Неон: другие произведения.

Похищенная память

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 9.16*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга закончена. (22.03.2017)
    Попаданец в другой мир. Аннотация: Всем привет! Меня зовут Дмитрий, мне тридцать лет и я обычный, ничем не примечательный человек, можно сказать, серая масса, живущая себе на уме. Так я думал последние лет десять, пока не попал в Киркон. Где это? Не поверите! Прямо за моей входной дверью вдруг обнаружился портал в другой мир. И в моей жизни начали происходить странности... Да ещё и такие, которые не только меня, но и даже других попаданцев удивляли нехило. Я не сказал, что я не единственный? Таких попаданцев с Земли в Кирконе довольно много. Кто-то учится в школе магии, а кто-то воюет против неё. Впрочем, "местных" в Кирконе тоже достаточно. Поначалу я неожиданно оказался между двух огней, которые приняли меня за новичка (да я и сам так думал), а потом всё та-ак закрутилось... Это долгая и довольно интересная история.

Серия: ''Рыцарь, обладающий Божественной Силой''. (РОБС).




Глава 1. Посылка.



- Лида, тебе не надоело уходить? Сколько можно? Если уйдёшь и опять через неделю вернёшься, обратно не пущу. Так и будешь ночевать на лестничной клетке, сидя на чемоданах. - Я устало и вместе с тем раздражённо предупредил свою жену, потерев пальцем переносицу и лениво наблюдая за её торопливыми сборами.
В чемодан летело всё: полотенца, домашние тапочки, сапоги, одежда, чашки, ложки, тарелки. Всё, до чего дотягивалась её тоненькая ручка с длинными ноготками. И всё это даже не заворачивалось ни в бумагу, ни в пакеты отдельно друг от друга, настолько она была взбешена. Даже не думает о том, что посуда может побиться в дороге. Спасибо, милая, что хотя бы по одному экземпляру посуды мне оставляешь... Размышлял я не без иронии, расслабленно в полуразвороте сидя за столом в кожаном кресле на колёсиках, закинув ногу на ногу.
Даже не собирался подниматься и помогать ей. Тем более, когда меня так бессовестно грабили. Да-да, именно грабили. Нагло, с вызовом и даже не гнушаясь обзывать последними словами. Всё, что нажито непосильным трудом... Хотя, нет, не могу сказать, что деньги меня так уж и волнуют. Из ценного мне остались телевизор и ноутбук, средства моей работы, да мебель. А на всё остальное по большому счёту начхать. Пусть хоть всю квартиру выносит. Освободится место для обновления интерьера. Именно так я себя мысленно успокаивал.
Высокая и стройная брюнетка, стреляющая в мою сторону недовольным взглядом зелёных глаз, нервно запихивала в чемодан на колёсиках очередной трофей - утюг. И пыталась одновременно застегнуть змейку, вот только провод от утюга попал между звеньями, и застёжка заклинила, не давая чемодану закрыться. Лицо Лиды с удивительно привлекательными чертами, немного полноватыми губами и курносым носиком выразило крайнюю степень возмущения.
- Дима, ну чего ты так смотришь?! Нравится видеть, как я мучаюсь? Помоги застегнуть! - она топнула своей ножкой обутой в чёрную туфлю на низком каблуке, а мой взгляд безразлично скользнул по её филейной части, обтянутой джинсами.
Я отозвался спокойно, тоном удава Ка из Маугли:
- Милая, могу помочь только разобрать обратно твой чемодан. За последние полтора года ты уже в пятый раз обещаешь меня бросить. И пятый раз уходишь. Тебе не кажется, что это уже слегка перебор? Смирилась бы уже, что всё равно ко мне вернёшься.
Лида фыркнула и всё-таки справилась с задачей самостоятельно. Вот уж эти женщины, вечно пытаются переложить свою ответственность на других, сделать кого-то другого виноватым, да ещё и обязанным тащить всё на своих плечах. Нет, не то, чтобы во мне это вызывало какие-то негативные эмоции, но всё-таки меру знать надо. Или нет?
Самым забавным мне казалось то, что причины наших ссор выглядели всегда почти одинаково. Она пыталась мной управлять. Это так по-женски, пытаться притвориться слабой и беспомощной, строить глазки... И, когда мужчина всё-таки выполняет свой естественный долг, набрасываться на него коршуном. Несправедливо, чёрт. А что сделаешь? Женщины. И без них никак. А с ними...
- Я больше никогда сюда не вернусь, запомни это! Ни-ког-да! - взглядом волчицы она обвела гостиную и быстро развернулась, волоча за собой чемодан на ручке, заглянула в нашу спальню, а после этого в ванную комнату и кухню.
- Ничего не забыла? - всё-таки поднявшись с кресла, я подошёл к входной двери и даже щёлкнул замком, отпирая дверь.
Натянул при этом на лицо такую улыбку, будто уезжает не жена, а ненавистная тёща. Впрочем, с уходом жены, тёщи я не увижу тоже, а это меня вдвойне радует. Почти искренне. Или она думала, что я буду каждый раз страдать и напиваться с горя после её уходов? Хватит. Мне первых двух раз хватило. А потом и привык. Человек - такая сволочь, которая ко всему привыкает.
- Ты тряпка! Ненавижу тебя! Документы на развод пришлю через неделю, - прошипев это, словно змея, она подтащила свой чемодан поближе к дверям и осмотрелась в прихожей деловитым взглядом.
Знала, что не ударю и не отвечу, а потому и не стеснялась в выражениях, а я даже глазом не моргнул. Ну, вот такая у меня порода - я не реагирую на агрессию. Совсем. Могу спокойно стоять и улыбаться, как болванчик, даже не смотря на то, что некоторые вещи меня могут и задевать, и злить, но вот вида не подам. Не дождётесь моей реакции, милая леди.
- Ничего не забыла, - Лида сказала это больше самой себе, чем мне, потёрла ладони одна о другую, подхватила сумку с пола, которая уже дожидалась её возле входной двери, затем чемодан и, толкнув дверь ногой, вышла.
Не обернувшись, начала спускаться по лестнице, гремя чемоданом на ступеньках. Лифт у нас вот уже две недели не работает, какая-то поломка. И пятый этаж.
- Что ж... Надеюсь, колёса у чемодана к концу лестницы поотваливаются, - чуть злобненько буркнул я и закрыл дверь, щёлкнув замком.
Теперь можно вдохнуть полной грудью и провести ревизию остатков имущества. Пусть и вынесла она всего два чемодана, но вот, если признаться честно, за эти пять её уходов, вещей у меня стало намного меньше, процентов на семьдесят. Каждый раз Лида возвращалась почти с пустыми руками, а уходила, взыскивая с меня предметно моральную компенсацию за ту трёпку нервов, что я ей устраивал. Так считает она. А я с женщинами просто не спорю и позволяю им делать то, что они хотят. Хочет она забрать мои вещи? Пожалуйста. Мне не жалко. Я не жадный. Тратить свои нервные клетки на такие мелочи я не люблю.
Итак, шкаф? Комплект постельного белья, второй на постели, спасибо и на том, что хоть не придётся ждать, пока всё высохнет после стирки. Моя одежда? Всё на месте. Спасибо, что она не носит мужское. Полки с книгами? Целы. Впрочем, не сомневался, читать она не любитель. А теперь самое главное... Сейф. Хм... Попыток взлома не видно. Проверим.
Я выдохнул с облегчением, когда в сейфе всё оказалось на своих местах. Лида, конечно, и не знала, что у меня вообще есть сейф и он находится за книжной полкой, но мало ли? Лишаться трёх тысяч долларов, оставшихся у меня после продажи родительской квартиры, и отцовского револьвера S&W M625-6, мне как-то не очень улыбалось. И за такие вещи я бы, пожалуй, с ней поспорил. Но, похоже, сейфа она просто не нашла, хоть и помню прекрасно, как она перерывала в моей квартире каждый уголок под видом генеральных уборок и перестановок мебели. А вот сдвинуть немного книжную полку даже не догадалась. Или сил не хватило - подсказал мне мой внутренний голос.
Остальную ревизию делать не стал. Догадывался, что кроме разочарования от пустых полок с посудой и такого же пустого холодильника ничего не испытаю. А потому спокойно вернулся в гостиную и сел за включённый ноутбук, чтобы немного отвлечься от неприятных мыслей, лезущих в голову.

***


Посидеть спокойно удалось всего полчаса. Как они пролетели, я даже не заметил. Мелодичный дверной звонок отвлёк меня от работы. Я рисовал графику для одной новомодной компьютерной игрушки. Работой сие дело язык не поворачивается назвать, скорее, хобби. Но платят вполне неплохие деньги, так что всё-таки работа, доставляющая кое-какое удовольствие. Пришлось встать.
Признаться, пока подходил к двери, в душе ещё теплилась надежда, что Лида всё-таки передумала и вернулась. Но, стоило открыть дверь, мой взгляд встретил только пустую лестничную клетку. И странного вида конверт, перевязанный красной шёлковой лентой, лежащий на полу у порога. Прислушавшись, но, не услышав ничьих шагов, а затем, выглянув на лестницу и никого не увидев, я только хмыкнул, удивившись, и автоматически поднял конверт, вернувшись в квартиру и вновь захлопнув дверь.
Если бы я только знал тогда, что это за посылка...
Конверт был явно не из бумаги, а из кожи. Странной такой кожи, гладкой тонкой белой с голубыми прожилками с редкими мягкими маленькими волосками, словно... Мне поплохело от догадки, что эта кожа может быть человеческой. Я выронил конверт на пол, едва вошёл в комнату. Сбегал в ванную, нервно вымыл руки с мылом. Из отражения зеркала на меня глянул серыми глазами в мгновение побледневший человек.
Было трудно совладать с собой. Я и сам не осознавал, из-за чего конкретно меня охватила паника. То ли из-за того, что конверт оказался непростым, то ли просто какое-то нехорошее предчувствие обожгло моё подсознание, предупреждающим колокольчиком звеня в одном из самых тёмных уголков души.
Тяжело дыша, будто загнанный зверь от крутившихся в голове мыслей, я умылся холодной водой и осторожно, словно из-за угла ожидал нападения, вышел из ванной, даже не вытерев лица.
Эта ненормальная посылка безропотно продолжала лежать на полу. Я проверил дверь, она была закрыта на замок. Глубоко вздохнув, приблизился к конверту и сел на пол возле него, рассматривая.
Кожа. Человеческая ли? Было очень похоже. Даже две родинки и маленький белёсый шрам на сгибе. Красная шёлковая лента опоясывала прямоугольник с четырёх сторон и была завязана на бантик. Внутри конверта явно что-то было. Мыслью, что это может быть просто чей-то розыгрыш, я всё-таки немного успокоил себя.
- Шутники, блин, - я нервно дёрнул головой и потянул за ленту.
С тихим шелестом лента развязалась на удивление легко. Немного поразмыслив и аккуратно перевернув конверт, заметил, что изнутри кожа всё-таки больше напоминает бумагу и расслабился. В самом конверте обнаружился тонкий деревянный резной пенал, а не мелко-нарезанные куски чьего-то тела, как мне успела нарисовать фантазия.
Уже без опаски достав деревянную коробочку, осмотрел её внимательно. На самой крышке и по краям красивыми завитками вились какие-то узоры, больше напоминающие странные руны или вообще абстракцию. Не придав значения рисунку на крышке, я попытался её открыть.
Никаких видимых креплений или кнопок ни визуально, ни на просвет, ни на ощупь обнаружить не удалось. Тогда, уже сгорая от любопытства, я сходил за ножом и через двадцать минут мучений всё-таки умудрился поддеть крышку, хоть толком и не понял, как именно это произошло. То ли я крутил коробку в руках и что-то незаметно для себя нажал, то ли ещё что... В общем, крышка отскочила, да ещё и ударила меня по пальцам лёгким зарядом тока, будто статическим электричеством. Откуда там могло возникнуть статическое электричество, я так и не понял.
Внутри обнаружился пергамент. Да-да, не бумага, а именно пергамент. Снова из кожи. Но на этот раз от пергамента тянуло запахом, как от дохлого телёнка. Точнее, от его обработанной шкуры. Хотя, разницы я бы и не уловил, но запах был вполне специфический.
С минуту я пялился на пергамент, как баран на новые ворота, а затем с некоторой степенью брезгливости всё-таки взял его в руки и развернул. Если это и был чей-то не смешной розыгрыш, как я на тот момент думал, то я просто должен был догадаться, понять, чей именно и кому после него следовало больно бить лицо. Однако те строки, которые я умудрился прочесть на пергаменте, ответа мне на этот животрепещущий вопрос не дали. Зато породили в моей голове ещё больше вопросов.
''Добро пожаловать, робс, в мир Киркона. Мы приглашаем тебя. С этого момента ты принадлежишь нашему миру, как полноправный робс. Надеемся, что ты сделаешь всё, чтобы доказать, что ты достоин и сможешь выполнить свою миссию. И пусть встретимся мы нескоро, знай, что мы будем ждать тебя. Да прибудет с тобой божественная сила'', - я настолько был шокирован прочитанным, что даже не сразу осознал, что прочёл невиданную мной ранее странную рунную вязь.
Стоило же взгляду упасть на открытую крышку пенала, как неожиданно для себя я прочёл и то, что было написано на ней:
''Приглашение робс''.

***


Настенные часы гоняли секундную стрелку вот уже третий час после того, как я вернул пергамент обратно в коробку, а коробку в конверт и даже перевязал его ленточкой. Посылка теперь лежала на полке в сейфе, замотанная в полиэтиленовый пакет.
Не знаю, чей это был розыгрыш, и розыгрыш ли вообще. Но если судить по тому, что я понимал руны, которые в данный момент рассматривал на экране мобильного телефона, сделав предварительно фото посылки со всех ракурсов, конвертик тот был явно не простой... И не глюк.
А вот поиски по интернету ничего не дали. Совсем. Во всём Google, mail и yandex не нашлось ни единого намёка на подобную письменность. Однако я мог бы поклясться, что понимал надписи не хуже, чем родной русский язык, и даже лучше, чем выученный мной за пять лет английский.
Ещё меня смущало то, что до того, как я открыл тот злосчастный пергамент, руны на самой коробке прочесть сразу мне не удалось. Загадка. Да ещё какая!
Потянувшись за чашкой с кофе, обнаружил, что она уже пуста и вздохнул. Отложив телефон, отправился в кухню, где не преминул заглянуть в полупустой холодильник. Запасов еды моя милая жёнушка мне оставила всего на два раза. Остатки супа, картофельное пюре и пару котлет. Я просто умилился в который раз за свою семейную жизнь от её ''заботы'' о ''любимом'' муже.
Сделав себе новую порцию кофе и разогрев обед в микроволновке, неторопливо поел, продолжая раздумывать над тем, откуда всё-таки взялась та странная посылка и почему, чёрт возьми, я понимаю ту рунную вязь? И у меня даже было чувство, что и писать я смогу совершенно свободно этими рунами, а не только их читать и понимать. Закончив с едой и вымыв посуду, я вернулся в комнату и достал блокнот с ручкой. Догадки следовало проверить.
Ожидания... оправдались. Нервно усмехнувшись, я перевёл дух.
Будто второй родной язык. Мозги думали на русском. Но стоило немного сосредоточиться на рунах, как, тут же, перед внутренним взором проявлялись даже не буквы, а слова, предложения неизвестного ещё вчера для меня языка. И я даже попробовал на нём говорить вслух. Записал слова на диктофоне:
- ''Если кто-нибудь понимает этот язык, прошу вас написать мне и сказать, как он называется. Что-то со мной странное случилось. Я не учил этого языка, но вдруг мгновенно заговорил... Но, я русский. Я говорил и говорю на русском языке также хорошо. И такое ощущение, будто у меня теперь два родных языка. Даже думать могу на обоих языках. У кого-нибудь было что-то подобное? Прошу помощи...'' - интонации получились искренние, и только если отрешиться от знания языка, слышалась какая-то белиберда.
Эти же слова я продублировал и на листе блокнота уже в рунах. И рука даже ни на миг не замерла, чтобы подумать над тем, куда вывести очередной завиток. А вот про посылку я всё-таки промолчал, посчитав её пока лишней информацией. Хотя, сложить два плюс два и было несложно, как и проверить теоретическую возможность, что язык появился в моей голове именно из-за неё. Взять кого-нибудь да попросить развернуть конверт и открыть пенал, развернуть пергамент и попробовать прочесть его. Но этот вариант я оставил на крайний случай. Лучше уж быть психом в одиночку и виртуально, чем ещё и в глазах кого-то из знакомых.
Затем сфотографировал написанное, и залил в интернет на форум лингвистов вместе с озвучкой. Уже по-русски сделал перевод под своими экспериментами. Может, кто и знает? Хотя, что это меняло? Уже от того, как быстро у меня оказались эти знания, по коже бегали мурашки. И пусть единственное, что мне грозило от этого нового знания, это возможность свихнуться, кое-какая надежда в душе на то, что это временное помутнение рассудка, всё-таки тлела.
Ожидание томило. На отклики троллей на форуме я внимания не обращал. Единственный раз только после пятнадцатого комментария о том, что ''я прикалываюсь над серьёзными людьми'', я написал ответ, что никаких шуток нет. И даже сам предположил, что это может быть какой-то мёртвый язык из нашего общечеловеческого прошлого, которому много тысяч лет. Возможно ли, что у меня вдруг проснулась генная память? Но лингвисты и прочие ''профессора'', которые отписались в комментариях, конкретный ответ мне так и не дали.
Время шло. Я решил отвлечься на работу. Уже ночью, когда я собирался лечь спать, всё-таки заглянул на форум ещё раз. И с огромнейшим удивлением для себя увидел один очень любопытный комментарий от нового аккаунта с ником русскими буквами. Комментарий, который вне всяких сомнений давал мне понять, что этот человек знает мой язык. И ник, кроме этого, прямо намекал, что знает даже больше, чем я мог надеяться. Вот только написанные рунами слова на фотографии, залитой в комментарий, показались мне до жути странными:
Ник ''РОБС''.
Зарегистрирован: 11.06.2018.
Кол-во сообщений: 1
Дата: 11.06.2018. Время: 22.39
Комментарий:
''Выйди за дверь, олух''.
И всё. Больше ни слова. Ни буквы. Только эти чёртовы руны. Меня аж злость взяла. Да и сонливость как рукой сняло. Я, всегда спокойнейший человек, просто взбесился, скрипнув зубами и ударив по столу кулаком так, что ноутбук подпрыгнул. Начеркав на блокноте ответ в тех же рунах, я залил новый комментарий-фото на форум и принялся гипнотизировать монитор, каждые десять секунд нервно обновляя страницу браузера и разглядывая своё последнее сообщение:
Ник: ''Дмитрий Савроский''
Зарегистрирован: 21.03.2018.
Кол-во сообщений: 24
Дата: 11.06.2018. Время: 23.05
Комментарий:
''Сам ты олух! Ты нормально объяснить можешь? Откуда ты знаешь про робс? Что это за язык? Кто ты такой вообще? Это твоя была посылка? Твоя шутка? Ты меня загипнотизировал что ли?''

Глава 2. Нора.



Добиться ответа от единственного человека, который что-то знал о том, что со мной случилось, мне не удалось. Уже через пять минут форум светился страшными для меня надписями буквально перед моим последним сообщением:
Ник ''Пользователь удалён''
Комментарий: ''Комментарий удалён''
С тяжёлым сердцем я кликнул мышкой на ''удалить'' и возле своего последнего сообщения.
Всё стало ясно. Общаться со мной не будут. И что же значила его фраза ''выйди за дверь''? Я выходил, когда забирал посылку. И тут меня словно молнией ударила мысль: ''Эта падла сидит под моей дверью и ржёт! И скорее всего, этот хакер взломал мой компьютер. Иначе, как он мог узнать, что я буду что-то писать на этом форуме? Вот найду его, догоню и набью морду!'' - последнее я додумывал, уже распахивая входную дверь и вылетая на лестничную клетку, в чём был, в футболке, домашних спортивных штанах и шлёпанцах.

***


Я вылетел из своей квартиры и... рухнул лицом в траву, распластавшись в форме звезды, после того, как споткнулся обо что-то ногами. Тело мгновенно отреагировало болью на удар. Загудела голова. Заныли колени и локти, которые я умудрился счесать об какую-то колючку. А затем тело пробрал озноб и послышался шум ветра, шелест листвы, жужжание каких-то насекомых и пение птичек.
Не сразу придя в себя от внезапной боли, я поморщился и с некоторым трудом поднялся на ноги. Автоматически похлопал себя по штанам, сбивая с ткани налипшие сухие листочки. И только после этого оглянулся, медленно осознавая, что я вовсе не на лестничной клетке, а... в лесу.
Диком, не знавшем цивилизации лесу. Огромном настолько, что и выхода из него не просматривается. Ещё и деревья какие-то странные, я таких раньше не видел: на одних деревьях листья серые с фиолетовыми прожилками квадратной формы с закруглёнными уголками. На других деревьях зелёные листики, похожие на кленовые, только мелкие слишком и растут на каких-то красных длинных иголках, что торчат из ветвей. Но все деревья большие. Самые нижние ветки на расстоянии метров трёх от земли, а лиственные кроны не ниже десяти метров.
''Может, это какой-то экспериментальный парк?''
Вокруг одни деревья, кусты, трава и больше ничего. Трава, вроде, обычная, бурьяном такую называют. Ещё пригорок какой-то за спиной, заросший поверху травой - чья-то нора. И приличная нора такая, даже я пролезу без труда. Заглянув в нору, увидел лишь темноту.
Прислушался и вздохнул. Внутри было тихо. Даже ущипнул себя за бок, понадеявшись, что это мне чудится, и тут же поморщился, это было лишним. Колени и локти, как и счёсанные ладони всё ещё ныли от боли и без того. А вот и большая сухая ветка, об которую я споткнулся... Споткнулся ли? По ощущениям именно так и показалось. А на самом деле как? Хм...
Опасливо отойдя от норы, остановился. Сбив с себя оставшийся налипшим мусор, торопливо огляделся по сторонам. Ни души. И вот тут до меня кое-что начало доходить. Была ведь... Ночь. Это я точно помнил. А здесь... Сквозь лиственные деревья с неба пробивались солнечные лучи. Мне стало страшно. Сколько я здесь провалялся на самом деле? Сколько времени был в отключке? Дыхание спёрло от нехорошей догадки.
Тот комментатор с форума. Скорее всего, он меня вырубил сразу, как только я вышел из квартиры. И завёз в лес. Зачем? Чтобы обчистить мою квартиру. Будто мне жены не хватает... Но, зачем ему нужно было делать всё так сложно? Хотя, времени у него было достаточно - ночь и половина дня. Ведь сейчас день, как пить дать. Ещё варианты? А больше и нет. Нет вариантов этих. Не приходят в голову. И что теперь делать? В какую сторону идти?
Додумать следующую мысль я просто не успел. Вдалеке послышался странный грохот, будто кто-то бежит в мою сторону. Причём, бежит очень быстро, да ещё при этом бегун весит не меньше чем пару тонн. Земля под ногами начинала дрожать от его приближения.
Оглянувшись в сторону звука, я замер. Не потому, что успокоился, осознав, что это едет какая-то машина и всё хорошо. Нет... Я остолбенел от страха при виде приближающегося ко мне живого чудища!
Высотой метра в три и шириной в полтора оно мелькало между стволами деревьев с такой скоростью, что у меня душа похолодела. Я едва улавливал взглядом его очертания: клыки и рога - шипованый ёжик-переросток с мордой бульдога. И даже робкая мысль, что я просто сошёл с ума, не остановила мои ноги.
Сердце прыгнуло в пятки и там начало отбивать такую чечётку, что спустя пару секунд я осознал, что в спасении моего организма виноват вовсе не мозг, а чистые животные инстинкты, потому что и сам не понял как, я преодолел расстояние до норы и уже летел в спасительную темноту чёрного провала. И запоздалую мысль о том, что нужно бы скрыться с глаз этого монстра, я додумывал уже в полуобморочном состоянии. А затем мир просто потух.

***


Очнулся я частично у себя в квартире. Голова покоилась на выступающем порожке, подпираемая распахнутой входной дверью, и жутко, просто до невозможности болела. Остальное тело, похоже, соседям приходилось переступать, так как ноги почти доставали до лестницы. Каждая частичка моего организма ныла болью и чесалась от холода, будто я действительно пережил всё то...
Проморгавшись, я прополз в квартиру, сел в прихожей на пол и захлопнул дверь, а затем поднялся и кое-как проковылял в гостиную.
И удивился, заметив включённый ноутбук на столе. За окном была ночь. Часы в углу рабочего стола подсказывали время и дату: 00.20 12.06.2018.
Я хмыкнул. Прошло чуть меньше, чем полтора часа с момента общения на форуме.
Спасительная мысль о том, что я просто шлёпнулся на пороге и мне приснился сон, как пришла, так и испарилась, когда я осмотрел свои руки и обнаружил на одежде ещё несколько травинок и листочков с ''того самого'' леса.
- Твою ж мааать... - протянул я с чувством, поморщившись и пощупав шишку на лбу.
Стало понятно, что это я так об порог приложился хорошо, что на время потерял сознание. А до этого получается, сознание не терял.
Сразу вспомнилось приглашение в мир Киркона, сообщение на форуме от робса и из меня полилось уже непечатное шестиэтажное словцо, пока я шлёпал в сторону ванной. Отметил при этом, что остался в одном шлёпанце. А второй, кажется, по памяти, остался в лесу... И всё-таки не верилось в то, что происходило со мной на самом деле. Я принял душ, обработал ссадины и просто лёг в кровать, пытаясь уснуть. Решил, что утро вечера мудренее. И заснул, на удивление, быстро.

***


Почти весь следующий день я провалялся в кровати, собирая мысли в кучу и размышляя над тем, что со мной произошло.
Психика современного человека вещь на самом деле довольно гибкая. А я, как человек широких взглядов, увлекавшийся некогда эзотерикой и психологией, фантастикой и мистикой, вполне допускал существование иных миров, как, впрочем, и существование инопланетного разума. Ведь не зря же откуда-то взялись подобные идеи у землян?
Но всё-таки, одно дело допускать, и совсем иное увидеть собственными глазами. То, что всё это было не сном, не игрой моего воображения, красноречиво говорили мне боль после моих полётов и сохранённые мной странные листья неизвестного для меня дерева. И почему-то теперь у меня была догадка, что я прекрасно знаю, как это дерево называется. Точнее, знаю название, но вот опыта сравнения не хватало.
Это как поставить перед человеком чашку и бокал, а после сказать их названия, но не указывать пальцем на то, какой из предметов является чашкой, а какой бокалом. И пусть знание языка упрощало дело, как и приглашение ''в гости'', то чудовище, встретившееся мне в лесу, пугало до дрожи.
Мозг мне настойчиво твердил, что лучше новой встречи с монстром избежать, что лучше больше не соваться в тот мир... Но какое-то внутреннее чувство теплилось в груди, желало приключений, тянуло, звало за собой в эту неизвестность.
Любопытство? Отчасти. Я прокручивал в голове слова письма и так, и эдак. И пусть я не робс, не тот человек с форума, но вдруг и я смогу выполнить какую-то очень важную миссию? А вдруг я стану героем, как во всех тех фильмах и книжках с попаданцами в иные миры? Приключения принесут мне славу! - я усмехнулся.
Да, я не маленький мальчик. Я тридцатилетний мужчина. И вроде бы не наивен и не глуп. Но, с другой стороны, что такое тридцать лет? Человек после пятнадцати лет обычно уже не взрослеет, а просто обрастает в характере комплексами, правилами и запретами, не больше ни меньше.
А в том мире... В Кирконе просто нужно быть осторожнее, осмотрительнее. И подготовиться перед походом.
К часу дня мне жутко захотелось есть. Поднявшись с кровати, я отправился в кухню и разогрел остатки еды. А когда расправился с грязной посудой, сел за ноутбук и открыл тот самый форум.
Робс больше не отписывался в комментариях, но этому я и не удивился. Ответ у меня уже был, а потому я удалил все свои сообщения с форума и аккаунт вместе с ними. Просто рассудил, что подобная информация обо мне в интернете будет лишней. Да и знак это для робса, что я не такой уж и дурак, пусть и тупил поначалу, ведь не знал же... Теперь мои сообщения с криками о помощи и мне казались смешными.
Всё оказалось настолько просто - выйти за дверь и очутиться в ином мире, пройти через пространственно-временной портал. Действительно, олух. Иначе и сказать нельзя, робс. Только любопытно, зачем же именно я тебе там понадобился, робс?

***


Попытка выйти в магазин за продуктами через пару часов получилась нестандартной. Этой подставы я даже не ожидал. Да и не подумал как-то заранее, что если уж порталом в иной мир является входная дверь моей квартиры, то я, получается, заперт в ней, словно в клетке.
Конечно, существовал ещё вариант выхода в свой мир через окно или балкон. Вот только жил я на пятом этаже и эта мысль не была благоразумной. А теперь я стоял в джинсовом костюме и кроссовках с рюкзаком на плече и снова дышал свежим лесным воздухом другого мира. И судя по положению солнца, которое нависало над горизонтом, был то ли вечер, то ли утро. Понять это так сразу не удалось. В моём же мире было около трёх часов дня. И на этот раз сознание я не терял точно.
К счастью, переход вышел не настолько экстремальным. Пометка на то, что с разгона вылетать из дома или залетать в нору, всё-таки не стоит. Я просто переступил порог своей квартиры и каким-то образом тут же поставил ногу на зелёную траву, сделал ещё один шаг и осознал себя вновь возле той же норы.
Шлёпанец, как и предполагалось, нашёлся на земле, в метре от ближайшего дерева и метрах трёх от норы. Отлетел, когда я занимался спринтерским бегом. Недолго думая, я поднял его и аккуратно пролез в нору обратно. И надо же? Не упал. Переход произошёл вполне мягко. Правда, на этот раз я осознал, что стою раком посреди лестничной клетки. Одежда слегка запачкалась в грязи.
Спасибо, соседи, что вы сейчас не идёте по лестнице. Меня бы вы явно не поняли, увидев в такой позе и таком виде.
Мелькнувшая в голове мысль тут же была произведена в действие. Не поднимаясь с четверенек, я медленно попятился задом к лестнице вниз. И, о Боги! Мои колени коснулись ступенек! Всё ещё с опаской провалиться снова в лесной массив, я аккуратно поднялся на ноги и... не исчез. Чувства облегчения и радости заполнили мою душу. Выход есть!
Не сдержав улыбки, я развернулся и пулей сбежал вниз по ступенькам, а через минуту с нескрываемым удовольствием обвёл взглядом серую улицу, проезжую часть и искрящиеся цветными вывесками витрины магазинов. Вдохнул полной грудью пропахший выхлопными газами автомобилей, но такой родной городской воздух, отряхнул одежду от земной пыли и смело зашагал в ближайший супермаркет.

***


Едой и другими необходимыми вещами я затарился так, что рюкзака мне не хватило, пришлось ещё и пакет дополнительно брать. Не преминул заглянуть и в оружейный магазин, докупил пару коробок пуль для отцовского револьвера. Прекрасно помнил о том страшном монстре, что бегал по лесу. Если встретится вновь, даже если и не убью его, то хотя бы задержать, возможно, и получится. А я успею скрыться. Хотя, стрелок из меня и не очень. В тире, дай Бог, если в мишень попаду, но уж в такую тушу точно не промахнусь.
Для себя я решил уже, что путешествию в мир Киркона быть. Дальше леса, по идее, должен был существовать какой-то город. Это мне подсказывала логика. Раз уж есть письменность и язык, значит, есть и люди.
Возвращение домой с улицы проблем не вызвало. Прошёл в квартиру, даже не ощутив никаких порталов. На миг заволновался, что портал захлопнулся и своим выходом я перекрыл себе путь обратно, но лишний раз проверять эту мысль не стал. Отдохнул, собрался с мыслями.
Спешить не хотелось. Да и вид у меня был, признаться, не лучший. На лбу всё ещё виднелась шишка, на руках ссадины, хоть и не болели уже, но их вид не вызывал сомнения в полётах.
И была ещё одна причина. Лида.
Она могла вернуться, могла прийти в любой момент. То ли, несмотря на её слова и все эти мозговыносящие ссоры, я её всё ещё где-то глубоко, очень глубоко в душе любил и ждал, то ли, просто давило на сознание незаконченное дело. Не знаю. Скорее, это уже была просто привычка.
Вот так в ожидании и размышлениях прошло несколько дней. Это только безбашенные люди при первой же возможности попасть в приключения бросаются в них с головой, не оглядываясь на то, что делали до этого в прошлой жизни.
Я же закончил всю работу с дизайном и получил деньги на виртуальный кошелёк. Новые заказы решил не брать, неизвестно, сколько времени займёт у меня мир Киркона. Неспешно и основательно продумал список вещей, которые могут пригодиться мне в новом неизвестном пока ещё мире, сообщил некоторым друзьям, что уезжаю, чтобы не искали меня, собрал рюкзак и, наконец, поставив жирную точку в делах, позвонил Лиде.
Жена подняла трубку после третьего гудка. Я усмехнулся, подумав о том, что она не посмотрела на экран мобильного телефона, когда нажимала кнопку вызова.
- Привет, как там дела с документами? Когда пришлёшь?
- А что? Тебя это как-то волнует? - Лида явно удивилась, судя по голосу, а я мысленно хмыкнул, действительно, меня такие вещи раньше не волновали.
- Я уезжаю завтра. Далеко и надолго. Возможно, что даже навсегда, - мой голос прозвучал сухо. Я затаил дыхание, когда вместо ответа услышал в динамике только её вздох, будто она задохнулась от возмущения. Прошла минута, но она продолжала молчать. - Алло? Лида, ты меня услышала?
- Да... - мне показалось или в её неожиданно тихом голосе действительно послышалась грусть? - я приеду вечером. Сегодня. Если ты не против.
''Ну, началось...'' - подумал я, а вслух сказал коротко:
- Приезжай с документами. Я с отъездом ждать не буду, - и положил трубку.
И всё-таки сердце как-то неприятно сжалось. Я представил себе, что это наша последняя с ней встреча, что мы никогда больше не увидимся, и мне стало не по себе. Со мной такого раньше никогда не происходило.
Я человек логики, эмоции для меня всегда были чем-то лишним и непонятным. Нет, конечно же, я испытывал эмоции, как и все люди. Но не по таким мелочам. Когда умерли родители, я грустил. Недели две. И когда меня бросали девушки, расстраивался. На пару часов. Влюблялся и радовался, если мне этого хотелось. А если не хотелось испытывать какую-то эмоцию, то просто выкидывал её из головы и переключался на более насущные дела. Все мои эмоции были всегда подвластны мыслям, внутреннему решению. А теперь... Я переставал понимать, что со мной происходит.
Лида уже ушла от меня. Это конец. Занесёт документы, я поставлю роспись и всё, всё закончится. И раньше я уже много раз думал об этом, не испытывая ничего. Но вот сейчас почему-то до боли кусаю губы и понимаю, что, наверное, всё-таки её люблю? Не хочу с ней расставаться?
Чтобы отвлечься, я занялся уборкой в квартире. Вытер везде пыль, разложил вещи, вымыл пол. И когда в дверь, наконец-то, позвонили, я уже сидел в кухне с чашкой горячего кофе. Эмоции, казалось, притихли. Надолго ли?
Открыв дверь, я пропустил в квартиру Лиду, отметив взглядом, что на её стройной фигурке красное обтягивающее тело платье с глубоким декольте и предельно короткой юбкой, смотрится очень даже вызывающе. Длинные ножки покрывает сеть капроновых колготок. В руках папка.
- Привет, - она прошла в гостиную, не снимая красных, в тон платью, туфель на высокой шпильке, волосы распущены и лежат на плечах большими накрученными локонами.
- Привет... - я закрыл дверь и сходил в кухню, налил ещё в одну чашку кофе (оказалось, что она оставила мне две чашки, а не одну) и пришёл в гостиную, протянув ей одну из чашек.
Заняв своё излюбленное место в кресле за столом, я сделал глоток кофе, невольно скользнув взглядом по её ножкам, и ощутил волну сильного возбуждения, нахлынувшую так неожиданно, что я едва успел поставить чашку на стол. Сглотнул, отвернулся к столу и постарался не смотреть в её сторону, размышляя над тем, что же со мной творится такое? Стараясь дышать спокойно, затылком почувствовал на себе её заинтересованный взгляд.
- Дим, что с тобой происходит? - в голосе послышалось беспокойство.
- Ты от меня ушла, так какая тебе разница? - я постарался сделать свой тон привычным, но голос предательски охрип.
- Дим? Мы ведь не чужие друг другу, - она вновь заладила старую песню, а я скрипнул зубами.
Да уж, не чужие. Что ей ещё надо от меня?
- Уже чужие, - я выдохнул, собравшись с силами и с некоторым трудом наводя в голове порядок.
Развернулся. Ох, и зря я это сделал... Она стояла прямо передо мной. Руки прижаты к аккуратной груди, на лице беспокойство. Вторую чашку с кофе краем глаза увидел рядом со своей на столе. Даже не заметил, когда она там оказалась.
- Ты странно себя ведёшь.
- Где документы? - вспомнил я о причине её прихода.
- Ты уверен? - поджав губы, накрашенные красной помадой, она взяла папку с дивана и протянула её мне. Я бросил папку на стол и открыл, взял ручку, стараясь ни о чём не думать, нашёл места для подписей в документах и быстро расписался, пока не передумал. Захлопнул папку и протянул ей.
Лида юрист, так что для этого несложного дела, то есть развода, даже не придётся идти ни в какие конторы, она оформит всё сама.
- Уверен... в чём? - я заставил себя посмотреть в её глаза и вопросительно приподнял бровь.
- В том, что... хочешь развода...
Её неуверенный тон отчего-то взбесил меня так, что мне захотелось высказать ей всё, что я о ней думаю. Я повысил голос:
- Развода всегда хотела и хочешь ты. Я от тебя не уходил ни разу. А вот ты от меня ушла в который раз? Правильно. В пятый. Сколько ещё это должно было длиться? А, Лида? Разве это жизнь? Или ты думаешь, что я, как послушная собачка на поводке всё стерплю и выдержу? И буду ждать тебя вечно? Не думала, что мне это может надоесть? Не думала, что я после подобных твоих вывертов поначалу даже сдохнуть хотел? И что потом? Пришла. Пожила пару месяцев, вынесла очередной раз полквартиры и помахала ручкой! Считаешь меня тряпкой? - я скривился, как от зубной боли.
Кажется, у меня слетели тормоза, глаза прищурились от злости, а эмоции просто выплёскивались наружу вулканической лавой. И хоть краем сознания я это даже понимал, был в шоке сам от себя, но... Видя её ошарашенное и испуганное лицо, видя, как она попятилась назад от моего крика...
Да, я впервые в жизни на неё кричал. Кричал всё, что взрывалось во мне наболевшими нарывами. А ведь раньше и не замечал даже, что испытывал эту боль. А сейчас...
Сейчас моё сердце билось сильно и быстро, будто готово было выпрыгнуть из груди. Дыхание сбилось. И стало даже как-то жарко телу от ощутимого напряжения в мышцах. Я не мог остановиться, пока не выскажу всё, не высушу это забурлившее во мне море:
- Я тебя просто любил, дура! Старался сделать всё, чтобы тебе было со мной комфортно, чтобы было всё так, как хочешь ты! Я просто терпел твои заскоки и старался не обращать на них внимания, потому что ты - женщина! Любимая женщина, которой можно всё рядом со своим мужчиной! И что теперь? - меня разобрал злой смех, я покачал головой. - Ты ушла, а я должен быть в чём-то ещё не уверен?! Да я просто лохом себя чувствую из-за того, что потратил на такую идиотку, которая не умеет ничего ценить, свои полтора года! И ты думаешь, что я не понимаю, ради чего ты так разоделась? Ради чего накрасилась и напялила это платье?
- Дим... - всхлипнув и закрыв лицо руками, сидя на диване, она попыталась меня перебить, что-то ещё сказать, но я ей не дал этого сделать.
Я соскочил с кресла и в пару шагов оказался нависшим над ней. С силой схватив за запястья, резко отдёрнул её руки, прижимая их к спинке дивана у неё над головой. Лида невольно выгнулась всем телом, приподняв свою красивую грудь, едва не выскочившую из декольте натянувшегося на ней и без того облегающего тело платья. Подняла на меня заплаканные испуганные глаза. Я ухмыльнулся. Она выглядела так сексуально в этот момент, что, несмотря на злость в душе, во мне продолжало бурлить желание, отключая все попытки мозга что-то контролировать.
- Дим, пожалуйста, не надо! - она вжалась в спинку дивана, пытаясь вырвать руки из моего захвата, но отпускать её я уже не собирался.
Неожиданно спокойным и негромким голосом произнёс:
- Я подписал документы. И раз ты мне уже не жена, то и как муж вести себя я уже не обязан. Верно? Но ты ведь всё равно хочешь меня. Я же вижу. Ты ведь не зря так одевалась. Или не хочешь? - я вглядывался в её глаза, пытаясь прочесть в них ответ на свои вопросы.
А когда понял, отпустил её одну руку и влепил ей пощёчину. Удар был не сильным. Так, лишь до розовой отметины, которая очень быстро сойдёт. Лида вскрикнула, заплакала и накрыла щёку свободной ладошкой. Я горько усмехнулся.
- Ты знаешь причину всех наших ссор. Я ненавижу, когда мной пытаются так откровенно манипулировать, - процедив сквозь зубы, толкнул хрупкую женскую фигурку на диван.
И пока она пыталась подняться из лежачего положения, я быстро стянул через голову футболку.

***


Ночь была длинной и бурной. Удивительно, но в итоге мы помирились. Лида полночи плакала, но потом притихла. Я успокоился и остыл. Теперь же смотрел в потолок, поглаживая нежное плечико, притаившейся у меня под боком и тихо сопящей в две дырочки своего курносого носика брюнетки. Тепло её тела согревало мой бок. Стройная ножка, согнутая в колене, приятно давила на живот.
Что со мной творилось? Я и представить себе не мог, что способен на что-то подобное. А Лида... она и вовсе была в шоке. Как и я, впрочем. Сам от себя. И даже совесть проснулась. Чувство вины за то, что кричал на неё и посмел ударить, засело где-то в груди тяжёлым грузом.
Когда всё закончилось, я прижал её к себе и нежно поцеловал в макушку, прошептав:
- Прости меня, прости, что не сдержался...
Лида подняла на меня влажные от слёз глаза и вытерла их ладошкой, постаравшись улыбнуться.
- Ничего, - ответила она негромко, - я... понимаю. Я сама виновата. И ты прости меня, пожалуйста...
Я кивнул, накрывая её губы поцелуем. Ночь стала привычно нежной, а когда мы устали, Лида так и заснула на моём плече. Вот только ко мне сон всё никак не шёл.
Мысли постоянно возвращались к миру Киркона, и я всё чаще ловил себя на том, что хочу туда. Меня будто звало, манило и тянуло в тот мир. Взять её с собой? Если бы я не видел того монстра, то ещё поразмыслил бы и над этим. Но это было слишком опасно. Один я, возможно, ещё смогу от него скрыться. А с ней нет. Это и так риск. Придётся оставить её в этом мире...
Хоть душа была и не на месте, в конце концов, я решил не менять своих планов. Несмотря на наше с женой перемирие, расстаться нам всё же придётся. Осознав это окончательно, под утро я всё-таки уснул.
Проснулся от аппетитных запахов, витавших по квартире.
- Доброе утро! - Лида вошла в спальню через пять минут, пока я всё ещё сонно ворочался в тёплой постели под аккомпанемент урчащего желудка. В руках девушки был поднос с завтраком. А на самой жене, кроме трусиков, больше ничего надето не было. Я даже удивился, увидев на её лице подозрительно радостную улыбку, но настроение портить перед завтраком не хотелось.
Омлет с беконом и гренками, блинчики с джемом и кофе всё-таки заставили меня подняться с постели. Подозрительно косясь на жену, я придвинул стул, на который был опущен поднос, и принюхался к тарелкам.
- Не отравлено? Точно? Раньше ты мне завтраки в постель никогда не носила. Признавайся, что тебе от меня надо?
- Ничего, расслабься, - она хихикнула и, дождавшись, когда я отправлю в рот первую порцию омлета, добавила, - там кроме цианистого калия больше никаких приправ нет.
Я сдержался, прожевал, проглотил и только потом фыркнул.
- Вот отчего-то я даже не сомневался, что ты так ответишь. Это вообще-то мои шуточки, а не твои. Так что нечего тут плагиатить!
- Бу-ука! Тебе жалко, что ли? Кушай, давай, - она присела рядом, почти вплотную, и ущипнула меня за щёку, а после отвлеклась и принялась составлять мне компанию за завтраком.
Поморщившись, я потёр щёку и вздохнул, наколов на вилку очередную порцию омлета:
- Ну, ладно, если и помирать, то хотя бы не на голодный желудок.
Поели, не разговаривая, а когда дело дошло до кофе, Лида придвинулась ближе и уложила свою голову мне на плечо. От её волос, что защекотали мне голую спину, побежали мурашки по всему телу.
- Дим, мы же помирились? Да? - ожидаемо завела разговор издалека эта хитрая бестия.
- Вроде бы... - пожав свободным от её головы плечом, не стал отрицать я очевидного, сделал глоток кофе и покосился на Лиду.
- И ты никуда не уедешь? Я могу вернуться? - спросила она с надеждой, подняв голову и посмотрев мне в глаза.
Я отвёл взгляд. Задумался на минуту. Потом покачал головой.
- Я уеду, Лид. Сегодня. И не знаю, когда вернусь и вернусь ли вообще.
- И куда ты собрался?
- Секрет, - я усмехнулся и, допив кофе, поставил чашку на поднос.
- А если серьёзно? Дим, так же дела не делаются. Ты не можешь вот так просто взять и уехать непонятно куда!
- Почему не могу?
- А как же я?
- А что ты? Мы уже в разводе, считай, - пожав плечами, я поднялся с постели и, достав из шкафа чистые вещи, направился в душ, но по дороге Лида остановила меня и обняла, прижавшись ко мне всем телом и уложив свою пушистую головку на мою грудь.
- Но это всего лишь бумажки! Их можно порвать. Будто бы их и не было!
- Лид, не начинай, пожалуйста, ладно? - пригладив немного растрепавшиеся волосы на голове уже бывшей жены, я отстранил её от себя и коротко поцеловал в губы. - Мы расстаёмся не врагами. И это уже хорошо. Но мы расстаёмся. У нас была последняя ночь. Последняя. Больше ничего не повторится. Пойми, я хоть и со злости вчера накричал на тебя... - вздохнув, я покачал головой, - но это были настоящие мысли. Я больше не смогу терпеть того, что ты мне устраивала.
- Я больше не буду! - перебила она.
- Я не верю тебе, - отрезал я, - ты мне это уже не раз говорила и не два. Я просто перестал тебе верить. Этого не изменить. Отношений больше нет.
Лида поджала губы, мне показалось, что сейчас снова расплачется, но она сдержалась, опустила голову, судорожно вздохнула и направилась к дивану в гостиной собирать свои вещи и одеваться.
- Постарайся уйти до того, как я выйду из душа, - потухшим голосом произнёс я и отправился в ванную.
Под струями воды я провёл не меньше получаса. В какой-то момент слышал, как хлопнула дверь, но не торопился выходить. Если так задуматься, то это были уже далеко не первые мои отношения, которые заканчивались. Но почему-то именно сейчас со мной творилось что-то, что мне определённо не нравилось. Мне было больно, тяжело и обидно. И так странно было понимать, что поддаёшься этим эмоциям, словно не можешь себя контролировать. Впервые в своей жизни я ощущал всё настолько ярко.
Все, кто меня знал, всегда называли меня холодным и бесчувственным. Я жил, как робот, который руководствуется какими-то инструкциями, шаблонами, схемами в собственной жизни. Всё и всегда было предсказуемо и понятно. И меня это устраивало. Я считал себя выше и духовно сильнее, умнее всех тех, кто бесконтрольно поддавался эмоциям вместо того, чтобы подумать своей головой и взвесить любую проблему на весах логики и холодного рассудка. Все тридцать лет.
А теперь мне было страшно. До дрожи в кончиках пальцев. Казалось, я заболел какой-то неизлечимой болезнью. Но мозги эта болезнь всё-таки не отшибла.
Пересматривая последние события своей жизни, вывод я делал только один - мир Киркона изменил что-то во мне. Начиная с получения посылки, я начал вести себя странно. Стал психом. Одним из тех, кого я раньше презирал. Не будем себе врать. Я считал людей, поддающихся эмоциям, просто идиотами. Похоже, это какая-то болезнь, которая проникла в меня, как вирус. Чёрт. Узнать, так ли это, я смогу только там. Ещё один повод не задерживаться и поскорее туда отправиться.
Так я и сделал.
Выйдя из ванной комнаты, я вымыл посуду, прибрался в квартире, заодно дождавшись, пока высохнут волосы, и оделся, напялив на себя гольф и джинсовый костюм, плюсом которого было большое количество карманов, как на куртке, так и штанах. Кобура с револьвером заняла место под курткой. Обул кроссовки. Эта одежда была привычно-удобной, хоть я и понимал, что выглядеть среди толпы людей из другого мира, скорее всего, буду как петух среди стада овец. Но, с другой стороны, людей ли вообще? В этом тоже были кое-какие сомнения. Хотя больше склонялся именно к этому варианту... Но, может быть, эльфы? Вампиры? Орки? Кажется, я фантастики перечитал.
Хмыкнув от таких догадок, я поймал себя на том, что мне очень любопытно это узнать. Да и не только это. Вопросов было много, и все они были разными.
Подхватив собранный заранее рюкзак и надев его на спину, я глубоко вздохнул, окинул прощальным взглядом квартиру, приготовил ключ и аккуратно вышел на лестничную клетку, прижимаясь поближе к порожку собственной двери. Негоже оставлять распахнутой входную дверь, если уходишь надолго. Ключ вошёл в замок и провернулся. Улыбка растянула губы. Не всё так плохо, оказывается. А затем я развернулся и шагнул в новый мир.

Глава 3. Тем временем в Кирконе...



Новый день хоть и был выходным, но с самого начала не сулил Лексу добрых вестей или приятных свершений. Начнём с того, что отоспаться, как хотелось, ему не удалось. И вовсе не по собственной вине. Со звучным грохотом почти выбив дверь, в его комнату общежития при школе ввалился первокурсник Виох.
Этот нестабильный эмоционально и магически низкорослый паренёк всегда действовал ему на нервы. Вот и на этот раз причина позлить у него была. Почему первокурсника пропустили в крыло второкурсников, было не понятно. Зато стало ясно другое - настроение Лекса скакнуло кузнечиком вниз, его руки сжались в кулаки и он быстро подскочил с кровати, метнувшись к двери.
- Ты какого чёрта тут делаешь? - сорвался сразу же на крик Лекс, перегораживая собой проход в комнату.
- Учитель, - запыхавшийся Виох, едва отдышавшись, выставил руки перед собой и затараторил, - тебя искал учитель. Он попросил передать тебе, чтобы ты к нему зашёл сейчас же.
- Какой учитель? - опешил Лекс, недоверчиво скользнув взглядом по растрёпанному Виоху.
- Октавий Антерский. Иди к нему! Чем быстрее, тем лучше, - облизав губы, Виох переступил с ноги на ногу, заметив, как в их сторону направляется несколько учеников второго курса, идущих по коридору и громко переговаривающихся между собой.
Лекс не прислушивался к чужому разговору, он задумался о том, что понадобилось учителю от него с утра пораньше в выходной день. А вот во взгляде парня на приближающихся промелькнула откровенная паника. Очевидно, Виох узнал кого-то из тех, кто его уже неоднократно колотил.
- Ладно, я пошёл, - бросил Виох, махнув рукой и тут же убегая по коридору в сторону выхода, только пятки засверкали.
- Эй, а где он? - крикнул в спину парню вдруг опомнившийся Лекс, но было уже поздно, первокурсник скрылся за поворотом.
Бежать за ним по коридору в одних трусах Лексу не очень хотелось, потому он, пару секунд попялившись на пустой коридор, захлопнул дверь и поторопился одеться.
За следующие двадцать минут Лексу пришлось оббежать почти всю школу. И пока он искал учителя или хотя бы Виоха, который мог знать, где тот будет, перебрал в голове целую тонну догадок.
Например, учителя иногда давали задания ученикам, поднимая их даже среди ночи. Обычно это объяснялось так: учитель знает все сильные и слабые стороны своих учеников, и все, даже самые абсурдные задания направлены на поднятие их магического и физического потенциала. Своими поручениями старший учит младшего терпению, управлению и подавлению лишних эмоций, снисходительности, и ещё Бог знает чему.
Лекс же далеко не лучший ученик второго курса. Свои эмоции контролирует не всегда. В состояние медитации входит довольно долго и с огромным трудом. Стихии до сих пор освоил не все, а одну из них, скорее всего, не сможет освоить никогда. В общем, перспектив мало, а потому на задание какое-нибудь не особо приятное нарваться было довольно просто.
Только вот на деле такие задания, о которых он думал, хоть и развивали учеников, но больше походили на обыкновенное использование бесплатной рабочей силы по поводу и без оного. Или на простое издевательство. Как в армии на Земле - иногда требовалось копать от забора до обеда, а иногда выполнять и совсем уж какие-то бессмысленные действия.
Законы в школе суровы. И отказаться от какой-либо работы просто так нельзя. Безвыходная ситуация.
Могло оказаться и так, что Лекс, сам того не зная, где-то напортачил.
Такие привилегии, как хорошие комнаты с мягкими кроватями и всей необходимой мебелью, горячий душ и стандартные средства гигиены, нормальная земная одежда - всё это имел каждый ученик, не зависимо от его способностей и сразу же после поступления в школу. По сути, общежитие учеников почти ничем не отличалось от гостиницы на Земле. И даже такая невообразимая для большинства ''местных'' людей ''магия'', как электричество, не являлась чем-то особенным для робс. Так было проще не впадать в ступор от того, что землянин взял да и попал в другой мир. Обстановка казалась родной и привычной, по сравнению с тем, что творилось за пределами высокого забора, огораживавшего школу.
Однако все эти цивилизованные блага могли временно забрать в виде наказания, а самого ученика посадить в карцер. И хотя в последнее время парень вёл себя примерно, у него проснулось нехорошее чувство.
Он искал учителя в учительской, классных комнатах и на дуэльной арене, но, как и положено, по закону подлости - нужным оказался последний из вариантов. Вредный старик нашёлся в подвальной библиотеке.
Октавий Антерский был себе на уме. Он носил длинную седую бороду и волосы до плеч, стянутые в хвост на затылке. Имел худое морщинистое лицо и глаза чуть на выкате, что придавало его взгляду обманчивую несерьёзность. Сложно было сказать, сколько ему на самом деле лет, но больше семидесяти точно. Морщинистую шею старика ошейником окружали семь татуировок - римских единиц - видимый показатель силы и власти, принадлежность к элите магического сообщества рыцарей, обладающих божественной силой.
Свободный тёмно-синий тканевый плащ с капюшоном, с вышитым золотыми нитками на спине в виде эмблемы школы рисунком, висел на учителе, как на вешалке. Такие плащи носили все учителя.
Эмблема школы не отличалась особой изобретательностью, хоть это и был другой мир. Круг, внутри которого рунной вязью было красиво вычерчено слово ''робс'', а под ним огненная птица-феникс на каменных когтях, с хвоста которой льются мелкие струйки воды, превращающиеся ближе к земле в ледяные оковы. Выглядело на самом деле красиво. И живо.
Старик стоял спиной к ученику, разбираясь возле стола с какими-то свитками и книгами.
- Доброе утро, учитель, - остановившись в паре метров от Октавия Антерского, Лекс довольно низко поклонился, скрывая волнение и прижав правую ладонь к левому плечу. - Простите, что пришлось меня ждать. Чем я могу услужить вам?
- К югу от Эллейна, за деревней Эйлер, на территории графства Отерлон появился новый робс, сейчас же пойдёшь его встречать и приведёшь в школу. И не вздумай его потерять! - старик протянул собеседнику довольно толстый конверт, сделал характерное движение рукой, словно отгоняя назойливую муху, и направился шаркающей походкой к книжным рядам.
- Учитель, - Лекс не сразу сообразил, чего от него хотят, - как же я могу? Их должны встречать кураторы, а я... - тут до парня дошёл смысл сказанного. - Вы назначаете меня куратором?
Октавий Антерский понял, что от ученика-тугодума так просто не отмахнёшься, и он, не поворачиваясь к нему, ответил, не скрывая своего раздражения в тоне голоса:
- Может, присматривая за другим, ты научишься справляться с собой. Иначе до третьего курса ты можешь не дотянуть.
- Учитель... - парень хотел задать ещё миллион вопросов, но был перебит раздражённым голосом учителя:
- Иди, иди уже, не мешай!
В руке старика материализовался небольшой, но опасный шар огня. Не оборачиваясь всем телом, лишь слегка повернув голову, он искоса глянул на парня, точно зная его реакцию. Лекс, быстро просёкший, что с учителя станется и пульнуть файерболл в надоевшего ученика, поднял вверх руки, прикрывая испуганное лицо конвертом, и поспешно отступил к выходу из библиотеки.
Только поднявшись из подвального помещения, Лекс с облегчением выдохнул и с любопытством осмотрел конверт, напомнивший ему посылку, которую он получал ещё на Земле перед тем, как попасть в Киркон. Руки несмело огладили бархатистую поверхность тонкой светлой кожи, прежде чем Лекс решился развязать ленту, опоясывавшую конверт.
Внутри оказался медальон на цепочке с изображением эмблемы школы, он был своеобразным пропуском, без которого ни войти в школу, ни выйти из неё нельзя, как и снимать его в принципе за пределами школы. Ещё он служил чем-то вроде кредитной карточки на Земле, указывая на принадлежность к робс. Просто показав эту игрушку, можно было без лишних вопросов остановиться в трактире, попросить еды, ночлега или ещё чего. И любой местный обязан был предоставить всё требуемое без лишних вопросов. Не действовало это правило только между самими робс. В дополнение к таким плюшкам, медальон этот был не совсем обычным, он обладал кое-какими магическими свойствами, вот только Лекс не помнил какими точно. Занятие, на котором рассказывали об этих медальонах, он благополучно проспал за партой.
Также в конверте обнаружилось огромное бумажное полотно, развернувшееся в магическую карту местности с задействованным маячком, настроенным на нового робс.
На внутренней стороне самого конверта была приписка: Пол: мужской. Возраст: 30 лет.
И всё. Ни имени, ни фотографии. Иди, ищи ветра в поле. Впрочем, это не обязательно, Лекс итак найдёт его по маячку. Проблема была вовсе не в этом. Его больше пугало месторасположение объёмной зелёной точки на карте - лес графства Отерлон.
Во-первых, это в сутках пути пешком. За это время робс может и свалить куда подальше. Во-вторых, на территории может быть всякое не слишком доброе зверьё, голодное и кровожадное. А в-третьих, граф Отерлон не любит незваных гостей и лучше всего с ним не пересекаться, ни самому Лексу, ни тому новому робс.
Как бы ни хотелось щёлкнуть пальцем и мгновенно оказаться где угодно - это было для второкурсника пока невозможно. При мысли о двух сутках пешего хода туда и обратно Лекса передёрнуло.
Нужно найти транспорт, но точно не клячу. Ездить на лошадях он хоть и умел, но не любил. К тому же, тогда придётся брать два копытных транспорта. В общем, эта идея ему не нравилась. А ещё нужно собраться в дорогу.
Парень свернул карту, вернул её в конверт, повесил медальон на шею и направился обратно в общежитие, чтобы собрать кое-какие вещички. На всякий случай он взял для робс запасные штаны, футболку и куртку. Захватил кроссовки, которые давно не носил и уже собирался выбросить. Мало ли в каком виде появится новый робс в лесу?
Новоиспечённый куратор сгрёб всё нужное в пыльный рюкзак и напоследок заглянул в зеркало. С глянцевой поверхности на него смотрел длинноволосый худощавый блондин со светло-серыми почти бесцветными глазами. На нём были: коричневая кожаная куртка, потёртые джинсы, белые кроссовки и огромный, пока ещё полупустой рюкзак на плечах. Слегка прикусив нижнюю губу, Лекс подмигнул отражению и вышел из комнаты.
Предпоследним запланированным пунктом Лекс заглянул в школьную столовую. Показав медальон одной из поварих после завтрака, он объяснил, что ему нужно набрать еды хотя бы на сутки пути, и с ним щедро поделились сухпайком в виде пакета с пирожками и термосом с горячим сладким чаем.
На выходе за пределы школы у ворот его всего на минуту задержал охранник. Он проверил наличие медальона, записал данные в книгу регистрации и выпустил парня в город.

***


Мотор ревел, как сумасшедший. Колёса подпрыгивали на кочках, вынуждая удерживать равновесие на скорости. Пальцы с наслаждением сжимали тёплую резину на ручках руля. Он ехал на мотоцикле без шлема - не стал напрашиваться на файерболл от терпеливого, но не безгранично, друга-третьекурсника, у которого с большим трудом выпросил мотоцикл.
Лион был его единственным настоящим другом и всегда помогал ему в трудную минуту, но на этот раз что-то заартачился, не желая делиться средством передвижения. Пришлось клятвенно пообещать, что если что-то случится с мотоциклом и он не вернёт его через пару дней, то Лион будет иметь право отыграться за это на Лексе. Впрочем, это было делом будущего и пока парня не особо волновало. Главным было то, что сейчас он путешествовал не на своих двоих.
От сильного ветра глаза слезились, а иногда в лицо на скорости вляпывались мелкие мошки, но это не мешало парню получать удовольствие от поездки. Ощущения скорости и свободы заставляли его сердце трепетать.
Он смотрел на пролетающий мимо окружающий мир в ускоренном режиме. Каменные дома с богатой черепицей, кафе и рестораны, называемые здесь харчевнями и трактирами.
В городе дороги уже были покрыты подобием асфальта, но большое скопление людей не давало разогнаться на полную мощность. О правилах дорожного движения местные и не слышали, только разбегались подальше в разные стороны при звуках мотора, как муравьи в потревоженном муравейнике.
За городом люди встречались реже, но неровная бугристая дорога заставляла напрягаться, чтобы не влететь в какой-нибудь овраг или яму, а потому на посторонних он внимания не обращал.
Лишь пару раз за всю дорогу Лекс устраивал себе небольшие остановки. Один раз заглянул в деревенский трактир, где вытребовал бутыль местного алкоголя и наскоро пообедал довольно вкусным супом со свежим хлебом. Вторую остановку он сделал уже ближе к вечеру, когда подъезжал к Эллейну, слишком уж тело затекло в одной позе. Спина и руки у него болели немилосердно, мягкое место ещё больше, а потому пришлось отвлечься на зарядку, чтобы размять затёкшие мышцы, заодно и перекусил парой пирожков с чаем, с удовольствием обнаружив, что они оказались с капустой и яблоками.
По большому счёту, нужно было, конечно, спешить и не делать никаких остановок, но Лекс посчитал, что десять-двадцать минут задержки в сравнении со временем всего пути, не слишком уж великая разница.
И вот, спустя четырнадцать часов, новоиспечённый куратор добрался до частных лесов графства Отерлон. Здесь, по идее, и нужно было искать нового робс. Встав у обочины дороги, он достал из рюкзака карту и вгляделся в нужное место.
Маячка не было.
Лекс шире развернул карту, разложил её на сидении байка и осмотрел все примыкающие земли.
Зелёной точки он всё равно не нашёл.
На всякий случай осмотрел всю карту.
Ничего.
- Только не это. Неужели его убили... - руки Лекса внезапно затряслись, а по его спине побежали предательские мурашки.
Парень приложил немало усилий, чтобы унять дрожь. Пару раз, глубоко вдохнув и выдохнув, постарался успокоиться. Несмотря на это, съеденные пирожки стали комом в его горле.
- Если он умер, я должен найти тело. Просто пойду к графу, и потребую помощи с поиском... - Лекс поморщился, ляпнув эту глупость себе под нос. - Я же робс, как-никак, он обязан мне помогать! - облокотился о стоящий мотоцикл, покрытый немалым слоем дорожной пыли. - Но если это граф убил того мужика...
Несколько минут парень мучился в догадках и размышлениях, но потом вскользь глянул ещё раз на карту и с трудом поверил своим глазам. Зеленый объёмный маячок находился прямо посреди огромного леса.
- Кажется, мне глаза ветром надуло... - прошептал он, вздыхая с облегчением. - Или мозги.
Торопливо откатив мотоцикл в лес, Лекс накрыл его ветками лапника, подальше от любопытных глаз. На всякий случай накатал записку, гласящую: ''Собственность робс. Не трогать и не перемещать!''.
Вряд ли поможет, но мало ли.
Схватив рюкзак, ещё раз мельком взглянув на карту, где недавно видел сияющую точку, парень усомнился уже в своём психическом здоровье. Он так и сел, где стоял, на землю, недоуменно уставившись на участок Отерлонского леса на карте. Молился про себя, чтобы точка хотя бы ещё раз мигнула, намекнув Лексу, что несчастный борется со своей смертью, что есть надежда, что он может выжить, но...
Маячка опять не было. Он больше не появлялся. Ни через минуту, ни через пять.
''Неужели, если бы я не останавливался перекусить, я бы успел найти его раньше?'' - билось в его голове, отдаваясь где-то в груди горечью обиды на самого себя.
По сухим опавшим листьям, траве и сырой земле потянуло холодом. От опущенных рук начала медленно ползти ледяная корка, издавая тихий трескающийся стеклянный звук. Лекс на миг прекратил дышать, его руки затряслись, а пальцы сжались в кулаки.
Когда лёгкие напомнили о себе, впуская порцию воздуха, Лекс уже встал на ноги и побрёл в чащу леса, туда, где ранее видел отчётливую точку на карте. Он решил найти тело самостоятельно, чего бы это ему не стоило, пусть это и было не такой уж легкой задачей.
- Главное, - в итоге решил Лекс, - увидеть тело. Если вдруг станет понятно, что это граф убил новенького, то с ним будет разбираться уже школа. А если его убил зверь, то... То все шишки упадут на голову куратора-неудачника. Больно и неотвратимо.
Спустя ещё несколько часов решимости у парня поубавилось. Лес был огромен. В нём водилась самая разная живность. Порой очень опасная, но к нему не приближалась, чуя в нём силу и угрозу. Конечно, он вполне мог позаботиться о себе. Днём. Но солнце уже клонилось за горизонт. В темноте он не то, что не сможет найти останков робс, но и сам себе ноги переломает, пытаясь перепрыгивать через поваленные деревья. А это не слишком приятно.
В рюкзаке оставалось всего несколько пирожков, не говоря уже об отсутствии какого-либо приюта, палатки или шалаша. И почему он не догадался взять с собой хотя бы одеяло? Казалось, подумаешь, съездил, забрал мужика, и вернулся. Он рассчитал расстояние до самой территории Отерлона, но не подумал о том, что и сама территория далеко не маленькая. Окружающие деревья, в сумерках ставшие угрожающими тёмными статуями кажущихся монстров, и постоянные шуршания зверей в округе давили на психику молодого человека.
Когда тьма ночи накрыла лес, парень выпотрошил свой рюкзак, напялил на себя все вещи, кроме обуви, дабы не замёрзнуть и не быть покусанным, и нашёл одно подходящее для ночёвки дерево. Густые лиственные ветви свисали от ствола вниз, как бы создавая непроницаемый природный щит. Забрался туда и решил переждать до утра.
Правильнее было бы уснуть, чтобы с рассветом отправиться за телом. Но не так уж легко уснуть на улице, в холоде, пусть и скрываясь за ветвями дерева. Всё-таки только начало лета и если днём температура была около пятнадцати-двадцати градусов, то ночью спускалась аж до пяти иногда. Хотя в последнее время и становилось всё теплее с каждым днём, но Лекс не привык спать в таких условиях, а последний раз подобную ночёвку он еле пережил. До сих пор вспоминает с содроганием и раздражением.
Это было полтора года назад, когда он получил приглашение в Киркон.
Одним зимним днём выскочив из своей квартиры на Земле в шапке, пальто, под которым был свитер, в рукавицах, тёплых штанах и сапогах, он неожиданно очутился в Кирконе в одних носках, подштанниках и футболке, сразу же угодив при этом в вязкую зелёную жижу болота северной части Эрмесса. Ясное дело, что приветствие нового мира хорошего настроения ему не добавило. А с пометкой на эмоциональную нестабильность любого робс, не закончившего первый курс обучения, он рвал и метал, круша всё, что только попадалось на пути, разбрызгивая тину, ломая ветки, рыча не хуже сказочных оборотней. Пока не угодил в трясину.
Болота там, надо сказать, любой сказочник позавидует. Сухие, реденько растущие деревья обвиты ядовитым плющом. Мох покрывает всё от камней, трухлявых коряг и почти до макушек высоких облезлых елей. Мошки перемещаются над землёй тёмными облаками, да в таких количествах, что кажется, будто не мошки это, а какие-то призраки. И человека загрызут не задумываясь. Чёрные птицы, похожие на воронов, только чуть ли не вдвое больше размером - летают меж ветвей и угрожающе клацают костяными клювами. Лекс не слышал, чтобы эти твари издавали какие-то гортанные звуки, но клювами они щёлкали довольно красноречиво.
На самом деле Эрмесские болота занимают не такую уж большую территорию. Шагая по прямой в любую сторону, можно уже через час выйти если не на сам город, то хотя бы на нормальную скалистую местность его окрестностей. Или к притоку реки Ун, пересекающей примерно треть карты Киркона. Да только вот на болотах прямые дороги не проложены. А простому человеку даже проложенную дорогу нелегко найти.
Тогда его спасла его собственная проявившаяся нестабильность. Он был так зол и подавлен, что выломал не совсем ещё сухую ветку одного из растущих на болоте деревьев, кривую, загибающуюся на конце. Когда парень почувствовал опасное погружение, засасывавшее его тело под вонючую воду, ветка всё ещё была в его руках. Он с огромным трудом, но, всё же, смог подцепить крючкообразным концом ближайшее дерево и подтянуть себя.
Идти куда-либо дальше ему было слишком страшно, ведь возле следующей трясины деревьев могло уже не оказаться. Поэтому, дрожащий от холода и пережитого ужаса одновременно, Лекс устроился на удобном сплетении толстых ветвей. Он провёл там пару-тройку бесконечных часов тёмного времени суток и довольно холодного времени года - поздней осени, думая только о том, что сошёл с ума.
Чёрные птицы с огромными клювами словно слетались на популярное шоу, садились на камни и ветки поблизости. С каждой минутой их становилось всё больше.
Конечно, ни о каком сне речи быть не могло, не только из-за отсутствия привычных городских удобств в виде мягкой кровати и тёплого одеяла, но и из-за страшных угрожающих щелчков, раздающихся всё чаще и ближе.
Какое-то время спустя, когда нервы парня были уже почти на пределе, по одной летучие твари стали взлетать и нападать на неудачливого гостя. Болезненно хватая костяными клювами кожу, они расщипывали её до мяса.
Лекс отмахивался спасительной палкой, отбивался от некоторых летяг, но хищников было слишком много. От неудачного движения парень повалился вниз, на землю. Чудом не угодил обратно в трясину, чуть не переломав себе руки и ноги. Он сам не осознавал, что громко орёт на всё болото, притягивая ещё больше хищных зверюг.
Возможно, не подоспей вовремя его первый куратор, Лекса растащили бы на мелкие сувениры до последней косточки. К счастью, обошлось. Незнакомый парень в кожаной куртке появился, будто из воздуха. Он распугал воронов-переростков несколькими файерболлами, но даже не подал руки, чтобы помочь парню встать. Понятное дело, что никаких вещей для новичка он взять не додумался, а может быть не взял и специально. Ещё и насмехался над парнем, глядя на его промокшие подштанники и носки.
Этот робс представлял всех соперниками и не считал нужным помогать своим оппонентам. Отчасти, возможно, он был и прав. Но Лекс, помня такое отношение к себе, навсегда зарёкся становиться похожим на своего первого куратора. Тем более что чрезмерное чувство соперничества не довело его ни до чего хорошего. На одной из дуэлей, он сорвался и убил нескольких учеников. После этого ему пришлось бежать из школы. Больше никто его не видел.
А Лексу отрядили нового куратора - Лиона, который впоследствии стал единственным его другом, человеком, у которого всегда можно попросить помощи, если припечёт. На его мотоцикле он и приехал сюда.
В Отерлонском лесу подобных хищников нет, это Лекс знал из уроков в школе. Такие твари водятся только на болотах. Однако парень не был уверен, что в этом лесу не обитает кто-нибудь похлеще.
Большую часть ночи Лекс не мог совладать со своими эмоциями. То вспоминал прежний опыт уличных ночёвок, то думал о смерти мужика, который не успел и дня прожить в этом мире.
Лекс решил не терять времени и отправиться на поиски тела или его остатков как только посветлеет. Пусть даже придётся отказаться от сна на этот раз. Только вот организм, измученный целым днём дороги и полной ночью переживаний считал иначе, поэтому к рассвету парень всё-таки заснул.
Солнце слабо проглядывало между тёмно-серых облаков уже высоко в небе, когда Лекс открыл глаза. Он потерял ещё часов восемь на отдых, если не больше. И если бы не ливень в одно мгновение окативший парня холодной водой, как из ведра, даже сквозь густую лиственную шевелюру, он мог бы проспать ещё неизвестно сколько. Так что, когда он проснулся, то готов был высвободить всю свою силу, гася льдом жар своего внутреннего отчаяния.
Учителя с него три шкуры сдерут, когда узнают о том, что неудавшийся куратор не уберёг своего подопечного - эта мысль грызла его изнутри всё это время.
''Но, с другой стороны, мужику тому уже без разницы, когда найдут его тело. Найти бы только, да вернуться в школу'', - размышлял Лекс.
Если бы не противная смола, стекающая по стволу и прилипающая к одежде, если бы крыша чуть получше, он бы предпочёл остаться в своём приюте до конца ливня. Верхняя одежда, напяленная вечером, практически вся была загажена этой коричневатой липкой гадостью. Лекс поспешил выбраться из-под дерева и снять с себя отвратительное шмотьё. Выбрасывать, впрочем, не стал, упаковал в отсыревший рюкзак. И поволокся в самую чащу леса, примерно туда, где последний раз видел маячок.
Дождь застилал глаза. Лекс шлёпал по грязным лужам и его джинсы внизу уже начинали напоминать половую тряпку. Парень нагнулся, отряхнул грязь, как смог, и закатал штанины почти до колен. Теперь грязь брызгала по его собственным ногам, но это хотя бы не отяжеляло движения. Настроение постепенно из плохого опускалось до отвратительного. Дождь всё не стихал, парень раздражался на любую мелочь. От капли, попавшей в глаз, ручьёв, стекающих с длинной чёлки на лицо, до очередного поскальзывания на грязи.
К сожалению, на создание ледяного зонта у него сил пока не хватало. На создание чего-либо определенной, а не стихийной формы, необходимо слишком тонкое проникновение в медитативное состояние, которое Лексу пока не давалось. Всё что он мог сделать сейчас, не прибегая к медитации - это заморозить капли в полуметре над и перед собой. Но тогда обыкновенный дождь превращался в дождь из ледяных игл, а это вещь неприятная и болезненная. Так что приходилось просто терпеть. И идти.
Изредка Лекс смотрел на карту, но для блуждания по лесу, она была совершенно бесполезна. Определить по ней, где именно в данную минуту он находится, было для него невозможно. Ориентиров, кроме деревьев, вокруг никаких. Сначала он шёл в одну сторону. Не найдя ничего - шёл в другую. То же самое. Лекс блуждал по Отерлонскому лесу, не понимая, куда идёт, пока не смирился, наконец, что окончательно заблудился.
Вконец раздражённый и даже немного напуганный, парень начал носиться по лесу и орать, надеясь на помощь:
- Ау-у-у-у! Кто-ни-ибу-у-удь!
Да только никто не отзывался. Если в лесу кто-то и был на тот момент - он его не слышал. Только птицы взмывали в небо стайками от каждого его нового крика, и мелкие (а порой и не очень) животные разбегались в смятении.
Когда совсем стемнело, все силы Лекса уже иссякли. Он не орал, не стонал, просто медленно брёл по скользкой грязи, то и дело, спотыкаясь и несколько раз даже вывалявшись в тёмной жиже.
- Да чтоб тебя! - тихо и устало произнёс он, уже даже не раздражённо, когда очередной раз стремительно распластался на земле. Ему ужасно хотелось так и остаться лежать здесь, но он, пусть и с огромным трудом, заставил себя встать. Медленно на заплетающихся замёрзших ногах добрался до ближайшего разлапистого дерева с низкими ветками и уселся под ним. Да, от дождя это спасало мало. Но Лекс надеялся, что это спасёт его хотя бы от некоторых зверей. Идти во тьме ему не хотелось, да и сил уже не было. А вторая ночь в этом лесу уже начиналась. Так что парень просто облокотился о ствол дерева и попытался уснуть. Правда, холодные капли не слишком-то располагали к здоровому сну.
Ночь была длинной, холодной, и отвратительно мокрой, как и предыдущая. Уснуть было невозможно, даже иссякшие силы не вырубили Лекса. Дождь постоянно поддерживал в нём какое-то среднее состояние, когда ты и не спишь, но и не бодрствуешь. Промокшая насквозь одежда противно облепила всё тело. По лицу стекали капли. Иногда парню казалось, будто это ползут какие-то мошки. Он нервно обтирал лицо рукавом, но это мало чем помогало.
Вторая ночь в лесу не стала исключением, и так же сменилась неприятным дождливым утром. Как только рассвело, так и не поспавший ни минуты Лекс выбрался из-под дерева, размял затёкшие конечности и достал карту в надежде найти подсказку, куда идти дальше. Но так ничего и не понял.
Весь паёк был съеден ещё в первый день и всё, что у него осталось - это небольшая бутыль с алкоголем, купленная в трактире. Вообще, Лекс брал её для своего подопечного, как маленькую хитрость, улучшающую приспосабливаемость к миру. Но, раз робс мертв, она явно ему уже не понадобится, так что парень достал бутылку и с горла выхлебал половину. Алкоголь обжог внутренности и тёплой дорожкой спустился в желудок. Порадовав себя единственным, чем мог, Лекс продолжил бессмысленные блуждания, так и не находя ничего, даже следов.
Он бродил по лесу очень долго. Уже было причислил себя к мертвецам. Без еды и под непрекращающимся ливнем, замерзший от кончиков пальцев до самой макушки, он едва переставлял ноги, надеясь найти уже не труп неудавшегося робс, а просто выход из этого леса. Бутылка с алкоголем к этому времени опустела, согреться было больше нечем.
В какой-то момент дождь всё-таки кончился и Лекс увидел просвет между деревьями на горизонте и серую точку замка на краю леса. Состояние парня было таковым, что он готов был уже обратиться за помощью к графу. В крайнем случае, можно же припугнуть, что его могут вызвать на разбирательство в столицу, если узнают, что на территории графства каким-то образом скончался робс. Хотя единственное, чего больше всего хотелось, это выспаться в тёплом помещении и поесть. Правда, надежды на приют в графском замке никакой не было. На медальон, как и вообще робс, графу было плевать.
Понять графа Отерлона было можно. Из-за того, что пара робс-недоучек с первого курса однажды сбежали из школы и по дурости напали на его замок, тот не пылал к робс большой любовью. То ли их бес попутал, то ли они, как дети, игрались в захваты замков. А может реально прочувствовали зачатки магических способностей и посчитали себя достаточно сильными, чтобы захватить если не мир, то, для начала, хоть малую его часть.
Слишком поздно к замку подоспели второй и третий курс, чтобы забрать сбежавших робс. Беглецы к этому времени уже разбили половину прислуги графа и от самого замка оставили не много. Ходили слухи, что после того случая граф Отерлон первым делом завёл себе охранника-монстра и лишь потом отстроил замок заново. Так что встреча с ним может быть совершенно непредсказуемой. Только вот и выбора у Лекса уже нет. Он убедился в том, что самостоятельно тело робс найти просто не сможет. Не в этом лесу. А идти обратно, так и не добившись результата, парень всё-таки передумал. Как бы ни хотелось ему пожалеть самого себя, по головке за это его бы не погладили.
Замок уже виднелся во всём своём величии. Серый, высокий и с узкими бойницами вместо окон на трёх башнях, окружённый высоким каменным забором с железными воротами.
Довольно ощутимо подрагивала мокрая земля, доказывая, что охрана у графа не дрыхнет где-нибудь в коморке. А когда дрожь земли стихла, неподалёку по лесу эхом стала разноситься человеческая речь. Собравшись с силами и морально подготовившись, Лекс пошел на звук...

Глава 4. Неожиданная встреча.



