный. Такие делают для аристократок, увлекающихся охотой, только вот обычно высокородные леди украшают свои самострелы камнями. Мой был лишен каких бы то ни было украшений. Не было даже резьбы, не говоря уже об инкрустации, что мне очень импонировало: лаконичный инструмент, не имеющий отвлекающих деталей.
  - Прошу, - отложив чехол, кирианец протянул собственноручно заряженное оружие.
  - Благодарю, - я приняла его на обе руки и очень правильно сделала. Этот арбалет был тяжелее своего маленького собрата, находящегося в руках второй наследницы. Не катастрофично, конечно же, но стрелять из него с одной руки я не смогу.
  - Так, а теперь возьмите его правильно: левая рука придерживает цевье арбалета, правую охватывает шейку приклада. Упереть затыльник в плечо, локоть правой руки поднять выше, чтобы он был практически параллелен земле. Локтевой сустав левую руки прижмите к тазовой кости, не отрывайте ее от торса, она не должна обладать свободой движения, чтобы обеспечить большую точность при выстреле и исключить дрожание руки под весом оружия.
  Каждая фраза сопровождалась движениями его рук. Он подвел рукоять самострела к моему плечу, убедился, что та прижата вплотную, затем приподнял пальцами правый локоть, придав ему правильное положение. После этого обхватил ладонью левую руку посередине между локтем и запястьем, и прижал локтевым суставом к тому месту, где он должен был находиться, второй рукой помогая ему занять правильную позицию.
  В этот момент я на секунду разучилась дышать. Его прикосновения были мягкими и уверенными, и отчасти я была готова к ним, опираясь на предыдущий опыт, но это касалось только рук и спины. Может и глупость, но бедренная кость для меня слишком личное место, чтобы до него могли без спросу дотрагиваться всякие мужественные и симпатичные личности.
  Вот ведь! Я почувствовала, что еще немного - и меня опять унесет в размышлениях непонятно куда. Искренне опасаясь повторного временного анабиоза, который со мной случился сегодня утром, я заставила себя переключиться с тактильных ощущений на центр мишени и думать только о нем.
  - Отлично, - похвалил мужчина то ли меня за исполнительность, то ли себя за правильно выданные указания, - указательный палец положите на спусковой крючок только перед самым выстрелом, до этого ему там делать нечего: устройте его на остове, так чтобы было удобно.
  Оглядев еще раз придирчивым взглядом всю композицию, наконец, завершил подготовительный этап словами:
  - А теперь встаньте ровнее, прицельтесь и стреляйте.
  Помятуя о существовании отдачи и разумно полагая, что в зависимости от увеличения размера и массы оружия она нарастает прямо пропорционально, постаралась сделать максимальный упор на обе ноги, поставленные практически на ширину плеч. Чуть наклонив голову к самострелу, коснулась щекой его гребня, прицелилась, положила палец на курок и спустила его.
  Отдача было действительно основательно сильней, чем у арбалета ее высочества, но я была готова, в связи с чем лишь слегка качнулась назад, а само оружие совсем чуть-чуть вздернулось кверху.
  Короткий свист болта - и вот он уже красуется в мишени.
  - Первый круг, - констатировал учитель, - А вы молодец. Я был готов к тому, что промажете, все-таки разница между этим самострелом и тем, с которым тренируется ее высочество, существенная.
  Я улыбнулась, смотря на снаряд, обосновавшийся совсем недалеко от центра щита. Похвала была приятна, а от меткого мастера - вдвойне.
  - Опускайте арбалет и заряжайте. Механизм помните?
  Кивнула и опустила оружие на землю. Встала ногой на стремя, потом уперла приклад в живот. Посмотрела на наставника - тот утвердительно кивнул: мол, пока все правильно. С небольшим, но заметным усилием отвела и закрепила тетиву замком Это было самое трудное; оказывается, у меня очень даже мощный агрегат: заряжать одноручный самострел принцессы было куда как проще. Затем вставила снаряд в паз и подвинула до тетивы. Готово.
  От напряжения мне даже жарко стало. Боюсь, если такие действия будут регулярными, скоро на моих женственных руках начнут бугриться стальные мышцы.
  На самом деле, если бы мои братья не были самозабвенными охотниками, я, наверное, не смогла бы справиться с задачей перезарядки сама. К счастью, мне пришлось столько раз наблюдать за их тренировками, что алгоритм действий запечатлелся в мозгу навеки.
  - Вы меня все сильнее удивляете, Светозарная леди, - произнес мужчина, когда, окончив процесс зарядки оружия, я посмотрела на него, ожидая вердикта.
  - Надеюсь, приятно? - с усмешкой уточнила я.
  - Несомненно, - лукаво прищурившись, подтвердил он.
  А красивые у него все-таки глаза... Так, Лииса, отставить слабеющие руки и внутреннюю истому! Думать о мишени, тебе сейчас опять предстоит эту махину поднимать!
  Выпрямилась и снова подняла арбалет. Уже без напоминаний кирианца встала в нужную стойку, скорректировав ее, исходя из полученного выстрелом ранее опыта: торс отклонила чуть назад, отведя правое плечо, а вот таз, автоматически подстраиваясь, подался влево и вперед. Локтю левой руки стало в разы удобнее. Опять чуть наклонила голову, чтобы щека встретилась с гребнем приклада. Прицелилась и мягко спустила курок.
  Я попала! В центр! Я попала в центр!
  Нахлынул небывалый эмоциональный подъем. Переполненная сладким ощущением победы (не знаю, над чем именно, но ощущение было именно таким), опустила оружие и встретилась глазами с лордом Шархом, а в них, помимо знакомых искорок, к которым я, кажется, уже привыкла, закручивался вихрь; по крайней мере, у меня сложилось именно такое впечатление. И этот вихрь необъяснимо затягивал меня, отрывая от реальности.
  На минуту исчезло все, кроме этих глаз и бури, разыгравшейся в них.
  - В яблочко, - прокомментировал бархатистым голосом со скорее ощущаемыми, чем слышимыми рычащими нотками мужчина.
  И так он это сказал, будто имел в виду совсем не мишень.
  Не знаю, сколько бы мы так стояли и смотрели друг на друга, если бы нас не прервал вопль ее высочества.
  - Лииса! Ты попала в центр! Со второго выстрела! Ты попала! - возбужденно восклицала она, подскочив поближе и теребя меня за локоть.
  А я, продолжая наблюдать за чарующим штормом теплых карих глаз, начала осознавать, что действительно попала, основательно так.
  - Поверить не могу! Ты прирожденный стрелок, - продолжала щебетать принцесса. - лорд Шарх, а вам долго пришлось тренироваться, чтобы достичь такой меткости? Или вы, как и Лииса, наделены ею с рождения?
  - Увы, нет, ваше высочество, мне пришлось прожить долгие часы тренировок, чтобы развить меткость и точность до того состояния, в котором они находятся сейчас, - ответил мужчина.
  - И много времени это заняло? - заинтересованно вопросила девочка.
  - Я занимаюсь с семи лет.
  - Настояли родители? - не смогла не поинтересоваться и я.
  - Нет, это моё личное желание, - улыбнулся кирианец допросу с обеих сторон.
  - А вы упорный человек, лорд Шарх, - не могла не заметить я.
  В ответ получила потемневший многозначительный взгляд и реплику, показавшуюся мне ну очень двусмысленной:
  - Вы даже не представляете насколько, леди Лииса.
  Я прилагала неимоверные усилия, чтобы не покраснеть: старалась думать о снеге, льде, морозе и вьюге, но помогало мало. Дай Сияние, чтобы он списал предательский румянец на физическое напряжение или возбуждение от успеха. Хотя, кого я обманываю: лорд Шарх - глава тайной канцелярии, уж с анализом данных и сопоставлением фактов у него проблем точно не возникнет.
  - Это внушительный срок. Что ж, хоть у вас и четыре года форы, уверенна, что к вашему возрасту я буду не менее меткой, - решительно возвестила венценосная Мирьяна.
  - Я в этом ни на мгновенье не сомневаюсь, ваше высочество, - уверил ее учитель.
  - Тогда можно я уже продолжу? - с надеждой уставилась на него непоседливая девчонка.
  - После еще четырех выстрелов леди Лиисы - несомненно, - был ей ответ, - рука должна отдохнуть. Не стоит гнать лошадей, время еще есть, - с покровительственной улыбкой произнес кирианец.
  Ее высочество тяжело вздохнула и приняла смиренно-ожидающий вид. Я не смогла сдержать улыбки при виде сдерживающей нетерпение и разминающей правую руку принцессы.
  - Я не долго, ваше высочество, - пообещала я и занялась перезарядкой.
  С каждым последующим выстрелом у меня получалось все лучше, увереннее и быстрее. В итоге обещание я сдержала, но после десятиминутного общения с немаленьким арбалетом руки у меня все-таки подустали, но не критично.
  Сделав отмеренные нашим наставником четыре выстрела, посмотрела на него, опустив самострел.
  - Очень хорошо, можете пока отдыхать. Ваше высочество, прошу наизготовку.
  Принцесса радостно взвизгнула, заняла мое место, которое я предусмотрительно освободила мгновением ранее, и рьяно принялась оттачивать собственную меткость.
  Я же не стала заряжать оружие снова, вместо этого положила его на стол, на котором в идеальном порядке располагались болты для наших с Мирьяной грозных стрелковых орудий, стоящий неподалеку. Обернувшись, полюбовалась на маленькую целеустремленную девочку и время от времени дающего ей указания высокого стройного мужчину с самыми загадочными глазами на всем континенте.
  Да уж... По всей видимости, от этих мыслей мне не избавиться. Ну и пусть.
  Я расслабилась и отпустила эмоции, решив сегодня не переживать по поводу непонятных и непрошенных чувств. Кто знает, если это последствия стресса, может они пройдут сами по себе? В любом случае, сейчас я об этом думать не хотела.
  По окончании урока, лорд Шарх был столь любезен, что проводил нас на обед в большую столовую, после которого мы разошлись каждый по своим делам: ее высочество ожидали уроки философии, меня - работа копировальщика в помощь мастеру Рейту, а лорда - его занятия в качестве главы тайной канцелярии.
  День получился насыщенным, и я была этому очень рада. За всеми его заботами мне ни разу не пришлось вспомнить о позавчерашних событиях. Останься я в постели, мысли о произошедшем преследовали бы меня на протяжении всего дня, а так к вечеру совершенно не осталось сил переживать о чем бы то ни было.
  Перед тем как лечь спать все-таки заставила себя окончить разбор корреспонденции. Никогда не любила оставлять незавершенные дела и, как оказалось, не зря: в стопке оказалось письмо и на мое имя. От родных.
  Приведя в порядок остальные послания, рассортировав и положив в выделенный специально для этого ящик комода, оставила свое напоследок и вернулась к нему, уже сидя на кровати, готовясь ко сну.
  Бережно погладив конверт, аккуратно вскрыла и достала свернутый вчетверо листок гербовой бумаги.
  Писал отец. Его уверенный размашистый почерк испещрил всю страницу и казался таким родным, что у меня навернулись слезы. Впрочем, я быстро совладала со своевольной влагой и погрузилась в чтение.
  
  'Любимая и единственная дочь,
  Мы очень ждали твоего письма и невероятно рады, что у тебя столько приятных эмоций от последних событий. Матушка и братья шлют тебе приветы и крепкие объятия. От мамы тебе еще немного слез грусти и радости одновременно, но так как тебя рядом нет, они все достаются моему любимому жилету.
  После твоего отъезда моя любимая жена вплотную занялась устройством судеб близнецов. У нас дома теперь практически на каждый прием пищи приглашаются ее подруги с дочерями брачного возраста.
  Скажу откровенно, никто из присутствующих за столом во время таких трапез не получает удовольствия, ну, разве что, кроме твоей матери и ее знакомых леди, мечтающих выставить дочерей замуж. И чем только бедные девушки им так не угодили? Кстати, закрадываются опасения, что представляют собой эти воплощенные звездочки, что родные родители стремятся поскорее от них избавиться. Страшновато, не находишь?.
  Бывает, конечно, и довольно часто, что попадаются юные леди, настроенные решительно, как на военные действия. Тогда мне даже жалко твоих братьев-оболтусов, а есть становится просто невозможно, постоянно чувствуя себя мишенью. Ведь эти прелестные создания почему-то стремятся очаровать и меня - наверное, как возможного будущего свекра. В сторону их мамаш я вообще стараюсь лишний раз не смотреть. Я пришел к такому решению, когда убедился, что каждый раз, когда я только не взгляну на них, лишний. Ты же знаешь, как я отношусь к лести, лицемерию и подхалимажу, а там явно выраженный полный боекомплект.
  Лииса, я искренне думал, что тот ужасный период моей жизни, когда моя собственная мать настойчиво пыталась меня женить, в далеком прошлом, однако, этот кошмар был возвращен в мой дом. И кем?! Моей собственной любимой супругой! Ты должна пообещать мне, что, когда твои сыновья вырастут, ты не станешь устраивать им таких испытаний.
  Хотя, говоря откровенно, если бы не все те надоедливые юные леди и их матушки, стремящиеся, непонятно почему, стать мне близкой родней, я бы, скорее всего, не оценил твоей матери по достоинству.
  Ох, как она великолепно меня игнорировала. Для замученного навязчивым вниманием молодого человека, которым я тогда являлся, такое поведение было похлеще грома среди ясного неба.
  Добившись ее любви и согласия выйти за меня замуж (кстати, второго я добивался гораздо дольше, чем первого, хоть твоя мать это рьяно отрицает до сих пор), я чувствовал себя завоевателем, покорителем и обладателем величайшего сокровища. Эх, молодость!
  В общем, к чему я веду - вполне возможно, что твои братья скоро приедут в Кириан, чтобы навестить тебя. Они уже буквально мечтают вырваться из рук твоей матери хоть на денек-другой, а по менее благовидному поводу их ждут многочасовые отповеди и ворчание - ты же знаешь маму. Так что поездка к любимой сестренке (ибо соскучились невероятно!) - единственный приемлемый вариант для них на сегодняшний день.
  В остальном, у нас все по-прежнему. Мой эксперимент с выведением новой породы пока идет успешно. Твоя Ализ совершенно неожиданно (по недосмотру конюха... еще одна промашка - выгоню его к безначальному мраку!) в нем поучаствовала, так что через неполный год у нее появится, надеюсь, здоровый жеребчик - плод совершенно неожиданной смеси. Негодник, обгулявший нашу девочку, - каралиец, так что посмотрим, что выйдет. Если малыш возьмет все лучшее от обоих родителей, то получится великолепный скаковой экземпляр, выносливый и прекрасный. Главное - чтобы характер был как у твоей нирессийки, ибо капризность и вредность каралийцев уже давно вошла в анекдоты.
  Малышка, мы все очень скучаем по тебе и желаем успехов в работе. Поверь, ничто так не радует нас с мамой, как успехи наших детей, а твои - в особенности. Я бесконечно горд, что моя дочь добивается всего своим трудом и умом. Никогда не забывай: у тебя получится все, чего бы ты не захотела.
  Береги себя, Лииса.
  С любовью, твои отец, мать и братья.
  P. S.: Никому не давай себя в обиду, родная! И всегда помни: не обращай внимания на слова, главное в людях - их поступки.
  P. P. S.: Милая, папа во многом прав, но одного он тебе не напишет: не бойся чувствовать, Лииса, вполне возможно, что человек, который будет счастлив разделить с тобой жизненный путь, уже встретился тебе. Мама (да-да, я не оставляю надежду, что ты порадуешь свою мать внуками и до того, как она состарится ).
  P. P. P. S.: Сестренка, жизнь в этом доме становится все опаснее, а приемы пищи - так вообще невозможными! Ей-ей, мы с Налиром скоро так похудеем, что вся одежда болтаться будет! Решили искать спасения на чужбине. В общем, жди в гости, малышка! Рилан.'
  
  Каждая приписка, по-видимому, была сделана так, чтобы предыдущий писавший не заметил свежей записи.
  Моя семья в своем репертуаре. Я как будто слышала иронию, наполнявшую фразы отца, нежные, а потом и потешно-ворчливые интонации в голосе мамы и возвышенно-пафосные, явно переигрывающие - брата.
  Мои родные, как же я по ним соскучилась. Полмесяца не такой уж и внушительный срок, но только не для человека, не покидавшего родной дом более чем на полдня. Для домашней девочки Лиисы разлука с семьей на такое продолжительное время была бы ужасным испытанием. Если бы все мое время не занимала работа, если бы я не общалась с ее высочеством, если бы не имела возможности видеть искорки в глубоких, словно бездонная пропасть, глазах, я наверняка зачахла бы с тоски. Но так как все это присутствовало в моей жизни, я чувствовала лишь вполне нормальную скуку по родным. Мои любимые... Поцеловав письмо, я уснула с улыбкой на губах и надеждой на скорую встречу.
  
  * * *
  
  Как ни странно, но лорд посол, как и его подчиненная, провожал этот день с письмом в руках и улыбкой на лице. Его послание было гораздо меньше, но не менее важным для него, чем для леди Лиисы письмо от родных.
  'Дорогой Темный Лорд,
  Рада вашей проницательности и польщена вниманием, оказанным моей скромной персоне. Букет бесподобен, примите искреннюю за него благодарность, он - лучшее напоминание о маскараде и прекрасных минутах, проведенных в вашей компании.
  Разделяя вашу надежду на скорую встречу, та, что была Осенью'.
  Перечитав письмо, лорд устремил задумчивый взгляд в ночной мрак за окном, рассеиваемый лишь слабым светом далеких звезд.
  Мастер Ришаль ясно дала понять, что первого шага ждет от него. Но ведь на иное он и не рассчитывал, иначе это была бы уже не та женщина, чей образ так прочно обосновался в его голове.
  Светозарный твердо решил, что медлить в таком деле не стоит. Удивительно, как вообще подобная женщина оказалась свободной от привязанностей. Не иначе, само провидение расстаралось, а раз так - не стоит гневить его намеренным промедлением.
  За всю его жизнь, лорд Дарвис не встречал женщины, подобной мастеру Ришаль. Какое-то время его смущало, что ни одна Светозарная леди не пробуждала в нем ничего, кроме легкого интереса, потом смирился и покинул Ситару. Отчасти из-за навязчивых рекомендаций типа 'вон той достойной девушки' или 'вот этой замечательной леди с невероятно ярким сиянием'. Ни разу не испытав романтических чувств, тем не менее, мужчина не хотел создавать семью на основании меньшем, чем взаимная любовь или долг перед отечеством. К счастью, он был не того положения, чтобы родина взимала с него долги брачными договорами.
  Что ж, теперь, когда одобрение получено, уж он постарается, чтобы встреча оказалась настолько скорой, насколько это окажется возможным.
  Перед глазами снова встала картина недавнего вечера и великолепной женщины в самом оригинальном наряде, который он только видел, женщины, сумевшей разбудить чувства в его душе. Случайно встретив ее, посол Ситары твердо решил, что не позволит ей исчезнуть из его жизни так же неожиданно, как она в ней появилась. Найдя то, что искал на протяжении стольких лет, мужчина не собирался это терять.
  
