Лисовский Евгений Владимирович: другие произведения.

Золотой Дол

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Давний, медленно движущийся проект. Своего рода "постмодерн в жанре фентези". К слову - не отказался бы от помощи соавтора, так что жду предложений дружеского плеча.

  Введение
  
   Феодальные страны - очень интересное явление. Есть такие, где король - лишь первый среди равных. Есть - где государством правят лендлорды, а король занимает символическое положение. Встречаются и такие, где надел короля - меньше надела его вассалов.
  
   Ксарпатия была единственной страной, где наделы всех ее лордов, включая короля, как-то терялись на фоне владения сиятельных герцогов Златодольских.
  
   Сия загадочная пертурбация объяснялась крайне не прогрессивной системой наследования престола и большой любовью короля Горлиона Второго к своему младшему сыну.
  
   Итогом столкновения законодательства и обычаев Ксарпатии, настаивающих на передаче трона старшему раздолбаю, с хитроумностью и юридической изворотливостью короля Горлиона, полагавшего, что справиться с гос-управлением сможет только его младший сын (проводивший все свое время по правую руку от отца, в отличие от старшего - бабника и охотника) - стал удивительный геополитический феномен под названием 'герцогство Золотой Дол', к каковому и лепилось сиротливо все остальное королевство.
   Данный выверт, закрепленный законодательно, быть может и вызывал в свое время энное количество бурных эмоций у потомков прямых наследников короля Горлиона Второго - соответственно Горлионов Третьего, Четвертого, Пятого и так до Восьмого включительно. Тем не менее, с каждым новым поколением острота конфликта снижалась. Что неудивительно, ведь герцог Дола не только традиционно признавал себя вассалом очередного Горлиона, платил налоги и даже не гнушался навестить своего венценосного родственника по первому требованию, - но и попутно тащил на своей спине весь груз государственного управления. Так что вполне объяснимо, что при подобном подходе у правящей династии к сложившейся ситуации в конце концов возникла даже определенная симпатия.
  
   В общем, примерно лет через двести после хитрого политического финта короля Горлиона Второго - такое распределение сил в стране стало не просто естественным, но и единственно допустимым.
  
   И наверное, так бы и существовала Ксарпатия в мире, спокойствии и достатке, год за годом приумножая свои богатства (а, надо сказать, с богатствами в этой стране все было отлично - жирная и плодородная земля, мягкий климат, богатейшие залежи полезных ископаемых в горах...)
  
   Если бы не соседи.
  
   Да, эта печальная истина давно известна всем живым существам - от неискушенного землепашца и до старейшего мудреца: большая часть проблем обычно и возникает от не слишком удачно подвернувшихся соседей...
  
   Герцогство Золотой Дол граничило на востоке с остальным королевством Ксарпатией. На севере шла горная цепь Карлдильеров, частично находящихся во владении герцогства, а частично - под властью Подгорной Рабочей Республики. С юга начиналась Большая Пустыня Пуммикана, получившая свое название в честь того мага-идиота, который решил проводить эксперименты с заклинаниями массового поражения в некогда цветущей и густонаселенной местности, а не где-то на очень дальнем севере.
  
   А вот на западе находилась Конкордия Данаан. И это и было главной головной болью герцогства - а вместе с ним, собственно, и всей Ксарпатии - вот уже почти 150 лет...
   А теперь, друзья мои, рассаживайтесь поудобнее. Я расскажу вам историю этой войны, начиная с первого конфликта....
  
   Первая стычка.
   *********
   Глава 1.
   *********
   2013 год эпохи Королевств. (230 год, от основания Герцогства).
   Ксарпатия, Герцогство Золотой Дол. Херцштат. Замок герцога Златодольского.
  
