Лисовин Алексий: другие произведения.

01.Нашествие...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 8.25*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это так сказать проба пера, по этому может быть вышло коряво. Задуманное произведение посвящено монголо татарскому нашествию. Название я еще не придумал, рабочим пока пойдет "Нашествие". Если это кому то будет интересно читать, прошу оставлять свои комментарии.

  Глава первая.
  К полудню Черный Лес остался за спиной и глазу, уставшему от его тесного полумрака, открылась необъятная до самого окоема ширь степи. Простор и раздолье. Ветер, сметая снег к опушке, грозил открыть землю грядущим морозам, и прятал оставшийся на снегу след. Этот след, протянулся сюда от темневшей в степной дали рощи. Он черной по белому полосой разделил надвое покрытое снегом пространство. У самой опушки, изгибаясь, змеился вдоль нее хвостом отпечатков. Свежих еще. Колеса телег, прорезали колею, и земля в ней пока не заледенела. Сейчас, она влажная, пачкала пальцы. Лютобор, зачерпнув горстью чистого снега, мял его, глядя туда, где след, огибая лес, прятался за деревья.
  - Боятся. - Рукавицей из толстой кожи стряхнул прилипшие к полушубку снежинки. С десяток шагов прошелся по следу и обернулся к ждавшему его слов воеводе.
  - Они сторонятся открытого места. Видишь? Шли прямо к ближайшим деревьям. К лесу спешили. - Лютобор, носком сапога из крашеной кожи, ткнул в отпечатки конских копыт. - Кони шли рысью. Их вершники, должно быть, у рощи задержались. Степь стерегли пока остальные бежали до леса. Там и догнали.
  - Боятся. - Воевода с высоты седла и собственного роста, всматривался вдаль, так что брови его сошлись к переносице и у глаз проступили складки морщин. Минуту глядел так, потом прикрыл глаза, помял веки пальцами.
  - Чьи следы, знаешь?
  Лютобор стряхнул с пальцев оставшуюся от снега влагу.
  - Пятеро конных. Не воины - это видать по всему. Смотри, как стояли! Все пятеро правее рощи. Она закрывала им все что слева. С ними пеших десятка два и телеги. Пять, или шесть не больше. Нагружены тяжко. Думаю, что это кто-то, из мордвы к нам прибежал от монголов спасаться. Летом таких тут было не мало.
  - А с самого серпеня ни человека. А теперь появились. Ну и где же они до этого были? - Воевода смерил его взглядом от волчьей шапки до сапог. - Не знаешь?
  Лютобор посмотрев в степь пожал плечами.
  - Удалу скажу, он все разузнает.
  - Нет. - Воевода, поверх его головы, обвел взглядом растянувшуюся вдоль опушки дружину. Семьдесят воинов все время с рассвета провели в седлах. Теперь он приказал им дать отдых лошадям. Спешившись, дружинники проверяли конскую сбрую, свое снаряжение, что было надо, поправляли, кто-то жевал припасенный кусок. И многие, ожидая, смотрели в его сторону. Здесь, под крайними соснами Черного леса, заканчивалась земля, которую они, люди рязанского князя, могли называть своей. Дальше, за не очень широкой полосой вклинившейся сюда степи, на многие дни конного хода, встали древние и дремучие, обильные болотами леса, народов мордвы. В прочем, более те леса, тем народам не принадлежат. Он сам это слышал от бежавших оттуда людей. Оставив дома, они приходили сюда и одиночками и семьями и целыми родами. Они рассказали, как пришли к ним люди, каких раньше никто не видывал. Стали эти люди мордву грабить, да в плен уводить, а если кто сопротивлялся, того убивали, а селения жгли. И было тех людей более чем деревьев в лесу, и никто из князей против них не выстоял. Тогда все кто успел, подались в бега. Кое-кто со всем своим скарбом, который смог с собой увезти. Другие шли, или