Лислап Илья: другие произведения.

Рукопись, найденная на заброшенной станции. 4. Пират

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
Оценка: 8.10*26  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение книг "1. Авар", "2. Аратан" и "3. Пограничье Галифата". Наш попаданец во вселенную ЕВЕ. Дневниковые записи. Присутствуют откровенные эротические сцены. ГГ возвращается в Аратан.

  Лислап Илья
  
  Рукопись, найденная на заброшенной станции. 4. Пират.
  
  Продолжение книг "1. Авар", "2. Аратан" и "3. Пограничье Галифата".
  Наш попаданец во вселенную ЕВЕ. Дневниковые записи. Присутствуют откровенные эротические сцены. ГГ возвращается в Аратан.
  
  Полные версии книг с последними исправлениями в свободном доступе представлены на
  http://samlib.ru/editors/l/lislap_i/
  
  Черновая версия от 25.07.2021.
  
  4.1. Гордость Алтинии
  
  Корабль называется Гордость Алтинии. Его капитан Крайм ан Ярнис - старый звёздный волк, лысый, как все космонавты, кряжистый, гораздо шире меня и ниже сантиметров на десять, с руками-лопатами, наверняка в ладонях он сможет спрятать футбольный мячик, и, похоже, я ему не слишком понравился. Нейросеть у него Боец-6к - командирская модификация.
  - Молодой, а нейросеть не плохую отхватил! - Начал он беседу.
  - Так точно. - Принял я армейский тон.
  - В армии отслужил?
  - Младший лейтенант ВКС в отставке.
  - Что снова в армию не идёшь, а ко мне в частную лавочку собрался?
  - Время упустил, а у Вас контракт можно за год закрыть, вместо пяти.
  - И куда же ты спешишь?
  - В университете учиться хочу.
  - А-а. Студент значит. Ну-ну. Будет тебе контракт пять к одному. Только по деньгам не обижайся. А хочешь нормальные деньги - служи как все.
  - Не. Устраивает.
  - Богатенький что-ли? Нейросеть родители подарили?
  - Увы нет. - Ответил я сразу на оба вопроса.
  - Мне нужен абордажник в команду досмотра. Под протокол: устраивает?
  - Под протокол: устраивает.
  - А что техническую модификацию взял? Погонщиком хочешь стать?
  - Могу.
  - В судовой роли дроиды не предусмотрены. Хочешь, за свой счёт бери, но на скидки не рассчитывай.
  - Понял. Если что починить на корабле нужно, то тоже могу.
  - Нет. Не нужно. Зачем? Мы же не торговцы, что каждый кредит экономят. Корабль перед выходом должен быть от и до - на все сто. Трофеи мы тоже не чиним, просто цепляем и тащим. Хотя буду иметь ввиду. Так-с. Заявку я тебе одобрил. Принят, боец! Пошли это дело сбрызнем.
  
  И мы пошли в бар. Бар - часть большого развлекательного комплекса для наёмников. Большое число залов и зальчиков, разнообразная кухня.
  - Устраивайся, студент! - Кивнул мне Крайм. На входе ему сразу поднесли большой пластиковый стакан планетарки, он её в себя влил и речь его стала более отрывистой. - Сейчас пара бойцов подгребёт, дембелем их обрадую. Ты их угости хорошенько - так положено, чтоб служба хорошо шла. Пара дней до отхода у тебя есть, но к выходу чтоб был как штык.
  
  Дроид-офциант притащил планетарку и 4 стаканчика. Сразу вслед за ним подошло два парня - чуть выше меня и худее.
  - Что, доходяги, довольны? Дембель вам пришёл. Вот Кызага благодарите. Он вас сменит. Правда Кызаг?
  - Прошу прощения, уважаемый Крайм, я Казак, а не кызаг. Казаки это с моей родины. Военное сословие. Соседи казаками детей пугают.
  - А, болт да гайка и вся разница. Йонг, Тарих, что стоите как не родные? Садитесь, бойцы, пока я ещё командир и приказываю. Студент вас угощает!
  
  Крайм налил водку по стаканчикам. Нам в маленькие, а себе в большой. Налил как говорится "с горкой".
  - Ну, чтоб у студента служба пошла, а у вас, доходяги, жизнь. Пошла так, как планетарка пьётся. Чтоб всё на пользу, и ни капли мимо! - Произнёс Крайм, закинул голову, поднял стакан и, действительно ни капли не пролив, опорожнил его в широко открытый рот.
  
  Мы вслед за Краймом приняли планетарку. Я сумел ловко поднять переполненный стаканчик, поднести ко рту и отхлебнуть половину. Затем, вдохнув и выдохнув, залил в себя остальное. Ребята прокапали на стол, попытались принять разом, но оба синхронно поперхнулись. С натугой, выпучив глаза, планетарку они проглотили, прямо-таки запихнули в себя.
  - Эх, салаги! Студент ещё ничё, авось пообвыкнет. А доходяги так птичками-погремушками и остались. - Махнув на нас рукой, Крайм ушёл не оглядываясь.
  - Ну что, парни? Что заказать на закусь? - Уточнил я у дембелей.
  
  Вскоре мы жрали мясо с каким-то кисло-сладким пюре.
  
  - Крайм - мужик ничего, ругается много, но специально не пакостит. Главное не залетать и не косячить.
  - Эт, точно. Помнишь, как мы со скафами залетели?
  - Да. Потом почти сутки тренировались - сложить, разложить, снять, одеть...
  - Да. [Устали] в усмерть!
  - А помнишь, как аварца угомонить не могли?...
  
  Мы пили планетарку, наливали по полстаканчика, и я слушал их рассказы. Ребята оказались с шахтёрской корпоративной станции. И им была уготована та же жизнь, что и родителям - всю жизнь ковырять астероиды по системам. Корпорация им всё давала в кредит, и они этот кредит выплачивали. Если кредитный остаток становился слишком маленьким, появлялись неприятности - поломки и неудачные плохо оплачиваемые работы. В общем жили они как в песне американских шахтёров про шестнадцать тонн. Поэтому когда прилетел вербовщик, они схватились за этот шанс вырваться обеими руками. В пилоты их не взяли, хотя шахтёрскими корабликами они рулили нормально. Пошли в обычные бойцы. Пять лет прошли - не безоблачно, и в медкапсулах полежать пришлось, но они вдвоём выжили. Хотя сначала их было больше... Мы выпили за погибших и ещё за их однокашника, нарвавшегося на слишком зубастых аварцев.
  
  Куда они дальше подадутся, я так и не понял. Назад шахтёрами они не хотели. Учиться не планировали. В армию тоже не рвались. Классно оттянуться на гражданке - я реальным планом не считаю.
  
  Мы наелись и напились, меня планетарка расслабила, всё казалось классным, собутыльники - друзьями. Они, кстати, напились, речь стала у них несвязной и неразборчивой. К окончанию банкета у нашего столика нарисовались Крайм и Кантаа.
  - Спасибо, баронет! Грамотно проставился и не пожмотничал! Спасибо!
  - Вам спасибо, Кантаа, и вашей команде! - Откликнулся я, вставая.
  - [Почему] ты [...] мне [...] не сказал, что баронет? - По-командирски рявкнул на меня Крайм.
  - Вы не спросили...
  - Вот урод в жопе ноги, едят тя мухи! Так вот откуда у тебя сетка навороченная! Чтоб мне без разных ваших аристократических фанаберий! Не то выкину без выходного пособия! Понял!?
  - Понял. - Ссориться мне с ним не хотелось, и я постарался ответить максимально нейтрально.
  - И без клановых заморочек, понял!?...
  - Крайм! - Прервал его вопли Кантаа. - Ты так кричишь, будто тебе парочку вражин жалко! Ну уконтропупил их мальчик, так что, ругать его за это? Между прочим, один из них точно не сопляк был, а серьёзный боец. Смотри, рассердишь его, он и тебя на дуэль вызовет. Так я говорю, Казак?
  - Никак нет, командира нельзя.
  - Смотри-ка, правильные установки у паренька, командира нельзя, аварцев можно. - Пихнул в бок Крайма Кантаа. Крайм ещё попыхтел раздражённо, но уже почти не ругался:
  - Вот ведь угораздило тебя свалиться мне на шею! Смотри! Ты меня понял!
  
  Ответ ему не требовался, и он позволил Кантаа себя увести. Йонг и Тарих слиняли, а я пошёл отсыпаться, бросив недоеденное и недопитое, благо комнаты в развлекательном комплексе оказались на любой вкус и для любых целей.
  
  * * *
  
  Отоспавшись, я отправился на шопинг.
  
  - Что хочет уважаемый господин? - Встретил меня продавец: вежливо и пока не определившись в дальнейшем - подобострастно кланяться и втюхивать или вежливо игнорировать. Вариант "гнать в шею" к бойцу с приличной нейросетью и в абордажном скафандре, используемом войсками наиболее вероятного противника, не новом, но ухоженном, торговцами обычно не рассматривается, а "срочно вызывать полицию" я повода пока не давал.
  - Меня интересуют абордажные дроиды.
  - Новейшие дроиды прямо с завода-изготовителя! - Перекинул мне каталог продавец.
  
  Я просмотрел - цены в каталоге кусаются.
  - Я бы хотел подобрать себе что-нибудь более бюджетное.
  
  Продавец не показывая вида что разочарован, по прежнему надеялся на мне заработать. Признаюсь, заработать ему удалось. Я подобрал пару аварских дроидов, как говориться "из вторички", сменил им мозги с искинов аварского производства на компы из Делуса. Искины вроде-как попродвинутей в смысле самостоятельной реализации различных тактик, но я посчитал, что мне важнее надёжность и стойкость к взлому. Местный мастер помог мне их настроить: чтобы внешний отклик был "чужой" - при всех внешних запросах они упорно выдают себя за аварские искины. В определённом смысле получившиеся дроиды стали более надёжными, чем "из коробки". Всё же последних модификаций наёмникам не продают, а для старых есть полное описание и разработаны методы противодействия.
  
  Продавец любезно предложил заходить ещё, обещая выполнить все мои заказы и пожелания. Братом и другом не называл, и это хорошо - значит сильно обуть ему меня не удалось, если и нажился на мне, то по крайней мере не слишком сильно.
  
  * * *
  
  На корабль я прибыл к назначенному сроку и попал на построение. Долго ждать не пришлось - явился командир, мы окончательно построились и он начал мотивационную речь.
  - Стадо щипаных бабуинов, лысые презервативы сексуальных меньшинств и сами по себе сексуально-неудовлетворённые меньшинства и лишенцы, вы что, решили сделать меня галактическим предводителем эксгибиционистов? - Высказал он претензию к нашему внешнему виду и плохому стоянию на ногах некоторых бойцов. Ругался он не обидно, а скорее смешно. От нас ответа не требовалось, и мы молчали. Тогда Крайм ткнул в кого-то пальцем.
  - Чего это эксгибиционистов? - Отозвался Шпундис, помятый боец с похмельным выхлопом и следами загула. Поводив по себе руками он начал приводить в порядок скафандр.
  - Итак, бандиты, у нас в стае пополнение. Кызаг! Покажись всем! - Крайм показал мне рукой место, где я должен встать.
  - Я - Казак. - Поправил его я.
  - [Не вижу разницы]. - Нецензурно отозвался Крайм. - Этот аристократичный мозголишенец, вместо службы в армии, решил похлебать аварского дерьма вместе с нами. Говорит, что учиться хочет, так что к нам он ненадолго. Год и свалит. Чего он там с кем не поделил, не знаю, но теперь "угольки" хотят оторвать ему член по самые уши. Пойдёт в досмотрщики. Сопляк из богатеньких, с дроидами. Вондис! К тебе пополнение.
  
  Я через анонимайзер закинул запрос на сайт разыскиваемых аварцами разумных. Казака с моим новым откликом нейросети там не было, что и не удивительно. Ли с двумя откликами нейросети был - и как баронет, и как техник.
  
  Крайм сделал нарочитую паузу, посмотрел на меня задумчивым взглядом:
  - Что-то ты на аварца похож. Не перепутать бы. Сейчас мастер придёт, перекрасит.
  
  Техник действительно пришёл и покрасил из баллончика мой скаф и дроидов в ярко-розовый цвет.
  - Вот! Другое дело! - Крайм начал лучиться довольством. - Будешь у нас мальчиком в розовом!
  
  В Аратане, насколько я знаю, розовый цвет считается женским. Собственно как и на Земле. Мне показалось, что Крайм только и ждёт, чтобы я возмутился. Похоже он хотел, чтобы я дал ему повод для увольнения. А вот мне именно сейчас увольняться ни к чему. Лучше подобрать подходящий момент, и перейти к другому командиру. Я сдержался и с удовлетворением отметил: Крайм моей сдержанностью не слишком доволен.
  
  Корабль у нас - типичный аратанский приватир. Оснащён большим лазером. Ещё на корпусе у него крепится восемь боксов с КИПами - космическими истребителями-перехватчиками. КИПы тоже оснащёны лазерами, и к ним можно подвесить ещё чего-нибудь. Мин у нас нет, а торпеды разные есть. Не много - на один бой. На носу есть платформа для крепления крупногабаритного груза. На неё можно зацепить стандартный грузовик. Правда стрелять из главного лазера при этом не получается, так что в походном положении надежда на КИПы. Ещё есть лётная палуба для десантных челноков. В челнок влезает отделение. С моими дроидами ещё есть место для восьми человек. Один пилот и семь бойцов. Пилотом у нас Мирн - молодой аратанец, в обычной жизни спокойный флегматик. На задания будем вылетать пока не полным составом: Вондис старший, бойцы Ярс и Клай, и я со своими дроидами. Три оставшихся места в челноке пустуют.
  
  Народ к розовому цвету моего скафа отнёсся индифферентно, и я решил не напрягаться.
  
  В мой первый выход мы в составе эскадры утюжили окрестные системы. Проверяли - не прячется ли в них какой гад. После окончания Аварско-Галифатской войнушки не все выжившие навоевались. И многие аварцы решили поправить своё финансовое положение грабежом на больших дорогах. Естественно галифатских и аратанских. То же самое и галифатцы - потерпев "унизительное" поражение и потеряв кусок пространства захотели отыграться на транспортах, естественно аварских. Ну и аратанцы всегда не прочь погреть руки у чужого костерка и половить рыбку в мутной воде.
  
  В системах попадались разные остатки прошлых трагедий. Нам достался выпотрошенный до остова битый корпус какого-то корабля. Его мы и притащили на Раус.
  
  По возвращении из похода весь экипаж отправился развлекаться. Крайм оплатил экипажу бордель и тщательно отследил, чтобы никто от коллектива не оторвался. В борделе был месячник "баронесс инкогнито" соревнующихся в скорости обслуживания. Были ли среди них настоящие баронессы - не знаю, но одна из трёх соревнующихся оказалась знакомой мне по Алатезу Лулу. Кроме собственно обслуживаемых клиентов, были зеваки, собравшиеся поглазеть, громко болеющие и делающие ставки. Дамы в коленно-локтевой позиции для ускорения процесса принимали в два потока - спереди в рот и сзади на выбор; они активно двигали булками, сосали как электронасосы и умудряясь при этом громко и протяжно стонать. Мне было неуютно, хотелось быстрее уйти. Так что, как только я получил свой минет, а меня "баронесса" быстро и профессионально выдоила как доярка выдаивает корову, так сразу же и сбежал в бар.
  
  - Как тебе? - Подсел ко мне в баре Вондис. Не дожидаясь моего ответа он сразу продолжил: - По мне так классно! Чётко командир нам подгон сделал! Давай за удачный поход!
  - Давай. - Согласился я, избавленный от необходимости отвечать. Вскоре к нам присоединились остальные наши. В баре было ещё несколько команд, многие были знакомы. Народ тусовался, изображая броуновское движение. Ну и я с полупустым стаканчиком принялся бродить по комплексу. В соседнем зале оказалась большая площадка с грандиозным махачом. Впрочем били аккуратно, упавших не добивали - их быстро утаскивали дроиды. И ещё за ярко светящиеся границы схватка не выходила. Кто-то начал меня подзуживать попробовать свои силы, но мне было лень - я выпил с ребятами за компанию и побрёл дальше. Достаточно отметившись, я заказал себе комнату и отправился отсыпаться. Следующие два дня так и просидел в комнате - читал аратанскую классику по программе поступления. Книги приходилось читать с подстрочником - многие культурологические аспекты за прошедшие столетия-тысячелетия непонятны не то что мне, но и современным аратанцам. Сразу прихватывал и критику.
  
  4.2. Первое столкновение с аварцами.
  
  Следующий поход также начался с построения. Мы опять выслушали выступление командира. Он, используя труднопереводимые идиоматические выражения, нам рассказал, что мы получили патент капёра для действий против баронства Миленти - протектората Авара. Конфликт с Миленти формально за какую-то систему с чем-то более-менее интересным. Неформально - нам предстоит ловить любых аварцев, о происхождении трофеев нам неудобные вопросы задавать не будут. Ну, если они аварские, конечно.
  
  Погрузились и выступили. Если я правильно разобрался в местной географии, хотя география в приложении к звёздным системам как-то неудачно звучит, пусть лучше будет астрографией. Итак если я правильно разобрался с астрографией, то с одной стороны от Рауса, нашей базовой системы, пространство Аратана. С другой - объём никому не интересных звёздных систем - красных карликов. Светят и греют они слишком слабо, а фонят сильно. В смысле там где можно согреться радиация слишком жёсткая, а где радиация в норме - слишком мало тепла и света. Так что обитаемых планет у красных карликов нет. Может быть есть что-нибудь другое - пояса астероидов с полезными ископаемыми, газовые гиганты для заправок. Но в настоящее время всё это не слишком востребовано. За этой звёздно-пустынной областью лежат объёмы Авара и Галифата. Эта краснокарликовая пустыня имеет сложную форму, языками она вдаётся в обитаемые пространства. Баронство Раус находится на краю этой области и отделена от Аратана шестью прыжками. Есть в краснокарликовой области и другие обитаемые системы-оазисы, редкие в безжизненном пространстве.
  
  Так что нам предстоит война "в камышах". Мы в составе эскадры из восьми более-менее однотипных капёров выступили. Первые несколько систем прошли быстро. Затем начали системы утюжить, осматривая камни, подходящие для засады.
  
  Проутюжив очередную систему, мы уже начали готовиться к следующему прыжку, как нам навстречу вывалилась тройка аварцев. Ситуация оказалась неудачной и для них, и для нас. Для них она неудачна тем, что нас тупо больше, скорости выхода у них направлены так, что уйти просто так они не успевают. Для нас тоже неудачно - мы оказались рассредоточены, не сильно, но аварцы смогли сходу отстреляться и попасть торпедами. Нашу Гордость Алтинии они обездвижили. Ничего страшного, но на пару часов ход мы потеряли. Дальние корабли шли нам на помощь, а аварцы пошли на абордаж. К нам их корабль подошёл впритык, мы проредили друг-другу ближнюю ПКО. Они зацепились борт в борт и полезли. Чтобы не ломиться всем через лётную палубу, аварцы десантником проломили борт и оказались внутри. Корабль у аварцев немного крупнее нашего, и бойцов полный комплект - для нас многовато. Моё пятое отделение как раз и должно было ликвидировать прорыв. Когда мы прибежали к месту проникновения, в коридоре уже хозяйничало три аварца. Судя по скафандрам - смертники. Их задачей было занять плацдарм и позволить выскочить остальным. Бойцами смертнички действительно оказались не очень, но коридорную турель они загасили и такие нужные секунды у нас отыграли - один так и остался трупом, двое подранками сумели отступить за спины свежих бойцов. Теперь нам противостояло отделение в почти полном составе - дроид с погонщиком, пятёрка бойцов, два подранка и пилот, который, похоже, тоже был больше бойцом, чем пилотом. Мы нашей четвёркой с парой дроидов перекрыли проход со стороны реактора-двигателя. Аварцы попробовали на нас надавить, но их погонщик оказался слабоват, и мы их сдержали. После безрезультатных выпадов, больше демонстрирующих угрозу, чем её реально представляющих они начали пятиться. Их замысел был понятен - им нужно ударить в спину нашим, что обороняют лётную палубу.
  
  Нам пришлось усиленно атаковать, в обороне аварцы оказались хороши. Секунда шла за секундой, они смещались, а у нас ничего не получалось сделать. Корабль снова сотряс удар. Это ещё один десантник проломил тараном броню. Судя по тактической схеме искина, им на перехват отправилось наше последнее свободное отделение и мы остались без резервов.
  
  "Держимся!" - Рявкнул по корабельной связи Крайм. - "Помощь на подходе! Скоро наши подойдут и на аварца с той стороны полезут."
  
  Похоже аварцы тоже получили аналогичное сообщение и заторопились. Здесь-то их и удалось достать. Я зацепил самого нерасторопного, и Вондис его добил. Ярс, страхующий нас сзади, приостановился и, чтобы не было никаких сомнений, отделил трупу голову от тела. Так, чисто на всякий случай. Неожиданно аварцы разделились. Трое ринулись бегом к лётной палубе, оставив сдерживать нас погонщика с дроидом, пилота, бойца и пару подранков. Нам пришлось рисковать. Размен ударами длился долго, слишком долго! Аварцев мы забили, но Клай получил проникающее ранение, неприятное - с таким долго не живут, и Вондис тоже был серьёзно ранен.
  
  - Бегом! - Рявкнул он. - Этих я законтролю! Мирн бежит на помощь, попробует мне и Клаю помочь.
  
  Мы побежали и почти аварцев догнали - их немного притормозили турели. Они успели организовать пару трупов, но мгновений им не хватило. Они попали в ту же ловушку, что готовили нашим. Куда они ни развернутся - их добьют в спину, встанут спина к спине - всё одно долго не продержатся. Аварцы продолжили начатую атаку, так что в спину их убили мы. После рокировки я с дроидами оказался на передней линии, давая отдых бойцам. Потом оказалось, что мы забили элитную тройку. Противостоящие нам бойцы были слабее - примерно как те, что нас сдерживали. Мои удары иногда оказывались удачными, ответные меня не доставали, и противники передо мной один за другим менялись. Неожиданно передо мной оказался очень сильный боец - у меня включилось предвидение. Достать я его не мог, вообще не успевал, и с большим трудом не позволял достать себя. Сколько так продолжалось - сказать не могу, неожиданно аварец справа от него рухнул, и кто-то из наших сумел ткнуть моего противника в бок; тот сбился с ритма, пропустил мои удары, опустился на колено, ещё пытаясь отчаянно защищаться, но не справился и умер.
  
  Я рванулся вперёд, но меня схватили сзади.
  - Всё, Казак, всё. Они сдаются! - Кричали мне. Аварцы и впрямь бросали оружие, становясь на колени и бросая на меня опасливые взгляды. Оказывается последним противостоял мне командир, раненым он сдался, но я в пылу боя этого не услышал.
  
  Помощь к нам подойти не успела - аварца мы затрофеили сами. Общекомандные результаты боя оказались не очень. Мы захватили два корабля. Один аварец взорвал реактор, это бы не беда, да он был в сцепке с парой наших. Так что у нас два корабля в минус. По потерям тоже был почти паритет, но у нас все потери были безвозвратные, а у аварцев часть была пленными - их потом смогут выкупить, причём остались в живых "высококвалифицированные члены экипажа" - капитаны, кроме нашего, разумеется, пилоты, двигателисты, реакторщики, щитовики, навигаторы. Если посчитать потери от боестолкновения по выведенным из строя бойцам, то получается примерно один аварец на двух наших. Если бы все аварцы рванули реакторы, наши потери были бы выше - точно пять кораблей с экипажами, но и их все потери тоже стали бы безвозвратными.
  
  Всех аварцев переодели в спас-скафандры и закрыли по каютам, набив их туда почти как селёдок в бочку. На нашего трофейного аварца поставили перегонную команду - другие корабли эскадры с нами специалистами поделились, так что команда получилась с бору по сосенке. Пара кораблей у нас совсем потеряла ход, их взяли на жёсткую сцепку. Наша побитая эскадра отправилась в обратный путь. Шли медленно, со скоростью самого тихохода. Этим тихоходом были не аварские трофеи, и не наш корабль, хотя мы тоже особой скоростью похвастаться не могли. Корабли, в стычке поучаствовать не успевшие, организовали охранение и патрулировали окрестности.
  
  Мне выдали задание обслуживать аварцев - кормить, поить, в туалет водить. По-аварски я говорю, в деле основная масса меня видела, мой розовый скаф запомнили, так что проблем не возникло - дошли нормально.
  
  * * *
  
  По приходу на Раус мы сдали пленных, поставили корабль в очередь на ремонт и капитан повёл нас в бордель. Вондис к нашему приходу почти оклемался и пошёл с нами, а Клай, что с моего отделения, прибыл на Раус в стазис-камере. По прилёту его в числе прочих тяжёлых отправили в госпиталь.
  
  На входе в комплекс я заказал себе баню, а на входе в бордель - женщину. Куда делись спецы я не уследил, а для бойцов Крайм снял большой зал с двумя рядами столов друг напротив друга. Прямо голышом мы расселись, и Крайм начал хвалебную речь, растекаясь мыслию по древу, он рассказывал какие мы молодцы и какой молодец он лично, что всех нас организовал. В это время появились проститутки, и не все они были женщинами. Быстро разобравшись под столами они начали нас отвлекать-развлекать.
  - Что задёргались? Сидите смирно и не отвлекайтесь! Я важные вещи говорю! - Прикрикнул Крайм. - Мы все большая боевая семья...
  
  Пришлось сделать покерфейс. Дама у меня оказалась опытной и умелой. Она ласкала и возбуждала меня, растягивая удовольствие и не переходя той грани, которая предшествует финалу. Мне тоже досталась минута славы:
  - Казак молодец! Какого кабана угомонил!
  
  Я, соблюдая субординацию, сделал попытку встать, но Крайм её пресёк:
  - Сиди-сиди. Лучше подумай, что в качестве поощрения хочешь?
  - Надо бы боёвку подтянуть...
  - Хорошее решение, скинь мне, что у тебя изучено.
  
  Я скинул.
  
  - Что-то новое - извини. Дорого получается. Если за свои брать будешь - скидку организую. Могу тренажёры оплатить для освежения баз.
  - Спасибо. - Согласился я.
  
  Всё когда-то заканчивается. Закончилась и раздача слонов. Напутствовав нас командирским: "Развлекайтесь!" - Крайм нас оставил.
  
  - Ты хотел сходить в термы? Пойдём, я тебя отведу. - Голос у моей дамы оказался глубоким и бархатистым. Зовут её Нини, я про себя хихикнул. Смотрелась она взрослой и зрелой женщиной, двигалась пластично и сексуально. Она взяла меня под руку и препроводила. Не заходя в предбанник мы прошли в тёплый зал.
  - Где можно уединиться?
  - Если под уединением ты понимаешь тесное общение, то в любом месте, хоть прямо здесь.
  - Всё-таки уединиться.
  - Какой ты стеснительный. Пойдём.
  
  Мы устроились в нише, дроид притащил и поставил лёгкую ширму. Я завалил Нини на спину, устроился поудобнее на ней на локтях. Всем своим видом Нини подо мной выражала предвкушение и желание, но в глазах её я увидел равнодушие и скуку. Они так резко контрастировали со всем остальным, что я прямо замер.
  - Что-то случилось? - Спросила она своим бархатным голосом.
  
  Я переставил её собачкой, а сам изобразил озабоченного кобеля. "А что я собственно хотел от проститутки?" - Думал я. - "Для неё это просто работа." Неожиданно вспомнилась девица-галифатка, что так удачно попалась мне в алатезском борделе, у неё ещё кулон-сердечко был. Вспомнилась Люмила, что просила меня поймать маньяка на Марсалле. Она ведь тоже собой расплатилась, хотя зря я Люмилу в проститутки записал. Вспомнилась Хурия, свободная - так переводится её имя, да - свободная от предрассудков. Несчастная женщина, пытающаяся стать женщиной; вруша, она и то была честнее. Хотя могу ли я упрекать проститутку в нечестности? Ей ведь заплатили за тело. Я выкинул из головы лишние мысли. Формы у моей дамы достойные, груди её величаво покачиваются в такт движениям, она старается мне угодить, прогибает спинку и в ложбинке позвоночника у неё заблестели бисеринки пота...
  
  Я удовлетворился, мы перешли на большой очень тёплый камень, и я лежал на нём мордой вниз.
  - Тебе что-то не понравилось? - Спросила меня Нини. Она сидела рядом скрестив ноги и приятно-мягко водила кончиками пальцев по моей спине. Я её не видел, но почувствовал, что она встревожена.
  - Нет. Просто старые воспоминания и ненужные мысли.
  - Если я тебе не подхожу, можешь попросить замену. Или с кем-нибудь поменяться...
  
  Похоже, что вариант с заменой её не прельщает - это будет значить что мне она не угодила, а вариант с обменом для неё вполне приемлем. - Почувствовал я.
  
  - Нини, если ты не против и у тебя нет срочных дел, то твоя компания меня вполне устраивает.
  - Нет-нет, что ты, что ты...
  
  Я почувствовал вспыхнувшую у Нини обиду, но обида её быстро прошла и осталось облегчение. Я лежал и лениво думал. Думал я, что мои постоянные тренировки пси дали такой неожиданный и в тоже время вполне закономерный результат - иногда я начинаю неплохо чувствовать других людей. Какого-то практического смысла в этом пока нет. Подумал я, что же такое могло вызвать обиду. Сообразил - языковые нюансы, я ведь фактически указал ей её место.
  
  - Где здесь горячая комната?
  
  Горячая комната оказалась не слишком горячей. Струя пара била в потолок, и вода каплями оседала на теле. Нини притащила опахало и обмахивала меня, помогая пропотеть и прогреться. Потом ждала меня у холодного бассейна, пока я в нём отмокал. Потом ловко орудовала жёсткой мочалкой, снимая с меня въевшуюся грязь с верхним слоем кожи. Потом мы снова уединились, и Нини поиграла в наездницу, а нейросеть помогла мне не расстраивать её "невыполненной миссией".
  
  Когда часов так через пять я лежал на горячем камне и подумывал, не пора ли мне пора, появился Руф. Как и следовало ожидать из его имени, он был рыжим. Сопровождал его юноша.
  - Казак! Очень удачно, что я тебя встретил! Не хочешь поиграть в паровозик? Первой поставим твою бабу, последним - моего мальца, мы с тобой в середине - выбирай ты в меня, или я в тебя?
  - Не, Руф, я пас.
  - Если устал, то можно не торопиться, поваляемся, отдохнём.
  - Не, я вообще пас. Я по женщинам.
  - Казак, ты что, полулюб? Ты просто не представляешь, что ты теряешь отказываясь от мужской любви! Настоящая любовь не ограничивается только женщинами. Никакая женщина никогда не сможет так удовлетворить мужчину, как это сделает любовник. А знаешь почему? Да просто женщины по другому устроены и не понимают как нужно доставлять настоящее наслаждение. Просто попробуй!
  
  Сначала я лениво отнекивался, потом отнекивался с видом "надоел". Пока я не рассердился, Руф от меня не отстал:
  - Всё, Казак, всё, успокойся. Не хочешь, так не хочешь. Извини, погорячился, ты просто симпатичный и мне нравишься.
  - Вот ведь! Значит ты мне не товарищ, задницей к тебе не повернуться, с тобой не напиваться.
  - Нет, Казак, нет. Ты всё не так понял. Любовь - это любовь, а не насилие и не обман!
  - Ладно. Пойду я.
  - Казак! Прости дурака...
  
  Руф поклялся всеми страшными клятвами, что мне с его стороны ничего не угрожает, "и без моего на то разрешения ..." И так далее, и тому подобное. Я попрощался, и, когда собрался объявить "завершение обслуживания" Нини, она попросила переключить её на Руфа, так что свой паровозик он получил.
  
  На выходе из борделя я увидел пару крупных объявлений: "Лучшая благодарность это чаевые!" и "Спасибо чаевыми не является!" Кинул Нини на учётку десяток кредитов и отправился отсыпаться. Следующую неделю не вылезал из тренажёров в Нейросети - к концу ремонта еашего приватира боёвку повторил и закрепил.
  
  Следующий выход оказался спокойным. Мы охраняли основную трассу Раус-Аратан. Какой-то наглый аварец умудрился напасть на этой трассе на транспортник. Подбить подбил, а утащить не успел. Но всё равно все стояли на ушах. Почти пятнадцать дней мы провисели в одной из промежуточных систем. Прятались не слишком далеко от обычного входа в систему. Все, свободные от вахт, занимались кто-чем, а я всё время читал и читал.
  
  Мы вернулись на Раус и строем пошли в бордель. В борделе "блюдом недели" оказалась акция "Аварки собирают деньги на билет домой. Помоги им вернуться с сюрпризом!" В главном зале борделя шла извилистая стенка с воткнутыми в неё аварками. Верхняя часть туловищ начиная от живота была по ту сторону стенки, а по эту - раздвинутые чёрные ножки и лобки с модельными прическами.
  
  - Чего-то меня это не прикалывает... - Подумал я. Оказалось, что я не просто это подумал, а произнёс вслух.
  - Что ты там сказал? - Вскинулся Крайм.
  - Чего-то меня это не прикалывает. - Спокойно и твёрдо произнёс я, глядя Крайму в глаза. Извиняться или говорить что "ничего не говорил" было поздно - Крайм всё расслышал с первого раза. Так что оставалось только стоять на своём.
  - Я трачу деньги, выбираю самое лучшее, а тебя это не прикалывает! Всех устраивает, а ты особенный. Как же аристократ [вшивый]. Буду я ещё думать, как угодить вашему [чесоточному] сиятельству! Неженка! Это лучший бордель для настоящих бойцов! Лишенец! И если тебя что не устраивает, шагай в бар и жди там, пока настоящие мужчины сделают свои мужские дела! Или...
  
  Вообще моё участие в диалоге не подразумевалось, ибо Крайм считал это монологом и все свои вопросы - риторическими. Но я успел вставить:
  - Есть ждать в баре! - Развернулся и отправился в бар.
  
  Крайм охренел, замолчал, потом что-то негромко забурчал себе под нос, скорее всего свои традиционные ругательства, но команды вернуться мне не поступило.
  
  В баре дроид на входе выдал мне стакан с планетаркой, и я пошёл выбирать себе место куда можно приткнуться. В одном из углов обнаружился столик с галифаткой. Нейросеть мне подсказала, что зовут её Умида и она с корабля "Благочестивый Шакирамр".
  - О прекраснейшая из прекраснейших, - обратился я к ней на галифатском, - не разрешишь ли усталому путнику остановиться на своём пути и полюбоваться чудесным цветком над чистейшим источником живительной влаги?
  - Не плохо для аратанца, - подняла на меня глаза Умида и произнесла на едином. - Казак, Гордость Алтинии, 5-ое отделение. Хочешь совет?
  - Кто же откажется услышать песнь райской птицы? - Продолжил я упражняться в галифатских комплиментах.
  - Совет: не теряй времени - бордель там.
  - Чудный голос приятно слышать, но не несёт он мне утешения. Нет там того, к чему стремится моё сердце. - Махнул я рукой в сторону борделя.
  - Эй, парень, если девушку обидишь - пожалеешь! - Услышал я, и на плечо мне опустилась огромная лапа. Я оглянулся и увидел гиганта-гролха. Примерно такого когда-то давно, ещё в Аваре под командой Млита, упокоила Лора-креатка. Пока я его рассматривал, пауза затянулась.
  - Парень! Ты меня услышал? Понял?
  - Понял. - Наконец очнулся я.
  - Вот и хорошо. Умида, я рядом. - Высказал гролх и отошёл. Говорил он на общем с оригинальным акцентом.
  
  - Извини, я отвлёкся. - Снова обратился я к Умиде.
  - Ничего, я повторю: бордель там. - Повторила Умида.
  - Я в курсе где бордель. Если разрешишь я присяду...
  - Эй, парень, - на этот раз на плечо мне опустилась человеческая рука, - хочешь с нашей девочкой говорить, нужно команду задобрить угощением.
  
  Я снова обернулся на голос и увидел мужичка. Не такой большой как гролх, Арибли показался мне очень опасным. Квартирмейстер или квартердек-мастер перевелась у меня его должность - зам-капитана и командир абордажной команды. Интересно, что в переводе вылез у меня англицизм. Должность - как у Джона Сильвера из Острова Сокровищ.
  
  - Конечно угощу, не вопрос, заказывайте. - Откликнулся я.
  - И смотри, если девочку обидишь, я гролха останавливать не буду.
  - Угу. - Откликнулся я, заказывая и оплачивая десяток литров планетарки.
  
  - Извини, я снова отвлёкся.
  - Если думаешь, что купил меня, то дёшево меня ценишь!
  - Нет, что-ты, разрешишь ли...
  - Эй, парень, кажется ты девочке нашей мешаешь! - На плечо мне снова опустилась рука.
  - А это уже не тебе решать! - Стряхнул я руку.
  - Оп-па, зубки показать решил? А пойдём-ка на ринге разомнёмся.
  - Ну, пойдём, разомнёмся. - Откликнулся я. - Пусть немного постоит. - Сказал я Умиде, поставив стаканчик на её стол. Умида промолчала, и я пошёл за вызвавшим меня абордажником с корабля Умиды.
  
  Площадка оказалась свободна. Противник мой вышел в круг, развернулся, и не тратя зря время постарался меня ударить. Класс рукопашника у него был невысокий, да и спиртное сделало своё дело, притупив его реакцию. Я, сместившись и пробив в корпус, сразу его и уронил. Прозвучал гонг, отмечая конец боя. Парень пытался встать, но его утащил меддроид. Я достаивал последние секунды, когда в круг вылез боец посерьёзнее:
  - Чего это ты моего бойца бьёшь? - Высказал он мне претензию. Понятно, это его комод - командир отделения.
  - А я что, я ничего, он первый начал... - Решил разыграть я дурачка, и зрители обидно засмеялись.
  - Не аргумент. - Заявил комод и изобразил стойку. Он тоже был пьян настолько, чтобы море было по колено и хотелось подвигов. Пьяный то пьяный, но шустрый. На размен ударами я старался не нарываться, не торопился. Получив пару раз по касательной, наконец я удачно попал и пробил серию.
  
  Гонг прозвучал сразу, комод не успел ещё толком упасть. Я потёр рёбра - по касательной-то по касательной, а синяк скорее всего будет.
  - Наглый ты, человечишка! - Озвучил претензию гролх, вылезая в круг. - Стакан свой без спроса поставил, товарищей моих бьёшь, я тебя проучу.
  - Большой шкаф громко падает. - Откликнулся я, и гролх медленно двинулся на меня.
  
  Он изображал из себя медлительного громилу, но я не повёлся. От его удара я уклонился, зацепив его по голени. Гролх рассердился, его фальшивая неуклюжесть с него слетела, и я только успевал уворачиваться от этой мельницы. Руками я до него не дотягивался. А ногой ещё раз достал под коленку.
  
  Мы разлетелись в разные части круга.
  - Вёрткий, букашка, и кусучий. - Гролх почесал ногу. - Вот ужо я тебя!
  
  Он снова пошёл на меня. Сначала мне везло, я ещё раз по ноге его достал, но потом не успел увернуться, и удар меня с ринга просто выкинул. Гонг прекратил схватку, а я упал, перекатился и встал. Меддроид, направлявшийся ко мне, с полдороги развернулся и отправился восвояси.
  - Что получил? - Обратился ко мне гролх.
  - Есть такое дело. - Не стал отрицать я, да и конфликтовать мне с гролхом не слишком хотелось.
  - Хочешь ещё?
  - Не особенно.
  - Будешь теперь знать, как со мной связываться!
  - А как же. - Откликнулся я.
  
  Меня никто не держал, и я отправился назад. Мой стаканчик стоял на столе, Умида сидела и, когда я подошёл, посмотрела на меня:
  - Опять ты.
  - Увы, прекраснейшая...
  - Тебе ничего не обломится!
  - Ну, значит не обломится, разрешишь присесть?
  - Зачем, если ты знаешь что ничего не получишь?
  - Это как в анекдоте. - Слово анекдот у меня заменилось на притчу.
  - В какой притче?
  - Ты разреши присесть, а я расскажу.
  - Хмм.
  - Если тебе что не понравится - прогонишь меня, и я уйду.
  - Ну если только.
  - Спасибо.
  
  Я устроился за столиком.
  
  - Так что за притча?
  - Бежит как-то петух за курицей... - Мне пришлось разъяснить, что такое петух и курица. - И думает: "Если догоню - овладею, а нет - так согреюсь".
  
  Вторую часть, про то, как курица думала "А не слишком ли быстро я бегу?" я решил не рассказывать.
  
  - И в чём же смысл этой притчи?
  - А смысл её в том, что даже без надежды на результат надо стремиться к цели и утешаться тем, что удаётся достичь. - Выкрутился я.
  - И?
  - Если ходить к проституткам, с нормальными женщинами общаться разучишься.
  - Ты в самом деле считаешь меня нормальной женщиной?
  - Да, а что?
  - Нет. Ничего.
  
  - Вот ведь настырный какой! - Рядом снова появился гролх. - Мало получил?
  - От тебя даже слишком много.
  - А чего уселся?
  - Умида разрешила, вот и уселся.
  - Что, правда?
  - Правда. - Подтвердила Умида.
  - Смотри у меня! Понял?
  - Да понял, понял. Если что, ты сделаешь остаток моей жизни кратким и крайне неприятным. Иди уже.
  - Точно! Это ты правильно сказал! - Обрадовался гролх пропустив последнюю часть фразы мимо ушей, и Умида прыснула.
  
  Умида успокоилась и разговорилась. Мы обсуждали Алатез, и я поведал ей новости о новом Комплексе Древних и порадовал, что аграфы установили там свой протекторат. Она спрашивала меня о том, как мне галифатские порядки, а я скользил как по минному полю, стараясь галифатцев и не обидеть, и не перехвалить.
  
  - Вот он! - Громко произнёс подошедший Крайм. - Что ж Кызаг, ты не сказал, что твои религиозные убеждения не позволяют ходить тебе в бордель? Я с уважением отношусь к предрассудкам, какими бы странными они ни были. Ты мне в следующий раз прямо говори, так мы без скандала и обойдёмся!
  - Извините, капитан, я не Кызаг, а Казак! - Встал и склонил голову я. Рядом с моим капитаном стоял Кадерли, капитан Умиды.
  - Девочка, - повернулся Крайм к Умиде, - ты на этого умника не ведись. Мутный он, через год, если его рубероиды не поймают, учиться уедет.
  - Так это он на абордаже отличился? - Обратился Кадерли к Крайму.
  - Он. И капитана и командира абордажников прищучил.
  - Правда? - Снова посмотрел на меня Кадерли.
  - Повезло. - Ответил я, разводя руками.
  - Ладно, развлекайтесь. - Разрешил Кадерли и, покачиваясь сам, увёл покачивающегося Крайма. Похоже они хорошо набрались. Может быть вели они себя и не слишком вежливо, но подгон мне сделали классный - Умида смотрела на меня другими глазами.
  - Фух. - Выдохнул я и уселся назад. - Довольное начальство это хорошо, но без начальства
  спокойнее.
  
  Мы пили планетарку и общались. К нам постоянно кто-то подходил - бойцы и спецы с моего корабля, с Умидиного, да и вообще все подряд. Если своим для Умидиных сослуживцев я не стал, то, похоже, посвящение прошёл и претензии мне больше не высказывали. Вечеринка катилась своим чередом. Я научил народ говорить тосты и чокаться стаканами, старался не напиваться, время от времени говорил комплименты, и Умида их благосклонно принимала. Потом мы попытались танцевать, лучшего места чем ринг не нашлось, и танцевать мы начали в круге, выгнав оттуда бойцов. Но народ не возражал. По окончании танца я захотел поцеловать Умиде руку, она разрумянилась, освободила от перчатки левую кисть, и я уже предчувствовал, что продолжение банкета будет интимным. Но - обломался:
  - Казак! Спасибо! Всё было классно, я бы ещё с тобой позажигала, но пора на вылет.
  - Спасибо Уми! - Мы не только с Умидой перешли на ТЫ, но и она разрешила называть себя сокращённым именем. - Надеюсь на следующий раз. Кстати, тебя проводить?
  - Меня Гролх проводит.
  - Я здесь. - Подтвердил оказавшийся рядом гролх.
  - Смотри у меня, - сказал я гролху, - если что не так, я сделаю твою жизнь короткой и неприятной.
  
  Гролх осклабился, хлопнул меня по плечу, легонько, дружески и кивнул:
  - Конечно.
  
  Я отправился отсыпаться, и остаток времени до вылета опять читал всё подряд по университетскому списку.
  
  
  4.3. Боевые будни.
  
  На построении, пока капитан не заявился, Руф мне сказал, что это он меня отмазал у капитана:
  "Он так кипятился, выгнать тебя хотел, а как про религиозные убеждения твои услышал - сразу и успокоился."
  "Какие?" - Уточнил я.
  "Ну, во-первых, ты полулюб. За этот предрассудок держишься, переубедить тебя не удаётся и внятных аргументов ты не приводишь. А во-вторых, я сказал, что подробнее не знаю. Так что ты поблагодарить меня должен."
  "Спасибо достаточно?"
  "Более чем. Не дуйся."
  "Тогда спасибо."
  
  Капитан представил новое пополнение взамен выбывших и мы отправились на патрулирование местной дороги жизни. Первые двести часов дежурства прошли спокойно. Потом выпрыгнул аварец, и мы за ним погнались. Догнать не догнали, но пару выстрелов с дальней дистанции в него засадили, может даже и повредили чего. Прыгать вдогонку не стали - капитан так приказал, а потом пояснил: "Нам приказано систему патрулировать, значит и [нечего] прыгать [куда попало]." В системе болталось порядка пяти наших кораблей - кто-то приходил, кто-то уходил. Наконец и мы, отдежурив свои часы и дождавшись сменщика, отправились на отдых.
  
  С Благочестивым Шакирамром мы на отдыхе не пересеклись. Я оставил Уми сообщение типа "Привет, жив, здоров, скучаю." Отдых был короткий - просто обновили припасы и снова на дежурство. Дежурство оказалось неполным. В окрестных системах один из флотов Аратана начал маневры "в приближенной к боевой обстановке". Так что пиратам здесь делать больше нечего, мы тоже оказались не нужны, так что вернулись на Раус раньше срока.
  
  Во время короткого отдыха получил ответный привет от Уми, пересечься нам снова не удалось. Отдых был опять короткий, добрали ещё личный состав. Вернулся Клай, и отделение у нас вернулось к исходному составу.
  
  Следующий выход оказался свободной охотой. Сначала эскадрой мы оттянулись в сторону одного из не слишком популярных маршрутов, там прошерстили систему и наш корабль в ней остался - замаскировался.
  
  Мы висели в пространстве и ждали. Прошла пара кораблей, мы опознали их по реестру. В дальней от нас части пару раз мелькнули и быстро ушли дальше какие-то не опознанные нами корабли. Дежурство прошло спокойно. Возвращались на Раус мы рокадным маршрутом и нам повезло - мы наткнулись на пирата, напавшего на аратанский грузовик. Вышли мы удачно - не рядом, но близко и сразу нацелились на аварца. Обменялись торпедными залпами - безуспешно. Мы уничтожили их торпеды, а они наши. Похоже, у пирата торпеды кончились и он начал уходить.
  
  Крайм отправил наше отделение зачистить пиратов на торговце. Экипаж там закрылся в капсулах рубки и реактора. На борту было шесть бармалеев. Серьёзный боец один, ещё пилот и 4 раба. Так что нас должно было хватить за глаза. Мы устроились в челноке, нас выкинули в космос и Мирн сразу начал тормозить с уходом в сторону - чтоб под движки не подлезть. Через полчаса наш челнок лихо подрулил к грузовику. Аварцы ковыряли капсулы, надеясь добраться до экипажа, капсулы держались, и мы могли не слишком торопиться. Мирн завис рядом с торговцем, чтобы толчком не выдать наше прибытие. Всей толпой на реативных ранцах мы высыпали на обшивку торговца. Оставив снаружи Клая и Ярса, Вондис и я под прикрытием дроидов проникли на открытую лётную палубу. На удалось зайти тихо, и, похоже, аварцы нас пока не заметили. Часового не было, был аврский десантник, пустой. Первым делом нужно его выкинуть в открытый космос.
  
  Вондис активировал блокировщик связи и шлёпнул его на обшивку челнока рядом с главной антенной - на отсутствие связи челнок не отреагировал. Вообще, с параноидальной точки зрения, это был опасный момент. В челноке могла оказаться взрывчатка, активируемая при "долгом" отсутствии отклика. Впрочем, пираты такими штуками не злоупотребляют. Малейшая ошибка или глупая неточность, и можно подорваться на своей же мине. Так что отсутствие взрыва - скорее нормально. А вот блокировщик связи - это точно по делу. У нас в отделении, например, в челноке взрывчатки нет. Взорвать же челнок можно, нужно только реактор на правильный режим вывести. Я этого сделать не могу - в компе челнока для этого у меня прав не хватает, а вот мой комод Вондис и, естественно, пилот Мирн - вполне.
  
  На всякий пожарный я дроидами вытолкнул челнок с палубы и он начал медленно отдрейфовывать. Аварцы нас услышали, бросили возиться с капсулами и кинулись к нам. Главный бармалей оказался приличным бойцом. Не жалея рабов, он кинул их в атаку. Рабы не столько пытались нанести нам урон, сколько связать боем и не дать двигаться, открывая своему главному возможность манёвра. Аварцам не повезло - мои дроиды сразу начали стрелять рабам по ногам. Слабые щиты и жёсткий приказ сделали их лёгкими мишенями, и они выпали из боя.
  - Я сдаюсь. - Сказал аварец и бросил клинок. - За меня выплатят выкуп.
  - Пусть пообещает компенсацию! - Потребовал по корабельной связи капитан грузовика.
  - И двадцать тысяч компенсации торговцу. - Согласился аварец.
  - Двадцать мало! Пятьдесят тысяч! - Начал торговаться местный капитан.
  - Так! Вы двое! - Вондис ткнул рукой в сторону двух аварцев. - Оружие сдать, сидеть там. Указал он на свободный угол летной палубы. Рабов переподчинить мне. Казак, контролируй.
  
  Аварцы подчинились. Дроидов я расставил по бокам, сам устроился перед аварцами с клинком в руке. Аварец сдал мастер-пароль от челнока и наши десантник приватизировали. По кораблю начал суетиться экипаж. Техник шуршал, устраняя повреждения. Пострадавших рабов начали прогонять через медкапсулу. До конца не лечили - так, чтоб угрозы жизни не было. Торговец с аварцем сошлись на двадцати восьми тысячах. Потом аварец немного посидел спокойно и решил докопаться до меня.
  
  - Эй, аратанец, расслабься, я не сбегу.
  
  Я промолчал.
  
  - И цвет у тебя бабский. Не стыдно в таком ходить? Или ты по-настоящему баба?
  
  Я опять промолчал.
  
  - Ты что, глухой?
  
  Аварец попытался привстать и я, сделав к нему шаг, ударил его клинком. Он шарахнулся и я, сделав вид что пытаюсь его убить и спасся он случайно, приколол его к стене, пробив скафандр и порезав мышцы подмышкой. Клинок я отпустил, оставив аварца как жука на иголке. Сам вытащил второй клинок.
  
  - Ты что творишь?
  - Я мститель. Ты слишком быстро сдался, и я не успел тебя убить. Но не переживай. Сейчас ты ещё раз дёрнешься, за клинок схватишься, и я тебя кокну.
  - За меня выкуп заплатят!
  - Похрен мне на твой выкуп.
  - Эй, мститель! - Закричал по связи торговец. - А как же моя компенсация?
  - С пилота возьмёшь, если он жить захочет.
  - Так он не заплатит.
  - Ну не заплатит и не заплатит.
  
  Пилот до этого сидел смирно. Сейчас же он вообще казалось не дышал.
  
  - Нет! Ты не можешь так поступать! Ты должен взять деньги, а нас отпустить!
  - С чего это?
  - Так все аратанцы делают.
  - Что? С мстителями до этого не сталкивался?
  "Казак! Что происходит?" - Связался со мной Вондис.
  - Всё нормально. - Ответил я вслух. Аварец превратился в большое ухо.
  "Почему аварец говорит, что ты убить его хочешь?"
  - Не знаю ты в курсе иль нет, но я одно время в Аваре рабом был. Дурачок наглеть начал - прекрасный случай поквитаться.
  "Он же выкуп обещал."
  - Да ну, какой там выкуп, мелочь какую-нибудь. Затраты на кормёжку-охрану не окупит.
  - Нет! Хороший выкуп будет! Большой! - Заорал аварец, услышав мои слова про выкуп.
  "Капитан спрашивает: большой - это сколько. Спроси там."
  - Эй, придурок, большой выкуп - это сколько?
  - Ну так стандартный, сто тысяч.
  - Вондис! Он обманул - выкуп не большой, а стандартный. Сто тысяч. Давай я его просто убью?
  "Казак? Ты его разводишь или всерьёз?" - пришло мне сообщение в личку.
  - Двести! Двести тысяч выкуп будет!
  - Вондис! Он двести тысяч обещает. Это много?
  "Пусть подтвердит под протокол про двести тысяч."
  - Под протокол? Сейчас спрошу. А можно, если он заартачится, я его всё же убью? И забудем об этом. Не нравится он мне.
  - Под протокол! - Заорал аварец. - Обещаю выкуп двести тысяч!
  
  Я выдернул клинок и аварец сжался в комок. Скафандровая мед-аптечка его и до этого обезболила, а теперь ещё и подлечила. Всё оставшееся время, пока наш корабль не вернулся, он сидел тихо-тихо.
  
  Аварца наши не догнали. Вернулись, пленных изолировали, и рабов тоже. Хода у грузовика не было и мы, зацепив его на переднюю платформу, дотащили до базы.
  
  4.4. Странный контрабандист.
  
  На Раусе Крайм отпустил нас развлекаться. В баре капитан грузовика проставился нашему экипажу и мы славно погудели. За стаканчиком планетарки он рассказал, что очень нам благодарен за спасение, и что страховые получать он не будет - аварской компенсацией обойдётся. Почему? Ведь вроде и случай страховой, и деньги дадут без проблем. А потому, что проблемы начнутся позже - страховые взносы вырастут и рентабельность перевозок у него снизится. Денег дадут сейчас и не слишком много, а расплачиваться потом за это придётся всю жизнь. Интересно!
  
  На третий день нашего отдыха на Раус прибыл Благочестивый Шакирамр и мы удачно пересеклись с Умидой. Я аккуратно подбивал к ней клинья, с левой руки она перчатку сняла и позволила поцеловать, и вроде всё шло хорошо, но потом она вдруг резко помрачнела.
  - Уми? Я что-то не то сказал?
  - Нет, Казак, ты всё то сказал. Я тебя прекрасно понимаю. И ты меня в постель почти затащил...
  
  Умида сняла перчатку с правой кисти и оказалось что там у неё протез. Не тот протез, что маскируется под настоящую руку, а серый металл, как у терминатора, что за Сарой Коннор гонялся. Она взяла в него стаканчик с планетаркой. Не тот пластиковый стаканчик, что дают на входе в комплекс, а прозрачный, похожий на стеклянный или "хрустальный". Я эти небьющиеся стаканчики специально выбрал для дзиньков при тостах. И вот она стаканчик протезом своим и раздавила. Раздавленный, он осыпался стеклянной крошкой на стол. Умида опустила металлические пальцы и начала скрести ими стол. Крошка противно скрежетала.
  
  - Что, страшно?
  
  "Ситуацию нужно спасать." - Подумал я, и сдавил стаканчик в ладони. Он не поддавался. Тогда я обхватил его второй рукой, сцепил пальцы в замок и сдавил его уже двумя руками. Стаканчик сдался и тоже осыпался крошкой. Осыпался, но не весь. Часть осталась на ладонях, проткнула кожу и у меня начала капать кровь. Крупными неторопливыми каплями она падала в стеклянное крошево, раскрашивая его красным.
  
  - Ты сильнее, чем кажешься. Нужно стараться тебя не раздражать... - Проговорил я, глядя в лицо Умиде.
  - Казак! Ты сумасшедший! - Прошептала Умида. Она взяла меня за руки и начала стряхивать с них впившуюся крошку. Прибежал дроид-уборщик, быстро сгрёб со стола мусор, но не убежал - ловил падающие кусочки стекла. Мрачность у Умиды прошла, лицо стало озабоченным. Прибежал меддроид.
  - Ой, да само пройдёт.
  - Никаких "само пройдёт". Счас обработаем...
  
  - И что, тебя это не напрягает? - Поклацала пальцами протеза у меня перед носом Умида.
  - Левая мне нравится больше. - Я завладел её левой рукой, поцеловал и уточнил, решив, что лучше сразу поставить все точки над i:
  - Где это тебя так угораздило?
  - В аварию на глейдере попала. Часть сразу восстановили, теперь жду, когда следующие можно будет нормальными заменить и денежку зарабатываю.
  - Много ещё?
  - Левая ступня и правая до колена. Ещё пару-тройку месяцев выждать и можно дальше регенерировать.
  - Понятно. - Пробормотал я. Умида попробовала освободить руку, но я её удержал и поцеловал.
  - И что, тебя это не напрягает? - Повторила она, клацая протезом и внимательно глядя мне в глаза.
  - Ну что поделать, вот такая ты...
  
  Умида смотрела на меня, ожидая продолжения.
  
  - Я б напрягся, если б у тебя такие "врата радости при пещере плодородия" были. Вот тогда я б напрягся - на гильотинку очень уж похоже. Эвфемизм я произнёс по-галифатски, а гильотинка перевелась-прозвучала скорее как овощерезка.
  - Скажешь тоже... Всё у меня там нормально... Будешь обходителен и в меру настойчив, сможешь проверить.
  - Обнадёживает. - Откликнулся я. Щёки у Умиды снова зарумянились, перчатки она надела и мы пошли танцевать.
  
  Проявить нужную меру настойчивости мне не удалось: музыку отключили и по громкоговорителю объявили срочный сбор экипажей. В списке оказался и мой корабль, и Умиды. Оказывается в оповещениях у меня было несколько сообщений о внеплановом выходе и необходимости всему личному составу срочно прибыть на корабль. Оповещения у меня были заблокированы, чтоб не мешали - вот я их и зевнул. Ну, не я один - из комплекса к кораблям тащился поток трезвеющих прямо на глазах бойцов.
  
  На прощанье Умида позволила себя поцеловать, назвала сумасшедшим и велела беречь себя. Мы пожелали друг-другу удачи и разошлись как в космосе корабли...
  
  Предотлётного построения не было. Мы просто пришли и заняли свои места по штатному расписанию. И был таймер отлёта - наш старт через полтора часа. Те, кто чувствовал себя совсем не в форме - занимали очередь на медкапсулу. Крайм выступил по корабельной связи. Наша задача - досматривать всех. Искать всё, что кажется подозрительным, но без конкретики. То ли кого-то похитили, то ли что-то особенное украли. Подробности может быть будут, а может быть и нет.
  
  Семь прыжков и мы на месте. Пять наших приватиров рассредоточились по системе. Система не слишком популярна - останавливаем всех. Если б выпало дежурить на торговом пути, то тормозили бы только тех, кто пытается сойти с главного маршрута. Но там и кораблей побольше выделено.
  
  Часов так пятьдесят или шестьдесят никого не было. Потом в систему зашло четыре наших шахтёра. Без проблем легли в дрейф, приняли досмотрщиков от наших соседей, потеряли несколько часов и продолжили путь. И снова потекли монотонные часы дежурства, но чтение хорошо помогло мне их скоротать. Впрочем у всех есть какое-то занятие - иначе ведь можно и с ума сойти от безделья. Заскочил какой-то шальной аварец, попытался вырваться, дальние соседи парой по нему отстрелялись и аварец раскинул свои запчасти во все стороны. Похоже никто там не выжил. К концу второй трети смены и нам подвалила работа. В систему зашёл грузовик. В реестре он зарегистрирован, и в обычное время мы бы на него даже не дёрнулись, но приказ есть приказ.
  
  Капитан грузовика попытался возмущаться, получил в борт лазером на процент от полной мощности и, ругаясь, лёг в дрейф. Наш выход.
  - Побыстрее нельзя? - Пытается он нас поторопить.
  - Сразу бы остановился, так побыстрее бы и получилось. - Отругнулся Крайм, но всё равно попросил нас ускориться.
  
  Лётная палуба на грузовике была чем-то забита - наш челнок не зайдёт. Мирн подкатил метров так на двадцать, мы толпой прыгнули, залипли на внешней обшивке и двинули внутрь. Первыми пошли дроиды, затем я вплотную к ним, потом Клай с Ярсом и, замыкающим, Вондис. В проходе с лётной палубы внутрь к капсулам нас встретил капитан с накладными на груз. Вондис вышел вперёд, поручкался с капитаном, мы рассредоточились, если можно так сказать для такого малого объёма. Просматривая документы, Вондис сообщил о необходимости полного досмотра.
  
  На меня накатило чувство смертельной неминуемой опасности. Время замерло, и я судорожно пытался понять "что делать?" и "откуда опасность?" Я попытался прикрыться дроидами и вдруг обнаружил малый безопасный островок.
  - Сюда! За спину! Быстро! - Заорал я.
  Свою пару дроидов я выстроил одного за другим, дроиды накачали энергощиты, сам сместился за них. Ярс сразу без раздумий прыгнул ко мне. Клай тоже начал движение. Вондис... А Вондис повернулся ко мне и спросил:
  - Казак! Что случи...
  
  Договорить он не успел. Реактор рванул и мы оказались совсем рядом с эпицентром термоядерного апокалипсиса. Сколько там до него? Метров четыреста? Или меньше? Капитан и Вондис - трупы. Слишком много жёсткого излучения и импульсный радиолиз коллоидного раствора белка в воде им обеспечен. А мы живы. Излучение быстро идёт на спад. Первый дроид спёкся. Второй щит уронил на последней доле секунды. А вот мой скафандровый щит устоял - на процентах, но удержался. Ярс в норме, Клаю опять не повезло - руку не сразу убрал, но это более чем терпимо. Мирн? Мирн на челноке нормально. Он, как и положено по инструкции, отошёл на безопасные километры. Так что у него щит чуть-чуть просел и сразу восстановился. Крайм требует доклад. После доклада приказывает убираться.
  
  Мы втроём вывалились на обшивку и прыгнули, Мирн нас подобрал и отвез к подплывающему кораблю. Крайм встретил нас на палубе.
  - А теперь ещё раз. Подробные доклады!
  
  Мирну докладывать нечего. С него и начинали:
  "Подвёз, высадил, отошёл, рванул реактор, забрал, привёз."
  
  - Казак! Докладывай. - Командует Крайм. Он раздражён и зол, но держит себя в руках и даже не ругается. Свои протоколы ему мы уже сбросили.
  
  - Спрыгнули на обшивку. Броня чешуйчатая, однослойная, не слишком ухоженная. - Начал доклад я.
  - К чертям броню! Дальше!
  
  А что поделать, на броню я на автомате посмотрел и состояние оценил.
  
  - Зашли стандартно, Вондис последний, поэтому его не видно. - Комментирую я видеоряд своего протокола. - Рассредоточились. Что в контейнерах - не ясно. Вондис пошёл с капитаном говорить.
  - Что у тебя здесь за дёрганье?
  - Опасность почувствовал.
  - Какую?
  - Тогда непонятно было.
  - Клай, Ярс, а вы что?
  - Да всё нормально было. - Это Клай.
  - Пока Казак не гаркнул, всё было ровно. А как рявкнул, так я сразу к нему... - Это Ярс.
  - Почему реактор рванул?
  - Не знаем. - Это снова Клай.
  - Клай - в медкапсулу. Нечего руки пихать куда не следует. С Ярса пример бери. Он и в прошлый раз без ранений обошёлся, и в этот. А с тобой Казак, продолжим.
  - Как ты почувствовал опасность и почему в протоколе этого нет.
  - Я слабый псион. Иногда что-то чувствую. Почему в протоколе нет? А почему должно быть? Это же пси.
  - А чего раньше не среагировал? Или ты Вондиса специально подставил?
  - Крайм! Урод в жопе ноги! Я [...] слабый псион! Понимаешь? Совсем слабый! И [мало что] могу. А если б чувствовал заранее, то был бы сильным, и [...] бы ты меня вообще здесь не увидел. Как почувствовал так и... - Я орал на Крайма так, как он орёт на нас. - И вообще заведи себе штатного лицензированного псиона - с него и спрашивай! Что смог - я сделал!
  - Ладно. Успокойся. Мы все на нервах. Тебя никто не обвиняет...
  
  "Как же не обвиняет, а про Вондиса кто мне только что предъявлял?" - подумал я, но ответил:
  - Виноват.
  - Казак, Ярс, Мирн - отдыхать. Через часик, как всё совсем успокоится, пошлём туда техника глянуть что к чему.
  
  Я отправился в каюту, улёгся и неожиданно заснул. Проснулся уже в следующей системе торгового маршрута. За это время мы зацепили грузовик и пёрли его на Раус. По дороге доложились, нам на смену отправился другой кораблик из вновь пришедших.
  
  Как же мы с Ярсом и Клаем выжили? Я по схеме разобрался - нас от эпицентра прикрыл бак с водой. Вода испарилась, но этого хватило. Всю дорогу провалялся я в каюте в гамаке, читая аратанскую классику. На Раусе нас всех опросили безопасники. Сильнее других трясли Ярса - он ходил по кораблю, и у него допытывались где он был поминутно. Я повторил свои показания про досмотр. Мои краткие выходы в туалет и в кают-компанию к пищ-автомату безопасников не заинтересовали.
  
  Странностей в этом происшествии, как я понял, было много. Судя по нашим протоколам, безопасникам удалось рассмотреть, что капитан всё время был спокоен, взрыву успел удивиться. Ещё оказалось, что в момент взрыва шлюзы реакторной капсулы и рубки были открыты, так что выжить никому там не удалось, и искины все полностью уничтожены. Мы вообще-то выжить тоже были не должны. Но мы выжили и наши записи для СБ оказались удачно-чудесным подспорьем. А вот в чём и зачем - мне никто доложить не удосужился. Нашу команду упорно трясли - не брал ли кто чего с корабля. Когда всё наконец-то закончилось, как и после столкновения с аварцами, Крайм снял нам банкетный зал.
  
  - Против девочки не возражаешь? - Вежливо уточнил у меня капитан. Умиды на Раусе не было, их прилёт в ближайшее время не ожидался, так что я решил не отказываться. Мы снова сидели за столами буквой П. В отличие от прошлого раза Крайм сначала толкнул торжественную речь, и только потом вызвал проституток.
  
  - Ребят! Если что почувствую - обязательно скажу. Но - не расслабляйтесь! Очень прошу! - Высказался я в ответ на настойчивую просьбу о пси-прикрытии.
  
  Ко мне пристроилась Сиси и обслуживала по полной программе от и до. В глаза ей я старался не заглядывать. В бане, проходя через один из залов, я увидел Руфа. Он в компании с парой наших новичков устроил групповуху. Руф активно махал мне рукой, предлагая присоединяться, но я отмахнулся жестом "счастья-удачи" и пошёл дальше.
  
  Отдыхали мы сутки. Много времени ушло на СБшников и восстановление боеспособности. Крайм согласился оплатить половину стоимости дроидов, и я завёл себе аналогичную пару.
  
  4.5. Снова боевые будни.
  
  Наш очередной выход опять прошёл в эскадре. Выходили мы десятком кораблей. Пару кораблей оставили затихарившимися в системах после нашего прохода. В одной системе вычесали аварца. Он, когда понял что не отсидится, влепил торпедным залпом по ближайшему кораблю и попытался смыться. Смыться ему не удалось - как там и что в подробностях до меня не добралось, но нашего подранка и трофей на буксире пара наших потащила на базу и в группе нас осталось пятеро. С подранка экипаж сняли и распределили по другим кораблям.
  
  К нам в отделение пришёл Матс.
  "Казак!" - Написал мне Крейд. - "У тебя новый командир - опытный и хорошо послуживший. Пришёл к нам всерьёз и надолго, а не временщиком, как ты. Как боец ты неплох, но на отделение тебя ставить рано - опыта у тебя мало и ты слишком импульсивен. Матс за тобой присмотрит."
  
  - Ты что ли вместо Вондиса будешь? - Поинтересовался Ярс у вошедшего Матса. Получилось как-то не по-доброму.
  - Я. - Откликнулся Матс и постарался улыбнуться.
  
  Я понял, что Матс пытается наладить с нами контакт, понять куда попал. Приход на место погибшего не так прост - новичка обязательно будут сравнивать. И, если погибший был авторитетным, пользовался уважением, сравнение будет неудачным. Так что и негатива от чужой смерти хлебнуть можно ни за что, ни про что.
  
  Странно, что Крейд мне написал так, будто серьёзно рассматривал меня как комода. Я же погонщик, и тянуть две разных должности толком не смогу. В армии этот вопрос даже бы и не обсуждался. Ясно, что ЧВК не совсем армия и порядки здесь гораздо более вольные, но тем не менее. Похоже, что Ярс и Клай под впечатлением "чудесного спасения" уже как-то попробовали высказаться.
  