  * * *
  
  - Хвала Сиянию!!! - таким был ответ на мое пожелание доброго утра.
  Зайдя в помещение, я удивилась просторам, царившим там, и первым делом после приветствия спросила:
  - Надеюсь, вы не самолично выдворили профессора Истарху отсюда вместе с пожитками?
  - Нет, конечно, не стоит предполагать крайностей. Мне хоть и было довольно тяжело делить пространство с этой эксцентричной леди, но я не поступил бы так хотя бы в силу воспитания. Ну, и соблюдения субординации, конечно.
  - Тогда что же тут произошло? - поинтересовалась я.
  - Я сам был чрезвычайно удивлен, найдя пару часов назад помещение в таком состоянии. Как оказалось, за эту ночь комнату оперативно освободили от свежедобытых материалов, для них выделили отдельную на втором подвальном этаже. Обосновали недостаточным уровнем безопасности и секретностью планируемых исследований с участием всех тех привезенных приборов, занимавших так много места. Впервые в жизни рад своему первому уровню допуска, - последнюю фразу мастер пробубнил как бы для себя.
  Даже особо не приглядываясь, можно было заметить, что мастер Рейт переполнен счастливыми эмоциями, он излучал довольство и умиротворение.
  - Так что вы можете приступать к вашей обычной работе, а я займусь стеллажами. Кстати, я получил указание освобождать вас за час до обеда, так что поторопитесь: работы много, а времени на все это не очень.
  Благожелательно напевая себе под нос какой-то мотив, он принялся за свою часть работы. Переставлять стеллажи не было такой трудной задачей, какой она могла показаться с первого взгляда. Эти книжные и бумажные вместилища очень предусмотрительно оборудованы колесиками, поэтому все, что оставалось мастеру - это аккуратно их катить, направляя в нужное место, так, чтобы бумаги не рассыпались, а для этого вовсе не нужно было прилагать титанические усилия. Кажется мне, что замечательные колесики - дело рук небезызвестного усовершенствователя, потрудившегося и над стулом, выделенным мне еще в первый рабочий день здесь.
  Улыбнувшись замечательному настроению мастера, я погрузилась в свою работу. Переписывая свидетельские показания, я старалась не погружаться в эмоции дававших их людей. Однако временами это было очень непросто. Как можно абстрагироваться от слов несовершеннолетних детей, мать которых однажды просто не вернулась домой? Случались и более 'спокойные' показания, когда об исчезновении Светозарного, не имевшего никаких тесных контактов, заявляли соседи, но это были редкие случаи.
  Как и всегда, за работой я не замечала течения времени, и мастеру Рейту пришлось напомнить мне о том, что пора уходить. Быстро закончив последний лист, разложила оригинал и дубликат по разным стопкам и, попрощавшись до двух часов, поспешила на тренировку стрелковых навыков.
  По мере приближения к полянке, выделенной под уроки королевской дочери, во мне все сильнее нарастал внутренний трепет. Все эти двусмысленные фразы и взгляды, неожиданный переход от статуса ассистента к статусу ученицы, да и сам факт того, что я только сутки назад мимоходом обмолвилась о неудобствах работы по соседству с профессором Истархой - и вот сегодня ни ее, ни материала ее исследований и в помине не оказалось на моем временном рабочем месте. Пугало ли меня это? Нет, но в сложившуюся в моей голове картину мира не вписывалось, а потому чрезвычайно настораживало. С чего вдруг такая озабоченность судьбой дефектной Светозарной?
  Как оказалось, нервничала я совершенно напрасно, ибо на импровизированном стрелковом полигоне помимо принцессы и лорда Шарха присутствовала группа поддержки в лице фрейлин ее высочества. Что, интересно знать, им понадобилось здесь сегодня? За все время занятий Мирьяны они лишь единожды удосужились прийти на памятный первый урок, так что же могло послужить весомым поводом презреть необлагороженность здешних ландшафтов и посетить тренировку августейшей особы в этот раз?
  Подойдя ближе, поприветствовала в соответствии с этикетом сначала ее высочество, потом лорда Шарха, а затем и придворных дам во главе с суровой леди, носившей безразлично-высокомерную маску на лице.
  Ее высочество приветливо улыбнулась и продолжила дырявить мишень, ее наперсницы ответили на мое приветствие вежливо и без энтузиазма, а леди Фариса удостоила меня сухого кивка.
  - Ваш арбалет на столе, леди Лииса, берите его и занимайте место напротив своей мишени, - получила я указания вместо приветствий от лорда, вызвавшегося тренировать и меня.
  - Леди Лииса, как? Вы тоже учитесь обращаться с оружием? - удивленно вопросила леди Вирана.
  - Да леди, я была любезно допущена составить компанию ее высочеству, а чтобы не было скучно просто стоять рядом, лорд Шарх предложил мне попрактиковаться в стрельбе, - ответила я юной девушке, проявившей интерес, попутно расчехляя оружие и заряжая его.
  Не совсем правда, но не рассказывать же первым сплетницам страны, что небезызвестный нам мужчина не предоставил мне права выбора, просто поставив в известность об изменении в моем предобеденном времяпрепровождении. Еще и с мастером Рейтом поговорил, предупредил об изменениях в моем личном графике. Что тут скажешь: предусмотрительный человек. И не терпящий возражений.
  - А вам не кажется, что стрельба как занятие больше приличествует мужчинам, чем женщинам? - оценивающе оглядывая меня с самострелом в руках, вопросила леди Гелла.
  - Мне кажется, что никакое полезное умение не будет лишним.
  - Леди, - вмешался кирианец, когда третья девушка открыла рот, чтобы задать мне следующий вопрос, - давайте вы не будете отвлекать леди Лиису от тренировки.
  Леди - все как одна - поджали губки и неодобрительно посмотрели на мужчину.
  - Леди Лииса, не тяните время, мишень ждет вас, - досталось и мне.
  Вот ведь! Рядом с ним никакой романтическое волнение не выживет - просто разобьется о язвительность и циничность главы тайной канцелярии. Нашла, из-за кого устраивать душевные метания.
  Сердитая на себя за глупое настроение и на лорда Шарха, меняющего линию поведения с непредсказуемостью полета мухи, подошла к нужному месту, встала наизготовку, прицелилась и выстрелила.
  - Первый круг. Не так хорошо, как могло бы быть. Сосредоточьтесь на цели, выкиньте из головы все ненужные мысли, - строгим голосом прокомментировал лорд, подавая мне следующий заряд.
  Снова зарядила самострел. Прицелилась. Выстрелила.
  - Первый круг. Плохо. Еще раз, - в голосе зазвучали недовольные нотки.
  Сияние! Да что происходит? В какой, интересно, реальности первый круг - это плохой результат? Там ведь всего несколько сантиметров до яблочка! Вон даже фрейлины ее высочества недоуменно переглядываются, недоумевая о причинах подобной строгости.
  Опять взвела арбалет. Прицелилась. Представила в центре мишени недовольный прищур карих глаз и выстрелила. Болт воткнулся в центр щита.
  - Ну вот, другое дело. Не теряйте настроения и продолжайте.
  Лорд Шарх подал мне третий стрелковый снаряд и отошел к принцессе довольный результатом.
  Не терять настроения? Да пожалуйста! Следующие заряды летели то в воображаемый высокомерный нос кирианца, то в саркастичную усмешку, то в обитель золотистых искорок, сбивающих меня с толку. В результате, через пятнадцать минут центр моей мишени пестрел оперением болтов, как праздничный торт свечами.
  - Достаточно. Перерыв. Кстати, очень не плохо, - раздалось у меня над ухом.
  Я повернула голову. Рядом со мной стоял обладатель невозможно-серьезной, даже постной физиономии. Каково же было мое удивление, когда, скользнув взглядом к его глазам, я увидела плещущееся там веселье. Похоже, кто-то потешается над собственной ученицей.
  Опустила арбалет и, подойдя к столу, положила на него оружие. Ее высочество продолжала пронизывать зарядами деревянную поверхность своей мишени, а мне не оставалось ничего иного, как присоединиться к группе перешептывающихся девиц, стоящей неподалеку.
  - Леди Лииса, я поражена! - первой высказалась леди Синта, как только я приблизилась к их сплоченной компании, - вы так умело обращаетесь с самострелом и так метко стреляете. Как давно вы тренируетесь?
  - Благодарю. Я не очень давно занимаюсь стрельбой, - попыталась уйти от ответа.
  - Если так, то успехи у вас по истине впечатляющие. Не каждый лорд может похвастаться такой точностью, - присоединилась к обсуждению леди Фариса.
  Должна сказать, что хвалить с видом, будто делаешь человеку величайшее одолжение в его жизни, еще уметь надо. Данная леди умела, и очень неплохо. Наверняка я должна была чувствовать себя облагодетельствованной ее вниманием, и, затянись пауза чуть дольше, не исключено, что так и было бы, но весь эффект смазала фраза следующей девушки.
  - Это уж точно, большинство лордов - такие неумехи. Наслаждаются своим положением и проводят все время в бесполезной праздности, - поддакнула леди Шалия.
  - Нет, Шалия, не большинство. Это просто ты, почему-то, общаешься именно с такими никчемными созданиями. Может, потому что они легко поддаются внушению и падки на лесть? - возразила ей леди Гелла.
  - На что это ты намекаешь? - возвысила голос стремительно краснеющая барышня.
  - Что ты, милая, какие намеки? Я прямо говорю. Ты выбираешь наименее устойчивых экземпляров среди мужских представителей аристократического сословия и обрабатываешь их на предмет брака. Только, увы, стратегия себя не оправдывает, - объяснила пунцовой от стыда и гнева собеседнице леди Гелла.
  - Леди, немедленно прекратите дрязги, - отрезала леди Фариса, строго глянув на обеих.
  - Но, леди Фариса! Вы же слышите, что она оскорбила меня! Вы оставите подобное без наказания?! - взвизгнула неприятная девица сомнительной репутации.
  - Не стоит так волноваться из-за болтовни, леди Шалия, ведите себя достойно своего титула, а не так, словно вы базарная торговка, - барышня свекольного цвета онемела от услышанного и так и стояла с раскрытым ртом, - Ваш цвет лица перестал быть естественным, юная леди, кажется, у вас начинается аллергическая реакция. Я бы посоветовала вам незамедлительно посетить дворцового лекаря.
  Остальные леди начали кивать в подтверждение предположения главенствующей среди них дамы. Девушку технично выпроваживали. Та беззвучно глотала воздух, открывая и закрывая рот, в состоянии близком к шоковому.
  Да уж, Шалию в этой теплой компании явно недолюбливали.
  - Прошу меня простить, мне действительно нехорошо, - пробормотала она и, напоследок присев в реверансе, удалилась с поляны.
  - О, леди Шалия нас покинула? Отчего же так скоро? - вопросила принцесса, приблизившись к нам.
  - Ей нездоровится, ваше высочество, - ответила ей леди Улая.
  - Как жаль. Что-то в последнее время ей очень часто нездоровится. Я, пожалуй, попрошу папу, чтобы он посоветовал ее отцу отвезти дочь в загородное поместье подлечиться. А еще лучше - к морю: ей явно недостает морского воздуха, - делано-задумчиво произнесла Мирьяна.
  - С вашей стороны это было бы благодеянием для леди Шалии. Вы же знаете, сама они ни за что не покинет пост вашей фрейлины: пребывание рядом с вами стало слишком важной частью ее жизни, - поддержала план принцессы леди Фариса
  - Ее преданность вскоре в полной мере вознаградится заслуженным отдыхом, - уверила ее девочка.
  Наперсницы стали хитро переглядываться, то и дело на их лицах проскальзывали довольные улыбки. Нда... Из увиденного можно сделать вывод, что леди Шалия изрядно всем тут надоела, и мало кто переносит ее на дух, если даже леди Фариса - образец выдержки и достоинства - поспешила поскорее избавиться от ее присутствия.
  - Ах, ваше высочество, вы так хорошо справляетесь с арбалетом, что мне самой захотелось попробовать себя в чем-то подобном, - похвалила принцессу леди Синта.
  - Ты же терпеть не можешь оружие, - скептически воззрилась на нее леди Улая.
  - Да, - замялась девушка, но быстро нашлась с ответом. - Но ее высочество вдохновляет меня своим примером.
  - Не стоит, леди Синта: боюсь, ваш батюшка будет не в восторге от поднятия тяжестей, нежно лелеемой им дочерью, - посоветовал подошедший лорд Шарх.
  - Ах, пожалуй, я доверюсь мнению профессионала, - ничуть не расстроилась леди и стрельнула в мужчину кокетливым взглядом из-под ресниц.
  Маневр вдребезги разбился о холодное и вежливое безразличие лорда.
  - Леди Лииса, время, - напомнил кирианец об окончании перерыва, и мы оба покинули любопытный круг прелестных дам.
  В следующий период отдыха фрейлины ее высочества делились впечатлениями от бала в день Сияющей Эллис. Как оказалось, они очень поднаторели в своеобразной забаве 'угадай, кто под маской' и мало кто остался для них неузнанным тогда. Разговор перемежался восторгами и ироничными замечаниями по поводу нарядов друг друга и кавалеров, приглашавших их на танцевальные круги. К тому моменту, когда девы заинтересовались моим собственным нарядом, время отдыха закончилось, и я, так и не рассекретив свой маскарадный образ, чем вызвала досадливые и любопытные выражения лиц придворных дам, вернулась к арбалету.
  Время отдохновений у меня и ее высочества не совпадали. За час тренировки у меня было три подхода по пятнадцать минут, а у принцессы четыре по десять. Все-таки стрельба с вытянутой руки утомительнее, чем из моего положения, и хоть мой самострел был не в пример тяжелее, удобство стойки скрашивало этот недостаток, и спина и руки не слишком уставали и быстро восстанавливались.
  Так что в близости достаточной для разговора со второй наследницей, мы оказались только после окончания урока, когда наш строгий учитель произнес:
  - Ваше высочество, вы превосходно справились сегодня, мне будет приятно похвалить ваше усердие и успехи его величеству. Леди Лииса, вы тоже очень неплохо справляетесь, но неплохо бы приложить больше стараний.
  После таких слов он дал отмашку слугам, чтобы те собирали разложенное снаряжение и сам стол и освобождали мишени от следов нашей с принцессой бурной деятельности, а прекрасных дам пригласил следовать с ним к резиденции.
  Венценосная егоза подскочила ко мне и похвасталась с довольным видом:
  - Знаешь, Лииса, я уже уверенно попадаю во второй круг.
  - Я видела, ваше высочество. У вас великолепно получается. Вы ведь даже месяца не занимаетесь, а уже такие успехи, - похвалила я лучащуюся радостью девочку.
  - Смотря с кем сравнивать, - улыбнулась та мне в ответ.
  - Ваше высочество, вы скоро затмите лорда Шарха в мастерстве и меткости, - совершенно неожиданно присоединилась к нам леди Улая.
  Посчитав выполненной норму обязательного количества лести по отношению к юной принцессе, она обратилась ко мне:
  - Леди Лииса, а что это лорд Шарх так суров с вами?
  - Точно не могу сказать, но скорее всего он так предостерегает меня от зазнайства, - ответила я на ее вопрос.
  - Своеобразно... - недоверчиво протянула девушка, а потом продолжила. - Хотя, когда речь заходит о лорде Шархе, возможно все. Более непостижимого человека вы вряд ли встретите. Сколько девичьих сердец разбилось о его броню вежливого безразличия! Он непокоренная высота первых красавиц Кириана.
  - Звучит так, будто лорд - местная достопримечательность, - усмехнулась я.
  - Достопримечательность? Нет, скорее очень редкий экземпляр мужской половины человечества, практически не встречающийся в наши дни.
  Ее высочество, поняв, что барышня просто так от меня не отцепится, сжала мне руку в сочувствующем жесте, а потом умело и незаметно отстала и поравнялась со своим учителем. Тактическое отступление в действии.
  У меня же такой возможности не было, поэтому пришлось поддерживать разговор с изъявившей желание пообщаться придворной дамой.
  - И такого титула он удостоился только за то, что не отдает должного красоте придворных дам? - учтиво поинтересовалась я.
  - Леди Лииса, взгляните на фрейлин. Мужчины не могут не отдавать должного нашей прелести. Такое себе позволяют лишь очень немногие, а лорд Шарх возглавляет их мятежное общество, - ответила леди Улая, скрывая недовольство этим фактом.
  - Вас это так расстраивает?
  - Нет, леди Лииса, меня это совсем не расстраивает. Меня гложет любопытство, отчего мужчина, не сказавший и двух десятков фраз ни одной из наперсниц ее высочества за все время, что мы присутствуем во дворце, решил лично обучать вас стрельбе?
  Цепкий взгляд прищуренных глаз собеседницы впился в мое лицо, готовый подметить малейшее изменение мимики или цвета. От такого пристального внимания мне сделалось очень неуютно.
  - Улая, кажется, ты совсем заболтала нашу иностранную гостью, - раздался голос недалеко позади.
  Спустя пару секунд нас догнала другая высокородная леди. Теперь я была окружена с двух сторон и чувствовала себя зажатой тисками.
  - Не говорите, я сама угадаю: Улая расписывала вам все прелести королевской конной прогулки, которая состоится через четыре дня, верно? - спросила она с хитрой ухмылкой. - Она обожает это мероприятие. Наверное, предложи ей выбрать между балом и конной прогулкой, она выбрала бы последнюю.
  - Н-не совсем, - чуть запнувшись, ответила я.
  - Нет? О, будьте уверенны, с чего бы ни начался ваш разговор, через пару минут вы бы пришли к этой теме.
  - Ты хорошо меня знаешь, Иса, - со скрытым раздражением вставила леди Улая.
  - А как же! Не первый год вместе. Так что, леди Лииса, вы примите участие в этом мероприятии?
  - Я полагаю, да, - ответила, чувствуя облегчение от смены темы.
  - Вы не пожалеете. Наш лес - чудесное место! А в предосеннюю пору, кажется, что еще и волшебное. Там очень красиво. Кстати, одна из причин, почему большинство придворных леди и лордов любят такие вылазки, заключается в том, что это повод для прекрасных дам нарядится в амазонку. Великолепный наряд. Я бы в нем каждый день ходила, но, увы, он предназначен только для езды верхом. У вас уже есть амазонка? Если нет, могу посоветовать вам отличного мастера. Справится даже с самой сложной работой в кратчайшие сроки.
  Леди щебетала безумолку.
  - Благодарю, но у меня уже есть мастер и я очень довольна ее работой, - вежливо отказалась я, когда мне удалось вставить слово.
  - В самом деле? Было бы интересно взглянуть на наряд, которым заказчица довольна до последней детали! Не раскроете секрет подобной удачи?
  - Вероятнее всего, талант и трудолюбие.
  - О да, это сочетание иногда имеет больший эффект, чем лавина, сходящая с горного склона, - поддержала мое предположение леди Исанна.
  - Это уж точно, - согласилась я, невольно вспомнив о Рейнарте. Там и талант, и трудолюбие, и сногсшибательный эффект присутствовали. А настолько огорошенной, как в том памятном кресле, я бы себя и под лавиной не почувствовала, наверное.
  - Что ж, я с удовольствием оценю плоды трудов вашего мастера на прогулке. Кто знает, если мне ее работа понравится, может быть, я тоже начну пользоваться ее услугами. Кстати, в этом году нам обещали не просто поездку по лесу, но еще и пикник. Так что советую вам не пропускать такое многообещающее мероприятие, - улыбнулась мне девушка.
  - После всего, что вы мне о нем рассказали, я ни за что не позволю себе его пропустить, - уверила ее я.
  За такими разговорами мы подошли к резиденции, где все присутствующие раскланялись и удалились каждая в свою комнату, чтобы переменить одежду перед обедом и вновь встретиться через пятнадцать минут.
  Ее высочество с недовольным видом последовала за леди Фарисой, а лорд Шарх откланялся еще раньше ее ухода. Мне тоже ничего не оставалось, как пойти в свою комнату и сменить рабочее платье на более раскрепощенное и легкомысленное.
  * * *
  В коридоре, подождав, пока за фрейлинами ее высочества закроются двери их комнат, остались две девушки. Одна недовольная, а другая очень серьезная:
  - Иса, что за концерт ты устроила? - раздраженно спросила леди Улая.
  - А ты как думаешь? Мне наоборот интересно, что на тебя нашло? Ты ведь давно перестала вздыхать по Шарху. Так с чего вдруг устроила допрос Светозарной? - сурово ответила леди Исанна.
  Вопреки недавней беседе с леди Лиисой она не была легкомысленной болтушкой; да, характер у нее был легкий, она почти в любой ситуации могла найти смешинку, но, тем не менее, была очень рассудительной и рациональной молодой леди. Во многом именно благодаря ей ссоры в своеобразном кругу наперсниц принцессы случались вдвое реже, чем могли бы.
  - Ты что не видишь? Он выделяет ее из всех представительниц дворцового женского общества! Мне интересно, что же он усмотрел в ней такого, чего нет ни в одной из нас. Посмотри на нее - бледная моль! Чем она могла вызвать интерес такого мужчины?
  Глаза высокородной леди метали гневные молнии.
  - Улая, какая тебе разница? С твоим-то количеством поклонников! Ты ведь хоть завтра можешь замуж выйти, если захочешь, и не меньше, чем за герцога, - леди Исанна попыталась воззвать к практичности соратницы.
  - Ты не понимаешь? Я хочу знать, чем она лучше меня! И вообще, с каких пор ты сделалась ее покровительницей?! - воскликнула девушка в порыве чувств.
  - Мой тебе совет, подруга: успокойся. Не испытывай мрак на терпение, не зови неприятности себе на голову - они и без зова придут.
  - Сама разберусь, - фыркнула леди Улая и, не прощаясь, ушла в свои покои.
  Леди Исанна укоризненно посмотрела на закрытую дверь и последовала примеру недавней собеседницы.
  
  * * *
  
  Обед прошел в привычно-напряженной атмосфере, но я уже научилась не обращать на нее внимания. В самом деле, если распыляться на подобные вещи, то очень скоро можно превратиться в привидение от недоедания и недосыпа.
  За то короткое время, что Арита помогала мне переменить одежду к королевскому приему пищи, я успела попросить ее пригласить сегодня мастера Ришаль, ибо амазонки у меня с собой не было, и с этим срочно нужно было что-то делать. Невероятно соскучившись по езде верхом и своей Ализ, конную прогулку я пропускать не собиралась, а значит, нужна была подходящая одежда.
  Горничная пообещала немедленно отправить записку с посыльным.
  Во время обеда я сидела, как и в прошлый раз, довольно близко к правящей семье, а вернее рядом с ее высочеством принцессой Мирьяной. Напротив располагался лорд Шарх, в этот раз, в отличие от предыдущих, присутствующий на обеде, а рядом с ним - лорд Дарвис.
  Не прошло и пяти минут с начала трапезы, как его величество король Таррияр, поднося ко рту ложку с супом, решил поинтересоваться у главы тайной канцелярии и по совместительству учителя своей дочери:
  - Поведай мне, лорд Шарх, как успехи у моей девочки?
  - Ее высочество Мирьяна очень трудолюбива и блестяще справляется со всеми заданиями. Думаю, уже совсем скоро можно будет увеличить дистанцию, - описал ситуацию наставник второй наследницы в стрелковом искусстве.
  Принцесса просияла, довольная похвалой.
  - Это все потому, что у меня замечательный учитель, - не осталась в долгу девочка.
  - Вы же уверяли меня в обратном во время предыдущих уроков, - с усмешкой произнес лорд Шарх.
  - Это чтобы вы не расслаблялись, - парировала ее высочество.
  - Я рад, что ты делаешь успехи, Мирьяна. Еще бы ты уделяла столько же рвения и другим обязательным занятиям, - многозначительный взгляд в сторону принцессы не возымел никакого действия.
  Девочка тщательно прожевала пищу, не смущаясь от ожидающего внимания, обращенного, к ней и только потом ответила:
  - Папа, разве другие учителя не хвалят мои успехи в постижении риторики, философии, политического воспитания и экономических наук? - ангельский вид не обманул никого из присутствующих: ее высочество явно иронизировала.
  Правитель Кириана усмехнулся, в прищуренных глазах плясали смешинки.
  - Конечно, хвалят. Еще бы они не хвалили королевскую дочь. Но я-то знаю, что при желании ты способна на гораздо более выдающиеся достижения в упомянутых сферах учебы, нежели те, что ты демонстрируешь на данный момент.
  - Папа! - Мирьяна обижено воскликнула, - я ведь вовсе неплохо справляюсь!
  - Естественно, но могла бы и лучше, прояви ты немного больше усидчивости и желания, ведь так? - испытывающий взгляд отца устремился к последней и любимой дочери.
  Высокородная юная леди вздохнула и вынужденно признала:
  - Так.
  - Отец, Мира и так умница. Она старается и справляется со всеми заданиями очень хорошо, - вступился за сестру принц Рахсад.
  - Я знаю это, сын, но мои дети должны быть не просто умненькими. Они должны уметь мыслить глобально, масштабно, а для этого нужны знания, охватывающие все возможные сферы. И не поверхностные, а глубокие. Тогда ни один министр не сможет ввести вас в заблуждение, потому что вы будете разбираться в нужном деле достойно. Вспомни свое обучение: разве оно не является лучшим подспорьем для тебя сегодня?
  - Ты прав, конечно, - признал его высочество, а потом обратился к сестре. - Знала бы ты Мира, как он меня гонял. Твое обучение - райские кущи по сравнению с тем, что выпало на мою долю.
  Девочка прыснула со смеху, но быстро совладала с приступом веселья.
  - Это потому, что она не первая наследница, и в скором времени не ей принимать бразды правления государством, - пояснил король Таррияр, и тут же развеял воскресшие, было, надежды принцессы, что можно будет увильнуть от более серьезного отношения к урокам:
  - И, тем не менее, юная леди, ваши знания и умения должны быть достойными положения королевской дочери, так что больше усердия, хорошо?
  - Хорошо, папа, - согласилась с неизбежным Мирьяна.
  На этой ноте послушания все снова вернулись к своим кушаньям и приборам.
  Лорд Дарвис в перерывах между отправляемыми в рот наполненными едой ложками был занят беседой со своим соседом, послом другой сопредельной Кириану державы, а я старалась вообще поменьше смотреть по сторонам. И не только из-за неприятных взглядов фрейлин ее высочества, но и боясь наткнуться на один из тех, непонятных мне, принадлежащих лорду Шарху. От них, почему-то, становилось неловко и жарко.
  Мое повышенное внимание к тарелке не было оставлено без внимания:
  - Лииса, это ты такая голодная или что-нибудь случилось? - тихо спросила принцесса.
  - Все в порядке, ваше высочество, - ответила я, краснея от осознания, что даже ребенок не повелся на мою безыскусную игру.
  - Точно? Надеюсь, это не из-за разговора с леди Улаей и леди Исанной? - решила увериться в положении дел девочка.
  - Нет, конечно, мы очень мило побеседовали. Леди Исанна просветила меня насчет конной прогулки, - постаралась перенаправить внимание Мирьяны в другое русло я.
  - Ну, да, так я и поверила в милую беседу. Только не с леди Улаей. Она в свое время очень сильно рассчитывала обаять нашего учителя стрельбе так, чтобы он на ней женился, и ни от кого этого не скрывала. Как видишь, у нее не получилось, но до недавнего времени она об этом не переживала. А теперь, Улая, скорее всего, не так поймет наши с тобой совместные занятия, так что готовься к приступам неприязни. Острым.
  Да уж, сбить ее высочество с темы - не так уж и просто. С другой стороны, мне хотя бы стали понятны мотивы столь агрессивной и беспричинной, как мне показалось, враждебности.
  - Спасибо - буду знать, - поблагодарила за информацию я.
  Остаток обеда я старалась вести себя более естественно, чтобы ни у кого больше не возникло вопросов вроде: 'а что это леди Лииса так остервенело смотрит на отбивную? Неужели настолько оголодала или в ней просто кровожадность проснулась?'. Однако, все равно несколько раз, вопреки всем приложенным усилиям, ловила обволакивающий и насмешливый взгляд одного конкретного кирианца. Казалось, будто он очень хорошо понимает, почему я всеми силами пытаюсь не встретиться с ним глазами, и этими причинами очень доволен.
  После трапезы в большой столовой я поспешила на свой рабочий пост копировальщика-помощника мастера Рейта, уже без лорда Дарвиса, место деятельности которого перенеслось на второй подвальный этаж к профессорам.
  Там, погрузилась в работу с целью отвлечься от всех навязчивых мыслей, связанных с черноволосым кареглазым мужчиной и его методами обучения. В порыве трудоголизма, обратила внимание на ранее не цеплявшую меня деталь. В шапке каждого из протоколов находилась стандартная информация: имя свидетеля, его социальный статус, профессия и адрес проживания.
  Окончив сегодняшнюю норму, наконец, дала волю неожиданно посетившей меня идее и поспешила обратиться к мастеру Рейту с вопросом:
  - Мастер Рейт, скажите, у вас есть карта?
  Мужчина оторвался от своих реактивов и смесей и, озадаченно посмотрев на меня, ответил:
  - Карта? Да, конечно. А что?
  - Могу я воспользоваться ей?
  - Да, она лежит на дальнем стеллаже. Третья полка снизу, кажется.
  - Спасибо.
  Я ненадолго оставила свое рабочее место за столом и направилась к указанному стеллажу. Найдя искомый свиток именно на том месте, о котором сказал мастер, мысленно в который раз подивилась его точности и педантизму и вернулась обратно.
  - Позвольте поинтересоваться, леди, зачем вам понадобилась карта? - вопросил хозяин комнаты, наблюдая, как я освобождаю место на столе и раскладываю на нем лист.
  - Я хочу, сверяясь с показаниями, разметить схему ареала активности нашего преступного элемента. Думаете, глупость? - ответила я, посмотрев на мастера.
  - Занимайтесь. Может, что интересное и получится. В любом случае хуже не будет, - он пожал плечами и вернулся к своим скляночкам и следующему оригиналу, который нужно было обработать со всей тщательностью.
  Получив одобрение своей деятельности, я с воспрянувшим энтузиазмом принялась за задуманное. Первым делом просмотрела все уже сделанные копии и на отдельном листочке выписала названия городов и их предместий, где проживали свидетели и, соответственно, пропадали Светозарные. За тот период, что я уже обработала, их оказалось не так уж и много, всего с десяток. Потом, выпросив у мастера Рейта кальку, наложила ее на карту, закрепила и принялась отмечать на ней все выписанные ранее места.
  Итог был не очень понятен. Подумав, решила, что следует скорее закончить со всеми имеющимся документами, затем полученные сведения разбить по периодам и наделить каждый своим цветом. После этого, в моем понимании, обязательно должна была проявиться какая-нибудь система. Иначе и быть не могло, ведь с научным складом ума Рейнарта бессистемный подход был попросту невозможен и нелогичен.
  Я настолько увлеклась работой, что мастеру Рейту пришлось теребить меня за плечо, чтобы оторвать от напряженной мыслительной деятельности.
  - Леди Лииса, время уже.
  - Что? Какое время? - не до конца осознавая его слова, переспросила я.
  - Время отправляться к себе, - пояснил он, с отеческой улыбкой глядя на меня. - Кстати, вам через посыльного просили передать, что в апартаментах вас дожидается мастер портной.
  Вспомнив о назначенной встрече, я встрепенулась и постаралась поскорее навести порядок на выделенном мне отрезке стола.
  - Спасибо, мастер Рейт, что вернули меня в реальность, - перед уходом поблагодарила я пожилого мужчину.
  - Да что уж там, мне приятна ваша заинтересованность вверенными мне материалами, - ответил мастер, - до завтра, леди Лииса?
  - До завтра, мастер.
  Простившись с архивариусом, поспешила покинуть вотчину тайной канцелярии. Зная, что мастер Ришаль уже ждет меня, мне не хотелось продлевать время ее ожидания.
  К выделенным посольству комнатам я добралась довольно быстро. После того, как я распахнула двери, передо мной предстала мирная картина: спокойно и даже дружелюбно беседующие лорд Дарвис и моя мастерица. Вот за что уважаю своего начальника, так это за отсутствие каких бы то ни было предрассудков относительно принадлежностей людей к тому или иному сословию.
  Войдя, поприветствовала сидящих в гостиной:
  - Доброго вечера, лорд Дарвис, мастер Ришаль. Прошу прощения за опоздание. Увлеклась работой, - я улыбнулась, извиняясь.
  Конечно, мое положение давало мне право опаздывать на встречу с мастером настолько, насколько заблагорассудится, и при этом не просить прощения, но, тем не менее, я никогда не позволяла себе такого поведения. Отец всегда учил меня с уважением относиться к чужому времени, ведь наш статус - это не столько привилегия, сколько ответственность и чем выше титул, тем больше долг, ложащийся на плечи его носителя. Думаю, король Таррияр согласился бы с этим утверждением.
  - Что вы, вам не нужно извиняться, - ответила мне женщина, поднимаясь с дивана, на котором они сидели вместе с лордом послом, а потом спросила. - Приступим?
  - Конечно, я и так вас прилично задержала, - кивнула я в ответ.
  - Благодарю вас, лорд Дарвис, за приятную беседу, - обратилась черноволосая красавица к моему начальству и, кивнув ему напоследок, направилась за мной в мою комнату.
  Там нас уже ждала Арита, встретившая меня словами:
  - Вы сегодня долго, леди.
  - Да, так получилось, совсем растворилась в работе, - с усталой улыбкой ответила я.
  - Ой, леди, в вашем возрасте и с вашей внешностью не в работе растворяться надо, - проворчала девушка.
  - А в чем? - не поняв, спросила я.
  Горничная прыснула от сдерживаемого смеха, и на вопрос мне ответила мастер Ришаль, мягко и загадочно улыбаясь:
  - В любви, леди Лииса. Нам женщинам в любом возрасте нужно растворяться только в любви.
  Мои мысли снова скользнули на опасную почву. Весь день гоняла их от себя, отвлекалась, чем могла, и все равно они меня настигли. От досады на саму себя прикусила губу и покраснела.
  Зеленоглазая кирианка понимающе сверкнула глазами и с хитрой ухмылкой уточнила:
  - Какой, говорите, наряд вам нужен?
  - Амазонка, - ответила я, возрадовавшись перемене темы, - через четыре дня конная прогулка, а мне совершенно не в чем поехать. То есть одно платье есть, но оно для дамского седла, а я терпеть его не могу.
  - Что ж, будет вам амазонка. Давайте сейчас я быстро сниму мерки, чтобы быть уверенной, что ничего в параметрах не поменялось. Мы ведь хотим, чтобы наряд сидел идеально, верно? - я кивнула. - А потом выберем фасон.
  Так и сделали. Снятие мерок заняло от силы пять минут, после которых мне авторитетно заявили, что я немного похудела и попеняли, чтобы больше не смела так делать. Мол, не нужно портить фигуру выпирающими костями.
  Я покаянно вздохнула и пообещала плотно и часто кушать, мысленно же усмехнулась: вряд ли возможно не скинуть ни грамма на нервной почве, едва не отправившись к далеким звездам. Но ни служанке, ни рукодельнице я, понятное дело, открыть своего секрета не могла
  Арита сурово пообещала лично заняться моими завтраками и ужинами - то есть проследить, чтобы все было сытно, полезно и витаминизировано - а если понадобится, то и обедами.
  После благословляющего ее на это благое дело кивка мастера Ришаль мы приступили к обсуждению внешнего вида моей будущей амазонки. Глаза портной привычно загорелись, и за каких-то полчаса она выдала мне двадцать вариантов, не похожих друг на друга женских костюмов для верховой езды в мужском (читай: нормальном) седле.
  Все предложенные модели были диво как хороши, и выбрать из них одну для меня не представлялось возможным. Поэтому я поступила почти так же, как и в прошлый раз: выбрав цветовую гамму, со спокойной душой оставила остальное на усмотрение мастера. Наряд для бала-маскарада показал, что я могу полностью довериться этой женщине в плане гардероба.
  Понятливо и вместе с тем вдохновлено улыбнувшись, мастер Ришаль собрала все наброски и кусочки тканей в сумку, которая была с ней, и попрощалась, уверив меня, что ко дню прогулки все будет готово в лучшем виде. В последнем я и так ни капли не сомневалась.
  Закончился этот во всех смыслах нервный для меня день расслабляющей ванной от умницы-Ариты, плотным, стараниями все той же горничной, переживающей за мое физическое здоровье, ужином и мягкой свежей постелью, перестеленной моей бессменной спорой служанкой. Однозначно, когда буду уезжать отсюда, заберу ее с собой. Предложу повышенное жалование и заберу.
  