   Кабинет располагался под самой крышей центральной башни. Он был весьма солнечным и просторным. К этому располагали и огромные стрельчатые окна по всей окружности, и общий диаметр башни, каковой явственно свидетельствовал о заметной гигантомании строителя. Строителем, собственно, был дед нынешнего герцога Златодольского.
   Молодой человек, сидящий в данный момент в кресле с высокой, темного дерева, оканчивающейся декоративными шипами спинкой, положив ноги в тяжелых сапогах на стол и ковыряясь в некоем артефакте кинжалом - был атлетически сложен и очень красив. Пышные волосы глубокого каштанового цвета ниспадали до плеч, обрамляя мужественное и волевое, чуть обветренное, но весьма привлекательное лицо. Привлекательность была еще даже усилена небритостью легкой степени на щеках.
   Короткая и опрятная каштановая бородка подчеркивала красоту линии подбородка. Легкая летняя рубашка была расплетена на груди, открывая идеально накачанные мышцы груди...
   Бездонные, насыщенные аквамарином глаза испытующе смотрели на лезвие кинжала, проникающего все глубже в щель, которая разделяла ровно на две части каменное яйцо, покрытое загадочной вязью иероглифов.
   - Артекс! Положи немедленно овоид Миракса!
   При первых звуках этого негромкого властного голоса молодой человек непроизвольно выпрямился... Возможно, чуть более резко, чем следовало, учитывая непринужденность исходной позы в довольно низком, глубоком кресле - и особенно положение ног. С треском ломающегося дерева кресло опрокинулось. Ноги взлетели к сводчатому, залитому солнцем потолку кабинета. Сам Артекс - судя по всему, именно так звали длинноволосого обладателя яйца и кинжала - попытался избежать встречи с полом, но все, на что его хватило - это сгруппироваться и не треснуться о роскошные мраморные плиты хотя бы головой. Злополучный овоид Миракса описал в воздухе дугу и с тихим шлепком приземлился прямо в подставленную ладонь нового персонажа.
   Тот, кто возник на сцене, был среднего роста, возрастом "слегка за 30". Несколько бледный цвет лица выдавал в нем человека, большую часть жизни проводящего в помещении.
   Красавцем назвать его, наверное, было бы тяжело. Обычный человек, каких много. Фигура отнюдь не отличалась особой спортивностью, так что даже под неплохо подобранным свободным костюмом отчетливо просматривалось то характерное уплотнение в области талии, которое хорошо знакомо всем без исключения людям, постоянно коротающим время за сидячей работой.
   Герцог подошел к столу и осторожно поставил овоид в держатель, после чего с некоторым ехидством повернулся к своему уже выбравшемуся из-под остатков погибшего кресла королю.
   - Живы, вашество?
   - Не твоими молитвами, Марк! - огрызнулся слегка помятый и, видимо, все еще переживающий отдельные моменты своего полета сюзерен.
   - Ну почему же... Молитвы-то тут ни при чем, - Великий Герцог Марк до Ариетте ам Золотой Дол снова снял овоид с подставки, - а вот от смерти я, пожалуй, ваше величество таки спас. Видите ли, мой государь, если бы вам удалось расковырять это чрезвычайно хитроумное устройство великого маг-механика Миракса, боюсь, могло получиться что-то вроде вот этого...
   Герцог взялся за две части яйца, произнес короткую фразу и разнял их с конца, обращенного к стене. Из образовавшейся щели в стену башни ударил слепяще яркий луч золотого цвета. Марк захлопнул овоид. На стене, там, куда ударил луч, явственно оплавилась гранитная кладка.
   - Видишь ли, мой венценосный племянник, - обратился герцог к слегка остолбеневшему королю, - безусловно, данное устройство закрыто сложным и неизвестным тебе заклинанием. Но я не склонен недооценивать твою силу и настойчивость. На четверть ногтя лезвие вошло?
   - На половину, - потупился монарх.
   - Хм, значит, все-таки я тебя недооценил. В таком случае, к судьбе этой стены ты был удивительно близок, - герцог поставил артефакт обратно на стол. - Кстати, а что ты, собственно, делаешь в моем кабинете? В смысле - я всегда рад видеть ваше величество, да и вообще я ваш верный слуга и все такое... Но какой Темный Лорд занес тебя в МОЙ кабинет?!?
   - Ну как... - слегка задумался король. - Ездил на охоту... Потом к графине до Алье заглянул, на бал. Потом - с ребятами решили, а почему бы нам не навестить Херцштат и не посмотреть на твой знаменитый зверинец... А потом я решил навестить своего дорогого дядю. Челядь сказала мне, что ты где-то чем-то занят, вот я и решил, что ты в своей башне, как обычно экс-кре-пре-ме-ре-тируешь. Ну и пошел тебя искать...
   - Ясно. Увидел что меня нету, на столе - новый артефакт, сразу забыл все мои предупреждения и радостно принялся его ковырять. Любимый племянник не меняется никогда!.. - тяжело вздохнул герцог. Отодвинув ногой в сторону то, что осталось от кресла, он подошел вплотную к Артексу.
   - Ладно, признавайся, тебе просто стало скучно, и ты решил ненадолго отвлечься от пиров и охот и заняться политикой, я прав?
   - Марк, понимаешь... Я не хочу быть как отец. Он же до самой смерти только и делал что расслаблялся. А я хочу войти в историю королевства как великий король, а не как мой отец - король, который умер от перетрахита!
   - Между прочим, многие позавидовали бы!.. - не преминул вставить шпильку герцог.
   - Вот пусть и повторят его подвиг! - огрызнулся молодой король, - А я не хочу потеряться на фоне очередного герцога златодольского. Не пойми меня неправильно - ты на своем месте, и вряд ли нашему государству могло повезти больше, чем со всем вашим семейством... Но я тоже хочу свое место - и желательно не в роли третьей елочки справа!..
   - Желание сюзерена - закон для вассала, - церемонно поклонился герцог, - Думаю, у тебя есть все шансы отметиться в истории. Ключевой момент в этом - твое желание, а оно присутствует. Ну а пока - нам стоит поторопиться, вот-вот прибудет королевское посольство от Данаан, и мои источники сообщают, что дело, по которому несет этих проклятущих эльфов - крайне серьезное. Думаю, присутствие в этом деле самого короля будет всей Ксарпатии только на руку.
  