  - Крейд мне написал, - прервал я возникшую паузу, - что ты опытный и хорошо послуживший командир.
  
  В глазах Матса мелькнула искорка благодарности. Нет, затянувшуюся паузу он мог и сам нарушить, но выруливать ему было бы сложнее. Он начал представляться. Ну что, отслужил он лет так пятнадцать. Начинал бойцом, уволился сержантом. Перешёл на вольные хлеба - денег в ЧВК побольше, соцзащита, правда, слабее.
  
  - А ты, значит, псион?
  - Совсем слабый, так что на многое не рассчитывай.
  - Похоже служил?
  - Немного.
  - И где?
  - Погранцом в ВКС.
  - А кем?
  - Вот ты дотошный.
  - Верно, дотошный.
  - И нужно это тебе?
  - Нужно-нужно.
  - Корветом командовал, младший лейтенант ВКС в отставке.
  - О как! У тебя это не отмечено. А что так...
  
  Видно что Матс растерялся. Ярс и Клай посмотрели на него довольно.
  
  - Да ты не теряйся. Я на коротком контракте - день за пять. Потом уйду - учиться хочу. Будешь нормальным комодом - сработаемся. - Подбодрил я Матса как смог
  
  * * *
  
  - Нужно бы нам попробовать скоординироваться. - Предложил Матс на следующий день.
  - А есть где и чем? - Первым задал вопрос Клай.
  - На выходе со взлётки - просто поманеврируем.
  - С дроидами?
  - Уточнил я.
  - Конечно...
  
  Час с небольшим мы отрабатывали взаимодействие. Сначала Матс пытался давать какие-то команды, а мы их выполнять. Ярс и Клай легко подстраивались под меня, а я не всегда понимал, что Матс хочет. В чём была проблема? В разных сокращениях и жестах. Проговаривать полностью что именно нужно сделать слишком долго. Так что нужна единая система сигналов и обозначений. У меня она с Тарналлы, а у Матса откуда-то ещё. В основном они совпадали, но некоторые отличия всё портили. Наконец, потыкавшись-помыкавшись, мы тренировку бросили.
  
  В очередной бесполезной системе мы встретили аварцев. Силы были примерно равны - у нас пять кораблей, у них три - два таких же как наши и один крупный. Были мы далеко друг от друга и, сделав вид что так и нужно, просто разошлись в разные стороны. Мы к Раусу, аварцы к Миленти. На обратном пути встречали только своих.
  
  На Раусе Крейм разорился на тренажёры, и за день мы не то что бы сработались с Матсом, а хоть нервировать друг-друга перестали. Матс заставил нас помахать и холодняком. В смысле имитаторами. В принципе он не плох, сильнее и Ярса, и Клая. Я его задавливаю - все три боя закончились в мою пользу. Но вообще он не плох - я ему так и сказал, подчеркнув, что командир должен в первую очередь всю обстановку правильно оценивать, а всё остальное вторично. Самооценку я ему не поднял, но хоть так успокоил. С трофейного аварца мне задёшево предложили дроидов на запчасти. Я купил и собрал третьего - для контроля тыла. Делусский комп докупил на барахолке. С Умидой мы опять не пересеклись - обменялись привет-приветами.
  
  * * *
  
  Следующий выход оказался удачным. Мы караулили в системе, когда в неё вывалился бегущий приватир-аварец. Мы вышли ему наперерез, зацепили торпедой и лазером. В систему зашла преследовавшая пара, и мы им маякнули, что эстафету приняли. Прыгнуть аварец успел, но без форы и мы, срисовав параметры прыжка, прыгнули за ним.
  
  Весь гиперпрыжок меня потряхивал мандраж. Скорость аварец потерял и мы, сократив расстояние, глушанули его ЭМ-торпедой. В десантник набился полный комплект - нам добавили ещё трёх бойцов. Мы пошли первыми с задачей заблокировать возможность взрыва реактора. Конечно ещё может рвануть боекомплект. Но рвануть боекомплект в укладке, во-первых, очень не просто, и, во-вторых, он в носу и самая ценная часть корабля - капсулы рубки и реактора сильно пострадать не должны.
  
  Мирн удачно впиявился, тараном проломив борт и мы сразу оказались там где нужно. Пока аварцы очухивались от удара, мы ломанулись. Первыми вывалилась пара дроидов - третьего я брать не стал, и сходу вынесла турель, простреливающую наш участок. Мы мгновенно оккупировали пятачок перед реакторной и я, взрезав стенку, закоротил энергошины. Сработала защита реактора, и он автоматически заглушился.
  
  Аварцы очнулись и как бешенные на нас накинулись. Позиция у нас оказалась хороша, мы никуда не торопились и стояли крепко. Корабль содрогнулся от второго удара - это второй десантник привёз подкрепление, и сейчас они должны занимать лётную палубу и арсенал. Натиск аварцев ослаб, и вскоре они сдались.
  
  Мы всех аварцев разоружили, избавили от скафандров и рассадили на лётной палубе. Я с дроидами опять был на контроле, остальные суетились по кораблю, трупы тоже снесли на взлётку, свалив кучей - лишь бы проходу не мешали. Оказывается, пока мы здесь с аварцами тусовались, в систему зашли преследователи. Наш Крайм в сопровождении пятёрки гостей-галифатцев прибыл на трофей.
  "Казак! Если кто из аварцев дёрнется, пришпиль его к стенке. Также как того - не до смерти." - Написал мне капитан.
  
  Когда галифатцы зашли, я распоряжение капитана выполнил.
  
  - Всё в порядке! - Громко произнёс Крайм. Отклик нейросети у него был, естественно, закрыт. - Это наш мститель. При любой возможности он аварцев просто убивает. Похоже, чёрный дурачок дёрнулся или вздрогнул не вовремя. Сидел бы тихо - был бы целым. А сейчас он за клинок схватится и помрёт!
  
  Аварец за клинок не схватился. Обеими руками он вцепился в снятый шлем. Крупные капли пота блестели на его чёрном лице.
  
  Главный галифатец внимательно посмотрел на меня и произнёс на общем:
  - Милый мальчик! Если вдруг у тебя будут проблемы, то с таким мировоззрением тебе будут рады в Галифате. Напомни мне о себе, и я составлю тебе протекцию.
  
  Я кивком головы показал, что его услышал, и он начал внимательно рассматривать пленников:
  - Что, Тафари аль Сабди, не рад нашей встрече?
  
  Аварец промолчал.
  
  - А я рад, очень-очень рад! - Продолжил галифатец. - Ты хоть узнал меня? Или нет? Ну так я подскажу. Я - Сардарли. И я очень долго ждал этой встречи.
  
  Тафарли снова промолчал, сохраняя невозмутимое выражение лица.
  
  - А здесь ли твои сыновья? О! Так вот же они - Кваси и Квеку. Тафари, а тебе не говорили, что именовать детей можно не только по дням недели? Ну, не важно. А третий где? Что-то я третьего не вижу!
  
  Внимательно вглядываясь в лица он скомандовал:
  - Включить отклики нейросетей!
  
  - Может среди трупов? - Подсказал Крайм. Галифатец кивнул и уточнил:
  - Мои займутся?
  - Конечно.
  Четверо сопровождающих отправились к трупам.
  - Тафарли! Если покажешь третьего, то остальных мы беспокоить не будем. Не будем отрубать им головы, запихивая тела в утилизатор. Тело-то для опознания нам не нужно...
  
  Тафарли откликнулся:
  - Вон он. Без руки.
  
  - Вот и хорошо, вот и молодец. Мы с капитаном договорились, что как загонщики тоже имеем право на часть трофеев. На сам корабль я не претендую. А вот людишек заберу. У тебя теперь будет много времени. Очень много.
  
  Аварцев как прорвало. Они кричали, ругались, умоляли и просили. Галифатцы с каменными лицами их паковали и таскали в свой десантник. Я выдернул клинок, и моего подранка тоже утащили.
  
  Крайм раскланялся с Сардарли:
  - Рад был услужить уважаемому! - На прощание сказал он.
  
  Галифатцы нас покинули. Наши быстро и умело навели порядок. Десантники наши из аварца выдернули, боеукладку проверили и частично к себе перегрузили, реактор полностью выключили, всё болтающееся закрепили, мелочи собрали, сейф вскрыли и вычистили, меня припрягли таскать трупы - проскладировать их в каюте, чтоб во время манёвров по всему кораблю не летали. По окончании мародёрки мы скинули протоколы своих действий на искин - так на всякий случай. А то ведь случай всякий бывает. Трофей закрепили и потащили.
  
  * * *
  
  Я спал, когда в каюту притащился Руф и меня разбудил.
  
  - Что тебе? - Спросил я его недовольным голосом.
  - Казак! А помнишь ты как-то говорил на пьянке, что ты всё умеешь делать?
  - Ну, так то по-пьянке. - Попробовал отказаться я.
  - А серьёзно? С медкапсулой обращаться умеешь?
  - Смотря что именно. Врач из меня никакой.
  - Врач и не нужен. Смотри. Мы аварцев ведь хорошо покрошили. Так?
  - Так.
  - А ведь там приличные бойцы были. Так?
  - Наверно.
  - Не наверно, а так. И у них приличные нейросети.
  - То есть ты хочешь из трупа приличную нейросеть выковырять и себе поставить?
  - Ну не себе. Есть у нас пара бойцов из нового пополнения, сетки им хорошо бы обновить.
  - Медкапсула нужна, расходники и разрешение капитана.
  - Медкапсула есть.
  - Фу, Руф, дай поспать. - Высказался я на Руфа, и он исчез.
  
  Через пару часов, когда я уже почти выспался, пришло сообщение от капитана:
  "Казак, зайди ко мне."
  
  Делать нечего, начальство зовёт, нужно идти.
  - Так, Казак! Руф мне сказал, что ты хочешь в трупах поковыряться.
  - Не совсем. Руф меня попросил из трупов приличную нейросеть извлечь для кого-то из молодого пополнения.
  - Справишься?
  - Извлечь - точно.
  - А поставить?
  - Должен справиться.
  - Делал уже?
  - Давно.
  - Продавать вторичку нельзя.
  - Не мои проблемы - пусть что хотят, то и делают.
  - А тебе это зачем?
  - Мне - незачем. Откажите, и пойду я спокойно дальше спать, да книжки читать.
  - А Руф?
  - Скажу капитан запретил.
  Крайм вздрогнул.
  - Чёрт с тобой. Извлекай, но не ставь. Потом специалисты поставят.
  
  Первым делом я пошёл посмотреть медкапсулы. В медбоксе оказалось три однотипных реаниматора - более дорогие, чем я до этого щупал и более специализированные. Специальная поставка для военных - с парой кнопок "простая диагностика" и "быстрое лечение". Работать они со мной согласились, но в возможностях я запутался. Нужно освоить базу по их использованию, чтоб не косячить.
  
  Так я Руфу и сказал.
  
  - Казак! Ты справишься! Или придумай что-нибудь. Такая ведь возможность пропадает!
  - А что до базы не потерпеть?
  - А там трупы у нас заберут и всё. Слушай, а на трофее медкапсула ведь есть?
  - Не знаю, но должна быть.
  - Может ты с ней справишься?
  - Глядеть нужно.
  - Так пойдём, поглядим.
  - С капитаном договориться нужно.
  - Договорился я, пойдём!
  
  Капитан действительно разрешил, и в очередной системе во время паузы между прыжками мы проверили что есть на аварце. На аварце оказалось две универсальные медкапсулы. По дороге углядел я ремонтного дроида.
  
  - Нечего ерундой страдать. - Урезонил Руфа капитан. - Для медкапсулы место надётся. На базе и переставим. Трупы тоже сдавать не станем. Пусть Казак их тогда обработает вместо отдыха и перед безопасниками сам отчитается. Берёшься? - Задал он вопрос мне.
  - Руф. Скажи мне, вот зачем мне это нужно? Меня может на базе девочка ждёт?
  - Тоже мне девочка...
  - А вот за это можно и в морду схлопотать.
  - Всё-всё виноват! Не нужно в морду!
  - Ладно клоуны! Делать вам нехрен. Только время у меня отнимаете...
  - Казак! Я тебе помогать буду.
  - Ладно. Давай так, если Благочестивый Шакирамр в систему не пришёл - твоё счастье - возьмусь.
  - Казак, ты ведь понимаешь, что я тебе за это не заплачу? - Уточнил Крайм.
  - Да, капитан.
  
  На Раусе корабля Умиды не оказалось, и я взялся за работу. Капитан спихнул всё на завхоза. Дьярв или Дьярви как-то так его зовут. "И" в конце очень короткая. Я его уже видел, просто не пересекался. Завхоз всё организовал мгновенно. Место для медкапсулы, дроидов для работы, сеанс в Нейросети для повторения баз медтехника, безопасника для консультации по работе с трупами.
  
  Безопасники присвоили мне статус внештатного сотрудника, и я подписал обещание "передавать всю информацию, добытую при осуществлении вышеперечисленной профессиональной деятельности..." Юридические фразы громоздкие, а суть простая: с извлекаемых нейросетей я обязался снимать сохранённые протоколы и передавать их с генетикой безопасникам. По каждому трупу отдельно. Ещё подписался, что не буду "нарушать закон продавая вторичные нейросети и импланты, обменивать их на что-либо или иным образом получать выгоду в части ущемляющей права производителя..." Что разрешено делать со вторичными нейросетями и имплантами? Их можно передать в дар организациям занимающимся обустройством новых (диких) сограждан и реабилитацией пострадавших от использования рабской нейросети "для бесплатной установки в случаях если ..." Офис по приёму пожертвований на Раусе есть, так что туда подарить можно. Работа бесплатна, но повышаются пункты лояльности. Пункты лояльности означают "насколько разумный полезен для Аратана". Чем их больше, тем на более активное содействие госструктур можно рассчитывать. Так что не всё так плохо.
  
  Подготовительную работу на корабле сделал за считанные минуты - медкапсула встала "как здесь и была", в Нейросети тоже долго не задержался - минут пятнадцать повтор и полтора часа в тренажёре. А вот с безопасниками, продираясь через юридические фразы и разъяснения - часов шесть.
  
  - Что ты там застрял? - Спросил меня Дьярви.
  - Читал, что подписывал.
  - Это дело. Чаще наоборот бывает - быстро подписывают и долго расхлёбывают.
  
  С трупами откладывать не стал. Лучшая нейросеть "Боец-7К" оказалась у сына Тафари - он один оказался с отрубленной рукой. У него же оказался лучший комплект имплантов и протоколы зашифрованы. Безопасники захотели эту нейросеть получить; только нейросеть, импланты им без надобности. Ну я её им и переслал службой доставки. Ещё вытащилась пара нейросетей "Боец-5У", четыре "Боец-3", по одному "Пилот-2моб", "Техник-1моб", три "Боец-1моб" и три рабских. Рабские сразу же под протокол и утилизировал, но протоколы с них всё равно безопасникам ушли. Также наковырял разных имплантов. Из интересных - три регенерационных импланта: один хороший и два - так себе, лучше чем ничего. Протоколы не просматривал - устал да и некогда. Просто сбрасывал на адрес для автообработки. По окончании выслушал благодарность дежурного СБшника, устало ответил "Служу Аратану!" и отправился отсыпаться.
  
  Как только проснулся, меня сразу дёрнул Руф:
  - Казак! Что-нибудь вчера получилось?
  - Сейчас узнаю.
  
  Я проверил ссылку у безопасников - все нейросети были разрешены к дальнейшему использованию. Отметил на корабельном сервере, что нейросети свободны и велел Руфу выбирать. Через пять минут довольный Руф со мной снова связался. Лучший комплект имплантов от аль Тафарли он захотел себе, а "Боец-5У" и комплектные им импланты - паре своих товарищей. Остальное, как он сказал, только выкинуть. В целом я с ним согласен - нейросети первого-второго уровня скорее всего стояли у служек, Боец-3 - у аварской молодёжи. У наших должно быть как минимум не хуже. Хорошие нейросети наверняка были у спецов, но их всех забрали галифатцы вместе с капитаном и остальными недобитками.
  
  Я связался с завхозом и он выдал по списку выбранное ребятам, а мне - всё оставшееся. Я связался с офисом благотворителей, и мне там ответили, что ничего дочищать не нужно - волонтёры всё сами как надо сделают. Идти куда-то было лень, и я вызвал службу доставки.
  
  Только позавтракал, как со мной снова связался Руф:
  "Казак! Может ты сам поставишь?"
  "Что там опять?"
  "Дорого получается..."
  
  В общем пришлось мне в госпиталь сходить.
  - Действительно, - убеждал меня менеджер, - поставить вторичную нейросеть с удалением предыдущей - это пять тысяч кредитов. Но Вы забываете, уважаемый, что просто так она работать не будет. Нужно переустановить систему. И это дорого! Вот, например, "Окно в жизнь" профессиональная версия - вполне бюджетная цена пятнадцать тысяч...
  - Поставьте свободную.
  - Фу! Этим убожеством пользуются только нищеброды!
  - И аристократы.
  - Так у аристократов и нейросети специальные!
  - Там есть поддержка всех серий.
  - Уважаемый! А вы сами то её видели? Пользовались?
  
  Я открыл нужную ссылку галонета и перекинул её менеджеру и бойцам.
  - Вот. Начиная с Техник-2моб я пользовался чем-то похожим. Мне найти локальный дистрибутив?
  - Не нужно. - Процедил менеджер недовольно.
  - Итак, что по остальным позициям? В тысячу укладывается?
  - Только сами процедуры установки-замены.
  - Вот и отлично. Делайте.
  - Так ведь импланты вторичные! Для их адаптации и развёртывания не хватит ресурсов! Им сначала нужно провести реновацию.
  - Сколько это по времени и деньгам?
  
  Менеджер открыл было рот, собираясь атаковать наш разум и кошелёк, но я его прервал.
  
  - Точно! Вы совершенно правы. Всё равно полной эффективности первичного развёртывания реновацией достичь не удастся. Так что ставьте как есть. Денег накопят - сменят на что-нибудь получше.
  - Так ведь разворачивание...
  - Займёт некоторое время. Пропишите им сбалансированный ресурсно-витаминный коктейль.
  - Какой коктейль?
  - Секундочку. Вот у меня сохранился старый рецепт.
  - Пойдёмте. - Выдавил сквозь зубы менеджер.
  
  Мы прошли несколько шагов. Он остановился, обернулся и спросил, пытаясь замаскировать издёвку в голосе.
  - Может Вы, Уважаемый, сами всё и поставите?
  - С удовольствием вспомню молодость! Только пусть специалист меня всё же проконтролирует, давно этим не занимался.
  
  Издёвка у менеджера не удалась, и мы пошли дальше.
  
  - Мойтесь. Ждите. Вас пригласят. - Высказал менеджер, голос у него прозвучал отрывисто.
  
  Подошедший доктор мне понравился.
  - Кто же расстроил нашего сотрудника?
  - Я. - Мгновенно признался я.
  - И чем же вы его так расстроили?
  - Попросил свободную операционку и отказался от реновации вторичных имплантов.
  - Ай-я-яй. Не дал мальчику заработать. - Осуждения в голосе доктора не было. - А почему от реновации отказался?
  
  Я как смог воспроизвёл давнюю лекцию медтехника и показал рецепт.
  
  - Понятно, понятно. - Высказал доктор после задумчивой паузы. - Что я могу сказать? Рецепт усреднённый, так что подходит всем и никому. Потом подберу каждому индивидуальную рецептуру. А что по поводу самостоятельной установки?
  - Прошу прощения, но я знаю как быть и что делать только в случае когда всё идёт хорошо. А если что-то пойдёт не так, то я не справлюсь.
  - И что же может пойти не так?
  - Не могу ответить, знаю что случаи редки или очень редки, а дальше огромный объём информации, мне просто не хватает образования.
  - Понятно. Хорошо. Нет, не хорошо, а очень хорошо. Ну-с, приступим. Кто первый?
  
  Пара-тройка минут на человека и всё готово - спец.
  - Мальчики пусть поспят сколько влезет. Нейросети вторичные, так что разворачивание может занять некоторое время. Если за шестьдесят часов не развернутся - ко мне на повторный приём. Вот рецепты. Импланты должны полностью адаптироваться в течение десятка-двух дней. Опять же если с разворачиванием-адаптацией будут проблемы - также ко мне. Пока сети не развернутся, пусть кто-нибудь подежурит с ними. Пока регенерационные импланты не развернутся, не нагружайтесь всякой гадостью...
  
  Я поблагодарил доктора. Вызвал тележку, и мы с Руфом, загрузив в неё спящих бойцов, отправились на корабль. С корабля капитан парней временно списал - до их полной адаптации. Так что отвезли мы их в гостиницу. Пока стоянка, Руф с ними подежурит. Если что - наймёт сиделку.
  
  Сиделку нанимать не пришлось - за сутки ребята оклемались. Перед отлётом Руф записал их на лечебно-восстановительный комплекс. Умида не появилась, и я оставил ей свой "привет-привет".
  
  4.6. Засада.
  
  Наш выход прошёл по стандартному сценарию. Крупной группой мы прочёсывали системы, потом в одной из них затихарились, а группа ушла дальше. Час за часом мы висели в пустоте и ждали залётного гостя. Наконец гость заявился. Это оказался аварец. На носу у него было какое-то повреждение. Отстреливаться он не пытался - похоже, что торпеды у него кончились. Он убегал от нас в сторону Миленти. До его "безопасной зоны" было далеко, движки у него тянули не очень, и мы его уверенно догоняли. Перед каждым гиперпрыжком меня начинало потряхивать. Народ, заметив это, сначала заволновался, а потом, когда неприятности раз за разом не наступали, успокоился.
  
  После третьего прыжка мы подошли на расстояние выстрела и начали обстрел с дальней дистанции. Скорость у нас упала, но мы не отставали. В четвёртый гиперпрыжок аварец ушёл. Ушли и мы, как только просчитали вектор его ухода. В следующей системе всё должно было решиться.
  
  - Казак! Тебя всё трясёт?
  - Да. Жопой чую неприятности.
  - Кызаг! Лишенец ты неудовлетворённый. - Вмешался в разговор Крайм. - У твоей жопы неприятности на станции будут. Только Руфу скажи, он давно на неё засматривается. Да ещё птенчики его присоединяться, поблагодарить так сказать...
  
  Народ заржал от немудрёной шутки, а меня всё трясло. Я думал, что бы такого сделать? Походил у дроидов, доставил всем троим плазменные резаки и меня начало отпускать.
  
  Наше отделение усилили парой бойцов. Три дроида, Матс, Ярс, Клай, я, Ньорд и Ове из усиления, пилотом, естественно, Мирн. Мы наготове и ждём команды. За полчаса после выхода мы догнали аварца с чихающим двигателем. Крайм не пожалел ЭМ-торпеды, и двигатель аварца захлебнулся. Из лазера обработали один из бортов - ПКО на нем если и было, то теперь не функционально. Аварец открыл лётную палубу.
  
  - Казак! - Дёрнул меня Матс. - Куда тебе больше нравится? На лётную, куда приглашают, или борт ему проломить?
  
  Я представил, как ломаем борт и внутри у меня всё напряглось и запротестовало. Взлётка такого отторжения не вызывает.
  - На взлётку. Нас же вежливо просят! - Попробовал я пошутить.
  - Вот именно вежливых аварцев я и не люблю! - Откликнулся Матс, но приказом подтвердил: - Мирн! Рули на взлётку.
  
  Высадились мы удачно, сразу подавив лишние турели. Клай и Ове рванули проверять передний отсек. Как и ожидалось - он пуст. В смысле без лишних врагов. Транспорт не слишком мелкий, и с захваченной палубы к центру, рубке и двигателям ведёт три прохода.
  
  - Пошли! - Скомандовал Матс.
  
  Я выбрал проход и двинул вперёд дроида. Сразу за первым пустил второго. Третьего задержал на палубе. Появились первые аварцы. Меня в проходе они просто решили заблокировать не пуская дальше, а из двух других попытались полезть на палубу. По команде Матса я начал отступать, благо углубиться не успел. Ярс из-за оставленного дроида на палубе угрожал аварцам, Ньорд ему ассистировал. Я вышел из прохода, и мы выдавили аварцев обратно в проходы. По дроиду на проход - мне кажется это не слишком удачным, но с Матсом я не спорю.
  - Уходим! Быстро! Быстро! Казак! Бросай дроидов! - Закричал Матс.
  
  Наши бросились к челноку, быстро развернувшись, пробежал мимо меня. Я почувствовал, что убегать мне нельзя, что будет плохо и закричал в общий канал:
  - Без меня! Не ждите!
  - Казак! Бегом!
  - Здесь столько девочек, я с ними плотно пообщаюсь!
  - Казак! [...] - выдаёт серию неперводимых нецензурных ценных указаний Матс.
  - Без меня!
  
  Ярс, дёрнувшийся к челноку, остановился и возвратился ко мне.
  - Казак! Я надеюсь ты не думаешь сегодня помирать.
  - Не могу тебе этого обещать. Но здесь сейчас безопаснее.
  
  Челнок ушёл. Я собрал дроидов в тесную группу и начал продавливать аварцев в одном из проходов, прорываясь к центру. Аварцы что-то кричали, грозились. Предлагали сдаться обещая "убить не больно". Клинками мне действовать было неудобно, и я скомандовал:
  - Ярс, подбери мне копьё.
  
  Аварцы всё что-то кричат, их крики я начал воспринимать как фон. Ярс подбобрал трофейное копьё убитого раба. Простейшее. Я спрятал клинки и почувствовал себя лучше.
  
  - Ярс! Раненых добивай, контролируй надёжно.
  - Понял.
  
  Ярс фаталистично спокоен и сосредоточен. Аварцы, оставив спереди небольшой заслон, нажали на нас сзади. Они рассчитывали задавить нас в узком коридоре, или выдавить из него на промежуточную площадку, где будет возможность реализовать численное преимущество.
  - Кругом! - Решил воспротивиться я.
  
  Мы повернули кругом и начали ломиться назад. Смысла манёвра Ярс не понял, но сделал всё как надо, аварцы тоже не поняли и пострадали. Они оставили на защите в сторону центра не самых лучших бойцов. Сначала, когда мы начали давить в другую сторону, защитники центра потеряли с нами соприкосновение, фактически выйдя из боя. Затем они кинулись за нами, сломав строй, за что и были наказаны - я снова сделал "кругом", Ярс снова чётко всё выполнил, и троих из заслона мы нашинковали. Ярс провёл контроль. Оставшийся аварец бросился бегом и ушёл в сторону. Вообще-то правильное решение - пытаясь нас задержать он бы просто погиб, но нам это его отступление сейчас оказалось на руку.
  - Оружие подбери и бегом!
  
  Мы побежали к капсулам. Мне всё удавалось - редкие турели у меня сносились сдвоенным выстрелом дроидов с первой попытки, я удачно оставлял сзади на защите дроида с лучшим щитом, вытягивая в середину подранка... И главное аварцы нас обогнать и задержать не смогли. Хотя если бы даже и смогли? Что бы это серьёзно изменило?
  
  Перед предкапсульной площадкой пришлось притормозить. Турели дроиды вынесли, обезопасив межкапсульный пятачок. Нас догнали аварцы, но сменить тактику они не успели, и мы позволили им вытеснить нас к капсулам. Аварцы обрадовались, обещая разделаться с нами, и уткнулись в двух дроидов и меня с Ярсом. Ярс сзади на добивании. Третьему дроиду я указал место выреза. Угадал, через пару десятков секунд видны энергошины.
  
  Выдвинул дроида вперёд, выбрал момент, закоротил и заклинил энергошины копьём, ругая себя, что не запасся нужным куском шины заранее. Похоже, что реактор на холостом ходу.
  - Ярс! Копьё!
  
  Ярс сработал оруженосцем, и я снова вооружён. Аварцам не хватает слаженности, в меня они серьёзно попасть не могут, а сами удары пропускают. И мне, и им понятно, что время не на их стороне.
  
  Они отступили, и главный из безопасного прохода попытался начать с нами переговоры.
  - Эй, бойцы! Вы достойны уважения, но вы ж понимаете, что вам не победить! Давайте заключим перемирие. Я лично обещаю считать Вас своими гостями и доставить в нейтральную систему!
  
  Я решил поговорить - заодно можно передохнуть:
  - Ситуация, прям как в классике! Читал, как "удачливый хитрец" Бахит аль Хилагар также обещал, а потом всё - "извини, обстоятельства изменились"? - Напомнил я один из старых романов.
  
  Похоже их главный - не совсем главный: не капитан, а зам по боёвке. Я прям чувствую, как он завис.
  - Парень, парень в розовом! Тьфу, выведи имя, чтоб вежливо обращаться - раздалось по корабельному оповещению.
  
  Я вывел.
  
  - Казак! Я, капитан Тачир аль Синопи, торговец системы Миленти...
  - И чем же ты торгуешь? Рабами? - Перебил я его.
  - Торгую я всем, что приносит прибыль. Так вот, я...
  - То есть рабами ты тоже торгуешь? - Опять перебил я его.
  - Нет. В торговлю рабами просто так не влезешь.
  - Что совсем рабов не продаёшь и не покупаешь?
  - В Аваре рабство законно и рабов все покупают и продают. Не перебивай! Так вот, я капитан Тачир аль Синопи предлагаю пиратам Казаку и Ярсу мир и гостевой статус. Я обещаю жизнь и безопасность!
  - Ярс, ты знаешь, а я ему не верю. - Озвучил я громко. - Но у меня есть хороший план. Давай их всех просто убьём!
  
  Ярс вытаращил глаза. Нет, за шлемом этого не видно, но он точно вытаращил.
  
  - Ты думаешь, что мы потом будем делать? - Продолжил я демонстративно громко. - Если останемся живы, то улетим. Улетим-улетим не переживай. Только сначала нужно захватить реактор. Тогда, если станет нам кисло, мы его рванём. Представляешь, сколько врагов за раз?
  - Казак! План хорош, не спорю. Простой и понятный. - Влез Тачир. - И допустим, ты всех убьёшь. Но вот беда - искины мы испортим, и никуда вы не улетите.
  - Ой, Тачир, испугал! Вот, недавно завис я в одной системе. Это было перед тем, как ваши галифатцам на Инсмонгере наваляли. Там сначала галифатцы ваших потеснили. Так вот, мародёрили мы на стоянке рембата. Архи туда заявились, и все мои смылись, а я на остовах отсиделся и завис. Нашёл я, значит, подходящий остов, собрал корабль из чего ни попадя, искина ни одного не было, так на Алатез на глазок и упрыгал. Но у меня дроид был ремонтный и челнок.
  - Врёшь!
  - Ну хорошо, у меня ещё пара боевых дроидов была и пароль, чтоб разминирование проводить...
  
  Я двинул дроида к дырке. Отрезал им кусок энергошины и замкнул, чтоб реактор запустить не удалось.
  
  - Эй, ты чего делаешь?
  - Как чего? Энергошины замкнул, чтоб с реактором не баловались. - Ответил я и отдал команду дроиду резать шлюз. Полностью на автомате резать не получается, но и всё же не совсем ручное управление - дал команду и можно почти на минуту отвлечься.
  
  - Ярс, значит так, - произнёс я демонстративно, - сейчас вырежем шлюз, зайдёшь внутрь и всех убьёшь.
  "Внимание! Сейчас полезут. Вперёд не лезь. Работай спокойно на добивание." - Перекинул я ему по прямой связи.
  
  Аварцы меня не подвели. Они сгруппировались и полезли. Не знаю, служки это были, или аварская молодёжь, но они стремились зажать моё оружие. Первый прямо налез на копьё и вцепился в него, не давая вытащить. Пришлось копье так и бросить в брюхе у аварца, ухватился за клинки. Клинками я подрезал ещё пару, заблокировать клинки у аварцев не получилось, они отступили, перегруппировываясь, и, улучив момент, Ярс всунул мне очередное копьё. Долго оно у меня не продержалось - я засадил его ещё в одного аварца.
  
  Аварцы дрогнули и откатились в проход.
  - Ярс! Контроль, но не подставляйся, чуть что - сразу назад!
  
  Ярс скованно-деревянной походкой сделал несколько шагов вперёд. Потом он отрубил голову одному из аварцев, освободил копьё, и его отпустило. Он вернулся, оставил лишнее у стенки, и двинулся ко второму. Аварцы кинулись в последнюю отчаянную атаку. Возможно они не догадывались, что она будет для них последней, но так уж получилось.
  
  Их осталось шестеро, пятеро точно ранены, и двое точно ранены сильно. Пси мне подсказывало, что рядом других бойцов нет, тех что в капсулах не считаем. Стоять под выстрелами аварцы не стали. Они опять попытались достать меня, потеряли легкораненого, затем я клинками быстро расправился с медлительным тяжёлым, Ярс удачно прибил второго тяжёлого, потерял копьё и схватился за клинки. Откатиться я аварцам не дал. Они привыкли, что я не выхожу из под защиты дроидов, а сейчас я не только вышел, но и сам их атаковал. Дроиды вели беспокоящий огонь, аварцев мало, и выстрелы часто скрещиваются. Окатываясь, аварцы оставили ещё одного без сознания, я неожиданно для них вылетел за ними в коридор и сходу убил последнего подранка. Возможно не убил, может быть он просто выключился от болевого шока, не суть. Главный аварец остался со мной один на один. Чувствуя, что Ярс скоро придёт мне на помощь, аврец попытался пробить мою защиту, получил укол, отскочил и закричал:
  - Всё! Я сдаюсь!
  
  Он бросил клинки на пол, а я ткнул его клинком в горло.
  - Казак! Он же сдался! - Закричал капитан аварцев.
  - У меня план - всех убить. - Громко ответил я.
  
  Аварцы - в шоке и ужасе. Я прямо физически это ощутил.
  - Ярс! Контроль! Оружие собрать!
  
  Похоже, что Ярс тоже в шоке. Вот недавно кругом были враги, сулили нам самые неприятные перспективы. И вот они кончились, остались трупы. У Ярса постбоевой отходняк. Но он всё выполняет.
  - Проверься! Серьёзные раны есть?
  - Нет, по-мелочи...
  
  У меня тоже по-мелочи.
  
  - Ярс! Только совсем не расслабляйся! Ещё не всё. Не паникуй! Всё - это когда будем на Раусе.
  - Казак, а что с нашими?
  - Не знаю.
  Мы говорим громко. Аварцы нас слышат, и их капитан влез в беседу.
  - А с вашими плохо. В смысле для вас плохо. Думаете почему ваши так быстро смотались? Они в засаду попали. Их на абордаж взяли. Так что скоро здесь будут настоящие бойцы, настругают вас на гуляш и жрать заставят! Последний раз предлагаю - сдавайтесь по-хорошему!
  - А вот сейчас я ему верю. Ярс! У нас мало времени. - Громко произношу я.
  
  Я загоняю всех трёх дроидов к капсулам. Все они плазменными резаками режут шлюзы. Два на реакторной и один на рубке.
  - Казак! - Кричит капитан. - Ну вот зачем вам помирать? Я обещаю безопасность. Безопасную доставку в нейтральную систему!
  - Ты говори, говори. Полчаса у тебя есть. - Максимально равнодушно откликнулся я.
  - Казак! Хочешь - мы сдадимся. Только пообещай нас не убивать.
  - Слушай, Тачир, ну вот зачем мне вам что-то обещать? И главное, что мне потом с вами делать? Вас ведь потом нужно будет где-то запереть, кормить, поить, спать ложить. И не отдохнуть мне будет, не расслабиться. А вы будете думать как навредить...
  - Нас можно будет закрыть в каютах...
  - Слушай, Тачир, а там ведь бойцы серьёзные, на вашем приватире?
  - Конечно серьёзные! И они скоро будут здесь!
  - Точно, так ведь можно и не успеть.
  
  Я перекинул третьего дроида к реакторной, благо удалось подобрать удобный кусочек для резки. Капитан ещё что-то говорил, но я от него отключился. Приближалась опасность. Пси мне показало, что гости прибыли. Они мягко зашли и аккуратно продвигались, пытаясь застать нас врасплох.
  
  - Ярс! Кто-то идёт. Приготовься.
  
  Мы перегруппировались, теперь на резке остался один дроид. Похоже капитан передал гостям, что они замечены и новый голос на едином с сильным аварским акцентом произнёс:
  - Последний раз предлагаю сдаться. Это не позор, а жизненная необходимость. Вы - сильны, вы - достойны принять учение Чёрного Господина, я предлагаю не трусливую капитуляцию, а достойное приобщение к Великой Империи!
  - Спасибо. Но мне в Аваре не понравилось. Я мститель, и я просто всех вас убью.
  
  То, что я аварцев не перебивал, понятно, но и аварцы дали мне договорить. Театральность происходящего их не только не смутила, но и продемонстрировала, что я правильный и хороший враг.
  - Мститель. Мститель - это хорошо! Я убью тебя, законсервирую твою голову, и будешь ты у меня на полке пучить глаза в прозрачной колбе!
  - Если.
  
  Я сплагиатил ответ спартанцев Филиппу Македонскому. Решил, что аварцам он понравится. Пауза затянулась, похоже, что они сначала ждали продолжение, а потом переваривали ответ. Не дождавшись или переварив - ломанулись. Пять бойцов и погонщик с дроидом. Я сразу разменял дроида на дроида - они застыли скульптурной композицией в центре площадки. Погонщик рассчитывал одного своего разменять на двух моих, но ему это не удалось. Аварцы опасны. Погонщик, видя что у меня старые аварские модели, раз за разом пытался перехватить у меня управление. Ну-ну. Аварцы очень опасны, но предвидение меня спасает и я ранил их раз за разом одного за другим. Подставил под удар второго дроида, получил и реализовал тактическое преимущество. Снова подставил того же дроида, потерял его, но и у аварцев остался единственный серьёзный абордажник. Погонщик бросил бесплодные попытки перехвата управления и вступил в схватку, отвлекая меня. Я на него отвлекся, достал, не смертельно, сам получил болезненный, но не опасный укол. Погонщик резко разорвал дистанцию. Ярс пощекотал аварца копьём, аварец удачно отвлекся, и я ему этого не простил. Погонщик отступил, сбежав на лётную палубу. Схватка закончилась. Гнаться за погонщиком? Я решил что не нужно - упустили и упустили. Резаком последнего своего дроида взрезал корпус трофея. Взрывчатки в промышленных масштабах нет - вот и славно. Направил дроида резать капсулу и позвал Ярса помочь оттолкать металлолом с центра на край, чтоб не мешал.
  
  Капитан начал играться с гравитацией. Большую он сделать не может, так что убавит-выключит-включит. Скачки гравитации нам не помеха. Отвлекаю дроида и прихватываю резаком как сваркой битого за корпус к стенке. Затем второго и третьим трофейного приварил туда же. Нужно будет посмотреть, что там с моими дроидами. Компы в них наверняка целы.
  
  Вернул дроида к реакторной и продолжил резать шлюз. Капитан и ещё какие-то голоса меня пытаются отвлечь, обещая кары, страшную месть и денег.
  - Конкретные предложения как сделать вас безопасными есть? Без обещаний и прочих сомнительных конструкций? Придумаете что-нибудь простое и надёжное - обсудим. - Громко высказал я и продолжил резку.
  
  Что интересно, челнок с корабля не улетает. Пилот и погонщик, похоже, так и тусуются на взлётке. Интересно, что они там задумали? Опасности я не чувствую. Не обманывает ли меня моё пси?
  Аварец перестал играться с гравитацией. Интересно, почему он не игрался ей во время боя? Мне бы он серьёзно не помешал, но всё же.
  
  Через пару минут по корабельной связи я услышал голос:
  - Казак! Я капитан Кадерли, аварцы сдаются вместе с кодами от искинов. Не убивай их.
  - Кадерли? Умида у Вас в команде?
  - Секунду.
  - Казак, я рада тебя слышать. - Мне показалось, что голос я узнал. Да и вряд ли аварцы смогли бы закрутить такую интригу. Не того я полёта птица...
  - Взаимно! И надеюсь на скорую встречу.
  - Казак? - Снова проявляется Кадерли.
  - Капитан! Что там с моими, у меня нет приказов.
  - Твоих мы отбили, капитан Крайм погиб.
  - Ясно. Что мне делать? У меня здесь ещё пара аварцев где-то шарашится.
  - Трофейщики уже на подлёте. Как сами? В медкапсулу нужно?
  - Нужно, но не к спеху.
  
  Я отогнал дроида от капсулы и просто ждал. Ярс устроился у дальней стенки. Минуты, спокойные минуты! Они проходили через меня, я ими дышал и не мог надышаться, я ими просто упивался!
  
  Судно вздрогнуло. Этот толчок нас известил, что к нам кто-то пристыковался. По корабельной сети я услышал:
  - Казак! Это Дьярви, я сейчас подойду с Гролхом.
  - Жду!
  
  Первым показался Гролх.
  - Гы! Розовый мальчик! Я рад тебя видеть!
  
  Он хлопнул меня своей лапищей. Больно! Адреналин схлынул, и все мои раны начали болеть. Не то чтобы они опасны, в бою я их не замечал, и они мне не особо мешали, а вот сейчас - больно.
  - Я тоже тебя рад видеть, - ответил я. - Только не хлопай меня больше! Я не в форме.
  
  Почти сразу появился Дьярви с компанией специалистов и парой абордажников-галифатцев.
  - Казак! Все вопросы потом. Из системы нужно убираться. Крайм погиб. Я за старшего до прибытия на Раус.
  - Понял. Что делать?
  - Сейчас аварцы сдают корабль, мы принимаем. Потом их эвакуируют на Шакирамр. Наш пострадал сильно. Похоже придётся идти на этом. Помнится ты ремонтник?
  - Так точно. - Я специально ответил в армейском стиле подчёркивая старшинство Дьярви и мою готовность исполнять его приказы. Дьярви кивнул:
  - Тогда как только, так сразу разберись с ремонтником и начинай всё устранять.
  - Принято.
  - Казак! Постой рядом с Ярсом. Аварцы боятся...
  - Не проблема! - Я отошёл к Ярсу.
  
  Капсулы открылись. В реакторную зашло двое наших, в рубку тоже. Через пару минут искин признал меня членом экипажа, высветилась схема корабля и я пошёл в ремонтный закуток. Ремонтник в удовлетворительном состоянии. Так что уже через пару минут я восстанавливал энергошины.
  
  Подошёл Гролх.
  - Казак! Сейчас аварцы пойдут. Ты это...
  - Что? Я их так сильно напугал?
  - Гы.
  - Слушай, а как тебя зовут-то?
  - Зови Гролхом. Всё равно моё настоящее имя не выговоришь.
  
  Тут Гролх что-то произнёс. Там из звуков - щелчки и посвистывание.
  
  - Если это твоё имя, то прав ты, мне это не произнести. - Согласился я и подумал: "Гролх по имени Гролх это как кошка по имени Кошка - никакой фантазии, зато и не ошибёшься".
  
  Аварцы пошли. Один из них остановился, повернулся ко мне и поднял лицевой щиток. Это оказалась женщина. Мог бы и раньше догадаться по росту и походке.
  
  - Проклинаю тебя! Ты убил моего сына. Пусть и твоих детей убьют! Пусть дети твои умрут, не доставив тебе радости увидеть внуков!
  
  К ней подскочил другой аварец и потащил что-то приговаривая. Получалось у него плохо. Женщина стояла и смотрела на меня. На отходняке после боя меня понесло:
  - Я очень рад, женщина, что убил твоего сына. Если у тебя есть ещё сыновья, скажи им, что я - Казак, мститель. Надеюсь, они не трусы. Пусть они найдут меня. Гы-гы-гы.
  
  Аварка вздрогнула, сгорбилась и позволила себя увести. Я стоял прямо и смотрел на проходящих аварцев. Рядом был Гролх. Аварцы, проходя мимо, ускоряли шаг.
  
  Искин насыпал мне задач, и я погрузился в работу. Тело болело, и я решил в первую очередь разобраться с медкапсулой. Медкапсула была в норме. Дьярви не возражал, и я залёг в неё. Диагностика, ускоренное лечение - даже не лечение, а так - устранение поверхностных повреждений. Десять минут и крышка откинулась. Следующим в медкапсулу полез Ярс. Он как раз закончил таскать трупы. Свалил их в какую-то каморку. Хотя нет - в две. Часть трупов аварцы выкупили - заберут их с собой.
  
  Реактор запустился, и я шустрил, устраняя последствия ЭМ-импульса. Двигатель запустился, и мы начали маневрировать. Сейчас зацепим наш корабль и вперёд. Транспорт постепенно наполнялся выжившими с нашего экипажа. Потери страшные. КИПов у нас считай что не осталось. Обломки подобрали, закинули в боксы. Значит двое целых пилотов, что удачно спаслись из подбитых машин, и двое подранков, один из них тяжёлый. Погибших пилотов даже извлекать не стали - всё потом. Абордажники тоже массово полегли - осталось на одно полное отделение, это со мной и Ярсом, плюс три пилота десантников и ещё четыре абордажника сейчас не бойцы. В реаниматорах их стабилизировали, до госпиталя не помрут. Отрубленные руки-ноги-пальцы закинули в стазис-камеру - пригодятся. Надеюсь не перепутают и чужие не пришьют. Щитовика нашего убили.
  
  Кают на транспорте мало, я подвесил гамак в ремонтном закутке. Устроился так сказать на рабочем месте. Пока суть да дело, промарафетил свой скаф - запчастей хватает. Начал обслуживать остальных - все битые, у всех есть что чинить.
  
  Постепенно я выяснил что же произошло. Мы попали в спонтанную засаду. В системе проходил приватир-аварец. Первым в систему вышел наш беглец, с маленьким запасом, но звёзды сошлись, и аварцам времени хватило. Вот мы на них и выскочили. Затихарившийся чужой приватир наши заметили поздно, решили уходить, казалось, что возможность уйти есть - вот наши и дёрнулись. Но не ушли. Возвращающийся челнок Мирна аварцы загасили резко и с гарантией - в нём все погибли. Аварцы собирались брать наш корабль "на клинок" и лишние противники им были ни к чему. Наш корабль получил торпеду в двигатель и потерял ход. Наши КИПы пытались отбиться от аварцев. Полностью отбиться не удалось: аварец тоже потерял ход и почти все свои КИПы, но космос остался за ним. Всё у аварцев должно было получиться. Но и у них не срослось. Мы с Ярсом остались на транспорте и устроили шухер. Под вопли торговцев аварцы сняли с атаки отделение. Это отделение должно было мне помешать добраться до реактора. Наши сопротивлялись с упёртостью обречённых, и когда аварцы повели в бой подкрепление, собрав всех способных держать оружие, на них обрушился "Благочестивый Шакирамр", который тоже тихарился в системе. Вторая волна десанта в челноках и КИПы были уничтожены. Вот здесь-то аварцы и запаниковали. Действовавшая против меня с Ярсом команда поставила всё на решительную стычку и проиграла. Погонщик с пилотом в космос выходить не стали - переждали и сдались вместе с экипажем. "Благочестивые" победили почти без потерь - бойцов на аварце не осталось. Командир, чтобы сохранить людей, сдался; сдав коды искинов он выторговал, что его и всех его людей отпустят без выкупа.
  
  Финансовые итоги. Аварцы безусловно проиграли. Хотя торговцы должны получить компенсацию со страховой компании - возможность раскрутиться у них будет. Кстати страховая компания принадлежит аграфам и имеет филиалы во всех человеческих государствах. Торговец и аварский приватир считаются трофеями Благочестивого Шакирамра. Нам остаётся наш корабль, но, в связи со смертью нашего капитана, их капитан Кадерли, в обмен на преимущественное право распоряжения имуществом нашей ЧВК, считай побитым кораблём, принимает на себя все его обязательства перед экипажем. Я толком не понял зачем именно это нужно, в порыв благотворительности я не верю, так что думаю Кадерли в накладе не останется.
  
  4.7. Переформирование.
  
  До Рауса мы дотелюпали. Картриджей для медкапсулы хватило - через неё прошли все, кому это было нужно. Долечились, конечно, не не до конца, так что по прилёту половина отправилась в госпиталь, а остальные, кого не привлекли к хозяйственной деятельности, - в бордель. Благочестивый Шакирамр прибыл немного раньше, и Умида меня ждала. Вида она не показала, но на письмо моё по прилёту откликнулась сразу. На мою игривую фразу она откликнулась с несвойственной многим женщинам прямотой:
  "Если ты серьёзно настроен стать моим близким, то я буду ждать тебя в..."
  
  От своих я приотстал и удрал. Мне - в гостиничную часть развлекательного комплекса.
  
  "Уже лечу." - Отписался я и зарулил в душ. Спасибо лекциям на Алатезе: "прийти к женщине грязным - это показать, что ты её не любишь и не ценишь". С корабля я сошёл в боевом скафандре, бывшим когда-то розовым. Сейчас он розово-чёрный. При ремонте я повреждённые части менял, так что иду пятнистый. Вообще, хождение в боёвке в Комплексе не приветствуется, и раньше боевой скафандр я оставлял на корабле, но сейчас корабль почти не наш, что и как будет дальше - не ясно, и я переодеваться не стал. На меня косились, но замечаний не делали.
  
  Умида встретила меня в небольшом номере - где-то два на три метра. Она была в закрытом под горлышко облегающем комбинезоне. Номер был обставлен по-аратански: два раскладных кресла и раскладной столик.
  - Я не слишком смущу тебя, если вылезу из скафандра?
  - Вылезай, конечно. - Согласилась Умида наливая мне чай по-галифатски - в пиалу.
  
  Я остался в тонком тельнике. Хорошо, что я после душа сменил его на новый. Умида махнула рукой на кресло, и я в него сел. Потом "воспользовался её девичьей наивностью", и усадил её к себе на колени. Кресло под двойным весом заскрипело. Умида позволила себя поцеловать, но на поцелуй не ответила.
  - Ты слишком торопишься.
  - Проявляю разумную настойчивость. - Процитировал я её.
  - Ну-ка, ну-ка.
  
  Умида расстегнула мой тельник, провела пальцем по моей груди и принюхалась:
  - Совершил омовение?
  
  Я процитировал ей галифатское изречение, прямо по галифатски.
  - Ты не плохо знаешь наши обычаи.
  - Не особенно. Так, верхов из адаптационных лекций нахватался. Но в них есть очень соблазнительные детали.
  - Это какие-же?
  - Если б мы пили чай сейчас по галифатским обычаям, у меня было бы гораздо больше возможности для манёвра.
  - И ты хочешь сказать, что меня любишь?
  - Люблю тебя сказать лишь могут руки, снимающие паранджу, - перевёл я как смог на галифатский Есенина. - Это строчка из стихотворения с моей родины. А любовь... Любовь она не всегда появляется сразу. Часто зарождается постепенно и потом крепнет.
  - И погибает. - Вставила Умида.
  - Бывает что и погибает.
  - Так значит ты меня не любишь? Зачем тогда пришёл?
  - Я не знаю, люблю ли я тебя, но меня к тебе тянет.
  - Любовь - как цветок, не поливай его вниманием и она как цветок засохнет. - Процитировала что-то Умида.
  - Разумная мысль, откуда она?
  - Из Великих Старцев конечно, откуда ещё?
  
  Мы помолчали.
  
  - Мужчины обещают женщинам долгую и счастливую жизнь.
  - Увы. Я авантюрист. Вчера мне повезло, и сегодня я жив, а завтра может не повезти. Так зачем обещать то, что гарантировать я не могу. По крайней мере на время контракта.
  - И что, ты думаешь меня это радует?
  - Нет, но врать я не хочу.
  - Что ж, по крайней мере честно. Отпусти меня!
  
  Я Умиду отпустил. Она выбралась, встала и глядя на меня спросила:
  - И так вот просто меня отпустил?
  - А что делать? Насильно мил не будешь.
  - Ладно... убирай стулья.
  
  На освобождённое место из стенки выехал матрас. Из стенного шкафа Умида достала подушку. Она позволила мне снять с неё комбинезон и осталась в толстых плотных с геометрическим рисунком чулках выше колен и перчатках до локтя. Она была типичной галифаткой с оливковой кожей, аккуратным пупком на тонкой талии, широкоформатными бёдрами и крупной грудью. Пока я сбрасывал остатки своей одежды, она устроилась на спине, закинув правую руку, ту что с протезом, засунула под подушку. Когда я добрался до неё, левой рукой она упёрлась мне в грудь:
  - Не торопись, я должна к тебе привыкнуть.
  
  Она сняла перчатку с левой здоровой руки и прикоснулась ко мне кончиками пальцев. Мы целовались и гладили друг-друга кончиками пальцев, исследуя и привыкая.
  ...
  - Проверяешь, нет ли там овощерезки?
  - Тебе это не приятно? - Спросил я её, лишь бы ответить. Нейросеть мне подсказывала...
  ...
  Как мужчину Умида меня приняла. Оказывается ей очень не хватало мужской ласки.
  
  * * *
  
  Голод заставил нас одеться и спуститься в ресторан. Только мы уселись за столик, как в ресторан вломилась толпа наших сослуживцев. Нас окружили и хлопали.
  - Я никому ничего не говорил(-а). - Произнесли мы одновременно с Уми глядя друг на друга.
  - А вам и не нужно было никому ничего говорить. - Выступил Арибли, командир абордажников корабля Умиды. - Сначала наглый аратанец демонстративно оказывает знаки внимания нашей красавиице-недотроге, потом они оба синхронно пропадают, не отвечая на сообщения, затем появляются под ручку с довольными лицами, собираясь позавтракать, хотя пора обедать. Не нужно быть семи пядей во лбу чтоб сложить один плюс один - сладились. Вот народ и собрался чтоб вас поздравить. И ещё, Казак, Умида. Если собираетесь дальше нормально служить, быстро регистрируйте брак - мой вам совет. Кадерли - правоверный галифатец и прелюбодеев покрывать не будет.
  "Казак, ты как?" - Написала мне Умида.
  
  Я открыл нужный раздел в административном искине, закинул наши имена в форму стандартного временного брака. Ну не имена конечно, а зарегистрированные отклики нейросетей. И скинул ссылку Умиде.
  "Казак, ты уверен?"
  "Уверен."
  Умида кусала губы. Пауза затягивалась.
  
  -----------------------------------------
  То, чего я не слышал.
  
  "Стандартные условия временного аратанского брака без каких-либо подводных камней и ловушек. Подписывай смело: если что не устроит - просто разведёшься. Здесь это просто. И помни, если что не так, наши ему лишнее оборвут и скажут, что так и было."
  -----------------------------------------
  
  Умида зажмурилась. Потом лицо её стало решительным. Мне тренькнуло сообщение об изменении семейного статуса. Я встал из-за столика и протянул к Умиде руки, она тоже встала, пришла ко мне в руки, обняла за шею и мы поцеловались долгим поцелуем.
  
  - Так-с. Молодые сейчас слишком заняты, - взял командование в свои руки Арибли, - между тем свадьбу сыграть нужно. Скидываемся на банкет и подарок!
  
  Мы перешли в банкетный зал, Арибли организовал гостей. Народ появлялся и исчезал. Мы по команде вставали и целовались, кланялись и садились. В перерывах, когда про нас забывали, мы даже перекусили. Потом на этом празднике жизни мы стали лишние и незаметно свалили в номер, гуляющей свадьбе это не помешало.
  
  * * *
  
  Я проснулся, а Умида тихонько посапывала рядом. Вчера, когда мы поднялись в номер и начали устраиваться она устало уселась на матрас и сказала:
  - Ну что, муж, помнится ты говорил, что принимаешь меня такой, какая я есть. - И, не дав мне времени ответить и запаниковать, продолжила: - Помоги снять железки, мне нужно от них отдохнуть.
  
  Реальной помощи Умиде не требовалось. Я достал из встроенного шкафа специальную сумку, вытащил из неё заглушки.
  
  - Хочешь посмотреть как всё устроено? - Угадала Умида. - Посмотри.
  
  Она протянула мне руку-обрубок.
  - Здесь под кожей у меня цилиндр-переходник, стандартное протезирование. Заглушки - чтобы ничего лишнего внутрь не попало. Совмещай и придави - не бойся, не той стороной не вставится.
  
  Заглушка с лёгким щелчком втянулась в переходник, встав вровень с краем кожи. Затем я справился с ногами, уложил снятые протезы в сумку-чехол, убрал его обратно в шкаф и приглушил свет.
  
  - Ну и как тебе? - Продолжила Умида.
  
  Отвечать мне не хотелось. Но по требовательному взгляду я понял, что ответить придётся.
  
  - Сейчас узнаешь.
  
  Я добрался до Умиды и навалился на неё.
  
  - Хорошая вещь поцелуй. - Вставила очередные три копейки Умида. - Им можно рот закрыть и не отвечать.
  - Угу. - Согласился я. Продолжить целовать её мне не удалось. Она упёрлась в меня руками и потребовала ответа.
  - Что ты хочешь от меня услышать?
  - Зачем я тебе такая? - Голос у Умиды был настойчивый.
  - Чёрт побери! Что ж ты мне мозги всё выкручиваешь? Ты вот все свои поступки по полочкам раскладываешь? Меня к тебе тянет. И ты уж определись наконец. Примешь меня со всеми моими особенностями и недостатками или вон выгонишь.
  
  Я выпустил Умиду, перебрался на край матраса и сел отвернувшись. Умида лежала молча. Секунды тянулись и падали из настоящего в прошлое вязкой капелью. Наконец она пошевелилась, села, придвинулась, обняла меня сзади и прошептала мне на ухо:
  - Не обижайся.
  
  И, подумав, добавила:
  - Пожалуйста!
  
  Оказывается я был весь напряжён и мышцы у меня закаменели. Я начал расслабляться и ответил:
  - Хорошо.
  - Пойдём назад.
  
  Мы снова устроились на кровати. Я лежал на спине, она устроилась на боку, головой на моём левом плече. Левой рукой я её обнимал, а она прижалась, закинув на меня здоровую коленку, и водила по мне своими пальчиками. Потом она накрыла меня ладошкой и как-то сразу уснула. Я по нейросети скомандовал выключить свет. Умида зашевелилась, но не проснулась и снова задышала ровно.
  
  Темнота, её ровное дыхание и мерный шелест вытяжки воздуховода. Я лежал и думал: "Вот я снова и женат. Интересно, надолго ли? То, что мы вчера поссорились - нормально. Так всегда и бывает - как на качелях. То слишком близко, то слишком далеко. И так пока всё не устаканится. Я резко вошёл в её жизнь, для неё, наверняка, слишком резко. Как там Арибли говорил - недотрога. Но Умида не недотрога. Протезов она стесняется и себя она стесняется, и сама себя не принимает. Если правильно помню, она рассчитывает от протезов избавиться. Может быть так всё и связано: у неё был чёткий жизненный план - избавиться от протезов, стать "нормальной" и можно начинать жить. И я в этот план вломился... Ладно. Так можно слишком много напридумывать. Жизнь покажет." Сон мягко принял меня в свои объятья.
  
  Я проснулся. Будить Умиду не хотелось, она тихо посапывала, лицо у неё спокойное и умиротворённое. Я начал шерстить сообщения. Кучу сообщений "Ты где?" и разных поздравлений-пожеланий удалил. Из серьёзных - анкета-опросник от Кадерли и сообщение о переформировании ЧВК. Заполнил анкету, отослал, видимо шевельнулся неудачно или просто время пришло - Умида проснулась.
  - Давно не спишь? - Спросила она и включила свет.
  - Не особенно.
  - А что не встаёшь?
  - Тебя будить не хотел.
  - Ладно, чего уж там.
  
  Умида поднялась и на коленях пошла в туалет.
  - Помочь? - На автомате спросил я.
  - Не сейчас. - Откликнулась Умида. - Лучше сполоснись.
  
  Я отправился в душ, не торопился, давая ей время привести себя в порядок, но много времени Умиде и не понадобилось - также на коленях она зашла в душ.
  - Двусмысленно получается, да и не поговоришь с тобой так. - Прокомментировала она разницу в росте. - О глупостях не думай, спинку мне потри, потом в комнату отнесёшь.
  
  "Потереть, так потереть; спинку, так спинку; отнести, так отнести." - Подумал я.
  
  Помытую, спинкопотёртую и высушенную я подхватил её на руки. Умида прижалась ко мне, обхватив руками за шею. Нести её было не тяжело. Я аккуратно опустил её на матрас, Умида шею мою не выпустила, и я автоматически оказался сверху.
  - Тебе никуда не нужно бежать? - Поехидничала она.
  - Сейчас нет.
  - И ты решил воспользоваться...
  - Ну, если уж мне подвернулась такая прекрасная возможность.
  - А если я против?
  - А ты против?
  - А если я всё же против?
  - Тогда ты об этом мне скажешь.
  
  На поцелуй Умида ответила...
  
  * * *
  
  - Какие у тебя на сегодня планы? - спросила она у меня, когда мы наконец позавтракали, если называть завтраком первую еду после сна, или пообедали, если учитывать время после пробуждения.
  - Через пару часов сбор.
  - Я пока на корабль схожу, напиши мне, как всё у вас закончится.
  - Договорились.
  
  Умида ушла, а я устроился почитать.
  
  На сборе остатков нашего экипажа "официальный доклад" сделал Дьярви. Итак: свободных денег на счете ЧВК нет - они ушли на погашение кредитов, корабль требует серьёзного ремонта, можно отдать его в качестве компенсации оставшихся долгов и ликвидировать корпорацию. Долги не самые большие - корабль даже в его нынешнем состоянии стоит больше, но юридическое сопровождение в отсутствие прямых наследников владельца должно съесть большую часть средств. Или можно корпорацию сохранить и приватизировать, перейдя под общее руководство Уважаемого Кадерли. Взамен он предлагает помощь - выплату долгов и своих юристов взамен "получая пай корпорации согласно понесённым расходам". В качестве нового капитана и своего заместителя в корпорации Кадерди предлагает Уважаемого Аязли, хорошо себя зарекомендовавшего где-то там и когда-то ранее... Нас всех ждёт собеседование с Уважаемым Кадерли. Он, в смысле Дьярви, собеседование уже прошёл и согласился остаться на должности завхоза. Стратегические решения в корпорации будут приниматься голосованием с учётом пая в корпорации.
  
  Нас начали вызывать на собеседование.
  - Казак! - Кадерли встал, оказывая мне уважение, и предложил сесть. - Вам предлагается остаться в досмотрово-абордажной команде, если у Вас нет других планов. Это договор о намерениях. Точная должность и круг обязанностей будут оговорены позже.
  - В целом меня это устраивает, но есть ряд важных для меня условий.
  - Слушаю.
  - Я проходил службу взамен военной службы в Аратане. С учётом день за пять.
  - Этот вопрос с Аратаном я решу.
  - Второй вопрос касается не только меня.
  - Желаешь на один корабль с женой? Пусть Умида подаст мне просьбу о переводе и я её удовлетворю. - После моего согласия Кадерли перешёл на ТЫ, я же продолжил называть его на ВЫ - это нормально для начальника и подчинённого.
  - По окончании годового контракта я собираюсь учиться.
  - К этому моменту оргвопросы будут решены. Если захочешь, пай я выкуплю.
  - Я принял определённые обязательства перед службой безопасности... - Я скинул ему копии подписанных мной согласий и заявлений. С безопасниками я оговаривал, что они не секретные, и мой командир имеет право быть в курсе.
  - Отлично, значит будет кому выполнять эту работу.
  - Тогда вроде всё устраивает, нужно бы на нового капитана только посмотреть.
  - Посмотришь. Он скоро прилетит. Окончательно договор тогда и подпишем.
  
  Кадерли переслал мне предварительное соглашение. Я его подписал.
  - Казак. Всё хотел спросить откуда такое имя?
  - Это псевдоним. В службе безопасности он зарегистрирован.
  - Могу я полюбопытствовать, какое настоящее?
  - Конечно, но прошу не сохранять эту часть под протокол.
  
  Кадерли мне кивнул. Я сменил отклик нейросети, продемонстрировав Ли, баронета и мл.лейтенанта ВКС Аратана в отставке. Продемонстрировал свои психо-физические параметры с подкрученным интеллектом, естественно.
  - Благодарю! - Вежливо-уважительно произнёс Кадерли.
  - Надеюсь сохранить инкогнито. - Откликнулся я.
  
  Кадерли снова кивнул, я вернулся к отклику Казака, мы попрощались и я вышел, уступая своё место следующему.
  
  -----------------------------------------
  То, чего я не слышал. СБ Галифата.
  
  Уважаемый Кадерли! Благодарим Вас за правильное понимание обязанностей галифатца. Представленная Вами информация полезна. По сути прошедшего собеседования сообщённая Вам информация подтверждается из других источников. Рекомендуем Вам удалить протокол. Давайте поможем юному баронету сохранить его инкогнито. Сделаем вид, что ничего не знаем.
  
  Беседа Кадерли и капитана Аязли:
  
  - Обрати внимание на Казака. Он на самом деле баронет Аратана инкогнито и младший лейтенант ВКС Аратана. Очень сильный дуэлянт. Ещё он псион-предсказатель. Слабый, но сильные все расхватаны корпорациями. Говорит на аварском и галифатском. Про псиона - не секрет, про ВКС Аратана иногда говорит, а про баронета не распространяется, но в нашей службе безопасности в курсе...
  
  -----------------------------------------
  
  По окончании собеседования я отписался Умиде, и Ярс зазвал меня в ресторан. Мы сидели за столиком вчетвером - ещё присоединились два друга погибшего Руфа, те, что трофейные нейросети получили.
  - Мальчики! Вы себе не представляете какая это была задница! - Говорил Ярс, а они ему внимали. - Нет, не просто задница, а такая дырища в заднице! Мы должны были там сдохнуть и только каким-то чудом вылезли!
  - Ну? Как дела? - Спросил я у ребят.
  - О! Казак! Я хочу с тобой выпить! - Заявил хорошо набравшийся Ярс. Дроид притащил мне стаканчик планетарки, и я её пригубил.
  - Что думаете по поводу новой корпорации?
  - Нас в неё не берут. - Откликнулся один из молодых, второй кивнул. - Кадерли пообещал нас в какую-другую пристроить.
  
  Я посмотрел на Ярса.
  - Казак! А меня берут, но я не знаю! Не упомню, чтоб так резались. Это после Инсмонгеровской бойни началось. Казак! Что делать! Чувствую, убьют меня, если останусь. Хоть ты мне посоветуй.
  - Что я могу тебе посоветовать? Надоело воевать - увольняйся.
  - Увольняйся? А жить на что, я ж больше ничего делать не умею!
  - Ну не увольняйся.
  - Ой, лихо мне лихо! [Что в лоб, что по лбу - всё едино]!
  - Что? Совсем денег нет?
  - Почему нет. Есть - как не быть.
  - Ну так устрой себе отпуск, пережди полгодика, там и определишься.
  - Ну, как вариант...
  - Что отмечаете? - Подошла к нам Умида.
  - Похоже прощаемся. - Ответил я.
  - А меня к тебе в корпорацию перевели.
  - Вот и славно. Голодная?
  - Нет.
  - Казак, а что ты не пьёшь? - Спросил Ярс.
  - Да я и без планетарки пьяный.
  - Ты знаешь, я так и сделаю. В отпуск на полгодика отправлюсь. А там видно будет.
  - Вот и молодец, что решил.
  - Давай по последней допьём, чтоб всё путём было!
  
  Я допил планетарку, попрощался с ребятами и, подхватив Умиду под руку покинул компанию.
  
  * * *
  
  На следующий день нас всех собрал Дьярви.
  - Старый корабль продаём. Взаимозачётом берём новый - поменьше. Есть интересный вариант.
  
  Этим интересным вариантом оказался модифицированный аварский торпедоносец. На него встала улучшенная система маскировки и спереди специальная ферма для захвата крупногабаритных грузов. Без груза эта ферма запуску торпед не мешает. Ферма сбрасываемая - в случае форсмажора её можно быстро отстыковать вместе с грузом. Ну а потом обратно крепить тоже можно, но уже долго. По бокам вместо лазеров добавили беспилотники ПКО на внешней подвеске. В задней полусфере лазеры для защиты двигателя по большей части оставили, на двух выносных креплениях лазеры заменили выносными блоками запуска противоторпед. Перезаряжать блоки не удобно - надо выходить на броню. Так что перезарядка только в спокойной обстановке.
  
  Вполне узнаваемый фрегат - шустрый и зубастый. Мощный двигатель у него был изначально - для быстрого выхода на ударную позицию и быстрого отхода. Дополнительные подключаемые топливные баки позволяют кораблю серьёзно расширить автономность. Система автоматической зарядки и запуска торпед позволяет выработать гибкую тактику. Типичная военная тактика - сделать шесть залпов по три больших торпеды и отойти - по-видимому не плоха для боя стенка на стенку. Нам может пригодиться, если начнут зажимать превосходящими силами. Автомат позволяет пускать торпеды в любой комбинации - хоть все по одной, и производить перезарядку в нужном порядке. Так что стандартная пиратская тактика - затихариться, дождаться, стрельнуть, зачистить, зацепить и валить с трофеем домой, похоже, должна пройти.
  