ехали налегке с тем самым малым запасом, что более всего необходим в дороге. У некоторых же не было ничего. Такие рассказывали, как едва - едва, успели убежать, от плена, или смерти. Дружинники сбегов встречали, опрашивали и отправляли к стольному городу, где Великий князь рязанский, всем им предложил осесть на его землях, благо они обширны и так же лесисты, как и те на которых они жили раньше. Более всего, сбегов послушавших князя, было из тех, кто едва убежал. Спасая себя, они бросили все и, оставшись ни с чем, дальше идти уже не могли. Эти, в отличие от многих других, видели монголов своими глазами и столько ужаса, сколько было в этих глазах, он Путислав, в своей жизни не видел. В прочем, остальные тоже страха натерпелись, поэтому многие из них не задерживаясь в Рязани, двинули дальше. Он сам это узнал, когда уже осенью прибыл в стольный град. К тому времени, все усиливавшийся поток сбегов, в какой-то день разом прервался. Ждали седмицу, но никого не было. Тогда Юрий Ингоревич, велел возвращаться с дружиной в Рязань, оставив рубеж заботам дозоров. Сейчас, один из них был здесь же. Четырнадцать воинов плотной группой, расположились на краю степи. Пятнадцатый, единственный из всех порубежников, позволил себе спешиться и теперь стоя за спиной Лютобора, держал за повод его лошадь. Его собственный конь, вольно ждал рядом. Путислав слышал, что Удал, взял его у половцев еще жеребенком и очень гордился тем, как сам его выездил. Подумал, что так же, наверное, и сам Лютобор гордится Удалом. Тот у него служил еще с детских и теперь слыл одним из лучших воинов степной стражи. Князь его уже заметил. Пару раз о нем справлялся. Может, хочет, что бы Удал, сам стал старшим над дозором. Над каким? Князь, от чего-то, не у него спрашивал. Может быть, хочет отдать ему этот? Воевода невольно покосился на воинов порубежной стражи и обернулся к Лютобору.
  - Ты сам поезжай со своими людьми. Посмотришь кто там. Ежели сбеги опросишь их кто, что и как. Коль что-то знают о монголах, то одного из них мне привези. Да отбери там кого посмышленей. Я буду тебя ждать тут до темноты. Потом с дружиной уйду в крепь. Там нас найдешь, и там встанем на ночь. Понял ли? Ну, так ступай! - И уже в след уходящему Лютобору добавил. - Ежели там не сбеги, а кто иной, то сам к ним не лезь. Присматривай издали, да мне пришли вестника. Вон - Путислав кивнул на подведшего Лютобору лошадь дружинника. - Как зовут? Удал? Вот и пришлешь, хотя бы Удала. Ну, с Богом!
  В лес пришлось сворачивать менее чем через час. Здесь, между деревьями снега было больше, и след просматривался лучше. Лютобор уверенно вел по нему дружину. Он не смог бы сказать, кто и когда расчистил в лесу просеку шириной в две сажени, но знал, что еще многие и многие версты, свернуть с нее будет негде. Телегам уж точно. Поэтому спешить, надобности не было, и кони дружины шли быстрым шагом. Лютобор ехал во главе отряда и по всему примечал, что они догоняют. О том же говорил, ехавший впереди Удал. Теперь он был уверен в том, что догоняет бросивших свои дома людей. Недавно миновали место, где те останавливались ненадолго. Там среди следов было множество женских и детских.
  - У них на телегах детишки и бабы. - Удал обвёл рукой место стоянки. - Их много. И тех и других. Это сбеги.
  - Сбеги. А кто ж? - Соглашаясь с ним, вздохнул воин Мезеня - Кто же еще об эту-то пору стронется с места с детями и бабами? - Огладив густую и рыжую бороду, он вновь посмотрел в тень двух сомкнувших макушки сосен. Проследив его взгляд, Лютобор увидел, что там, на очищенной от снега земле, ножами был срезан большой лоскут дерна.