  * * *
  
  В гостиной комнате посольских апартаментов, не смотря на безупречное освещение алмитов, дарящих свет, не уступающий дневному, сидел мужчина и хмурился. Он был не доволен недавним коротким разговором с запавшей ему в сердце женщиной. Прокручивая его в голове снова и снова, он хмурился все сильней.
  Зайдя в апартаменты, лорд Дарвис не ожидал увидеть на диване у себя в гостиной ту, мысли о которой не давали ему покоя ни днем, ни ночью.
  - Леди Ришаль? - словно не веря, спросил он.
  - Нет, лорд Дарвис, я вовсе не леди, - с мягкой улыбкой ответила она.
  Мысленно хмыкнув и подумав, что это можно очень просто исправить, посол подошел к дивану, сел рядом с посетительницей и задал другой вопрос:
   - Что привело вас сюда?
  - Я приехала к леди Лиисе. По делу. Ей требуется наряд. Кажется, амазонка, - раскрыла причину своего визита черноволосая красавица.
  Алые идеальной формы губы своим движением отвлекли его внимание настолько, что он чуть не потерял нить разговора.
  - Ну да, кажется, через четыре дня намечается конная прогулка, - рассеянно согласился мужчина, удивляясь сам себе.
  Ненадолго повисло молчание, которое снова прервал ситарец:
  - Долго ждете?
  - Совсем нет, минут пятнадцать.
  - Может, послать лакея, чтобы напомнить леди о встрече? Она давно должна была возвратиться, - предложил лорд.
  - Благодарю, но не стоит. Я именно так и поступила, как только приехала. Привычка, - отклонила предложение кирианка.
  Еще одна пауза заполнила пространство тишиной. Ее нарушил звук открывающейся двери, из-за которой появилась его помощница леди Лииса. Спустя минуту обе женщины уже покинули гостиную, скрывшись в личной комнате его ассистентки.
  Не ожидая такого подарка судьбы, лорд Дарвис проворонил отличный шанс заинтересовать мастерицу в дальнейшем общении с ним, за что сейчас был невероятно зол на себя.
  Размышляя над произошедшим, он не заметил бега времени и очнулся от мыслей только тогда, когда дверь комнаты леди Лиисы открылась, и из нее вышла мастер Ришаль. Задумчивая и погруженная в себя с сумкой в левой руке, она аккуратно прикрыла за собой дверную створку и направилась к выходу, не замечая ничего вокруг.
  Лорд Дарвис поспешно поднялся с дивана и в два шага настиг, намеревающуюся уйти гостью у входной двери в апартаменты.
  - Мастер Ришаль, - она не отреагировала, витая в собственных мыслях.
  Тогда посол коснулся протянутой к дверной ручке кисти и повторил:
  - Мастер Ришаль...
  Женщина встрепенулась и, сфокусировав взгляд на собственной руке, удивилась, увидев держащую ее мужскую длань. Медленно проследив взглядом от ладони до плеча, шеи и, наконец, лица, ее невероятные зеленые глаза встретились с его, и в них отразилось нарастающее осознание происходящего.
  - Лорд Дарвис?
  От этого короткого путешествия мужчине стало в разы сложней себя сдерживать, чтоб не прижать желанную женщину к себе так крепко, как это только возможно. Его дыхание стало прерывистым и тяжелым.
  - Лорд, что-то не так? - снова спросила она, не понимая, что происходит и почему он до сих пор держит ее руку.
  - Да, все не так. Мысли о вас не дают мне покоя, Ришаль. Ваш образ поселился в моей голове. Мне нужно знать, когда мы снова встретимся, - ответил мужчина низким голосом с хриплыми нотками.
  Не ожидая такой откровенности, женщина в растерянности смотрела на ситарца широко распахнутыми глазами, а потом прикусила губу.
  - Ришаль... - прошептал мужчина. Он свободной рукой обхватил ее щеку, проложил дорожку большим пальцем от скулы к устам и невероятно осторожно и нежно коснулся прикушенной нижней губы, очертив ее манящий контур.
  Раздался судорожный всхлип-полустон. Ее.
  - Ты подаришь мне возможность снова увидеть тебя? - так же тихо спросил он, наклоняясь все ближе к ее лицу
  Женщина не могла оторвать взгляда от его глаз, в которых разливался океан нежности. Словно завороженная она кивнула.
  - Завтра? - расстояние между ними стало еще меньше.
  Снова кивок.
  Он уже чувствовал ее дыхание на своих губах, когда мысль 'рано!' молнией пронеслась в его мозгу. Невероятным усилием он заставил себя так же медленно восстановить дистанцию, напоследок еще раз погладил пальцами мягкую бархатистую кожу ее лица и, улыбнувшись, хрипло произнес:
  - Я пришлю за тобой карету.
  Ришаль кивнула в последний раз, и он убрал ладони, предоставив женщине полную свободу. Медленно отвернувшись, кирианка открыла дверь и вышла из апартаментов, оставив за спиной лорда Дарвиса, неотрывно провожающего ее взглядом. Он закрыл дверь, только когда мастерица свернула за угол коридора и исчезла из зоны видимости. Прислонившись спиной к створке, лорд посол счастливо улыбнулся.
  
  * * *
  
  Мастер Ришаль нервно теребила в руках батистовый платок, меряя шагами пространство мастерской. Девушки-подмастерья с любопытством поглядывали на нее. За все время их работы еще не бывало случая, когда рукодельница вела себя так взволнованно. До конца рабочего дня оставалось совсем не много. Срочных заказов не было, и всю сегодняшнюю работу девушки уже закончили.
  - Мастер Ришаль, будут еще задания для нас? - спросила одна из них, видя, что жгучая брюнетка не обращает абсолютно никакого внимания на происходящее вокруг.
  - Что? - женщина стряхнула рассеянность и, осмыслив фразу помощницы, ответила. - Нет, на сегодня все, спасибо. Можете идти.
  Девушки убрали свои рабочие места и, пожелав мастерице хорошего вечера, отправились по домам. Оставшаяся хозяйка мастерской, кажется, и не заметила их ухода. Погруженная в собственные мысли, она присела на стул и все так же продолжала истязать несчастный, некогда аккуратный кусочек ткани, теперь уже больше похожий на тяпку.
  Долго так сидеть ей не пришлось. Через несколько минуту раздался звонок, и мастер встала и пошла открывать. Дворецкого у нее не было, потому что встречать гостей Ришаль предпочитала лично. Звонящим оказался кучер наемной кареты, которая стояла как раз перед входом в ее дом.
  - Я могу вам чем-нибудь помочь? - вежливо спросила она мужчину.
  - Прошу прощения, вы мастер Ришаль? - в ответ поинтересовался он.
  - Да, это я, - подтвердила женщина.
  - Лорд Дарвис прислал за вами карету, - выдал информацию возница.
  На лице мастерицы появилось понимание.
  После всего произошедшего вчера она не ожидала, что лорд посол отступится и даст задний ход, уж слишком решительными были его действия и слова, но и не думала, что он действительно пришлет за ней пустую карету, то есть не заедет сам.
  Да, в высшем обществе приемлемыми поездки с мужчиной без компаньонки считались лишь в случае, если этот мужчина был родственником, женихом или работодателем, но ведь мастер Ришаль была не только простого происхождения, но еще и мастером, а для них такие вещи были вполне допустимы. И, тем не менее, зная все это, лорд Дарвис поступил с ней, как с леди, что вызвало в душе женщины теплую волну признательности и значительно успокоило.
  - Подождите немного, я сейчас, - обратилась она к кучеру и закрыла дверь.
  Смена наряда с рабочего на вечерний заняла пять минут. Выбрав темно-зеленое платье с заниженной талией, короткими рукавами-лепестками и квадратным вырезом, не отличавшееся пышностью, но, напротив, подчеркивающее стройный силуэт, из украшений мастер остановилась на простом кулоне-жемчужине на тонкой цепочке из красного золота и широкой заколке в том же стиле. Украшенная жемчугом вещица перехватила волосы у основания шеи - вроде, и не распущены, но на длину и густоту ничто любоваться не мешает - и практически свободно спадающие пряди, имитируя своеобразные волны, прикрывают уши, еще больше смягчая овал лица. В довершение аккуратные маленькие ступни обхватили любимые туфельки.
  Быстро оглядев себя в зеркало, Ришаль осталась довольна увиденным и направилась к выходу. Сборы заняли всего пятнадцать минут, но если бы и дольше, профессиональный наемный возница все равно не стал бы возмущаться: цены в подобных случаях всегда включали простой транспортного средства.
  Долгой поездка не была и завершилась спустя десять минут напротив уютной маленькой шоколадницы. Не успела карета остановиться, как ее дверь была открыта, а мастеру Ришаль протянута белая незагорелая ладонь лорда Дарвиса. Смешно, но факт, что он ждал ее у входа, вызвал ощущение тихой радости. Почему? Наверное, потому, что выдавал с головой нетерпение ожидающего. Подав мастерице левую ладонь, чтобы помочь выбраться из кареты, правой ситарец, не глядя, расплатился с извозчиком. Глаза же его были прикованы к хрупкой фигурке женщины, находившейся в полумраке кареты.
  Мастер Ришаль приняла его руку и, наконец, вышла из транспортного средства.
  Вежливый возничий, пожелав им обоим приятного вечера, удалился довольный увеличенной оплатой. Но ни мужчина, ни женщина, стоявшие на тротуаре друг напротив друга, не обратили на него ни малейшего внимания.
  Окинув восхищенным взглядом стоявшую перед собой красавицу, лорд Дарвис произнес:
  - Вы великолепно выглядите, Ришаль.
  Похвала была приятна, и в ответ женщина улыбнулась. Тому, что посол не прибавил 'мастер', она была даже рада, потому что рядом с ним ей хотелось чувствовать себя просто женщиной, да и уже очень давно мало кто называл ее так, а слышать свое имя из его уст было очень приятно.
  - Благодарю, лорд Дарвис.
  - Пройдемте? - он сделал приглашающий жест в сторону шоколадницы, и она последовала за ним.
  Открыв двери, лорд пропустил свою даму вперед. Внутри было довольно уютно, а небольшое пространство наполнял терпкий запах горячего шоколада и тихий гомон посетителей. В следующую секунду после их появления перед парой появился официант и предложил им следовать за ним к зарезервированному столику. Пройдя весь зал, они вышли на закрытую навесом террасу с видом на реку, где тоже располагалось всего пять столиков. Их собственный оказался в углу, из которого открывался самый живописный вид.
  Подождав, пока гости займут свои места и вручив им меню, молодой человек приготовился принять заказ.
  Просмотрев перечень предложенных блюд, лорд посол отложил его и произнес:
  - Мне эрхарский кофе и ваш фирменный десерт.
  Официант кивнул и повернулся к его спутнице.
  - Горячий горький шоколад и самый сладкий десерт, который только у вас есть, - она тоже не стала тянуть с заказом.
  Пообещав принести ожидаемое в ближайшее время, молодой человек неслышно удалился.
  - Эрхарский кофе? - мастер Ришаль вопросительно приподняла брови. - Некоторые мои знакомые утверждают, что более крепкого и горького сорта попросту не существует. Мало кто его любит.
  - У него потрясающий аромат, да и контраст он создает замечательный. И, кстати, не я один люблю горькие напитки, - ответил он, усмехнувшись, с явным намеком на ее заказ.
  Мастерица улыбнулась в ответ.
  - Я, как и вы, ценю яркий контраст.
  Оглядевшись по сторонам, она похвалила его выбор заведения, которое было лучше любой кондитерской в городе:
  - Прекрасное место.
  - Рад, что вам нравится.
  Повисла пауза. Ее прервал ситарец.
  - Надеюсь, вы не чувствуете себя неловко?
  - Если только слегка, - был ее ответ, сопровождавшийся очередной немного нервной улыбкой.
  - Не стоит, мне не хотелось бы, что бы вы чувствовали себя неудобно, - прояснил ситуацию посол.
  - Наверное, мне было бы проще, если бы я понимала мотивы вашего поведения. Увы, лорд Дарвис, я не в том возрасте и не в том настроении, чтобы поддерживать подобные игры, - эти слова были неожиданными даже для нее самой, но начинать общение с неискренности мастеру не хотелось, поэтому сожаления о вырвавшейся фразе не возникло.
  Однако реакция мужчины была совсем не той, какую можно было бы себе предположить. Лорд прямо посмотрел на собеседницу и без тени иронии произнес:
  - Я не считаю происходящее игрой, Ришаль, да и вообще не склонен к забавам подобного рода. С моей стороны вы можете ожидать только серьезных намерений.
  - Насколько серьезных? - решила уточнить опешившая женщина нервным полушепотом.
  - Серьезнее договора о дружбе и сотрудничестве между Ситарой и Кирианом, - последовал ответ
  - Это у вас профессиональный юмор такой? - руки растерянной женщины нашли салфетку и стали лихорадочно ее теребить.
  - Нет, это значит, что я хочу настолько многолетних, насколько это только возможно, официально задокументированных, взаимовыгодных отношений.
  - Что значит взаимовыгодных? - подняла на него глаза мастер, по остальным пунктам у нее вопросов не возникло: они были кристально прозрачны и понятны.
  - Значит основанных на взаимной любви и согласии.
  - Да уж, намерения - и впрямь серьезнее не придумаешь... - глаза снова устремились на нещадно истязаемую салфетку.
  Лорд Дарвис же, напротив, неотрывно смотрел на ее лицо, ловя любое изменение в мимике.
  - Для меня возможно только такое развитие событий. Все или ничего. Решать вам, Ришаль, хотите вы таких отношений или нет.
  Он взял ее руку, лежащую на столе, в свои ладони, нежно погладил и, глядя прямо в глаза, добавил:
  - Потому что я для себя уже все решил.
  Она судорожно вздохнула, не зная, что ответить.
  В этот момент подошел официант с подносом и стал быстро выставлять перед ними чашки, блюдца и приборы. Мастерица сделала усилие, чтобы освободить руку, лорд посол с неохотой позволил ей это, не переставая все так же неотрывно смотреть на нее.
  Пожелав приятного аппетита, молодой человек с подносом удалился, а мастер Ришаль потянулась за своей большой чашкой горького шоколада, обхватила ее обеими ладонями и поднесла к губам. Вкус должен был быть приятно-горьким и горячим, но женщина его не почувствовала, занятая своими мыслями. Ее интуиция говорила, что мужчина не обманывает, и такое положение дел ломало все ее представления о реальности. Разве так бывает?
  Отважившись быть откровенной в ответ, мастерица поставила чашку на стол, не став выпускать ее из рук, и произнесла:
  - Перед тем, как вы точно уверитесь в своей решимости, мне кажется, будет честным, кое-что вам рассказать, лорд, - обреченно вздохнув, она тихим голосом начала историю своей жизни:
  - Я родилась в маленьком городке не далеко от столицы. Когда мне исполнилось двенадцать, отец и мать погибли, а меня к себе взяла двоюродная тетка. Она была портнихой и мало-помалу стала приучать меня к своей работе, воспитывая себе помощницу. Может, странно, но тогда в свои, еще детские, по сути, годы, чтобы абстрагироваться от потери родителей я с головой ушла в новое занятие. С пятнадцати я уже была полноценным подмастерьем. В восемнадцать вышла замуж за сына сапожника. Начавшийся с любви брак, к сожалению, не вышел удачным. Муж спустя какое-то время пристрастился к азартным играм и выпивке. Я просила его остановиться, но он не слушал: говорил, что хочет выиграть денег и открыть свою собственную сапожную мастерскую, чтобы лучше заботиться о семье. Однажды, придя домой выпившим и проигравшим и услышав мои очередные просьбы прекратить все это, он ударил меня. Той же ночью я собрала свои вещи и ушла. Поначалу к тёте, но, узнав, что ее дочь собирается в столицу искать работу, решила поехать вместе с ней. На следующие сутки мы уже были в Вистаре. Первое время жили на постоялом дворе, где моя троюродная сестра нанялась горничной, а я в качестве оплаты за проживание предложила жене содержателя сшить платье. Она согласилась. Работаю я быстро, так что через пару дней наряд был готов. Результат ей понравился, так что она заказала мне еще два для своих дочерей, уже за плату. Постепенно клиентура пополнялась знакомыми и знакомыми знакомых. Спустя два года я смогла позволить себе снять помещение под мастерскую. Однажды ко мне заглянула высокородная леди, оказавшаяся в конфузной ситуации: выходя их кареты, она нечаянно наступила на подол своего платья и, как результат, юбка сбоку отпоролась от поясного шва. Конечно, я помогла ей и быстро пришила все на место. В благодарность она заказала мне костюм для верховой езды. Выполнить заказ настолько идеально я, наверное, не старалась ни до, ни после этого случая. С тех пор у меня появилась новая клиентура: леди понравилась моя работа, как и ее подругам. Спустя еще год тётя сообщила мне, что мой муж был убит в пьяной драке из-за очередного проигрыша. А два года назад я перебралась на улицу Мастеров.
  Судорожно выдохнув, женщина замолчала, по-прежнему сжимая в руках чашку с давно остывшим шоколадом и не смотря на собеседника. Вспоминать давно минувшие события было неприятно.
  - Ришаль, почему ты решила мне рассказать об этом? - тихо спросил лорд Дарвис.
  - Потому что хочу, чтобы вы понимали, что я не наивная девочка, и есть определенные вещи, с которыми я мириться не буду ни при каких обстоятельствах, даже если буду очень сильно любить, - мастерица вскинула голову и решительно посмотрела в его глаза, готовая к любой реакции от презрения до скуки, но не ожидавшая океана нежности, с которой смотрел на нее мужчина.
  - Глупышка, неужели ты думаешь, я буду просить тебя поступиться своими принципами?
  Посол улыбался ей так, будто она была самым важным и ценным, что только могло быть в этом мире. Его ладони накрыли ее собственные.
  - Ты мне нужна такая, какая есть, переделывать не хочу и не буду.
  Улыбнувшись, мастерица сморгнула навернувшиеся слезы.
  - А вот это уже лишнее, - тут же прокомментировал все подмечающий ситарец и предложил, - Давай пройдемся?
  - Давате, - согласилась она, чем заслужила наигранно-суровый взгляд и отповедь:
  - 'Давай' и отныне только так. Не хочу слышать от тебя отстраненного 'вы'. Хорошо?
  - Хорошо, - улыбка стала шире и значительно веселее.
  - Вот и умница. Идем.
  Они поднялись и покинули уютную шоколадницу, оставив нетронутые десерты, слегка тронутые напитки и приличные чаевые.
  Прогуливаясь по вечерней набережной, они знакомились, узнавая друг друга ближе и разговаривая обо всем, на свете. Так хорошо и спокойно мастеру Ришаль не было уже очень давно.
  Когда уже совсем стемнело, и город осветил свет фонарей, лорд Дарвис провел свою даму к очередной наемной карете. Продиктовав адрес и сполна расплатившись с возницей, он открыл перед кирианкой дверь.
  - Спасибо за прекрасный вечер... Дарвис, - поблагодарила она с мягкой улыбкой на лице.
  Услышав свое имя из ее уст, мужчина почувствовал, как внутри что-то перевернулось. Он в один шаг преодолел расстояние между ними, обхватил ее за талию и притянул вплотную к себе. Другой рукой медленно провел по ее щеке.
  - Как я смогу отпустить тебя, Ришаль? - прошептал он, смотря ей в глаза.
  В его собственных разыгралась такая буря из надежды, нежности и отчаянной решимости, что мастерица не смогла не прошептать в ответ:
  - Кажется, тебе и не придется.
  Эта простая фраза разожгла в голубых озерах, взирающих на нее, неистовый огонь торжества и желания, а в следующее мгновение она почувствовала на своих губах обжигающий поцелуй, в котором, закрыв глаза, позволила себе раствориться, впервые за много лет чувствуя себя цельной.
  Через какое-то время, с трудом оторвавшись от манящих губ теперь уже своей женщины, лорд Дарвис счастливо улыбнулся и провел по ним большим пальцем.
  - Ты совершенна, Ришаль, я бесконечно буду благодарить Сияние, что встретил тебя.
  Казалось, они могли бы стоять так всю ночь, и все же темное небо и покашливающий возница напоминали, что давно настало время прощаться.
  - Мне пора, - извиняясь, прошептала Ришаль.
  - Я пришлю за тобой карету завтра вечером, - и хоть тон был утвердительным, в глазах посла мастерица прочитала вопрос-просьбу, на которую ответила:
  - Я буду ждать.
  На протяжении всей дороги домой она не могла перестать счастливо улыбаться и мысленно благодарить провидение, пославшее ей встречу с этим великолепным мужчиной, в которого она, кажется, влюбилась с первого танца. В тот вечер мастер Ришаль заснула с блаженной улыбкой на губах, чего не бывало уже многие годы.
  