  Как же мы будем стрелять большими торпедами да по грузовикам? Вопрос не в том, чтобы попасть, а в том, что после от кораблей останется? Выяснил: основная часть боекомплекта стандартная военная на случай если что-то пойдёт не так. Дополнительно несколько торпед специальных - с разделяемой боеголовкой. Разделяется на подлёте: сначала ускоряется и срабатывает передняя половина - боевая, затем долетает вторая - ЭМИ.
  
  Крохотный медбокс с медкапсулой на корабле в наличии, медкапсула мне не понравилась, нужно будет заменить на что-нибудь посерьёзнее, есть ниша для ремонтного дроида.
  
  - Сначала по личному составу. - Начал свою речь Дьярви. - Капитан, первый пилот, второй пилот, пилот челнока и по совместительству третий пилот, навигатор, двигателист, реакторщик, торпедист, оператор ПКО, щитовик, ну и абордажно-досмотровая команда. Всего абордажников у нас запланировано пятеро. Я - командир отделения, Казак - мой заместитель и бойцы Вонс, Стиг и Сверр. Теперь по жилой зоне. Есть капитанская каюта, пять обычных кают и одна совсем маленькая. Места на корабле мало. А нам предстоят дальние выходы. Мы можем заказать перепланировку. Есть две возможности. Первая: одну каюту занимает капитан, Казаку и Умиде выделяем одну каюту, остальные три каюты делим на спецов и в капитанскую всех абордажников. Ну и вторая: каюту капитана преобразуем в кают-компанию, капитан как и в том варианте занимают простую каюту, остальные четыре каюты после перепланировки становятся тремя увеличенными каютами вместимостью по шесть мест.
  
  Я подумал, что в условиях такого дефицита нам с Умидой можно занять бывшую каюту рабов, которую Дьярви дипломатично назвал совсем маленькой. Осталось только как-нибудь это аккуратно предложить.
  - Как тебе идея занять совсем маленькую каюту? - Спросила меня Умида. В общей мне неловко будет.
  - Отличная идея!
  
  Я её озвучил, народ не возражал.
  
  - Так-с. Если с каюткомпанией, то у нас получается на четыре каюты восемь специалистов и четыре абордажника. По три человека на каюту - вроде нормально?
  
  Возражать никто не стал.
  
  Мои дроиды ждали меня в доке. Я их перевёз в арендованную мастерскую и приводил в порядок. Умида куда-то ушла прошвырнуться.
  - А ты, значит, Казак? - Подошёл ко мне галифатец. "Аязли" - Прочитал я в отклике его нейросети.
  - Да. - Ответил я, прерываясь.
  - Я Аязли, капитан Кусачего.
  
  Я проверил: наш будущий корабль получил имя - Кусачий-1283.
  
  - К Вашим услугам. - Ответил я галифатской вежливостью.
  - Готовишься стать командиром?
  
  Я ответил удивлённо-вопрошающим жестом.
  
  - Я про отмеченные специальности.
  - А что в них не так?
  - Универсализм. Абордажник-погонщик-ремонтник - вполне традиционная связка. Погонщики сами обслуживают и чинят своих дроидов, потому что добраться до мастерских часто не бывает времени и возможности. Но у тебя отмечено что ты ремонтник широкого профиля - для погонщиков это не традиционно. Медтехника я тоже вполне могу понять - справиться с медкапсулой бывает жизненно необходимо. И пилотирование челнока тоже серьёзных вопросов не вызывает. Но вот пилот, оператор ПКО и торпедист - точно никуда не вписываются. Специалист всегда выиграет у универсала в своей области. И специалистом стать проще - не разбрасываясь на всё подряд быстрее и дешевле достичь нужного уровня профессии. Универсал, конечно, может всё, но всё это он может плохо, пусть не плохо, но хуже чем специалист. И потом, быть сразу во всех местах не получится. Вот допустим пилот и торпедист - не возможно же одновременно выполнять и то, и другое.
  - Пожалуй. - Не захотел я спорить с начальством.
  - А вот для командира всё это является плюсом - нужно в общих чертах представлять чем заняты подчинённые, как и насколько хорошо они выполняют свои обязанности.
  
  Аязли посмотрел на меня со значением: "Вот как я тебя раскусил!"
  - Интересная мысль, нужно её обдумать. А специальности как-то сами-собой собрались.
  
  Аязли жестом показал мне, чтобы я продолжал.
  - Торпедист, ПКОшник и пилот - это из-за совмещения специальностей. Когда я корветом командовал - у нас народу очень мало было.
  - С этим разобрались...
  
  Я вижу, что Аязли собой доволен, доволен что я его слова в определённом смысле подтвердил. Он не удивился тому, что я командовал корветом. Похоже Кадерли его по моему поводу просветил в той или иной мере.
  
  - Я не против, - тем временем продолжает Аязли, - точнее я очень даже за, чтобы ты использовал всё что можешь на благо корпорации. После последней неудачи наша корпорация испытывает трудности, так что нам [любое лыко в строку]. Разумеется всё сделанное будет учитываться и по мере возможности вознаграждаться.
  
  Я кивнул.
  
  - Но меня в первую очередь интересует, что ты псион.
  - Очень слабый.
  - Не важно. Главное, у тебя срабатывает предчувствие.
  - Иногда.
  - Вот это я и буду использовать.
  - Сделаю всё от меня зависящее, но не следует ожидать от меня слишком многого. Я и Крайму то же самое говорил.
  - Крайм был дураком. Получить предсказателя и не использовать его потенциал!
  - Заранее у меня это не получается.
  - Давай обсудим два подтверждённых случая: взрыв реактора и последний бой Алтинии.
  
  Я кивнул.
  
  - Сначала про взрыв реактора. Когда туда летел - ничего не чувствовал?
  - Нет.
  - И как проявилось?
  - Почувствовал опасность, смертельную опасность.
  - Как-то же ты сумел выбрать спасительный вариант!
  - Да. Но там времени предупредить совсем не оставалось.
  - Понятно, теперь второй случай. Там во время погони ты что-то чувствовал.
  - Было дело. Каждый прыжок сулил неприятности, не хотелось его делать...
  - И в итоге вы влезли в ловушку. Наконец, почему не стал отступать с транспорта?
  - Почувствовал, что мне туда не нужно. Что остаться на транспорте безопаснее.
  - Вот это я и хочу использовать. Я буду спрашивать, ты отвечать, чувствуешь что или нет. Но не думай - решение я приму сам!
  - Конечно, но если я ничего не почувствую, это не означает что опасности или неприятностей нет.
  - Ещё. Покрась свой абордажный скафандр в розовый цвет. Это будет нашим трендом.
  
  * * *
  
  Мы договорились, и Аязли ушёл. Молодой командир, первое назначение. Хотя как молодой - постарше меня будет. Нужно будет посмотреть как он и что. Когда я закончил работу, пришла Умида. От неё попахивало планетаркой.
  - Своих на выход провожала? - Спросил я у неё.
  - Да. А ты почему не волнуешься где я была и не ревнуешь?
  - А у меня есть повод?
  - Нет, но ведь я была с мужчинами!
  - Для тебя теперь есть только один мужчина - я. Потому что ты замужем. С моего родного это так и переводится ЗА МУЖЕМ. Если у тебя появятся другие мужчины, это значит что ты из-за мужа выйдешь, то есть брак наш разорвёшь. А там ты была не с мужчинами, а с сослуживцами.
  - Умида, пока! - Сказал заглянувший в мастерскую Арибли. - Мы её проводили. - Добавил он для меня.
  - Э-э-э. - Невольно вырвалось у меня. Не обидел ли я Арибли, акцентировав НЕ МУЖЧИНЫ...
  - Не волнуйся, парень, я всё понял правильно. Ругайтесь на здоровье!
  
  Показался Гролх, махнул мне рукой, и они ушли.
  
  - Пока, Арибли, спасибо. - Сказала Умида в пустоту. Потом повернулась ко мне и продолжила: - Всё-таки объясни почему ты меня не ревнуешь?
  - Ты имеешь ввиду галифатские запреты и обычаи? Когда жена сидит дома и не может даже слова сказать... Ну ты сама лучше знать должна, что именно не должна делать замужняя галифатская женщина?
  - Да. В смысле нет, ну я не то имела ввиду.
  - Понимаешь, брак - это союз мужчины и женщины, брак - это доверие, доверие есть - и брак есть, а где нет доверия, там нет брака, ну или не тот брак что мне нужен. И потом все эти запреты и контроли не имеют смысла. Скорее наоборот возникает азарт их обойти. Одно время были у меня любовницы - замужняя галифатка и её сестра. Так что если женщина захочет изменить, то её контролируй - не контролируй, она всё равно изменит. Лучше средство от женской измены одно - жена просто не должна этого хотеть.
  - И где же ты с ними уединялся? Ну в смысле для процесса?
  - У них в доме.
  - Так ведь ты мужчина, как ты мог войти в дом так, чтобы муж не узнал?
  - Я переодевался девушкой.
  - Ты не похож на девушку!
  - У меня была накладная грудь, задница и животик как у беременной. И в задник рюкзачка галифатцы бросали мне любовные записки.
  - Ты сумасшедший!
  - Мне говорили что я - развратный аратанец.
  - И это тоже!
  - Давай договоримся. У тебя теперь есть я. Нужен тебе мужчина - беги ко мне, а если я занят, то терпи и жди. Если тебе что-то нужно - говори, не надейся, что я догадаюсь. Ну и соответственно я тоже свою хотелку буду сразу к тебе тащить.
  - Договоримся.
  - И ещё. Если что не так, сначала говори со мной. Не нужно в наши отношения впутывать кого-то ещё. Сказанное и сделанное случайно или специально может вывернуться наизнанку, показаться совсем иным чем есть на самом деле. Понимаешь о чём я?
  - Не совсем.
  - Вот сегодня тебя проводили Арибли с Гролхом. Если для того, чтобы к тебе кто-нибудь не пристал - это одно, и это правильно. А вот если для того, чтобы проверить как пройдёт наша встреча - это совсем другое. Неправильное.
  
  Умида меня обняла. Я обнял её.
  - Скаф надо почистить, ты на него планетарку пролила.
  - Ты на меня не сердишься?
  - Нет, дурашка ты моя.
  
  * * *
  
  Кстати выяснил, что делал пустой аварский транспорт в не самом подходящем ему месте - его аварцы брали с собой для сбора трофеев и пленных. Выходя на ударную позицию, они схлеснулись с маневрирующим флотом, флотские не растерялись и наваляли всем нерегулярам, кто не успел смыться. За транспортом никто не погнался - уходил он криво. Ну а мы его и перехватили.
  
  
  4.8. Первый выход Кусачего.
  
  У нашего нового корабля оказался хороший гипердвигатель и хороший навигатор - мы делали длинные прыжки. Я, когда рулил без искина, просто прыгал к одной из ближайших звёзд примерно в нужную сторону. Когда ходил на корвете - мы строили трассу по ближним и дальним соседям. На грузовике Млита, ещё в Аваре, и на Алатезе, когда меня на тягачах возили на мародёрку трасса была примерно такой же. Теперь же мы прыгали далеко. Вместо одного прыжка Кусачего при простой трассе пришлось бы делать по два прыжка, а то и по три. Шесть однообразных дней мы пёрлись спокойно. Что значит спокойно? Это значит что спали в гипере. При проходе систем все были по боевым постам - кроме отсыпающихся сменных пилотов. Навигатор уточнял поправки, торпедист и ПКОшники просто дремали, что делали двигателист с реакторщиком - не знаю, а Умида висела на сканерах, контролируя окрестности.
  
  Особенности стандартного выхода в систему таковы, что энергетический всплеск виден и слышен везде. Другой вопрос, что система большая и сам сигнал по ней идёт долго. Вот если бы мы входили в Солнечную систему, то пояс входа это несколько больше астрономической единицы - десять-пятнадцать световых минут. За Солнцем входа видно не будет, а вот до других мест сигнал дойдёт максимум минут за двадцать. Системы красных карликов меньше, так что после входа максимум пять минут и все кто может услышать - услышат. Значит после входа сканеры на максимум - проверить ближние окрестности. Если ближние окрестности пусты, то самой опасной атаки не будет. Если мы никого не засекли, это не значит что в системе никого нет. Вполне кто-то может отсидеться не засветившись. Спрятаться хорошо помогают планетоиды, астероиды и просто большие камни: спрячься за них и сиди тихо, не отсвечивай - вот на сканере и не высветишься. Зато и трасса у красных карликов идёт недолго - полчаса, час, ну два и вперёд в новый прыжок.
  
  Итак через сто шестьдесят часов мы подошли к границе. Не той границе что на объёмной карте, а к той, где регулярно ходят патрули. Наша задача тихо и аккуратно просочиться, чтобы нас не заметили. Точнее - не заметили слишком рано. В системах могут находиться скрытые станции наблюдения - про некоторые из них мы знаем - знаем не только системы, но и примерные орбиты с фазировкой. Если будет возможность, то на обратном пути нам нужно какую-нибудь из них уничтожить.
  
  Первый прыжок сделали так, чтобы наш выход оказался на противоположной стороне от известной нам станции - надеемся, что нас она нас не засекла, а вторую-третью аварцы поставить не успели. Сразу уходим в следующий дальний прыжок в непопулярную систему с кучей бесполезных камней. Станция слежения здесь точно есть, но взломанная. Какой-то умелец добрался до станции не с торпедой-взрывчаткой, а "с паяльником". И теперь станция не фиксирует входы-выходы в систему в определённых направлениях. Аварцы проверяют станцию удалённо - собирают информацию и уходят. Все их входы станция исправно пишет и исправно отчитывается о проделанной работе. Наконец третий выход в системе торгового маршрута и сразу же уход дальше. Систему мы прошли не включая активное сканирование. Здесь мы имитируем спешащих по своим делам военных. Грузовики здесь точно есть, да и не один, на нас они внимания не обратили. Больше всего мне это кажется похожим на земную сиуацию: "С грунтовки на полупустое шоссе вываливается бронетранспортёр, проезжает немного и сваливает на другую грунтовку. Едут вояки и едут, пост ГАИ вдалеке виднеется - чего бояться." Точка выхода и вектор ухода таковы, что похожи на выводящие в хорошо защищённую и контролируемую узловую систему. Но вектор ухода только похож - длинным прыжком мы прошли мимо не зацепив тот гравитационный колодец и оказались в мягком подбрюшье Аварской Империи - в системе которая кажется внутренней и безопасной.
  
  Система, похоже, пуста. Мы маневрируем, перестраиваясь на подходящую орбиту, и зависаем. Общий контроль пространства на искине. ПКОшник делит дежурства с Умидой, мы все сидим тихо, как мыши под веником и ждём. Вообще-то если бы мы танцевали и орали песни - ничего бы не изменилось - заметнее бы мы не стали. Но обстановка так на нас на всех действует.
  
  Мы висим и висим. Это морально тяжело - ничего не делать и ждать. Сидеть в засаде - это такая засада! Впрочем все люди тренированные, морально устойчивые, каждый занимается каким-то своим делом стараясь не мешать окружающим. Мы с Умидой много времени проводим вместе - просто висим обнявшись в невесомости в своей маленькой каюте натянув спальный мешок. Умида рассказывает свои истории - вспоминает, как мама водила её на танцы, как она ходила в школу, ещё что-то такое вполне безобидное. Потом в её рассказах лакуна до попадания в аварию на глайдере. Что было после аварии тоже рассказывает - не то чтобы я настаиваю, тема ей неприятна, но она от неё не уходит - и как лежала с придавленными ногами, и как готовилась умереть, и как очнулась после медкапсулы, и как осознала себя инвалидом... Но всё же Умида больше предпочитает слушать меня. Пыталась она порасспрашивать про моих предыдущих женщин, но я от темы ушёл: "Были и были, сейчас про них толком ничего не знаю. Почему расстались? Они находили более подходящих им мужчин". Умида очень внимательно меня выспрашивала про моё здоровье, про маркеры передозировки и рекомендации врача не заводить в ближайшие несколько лет детей. Ещё я не слишком охотно рассказываю про Авар - отговариваюсь, что быть чужой вещью и не принадлежать себе не слишком приятно. Вот протокол с мальчишками, которых мы плиткой тротуарной закидали, я ей сбросил. Рассказал как от толпы на выпускной прятались, вспомнил, как после выпускного аварцы-мальчишки "мужчинами" становятся.
  
  Ожидание закончилось - в систему зашёл транспорт, пройдёт рядом и мы сможем его перехватить. Спокойно снарядились и приготовились.
  - Казак! Сейчас объявимся и потом стрелять будем. Ничего не беспокоит?
  - Нет, капитан.
  - Тогда начинаем.
  
  - Эй! На транспорте! Заглушить двигатель! Корабль к досмотру! - Объявил по общей волне Аязли, разгоняя корабль на траекторию атаки.
  - А твоя галифатская морда не треснет? - Откликнулся аварец и попытался прибавить ход. Мы по космическим меркам совсем близко - сотня тысяч километров. У аварца пока выше скорость, но у нас меньше масса и мощнее движок. Мы идём наперерез и через полчаса сможем пустить торпеду. Аварец ожидаемо идёт на форсаже, ожидаемо ему это не помогает. Мы не сзади, а сбоку, так что минами он нас не достанет. Торпедами? Если у него есть большая, то может. Но у него скорее всего малые. Мы подходим на дистанцию уверенного выстрела. Торпеда пошла и стремительно рвёт к цели. Да, это большая торпеда, а никакая не маленькая или средняя! Для аварца это сюрприз. Противоторпеды к ней не успевают - очень уж наша атака для аварца не удобна. На самом деле определённая возможность защититься у аварца есть, если у ПКОшника твёрдая рука и железные нервы... Нет, аварский ПКОшник оплошал. Перед самым кораблём проходит разделение. Первая часть сносит щит и корёжит двигатель, вторая вырубает реактор и все системы. Наш корабль закладывает манёвр сближения с выравниванием скоростей. Это быстрее, чем лететь на челноке.
  
  Аварец не откачал воздух и мы видим фигурки, вылетевшие с лётной палубы. После отключения энергии поле пропало и атмосферное давление створки лётной палубы вывернуло наружу. Бирн подводит челнок вплотную и мы прыгаем. Мы - это я с дроидами, Вонсом и Стигом. Дьярви и Сверр остаются в челноке - подобрать вылетевших.
  
  Воздух из корабля вышел, нам никто не мешает. Пару рабов мои сопровождающие оглушили и для верности сцепили их полицейскими наручниками - руку первого к ноге второго, и, соответственно, наоборот. Дроиды пристроились резать шлюзы у капсул и капитан сдался. Под гарантии безопасности и выкупа он сдал корабельный искин с потрохами. Аварцев всех переодевли в спас-скафандры. На полчаса вакуума скафандров с запасом хватит и ладно. Всех толпой сгрузили в каюткомпанию. Всего пленных девять человек: три раба, служка, и 5 свободных-коренных. То, что они коренные видно по цвету кожи - чёрной, а не подкрашенной.
  
  Сразу начали приватизацию. Командует Дьярви - чувствуется большой опыт. Груз - рабы в капсулах. Бросать его нельзя. Капсулы перешли на автономку, так что желательно дать энергию. Можно и не давать, перелёт должны выдержать, но лучше дать - мало ли, вдруг капсулы окажутся старые или бракованные. На транспорте реактор заглушили. Искин выдернули и утащили в рубку. Присоединили подчинённым к нашему - будет коды-отзывы подсказывать, если что. Корабль зацепили, закрепили и начали разгон. Разгоняемся медленно - нас тормозит возросшая втрое масса. Медленно - это по сранению с нашим предыдущим разгоном. Я всё это время возился с энергошинами и времянкой. По планам навигатора мы трассой цепляем по краям систем, быстро уходя в гипер. Разумеется нас должны засечь, а мы пытаемся "прикинуться ветошью" --- наша главная надежда что на нас не обратят внимание, а если обратят, то не догонят.
  
  Аварцам освободили одну каюту - "без сантиментов". Впендюрили по четыре гамака на стенку. Один - на полу. Наши как-то договорились спать по-очереди. Двигателист с реакторщиком перешли в свою капсулу и оттуда почти не вылезают. Когда всё утряхнули, мы с Дьярви начали выходить на осмотр корабля и мародёрку. Дотошно осматривали метр за метром. Собрали личное оружие и вещи, имеющие хоть какую-то ценность. Аварская медкапсула оказалась не лучше нашей, но расходники совместимы, и я их аккуратно собрал и перетащил к нам. Капитанский сейф мы с Дьярви просто очистили, сложили всё в мешок и отнесли капитану. Нашли запасы сухпайков - ими аварцев всю дорогу и кормили. На их корабле нашёлся переносной туалет. Чтобы не водить их в корабельный, перетащили аварский и поставили напротив занятой пленниками каюты.
  
  Кормёжка и выводка в туалет естественно упала на абордажников. В туалет выводили по времени - после входа в гипер и перед выходом из него. Открывали дверь в каюту и все желающие по-очереди могли сделать свои дела. Разумеется с двух сторон от туалета было по абордажнику. В первый же раз один из аварцев попытался сорвать на нас своё плохое настроение. Я спровоцировал его своим розовым скафандром.
  - Что, девочка, любишь на голых мужиков смотреть? - Сказал он мне, и начал трясти своим членом.
  - Шеф! Он меня спровоцировал. - Громко произнёс я. - Значит он сам виноват! - Извлёк клинок и лениво ткнул аварца в лицо.
  
  Аварец ещё не чувствовал себя в полной мере пленником, и до последнего не верил, что это происходит с ним. Наконец он испугался, шуганулся и упал. В последнюю секунду я всё же успел его царапнуть по носу. Вонс, стоящий с другой стороны тоже вытащил клинок. Аварец замер на полу.
  
  - Капитан, Вы обещали нам безопасность! - Громко заявил аварский капитан.
  - Все, кто ведёт себя сообразно статусу и не провоцирует команду, находятся в безопасности.
  - Это была не провокация, а невинная шутка.
  - Конечно, раз ваш человек ещё жив. Попросите своих людей больше не шутить с Мстителем. Он очень не любит работорговцев.
  
  Далее перелёт прошёл без эксцессов.
  
  Аварцы оказались беспечными. На автозапросы мы скидывали данные захваченного аварца, на просьбу подтверждения - его "отклик нейросети с личным кодом подтверждения". На границе удачно выскочили из захлопывающегося капкана. Там в одной из систем болталась пятёрка пограничников, но они шли в другую сторону, и, пока разворачивались, мы прыгнули. Прыгнули мы снова по сложному длинному переходу, и аварцы нас потеряли. Где-то на полдороге встретили возвращающуюся группу своих и нас сопроводили до Рауса.
  
  На Раусе аварцы перевели за себя выкуп и их отправили в Авар. Разумеется прямого пути в Авар нет, но есть одна система, лежащая между Аваром и Аратаном. Буквально в паре-тройке коротких прыжков и от того, и от другого. В этой системе - нейтральная станция, на которой и устраиваются обмены. По негласному договору на маршруте к этой станции и назад корабли ходят безопасно. Аварцам придётся сделать небольшой круг - сначала в Аратан, потом по Аратану. Но - доберутся. Служек и рабов освободили. Контейнеры с капсулами перегрузили на контейнеровоз, выдали сопровождение. Почему не стали возиться с ними в баронстве - партия крупная. И пусть этим лучше займутся специалисты. Захваченный корабль оказался старый, и его разобрали на запчасти. Искин забрали безопасники, что уж они там с ним делали - не выяснял, но потом его тоже выставили на торги.
  
  Мы немного заработали. Кроме фиксированной ставки мне перепало три процента от чистой прибыли корпорации. В сумме получилось 43 с чем-то тысячи кредитов.
  
  4.9. Волчья стая.
  
  Капитан нас предупредил о возможности короткой стоянки, и наша команда не теряя зря времени разбежалась. Мы с Умидой сняли кабинет в банном комплексе - маленький горячий бассейн и тёплый камень. Из него можно было пройти и в женскую, и в мужскую часть, но Умида постеснялась, а я не захотел. В блаженном ничегонеделании мы провели целый день, еду нам притаскивал дроид, и мы ели прямо на тёплом камне.
  
  Действительно - отдых оказался коротким. Ночевать мы не остались - погрузились на корабль и присоединились к эскадре. План оказался прост и нагл. Мы пересекали границу фактически в открытую. По дороге уничтожая в полосе движения аварские станции слежения. Карта у нас появилась - кто-то из капёров прихватил аварского погранца, постановкой этих станций и занимающегося. После этого мы по плану вываливаемся на большую дорогу, гоп-стопим всех подряд и уходим.
  
  Проход систем большой компанией даёт иллюзию безопасности. Мы в этом убедились в середине звёздной проплешины. Один из наших союзников, вышедший первым, сразу сцепился с аварцем и уже проигрывал. Появившиеся следом наши корабли ситуацию исправили и аварца жёстко загасили, но пострадавший корабль поход дальше продолжить не смог и, выковырнув искин из обломков и надеясь что в нём окажется что-нибудь полезное, поплёлся назад.
  
  Дальше нам везло, мы прошли границу, походя снеся станции, повернули, совершая рокадный манёвр, и оседлали трассу Миленти-Зурнуш в проходной системе. Два коротких прыжка до Миленти, три до Зурнуша. Капитаны обсуждали - стоит ли разделяться. Потом почти отказались от этой идеи - все захотели сесть на поток из империи в протекторат. С протектората везут добытые редкозёмы, но не в самом удобном виде - обогащённый концентрат. Груз не дешёвый, но и не дорогой, плюс тяжёлый и неудобный. Это почти как тормозить грузовики, везущие добытую породу с алмазной шахты.
  
  В протекторат с Авара везут всё технологичное. И в первую очередь военные грузы. Они нам прекрасно пригодятся в нашей "профессиональной деятельности".
  
  Потом всё-таки разделились - решили, что суда, уходящие от Миленти, нужно по-возможности притормозить. В итоге наш корабль и ещё три приватира отправились кошмарить вход-выход в сторону Миленти. Десяток рассредоточился на Зурнушской стороне.
  
  Мы свалились как снег на голову. Одновременный выход организовать не удалось, мы вышли не первые, но и не последние. Не повезло аварцу, выруливавшему прочь из системы. Он рассчитывал прыгнуть куда-нибудь, оторвавшись от засады и уже потом кругалём добраться до цели. Мы вышли на него на пересекающихся курсах. Относительная скорость слишком велика, в двигатель вообще не попасть, но торпедист мастерски загнал тропеду почти в щит. Большая торпеда не подвела - боевая часть щит обнулила, смяв навесные контейнеры, вторая ЭМИ-часть всё отрубила. Двадцать минут максимальной тяги и мы, выравнивая скорость и очухиваясь от четырёхкратной перегрузки, выруливаем к грузовику. Лётной палубы у него нет, и наше отделение десантируется на обшивку. Захваченный трофей - контейнеровоз-гантель, главный вход закрыт, нужно вышибать и этим начинает заниматься Дьярви. С ним остаётся один дроид - Дьярви с дроидом справляется. Я пробираюсь внутрь трубы, соединяющей разнесённые шары гантелей, через одну из малых шлюзовых. Вообще шлюзовая закрывается центральным замком, без энергии он не работает и шлюз быстро сдаётся. Дьярви оставляет себе Вонса, а ко мне посылает Стига и Сверра. Я замираю, думая куда же лучше двинуть. Решаю - я с парой дроидов к рубке, а бойцов отправляю к реакторной.
  
  У реакторной всё тихо и спокойно. Я, вылезая в центр корабля, говорю аварцам привет, вгоняя их в шок. Собственно из аварцев присутствует только один - остальные пятеро подневольные. Рабы бросаются на меня, пытаясь задавить массой. Аварец машет клинком больше энергично, чем опасно. Скафандры рабов не держат выстрелов, дроиды, всаживая им в каждую конечность по заряду, выкашивают эту мелкую толпу. Аварец сдаваться не хочет и помирает.
  - Хозяин умер. - Говорит кто-то.
  - Хозяин умер. - Повторяют один за другим остальные.
  
  Я открываю главный шлюз. Дьярви мне сообщает, что реакторная с двигателем отстрелились, а в контейнерах медкартриджи. Мадкартриджи - это хорошо. И то, что реактор отстрелился - тоже хорошо. Лучше бы конечно его заглушить, но и так сойдёт. Зато не взорвётся. В смысле рядом с нами не взорвётся.
  
  Рабов закидываем в челнок и отбываем. Если не подвернётся ничего лучше - заберём. Рубка закрыта, из неё не отвечают, вскрывать сейчас некогда, так что забирать будем осторожно. Сейчас наша задача - вернуться к основной трассе и встречать гостей.
  
  На корабле Дьярви оставил мне в помощь бойцов и ушёл к капитану. Бойцы помогают мне справиться с рабами - без хозяина те в прострации. Справиться - это избавить от скафандра и положить в медкапсулу. Дьярви приносит скафандровые медаптечки:
  - Лечить их сейчас нет времени. Потом займёмся.
  
  В медкапсуле я меняю рабам настройки нейросети - прописываю хозяином себя. Ребята вытаскивают раба из медкапсулы, одевают на него спаскомбинезон, подключают аптечку, относят в каюту и устраивают в гамаке. Последнего оставляем в медкапсуле - лечить травмы. Голову аварского капитана Дьярви упаковал контейнер, я пристроил её во встроенном шкафу. Я даже и не заметил, кто и когда из наших успел обезглавить труп и прихватить голову с собой.
  
  Отпущенные нам спокойные минуты истекают, мы снова собраны и ждём. В систему с нашей стороны входит небольшой караван и мы его расстреливаем. Мы истратили ещё одну торпеду с разделяющейся боевой частью. Всё же для грузовиков они слишком сильны - вся задняя часть у нашей цели всмятку. Соседи рекомендуют нам сэкономить торпеды для серьёзных целей, по грузовикам не стрелять, а зачистить трофеи. У нас двигатели мощнее, и мы быстрее до них доберёмся.
  
  Мы начали мотаться на зачистку. Грузовозы однотипны. Высаживаемся на обшивку, предлагаем сдаваться. Шлюз нам не открывают:
  - Некогда нам с вами возиться! Будете сопротивляться - просто всех тупо убьём.
  
  Наш диалог дублируется в трансляцию, и нас слушают. Вытаскиваем из челнока мину контроля пространства. Если её просто взорвать на обшивке без щитов, всем сидящим внутри мало не покажется. Уцелеют ли те, что в капсулах? Возможно, всё же капсулы крепкие.
  
  - Какие у нас гарантии? - Начинают торговаться аварцы.
  - Мы хотим заработать - вот ваши гарантии. - Отвечает кто-то из капитанов. Открыть шлюзы и капсулы!
  
  Шлюз открылся. Внутри нас встретили три аварца, два служки-пилота и пара рабов. К нам подрулили два челнока. Я контролирую стоящих. Дьярви с парой бойцов извлекает содержимое капитанского сейфа и выдёргивает искин. В один из челноков мы грузим рабов и служек, во второй - аварцев и ценности. Мы грузимся в свой челнок и летим к своему кораблю - он нас быстро подкинет к следующему.
  
  Когда мы высадились на втором корабле, первый вспух от взрыва оставленной нами мины. Нас встретили три традиционных аварца и один служка.
  - Где остальные? - Спрашиваю и внимательно смотрю на стоящих.
  - Остальные умерли. - Отвечает крупный аварец, похоже что капитан.
  - И где же их трупы?
  - В каюте.
  
  Я дожидаюсь возвращения Дьярви с добычей и иду смотреть по каютам. Кают не много, и в одной из них действительно три трупа. Возвращаюсь.
  
  - Они что, так радовались, что их наконец-то освободят?
  - Нет. Они были плохими рабами. - Снова отозвался капитан.
  
  Челноков всё нет.
  - Челноки подлетят к следующему кораблю. - Говорит Дьярви. - Давай здесь заканчивать.
  - Ты, - тыкаю я в служку, - иди в челнок.
  - А мы? - Не выдерживает один из аварцев.
  - А вы здесь останетесь. - Отвечаю и извлекаю клинки.
  - Это что? Из-за рабов?
  - Конечно.
  - Я компенсирую! - Влезает капитан, бросая недовольный взгляд на соседа.
  - Обязательно компенсируете. - Отвечаю поигрывая клинками. - Дело в том, что я - мститель. И я сегодня ещё никому не отомстил. А здесь такой повод.
  - Я вообще ни при чём. - Снова влезает аварец, тот что и начал этот диалог. - Я двигателист и реакторщик. - Заявляет он так, будто его специальность не позволяет ему убивать других людей.
  - Хорошо, тогда ты тоже в челнок.
  - Мину установили. Нужно идти. - Говорит Вонс.
  - Извини, Рахим, ты эту кашу заварил. - Говорит капитан своему соседу.
  - А ты мне не запрещал.
  - Можно подумать, что ты у меня спрашивал.
  - Хорошо, капитан, идите в челнок. - Интересно, я всё равно обратился к нему уважительно. Вроде он пленный, но всё равно капитан на своём судне.
  
  Оставшийся открыл было рот, но сказать ничего не успел.
  - Секундочку, капитан, голову прихватите пожалуйста, для счёта.
  
  Вонс подставил пакет, я сгрузил туда голову, и отдал капитану.
  
  Следующие шесть судов каравана встретили нас железной дисциплиной и проблем не доставили.
  Пока мы разбирались с рудовозами, от Миленти пришёл ещё один грузовик, его подбили и обшмонали. Наступила пауза. Рабов с нашего корабля удалось сплавить - всё места побольше будет. Мы ждали, ждали сигнала с противоположного конца системы, основное действие развернулось там.
  
  Через долгий час в систему вывалились четыре аварских приватира. Последний четвёртый вывалился удачно для нас - прямо под торпеду. Щит у него после перехода накачаться не успел, скорость у него была не велика. Так что одной стандартной большой торпеды хватило рассыпать его на мелкие части. Из трёх оставшихся один достался нам, и два - остальным нашим. Три на двоих - неплохой расклад. Аварец начал поворот, выходя на траекторию атаки. Мы тоже разворачивались на него. Расстояние великовато, но на встречных курсах это вполне допустимо. Мы пустили первую торпеду на дистанции где-то пять тысяч километров. Через несколько секунд пустили вторую и начали манёвр уворота. Аварец пока торпеду не выпустил, наверняка у него средние. Пустил антиторпеды. Сейчас он сосредоточился на защите. Наш торпедист начал покачивать первую торпеду, будто прикидывая, с какой стороны обогнуть встречающих, антиторпеды начали расходиться, и наша просто рванула сквозь строй. Аварский ПКОшник взорвал первый эшелон, но судя по сохранившейся управляемости, бесполезно. Второй и третий эшелон были ближе друг к другу. Второй эшелон начал расходиться, открывая центр, а третий концентрировался сзади, готовясь уничтожить прорвавшуюся торпеду. Но наш торпедист просто начал забирать первой торпедой в сторону, облетая хищную стаю. Облетал он торпедой, перекрывая пространство для манёвра преследования. Антиторпеды оказались старенькие - с маленькой скоростью. Нашу торпеду они догнали, но совсем рядом с кораблём и она, взорвавшись, сорвала щит, заодно повредив и уничтожив своих преследователей. А здесь и вторая подоспела: хищно вильнув, она вошла в борт - всё! И об этом аварце тоже можно забыть.
  
  Вдалеке крутилась оставшаяся пара аварцев, пуская торпеды в нашу тройку. Наши от аварцев не отставали. Торпеды и у тех, и у других были одного класса, и пока никто никого не достал. Мы начали выходить на аварцев, точнее не совсем на аварцев, а в ближайший район для их траектории ухода. Торпедный бой скоротечен. Ну сколько там торпед может быть? Запустят они их и что дальше? У них два лазера против трёх, и угроза получить торпеду от нас. Для нас это вариант, а для них - не очень. Просто так разворачиваться и шуровать изо всех сил тоже не годится - торпеда всё равно догонит. Так что крутились аварцы как ужи на сковородке. Потом они рванули в разные стороны, надеясь, что выскочит хотя бы один. Мы рванули к тому, что был к нам ближе. Запустили торпеду с почти предельной дистанции, заставляя изменить курс и подставиться под преследователя. Аварцы сначала не поверили, что она у нас большая и шустрая, а потом им стало совсем кисло - щит мы им шкрябнули. И запустили ещё одну. Торпедист гнал вторую торпеду сразу в точку ожидаемой встречи, игнорируя возможные аварские контрдействия и угрозы - правильно, все свои ловушки аварцы уже расстреляли. Аварец задёргался, попытался уйти на форсаже, но не ушёл. Итог короткого боя: пять торпед - три цели. Чевёртого наши тоже догнали и забили. Пришёл долгожданный сигнал - сворачиваемся.
  
  Мы подлетели к нашему трофею. Задняя часть цела и медленно удаляется от корабля. Посмотреть что там у нас опять нет времени. Мы снова высадились на переднюю часть. Рубка открыта и в ней кто-то шевелится. Влетаю весь из себя такой. Два ложемента заняты. Дрейма и Крида, у обеих нейросеть Пилот-2моб.
  - Представиться! - Рявкаю я.
  - Дрейма, служка капитана Джеро аль Тосси. - Сразу отвечает первая.
  - Крида, служка капитана Джеро аль Тосси, капитан пропал. - Вторит ей другая.
  
  Девочки точно знают, что капитан их убит. Тело мы не забирали. Пси мне показывает, что девочки боятся, или очень боятся.
  - Куда тело дели? - Спрашиваю я и сразу же ругаю себя - нечего девочек зря пугать.
  - Казак, мститель, Аратан. Это я вашего капитана убил.
  
  Девочки, испытав ужас, радуются услышанному и всё равно боятся. Но лежат в ложементах тихо, ни один мускул не дрогнет.
  - В нишу закинули.
  - Идите на корабль.
  
  Выбираются и ловко идут на выход.
  - Стойте! Сейф как открыть?
  - Только капитан мог! Извините! - Снова пси доносит мне их страх.
  - Ловушка там была?
  - Да. Капитан хвастался, что если кто вскрывать начнёт, то всё громко бабахнет.
  
  В шлюз заглядывает Дьярви и, увидев девушек, командует:
  - Отлично! Сверр, проводи. Казак, хватай ремонтника и проверь что там с грузом. Чтоб не рассыпать разгонной дорожкой, а мы пока мародёркой займёмся.
  - Там в какой-то нише труп капитана должен быть. У него могут приличные импланты оказаться. Будет время - извлеку. Может кому из наших подойдут, или подарим кому.
  
  Пока корабль крепили, я с ремонтным дроидом пробежался по грузу. В контейнеры лезть бесполезно, а вот крепления со стороны взрыва нашей торпеды пострадали. Прихватил их сваркой по-быстрому. К началу разгона у меня всё было готово. Я проконтролировал, что разгон груз выдерживает. Уходили мы резко, так что я решил не рисковать - на обшивке гравикомпенсаторы работают не устойчиво, так что дождался ухода в гипер и уже тогда спокойно перешёл на корабль.
  
  Девочки сидели в каюткомпании и старались не отсвечивать. Увидев меня они встали:
  - Казак! Спасибо! Мы очень благодарны! Мы Вам очень благодарны. - Говорили они почти одновременно, и получалось такое двухголосие.
  - Пожалуйста. - Ответил я и попробовал уйти.
  - Вы нас спасли! - Продолжили девочки. - Подарили нам свободу! Наша благодарность не знает границ!
  - Простого спасибо мне достаточно. - Снова попытался уйти я.
  - Мы хотели бы как-то более осязаемо донести нашу благодарность...
  - Увы, красавицы, боюсь жена меня не поймёт...
  
  "Дьярви! Куда нашим гостьям ходить можно? Им показали? Или просто ткнули в каюткомпанию чтоб сидели и не отсвечивали." - Скинул я сообщение.
  "В жилой везде можно. Сейчас озадачу."
  
  Через несколько ударов сердца прибежала вся наша абордажная троица с предложением себя в качестве экскурсовода.
  "Экскурсию начните с душа и туалета, олухи!" - Написал я всем троим.
  
  Умида ждала меня в каюте. Я чувствовал, что у неё что-то вертится на языке. Она с наслаждением избавилась от протезов, мы устроились в спальнике, обнялись, я поглаживал её по спинке и она наконец высказалась:
  - Почему это я не пойму, очень даже пойму.
  - И что, тебя это порадует, если я начну благодарности от посторонних женщин принимать?
  - Нет. Не порадует. - Сказала она, вдохнув и выдохнув. - Но ведь это не значит что ...
  - Тогда не спорь. - Не дал я ей договорить.
  - А что, от не посторонних женщин ты благодарность примешь?
  - А не посторонняя у меня ты. Можешь благодарить.
  - Благодарить? А за что?
  - Ну мало ли...
  
  Умида открыла было рот, чтобы продолжить пикировку, но отвлеклась на поцелуй и потом нам стало не до этого. Гиперпрыжок не такой длинный, нужно ещё успеть вздремнуть.
  
  С грузом мы начали постепенно отставать от остальной компании. Это показалось нам опасным. Поэтому, пройдя контролируемую границу, мы свернули с проторенного остальными пути. Наш навигатор снова умудрился подобрать длинные прыжки с цеплянием систем по краю, с минимальными паузами между гипером. Каждый выход в обычное пространство корабль вставал на боевое дежурство. Я в это время более-менее свободен. Одетый по боевому, я отработал с трупом капитана. Извлёк его нейросеть Шахтер-5. О как! Это улучшение нейросети Пилот-5 по памяти и работе с данными, ну или можно сказать улучшение Техник-5 по реакции и выносливости. Подготовил данные для безопасников. На нейросети оказались дешёвые импланты на интеллект и память, а тело одарило стандартным пилотским комплектом - на укрепление мышц-костей и реакцию. Тоже все импланты обработал и вместе с нейросетью упаковал на хранение.
  
  Работа кончилась, и оставшиеся системы я читал закачанные книги по поступательному списку.
  
  Перед прилётом на Раус ко мне подошёл Сверр.
  - Казак! Хочу взять у тебя нейросеть с имплантами.
  - Ты хочешь стать шахтёром? Там желательное значение интеллекта 130. У тебя хватает?
  - Пороговое 125 - достаточно. Но я не себе, а Дрейме, у неё 129.
  - Хороший показатель. Давай с Дьярви согласуй, чтоб капитана не тревожить, и если безопасность её не заберёт, то - пожалуйста.
  
  Из экипажа никто себе этих трофеев не возжелал, все над Сверром подтрунивали, что был вольный молодец, да весь сплыл. На Раусе безопасники на нейросеть не претендовали, и девочки сразу после принятия подданства Аратана и регистрации брака, пошли её переустанавливать. Да Сверр женился сразу на обеих, они, кстати, сёстры-двойняшки. Странно, я думал что двойняшки всегда более похожи. Сверр позвал в госпиталь меня, менеджер запел было свою песню, но после первого же моего возражения всё вспомнил, осознал и быстро оформил как мы и хотели - просто и дёшево.
  
  Мне на счёт упало 56 с небольшим тысяч, и мы отправились на трёхдневный отдых. На второй день утром Умида сделала загадочное лицо:
  - Казак! Мне нужно пообщаться с девочками.
  - Конечно. Я там нужен или наоборот буду мешаться?
  - Там будет чисто женская компания...
  - Понял.
  - Ты не хочешь меня проводить?
  - Хочу, но не знаю, удобно ли это.
  - Нет, не удобно.
  
  Я вздохнул.
  
  - Я пошутила. Проводи меня!
  
  Мы прогулялись под ручку. На прощание она демонстративно-страстно меня поцеловала.
  
  - Когда мне начинать волноваться из-за твоего отсутствия?
  - Мы не долго.
  
  Вернулась Умида часов через восемь задумчивая. Есть отказалась, но со мной в ресторан спустилась.
  - Как пообщалась с девочками?
  - Нормально.
  Мы вернулись в комнату, устроились на матрасе и Умида высказала:
  - Ты меня совсем не любишь.
  - Ну-ка иди-ка сюда, любить тебя буду. - Объявил я и начал хватать её за что попадалось.
  - Прекрати! Я серьёзно, а ты.
  - И я серьёзно!
  - Но я же не это имела ввиду! Ты меня совсем не ревнуешь. Вот я ...
  - Кто он! - Я подскочил и уставился на Умиду.
  - Кто?
  - Тот к кому я должен ревновать!
  ...
  - Ну вот, ты всё шутишь, а я опять чувствую себя дурой! Ну вот что ты опять ко мне лезешь?
  - Хочу, чтоб ты чувствовала себя любимой.
  ...
  
  4.10. Стычка на заправке.
  
  Наша следущая цель - шахтёрская заправка. Мы снова вышли эскадрой в полтора десятка приватиров. На подходе к аварскому пространству мы вышли в систему, в которой шёл бой. Преимущество было за аварцами, но наш выход переменил воинскую удачу. Аварцы начали организовано отступать, умело огрызаясь и прикрывая друг-друга. Их корабли разгонялись, затем разворачивались двигателем вперёд и бросали всю мощь реактора на лобовые щиты и главный лазер, не давая таким образом безопасно приблизиться и сосредоточить огонь на двигателях. Наш торпедоносец вырвался вперёд из группы - на помощь мы пришли первыми. Аязли скомандовал стрелять только стандартными - они дешевле целевых. Стреляли мы с дальней дистанции. Несколько раз получили в щит из лазеров, но щит выстрелы удержал. Потратили мы все 15 обычных торпед и забили пару замешкавшихся в арьергарде аварцев. Наконец подкатили наши и дюжина уходящих аварцев кинулась на утёк. Оставив на прикрытие пару кораблей с плохим ходом. У нас были иллюзии, что мы сумеем убегающих догнать, так что раздолбали заслон жёстко. Аварцы стояли насмерть. Командир нашей эскадры ошибся, посчитав что заслон слабо вооружён. У аварцев оказались неизрасходованы средние торпеды, и наши сослуживцы отхватили люлей. Опасаясь следующего залпа пару в заслоне забили так, что абордажить там было некого - только собрать спецов, выживших в капсулах.
  
  Последнюю часть боя наш Кусачий играл роль загонщика и угрозы. Мы проводили аварцев до их ухода и потом долго жгли топливо, возвращаясь к своим. Поход к аварцам мы прервали, собрали пострадавших и сопроводили побитые корабли на Раус.
  
  Наша ЧВК за выход ничего кроме уважения не заработала. Правда расход топлива и торпед на Раусе нам компенсировали. Я получил сотню утешительных кредитов. Умида, как щитовик, за выход получила почти десять тысяч. Стоянка была совсем короткой, наши пострадавшие товарищи встали на ремонт, в эскадру добавился приватир, вышедший из ремонта, и мы в тринадцать вымпелов снова вышли в рейд.
  
  Трассу выбрали простую - с короткими прыжками. Никто нам по дороге не встретился. Границу пересекли в системе с разбитыми станциями контроля пространства. Избегая популярных систем, прокрались в нужную систему. Расчёты оправдались - мы вышли к газовому гиганту и прихватили заправляющихся шахтёров. Наше полуотделение абордажников включили в сводный отряд и отправили на шмон.
  - Убивать только тех, кто сопротивляется, кто с оружием в руках! - Проинструктировал нас напоследок один из капитанов. - Всех остальных не трогать.
  
  Сопротивления нам никто не оказал, и мы хозяйничали как хотели. Нам удалось собрать 96 рабов. Из крупной добычи - приватизировали 13 шахтёрских корабликов. Выдернули из станции кластер из четырёх искинов. По-мелочи хватали всё, что попадалось на глаза и чего-то стоило. Налёт прошёл как по нотам, и через два часа мы отчалили.
  
  Первые пять прыжков к границе прошли спокойно. А потом нас начали зажимать. Сзади наметилась погоня, пока не опасная - шла пара грузовиков, скорее присматривая за нами, чем реально угрожая. На границе удобную трассу нам преградил аварский крейсер. На самом деле он был галифатской постройки - мощные боевые лазеры с индивидуальной напиткой от реакторов. Такие я деактивировал у Алатеза. Видимо трофей. Прикольно. Мы на аварском трофее, а аварцы на галифатском.
  
  - Казак! - Вызвал меня Аязли. - Мы сейчас решаем, как уходить. Есть три пути обхода. - Аязли сбросил мне на нейросеть ссылку. - Посмотри, какой тебе меньше всех не нравится? Нужно решать быстро, но не торопись, попробуй сосредоточиться.
  
  Все три пути были не лучшими. Один проходил рядом с узловой системой сосредоточения сил самообороны Миленти, второй выводил на стандартный рокадный транспортный маршрут. Значит на нём наверняка есть охрана. Третий вёл в сторону. Его можно было продолжить пустыми системами, но он был дольше, и, если уж план-перехват запустился или запустится в ближайшие часы, скорее всего на нём мы попадёмся.
  
  - Командир! - Ответил я подумав. - А почему бы нам этот [нехороший] крейсер просто не забить [нахрен как мамонта]? Правда шахтёра трофейного мы тогда потеряем.
  - Казак! Прибить аварца я всегда за. Но как ты себе это представляешь? Этот [неполноценный] не такой идиот, чтобы просто тупо сдохнуть. И корабль у него приличный. Такой крейсер вполне сможет противостоять двум-трём торпедоносцам. А один наш он расплавит запросто. Зажарит прямо на подходе.
  - Как я себе это представляю? Идти прямо на крейсер. Грузом к нему. На подходе экстренно сбрасываем шахтёра и, по возможности из-за него не высовываясь, сразу запускаем все торпеды.
  - Рискованный план. - Проговорил Аязли. - Думаешь выгорит.
  - Если не выгорит, просто протараним его и всё.
  - Протараним? Ты серьёзно? - Аязли замолчал и пропал. Через несколько минут он снова проявился:
  - Казак! Капитаны говорят, что может получиться. И, если что, они нас не забудут и прославят нашу героическую смерть в веках. Ты уверен, что всё получится? Мы можем сбросить шахтёра и уйти по какому-нибудь обходному маршруту. Напряги своё пси!
  
  Я "напряг своё пси". Вариант нападения всё равно казался не хуже прочих.
  
  - Нет. Не уверен. Но обходы мне не нравятся больше.
  - Хорошо.
  
  Аязли снова отключился. Через минуту раздалась команда:
  "По боевым постам стоять!"
  
  Стоять, вообще-то не нужно. Большинство на боевых постах лежат в ложементах, мы, абордажники, сидим в противоперегрузочных креслах. Эскадра начала расходиться. Наш Кусачий, врубив двигатель на полную тягу, но без форсажа, шёл прямо на крейсер. Остальные приватиры разделились на три группы - шестеро выбрало маршрут мимо района сосредоточения, пятеро - второй с пересечением рокады, и один решил тихариться на дальнем маршруте. Трофеи они не сбрасывали. Крейсер, врубив лазеры, попытался кого-нибудь достать. Расстояние было пока слишком большим, он мазанул лучом по одному, по другому. Щиты лазерный мазок удержали. Наконец он бросил эти бесполезные атаки и начал выцеливать нас. Главную наводку крейсеру приходится делать корпусом. Так что он запустил широкий луч и начал гасить малейшее своё вращение. На первом этапе сближения крейсер нам был не слишком опасен. Через полчаса мы набрали очень приличную относительную скорость. По моим прикидкам порядка тридцати километров в секунду. До крейсера оставалось где-то восемь минут. Аварцы на пятнадцати тысячах пристрелялись, сфокусировались и жгли нас лучом. Пилоты удерживали корабль точно носом на крейсер. Иногда это не получалось, и луч мазал нас по бокам корпуса, а щит его парировал. Беззащитный шахтёр плавился. Через четыре минуты главный двигатель мы отключили и полетели пассивно.
  "Готовность к сбросу платформы!"
  "Есть готовность к сбросу платформы!"
  "Отсчёт сброса, пять, четыре, три, два, один, ноль!"
  Пилоты тормознули маневровыми, нас вынесло в сторону, лазер аварца уткнулся нам в энергощит, мы вернултсь за оплавленный корабль. Шахтёра в нём было уже не узнать. Пошли торпеды. Наш торпедист выстреливал их, торпеды проходили впритирку к шахтёру и начинали расходиться в стороны. На запуск всех торпед ушло шесть секунд. Почему мы запустили все? Ну, во-первых, крейсер не так уж лёгко поразить. Во-вторых, если главными лазерами он задержится на торпеде, то её уничтожит. Другой вопрос, что так просто на эти шустрые цели не навестись. Теперь вопрос, что выберет аварец? Аварец решил поохотиться за торпедами. Две отловил, осознал, что все лазерами не переловит, запустил встречную кучу противоторпед и снова сосредоточился на нас. Нам то удавалось спрятаться за оплавленным шахтёром, то нас из-за шахтёра выносило, щит лазеры не держал, он его прилично ослаблял, но пусковой отсек начал плавиться. Вот и в-третьих: если бы мы торпеды оставили "про запас", они бы могли и рвануть. Нет, так-то они безопасны, но лазеры на крейсере в упор очень уж мощные.
  
  Наш торпедист пожертвовал тремя торпедами и прошиб безопасный коридор к крейсеру. Одна за другой наши торпеды влетели в крейсер и от него остался мелкодисперсионный рой. Нет, так-то я преувеличиваю, но частицы и впрямь не крупные. Пилот успел сманеврировать, и мы в этот рой не влетели.
  - Да! Мы сделали это! - Завопил Аязли.
  
  Оказывается, весь этот бой я так внутренне напрягся, что у меня болели все мышцы, даже те, про которые я никогда и не знал. Я, как и Эдвин Олдрин, когда Нейл Армстронг взял у него управление на посадке, возблагодарил особую конструкцию скафандра, что не дала мне почувствовать себя неудобно.
  
  Оставшиеся корабли начали ложиться на главный курс. Мы подправили траекторию и летели по ней пассивно - не включая двигатель. Выскакивать в следующей системе первыми нам не с руки - мы сейчас беззащитны. Через час корабли начали прыгать в гипер. Мы тоже запустили гипердвигатель и ушли в прыжок. Из объёма Авара вышли мы не там, где заходили. Пока все медленно разгонялись, мы, как самые быстрые, смотались к пограничной станции контроля пространства и забили её противоторпедами. На выход за всеми опоздали, но не фатально. Потом следующие три прыжка догоняли, и в четвёртой системе догнали. Ещё через четыре прыжка встретили в системе пяток аварцев, но курсы у нас были расходящиеся и мы с ними сделали вид, что встречи как бы и не было. Так походным ордером и добрались до Рауса.
  
  4.11. После рейда.
  
  На Раусе наш корабль поставили в очередь на ремонт. Аязли распорядился забрать все свои личные вещи. На нашу ЧВК арендовали несколько контейнеров на складе и сгрузили туда всё подряд - и моих дроидов, и расходники к медкапсуле, и картриджи к пищавтомату, и сухпайки, и всю оружейку, и запасные скафандры. В процессе переезда Аязли скинул мне распоряжение о срочной встрече.
  
  Аязли ждал меня в арендованной малой переговорной.
  - Казак! Твоё сумасшедшее решение оказалось удачным. Но вот скажи мне. Ты серьёзно предлагал мне протаранить крейсер?
  - Это зависело от повреждений. Если бы у нас ничего не получилось, это могло оказаться лучшим выходом.
  - Понятно. Но ведь это фактически самоубийство.
  - Иногда лучше достойно умереть.
  - Ты знаешь, это не мой путь. Я предпочитаю зарабатывать с минимальным риском. Если ты считаешь иначе, то нам, наверно, не по пути. Я дам тебе рекомендацию, и тебя охотно примут такие же [отмороженные на всю голову].
  - Хм. Вообще-то я собирался учиться...
  
  Не знаю чего Аязли от меня хотел, но в итоге мы договорились, что всё оставим как есть. Аязли собирается переместиться в другой более спокойный район и тихо пиратствовать в пограничье и фронтире Авара. Ещё Аязли собирается сменить торпедоносец на обычный приватир. Места на приватире побольше, для обычных транспортников, торговцев и шахтёров его более чем достаточно, а торпедоносец делался для настоящей войны, для приватира он слишком затратен. Я решил, что переехать с Аязли безопаснее, чем остаться здесь, участвуя в маховике раскручивающегося конфликта.
  
  - Хорошо. - Неожиданно остановил он нашу беседу. - Нам сейчас нужно будет сходить на сбор капитанов. Там про наши планы особенно не распространяйся.
  - Понял, - ответил я, - всех посылать к командиру.
  
  Встреча командиров проходила в банкетном зале ресторана. Все приглашённые сидели за большим круглым столом-подковой. В середине стола было пустое место и там на лифте поднимались и спускались дроиды-официанты, сервирующие стол.
  - О! Аязли! Дорогой! Рад тебя видеть! - Произнёс один из капитанов в центре стола, когда мы вошли. Аязли пошёл здороваться, с некоторыми он обнимался. Я ждал у входа в зал. Наконец Аязли усадили за стол, и очередь дошла до меня.
  - А это, значит, тот самый твой боец?
  - Да. - Подтвердил Аязли.
  - Очень хорошо, Казак, рад тебя видеть. Становись вон там, на красный коврик, чтоб всем было видно.
  
  Понятно. Меня вызвали на ковёр. Коврик лежал в разрыве подковы. Меня доброжелательно допросили. Потом усадили за стол. Место мне досталось с краю, почти там же, где и стоял. Вспомнили покойного Кадерли и его последний бой, пообсуждали аварский крейсер, похвалили за смелую тактику, приговорили, что в масштабном бое похожая тактика не пройдёт. Кухня была аратанская, я уверенно орудовал палочками, от планетарки я не отказывался, но и не налегал, в грязь лицом не ударил.
  
  Сытый и немного пьяный, по окончании встречи я пошёл вслед за Аязли на встречу с командой. Там Аязли озвучил: покоцаный торпедоносец продаём, новый приватир покупаем, народ добираем. Кому нужно - может заняться своими делами, пока есть такая возможность. Команда дружно проголосовала "за".
  
  * * *
  
  Умида решила воспользоваться моментом и съездить в медцентр - обследоваться и, если получится, избавиться от протезов. Медцентр в Галифате; так как она теперь замужняя дама, то будет правильно, если я её сопровожу. На всякий случай, чтоб недоумков не провоцировать.
  
  Аязли нас отпустил, правда нагрузил сопровождением освобождённых рабов в Аратан, а после доставки предоставил "отпуск по семейным обстоятельствам". С рабами получилось не так просто. Рабов было много, рабские сети с них не сняли. Снять-то такую нейросеть - не проблема, да потом, после снятия нейросети, разумный может оказаться не совсем разумным и вести себя неадекватно. Так что погрузились мы всех на попутный транспорт, рабов записали на меня и оправили нас всех в Империю. Ясное дело, здесь местные медики подсуетились - работы много, за каждый "особый" случай нужно отчитываться, проще сослаться на нехватку специалистов, медкапсул, расходников и ещё чего-нибудь, да и спихнуть эту головную головную боль на большого соседа. Кстати все пояснения о разных нехватках-недостатках вполне правдивы - баронство бедное, финансирование в Аратане всяко лучше. В службе безопасности меня успокоили, что неприятностей быть не должно, а если вдруг будут, то велели ссылаться на указ Антиса-15, отменяющего указ Антиса-13, запретившего "практику доставки освобождённых рабов в пункты приёма эмигрантов с использованием рабской нейросети и передачей прав владения сопровождающему". Из этого указа мне нужны были фразы "в силу военно-административной целесообразности" и "...по-возможности назначать сопровождающим разумного с высоким имперским рейтингом, высоким моральным авторитетом или имеющим основания считать рабство категорически неприемлемым..."
  
  Отправились мы в этот же день, можно сказать сразу. Транспорт загрузили блоками жизнеобеспечения, рабов набили как сельдей в бочку. В помощь у меня было девять человек - бывших рабов с нестрогими нейросетями. Нестрогие рабские нейросети им сменили, провели адаптационный экспресс-курс, протестировали "на адекватность" и наняли на время перелёта мне в подчинение. Наняли их почти бесплатно - установили нейросети не базовые, а чуть приличнее из вторички, предоставили возможность бесплатного перелёта и еду. Я так понимаю, что баронство на этом ещё и сэкономило.
  
  Шесть прыжков до Киноли мы проделали в составе каравана. На Киноли нас не приняли - отправили дальше вглубь Империи. Подкинули запас кислородных картриджей (вообще-то картриджей системы обеспечения стандартного газового состава, но это слишком уж длинно), сухпайков и заплатили экипажу за следующий перегон. Три прыжка до какой-то заштатной планетки, формальный запрос на приём мы им отправили, но без особой надежды, и сразу после отказа даже не пытаясь затормозить отправились дальше. Два прыжка - и мы прибыли к столице сектора Караде.
  
  На Караде отказать в приёме нам не решились, и мы прибыли к транспортному хабу Карада-сортировочная. На сортировочной, после небольшой задержки, нам подали большой челнок для перелёта к орбитальному лифту.
  
  * * *
  
  Первую партию в 70 человек мы спустили на планету успешно, у лифта загрузили в три автобуса, и отправили в Центр Приёма и Реабилитации Вынужденных Переселенцев. А вот на второй партии получился сбой. На лифте нас встретила тройка активистов - два парня и девушка.
  
  "Рабовладелец!" - Скандировали они. - "Позор!"
  
  Вроде и немного их было, а громко получалось. У полицейских они потребовали, чтобы меня арестовали. Арестовывать полицейские меня не стали, но препроводили в полицейский участок для разбирательства. Препроводили вместе с тремя скандалистами и автобусами рабов. Точнее препроводили не в сам полицейский участок, а в примыкающее к участку здание с большим торжественным залом. Похоже, что зал был для торжеств и приёмов - дроиды как раз его убирали.
  
  Нам пришлось немного подождать, и в зале появился судья, но не "в живую", а в виде голограммы. В проблему он въехал мгновенно:
  - Значит максимум инкриминируемого не рабовладение, а нарушение правил транспортировки? - Сразу попытался завершить разбирательство он. - Значит штраф. Только нужно разобраться кого штрафовать и на сколько.
  
  Штраф меня не устраивал. Я сослался на нужный закон. Судью ссылка устроила, но в ответ я получил ссылку на подзаконный акт "...о нежелательности широкого применения практики..." Пришло время прикидываться дурачком:
  - Ваша Справедливость! У меня указание доставить освобождаемых рабов в центр переселенцев. А может на транспорт прибудет кто? Я ему всех сразу оптом и сдам. А до центра пусть сам доставит.
  - У полиции людей и средств не хватает. - Сообщил появившийся голограммой начальник полиции. - Нарушения закона нет, значит и отвлекать полицию от несения службы не следует.
  - Как же нет нарушения? А как же рабовладение? Это не нарушение закона? - Влезла в обсуждение девица. Голограмма главного полицейского к ней развернулась, полицейский посмотрел на неё как на дурочку, но промолчал.
  - Ваша Справедливость! - Снова вмешался я. - Я понимаю, что точность следования букве закона важна, но мы задерживаем освобождение несчастных. Может быть поручим доставку этой партии ВОЛОНТЁРАМ? - Здесь я кивнул на скандалистов. - А меня там ещё почти тысяча несчастных дожидается.
  
  Судья задумался, согласовал с медиками Центра и толкнул короткую речугу о порывах молодости и необходимости нести и разделять ответственность за принятые решения. От опёки этой партии он меня освободил, поручив её парням с девицей.
  - Я могу идти? - Уточнил я.
  - Всех освободи! Немедленно! - Потребовала девица.
  
  Освободить, так освободить - я обнулил всем хозяина в нейросетях. Большая часть осталась тупо стоять. Несколько человек куда-то пошли, не слушая восторженных воплей девицы. Кто-то кого-то толкнул, кто-то кого-то стукнул, завязалась вялая драка. Полицейский наряд напрягся, приготовил стопперы, но пока не вмешивался.
  - Женщина! - Заголосил один из освобождённых и, разведя руки в стороны, пошёл к девице и облапал её. Парни быстро выдали тому по морде, сами тоже огребли, но мужика уронили.
  - Что ты с ними сделал? Гад! - Гневно вопросила меня девица.
  - Как велено - освободил. Теперь у них нет хозяина. Работай с ними.
  - Прикажи им успокоиться и двигаться в автобусы!
  - Я им никто. Приказы отдавать я им больше не могу.
  
  Один из освобождённых рабов оказался не человеком, а обезьяном - самцом обезьяны. Он сорвал с себя одежду, высоко подпрыгнул, зацепился хвостом за люстру и начал на ней качаться. Оказывается в зале была крупная люстра на потолке, выполненная в докосмически-шикарном стиле, новодел конечно. Этот обезьян сначала плевался, потом решил всех сверху обоссать. Я успел закрыть свой скафандр, внутрь не попало, но всё равно неприятно.
  
  - Вот! Это тебе за то, что ты их раньше не освободил! - Тыкала пальцем в меня девица. Здесь прилетело и ей. Она была в обычном планетарнике-тряпочке. Подозреваю, что ей гораздо неприятнее.
  - Меня-то за что? Это я всех освободила! - Заорала она.
  
  Обезьян на её вопль отреагировал и удостоил целенаправленной струи.
  - А-А-А! - Завизжала девица.
  
  В зале был "пожар и наводнение в бардаке".
  "Я пойду, всё одно я здесь ничем не помогу, а меня остальные ждут." - Отправил я сообщение судье. Тот с кем-то ругался и от меня отмахнулся, отпустив.
  "Девиантное поведение освобождённых ..." - донеслось до меня.
  
  За несколько часов транспорт мы освободили. Всех оставшихся доставили в Центр. С той несчастной партией тоже разобрались, полицию привлекли, она стопперами справилась. Наряд меня снова доставил в тот же торжественный зал. Сопроводили подчёркнуто-вежливо. Умида тоже появилась, с негодованием посмотрела на скандалистов, меня взяла под руку. Судья меня поблагодарил за выполнение законов Империи и долга Верноподданного, парней с девицей приговорили к штрафу или отработке. Полицейские настаивали на штрафе с целью оплаты внеплановой внеурочной работы. Скандалисты в итоге выбрали отработку. Судья усмехнулся и приговорил их к сопровождению перевозки освобождаемых рабов с Рауса.
  - В баронствах вечно чего-то не хватает. - Заявил он. - Вот научитесь, как лучше дело делать, и их может быть научите.
  
  Определённо, у судьи есть чувство юмора.
  
  * * *
  
  Мы расквитались и отправились в Галифат, в систему Маркебхоб. Назвать систему лодкой, везущей любовь среди звёзд - поэтично. Хотя, возможно, я не слишком точно перевёл. Сначала мы летели рейсовым по Аратану, потом пограничный перелёт и ещё пара рейсовых перелётов по Галифату с одной и с тремя промежуточными остановками. Умида изображала из себя образцовую галифатскую жену, сопровождающую супруга.
  
  Маркебхоб от остального Галифата отличался. Не было на нём всеобщей женской закутанности-зашторенности. Но в госпитале врач всё равно говорил о предстоящих операциях Умиды не с ней, а со мной, как с мужчиной и мужем.
  - Очень хорошо, что Вы согласились на такую прогрессивную и многообещающую технологию. Мы не идём путём аварцев, с их донорской пересадкой конечностей, хотя успехи их феноменальны. Мы не идём путём искуственного выращивания нужных органов в биореакторе с их насыщением прогениторными клетками - это несёт риск существенного снижения регенерационных возможностей организма и уменьшает срок жизни. Мы идём по промежуточному пути: используем межклеточный матрикс пурко, сеть инертных белковых волокон, структурируем его клеточным материалом пострадавшего и выращиваем конечности. - Доктор посмотрел на нас и продолжил: - Я наверно слишком заумно говорю. Пойдёмте просто посмотрим!
  
  Мы прошли какими-то коридорами и подошли к стеклянной стене. За этой стеклянной стеной была обычная молодая хрюшка. Точнее обычной она бы была, если бы не выращенные у неё человеческая ступня с голенью, нога с коленным суставом и кисть руки, густо облепленные датчиками и трубочками с прокачиваемой жидкостью.
  
  - Вот! Посмотрите какая прелесть! - Продолжил доктор. - Всё прекрасно сформировалось, всё прекрасно подойдёт Вашей жене, снижение регенерационных возможностей будет минимальным!
  
  Хрюшка нас услышала и заинтересовалась. Голову она повернуть не могла, ну не вертят свиньи головами, а тело у неё зафиксировано. Когда мы её обошли и попали в поле зрения, она посмотрела на нас умным и грустным взглядом. Умида вцепилась в мою руку. Меня тоже пробрало.
  
  - Мы начали предоперационную подготовку и уже через 20 часов готовы будем начинать. Осталось только оплатить остаток. Умидиного счёта на это как раз хватило. Доктор предложил дополнительные процедуры для улучшения и ускорения адаптации при посттранспонталогическом состоянии, Умида хотела отказаться - денег, видишь-ли на счёте у неё не осталось, но я оплатил со своего - 15 тысяч не те деньги...
  
  Мы устали от перелёта и госпитальной суеты - легли пораньше.
  
  - Пурко у нас считается нечистым животным. - Шептала мне Умида. - Когда я соглашалась, я себе это как-то не так представляла. Мне кажется, ты будешь меня меньше любить...
  - Нет, девочка моя. - Шептал я ей в ответ...
  