   Глава 2
   *********
  
   В зале прибытия (он же и зал приема) уже болталась делегация по встрече высоких гостей. Приближающиеся шаги герцога послужили сигналом к тому, чтобы все присутствующие лица - дежурные маги, охрана, ну и кто следует из министерства, - поспешно заняли свои привычные места, по обе стороны от широких полукруглых ступеней на подступах к трону.
   Так как прибывающее эльфийское посольство числилось королевским, то есть выполняющим функции "гласа владыки" - протокол требовал присутствия герцога. Наличие на подобном приеме молодого монарха было бы уже перебором. В этой связи перед входом в зал Артекс картинно запахнул лицо плащом, что символизировало его положение "инкогнито". Впрочем, если в человеческой политике этот жест был, действительно, чисто символическим (просто в силу того, что все высокопоставленные лица друг друга, так или иначе, знали, простите за каламбур, "в лицо", и "маскировка плащом" реально ничего не решала) - то в случае с эльфами срабатывал фактор "все люди на одно лицо", так что личность под плащом вполне могла остаться неузнанной. К слову, в случае с горными гномами подобные церемонии вообще были бы излишними. Гномы такими пустяками попросту не заморачиваются...
   Герцог уселся на трон как раз за минуту до того, как транспортная печать засветилась голубоватым цветом. Дежурный маг-транспортер вскинул руки и пробормотал формулу приема. Над печатью возник серебристый купол переноса. На его боках можно было разобрать искаженные отражения пункта отправления. Личная охрана герцога вскинула арбалеты. Сам герцог как бы невзначай поправил кулон Торосия на груди. Артекс невольно напрягся. Из предыдущего опыта король знал, что с этого момента и на ближайшие пять минут - все виды метательного или магического оружия против его дяди были бесполезны. Впрочем, подобная неуязвимость имела и свои слабые стороны - особенно для тех, кто забывал о такой мелочи, как банальный запас воздуха для дыхания в создавшемся силовом поле... В чем монарх и имел честь самолично (и весьма болезненно) убедиться около десяти лет назад.
   Купол вздрогнул еще раз и пропал. На его месте стояла делегация Конкордии.
   Всякий, кто хоть раз пользовался услугами транспортной магической сети, знает, что, как правило, сразу после переброски пассажир испытывает некоторую дезориентацию. Головокружение различной степени, сопровождающееся потерей равновесия и еще менее приятными побочными эффектами - обычная вещь, так что нередко магическое прибытие заканчивается и конфузами, особенно если речь идет не о межконтинентальных узлах, обслуживаемых маг-транспортерами международного класса, а о простых общественных транспортировочных точках, услуги которых доступны, в принципе, любому зажиточному крестьянину или коммерческому торговому предприятию...
   Эльфам же, похоже, переброска оказалась по барабану. По крайней мере - никаких признаков потери ориентации они не продемонстрировали. Благородная осанка, равно как и неброская изящность движений высоких ушастых гостей была налицо. Свита, в светлых и мягких на вид одеяниях, слегка напоминающих драпировку древнегреческих туник, - дружно заняла позицию "на караул" вокруг посла. Посол же величественно сделал четыре (священное число!) шага вперед, после чего не менее величественно склонил голову перед герцогом. Охрана герцога отработанным движением перевела арбалеты в положение "на плечо" и застыла по стойке смирно.
   Сам герцог, по-птичьи слегка наклонил голову к плечу и вопросительно приподнял бровь.
   Из-за спины посла летящим, танцующим шагом появилась совсем юная эльфийка в тончайшем, обтягивающем разноцветном трико. Выйдя перед послом на два шага, она неуловимо быстрым, текучим движением опустилась на одно колено, чуть склонила голову, поднялась на ноги, вскинула голову вверх, после чего громким и звонким голоском объявила:
   - Их превосходительство, посол великой Конкордии Туата-де-Данаан, второй лист Королевы Руниэль, владетель гаваней Серебряной Луны, хранитель древесного клинка Трона, Спайр-та Кварандил!
   Закончив представление своего патрона, эльфийская герольд все тем же скользящим движением скрылась в свите посла.
   Инициативу подхватил герольд герцога. В отличие от общепринятой практики, когда в качестве герольдов выбирались практически дети, с чистыми звонкими голосами - герцог избрал для этой цели старого служаку-сержанта, ранее исполнявшего свой воинский долг в гарнизоне, размещенном в непосредственной близости от дворца. Столь оригинальный выбор был далеко не случайным. Как лорд Ариетте неоднократно говорил впоследствии друзьям, это крайне удачное назначение позволило ему решить несколько задач сразу.