  - Локтей пять на пять. - Услышал он голос Удала, понял, что тот смотрит туда же и велел ехать дальше. Удал пристроился справа от него и вдруг обернувшись, окликнул дружинника, продолжавшего рассматривать место стоянки.
  - Кочень! Примерз там?! Или нашел чего?
  Тот лукаво подмигнул, но ответил только после того, как вернулся в строй.
  - А не из бедных наши сбеги. - Говоря это, он обращался к своему соседу, но так что бы слышали все остальные. - На троих, сапоги больно уж ладные. Новые, да с подковками. Слышишь меня Мезеня?
  Мезеня не ответил, а Лютобор повел плечом, покосился на Коченя и добавив в глосс суровости, произнёс.
  - Я тебя слышу.
  Дальше ехали, молча и скоро, дозорные встали на небольшом взгорке. Пару мгновений не двигались, потом один из них обернулся к Лютобору, поднял руку и Удал, движением колен посылая коня вперед, сказал
  - Догнали.
  Их было больше чем полсотни. Из них мужчин едва десяток. Похватав с телег дубины, колуны и колья, они сбились в кучу на пути у дружины. Сюда же прискакали пятеро конных. Выскочив вперед всех, они достали оружие, и в руках одного из них оказался не плохой лук. Державший его парень, уже достал стрелу и принялся тянуть тетиву, но был осажен окриком. Немолодой мужик в шубе из шкур чернохвостой белки, как мог, спешил навстречу Рязанцам. Остальные, повинуясь его приказам, опустили оружие. Лютобор, глядя на него из седла, краем глаза отметил, что никто из его воинов, в ответ на действия булгар, а это были они, даже не шелохнулся. Только Удал, перебросил на руку щит, да Кочень хмыкнул, что-то совсем уж неуважительное. Добежав до них, мужик в шубе низко поклонился и, переведя дух, на плохом русском представился как Ахмед сын Хисама, сказал, что он мастер из города Булгар, а дальше Лютобор перестал его понимать, жестом прервал и обратился к нему на его языке.
  - Куда держишь путь Ахмед сын Хисама?
  - В земли Великого Князя Рязанского. - Говоря это, Ахмед вновь поклонился, да так низко, что чуть не достал до земли верхом шапки, хорошо сшитой из медвежьего меха. Разогнувшись, он замолчал в ожидании следующего вопроса, а Лютобор подумал, что Ахмед должно быть от купцов сведущ о правильном обхождении с порубежной стражей.
  - Ты уже во владениях Юрия Ингваревича Великого Князя Рязанского. Я воевода его. Мне говори, что тебе нужно.
  - Защиты. - Ахмед упал на колени, и все булгары, что были с ним, сделали так же. Почти полтора десятка мужчин, безоружные стояли перед Лютобором, а тот с вершины своего седла смотрел на их баб и детишек. Они, при появлении Рязанцев, бросились было в лес, но теперь возвращались. Не смело шли к телегам, готовые казалось в любой миг бежать снова. Их вожак все так же на коленях, ожидал воли повстречавшегося ему воеводы и Лютобор не стал томить его долго.
  - Встань. От кого и почему тебе нужна защита князя?
  Ахмед рассказал, что всю свою жизнь он прожил в городе Булгар, где держал мастерскую по выделке кож. В его мастерской трудились лучшие в своем деле мастера, работа которых славилась по всей Булгарии. Благодаря этому сам Ахмед стал очень состоятельным человеком и был уважаем всеми. А потом пришли монголы и царь Булгарии Абдуллах Алим Бек повелел собрать войско.
  - А ты для войска пошил сапоги?! - Встрял в разговор Кочень, тоже не плохо владевший речью булгар. - Поди, серебришко на этом нажил! - С этими словами он кивнул на тяжелогруженые телеги. Ахмед ни чего ему не ответил и продолжил говорить лишь после того, как Лютобор осадил своего дружинника, велев ему вместе с еще двумя воинами проехаться по следу назад шагов на триста.