  * * *
  
  Следующие четыре дня пробежали для меня практически незаметно. Еще бы! Как тут заметишь бег времени, когда голова полностью занята работой. Во-первых, мне было очень интересно, что в итоге получится из моей деятельности, а во-вторых такая погруженность в дела не оставляла места на размышления о странных насмешливых карих глазах с золотыми искорками.
  Недолгие часовые уроки стрельбы, кстати, тоже этому способствовали в немалой степени. Во время занятий обладатель этих глаз гонял меня, как новобранца в армии, поэтому, как и на протяжении тренировок, так и после них единственные мысли, которые возникали у меня в голове относительно кирианца, были сплошь мстительными и кровожадными.
  Так что маршрут и расписание были однообразны: посольские апартаменты - первый подвальный этаж тайной канцелярии - поляна в сосновой роще - большая столовая - снова подвальный этаж - и опять апартаменты. Я даже лорда Дарвиса видела всего пару раз в день: утром, докладывая ему о корреспонденции и за обедом. Работали мы теперь в разных отделах и за ужином не пересекались. Как рассказывала мне Арита, он приходил довольно поздно, каждый вечер уезжая в город.
  Тем не менее, за эти четыре дня я обработала большую часть документов, оставалось совсем немного, и можно было приступать к вычленению предполагаемой системы, а это очень неплохо вдохновляло.
  Накануне дня королевской конной прогулки мы распрощались с мастером Рейтом, договорившись, что в этот день мое рабочее место будет пустовать. Да, по сути, он мне не начальник, но не предупредить было бы не красиво.
  День знаменательного для меня, взращенной в атмосфере нежной любви к прекрасным ездовым животным, события - ибо лошадей я обожала - начался немного позже, чем обычно. Выезд был назначен на десять утра, и я позволила себе понежиться в постели лишние двадцать мнут.
  Прервала мое блаженное ничегонеделание горничная, зашедшая в комнату со свертком в руках и загадочной улыбкой на лице.
  - Доброго утра, леди.
  - Доброго, Арита.
  - Прибыл посыльный от мастера Ришаль, привез ваш наряд.
  - Отлично! - я откинула одеяло, спрыгнула с кровати и в нетерпении протянула руки, желая поскорее увидеть, что приготовило для меня вдохновение мастерицы в этот раз.
  - Ну, уж нет! Сначала завтрак, - непреклонно заявила горничная и отправилась за подносом.
  Наскоро приведя себя в порядок после сна и позавтракав, я завладела, наконец, вожделенным свертком, положила его на кровать, развернула упаковочную бумагу и, не сдержав восхищенного вздоха, достала предметы своего нового туалета. Попросив Ариту помочь, решила немедленно примерить обновку.
  Амазонка была великолепна, я бы даже сказала, идеальна: облегающие до середины голени удобные бриджи не стесняли движений, белая батистовая рубашка с нарядной круглой горловиной и расходящимися от нее мелкими складочками приятно льнула к телу, легкий приталенный камзол с довольно глубоким вырезом, лацканы которого были украшены белой вышивкой канителью, сидел на мне, как перчатка, но, тем не менее, дышащий материал не оставлял сомнений в том, что жарко мне не будет; и, наконец, легкая широкая юбка в тон к бриджам и верху, фалдящая спокойными красивыми вертикальными складками, легко крепилась под камзол. При желании ее можно было запахнуть, а если желания не было в наличии - оставить кокетливый небольшой разрез, при ходьбе открывающий правую ногу до самого бедра.
  Но самым приятным был цвет. Мастер Ришаль безошибочно выбрала именно тот, что мне нравился больше всего: цвет спелой вишни - он оттенял мою врожденную аристократическую бледность. Пуговицы на камзоле были с белой окантовкой того же тона, что и рубашка, а сердцевина - темно-бардовой. В добавок ко всему, в комплект входила маленькая шляпка в тон к костюму, украшенная брошью в стиле пуговиц.
  - Ах, леди, красота-то какая! - воскликнула горничная, высказывая вслух то, о чем я молчала.
  Я крутилась перед зеркалом, разглядывая себя в новой амазонке, и с каждым мгновением она нравилась мне все больше.
  Придя к выводу, что чего-то не хватает, посмотрела на свои босые ноги и чуть не расхохоталась. Сапожки у меня были свои - и любимые и комфортные, как раз для верховой езды - и новые я заказывать не стала. Достав их из шкафа, обула и снова посмотрела на свое отражение. Вот теперь все на месте! Кроме прически. Посмотрела на служанку пламенеющим энтузиазмом взглядом
  - Ой, ну садитесь уже. Заплету ваши волосы так, что залюбуетесь. Такому образу замечательному все детали должны соответствовать, - улыбнувшись, ответила девушка на мои манипуляции.
  Следующие двадцать минут горничная творила свое маленькое волшебство, результатом которого стала очень сложного плетения коса, прихваченная на конце лентой в тон к наряду.
  Я вопросительно подняла глаза на Ариту, и та, не дожидаясь вопроса, пояснила:
  - В комплекте шла.
  Завершенный образ смотрелся невероятно красиво и женственно.
  - Прекрасно, леди. Мастер Ришаль постаралась для вас на славу, - снова высказала свое мнение горничная.
  Благодаря этой ее фразе я перестала витать в облаках и вспомнила о незавершенном деле. Достав из прикроватной тумбочки приготовленный заранее кошель, с оговоренной накануне суммой и приложив к нему короткую благодарственную записку, попросила Ариту отправить деньги с дворцовым посыльным замечательно потрудившейся мастерице.
  Служанка ушла выполнять мою просьбу, а я снова взглянула в зеркало. Девушка, смотревшая на меня из отражения, предвкушающе улыбнулась, перекинула затейливую косу на плечо и задорно подмигнула. Настроение было великолепным.
  Затянувшееся самолюбование прервал стук в дверь. Я подошла и отворила створку. Стучал лорд Дарвис.
  - Леди Лииса... - начал, было, он, но, увидев мое облачение, ухмыльнулся и сказал не то, что, по-видимому, хотел изначально. - Вижу, вы уже готовы. Очень хорошо. Нам уже пора бы спускаться и двигаться к конюшням.
  Очевидно, за всеми приятными волнениями и приготовлениями этого утра я не заметила, как подошло назначенное время. Посол отступил с прохода, давая мне дорогу, и я, действительно, полностью собранная и ни в чем более не нуждавшаяся, покинула комнату, закрыв за собой двери.
  Начальник окинул меня еще раз внимательным оценивающим взглядом с головы до ног и тепло улыбнулся, но, как мне показалось, не мне, а своим мыслям.
  - Что-то не так? - решила спросить я.
  - Нет-нет, все великолепно, - поспешил успокоить меня мужчина. - Ваш мастер превосходно справился с работой.
  - И не говорите, мне с ней невероятно повезло, - просияв улыбкой, поспешила согласиться с его утверждением.
  - Вы, кстати, тоже очень хорошо выглядите, - вернула я искренний комплемент Светозарному лорду.
  Посол не изменил своей привычке носить черные костюмы, но, откровенно говоря, этот цвет удивительно шел ему, ярким контрастом подчеркивая белизну кожи, глубину голубых глаз и не редкий для Светозарных, но такой экзотичный в Кириане цвет волос. Покрой был простым, но и не профессиональному взгляду было очевидно, что костюм лорда Дарвиса был высшего качества и соответствующей цены. Ко всем достоинствам его одежды прибавлялось и то, что сидела она на нем идеально, подчеркивая все выигрышные черты: и широкий разворот плеч, и мужественную выправку и спортивную фигуру.
  - Благодарю вас, леди Лииса, мне очень приятно ваше положительное мнение, - сверкнул весельем в глазах мужчина.
  Снова улыбнулась начальству и первой последовала к двери.
  Не могу поручиться, но на секунду мне показалось, что за спиной раздался шепот Светозарного, произнесший что-то вроде: 'И да, мне тоже с ней повезло'. Обернувшись, переспросила:
  - Вы что-то сказали, лорд Дарвис?
  - Нет, леди Лииса, - опроверг мое предположение начальник и напомнил, - Хорошо бы нам поторопиться.
  - Конечно, - согласилась я и продолжила свой путь, решив, что мне, вероятнее всего, послышалось и не стоит придавать этому значения.
  Обычно пустовавшее пространство вокруг королевских конюшен сегодня звенело и гомонило различными по интенсивности и громкости голосами и пестрило разноцветными нарядами придворных лордов и леди.
  Кто сказал, что модой озабочены лишь представительницы прекрасного пола? Пригласите этого человека сюда, пусть убедится воочию в своей неправоте. Некоторые присутствующие здесь лорды уделили столько внимания своим костюмам для верховой езды, что те теперь затмевали наряды придворных дам, тех еще модниц и приверженок ярких контрастирующих тонов и смелых смешений цвета. Мы с лордом Дарвисом, облаченные в одежду спокойного, не бросающегося в глаза цвета несколько терялись на фоне столь живописного общества, но поводом для расстройства это точно не стало.
  Женщины и мужчины стояли небольшими группками, прогуливались еще меньшими стайками и возбужденно обсуждали последние сплетни, наряды присутствующих и предстоящую забаву. Они бросали многозначительные и заинтересованные взгляды друг на друга, флиртовали и веселились. В целом атмосфера напоминала карнавальную, только без масок и спиртного, хотя, последнее, я думаю, не надолго: на планирующемся пикнике обязательно у кого-нибудь из лордов окажется с собой бутылочка, а то и две, а скорее всего, и не у одного.
  Через пару минут, не успели мы с лордом послом как следует осмотреться, к конюшням прибыла правящая семья Кириана: Его величество Таррияр, кронпринц Рахсад и ее высочество Мирьяна.
  Правитель, как водится, произнес приветственную речь и пожелал веселого дня всем присутствующим, после чего им первым лакеи подвели коней. Вслед за ними ездовых тонконогих - и исключительно породистых - скакунов начали подводить и к остальным придворным.
  К лорду Дарвису обратилась одна из высокородных леди, чтобы он благородно помог ей взобраться на 'это громадное животное', так что он недалеко отошел, в силу воспитания не имея возможности отказать явно хитрившей барышне.
  Но я не стала огорчаться, оставшись одна. Да и какие могли быть огорчения, когда прямо ко мне шел конюший, ведущий под уздцы чудесного, прямо-таки сказочного лирнейца: черного, как смоль, с умными глазами и шелковистой длинной гривой.
  Нет, сегодняшний день мне уж точно ничто не сможет испортить. Я с детства обожала лошадей, находя в их лице самых искренних и верных друзей, к тому же, страсть к этим дивным животным была, можно сказать, наследственной: отец ими буквально жил. На наших семейных конюшнях разводились лучшие скаковые породы Ситары и родитель никогда не оставлял попыток усовершенствовать их еще больше. Но лирнейцы всегда были отдельной темой. Отец, сколько себя помню, всегда добивался разрешения у кирианских заводчиков купить одного из их жеребцов специально для скрещивания и выведения новой породы и постоянно получал отказ. Вельможная семья, разводящая этих необычайно сообразительных даже для лошадей, выносливых, неприхотливых и преданных скакунов с завидным упорством отвергала любые суммы, предлагаемые батюшкой, аргументируя это нежеланием разбавлять кровь и так практически совершенной породы.
  Конечно, в Ситаре были лирнейские кони, и не мало, да даже у Налира с Риланом в стойле стояли эти образчики лошадиной красоты и неутомимости, но без специального разрешения заводчиков скрещивать их с самками других пород с целью выведения новой строжайше возбранялось и каралось очень внушительным штрафом. Так что мечты моего отца пока что оставались только мечтами.
  Протянув руку, я приняла узду и, заглянув в черные влажные глаза великолепного скакуна, легонько погладила его по бархатистому носу.
  - Красавец, - восхищенно прошептала я коню, а потом обратилась к собравшемуся уходить, было, слуге:
  - Любезный, как его зовут?
  Но ответил мне не слуга. Знакомый голос раздался из-за спины:
  - Его зовут Сормак, - в следующую секунду лорд Шарх уже стоял рядом со мной.
  Конюший, убедившись, что его услуги больше не требуются, все-таки удалился, а я судорожно сглотнула от неожиданно накатившего волнения.
  - Красивое имя, - проговорила, совладав с собой, - оно означает что-то особенное?
  Вопрос задала, не глядя на мужчину, а уделяя все свое внимание коню: гладя его морду и похлопывая шею.
  - Сормак означает ворон, - ответил он.
  - Потому что такой же черный? - попыталась угадать я причину такого необычного имени для скакуна.
  - Не только, еще и потому что такой же умный. Этот конь ни за что не сбросит и самого неумелого наездника, но и глупых приказов выполнять не станет.
  Я украдкой взглянула на мужчину. Он любовно поглядывал на жеребца и тоже поглаживал его шею.
  - Вы так говорите, будто сами объезжали этого коня, - усмехнулась я.
  Вместо ответа лорд прямо и серьезно взглянул в мои глаза, и я поняла, что да - объезжал сам и учил всему тоже сам. Усмешка сползла с моих губ. От осознания слегка опешила и потому тихим голосом спросила:
  - Как же тогда этот великолепный экземпляр достался мне?
  - Очень просто. Я хочу быть уверен, что сегодня вы ни во что не ввяжетесь, и поэтому распорядился выделить вам одного из моих личных скакунов. Полагаю, рассудительность и инстинкт самосохранения Сормака уравновесят вашу импульсивность, если она вдруг проявится.
  Мои брови взлетели к волосам, а я в изумлении уставилась на кирианца широко распахнутыми глазами, не зная злиться или смеяться.
  - По-вашему я бываю чересчур импульсивна?
  - Я бы не сказал что чересчур, но при определенных обстоятельствах в вас проявляется порывистость действий и решений, а так мне будет спокойней - знать, что с вами постоянно будет здравомыслящее существо, - с такими словами он предложил мне руку, чтобы помочь взобраться на коня.
  Я же, перестав терзаться, все-таки решила, что лорд Шарх после подобного заявления явно заслуживает сердитой реакции с моей стороны. Поэтому, перебросив поводья и обойдя его, выбрала удобное место и, проигнорировав протянутую ладонь, схватилась за луки, поймала ногой стремя и взлетела, привычным движением перекинув вторую ногу и опустившись в седло. Оглядевшись, поправила юбку амазонки, чтобы та прикрывала ноги.
  После того, как удобно по-мужски устроилась, снова взглянула на кирианца. К моему удивлению он одобрительно улыбался. Что-то я совсем не могу понять ни этого мужчину и ни его реакции.
  Стараясь не выдать собственной растерянности, произнесла:
  - Благодарю за беспокойство, лорд Шарх, но оно излишне. Полагаю, что даже если бы мне досталось менее сообразительное животное, на мою судьбу это бы никак не повлияло. Сами подумайте, что может со мной случиться во время королевской прогулки в такой многочисленной компании?
  После этих слов кивнула кирианцу и тронула пятками бока своего скакуна, призывая тронуться вперед, он оказался действительно очень послушным и откликнулся в тот же момент.
  Удалиться, гордо задрав нос, не получилось. В силу одолевших меня непонятных стремлений через пару секунд я все-таки обернулась и встретилась взглядом с насмешливыми глазами, в которых неистово плясали золотистые искры. Ох уж эти искры... Смотрела бы и смотрела.
  Мысленно одернув, заставила себя отвернуться, выпрямить спину и продолжить движение вперед, попутно выискивая глазами знакомые лица, к которым можно было бы подъехать, развеяв справедливые подозрения одного конкретного мужчины, что мои действия были совершены в непродуманном и импульсивном порыве. Не знаю, почему, но мне невероятно не хотелось, чтоб он уверился в обоснованности своих выводов, к тому же так скоро.
  В этот момент меня спасла конная фигурка ее высочества, приветственно машущая и приглашающая присоединиться к ней.
  Подняв руку в ответ, я направила Сормака в ее сторону.
  - Сормак... не знаю, как тебе, а у меня язык устанет, выговаривать это, несомненно, чудесное имя. Может, немного сократим его? Ты как, не против, если я буду называть тебя Сор? - конь повел ушами и никак не отреагировал на мой вопрос. - Ну что ж, молчание, как известно, знак согласия.
  Ее высочество, как ни странно, при таком скоплении придворного народа стояла совсем одна. То есть как совсем - неподалеку находились ее венценосные отец и брат, но их занимали разговором министры, судя по отголоскам темы сельского хозяйства.
  Подъехав поближе, поприветствовала девочку:
  - Доброго утра, ваше высочество.
  - Оно и впрямь замечательное, Лииса, - ответила Мирьяна.
  - А что это вы стоите тут совсем одна? - решила спросить я.
  - Не люблю мешать папиным разговорам с министрами, вот и отъехала. Но теперь-то со мной ты, - вот, собственно, и оправдались мои предположения.
  В этот момент раздался звук горна, и к всадникам поспешили лакеи. По традиции всем представителям двора напоследок перед тем, как они покинут резиденцию, подавали стакан простой воды с пожеланиями ясных мыслей и прямой дороги. К нам, конечно, подошли одними из первых. Лакея я узнала, это был Хант. Он протянул поднос с гранеными стаканами сначала принцессе, а потом и мне.
  - Ясных мыслей и ровной дороги вам, ваше высочество, леди Лииса, - поклонившись, он поспешил к другим всадникам.
  Через несколько минут раздался второй звук горна, означающий, что время выдвигаться. Его величество король Таррияр приподнялся в седле, окинул взглядом разномастную конную толпу и громко произнес:
  - Прямой дороги всем нам!
  Его поддержал нестройный хор голосов:
  - Прямой дороги!
  И мы, наконец, выехали.
  Что такое королевская прогулка? Это яркая конная толпа, растягивающаяся чуть ли не на километр, потому что горячие головы предпочитают сразу срываться в галоп, а другие, более рассудительные или ленивые, не выбирают темпа быстрее рыси. В итоге, конечно, все добираются до конечной цели, где придворных уже ожидает небольшой пикник, приготовленный слугами, заранее отправившимися на указанное место. Возвращение проходит по той же схеме, с тем лишь отличием, что обычно придворные леди на обратной дороге стараются держаться поближе к монарху. В общем, даже вылазки на природу в аристократической среде устроены с максимальным комфортом.
  Дорога к месту пикника заняла около полутора часов неспешной езды. Покинув территорию королевской резиденции, вся наша веселая компания устремилась к сопредельному ей лесу, где по осени, а иногда зимой устраивались королевские охоты. Живописнейшее место, где лиственные деревья чередовались с вечнозелеными, а на маленьких полянках и просветах между деревьями росли поздние цветы. В отличие от открытых солнцу мест, где трава давным-давно потеряла свою весеннюю свежесть, и стала словно покрыта налетом, в лесу родственная ей растительность сохранила приятный насыщенный оттенок зелени, и глаз, натыкаясь на яркие, словно молодые, зеленые озерца не просто радовался, а будто не мог насытиться живостью цвета, алчно вбирая в себя каждую черточку открывшегося вида. Невероятно трудно было отвести взгляд от лесных прогалин, сберегших подобную красоту.
  Я ехала не торопясь и с удовольствием наслаждалась прекрасными видами кирианской природы. Неожиданно ее высочество, увидев очередную полянку с белыми цветами, придержала коня, проворно спрыгнула с него и покинула тропинку, чтобы в следующее мгновение опуститься на колени посреди белого островка. Присев на ноги, она наклонилась и втянула в себя аромат лесного богатства.
  Натянув узду, я тоже спешилась и, оставив Сора рядом с кобылкой ее высочества, присоединилась к девочке.
  - Лииса, они пахнут медом. Такие красивые, - Мирьяна бережно проводила руками по белым лепесткам.
  - Знаете, в детстве мама плела мне потрясающие венки из лесных цветов, а потом и меня научила. Хотите, я сплету вам такой? - предложила я увлеченной девочке.
  Очень серьезно она ответила:
  - Нет, так они проживут дольше и, возможно, порадуют кого-то еще своим видом. Пусть растут, - отказалась принцесса, венценосной милостью даровав жизнь прекрасным созданиям.
  Я улыбнулась. Неожиданно справа раздались голоса, и мы с ее высочеством любопытно заглянули за большой раскидистый куст, из-за которого прилетели звуки. Оказывается, этот кустарный гигант делил полянку пополам, надежно отгораживая другую ее часть от тропинки, и с той стороны было точно такое же пятно белых цветов, манящих своей свежестью. В центре белого островка в море буйной зелени сидела молодая придворная леди, кажется, фрейлина ее высочества, а на меже полянки и самой кромки леса на одном колене стоял юноша не многим старше ее, держащий в руках альбом с чистым листом и карандаш. Быстрыми движениями он воодушевленно зарисовывал явно смущавшуюся девушку и волшебную обстановку вокруг нее: свет, находящий свою дорогу к земле сквозь пространство между ветками и листьями, создавал на самом деле сказочный антураж, в котором девушка, откинувшая шляпку, казалась загадочной лесной жительницей.
  Переглянувшись, мы с ее высочеством мы тихо и незаметно скрылись, решив не нарушать волшебную обстановку. В самом деле, к чему портить молодым людям такой момент?
  Перед тем, как забраться на свою тонконогую лиренейку, ее высочество одарила изучающим взглядом моего скакуна и произнесла:
  - Мне кажется, или это конь лорда Шарха?
  Я кивнула.
  - Знаете, как лорд назвал этого красавца? - Мирьяна ухмыльнулась и ответила:
  - Если не ошибаюсь, конкретно этого зовут как-то на 'С', имя такое неудобопроизносимое, я его все время забываю.
  - Не ошибаетесь, - улыбнувшись, подтвердила я, - его имя Сормак, но мы договорились о сокращенном варианте.
  - Сор? - догадалась принцесса.
  Я кивнула, а она хитро прищурилась и обратилась к моему скакуну, грозя ему пальцем:
  - Попался, черный разбойник, теперь-то я уж точно твое имя не забуду.
  - А почему разбойник? - я дала волю разбиравшему меня любопытству.
  - Потому что этот пакостник каждую подобную прогулку выманивает у меня яблоки, - я устремила непонятливый взор на рассказчицу, и та, насупив брови, пояснила:
  - Обычно на нем выезжает лорд Шарх, но стоит только начаться пикнику, как эта черная хитрая морда находит меня, где бы я ни была, и смотрит таким жалобным взглядом, что не поделиться просто невозможно.
  Сормак повернулся упомянутой второй наследницей мордой к девочке, осторожно ткнулся мягким носом ей в щеку и тихонько фыркнул. От такой незамысловатой ласки ее высочество растаяла и расплылась в улыбке.
  - Ладно, - протянула она, поглаживая его шею, - прощаю. В знак чего, обещаю выбрать для тебя сегодня самое сочное и сладкое яблочко.
  Конь всхрапнул, и я не я, если этот звук не был полон хитрого довольства.
  Заняв свои места в седлах, мы вернулись к изначальному маршруту, следуя за спинами каких-то придворных.
  - Эти молодые люди, вроде неплохо смотрятся, - обронила я мимоходом, имея в виду увиденную нами парочку.
  - Леди Вирана неплохая, просто очень наивная. Я буду рада, если у нее все сложится хорошо. Если она останется здесь надолго, то превратится в такую же язвительную гарпию, как леди Улая или леди Гелла, - ответила Мирьяна.
  - Да уж... несбыточные мечты не улучшают характер, особенно когда напоминание о них мелькает перед твоими глазами каждый день, - попыталась обосновать причину неприятного характера упомянутых фрейлин.
  - Лучше и не скажешь, Лииса, - усмехнулась принцесса.
  Время от времени нас догоняли придворные леди и лорды, стремившиеся поприветствовать ее высочество. Девочка перебрасывалась ничего незначащими короткими фразами с ними, после чего аристократы либо отставали, либо обгоняли нас, спеша выразить свое почтение ее венценосному батюшке. Но в большинстве случаев они, конечно, были заняты сами собой и друг другом, так что нельзя сказать, что Мирьяну донимали своим навязчивым вниманием. Мне тоже доставались порции вежливого общения, когда любознательные придворные, выполнившие свой долг примерных подданных, решали расспросить меня о Ситаре и короле Эртане Лучезарном. Но и этот интерес не длился долго.
  Последний отрезок пути мы проделали в компании лорда Дарвиса, ускользнувшего, все-таки от навязчивых дам. Нет, конечно, он ничего не говорил по этому поводу, но именно с таким выражением лица обычно приходили мои братья со званых вечеров, и первой их фразой была: 'Сияние! Я начинаю думать, что эти леди - особый вид хищниц, стремящийся заговорить нас чуть ли не до смерти, а потом делать с обессиленным телом, что им заблагорассудится! Еще один такой вечер, и я точно отправлюсь жить в горы!'. И, тем не менее, они с завидным постоянством посещали подобные мероприятия, ритуально повторяя эту фразу после каждого.
  Неспроста красоту называют страшной силой: ради не мужчины готовы терпеть даже самые невыносимые женские недостатки.
  Мирьяна с живым интересом в глазах расспрашивала моего начальника об устройстве Ситарского двора и семье нашего нынешнего короля, но, удостоверившись, что в подобном между державами мало отличий, а Эртан молод и холост, быстро потеряла к предмету интерес и перескочила на более волнительную тему, выпытывая попеременно у меня и посла всю подноготную нашего обучения в академии. Лорд Дарвис, конечно, поведал гораздо больше забавных и интересных случаев времен своего студенчества, но и мне было что рассказать.
  Ее высочество слушала наши истории с горящими глазами и после того, как мы выехали на поляну под открытым небом, залитую ярким солнцем и приготовленную для пикника, произнесла:
  - Я начинаю жалеть о своем индивидуальном обучении. Оно гораздо менее интересное, чем то, которое было у вас, - фраза была наполнена досадой и сожалением.
  - Зато оно дает всеобъемлющие знания, - попытался утешить девочку мой работодатель.
  Ответом ему был тяжелый вздох.
  - Зато у вас в учителях самый меткий стрелок королевства, - предприняла такую же попытку я, - нам в академии и не снилось подобного.
  Принцесса просияла и согласно кивнула:
  - Да, в моем положении определенно есть свои плюсы.
  Эта фраза вызвала веселый смех у меня и широкую улыбку у лорда. Ее высочество, осмыслив сказанное, тоже присоединилась к нашему веселью, оглашая поляну звонким хохотом.
  
  * * *
  
  На поляне, накрытой к приезду придворной кавалькады, уже расположилась примерно половина двора. Леди кокетливо просили представителей сильной половины о помощи в нелегком деле схождения с лошади, героически настроенные лорды с готовностью подставляли девушкам руки помощи, ловя в объятья слетающих в них смеющихся прелестниц. Настроение у большинства было веселым, шаловливым и беззаботным.
  На одном из покрывал, расстеленных для аристократов, чтобы те могли отдохнуть, восседали двое молодых мужчин, оба с ленцой оглядывающие происходящее. Когда на другом краю перелесья раздался знакомый заливистый смех, а потом и показалась маленькая фигурка ее высочества в компании ситарского посла и его помощницы, один из мужчин оглядел троицу и поднял бровь в удивленном жесте.
  - Шарх, мне изменяет зрение или Светозарная леди действительно едет на твоем личном скакуне?
  - Нет, Рахсад, у тебя все в порядке с глазами, - ответил лорд, чей взгляд тоже был устремлен на компанию, медленно продвигающуюся в их направлении.
  - Говорят, ты стал обучать ее стрельбе, - как бы невзначай обронил кронпринц.
  - В самом деле? И кто говорит? - без особого энтузиазма поинтересовался мужчина.
  - Да почти весь дворец, - хитро прищурившись, его высочество посмотрел на друга.
  - Хм... - был его многозначительный ответ на предыдущую реплику.
  - Шарх, неужели нашлась, все-таки, девушка, затронувшая твое железное сердце? - явно потешаясь, вопросил Рахсад.
  Глава тайной канцелярии не ответил, занятый наблюдением за тем, как легко и грациозно, и при том самостоятельно, спешивается Сиятельная леди, а вслед за ней то же самое проделывает ее высочество Мирьяна. По всей видимости, лорд посол не стал предлагать им свои услуги, но ненавязчиво занял такую позицию, чтобы в случае чего подхватить и уберечь от падения.
  - Чем же леди Лииса покоряет сердца? Мирьяна, кстати, от нее просто в восторге, - его высочество не оставлял попыток разговорить дальнего родственника. - Может, мне тоже стоит познакомиться с ней поближе?
  За последнюю фразу он удостоился недовольного прищура глаз от главы тайной канцелярии, из чего сделал соответствующий вывод:
  - Зацепила она тебя, друг.
  - Не знаю насчет 'зацепила', но внимание этой девушки я делить ни с кем не намерен, даже с тобой, Рахсад, - выражение лица было серьезным и предупреждающим. После небольшой паузы лорд все-таки решил немного сгладить свой тон и добавил. - При всем моем уважении.
  - Ну, конечно, - скептически приподнял брови кронпринц, - что-то твое уважение не помешало тебе осадить твоего принца.
  Лорд Шарх устало вздохнул.
  - Могу принести извинения. Хочешь? - язвительно предложил он.
  - Да понял я, понял. Данная ситуация не тема для шуток. Видимо у тебя действительно все серьезно, - примирительно проговорил наследник его величества, внимательно следя за реакцией друга.
  - Я сам не ожидал, Рахсад. Но она так не похожа на всех этих истеричных избалованных барышень. Ты не присутствовал в момент нашего знакомства. Любая другая на ее месте закатила бы истерику, - признался, наконец, мужчина.
  - В связи с чем? - не понял принц.
  - Мой кинжал воткнулся в ствол дерева, рядом с которым она должна была пройти, - пояснил лорд Шарх с усмешкой на губах.
  - И как она отреагировала?
  - Выдернула его, подошла и вручила мне. Потом посмела усомниться в моей меткости, а в довершение всего заявила, что наедине со мной Мирьяну не оставит.
  - И не потребовала извинений? - ошарашено вопросил наследник.
  Лорд в отрицательном жесте покачал головой.
  - Ну что сказать, дружище, вряд ли у тебя был хоть шанс устоять, - улыбнулся в ответ его высочество.
  - Ни единого. Особенно после того, как увидел ее оглушенную недалеко от дворцовых конюшен. Знаешь, Рахсад, во мне тогда будто все перевернулось. Попадись мне в тот момент тот, кто это сделал - порвал бы голыми руками. А она не издала ни единого стона, хотя боль, как мне потом сказал лекарь, была жуткая, - взгляд мужчины во время рассказа был прикован к объекту обсуждения, весело смеющемуся над очередной шуткой принцессы.
  Кронпринц проследил место, куда направлено все внимание собеседника, улыбнулся и сказал:
  - То, что она храбрая девочка, я заметил еще в том особняке, из подвала которого ты ее вытащил. Мало кто не пускал бы слюни от шока на ее месте, и я имею в виду не только леди. Многие лорды в подобной ситуации были бы не в себе от пережитого ужаса, а она умудрялась поддерживать вежливую беседу, - сделав небольшую паузу, он задал вопрос:
  - А что, если она не свободна?
  - Главное - не замужем, с остальным можно разобраться, - решительно ответил лорд, - Но, кажется мне, что у нее нет обязательств ни перед одним мужчиной.
  - Интересная формулировка. У тебя ведь наверняка по долгу службы имеется папочка с ее досье, - насмешливо фыркнул принц.
  - Как и на всех иноземных послов и всех участников посольских миссий. Сам ведь знаешь, что это обязательная процедура, - лорд Шарх пожал плечами.
  - Но ведь не все отношения протоколируются, чтобы их потом можно было занести в досье. Ты не можешь знать наверняка, - выдвинул свой аргумент наследник.
  - Я больше чем уверен что, ее сердце свободно, - стоял на своем глава тайной канцелярии.
  - В таком случае, и от тебя тоже, - не мог не заметить его высочество.
  - Ненадолго, - решительно отрубил его собеседник.
  - Чего ты хочешь добиться в итоге, Шарх?
  - Чтобы она смотрела на меня, как твоя мать на твоего отца.
  Ответ был довольно неожиданным. Кронпринц усмехнулся:
  - Знал бы ты, через что он прошел, чтобы добиться такого взгляда.
  - Оно того стоит в любом случае, - уверенно произнес мужчина.
  - Ты прав, - серьезно согласился с ним друг, а потом добавил в шутливой манере. - Может, и мне поискать девушку у Светозарных? Если они все такие, как твоя леди, найти спутницу жизни в Ситаре будет легко.
  - Я бы не рассчитывал на подобное. Лииса такая одна, - разрушил его надежды лорд Шарх и добавил, чтобы наверняка. - А остальные высокородные леди точно такие же, как и наши, только вдобавок еще и воспитаны в воспевании собственной исключительности.
  - Эх, ну видно не судьба, - делано-печально вздохнул его высочество, а затем подмигнул и с шальной ухмылкой произнес, опровергая всё сожаление предыдущей фразы, - Фух, аж от сердца отлегло.
  Лорд Шарх усмехнулся в ответ. Кто-кто, а он-то знал, что женитьба - последнее, о чем задумывается его высочество наследный принц Рахсад.
  