   Во-первых, это безусловно шокировало гостей, напросившихся на аудиенцию, разрывая им шаблоны и заставляя предстать перед хитроумным правителем Золотого Дола в не слишком хорошей дипломатической форме. Плюс к этому - явление бравого герольда в любом случае производило неизгладимое впечатление и придавало герцогу, питавшему склонность к нестандартным решениям, видимость некоторой эксцентричности. И наконец, герцог получил возможность слышать голос сержанта только на приемах высокопоставленных гостей и не долго, а не под окнами собственной спальни, ежедневно и до полудня с шести утра.
   Итак, навстречу делегации шагнул звероватого вида герольд, габаритами с матерого медведя и с лицом видавшего виды ветерана, пересеченным глубоким шрамом от лба к подбородку. Щегольская герольдская туника была на нем надета поверх идеально начищенного панциря, а на боку висел совсем не церемониальный палаш устрашающего размера.
   Но самое сильное впечатление производило даже не это, а глаза доблестного героя. Глаза, в которых светилось неподдельное воодушевление и осознание всей важности своей миссии - причем это выражение возрастало по мере того, как взгляд выхватывал все новые и новые подробности вооружения непроизвольно сомкнувшей свои ряды эльфийской свиты.
   Четко чеканя шаг, впечатывая пятку в золотисто-розовый мрамор пола - герольд вышел на середину пути между герцогом и делегацией (как бы невзначай закрыв богатырским разворотом плеч герцога, а отчасти и Артекса), после чего разверз необъятную пасть и объявил:
   - Правитель герцогства Золотой Дол, первый протектор королевства, лорд Карлдильер Маркус Ариетте ам Золотой Дол приветствует посла и предлагает всему вашему посольству принять его расположение и гостеприимство!
   Буквально с первых раскатов сержантского баса, перекрывавшего что на поле боя, что в учебке любой шум и при необходимости сдувавшего, прицельной волной, особо проштрафившихся рядовых - эльфам поплохело. Возвышенные и уточненные существа, ценители прекрасного, в том числе и музыки - были оглушены нереальным потоком децибел, обрушившихся на их тончайший слух. Голос у сержанта, надо сказать, был чистым, без особых хрипов. Но настолько низкий, глубокий и громкий, что у посла едва хватило выдержки не заткнуть себе уши. Кое-кто из эльфийской свиты подобной дипломатической выдержкой, как выяснилось, не обладал, что не без удовольствия отметил герцог. Присутствовавшие в зале маги - в очередной раз отдали должное имеющейся в их распоряжении аудиоблокаде. Справа от трона, в четверть голоса, восхищенно выматерился Артекс.
   Протокол приветствия был соблюден, так что теперь оставалось только подождать, что скажет посол.
   - Ваша светлость. Владычица Конкордии Руниэль Мудрая, дочь Эниссара Завоевателя и Дариаль Прекрасной - шлет вам свои самые наилучшие пожелания. Кроме этого, Владычица шлет вам свой Голос, - эльф протянул герцогу небольшую коробочку красного дерева. Марк сразу и безошибочно узнал знаменитую "голосовую почту". Хотя ранее герцог таковых посылок не получал, но будучи человеком крайне эрудированным - особых проблем с пониманием принципа использования не испытывал. Он поставил шкатулку на широкий подлокотник трона и осторожно откинул крышку. Зал заполнил мягкий и чарующий голос эльфийской повелительницы, говорящей (равно как Кварандил со своей мини-герольд) на общечеловеческом, с легким, только добавляющим шарма, акцентом:
   "Я приветствую тебя, герцог, владеющий Золотым Долом. Зная о тебе, как о человеке ученом и мудром - я обращаюсь к тебе напрямую, избегая лишних экивоков: Конкордия хочет расшириться. Твой надел - велик и изобилен, будучи населен при этом достаточно скудно. Как мудрый человек - ты не можешь не понимать, что столкновение с могуществом Конкордии кончится большой кровью для твоей земли. Поэтому я предлагаю тебе добровольно передать под мою руку западную четверть твоего герцогства. Это позволит нам сохранить мир и добрососедские отношения между нашими странами еще не один десяток лет и позволит выжить множеству твоих подданных. В знак великой милости - мы не только отпустим население с передаваемых территорий, но и окажем им помощь в перемещении на восток, на земли, остающиеся под твоим владычеством.
   Не желая проливать лишнюю человеческую кровь - я уповаю на твои мудрость и благоразумие, герцог.
   Я даю тебе время на размышление в одни сутки. Ответ - передай с моим послом. Помни, Конкордия всегда получает то, что желает.
   Войной или миром - выбор за тобой"
   В зале повисло тягостное молчание.
   Герцог сидел, откинувшись на резную высокую спинку трона и полуприкрыв глаза. Пальцы сложенных треугольником рук исполняли едва уловимый волнистый танец. Понять, о чем он думает, было крайне тяжело. Зато у короля, буквально из-под прикрывающего лицо плаща, были видны гуляющие желваки, а взгляд был готов испепелить делегацию, включая посла и шкатулку, не хуже давешнего овоида. Тем не менее, пока Артекс умудрялся себя сдерживать. Сказывалось доверие к дяде в сложных политических вопросах и собственное желание стать все-таки чем-то большим, чем номинальный король при правящем герцоге.