- Твою ж...
Лес встретил меня громом и проливным дождём. По хмурому небу сверкали молнии. И не понять было, то ли сейчас день, то ли вечер. Листья деревьев не задерживали на себе ни капли, сгибая ветки то в одну сторону, то в другую. Каждый порыв сырого и холодного ветра пробирался под одежду, вынуждая тело покрываться мурашками.
Но возвращаться обратно и пережидать, пока ливень кончится, желания никакого не было. Хотя, может, это и было бы лучшим вариантом для моего здоровья, но возможность встретить чудище по такой погоде процентно снижалась. Я о нём помнил. Любой зверь спрячется от дождя в свою нору. Если он зверь. А человек обычно выше этого. Такая установка и подняла моё настроение чуть повыше нижней планки.
Да и что меня ждало дома? Пустая квартира и постель, которая всё ещё пахла моей уже бывшей женой? Не вариант. Совсем. Да и зонтика, я точно помнил, у меня в квартире не было, Лида забрала его точно так же, как и большинство других иногда необходимых вещей.
Покрутившись на месте, я высмотрел самую светлую сторону леса на горизонте и направился туда, стараясь не сворачивать с прямой линии, чтобы не сбиться с пути, да и вообще, в будущем найти дорогу обратно. Для этой же цели я приготовленным заранее раскладным ножичком помечал деревья, надрезая их кору на высоте человеческого роста. И пусть уже минут через пять промок до нитки и замёрз до того, что зуб на зуб попадал с трудом, а тело било мелкой дрожью, от решений своих я привык не отступать. Даже не смотря на скользкую грязь под ногами, которая иногда засасывала в себя чуть ли ни по колено, будто это не лес, а какие-то болота. Я шёл и шёл, и упорно продолжал идти, казалось, целую вечность.
Всё время настороже и, оглядываясь, в любой момент готовый выхватить револьвер из кобуры, что была под курткой. Лес казался бесконечным, его деревья меняли форму и цвет, но, что больше всего удивляло, земные деревья росли тут тоже. И не мало. А ещё попадались на глаза мокрые и грязные несчастные зайцы. Где-то вдалеке мелькали лиса и кабан. Ухала сова. Какие-то мелкие диковинные зверушки шмыгали туда-сюда из-под кустов, больше похожие на помесь белки и енота. Лесные звери не так уж и боялись дождя, как я наивно понадеялся. Впрочем, кто его знает, сколько их было бы здесь, если бы на небе светило солнышко?
Часа через два меня вынесло на небольшую полянку, а ливень сжалился и теперь моросил мелкими каплями. Ноги, непривычные к ходьбе по буеракам, которые приходилось перепрыгивать, ныли. Хотелось присесть и отдохнуть. Неподалёку как раз я заметил упавшее дерево и улыбнулся, надрезав кору на ближайшем из деревьев. Оглянулся назад. Полянки, где была моя нора, уже видно не было. Монстров тоже не наблюдалось.
Расслабившись, я свернул с прямого пути и приблизился к импровизированной лавочке. Уронил рядом рюкзак, не заботясь о его чистоте, в любом случае, изнутри он был непромокаем. Приземлился на ствол, с наслаждением вытянул ноги и начал думать, что делать дальше.
Надежда выйти из леса всё ещё была. Не бесконечный же он, в конце концов? Но вот недостаток физических нагрузок в привычной жизни имел неприятные последствия. Я понимал, что слаб. И будучи примитивным городским жителем, теперь жалел, что спортом особо не увлекался, предпочитая физическим нагрузкам работу умственную. Спасёт меня это теперь при встрече с монстром? Вряд ли. А потому стоило поторапливаться и выходить из леса.
Минут десять передышки дали возможность только отдышаться, но я вновь поднялся и нашёл помеченное дерево, а затем продолжил прокладывать ровную линию через лес.
Дрожь земли от несущегося по лесу монстра я ощутил, когда дождь уже прекратился. На небе вновь засветило солнце, стало теплее, а поодаль и чуть правее уже виднелось какое-то строение, больше всего напоминавшее доисторический замок.
Только вот чудище двигалось на этот раз как-то странно. Делая короткие перебежки, оно останавливалось на какое-то недолгое время, при этом двигаясь в мою сторону как раз со стороны того замка. А затем вновь земля начинала дрожать и грохот от бега монстра только усиливался.
В тяжёлой промокшей одежде, замёрзший и уставший, я ощутил, как холодею от ужаса. Какой же я был наивный... Разве поможет моя пукалка против такого бронированного шипами танка? Огромное чудище, ёжик-переросток с мордой собаки и невероятной скоростью.
Да оно размажет меня по земле тонким слоем, а я... и пикнуть не успею! И куда бежать? Лес в округе просматривался прекрасно. Чудовище было уже метров в двухстах от меня и, казалось, смотрело именно в мою сторону, да так, словно я - блюдо на обед. Колени подгибались от паники. И всё-таки, не найдя лучшего решения, я храбро спрятался за деревом с широким стволом.
Взгляд торопливо пробежался вокруг. Сердце выпрыгивало из груди от страха. Вариант влезть на какое-нибудь дерево повыше казался глупым. Стоит тому исполину встать на задние лапы, а наверняка он это может, как любое дерево из тех, на которые я мог бы взобраться, покажутся ему кустиками.
''Как же глупо так быстро сдохнуть, так и не увидев этого мира!'' - почти истеричные мысли начали терзать мою нервную в последнее время тушку.
Я кусал губы и с ужасом прислушивался к приближающейся смерти.
Ну, а вдруг не заметит? Робкая надежда погасла мгновенно, когда грохот приблизился, затих и неожиданно из-за ствола дерева, с которым я всеми силами старался срастись, высунулся огромный, с две моих головы нос и шумно фыркнул, брызнув на моё плечо чем-то, напоминавшим сопли. Меня слегка замутило.
- Мама... - шепнул я, едва не теряя сознание от страха и шока, с трудом дыша.
Постарался медленно и беззвучно отползти чуть в сторону от огромного носа, который начал принюхиваться к запаху меня в воздухе. А затем неожиданно услышал ржание коня и голос. Человеческий голос! На том самом новом для меня языке!
- Кто здесь? Выходи! - властный и громкий голос владельца заставил моё сердце пропустить пару ударов.
В такой близости с монстром, я бы не посмел и моргнуть лишний раз, но следующее же шевеление ёжика-переростка и его огромный глаз на уровне моей головы, заставили меня чуть ли не пулей вылететь из-за дерева.
Пулей не получилось. От неожиданности я запутался в своих же подгибающихся ногах, поскользнулся на влажной земле и тут же шмякнулся лицом в грязь. Едва не попав под копыта подскочившего ко мне коня. Конь заржал и отступил назад. Медленно подняв загудевшую голову, я увидел и седока с ног до головы одетого в странные тёмно-зелёные одежды - полноватого мужчину лет сорока.
Тот рассматривал меня, как какую-то букашку, глядя презрительно сверху. Одежда его, впрочем, напомнила мне земные наряды наших предков, века этак восемнадцатого. А чего удивляться, если замок вон на горизонте? Значит, здесь прошлое? Но за точное описание наряда я бы не взялся. Понятия не имею, как назывались древние шмотки даже у нас, а тут и подавно.
Заросшее усами и бородой лицо выражало крайнюю степень недовольства, как и его неожиданно изменившийся на брезгливость тон:
- И что робс здесь забыл?
Видимо, он прочёл на моём лице нечто, что заставило его подумать о том, что моя тушка всё-таки недостойна питания для его питомца. С чего я взял, что то чудище его питомец? В свободной от конских поводьев руке мужчина держал верёвку, привязанную к одной из лап монстра. Он подтянул к себе и дёрнул эту верёвку, а чудище попятилось и отошло в сторону. Это выглядело настолько сюрреалистично, что я только и смог, не поднимаясь с земли, выдавить из себя сдавленное:
- А где это... здесь?
- В моём лесу! Я граф Отерлон! - величаво ответил мужчина, сверля меня взглядом. - И я попрошу покинуть мои угодья. Вам нечего здесь делать!
Услышав явный ультиматум, даже обрадовавшись ему, я быстро подскочил на ноги, всё-таки покосившись с опаской лишний раз в сторону монстра. Вот только не знал, что на это ответить. Оттягивая время, чтобы подумать, вытащил из кармана рюкзака платок и принялся вытирать им лицо и руки от грязи.
Приятно познакомиться, я Дима? Как-то глупо прозвучало бы. А где здесь выход? Так понятно же - в стороне замка наверняка есть какая-то дорога. Пока шевелил извилинами, немного пришёл в себя, и только после этого до меня дошло, что меня назвали робсом. Но как только решил задать по этому поводу вопрос, осёкся, услышав другой голос неподалёку и уставившись ошарашенными глазами на... землянина.

***


- Добрый день, граф Отерлон... - в том, что пробирающийся через кустарники к нам с графом светловолосый парень был землянином, у меня не было совершенно никаких сомнений.
Уж что-что, а земную одежду от ''местной'' я отличить могу. Тем более, пример перед глазами, не смотря на состояние вещей, надетых на парня. Впрочем, я выглядел не лучше. Отсюда и понятна брезгливость графа. Вряд ли бы граф надел на себя кожаную куртку и потёртые джинсы, а после этого вывалялся в грязи. Да и рюкзак, словно парень выбрался в лес в такое же экстремальное путешествие, как и я, и молодая физиономия, пусть и заросшая щетиной, говорили мне о многом.
Например, о том, что именно с этим пареньком я и переписывался на форуме. Скорее всего. Другие варианты? Нет таких. Выводы? Он знал, что я попаду в этот мир, а значит, знал, где меня искать. А вот каким образом он это знал, я обязательно выясню.
Граф Отерлон хмуро посмотрел на остановившегося в паре шагов от меня и слегка покачивающегося, видимо от усталости, пришельца и тот, поклонившись графу, сразу же начал говорить:
- Я робс, Лекс Стоколос, второй курс. Прошу прощения за то, что пришлось пересечь границу ваших владений, но я... - парень вдруг осёкся и отчего-то покосился на меня, будто я что-то должен был добавить к его словам, но я только удивлённо пялился то на него, то на графа, впрочем, запоминая каждое слово, на всякий случай.
Этот землянин говорил на языке этого мира, как и граф, ещё и назвался робсом. Это было важной информацией и означало то, что в своих догадках я не ошибался. А тем временем, прерывая мои размышления, парень продолжил:
- Я прибыл по поручению своей школы, чтобы забрать тело погибшего на вашей территории робс. Извольте выдать труп без препирательств, если вы знаете, где он. А если не знаете...
Граф после этих слов мгновенно как-то сник, он даже не стал дослушивать Лекса, перебил его:
- Так вы по этой причине пришли в мой лес? Я не видел здесь погибших, так что у меня ничьих трупов нет. Да и не стал бы я связываться с вашим племенем. Если хотите... - граф Отерлон на миг задумался и вздохнул, - можете поискать сами, но попрошу не задерживаться долго. У вас сутки на поиски. В противном случае я вышлю отряд в лес, а вашим робс поужинают лесные звери, если они этого ещё не сделали.
Граф Отерлон развернул коня и пришпорил его, не дожидаясь реакции на свои слова. Он даже не оглянулся на нас, направившись в сторону замка. Ёжик-переросток рванул в ту же сторону, останавливаясь только тогда, когда верёвка, которую держал граф, на его задней лапе натягивалась.
''И как только этот мужик не слетает с седла от тяги монстра?'' - я мысленно хмыкнул, полюбовавшись на это представление и постепенно ощущая, как меня отпускает страх, а колени перестают дрожать и подкашиваться.
А затем перевёл взгляд на нового знакомца. Вид у этого Лекса Стоколоса был уставший и такой задумчивый, что могло показаться, что он пытается перемножить в уме трёхзначные числа. Пообщаться с ним было любопытно, но вот искать вместе с ним чей-то труп, продолжая лазить по лесу... Увольте.
Я подошёл к нему на шаг ближе и кашлянул, привлекая его внимание.
- Парень, я бы пообщался с тобой, но прости, компанию не составлю. Мне впечатлений на сегодня уже хватило. Я тебя подожду на дороге, за лесом. Ладно? - сказал я, махнув рукой в сторону замка, как только он обратил на меня внимание.
Вот только и просьб составить ему компанию в поисках чужого трупа дожидаться не стал, так что, сказав это, тут же направился вслед за графом и чудищем, медленно и с опаской, всё ещё поглядывая на удаляющиеся в сторону замка фигуры.
- Зачем тебе... - как-то грустно отозвался позади Лекс вместе с шуршанием какой-то бумаги, парень запнулся.
Я повернул голову, с интересом покосившись назад, но, не замедляя шага. Лекс глядел в какую-то карту, потом на меня, снова на карту и вновь на меня, а затем смял карту обеими руками и побежал за мной, догоняя. За это время я успел отойти всего метров на тридцать. Но когда за тобой начинают вдруг бежать, первым инстинктом обычно является желание прибавить ходу, однако я сдержался, когда парень закричал:
- Да вы издеваетесь! А ну, стой! Иди сюда, призрак недоделанный! Сколько я ещё буду за тобой гоняться?!
- Призрак? Где призрак? - удивлённо обернувшись, я замер на месте, оглянулся по сторонам, так и не увидев никаких призраков. - Ты о чём?
Лекс, догнав меня, остановился, пытаясь отдышаться, будто пробежал только что марафон, и ни с того ни с сего вдруг наехал:
- Это я о чём? Ты ещё спрашиваешь! У меня, наверное, уже полголовы седых волос из-за тебя! Как ты вообще это делаешь? И заче-ем?
- Я тебя не понимаю, - хмыкнул я, разглядывая парня. Волосы у него светлые, что есть, то есть, только на седые всё-таки не похожи. - Какое отношение я имею к твоим волосам? И делаю что?
Лекс развернул скомканную карту и ткнул пальцем в яркую зелёную точку посреди какой-то местности, утыканной нарисованными деревцами. Судя по всему, это и был тот лес, в котором мы находились. С любопытством я начал рассматривать не только точку, но и всю карту. Дорога вела мимо замка куда-то за край сгиба карты, как я и ожидал, а на самом сгибе были нарисованы домики, судя по всему, какое-то поселение. Было бы неплохо побывать там.
- Вот! Я тебя вижу! - с неожиданным возмущением завопил парень. - Мы оба видим тебя на карте сейчас, а вчера тебя там не было. То есть, сначала был. А потом пропал. И снова появился, и опять пропал! Я думал, тебя тут прикончили давно, искал твой труп, а ты, посмотрите только, появился заново! Как???
Опаньки, тут-то кое-какие пазлы и сложились в общую картинку, заставив меня усмехнуться и похлопать по плечу возмущавшегося парнишку.
- Слушай, вообще-то, из леса надо валить. Граф очень настойчиво дал понять, что гостей он не любит. Так что давай все вопросы по дороге на выход, раз уж ты уже нашёл свой ненаглядный труп... Лады? - я покосился на две движущиеся фигуры, что уже скрывались за деревьями и почти приблизились к замку, потом на карту, а затем прихватил парня за предплечье и поволок на выход, решив сбить его возмущение своим потоком вопросов. - Ты прав, вчера меня в лесу не было. Был я здесь пару дней назад последний раз. Но суть не в том. Первое, с какого перепуга я на этой карте? И второе, кто ты вообще такой? И третье, что это за грёбанный мир??? И что это был за ёжик-переросток?
Парень последовал за мной без препирательств и сопротивления, видимо, отходя от шока, который явственно отражался на его лице, так что через десяток шагов я отпустил его руку. Ответы на все эти вопросы мне действительно хотелось узнать, так что я с интересом поглядывал на идущего рядом Лекса даже чаще, чем себе под ноги, переступая мокрые ветки на земле и обходя кустарники и деревья.
Его возмущённый тон стал каким-то растерянным:
- А, этот... Сколавр. Редкое чудище, вообще-то. Их обычно закупают для охраны. Стоят они бешеных денег. А что значит - был пару дней назад? Что ты имеешь ввиду?
От того, что проигнорировали мои вопросы, я на мгновение завис, ощутив внутреннее несвойственное мне раздражение и, вздохнув, возвёл глаза к небу.
- Господи, какого же идиота ты мне в проводники послал... - буркнул я себе под нос, а уж после, чуть повысив тон для большей убедительности, ответил, - Лекс, что чудище для охраны, я это и без тебя понял! Но, ладно уж, раз это не просто мой глюк, то уже хорошо. А ты что сразу сходу сюда попал и всё? Как один из тех книжных придурков, даже не ходил на разведку, прежде чем прыгать неизвестно куда через порталы? Я лично вначале разведку проводил, потом думал, что взять с собой, скупился, собрался, отдохнул, дела закончил... И только потом решил посмотреть, что это за мир повнимательнее. А тут ты ещё... - я махнул на него рукой, словно на безнадёжного. - Колись, давай, кто портал создал? И как вообще я смог выучить этот язык?
Парень осмотрел меня с ног до головы, покосился на рюкзак, мне показалось, что глаза у него вот-вот из орбит вылезут.
- Нет, подожди. Ты что, возвращался назад? На Землю? - ожидаемо задал он очередной глупый вопрос.
- Я как-то непонятно выразился? Да! - его удивление удивляло и меня. И тут меня осенило. - Так. Стоп. С кем я тогда на форуме общался? Ты же робс? И тот так представился... так... похоже, больше одного предложения твой мозг уловить не способен... Хорошо. Буду с тобой, как с маленьким. По порядку. С самого начала.
Я забрал из его рук карту и всмотрелся в неё уже со всем вниманием. Кое-что понял. Как минимум, что Киркон - это вроде как материк или страна, внутри Киркона было несколько городов и множество поселений поменьше с прорисованными домиками и странноватыми названиями. Одна большая речка, несколько озёр, пара болот, какая-то горная местность. Ничего особо сверхъестественного. Нарисована она была вручную, но довольно хорошо.
Карта была, к сожалению, не всего мира, а только какого-то участка суши. Как максимум, я понял, что в этом мире есть неизвестные технологии, ибо зелёная точка переместилась и... двигалась по тому же пути, что мы прошли. Я едва не присвистнул, не хилый такой навигатор.
- Что я делаю на этой карте? - я посмотрел на парня внимательно.
Лекс же глядел на меня как на единорога, то есть удивлённо, недоумённо и сомневаясь в собственном душевном здоровье.
- Эта карта показывает твоё местонахождение, - наконец, как-то неуверенно выдавил он, - чтобы я мог тебя найти и помочь добраться до школы без происшествий. Школа для робс, таких, как я, и таких, как ты...
Что-то в голове Лекса переклинило, и он потянулся пощупать мой рюкзак, а затем протянул руки к моей джинсовой куртке, пытаясь её расстегнуть.
Я отшатнулся от него, как от больного, впихнув ему обратно в руки карту и постаравшись сделать свой голос как можно более убедительным:
- Руки убрал от меня! Ещё одно движение в мою сторону и труп в этом лесу точно будет! Но не мой!
Похоже, моё предупреждение подействовало. Лекс убрал руки, почесав свой заросший щетиной подбородок.
- Если бы не эмоции - реально с третьекурсником спутал бы... Как раз нападками ты меня не удивишь, я и сам ещё не полностью от этого дерьма отрешился...
Я прищурился подозрительно, переводя тему в нужное для себя русло, благо, у меня в отличие от собеседника память была хорошей, и я не забывал сказанных даже вскользь слов:
- Что за школа? С чего ты вообще взял, что я захочу к ней добираться?
- Школа для рыцарей, обладающих божественной силой, сокращённо - робс. Там учат магии и другим крутым штукам. Помогают узнать этот мир и учат отрешаться от излишней эмоциональности, которая настигает каждого, кто получает приглашение. А ты не хочешь вернуть нормальное восприятие мира? Тебе нравится беситься по любой мелочи, и разбрызгивать эмоции по любому поводу? Нет, ты, конечно, робс довольно... неординарный. Но вряд ли сможешь справиться с такой задачей самостоятельно.
А вот это была уже любопытная инфа. Я - Рыцарь, обладающий Божественной Силой. Звучало пафосно, конечно, и соблазнительно, но я только хмыкнул задумчиво, не желая так просто продаваться, ибо силы никакой и в помине не ощущал в себе:
- Мы вас заболели, мы вас и полечим? А знаешь, мне нравится то, как я себя чувствую. Это раньше у меня с эмоциями проблемы были. А сейчас всё прекрасно.
- Но в школу ты всё равно должен попасть, тебя там ждут уже, наверняка комнаты с первого дня готовы. И вот, смотри... - Лекс поднял руку, сделал несколько пассов, и на ладони из воздуха материализовалась длинная и гладкая, почти прозрачная сантиметров на двадцать в длину сосулька. Её острый кончик угрожающе блеснул под светом солнца.
Мне сразу вспомнилась старая шутка - ''меня всегда пугала мысль о том, что если заколоть человека сосулькой, то она растает, и орудие убийства не будет найдено''. Я поёжился, а парень развеял ледышку в воздухе и закончил свою речь:
- Там тебя и не такому научат.
- И сколько в школе человек? Я имею в виду землян и вообще, сколько их в этом мире?
- Сложно сказать, - Лекс пожал плечами, задумавшись, - в школе не слишком много. Человек двести, думаю, будет... У нас очень мало местных учится. Они, как отдельная каста, вроде низшего сословия, несмотря на их успехи в учёбе... - он чуть помедлил, сбившись с шага, сделав неопределённый жест рукой и пожевав губы, будто что-то вспомнил. В этот же миг по его пальцам заструился тонкий белёсый дымок, как от сигареты, но тут же исчез. - В самой школе где-то так. А в мире даже и не знаю, но много. Достаточно много для того, чтобы местные уже не удивлялись нашей одежде или мотоциклам с автомобилями.
Наконец, мы вышли из леса. В голове крутились сотни вопросов, но их все стоило фильтровать по полезности, чем я и занимался, когда возникали перерывы в разговоре. Отойдя подальше и перейдя дорогу, я снял со спины и бросил рюкзак на землю. Присел прямо на влажную после дождя траву отдохнуть. Ноги жутко гудели. А джинсовый костюм и без того выглядел жутчайше, словно я побывал не в лесу, а искупался в помойной яме. Подняв глаза на вставшего передо мной парня, непонимающе посмотревшего на меня, я сказал:
- Отдых... Сосульки, магия - это клёво, конечно. Только зачем? Что идёт в оплату такого обучения? Сомневаюсь, что здесь всё на халяву, просто потому, что мир такой.
- Блин, мужик. - Лекс как-то сник мгновенно и присел напротив, потупившись в одну точку под ногами. Наверняка ожидал, что я начну прыгать от радости только при упоминании о том, что смогу научиться делать такие же фокусы со льдом. Это ж магия, как-никак! Наивный. - Ты мастер задавать каверзные вопросы. Я тебя силой не тащу, магию не применяю. Конечно, я не знаю твоих возможностей, но, даже если бы знал что ты слабее - не стал бы, не в моих принципах. Просто поверь, ничего не зная об этом мире, ты долго не проживёшь, какими бы силами не обладал. И не только из-за монстров и отличий между мирами. ''Они'' не позволят тебе пользоваться силой просто так и жить в своё удовольствие в этом мире. Либо ты робс и послушно проходишь в школе обучение, либо тебя нет. А найдут в любом мире, не сомневайся.
Дотянувшись до рюкзака, я достал сигареты и зажигалку, закурил, не сводя взгляда с Лекса. Тот лишь слегка нахмурился, поморщил нос, но ничего не сказал.
''Понятно, сигареты здесь, значит, не новинка и ничего не стоят''.
Я не часто вообще курю, но иногда хочется, сейчас к примеру. Помолчав, подумав о переписке на форуме и вздохнув, я ответил:
- Это я уже понял, ещё три дня назад, что найдут... Эти некие ''они''... Сколько длится обучение и что будет потом?
- В школе обучают три года. Здесь время идёт иначе, позже ты сам заметишь. В сутках здесь тридцать шесть часов. Но местный год в общей сложности такой же, как и у нас, если по времени смотреть, а не по количеству дней в году. Впрочем, через два года обучения ученикам уже разрешают иногда посещать Землю, если что-то нужно взять там и принести в Киркон. А после школы можно пойти в институт робс, там отучиться ещё три года, чтобы развить ещё больше свои силы. Многие так и делают, учатся. Некоторые, правда, после школы сразу поселяются в какой-нибудь деревне или городе и живут здесь... Вернуться домой и остаться там навсегда никто уже не может. Все привыкают к магии, а на Земле ей особо не попользуешься, заметут в какую-нибудь закрытую лабораторию и всё. Так что я просто живу в своё удовольствие, потакая школе и учителям, но, не забывая и о себе любимом.
Я изумился и присвистнул:
- В твоих словах слышится безнадёга. А если я тебя проведу домой, на Землю? Пойдёшь? Неужто тебе там негде будет жить? Не думаю, что на Земле идёт какая-то охота за магами, что-то я такого не слышал.
- А толку? - Лекс пожал плечами. - Эти некие ''они'', как ты выразился, найдут и убьют, чтоб силу освободить для нового приглашения. Разве что ради ностальгии, ненадолго... Блин, как я соскучился по Земле, по клубам, кинотеатрам, по пляжам и каткам. По обычным людям... А ты что, сможешь? Вообще, насколько я знаю, это требует немалых сил. Не только людей сквозь портал водить, вообще любые предметы проносить силы нужны. Потому некоторые сюда даже голыми вываливаются. Я, честно говоря, и тебе шмотьё кое-какое брал, думал, вдруг замерзнешь.
Я ухмыльнулся. Мог ли я его провести в портал? Думаю, да. Листья же как-то проносились, как и вещи на мне... Значит, я не такой уж и слабак, как можно было подумать. Это обнадёживало. И очередную закладку в уме на том, что Землян тут явно немало и что на два года их банально запирают в этом мире, я всё-таки поставил, анализируя слова парня. Но как к этому относиться, ещё не решил. Мало ли, какие дела тут творятся. Школа магии, преследователи, убийцы... Как в дешёвом фантастическо-детективном романе каком-то. По-хорошему, конечно, стоило бы вернуться домой, но если найдут и там...
- Знаешь, Лекс, думаю, это можно проверить. Тем более, мой портал недалеко. Пару часов ходьбы по лесу. Дорогу я запомнил. Но если проанализировать твои слова, слова из приглашения и всё остальное... - задумавшись и пожав плечами, я посмотрел в небо, затянулся сигаретой и выбросил окурок. - Ладно, я подумаю над вступлением в школу. Но только после того, как посмотрю этот мир. Это условие.
После этих слов Лекс, кажется, немного повеселел.
- И долго смотреть будешь? Пойдем, кстати, вон туда, - он указал рукой на край леса, где тот пересекался с дорогой, - у меня там байк под ветками припрятан. С полчаса идти, не больше.
Вздохнув и поднявшись, я отряхнул одежду и задумчиво посмотрел в указанную сторону. Неплохо же он по лесу пошлялся, не меньше моего, если учитывать тот круг, который мы навернули.
- Пока не надоест. Лучше скажи, где остановиться реально? Постираться там, к примеру, а то выгляжу после дождя в лесу, как бомжик. Да и ты не лучше.
- Да в любой деревне постоялый двор найдется. Гостиница, то есть. Только нормальные, цивилизованные - они не везде, только в городах, где расположены школа и институт. Таких городов всего два, ну, на данный момент. Вроде бы... - Лекс поднялся, пошаркал ногой, пиная сухую корягу, загрустил отчего-то снова и добавил. - Только вот твоё ''пока не надоест'' может мне головы стоить. Нельзя долго гулять. Они не спрашивают причин. Им нужен факт. И всё. А я на твои поиски уже и без того много времени потратил...
- Ну, так возвращайся обратно, прогульщик, - я усмехнулся, очень уж не люблю, когда пытаются давить на мою жалость, - карту только оставь мне и вали. А я потом подтянусь, как нагуляюсь.
- Ага, щазз! Карту ему. Облезешь! - неожиданно взвился парень, сжав руки в кулаки.
- Ладно, не разводи кипишь, - махнул я рукой, сглаживая накал страстей, - дашь мне её на мобилу сфоткать и хватит. Я же не знаю местных дорог.
- Ха! Вот как? Я тут с ним по-хорошему, шмотки ему тащил, труп его двое суток искал под дождём, две ночи в лесу пришлось переночевать! А он только о себе и думает! Эгоист чертов! Да чтоб тебя первый встречный сколавр сожрал! - всё ещё не унимался парень, хоть и разжал напрягшиеся было кулаки.
- Они не едят людей, - ответил я уверенно и спокойно, делая свой тон тише, - да и с тем чудом я второй раз уже встречался, - почти не соврал, улыбнувшись, - как видишь, не съели, так что расслабься. И да, спасибо за заботу.
Мы всё-таки направились по указанному ранее Лексом пути. Стоило мне подхватить с земли рюкзак, парень развернулся и пошёл вдоль дороги, с силой припечатывая в грязь каждый шаг. Откуда только силы взялись, когда, совсем недавно, этот парень шатался от усталости. Отдохнул так быстро?
- И что бы ты делал, если бы мы с тобой не встретились? - наконец, спустя минут пять спросил слегка остывший Лекс.
- Подружился бы с графом, авось бы что-нибудь и придумал, - я пожал плечами, разглядывая пустынную местность, покрытую травой напротив леса. Мы были будто на горе, поле травы уходило вниз, пряталось, а затем вновь возвышалось к горизонту. Где-то вдали вновь начиналось нечто похожее на лес. Вроде бы и красиво, а с другой стороны, и на Земле таких пейзажей хватает.
- Ага, так он с тобой и подружился бы... - хмыкнул парень.
- Я могу найти подход к любому, - вполне уверенно отозвался я.
- А ко мне, почему не подход, а выход ищешь, а?
- Это не выход, это, скорее, я на себя не беру навязанных мне обязательств.
- Зато требовать чего-то не стесняешься. Дай то, дай сё. Фи какой. Я же первый человек в этом чужом отстойном мире, который тебе руку помощи предложил, а ты отмахиваешься. Ну, кто так делает?
- Я терпеть не могу, когда кто-то указывает мне, как жить. Но и не прошу чего-то сверх меры. Если не хочешь давать карту - не давай, обойдусь. И это было единственным, что я у тебя просил. Зря ты взвился на ровном месте.
- И не дам. Буду за тобой наблюдать, вдруг возьмёшь - да и окочуришься. Тебе же моя помощь не нужна. Реальная помощь, с устройством в приличные условия, с обучением магии!
- С чего ты взял, что твои действия - реальная для меня помощь? А если у меня другие планы были?
- Дело не в цене содержимого протянутой ладони. Дело в том, что пока тебе никто другой даже этого не предложил. Чем богаты - тем и рады. Большего для тебя сделать, при этом, не обеспечив самому себе смертный приговор, я просто не могу. Да и вряд ли кто-то сможет...
- Стоп. - Я даже остановился, с подозрением осмотрев парня с головы до ног. Говорил он вроде бы искренне. Да и состояние его одежды заставляло верить в то, что он действительно довольно долго лазил по лесу в поисках меня. Ну, какой нормальный человек будет так измываться над собой ради другого просто так? Кое-какие догадки завертелись в голове.
- М? - Лекс остановился тоже и обернулся ко мне, уперев руки в бока.
- Хочешь сказать, что если сделаешь для меня больше, тебя убьют? Весело тут, однако.
- Что поделать. Задача учителя не обсуждается. Он говорит - ты делаешь. Не сделал - до свидания. Нет, за мелкие проколы не убьют. Сразу не убьют... Но за то, что я не уберёг своего подопечного от смерти, или за то, что отпустил гулять вольным ветром, я, скорее всего, не обойдусь даже недельным карцером. Меня твоим куратором назначили. То есть я должен тебя наставлять, учить, оберегать.
- Забавно... То есть, отвязаться у меня от тебя получится только в том случае, если я нырну в портал? - я ухмыльнулся.
- А собираешься? - мне показалось или Лекс реально испугался такого варианта, даже вон руку к губам поднёс и укусил себя за большой палец, напрягся.
Я постарался ответить уклончиво:
- Два или три года я здесь сидеть точно не намерен. Домой собирался через две-три недели. - Вздохнув, я помолчал с минуту, мы двинулись дальше в путь, уже подходили к лесному массиву с нужной стороны дороги. Замечая, что парень грустнеет всё больше, я сдался. - Хорошо. И чему ты меня учить собрался?
- Всего лишь тому, что усвоил за свои полтора года пребывания здесь. Некоторым традициям школы, мира, людей. Тому, чего тебе не скажут другие первокурсники, которые сами ещё ничего не знают. Тому, чего не скажут второкурсники, просто потому, что у них и без тебя есть о ком переживать. Тому, о чём тем более не скажут третьекурсники, потому что они вообще мало с кем общаются, и точно не с незнакомцами. Могу познакомить с людьми, которые тебе могут понадобиться в будущем. Да и верить тоже... научил бы.
Я остановился, заметив колёса мотоцикла, заваленного ветками и листьями под одним из деревьев на ответвлении дороги. Как-то подозрительно слегка попахивало бензином в воздухе - именно это привлекло меня посмотреть в ту сторону.
- Вон твой байк. Верить кому, Лекс? Забыл, что я землянин? Верить людям глупо. Все предают, рано или поздно. Даже самые добрые и хорошие.
- В том-то и дело. Есть те, кому можно верить. Со временем ты бы это понял... - как-то очень тихо ответил парень и пошёл выкапывать мотоцикл.
Я фыркнул, но промолчал на его слова. Ребячество какое-то. В новом мире, где не то, что кому-то, а и самому себе порой доверять нельзя, ибо... А он, как ребёнок, наивно верит людям и ещё хочет этому кого-то научить?
- Ты поймёшь. Однажды... - выкатив мотоцикл на дорогу, сказал Лекс и, протерев сиденье какой-то тряпкой, которую достал из рюкзака, уселся на железного зверя сверху. - Но это не важно, не так ли? Что ж. Пора выбираться из этого леса. Пока сколавра на нас не натравили.
Я вздохнул, оглядываясь.
- Ты ещё слишком молод, Лекс... Но да, пока не важно. Далеко ближайший населённый пункт?
- Часа два езды.
Кивнув, я припомнил рисунок на карте и пристроился сзади парня на байке.
- Поехали уж, маньячина.
Лекс завёл байк. Мы тронулись с места. Ничего сверхнового, мотоцикл как мотоцикл, гудит, рычит и едет, слегка подбрасывая на ухабах своими неисправными амортизаторами. Дороги настоящие, русские, в дырах, ямах и кочках, так что ездить по ним одно удовольствие - как на американских горках себя чувствуешь.
Только пейзажи меняются. Деревья, явно нестриженые, но раскинувшие ветви подобием перевёрнутого основанием вверх треугольника, сменяли наши обычные дубы, ели, клёны и берёзы. Кое-где виднелись и странные расцветки, например, снизу листья были тёмными, багрово-фиолетовыми, к середине желтели, а макушка снова становилась фиолетовой.
Некоторые деревья выглядели совершенно обычно, но имели самые разные, совсем не Земные формы листьев: квадратные, звёздочки какие-то на ножках, да ещё и в крапинку. Встречались игольчатые кусты, словно ели, только их иглы были более толстыми, больше напоминали шипы. Не хотелось бы мне однажды свалиться в такой куст, простой царапиной не отделаешься.
- Слушай, а какой тут вообще век, если по-человечески? Замки, кони и мотоцикл в моей голове как-то не слишком складываются, - в какой-то момент спросил я, едва не прикусив себе язык, когда мотоцикл в очередной раз подпрыгнул на пригорке.
- Да кто его знает, - пожал плечами Лекс, удивив меня, - здесь всё перемешано. Девятнадцатый примерно и наш, земной двадцать первый. Мы же не просто так сюда попали. У всех есть знания, технологии. Через порталы можно протащить почти что угодно. Так что живём здесь, куда получше местных, но и их за помощь в чём-нибудь не обделяем. Многие местные на нас просто работают за блага цивилизации так сказать. Так же мы даём защиту. Так что и кони есть, и мотоциклы и даже машины. Ты сам всё увидишь, когда приедем...
- Ясно всё с вами, - усмехнулся я, решив больше не разговаривать, пока не доедем до ближайшей деревни.
Однако доехать до неё так и не удалось. Примерно через минут двадцать мотоцикл заглох посреди дороги.
- Вот же чёрт! - буркнул Лекс, ударив руками по рулю.
- Бензин кончился? - я хохотнул; явно размечтался, что будет всё легко и просто. - Ты красавец, царь больших дорог!
- Как ты проницателен... - от рук Лекса, кажется, снова начал исходить то ли пар, то ли морозная дымка.
- Я - да, проницателен, умён и вообще гений. А ты - лошара, - ехидно похохатывая, я слез с мотоцикла, опасливо отошёл подальше от дымящегося руля и огляделся.
Пейзаж не менялся. Всё те же поля и дорога, ведущая в бесконечность за горизонт с двух сторон. Слева поле, справа нескончаемый лес. Мне, правда, стало достаточно весело. Ну, вот если подумать так, приехал парень спасать меня несчастного из ужасного леса. И? И даже не подумал, как меня в такую для меня необходимую школу нормально доставить. Что я ещё мог сказать?
- Не нарывайся! Ты в этом мире пока вообще никто.
Поцокав языком, я покачал головой, не скрывая иронии в голосе:
- В этом может и никто. Но, кто ты здесь, посреди пустынной дороги со сдохшим байком? Что ты собираешься делать? На горбу его тащить и идти пешком? Классный у меня спасатель.
- У тебя есть предложения получше? Ты вообще пока ничего не сделал, всё что можешь - это языком молоть! - парень снова оскорблёно сжал руки в кулаки и быстро соскочил со своего байка, поставив тот так, чтобы он был слегка наклонён в бок, но не падал.
Вот уж вспыльчивый попутчик мне достался. Но как его быстро утихомирить, я придумал заранее. Молча хмыкнув, залез в рюкзак и через пару мгновений вытащил из него Сникерс, протянул его Лексу.
- Кушай шоколадку и добрей. Расслабься. Дождя уже нет, погода хорошая. Солнышко пригревает, одежда высыхает. Авось кто и подвезёт, если на дороге появится... - хоть я и сказал это, но как-то с сомнением снова посмотрел на дорогу.
Вряд ли тут кто-то катается чаще, чем раз в неделю, а то и месяц. Но Лекс расслабился, поменявшись в лице, и неуверенно протянул руку к батончику. Я отдал шоколадку и достал себе ещё одну. После прогулок на свежем воздухе аппетит разыгрался и у меня тоже. Почти одновременно порвав обёртки, мы принялись жевать.
- Чёрт. Знаешь сколько я не жрал? Боюсь, от сладкого только хуже станет... - пробурчал Лекс с набитым ртом.
- Не станет. Шоколад и арахис калорийны. Они лучше всего голод утоляют.
- Не умничай, умник. Откуда ты такой вообще взялся? - прожевав, парень остановился настороженно и внимательно посмотрел на меня. Я удивлённо приподнял бровь. - Ещё и смотришь так пристально, будто задумал что-то нехорошее.
Я фыркнул смешливо и спокойно доел свою шоколадку, а потом сказал со всей серьёзностью, честно глядя парню в глаза:
- Твой сникерс заправлен цианистым калием. Эх, недолго тебе осталось... Я сбегаю домой, благо, недалеко уехали, притащу бензин, заправлю байк и буду кататься. А твой трупик прикопаю где-нибудь в лесочке.
Пару секунд Лекс ошарашено моргал, не сводя с меня взгляда и определяя степень серьёзности. Но постепенно расслабился, доедая последний кусок и выбрасывая обёртку себе под ноги.
- Ага, ща! Этот байк только на хозяина настроен. С чужим сознанием у руля он не заведётся.
- Я хакер, - безразлично ответил я, - как настроен, так и расстроится.
- Это магия, а не программирование. Разные вещи, знаешь ли.
Лекс повернулся ко мне всем телом, скрестив руки на груди с интересом, ожидая аргументов. Посмотрев на него задумчиво, я только пожал плечами. В принципе, у меня был один вариант магии - револьвер, который нагревал мой бок уверенностью. И хотя я не особо хотел его так сразу светить, но в словесной перепалке сдаваться тоже не хотелось.
- Думаешь, я не умею магичить? - ухмыльнувшись, я подошёл к нему, уверенно заглядывая в глаза. - Хочешь, подчиню твоё сознание и заставлю тебя раздеться догола, а затем залезть на самое колючее дерево?
- Попробуй, - спокойно и иронично ответил он, подойдя вплотную, едва лбом не стукнулись. - Будь ты магом, ты бы знал одну простую истину, которую упускаешь из виду.
- Это какую же?
Мы оба улыбнулись. Лекс зашептал, медленно растягивая предложение:
- Ни один идиот технику не заколдовывает! Нет смысла. Так что не попадайся на фуфловый развод.
- Я и не попадался на этот развод, а всего лишь предложил показать тебе то, что я умею. Но, раз не хочешь, - усмехнувшись, я отступил на шаг назад и развёл руками, - больше предлагать не буду.
- Не переводи тему. Ты слышал, как я предложил попробовать. - Наглая улыбка Лекса стала шире.
Мне просто не оставили выбора. Я честно уже хотел было передумать. Но. С другой стороны, мне очень уж надоело, что этот парень пытается ставить себя так, будто я ему что-то должен. Просто необходимо было его поставить на место. Кивнув, я спокойно засунул руку под куртку. Вытащил револьвер и наставил дуло на него, целясь прямёхонько в лоб Лекса.
- Магия раз, - усмехнулся я, не моргнув и глазом. - Больше не сомневайся в моих словах. Будь уверен, если я что-то говорю, значит, так и есть.
Улыбка на лице Лекса сменилась удивлением, а затем страхом. Глаза его расширились, он попятился назад на пару шагов, пока не упёрся мягким местом в покачнувшийся на месте мотоцикл. Нет, я не собирался его убивать или ранить, я даже не собирался заставлять его раздеваться и лезть на дерево. Предохранитель даже не снимал. Главным было показать то, что я не такой уж безобидный и беззащитный, каким меня считал этот зазнавшийся парень.
- Не продолжай, убедил! - торопливо замахал он руками.
- Не вопрос, - согласно кивнув, я спрятал револьвер обратно в кобуру и застегнул куртку.
Лекс задумчиво пожевал губы, немного успокоился и даже плечи приподнял. 
- Будь на моём месте третьекурсник, он бы справился с твоей ''магией''.
- Будь на твоём месте кто-то другой, вряд ли бы он не позаботился точно так же о бензине, - парировал я, пожав плечами. - Так что мы делаем? Идём или тут остаёмся?
- Не начинай, - буркнул сквозь сжатые зубы парень, всё-таки взявшись за руль мотоцикла и начав его толкать вдоль дороги. - Пошли. До деревни не так уж и далеко, я надеюсь.

Глава 5. Деревня Эйлер.

Часть 1. Отдых ли?



До деревни мы тащились около трёх часов. Под конец Лекс шёл, едва переступая ногами и тяжело дыша, как загнанная лошадь, но не жаловался. Было заметно, что после того, как он познакомился с ''моей магией'' гонора у него поубавилось. А я тащить за него эту бандуру, не напрашивался. Не мои заботы. В конце концов, на моё предложение спрятать где-нибудь бесполезный транспорт, а после взять в городе канистру с бензином, вернуться и уехать уже на байке, заправив его, Лекс отрицательно покачал головой. Я же не стал убеждать его, что так было бы намного быстрее. Если он не дурак, то и сам всё понимать должен. Но этот парень продолжал его упорно тащить с собой. Благо, большая часть дороги шла с наклоном вниз, и идти было легче.
Когда же на горизонте показалось первое поселение, я присвистнул:
- Ничего себе ''деревенька''! Как минимум, посёлок городского типа.
Трёхэтажные кирпичные дома, возвышавшиеся над частными деревянными домиками с покатыми черепичными крышами, казались чем-то чужеродным, но, в то же самое время, и привычным взгляду любого землянина. Мне отчего-то вспомнились наши многоэтажные новостройки, хищно впивающиеся острыми клыками в улицы с пятиэтажными хрущёвками, которых и осталось-то в городе всего ничего. Центральные улицы, где между жилыми домами вверх тянулись огромные супермаркеты и здания с новомодными фирмами. Огни, витрины, люди на улицах...
Здесь не было витрин, не было ничего похожего даже на магазины, не было торговых рядов или даже каких-нибудь захудалых одиночных лотков. Обычная с виду деревня современного типа, спальный райончик. Дома с застеклёнными окнами и ставнями отделены друг от друга невысокими деревянными заборчиками. За ними, кроме домов, какие-то сараи, огороды с грядками или деревья, ничего необычного на первый взгляд, если не знать, что находишься не на Земле.
Кстати, о людях. Одеты все были совсем не так, как мы с Лексом, но и не как граф Отерлон, одежду которого я так и не разобрал. Зато здесь я смог рассмотреть местную моду уже внимательнее и со всех сторон. Единственное, что приходило мне в голову, при виде здоровенных мужиков, копавшихся у себя на огородах или идущих мимо, было название ''крестьяне''. Они носили сплошные рубахи с длинными свободными рукавами и штаны, подвязанные вместо пояса верёвками, из плотной ткани. Цвета одежд не слишком при этом отличались: белые, бежевые, серые и оттенки этих цветов.
Женщины были в большинстве своём в незамысловатых платьях простого покроя с разноцветной вышивкой на груди и рукавах. Некоторые девушки были в блузках и юбках, так же расшитыми цветными нитками. Причёски при этом не отличались разнообразием: хвостики, косы или просто распущенные волосы разной длины.
Что я мог с уверенностью сказать - крашеных блондинок здесь точно не было, а вот стариков и детей в их общей массе наблюдалось как-то больше, чем в любой другой земной деревне. Или мне так только показалось? В остальном, люди, как люди, ходят себе туда-сюда, занимаются чем-то, общаются друг с другом.
Погода к этому времени, кстати, заметно изменилась. Потеплело настолько, что мне даже хотелось снять высохшую уже на мне джинсовую куртку, в ней становилось жарковато, но я не торопился этого делать.
Деревенские, едва мы только подошли к поселению, повели себя как-то странно. Некоторые, те, кто помоложе, боязливо на нас косились, а те, кто постарше, отчего-то смотрели с уважением и каким-то... восторгом? Да, это было похоже на восторг. На лицах некоторых девушек я даже заметил неприкрытое желание. Да, чёрт возьми, они открыто нам строили глазки и призывно облизывали свои пухлые губки, растягивавшиеся в откровенных улыбках. Мне даже показалось, что дай им возможность, они бы тут же посреди улицы начали раздеваться и откровенно к нам липнуть. Хотя и не все...
Вот только странность была в другом. Они все, как один, нам кланялись, прижимая правую руку к левому плечу, негромко, но с явным трепетом в голосе произнося - ''робс... Добро пожаловать, робс... Рады вашему приходу, робс'' - и всё в таком духе, а потом шли дальше по своим делам.
Следуя примеру Лекса, я только слабо кивал головой в ответ на ''челобитные'' поклоны и улыбался вежливо.
- Ещё бы на колени начали бухаться, как древние японцы, и лбом землю подметать, - тихо шепнул я на ухо Лексу. - Они всегда так реагируют на чужаков? Или это к тебе такое отношение особенное?
- Ко всем робс. Это обычное приветствие. Ты ничего не говори, я сам всё устрою, - так же тихо ответил Лекс, устало привалив мотоцикл к довольно крепкому невысокому забору возле одного из домов.
- Кому не говорить? - уточнил я, кивнув в ответ на поклон проходившему мимо молодому парню.
- Никому и ничего, - вздохнув, Лекс опустил руки и облокотился спиной о забор рядом с мотоциклом.
- Хорошо, - согласился я, оглянувшись и заметив парочку мужчин, стоявших за забором на крыльце у дома напротив. Они так подозрительно смотрели в нашу сторону, что мне стало слегка не по себе. - И чего мы остановились? Ты тут и решил отдыхать? Под забором? - я нервно усмехнулся, пока ещё ничего не понимая во всей этой ситуации.
- Сейчас к нам должен подойти глава деревни и предоставить нам жильё, еду и всё, что мы попросим.
- Ммм... Это уже интереснее, - удивлённо кивнув, я расслабился и привалился к забору рядом с Лексом.
Начал с любопытством разглядывать прохожих, не переставая кивать им на их странные приветствия. Замершая было парочка, подозрительно пялившаяся в нашу сторону, попыталась сделать вид, что уже и не обращает на нас внимания, хотя косые взгляды я продолжал замечать, как и то, что они о чём-то шептались друг с другом. Но раз Лекс на них внимания не обращал, то и я не стал заморачиваться.
Ждать пришлось недолго. Минут через пять заметил, как к нам уверенной походкой приближается по главной дороге мужчина лет сорока. Чисто выбритый, с короткой стрижкой чёрных волос и, что любопытно, одетый в тонкий серый вязанный свитер с рисунком рогатого оленя на груди и чёрные спортивные штаны ''adidas'' с белыми полосками по бокам, заправленные снизу в высокие кожаные и вполне земные коричневого цвета сапоги с толстой подошвой на шнуровке.
- Эээ, дай угадаю, робс? - удивлённо покосившись на Лекса, я ухмыльнулся и заметил кивок парня, который не сводил взгляда с подбегающего к нам мужчины.
- День добрый. Пропуск есть? - затормозив возле нас, робс улыбнулся, смерив нас обоих пристальным взглядом, а после кивнул на меня Лексу. - Кто это?
Скрестив руки на груди, я пока помалкивал и не вмешивался, разглядывая главу деревни. Вполне обычное европейское лицо, голубые глаза, ровный нос, тонкие губы. Телосложение человека, постоянно занимающегося спортом или физическими нагрузками, ростом чуть повыше меня, около ста восьмидесяти пяти сантиметров, да и в плечах пошире. На шее странная татуировка в виде шести римских единиц.
Точно такая же татушка, только с двумя единицами была на шее Лекса. Только в этот момент я обратил внимание на их тату и косился теперь на шеи то одного, то другого. Тату были идентичны. Разница только в количестве полосок. Неспроста это, точно клеймят здесь всех робс по их рангу и значению.
- Добрый день, робс. Меня зовут Лекс Стоколос, второй курс. - Лекс поклонился мужчине так же, как кланялись нам, прижав правую руку к левому плечу. Затем выпрямился и достал из-за пазухи какой-то медальон на цепочке, показав его мужчине и тут же спрятав. - Этот человек новенький, меня назначили его куратором, я везу его в школу. Его зовут... - осёкшись, он только теперь осознал, что я-то так и не сказал ему своего имени.
- Дмитрий, - ответив на растерянный взгляд Лекса, представился я и просто кивнул головой в знак приветствия, ибо никому пока не обязывался кланяться.
Мой спаситель с облегчением выдохнул и продолжил:
- Нам бы поесть, отдохнуть, постираться, если возможно.
- Альберт, глава этой деревни, - кивнув на поклон Лекса, а на меня даже не обратив толком внимания, он зацепился взглядом за мотоцикл и задумчиво почесал затылок. - Бензин кончился?
- Да, к сожалению, - развёл тот руками.
Альберт немного подумал и подошёл к стальному коню, взявшись за руль и откатив его от забора.
- Пойдёмте, устрою вас, - он спокойно, будто мотоцикл был какой-то пушинкой, покатил его по главной дороге вглубь деревни.
Мы последовали за ним. Я же не забывал осматриваться по сторонам, подмечая, что некоторые дворы вместо огородов содержали свиней, коров, кур, причём, все по отдельности и в одном экземпляре. Ну, не видел я здесь двух коровников или двух курятников. Каждый дом, судя по всему, обеспечивал других чем-то одним. Например, один двор с коровами вполне мог поить всю деревню молоком, а другой с курами раздавать всем и каждому яйца. Об этом было любопытно подумать. Монополия у каждого жителя деревни. Забавно.
Остановились мы возле одного из трёхэтажных кирпичных зданий, на деревянных дверях которого красовалась такая же деревянная табличка с надписью ''Трактир и постоялый двор''. Заглянув в трактир, что-то негромко сказав пойманной девушке, Альберт отпустил её и пропустил нас в здание, сам при этом отходя от него.
- Лекс, мотоцикл отвезу пока к себе в гараж, а вы проходите, устраивайтесь, я подойду минут через десять, - сказал он, кивнув на двери трактира.

***


Устроились мы, надо сказать, шикарно. Первый этаж здания напомнил мне обычное кафе или бар. Около десятка небольших деревянных столов, вокруг которых стояло по четыре деревянных стула со спинками и обтянутыми грубой тканью вполне мягкими сиденьями. Три столика были заняты местными, все они, как по команде, тут же подскочили со своих мест, как только увидели нас, поклонились и сели обратно, продолжив обедать. Я только хмыкнул, кивнув в ответ. Слишком уж непривычно было то, что все со мной здоровались, но и радовало, что не косились, как на инопланетянина.
Прямо было нечто вроде барной стойки, за которой стояли две молодые девушки, встретившие нас такими же поклонами. Стойка была пуста, а за спинами официанток из открытой двери в кухню тянуло такими ароматами, что в животе тут же требовательно квакнуло. Справа от стойки была ещё одна дверь, табличка на которой заставила меня удивлённо приподнять брови - ''туалет''. Слева от стойки на верхние этажи вела деревянная лестница.
- Кажется, всё тут довольно цивилизованно, я думал, будет похуже, - буркнул я Лексу, который после короткого ''угу'' направился прямо к стойке.
- Мы бы хотели остановиться здесь, выделите нам комнаты, - попросил Лекс одну из девушек.
- Как скажете, робс, - улыбнулась девушка и выпорхнула из-за стойки, обойдя ту слева и направившись вверх по лестнице, - идите за мной, пожалуйста.
Поднявшись за ней на второй этаж, мы оказались в коридоре, по бокам которого слева и справа были закрытые двери с циферками от одного до двадцати. Всего двадцать комнат, но для деревни это было очень даже неплохо. Хотя, я пока и не представлял себе, какой в этом Кирконе действительный расклад вещей.
Лексу выделили третью комнату, мне - четвёртую. Внутри обнаружилась большая двуспальная кровать с периной, застеленная самым обычным белым постельным бельём, стол с двумя стульями и небольшой шкаф. Ещё был камин с горкой дров, наваленной рядом, видимо, для отопления комнаты. На камине стояли три свечи в металлических подсвечниках и масляная лампа. Света в комнате хватало благодаря застеклённому окну, поэтому осветительные приборы не горели. На одной из стен висело небольшое зеркало без рамки. Негусто, но и вполне неплохо. Могло быть и хуже.
- В конце коридора ванная комната, - объяснила девушка, чуть смущаясь, но явно оценив наш внешний вид, как неудовлетворительный, когда мы осмотрели свои комнаты и побросали там рюкзаки. - Если вам нужна сменная одежда, то халаты в шкафу, там же найдёте полотенца и купальные принадлежности. Только вам придётся немного подождать, пока нагреют воду. И если вам нужно постирать свои вещи, я позову прачку.
- Мы подождём, спасибо. Да, и постираться тоже не мешало бы. Сообщите, когда будет всё готово, - Лекс кивнул на её слова, и девушка, снова поклонившись, удалилась торопливым шагом обратно на первый этаж.
- А неплохой тут сервис... - я проводил её взглядом и уже собирался зайти к себе, как Лекс тронул меня за руку.
- Дим, а ты откуда? В смысле, где жил на Земле? - неожиданно по-русски обратился он ко мне, остановившись посреди коридора.
Я аж вздрогнул от удивления, отчего-то казалось, что он американец. Да и неожиданно было услышать родную речь там, где все говорят на кирконском.
- Харьков, Украина...
- А я из Москвы. Александр полное имя. Папа американец, потому и такая фамилия, - объяснил он все непонятки, не дожидаясь моего вопроса. - Круто, что ты русскоговорящий. Да и вообще. Менталитет более понятен. Было дело, куратору-германцу одному в подопечные японца назначили. Так они что ни день ругались, не могли договориться ни до чего, - хохотнул он, ныряя в свою комнату.
- Из Москвы... Александр... Лекс... - задумчиво повторил я, покосившись на уже закрытую дверь в комнату парня, а затем скрылся и в своей, чтобы привести себя хоть немного в порядок.

***


Ванная комната оказалась довольно оригинальной. Стены окрашены краской, окон нет, однако три зажжённых масляных светильника дают достаточно света, чтобы всё можно было разглядеть. При входе в неё справа на стене были приколочены обычные металлические крючочки для одежды, под ними стояла деревянная лавочка. Чуть дальше столик с ковшиками. Прямо находилась самая обычная железная ванная со сливом, закрытым пробкой, да только вот рядом с ванной не имелось ни кранов, ни душа, ничего, откуда воду можно было взять. Но в полу имелась огромная дыра, в которую с потолка свисали цепи, и через которую было прекрасно видно, что творится этажом ниже. А ниже, на первом этаже, прямо под дырой стояла огромная кастрюля, которая в этот же момент, судя по всему, как раз и нагревалась. Рядом с дырой странноватый столик, столешница которого выглядела как железная сетка с толстыми прутьями, непрозрачной полкой внизу на ножках и с маленькими колёсиками. Понять, почему всё именно так, я смог только тогда, когда в ванную следом за мной забежал толстоватый и лысоватый мужик, поклонился мне и выглянул в дыру, ловко опустившись на четвереньки.
- Лейко, давай, - крикнул он кому-то внизу и тут же поднялся на ноги.
Я заметил, как цепи под потолком зашевелились, а через полминуты через эту же дыру вверх была поднята та самая кастрюля, которую мужик аккуратно передвинул чуть в сторону от дыры, а затем ловко ногой двинул железный столик с решёткой, и тот закрыл собой дыру. Через миг кастрюля была поставлена на этот столик. А вот на боку кастрюли обнаружился небольшой краник, через который можно было по идее даже наполнить водой ванную.
- Забавно, - заметил я, подивившись местной изобретательности.
Явно робс к этому делу руку приложили, поднималась кастрюля точно не вручную, а при помощи какого-то механизма, слишком уж плавно, даже вода не расплескалась.
- Если пробку в ванной откроете, вода по трубам выбежит сразу на улицу. Приятного купания, - мужик снова мне поклонился и исчез из ванной комнаты так же внезапно, как и появился.
Я попробовал температуру кастрюли, потом воду и решил не тянуть с купанием. Закрылся в ванной на самый обычный шпингалет, прибитый к дверям изнутри. Как же это приятно, полить тело горячей водичкой, после того, как промёрз в лесу...
В ванную Лекс пустил меня первым, разболтавшись за обедом с Альбертом о вещах мне не особо понятных, так что я и не торопился, наслаждаясь недолгим одиночеством и размышляя над делами насущными.
Итак, что я имел? Приглашение в школу магии, возможность остаться в этом мире и жить, судя по всему, вполне неплохо, так как робс здесь не только уважают, но и побаиваются. Альберта назначили главой деревни после окончания университета - это я успел выяснить, просто спросив его напрямую, как он этого добился. Получалось, что именно так земляне делают в Кирконе бизнес и вообще работают, занимая сразу же управляющие должности после учёбы... Причём, управляющие не только производством или торговлей, а ещё людьми и землями, становясь кем-то вроде тех же графов или герцогов... В титулах я разбирался плохо, но на данный момент это было не так уж и важно.
Я представил себе, что бы я делал здесь, если бы точно так же, как Альберт, имел такую же деревеньку под своей рукой. Чёрт, да здесь можно вполне неплохо себя чувствовать! Насколько я понял из его разговоров с Лексом, глава деревни здесь прижился уже давно, женился и даже завёл троих детей, в общем, устроился, обвыкся и ни капли об этом не жалеет.
Но всё-таки, не смотря на все эти плюшки, что-то у меня вызывало подозрения и сомнения. Я не мог, в упор не мог понять причин того, что именно я здесь делаю? Зачем этим робс устраивать всё именно так? Чем я заслужил такую награду? Не мог понять, как ни старался, слишком мало было информации. Всё время казалось, что о главном мне недоговаривают.
Закончив с помывкой, я надел найденный в шкафу чистый халат безразмерного размера из мягкой бежевой ткани, завязал тот на пояс, обул шлёпанцы, которые брал с собой, а после, собрав свои грязные вещи и забрав из комнаты сигареты, спустился вниз. Грязную одежду взяла у меня полноватая немолодая женщина, которая работала в этой деревне прачкой, ожидавшая прямо у лестницы, будто ей заняться было больше нечем.
Впрочем, так и было. Всё оказалось так, как я и думал. Живут здесь семьями, у каждой семьи своё дело, кто-то занимается продовольствием, питанием, кто-то услугами, но всё задействовано так, что целая деревня, будто единый организм. Люди в ней не обходятся друг без друга, как не могут работать органы по отдельности. Мини-государство, блин, со своей системой. Я усмехнулся при мыслях об этом и устроился на прежнем месте за столиком, где продолжали общаться Лекс и Альберт.
- С лёгким паром, - подмигнул мне Лекс, обратившись по-русски и вызвав у меня улыбку.
- Спасибо, водичка что надо, да и ванна... Не ожидал такого изобретательства, - хохотнул я, ответив на кирконском, подняв руку и дождавшись, когда подойдёт официантка. - Можно у вас попросить чашку чая?
- Да, конечно, - девушка кивнула и удалилась выполнять заказ, я откинулся на спинку стула, достал сигарету из пачки и повертел её в пальцах, вопросительно глянув на Лекса, а потом на Альберта.
Глава деревни как-то поднапрягся, увидев сигареты, поджал губы, но промолчал.
- Здесь курить можно? - спросил я, не поняв его реакции.
Лекс открыл рот, чтобы что-то сказать, но передумал. Альберт же как-то неуверенно повёл плечами, покосившись на мою пачку, которую я бросил на стол, и кивнул.
- Можно, если угостишь сигареткой, - он растянул губы в фальшивой улыбке, - хоть я и бросил курить уже давно, но такой повод грех не отметить.
- Какой повод? - я подтолкнул ему пачку, щёлкнул зажигалкой, подкурив себе, пока тот выуживал сигарету из пачки, и следом протянул зажигалку ему.
- Ну, как же? - изумлённо посмотрев на меня, будто я прекрасно знаю ответ на этот вопрос, Альберт подкурил и сладко затянулся, прикрыв от наслаждения глаза, когда подкурил, а затем закашлялся.
Его лицо изменилось, точно он затянулся не обычным табаком, а конопляным, впрочем, если он действительно бросал курить, то это было не удивительно. Затем он чуть склонил голову в сторону Лекса, вопросительно посмотрев на него.
- Сказать ему? Или не сказать?
- Тебе виднее, Альберт, - растерянно заморгал Лекс, как-то неловко вжимаясь в собственный стул, будто он в чём-то провинился перед Альбертом.
Я кашлянул, привлекая к себе внимание, и навалился локтями на стол, наклоняясь к переговорщикам.
- Чем интересным со мной поделитесь, друзья-земляне?
Альберт наклонился ко мне, также облокачиваясь о стол и приближая своё лицо к моему, а затем зашептал заговорщицким шёпотом:
- Мы всё о тебе знаем, Дмитрий, - его губы растянулись в хищном оскале, а глаза недобро прищурились, - догадались. Так что можешь больше не притворяться.
Мои брови удивлённо поползли вверх.
- А поподробнее можно?
- Всё. Знаем, - доверительным тоном поведал Альберт и вновь откинулся на спинку стула, затянувшись сигаретой с явным удовольствием.
Я непонимающе посмотрел на парней, хмыкнул, пожав плечами, и откинулся назад тоже, буркнув:
- А я вот ничего не знаю, но подозреваю, что вы меня решили взять на понт и таким образом у меня что-то выведать. Но, увы, я чист, как стёклышко, и знать обо мне нечего.
- Дмииитрииий, - растянул Альберт, погладив столешницу ладонью, - ты же...
- Господин Альберт! - неожиданно послышался дикий крик с улицы, донёсшийся до нас через приоткрытое окно. - Господин Альберт! - в зал, где мы сидели, вбежал испуганный пожилой мужчина, на глазах его блестели слёзы, а руки и одежда перепачкались в чём-то красном и явно не томатном соусе. - Господин Альберт! - найдя нас взглядом, он подбежал к нашему столику. Не столько поклонился, сколько упал на колени перед поднявшимся из-за стола главой деревни. - Горе! Горе случилось! Беда!
- Да объясни по-человечески, что произошло? - нахмурился тот, пристально разглядывая седого старика и нервно затягиваясь сигаретой, а после туша её о свою ладонь, но, даже не моргнув от боли, пронзившей руку.
- Лику, мою Ликочку убили, внучечку мою ненаглядную убили, - старик всхлипнул, утирая грязным рукавом слёзы, - и Еска, правнучек мой пропал. Маленький, бедненький мальчик.
- Веди, Хоул, где это случилось? - вздохнул Альберт.
- Я могу помочь? - вклинился в разговор Лекс.
- Да чем ты поможешь? - махнул на него рукой Альберт, потом отчего-то неуверенно покосился на меня и решительно зашагал на выход, уже по дороге крикнув нам, - сидите здесь пока, на улицу не выходите.
- Эм... - только и смог выдавить я из себя, всё ещё пребывая в некотором ступоре после произошедшего и рассматривая кровавые разводы на полу возле нашего столика после старика.
- Мы теперь под домашним арестом... - грустно отозвался Лекс, добавив мне нехороших предчувствий.
- Ваш чай, робс, - тихо оповестила официантка, поставившая чашку на стол.
Я поднял взгляд, на глазах её поблёскивали слёзы, а губы подрагивали, будто она вот-вот и несдержанно разрыдается во весь голос. Она посмотрела на нас так, словно мы провинились в чём-то, но, тут же, развернулась и ушла обратно в кухню.
Старика услышали все, он так громко сокрушался о своём горе, что не заметить этого было невозможно. Вместе с нашим, в другом конце зала, был занят ещё один столик. Трое мужчин и две женщины, до этого негромко переговаривавшиеся между собой, чтобы не мешать нашей беседе, теперь совсем притихли. Одна из девушек, которую обнял сидевший рядом мужчина, закрыла ладонями лицо, а плечи её слабо вздрагивали. Другая девушка порывалась было выбежать на улицу, но её схватили за руку и не пустили, что-то сказав. Она опустилась на своё место и улеглась на столик, обняв голову руками.
В деревнях все живут, как одна семья, друг друга знают с пелёнок, это было неудивительно. Но чтоб вот так вот кто-то кого-то убил... И Лекс притих, опустив голову. Затянувшись последний раз сигаретой, о которой забыл на время, я затушил её в грязной тарелке, оставшейся от обеда и, подхватив свою чашку, сделал пару глотков горячего зелёного чая со странным, но приятным вкусом.
- Лекс, ты хотел помыться, сделай это, пока есть время, ибо потом с такими приключениями его может и не быть, - вздохнул я после некоторой паузы, хоть и понятия не имея, что теперь будет, но прекрасно догадываясь, что вряд ли кто-то из нас останется на чужих похоронах. - Мы чужаки здесь. Думаю, нас отсюда попросят, когда разберутся, что случилось.
- Нет, Дима, - неожиданно резко подняв голову и посмотрев на меня так, будто в этом всём виноват именно я, парень сжал руки в кулаки, вновь заговорив на русском. - Это ты здесь чужак! До того, как ты пришёл в эту деревню, здесь убийств не было!
- На что ты намекаешь? - опешил я от столь резкой перемены в настроении Лекса, едва не выронив горячую чашку и поставив её на стол.
- Зачем ты убил её? - спросил он напрямую, напрягшись. - И куда ты дел ребёнка?
- Офигеть, как девки пляшут, - я посмотрел на Лекса, как на больного, но всё-таки постарался донести до его мозгов хоть немного логики. - Ау, Лекс, я наверху был, если ты не в курсе, у меня а-ли-би. Я был в ванной, мылся. Видишь, я в халате, чистый. Ты прекрасно видел, что я никуда не выходил! А до этого я был с тобой или в соседней комнате. Ты бы услышал, если бы я вышел куда-то.
- Ты мог телепортироваться, убить и уже после этого помыться, - отрезал Лекс.
- Чего-чего сделать? Ты совсем псих? Какое ещё телепортироваться? - возмутившись от несуразных обвинений, я окончательно разочаровался в Лексе.
- Больше некому. Никому здесь это не нужно, - по тону его голоса я понял, что переубеждать его в чём-то сейчас бесполезно, а потому вздохнул, покачал головой, собрал свои сигареты с зажигалкой в одну руку, а в другую подхватил чашку и поднялся из-за стола.
- Ты куда? - тут же привстал Лекс.
- В свою комнату, - спокойно ответил я. - Надоело мне тут сидеть, тем более, в компании с человеком, который мне не верит, да ещё и обвиняет, не пойми в чём. И это ещё тот человек, который говорил мне в лесу о том, что людям надо верить... - покривив губами, припомнил ему наш разговор и, развернувшись, направился к себе.
Отстать от парня, однако, не удалось. Он последовал за мной и без спроса вторгся в мою комнату, устроившись на стуле за столом и не сводя с меня подозрительного взгляда. Я присел на кровать, как раз в том месте, где под периной был спрятан мой заряженный револьвер. Мало ли что. Ситуация, которая возникла, могла ничем хорошим не кончиться, а оружие иметь под рукой всегда надёжнее. Да и не в новинку, что новичков в чужих мирах всегда козлами отпущения делают, начитанные мы, образованные, можно сказать.
- А ты у себя в комнате посидеть не хочешь? - отхлебнув чая, я вздохнул, ответно разглядывая Лекса.
Хмурясь, он помолчал немного, и, проигнорировав мой вопрос, задал свой:
- Ты точно не убивал?
- Да нафик мне сдалась какая-то девка?
- А откуда знаешь, что это девка, а не женщина в возрасте? - ещё более подозрительно спросил он.
- Логика, парень, обычная логика. Старик же сказал, что внучка, что правнук у него маленький. Я даже больше могу сказать, в подобных местах на Земле детьми обзаводятся уже с шестнадцати иногда. Так что подозревать, что Лике той было около сорока, вряд ли имеет смысл, - я пожал плечами, отпив ещё чая и вернув ему вопрос. - А откуда знаешь ты, что эта Лика девка?
- Да так... Извини, - он замолчал, махнув рукой.
Мне говорить тоже больше было нечего. Спокойно допив чай, я поднялся и поставил чашку на стол, а затем улёгся в кровать, уложив руки под голову и уставившись в ровный побеленный потолок. Мысли крутились вокруг чужого убийства, и я больше ни о чём не мог думать. Ещё было обидно, что Лекс на меня наехал, но его я понять тоже мог. Я новый человек, а в деревнях вряд ли часто убийства бывают. Да и реакция на новость местных была вполне понятной. Они живут здесь как одна семья. Хотя этот вариант с телепортациями... Как-то глупо, что ли?
Я всё думал и думал о том, что же могло произойти, мысленно строил свои догадки, хоть и понятия не имел, как на самом деле обстоят дела. Но мозги всё равно занять было чем-то надо, пока нас отсюда не выпустит глава деревни, да и пока вещи мои постиранные не вернут. Всё же, я надеялся, что убийцу найдут. Должны найти. Тем более, если Альберт - робс, владеет магией, ему это не должно быть сложно.
Лекс продолжал сидеть за столом, думая о своём и не мешая мне, а я, погрузившись в свои размышления, даже не заметил, как уснул.

Часть 2. Тремя часами позднее...



Поразительно, но Дмитрий спал в своей комнате блаженным сном, будто ничего и не было! Возможно, после всего, что натворил, он истратил все свои силы, ведь даже сам Альберт, применяя силы, ощущал себя не лучшим образом.
Первым делом глава деревни связал его артефактом бессилия, отнимающим не только магическую, но и физическую силу, как только запас магии у человека кончается. С виду обычная толстая верёвка светло-жёлтого цвета. Разорвать её было невозможно, а развязать мог только тот, кто связывал узлы.
Как только он закончил с верёвкой, сразу выпотрошил рюкзак Дмитрия, внимательно осмотрев, что тот с собой принёс в Киркон. Две коробки с пулями, найденные в одном из карманов, окончательно убедили Альберта в его правоте.

***


Побудка была жёсткой. Меня больно уронили с кровати. Взвыв русским матом, я дёрнулся, но внезапно осознал, что связан толстой верёвкой, которую не разорвать и не развязать. Запястья и лодыжки натирались и дико чесались. Немели кончики пальцев от того, что слишком туго верёвка стягивала руки. Халат скомкался на теле под верёвкой, довольно неприлично обнажив части тела.
- Где твоё оружие? - послышался голос из-за спины и я со злостью покосился себе за плечо, где обнаружился Альберт.
Я ничего не понимал, точнее, в моей голове проскользнула только одна нецензурная мысль. Огляделся. Больше, кроме нас двоих, никого в комнате не было. За окном начинало темнеть. На камине горели три свечи в подсвечниках. Проморгавшись всё ещё сонными глазами и, уловив контрастность на лице главы деревни, ради чего пришлось выгнуться почти дугой, мне оставалось только продолжать лежать на полу. Поднимать меня явно не собирались.
- Ну и сука же... - процедил я сквозь зубы, думая даже не столько об этом Альберте, сколько о Лексе, кинувшем меня, а то и подставившем, но, тут же, получил пинок под зад, болезненный и обидный до глубины души.
- Где пушка? - повторил свой вопрос Альберт, присев рядом с моим лицом на корточки и схватив меня за волосы, поднял голову так, что позвоночник тут же запротестовал болью от таких перегибов.
- Да пошёл ты! - я плюнул ему в лицо, ярость от такого отношения ко мне не давала возможности успокоиться и просто подумать.
Да и о чём можно было думать, когда тебя связали и избивают, при этом ещё желая отобрать у тебя оружие? Только о том, что тебе конец. И, как загнанная в угол мышь, ты просто звереешь, цепляясь за глупые надежды испугать хищника. Надуманные перед сном варианты просто вылетели из головы.
Да, идиот я, что показал Лексу пушку. Дурак и дебилл! Но, с другой стороны, если бы не показал, не факт, что меня бы всё равно не обыскали.
Скользящий удар в челюсть кулаком разбил мне губы, скула заныла болью. Я поморщился, но не перестал смотреть на этого придурка со злостью и ненавистью.
- Ладно, пушку потом найдём. Просто хочу тебе сказать, что за убийства, - холодно произнёс глава деревни, вытершись; от его голоса у меня по телу побежали мурашки, - у нас назначается казнь через сожжение на костре. И пока готовят дрова для костра, ты расскажешь мне, за что ты убил Лику.
- Да вы что? Сговорились с Лексом?! Никого я не убивал! Нафига оно мне надо?
- Тебе виднее... нафига, об этом ты мне тоже расскажешь, Дмитрий, - последнее слово он будто выплюнул и поднялся на ноги, в пол оборота развернувшись к камину. - И не пытайся применять свои силы, у тебя этого всё равно не получится. Верёвка - артефакт бездействия.
Сделав рукой какой-то жест, он материализовал в ладони шар огня и бросил его в камин. Огонь вспыхнул мгновенно, тут же поджигая дрова. Под их тихий хруст сердце моё забилось чаще, а к ненависти и злости примешался страх. Настолько сильный страх, что и подобному проявлению магии даже не удивился. Я наблюдал за тем, как Альберт подходит к огню и опускает в него кочергу, держась за ручку. Уже догадался, что это не просто так.
- Ты что творишь, придурок? Я говорил уже Лексу и тебе повторюсь ещё раз! Я в ванной был! Вы же видели, что я никуда не выходил! У меня алиби, мать вашу! Я не виновен! И нет у меня никаких сил! - я почти кричал, а голос предательски дрожал от страха, переходя на не слишком приличествующие мужчине нотки.
- Где Лекс мне тоже любопытно. Последним, с кем его видели, был ты.
- Что? - я не поверил своим ушам. - Так значит, это он убил! И сбежал!
- Он не мог, он - робс. Робс не убивают так, да и я с ним был всё это время рядом... А ты - не робс, ты вообще непонятно кто. У тебя нет татуировки, но есть силы. Ты из ордена?
- Как - так? Какого ещё ордена? - я совершенно перестал что-либо понимать. - И ещё раз говорю - нет у меня никаких сил!
Альберт рассмеялся, заставив каким-то образом меня заткнуться. Горло, будто перехватило невидимой ладонью и сжало, воздуха стало катастрофически не хватать.
- Тогда как ты объяснишь то, что у тебя нет татуировки, но ты каким-то образом возвращался на Землю? Как объяснишь то, что пронёс с собой столько вещей и оружие? - он вытащил раскалившуюся кочергу из камина и подошёл ко мне, присаживаясь рядом, и только в этот момент я смог сделать глоток воздуха и закашляться.
- Да не знаю я! - уже панически прохрипел я, ощущая у своего голого бедра жар от раскалённой железки.
- Всё ты знаешь и всё ты мне расскажешь, - схватив меня за волосы, Альберт стукнул меня лицом об пол и вжал в него, а через миг я заорал от нестерпимой боли, когда кочерга впилась в моё бедро.
Я так надеялся потерять сознание, чтобы не чувствовать ничего этого... Тело билось в болезненных судорогах. Я скулил от боли и кусал разбитые в кровь губы. Признаться, не такой уж я и стойкий мужчина. Увы, не из тех героев, которых можно проткнуть мечом, а они только с большей злостью продолжат бой, не жалея ни сил, ни жизни. Я сбегу с этого поля боя, точно сбегу. Плевать на гордость, на честь, на что угодно. Была бы возможность... Слаб человек, вымерли герои. Стоило раскалённой кочерге оставить мою связанную ногу в покое, я уже был готов признаться в чём угодно. Умирать мне, ох, как не хотелось...
- Расскажу! Всё расскажу, - торопливо закричал я, тяжело дыша, когда с замиранием сердца увидел, что кочерга приближается второй раз к моей ноге.
- Быстро же ты сломался... - удивлённо качнул головой мой палач, отпустив мои волосы и вернув кочергу в камин. - Рассказывай.
- Я был дома, а потом получил посылку. Странную такую, внутри коробка и свиток. Там было приглашение сюда.
- Ближе к делу! - перебил он.
- Я не понял сразу, что это, вылез на один форум в интернете, - задыхаясь от жгущей боли, я продолжал, - там мне написал какой-то робс, чтобы я вышел за дверь. Я и вышел! Оказался в лесу, а там этот... как его? Сколавр! Да. Монстр, короче, бежал прямо на меня. Я сам не понял как, но, сразу же, прыгнул в дырку, из которой появился. Так я смог вернуться домой, просто испугался!
- И оказался дома?
- Да! На лестничной клетке!
- А потом что?
- Потом я ещё раз выходил. Просто в магазин. Оказался в лесу, но опять вернулся. Долго думал. Мне интересно было мир этот посмотреть. А пушку взял, чтобы монстра того замочить, если опять увижу.
- Пистолетом-то? - хохотнул Альберт.
- Да. И когда я всё-таки собрался и вылез, монстра этого я потом уже встретил, но он был с графом и не напал.
- Каким графом? - серьёзно спросил он.
- Отерлоном... Лекс его тоже видел! Мы встретились с ним, когда я с графом общался...
- О чём вы общались? - Альберт перебил меня, присев на стул за столом и задумчиво потёр подбородок.
- Он просто сказал выметаться из его леса. Спрашивал, что я там делал. А я и так на выход шёл, просто встретил его случайно.
- Дальше что было?
- Ничего. Мы с Лексом вышли из леса и пришли сюда, - я застонал снова, догадываясь, что мои объяснения не слишком могут быть убедительны.
- А мне кажется, что граф Отерлон приказал тебе убить кого-нибудь в моей деревне...
- Да не убивал я никого!
- Чем докажешь? - от его пристального взгляда у меня нервно скрутило в животе.
- Блин... А чем это доказать можно?
- Значит, у тебя нет доказательств?
- Докажи, что ты не ёжик! Ага! - я зарычал от бессилия, но всё-таки попытался достучаться до главы. - Альберт, ну, подумай сам. Ну, зачем мне, убивать кого-то и после этого оставаться здесь? Если бы я мог телепортироваться, как говорил Лекс, почему я не смылся отсюда сразу?
- Ты прекрасно знаешь, что у Лекса есть карта с маячком на тебя и при таких раскладах особо не смоешься, - усмехнулся он, с презрением разглядывая меня. - Найти тебя можно легко и где угодно. Даже если бы ты украл его карту, он легко бы создал её копию. И что-то не верю я, что какой-то новичок, ещё не обучавшийся даже в школе робс, смог так легко от одного испуга вернуться домой. Ты явно не новичок. Новички не могут возвращаться через портал. Не было ещё таких случаев ни разу. Слишком уж сказочны твои сказки, сказочник.
- А может, я особенный? - уцепился я за последнюю соломинку, но вызвал этим лишь новую усмешку.
- На кого ты работаешь в Кирконе?
- Да на кого я тут могу работать, Альберт? Я же тут кроме Лекса и того графа даже никого не видел ещё!
- И не увидишь... - глава деревни вздохнул, помолчав немного, и продолжил допрос. - То есть, ты хочешь сказать, что даже людей из ордена не видел? - в голосе прозвучало явное недоверие, будто он явно считает иначе и будет продолжать так считать.
- Не знаю я никакого ордена! Повторяю, я видел только Лекса и графа! - я понимал, что нахожусь уже на грани истерики, тело била дрожь, а голос всё чаще срывался, давая петуха.
Ситуация безвыходная. Понимаю ведь, никто не поможет, не вызвать полицию, да и на помощь смысла нет звать. Связанного меня сожгут на костре ни за что, и им за это, скорее всего, ничего не будет.
''И где же тот чёртов волшебный рояль в кустах, который помогает попаданцам в иные миры выпутываться из таких вот ситуаций? О них пишут буквально в каждой книге!'' - мысли панически метались в голове, сшибая иллюзорные углы своими тушками и набивая синяки.
- Да? - покачал он головой. - А у меня есть другая версия. Какой-то новичок пришёл в Киркон, вы, ЗеВо, его убили и заменили тобой, прикрепив к тебе маячок новичка, чтобы проникнуть в мою деревню. Всё складывается. После убийства новичка ты либо каким-то образом умудрился взломать его портал на Землю, нашёл оружие, а затем вернулся в Киркон, либо тебя просто орден снабдил всеми твоими вещами, что даже более вероятно. И после этого ты встретился с Лексом, из-за присутствия которого я расслабился. Все ведь знают, что без пропуска ни одного землянина, ни в одну деревню не пустят или сразу же поставят под наблюдение. Ты был под наблюдением Лекса. Вот только и Лекс теперь куда-то исчез... Ну, по крайней мере, буду знать, с какой стороны ждать удара. Мне понятно теперь, что граф Отерлон тоже мог приложить ко всему этому руку, - проговорил Альберт больше сам себе.
- Да граф это! Граф, а не я! - мне уже было плевать, на кого спихивать эту вину.
- Твою руку, - убийственно закончил он.
- Послушай, я никого не убивал. Честно-честно. Клянусь!
- Где пушка? - вспомнил он об оружии.
- Под матрасом, на кровати... - вздохнул я, зажмурившись на миг от парализовавшей ногу не проходящей боли.
Альберт поднялся со стула и быстро нашёл револьвер, осмотрел внимательно, открыв барабан.
- Как я и думал... Одной пули не хватает в барабане.
- Что? - я вывернул голову в другую сторону, шокировано уставившись на оружие в его руке.
- И ты ещё будешь утверждать, что никого не убивал? - сапог со всего маху впечатался в мой висок, выбивая не только звёздочки из глаз, но и сознание из моей измученной тушки.

Глава 6. Тремя часами ранее.

Часть 1. Альберт.