  * * *
  
  Спешившись, мы отпустили наших скакунов отдыхать и резвиться на лугу, а сами отправились искать себе место поближе к столам, заставленным множеством вкусностей. Если кто думает, что пикник - это легкий перекус на природе, то он решительно ошибается. Во-первых, после прогулки просыпается зверский аппетит, а во-вторых, королевский пикник - это почти званый ужин с пятнадцатью переменами блюд. Ладно, может, я немного преувеличила: супов не было, а в остальном - обилие и богатство выбора поражало воображение. Не иначе, эти припасы доставляли сюда телегами.
  Несомненным плюсом, в моем понимании, был отсутствие лакеев, бегающих между покрывалами и разносящих еду и напитки. Несколько человек стояли за столами, уставленными снедью, и следили, чтобы всего и всем хватало, а в остальном каждый должен был сам себя обслуживать: для этих целей имелись маленькие корзиночки и подносы, в которые можно было складывать приглянувшиеся яства, чтобы удалиться с ними от столов к облюбованным покрывалам. Где можно было приступить к еде.
  Мы решили не углубляться в компанию придворных, поэтому выбранное нами место было равноудаленным от раздаточных пунктов и от широкой подстилки, на которой восседали фрейлины ее высочества, и ближайшим к просторному незанятому пространству лужайки, на котором щипали травку кони. Загрузив, свои подносы восхитительно пахнущими блюдами, мы расселись на покрывале и принялись восполнять утраченную за время прогулки энергию.
  Узрев наши довольные жующие физиономии, бодрой рысью к нам поспешил великолепный угольно-черный жеребец, принадлежавший лорду Шарху и приставленный ко мне из-за сомнений вышеозначенного лорда в моей рассудительности. Приблизившись, он ткнулся носом в макушку ее высочеству, которая предпочла нашу компанию той, что окружала ее отца в данный момент, и ласково всхрапнул.
  Мирьяна обернулась со скептически приподнятыми бровями, а потом увидела выражение черных влажных глаз, сменила гнев на милость и протянула яблоко.
  - Держи уж, проглот, все-таки обещала, - шутейно проворчала девочка.
  Схрупав подношение и повторно ткнувшись носом в макушку девочке, в этот раз выражая благодарность, животное повело ноздрями, повернуло морду ко мне и стало сверлить подозрительным взглядом.
  - Все с тобой ясно, Сор. Ты яблочный гурман, - пробормотав это, отдала ему и свое яблоко.
  Оно исчезло с той же скоростью, что и предшествовавшее ему. Благодарно фыркнув, бессовестное создание повернулось к третьему участнику нашей трапезы и ожидающе уставилось на него.
  - Даже и не мечтай, обжора, - произнес посол и демонстративно откусил от вожделенного конем фрукта.
  Сормак обиженно всхрапнул и гордо удалился, повернувшись к нам крупом. А мы с ее высочеством одарили лорда укоризненными взглядами.
  Лорд Дарвис посмотрел на нас, затем на удаляющегося коня, потом на яблоко и снова на нас, по-прежнему неодобрительно на него взирающих. С силой сглотнул пережеванный кусок и пробормотал:
  - Вообще-то это моя еда, - а потом тяжело вздохнул и крикнул. - Эй, ты, черное прожорливое животное, лови!
  В следующий миг Сор обернулся, а мой начальник запустил в него всего единожды надкушенным яблоком. Снаряд был перехвачен в полете и счастливо схрумкан, после чего конь весело продолжил свой путь к центру лужайки, где остановился и стал мирно пощипывать травку, изредка прядая ушами.
  Посмотрев на наши сияющие одобрением физиономии, мужчина проворчал: 'Женщины...' - и принялся за другую еду.
  Пикник продлился около двух часов, за которые все успели отдохнуть, поболтать и даже поиграть с мячом (а некоторые вспомнили детство и даже в догонялки порезвились). Поляну наполняли смех, веселье и приподнятое настроение.
  В скором времени опять прозвучал звук горна, сообщающий всем присутствующим, что пора выдвигаться обратно.
  Ее высочество убежала к брату, лорда Дарвиса все-таки выловила очередная небольшая стайка придворных леди, которые ну никак не могли взобраться на лошадей без его светозарной помощи. А я отправилась на лужайку за своим, то есть выделенным мне лордом Шархом, скакуном.
  Услышав мой зов, конь не стал упрямиться и немедленно подошел ко мне, без сожаления покинув неощипанный пучок травы. Я погладила послушное животное по морде и угостила еще одним яблочком, оно же в ответ ткнулось мне бархатистым носом в плечо, так сказать, в благодарность.
  - Вижу, вы нашли общий язык, - раздался за моей спиной знакомый голос.
  И почему он так часто подкрадывается сзади?!
  - Сор замечательный конь, с ним сложно не поладить, - ответила я, обернувшись.
  Мужчина стоял в метре от меня, держа под уздцы скакуна, необычной для лиренейцев гнедой масти. Услышав то, как я назвала его жеребца, он приподнял бровь и уточнил очевидное:
  - Вы сократили его имя?
  - Он был не против, - в свое оправдание выпалила я, чем вызвала улыбку и очередной виток плясок золотых искорок в карих глазах.
  Осмотрев скакуна кирианца, я спросила восхищенным полушепотом:
  - Откуда такое чудо?
  - С моей конюшни, - усмехнувшись, ответил он
  - Он не чистокровный лиренеец? Они ведь не бывают такого цвета, но ведь все остальные признаки характеризуют именно эту породу, - я вопросительно уставилась на лорда.
  - Нет, он помесь лиренейца и каралийки. В первом поколении. Но из этого сочетания получаются отличные скакуны: очень быстрые и умные, так что, думаю, выведение новой породы будет идти полным ходом.
  - Вы заводчик? - не могла не спросить я.
  - Потомственный, - с нескрываемой гордостью ответил кирианец.
  - Можно? - мне невероятно хотелось прикоснуться к этому образчику лошадиной красоты.
  - Конечно, - разрешил мужчина.
  Я, было, направилась к гнедому, но Сор ревниво фыркнул мне в ухо.
  - Не переживай, мой хороший, я к тебе вернусь, - я успокаивающе потрепала ему холку и подошла к представителю новой породы.
  Великолепный экземпляр! Удивительно пропорциональный, порода чувствуется за километр. Погладила спину, шею, пропустила сквозь пальцы черную гриву.
  - Он бесподобен. Отец всю жизнь мечтает скрестить наших нирессийцев с лиренейской породой. Будь он здесь, вы бы не отделались простым осмотром этого красавца, - мои слова удостоились обиженного всхрапа.
  Я удивленно посмотрела на хозяина обоих скакунов, не понимая причины такого поведения Сора. Лорд Шарх улыбнулся и пояснил:
  - Они друг друга недолюбливают и постоянно соревнуются. К тому же у Хаштара премерзкий характер, доставшийся от мамочки-каралийки.
  - Да уж, их норовистость вошла в поговорки, но ведь красивые, стервецы, - понимающе усмехнулась я.
  За все время моих поглаживаний гнедой не удостоил меня и взглядом, воспринимая ласку и восхищение, как нечто само собой разумеющееся. Чем не доказательство вредной натуры? С такими своеобразными скакунами тяжело приходится даже бывалым наездникам, но многие воспринимают это как вызов, к тому же их преимущества неоспоримы: более быстрых и обучаемых лошадей пока еще не вывели. Папа пытается это исправить, создав породу, которая вберет все достоинства каралийцев и отбросит один, но существенный недостаток.
  - Вашему отцу принадлежит конюшенный завод нирессийцев, верно? - спросил кирианец, но интонация была не вопросительная, а скорее утвердительная.
  - Верно. Как и вы - потомственный. Наша семья уже много поколений занимается этой породой, но отец оказался с новаторской жилкой и время от времени пробует вывести новую породу, превосходящую ее по качествам.
  - Наверное, поэтому я получаю от него письма с просьбой о предоставлении разрешения на скрещивание каждый год, - усмехнулся лорд.
  - Что поделать, надежда в нем еще жива, - я пожала плечами. Относительно просительных писем я папу всецело поддерживала. Как говорится: 'вода камень точит'.
  Раздался второй звук горна.
  Я вернулась к Сормаку, запрыгнула в седло и ободряюще похлопала его по шее.
  - Не переживай, мальчик, ты мне понравился гораздо больше и, я уверенна, превосходишь во всем этого гнедого задаваку.
  Хаштар нервно передернул ушами и фыркнул. Все-таки лиренейцы удивительно умные лошади.
  - Вы бы поосторожнее с заявлениями, леди Лииса, - они у меня оба ребята азартные, - решил предостеречь хозяин этих двух великолепных коней.
  - Хм... а давайте пари? - неожиданно даже для себя предложила я, но отступать не захотела. - Устроим забег? Я уверенна, что победит Сор.
  - Как вы можете быть в этом уверенны, леди, вы ведь не видели ни одного их скакунов в деле, - насмешливо произнес мужчина.
  - Просто у меня чутье, что мой Сор утрет нос вашему Хаштару, - со всей уверенностью заявила я.
  - Что ж, хорошо. И какова ставка?
  - А забег ради интереса вас не устраивает?
  - Нет, это скучно
  - Хорошо, если выиграю я, завтра весь день вы будете ходить с такой же прической, что была у вас на балу, идет?
  - Идет, но если победа будет за мной, вы, леди Лииса, будете должны мне поцелуй.
  Я опешила от услышанного.
  - Что п-простит-те? - еле слышно пролепетала я.
  - У вас сейчас очень забавное выражение лица, - усмехнулся мужчина, - расслабьтесь, я пошутил. Мне будет достаточно того, что вы просто почистите Сормака после гонки.
  - Я согласна, - подтвердила свою решимость воспрянувшим голосом.
  - Что ж, тогда на выезде с поляны сворачивайте вправо, там есть вполне широкая хоженая тропа, нам как раз сойдет, она бежит параллельно реке. Кто доскачет до ближайшего поворота первым, тот и выиграл, - обозначил маршрут и условия кирианец. - Готовы?
  - Готова, - ответила я и пустила Сора в галоп прямо с места, направляя его в указанную лордом Шархом сторону.
  Секундой позже за моей спиной раздалось недовольное фырканье гнедого: мужчина не дал мне большой форы, споро вонзив в бока своего скакуна шпоры и вынудив того двигаться с максимальной скоростью вслед за нами.
  Гонка началась.
  
  * * *
  
  Леди Улая пристально смотрела вслед стремительно удаляющимся всадникам, зло прищурив глаза. Как у этой бледной Светозарной получилось увлечь самого интересного и перспективного мужчину кирианского двора! Не считая кронпринца, конечно.
  Фрейлины ее высочества, уже оседлавшие свои четвероногие средства передвижения, как раз двигались вслед за принцессой, которая, наконец-то, ехала в компании своей семьи: отца и брата, самых желанных мужчин Кириана - воодушевленные возможностью переброситься с ними хотя бы парочкой случайных фраз.
  Они напоминали стайку ярких щебечущих птичек, и только леди Улая выбивалась из общей восторженной массы, немного отставая от их конной толчеи и хмурым взглядом буравя тропинку, на которую свернули уже исчезнувшие из вида всадники.
  Почувствовав чужие пальцы на своем локте, она повернулась и увидела леди Геллу, претендующую таким образом на ее внимание:
  - Улая, что с тобой? Ты чего такая угрюмая? - весело спросила она.
  - Да нормально все. Просто заметила, как лорд Шарх с этой... Светозарной ускакал на полной скорости по другой дорожке. Как думаешь, к чему бы это?
   - Серьезно? Опять? Слушай, я не хочу тебя обидеть, но эта тема уже становится для тебя навязчивой идеей. Прекращай, - решительно произнесла леди Гелла.
  - Нет, просто молодой леди оставаться наедине с лордом не очень-то и прилично. Может, нам поехать следом? - попыталась оправдать свой интерес ее собеседница.
  - И это говоришь мне ты? - девушка скептически посмотрела на подругу. - Брось, Улая, с каких пор ты стала ревностной поборницей нравственности? Будто ты сама никогда не гуляла ни с одним лордом наедине. Знаешь же первое правило двора: 'Позволять себе можно все, что не имеет видимых нежелательных последствий'.
  Леди Улая нахмурилась еще больше и в довершение сердитого образа еще и поджала губы.
  - Нда... Эта картина все больше напоминает ревнующую женщину, - прокомментировала ее выражение лица леди Гелла, - отвратительное зрелище, чтоб ты знала.
  В ответ на эту реплику она была награждена возмущенным взглядом оскорбленной невинности и отповедью:
  - Не говори глупостей, я просто хочу убедиться, что все в порядке. Вдруг у леди Лиисы лошадь понесла, и лорд Шарх помчался ее спасать? Может же всякое случиться. Вдруг им обоим нужна помощь? Я думаю, стоит поехать и посмотреть.
  - Знаешь, милая, - не выдержала леди Гелла, - когда ты в прошлый раз думала, что стоит пойти и посмотреть, правду ли шепчут служанки о том, что Шарх дает уроки стрельбы Светозарной, мы все, как дуры, пошли вместе с тобой, рассчитывая на веселое зрелище мажущей мимо мишени ситарки, которая неизвестно каким образом вынудила лорда-наставника принцессы допустить и ее к урокам. И что в итоге?
  - Просвети меня, - недовольно выдохнула леди Улая.
  - В итоге мы сами выглядели полными идиотками, непонятно зачем припёршимися на урок стрельбы, которые никогда, - последнее слово она выделила особо, - не посещали прежде, кроме, разве что, самого первого раза.
  - Кто же знал, что она такая меткая? Таких людей один на тысячу, - в свое оправдание вставила леди Улая
  - И знаешь, что я тебе скажу? - не обращая внимания, продолжила ее наперсница.
  - Говори уж, - обреченно выдохнула девушка.
  - Ты можешь сколько угодно это отрицать, но если бы лорд Шарх сам не захотел обучать леди Лиису, никто бы его не заставил. Так что, я думаю, ее уроки - это именно его идея, - окончательно добила ее леди Гелла.
  - Мрак... Умеешь ты, подруга, обнадежить и настроение поднять, ничего не скажешь, - язвительно заявила разом поникшая высокородная леди.
  - Опомнись Улая! Какие надежды? С самого начала ты знала, что этот мужчина - орешек не по твоим зубам, - она попыталась воззвать к рассудительности собеседницы. - Оглянись, вокруг с излишком достойных твоего внимания мужчин. Да и сам факт того, что ты с легкостью могла бы променять возможное общение с его высочеством на глупую погоню за лордом, которого ты ни в малейшей степени не интересуешь, меня настораживает.
  - Можно подумать, хоть одна из нас интересует его высочество, - скептически заметила леди.
  - Может, да, а, может, и нет. Но, в отличие от твоего Шарха, увлечения принца известны, и женским обществом он не пренебрегает. Тут наверняка не скажешь, но попытаться можно. К тому же, - многозначительно добавила леди Гелла, - рядом с наследником постоянно находятся весьма интересные лорды, отлично подходящие на роль мужа.
  Леди Улая презрительно фыркнула, но что ее подруга нравоучительно заметила:
  - Вот не надо такого отчаянного пренебрежения, Улая. Довыпендриваешься до того, что одна останешься, итак уже пять лет во фрейлинах ходишь.
  - Ты вообще-то, не меньше моего на этой должности находишься, - ответила ей соратница.
  - Да, но только потому, что мне безумно нравится здешняя атмосфера, - парировала девушка.
  На такое заявление леди Улая не нашлась, что ответить, и, не выдержав, расхохоталась. Через пару секунд ее поддержала и леди Гелла. Их смех был прерван фразой, произнесенной строгим менторским тоном:
  - Девушки, у вас все в порядке? - вопросила наставница ее высочества, отставшая от основной группы.
  - Да, леди Фариса, все хорошо, - ответила леди Улая.
  - Тогда не стоит отрываться на такое значительное расстояние от общей массы, - выразила желание матрона.
  - Конечно, леди Фариса, мы сейчас же сократим его до минимума, - пообещала леди Гелла.
  Получив величественный кивок и подозрительный взгляд предводительницы наперсниц ее высочества, девушки действительно поспешили вслед за ней, чтобы нагнать кавалькаду, успевшую солидно от них оторваться. Попутно многозначительно переглядываясь, не решаясь продолжить скользкую тему в опасной близости от леди Фарисы. Ведь каждая фрейлина и служанка во дворце знала, что у вышеупомянутой леди прекрасный и очень тонкий слух.
  