  * * *
  
  Операция и послеоперационное восстановление в медкапсуле прошли успешно. Я неделю просидел в гостинице. Утром и вечером мониторил состояние Умиды. Идти никуда не хотелось, так что просто пил кофе и читал книги. Мог проснуться ночью, накофеиниться и читать, мог заснуть среди дня, не дочитав главу. Наконец Умида вышла от медиков "своими ногами". Три часа мы с ней медленно ходили под ручку по парку при больнице, время вышло и она снова вернулась на лечение. Четыре дня её выпускали часа на три-четыре, потом ещё четыре дня выпускали на день, а ночевала она в медкапсуле.
  
  4.12. Поездка к маме.
  
  Наконец лечение закончилось. Умиду выписали, выдав реабилитационную программу на полгода, с постепенным повышением нагрузок и еженедельным плановым автообследованием. Она передо мной покрасовалась - руки-ноги получились как родные. Мы уже собрались возвращаться, но - пришло письмо.
  
  - Маме нужно меня видеть. - Сказала мне Умида.
  - Нужно, значит поедем. - Согласился я, и мы отправились к тёще.
  
  Тёща обитала в соседней системе. Планета там была какая-то не очень. Города были под куполами. Если госпиталь был в системе - райцентре, то это - деревня. Хотя, и деревней-то её не назовёшь, с сельским хозяйством, насколько я понял, тоже было не ахти. Чем народ в системе занимается-живёт - не разобрал.
  
  Местный транспортник довёз нас до системы. Со станции - на планетарный космодром. Челноком до нужного купола-человейника, коридоры, переходы, повороты... Наконец под местный вечер добрались до нужной двери. Позвонили, и дверь убралась в стену. На пороге была девочка. Худая и голенастая. Подросток. "Гульша" - успел заметить я её имя, и перевёл - цветочек. "Пока на цыплёнка больше похожа, чем на цветок..." - Подумал я.
  - Уми! Это ты? А кто это с тобой? - Спросила она, и, не дожидаясь ответа, убежала внутрь.
  - Здравствуй, доченька! - На пороге появилась галифатка в годах. "Хурраа", - прочитал я её имя. Значит "Свободная", почти как Хурия, но с другим оттенком. - Здравствуй и ты, зять мой, защита, опора и надежда моей дочери, да будет благословен ваш брак.
  - Здравствуй, подарившая мне свет очей моих... - Ответил я принятой галифатской вежливостью, пожелав мира, благоденствия и процветания и тещё, и всем её близким, живущим в доме, и в доме отсутствующим. Я говорил и думал, что такая регламентированность в чём-то оправданна. По крайней мере не приходится стоять дураком, мучительно пыжась пытаясь общаться. Как там у Гоголя-то было, когда Чуб спросил у Головы, чем он сапоги мажет, а потом думал: "Для чего спросил я сдуру...?" И ещё успел я подумать, что многие считают галифатцев лицемерными, так как и враги, встретившись на узкой дорожке, также нажелают хорошего всякого-разного, перед тем как прибить вражину. И в конце своей ответной речи подумал, что лучше уж по-простому, по-нашему.
  
  Хурри провела нас через прихожую и мы оказались в зале - большой квадратной комнате с высоким потолком.
  
   - Отчизна наша дорогая,
   - Под гнётом вражеским страдая,
   - Ждёт избавленья, ждёт героя...
  
  - Жеманным голосом декламировала одна из женщин. В зале было четыре мужчины и семь женщин. Галифатцы и галифатки. Один мужчина чувствуется что в годах. Двое, наверно, средних лет. И один по-впечатлению почти молодой. Женщины не так чтобы молодые, но и старыми их назвать язык у меня не повернётся. Одеты все достаточно свободно, совсем не по галифатской моде. Девчушка, что встретила нас в дверях, тоже была здесь.
  
  - Уми приехала! - Провозглосила Хурраа, зайдя в зал и перекрыв голосом декламацию.
  - Умка! - Радостно завизжала одна из женщин.
  - Уми! Уми! - Откликнулись остальные.
  
   В другом конце зала на шум открылась дверь и оттуда высунулась пожилая женщина, точно старше Хурраи. На руках у неё был малыш. Сквозь дверь была видна ещё одна комната, большая, не меньше зала.
  
  - Уми, приехала! Здравствуй, дорогая!
  
  Из той комнаты ломанулись дети. Сначала, мне показалось что их не сосчитать, но так было только поначалу. Три девочки мал-мала-меньше повисли на Уми, а два мальчика просто галопировали кругами.
  
  - Раздевайтесь, устраивайтесь! - Подал голос дедок, тот, что старший из мужчин.
  
  Мы с Умидой прошли в гардероб, скинули скафандры, оставшись в комбезах-тельниках. Репетицию, а это была вечерняя репетиция самодеятельности, за время нашего отсутствия свернули и устроили "торжественный" ужин. Стола не было. Все расселись прямо на полу в зале большим таким кругом. Я сидел рядом с Умидой. С другой стороны от Умиды её мама, справа от меня дедок, Касими. Ужин совместный, без разделения на мужчин и женщин, что совсем не по-галифатски. На ужине блюда были из пищавтомата, но с хорошими "праздничными" картриджами.
  - Аратанских блюд у нас нет. - Утвердительно-вопросительно произнесла Гульша, поднося мне то же, что и Умиде.
  - Конечно. Спасибо. - Откликнулся я.
  
  Ужин был скорее поводом для подробных расспросов. Я отвечал кратко, часто односложно, в основном приходилось отдуваться Умиде. Наконец Умида похвасталсь:
  - А я себе руки-ноги сделала!
  - Молодец, девочка!
  - Ух-ты, покажи! - Это своей подростковой непосредственностью отличилась Гульша.
  
  Умида встала, рукава её комбеза скатались в безрукавку, брючины - в шорты, прошлась в центре круга, повернулась так и сяк и снова села около меня.
  
  - Хорошо, что ты вернулась в семью, мы по тебе скучали. - Произнесла женщина в годах, та что сидела с детьми, Калима. Сидела она с другой стороны от дедка. Калима оглядела остальных, все притихли, пауза начала затягиваться.
  
  - Ты ведь вернулась в семью, Уми, и супруга с собой привела? - Уже акцентировано-встревожено спросила Калима и уставилась на нас с Умидой, ожидая подтверждения своим словам.
  - Нет, тётя, у нас контракт не закончен.
  - Ну, это не страшно, закончится - возвращайтесь. - Калима успокоилась, расслабилась и продолжила. - Супруг твой нам глянулся, так что контракт закончится и возвращайтесь. - Повторила она своё предложение.
  - Это я попросила дочку приехать. - Завладела общим вниманием тёща. - Помнишь, Касими, я хотела в пансионат съехать, вот дочка с зятем за мной и прилетели.
  - Хурраа, дорогая, ну зачем тебе пансионат? - Вступил в беседу Касими. - Посмотри, какая у тебя дочка красивая, зять справный. Службу закончат, вернутся, детишки пойдут, кто с ними сидеть будет? Ведь так?
  - Не совсем. - Высказался я. - После контракта мы полетим в университет.
  - В университет? И что там делать?
  - Учиться. - Пожал плечами я.
  - И долго там учиться?
  - Точно не знаю, но дело не быстрое.
  - А зачем тебе это? И зачем это Уми? Вот посмотри как мы живём - не горюем. Творим в своё удовольствие, а нам за это денежки идут. Опять же в семье.
  - Не. В университет хочу.
  - А Умида?
  - Жена с мужем - как нитка с иголкой, куда он, туда и она, иначе дела не будет. Со мной поедет.
  - Ну ладно ты, а она что там делать будет? Тоже учиться?
  - Разберёмся. - Ответил я, показывая своим тоном, что ставлю в разговоре точку. Касими это уловил и переключился на тёщу.
  - Хурраа, дорогая! Сейчас акции растут. Нельзя их сейчас продавать! Я не могу сейчас выделить долю.
  - И в прошлый раз ты то же самое говорил, только акции падали.
  - Ну да, и в прошлый раз было нельзя...
  - На взнос мне хватит, дочке с зятем спасибо. А ты уж постарайся, найди момент.
  - Хурраа, ну что ты...
  - Я же тебе говорила, как Мурси умер, так мне жизнь не мила стала, не могу я здесь больше...
  
  Повисла пауза. Пауза, приличествующая моменту, когда заговорили об умершем. Не просто об умершем, а близком умершем.
  
  - Да понимаю. Это для нас всех большая утрата. - Попытался закончить паузу Касими. Но пауза не закончилась, а, чуть слова слетели с губ, продолжилась.
  
  - Так что, получается, в семью вы не войдёте? - Громко спросила Закия, женщина из тех, что помоложе.
  - Получается что нет. - Ответила Умида.
  - А зачем мы тебя в мир отправляли? Мужа найти и в семью привести. Ты что не видишь? Нам мужчин в семье не хватает!
  - Вообще-то у меня кое-чего не хватало...
  - Так ведь справилась же. А теперь нужно и о семье подумать. Почему ты мужчине своему не рассказала про наш оазис любви?
  - Ну Заки, я же просила... - Раздосадовано пробормотала Уми.
  - Себе решила зажать, с нами поделиться не хочешь? А помнишь, мы для тебя ничего не жалели. Помнишь, на твоё совершеннолетие какой мы подарок тебе сделали? Как все наши мужчины тебя ласкали! Как любили! Как гадали наконец, от кого из них ты забеременела! И вот ты мужчиной поделиться не хочешь? Аратанец - это не плохо. Аратанцы вообще в сексе свободные. Несколько легковесны и ветрены, ну да это не страшно...
  
  "Вот мне и приоткрылась частица Умидиного прошлого. И мне оно не слишком нравится. Точнее совсем не нравится. Ну а с другой стороны, что было - то прошло, и могу ли я её за прошлое осуждать? Сам-то тоже не девственник..." - Подумал я, пытаясь не завестись.
  
  - Казак! - Обратилась Закия ко мне. - Смотри сколько красивых женщин жаждет твоей любви! Тебя ждёт феерическая ночь!
  
  Я вынырнул из своих мыслей и волей-неволей оглянулся на Умиду. Она сидела опустив глаза в пол.
  
  - За Умиду не переживай. - Продолжила Закия. - Она против не будет. Да и некогда ей будет. Наши мальчики по ней соскучились...
  
  Я глянул на мальчиков. Они действительно соскучились. И меня это разозлило. "Вот как! Отдай жену дяде, а сам ступай к бд..и!" - Выругался я, и меня это почти успокоило. - "Вот так и бывает: женился на молодой красавице, а еб..ь изволь старых тёток..." Нет. Так-то женщины были не старые. С голодухи или под водочку вполне сгодились бы. Но менять Уми на них?
  
  - Ну же, Казак! Смелее!
  
  "А ведь она меня подначивает, на слабо берёт." - Похоже, что все ждут моего ответа. Я снова бросил взгляд на мальчиков. Оп-па, а на Умиду-то они больше не смотрят. Как-то меньше они стали, будто спрятаться хотят!
  
  - Нет. - Произнёс я.
  - Казак! Ты просто не представляешь, что это такое! Все мужчины хотят больше женщин! Что с тобой-то не так?
  - Лучше меньше, да лучше. - Вспомнил я Владимира Ильича.
  - Мы что, тебе не нравимся? Мы что, не красивые? - Повысила голос Закия.
  - Красивые. - Ответил я в противовес не повышая голоса и продолжил: - Хурраа-ханум, какие у Вас планы? Когда мы можем отправляться?
  - Я собиралась немного разобрать вещи... - Тещин голос показал, что она расстроена.
  - Умида! - Мой голос прозвучал резче, чем мне хотелось бы. - Может нам стоит заночевать в гостинице?
  - Не нужно никаких гостиниц. - Вмешался Касими. - Хурраа, подготовь Умидину детскую. - Затем он повернулся и веско припечатал: - Уймись, Закия!
  - Сейчас всё сделаю. - Ответила тёща дедку с облегчением. - Пойдём, всё покажу. - Обратилась она к нам.
  
  Я поднялся, оставив недоеденную половину на тарелке. Вообще-то это не вежливо, но доедать мне не хотелось. Умида тоже встала, и мы пошли. Умидина детская спальня оказалась в соседнем зале, там где играли детишки. Тот зал оказался меньше и по стене у него в два слоя были небольшие спальни. Нижние пониже - чуть выше моего роста, значит метр деяносто - два метра. Верхние повыше сантиметров на тридцать-сорок.
  
  - Я всё заранее приготовила. - Сказала Хурраа. - По поводу Закии не переживайте, сейчас ей Касими мозги вправит. Отдыхайте.
  
  Мы поднялись по приставной лесенке.
  
  - Это моя подростковая. В детстве я внизу ночевала... Ложимся?
  - Можно ли здесь помыться?
  - Конечно. Что это я? Пойдём. - Голос Умиды звучал как-то наигранно...
  
  Душевая оказалась в дальнем конце этого же зала в маленьком закутке за последней дверью. Точнее душетуалет, как у Лоры на Марсалле. Ну да не суть. Сначала Умида подождала меня, потом я подождал её. Когда мы снова поднимались по лесенке, в зал толпой прыснули детишки.
  
  - Дети! Хватит беситься! Умываться и спать! - Раздался громкий голос Калимы.
  
  Хлипкая на вид дверца закрылась, и звуки как отрезало. "Хорошая здесь звукоизоляция!" - подумал я.
  
  Уми решила взять инициативу на себя. "Это хорошо." - Подумал я, позволяя уложить себя на спину. - "Сейчас пар спустим и считай что помиримся. Было бы гораздо хуже, если бы она начала скандалить, или пробовать что-то выяснить".
  
  Умида уселась на мне наездницей, поёрзала, пристроилась и медленно, аккуратно, я бы даже сказал печально поскакала на мне как на лошадке. Потом остановилась, улеглась, выпрямила ноги, согнула их, сжимая мои ноги своими коленями. Ещё поёрзала на мне, устраиваясь поудобнее на локтях. Теперь она не лежала на мне, а нависла надо мной, но не вся. Её шикарная грудь от меня не оторвалась, по крайней мере не оторвалась до конца. Я обнял её за спину.
  
  - Вот, так хорошо. За задницу меня не хватай, пока не пора будет...
  
  Ответить я не успел. Умида обхватила меня ладонями за голову и, навалившись, начала целовать "по-взрослому" запихивая язык мне в рот. От неожиданности я вздрогнул. Уми оторвалась от меня и продолжила:
  
  - А помнишь, ты говорил, что моё тело твоё, а твоё моё?
  - Да.
  - Так что всё по-честному. Ты во мне, а я в тебе. Вытяни губы трубочкой, скажи "О-О-О".
  
  Действительно, всё по-честному. Я вытянул губы трубочкой, "О" сказать я толком не успел. Умидин язык оккупантом проник мне в рот, и елозил туда-сюда по-хозяйски. Оказывается, язык у неё длинный. Умида языком прямо овладевала мной, как мужчина овладевает женщиной. Впрочем, и насаживаться на меня она не забывала. Жарко! Сухие шлепки животов стали мокрыми. Умида ускорилась, но ещё "не пора". Движения её стали порывистыми, не ритмичными. Она насаживалась на меня резко, потом елозила, пытаясь принять меня поглубже, потом так же резко подскакивала, почти слезая до кончика, и снова резко насаживалась. Я удерживал губы трубочкой, и держался, чтоб не кончить раньше времени. Умида снова вошла в ритм, уменьшив амплитуду и увеличивая частоту. Я крепко держал её за лопатки и чувствовал, как у неё напрягаются мускулы. Ещё немного подождать, ещё чуть-чуть... Пора! Я перенёс руки и ухватил Уми за задницу. Действительно пора! И Умида прижалась ко мне, вдавливая лобок в лобок. Пора. И я от души накачиваю её спермой. Умида разорвала поцелуй, и я смог рот закрыть. Умида прогнулась, запрокинула голову и тихо хрипло протяжно замычала. Затем, изойдя томной судорогой оргазма, обмякла на мне. Я почувствовал, что она устала, что руки у неё подрагивают и локти не держат. Умида попыталась приподняться, чтобы слезть с меня, но я её не отпустил.
  
  - Лежи-лежи-лежи-лежи. - Проговорил я, перенося руки и обхватывая её за талию и плечи. Ей из моих объятий никуда не деться, да она толком и не пыталась. Ладонь я положил Умиде на затылок и надавил вниз. Умида сдалась, расслабилась и улеглась на мне, уткнувшись подбородком мне в плечо и лбом в матрас.
  
  - Вот так, вот хорошо. - Шептал я Умиде на ушко.
  
  Дыхание у Умиды выравнялось и щекотало мне ухо. Пот наш смешивался и каплями сползал по моим бокам. Умида всем весом лежала на мне, но тяжести я не чувствовал. "Свой груз не тянет", - подумал я, и тихо прошептал:
  - Моя. Не отдам.
  - Угу. - Сонно удовлетворённо откликнулась Умида и заснула окончательно и бесповоротно. Заснул и я.
  
  * * *
  
  Я проснулся, и Умида уже не спала. Мы лежали ложечками - она передом прижалась к моей спине и обнимала меня.
  - Ещё рано, все спят. - Сказала она мне вместо доброго утра.
  - Сходим сполоснёмся?
  - Давай.
  
  Действительно пусто и тихо. Мы никому не помешали и, освежённые, вернулись на матрасик. Умида заняла стратегически выгодное положение в моих объятьях. Поигрывая моим членом и не давая перейти к утреннему действу, начала непростой разговор:
  
  - Ты вчера так разозлился, я боялась, что ты меня бросишь.
  - Ну что ты... - Договорить я не смог, Умида меня поцеловала. Ну не договорил, и не договорил.
  - Я знаю, ты мужчина, а мужчины очень непросто смиряются с прошлым своих женщин.
  
  Я открыл рот, что бы что-нибудь сказать, но Умида положила палец мне на губы, призывая к молчанию.
  
  - А ещё ты говорил, что прошлое, это прошлое и пусть оно останется в прошлом.
  - Да. Пусть останется.
  - Но всё же, чтоб не мучить тебя недомолвками, давай я расскажу лучше сама.
  - Да. - Ответил я. Да я и не мог ей ничего другого ответить.
  - Всё так и было, я выросла в полиаморной семье. Действительно, на совершеннолетие я стала женщиной со всеми мужчинами семьи кроме кровных родственников - папы и деда. Я быстро забеременела, может быть даже с первого раза. В один из полётов к гинекологу флайер упал. Дед мой, что меня сопровождал, погиб. Погибли ещё двое наших, мы их захватили за компанию попутным рейсом. А меня всю поломало, и был выкидыш. Папа и мама, чтобы меня вылечить, отдали свои страховки. Но денег всё равно не хватало. Так что я могла либо жить инвалидом, либо зарабатывать самой. Я выбрала зарабатывать. Папа был уже старый, сильно старше мамы. Мне, наверно, нужно было сначала озаботиться его страховкой, а потом уже зарабатывать на руки-ноги, но я как-то об этом не подумала, да и он всё отказывался. "Живы будем - не помрём!" - Говорил он. А потом раз - и всё. Какая-то ерунда, и он умер.
  
  Умида замолчала. Молчал и я, пока не понял, что она ждёт от меня реакции.
  - Да, Уми. Да. Вот ты мне рассказала, тебе стало легче?
  
  Умида задумалась, помолчала и протянула:
  - А ты знаешь - да.
  - Вот и славно.
  
  Я потянулся поцеловать, но Умида от поцелуя уклонилась:
  - Постой. Ещё. Тебе вчера не понравилось, как я себя вела, в смысле перед сном?
  - Ну, было необычно.
  - Не увиливай, тебе не к лицу. Тебе не понравилось?
  - Сказать что не понравилось не могу. Зато я понял, что чувствует девушка, когда её домогается мужчина.
  - Тоже мне девушка...
  
  Умида отдалась мне по-миссионерски, ответственно и добросовестно. Целовала, крепко, но без языка, только губами. Мне кажется, оргазм она симулировала - внутри она не расслабилась и оставалась напряжёной. "Если женщина симулирует оргазм, значит нужно заканчивать" - решил я и услышал:
  - Нет, ты не девушка, совсем не девушка. Ты мой мужчина!
  
  Потом я, удерживая Уми, перекатился на спину, чтоб не раздавить. И Уми лежала на мне, наконец-то расслабленная и успокоившаяся; мы нежились и бездельничали. Уми водила пальчиками у меня по лицу, приятно-приятно, а я гладил её по спинке. Но всё хорошее когда-нибудь да кончается.
  - Мама звонит, спрашивает, проснулись ли мы.
  
  4.13. Богадельня.
  
  Теща сидела и со слезами на глазах перебирала старые вещи.
  - Помнишь! - Показала она Умиде маленький девчачий комбезик.
  - Помню! Как я им гордилась!
  - Возьмёшь?
  
  Умида взяла его в руки, покрутила, присмотрелась:
  - Не. Новый купим.
  
  Потом взяла в руки какую-то старую тряпку:
  - А это папина?
  - Да. Когда-то он в ней шикарно смотрелся...
  
  Навернувшиеся на глазах у Хурраы слёзы пролились двумя каплями.
  - Мама! Ну что-ты!
  - Ничего, доченька, всё хорошо. Слезливая я стала... Вечером пришла сюда. Так и сижу, возьму в руки, посмотрю, вспомню, поплачу, отложу...
  - Ох, мама! Так ты и не спала!
  - Да мне и не хочется. У Вас ведь времени не много?
  - Ну, да, не особенно.
  - Так я и думаю - ничего с собой брать не буду, только душу бередить. Поехали...
  
  * * *
  
  На удивление сборы заняли минут десять, не больше. У Хурраы оказался старенький, но вполне функциональный гражданский скаф. Дверь нас тихо выпустила из дома, никто так и не проснулся.
  - Может пройдёмся? Что деньги зря тратить? - Посмотрела на Умиду Хурраа. Умида быстро глянула на меня. Я пожал плечом и кивнул.
  - Конечно пройдёмся! - Согласилась Умида.
  
  Мы вышли к прозрачному полукруглому тоннелю, ведущему к громаде большого купола. В темноте он подсвечивался лучами встающего солнца. Идти не пришлось - при нашем появлении запустилась бегущая дорожка. Хурраа постояла немного, потом пошла по ней, мы двинулись следом. Тёща обернулась:
  - А помнишь, ты стоять не хотела, всё время бежала?
  - Да. А ты кричала мне: "Подожди, упадёшь!"
  - А потом мы договорились, и ты бегала вперёд-назад...
  
  Большой купол нас встретил тишиной и темнотой. При нашем появлении начал включаться свет. Запускались бегущие дорожки и везли нас по коридорам. Мы проходили, и сзади, тихо оттарахтев положенное, дорожки отключались, свет гас.
  - Вот и школа. Помнишь её? Ты всегда от меня убегала, я только и успевала увидеть твою спину и закрывающуюся дверь.
  - Да, мама.
  
  Мы прошли-проехали ещё немного.
  - А вот и твоя гимнастика. Помнишь?
  - Да, а ты меня встречала после в кафе напротив.
  
  Кафе напротив работало в автоматическом режиме. Дверь была закрыта, но стоило её толкнуть, как она открылась, свет загорелся. Пищавтомат выдал нам кофе с булочками и мы, устроившись за стойкой, их употребили.
  
  В кафе мы задержались не долго, но купол за это время начал просыпаться. Где-то далеко появились первые прохожие, их было не видно, но слышно. На подходе к станции нам встретилось несколько ранних пташек - унылых и сонно бредущих, чисто зомби. На их фоне мы выглядели до неприличия свежими и бодрыми.
  
  Отправились. Сначала полупустым автобусом долетели до узловой. Оттуда - почти полным до космодрома. На космодроме подождали челнок минут двадцать, и через полчаса были уже на станции. В старом рейсовом транспортнике на Маркебхоб минут за десять до отлёта нас догнал звонок:
  - Да, Касими!.. - Откликнулась Умида, она говорила вслух, получилась как по телефону. - Мы в транспорте на Маркебхоб... Да, мама с нами... Пора на службу возвращаться... Нет, задержаться не можем... Нам всё равно лететь, так маму по дороге и сопроводим... Хорошо... Хорошо... Всем привет передавай... Хорошо... Нет, я не обиделась... И муж не обиделся... Нет... Точно... Всё хорошо... До свидания...
  
  Полёт прошёл без происшествий. Хурраа его тихонечко продремала.
  
  * * *
  
  Со станции Маркебхоб на планету мы сели на дневную сторону, я бы сказал в полдень. Удобно. Тёща пыталась сказать, что дорого, и нечего на такси тратиться, но Уми её как-то успокоила. Такси нас закинуло прямо до места и подрулило к огромной ярко раскрашенной коробке человейника, окружённого небольшим парком. "Пансионат для пожилых, инвалидов и лиц с ограниченными возможностями". Мы прошли внутрь. Я остался в приёмном покое, совмещённом с комнатой встреч. Тут и там были скамейки-лежанки, кадки с кустами изображали невысокие стенки. Я увидел свободное место и устроился в уединении - во все стороны, куда ни глянь, была только зелень. Но одному посидеть мне не удалось.
  
  - Что, сдаёшь мамку в богадельню. - Подвалил ко мне старый галифатец. Говорить мне с ним не хотелось, и я промолчал. Но старик не угомонился и повторил громче:
  - Что, сдаёшь мамку-то в богадельню!
  
  "Похоже не отстанет". - Подумал я и решил ответить:
  - Тёщу.
  - Что! Совсем достала. Тёщи они такие! В гроб загонят и мёртвого из себя выведут!
  - Не.
  - А что тогда сдаёшь? Жила б в доме, жена б за ней ухаживала. Не рассыпалась бы поди.
  
  Старик требовательно глядел на меня, ожидая ответа.
  - Нет дома.
  - Что ж ты за мужчина такой, что домом жену не обеспечил! Как за тебя её замуж-то отдали? Где ж это видано, без дома жениться?
  - Дома нет. - Повторил я и, решив закрыть тему, продолжил: - Детей тоже нет. Есть я, жена и тёща. Я лечу воевать с авацами. Жена служит со мной. Жить будем на корабле. Потом вернусь, будет дом, всё будет.
  - От оно как... - Протянул старик. - Вот оно значит как... - Повторил он. Спокойствие его оставило и он начал орать. - Так их чернозадых! Размотай их гнилые кишки по вселенной! Чтоб знали! Сволочи! Сколько они наших убили! Ненавижу! Убивай их всех! Так им! Суки! Всех!...
  
  На крики подтянулся медбрат с меддроидом и каталкой. Что-то успокаивающе говоря он отвлёк старика, меддроид провёл инъекцию, и уже успокоенного, санитар усадил старика на каталку, и каталка укатила. Напоследок я заметил, как из уголка рта у старика подтекает и капает слюна.
  
  - Извините. - Сказал мне санитар. - Обычно он спокоен. Походит, побеседует...
  
  Я кивнул, санитар ушёл. Но тишина длилась не долго.
  
  - Тоже сюда. - Подошёл ко мне другой старик.
  - Нет.
  - Ты не переживай. Привыкнешь. - Продолжил он, и я понял, что он меня не слышит или не слушает. - Здесь место не плохое. Только скучно. Раньше то я был о-го-го! А теперь всё. Ничего больше не могу. А когда я был молодым, то ух! Чего только не мог! Да я всё мог. И мы работали! Ух, как мы работали! А какие были ребята! Всё, таких уж больше нет. Всё. Вы, молодые, слишком избалованы, и старших не слушаете...
  
  Я решил с ним не спорить и время от времени согласно кивал. Старику этого было достаточно.
  
  - Вот ты, вроде, ничего, с пониманием. А большинство! Нет. Галифат обречён! Кому мы отдали его? Молодые не то что непочтительны! Они невыносимы, просто ужасны, невежественны, советы и замечания пропускают мимо ушей!...
  
  Он некоторое время говорил негромко, но, постепенно распаляясь, стал говорить всё громче и громче, речь его совсем утратила связность:
  - Мы да!... Да мы всё могли!... Не то, что теперь!... Да разве мы!... Да никогда!...
  
  Дело снова кончилось санитаром с каталкой.
  
  - Это из-за меня? - Спросил я его.
  
  Санитар остановился.
  
  - Нет. Ты не причина, ты - громоотвод. Мы всё лечить умеем, кроме мозгов...
  - Вот оно как...
  
  Санитар ушёл, догоняя замедлившуюся каталку. Я снова остался один, и снова ненадолго.
  
  - Грустишь? - Подошёл ко мне ещё один старик. - Думаешь о бренности бытия?
  - Ну... - Ответил я, не зная как реагировать.
  - Всё правильно. Так устроена наша жизнь. Каким бы ты не был сильным и умным, придёт время, как всё растеряешь. Станешь слабым и глупым. А потом просто умрёшь. В других местах этого не видно. А это место такое. Здесь не живут, здесь ждут смерти. Ждут смерти те, кому некуда больше пойти, те, кто никому больше не нужен, те, кого никто не ждёт. Вот ты это и чувствуешь. Ты не переживай - умереть это нормально. В этом нет ничего страшного. Все умрут, никто не будет жить вечно. А знаешь, что будет дальше?
  - Ну...
  - А хочешь, я тебе расскажу.
  
  Неожиданно, но старик ждал моего ответа. Я оглянулся по сторонам и увидел, как за кустами мелькает ещё один старичок. И показалось мне, что тот тоже жаждет со мной пообщаться. А не подходит только потому, что я сейчас не один...
  - Да. - Согласился я, и старик обрадовался.
  - Наша жизнь - это универсальная большая и сложная игра. И все мы, здесь живущие - это игроки. Когда мы рождаемся - это начало игры. Когда умираем - её конец. Просто игра сыграна. Не будешь же ты переживать, что "партия в шахматы" (при переводе использована замена без потери смысла - прим. пер.) закончилась? Выиграл ты или проиграл, в жизни не так очевидно. Но суть та же самая! Так что, закончив одну партию, ты можешь начать следующую. Хочешь - играй в жизнь, пока не надоест, а хочешь - просто играй во что нибудь ещё. "Не в шахматы, а в шашки или в карты" - понимаешь?
  - Ну...
  - Вот смотри. Ты ведь знаешь, что люди любят играть в игры? Соглашайся! Иначе не было бы всей этой игровой индустрии!
  - Да.
  - Вот. И ещё интересный факт. У всех разумных, у всех рас и народов, встречается верование, что все, в смысле каждый так говорит про себя, созданы создателем всего по образу и подобию. Улавливаешь?
  - Не совсем...
  - Ещё раз. У самых разных разумных есть легенда, что мир был создан. Так?
  - Возможно.
  - Не возможно, а точно. И создатель мира создал ещё и разумных по образу своему и подобию. Так?
  - И креатов?
  - И креатов!
  - И людей?
  - И людей!
  - А я вроде, слышал, что нас и креатов создали предтечи с какой-то своей целью.
  - Ну так предтечи и послужили орудием создателя!
  - Ну, если так...
  - Вот именно! И это-то самое главное! Если мы все созданы по образу и подобию создателя, то изучая то общее, что есть у разных разумных можно вычленить то, что присуще создателю! Понимаешь?
  - Ну...
  - Вот смотри, у нас и у креатов разное число рук. Значит число рук не слишком важно. Есть разумные сухопутные, как мы и креаты, а есть водные... Улавливаешь?
  - Возможно...
  - Значит среда обитания тоже не является важной. Есть кислородные, а есть ещё разные. Верно?
  - Да. Есть...
  - Вот видишь! И что же важного общего есть у всех нас разумных?
  - Разум. - Ответил я, уловив его логику.
  - Правильно. Разум - это важнейшее свойство, перешедшее нам от создателя. И им нужно пользоваться. Вот кого больше любит отец: умного ребёнка или глупого? Того, кто пользуется разумом или не пользуется? Но это ещё не всё. Знаешь, что ещё?
  - Что?
  - Любовь! Это ещё одно общее, что есть у разумных. Она разная для двуполых и для однополых, но она есть. Это сложнее понять и осознать. И, наконец, третье общее. Все любят играть в игры. Игры разные, а общность есть! Так что и создатель тоже любит играть. И весь наш мир - это его игра. И таких миров-игр у него может быть много!...
  
  Я увидел подходящую к нам Умиду. Старик тоже её увидел.
  - Всё. - Ответила Умида на мой молчаливый вопрос. Старик заторопился:
  - Жалко, сумбурно получилось. Обдумай, что я тебе рассказал, своей головой!
  - Да. - Ответил я ему. - Спасибо. Пойду я...
  
  Выходя, я подумал: "Н-да. Мощно мужик задвинул. Прямо отжег. На обычного сумасшедшего он не похож..."
  
  4.14. И снова в бой.
  
  Дверь закрылась, отсекая нас от этого мира отложенной смерти. У стоянки такси я невольно оглянулся и ещё раз посмотрел на яркий фасад, пытающийся быть весёлым. Такси не заставило себя ждать. Десяток минут, и рейсовый челнок потащил нас из гравитационного колодца планеты на станцию. Ещё час, и мы устроились в креслах космического автобуса. А как ещё назвать этот корабль? Летает на один прыжок к главной системе и назад. Можно назвать ещё самолётом, но у самолёта крылья, а этот по форме на параллелепипед похож. После посадки прохода не осталось. Рейс набит до упора. Когда основные кресла были заняты, проход тоже заполнили откидными креслами и засадили пассажирами. Нашлось несколько женских компаний без сопровождения мужчин - их всех загнали в зад. Передняя часть автобуса - мужская. Семейная часть - средняя. Мне в кресле нормально, я не такой крупный, а вот галифатцам тесновато. Умида поёрзала в кресле и ко мне тихонечко привалилась, сделав вид, что дремлет. Я замер не шевелясь. Затем постепенно расслабился, но всё равно старался не шевелиться, чтобы не тревожить. Отношения - вещь такая: сломать легко, выстроить тяжело. Ещё раз пообдумывал: "Я не могу осуждать Умиду за её прошлое. Оно было и прошло. Я могу принять её такой, какая она есть. Или не принимать. Что-то говорить не стоит - лишнее это. Просто отложить, перевернуть страницу и жить дальше." Потом думал о центре престарелых. Уговаривал себя, что видел я только несколько человек, видел тех, кто не сумел принять свою старость. Что центр большой и что довольных, или по крайней мере не несчастных там должно быть гораздо больше. Пытался себя убедить, что мы всё сделали правильно: "Ведь в самом деле - не тащить же с собой старушку на боевой корабль. Ну не совсем старушку, конечно, но тем не менее. А организовывать ей отдельное жильё Умида предлагала. Нашёл бы я на это деньги. Так ведь не захотела..." Наконец я осознал, что мысли у меня ходят по кругу. Постарался их выкинуть из головы и задремал.
  
  Через шесть часов мы прибыли в систему-областной центр. Здесь нас ожидало сообщение "до востребования" от Аязли. Командир нам предписывал прибыть на Ноаун. Это оказалась система-протекторат во фронтире. Ну, Ноаун, так Ноаун - полетели. По Галифату 20 гиперпрыжков за 6 дней мы добирались с комфортом с одной пересадкой, последний участок на 5 прыжков прошли на попутном грузовике.
  
  Прибыли с маленьким запасом. Наш новый корабль оказался битым грузовиком, переоборудованным под приватир. Называется - Проныра. Мощные системные движки на пустом корабле давали трёхкратную стандартную перегрузку. На земное ускорение - два с хвостиком, всё же у нас на Земле гравитация больше стандартной. Большую часть внутреннего трюма занял курсовой лазер. Лазер не импульсный, а непрерывный - энергию он брал с реакторов двигателей. Так что двигатели при стрельбе придётся приглушать. Торпедные пусковые были вынесены на внешнюю подвеску. Две средних торпеды сразу устанавливались на катапульты. Перезарядка в бою не предполагалась, да для запасных на борту и места не было. Малые торпеды устанавливались в три торпедных аппарата с магазином на 6 штук. Итого 18 торпед. Запасных тоже нет. С шестой стороны на подвеске - пара челноков: десантный и универсальный. Всё это маскировалось под навесные контейнеры. Стенки у контейнеров толстые с эффектом разнесённой брони. Против армейцев это не серьёзно, а против обычных торговцев - вполне. Это как на Земле инкассаторскую машинку никто в здравом уме на поле боя воевать не потащит. Ну а нам не воевать, а пиратствовать, так что нормально.
  
  Как и ожидалось, спереди на корабле установлен стыковочный захват для буксируемого трофея. С кораблём в захвате из курсового лазера не постреляешь - директриса перекрыта напрочь. Узел можно быстро и грубо сбросить. И даже потом обратно пристыковать, только муторно это и долго.
  
  Ещё во внутреннем трюме поместился большой карцер на основе "ячеек минимального комфорта". Таких же, как на недоброй памяти Бриллианте Стигела. Там же и жилая секция для команды. Поместился и дополнительный медблок, но почти пустой, с одной дешёвой медкапсулой и стазис-капсулой. Чтоб далеко пленных не таскать, похоже. В штатном медблоке приличная медкапсула и капсула-автохирург. План автообследования для Умиды и прочих медицинских нужностей капсула проглотила не поморщившись - в смысле всё у неё нашлось.
  
  Остатки грузового отсека заняты "автоскладом ценных мелочей" и "сектором техобслуживания и ремонта" со средним ремонтником. Уточнил - рулить им мне. Опробовал - нормально.
  
  Аязли мне скинул служебные обязанности. Как и ожидалось, я в абордажно-досмотровой команде. После боя шарюсь по трофею, демонтирую всё особо ценное, что потерять жалко, если корабль вдруг сбросим и убегать будем. При необходимости латаю в медкапсуле подранков, и наших, и пленных. Извлекаю нейросети с имплантами и составлю отчёт о захваченных трупах. Демонтажём и трупами занимаюсь во время гиперпрыжков.
  
  Умида разобралась со щитами. Щиты вполне на уровне. Кроме стандартных кинетического и энергетического есть ещё динамический. Им, как ладошкой, можно двигать и закрываться. Я пока не разобрался как это и зачем, может позже разберусь. У неё обязанности простые - всё время пролета систем она на посту на боевом дежурстве. В гипере - свободное время.
  
  Сверр со своими жёнами нас покинул. Вместо него Аязли в абордажники взял молодого галифатца Ниидли. Ещё взяли лазерщика. За предполётной суетой время пролетело незаметно. Прибыли последние члены экипажа и наш Проныра с каким-то номером отправился за зипунами.
  
  Отправился - это сильно сказано. Мы отошли от станции и остановились. В смысле выключили двигатель и полетели по инерции. Аязли запустил ещё одну проверку - "всё ли взяли по списку, не забыли ли чего, всё ли работает?". В принципе - нормальная практика для первого вылета. Так ещё римляне делали - первый переход в походе совсем короткий, чтоб возвращаться за забытым не далеко было. Я своих дроидов с оружием быстро пересчитал, у Умиды со щитами тоже тесты прошли. И я велел ей в каюту идти, проверить, что там всего хватает. И сам туда намылился.
  
  - Раздевайся! - Скомандовал я.
  
  Умида с сомнением начала разоблачаться. Вроде как с мужем спорить не должно. Так что пристроили мы скафандры в скафандровую нишу, завалились на кровать. Кровать в развёрнутом виде у нас метра полтора на два, как полутораспальная - как раз по размеру каюты.
  
  - Так-с, считаем: раз и два. - Начал мацать я Умиду за грудь. И сразу пояснил: - Капитан что сказал? Проверить всё ли на месте...
  
  Умида захикала. Заваливаясь на спину, она раскрыла мне свои объятья, и я в них провалился, как в омут. Принимая меня и подстраиваясь, чтоб мне было удобно, Умида обхватила меня ногами. Попыталась остановиться, в смысле не хихикать, и даже ненадолго замолчала, давясь смехом, но не удачно - смех всё равно прерывался, мне послышались в её смехе нервные и истерические нотки. Вообще, шутка у меня так себе получилась. С другой стороны, как тещу в пансионат сдали, так и не уединялись толком, хоть возможность и была. Так и летели, спокойно, как супруги со стажем. Всё же трещинка после знакомства с её семьёй у нас в отношениях пошла, ну не трещинка, скорее напряжённость. Мы вроде и поговорили, и договорились, а напряги внутри остались. Нужно их убирать. Я старательно делал вид, что ничего необычного не происходит, надеясь что природа своё возьмёт. И думал уже, что ничего у нас толком не получится, но не сдавался. Вдруг Умида замолчала, произнесла "Угу", подобралась, запыхтела и благополучно закончила подо мной и со мной.
  
  - Ну как, проверил? - Решила она поехидничать напоследок.
  - Почти.
  
  Озвучивать вопрос, что значит "почти", жена не стала, но молчала она вопросительно, и я продолжил. - Кровать наличествует, не ломается... Ну-ка...
  
  Я перекатился на спину, увлекая Умиду за собой. Места немного, пришлось поелозить.
  -Ну-ка, ну-ка. - Я прихватил её за задницу и продолжил: - Отлично! Попа тоже на месте.
  
  Умида снова начала смеяться.
  
  - А что ты хотела? Нужно проверить важные вещи! - Произнёс я максимально серьёзно. - Помнишь как древние люди рисовали? У женщин - только попу и грудь!
  - Опять ты из меня дуру делаешь. - Откликнулась она, но не недовольно. Я благоразумно отвечать ей не стал.
  
  Так мы и лежали, развалившись на кровати. Гравитаторы выдавали вполне комфортную половину стандарта. Потом они отключились и нас подкинуло, запустились двигатели и нас вдавила в кровать перегрузка, но включились гравикомпенсаторы и снова стало комфортно. Умида заснула, сопела во сне, иногда тихо всхрапывая, и я тоже заснул. Корабль немного менял тягу и нас встряхивало. Но спать это не мешало. Как-никак, это наш последний спокойный сон в этом рейде.
  
  * * *
  
  Со следующей системы мы шли в походном порядке. Перед выходом из гипера снаряжались и занимали посты. Для абордажников это противоперегрузочные кресла. По системе корабль шёл под стандартными щитами, Умида дежурила, вроде и расслабленно, но в готовности. Полноценно спала она в гипере 4-5 часов. Своеобразный график. Привычки требует и собранности.
  
  Аязли вёл корабль прочь от Содружества. Мы выскочили на проплешину из бесполезных красных карликов и завернули в сторону Аварского фронтира. В одной из проходных систем мы удачно выскочили на аварский грузовик и рванули на перехват.
  
  Грузовик изменил курс, взяв ближе к звезде. "Хорошо!" - Подумал я. "Там он точно от нас не уйдёт". И не ошибся. В гипер прыгнуть он не успевал, только и выиграл, что нам пришлось его немного дольше догонять. Аварец начал массово запускать торпеды. Пять штук, одну за другой. Наш пилот сбросил тягу, и ПКОшник перехватил их противоторпедами, спокойно и уверенно, как на учениях. Лазерщик турелями поводил, но стрелять ему не пришлось. Мы снова добавили тягу, выходя на оптимальную ударную позицию. Торпедист выпустил 4 малых торпеды. Аварец попытался их накрыть своими противоторпедами. И пустил ещё одну торпеду. Похоже последнюю. От противоторпед наши торпеды ушли. Но аварец нашего торпедиста частично переиграл, рванув торпеду на пролёте. Наши торпеды он не уничтожил, но ход пара торпед потеряли, и аварские противоторпеды их догнали.
  
  Первая торпеда рванула на щитах и сняла их в ноль. Вторая оказалась ЭМИ и вырубила всё что можно, сожгла пассивные датчики сзади. Наш корабль рванул как гоночный автомобиль, встраивающийся в редкий просвет в потоке на скоростном шоссе. После короткого рывка мы долбанули лазером. Как оса, накинувшись на зазевавшуюся муху, жалит её своим жалом, так и мы всадили в аварца лазерный импульс сзади и немного сбоку - чтобы не зацепить реактор и двигатель. Я потом смотрел - мастерский выстрел! Перебил и проплавил главную энергошину.
  
  Бегом мы загрузились в десантник. Бирн порулил к лётной палубе:
  - Вломиться или притереться? - Уточнил он.
  - Притирайся и корпусом нас прикрой. - Ответил я. - Дроидом вынесу. Мало ли что там внутри, может ценное что. Не поломать бы. - Пояснил я. Мог бы и не пояснять, но когда бойцы манёвр понимают, обычно получается лучше.
  - Ещё раз, - продолжил я. - Экипаж стараемся взять в плен. Станим и руки-ноги сзади в наручники. Я с дроидами первый. Вонс - с Бирном контролируешь челнок. Стиг и Ниидли - у меня за спиной на подхвате.
  
  Без энергии щита на корабле не было. А без герметизирующей плёнки щита вскрытие ворот лётного шлюза проблем не доставило - дроид резанул крепежку, зацепил, рванул, и щиток задрейфовал в космос. Вслед за дроидами на лётную палубу просочились и мы. Над лётной палубой... Хотя что значит НАД в невесомости? Вот если запустятся движки или гравитаторы, тогда и будет НАД, а не ПОД, или вообще сбоку... В общем, в пустом торпедном отсеке что-то пытался сделать раб. Что он там делал мы выяснять не стали. Стиг его застанил, скрутил, стреножил, завернув руки назад и сцепив их с согнутыми ногами, и зафиксировал на стенке, чтоб никуда не улетел.
  
  Одного дроида я оставил на лётной палубе для контроля, а с другим мы двинулись вниз и в центр - к рубке и двигателю. Аварцы встретили нас во внутреннем боксе для деликатных грузов. Собственно аварец был один и с ним три раба, по виду пилоты.
  
  - Рабов обезаружить! - Скомандовал я.
  
  Стига упрашивать не пришлось. Он работал точно и аккуратно. Обманный финт, и кисть одного, сжимающая копьё, продолжает его сжимать, но уже отдельно от тела. Ещё пара движений, и второй тоже пытается управиться с непослушным копьём одной оставшейся рукой. Ниидли ловкостью похвастаться не смог. Перед тем, как обезоружить, он пару раз проткнул своего противника в корпус.
  
  Аварец был больше грозен с виду, чем опасен. Оставшись один, он быстро насадился на мои клинки и помер. Похоже, что живым нам в руки сдаваться он не захотел.
  
  - Аптечки! Стреножить! Бегом!
  - Мы справимся. - Откликнулся Стиг. - Дуй вперёд!
  
  У капсул никого не оказалось. Я вскрыл дроидом жёлоб, мельком заценил оплавленную энергошину, и взялся за шлюз реакторной. Аварцы мне не мешали. "Как померли все, что-ли." - Подумал я. Шлюз поддался, и я увидел раба, не обращающего ни на что внимание и пытающегося запустить реактор. Я его сразу застанил и, оставив на попечение Стига с Ниидли, взялся за рубку. Рубка сюрпризов мне не преподнесла. В смысле удивила, оказавшись пустой. Я отправил Ниидли таскать пленных с Бирном в челнок, а сам со Стигом прошерстил корабль от и до. Никого.
  
  Получается на корабле был только аварец-капитан и 5 рабов: три пилота, двигателист-реакторщик и разнорабочий-техник. Два целых, два безруких, но это вполне лечится, и один совсем плохой.
  
  А дальше мне пришлось чуть ли не разорваться.
  
  - Картриджи - за твой счёт. - Разрешил мне Аязли пользовать корабельный медблок.
  
  Сначала я занялся самым плохим. В медкапсуле я бы его не вытащил, так что закинул его в стазис-капсулу. Двух других с разрешения Аязли по-очереди закинул в автохирург. "Главное - руки им не перепутать!" - Думал я при этом. Автохирург справился. Да и что там не справиться-то? Травма свежая, операция стандартная. Пока автохирург работал с первым, в аварской медкапсуле сменил владельца здоровым рабам - сделал их корабельными с подчинением всем членам экипажа. Указал ячейки и отправил отдыхать. Второго подранка немного подлатал.
  
  Дьярви хотел дёрнуть меня на стыковку, но, посмотрев на медкапсулы, махнул рукой. Рабов - разнорабочего и двигателиста в подчинение принял. Толку с них будет не много, но - пригодятся. Ничего, в гипере отдохнут. Пилоты оказались служками с нейросетями Пилот-1. Рулили они в гипере. На коротких прыжках особой квалификации не требуется. И в системах на стандартных участках тоже всё просто. Всё сложное пилотирование делал сам капитан.
  
  Уже перед самым уходом в гипер автохирург с первым пациентом закончил. Я перевёл его в простую медкапсулу, и загрузил в автохирург второго.
  
  В гипере мы с Дьярви перебрались на трофей. Я вскрыл капитанский сейф, выдернул искин. Поверхностный досмотр показал, что доставшийся нам корабль - редкостная лоханка с минимумом снаряжения. Пустые каюты без личных вещей. В капитанской каюте и то ничего лишнего. Дьярви сказал, что это странно. Я был с ним согласен. Наконец мы закончили и потащились "с вещами" на наш корабль. Вещи тащил ремонтник. Один абордажный дроид так и оставили на трофее - мне сюда ещё возвращаться с инвентаризацией.
  
  На корабле я занялся трупом. Комплект имплантов на пилота и нейросеть-пятёрка для навигатора. В сохранённой памяти - какие-то ничего не поясняющие протоколы. Кто-то что-то обещает аварцу, он что-то кому-то обещает. С искином - тоже пустота. Всё лишнее стёрто. И полётный маршрут стёрт. К грузу мы не полезли. Контейнеры для перевозки биоматериалов. Вскрыть то их можно, а вот удастся ли потом сохранить?
  
  Никаких кругалей мы не выписывали - пёрли на Ноаун напрямки. Пленных мы из карцера не выпускали. Просто на всякий случай. Рабы-то ладно, да и служки фортелей выкидывать не должны, но кто их знает, вдруг переклинит.
  - Эй, командир! - обратился ко мне один из служек-пилотов. - Что с нами будет?
  - В баронстве освободим.
  - А там что и куда?
  - Не знаю. Сами решите.
  
  * * *
  
  В баронстве корабль сдали на разборку. Мои логи проверки технического состояния серьёзно помогли - сэкономили время и деньги. Без них либо пришлось бы продавать долго, либо дёшево. Да и всё равно вопросы бы оставались - не заныкали ли техники какую вкусняшку, подсунув вместо неё дешёвую или неработающую хрень?
  
  Грузом оказался испорчен. То ли аварцу такой подсунули, то ли он его испортил, чтоб нам не досталось - не ясно. Вообще на ресурсах для изготовления медкартриджей какого-то редкого типа заработать можно не плохо, но не сложилось. В итоге сдали на удобрение. Медкапсулу с аварца оставили себе. Она из "дешёвого ценового сегмента" от аварского производителя. Картриджи для неё натрофеим, да и чужие использовать можно, на простейших уровнях соместимость поддерживается неплохо. Я собрал стеллаж с выезжающими полками, и теперь в дополнительный медбокс можно поставить три штуки; одну ещё предстоит надыбать.
  
  Искин и капитанскую нейросеть мы сдали в баронскую СБ. Нам обещали компенсацию, но не сейчас, а потом. Ну, потом, так потом. А сейчас подкинули нашей ЧВК как юрлицу и всему составу персонально баллов лояльности.
  
  На круг выручили порядка 850 тысяч кредитов. Пятьсот с хвостиком ушло на разные-разности вроде заправки, обслуживания, закупки расходников и в резервный фонд. Триста с копейками отошла в качестве зарплаты и долей в добыче. Мне - 63 тысячи, Умиде - 29. Ещё с меня за медкартриджи Аязли предложил не вычитать - нам всем за освобождённых тоже баллов лояльности перепало.
  
  Бывших рабов определил в центр перемещённых лиц. Пилоты-служки оказались "дикими" - с какой-то из планет, не входящих в Содружество. Они приняли подданство в баронстве, сменили нейросети в кредит и куда-то пристроились. Двигателист оказался из Ошира. На родину он не рвался, тоже принял местное подданство, и баронство оплатило ему реабилитационный курс с обещанием последующего трудоустройства. А техник-разнорабочий оказался из каких-то дальних пределов и хотел домой. Бесплатно работать с ним местные не захотели, кредит на возвращение не давали, я ему посочувствовал и немного раскошелился.
  
  Наконец мы устроили трёхдневный загул. Кто как, а мы с Умидой все три дня отсыпались.
  
  4.15. Второй грузовик.
  
  Второй вылет мы начали точно также как и первый. Отшли от Содружества на 6-7 прыжков, петлянули обходя возможные системы аварского контроля и выползли к вырвавшейся во фронтир молодой колонии - фортпосту. Точнее не к самому фортпосту, а на трассу между фортпостом и Аваром. Трассы тут как таковой ещё нет - нет нужного трафика. Да и нет одной ближайшей системы в Аваре - бесспорного лидера для перелёта. Претендентов сразу три.
  
  Нам повезло - мы выбрали удачное положение в подходящей системе и через десяток часов ожидания в систему зашёл торговец. Нас он не заметил, трасса по системе у него была длинной, за ним в систему никто не впрыгнул, и ещё через полтора часа мы рванули на перехват.
  
  Торговец был ближе к центру системы, по траверзу немного сзади и прилично сбоку. Скорость у него была выше, но мы разрыв в скоростях при тройной перегрузке быстро навёрстывали. Стандартная задача преследователя и преследуемого в космических декорациях. Мы хотим быстрее догнать торговца, торгаш наоборот хочет чтобы это случилось попозже. В прыжок уйти он не успевает. Аварец изменил курс. Всё легко считается, его манёвр близок к оптимальному. Мы идём сразу к расчётной точке встречи. Аварец надеется, что наш пилот руководствуется указаниями искина, своими манёврами он пытается запутать тактический блок, через обратную связь нас затормозить - расчётная точка мечется как сумасшедшая, но в ограниченной области. С поправками, что бой между кораблями занимает куда больше времени, чем между истребителями. Это чем-то похоже на эпизод из Звёздных войн. Там Люк отключил автопилот, система автонаведения ПКО Звезды Смерти засбоила, и его не сбили. Наш пилот не ведётся и аварец, поняв тщетность своих усилий, возвращается к оптимальному убеганию.
  
  "Время! Время! Время!" - Стучит в голове мысль. Аварец выпускает торпеды одну за другой, больше надеясь нас задержать, чем подбить. Торпеды малые. Больших у него нет точно, средних - похоже что нет. Мы задерживаемся - лучше потерять 5 минут, чем получить торпедой в щит. Торпеда за торпедой, и полчаса аварец себе отыгрывает. Мины нам не опасны - движки у них слишком слабы, чтоб выйти на наш курс. Да и не таскают торговцы с собой мины.
  
  Мы добрались до дистанции стрельбы, начали выбирать позицию, и меня прорвало:
  "Да выруби ты ему двигатель! [...]! Совсем выруби! [Грубо]! [Не пытайся быть нежным]!" - Выдал я в корабельную сеть.
  "Казак! Ты что-то чувствуешь?"
  "Время уходит как песок сквозь пальцы!"
  "Нам не стоит брать этот трофей?"
  "Стоит. Только не чухаться!"
  
  Наш торпедист запустил торпеды с дальней дистанции. Аварец выпустил противоторпеды. Но - удачно для нас и неудачно для себя. Первая торпеда добралсь до щита и рванула на нём. Вторую аварец грохнул, но это его не спасло от третьей, разворотившей движок. Четвёртую наш торпедист рванул в стороне, больше надеясь вынести турели на обшивке, чем повредить корабль. Пятая, ЭМИ, ещё не долетела, как мы уже мчались в десантник.
  "Аязли! Сможет лазерщик вынести шлюз на взлётке? И разведчика туда бы закинуть!"
  "Сделаем!" - Откликнулся Аязли.
  
  Всё прошло как по нотам. Торпедист последнюю торпеду притормозил. Она рванула, перегружая искины, выжигая датчики и связь, когда мы были на подлёте, но ещё далеко - нас не зацепило. Лазерного импульса в вакууме не видно, но по испаряющемуся шлюзу понятно - импульс был точен. Через пол минуты пошла картинка - если мы вломимся и затормозим на створках в противоположной части, то ничего не зацепим.
  
  Высадка по-боевому прошла как на тренировке.
  - Работаем спокойно - время у нас есть! - Подбодрил бойцов я.
  
  Бирн остался у челнока, а мы двинулись к центру. Турели на корабле были. Я принимал их импульсы на щит первого дроида и жёстко выносил вторым. "Странно, что энергия есть. Реактор же глушанулся." - Думал я, отрабатывая их одну за другой.
  
  Аварцев мы встретили перед капсулами. Два бойца и четыре раба. Их тактика оказалась предсказуемой. Рабы должны были не столько нанести урон, сколько повиснуть на нас, не дать нам двигаться, подвести под удар, выдернуть из-под щита под турель. Турели садили в энергощит, заставляя меня сосредоточить дроидов на защите. Пара аварцев держалась сзади, выгадывая момент. Наши задачи были прямо противоположны. И ещё, рабов мне убивать не хотелось. По крайней мере не в первые секунды, и пока есть пространство для манёвра, пока можно этого избежать.
  
  Мои ожидания не подвели. Жёсткий приказ нейросети не давал рабам возможности к тактическим изыскам и манёврам. Стоило мне сделать вид, что подставился, и первый из рабов получил колотую рану в плечо. Вот второй бросился, вцепился мне в руку, и я сразу подаюсь назад, разрывая дистанцию и выдёргивая его вслед за собой. "Нужно мне озаботиться станнером на дроида. Бойцам в боевых скафандрах он не повредит, а вот рабов в обычных и простых скафах может и вырубить." - Думал я, работая клинками.
  
  Стиг быстро вырубил раба, помогая мне освободиться из захвата. На первую линию должен был выйти Вонс, а Ниидли должен был его подстраховывать, но что-то пошло не так. Ниидли, ломанулся вперёд "как на буфет вокзальный" и начал шинковать ближайшего раба. Вонс подстраховать его не успел, и Ниидли попался в захват и получил от аварца копьём в ляжку. Весь план спокойного неторопливого захвата посыпался как карточный домик. Пришлось ломануться, бросив щиты в быстром темпе дроидами выносить турели и рубить аварцев, рубить как придётся, не думая, не рассчитывая...
  
  Аварцы сдались. Под гарантии безопасности за выкуп. Открыли капсулы, все вышли, устроились на коленях руки за голову лицом к стене. У меня и Стига пострадали скафы - индивидуальные щиты нам снесло и прожарило верхний защитный слой. Вонс оказался с дыркой в брюхе - не смертельно, но медкапсула будет занята без вопросов. Ниидли легко отделался - только той колотой раной, с чего всё и началось. Противостоявшие нам аварцы тоже выжили. Добить мы их не успели. Скафандровые аптечки не дадут им помереть до медкапсул. Из рабов в плен попал только один, стреноженный Стигом.
  
  Капитан сдал нам коды искина и полный контроль над кораблём. Уже через пару минут наш корабль начал захват и крепёж грузовика на передней ферме для буксировки. Не дожидаясь начала разгона, аварцев перевели на наш корабль, переодели в спас-скафандры и загнали в карцер по ячейкам. Их раненых бойцов положили в медкапсулы на стеллаже у карцера, и я вплотную занялся нашими. Быстрее оказалось загнать Вонса в автохирурга - там всех дел было на 10 минут. Затем переправил его в медкапсулу, а в автохирурга загнал Ниидли, где его тоже быстро заштопали. Медкапсулы для него нет, так что пока обойдётся инд-аптечкой и отдыхом.
  
  К началу разгона я снова был на трофее. Оказывается мы перехватили службу доставки. Груз - мелкие партии всего подряд от мелкой бытовой техники, запчастей и расходников до медкартриджей, имплантов, нейросетей и кристаллов баз знаний.
  
  "Это мы удачно зашли!" - подумал я, и настроение у меня начало выправляться.
  
  Поверил реактор - в норме, заглушен. Выдернул искин - всё ценное тащим к себе на корабль. Пробежались с Дьярви по всему трофею, собирая ценные мелочи. Разгон потребовал 6 часов - нужно было серьёзно изменить вектор ухода. Да и с гружёным грузовиком наша тяга давала только половину g.
  
  У нас классный пилот! Мы ушли почти тем же курсом, но в длинный прыжок. Со стороны могло бы показаться, что мы прыгнули в ближайшую систему. Но нет. Ни в ближайшую, и не в следующую почти за ближайшей, а в после-следующую - фактически тройной прыжок. Он сумел попасть в узкую область параметров ухода.
  
  Проще всего пояснить это на примере бильярда. Только поверхность у бильярда неровная, а с ямками. Толкнуть шар от одной ямки к другой не сложно. Толкнуть так, чтобы шар прошёл в стороне от ближней ямки и попал в ту, что подальше - сложнее, но не так чтоб очень. А вот стукнуть по шару так, чтобы он оставил с одной стороны ближнюю ямку, с другой следующую и докатился до третьей - уже сложно. Как выход - нужно стукнуть по шару сильно. Но для гиперпрыжка это требует большой скорости ухода, которую у нас набрать не получалось.
  
  Мы ушли в гипер, и неприятное ощущение теряемого времени пропало. Пока мы были в системе никто в неё не зашёл. Хотя может и зашёл, но на другом краю, и до нас волна от его входа дойти не успела. Всё же двадцать одна световая минута - это двадцать одна световая минута. Или может кто-то зашёл вскоре после нашего ухода. Буду надеяться, что наш след его не насторожит. Три-четыре часа, и всё совсем утихнет, колебания затухнут, и следов наших будет не отыскать.
  
  Гиперпрыжок был длинным - на 12 часов. Мы с Дьярви за это время ещё раз обшмонали весь трофей. Грузовик был в неплохом состоянии. Похоже, ему можно будет сменить движок, подшаманить и продать. Разную мелочовку мы с него собрали и я в свободное время гиперпрыжков провел техническую инвентаризацию. Утилизировал трупы рабов. Имплантов у них не было. На рабских нейросетях информации не нашлось - под протокол они ничего не сохраняли. Подготовил отчёт для безопасников. Подлатал скафандры. На моём аварском ярко выделяются новые чёрные пятна на поблекшем розовом фоне. Ничего, вернёмся - подкрашу.
  
  Захваченный экипаж из капсул карцера я выпускал размяться-оправиться по-одному во время системных манёвров. Почему не в гипере? Всё равно в это время нужно быть в форме, в смысле в абордажном скафандре. Так что подежурить в скафандре мне всё равно где. Место у карцера ничуть не хуже. Почему я? Ставить на дежурство кого-то ещё можно, но Ниидли не слишком дисциплинирован и выдержан. Вонс и Стиг дежурят нормально, только аварцы их доводят до белого каления и всё с таким видом: "А я что? Я ничего!" А я, в своем приметном скафандре, один раз глянул и сказал: "Дразнить мстителя - не страховой случай". И как отрезало.
  
  Дошли мы хорошо. На подлёте встретили галифатский патруль, но опознались без проблем.
  
  * * *
  
  Заработали мы на грузовике с грузом почти 3 миллиона. Ещё заплатили аварцы. По 30-50 тысяч с человека. Вроде мелочи, но, во-первых, деньги почти халявные, сразу выплачиваются банком. И, во-вторых, если всех аварцев убивать, статус изменится. Так мы приватиры, джентльмены с большой дороги, уважаемые в местном обществе. А станем не то чтобы совсем париями, но где-то близко. Аварцы ведь тоже по космосу рыщут. В ответку тоже начнут всех подряд чекрыжить с комментариями - и свои же сдадут в итоге ни за грош, а уж на что-нибудь интересное точно разменяют. Этакая система сдержек и противовесов.
  
  Конфликт у меня вышел с Ниидли во время подведения итогов. В походе не до того было, а тут - самое время.
  - Скажи мне, УВАЖАЕМЫЙ, какого инвалида умственной деятельности ты в бою учудил? Ты что, инструкций не слышал? Или понять их, запомнить не смог? - Злость и раздражение от прошедшего боя на разборе у меня вспыхнули с прежней силой. У Ниидли, похоже, тоже накопилось.
  - Аязли! - Высказал он. - Почему это аратанец меня задвигает? Почему даёт какие-то странные детские задания? Я что, не боец? Вот велел он станером глушить рабов. А я боец, а не полицейский! Моё дело с аварцами драться!
  - Твоё дело выполнять приказы! - Зарычал я. Но к концу фразы взял себя в руки и замолчал уже успокоившись.
  - Вот! Чего он на меня наезжает? Сдались нам эти пленные рабы? Толку-то с них. Одни расходы и никакого прибытка! И вообще, кто сам не сдался, того и убить. Вон как мы аварцев запугали, что они сразу сдались! Что? Скажешь что я не прав?! - Последнюю фразу Ниидли выкрикнул в мою сторону. Все остальные молчали. Народ собрался отпраздновать добычу, а тут мы со своими разборками.
  - Нет, не прав. - Как можно весомее произнёс я.
  - Что...
  - Помолчи! - Перебил и задавил голосом я Ниидли. - Я тебя слушал, не перебивал. Теперь ты слушай!
  
  Я выдержал паузу. Ниидли что-то пробурчал себе под нос, но тихо, и я решил не обращать на это внимание.
  
  - Иерархия и единоначалие - суть нашего общества. Что будет если навигатор разработает маршрут, а пилот вдруг решит что лететь нужно как-то иначе? Как думаешь?
  - Это другое. - Откликнулся Ниидли.
  - Нет не другое. У нас был четкий план боя. Боя без потерь и ранений. Зачем ради экономии пары мгновений ты подставил Вонса? Он бы прекрасно обошёлся без дырки в брюхе. Или думаешь ему за счастье было в медкапсуле поваляться?
  
  Ниидли попробовал отбурчаться:
  - Ничего я его не подставлял, это он сам... - Но уверенности у него в голосе не было.
  - Сам, конечно же, он сам полез тебя дурака спасать, чтоб не прибили неразумного. Теперь по поводу рабов. Вот представь, захватят тебя аварцы, поставят рабскую нейросеть. На себя примерь, хочешь ли, чтобы тебя освободили, или хотя бы попробовали. Или пусть убивают? Не жалко мол?
  - Чего это меня в рабство? В рабство попадают только трусы!...
  - То есть ты считаешь меня трусом?
  
  Я замолчал и придавил Ниидли взглядом. Тот открыл рот, закрыл, потом пробурчал что-то совсем не разборчивое, что-то, что можно было услышать и как "извини" и как "да пошёл ты нахрен".
  
  - Так вот, если ты не знаешь, я был рабом в Аваре. Потом мне повезло, и я стал аратанцем и мстителем. Поэтому я считаю важным рабов не убивать, а освобождать. Понял!?
  
  Ниидли что-то пробурчал в ответ.
  - Не слышу! Отвечай громко и чётко, если ты мужчина!
  
  Ниидли пооткрывал рот. Назвать меня трусом он разумно опасался. Отказываться от своих слов тоже не хотел:
  - И почему мы должны платить за твои освобождения? - Нашёл наконец он подходящие слова.
  - То есть про жизни людей ты не понял?
  - Я в рабство не попаду. Умру, а рабом не стану! А трусам зачем жить?
  - Уверен?
  - Да! Уверен!
  - Эх, мальчик. Не зарекайся. У нас есть пословица: "скажи богам что обязательно будет, пусть они посмеются"...
  
  "Аязли!" - Скинул я по нейросети. - "Честно не знаю что делать с мальчиком."
  "На дуэль его вызвать не хочешь?"
  "А если прибью дурачка? Нам это надо?"
  
  Затянувшуюся паузу прервал Аязли.
  - Итак, Ниидли! Казак тебя пожалел. Сначала спас, а сейчас пожалел. Боевой приказ ты не выполнил. Не выполнил, поставив под угрозу жизнь товарищей и выполнение боевой задачи. Испытательный срок ты не прошёл. Пшёл вон отсюда.
  
  Ниидли поднялся, хотел было возразить и уже было открыл рот и набрал воздуха, но потом с шумом выдохнул, рот закрыл, повернулся и постарался с достоинством нас покинуть, держа спину прямой.
  
  - Казак! - Продолжил Аязли. - Я понимаю, что Вы в троём с грузовиком справляетесь. Но думаю следует взять ещё одного абордажника.
  - Мне заняться отбором? - Решил уточнить я.
  - Да. Займись.
  - Тогда я отойду в бар.
  
  * * *
  
  Я с Умидой перешёл в бар, чтобы не мешать нашим отдыхать. Ниидли далеко не ушёл - он оказался в этом же баре, нашёл свободные уши и жаловался на жизнь, судьбу и несправедливость. "Нам же главное заработать. А остальное не важно!" - Донеслось до меня. Баронство разнообразием и щедрым предложением наёмников не блистало. Свободных опытных не было совсем. Похоже, их всех собрали в Галифат, закрывая военные потери. Была молодёжь после военного училища. На моё объявление откликнулся десяток, трое оказались недалеко и уже через десяток минут они подсели за мой столик.
  
  Я их оглядел - молодые галифатские мальчишки, считающие себя взрослыми. Согласно программе училища прошли курс молодого бойца, базовые курсы владения оружием, первой медпомощи (сумеют приложить инд-аптечку) и базовой медпомощи (смогут дотащить раненного до медкапсулы и, если она будет военного образца, нажать на ней кнопку "старт"), получили минимальные права на управление дроидами и челноками (если есть возможность, лучше пусть управляет кто-нибудь другой).
  