- Господин Альберт! - неожиданно послышался дикий крик с улицы, донёсшийся до них через приоткрытое окно. - Господин Альберт! - в зал, где они сидели, вбежал испуганный старик Хоул, на глазах его блестели слёзы, а руки и одежда были испачканы в крови. - Господин Альберт! - найдя их взглядом, он подбежал к столику. Не столько поклонился, сколько упал на колени перед поднявшимся из-за стола главой деревни. - Горе! Горе случилось! Беда!
- Да объясни по-человечески, что произошло? - нахмурился Альберт, пристально разглядывая седого старика и нервно затягиваясь сигаретой, а после туша её о свою ладонь, но, даже не моргнув от боли, пронзившей руку.
- Лику, мою Ликочку убили, внучечку мою ненаглядную убили, - старик всхлипнул, утирая грязным рукавом слёзы, - и Еска, правнучек мой пропал. Маленький, бедненький мальчик.
- Веди, Хоул, где это случилось? - тяжело вздохнул Альберт.
- Я могу помочь? - вклинился в разговор Лекс, сидевший тут же за столиком.
- Да чем ты поможешь? - махнул на него рукой глава деревни, неуверенно покосился на Дмитрия и решительно зашагал на выход, уже по дороге крикнув оставшимся в зале трактира, - сидите здесь пока, на улицу не выходите.

Быть главой деревни - это непростая работа. Охранять и защищать людей, которые подчинены тебе, которые видят в тебе бога, пока ты верен своему долгу. Всё не так, как на Земле, всё правильно и честно. Здесь существуют такие понятия, как долг и честь. И гордость - не пустой звук. Если приходят и просят помощи - ты не имеешь права отказывать. А если произошло убийство - разбейся в лепёшку, но найди виновного.
Киркон - это сложный мир. Люди делятся на добрых, искренних, самых чистых, которых и на всей Земле-то не найти... и последних сволочей, предателей, которые строят козни, интриги, обманывают, подкупают пустыми обещаниями и убивают только ради того, чтобы кому-то что-то доказать. С последними нужно поступать просто - убивать без раздумий. Робс делают мир чище, они, как искусственно запущенные в поражённый болезнью организм антибиотики, сражающиеся с заразой и побеждающие её. Но...
Как бы ни старались робс держать Киркон в мире, коронованные особы и обличённые властью постоянно добиваются войны. Люди - что с них взять? Глупые, наивные люди. Они не знают того, о чём знают робс, но они и не должны этого знать, потому что будет только хуже. И робс молчат, скрывают тайну, жертвуют всем ради сохранения мира, ведут свою скрытую войну ради того, чтобы этот хрупкий мир не рухнул в бездну. Робс - это уже не просто люди.
В этом мире есть Закон, подписанный между робс и королём Киркона, известный всем и каждому, даже ребёнку. Закон, который гласит: ''Если причинён вред любому робс, его имуществу или его людям, то виновник отвечает перед робс вне зависимости от его статуса и положения в равной степени нанесённого ущерба''. И если кто-то убил жителя его деревни, то Альберт обязан казнить виновника, убийца должен заплатить за чужую смерть собственной жизнью. Этот закон нерушим и только на нём держится равновесие. Даже если виновником будет кто-то из робс, местных жителей, обличённых властью, или кто-то из тех же деревенских...
Во дворе старика Хоула, засаженном фруктовыми деревьями, уже столпился народ, боясь войти в дом. Кто-то тихо плакал, закрывая лицо руками. Кто-то кричал от горя в объятиях близких и друзей. Кто-то сдерживал слёзы, стараясь казаться сильным. Но все, до единого, не могли быть безразличны к чужой смерти. На их лицах был ужас от увиденного. Как дети. Впрочем, они и были детьми.
Даже старик Хоул наивно и по-детски верил в то, что робс всесильны. Как же они ошибались... Только и признаваться в этом нельзя. Разобьются сердца. Разрушится вера. Умрут все, даже дети. Нельзя быть таким жестоким. Тяжёлый груз ответственности, который приходится нести на своих плечах. Подчинение законам этого мира. Путь, который не выбираешь. Путь, который можешь только пройти.
Дверь в дом была открыта нараспашку. Люди торопливо расступились, давая дорогу и кланяясь главе деревни, своей единственной надежде. Альберт заметил редкие капли крови, ведущие свою дорожку из спальни Лики с её сыном через гостиную во двор. Это с рук старика накапало. Вот же дурак, зачем он трогал её? Но ничего не поделать...
- Господин Альберт, что же теперь будет-то? - кто-то окликнул его, но он лишь качнул головой, промолчав, прошёл в комнату на негнущихся ногах и присел рядом с девушкой.
Она лежала на боку в целой луже крови, натёкшей из пробитой чем-то головы. Такая небольшая круглая дырочка украшала её затылок... Такая знакомая рана, виденная им так давно, что он уже почти и не помнил. Побледневшее лицо Лики: приоткрытые в немом крике губы и распахнутые в ужасе голубые остекленевшие глаза. Разорванное платье. Догадка, посетившая его, заставила нахмуриться. Он уже знал, кто принёс в этот мир оружие. Дмитрий. Этот мужчина, которого Альберт видел впервые, но вызывавший у него целую кучу вопросов и догадок. Теперь же, видя труп девушки, глава деревни растерянно пытался понять - зачем? Зачем он убил эту девушку? Как смог? И как у него хватило смелости появиться после всего этого перед глазами Альберта и нагло улыбаться ему в лицо? И куда делся Еска?
Был только один способ узнать, что именно здесь произошло. Альберт тяжело вздохнул и поднялся на ноги, заметив, что Хоул задержался у входа, хватаясь за сердце и обессиленно опустившись на порог.
- Дедушка Хоул, что же вы теперь будете делать? Как же вы без Ликочки-то? - сокрушалась его соседка, всхлипывая, обнимая старика.
- Я буду помогать ему по мере сил своих, - вызвался какой-то сосед из толпы.
Альберт осмотрел комнату. Ничего необычного, только стул упал на бок. Вой во дворе и разговоры мешали сосредоточиться. Он вышел из дома и поднял руку вверх, привлекая к себе внимание. Люди притихли, столпившись в одну кучку.
- Прошу вас всех удалиться со двора. Возьмите Хоула и приютите пока у себя кто-нибудь. Мне нужно побыть здесь одному, - глава и сам не узнавал своего голоса, будто в горле застрял тяжёлый камень.
Даже ему было сложно пережить смерть человека, которого он знал вот уже шесть лет. Шесть лет прошло с тех пор, как он впервые пришёл в эту деревню и остался здесь. Эти люди доверились ему, вручили ему свои жизни и души. Пусть и не все его так уж и любят, но все уважают и надеются на него. Он должен справиться со своей работой, со своим долгом.
Когда тихо скрипнула дверь, закрывшись, Альберт вернулся в комнату и присел на край стола. Закрыл глаза, вспоминая университетские уроки. Остановил мысленный диалог, погружаясь в медитацию.
- Вызов прошлого, - прошептали его губы.

***


Вспышка.
Размытая серая фигура прижимает такую же тень к полу. Силуэты комнаты плывут, словно состоят из пепельного тумана, колышутся от дыхания и подёргиваются прозрачной дымкой. Беззвучная борьба длится недолго. Лиц не видно. Только борьба теней. Изнасилование? Всё может быть... Не видно толком, что происходит. Тяжело сосредоточиться, когда чувствуешь душевную боль. Почти невозможно. Вот чья-то нога задевает стул, он падает на бок. Одна из фигур слишком быстро поднимается на ноги, почти сливаясь с обстановкой на миг. Вторая фигура отползает и вскакивает, бежит к двери. Первая тень достаёт что-то из-за пояса, вытягивает руку в сторону второй тени. Руку с пистолетом. Маленькая короткая вспышка на кончике дула. Лика падает и уже не шевелится.
Убийца замечает что-то в углу, оборачивается, подходит ближе, но замирает, будто прислушивается к чему-то, а затем исчезает, растворяясь в воздухе.
Из угла откидывается ворох тряпок и поднимается маленькая тень - Еска. Он подпрыгивает и подбегает к окну, вылезает в него.
Открывается дверь в комнату и вбегает новая тень, но не узнать её по походке трудно - старик Хоул. Он хватается за голову и падает на колени рядом с Ликой, обнимает её, трясёт, оглядывается по сторонам. Поднимается, стоит на месте, хватаясь за сердце, а потом выбегает за дверь и видение рассеивается.
Вспышка.

***


Он вышел из дома Хоула бледный, шатаясь, едва передвигая ногами. Руки дрожали. Голова кружилась. Альберт почти не дышал, с трудом проталкивая воздух в лёгкие. Стоило бы отдохнуть после вызова прошлого, он истратил на это почти все свои силы. Едва дойдя до калитки, открыл её и повис на ней, почти теряя сознание.
- Господин Альберт, что с вами? - подскочившая к нему молодая девушка неловко подала ему руку, а когда он вцепился в неё, подставила ему своё плечо.
- Еска. Он жив и, возможно, видел убийцу, он где-то спрятался, - прошептал глава, кивнув на ближайшую лавочку под соседним двором, - усади меня туда. Мне нужно отдохнуть.
- Господин Альберт, с Еска всё в порядке? - девушка усадила его на лавочку и нервно оглянулась по сторонам.
В одном из дворов столпились те же люди, что занимали двор старика Хоула. Почти вся деревня выражала старику свои соболезнования, но к их разговорам Альберт не стал прислушиваться.
- Должно быть, должно быть в порядке. Сообщи всем, пусть ищут мальчишку, найдут его и приведут ко мне.
- Да, Господин Альберт, - она быстро поклонилась и отбежала.
Через минуту люди разошлись кто - куда, и теперь по всей улице разносились крики на разные голоса:
- Еска! Еска! Еска! Где ты?
Альберт закрыл глаза. Отрешился от происходящего, стараясь расслабиться и отдохнуть, набравшись за максимально короткий срок хоть каких-то сил. Он вспоминал Дмитрия, странного ''новичка'' без татуировки, от которого просто фонило силой, как от него самого, закончившего школу и университет. Если не больше. Он сразу показался ему опасным, подозрительным. Но теперь у главы деревни не было сомнений...
Лекс не чувствовал, не видел, да и не знал даже о таких возможностях. Только на шестом курсе университета робс получали эту способность - видеть силу. И если второкурсник легко поверил ''новичку'', то Альберт просто не мог также наивно купиться на то, что этот мужчина только прибыл в Киркон.
Он понял всё сразу, как только его увидел. Смолчал, не зная ещё, стоит ли вмешиваться в чужие дела. Подумал ещё тогда, что этот Дмитрий - Проверяющий, который скрыл татуировку магией. Робс иногда посылали Проверяющих, как ревизоров, чтобы убедиться, что в городе всё спокойно. Но что или кого он мог проверять? Лекса и его способность кураторства? Сомнительно это. Проверка деревень? Тоже вряд ли. В общем, не его это дело - так он тогда решил.
Зря. Зря смолчал. Зря ничего не сделал. Но что теперь?
Воспоминая разговор с Лексом в трактире, Альберт пытался сложить два и два. Какова его цель? Чего он хотел добиться?
Лекс рассказал главе деревни о том, как долго искал новичка в лесу, как исчезал маячок с карты, а потом вновь возникал на ней. Удивил признанием Дмитрия о том, что тот возвращался домой несколько раз и даже умудрился пронести с собой вещи. И самое главное, рассказал об оружии, которым угрожал ему Дмитрий. Поначалу эта история показалась Альберту забавной, он поделился с Лексом своими подозрениями по поводу Проверяющего. Было вполне возможно, что парнишку-второкурсника проверяли на способность ориентироваться в нестандартных ситуациях. Но... Кому и зачем это было нужно?
Когда Дмитрий вышел к ним в зал после ванной, Альберт хотел было подвести разговор именно к этому...
А потом прибежал старик Хоул и рассказал об убийстве. Тогда-то по реакции Дмитрия глава деревни и понял, что ошибся. Сильно ошибся. Проверяющий обязательно ввязался бы в это дело, но Дмитрий, казалось, даже не понял, что произошло. Точнее, умело прикинулся человеком, который ничего не понимает.
Боль и злость заставили Альберта подняться с лавочки, но всеми силами он старался сохранить свой рассудок. Легко сойти с ума, когда ты робс, потерять связь с реальностью и наделать глупостей. Нужно думать. Думать. И ещё раз думать. Нельзя пороть горячку, может быть, он знает и не всё. Но...
Как всё произошло, он уже увидел. Осталось понять - кто был в этом доме. Это был робс или кто-то, умеющий телепортироваться. И пусть всё указывало на ''новичка'', Альберт старался не делать поспешных выводов.
Глупо было - это он понимал - показывать оружие Лексу, а потом из него же убивать кого-то. Но, только если Дмитрий не учился в школе робс, то может быть подвластен эмоциональным всплескам. И если такие ''ошибки'' были сделаны из-за эмоций... тогда всё может сойтись. Психически неустойчивый робс далеко не всегда думает головой прежде, чем что-то сделать. А может, понадеялся, что Лекс не выдаст факта наличия у него револьвера?
И всё же... Если это Дмитрий, - рассуждал он, - то его не было где-то полчаса, пока он мылся. Силой от него фонит, значит, телепортироваться для него тоже не проблема. У Лики голова прострелена из пистолета, это ясно. Пусть нечётко, в тумане, но, ни у кого в этой деревне больше оружия нет. В Кирконе нет пистолетов, револьверов, винтовок, пушек, даже луков со стрелами нет - это закон. Да и не знает никто больше, что это такое.
И вот один человек приносит в его деревню оружие и убивает невинную девушку. За что? Хотел изнасиловать, а возможно, даже изнасиловал. И разве стоило это её жизни?
И если не он, то кто это ещё мог бы быть?
Лекс? Лекс был рядом с ним всё это время. В трактир после гаража Альберт вернулся быстро и не сводил с него глаз. Да и не мог второкурсник поднять руку на местного, не имеет смысла.
Кто-то другой? Но кто? Кроме них троих в деревне только одни кирконцы. А эти не то, что телепортироваться, они вообще никаких сил не имеют. И с какой стороны держать правильно пистолет, тоже не поймут или не сразу, если вообще поймут. Да и все они одна семья.
Альберт отчего-то припомнил, как на уроках военного дела им рассказывали истории прошлого, одна похлеще другой. И хоть это происходило уже достаточно давно, всё вполне могло повториться и снова.
Шпионы и террористы - слова с уже забытой для него Земли, на которой его давно ничего не держало. Так начинались войны в Кирконе. Именно так. Какой-нибудь граф или герцог связывался с орденом ЗеВо. ''Земляне Возвращенцы'', чтоб их. Те, кто предал учения робс, маги, имеющие силу робс, но идущие против...
И кто-то из этой элиты местных посылал к робс шпиона из ЗеВо, тот убивал кого-нибудь, прекрасно зная, что жертвует собственной жизнью. А затем, когда робс по законам Киркона казнил убийцу, к нему приходил кто-то ещё и чаще всего в составе целого войска, требуя новой крови за кровь своего человека.
Попробуй доказать, что уже казнённый убийца виновен, когда ты сам следователь, обвинитель и палач, когда доказательства твои опираются не на вещественные улики и отпечатки пальцев, не на видеоматериалы и показания свидетелей, а на магию, которая доступна только тебе. Попробуй. Попробуй, когда на противоположной стороне стоит такой же маг, действующий против тебя. Сможешь - спасёшь не только свою жизнь, но и десятки, а то и сотни, и тысячи других жизней.
Но один робс чаще всего проигрывал в неравной схватке обвинений. И око за око, кровь за кровь бралась плата вновь и вновь. Королевство Киркона шло против робс тысячными полками за смерти тех, кто шёл против робс до этого. Одно убийство робс поднимало десятки других, а если не помогало, то и сотни робс.
Так начинались войны в Кирконе. И каждая смерть любого из людей робс могла значить гораздо больше, чем простая случайность. Больше, чем глупость кого-то одного. Гораздо больше, чем извращённая похоть и убийство не подчинившейся жертвы, эмоционально нестабильным ''новичком''. И вот ещё в чём было дело - не выглядел Дмитрий эмоционально нестабильным, не выглядел он новичком.
И пусть орден ЗеВо вот уже несколько лет не предпринимал против робс никаких особых действий, Альберт прекрасно знал, что они всё ещё существуют и ничего им не мешает затеять новую войну. Других вариантов не было. Оставалось дождаться Еска, чтобы убедиться. Еска должен был видеть убийцу. Дождаться и позаботиться обо всём.

Часть 2. Сладкая месть.



- А ты у себя в комнате посидеть не хочешь? - отхлебнув чая, Дмитрий вздохнул, ответно разглядывая Лекса.
Хмурясь, Лекс помолчал немного, и, проигнорировав вопрос новичка, задал свой:
- Ты точно не убивал?
- Да нафик мне сдалась какая-то девка?
- А откуда знаешь, что это девка, а не женщина в возрасте? - ещё более подозрительно спросил он.
- Логика, парень, обычная логика. Старик же сказал, что внучка, что правнук у него маленький. Я даже больше могу сказать, в подобных местах на Земле детьми обзаводятся уже с шестнадцати иногда. Так что подозревать, что Лике той было около сорока, вряд ли имеет смысл, - Дмитрий пожал плечами, отпив ещё чая и вернув ему вопрос. - А откуда знаешь ты, что эта Лика девка?
- Да так... Извини, - Лекс замолчал, махнув рукой.
Новичок лёг в кровать, уложив руки под голову, а Лекс задумчиво рассматривал его, размышляя о том, что теперь делать дальше.

Робс ты или просто человек, на Земле ты или в Кирконе, все, так или иначе, совершают ошибки. Лексу не хотелось верить в то, что произошло, ему хотелось, чтобы всё оказалось сном, шуткой больного рассудка. Он едва держался, чтобы не начать психовать. Если то, что он привёл этого новичка в деревню, было ошибкой, если это он убил девушку, то вина Лекса в этом тоже была.
Даже несмотря на то, что у Альберта были подозрения о том, что Дмитрий - Проверяющий, тот должен был в таком случае играть свою роль, притворяться эмоционально нестабильным, чтобы не вызвать у Лекса подозрений, но... Если задуматься, этого не было. Он был логичен и относительно спокоен, даже слишком спокоен для новичка.
В первые два-три месяца, когда Лекс только попал в Киркон, а затем и в школу, происходящее в этом мире так вышибало ему мозги, что не проходило и часа, чтобы он не впадал то в депрессию, то в истерику или его не начинал разбирать дикий смех от всяких мелочей. И так вели себя все новички. Первый курс школы больше походил на психбольницу, дурдом проще говоря. И только со временем, перейдя на второй курс, все к этому привыкают и перестают обращать на это внимание. Видимо, привык и он.
И почему он задумался об этом только тогда, когда поговорил с Альбертом? Ну, не дурак ли, а? И хоть, на первый взгляд, Дмитрий казался ему вполне адекватным, это-то теперь и настораживало. А то, что глава деревни видел в нём силу и не маленькую, настораживало вдвойне.
Он и обвинил-то его в убийстве только за тем, чтобы увидеть реакцию. Надеялся, что тот распсихуется, начнёт кричать, что Лекс псих, кинется драться, и тогда бы это хотя бы отчасти развеяло его сомнения, но теперь... Когда Дмитрий предложил ему принять ванну, а затем после обвинений спокойно пошёл в свою комнату допивать чай, подозрения только усиливались.
И всё-таки не хотелось верить, что этот новичок - убийца. Лекс задумчиво грыз большой палец правой руки, не сводя с него взгляда. Что-то не складывалось. Даже если бы он был робс самого высокого уровня, вряд ли он бы так спокойно лежал на кровати и разглядывал потолок, зная о том, какие это несёт за собой последствия.
Об этих последствиях знал и Лекс - убийцу сожгут на костре. А ещё Альберту придётся доложить обо всём Верховному Жрецу. Это в лучшем случае...
Лекс хмурился, перебирая в голове разные варианты, припоминая встречу в лесу, разговор с графом... Да он потом сам психовал куда больше Дмитрия! От этих мыслей Лексу стало страшно. Он на миг закрыл глаза, стараясь успокоиться, и поднял руку, шепнув нужное заклинание и сделав незамысловатый пасс, который должен был усыпить Дмитрия.
Через минуту, присмотревшись к спящему и тихо позвав его, выдохнул с облегчением и поднялся из-за стола, когда тот не отреагировал. Пока Дима спал, Лекс мог не беспокоиться о том, что мужчина попытается сбежать из деревни. Да и потом, ещё неизвестно, каким образом была убита Лика. Может быть, всё-таки несчастный случай? Это следовало выяснить, чтобы не гадать зазря.
Стоило Лексу выйти из комнаты, в коридоре он застал ''банщика'', бегавшего поднимать воду к Диме в ванную. Толстенький лысоватый мужичок не выглядел грустным, он неуверенно улыбнулся, когда заметил хмурое выражение лица гостя и, опасливо оглянувшись в пустом коридоре, подошёл к Лексу мелкими шажками, сгорбившись в спине.
- Уважаемый робс, не хотите ли принять ванну?
- Да какая ванна? - взбесился на ровном месте Лекс. - Вы что, не знаете, что произошло?
Банщик отшатнулся от него, как от прокажённого, вновь покосившись в сторону лестницы, пожевал задумчиво губы.
- Я знаю даже немного больше, - тихо сказал он, - и я бы хотел рассказать вам об этом, но не здесь.
- Что ты знаешь? - эмоции у Лекса, как ветром сдуло, он весь превратился во внимание, но банщик только кивнул ему головой в сторону ванной и сам направился в конец коридора.
Лекс вздохнул, не понимая теперь совершенно ничего, но, как завороженный, последовал за ним. Через минуту они оказались уже в ванной комнате. Дыру в полу закрывал столик с водружённой на него большой кастрюлей, над которой клубился горячий пар. Банщик закрыл дверь на защёлку и привалился к ней спиной, а затем неожиданно резко вскинул голову и нагло ухмыльнулся, засунув руку в карман.
Лекс удивлённо посмотрел на него и заметил, как тот что-то шепчет одними губами беззвучно. Вокруг него возникла голубоватая дымка, настолько плотная, что банщик просто исчез из видимости. Лекс попятился назад, пока не споткнулся обо что-то и не шлёпнулся на пол. Когда дымка развеялась, перед ним стоял уже не банщик - Антон, его первый куратор - подлая сволочь.
Сделав пасс рукой и накрыв ванную комнату пологом беззвучия, чтобы их никто не мог услышать, Антон заговорил с ним по-русски:
- Александр-Александр, завела же тебя нелёгкая в эту деревню... - взгляд мужчины был таким знакомым, что у Лекса засосало под ложечкой, он прожигал и презирал всех вокруг.
Открыв от удивления рот, парень часто заморгал, понадеявшись, что это ему привиделось и послышалось.
- Что? Не ожидал? - хохотнул бывший банщик, явно довольный произведённым эффектом.
- Так это... ты...? - ошарашено выдавил из себя Лекс, не веря своим глазам, но в ответ получил лишь усмешку.
Антон приблизился к нему в два шага и вынул из-за спины припрятанный заранее длинный нож, который тут же прижался острым лезвием к шее Лекса. Ненависть. Съедающая душу долгое время ненависть подталкивала его к тому, чтобы просто перерезать парню горло, но так было делать нельзя. Ох, как же он ненавидел своего бывшего подопечного, впрочем, не меньше, чем всех робс вместе взятых.
Лекс даже не успел ничего сделать, оставшись сидеть на полу. От его опущенных рук по полу тут же поползли ледяные дорожки, но бывший банщик заметил это и вжал лезвие ножа в шею сильнее.
- Без шуточек мне, - пригрозил он таким тоном, что сомнений не оставалось - горло перережет.
Лекс вскрикнул и поморщился, ощутив порез и горячую струйку крови, стекающую с шеи под воротник. Страх сковал его, удержать ледяную магию было непросто, но хватило и того, что он оторвал руки от пола. В пальцах медленно начала появляться сосулька, способная вспороть живот или хотя бы бедро убийцы. Только через миг Антон оторвался от него, схватил со столика с ковшиками какую-то верёвку и накинул её на Лекса, едва не потерявшего сознание от ощущения мгновенно настигшего его бессилия. Пальцы второкурсника мгновенно сомкнулись в кулак, перестав ощущать приятно-леденящие укусы льда. Бывший банщик ловко связал его руки за спиной и присел на подвинутый поближе к пленнику низкий стульчик, поигрывая в руке ножом. Всё это произошло слишком быстро, не оставив возможности к сопротивлению.
- Вот теперь пообщаемся, - ухмыльнулся он, глядя в глаза Лекса, - давно не виделись, дружище, - добавил с издёвкой и прислушался к звукам за дверью, но в коридоре было тихо.
- Что со мной? - испуганно и сдавленно спросил Лекс, слабо дёрнувшись в путах.
- Артефакт бессилия, - пожал плечами Антон, - у Альберта одолжил ненадолго.
- Ты убил Лику?
- И тебя убью, - пообещал он.
- За что?
- За орден ЗеВо. Слышал о таком? - прищурившись, Антон прицокнул языком и покачал головой, - скорее всего, нет, на втором курсе о подобных вещах ещё не распространяются. А зря... Многие бы остались живы. Впрочем, мне это даже на руку. Тебя убью, с новеньким Альберт разберётся, а затем убью и Альберта, как только он будет уже не нужен. Вы все такие наивные идиоты! - расхохотавшись, явно довольный собой, Антон поднялся со своего стула и, проверив пробку в ванной, открутил краник на большой кастрюле, сливая горячую воду в ванную. - Открою тебе большую тайну, Лекс, вы, робс, не видите дальше своего собственного носа. Вас используют, как подопытных кроликов, а вы и рады!
- О чём ты? - обессиленно выдохнул парень, пытаясь удержаться в сознании, его клонило в сон, чёртов артефакт забирал у него совершенно все силы. - Отпустить меня, как я понимаю, просить не имеет смысла?
- Не отпущу, конечно. Я тебя не для того сюда приглашал. Ну, подумай своей тупой башкой, Александр. Вот жил ты на Земле, тебе разве плохо было? Не плохо! А тебя взяли и забрали в Киркон! Заперли здесь и начали ставить над тобой опыты. А ты и рад! Мы, орден ЗеВо, боремся с такими идиотами, как вы, которые выучившись, будут и сами распространять свои гадские учения. Мы против того, чтобы над Землянами ставили какие-то опыты! Ясно тебе?
- Нет, не ясно. Какие опыты, Антон?
- Как же, не ясно? - усмехнулся он, - а как же ваша хвалёная магия? Думаешь, это Божий дар? Божья Сила, как её называют робс? Хрен там! Тоже мне, нашлись тут избранные!
Снова рассмеявшись, бывший банщик покачал головой.
- А что же это тогда?
- А это тебе уже знать не положено, - ухмыльнувшись, Антон резко схватил Лекса за волосы и дёрнул к ванной, не обращая внимания на его крик и сопротивление.
Александр дёргался долго, судорожно из последних сил пытаясь вынырнуть из обжигающе горячей воды и вдохнуть хоть порцию кислорода, но руки бывшего куратора держали его крепко. Спустя минут пять медальон на груди Лекса под одеждой замерцал белым светом и погас. Антон развязал руки парня и, отложив верёвку в сторону, раздел его, снял медальон, спрятав тот под ванной, развесил одежду на вешалке. Ему было не впервой убивать, он этим и на Земле занимался. Киркон в этом смысле был куда проще. Магия делала работу более чистой, щелчок пальцев и нет никаких следов, нет никаких свидетелей.
Сняв полог беззвучия, он вновь превратился в добродушного толстого и лысоватого банщика, не забыв прихватить артефакт, чтобы вернуть его на место, и тихо выскользнул за двери ванной комнаты в пустой коридор.

Глава 7. Казнить - нельзя - помиловать.

Часть 1. Левик.



Мир не может быть только белым или чёрным, добрым или злым, он имеет множество граней и оттенков. Не могут также существовать два полностью одинаковых человека, думающих одними мыслями, различия будут всегда.
Левик был один в своей комнате, ощущая полное удовлетворение и с трудом удерживая на лице скорбное выражение, так как его могли увидеть через окно и не понять наползающую то и дело на губы довольную улыбку. Конечно же, случилось горе! Шок для всей деревни, ужасный и неотвратимый. Люди горевали, страдали душевно. Это же полагалось делать и ему, но, как он ни пытался, не мог выдавить из себя ни одной слезинки.
Лика... Лика-Лика. Красивая, молодая и гордая, рано овдовевшая, из-за несчастного случая в поле с её мужем, мать-одиночка, за которой ухлёстывали почти все свободные парни деревни. Даже некоторые несвободные не удерживались от того, чтобы не зайти к молодой на чашечку чая поболтать. Вдруг подсобить чем-то надо?
Погрузившись в воспоминания, Левик сложил руки на столе, за которым сидел, и уложил на них голову, закрыв глаза. До его слуха всё ещё доносились причитания соседей, их крики - кто-то искал мальчишку Еска - сына убитой девушки, редкое мычание коров и многое другое, смешивающееся в непонятную какофонию звуков.
Даже он - высокий, красивый и сильный двадцатипятилетний охотник со светло-карими глазами и чёрными волосами, был банально отшит без объяснения причин этой дурочкой целых пять раз. И живи он в городе, он бы просто забыл о ней, нашёл другую, но здесь, в деревне, девушки были либо замужем, либо некрасивы и не нравились ему. А он не имел здесь никаких прав, чтобы можно было выбрать себе любую на ночь или на жизнь. И переехать в город он не мог. Но, если бы Лика выбрала хоть кого-то, Левик бы умер в тот же день. Покончил бы жизнь самоубийством или ушёл в лес на охоту и не вернулся, попав в зубы какому-нибудь хищному зверю. Так он думал какое-то время, а после просто возненавидел эту стерву. Так бывает. От любви до ненависти один шаг.
Теперь же Лика была мертва. Старик Хоул остался один со своим внуком. Всё хозяйство держалось на девушке, ну что может сделать восьмилетний мальчишка или семидесятилетний старик? Придётся их взять к себе и самому заняться их хозяйством. И это было хорошо. Это было замечательно. У Левика, как охотника, специализирующегося на ловушках-ямах, что он устраивал в лесу, работа была не тяжёлой. Раз или пару раз в день он ездил на коне в лес и проверял, не попался ли кто в ловушку, а если там обнаруживался зверь, добивал животное при надобности и грузил на телегу, а затем вёз в деревню. На этом его обязанности и заканчивались. Именно потому он первым вызвался помогать старику Хоулу, да так, чтобы глава деревни об этом услышал.
После всего произошедшего Левик уже строил планы на будущее. Он приберёт к рукам яблоневый сад старика, тот вскоре и сам копыта отбросит, а Еска... Еска он усыновит, и мальчишка будет пахать на него день и ночь. Это выгодно. А ещё - это приблизит его к главе деревни, так как, все знают, Альберт очень любит яблоки. Левик всё-таки улыбнулся. В его душе царили удовлетворённость и спокойствие. Мужчина был горд собой и великолепно продуманным им планом, уже претворённым в жизнь.
Куда пропал Еска, Левика не особо волновало. Мальчишка сбежал, когда понял, что его мать мертва, погорюет и найдётся. И хорошо бы, если бы нашёлся побыстрее, потому как эти крики на всю деревню уже порядком надоедали. А если его звери в лесу съедят, тоже ничего страшного, не велика потеря.
Часа через два крики стихли.
На улице уже стемнело, на небе начали загораться звёзды. Эти звёзды от Земных отличались лишь своим рисунком. Такие же маленькие и белые на тёмно-синем, почти чёрном ночном небосводе. Но факелы, которые люди зажигали у своих ворот, освещали всю улицу на приемлемом уровне. Похолодало, как и всегда ближе к ночи в это время года. Левик вышел во двор, накинув на свои плечи тёплую накидку из обработанной мягкой кожи медведя и завязав шнуровку на шее и талии.
На горизонте, поодаль от деревни уже возвышалась гора дров, приготовленная жителями деревни для сожжения убийцы. Её возвышение было видно на тёмном горизонте большим ещё более чёрным пятном, что непривычно вгрызался в ночное небо.
Скоро должен был состояться суд. Левик постоял немного возле калитки и вышел со двора, неторопливым шагом направляясь к таверне. Но он так и не дошёл до неё.
На улицу вышел Альберт, на плечах которого был чёрный балахон с эмблемой ''робс'' на спине. Одеяние для публичных выступлений, имеющих особую важность. Молодой мужчина тяжело вздохнул, разглядывая эту эмблему. В его груди сама собой зародилась злость, но он постарался, тут же, успокоиться. Не хватало ещё, чтобы глава деревни эту его злость заметил.
Следом за Альбертом двое высоких мускулистых мужчин вытащили связанного толстой верёвкой незнакомца, одетого лишь в один халат с постоялого двора и босого. Незнакомец был в сознании, даже пытался вырваться несколько раз, но держали его крепко. На него Левику было плевать. Почти. Потому как его смерть точно была ему необходима, чтобы закрепился результат, чтобы он мог с лёгкостью забрать себе яблоневый сад.
Остановившись неподалёку от трактира, Левик наблюдал за тем, как глава деревни и сопровождающие его идут к небольшой круглой площадке посреди улицы. Эта площадка служила местом, где Альберт объявлял новости о каких-то важных для всех событиях и проводил местный суд. Её окружали двадцать высоких столбов с факелами, прикреплёнными на самых их верхушках.
Остановившись в центре чётко-очерченного круга, присыпанного жёлтым песком, глава деревни поднял руку вверх и начал что-то шептать, закрыв глаза. Небо нахмурилось и потемнело, казалось ещё больше. В круг почти рядом с ним ударила молния, сверкнув так, что ослепила Левика на пару мгновений. Гром ударил по ушам с оглушающей силой. Факелы вспыхнули вначале голубым, а после жёлтым огнём. Это был знак всем жителям собраться вокруг площадки, чтобы выступить свидетелями на суде.
Левик дождался, оставаясь на месте, когда первые жители начнут собираться вокруг главы деревни и только после этого медленно направился к собирающейся толпе, теряясь в ней за спинами людей. Глава деревни молчал, рядом с ним двое мужчин так и продолжали держать связанного третьего. И только когда вокруг них собрались почти все жители деревни, кроме совсем маленьких детей и пожилых стариков. Всего в деревне было сто восемьдесят человек. Из них около ста шестидесяти сейчас окружали площадку. Левик умело затерялся в этой толпе. Все ожидали начала, перешёптываясь друг с другом и косясь на убийцу.
И вот Альберт поднял руку вверх, привлекая внимание.
Связанного подсудимого поставили на колени, ухватив за волосы, и заставили поднять голову вверх, чтобы всем было видно его лицо. Страх и ужас в его глазах, ищущих хоть какой-то поддержки. Левику это показалось забавным, он прекрасно знал о том, что убийце Лики никто не придёт на помощь.
- Я, как глава этой деревни, - начал говорить Альберт, но замолчал, ожидая, пока восстановится полнейшая тишина. Спустя пару мгновений, казалось, даже животные и сверчки в этот момент притихли. Обведя всех присутствующих холодным внимательным взглядом, он продолжил ровным отрешённым голосом. - Я провожу суд по законам Киркона. Вы, как жители этой деревни, являетесь свидетелями моего суда, моей совестью и моей решимостью. Бог на нашей стороне. Я же, как ''Рыцарь, обладающий Божественной Силой'', обязан сообщить вам, чем помогла мне эта сила, когда я пытался разобраться в том, что произошло.
Альберт замолчал, задумавшись ненадолго, будто бы собираясь с силами поведать всем страшную новость, о которой и так все уже знали. По толпе прошёлся невнятный шепоток, Левик услышал краем уха ''убить его'', ''сжечь на костре'' и усмехнулся. Стоило же главе деревни поднять взгляд, шёпот стих.
- Моя вина в том, что я не уследил за этим человеком, - ткнув указательным пальцем в сторону убийцы, Альберт тяжело вздохнул. - Вы все знаете, что судить можно только виновного. Этот человек виновен и вина его доказана. Когда я вошёл в дом уважаемого всеми нами Хоула, его внучка, Лика, была мертва. Я использовал свою силу для того, чтобы увидеть прошлое. И я увидел, как именно этот человек убил её. Никто из вас, и это точно, не смог бы сделать того, что сделал он. Когда он совершил своё грязное преступление, то сумел скрыться прежде, как он считал, чем кто-то увидел его.
Левик затаил дыхание, сердце его забилось быстрее. Он понятия не имел, что Альберт способен видеть прошлое и сейчас для него это стало неожиданным и неприятным открытием. Конечно же, его план был идеален со всех сторон, но вдруг он где-то просчитался? Вдруг где-то допустил ошибку? К чему именно Альберт ведёт свою речь?
- Но свидетель преступления был найден, - от голоса главы повеяло таким холодом, что у Левика побежали мурашки по коже. Однако вдруг его тон переменился, стал в контраст мягким и добрым, - Еска, мальчик мой, выйди, пожалуйста, сюда.
В центр площадки, чуть прихрамывая, вышел маленький мальчик. Ему было всего восемь лет, светлые короткие волосы на голове взъерошены, грязная рубашка и накидка выглядели потрёпанными. Лицо же Еска было серьёзным и хмурым. Он поклонился главе и выпрямился, глядя прямо на него.
- Ты видел убийцу твоей матери, Лики, когда это случилось. Расскажи нам всем, что произошло, - попросил Альберт.
- Я... - Еска запнулся, лицо его изменилось, он поджал губы. Мальчик не хотел возвращаться к тем страшным воспоминаниям, глаза его наполнились слезами, но глава уложил свою руку ему на плечо, подбадривая ребёнка. - Я... был в комнате... с мамой. Мы играли с ней в прятки... Я как раз спрятался... в углу... под одеялом. Но я видел, там... в одеяле дырка была. Я видел. - Еска развернулся к зрителям и выпрямил спину, его голос дрожал, но он держался довольно храбро. - Вдруг посреди комнаты появился из воздуха этот дядя. - Еска ткнул пальцем в связанного. - Он оттащил маму... к стене... и... что-то сказал ей... Я не слышал. Потом он... повалил её на пол и... и... - мальчик поджал губы и вытер глаза рукавом от душивших его, подступающих слёз, - они подрались. А потом... мама оттолкнула его и... попыталась убежать... Он... он поднял руку... вверх, и... что-то громко грохнуло, как при... громе. Я испугался..., вздрогнул, закрыв себе рот руками. Он... направился ко мне. Я думал, что он... меня тоже убьёт. Но дедушка Хоул... тоже услышал звук, он позвал маму. Тогда... тогда этот дядя остановился и исчез. Я испугался и убежал через окно.
Закончив свою речь, Еска всхлипнул, закрыв лицо руками. Альберт наклонился к его уху и что-то тихо ему сказал. Мальчик кивнул и вышел из круга, утирая слёзы. Из толпы одна женщина протянула к мальчику руки и обняла его, поглаживая по голове.
- Этот ребёнок говорит правду, - наконец, обратился ко всем глава деревни. - Этот человек имеет силу, но он не является истинным робс. Он предал наши учения. Он предал нашего Бога. Он использовал свою силу во зло, причинил вред, убил человека. За это ему назначается по нашим законам смертная казнь через сожжение.
По толпе вновь прошёлся вначале шепоток, потом голоса стремительно начали становиться громче и, наконец, гул перерос в выкрики из толпы:
- Смерть ему!
- Сжечь на костре!
- Казнить его!
- За нашу Ликочку! Смерть убийце!
- Сжечь его!
Альберту вновь пришлось поднять руку вверх, чтобы утихомирить толпу. На его лице не отразилось ни одной эмоции. Когда всё стихло, он продолжил говорить всё тем же бесцветным голосом:
- Но это ещё не всё! В нашу деревню этот человек пришёл не один. Его спутником был робс, он был учеником второго курса школы робс. Многие видели их до того, как всё случилось. Этот человек был тоже убит. Но свидетелей этому нет. Лишь я видел, как это случилось... Сегодня произошло два убийства в нашей деревне...
Левику показалось, что всё живое на сотню миль вокруг вымерло, настолько оглушающей была тишина. Все разом затаили дыхание от шока. Он не смотрел на площадку, его ревнивый взгляд был устремлён на Еска, мальчишку, которого прибирала к рукам какая-то женщина.
- Но суд наш должен быть справедлив, - Альберт тяжело вздохнул, продолжая, - мы должны выслушать, что скажет... этот человек.
Сделав пас рукой в сторону связанного человека, он так и остался стоять лицом к толпе, которая вновь возмущённо загомонила:
- Да зачем его слушать?! На костёр сразу!
- Мы не хотим слушать, что скажет убийца!
- Сжечь его!
- Сжечь!
- Казнить!
''Что же ты скажешь, Дмитрий? Чем оправдаешь себя перед этими людьми?'' - размышлял Альберт, проходясь взглядом по множеству глаз, наполненных болью и ненавистью к убийце, и вновь поднял руку, взывая к тишине.
Левик ликовал, с трудом сдерживая наползающую на лицо улыбку. Убийцу казнят, что бы он ни сказал бы, что бы ни придумал. Толпа уже всё решила. Он протиснулся между людей поближе к Еска. Сейчас был как раз тот момент, когда мальчишке требуется поддержка и помощь. Оказав их, мужчина знал, что вызовет у него доверие, а это было выгодно ему. Очень выгодно, если он сделает всё правильно. Но по дороге Левик наткнулся на старика Хоула, заметив краем глаза, что Еска всё-таки жмётся больше к бабской юбке. А вот старик явно сдавал свои позиции. Он был бледен, его руки дрожали, а взгляд с ненавистью и злобой сверлил связанного подсудимого. Левик несдержанно улыбнулся при мысли о том, что если он склонит на свою сторону старика, то мальчишка его должен будет всё-таки слушаться. Приобнял старика одной рукой и похлопал его по плечу, тот благодарно качнулся в его сторону на подгибающихся ногах. А затем...
Тишину разорвал оглушающий дикий сумасшедший смех.

Часть 2. Всё-таки казнить?



Холод пробирал до костей, тело пробивало дрожью. Ожоги от раскалённой кочерги ныли в шести местах: два на бёдрах, два на руках и ещё два ожога украсили живот и грудь. Песок болезненно впивался в голые ноги, особенно колени. А ещё позвоночник, да и все мышцы ломило так, что я выл бы от боли, если бы мог. Если бы мог... хотя бы пикнуть. Перед тем, как вытащить меня из комнаты таверны после долгого допроса, повторявшегося целых три раза и прерывавшегося только тогда, когда я терял сознание, Альберт наложил на меня какое-то заклятие, которое просто сжало мне горло так, что я не мог издать ни звука.
Пока я стоял в унизительной позе на коленях, меня держали за плечи и волосы двое мужчин, не позволяя опустить голову. Я смотрел на людей, желающих меня убить, и размышлял, как докатился до такой жизни. Об этом у меня было время подумать. Не паниковать же, в конце концов, в последние часы своей жизни, а то и минуты? Да и слушать речь, которую толкал глава деревни или выкрики из толпы, не было никакого желания. И без того мне было страшно до чёртиков. Умирать совершенно не хотелось. И только чтобы не трястись от страха, стоило хоть немного отвлечься на мысли, копаясь в воспоминаниях.
Оказалось, что я уснул в то время, как Лекс всё ещё был в моей комнате. Этот парень хоть и бесил меня порядком, но не заслуживал своей смерти. И всё же, он был мёртв. Его утопили в ванне гостиницы. Он не просто захлебнулся водой, вряд ли робс так просто умирают. К тому же, на его шее был обнаружен порез от ножа. И, конечно же, всё указывало на меня - в гостинице не так уж много народа. А тех, с кем Лекс добровольно вошёл бы в ванную комнату, больше и не было. Так думали все, конечно же, кроме меня. Да и я прекрасно помнил, что ко мне вот в ванную комнату запирался банщик, как к себе домой, ей богу. Впрочем, он и был-то дома.
Уже остывшее тело Лекса он же и обнаружил. Постарался сообщить об этом Альберту как можно скорее, этот мужик влетел в мою комнату как раз в тот момент, когда глава деревни, получая явное удовольствие, развлекался с раскалённым железом и моей тушкой. От моего вопля банщик застыл на пороге, как вкопанный, а Альберт, подкинув в руке кочергу, деловито поинтересовался:
- Что случилось?
И банщик, запинаясь и заикаясь, сообщил о найденном трупе.
После того, как Альберт сходил всё проверить и распорядился перетащить труп парня в мою комнату, Лекс мне стоил ещё троих ожогов. Я успел за это проклясть его даже на том свете. Глава деревни был неумолим. Он вынуждал меня признаться в том, что я убийца. Я же себя чувствовал унизительно. Паника и отчаяние окутали меня с головой. А перед глазами - испуганное и застывшее в вечности бледно-мертвенное лицо недавнего знакомого, его распахнутые в ужасе глаза и рот в попытке вдохнуть или крикнуть...
Не знаю, сколько времени прошло. С момента начала пыток я потерял его счёт. Одно лишь я знал точно - живым мне отсюда вряд ли выбраться, что бы я не пытался придумать или сделать. Показания мои под конец уже начинали путаться. И я готов был уже признаться во всём, подписаться под любым обвинением, лишь бы закончились пытки. Мне было уже почти плевать на собственную жизнь...
Как неожиданно в дверь комнаты постучали. Мужчина и женщина в тёмно-синих балахонах вошли беззвучно, словно вплыли, как только на стук отозвался мой палач. В тот момент я был уже в том состоянии, когда пощады или помощи уже не просишь, когда уже всё равно, что будет с тобой, лишь бы быстрее это всё закончилось.
Вошедшие обратили внимание вначале на труп Лекса, молчаливо осмотрели его, словно заправские доктора, пытаясь нащупать у него на запястье пульс. И всё же, по их лицам ничего нельзя было понять. Да и я уже не присматривался, просто наслаждаясь этой недолгой передышкой между избиениями, тычками и поцелуями калёного железа.
И всё-таки в какой-то момент, когда мои глаза уже закрылись, а я проваливался в спасительную темноту обморока, меня будто обожгло чужим настойчивым взглядом. Удивлённо распахнув глаза, я с трудом оторвал голову от пола и, повернув её, увидел, как меня изучает женщина, не подходя близко, из-за чего её лицо в полумраке комнаты мне так и не удалось рассмотреть. Тень от капюшона скрыла большую часть лица, когда она ко мне развернулась. Мы с минуту играли с ней в гляделки, а затем она неожиданно низким голосом спросила:
- Дмитрий?
- Что? - не слишком дружелюбно хрипло отозвался я, уже потеряв всякую надежду, ибо лежал на полу, как какой-то коврик для ног, да и состояния такого же.
Но она ничего не ответила, только сделала жест рукой, подозвав к себе Альберта и второго мужчину, а затем вышла с ними из комнаты, оставив меня одного. Я отключался в который раз за этот вечер. Но в этот момент, уже на грани ухода в небытие, вдруг осознал, что в её вопросе, в её голосе мне отчётливо послышалось удивление. Отчего-то эта мысль не дала мне нырнуть в нирвану, где не было всей этой боли и жажды, от которой уже саднило горло. И, что странно, вернувшийся через какое-то время ко мне в комнату Альберт, больше меня не пытал. Он вынес тело Лекса на руках из комнаты. И больше я его не видел ровно до того момента, как глава зашёл за мной с двумя громилами, чтобы вытащить меня на суд.
И вот я стоял на коленях со связанными за спиной руками и думал, какой же я идиот... Сколько же ошибок совершил за столь недолгое время... Во-первых, самой большой ошибкой был приход в Киркон, во-вторых, не стоило мне слушать Лекса, а, в-третьих, не стоило показывать ему револьвер.
''Но только ему ли?'' - я встрепенулся от этой внезапной мысли, получив, тут же, тычок от громилы сзади между лопаток, но не обратил на него особого внимания - догадка обожгла, словно огнём.
Сердце моё забилось куда быстрее. В голове поспешно стали складываться кирпичики из той информации, которую я получил во время допросов от этого же Альберта. Глаза мои забегали по толпе, будто выискивая в ней кого-то, и я наткнулся взглядом на синий балахон мужчины, заходившего тогда ко мне в комнату. На этот раз я увидел его лицо - он смотрел на меня, не сводя своего изучающего пристального взгляда. Седая длинная борода и усы вздрогнули, будто он что-то сказал одними губами. На вид ему было не меньше восьмидесяти. Я ухмыльнулся, с вызовом глядя на него, старик удивлённо приподнял брови и сузил глаза при этом, поджав губы. Ужасно выразительная мимика меня развеселила, и я беззвучно рассмеялся, всё ещё скованный заклятием. Старик потешно нахмурился, непонимающе на меня глядя, но затем начал протискиваться в толпе ко мне ближе. Его утиная походка позабавила меня даже больше, чем выражение его лица. Хотя, казалось бы, что может ещё развеселить приговорённого к смерти?
Однако я уже понял, что те мужчина и женщина, как и Альберт, эти самые робс, они приходили за Лексом, так как он был их учеником, такое вполне возможно. Их балахоны один в один похожи друг на друга и отличаются лишь цветом, но это не так уж и важно. Мои мысли будто получили новую подпитку и работали в неестественно быстром темпе, даже пока я смеялся. Альберта я не слушал, но голос его всё равно достиг моего слуха, не смотря ни на что.
- Мы должны выслушать, что скажет... этот человек.
Я захлопнул рот моментально, когда ощутил, как моё горло отпустило. Сдерживая смешок под крики толпы, желающей меня казнить, я мысленно подбирал слова, с которых стоило начать свою речь. При этом я продолжал следить взглядом и за стариком в балахоне. Однако мои глаза наткнулись и на другую фигуру в толпе. Молодой мужчина, обнимавший старика Хоула, улыбался. В пятне искажённых ненавистью и злобой лиц его улыбка смотрелась совершенно неуместно. Да и близость его к этому несчастному старику, потерявшему внучку, мне тоже не понравилась.
''Нельзя быть настолько довольным этим судом. Никто не доволен. Никто не смеет сейчас улыбаться. Кроме меня, конечно же. Да. Кроме меня. Я ведь особенный. Особенный, хотя бы потому, что мне терять уже нечего. Так что попытка - не пытка''. - И я не выдержал, рассмеялся в голос, вздрагивая всем телом и не сводя взгляда с того улыбавшегося парня.
Я решил начать с козыря, который был приписан мне с самого начала.
- Орден ЗеВо, - вполне отчётливо произнёс я так, чтобы меня услышало как можно больше людей, тем самым привлекая к себе внимание главы деревни.
Улыбка с лица мужчины, обнимавшего старика, тут же исчезла. Он метнул взгляд в мою сторону, и я заметил выражение промелькнувшего страха на его лице, сменившегося недоумением, а затем вновь страхом. Он оглянулся по сторонам, будто ища выход из толпы. Остальная же толпа не моргнула и глазом - больше никто ничего не понял из этой фразы.
''Бинго'', - я перевёл взгляд на обернувшегося в мою сторону Альберта и усмехнулся разбитыми ранее и уже заживающими губами.
- Защищать себя и говорить, что я не виновен, я не буду, я тебе говорил это уже много раз. Но... В твою деревню действительно проник шпион из ЗеВо, Альберт, - начал я свою речь, - это не я, но я знаю, кто это. Я его видел и узнал. И я расскажу тебе, если... мою казнь ты отложишь до завтра.
''Ох, и по тонкому краю я пошёл... Не выторговываю себе жизнь, только сутки. И даже не тычу носом в этого улыбавшегося проходимца. А всё почему? Да откуда мне знать, кто это? Обвинение невиновного мне ничего не даст, только поднимет пару градусов в ожидающем меня и без того костре. Но я знаю одно - я никого не убивал. Убийца должен быть в этой толпе. Ведь если он специально подставил меня, то он должен просто ликовать над своим триумфом. Вряд ли бы он пропустил такое представление. И если он поверит, что я знаю, кто он, он придёт убить меня до того, как я расскажу о нём. Но только если его действительно поймают с моей помощью, я смогу убедить всех, что я невиновен, ведь пока мне так и так не верят''.
- Кроме этого, я расскажу тебе, кто на самом деле убил Лику, воспользовавшись моей внешностью и моим оружием. - ''А других вариантов и нет, раз уж мальчишка указывал на меня и в револьвере не хватает одной пули...'' - Он же убил и Лекса, чтобы подставить меня.
- Расскажи сейчас, - Альберт подошёл ко мне почти вплотную, он выглядел слишком серьёзным для того, чтобы повестись на мою уловку.
Я посмотрел ему в глаза и, усмехнувшись снова, покачал головой.
- Я расскажу об этом завтра в двенадцать часов дня. И если ты мне не поверишь, в двенадцать десять можешь меня уже казнить. И ещё... Я хочу остаться в своей комнате, там же, где и поселился. Можешь приставить ко мне охрану, чтобы я не сбежал.
''Что я говорю, а? Что я говорю? Нет, если всё получится, я, как минимум, останусь жив, а как максимум поймают настоящего убийцу. А если нет? Хм... А разве у меня есть другие варианты?''
- Это всё, что ты хотел сказать? - строго спросил глава.
- Всё, - согласился я, хотя в моей голове крутилось куда больше мыслей и невысказанного злорадства, но я сдержался.
- Есть кто-нибудь, кто хочет встать на его защиту? - спросил Альберт, оборачиваясь и обводя всех присутствующих внимательным взглядом.
Толпа вновь притихла, никто не выказывал своего явного желания вставать на защиту убийцы, никто, кроме старика в синем балахоне, который выбрался на площадку и подошёл своей утиной походкой к нам. Этот его выход поселил в моей душе надежду.
''Неужели этот мой финт сработает?'' - промелькнуло в моей голове, и я позволил себе выдохнуть с облегчением, как только услышал слова старика:
- Думаю, дать ему ещё один день жизни мы можем. Большего он не просил. Но если заявленная информация будет ложной... - старик предостерегающе качнул головой и покосился в мою сторону, на что я только хмыкнул, не признаваться же, в самом деле, хотя у меня и был кое-какой план...
- Он проведёт это время под охраной. Расколоть мне его не удалось, но если он сам соизволит рассказать нам всё... Информацию, конечно же, мы проверим, - совсем тихо ответил Альберт старику, а затем поднял руку и вышел в центр площадки, обращаясь уже к толпе. - Казнь состоится завтра. Можете расходиться.
- Всё-таки хочешь меня казнить? - ошарашено переспросил я спину Альберта, но тот не ответил и не обернулся.
Я попытался быстро найти взглядом того улыбающегося парня из начавшей быстро рассасываться толпы, но его будто и след простыл. Мысленно чертыхнувшись, я вздохнул и ощутил, как меня вздёрнули за предплечья, ставя на занемевшие от стояния на коленях ноги. Поморщившись от болезненно-неприятных ощущений и почти повиснув на руках у громил, я поплёлся обратно в свой номер. Вместе с ними, конечно же. Со своими теперь любимыми спутниками. Моей охраной.

Часть 3. Побег.



- Мне кажется, что это не совсем правильно... Вот так обходиться с этим парнем... Мне это не по душе, - Элизианна выплыла плавной походкой из-за угла одного из домов неподалёку от площадки и почти вплотную приблизилась к Альберту, так и стоявшему в центре круга.
Она окинула взглядом улицу, лишь на мгновение, задержав глаза на одном из горящих всё ещё факелов. Только в этот момент тускло-жёлтый свет огня осветил её уже немолодое лицо: тонкие губы, острый нос и глубокие тёмно-синие глаза и морщинки вокруг них. Жители деревни уже разошлись по своим домам. Теперь на улице не было ни души. Луна мягко освещала всё своим серебряным светом, а вот факелы вдоль главной дороги то тут, то там постепенно угасали, намекая на то, что жители домов уже ложатся спать.
- Госпожа Элизианна, - Альберт почтительно поклонился женщине в синем балахоне, но по лицу его было заметно, что он считает иначе. - Какая разница, что подумает этот парень? У нас в деревне завёлся шпион из ордена ЗеВо, это проблема куда более существенна...
- Помолчи, Альберт! - в холодном и негромком голосе женщины послышалось раздражение, собеседник напрягся и тихо вздохнул, будто бы ожидая от неё новых упрёков, но она сказала совсем иное. - Это ещё неизвестно, так ли это, но вот то, что Дмитрий не убийца, мы с тобой прекрасно оба знаем.
- А какие ещё могут быть варианты? - не сдержался от возражения глава деревни. - Кто-то убил Лику из пистолета этого Дмитрия, утопил Лекса в ванной. Это же всё не просто так.
- Насчёт Лекса можешь не беспокоиться, - усмехнулась Элизианна.
- Всё получилось? - заинтересовался Альберт.
- В процессе, но, думаю, да, всё будет нормально, - кивнув, женщина заметила спешащего к ним молодого человека.
Молодой парень, лет двадцати, одетый в невзрачную светлую рубашку и такие же штаны из грубой ткани, в какие одевались жители этой деревни. Он подошёл к собеседникам и поклонился, тут же начиная докладывать:
- Три человека: Ордан, Левик и Мари.
- Всех проверили, Джей? - тут же взяла управление над разговором в свои руки Элизианна.
- Взяли в обработку, - в очередной раз поклонился молодой человек, - будем докладывать обо всём, что покажется нам подозрительным. Я взял на себя Мари, Альфред следит за Орданом, а Ник за Левиком.
- Это хорошо, - кивнула женщина, делая жест рукой и тем самым отпуская парня.
Тот быстро скрылся за ближайшим домом. Альберт проводил его спину задумчивым взглядом.
- Пойдём, Альберт, нужно ещё послушать, что скажет Дмитрий. Кажется мне, он что-то придумал. Это может быть любопытно на фоне всех обстоятельств... Хотя, перед этим я хочу проверить ещё кое-что. И ты пойдёшь со мной.
- Вы это серьёзно? - усмехнулся глава. - Он же туп, как пробка. Да и не верю я ему всё равно. Что он может придумать? Неужели вам есть дело до... - и он тут же осёкся, получив короткий тычок локтём под рёбра.

***


- Хватит на меня так смотреть, будто дырку взглядом прожечь хочешь! - смазав все свои раны выданной мне волшебно-лечебной мазью, я уже одевался в свой чисто выстиранный джинсовый костюм.
- Мне просто любопытно, с чего ты взял, что твой план сработает? - Альберт сидел на стуле в вольготной позе за столом и поигрывал коротким раскладным ножом в руке, то открывая его, то закрывая при помощи кнопки на рукояти.
Он мне не верил, ни единому моему слову, это читалось по выражению его лица, на котором то и дело появлялась ироническая усмешка, и тону голоса. Однако учитель школы робс Джонни Крамерс, судя по всему, Земной американец по происхождению, когда проверил меня каким-то своим магическим способом, убедил-таки Альберта в том, что меня можно развязать. Он же и притащил мне свою волшебную мазь, которая затягивала ожоги и раны просто на глазах. Спасибо ему большое.
Конечно, случилось это не сразу. Когда меня заволокли в мою комнату, Альберт не стал ходить за мной аки хвостик. Он остался на площадке. Зато старик в синем балахоне пришёл ко мне уже минут через пять. Охранники, благородно бросившие меня связанного на кровать, молчаливо расположились у двери и окна, будто у меня было бы желание прыгать связанным со второго этажа, который по моим прикидкам высотой был не меньше четвёртого. К этому времени я окончательно продумал всё, что, так или иначе, собирался втирать своим мучителям.
Как только старик вошёл ко мне в комнату, я сразу же всё ему объяснил, как есть, ни словом не солгав в своих намерениях. Что меня больше всего удивило, так это то, что старик Джонни, отнёсся к моим словам с куда большим вниманием, чем глава деревни. Он будто бы видел, что я не лгу. А когда я попытался слегка преувеличить и приукрасить, он нахмурился и оборвал меня на полуслове. Меня, признаться, это даже порадовало. Вот! Вот кто должен был проводить допрос! Впрочем, он прибыл слишком поздно для того, чтобы это могло что-либо изменить.
И всё-таки после разговора со стариком кое-что мне стало более понятно в расстановке сил Киркона. На участке, подвластному определённому робс, только его хозяин мог диктовать правила и устанавливать законы. Конечно же, эти законы не должны были перечить общим положениям, но они и не перечили. Огорчало меня лишь то, что старик меня отпустить не мог, а мог лишь попытаться убедить главу деревни сделать это. И он это даже почти сделал, как минимум, меня избавили от верёвок, подлечили и даже постарались выслушать без предубеждения в том, что я убийца.
Уже под конец нашего с ним разговора, в комнату вошли двое - Альберт и женщина в синем балахоне, с которой я ранее встречался взглядом. Женщина эта, имени которой мне выяснить так и не удалось, за всё время переговоров не произнесла ни слова, только кивала или качала головой, хмурилась или как-то странно улыбалась. Тем не менее, объясняя свой план, я всё больше ощущал себя наивным идиотом. Признаться, кое-что мне стало понятно и в этой троице, когда я заметил короткие взгляды, которые то и дело бросали на эту женщину то Альберт, то старик. Да и сам я на неё стал поглядывать чаще других, осторожно подбирая слова и по выражению её лица угадывая те ответы, которые получал в итоге от собеседников. Это было странно, но это было лучше, чем ничего. Однако со мной пошли на контакт и даже спорили. Правда, за раскалённую кочергу уже не хватались, что меня радовало.
Как я их смог убедить, что претворить мой план в жизнь хотя бы попробовать стоит, - сам не понимаю, но стоило мне это долгих и очень нервных переговоров вместе с парочкой седых волос на моей голове. В итоге, когда я изложил им всё, что придумал, они вышли из комнаты посовещаться, а через двадцать мучительно долгих минут Альберт вошёл в мою комнату и, махнув рукой, дал добро, устроившись на стуле и разрешив одеться, когда девушка-служанка занесла мою одежду в комнату.
- А у меня что, есть выбор? Ты меня отпустишь? Кроме, как надеяться, что мой план сработает, у меня других вариантов и нет, - нервно усмехнувшись, я с сомнением посмотрел на своего несостоявшегося пока палача.
- Я тебя убью сразу же, как только начну подозревать в отступлении от плана. И в том случае, если он не сработает, тоже убью. Не забывай, за тобой буду следить лично я и Господин Крамерс. Если бы не он, кстати, твой пепел уже развеяли бы по ветру. Ты, как с самого начала вызывал у меня подозрения, так до сих пор их и вызываешь. - Он сказал это таким голосом, что я мгновенно ему поверил и едва не перекрестился.
- Как скажете, Господин Альберт, - я отвесил ему учтивый поклон, прижав правую руку к левому плечу, как здесь было принято, и... присел на дорожку, в смысле, на диван присел.
Ох, как же мне не хотелось выходить... Меня что тут убить могли в любой момент, что за дверью этой комнаты. Но тут я хотя бы знал, с какой стороны ждать удара, а там...
Альберт посмотрел на часы на левой руке и, защёлкнув лезвие ножа в рукоять, засунул холодное оружие в карман своих спортивных штанов adidas. Балахона на нём уже не было, зато на плечах поверх свитера он натянул кожаную куртку с кучей карманов и железными заклёпками. Безвкусица, да бог с ним.
- Время, - сухо сказал он, а я весь внутренне сжался от нехорошего предчувствия, которым обдало меня с головы до ног.

***


Я сам себе не верил, но меня отпустили. Даже позволили забрать свои вещи. Правда, патроны от револьвера забрали все до единого, но само оружие вернули, хотя теперь это и была всего лишь бесполезная железка. По предложению Альберта я даже вновь надел кобуру и засунул в неё револьвер. Странно, что он это предложил, но я предпочёл не спорить. Закинув рюкзак на плечо и, глубоко вздохнув, я приоткрыл дверь на улицу и, осторожно выглянув, всё-таки вышел. У меня создалось такое впечатление, что я оказался не в жилой деревне, а в деревне-призраке. Даже коровы не мычали и свиньи не хрюкали. Ещё и ветер холодный подвывал, заставляя тело покрываться мурашками и гоняя пыль по дороге. По спине прошёл холодок. Ни души. Ни звука. Признаться, мне стало страшно. Ночь, незнакомый мир, ещё и чудища по лесам бегают. Вот куда мне идти? Куда? До той самой норы дойти, конечно, можно, вот только долго это и, надо сказать, опасно в свете предшествующих событий. А что делать?
И я побрёл по длинной улице, стараясь держаться подальше от чужих домов и идти посреди дороги, то и дело, оборачиваясь на странные шорохи, оглядываясь с опаской и вздрагивая каждый раз, как только мне мерещилась очередная странная тень, мелькающая за углом.
Мой план был прост - если в этой деревне и есть кто-то из ордена ЗеВо, то он должен был услышать мои слова о том, что я знаю кто это. А потому на меня можно было его ловить, как на живца. Благоразумность (или глупость?) этой версии я и доказывал, чуть ли не с пеной у рта. Хотя, у этого плана было и второе дно. Конечно же, я хотел сбежать. Об этом в тот момент я старался даже не думать, предчувствуя, что такие мысли мне могли бы аукнуться. Впрочем, по правде, если выкладывать карты на стол, наверняка, они это тоже прекрасно понимали. Что старик, что Альберт, мне не раз и не два напомнили о том, что у них есть карта, на которой отмечено моё месторасположение, даже если я перемещаюсь с места на место. Но всё-таки, я надеялся, что если мне удастся добраться до леса каким-либо образом, там я смогу нырнуть в нору и забыть об этом мире, как о страшном сне. И только в этом я видел своё спасение. Хотя и было очень много ''если''. Если меня не убьют до того, к примеру, если я смогу уйти от них, если убийца, как я очень надеялся, не выйдет на мой след или даже не заметит моего ''побега''.
Я часто крутил головой, оглядывался, пока шёл, всё больше ускоряясь, едва не бегом, к выходу из деревни. И за моей спиной, где-то метров в трёхстах следовал Альберт. Это я ощущал, физически чувствуя между своих лопаток точку мишени, словно кто-то смотрел на меня через оптический прицел. Я это знал. И что больше всего меня пугало - я его не видел.
''Убьют. Убьют. Меня просто убьют тут и всё. Быстрее. Бежать от этих психов'', - так и билось в моей голове.
Не выдержав эмоционального напряжения, я всё-таки сорвался на бег, когда добрался уже до самой окраины деревни. Последний дом, мимо которого я в тот момент проходил, скрипнул дверью, и это придало мне ускорения.
Спустя минут сорок, я вбежал в редкий лесок и, скинув с себя рюкзак, бросил его на землю, сев сверху и пытаясь отдышаться. Ноги гудели. Лёгкие от холодного и сырого воздуха жгло до невозможности. Сушняк драл глотку. Меня всё ещё потряхивало от пережитого стресса. За пределами деревни звуки ночи уже не казались такими пугающими. Сверчки, ночные птицы, ещё какие-то звуки мелкой живности уже не вызывали во мне такой уж паники. Людей стоит бояться куда больше - урок мне за моё любопытство. Урок на всю жизнь. Кое-как отдышавшись, я вытащил из рюкзака бутылку с водой и напился. Здесь и сейчас тот факт, что за мной всё ещё следят, мне почему-то не казался уже таким уж правдоподобным. Слежки я просто не заметил. И теперь всё пытался осмыслить произошедшее, как-то понять, что это было вообще, но приходил к одному лишь знаменателю - бред это всё. А как иначе? Ну, если так посудить. Лекса убили, какую-то девчонку тоже. И даже при условии, что меня считают убийцей, меня отпустили, купившись на мой план. Карта эта с моим маячком... Магия... Робс... Какой-то орден ЗеВо. Тьфу. ''Улыбнитесь, вас снимает скрытая камера''. Хотя нет, мне не до улыбок. И ночь становится всё темнее.
Что странно, так это то, что ничего больше не происходило. Я просидел в лесу ещё с полчаса, отдышался, отдохнул немного и за всё это время никого не увидел, хоть и честно вглядывался, как в дорогу, по которой прибежал сюда, так и черноту ночного леса за своей спиной. Видел мелких зверюшек, но не более. Поднявшись же, я просто направился обратно в поисках замка графа Отерлон. Найду замок - найду нору и путь домой. И пошло оно всё к чертям собачьим.
И, спустя ещё где-то четыре часа я дошёл. Почти. По крайней мере, однообразный ночной пейзаж уже выделил на фоне ночного неба смутный чернеющий силуэт замка. Я расслабился и даже перестал оглядываться назад. Мысленно я мечтал оказаться дома в своей тёплой кровати и даже уже всем сердцем предвкушал это, как вдруг мой затылок взорвался болью, а перед глазами всё поплыло и потемнело.

Глава 8. Не всё так просто.

Часть 1. Новые знакомства.



Первое, что я ощутил, когда пришёл в себя, это холод и запах сырости, смешанной с гарью. Слабый мигающий свет раздражал глаза даже через закрытые веки и, поморщившись, я открыл их. Оказалось, что лежу на полу в какой-то комнате на мягком, хоть и не первой свежести матрасе, накрытом какими-то тряпками. Деревянные обветшалые стены помещения не вызывали доверия. Из мебели только два табурета. На полу в углу слабым жёлтым светом мерцала масляная лампа, именно она заставила меня открыть глаза. Кривая дверь комнаты была прикрыта, но через щель просачивался ещё один лучик света, слышались непонятные шорохи, будто кто-то перебирал какие-то бумаги. Голова не болела, хотя я отчётливо помнил, как меня по ней стукнули. Руки оказались свободны, рядом валялся мой рюкзак. Через маленькое не застеклённое окошко виднелась луна и с тихим свистом поддувал холодный ветер.
Первым делом я проверил револьвер, но его, конечно же, в пустой кобуре не оказалось. Меня это даже не удивило. Больше удивлял тот факт, что меня не связали и не охраняют, как было в случае с Альбертом. С другой же стороны, за дверью явно кто-то был, и этот кто-то мне уже заранее не нравился. Когда не можешь понять противника, это хуже всего. Почему противника? Друзей в этом мире я пока не завёл, вот и всё.
Немного полежав и ещё раз осмотревшись, я, стараясь не шуметь, поднялся на ноги и осмотрел себя. Не было заметно, чтобы меня волокли по земле, одежда оказалась относительно чистой. Да и тело не болело и не ломило, только сонная тяжесть в мышцах, будто я проспал минимум часов восемь. Отдохнул, значит. Потянувшись и сделав пару движений руками, разогнав кровь по венам, я хмыкнул. Ко мне не торопились приходить. Подхватив с пола рюкзак, проверил пожитки, всё было на месте.
Вздохнув, я подошёл к двери и толкнул её, с опаской отойдя заранее в сторону.
Та, скрипнув, отворилась, и я только после выглянул, увидев двух мужчин внутри. Один из них сидел за добротным дубовым столом из толстых, но отполированных брусьев. Он действительно перебирал какие-то бумаги под светом такой же масляной лампы. Ему было на вид лет сорок, чёрные длинные волосы на затылке завязаны в хвост. Другой же стоял возле стены позади первого. Этот был моложе, с короткой стрижкой и, судя по всему, японец. Оба были одеты в чёрные комбинезоны с высоким горлом и капюшонами. Они чем-то очень сильно напоминали мне ассасинов или, если проще говорить, киношных ниндзя. Одновременно подняв головы, как только услышали скрип двери, незнакомцы ничуть не удивились.
- Долго спишь, - ухмыльнулся длинноволосый, поманив меня к себе рукой. - Да проходи-проходи, не бойся, не укусим, поговорим только. Извини за немного необычное приглашение... Так было нужно.
Мне стало не по себе, их двое, а я один. А если их тут больше? С сомнением оглядев новую комнату и заметив ещё пару хиленьких табуретов под стеной, я вздохнул и всё-таки вышел к ним, сразу же пробегаясь взглядом по пустым стенам комнаты, скрытым от обзора ранее. Здесь и, правда, их было всего двое. А обстановка от прежней комнаты особо не отличалась.
- Поговорить можно. Но вначале у меня два вопроса. Что вы от меня хотите? И кто вы такие? - начал, было, я, стараясь скрыть свой подсознательный страх и говорить уверенно-наглым тоном.
Японец отлип от стены и подхватил один из табуретов, поставив тот напротив стола, а затем вернулся на своё прежнее место за спину сидящего за столом.
- Присядь вначале, разговор будет долгим, - сказал длинноволосый, с интересом разглядывая меня.
- И? - недовольно вздохнув, я всё-таки присел на предложенный табурет и снял с плеча рюкзак, поставив тот возле своих ног на пол, а внутренне же насторожился, мало ли, что дальше будет.
- Что ты знаешь о нашем ордене? - негромко поинтересовался он, и, скрестив пальцы в замок на столе, вперил в меня немигающий взгляд.
Человек за его спиной будто превратился в статую и почти не подавал признаков жизни, в смысле не шевелился и даже не моргал. Молчаливый парень пугал, хотя я и не мог понять, чем именно. Ну, стоит, ну, не шевелится, мне-то какое дело? Ан, нет. Мурашки по спине бегут. Ещё и вопрос этот...
''Твою же ж мать... Куда это я влез? Любое слово моё сейчас взвесят, и будет дубль номер два, как в деревне. А то и прибьют меня тут, как пить дать... Врать бессмысленно... Да и догадаться теперь не сложно, вопросы у меня были глуповатые...'' - пронеслось у меня в мыслях, но я лишь выдавил из себя кривую улыбку.
- Только название - ЗеВо. Больше ничего, - я неуверенно пожал плечами и с опаской глянул на живую человеческую статую.
- И всего-то? - удивлённо перегнулся через стол собеседник, от того, как он смотрел на меня, мне всё больше становилось не по себе. - Тебя же хотели казнить? - он не спрашивал, а утверждал. - И ты умудрился сбежать из деревни? Я всё правильно говорю?
- Эээ... - вырвалось у меня, но я, тут же, закивал головой в подтверждение его слов, потому что по правде это так и было. Мысли заметались в голове, словно ужаленные.
''Всё-таки я поймался на живца. Вот только меня отсюда, кажется, вызволять никто и не собирается''.
- Да, верно.
- Хорошо, - мужчина расслабленно откинулся на спинку стула, похоже, единственного здесь со спинкой, и коротко глянул через плечо на парня за своей спиной. - Он не врёт, - ткнув в меня пальцем, сказал он, а после взял со стола какую-то бумагу и начал изучать её, будто в ней было что-то более интересное, чем я.
- Это всё? - удивился теперь я, - я могу идти?
- Куда? - хохотнул мужчина, оторвав взгляд от бумаги.
- Домой, - моргнув, я произнёс это таким тоном, будто у меня других вариантов и не было. Впрочем, оно-то так и было. Я домой и собирался изначально. Но почему-то этот мой ответ вызвал смешок у обоих, ну, и я невольно усмехнулся, больше от непонимания. - А что в этом такого? Не отпустите? Убьёте? - последний вопрос я задал уже серьёзно, он меня волновал больше всего.
- Отчего же не отпустить? - крякнул длинноволосый, в его глазах появились какие-то неуловимые смешливые искорки. - И убивать тебя смысла не имеет. Вот только как ты домой попасть собрался?
- Через... - осёкшись, я захлопнул рот и вдруг задумался.
''А с чего бы это я им всё должен рассказывать? Одному рассказывал - он не верил. И эти ещё посмеются. Фиг вам, я не клоун''.
Но мою запинку мужчина оценил по-своему.
- Через портал ни один новичок не может пройти назад, это все знают. Тебе же это уже объясняли, - начал он говорить таким тоном, будто учил дитё неразумное. - Ты, парень, попал в новый для себя мир и теперь останешься здесь надолго. Есть вероятность, что ты в будущем сможешь вернуться на Землю, но это будет не скоро, поверь. Для этого тебе самому нужно будет сделать многое.
- Вы хотите сказать, что отпустите меня домой только после отработки? - наморщил я лоб.
- Нет, - улыбнулся он, - у тебя есть три варианта того, как поступить дальше.
Он сказал это и замолчал, оценивающе разглядывая меня. Я понял, что меня сейчас пытаются развести на что-то, да только выхода не видел из этой ситуации. Ну, допустим, я смогу выбежать из этого дома, даже улизнуть от них. А где я нахожусь? Если до этого я знал ещё, с какой стороны замок графа, то теперь... Подобных деревянных домов, кроме как в деревне, я больше нигде и не видел. А в деревне они были в куда лучшем состоянии, значит я не в ней. Не выдержав паузы, всё-таки спросил:
- И каких же?
- Вариант первый и лучший для тебя - ты присоединяешься к нашему ордену. Мы даём тебе жильё, еду и работу. У нас ты можешь обучиться магии. Да-да, магии, - длинноволосый улыбнулся. - В нашем ордене все живут одной дружной семьей, и мы все делаем одно благое дело. Никто никого не неволит. Никто никого не заставляет выполнять какие-то обязанности. Всё только на добровольной основе. Ну, почти. Если ты берёшься за какую-то работу, то делать её ты должен. Это честно. Или же не берись.
Я заметил, как парень за его спиной покивал на его слова, а после задумался. Что же это за мир такой интересный, где все так и норовят обучить бедного несчастного меня этой самой магии? Но тут меня хотя бы спрашивают, варианты дают точнее, а робс эти, конечно, не спрашивали. Только понять бы, где собака зарыта.
- А другие варианты?
- Второй вариант - ты идёшь в школу робс, - длинноволосый цыкнул зубом и ухмыльнулся. - В этом случае, можешь не надеяться на свою долгую жизнь.
Удивлённо подняв брови, я склонил голову на бок. - ''Опаньки. Как интересненько становится!''
- То есть?
- Выпускается из этой школы процентов двадцать-тридцать учеников, остальные до выпуска просто не доживают, - как-то просто пожал плечами мужчина. - Да и мы всеми силами боремся с теми, кто подчиняется устоям этой школы. Кому понравятся такие законы? Подумай сам. Тебя ведь хотели сжечь на костре, а до этого пытали. Пытали-пытали, не делай такое недоумённое лицо. Наш человек видел тот суд, на который вытащил тебя Альберт, - усмехнулся он, махнув рукой. - Цирк, да и только. Так вот... - он помолчал, о чём-то ненадолго задумавшись. - Они называют себя Рыцарями, обладающими Божественной Силой и считают, что им в Кирконе - так называется этот мир - можно делать всё, что они захотят. Они строят по струнке даже местного короля, не говоря уже о простых людях, налаживают здесь свои порядки. А порядки у них... Сам видел, какие. Казнят без доказательств. Ты, кстати, молодец, что умудрился сбежать от них.
- Так я... - я хотел было признаться в том, что меня просто отпустили, но меня перебили.
- Я всё знаю. Ты вырубил одного из своих охранников, когда первый вышел в туалет. Хороший план, хоть и не оригинальный. Но ты смог сбежать. А это уже что-то. К тому же, именно поэтому ты нас заинтересовал. Нам нужны смелые и любящие жизнь люди.
- А третий вариант... Какой? Можно полюбопытствовать? - я уже понял, что меня разыграли втёмную, навешав шпиону лапши на уши, что я сбежал сам, а потому я поспешил перевести тему в другое русло.
''Только что это им даёт? Находить меня по своей грёбанной карте они что-то не торопятся. Неужели ожидают, что я приму предложение вступить в этот орден?'' - я даже поразился осмысленности своих мыслей.
- Третий вариант... - вздохнул длинноволосый, отвечая на мой вопрос. - Можешь просто жить в этом мире, как любой человек из местных. Прибиться к какой-нибудь деревне проще всего, там всегда рук не хватает. Но можешь попробовать и в городе устроиться на какую-нибудь работу, найти жильё... В этом случае мы поможем тебе. Спрячем тебя так, чтобы тебя не нашли робс, на первое время даже пристроим тебя в какое-нибудь жилище, а дальше сам-сам, - он как-то грустно улыбнулся, посмотрев на меня. - Мы в этом случае не будем вмешиваться в твои дела, будем только навещать иногда. А ты будешь просто жить, как и все здесь. Только как все, не пользуясь знаниями, которые у тебя остались с Земли. По ним тебя легко вычислят робс и тебе это плохо аукнется.
- А если меня узнают? Меня видели.
- Это уже не твоя забота, а наша. Есть способы изменить внешность до неузнаваемости, это не сложно и даже не больно, - как-то самодовольно улыбнулся мужчина, что зародило во мне мысль о том, что вижу перед собой я не его настоящую внешность, а поддельную.
- То есть... Домой вернуться всё-таки не судьба? - уточнил я.
- Только в том случае, если ты вступишь в наш орден. Или уйдёшь к нашим врагам. Чтобы вернуться, тебе нужно обучиться магии. Но во втором варианте ты будешь у них на коротком поводке и то, после двух лет практически тюремного заключения.
- Да, - я вздохнул, проникшись честностью длинноволосого, - мне Лекс об этом говорил что-то. О том, что там не выпускают из школы в первый год.
- Лекс? А-а, это тот куратор, который привёл тебя в деревню? - покивал он. - Да, жаль парня. Молодой был, мог бы свернуть ещё с кривой дорожки...
И всё-таки меня всё время терзала одна единственная мысль, несмотря на вполне доброжелательные разговоры.
- Но... Это же вы его убили? - решился я спросить.
- Не мы, - покачал головой длинноволосый. - Но да, это один человек из нашего ордена. И наш орден несёт ответственность за его смерть, несмотря на то, что причины этого убийства... - он нахмурился, вновь делая паузу. - Как бы тебе объяснить?
- Как есть, так и объясните. Я пока ждал суда, да и потом тоже такого страха натерпелся, что и не знаю даже, - выпалил я, смелея.
Лекса всё-таки было жалко, да и не заслуживал парень смерти, мне так казалось. Я искренне считал, что за смерть парня, да и девушки тоже, должен был кто-то ответить. Больше всего ответить за мои собственные мучения, но об этом я не стал бы распространяться. Припомнив Альберта с его пытками и постоянными вопросами, тело мёртвого Лекса, я нахмурился в нерешительности. Бог завещал прощать, как говорится. Впрочем, в моих мучениях виноват был Альберт, в первую очередь. И только потом уже сам Лекс, так как привёл меня в ту деревню, так что вины с него я не снимал, хоть о мёртвых плохо и не думают. Воспоминания не из приятных. Спасибо, хоть мазь волшебную дали, залечил ожоги и ссадины.
И вот что странно - следов от пыток у меня не осталось, но вот этот человек, напротив, о них прекрасно осведомлён... Однако он не в курсе того, как именно мне удалось покинуть деревню. Подозрительно.
- Какое-то время назад... - спустя минуту раздумий всё-таки решился он начать рассказ, а я, уйдя в собственные размышления, едва не пропустил начало. - Наш человек учился в школе робс и был куратором Лекса. Не вдаваясь в подробности, скажу только то, что из-за Лекса нашего человека едва не убили. Лекс подставил его, и ему пришлось бежать из школы, иначе всё закончилось бы его смертью. И то, что случилось, было местью. Наш человек ответит за свои проступки, но это уже наша забота. А ты случайно попал между молотом и наковальней. Большего тебе сказать не могу.
- Понятно... - я вздохнул, теперь всё становилось на свои места. Хотя и не совсем всё. - А Лика? Чем провинилась девушка?
- Этого мы пока не знаем, - нахмурился длинноволосый. - Но узнаем. В скором времени.
- Значит, всё-таки... - начал я осторожно, подбирая слова. То, что в деревне той есть шпионы ордена, да и не один, и что сейчас меня просто вербуют на свою сторону, мне стало уже понятно. - Если я к вам присоединюсь или же просто решу где-нибудь пожить... - я заметил, что взгляд мужчины стал острым и внимательным. - Я буду кем-то вроде шпиона? Если какие-то будут события происходить, то мне нужно будет вам просто сообщать все новости. И на том всё? - я неуверенно улыбнулся.
- Ты догадлив, - ответил взаимной, хотя и куда более уверенной улыбкой длинноволосый. - Итак, твой ответ?