  * * *
  
  Ветер от быстрой езды ласкал мое лицо приятной прохладой, мимо мелькали коричневые стволы деревьев и зелень кустов, но я не обращала на их мельтешение никакого внимания, сконцентрировавшись на изгибах тропинки. Сор великолепно держал темп, он мчался, словно лавина с заснеженного склона. Я немного привстала в стременах и наклонилась к шее скакуна. Умное животное даже на такой скорости ловко уходило от веток и сучков. Азарт гонки наполнил кровь, и я слилась с конем в порыве утереть нос надменным красавцам позади нас, показать, что и мы с Сормаком не лыком шиты и чего-то, да стоим. Внутри меня все звенело, пело и переливалось, захлебываясь от восторга, как же мне не хватало этого: скорости и единения, когда два живых организма, практически становятся одним, разделяя общее стремление и удваивая его в своем единстве.
  Вот, наконец, и долгожданный поворот показался впереди.
  Неожиданно, боковым зрением я заметила движение рядом с собой. Лоснящийся холеный коричневый корпус Хаштара только что не блестел в лучах солнца, пробивавшегося сквозь листву. Конь и его всадник стремительно нагоняли нас, и, когда они вышли вперед на полкорпуса, я возбужденно и вместе с тем умоляюще прошептала на ухо своему скакуну:
  - Еще немного, Сор. Поднажми, мой хороший.
  И он откликнулся, вырываясь вперед и заходя в поворот первым. Ликование и чистый восторг наполнили все мое существо, но неожиданно были остужены ощущением падения. Две секунды растянулись, словно патока, мое седло накренилось настолько, что удержаться в нем было попросту невозможно, и я полетела на землю, пытаясь сгруппироваться. Удар выбил из меня дыхание, по инерции я откатилась немного от тропы, не смогла вовремя остановиться и продолжила вращательное движение по склону пригорка. В следующий миг меня накрыли с головой холодные горные воды реки.
  Я только и успела подумать, как мне невероятно повезло упасть в достаточно глубокое место. Одежда моментально намокла и потяжелела. Юбка облепила ноги и не давала им свободы, достаточной для усилий, необходимых, чтобы выгрести наверх к воздуху. Осознавая бесполезность подобного трепыхания, потянулась к креплениям, удерживающим кусок мешающей ткани под камзолом, и освободила их от груза. Помогла ногами и руками себе освободиться от импровизированных оков, сделала гребок, затем второй, всем существом стремясь к прозрачной пленке отделяющий воду от атмосферы, и спустя несколько бесконечно длинных мгновений, наконец, вытолкнула себя на поверхность и стремительно наполнила легкие желанным воздухом. Никогда еще он не казался мне таким сладким.
  Подплыла к ближайшему камню и ухватилась за него. Мне нужна была опора, чтобы осмотреться и отдышаться. Проделав необходимые манипуляции, поняла, что самой мне не взобраться на высокий, примерно в метр, крутой склон: русло у реки было глубокое, а за лето она впечатляюще обмелела, и, тем не менее, я на глубину не жаловалась, она была вполне достаточной, чтобы сохранить мне целостность шеи.
  От студеной водицы мое тело все покрылось мурашками, а зубы начали выбивать дробь. Но мне не пришлось придумывать себе пути спасения: сверху ко мне уже спешил лорд Шарх. На самом деле, путь моего впечатляющего падения не был длинным, всего-то метров пять, но по довольно каменистому и крутому склону. Мужчина преодолел все эти метры с впечатляющей скоростью и остановился напротив камня, который я выбрала пристанищем, прижавшись к нему всем своим дрожащим телом.
  Окинув взглядом всю картину, он немедленно снял камзол и произнес:
  - Леди Лииса, я кину вам рукав, расстояние не большое. Ухватитесь покрепче - я помогу взобраться.
  Кивнула в знак согласия и освободила одну руку. В следующее мгновение на воду рядом со мной плюхнулся рукав, по манжету расшитый золотым позументом, я схватила его одной рукой, а потом и второй. Лорд потянул за импровизированную веревку, и спустя пару секунд я уже сидела рядом с ним на сухой поверхности, радующей своей твердостью.
  - Сп-п-пасиб-б-бо, - простучала я по-прежнему имитирующими барабанную дробь челюстями.
  - Все в порядке? сильно ушиблись? - обеспокоенно оглядывая меня, уточнил мужчина.
  - Нет, пара ссадин. Гораздо лучше, чем могло бы быть, - оттаивая, ответила я.
  Мне действительно невероятно повезло, что я ничего себе не сломала и отделалась лишь царапинами.
  - Поднимайтесь и снимайте мокрую одежду.
  За такую фразу глава тайной канцелярии удостоился взгляда, полного праведного гнева. Да как он вообще позволил себе крамольную мысль, что я стану раздеваться при мужчине?!
  - Не нужно так яростно на меня смотреть. Ее нужно хотя бы отжать.
  Я демонстративно сжала руки на груди, всем видом показывая, что живой не дамся. Лорд Шарх издал громкий вздох.
  - Хорошо, пощадим вашу скромность. Идемте к тем кустам, встанете с одной стороны, а я с другой. Будете подавать мне ваши мокрые тряпки, а я, отжав, немедленно верну вам их обратно. Слово чести лорда, - произнес он, приложив правую ладонь к сердцу, а левую подав мне.
  Поколебавшись всего секунду, кивнула и приняла руку. В самом деле, не очень приятно находиться в насквозь промокшей и хлюпающей одежде. Если выбирать между такой и просто влажной, несомненно, победит последняя.
  Подойдя к кустам, обошла их по кругу и убедилась в их непроницаемости для глаза и лишь после этого, под скептический смешок кирианца, встала в месте закрытом с трех сторон: от лорда, от тропинки и от реки.
  Стоя босиком на земле, неприятно колющей стопу мелкими камешками, вылила, по меньшей мере, около литра влаги из каждого сапога. Отжала косу, солидно потяжелевшую, и расплела, чтобы волосы быстрее высохли. По мере снятия с себя камзола, бриджей и рубашки передавала их мужчине. Нижнее белье, понятное дело, отжимала сама. Первой мне вернулась рубашка. Не моя, потому что сухая и размерчик явно побольше моего будет. Привстала на носочки, высунулась из за кустов и вопросительно посмотрела на лорда Шарха. Обнаженного по пояс лорда Шарха... Оглядев великолепный подтянутый бугрящийся мышцами загорелый торс мужчины, сглотнула неожиданно образовавшийся в горле ком, покраснела и спряталась обратно, решив принять сухой предмет одежды без лишних вопросов. Как-то мне уже и не так холодно стало.
  Надев рубашку, застегнула и закатала рукава, затем заправила ее во влажные бриджи и вышла, захватив сапоги и перехватив волосы лентой, так и не дождавшись камзола. Мягкая трава пружинила под ногами, легонько щекоча ступни.
  Лорд Шарх как раз заканчивал выдавливать воду из ткани последнего находящегося у него предмета моей одежды: рубашки. При этом мышцы рук у него очень красиво напрягались, очерчивая контуры, я аж засмотрелась. Отжав, он встряхнул белый батист и отправил его сушиться на кусты рядом с камзолом.
  - Спасибо, - тихо произнесла я, обращая на себя его внимание.
  В меня уперся вопросительный взгляд, в котором в следующее мгновение загорелось темное пламя, отливающее бликами золотистых искорок.
  - За рубашку, - уточнила я, не дождавшись ответа.
  Мужчина моргнул и усмехнулся.
  - Не за что. Мне не очень-то и хочется, чтобы вы заболели, - произнес он и надел свой камзол. На голое тело. А я почувствовала необъяснимую досаду.
  - Побудьте здесь, я приведу лошадей, - сказал кирианец и отправился за нашими скакунами.
  Его отсутствие не было долгим. Уже через пять минут он появился в зоне видимости, ведя обоих коней под уздцы одной рукой, а во второй неся мое седло. Подведя фыркающих друг на друга скакунов к облюбованной нами растительности, отпустил узду, положил сиденье для верховой езды на траву и сам опустился рядом.
  Тщательно осмотрев подпругу, потемнел лицом и нахмурился.
  - Что случилось? - обеспокоенно спросила я, подходя поближе и пытаясь разглядеть причину внезапной мрачности мужчины.
  - Ремень был надрезан, - ответил лорд, показывая мне край ремня, который был на две трети ровный и гладкий, а на остальной его части беспорядочно торчали подранные волокна.
  Я остолбенела.
  - Вас хотели убить? - из горла вырвался судорожный шепот.
  - Меня? С чего вы взяли? - удивленно поднял глаза кирианец на мое побледневшее лицо.
  - Ну как же, Сор ведь ваш конь, - пояснила я ход своих мыслей.
  - Нет, распоряжение о том, чтобы его приготовили для вас, я дал заранее. К тому же, чтобы меня убить, недостаточно просто перерезать подпругу: я в седле с трех лет и довольно долгое время занимался экстремальными скачками. Об этом знает каждый второй во дворце, - ответил наставник ее высочества.
  - Значит...
  - Да, объектом покушения были вы, леди Лииса, - от осознания того, что мужчине ничего не угрожало, мне значительно полегчало, и даже горло перестало сжимать судорогой.
  Услышав мой полный облегчения вздох, лорд Шарх удивленно посмотрел на меня, а я покраснела. Завидя румянец на моих щеках, этот нахал расплылся в чрезвычайно довольной улыбке.
  Я попыталась взять себя в руки и спросила, стараясь не выдать волнения:
  - Что будем делать?
  - Возвращаться во дворец, - ответил он.
  Я вздохнула и нагнулась, чтобы обуть противно влажные сапоги, когда над моей головой что-то стремительно просвистело. По звуку - арбалетный болт. Не говоря ни слова, лорд Шарх кинулся ко мне и опрокинул на землю.
  'Падаю второй раз за день, пора с этим завязывать', - подумала я, потирая ушибленный о лордовские ребра локоть.
  - Ползите обратно к кустам, - прошипел мне на ухо взбешенный мужской голос. И причиной бешенства была уж точно не я.
  Кивнула и стала медленно отползать, а глава тайной канцелярии тем временем поднялся с земли, вынул кинжал из ножен на поясе, резко выпрямился и так же быстро пригнулся. И очень вовремя. В то место, где только что была его голова, был запущен еще один снаряд.
  Прищурившись, мужчина отследил направление, откуда производились выстрелы, и метнул свое оружие в ближайшие кустообразные деревья, отгораживающие нас от тропинки. После этого послышалось сдавленное ругательство, хруст ломаемых веток и стремительно удаляющийся топот копыт.
  Лорд Шарх сорвался с места и в несколько секунд достиг зеленой границы, преодолев ее, но, судя по всему, увидеть стрельца ему не удалось, и он вернулся обратно.
  Я села на землю, скрестила подтянутые к груди ноги, обхватила их подрагивающими руками, положила подбородок на колени и уставилась невидящим взором перед собой.
  Мужчина подошел ко мне и присел на корточки.
  - Лииса, сейчас не подходящее время для того, чтобы уходить в себя, - произнес он, заглядывая мне в глаза.
  Неожиданно мне в шею ткнулся теплый бархатистый нос. Я повернулась и увидела перед собой морду Сора. Протянула руку, чтобы приласкать и произнесла:
  - Хороший.
  - Хороший - не то слово, - подтвердил лорд Шарх, тоже протягивая руку к морде Сормака, - почувствовав, что ты слетела вместе с седлом, он остановился так быстро, как смог и пошел обратно к тому месту, где лежало сидение.
  Наши руки соприкоснулись, и меня будто пронзил разряд непонятной энергии. Нахлынувшая, было, апатия исчезла в момент. Я подняла глаза на кирианца и чуть не закружилась в очередном хороводе золотистых искорок. Моргнув, убрала руку и спросила:
  - Лииса? Ты?
  Мужчина тепло усмехнулся и ответил:
  - Думаю как человек, дважды спасший тебя от погибели и равный по положению, имею право называть тебя на 'ты'. Или ты против?
  - Нет, не против, лорд Шарх, - дала свое согласие на панибратское обращение я.
  Кирианец скривился.
  - Думаю, тебе тоже не стоит обращаться ко мне на 'вы'.
  - Мне кажется, я не имею на это морального права, - отказалась я, - Все-таки я не спасала вас от смерти, тем более, дважды.
  Лорд прищурился, а я еле держала серьезное выражение лица. На меня вдруг нахлынула беспричинная веселость. Опять истерика, наверное.
  - Как знаешь, - произнес мужчина, переставая сверлить меня взглядом, - Вставай, нужно ехать обратно.
  Он поднялся сам и подал руку мне. Я не стала пренебрегать помощью и приняла его ладонь. Лорд Шарх кое-как закрепил седло на спине Сора и вместе мы вывели жеребцов на тропинку, где меня, наконец, настиг вопрос: а как, собственно, я буду добираться обратно, ведь едва держащееся сиденье на спине моего скакуна совсем не подходило для того, чтобы снова в него садиться.
  Глава тайной канцелярии Кириана, заметив мое замешательство, вопросил:
  - Что такое, Лииса?
  - Я... просто... - я не знала, как объяснить причину своего ступора, но это и не понадобилось, лорд все понял сам.
  - Поедешь вместе со мной. Времени идти пешком, чтобы соблюдать приличия, нет. К тому же, если не забыла, ты до сих пор в мокрой одежде. Не хватало еще заболеть, часами разгуливая на ветру. Забирайся в седло, - дал он прямое указание.
  Я спорить не стала. На самом деле, не могу же я требовать, чтобы он уступил место мне, а сам добирался до дворца на своих двоих. Поэтому безропотно подошла к гнедому красавцу и взобралась ему на спину. Через несколько секунд меня в седле потеснил лорд Шарх.
  Сияние! И как я не подумала, что мы окажемся настолько близко?!
  Взяв в руки узду и тем самым заключив меня в своеобразные объятия, мужчина ухмыльнулся мне в волосы и произнес:
  - Не пыхти, никто нас не увидит.
  После чего, вонзил шпоры в бока своего коня, а Сору свистом дол знак следовать за нами.
  Дорога заняла минут тридцать. Кирианец спешил, поэтому послал скакуна в галоп. С одной стороны, это было весьма кстати, потому что давало неплохой шанс вернуться в резиденцию с большим отрывом от основной группы и остаться незамеченными в нашем вопиюще двусмысленном виде, но с другой... На каждом скачке Хаштара я касалась своей спиной обнаженной груди лорда, так и не успевшего застегнуть камзол, а тонкая рубашка мало чем спасала от жара его мускулистого и, как я успела заметить, крайне притягательного торса. В довершение всего, меня окружал пряный запах ехавшего за моей спиной мужчины, исходящий от него самого, от камзола, наброшенного на голое тело и от надетой на меня его рубашки.
  Я была искренне рада, что лорд Шарх не видел моего лица, потому что оно полыхало багровым цветом и почище закатного солнца. А жар, испытываемый мной от всего происходящего, свел на нет всю возможную угрозу простуды.
  Подъезжали к резиденции мы, понятное дело, со стороны вспомогательной дороги, я бы даже сказала, пробирались практически нехожеными тропами. По обоюдному согласию, решили пунктом назначения избрать конюшни, как раз сейчас пустующие, от которых уже будем добираться в комнаты, стараясь не попадаться никому на глаза.
  Я лишь облегченно вздохнула, оказавшись рядом со знакомым зданием с широкими загонными воротами: еще чуть-чуть - и я буду отогреваться в ванной, приготовленной заботливыми руками Ариты.
  Подъехав как можно ближе, лорд Шарх спешился первым и остановился рядом с конем, чтобы помочь мне слезть с него. А я, уставшая от всех сегодняшних перипетий, в кои-то веки решила принять подобную помощь. Перекинув ноги на одну сторону, скользнула в протянутые руки мужчины. Он подхватил меня за талию и медленно опустил на землю, но, почему-то, не спешил отпускать. А я смотрела в его глаза и все больше утверждалась во мнении, что они у него не карие, а золотые. Так мы и стояли: я, положившая свои ладони на его плечи, а мысками своих сапог вплотную прижимаясь к его, и он, по прежнему держащий свои руки у меня на талии и со склоненной головой смотрящий мне в глаза завораживающе-голодным взглядом, неприлично близко друг ко другу.
  Окружающее пространство будто подернулось легкой дымкой, отрезающей нас от всего мира. Здесь и сейчас были только мы, пространство и время стали весьма относительными и туманными. Значение имел только зов, отражающийся в глазах мужчины. Зов, на который мне хотелось откликнуться всем естеством.
  Расстояние между нашими лицами стало медленно сокращаться, когда неподалеку раздалось сердитое покашливание.
  Мы одновременно медленно повернули голову в сторону звука, неохотно разрывая зрительный контакт, и я застыла. Кого угодно я ожидала сейчас увидеть, только не...
  - Позвольте узнать, лорд, что вы намереваетесь делать с этой юной леди?! - вопросил, гневно сверкающий глазами мой брат Налир.
  - Что там такое, Нал? Ты чего застыл? О! - из-за спины первого появилась физиономия моего второго брата Рилана, - Лииса?! А ты чего в таком виде?
  Лорд Шарх вопросительно посмотрел на меня.
  - Мои братья, - шепнула я в пояснение, быстро убрала руки и попыталась увеличить расстояние между нами.
  Кирианец оторвал ладони от моей талии и позволил мне это, а сам повернулся к моим братьям. Как результат: брови Рилана взлетели еще выше, а выражение лица Налира стало еще суровее. Я в поисках причины посмотрела на лорда, и краска залила мое лицо: по-прежнему распахнутый камзол ожидаемо демонстрировал голый торс мужчины.
  - Я все могу объяснить, - пискнула я, представив ситуацию глазами братьев. От ужаса у меня чуть было не зашевелились волосы на голове. Сияние! Какой позор.
  - Позволь мне, - перебил меня лорд Шарх.
  - Еще и на 'ты', - прокомментировал услышанное Налир, а потом скрестил руки на груди и добавил. - Я просто жажду услышать ваши объяснения, лорд.
  - Непременно, но, думаю, вначале леди стоит сменить одежду - эта немного вымокла, - голос кирианца был спокоен.
  Налир пригляделся ко мне внимательнее, его взгляд стал обеспокоенным.
  - Лииса, иди, переоденься. Рилан тебя проводит, - кивнул он мне, а затем обратился к лорду Шарху. - А я, пожалуй, останусь тут и, все-таки, послушаю, что вы можете сказать в связи с данной ситуацией.
  Я выдавила из себя слабое подобие улыбки, поймала взгляд главы тайной канцелярии и произнесла:
  - Благодарю вас, лорд Шарх.
  В ответ он улыбнулся задорной мальчишеской улыбкой и кивнул мне в сторону дворца. Мол, иди, давай уже.
  Я развернулась и направилась в сторону бокового входа в королевскую резиденцию, через пару секунд меня нагнал Рилан и негромко спросил:
  - И что это было, Лис?
  - Я упала в реку, - просто и коротко пояснила я.
  - И это, конечно, объясняет, почему мы с Налом застали тебя в такой пикантный момент, - иронично бросил он.
  - Рил, не надо. Ну какая, к мраку, пикантность? Лорд просто помог мне спешиться, - попыталась выкрутиться я.
  - Да? А я, наивный, решил, было, что он целоваться к тебе лезет... Может, мне пойти извиниться, а? - неожиданно зло выпалил брат.
  Я удивленно посмотрела на него, не ожидавшая такого всплеска эмоций. В ответ на мой взгляд Рил произнес:
  - А какой реакции ты ждала? Мы приезжаем в гости к сестре во дворец в Кириан, решаем осмотреть королевскую конюшню, ты же знаешь, такой шанс потомственные лошадники упустить не могут, и застаем прямо перед входом в нее полуобнаженного кирианца, намеревающегося облобызать нашу младшую сестренку, ко всему прочему, еще и одетую не приведи Сияние как! Да Налир чуть лакея, нас сопровождавшего, до нервной икоты не довел своим грозным видом и яростным требованием не трепаться об увиденном.
  Мда... Звучит кошмарно. Единственное утешение, что с ними не приехал папа.
  - Прости, Рил, я все тебе расскажу, как было, хорошо? - я жалобно заглянула в зеленые глаза брата.
  - Конечно, расскажешь, можно подумать, у тебя есть выбор, - проворчал он, остывая, - можешь прямо сейчас и начать.
  Я активно закивала, выражая готовность поведать причины той неблагообразной сцены, которой они с Налиром стали свидетелями.
  К тому моменту, как мы вошли в посольские апартаменты, я уже успела рассказать и про прогулку, и про скачки, и про падение в реку, и про благородное спасение меня лордом Шархом не только от утопления и простуды, но и от сплетен. Умолчала лишь о покушении, все-таки подписку о неразглашении никто не отменял.
  - Да уж, и как ты только умудрилась упасть с лошади? - вопросил меня Рилан, падая на диван в гостиной комнате, - с раннего детства в седле, не думал, что может случиться что-то такое, что выбьет тебя из него.
  - Я же сказала, подпруга лопнула, - напомнила я.
  - Ну да, вот так взяла сама ни с того ни с сего и лопнула. Ты хочешь меня убедить в том, что руки у королевских конюхов из неправильного места растут, или в том, что его величество экономит на безопасности? - брат сверлил меня подозрительным взглядом.
  Вздохнув, подошла к двери и дернула за шнур, вызывая горничную.
  - Рил, не пытай меня. Я рассказала, что могла.
  - Есть что-то, чего ты рассказать не можешь? - удивленно вопросил он.
  - Есть. Хочешь знать больше - иди к лорду Шарху и у него спрашивай, - устало произнесла я.
  - Это тот самый кирианец, который прижимался к тебе на конюшне? - уточнил брат.
  - Да. То есть, нет. Я хочу сказать, да - это тот мужчина, рядом с которым я стояла на конюшне, и нет - он ко мне не прижимался.
  - Ну-ну, мои глаза мне пока не врут, Лис, - Рилан скептически приподнял брови.
  Раздался негромкий стук в дверь, вслед за которым она открылась и в комнату вошла моя горничная.
  - Вызывали, леди? - спросила она, входя, но увидев меня, в ужасе всплеснула руками и возвысила голос:
  - Сияние! Что это с вами?!
  - Все нормально, Арита. Я просто упала в реку, но сейчас уже все хорошо. Поможешь мне с одеждой?
  - Конечно! Что за вопросы, это вообще-то моя работа.
  Подгоняемая заботливой служанкой я удалилась в свою комнату, махнув рукой брату. Кажется, под впечатлением от моего вида Арита его даже не заметила.
  Простым переодеванием дело не ограничилось. Меня загнали в горячую ванную, не слушая протестов, велев отогреваться, ибо: 'Знаю я как вам не холодно! Да эта река и летом холодная настолько, что аж судорогой пальцы сводит, стоит только ногу в ее воду опустить. Греться и еще раз греться!'. Так что выпустили меня из ванной, только когда моя кожа приобрела ярко выраженный розовый оттенок, явно свидетельствующий о том, что я таки согрелась.
  Затем горничная добросовестно высушила мне волосы, заплела их, обработала заживляющим бальзамом все ссадины, полученные во время падения, и помогла облачиться, наконец, в сухое платье. Я выбрала наиболее закрытое из тех, что у меня были, ибо царапин было много особенно, на руках и плечах.
  За все время, ушедшее на то, чтобы привести меня в порядок, был лишь один неловкий момент, когда Арита подняла скинутую мной рубашку и удивленно посмотрела на меня, не зная, как намекнуть, что одежонка-то мужская.
  - В общем, это бы простирнуть, прогладить и отдать лорду Шарху, - тихо произнесла я.
  Глаза горничной округлились и стали размером с блюдца, не меньше.
  - Только без лишних разговоров, хорошо? - попросила я.
  Не в силах выдавить из себя нечто вразумительная, служанка просто кивнула и как-то по-новому на меня посмотрела.
  - Что? - не выдержала я.
  - Да вот, сплетничали тут недавно горничные фрейлин, что глава тайной канцелярии вами заинтересовался. А я их высмеяла, мол, даже если и так вам это не интересно. А теперь вот думаю, может зря...
  Ох, может и зря... Я ничего не ответила. Да и что тут ответишь, когда меня и саму все чаще посещают непрошеные мысли, объектом которых выступает всегда один и тот же кирианский мужчина.
  Закончив, наконец, туалет я поспешила вернуться в гостиную комнату. Зная братьев, я вполне обоснованно предполагала, что они там уже вполне прочно устроились.
  Войдя в комнату, я никак не ожидала увидеть там идиллическую картину, представшую моим глазам: лорд Шарх и Рилан мирно делили один диван, а Налир спокойно занимал одно из кресел напротив. До моего появления эти трое, судя по всему, вели вполне миролюбивый разговор, но, завидев меня, не сговариваясь, прервали его. Насторожило ли меня подобное положение вещей? Чрезвычайно. Ведь еще полчаса назад мои братцы были готовы с кулаками наизготовку отстаивать мою девичью честь, а теперь недавнего конфликта будто и не было вовсе.
  Я окинула присутствующих подозрительным взглядом. Что бы все это значило? В ответ мне достались укоризненные взгляды братьев и лукавый - кирианца.
  - Проходи, Лииса, не стой в дверях, - пригласил меня присоединиться к их на удивление теплой компании Налир, - мы уже выяснили все, что хотели.
  - И что, мордобоя не будет? - решила на всякий случай уточнить я, сверля не спешившим сменять эмоции взглядом всех троих.
  Первой реакцией на мои слова было удивление, а затем раздался слаженный смех моих братьев и полная иронии улыбка лорда Шарха.
  Отсмеявшись, Рилан ответил:
  - Не бойся, не будет. Мы как взрослые люди разобрались без рукоприкладства.
  Не зная радоваться такому исходу или обижаться - как-то слишком быстро братцы успокоились - села в оставшееся пустым кресло рядом с Налиром.
  - Лорд Шарх в общих чертах обрисовал нам текущую ситуацию и твое участие в ней, - взял слово Налир, - и не сказать, чтобы нам это нравилось, но ты, все-таки совершеннолетняя и в праве принимать самостоятельные решения, к тому же родители изначально дали добро на эту твою работу, правда, не подозревая о подводных камнях, но все же. Единственное о чем я тебя прошу, Лис - будь осторожна, не лезь на рожон и слушай лорда Дарвиса и лорда Шарха, они, все-таки, намного опытнее в такого рода делах и отвечают за твою безопасность. Не добавляй им лишней головной боли.
  А вот сейчас вообще ни за что! Я, вообще-то, и без этого напутствия никуда не лезла, а если и лезла, то в компании небезызвестного кирианского лорда. Стало обидно.
  - Вы зря считаете свою сестру неразумным ребенком, лорды. Будь она такой, ее бы здесь не было. На такую работу берут лишь выдержанных разумных людей. Вам не стоит волноваться, - вступился мужчина, заметив, как я поникла от слов брата.
  Налир и Рилан переглянулись, и последний со вздохом заметил:
  - Ваша правда, Лииса девочка рассудительная, но сложно воспринимать ее как повзрослевшую молодую леди, когда мы помним, как она еще совсем малышкой ползала за нами по дому и тянула в рот все, что попадало в ее маленькие пухлые ручонки.
  Ну вот, кажется, стало еще хуже.
  - Рил, - сдавленно прошипела я, пытаясь воззвать к совести брата.
  - Да ладно тебе, Лис, - отмахнулся он, - было же.
  Решив, что дальнейшее присутствие в этой теплой компании, дружно веселящейся за мой счет, чревато порчеными нервами, а те не казенные, я поднялась и, поймав на себе три пары глаз с одинаково вопросительным выражением, пояснила:
  - Раз уж у меня появилось свободное время, стоит провести его с пользой. Я пойду, помогу мастеру Рейту, - сказав это, не стала дожидаться реакции и просто пошла к выходу. За моей спиной стояла тишина, которая была нарушена только звуком закрывшейся за мной двери.
  Странно все это. Что мог сказать лорд Шарх моим братьям, чтобы они так быстро переменили свое отношение к ситуации на прямо противоположное. Да и что скрывать, было немного обидно, что они так быстро простили ему ту сцену, в которой увидели его впервые, даже несмотря на то, что я его защищала и отрицала видимые невооруженным глазом вольности. Правильно говорят, что женская натура противоречива и непонятна: с одной стороны мне было приятно, что мужчины нашли общий язык, с другой - хотелось, чтобы братья отстаивали мою честь с большей постоянностью, не чужие все-таки.
  Эхх...
  За всеми этими размышлениями я не заметила, как подошла к лестнице и, ступив на первую проступь, покачнулась и едва не упала. Точнее, я бы совершенно точно упала, если бы не лакей, так кстати оказавшийся поблизости и во время подставивший мне руку помощи, за которую я ухватилась, чтобы сохранить равновесие.
  - Осторожней, леди, - произнес Хант, а это был он.
  Я подняла глаза на его лицо, дернувшееся в непонятной судороге.
  - Спасибо, Хант, вы меня спасли, - поблагодарила я молодого человека.
  На мою фразу он ответил скупой улыбкой и кивком и поспешил удалиться по своим делам. А я осталась стоять на лестнице, пытаясь разобраться во вдруг появившихся чувствах тревоги и настороженности.
  Что же, что же так царапнуло мою память? Я судорожно искала ответ, когда обратила внимание на левую ладонь, которой ухватилась за локоть так впору появившегося лакея. Поднеся ее поближе к лицу, поняла, что в ней привлекло мое внимание: на моей руке было пятно крови, и эта кровь совершенно определенно не была моей, а значит, она принадлежала Ханту.
  Внезапно в мозгу полыхнуло воспоминание: я поднимаюсь по ступеням ко входу в особняк Рейнарта, спотыкаюсь и упасть мне не дает мой похититель в черной маске, произнесший: 'Осторожно, леди'. Вот откуда эти чувство настороженности! Интонации, голос, да и общие габариты совпадали. Кажется, человеком, похитившим меня в ночь праздника в честь Сияющей Эллис, был Хант.
  От осознания этого факта я так и замерла с замаранной кровью рукой на уровне груди. Значит, это он пытался меня убить сегодня. Иначе откуда бы у него была кровь? Лорд Шарх попал в него, он никогда не промахивается, к тому же кинжала ни на тропе, ни под деревьями не было. И, конечно, лакей не пошел с раной к придворному медикусу, ведь там ему пришлось бы объяснять, где он получил колотое ранение. Попытался перетянуть руку самостоятельно, но, видимо, повязка не была достаточно тугой и, плохо останавливая кровь, сама пропиталась и пропустила ее к одежде, которая тоже вобрала в себя влагу.
  В себя меня привел звук приближающихся ко мне сзади шагов. Ну, нет, только не опять. Я испугалась, что мужчина поймет, что я его узнала и решит избавиться от меня, поэтому развернулась так быстро, как только могла. Что бы ни было, я не хочу больше встречать опасность затылком.
  Обернувшись, чуть не врезалась носом в знакомо пахнущую мужскую грудь, на этот раз одетую в рубашку и застегнутый камзол. Я подняла испуганные глаза на его лицо. Лорд Шарх, оценив мое состояние, схватил меня за плечи и, глядя прямо в глаза, тихим напряженным голосом спросил:
  - Лииса, что случилось? Почему у тебя на руке кровь?
  - Это не моя, - сморгнув и немного расслабившись от того, что в этот раз опасность миновала, ответила я.
  - А чья? - все с тем же выражением беспокойства на лице снова вопросил кирианец.
  - Ханта. Кажется, он и есть тот человек из дворца, который работает на Рейнарта, - прошептала я.
  - С чего ты это взяла? - интонации голоса лорда были напряженными.
  - Именно он сегодня утром подносил мне стакан, у него была возможность незаметно надрезать подпругу, он провожал меня к вам, когда я получила сотрясение и, наконец, именно он видел меня без маски перед балом, зайдя, чтобы отдать почту. Это не считая явных признаков свежего ранения, - ответила я, поднимая запачканную ладонь выше.
  - Где он? - был следующий вопрос.
  - Ушел туда, - второй рукой я указала направление, куда именно направился лакей.
  - Лииса, слушай меня, посмотри мне в глаза, - лорд Шарх требовательно сжал пальцы на моих плечах, добиваясь моего внимания, - Сейчас же возвращайся в свою комнату к братьям и не выходи оттуда, пока я сам за тобой не приду, ты поняла?
  Я только хотела кивнуть, когда мое внимание отвлекло смазанное движение за плечом главы тайной канцелярии, и я громко произнесла:
  - Шарх, сзади!
  Лорд в ту же секунду отпустил меня и обернулся невероятно стремительным движением, как раз вовремя, чтобы поймать на руку удар массивной деревянной в конце окованной железом палки.
  Как я и опасалась, Хант дураком не был и, обнаружив, что рукав, за который я схватилась, мокрый от крови, вернулся за мной, предположив, что я обо всем догадаюсь.
  Не знаю, зачем лакей ввязался в драку с лордом Шархом, ведь у того было явное преимущество: он не истекал кровью. Наверное, понял, что если сейчас не замести следы, устранив всех, узнавших в нем предателя, то гулять на свободе ему останется не долго, а может, попросту не ожидал, что рядом со мной будет именно глава тайной канцелярии.
  В любом случае, лорд в считанные секунды, выбил из рук единственный козырь злоумышленника: утяжеленную железным набалдашником трость, сперва ударив в раненную руку и, тем самым, ослабив бдительность мужчины. Хитрым точным приемом повалив его на пол, обездвижил, прижимая своим весом к мрамору, которым был выстелен пол резиденции.
  Лицо лакея было искажено гримасой боли, злости и отчаянья. Он не пытался встать или вывернуться из крепкого захвата главы тайной канцелярии, он просто лежал и смотрел на меня с оглушающей яростью в глазах. От такого неприкрытого потока ненависти я вздрогнула.
  - Не смей даже смотреть в ее сторону, - произнес лорд Шарх, заметив мою реакцию, - Понял?
  Кирианец сделал захват жестче, демонстрируя, что непослушание не будет оставлено без возмездия. Лакей шумно втянул воздух и перевел взгляд на пол перед собой.
  Удовлетворившись исполнением своего приказа, лорд Шарх одной рукой достал из поясных ножен кинжал и, продемонстрировав его пленнику, сказал:
  - Сейчас я отпущу тебя. Ты встанешь и пойдешь туда, куда я тебе скажу. Одно неверное движение или один взгляд в сторону Светозарной леди - и этот кинжал вонзится тебе во что-нибудь жизненно важное. Мысль ясна?
  - Предельно, - прохрипел Хант.
  - Вот и хорошо. Тогда поднимайся.
  Лорд отпустил лакея и проследил за тем, чтобы тот медленно поднялся. Хант выпрямился, с трудом приняв вертикальное положение, его правая рука повисла плетью, по пальцам стекали капли крови. Хмурым взглядом из-подо лба он смотрел на лорда.
  - Давно работаешь на этого психа? - задал вопрос мужчина, не ослабляя бдительности.
  - Давно, - еле слышно буркнул в ответ побежденный.
  - Точнее, - слово-приказ было произнесено суровым, не терпящим возражения тоном.
  - Пятнадцать лет.
  - Ясно. Иди вниз по лестнице. Остальное расскажешь в допросной, - лорд кивком головы указал направление.
  На секунду в глазах пойманного с поличным промелькнула отчаянная решимость, и в следующий миг он ловким движением здоровой руки достал из кармана маленькую капсулу, забросил ее себе в рот и раскусил.
  Лорд Шарх с силой сжал челюсти и опустил кинжал, и в ту же минуту лакей упал и забился в судорогах, а из его рта пошла пена.
  Я не могла оторвать взгляда от чудовищного зрелища дергающегося тела. Расширенными от ужаса глазами ловила каждое движение, головой понимая, что сейчас не выдержу и скачусь в банальную истерику, но на деле никакими силами не могла заставить себя отвернуться: шок как будто сковал все тело.
  Лорд Шарх, взглянув на меня, подошел вплотную, развернул спиной к бьющемуся в конвульсиях телу. Затем одной рукой прижал мою голову к своей груди, закрывая обзор, а другой обнял за плечи.
  - Не смотри, - прошептал он мне в волосы.
  - Почему? - просипела я в ответ, не понимая мотивов совершенного лакеем.
  - Видно, понял, что после всего содеянного в живых ему не остаться, - предположил лорд.
  - Глупо. Ведь за сотрудничество ему могли бы смягчить наказание. Пусть за решеткой, но он был бы жив, - всхлипнула я.
  - Вряд ли. После многократных покушений на мою женщину, я лично проследил бы, чтобы его судили по всей строгости закона и в итоге казнили, - ответил мне глава тайной канцелярии.
  Я застыла, пытаясь осознать только что произнесенную фразу. Его женщина - это я что ли? Вроде, на других тут пока не покушались. И с каких, интересно, пор я вдруг стала его женщиной? Если лорд хотел переключить мои мысли в другое русло и огорошить еще больше, то ему это удалось. И притом блестяще.
  Подняла голову, чтобы посмотреть в его глаза. Мужчина был очень зол. Он смотрел поверх моих волос, не давая повернуться, впрочем, я и не пыталась.
  Когда звуки ударов тела о мрамор затихли, хватка лорда Шарха ослабла. Теперь он практически не удерживал меня. И как мне не хотелось остаться в теплых безопасных объятьях в который раз спасшего меня мужчины, все же пришлось отстраниться.
  - Спасибо. Вы выручили меня. Опять, - не могла не поблагодарить я кирианца.
  - У тебя поразительная способность влипать в неприятности, Лииса, - ответил он.
  - Раньше со мной ничего подобного не случалось. Это ваша страна оказывает такое действие. Да я за всю жизнь столько раз не попадала в переделки, грозящие здоровью, а уж жизни - так и вовсе никогда, сколько за несчастный месяц тут, - попыталась оправдаться я, - не успевает зажить что-то одно, как появляется следующее увечье. Я начинаю думать, что мне лучше вернуться домой, во избежание чего-нибудь еще более худшего.
  Лорд Шарх приподнял пальцами мой подбородок, мои глаза встретились с его чрезвычайно серьезным взглядом, и он проникновенно произнес:
  - Пока я рядом, тебе ничего не грозит.
  - Но ведь вы не можете всегда быть рядом, - тихо возразила ему я.
  - А это зависит только твоего желания, - парировал он.
  Кровь прилила к моему лицу.
  - Я не понимаю... - пролепетала я.
  Мужчина, увидев румянец на моих щеках, иронично приподнял бровь и улыбнулся.
  - Разве? А, по-моему, я выразился предельно ясно.
  Опустила и повернула голову в сторону, чтобы прервать контакт с его кожей. Буря новых ощущений нахлынула и совершенно сбила меня с толку.
  - Глупышка, - Лорд привлек меня к себе за талию.
  Я уперлась руками ему в грудь, но они вдруг стали такими слабыми, что мои невнятные потуги сложно было принять за сопротивление. Осознав это, попыталась спрятать от него лицо, от чего-то было ужасно стеснительно. Он поцеловал меня в макушку и поставил на нее свой подбородок.
  - Моя маленькая сиятельная глупышка, - повторил он, будто смакуя слова.
  - Не твоя, - еле слышно прошептала я.
  - Это легко исправить.
  Все. Больше смутиться просто невозможно, поэтому я принялась активно выбираться из его объятий. Опять. И снова призналась себе, что мне вовсе не хотелось этого делать.
  Как только он отпустил меня и позволил немного отойти, я почувствовала себя неуютно и даже холодно. Холодно! Это летом-то! Этот мужчина очень странно на меня действует.
  За время, проведенное в уверенном кольце его рук, я почти забыла о том, что в нескольких метрах от нас лежит труп, но обернувшись, быстро пришла в себя. Реальность - жесткая штука. Мне снова стало нехорошо.
  - Лииса, возвращайся к себе. Я сам тут разберусь, - снова привлек мое внимание низкий бархатистый голос такого надежного мужчины.
  - А что мне сказать братьям? - спросила я.
  - Ничего. Я приду и все сам объясню.
  Я кивнула и медленно пошла обратно. Перед тем, как открыть дверь посольских апартаментов посмотрела на протянутую к ручке ладонь, увидела смазанные следы крови, и запоздало подумала, что наверняка испачкала камзол лорда Шарха.
  Кирианец сдержал свое слово и сам объяснил все не только моим братьям, но и лорду Дарвису, когда тот прибыл вместе с королевской кавалькадой с прогулки. Что он им говорил, я не знаю, ибо сил слушать о сегодняшних происшествиях у меня попросту не осталось.
  Налир и Рилан вскоре уехали, сославшись на то, что ночевать в гостинице им будет удобнее, чем в чужом, тем более королевском, доме без приглашения. Перед тем как отбыть, пообещали заезжать почаще и наказали быть осторожной и беречь себя.
  