   Спустя еще пару минут герцог молча поднялся с трона. Личная охрана опустила ладони на рукоятки клинков. Эльфийская свита, похоже, тоже приготовилась к худшему.
   Выдержав максимально возможную в данных условиях паузу, герцог вполне миролюбиво подошел поближе к послу и сочувственно посмотрел на него.
   - Чем ты так провинился перед Владычицей, Второй Лист? Ладно, на этот вопрос, как я догадываюсь, ты не ответишь. Войска-то уже на границе с нами, я правильно понимаю? Ждут сигнала? Опять можешь не отвечать, я это и сам прекрасно знаю. Ну что же - вопрос мне задали очень серьезный, так что - мне надо над ним подумать. Всю ночь как минимум. В общем, поступим так: вы - мои гости. Всякий обидевший вас - обидит и меня. Отдыхайте, посетите наш город, например наш уникальный зверинец, кстати весьма почитаемый нашим монархом... - герцог краем глаза полюбовался, как справа вздрогнул и покраснел под плащом король, - Мои слуги проводят вас в ваши покои и предоставят все, что вам понадобится, чтобы провести время с комфортом. А ответ я дам как раз через сутки. Взвешу все за и против, помедитирую над картой...
   - "Подготовлю войска..." - развил его мысль посол, с легкой ироничной усмешкой, не скрывавшей, однако, невольное уважение во взгляде, обращенном на Ариетте. - Ваша светлость, мне очень отрадно видеть, что вы смогли справиться с первым и вполне ожидаемым порывом. Владычица не ошиблась, предположив, что вы человек мудрый. Боюсь только, что она недооценила ваше мужество.
   - Поговорим об этом позже, Кварандил, - вздохнул герцог. - У меня еще полно дел, как ты понимаешь. Я назначаю следующую аудиенцию на завтра. За час до срока, назначенного Владычицей Конкордии в ультиматуме.
   Посол церемонно наклонил голову и, сделав четыре шага назад, смешался со своей свитой. К эльфам подошел старший мажордом и пригласил их последовать за ним в выделенные для посольства апартаменты.
   Герцог сделал почти незаметное движение рукой, приказывая очистить зал, подождал, пока уйдут последние из его людей, каковыми оказалось два маго-техника, окончательно дезактивировавших и заблокировавших дипломатическую транспортную печать, после чего устало опустил голову на руку и, покосившись на короля, поинтересовался:
   - Ну и что скажете, повелитель?
   - Не иронизируй, - буркнул монарх, откидывая наконец надоевший плащ за спину, и широкими шагами перерезая ту часть зала, где недавно маячили злополучные эльфы, - Надеюсь, ты не собираешься отдавать им кусок Дола? Если что - я не позволю.
   - А что? Территория меньше - так мы еще и ближние территории не все освоили. Герцогство - огромное. Большинство королевств нашего материка существенно меньше. Уменьшим территорию - легче будет управлять. Потери в финансах - не слишком страшные. Мы отнюдь не бедствуем. Зато - сохраним покой, кучу жизней... Ладно - ладно, остынь, шучу я, шучу! - герцог рывком поднялся с трона и похлопал впавшего в ступор сюзерена по плечу, - Разумеется, я не отдам этим остроухим выскочкам ни пяди. Другое дело, что войн у нас не было давно. Зажирели. А эти - уже успели достать всех своих соседей. С другой стороны - этой ситуации ждали все мои предки, начиная с Азора Ариетте.
   - Первый герцог был настолько прозорлив? - заинтересовался король.
   - Ну, настолько или нет - сказать сложно, но "каменное ожерелье" строить начал именно он. Странно, что косоглазые не взяли его в расчет. Ладно, мой король - ты, кажется, хотел войти в историю? Насколько я помню - у тебя были великолепные результаты в "тактике современной войны"? Ну что же... - неторопливо пройдя еще несколько шагов по залу, герцог развернулся, шагнул к своему молодому властителю и опустился перед ним на колено.
   - Я, ваш верный вассал, в беде, о мой король. Взываю к вашему благородству и долгу сюзерена и прошу вас о помощи. Сим обращаюсь я за помощью вашим клинком и вашими войсками!
   - Э-э-э... - запнулся на мгновение король, - Сим я принимаю твою просьбу, мой верный слуга, и да будет мой клинок - твоим клинком. А твой враг - моим врагом! Стань за мой щит, ибо твоя присяга это мой долг!.. - Артекс перевел дыхание, и с некоторым запозданием уточнил: - Дядя, а ничего, что у тебя войск раза в два больше, чем у меня со всеми остальными моими вассалами вместе взятыми???
   - Ничего... Мне нужны не столько твои войска, - герцог встал на ноги и отряхнул колени, - сколько твоя светлая голова. Ты - поведешь и свои и мои полки в бой. Ну а стратегию - оставь мне.
  