Часть 2. Признание Антона.



Одну из комнат в доме Альберта вот уже несколько часов накрывал полог беззвучия и ни один звук не мог дойти до мирно спящих жителей деревни. Даже жена хозяина дома вместе с детьми спокойно отдыхала в своей комнате этажом выше. Но то, что происходило внутри этого невидимого купола, могло бы повергнуть в шок любого из местных.
- Что ты сказал, скотина такая? - кулак Альберта коротко и без замаха, но с силой ткнулся в живот Антона.
Связанного верёвкой парня, прислонённого спиной к стене, согнуло пополам, а изо рта его потекла тонкая струйка крови. Из бёдер избиваемого едва заметно торчали по две спицы, прошившие мышцы едва ли не насквозь. Ткань брюк липла от влажной крови к ногам.
- Что слышал! - он сплюнул тёмно-красный сгусток на пол, морщась от боли, и поднял взгляд, наполненный злобой и ненавистью на главу деревни, выпрямившись.
- Да уж... - сидя в углу небольшой комнаты на стуле, освещённой всего тремя масляными светильниками, Господин Крамерс печально рассматривал карту, разложенную на столе. Он думал о чём-то своём и будто бы не обращал внимания на то, что творится в паре метров от него. - Упустили мы его... - тихо вздохнул старик, хмурясь.
Маячка не было. И вероятности того, что Дмитрий ускользнул на Землю через портал, тоже. В лесу возле его портала с самого начала, ещё даже до того, как он покинул деревню, уже дежурили два Рыцаря. В какой-то момент маячок просто исчез с карты и больше на ней не появлялся. Это было плохо. Очень плохо. Это рушило им все планы.
Альберт потёр костяшки пальцев правой руки, кивнув в сторону связанного парня:
- Завтра этого на костёр. Казнь состоится. Наденем ему мешок на голову, да и всё. А потом и найдём его, никуда он от нас не денется.
- Я бы не был в этом так уверен, - Антон облизал окровавленные разбитые губы и снова сплюнул на пол сгусток крови, с трудом удерживаясь в сознании, ему было очень плохо и это было видно.
- Надеешься, что твой орден тебя спасёт? - безразлично поинтересовался Господин Крамерс, всё-таки оторвав взгляд от карты и всмотревшись в лицо Антона. - Надеешься. Зря.
- Да пусть надеется, ему только надеяться и остаётся, - устало махнул рукой Альберт и отошёл к окну, выглядывая на улицу.
Под окном дежурил их человек, зорко всматривавшийся в темноту ночи и следящий за тем, чтобы никто лишний не приблизился к дому.
- Антон, расскажи всё ещё раз, мне кажется, мы что-то упускаем из вида, облегчи ещё раз свою душу, - мягко попросил старик, улыбнувшись при этом так, что парень несчастно застонал и сполз по стене на пол, упав на колени и тут же взвыв от боли в бёдрах.
Альберт же обернулся и подошёл к нему, крепко прихватывая за волосы и вздёргивая вверх, вынуждая стоять, опёршись спиной о стену. Колени Антона дрожали, и было видно, что стоять ему очень тяжело и больно, только это никого не волновало. Острая боль в ногах не давала парню отключиться и просто заснуть, при этом требовалось ещё и стоять, напрягаясь всем телом из последних сил. Глава деревни отпустил его слипшиеся от пота и крови волосы и отошёл к столу, присаживаясь на стул и закидывая ногу на ногу.
- Мы тебя внимательно слушаем. С самого начала, - приказал Альберт, вытирая руки белым носовым платком, который вытащил из кармана спортивных штанов.
- Я же всё уже десять раз повторил! - несчастно выдавил из себя парень, вновь поморщившись и тяжело вздохнув.
Он и, правда, уже много раз повторял одну и ту же историю, стараясь не упоминать об ордене даже в мыслях. Узнай они, что этот план придумал не он один, что у этого плана было ещё много дополнительных факторов, будет ещё хуже - это он понимал. И, как бы там ни было, боялся этого куда больше, чем смерти на костре.
- Сбежав из школы, я жил здесь под личиной Левика. Вчера, когда я ходил в лес проверить капканы, то услышал шум мотора и увидел Лекса, проезжающего мимо нашей деревни на мотоцикле. Я проследил за ним. Увидел, что он оставляет мотоцикл в лесу и понял, что он кого-то ищет.
- Зачем ты следил за ним?
- Я хотел его убить.
- Из-за чего?
- Старые счёты. Я раньше был его куратором, вы это наверняка уже знаете.
- Почему ты не убил его там, в лесу?
- Я побоялся, что тот, кого он ищет, неожиданно сам найдёт Лекса и помешает мне. Я не знал, с кем он собрался встречаться...
- Дальше, - поторопил его Альберт.
- Выждав, когда Лекс отойдёт, я слил из бака его мотоцикла бензин, чтобы он точно вошёл к нам в деревню. Этот придурок оставил записку о том, что этот мотоцикл - собственность робс! И что его нельзя трогать! Это меня повеселило. Потом я поставил магический маячок на дороге, чтобы знать, когда он будет возвращаться, и вернулся домой, - Антон закашлялся, вновь сплюнув кровь, глубоко и хрипло вздохнул несколько раз.
Альберт покосился на карту, а после на старика, но ничего не сказал. Господин Крамерс сверлил внимательным взглядом Антона и тот продолжил:
- Когда маячок сработал, я телепортировался в лес и следил за ними, чтобы понять, кто его сопровождает.
- Понял? - усмехнулся старик.
- Борзый новичок, - сплюнул, кивнув, Антон. - Я видел, как он наставил револьвер на Лекса. Даже думал было помешать ему. Лекса должен был убить именно я!
- Он же не выстрелил... - хмыкнул Альберт.
- Да, - вздохнул парень, - они только о чём-то поговорили. Когда я понял, что они точно идут в деревню, то телепортировался домой и стал думать, что делать дальше.
- И придумал убить Лику, - нахмурился Господин Крамерс.
Альберт вновь потёр сбитые ранее и уже почти зажившие костяшки пальцев.
- Эта шлюха слишком много о себе думала! - процедил сквозь зубы Антон. - И мне нужно было отвлечь его, - он кивнул на Альберта, - чтобы подобраться к Лексу.
- По порядку рассказывай, - глава деревни скривился, оценивающе разглядывая связанного парня и размышляя над тем, каким пыткам его ещё подвергнуть.
- Я дождался их прихода в деревню, а когда увидел, как их ведут в таверну, то сразу же отправился к банщику Джареду. Я нашёл его на улице, он как раз качал воду из колодца. Дождавшись, когда он закончит с водой, я сказал ему, что есть разговор и вошёл с ним в таверну через чёрный ход, а потом усыпил его. - Парень помолчал недолго, тяжело дыша и переступая с ноги на ногу, а после продолжил. - Приняв облик Джареда, я проследил за тем, чтобы новичок отправился мыться, а сам же нашёл в его комнате револьвер и принял его облик. Телепортировавшись в комнату Лики, я... - Антон снова сплюнул на пол и начал медленно сползать по стене, ноги его уже не держали, - изнасиловал её, а когда она попыталась убежать, я выстрелил в неё. Выстрел услышал старик Хоул, и я телепортировался обратно в комнату новичка, вернул револьвер на место. После этого я прошёл в кухню и стал ждать.
- Ждать чего? - негромко спросил Альберт.
- Ждать момента, когда ты оставишь Лекса одного. И когда это случилось, - Антон, наконец, опустился на пол и кое-как вытянул перед собой израненные ноги, - я дождался, когда Лекс остался один, а затем отвёл его в ванную, где и утопил с превеликим удовольствием. - Антон криво ухмыльнулся, но заметив хмурое лицо старика, прокашлялся. - После этого в облике банщика я дошёл до комнаты, где оставил Джареда. Вернувшись к облику Левика, я разбудил его и покинул таверну, отправившись к себе домой.
- Какой план, а? - фыркнул Альберт, покосившись на Господина Крамерса.
- Да, - согласился старик, кивнув и задумчиво постучав пальцами по столу, - обвёл он тебя вокруг пальца. Но что-то в его рассказе меня всё равно не удовлетворяет. Будто не хватает чего-то...
Антон напрягся, прикусив разбитую губу и с опаской посмотрев на агрессивного Альберта, который вновь поднялся со стула и медленным шагом вразвалочку начал приближаться к нему.
- А мне вот любопытно, как ты оказался вообще в моей деревне? Что ты тут забыл? И куда делся Левик? Настоящий Левик? - глава деревни присел рядом с вжавшимся в стену за своей спиной Антоном и, хищно прищурившись, посмотрел ему в глаза, прихватывая за спицу в бедре кончиками пальцев.
Он медленно потянул спицу, расшатывая её и вынуждая убийцу завыть не своим голосом, корчась и дёргаясь от боли. Старик даже не поморщился, спокойно глядя на происходящее. Вместо этого он согласно кивнул:
- Да. Мне это тоже интересно.
Когда спица была выдернута из бедра, Альберт осмотрел её. Сантиметров пятнадцать в длину, тонкая, стальная, похожая на те, которыми на Земле вяжут шапочки и шарфики с носочками. Антон тихо всхлипнул. От боли у него темнело перед глазами, а бедро сводило судорогой. Он не мог ни подлечить себя магией, ни сделать что-либо, так как руки его от плеч до запястий были крепко привязаны к торсу артефактом бессилия.
Больше всего сил высасывал из него именно артефакт, как ранее из Лекса. С этой с виду непримечательной верёвкой любая, даже самая безобидная пытка могла превратиться в муки ада. Спасало только одно - с её использованием мучителям так же не имеет смысл пользоваться магией. Она впитывает в себя всю магию на расстоянии в метр. Вот только Альберт прекрасно справлялся и без магии с пытками.
- Я просто сбежал из школы, мне было некуда пойти. Здесь же в каждой деревне и каждом городе есть робс. Какая разница, где мне пришлось бы остановиться? Если бы я пришёл, как я, а не как житель деревни, меня бы сразу же сдали в школу. Я же не дурак! - тяжело дыша, он попытался выкрутиться, чувствуя, как его загоняют в угол.
- Так-то оно так... Но. Откуда у тебя вот это? - Альберт вытащил из кармана своих штанов артефакт, дававший ранее Антону возможность превращаться в других людей.
- Я нашёл его! - как-то поспешно выкрикнул парень, гипнотизируя взглядом небольшой медальон в форме капли воды голубого цвета на ладони мужчины.
- Врёт, - тут же отозвался Господин Крамерс.
- Что ж... Ты знаешь, что бывает за ложь, - улыбнулся Альберт, поднося спицу вновь к его бедру и протыкая мышцу в новом месте, на этот раз уже гораздо ближе к паху.
Он знал, куда именно нужно колоть, чтобы доставить максимально болезненные ощущения и при этом оставить ему способность ходить, ведь ему ещё до костра на своих двоих передвигаться. Небольшую комнатку вновь заполнил дикий крик мученика, но ему повезло. Так и не дав ответа на этот вопрос, Антон потерял сознание.

Часть 3. Молодой куратор.



Вот уже пять часов Октавий Антерский в компании с ещё четырьмя учителями школы робс и Великим Жрецом колдовали над телом Лекса, которого посмел утопить в ванне человек из ордена ЗеВо. Они уже знали обо всём, обследовав тело Лекса вдоль и поперёк, а так же получив сведения, добытые Альбертом у Антона.
- Если бы не артефакт бессилия... - вздохнул высокий и худощавый сорокалетний мужчина, облачённый, как и все здесь, в синий балахон, - дело пошло бы быстрее.
- Сосредоточься, Колин, - процедил сквозь зубы Октавий таким голосом, что нахмурились все, стоящие в круге и держащиеся за руки, даже Великий Жрец.
- Майнктара Дабендир Солбанетайн Охру Оврыщенр... - вновь запел Жрец по кругу, уже в десятый раз, напевая одно и то же заклинание воскрешения.
На полу большого ярко-освещённого зала в рунном круге лежало полностью обнажённое тело блондина, изрисованное рунами. На нём не было ни единого чистого места. Даже на кончиках пальцев ног и рук, половых органах, глазах, губах и ушах были свои руны. Краской для этих рун служила кровь пяти учителей робс и одного Великого Жреца. Единственная деталь, скрывавшая частичку тела Лекса, любого непосвящённого могла бы испугать. Каждый раз, когда Майкл Тоусон, именуемый Великим Жрецом, начинал свою песню, медальон начинал неестественно ярко светиться, так сильно, что казалось, что он прожжёт грудь бездыханного тела.
- Одыыгпа Оржыуг Ри Ривык Дошдфаир Омде! - в который раз на высокой ноте закончил Жрец и, наконец, удача им улыбнулась.

''Вдохнуть. Вдохнуть. Вдохнуть. Воздух. Воздух. Воздух'', - обрывки мыслей и памятные ощущения того момента, когда его погружали в воду.
Лекс вздрогнул и сжался весь, жмуря глаза и свернувшись калачиком на полу, будто от сильной боли. Он боялся вдохнуть горячую воду. Страх был настолько силён, а кожа всё ещё так ярко помнила обжигающие прикосновения воды, что лёгкие в груди скрутило от боли. Но организм всё-таки взял своё желание жить. Он вдохнул и закашлялся от неожиданности, вздрагивая всем телом. Глаза распахнулись от шока. Всё ещё не веря, что он уже не тонет, он попытался всмотреться в фигуры, окружающие его, но изображение было мутным и расплывалось. Уже бесполезный медальон отлип от его груди и откатился в сторону под ноги одному из учителей.
- Он жив! Спасибо вам всем. Спасибо, Великий Жрец, - с облегчением выдохнул Октавий и пошаркал к своему креслу, стоящему неподалёку от круга.
Его примеру последовали и остальные. Они разошлись по залу, и присели в стоящие там на приличном расстоянии друг от друга мягкие кожаные кресла, доставленные пару лет назад с Земли. Лишь один из учителей отошёл к небольшому столу под стеной, чтобы захватить с него плед для парня.
- Где я? Что происходит? - едва отдышавшись и, наконец, прозрев, выдавил из себя Лекс.
Оглядевшись по сторонам и неловко подобрав под себя ноги, он сел на колени и прикрыл стыдливо пах руками. Его тело всё ещё подрагивало от пережитых эмоций.
- Всё в порядке, Лекс, - мягко улыбнулся Октавий, когда парню подали плед, чтобы тот мог прикрыть наготу и согреться, - тебя попытались убить, но мы тебя вытащили. Антона уже поймали и дело расследуют. Теперь расскажи всё, что произошло с тобой. Нам это важно. Почему Антон хотел убить именно тебя? О чём вы разговаривали?
Укутавшись, парень тяжело вздохнул, переваривая полученную информацию. Некоторое время молчал, опустив взгляд в пол и медленно осознавая, что он уже в школе, среди учителей, что его действительно пытались убить, что Антона поймали и вряд ли тот отделается простым выговором... Скорее всего, Антона казнят, но злости на него Лекс почему-то не чувствовал. Всё это было довольно неожиданным для него открытием. Вспоминать о последних событиях своей жизни совсем не хотелось, но в такой компании упрямиться не следовало. Он нахмурился, вспоминая, а затем начал свой рассказ с самого начала, с того момента, как вышел из школы.
- ...Он крепко держал меня, и я захлебнулся, - тихо всхлипнув, закончил Лекс свой рассказ, распереживавшись от нахлынувших на него эмоций во время рассказа.
- А почему Антон хотел убить именно тебя? - напомнил свой вопрос Октавий.
- Я не могу сказать точно, - слабо пожал плечами Лекс, - но у меня есть предположение. Может быть, он зол на меня за прошлое? Помните тот случай, когда Антон убил нескольких учеников? Он пришёл тогда ко мне в комнату, весь в крови и с ножом в руке. Он хотел, чтобы я впустил его помыться и дал ему чистую одежду, а после создал для него алиби, будто в то же самое время, когда он убивал тех учеников, я был с ним у себя в комнате. Я же отказал ему и сразу вытолкал его из своей комнаты в коридор. Его там же, в коридоре, и поймали, потому ему пришлось сбежать из школы, не дожидаясь суда. Антон мог быть зол на меня из-за этого.
- Так это тот самый Антон? - удивлённо воскликнул Октавий, всплеснув руками. - Вот уж новости... Неожиданно.
Лекс кивнул, поправил плед на своих плечах.
- Да, учитель. Это был именно он.
- А Дмитрий этот... Каким человеком тебе показался по ощущениям? Что ты можешь вообще о нём рассказать? - поинтересовался Великий Жрец.
- Дима... - парень ненадолго замер, задумавшись, а затем медленно развернулся к Жрецу и ответил, - неприятно самоуверенный. Ну, я к нему с самого начала - со всей душой. А он не только не ответил взаимным дружелюбием, но и будто ещё и посмеялся над моей глупостью, мол, да кому она нужна, душа твоя. Это было обидно... Ещё... Ну, он подозрительно молчалив. То есть, я же от него никакой информации так и не добился. Это неприятно тоже, как недоверие. Вообще, я не люблю закрытых в себе людей. Вернее, не так. Можно быть закрытым хоть на десять кодовых замков, но не обязательно носом воротить и показывать человеку его никчёмность так явно... - вздохнув, Лекс немного помолчал и добавил:
- Он был слишком спокоен как для новичка, слишком уравновешен. Мне показалось это странным. Альберт даже предполагал, что Дмитрий на самом деле Проверяющий, а не новичок, но... Не знаю даже. Он действительно вёл себя так, будто не знает правил этого мира. Он необычный, не такой, каким должен быть новичок. Но при этом я бы не сказал, что он... плохой человек. Ммм... Он умеет рассуждать логически, вместе с его спокойствием, из-за этого кажется холодным, но, - Лекс припомнил, как Дмитрий угощал его шоколадкой, - мне кажется, что он может быть добрым, хотя и не без ехидства в характере...
- Спасибо, Лекс, можешь идти отдыхать в свою комнату, не забудь принять душ и смыть руны, а утром, как проснёшься, придёшь ко мне в классную комнату, - задумчиво произнёс Октавий, седой старик с длинными завязанными в хвост волосами, самый пожилой из всех.
Когда парень замолчал, опустив голову и размазывая слёзы и кровь по своим щекам, он был уже не нужен на этом собрании.
- А как же Дима? - опомнился Лекс, едва поднявшись на ноги и нерешительно взглянув на учителя.
- Он сбежал из деревни.
- А как же... - Лекс хотел было сказать о карте, о невозможности побега, но Октавий перебил его непререкаемым тоном:
- Иди в свою комнату!
- Спасибо вам, - вздрогнув от голоса, парень всё-таки пересилил себя и поклонился каждому из присутствующих, а затем вышел из зала, кутаясь в плед, и тихо прикрыл за собой дверь.
- Зря вы так, парень ведь волнуется, - осуждающе качнул головой Евгений, самый молодой учитель из присутствовавших в зале, сидевший в кресле. На вид ему было не больше тридцати, худой, рыжие короткие волосы прилизаны гелем, зелёные глаза, веснушки по всему лицу, которое запоминалось только ими. Убери с его лица веснушки, ни за что глаз и не зацепится больше. - Вините себя за то, что именно вы отправили его за тем новичком? - он задумчиво рассматривал Октавия, закинув нога на ногу и покачивая ступнёй, висящей в воздухе. Руки его со сцепленными в замок пальцами лежали на животе.
- Мы сейчас не отношения выяснять собрались здесь, - нахмурился Великий Жрец, полноватый, с круглым лицом и глубоко посаженными глазами, лет пятидесяти, мужчина с залысиной на лбу. Он, с упрёком глянув на разговорившегося молодого учителя и в то же время, не дав ответить Октавию на его реплику, продолжил. - Две из трёх целей нашего собрания мы уже выполнили. Воскресили Лекса и узнали от него, что произошло на самом деле. Теперь осталось придумать, что делать дальше.
- Нужно найти Дмитрия, - сказал один из молчавших до этого момента учителей, пожилой мужчина с седыми, коротко стрижеными волосами, лицо которого скрывала тень от накинутого на голову капюшона.
- И каким образом вы, Лерой, собираетесь это сделать? - поинтересовался Великий Жрец у него.
- Пройтись по предполагаемому маршруту и хорошо всё проверить. Может быть, где-нибудь остались остаточные следы портала... - вставил своё слово Евгений, задумчиво почесав нос.
Лерой на эти слова лишь кивнул головой.
- Дорогу уже проверили, - отозвался Картин, мужчина неопределённого возраста от тридцати до сорока с чёрной пышной кучерявой шевелюрой на голове. - Лес в данный момент проверяют, но пока никаких зацепок нет.
- А если метка исчезла с карты из-за того, что он умер? Тело мог съесть и какой-нибудь зверь. - Обеспокоенно заметил Октавий, припомнив предположение Лекса из его рассказа, когда он искал новенького по лесу.
- Но всё-таки нужно поискать. И внимательно. - Решил настоять на своём Евгений. - Если найдем какие-нибудь намёки на останки новичка, пусть и воскресить мы его не сможем, но хотя бы убедимся в том, что он действительно мёртв и отошлём новый запрос на другого новичка. У нас же не в первый раз подобное случается. А если найдём следы портала, тогда придётся искать его дальше и уже живого.
- Подобное не впервые, но разве никто из вас не понял, что этот Дмитрий не простой новичок? - Жрец окинул всех присутствующих задумчивым взглядом.
- Согласен, интересно было бы с ним пообщаться, - кивнул Октавий. - Но если всё-таки он член ордена ЗеВо... - он покачал головой, не закончив фразу, впрочем, этого и не требовалось, все и так знали, что это могло бы значить для них.
- Нужно ещё поговорить с Альбертом, может быть, он что-то новое расскажет нам. Не со слов других, а лично. Завтра пригласите его ко мне, он тоже занимается поиском, но и в дополнение к этому расследует варианты по поводу ордена, - сказал Великий Жрец, не обращаясь, конкретно, ни к кому и ко всем сразу.
- Я приглашу Альберта, - вызвался Колин, на что Жрец никак не отреагировал.
- Но если всё-таки Дмитрий найдётся живым и к ордену он отношения иметь не будет, я бы хотел видеть его в своём классе, - задумчиво протянул Лерой.
- Вечно ты вперёд паровоза бежишь, - фыркнул Картин, - мы ещё посмотрим, кому новичок достанется. Всё будет по-честному.
- В моей группе недобор! - возмутился Лерой.
- Не делите шкуру неубитого медведя, - вставил свои пять копеек Евгений.
- Ну, вот так всегда! - Лерой развёл руками, всем своим видом показывая, насколько он возмущён.
- Что вы тут за детский сад устроили? Ещё пиписьками начните меряться. Тоже мне, учителя школы робс! Вас послушать, так ученики поумнее некоторых будут. Так, всё. Закончили! - Великий Жрец хлопнул в ладоши. - Если никому сказать больше нечего, собрание объявляю закрытым. Лерой и Картин, на вас поиск новичка. Колин позаботится о том, чтобы Альберт был завтра у меня и проследит за тем, чтобы казнь над Антоном обязательно состоялась. Такие люди, как этот убийца, нам не нужны. Октавий, Лекс пусть продолжит учёбу в обычном режиме. Приглядывай за ним. Но за пределы школы его пока выпускать не стоит. Если Дмитрий всё-таки попадёт к нам, то он так и останется его куратором, без изменений. Остальные занимаются своими прямыми обязанностями. Всем спасибо, все свободны.

***


Лекс сидел на кровати, после того, как принял душ, закутанный в одеяло, обнимая руками колени. Он смотрел в одну точку перед собой в стене, вспоминая события, произошедшие с ним за последние несколько дней. Несмотря на то, что по сути ничего от него не зависело, парень чувствовал за собой вину. Он потерял Дмитрия, о котором должен был заботиться, которого должен был оберегать. Провалил задание учителя. Не просто потерял подопечного. Предал его. Обвинил его без доказательств. Собственными руками, собственной силой усыпил и оставил одного в ситуации, когда в деревне произошло убийство.
Теперь, когда стало ясно, что убийца не Дмитрий, ощущение вины грызло парня изнутри. Пусть и его самого попытались убить. А что если после этого и Дмитрия убили? Как он сможет себе это простить? И простят ли ему самому то, что он оставил своего подопечного без присмотра? Куда Дмитрий, не зная этого мира, мог сбежать из деревни? Сбежать. Значит, его ещё робс не нашли, иначе это стало бы сразу известно. И что теперь делать? Стоит ли пойти самому его поискать?
Может, поискать стоило бы, но слабость из тела Лекса пока никуда не спешила уходить. Он вряд ли смог бы зайти далеко в таком состоянии. В голове парня вертелось слишком много вопросов, ответы на которые он не находил. Но чувствовал, что нужно принимать какое-то решение.
Лекс лёг на кровать, уложив руки по бокам от себя, и расслабился, закрыв глаза. Он погрузился в медитацию, чтобы найти ответы на волнующие его вопросы, но вместо этого незаметно для себя заснул.
Шум и гам, доносящийся из коридора общежития, разбудили его рано утром. Ученики бегали туда-сюда, собираясь на занятия. Кто-то на кого-то кричал, и кто-то кого-то уже избивал, судя по глухим ударам и сдавленному мычанию за стенкой. Лекс вздохнул. Начиналось новое, уже привычное утро в школе.
- Я должен его найти сам и привести сюда, ведь это было изначальной моей задачей, с которой я не справился, - тихо сказал сам себе парень, глядя в потолок, а после сел на кровати и потянулся, зевая.
Это решение он принял, когда только проснулся. Теперь же оставалось только поговорить с учителем и... И вновь покинуть школу в поисках этого любящего теряться странного новичка.
Приведя себя в порядок, Лекс взглянул на часы. До первого занятия оставалось ещё минут сорок. В коридоре стало уже порядком тише, большинство учеников переместились в столовую завтракать. При мысли об этом в животе парня требовательно заурчало, и он только сейчас осознал, насколько сильно голоден. Вот только для завтрака сейчас у него уже не было времени.
Спустя десять минут он вошёл в классную комнату, где за большим столом сидел Октавий Антерский. Учитель готовился к предстоящему занятию, водя пальцем по большому планшету, поставленному на стопку каких-то бумаг. Когда же он услышал приближающиеся к его столу шаги, он нехотя оторвал взгляд от планшета и поднял его на Лекса.
- Доброе утро, учитель, - парень поклонился, прижав правую руку к левому плечу, и выпрямился, не зная, с чего начать свою просьбу.
- Доброе, доброе, - кивнул Октавий, махнув рукой на первую парту напротив его большого стола. - Присаживайся, Лекс. Скажи, ты не вспомнил больше никаких новых деталей по поводу вчерашней истории? Может быть, ещё что-то есть, что ты не рассказал?
Присев на стул, и сложив руки одна на другую поверх столешницы парты, блондин покачал головой.
- Я обо всём вчера рассказал, больше ничего не помню.
- Не страшно. Я просил тебя зайти ко мне, чтобы сказать тебе кое-что. - Октавий посмотрел в глаза Лекса, будто раздумывая над чем-то.
Лекс разволновался, опустил взгляд на свои руки и невольно поджал губы, предчувствуя, что это ''кое-что'' вряд ли его обрадует. Но торопить учителя он не посмел.
- О том, что с тобой случилось, где ты был и так далее, никто знать не должен, - спустя минуту напряжённой тишины, наконец, сказал учитель. - Что говорить другим ученикам о своём отсутствии, придумаешь сам. Пока мы не найдём Дмитрия, будем делать вид, что его не существует. Ты понял меня, Лекс?
- Но как же...? - подняв удивлённый взгляд на Октавия, Лекс запнулся. - Да, я никому ничего не расскажу. Но я думал, что меня опять пошлют искать Диму и я... Он ведь уже знает меня... - он затих, повесив голову, когда по непроницаемому лицу учителя промелькнула тень недовольства.
- Из школы в ближайшее время тебе выходить запрещено, ставлю тебя в известность, чтобы ты вдруг сам не пошёл никого искать, - непререкаемым тоном разрушил все надежды Лекса Октавий.
- Я вас понял, учитель, - вздохнул парень, но учитель прекрасно увидел, что Лекс с его приказом не согласен.
- Вот и хорошо, раз понял, а теперь иди завтракать и на занятия. Продолжай учёбу. Кстати, на третьем уроке будет внеплановый экзамен по военному делу, советую подготовиться.
Как только за парнем закрылась дверь, Октавий позволил себе улыбнуться и расслабиться. Ох, и сложно же было незаметно наложить на него заклинание подложной памяти, да ещё и выборочно, чтобы Лекс сам ничего не понял... А теперь следовало подготовиться к предстоящему уроку.
Спустя пару часов Лекс забыл о существовании Дмитрия и об их встрече.

Глава 9. Орден ЗеВо.



Спустя четыре сумасшедших часа я сидел за устланным белой скатертью большим столом. Стол был накрыт вполне неплохо. Три больших блюда с жареным мясом и рыбой. Несколько тарелочек поменьше с соусами к ним, хлебом, колбасой и сыром. Своеобразные узкие и высокие глиняные стаканы и большая бутыль с красным вином.
Что меня больше всего позабавило, так это то, что, несмотря на вроде бы древненькую глиняную посуду, столовые приборы, а именно вилки и ножи, были современными, из хорошей нержавеющей стали. Впрочем, я всё меньше начинал удивляться смешению как бы ''древних'' и современных вещей. В конце концов, удивительного в этом ничего и не было. Одно знание того, что в этот ''старый мир'' можно протащить из современности что угодно, так уже и планшет в руках закованного в латы мечника удивлять перестанет. Хотя, подобных рыцарей я в Кирконе ещё не видел. Но мало ли?
Мы поздно ужинали или очень рано завтракали, я так этого и не понял, так как за окном всё ещё на небе светила луна и горели звёзды. Эрик, этот самый длинноволосый начальничек из ордена ЗеВо, сидел напротив меня и ловко орудовал одновременно вилкой и ножом, разрезая мясо на кусочки в тарелке и макая каждый кусочек в персональную соусницу.
Второй ''ассасин'', как я про себя его окрестил с самого начала, действительно оказался японцем. Звали его Хонг. Он сидел по левую руку от меня и практически не сводил с меня косого взгляда, лишь изредка бросая взгляд в тарелку, что меня слегка напрягало, но я пытался не обращать на него никакого внимания. Этот парень был, откровенно говоря, странным.
И какой бы ситуация не казалась непонятной, лично я с аппетитом вкушал предложенные яства. На столе посреди всего этого вкуснейшего великолепия горели свечи в подсвечниках. Романтично даже и хорошо было, спокойно, мило.
Что привело меня в такое расположение духа? Нет, не еда, конечно же. И даже не вино, которым довольно часто наполнялись стаканы из большой бутыли. Впрочем, лучше по порядку.
После недолгого разговора с мистером Эриком из ордена ЗеВо, к нам присоединилась ещё одна очень интересная личность. Альбина - так звали моё успокоительное. Она сидела по правую руку от меня.
Ответа сразу на поставленный мне вопрос о том, чтобы так сходу работать на орден, я, конечно же, не дал, как и не выказал особого желания возвращаться в школу. Глупо соглашаться на что-то, когда понятия не имеешь, на что именно ты соглашаешься. И я начал спрашивать, а Эрик, на удивление, стал мне охотно отвечать, пока в комнату не вошла она.
Как только она вошла в комнату, где проводился мой допрос, и осуществлялась вербовка меня в их орден под видом дружелюбного разговора, я едва не подавился воздухом. Чертовка с короткой стрижкой золотистых волос имела настолько яркие зелёные глаза, притягивающие взгляд черты лица и большие... эм... глаза. Да. Такие у неё были эти самые глаза, что я замер с открытым ртом, осёкшись на полуслове и забыв, что хотел сказать в тот момент. На вид ей было лет двадцать, фигурка - одно загляденье: худенькая, стройная, с большой грудью, тонкой талией, круглой попкой и длинными ножками...
Мой взгляд нагло упёрся в её глубокое декольте обтягивающей футболки, а кадык дёрнулся от сглатывания. Конечно, встреть я такую девочку в своей реальности, то, возможно, и не заметил бы, там таких много, ну или проводил бы взглядом аппетитную попку, но здесь, после всех этих приключений...
Ведь если подумать, вначале долгое блуждание по лесу, дикая деревня, смерть знакомого, пытки, суд, уговоры, угроза казни и побег... Сложно было всё время быть настороже, готовиться к плохому и постоянно терзаться сомнениями. Всё это сожрало во мне столько нервов, сколько я не тратил за последние лет десять. Мне просто необходимо было сбросить стресс.
И стоило только увидеть это прелестное создание, тестостерон в моём организме подскочил до невообразимых пределов, а мозг банально отключился, подтверждая всем известное правило. Останавливало от того, чтобы уложить эту девочку тут же на столе, даже не стесняясь Хонга, только одно - у пояса её кожаных брюк висела... сабля... Впервые я видел в этом мире настоящее оружие и не могу сказать, что меня это обрадовало.
Когда она подошла к столу Эрика и положила на его стол какую-то бумагу, длинноволосый взял письмо в свои руки, мазнул по нему взглядом и задумчиво покачал головой, при этом звонко поцокав языком.
- Извини, Дима, дела, - с сожалением в голосе произнёс он, - придётся оставить тебя ненадолго. Альбина, - обратился он тут же к девушке, посмотрев на неё, - составишь компанию молодому человеку? Расскажи ему об ордене, о мире, всё, что нужно знать человеку, который только попал в Киркон. А я скоро вернусь, не скучайте.
Сложив принесённый лист бумаги вчетверо, Эрик спрятал его в нагрудном кармане, кивнул на согласный кивок Альбины и растворился в воздухе, будто его тут и не было.
Я моргнул, удивлённо уставившись на пустое место, где он стоял мгновения назад, только в этот момент, приходя в себя.
Честно говоря, до последнего не верил во всякие там телепортации, пусть из-за этого и сам чуть не попал на костёр, но вот увидеть один раз своими глазами что-то подобное оказалось куда полезнее. Я поверил и очень даже захотел сам научиться так прыгать. А что? Если бы я умел так с самого начала, то фиг бы дал Альберту так над собой поиздеваться, слинял бы сразу же, как только узнал об убийстве, скорее всего.
- Так во-от кака-ая ты, телепорта-ация, - хмыкнув, я поднял оживший и заинтересованный взгляд на девушку.
- Альбина, - протянула она руку, подойдя ко мне и поинтересовавшись почти безразличным тоном. - Ты успел уже что-нибудь узнать или тебе с самого начала рассказывать?
- Дмитрий, можно Дима, - я вначале слабо пожал её ладонь, а когда её рука уже хотела отпустить мою руку, сделал свою хватку крепче и потянул её на себя, так и не поднявшись со своего табурета.
Пара секунд, ловкое движение свободной рукой, поддержав за талию, и ногой, делая подножку, и удивлённая девушка сидит у меня на коленях, боком к моей груди, а я с наслаждением зарываюсь носом в её чистые и пушистые волосы, пахнущие каким-то цветочным ароматом. Глубоко вдыхаю и улыбаюсь, как мальчишка, который только что напроказничал. Но руки не распускаю. Я хоть и наглый с девушками бываю, но в меру. Да и о сабле помню, опасно и больновато стукнувшей меня по коленке.
- Ты что себе позволяешь, гад такой? - тем не менее, возмутилась она, тут же подскакивая с моих колен, как ужаленная фурия.
Послышался хохот Хонга, привлёкшего к себе внимание и сбавившего накал страстей до минимума. Японец этот с исчезновением Эрика из поля зрения просто волшебным образом переменился. Он расслабился, плюхнулся на хозяйский стул за столом и заложил руки за голову, словно потягиваясь, глядя на нас с наглой улыбкой. Ему явно понравилось то, что я решил тут устроить.
Я же, продолжая по идиотски улыбаться, вновь перевёл взгляд на Альбину и тут же выставил перед собой руки, будто защищаясь.
- Ничего-ничего, прости, не удержался. Как увидел тебя, так сразу же был сражён в самое сердце твоей красотой. Больше и пальцем к тебе не прикоснусь, если тебе это неприятно! - соврал я, честно глядя ей в глаза и продолжая давить лыбу.
- Тьфу ты, - Альбина уже не выглядела такой раздражённой, смех Хонга и её успокоил невообразимым образом, однако она уложила одну руку на пояс, а другую руку на рукоять сабли. - Ещё раз протянешь хотя бы раз ко мне палец - отрублю по локоть!
- Понял! - уже серьёзно сказал я, неискренне испугавшись её обещания, вздохнув и задумчиво покосившись на свой рюкзак, стоявший на полу рядом.
Идея вспыхнула в моей голове тут же. Через мгновение я уже рылся в своих запасах, пока Альбина устраивала свою упругую попку на одном из табуретов. Понял я только одну вещь - к такой цаце нужно подъезжать другими методами.
- Начнём с конфетно-букетного периода! - просиял я, нащупав в рюкзаке сникерс и выудив его наружу, подскочил со своего места и протянул ошарашенной девушке шоколадку, буквально впихнув ''конфету'' в её руки. - Держи! Сейчас ещё за букетом сбегаю! - предупредив, я тут же метнулся к двери, заставив подскочить с места Хонга, но, не дожидаясь его, тут же выбежал на улицу, поёжившись от холодного сырого воздуха.
И замер, удивлённо уставившись на стену перед собой и ощущая, как по спине побежали мурашки. На расстоянии метров трех от дряхлого деревянного домика обнаружилась прозрачная и лишь слегка переливающаяся серебром от сильных порывов ветра стена купола. Прозрачное марево. Мираж, воплощённый в реальность.
Я огляделся. Купол накрывал весь дом вместе с крышей, он казался ненастоящим, хоть и видел я его собственными глазами, не верить которым смысла не имело. За пределами же прозрачной стены раскинулось большое поле, укрытое цветами и высокой травой. Чуть дальше, на горизонте чёрной шапкой на тёмно-синем фоне неба виднелся, кажется, лес, а может, какой-то холм. Было не понять. Большая луна, чуть побольше нашей, земной, повисла над горизонтом.
В проходе остановился и облокотился о косяк ухмыляющийся Хонг.
- Красиво, да? Мастер Эрик высококлассный специалист по защите, - поделился информацией он.
- Ого, сколько слов ты знаешь! - съязвил я, немного отойдя от шока, но Хонг не обиделся.
За его спиной показалась Альбина. Бесцеремонно оттолкнув японца с прохода, девушка вышла из дома и подошла ко мне. В её руке была уже распечатанная и надкушенная шоколадка, а сама она с явным удовольствием её жевала.
- Мастер не любит, когда я много говорю, - буднично произнёс Хонг, с каждым своим словом всё больше возбуждаясь, - он не понимает души моей порывов. Не понимает красоты моих слов и вообще красоты этого мира!
- Хонг, прошу тебя, не начинай... - явно слышавшая эту речь сто миллионов раз, судя по её тону, Альбина поморщилась, с упрёком взглянув на японца, а затем перевела выжидающий и при этом немного насмешливый взгляд на меня. - Ну и? Где букет?
- Нужно быть добрее! Добро - это то, что отличает человека от монстра! - не унимался Хонг, и я прекрасно понял причину, по которой Эрик заставлял этого Хонга молчать.
Он что-то ещё продолжал вещать про добро и зло в человеке, уйдя в какие-то свои фантазии, впрочем, я его уже и не слушал, сканируя задумчивым взглядом пространство под ногами. Под куполом трава с цветами была истоптана, да ещё так, будто здесь каждый день туда-сюда толпу гоняли. А вот за ним, буквально за его стеной, словно и не ступала никогда нога человека. Казалось, руку протяни и нарвёшь букет цветов.
Это я и решил сделать. Коротко глянув на Альбину и улыбнувшись ей, я смело шагнул к стене, рассматривая серебряные всполохи на ней. Остановившись на расстоянии вытянутой руки, я заметил, что эти всполохи не так просты, как показалось с первого взгляда. Серебро вырисовывало какой-то странный, едва уловимый узор плетения. Словно загипнотизированный, я следил за игрой света и тени, как-то автоматически рисуя в своих мыслях этот узор, соединяя точки кривыми линиями, собирая его по кусочкам из уже увиденных частей.
Альбина и Хонг мне не мешали любоваться этим рисунком, а может, я настолько ушёл в это любование, что просто перестал слышать бормотание японца. Пазл складывался медленно, но уверенно. Простоял я так где-то минут пять, пока до меня не дошло, что то, что я видел перед собой, это стена из ледяной корки, на которой держится паутина в форме повторяющихся слов, написанных иероглифами кирконского языка. Это оказалось для меня настолько шокирующим открытием, что я даже слегка отшатнулся назад, придя в себя.
- Что? Страшно стало? - издевательски хохотнула Альбина, явно решив проверить меня на смелость.
Только сейчас я заметил, что японец всё-таки замолчал и подошёл ко мне, внимательно и задумчиво при этом меня разглядывая.
- Ты что-то там увидел? - поинтересовался он.
Я только пожал плечами.
- Очевидно, то же самое, что и вы, но дама хочет цветов, а я обещал ей букетик, - неопределённо хмыкнув, я уже без опаски смело шагнул вперёд, выставив перед собой ладонь согнутой в локте руки. Стоя почти вплотную к стене, мысленно я произнёс те слова, что прочёл на серебристом сиянии.
''Охтенг Ах Бара, Ан Либер Вондо, - вода и воздух, всё едино в мире'', - тут же мысленно перевёл я с кирконского.
Стена купола оказалась холодной, и правда, тонкая ледяная корка. Только не просто лёд, а лёд, пропитанный какой-то энергией, точно электричеством покалывающей кончики пальцев. От прикосновения тонкий лёд затрепетал под пальцами, от которых тонкой паутиной поползли трещины, издавая звук трескающегося стекла. А я ведь только прикоснулся. Понимание, что стоит применить совсем немного силы, легко надавить, как купол рассыплется весь на мелкие осколки, жгло кончики пальцев. Руку же при этом не холодило льдом, нет. Её жгло теплом, которое усиливалось тем больше, чем дольше я касался купола. Паутина быстро расползлась где-то на полметра вокруг руки, и я осознавал, что спокойно пройду сквозь купол, будь у меня такое желание. Только вот его не было.
- Не понял... - Хонг сглотнул, испуганно глядя на меня.
- Что там? - Альбина подскочила к нам и едва не выронила сникерс, уставившись на мою руку.
- Альбина, ты всё ещё хочешь букетик? - убрав руку от стены, я взглянул на ладонь, кожа которой лишь слегка покраснела, но не более.
Я потёр ладони одна об другую и вопросительно посмотрел на девушку.
Она молчала, как и Хонг. Их взгляды заворожено следили за тем, как медленно паутинка расползается дальше и выше, несмотря на то, что я уже не касаюсь купола.
- Эмм... - я задумчиво почесал затылок, упрекнув обоих, - нужно было предупредить, что этой хрени касаться нельзя.
- Офигеть... - выдохнула пришедшая в себя Альбина, хватая меня за руку и быстро уволакивая в дом. - Хонг! Иди сюда, быстро! - позвала она, запихнув недоеденную шоколадку к себе в декольте, да так, что я бы с удовольствием откусил от неё кусочек, торчавший между двух аппетитных округлостей.
- Подожди тут! - приказала она мне, отпустив меня, подбежав к столу и начав быстро собирать все бумаги, раскиданные по столешнице, в одну стопку.
Хонг забежал в дом и по его лицу я понял, что сделал только что что-то нехорошее. Он был испуган, да и девушка тоже. Ничего не понимая, я подошёл к своему табурету и присел на него, поближе к своему рюкзаку. Вздохнув, ошарашено наблюдая за тем, что начало вокруг твориться, я только догадывался, что купол скоро рухнет.
- Так вот почему робс меня до сих пор не нашли! Купол - это защита от робс? - тихо буркнул я пришедшую ко мне очередную догадку.
Меня же никто не слушал. Альбина, собрав бумаги, вытащила откуда-то из-под стола самый обычный полиэтиленовый пакет, запихнула бумаги в него и опустилась на колени в самом углу под стеной, ловко отколупнув кончиком сабли какую-то деревяшку. Хонг присел рядом с ней и помог ей разбирать пол, а когда они с этим закончили, то извлекли оттуда ещё несколько папок, присоединив их к бумагам в пакете.
- Всё. Надо валить отсюда, Хонг. Метнись к Эрику, предупреди его о куполе. А мы будем на... двенадцатой точке, - быстро сказала она.
- Понял, - кивнув, Хонг растворился в воздухе, забрав у девушки пакет с бумагами.
Я подхватил рюкзак, проверив застёжки, чтобы были закрыты, и поднялся на ноги, закинув его на плечо. Треск льда был слышен уже даже в доме, он будто становился всё громче и громче. Девушка подошла ко мне и, хмуро глянув в мою сторону, начала что-то беззвучно шептать, делая какие-то непонятные жесты руками в воздухе, обрисовывая ими круг. Через миг пространство возле её рук замерцало, а затем воздух будто стал плотным в этом месте.
- Пойдём, нужно спешить, - она схватила меня за руку и потянула за собой.
Я и пикнуть не успел, только по инерции сделал пару шагов вперёд, как вдруг пространство вокруг исчезло, погрузив меня в темноту.
Первое, что я почувствовал, это тепло и застоявшийся затхлый воздух, будто в этом месте пару лет никто не проветривал. Света так и не было. Тьма вокруг была кромешной. Отпустив мою руку, Альбина отошла от меня, сделав несколько шагов в сторону, что-то прошерудело, будто она елозила рукой по стене, а затем по глазам ударил яркий электрический свет после щелчка выключателя.
Зажмурившись и прикрыв глаза рукой, я выждал, пока глаза постепенно привыкнут к свету и медленно открыл их. Мы очутились в комнате. Совсем другой. Современной. Под потолком горела самая обычная лампочка без люстры, свисающая с потолка на проводе. В стенах, обклеенных светло-коричневыми обоями, даже имелось пару розеток. Привычно белый ровный потолок. Одна двуспальная кровать, компьютерный стол, кожаное кресло на колёсиках рядом с ним, холодильник и тумбочка с электропечкой на ней. Бросилась в глаза только одна странность - окна здесь не было.
Довольно резкий переход от деревянной развалины к вполне нормальному помещению. И хотя здесь было теплее и уютнее, всё-таки я чувствовал, что явно сделал пакость с тем куполом, который наверняка теперь разрушен. Не стоило его трогать. И...
Было ещё какое-то ''и'', которое никак не хотело трансформироваться в полноценное понимание. Кроме чувства вины, было что-то ещё. Не страх, нет. Хотя я и понимал, что каким-то образом, скорее всего, я вляпался по самое не горюй с этим орденом, но...
Вновь ловя себя на мысли, что хочу эту девочку, я двусмысленно покосился на двуспальную кровать, а потом на Альбину. Перед глазами в фантазии встала откровенная картинка, но тут же я вспомнил Лиду. Всё-таки не отошёл ещё, не пришёл в себя после расставания с ней.
''Где она интересно? Чем сейчас занимается? Наверняка и представить не может себе, в какой заднице я сейчас оказался...'' - последняя мысль мне вновь показалась двусмысленной.
Я невесело усмехнулся, и, ничего не сказав, просто присел на край кровати, скинув с плеча рюкзак.
И задумался. Состояние было похоже на то, которое овладело мной, когда Лида последний раз приходила ко мне в гости, чтобы развестись со мной. Похожее желание, не свойственное моему характеру, толкающее меня на действия. Впрочем, на этот раз оно проявлялось не настолько ярко, как с женой, может, из-за усталости, но что-то явно было со мной не так. Не так, как обычно. Все мои мысли, которые я старался обдумать, осмыслить, сводились только к одному. И это одно всё больше не давало мне покоя.
- Вот чёрт, - я, мотнув головой, глубоко вздохнул и поднял глаза на Альбину, которая устроилась в кресле и молчаливо дожёвывала шоколадку, ответно рассматривая меня. - У меня будут проблемы, да?
- Возможно, - пожала она плечами, закончив со сникерсом и смяв его обёртку. - Эрик решит. Он не любит шпионов робс, быстро с ними разделывается.
- Кого-кого? - мои брови удивлённо поползли вверх.
''Вот чего-чего, а ещё одного шпионского заговора на мою голову мне даром не нужно''.
- Ты ведь владеешь магией, не спорь, это и так понятно. Будь ты на самом деле новичком, ты бы ничего не смог сделать с куполом, он бы тебя просто ударил током и всё. Ты отскочил бы от него с подпаленными конечностями, а я бы тебя потом подлечила. Но ты разрушил купол. Думаю, специально. Но мне не понятно одно, зачем тебе всё это? Какой ты цели хотел или хочешь добиться? - в голосе девушки уже не было той уверенности, мне даже почудилось, что она опасается меня, сидит напряжённо, правая рука хоть и лежит локтём на подлокотнике кресла, но вот пальцы едва касаются рукояти сабли.
- Альбина, - спокойно произнёс я, глядя ей в глаза, охренев от её восприятия подпаленных конечностей.
Разве так можно вообще? И что значит ''я бы тебя потом подлечила''? Я что подопытная крыса для таких экспериментов? Уж не знаю, стоит ли играть на её уверенности в том, что я владею этой самой магией, хоть и по факту показать ничего не могу. Однако попробовать сыграть хоть на чём-нибудь стоит.
- Единственное, чего я хочу, это спокойной жизни, - продолжил я. - А спокойная жизнь у меня может быть только дома, на Земле. Здесь, как я уже понял, мне такого счастья никто не предоставит. Я познакомился с вашими робс, закончилось это тем, что меня пытали и чуть не сожгли на костре. Я избежал этого. И шёл домой. Шёл домой, как раз тогда, когда твой орден захватил меня и приволок в тот дом, накрытый тем куполом. В чём я виноват? Вы не предупредили меня в том, что разрушить купол вообще возможно. Откуда я знаю? Может, у него срок годности закончился, и так совпало, что он сам распался. - Пожав плечами, я тяжело вздохнул.
- Хочешь сказать, что ты не робс? - прищурившись, с подозрением спросила она.
- Хочу сказать, что я ни в чём не виноват, - более жёстко ответил я, мне уже начинали надоедать все эти бессмысленные непонятные подозрения и обвинения неясно в чём. Вначале Лекс, потом Альберт, теперь она. Сговорились они что ли? От охватившей меня злости я даже сжал руки в кулаки. - Я виноват только в том, что вообще в этот грёбанный Киркон припёрся. И хочу домой. Ясно? Домой. И я вернусь домой, как только доберусь до леса графа Отерлона! Меня только пригласили поговорить, видите ли. Хах! Пригласили в место, окружённое куполом, из которого, оказывается, при других обстоятельствах я не смог бы и выйти! Да вы ещё хуже, чем робс! Они хотя бы не прикрываются дружелюбными улыбочками! И куда ты меня теперь притащила? Зачем? Какой цели ты и твой орден хотите добиться? Зачем вам я?
Я увидел растерянность на её лице, смешанную с испугом. Она боялась меня? Возможно. Только меня это лишь сильнее заводило, срывало крышу. Я переставал контролировать себя. Точнее, уже с трудом себя сдерживал. Скрипнув зубами, я отвёл от неё ставший бешеным взгляд и уставился в противоположную стену с деревянной дверью, на которой чётко различил такую же вязь, как и на куполе. И мне стало как-то совсем противно от этого. Из одной тюрьмы в другую, из другой в третью. Захотелось встать и со всей дури ударить эту дверь, чтобы и она разлетелась в щепки, как тот купол. И пусть попробует меня в другое место утащить - фигушки, никуда я больше не пойду, мне и тут нравится.
- Дима, я не знаю, честно, - неожиданно тихо и как-то сдавленно проговорила она. - Не знаю, почему так, но это у нас обычная практика. И я точно так же в орден попала. Когда я только появилась в Кирконе, меня встретил Эрик. Понимаешь... когда человек приходит в Киркон, на нём сам собой появляется маячок, по которому робс всегда могут его найти. А купол, он блокирует этот маячок. В нашем ордене только несколько человек могут снять маячок так, чтобы робс при всём желании тебя не нашли. И если ты подождёшь...
- Знаю уже, догадался, - я вздохнул и потёр лицо руками, перебивая её. - Только я не просил всего этого. Понимаешь? Я просто шёл домой. К порталу до своей квартиры. Никого не трогал!
- Но ведь робс...
- А что робс? Хочешь, секрет открою? Они сами меня отпустили. Ни от кого я не сбегал. А вашего шпиона в деревне дезинформировали, что я сбежал сам. Да мне даже мой револьвер сам Альберт вернул! Из рук в руки. Пули только забрал, сволочь, а после этого Эрик ваш мой револьвер снова тиснул, будто это не моё оружие, а какое-то переходящее знамя из рук в руки. Поймайте Диму и заберите у него оружие! Игра такая! Весело, не могу просто, - я сплюнул и поднялся на ноги, подходя к двери и рассматривая её так же, как чуть ранее купол, сосредотачиваясь на отблесках, просто чувствуя, что без этого никак.
- Ясно. Значит... - Альбина осеклась и затихла, но я уже не обращал на неё внимания, пытаясь прочесть невидимую надпись.
''Бейлин Ах Бара, Ан Либер Вондо, - дерево и воздух, всё едино в мире, - не оригинально'', - спустя пару минут я разобрался с надписью и обернулся к Альбине.
Девушки в комнате уже не было. Пустое кресло и пространство вокруг об этом явственно говорили, но всё же, для успокоения я заглянул под кровать. А вот под кроватью обнаружился чемодан.
Вздохнув, я тяжело опустился на пол, упёршись лбом в край кровати и разглядывая красную кожу чемодана. Меня кинули. Просто запихнули непонятно куда и оставили одного. Весело! Оборжаться можно.
Потянув на себя чемодан, я вначале прислушался. Вдруг там бомба? Но было тихо. Открыв простые защёлки, я обнаружил внутри какой-то старый растянутый серый свитер, слегка поеденный молью, скомканное одеяло не первой свежести и старую чуть порванную по краю фотографию.
Хмыкнув, я рассмотрел фото. На нем, на фоне какого-то высокого строения с круглыми застеклёнными окнами в обнимку стояло трое. Два парня и одна девушка. И если парни не вызвали во мне никаких ассоциаций и эмоций, то вот девушка показалась смутно знакомой. Это было странно. Очень странно. Закрыв чемодан и отправив его обратно под кровать, я присел на край кровати и уставился на фото в своих руках. Что-то очень знакомое просматривалось в чертах невысокой и не сказать, чтобы особо красивой слегка полноватой брюнетки.
''Что же? Где я мог её видеть? Может, это фото с Земли? Само собой с Земли, там же фотоаппараты... Хотя... они и в этом мире могут быть. Чёрт... Откуда я её знаю? Где я её видел? И... когда?''
Но сколько я не пытался напрячь свою память, у меня этого не получалось. Задумчиво пожевав губу, я улёгся на кровати на спину и, очередной раз, всмотревшись в фото, закрыл глаза, пытаясь хотя бы пофантазировать на тему нашей с ней возможной встречи в прошлом.
''Мог ли я случайно сталкиваться с ней где-нибудь в магазине, например? Или в метро? Нет, случайных людей я вообще не запоминаю. Кто же это? И что эта фотка делает здесь?''
Я сам не заметил, как уснул. Снов мне не снилось. Они мне почти никогда не снились. А если снились, то обычно это был какой-то сумбурный и нереалистичный бред, вроде такого, когда человек во сне летает, например. Многие летают просто так, а я вот летал даже с крыльями. Забавно, но не более. Но на этот раз не было ничего. Провалился в темноту и выплыл из неё, как нырок под воду.
Когда я очнулся, то понял, что меня разбудили голоса. И явно я проснулся не к началу разговора.
- Не хочу, - взвизгнула Альбина.
- Я не знаю, что можно ещё предпринять, - Эрика я узнал по голосу, сразу же открыв глаза.
Мне стало интересно, что тут происходит.
- Проснулся? - Хонг сидел рядом со мной на кровати, жуя бутерброд с колбасой.
- Долго я спал? - сдержав зевок, я сел на кровати и потёр лицо руками, разгоняя сонливость.
- Полчаса или час, - пожал он плечами и откусил очередную порцию от бутерброда.
- Чудно, - вздохнув, я поднялся с кровати и потянулся, а после скрестил руки на груди и с вызовом посмотрел на Эрика, сидевшего в кресле. Альбина при этом сидела на столе, покачивая ногами. - Эрик, если ты, конечно, на самом деле Эрик, - добавив в голос сомнений, начал я, - верни-ка мне мою игрушку и разойдёмся по-хорошему. Вы остаётесь тут, а я валю домой. Договорились?
- Какую игрушку? - явно не понял он.
- Револьвер, - с нажимом произнёс я.
Эрик не ответил, нахмурился, потом взглянул на Хонга, на Альбину и вновь посмотрел на меня уже как-то обеспокоенно.
- Я бы хотел с тобой поговорить, Дмитрий. Просто поговорить.
- О куполе? - усмехнувшись, попробовал угадать я, - или о том, что я не сказал сразу о дезинформации? Так ты и не спрашивал, ты и слова мне вставить не дал!
Пожевав губами, он нахмурился ещё больше. Альбина сидела тихо, как мышка, даже ногами перестала качать. Хонг перестал плямкать, то ли доел бутерброд, то ли отложил его. Мне это не понравилось и я начал вновь злиться.
- И об этом тоже, но вначале о фото, - Эрик стянул со стола фотографию, с которой я уснул в обнимку.
- Я нашёл его в чемодане под кроватью, оно меня заинтересовало, я его рассматривал, а потом так и уснул. Это преступление? - приподняв бровь, я склонил голову на бок и хмыкнул.
- Чем оно тебя заинтересовало?
- Знакомым лицом, - я пожал плечами. - Девушка знакомой показалась, но скорее всего, похожа просто на кого-то. Я её не помню.
- Эти люди умерли десять лет назад, - с неподдельной грустью проговорила Альбина, - они были героями. Настоящими героями.
- Мне то, что с того? Ну, были, ну, умерли. - Удивился я, тем не менее, вновь начиная давить и заводиться, с каждым предложением повышая тон. - Револьвер мой где? Эрик, шутки кончились. Мне надоело быть добреньким и всех подряд слушаться. Мне этот револьвер дорог, как память об отце. Это не просто игрушка, которую можно купить в любом магазине. Я бы уже свалил отсюда к чертям, не дожидаясь вас, если бы не он. Как все уже успели убедиться, на куполы ваши мне начхать. Так что давай, возвращай мне его. Или будем ссориться. А ссорюсь я очень неприятно. Даже Альберт с Джонни Крамерсом, если знаешь таких, не захотели со мной ссориться. Так что возьми пример с робс и не заставляй меня ждать!
Каким местом я почувствовал, что за моей спиной появился Хонг с нехорошими намереньями, я сам не знаю, но как-то на автомате я резко развернулся и толкнул его в грудь со всей дури, которая скопилась во мне.
- Я запрещаю резко появляться у меня за спиной! - прорычав это, я с лёгким шоком смотрел на то, как отлетевший на полтора метра и потерявший сознание от удара головой об стену Хонг медленно сползает по стене на пол, оставляя на обоях красную полосу из явно разбитой головы.
Скорее всего, если бы не стена, отлетел бы он куда дальше. Откуда во мне столько силы? Без понятия. Нет, ну переворачивают же иногда и слабые женщины автомобили от испуга? Бывает? Может, и меня так же торкнуло? Такой злости я, казалось, ещё никогда не испытывал. Это была уже даже не злость, а бешенство, самое настоящее бешенство. Мне вдруг захотелось крушить и ломать всё на своём пути: двери, мебель. Подсознательно я понимал, что могу даже убить, хоть и не хотел этого на самом деле. Чувства рвали меня на части, а мозгами я совершенно не понимал причины этого. Что повлияло? Заточение? Все эти прыжки по порталам в непонятные для меня места? Забранный револьвер? То, что девушка, которую я собирался поиметь, оставила меня одного?
Но вид крови и бессознательного тела Хонга всё-таки отрезвил меня. Альбина подскочила к нему, уложила его на пол и приложила к его голове руки, что-то шепча тихо и неразборчиво. Я шумно вздохнул и покачал головой, а после, скрипнув зубами и взглянув на замершего, словно статуя, Эрика, вновь присел на кровать, облокотившись локтями о свои колени.
- Как он там? - поинтересовался я у Альбины.
Девушка кивнула, продолжая шептать что-то, вместо неё ответил с недовольством в голосе Эрик:
- Жить будет. Дмитрий, не волнуйся, я верну тебе оружие. Вижу, без этого разговора не выйдет. Сейчас верну, подожди немного, - он растворился в воздухе.
А я покосился на оставленный недоеденный бутерброд на кровати и подхватил его, сдув с него невидимые пылинки и откусив кусок.
Злость постепенно проходила, я успокаивался и начинал понимать, что был не прав, возможно, не прав. Уверенности, правда, в этом никакой не было. Хонг не виноват, он хотел меня только успокоить, наверное.
Прошла минута, другая. Эрика всё не было, я уже начал волноваться. А вот Хонг пришёл в себя, когда Альбина перестала шептать. Он открыл глаза и поднялся на ноги, потирая затылок и покосившись на стену. Поблагодарив девушку, заметил, что нет уже его бутерброда, и скривился.
- Извини, сил не рассчитал, - кивнул я ему на место рядом, - присаживайся.
- Да ничего, в школе я и не такого натерпелся, - как-то странно сказал он, хмыкнув и присев рядом. - В школе все такие, ну, нервные. Толкнуть кого-то, ещё пол беды. А иногда и ножом пырнуть могут за милую душу, просто потому, что цвет футболки не понравился, - хохотнул он.
Мне же подобные новости смешными не показались, я только удивлённо покачал головой.
- Весёлое местечко, - с сарказмом сказал я и посмотрел на Альбину, вновь взобравшуюся на стол. - И куда ваш Эрик пропал?
- К лидеру ушёл, он оружие ему отдал. Чтобы его забрать обратно, нужно ещё с лидером поговорить.
- Ну, вот лидера мне тут ещё не хватало, - сокрушённо вздохнул я. - Если ещё и он сюда припрётся...
Нет, лидера увидеть мне, так и не удалось, чему я был даже рад. Эрик вернулся спустя ещё минут пятнадцать. Всё это время разговор у нас с Альбиной и Хонгом не клеился. Девушка просто молчала, уйдя в какие-то свои мысли. Я ещё раз извинился перед парнем за то, что толкнул его, с удивлением отметив, что на его голове даже следов крови не осталось. Магия, одним словом. Хонг сказал, что не обижается, ещё раз объяснив, что подобное для этого мира в порядке вещей, особенно для новичков.
С одной стороны, это хорошо, что на меня не обиделись, с другой же, подобные порядки в новом для меня мире мне казались более чем странными. Чаша весов всё больше склонялась к тому, чтобы свалить отсюда побыстрее и при этом не оставлять здесь ничего своего.
Эрик проявился посреди комнаты с оружием в руке и загадочной улыбкой на лице.
- Что-то хорошее случилось? - я поднялся с кровати и протянул руку, чтобы забрать револьвер, и мне его всё-таки отдали, что меня значительно расслабило.
- Можно сказать и так. Для тебя хорошее, - ответил он, наблюдая за тем, как я устраивал ''переходящее знамя'' у себя в кобуре под мышкой.


Глава 10. Орден ЗеВо (продолжение).