  * * *
  
  На следующий день, заняв свое место труда на благо расследования под началом мастера Рейта, остервенело принялась за работу. Меня безумно злил тот факт, что еще одна ниточка в этом деле оборвалась, и разгадка местоположения Рейнарта не приблизилась ни на йоту. Сколько же ему будет везти?
  Увлекшись исследованием, я твердо решила закончить его в кратчайшие сроки, поэтому и пропустила и урок стрельбы и обед. Еще в прошлый раз мне оставалось совсем немного свидетельств, которые я должна была переписать, с ними я закончила еще до обеда. Остальное время экспериментировала с калькой, перебирая цвета и классифицируя данные. Не знаю, сколько я так провозилась, ведь окон в комнате не было, а мастер Рейнарт, видя мой боевой настрой, не решался прерывать бурную деятельность, несмотря на то, что та работа, для которой я тут находилась, уже была выполнена в полной мере.
  Примеряя и так и эдак, я старалась учесть все факторы: и географическое положение, и время и частотность инцидентов, и степень сияния жертв. И вот, после нескольких часов напряженной работы, наконец, стала проявляться некая закономерность. Первое время, когда Светозарные только начали пропадать, эти случаи наблюдались только в одной области, неподалеку от границы с Ситарой. На первый взгляд, выбор казался хаотичным: каждый раз жертвы исчезали из разных городов притом небольших. А потом мне пришла в голову мысль, что эксперименты Рейнарта, должны был давать большие энергетические выбросы, что, рано или поздно, станет заметным на территориях со стабильным энергетическим фоном, а значит, ему нужно было место, где подобное можно было бы замаскировать. Таким местом мог бы быть большой город или приближенность к предприятиям, производящим технику, работающую на черных алмазах: такую, как алмиты и алмакары.
  Если исходить из этого, то на практически равноудаленном расстоянии от всех городков первого периода находился как раз такой завод, изготавливающий алмакары. Месторасположение очень удобное, если учесть, что предприятие находится на окраине поселка, в котором живут люди, работающие на этом же заводе. Кажется, нашла.
  Воодушевленная, я вскочила со стула, который на скорости отъехал к стене и врезался в нее. Мне нужно скорее показать эту схему лорду Дарвису и поделиться с ним своими выводами.
  - Мастер Рейт, вы не проводите меня на второй подвальный этаж? - спросила я непонимающе глядящего на меня мужчину.
  - Сожалею, но у меня не тот уровень допуска, - ответил он.
  - Жаль, а в какую сторону от этой комнаты пропускной пункт на второй этаж? - задала я другой вопрос.
  - Налево по коридору. В самом конце.
  Кивнув в благодарность, подхватила карту и кальки и вышла за дверь.
  * * *
  Дверь в лабораторию, где работали профессор Торн, его коллега профессор Истарха и ситарский посол, неплохо разбирающийся в составлении реактивов, распахнулась и ударилась о стену. В комнату влетел вихрь в лице растрепанного молодого человека.
  - Я нашел! - возгласил он, потрясая у себя над головой какой-то коробочкой.
  - Кортон?! - не веря своим глазам, вопросил лорд Дарвис.
  - Кортон! - в унисон возмущенно воскликнули оба профессора, после чего кирианка добавила:
  - Ты что совсем ума лишился так забегать в лабораторию? А если бы здесь шел опасный эксперимент? Ты мог стать неожиданным фактором, из-за которого все бы пошло не так, как планировалось, а результаты могли бы быть плачевными.
  Ситарец изобразил виноватый вид, опустил руку и пробормотал:
  - Простите, профессор, впредь я буду внимательнее.
  - Уж постарайтесь, молодой человек! - ворчливо добавил Светозарный профессор, а потом обратился к своей кирианской коллеге. - Это все твое влияние. Когда он учился у меня, то хотя бы соблюдал технику безопасности.
  Профессор Истарха фыркнула в ответ.
  - Кто бы говорил о влиянии. Более дотошного студента на моей памяти еще не встречалось в стенах академии. От кого бы он мог перенять эту черту? - она с вызовом посмотрела на пожилого Светозарного.
  - Если бы он следовал этому качеству чаще, чем заимствованной у тебя порывистости, может, и разрушений вокруг него было бы поменьше, - парировал ситарец.
  - Не преувеличивай, Торн, мальчик еще слишком молод и увлечен. Научится, поднаберется опыта, - махнула на него рукой женщина.
  - Ну-ну, если в живых останется с его любовью к экспериментам, - не остался в долгу профессор.
  Не дав двум пожилым людям продолжить полемику, к юноше подошел лорд посол и спросил:
  - Кортон, где тебя мрак носил все это время? От тебя не было ни слуху, ни духу два месяца.
  - Простите, лорд Дарвис, наверное, мне стоило вас предупредить, но, когда мне в голову пришла та идея, я просто отправился ее проверять, - попытался оправдаться прошлый ассистент Светозарного лорда.
  Однако такое оправдание не произвело на бывшее начальство ни малейшего впечатления, а только добавило хмурости на его сиятельное лицо, поэтому молодой человек снова понурился и произнес:
  - Простите, впредь такого не повторится.
  - Конечно, не повторится. Хотя бы потому, что впредь я буду достаточно умен, чтобы не назначать тебя своим помощником, - ответил лорд.
  Плечи юноши окончательно поникли.
  - Ладно, уж, рассказывай давай, что ты там нашел и как вообще сюда попал, - ни на секунду не поверил покаянному виду Кортона его бывший начальник.
  Молодой человек встрепенулся, в глазах снова зажегся азартный огонек и он, как ни в чем ни бывало, принялся рассказывать:
  - Что значит, как попал? Лорд Шарх мне одноразовый пропуск дал. Сначала хотел так пустить, а потом смерил подозрительным взглядом и решил пойти со мной, мол, чтоб я свой нос не совал, куда не положено, - эти слова сопровождал жест, указывающий за спину говорившего, за которой, неподалеку от двери, действительно стоял лорд Шарх.
  Неудивительно, что из-за неожиданности появления молодого человека и его экспрессивного выражения эмоций никто не заметил спокойного главу тайной канцелярии, скромно притаившегося у входа.
  Присутствующие в комнате, наконец, разглядев еще одного посетителя, кивнули ему в знак приветствия и, получив ответный жест, снова всецело устремили свое внимание на Кортона.
  - Очень предусмотрительно с его стороны, - прокомментировал лорд Дарвис, и намекнул, что пора бы переходить к сути. - Мы тебя внимательно слушаем.
  - Да-да. Вы, конечно, помните, что два месяца назад мы пришли к выводу, что просто так Светозарные пропадать не могут и у похитителя должен быть какой-то козырь в рукаве, помогающий ему не оставлять следов. Я долго думал, как можно не напортачить при похищении, когда необходимо схватить объект, обездвижить и доставить в нужное место. И меня осенила простая идея: у злоумышленника должно быть что-то вроде пространственного переместителя. Именно он дал бы преимущество, способное не оставить зацепок. И почему человек, добрую сотню лет водивший за нос спецслужбы целой страны, не может быть достаточно умен или влиятелен, чтобы себя им обеспечить? А если это так, то должны быть колебания энергетического фона, причем в двух точках: выхода и входа перемещения. После таких размышлений на меня снизошло вдохновение, и я на основе схем приборов по отслеживанию энергетического фона, обязательных на каждом крупном заводе, разработал свой собственный, который обладает рядом преимуществ. Во-первых, он портативный, а во-вторых, показывает фон не только в данный момент, но и за любой выбранный отрезок времени до двухсот лет назад. Проверять нужно, втыкая в дерево. Путем несложных исследований я выяснил, что древесина сохраняет в себе информацию обо всех энергетических колебаниях именно за указанный отрезок времени, и не важно, живое это растение или изделие из дерева, - вдохновенная речь юноши сопровождалась демонстрацией прибора: той самой коробочки, с которой он появился в лаборатории.
  Не давая наставникам и бывшему начальнику вставить и слова, он продолжал, стараясь скорее поведать все, что считал важным:
  - Вооружившись своим портативным энермером, я отправился в те места, где были зафиксированы исчезновения Светозарных, и действительно обнаружил следы энергетических всплесков, по коэффициенту подходящие точке входа. Сложности иногда возникали с поиском куска дерева столетней давности, но они были вполне разрешимы. Итак, убедившись, что похититель использовал какой-то аналог либо же усовершенствованный пространственный переместитель, ибо тот, который имеется сейчас у общественности, как мы знаем, занимает очень много места и совершенно не приспособлен к передвижению, я стал искать точку выхода. К моему удивлению, я не нашел ее ни в одном из городов, где происходили похищения. Тогда, став думать логически, я пришел к выводу, что злоумышленнику необходимо было место с достаточно нестабильным и высоким энергетическим фоном для маскировки его деятельности, а таких мест у нас в стране не очень-то и много: столица, и два предприятия по производству алмаприборов. Одно из них расположено неподалеку от нашей восточной границы, а второе как раз в приграничье с Ситарой и в непосредственной близости от мест исчезновения Светозарных.
  Кортон сделал паузу, чтобы отдышаться, и профессор Торн задал ему вопрос:
  - И что же это за место?
  В этот момент второй раз за день порывисто распахнулась дверь, и в комнату стремительно вошла леди Лииса, держащая в руках большие листы бумаги и прямо с порога произнесшая:
  - Лорд Дарвис, кажется, я нашла, где может скрываться похититель. Это Лиррат.
  Лицо молодого человека приняло выражение незаслуженно обиженного ребенка.
  - Что такое, Кортон, - спросил лорд Дарвис, уловив в нем перемену.
  - Это действительно Лиррат, - потухшим голосом ответил юноша, - только я не понимаю, как сей факт стал известен леди. Я потратил два месяца, чтобы выяснить это.
  Ситарский посол не смог скрыть улыбки, а профессора так вообще рассмеялись.
  - Вы слишком долго подходили к самому главному, мой мальчик, - утирая набежавшую от смеха слезу, сказала профессор Истарха.
  - Провидение смилостивилось и послало нам ответ раньше, чем его поведал бы ты, - повторил движение коллеги профессор Торн.
  - Не расстраивайся, - произнес посол, - просто леди обладает данными, которых нет у тебя и усидчивостью, чтобы их систематизировать. Но ты, все-таки, получил результат, хоть и потратил для этого нерационально больше усилий, чем их для этого требовалось.
  Бывший помощник посла вперил непонимающий взор в лорда Дарвиса, и тот с усмешкой пояснил:
  - Я пришел примерно к таким же выводам, но способ действия выбрал менее энергозатратный для организма. Проконсультировавшись с профессором Истархой, сделал запрос и еще месяц назад мне прислали данные об энергетическом фоне с предприятий, о которых ты упоминал. И с недавнего времени мы с профессором работали над их систематизацией и упорядочиванием, - затем он обратил взор на свою ассистентку и задал ей вопрос:
  - А вы как пришли к такому выводу?
  Леди Лииса указала на карту у себя в руках, укрытую в несколько слоев кальки и ответила:
  - Собственно, я тоже отталкивалась от того, что Рейнарту нужно было место, в котором были бы незаметны сильные энергетические скачки, поэтому отметила места, где произошли первые случаи похищения, и предположила, что в равноудаленной точке от всех них и располагается его укрытие. Этой точкой и оказался Лиррат, в котором находится завод по производству алмакаров - идеальное место для маскировки.
  Кортон совсем сник и ссутулился, и тогда в разговор снова вступила профессор:
  - Полно тебе расстраиваться! Да, возможно ты выбрал не самый удачный способ расправиться с этим делом, но он по-своему оригинален. К тому же в процессе ты изобрел замечательный прибор и сделал немаловажное открытие о том, что древесина способна сохранять информацию об энергетическом фоне. Да и если уж быть совсем честными, к решению ты пришел раньше нас с лордом Дарвисом.
  - Вот именно. И, раз уж лорд посол обратно тебя на должность не возьмет, возвращайся в академию, проводи исследования и получай степень, - поддержал ее ситарский коллега.
  - Согласна. Но если не хочешь помереть со скуки, то лучше возвращайся в нашу академию, - добавила кирианка, за что получила сердитый взгляд пожилого Светозарного, но ни в малейшей степени им не прониклась.
  Парень просиял и снова выпрямился, воспрянув духом.
  - Прошу прощения, - раздался удивленный голос леди Лиисы, - Лорд Дарвис, этот человек и есть ваш предыдущий помощник?
  - Да, леди Лииса, это Кортон, - подтвердил посол.
  - Но я думала, он был похищен, как и другие звезды. Вы же говорили, что он пропал. А теперь оказывается, что он и не Светозарный вовсе, - не понимая происходящего, произнесла она.
  - Даже так? Моя вина. Я не стал рассказывать вам о Кортоне. Дело в том, что к тому моменту, когда я был назначен послом в Кириан, мы с этим молодым человеком вместе работали в посольской миссии и помогали в расследовании. Предыдущий посол, зная об опасности, не хотел нанимать Светозарных, но у меня были свои причины, и я убедил его, что не собираюсь оставлять его на этом посту. Кортона же мы привлекли за пытливость ума и хорошую ориентацию в делах и Ситары, и Кириана. Дело в том, что по рождению он гражданин Ситары, но, выучившись в нашей академии международных отношений, юноша решил пополнить свою копилку мудрости еще и иностранным образованием, поэтому несколько лет проучился в высшей школе Кириана, тем самым побывав в учениках обоих присутствующих здесь замечательных преподавателей. Однако, есть у этого чрезвычайно умного парня существенный недостаток - невероятная порывистость решений и действий. Вот около трех месяцев назад ему стукнула в голову очередная идея, и он, увлекшись решением новой задачи, исчез из поля зрения и не давал о себе знать. Поэтому мне и пришлось нанять нового помощника.
  Леди Лииса понятливо кивнула и произнесла:
  - Я рада, что с вашим бывшим помощником все хорошо. Не представляете, как меня тогда насторожил тот факт, что он исчез и не доступен.
  - Я безмерно рад, что все прояснилось, - донесся голос лорда Шарха с того места, где он по-прежнему стоял, - Но, насколько я понял, у нас есть вероятное место нахождения убежища преступника, так?
  Кортон энергично кивнул, а леди Лииса обернулась, только сейчас заметив еще одного присутствующего, и повторила жест парня, только не так активно.
  - Отлично. Я собираю отряд, - произнес он, собираясь покинуть комнату.
  - Я с вами, - поддержал его лорд Дарвис и тоже устремился к выходу.
  Профессор Торн и его кирианская коллега приблизились к общему ученику и стали расспрашивать его о приборе, который он так и держал в руке.
  - Леди Лииса, можно вас на мгновенье, - обратился глава тайной канцелярии к Светозарной.
  Та нерешительно подошла к нему. Пользуясь тем, что посол уже вышел в коридор, а остальные увлечены беседой настолько, что не услышат ни единого сказанного слова, он произнес:
  - Радость моя, а ты как вообще тут оказалась? Насколько я помню, твой уровень допуска не позволяет посещений второго подвального этажа, - мужчина испытывающе смотрел на стоящую перед ним девушку.
  - Я просто попросила одного из охранников проводить меня, - негромко ответила она, оправдываясь.
  - И где он? - лорд прищурился.
  - Ждет меня за дверью, - произнесла она еще тише.
  Распахнув створку шире, кирианец заглянул в коридор и действительно увидел там одного из охраняющих территорию, который при виде начальника вытянулся в струночку.
  - И как же ты его убедила проводить тебя? - взгляд стал еще более пытливым.
  - Рассказала все, как есть: что у меня чрезвычайно важная информация, которая должна быть немедленно передана испытательной группе. Охранники попытались связаться с вами, но вас не оказалось на месте, поэтому один из них взялся меня сопровождать.
  - Ясно, - бросив еще один оценивающий взгляд на подчиненного, от чего тот стал заметно нервничать, он добавил, - Лииса, постарайся ни во что не ввязываться, пока меня не будет.
  - Я постараюсь, - был ему тихий ответ смущенной девушки.
  - Вот и умница.
  Лорд Шарх направился к выходу и уже за дверью отдал указание охраннику:
  - Проводи леди обратно, - мужчина кивнул, а глава тайной канцелярии стремительно догнал ситарского посла и вместе с ним пропал из виду за поворотом коридора.
  