   ************
   Глава 3
   ************
   Лицо в фокусе медного диска поморщилось и повело мощным, мясистым носом.
   - Я так полагаю, ты меня отрываешь от важных государственных дел не для того, чтобы сообщить, что решил подарить нам южные отроги, да?
   - Точно не раньше, чем ты сумеешь победить меня в "Королевской награде"! - усмехнулся герцог, - Я тоже рад тебя видеть, Ханс!
   Генеральный секретарь Рабочей Республики Ханс Хермстаг Тяжелый Топор, или просто Ханс (для старых приятелей) - осклабился в ответ:
   - Так я-то тебя сделаю, рано или поздно, но ты-то все равно отвертишься!
   - Отверчусь, - покладисто согласился герцог Ариетте, - но ты сперва хоть раз выиграй. Ладно, Ханс, я действительно по делу.
   Дварф кинул на герцога внимательный взгляд из-под нависших густых бровей. Гномье исконное добродушие сменилось еще более исконным вдумчивым и основательным подходом к делу. 120 лет бессменного правления подгорной республикой давало о себе знать - на основании косвенных данных и малозначительных признаков Ханс приходил к нужным выводам настолько для гнома быстро, что это отменное рациональное мышление походило на в принципе отсутствующую у гномов интуицию.
   - Опа? Судя по тому что твоя физиономия еще более уныла чем всегда - речь явно пойдет не о новых торговых соглашениях.
   Ариетте невесело улыбнулся.
   - Увы нет, мой старый друг. У меня на носу война.
   - Война?! Да кто в здравом уме, кроме нас, конечно, может рискнуть тягаться с Блистательным Золотым Долом? Хотя... Минуточку, неужели эльфы?!
   - Они.
   - Ничего себе! - Тяжелый Топор, услышав о войне, собрался - и теперь перед герцогом сидел не старинный закадычный приятель-однокашник, а правитель дружественного и весьма могущественного государства. Правитель умный и грамотный.
   - Кернию они переваривали 50 лет. Когда они сожрали буферную для вас Область Святой Веры - мы ожидали передышки лет на 40 как минимум, она же по территории почти как Керния, а по населению - даже погуще будет. А выходит - им хватило всего десяти лет?
   - Видимо. Насколько я понимаю - ассимиляция и интеграция захваченных областей у них с каждым годом становится все эффективнее. Ультиматум мне выдвинут до завтра. К войне мы, говоря объективно, не готовы.
   - Оружие, припасы? - деловито уточнил Ханс, приготовившись записывать самое необходимое для союзников. Рачительные дварфы были склонны к созданию стратегических запасов "на случай какой тревоги", в этом правитель Дола за долгие годы сотрудничества убеждался не раз. В принципе, с их запасами можно было продержаться в осаде довольно долгое время. Другое дело, что подобный вариант совершенно не устраивал Марка.
   Нет, и припасы и, конечно, оружие всяко понадобятся, даже при наилучшем развитии событий, на каковое трезво мыслящий Ариетте не особо рассчитывал. Но союзничество с таким народом, как дварфы, давало более серьезный профит.
   Вообще говоря, подгорная республика была государством совершенно особого типа - в принципе возможного, как сильно подозревал герцог, исключительно в силу уникального менталитета гномов. Дварф - любой дварф! - в работе выкладывался на 300% (собственно, поэтому максимальная продолжительность рабочего дня составляла всего-навсего пять часов) - и при этом работал совершенно бесплатно. Зато и все соразмерные результатам его труда материальные и иные блага он имел даром. Всегда. Деньги реально не имели хождения внутри страны. Главной ценностью было общественное признание, являвшееся естественным результатом добросовестного труда. Иного рода статусность в подгорном мире попросту не существовала... Так что более ответственных и по большому счету надежных товарищей отыскать было трудно.