Как только я закончил возиться с оружием и застегнул кобуру, Эрик отошёл к двери и сделал несколько пассов рукой. Дверь мигнула, видимая рунная вязь просто исчезла. Он обернулся к нам с не сходящей с лица улыбкой и открыл дверь, за которой обнаружился тёмный провал какого-то длинного узкого коридора, в конце которого не было видно света.
- И что же это произошло такое? - с подозрением я заглянул в коридор и подхватил свой рюкзак с пола.
- Наш лидер разрешил проводить тебя к твоему порталу. Ты отправишься домой, как только настанет утро, если всё будет хорошо.
- Это действительно неплохие новости, - хмыкнув, я заметил, как Альбина подошла к Эрику и что-то тихо шепнула ему на ухо, получив в ответ слабый согласный кивок. Я решил проигнорировать эти перешёптывания, но быть настороже. Мало ли что они придумали, пока я спал? - И что должно быть хорошо?
- Пойдёмте, поедим? - предложил Эрик, игнорируя мой вопрос и не дожидаясь ответа, вышел в коридор.
Он мазнул рукой по серой каменной стене внутри коридора и в тот же миг по правой его стороне зажглись обычные дешёвенькие настенные лампы на приличном друг от друга расстоянии. Освещённое неярким светом пространство уходило вглубь метров на пятьдесят и упиралось в тупик. Дверей в стенах не было. Через несколько минут, когда Эрик и Альбина неторопливо дошли до так называемого тупика, он оказался обычным поворотом. Я шёл за девушкой, а Хонг следовал за мной, не забыв потушить свет в комнате и прикрыть за нами дверь.
- Близко не подхожу! - то ли с опаской, то ли насмешливо предупредил он, я так этого и не понял, но держался он и, правда, на расстоянии от меня в пару шагов.
За поворотом через пару метров обнаружилась лестница, ведущая вверх. Ступенек сорок навскидку. Вдоль лестницы так же путь освещали лампы. На самом верху нас ждала ещё одна деревянная дверь, покрытая серебристой вязью. Эрик уже привычно простоял возле неё пару секунд, что-то шепнул и только после того, как дверь перестала мерцать, открыл её.
Мы оказались в большой комнате с двумя не зашторенными, но застеклёнными окнами, за которыми чернела ночь. Посредине стоял стол, накрытый белой скатертью. Возле него суетилась невысокая молодая девушка в ситцевом жёлтом платье и вязаной серой кофте, подвязанной на такой же вязаный пояс. Голова её была укрыта белым платком, завязанным на затылке по типу банданы. Освещение комнаты было не слишком хорошим. Только на столе стояло четыре подсвечника с горевшими в них свечами. Девушка накрывала стол разными вкусностями, расставляя блюда, которые приносила из соседней комнатки, так же плохо освещённой и больше похожей на кухню. Когда мы входили, девушка как раз несла поднос с пустыми тарелками к столу.
- Доброй ночи, робс, - поставив поднос на стол и улыбнувшись нам, незнакомка поклонилась, прижав правую руку к левому плечу и, быстро освободив поднос, забрала его и упорхнула на кухню, из которой послышался звон посуды.
Я ничего не сказал, понял только, что эта девушка ''местная'', судя по обращению. Эрик и Альбина ответили девушке только кивком, после чего молча устроились за столом на длинной лавочке. Я поспешил присесть возле Альбины, оставив рюкзак у стены, чтобы не мешался под ногами. Альбина сама раздала нам всем пустые тарелки, а я же, устроившись локтями на столе и подперев ладонями подбородок, выжидающе посмотрел на Эрика, сидевшего напротив. Оглядевшись, я заметил, что сам дом оказался деревянным, но обстановка была куда лучше, чем в предыдущем доме. Всё ухожено и обжито. Кровать в углу, пара тумбочек, два стула. Дерево стен чем-то обработано, на вид гладкое, из досок, а не округлых брусьев. На маленьких гвоздиках висит несколько картин с нарисованными красками пейзажами.
- Итак? - сказал я, взглянув на Эрика со всем вниманием, когда мне надоело ждать начала разговора и все уселись.
- Дима, как давно ты появился в Кирконе в первый раз? - после недолгого размышления поинтересовался, наконец, Эрик.
- Несколько дней назад, - вздохнул я, уже поняв, что цель такого интересующего мужчину разговора - допросить меня как можно подробнее.
Зачем? Не знаю. Секретной информацией я всё равно не владел. Плюс в том, что меня пока не пытали. Хотя... Я окинул взглядом стол и ощутил, как у меня заурчало в животе от голода, только сейчас понимая, что последний раз ел я чёрти когда, но вряд ли рискну первым притронуться к блюдам.
К нам в комнату вошла всё та же девушка, она принесла столовые приборы и большую прозрачную бутылку без этикетки, в которой плескалась красная жидкость. Я с подозрением рассмотрел это пойло - не кровь ли? Но, вроде, не похоже.
- Ты свободна, Мейлин, спасибо за стол, - сказал ей Эрик, принявшись накладывать себе в тарелку из общего блюда жаренную рыбу.
Я, недолго думая, последовал его примеру, заметив, что Хонг накинулся на мясо с особым аппетитом, очевидно, он тоже давно не ел. А вот Альбина, похоже, была на диете. Она наложила себе в тарелку салатик из какой-то зелени и помидоров.
Когда Мейлин кивнула, пожелав всем нам приятного аппетита, и вышла в другую дверь, не ведущую к кухне, Эрик закинул в рот первый кусочек рыбы, прожевал его и вновь спросил:
- И что ты делал эти несколько дней в Кирконе?
- Меня тут не было, - я усмехнулся, явно ставя своим ответом всех в тупик.
- Это как так? - подала голос Альбина.
- Вот так, - вздохнув, принялся я объяснять, - когда я попал в этот мир первый раз, не ожидая этого, то увидел сколавра и поспешил слинять обратно, чтобы не попасть под этот асфальтный каток, несущийся на меня. То есть, сразу вернулся домой, на Землю. После чего я понял, что открыл проход в этот мир, и мне стало любопытно погулять здесь. За пару дней я собрался, закончил неотложные дела на Земле, подготовился и вновь выполз сюда, взяв оружие, с целью, если не убить, то хотя бы отвлечь сколавра и слинять от него, если он мне ещё раз на глаза попадётся. Так что привело меня сюда не что-то там, а банальное любопытство. И вот я его утолил и собираюсь вернуться домой и больше здесь не появляться.
Альбина была явно удивлена моим рассказом, Хонг даже жевать перестал, слушая меня, а Эрик смотрел на меня с тенью недоверия. Как же мне это надоело всё, кто бы знал? Пожав плечами, я принялся за еду, а Эрик после недолгой паузы сказал негромко:
- Вот оно как... И ты даже не представляешь себе, что это может значить.
- И что же? - нехотя спросил я.
- Это значит, что ты наделён невообразимой силой. Ещё никто до тебя, попав в этот мир, не мог вернуться сразу обратно.
- Это мне уже говорили. И? - вздохнув, я покачал головой. - Кто-нибудь спросил, нужно ли мне самому это?
- Ты не понимаешь, от чего ты отказываешься.
- И не хочу понимать. Я уже говорил Альбине, я хочу простой спокойной жизни, а не всех этих приключений, где меня на каждом шагу то пытаются убить, то объявляют непонятным шпионом, то обворовывают! - твёрдо сказав это, я опустил взгляд в тарелку, ощущая, что вновь начинаю заводиться на ровном месте.
Что же это со мной? Не знаю. И знать не хочу.
Неожиданно я ощутил ладонь Альбины на своём бедре и её поглаживание, и удивлённо взглянул на неё. Девушка делала вид, будто ничего не происходит, очевидно, что она ощутила каким-то образом моё состояние, но это меня ощутимо успокоило.
- Извини, что так получилось, но в том, что произошло в деревне, не наша вина, ты это должен понимать, - попытался оправдаться Эрик.
- Да я уж понял, - усмехнувшись, я оставил вилку на тарелке и накрыл ладонь Альбины своей, мягко её сжимая в благодарность. - Это не мы такие, а мир такой.
- И всё-таки, ты бы подумал над тем, чтобы остаться здесь... Зная робс, они не оставят тебя в покое. Найдут тебя на Земле, а там... Или схватят и притащат обратно сюда или убьют. Ты ничего не сможешь сделать.
- С какой стати?
- Ты знаешь о Кирконе, этого достаточно. И они уже наверняка нашли твой портал, из которого ты сюда попал. Возможно, что они уже побывали у тебя дома. Именно поэтому я сказал, что мы проводим тебя до дома и отправим, только если будет всё хорошо.
Я задумался после этих его слов. Это уже были новости. Впрочем, если я спокойно прыгаю через тот портал, то они по идее тоже могут прыгнуть через него же. Прямо в мой подъезд, возле моей квартиры. В принципе, дома у меня нет ничего особенного. Главным образом нет никого, за кого я мог бы переживать. Вовремя я разбежался с Лидой, ох, вовремя.
- Хорошо, а если они не нашли портал? Если я, попав на Землю, не домой пойду и буду там жить и дожидаться их, а, например, сниму квартиру в другом месте? Даже с порталом у самых входных дверей я разок умудрился всё-таки сбегать в магазин. Так что потеряться в городе для меня не проблема.
- Об этом я и думал. Но то, что они найдут место твоего портала, я в этом уверен, Дима, а найдут портал, найдут и тебя. А что будет после этого, не могу предсказать точно, но варианты я тебе уже перечислил. Тебе нужно будет не просто исчезнуть, лучше всего покинуть город.
Отпустив руку Альбины, я вздохнул и вновь принялся за еду, ощутив, как её рука исчезла с моей ноги. Стоило бы это время использовать для того, чтобы хорошенько обо всём подумать. В первую очередь ответить себе на вопрос - а стоит ли вообще верить ордену? Но, как назло, в голову не лезло совершенно никаких мыслей.
Рыба и мясо оказались просто божественными. Они таяли во рту и вызывали только ещё больший аппетит. А запахи... Запахи от блюд исходили такие, что я просто плюнул на все приличия и навалил себе в тарелку всего и побольше, залив всё это каким-то обалденно вкусным соусом, подобного которому я даже не пробовал никогда. Со стороны могло бы показаться, что я деревенщина среди аристократов, которые пользуются вилками и ножами, стягивая к себе на тарелки по кусочкам. Но мне было на это плевать. Я был голоден. А голод, как говорится, не тётка.
Первые минут двадцать по комнате разносились только стуки приборов о тарелки, моё аппетитное чавканье и стоны, выражающие удовольствие от очень вкусной еды. И смешки Альбины.
Когда тарелка опустела, а я наелся и вытер губы и руки лежавшей на столе салфеткой, то был почти счастлив. Меня даже начало клонить в сон от переедания, но вместе с тем настроение значительно поползло вверх. Отъелся, так отъелся. Даже Лида так вкусно никогда не готовила.
- Благодарю за прекрасный ужин. Э-э-э... Или завтрак? - я глянул в окно, но, так и не определившись, увидев чёрное небо, только пожал плечами.
- Неважно, здесь время течёт совсем по-другому. В сутках тридцать шесть часов. К подобному графику тебе предстоит ещё привыкнуть. - Альбина улыбнулась и налила себе вина.
Вот вино, кстати, было так себе на мой вкус, но пить можно. Правда, я и пью-то алкоголь настолько редко, что можно сказать трезвенник-язвенник, а потому совершенно в нём не разбираюсь.
- Тридцать шесть - это ещё не смертельно, - беззаботно хмыкнул я сам себе под нос, глотнув вина.
- Давай я тебе расскажу об этом мире, а после этого ты уже и подумаешь над тем, чтобы остаться здесь, - ожидаемо с намёком предложил, наконец, Эрик.
- Давай, - вновь нехотя согласился я.
И он рассказал, иногда прерываясь на то, чтобы ещё что-нибудь пожевать или глотнуть вина. Во-первых, я, наконец, понял, кто эти люди из ордена ЗеВо и что они делают в этом мире. Во-вторых, я узнал кое-что и о Кирконе, и о робс.
Орден ''ЗеВо'' расшифровывается как ''Земляне Возвращенцы''. Это собрание людей, исключительно Землян, которые, так или иначе, попали в Киркон не по своей воле. С какой-то стороны, если так подумать, то в этот мир мог так же попасть и я, что было ожидаемо для всех, если бы не смог сразу вернуться в самом начале. И прощай, Димочка, никаких тебе приключений после копыт сколавра.
Так же, как и меня, большинство попаданцев из ЗеВо пытались затащить в школу робс. Некоторые до неё так и не дошли, но те, кто там был, а после смог сбежать оттуда, отзывались о школе как о месте, которое больше похоже на секту. Там пудрят людям мозги, заставляя их поверить в то, что в этом мире у них есть великое предназначение - хранить этот мир и оберегать всеми доступными способами. Способы же эти многообразны, благодаря изучаемой в школе магии. А на вопрос ''от чего хранить?'' Эрик уже затруднился ответить. Версий тут было несколько, начиная от самой простой - не правильного для робс продвижения цивилизации в Кирконе, сохранения власти Землян и прочей мути, до совершенно грандиозной - хранить мир от армагеддона, который обязательно когда-нибудь устроят Боги Киркона.
При этом Эрик обмолвился ещё и той версией, что всё это чушь, а уровень этой чуши придуманной самими робс, держится в тех же пределах, что и религия на Земле во времена расцвета инквизиции. То есть, очень серьёзно. Хотя жгут, конечно, не колдунов, а обычных убийц. Тем не менее, из школы робс выходит много фанатиков, верящих в своё предназначение.
А вот правила самой школы... очень своеобразны. Первый год, как я уже знал, а Эрик подтвердил, за ворота школы никого не выпускают. На второй год обучения ученики с уже частично промытыми мозгами могут выбираться в город. И только на третий год их обучают умению проходить сквозь порталы, давая им возможность посещать Землю. Казалось бы, одни только плюшки и леденец на палочке, плюс головка сыра... Но и мышеловка тоже присутствует.
Навсегда вернуться на Землю никто из робс уже не может, так как школа очень внимательно следит за своими учениками. Тех, кто пытается сбежать домой, просто убивают. Те же, кто подчиняется правилам и установленным законам, живут в этом мире, посещают Землю только ради того, чтобы взять какие-то необходимые вещи для Киркона и притащить их в этот мир. На том всё.
Так вот, орден такая политика робс не устраивает и они все искренне считают, что каждый человек волен выбирать свою судьбу сам. В ЗеВо почти все могут спокойно вернуться домой на Землю. В ордене тоже есть учителя, которые могут обучить магии новичка. И пусть у них нет настолько организованной школы, но индивидуальные занятия они проводят. Альбина, к примеру, с орденом вот уже почти год. И в отличие от робс, порталам и телепортации она научилась уже через полгода усиленных тренировок в магии. Почему не сразу? Перемещение в пространстве - это довольно сложная вещь и так просто её не изучишь. Магию стоит начинать учить с азов. Хотя, лично я мог бы и попробовать.
Люди ордена возвращаются иногда на Землю, чтобы отдохнуть, но ненадолго и с предосторожностями. Каким-то образом робс умудряются находить их и на Земле, что часто заканчивается плохо. Поэтому у ордена есть цель. И она заключается в том, чтобы, когда придёт такое время, просто разрушить само общество робс, как организацию, которая ворует людей с Земли. Ведь именно робс делают эти волшебные посылки и отправляют их ничего не подозревающим землянам.
А когда с робс будет покончено, их цель закрыть все порталы и дать этому миру развиваться в том ключе, котором ему суждено, без Землян - высший приоритет. И так как полиции в Кирконе просто нет, то кто-то же должен разобраться со всем этим. Почему бы не орден?
Когда об этом зашла речь, я спросил Эрика:
- Хорошо, вот освободишь ты Киркон от Землян, а Землян-то куда девать будешь? Обратно за Землю? Со всеми этими магическими штучками? И что там начнётся?
- Обратно на Землю. За пределами Киркона магией могут пользоваться единицы, я имею в виду на Земле. Но таких людей не так уж и много. Для этого нужно быть здесь очень сильным магом, а на Земле разве что свечу силой мысли зажжёшь, на том и всё, - усмехнулся Эрик, разведя руками.
Вот так-то. Насколько я понял лично для себя, эти люди фанатики своего дела. Как робс, так и орден. С одной стороны, если так их послушать, то делают они всё правильно, борются с теми, кто принуждает людей жить по чужим правилам. С другой стороны, мне всё так красиво расписывали, что у меня даже не оставалось сомнений, что Эрик искренне верит в то, что я обязательно выберу орден и останусь с ними.
Я же в свою очередь с такими решениями не торопился. Мне было логично, что в данной ситуации просто шло столкновение двух организаций в борьбе за власть. Как бы там ни было, какими бы красивыми речами они на уши лапшу людям не вешали... Моё личное мнение - власть была тем стержнем, на котором и держалось это противостояние. И ЗеВо мечтают о ней точно так же, как и робс. А если послушать робс, то это они будут белыми и пушистыми, а орден предстанет уже в другом свете.
Я прекрасно помнил короткие высказывания Альберта во время пыток меня любимого по поводу ордена. Глава деревни упоминал о том, что если ЗеВо хотят войны, то они её получат. Да и рассказы Эрика этим мыслям не противоречили. А война - это дело такое, в которое лично мне бы ввязываться не хотелось. Впрочем, своих собственных мыслей я не выдавал и всё больше косил под дурачка.
- Так, а всё-таки? Кто такие эти робс? - спросил я, когда об ордене узнал уже достаточно для осмысления.
- Как я и говорил уже, Рыцари, обладающие Божественной Силой, на самом деле никакой взаимосвязи с Богами не имеют. Они ввели в Киркон некое подобие новой религии и заставили кирконцев верить в то, что любой робс - это некто вроде посланника Божьего. Вроде Иисуса, который ходил по воде и превращал воду в вино. Робс такое тоже умеют, даже я, - хохотнул Эрик, - так что же, где я, а где Христос?! - он покачал головой и улыбнулся. - Если бы можно было использовать магию и на Земле в том же объёме, то там новым посланником Божьим можно было бы легко стать, даже в нашем современном мире.
- Логично, - кивнул я, решив помолчать о том, что и орден прикидываются робс, когда им это выгодно, в случае с ''местными'', насколько я заметил, - хотя теперь это называется эзотерика, экстрассенсорика и так далее.
- Ни одна эзотерика и ни один фокусник с Земли не может сделать то, что могут делать наши маги здесь. Впрочем, это ты ещё успеешь увидеть своими глазами, если решишь остаться. Мы отвлеклись. Речь шла о робс. Так вот, они заставили кирконцев верить в то, что они вроде как ангелы или даже полубоги, - Эрик сделал неопределённый жест рукой, будто бы обозначая дурость данной фразы. - Народ здесь... люди в любом мире суеверны и слабы, каждому человеку нужно верить во что-то, если он не может верить в себя. Если в какую-то религию верит один, то поверит и второй, а после миром завладевает принцип стада. Понимаешь?
Я кивнул, внимательно его слушая.
- Вот я, сколько здесь живу, а это уже около тринадцати лет, за это время ни разу никого не видел, ни Бога, ни ангела, ни чёрта. Тем не менее, под знаменем веры в этих высших существ, робс захватили власть, земли, людей. Современным психологам, как ты понимаешь, легко запудрить довольно наивному местному населению мозги. А у робс много возможностей и в нашем с тобой мире, так что захват всего Киркона для них только вопрос времени. Сейчас же в собственности у них два больших города и около семидесяти деревень и сёл. Вера в их религию распространяется по всему материку с небольшой скоростью, но уверенно и надёжно. Ещё добавь к этой информации пополнение школы робс людьми с Земли. Людьми, которых программируют на служение не хуже, чем местных. Если сравнивать с христианством, то любой робс после школы - кто-то вроде деревенского попика, священника, но таких довольно много. И они хоть и распространяют веру в робс точечно там, где начинают просто жить, но можешь себе представить просто эти масштабы. Чем больше робс, которые будут занимать не должность пешек, а имеющих власть, тем больше земель они захватят и тем сильнее будет их влияние на кирконцев. Подумай. И увидишь цельную картинку. Всё идёт к захвату. При этом они спокойно входят в столицу королевства и имеют свободный допуск в замок короля. А король в Кирконе - это человек значимый и весомый. Но тоже человек, как и все люди. Ему тоже нужно во что-то верить.
- А ваш орден? Вы с королём не дружите? - наивно поморгав, я ухмыльнулся.
- К сожалению, - вздохнул Эрик, покачав головой. - Но во дворце у нас есть свои люди. Так что мы держим руку на пульсе.
- Умно. И насколько я понимаю, свои люди у вас есть везде?
- Информация - это тоже сила, как ты понимаешь. Причём, для робс это всё тоже не новости. Только они не знают, кто наши люди и где их искать. И, надеюсь, ещё долго не узнают. Антон же... его поймали... - Эрик поморщился, будто съел целиком лимон, - он совершил ошибку, действовал не по плану и слишком много на себя взял. За то и поплатится. Но он знал, на что шёл. Прежде, чем отправлять его в ту деревню, он был хорошо проинструктирован, но ослушался наших советов. Мало кто совершает столь глупые ошибки.
- То есть, начинает убивать и... - я хотел было добавить о том, что он меня подставил, причём, осознанно, использовав моё оружие, но осёкся и сжал губы, отведя взгляд.
Эрик меня понял без слов, просто кивнул.
- Его никто не просил делать что-то подобное, - тише на тон произнёс он, вздохнув тяжело и даже как-то грустно нахмурившись.
- Это я уже понял. Вместо меня казнят его. Я же правильно понимаю?
Эрик кивнул, и мне захотелось перевести неприятную тему на что-то другое.
- Но всё-таки. У меня ещё один вопрос есть. Серьёзно, почему я? Только ли из-за того, что мне удалось сбежать из деревни? - сомнения в моём голосе набралось столько, что я сам себе не поверил.
Эрик задумчиво помолчал, сверля меня каким-то странным взглядом, но хмурость с его лица сошла, а после он тихо сказал:
- Как я уже и говорил, мы считаем, что каждый человек волен решать, как ему жить. Но бороться за каждого новичка в этом мире против робс - выше наших сил... пока. Мы ещё не настолько развили орден, нас пока недостаточно, чтобы начинать качать свои права и вообще отвоёвывать каждого пришедшего в Киркон. Если бы ты не сбежал, мы бы не вмешивались.
- И меня бы сожгли на костре, - заключил я, вновь ощутив руку Альбины на своём бедре, хотя на этот раз моё высказывание было просто фактом, без злости, я ведь смог уйти из деревни, значит, всё хорошо.
- Понимаю, приятного в этом мало. Но я честен...
- Спасибо за это, - фыркнув, я задумался, о чём бы ещё спросить, все основные темы вроде бы кончились, остались только второстепенные и я начал припоминать то, чем делился со мной Лекс, но из разговора с ним мне уже мало что помнилось. Слишком много событий произошло за последнее время. Зато я вспомнил фразочку Хонга о ''нервных школьниках''. Тут же в памяти всплыли и подозрения Альберта в том, что слишком уж я спокоен для новичка, хотя, я бы сам о себе так и не сказал, если брать в пример последние часы. - Эрик, а почему, попадая в этот мир, люди становятся... эмм... психами? - не стал подбирать слов я.
Эрик моему вопросу не удивился, но взял себе немного времени для обдумывания ответа, налил вина себе и всем присутствующим в длинные глиняные стаканы. Я свой тоже подставил, вино оказалось слабеньким, почти не ударяло в голову. Немного подумав, длинноволосый сделал ещё пару глотков вина и всё-таки начал рассказывать:
- Попадая в этот мир, в Киркон, все Земляне кое-что получают сразу, как только проходят сквозь портал или берут в руки посылку - приглашение в Киркон. Так как часто эти две вещи происходят в один и тот же день, сложно сказать, что именно влияет на человека. Но это не важно. Важно то, что они получают. Это магическая энергия. И именно поэтому каждому Землянину предлагается изучить магию. Но, получая этот дар, человеку сложно справиться с энергией самостоятельно. Поэтому и считается, что все только попавшие в Киркон люди эмоционально нестабильны. Но на самом деле это не совсем так. Точнее, частично это зависит от реакции совершенно нормального человека на попадание в иной мир и просто резко повысившейся чувствительности. И так как не все, но некоторые робс обретают дар эмпатии, то в обществе таких же эмпатов... Стоит всего одному кому-то прищемить пальчик, как его эмоциональный фон расходится волнами и влияет на стоящих рядом людей. Чем выше чувствительность, тем больше она влияет на эмоциональную нестабильность учеников. Но на первом же курсе их учат контролировать свою восприимчивость и эта проблема уходит на второй план. Однако выпускать за ворота таких людей школа в первый год не рискует, потому-то и считается своеобразной тюрьмой. Кстати, вместе с этим даром люди так же получают и знания языка, на котором мы с тобой разговариваем. На Земле даже похожего языка просто нет.
- Язык я выучил сразу, как только прочёл свиток, - припомнил я.
- Ммм... - продолжал он. - Считай, что ты заражён вирусом, у которого есть три симптома: язык, способность к магии, получаемые вследствие того, что в твоём мозге начинают работать ранее незадействованные участки, и повышенная чувствительность, из-за того, что, собственно, эти самые атрофированные ранее участки мозга начинают получать нервные импульсы и работать. Ещё психическая нестабильность из-за повышенной чувствительности не всегда является при этом признаком проявляющейся эмпатии... нет, люди не ведут себя как полные психи, но в любой непонятной или неприятной для них ситуации их эмоциональный фон прыгает очень сильно. Раздражителем может быть что угодно - этого не угадать. Всё индивидуально. Это как укол витамина в ягодицу - организм получит полезное для него, но вот задница будет болеть, вследствие чего уколотый пациент будет испытывать неудобства. С течением времени организм приспосабливается к данному ''вирусу'', особенно, если правильно ''лечиться'', то есть, тренировать магические способности, давать внутренней энергии выход и так далее. Если всего этого не делать, организм всё равно привыкнет, хотя и процесс займёт больше времени. Надеюсь, объяснил я тебе доступно? - улыбнулся Эрик.
- Как маленькому, - усмехнувшись, я задумался.
''А что? Всё логично. Если посмотреть на всё именно с этой стороны... И Лекс тогда ещё удивлялся, что ж это я такой спокойный? И Альберт. Не псих я, не псих. И с нервами у меня всё почти железно. А если и есть вспышки злости, то короткие и по значительному поводу, а не просто так. Похоже, в этом мире сей факт меня очень сильно выделяет из общей массы. Хотя... Припоминаю я, как распсиховался, когда Лида была у меня в гостях последний раз. И не могу сказать, что это слишком хорошие воспоминания, хотя и закончилось всё потом довольно приятно. Да что же это Альбина меня всё за ногу-то трогает и трогает? Неужели передумала и решила присмотреться ко мне получше?'' - я тихо выдохнул и посмотрел на девушку задумчивым взглядом, уловив её блестящий взгляд на себе и сделав вывод, что это слабое винцо всё-таки дало ей в голову.
- О чём ещё тебе рассказать? - отвлёк меня от созерцания девушки Эрик.
- Почему ты забрал мой револьвер?
- Прости, Дима, но огнестрельное оружие в Кирконе запрещено, - сказал он довольно серьёзным тоном. - Магию в сражении блокировать можно, поэтому она является ходовой для обеих сторон, но пули, - покачал головой Эрик, - ни у кого не хватит реакции блокировать магией пулю. А если она угодит в голову и повредит мозг, то человек умрёт.
- Пулю. А их у меня нет. Толку с револьвера без пуль? - удивился я.
- Это же мир магии. А ты - маг на достаточно высоком уровне, тебе не составит труда создавать пули из воздуха, - возразил он с таким естественным возмущением, что я едва не подавился очередным глотком вина.
- Я маг? - усмехнувшись, я поставил стакан на стол и поднялся, вставая из-за стола и отходя к своему рюкзаку, залез в него, присев рядом с ним и ища в закромах свои сигареты. После еды и вина жутко захотелось покурить.
- То, что ты разрушил купол, разве не доказывает этого? - возразил он. - То, что ты неопытный маг, ещё не значит, что ты не обладаешь этой силой и не научишься ей управлять.
- Ну, хорошо, допустим... - согласился я, - но вот вопрос. Если я смогу создавать пули из воздуха, то почему не смогу создать из воздуха такой же револьвер? Ты не подумал об этом?
- Это сложнее... - задумался он, - но да, ты прав. Хотя, мало кто может создать что-то из ничего настолько объёмное.
- Почему же из ничего? - решил поспорить я, меня увлёк этот разговор. - Ты сам говорил, что можешь превратить воду в вино. Так?
- Да, так, но...
- Так что мне мешает выстругать револьвер из деревяшки и превратить её в оружие? Да и в те же пули, много ли надо?
Эрик нахмурился, ничего не ответив и только пожав плечами. Он явно задумался над чем-то глобальным. Удивительно даже, что такая простая мысль не пришла ему в голову раньше, это же элементарно.
- Ладно, где тут можно перекурить? - вытащив-таки сигареты и зажигалку из рюкзака, я застегнул его и поднялся, вынув сигарету из пачки.
- Угостишь сигареткой? - Альбина тут же подпрыгнула с лавочки и мгновенно оказалась возле меня, протягивая свою ладошку. - Выйдем во двор, там покурим.
Я открыл пачку и дал ей возможность самой набрать никотиновой отравы, сколько захочет. Она скромно вытащила две сигареты, и я улыбнулся.
Мы вышли во двор, и я даже удивился тому, что увидел. Вокруг была деревня, похожая на ту, в которой я уже побывал. В ряд стояло не меньше трёх десятков домов с одной стороны и ещё с два десятка с другой стороны. А за первой линией находились ещё дома. Все деревянные, но большинство из них имело застеклённые окна, вполне неплохую отделку. Красивые заборики вокруг участков, вокруг нашего тоже. Такие же коровники, свинарники, курятники и прочее хозяйство. Где-то вдалеке лаяли собаки. Но что меня уже не удивило, так это то, что наш дом был точно так же окружён куполом, как и предыдущий.
- Не ожидал, что окажешься в деревне? - хохотнула Альбина, подкурив сигаретку и с улыбкой наблюдая за мной.
Я только кивнул в ответ на её вопрос, а после прикусил губу и задумчиво произнёс.
- А если я потрогаю и этот купол? Что будет? - кивнул я на прозрачную стену перед собой и тоже подкурил сигарету.
- Не надо лучше, Эрик, когда узнал, что ты тот купол разрушил, то так взбесился, - усмехнулась она, - ты бы видел. Он тебя убить хотел.
- Так и знал, что вы все здесь кровожадные. Одни на костёр меня отправляли, другие просто убить хотят... - покачал я головой, произнеся это серьёзно и с укором.
- Так не убил же! Он не серьёзно хотел! - поспешила оправдать начальника Альбина.
- Спасибо большое, - низко поклонившись, я выпрямился и посмотрел в глаза улыбающейся девушки, - а вот серьёзно или нет, тут ещё посмотреть надо.
Улыбка с её лица спала.
- Да перестань! Мы хорошие. Мы никого не убиваем.
- Как и небезызвестный Антон, которого я даже не видел... - вздохнул я, - хотя нет, видел. В толпе, когда суд был. Почти уверен, что это был он.
- Может быть, но давай лучше не будем о плохом. И так у тебя, наверное, мозги пухнут от полученной информации?
- Ты совершенно права, - улыбнувшись, я шагнул к девушке и обнял её за талию, мягко прижимая к себе и не сводя взгляда с её очаровательных зелёных глаз. - Давай лучше отвлечёмся на каком-нибудь сеновале, а? - спросил и тут же получил пощёчину.
Хорошую такую пощёчину получил, даже голова в сторону дёрнулась, а щёку обожгло так, что глаз задёргался. Но, сжав зубы, я стерпел, так и не выпустив её из объятий.
- Цветов ещё не было, да? - вдруг вспомнил я и покосился на красивую ухоженную клумбу под домом.
- Не вздумай, - она ткнула меня кулаком в бок, проследив за моим взглядом.
- А что тогда? - я сдался и выпустил её из объятий. - Не нравлюсь? Так и скажи, мол, рожей не вышел. Или что тебе не нравится?
- Таких вопросов девушкам не задают! - только почувствовав свободу, она отошла от меня на шаг, но там и остановилась, повернулась ко мне боком и затянулась сигаретой, выпуская густой дым в противоположную от меня сторону.
Я натурально сплюнул себе под ноги и промолчал, вздохнув. Просто понял, что эта мадама сама не знает, чего и от кого хочет. Вот есть такой тип девушек, им важно чувствовать себя в центре вселенной. Нравится им, когда их завоёвывают, а сами при этом носом крутят. И не говорят ни да, ни нет. Мужчины проще. Нравится - берёшь, не нравится... выпьешь сто грамм и тоже берёшь. Плевать.
Уже докурив, я постоял ещё немного, дыша свежим воздухом. Деревня спала. Только в окнах нет-нет, да мигнёт иногда огонёк или поодаль кто-то прошмыгнёт от дома до дома.
- Я не буду к тебе больше приставать и делать намёки. Ты мне хоть и понравилась, да что там, я хочу тебя с самого того момента, как увидел... Но я сделаю вид, что ты мне не нравишься, так будет проще и тебе, и мне, - сказал я совершенно серьёзно Альбине, а затем развернулся и собрался, было, уже войти в дом, как вдруг ощутил её тонкие пальчики на своём предплечье.
- Постой, - попросила она, - ты неплохой парень, извини, что я так резко... отреагировала. Но я не могу так сразу. Да и... ты же на Землю возвращаешься, а я здесь остаюсь.
- Зачем оправдываешься? - развернувшись к ней, я склонил голову на бок, глядя на её растерянное лицо. Видимо, ей ещё никто не говорил ничего подобного. - Разве это нужно только мне? Удовольствие - оно взаимно, при желании, конечно. А твоё желание, как мне показалось, я на своём бедре весьма ощущал.
- Да, ты прав, извини, - Альбина потупилась, отбросив окурок куда-то в сторону, но руку мою не торопилась отпускать.
Я вдруг вспомнил её фразу ''не хочу'', прозвучавшую, когда я только проснулся. Мне вдруг стало любопытно, о чём они тогда говорили, ведь тема та тогда закрылась сразу.
- Альбина, можешь мне ответить честно на один вопрос? - решил я проверить одну свою догадку.
- Какой?
- Если говорить культурным языком... - выделил я, - Эрик просил тебя убедить меня остаться здесь?
Альбина вздрогнула, как от шлепка по заднице, посмотрела на меня ещё более растерянно.
- А ты останешься?
Я усмехнулся и ничего не ответил, отцепил её руку от своей и вернулся в дом, усевшись обратно за стол. А что отвечать? И так всё понятно. Мне лично было понятно всё. Я, судя по их словам, сильный маг. Они - слабый беспомощный орден. И если я присоединюсь к ним, они станут сильнее. И ради этого они могут пойти даже на такой фарс. Обычно, примитивно. И противно.
- Всё в порядке? - поинтересовался Эрик, когда заметил выражения наших лиц.
- Альбина не хочет со мной спать, - выдал я на гора ошеломляющую новость.
Сказал я подобное при этом с таким видом, будто я был в курсе этого плана и сам его придумал! И вот, пожаловался Эрику и жду теперь его действий, которые обязаны последовать за этим в отношении не меня, конечно же, а именно ослушавшейся подчинённой. Нагло усмехнувшись, я покосился на покрасневшую от злости девушку. Знаю, что некрасиво поступил, но... Пусть, пусть знают, что я не такой уж белый и пушистый, что и крысой быть могу при желании. А нечего мне тут цирк на дроте устраивать! И если Эрик только привычно нахмурился после этой фразы, то Хонг подавился вином, которое в этот момент пил и закашлялся. Я постучал его по спине.
- Вы чего? - выдавил Хонг, всё ещё откашливаясь.
- Осторожнее пей, так и захлебнуться недолго.
- Ты что себе позволяешь? - возмутилась Альбина, тут же подлетев ко мне и ударив меня своим кулаком по плечу.
- Больно! - буркнул я, потирая ударенное место и надувшись как мышь на крупу. - А что я такого сказал? Только факты. И вот ещё что. Эрик, ты уж за идиота меня не держи, - ухмыльнувшись, я выпрямился и облокотился локтями о стол. - Я же человек современный. Может и не любую схему, но уж такую банальную просчитать могу. Тем более, когда Альбина сама не хочет. Не нравлюсь я ей, - вздохнул я под конец печально.
Эрик не сдержал улыбки, развёл руками:
- Я хотя бы попытался.
- А в лесу?
- Что в лесу? - не понял он.
- В лесу не окажется очередных актёров погорелого театра?
- Наши люди будут, но только чтобы подстраховать твой переход.
Я кивнул, это было разумно с их стороны. А с моей... А мне какая разница? В любом случае, квартирку придётся сменить. Без этого уже никак. Главное оказаться на Земле.
Солнце поднялось в небо, когда мы, наконец, оказались в лесу. Прежде, чем отправить меня домой, Эрик встретил за пределами купола возле дома ещё трёх человек, с которыми о чём-то коротко переговорил. Затем они вошли все вместе в дом, и Эрик создал портал. Вначале те трое, с которыми меня так и не познакомили, прыгнули в него, затем прошёл Хонг и Альбина, после чего было предложено сигануть в портал и мне. Сия идея мне отчего-то резко не понравилась. Слишком много людей. Но о них Эрик предупреждал. Стоило проверить доверие к ним. В конце концов, если я не прыгну в портал сейчас, то они могут и обратно вернуться. Скрутить меня - для них плёвое дело. Их много, а я один. Пришлось шагнуть в этот странный круг из плотного воздуха после недолгих раздумий.
И вот я пробирался вновь по лесу, уже отчасти знакомому мне, пытаясь разглядеть белые зарубки ножом на деревьях. Надо сказать, находил. И весьма успешно, хоть и медленно. Эрик шёл за мной, а за ним вечная его тень по имени Хонг, рядом со мной шла задумчивая Альбина. Шли мы молча, прислушиваясь к потрескиваниям, погугукиваниям и прочим звукам дикого леса. Был шанс вновь нарваться на сколавра, упаси Бог, или ещё на какого неприятного зверя. Об этом меня, конечно же, предупредили, да и я сам знал, ибо встречался уже с одним таким не особо приятным монстром. Ту троицу, которая прыгнула в портал в самом начале, я так и не увидел, когда шагнул следом. Впрочем, догадывался, что они следуют где-то позади и прячась, как подстраховка. Точно ниндзя лесные. Наруты недоделанные.
Было время подумать о том, что произошло, пока шёл. Чем плох этот мир? Чем хорош он? И стоит ли? Действительно ли я хочу уходить? Ну, столкнулся с опасностью, с этим психом - Альбертом. Что ж теперь? Неужто у нас на Земле маньяков меньше? Нет же. Хочу ли я уходить? Хочу ли? И чувствую ведь, если немного на Альбину надавить, будет эта девочка моей. Но стоит ли? Ради неё или себя оставаться в этом мире? И что будет, когда я вернусь домой? Деньги у меня есть на первое время. Потом продам квартиру, перевезу мебель в новую, когда её куплю. А потом? Всё равно придётся скрываться? От кого? От робс? А может, стоило бы с ними договориться? А реально это вообще? Всё думал, но никак не мог определиться.
Однако решать эти жизненно важные вопросы мне и не пришлось. Меня уже ждали почти у самой норы. Их было двое. И они были робс, на шее которых красовались татуировки в количестве четырёх и пяти чёрточек. И лиц этих двоих я не видел ранее. А за моей спиной было трое из ордена ЗеВо. И моя тушка между двух ''огней'' замерла на лесной опушке.

Глава 11. Встреча в лесу.



Элизианна стояла у окна и смотрела с высоты второго этажа на горизонт, не видя перед собой ничего, кроме просыпающейся бедной деревеньки. Силуэты домов, окружённых заборами, деревья, другие постройки. Однообразный пейзаж накрывали солнечные лучи пока ещё тусклого, не согревшегося после ночёвки солнца. Это ближе к полудню оно разгорится так, что станет жарко. Сейчас же из воздуха ещё не исчезла ночная прохлада.
Она не могла понять многого, не могла поверить тому, что видела, не могла осознать причин произошедшего. Но факт оставался фактом. Это был он. Спустя десять долгих лет. На Земле это время пролетает быстро. Здесь же, в Кирконе, где в сутках тридцать шесть часов, оно тянется бесконечно, словно жевательная резинка, которую растягивают и растягивают.
''Зачем? Почему? По какой причине? Каким образом? Неужели есть хоть капля правды в его словах? Но нет же, это невозможно, даже несмотря на то, что не чувствовалось в его словах лжи''.
В её голове вертелся рой вопросов, но, ни на один из них она не знала ответа. И оставалось делать только одно - ждать. Ждать неизвестно чего. И в итоге, то ли загадка ею так и останется, то ли... Только время сможет дать ответ. Он не пришёл к ней, не захотел с ней говорить, не захотел её видеть. Да и узнал ли? Должен был узнать. И пусть до последнего момента не верила в то, что всё на самом деле так, что невозможное случилось, когда она узнала правду, было уже поздно.
Он исчез. Потерялся. Растворился бесследно.
''Зачем же ему нужно было появляться здесь? Да ещё и так, как он это сделал? Неужели этим он хотел нам подать какой-то знак? Великий... Сколько страданий ты принесёшь ещё на эту землю?''
В дверь комнаты, освещаемой пятью масляными лампами, постучали, прерывая поток её мыслей, и она отвернулась от окна, чтобы взглянуть на того, кто решил её побеспокоить.
- Великая Жрица, прошу прощения за столь поздний визит... - Альфред, робс, заканчивавший уже третий курс, один из лучших учеников, состоящий в Элите школы и обладающий хорошим потенциалом для того, чтобы стать прекрасным магом, осторожно вошёл в комнату, прикрыл за собой дверь и поклонился.
- Что случилось? - не двигаясь, Элизианна окинула молодого мужчину, всего двадцати семи лет отроду, холодным взглядом.
- К нам прибыл один из учителей школы, Колин Марко. Он внизу. Он передал послание от Великого Жреца Майкла Тоусона о том, что Альберт должен прибыть в школу для засвидетельствования событий, произошедших здесь, - как-то даже опасаясь реакции Жрицы, робко проговорил Альфред.
- Вот же... - мысленно женщина обругала коллегу, но предложение закончила по-другому, - проблем нам не хватало.
- И ещё учитель сказал, что останется на казнь и проследит за тем, чтобы всё произошло, как нужно.
- Это всё?
- Да, Великая Жрица, - вновь поклонился ученик.
- Свободен.
Элизианна дождалась, когда дверь закроется с другой стороны, а затем шаги удалятся на безопасное расстояние, и только после этого от души выругалась.
- Вот же жирный недорезанный боров! Что он себе позволяет? - тяжело вздохнув, она накинула на себя тёмный плащ и вышла следом из комнаты.
Спустя пару минут, женщина спустилась вниз, прерывая, несомненно, важный разговор мужчин о предстоящей казни, и устроилась в одном из свободных кресел вокруг большого стола. Колин был здесь не один, но увидев её, он единственный подскочил со своего места, поклонился и вновь сел. За большим столом уже расположились и Альберт, и Господин Крамерс, на её появление они лишь кивнули, впрочем, это было простительно, так как виделись за этот день они уже много раз. Поклон же - это приветствие и прощание, дань уважения. Если же видишься с человеком постоянно, то спину можно и не гнуть.
Сонная прислуга дома поспешно подносила чашки с чаем для дорогих гостей, решивших устроиться за обеденным столом. Почти для всех жителей этого дома, кроме жены Альберта и его детей, эта ночь оказалась бессонной, и они почти засыпали на ходу, пусть и пока ещё держались, бодрились.
- Колин, скажите, пожалуйста, вас разве не уведомили о том, что здесь буду находиться я? - без вступления произнесла Элизианна таким пронизывающим холодом голосом, что немолодая женщина из прислуги едва не выронила поднос с чайником горячей заварки, вздрогнув.
Расставив быстро всё на столе и разлив чай по чашкам, прислуга поспешила удалиться, а учитель в ответ на вопрос лишь развёл руками.
- Приказ Великого Жреца, уважаемая Великая Жрица.
- Если ему так интересны события, происходящие здесь, он мог бы навестить нас и сам.
- Мне так ему и передать? - растерянно спросил Колин, взглянув по сторонам на Альберта и Господина Крамерса, будто ища у них поддержки.
Альберт пожал плечами, старик вообще никак не отреагировал. Элизианна кивнула:
- Так ему и передай. Альберт нужен мне здесь. У нас пойманный убийца заперт в комнате. Человек из Ордена ЗеВо, а таких людей нужно охранять, не спуская с них глаз.
- Хорошо, я передам. А... на казнь разрешите остаться?
- Давно не видел ничьих смертей?
- Не в этом дело, что вы?
- Хорошо, я понимаю. Можешь остаться. При случае, поможешь, если понадобится. Нам здесь сейчас нужны люди.
- С радостью помогу, - кивнул Колин, немного успокоенный тем, что его хотя бы не прогоняют, - только скажите, чем?
- Скажем, не волнуйся. Как дела у Лекса?
- Жив, здоров, оставлен в школе. Память о Дмитрии затёрта, так что он и рваться за пределы школы не будет.
- Это хорошо.
- А новенький? - Колин облокотился о стол, расслабившись. - Как там дела с поисками? Лерой и Картин получили задание поискать новичка, они послали людей прочёсывать дороги и лес, но пока глухо.
Элизианна лишь взглянула на Господина Крамерса. Взгляд он понял и ответил:
- Поставленный человек не сводит взгляда с карты, но пока маячка не было. Два человека дежурят возле его портала, где он теоретически должен был появиться, ещё трое с нашей стороны тоже прочёсывают лес. Этот лес слишком большой для того, чтобы там можно было кого-то просто так найти, особенно, если неизвестно даже предположительное месторасположение. Других точек и вариантов у нас не было. По крайней мере, Дмитрий собирался именно туда, домой.
- Домой? Разве это возможно? Лекс отчитался об этом, но я так и не поверил...
- Возможно, - кивнула Великая Жрица, - для него - возможно.
- Но... каким образом?
- Ты никогда не догадаешься, Колин, так что и не пытайся понять то, что тебе не дано, - серьёзно сказала Элизианна, взяв в руки чашку с чаем и сделав глоток, обратив внимание на то, что мужчины к чашкам даже не притронулись.
- Как скажете, Великая, - вздохнув, сдался Колин.
- Я бы отдохнул немного, - потёр бровь Господин Крамерс, - я уже стар для того, чтобы бодрствовать так долго.
- Отдыхайте, учитель, - кивнула женщина. - Если будут какие-то известия, вам скажут.
- Тогда я покину вас, - поднявшись из-за стола, старик, ковыляя даже больше положенного, направился вверх по широкой лестнице внутри дома, ведущей на второй этаж, где Альберт ранее выделил ему комнату.
Однако дойти до второго этажа ему не удалось.
Из примыкающей к общей зале первого этажа небольшой комнатки выбежал молодой паренёк с картой в руках.
- Джей, - обратился Альберт к третьекурснику, - есть новости?
- Есть. Маячок появился сразу в лесу графа Отерлон с пару секунд назад. И не гаснет.
- Отлично. Где? - Альберт тут же подскочил с кресла, забрал у парня карту и разложил её на столе, чтобы увидеть нужное место. - План два, Джей. Быстро!
Не сговариваясь, едва увидев нужную точку, Альберт, Элизианна и метнувшийся обратно вниз старик, растворились в воздухе. Следом за ними испарился с картой в руках и Джей. Растерявшийся Колин моргнул пару раз, медленно соображая, что произошло, и тоже телепортировался в лес, подозревая, что все окажутся именно там.

***


Я стоял посреди леса, поддерживая правой рукой лямку рюкзака на плече, и тупо смотрел на замерших напротив меня двух парней. Не сказать, чтобы они были угрожающего вида. Один высокий и худой, но жилистый, второй ниже меня ростом головы на две, тоже спортивного телосложения. Оба молоды, до тридцати лет точно. Их лица были спокойны, но они как-то слишком оценивающе разглядывали нашу четвёрку, при этом преградив нам путь и не двигаясь с места. Я припомнил, что где-то тут ещё тройка из Ордена бегает, и с некоторой растерянностью наблюдал за тем, как Эрик обошёл меня и встал спереди, Хонг по левую руку, Альбина справа. Я даже не заметил, когда сабля оказалась в её руках, а сама она встала в явно боевую стойку. Печёнкой чувствуя, что всё это неспроста, я вздохнул негромко:
- Мама дорогая, роди меня обратно, - а затем чуть громче произнёс, - молодые люди, разрешите нам пройти?
- Так ты с ними? - с какой-то странной и ничего хорошего не обещающей интонацией произнёс парень, тот, что пониже, вынимая откуда-то из-за спины длинный нож и также вставая в стойку.
Ох, как мне всё это не понравилось, скажу я вам... Я не спешил отвечать, напрягся не по-детски, вглядываясь в пространство леса вокруг. Звуки леса явственно говорили о том, что мы здесь не одиноки. Эрик что-то зашептал, на что другой незнакомый парень только ухмыльнулся. Спустя мгновение, длинноволосый тяжело вздохнул и начал закатывать рукава своего камбеза:
- Телепортироваться не удаётся. Мы в ловушке.
- Мог бы и догадаться, что так и будет, - зло буркнул Хонг, так же приготовившись к нападению, однако с нападением никто не спешил.
- Я вот не пойму, это всё из-за меня что ли? Вот это всё? - спросил я, не желая думать о том, что меня использовали именно для того, чтобы я притащил сюда людей из ордена, хотя именно на это и было похоже.
Но мне, конечно же, никто не ответил. Низкий парень как-то незаметно переместился и встал напротив Альбины. Сбоку треснули кусты, и к нам из зарослей вышло ещё три человека. Подул прохладный ветер, пробирая до мурашек и вынуждая зябко поёжиться.
- Дима, ты с нами? - тихо шепнул мне Эрик, коротко глянув в мою сторону.
- А есть варианты? - неопределённо ответил я, поймав на себе и взгляд Хонга, в котором можно было легко прочесть недоверие.
Спустя пару мгновений, за нашими спинами где-то вдалеке послышались приглушённые стуки и вскрики, а затем всё затихло. Ох, как же мне это всё не понравилось... Но выходить из своего защитного построения я не спешил. Люди ордена знают, что делают, наверняка. Хотя, мне очень не хотелось думать о том, что кто-то будет из-за меня сражаться, возможно, не на жизнь, а на смерть. Всё это казалось какой-то дикостью, неправильной, невозможной, в которую не хотелось верить.
Нас окружили, но никто не спешил начинать драку. Рюкзак я переместил с плеча на спину, дабы если что, не потерять его, да и спину защитить хоть как-то. Не особо скрывающиеся шаги в нашу сторону с того направления, откуда пришли мы сами, всё приближались. Я обернулся, вглядываясь в пространство между деревьями через плечо одного из окруживших нас робс. Ещё шесть человек, они неторопливо приближались, сбавив темп, когда увидели нас. По трём балахонам я догадался, кто именно идёт с нами поздороваться, и не ошибся.
- Троих узнаю, а вы? Из школы? - дойдя до нас, из дружной компании чуть вперёд вышел нелюбимый мной Альберт.
- Нас учитель Лерой послал, - отозвался высокий парень из первой двойки.
Альберт кивнул и, обойдя кругом нашу четвёрку, вгляделся в лица всех.
- Здравствуй, Эрик, давно не виделись.
- И тебе не болеть, Альберт, - скривил губы в улыбке длинноволосый.
Я немного расслабился, раз уж они оказались знакомы. Да и нас явно взяли так плотно, что вырваться просто нет никаких шансов. Было гораздо проще смириться с ситуацией.
- Хонг, - Господин Крамерс подошёл к японцу и недовольно покачал головой, начав отчитывать его, как маленького ребёнка. - Так и знал, что ты свяжешься с плохой компанией. И не стыдно тебе?
- Не стыдно, учитель, и никогда стыдно не будет, - зло процедил он сквозь зубы.
- А это кто? Что-то не узнаю лица... - старик удивлённо вгляделся в Альбину, продолжающую держать перед собой саблю наготове пустить её в ход.
Девушка сжала губы в одну тонкую полоску, но ничего не ответила. За неё отвечать не торопились. А нас догнала ещё одна фигурка в балахоне. Её я тоже узнал. Та женщина, которая заходила ко мне в комнату, когда меня пытали. Остановившись в пяти шагах от нас, она сделала подзывающий жест рукой и один паренёк из окружения к ней приблизился. Что-то тихо ему сказав, она отошла ещё чуть дальше, а тот парень вошёл в наш круг и неожиданно крепко схватил меня за предплечье.
- С тобой хотят поговорить, не сопротивляйся, - сухо проговорил парень и повёл меня к ней.
В полном шоке от происходящего, я пошёл мирной овечкой к женщине, выходя из окружения.
- Так ты предатель?! - выкрикнул Хонг за моей спиной, но внезапно послышался глухой стук, а я обернулся и заметил рядом с ним стоявшего Альберта, потиравшего свой кулак.
Хонг при этом согнулся пополам, хватая воздух ртом и кашляя, явно получив неожиданный и нехилый удар в живот. Едва отдышавшись, он дёрнулся к Альберту, но его быстро придержал Эрик, явно понимающий, что начинать драку из-за одного удара в данной ситуации было как минимум глупо.
- Да что ж вы себе позволяете? - возмутился я, бесполезно дёрнув руку в крепкой хватке.
- Отпусти его, - произнесла женщина, всмотревшись в моё недовольно нахмуренное лицо.
Парень разжал хватку и отошёл от нас на пару шагов, но так, чтобы наблюдать за мной очень внимательно. Я потёр болезненно занывшее от его хватки предплечье. Не знаю, чего они от меня ожидают, но лезть в драку в такой ситуации, тем более с женщиной, я бы явно не стал.
- Назови, пожалуйста, свою фамилию, имя и отчество, а также дату рождения, - попросила она, удивив меня при этом.
- Савроский Дмитрий Сергеевич, - растерянно, с небольшой запинкой и на автомате ответил я. - 13 декабря 1988 года рождения.
Почему ответил? Ну не хотелось мне по голове получить, а это было вполне реально. И ещё больше удивился, когда на лице этой женщины неожиданно появилась живая счастливая улыбка, даже глаза её налились жизнью и заблестели. Такие улыбки обычно женщины мужчинам дарят, когда те олигархи и предлагают им выйти за них замуж. Ошарашено глядя на эту ненормальную бабу, ведь ничего же такого особенного не сказал, я задумчиво почесал затылок.
- А что вот это всё значит? - я кивнул на столпотворение позади меня.
- Они же из ордена! - улыбка вмиг исчезла с её лица, а изменившийся резкий тон вызвал во мне волну негодования.
- И что? - ляпнул я, не удержавшись, - они вполне неплохие люди. Это не повод устраивать на них охоту.
- Ты с ума сошёл? - она даже отступила на шаг назад от меня подальше.
- Нет, - я спокойно покачал головой, - я-то как раз в своём уме, а вот вы тут все, в вашем мире, точно свихнулись.
Мне подарили недоверчивый взгляд и явно решили перевести тему на другую, ещё более для меня непонятную.
- Дмитрий, можешь мне ответить ещё на один вопрос? Почему?
- Что почему?
- Почему ты попал в деревню и... всё так получилось?
- Это я у вас должен спросить. Я вылез тут погулять, потом встретился с Лексом, он и притащил меня в ту деревню...
- Это я уже слышала.
- Так и какого ответа вы ещё от меня хотите? - я начинал заводиться.
Опять. То же чувство. Злость и раздражение начинали овладевать мной. Ненавижу, когда на мою голову сваливаются какие-то непонятности. И тут эта явно ненормальная решила в очередной раз добить меня своей логикой.
- Эти люди тебе ничего не сделали плохого?
- Ничего. Обогрели, накормили и до дома провести предложили, не то, что некоторые, - я многозначительно окинул взглядом её, а затем и толпу за своей спиной, кивком определяя, кто эти некоторые.
По обстановке ничего не изменилось. Хонг выпрямился и вновь встал в боевую стойку, явственно испуская из себя волны ярости в сторону Альберта. Его кулаки были сжаты. Эрик держал свои руки свободно опущенными вниз и слабо шевелил пальцами, явно пытаясь намутить какое-то магическое заклинание. Альбина тоже продолжала стоять в стойке. Окружавшие же их держались так же на взводе, готовые ринуться в драку в любой момент, но будто ожидая чего-то. Причём, заметил я так же и то, что практически все время от времени косились, а то и откровенно обеспокоенно поглядывали в нашу сторону.
- Ты не можешь сейчас вернуться на Землю, - добивая меня, извиняющимся тоном произнесла женщина.
- Вы заблокировали порталы, - догадался я, исходя из того, что услышал ранее от Эрика о невозможности телепортироваться.
- Не только поэтому, но, в общем, для этого разговора не место и не время.
Вздохнув, я нащупал в кармане пачку сигарет, достал одну и, щёлкнув зажигалкой, подкурил, выдохнув дым в сторону от женщины, вновь косясь на окружение.
Что-то всё это... Всё это было как-то слишком странно. Ко мне относились уже не так, как в самом начале. Что произошло? Чего все ждали? Ни на один из вопросов я не мог бы ответить даже под пытками. Сделав в молчании пару затяжек, я заметил, что женщина будто ждёт от меня какого-то ответа, хотя, что я мог тут сказать? Не место и не время означало, что домой я сейчас не попаду. Меня опять отволокут куда-то, где будут вновь парить мозги по поводу этого мира.
- Как же мне всё это надоело... - вздохнув, я сбил пепел с сигареты себе под ноги и наступил на него носком кроссовка, вминая тот в землю. И прекрасно понимая, что то, что я собирался сказать, пустое сотрясение воздуха и не более того, всё-таки попросил. - Отпустите их, а? Мне они ничего плохого не сделали, да и не верится мне, что такие люди, как они, могут вообще кому-то вред причинить. Не те это люди.
Женщина задумалась, услышав эти мои слова и разглядывая собравшуюся толпу, поглядывая на меня.
- Если мы их отпустим... - как-то осторожно начала она, - ты пойдёшь со мной?
- Не с нами, а именно с тобой? - я улыбнулся, такие резкие переходы начали меня забавлять, хотя злость никуда и не делась, но я её пока сдерживал.
- Да.
- Пойду, - без раздумий согласился я.
Мне ведь так и так идти, спрашивают меня, скорее всего, для проформы. Ещё и такое личное приглашение... Хотя, куда там. Сомневаюсь, что нас оставят наедине. Очень сильно сомневаюсь.
- Отпустите их, пусть уходят, откройте порталы, - неожиданно приказным тоном скомандовала женщина, вынуждая меня вновь удивиться.
Да что же такое с ней? Что вообще со всеми этими людьми?
- Элизианна, ты уверена? - обратился к ней Альберт, а я, наконец, узнал её имя.
Отчего-то подумалось, что если она тут начальница, раз всё решает сама, а Альберт обращается к ней именно так, то между ними может что-то есть? Любовники? Вполне возможно. Что-то было в его тоне такое, намекающее на это.
- Уверена, отпускайте. Они нам сейчас не нужны, - махнула рукой Элизианна.
Послышалось несколько разочарованных вздохов из окружения, два парня скрылись в лесу. Эрик, Хонг и Альбина недоверчиво уставились в нашу сторону. В мою сторону, так как все их взгляды скрестились именно на мне. Я растерянно пожал плечами, всем своим видом показывая, что и сам не ожидал такого поворота.
- Спасибо, Дим, - негромко сказала Альбина, но её слова я хорошо расслышал и кивнул ей, улыбнувшись и чувствуя всеми фибрами своей души, что мне за это их освобождение придётся заплатить определённую цену, к чему я был не совсем готов.
- Уже можно, - послышался выкрик из леса.
Троица ЗеВовцев тут же испарилась в воздухе. За ними по очереди стали исчезать и остальные, когда Господин Крамерс объявил всем, что они свободны и могут уходить. Через минуту на небольшой полянке, где мы стояли, нас осталось пятеро. Троих я знал. Четвёртый в таком же балахоне синего цвета, как и учителя школы робс, с интересом за всем наблюдал, в том числе и за мной. На вид ему было лет сорок, высокий, худощавый. Длинноватый нос, русые волосы, внешность ничем не примечательна.
- Не могу сказать, что рад вас снова видеть, - я взглянул на Альберта и крепко затянулся сигаретой, затем бросил её себе под ноги и наступил на неё, дабы не произошло лесного пожара после нашего ухода.
- Возвращайтесь в деревню, там ещё остались незаконченные дела, - сказала Элизианна и создала портал прямо передо мной.
Я даже не удивился, увидев, как воздух скукожился перед моим носом, превращаясь в плотный едва заметный овал с человеческий рост, поблескивавший серебряными нитями.
- Ты с нами? - Альберт подошёл к ней ближе, спросив это почти шёпотом.
- Мы присоединимся к вам чуть позже, мне нужно обсудить кое-что с Дмитрием.
Коротко взглянув на женщину и не дожидаясь семейных разборок, я без слов сделал шаг вперёд. Не в ад же этот портал ведёт.

Глава 12. Неожиданные новости.



Портал вёл не в ад, а в рай. Если быть совсем точным, то в райский сад с фруктовыми деревьями, щебечущими на них птичками, клумбами красивейших цветов, не виденных мной ранее, двумя ухоженными фонтанами с плавающими в них разноцветными рыбками.
Мы появились как раз в центре сада, ступив на обложенную плиткой дорожку вокруг статуи из белого мрамора на постаменте. Ангел мужского пола в человеческий рост в первые две-три секунды показался живым, но всё-таки я довольно быстро сообразил, что это всего лишь статуя. Впрочем, оказались мы за ней, так что лица ангела я не видел, со спины из-под огромных крыльев просматривались брюки и сапоги до колена. Рук из-за крыльев видно не было, а голова статуи была опущена вниз, будто он разглядывал что-то под своими ногами. Дорожки от круга расходились в разные стороны, ведя дальше в глубины сада. Рядом стояло несколько на вид удобных лавочек. Тишь да благодать. Сад был большим и красивым, а поверх него в небе высился уже привычный магический купол. Я заметил это, когда задрал голову вверх, наблюдая за вспорхнувшей с ветки птичкой. В саду этом, кроме нас, больше не было других людей, но начинать разговор я не торопился.
Оглядевшись по сторонам, я спокойно подошёл к ближайшей лавочке и уселся на неё, устроив рюкзак рядом и закинув ногу на ногу. Потянувшись за новой сигаретой, вопросительно взглянул на Элизианну.
- Что ты делал последние десять лет? - в её неожиданно серьёзном тоне и изменившемся выражении лица я ощутил лёд, даже мурашки по телу побежали, вот с такого вот наезда и началось наше с ней общение.
Казалось, что температура воздуха понизилась сразу на десяток градусов, хоть я и понимал, что это обманчивое ощущение.
- Да просто жил. На Земле. Работал. Женился. Развёлся недавно, - запинаясь и почему-то будто оправдываясь, ответил я.
Столь резкие переходы меня всегда выбивали из колеи, я терялся, не зная как реагировать на внезапные наезды. Женщина кивнула и подошла ко мне, встав прямо передо мной и уперев руки в бока, заставляя смотреть на неё снизу вверх.
- Понятно. А до этого, что произошло? - вновь наезд.
Мне показалось, что воздух стал тягучим, как кисель, даже дышать становилось труднее. Мотнув головой, отгоняя от себя это наваждение, я засунул в зубы сигарету и подкурил, оттягивая время и торопливо соображая, чего от меня хотят добиться.
- До этого? Простите, я не понимаю вопроса... Элизианна, - растерянно произнёс я, едва не заикаясь.
- Что. Ты. Делал. Десять-одиннадцать-двенадцать. Лет. Назад? - чётко чеканя каждое слово, повысив голос, повторила она так, будто я перед ней в чём-то провинился.
Мне показалось, что она злится на меня. Не понимание причины этого меня вовсе выбило из колеи. Я нахмурился, пытаясь вспомнить, но в памяти всплыл всего один момент моей жизни. Момент, когда я осознал себя.
- Простите, я не помню... - тяжело вздохнув, я попытался объяснить. - Десять лет назад меня сбила машина. Какое-то время я пролежал в коме, почти три месяца. А когда очнулся, то обнаружил, что частично потерял память. У меня ретроградная амнезия, это медицинский термин. Память так и не восстановилась. Последнее, что я помнил, было моментами жизни из того времени, когда мне было пятнадцать лет. Так что я могу рассказать, что делал до пятнадцати лет и после двадцати. Пять лет из моей жизни безвозвратно утеряны, - вновь вздохнув, я крепко затянулся сигаретой и отвёл взгляд в сторону, разглядывая крылатую статую.
С этого места я видел, что парень что-то держит в руках и это что-то круглое, стеклянное и испещренное вырезанными в стекле рунами. Лицо статуи частично скрывали спадавшие на щёки волосы, она смотрела на шар в своих руках.
Женщина слушала меня, не двигаясь, не перебивая, только сверлила мою тушку недоверчивым и подозрительным взглядом. А я продолжал:
- Самое интересное, что ни родители, ни друзья, никто не знал, где я был всё это время. Те пять лет. Родители считали, что я где-то погиб, даже успели похоронить меня, пока им не позвонили из больницы и не сообщили, что попавший в больницу с тяжёлыми ранениями парень назвал их номер телефона... Этого момента я не помню, но как раз после этого я и впал в кому. Доктор объяснил это тем, что в моей жизни произошло нечто такое, что подсознание из-за пережитого шока просто не даёт мне вспомнить. Бережёт нервные клетки.
Я вздохнул, замолчал и опустил взгляд себе под ноги, рассматривая теперь светло-жёлтую плитку под ногами. Современную, надо сказать, уличную плитку. Такой плиткой обычно обкладывают подходы к главному входу крутых ресторанов. Но мысль о плитке как появилась, так и испарилась.
Неприятные воспоминания всколыхнули во мне ощущение беспомощности, которое владело мной, когда я только вышел из больницы.
Словно ребёнок, по какому-то волшебству ставший взрослым. Друзья, с которыми общался до этого, были уже не те, жили своими собственными жизнями, обрели другие интересы. Как оказалось, за пять лет подростка многое меняется. А я... кроме общей слабости и пластических операций, которые пришлось пережить, чтобы избавиться от ужасных шрамов после аварии, я всё ещё чувствовал себя подростком какое-то время. Пришлось быстро взрослеть и начинать смотреть на мир как двадцатилетний, а не так, как помнил.
Я никому этого не рассказывал, не любил вспоминать о тех событиях. Да и кому понравится осознавать, что какая-то часть их жизни безвозвратно утеряна? Я много раз задавался вопросом, что же происходило тогда? Психологам и гипнозу не удалось из меня ничего вытащить. Так и не найдя ответа, я просто постарался забыть обо всём. Теперь же столь прямой и настойчивый вопрос Элизианны просто выбил почву из-под моих ног. И если бы я не сидел на лавочке заранее, то мне пришлось бы сесть. Горечь сигаретного дыма на языке была как раз в тему. В несколько крепких затяжек я докурил и, не найдя взглядом урны, бросил окурок себе под ноги, наступив на него. Не вежливо, но и пепельницы мне тут не предлагали.
После пятиминутной тишины, которая давила на меня не хуже, чем весь этот разговор, уже спокойнее Элизианна сказала:
- Надеюсь, ты восстановишь свои воспоминания, Дмитрий. Возможно, я помогу тебе это сделать.
- Как? - я поднял на неё удивлённый взгляд, не веря услышанному. - Конечно, может быть, у магии, коей тут, вроде как, почти все обладают, больше возможностей... Но всё же?
- Можно попробовать один обряд.
- Даже не знаю...
- Подумай.
- А что за обряд?
- Для него мне нужно взять некоторые вещи... Не волнуйся, этот обряд тебе не навредит, даже если ничего не выйдет.
- То есть, не факт, что он сработает?
- Да. Понимаешь, если ты потерял память только о времени, проведённом в Кирконе, не больше, ни меньше, то всё может оказаться не просто. То есть, потеря памяти может оказаться не из-за аварии, не из-за удара головой, а из-за чего-то другого, например, заклинания или проклятия. И так просто этого не понять. Нужно проводить обряд.
- Не понял, - я мотнул головой, вычленив из её слов совсем дикую информацию, - о каком таком времени, проведённом в Кирконе?
- Я не зря тебя привела именно сюда, - вздохнула Элизианна, кивнув на статую. - Подойди к ангелу, посмотри на него.
- К статуе? - окинув недоверчивым взглядом женщину, я поднялся и, скрестив руки на груди, остановился напротив изваяния ангела.
Эта статуя сразу привлекла моё внимание, хоть я и не понимал, чем именно. Думал было, просто необычная скульптура, красивая. Детали выполнены с такой удивительной точностью, что она кажется живой. Складки на одежде, будто её треплет ветер. Волосы, словно скульптор каждую волосинку вытёсывал с особой бережностью. Каждая деталь просто дышала жизнью. Я заворожено разглядывал её с расстояния вытянутой руки. Не удержавшись, даже потрогал стеклянный шар, который оказался неожиданно тёплым. А затем мой взгляд поднялся к лицу статуи и меня пошатнуло. Внутри всё похолодело, а дыхание спёрло на выдохе.
Сказать, что я узнал этого... ангела, это не сказать ничего.
- Когда я тебя связанного увидела в доме Альберта, то не сразу узнала. Ты изменился внешне, стал старше. Всё-таки десять лет прошло. А узнав, я не поверила своим глазам, ведь десять лет назад ты бесследно исчез из Киркона и никто не мог тебя найти. Это случилось внезапно. И так же внезапно ты появился в той деревне. - Элизианна подошла ко мне и встала справа от меня, подняв взгляд к лицу статуи. Её голос теперь был задумчиво-печальным. - Да и твоё поведение было довольно странным в тех обстоятельствах... И потом тоже. Я ничего не могла понять. Почему ты себя так вёл, будучи... тем, кто ты есть? Почему... терпел те пытки, которые устроил тебе Альберт? Почему вообще дал возможность вывести себя на суд?
- Эмм... - только и смог выдавить я, поражённо разглядывая мраморные черты себя молодого.
- Потом, чтобы убедиться в своих догадках, после суда я посетила архивы школы, нашла кое-какую информацию о тебе, в школьной анкете сохранилось твоё фото. И ещё узнала об этом месте. Это единственная статуя во всём Кирконе с твоим изображением. Посещать это место могут только Великие Жрецы и те, кто выше нас. И тот факт, что ты спокойно прошёл в портал и очутился здесь, только доказательство тому, что ты не самозванец. Если бы ты был самозванцем, то просто не смог бы пройти сквозь портал в лесу, ты прошёл бы сквозь него и никуда не переместился. Но это место приняло тебя.
Я молчал, всё ещё не в состоянии прийти в себя, и ошарашено пялясь на ангела.
- А ты ведь и правда потерял память... - заметила она, взглянув на моё лицо и вздохнув. - Я не могла понять, как ты допустил, что тебя так элементарно решил использовать орден? Единственная их цель была - это найти твой портал с твоей же помощью, чтобы получить дополнительный путь на Землю. А ты и не понимал, чем это всё могло закончиться. Ещё десять минут назад я думала, что у тебя самого были планы использовать их для какой-то неведомой нам цели. Но не могла понять, почему тогда ты не обратился к робс? В общем, чего я только не передумала... Но теперь всё встало на свои места. Ты просто забыл о Кирконе.
- Если бы я на самом деле ничего не забыл, я бы сказал, что ''такое'' забыть вряд ли возможно... - чуть отойдя от шока, я проморгался и вновь вгляделся в статую, но всё оставалось по-прежнему.
- Когда ты всё вспомнишь, всё встанет на свои места.
Нервно я потянулся за очередной сигаретой и быстрым шагом вернулся к лавочке, закурил снова, упав на неё, так как просто чувствовал, что ноги от шока стали ватными.
- А кто мне крылья оборвал? Если это действительно я, то где они? - воззрившись на устроившуюся на лавочке рядом со мной Элизианну, я всё ещё не верил во весь этот бред.
Впрочем, одна единственная телепортация уже доказывала то, что магия существует, пусть и не видел я особых её признаков в этом мире. Помнил льдинку в руке Лекса ещё, но на фоне всего остального она просто терялась. Моё подсознание противилось принимать всё за чистую монету, но мозгами я всё-таки понимал, что в этом мире нужно либо верить своим глазам и словам других людей, либо просто вешаться. И никак иначе.
Потерянная мной память. Факты о куске моей жизни, всплывающие в совершенно невозможном и неожиданном для меня месте. Может, я сплю? Ударился головой и валяюсь где-то в подворотне, а меня просто глючит? Вряд ли. Слишком по-настоящему ощущал я себя в этом мире. Боль, голод и холод, всё, что мне пришлось пережить.
- Крылья у ангелов не совсем материальны, - Элизианна улыбнулась, коротко взглянув на мою статую. - Не знаю, как именно, но они их вызывают, они проявляются, вначале призрачно, только после становясь материальными. И точно так же эти крылья исчезают, когда в них нет необходимости.
- Ага... - в растерянности я откинулся на спинку лавочки и напрягся, мысленно приказав крыльям появиться.
Видя, как раскраснелось моё лицо от перенапряжения, женщина рассмеялась, догадавшись, что я пытаюсь сделать.
- Вряд ли это делается тем способом, которым ты сейчас пытаешься это сделать.
Я вздохнул, расслабившись и стыдливо потупившись.
- Ты мне веришь? - поинтересовалась она, улыбаясь.
Пожав плечами, я затянулся сигаретой:
- Обмануть дурочка может каждый, но вряд ли бы с момента моего появления здесь кто-то мог придумать обмануть меня таким образом, создать статую в таком месте... Да и что с того? К какой цели приведёт моя вера или моё недоверие? Я не вижу смысла не верить. Я действительно не помню пять лет своей жизни. И ты первая, кто сказал мне о том, что знает о том времени хоть что-нибудь.
- Знаю, - подтвердила Элизианна. - Не много, но достаточно для того, чтобы ты кое-что понял.
- И что же это?
- Тот шар в руках статуи. Это ''Всевидящее око'', единственный в своём роде уникальный артефакт этого мира.
- И, судя по названию... - начал догадываться я, - оно повлияло на потерю моей памяти?
- Вполне возможно, Дим, вполне возможно. И если ты вспомнишь хоть что-нибудь, то это поможет не только тебе, но и, возможно, всему миру.
- А подробнее об артефакте можно? - я даже заинтересовался такой причиной моей странной потери. - И причём тут весь мир?
- Вначале об артефакте. О нём мало что известно, кроме того, что он очень точно предсказывает будущее.
- А что он делает в руках статуи?
- Это только внешняя копия, а не сам он. Эту статую создал один из Старейшин, а сам сад - это место, в котором он раньше жил. Сейчас здесь никого не бывает, кроме нескольких Жрецов, которые следят за этим местом.
- Старейшин? - перебил я, услышав новое для себя название.
- Если коротко, это очень сильные маги, которые прожили в Кирконе более пятисот лет. Они хранили ''Всевидящее око'' у себя и в случае, когда артефакт выдавал какое-то пророчество, извещали людей о предстоящих событиях. Это могли быть как предстоящие природные катаклизмы, например, землетрясения, ураганы, так и начинающиеся войны, предсказания о смерти великих людей и так далее. Иногда, зная о будущем, его удавалось изменить.
Элизианна посмотрела мне в глаза. Я кивнул, давая понять, что уяснил информацию, пусть на веру и не особо воспринимал.
- Но сейчас важно не то, что это были за люди, а то, как именно ты был с ними связан. И вот в чём вся суть. Причина появления этой статуи неизвестна. И я не знаю, никто не знает, почему на ней изображён именно ты, но догадываюсь, что потому, что именно ты был одним из героев, который нашёл Старейшин, когда они пропали, а после забрал у них артефакт. Статуя на это недвусмысленно намекает. Артефакт, кстати, с момента твоего исчезновения тоже не нашли, хотя искали, да и до сих пор ищут. Он очень важен для всех.
- Ясно, что ничего не ясно, - вздохнул я, откидывая очередной окурок себе под ноги. - Я? Герой? Мы что - в сказке?
Мы проговорили с Элизианной ещё часа два.
Вначале она рассказала мне одну легенду, которая появилась как раз около десяти лет назад.
Так вот.
Тридцать пять лет назад ни с того, ни с сего Старейшины внезапно исчезли вскоре после смерти одного из них. Умер тот, как известно, по собственному решению, выпив яд и оставив завещание, так что о его убийстве речи не шло. В завещании, однако, не было написано ничего особенного, лишь то, что всё своё имущество Старейшина завещает школе робс. Однако в его вещах не обнаружилось и намёка на артефакт, это проверили в первую же очередь.
Пропажа оставшихся шести Старейшин вызвала ажиотаж среди населения Киркона, их стали искать. Но все попытки найти их были тщетными. Со временем активные поиски пошли на убыль, многие потеряли веру и опустили руки.
Однако поиски эти стали традицией для тех, кто принимал Жреческий сан.
Причём тут я? Всё просто.
Кое-что Элизианна рассказала и о моём прошлом. В общем, оказалось, что появляюсь я в этом мире уже второй раз. В первый раз я проучился аж до пятого с половиной курса университета робс, прожив здесь, в Кирконе, все пять лет беззаботной и наполненной магией жизнью.
Ответ на вопрос, почему же я так свободно прыгаю через портал на Землю, оказался настолько прост, что даже не вызвал у меня удивления. Всё дело в том, что я, по умолчанию, так и остаюсь Великим Жрецом. То есть, магическая сила во мне так и осталась, даже Альберт её во мне увидел, потому-то я и вызвал у него подозрения и уверенность в способности телепортироваться по деревне, чтобы кого-то убить. Сила есть, а вот пользоваться я ей не могу лишь потому, что не помню, как это делать.
Я только хмыкнул и продолжил слушать историю о себе.
Магом я был не сказать, чтобы сильнейшим, нет. Уж такого рояля в кустах мне судьба не подарила. Но магическим даром был не обделён на уровне Жрецов. Жрецы - это ещё не высшая ступень развития, к слову. Это даже не ступень, а, скорее, профессия в этом мире, работа, которую можно получить только в случае, если можешь развить свои способности до определённого уровня и обладаешь определёнными качествами. Опять же, я был не единственным в своём роде. Элизианна в ходе разговора, замечая, как я начинаю собой гордиться, умело обламывала все мои фантазии о своей исключительности. С нашего выпуска того года вместе со мной стали Жрецами ещё три человека.
И вот, по уже устоявшейся многолетней традиции, поступившие на эту должность Жрецы, одним из которых я стал, должны были потратить три месяца на поиски Старейшин и артефакта ''Всевидящее око''. Буквально на следующий день после того, как меня представили всем Великим Жрецам на обозрение, вступив в их ''касту'', я отправился искать Старейшин с ещё тремя такими же новичками Жреческой братии.
Мы ушли на поиски и два месяца бессмысленных блужданий по миру Киркона поддерживали связь с робс и отправляли отчёты о своих путешествиях. Спустя два месяца, мы пропали.
А ещё чуть позже объявился в своём доме один Старейшина, и эта статуя появилась в этом саду.
И тут Элизианна обратила внимание на один любопытный момент.
В то время, когда я отправлялся в путешествие, никаких крыльев у меня и близко не было. Вот так-то. А я дурак ещё и пытался их проявить как-то у себя.
Причина, по которой у статуи эти крылья есть, так же неизвестна. Старейшина вообще о появлении этой статуи и словом не обмолвился никому. За один день она была воздвигнута, а на следующий день после сего свершения Старейшина исчез бесследно по уже устоявшейся Старейшинской привычке.
А ещё через день этот Старейшина появился в городе. Он улыбался и ни с кем не разговаривал, просто ходил вокруг, гулял. И в какой-то момент упал посреди людной площади и умер. В его крови был обнаружен яд. И стоит этот памятник мне любимому теперь в этом саду по непонятной причине, угадайте - сколько времени? Вот именно. Около десяти лет.
После этих событий каждые два года один из Старейшин появляется в людном месте и также погибает от яда. На данный момент остался жив лишь один Старейшина, местоположение которого по-прежнему остаётся неизвестным.
И это ещё не всё. Всё описанное выше было только фактами. Теперь же сама легенда:
''Четыре Жреца нашли Старейшин или кого-то из них, трое Жрецов погибли, а четвёртый упёр ''Око'' и свалил в неизвестном направлении'', - легенды короче я ещё никогда не слышал.
Впрочем, детальная расшифровка этой легенды куда как более многословна и появилась она уже после собрания мелких крошек событий, косвенных фактов, мелких деталей истории, догадок, анализа поведения Старейшин, собственно памятника мне и прочей непроверенной мути.
Принимать ли её на веру? - тот ещё вопрос. Это, скорее, всего лишь один из вариантов возможных событий.
Один из фактов в том, что тела тех троих Жрецов, с которыми я путешествовал, были найдены другими Жрецами, отправившимися на очередные поиски Старейшин. По их останкам было определено, что умерли они от того же самого яда, от которого умирали всё это время Старейшины.
Почему эта история вообще называется легендой, а не просто историей про наглого вора и загадочные смерти, мне было не очень понятно. Но варианты с воровством столь ценной и уникальной вещи, как ''Всевидящее око'', как и с геройством, моя душа отметала сразу. Ну не тот я был всегда человек, который будет высовываться настолько. Конечно, здоровая доля авантюризма в моей душе имелась, но всё же. Я бы не стал жертвовать собой ради чего-то подобного, не в моём характере. К слову, так считали и те, кто меня знал в то время, мои друзья и знакомые. Причины же подобных теоретически моих поступков были для меня так же непонятны, как и весь этот мир Киркона.
- Загадка на загадке сидит и загадкой погоняет, - вздохнул я, когда выслушал всю эту историю. - Возникают тут несколько вполне логичных вопросов. Во-первых, если всё действительно так, то почему Старейшина создавал подобный памятник, а не просто объявлял меня во всеобщий розыск? Если я действительно украл артефакт, то почему об этом не стало известно общественности?
- Ответ прост. На самом деле, ''Всевидящее око'' нельзя было украсть у Старейшин. Они слишком сильные маги, которых невозможно обмануть. Старейшины видят и знают своё будущее. И уж зная о том, что возможна пропажа артефакта, они бы обязательно сделали так, чтобы этого не случилось. Впрочем, никто не знает, что там произошло на самом деле. Гораздо более интересная загадка состоит в том, по какой причине они исчезли и почему, выходя к людям, они никому не говорят и слова, а после умирают. А уж убить Старейшину, это из разряда фантастики. Они, по сути, бессмертны. Умирают они от яда, хотя это и глупость полнейшая. Уже на третьем курсе в школе все ученики изучают способность, благодаря которой можно увидеть любой яд в пище или питье, и даже после принятия яда избавить от него тело, даже от самого сильного и быстродействующего без последствий для себя. Так что яд - это способ самоубийства. Как Старейшин, так и тех трёх Жрецов. Других вариантов нет... - Элизианна поднялась и кивнула следовать за собой, направившись по одной из дорожек, обложенных плиткой.
- Всё очень сложно, - подхватив рюкзак, я последовал за ней, в голове после всей полученной информации творился хаос. - Если бы я хоть что-то вспомнил...
- Остался всего один Старейшина, он ещё жив. По крайней мере, с момента смерти предпоследнего прошло полгода. Полтора года у нас ещё должно быть. Вас осталось двое - тех, кто хоть что-то может поведать о тех событиях. Он и ты. И если последний Старейшина не объявится, то ты сам должен понимать, ты должен всё вспомнить.
- Я понимаю, но... - я покачал головой, бестолково разглядывая причудливые деревья с невиданными мной ранее плодами на ветвях, вперемешку с родными вишнями, грушами, яблонями и сливами.
- Я была в этом саду всего раз и давно, тогда ещё, когда ту статую только обнаружили, - неожиданно сказала Элизианна, остановившись возле невысокого куста с какими-то белыми ягодами, сорвала с них парочку и закинула в рот.
Я, взглянув на то, как она довольно зажмурилась, решил их тоже попробовать. Сорвал одну ягоду и чуть сдавил в пальцах, она оказалась упругой, вроде крыжовника, но по виду просто круглая, белая, небольшая. Пока рассматривал её, услышал смешок. Элизианна смотрела на меня и улыбалась.
- Попробуй.
Пожав плечами, я засунул ягоду в рот и раскусил её. Вкуса не было. Никакого. Словно стирательную резинку прокусил. Не успел я сделать недоумённым своё лицо, как меня покачнуло. Да так, что я едва удержался на ногах. Во рту потеплело, ягода показалась горячей, затем холодной, а после этого я ощутил горечь на языке, и в моём теле взорвалась сила. И всё это за доли секунды. Сложно было понять своё состояние. Будто допинг нереальный принял, ещё и ударной дозой. Захотелось прыгать, бегать, да даже танцевать. Тело стало лёгким в одно мгновение, бодрость и ощущение дикой эйфории поднялось до максимума. Показалось, что могу одним пальцем сдвинуть гору с места. И мозги прояснились немного, я стал мыслить куда более ясно. Однако продлилось это ощущение недолго. Пару секунд.
Наблюдая за тем, как стремительно меняется выражение на моём лице от непонимающего, ошарашенного, до почти разочарованного, Элизианна в итоге рассмеялась. Когда меня отпустило, я постарался дожевать ягоду, надеясь на повторный прилив, но подобного ударного эффекта уже не было. Хотя, не сказать, что его не было вообще. У меня появились силы, и бодрость явно повысилась, по сравнению с тем, что было ещё пять минут назад. Но это, скорее, снялась усталость, накопившаяся за всё это время, приведя меня в нормальное состояние.
- Это... что за ягоды такие любопытные? - без страха проглотив столь любопытную ягодку, я нагло оборвал ветку, собрав ещё штук пятнадцать ягодок про запас.
Жрица меня останавливать не стала, когда я занялся столь непотребным делом.
- Моливин, из сока этих ягод делают эликсиры бодрости. Ничего волшебного. Сами ягоды содержат особый фермент, который вызывает и повышает в организме человека прилив адреналина, эндорфинов и прочих гормонов. Затем он по новой распределяет их, приводя организм в рабочее состояние. Сам эффект держится недолго и постепенно спадает, но если нужно продержать себя в форме хотя бы часов пять, пара ягодок вполне помогают. Главное, больше трёх употреблять за раз не стоит, галлюцинации могут начаться.
- Учту, - кивнув, я ссыпал ягоды в боковой кармашек рюкзака.
О том, что они там помнутся, я не волновался. Жестковатые они для этого.
С жадным интересом покосился на кустик. Ягод на нём было ещё много, но слишком наглеть я не стал. Пусть растут, решил я. Решил и подумал вдруг своим просветлённым ягодами мозгом о другом.
- Элизианна, а как вообще всё произошло именно так? Ну, то есть, если я был в этом мире, то меня тут, получается, знают? И, выходит, ты меня узнала? А Альберт? Мы раньше были знакомы?
- Не лично, но я тебя видела, - кивнула она, направившись по дорожке дальше. - У меня фотографическая память, ты же знаешь, что это такое?
- Знаю, конечно, - я последовал за ней прогулочным шагом.
Мы пошли гулять дальше по саду. Я рассматривал диковинные цветы, совсем уж диких ярких расцветок и форм на клумбах вдоль дорожки.
- Я видела тебя тогда, когда тебя представляли всем Великим Жрецам перед тем, как ты отправился в то путешествие. Я уже тогда была Жрицей. А потом вспомнила и эту статую. Догадалась, что ты... подрос. Альберт же, скорее всего, не был с тобой знаком и точно здесь никогда не был. А Господин Крамерс... Скорее всего, он тебя знал, как обычного ученика, когда ты ещё учился в школе, но у него память на лица уже не та, да и, опять же, прошло десять лет, ты изменился, не факт, что тебя узнают и вспомнят так сразу, даже если увидит кто-то из тех, кто тебя раньше знал.
- Понятно... - заметив в конце резко ушедшей в бок дорожки высокий дом в пять этажей с круглыми окнами, я к нему присмотрелся, предчувствуя нечто нехорошее, и... остолбенел, так и замерев на месте.
- Альберту я сразу приказала перестать мучить тебя, а затем, когда после суда покопалась в архивах, уже там из старых списков учеников узнала твоё имя и дату рождения, кое-какие данные о твоём обучении и прочую статистику. Там же нашла в твоём деле и фото, которое к нему прилагалось, тогда и поняла, что ты один из тех Жрецов, которые тогда пропали... - не заметив моей остановки, Элизианна продолжала рассказывать и неторопливо идти вперёд, всё больше приближаясь к дому.
Я же боялся сделать ещё один шаг, уже почти не слушая её.
И причина тому была - фото. То фото, которое я находил в чемодане под кроватью в комнате ордена ЗеВо. Заметив, наконец, что я не иду рядом, Жрица обернулась, удивлённо взглянув на меня.
- Что случилось? Ты побледнел. Тебе плохо от ягоды? - вернувшись ко мне, она приложила ладонь к моему лбу, и я ощутил исходящее тепло от её руки, волной прошедшееся по моему телу. - Всё должно быть хорошо, - непонимающе посмотрела она в мои глаза, а заметив, куда я смотрю, обернулась в сторону дома.
- Я видел фотографию, - наконец, справившись с чувствами, сдавленно выдохнул я. - Фотографию именно этого дома. Когда был с орденом. У них это фото.
- Фотографию? И что там изображено? Просто дом?
- Там было три человека. Два парня и одна девушка.
- Ты уверен, что это тот дом?
Я кивнул. Я был в этом точно уверен.
- Альбина сказала, что на том фото трое героев, которые уже умерли, - вспомнил я.
- Альбина, это та девушка, что была в лесу?
- Да.
- И ты не узнал тех, кто изображён на фото?
- Девушку... узнал, - признался я. - Она мне показалась знакомой.
- Значит, вы были здесь, - уверенно произнесла Элизианна.
- Меня на фото нет, - попытался отмахнуться я.
- Значит, ты держал фотоаппарат, - она невесело усмехнулась.
- Возможно, - сдался я, продолжая идти.
- И где то фото?
- Осталось у ордена, - вздохнул я.
Шок меня отпустил и вскоре мы подошли к дому. Дверь была заколочена досками, окна зашторены, однако тот дом на фото и этот дом выглядели один в один. Даже расположение деревьев на заднем фоне, пусть они и были теперь повыше.
- Может быть и такой вариант, что статую Старейшина делал не по памяти, а сравниваясь с оригиналом, когда вы здесь были. - Спустя пару минут молчания сделала предположение Жрица.
- Звучит довольно просто, - я недоверчиво хмыкнул.
Элизианна пожала плечами:
- Всё, что нам остаётся, это только гадать. Ты больше ничего не вспомнил?
- Нет, - вздохнул я, следуя за ней дальше, уже от дома по широкой дорожке, ведущей к большим воротам напротив дома.
Только сейчас я заметил, что сад с домом окружает двухметровый забор из белого кирпича, ворота же были коваными с острыми шипами поверху. Какое-то время мы молчали, я размышлял обо всём сразу, мысли вновь путались. Но о том, что было когда-то давно, почему-то думать не хотелось.
- Так меня отпустили из деревни, получается, потому что я Жрец, а не потому, что мне поверили? - решил я возобновить последнюю тему, так как в молчании идти хотелось ещё меньше.
- Когда ты предложил план с побегом из деревни, я искренне считала, что ты преследуешь какую-то свою цель, потому я и дала согласие на то, чтобы всё было как тебе нужно. Жрецы не имеют права мешать друг другу. Я, правда, ожидала от тебя, что ты обязательно выкроешь минутку, чтобы пообщаться со мной и объясниться. Но, когда ты сбежал, а потом на карте исчез маячок, я забеспокоилась. Тебя же ещё и другие робс искать начали. Из школы были отправлены люди прочёсывать лес и весь твой возможный путь.
- То есть, в школе уже обо всём узнали?
- О том, что ты Жрец, пока не знает никто. По крайней мере, я никому о своих догадках не говорила, потому и привела тебя сюда, чтобы обсудить всё без лишних ушей. И хорошо бы, если бы об этом так и не узнал никто, как можно больше времени, хотя в итоге этого будет не скрыть... Ты должен сам понимать, что в твоей голове слишком важная информация и не все могут поверить тебе на слово, что ты просто ничего не помнишь... Со стороны же школы... Ты попал в деревню, как новичок, там произошло убийство, было покушение на твоего куратора... В общем, даже будь ты новичком, отпускать тебя слишком рискованно. Да и не нужно нам ряды ордена пополнять. А третьего варианта, куда деться новичку в этом мире, не дано. На Землю тебя никто не отпустил бы. Ты же должен понимать, что информация об этом мире на Земле... это слишком особенная информация, - мы подошли к воротам, возле которых обнаружилась очередная лавочка, и Элизианна присела на неё.
- Не особенно понимаю, - я покачал головой, устроившись рядом.
- Ты странно себя вёл, как для новичка, ты смог пройти сквозь портал обратно, смог пронести вещи в Киркон, и Лекс обо всём этом поведал в школе. Тобой заинтересовались. Отпускать тебя так просто никто не стал бы. Готова поспорить, учителя там едва ли не передрались между собой, решая, в чьей группе ты будешь учиться.
- А если я не хочу? Ну, вот не хочу ничего этого? Не хочу никаких магий, школ и прочего? Не хочу, чтобы кто-то что-то решал за меня? Если я просто хочу домой и забыть обо всём?
Элизианна как-то странно посмотрела на меня и грустно улыбнулась.
- Кажется, один раз ты это уже сделал. Забыл всё, - мягко сказала она.
Опустив голову, я потёр лоб и застонал. Что правда, то правда. Похоже, один раз у меня это уже получилось. До меня не сразу и дошло то, что сказала она. А когда дошло, я потрясенно посмотрел на Жрицу.
- Стоп. А что значит, ''Лекс обо всём поведал''? Его же убили.
- Он жив, его воскресили.
- Вы и такое умеете? - моргнув, я увидел, как Элизианна вполне серьёзно кивнула. - Офигеть...
Вот так вот, будто бы невзначай я узнал о том, что Лекс оказывается жив.
- Так если... Если вы умеете воскрешать, зачем тогда весь тот суд нужен был? Те пытки? И вообще? Могли бы воскресить и девушку.
- Мы можем воскрешать только робс и только учеников школы, далеко не всех и не всегда это получается. Не всё так просто. Если бы мы попытались воскресить ту девушку, ничего бы не вышло. А в Кирконе существует закон - за убийство убийца платит смертью. Убийцу мы нашли, благодаря тебе, кстати. Он не выдержал своего любопытства и решил начать преследовать тебя, тут-то мы его и поймали. Удивительно, но твой план всё-таки сработал.
- Ясно, - упавшим голосом ответил я.
Несмотря на физическую бодрость от ягоды и лёгкое просветление, мой мозг начинал тормозить. Слишком много впечатлений было в последнее время. Слишком много новостей.
- Дмитрий, сейчас мы вернёмся в деревню. Мне нужно будет присутствовать во время казни преступника. А после этого мы с тобой ещё побеседуем.
- Домой не отпустишь? - я тяжело вздохнул в который раз за этот разговор.
- Ты должен вспомнить, что было десять лет назад и рассказать всё. Нам нужно найти артефакт. Ты ещё не понимаешь, насколько это важно. Но когда ты всё вспомнишь, то поймёшь. А для того, чтобы провести обряд по восстановлению твоей памяти, мне нужно подготовиться, это не так быстро.
- Да понял я, понял, - потерев лицо ладонями, я поднялся с лавочки. - Я могу тогда хотя бы просто поселиться обратно в комнату и там выспаться? Только так желательно, чтобы меня не будили и не начинали пинать и пытать?
- Конечно, тебе выделят комнату.
- То есть, повтора не будет? - уточнил я.
- Даю слово, - Жрица тоже поднялась с лавочки.
- И пули от моего револьвера мне отдадут? - пошёл я на торги.
- Вот тут не уверена... - растерялась Элизианна.
- Но ты ведь там главная? Или я что-то неправильно понял?
- Да, но...
- Никаких ''но''! - перебил я. - Я хочу, чтобы мне вернули мои вещи. И если я всё ещё Жрец, как ты говоришь, то получается, что я имею право, а не тварь дрожащая. Или всё не так?
- Так-то оно так, Дмитрий, - вздохнула Элизианна, - но ты пока многого не понимаешь и не знаешь. Я же говорила, то, что ты Жрец, лучше пока оставить в тайне. Пойми, если Альберт об этом узнает, например, то после всего, что он с тобой сделал, он сам себе руку отрежет. Во искупление грехов своих, как говорится. А это нам не нужно. И не улыбайся так кровожадно! - заметила она мою ухмылку. - Я понимаю, что ты можешь быть немного зол на него, но лучше прости его. Твои раны ведь исцелены уже, даже шрамов не осталось. Да и пришлось бы тебе вначале доказывать, что ты Жрец, но ты ведь не помнишь, как пользоваться силой... - намекнула она.
- Что есть, то есть, - немного подумав, я согласился.
Какой из меня сейчас Жрец, да тем более, Великий, когда я даже телепортироваться не умею? Да что там? Даже несчастную сосульку не создам. От полученной информации мозг кипел и едва дым из ушей не шёл.
- Мы с тобой ещё поговорим, когда я закончу все дела в деревне. Нужно идти, мы тут итак задержались дольше, чем я планировала. Договорились? Готов возвращаться? - с интересом посмотрев на меня, Элизианна создала портал возле нас.
Задумчиво посмотрев на сплотившийся в овал воздух, я заметил лёгкое серебристое мерцание по его краям и хмыкнул. Раньше я его не замечал.
- Куда ж я денусь с подводной лодки? - обречённо ответил я, делая шаг навстречу к очередному порталу.

Глава 13. Казнь ли?



''И вновь здравствуй, деревня. Да что же вы так на меня смотрите все? Я никого не убивал! И это уже доказано! И мне плевать, как Альберт вам будет объяснять всё это. Меня это не касается!''
Появившись на улице неподалёку от одного из домов вместе с Элизианной, мы направились в сторону гостиницы, именуемой здесь ''постоялым двором''. Я пытался не обращать внимания на то, как косились на меня проходящие мимо люди. Только изредка кто-то вновь начинал кланяться, но взгляды в мою сторону всё равно бесили. Ощущение совсем не такое, как когда я впервые попал в эту деревню. Возможно, что из-за того, что меня видело большинство жителей в роли подсудимого, если не все вообще, однако сейчас именно это меня не волновало.
Альберт, стоявший поодаль, увидел нас, но сделал вид, что не заметил. Какая-то пакость так и просилась на язык, но я его благоразумно прикусил. Незачем наживать себе врагов, тем более, если мне в этом мире придётся задержаться.
Элизианна устроила всё сама. Она же и проводила меня к одной из комнат. Не к той, где я уже отдыхал. Теперь моя комната была почти в конце коридора, но внутри не отличалась почти ничем. Кровать, стол, стул, масляные светильники, камин, небольшой шкафчик. Попрощавшись с ней, я попросил не беспокоить меня часов шесть, запер дверь и на всякий случай ещё и подпёр её спинкой стула. И стол придвинул к двери. Захочу выйти сам - выйду. А насильно меня вытягивать отсюда - фигушки. Хватит. Не доверяю.
Улёгшись на кровать, скинув с себя только верхнюю одежду, я уставился в потолок. Наконец, тишина и покой. Пусть и в таком не особо доброжелательном месте. А сон, как назло, не идёт. Спасибо той странной ягоде. Как там её? Моливине. Хм... Малине почти. Не суть. Но с другой стороны, подумать есть о чём. В мозгах бы своих разобраться...
Итак, что мы имеем?
Элизианна эта явно что-то недоговаривает. Не удивительно, но и не смертельно. В конце концов, кто я такой, чтобы она мне всё рассказывала?
Жрец? Великий Жрец? - я усмехнулся. - Смешно. Просто обхохочешься. Но если это правда... Допустим, я действительно в Кирконе уже был. И всё было так, как она рассказала. Статуя та... Она очень странная. Но изображён на ней точно я, сомнений нет. Фотография... Взять бы мне ту фотографию... Дурак, почему я её не спрятал? Впрочем, ладно. Если увижу кого-то из ордена, могу попросить то фото и хотя бы сфотографировать его на телефон. Не думаю, что мне откажут.
С другой стороны, а зачем мне это всё? Действительно ли я хочу всё вспомнить? Что-то сидит во мне такое и будто шепчет: ''Нет, не вспоминай. И не нужна тебе эта магия''.
Магия... Возьмём нормального человека. Какой дурак откажется её изучить? Какой идиот не захочет обрести сверхспособности? Хм... Например, я. Но почему я не хочу? - я задумался, но на этот вопрос так и не нашёл ответа. - Почему бы и да. Нет, цена есть у всего, конечно. И если так подумать, здесь она тоже есть. Но всё же...
Орден ЗеВо? Группка наивных людей. Мелкие террористы. Но они могли бы спрятать меня. Любопытно, если они знали ту троицу, то и меня должны были узнать. А может, и узнали? Может, всё остальное был фарс? Да тут вообще не поймёшь, кому можно верить. Проще не верить никому. И судить только по их поступкам. Но всё равно не верить - предадут, печёнкой чую.
Та же Элизианна хочет информацию из моей головы, в единоличное пользование, это я заметил. Пытается меня защитить? Это вряд ли. А если и так, то, что это мне даёт? Что может дать? Чёрт, если бы я мог вспомнить хоть что-то... Похоже, придётся мне согласиться на тот обряд.
Артефакт. Если я вдруг вспомню, где он находится, то фиг я кому об этом скажу, пока сам не найду его и не разберусь, по какой причине он вообще спрятан.