  * * *
  
  Отряду решено было отправляться в Лиррат алмакарами: лошадьми было бы слишком долго и утомительно, а с помощью этих технологичных низковысотных аппаратов дорога заняла всего два с половиной часа. Высадившись неподалеку от городка, оставшееся расстояние они преодолели пешком в течение пятнадцати минут. Единственная сложность состояла в том, чтобы узнать правильный дом, но и с этим тайная канцелярия справилась. Кортон, бывший помощник ситарского посла, очень точно описал и местонахождение особняка, и его внешний вид.
  После того, как группа неслышно и незаметно пробралась на территорию усадьбы, лорд Шарх стал быстро и сухо отдавать приказы. Двое человек остались у главного входа, двое отправились дежурить к черному, остальные последовали за ним в дом.
  Неслышно открыв дверь отмычкой, сотрудники кирианских спецслужб проникли в жилище. Отправив две группы осматривать первый и второй этажи, лорд Шарх, лорд Дарвис и еще двое направились к подвальному помещению, где, если судить по предыдущему опыту, находилась лаборатория ненормального ученого.
  Бесшумно ступая по деревянным ступеням, они различили звуки сталкивающихся стеклянных сосудов. В лаборатории определенно кто-то был. С силой распахнув дверь, мужчины ворвались в рабочее помещение с оружием наголо.
  Невысокий лысый мужчина, стоящий за столом и держащий в руках склянку и какой-то измерительный прибор, недоуменно посмотрел на них. Непонимание и обескураженность во взгляде быстро сменились осознанием и злостью.
  - Транйер, вы арестованы, - холодно произнес лорд Шарх, угрожающе держа в руке свое излюбленное оружие - метательный кинжал, - прошу вас следовать за нами.
  - Даже мое старое имя раскопали? - не спеша выполнять приказ спросил Светозарный. - Интересно как?
  - Повторяю, освободите руки и следуйте за нами, - снова сказал кирианец.
  - Следовать за вами, чтобы вы посадили меня за решетку, а потом и казнили? Знаете, молодой человек, меня такая перспектива не прельщает, - ответил злоумышленник со злой иронией.
  - Значит, нужно было принять подобное в расчет, когда начинали свои эксперименты, - в том же тоне заметил лорд Шарх.
  - Вам не понять, вы обыватели, не смотрящие в будущее дальше завтрашнего дня, - взъярился Рейнарт.
  - Мы здесь не для того чтобы спорить, - перебил его мужчина и сделал шаг вперед.
  - Я бы не советовал вам, юноша, приближаться к моему столу. У меня, знаете ли, тут много опасных реактивов, - угрожающе прошипел похититель звезд, а в его глазах зажглось безумие, - одна промашка за сто лет. Эта необычайно яркая звездочка дорого мне стоила.
  Лицо лорда Шарха потемнело.
  - Насколько мне известно, у леди Лиисы нет сияния, - произнес он.
  - Я уже объяснял ей, неужели она не рассказала? - приподнял брови в удивлении ученый. - Такие, как она, излучают сияние другого, не видимого глазу спектра. И эта леди сияет необыкновенно ярко. Мрак побери эту девчонку! Все из-за нее! Но ничего, мой человек разберется с ней. Эта мысль единственная успокаивает меня в теперешней ситуации.
  Весь вид Рейнарта излучал злорадное торжество.
  - Если вы имеете в виду лакея Ханта, то должен вас огорчить: он мертв - покончил с собой после того, как совершил неудачную попытку убийства Светозарной подданной Ситары и был раскрыт, - поспешил разочаровать его глава тайной канцелярии.
  У злоумышленника дернулась щека, а печать сумасшествия стала еще более явственной.
  - Этот дом - мой последний оплот. Мне некуда больше бежать. Но и гнить в кирианской тюрьме, а тем более в ожидании казни, я не намерен, - промолвил он, ставя на стол склянки и тем самым освобождая себе руки.
  - Выбор у вас небогатый, - парировал лорд Шарх, делая плавный шаг к рабочему месту ученого.
  Тот лишь хмыкнул и дернулся, было, к полке за собой, но лорд не дал ему возможности ничего схватить, метнув кинжал в вытянутую руку.
  Ренйнарт зашипел от боли и схватился за окровавленную конечность.
  - Не очень-то и вежливо молодой человек, швырять железки в пожилых людей - сквозь сжатые зубы проговорил он.
  - Не очень-то и умно в подобных ситуациях совершать резкие необдуманные движения, - ответил без сожаления мужчина.
  - Вот тут вы правы, - признал его оппонент и добавил. - И все же, хоть я и не планирую покидать это место, я сделаю вам предсмертный подарок. Пусть Светозарный лорд, пришедший с вами, подойдет к тому стеллажу у стенки, на котором стоят склянки и кристаллы.
  Глава тайной канцелярии кивнул, давая разрешение лорду Дарвису последовать озвученным указаниям.
  - Третья полка сверху. В самом центре. Большой радужно переливающийся кристалл. В нем вот уже десять лет хранится сияние королевы Далиалаи и ее дочерей.
  Все присутствующие будто окаменели. Не было, наверное, ни одного человека, не любившего ее величество, разве что завистницы, но и те не желали ей смерти. Многолетнее расследование, столько времени не дававшее плодов, неожиданно нашло разгадку, точнее, признание.
  Подошедший к стеллажу посол застыл с протянутой рукой. А затем сжал ее в кулак и повернулся.
  - Так это тоже ваших рук дело? - произнес он с едва сдерживаемым гневом.
  - Вы не оставили мне выбора, эвакуировав всех остальных за пределы Кириана, - пожал плечами преступник. - Мне нужны были материалы. Однако, справедливости ради, стоит заметить, что я так и не решился использовать их энергию. Слишком уж красивым и необычным оказалось их совместное сияние. Настолько, что даже пробилось сквозь черноту кристалла. Единичный случай за всю мою практику.
  - Вы не могли знать о том, что ее величество поедет в резиденцию тогда. Это случилось неожиданно даже для нее самой, - не до конца веря в услышанное, парировал лорд Дарвис.
  - Хант к тому времени уже пять лет, как работал на меня. Думаю, ни к чему это скрывать, раз он уже мертв, да и мне не долго осталось. У нас был налажен канал связи, через который он и дал наводку.
  - К чему вам об этом рассказывать, - спросил лорд Шарх, подозрительно прищурившись.
  - Я же уже сказал: это - мой вам прощальный подарок. Работу всей жизни мне завершить не удалось, но теперь уж ничего не поделать, - Рейнарт, он же Транйер, стиснув зубы, вытащил кинжал из собственной руки.
  Мужчины, присутствовавшие в лаборатории напряглись, но того, что произошло в следующий момент никто не ожидал: сумасшедший ученый с размаху всадил оружие себе в горло, задев сонную артерию, и вот же момент рухнул как подкошенный на пол, а рядом с ним стала быстро образовываться ярко алая лужа, стремительно покидавшей организм крови. Через полминуты затихли хрипы и всхлипы, а безумные глаза остекленели. Светозарный-отщепенец был мертв.
  Всеобщее оцепенение прервал лорд Шарх:
  - Все опечатать, сложить в коробки и погрузить на алмакары. Разбираться будем в резиденции.
  Неожиданно его речь была прервана появлением серебристой пленки посреди лаборатории, из которой появился мужчина-кирианец. Окинув взором обстановку и увидев труп рядом с рабочим столом он переменился в лице и сделал шаг назад в не исчезнувшую еще пленку и уже оттуда послал нож в лорда Шарха, ближе всех стоявшего к трупу. Стремительно рассекая воздух, оружие вонзилось в живот мужчине, не ожидавшего нападения и, как следствие, не успевшего увернуться. Ему вслед полетели выкрики: 'Стоять!' и кинжалы, но было поздно: пленка портала уже истаяла.
  Лорд Шарх покачнулся и оперся о стол.
  - Так, ребята, планы меняются. Закончите тут сами, а мне нужно срочно вернуться, - с натугой проговорил он.
  - Я помогу с алмакаром, - вызвался лорд Дарвис.
  Глава тайной канцелярии кивнул и, морщась от каждого шага, стал продвигаться к двери. Посол, завернув в платок радужный кристалл и спрятав его во внутреннем кармане камзола, быстро нагнал раненого и подставил тому плечо.
  Вместе они выбрались из подвала, преодолев лестницу, а затем и из дома. Оставив Лорда Шарха на крыльце, Лорд Дарвис перегнал алмакар из места, где их оставили во двор усадьбы, затем помог кирианцу разместиться в сидении, а потом задал координаты дворца, выбрал самую высокую скорость и присоединился к нему. Летательный аппарат набрал высоту и с тихим гулом быстро устремился к конечной точке полета, оставив на земле за собой сотрудников тайной канцелярии, быстро упаковывающих и погружающих в оставшиеся три алмакара все, что, так или иначе, могло бы считаться уликой или представлять какое бы то ни было значение для грядущего разбирательства.
  Приглушенный отличной шумоизоляцией гул был едва различим и скорее ощущался, чем слышался. Приняв наименее дискомфортную позу, кирианец вытянул ноги и посмотрел на ситарского посла.
  - Мне всегда было интересно, лорд Дарвис, почему вы, зная об опасности, грозящей Светозарным на территории Кириана, так ревностно отстаивали свое право участвовать в расследовании? - морщась, вопросил он.
  Ситарец посмотрел на него с грустной усмешкой и ответил:
  - Причина в том, что этот преступник отнял у меня очень дорогого сердцу человека. Мою сестру. Двенадцать лет назад она поступила в кирианскую академию искусствоведения. Как мы с родителями ни пытались ее отговорить от этой затей, ничего не выходило. Она была безумно упрямой и всегда добивалась того, чего хотела. Даже мой рассказ об охоте на Светозарных не поколебал ее решимости. Она лишь улыбнулась и сказала, что высокое искусство стоит жертв. Калли проучилась всего год. Несмотря на все мои старания и меры по усилению ее безопасности, настал момент, когда и она стала жертвой этого полоумного, - руки посла с силой сжали подлокотники.
  - Почему вы никогда и никому не говорили об этом? - задал очередной вопрос лорд Шарх.
  - Потому что я не мог об этом говорить. Даже имени ее произносить не мог. Но сейчас, когда Рейнарт, так или иначе, заплатил за свершенные злодеяния... Мне кажется, свет ее души обрел покой.
  Увидев, что кирианец набирает вдох, чтобы опять чем-то поинтересоваться, лорд Дарвис не дал ему такой возможности, произнеся:
  - Вам лучше помолчать и не напрягаться. К тому же, меня настораживает интерес к моей скромной персоне главы тайной канцелярии.
  Лорд Шарх ухмыльнулся и получил зеркальную ухмылку в ответ, после чего мужчины обратили свое внимание на пейзажи, сменяющие друг друга за окном, и в алмакаре воцарилась тишина, разбавляемая лишь тяжелым прерывистым дыханием кирианца
  
  * * *
  
  Я ложилась спать с тяжелым сердцем. Все казалось неправильным и раздражающим. В результате мне так и не удалось заснуть, ощущение беды накатывало все сильнее, какой уж тут сон... Сев на мятой постели, взъерошила волосы и решила, что больше в глухой тишине комнаты не выдержу ни минуты, поэтому встала, быстро оделась, перехватила волосы лентой и покинула апартаменты. Несомненным преимуществом дворца ночью было освещение: конечно, свет алмитов был приглушенным, но его вполне хватало для того, чтобы свободно передвигаться, не боясь оступиться и упасть.
  Покинув каменные стены резиденции, я решила пройтись по направлению к саду. Ночь была безоблачной, и свет звезд давал достаточно простора глазам, чтобы ноги не спотыкались на каждом шагу.
  Я вдохнула свежий воздух полной грудью и громко выдохнула. Перемена обстановки не срабатывала, грудь по-прежнему сжимало нехорошее предчувствие: то ли беда уже случилась, то ли ей это еще предстоит.
  Я волновалась за лорда Шарха. За этого невозможного кирианца с удивительными глазами, в которых золотые искорки исполняют затейливые танцы, кажется, только для меня. Сияние! Да я даже за родных братьев никогда так не переживала, как сейчас за него!
  Думая о своих внезапно пробудившихся чувствах, я медленно шла по дорожке и раскидывала мыском туфельки камушки. Надо же было со мной такому случиться. Чтобы найти человека, в которого я смогла влюбиться, мне пришлось уехать в другую страну. Усмехнулась сама себе и решила, что лучше уж так, чем вообще никогда его не встретить.
  Внезапно расслышала треск ближайших ко мне кустов, а в следующее мгновенье к моему горлу уже было приставлено холодно лезвие ножа. Передо мной стоял мужчина, которого я сразу же узнала, несмотря на сумрак ночи. Это был Шор, слуга Рейнарта. Но почему он здесь? Как он сюда смог пробраться?
  - Я должен поблагодарить вас, леди, вы изрядно упростили мне задачу. В противном случае мне пришлось бы долго блуждать по дворцу в поисках вашей комнаты, и это при условии, что я вообще смог бы туда проникнуть.
  Я судорожно сглотнула и бросила взгляд в сторону резиденции. Парадный вход, у которого несли свою вахту стражники, был далеко, и даже свет от светильников едва виднелся.
  - Не вздумайте кричать, - предупредил меня мужчина, усилив нажим на мое горло своим ножом.
  - Почему вы здесь? - я все-таки решилась задать этот вопрос.
  - Я здесь потому, что чуть больше двух часов назад отряд сотрудников тайной канцелярии нагрянул на убежище моего господина. Когда я переместился к нему в лабораторию, то увидел лишь его труп с торчащей из горла рукоятью кинжала. Мне удалось уйти от них через тот же портал, которым я и пришел, - с грустной усмешкой ответил Шор.
  - Это не ответ на мой вопрос, - немного осмелела я, - Вы могли бы исчезнуть навсегда, вас бы никто не нашел, но вместо этого отправились сюда. Зачем?
  - Последним желанием господина была ваша смерть, леди, - эта фраза не предвещала для меня ничего хорошего.
  - Он был таким хорошим господином, что вы остаетесь преданным слугой и после его кончины? - задала я еще один вопрос, пытаясь тянуть время.
  - У него были свои недостатки, но я обязан жизнью этому человеку, и своей службой старался выплатить хотя бы малую долю этого долга, - твердо произнес мужчина.
  Я понимала, что в этот раз мне вряд ли кто успеет помочь. Стража слишком далеко, и даже если услышит мой крик, вряд ли подоспеет вовремя. Судя по всему, кирианцу глубоко безразлично, что станет с ним после того, как он отправит меня к далеким звездам. Вопреки здравому смыслу страшно не было. Может, оттого, что за последний месяц я приспособилась к подобным ситуациям, и мои чувства просто отказывались воспринимать в который раз угрожающую действительность. Я смотрела в глаза своей смерти и не чувствовала трепета или ужаса, как будто это все было не реальностью, а сном. Кажется, в этот раз мне все-таки не удастся избежать своей участи.
  
  * * *
  
  Леди Лииса не была единственной, кто, вопреки здравому смыслу, прогуливался по саду посреди ночи. Еще одной жертвой бессонницы оказалась леди Улая. Ну как - бессонницы... Высокородная леди, может, с огромным удовольствием оказалась бы сейчас в своей постели, но проигранный спор с ее высочеством, в котором ставкой с ее стороны были ночные цветы, не позволял ей этого. Дернул же ее мрак за язык спорить с принцессой. Эта девочка никогда ничего не делает просто так: даром что маленькая, она любого взрослого за пояс заткнет.
  Спор казался таким пустяковым. Ну, правда, как может одиннадцатилетняя девочка держаться в седле лучше двадцатипятилетней дамы, регулярно выезжающей на конные прогулки? Так ведь нет, не только держится лучше, еще и к финишу пришла первой. Не будь леди Улая такой раздраженной тем фактом, что лорд Шарх проводит неоправданно много времени в компании леди Лиисы, она бы, конечно, никогда не позволила себе этого глупого пари. А теперь приходилось вот уже вторую ночь бродить в поиске хоть какого-нибудь ночного цветочка. Вчера выяснилось, что в парке таковые не растут, позже, правда, леди вспомнила, что в парке вообще не было цветов, а не только ночных. Разозлившись на себя за потраченное даром время, она сегодня опять вышла на поиск, ибо спор с ее высочеством не то дело, которое можно проигнорировать, а в королевском саду, наверняка, найдется что-нибудь подходящее.
  Неспешно блуждая по дорожкам сада, она старалась разглядеть в полутьме что-нибудь, хоть отдаленно напоминающее цветок и одновременно не зацепиться платьем за выпирающие колючки очередного куста. Обойдя колючее растение по дуге, хотела продолжить путь, но неожиданно увидела мужскую фигуру в паре метров перед собой. Мужчина что-то говорил кому-то напротив него. Она бесшумно сделала шаг в сторону, чтобы разглядеть скрытого спиной собеседника, и невероятно удивилась, увидев леди Лиису с приставленным к горлу кинжалом.
  Первой мыслью было уйти так же незаметно, как пришла. Какая ей разница, что тут происходит. Может, это вообще ревнивый любовник Светозарной нарисовался, к чему лезть в чужие отношения? Леди Улая сделала неслышимый шажок назад, потом еще один и остановилась, сжав кулаки.
  Мрак бы побрал это глупое ощущение низости собственного поведения! Нагнувшись, она подняла увесистый камень, один из тех, которыми была отгорожена дорожка, посыпанная гравием, от газона. Стараясь не шуметь подошла к мужчине на расстояние шага и, хорошенько замахнувшись и не жалея силы, обрушила камушек точно ему на затылок.
  
  * * *
  
  В глазах мужчины блеснула решимость. Он крепче сжал нож, намереваясь пустить его в ход, и ... упал. Рука разжалась, нож звякнул о гравий, а сам мужчина кулем повалился мне под ноги. Я, не веря в происходящее, уставилась на распростертое тело, потом оторвала от него взгляд и посмотрела перед собой. В паре шагов от теперь уже лежащего мужчины стояла леди Улая с камнем в руке.
  - Надеюсь, я не помешала? - не скрывая иронии, спросила она.
  - Вы как никогда вовремя, - ответила я. - Спасибо!
  - Пустяки, - отмахнулась моя негаданная спасительница, - Сходите, что ли, за стражей, а я покараулю, чтобы этот невоспитанный индивид не пришел в сознание.
  Когда я уходила, леди по-прежнему держала в руке свое грозное оружие и настороженно смотрела на бессознательное тело мужчины, готовая приласкать его повторно, если он пошевелится.
  Стража отреагировала оперативно. Услышав о произошедшем, один из караульных позвал еще парочку дежурных, и они вместе последовали за мной к месту происшествия, откуда оттранспортировали так еще и не пришедшего в себя мужчину во владения тайной канцелярии.
  Стражникам мы с фрейлиной объяснили, что просто гуляли в саду. По отдельности. Они посмотрели на нас как на не вполне адекватных, но никак это не прокомментировали и задерживать не стали, вернувшись на свои посты. Леди Улая, отмахнувшись от моих благодарностей, тоже поспешила удалиться.
  Я же решила, что свежего воздуха с меня, пожалуй, хватит, и довольно бодрым шагом последовала примеру придворной дамы, направляясь ко входу во дворец. Каково же было мое удивление, когда перед ним я увидела алмакар. Кто мог прилететь в резиденцию посреди ночи?
  Собственно с этим вопросом я и побеспокоила караульного.
  - Так лорд Шарх прибыл, леди. Ранили его, вот и пришлось скорее возвращаться, - ответил он мне.
  В груди что-то оборвалось.
  - Где он сейчас? - прошептала я.
  - Так в рабочем кабинете лекаря, - подозрительно глядя на меня, произнес мужчина.
  Не поблагодарив, я взбежала по лестнице и устремилась к указанной комнате. Не зря лорд Дарвис настоял на изучении мной плана дворца, ох, не зря. Кабинет находился на первом этаже. Взволнованная и раздираемая на части самыми страшными предположениями, я ворвалась в него, даже не постучав.
  В помещении было очень светло. Лорд Шарх сидел на кушетке без рубашки, а медикус, склонившись к его животу, делал последние стежки, зашивая рану. Мне стало нехорошо, и я облокотилась на распахнутую створку. Белая рубашка и камзол кирианца, лежащие на полу, были выпачканы в крови, как и руки лекаря. Сколько же он ее потерял?
  Отвлекшись от своего основного занятия, врач обернулся, грозно насупив брови, чтобы посмотреть, кто посмел ворваться в его владения без стука и без разрешения. Увидев мое бледное лицо, хмыкнул и произнес:
  - Нормально все с ним, видите же, сидит сам без помощи. До свадьбы заживет. Вы лучше присядьте, - и он указал на соседнюю кушетку.
  Я практически не слышала, что он говорит, и смотрела только на ставшего безумно дорогим мужчину, который так же пристально глядел на меня.
  - Молодость! - проворчал медикус.
  Спустя пару минут он наложил повязку, приложил к ней лед и вышел из комнаты, предварительно наказав лорду Шарху ночевать сегодня тут, чтобы завтра прямо с утра он первым делом мог проверить его состояние и сменить бинты.
  Дверь щелкнула, и мы остались одни.
  - Подойди ко мне, - попросил самый несносный мужчина на свете.
  Я сделал шаг и прошептала:
  - Ты...
  Кирианец расплылся в довольной улыбке.
  - Ты! - уже громче сказала я, ощущая, почему-то, неимоверную злость.
  - То есть мне нужно было получить кинжалом в живот, чтобы мы могли перейти на взаимное 'ты'? - весело вопросил он.
  - Никогда! Никогда больше не смей так делать! - почти выкрикнула я и преодолела оставшееся между нами расстояние, встав перед ним.
  Я не знала, что делать дальше, поэтому продолжала твердить, но уже гораздо тише:
  - Никогда, слышишь, никогда.
  Он все понял. Все, что я не решалась сказать. И просто притянул меня к себе. Его руки сцепились в замок за моей спиной, а я оказалась стоящей между его ног. Сам он по-прежнему сидел на высокой кушетке.
  - Малыш, ну что ты разнервничалась? Да там рана-то пустяковая, завтра уже бегать буду, - его карие глаза смотрели на меня с любовью и нежностью, и в них стремительно разгорался знакомый мне огонь с летающими золотистыми искрами.
  Я всхлипнула и обняла его за шею.
  - Я так испугалась.
  - Ну и зря, раньше чем через пятьсот лет нашего с тобой счастливого брака никуда я от тебя не денусь. И да, как только улажу тут все, поедем знакомиться с твоими родителями. Должен же я знать, кого благодарить за мою девочку.
  - А не торопитесь ли вы, лорд Шарх? Я вообще-то согласия не давала, - вскинувшись, попыталась возразить я, правда не особо убедительно.
  - Привыкай к тому, Лииса, что я страшный тиран, - ответил он и устрашающе щелкнул зубами.
  - Глупый, - фыркнула я, и улыбнулась.
  В ответ, он стремительно посерьезнел и резко притянул меня к себе еще ближе, накрывая мои губы нежным и стремительным властным поцелуем. Из головы вылетели все мысли, я закрыла глаза и погрузилась в океан чувств и желаний. Моей единственной опорой в ставшем таким зыбким пространстве стал он, мой мужчина.
  Прервав этот короткий сладкий миг, поймала его горящий взгляд и нашла в нем столько любви и страсти, что теперь уже сама потянулась к его губам, отвечая на его чувства всем своим существом.
  В реальность меня вернуло ощущение холода: между нами оказался мешок со льдом, приложенный к ране Шарха, который мы и не заметили поначалу.
  Он улыбнулся самой счастливой улыбкой и, давая мне отстраниться, произнес:
  - Знаешь, в одном лекарь ошибся.
  Я встревожено посмотрела на него и спросила:
  - В чем?
  - До свадьбы моя рана однозначно зажить не успеет.
  Сияние! Как же я его люблю!
  
  ЭПИЛОГ.
  
  Лорд Шарх, как и ожидалось, слов на ветер не бросал и спустя неделю после того, как он избавился от лекарского присмотра и разобрался с первоочередными не терпящими отлагательств делами, мы стояли в Сияющем Доме, держась за руки, выйти из которого нам уже предстояло супругами. На церемонии присутствовали мои братья, подозрительно не проявившие никаких признаков удивления, когда я сообщила им, что меня в срочном порядке забирают замуж; лорд Дарвис, тоже не особо ошарашенный подобным моим заявлением; Мастер Ришаль, составившая пару лорду послу, и тем самым изрядно удивившая присутствующих, но не обратившая на это ни малейшего внимания, и Арита, оказывавшая мне неоценимую моральную поддержку.
  Так что знакомиться с родителями кирианец поехал уже в статусе моего мужа. Но, несмотря на этот вопиющий факт нарушения этикета, мама была от него в полнейшем восторге и то и дело вздыхала: 'ах, какие красивые выйдут дети', чем провоцировала лукавую усмешку новоиспеченного супруга и яркий румянец на моих щеках. Отец, пообщавшись с Шархом, тоже всецело его одобрил и даже ничего не сказал по поводу чрезвычайно поспешной и скромной свадьбы.
  После свадебного торжества мне пришлось не только окончательно переехать, но и сменить подданство с ситарского на кирианское и оставить пост помощницы посла, но я об этом ничуть не жалела. Воспользовавшись предложением профессора Истархи, я стала ассистировать ей в научной деятельности. Поначалу, конечно, опасалась, ведь ее порывистый экспрессивный характер заставлял всегда быть настороже и готовой к любой неожиданности, но потом привыкла, освоилась и даже полюбила работу в тандеме с этой невероятно талантливой женщиной.
  По итогам расследования выяснилось множество не известных ранее фактов, а дневники Рейнарта стали настоящим открытием в очень узких научных кругах. Его изобретение - портативный пространственный переместитель - и исследования в сфере передачи и трансформации энергии стали разрабатываться, осваиваться и широко применяться. Конечно, о некоторых аспектах, в том числе и эксплуатации энергии душ светозарных, до сих пор умалчивают. Так или иначе, имя Транйера было увековечено в истории, хоть и не совсем в том ключе, в котором он этого хотел.
  Лорд Дарвис, презрев все условности, женился на мастере Ришаль. И хоть она совсем не переживала, что продолжительность их жизни слишком разная, он, тем не менее, настоял на проведении брачного обряда по законам Детей Леса и провел ритуал единения судеб. Тот самый, которым сочетались браком первые Светозарные девы с девятью принцами некогда единого государства, уравнивающий годы жизни супругов.
  И все же самым ярким событием стало пробуждение королевской семьи Кириана. Изначально не было уверенности в успехе этого предприятия: все же, прошло десять лет с того момента, как сияние было извлечено из королевы и двух ее дочерей. Мы с профессором Истархой так же участвовали в многолетней подготовке к этому событию. Оказалось, что еще тогда, сразу после трагического события, тела Светозарных леди были окутаны невидимой кристаллической стазисной пленкой и только потом покрыты толстым слоем льда. Энергетический стазис сберег их тела в том же состоянии, в котором они были найдены. Используя наработки Рейнарта и результаты собственных исследований, мы перепрограммировали прибор, высасывающий сияние, на возвращение и рискнули.
  Я всю жизнь буду помнить глаза его величества Таррияра, наполненные безумной тоской и невероятной надеждой. После того как лед был растоплен и энергетическая стазисная пленка снята, прибор запустили, вставив в паз переливающийся радужный кристалл, хранящий сияние женщин королевской семьи.
  Атмосфера дикого напряжения была прервана распахнувшимися глазами королевы Далиалаи. Общий вздох облегчения, и фигура короля, кинувшегося к любимой женщине, потерянной, казалось, навсегда, закрыла ученым обзор. Он держал ее за руки, покрывал лицо поцелуями и повторял: 'Далия, моя Далия, ты вернулась ко мне'. Каково же было наше ликование, когда в ответ она прошептала: 'Тар, я так соскучилась', - развеяв все опасения в возможных отклонениях. Принцессы Селина и Ильята тоже вскоре проснулись, впитав до конца собственное сияние.
  Шестнадцатилетняя принцесса Мирьяна была, конечно, вне себя от радости. В один день она обрела и мать и старших сестер, которые теперь - невероятно, но факт - были с ней практически ровесницами.
  После этого я только утвердилась в мысли, что выбор научной стези был единственно-верным для меня. А Шарх, услышав эту фразу, пригрозил дикой ревностью, если я не поубавлю восторга в голосе, рассказывая о своей работе.
  
  Спустя семь лет:
  
  Дверь в спальню тихонько отрылась, и по деревянному полу раздалось шлепанье маленьких ножек.
  Нет- нет, еще слишком рано, только восемь часов утра.
  - Мам, - раздался жаркий шепот над ухом, - Ма-а-ам, - к шепоту присоединилось потрепывание моей руки маленькой детской ладошкой.
  - Да, Мира, что такое? - так же шепотом, чтобы не разбудить мужа спросила я, открывая глаза и обнаруживая прямо над собой физиономию, обрамленную серебристыми кудрями.
  - Мам, бабушка просила сказать, что мы уходим гулять, - широко улыбнувшись, ответило мое чудо, а потом наклонилось, с приглушенным чмоком поцеловало меня в щеку и утопало обратно, напоследок сказав: 'Пока'.
  Дверь за босыми пяточками закрылась, а через некоторое время я услышала и удаляющийся цокот лошадей, запряженных в ландо, на котором бабушка вывозила внучку на прогулки, прививая любовь к свежему воздуху и лошадям.
  Слава Сиянию и маме! Я смогу еще немного поспать.
  Но, как оказалось, не я одна проснулась от посещения дочурки. Мужская ладонь провела по моей спине вверх, затем пальцы пробежались по всей длине руки и в конце переплелись с моими. Придвинувшись ближе, муж ласково прошептал мне на ушко:
  - Доброго утра, звезда моего сердца.
  Я повернулась, встретилась взглядом с каре-золотистыми глазами самого любимого на свете мужчины и решила, что спать, на самом деле, мне не так уж и хочется.
  - Люблю тебя, - прошептала я.
  - Люблю тебя, - выдохнул он мне в губы.
  Как же я благодарна Сиянию, что все в моей жизни сложилось именно так, как сложилось.
Оценка: 7.02*48  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"