  - Что можно сказать про нас и нашу ЧВК? - Начал я по-галифатски. - Капитан у нас из Галифата, личный состав - из Аратана. Нам нужен абордажник взамен вон того типа - ткнул я в дальнюю стойку с Ниидли. Потом с ним можете поговорить. Ваши обязанности? Главное - выполнение приказов, выполнение точное и своевременное. Ничего сверхординарного поручать не буду. Наши планы? Про два захваченных трофея уже знаете? Вот так и собираемся продолжать. Разумеется это опасно. Но обычные транспортники нам не страшны. Главное аварским погранцам не попасться. Корабль у нас всё же не военный. Но ходкий, разгон у него хороший, так что если что - будем убегать. Если считаете, что это не достойно, что нужно биться с аварцами грудь в грудь сколько бы их ни набежало, то вам с нами не по пути.
  
  - Простите! - Спросил один из троицы. - Вы тот Казак, про которого аварцы пишут?
  - Ну-ка, ну-ка?
  
  Мне скинули ссылку на местное зеркало аварского сайта "Розыск преступных элементов". Кстати там всё на едином.
  "Казак(*,**). Пират. Обвиняется по эпизодам... Подозревается по эпизодам... Особенности и приметы: нейросеть Боец-6т(*), подданство - Аратан(*), розовый скафандр аварского производства, входит в абордажную команду в качестве бойца и погонщика, ОСОБО ОПАСЕН! Называет себя мстителем(*). Проявляет немотивированную жестокость к подданным Авара. Требуется: доставить живым в Имперскую службу безопасности (520 тысяч кредитов), доставить мёртвым в Имперскую службу безопасности (достаточно голову - 370 тысяч кредитов) или убить (требуется неопровержимые доказательства - 290 тысяч кредитов)."
  
  А что такое звёздочки - заинтересовался я:
  "(*) - по имеющимся свидетельствам, информация может быть не точна";
  "(**) - возможно псевдоним, другие имена не известны".
  
  - Эпизоды не все. А так - верно. - Сообщил я вслух галифатцам.
  - А с тем что? - Спросил второй парень - махнув рукой в сторону Ниидли.
  - Не выполнил боевой приказ. Полез вперёд, сам чуть не погиб и товарища подставил. Потом пришлось лечиться и скафандры чинить. Выгнали.
  - Ага. - Информацию ребята усвоили. - А что с аварцами? Вы их убили.
  - Не всех. Некоторые выкуп заплатили, так что мы их вылечили и они домой едут. - Мысль про выкуп мальчикам понравилась.
  - Извините, а выкуп большой?
  - Нет. Где-то тысяч по сорок-пятьдесят с головы. По сравнению с трофеем - мелочи. - А вот это мальчикам ОЧЕНЬ понравилось. В их глазах уже замелькали девочки, которым они небрежно так повторяют мою фразу. - Ну что. Если наша ЧВК вас заинтересовала, нужно рассказать о себе.
  
  Мальчики оказались соседями, одноклассниками в школе, одновзводниками в училище. По-земному, им где-то лет по двадцать. Звезд с неба в учёбе не хватали. К делу их родные пристроить не смогли. Все места помощников младших продавцов в магазинах уже заняты. Так что оправили их в свободное плавание. В военные училища берут всех. По окончании училища собрались в Галифат - в армию рядовым составом их возьмут.
  
  - Что ж, бойцы. Кто из вас решился попробовать себя у нас?
  - Спросить хотели, нельзя ли нам всем троим к Вам зачислиться?
  
  Мальчики не сказали, но я их понял: просто так подняться в Галифате без влиятельной родни очень сложно или, скорее, практически невозможно. Даже командиром отделения постараются поставить не более опытного и подготовленного бойца, а "хорошего мальчика" за которого хорошо попросили. Но способ есть. Нужно выслужиться где-то ещё и прийти сразу на более высокую позицию. Наша ЧВК как раз такую возможность даёт...
  
  "Аязли! К нам просится тройка молодых. Хотят служить вместе." - Связался я с Аязли по нейросети.
  "Лишние траты. У нас запланирован бюджет на одного. Впрочем, можно взять на испытательный срок, а там определимся."
  "Понял."
  
  - Так, бойцы. Командир предлагает взять Вас на испытательный срок. То есть с символической зарплатой и без фиксированной доли. Как испытательный срок закончится - определимся. Согласны?
  
  Галифатцы согласились. Денег у них было не особенно, так что подобрали им снаряжение из трофеев - запасов корпорации, и отпустили догуливать три спокойных дня до отлёта.
  
  4.16. Третий вылет.
  
  Третий вылет начался штатно. Мальчики не опоздали. Зовут их Миришли, Мавли и Сеитли. Красавчик, Мальчик и Господин. Я предложил им кристаллы с аварскими базами младших уровней - где-то мы их прихватизировали в своё время и лежали они в ожидании своего часа почти мёртвым грузом. С доставки выцепил аварский тренажёр, установил его и настроил, чтоб лишнего не спрашивал. В принципе ничего особенного, так как тренажёр новый, к нему были все пароли для полного доступа. Прописал, что установлен он во фронтире без доступа к Галонету, предназначен для тренировки новобранцев для Аварского Легиона. Корабельному искину запретил отвечать на запросы о соединении.
  
  Мальчики к авараским базам отнеслись скептически.
  - Галифатское - самое лучшее! Зачем нам это аварское дерьмо? - Вот наверно ёмкое и краткое изложение их по-галифатски витиеватых речей.
  - Смею Вас уверить, что базы младших уровней в Галифате, Аваре и Аратане практически одинаковы. Так что если их освоите, потом сможете быстро подключить и галифатские. И потом боевые базы аварцев очень не плохи. Вот сколько раз Вы в рукопашной побеждали аварцев?
  
  Пришлось надавить авторитетом, и боевые базы они с грехом пополам и кислыми физиономиями взяли на изучение. Отдельную битву пришлось провести чтобы начали изучать аварский язык, ведь искин в тренажёре будет говорить с ними на аварском. В итоге взял их на слабо: "Значит не хотите, чтобы аварцы про Вас написали ОСОБО ОПАСЕН? Жаль, жаль. Хотите? Тогда какого [...] со мной спорите?"
  
  В общем начало полёта выдалось для меня насыщенным. Я посочувствовал учителям, которым приходится чуть ли не молотком вбивать в головы недоумков нужные знания.
  
  В расчётное время мы прибыли к хорошо себя зарекомендовавшему месту охоты. После двадцати часов ожидания в систему зашёл аварский транспорт. Зашёл не слишком удачно, но вполне достижимо. И мы за ним погнались. Транспорт оказался пустым, или с грузом, но не тяжёлым. Так что он прилично прибавил. Он попытался замедлить нас торпедами, и нужно признать, что ему это удалось. Он бы от нас не ушёл, но в систему зашли три аварских сторожевика погранцов - фрегат в сопровождении двух корветов. Мы им не соперники, так что бросили мы преследование транспорта и пошли куда подальше. Транспорт решил нас попугать маневрированием, мы его шуганули малой торпедой. Удачно шуганули, она близко рванула. Щит не снесла, но транспортник резко расхотел знакомиться с нами поближе, наверно вспомнил, что у него своих дел немеряно. Аварцы за нами погнались.
  
  Мы прыгнули от Содружеству вглубь фронтира. Нам удалось сделать длинный прыжок. Насколько я вижу, в этом направлении и рядом других звёзд нет, так что прыжок хоть и длинный, но достаточно простой. Главное, что отправились мы к маленькой звёздочке с чистой системой. Чистой в смысле, что нет там кучи летающих булыжников. Есть пара планет и несколько планетоидов, они всю мелочь и вычистили. По плану мы у этой звезды можем прилично повернуть и сможем уйти в кучу разных мест.
  
  Наш навигатор - гений. Мы вышли около самой массивной планеты системы. Прошли рядом, совсем рядом, чуть не в атмосферу залезли, и она траекторию нам своим гравитационным полем повернула. Пертурбационный манёвр называется. Ещё двигателем доработали и прыгнули параллельно границе, ещё удаляясь от Галифата в совсем аварский фронтир. Преследующих нас аварцев мы больше не видели. Наверняка они в систему зашли, но след наш потеряли. Следующий прыжок оказался короткий, но и в системе мы находились не долго. Через три прыжка мы вылезли в "Аварский задний двор" - это системы по границе, которые колонизировать слишком накладно, затратно или "на данном этапе развития науки и техники" вообще невозможно.
  
  В системе, куда мы вышли, работал шахтёр, и он на нас никак не отреагировал. Даже формальный запрос не послал. Разумеется, мы им заинтересовались и ломанулись к нему, быстро, но аккуратно, раскидывая в стороны разведывательные дроны. Дроны ничего подозрительного не показали.
  
  Шахтёр так и продолжил работать, совершенно не обращая на нас внимание. Странно. Даже немного обидно. На десантнике к шахтёру полетел я со Стигом и дроидом. Венса, молодёжь и ещё одного дроида решили не брать - на шахтёре толпе будет просто не развернуться.
  
  Подлетели. Шахтёр работу свою остановил и замер, медленно дрейфуя. Не вооружён, если за оружие не считать шахтёрские лазеры. Шахтёр я опознал. Не слишком популярная модификация. Это системник без гипердрайва, вместо искина - комп, но есть сепаратор-концентратор для получения концентрата с заданным составом. Не слишком эффективный. На дорогих полезных ископаемых не используется. Открылся шлюз, приглашая зайти. Приглашают - зайду. Я пожалел, что скафандр у меня слишком приметный. А потом плюнул и прыгнул. Шахтёр внутри совсем тесный. Там места только на ложемент и на герметичную комнатушку с воздухом и минимальными удобствами - пожрать, посрать, обтереться. В ложементе прицеплен раб. Его нейросеть откликнулась: "Шахтёр-13742, владелец корпорация Термида". Смотрит на меня раб и молчит. А я смотрю на раба и думаю, что сказать.
  
  - Отчёт. - Высказал я на аварском.
  - Концентратом заполнено три с половиной контейнера. Вырабатываю очередную порцию для сепаратора. - Ответил раб и замолчал, не проявляя никаких эмоций, прямо как говорящий автомат. Неплохо. Кажется правильный тон и тему я нашёл. Не то, чтобы это было существенно. Так то его и станнером застанить можно, но потом же придётся со всей этой байдой разбираться.
  - Сколько осталось до полной порции? - И сразу добавил. - Времени.
  - 7 часов.
  - Улетаем. Добычу прекратить. Если сейчас загрузить породу, сколько потребуется на её обработку?
  - Час.
  - Действуй! - Скомандовал я.
  - Выполняю. - Откликнулся раб. - Но ничего не изменилось.
  - Повтори приказ!
  - Прекратить добычу. Обработать добытую породу. Подготовить корабль к транспортировке. - Откликнулся раб, но по прежнему ничего делать не начал. В смысле добычу он и так прекратил, а вот всё остальное...
  - Почему не выполняешь приказ?
  - Проведение работ при наличии посторонних на борту запрещено согласно технического регламента номер ...
  
  Я повернулся и вышел в космос. Ранцем подкорректировал свой полёт в сторону челнока.
  - Отлети в сторону. - Сказал я Бирну.
  
  Когда мы отошли километров так на двадцать, на шахтёре началась работа. Отработанные хвосты он совершенно по-варварски выбрасывал пыль в космос. Правильно, в ближайшее время эта пыль ему не помешает, а дальше хоть трава не расти, хотя она и так тут не растёт. Тогда хоть корабль не летай. Тоже не очень точно. Если лететь медленно, на относительной скорости не больше пяти километров в секунду, то пыль особых проблем не создаёт. Щит только нужно держать. А вот на больших скоростях щит должен быть хороший или очень хороший, и энергии он будет жрать - мама не горюй! Шахтёрской инспекции на него нет! Хотя во фронтир она не летает...
  
  Я доложил обстановку командиру. Аязли одобрил - синица в руках нам сейчас пригодится. Если на обратном пути встретим журавля - с синицей расстанемся. Час не час, а полтора, и мы запарковали шахтёра на носовой платформе, а раба приписали к нашему кораблю и отправили в ячейку.
  
  Обратный путь по замысловатой траектории прошёл без встреч, как нужных, так и ненужных. Раб сообщил, что в системе он работал всё время, сколько это конкретно добиться от него не удалось. Его с неравными интервалами посещали, забирали концентрат, привозили водород, кислород, воду и еду. Иногда он успевал подготовить 2-3 контейнера, иногда 6. Полные 8 не набирались никогда. Кто именно его посещал вытащить из него тоже не удалось.
  
  * * *
  
  На Ноауне трофей ушёл за 150 тысяч. Концентрат ещё за 124 тысячи. Однако! Выход мы окупили, денег в кассу ЧВК добавилось. На руки выдали символически - всем по 5 тысяч. Мальчишкам дали по тысяче. Недовольства они не высказали.
  
  Вспомнив службу в Аратане, нашёл бар для абордажников с рингом, площадкой и полигончиком и загнал туда всю нашу команду. Погоняли мальчишек. Они ничего противопоставить ни мне, ни Стигу, ни Вонсу не могли, даже всей толпой, но отнеслись к этому равнодушно.
  
  Удалось договориться с парой командиров, и они выставили свою молодёжь. Мои снова слили все бои.
  - Так, бойцы. В следующий раз зарплату выдам после тренировки. И если снова проиграете, то не вам, а победителям. - Пригрозил я.
  
  4.17. Пиратские будни.
  
  Следующие вылазки оказались вполне результативными.
  
  Мы влезли в сам Авар, с краю конечно, в одну не самую популярную систему. Затихарились, выяснили, что летает здесь по одному-два корабля в сутки, выбрали подходящий момент и прихватили небольшой транспортник. Аварцы на нём оказались предсказуемыми - пара бойцов, четыре раба. Как вышли к площадке, пара рабов бросилась к нам на клинки, пытаясь хоть как нас затормозить. Вторая пара в полной готовности. В полуприседе бью по ноге первого, и он запинается и падает, зацепляю по ноге второго, мы все отступаем на пару шагов назад, но второй, прыгнув, до меня дотянулся и вцепился. Сразу отступаю назад, утягивая раба за собой. Стиг и Вонс машут клинками как молотилки, не давая аварцам приблизиться. Один дроид держит щит против невынесенных турелей, второй стреляет по турелям, постепенно приводя их в негодность. Миришли и Сеитли станнерами вдвоём глушат вцепившегося. Скафандр у раб самый обычный, он оседает безвольной кучей и мальчики его стреноживают - легко отделался. Мавли с ещё одним дроидом остались у челнока, так, на всякий случай, и он жутко завидует своим однокашникам, принимающим участие "в настоящем деле". Бирн не дремлет, так что безобразия нарушать и дисциплину баловать у мальчика не получится - дежурит как положено.
  
  Через 30 секунд мы начинаем выдвигаться вперёд, но недолго - крюком на тросе цепляем подранка и уволакиваем в зачищенный от турелей коридор. Раб брыкается. Станнер, вторая аптечка чтоб не помер, наручники на руки, на ноги - второй тоже готов к транспортировке. Первый эпизод оказался удачным.
  
  Чувствуется, что аварцы растеряны, но не сдаются и желания подраться не утратили. Я их провоцирую, рабы бросаются. Одному рабу подрубаю ногу. Второй до меня дотягивается и оказывается слишком тяжёлым. Опасность! Аварец клинком царапает мне броню, его поворачивает, и я засаживаю ему клинок в открывшуюся подмышку - броня там слабее. Клинок протыкает аварца насквозь, утыкаясь в броню изнутри, и я его выпускаю из рук. Ребята мне помогают, задёргивают меня с рабом в коридор. Пара секунд, и я с новым клинком в руке выдвигаюсь на переднюю линию.
  
  А дальше всё происходит одновременно. Дроиды выносят последнюю турель, оставшийся аварец с видимой злостью тыкает обезноженного раба клинком в забрало, пробивая его насквозь, а меня переклинивает и я, забыв, что собирался взять всех в плен, оказываюсь рядом с аварцем и вбиваю ему клинок под горло. В пробоину плещет кровью, и она разлетается пенными брызгами в вакууме. Выдёргиваю клинок, спокойным выверенным ударом сношу головы обоим.
  
  Время успокоилось и снова пошло нормально. Я загнал дроидов на межкапсульную площадку, как консервную банку вскрыл стенные панели, добираясь до жёлоба энергошин. Ещё пара секунд, и они закорочены, отправляя реактор на аварийный останов. Всё. Корабль наш. Осталось выковырять последних.
  
  Выковыривать их не пришлось - оставшиеся сдались. Капитана во время абордажа хватил удар, почему с этим не справилась нейросеть - не ясно. Нужно медицинское обследование. Ясно, что нейросеть не всесильна. Ну сдох и сдох. Туда ему и дорога. Сдались реакторщик и навигатор.
  
  Дальше началась текучка. Состыковались, закрепили трофей на передней платформе и двинулись. Мы с Дьярви традиционно обыскали всё с носа до кормы. Медкапсула оказалась подходящей, и я её к нам переставил. С рабами, сильно не заморачивались. Сменили им в нейросетях владельцев, и просто уложили в медкапсулы, а больше раненых и не было.
  
  На Ноауне сдали корабль перекупщикам.
  
  * * *
  
  Ещё одна вылазка закончилась почти сразу. Прямо во фронтире мы догнали аварский грузовик, и он от нас не ушёл. Грузовик был небольшим, мы вломились в него как носороги. Сопротивления не было, и я сразу дроидами вскрыл панели, добираясь до энергошины. Из пилотской капсулы вылетел аварец, он пытался мне помешать, что-то орал. Но не буду же я его слушать - у меня свой командир есть. Угомониться он никак не хотел, станнер его не брал, так что пришлось ему помереть. Энергошину я закоротил, аварийно отрубая реактор.
  
  Постепенно всё выяснилось. Корабль был семейным. Что-то там у них случилось неудачное, в какую-то аномалию вляпались во фронтире. Корабль пострадал, но лететь был способен. Часть экипажа погибла, часть оклемалась, только сын ни туда, ни сюда. Его успели положить в медкапсулу, и медкапсула была вполне себе рабочей, помереть ему не давала, но с дохлыми аккумуляторами. Нам аварцы сопротивляться толком не могли, хотели сдаться, но связь не работала, а я их не слушал. Так бы они и сдались себе - встали бы на колени лицом к стене и подняли руки. Да только не успели, а как я реактор отрубать начал, отец, в смысле капитан, пытался меня остановить. И сам погиб, и сын не спас, как медкапсула отключилась так и всё. Мать с ума сошла. Сидела с двумя трупами, и гладила их, и говорила с ними. Наши к этому спокойно отнеслись - "ну не повезло, бывает". А у меня её лицо перед глазами появлялось, и жалко её было, и понимал я, что ничего обратно не вернёшь.
  
  На Ноауне выяснилось, что несчастная вдова - бывшая жена и бывшая мать, постаревшая и подурневшая, сошла с ума. Добиться от неё ничего толкового не получалось. Тихая и отстранённая, она ничего не говорила, делала, что ей говорили, но не отвечала. Трупы утилизировали, а её так и отправили с оказией в Авар.
  
  И думал я, как я дошёл до жизни такой. Вспомнил: "тварь я дрожащая, или право имею?" Ведь я сейчас пиратствую, убиваю и граблю ради личного обогащения. Мог ведь я пойти в армию. В те же погранцы. Получал бы меньше, служил бы дольше. Зато бы и моральных терзаний избежал бы. А с другой стороны... Убил я этих аварцев. Были они ангелами? Да точно не были. Но ведь не само убийство меня цепляет. Меня цепляет горе аварки. Она, как убогая сестра процентщицы Лизавета, и есть главная жертва. Раскольников пришёл к осознанию себя через её смерть, я аварку не убил физически, но не известно ещё что хуже. И в то же время. А была ли убогая Лизавета невинной? Ведь жила-то она на деньги процентщицы. Пользовалась тем, что ростовщица выжимала из других. Так и эта аварка. Жила она в аварском обществе и пользовалась всем, что оно даёт, и рабским трудом тоже, явно или неявно. Покрутил я эту мысль в голове и понял - не помогло.
  
  А могу ли я себя ещё как-то оправдать? Кто там у нас? Эренбург? Тоже, кстати, Илья. И Симонов со стихотворением. Статья и стих "Убей!". Аварцы - рабовладельцы, самые натуральные рабовладельцы, они хотят превратить всех нас в рабов. Ловят и вывозят к себе, заставляют работать на себя и презирают как недолюдей. Для чего Эренбург написал своё стихотворение? Для того, чтобы побороть неправильные настроения в войсках. Вот! Это то, что мне сейчас нужно! Он боролся с уважением к немцам, вызванным преклонением перед их "внешней культурой". Так и мне сейчас нужно относиться к аварцам, как к чудовищам, которые не хотят жить в мире и уважении. Сейчас не время искать "добрых аварцев", время убивать без разбора, пока оставшиеся не задумаются. А они не задумаются, пока не проиграют. А ведь я сделал именно так, как в стихотворении. Это их аварская мать стонет по сыну и мужу, это она стала вдовой...
  
  Мне полегчало. Внутреннее мироощущение неправильности утихло. Я их расчеловечил. Не полностью, не до конца, но мне стало легче. Хотя внутри всё равно был с этим расчеловечеванием не согласен. И лицо сумасшедшей аварки временами всплывало перед у меня глазами. Всплывало ночью, ну и днём в минуты отдыха.
  
  Умида чувствовала, что мне плохо. Она ни о чём меня не спрашивала. "Ночью", хотя какая может быть ночь на космической станции? Ночью, когда я не мог заснуть, когда страдал и ворочался, она прижималась ко мне, тёплая, мягкая, уютная и ласковая. И меня отпускало, не совсем, только на ночь.
  
  * * *
  
  Очередная вылазка свела нас с кораблём работорговцев. Торпедой мы им щит снесли, и маршевый двигатель у них захлебнулся. Мы погрузились в десантник и отправились, и нам повезло - аварцы поторопились - слишком рано начали стрелять лазерами ПКО и выпустили пару КИП-ов на перехват. От КИПов нас прикрыл торпедист противоторпедами. КИП - не торпеда, цель полегче. ПКО по бортам выжгли курсовым лазером. Аварец поворачивался, подставляя ещё живые турели. Одиночные попадания щит нашего десантника выдерживал, а дальше турель сгорала. Мы высадились на лётной палубе. Аварцы полезли толпой, и я отправил челнок в космос. Бойцов оказалось много, они попытались реализовать численное преимущество. Но три дроида поддержки расстреляли пару турелей и не давали аварцам застаиваться. Как кто замешкается, так остаётся без щита, с палёным боком, а то и с прожжённой дыркой. Но аварцы оказались профессионалами, разобрались, перегруппировались, устроили ротацию щитов и мы завязли в позиционном тупике. Ну, не совсем в тупике. Мы понемногу аварцев выносили. Ротация-ротацией, и медаптечки снова ставили подранков в строй, но количество переходит в качество, и вот у них появились первые трупы. А мы? Мы действовали очень осторожно, аккуратно. Вонс и Стиг, как истинные фаталисты, работали чётко и слаженно. Мальчики, как аварцы толпой полезли, похоже обосрались, то есть в прямом, а не в переносном смысле. Я сначала рявкал на них, пока галифатцы не пришли в норму. Потом рявкал, чтобы они не горячились и не подставлялись.
  
  Аварцы пытались нас запугать, предлагали сдаться, обещали взорвать корабль, если мы не уберёмся. Наши их услышали и прожги дырку в обшивке и в реакторной капсуле, расплавив реактор.
  
  Потом в аварцах что-то сломалось. Мы со Стигом и Вонсом чуть ли не одновременно хорошо достали каждый своего аварца, потеснили остальных, мальчики раненых добросовестно прикончили и мы смогли войти в главный коридор. Аварцы нас обошли, но это им ничего не дало, кроме очередных жертв. После восьмого убитого они сдались. Рабов на борту не оказалось, они за ними только летели.
  
  4.18. Вот такое кино.
  
  На Ноауне нас ждало указание прибыть на Раус. Совет Капитанов желал видеть нас на совещании. Скинув по-быстрому трофей и пленных, двинулись. От греха подальше, спрямлять путь не стали - полетели почти безопасным маршрутом по пограничным системам Галифата. В пустых системах шли по полной боевой готовности на случай аварских пиратов, в защищённых докладывались местным и расслаблялись. К сроку успели. Аязли всё время пропадал на затянувшихся заседаниях Совета Капитанов, а меня вызвали в СБ.
  
  - Казак! Тебе оказано огромное доверие и доверена почётная миссия! - Услышал я это, и внутри у меня всё сжалось от нехороших предчувствий.
  
  Какой-то известный аграф снимает документальный фильм о конфликте Авара, Галифата и Аратана. И ему нужна документальная съемка казни аварцев. Принято решение, что казнь должен провести мститель, и я со своим розовым скафандром подхожу для этой почётной миссии наилучшим образом. Я начал отказываться и так, и этак. СБшник тоже оказался на взводе, и вежливой беседа оставалась минут пять. Потом он начал ругаться:
  - Короче! Всё согласовано на самом высшем уровне. Для отказа у тебя есть только одна причина - смерть. Да и то, если соберёшься помереть, то сначала сделай, а потом уж подыхай на здоровье. Это понятно? - Паузы он не сделал и продолжил: - Хватит без толку сиськи мять! Говори, что хочешь за участие. Рожай уже быстрее!
  - С командиром связаться нужно... - Ответил я, поняв что от меня не отстанут.
  
  Аязли согласился поторговаться. Я прямо чувствовал, что он очень этим доволен.
  
  * * *
  
  Для пленных аварцев на Раусе был выделен отдельный сектор. Спали они в ячейках. Когда не спали, могли посидеть в столовой. Голодом их не морили, но за еду и ячейку брали плату, не хилую плату, как за хорошую гостиницу. В кредит, разумеется. Те, кто выплачивал выкуп, старались на Раусе не задерживаться. Тех же, кто выкуп заплатить не мог, даже в кредит, время от времени просто пускали на удобрение. И вот я должен был в этом поучаствовать.
  
  Всё было просто и деловито. Аварцы по-одному заходили в большую комнату. Искусственный голос искина зачитывал короткое досье. Уточнял, собирается ли ДОСТОЧТИМЫЙ платить и как продвигается сбор денег. Я маячил на заднем фоне. От чего зависело решение искина не ясно, по крайней мере я закономерностей не выцепил. Если искин сообщал, что "предоставляется дополнительный срок на стандартных условиях", то открывалась другая дверь и аварец быстро покидал это неприятное место. Если же "в предоставлении дополнительного срока отказано", то пара полицейских дроидов под ручки доставляла аварца ко мне. Аварцы бесполезно дёргались, орали "Будьте вы все прокляты!", "Чтоб вы все передохли!", некоторые, не унижаясь бесполезным сопротивлением, выкрикивали "Авар победит!" или просто "Авар!" Я бил так, чтобы не пришлось повторять, чтобы голова сразу отделилаь от тела. Дроиды утаскивали труп на утилизацию, я бы сказал, что делали они это нарочито медленно, чтобы следующий аварец это увидел и проникся.
  
  После дюжины срубленных голов в комнату зашёл аграф. Я церемониально вежливо ему поклонился.
  - Нет, нет и ещё раз НЕТ! - Произнёс он. - Это совершенно не годится! Это же смерть! А получается как на конвейере. Зрители в это не поверят! Где эмоции? Где ненависть в конце концов? Мне сообщили, что ты МСТИТЕЛЬ.
  - Да, водхр. - Я ещё раз церемонно поклонился.
  - Так почему же ты им не мстишь?
  - Прошу прощения, водхр. - Ещё один церемонный поклон. - Это просто враги. За что мне им мстить? Их нужно убить, и я просто выполняю эту работу. - Я ещё раз церемонно поклонился, надеясь, что меня выпнут под зад коленом как не оправдавшего надежды. Но аграф оказался режиссёром.
  - Ты не понимаешь ты МСТИТЕЛЬ и значит ты должен МСТИТЬ. - Начал доносить до меня он свой режиссёрский замысел. - Садист мне не нужен, садиста я уже снял. И конвейер мне не интересен. Мне нужны чувства, мне нужны эмоции! Где они? Почему ты не можешь их показать? Вот посмотри!
  
  По мановению руки на стене появилось изображение. Какое? Такое же, как то, что я обещал себе на Тарналле никогда не забывать. Аварцы активно развлекались на выпускной. Убивали на арене в ритуальном поединке, насиловали и убивали девиц...
  
  - Да, водхр. Я всё это знаю и потому делаю то, что делаю. - Ответил я, опять церемонно кланяясь.
  - Вот же срань болотная! Как же тебя расшевелить? Хотя... Хотя наверно ты не видишь в них тех, кому нужно мстить? Как же это исправить? Ты был рабом?
  - Да, водхр, на Тарналле. Это владения клана аль Мази.
  - Эй! - Скомандовал аграф. - Доставлять аварцев с Тарналлы и из клана аль Мази. Быстро!
  - А этих?
  - А эти меня не интересуют!
  - Слушаю и повинуюсь.
  - Быстро!
  
  Аграф снова обратился ко мне, повторяя, чтобы я лучше прочувствовал:
  - Ты понял что мне нужно? Мне нужен МСТИТЕЛЬ и эмоции МСТИТЕЛЯ. Мне не нужен конвейер, он у меня уже есть и мне его достаточно. Мне не нужен садист, у меня уже три садиста снято. Мне нужен грёбанный МСТИТЕЛЬ. И ты мне его покажешь. Будешь стоять здесь и рубить головы, пока я МСТИТЕЛЯ не увижу! Ты понял?
  - Так точно, водхр.
  
  Аграфы пошли один за другим. Им всем отказывали. Если предыдущие приговорённые уже особо и не надеялись, перегорели, то для этих внеплановый вызов в "комнату смерти и надежды", да и сам приговор были как гром среди ясного неба. Возненавидеть у меня их не получалось. Вот тот чёрный толстяк не бросился сразу выводить деньги из дела, рассчитывая минимизировать расходы. Вот этот поделился собранными деньгами с товарищем, рассчитывая расплатиться следующим траншем... Я видел крушение надежд. Я видел, что человек не просто смертен, а внезапно смертен. Я, как ни старался, не видел в них врагов, видел - застигнутых ударом судьбы людей. Мне было их скорее жаль, но жалость я в себе давил. И оставалось равнодушие. Я чувствовал, что аграф злится, но сделать с собой ничего не мог.
  
  Наконец, в комнату ввели подростка. Совсем ещё мальчишку.
  - Ты-то кто ещё такой и как здесь оказался? - Не удержавшись спросил я.
  На меня кто-то попытался шикнуть, но аграф заинтересовался и все, уловив его настроение, заткнулись.
  - Курсант военной школы. Поступил. Летел на учёбу. - Ответил искин.
  - Ты - мразь! - Закричал мальчишка. - Как бы ты не прятался, тебя найдут и убьют!
  - Да я и не прячусь. - Ответил я.
  - За нас за всех отомстят!
  - Отомстят, отомстят. - Подтвердил я.
  
  "Волчонок!" - Думал я. - "Вырастет и станет волком. Заматереет. Будет большой и опасный враг."
  
  - Рано тебе ещё помирать. - Сказал я. Честно говоря, это решение для меня самого было неожиданным. Как будто толкнул меня кто-то изнутри.
  - Если ты меня сейчас не убьёшь, - с ненавистью и надеждой сказал мальчишка, - я тебя сам найду и убью.
  - Волчонок! - Произнёс я в слух то, что думал раньше. - Вырастешь и станешь волком. Матёрым и опасным. Настоящим сильным врагом. Не то, что разная шваль. - Здесь я ему польстил. Для аварца это всё звучит как комплимент.
  - Эй! Сколько он должен? Восемнадцать тысяч? Я оплачу - пусть летит. - И продолжил, обращаясь к мальчишке:
  - Лети домой, волчонок-аварчонок.
  - Я найду и убью тебя! Вызову на поединок и убью! - выкрикнул аварчонок не двигаясь с места.
  - Стань достойным поединка и будет тебе поединок. Иди! - Махнул я рукой в сторону выхода и надавил голосом. Аварчонок силился что-то сказать, но ноги сами его вынесли из комнаты.
  
  - Стоп! - Произнёс аграф. - Ты почему его не убил, а отпустил?
  - Виноват, водхр. - Ответил я делая цермонный поклон и внутренне посылая аграфа в пешее эротическое путешествие по местам работы уролога, гинеколога и проктолога. Аграф моего внутреннего посыла не уловил.
  - Я не сержусь. Просто объясни.
  - Увы. У меня нет объяснений. Сам не понимаю, почему я поступил именно так. - Ответил я правду. - Мне показалось, что так будет правильно...
  - Прикажете вернуть? - Вылез один из местного начальства.
  - Не нужно. Следующего.
  
  Через трёх аварцев мне встретился знакомец. Это оказался Мак, тот полицейский с Тарналлы, что чуть в гроб меня не отправил у Мимы в борделе, когда Рина по всей планете искали. Ему зачитали отказ в продлении срока и подволокли ко мне. Я не торопился.
  
  - Мак. Не узнаёшь меня?
  
  Аварец дёрнулся. Ему не понравилось, что я назвал его сокращённым именем.
  
  - Что тебе надо, собака ты бешенная.
  - А я тебя узнал. Что, из полиции погнали?
  - Не твоё дело!
  - Погнали. Это хорошо.
  
  Аварец промолчал. Меня никто не дёргал, не торопил.
  
  - А ведь я должен быть тебе благодарен. А знаешь за что?
  
  Аварец снова промолчал, и я пнул его ногой. Не сильно, чтобы что-нибудь ему не сломать. Всё же я в боевом скафе, а он в обычной тряпочке. Мак согнулся и блеванул, похоже только из-за стола встал.
  
  - Из вежливости мог бы и спросить "ЗА ЧТО?". Ну да не важно. Я всё равно тебе расскажу.
  
  Я веду себя как киношный злодей, с дурацким монологом. Так ведь аграфу это и нужно для кино. Ведь и в самом деле заставит меня рубить головы до посинения, или пока аварцы не кончатся.
  
  - Помнишь, в борделе я чинил медкапсулы, а ты пришёл весь такой в новой полицейской броне. Я тебе чем-то не понравился, и ты меня отпинал. Так пнул, что я после медкапсулы в Аратане оказался. Вот. И стал мстителем. Вспомнил?
  - Су-ка. - Отозвался Мак.
  - А помнишь, что ты мне говорил?
  - Па... - Начал он что-то говорить, и я снова его пнул. И снова старательно сдерживаясь. Его снова согнуло.
  
  - Отпустите-ка его. - Скомандовал я дроидам. Дроиды выпустили его из манипуляторов, и Мак кулем свалился на пол.
  - Так я напомню. Ты мне говорил: "Вставай, если ты не раб!" Помнишь? Да насрать, главное что я помню. Встанешь?
  
  Аварец попытался встать и я добавил ему по почкам. Его выгнуло и заколбасило.
  
  - Что ж ты не встаёшь-то? Или за слова свои не отвечаешь? Так значит ты не мужчина. Ты думаешь, "сейчас всё кончится". Нет, так легко ты не помрёшь. А знаешь что я с тобой сделаю? Я отправлю тебя в бордель. Но не радуйся. Не радуйся. Руки тебе будут не нужны. - Произнёс я и отрубил их по локоть одну за второй.
  - Кинь в мусорку. - Скомандовал я одному дроиду. - Принеси аптечку. - Велел второму. - Чтоб не сдох раньше времени. - Уточнил я для остальных. - А всё для чего? Чтоб осознал наконец, как ты к людям, так и они к тебе.
  
  Дроид притащил инд-аптечку. Я срезал с Мака одёжку, и запенил обрубки, чтоб кровью не истёк.
  
  -Так, с руками справились. Теперь ноги. Они тебе тоже не нужны. Ходить тебе никуда не нужно будет, а постоять - на коленях постоишь.
  
  Я отрубил ему ступни и тоже сразу же запенил.
  
  - Член тебе тоже не нужен. Но отрубать я его пока не буду, чтоб от шока не сдох. Не волнуйся, тебе его аккуратно в медкапсуле удалят. Пока лучше попрощайся с зубами... Вот. Будет у тебя время подумать. Пока под клиентом не сдохнешь. Думаешь не найдётся на твою задницу клиентов? Найдутся, не переживай...
  
  Я повернулся к стоящим рядом с аграфом людям.
  - Уважаемые. Тут такое дело. Знакомого встретил и хочу его забрать. Есть у меня кое-какие планы...
  
  УВАЖАЕМЫЕ впали в ступор, переглядываясь, бросая испуганные взгляды на аграфа, и не зная что ответить. Аграф цокнул языком:
  - Ну наконец-то. Наконец-то! То что нужно! Я доволен. Всем спасибо. Все свободны. В смысле делайте что хотите. - Он повернулся, выходя из комнаты бросил кому-то: - Полетели быстрей, и так сколько времени потеряли!
  
  - Разумеется мы не возражаем... - Начал говорить СБшник.
  
  Я повернулся и отработанным движением срубил Маку голову.
  
  - Э-э-э-ммм? - Невнятно выговорил СБшник.
  - Многоуважаемый водхр хотел видеть мстителя и снять картинку. Я наконец-то это смог сделать. Водхр доволен. Больше ничего не нужно.
  - А как же в бордель? Ты был убедителен...
  
  Я махнул рукой. Меня начало мутить.
  
  - Вот! - Подошёл ко мне директор этого Центра Временной Изоляции, протягивая кристалл. - Ваша премия пятьдесят тысяч. Спасибо! Спасибо! Многоуважаемый водхр доволен. - С этими словами директор буквально впихнул мне кристалл в руки.
  
  СБшник внимательно на меня смотрел. "Ему нужно со мной поговорить, прощупать меня, чтобы восстановить свою картину мира" - подумал я.
  - Мне нужно напиться. - Сказал я СБшнику. - Не составите компанию? Чтоб отпугнуть лишних навязчивых людей.
  
  У СБшника встопорщились усы, как у кота, почуявшего мышь.
  - Конечно. - Ответил он. И пошли мы в бар, и говорили о литературе. СБшника зовут Риган. Я пил, Риган пригубливал. Риган оказался хорошо образован и начитан.
  
  Очнулся я с похмельем в своей постели с Умидой под боком.
  - Пойдём, дорогой, пойдём, сейчас хорошо будет.
  
  Умида довела меня до медкапсулы. Потом мы позавтракали.
  - Риган просил зайти, как проспишься. - Сообщила мне Умида. - Пойдём.
  
  * * *
  
  - У тебя для мстителя слишком тонкая душевная организация. - Сказал мне Риган, поздоровавшись. - Пьянка - помогает, но так и спиться можно, если душой за всё болеть. Тебе нужно принять, что мир несовершенен и жесток. Идеи добра, любви и непротивления злу насилием хороши в идеальном мире. А в реальном, чтобы аварцы захотели мира, добра и любви, им сначала нужно сделать очень плохо. Вот, давай посмотрим, что за фрукты были вчерашние аварцы. Может и душа у тебя болеть меньше будет.
  
  "Н-да", - подумал я, "непротивление злу насилием - это я Льва Николаевича вспоминал. Что он там в реальности говорил глядя на европейцев под Севастополем? "Батарея, огонь"? А ведь вряд ли я вспомнил именно это..."
  
  - Вот. Посмотри. Посмотри внимательно что в протоколах они сохраняли, коллекционировали, чем обменивались...
  
  Что можно сказать? Неприятные записи. Точно не для детского просмотра. Я заставил себя смотреть. Понятно, что Риган подобрал самые-самые куски и организовал их в нарезку. Я смотрел и думал, что подходить к аварцам и уговарить их жить дружно мне не хочется. Я смотрел, и вспоминал тех, кого знал по Авару. Вот тот же самый Млит аль Карн, мой хозяин. Он ведь неплохо ко мне относился. И в то же время был настоящим рабовладельцем. Был он хорошим или плохим? Могу ли я перестать видеть в нём человека? И в то же время, мне нужно перестать рефлексировать. До добра это не доведёт. И как мне остаться человеком, как самому не стать...
  
  И я увидел знакомое лицо. Задумался, вспоминая, где же я видел эту девчонку. Ну не девчонку уже, женщину конечно же. Сколько раз я видел такие лица под собой и такие глаза! Так что женщину, безусловно. И вдруг что-то пошло не так. Изображение дёрнулось, и глаза у женщины стали удивлённо-больные. Она открыла рот, на губах её появился и лопнул кровавый пузырь. Всхлипнула, но не кричала, похоже не могла. Изображение отодвинулось - мужчина слез с Кати... Точно! Это Катя, та девчонка, что Млит вместе со мной и Мишей купил. Маша, Лена и Катя. Катя тогда ещё сразу куда-то пропала... Мужчина слез с Кати, глянул на свой натруженный член, поднял взгляд и стало видно, что Катя голая раздвинув ноги на ширину плеч лежит на огромной шикарной кровати. И воткнут в неё, по-видимому, кинжал. Под грудь воткнут, по самую рукоять. Потом Катино лицо приблизилось близко-близко, так, что только и были видны её удивлённо-недоумевающие стекленеющие глаза. Мне казалось, что они спрашивали: "За что?"
  
  - Риган! Откуда у тебя эта запись?
  - Проняло? То-то.
  - Так всё-таки, откуда у тебя этот кусок?
  - Был в коллекции на нейросети у одного трупа.
  - У кого именно?
  - Ты знаешь, сейчас это выяснить не так просто. Это не из свежей партии, здесь я тебя немного обманул...
  - Плевать. В смысле без обид.
  - Ты что-то знаешь?
  - Я знал эту девчонку.
  - Сочувствую. - Риган постарался принять сочувствующий вид, и у него почти получилось. Внутри у него трепетал азарт рыбака, у которого клюнула крупная рыба.
  - Ничего особенного. Она тоже Землянка. Землянка я произнёс по-русски. И пояснил - так называется наша планета. Нас вместе купили сразу после похищения. Потом она пропала.
  - Ага-ага. - Покивал Риган. - Этот протокол попал ко мне где-то год-полтора назад.
  
  Запись он мне выдал не чинясь.
  
  * * *
  
  - Тебя Риган чем-то расстроил? - Спросила меня Умида, когда мы пообедали.
  - Нет. - Ответ получился неудачный - нервный и резкий. Я испугался, что Умида услышит в нём "не твоё дело" и обидится, взял её за руку и глядя ей в глаза сказал:
  - Понимаешь, Риган мне показывал записи протоколов аварцев. Чтобы я не занимался самокопанием. И там я увидел, как мою знакомую убивают.
  
  У Умиды приоткрылся рот, и она прикрыла его ладошкой. Она хотела посмотреть запись, и не знала как мне об этом сказать, но больше её интересовало, как я к ней относился, к этой неожиданно проявившейся "знакомой из прошлой жизни".
  - Понимаешь, знал я её очень мало, по сути она мне никто, но вот что-то расстроился. Если хочешь посмотреть, я тебе запись перекину, хотя и не знаю, стоит ли.
  
  Умида кивнула: стоит-стоит. Получив, сразу начала смотреть, это было видно по отсутствующему взгляду. Когда она досмотрела, я продолжил.
  
  - Не понимаю я аварцев. Если женщина понравилась - сделай её своей. Не нравится - прогони. Но убивать, тем более так - не понимаю.
  
  Умида успокоилась. Она приготовилась меня утешать или просто выслушать.
  
  - Мне нужно сходить в Центр Временной Изоляции, вчерашнее закончить.
  
  Умида кивнула:
  - Я тебя подожду в гостинице.
  
  * * *
  
  Директор меня принял сразу.
  - Значит Вам нужен аварец, детектив, что возьмётся за расследование и выяснение обстоятельств некоего происшествия. По моему мнению необходимо, чтобы он был в не лучшем финансовом положении. И такой есть - вот его досье.
  
  Фамб аль Кзумо позиционировал себя как частный детектив. Ждал, когда ему помогут с деньгами на выкуп. По его словам ему не хватает пятнадцать тысяч. Директор предоставил мне переговорную.
  
  Фамб аль Кзумо оказался мужчиной в годах, с небольшим брюшком и мелковьющимися кучерявыми волосами. По виду - пройдоха. Он хорошо говорил на интере и суть ухватил сразу:
  - Итак Вы, уважаемый, выплачиваете за меня недостающую часть выкупа. Я, по прибытию в Авар, обязуюсь выяснить, кто именно сделал представленную мне видеоряд, выяснить дальнейшую судьбу этого человека и предоставить Вам эту информацию. После этого я могу рассчитывать на некоторую премию, в зависимости от достигнутых результатов.
  
  Уважаемым он назвал меня не напрягаясь. То ли потому, что принял меня как клиента, то ли он аварец широких взглядов, а может мой приметный скафандр ему намекает на возможное нежелательное развитие событий.
  
  Внимательно просмотрев протокол три раза и выспросив всё, что я помню о Кате, резюмировал:
  - Ищем молодого аристократа, предположительно на Тарналле, женщина из представленной записи передана Млит аль Карном, ныне покойным, в один из борделей станции Тарналлы. Что ж, под протокол - берусь. Предоставлю всю найденную достоверную информацию.
  
  Я поморщился:
  - Всегда можно такой протокол обойти...
  - Предложения?
  - Нет. Понадеюсь на Вашу финансовую заинтересованность.
  - Тогда следует перейти к выполнению Ваших финансовых обязательств...
  
  * * *
  
  - Удержите, пожалуйста, за перелёт в Авар вчерашнего аварчонка и Фамба аль Кзумо. - Протянул я директору вчерашний кристалл.
  
  Директор колебался, брать у меня кристалл ему не хотелось. Он уже несколько раз предлагал мне сделать перевод с моего счёта - мол так будет проще для отчётности.
  
  - Остатки на счёт Центра Реабилитации и Помощи Освобождённым из Рабства. Организуйте пожалуйста. - Настаивал я.
  - Конечно, всё будет выполнено в соответствии с Вашими распоряжениями. - Наконец сдался директор.
  
  Сообразил я, что поведение директора не совсем обычно не сразу. Был ли кристалл с деньгами каким-то особенным, что позволяло его как-то опознавать в последующем, или проследить, куда деньги будут перечислены, или у директора были ещё какие-то причины, я не понял. Просто доверился своему чутью, которое мне говорило, что поступил я правильно.
  
  4.19. И снова пиратские будни.
  
  Мы вернулись на Ноаун более коротким и быстрым "небезопасным" маршрутом потому что не спешили. Какие-то корабли в транзитных системах нам попадались, но мельком - были они слишком далеко для эффективного опознания, да мы и не собирались задерживаться.
  
  На Ноауне Аязли устроил совещание. Ну, совещанием оно было формальным:
  "По поступившей информации аварцы активизировались в своей части Фронтира. Они заново начали осваивать потерянные в последних стычках с архами системы и двигаются дальше, закрепляясь в следующем слое в 5-6 гиперпрыжков от их старой границы."
  
  "Вероятно это связано с тем, что их противникам - жукам и крагинам - от архов тоже досталось. В чём эта активизация выражается? Во всех хоть как-нибудь интересных системах аварцы запускают производство. В первую очередь они ставят заправки у газовых гигантов и фермы с заводами по производству пищевых картриджей у подходящих звёзд. Далее шахтёры добывают кислород, воду, ну и что ещё нужного-полезного встретится. В освоенных системах это не слишком нужно, но возить издалека дорого, так что организуют добычу на месте. Для защиты строят в системах станции - военные базы. Не во всех, конечно, а где есть что защищать. Военных туда много нагнали, но в пограничье их осталось не меньше. Схемы патрулирования пока не отработаны, да и бардак там сейчас. Так что можно половить рыбку в мутной воде."
  
  "Предлагаю сместить район охоты. Это немного дальше, но есть надежда, что новое место окажется более эффективным и прибыльным." - Закончил политинформацию Аязли. Мы не спорили, я хотел уточнить кто такие эти крагины, но к слову не пришлось, а потом я закрутился и снова забыл.
  
  Мы вылетели также, как ходили и до этого - отошли от границы Содружества на 6-7 систем и свернули в сторону Аварского Фронтира. В очередной транзитной системе заметив выход патруля погранцов быстро прыгнули, сменив маршрут куда получится. Получилось в сторону Авара. В следующей системе сразу прыгнули ещё, потом ещё. Прыжки выбирали в непопулярные системы и чтоб задерживаться в системах по-минимуму. Преследования не заметили и, оказавшись в очередной системе и обнаружив работающего шахтёра, решили им и заняться. Да, это оказалась та же система, из которой шахтёра мы утаскивали. И кораблик шахтёрский оказался таким же простым и дешёвым - без гипердвигателя и с компом вместо искина. И в кораблике оказался такой же раб, беспрекословно выполнившим мои команды. И владела этим корабликом та же самая корпорация Термида.
  
  Аязли решил, что синица в руках выгоднее журавля в небе. В том смысле, что до кого-то другого ещё нужно лететь, искать, ловить, тратить время, да и торпеды денег стоят. Так что дешёвый кораблик, но быстро, может оказаться даже выгоднее в пересчёте на человеко-часы. Я кораблик тщательно проверил. Нашёл маячок. Простой. Отключил. Никаких других опасных закладок, мины там или ещё чего, в шахтёре не оказалось. Ушли тем же маршрутом, что и в прошлый раз. Повторять маршруты опасно, но в этот раз обошлось.
  
  * * *
  
  На Ноауне оказалось оживлённо - на станции тусовалось сразу пять экипажей приватиров. Заработали 250 тысяч на ЧВК. Прикупили блок хранения данных - ближние системы хорошо картографированы, а мы сейчас начнём ходить в новый кусок космоса. Для нас, естественно, новый. У аварцев, разумеется, всё откартографировано, но они с нами картами систем не поделятся. Блок хранения данных подключили к навигационному искину и сканерам. По возвращении мы эту информацию картографам скидывать будем, а они нам в ответ - обновлённую информацию о системах. Так что потратились. С зарплатой снова не шиковали - без премий обошлись, свободные остатки в подушку безопасности корпорации отправили.
  
  Мальчики снова продули молодёжи других команд. Зарплату я им всё равно выдал, только попугал, они сделали вид, что поверили. Нужно будет в следующий раз в самом деле проигрыш из их зарплаты вычесть.
  
  Рассиживаться мы не стали - два дня вместо обычных трёх, и мы отправились в новый выход. Перед нами к аварцам ушёл приватир. Когда мы уходили в прыхок, в систему со стороны метрополии пришла пара приватиров и от станции отчалил ещё один. Место становится оживлённым.
  
  * * *
  
  В новом выходе мы ушли дальше от Содружества - на десяток систем. По дороге нам никто не встретился и мы, проскочив край зоны Аварской экспансии, пропёрлись по бесполезным системам почти к старой границе Авара, устроившись в удобной для прохода системе сразу к паре интересных мест. По системам шли не скрываясь, запуская активное сканирование окрестностей и светясь как новогодняя ёлка посреди пустой площади. Путь оказался удачным, и мы никого не встретили. Хотя, если бы встретили, это тоже нельзя было бы считать заведомой неудачей. В последней системе затихарились у каменюки, используя только пассивные датчики. Через десяток часов в систему вошёл транспорт. Шёл он по неудачной для захвата траектории, возвращаясь в Авар, и мы решили не рисковать. Ещё через сорок часов "лежания на матрасах", хотя какое же это лежание, если гравитация отключена, чтоб не отсвечивать лишний раз, скорее висение. Так вот, ещё через сорок часов дождались мы транспорта из Авара. Шёл он в крейсерском режиме с ускорением в треть стандартного. Гружёный. Движки экономичные - надёжные, но не самые мощные. Не убежит. Ещё раз осмотрелись, выждали лучший момент и рванули на перехват.
  
  Аварец задёргался, попытался форсировать двигатели, потом бросил эту бесполезную болтанку и продолжил лететь по той же траектории. Сдаваться он не собирался и, когда мы приблизились, запустил по нам малой торпедой. Мы ответили тоже малой торпедой и тройкой противоторпед на перехват. Аварец тоже выпустил противоторпеды. Нам тройки на аварскую торпеду хватило, а аварцу пришлось выпускать ещё. Из второй тройки его противоторпед две он истратил, уничтожив нашу. Сэкономленную пристроить к делу он не смог и она бесполезно рванула в стороне.
  
  Мы приблизились, начав нащупывать его лазером. С такой дистанции рассеивание у лазера великовато, щит у аварца держит. Аварец выпустил ещё одну торпеду. Наш лазер на неё переключился, нащупал и сжёг на полдороге. Удачно!
  
  Мы ещё немного приблизились, снова навелись лазером и снова запустили малую торпеду. Аварец ответил тремя, разошедшимися цветком в три стороны. Сжечь мы их не успевали, да и не рискнули, так что уменьшили тягу, позволяя аварцу оторваться и потратили противоторпеды. Разобравшись, снова догнали транспорт и пустили одну за другой пару торпед, подтягиваясь на оптимальную дистанцию для лазера.
  
  - На месте аварца я бы в космос торпеду катапультой выкинул, чтоб мы не видели, и запустил её, когда мы расслабимся. - Высказал я.
  - А мы расслабимся? - Уточнил Аязли.
  - Как аварца достанем, так волей-неволей.
  
  Первая торпеда рванула на щите. Вторая - снесла щит. Двигатель у аварца захлебнулся. Лазер ещё прожигал дырку, а я с другими абордажниками, покинув противоперегрузочные кресла, нёсся
  к десанту - темп при абордаже терять не хорошо.
  
  - Торпеда! - Раздалось по корабельной связи.
  
  Она оказалась опасно близко, но Умида отмахнулась от неё щитом как ладошкой. Торпеда рванула, разворачиваясь и посылая смертоносный рой на прорыв. К основному щиту осколки подлетели по касательной и изрядно ослабленные, так что он почти и не просел.
  
  На транспорте в носу, оказалась лётная палубу на пару челноков. Через неё мы и вломились. Серьёзного сопротивления аварцы оказать нам не смогли и вскоре сложили оружие под обещание сохранить жизнь и отпустить за выкуп.
  
  При абордаже выжило три раба и все четыре члена экипажа во главе с капитаном. Упс! Один из аварцев оказался не членом экипажа, а торговым представителем и сопровождающим груза. И ещё из каюты вышли две пассажирки.
  
  Все наши не терялись, не мешали друг-другу, работали быстро и чётко, без суеты. Раз, и оружие аварцев собрано и перенесено в челнок. Два, и рабы, стреножены и унесены вслед за оружием. Три, и все аварцы в наручниках рассажены у стенки.
  
  - Вы же не думаете, что мы, сдавшись, без оружия, снова кинемся в бой? - Решил возмутиться капитан.
  - Ну Вы же понимаете, что доверяем мы вам полностью и абсолютно.
  - Слово аварца нерушимо и твёрдо!
  - Аварцу - возможно. Но мы-то не аварцы. Так что слово аварца для нас не стоит и кредита.
  
  Осмотр корабля начали с жилой секции и сразу закончили. Жилая секция оказалась разгерметизированной. Вообще-то это нормально, но в комнатах оказалась куча рабов без скафандров. Выглядело всё очень страшно. С другой стороны умерли они мгновенно, хоть не мучились.
  
  Я вернулся к аварцам.
  
  - Почему нарушены правила перевозки?
  - Какие правила перевозки?
  - Людей.
  - Мы не везли людей. - Отозвался капитан. Ей богу, лучше бы он молчал!
  - Я имею ввиду: почему рабы перевозились без скафандров?
  - Скафандров не хватает. - Отозвался торговый представитель. - И потом жилая секция, согласно документации корабля, герметична.
  - И почему же она разгерметизировалась?
  - Сломалась. Менять нужно. А денег нет. - Отозвался капитан.
  
  "И вот эти сволочи пожмут плечами, соберут выкуп, поругаются на отсутствие денег и будут жить дальше!" - Подумал я. Злость вспыхнула ненавистью. Я чувствовал, как у меня бьётся жилка в виске, как мне корёжит гримасой лицо.
  
  - За массовую гибель разумных в результате преступной халатности, предумышленного или непредумышленного убийства, приговариваю экипаж корабля к высшей мере наказания. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит. - Произнёс я на аварском. Фразы выдавливались сквозь зубы и падали как камни. Клинок сам прыгнул мне в руку.
  
  Короткий взмах, и голова торгового представителя отделилась от туловища и полетела по пологой траектории.
  
  - Вы не имеете права! - Заголосил пилот.
  - Мы договорились о выкупе! - Заверещал навигатор.
  - Смерть перечеркнула все договорённости! - Ответил я. Неторопливо сместился и выверенным движением срубил голову и одному, и второму.
  - Стой! Я передал коды от искина! - Выкрикнул капитан.
  - Капитан отвечает за всё. Неужели думаешь отвертеться?
  
  По капитану было видно, что он на это очень рассчитывает.
  
  - Зря надеешься. Я - мститель. - Высказывал я перемещаясь к капитану и занося клинок.
  - Не-е-ет! - Кричал капитан.
  - Да. - Ответил я, когда его срубленная голова в скафандровом шлемофоне откатилась к аваркам.
  
  Аварки молчали. И я их зауважал. Ненависть нашла выход и истаяла.
  
  - С этих наручники снять. На баб надеть. - Скомандовал я.
  - Не нужно наручников! Руби так. Или боишься? - Выкрикнула та, что покрупнее.
  - А за что рубить? - Уточнил я.
  - Ну, - аварка даже растерялась, - остальных то ты зарубил.
  - Высшая мера наказания на моей планете. Применяется за смерть разумных. Кого Вы убили?
  - Эм-м. Никого.
  - Тогда за что казнить?
  - То есть ты нас не убьёшь?
  - Придумаешь за что - убью.
  
  Лёгкий толчок нам сообщил, что началась стыковка. Сразу появилась корабельная связь.
  
  - Нас отпустят за выкуп?
  - Это к капитану.
  - Величину выкупа нам предстоит оговорить. - Объявил Аязли.
  - Только пожалуйста, не насилуйте мою дочь! Она слишком маленькая для этого! Если Вам нужна женщина, я выполню всё, всё что нужно! - Снова прорезалась аварка.
  
  * * *
  
  - Аварцы должны были выкупиться сотни за полторы кредитов. - Произнёс Дьярви. Произнёс он это не сразу. Мы вычистили капитанский сейф и проскладировали искины с транспорта во внутренний трюм нашего приватира - самую ценную нашу добычу.
  - Да. - Откликнулся я. - Согласен на уменьшение моей призовой части для компенсации потерь команде.
  - Уверен? - Удивился наш завхоз.
  - Что поделать, принципы приходится оплачивать. И потом, всех денег не заработаешь.
  
  Дьярви заметно расслабился. Мы подошли к карцеру. Одна ячейка была закрыта. Видимо, там пряталась дочка. Перед ячейками устроена лежанка - на полу несколько слоёв пористого герметика-утеплителя пришпилено по углам и сверху растянут спальник. На спальнике в провоцирующей позе устроилась мамаша. Лицо - на любителя, но отвращения не вызывает. А вот фигура - отличная, этого не отнять. Кожа ровная, упругая на вид, бархатистая. Грудь крупная, бёдра широкие. На лобке кучерявятся интимной стрижкой волосики. Аварка раздвинула ноги, и меж половых губ высветлилась розовая полоска. Возраст под вопросом. Взрослая дочка у неё - значит давно не девочка.
  
  - Не хочешь первым опробовать? - Предложил мне Дьярви.
  - Не. Спасибо. У меня есть лучшая альтернатива.
  - Ну да, ну да. - Покивал он. - Тогда определяемся, кого возьмёшь в помощь, а к альтернативе своей пойдёшь, как она с поста сменится.
  
  Я задумался. Мальчишки-галифатцы, все трое, прямо кипятком писают от нетерпения. Их сейчас лучше не трогать. У Дьярви другие дела по кораблю найдутся. Вонс или Стиг? Стиг или Вонс?
  
  - Давай сначала я с тобой поработаю. - Предложил Стиг. - А потом с Вонсом поменяюсь.
  - Отлично! - Согласился я, обрадовавшись, что не нужно ничего решать.
  - Только давай ещё одного мальчика возьмём трупы таскать.
  - С трупами давай позже. Никуда они не денутся. А то как притащим, так их сразу обрабатывать нужно будет, где мы их здесь поскладируем?
  - Тоже верно... - Согласился Стиг.
  - Прошу секундочку внимания! - Решил объявить я во всеуслышание. - Казнив аварцев, я лишил экипаж возможности получения выкупа и хочу компенсировать финансовые потери команды из своей призовой доли.
  - Предлагаю обсудить это по возвращении на базу. - Вмешался капитан.
  
  * * *
  
  К гиперпрыжку мы с Вонсом вернулись на корабль. Основной объём работы мы к этому моменту закрыли. Теперь осталось разобраться с трупами и можно будет переходить к протоколированию техосмотра.
  - Пойду, ещё раз аварочку протестирую. Хороша чертовка! - Сказал Вонс.
  - Это да. - Согласился я.
  - Сам-то не хочешь? Или жены опасаешься? Так галифатки, вроде, к этому спокойно относятся?
  - Не, не хочу. - Отозвался я. Объяснять мне ничего не хотелось, да и не пришлось - мы разошлись.
  
  После ухода в гипер пришла возбуждённо-уставшая Умида.
  - Если хочешь, сходи к аварке. Я ревновать не буду. - Сказала она. Она и сама в это сейчас верила, но мне казалось, что это окажется не совсем правдой. Я не стал ей отвечать, помогая снять скафандр.
  - Значит не пойдёшь?
  - Нет. - Подтвердил я.
  - Что так? - Решила выяснить Умида.
  - А зачем мне идти к какой-то посторонней бабе не первой свежести к тому же, если у меня есть вариант гораздо лучше?
  - Ну ты скажешь...
  - А как ты ловко-то динамическим щитом по тореде! Ух!... - Отвлёк я Умиду. И, пока она переключалась, ей стало не до дискуссий.
  
  * * *
  
  Весь обратный полёт я работал с трупами. Мне их подтаскивали по-одному галифатцы. Я извлекал рабские нейросети. Фиксировал генетический код, отсутствие сохранённых протоколов, и отправлял останки в утилизатор. Сто сорок пять человек. Один из экипажа и по-аварски круглое число в перевозимой партии. Потом запустил уборку - мальчики что-то не догадались загнать туда уборщика.
  
  На Ноауне сдали аварок в местный Центр Временной Изоляции. Мамаша, уходя, с ненавистью мне прошипела, тихо, чтоб другие не слышали:
  - Ты единственный ко мне так ни разу и не пришёл! Сволочь!
  
  Я отвечать ей не стал. Мать шла, неловко переваливаясь с боку на бок, дочка мать свою поддерживала под локоть. Мать шла измотанная и затраханная, но в походке её сквозила гордость. К концу дня нам пришло подтверждение о проведённом платеже выкупа.
  
  Совет Капитанов в добавление к картографии запустил сервис обмена информацией - где встречались патрули, кто где кого сумел подкараулить и кто где караулил без толку. Мы присоединились. Всё равно эту информацию аварцы рано или поздно получат. А так - больше информации для построения планов.
  
  Заработали мы на грузовике неплохо. Аязли толкнул речь о взаимопонимании. Потом про меня и моё предложение сообщил. "Нужно", - говорит, - "с пониманием относится к особенностям своих товарищей, к их достоинствам, это обычно легко, и к их недостаткам. Нет людей без недостатков. Недостатки - это другая грань наших достоинств. Более того: достоинства - правильно поданные и сформированные недостатки. У Казака есть отличные достоинства, он приносит нашей Компании хорошую прибыль. И его жестокость к аварцам, которая не позволила заработать нам немного больше, другая сторона его достоинств, того, что мы вообще смогли трофей захватить и заработать. Казак предложил оплатить упущенную выгоду. Это показывает, что он всех нас ценит, что мы все для него товарищи, а не пустое место. Но! Мне кажется - это немного не правильно. И у меня предложение. Пусть сделает банкет. А мы его с благодарностью прогуляем." На том и порешили. Это, кстати, не так и дорого.
  
  * * *
  
  Следующий выход оказался не слишком удачным. Мы нашли систему, которая казалась перспективной. Просидели в ней дюжину дней и никого подходящего не встретили. Раз в два-три дня проходили конвои по 5-6 кораблей с охраной. Охрана сильно по системе не рыскала. Сканировала вовсю, это да. Нас не засекла ни разу, ну так мы хорошо спрятались. Обратно отправились, надеясь кого-нибудь прихватить по дороге. Но не сложилось. В защищённые системы мы не лезли, а в пустых нам никто не встретился. Зашли в знакомую систему, выцепили раба-шахтёра. Он только-только начал работу. В углу пустого пока бака я нашёл закладку-автоответчик. Она должна была сработать по стандартному запросу и кричать на всю систему на всех частотах: "Спасите! Грабят!" Деактивировал - не закричит.
  
  На Ноауне задерживаться не стали - гулять, как говорится, не с чего. И отправились в рейд по-новой. Пара рейдов получилась спокойно-успешными: перехватывали подходящий корабль, кошмарили команду и волокли трофей "тёмными закоулками". И вот, возвращаясь с очередной добычей уже на "нейтральной полосе" в системе столкнулись с приватиром аварцев, тоже волокущем добычу.
  
  Меня терзала мысль: мы можем спокойно разойтись, каждый своим путём, каждый со своей добычей. Или я так не могу? Зная, что к аварцам попали наши союзники, бросить их на произвол судьбы. Ну не судьбы, а аварцев. Но это не лучше. Время есть. Мы идём пересекающимися курсами. Не совсем пересекающимися, можем и разойтись, а можем сбросить трофеи в свободный полёт и схлестнуться. И я подумал, а что думает аварец? Решит ли он отбить своих? Или сделает вид, что так и нужно и пролетит мимо? Приватир. Значит там не просто вооружённые гражданские. Там будет всё по-серьёзному.
  
  Разумеется, думал об этом не только я.
  
  - Что скажешь, Казак? Разойдёмся с аварцем? - Связался со мной Аязли.
  - Нет. - Ответил я, хотя уверенности в этом не испытывал.
  - Хочешь с аварцами подраться?
  - Нет. Ссыкотно.
  - Так что, не будешь с ним драться?
  - Почему не буду. Буду. Куда я денусь? С корабля что-ли спрыгну? - Перевёл я по смыслу "с подводной лодки", чтоб понятно было. Аязли всё равно не понял. Я прямо чувствовал, как у него ворочаются мысль: "Зачем с корабля спрыгивать и куда?" Но озвучивать это он не стал, а продолжил:
  - Думаешь, что нападут?
  - Не уверен, но неприятности жопой чую. При любом раскладе. И, если не дёрнемся, как бы не большие.
  - Значит доходим до лучшей точки, сбрасываем платформу и атакуем?
  - Погоди! Что выгоднее, самому атаковать, или атаки ждать?
  - Атаковать.
  - Тогда лучше начать перед лучшей точкой аварцев.
  - Разумно... - проговорил Аязли и отключился.
  
  Минуты ползли в ожидании. Мы пялились на аварца: "Сбросит- не сбросит?" Мы сбросили первыми. Сразу за нами сбросил аварец. За нами-то он следил, ждать-то он ждал, а вот готовился сбросить первым или нет - не ясно. Встречный торпедный бой чем-то похож на кавалерийский. Мы быстро неслись прямо на врага. Торпеды пошли, и мы сбросили тягу, чтобы их не обогнать, задействуя лазер. У аварца лазера не оказалось - не та модель приватира. Наш торпедист отработал как часы - точно и вовремя. Пуски шли очередью, малых торпед мы не жалели. Но наше главное оружие - средние торпеды - пока не задействовали.
  
  Пара аварских торпед до нашего щита добралась. Щит нам снесло, и шкурку, как наждаком, попортило, но ничего существенного - датчики я восстановлю. Наших до аварца добралось три. Мы ему не только шкурку подпалили, но и реактор у него отрубился. Насколько там всё серьёзно - не ясно, но прямо сейчас их корабль обездвижен.
  
  Мы пошли. Если мы не справимся, Аязли просто засадит в аварца среднюю торпеду, обеспечив всем братскую могилу, запаркует где-нибудь в тихом месте один трофей, заберёт второй. Аварцы открыли нам лётную палубу.
  - Встречают, как дорогих гостей. - Попытался пошутить я. - Надо зайти, оценить гостеприимство.
  
  Вонс и Стиг через силу натужно засмеялись. Пилот наш, Бирн - хмыкнул. Мальчики выругались по-галифатски. Надеясь, что их не поймут. Может понял я не всё, но понял. Ладно. Лучше ругань, чем дрожь в коленках. Открытый люк меня успокоил. Значит палить по нам на подлёте не должны. Бирн всё одно совершил противозенитный манёвр, вжавший нас в кресла. Ну и корабль с лазером нас прикрывает. Первыми закинули на лётку трёх дроидов. Следом залетел я, остальные за мной. Пара турелей пальнула в нас по-разу. Может быть она бы больше и не стреляла, но от греха я их дроидами вынес. Лётка была пуста - аварцы нас впустили. Бирн отвёл десант. Он приглядывает за выходом - если будем выпрыгивать, будет нас подхватывать.
  