***


И всё-таки я уснул где-то в потоке собственных мыслей. Я думал даже во сне, но, о чём, пожалуй, не вспомню. Проснулся от крика, доносящегося с улицы. А выглянув в окно, увидел, как поодаль творится новый суд. Всё та же круглая сцена, те же актёры, кроме одного. Заметив парня, стоящего на коленях, покачал головой.
- Да-а, со мной Альберт обращался ещё ласково и вежливо! Охренеть... - на парня было больно смотреть.
Разбитое лицо буквально в мясо, сломанная рука, окровавленные ноги. И при этом всём он ещё и связан.
- Урод Альберт этот... Настоящий урод, - я вздохнул.
О чём именно там говорили, я не слышал. Только гулкий шум, да редкие выкрики людей, до боли похожие на те, что я уже слышал:
- На костёр его!
- Казнить! Казнить его!
- Да здравствует справедливость!
Из своего окна я теперь ещё лучше видел всю толпу целиком и смог оценить общее население деревни только теперь - человек двести, не меньше. От совсем мелких детей до стариков, но в подчинении всего у одного человека - это прилично.
На улице было ещё светло. Казалось, солнце даже не собирается садиться. А я вот выспался и теперь уже хотел есть. Одевшись, оставил рюкзак в комнате, убрал баррикаду от двери и спустился в таверну, но не обнаружил внутри никого. Все были на улице, на суде. И я вышел, решив понаблюдать за всем с более близкого расстояния. Но не успел. К моменту, когда я только подошёл, Альберт произнёс свою последнюю речь:
- Да будет так! Ведите же его на казнь! Пусть он поплатится за свои грехи!
Избитого парня совсем не бережно вздёрнули вверх и начали толкать, отвешивая пинки, вынуждая идти его буквально через всю длинную улицу на подламывающихся ногах. Скользнув взглядом по расступившейся в стороны толпе, Элизианну я так и не увидел. Меня оттеснили на самый край, но я особо вперёд и не стремился. Наоборот, я больше прятался за спинами людей, не желая высовываться. Подождал, пока преступник пройдёт мимо, а за ним уже следом начнёт подтягиваться толпа, и только после, чуть в отдалении от общей массы последовал за ними.
- Ты здесь, - это был не вопрос, а утверждение.
Обернувшись, я увидел Господина Крамерса.
До стоявшего со вчерашнего дня будущего костра оставалось всего метров сорок. Толпа разошлась так, что окружила место казни в несколько рядов. Я отчётливо видел, как к основному бревну на возвышении где-то в метр, вроде деревянных ступеней, в самом центре привязывали преступника. Тот ругался время от времени, стонал или молчал, даже не думая просить у кого-нибудь пощады.
- Я здесь, - согласился я с собеседником.
К старику я не испытывал негативных чувств. Всё-таки он помогал мне по-своему, да и общался со мной куда добрее.
- Когда будешь в школе и увидишь Лекса, расскажи ему, что казнь состоялась, - так любопытно загнул фразу старик, что мне сразу же захотелось ему ответить:
- Ещё не факт, что я вообще буду в школе, - произнёс я это с улыбкой и сделал загадочное лицо.
Учитель нахмурился, разглядывая меня, а потом спросил вдруг:
- О чём вы разговаривали с Великой Жрицей?
- Любопытно? - я улыбнулся шире, заметив Жреческий плащик, мелькнувший в толпе.
- Любопытно, - согласился он.
- Это наше с ней... личное дело, - закончил я, коротко кивнув ему головой, и тут же быстрым шагом рванул с места как раз в сторону Элизианны, не оборачиваясь назад, но чувствуя, как старик буквально прожигает мне спину взглядом.
К женщине пришлось продираться сквозь толпу, извиняясь за оттоптанные ноги и протискиваясь между людьми боком. Но я добрался до неё, хоть и мне пару раз на ногу наступили в давке.
- Ощущение переполненного трамвая, - вздохнул я, когда оказался возле неё.
- Ты почему не остался в комнате? - коротко взглянула на меня Жрица.
- Скучно там. Тут, я смотрю, веселее. Этого парня, что, на самом деле сожгут?
- А ты как думаешь? - Элизианна на меня посмотрела с интересом, но в её глазах я заметил и что-то ещё.
Я хмыкнул, припоминая собственные чувства. Даже когда я сам стоял на коленях на том суде, когда Альберт обещал казнить меня лично, я не верил в это. Оттого и боялся меньше. Почти не боялся даже. Нет, страх был, но какой-то больше осознанный, не такой, как перед неминуемой смертью. Затем я внимательно посмотрел на привязанного уже парня. Он был избит так, что выражение на лице было невозможно прочесть, всё в крови... И да, я не эмпат, но почему-то мне казалось, что и он не верит в смерть собственную. Хотя, глупо, конечно. Вон, костёр уже начинают поджигать. А ветки явно чем-то пропитаны, вон как мгновенно загораются и ярко полыхают. Дикий крик горящего человека, забившегося в своих путах, ударил по ушам, его поддержала толпа, крича разноголосьем.
- Я не верю, что он умрёт, - наклонившись к уху Жрицы, сказал я, противореча любой возможной логике.
Она отстранилась, внимательно посмотрела мне в глаза и... улыбнулась. Удивлённо приподняв брови, давая понять, что не понял её улыбки, я всё-таки отвёл от неё взгляд и посмотрел на костёр. Парень горел. Натурально. Крик его был куда громче, чем всей толпы. Запах жареного мяса ударил в нос. Глаза начали слезиться от дыма, сменившего внезапно своё направление. Ветер погнал дым на толпу. А парень кричал и кричал. Пламя полыхало на его ногах, руках, груди, голове, лице. Не знаю, ох, не знаю, как это возможно, я впервые в жизни по-настоящему видел, как горит человек.
И меня слегка подтошнило. По телу пробежали толпой мурашки, сердце забилось куда быстрее. Я не сразу, далеко не сразу осознал, что всё происходит на самом деле. Вот бывает так. Смотришь на события, что происходят вокруг, но так, будто смотришь кино по телевизору, потому, что они для тебя до дикости непривычные, неправильные, не укладывающиеся в логику и... не веришь. Не веришь в реальность.
Парень затих, костёр вспыхнул сильнее, подминая под себя человеческую тушку, съедая её всю, но как раз в этот момент я заметил и кое-что странное - короткая вспышка портала, всего на секунду, даже на пол секунды. Показалось? Глюки? Вроде, нет. Деревянный столб треснул, объятый пламенем, и упал, заваливаясь на костёр. В разные стороны разлетелись тысячи искорок.
Я развернулся и начал выходить из ревущей в безумном экстазе толпы.
- Древний век! - сплюнул я, когда, наконец, выбрался, хотя в мыслях крутились выражения и покрепче.
Направившись обратно к таверне, заметил мальчишку, который пытался влезть в окно одного из домов, но у него это всё никак не выходило - не допрыгивал.
- Тебе помочь? - спросил я, подойдя к нему, но, не приближаясь слишком близко.
- Ой, - только увидев меня, парень присел, обхватив голову руками, а затем рванул с места, скрываясь за соседним домом.
Я только хмыкнул и продолжил свой путь, уже через минуту войдя в таверну. Внутри так никого и не появилось. Присев за ближайший к выходу столик, я закурил, задумчиво разглядывая слегка покоцанную столешницу. Мне стало ясно, что я угадал. Для всех людей деревни, скорее всего, этот парень сгорел на костре, превратившись в пепел. Но на деле его портанули прямо с костра. И тут всего два вопроса: кто и куда? Это ведь и орден мог быть... И робс, почему нет? Особенно если судить по улыбке Жрицы. Но если орден, то со своим глупым ответом я банально попался. Не дай бог, ещё пришьют мне телепортацию клиента... Придётся снова линять. Да ну вас нафик, ребята!
Затушив окурок об ножку стола, и там же, под столом его и оставив, я метнулся наверх, схватил рюкзак, и уже через минуту меня вынесло снова на улицу. Полдела сделано. Теперь надо линять. Хм... Куда?
Оглядевшись по сторонам, для начала я банально ушёл с главной улицы, скользнув в узкий проулок и оказавшись между домами, а затем и за чьим-то домом возле курятника.
Пройти мне удалось, однако, не далеко.
- Опять сбегаешь, Дмитрий? - передо мной будто из-под земли выросла человеческая фигура в балахоне, хотя на деле он просто вышел из-за угла дома, к которому я как раз приближался.
Уж кого-кого, но его я видеть больше всего не хотел. Альберт ухмылялся так противно, будто поймал меня на воровстве своего кошелька. Один его вид начинал бесить меня.
- Пули мне верни, гад, нафик они тебе? - не стал подбирать я слов, остановившись от него в метре и склонив голову на бок, добавил. - Жду.
- Даже не надейся, - он шагнул вперёд, а я автоматически отступил назад.
Воспоминания - штука гадостная. Я всё ещё прекрасно помнил, как этот человек меня пытал. И, признаться, да, чёрт возьми, я его боялся.
- Не подходи! - я прикрикнул на него, не сдержавшись.
- Я тебе ничего не сделаю, - Альберт поднял руки вверх, однако не остановился, оскалился, гад.
А мне пришлось шаг за шагом отступать, медленно пятиться спиной назад по памяти, потому как взгляд оторвать от надвигающейся угрозы мне казалось смерти подобно.
- Тогда что ты от меня хочешь? - поинтересовался я, когда внезапно упёрся бедром в низкий забор чужого дома и вздрогнул от этого.
- Я всего лишь хочу проводить тебя обратно, в комнату.
- Не пойду.
- Пойдёшь. Пойдёшь, как миленький, - грубо закончил Альберт, внезапно прыгнув вперёд и поймав меня за руку, крепко ухватил за плечо, развернул и банально вывернул мне руку за спину.
- Ты даже не представляешь, кто я, а так со мной обращаешься... - цыкнул я языком, стараясь вложить в интонацию как можно больше сожаления, несмотря на боль в плече вывернутой руки и дикое желание согнуться. Но я стерпел. Не знаю почему.
- И кто-о-о же ты-ы у на-ас? - столько сарказма было в его вопросе, что я ухмыльнулся и дёрнул рукой, безуспешно, правда, хватка у Альберта оказалась довольно жёсткой.
- Цветочек аленький. Какие ко мне претензии ещё, а? Преступника поймали, казнили, зачем я тебе ещё нужен? Опять убийство? Или что ещё?
- Не волнуйся, я только познакомлю тебя с одним человеком.
Мы вновь вышли на главную улицу, но Альберт не в таверну меня повёл, а по улице дальше, к другому дому. Вскоре мы вошли во двор, а затем и в дом. Оказавшись в неплохо обставленной гостиной, Альберт усадил меня за круглый стол, только после этого отпустив. И сам присел рядом, но так, чтобы хорошо меня видеть, к столу боком, а ко мне лицом. Он вроде как расслабленно облокотился одним локтём о столешницу и разглядывал меня с недобрым прищуром, будто явно что-то плохое задумал.
Не смотря на то, что подсознание кричало следить за ним, я отвернулся от Альберта и начал рассматривать комнату. Из гостиной вели три двери, широкая лестница наверх, большие застеклённые окна, наполовину прикрытые шторами.
Особо много я рассмотреть не успел. Посреди комнаты проявилась Элизианна, а вслед за ней и ещё один человек - тот самый незнакомец, который был в лесу, в стандартном балахоне.
- Знакомьтесь. Колин, Дмитрий. Дмитрий, учитель школы робс, Колин, - потыкав пальцем в нас по очереди, Альберт поднялся из-за стола.
Я же нового знакомца просто проигнорировал.
- Элизианна, будь другом, попроси Альберта вернуть мне вещи, - сказал я жёстко, но при этом с многозначительной улыбкой, глядя на женщину.
Жрица задумалась на несколько мгновений, нахмурилась, посмотрев на меня, а затем на главу деревни.
- Что у вас здесь произошло?
- Нич... - начал было отвечать Альберт, но я его перебил:
- Он сделал мне снова больно, - и скорчил несчастную рожицу, ткнув пальцем в свой бицепс. - Лапка бо-бо.
- Альберт? - Элизианна хмуро взглянула на мужчину и кивнула ему, - выйдем, поговорим.
- Не понял... - удивился он, но всё-таки направился вслед за уходящей в другую комнату Жрицей.
- И вещи мои не забудь взять с собой, когда возвращаться будешь, - сказал я ему уже в спину.
Альберт остановился, обернулся, с подозрением посмотрев на меня. Я же откинулся на спинку стула и достал из кармана сигареты.
- Иди-иди, дама ждёт.
- Дима, - огромный и толстый намёк послышался в голосе Жрицы, остановившейся возле одной из дверей и ожидающей Альберта.
- Я уже тридцать лет Дима, задолбали вы все меня, вот честное слово. Цирк на дроте, по-другому и не скажешь! - я хлопнул ладонью по столу.
Альберт вспыхнул злобой, рванулся ко мне, а я, будто не замечая его, насмешливо на него глядя, спокойно подкурил сигарету. Не прогадал. Прикрикнув уже на Альберта, Элизианна остановила его и всё-таки увела в другую комнату. Я расслабленно выдохнул сигаретный дым, подняв взгляд на Колина, явно опешившего от такого представления.
- Давай угадаю, ты хочешь меня в школу забрать? Я прав? - начал я, посмотрев в глаза мужчины, едва он занял место за столом напротив меня.
- Есть такое дело. Кстати, мы туда телепортируемся, не будем тратить время на дорогу. Я веду занятия с первым курсом. Приятно познакомиться, - в приятность нашего знакомства с его стороны я что-то не особо поверил.
- Это видел? - я скрутил дулю и ткнул ему в лицо.
Судя по выражению его лица, Колин не понял этого жеста.
- Не пойду. И не заставите. А если силой затащите, я вас там всех перестреляю.
- Как так? - снова опешил он, задумчиво продолжая, но будто бы уже тихо сам себе. - Что-то ты дерзкий больно, но это ничего. Это временно.
- Револьвер у меня есть. Сейчас Альберт мне пули принесёт, я заряжу барабан и... - я кровожадно улыбнулся, - а дальше процесс отстрела неугодных для меня личностей начнётся. Магия-то ваша пулю не остановит, насчёт этого я в курсе.
- Невозможно... - неверяще покачал головой Колин.
Пожав плечами, я затянулся сигаретой и сбил пепел на пол, задумчиво посмотрев на дверь, за которой скрылась парочка.
- Ты бы бросал курить... - помахал перед своим лицом рукой Колин, морщась.
- Ты бы шёл... в школу. Один, - не остался я в долгу.
- Не понимаю. Разве ты не хочешь обучиться магии?
- Да я и так умею, зачем мне ещё учиться? - пожал плечами я.
- Умеешь? - удивился учитель.
Я кивнул и перегнулся через стол, поманив его к себе пальцем, будто собирался ему поведать какой-то секрет. Колин повёлся и тоже наклонился. Я зашептал:
- Есть у меня одно хорошее заклинание. Мгновенно делает так, чтобы все меня слушались, как отца родного с ремнём в руках.
- Любопытно, - качнул головой Колин, явно заинтересовавшись. - Покажешь?
Я кивнул, улыбнувшись во все тридцать два зуба и отстранившись.
- Пули только нужны. Заряженный револьвер у виска - самое действенное заклинание даже для самых великих магов.
Учитель рассмеялся:
- Вот шельмец!
- Ещё какой! - согласился я, кивнув.
Мы помолчали с пару минут. Я ни о чём не думал, а вот учитель этот явно размышлял над тем, как затащить меня в школу, уж слишком пристально рассматривал меня с хитринкой в глазах, но видимо не знал, с чего начать разговор, чтобы я не кололся, как ёжик. Наконец, из комнаты вышла Элизианна, за ней следом показался и посмирневший Альберт. Всё-таки я был прав, нагоняй ему выписали хороший. Важна моя тушка Жрице, ох, как важна. Беречь меня надо, как сына родного. И не обижать. А то же я могу и обидеться. Противно самому, если себе признаться. Но если таков расклад, что эта дамочка здесь главная, то она уже и не дамочка, а начальник. С начальниками же нужно и договариваться, что и было уже сделано.
Вопросительно взглянув на Жрицу, я протянул пустую ладонь, откинув сигарету под стол и наступив на неё.
- Где?
Вздохнув, Элизианна с упрёком посмотрела на меня.
- Ты же не успокоишься, пока тебе не вернут?
- Не успокоюсь, - согласно кивнул я, - буду беситься, вредничать, и вообще стану жутко противным. А если со мной плохо обращаться будут, то и завоняться могу, испортиться. А это ведь никому не нужно.
- Верни ему, Альберт, все верни, - махнула она рукой, устраиваясь за столом.
Я заметил, как грустный Альберт поднялся на второй этаж, а Колина аж перекосило от услышанного, но ему я не дал вставить своё слово.
- Элизианна, благодарю от всей души, - я расплылся в почти счастливой улыбке. - И скажи ещё, я ведь угадал, да? Тот парень... жив?
После этих моих слов по лицу Жрицы промелькнула тень недовольства.
- Поговорим позже, - сказала, как отрезала, она.
Я осознал, что это разговор не для свидетелей и прикусил губу, чуть вжав голову в плечи.
- Ладно.
- Колин, вы хотите забрать Дмитрия в школу? - быстро сменила тему она.
- Да, собирался. Но молодой человек не хочет, я не успел его убедить.
- И не пытались, - вставил я свои пять копеек.
- А это возможно? - заинтересовалась Элизианна.
- Убедить меня пойти в школу? - на миг задумавшись, я заметил их синхронные кивки. - Возможно. Почему нет? Только у меня будет несколько условий. Например, все выходные я провожу на Земле. Не в смысле почвы, а в смысле своего родного мира. Раз уж я могу возвращаться домой, то не вижу причин этим не пользоваться. В конце концов, у меня там жена, которая без меня и недели прожить не может.
''А ещё это на мой теоретический авторитет в школе может повлиять'', - я мысленно ухмыльнулся, последнее уже додумав и прикинув в уме, что если притащу что-нибудь хорошее первокурсницам, то мне могут быть за это бонусы.
- Это сложно... - нахмурился Колин, - и решать такие вещи лично я не имею права.
- Решаемо это, - гораздо быстрее сориентировалась Жрица, логично, у неё и власти больше и я нужнее ей здесь. - Что ещё?
- Мои вещи, - напомнил я. - Альберт, кажется, спать пошёл, а не за моими пулями.
- Он их принесёт, не волнуйся.
- Хорошо. Тогда ещё одно... Последнее, - я пожевал губу, прикидывая в уме, что мне будет больше всего полезнее. - Элизианна, будьте так добры, научите меня телепортироваться. А то же, чтобы домой попасть, мне сколько времени придётся тратить на дорогу?
- Вот наглец! - не выдержал Колин. - Телепортацию у нас учат на третьем курсе!
- Ту, которой я уже и так свободно пользуюсь? - уточнил я у него, пока Жрица размышляла над моей просьбой. - Меня интересует перемещение с места на место, а не между мирами.
- Дима, для того, чтобы ты научился телепортироваться, тебе нужно будет обучиться вначале хотя бы азам магии, химии и физике, и ещё многим вещам. Так сразу у тебя не выйдет. Даже при всём желании. Извини.
- Просто объясните, как это делать. Я хотя бы поэкспериментирую. Вдруг получится?
- Тебя может разорвать на мелкие кусочки, если не получится. Ты понимаешь это? - вклинился опять в разговор Колин.
- Ээ... нет, но теперь понял. Большая жаль, - обломавшись, я вздохнул.
Наконец, с верхних ступенек послышались торопливые шаги. Злой Альберт спустился, остановился возле нашего стола и буквально уронил пару коробок и жменьку патронов перед моим носом. Выражение его лица упрямо говорило ''подавись''. Однако сам не сказал ни слова.
Улыбнувшись, я быстро собрал раскатившиеся в разные стороны патроны, закинул коробки в рюкзак и вытащил из кобуры револьвер, тут же начав его нарочито неторопливо заряжать.
- Эй, парень, не шали! - напрягся Колин, явно припомнив моё обещание.
- А кто шалит? - я ухмыльнулся, защёлкнув барабан и нацелившись дулом в грудь напрягшегося Альберта. - Месть - вкусная штука, такая сладкая, аж слюнки текут... - сказал я, глядя в глаза главе деревни.
И нажал на курок, заставив от гулкого выстрела, разнёсшегося по комнате, вздрогнуть Элизианну.

Глава 14. За кулисами.



Хотел ли я убить Альберта? Интересный вопрос. Когда пять пуль заняли своё место в барабане, а оружие своей приятной тяжестью вселило в меня уверенность в то, что всё будет хорошо, в моё сознание действительно прокралась такая мыслишка. Однако причина этой мысли была вовсе не в том, что он пытал меня и вообще вёл себя со мной так, будто я ему должен миллион долларов. Глубоко в душе я оправдывал его, будто подкоркой головного мозга знал, что здесь и по-другому он просто не может жить.
Однако, когда я направил револьвер в Альберта, он напрягся, но страха не было в его глазах. В самом начале я хотел было только поиграть на его нервах. Поугрожать, но не стрелять. Просто заставить его прочувствовать, что за все поступки ему рано или поздно придётся ответить.
И убить я его не боялся, даже если палец случайно нажмёт на курок.
Это же магический мир. Я прекрасно помнил, как Альбина лечила Хонга, у которого от раны даже царапины не осталось, прекрасно помнил действие волшебной мази на себе. Да и рядом сидели два вполне опытных мага, насколько я понял. Но...
На самом деле, я не знаю, что заставило меня нажать на курок. Однако, скорее всего, это была его усмешка. Едва заметная, уголок его губ дёрнулся, когда я произнёс свою речь. Во взгляде его промелькнул вызов. Или мне показалось? Но я не стал отводить дуло револьвера в сторону, пусть и собирался за секунду до выстрела именно это и сделать, если всё-таки решусь. Во мне резкой вспышкой взорвалась злость.
Палец нажал на курок. Прозвучал выстрел. И я остыл, успокоившись так же внезапно.
Альберт остался стоять на месте. Даже не пошевелился.
Теперь и я усмехнулся, покачав головой и глядя на него с некоторой долей брезгливости.
- Просто запомни мои слова, Альберт, - выдохнул я, вернув револьвер в кобуру.
- Дима, что ты себе позволяешь?! - опомнилась Элизианна.
- Он подсунул мне вместо моих пуль - холостые, - спокойным голосом, дающим понять, что именно этого и ожидал, объяснил я. Хотя, признаться, во мне просто клокотали эмоции. Да такие яркие, что я едва сдерживал свою дрожь, из-за чего приходилось сжимать руки в кулаки. Перевёл взгляд со Жрицы на Альберта, так и оставшегося стоять возле стола. - По виду их не различить, но этим объясняется его задержка. Он посчитал, что так будет лучше. Я прав?
- Огнестрел в Кирконе запрещён, - в тон мне с вызовом ответил он, даже не собираясь оправдываться.
Я вздохнул. Что-то мне эти запреты уже плешь проели. Хлопнул ладонями по столу и резко встал, посмотрев вновь на Элизианну и с толстым намёком говоря уже ей:
- Ладно, холостые меня тоже устраивают. Так или иначе, я пошёл отсюда. Мне здесь делать больше нечего.
Жрица подняла взгляд к моим глазам, секунду помедлила и поднялась тоже, осознав видимо, что спорить со мной бесполезно.
- Постой-ка, а как же школа? - не понял включившийся Колин. - Дмитрий, если в школу, то со мной... - он подскочил из-за стола, но Элизианна уложила на его плечо руку и заставила его сесть обратно.
- Не беспокойтесь, Колин, я сама его приведу в школу, а вы можете туда отправляться уже сейчас.
Жрица создала очередной портал в шаге от нас, а я окинул напоследок всех присутствующих взглядом, запоминая лица, вздохнул и поторопился уйти.

***


Мы оказались в большом зале. Элизианна шагнула следом за мной в тот же самый портал спустя пару мгновений, и мне пришлось в итоге посторониться с пути, чтобы дать ей возможность пройти.
Пустой зал с побеленными стенами, метров на сорок или даже пятьдесят в квадрате, на довольно высоком потолке куполообразной формы и углах фигурная лепка. Идеально ровный пол просто покрашен тёмно-зелёной краской. Под одной из стен несколько диванчиков боком друг к другу, и другой мебели, кроме них, нет. А вот окна на противоположной стене большие. Нет. Даже огромные, в три человеческих роста. В деревянных рамах, без штор. Солнце где-то далеко сбоку, потому в глаза не светит. За стеклом открывается вид на город. Причём, не совсем обычный современный город: каменные и кирпичные дома вперемешку не выше трёх этажей, улочки с фонарями, повозки с лошадями, люди, шныряющие туда-сюда, словно муравьи в большом муравейнике. Мы оказались достаточно высоко, чтобы город казался как на ладони. Но рассмотреть мне толком ничего не дали.
- Дима, ты вёл там себя, как... как... даже не знаю, как кто ты себя там вёл! - наконец, решила выплеснуть свои эмоции на меня Элизианна, едва я мельком огляделся по сторонам. - Зачем ты выделывался, как какой-то глупый мальчишка? Я же взяла ответственность за тебя на себя!
- Вы же знаете, уважаемая Великая Жрица, - слегка поклонившись ей и уложив ладони одна на другую опущенных вниз рук, я улыбнулся, спокойно посмотрев на женщину. - У людей, попадающих сюда, бывают эмоциональные всплески. Это был именно тот случай, когда мне не удалось сдержаться. Сейчас же меня уже отпустило, и я вполне миролюбив. Простите, если повёл себя некорректно, - и грустно вздохнул, всем своим видом старательно показывая, насколько я сожалею о своём поступке.
Ни капли не жалел, ни мгновения. Да, может быть, я и повёл себя, как идиот. Но всё-таки я сделал то, что сделал. И сказал то, что сказал. На остальное мне плевать. Просто, принимаю реальность, не задумываясь. Да и думать даже ни о чём не хочу. Совсем.
Элизианна покачала головой, явно мне не поверив, но решив спустить мне моё поведение с рук. Правильно сделала, умная женщина. Развернувшись, Жрица направилась вдоль зала к неприметной белой, как стены, двери, а я последовал за ней, попутно разглядывая стены зала и подмечая на них редкие серебряные всполохи, похожие на те, что и на куполе Эрика были, но меня это уже не удивляло.
Остановившись у самых дверей, она покосилась на меня через плечо:
- Подожди здесь, я принесу сюда всё необходимое для обряда. Попробуем восстановить тебе память.
И дверь закрылась за ней почти перед моим носом, не дожидаясь моего ответа, а через мгновение проскрежетал, судя по всему, засов - схватившись за ручку, я попытался открыть дверь, но ничего не вышло. Меня банально заперли в этом пустом большом зале. На нервы уже не было сил, и я прошёл к дивану, улёгшись на него и прикрыв глаза. Город за окном не привлекал моего внимания, хоть и был довольно красив. Да только волновало меня другое...
''Кто знает, сколько ждать эту Жрицу? И самое главное - не придут ли меня сейчас убивать? Мало ли? А красоты... Ну, на них. Да и вообще, мне даже думать лень. - Апатия навалилась на душу тяжёлым неподъёмным грузом. Мысли ворочались как какие-то глыбы камней, лениво и медленно. - Лучше было бы, наверное, спрятаться где-нибудь за диваном... Или попытаться сбежать?''
Сколько раз я думал об этом? Однако всё так же лежал на диване с закрытыми глазами, ощущая, как медленно и тяжело ворочаются мысли в моей голове. Всё-таки столько переживаний на мою тушку свалилось в последнее время...
''С ума сойти можно. Как же я вообще дошёл до такой жизни? А кто его знает? Я понятия не имею. И сколько можно ждать эту Элизианну? Неужели я действительно был здесь, в этом мире? Никогда бы не подумал, что что-то подобное вообще возможно, но я ведь попал сюда... А, чёрт возьми, если она придёт и скажет подождать ещё немного, то скажу ей, что передумал. Вот возьму и скажу! И плевать, что ей так уж нужна эта информация. Кстати, если так подумать, то не так уж она и переживает по этому поводу. Только думать не хочется... Она, наверное, там себе шею по дороге сломала, и я уже никого не дождусь. Разбить окно что ли, для привлечения внимания? Оно слишком большое, правда, может и не получиться... - покосившись на окно, я вздохнул. - Вон, даже те же всполохи серебряные мелькают по стеклу. Ну, когда же она придёт, а?'' -мысли крутились в моей голове сумбурно и не сосредоточенно. А после... совсем исчезли.

***


Элизианна спустилась по длинной лестнице в большой холл, из которого вело восемь коридоров, а сами коридоры выглядели паучьей сетью, расходящейся в разные стороны и извивающейся, как ей заблагорассудится.
Навстречу взволнованной женщине из одного из коридоров вышли двое. Молодая девушка, не старше двадцати лет, и мужчина неопределённого возраста от тридцати до пятидесяти. Одеты они были в белые балахоны, неторопливо шли и о чём-то тихо переговаривались между собой. Девушка несла в руках какие-то папки, а мужчина держал в руках большую и явно тяжёлую коробку. Увидев Жрицу, спешащую им навстречу, они остановились.
- Великая Жрица, - хрипло отозвался мужчина с уважением в голосе, обозначая наклоном головы кивок.
Девушка же только открыла рот, чтобы что-то сказать, но Элизианна не дала ей этого сделать. Подойдя к ним ближе, она сразу же с ощутимой торопливостью и беспокойством в голосе начала отдавать распоряжения:
- Миранда, быстро позовите в верхний зал Лоуренса и Анджея. Пусть ждут возле дверей, но не входят внутрь. Они мне там нужны срочно! А вы, Цайнинг, проследите за тем, чтобы нам никто не мешал. Доступ в верхний зал перекрыть на ближайший час.
- Срочно? Нам приказано было эти вещи в архив отнести, - растерянно пробормотал мужчина, кивая на коробку в своих руках.
- Что это? - открыв верхнюю часть коробки, Элизианна мельком заглянула внутрь и охнула, нахмурившись. Внутри оказались архивные записи, очень знакомые ей папки. - И у кого были эти документы?
- Великий Жрец Майкл Тоусон только что отдал их... - ответила ей Миранда, непонимающе взглянув на папки в своих руках, на обложках которых значилось ''выпуск школы робс 2003-2007 год Земного летоисчисления''.
Заметив название, Жрица разозлилась, удача просто на глазах ускользала из её рук, но впадать сейчас в бешенство не стоило. Важнее было понять - догадался ли о чём-то жирный боров или нет? Какую же глупость она сделала, заинтересовавшись архивами у всех на виду! Но кто же знал, что случайная догадка окажется правдой?! Глубоко вздохнув, силой воли она уняла свои эмоции.
- Бегом относите всё в архив и так же бегом выполняйте указания! И никому ни слова об этом! Слышите? Бегом! - тем не менее, несмотря на попытку успокоиться, она едва не сорвалась на крик.
Торопливо соображая, что делать, она проводила взглядом быстро удаляющиеся фигуры недавних собеседников, скрывшихся в одном из коридоров. Вариантов было несколько, но все они не могли принести ей ничего хорошего в будущем. Её хрустальные мечты покрылись тонкими трещинами, вот-вот рассыплются. Только страдать по поводу совершённых ошибок уже нет времени, нужно торопиться, пока Майкл не узнал о том, кто находится в большом зале и что он здесь делает. Как же она ненавидела этого жирного борова! И на то были причины.
Только теперь это было уже не так важно. Она всё сделает правильно, всё узнает, а потом... В школу, если Майкл о чём-то догадывается, Дмитрию вход заказан. Да и такого наглого парня туда вряд ли стоит пускать. К тому же если он вспомнит всё, то она ему и не нужна будет. А значит, вариант остаётся только один...
''Лишь бы получилось!'' - резко выдохнув, Элизианна побежала в свой кабинет.

***


Майкл Тоусон не любил Великих Жрецов, хоть и был одним из них. Впрочем, любовь - это не совсем подходящее слово, скорее, не доверял никому из этой братии. Это было вполне объяснимо, ведь они имели право не докладывать друг другу о своих делах и не обсуждать ни с кем свои действия. К тому же, мешать кому-либо из них действовать было запрещено. Увы, таковы правила.
Однако в каждом правиле есть свои лазейки и исключения. Никто не запрещал подглядывать, посылать шпионов, которые будут следить за другими Жрецами и докладывать об их делах. А если те каким-либо образом покажутся подозрительными, то средств копнуть поглубже тоже хватало. И иногда осведомлённость Майкла ставила его в куда более выигрышное положение среди своих коллег. Он не был глупцом и умел пользоваться ситуацией себе на пользу.
Сидя в мягком кресле за большим столом, Великий Жрец внимательно и задумчиво изучал копии документов, которые чуть ранее заинтересовали Жрицу Элизианну. С этой женщиной у них были натянутые отношения во всех смыслах. Он часто замечал на себе её презрительный взгляд, но долгое время не предавал этому значения. Впрочем, понять её он тоже мог. Шесть лет назад Майкл занял её место в школе робс. На своей должности Элизианна продержалась не дольше года. Только вот не знает никто, что он сам приложил к этому руку - немало поспособствовала его исключительная осведомлённость о некоторых делах кое-каких людей. Любые странности в чужом поведении он отслеживал очень внимательно. Но сейчас мужчина думал вовсе не об этом.
Рассказ Лекса после его воскрешения о странном новичке и доклад от архивариуса о появлении Элизианны в архиве для пересмотра документов, а так же уведомление о том, что именно она являлась управляющим звеном в той самой деревне, в которой всё и случилось... Сам странный новичок, умудрившийся запудрить мозг не только глупому второкурснику, но и сбежать из деревни, прервав действия маячка. Связь Дмитрия с орденом ЗеВо, о которой Майклу тоже уже было известно. Всё это и ещё несколько уже не столь значительных фактов заставило Жреца телепортироваться в департамент и полюбопытствовать - что же это за документы такие интересные были? И то, что он видел перед собой сейчас, заставляло его задуматься о куда более глобальных вещах, чем банальные интриги, с которыми он соприкоснулся.
- Что же ты мутишь воду в болоте, Элизианна? Что ты собираешься делать? Что ты тут нашла? - хмуря брови, Великий Жрец скользил взглядом по строчкам, изредка подчёркивая ручкой на копиях документов заинтересовавшие его фразы.
''Дело ?38792579. Открытая часть. Причина создания: потеряна связь с четырьмя Великими Жрецами 19 апреля 2008 года''.
''...установлена взаимосвязь найденных останков с тремя Жрецами из четырёх. Оставшийся Жрец далее будет именоваться ''Объект 2''. Личности установлены и засекречены. Уровень допуска ''1-А''. Исходя из проведённых исследований, доказано, что смерть троих Жрецов наступила в апреле 2008 года. Причиной летального исхода являются неизвестные неорганические вещества, относящиеся к ядо- и нарко-содержащим препаратам. Возможно существовало наличие и органических компонентов, но доказать этого на экспериментальном уровне не удалось''.
''Найденные сведения доказывают, что ''объект 2'' находился на месте событий в момент отравления тех, чьи останки были найдены. Однако нельзя утверждать, что он тоже не подвергся воздействию яда, как и остальные, находившиеся в тот момент рядом с ним. Допустимы лишь несколько теорий, опирающихся на улики, найденные на месте происшествия, которые будут описаны ниже''.
''Останков ''объекта 2'' не было найдено. Исходя из этого, можем учитывать вероятность, что он скрывается в одном из двух миров. Проведённые активные поиски в течение полугода от даты нахождения останков ничего не дали''.
Майкл откинулся на спинку кресла, прикрыл уставшие тяжёлые веки и помассировал свои глаза кончиками указательных пальцев. Воскрешение второкурсника отняло у него много сил, и хорошо было бы выспаться. Однако информация, которая случайно оказалась в его руках, выглядела настолько любопытной и загадочной, что со сном Жрец уже попрощался. По крайней мере, в ближайшее время он не позволит себе расслабиться, пока не разберётся, в чём тут дело. Похоже, придётся прибегнуть к стимуляторам, но это позже.
Да, они жили в магическом мире, но и у этого мира были свои собственные правила и законы. И эти законы были схожи с гравитацией, с которой не поспоришь. Да и магия у робс была... своеобразная.
Закончив с массажем глаз, Майкл тяжело вздохнул и взял новый документ, помеченный как ''Приложение к делу ?38792579. Закрытая часть. Уровень допуска 1-А''.
''Не нужно было так открыто запрашивать эти документы...'' - запоздало подумал Майкл, когда прочёл только первый лист засекреченных файлов из двадцати. Он и не подозревал о том, что всё окажется настолько любопытным.

***


Альбина открыла глаза и испугалась, подумав, что ослепла. А через миг ощущения вернулись к ней, вынуждая застонать и поморщиться от боли. Голова просто раскалывалась на тысячу кусочков, а каждый из таких кусочков протыкает раскалённая игла. Воздух заполняли такие ароматы, что проще было не дышать. А под спиной была неровная каменная плита с колючими выщерблинами и влажными лужами чего-то неприятно липкого и вонючего. Она не знала, сколько времени прошло с тех пор, как она потеряла сознание, но ей казалось, что буквально только что она была в лесу. Эрика и Хонга рядом не было. Память услужливо подбросила девушке несколько моментов: вот они провожают Дмитрия в лес, затем их окружают ненавистные робс, но после Дмитрий о чём-то разговаривает с той стервой в балахоне, а потом им разрешают телепортироваться из леса. Вот только куда она попала? Куда? Как? И как так вышло, что она больше ничего не помнит?
Где-то далеко и высоко шумела вода, может, даже водопад. Гораздо ближе что-то просто капало в лужу. Сабли ни в руках, ни на поясе не оказалось. С опаской обследовав осторожными движениями рук пространство вокруг себя, Альбина вздрогнула, когда нащупала чью-то ногу вместо желанного оружия.
- Кто здесь? - испуганно спросила девушка, дрожащими пальцами скользя вверх по ноге и одновременно приподнимаясь, добралась по грязным влажным штанам и какой-то куртке вверх, до шеи.
И тут же отдёрнула руку. Тело рядом с ней было неестественно холодным. Мёртвым. Судорожно сглотнув, девушка поджала руки к груди, замерев на месте. Тьма не оставляла шансов на то, чтобы глаза к ней могли хоть как-то привыкнуть - ни единого лучика света. Она попыталась телепортироваться в другое место, однако ничего не вышло. Попыталась воссоздать файерболл, чтобы огоньком можно было разогнать тьму, но тоже безрезультатно.
- Мамочка... - прошептала жалобно Альбина, попытавшись отодвинуться от мёртвого тела подальше, пока не вжалась в холодный каменный угол. По крайней мере, стены здесь были каменными, влажными и покрытыми кое-где мхом. - Неужели это конец?
Час или два прошло с тех пор, как она очнулась, девушка не знала. За это время она немного пришла в себя, а головная боль притупилась, возвращая ей возможность мыслить. Пещера оказалась не очень большой, метров на двадцать от стены до стены. Опасливо обследовав стены и пол на четвереньках и не найдя ни намёка на проход или дверь, она спиралью проползла к её середине и обнаружила пять трупов, беспорядочно раскиданных по пространству. И трёх живых, но без сознания людей. По крайней мере, они были тёплыми и слабо дышали. Альбина очень надеялась, что среди этих трёх окажутся Хонг и Эрик, они, по крайней мере, возможно, что-то смогут придумать, когда очнутся. Правда, попытки заставить их прийти в себя ни к чему не привели.
Это всё было бесполезно. И хоть непонятно, откуда берётся воздух, выхода здесь не было, разве что наверху, откуда доносится шум водопада. Однако это не вселяет надежды. Единственная ассоциация, которая пришла ей на ум - колодец, накрытый крышкой. И при таких раскладах воздух вполне может закончиться. А стены здесь гладкие и скользкие - не выбраться.
Не выдержав, Альбина тихо заплакала, прощаясь с жизнью, уже начиная думать, что те трое уже никогда не очнутся, как вдруг один из них пошевелился, испугав девушку звуком.
- Ты чего плачешь? - присевший на полу Хонг, услышав тихие всхлипы, пытался проморгаться, чтобы развеять темноту, но она и не собиралась исчезать.
- Хонг? - неверяще переспросил женский голос, тут же всхлипнув неподалёку от него.
- А кто же ещё? Где мы оказались? Что произошло?
- Не знаю, - Альбина подползла на звук и, добравшись до японца, присела рядом с ним, найдя и крепко сжав его руку. - Мне страшно, Хонг, я тут уже несколько часов сижу, наверное, или даже вечность!
- Успокойся. Где Эрик, не знаешь?
- Здесь ещё двое живых и... пять трупов, Хонг! - она вновь сорвалась на истерику. - Пять трупов! Мы все умрём!
- Так. Успокойся! - прикрикнул на неё Хонг. - Что ты помнишь последним?
- Как мы в лесу были... - сдавленно проговорила она.
- Я тоже, - упавшим голосом буркнул он и тяжело вздохнул. - Похоже, это робс нас сюда закинули. Выход искала?
- Его нет. Я не нашла. Здесь стены глухие, будто мы в огромном квадратном колодце. Да и слышишь? Вода шумит тихо-тихо так, будто водопад.
- Ясно. Слышу... - он помолчал немного. - Если здесь ещё двое живых, нужно разбудить их.
- Я будила уже. Бесполезно.
- Тогда дождёмся, пока сами очнутся. Тогда и решим, что дальше будем делать. А ты замёрзла, у тебя руки холодные, - заметив это, Хонг прижал девушку к себе, обняв её. - Прохладно здесь. И сыро. Не простудиться бы.
Альбина грустно усмехнулась, доверчиво прижавшись к нему.
- Тебе бы только шутки шутить. Насколько я понимаю, умрём мы здесь, причём, от голода, скорее всего.
- От голода робс ещё не умирали... - задумчиво ответил он.
- Ага. И те пятеро тоже. И запах от них... От одного запаха можно сдохнуть!
- Тихо-тихо, всё. Подождём Эрика. Надеюсь, он здесь есть. Он очнётся и придумает, как отсюда выберемся. Он у нас голова, умный мужик, догадливый. Всё хорошо будет, - Хонг погладил Альбину по спине и закрыл глаза, устав всматриваться в кромешную тьму. - Или наши люди нас найдут. Обязательно найдут, просто верь в это.

***


- И куда пропали пятнадцатая и шестнадцатая тройки, кто мне может сказать? - Верхилио был взбешён, если не сказать больше.
Левая рука главы Ордена ЗеВо всегда нервничал перед отчётом самому главному, пусть и не был уверен в том, действительно ли этот человек является именно им. Однако сложившаяся ситуация грозила ему не просто выговором, а понижением по службе, что этот человек вполне мог организовать для него одним лишь своим словом.
Сложность структуры Ордена была настолько запутанной, что даже сами его члены не знали, кто на самом деле является его главой. Иерархия, конечно, была, однако настолько головоломная, что действительные расклады, как и количество всех участников знал, скорее всего, только один человек - настоящий глава.
На деле же, для каких-то членов ордена главой был именно он - Верхилио. Другие члены ордена считали главой этого же ордена буквально каждого из его подчинённых, при этом путаницы не возникало, ибо подчинённые объединялись в маленькие группы, от трёх до двадцати человек. А эти маленькие группы друг о друге и не знали, могли только слышать краем уха, да и то, только то, что выгодно ордену. И так далее по сложной и труднообъяснимой системе. Просто у каждого человека был свой начальник, передающий распоряжения от своего имени, пусть и получающий их сверху. Конспирация классического агента 007 тихо курит в сторонке и сжимает зубы от зависти.
Сорокалетний мужчина метался по комнате, грызя свои ногти и сплёвывая на пол откусанные кусочки, при этом продолжая отчитывать своих администраторов. Работа троих мужчин и одной девушки заключалась всего лишь в том, чтобы отслеживать все перемещения слаженных троек и одиночек по магической карте. Да, скучная работа, однако ответственность за неё большая, как и кулак, которым они получали по сусалам за пропажу аж двух троек из Ордена! Мало того, они и ещё одного человека прошляпили из-за своей безалаберности. А в этом человеке был заинтересован начальник Верхилио! Ну, как заинтересован... Обмолвился парой слов. Однако намёка было достаточно, чтобы начать землю рыть носом. И это только песчинка в целом ворохе проблем, свалившихся на Верхилио за один несчастный день! И без того одного шпиона, Антона, они уже точно потеряли. Ещё и это!
- Такое плёвое задание - перехватить новичка, обработать его и прислать в орден умудриться провалить! Это кем же нужно быть, чтобы кроме прочего, ещё и самим потеряться? Где они, а? Я вас спрашиваю, где они?!
Молодой низенький блондин нервно провёл рукой по волосам, пригладив вечно торчащие три волосины на макушке, и поднял виноватый взгляд на начальство.
- Сэр, мы обсмотрели все места. Их просто нет. И мы не знаем, где они могут оказаться. Последнее место - лес графства Отерлон, однако, его мы уже проверили, больше никаких следов.
- А новичок? - неожиданно, пролетая мимо админсостава, Верхилио резко затормозил и посмотрел прямо в глаза говорившему таким многообещающим адские муки взглядом, что у того коленки начали сами собой подгибаться.
- Это нам тоже неизвестно, его забрали робс, потом связь потерялась, - растерянно развёл руками парень, виновато потупившись в пол и сжимая губы в одну тонкую полоску.
- Хорошо, - неожиданно спокойным и даже умиротворённым голосом произнёс Верхилио, что значило, что какое-то решение он уже для себя принял.
Однако такая резкая смена настроения начальства к радости подчинённых не располагала, лучше бы продолжал орать и беситься. Никто ему не ответил. Все как один смотрели себе под ноги, изучая взглядами собственную обувку, и разве что ножками не шаркали.
- Продолжайте искать, если не найдёте, я вас кастрирую! - гаркнул Верхилио, на удивление заставив вздрогнуть и растерявшуюся единственную в комнате девушку.
- И меня? - пискнула она.
Верхилио посмотрел на неё тяжёлым взглядом, поиграл на скулах желваками и резко махнул рукой в сторону двери.
- Выметайтесь отсюда! Быстро! И продолжайте работать!
Тяжело выдохнув, когда кабинет опустел, Верхилио прошёл к небольшому шкафчику, врезанному в стену, и извлёк из него бутылку коньяка и стакан. Капнув алкоголя в стеклянную тару на пару глотков, он тут же осушил её и крикнул:
- Линда!
Через пару мгновений, которые требовались для того, чтобы выскочить из-за стола и дойти до двери, в комнату через частично приоткрытую дверь боком протиснулась самая натуральная секретарша: высокая, красивая и накрашенная блондинка. Белая блузка, чёрные полупрозрачные колготки и мини-юбка, плюс туфли на шпильках не оставляли сомнений в её профессионализме.
- Звали?
- Пригласи-ка ты ко мне Рикардо, есть у меня один разговор к нашему милому оружейнику, который так любит раздавать кому ни попадя огнестрельное оружие... - многообещающим тоном задумчиво проговорил Верхилио, покачивая стаканом в руке.
Кивнув, девушка без слов тем же образом протиснулась в проём двери обратно и тихо прикрыла её за собой, чтобы через минуту уже быстро простучать каблучками по коридору в поисках нужной личности.
Через пятнадцать минут раздался стук в дверь. Уже слегка захмелевший и успокоившийся после третьего стакана коньяка Верхилио сидел в кресле за большим дубовым столом.
- Войдите! - рявкнул он, тем не менее, довольно грозно.
Предупреждённый о настроении начальства секретаршей, Рикардо несмело открыл дверь. Войдя в кабинет, он тихо прикрыл её за своей спиной и остановился, замявшись на пороге.
- Что встал, как ученик у директора в кабинете? Родителей я твоих не вызываю! - фыркнул Верхилио и откинулся на спинку кресла, оставив ладони вытянутых рук на краю стола. - Ну? Рассказывай, ты зачем отдал револьвер Эрику? Только не говори, что только потому, что он тебя слёзно попросил об этом, не поверю!
- Простите, сэр, я сейчас всё объясню, - пообещал оружейник и прошёл к директорскому столу, умостив пятую точку на стуле напротив. - Всё дело в том, что Эрик пообещал мне его вернуть уже сегодня к вечеру.
- И всего-то? - недоверчиво поднял брови начальник, из-за чего на его лбу пролегла глубокая складка.
- Дмитрий, тот новичок, хозяин оружия, он не хотел идти на контакт, пока ему его не отдадут. Вроде как револьвер принадлежал его отцу, и парень упёрся, мол, память об умершем отце, а не просто оружие.
- Ну-ну... - покивал головой Верхилио, поторапливая рассказывать дальше, внимательно изучая взглядом нервничающего и запинающегося собеседника.
- Был шанс легко и точно выяснить, где находится портал этого Дмитрия. Парень рвался домой, по словам Эрика, будучи очень уверенным, что пройти обратно у него получится. И так как выяснилось, что портал находится в нейтральной зоне - в лесу графства Отерлон, то Эрик взял с собой своих людей плюс ещё одну тройку и отправился провожать новичка к порталу, отдав ему оружие. Патронов у него не было, это Эрик лично проверил, так что оружие без них было безопасно. Да и если бы они всё-таки добрались до портала... - Рикардо многозначительно замолчал, решив не объяснять и без того понятные вещи.
- Насколько мне известно, до портала они так и не дошли, - вздохнул начальник, заметив согласный кивок оружейника. - И что ты предлагаешь мне теперь делать?
- Я? - растерянно моргнув, мужчина пожал плечами. - План-то был не плох, вы же и сами это понимаете. Так ведь? - с надеждой в голосе он запнулся и добавил, тяжело вздохнув. - К тому же, если бы робс не вмешались, всё прошло бы удачно. Так что вся вина лежит на робс. Предполагаю, что это именно из-за них наши люди пропали.
- Начинать из-за этого войну сейчас бессмысленно, у Ордена совсем другие планы на ближайшее время. Но если наши люди не найдутся, ответить придётся. И это уже будет именно твоей ответственностью. Ты меня понял? - строго посмотрев прямо в глаза оружейника, Верхилио дождался очередного неуверенного кивка и нахмурился ещё больше. - Рикардо, ты ведь умный человек, я знаю тебя уже двенадцать лет, не делай вид, что ты не предполагал, что и подобное может произойти. Наверняка же в пушку какой-то маячок засунул? Или нет?
- Засунуть-то засунул, - недовольно поморщившись, Рикардо покачал головой, - да только он исчез буквально через половину дня.
- Версии?
- Версия только одна - у робс есть такие же защитные куполы от нас, как и у нас от них. И маячок был перемещён под один из таких куполов. Всё просто. И в то же время мы теряем данные с маячков. Не можем найти ни новенького, ни наших людей, которые могут оказаться под таким же куполом.
- Ну, это логично и не ново, - согласно махнул рукой Верхилио. - Я спрашивал о версиях того, как ты будешь из всего этого выкручиваться? Администраторы, конечно, продолжают искать, но, как по мне, это бесполезное занятие. Разве что, если кто-то из наших людей каким-либо образом попадёт за пределы купола, хоть на минуту. И что самое любопытное, такая возможность есть только у новичка.
- Да, если он разрушит купол, как сделал это с куполом Эрика.
- Если он ещё жив, - невесело усмехнулся Верхилио.
- Сэр, вы думаете, что робс... - растерянно пробормотал оружейник.
- Я думаю, что новичок не так прост, как кажется. Зачем-то ему понадобился револьвер, но явно не потому, что это память о папеньке. Сомнительное это дело. Да и подумай сам, каким образом новичок мог пронести в Киркон оружие? Это же материальный предмет. И, насколько мне известно, это было не единственное, что он пронёс с собой. И что это значит?
- Что?
- Может быть, он и не пронёс? Может быть, ему просто дали?
- Зачем? - непонимающе Рикардо посмотрел на начальника и почесал заросшую щетиной щёку. - Чтобы обнаружить каким-то образом нашу базу?
- Как один из вариантов, - кивнул Верхилио, - или у него было какое-то другое задание, неизвестное пока нам. Но пропажа наших людей намекает именно на это. Конечно, пытками они от них ничего не добьются... Главное, чтобы остались вообще живы...
- Разве что знания о точках двадцати секретных баз.
- Это мелочи, - хекнув, начальник резко поднялся из-за стола и снова, подойдя к бару, изъял бутылку недопитого коньяка и два стакана. - Давай выпьем и ещё немного обмозгуем эту тему. Может, какие версии и появятся. И всё-таки обсудим, как ты будешь из всего этого выкручиваться и что делать дальше?

***


Деревня постепенно начинала жить привычной жизнью. Угли после костра уже разобрали, и о месте казни теперь напоминал только перекопанный участок земли, да и тот уже даже не пах гарью. Люди всё ещё обсуждали между собой последние события, да ещё долго будут обсуждать, развлечений-то здесь никаких нет. Это всё было неважно. Приближался очередной вечер.
Похорон в Кирконе как таковых не было. Собрались в кружок близкие Лике люди, поплакали над её телом, попрощались, да разошлись по своим домам. А Жрица перед самой казнью Антона просто телепортировала тело мёртвой девушки, куда следует, так что даже и могил копать не нужно.
Альберт с женой и двумя детьми сидели за столом и спокойно ужинали, будто ничего и не произошло, однако напряжение в комнате всё-таки какое-то чувствовалось. Но только когда они поели и дети в своей обычной манере сорвались с места и разбежались по дому, слегка полноватая, но всё ещё привлекательная женщина, что сидела рядом с мужем, решилась спросить:
- Милый, что тебя беспокоит? Ты какой-то задумчивый весь вечер.
- Не обращай внимания, Карина, - махнул рукой Альберт, - просто встретился мне тут недавно один человек... Помнишь, новенький, из-за которого случились все эти неприятности?
- Ты хотел сказать, ошибочно обвинённый? - привычно упрекнула она мужа, не из вредности, а из-за нелюбви к неправильной постановке фраз.
- Ну да, - согласился он, кивнув, - так вот. Меня всё не покидает чувство, что я его где-то видел... Вот только не пойму, где, когда, при каких обстоятельствах? - пожал он плечами, хмурясь и продолжая пытаться вспомнить.
- А что тебя натолкнуло на эти мысли? Ты же говорил, что никогда раньше не видел его, а теперь наоборот...
- Понимаешь... Именно сейчас, когда всё закончилось и появилось время спокойно подумать, у меня просто появилось это странное ощущение...
- И что?
- Не знаю, - пожал плечами Альберт.
Карина свела брови к переносице, пытаясь понять, что это могло бы значить, но только покачала головой.
- Не думай об этом, потом как-нибудь само вспомнится, когда и пытаться вспоминать перестанешь. Тебе нужно расслабиться, отдохнуть.
- И то верно, - улыбнулся Альберт, поднимаясь из-за стола. - Ну что? Пойдем, отдохнём?
- Знаю я, как ты отдохнуть хочешь! - рассмеялась Карина, игриво стрельнув глазами в сторону мужа и шлёпнув его ладошкой по плечу.
- Баронесса? - наигранно удивлённо Альберт поднял брови и подал жене руку, которую женщина с радостью приняла, поднимаясь со стула.
Служанка деловито подошла к столу и начала собирать с него грязную посуду, а муж с женой неторопливо поднялись на второй этаж и закрылись в комнате, чтобы никто не мог помешать их отдыху.

Глава 15. Обряд.



Когда вновь послышался скрежет засова, я не пошевелился и даже не открыл глаз. Мысли кончились к этому времени, не знаю, сколько его прошло, но тело стало расслабленно-ватным, и было лень пошевелить даже пальцем. Всё, на что хватило бы сил, это вдохнуть поглубже, чтобы собрать в кулак волю и хотя бы открыть глаза, а после и подняться, но безразличие к происходящему было настолько велико, что, тут же, выдохнул и снова забылся.
Я был нигде.
Но при этом я был в сознании и понимал, что всё ещё лежу на диване в том странном зале. Ощущал своё тело, чувствовал лицом лёгкое дуновение воздуха, когда ко мне подошли. Слышал, что шаги остановились совсем близко, что вошёл не один человек. Через сомкнутые веки заметил, как тьма перед глазами немного сгустилась, очевидно, надо мной наклонились, будто что-то высматривая на моём лице, а затем поднялись и отошли. Но мне было всё равно. Все принимаемые органами восприятия данные будто бы существовали отдельно от моего сознания, от моего настоящего я.
Эмоций не было никаких. Нирвана. Утопия для нервных клеток, которые впали в спячку. И ни одной мысли. Тишина в голове, которая поначалу пугала, а потом как-то быстро стала привычной, родной, близкой и знакомой, как старая подруга. Только чувства, только восприятие внешнего мира без отношения к нему, словно я воздух, который вездесущ, кроме вакуума, конечно. Воздух, которому всё равно.
- Он спит, - мужской тихий голос неприятно нарушил тишину.
- Попробуй разбудить его, - так же тихо отозвалась Элизианна.
Мои плечи сжали чьи-то руки, начали меня трясти, но реагировать на что-либо всё ещё не хотелось. Затем щёку обожгло болью от пощёчины. Голову неудобно мотнуло в бок, будто моё тело мне и не принадлежит вовсе. На лице не дрогнуло ни одной мышцы - лень реагировать. Даже боль ощущалась как-то лениво, нехотя. Сознание продолжало спать.
- Спит, как суслик, - уже громче хмыкнул новый мужской голос.
- Отлично, я на это и надеялась, - уже не таясь, усмехнулась Элизианна, судя по звуку, потерев ладони одна о другую, - Анджей, выключи комнатный купол, а то и мы здесь скоро заснём, но внешний оставь. Нельзя, чтобы его кто-то ещё мог обнаружить.
- Как скажете, Великая Жрица, - тяжёлые шаги удалились куда-то в дальний угол зала.
- А ты, Лоуренс, раздень его, будем проводить обряд. Я пока всё подготовлю.

***


Элизианна выложила на полу четыре артефакта, каждый по сторонам света. Затем придирчиво посмотрела на Дмитрия, сравнивая его рост с тем, насколько далеко она положила амулеты друг от друга, и немного нервным движением руки вынула из внутреннего кармана балахона лист бумаги с нужным заклинанием, которое наизусть просто не помнила.
Всё, что ей нужно было, это вытащить из головы Дмитрия информацию о нахождении ''Всевидящего Ока'' и при этом сделать это быстро, пока Майкл или ещё кто из других Жрецов не поспешили присоединиться к её находке. У них бы это, скорее всего, получилось куда профессиональнее, да и пользовались бы они другими методами, однако лишаться такого шанса не было никакого желания.
А уж вспомнит Дмитрий о своей жизни до этого момента и после него или нет, это её уже не так волновало. И лучше было бы, если бы и не вспоминал. Ей бы только до артефакта добраться, а там уже... Она обязательно должна это сделать.
Лоуренс четвёртый год работал в храме, он не был Жрецом, да ему и не светило это. Не хватало способностей. Однако он умудрился пробиться на должность охранника храма после университета робс и его всё устраивало.
Конечно, охранником он только назывался. Чаще всего работа его заключалась в том, чтобы быть на побегушках. Охранять тут было некого и не от кого. Жрецы сами по себе сильны, а для удержания кого-то где-то используются куполы и привычные всем земным людям надёжные замки. Но Жрицы, не смотря на свою силу, редко забывают о том, что они женщины. Нравится им сильным полом поуправлять. Вот и приходится иногда, то коробки таскать, то мебель двигать, то вот с мужиков каких-то спящих одежду стягивать. Охранники, правда, ценились за то, что не были болтливыми. А бывали в храме далеко и не только такие дела. Поэтому просто молчи и выполняй, что тебе сказано, а закончив дело, забудь о том, что только что видел и слышал. Вот и вся работа, вот и все дела.
Аккуратно раздев незнакомца, чтобы он вдруг не проснулся, Лоуренс побросал его вещи на диван и выпрямился, ожидая, пока освободится помощник Жрицы.
''Ему-то хорошо, помощник Жрицы лет через пять сможет и сам стать Жрецом'', - невольно подумал Лоуренс, завистливо глядя на то, как легко тот снимает купол. Сам бы мужчина возился с подобным куполом час, если не больше. Хотя ещё больше он завидовал одарённым, которые уже сразу после института становились Жрецами, так что к Анджею зависть была скорее привычной, но он понимал, что выше головы не прыгнет.
Анджей поколдовал над куполом и отключил его буквально за три минуты. Тот беззвучно лопнул, как воздушный шарик, и исчез. Вернувшись к центру зала, мужчина остановился в нескольких шагах от выложенных на полу амулетов, мельком оглядел обнажённое тело парня, отчего-то поморщился и вздохнул, вопросительно взглянув на Жрицу.
- Переносить? - негромко спросил он, кивнув в сторону дивана.
- Да, переносите, - отвлёкшись от листка бумаги, на котором перечитывала заклинание, Элизианна прошлась оценивающим взглядом по обнажённому телу Дмитрия, которого тут же подняли за руки и ноги и перенесли на пол. - Любопытный у него шрам.
- На спине напротив такой же, я заметил, - отозвался Лоуренс, выдохнув, когда отпустил чужие ноги, своей же ногой пнув криво упавшую ногу Дмитрия, чтобы она выровнялась.
Нога послушно дёрнулась и, съехав по полу, выпрямилась. Анджей раскинул руки спящего в разные стороны, словно распять собрался.
Элизианна присела рядом с Димой и сделала жест рукой, чтобы остальные отошли, а сама рассмотрела шрам на груди. В районе сердца на коже светлыми рваными по краям, но удивительно ровными полосками, словно нарисованный, был крест, размером с ладонь. При этом других шрамов на его теле обнаружено не было. Она прекрасно помнила, как Дима рассказывал об аварии и операциях.
''Но разве могут быть после аварий такие шрамы? И где тогда остальные?'' - удивлённо мелькнуло в её голове.
Впрочем, это не тот вопрос, который должен её волновать. Выкинув из головы лишние мысли, Элизианна сосредоточилась, но взгляд вновь и вновь цеплялся за странный шрам на груди, заставляя её хмуриться.
Проткнув тонкой иголкой палец, она достала из кармана маленькую бутылочку и капнула в неё несколько капель своей крови.
- И на спине такой же... - повторила она за Лоуренсом. - Такое впечатление, что его чем-то таким проткнули насквозь, целясь в сердце, - коротко взглянула на мужчин, устроившихся на диване и покорно ждущих дальнейших распоряжений. - И при этом он жив остался. И шрам остался, то есть, вряд ли тут могла помочь регенерация.
- Я об этом сразу так и подумал, - подтвердил Лоуренс, - самая первая мысль была.
- Ладно, ребята, - кивнула Элизианна, достав тонкую кисточку и макнув её в бутылочку, потрясла ту немного, чтобы кровь смешалась с содержимым, - я думаю, дальше я тут сама справлюсь. Подождите меня лучше за дверью.
- Как скажете, Великая Жрица, - тут же подскочил и поклонился Лоуренс.
Анджей только молчаливо кивнул и вышел вместе с охранником.
Женщина вновь скользнула взглядом по обнажённому мужскому телу, резко вздохнула и вытащила кисточку из бутылочки, напомнив себе о том, что нужно поспешить.
Спустя минут двадцать на тело были нанесены нужные руны. Элизианна встала на колени у головы Дмитрия, уложила свою ладонь ему на лоб и тихо запела заклинание, читая его по бумажке...

***


Не знаю, что это была за фигня, но спустя какое-то время, может, минут пять, после того как отключили какой-то купол, я очнулся. И тут же осознание включило сигнализацию, оповещая своего дурного хозяина о том, что происходит нечто очень нехорошее. Мозг за мгновение обработал всю поступавшую ранее информацию и сделал вывод - мозг был отключён не мной, а магией, ещё и принудительно, и скоро меня будут убивать.
Эмоции нахлынули на меня всем скопом и сразу: страх, паника, практический ужас от того, что я мог действительно уснуть здесь и так и не очнуться. Кто знает, что со мной собираются сейчас делать? И что будет потом? Подозрения в том, что Элизианна решила обмануть и использовать меня, просто перестали быть подозрениями и стали фактом. Осознаваемым таким, толстым и жирным. И обидным до глубины души. И тут же появились злость. Ярость. И убеждение в том, что я действительно идиот!
А ещё было холодно лежать на полу голым. Я даже почувствовал, как кожа покрывается мурашками.
''Она ведь говорила мне о том, что ей нужна эта информация... Конечно же! Как она может доверять мне, не зная меня? - отдохнувшие мысли с бешеной скоростью заметались по черепной коробке. Чаще обрывочные мыслишки, панические, но к некоторым из них я всё-таки прислушался. - Нельзя так сразу выдать, что я очнулся. Лучше всего дождаться подходящего момента и уж тогда... - Паника немного отступила, когда Элизианна попросила оставить её наедине со мной. - Уж с женщиной-то всяко проще справиться. Конечно, в том случае, если она не успеет закричать и её охранники не ворвутся сюда. С ними я вряд ли справлюсь. Я не боец, драться толком не умею. Откуда взяться этому умению, когда реальная жизнь на Земле очень уж мирная и спокойная? Думай, голова, думай, что делать... Только на тебя и надежда...''
И каких же усилий стоило мне стерпеть, пока меня щекотали кисточкой, нанося на голое тело какой-то мокрый узор... Но я выдержал, продолжая притворяться спящим, несмотря на то, что безумно хотелось напрячься и вскочить, почесаться, а потом одеться и разобраться с Элизианной. Но всё-таки понял, что Жрица собирается что-то ещё вначале сделать. И даже стало любопытно в какой-то мере посмотреть, что будет дальше. Логикой я понимал, что ей нужны мои воспоминания, а это значило, что они действительно могли сейчас ко мне вернуться. Поэтому я, уняв панику, просто терпел и ждал. А потом она запела. Я удивился и мысленно хмыкнул, не поняв ни слова из её песни. Хотя язык уж больно похож был на кирконский, да только всё равно абракадабра какая-то. Но голос хорош, я даже заслушался.
Минут десять длилась её песня, если судить по внутреннему времени, но может и дольше. А потом, когда я услышал уже понятную речь для себя, я с силой сжал зубы, чтобы не заржать в голос.
- Дмитрий, ты спишь, тебе снится приятный сон. Ты находишься на берегу моря, волны плещутся о берег. Солнце светит высоко в небе. Тебе тепло и приятно. Тебе хорошо. Прохладный приятный ветерок обдувает твоё тело. Ты расслаблен и умиротворён... - тембр её голоса убаюкивал, был таким нежным, таким мягким, что на миг даже действительно захотелось ей поверить, да только на миг, ибо я мгновенно понял, что сейчас будет, оттого и едва не выдал себя, стараясь контролировать дыхание и не напрягаться. - А теперь я посчитаю до трёх, и ты выплывешь из своего сна, но продолжишь спать. Мы пойдём с тобой в другой сон, где спрятались твои воспоминания. Раз... Два... Три... - размеренно и тихо продолжала она, делая короткие паузы между словами. - Давай постепенно вернёмся назад на десять лет. Ответь мне, что ты помнишь, что ты видишь?
Не сдержавшись, я невольно поморщился. - ''Опять двадцать пять''. А Элизианна это явно заметила, добавив в свой голос нажима:
- Ответь, что ты видишь?
- Авария... - тихо прохрипел я непослушными губами на выдохе, заметив, как напряглась на моём лбу её ладошка и услышав тихий и обрадованный её шёпот:
- Получилось!
''Это она типа даже не была уверенна, что я вообще что-то ей отвечу? - удивлённо мелькнуло у меня в голове, - хэ-хэ, ну, сейчас я расскажу тебе всё! Гипнотизёрша недоделанная...''
Как-то не к месту вспомнился момент, когда мы с Лидой год назад ходили на одно представление. Лида затащила меня к экстрасенсу, где-то вырыв два билета на это шапито. Зал был небольшим, человек на пятьдесят, но свободных мест не было. Мы сидели во втором ряду с края. Экстрасенс выглядел, конечно, на все сто: был прилично одет, излучал уверенность в своих силах, такой седоватый уже, но подтянутый дядечка лет под шестьдесят. Однако, несмотря на его фокусы, которые он показывал, я ему не верил и только тихо посмеивался. Я вообще всю эту экстросенсорику всегда считал исключительно влиянием самовнушения. И вот когда он предложил провести эксперимент и загипнотизировать желающих из зала, Лида, зараза такая, видимо, решив повеселиться, вытолкнула меня с сидения подлым ударом острого локоточка в бок. Экстрасенс заметил это и решил, что я очень желаю быть загипнотизированным. Так вот его внушение очень походило на то, что я сейчас слышал. И второй раз в жизни я чувствовал себя крайне глупо.
Что самое удивительное, тогда на представление со мной вышли ещё четыре человека. Не знаю, возможно, что они были куплены экстрасенсом, по крайней мере, я к этому склоняюсь... В общем, их экстрасенсу удалось загипнотизировать, а вот меня - нет. И когда поначалу меня просили выполнить лёгкие действия, вроде того, чтобы поднять руку, опустить её, поднять ногу и опустить, я ещё послушно подыграл, дабы повеселить Лиду. А когда экстрасенс уже совсем оборзел и приказал мне сесть на присядки, представить себя петушком и прокукарекать, я не выдержал и рассмеялся, перестав играть дурачка. Просто взглянул на него тогда весело, покрутил пальцем у виска и спрыгнул со сцены, вернувшись на своё место.
Зал воем завыл, убедившись в том, что его банально разводят. Хотя мне лично в тот момент было уже весело. Веселее всего было видеть выражение лица того экстрасенса, настолько ошарашенное, будто он просто не поверил своим глазам. Пришлось ему в спешном режиме выводить из гипноза оставшуюся четвёрку... Помнится, после этого случая до меня доходили слухи о том, что карьера этого дядечки начала рушиться - ему перестали верить. Впрочем, я-то лично не верил с самого начала в реальность гипнозов, так и тут.
- Что ещё ты видишь? - голос Жрицы явно дрогнул, а сама она ощутимо напряглась в нетерпении, как и тот экстрасенс, видимо, пыталась самовнушиться, что у неё что-то выходит.
Я решил подыграть, как и тогда в зале.
- Кровь, - будто тяжело выплёвывая слова начал усиленно-ослабленно кряхтеть я, - разбитые машины, люди.
- А днём раньше, что было до этого?
- Лес, деревья, кусты, - послушно ответил я после недолгих раздумий.
- Ты знаешь, где артефакт ''Всевидящее Око?''
Я промолчал для накала страстей.
- Старейшины. Ты был у Старейшин? Ты помнишь их? - попыталась изменить тактику Элизианна.
- Был. Помню.
- Вернись к ним и опиши, что видишь. Где вы находитесь?
- Комната. Тёмная. Стол. Старики вокруг.
- Шар. Видишь какой-нибудь шар? - голос Жрицы задрожал, как и её ладонь на моём лбу и я не стал разочаровывать её и медлить, хотя и помолчал с пару секунд.
- Вижу шар, круглый, с рунами, - вспомнил я тот шарик, который держала статуя.
- Да, это он, - Жрица запнулась, очевидно, что, не зная, как меня к самому важному подвести, но в тоне её голоса явно просвечивалась радость от первого правильного шага.
Я же решил сам перехватить инициативу в нашей интимной беседе. То, что нас сейчас не подслушивают, я почему-то не сомневался.
- Я взял этот шар, - выдохнул я.
- И? Что дальше? - едва не сорвалась на визг Элизианна, мне даже стало её немного жаль, столько трудов, а всё бестолку.
''И я его съел, блин! Как пряник!'' - мысленно похохотав, я снова поморщился лицом.
- Жжётся, - ляпнул первое, что пришло в голову, - нужно спешить.
- Спешить? Куда? Зачем?
- Спрятать шар. Быстрее, - я снова поморщился, будто от неприятных воспоминаний. - За мной гонятся.
- Кто? - удивлённо воскликнула Жрица.
- Ангел, - я даже сам удивился тому тону, которым это сказал, ибо прозвучало так, будто других вариантов и не существовало.
- Какой ангел? - я ощутил в её тоне растерянность и возмущение, но ответил сразу так, будто вжился в сон и рассказываю всё, что в нём происходит, сочиняя на ходу:
- С крыльями. Я убегаю от него. Он догоняет. Я снова убегаю. Меч у него странный. Не меч. Крестовина на ручке. Он кидает в меня. Кровь. Много крови. Боль, мы бьёмся, - я задёргался, ухватившись левой рукой за сердце, где шрам, выгнулся на полу, помычал немного, а потом резко расслабился. - Я убил его. Точно убил. Отрезал голову...
Решив сделать передышку, я затих, давая Жрице прийти в себя от моих сказок. Сам же я начал раздумывать над тем, а реально ли вообще отрезать голову ангелу? И всё же, пришёл к выводу, что нереально. Он-то ведь с крыльями, летает и прочее, всегда увернуться может или взлететь.
В себя она приходила где-то с минуту.
- Что потом? Потом что было? Ты убил ангела. А шар? Куда делся шар?
''Она на это повелась??? Ангелы существуют тут что ли? Реально? Охренеть...''
- Шар в руках.
- Где ты?
- В небе, - немного удивлённо ответил я.
- Что ты там делаешь?
- Лечу.
- Куда ты летишь?
Я снова помолчал немного, придумывая, куда же я лечу-то.
- Гора, высокая, снежная. Холодно. Тяжело лететь. Крылья мёрзнут. Инеем покрываются.
''Боже, давненько я так ни над кем не стебался...''
- Дальше? - вновь напряжение прорезалось в голосе Жрицы.
- Я на горе. Пещера тёмная. Внутри не холодно. Сухо.
- Ты оставляешь шар там? В пещере? - у неё явно кончалось терпение.
- Да. Глубоко внизу. Хочу домой.
- А как гора выглядела?
- Вся в снегу. Большая.
- А ещё горы вокруг есть?
- Маленькие. Много.
- А где гора? Что возле горы ты видел?
Я ещё помолчал, потом ответил:
- Деревья, море. Лёд кругом. Снег.
''Интересно, здесь есть море? Ещё и что-то типа Северного полюса?'' - задумался я и вновь затих.
Жрица вздохнула, видимо, не зная, что или как ещё спросить, чтобы понять мои односложные ответы.
- Значит, на третьем континенте Око спрятал. Ну, сволочь! Придушить бы тебя! - неожиданно Элизианна процедила сквозь зубы, а я слегка напрягся от этой угрозы, но, похоже, этого она даже не заметила, закончив свои словоизлияния. - Ладно, ничего, найдём. Отдохни пока в хорошем месте.

***


Вдруг её рука с моего лба убралась, я ощутил короткий порыв воздуха и от неожиданности распахнул глаза. И ничего не увидел. Вот совсем ничего! Тьма. И ощущение свободного полёта в течение пары секунд. А затем меня болезненно приложило спиной обо что-то твёрдое, благо хоть голова приземлилась на что-то мягкое, правда, в шее хрустнуло и от боли в голове, в том числе, это не спасло. Дух выбило на раз. Я захрипел, скрученный спазмом боли, резко перевернулся на бок и зажмурился, пытаясь вдохнуть так необходимый лёгким кислород. И тут же закашлялся. Кислорода в воздухе было явно маловато. Вместо него была жуткая вонь. С первым же выдохом с моих губ слетело несколько крепких слов, а сам я постарался встать на четвереньки и отдышаться, а ещё опознать хотя бы на ощупь, куда я приземлился.
- Ну, стерва, я тебе это ещё припомню, - выдохнул я, когда нащупал чьё-то холодное тело, которое и смягчило мне удар об каменный неровный пол.
Тут же меня пробрало дрожью: холодно, труп рядом, темно, хоть глаз выколи. Эхо, будто в колодце каком-то на дне сижу, слышится тихий шум воды. И гол к тому же, как сокол.
- Кто здесь? Дима? Ты? - вдруг из-за спины раздался знакомый голос, заставив меня испуганного вздрогнуть.
- Альбина? - недоверчиво спросил, прислушиваясь к шорохам.
- Я! А как ты здесь оказался? - также недоверчиво спросила она.
Я фыркнул, потерев ноющую шею и хрустнув ей.
- Как-как, телепортировали, ещё и в воздухе, спиной приложился крепко, но вроде не сломал ничего, хотя синяк по всему телу наверняка будет знатный.
- Я думала, ты с ними... - теперь уже растерянно пробормотала Альбина.
- Это после того, как меня долго и нудно пытали и обряды всякие извращенские надо мной проводили? Ааа, я понял, ты думала, я с ними чай пить пошёл и пряники кушать. Ну-ну, - даже обидно как-то стало, я их типа спасал, хотя и не спас всё-таки, как выяснилось...
- Извини. Ты им рассказал что-то об ордене?
- Да нахрен им ваш орден нужен? - я махнул рукой в темноту и всё-таки отполз подальше от трупа, усевшись себе же на ногу, чтоб зад не отморозить.
Тело ещё потряхивало от пережитого шока, мысли разбегались, но я был рад, что оказался здесь не один. Если бы не было здесь Альбины, я бы тут с ума сошёл точно.
- А что им тогда от тебя нужно было? - удивлённо спросила девушка.
Я промолчал, размышляя, говорить или не говорить? А с другой стороны, мы тут, судя по всему, пленники. И если уж за мной ещё могут вернуться, когда узнают, что я солгал, то вот Альбину вряд ли отсюда выпустят... Сколько их, этих орденовцев? А я вот такой единственный в своём роде... Наверное. Хотя и не факт. Но надежда умирает последней.
- Ты жив? Дима? - я услышал, как в мою сторону пробирается на ощупь девушка, довольно быстро на меня наткнувшись.
- Жив... Ты только руки сильно свои не распускай... Я тут это... Голый немного, - слегка смущённо ответил я, позволив ощупать себя только до талии сверху и поймав её руку.
- Я не могу подлечить, извини, тут силы не действуют, - повинилась Альбина.
- Да всё нормально, - я отпустил её руку и мягко сжал её ладонь в своей.
- А как они тебя пытали? Ты ранен?
- Нет, всё в порядке. Морально меня пытали. И щекоткой, - я усмехнулся.
- Это как?
- Обряд проводили. Тело разрисовали чем-то. Уже высохло всё, но всё равно неприятное ощущение осталось.
- Какой обряд? - неожиданно с той стороны, откуда приползла Альбина, послышался голос Хонга, его я тоже узнал.
- И ты тут? А Эрик? Тоже здесь?
- Мы не уверены. Здесь пять трупов и двое живых, не считая нас. Если Эрик один из двух, на что мы очень надеемся, то он ещё не пришёл в себя. Но пока он не очнётся, мы и понять не сможем. Так что за обряд был? - вновь повторил вопрос Хонг.
- Гипнотизировать пытались, хотели узнать, куда я кое-что спрятал десять лет назад в Кирконе, - вздохнув, я решил всё-таки рассказать, что да как, вдруг чем-то помогут?
- Десять лет назад? - Альбина задумчиво хмыкнула.
- Ага, оказывается, я не новичок здесь, а уже второй раз сюда попадаю. Потому и через портал свободно прыгаю, да и с куполом тогда так по той же причине получилось. Та Жрица сказала мне, что в прошлый раз я сам тут был Жрецом. Пока не пропал на десять лет. Только я вот не помню ничего из того, что было в мой первый приход сюда. Вот такие дела.
Хонг с явным облегчением вздохнул, но комментариев не последовало. Я вздохнул тоже. Сидеть так вот голым на влажном холодном полу становилось всё менее и менее приятно. И я, немного поборовшись с моральными принципами, решился всё-таки помародёрствовать. Вернувшись к трупу, на которого приземлился, я начал ощупывать его, а затем стянул с него какой-то вонючий свитер, под которым ещё была какая-то майка. Вытрусив свитер, натянул на себя. Услышав шебуршание, Альбина забеспокоилась.
- Что ты делаешь?
- Труп раздеваю. Замёрз. Одеться хочу. Будем считать, что это обычный секонд хэнд, а не... ну вы поняли. Магазинов с одеждой здесь точно нет.
- И то верно, - согласился Хонг.
- Вы бы по карманам трупов пошарили. Может, зажигалка у кого завалялась? Или хотя бы спички? А? Хоть бы оглядеться что ли...
- А верно! - осенённый моей идеей Хонг начал ползать где-то под стеной и тоже шебуршать.
Я же добрался до другого трупа и стянул с него какую-то куртку, которую обмотал вокруг бёдер. Хватит. Сидеть уже будет не так холодно. Что-что, а уж брюки с чужой и тем более мёртвой пятой точки мне как-то брезгливо примерять. А вот без обуви вряд ли обойдётся. Пол здесь не очень ровный, с редкими мелкими колючими камушками. Пощупав обувку трупа, обнаружил какие-то ботинки. На ощупь вроде мой размер. Снял один и проверил в носках ли труп. Когда обнаружил, что в носках, напялил на голую ногу туфлю и выдохнул почти с облегчением, сняв и вторую. Обувка оказалась всего на размер больше. Главное, что не меньше.
Успокоившись с одеванием, проверил карманы ближайших двух трупов, но толкового ничего не нашёл. Только бумажки какие-то в карманах. Но и их извлёк, вдруг пригодятся. Альбина тоже зашебуршала где-то в стороне.
- Ну, что у вас там?
- Пусто... - вздохнула девушка и подползла обратно.
- У меня тоже, - грустно отозвался Хонг.
- Мдаа, печаль. Ну, ничего. Любые проблемы решаемы. Осталась самая малость, чтобы вылезти отсюда.
- Это какая же? Что ты придумал? Мы с Хонгом тут уже пятый час голову ломаем, всё перепробовали!
- И кричали? Охраны нет здесь?
- Кричали. Нет никого, - вновь отозвался Хонг.
Я услышал, как Альбина отползает к нему, а потому пополз следом, одному сидеть как-то было неохота.
- Так ты хотел предложить покричать? Так и знала, что ничего умного не предложишь, - устроившись где-то, Альбина притихла, я тоже притормозил, едва не споткнувшись об кого-то.
- Чисто теоретически, я умею летать. Можно попробовать этот способ...
- Да ну? Что ж ты тогда из леса не улетел? - усмехнулся Хонг.
- Я же сказал, что теоретически. А практически - забыл, как крылья выращивать, - вздохнул я.
- Гонишь, - недоверчиво фыркнула Альбина, - не смешно.
- Я серьёзно. Видел свой памятник в одном саду, так там у меня крылья. И ещё какую-то хрень круглую в руках держу. ''Всевидящим Оком'' зовётся. Так вот, теоретически, если та статуя реальна, а не чья-то или моя больная фантазия...
- Дима, ты сейчас не шутишь? - грубо перебил меня Хонг. - Ты серьёзно эту тему завёл или поиздеваться решил перед смертью, узнав информацию о той фотографии? Учти, что если это у тебя шутки такие, то сейчас здесь станет на один труп больше. И это буду не я и не Альбина. Голыми руками тебя порву.
- Какой смертью ещё? - удивился я его тону, опешив. - Ты чего мне угрожаешь? Серьёзно я. Мне оно нужно такие политесы среди трупов разводить? Или думаешь, что я не хочу выбраться отсюда?
- Подожди. Ты говорил, что над тобой обряд проводили, - вернулся он к прежней теме неожиданно спокойным тоном.
- Ничего у неё не вышло. Послал эту Жрицу туда, сам не знаю куда. На ледник, в горы, к холодному морю. Пусть ищет свой шарик там, - фыркнул я.
- Ты про Око?
- А про кого ж ещё? Вроде бы оно в виде шарика...
- Ты хоть понимаешь, что это такое?
- Артефакт какой-то, мне Жрица рассказывала сказку про Старейшин, про то, что этот артефакт пропал и про то, что именно я его куда-то захомутырил, то есть, спрятал. Ну и потом слинял, чтобы не нашли ни его, ни меня. Звучит, конечно, неправдоподобно, но если исходить из того, что она пыталась меня загипнотизировать и узнать, где я его спрятал... Даже и не знаю, чему теперь верить, - я зябко поёжился, всё-таки вещичек на мне маловато.
- Так это... всё... правда... Альбина, ты понимаешь? - потрясённо произнёс Хонг после довольно продолжительного молчания, во время которого я уж было подумал, что они меня приняли за психа.
- И что теперь? Если Дима именно Он? Мы в ловушке и вряд ли что-то можем сделать.
- Кто - он? - удивился я. - Вы обо мне тоже сказку знаете?
- Это не сказки, - перебил меня Хонг. - Только в рассказах тех, в легендах, тоже не всё истина. Их несколько версий, хоть они и похожи. Но легенды в Кирконе с пустого места не берутся, можешь мне поверить.
- Расскажешь? - я даже заинтересовался.
- Рассказать могу, что помню... Но Эрик с этим лучше бы справился. Он знал одного человека, который был другом одного из тех Жрецов, которые отправлялись на поиск и погибли. Я от него эту историю слышал. Часть уже могу и не вспомнить.
- Хм... Тогда подождём... Демо-версию слушать пока не будем, если он, конечно, вообще придёт в себя. Ладно. А вы как здесь оказались?
- Последнее, что мы помним, был лес, - сокрушённо ответил Хонг.
- Да уж, развела нас Элизианна, как детей... - покачал я головой, вдруг вспомнив о казни. - Обгоревший труп здесь случайно не валяется?
- Нет, здесь все вроде бы целые... - тихо неуверенно ответила Альбина.
- И вы не знаете что это за место?
- Нет, судя по всему, все, кто о нём знали, тут и остались, - невесело усмехнулся Хонг.
- Ну-у, это мы ещё посмотрим, - я оптимистично поднялся и маленькими шажками, выставив перед собой руки, чтобы случайно не навернуться, двинулся к стене.
- Откуда в тебе столько самоуверенности, Дим? С первой же минуты нашего знакомства ведёшь себя как придурок! - тон Альбины разобрать не получилось, то ли возмущается, то ли издевается.
- Защитная реакция на непонятные для меня ситуации, - вздохнув, признался я. - Мне отец с самого детства внушал, что наглость - второе счастье и только наглые люди добиваются того, чего хотят, потому что не боятся задеть чувства окружающих.
- Странная логика.
- Нет ничего странного. У меня мать всегда всё в себе держала, даже если ей что-то не нравилось, она боялась возразить, чтобы не задеть чужих чувств. Вот на её фоне отец и внушал мне противоположные вещи, чтобы я не был на неё похож.
Знакомцы промолчали, видимо, задумавшись о чём-то своём. Впрочем, зря я так разоткровенничался, довольно быстро прикусив язык. Со стороны мои оправдания выглядели довольно глупо, я это и сам понимал. Добравшись до стены, я пощупал её, соскоблив немного мха с каменной стены. Мох был влажным, но не мокрым.
''Да уж, атмосфера как раз для микробов...''
Выкинув мох, я вытер руки о свитер и начал осторожно ощупывать стену, при этом внимательно всматриваясь в кромешную тьму перед собой изо всех сил. Меня не покидало ощущение, что я обязательно найду отсюда выход. Просто желал этого всем сердцем. Продолжать здесь сидеть, не понятно, сколько времени, мне совершенно не улыбалось.
''Зря я, что ли, даже не понимая ничего, купол Эрика разрушил? И насколько я успел заметить, тут все эти куполы просто обожают. Возможно, что и здесь нас окружает такой же купол?'' - размышлял я, продолжая ощупывать стены и сосредотачиваясь изо всех сил.
Всем сердцем и душой я желал разрушить купол, мне было неважно из чего он состоит и что делает, главное разрушить. Я уверял себя в том, что он существует, ведь это было логично. И заставлял себя поверить в то, что у меня получится хотя бы проделать в нём дыру, ведь получалось же с куполом Эрика. Вера - единственное, что вело меня и мои чувства. Не знаю сколько времени я бродил вдоль стен, но когда уже начал отчаиваться и терять надежду, в какой-то момент ладони закололо, заставив их тут же отдёрнуть от стены.
Всё это время Альбина с Хонгом молчали, видимо, махнув на меня рукой и смирившись со всем. Мне же это давало возможность получше сосредоточиться.
- Кажется, нашёл, - выдохнул я, судорожно вздохнув и сцепив зубы, приложил ладони к стене вновь.
- Что нашёл? - удивлённо спросила Альбина, а я промолчал, интуитивно заставляя себя поверить в то, что я смогу это нечто разрушить.
Мир ярко сверкнул перед глазами десятками молний. Я так и не понял, из-за чего. То ли разрушение купола, то ли это сигнализация у них была такая, но внезапно моё сознание помутилось, поплыло, тело тряхнуло как от электрического разряда и меня повело в сторону. Не удержавшись на ногах, я упал и приземлился как раз на чьё-то валявшееся под стеной тело. В ушах шумело, и ругань знакомой парочки доносилась до меня какими-то обрывками. А через несколько мгновений я и вовсе отключился.