  - Я не шил сапоги. Я выделывал кожи. А войску царя я отдал сыновей. - Ахмед, тяжело вздохнув, провел мозолистой, местами растрескавшейся ладонью по лицу от бровей, до кончика седой бороды. - Старший сын Хисам служит уже пятый год. Прошлой весной он приехал домой. Когда царь собрал войско, уехал обратно. Асгар уехал с ним. - Ахмед замолчал, отвернувшись от Лютобора к своим людям. Те уже поднялись с земли и теперь стояли, замерев в ожидании и не сводя глаз со своего вожака. Оружия в руках не у кого из них не было.
  - Асгар это твой младший сын? - Лютобор спешился и встал рядом с Ахмедом.
  - Нет. Асгар средний. Младший со мной. - Он обернулся к своим людям.
  - Масгут!
   Один из парней бегом поспешил к Ахмеду.
  - Слушаю тебя отец.
  Ахмед положил руку ему на плечо, обернулся к Рязанцам и Лютобор увидел на его дряблом лице слабую тень горькой улыбки.
  - Мой младший сын. Других не осталось.
  - А старшие двое? - Удал, как и все остальные дружинники спешился, последовав примеру воеводы. Стоя рядом с булгарами, он превосходил их ростом и статью. Масгут, парень лет пятнадцати, против Удала, казался мелким и хлипким и Лютобор глядя на него, пытался представить других его братьев, мысленно примеряя их к своим воинам. Ахмед сын Хисама, тем временем рассказал, что о старших своих сыновьях он ни чего с тех пор не слышал.
  - Вместо этого все лето в город приходили вести. Все плохие и очень плохие. Потом сказали что войско разбито. Монголы прошли через засеки. Идут на Булгар. Жгут города и всех убивают. - Ахмед замолчал, опустив глаза. Потом, снова проведя ладонью по лицу, продолжил. - Всем было страшно. И мне тоже. Я собрал своих людей и покинул город.
  Лютобор посмотрел на стоявших перед ним булгар и, обведя их широким жестом руки, спросил
  - Кто они тебе?
  - Сын, домочадцы, мастера и их семьи.
  Лютобор покосился на толпу беженцев:
  - И вам позволили уйти?
  - С нами спорили. Ругали. Даже вот он - Ахмед, улыбнувшись, указал на Масгута - мне говорил, что надо остаться. Братьев ждал! Но уходить нам не мешали и многие ушли. Как мы. - Ахмед замолчал, а Лютобор внимательней присмотрелся к его сыну и вспомнил, что это его он видел с очень хорошим и дорогим луком в руках.
  - С собой что везете?
  - Самое нужное. Когда уходили, бросили все. Да ты посмотри! - Ахмед сделал приглашающий жест. Лютобор вслед за ним направился к телегам, за которыми сбились в кучу вернувшиеся из леса женщины и дети. Их мужчины, решив, что опасности нет, расступаясь с пути, жались к деревьям. Глянув в их сторону, Лютобор увидел Мезеню. Проходя мимо, тот заслонил их, в своей броне и шлеме, показавшись больше и сильней, чем все они сразу. У крайней телеги остановились. В ней, на месте возницы, сидел мальчишка. Настороженно глядя на воеводу большими черными глазами над резко проступившими скулами, он нервно теребил поводья, от чего заморенные лошадки всхрапывали, переступая копытами.
  -Не тревожь коней напрасно! - Мезеня откинув кожаный полог, забрался в повозку. - Тут скарб разный. Домашний. Одежда. Зерно - ржи один куль и еще половина. И ничего больше! - Покачнув повозку, Мезеня соскочил на землю. Поправил пояс с мечом и двинулся к следующей, которая оказалась, нагружена примерно, так же как и эта и другая за ней и все остальные, только еды нигде больше не было.
  - Худо у них. - Закончив досмотр, Мезеня шел обратно. - Снеди на сегодня - завтра. Чего ни будь для мены, нет. Лошади их сам видишь - клячи.