  - Зачем корабль ломаешь? Чинить кто будет? - Послышалось по внешнему каналу. Говорит на общем с явным аварским акцентом. Двинуться вниз мы не успели - демонстративно неторопясь появились аварцы и включилась глушилка. Рядом связь идёт, но уже на десанте нас не услышать. На взлётку вышли погонщик с дроидом, затем пять бойцов и, наконец, креат. Креат ловко играл клинками - двумя парами. Два длинных и два коротких. Завораживающе-плавные движения и потом раз - изображает из себя миксер.
  
  - Кто поможет захватить вашу бывшую лоханку - останется в живых. Мы его даже отпустим. - Снова раздаётся голос того же аварца. Сеитли громко пёрнул, Мавли шумно сглотнул. Миришли не издал ни звука, наверно звук выключен. Включённая связь оттранслировала, и аварцы довольно заржали. Я рванул к креату. Он не принимал меня всерьёз. Он никого сейчас не принимает всерьёз. И у меня есть шанс. Хороший шанс.
  
  Шанс не сработал. Я креата не достал, и это плохо. Но и креат не достал меня, и это хорошо. Но он сосредоточился, от его расслабленности не осталось и тени, сейчас это очень опасный противник. У меня включилось предчувствие. Я за креатом не успевал, и у меня включился сверх. Время растянулось. Дроидов я бросил в авто-режим. Я прямо чувствую пространство. Движения у меня кажутся мне медленными, но креат за мной не успевает. Он усмехается - опознал во мне псиона. Уходит в защиту - тянет время, ждёт, когда я выключусь. Долгие, ужасно долгие семь секунд я пытаюсь его достать. Аварцы давят на моих, к нам не приближаются. Для остальных эти семь секунд пролетают гораздо быстрее. Четыре клинка лучше, чем два. Проблем с координацией у креата нет. Он подставляет мне одного из бойцов, я делаю вид, что ведусь. Креат старается меня достать, и достаёт. Вскользь, но защита пробита, и бок у меня ноет порезом. До кишок не достало - жить буду. Я подставляю одного своего дроида, и аварский погонщин начинает множить его на ноль. Второго дроида нацеливаю только на креата. Для креата это не слишком опасно, но отвлекает. И, наконец-то, хорошо достаю, втыкая креату клинок в брюхо. Прижимаюсь к креату, не давая ударить, и засаживаю короткий клинок в сердце. Живучий. Он ещё не умер, он ещё опасен. Отталкиваю его, и мы разлетаемся в разные стороны. Длинный клинок я вырвал, короткий так и застрял.
  
  Дальше мне потребовалось пять с половиной секунд. Полторы секунды подход, по полсекунды на пятёрку бойцов - это ещё две с половиной, и полторы на погонщика. Я бью, и это не аккуратно-дуэльные уколы, это удары, сносящие головы. Кровь фонтанирует и разлетается мелкими кипящими в вакууме каплями. Погонщик в итоге разменял своего дроида на полтора моих. Один у меня обездвижен, но если его за собой не таскать - вполне функционален. Аварцы за время схватки прибили Мавли. Миришли жив, аптечка его держит. Его бы в медкапсулу. Долго с такими ранами не живут. Стиг в разбитом и запененом шлемофоне смотрит одним глазом. Я бы сказал, что ему нужен челюстно-лицевой хирург. Ничего страшного, живой и злой.
  
  Если я сейчас выпаду из сверхскорости, то буду никаким. Так что вперёд! В переднем отсеке у аварцев мина. И вроде даже активирована.
  - Глушилку! - Кричу я, и Вонс её врубает.
  
  Я выдираю мину из кронштейнов креплений. Тащу и командую Вонсу:
  - Выталкивай!
  
  Вонс подхватывается, а я с целым дроидом мчусь к капсулам. Я не вижу, как Вонс, разогнав, выталкивает мину из отсека. Я не вижу, как она медленно уплывает. Каждый метр даёт нам ещё немного жизни. Я не вижу импульса нашего курсового лазера, испаряющего эту мину. Я несусь, насколько это получается в невесомости, вцепившись в дроида и подрабатывая реактивным ранцем. Импульсы редких турелей растекаются по энергощиту дроида, и турели замирают без энергии.
  
  "Мы сдаёмся!" - Доносится по корабельной сети.
  "В коридор на колени лицом к стене!" - Кричу я. Получается странно. Голос у меня - как на ускоренном воспроизведении. Аварцы наверняка бы посмеялись, если бы весь мой вид не вызывал у них оторопь.
  
  Капсулы уже кто-то вскрывал. Потом починил, но не так, чтоб очень уж качественно. Дроид режет обшивку, затем просто выдирает наружу уходящую в стенку створку диафрагмы. У реактора возится раб.
  
  "Мы сдаёмся!" - Снова доносится по корабельной сети.
  "В коридор!... На колени!... Лицом к стене!... Быстро, шлюхины дети!..." - Хриплю я.
  
  До капсул добрались Вонс с Сеитли. Они помогли Стейну зацепить полуживого Миришли и выбраться за борт. На ранце Стейн полетел в сторону десанта. На корабле уже знают о прошедшей схватке и ждут подранков.
  
  Дроид выламывает ещё одну створку. Цепляет раба и выдёргивает из реакторной, как пробку из бутылки. Острые заусенцы полосуют дешёвый скафандр, но скаф не подводит вспениваясь герметиком. Раб летит, кувыркаясь и впечатывается в стенку. Вонс с Сеитли сноровисто пакуют его. Дроид принимается за последнюю открытую створку.
  
  "Мы сдаёмся!" - Снова доносится по сети.
  "Кто не вышел!.. Я не виноват!.." - Снова хриплю я.
  
  Главная капсула открывается и оттуда показывается аварец. Он молча и чётко смещается к стене, подняв руки, касается её перчатками, и перчатки к стене прилипают. Аварец поджимает ноги, можно сказать, что он на коленях. А то что висит - так невесомость же.
  
  Сеитли приноравливается, как бы по-ловчее надеть на аварца наручники, Вонс его страхует. Из главной капсулы показывается следующий аварец, но команду выполнять не спешит.
  - Нельзя ли обойтись без наручников? - Говорит он. - Я...
  
  Договорить он не успевает. Я с ним соглашаюсь:
  - Можно... Конечно можно... - И отрубаю ему руки почти по плечи. У аварца врубается инд-аптечка, скафандр затягивает прорехи. - Ноги нужно? - Спрашиваю я.
  - НЕ НУЖНО! - От боли голос аварца "дал петуха".
  - Не нужны..., так не нужны... - Снова соглашаюсь я и рублю ему ноги сильно выше колен.
  - А-а-а! - Голосит аварец.
  - Сеитли!.. Кинь их в утилизатор... Они ему не нужны... - Показываю я на отрубленные конечности.
  - Многоуважаемый! Мой человек Вас не так понял! Ему нужны его руки и ноги. - Высказал капитан, тот аварец, что вышел из рубки первым. Я узнал его по голосу. Это он спрашивал у меня, зачем я ломаю корабль, и это он предлагал нам жизнь и называл наш корабль лоханкой. Что ж, в самообладании ему не откажешь.
  - Сеитли!.. Отставить!.. Примотай обрубки к дурачку...
  
  Следующий аварец проблем не доставил. Похоже капитан его подбадривал по прямой связи.
  Дроид выломал последнюю створку. Я занырнул в реакторную. Всё в порядке - удалённо реактор не запустить.
  
  "Казак!" - Связался со мной Аязли. - "Как там дела?"
  "Аварцы сдаются... Мы их пакуем... Я на сверхе... Так долго ещё никогда не был... Отрублюсь в любой момент..."
  "Понятно! Мы спешим изо всех сил!" - Оборвал связь Аязли.
  
  Откуда-то, но не из рубки, показался ещё аварец.
  - Пообещайте, что нас не убьёте, отпустите за выкуп, что...
  - К стене!... - Оборвал аварца я.
  - Нет, сначала пообещайте...
  
  Аварец был не близко, он думал, что вне досягаемости. Зря. Я же под сверхом. Я прыгнул к нему и в прыжке рубанул наискось. Скафандр у аварца оказался не боевой, удар у меня получился, и аварец развалился на две части. Голова с рукой и лопаткой отлетели, покрутились и остановились на полу. Щиток шлема открылся. Ну правильно - без энергии пришёл в транспортное состояние. И я увидел лицо. "Чёрт побери, так это баба." - Подумал я. - Странно, а скафандр у неё мужской".
  
  Помните лицо у барона Пампы? Там ещё было: "Я не пьян, и я вижу летящего дракона! В погоню!" Когда отрубленная голова его упала на землю, лицо у него разгладилось и стало чистым, просветлённым. Вот это мне и вспомнилось, когда я увидел лицо аварки. Нет, лицо её не было просветлённым и даже не было спокойным. Оно побелело, не даром же белые люди ассоциируются у негров с покойниками. Было оно недовольным и удивлённым, его выражение, казалось, говорило: "Всем [конец]! Я обиделась!" - "Вот и дообижалась." - Подумал я про себя и вслух прохрипел:
  - К стенке, шлюхи!..
  
  Оставшаяся пара аварцев проблем не доставила. Я понял, что больше не могу, и отрубился. Ну не совсем отрубился, но впал в состояние брёвнышка. Я бы упал, не будь здесь невесомости. А так прицепился подошвами к полу и расслабился. Больно! Болит всё. После сверхскорости - куча микротравм, надрывов мышц. Подплыл ко мне Вонс, что-то спрашивает. В голове звон, кровь стучит по ушам. Не слышу и не понимаю:
  - Командуй сам. Я всё. - Говорю ему. Вонс трясёт меня, потом отпускает...
  
  Всё прошло хорошо. Примчался Дьярви и взял всё в свои руки. Меня закинули в медкапсулу. Удачно - подлатаный Стиг как раз из медкапсулы вылез. Лицо у него несколько несимметрично, но всё функционирует. Захочет - красоту на станции доктора ему наведут. Миришли запихнули в стазис. Лечить его долго. Так что отложили на потом, скорее всего до станции. Я провалялся в медкапсуле всё время, пока наши мародёрили аварский приватир и осматривали торговца. На аварце нашёлся раб-техник. Его переподчинили Дьярви, он его ценные указания и выполнял. На торговце всё самое ценное снято, мы нашли и забарали это с аварца.
  
  Спасли пленных с торговца. Их главный стал жаловаться на жизнь, рассказывать, что без груза и корабля ему хоть не возвращайся. Что мы его спасли, значит должны и дальше помочь - починить корабль и сопроводить под охраной на Ноаун. Черт с ним, искины мы ему отдали. Но двигатель-то у него разбит. Значит нужно его менять. Менять-то можно, но нужен работающий. Снять с аварца? Так у аварца тоже движок не в порядке. Починить-то можно, но на нейтральной полосе заниматься этим не с руки. Хорошо, что я всё это время провалялся в медкапсуле и основной удар галифатского красноречия принял на себя Аязли. Почему-то резко отказать он не мог, а мягкие отказы приводили только к новому витку требовательных просьб и уговоров.
  
  Нас спасла вошедшая в систему тройка приватиров с Ноауна. За вознаграждение пара согласилась дотащить корабли до станции, а третий вызвался нас сопроводить. Свой первый трофей мы тащим сами. Отказываться от сопровождения мы не стали - двигатель у нас работает с перебоями. Так-то тянет, но мощность временами падает, а потом снова нормально.
  
  Добирались мы дольше, чем могли бы, подолгу маневрируя в промежуточных системах и собираясь в согласованный ордер. Хорошо, что это оказалась единственная неприятнось нашего возвращения.
  
  На Ноауне наше возвращение вызвало если не фурор, то по крайней мере было замечено и отмечено. Сдав трофеи, мы неплохо заработали, и премия перепала. Ремонт затянулся на шесть дней, благо очереди не было. В медцентре меня подлечили и рекомендовали не напрягаться. "Даже в туалет ходи, и то не тужься!" - Напутствовал меня доктор. Так что я все эти дни только ел и спал. Снова начал читать аратанскую классику по программе для поступления.
  
  Креата я уважительно со всем оружием упаковал и отправил к нему на родину. Почему? Просто решил, что сделаю так и всё. Другим я придумывал объяснения. Объяснял, что креат - наёмник, что он достойный боец, что мы столкнулись в бою, но зла между нами не было. Что креат до конца честно выполнял свой долг. "Мертвые сраму не имут" - пытался как мог перевести я, переиначивая смысл под местный менталитет. Ещё я говорил, что поступая так я избавляюсь от лишних обид у сильных бойцов и их лишней мести - вот это местные хорошо понимали. Только уточняли: "А поможет?" - "Ну, не навредит." - Отвечал я.
  
  4.20. Последний рейд Проныры.
  
  Миришли за неделю вылечился, но не восстановился, и мы оставили его поправляться. Вылет начался традиционно - упрыгали подальше во Фронтир, обошли пограничные аварские патрули, занырнули в приаварье. А дальше всё пошло наперекосяк. В очередной пустой системе нарвались на патруль пограничников. Те нас шуганули. В следующей системе болталось пара фрегатов и несколько приватиров. Мы вышли с неожиданного для ававрцев направления - фрегаты были далеко. Рядом оказалась только пара погнавшихся за нами аварцев. Не то, чтобы они очень рассчитывали нас догнать - так, гнались для порядка. Нам снова пришлось прыгать не слишком удачно. И в следующей системе нас тоже встречали. В системе был крейсер с сопровождением, но основные силы были далеко и, потому, нам не опасны. Сравнительно близко оказалась пара аварцев из нерегуляров. Один даже вышел на дистанцию торпедной атаки и пустил среднюю торпеду. Мы от неё ушли на форсаже, бросив в заслон пару противоторпед. Снова прыгнули. В следующей системе снова нарвались на нерегуляров. Удачно пристроили среднюю торпеду в борт аварцу: "А нечего нас с трассы отжимать! Вот и вопи теперь на всю систему о своей беде! А мы попрыгаем отсюда, раз уж здесь нам так не рады!" Прыжки приближали нас к обитаемому космосу, и мы раз за разом нарывались на патрули - похоже наши набеги аварцам надоели, и они решили взяться за нас всерьёз. Ну как всерьёз - это не совсем военные, больше похожи на боевое крыло одного из кланов. В этот раз нас вынесло к погранцам, нерегуляры оказались далеко. Нас попытался перехватить один из корветов. Мы обменялись гостинцами. Его гостинцы мы перехватили. А он нашу среднюю торпеду - нет. Так что оставили мы его в плачевном состоянии - проще на переплавку сдать, чем ремонтировать. Остальные нас в покое, разумеется, не оставили. Фрегат нас догонял-догонял, и почти догнал. Перед самым прыжком нас догнали его торпеды - сразу две средних. Специальные, совмещённого действия. Рванули они, и когда мы уходили в гипер. Прыжок вышел не расчётный. Как уж мы там летели - я до конца не понял. Нырнули мы "глубже" чем обычно, были в гипере как-то долго, и, наконец, вывалились.
  
  Не все звёзды одинаково полезны. Это в общем-то понятно. Одни большие и яркие - светят и греют, другие маленькие и холодные или старые, сгоревшие - еле тлеют и фонят. У одних есть обитаемые планеты, у других - нет. Но есть звёзды, где находиться человеку очень неполезно. Вот мы к такой и выпрыгнули. Звезда была не слишком массивна - примерно как Солнце, но гораздо, гораздо меньше размером - с крупный астероид - и сильно фонила. Я думаю, что в рентгеновском диапазоне, может быть жёстком ультрафиолете или гамма-излучении.
  Общекорабельного защитного поля не хватало. Все посты, как в бою закрылись доп-защитой. Мы все, кто не на вахте, попрятались с включёнными скафандровыми энергощитами под защитными полями абордажных дроидов. Сразу уйти в гипер у нас не получалось, и долгие сорок минут мы пытались не поджариться. Вообще, сорок минут - это очень быстро. Навигатор наш справился на "отлично". Мы прыгнули, оставив смерть за кормой. Через обычные пять часов вывалились в пустой системе.
  
  Нам повезло - здесь нас никто не ждал. Эшелонированную облаву мы проскочили. Нам повезло - систему мы определили, она оказалась в Аваре, на краю. Рядом активных трасс нет, сама по себе система никому не интересна. Со стороны фронтира прикрыта нейтронной звездой. Похоже той, что пыталась нас облучить, и к которой никто не суётся. В системе мелкая холодная звезда будет бесполезно тлеть ещё триллионы лет. Пара очень холодных планет с никогда не таящим льдом и миллионы каменюк от сотни метров до сотни километров. Металлы если и были в системе, то больше их нет, или, скорее, почти нет.
  
  Но нам и не повезло - гиперпривод накрылся, и на нас навалилась деградация компонент. Куча всякого-разного начало ломаться, попросту тихо выходить из строя. Начали отрубаться датчики, я их менял на новые, но и новые тоже протухали. Начала сбоить система регенерации кислорода. Сдох утилизатор. Но не всё так плохо - переносной туалет, что мы для карцера завели работает. Один на всех. Будем в очереди стоять, но хоть корабль не засрём. Сбоит система очистки воды - это плохо, но не смертельно. Воды нам хватит месяца на четыре. Кислород кончится раньше - если использовать скафандры, то месяца на три, может три с половиной. Я проверил медкапсулы - они выдали критические ошибки. Компы в челноках сдохли. Абордажные дроиды тоже не в себе - всё работает, кроме компов. Да, радиация нас не пощадила. Люди считай что не пострадали, двигатель, реакторная и рубка с искинами в норме. Лазер в норме - его такой дозой не убьёшь. Ну, может процентик мощности он потерял. Четыре из пяти оставшихся малых торпеды тесты прошли, в пятой блок управления сдох. Извлёк бесполезную, нужно будет выкинуть, как станет ясно куда и как.
  
  * * *
  
  Семнадцать стандартных суток мы "лежали на матрасах", притулившись за каменюкой. Сначала, часов так пятнадцать, была лихорадочная деятельность. Мы прикидывали, как может пройти транзитный маршрут через систему и выбирали место для перехвата. Меня тоже привлекли, пользы в обсуждении я не принёс. Потом я менял выходящие из строя фильтры и лампочки, паковал мусор. Выталкивать за борт мы его не стали, чтоб он нас случаем не выдал. Потом разбирался с дроидами. Ремонтник у меня не испортился, и я им прошерстил абордажных дроидов. Мозги спеклись у всех. Щиты и лазеры рабочие, ходовая тоже. Только просто так ими не покомандуешь. Интуитивные команды в низкоуровневые транслировать нечем. Ничего - если ремонтником ухватить, то двигать их можно. Значит фронтальным щитом мы обеспечены. Лазер зафиксирован, команду выстрела выполняет, если наводить корпусом, можно будет даже попасть.
  
  Потом главная работа - лежать и не шевелиться, чтоб кислорода меньше ушло. Я временами вставал, тратил минут десять-пятнадцать чтоб заменить что уже совсем не тянет, и снова "на матрас". В систему никто не заходил. Было чувство, что мы так и сдохнем здесь в этой тишине и пустоте.
  
  "Правильно ли мы решили спрятаться и тихо ждать? Сканеры подпортились, но в целом тянут. Можно было бы шерстить систему - вдруг где найдётся какая захоронка. Впрочем, вероятность найти её не высока. Да и что мы там найдём? Что-то брошенное за ненадобностью? Если что-то спрятано от чужих глаз, то найти это не просто. В то же время вошедший в систему корабль нас тогда сразу заметит. И будет настороже. Просто так его не подловишь - он постарается убежать, примет бой, только если будет уверен в победе. Так что всё мы решили правильно." - Крутились у меня в голове одни и те же мысли.
  
  Наши все держались как могли. Сильнее всех психовал Сеитли - молодой он, выдержки ему не хватает. Аязли ему тихонько выговаривал. Кое-что до меня донеслось: "Ты же ГАЛИФАТЕЦ! Где твоё галифатское достоинство? Почему ты позволяешь себе позорить Галифат перед аратанцами? Видишь - остальные лежат себе спокойно! Думаешь, ты один не хочешь умирать? Смею тебя уверить, все не хотят. Но все готовятся к непростой смерти. И у тебя есть прекрасная возможность к ней подготовиться. Помнишь заветы старцев? Подумай, что ты сделал в жизни правильно, что не правильно, что нужно и что можешь исправить, если будет такая возможность. И как ты будешь исправлять. Что? Ничего исправлять не нужно? Ты уверен? А если подумать?.."
  
  Умида лежала рядом со мной. Мы просто тихо лежали в обнимку или держались за руки. Так было спокойнее. Она иногда шевелила губами, но в слух ничего не говорила. Я глядел на неё и думал: "Ах, какая женщина!" Моя бы бывшая уже трясла бы меня за грудки и истерично орала: "Сделай же что-нибудь! Ты же мужчина!" А потом отвернулась бы с презрением: "Да что можешь - ничего!" И ещё я глядел на неё и думал: "Умида справляется, значит и я справлюсь."
  
  Потом наступила аппатия. Не хотелось ничего. И опять то, что я был не один, не дало мне сорваться в беспросветную тоску и уныние. Ещё через сутки я снова начал читать. Слова и фразы не лезли в голову, но я их перечитывал раз за разом и втянулся. Сюжеты и герои оттеснили на задний план безнадёгу и безысходность.
  
  - Что ты делаешь? - Спросила меня Умида.
  - Книги читаю. - Ответил я.
  - Ты думаешь, это имеет смысл?
  - Конечно.
  - То есть мы спасёмся?
  - Уверен в этом. Только нужно подождать. - Ответил я.
  - А если не спасёмся?
  - Тогда у меня возможности почитать больше не будет. - Сплагиатил я Сократа.
  - Балабол. - Устало произнесла Умида. Похоже, её стало легче и спокойнее.
  
  * * *
  
  В систему зашёл корабль. Транспортник - разглядели мы. Зашёл удачно. Немного не там, где мы рассчитывали, но мы его доставали. Было бы гораздо хуже, если бы зашёл в другом конце системы. Сразу стало гораздо легче. Не даром говорят "хуже нет - ждать да догонять". Могу заверить: с нашим движком догонять гораздо проще, чем ждать в пустой системе "у моря погоды".
  
  Транспортник начал подруливать - похоже он вышел немного не там, где рассчитывал. Нам же лучше. Полтора часа мы ждали оптимального момента старта. Помните, сколько нам, мальчишкам, рассказывали про минуты перед боем, особые минуты? Так вот - не было этого, совсем не было. Было, скорее, как на рыбалке. Когда осторожная рыба клюнула. И ты не знаешь, большая она, или маленькая, и ждёшь, когда она клюнет так, чтобы зацепить её крючком. И здесь было так же. Только рыбачил сейчас не я. Рыбачили наши пилоты. Потом придёт время торпедиста, лазерщика и Умилы. И только потом, если никто не налажает, придёт и моё время.
  
  Дали нагрузку на реактор. Он проснулся, вышел из спячки и чихнул.
  "Чёрт побери! Только не это!" - Подумал я. Реактор фыркнул и зафурычил ровно, без сбоев. Двигатель плюнул, и дал тягу. "Прости меня Господи! И спасибо тебе за всё! Особенно, что реактор работает!" - Опять подумал я. - "Понятно, почему атеистов в окопах нет..."
  
  Мы догоняли, зашли на транспорт, отжимая его к центру. Капитан предложил аварцам сдаться. Аварцы ожидаемо отказались. Мы задействовали лазер. Вышли на дистанцию пуска малых торпед. Аварцы пустили свои, а мы начали противоторпедные манёвры. Противоторпед у нас - кот наплакал. Бережём их на пиковый случай.
  
  Второй заход на дистанцию пуска. Аварцам кажется, что ещё чуть-чуть, и они оторвутся. Так что пускают по нам весь скудный остаток. Мы снова отстаём, маневрируем. Наконец, когда угроза миновала, снова бросаемся в погоню. Наш форсаж аварцев расстраивает. Мы идём зигзагом, не в кильватере, а немного сбоку. Наводимся на аварцев лазером, делаем серию выстрелов и виляем в сторону, чтобы потом снова навестись. У аварцев крепнет уверенность, что торпед у нас нет. Наши импульсы просаживвают аварцам щит, но он держит. И мы начинаем сокращать дистанцию, уменьшая рассеивание. Ближе, ещё ближе. А потом раз, и торпеды пошли. В упор. Среагировать на транспорте успели, но не удачно. Да, аварцы начали выкидывать противоторпеды, но ранний подрыв нашей первой прорубил дыру в защите, вторая просадила щит, третья - снесла щит и пошрябала чешую. А вот четвёртая! После четвёртой движка у аварцев не осталось.
  
  Челноков у нас по сути нет. Так что выносим лазером створки лётной палубы и цепляемся борт в борт. Вот и моё время! Пора!
  
  Одного дроида я оставляю на входе. Не думаю, что аварцы сумеют пробить корпус. Вход прикрывают Дьярви и Аязли. Ну и остальная команда. И дроид им защитные поля обеспечит. Случай разный бывает. Ремонтник затаскивает дроида со щитами на аварскую лётку. Мы идём сразу за дроидом. Мы - это я, Стиг, Вонс и Сеитли. Остальные нам пока не нужны. Их время придёт, если мы не будем справляться. Пара аварцев маячила в конце первого отрезка коридора. Видимо - не успели приготовиться. Шустро мы их оседлали! На лётке пара турелей, энергия у них есть, и они плюются, расцвечивая сполохами ближнюю полусферу щита. Значит не торопимся, и ремонтник бежит за вторым дроидом.
  
  Наводить турель корпусом неудобно. Но я справляюсь. Нащупываю нужную точку, и выношу длинной серией. На автомате мне бы хватило трёх-четырёх выстрелов. Так же я трачу двадцать. Ну и плевать!
  
  Двигаемся медленно, как черепахи. Ремонтник перетаскивает одного дроида на пару тройку метров. Потом второго. Гравитация отрубается. Вот и отлично! Испугали, как говорится, ежа голым задом. Накатывается четвёрка аварцев. Я оставляю дроидов в покое, и упокаиваю ближнего своего. Из него брызжет кровью, он плывёт, медленно вращаясь, нелепо дрыгаясь ногами. Вот его нога ткнулась в стенку подошвой и закрепилась, как прихватывает липучка-репейник. Он закачался безвольным маятником. Аварцы отошли, мы продвинулись ещё на десяток метров. К отступившей тройке присоединилась ещё пара. Они поджидают нас у расширения. Долго ждать мы их не заставили. Ясно, на что они рассчитывают - турели. Я не могу далеко выходить из-под щитов. Аварцы ломятся, надеясь на численное преимущество. В чём-то они правы. Я ускоряюсь, без выхода на сверхскорость. И живых аварцев снова остаётся четыре. Стоит им отойти, как я начинаю наводить дроида на ближайшую турель. Аварцы пытаются меня тревожить, но близко не суются. Через "два притопа и три прихлопа" навестись мне удалось; турель приказала долго жить. Мы смогли выкатиться на оперативный простор. Вперёд вышли Стиг и Вонс, занимая аварцев и давая мне время спокойно разобраться с турелью.
  
  Следующий коридор мы прошли быстро. Мне повезло - турель нащупал сразу, так что она нас даже не затормозила. Вот и капсульная площадка. Не выходя на неё я шпарю лазером в стенку, нащупывая энергошины. Делаю вид, что мажу, плохо управлясь с дроидом, так что отключение энергии становится для аварцев сюрпризом - когда мы выдвигаемся, турели, дав по последнему импульсу, складываются и замирают. Аварцы отступили - площадка наша.
  
  Нужно признать, что аварцы нас тактически переиграли. Они навалились на нас с двух сторон. На меня насел их главный боец при поддержке абордажного дроида с погонщиком. Сзади зашли бойцы попроще, Ребята их сдерживают, прикрывая мне спину. Но и нас аварцы недооценили. Их погонщик ошибся, подведя дроида слишком близко. Я дёрнул ремонтником своего вперёд, дроиды соприкоснулись полями. Будь у меня нормальная техника, я бы прожарил противника вторым дроидом. Теперь же я рванул сам. Чувство опасности меня выручило - я ушёл от удара, проткнул аккумулятор коротким клинком, вытащить не успел - показалось слишком опасно. Скачок, короткий полёт, и погонщик становится короче на голову. Их главный тоже ошибается - он отвлекается на моих дроидов. А нет, не только. Рвётся в спину к моим, я за ним. Ребята и так еле держались. Сеитли уже не жилец - безжизненным кулём уплывает по коридору. Вонс ранен. Аварец сзади до них не достал, только отвлёк, но этого хватило - обоих уже шинкуют. Я их главного достал, и сразу добил, но ребят уже не вернёшь. Погибли они не просто так - два аварца прилеплены к стенкам. Убиты или тяжело ранены. Шестерых мы прибили, на меня лезет ещё шестеро. Да сколько же их здесь.
  
  Я отступил и выдернул свой короткий клинок из дроида. Двое разворачиваются и бегут. Понятно - хотят обойти, зажать с двух сторон. Решение не плохое, но реализация не очень. Бойцы против меня не самые сильные. Я банально быстрее. Давлю. Достаю одного, добиваю. Отступаю, уходя от ударов, снова достаю, его выдёргивают из под удара, не давая мне его добить, и у меня появляется небольшая передышка. Пока аварцы замешкались, тыкаю клинком в шлем ближнего из висящих на стенке аварцев. Аварцы в бешенстве бросаются на меня и умирают. Добиваю ещё одного, приклеенного к стенке.
  
  Сколько прошло секунд? Прибегают те двое, что убегали в обход. Только их по дороге стало трое. Отлично! Вас-то мне и нужно. Чтоб по всему кораблю не бегать и не искать. Не ожидали, что здесь только злой я и трупы? Вот и отлично! Трусами они не были, далеко не расходились, прикрывая друг-друга. Они хотели меня измотать. Но измотал их я. Я доставал их раз за разом. Вроде раны и не большие, но с каждым удачным выпадом ран становилось всё больше. Наконец первый оступился и напоролся на мой клинок в брюхо. Двое других бросились на меня, мечтая только об одном - достать, и совершенно не думая о защите...
  
  Я стоял, и никто не тыкал в меня острыми железяками, не пытался убить. Сердце стучало, как бешенное, я весь мокрый от пота, мокрый как мышь. Усталость валит меня с ног, хочется свернуться в клубочек, расслабиться... Но нет, ещё не время.
  
  Реакторная открыта. И понятно почему - реактору тоже досталось. Рубка тоже пуста.
  - Объявляю корабль своей собственностью по праву победителя! - Произношу я по-аварски. Искин на меня не реагирует. Ну и ладно. Никуда не денется. Возвращаюсь по своим следам к нашим. Их тоже аварцы штурмовали, но не справившись с Дьярви и Аязли, отступили, оставив пару трупов рабов, а потом подхватились и быстро-быстро убежали. Значит в бою это не они нас тактически переиграли, а мы их. И они нас не обходили, а быстро возвращались на подмогу основной команде.
  
  С Дьярви и Аязли, Оставив новую охрану на входе, начали занимать захваченный корабль. Первым делом с реакторщиком и навигатором прошли к капсулам.
  - Казак, ты монстр! - Высказался Дьярви. - Столько аварцев укокошить!
  - Они первые начали! - Ответил я обиженным тоном.
  Шутка дурная, но ржали мы громко и дружно.
  - Вот значит как. - Произнёс Аязли, проходя мимо трупов наших.
  - Их реально много было. - Голос у меня виновато дрогнул.
  - Да вижу, вижу... - Откликнулся Аязли. - Не оправдывайся.
  
  Реакторщик после короткого осмотра подтвердил - только менять. Навигатор возился в рубке, и реакторщик вызвался его поохранять. А мы начали методичный осмотр корабля, обшаривая его от кормы к носу. В одной из крохотных кают нашёлся раб. Нейросеть у него нестрогая рабская, как у меня была в начале. Сопротивления он нам не оказывал, на вопросы отвечал и мы его допросили, пока тащили к медкапсуле.
  
  Куда летел корабль, раб не знает, что в общем-то и не удивительно. Взяли попутно команду молодёжи с наставником, гонять пиратов во Фронтире, всё равно туда порожняком шли. Да, куда шли, раб не знает, действительно не знает. Сам он из "дикарей", аварцы его забрали с его планеты. Что значит "забрали" - до конца не ясно. Вроде у царька на планете купили, но это не точно. Хозяин обещал его в служки перевести, за хорошее поведение, хорошую работу и стремление проникнуться аварским духом. Здесь раб с сожалением вздохнул. "Не боись. Жить будешь, мы тебя на свободу отпустим." - Попытался подбодрить я его. Раб снова шумно вздохнул. Похоже не поверил.
  
  Медкапсула на корабле нашлась, не самая хорошая, но для наших целей подойдёт. В медкапсулу запихнуть нам раба не удалось - сначала нужно с воздухом разобраться. Ну да не важно.
  
  Раб опознал убитых аварцев: Хозяин, реакторщик, пришлый, пришлый, наставник пришлых, пришлый,... Опознал и рабов - они подменными пилотами были. Подтвердил: весь экипаж в наличии, никого не осталось. Вот и славно. До конца мы ему не поверили, но к сведению приняли.
  
  * * *
  
  - Наш корабль придётся бросить. - Заявил Дьярви на совете. Ну как на совете. Как трофей осмотрели, так Аязли нас и собрал обсудить, что дальше делать. - Заберём, что сможем, и на трофее домой. Почему? Потому, что на этом корабле можно лететь. А наш сейчас - технологичный мусор. Всё вроде работает, но может выйти из строя неожиданно и в любую секунду.
  - Хорошо, принимаем за основу, что летим на трофее. - Резюмировал Аязли. Он вообще старается всех выслушать, а потом принять решение. - Что для этого нужно?
  - Двигатель в хлам, реактор тоже. Их нужно сменить. - Высказался реакторщик. Имени его я так и не знаю. Мы почти не пересекаемся, и в корабельном чате он так и пишется "реакторщик".
  - Искины поставим наши, они корабль под контроль возьмут. Искины аварца нужно попробовать взломать. В нём должны быть регистрационные метки для автоотклика маяков. Пока не протухли, можно ими воспользоваться. Но без энергии этого не сделать. - Высказался навигатор.
  - Понятно. Пункт первый. Переставить нашу реакторную камеру с двигателем на трофей. Казак, справишься?
  - Дроида починить нужно, и посмотреть что к чему. Может я тогда и займусь сразу, чтоб время не терять?
  - Занимайся. А мы пока продолжим. - Согласился Аязли.
  
  Я дёрнул раба. Местный ремонтник его послушался. Он передал управление мне, и я своего ремонтника восстановил. Аварец и не пытался его уничтожить - один аккуратный удар, чтоб работать перестал, и починить чтоб не сложно было. Он ведь расчитывал победить...
  
  Чтобы дёрнуть нашу капсулу, нужен челнок. У нашего челнока сдох компьютер. У аварца тоже челнок есть, но поломанный. Сходил, вытащил из него компьютер, и Аязли с Дьярви и пилотами потащили его к нам на корабль - менять в нём владельца и ставить вместо нашего челнокового.
  
  В технический скафандр я так и не переоделся. Негде, да и некогда, да и так сойдёт. Ремонтник у меня один, кричать издалека мне не нужно. Раб больше мешал, чем помогал. Так что вызвал сопровождающего, и отправил их по кораблю чинить повреждения и отключать турели, те что я спалил - демонтировать, остальные - просто от энергошины отключать, чтоб палить вдруг не начали в авторежиме.
  
  Реакторную капсулу я отсоединил и вытолкнул; она отправилась в дрейф, медленно удаляясь. Ложе для капсулы оказалось в норме. Судя по спецификации, наша капсула встанет, впритык, но встанет. У ававрца-то стоял небольшой и экономичный двигатель. Капсула была поменьше, и крепилось всё это с кучей прокладок. Наш двигатель помощнее будет. Капсула покрупнее, вот прокладки и не понадобятся.
  
  Компьютер с аварского челнока оказался дешёвым примитивом. Вот и хорошо, ломать ничего не пришлось. Летать с таким тяжелее, но Бирн говорит, что справится.
  
  С нашей капсулой я возился дольше. Главная цель - вытащить аккуратно, не повредить. Бирн её подхватил, переместил и начал буквально по миллиметру вдвигать на ложе, точно выполняя все команды. Настоящий профи! Капсула встала, я восстановил энергошину, реактор дал энергию, наши искины в новых гнёздах включились, и корабль начал оживать. Хорошо!
  
  Усталость навалилась мне на плечи, но оставалось ещё одно последнее неотложное дело. Я загнал раба в медкапсулу и сменил ему хозяина, обозначив общим владельцем всю команду. Теперь от него неприятностей можно не ждать. Раб, осознав смену своего статуса, снова тяжело и грустно вздохнул. В его вздохе я услышал: "Я так и знал". Нужно было его подбодрить, но сил у меня не осталось. Я отправил его отдыхать, и сам завалился спать.
  
  Я спал, и спал, и спал. Проснулся я от того, что мы начали разгон. Дьярви ввёл меня в курс дела:
  - Мы решили, что тебе полезнее будет отдохнуть, а с оставшимся и раб справился. Забрали всё, что смогли. Забрали медкапсулы, если не починим, пойдут на запчасти. Забрали дроидов и челноки - аналогично. Больше всего жалко лазер и щиты. Щит здесь - дерьмо. Даром что усиленный, а по функционалу - простейший. Только включить-выключить. Так что Умиде работы нет. Но извлекать наши слишком долго, что лазер, что щит. Решили не рисковать. И потом время-деньги. Чем быстрее будем дома, тем быстрее снова начнём зарабатывать. Корабль всё же припрятали - приткнули к какой-то скале. Не слишком надёжно, вся надежда, что искать никто не будет. Искин аварца я вскрыл. Не до конца, но опознание он даёт...
  
  * * *
  
  Мы летели по краям освоенных аварцами систем. Выныривали в них, отзывались на автозапрос и быстро упрыгивали дальше. Потом ушли в пустые системы бесполезных красных карликов. Пару раз за нами начиналась погоня, но движки у нас тянули бодро, и преследователи бросали бесперспективное дело.
  
  На Ноауне нас досмотрели со всей скурпулёзностью.
  
  Раба мы освободили. Ещё во время полёта я спросил его:
  - Что предпочтёшь: новую базовую нейросеть или вторичную, но посерьёзнее?
  
  От бойцовых он отказался, пилотские его тоже не особо прельстили, попросил техническую и согласился на техника-2моб. Ничего приличнее у меня в загашнике не оказалось. Звать предложил его Оранжевый. Его так хозяин звал, кожа у него такая - оранжевая. Родное имя он мне просвистел-прощёлкал, прям как птичка, но воспроизвести и записать это я не смогу. Нейросеть мы ему сменили, развернулась она перед самым прилётом, так что на Ноаун он прибыл новым человеком.
  
  - Понимаешь, - говорил мне Оранжевый на прощанье, - я воевать-то не хочу. Насмотрелся я уже на эти войны. Тихо хочу жить, спокойно. Бабу хочу, детишек. Я как в центре здесь регистрировался, узнал, что где-то есть наши общины. Туда и отправлюсь. Я как к вам попал, думал всё, конец мне пришёл. Ты, прости за откровенность, на труп ходячий похож. У аварцев цвет был непривычный, но живой, человеческий. А у вас только Капитан, да женщина твоя на людей похожи. Цвет у них - так себе, болезненный. А все остальные - прямо как трупы. Потом я уже присмотрелся, вижу, что люди. А так и ждал вначале - придёт кто из вас и всю кровь из меня высосет, а я и рукой-ногой пошевелить не смогу... А оно вон как сложилось. У аварцев-то я за вещь говорящую считался. А вы ко мне - по-человечески. В общем спасибо! - Высказался Оранжевый, вздохнул тяжело на прощанье и отправился, куда глаза глядят и сердце ведёт, оставив меня в прострации от таких откровений.
  
  4.21. Отчет.
  
  До меня добралось сообщение от аварского детектива: "Вот мой отчёт." - Писал Фамб аль Кзумо. - "Это не было слишком сложным, но я считаю, что деньги я отработал."
  
  "Что ж, посмотрим." - Подумал я.
  
  Первым пошёл видео-протокол Фамба с крупным аварецем средних лет:
  "Казак!" - Произнёс тот. - "Я, Мвенай аль Гандж, услышал, что у тебя есть вопросы по поводу одной шлюхи. Если не испугаешься, прилетай на Миркоор, можно будет их обсудить в дуэльном круге. Только напиши дней за пять-семь."
  Протокол кончился, и я полез смотреть, что это за Миркоор такой. Оказалось, что это та самая аварско-нейтральная станция, куда отправляются выкупившиеся аварцы. Расположена между Аваром и Аратаном, что и не удивительно. До Галифата тоже недалеко. Держит её клан выходцев из Авара, но аварцами в полном смысле они себя не считают. Кстати, станция переезжает при изменении госграницы. На Миркооре осуществляется выкуп рабов из Авара и обмен пленными. "Разумный, прибывший на эту станцию с цель выкупа, охраняется законом." О как! Кстати не только местным законом, но и манифестом Императора Авара.
  
  Следующем протокол. Место по геолокации - бордель. Время - сразу после нашего первого прибытия на Тарналлу. Видео с камеры под потолком, в кадре видна Катя, сидит в офисном кресле, поза напряжённая, спина прямая, на спинку откинуться даже и не думает. Голос того аварца, что прислал мне вызов. Самого его не видно.
  "Моему сыну нужна наложница. Не просто наложница, у которой не болит голова, а женщина, которая будет его любить, которая станет ему опорой, которая поможет в трудную минуту и со временем будет управлять его домом. Заставить я тебя не могу, "насильно мил не будешь", знаешь-ли. В первую очередь мне от тебя нужна честность. Если тебя что не устроит, если ты поймёшь, что не сможешь стать такой женщиной, просто скажи, и я верну тебя в бордель. Нет, сразу согласия я слышать не хочу. Сначала я тебе всё покажу, чтоб ты всё увидела своими глазами."
  
  Лицо у Кати выразительное. Сразу видно, что она готова на всё что угодно, что предложение ей нравится, и что она уже согласилась. Понимает ли это аварец? Скорее всего да. Хотя мимика у нас разная, так что Катино лицо может казаться ему непроницаемым.
  
  Ещё один протокол, тоже с камеры контроля. Время - спустя несколько часов. Беседка в парке. В беседке сидит женщина в годах, но не старуха. Черты лица аратанки, кожа подкрашена. Лицо строгое, волевое. В кадре появляются Мвенай и сразу следом Катя. Катя следует за аварцем чуть сбоку и сзади. Женщина в беседке замечает подходящих и лицо её меняется, расцвечивается улыбкой. Сразу видно, что она рада Мвенаю.
  "Здравствуй, Нани!" - Успевает первым поприветствовать её Мвенай.
  "Здравствуй, любимый!"
  "Вот, посмотри, взял девочку для Иму, младшего от Абуто."
  "Да, вырос мальчик. Пора..."
  Видно, как Нани пристально вглядывается в Катю.
  "Думаешь подойдёт? Откуда она, что-то не соображу."
  "Дикарка. Интеллект неплохой. Думаю, можно попробовать."
  "Попробовать нужно. Я за ней пригляжу. Кстати, Ифе забеременела. Зайди к ней, порадуй малышку..."
  "Я к тебе попозже загляну. Сейчас покажу её Иму, и нужно на плантацию."
  "Покажешь ей эту дуру?"
  "Да."
  "Это правильно."
  
  Мвенай разворачивается и уходит. Катя, запнувшись, неловко и суетливо пристраивается ему в кильватер. По лицу видно, что она услышанной беседой и заинтересована, и довольна, и не слишком довольна.
  
  Следующий протокол. С камеры внутри какого-то сарая из потрёпанного пластика. В кадре появляются Мвенай и Катя.
  "Стой здесь," - Бросает Мвенай Кате и идёт к загородке. Слышны звонкие шлепки и ругань. Ругается мужчина, женщина оправдывается. Загородка отъезжает и видно, что аварец, расстегнув ширинку планетарника, "наказывает" голую девицу.
  "Хозяин!?" - Произносит аварец, останавливаясь, но не вынимая.
  "Потом закончишь, пошли, поводишь меня по территории."
  Аварец, не показывая неудовольствия, сразу встаёт, отходит, быстро, но не суетливо, приводит одежду в порядок и замирает, показывая всем своим видом "готов к труду и обороне". Мвенай, глядя на девицу, с нажимом произносит:
  "А ты, расскажи новенькой, как здесь оказалась и почему, и как тебе здесь живётся. Да не бездельничай, язык говорит, а руки делают! Чтоб всё к обеду вовремя готово было!"
  
  Следующий протокол с той же камеры в сарае. Мвенай - Кате, больше никого в кадре не видно:
  "Значит запоминай: для тебя главное - Иму, потом остальная семья. Всё! Больше никого для тебя нет. Все остальные для тебя умерли. Никаких писем, никакого хвастовства, никому и ни о чем. Нани слушайся. Её слова для тебя - закон. Учись у неё, если мозгов хватит, станешь для Иму той же, что Нани для меня. Поняла?"
  Катя кивает.
  "Точно поняла?"
  Катя кивает, изо всех сил показывая: всё поняла. Но, что интересно, рот не раскрывает. На всех протоколах до этого она всё делает молча. Интересно, что бы это значило? Плотно мы с ней не общались, но молчуньей я её не помню...
  "Хорошо. Тогда пошли."
  
  Ещё один протокол. Снова бордель. Снова Катя на том же самом кресле, но сидит уже спокойно, устроившись удобно, но не развалившись. Этакая кошечка в ожидании.
  "Значит залить ей всё, что должна знать женщина, чтобы удовлетворить мужчину? Нейросеть пока не меняем, блистающий?" - Произносит женский голос, и мне кажется, что это голос хозяйки борделя.
  "Да. Нет."
  "Будет исполнено..."
  
  Итак, судя по всему, Катя на предложение Мвеная согласилась.
  
  Потом были видеоролики, которые, похоже делал Иму, сынок Мвеная - подросток, становящийся юношей. Черный, пухлощёкий, мне он показался избалованным. Переходной возраст в Содружестве, когда тело выросло, а мозги ещё нет. Катя отдавалась ему с африканской страстью, грудным чувственным голосом шептала слова любви... Судя по разбросу дат, всё у них наладилось.
  
  Потом, почти в конце, появилось видео. Почти то же, но не протокол нейросети, а с камеры контроля. Так что я увидел всё со стороны. Видна комната с огромной кроватью. Появились Иму и Катя. Одеты как на торжество. Катя быстро разделась, аккуратно развесив свой наряд, приняла одежду Иму, тоже его аккуратно развесила и только после этого позволила увлечь себя на ложе. Потом я смотрел на них и думал, что Катя действительно полюбила этого мальчишку. Сначала она просто играла любовь и страсть. Потом это вошло в привычку, и вот теперь привычка стала настоящим чувством. Это не просто "привычка свыше нам дана, замена счастию она". Мне вспомнился Стокгольмский синдром. А потом я подумал, что это свойство женской психики или психологии. Те же сабинянки, похищенные древнеримлянами, они же влюбились в своих похитителей. Стали им любящими жёнами... События тем временем разворачивались своим чередом. Иму с Катей сменили несколько поз, и Иму уложил Катю на спину. Они немного повозились, и он устроился на Кате наездником, обхватив её бёдра коленями. Гибкий мальчик, нужно отметить. Подъехал дроид, Катя не обратила на него внимания, вся сосредоточенная на своём повелителе. Иму, не прерывая циклично-поступательных движений, наклонился и дотянулся левой ладонью до Катиного лица. Катя обхватила его левую кисть ладонями и начала целовать его пальцы. Кинжал оказался у дроида. Иму взял его, убрав руку с кинжалом за спину. Потом ещё немного наклонился, опершись левой рукой о кровать. Вот! Похоже с этого места и начинался тот протокол. Он не торопился, он ждал, ждал, когда Кате захорошеет. А потом раз, и проткнул её кинжалом, как мальчишка протыкает иголкой пойманную бабочку, закрепляя на картонке в своей коллекции. Кинжал он выпустил, ухватил Катю за руки, прижимая их к кровати и опираясь, продолжил трахать агонизирующее тело. Он слез с Кати, и Катя умерла, она так и не смогла спросить его: "За что?" Качество изображения с камеры гораздо хуже, удивлённо-недоумевающего взгляда не разобрать, но я его помню по протоколу. А если вдруг начну забывать, то смогу снова посмотреть.
  
  Иму неторопясь оделся, и в комнату зашёл Мвенай:
  "Сынок! Сегодня такой замечательный день!" - Сказал он. - "Ты закончил школу и стал взрослым мужчиной! Ты поступил также, как в своё время ЧЁРНЫЙ ГОСПОДИН. Как и он, ты отринул жалкую подстилку, пытающуюся отвлечь тебя от дел и свершений настоящего мужчины, убил шлюху, затягивающую тебя в болото мелкотравчатого быта. Молодец! Я горжусь тобой. Пойдём, отпразднуем это, ты достоин взрослой мужской компании!..."
  "Спасибо, папа!" - Ответил Иму, довольный похвалой, и они вышли.
  
  Действительно, как я помню из аварских лекций, ЧЁРНЫЙ ГОСПОДИН, основатель Империи, в молодости попал на одну планету. Сошёлся там с женщиной и жил с ней. В каноническом изложении он желал СВЕРШИТЬ ВЕЛИКИЕ ДЕЛА, но женщина его удерживала и размягчала. Понимая, что погрязает в болоте повседневности, ЧЁРНЫЙ ГОСПОДИН убил женщину, сбежал от гнева её соплеменников, создал боевой отряд, потом объединил несколько мелких баронств и в конце концов основал Аварскую Империю с её идеологией - в том виде, как она сейчас есть.
  
  Протоколы, однако, не кончились.
  
  Последний протокол был от лица детектива. Фамб видел Мвеная и ещё нескольких аварцев.
  "Значит ты взломал нашу систему защиты только для того, чтобы получить это?" - Произносит Мвенай.
  "Да ничего я и не ломал, просто получил, и всё." - Откликается Фамб.
  "Что ж, пусть это будет уроком моей службе безопасности. Я на тебя не сержусь. А на кого я сержусь, скоро об этом узнает. Так кому ты должен был это отослать?"
  "Казаку, он пират."
  "Хм-м-м."
  "Я подрядился узнать историю одного протокола. Заказчик про анонимность расследования не упоминал."
  "Вот как. Так пусть узнает, только передай ему послание от меня."
  Далее был вызов на дуэль, который я видел в самом начале. Всё - послание кончилось.
  
  Что же ещё меня зацепило? Я открыл видео с убийством. Пялился в него, но сообразил - по дате это тот выпускной, когда я на Тарналле баррикадировался в коммунальной службе. Вот оно значит как!
  
  4.22. Дуэль.
  
  - Что-то случилось? - Спросила меня Умида. - На тебе лица нет...
  - Я кое-что узнал, и думаю, как с этим быть. - Ответил я. Умиде захотелось быть в курсе, но вида он старалась не подать. - Если хочешь, я тебе скину, там про смерть одной женщины, той моей старой знакомой. - Решил я не мучить её.
  
  От слова "смерть" Умида внутренне отмахнулась "эка мол невидаль". А вот слово "женщина" не могло оставить её равнодушной, так что она энергично кивнула, и я перекинул ей отчёт детектива.
  
  В это время пришло сообщение от Аязли:
  "Всем! Трофей пристроили за нормальные деньги. Подходящего приватира сейчас здесь нет. И не ожидается - только по предзаказу. С предзаказом ждать непозволительно долго. Предлагаю выдвинуться на Раус. Туда сейчас идёт поток техники и проблемы с выбором быть не должно. Замечания, возражения и предложения озвучивайте прямо сейчас."
  
  Вскоре очнулась Умида. Не встревоженная, не расстроенная, а задумчивая.
  - Так всё таки, это была твоя женщина?
  - Нет. Я её знал, но совсем немного. Она с моей планеты, с моей страны, но познакомились мы уже в рабстве.
  - Она тебе ... нравилась?
  Короткая запинка Умиды от меня не укрылась:
  - Нет. Тут другое. Мы не то чтобы с ней совсем свои, но ближе меня и ещё одного парня, - вспомнил я Мишу, - в Содружестве никого нет.
  - Угу. А страна у тебя большая?
  - Достаточно. Нас 150 миллионов.
  - Понятно. Малая народность. Если не все друг-друга знают, то родственниками точно пересекаются. Я поняла. По обычаю ты должен за неё вступиться, и не знаешь как мне об этом сообщить.
  - Ну в общем...
  - Не забывай, у тебя есть передо мной обязательства! Ты нужен мне живым. Поэтому всё сначала подготовь и просчитай, чтоб тебя не подловили. Не рискуй понапрасну!
  
  "Вот как!" - Подумал я и спросил:
  - То есть ты не возражаешь против дуэли?
  - Я бы предпочла, чтоб ты отказался. Будь такая возможность, я бы тебя не отпустила. - Ответила мне Умида внимательно на меня глядя. - Но ты ведь меня или не послушаешь, а только обидишься или расстроишься. Или послушаешь, но тебя будет изнутри грызть недовольство, что ты поступил не так как должно. Ты мужчина, тебе на роду написано влипать во всякие истории, а я - женщина, мне - ждать тебя и надеяться, что всё обойдётся.
  
  Я встал, подошёл к Умиде, наклонился, обнял её и тихо сказал на ушко:
  - Спасибо.
  
  * * *
  
  "Аязли! Мне нужно будет заехать на Миркоор."
  "Что там у тебя?"
  "Дуэль."
  "Вот же не сидится тебе спокойно! С кем хоть."
  "Да есть там один сиятельный..."
  "И что, сиятельный просто так согласился на дуэль?"
  "Да он сам предложил."
  "Не простой ты человек, однако. Будем ждать тебя на Раусе. Не задерживайся. И это, жди какой-нибудь подставы."
  
  Не откладывая в долгий ящик, я отправил срочное сообщение Мвенаю.
  
  "Всё будет сделано точно и в срок. Пара дней, и сообщение будет доставлено. Аграфские технологии." - Уверил меня приёмщик на почте. Обманывает, конечно. Просто я знаю, что есть подходящий аграфский попутный рейс, аграфы летают напрямик, на них никто не нападает.
  
  * * *
  
  Мы с Умидой полетели не торопясь, пассажирскими рейсами со всеми удобствами. Останавливались на подходящих планетах, осматривали достопримечательности. Через семь дней я оставил её в пограничной Аратанской системе. Один прыжок, и я оказался на Аратанском форпосте - военной станции, заодно выполняющей функции таможни. С форпоста можно добраться до трёх аратанских систем, а на Миркоор из Аратана - только отсюда.
  
  Ну, положим, мы на приватире тоже могли бы до Миркоора добраться, но миркоорцы к боевым кораблям относятся нервно. Безопасность гарантируют только по одному маршруту и только заранее зарегистрированным транспортам. Так что проще и надёжнее воспользоваться отработанной схемой.
  
  На таможне мной не заинтересовались, и я занял маленькую каюту на одного - она только чуть больше ячейки минимального комфорта. Два прыжка - одиннадцать часов - я проспал. Даже странно, что так долго. Но делать ничего не хотелось. Заставлять себя открывать глаза, чтобы тупо бездельничать? В общем продрых и продрых.
  
  * * *
  
  "Цель прилета?" - Задал мне стандартный вопрос искин на Миркооре.
  "Выкуп, дуэль."
  "Выкуп: подробности?"
  "Прошу подобрать на выкуп аратанцев. Из нижнего ценового сегмента. Тех, что не могут собрать на выкуп. Планируемая сумма порядка 100 тысяч кредитов."
  "Заказ принят. Дуэль: подробности?"
  "Ожидаю вызова от Мвеная аль Ганджа" - Называть его блистающий, как положено аристократа не самого низшего уровня, я не стал, нанеся, таким образом, ему ещё одно оскорбление.
  "Пока вызова не поступало. Зарезервировать дуэльный круг?"
  "По факту появления дуэлянта."
  "Принято."
  "Где я могу остановиться?"
  
  Искин сбросил мне туристический гид с открытыми к посещению объёмами, подсветил "аратанский" сектор. Также оказались подсвечены сектора развлечений на любой вкус и цвет.
  
  Развлекаться я не пошёл. Конечно, на станции требуется соблюдать "закон и порядок", конфликты допустимы, но их развитие только на дуэлях. Просто так дать в морду в баре - уже нехилый штраф. За то же самое в других местах - ценник выше. За нападение с оружием - вплоть до покидания станции без скафандра. Так что вроде всё действительно безопасно... И всё же. Прибыл-то я как Казак, известный пират, с объявленным призом за голову. Так что авантюристы у аварцев могут найтись. Начнут тупо нарываться на дуэль, чтоб отказаться было неудобно... Ну его.
  
  Заказал гостиницу на пять дней. Сидел в комнате, читал книги, питался из пищ-автомата. Искин сбросил мне поимённый список аратанцев на выкуп с краткими комментариями. Неудержался и потратил 173 тысячи на десяток самых дешёвых из безнадёжных. Через три дня со мной связался аварец.
  - Что, Казак, смерти не боишься?
  - А ты кто такой?
  
  Аварец был чёрный с красноватым блеском. Не как Мвенай - тот с прозеленью. Значит аристократ, но не владетельный.
  
  - Фу, как грубо.
  - Молодой человек! Вы меня знаете, а я Вас - нет. Хотите остаться инкогнито?
  - Я твоя смерть!
  
  Я промолчал. Аварец подождал моего ответа и, не дождавшись, продолжил:
  
  - У тебя осталось два часа жизни.
  - С чего это, незнакомец?
  - С того, что у нас дуэль через два часа.
  - У нас? И кто же ты такой?
  - Я - твоя смерть.
  - Фу тебе в ответ. Как пафосно и глупо. У меня дуэль с дурачком не запланирована.
  
  Я отключился.
  
  Через пару часов мне пришло сообщение от администрации:
  "Абраф аль Ганджа-кенже ожидает Вас в дуэльном круге. Принять?"
  "Отказать." - Откликнулся я.
  
  - Что Казак, ссышь, когда страшно? К мамочке сбежать собрался? - Проявился тот же самый незнакомец, что тревожил меня два часа назад.
  - Отвали. Я жду блистательного. - Откликнулся я и отключился.
  
  - А я тебе не блистательный? - Снова проявился Абраф.
  
  Я снова отключился и сообщил искину, что отказываюсь от всех входящих от всех аварцев, кроме Мвеная аль Ганджа. Прошло несколько спокойных минут, и снова появился назойливый Абраф. Соединяться я с ним не стал, вызвал местного администратора в свидетели.
  
  - Блистательный! - Обратился к Абрафу появившийся в вирте вызова администратор, вместо имени у него так и высвечивалось "администратор". - Уважаемый! - Повернулся он ко мне. - Изложите пожалуйста суть проблемы.
  
  - У меня запланирована дуэль с Казаком, я специально для этого прибыл на станцию. Казак струсил и не явился в дуэльный круг. - Первым без паузы откликнулся Абраф. Он стоял в гордой позе, и, после своих слов, от гордости он так надулся, что казалось ещё чуть-чуть и лопнет. Я в вирте оказался как был - сидящим в кресле.
  
  Администратор повернулся ко мне.
  
  - У меня запланирована дуэль... В искине отмечено с кем. Отвлекаться на посторонние вызовы я не планирую. По этому поводу я заблокировал все входящие, кроме целевых. Но этот молодой человек каким-то образом обходит эту блокировку. Прошу устранить.
  
  В принципе я догадался по клановой принадлежности Абрафа "Дикие Коты - младшие", что он прибыл на замену Мвеная. Но всё же решил не торопиться, чтобы зафиксировать дуэль именно с заменщиком, а не с посторонним аварцем.
  
  - Он меня оскорбил! Я требую удовлетворения! - Заявил Абраф.
  - Мальчик, да кто ты такой, чтоб я тебя удовлетворял? Какой-то неизвестный. Если уж так хочешь - выкладывай 700 тысяч в качестве залога, и я выйду в круг.
  
  Абраф оторопел и не нашёл, что сказать.
  
  - Про меня можешь узнать в галонете. Не подскажите, сколько там за мою голову сейчас награда? - Повернулся я к администратору.
  - 650 тысяч.
  - Вот! 650 тысяч мне, 50 администрации за беспокойство.
  - Ты - торгаш! Речь о чести, а не о деньгах! - Откликнулся наконец Абраф.
  - Что? Нет денег? Нет и чести в дуэли с нищим ничтожеством. Так что удовлетворяй себя сам. - Постарался припечатать Абрафа я. - Прошу оградить меня от бесполезных бесед. - Обратился я к администратору. - Я жду дуэли... Впрочем, в искине всё отмечено.
  - Конечно, уважаемый. - Откликнулся администратор.
  
  Абраф кипел. Я отключился. Новый вызов пришёл через четыре минуты. Вызвал меня администратор:
  - Этот молодой человек утверждает, что дуэль у него по замене, и он заменяет блистательного Мвеная аль Ганджа. Разрешите соединить.
  - Будьте добры. - Согласился я.
  
  Появился Абраф.
  - Администратор мне сообщил, что Вы, молодой человек, прибыли на дуэль как замена блистательного Мвеная аль Ганджа. Это так?
  - Да! И я тебе уши отрежу!
  - Что ж. Я скоро буду.
  - Поторопись. - Попробовал поддеть меня Абраф.
  - Сказал бы сразу пару часов назад, так и не ждал бы. Кстати, вот мне интересно. Ты и с женщинами также слов найти не можешь? Член вытащишь и размахиваешь им, вдруг какая соблазнится?
  
  Администратор хрюкнул, но сразу принял серьёзный вид.
  
  - П-ф-ф. - Отключился Абраф.
  
  Медлить я не стал. Для дуэли я выписал специальный комбез. Скачков давления и гравитации не будет, так что скорость, скорость и ещё раз скорость. В скафандре всё равно движения медленнее. Интересно, а если бы я заказал круг в ваккууме? Ладно, сейчас это праздный интерес. Площадка оказалась продуманной. Мой вход на неё был с аратанского сектора. У противоположного входа маячил Абраф. Он оказался крупнее, чем в вирте. С одного бока стоял судья, с другой - десяток зрителей, все аварцы.
  
  - Казак! А где твой розовый скафандрик бабского цвета? - Попытался вывести меня из равновесия Абраф. Он тоже в дуэльном комбезе.
  - Как ты пренебрежительно относишься к аварским абордажным скафандрам. Надо же - скафандрик! Скажешь тоже...
  - Что аратанского не нашлось?
  - Я ношу лучшее из доступного. Аварцы в аратанских скафандрах мне как-то не попадались.
  - Фу. Чужое донашивать!
  - Трофеи - это святое.
  
  Странный получается диалог. Обычно это аварцы хвастаются трофеями, а аратанцы брезгуют ношенным...
  
  - Кстати, а ты не перекрашенный аратанец? Что-то на аварца ты не похож... - Высказал я пришедшую в голову мысль.
  - А ты не перекрашенный аварец? - Не нашёл ничего лучшего, чем перевернуть мою фразу Абраф.
  - Жил я в Аваре. Было дело. Мне там не понравилось. - Согласился я. - Кстати, а кто обещал мне уши отрезать, а сам языком болтает?
  
  Получив прямое приглашение Абраф двинулся на меня. Клинками владеет неплохо, нужно это признать. Аварский стандарт. Я почувствовал дуновение опасности, сместился немного не туда, как предписывала классика. Абраф удивился, когда его длинный клинок не встретил меня на своём пути, и смертельно расстроился, почувствовав клинок в боку. Засадил я длинный на всю глубину, когда проскакивал ему за спину. Я выпустил рукоять на мгновенье, перекинул короткий в правую руку, снова ухватился за главный, но теперь левой рукой, толкнул, не давая нанести удар и надрубил шею. Абраф упал на живот. Он шебуршился, заливая пол кровью. Я подождал немного, подошёл, наступил ногой на спину, ухватил рукой за лицевую маску, дёрнул вверх, и голова безвольно задралась. Подсунул короткий и отрезал таки её от туловища. Под ненавидящими взглядами аварцев я неторопясь бросил её на пол, обтёр короткий клинок о комбез Абрафа, убрал его, упёршись ногой выдернул из него длинный клинок, обтёр и тоже убрал. Снова поднял голову и произнёс:
  - Прошу передать Мвенаю аль Ганджа: присланный им на замену дурачок не стоит его чести. Заменой я не удовлетворён. Уважаемые судьи! Прошу доставить труп на транспорт.
  
  Я сделал шаг в сторону своего выхода, как судья объявил:
  - Уважаемый Казак! Имеется пятнадцать желающих вступиться за честь блистельного Мвеная аль Ганджа! Какой из вызовов Вы примете?
  
  "Вот ведь придурок!" - Подумал я. - "Воистину, язык мой - враг мой. Ну что мне стоило промолчать?" - В животе у меня неприятно засосало.
  
  - Кто-нибудь из них имеет отношение к клану аль Ганджа? - Вроде нашёл я подходящий выход.
  - Я! - Откликнулся аварец. От него повеяло опасностью. - Я, Эмек аль Мази. Клан аль Ганджа вассален аль Мази.
  - Эмек аль Мази... - Проговорил я.
  - Да. Эмек аль Мази 1531-й, если быть точным.
  - Что ж, прошу убрать площадку.
  
  Несколько минут у меня есть и я потратил их, настраиваясь на новый бой. Труп утащили, кровь смахнули. Пол не чистый, но не мокрый и не скользкий. Дуэль начинается без обычных переругиваний. Похоже, Эмек тоже отнёсся ко мне серьёзно.
  
  Аврец оказался быстр и опасен. Та же аварская классика, но отточенная. Классика потому и классика, что работает. Достать у меня его не получалось. Эмек меня иногда царапает, но не серьёзно. Аварец ускорился, я тоже. Он ударил меня стопой в голень. Неожиданно больно. Комбез на ноге задеревенел. Я почувствовал, что Эмек меня достанет. Вместо отхода я пошёл на сближение. Аварец этого не ожидал. Мне попадало по второй ноге и клинок аварца проткнул комбез и порезал мне бок. Мой клинок пробил дырку под рёбраби. Мой удар удачнее. Вдруг что-то ударило меня в спину, и комбез начинает отключаться. Стоять я больше не мог, но успел загнать короткий клинок аварцу в пах. Я выпустил оба клинка и оттолкнулся от аварца.
  
  Ноги у меня оказались поломаны - трещины в берцовых костях. В правой только в большой, в левой и в большой, и в малой. Аварцу приходится хуже. Он схватился за мой клинок, и пытается его вытащить. Я подползаю, бью его по рукам. Удар не сильный, но через клинок отдаётся ему во всём теле. Аварец рычит, аптечка, мать её, его держит, не даёт отрубиться от боли. Хватил его короткий клинок, и начинал махать им, как получается. В ударах нет должной силы, нет нужной грации и ловкости. Но я попадаю, сбиваю ему концентрацию, и он не может схватить другой клинок и ударить меня. Время работает на меня. Но кругом аварцы, нужно заканчивать и уходить. Я сосредотачился и раз за разом бью его в шею. Удары так себе, просто тычки, но комбез поддаётся. Наконец аварец отключился, и я буквально отпилил ему голову. Пока я не остановился, дуэль считается не законченной. И я пополз, толкая голову Эмека к своему выходу. Ползти не удобно - короткий клинок я из руки не выпустил. Не знаю почему. Клинок мешает, но я всё равно ползу с клинком. Доползаю до головы, снова толкаю в сторону выхода и снова ползу. На выходе меня подхватили:
  - На транспорт. - Хриплю я. Как что не так, так не голос, а сплошное хрипенье.
  - Уважаемый, у нас на станции отличные медкапсулы! Они к Вашим услугам!
  
  Это оказались местные, миркоордцы. Может они и хорошие ребята, но я им не доверяю. Так что нахрен отсюда:
  - На транспорт! - Снова хриплю я.
  - Конечно, уважаемый.
  
  Подкатывает платформа. Меня на неё грузят.
  - Как быть с нарушившим правила дуэли?
  - Поподробнее. - Уточняю я, лёжа пластом.
  - Один из присутствующих вмешался в дуэль. Очередью из игольника.
  - Поэтому комбез отключился?
  - Да. Если бы ты на дуэли погиб, то без вариантов - в космос без скафандра. А так возможен выкуп.
  - Нет.
  - Нет так нет...
  - Тело аль Мази тоже на транспорт.
  
  * * *
  
  На транспорте оказалась стандартная медкапсула. Бок мне порезали сильнее, чем я думал, так что пришлось долечиваться на форпосте. На форпосте со мной связался СБшник.
  - Что собираешься делать с трупами?
  - Спустить в канализацию.
  - Не против, если мы в них сначала немного поковыряемся? За это поможем тебе всё организовать.
  - Пожалуйста. - Согласился я.
  - Ты сам хочешь это сделать?
  - Сам я хочу лечиться и спать. А так - лишь бы аварцев проняло...
  - Вот и отлично. Будут какие-то особые пожелания?
  ...
  