Глава 16. Спасение.



- Ты всё вспомнишь, когда придёт время, - напротив меня на длинной деревянной лавке сидел седовласый старик.
Его влажное от пота и усталое лицо покрывали глубокие морщины, а светлые глаза, словно выцветшие на солнце, казались неживыми. Он протягивал свою руку с тонкими скрюченными пальцами, держа её на весу и просто указывая ей в мою сторону. На вид ему было лет столько, сколько нормальные люди не живут, но я отчего-то слушал его очень внимательно.
И, если бы не дикое осознание того, что я на самом деле сплю, но даже не могу при этом пошевелиться... Да что там! Даже двинуть глазными яблоками не могу чуть в сторону! И ничего не чувствую. Вижу лишь, что за спиной старика какая-то серая каменная стена, а боковым зрением различаю деревянный стол с горящей на нём масляной лампой, на том и всё. И даже начинаю паниковать, как вдруг слышу новые слова старика:
- Сейчас то, что ты можешь назвать сном, когда проснёшься, ты запомнишь очень хорошо. Но это не сон. Это послание. Первое послание тебе будущему. Будут и другие. Не волнуйся и не бойся того, что с тобой будет происходить. Поверь, нельзя вернуть тебе всю память сразу, это убьёт тебя. Уже той одной надежды, что когда-нибудь ты всё-таки всё вспомнишь, тебе должно быть достаточно. Сейчас я расскажу тебе кое-что, что для тебя будет очень важно.
Старик опустил руку и задумчиво пожевал губы, посмотрев куда-то в сторону за моей спиной. Я помимо воли оглянулся, увидев ещё двух таких же древних стариков, которые неслышно прошли в комнату, и присели рядом с первым на ту же лавочку, развернув мою голову на место. Дождавшись, когда старики усядутся удобнее, первый немного покряхтел и затем продолжил своим скрипучим старческим голосом.
- У тебя, Дима, есть судьба. Десять лет назад ты сам с нашей помощью, - старик взглянул на стариков рядом с собой, - стёр свою память, чтобы забыть кое-что очень важное и часть своей жизни. Это было необходимо для того, чтобы спасти кое-что ценное. Пока просто поверь в то, что другого пути не было... Скорее всего, когда ты получишь это послание, никого из нас уже не будет в живых. Так что терять времени на наши поиски я тебе не советую, Дима. - Говоривший тяжело вздохнул, вновь переглянулся с сидящими рядом и грустно усмехнулся. - Это не страшно. Мы и так прожили уже довольно долгую жизнь.
Я заметил, как другие старики нахмурились, и внезапно ощутил прорвавшийся, будто через тонкую плёнку, поток эмоций в своей душе: сожаление и надежда, а ещё лёгкий отголосок страха. Эти эмоции сменили моё изначальное непонимание и лёгкий шок видимого мной бреда. Старик же надолго не замолкал, продолжая путано рассказывать.
- Мы отдали тебе самое ценное, что было у нас и у этого мира - артефакт ''Всевидящее Око''. Эта вещь удерживает ''закон равновесия'' в мире под названием Киркон и не может надолго покидать этот мир. Десять лет - не дольше. Именно это время и было выделено тебе на то, чтобы ты пожил в своём мире, не имея возможности вернуться обратно. Но этот срок истёк или подходит к концу. Не знаю, попал ли ты уже в Киркон или попадёшь в этот мир снова в ближайшем будущем, - старик пожал плечами, - но то, что это случится - факт. Не бойся этого, это твоя судьба.
Я кивнул, словно подтверждая слова старика, точнее, это моё тело кивнуло, а затем мимолётно посмотрел на свою руку, держащую тот самый круглый шар, исписанный иероглифами. Он был окутан какой-то слабой голубоватой дымкой. Эмоций в отношении этого на удивление лёгкого стеклянного шара не было никаких, внутри него светился маленький неяркий жёлтый шарик, а я продолжал слушать, вновь подняв взгляд. Но старик, заметив как я смотрел на шар, решил прокомментировать:
- То, что ты держишь в руке, это не ''Око'', это стирающий память и записывающий вот это послание артефакт... Но такой он единственный в своём роде. Кое-кто думает, что именно это ''Око'' и есть. Но как на самом деле выглядит ''Око'', никто не знает кроме нас, Старейшин, и тебя в этом мире и на Земле... ''Око'' на самом деле даже не соответствует своему названию и слухам о нём. Это просто очень важный артефакт, а что он делает, пока не так уж и важно. Он не может принадлежать никому, кроме тебя. Почему? Поймёшь сам со временем, - махнул рукой старик.
- Так вот, я хочу рассказать тебе немного о твоём теперь уже прошлом. Пятнадцать лет назад ты попал в Киркон впервые. Проучившись в школе магии пять лет, ты стал очень хорошим магом и вступил в ряды Великих Жрецов. Так делают многие земляне, так что это не удивительно. Не вдаваясь в подробности, о них ты и сам вспомнишь, - старик усмехнулся, сделав короткую паузу и, явно тщательно подбирая нужные слова, пристально заглянул мне в глаза, - мы встретились с тобой и ещё тремя твоими спутниками, такими же Жрецами. К сожалению, твои друзья погибли. Но ты выжил. И ты стал нашей надеждой. Мы уже стары и у нас не осталось сил удерживать ''Око''. А волю ему давать нельзя, иначе это грозит... большими проблемами. Каждый захочет иметь артефакт или человека, который им владеет, при себе. ''Око'' осталось у тебя, но ты вместе с ним отправился на Землю. Не ищи его, не найдёшь, оно само найдётся и только для тебя.
Старик хитро прищурился, словно издеваясь, а затем его скрипучий голос как-то неуловимо изменился. Вместо рассказа о чём-то смутно понятном, как было до этого, я услышал приказные нотки:
- С твоим возвращением в Киркон оно так же вернётся. И то важное, что ты должен запомнить раз и навсегда - никому и никогда, ни при каких обстоятельствах не говори, что ''Око'' у тебя! Никому не доверяй этой тайны! А если подозрения и упадут на тебя, лги, что спрятал его, но не помнишь где. Зная об этом, тебя не убьют... - старик замолчал, словно делая акцент на своих словах, хотя на лице его отразилось сильное сомнение.
- Впрочем, пока ты ничего не вспомнишь, это и не будет ложью, - уже спокойнее закончил старик. - Киркон - мир могущественной магии и что-либо скрыть от магов простому человеку, которым ты сейчас являешься, просто не получится. Но простым человеком ты будешь не так уж и долго. Постепенно твои силы к тебе начнут возвращаться. Не быстро, но начнут. Это будет зависеть от того, с какой скоростью ты будешь всё вспоминать... Но на это мы повлиять никак не можем. Только когда ты вспомнишь всё, ты поймёшь, что такое ''Око'', где оно и что нужно делать. Но не торопи свою память. Всему своё время. И ещё раз запомни - не трать время на глупые поиски. И никому, никогда не говори, что ''Око'' у тебя. Не все люди в Кирконе смирятся с тем, что ''Оком'' обладаешь именно ты. Так что сохраняй всё в секрете. И не верь никому. Ты умный парень, поймёшь, чем это грозит. Но если ты его спрятал, вместо того, чтобы воспользоваться... О существовании ''Ока'' знают все. И то, что ты был единственным, кто имел с нами контакт, скрыть, к сожалению, у нас не получится. Есть в этом мире сильные пророки и оракулы, которых обмануть очень сложно, почти невозможно. Почти. Что мы и пытаемся с тобой сделать...
Говоривший старик улыбнулся одними губами и замолчал. И тут же отозвался сидящий с ним рядом, такой же седой и старый, словно высохшая мумия:
- Удачи тебе, Дима, жди следующего нашего послания.

***


Вначале ко мне вернулся слух. Грохот стоял такой, что и мёртвого поднимет. Взрывы, стук обваливающихся камней и почти не слышимые на фоне всего этого кричащие голоса знакомой парочки, которая пыталась разговаривать друг с другом под эту какофонию звуков. Да только слов было не разобрать.
Потом пришла боль. Тело скрутило судорогой, а ладони, казалось, горели огнём, да только уже без огня, которым наградила меня злосчастная стена. И только спустя минуту я смог вдохнуть более-менее спокойно вонючий воздух, когда судорога отпустила моё тело. На руки я пытался не обращать внимания, но хотя бы ощутил своё тело на полу, а значит, я всё ещё жив.
С трудом открыв глаза, я понял, что ничего не изменилось. Вокруг всё так же темно. Немного полежав, я всё-таки поднялся и сел, а затем встал и осторожно подошёл к перекрикивающейся парочке, стараясь не задевать ничего обожжёнными руками.
Неожиданно я узнал и голос Эрика, а так же смог различить в этом грохоте отдельные слова:
- Надеюсь, уже скоро!
- Что происходит? - крикнул я, когда грохот стал немного тише, а так же ощутил, что ребята с Альбиной совсем рядом.
- Ты очнулся? - удивлённо вскрикнула девушка.
Я даже обиделся на её тон.
- Нет, всё ещё дохлый валяюсь! Очнулся, конечно, только руки обжог. Что это за грохот?
- Скорее всего, нас пытаются вытащить отсюда! - ответил мне уже Эрик. - Поговорим, когда выберемся!
- Хорошо, - ответил я, уже не надрываясь криком, и присел на пол, расслабившись и стараясь не двигать обожжёнными конечностями. - Если нас и правда спасут, это будет просто замечательно.
Ждать пришлось долго. Сколько времени прошло, даже не знаю. Может, часов пять-шесть. К тому времени, когда в одной из стен мелькнул из маленькой дырочки солнечный лучик, я устал ждать и терпеть этот грохот. Зато надежда на спасение окрепла в наших душах. В дыру стены посветили фонарём, заставив всех зажмуриться от режущего глаза света, и крикнули отойти подальше и ждать, пока пробьют стену.
Неторопливо перекрикиваясь с Эриком, который довольно быстро передумал насчёт разговоров, я выяснил, что в отключке я благополучно провалялся примерно двое суток, хотя в полнейшей темноте время и тянется по особенному. В тот момент, когда меня ударила своим заклятием стена, я не смог его разрушить. Однако, судя по тому, что через несколько часов после этого стены скалы начали дрожать, а до них всё громче и громче стали доноситься звуки рушащегося с вершины камня, то я каким-то образом всё-таки смог повлиять на целостность нашей тюрьмы. Скорее всего, по словам Эрика, в тот момент наружу произошёл какой-то энергетическо-магический выброс, который люди снаружи и заметили. Вот только воспользоваться магией, им так до сих пор было и не дано.
О своём сне-послании я прекрасно помнил, правда, так и не поняв его до конца. Впрочем, сколько я о нём не думал, а на это было достаточно времени, я так и не смог прийти к какому-либо правильному выводу. Но ничего никому не сказал. Я же не враг себе.
А скалу разрушали вовсе не заклятиями, как поначалу всем нам наивно думалось. Сам камень этой чёрной скалы оказался артефактом с единственным наложенным на него очень сильным заклятием. Он впитывал в себя любые магические эманации и блокировал их, а так же был крепче обычного камня. Когда же последняя порция нашей родной земной взрывчатки ювелирно раскурочила нам выход, в который можно было уже ползком пролезть, на улице уже была ночь.
Мы выбрались самостоятельно, едва не сломав ноги на кусках чёрных глыб, оказавшись в окружении нескольких автомобилей с сильными, бьющими по глазам, прожекторами на крышах направленными на нас. И только когда я огляделся, только тогда медленно начал осознавать, что здесь происходило всё это время. Но не хотел в это верить. Сил не было. Меня мучили боль, жажда и голод. А шок от увиденного просто выбивал землю из-под ног и не давал возможности мыслить связно.
Вокруг было много людей, одеты они все были по-разному, кто в современную одежду, а кто в местную. Груды камней валялись на несколько сот метров вокруг. Люди ползали по ним, словно муравьи. Неподалёку шумел водопад, метров в трёхстах от нас с одной стороны была река. Вокруг разбитой скалы большая поляна, а дальше лес.
Едва освободился выход из нашей пещеры, туда нырнуло несколько парней с фонариками, а затем начали вытаскивать трупы, рядом с которыми мы отдыхали всё это время.
Какой-то мужчина помог мне выбраться из каменного завала, закинув мою руку к себе на плечо и поддерживая, так же помогли выбраться и Альбине с Эриком и Хонгом. И ещё одному, оказавшемуся полуживым незнакомому мне парню.
Затем нас усадили в микроавтобус, где находилось ещё с десяток измученных, ужасно выглядевших человек. Рядом со мной усадили женщину лет сорока в грязном брючном костюме, преизрядно изорванном. Да и я был не в лучшем виде. Соседка лишь откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза, видимо засыпая мгновенно. Спать хотели практически все, да это и понятно - двое суток грохота и страха.
Я едва пришёл в себя, как женщина в белом халате вошла в микроавтобус и осмотрела в первую очередь парня с ножевым ранением в животе. Стянув с него окровавленную рубашку, промыла её водой и что-то пошептала над ним, поколдовала над его раной, после чего та затянулась. Потом она подошла ко мне и также после промывки магией вылечила мои руки, получив мою искреннюю благодарность. Так она постепенно подходила к каждому, проверяя состояние здоровья, пока автобус не заполнился полностью освобождёнными.
А после нам раздали по бутылке с водой и бутерброду с ветчиной и сыром и, не дожидаясь, пока мы доедим, микроавтобус тронулся с места, увозя нас куда-то в ночь.
Время от времени я ловил на себе взгляды сидящей неподалёку от моего места знакомой троицы, чаще всего в мою сторону поглядывала Альбина, о чём-то тихо и на ухо переговариваясь с Эриком. Но о чём именно они общались, я не слышал. Микроавтобус гудел, наполненный чужими голосами, обсуждавшими неожиданное спасение.
Как я выяснил из обрывков разговоров в микроавтобусе, спасение нас оказалось для ордена ЗеВо не такой уж и простой задачей. Гору всё-таки охраняли. Не люди, а артефакты. Едва орден начал взрывать и разбивать скалу небольшими порциями, чтобы добраться до её пленников и при этом не вызвать обрушения каменных глыб им же на головы, в тыл ударили робс.
Под скалами развернулась самая настоящая война. Огнестрельное ''запрещённое'' оружие косило людей, как траву. Из-за невозможности пользоваться магией возле камня, бойцы увели нападающих от скалы подальше. Пятерых орденовцы всё-таки потеряли, несмотря на регенерацию и попытки лекарей спасти всех наших, но и ответили нападающим, не теряя своего достоинства.
Шесть часов длилась война между людьми ордена и робс за скалу. Однако, к всеобщему удивлению, робс было не так уж и много и они в итоге отступили, то ли сдаваясь, то ли решив перегруппироваться. Впрочем, орден за это время пополнился на приличное количество людей и разделился в итоге. Часть людей занялись скалой, часть окружила местность и усиленно охраняла, отбивая диверсионные нападения всё это время.
И это было не ради нас, и уж тем более не ради меня. Глава ордена пошёл на принцип. Не одна сотня людей ордена неугодных робс сгинула в недрах этой скалы за всё время её существования. А из множественных её пещер живыми было вытащено всего пятьдесят шесть человек. И это только к тому времени, когда вытащили нас с компанией. Многие оказались на грани жизни и смерти от голода или ран. И ещё не все пещеры открыли. Эту скалу просто необходимо было уничтожить. И никак иначе. Орденовцы это понимали. Тюрьма для магов хороша лишь только тогда, когда владеешь ей именно ты. Но когда она принадлежит врагу - лучше её разрушить, чем и занимались оставшиеся у скалы люди.
Кстати, Эрик оказался почти прав по поводу моего участия во всём этом. Правда, на самом деле я ничего не разрушил, но магический выброс действительно произошёл, дав знать о нас искавшим нас людям. Но если бы нас изначально не искали, то вряд ли бы это вообще что-то дало.
Так, блуждая в собственных сумбурных мыслях о происходящем в этом сумасшедшем мире и своей роли в нём, под мерное покачивание автомобиля на кочках и ямках, я и отключился, сидя на своём сиденье, сам не заметив, как уснул.
Проспал я явно недолго, судя по не выспавшемуся самочувствию. Очнувшись, не сразу понял, где нахожусь и что вообще происходит. Вокруг было всё так же темно, однако мы уже остановились. Люди постепенно покидали микроавтобус, а их кто-то встречал на выходе и куда-то отводил. Знакомых лиц внутри уже не осталось. Неловко себя чувствуя, я покосился на продолжавшую спать рядом женщину и тряхнул её за плечо. Как только она открыла глаза, я кивнул ей на выход, а после всё-таки поднял свою тушку с сидения и вышел вслед за ней на улицу.
Оглядевшись, понял, что это ещё не конечная станция. Мы были в поле со скошенной травой. Рядом стояло ещё два таких же микроавтобуса, уже пустых, а люди с парой десятков фонариков освещали пространство. Практически все бывшие заключённые собрались толпой в заполненный людьми круг, но почти все молчали. Знакомых лиц видно не было. Один мужчина с довольно громким гулким басом, держа фонарь в одной руке, а другой делая соответствующие жесты, раздавал указания и объяснял всем происходящее:
- Сейчас мы создадим портал на базу, где вы сможете привести себя в порядок, нормально поесть и отдохнуть, - говорил он, - не расходитесь, отправляться будете по одному, но быстро. Нам ещё обратно возвращаться. Так что не задерживайте. Уже внутри вас встретят и помогут.
- Скорей бы уж, я сейчас упаду... - протянул в толпе за моей спиной какой-то мальчишеский голос.
- Не мы задерживаем, - вздохнул кто-то совсем рядом.
- Все должны собраться вместе вначале, - буркнул мужчина с фонариком, - из автобусов все вышли? - он взглянул на стоявшую рядом с автобусами девушку и, когда из него выполз какой-то совсем несчастный паренёк, покачнувшись и едва не упав, она поддержала его и кивнула, подводя парня к толпе под руку.
- Приготовиться всем! - скомандовал уже другой мужчина с фонариком и через мгновение рядом с ним возник портал.
Толпа с негромкими препираниями двинулась к порталу шагах в пяти от неё, как единый организм.
- По одному! И сразу отходите в сторону, чтобы не столкнуться с идущим позади! - грозно сказал кто-то, и все, хоть и были измучены, но послушно начали вытягиваться в длинную змейку, исчезающую в дверях изменённого пространства.
Я не торопился, пропуская вперёд себя некоторых людей, но и не слишком задерживался. Все эти порталы начали вызывать у меня бессознательно нехорошее предчувствие. Каждый нырок всегда заканчивался всё более и более усложняющимися проблемами и мне это надоедало и не нравилось. Да только выбора не было. Куда я пойду в таком виде? Грязный вонючий свитер на голое тело и куртка вокруг бёдер. Ботинки не по размеру на босых ногах и весь испачканный в рунах, нарисованных чем-то красным, похожем на кровь. Наконец, очередь дошла и до меня. Нырнув в портал, я сразу же отошёл от него подальше.
Оказались мы в большом зале, освещённом часто навешанными на стены из больших каменных глыб масляными лампами. На полу прилично утоптанный тёмно-красный ковёр, занимающий почти всё пространство огромного зала. На стенах картины с изображениями людей и животных. Окон нет. Зато три широко распахнутых двери вели к лестницам наверх в три разные стороны.
Нас действительно встречали. Причём, под стенами стояли люди, одетые в жёлтые пышные одежды с оборочками и рюшечками. Выглядели они забавно. Впрочем, сейчас это меня волновало меньше всего. Как только за мной из портала вышел не менее потрёпанный парень, к нам тут же от стены подбежал жёлтенький.
- Доброй ночи. Проследуйте, пожалуйста, за мной, я покажу вам ваши комнаты, - молодой паренёк, лет шестнадцати, мальчишка ещё, он коротко поклонился и прихватив под руку качающегося парня, который оказался со мной в паре и едва переставлял ноги, поволок его к одному из выходов.
Оценил он всё правильно. Я хоть и выглядел жуть как, но на своих двоих стоял вполне. Последовав за мальчишкой, заметил как такой же паренёк в жёлтом, только чуть постарше, спускался к нам навстречу.
''Видимо, уже отвёл кого-то'', - мелькнуло в голове, когда я заметил грязь на боку жёлтого камзола.
Мы поднялись по лестнице всего на один этаж, а затем свернули в один из пяти коридоров, где стены были увешаны гобеленами и освещающими пространство масляными лампами, прошли мимо десятка закрытых дверей с номерками от пятидесяти и дальше, а затем мальчишка впервые за всё время оглянулся на меня, продолжая поддерживать парня.
- Прошу вас занять любую из открытых комнат и прикрыть дверь, чтобы не было потом ошибки и к вам не привели ещё кого-нибудь. Располагайтесь. Комнаты одинаковы, в каждой есть душ и всё необходимое. В шкафу есть чистый халат и тапочки. Переоденьтесь. Ужин будет через час. За вами зайдут.
- Хорошо, - выдохнул я, кивнув, и прошёл в соседнюю комнату под номером шестьдесят три рядом с той, в которую мальчишка завёл парня.
Прикрыв за собой дверь, я вздохнул уже спокойнее и с облегчением. Оказывается, на широкую ногу тут живут. И не скажешь, что какой-то зачуханный орден. Комната оказалась не особенно большой, но и не коробкой для спичек, метров на двадцать в квадрате. Небольшой шкафчик в углу с зеркальными дверцами во весь рост, стол с парой стульев. За окном не видно ничего, кроме звёздного неба, ибо ночь всё закрашивает просто тёмно-синей краской. Двуспальная кровать с балдахином на деревянных ножках. На двух стенах напротив друг друга по такой же масляной лампе, что и в коридорах, и в зале. Лампы горели и освещали комнату вполне терпимо. На полу мягкий ковёр. Небольшая дверь в ванную комнату открыта. Там тоже горит неяркий жёлтый свет.
Первым делом я, конечно же, направился в ванную. И присвистнул. Замок с каменными стенами оказался оснащён вполне современной сантехникой. Далеко не то, что было в той деревне Альберта. Ванная стояла посреди небольшого помещения, железные трубы от неё были вмонтированы в каменный пол. По бокам ванной две блестящих металлом стойки и соединённые поверху большим овалом, описывающим очертания ванной, поддерживали клеёнку, чтобы не разбрызгивалась вода из душа. Смеситель держался как раз на одной из стоек, поддерживающих овал. В ванной даже пробка обнаружилась для тех, кто любит в ней поваляться. Рядом с ней столик с мыльно-рыльными принадлежностями, шампунем и мочалкой. А шагах в пяти от ванной за отдельной деревянной стенкой обнаружился унитаз с сидушкой. И даже умывальник с зеркалом и полочкой рядом, на которой нашлись пена для бритья, мыло, как сухое, так и жидкое, и одноразовый станок для бритья, а так же запечатанная зубная щётка с пастой.
А вот в зеркало лучше бы было не заглядывать... Меня даже передёрнуло от одного своего вида. Грязный, изрисованный кровью какими-то непонятными знаками даже на лице... Надетые на мне вещи тут же отправились в мусорное ведро рядом с унитазом.
Спустя какое-то время я уже валялся на кровати в полном блаженстве в великоватом даже для меня халате. Чистый, выбритый, приятно пахнущий и даже не желающий думать о том, что будет дальше.
Один раз ко мне в комнату вломилась какая-то девушка в таком же халате, но, увидев меня, извинилась и тут же закрыла за собой дверь. В комнате было прекрасно слышно всё, что творится в коридоре. Несмотря на каменные стены, тонкие деревянные двери пропускали совершенно все звуки. В основном, как можно было догадаться, бывшие узники горы искали знакомых, звали кого-то, общались друг с другом, но таких было немного. Я же пока не торопился искать своих знакомых, не так уж и близко мы с ними были дружны, чтобы вместо отдыха я тратил время на их поиски. Слуги, как я окрестил для себя тех парней в жёлтой одежде, до сих пор разводили всё прибывающих людей по комнатам и раздавали им те же инструкции по поводу душа и ужина.
Вот только с ужином они явно задерживались. Я почти уснул, когда в дверь моей комнаты постучали, а затем бесцеремонно открыли её. Вошёл слуга, заставив меня подняться с кровати и сунуть ноги в безразмерные шлёпанцы, которые легко подтягивались липучками с боков по размеру.
- Прошу вас следовать за мной, все идут на ужин, - с лёгким поклоном сказал мужчина в жёлтом, этому было лет под тридцать и выглядел он так, словно ему вся жизнь уже надоела.
Едва разогнувшись, он тут же выскочил из моей комнаты и скрылся в соседней с той же фразой.
Я вышел, заметив собравшуюся в коридоре толпу, около сорока человек. Все были в одинаковых халатах и тапочках. Кто-то переговаривался, кто-то молчал, разглядывая гобелены. Однако несмотря на шустрость слуги по вытаскиванию каждого из нас из комнат, двигались мы довольно медленно. Но никто не роптал и я в свою очередь не стал задавать лишних вопросов. Альбины, Эрика или Хонга видно не было.
Дождавшись, когда из последней двери выйдет девушка, слуга развернулся уже к нам и повторил свою коронную фразу:
- Прошу вас следовать за мной.
И пошёл довольно быстрым шагом через зал, нырнув теперь в другой коридор. Я уж было подумал, что там процедура будет повторяться и продолжаться пока все не сдохнут от голода. Но, пройдя несколько довольно массивных двустворчатых дверей, мы оказались у распахнутой двери в большой зал с высоким потолком, под которым горела большая люстра, утыканная масляными светильниками и огромным, длиннющим столом посредине, накрытым по высшему разряду.
Все спокойно расселись на деревянных стульях с мягкими сиденьями и спинками, пожирая глазами выставленные на столе блюда в основном из мяса и овощей. Перед каждым стояли пустые тарелки, рядом лежали ложка и вилка. Но приступать к еде почему-то никто не спешил, хотя запахи явно всем не давали покоя. Я тоже занял своё место между парнем и девушкой, пытаясь найти глазами знакомых, но так и не нашёл. Зато заметил, что где-то треть стола ещё остаётся незанятой, несмотря на количество народа.
С другой стороны зала была такая же дверь, через которую мы вошли. Она-то и распахнулась, едва все устроились.
Спустя мгновение в зал влилась дополнительная партия бывших узников в таких же халатах. Среди них как раз я и увидел знакомые лица, но подниматься и пересаживаться со своего места на другое, чтобы с ними пообщаться не решился. Хотя некоторые из уже сидевших за столом и обращали на себя внимание вошедших выкриками имён и маханиями рук. Знакомая троица меня всё-таки заметила. Альбина даже махнула рукой и улыбнулась, а я ей лишь кивнул. И только когда все места, наконец, были заняты, в зал двумя ручьями влилась прислуга в жёлтых одеждах.
Встав позади каждого из сидящих так, чтобы один слуга мог обслуживать сразу двоих, они по коротким жестам определяли чего мы именно изволим увидеть у себя на тарелке и торопливо это накладывали нам. Я не сразу сообразил что это и зачем, и почему вообще так, но когда присмотрелся к окружающим, просто повторил жест, указав пальцем на блюда с зажаренными куриными окороками и варёной картошкой. В стоявший рядом с тарелкой стакан мне налили виноградный сок и только после этого я с аппетитом приступил к еде, только в этот момент осознавая насколько же был на самом деле голоден.
Когда блюда почти опустели, а оголодавшие люди наелись, уже расслабленно сидя и просто общаясь между собой, я оторвал взгляд от своей тарелки и откинулся на спинку стула, взяв стакан сока и неторопливо допивая его. Взгляд прошёлся по сидящим напротив. С удивлением я отметил для себя, что после еды эти люди уже совсем не выглядят измученными, наоборот, к большинству вернулись силы и бодрость, на лицах многих появлялись улыбки. Но вставать из-за стола никто не торопился.
Парень, сидевший справа от меня, общался со своим соседом ещё правее, а девушка слева сладко позёвывала, прикрывая рот ладошкой, и усиленно боролась с тем, чтобы не уснуть. Я выждал минуту, разглядывая людей и начиная скучать. Спать хотелось, как я заметил, многим, хоть и не всем, но все будто чего-то ждали.
- А что будет дальше, не знаете? - спросил я у девушки, зевнувшей в очередной раз, чуть склонившись к ней, но в ответ поймал её недоумевающий взгляд и только потом догадался, что спросил на русском, и повторил вопрос уже на кирконском.
- Не знаю, - пожала плечами девушка, - думаю, кто-то придёт и расскажет, что там происходило, пока мы сидели в скале, вроде бы были какие-то бои, слышал же? Но это пока неизвестно, только слухи или на самом деле были. А потом разрешат разойтись по комнатам, чтобы все выспались спокойно.
- А потом? - я затаил дыхание.
- Наверное, опросят каждого в отдельности, как мы попали в скалу, а после этого все вернутся к своим обычным обязанностям или дадут другие задания. Подобное случилось впервые и то, что расспрашивать всех будут, это наверняка, - ответила она буднично, будто ничего особенного и не происходило.
- Спасибо, - я хмыкнул и снова откинулся на спинку стула, только теперь задумавшись.
''Все эти люди из ордена ЗеВо. Они счастливы, что начальство их нашло и спасло, судя по коротким репликам людей за столом. И большинство из них просто горит желаниями двух видов: поквитаться с теми, кто их засунул в эту скалу и вернуться к прежней жизни. А вот что делать теперь мне? С момента как я сюда попал, меня и без того постоянно допрашивали все, кому не лень, даже с пытками''.
Вспомнив об этом я невольно поёжился.
''Хватит! Больше никому ничего рассказывать не буду! Надоели! И вообще... Плевать я хотел на этот орден, на робс, на всех! И нахрен мне не нужны никакие их объявления! Из-за них я попал в ту скалу, в конце концов. Да, из-за них! Если бы меня не перехватили Эрик с Хонгом, возможно, я бы спокойно добрался до портала, возможно, тогда ещё меня там в лесу никто не ждал. А если и ждал бы, возможно, я бы тихо прошёл и они бы меня не заметили. А так толпой ринулись, как стадо слонов, вот и нашли..'' - злость вспыхнула в мозгу, заставив сжать зубы и медленно выдохнуть.
Я коротко взглянул на знакомую троицу. Альбина о чём-то перешёптывалась с Эриком, иногда поглядывая в мою сторону. Хонг просто сидел, откинувшись на спинку стула и расслабленно прикрыв глаза, будто дремал.
''Альбина... - мелькнула мысль, - ничего у меня не будет с ней. Все её улыбочки простой флирт и фарс. Она всего лишь подчинённая Эрика. Хонг - тоже. Эрик - что в его голове я не разберу. Прикидывался нормальным с душой нараспашку, рассказывал о мире, давал варианты так, будто клал клубничку на тортик. Не верю. Не верю, что тут всё так хорошо. Одна тюрьма для всех присутствующих чего стоит. Так и остался бы в ней, если бы не...''
Альбина заметила мой взгляд и кивнула мне, растянув губы в улыбке, мол, расслабься, всё хорошо, всё просто замечательно. И мне стало противно отчего-то. Я улыбнулся в ответ и тут же отклонился чуть назад, взглянув на слугу стоящего посреди меня и девушки рядом. Тихо спросил его:
- Скажите, а мне могут подобрать нормальную одежду моего размера?
Слуга склонился, вроде как почтительно выслушав меня и ответил негромко, но слегка растерянно:
- Простите, Господин, я не отвечаю за пошив одежды. Но думаю, уже к вечеру к вам зайдёт портной. В замок приглашены портные со всего города. Мы ожидаем их приезда.
- Ясно, спасибо, - ошарашено ответил я, - а сейчас чего все ждут?
Я заметил краем глаза, как девушка рядом прислушивается к нашему разговору.
- Господин Верхилио, как только освободится, подойдёт в этот зал, чтобы сделать объявление.
- Сам Верхилио? - удивлённо охнула девушка.
Я отвлёкся от слуги и взглянул на неё.
- Большая шишка?
- В смысле?
- Главарь вашей банды? - вздохнул я, заметив, как насторожилась не только собеседница, но и слуга, стоящий рядом.
- Мы не банда! - прошипела она, сузив глаза.
- Ну ладно-ладно, - махнул я рукой, вздыхая, - не банда. Хотя, как по мне, я различий между орденом и робс особых не вижу. Ладно, - я огляделся вновь, вдруг ощутив острое желание побыстрее смыться из зала.
Незамеченным уйти не смогу, идти через весь зал, что в одну сторону, что в другую. А девушка рядом со мной явно напряглась.
- Так ты не наш? - снова прошипела она.
- Я свой, собственный, - буркнул я, - так что меня ваши дела не касаются. Как только смогу одеться, свалю домой и всё. И главаря вашего мне даже видеть не хочется, не то что слушать его и тем более отвечать кому-то на какие-то вопросы. То, что я попал вместе с вами всеми в скалу, ещё ничего не значит.
''Ну что я за идиот такой? Когда перестану молоть языком, что ни попадя?''
Разозлившись сам на себя, когда заметил, как подозрительно и оценивающе разглядывает меня собеседница, я решился и отодвинулся вместе со стулом. Скрип деревянных ножек не привлёк внимания из-за общего галдежа, и я сказал всё же девушке:
- Пойду в выделенную мне комнату. Не хочу даже случайно узнавать все ваши тайны.
Но, поднявшись, я всё-таки привлёк к себе внимание сидящих. Стало до жути неуютно, будто в кинотеатре посреди фильма встаёшь в заднем ряду, загораживая при этом своей тенью весь свет прожектора и весь экран. Нельзя сказать, что все в этот момент заткнулись, но голоса ощутимо стали тише, а удивлённые и осуждающие взгляды если не всех, то большинства, скрестились на мне.
Я выпрямил спину и пытаясь создать хотя бы видимость уверенного шага, направился к двери, из которой мы вошли в обеденный зал, обходя стоящих в ряд слуг со спины. Дорогу к комнате шестьдесят три я прекрасно помнил. И старался не смотреть на оставшихся за столом людей.
- Вы куда, молодой человек? - незнакомый женский голос строго спросил меня, но я даже не оглянулся, держа взглядом выход, ибо понимал, что стоит остановиться, как сразу же придётся объясняться, а этого я делать не намерен.
Однако выйти мне так и не удалось. Среагировавший на мой уход Хонг, видимо, по указке Эрика, быстро подскочил, оббежал весь стол со своей стороны и перекрыл мне путь собой где-то на половине дороги.
- Ну чего вам ещё от меня надо? - поморщившись, я устало взглянул на японца.
- Займи своё место, Дим, скоро придёт глава и всё расскажет, - с какой-то странной улыбочкой негромко попросил он.
- А ты уверен, что я хочу что-то знать? - я приподнял бровь, уставившись на него.
Он качнул головой и улыбнулся шире.
- Ты всё поймёшь... - он запнулся и, кивнув куда-то мне за спину, обхватил меня руками за плечи и развернул к противоположной двери.
В зал вошли новые люди. Впереди шёл довольно представительный мужчина в чёрном деловом костюме, белой рубашке и с синим галстуком. На вид ему было лет сорок, чёрные короткие волосы, лицо едва заметно покрыто морщинами, а возраст выдают больше всего глаза. За его спиной, но уже в серых костюмах и без галстуков, хотя в таких же белых рубашках шли ещё двое. Один помоложе с русыми волосами, второй постарше и почти седой, но у всех троих было что-то общее, только нельзя было сказать, что именно. Осанка? Походка? Взгляд?
Поймав меня взглядом, мужчина, идущий первым, подошёл к столу и остановился у его изголовья. За его спиной двое замерли, словно тени. Все в зале замолчали, обратив взгляды в его сторону. А я вот краем глаза заметил, как Хонг нагло тыкает в меня пальцем стоя за моей спиной и чуть сбоку.
- Ты чего? - я непонимающе повернул к нему голову, а он только расплылся в улыбке и промолчал, заставив меня нахмуриться.
Поведение Хонга, да и вообще весь этот цирк, всё это мне очень не нравилось. Хотя бы потому, что было совершенно не понятно.
- Дорогие друзья! Моё имя Верхилио, если кто не знал или забыл, - прозвучал голос вошедшего главаря ордена, уж об этом я догадался. А вот слуги так же гуськом начали торопливо покидать зал через открытые двери с одной и другой стороны. - Я рад, что все мы здесь сегодня собрались! Поздравляю вас с освобождением и всех нас с тем, что ту скалу мы разобрали по камешкам! - Верхилио улыбнулся одними губами, окидывая всех и каждого взглядом и чуть дольше останавливаясь им на мне.
Зал одобрительно загудел, кто-то даже умудрился похлопать в ладоши. От неловкости я переступил с ноги на ногу и буркнул Хонгу:
- Ладно, сяду на место.
Но не успел я сделать и шагу, как он меня придержал, шепнув:
- Уже не надо.
Верхилио дождался, когда слуги закроют за собой двери с обеих сторон, а люди за столом затихнут и продолжил:
- Сегодня орден спас от смерти двести шестнадцать человек, запертых в скале из чёрного камня, блокирующего магию. Все вы и те, за чью жизнь сейчас сражаются врачи и лекари. Скоро и они встанут на ноги и смогут посидеть с вами за одним столом... - он вновь умолк, делая паузу, но на этот раз недолгую. - К сожалению, орден иногда терял наших коллег и друзей, - лицо Верхилио неуловимо изменилось, став каким-то печальным, как и его голос, хорошо он играл на публику, профессионально. - Поиски ничего не давали, робс держали в секрете от нас даже существование подобной тюрьмы. Много лет мы находились в неведении... Мы считали их и вас сбежавшими на Землю, погибшими или пропавшими безвести, решившими просто тихо уйти из ордена... Находили причины, по которым наши поиски безрезультатны... - он вздохнул и скорбно произнёс, прикрыв глаза, - пятьсот восемнадцать человек будут похоронены на большом кладбище. Робс ответят за них! Я вам обещаю! Но я рад, что хотя бы вас нам удалось спасти! - уже более твёрдо сказал он, подняв взгляд на сидящих за столом в гробовом молчании людей.
Многие склонили головы, кто-то рядом тяжело вздохнул.
- Это не всё, - после минуты молчания вновь продолжил Верхилио. - У каждого из вас свои истории того, как вы попали в тюрьму, но об этом позже. Вынужден признаться, что ваше спасение не только наша заслуга...
- А чья? - спросила какая-то девушка, Верхилио улыбнулся.
- Я хочу представить вам всем человека, благодаря которому ордену удалось всех вас найти. Он среди вас! Дмитрий, прошу вас, подойдите ко мне, - с улыбкой Верхилио протянул в сторону руку, указывая куда подойти, и вперился в меня таким взглядом, в котором я прочёл нечто вроде ''попробуй только не подойти''.
И я, наконец-то, понял, почему мне хотелось побыстрее смыться из зала. Скрипнув зубами и растянув губы в улыбке, я незаметно вздохнул и, стараясь держать походку спокойной, а спину ровной, не особо торопясь, но и не слишком медленно подошёл к Верхилио и остановился с ним рядом. Мой, надеюсь, укоризненный взгляд скользнул по лицам Эрика и Альбины, которые нагло скалились в улыбках, и я понял, что снова попал. Вот только куда на этот раз?
- Дмитрий, насколько мне известно, попав в тюрьму, вы сразу же начали искать из неё выход и сумели не только найти, но и пробить своей силой заклинание, державшееся в камне много лет, из-за чего магический всплеск обжог вам руки. Но при этом вы остались живы. Это так?
Голос Верхилио звучал уверенно, давая понять, что у него нет сомнений в правдивости произошедшего. А взгляд его будто просвечивал меня насквозь... Когда я посмотрел на мужчину вблизи, у меня по спине побежали мурашки. Сила, невероятная мощь, исходившие от фигуры вроде бы обычного и уже немолодого человека, едва не подгибали мне колени. Горло сдавило, словно на него легла невидимая рука.
''Что ответить? Чёрт, как же я не люблю привлекать к себе столько внимания...''
- Да... Там сверкнула какая-то молния на стене... Я потом сознание потерял... Но не уверен, что я что-то сделал такое... - робко проблеял я, пожав плечами и вызвав тем самым улыбку у главы ордена.
Он протянул руку за мою спину, из-за чего я напрягся ещё больше, но только ощутил почти дружеский хлопок по плечу. Верхилио обратился к остальным, я заметил, что Хонг уже сидит на своём месте.
- Друзья, поблагодарите этого человека за ваше спасение. Именно Дмитрий сумел спровоцировать магический всплеск, который привлёк наше внимание и дал нам возможность всех вас найти! Все вы знаете, что подобные тюрьмы впитывают в себя магию. Но он смог пересилить это, рискуя собственной жизнью, он сумел сделать то, что спасло всех вас!
Сглотнув, я окинул взглядом людей сидящих за столом и захотел побыстрее провалиться под землю. Или спрятаться под кроватью. Или хотя бы убежать в свою комнату и закрыться там. Ошарашенные и удивлённые, но только не благодарные взгляды всей толпы скрестились на мне. И пусть шок от новости, что это я всех спас, люди всё ещё переваривали и медленно-медленно от него отходили, а вот лично я начинал прекрасно всё понимать, что удивительно. Я же Жрец. Плевать, что ничего не помню. Но ведь это не только профессия, а ещё и знак того, насколько силён. Возможно ли, что всё дело всего лишь в этом?
- Спасибо, Дима, - самой первой после объявления меня героем среагировала, конечно же, знакомая троица, произнеся эти слова громко хором и рассмеявшись.
Но всё же, я себя героем-спасителем совсем не чувствовал. Это ведь всё всего лишь случайность. Да, получилось. И что с того?
- Спасибо!
- Благодарим!
- Спасибо, Дмитрий!
Выкрики из-за стола под строгим взглядом с доброй улыбкой Верхилио как начались, так и закончились, когда он поднял руку вверх. Я взглянул на мужчину и произнёс со вздохом:
- И вам спасибо за спасение. Моя роль в этом была не так уж велика. Самостоятельно выбраться всё равно бы не получилось. Если честно, то я до сих пор не уверен, что тут есть в чём-то моя заслуга... - всё тише и тише под жестким взглядом главы, всё-таки смутившись, проговорил я.
- Не нужно скромности, - усмехнулся Верхилио, ответив мне негромко и решив подвести собрание к концу, обратившись снова ко всем. - Каждому из ордена будет выдан амулет, который даст возможность просигнализировать об опасности даже в том случае, если вы будете находиться под куполом, блокирующем любые сигналы. Но это всё потом. У всех вас есть целая неделя для отдыха в этом прекрасном замке герцога Фонатье, который на данный момент находится с семьёй в другом своём имении. В течение ближайших двух дней всех вас обеспечат новой одеждой, ожидайте портных. Приём пищи по расписанию здесь или же обращайтесь к слугам. Слуги - это те, кто в жёлтых одеждах. Они по вашей просьбе будут заниматься любыми бытовыми вопросами, а так же приносить еду в ваши комнаты. Отдельная просьба, слуг не обижать и не насиловать, - Верхилио улыбнулся, вызвав тем самым несколько улыбок за столами и даже... несколько огорчённых вздохов. - И самое главное, в эту неделю прошу никого не покидать замок надолго, пока не побеседуете со следователями. Сегодня отдыхайте, а с завтрашнего дня к вам начнут подходить следователи, чтобы разобраться в некоторых вопросах. Нам необходимо выяснить, кого наказывать за то, что все вы оказались в тюрьме, поэтому попрошу от них не прятаться. И в замке и за его пределами убедительная просьба не использовать магию. Нам ведь всем не нужно, чтобы нас нашли. Так ведь? На этом всё, - глава ордена развёл руками и коротко всем поклонился с улыбкой.
Выпрямившись, он повернулся ко мне, впившись взглядом в моё лицо.
- Можете уделить мне минут десять своего времени? - уже негромко обратился он ко мне.
Народ из-за стола начал подниматься, в зале вновь поднялся шум из-за разговоров. Пришлось кивнуть главе. Он приглашающим жестом указал идти вперёд к двери, из которой пришёл сам. Вздохнув, я пошёл. А что ещё оставалось делать?

Глава 17. Сделка.



Новый коридор ничем не отличался от предыдущего. Те же двери, гобелены и лампы, разве что здесь чаще попадались слуги в жёлтых одеждах. Кто-то из них просто стоял под стеной, кто-то спешил куда-то. Я же просто старался не отстать от хоть и пропустившего меня перед собой в дверь Верхилио, но обогнавшего уже в коридоре. Двое в серых костюмах при этом разделились, теперь мужчина с русыми волосами шёл справа от меня, а седой сзади.
Мы свернули в очередной коридор, оказавшись перед лестницей, поднялись на два этажа выше. Новый коридор оказался куда просторнее, а на стенах висели теперь не только гобелены, но и картины, на которых были изображены какие-то люди, как мужчины, так и женщины в старинных нарядах.
Вскоре мы оказались перед большой деревянной дверью, украшенной резьбой в виде абстрактных завитушек и каких-то рун. Верхилио остановился, а русый мужчина обошёл его сбоку и открыл дверь с явной натугой, показывая тем самым, насколько она тяжела.
- Прошу, - Верхилио взглянул на меня с улыбкой и сделал приглашающий жест рукой, а сам обратился к своим сопровождающим, - останетесь здесь.
Комната оказалась куда больше, чем моя. Сразу видно, не рядовые апартаменты. Судя по тому, что большую часть её занимал стол в форме буквы ''Т'' с шестью кожаными креслами на колёсиках по бокам и почти троном на главном месте, это был кабинет. Диван в углу с журнальным столиком, на котором горела лампа и шкафы со стеклянными дверцами, заполненные книгами. Скромная деревянная дверь справа от стола ведёт в соседнюю комнату, но сейчас закрыта.
Пройдя внутрь, я остановился посреди кабинета и оглянулся на Верхилио. Он прошёл в комнату, за ним плотно закрыли дверь.
- Располагайтесь, где будет удобнее. Разговор у нас с вами серьёзный и мне хотелось бы, чтобы вы чувствовали себя уютно.
Пожав плечами, я огляделся и устроился на мягком диване, придержав низ длинного халата, чтобы случайно не распахнулся. Глава ордена, судя по всему, одобрил мой выбор и устроился рядом, развернувшись ко мне вполоборота и закинув одну руку на спинку. Я внимательно посмотрел на него, но начинать разговор не торопился. В моей голове бегало множество мыслей о том, для чего всё это было затеяно, и одна из них мне откровенно не нравилась. Однако всё могло бы получиться, если правильно всё сказать и сделать.
- Вы догадываетесь, о чём я хочу с вами поговорить? - негромко и доверительно спросил Верхилио, пристально всматриваясь в меня.
- Догадываюсь, - со вздохом ответил я, конечно же, знакомая троица уже всё доложила обо мне, так что таиться смысла не было, - и отвечу сразу - не помню. Гипноз на меня не действует, уже проверено, так что можно и не пытаться. И ещё, я совсем не горю желанием куда-либо вступать. Ни в орден, ни в робс, ни куда-либо ещё. И вообще уже откровенно жалею, что решился посетить Киркон. На этот раз это был мой выбор, поэтому я никого не виню, что попал сюда, но вот из-за того, что с возвращением у меня возникли проблемы, сами понимаете... И трёх дней не прошло в этом мире, как меня ловили, били, пытали, едва не казнили, обманули, обокрали, телепортировали в тюрьму. И это ещё не весь список. А за что? Я так этого и не понял. За то, что существую, наверное. Вообще уже были мысли повеситься, вроде как ''да не достанься же ты никому''. Я уже никому не верю, уж простите, даже вам, - я невесело усмехнулся.
- Понимаю, - медленно кивнул Верхилио, его лицо стало задумчивым, а на лбу пролегла глубокая складка.
- Это правда, что я помог тем людям спастись? - спросил я, на миг затаив дыхание.
- Это действительно так, но вижу, у вас есть своя версия?
- Моя версия происходящего построена больше на том, что вы просто попытались сыграть на моём тщеславии, чтобы я подружился с благодарными мне людьми и остался с вами. Как умный человек я бы сделал вид, что поверил и, возможно, даже подыграл бы, но я слишком устал, уж извините. Поэтому я говорю честно и откровенно. Можно даже сказать искренне. И даже если вы мой враг, который тоже из-под меня чего-то хочет, а это и так понятно, то на данный момент мне уже всё равно. Я не люблю все эти игры и, скорее всего, смогу обставить, как сделал уже с Великой Жрицей Элизианной, которая и отправила меня в тюрьму. А я её отправил на третий материк. И ещё неизвестно, кому в итоге повезло больше, - усмехнувшись, я откинулся на спинку дивана и посмотрел в глаза задумчивому Верхилио.
Он заинтересовался моими последними словами.
- А что там на третьем материке?
- Ничего, кроме заснеженных гор, моря или океана, не суть, деревьев, снега. Там холодно и неуютно, как думаю. Если она мне поверила, а так, скорее всего, и есть, то какое-то время она проведёт именно там. Но то, что она ищет, она не найдёт.
- ''Всевидящее око?''
Я кивнул, убедившись в правдивости своих догадок.
- Уверены, что там его нет?
- Если бы даже я вспомнил, где оно находится, уж поверьте, никому не сказал бы. Это же, как сокровищница Али-бабы, а кто к ней просто так укажет путь для разграбления? - я криво улыбнулся. - Но кое-что об этом артефакте я действительно вспомнил. Пока не местонахождение, а нечто другое. И ко мне пришло понимание, что мне проще умереть, чем открыть эту тайну. Моя жизнь в этом ракурсе не так уж и ценна. А если я умру, эта тайна умрёт со мной. И ''око'' не найдут никогда.
Я замолчал, с интересом наблюдая, как незаметно меняется лицо человека, сидящего рядом со мной, понимая, что это ''око'' для него явно дороже золота, а может даже жизни. Я даже уловил тень страха и растерянности в его глазах. Ощущение мощи этого человека как-то незаметно пропало. Вот уж не ожидал.
''А может, он размышлял над тем, чтобы начать угрожать мне смертью? Если так, то я его заранее переиграл, объяснив, что мне в этом случае проще сдохнуть''.
- Вы устали, наверное, да это и понятно, после всего того, что вам пришлось пережить... - медленно произнёс Верхилио, явно раздумывая над какими-то вариантами.
Но я его перебил:
- Давайте поговорим с вами откровенно? - предложил я. - Я с вами предельно откровенен.
- Я вижу, - кивнул глава ордена. - Чего вы хотите?
- Я бы хотел знать, чего хотите именно вы. Давайте не будем прикрываться приглашением рядового новичка в орден, у вас и без меня людей не мало. Да и я не такой уж рядовой. Местонахождение артефакта мне пока неизвестно. А если я и вспомню, где он находится, то только мне решать, что с ним делать. Ни вам, ни робс, ни кому-либо ещё я не доверю этого решения. Не хочется повторяться, но... Старейшины мертвы, уже все. Я последний, кто был хоть как-то связан с ''оком''. А чем моя жизнь важнее их жизней?
- Кто знает... - неуверенно выдохнул Верхилио и медленно поднялся с дивана, неторопливо прошёлся по комнате туда-сюда, засунув руки в карманы брюк и склонив голову, глядя себе под ноги.
Я не мешал ему размышлять. Было слишком очевидно, что я своей как бы откровенностью, в которую и сам почти поверил, просто перечеркнул все его планы по построению ''серьёзного разговора''.
Наконец, он остановился и медленно вернулся на прежнее место.
- Дмитрий, насколько мне известно, Эрик вам рассказывал о том, для чего существует наш орден...
Поймав на себе его вопросительный взгляд, я кивнул и спокойно ответил:
- Это не моя война. И не мне судить, что правильно и неправильно. Некоторые земляне душу дьяволу продали бы только за то, чтобы попасть в другой мир. И ещё больше тех, кто мечтал хотя бы в детстве получить магические способности. Этим привлекателен Киркон. Хотя то, что здесь творится, мне и не нравится. И уверен, я ещё многого не знаю, точнее, не помню, - поправился я. - С другой стороны, не совсем хорошо, когда люди не имеют права выбора и возможности вернуться обратно. Даже я с этим столкнулся, несмотря на то, что пройти через портал для меня не проблема. Проблема оказалась как раз в людях, которые не хотели меня отпускать обратно.
- Даже вернувшись на Землю, вы не сможете долго прятаться от робс, - серьёзно предупредил он.
- Только ли от робс? - я насмешливо взглянул на него. - А вы сами меня отпустите? Дадите уйти на Землю, а там уехать в другой город, а то и улететь на другой материк, чтобы просто спокойно жить? - по его взгляду, прыгнувшему в сторону, я понял ответ и на этот вопрос. - То-то же... - закончил я со вздохом. - А чего мне ещё хотеть? Спасать мир? Так я не герой.
- Вы герой, - уверенно сказал Верхилио, - герой хотя бы потому, что спасли тех людей.
Я пожал плечами.
- То же самое делают врачи, пожарники, даже полиция иногда... Их героями не называют.
- Просто подумайте о том, что если бы вы не попали в этот мир, а всё не произошло именно так, как с вами произошло, то эти люди, в конце концов, были бы мертвы, как и пятьсот восемнадцать человек до них. Неужели вас это никак не волнует?
- Я желал не их спасти, а спастись самому, хоть в тот момент и не понимал ничего, - тяжело вздохнув, я посмотрел ему в глаза. - Я же современный человек. Что мне жизни чужих для меня людей? Да даже и знакомых... Есть они или нет их, какая разница? Ещё неделю назад я прекрасно жил и без них. Жестоко? Но это не жестокость, а простая реальность.
- Но всё же... - начал Верхилио, но я вновь его перебил:
- Меня вы спасли попутно, случайно можно сказать, просто за компанию, а не потому, что я такой хороший. А уже потом, когда Эрик с Альбиной и Хонгом рассказали вам о произошедшем со мной, вы мной и заинтересовались. Так ведь?
- Не совсем, - Верхилио нахмурился, отводя взгляд. - Вами мы заинтересовались, когда вы сбежали из деревни, когда начали говорить об ордене на суде.
Я кивнул, принимая эту версию, которая вполне сходилась с реальностью.
- Но если тогда я ещё был не так важен, то теперь, когда выяснились определённые факты, ваш орден меня уже не отпустит. Я правильно понимаю?
Он с интересом посмотрел на меня.
- А если я предложу вам высокую должность? Вам ничего не придётся делать. Но при этом вы будете полностью обеспечены всем, чем захотите. Подумайте пару дней над этим.
Я покачал головой.
- Я настроен, чтобы решить всё сейчас. С вами. Вряд ли мои решения изменятся со временем. Но вы так и не сказали, чего именно вы от меня хотите? Ответьте честно. Каким бы ответ ни был. И уже опираясь на реальность, а не на... я и смогу дать ответ.
- У меня остаётся надежда на то, что когда вы вспомните о местонахождении ''ока'' и найдёте его, вы встанете на нашу сторону и поможете справиться с робс, - вроде бы честно ответил он, вздохнув после недолгой паузы.
- Это всё? Или есть ещё что-то, о чём говорить не хочется? - подозрительно спросил я.
Верхилио помолчал, хмуря брови от тяжких дум, но ответил спустя ещё полминуты:
- Даже близость к ''оку'' даёт истинное бессмертие. А владелец получает огромные силы, какие были у Старейшин, проживших пять веков. И это кроме основной его функции - очень точно предсказывать будущее.
Я с трудом сдержался, чтобы не охнуть от таких новостей. И мгновенное воспоминание о сне-послании теперь уже кое-что прояснило, как и причину, по которой я всё-таки справился с тем заклятием в скале. Невольно я задержал дыхание.
- Если я сам завладею этим ''оком'', то... - я запнулся на мысли о том, что со мной будет уже никому не справиться, и закончил с тяжёлым сердцем, - буду представлять угрозу для моих противников, поэтому-то... - я замолчал, прикусив губу и заметив медленный кивок Верхилио.
- Уже сейчас тебе нужна охрана, - доверительно произнёс он, переходя на дружеский тон, - робс уже начали искать ''око'', хотя, они и не останавливали своих поисков. Но теперь у них есть ниточка, которая ведёт именно к тебе. И ты должен понимать, что даже на Земле они не упустят возможности...
- А ты обещаешь обеспечить эту охрану? Как? Запрёшь меня где-то? - решил и я не особо церемониться.
- А разве есть смысл запирать? - удивился он. - Изначально я думал просто поставить людей, которые будут следить за тобой... Или, если согласишься на работу, то они будут охранять тебя открыто. Они убьют любого, не раздумывая, если тебе будет угрожать опасность.
Вздохнув, я задумался. От мыслей голова разогрелась так, что уже начинала болеть.
- Есть сигареты?
- Не курю, но... сейчас, - Верхилио поднялся и подошёл к двери, которую приоткрыл, напрягая руку и упираясь ногами в пол.
Создалось впечатление, что эта дверь весит не меньше тонны. А вроде бы хоть и толстая, но не настолько уж.
Он о чём-то коротко переговорил с охранниками и вернулся уже с пачкой сигарет и зажигалкой в руках. Протянул их мне, а затем отошёл к столу и вытащил из него два стакана и блюдце, пока я подкуривал, продолжая размышлять над нависшей над моей головой угрозой и перспективами.
- Коньяк, хороший, - Верхилио протянул мне стакан до половины наполненный тёмно-коричневой прозрачной жидкостью.
Благодарно кивнув, я принял его и сразу же сделал два глотка обжигающего горло алкоголя. Внутри почти сразу потеплело, но вкуса как такового не почувствовал. Слишком много мыслей крутилось в голове.
- Вместо пепельницы, - он поставил рядом со мной на диване блюдце и, присев рядом, отпил из своего стакана.
Автоматически я сбил пепел с сигареты в блюдце и крепко затянулся, торопливо вспоминая всю информацию, которая так или иначе ко мне всё это время поступала. Вспомнил даже о Лексе, глупом и наивном пареньке. Глава ордена тоже не мешал мне думать и просто ждал моего решения.
- Я знаю место, где робс меня точно искать не будут, - наконец, медленно произнёс я, растягивая слова.
- И где же это? - насмешливо сощурившись, спросил Верхилио.
- В школе робс, - я заметил, как напрягся глава ордена после этой фразы, и поспешил объяснить. - Это самый нелогичный вариант из всех, которые я только смог придумать. Пусть идея и не особенно новая, но вполне реальная. Так же я слышал, что у вас есть возможности изменить как-то внешность? В случае, если я поступлю в ту школу учиться под другой внешностью и под другим именем, а орден будет делать вид, что я продолжаю находиться среди вас, пусть даже кто-то использует мою внешность... Сам же я просто потеряюсь среди других учеников. Вариант, конечно, пальцем в небо, но... Как мне кажется, лучшего варианта придумать просто нельзя. Возможно такое?
- И что тебе это даст?
- Если память ко мне вернётся во время обучения, пусть даже в первый год, я смогу спокойно уйти из школы и уже тогда всё изменится. А если для возвращения моей памяти потребуется больше времени... Что ж? - я пожал плечами, очередной раз, затянувшись сигаретой и затушив её в блюдце. - В магии я всё равно на данный момент ничего не понимаю. А то, что у меня выходило, я имею в виду взлом купола Эрика и тюрьму, это было, скорее, на интуиции, но не на знаниях. По знаниям я обычный новичок, который ничего не знает об этом мире и ничего не умеет, - признался я.
- Обучить магии тебя могли бы и у нас. У нас есть хорошие учителя.
- Врага нужно знать в лицо. И я говорю не о тебе. Одних рассказов мне будет недостаточно. Я должен сам всё увидеть. Понимаешь?
Верхилио кивнул и залпом допил свой коньяк, отставил пустой стакан на журнальный столик рядом.
- Тогда стоит отправить в школу и ещё кого-то, кто будет охранять тебя уже там, но при этом делать вид, что ничего не умеет...
- Согласен. Мне даже нравится, что там у меня будет поддержка. Будет, у кого списывать домашнюю работу, - я хохотнул, легко согласившись.
- Там не дают домашних заданий в этом самом смысле, - вздохнул Верхилио.
- Ты там учился?
- Да, было время... Но это рискованная авантюра. Ты ведь понимаешь? Чуть что и тебя придётся вытаскивать оттуда. А там тебе ни в коем случае нельзя будет проболтаться... К тому же, даже не все ученики доживают до выпуска. Хотя... - он внимательно оглядел меня с головы до ног, - у тебя шансы уцелеть всё же есть.
- А разве здесь у меня больше шансов выжить? Думаете, что они не догадываются о вашем расположении? И не найдут? Но ведь сидеть здесь всю жизнь и ждать, когда ко мне вернётся память, тоже не вариант.
- Этот замок наш всего на полторы недели, потом придётся покидать его и все разойдутся кто куда. Мы вообще на одном месте стараемся не сидеть подолгу. Робс копытами землю роют, особенно после того, как мы разрушили скалу.
- Вот-вот... - вздохнув, я осушил и свой стакан, поставив его тоже на столик.
- Я подумаю, что можно сделать и как это сделать, - пообещал он, - отвергать твой вариант не буду. Мне он тоже чем-то понравился. А ты хитёр и коварен, Дима, удивил даже. Но именно это мне в тебе и нравится... - усмехнувшись, Верхилио поднялся с дивана, на этот раз, всем своим видом показывая, что пора заканчивать разговор.
Намёк я понял, поднялся тоже, спрятав сигареты с зажигалкой в кармане халата.
- Благодарю за комплимент. Если бы ты не начал говорить откровенно, не знаю как, но я бы всё равно пошёл в школу, а ты об этом, возможно, уже и не узнал, по крайней мере, далеко не сразу. Так что откровенность за откровенность. На твоей должности, как я понимаю, вряд ли бы удерживались наивные люди... - расплывшись в хитрой улыбке, я протянул ему руку. - Наглость или нет, но я был бы рад с тобой дружить, хоть и звучит как-то...
- По-детски? - мы пожали руки, улыбаясь друг другу. - Друзей в этом мире не так уж и много, а настоящих так и ещё меньше, но если я теряю такого работника, то друга в твоём лице мне обрести даже приятнее.
- Вот и я о том же подумал, - усмехнулся я, отпустив его руку и направившись к двери.
В комнату меня проводил русоволосый охранник по совершенно другому пути, обходя обеденный зал. Шёл он молчаливо, так что и я молчал. А когда остался один, то просто запер дверь на обычную щеколду, завалился в кровать, укрывшись одеялом, и поразмышлял над прошедшим разговором немного. Пытаясь найти ошибки в сказанном, новые промахи, но так ничего и не нашёл и в целом разговором остался доволен, а потом и вовсе уснул, на этот раз спокойным сном без сновидений.

***


- Ты считаешь, что стоит пойти у него на поводу? - пожилой мужчина, которому на вид было лет восемьдесят, хмуро посмотрел на Верхилио.
Они находились в маленькой комнате, окутанной полумраком слабого светильника. Всего два кресла и небольшой круглый столик посредине, на котором стояло две чашки с кофе. Верхилио медленно взял одну из чашечек и сделал осторожный глоток горячего напитка.
- Это риск, но риск оправданный. Я сканировал его весь разговор и ощущал, что он говорил правду и был настроен весьма решительно. Мне даже в какой-то момент показалось, что он действительно хочет покончить с собой, лишь бы не переживать в дальнейшем весь ужас этого мира, - он невесело усмехнулся и поднял глаза на старика.
- Ему досталось с самого начала, - согласно кивнул тот, но внезапно в его голосе прорезалась сталь. - Однако если Дима думает, что всё будет так, как он хочет, то он сильно ошибается!
Верхилио наигранно безразлично пожал плечами, заметив, как старик недовольно поджал губы и нахмурился ещё больше. Они помолчали несколько минут, а затем старик, будто придумал что-то особенное, просветлел взглядом и улыбнулся.
- Есть у меня одна идея. Хорошо. Выберешь из своих людей добровольца на роль Димы. Пусть им обоим сделают пластические операции по земному типу. Менять внешность магией, чтобы пойти в школу, это просто глупость. Но если сделать операцию, то всё будет нормально. А наши лекари уберут шрамы за пару часов.
- Будет сделано. Но что дальше?
- Дальше? - старик усмехнулся. - Нет. Ещё до этого нужно найти и выкрасть оттуда какого-нибудь подходящего новичка, более-менее похожего на Диму и который только недавно поступил в школу. И Диме необходимо будет взять именно его внешность. И легенду... Так решится вопрос с проникновением в школу в принципе. Нужно будет последить за предполагаемой заменой какое-то время, посмотреть на поведение... Это Димой мы рисковать не можем, но кем-то другим вполне. В конце концов, есть же у нас люди, не засвеченные перед робс?
- Е-есть! - с энтузиазмом задумчиво кивнул Верхилио. - Я понял, что именно вы предлагаете сделать. Но куда тогда девать того новичка потом?
- По ситуации. Либо он встанет в наши ряды, либо... - старик махнул рукой, - закопаем. Одним больше, одним меньше, не велика разница. Но и просто так Диму в школу мы отправлять не будем. Кое-что он там должен будет сделать, ему это будет по силам...

***


Проснувшись, я осознал, что совершенно не горю желанием выходить из комнаты даже для завтрака. Какое-то нехорошее и скользкое ощущение поселилось внутри. Даже трусливенькое. Хотя умом я понимал, что, скорее всего, ничего плохого здесь со мной не должно было бы случиться. Всё-таки я герой. Или не герой? Но всё же, всё же...
Довольно долго провалявшись в постели, я несколько раз вновь засыпал и просыпался, а когда открыл глаза и понял, что больше не засну, солнце горело уже высоко в небе. Из коридора периодически доносились неразборчивые голоса, но я и не прислушивался. А вот подсознание моё наверняка не только слушало, но и анализировало происходящее за дверью. Может быть, поэтому-то я и не удивился, когда в мою комнату постучали. Спокойно поднялся и открыл дверь, увидев за ней вчерашнего русоволосого охранника главы ордена. На нём был тот же серый костюм, однако на этот раз рубашка была уже голубая.
- Господин Верхилио приглашает вас отобедать с ним в его кабинете. Я провожу, - поставил он меня перед фактом, всем своим видом говоря, что я ему нахрен не сдался.
Вздохнув, я посетил ванную комнату, умылся, а потом закинул в карман курево и, прикрыв дверь в свою комнату, направился за мужчиной по тому же самому маршруту, которым возвращался к себе.
Спустя несколько минут мы подошли к нужной двери, охранник стукнул в неё костяшками пальцев, услышал ''войдите'' и с трудом открыл дверь. А вот в кабинете оказался на этот раз не один Верхилио. Второй его охранник сидел на диванчике в углу. Тот же, кто привёл меня, устроился рядом с ним. Сам же глава ордена удобно расположился во главе стола, который был заставлен тарелками с разнообразными вкусностями.
- Привет, проходи, присаживайся, - Верхилио кивнул на свободный стул, где как раз перед ним на столе стояли тарелки.
Было заметно, что к еде он не приступал, ожидая меня. Мне это даже польстило, но я не спешил на это покупаться.
- День добрый, - кивнул я, присаживаясь на предложенное место и с аппетитом разглядывая одуряющее пахнущую еду. - Приятного аппетита.
- И тебе, - кивнул Верхилио, берясь за вилку. - Я обдумал твою вчерашнюю идею, и было решено сделать всё именно так, как ты предложил, только с некоторыми поправками. Для начала необходимо подготовиться, да и проникнуть в школу дело не быстрое, ты должен понимать... - по-деловому сообщил он, явно экономя время и просто совмещая приятное с полезным.
- Понимаю, а что от меня требуется?
- Пока ничего. Пообщайся с людьми, узнай побольше о мире, в котором собрался жить, это тебе пригодится. А когда будет всё готово, мы с тобой встретимся и обсудим, как именно ты попадёшь в школу. Ты же не думаешь, что будет достаточно подойти к воротам и сообщить, что хочешь поступить в школу? - он хохотнул и принялся за еду.
- Не думаю... - со вздохом соврал я.
Такая мысль была у меня с самого начала, ведь раз им так необходимы ученики, что они за ними гоняются, значит и такой приход вроде бы никаких проблем не должен был принести. Проблема была только в том, чтобы узнать, где эта самая школа находится. Но теперь-то я понимал, что всё не так просто.
Ничего особенного этот обед мне не принёс. Мы поговорили ещё немного о моём самочувствии и настроении, я согласился с тем, что безвылазно сидеть в комнате мне не принесёт никакого толку, и пообещал познакомиться поближе с другими орденовцами. Сколько времени мне придётся ждать поступления в школу, выяснить так и не удалось. Верхилио сказал лишь, что это не от него зависит. Что он имел в виду, я так и не понял, а после обеда отправился к себе.
Вскоре после моего возвращения в комнату меня навестил портной, снял с меня мерки и пообещал, что одежду мне доставят уже к вечеру. Он был предельно вежлив и постоянно кланялся мне, что вызывало во мне одно лишь недоумение. Впрочем, я старался на это не обращать никакого внимания, в конце концов, в этом мире свои правила, а Верхилио предупреждал меня о том, чтобы с ''местными'' я не вёл задушевных бесед о своём родном мире и лучше всего даже о нём не упоминал. Был даже выбор того, во что я мог одеться. Предоставив мне двадцать фотографий, на которых были изображены какие-то мужчины в самых разнообразнейших нарядах, я выбрал один из фасонов, более-менее привычный глазу и с, по возможности, меньшим количеством оборочек и рюшечек.
Вышел я из комнаты только вечером, когда мне принесли мою новую одежду, за это время успев многое обдумать и определиться со своей реакцией на всё происходящее, спланировать своё поведение в незнакомом для себя обществе. Переодевшись при помощи одной девушки-служанки, пришедшей с портным, в тёмно-синий наряд, обшитый серебряными нитями в виде вычурных абстрактных узоров и состоящий из свободных брюк, шёлковой рубашки и подобия приталенного фрака, я оценил свой вид в зеркале и хмыкнул. Никогда не думал, что хоть раз в жизни придётся одеться во что-либо подобное. И, слава богу, что хотя бы бельё и носки оказались земными. А вот обувь в виде полусапог из мягкой кожи мне даже понравилась. Не жаркая и очень удобная.
В обеденном зале как раз накрывали стол для ужина, а потому в коридоре постепенно собирались небольшие компании и неторопливо направлялись в нужную сторону. Некоторые из них были одеты всё ещё в банные халаты, некоторые уже переоделись в более подходящую одежду. Это было забавно, смотреть на толпу, где люди одеты столь разнообразно. Впрочем, не прошёл я и трёх шагов, как и на меня обратили внимание.
- О-о, герой объявился! - послышался из-за спины чей-то издевательский смешок.
Я обернулся, пытаясь найти взглядом говорившего. Это оказался молодой светловолосый парень, на вид лет двадцать, низкорослый, но крепкий и мускулистый, что не смогла скрыть тонкая белая рубашка с длинным рукавом и с оборочками на рукавах. Сложенный вдвое пиджак он придерживал левой рукой на плече, правая рука находилась в кармане брюк, а сам он смотрел на меня как-то оценивающе. Выражение же его лица вызывало резко негативные чувства. Он будто бы хотел нарваться на драку, следуя в паре шагов за мной.
Вздохнув, я пожал плечами и, не отвечая на его заявление, развернулся, спокойно направившись в сторону обеденного зала. Неприятности мне были не нужны, но отвечать что-либо на подобные замечания было ещё глупее. Однако парень не захотел униматься.
- Герой, - позвал он, быстро догнав и хлопнув рукой по плечу, остановил меня. - Ты чего это нас игнорируешь?
Сознание зацепилось за слово ''нас'' и я скосился за свою спину, где оказалось ещё трое парней, кроме говорившего. Двое из них были ещё в халатах, третий же оделся в наряд из светло-салатовой ткани и выглядел попугаисто. По лицам же можно было понять, что они явно ждут какого-то представления. Их ухмылочки мне совсем не понравились. А вот остальные люди лишь косились на нас, не торопясь останавливаться и интересоваться происходящим. Они просто шли мимо нас по коридору и делали вид, что их ничего не касается, даже, казалось, ускоряли шаг, чтобы побыстрее оказаться подальше.
- Меня зовут Дмитрий, - спокойно ответил я, посмотрев парню в глаза и убирая руку со своего плеча, - и я не герой, так что не стоит меня так называть.
- Так ты ещё и скромный... - ухмыльнулся он, обращаясь теперь уже к своей компании, убранную руку он вновь засунул в свой карман, но в позу встал явно вызывающую, - эй, вы слышали, этого скромняжку Д м и т р и е м зовут!
Двое парней из его компании хохотнули. А светловолосый парень начал изучать меня пристальным, оценивающим взглядом, склонив голову на бок.
- Ты ведь из робс? Тебя здесь никто не знает, я поспрашивал...
- Допустим, - осторожно ответил я.
- И сколько ты там проучился? - он прищурился, явно ожидая услышать, что я новичок.
- Да вряд ли много, - хмыкнул один из тех, что был в халате, подтверждая мою догадку.
Вздохнув, я задумался, припоминая, что мне говорила Элизианна. Как бы там ни было, а не верить её словам обо мне у меня пока причин не было.
- Я Жрец, тебя это успокоит? - медленно произнёс я, с удивлением замечая, как стремительно бледнеет собеседник.
Он бросил короткий взгляд на свою троицу и отступил от меня на шаг.
- Это из-за вас! - зло процедил он сквозь зубы. - Из-за вас, из-за таких, как ты, все оказались в скале!
Я успокаивающе поднял руки.
- Лично я к этому не имею никакого отношения. И я в скале очутился точно так же, как и все остальные. Так что мы на одной стороне.
- Теперь мне понятно, почему... - он запнулся, но злость из его взгляда никуда не исчезла, хотя к ней примешалась и опаска, нет, даже страх.
''Да он боится меня! - осенила мысль. - Зря про Жреца ляпнул. С другой стороны, если бы я признался, что я новичок, то этот парень вряд ли бы мне поверил. Почему-то в это не верит никто. Да и, скорее всего, начались бы насмешки. Именно ради этого и начинался этот разговор''.
- Почему что? - полюбопытствовал я.
- Почему у тебя удалось пробить защиту скалы. Думаешь, ты единственный, кто это пробовал сделать? Ладно, парни, пошли, там обед остывает, - поторопил он друзей.
Я вздохнул снова, покачав головой и посмотрев вслед быстро удаляющейся четвёрке.
''Странные они, нечего сказать. Вот и пообщался с орденовцами... Впрочем, поесть и мне бы не мешало'', - подумав, тоже направился вслед за ними.


Глава 18. Изменённые люди.