  Кивнув ему, Лютобор повернулся к Ахмеду.
  - Жито у тебя откуда?
  Тот рассказал, что зерном и еще кое каким припасом, они разжились у мордвы. За это он отдал все серебро.
  - Это когда же было?
  - С месяц назад.
  - На листопад? - Подивился Мезеня. - Так там в то время были монголы! Зорили эрзян, а вас не поймали?
  - Слава Аллаху, я их не встретил. - Ахмед воздел руки к небу и, видя недоверие на лице дружинников, пояснил. - Тот род сразу покорился. Монголы взяли, что нужно и ушли. Я пришел позже. Месяц там жил. Думал остаться. Да побоялся.
  - Чего же?
  - Монголы на мордву навесили ярмо. Надо отдавать. А чем? - Булгарин сделал паузу, потом дёрнув щекой, усмехнулся и повел рукой в сторону своих людей. - Вот их, вместе со мной, они бы и отдали.
  Удал, проследил жест Ахмеда, скользнул взглядом по его добротной одежде и хмыкнул.
  - А что ж они эдак сразу не сделали?
  - Монголы ушли. И много угнали с собой мужиков. Нам там даже рады были. Мы помогали с разной работой. Я тогда остаться думал. Потом узнал про дань. Все понял и ушел. Сегодня встретил вас, хвала Аллаху вовремя. Еще бы неделю мы не прожили. - Ахмед замолчал, а Лютобор подумал о том, что так оно и было бы, не сверни булгары на эту просеку. А по ней они выйдут к рязанским селениям. Даже не нужно давать провожатого. Дойдут, раз уже столько прошли. Тут он спохватился.
  - Постой! Ты из Булгара ушел прошлым летом. В мордве появился на эту осень. Где ты целый год скитался? Там пути едва ли на месяц!
  Ахмед опустил голову и надолго задумался. Очнулся, услышав за спиной скрип снега под сапогами Удала. Начал рассказывать.
  К уходу из Булгара он загодя готовился. Долго все обдумывал. Сам он за всю свою жизнь, бывал не далее чем в ближайших от города селах. Поэтому теперь он стал звать к себе людей пусть менее достойных, но сведущих в странствиях. Они говорили ему о разных землях, о людях которые их населяют, о том кто ими правит и то, как там сейчас относятся к булгарам. Один из рассказчиков, по имени Бахтияр, умел даже делать рисунки, которыми обозначал страны, города, дороги и реки. Этим он так поразил Ахмеда, что тот позвал его с собой. Бахтияр, долгое время охранявший караваны, согласился без раздумий. Он-то и сказал Ахмеду, что поскольку монголы уже заняли все земли на восход и полдень, идти остается только на Русь. И ближе всех владения Владимирского князя. Туда Ахмед и отправился со всеми своими людьми.
  - А тут как оказался? - Удал даже присвистнул. - Еще и через год!
  - Аллах ниспослал разум не мне одному.
  В то лето многие хотели спастись той же дорогой, что и Ахмед. Было их столько, что он, на сколько глаз хватало, видел их самих, их телеги, их скот. Быстро из Булгарии уйти не удалось. На четвертый день пути среди беженцев поползли слухи, что враг уже близко и в тот же день над лесом увидели столб дыма. Потом еще один. И еще. Стали звучать название сел, бывших примерно в той стороне. Многими обуял страх. Бросая добро, задние полезли вперед, создали затор и движение встало. А ближе к вечеру, жирный столб дыма встал далеко на пути. Тогда Бахтияр сказал, что видел тропу и нужно по ней уходить в лес. Ахмед согласился. Рассвет встретили в лесу, где решили переждать несколько дней. Прошла седмица. Начались дожди. Похолодало. Кое-кто заболел. Ахмед решил, что пора уходить. Бахтияр и еще трое пошли посмотреть, что сейчас на дороге. Вернувшись, сказали, что там пути нет. Рядом с тропой лагерь монгол. Под их присмотром избитые и ободранные почти до наготы булгары убирают с дороги трупы людей и этой работы еще очень много. Всем опять стало страшно. Враги были близко, и Ахмед решил идти дальше в лес. Через день они нашли оставленную деревеньку. В ней и остановились.