  * * *
  
  Когда я вылез из капсулы в медцентре, всё было уже сделано. Фильм получился короткий, но хлёсткий. Два мужика притащили трупы к канализационному шлюзу и открыли его. Один приподнял лицевой щиток, отпрянул в дальний угол и его начало рвать. Тошнило его не долго, он быстро пришёл в себя:
  "Фу, вонь какая! Аж глаза режет!"
  "Ты чего? Не знал что-ли?"
  "Не ожидал. Вот уж местечко! Не хотел бы я, чтоб меня так хоронили!"
  "Так тебя и не хоронят. Хватит сачковать, быстрее закинем, быстрее закончим."
  Они по очереди пропихнули в дырку тела, закинули головы.
  "Что там сказать-то надо?"
  "Дерьмо к дерьму."
  "Это которому"
  "Да без разницы, мы ж обоих запихали."
  "Там ещё что-то было."
  "Точно: Паук, это тебе за Риву аль Дар."
  "Всё что ли?"
  "Вроде всё."
  "Ну так пошли."
  "Сейчас, от себя добавлю: дорогие аварцы, покойтесь мирно среди какашек."
  "Сам что-ли придумал?"
  "Ну а кто ещё-то..."
  Мужики закрыли шлюз и сюжет кончился.
  
  - Нормально получилось? - Спросил меня СБшник.
  - Да, спасибо.
  - И тебе спасибо. - Попрощался он.
  
  Фильм отправил. Повезут его через Миркоор, так короче. А сам я отправился в Аратан, к Умиде. Похоже моя авантюра закончилась благополучно. По крайней мере пока.
  
  -----------------------------------------
  То чего я не слышал.
  
  Представитель клана аль Мази беседует с высокопоставленным сотрудником Службы Безопасности Авара.
  
  - Вам, как представителю Имперской Службы Безопасности следует поставить на вид, что такое поведение клана Миркоор совершенно недопустимо! У них в руках был пират, и они его отпустили. И не просто отпустили, а сами доставили на транспорт, сами отправили в Аратан, не дав свершиться праведному гневу аварцев.
  - Блистающий! Вы что, не знали правила Миркоора? Почему Вы не озаботились лучшим подбором бойцов? Для кого мы собираем информацию на сайте? Вы что, не ознакомились? Не прочитали, что персонаж особо опасен? Это я Вас должен спрашивать: почему данный пират не обезврежен?
  
  В Имперской Службы Безопасности Авара.
  
  - Итак, судя по доставленному нам фрагменту...
  - Вы думаете это не полный протокол?
  - Мы допускаем такую возможность. Позвольте я закончу.
  - Конечно.
  - Итак, по доставленному нам фрагменту установлено: Казак в кадре отсутствует. Предположительно, он находился на излечении и доверил акцию наёмникам. Можно предположить, что СБ Аратана получило неограниченный доступ к телам. Можно предположить, что они получили протоколы с нейросетей, проанализировали их, и они обнаружили нужную нам информацию...
  - Какую информацию? По Зурнуш?
  - Да.
  - Протоколы у обоих?
  - Нет конечно. Аль Мази - случайная жертва.
  - То есть, если бы Казак погиб?...
  - Ничего страшного, нужная голова в транспорт была уже загружена.
  - Жалко, что он не воспользовался медцентром Миркоора. Мы могли бы узнать много интересного.
  - Продуманный, засранец...
  
  -----------------------------------------
  
  4.23. Новый корабль.
  
  Умида ждала меня на планете, на курортном островке, в одном из прибрежных пансионатов, в маленьком банкетном зальчике. Скорее не зальчике, а комнате для праздников. За односторонне прозрачной стеной виднелись кусты, верхушки деревьев, спускающихся по склону, и морские волны до горизонта.
  
  - Я тебя заждалась. - Прошептала мне она, бросившись мне на шею. Одета она была в что-то провокационно лёгкое, тонкое и поупрозрачное. И это точно был не скафандр и не комбинезон. - Ты голоден?
  - Не особенно. - Прошептал ей на ушко я, хотя в шёпоте и не было особого смыла, но атмосфера распологала.
  - Можешь перекусить. - Махнула Умида рукой в сторону низенького столика, уставленного в перемешку галифатскими и аратанскими блюдами.
  - Попозже. - Ответил я, избавляясь от планетарника.
  
  В комнате нашлась удобная банкетка. Умида начала меня бороть:
  - Я тебя ждала, я за тебя боялась и волновалась, так что ты мне должен!
  Я поддался, заваливаясь на спину.
  - Вот то-то же! - Прошептала мне она. - Теперь ты моя добыча.
  
  Я любовался Умидой. Её сочная, спелая грудь покачивалась надо мной, вздымалась и опускалась. Потом колыхание груди сменилось подпрыгиванием. Умида быстро дошла до кондиции, и мне пришлось её догонять. Впрочем, это оказалось не сложно.
  
  - В этом и состоит наша великая женская тайна, - мурлыкала Умида. - Мужчину из похода нужно встречать так, чтобы ему не хотелось нигде задерживаться. Чтобы дома ему было хорошо, чтобы возвращался он с радостью. Я ведь права?
  - Права конечно, - согласился я.
  
  Мы решили не торопиться и заночевали на планете.
  
  * * *
  
  На Раус мы не опоздали. Большая часть нашей ЧВК взяла краткосрочные отпуска и отсутствовала.
  
  - Рад видеть живым и здоровым. - Поприветствовал меня Аязли.
  - Рад. - Буркнул мне Дьярви.
  
  С Умидой Аязли не поздоровался, соблюдая нормы галифатской вежливости, а Дьярви Умиде кивнул. Мы собрались в небольшом ресторанчике, заказав отдельный кабинет.
  
  - Ситуация такова. Мы можем взять такой же приватир, как у нас был, набрать недостающий состав, и остаться без денег на счёте. Но есть один необычный вариант. И я хочу его обсудить. - Высказал Аязли, когда мы отдали первую дань уважения блюдам местного повара. Мы с Дьярви кивнули, Умида сделала вид, что к ней это не относится. У нас получается своеобразное смешение аратанских и галифатских обычаев. Будь Умида аратанка, Аязли бы и глазом не повёл на её присутствие за столом - по галифатским обычаям для женщин нужно делать отдельный стол, мужчинам нечего лезть в женские разговоры, а женщинам - в мужские. С другой стороны в ЧВК Умида - щитовик, и как специалист она вполне может и за мужским столом сидеть, и в разговоре участвовать. С третьей стороны, Умида замужем, так что любые беседы она ведёт с оглядкой на меня...
  
  - Есть возможность взять корабль необычного типа. - Убедившись, что мы с Дьярви внимательно его слушаем, Аязли вызвал схему-спецификацию.
  
  Корабль оказался корветом - почти таким же, как был у меня на военной службе. Но! Но вооружен он иначе. Совершенно иначе. Торпеды сняли и присобачили ему на брюхо чудо инженерной мысли - гигантский карандаш шести метров в диаметре и метров так под сто восемьдесят - двести длиной; где-то на треть своей длины карандашик этот торчит вперёд этакой пикой. Внешняя часть карандаша при внимательном рассмотрении оказалась каркасом ребер жёсткости. Внутри оказались однотипные блоки ускорителей с реактором, их питающим. Сорок однотипных цилиндрических блоков! Реакторы в блоках - сравнительно небольшие, как у космических истребителей-перехватчиков. Проверил - точно, однотипные для КИПов. Это хорошо - надёжные и замену им легко организовать. Так-с, реакторы накачивают энергию в накопитель, затем быстрый разряд на электромагниты и гравитаторы. Реально!
  
  В голове у меня вертится название - рельсотрон. Но в земных моделях рельсотронов гравитаторов не было. Стреляет эта бандура маленькой пулькой - как от мелкашки, если не меньше. Пулька тяжёлая и тугоплавкая, точно не свинец. И разгоняется она до одной сотой скорости света! Ну ни [чего] себе! Это получается порядка трёх тысяч километров в секунду. При выстреле ствол должен быть прямым. Совсем прямым - даже малые изгибы при стрельбе категорически противопоказаны! Так что при выстреле никаких манёвров. И перед выстрелом нужно убедиться, что компенсаторы колебания ствола погасили. Зато трения в этом рельсотроне нет. Так что ствол можно считать не изнашивается. В смысле износ конечно же есть, но по сравнению с земными - небо и земля.
  
  В заднице рельсотрона - автомат заряжания. Оп-па - а пулек-то доступно два вида. Одна монолитная, а вторая рассыпается мелкой пылью после выстрела. Зато на базе зарядил полные короба и пару тысяч выстрелов можно не париться.
  
  Итак плюсы и минусы. Начнём с плюсов. Дешёвые выстрелы. Дальняя стрельба. Большая эффективность при попадании.
  
  Действительно. Вот по сравнению с лазером. Как лазер не фокусируй, но дальше десятка тысяч километров пятнышко от лазера уже большое - щит не снимешь, чешую не прожжёшь. Нужно десятками их синхронизировать и на одну цель наводить, чтоб эффект был, как на крейсере, короче. Падение мощности у лазера по расстоянию квадратично.
  
  А что же торпеды? Торпеды вещь серьёзная. У средних торпед километров так сорок в секунду на основной разгон и дальше ещё пяток на завершающие манёвры наведения. Так что лететь ей десять тысяч километров минут пять. Все их маневры видны, а если не видны, то манёвров нет и положение тоже просчитывается. За это время торпеды и перехватывают. На двадцать тысяч уже все десять минут. Разумеется, если цель не маневрирует, не огрызается, можно и дальше пульнуть. По астероиду - хоть в другой конец системы. Но кто же по астероиду-то торпедами пуляет? В общем предельная дальность торпедной атаки тоже не сильно больше атаки лазерной.
  
  Пулькой же вполне реально стрелять с тридцати тысяч, хороший канонир и с пятидесяти по кораблю попадёт. Корабль ведь не КИП - бешенные кульбиты не крутит.
  
  Дальше - щиты пульку на одной сотой скорости света не держат. И броня не держит. Сначала пулька канал пробьёт, а как затормозится, так вся бешенная кинетическая энергия в тепловую перейдёт и испарит приличный кусок материи. Если это на внешней обшивке будет, так считай приличного куска чешуи не останется, про "внутри" - и так всё понятно.
  
  Рассыпающаяся пылью пулька - тоже мало не покажется. Влетит такое облако. В торпеду или КИП песчинка попадёт - всё, не функциональны. У корабля, если щит хороший, то просадит, а то и совсем снесёт да обшивку поцарапает.
  
  Минусы. А вот минусов тоже есть. Во-первых, нужно уметь стрелять. В смысле не просто стрельнуть в белый свет как в копеечку, а попасть куда нужно. Не всякий разумный справляется. Здесь учиться нужно, учиться и тренироваться. Во-вторых, плохая скорость. Корвет с торпедами был шустрым и манёвренным. С рельсотроном он не такой шустрый и совсем не манёвренный. Ну, в конце-концов, это неприятно, но терпимо. В-третьих, внутри тесно, на головах друг у друга сидеть будем. И пленных распихивать считай что некуда. В-четвёртых и главных, утащить трофей не получится. И этот недостаток можно назвать критичным.
  
  Эти минусы я Аязли и озвучил. И вывод сделал: корабль этот для рейдов не подходит.
  
  - А рельсотрон тебя не пугает?
  - Пощупать его нужно, пострелять. Так с виду прикольная пушка. - Откликнулся я.
  - Если я с инженером свяжусь, вызову его. Озвучишь ему претензии?
  - Чего не озвучить? Озвучу, если слушать будет.
  
  Дьярви и Умида молчали, Аязли ушёл в себя, даже глаза прикрыл. Молчал и я, обдумывал, как и что сказать.
  
  Инженер возник гало-проекцией у стенки кабинета. Он стоял у рабочей доски и смотрел на нас. В смысле смотрела его проекция, но и он нас видел в виде проекций, сидящими за столом, уставленным тарелками.
  
  - Значит у Вас, молодой человек, есть замечания по проекту? - Обратился инженер ко мне, дополнительно проявившись текстом. Имени его было не видно, так что ответил я ему обезличенно:
  - Да, уважаемый. - Мои слова тоже превратились в текст. Текст мигнул и покрасился в разные цвета.
  - Интересно было бы послушать, что Вы можете такого насоветовать. - Голос его был механическим, безжизненным. И только глядя на написанные слова я почувствовал его скептицизм.
  - К рельсотрону не подходит носитель-корвет.
  - Вы хотите фрегат?
  - Нет. Грузовик.
  - Грузовик?
  - Ну, нужно же нам вывезти добычу...
  - Так-так... - Я почувствовал, что инженер задумался. - И какой же грузовик Вы имеете ввиду?
  
  Здесь уже задумался я. Прихватить ещё один корабль целиком не получится, или нужен будет гипердвигатель другого класса, большой и дорогой.
  
  - Нет ли у Вас каталога? - Инженер хмыкнул, а я продолжил. - Нужны соразмерные рельсотрону.
  
  В левой части доски появился рельсотрон, в правой - куча пиктограмм. Одна из них нажалась, и на доске возникла пузатая бочка.
  
  - Не. Следующий. - Откликнулся я. Нажалась соседняя пиктограмма, и бочка изменила форму. - Не. Следующий. - Продолжил я.
  
  После небольшой паузы на доске стали появляться ещё грузовики один за другим. Грузовики сменяли друг друга, а я на них смотрел. Чего я ждал? Схожести? Красоты? Сложно это пояснить. Вот Эдисон в своё время, когда ему нужно было сделать подъёмник, нарисовал последнее звено и сказал: "Делать нужно так!" "Почему?" - Спросили у него. "Потому что так будет красиво." - Ответил Эдисон. Потом, уже в двадцатом веке, во второй его половине, когда приличные компьютеры появились, и математики на компьютера считать научились, посчитали математики аккуратно эту задачу и получили ответ как у Эдисона. Как он это решение нашёл? Красиво! Красота - это эффективность. Нужно только её увидеть... И я смотрел на меняющиеся грузовики. "Не то, не то, не то..." - понимал и говорил я.
  
  - Вот! - Воскликнул я наконец. Картинка сменилась. - Предыдущий! - Слайд-шоу остановилось, возник очередной грузовик. - Предыдущий! - Отреагировал я на сменившуюся картинку.
  - Сейчас, сейчас. Всё будет. Что ты здесь углядел?
  
  Наконец появился грузовик-вешалка или, можно сказать, контейнеровоз-гантеля. Таким был недоброй памяти Брилиант Стигела, где меня жучил мальчишка Тодд, чтоб ни дна ему, ни покрышки. И такой мы захватили в одном из рейдов Кусачего на трассе Зурнуш-Миленти. Там у того грузовика ещё реактор отстрелился, и мы его догонять не стали. Последняя мысль мне понравилась больше, на ней я и остановился.
  
  - Такой же, но подлиннее. - Прокомментировал я.
  
  На доске появился подходящий корабль.
  
  - Вот. - Согласился я. - Укрепить на подвеске груза. Ещё - замаскировать внутри пустых контейнеров.
  - Хм. Нужно прикинуть... Что-то ещё?
  - У меня всё. Аязли? - Перекинул я нить беседы командиру.
  - Дьярви? - Сразу откликнулся Аязли.
  
  Дьярви начал перечислять пожелания. Быстро выяснилось, что уместить внутри всё нужное не получится, так что большую часть всё одно придётся выносить на подвеску. "Дьярви - крут!" - Оценил я предложения нашего завхоза. Переднюю гантель инженер уменьшил до размера корабельной рубки с каютами для пилотов - стандартный бюджетный вариант дальнобоя-длинномера. Выноска на подвеску получается сравнительно дешёвой.
  
  - Кажется всё. - Закончил Дьярви компоненты с их характеристиками и задумался. - Ещё щиты нужны. - Произнёс он после паузы.
  
  Аязли посмотрел на меня и показал мне глазами на Умиду.
  
  - Умида, что по щитам предложишь? - Озвучил я.
  
  Умида только этого и ждала.
  
  - Щит ... - Она произносила разные цифро-буквенные модификации с параметрами. Воспроизвести на память я их не смогу. Одно могу сказать точно - инженер её понимал. В чем-то соглашался, что-то у него никак на корабль не ставилось...
  
  А мне неожиданно вспомнилась Земля, Университет. Вспомнилось, как шеф мой, научник в смысле, привёл меня на спец-поток. На спец-потоке учились офицеры из академии. Может там кто ещё был, так уже и не вспомню. Шеф представился, потом начал вступительную речь:
  - ...будем заниматься теорией оптимального управления. Я, ваш покорный слуга, - была у шефа такая присказка, - буду читать Вам лекции, а мой молодой коллега, - кивнул он в мою сторону, - вести семинары. Так-с... - Шеф внимательно осмотрел аудиторию. - Чтобы Вам было понятно. Изделие ... - он произнёс какие-то цифры с буквами, и я, как и сейчас с Умидой, их услышал, но в памяти у меня кроме "какие-то цифирки и буковки" тоже ничего задержалось. - Вам знакомо? - Дождавшись подтверждения, шеф продолжил. - Так вот, ваш покорный слуга участвовал в создании систем управления этого изделия. - В аудитории повисла напряжённая тишина. Вдруг мужчина в годах, в гражданке, сидевший где-то на последних партах стал генералом. Нет, формы на нём не появилось. Он просто произнёс:
  - Товарищи офицеры! Встать! Смирно!
  Шеф выдержал нужную паузу, показывая умение общаться с военными:
  - Спасибо. Садитесь, пожалуйста... - В его словах и манерах был виден очень гражданский человек, но никакого снобизма, того снобизма, что часто проявляется у военных по отношению к гражданским, у слушателей не осталось...
  
  Я вынырнул из воспоминаний и услышал:
  - Что ж. Прошу сюда, на верфь, дней через восемь-десять. Нужно будет проверить опытный экземпляр. Надеюсь, за это время мы его сделаем. - С этими словами изображение инженера пропало.
  
  "А ведь это была гипер-связь." - Проснулся во мне капитан-очевидность. - "Потому и физиономия у инженера была неподвижна. И голос озвучивал искин. Безэмоционально, чтоб в нюансах не ошибиться. Так что меж звёзд носилась только информация-текст. Самый минимум."
  
  Мы вернулись к закускам. Плавные, неторопливые движения. Маленькие кусочки и никакой суеты. Минут через десять молчание я прервал:
  
  - Аязли, что если я поучусь стрелять из этой штуки?
  - Конечно, Ли. Абордажника найти легче чем канонира...
  
  * * *
  
  Я купил базы по рельсотрону и выучил их. Стрелять из рельсотрона оказалось просто. Так же просто, как с автомата или карабина. Типа: "нажал курок - вот и выстрелил". Не просто оказалось попадать. Вообще-то к рельсотрону прилагался баллистический вычислитель. На пять тысяч он попадал в нужную заклёпку, на пятнадцать тысяч - в силуэт, на тридцать - мог и промазать. Главная проблема - было не видно, где прошёл выстрел, и поправку просто так вычислить не получалось. Поэтому в руководстве рекомендовалось сделать некоторое число пристрелочных выстрелов. Если случится попадание - замечательно, а нет, то вычислить и запомнить пятнышко на прицельной сетке, где пульки точно не было и продолжать. Так что в более-менее неподвижную цель в конце-концов попасть будет можно. Как в морском бое, в игрушке на листочке который, только без больших кораблей, а с одним одноклеточным на большом пустом поле.
  
  Да. Ещё прямая аналогия со снайперской стрельбой. На малое расстояние - попасть проблемы нет, а чуть подальше, так и ветер влияет, и давление, и влажность воздуха. Вот и в космосе. То, что кажется вакуумом, в звёздной системе совсем не вакуум, по крайней мере с точки зрения полёта пульки на трёх тысячах километров в секунду. Чуть на звезде пятно или протуберанец - вот и скачок плотности. И микрогравитация. Звезда-то чуть-чуть как "совсем не шар". Планеты в вычислителе учтены, главный вопрос - насколько точно? А ещё есть почти планеты. И крупные астероиды. Вроде мелочь, а траекторию пули уводит. Немного, на мелкие доли процента, как раз, чтоб в силуэт не попасть. И снова понятно: если система "родная", если в ней всё изучено и измерено от и до, да с нужной точностью, так вычислитель рельсотрона на тридцати тысячах не мажет.
  
  В виртуале я натренировался. Тут и время подошло вылетать. Шесть прыжков до Киноли, потом ещё пять до Карады. Сюда я транспортировал освобождённых рабов. Нас интересует одна из столичных верфей. Ну, конечно, Карада не совсем столица, просто главная система сектора.
  
  * * *
  
  Инженер встретил нас вживую.
  
  - Корабль получился интересный. - Сразу начал говорить он. - Контейнеры имеют не только маскировочную функцию, но и функцию дополнительного крепления. В зависимости от изгиба несущей корабля, положение оружейного ствола внутри них меняется, предотвращая его изгиб и лишние нагрузки. Вы понимаете, о чём я говорю?
  - Пришлось соединить упругое и жёсткое, избежав опасных деформаций и нагрузок... - Резюмировал я его речь.
  - Отлично! - Обрадовался инженер, и продолжил грузить нас техническими подробностями.
  
  Если кратко, то пилотировать это чудо инженерной мысли не просто. Если до этого мы, можно сказать, ездили на обычных земных грузовиках, вроде ЗиЛка или Урала, то теперь у нас грузовик-длинномер с прицепом. Управлять им сложнее. Проще сказать, что это другая пилотская категория. Да ещё часть манёвров режет рельсотрон. С другой стороны, конструкция хорошо известная, отработанная, на поток поставленная, так что запчасти не дороги. Стрелять следует только с остановки, отключив тягу и погасив колебания. Наведение всем корпусом. Правда инженер всобачил на корабль четыре кольца для маневровых двигателей. Ими можно корабль стабилизировать и доворачивать. Двигатели тоже стандартные от КИПов, зафиксированы по шесть штук на кольцо. У каждого индивидуальное управление, но всё это загнано в искин, переводящего интуитивное управление в команды включения и регулирования тяги. Двигатели от КИПов - это хорошо. Тоже потоковая технология.
  
  Я осмотрел боевой пост канонира. Это оказалась кабина истребителя с пилотским ложементом. Кабина упакована в малый контейнер на внешней подвеске ближе к двигателю. Контейнер - для маскировки и дополнительной защиты. Нужно завести пилотский скафандр. Я себе его сразу и заказал с доставкой. У Умиды её боевой пост тоже в малом контейнере на подвеске, но ближе к носу и пилотской рубке. Отдельный контейнер для ПКОшника, он управляет противотопедами и малыми лазерами. Контейнеры с пусковыми автоматами противоторпед - самый первый и самый последний в нашей линии - на носу у рубки и на корме у реакторной. Пара больших контенеров на подвеске с жилыми отсеками. В одном - каюты, в другом ячейки-соты. Соты, похоже, для карцера. Ещё в одном контейнере - медблок и ремонтники. Контейнеры - боксы для двух десантных челноков и пары грузовых тягачей - перецеплять груз с трофея на наш грузовик. Мы с Умидой предварительно заняли одну из кают. Я проскладировал в ней свои скафандры - боевой и технический, и личное оружие.
  
  Пилоты у нас обновились, старые переучиваться не стали и ушли, продав свои паи Аязли. Первый выход сделали малым составом - только спецами. Капитан Аязли, два новых основных пилота и наш старый навигатор в главной рубке. Двигателист и реакторщик в задней капсуле. На них ещё техобслуживание малых движков на кольцах, но серьёзного внимания они не требуют. Я, Умида и ПКОшник - мы все заняли свои боевые посты. Дьярви, два новых пилота на погрузчики и пилот десанта Бирн устроились в контейнере абордажников. Их можно было бы и не брать, но оставлять их на верфи тоже особого смысла не имело. Абордажников пока не набрали.
  
  Первый прыжок сделали в соседнюю систему. Её военные используют как полигон и стрельбище. За небольшую денежку нам выделили место, время и военного советника. Первые выстрелы я произвёл на ближней дистанции. Стрелял по каменюке. Попал, разумеется. Затем дистанцию мы начали увеличивать. Я получал данные со сканеров, управлял поворотом, наводился и "жал на курок". Курок - это условность. Никакого курка нет, но так мне удобнее представлять команду на выстрел. Накачка контура занимает примерно минуту. Можно стрелять сокращённым, с неполной энергией, но, пока, не вижу в этом особого смысла.
  
  На двадцатке, в смысле на двадцати тысячах, я первый раз промазал. Астероид-мишень расположен удачно - за ним пылевое облако. Пуля, пролетев мимо цели, оставило в облаке хорошо видимую трассу. Засёк поправку, прикинул, что могло привести к такому отклонению. Похоже, плохо убрал вращение.
  
  Выстрел, ещё один, ещё... Я учусь попадать. Попадать не просто в астероид, а в его центр. "Спокойнее. Не дёргайся. Поправки считай." - Время от времени доносилось до меня. Потом дистанцию мне увеличили, потом увеличили ещё. Потом, после каждого выстрела, мы совершали небольшой манёвр, и я учился стабилизировать и наводиться с движения. Сколько же я настрелял? На трёхсотом выстреле меня остановили. Если бы я только и делал, что стрелял, не отвлекаясь ни на что другое, то это было бы уже 5 часов. А так - все двенадцать прошло.
  
  "Не плохо, не плохо". - Передал наблюдающий за нами спец. - "Стандартный норматив выполнил. Где учился?"
  "Первый раз стреляю. До этого базы осваивал и в тренажёрах ещё..."
  "Псион что ли?"
  "Слабый. Совсем слабый."
  "Тогда другое дело. Может в свою пси-специализацию попал. Тренируйся, и будет тебе счастье." - Напутствовал он меня напоследок.
  
  * * *
  
  Мы вернулись на Караду. Возвращение я проспал. Аязли - отчитался о выходе и стрельбах инженеру. Принял в команду пару молодых бойцов-погонщиков с парой дроидов - как раз по дроиду на бойца. Проснулся я уже перед выходом из гипера в первой системе на пути к Киноли. Теперь у нас с Умидой одинаковый график. Перед выходом в систему залегаем на ложементы боевых постов. После ухода в гипер отправляемся размяться и отдыхать. Теперь я точно понимаю: долгие прыжки в гипере - это счастье!
  
  На Киноли присоединились к группе и до Рауса дошли штатно. Пара дней на Раусе, и мы набрали пополнение, заправились под завязку и всем дооснастились. Абордажников у нас два отделения. В них по комоду, пилоту, погонщику с дроидом, и пятёрке простых бойцов. Общее руководство абордажниками осуществляет Дьярви. Сложно сказать, зачем нам столько бойцов. С другой стороны у Крайма на Гордости Алтинии было пять отделений. Не полного состава, но всё же.
  
  Кстати, Аязли назвал корабль. В переводе ближе всего получается "Револьвер". Мне понравилось. А что, убойный, с коротким стволом...
  
  Мы пошли коротким маршрутом на Ноаун. Прыгали по бесполезным системам красных карликов. Специально никого не выискивали, случайно никого не встретили.
  
  4.24. На Револьвере.
  
  На Ноауне сильно задерживаться не стали - сутки на отсыпание и вперёд. Наша цель - Авар. Не фронтир, не пограничье, а системы, считающиеся внутренними и почти безопасными. Но пустые, без лишнего контроля. Как ни смешно, но такие есть. Почему в них нет станций? Потому, что старые сломались, их не починили и новые не поставили. Почему? Да потому, что это расходы. Не столько даже на само оборудование, сколько на организацию соответствующей службы. Служба такая в Аваре есть, но идёт она по графе расходы, и тратиться на неё местные власти желанием не горят. Нет, если бы здесь было "жарко", если бы нападений было много, то аварцы бы собрались и службу наладили. А так? Большинство аварцев презирает аратанцев с галифатцами: "Пусть только прилетят! Вот мы им тогда! Новые рабы нам не помешают! Наши завсегда и аратанцев, и галифатцев били..." Так что безалаберность, лень, раздутое самомнение - вот наши главные аварские союзники.
  
  У нас отличный навигатор! Внутрь мы просочились. Нашли систему с трафиком один корабль в двое-трое суток. Вышли на позицию и затихарились. Дежурю и сплю я на боевом посту прямо на ложементе. Покидаю его конечно. Прохожу в кают-компанию у центральной рубки поесть, помыться, оправиться. Не тороплюсь, но и не мешкаю. Если корабль появится, время до выстрела у меня будет. Медленно тянутся сутки. Появился корабль. Повезло - гружёный контейнеровоз, идёт медлено, идёт по угаданной трассе. Я бросил недоеденный обед в утилизатор и пошёл в свой контейнер. Можно было бы и доесть, до старта нам минут сорок, но как-то у меня резко аппетит пропал.
  
  "Казак! Предчувствия есть?" - Спросил у меня Аязли.
  "Плохих - нет." - Откликнулся я.
  "Вот и славно!"
  
  Все незримо готовятся. ПКОшник и Умида уже работают - следят за сканерами, выискивают, нет ли где опасности. Умида на обед не успела... Абордажники занимают свои места, готовясь перейти в десанты. Предстартовая подготовка проходит без суеты. Мы ещё скрыты, ещё всё можно отменить, но, незримый рок отсчитывает последние минуты и секунды спокойствия. Старт!
  
  Мы выскочили оптимально. Под удачным углом, отжимая грузовик внутрь системы. Расстояние начало быстро сокращаться. Ну как быстро - часа полтора или два, на худой конец три, и мы выйдем на боевую дистанцию. Аязли ожидаемо требует у аварца заглушить двигатель, аварец ожидаемо посылает нас в места неприличные. Все как всегда.
  
  В системе всё идёт своим чередом. Планетоиды и астероиды равнодушно следуют по своим орбитам. Им, как миллионы и миллионы лет до этого, нет никакого дела до жалкой возни тех, что считают себя разумными. Аварец траекторию менять не стал. Тягу прибавил, но не сильно. Интересно, на что он надеется? Через два часа мы вышли на рубеж в двадцать тысяч километров. Я всё время погони следил за сканерами, пытаясь почувствовать пространство, вошёл в транс. Да. Давно я не "чувствовал пространство". Пси нужно тренировать! Наконец, я почувствовал, что попаду.
  "Аязли! Стрельну?"
  "Попадёшь? Стрельни."
  Главный двигатель отключился. Я навёлся, погасил колебания, ещё раз прочувствовал пространство своим пси, сделал последние поправки, выстрел... Теперь ждать шесть секунд. Шесть убийственно-медленных секунд. Я чувствую что попаду, нужно просто прожить эти секунды и дождаться будущего, но уже фактически свершившегося факта...
  
  Попал. Пуля не заметила слабенький противометеоритный щит, прошла между контейнерами и попала в несущую трубу-перемычку гантели. Внешнюю стенку она пробила, а на выходе изнутри наружу затормозила. Сколько там кинетической энергии? Часть стенки просто испарилось. Часть разлетелась. Остатки трубы переломились, и реакторная капсула, крутнув грузовик и оторвавшись, хаотичным бешенным шаром заметалась в космосе, постепенно удаляясь. Какая там, интересно, сейчас перегрузка? Двадцатка? Тридцатка?
  
  Время снова пошло своим чередом. Я вышел из пси, лежал в ложементе, и меня потряхивало.
  
  "Молодец! Хорошо попал! Сближаемся!" - Донеслось до меня по общей связи.
  
  Я вернулся к своим обязанностям - контролю пространства. Всё было тихо и пусто. У нас снова запустился главный двигатель и мы пошли на сближение с кувыркающимся кораблём. На сближение ушло минут пятьдесят. Сначала мы продолжили разгон, потом тормозились.
  
  "Первая абордажная команда приготовиться!"
  
  Стартовал десант. Он подкрался к кувыркающемуся кораблю, подстроился под него, и наши абордажники попрыгали на груз. Один сорвался, и ему пришлось подруливать ранцем.
  
  "Аварцы сдаются! У них общей связи нет." - Передали они.
  "Отлично! Работаем!"
  
  Я по-прежнему лежал в ложементе, следил за пространством и отстранённо наблюдал за суетой. Вот пара тягачей-погрузчиков оторвалась от нашего корабля и отправилась к трофею. Вот они пристроились, ухватили корабль с двух сторон захватами, развернулись и включили двигатели, замедляя и стабилизируя трофей. Вот вращение замедлилось, и из обломанной трубы начали выпрыгивать аварцы - на втором десанте их ловят. Вот суета с выпрыгивающими закончилась, и десант летит к нам. На трофее суета продолжается. С него отцепляют контейнеры, отталкивают их, и они начинают медленно разлетаться. К отлетевшим подваливают тягачи, цепляют и тащат к нам. У нас тоже суета - нужно всё это принять на подвеску. Суеты много, дела мало. Нам потребовалось 5 часов, чтобы забрать груз и разместить его у себя. Грузовик разобран весь. Переднюю часть наши тоже забрали, отрезали рубку от трубы, приварганили зацепы и прицепили на подвеску как есть, без контейнера. В космосе осталась только соединительная труба с крепежом, манипуляторами и захватами. Она летит, медленно вращаясь как лопасть гигантского пропеллера. Скорость у неё большая, гиперболическая. Если её не тревожить, то через несколько лет покинет она звезду, уйдёт в межзвездное пространство и сгинет в неизвестности грядущих столетий.
  
  Где-то вдалеке реакторная капсула не пережила столкновение с подвернувшимся камнем. Небольшим камнем, не больше сотни метров в диаметре. Значит и гоняться за ней смысла нет.
  
  Суета кончилась, у нас запустился двигатель, и мы пошли домой, на Ноаун. Разгоняемся мы медленно. Нагрузились. До этого мы спокойно давали под три же, так что без противоперегрузочных кресел было не комфортно. Сейчас же идем где-то ноль-восемь.
  
  В системах я дежурю - всё время занят, и в то же время свободен. До этого, абордажником, я мог заниматься своими делами, мог читать, возиться с медкапсулой, с дроидами. Теперь же всего этого я лишён. Ну, в принципе, я мог бы что-нибудь почитать. Никто бы из наших толком этого и не заметил. Но космос остался бы без контроля. Не совсем без контроля, сканеры работают, Умида бдит и ПКОшник. Но ведь как стычки начинаются? Начинаются с того, что неожиданно откуда ни возьмись выскакивает приватир... Хорошо, если далеко, а если рядом? Так что я не сачковал. И в то же время делать мне было совершенно нечего. Я прикидывал, как мы летим, как удобнее было бы лететь, и отмечал, что летим мы как-то не так, летим странно. Определённая логика всё же начала просматриваться. Самые лучшие маршруты на Ноаун мы оставляли в стороне...
  
  Всё проходит. Мы выскользнули из Авара, прошли нейтральными системами, перед последним прыжком Аязли озадачил меня аварскими трупами. Хотя - вполне логично. Во время боевых дежурств отвлекать он меня не хотел. В гипере - я отдыхал. Если б не отдохнул, на следующем дежурстве был бы не в форме... Трупами, так трупами: Зеленокожий раб, синекожий служка и четыре коренных аварца. Мне их подтаскивали абордажники уже раздетыми. Служка оказался техником с дешёвой нейросетью. А вот аварцы - два пилота, капитан универсал-управленец и баба - навигатор. Странно. Обычно специалисты живыми в плен сдаются. То что нет двигателиста-реакторщика понятно. А вот остальные то что? Сообщение про сдающихся было... Ну да ладно. Моё дело маленькое. Импланты с нейросетями снял, протоколы к отправке подготовил. Даже заглядывать что там да как не стал - безопасники разберутся.
  
  * * *
  
  Как всегда по приходу в систему началась суета. Мне досталось - отчитаться СБшникам по протоколам и доставить освобождённого раба в реабилитационный центр. Точнее наоборот - сначала раба, потом к СБшникам. После этого - отдыхать. Умиду Аязли ничем не нагрузил. Вот и отлично!
  
  Мы с Умидой отдохнули от души, что называется душой в душу. Отоспались без будильника и ещё раз отдохнули. Но соскучиться не успели - Аязли всех собрал на разбор полёта.
  
  Мне досталось шестьдесят с небольшим тысяч - моя доля увеличилась. Неплохо! Взяли мы немного меньше - корабль, хоть какой, всё одно денег стоит. После оглашения и выдачи долей Аязли перешёл к общей части.
  - Отработали мы все хорошо. - Начал он. - Но есть и недостатки. Медленно паковали добычу - это раз. Предлагаю абордажникам освоить смежную специальность - погрузка и размещение негабаритных грузов. И два: нам нужны медтехники. Если что, у нас есть Казак, он не откажет, но снимать его с боевого дежурства ради разной текучки не будем. Так что бойцы - ещё одна смежная специальность на вас.
  - А кому какая? - Откликнулся один из абордажников. Молодой парень, белый, на общем говорит с аратанским прононсом.
  - Медтехников желательно пару. Желающие есть?
  - А с оплатой как...
  
  Ребята свои деньги тратить не захотели. После торга договорились в кредит за счёт компании, списание кредита - работой по выбранной специальности.
  
  * * *
  
  Второй выход прошёл как под копирку. Только корабль попался не гантель-контейнеровоз, а мелкий грузовик. Я бил в двигатель с тридцадки, попадал уверенно. Грузовик оказался старый со слаборазделёнными реактором и двигателем. Так что загасил заодно и реактор с реакторщиком. Команда после демонстрации силы сдалась. Меня Аязли с дежурства снял и я кромсал трофей на части. Если не заботиться о целости несущих, то снять можно всё и быстро. Погрузка серьёзно не ускорилась, но специализация нашим начала помогать - могло бы быть и хуже. Всё же контейнеровоз приватизировать гораздо удобнее.
  
  Потом также телюпали длинными прыжками по странному маршруту. Ни на кого не нарвались, так что это не маршрут странный, а мне квалификации не хватает понять его оптимальность. На последнем прыжке мне опять досталась обработка аврских трупов.
  
  "Хкм, Аязли! Вопрос у меня." - Отписался я командиру.
  "Хочешь узнать зачем я аварцев извёл?"
  "Да."
  "Чтоб нашу тайну сохранить. Пока аварцы не знают как мы на них охотимся, то и не противодействуют толком. Сейчас-то красота! Затраты минимальны - один выстрел и грузи добычу."
  "Охотнику не обязательно видеть зверя, чтобы его узнать. Достаточно увидеть следы. Думаешь никто ободранные скелеты не отыщет?"
  "Отыщут, но пока спохватятся, пока сообразят по маршруту пошариться. Пока найдут и сверят... Большинство же перегрузкой не балуется, цепляют и тащат целиком. Так что время на спокойную охоту выкроить можем прилично."
  "Не нравится это мне."
  "Предчувствия?"
  
  Здесь я задумался. Как таковых предчувствий у меня не было. Просто общее ощущение неправильности. Всё же убивать сдавшихся это как-то... Прям дикое средневековье.
  
  "Неопределённые. Неприятные." - Решил ответить я.
  "Да ладно тебе, сошлёмся на сбой систем жизнеобеспечения."
  "Сколько раз подряд?"
  "Наших это ни капли не волнует. Умерло сколько-то аварцев, вот и хорошо... Деньги вот только теряем."
  "А аварцы претензию по нарушению конвенции не выкатят?"
  "Будем надеяться, что сообразить не успеют."
  "Ладно. Пойду работать." - Решил я закончить разговор.
  "Если что почувствуешь - сообщи."
  
  Мне снова трупы подтаскивали абордажники. Первым был раб-реакторщик. Его собрали в мешок, так мешком и притащили. Нейросеть нашёл, но она не прочиталась. Очень уж повреждена. Так только ДНК снял. Потом было четыре раздетых аварца. Навигатор, видимо наёмный. Капитан - универсал с уклоном в бойца. Баба - пилот. И ещё странная девица с приличной универсальной нейросетью, в экипаж не вписывающаяся. Посмотрел в искине - два пилота-служки, раб с нестрогой нейросетью и раб со строгой были живы и вполне здоровы.
  
  Я ещё раз посмотрел на извлечённые нейросети с имплантами, и почувствовал себя паршиво.
  
  * * *
  
  В третий выход пошли после стандартно-короткого отдыха. Просочились сквозь границу. Патруль нас заметил, но был далеко и не погнался за нами. Затем мы пропрыгали петляющим зайцем и затихарились. Система оказалась неудачной. За пять дней никого и ничего. Потом прошёл конвой, прошёл далеко, нас не засёк - мы сидели за подходящим астероидом, как мышь под веником. Потом ещё четыре дня ничего и снова конвой, к которому нам соваться нет смысла.
  
  Сменили точку, зайдя глубже в Авар. Засели в очередной непопулярной системе, пропустили бродячий патруль, пропустили пару кораблей, идущих слишком далеко, и дождались, наконец, подходящий транспорт. Транспорт оказался небольшим грузовиком. Он натужно тащил на себе дюжину навесных контейнеров. На нас не отреагировал, пыхтел себе и пыхтел по своим делам. Будь у нас другой приватир и другие десанты, можно было бы в него и не стрелять. А так я отстрелялся, как по неподвижной цели.
  
  Аварцы внутри решили посопротивляться и схлестнулись с абордажниками, забили одного дроида. Наши закинули второе отделение, и все оставшиеся в живых аварцы сдались. Вот и первые потери: одного из бойцов убили, пятерых ранили. Причины оказались в грузе - в контейнерах оказались капсулы с рабами. "Просто разморозь себе работников..."
  
  На последнем перегоне Аязли снова отправил меня возиться с трупами.
  "А что не молодёжь? Я думал уже всё сделано." - Отписался я ему.
  "Недоучились ещё, да и СБшных подписок у них нет."
  "Ясно." - Думал завершить беседу я.
  "Кстати, там снова все. Возражения есть?"
  "Нет."
  
  "Как контракт закончится, сразу уйду." - Думал я, выковыривая импланты и копируя протоколы. - "Вроде немного уже осталось."
  
  * * *
  
  В четвёртый выход пошли после стандартно-короткого отдыха. Пару раненых оставили в госпитале, новых бойцов добрали. Поход не задался. При входе в Авар нас засекли погранцы и попытались принять в свои жёсткие объятья. В системе болталось четыре их тройки. Все они были далеко, на запросы мы не ответили, и фрегат с парой сопровождающих корветов за нами погнался. Мы всё же скользнули внутрь, но и там аварцев было не меньше. За нами тоже уцепилась ближайшая тройка. Те, что на хвосте, выйдя в систему, вроде решили за нами больше не гоняться. Скорости у аварцев повыше, так что догонят, как есть догонят. Не в этой системе и не в следующей, фора у нас приличная, но будут гнать - загонят.
  
  "Казак, что думаешь?"
  "Внутрь не пройдём. Нужно уходить во фронтир. И преследователей демотивировать..."
  "Жалко терять такую маскировку. Сейчас мы на контрабандистов похожи, начнём отстреливаться - всё. Срисуют и запомнят. Попробуем оторваться?"
  "Попробуем. Отстреливаться сейчас всё равно далеко."
  
  В следующей пограничной системе мы пробыли дольше запланированного - уходя от аварцев пришлось прилично доворачивать. Ушли в прыжок - дальний, но простой - через звёздную проплешину. В следующей системе ближнего аварского фронтира аварцы опять были, тоже погнались, пытаясь отсечь нас от удобного выхода. Нет худа без добра - мы довернули "вроде вынужденно, но так даже лучше". Местные патрули, увидев, что нас уже преследуют, не стали жечь топливо и вернулись к свободному патрулированию.
  
  "Казак! В следующей системе нас догонят."
  "Догонят, значит догонят."
  "Я думаю от входа не рвать, а подождать."
  "Раз уж всё равно догонят, то можно и подождать. Только позицию выбрать нужно получше."
  "Предчувствий нет?"
  "Нет. Мандраж есть, а предчувствий нет."
  "Вот и хорошо."
  
  Так и сделали. При следующем выходе рвать никуда не стали, развернулись, я накачал накопители, приготовившись к выстрелу.
  
  Аварцы вышли почти одновременно. Один корвет поближе к нам, только довернуть немного. Фрегат подальше и последний корвет ещё дальше от нас за фрегатом. В общем, только аварцы щиты подняли, как ближнему корвету и прилетело. Далековато, тысяч на сорок пять, но цель выходила ровно, выстрела не ждала, так что попал. Похоже, разворотили нос. Фрегат и корвет рванули в нашу сторону.
  
  Фрегат пёр прямо на нас. Удобная мишень. Довернул, стрельнул - не попал. Всё же далековато. Впрочем, ждать не стал, стрельнул ещё. С третьей попытки фрегат я зацепил. Получив по морде, желание подраться он утратил и начал отворачивать. Вслед за ним начал отворачивать и второй корвет. Уходят не то, чтобы быстро, но дёргаются, как ненормальные, ну или как бабочка.
  
  "Торпеда! Ещё одна! Ещё..."
  
  ПКОшник мне их подсветил. Это корвет-подранок решил нас отвлечь, запуская боезапас в нашу сторону. Запускает он торпеды по-одной, до них пока далеко, но, если они до нас доберутся, мало нам не покажется. Тут либо уходить, либо гасить их всеми силами.
  
  "Аязли! В дальних не попаду, разве что случайно. Только выстрелы потрачу. Ближнего причешу." - Кидаю я в общую сеть и начинаю разворот.
  "Делай! Время есть." - Подтверждает моё решение Аязли.
  
  Заряжаю дробью и накрываю подранка. Через дюжину секунд видно, как с него обдирает обшивку. Затем начинаю долбить по меткам. Попал - не попал не ясно, но должен был накрыть.
  
  Аязли командует, и мы начинаем уходить в сторону. Теперь торпеды, если живые, должны будут себя проявить. Проявились - сначала одна, потом вторая.
  
  "Казак! потренируйся ещё, пока время есть."
  
  Потренироваться, так потренироваться. Целюсь, накрываю метки ПКОшника. Снова маневрируем - тихо. Значит забил. Аварцы ушли на безопасное расстояние и вроде как уходят, но не спешат, ситуацию контролируют.
  
  "Похоже отбились." - Говорю я в общий канал.
  "Лезть на корвет считаю бесполезным." - Говорит в общий чат Аязли. - "Брать там нечего, это не торговцы, а клановые. Сами сдохнут, но хоть кого, да с собой заберут. Да и эти могут снова вмешаться. Предлагаю его добить, и поискать цель побогаче."
  
  Аязли выдержал паузу и приказал мне стрелять дальше.
  
  В спокойной обстановке попадать я стал хуже, даже странно. Один из двух, в лучшем случае два из трёх. Четыре попадания корвет зацепили, два всадил в яблочко. После такого демонстративного расстрела мы развернулись, и пошли в сторону фронтира. Фрегат прыгнул в сторону Авара, а корвет решил задержаться.
  
  Во фронтире прошли подальше и обнаружили аварскую заправку. Работает она, не работает - не ясно, да и не важно. Подошли, и я начал пристрелку. Аварцы закрылись от нас роем мелких частиц. Вообще, это стандартная технология против рельсотрона. Выкидываются специальные бомбочки, как на Земле гранаты-дымовухи. Только на Земле это цветовые сигналы и чтоб за дымом видно не было. А в космосе - просто мелкие частицы. Если пулька в такую частицу ударится, то, по закону сохранения импульса, скорость у неё уменьшится. Уменьшится и энергия. Но импульс по скорости линеен, а кинетическая энергия - квадратична. Так что даже небольшое уменьшение скорости сильно уменьшает энергию. И куда этой энергии деваться? В излучение да в тепло. Так что распылиться может пулька, а то и испариться. С другой стороны очень неплохо такие поля выносятся дробью. Прямо выметаются. Так мы и упражнялись. Где-то через час я заметил, что аварцы дымовухи свои экономят - время от времени дробь прилично снимала щиты на станции. Наконец угадал, и вместо дроби вломил пулькой. Удачно - поля сдулись, значит энергосистема повреждена.
  
  Дальше нам повезло. Прямо к заправке вышел из гипера грузовик. Уйти он от нас не смог и мы его затрофеили. Пока наши его дербанили, я всадил ещё десяток выстрелов в станцию, и мы пошли большим кругом домой.
  
  Захваченных аварцев в этот раз мы довези до Ноауна живыми. Разгрузились, сдали рабов в Комитет Помощи, распродались, передохнули и выдвинулись в очередной поход.
  
  4.25. Нападение на Зурнуш.
  
  "Неплохо мы здесь пошумели. Теперь нам пора на Раус." - Сообщил нам всем Аязли, когда мы прыгнули в сторону Аварского фронтира.
  "Трассу перестраивать?" - Уточнил наш навигатор.
  "Да. И нужно бы нам прокрасться незаметно."
  "Извини, командир, я понимаю, что это не моё дело, но перед стартом ты не мог этого сказать?"
  "Нет. Для всех мы пошли так же и туда же, как обычно. Ну, с небольшими вариациями. Нас ожидает большой куш! Подробности будут на Раусе."
  
  Выждав немного, я связался по выделенному каналу:
  "Аязли! Контракт у меня подходит к концу. Без обид, я собираюсь уходить."
  "Да, Казак, я понимаю, ещё и Умиду уведёшь. Кстати, с предчувствием у тебя как? Не беспокоит?"
  "Что-то не слишком определённое. Какая-то крупная неприятность или опасность."
  "Можешь описать конкретнее?"
  "Нет. Только ассоциативно."
  "Ну, давай."
  "Представь, стоишь ты в чистом поле, а на горизонте копятся грозовые облака, и накатывают на тебя."
  "Хм. Неплохо сказано."
  
  До Рауса мы добрались без неожиданных неприятных встреч.
  
  - Нас ожидает поход на Зурнуш. - Объявил Аязли по прилёту. - Сейчас здесь собираются большие силы. Нападения в направлении Зурнуша в последнее время были небольшие. Здесь оставались только самые упёртые и безбашенные. Так что аварцы считают, что нас из этого сектора выдавили и сейчас, по имеющейся информации, они отправились ловить нас совсем в других местах. Мы с вами к этому определённые усилия приложили. Ещё: имеется информация, что боевая станция на Зурнуше сейчас нефункциональна. Аварцы изо всех сил делают вид, что всё в порядке. Но капитальный ремонт заказали. Так что цель легче, чем кажется на первый взгляд. Система Рауса перешла на военное положение. Изображает готовность отразить атаку сил Авара. Принимает всех, не выпускает никого. Общий сбор и отправка назначена через три дня.
  - Зурнуш, это же Авар. - Уточнил я. - Мы до этого и к Миленти не совались.
  - Да - Зурнуш это Авар. Сейчас Авар. Ещё недавно он тоже был протекторатом.
  
  Команду Аязли отпустил расслабиться, а меня задержал для беседы-напутствия:
  - Казак! Если хочешь, сходи, уточни по поводу дембеля, вреда от этого не будет. Но вот увидишь, тебя просто так не отпустят. Не факт, что мне удастся за три дня найти канонира. И потом я бы хотел, чтобы ты был со мной на корабле. Мне так спокойнее...
  
  * * *
  
  Я действительно сходил. И меня действительно послали.
  
  "Ваш предыдущий командир Крайм ан Ярнис не закончил оформление документов. Заявка есть, а мотивационное пояснение к предложению о зачёте срока службы отсутствует. Поэтому в настоящий момент нельзя утверждать, что Вы отслужили достаточный срок. Крайм, к сожалению, погиб, так что дооформить документы он не сможет. Но Вы не расстраивайтесь! По возвращении из рейда мы попробуем справиться с этой проблемой..."
  
  "Скажу Вам, молодой человек, прямо. Этот рейд важен, и чем больше бойцов в него отправится, тем меньшие потери мы ожидаем..."
  
  "Нет, если Вы действительно по каким-то причинам не хотите идти в рейд, то можете не ходить. Но в таком случае прямо сейчас я констатирую, что нужного срока службы у Вас нет, призываю Вас на действительную срочную службу и, по открытии системы, отправляю на полный срок [на северный полюс белых медведей охранять]. Не устраивает? Значит договорились: подойдёте после рейда, и я справлюсь с возникшей проблемой..."
  
  * * *
  
  Я смирился с неизбежным, дурные предчувствия меня отпустили, и мы с Умидой прожили эти три дня тихо и спокойно, как семья на курорте. На Зурнуш мы вышли, соблюдая подобие строя. Но уже через два-три прыжка строя не осталось и мы шли толпой. Системы как вымело: пусто и тихо. Наших нет - понятно. Аварцев нет - тоже более менее понятно. Но ведь и нейтралов-контрабандистов, что "и нашим, и вашим", тоже ведь нет! Неприятный звоночек.
  
  В системе Зурнуша на первый взгляд тоже всё было нормально. Наш корабль вышел далеко не самым первым. Аварцы поспешно оттягивались к защищающей планету боевой станции. Боевая станция ощетинилась тремя стволами рельсотрона. Но не такими маленькими, как у нас, а раза в два длиннее. Наших кораблей собралось порядка двух тысяч. Аварцев - тысячи полторы. Многовато, но более-менее нормально. Но я чувствовал, что что-то не так! Аязли спросил меня:
  "Скажешь чего, Казак?"
  И я ответил, как чувствовал:
  "Мы в жопе."
  "А по-подробнее?"
  "В чёрной аварской грязной жопе."
  "Хм. Непонятно. Уходить нужно?"
  Я задал сам себе вопрос: "Что случится если мы сейчас попытаемся уйти?" - Почувствовал смертельную опасность и ответил:
  "Нет. Тогда совсем кранты. Здесь побарахтаемся."
  
  Мы начали подползать к аварцам, выстраивая атакующий фронт. Аварцы выдвинулись нам на встречу. Встретиться мы должны были где-то на сотне тысяч от станции. Аязли вёл наш корабль сзади и сбоку, чтобы своих не зацепить. Потом мы зависли, я выбрал крупный фрегат, навёлся и начал стрелять. Дистанция великовата - 60 тысяч. Первые выстрелы ушли в молоко. Как и не было их. Потом попал, точнее зацепил, но не фрегат, а мелкий приватир чуть за фрегатом. Отлично!
  
  И здесь-то всё и прояснилось. Во-первых, в систему зашли ещё аварцы. Хорошее подкрепление где-то под тысячу вымпелов. Зашли не слишком близко, но и не далеко - буквально часа три, вряд ли сильно больше, и они окажутся на месте боя. Во-вторых, в систему зашёл десяток нашего арьергардного охранения. Их вытеснили аварцы, и не просто вытеснили, а запустили в той системе концентратор-прерыватель.
  
  Что это значит? По-постому - назад прыгать нежелательно. Технология концентратор-прерывателя известна. В гипере образуется воронка, и корабль выпадает в обычное пространство. Причём выход производится в сравнительно небольшой по космическим меркам области обычного пространства. То есть прыгать назад - это подставиться на выходе под боеготовых аварцев. Если в системе один такой концентратор, то она закрыта не на 100%, но все быстрые проходы аварцы точно перекроют. А медленные, да с преследователями на хвосте...
  
  Но это оказалось ещё не всё. Аварская боевая станция начала стрелять - оказалась она вполне себе живой. На ста с небольшим тысячах аварцы первым же строенным залпом зацепили один из наших приватиров.
  
  "Пираты! Вы в ловушке! Вы окружены! Вы окружены превосходящими силами!!! Сопротивление бесполезно! Бежать бесполезно! Сдавайтесь! Тем кто сдастся, гарантируется жизнь. Вы своим трудом отработаете ущерб, нанесённый Авару! Остальные будут уничтожены!" - Закольцевали аварцы своё обращение.
  
  "Казак! Что скажешь?" - Спросил меня Аязли.
  "Что скажу? Мы лопухнулись и попали в ловушку - это верно. Бежать бесполезно - тоже верно. Аварцы здесь не соврали и я им верю. А вот сдаваться - не вариант. Живые позавидуют мёртвым! Так что план ровно один - всех убить. Скажешь, что их много и всех не убьём? Так давай просто попробуем. Их много - значит на всех хватит. И нужно их не подбивать, а добивать совсем. Не жалеть ещё одного залпа, чтобы живых не осталось. Не победим, так не проиграем и умрём с честью."
  "Всех убьём - это про тебя я уже слышал..."
  "Да. Ты прав. В тот раз всех убить не получилось. Они сдались."
  
  Аязли, как я потом выяснил, скинул мои слова всем кораблям. Я послушал запись. Голос у меня звучал убедительно: спокойно, рассудительно, без лишней экспрессии и бравады.
  
  Наш фронт дрогнул, но выровнялся. Столкновение началось. Точнее не столкновение, а бойня. Наши действительно всаживали ещё три-пять лазерных выстрелов в подбитые корабли, плавя рубки и реакторы. Или долбали малой торпедой - подранку без щита много не нужно. Спас-капсулы расстреливали ПКО - не сидеть же им без дела... Аварцы пытались сойтись на абордаж. Наши битые корабли их просто таранили. Доходило и до рукопашной. По крайней мере сцепившиеся корабли были. Временами у наших кораблей в таких сцепках взрывался реактор...
  
  "Казак! Нам нужно отвлечь станцию! Попадёшь?"
  
  Сотня тысяч километров. Пулька летит полминуты. Ну, чуть больше. Зато станция большая и неподвижная.
  
  Я навёлся, выстрелил, промазал. Снова навёлся и провалился в своё пси. Я чувствовал как полетит пуля, как гравитация и солнечный ветер изогнут её траекторию. Я выстрелил и попал. У станции мощная защита, но кинетическое поле пульку не сдержало и верхний слой композитной чешуи потерял пару квадратных метров. Да - станция это мощь. Моих выстрелов в бушующем бое не видно. Это не значит, что меня нельзя вычислить. Аварцы разобрались кто их обижает после шестого попадания. Лафа кончилась. Я больше не вижу боя, не вижу и не чувствую ничего, кроме своего Револьвера, мгновенно отзывающегося на работу маневровых, аварской станции и узкой трубки пространства между нами. Как в тоннеле, воображаемом тоннеле без стен.
  
  Судя по пропорциям, энерговооружённость у станции раз в десять больше моей. Стреляют они вдвое чаще, значит энергия выстрела у них раза в четыре больше. И значит аварские пули летят раза в два быстрее. Прикидка грубая, конечно, но в целом мне её хватает. Аварцы бьют залпом - так проще наводиться. Дробная стрельба, когда каждый ствол стреляет по готовности, может быть эффективнее, но сложнее, да ещё и я им жару добавляю. Я тоже не вижу аварских выстрелов, скорее угадываю их по лёгкому вздрагиванию станции - закон сохранения импульса никто не отменял.
  
  Я чувствую опасность. Врубаю маневровые на всех четырёх кольцах и скольжу в сторону, навожусь и стреляю в ответ. Я раз за разом попадаю, и прямо чувствую злость и недоумение аварцев - в их пристрелянной системе они ничего не могут сделать со мной - наглой кусачей мошкой. А я их жалю и жалю. Это одно попадание не страшнО, и десяток не слишком опасен. А сотня попаданий - это уже много. Это только говорят, что "снаряд в одну воронку дважды не падает". Падает, нужно только пострелять подольше. Попаду второй раз в одно и то же место - вот и пробитие. А если у них усиленная броня, значит нужно попасть в одно место три раза.
  
  Сотню выстрелов мне сделать не дали. Через полтора часа аварцы сменили тактику и начали долбить по нам сначала дробью, потом картечью. Пожалуй, это наиболее адекватный синоним. Если пуля - это один кусок, дробь - где-то под тысячу-полторы пылинок, то картечь - пятьдесят-семьдесят. Летит картечь медленнее пули, но быстрее дроби. Дробь наше защитное поле не прошибает - только просаживает. За 16 секунд от залпа до залпа мы кинетический щит полностью поднимаем. А вот картечь щит проходит и больно царапает. Я прямо физически чувствую боль от попаданий по кораблю. Чешуйки-то ладно, а датчики с эмиттерами?
  "Аварский выстрел, попадёт через 16 секунд." - Командую я Умиде. Она пытается отмахнуться полем-ладошкой. Временами успешно. Моя команда сокращаются: "Выстрел 16 секунд." Потом сокращается до одного слова: "Выстрел."
  
  Через семь минут мы сдались. Не совсем, а выкинули пылевое облако между нами и станцией. Аварцы его засекли, и начали выносить дробью. А мы - восстанавливать это облако, подкидывая дымовухи после каждого их залпа. Потом мы их обманули - высунулись, я влепил им пульку, и мы снова спрятались за пыль.
  
  Да. Мы нашим выиграли уже два часа. При аварском темпе стрельбы и знании системы это 400 наших кораблей. И здесь аварцы перестали по нам стрелять, наводясь на накатывающую на них нашу лавину. Нет! Так дело не пойдёт!
  
  Мы вышли из-за нашего пылевого облачка и продолжили вколачивать в аварцев пули. Аварцы снова переориентировались на нас. Сменили тактику? Сложно сказать. Наверно я просто выдохся. Через пятнадцать минут перестрелки я не смог вывести корабль из под удара. По нам прилетело. Потом прилетело ещё и ещё.
  "Всё. Допрыгались." - Подумал я и отрубился.
  
  * * *
  
  Дальнейшее я сам не видел - потом смотрел детализацию боя.
  
  Наши вышли в ближнюю зону станции. Десяток приватиров ломанулся прямо к ней. Кто-то погиб, получив заряд в упор. Кого-то отвлекли защитники. Наконец один из прорвавшихся протаранил станцию, точнее стволы рельсотрона. Всё - как военная сила станция кончилась.
  
  Аварские корабли начали отступать ко второй волне. С нашей стороны вышли из боя где-то семьсот кораблей. Аварцы потеряли тысячу. Боеспособных кораблей у них было больше, чем у нас, но потери их деморализовали.
  
  "Что, мальчики, надеялись на лёгкую победу? Ха-ха. Пришло время умирать!" - Передал кто-то из наших капитанов. Наши корабли демонстративно добили последних аварских подранков, снова сформировали фронт и начали накатывать на подкрепление. И аварцы дрогнули. Некоторые из отступающих набрали слишком большую скорость, когда драпали и, проскочив подкрепление, слишком медленно тормозили. Кто-то вообще решил не тормозить, разгоняясь для прыжка. Да, на избитом корабле без щита или с ополовиненным оружием толком не повоюешь. Так что вроде делали аварцы всё правильно. Но вид уходящих кораблей, фронт наших, грозно прущих на рожон, куча разбитых кораблей - всё это не прошло даром. Аварцы побежали. Не все. Часть осталась в строю. Наши как на учениях, провели удачный манёвр, воспользовались неразберихой и начали скатывать с фланга тех, кто пытался нам противостоять. Потом аварский командующий решил перебазироваться в тыл, фронт рухнул и аварцы бросились наутёк. Те кто мог, конечно. Наши погнались и продолжили добивали подранков. Почему их не брали в плен? Мы же победили?
  
  В итоге аварцев сбежало порядка восьмисот кораблей. Где-то треть от общего начального состава. У нас к концу бойни половина кораблей была уничтожена или повреждена так, что не могла продолжать бой.
  
  * * *
  
  Я очнулся от того, что Дьярви выковыривал меня из повреждённого ложемента.
  - Всё, Казак, не кипешуй, мы побеждаем. Сейчас тебя в челнок оттащу. Не помогай, не нужно, ты больше мешаешь. - Выговорил он мне. - Ты, главное, не сдохни ненароком.
  
  Тело я почти не чувствовал. Что-то чувствовал как ватное, что-то не чувствовал вообще. Мозги, как в тумане, еле шевелились. Дьярви передал меня кому-то из наших. Я пытался рассмотреть имя, но не смог. По скафандру - абордажник. Меня пристегнули в кресло. Рядом со мной кто-то сидел, пристёгнутый. Скафандр Умиды - отметил я и отрубился.
  
  Очнулся я через пару суток в медкапсуле на занятой нами космической станции.
  
  Да, за эти двое суток дел наши наворотили - о-го-го!
  
  Сначала наши высадили десант абордажников и взяли под контроль космическую станцию с лифтом. Лифт был выключен аварцами. Все, не успевшие сбежать со станции оказались нашими заложниками. Наши заняли верфь. Заточена она для починки приватиров - самое то. Заняли заправку - водород нужен. Всех аварцев пообещали отпустить за выкуп. Нет сбережений - возьми кредит - аграфский банк работает. Всем работающим поставили повышенный тариф - трёх, пяти и даже десятикратный. Всё равно расплачиваться будем не деньгами, а выкупами. Заработал больше - можешь выкупить родственника, друга, любовницу, да кого угодно. Со всеми работающими заключали контракты и, хвала репутации аратанцев, это работало. И ещё: саботаж или ненадлежащее исполнение обязанностей - смерть, любое сопротивление - смерть... Деньги и смерть - и вот всё работает. Не лучшим образом, но функционирует.
  
  Потом, часов через двенадцать после начала боя, в систему залетел наш разведчик и с докладом шустро усвистел назад. Ещё часов через двадцать появилась вторая волна. Аварцев-засадников она то ли напугала, то ли турнула, то ли они сами, осознав результаты сражения, смылись, но в любом случае космос был пуст и безопасен. Во второй волне пришли галифатцы - "добровольцы с военной выправкой". "Отпуска взяли" - я слышал, как шутили они про своё появление. Планетарный десант сходу додавил хилую планетарную ПКО и остатки организованного сопротивления. Взял под контроль и запустили космический лифт. Аграфский банк начал работать днём и ночью без перерыва...
  
  Галифатцы организовали транспортный коридор. Этот коридор раздваивался - один его рукав вёл на Раус, второй продолжался в Галифат. На Зурнуш транспорты тащили запчасти и боеприпасы, обратно - добычу, раненных и освобождённых.
  
  Первые сутки наши оставшиеся на ходу суда шерстили поле боя. Вытаскивая всех живых, наших мёртвых, трофея разные полезные ценности. С приходом второй волны появились и профессиональные трофейщики, так что оставили это увлекательное занятие им.
  
  После налаженного трафика начали торговать домами и прочей инфраструктурой в столице и ещё двух крупных городах.
  "Уважаемый, готовы ли Вы заплатить, чтобы пираты не снесли Вашу собственность? Как мы гарантируем, что собственность не пострадает? Договор страхования в аграфской страховой компании. Вы страхуете, выплачиваете страховой взнос, можно в кредит, если что-то случается с Вашей собственностью - получаете страховую премию."
  
  * * *
  
  Вот в это время я и вылез из медкапсулы в маленькой комнате. "Медцентр на станции Зурнуш" - локализовала нейросеть моё положение.
  "Казак! Напиши мне СРАЗУ, как вылезешь из медкапсулы. Расскажу что, где и как. Дьярви." - Тренькнуло мне сообщение.
  "Да." - Подумал я и огляделся.
  Маленькая комната, медкапсула и рабыня. Молодая женщина с фиолетовой кожей в униформе, очень специфичной униформе, не скрывающей, что нижнего белья у неё нет. Она открыла шкафчик, показывая мне мой лётный скафандр, открыла дверцу душа, предлагая обмыться.
  "Обмыться действительно стоит." - Решил я и полез в колбу душа.
  "Я в медцентре." - Написал я Дьярви.
  Я запустил душ два раза. Вышел из него чистый и обновлённый. Медкапсула уже уехала, на её месте была кушетка. По комнате суетилась рабыня, делая вид, что прибирается и протирает поверхности.
  "Приятные у неё формы." - Подумал я. Взгляд невольно задержался на женщине. Настроение у меня стало хорошим и игривым. Я одел скафандр, в это время пришло сообщение от Дьярви.
  "Умида умерла. Тело в морге. Определись, что с ним делать. Всё оплачено."
  Я почувствовал, как жизнь наотмашь двинула меня поддых. Я сел на кушетку. Меня затошнило, прямо согнуло. Стало очень тяжело дышать, я с трудом делал маленький вдох и меня клинило, также трудно выдыхал. Постепенно я продышался, выпрямился, написал Дьярви:
  "Умида? Но как же так?"
  "Травмы оказались слишком серьёзными. Инд-аптечка не справилась. Вытаскивали с ложемента мы её ещё живую, загрузили уже мёртвую. Держись, Казак! Я всё понимаю. Держись! У нас пол-экипажа погибла. Выжили из спецов двигателист с реакторщиком с задней капсулы, да ты. Вся передняя капсула в смятку. Аязли тоже погиб. Хороший был командир. Абордажников многих поломало, но выжили все."
  "Понял. В морг пойду."
  "Да. Как закончишь напиши."
  
  Сколько прошло времени? Ведь совсем не много. Минуты две, может три. Рабыня всё также провоцирующе изгибается. Я встал и вышел из комнаты. Коридор, поворот, приёмная, аварец в годах, серьёзный и внушительный.
  - Парень! Как чувствуешь себя после лечения? Тебе не понравилась женщина?
  - Лечение нормально. - Ответил я ему остановившись и глядя в глаза. - Рабыня не понравилась. - И, не давая вставить слова о замене, продолжил: - Я мститель, не люблю рабство и рабовладельцев.
  
  Под моим взглядом аварец посерел, буквально уменьшился ростом. Только что мне приходилось немного задирать голову, а теперь я гляжу на него сверху вниз.
  
  - Я... У меня не осталось рабов. Ваши их освободили и скоро заберут. Увезут в Аратан. Просто... Просто они здесь работают, зарабатывают деньги... Всё совершенно добровольно... А нейросети им сменят... Потом. Мне так сказали...
  - Хорошо. Я доволен. Заплати ей.
  