Едва я вошёл в обеденный зал, ко мне подошла Альбина. На ней было тёмно-красное платье, с высоким горлом и длинными рукавами, с пышной юбкой чуть ниже колена. На ногах мягкие высокие сапожки, украшенные вышивкой. Интересно было видеть её в таком наряде. Она будто ждала меня у входа, сразу же улыбнулась и, взяв за руку, потащила за собой. Я ответил ей неуверенной улыбкой и послушно пошёл следом. На этот раз мы сели обедать все вместе: я, Альбина, Эрик и Хонг. Последние тоже были при полном параде, на Эрике был тёмно-зелёный костюм с шёлковым шарфом на шее, а на Хонге тёмно-синий, без шарфа.
- Где ты пропадал всё это время? - тут же поинтересовалась Альбина, едва мы уселись на свои места.
Что я мог ей ответить? Не правду же. Народ ещё рассаживался, а потому прислуга не торопилась нас обслуживать, безмолвно стоя под стенами. Я хоть ещё и не привык к подобному, но уже начинал постепенно привыкать. Пожав плечами, я решил отделаться логичной отговоркой:
- Отдыхал. А у вас как дела? Нам так и не удалось пообщаться после освобождения...
Альбина словно поняла, что я не горю желанием рассказывать ей всё в подробностях о проведённом времени и разговор потёк более непринуждённо о других вещах.
Узнал нового я не так уж и много. Все отдыхали и приходили в себя после заключения. Хонг уже успел прогуляться по городу, где находился замок, в котором мы жили. К сожалению, из окна моей комнаты был виден лишь внутренний двор, по которому бегали туда-сюда незнакомые мне люди. Высокая каменная стена и большой козырёк над окном перекрывали весь обзор и отбивали всё желание пялиться в окно, так что это было для меня неким открытием. Хонг поделился своим мнением, что горожане знают о том, что в замке происходит нечто необычное, а потому кирконцы едва ли не на военном положении. Многие настороженны и будто чего-то ждут, но это не наши проблемы. А ещё он обрадовал, что весь город накрыт куполом, так, что выходить на улицу всё-таки можно. И тут же от Альбины поступило предложение прогуляться всем вместе после обеда, так как после ''карантина'' их троицу отправят на базу, и увижусь я с ними ещё не скоро. Да ещё и погода хорошая.
Не сказать, чтобы меня так уж расстроила одна новость или обрадовала другая. Лично у меня были свои планы по поводу дальнейшей жизни. Альбина же говорила о расставании с таким сожалением, что мне показалось, будто ей этого совершенно не хочется. Впрочем, я всё равно не поверил ей. Уже убедился, что в этом мире верить никому нельзя.
В общем и целом, обед прошёл спокойно, хоть я и ловил на себе множество неопределённых взглядов других орденовцев. Кто-то смотрел с любопытством, кто-то с опаской, кто-то задумчиво, попадались и благодарные взгляды, некоторые даже улыбались мне, но равнодушных не было, как и заговорить со мной первым никто не пытался. От этих взглядов становилось не по себе, а потому я, почти не противясь, согласился утащить себя на прогулку.
С одной стороны, мне и самому было интересно город посмотреть. С другой стороны, я не был уверен, что лично мне выходить на улицу всё-таки стоит, ведь за мной велась охота, и я об этом ни на минуту не забывал. Но раз уж я был не один, то решился, понадеявшись на удачу.
Спустя полчаса после обеда мы уже гуляли по кривым улочкам. Выпустили на улицу нас без всяких проблем, только один орденовец дежуривший у выхода из замка поинтересовался нашими именами и насколько времени мы покидаем замок. Да предупредил, чтобы из города пока не выходили.
Людей на улице было не так уж и много. Все куда-то шли, кто-то, не торопясь, кто-то спешил. На месте почти никто не стоял, не бездельничал, если не считать нескольких стариков, сидящих на лавочках. Если бы не возвышающийся в центре пятиэтажный замок, то я бы точно потерялся в этом городе, столько раз пришлось повернуть направо или налево, что могла бы закружиться голова, иди мы чуть быстрее. Город был похож на лабиринт с множеством тупиков и поворотов, разветвлений и перекрёстков. Все дома одно и двухэтажные, из камня с застеклёнными окнами, на которых висели шторы, но не все из этих домов были жилыми. Частично город состоял из мастерских, которые что-то производили: это были кузницы, кожевенные, портняжные и прочие.
Город навевал мысли о средневековье, но каком-то неправильном что ли. Ненастоящем. Не таким, как себе обычно представляешь. Здесь не было нищих, все одеты были опрятно и аккуратно. Многие одевались не хуже того, как нас одели в замке. Воздух был свежий и даже вкусный, где-то неподалёку пахло сладкой выпечкой. И сами улицы были чистыми, через каждые триста метров стояли большие бочки, накрытые крышкой. В какой-то момент я догадался, что они используются в виде мусорных баков, когда заметил женщину-служанку с ведром, высыпающую мусор в одну из таких бочек.
Но что-то в этом городе всё-таки было для меня странным, будто чего-то не хватало. Нет, не общественных туалетов и не ночных клубов. И всю дорогу я пытался понять, что же крутится у меня на задворках подсознания такое, чего не хватает?
И только когда мы вышли на центральную площадь, и я огляделся, меня осенило. В центре площади была небольшая круглая сцена, на которой танцевали две девушки с одним парнем под весёлую живую музыку, которую играли четверо музыкантов. Их обступила небольшая толпа, человек пятьдесят, может чуть больше, они с интересом наблюдали за танцем, кое-кто даже подпрыгивал в такт музыке. Сама же площадь была размером с футбольное поле. Круглая, окружённая такими же домами, мимо которых мы проходили уже не единожды.
Остановившись чуть в отдалении, мы понаблюдали за артистами немного, а затем Альбина двинулась идти дальше, вот только я, сделав пару шагов, остановился и замер на месте, ошарашено оглядываясь по сторонам.
- В чём дело? - спросил Эрик, обернувшись и вернувшись ко мне.
Он внимательно разглядывал моё удивлённо-задумчивое лицо.
- А где магазины? - спросил я то, что крутилось в моей голове вот уже минут десять.
- Магазины? - ухмыльнулся Хонг, - Эрик, расскажи ему. Он даже этого не знает!
Альбина хихикнула, взглянула коротко на Эрика и стала с интересом наблюдать за моим непонимающим лицом.
- А зачем тебе магазины? - ухмыльнулся Хонг.
- Это как это? - растерянно начал тупить я.
- А вот так! Пойдём, по дороге расскажу, мы ещё не пришли. Слушай внимательно, - он подошёл ко мне и стал говорить чуть тише, чтобы нас никто из посторонних не мог услышать. - Их и нет тут, - ответил Эрик, выдержав театральную паузу и чуть прищурившись. - Во всём Кирконе нет. Как и денег собственно. Так что если тебе придёт в голову здесь что-нибудь у кого-нибудь купить, то тебя просто не поймут. Здесь политика совершенно иная, хм... Как тебе объяснить? Ну, например, если ты местный, находишься далеко от дома и тебе захотелось поесть, то просто заходишь в любую таверну и представляешься. Если тебя знают, то никаких проблем, тебя просто покормят, а когда у хозяина таверны или его друзей или родственников появится необходимость побеспокоить уже тебя, то они без зазрения совести обратятся к тебе или твоим как бы поручителям.
- А если они меня не знают?
- Тогда ты можешь сослаться на своих знакомых или поискать контакты, кто за тебя может поручиться, оказать тебе какую помощь или ещё что... А если у тебя вообще никого не будет, тогда ты можешь просто предложить свою помощь в обмен на еду. Дрова там наколоть, воды наносить, да что угодно, на что фантазии и способностей хватит!
- Подожди, а если не будет возможности помочь? Например, человек ранен, болен, стар, в конце концов?
- За стариков обычно отдуваются их дети, - задумчиво проговорил Эрик. - А если совсем никак, то в городах или деревнях, которые принадлежат робс, по всем вопросам к робс как раз и можно обратиться. А если местность принадлежит королевству, то там совсем иные законы. Там могут и просто убить или сделать человека рабом, если он хоть на что-то способен.
- Да уж... - вздохнув, я стал задумчиво разглядывать прохожих, пытаясь представить себе их быт, да и жизнь вообще.
- Это ещё мелочи, - обрадовал он меня. - Золото и серебро здесь считаются чем-то, вроде металлов дьявола. И не только это. Туда же платину, драгоценные камни и прочее, всё, что может быть ценно на Земле. Так что торговлю, суть торговли здесь вроде как... Ммм... Искусственно не придумали. Я бы даже сказал, что запретили, но по факту её в Кирконе никогда и не существовало. Бумажных денег не придумали тоже. Зачем? Какой нормальный человек решится отдать что-то ценное за какие-то ненужные бумажки? Так думают, в общем-то, все кирконцы. Исключение составляет туалетная бумага, здесь она в ходу, - он хохотнул.
- Интересно... - протянул я. - И как же тут живут?
- Слушай дальше, - продолжил Эрик. - Если кто-то находит, например, золотой камешек или ещё что-то ценное, то эту вещь сразу же необходимо отдать робс. А если кто-то наткнётся на залежи, то нужно найти робс и указать их месторасположение. Если этого не сделать, то это будет дурным предзнаменованием и на голову кирконца упадёт страшное проклятие! Металлы и драгоценные камни считаются проклятыми дьяволом и только робс могут очищать земли от их проклятия, - улыбнулся он.
Я завис на какое-то время, пытаясь уложить новую информацию в сознании. Новость меня шокировала, но тут же, словно озарение, мне стал понятен настоящий интерес землян к этому миру. Чуть придя в себя, я спросил, слегка охрипшим голосом:
- А робс ты или человек из ордена, местные ведь не всегда интересуются? - вопросительно взглянув на Эрика, сделал я логичный вывод, а после добавил в копилку своих знаний новую информацию. - Тогда получается, что робс из Киркона убрать, не так просто будет. Если здесь замешано столько денег...
- А никто и не говорил, что это просто. У робс здесь свои шахты. Золото, серебро, драгоценные камни, два завода по добыче и переработке нефти... И ещё много всякого разного. Причём, работают-то на них рабы-кирконцы, но их хозяева официально робс.
Я присвистнул. Сказать было нечего.
Эрик продолжил:
- Кирконцы даже не понимают, что происходит на самом деле. Эта планета практически ничем не отличается от Земли по добыче ресурсов, которых на нашей планете уже не хватает. Робс опустошают Киркон просто так, без всяких обязательств, пользуются всем, что даёт им этот мир, что они берут сами и... - Эрик вздохнул. - В общем, сам понимаешь, любой робс из тех, кто стоит высоко, на Земле миллионер, а то и миллиардер. Они могут купить всю Америку и даже не почешутся.
- Да, это многое меняет... - я задумался о том, что мне говорил Эрик ранее, да и не только Эрик.
При таких деньгах, которые себе даже представить трудно, будучи на Земле, найти и убить кого-то кто тебе может угрожать, не такая уж и проблема. В этом свете возвращение домой теперь казалось такой глупостью... И стало грустно от этого понимания.
Мы неторопливо прогулялись по площади, вошли в противоположный тому, из которого вышли, проход между домами и направились дальше по лабиринту. Вела Альбина только по одному ей ведомому маршруту, но Эрик и Хонг, кажется, знали о месте назначения. Девушка шла чуть впереди, за ней мы с Эриком, а Хонг плёлся в за нами. Помолчав какое-то время, Эрик решил рассказать мне ещё несколько ошеломляющих новостей.
- Здесь вообще другой мир, Дмитрий. Технология воспринимается как магические артефакты. Магия существует и зрима. Религия подконтрольна робс. Ты, кстати, знаешь что-нибудь о местной религии?
- Ничего не знаю.
- Пять веков назад земляне сделали из Киркона утопию для себя. Робс почти на уровне богов. Рыцари, обладающие божественной силой, - вдумайся в одно лишь это название. И задай себе вопрос - что для людей с такими возможностями и самомнением - кучка каких-то землян, которые вдруг просто захотели домой? - Эрик нехорошо усмехнулся. - После того, конечно, как случайно узнали об этом мире.
- Да, я об этом уже подумал, - тяжело вздохнув, я посмотрел на голубое небо, на котором не было видно ни единого облачка, только прозрачный купол слегка отблёскивал высоко над головой. - Занесла меня нелёгкая, занесла...
- И это ещё цветочки, - обрадовал меня он, - ты ещё многого не знаешь.
- И что ещё? Добивай, коли начал... - настороженно поинтересовался я.
- Здесь никто и не собирается отменять рабовладение, - бухнул Эрик так, что я даже чуть не споткнулся на ровном месте. Про рабов-то я услышал и ранее, но не акцентировал на этом внимание. - Как местный король, так и робс набирают к себе в деревни и города рабов из местных, чтобы они работали на них. Я слышал, что некоторых местных даже на Землю продают, естественно красивых девушек и в элитные бордели. Только им что-то с психикой делают или ещё что, я не в курсе, но они там, на Земле настоящие рабыни... При этом даже без знания языка и вообще. Эти девушки знакомы с понятием рабства не понаслышке. И они даже не подумают сопротивляться, ибо здесь так не принято. Если уж тебя продали, то все знают - при сопротивлении тебя просто убьют, а то и что похуже придумают. Ну а уж ''наши'' только и рады тому. Можешь себе представить, что там творится, фантазией же бог не обделил?
- Не обделил, к сожалению... - я вздохнул, красочно представив себе, что могут сделать наши садисты-бандиты с несчастными чужемирными рабынями. Они-то и земных девушек не особо жалеют, хоть и рабовладения у нас как такового нет, как считается. А если маньяки какие?
- Кирконцы живут по закону джунглей. - Продолжал тем временем Эрик. - Принцип сильнейшего. Например, если вдруг ссорятся два одинаковых по титулу человека, то они сражаются и проигравший начинает подчиняться победителю, при этом теряя свой титул на один пункт. То есть, если два графа сразятся, то в итоге один из них станет бароном. А если граф побьёт герцога, то они просто поменяются местами. То есть, титулами. Здесь титулы, как бы это сказать... Заменитель денег. Титул даёт власть и возможности. Так же титул даёт право на рабскую валюту. Можно, в принципе, сказать, что деньги здесь живые и это рабы, но это будет не совсем правильно. Титул это... - он задумался, но ему подсказал уже Хонг:
- У барона может быть сотня рабов, у графа две сотни, у герцога три. Если герцог проигрывает графу, то он просто отдаёт ему свою сотню рабов, если эти рабы ничего не делают. Если они живут в какой-нибудь деревне, то всё, что производят они на своей земле, переходит в собственность вместе с ними графу.
- Да, как-то так, спасибо, Хонг. Но больше - это они сами договариваются перед дуэлями, на каких условиях они сражаются и что будет за победу и проигрыш каждому. Но земляне выпадают из этой гонки по умолчанию. Если ты робс и обладаешь магией, то ты изначально сильнее даже короля. Но король - это единственный человек, который никогда не потеряет свой титул, ибо он наследственный. Робс это тоже выгодно, поэтому на его место они и не претендуют. Все же остальные, кому как повезёт. Система с одной стороны проста до безобразия, с другой стороны иногда сложна и непонятна даже для самих кирконцев, для их выживания.
- Интересно тут жить, наверное... Если ты какой-нибудь граф.
- Не то слово, - усмехнулся Хонг, идущий следом и продолжающий подслушивать нас.
- А если ты простолюдин, свободный крестьянин какой-нибудь и заступиться за тебя некому, то ты по жизни просто не застрахован ни от чего, ни от попадания в рабство, ни от того, что тебя какой-нибудь барончик банально зашибёт походя, если ты, конечно, не принадлежишь робс. Именно на этом они и играют, к ним люди идут с большим удовольствием, и даже к самому зачуханному робс будут проситься в услужение, ибо есть закон - человека, принадлежащего им обижать нельзя, не то обидят равноценно. Кем бы ты ни был.
- Вот мы и пришли, - Альбина остановилась возле какого-то странного строения.
На жилое здание не было похоже. Да и как можно жить без окон?
- Альбина, а ты уверена, что Диме стоит это видеть? - с сомнением произнёс Эрик, разглядывая деревянную дверь с маленьким закрытым окошком вместо глазка.
Вместо ответа ему, она посмотрела на меня.
- Дима, ты ведь хочешь знать всё об этом мире?
- Уже не уверен... - подозрительно покосившись на дверь, а потом на Альбину тихо буркнул я. - Но раз уж ты привела сюда, значит, здесь что-то интересное?
- Более чем, - хмыкнул Хонг. - Там то, о чём говорят ''лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать''.
- Тогда мне уже интересно, - я постарался настроить себя на положительный лад, однако по хмурому лицу Эрика начал подозревать что-то неладное.
- Так идём? - Альбина уверенно посмотрела на Эрика. - Он должен это увидеть.
Вздохнув и немного подумав, Эрик кивнул и поднял руку, постучав в дверь. Какое-то время было тихо. Затем что-то скрипнуло, грюкнуло и открылось окошко. Пожилой мужчина обвёл взглядом всех присутствующих, задержал взгляд на мне и тут же закрыл окошко. Через мгновение открылась и дверь.
- Вы зачем пришли? - как-то недружелюбно спросил старик, нахмурив кустистые брови.
Альбина склонилась к нему и шепнула ему что-то на ухо, старик постоял, помолчал, хмуро разглядывая пришедших, чему-то кивнул и отошёл, пропуская всех внутрь. Девушка проскользнула мимо него первой, за ней Эрик подтолкнул меня и потом вошёл следом, Хонг был последним, и за ним дверь тут же захлопнулась, скрипнул засов, который старик не поленился тут же вставить в пазы.
Оказались мы в тесном коридорчике, из освещения тут была всего одна лампа, стоявшая возле двери на столике, а дальше коридор уходил в темноту, так, что идти дальше без старика никто не решился.
- Идите за мной, - сказал старик и, взяв лампу, обогнул нас и пошёл по коридору вперёд.
Шли мы не так, чтобы долго, минуты две. Справа и слева за это время встретилось всего по две двери. Каменные стены и отсутствие окон навевали мысли о подземелье и воспоминания о скале-тюрьме, что не добавляло радости, но все вели себя спокойно, потому и я не стал особо нервничать. А потом мы оказались в тупике. Точнее, я так подумал, пока старик не нажал на несколько камней одновременно. Часть стены поднялась, открывая каменную лестницу вниз, вот она уже была освещена куда лучше. Здесь каждые два метра пути освещали лампы, висящие на стенах. Спустившись этажа на три вниз, мы, наконец, пришли в большой и хорошо освещённый зал.
И тут я понял, куда меня привели.
Это была кунсткамера. Нет. Зоопарк уродцев. Нет. Лаборатория Франкенштейна. Дикий зверинец.
Я взглянул на Альбину. Она медленно прошлась между рядов с клетками, где на кроватях лежали... лежало несколько уродов. На этих существ не хотелось смотреть. Казалось, что с некоторых из них сняли кожу и вывернули её наружу, вновь натянув на мясо. Большинство же из них представляли помесь животных и людей. Даже подобие кентавра было, однако выглядело это вовсе не так, как на картинках. Это выглядело отвратительно. Ужасно. Противно.
Остановившись напротив одной из клеток, Альбина замерла. Её глаза наполнились слезами. Я с тревогой взглянул на Эрика и Хонга. Эрик пустыми глазами рассматривал клетки, молча, казалось, даже не дыша. Хонг выглядел не лучше. И всё это в полной тишине, потому что уродцы не издавали ни звука. Они были живы и смотрели на нас с каким-то необъяснимым отчаянием, потерянно, безысходно. Жуткое ощущение от этих взглядов пробирало до костей. И с этим же ощущением взгляд то и дело цеплялся то за одного, то за другого уродца, а вот подходить к ним вовсе не хотелось. Это было страшно. Именно видеть их было страшно.
- Дима, - тихо сказала Альбина, наконец, и от её голоса я даже вздрогнул, внезапно осознав, что почти не дышал, и что вот-вот и у неё начнётся истерика.
Я же просто не верил своим глазам и медленно подошёл к девушке на негнущихся ногах, взглянув на существо за клеткой. Оно смотрело на Альбину и... улыбалось. Кровь у меня отлила от лица при виде этой мерзкой улыбки. Я невольно приобнял подругу за плечи.
- Дима, - повторила она, - познакомься, это... - её голос сел и я едва расслышал, - моя родная сестра. Ещё два года назад она была обычным человеком.
- Это как это? - я, не веря, смотрел прямо перед собой и то, что я видел, никак нельзя было назвать человеком.
Вместо рук и ног у существа были лапы, опухшие и облезшие лапы. А кожа была словно покрыта изъеденными червяками мясом. Голова полностью лысая, нос отсутствовал как факт, а вот глаза и рот были вполне человеческими. Только зубы треугольные. И оно улыбалось. А вот мне поплохело.
- Это всё робс. Их нашли в той же скале. Только в другой пещере. Они - неудачные эксперименты, - безжизненным голосом ответил Эрик, ибо Альбина, не выдержав, закрыла лицо руками и заплакала. - Их выкинули в ту тюрьму, чтобы они там просто... умерли. - Он замолчал, а потом, спустя мгновение, внезапно спросил. - Кажется, ты видел сколавра?
- Да, видел, - кивнул я, догадываясь уже, куда он ведёт.
- Сколавр - удачный эксперимент, а все они, - он обвёл весь зал рукой, указывая на клетки, - не удачный.
Я оглянулся, мельком проходясь по клеткам взглядом, не присматриваясь к ним. Не хотелось всматриваться в этот ужас, чтобы ночами потом кошмары не снились. Клеток было здесь около пяти десятков. И все они были заняты... Заняты этими... бывшими людьми?
- Всё это когда-то были люди? - тихо спросил я, боясь услышать ответ.
- Самое страшное, что они и сейчас осознают себя людьми. Только выглядят уже совсем не так. Нам повезло, что попали в руки мы к Жрице, а не к лабораторным крысам, - вздохнул Эрик. - А им не повезло. И нет возможности вернуть им прежнюю внешность. Да что там внешность. Нет возможности сделать для них хотя бы что-то. Разве что облегчить боль.
- Давайте уйдём отсюда? - попросил я, пока меня не стошнило прямо в зале.
Оглянувшись ещё раз, я не увидел поблизости старика, но Альбина теперь уже сама подошла к бывшему входу, который за нами закрылся, едва мы вошли, и так же, нажатием на камни, открыла нам проход, за которым старик и обнаружился.
- Альбина, а как ты узнала, о том, что это твоя сестра? - задал я взволновавший меня вопрос, едва мы вышли из здания.
- Некоторые из них могут разговаривать. Эти бывшие люди находились в отдельной комнате. А те, кого ты видел... Они могут слышать нас, понимать, кивать, читать. Общались с ними просто. Выкладывали перед ними картонки с алфавитом и записывали подряд буквы, на которые они указывают. Так и происходит общение с ними... Когда моя сестра сообщила своё имя, таким образом, а потом об этом сказали мне... - Альбина тяжело вздохнула, сдерживая прорывающуюся наружу новую истерику. - Мне сказали об этом, когда я только-только пришла в себя в замке после заточения. Моя сестра сообщила не только своё, но и моё имя. Она знала, что я осталась с орденом... Она хотела только узнать, жива я или нет. А когда я увидела её... - покачав головой, Альбина замолчала и отвернулась, стараясь незаметно вытереть повлажневшие от слёз щёки.
- Сколавр, кстати, тоже может понимать человеческую речь, читать и говорить подобным образом, - дополнил Эрик сказанное девушкой. - Но у этих существ уже нет человеческой матрицы чувств и у них вырезана вся человеческая память. Остались инстинкты, какие-то отдельные навыки, но не больше. Они бывшие люди, но в то же время, они просто звери, жестокие, беспощадные и полностью преданные своему единственному хозяину. Умные звери...
- Так вы вместе сюда попали? - попробовал я отвлечь Альбину от слёз.
Вроде помогло, вытерев глаза, она задумалась ненадолго и ответила:
- Да, почти, хотя приглашение в Киркон было одно, мы нашли его вместе, вместе открыли, правда, попали сюда по очереди. Она вышла первой, собиралась в институт бежать, а оказалась внезапно посреди поля недалеко от одной деревушки. Ей повезло поначалу, она наткнулась на местного, который отвёл её не к робс, а к нашим. Её расспросили, что да как, а потом, когда она всё рассказала, стали ждать и меня. Я выходила из дома вечером, на свидание собиралась. Представляешь, выхожу из квартиры, вся такая нарядная, в платье, с сумочкой. И вдруг я посреди поля голая почти, в одном белье, зато с ключами в руках. А вокруг меня толпа из десятка мужчин, - она грустно усмехнулась. - Окружили. Бежать некуда. Ну, думаю, всё. Конец. И тут вылетает на меня сестричка с покрывалом каким-то. На плечи накинула мне его и на мужчин наорала, мол, зачем девушку пугаете? Но ничего, устроились в ордене, начали работать, всё нормально было, пока её тройку робс не поймали... - Альбина вновь замолчала и прибавила шагу, постаравшись вырваться вперёд. Я не стал её догонять, как и Эрик с Хонгом, они оба тоже были уже не в настроении разговаривать.
Спустя час, когда мы уже вернулись в замок, я заперся в своей комнате, дабы обдумать полученную информацию, отрешившись от переживаний за Альбину и постаравшись оценить всё трезвым взглядом. Что-то во всех этих новостях мне показалось странным. Нет, фактически, я понимал, что всё так вполне может и происходить. И если всё действительно так, то дела куда хуже, чем мне представлялось. Но что-то меня тревожило. Я вновь и вновь прокручивал весь день в голове, пока уже вечером меня не осенило - меня банально обманывали! Для сестры того нечто, которое сидело в клетке, Альбина вела себя очень уж спокойно всё то время, пока мы не дошли до того зверинца! Смирилась? Это вряд ли. Если, как она сказала, она узнала о своей сестре после заточения, то, как она могла так спокойно вести себя всё это время? За тем же обедом, например? Не уверен, что я бы смог при таких новостях продолжать общаться с друзьями, со всеми обедать, а уж девушка... А её истерика? Хм... Была ли она настоящей? Как и та история, что она рассказала? Вопрос из вопросов.
Меня весь день просто и незатейливо накачивали негативом к робс. Банальная вербовка в моём случае не помогала, о чём я недвусмысленно и прямо говорил Верхилио, скорее всего они решили пойти окружным путём в моём случае.
Но это ладно. С другой стороны, где доказательства, что те звери работа робс, а не ордена? Всё-таки тот подвал как-то слишком хорошо оборудован для внезапно появившегося зверинца... Правду мне советовал Старейшина, никому нельзя верить. Никому нельзя доверять. Пусть в рассказах Эрика и не всё правда, но какие-то правдивые сведения я всё же от него получил. И надо признаться, полезные, врать во всём ему было бы бессмысленно. Ну, жуки... И Верхилио этот, надо быть с ним на стороже. Конечно, новый побег мне вряд ли принесёт что-то кроме неприятностей теперь уже со всеми... Что же делать? Ответа на этот вопрос я банально не знал. Хотя, мелькнула мысль, можно уточнить сведения у жертв генетических экспериментов, уж коль они разумны... Но кто ж меня к ним пустит? С другой стороны, стоит отложить эту мысль на будущее, может быть, когда я всё вспомню, ситуация станет мне более понятна. А вот показывать, что я о чём-то догадался, не стоит...

***


- Вы всё правильно сделали, - Верхилио, как обычно, сидел за рабочим столом в расслабленной позе.
Перед ним стояли трое. Одна девушка и двое мужчин, ожидавших его дальнейших распоряжений.
- А не слишком ли? - позволил себе подать голос Эрик. - Он позеленел, когда до него дошло то, что он увидел.
- Так нужно. Не хочу, чтобы ему понравилось в школе, и он остался с робс. Он должен запомнить раз и навсегда, что робс - это враги, это зло! Что от них стоит держаться подальше.
- Или поближе, если посчитает, что со своими людьми они подобного не творят.
- Если он так посчитает, то горько ошибётся. Да там половина учеников, которые так и не закончили школу!
- Вот об этом я забыл сказать, - виновато потупившись, Эрик почесал затылок и вздохнул, вновь подняв взгляд. - Но я заведу с ним разговор об этом ещё раз и скажу.
- Хорошо, продолжайте наблюдение и обработку. Держитесь поближе, но и не слишком назойливо, чтобы не вызвать у него подозрений. Идите, работайте.

***


Следующие дни были похожи один на другой. Несколько раз я обедал с Верхилио, выслушивая его советы хорошенько обдумать своё решение. Пытался узнать, не переменилось ли оно? Но я всё равно оставался при своём твёрдом желании пойти в школу.
Гулять мы больше не выходили. Уже на следующий день Альбина стала вести себя как обычно, ничего не напоминало о том, что произошло во время прогулки. С Эриком и Альбиной мы общались каждый день, и разговор о зверинце заводился ещё несколько раз. Я всё время незаметно отслеживал реакции девушки на подобные разговоры. Она сразу же становилась показательно грустной и уходила в молчанку, а Эрик продолжал накачивать меня информацией, по его мнению необходимой для меня. На его оговорку о том, кем могут быть ещё эти люди, например, учениками школы робс, я только мысленно вздохнул, а сам же сделал испуганное лицо, ну, нельзя же так грубо работать... И это притом, что, по словам Элизианны, они даже мёртвого Лекса воскресили!
Также эта парочка познакомила меня с другими людьми из ордена, мы вполне нормально общались почти со всеми. С некоторыми устраивали что-то вроде лёгкой попойки, общались за жизнь, ни о чём конкретно, с некоторыми просто разговаривали на трезвую голову. Больше всего меня напрягали ''благодарители'' за спасение их жизней, они всё пытались выяснить, как так у меня подобное получилось? На это я отвечал уже проверенной отговоркой, что сам по себе Жрец и на дуде игрец, а потому, ну, просто так получилось, вам повезло, что такого сильного, как я, решили поселить по соседству. И я, конечно же, теперь на робс обижен до самой смерти и никогда не прощу такого предательства. Люди эту информацию кушали, а мои знакомые были предупреждены на счёт этой версии и подтверждали её с особой охоткой, это было не менее странно, на мой взгляд, со стороны. Но со странностями людей (или со своей странностью?) я уже начал даже свыкаться.
И всё было бы хорошо, если бы не... Этот момент стоит упомянуть отдельно. Я познакомился с Антоном. Тем самым, который и подставил меня тогда, который топил Лекса в ванной и убил Лику. И это знакомство оказалось для него роковым.
Он вышел из больничного крыла, на пятый день моего пребывания в замке во время ужина в общий зал. О том, что это именно он, я только догадывался поначалу по его внешнему виду, но не был уверен. Я слишком плохо помнил того парня на костре, к тому же тогда его лицо было полностью разбито, хотя по комплекции этот человек подходил. До этого момента я лишь теоретически допускал, что он может находиться в замке, если после костра его отправили туда же, куда и всех. И вот я увидел этого гада. Всё его лицо, да и тело, насколько я смог заметить по шее и рукам, всё ещё было покрыто страшными шрамами от ожогов, но уже заживших. И по его виду можно было понять, что он об этом ничуть не печалится.
Я задумчиво перевёл взгляд с него на ужинавшую рядом со мной за столом Кэйт, сорокалетнюю женщину, с которой мы вполне нашли общий язык пару дней назад. Бывшая учительница истории на Земле, вполне приятная в общении женщина, хотя и была далеко не красавицей. Заметил, что и она увидела вошедшего в зал мужчину.
- Кэйт, скажи, а что, у вас магия не способна убрать такие шрамы?
Она уже была привыкшей к моим наивным вопросам за пару дней и ответила даже не задумавшись:
- Их уберут, скорее всего, но позже, главное, что здоровью ничего не угрожает, медики сейчас зашиваются от объёма работы. Он же не большой босс, чтобы к нему было особенное отношение.
- А ты его знаешь? Кто это?
- Зовут Антон, кажется. Ходили слухи, что его казнить пытались, какая-то там нехорошая история у него была с робс. Но во время казни на костре его телепортировали в тюрьму. Можно сказать, ему очень повезло. Ещё бы пару дней и он бы умер от болевого шока или заражения крови.
- Согласен с тобой, - покивал я, а про себя подумал, что надо бы исправить эту ошибку.
Как бы там ни было, а Антона я бы предпочёл видеть мёртвым. Такие люди просто не должны жить в этом мире, в любом из миров. Ощутив, что начинаю закипать от собственных мыслей, я торопливо доел и поспешил ретироваться из зала, быстро попрощавшись с Кэйт, пока сам Антон меня ещё не увидел и не узнал. Как раз мимо меня проходила небольшая компания, из пяти человек и я постарался скрыться за их спинами от взгляда своего личного врага. Да-да, этого человека я прочно записал в свои враги, первого в этом мире. Если Альберта я ещё мог понять, то Антона - нет. Никогда. И я хотел скрыться побыстрее из зала, чтобы не сорваться раньше времени.
Но мне не повезло.
Антон отчего-то заметил именно нас и решил догнать. Я даже зубами скрипнул от злости, когда он затормозил впередиидущего и поприветствовал его. Да, по голосу я его тоже узнал. И сбившись с шага, когда все вдруг остановились, на автоматизме продолжил идти, даже прибавив скорости, принципиально отвернув лицо от Антона в другую сторону, стараясь не слушать ничьих весёлых разговоров. Просто чувствовал, что взорвусь, стоит задержать на нём взгляд чуть подольше. Ведь это из-за него моя жизнь пошла кувырком!
Но Антон, видимо, что-то такое почувствовал, когда я пытался пройти мимо. А может, узнал даже. Дёрнувшись следом за мной, он схватил меня за плечо.
- Эй, парень, - позвал он, но я быстро и неожиданно резко для него освободился от его захвата и резко развернулся.
Мой взбешённый взгляд впился в изуродованное шрамами лицо, и я процедил сквозь зубы, едва сдерживая себя, сжимая руки в кулаки, весь становясь, словно пружина на взводе:
- Ты почему не сдох, сука?
Антон ошарашено отшатнулся, явно не ожидая такого приветствия, а меня уже было не остановить. Новый приступ неподконтрольных мне эмоций выплёскивался наружу. Но на этот раз я и не хотел сдерживать их. Будь, что будет, только и мелькнуло в мыслях. Компания же рядом тоже напряглась, но пока ещё ничего не поняла, а потому бездействовала. И только через несколько мгновений в глазах этого ублюдка промелькнуло узнавание.
- Ты ничего не знаешь! Он сам виноват был! - вскрикнул Антон, по-своему видимо оценив мою реплику.
- Это ты кое-чего не знаешь! - я едва не рычал, тоже переходя на повышенный тон, - ещё раз увижу твою гнилую рожу, пеняй на себя! Понял? Урою! Костёр тебе раем покажется! Я тебя, сука, пытать буду! И не так примитивно, как Альберт, уж можешь мне поверить!
- Эй, да чего вы не поделили? - спросил кто-то рядом, но я проигнорировал вопрос.
- Да? Уверен, что справишься? - Антон тоже завёлся, оскалился, встав точно напротив меня, и только отмахнулся от знакомого. - Сам-то как бегал, забыл уже?
Уверенности у меня никакой не было, но его примитивная попытка меня зацепить хоть чем-то, вызвала у меня лишь брезгливую усмешку и новый приступ ярости.
- Падаль ты, Антон, самая настоящая падаль. Если бы я точно знал, что освобождением всех я освобожу и тебя, то я бы точно дождался пока ты подохнешь, и только после этого уже и освобождался. - Я обвёл взглядом увеличившуюся вокруг нас толпу. - Все слышали? Эта гнида - ткнул я в Антона пальцем и тут же убрал руку дабы по ней не получить, - не должна жить! И если кто-то мне действительно благодарен за своё спасение, а не только на словах... - я сделал паузу, подбирая в уме нужные слова и упрямо глядя на всё больше звереющего Антона, - если у кого-то есть милосердие, то советую его просто прикончить! Ибо если он попадётся мне, я ему лёгкой смерти не обещаю!
- Ах ты... - Антон всё же не выдержал и бросился на меня, но я был готов к нападению и увернулся от удара кулака.
Рядом стоявший мужчина схватил Антона за плечи, попытавшись его удержать от необдуманных поступков. Многие меня здесь уже знали и знали, что я на короткой ноге с Верхилио. Многие действительно были благодарны за спасение и невольно вставали на мою сторону...
Однако я наивно позабыл, что здесь есть ещё и магия... Мгновение и меня прошил электрический заряд, сорвавшийся с ладони Антона, когда он выдернул из захвата одну свою руку, выкрикнув какое-то слово. Удар прошил мне грудь, заставив согнуться пополам, боль скрутила так, что я не смог вдохнуть, но на колени на ослабевших вмиг ногах упасть мне не дали, кто-то сзади подхватил и меня. Кто-то что-то закричал, но слух мне уже отказало, я не слышал вообще ничего, даже стука собственного сердца, как это иногда бывает при оглушении. Мгновение.
Вот только это мгновение для меня оказалось совсем не мгновением...
Я вспомнил тот страшный зверинец и всем сердцем, всей душой пожелал, чтобы эта тварь... Да, именно такой нежизни этот гад и может быть достоин. Более никакой другой! Меня затрясло мелкой дрожью, а в виски, будто раскалённые спицы вставили, вынуждая стонать. Заболели глаза. Всё тело скрутило спазмом боли. Уже не соображая ничего от боли, я оттолкнул от себя того, кто пытался меня держать. Откуда только силы взялись? Упав на колени, я смог вдохнуть. Только одна мысль билась в голове - ''я хочу, чтобы он стал снаружи такой же тварью, какой он внутри!'' И всё перед глазами вдруг поплыло, словно на глаза налили красной краски. Сознание медленно уплывало куда-то вглубь, оно не понимало ничего, только обуреваемое одним единственным желанием... Злость, ярость, ненависть... И одна лишь мысль. ''Наказать урода!'' И я провалился в темноту.

***


Альбина с Эриком едва вошли в зал, чтобы поужинать, как сразу же услышали крики, заглушаемые общим гомоном. Окинув почти опустевший стол взглядом, Дмитрия девушка так и не заметила, а потому с интересом приблизилась к окружившей кого-то толпе. А протиснувшись вместе с Эриком вперёд, едва не застонала. Их подопечный ввязался в драку. Но не успела ничего сделать и даже сказать.
Как раз в этот момент Антон накинулся на Диму с кулаками, но тот увернулся, а вот потом... Да, Антона оттащили. И едва вздохнув с облегчением, Альбина испуганно вздрогнула, когда убийственная молния поразила Диму в грудь. От таких молний без щитов не выживают - это она прекрасно знала. Остановка сердца гарантирована. Внутренние органы превращаются в жареный паштет. И щита у Димы, конечно же, не было. Кто будет ставить щиты, когда вокруг практически одни друзья? Да и умел ли он их ставить, если по его словам, не помнит ничего? К тому же запретил Верхилио всем пока пользоваться магией в замке и городе. Оказалось, что не все придерживаются правил ордена. Она так и застыла на месте в ступоре, словно молнией ударили именно её. Это был конец. Конец всему. Если Дима умрёт... Око больше никто никогда не найдёт. Его можно искать целую вечность.
- Идиот... - обречённо прошептала она одними губами, взглянув на Антона, уже примерно представляя себе, что с ним после этого сделает Верхилио.
Эрик тем временем сориентировался быстрее. Он подхватил Диму под руки со спины, чтобы не дать ему упасть, крикнул, чтобы помогли, кто умеет лечить, чтобы вылечили, а не стояли столбами... Вот только никто не решился бы сейчас к нему подойти.
С Димой происходило что-то непонятное. Вокруг него заструилась невидимая но ощутимая Сила, она будто заставила всех раздвинуть круг, каждого сделать хоть шаг назад, заселила в душе страх. Его глаза налились чернотой, а затем резко, будто моргнул, стали белыми бельмами без яблок и зрачков. Жуткое зрелище. Альбина стояла всего в трёх шагах, сбоку от него, но не могла пошевелиться. И лишь те, кто был за спиной Дмитрия, ничего не понимали. Они нервно переглядывались между собой, но всё же отошли чуть подальше. Как вдруг Дима оттолкнул пытавшегося удержать его Эрика, да с такой силой, что он отлетел от него, врезавшись в стоящих позади него и свалив двоих на пол. А потом...
Упав на колени, но так и оставшись стоять, он закрыл глаза, а когда открыл, бельма исчезли, но сам цвет глаз был ярко-голубой, настолько, что словно светился изнутри, как два маленьких фонарика. Лицо же стало неестественно спокойным, безучастным ко всему происходящему, лишь губы что-то беззвучно зашептали. Выставив перед собой две руки, медленно, словно нехотя он провёл указательным пальцем правой по левому запястью, словно лезвием разрезая кожу. На пол редкими каплями закапала кровь. Но он даже не взглянул на то, что делают его руки. Его взгляд был прикован к опешившему Антону, которого продолжали держать за предплечья теперь уже двое. Страх. Его окружил ощутимый ореол Страха. Альбина стояла буквально на грани его действия и опасалась дышать, с ужасом и непониманием глядя на его действия. Так она давно не боялась. Её словно парализовало.
- Что здесь происходит? Кто-нибудь скажет? - кто-то из только пришедших ввинтился в круг, и толпа постепенно начала приходить в себя и удивлённо переглядываться, но приближаться к Диме, никто не смел.
- Этот вот, - кивок стоявшей с самого начала неподалёку женщины на Антона, решившей объяснить новенькому происходящее, - молнию в нашего спасителя зарядил, а он без щита и будто не заметил. Представляешь? Я в шоке.
- Так нужно начальству доложить! Нам же запрещали магичить! - возмутился тот, но вдруг обратил внимание на Диму. - Что он делает?
Все дружно и с непониманием посмотрели на стоящего на коленях. Дима же продолжал что-то шептать. А вот пальцы его кровью рисовали странную пентаграмму на полу, небольшую, сантиметров в сорок, так что ему даже не пришлось слишком наклоняться - хватало длины рук. Да ещё и с такой скоростью, не глядя, так ловко, словно он делал это тысячу или даже миллион раз. Кровь его слушалась, рисовалась, словно краской, а рисующая рука мелькала так, что и не уследить. Рисунок выходил из-под неё незнакомым. Похоже, никто из присутствующих не знал, что это всё означает.
- Кажется, он это... магичит? - выдал версию какой-то парень, вдруг забеспокоившись. - Надеюсь, не демона призывает?
- Аниме пересмотрел? - фыркнули в толпе.
- Магичит или нет... Надо его остановить! Нам же запрещено!
Словно услышав это нелепое предложение, подопечный Альбины изогнул губы в кривой самодовольной улыбке и ударил ладонью по центру уже законченной пентаграммы, выкрикнув:
- Гаыдш. Стань снаружи тем, кто ты есть внутри, Антон!
Пентаграмма вспыхнула ярким ослепительным светом, заставив буквально всех отшатнуться и прикрыть рукой глаза. Альбина тоже сделала пару шагов назад и вздрогнула от пронзительного крика.
Кричал Антон, кричал не своим голосом. Державшие его парни тут же отпустили его и отшатнулись. Его ломало и корёжило. Одежда разорвалась и сползла на пол почти сразу. Кости трещали и высовывались наружу и тут же срастались в неестественных для этого вариациях. Волосы слезли с головы почти сразу. Глаза вылезали из орбит и лопались, а затем будто его кто-то пытался лечить, появлялись целыми, вот только в совершенно неожиданных местах. Кровь разбрызгивалась во все стороны, дождём окропляя тех, кто находился близко к нему... В итоге, заставив всех разбежаться ещё дальше.
На дикий, нечеловеческий крик Антона, который не прекращался ни на мгновение, в зал сбежались новые люди, прислуга и орденовцы, но никто не мог оторвать наполненного ужасом взгляда от жертвы очередной метаморфозы. И никто не смел приблизиться к этому нечто, которое человеком назвать уже было нельзя.
И только спустя минут десять крик Антона стих. На полу в ворохе тряпья скулила помесь человека и уродливой гиены, отчего-то пахнущая дерьмом, мочой и ещё чем-то противным. Его кожа покрылась рваными ранами, через которые просматривались кости и внутренности. Руки и ноги превратились в обрубленные культяпки с втянувшимися внутрь пальцами, а лицо стало как раз мордой гиены. С человеческими глазами, из которых ручьями текли слёзы.
Пентаграммы на полу уже не было, она выгорела, ни капли крови Дмитрия на полу. А сам он стоял на четвереньках и мотал головой из стороны в сторону, тяжело, загнанно дыша. Потом сел, шокировано уставившись на то, что творилось с Антоном, так же оглушённый его криком. Он невольно почесал уже зажившее запястье, не оставившее ему даже шрамика на память о произошедшем. И будто бы сам себя спросил:
- И что это за ...?
Бросив испуганный взгляд на Диму, Альбина пошатнулась. И ЭТОГО человека она водила в подвалы? Это же он! Он один из тех, кто делает из людей такое! И ЭТОГО человека им было приказано защищать и оберегать?! По её спине от страха побежали мурашки, а от злости и ненависти, обращённой к людям, способным на такое, в горле девушки встал ком. Будь её воля, она бы...
Оглядевшись по сторонам, Дима поймал её взгляд на себя, посмотрел ей в глаза спокойно, потом вновь посмотрел на бывшего Антона и поднялся всё-таки с пола, на котором сидел, неторопливо отряхнулся и сделал пару шагов в сторону уродца, который почему-то даже не шевелился, только скулил и плакал, видимо от боли.
Все притихли. Шум и гам вокруг будто бы выключило рубильником.
- А я предупреждал, Антон, - как-то обыденно негромко произнёс этот садист, словно маленькому ребёнку что-то объясняя, так мягко и спокойно. Но в тишине его голос был слышен всем. - Умереть было бы тебе проще. Не нужно было убивать ту девушку и моего друга, а потом делать вид, что убил их именно я. Я не люблю подстав. - И вдруг обернувшись, он обвёл всех взглядом, задержав его на мне и на Эрике чуть дольше, чем на остальных. - Это всех касается. Не советую со мной ссориться. Первым я не бью. Но если меня достать... Впрочем, можете пожалеть его и убить, если хотите, хотя я бы не советовал... Он заслужил подобную жизнь, - он с презрением взглянул на Антона и хмыкнул, а затем направился спокойным шагом прямо, сквозь расступающуюся перед ним толпу.

Глава 19. Кукла.




Когда я пришёл в себя, то всё ещё находился в обеденном зале. Всё вокруг было укрыто разноцветным туманом и вызывало лёгкое головокружение от перелива красок. Много красного и фиолетового вокруг фигур людей и почему-то я чётко осознавал, что эти цвета означают страх и ещё что-то, похожее на неуверенность. До меня даже не сразу дошло, что этот туман - это чужие ауры, которые внезапно стали мне видимы. Вот только миг и всё это внезапно исчезло, мир стал привычно тускл. А эти лица, смотрящие на меня со страхом...
Стоило на глаза попасться окровавленному уродцу в ворохе разорванного тряпья, бывшего некогда одеждой, как я сразу осознал, кто передо мной и что это моих рук дело. И тут же понял, что стоит хоть как-то оправдаться, хотя бы перед самим собой, за то, что сотворил. Мне ведь не поверят, что я это сделал неосознанно, просто не поверят. Вот и поднялся, стараясь вести себя уверенно, не показывать свои истинные чувства, не показывать испуг, который охватил меня самого, ведь я не помнил того, что произошло на самом деле, только догадывался. Но признаваться в этом было нельзя. Вот и произнёс пафосную речь, должную оставить в умах людей понимание, что лучше от меня держаться подальше. И свалил от этого сборища заговорщиков и мятежников против истинной власти. Именно такие мысли мелькали в моей голове, когда я шёл по длинному коридору. И только оказавшись в своей комнате, едва присев на кровать и обхватив голову руками, вдруг осознал, что что-то во мне изменилось, сломалось и построилось нечто новое, непонятное пока.
Антона, как ни странно, мне было не жаль. Он заслужил подобное проклятие на свою гнилую тушку, так что о нём я даже не думал, а просто старался вспомнить хоть что-нибудь. Вновь и вновь прокручивая в воспоминаниях произошедшее, сказанные слова, свои эмоции, вспоминая свою злость и ненависть к этому бывшему человеку, пытался разобраться в причинах, побудивших меня войти в своеобразный транс и сотворить магию, на которую ранее был неспособен. Или способен, но забыл? Скорее всего...
Внезапно острая боль ввинтилась в затылок раскалённой иглой, мир вновь померк. Только через миг пространство вокруг меня стало серым туманом. Не было потолка, стен и пола, не было ничего. Лишь серая густая дымка, не дающая видеть дальше вытянутой руки. Но страха на этот раз почему-то не было. Вместо него ощущение чьего-то острого, словно бритва, взгляда ввинчивающегося где-то между лопаток. Обернувшись, я даже вздрогнул от увиденного, не поверив своим глазам. Передо мной стоял... я. Молодой, в кирконской одежде, вот только его кривая улыбка и насмешливый и в то же время оценивающий взгляд опытного вивисектора мне совершенно не понравились. Несмотря на полупрозрачность моей молодой копии, ощущение от него шло, как от непреодолимой угрозы. А потом он заговорил, заставив меня вновь вздрогнуть и ощутить, как сердце пропускает в испуге удар за ударом.
- Я не собирался появляться так скоро, но ты влип, в очередной раз, Дима, - в его тихом голосе звучало столько разочарования, что становилось не по себе, - мне пришлось вмешаться, так как твоё тело мне ещё нужно.
- Кто ты? - прохрипел я вмиг пересохшим горлом, сам же подозревая в его последних словах неладное.
- А так непонятно? Я - это ты, десятилетней давности, - склонив голову на бок, он взмахнул рукой, а в тумане проявилось мягкое кожаное кресло, такое же полупрозрачное, в которое он уселся, закинув ногу на ногу и посмотрев на меня с некоторым превосходством. Так аристократы смотрят на крестьян, не меньше. Мне же всё больше становилось не по себе. - Мы сейчас в твоей голове, можно сказать, в твоём подсознании. Впрочем, это неважно.
Он замолчал, продолжая разглядывать меня, а я даже не знал, что сказать на это. Я сошёл с ума? Только шизофреники разговаривают сами с собой. Или нет? Это ведь мир магии и тут возможно всё, что и было недавно доказано.
- И что теперь? - неуверенно переступив с ноги на ногу, я вновь огляделся, но не увидел ничего, кроме того же серого тумана.
- Теперь... У меня есть несколько вариантов, - задумчиво проговорил молодой я. - Ты слишком слаб для Киркона, тебя хотят использовать, а потом убить, но это было вполне ожидаемо, поэтому я периодически наблюдал за тобой всё это время. И даже иногда помогал.
- Например, как только что? С Антоном?
- Именно, - кивнул мой собеседник и расплылся в зловещей улыбке. - Правда, эффектно вышло?
Внутренне согласившись, тем не менее, я всё же робко ответил:
- Это было слишком... жестоко.
- После молнии Антона без моей помощи, тебя бы уже хоронили на местном кладбище. Ты ведь сам пожелал именно такого исхода, разве нет? - удивился он.
- Спасибо, конечно, но... Одно дело желать, другое дело...
- Ты многое не помнишь и в результате многого не понимаешь, - перебив меня, молодой я резко отмахнулся, как от назойливой мухи, а туман вокруг меня задрожал и стал уплотняться, дышать стало тяжелее.
- И что я должен помнить? Что понимать? - сцепив зубы, я весь напрягся, мне не нравилось происходящее.
- Например, то, что ты не человек, - зло рассмеялся этот призрак, заставив меня растеряться, но вместе с тем туман принял прежнюю плотность, отпустив и рассеявшись.
- А кто же я тогда? - ошарашено спросил я.
- Ты? Кукла. Просто кукла из плоти и крови, в которую была загружена моя память до того момента, как я попал в Киркон. Кукла, которая должна была отвлекать внимание от моей скромной персоны, - самодовольная улыбка призрака, словно я творение его собственных рук, вызывала оторопь, как и его слова. - В твою голову также были загружены пси-сны, которые мы записывали со Старейшинами, на всякий случай, чтобы ты не слишком уж терялся, когда снова попадёшь сюда. Ты должен был попасть в школу робс, это планировалось, но случилось всё совсем не так. Что ж? От неудач никто не застрахован, даже я. Придётся мне всё делать самому.
Мне нечего было на это сказать. Переварить подобные новости... Не хотелось в подобное верить, да и не верилось. Кукла? Это что - эксперимент? Я вроде киборга? Живой робот что ли, со своим сознанием? Меня создали? И что значат последние его слова?
- Что за бред? - растерянно пробормотал я себе под нос, но собеседник меня услышал и усмехнулся.
- Бред или нет, но тебе придётся с этим смириться, - пожав плечами, призрак к чему-то прислушался и улыбнулся, а затем вздохнул и более ничего не говоря, растворился в воздухе вместе с креслом.
Мир же вокруг меня так и остался плотным серым туманом, казалось, на многие километры вокруг. И очнуться от этого сна никак не получалось.

***


Верхилио был взбешён выходкой Дмитрия в обеденном зале, когда ему доложили обо всём. Хотя, вначале он даже не поверил услышанному. Он ведь прекрасно ощущал, что парень говорил правду о том, что в магии ничего не смыслит. Но после такого... Запретное знание. Да за подобный ритуал... Впрочем, думать было некогда. Сильнейшая магическая вспышка внутри слабенького купола скрытия, растянутого над городком, наверняка пробила его и выдала их местоположение с головой. На всякий случай он отдал распоряжение покинуть замок всем орденовцам, распределившись по другим точкам, где и ожидать других указаний. Бывшего Антона отволокли в зверинец, сейчас было не до него. А сам он, взяв с собой пять человек из службы охраны, лично отправился в комнату Дмитрия, где ощущал его присутствие по оставленной ранее на нём собственной метке.
Дверь в комнату оказалась незапертой, вот только картинка, представшая перед его глазами, заставила мужчину на миг растеряться, но он быстро взял себя в руки. Войдя в комнату, дал знак своей охране и те окружили Дмитрия, расслабленно сидевшего на стуле лицом к дверям и улыбавшегося, будто он ждал их прихода. В одной руке мужчина держал бокал с вином, а вот с пальцев другой его руки свисал медальон на цепочке. Небольшой красный глаз амулета моргнул, поворочал вертикально вытянутым по-звериному зрачком и остановил свой взгляд на Верхилио. Вот только присмотревшись к самому Дмитрию, мужчина внезапно осознал, что перед ним уже не он, а совершенно другой человек, аура которого была налита такой силой, что было несложно осознать, что нападение на него просто бессмысленно. Вот только взгляд то и дело возвращался к живому медальону.
- И что это значит? - он заставил себя посмотреть на лицо уже не Дмитрия.
- Ты ведь догадался, Верхилио, что это, - он неторопливо сделал глоток вина из бокала и качнул глазом на цепочке, насмешливо глядя на мужчину, - то самое Всевидящее Око?
- Что ты хочешь? И... кто ты? Или ты всё это время притворялся и водил всех за нос? Зачем тебе это? - мыслей о том, чтобы использовать его как-то уже не было, только сейчас он начал осознавать, насколько же был глуп, когда мечтал находиться рядом с таким чудовищем.
- Кто я - неважно. Ты ведь уже понял, что тебе со мной не тягаться? Понял, вижу по твоей растерянно-испуганной физиономии. А что хочу? Хм... - сделав ещё один глоток вина, Дмитрий поставил бокал на пол и надел медальон на шею, после чего тот вспыхнул красным светом и исчез, будто его и не было, зато аура собеседника ещё сильнее уплотнилась, и от неё повеяло такой силой и ужасом, что стоять рядом становилось тяжело. Ноги подкашивались, руки начинали дрожать, а по спине, мгновенно покрывшейся холодным потом, то и дело пробегали мурашки.
Двое из пяти охранников, кто стоял ближе всего к нему, даже пошатнулись на месте, при этом все, как один, побледнели и не могли даже пошевелиться. Дмитрий сознательно давил на них, чтобы те не делали лишних движений в его сторону. Верхилио молча ждал продолжения, он понимал, что стоит этому существу, которого уже и человеком-то не назвать из-за его силы, захотеть, и от него с охранниками и мокрого места не останется. Таким ничтожным он уже давно себя не ощущал.
- Оставьте меня в покое, - поднявшись со стула, он подошёл к Верхилио и посмотрел ему в глаза, - не трогайте и по возможности держитесь от меня подальше. Когда придёт время, я сам навещу вас, - усмехнувшись, он обошёл так и оставшегося стоять посреди комнаты Верхилио и вышел в коридор, мягко прикрыв за собой дверь.
Ступор от ощущения невообразимой мощи Дмитрия будто отрезало щелчком закрывшейся двери, как и сама сила куда-то исчезла. Опомнившись, Верхилио метнулся к двери, но в коридоре уже никого не было. Попробовав ощутить оставленный на нём маячок, вдруг понял, что того уже нет и в помине, что неудивительно с такой-то аурой, которая способна просто выжечь любые метки.
- Что это было? - прохрипел один из охранников, присев на пол там же, где и стоял.
- Если бы я знал... Если бы знал... - покачал головой Верхилио, глядя невидящим взглядом вдоль неожиданного пустого коридора и медленно осознавая, что вокруг неестественно тихо.
И только через минуту, когда все более-менее пришли в себя, коридор внезапно наполнился возникшими, будто из ниоткуда, людьми, оглушив всех шумом и голосами бегающих туда-сюда людей. Наконец, Верхилио осознал, откуда все эти люди, ведь это он отдавал распоряжение всем собраться и немедленно покинуть замок. Вот и собираются все. Вот только где они были минуту назад?

***


Портал перенёс Дмитрия в одно из самых защищённых мест в Кирконе. Дом Старейшины, украшенный круглыми окнами, изнутри выглядел заброшенным много веков назад жилищем. Стоило ступить на пол, как с него тут же поднялись клубы пыли, но несколько пассов рукой и пылинки в комнате вспыхнули и исчезли, оставляя после себя идеальную чистоту. Раскинув вокруг себя по дому сигнальную сеть на случай внезапных гостей, он прошёл к стоящей в комнате кровати, накрытой покрывалом, и улёгся на неё, не снимая обуви. Какое-то время он смотрел в потолок, украшенный рисунком звёздного неба, размышляя о будущем. Было приятно находиться снова во плоти и ощущать себя полноценным человеком, а не... каменной статуей или призрачным духом, в виде которого путешествовал последние несколько лет по Киркону. Ему предстоял долгий и серьёзный разговор с владельцем этого тела. Хотя, он мог и просто забрать его себе, но всё же... Закрыв глаза, он довольно легко нырнул в подсознание ''куклы'', оказавшись в привычном сером тумане.

***


Время тянулось бесконечно в этой серой дымке без начала и конца. Тем не менее, дымчатый пол был ровен и твёрд, словно камень. Я даже пытался прийти куда-то, да только толку с этого никакого не было. Чего я только не передумал за всё это время, пока оставался один. Я был так же призрачен, как и моя молодая копия, как я его видел, хотя и ощущений меня это не лишало. Я так же, как и прежде, дышал, ощущал, как бьётся сердце, слышал звуки, которые сам же издавал, чтобы не сойти с ума в безмолвной тишине, окружавшей меня, от щипка чувствовал боль. Но... этот туман и тишина... Пытался петь, чтобы отвлечься от угнетающих мыслей о том, что, может быть, это и есть конец? Вдруг я уже умер и всё это вот вокруг своеобразное посмертие?
Когда надоело ходить, я присел на пол и обнял руками колени, уткнувшись в них лицом. Сознание охватывала апатия, в месте, где не было ничего, кроме тумана, даже думать становилось тяжело. Но в какой-то момент уже знакомый голос, прозвучавший слишком близко, заставил меня подскочить на месте.
- Чего грустим? - подняв взгляд, я увидел себя молодого, сидящего передо мной на корточках и ухмыляющегося.
- Значит, я не умер? - с потаённой надеждой в душе спросил я, хотя мысль и резанула сознание ''а есть ли у меня вообще душа, если я созданная кем-то кукла?''
- Нет, с чего бы это? - удивился он и поднялся, махнув рукой и материализовав на этот раз целых два одинаковых мягких кресла совсем рядом. - Присаживайся, поговорим.
Несравнимое облегчение. ''Значит, всё-таки жив! И убивать меня, надеюсь, не будут, раз уж хотят поговорить...'' Я даже умудрился улыбнуться, поднявшись и пересев на предложенное кресло. Посмотрев на второго себя, я всё никак не мог принять того, что он именно второй я, для меня это был другой человек. Хотя, человек ли? Тоже вряд ли. Наблюдая за тем, как он точно так же устроился в кресле, откинувшись на его спинку, я просто ждал разговора, который наверняка приоткроет завесу тайны происходящего.
- Как я уже говорил, я - это ты, - начал он. - Хотя... в какой-то степени ты уже и другой человек. Я просмотрел всю твою память, не удивляйся, мне просто хотелось определить, что делать дальше. И что стоит тебе рассказывать.
- А насчёт куклы, это шутка? - осмелел я, чтобы задать вопрос.
- И да, и нет. По сути, ты плоть от плоти моей, в тебе течёт одинаковая с моей кровь, у нас с тобой одно и то же ДНК. Мы с тобой и мыслим в определённой степени одинаково. И вообще, являемся двумя частями одного целого. Единственные различия между нами, это память о прошлом и... как бы тебе сказать... - он задумался, но я его не торопил, пытаясь осмыслить уже услышанное, - силы, возможности. Что касается последнего, то это влияет на многое, хотя и не на всё. Впрочем, сейчас это неважно.
- А что с моим... телом? - спохватился я, припоминая, что меня вырубило в комнате замка.
- Не беспокойся, ты сейчас в безопасном месте, уже не в замке, нас никто не найдёт и не побеспокоит, поэтому мы можем поговорить обо всём никуда не торопясь. А после разговора мы обсудим, что и как с тобой делать дальше. И не волнуйся, - он улыбнулся, - тело я тебе верну. Просто было необходимо перенести тебя в другое место, а сделать это, не вселяясь в тебя, было невозможно. С Верхилио я, кстати, увиделся и попросил его и его людей за тобой не гоняться, думаю, он послушается.
- Это радует, наверное, - неуверенно ответил я, подумав о том, что вот, опять, мою тушку швыряют туда, куда ни попадя, не спросив моего разрешения. - Он хоть жив после разговора с тобой?
- Жив, куда денется?
- Мало ли... Антон вот встречи с тобой не пережил. Точнее, эээ... - растерянно начал бормотать я.
- Забудь о нём. Он уже прошлое. Я хочу о другом поговорить. Так вот, возвращаясь к предыдущей теме... Ближе меня у тебя никого нет, потому как у нас с тобой одна на двоих душа, - успокоил меня мой собеседник.
- Разве такое возможно? - удивился я.
- В этом мире возможно очень многое. Но давай я расскажу тебе всё с самого начала? Кое-что тебе, конечно, удалось узнать от других, но и они знали или говорили далеко не всё, или, скорее, не всю правду. Что, впрочем, и не удивительно, ты очень скоро поймёшь, почему всё так.
Я согласно кивнул и принялся слушать. Мы разговаривали очень долго, хотя он и опускал множество деталей, стараясь говорить максимально кратко и при этом информативно, но некоторые вещи рассказывал всё-таки довольно подробно, хоть и немного сумбурно. И то, что я узнал, в какой-то степени принесло мне облегчение и в тоже время напрягло.
Перво-наперво, он подтвердил тот факт, что десять лет назад я, то есть, он случайным образом получил посылку и попал в Киркон. В его случае, правда, всё произошло в другом месте. Он выскочил в этот мир посреди людного города, принадлежащего королевству. Впрочем, подробнее о приключениях он обещал рассказать позже, пообещав, что видимся мы не последний раз. Уже в самом городе его нашёл робс и отправил его порталом в школу, где он проучился три года, после чего поступил в университет, где и продолжил обучение магии. Вот только тут уже информация о его возможностях с той, которую мне поведала Элизианна, расходилась. Некоторые из открытых в себе способностей он просто не афишировал и по возможности скрывал. Тому было несколько причин, которые сейчас уже не имеют никакого значения. А вот потом, когда он действительно стал Жрецом и отправился на поиски Старейшин, и началось всё самое интересное.
Благодаря своим скрытым способностям, найти Старейшин ему не составило труда. Мало того, выяснилось, что одного из них он видел ещё в самый первый день пребывания в Кирконе. И судьба его была определена именно тогда. Оказывается, что артефакт под названием Всевидящее Око - на самом деле не имеет особого значения. Вся его функция заключается лишь в том, чтобы определять и находить особый тип людей с определёнными параметрами. Какими? На этот вопрос он только загадочно улыбнулся и продолжил рассказ.
Едва появившись в пещере со своей командой, двумя парнями и одной девушкой, найдя Старейшин, они вдруг увидели, что их ждали. Причём, даже стол был накрыт на всех Старейшин плюс четыре персоны как раз ко времени их прихода.
- Как сейчас помню, - рассказывал он. - Заходим мы в мрачную тёмную пещеру, все настороже, прислушиваемся, оглядываемся, запускаем внутрь светлячков (это такое заклинание типа фонариков летающих), а там внутри пещеры - комната, большой стол накрытый, лавочки по бокам, а рядом полукругом стоят старики в серых балахонах и все, как один, улыбаются. Потом один из них хлопает в ладоши и на стенах зажигаются магические лампы. Сразу становится светло. Мы в шоке, рты пооткрывали от удивления. А потом один из Старейшин так радостно нам говорит:
- ''Молодцы, прошли испытание, нашли нас! Будете настоящими Жрецами!'' - Мы и расслабились. Обрадовались, как дети. Думали, что раз уж всем Жрецам подобные задачи даются, значит, видимо, все их находят, а уж они, значит, и говорят о конце экзамена своеобразного. Точнее, так думали все, кроме меня. Уж я-то догадывался, что если бы не мои скрытые способности, то фиг бы мы их нашли, если честно. Поискали бы, да обратно ни с чем вернулись... Потому-то когда нас за стол пригласили, я к еде не притронулся даже, задумался над всем происходящим. И всё мне это очень подозрительным казалось. И радость Старейшин, пригласивших нас за стол, да и вообще всё. Я ведь так и не избавился от нашей с тобой привычки всех в чём-то подозревать, что в Кирконе, в общем-то, правильно и часто спасает жизнь. Старейшины видели, что я ничего не ем, но при этом делали вид, будто ничего не замечают, сами ели, пили вино. Потом вино в бутылке кончилось, и один из Старейшин принёс из дальней комнаты пещеры ещё одну бутылку, разрешая моим друзьям отметить праздник вступления в должность Жрецов. И в тот же момент, когда новая бутылка только коснулась стола, сидевший рядом со мной Старейшина пожаловался, что пить ему много вредно, всё-таки ему уже скоро пятьсот лет и возраст всё-таки сказывается... Хотя, видел бы ты этих стариков, молодым фору дадут... В общем, - как-то зло прищурился молодой я, - попросил он меня выйти с ним на воздух. Я без задней мысли составил ему компанию. Мы отошли от пещеры всего метров на двести, когда Старейшина резко остановился и, посмотрев на меня в упор, буквально приказал забыть о своих коллегах. Я растерялся, ничего не понял поначалу, что он имеет ввиду, и тогда он спокойно и буднично так сообщил мне, что они уже мертвы, - невесело усмехнувшись, рассказчик замолчал, явно погрузившись в воспоминания.
- Так это Старейшины их убили, получается? - спустя минуту, спросил я, когда понял, что пауза затягивается.
- Во второй бутылке вина был своеобразный яд с примесью своеобразной сыворотки правды, - кивнув, подтвердил он. - Я тогда спросил только ''и зачем?'' Даже не подумал о том, что мог бы и о своей жизни побеспокоиться, потому как Старейшина был так спокоен и уверен в правильности своего поступка, о котором зачем-то мне сообщил, что... сам понимаешь. Потом он мне сказал, что один из троих шпион, который не будет слушать просьб Старейшин. И остальные двое совсем не те люди, которым можно доверять. Но это были мои друзья, с которыми я какое-то время всё-таки общался, делил еду, жильё, я не мог в это сразу поверить. И тогда он предложил вернуться в пещеру. Когда мы вернулись, они были ещё живы. Вот только то, о чём говорили, уже напившись так, что не могли держать язык за зубами... - покачав головой, он вздохнул, - всё подтвердилось. Шпионом оказалась путешествовавшая с нами девушка. Она при Старейшинах, там же, сидя за столом, пыталась сообщить по амулету связи, который я ни разу у неё не видел, координаты пещеры и доложить, как прошёл очередной день. Рассказывала в него, кто что говорил, кто что делал за день, так, будто вокруг неё никого не было, и её никто не слышал. Раз за разом, повторяя одно и то же и злясь, что тот не работает. А парни... в общем, один из них, хоть и едва шевелил языком, но всё время цедил о том, как всех ненавидит, он погряз в своих мечтах стать сильным, стать сильнейшим и уничтожить чуть ли не половину школы и университета. Второй же, как выяснилось, мечтал только о том, чтобы выслужиться, стать кем-то, кого будут ценить Жрецы... В общем, в тот момент мне мои друзья показались какими-то чужими, мелочными личностями. Я разочаровался в них. Как и сказал Старейшина, они были людьми, которым нельзя доверять. У них было слишком много своих собственных целей, слишком... приземлённых. Я уже потом, через время, много раз думал, вспоминал, как мы путешествовали, наши разговоры... И, знаешь, всё сходилось. В обычной жизни не всегда обращаешь внимание на какие-то сказанные вскользь фразы, но когда их собираешь в один большой паззл... становится понятна душа человека.
- И что дальше?
- А дальше Старейшина напомнил мне о том дне, когда мы встретились с ним, когда я только попал в Киркон. Тогда в его руках был медальон, - он как-то странно провёл рукой по своей шее и на его груди из воздуха проявился медальон в форме глаза на цепочке, я заинтересованно склонился в кресле, чтобы рассмотреть его получше.
Глаз моргнул, и я с перепугу отпрянул, едва не рухнув с кресла и не сводя с него взгляда.
- Этот?
Кивнув, собеседник продолжил:
- Это и есть то самое Всевидящее Око. И спрятано оно... - усмехнувшись, он подцепил пальцем цепочку и взглянул на глаз, - вовсе не в горах. Оно у нас с тобой. Точнее, у меня. А если быть ещё точнее, то у... половины нашей с тобой общей души, причём, в нематериальном виде. Так что по факту, Старейшины не врали, когда говорили, что Око у тебя. Но при этом у тебя его и не было, оно у меня, так как я находился в совершенно другом месте.
- Так, а всё-таки, где ты? Точнее... Я до сих пор не могу поверить в то, что не сплю и что всё это не мой глюк. Мне кажется, что я просто сошёл с ума. И вообще, надежда, что я до сих пор на Земле, сплю в собственной кроватке.
- К сожалению, ты хоть и спишь сейчас в кроватке, но не на Земле, а в доме Старейшины. Ты ведь был в саду с ангелом? - улыбнулся он, - вот там же стоял и дом. В этом доме мы и находимся. Надёжное место, где нас не найдут.
- Да? - удивился я. - А как же Элизианна? Это ведь она мне показывала это место. Она может вернуться сюда и тогда...
- Я в курсе, - махнув рукой, перебил он меня. - Элизианна уже мертва.
- Как? Это ты её?
- Упала со скалы, не рассчитала сил. К сожалению, вместе со своей командой поддержки. Не смогла создать портал на лету. Наверное, потому, что все почему-то потеряли сознание ещё до этого? Кто знает... Хотя, официально она отправилась на Землю, отдохнуть... какое-то время её никто искать не будет, жаль. Хотя, потом уже и не найдут. Звери под скалой голодные очень... были, - наигранно грустно ответил он, а затем как-то злобно усмехнулся. - Неужели ты думаешь, что всё так просто бы закончилось после того, как ты сбежал из той тюрьмы? Или ты забыл, сколько умерло людей в скале? Робс ведь действительно очень долго умирают. Два-три месяца без еды и воды вполне спокойно прожить можно. Я тебе больше даже скажу. Ничего ещё не закончилось, всё только начинается. Робс до сих пор расследуют дело с разрушенной тюрьмой. Не знаю, к каким они придут выводам, но, надеюсь, что к тебе лично ниточка выведет не так быстро.
- А если выведет? - от осознания я вдруг похолодел.
- Отобьёмся, не волнуйся, - как-то беспечно это прозвучало. - Но мы отвлеклись от основного повествования. На чём я закончил? Ах, да. В общем, мои, так сказать, коллеги, скончались через час после показанного всем концерта со своими признаниями. Двое Старейшин забрали меня с собой порталом в совершенно другую пещеру, где и поделились со мной, так сказать, мудростью веков. За этим несчастным артефактом, - он вновь коротко взглянул на Око и вновь провёл по шее, после чего оно испарилось, как и не было его, - гоняются все, кому не лень. Слишком много легенд, мифов и сказок связано с ним. К сожалению или к счастью, не знаю, всё это неправда. Точнее, да, есть у него несколько небольших функций, кроме основной - находить определённых людей, но эти же функции может прилепить к амулету любой Жрец-артефактор.
- А почему тогда нельзя просто отдать этот амулет тем, кто его ищет? Зачем нужны все эти проблемы? - не понял я.
- Не всё так просто... - поморщился он. - Само по себе Око - оно просто Око. Артефакт этот обычному человеку или простому, ничем не примечательному робс не даст ничего особенного. Им просто не смогут воспользоваться правильно. Но, как я и говорил, оно определяет и находит определённых людей. И это не просто так. Начнём с того, что все люди разные. И у некоторых из них... Примерно этак, одного на тысячу, могут проявляться определённые способности. И, как ты уже догадываешься, мы в эту категорию подпадаем.
- Я слышал, что оно даёт бессмертие, - вспомнил я.
- Если смотреть с этой стороны... То ты бессмертен. Подумай сам. Если половина твоей души может отделиться от твоего тела, а из части твоего тела может вырасти полноценный живой человек. Если часть души и тело соединятся, но при этом останется в живых и вторая половина души, и вторая часть твоего тела... Внимание, вопрос - при условиях, что душа умеет регенерировать и восстанавливать ''оторванные'' части, это один человек будет в итоге или уже два разных человека?
- Кукла... Это то, о чём ты тогда говорил, - прошептал я, остановившимся взглядом глядя на призрака напротив, захлопавшего в ладоши после моего ответа.
- Браво!
- А если я умру? Я ведь просто умру! Получается, что если меня убьют, об этом могут узнать и тогда просто не будут тебя искать, посчитают мёртвым. Посчитают медальон потерянным навсегда. Ты из-за этого хочешь отправить меня в школу? Чтобы меня там убили? - с каждым произносимым мной словом сердце всё больше сжималось от страха.
Я смотрел на спокойно сидящего призрака, боясь собственных догадок, а он улыбался одними губами и в его взгляде видел насмешку над собой. Вот только следующие слова вогнали меня в ступор.
- Это же, как надо было прожить десять лет на Земле, чтобы престать доверять самому себе? - покачал он головой.
Я промолчал. В моей жизни не было ничего особенного.
- Прислушайся к себе. Как бы поступил ты на моём месте?
Опустив взгляд, я всё-таки прислушался к своему внутреннему голосу. Будь у меня всё хорошо, я бы, конечно, мог над вторым собой поиздеваться, попугать, поиграть, так сказать, на нервах, но... На меня в последнее время столько всего навалилось, что я действительно перестал соображать. Всё бежал куда-то ото всех и от себя в том числе, точнее, в этом ''новом'' для себя мире мной больше и чаще владели страх и непонимание. Напротив меня сижу действительно я, вот только куда более уверенный в своих силах. Впрочем, силы-то как раз у него есть, в отличие от меня. Жестокий? Будь у меня сила... Я припомнил, как целился из револьвера в Альберта в его доме и усмехнулся. Я в душе ведь тоже могу быть жесток, если не буду бояться за свою жизнь. Так странно это осознавать... Вздохнув, я поднял взгляд и улыбнулся.
- А где твоё тело?
- В камне, - пожал плечами призрак. - Да-да, я тот самый ангел. Хочешь что-то спрятать, спрячь на виду. А тело - внутри. Благодаря заклинанию оно как бы замерло в одном временном потоке, ему не нужно дышать, сердце не бьётся. Для всех сканирующих плетений - это просто неразрушимый камень. Я иногда возвращаюсь в камень, когда хочу отдохнуть, поспать, но чаще просто летаю по мирам, по Киркону и Земле, в виде призрака, подслушиваю врагов, подглядываю за девочками, - усмехнулся второй я.
- То есть, ты вроде как умер, и твоя душа осталась в виде привидения? Полтергейст?
- Я не умер, ты ведь живёшь! И я могу летать так, пока живо твоё тело. Даже если оно не в Кирконе, а на Земле. Это не важно. Между нами есть связь, её не разорвать ничем и никак. А вот если твоё тело умрёт, то придётся оживлять моё тело, потому как ни одна душа без живого тела долго не живёт. Но это не сложно, всего лишь одно заклинание и всё. И в этом случае у тебя лично будет выбор. Ты сможешь тоже попутешествовать, как и я, в виде призрака, либо можем создать тебе новое живое тело опять из части моего, либо... можем соединить нашу душу обратно в одно целое. Единственное, не уверен, что в последнем случае произойдёт с нашими сознаниями. Либо будем вот так вот, как сейчас, в подсознании общаться и перехватывать инициативу над телом по очереди, хотя, в этом тоже свои плюсы есть - телу можно не спать вообще практически. Двух-трёх часов в сутки хватит. Как раз, чтобы обсудить все дела тут, - он улыбнулся. - Одному сознанию восьми или десяти часовой сон, а в это время другой на смене может заниматься общими делами в теле. Но это, скорее, крайний вариант. Или может произойти так, что наши сознания просто сольются, поглотят друг друга, и мы станем одним целым, как и были раньше. Причём, лично я не думаю, что этого нужно бояться, в конце концов, потерять себя, внутри самого себя, это как-то ээээ... нелогично, что ли? Да. Думаю, что в этом случае просто сольются в одно наши воспоминания и силы. Десять лет, конечно, срок, но думаю, что двойственность воспоминаний - это не так уж и страшно, если учесть, что от этого мы только выиграем в наших возможностях.
- Это... каких?
- А это, друг мой, Горацио, разговор уже не прошлого, но будущего. Я бы хотел, чтобы ты всё-таки пошёл в школу робс.
- Зачем? - спросил я с подозрением.
- Без долгих прелюдий скажу прямо. Если тебя в твоём теле инициируют, как мага, учитывая твою и без того ощутимую в ауре силу, то ты станешь сильнее. Плюс, получишь кое-какие знания, которые и мне, может быть, пригодятся в будущем. А развив в себе силы, научившись ими управлять, ты, если нам придётся всё-таки когда-нибудь слиться обратно, усилишь меня вдвое. Как и мои силы, скромно признаюсь и без того не маленькие, добавятся тебе. И вот как раз на тот случай, если мы соединимся, если с твоим телом что-то случится, тебе и нужно научиться управлять силой. Твоё сознание не подготовлено. В моём теле, заполненном силой, ты можешь от внезапности просто тронуться умом или случайно убить нас обоих. С другой стороны, знания тебе дать могу и я, но вот инициацию я провести просто не смогу. Да и вообще тут очень много нюансов, к силе ещё привыкать нужно, это очень долго объяснять. Так что это лучше всего сделать в школе. Понимаешь теперь, зачем это нужно?
- Теперь да. Понимаю, - кивнул я. - Но как быть со школой? Как мы туда попадём? То есть, я?
- Тебя ведь приглашали туда? Приглашали. Так какие проблемы? - пожал плечами второй я.
- Просто появиться под воротами? А проблем не будет? Ведь орден ЗеВо...
- Скажешь, что убежал от них и всё, только если спросят. А так, молчи. Про Око продолжай рассказывать, что ничего не помнишь, гипнозу ты не подвержен, а амулеты правды на тебя не сработают, как и всякие там сыворотки, можешь не волноваться. Если будут какие-то проблемы, я постараюсь их сам уладить, перехватив управление твоим телом. К сожалению, в виде призрака у меня не так уж и много возможностей, но в любом случае, помогать я тебе буду, раз уж мы обо всём договорились.
- Договорились? - с подозрением спросил я, хотя в душе понимал уже, что да, и второй я это тоже понимал, так что только фыркнул на мой вопрос и растворился в воздухе со своим креслом, оставив моё кресло мне.
Буквально через пять минут мир вдруг потемнел и тут же свет резанул в закрытые веки. Я проморгался, едва не упав от перемещения, ведь сидел только что, и увидел себя на улице между каким-то большим кустом и высоким бетонным забором. Какофония голосов людей тут же ударила по ушам, заставляя поморщиться с непривычки после довольно долгого сидения в полнейшей тишине, хоть и разговаривая, но на улице всё оказалось куда как громче. Вздохнув, я догадался, что второй я меня куда-то перенёс и решил выбраться из зарослей. Слева от меня был почти современный город. Много кирпичных домов с пластиковыми окнами, несколько машин на заасфальтированной широкой дороге. Люди, правда, одеты были кто в чём, кто в Кирконских одеждах, а кто и вполне современных, хоть и реже. Оглянувшись, метрах в ста от себя увидел закрытые большие ворота вдоль забора, над которыми висела большая красочная вывеска, похожая на рекламу ''Школа робс''. У калитки стояло четыре парня и две девушки, все современно одетые, явно земляне.
- Ну что ж? Если ''я'' так хочу... то нужно идти. А остальные проблемы будем решать по мере их поступления... - не слишком уверенно сказал я себе, разглядывая маленькую очередь у калитки. - Нужно верить самому себе. Меня ведь там не убьют. А если и убьют, то не страшно. Оживу. Я ведь... бессмертный?
Меня пробило на хи-хи. Осознать собственное бессмертие - это необычное чувство. С этими мыслями я и сделал, наверное, за всё время в Кирконе, первый шаг уже без страха. Первый шаг, которым собрался изменить свою жизнь. И настроение, будто под допингом, взметнулось вверх. Оказывается, как мало мне было нужно, чтобы перестать бояться. Всего лишь поверить самому себе.
- Привет, народ, кто крайний? - с улыбкой обратился я уже к двум парням и одной девушке, которые ожидали своей очереди на вход.
Я увидел, что каждого входящего проверяют охранники, стоявшие за калиткой, и заставляют что-то показывать, прежде, чем пустить внутрь, но меня это не волновало. Я ведь поступать в школу только пришёл. Звали ведь. А вот и я. Не ждали?

Конец первой книги.


Продолжение следует...


Оценка: 9.16*7  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Миллюр "Сбежать от судьбы или верните нам прошлого ректора!" (Любовное фэнтези) | | Р.Вешневецкая "Хозяйка поместья Триани. Камни, кости и сердца" (Любовное фэнтези) | | Л.Тимофеева "Заклятье для неверной жены" (Юмористическое фэнтези) | | Н.Яблочкова "Академия зазнаек или Попала в дракона!" (Попаданцы в другие миры) | | А.Анжело "Сандарская академия магии. Carpe Diem." (Любовное фэнтези) | | В.Крымова "Запасной жених" (Любовное фэнтези) | | В.Мальцева "Месть" (Современный любовный роман) | | О.Валентеева "Вместо тебя" (Юмористическое фэнтези) | | М.Акулова "Вдох-выдох" (Любовные романы) | | Л.Сокол "Заставь меня влюбиться" (Молодежная проза) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"