  - Там провели зиму.
  - А ели что?
  - Припас с собой был. Охотились. Потом нашли тропы к соседям.
  В первом же селении не было людей, за то нашлись, как видно брошенные в спешке, хорошие запасы снеди. Зерно и не много копченой зверины. Потом наткнулись на деревню, точнее на сочащееся дымом пепелище. Опять стало страшно. Враг был, где-то рядом. Больше они деревень не искали.
  - Тяжело зимовали. Голод. Морозы. Многие болели. Десятка два умерли. Моя жена. - Ахмед помолчал. Вздохнул. Дважды посмотрел на начавшее опускаться к закату солнце. Продолжил.
  - Сразу пять человек потеряли весной.
   К тому времени у них совсем кончились припасы, и голод тогда одержал верх над страхом. К новому селению пошли вдесятером. Стояло оно на берегах речки, соединенных узеньким мостиком. Много дворов и с виду все цело. Договорились, что Ахмед и еще четверо пошарят в избах на ближнем берегу, а Бахтияр с остальными на дальнем. Разошлись. Когда проверяли один из домов, из-за реки послышались крики. Семеро конных мчались к селу. Бахтияр и остальные к мосту не поспевали и бросились к лесу на той стороне. Конные достали луки и двоих убили сразу. Остальных похватали арканами. Только Бахтияр своим мечом успел одного убить, или ранить. Его свалили ударом булавы и, привязав к коню, утащили.
  - Вон от него, сын остался. - Ахмед кивнул на мальчишку-возницу.
  - Те степняки были монголы?
  - Нет - поморщился Ахмед - то были кипчаки. Вы их зовете - половцы. Когда они убрались, мы взяли что нашли и вернулись к своим. До самого лета ни куда не ходили. Ели что было. Рыбу ловили. Я разрешил забить часть лошадей. Несколько телег за зиму стали не нужны. - Ахмед замолчал, потом снова глянув на солнце, продолжил рассказывать о том, что летом двинулись дальше. Идти дорогой на Владимир, было опасно и они пробираясь лесными тропами, забирали все дальше и дальше на полдень. К началу осени, с великой опаской и потеряв четырех человек, они достигли мордовских земель.
  - Дальше я вам уже рассказал. Теперь воевода, я жду твоей воли.
  Лютобор посмотрел на Ахмеда, смирено склонившего голову, потом на удлинившиеся тени от деревьев, отметил под вечер крепчавший мороз.
  - Я пропускаю вас в земли Рязани. - После этих слов, Ахмед и за ним все его люди снова упали на колени.
  В степь возвращались очень быстро. Теперь Удал держался рядом со своим воеводой, и было видно, на что-то досадовал. Лютобор спросил об этом. Удал убедившись, что воины его не слышат, ответил:
  - Надо было взять кого-либо из них! Тебе Путислав это прямо сказал. Сейчас будет гневаться. Итак, он на нас все время сердит! А теперь...
  - Да не на нас он сердит! - Лютобор привстал на стременах, вглядываясь поверх голов дозорных в темень меж деревьями на пути дружины. - Сын его ушел с посольством княжича Федора в лагерь монголов. Этого Путислав очень не хотел. Да как тут откажешься от такой чести? Теперь вот места себе не находит. - Лютобор замолчал. Когда миновали место короткой стоянки булгар, продолжил.
  - А человек ему нужен такой, что бы мог рассказать о монголах побольше. Эти - ты сам видел, ни чего не знают. То, что они поведали, мы уже слышали, от других и не однажды. Ты лучше скажи мне, куда делся Кочень? Давно должен был на встречу попасться.