   Разумеется, с другими государствами торговля очень даже велась. Практически для всего континента эти ребята исправно поставляли не только полезные ископаемые и редчайшие самоцветы в промышленных количествах, но и некоторые весьма оригинальные технические разработки. Так что в экономическом отношении, как и во многих других - Подгорная Рабочая Республика была более чем благополучна.
   С магией - да, были проблемы. А вот религия у гномов наличествовала. Но опять же - особая. Аналогом храмов у дварфов были Залы Предков; самих же Великих Предков было почти неисчислимое количество - и по сути, у каждого гнома был шанс когда-нибудь это число пополнить. Великими становились самые прославленные в своем поколении дварфы, и истории об их деяниях передавались из уст в уста. За помощью и поддержкой каждый гном мог обратиться к Великим лично, без посредничества жрецов, каковых в разумном подгорье попросту не водилось. Другое дело, что обращались за помощью редко, в самых исключительных случаях - дабы не расстраивать зазря Предков. Но, как предполагал Ариетте - в скором времени и эта помощь может понадобиться...
   Герцог криво усмехнулся и покачал головой.
   - Да нет, ты же меня знаешь, - Марк чуть поправил светящийся переговорник, - Скорее люди. У меня, по крайней мере, по моим оценкам, совершенно не боеготовая армия. Мы же практически 100 лет ни с кем не скрещивали мечи. Кто-то более-менее боеспособный у меня только на границе. Они в принципе удержат "каменное кольцо"... Ну, какое-то время. Тактику эльфов ты знаешь. С учетом того что в одном "помете" у них рождается по пять-шесть будущих солдат... В общем я бы не отказался от помощи союзных войск.
   - Так, а кто во главе армии?
   - Глобальная стратегия на мне, тактическое командование - согласился взять на себе лично государь.
   - О! Это тот самый первый из дома Амриетте за крайние 200 лет, который умудрился у Фрайберга Длинной Бороды получить в тесте "Кобаяши-Мару" 100 баллов из 100 за "Полевое командование"?
   - Он самый. Племянник.
   Ханс чуть иронично кивнул. О Длинной Бороде и среди людей, и среди дварфов ходили легенды. Старина Фрайберг уже не одну сотню лет был грозой всех студентов. Отличавшийся даже по меркам дварфов совсем небольшим ростом, он компенсировал этот маленький недостаток своим необычайно высоким профессорским колпаком (верх которого доставал до середины груди его даже самым рослым воспитанникам), а также высочайшими требованиями. Заслужить даже 50 баллов из 100 за упомянутый тест удавалось очень немногим.
   Не менее, чем своей славой наиболее вредного и въедливого преподавателя трех университетов, Фрайберг гордился своей опять же даже среди гномов выдающейся, спускавшейся намного ниже колен бородой - и на полном серьезе принимал распространившуюся в последние годы среди молодых аристократов Херцштата моду на легкую и не очень небритость, на которую велись все девушки - за вполне естественное почтительное подражание...
   Невинное заблуждение заслуженного профессора было вполне простительным. Борода у дварфов всегда была их отличительной особенностью и предметом особой гордости. Начинала она расти в самом раннем отрочестве и к двенадцати-тринадцати годам достигала уже длины в ладонь, а то и больше. У взрослых гномов борода была как минимум по пояс; тщательный уход за ней занимал не последнее место в ежедневных заботах дварфа, на протяжении всех трехсот, а порой и четырехсот лет их жизни. Впрочем, столь длинную бороду как у Фрайберга отпускал себе далеко не каждый. Все-таки не для всех дел такое украшение было удобно. Но рыженькие, миловидные пышечки-дварфийки его очень даже ценили.