  Я развернулся и не слушая аварца ушёл. Морг оказался недалеко. Здесь всё недалеко - станция небольшая. В морге тоже заправлял аварец в годах. По его профессиональному торжественно-скорбному виду сразу был виден похоронный агент.
  - Я по поводу тела. - Ответил я на его безмолвный вопрос.
  - Идентификатор, пожалуйста.
  - Мой?
  - Нет. Человека, по поводу которого Вы ко мне обращаетесь.
  
  Я скинул ему умидин и через пять минут на один из постаментов дроиды привезли поддон с Умидой. Она была в своём скаыфандре. Вся нижняя часть у неё была раздавлена.
  
  - Хотите попрощаться?
  - Да.
  - Пожалуйста. - Откликнулся аварец и отшёл. В морг зашёл ещё кто-то из наших, из аратанцев в смысле, но я видел только Умиду. Я подошёл к ней и сдвинул лицевой щиток. Лицо у неё было бледное, смертельно-белое, расслабленное. Глаза были открыты и безжизненны. Смотреть на них было выше моих сил. Я снял перчатку, положил ей руку на лицо и провёл вниз, пытаясь их закрыть. У меня не получилось.
  - Давайте я помогу. - Оказался рядом похоронщик. Я кивнул и он ловко, аккуратно и уважительно глаза Умиде закрыл. Теперь лицо казалось спокойным, можно было подумать, что Умида спит.
  "Спи спокойно, девочка моя." - Прошептал я про себя. Услышал меня похоронщик или нет - не знаю. Он тихо отошёл. Я стоял и смотрел на Умиду. "До встречи в лучшем из миров." - Снова прошептал я, окончательно прощаясь с женой.
  
  Я пошевелился, оглянулся, нашёл глазами агента, и он сразу ко мне подошёл.
  - Что дальше? - Спросил я его.
  - Теперь нужно решить, что делать с телом. Оставлять его в Аваре ... не советую. Я могу подготовить его к транспортировке.
  - Да.
  - Осталось понять, к какому похоронному обряду готовить.
  - Э-э-э.
  
  Для меня это тёмный лес. И мыслей у меня никаких не было. Нужно было что-то решать, но что? Похоже, похоронщик меня понял:
  
  - Галифатка?
  - Э-э-э. - Не сумел сразу ответить я на этот простейший вопрос.
  - Извините, она родилась и воспитывалась в Галифате?
  - Да.
  - Могу порекомендовать кремацию. Пепел в герметичную капсулу. Капсула ожидается небольшая - он показал мне размер с трёхлитровую банку. Удобна для транспортировки.
  - Да.
  - Скафандр? В нём кремировать нельзя...
  - Выкинуть. - Ответил я и аварец кивнул.
  - Нейросеть, импланты?
  - С ними кремировать можно?
  - Да.
  - Тогда кремировать.
  - Присутствовать при кремации будете?
  - Да.
  
  Подъехал дроид. Избавил труп от скафандра, просто срезал его. Поддон поехал, мы с похоронщиком пошли следом. Поддон заехал в большую бочку. Через 15 секунд выехал. Бочка закрылась, просветлела, я мельком увидел Умидину руку и всё в бочке пропало в пламени. Минута, и всё кончилось. Бочка загудела и ещё через минуту агент взял в руки урну.
  
  - Хотите забрать сразу? Или можно оставить здесь до востребования.
  - До востребования.
  - Хорошо. Последняя формальность. Для оплаты мне нужна Ваша подпись о проделанной работе.
  
  Я заверил чек подписью Казак и текущим откликом нейросети.
  
  - Это достаточно, чтобы в вашем Совете Капитанов не возникло вопросов? Может быть ещё укажете корабль?
  - Корабля у меня больше нет. Можно сослаться на страничку вашего сайта?
  
  Я открыл в локалке галонета "Розыск преступных элементов" и свою именную страничку. Цена на меня подросла. За живого давали 990 тысяч, за голову - 820.
  
  - Вот. Это я.
  - Конечно, лер. Этого более чем достаточно...
  Я вышел из морга, остановился и написал Дьярви:
  "Я всё. С Аязли и остальными нужно что-то делать?"
  "Нет." - Откликнулся Дьярви. - "С ними всё в порядке. Я только Умиду тебе оставил. Приходи в Совет, будешь представителем нашего экипажа. Ты у нас заместителем Аязли был, так что самое то. А я с нашими так покручусь - для кошелька полезнее будет. В Совете смотри, слушай - будет что важное-интересное свяжись, с руководством не спорь, в конфликты не встревай, будет что по делу - говори, но не словоблудствуй. Разберёшься."
  
  4.26. На Зурнуше.
  
  Совет располагался на планете. Лифт работал и я им без проблем воспользовался. Перед выходом из лифта стояла толпа совсем молодых аварок в оцеплении. Когда я вышел, их загнали в лифт сколько влезло, ну и пару сопровождающих десантников к ним в компанию, и лифт сразу ушёл наверх.
  
  Я обошёл толпу, миновал какие-то утрамбованные развалины, и ко мне прицепился какой-то крупный галифатец.
  
  - Эй, малец, блистающую хочешь?
  - Что?
  - Аристократку аварскую попользовать хочешь?
  
  Галифатец мотнул головой, я обернулся и увидел бордель с распахнутой витриной. За витриной в главной приёмной был установлен сексодром. На нём - разложена аварка. Руки-ноги привязаны к креплениям на углах кровати. Аварка чёрная с краснотой - действительно блистающая. Молодая, но уже рожавшая, судя по раздавшимся бёдрам и крупной груди. На лице - презрительное отвращение.
  
  - Нет. - Ответил я и собрался идти дальше.
  - Я тебя не отпускал.
  
  В ответ на эту реплику я снова повернулся к галифатцу.
  - Вот, так-то лучше. - Произнёс галифатец, и я подумал, что он закинулся каким-нибудь "расширителем сознания". С другой стороны Дьярви просил "стараться не конфликтовать"...
  
  "Ладно, попробую разрулить." - Мрачно решил я.
  
  - Шлюха знатная - отвечаю. - Продолжил галифатец. - Ещё никто недовольным не ушёл. Аристократка драная, а на выкуп у неё денег не нашлось. Так что пусть отрабатывает...
  - Не до того мне.
  - Ой, какие мы занятые! Давай! Когда ещё доведётся аристократку попробовать. А так вернёшься, будет чем похвастать...
  - Да было б чем хвастать.
  - Что, скажешь были у тебя аристократки?
  - Были.
  - Вот всем вы, аратнцы, хороши. Только врать горазды...
  - Не хочешь - не верь.
  - Стесняешься? - Спросил, глядя на моё лицо галифатец. Потом сразу же и ответил: - Нет, не стесняешься. Не одобряешь и брезгуешь. Сосунок ещё. Кто эту шлюху трахнет, если не ты?
  - Вон. - Кивнул я на бредущий в сторону лифта десяток рабов с сопровождением. - Можешь им предложить с Аваром напоследок попрощаться.
  - Им жирно будет. Ты давай, а потом прись, куда шёл.
  - Не до того мне. Я в Совет иду.
  - Делегат что ли?
  - Да.
  - Сплавили как бесполезного?
  - Хм...
  - Ладно, вали... Гонористый, сука. Надо бы тебя поучить. Гонор твой с говном выбить...
  
  Я молча стоял и глядел на галифатца. Настроение у меня от его слов не улучшилось. Мне захотелось убить дурака, но я себя сдержал.
  
  - Джасеми! Иди сюда! Твоя очередь караулить. - Прокричал кто-то на галифатском.
  - Сейчас иду. - Заорал в ответ галифатец.
  
  "А имя ему подходит. Действительно большой-огромный".
  
  - Ты на меня так смотришь, будто дуэлиться готов, соплячок. Иди давай, не до тебя. Решишься подраться - набери, уму-разуму тебя поучу...
  
  Джасеми скинул мне контакт и, не ожидая ответа, пошёл в бордель. Не отвечая ему пошёл и я.
  
  * * *
  
  Подходя к Совету, я сбросил сообщение Дьярви:
  "Не знаешь, где мой абордажный скаф?"
  "Новый закажи. На складах есть."
  Не успел я отписаться, как сразу пришло ещё одно сообщение:
  "Кстати, идея хорошая. Подожди меня там, в Совете, я его притащу."
  "Понял." - Откликнулся я.
  
  На входе в Совет представился делегатом от экипажа Револьвера, и меня пустили внутрь. Совет заседал в спорткомплексе. Основное заседание проходило на спортивной площадке в половину футбольного поля. Делегаты занимали зрительские места в амфитеатре. Что говорилось внизу слышно было плохо. Но я подключился к трансляции, глянул на картинку выступающего, свернул её и, оставив только голос, начал осматривать всё вокруг. Делегатов было под тысячу. Люди приходили и уходили, сбивались в группки и растекались, кто-то слушал выступающего, кто-то общался.
  
  Я решил послушать. Выступал галифатец в форме пилота планетарного шагохода:
  "Итак, наше предложение. Оставить выкуп на прежнем уровне. Но только для тех, кто платит его сам, без лишних напоминаний. Для захваченных патрулями выкуп поднять в несколько раз."
  "Предложение интересное. Хочет кто-нибудь высказаться по этому поводу?"
  
  Высказаться никто не захотел. Вопрос был принят на обдумывание и отложен с возвращением к обсуждению через четыре часа.
  
  Слово было предоставлено Капитану Совета Лейфу.
  
  "Согласно проведённого нами анализа, аварцы через пять-семь дней смогут ввести в систему Зурнуш дредноут в сопровождении приватиров. Дредноут старый, типа "Великий Авар", списан из Аварского флота в клановые силы. Скоростными характеристиками он не блещет. Оснащён лазерами тип комплектации - пучок иголок..."
  
  Пучок иголок. Значит несколько курсовых лазеров, фокусируемых на главной цели по курсу в зависимости от расстояния. Дредноут, скорее всего семь курсовых. Очень-очень мощных. Следующие лазеры расположены на боковой броне, смотрят вперёд под углом к курсу. Независимое наведение на дополнительные цели. Тактика у дредноутов фронтальная. Идут однослойным фронтом прямо на врага, жгут по своему визави и прихватывают его соседей.
  
  На мгновенье я потерял ход мысли Лейфа, но без проблем включился:
  "...надеюсь что нет. В прошлый раз данные разведки оказались катастрофически не точны. Теперь же мы опираемся на гарантированно подтверждённые данные об общей численности клановых сил Авара. Императорские силы за отведённый срок подойти не успеют. Новых поступлений кораблей у кланов не зафиксировано, списаний техники их имперских сил тоже. Итак. Тактика аварцев если мы примем бой. Они приватирами будут прикрывать дредноут с бортов. Дредноут будет разбираться с нашими приватирами по принципу "сколько раз попал, столько и трупов". Тактика очевидная. Перспективы печальные. Значит аварцы знают, что мы знаем, что проиграем в прямом столкновении. Тактика аварцев если мы не принимаем бой. Они приватирами гонятся за нашими кораблями, стремясь навязать бой, не дать уйти в гипер, задержать до подхода дредноута. Каждый, кто задержится - труп. В такую ситуацию тоже себя загонять не следует. Вывод. Нужно оценить вероятный срок прихода аварцев и уйти заранее. Засады по пути отхода не ожидается - сейчас по коридору постоянно ходят транспорты и барражируют наши галифатские товарищи. Предложение: за ближайшие четыре дня закончить все запланированные операции в системе и провести эвакуацию в полном составе до возвращения аварцев."
  "Предложение понятно. Срочных действий и изменения планов судя по всему оно не требует. Мы и так проводим мероприятия в максимально возможном темпе. Статус: для обуждения в экипажах. При обсуждении не рекомендуется использование местных сетей связи. Конструктивные предложения и дополнения можно высказать..."
  
  Список, к кому следует обращаться я сохранил на автомате. Началом от предыдущего списка он не отличался. В это время как раз пришёл Дьярви.
  - Пойдём, переоденешься. - Сказал он мне вместо приветствия. И это хорошо. Пожеланий хорошего дня и сочувствий мне слышать сейчас не хотелось.
  
  Мы вышли с амфитеатра, прошлись, нашли какую-то пустую туалетную. Я примерил принесённый Дьярви скафандр, подогнал его, снова примерил, покрасил из принесённого Дьярви розового баллончика. Переоделся и сложил свой пилотский скафандр в транспортное состояние. За всеми этими делами рассказывал об услышанном.
  - Про изменение выкупа в принципе полезно, но не важно. Такими вещами меня не отвлекай. Сроки ухода - важно. Если просили по местной связи не обсуждать, то обсуждать и не будем. Про подобные вещи сообщай - "нужно встретиться, обсудить". Или сам прибегу, или скажу куда прибыть. Хорошо. Встроишься. Кстати, зачем тебе скафандр-то потребовался?
  - Да хочет здесь один галифатец меня уму-разуму поучить. - Я сбросил Дьярви протокол. Он ненадолго завис, просматривая его в ускоренном режиме. - Вот ведь! Клинки у тебя не попросил... - Продолжил я, когда Дьярви отгрузился, вернувшись в реальный мир.
  - Нда. Забавно. Клинки да - пригодятся. Найдём. Пойдём-ка.
  
  Мы вышли из туалетной, пилотский я прихватил с собой - ещё пригодится. Прошли какими-то коридорами и вышли к приёмной директора. Дверь была открыта, и Дьярви в неё зашёл.
  - Здесь подожди. - Бросил он мне на ходу.
  
  
  -----------------------------------------
  То чего я не слышал.
  
  Дьярви:
  ... вот его страничка славы у наших заклятых партнёров, здесь не всё, но в целом соответствует истине. Да. У него любимая при штурме вместе с кораблём погибла. Щитовиком была. Так что он немного не в себе. Отнеситесь снисходительно...
  -----------------------------------------
  
  Долго ждать не пришлось, Дьярви выглянул и провёл меня через большую приёмную в ещё бОльший кабинет.
  - Вот представляю. - Произнёс Дьярви. - Казак, очень способный молодой человек.
  
  Дьярви представил меня трём аратанцам. "Добрый дедушка" и два зрелых бойца. Все чувствуются смертельно опасными. Больше похожи на аристократов, чем на обычных военных. Так я их и поприветствовал. Добрый дедушка по-доброму мне улыбнулся, двое других выдали ответное приветствие, спокойно и безэмоционально.
  - Баронет? - Уточнить добрый дедушка.
  - Прошу прощения, Казак. Здесь вместо призыва. Аратанский безопасник посоветовал взять псевдоним и никому настоящее имя не сообщать. Кому можно и нужно - тот сам всё узнает.
  - Правильно. Молодец! Так всем и говори не взирая на лица.
  
  Пока я отвечал, Дьярви напрягся, услышав доброго дедушку - расслабился.
  
  - То, что с галифатцем в драку не полез - хорошо. Дуэли сейчас запрещены. Только с разрешения Совета. И очень мне интересно послушать, что это такое было...
  
  Дедушка перестал смотреть на меня и скомандовал:
  - Этого, как его, Джасеми и командира его сюда по-быстрому.
  
  - Дьярви, Казак, - повернулся он к нам, - подождите немного. Вон, - махнул он рукой в глубину кабинета, - в комнате отдыха.
  - Ещё один вопрос, Хэлтейн. Свожу я Казака в Нейросеть, прям вот в этом розовом скафандре. Пусть спокойно там поговорит, без угроз. Казаку я всё поясню и проконтролирую. - оБратился к доброму дедушке Дьярви.
  - Хорошо. Как закончим, так и сходите. Потом отчитаешься Лейфу.
  
  -----------------------------------------
  То чего я не слышал.
  
  - Джасеми, крыса ты помойная! Что ты натворил, что меня с тобой к начальству вызывают?
  - Да ничего.
  - Что, совсем ничего?
  - Точно ничего...
  
  - Юрсефли, ты совсем за бойцами не следишь? Где этот твой Джасеми? Этот? Что ты натворил, скотина! Признавайся.
  - Ничего, всё ровно было.
  - Где он у тебя стоял? Рядом с Советом? Как вернёмся, чтоб духу его там больше не было! В штаб пошли, ошибка природы!
  
  - Кармли! Почему меня из Совета на ковёр с твоим бойцом вызывают?
  - Не могу знать, но этот недоумок в пикете между лифтом и Советом стоял.
  - Кармли, а он у тебя не накуренный случаем? Что, дурачок, жить надоело? Кому ты там на глаза попался?
  -----------------------------------------
  
  Ждали мы полчаса. За это время Дьярви ввёл меня в курс проблемы с Нейросетью и своей идеи.
  
  Разбор проходил в кабинете. Мы с Дьярви вышли и встали с одной стороны, три галифатца с другой. Джасеми казался придавленным.
  
  - Здравствуй, Муси, спасибо, что откликнулся.
  - Конечно, Хэлтейн! Как я мог не откликнуться. Это Кармли, командир этого недоразумения Джасеми.
  - Недоразумение - это хорошо. Ввожу в курс дела.
  
  Галифатцы Муси и Кармли подвисли. Похоже, Хэлтейн сбросил им мой протокол. Джасеми озабоченно вертел головой, поглядывая по сторонам.
  
  - Итак, суть конфликта я не понял. Но Казак, известный также как мальчик в розовом, в соответствии с распоряжением Совета, обязательном для всех присутствующих, напоминаю об этом, если кто не знал, да вдруг забыл, пришёл ко мне за разрешением на дуэль. Вот нам всем и нужно понять, что именно произошло, и, главное, что нам делать. Давайте начнём с галифатской стороны, так как Казак ничего вразумительного сказать не может, но его мотивы я понимаю.
  
  Только Хэлтейн закончил говорить, как в кабинет заглянул незнакомый боец и, глядя на Хэлтейна, произнёс:
  - Клинки для лера Казака.
  
  Все посмотрели на меня.
  - Казак - это я. - Произнёс я, глядя на бойца. - У меня к Вам, лер, просьба. Взять в руки оружие на Совете для меня неуместно, не могли бы Вы...
  - Конечно. Я подожду. - Ответил боец и отступил в приёмную.
  
  - Попутал я. - Произнёс Джасеми, и вжал голову в плечи.
  - Казак. - Произнёс Дьярви. - Давай ты не будешь его убивать. Всем сразу станет легче.
  - Хорошо, Дьярви. - Легко согласился я. Дьярви кивнул, повернулся к галифатцам и продолжил. - Можно ли считать что сей Джасеми всё осознал и извинился?
  - Если не осознал, то осознает, обещаю. - Жёстко произнёс Кармли.
  - Казак! - Громко и торжественно произнёс Муси. - Дополнительно приношу извинения от имени командования сил Галифата.
  
  Я поклонился ему в соответствии с аратанским этикетом. Глядя на Кармли и Муси я догадался, что выволочка будет массовой. В армии - как в армии. Один накосячит, а построят и сношать будут всех причастных и непричастных, долго, упорно и с повторами. Опустим завесу жалости над грядущим избиением младенцев...
  
  * * *
  
  Наши абордажники заняли одну из комнат в казарме на станции. Я там бросил пилотский скафандр, и мы с Дьярви и ещё десятком бойцов заявились в офис Нейросети. В абордажном розовом скафандре, с двумя клинками, я шёл пугать местных своей мордой.
  
  - Си-я-тель-ный. - Произнёс я по-аварски по-слогам, обращаясь к единственному сотруднику офиса. Получилось по-издевательски. - Несколько вопросов для рапорта в Совет Капитанов. Чтоб не было вопросов о моём статусе - вот моя страничка в вашей энциклопедии, посмотрите пожалуйста.
  
  Я сбросил ему ссылку на страничку обо мне и подождал, пока он с ней ознакомится.
  
  - Верно ли я понимаю, что этот офис Нейросети в настоящее время не работает, си-я-тель-ный?
  - Да. В настоящее время офис не работает.
  - Отлично! Сейчас я попрошу Вас подтвердить это ещё раз под протокол и мы уйдём. Сразу предупрежу, си-я-тель-ный, неработающий офис Нейросети серьёзно поднимает выкупной платёж за станцию. Если он не будет выплачен, станцию мы уроним на планету. Не волнуйтесь, экстерриториальный статус корпорации Нейросеть не будет нарушен, как только появится определённость, мы Вам сообщим и Вы успеете эвакуироваться. Итак, ещё раз под протокол: работает ли в настоящее время этот офис Нейросети?
  - Под протокол - работает. - Изменил свою позицию аварец.
  - Хм. Хорошо. Тогда прошу обслужить клиентов, си-я-тель-ный. - Показал я на сопровождающих бойцов.
  - Увы, к сожалению я не могу их обслужить.
  - Что же Вам мешает?
  - Согласно закона...
  - Закона Аварской Империи?
  - Да, конечно.
  - Понимаете ли Вы, си-я-тель-ный, что система в настоящее время захвачена и здесь и сейчас законы Аварской Империи не действуют?
  - Но ведь...
  - Понимаете ли Вы, си-я-тель-ный, что система в настоящее время захвачена и здесь и сейчас законы Аварской Империи не действуют? - Повторил я, надавив голосом. - Если ответите нет, я вынужден буду доставить Вас к врачу, для консультации по поводу утраты связи с реальностью.
  - Д-да-а. Понимаю. - Не решился спорить со мной аварец и я понял, что я его смогу дожать.
  - Верно ли я понимаю, что политика корпорации Нейросеть предусматривает выполнение местных законов?
  - Да.
  - Таким образом отказ в обслуживании клиентов это нарушение действующих здесь и сейчас законов не корпорацией Нейросеть, а вами лично. Готовы ли Вы подтвердить это под протокол?
  - Нет. В смысле, я обслужу...
  - Отлично. Приступайте.
  
  Люди пошли в заранее продуманном порядке. Первый запросил что-то совсем безобидное. Аварец его с облегчением обслужил. Второй и третий - что-то относительно боевое, но распространённое. Аварец поморщился, но тоже обслужил, четвёртому он попытался отказать.
  - К сожалению я не могу предоставить эту базу.
  
  Я снова вмешался.
  - На сайте офиса эта база значится в наличии. По какой причине Вы, си-я-тель-ный, отказываетесь её продавать?
  - Понимаете, она входит в специальный список. Для её приобретения необходимо ...
  - В секторах вольных странников нет никаких списков. Все имеющиеся базы продаются. Сразу, чтоб не было вопросов. Резервирование также не предусмотрено - всё продаётся первому пришедшему с деньгами. И ещё. За каждый отказ в обслуживании я предложу начислять дополнительную выплату владельцам станции с сообщением, кому именно они этим обязаны, и увеличивать выкуп за ваших родственников.
  
  Аварец окончательно сдался. Он обслуживал всех и продавал всё. Дьярви назначил парный пост прямо в приёмной. Ребята решили не напрягаться, заняли пару кресел у входа друг напротив друга. Официально - для предотвращения эксцессов, неофициально, чтоб персонал не расслаблялся и не борзел.
  
  - Что ж, я Вас покидаю, си-я-тель-ный, и будет лучше, в смысле для Вас лучше, если меня сюда больше не пошлют. Вы меня понимаете?
  - Д-да-а, конечно.
  - Вот и замечательно.
  - Казак, а ты себе ничего из баз взять не хочешь? Дешевле получится, чем на Раусе.
  - Точно. Что там у Вас для псионов есть?
  - Извините, ничего. Не наш профиль. Через нас можно заказать и ждать доставки...
  
  * * *
  
  Я закончил с Нейросетью и снова отправился в Совет. Там было то же самое. Доклады о текущем положении дел, прогрессе выполнения заданий. Из интересного - проскочило сообщение о возможной задержке контратаки аварцев. Заседание шло круглосуточно, с небольшими перерывами - кофебрейками. Я уточнил у Дьярви, что присутствие моё на Совете желательно, но не обязательно. Так что с чистой совестью отправился спать. Спал я на станции, в комнате, что заняли наши абордажники. Спал прямо на полу, только скафандр переодел - в лётном спать удобнее.
  
  Снилась мне Умида. Я тянулся к ней, но пошевелиться не мог. А она подошла ко мне. Я прямо чувствовал, как она гладит меня по голове. Она меня пыталась о чём-то предупредить, но я её не понимал. Потом она встала и пошла в темноту. Мне было очень горько её отпускать. Сердце прямо разрывалось. На пороге видимости Умида обернулась, тяжело вздохнула и пропала.
  
  Я проснулся и сел. В темноте кто-то храпел, кто-то стонал. Посидел, приходя в себя. Наконец лёг, рассчитывая заснуть, но сон не шёл. Что-то на меня давило. Я лежал и пытался понять - что меня так беспокоит? Умида? Нет, об Умиде волноваться больше не нужно... Я перебирал в голове события прошедшего дня. Аварцы! Да. Меня беспокоят аварцы. Чем же они меня беспокоят? Я снова перебирал в голове одно за другим. Нейросеть? Нет, не Нейросеть... Дредноут! Меня беспокоит аварский дредноут. Я покрутился, полежал, уснул и спал хорошо. Проснулся и понял: дредноут можно и нужно прижучить.
  
  Для этого нужно собрать системный корабль с гравицентром, такой же, как я делал на стоянке рембата, и которым хряпнул встретившегося мне арха в номерной системе при возвращении на Алатез. Покрутил я в голове эту мысль и так, и сяк. Понял, что нужно заглянуть на местную верфь - разобраться, что там есть и что можно взять за основу.
  
  В комнате дрыхло три наших бойца. Дьярви нет и я решил сначала спросить у него:
  "Дьярви, есть одна мысль, которую нужно обсудить с руководством. Может получиться интересная штука."
  "Подробнее можешь?" - Сразу пришёл ответ.
  "Лично." - Отписался я.
  "Будь в Совете. Освобожусь - найду."
  
  Ну, в Совете, так в Совете. Перекусил, что пищ-автомат послал, спустился на планету, сидел на трибуне, вполуха слушая выступления и доклады, прикидывал возможности. Мне нужен корабль, можно системник. Корабль хуже - гиперпривод, больше народу, крупнее. Системник в этом отношении надёжнее. Можно КИП - лёгкий истребитель или тяжёлый штурмовик. Ни тот, ни другой нанести урон дредноуту не могут, я бы на месте аварцев задумался: "А чего это он такой странный и наглый ко мне летит?" Торпедоносец? Закинуть две торпеды. Если аварцы увидят торпедоносец с двумя торпедами, то что они подумают? Обычные торпеды дредноут повредить могут, но не особенно. Могут они подумать, что торпеды необычные? Цель атаки? Если дредноут обездвижить, или сильно замедлить, то можно навязать бой аварцам без дредноута. Если зайти в слепую зону, то дреноут можно очень даже покоцать. Значит если я пойду на торпедоносце, то главным оружием аварцы посчитают торпеды. А мой гравицентр? Гравицентром я буду отмахиваться от лазеров, и кушать противоторпеды. Это аварцы увидят. Будут считать, что это разновидность щита? Могут. Значит подбираюсь, отмахиваюсь от ПКО, пускаю торпеды, втыкаю гравицентр в борт. Нет, лучше в двигатель. Если двигатель грохнется и остальные повредятся, вот уже и нормально. Сразу сбрасываю энергию с гравицентра, усиливаю щиты и валю подальше.
  
  Значит нормальная ситуация - приватиры схлёстываются с оторвавшимися аварцами, потом добивают дредноут. Плохая ситуация - дредноут не повреждён, или повреждён недостаточно. Наши просто уходят. А вот что делать мне?
  
  Тут и Дьярви появился. Мы отошли в середину трибуны подальше от всех.
  - Что хочешь обсудить?
  - Меня беспокоит аварский дредноут и я придумал, как его можно забить.
  - Серьёзно?
  - Да.
  - Что для этого нужно?
  - Верфь. Посмотреть, есть ли там системник-торпедоносец. Ну и разные запчасти, но ничего необычного.
  - Сейчас, подожди.
  
  Дьярви немного помолчал, потом заговорил:
  - Вальг! Извини что отвлекаю... Так вот, есть у меня человек с интересной идеей. Послушать его нужно... Чтоб Лейф время нашёл. Нет, не по местной связи, понимаешь?... Хорошо, ждём.
  
  Дьярви посмотрел на меня, подумал, ещё посмотрел:
  - У тебя будет несколько минут. Постарайся донести свою мысль кратко, точно и понятно.
  - Да. - Согласился я. Как краткое сообщение на конференции. Потом, если сообщение заинтересует, по пунктам подробно. Ничего необычного, это я умею.
  
  Нас с Дьярви вызвали через полтора часа. Какое-то административное помещение рядом с директорской. Там нас встретил Вальг и сразу провёл внутрь.
  
  - Вот. - Передал нас Вальг Лейфу. - Дьярви - мой старый сослуживец. Его креатура Казак со своей идеей.
  - Слушаю Вас, Казак. По-возможности кратко, пожалуйста.
  - Предлагаю обездвижить или повредить аварский дредноут. Для этого нужно знать его траекторию входа. В засаду - торпедоносец с дополнительным оборудованием. - Лицо у Лейфа стало скучным, он чуть ли не демонстративно зевнул. - Торпеды выполнят отвлекающую роль. - Лейф снова заинтересовался. - Повреждение обеспечивается гравицентром. Тип повреждения - гравитационный. Место повреждения - район двигателей дредноута. Сам соберу, настрою, готов пилотировать. Доклад закончил.
  - Так. - Произнёс задумчиво Лейф. - Так. Что за гравицентр такой.
  - Гравицентр возникает при неправильной настройке гравикомпенсатора. Вместо плоскопараллельного гравитационного поля - точечная сингулярность. Точка в идеале, реально можно добиться маленького пятна. Сингулярность нескольких гравикомпенсаторов накладывается. Требуется дополнительный реактор. Я использовал фокусировку двенадцати гравикомпенсаторов на расстояние в полкилометра.
  - То есть испытания проводились?
  - Боевые, недокументированные и без протоколов. Меня архи зажали. Пришлось корячиться. Я малого арха грохнул. После этого гравикомпенсаторы сгорели.
  - Полкилометра маловато. Сложно приблизиться будет... Что требуется для реализации?
  - На верфи посмотреть нужно что есть, что взять можно, какое оборудование.
  - Хорошо. Как я вижу ситуацию. Казак делает свой проект. Вальг, нужно организовать полное содействие, проконтролируй, пожалуйста. План мне кажется самоубийственным, но от нас ничего и не требуется. Есть исполнитель, готовый рискнуть своей шкурой. Польза может быть весьма велика. Затраты минимальны. Планы в целом не меняем. Приватирами выманиваем аварское сопровождение, отход приватиров задерживаем до результата. Всё?
  - Нет ясности, как мне действовать если результат будет не слишком удачным.
  
  Лейф на меня молча смотрел, и я продолжил:
  - В случае успеха вопросов нет - кто-нибудь меня подхватит или выловит. Если меня аварец забьёт на подходе или на отходе - у меня тоже проблемы кончатся. - Вальг и Дьярви усмехнулись, Лейф остался невозмутимым. - Нет плана спасения на случай если я жив, от дредноута ушёл и болтаюсь в системнике, а всем нужно срочно улетать.
  - Корабль подхватит как груз и на выход. Устроит?
  - Да.
  - Вальг, поговори с капитанами. Нужен мелкий, скрытный и быстрый. Мелкий и скрытный, чтобы приватиры не засекли, быстрый - чтобы не догнали. Что-то ещё?
  - Всё. Вроде...
  - Вальг! Ты человека привёл, тебе его и курировать, будут вопросы - постараюсь помочь.
  
  Мы оставили Лейфа, и Вальг выписал мне карт-бланш: "Казак выполняет важное поручение Совета Капитанов. Оказывать всяческое содействие. Предоставлять необходимые ресурсы. Обжаловать его распоряжения только после исполнения. Капитан Совета Вальг."
  
  * * *
  
  Один из кораблей закинул меня на верфь. В директорской сидел аратанец. "Эйс" - подсказала мне нейросеть. Он меня выслушал, прочитал мой картбланш и позвонил Вальгу.
  - Казак пришёл. - Услышал я. - Ему нужен малый ангар... Выдать лучший? Там сейчас чинятся птички с кораблей Матса... Его отложить? Ну надо, так надо. Посылать его к тебе, понял..., понял...
  
  Мне притащили уже отремонтированный торпедоносец. Второй реактор закрепил на корпусе перед креплением сбрасываемого дополнительного топливного бака. Бак сделал несбрасываемым, с него второй реактор и запитал. С большими торпедами корабль становился неуклюж. Эйс меня проконсультировал, и я поставил пусковые под две средних торпеды, загрузив учебные. Там неубиваемая болванка, летят они сквозь шквальный огонь как заговорённые. Их только испарить можно, да и то затруднительно. Всё дистанционное управление я в торпедах убрал. Поставил простейшее автономное прямое наведение со случайными возмущениями. На дредноут точно наведутся, не собьются. Вреда от них не будет, да я на них и не рассчитываю. Сменил щиты на торпедоносце на лучшие из доступных. Собрал ферму под 19 гравикомпенсаторов, и освободил ангар под честное слово Эйса, что как только мне понадобится, он сразу меня пустит назад.
  
  Отлетел от верфи, настроил, отладил, протестил, налетавшись запарковал у станции, сбросил отчёт Вальгу и отправился отсыпаться.
  
  * * *
  
  Утром меня разбудил Дьярви, скинул мне пару аварских имён с просьбой поискать их среди отсылаемых в Галифат. От Вальга ответа пока не было, так что отравился.
  
  Джитук аль Мовл и Амади аль Мовл - подростки, "хитрый" и "радость", парень лет четырнадцати и девчонка лет двенадцати. Нейросетей, естественно, нет, коммуникаторы - есть. Нашёл место последнего отклика, спустился на планету. На подходе к зданию меня остановила пара галифатцев, начинал говорить, но они, не слушая меня вызывали десятника. Дневальные или часовые? Впрочем не важно. Десятник меня выслушал, проводил в здание, открыл комнату и уточнил:
  - Последний отклик где-то здесь?
  
  В комнате - гора коммуникаторов.
  - Понятно. - Ответил я и вопросительно посмотрел на десятника.
  - Можешь на станции попробовать поискать... - Предложил он мне.
  - По именам как-то можно...
  - Нет. - Не дал он мне договорить. - Мы их по головам считаем.
  - Ясно. Значит ножками... - Десятник сочувственно-извинительно улыбнулся.
  - Спасибо.
  - Не за что. Удачи.
  
  Возвернулся на станцию. В лифте поднимали очередную толпушку аварцев. Ждать не хотелось, и я, с разрешения сопровождающих, присоединился. Пока ехали, спросил у ближайшего десантника:
  - За пару подростков выкуп заплатить хотят. Где их на станции поискать можно?
  - Всё уже, чего их искать. Что к нам попало, то для аварцев пропало. - Откликнулся ближний.
  - Да ладно тебе. - Возразил ему второй. - Кого увезли - тех увезли. А так может и успеет.
  - Мы захватили - значит наше. - Включился в спор со вторым первый. - Чего своё добро просто так отдавать.
  - Своим оно станет, когда мы его до дома дотащим. А сейчас оно пока ничейное.
  - Ничего не ничейное - дотащим. Хочет забирать - пусть платит.
  - Так он, по-твоему, чем занимается? Найдёт - будут деньги. Не найдёт - дома продадим.
  - А-а-а.
  - То-то.
  
  Победив в споре, второй десантник заключил:
  - За нами держись.
  
  На станции аварцев прогнали по радиальному коридору. Бежать они не пытались, так и брели уставшей угрюмой толпой. Галифатцы подошли к делу основательно - перекрыли проходы щитами, изолировав целый сектор. Пока вновь пришедших сортировали, со мной побеседовал старший дежурной смены, выслушав, выдал сопровождающего.
  
  Я просто обходил все помещения в секторе, заходил в комнату за комнатой. Аварцы сидели прямо на полу или лежали вповалку. Кого здесь только не было! Хотя не было стариков, вообще людей в годах. В комнате я громко называл нужные имена, ждал и шёл дальше.
  
  В одной комнате оказалась полусотня девочек и галифатец, стоящий спиной к дверям:
  - ... Как там говорил ваш Чёрный Господин? "Если у мужчины нет силы, то нет у него и воли, нет жены, нет сыновей и нет дочерей. И живёт он по милости сильного. Или не живёт." Помните? Учили? Так вот, ваши отцы оказались слабы. Теперь вы все никто. И звать вас - никак. Но вы не волнуйтесь - мы отвезём вас в Галифат, воспитаем и обучим, для самых достойных и удачливых найдётся господин и назовёт Абдой. И будете вы счастливы служить господину и жёнам его, ибо участь остальных будет печальна...
  
  Галифатец обернулся:
  - Что хочешь?
  - Ищу Амади аль Мовл, выкуп.
  - Здесь нет таких, здесь Абды.
  - Может у одной из Абд было раньше такое имя? - Не стал я нарываться на конфликт.
  - Возможно. - Ответил мне галифатец и замолчал. Молчал и я. Пауза затягивалась. Наконец галифатец нехотя повернулся к девочкам:
  - Слышали? Есть здесь такая?
  
  Я смотрел на аварок, и они больными, несчастными, умоляющими глазами смотрели на меня. Боль, страх и безнадёжность видел я в их глазах. Никто не откликнулся.
  
  - Нет здесь такой. - Повернулся ко мне галифатец.
  - Да. Спасибо.
  - Не за что. Заходи ещё. - Произнёс галифатец мне в спину. - Итак, продолжим... - Послышалось из-за закрытой двери.
  
  Наконец в одной из комнат откликнулся подросток.
  - Джитук аль Мовл - это я. Что со мной будет?
  - Выкуп. Иди за мной.
  
  Следующее помещение - взрослые с нейросетями. Пропускаем. Следующее - мальчики. Пропускаем. Следующее, следующее. Вот - девочки:
  - Амади аль Мовл есть? Выкуп.
  
  Шаг за шагом мы обходили галифатский сектор. В одной из комнат мальчишка рванулся, подскочил к какой-то сидящей девчонке, упал перед ней на колени и обнял её. Бежать здесь некуда, я и дёргаться не стал. Подростки замерли, я проговорил своё: "Амади аль Мовл есть? Выкуп." Джитук поднялся, помог подняться девчонке, подвёл за руку её ко мне:
  - Это Амади. - Произнёс он.
  
  "Врёт." - Подумал я. - "А мне не всё равно?"
  
  - Да? - Спросил я, глядя на девицу в упор.
  - Да. - Пискнула она и опустила глаза.
  
  "Точно врут. Ну и не важно."
  
  - Хорошо. Нужных мне я нашёл. - Сообщил я сопровождающему, и мы пошли на выход из сектора.
  
  - Нужных мне я нашёл. Как бы мне их отконвоировать? - Подошёл я к старшему караула.
  - Сопровождающих дать не могу. - Отказал он.
  - Наручники и игольник?
  - Поищем.
  
  Через пять минут из глубины сектора пришёл галифатец:
  - Наручники.
  Старший смены кивнул в мою сторону, и подошедший мне их передал.
  - Игольника нет.
  - Ну нет, так нет.
  
  - Давайте сюда руки. - Сказал я подросткам. - Ты правую, ты левую.
  - Нет! - Сказал Джитук.
  - Нет! - Пискнула девица.
  - Нет так нет. - Ответил я ему и демонстративно обратился к галифатцам на едином:
  - Похоже Джитука аль Мовл и Амади аль Мовл я не нашёл. Отведите этих назад.
  - Дамирли. - Произнёс старший смены.
  
  Джитук и Амади синхронно вытянули руки. Я сцепил их наручниками - парой убежать у них не получится.
  - Детишки. - Произнёс галифатец на общем. - Ведите себя хорошо. Даже если вы убежите, деньги мы всё равно получим.
  - А если отец не заплатит?
  - Тогда мы его убьём. Его и кого-нибудь ещё из родственников. Вот Казак ему голову и отрубит. Поняли?
  - Да. - Выдавил из себя Джитук. Девица молчала.
  - Так что не делайте глупостей. Ты за неё отвечаешь. - Ткнул старший смены пальцем в грудь Джитука. Пальцем в армированной перчатке боевого экзоскелета бойца десанта в грудь мальчишки под тонкой тряпочкой планетарника.
  
  Проблем аль Мовлы мне не доставили. В пустом лифте они забились в угол и шептались.
  "Всё будет хорошо. Вот увидишь." - Разобрал я, когда шёпот Джитука стал чуть громче.
  
  На планете пришлось пройтись. Полуразрушенный город производил тяжёлое впечатление. На одной из улиц шагоход аккуратно рушил здание. "Похоже, у хозяина не нашлось денег." -
  Мельком подумал я. Целью оказался большой отдельно стоящий торговый центр. На подходе нас встретила пара десантников-галифатцев. За раздвинувшимися большими створками главного входа оказалось пять аварцев.
  
  - Внутрь сам не входи. Это их "безопасная" территория. - Сообщил мне галифатец.
  
  Я остановил мальчишку с девчонкой.
  - Вот. Откликнулись на Джитука и Амади аль Мовл. Кто подтверждает выкуп.
  - Папа, я потом тебе всё объясню. - Громко сказал Джитук.
  - Сын? - Ответил один из аварцев, одетый в бывшую недавно приличной одежду.
  - Папа! Сестру увезли сразу. На Зурнуше её уже нет. - Я автоматически положил руку на гарду клинка. - Это Амади, сестра Бахита. - "И ведь не соврали, формально по крайней мере." - Я... Мы... Если её не выкупить, то её...
  - Я понял, сын. Хорошо, Амади. Будешь мне дочерью.
  - Выкуп переведён. Запускай. - Прокомментировал мне галифатец.
  
  Я деактивировал наручники. Джитук за руку подвёл Амади к своему отцу.
  - Всё кончилось, дети, здесь безопасно. Пираты скоро улетят... - Произнёс он, обнимая и сына, и его девушку.
  - Нас не убьют? - Услышал я её тоненький голосок.
  - Нет, не убьют и не обидят, они обещали...
  - Как обещали, так и сделаем - мы же не аварцы. - Произнёс я по-аварски. Получилось резко и зло. Хрупкая идилия встречи лопнула от моих слов. - Это аварцы - хозяева своего слова. Нужно - дают, а потом обратно забирают.
  
  Десантники хохотнули. Аварцы напряглись. Один из них глянул в мою сторону:
  - Казак?
  - Казак. - Подтвердил я, что он правильно прочитал моё имя.
  - Я тебя запомнил.
  - Хорошо запомнил? Станешь забывать - напомню.
  
  Делать мне здесь было больше нечего. Аварец не знал, что мне ответить, и, воспользовавшись паузой, я ушёл, оставив за собой последнее слово.
  
  4.27. Второй бой за Зурнуш.
  
  "Казак, порепетируй прорыв ПКО." - Написал мне Лейф.
  "Не стоит. Что и как делать я понимаю. Конструкция не слишком надёжна. На один раз её хватит, а на два - может и не хватить."
  "Тогда занимай позицию. Тебя будет страховать "Застрельщик". Его капитан Стиг. Вот его контакт, свяжись с ним."
  
  Стиг откликнулся сразу.
  "Чтоб тебе топливо не жечь, давай я тебя подхвачу, на месте выгружу, да и быстрее будет."
  
  Я отлетел от станции в сторону, на свободное место для манёвра. Подошёл корабль. Пограничный корвет, как я служил, только без торпед. Вместо торпед у него было несколько крупных узлов крепежа, на средний был присобачен малый грузовой захват. Крепление было сделано грубо и просто - захват приварили. Я вылез из ложемента, покинул кабину, запарковал свою птичку и отлетел на ранце в сторонку.
  
  Корвет пристроился, аккуратно прихватил торпедоносец захватом, подтащил, перехватил и замер. Пора и мне идти знакомиться.
  
  Да, знакомая планировка - узкий коридор, пять кают - как на службу вернулся. Стиг пригласил меня в одну из свободных.
  - Пограничный корвет, - сказал я для поддержания разговора, - я на таком служил.
  - Да? - Откликнулся Стиг. - И как тебе?
  - Шустрый, скрытный, опасный. Только у нас торпеды были.
  - А нам корабль с рельсотроном достался.
  - И как тебе рельсотрон?
  - Ну, быстрым и скрытным корабль быть перестал. Опасным остался, но в ближний бой лучше не лезть. Нам вот ствол аварцы укоротили, и стали мы беззубыми. Отремонтировать на коленке не получается. Думали совсем уходить, да нам вот задание на тебя свалилось.
  - Оружия совсем нет?
  - ПКО есть. Так что не бойся. Подхватим тебя, как мамочка младенца, и смоемся, только нас и видели.
  - Лады. Тогда я спокоен.
  - Отдохни пока. - Покинул меня Стиг.
  
  Я, как был в лётном скафандре, залез в гамак и закрепился на стенке. Полчаса мы шли с ускорением, наконец двигатель выключился и в каюту вернулся капитан.
  
  - Загляни в искин. - Сказал он мне.
  
  Искин меня ждал и выдал схему системы.
  
  "Вот здесь," - выделил приличную область в системе Стиг, - "должны выпрыгнуть аварцы. Вот здесь," - выделилась другим цветом точка, - "они зашли в прошлый раз. Лейф считает, что аварцы будут выпрыгивать далеко, чтоб не нарваться на засаду и минную постановку. Наши корабли будут уходить сюда." - Выделил он область в другом конце схемы. - "Так что наибольшая вероятность эффективного перехвата где-то здесь." - На схеме обозначилась ещё одна область и точка со стрелочкой, подлетающая к этой области. - "Что скажешь?"
  "Сканерами не подсветишь?"
  "Сейчас."
  
  На схему начали накладываться данные сканирования. Мне понравилось одно место, и я в него ткнул:
  "Вон там что?"
  "Метеорный рой. Шахтёры астероид расковыряли."
  "Может там твой корабль спрятаться?"
  "Мой нет. Камни слишком мелкие, и заходить туда не удобно."
  "Вот и хорошо. Значит аварцы туда серьёзно смотреть не будут. Давай посмотрим, как картинка изменится на ближайшие три-четыре дня."
  
  Искин промоделировал движение роя. Не слишком точно по меркам картографирования системы, но нам ведь большая точность и не нужна - нам и сотня километров погрешности уже достаточно. К моменту наиболее вероятного прихода аварцев рой планируемую трубку траекторий уже должен был пройти и медленно от неё удалялся. Нормально.
  
  Стиг подошёл к рою, походил около него с включённым сканером, выровнял скорость и завис в полутора сотнях километров от крупных камней. Как выглядели эти камни? Как щебёнка, только крупная. А как должен выглядеть отвал? Как откололось, так и ладно. Крупные камни - это под сотню метров, ещё куча разной мелочи. Соваться на скорости в эту кашу для корабля неприятно. Хорошо!
  
  Я вернулся на свой системник. Прокрался, как фура среди легковушек на полупустой стоянке. Подобрал камень, подобрал место и понял, что просто так здесь зависнуть не получится.
  
  "Стиг! Ремонтника дашь?"
  "Дам. Сейчас боец тебе его подкинет."
  
  Скоро прилетел боец на мотоцикле с малым ремонтником в обнимку. Наперфорировали мы дырок. Я реактивным ранцем придерживал дроида, чтоб он не улетел, а боец - камень, чтоб он тоже не ушёл. Заанкериться не получилось, да и ладно. Залил крепеж клеем, двухкомпонентным, как земная эпоксидка. Привязал торпедоносец к камешку, пока лежит смирно - прочности хватит, а как движки запущу, так всё и порвётся. Посмотрел на лёжку со стороны.
  
  "Стиг! Маскировочная сетка есть?"
  "Нет, но могу слетать."
  
  Пока Стиг летал, мы насверлили ещё дырок, чтоб сетку закрепить. Потом просто ждали. Я чувствовал, что парню не по себе. Нет, так-то в обычной мирной системе ничего необычного. А здесь придут аварцы и что делать? Так что, когда корабль вернулся, и мы с ним закрепили привезённую сетку, он с облегчением меня покинул.
  
  "Сейчас похожу, посмотрю на тебя со всех сторон." - Написал мне Стиг. - "Камень нужно немного подправить." - Скинул он сообщение через десяток минут.
  
  Выравнивать камень - большая морока. Нет, мы не пытались выставить его на том же расстоянии от других камней, что было раньше, да на сканере это и не особо видно. Мы просто убирали его лишнее вращение до оборота в месяц и относительную скорость до метра в час. Долгие нудные десять часов. Когда Стиг сказал: "Нормально", - я держался уже на последних морально-волевых.
  
  Корабль пошёл искать своё место, где спрятаться. Ему это не так сложно - можно отойти подальше. А я залез под сетку, улёгся в ложемент и задрых.
  
  * * *
  
  Мне приснилась Умида. Она стояла за серебристо-белой пеленой, как за тюлем, что вешают на окно. Эта пелена не пускала её ко мне, а меня к ней. Так что мы просто стояли друг на против друга. Умида мне улыбалась.
  "Здравствуй, Умида. Вот и влез я в очередную самоубийственную авантюру. Так что скоро к тебе присоединюсь, наверно."
  Умида мне ничего не отвечала, но я понял, что она недовольна. Даже улыбаться перестала.
  "Но я торопиться не буду. Ты же знаешь, я везучий и пронырливый. Так что ещё побарахтаюсь."
  Умида снова начала улыбаться.
  "Понял, помирать не торопиться."
  Я понял, что Умида с этим согласна.
  "Мне тебя не хватает. Жизнь без тебя не мила."
  Мне показалось, что Умида хочет мне ответить "терпи", "всё пройдёт" или "всё утрясётся".
  "Значит говоришь жить..."
  
  И здесь меня разбудили:
  "Казак! Казак! Как слышишь! Приём!"
  "Слышу хорошо! Приём!"
  "Хорошо! Ждём! Конец связи!"
  "Конец связи."
  
  Стиг связался со мной по лучу. Сигнал идёт узким пучком, в стороне его не слышно. Связался он не голосом - текстом, так сообщение короче. У меня комп сообщение декодировал и озвучил. У меня антенна похуже, я отправил ответное сообщение просто в его сторону.
  
  Я снова уснул, во сне искал Умиду, звал её, но ни её, ни пелены не было. "Чёртов Стиг! Такой сон испортил!" - Подумал я, проснувшись. Полежал, полежал, и снова заснул, спокойно, без сновидений.
  
  * * *
  
  "Казак! Просыпайся! Аварцы заходят!"
  "Проснулся."
  "Всё. Жди команды. Больше не отвечай."
  
  Аварцы пришли раньше времени. Они опередили даже самый ранний расчётный срок. Значит информация об их вероятной задержке оказалась ложной.
  
  Я потом узнал, что аварцы мобилизовали или реквизировали все боеспособные корабли в соседних с Зурнушем системах, пересадили экипажи с повреждённых кораблей на новые, в смысле не повреждённые, накрутили хвосты всем отступившим и бросили их в бой. "Догоните их и убейте! Кто не справится - потеряет лицо и статус."
  
  А пока я лежал на ложементе, без связи - слепой и глухой, и надеялся, что меня не найдут. Чтобы успокоиться, я занялся пси. Сначала я не улавливал ничего, потом я почувствовал сгустки энергий, они появлялись, проплывали мимо меня и пропадали за границей восприятия. Пси мне подсказало, что аварская трасса проходит совсем рядом.
  
  В это время в системе творился настоящий бардак. Мусорщики, что разбирали битые корабли, были ещё в системе. Они с воплями рванули на выход. Много наших было на планете, они отступили на станцию, надеясь выторговать свободный проход. Многие зависли на верфи. Может быть предвидение меня и толкнуло на мою авантюру, что иначе бы я также встрял, как бескорабельный.
  
  Наши приватиры один за другим отходили от планеты и выдвигались, прикрывая уходящие беззащитные транспорты. Так что их неторопливый отход оказался хорошо замотивированным. Как и ожидалось, аварские приватиры рванули на всех порах завязать бой и, что самое главное, дредноут пыхтел сзади один без прикрытия.
  
  Сигнал от Стига пришёл через два часа от входа аварцев в систему. Отвечать я на него не стал. Сорвав сетку с креплениями, отошёл от камня, вылез из роя и пошёл на перехват. Семь минут разгона, и я выравнял скорость с дредноутом. Ещё немного, и я вышел на траекторию атаки. Ещё чуть-чуть, и запустил гравицентр. Дредноут мной озаботился, но не сильно - траекторию он ожидаемо не сменил. Сначала аварцы начали меня нащупывать лазером ближней противокосмической обороны. Хорошо, что эти лазеры имеют каждый свою зону ответственности и меня достают всего два-три. Я иду прямо на цель, между мной и дредноутом гравицентр. Я покачиваю гравицентром, и лазерный луч отклоняется, проскакивает меня, не может сфокусироваться. Их мазки просаживают мне энергощит. Потом аварец начал запускать противоторпеды. Это понятно - он уходит, я догоняю, у него эффективная дистанция пуска больше. На моём ускорении противоторпеды идут мне в лоб. Я цепляю их гравицентром. Всё - противоторпед нет, но энергии на гравикомпенсаторы стало нужно больше. Снова лазеры и новая волна противоторпед. А вот и мне пора. Две мои торпеды ушли в стороны, обходя гравицентр, навелись и по-прямой рванули к дредноуту. Их мелкие рысканья по курсу убедили аварцев, что я их веду. По ним активно работала ПКО, но торпеды неубиваемо шли к бортам. Торпеды хорошо аварцев отвлекли, очень хорошо. Они стукнули в щит, прошли его, бесполезно долбанули в борт. Через несколько секунд до щита добрался и я, смещая гравицентр в сторону, чтобы не зацепить дредноут. Гравицентр щита не заметил, вошёл в борт между двух двигателей, я сбросил накачку энергии гравицентра, разминулся с бортом и начал уходить. Доли секунды выиграли мне километра полтора, а потом меня догнал лазерный импульс и долбануло термоядом. "Капец котёнку, срать не будет" - попрощался я со щитами, отключившимся кораблём и своей жизнью. Но я не умер, я всё летел и летел в своём железном гробу. Ну не железном, но от этого не легче. Через пять минут последним отключился ложемент, и я перешёл на жизнеобеспечение скафандра.
  
  Лежать так в сдохшем корабле было тоскливо. Очень хотелось вылезти, оглядеться. Казалось, что ещё немного, и аварцы вскроют обшивку: "Ну-ка посмотрим, что тут у нас? Так это же Казак, консервированный в собственном соку!" Приступ паники я подавил, снова вышел в пси. Сзади вспышка энергии затухала и всё, ни на что большее моего пси не хватало.
  
  А в это время в системе развернулась веселуха. В систему вместе с дредноутом вошло порядка девятисот аварских приватиров. У нас в конце прошлого боя оставалось около тысячи боеспособных. За несколько дней на верфях и силами экипажей удалось восстановить ещё триста. При поддержке дредноута аварских сил было более чем достаточно, чтобы раздавить наше сопротивление. Теперь же соотношение сил кардинально изменилось. Наши приватиры дружно сделали "кругом" и пошли на сближение с аварцами. Строй нам сохранить не удалось, и приватиры сошлись на встречных курсах и сцепились в собачьей свалке. Часть аварских кораблей отвернула и пошла на выход, но остальные проявили стойкость и дрались до последнего. Ни наши, ни аварцы пленных не брали, не жалели на добивание залп или торпеду. Наши безвозвратные потери чуть ли не превысили безвозвратные первого боя.
  
  В итоге аварцев ушло под сотню, остальные остались в системе, преимущественно в виде трупов. Наши потеряли пятьсот с лишним кораблей совсем и двести небоеспособными подранками.
  
  Все те часы, пока наши разбирались с аварцами, а я летел в консервной банке, Стейн сидел за своим астероидом. Он мне скинул информацию по лучу, только принять я её не смог. На самом деле он всё правильно сделал. Сунулся бы он ко мне и не известно, чем бы для нас это закончилось.
  
  * * *
  
  Время медленно и тягомотно уходило, как песок сквозь пальцы. Всё когда-то заканчивается, закончилось и моё одиночество. Я почувствовал в пси приближающийся сгусток энергии, потом меня зацепили и потащили. Хороший знак? Мусорщики бы попробовали сразу открыть, протестировать. Хотя, может у меня видок, как у бесполезного куска технологического мусора, годного только на переплавку? Я решил не дёргаться.
  
  "Казак! Ты там живой!" - Пришло мне по нейросети.
  "Да." - Ответил я.
  "Погоди, сейчас мы тебя вытащим."
  
  Открыть колпак у меня не получилось, и я решил подождать, всё быстрее будет, чем самому выбивать. Дроиду колпак капсулы сдался, и меня аккуратно извлекли из ложемента.
  "Погоди, я сам." - Заявил я.
  "Лежи смирно. Ты себя со стороны видел?"
  
  Видок у торпедоносца помятый, скаф мой тоже посерел весь. Я решил не спорить. Мы были у станции, но меня потащили не на станцию, а на транспорт. Один из тех транспортов, что не успел уйти. На транспорте срезали скафандр и запихнули в медкапсулу.
  
  Когда медкапсула открылась, рядом оказалось прилично народу.
  - На самом деле ничего особенно страшного, - говорил кто-то уверенным и вызывающим доверие голосом профессионального медика, - обычная лучевая травма в острой форме. Все патологические изменения носят обратимый характер, особенно при своевременном лечении на хорошем современном оборудовании. Рекомендую терапевтический вариант медицинской капсулы.
  
  Здесь народ обратил внимание, что диагност открылся. Надо мной появился Вальг.
  - Казак! Совет Капитанов объявляет благодарность. Спасибо! Тебя сейчас эвакуируют на Раус. Всё будет в порядке. Медики обещают полное восстановление. Тебе что-нибудь нужно?
  - Дьярви.
  
  Вальг пропал, и надо мной появился Дьярви.
  - Здесь я.
  - Дьярви, капсулу Умиды из морга.
  - Сделаю.
  - Хорошо. Всё.
  
  Дьярви пропал, надо мной появился кто-то незнакомый.
  - Спасибо от всех нас! Ни о чём не волнуйся. Лечись спокойно, ты нам всем нужен живым и здоровым!
  - Да. - Не стал спорить я.
  
  Народ рассосался. Медбрат перевёз меня в другую медкапсулу, и я провалялся в ней до самого прибытия.
  
  4.27. Демобилизация.
  
  Не знаю, когда мы отправились с Зурнуша и сколько летели до Рауса, но на Раусе я вылез из медкапсулы и чувствовал себя отлично. Меня встретил человек из безопасности.
  - Казак, - произнёс он не громко. - Всё хорошо, ты на Раусе. Вот тебе скафандр. Сейчас скрой отклик нейросети, нам не нужно привлекать внимание. Тут ещё урна с прахом тебя дожидается, у меня отмечено - напомнить.
  
  Мы сошли с транспорта без какой-либо суеты и не привлекая ничьего внимания. Прошли странным маршрутом, минуя камеры слежения и оказались в Службе Безопасности Аратана.
  
  Там меня попросили подождать. Я сидел на банкетке в коридорчике с урной на коленях, и что-то меня начало потряхивать. Минут через десять появился мужик и пригласил меня в кабинет.
  
  - Первое дело, которое нам нужно сделать. Тебе нужно составить полный отчёт по особенностям конструкции космического аппарата, которые ты внёс. Также попробуй написать мотивацию почему ты делал так, а не иначе. Затем особенности тактики, которую ты использовал. Подробно и с пояснениями. Все протоколы, относящиеся к делу, тоже в отчёт включай. Временем мы тебя не ограничиваем, на время составления отчёта тебе придётся побыть здесь. Комната и всё необходимое будет представлено. Второе, что нам нужно сделать - спрятать тебя и обеспечить секретность. Есть ли у тебя предложения?
  - Расстрелять.
  - Хм. Если это шутка, то мне она не кажется смешной. Может быть тебе следует показаться психотерапевту? Если ты не шутил, то тем более. Давай пока отложим этот вопрос на время составления отчёта.
  - Хорошо. - Согласился я.
  - Тогда последнее на сегодня. В урне, насколько я понимаю, прах твоей жены. Что ты собираешься с ним делать?
  - Я пока не разобрался в галифатских обычаях на этот счёт.
  - Могу предложить отослать его в Галифат для захоронения в мемориале Погибших Борцов За Отечество. Это поможет её родственникам.
  - Хорошо.
  - Тогда я бы её забрал и отправил из госпиталя от твоего имени.
  
  Я согласился. Меня проводили в комнату. Комната - маленький гостиничный номер. Или комфортабельная камера, так как дверь закрыта, но можно вызвать вежливого сотрудника. На отчёт у меня ушло три дня. Первый вариант я сдал часов так через восемь. Какой-то въедливый специалист его просмотрел и начал подкидывать дополнительные вопросы. Через три дня ко мне снова пришёл первый мужик.
  
  - В твоем личном деле отмечено, что ты хотел учиться на Университетской планете. Это желание ещё не прошло?
  - Не прошло.
  - Тогда так и сделаем. Служба безопасности подпишет рекомендацию. Она поможет поступить. Сдашь экзамен на положительную оценку - хорошо, нет - пойдёшь на подготовительное отделение.
  - Годится.
  - Следующий вопрос. Твое настоящее имя баронет Ли не скомпрометировано. Так что предлагаю вернуться к исходной личности. Казак же просто исчезнет. С одной стороны будут некоторые следы Казака, ведущие в госпиталь, с другой стороны в госпитале будут всячески отрицать, что Казак у них вообще был. Также пойдут слухи, что Казак умер от ран, но под своим настоящим именем, а не под певдонимом. У военных будет отмечено, что баронет Ли закончил очередной срок службы в одном из военно-логистических подразделений. Проходил службу на одном из номерных транспортов Службы Специальной Доставки. Вот этот номер - его нужно будет выучить. Просто так его никому не давай. Только если кто-то будет очень настаивать. Сослуживцев встретить не бойся.
  - То есть этот номер - ловушка? Как выглядит этот транспорт? Что говорить?
  - Вот однотипный корабль той же серии.
  
  Я посмотрел на корабль. Обычный военный транспорт для относительно недружественного космоса.
  
  - Про службу, грузы и дислокацию не отвечай. Ссылайся на военную тайну.
  - Возили еду и боеприпасы. Так что главный секрет в том, что ничего секретного мы не возили?
  - Хорошая версия. Вполне можешь озвучивать.
  - Звание? Род деятельности?
  - Звание менять не будем, так и останешься младшим лейтенантом. А должность - сопровождающий. Отвечал за всё вверенное имущество, подчинялся непосредственно капитану.
  
  Мужик помолчал, подумал и продолжил:
  - Дальше. На некоторое время контакты с сослуживцами и Галифатом прошу прекратить.
  - Дьярви не поймёт, если я не обращусь к нему за деньгами. Да и...
  - Согласен. Тогда заведи номерной счёт с анонимным доступом. Напиши ему письмо и попроси сбросить деньги туда. Заведи анонимный почтовый ящик здесь, на Раусе. Оставь его для связи. Ответы прочитать сможешь. А писать... Лучше не сейчас.
  
  Мужик ещё немного помолчал, подумал и продолжил:
  - Дальше Служба Безопасности предлагает выучить одну базу. Без каких-либо обязательств с твоей стороны. Она входит в подготовку контрразведчика, оперативного работника и диверсанта. Относится к сокрытию личных данных и методам обнаружения скрывающихся разумных в Содружестве.
  
  Я промолчал. И мужик продолжил:
  - Я чувствую, ты думываешь: "Зачем Служба Безопасности со мной так возится?" Всё очень просто. У нас появилась оперативная информация с той стороны. Вот эту часть тебе интересно будет посмотреть. Ты ведь читаешь по-аварски?
  
  "Установлено: атака на дредноут была проведена силами одного системного торпедоносца. Информация получена от свидетелей. Информация подтверждается обнаружением места, где торпедоносец находился в засаде.
  Предположительно: атака проведена двумя средними торпедами.
  Установлено: торпеды или торпеда преодолели ПКО дредноута.
  Установлено: после торпедной атаки произошёл взрыв реактора, дредноут, как боевая единица уничтожен.
  Предположительно: торпедоносец оснащён новым защитным полем или устройством (по показаниям свидетелей).
  Предположительно: проводилось испытание торпед нового типа.
  Какой-либо дополнительной информации о вооружении и оснащении торпедоносца не обнаружено."
  
  - На взрыв реактора я не рассчитывал. - Прокомментировал прочитанное я.
  - А он и не взорвался. - Довольно усмехнулся мужик.
  - И что же сделало такой большой БУМ?
  - Тебя это в самом деле больше всего сейчас волнует?
  - Не на все вопросы можно получить ответы. А в этом, вроде, ничего такого. - Я поднял и покрутил в воздухе кистью руки.
  - Ну, разве что. Знаешь, как работает реактор?
  - Ну-у...
  - Вот вроде ты местами умный человек. А местами такой ... дремучий - вот правильное слово. Так что поучиться тебе действительно стоит. Реактор синтеза водорода в гелий, основа нашей цивилизации, работает также, на тех же физических принципах, что и звёзды, звёзды в водородной стадии. - Произнося последнюю фразу слово за словом мужик внимательно на меня смотрел, отслеживая понимание. - За счёт чего происходит синтез гелия в звёздах? За счёт давления. Понимаешь? Ты своим гравицентром попал в водородный бак. Гравитация обеспечила давление, давление запустило синтез. Так как никакой регулировки не было, то синтез начался для всего водорода, что попался гравицентру. Вот тебе и большой БУМ, вот тебе и твоя слабопрожаренная тушка. БУМ получился грязный и неэффективный, но хватило.
  
  Мужик посмотрел на меня прокурорским взглядом, выдержал паузу давая проникнуться мне моей неграмотностью, и успокоил:
  - Ладно, не тушуйся. Наши умники тоже не сразу разобрались что и почему. Вроде очевидная вещь, школьный курс, а пока всё не осмотрели - не сообразили. И ещё, раз уж ты мне нужных вопросов не задаёшь, я сам расскажу.
  
  Мужик убедился, что я ему кивнул:
  - Что мы сделали ещё. Ну, не совсем мы, но сделали. Дредноут уронили в газовый гигант. Вытащить его оттуда не получится. Торпедоносец твой в контейнере утащили, с верфи вытащили всё, там остались голые стены и никакой информации кто, что и как делал. Так что никаких зацепок на Зурнуше не осталось. Пусть думают. Значит в ближайшее время наши соседи должны потратить "немножко дохрена" кредитов, пытаясь разобраться что и к чему. Это и научные исследования, и прочие мероприятия. Блюдо получается очень перспективное. Понимаешь, что тебе в этом блюде будет некомфортно? Вот и Служба Безопасности очень заинтересована, чтобы наши соседи потратились как можно больше. Так тебе спокойнее?
  - Да.
  - Вот и хорошо. Не думай о дурном. Ещё: кристалл с базой на вынос дать не могу, так что учить будешь здесь...
  
  -----------------------------------------
  Письмо, которое я написал. Отправил я его с сервера госпиталя, куда меня тишком провели безопасники.
  
  Дьярви! Я завёл счёт: ########. Скинь мне, пожалуйста, на него мою долю. Долю Умиды, перешли её матери Хуррае [######## - личный идентификатор подданного Галифата] на Маркебхоб в Галифате. У меня всё хорошо, надеюсь выздороветь и демобилизоваться. Пиши мне на почтовый ящик ######### на Раусе. Не удивляйся, что он анонимный. Буду жив - прочитаю. Если смогу, то отвечу.
  
  Ответ от Хуррае. Я его получил позже.
  
  Здравствуй, зять мой. Надеюсь, что ты жив и здоров. Сожалею, что дочь моя покинула тебя и меня. Похоронили её в Мемориале, как ты и хотел. Спасибо! Это достойно! В доме престарелых мне стало скучно и я перешла работать в госпиталь медсестрой. Здесь много раненных бойцов и я действительно приношу пользу, а не влачу жалкое бесполезное существование, как раньше. Присланных денег мне хватит до конца жизни. Кроме того я сейчас зарабатываю больше, чем трачу, так что с Касими я свою долю требовать не стала. Кстати, он просил тебе написать, что ты всем в семье очень понравился, и, если у тебя будет желание, они с удовольствием тебя примут в гости или насовсем. Пусть будет лёгок и удачлив твой жизненный путь, пусть встретится на твоём пути любовь и плоды её пусть радуют...
  
  Письмо от Дьярви.
  
  Казак! Надеюсь, у тебя всё хорошо. Из аварцев на Зурнуше мы вытрясли всё до последнего кредита и организовано ушли выполнив всё, что задумали. Надеюсь результат на твоём счету тебя порадует...
  -----------------------------------------
  
  Улетел с Рауса я военно-грузовым транспортом. На него "тайными тропами" меня тоже проводили безопасники. Просьбу "сидеть в каюте и никому не показываться на глаза весь полёт" я выполнил. Это были долгие десять дней, но я оказался на другой границе Аратана, рядом с фронтиром и Федерацией Нивей. На военной базе сошёл с корабля и активировал главный отклик нейросети как "младший лейтенант Ли". Обратился к местному безопаснику и, демобилизованным, через несколько часов перелетел на гражданскую станцию. Дождался рейсового звездолёта и отправился в Университет к новой и, как я тогда надеялся, спокойной жизни.
  
Оценка: 8.10*26  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"