  Первого из трех воинов, встретили почти на выезде из леса. Он сидел верхом, удерживая на поводу двух лошадей. Их хозяева стояли у крайних деревьев, явно стараясь держаться в тени. На вопрос Лютобора, что тут у них, Кочень ткнул пальцем в сторону степи!
  - Туда смотри. Взгорок саженях в полтораста отсюда. Видишь?
  Лютобор некоторое время всматривался в ярко освещенный закатным солнцем склон оплывшего кургана. За день его обмело снегом, и на нем сейчас виднелась строчка едва заметных отметин.
  - И чьи это следы? - Спросил Лютобор.
  - Не знаю. Но там был кто-то конный. - Кочень оторвал взгляд от степи и, посмотрел в глаза Лютобора. - Может кто-то из них? Из монгол?
  - Или козел! - Сплюнул Удал. - Или тарпан! Или еще кто! Стоите, глазеете!
  - Съездить посмотреть?
  Лютобор еще раз глянул на курган, потом на удлинившиеся тени сосен.
   - Нет! - И садясь в седло, добавил - Нам еще ехать и ехать сегодня. Даст бог, мы в Крепи к полуночи будем.
  Пару верст проехали, обсуждая то, что сегодня увидели сами и, делясь мнением о том, о чем им поведал Ахмед. Многие удивлялись его большой удаче.
  - Этот Ахмед очень счастливый! - Решил Мезеня. - Раз уж живым досюда добрался.
  Удал тот час обратил внимание на это обстоятельство, добавив, что Ахмеда нужно было взять и расспросить подробнее. Лютобор от него отмахивался, уже приведенными ранее доводами. Так доехали до места, где днем расстались с Путиславом. Кочень, против своего обыкновения в разговор не вмешивался, и вообще держался в хвосте отряда. Всю дорогу он чаще других озирался на степь и поэтому увидел первым. Его крик о конных справа, многих заставил вздрогнуть в седлах. Лютобор отдал команду остановиться. На холме, правее рощи, четверо в шубах и меховых шапках, восседали на диковинных низкорослых косматых лошадках. Рассмотреть их хорошо, не позволял вечерний сумрак. Лютобор различал только блеск металла в закатных лучах, заводную лошадь в поводу у каждого, да кажущиеся с расстояния былинками, копья. Было понятно, что эти четверо, к которым тем временем присоединились еще двое, так же как они, разглядывают их. Один из них стоял ближе остальных и, не отрываясь, смотрел на Лютобора. Лошадь под ним ростом и статью отличалась от прочих.
  - Старший. - Удал мотнул головой в его сторону, и кто-то из воинов посетовал на то, что отсюда стрелу не добросить. Подъехать по ближе? Но Путислав не велел к ним соваться. Не много помедлив, Лютобор приказал ехать дальше.
  Теперь они все хранили молчание и не спускали с конников глаз. Те, выждав какое-то время, спустились с холма и, сохраняя расстояние, двинулись за ними. Сейчас их удалось сосчитать. Одиннадцать невиданных раньше кочевников, не приближаясь, но и не отдаляясь, рысили по следу шестнадцати русичей. Тем, приходилось оборачиваться, что бы их видеть и успеть, если понадобится, взяться за оружие. Так продолжалось версты две. За это время, Кочень совсем извертелся и начал ругаться. Вскоре его примеру один за другим последовали все остальные воины. Даже Мезеня дал волю гневу. Наконец не выдержал сам Лютобор. По его окрику дружинники развернулись лицом к преследователям. Те тотчас же остановились. Несколько минут отряды, оцепенев в ожидании, стояли друг против друга. Потом вдруг кочевники разом поворотили коней, помчались в степь и очень скоро скрылись из виду. Рязанцы еще постояли на месте, после чего продолжили путь.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 8.25*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Х.Хайд "Кондитерская дочери попаданки"(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Ра "Седьмое Солнце: игры с вниманием"(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"