   Кстати сказать, если с точки зрения людей внешность дварфов была скорее характерной, чем красивой - то дварфийки были на вкус многих человеческих ценителей вполне привлекательны. Смешанные браки встречались, хотя и не очень часто (тут уже возникали сложности чисто юридического характера), дети же от таких браков получались, в силу генетической близости рас, довольно удачные, наследовали гномье долголетие (получая на выходе двести - двести пятьдесят против обычных человеческих ста пятидесяти лет) и силу, которая у дварфов превышала среднечеловеческую в шесть-семь раз, причем это касалось и женщин. Гибриды отличались меньшей массивностью, более высоким ростом и менее спокойным характером. В целом же они больше напоминали людей и жили, в силу своей мало присущей гномам неугомонности и склонности к приключениям, чаще всего в человеческих поселениях; а их потомство, в свою очередь, несло на себе уж и вовсе незначительный отпечаток подгорных предков.
   Гномы же из поколения в поколение вели все тот же размеренный, хотя и не всегда свободный от риска и неожиданностей, образ жизни. Искусные мастера и упорнейшие трудяги, они довольно легко справлялись с любой трудной и опасной работой, например в штольнях. Издержки, конечно, были. Так, эти ребята вполне логично, на уровне многовековой привычки, почти не употребляли слова "последний". "За крайние двести лет, да-да" - мысленно улыбнулся не склонный к суеверию герцог.
   ...Значит, мальчишка Артекс возглавит командование... Во взгляде Ханса читалось одобрение, смешанное с недоверием. Что ж - эти чувства можно было понять. На памяти Тяжелого Топора еще не было случая, чтобы кто-либо из королевского дома Ксарпатии отличался особой отвагой, интеллектом и вообще хоть каким-нибудь интересом к делам государства. Артекс был первым, кто хотя бы пытался...
   - Так а где он сейчас, ну то есть его величество? - осведомился Ханс, пытаясь через неширокое плечо старого друга разглядеть, нет ли короля в его кабинете, - Он не с тобой?
   - Его величество изволил пойти пообедать, - с улыбкой ответил герцог, - Молодой растущий организм, понимаешь ли... И к тому же - столько сил сегодня затратил на то, чтобы не раскрыть инкогнито и не разнести к чертям собачьим всю эльфийскую делегацию вместе с послом! Так что - племяннику необходимо восстановить свои силы... Пары часов, думаю, ему хватит.
   - Вообще-то должно бы хватить и часа, - прикинул генсек. Легендарное отношение гномов к вопросам питания - пусть даже с поправкой на военное время - в очередной раз позабавило герцога. Сами дварфы могли быть крайне умерены и неприхотливы при необходимости, но в обычных условиях (для поддержания в форме мощного семи-, а то и девятипудового тела!) - их трапезы это действительно нечто. На званом обеде у дварфа, запасшись временем и аппетитом, хоть раз в жизни стоило побывать. Правда, предварительно - хорошенько рассчитав свои силы...
   - Кстати, Марк, а почему ты называешь его племянником? С учетом событий столетней давности - я сильно подозреваю, вы даже не родственники уже давно.
   - Ну во-первых, похождения крон-принцессы Эллисун до сих пор никто не доказал... Впрочем и не опроверг, что в целом - не существенно. Во-вторых - есть подозрение, что своей светлой полководческой головой мой племянник обязан именно тем самым событиям. А в-третьих - это просто традиция. Формально наши дома все еще братские. А кто кому племянник - определяется просто возрастом. Если старше герцог - то он дядя, а король племянник. Если наоборот - то наоборот. Ну а если ровесники, то мы вовсе братья.
   - Люди. Любят усложнять простые вещи, - пробормотал дварф, воздев очи к небу, - Ладно, герцог. Подгорная Рабочая Республика не оставляет друзей в беде и свято чтит свои союзнические обязательства. А кроме того - мы хорошо помним, как полки твоего деда гибли, удерживая стаи гноблингов, пока наши женщины и дети отступали в глубину безопасных пещер, а мы подтягивали свежие войска. Готовься принимать подкрепление. Не позднее чем завтра в полдень ты получишь как минимум пять оперативных легионов. И я сожру свою бороду, если хоть один из моих ребят отступит в бою с погаными пришельцами!
   - Пять оперативных легионов?! - сказать, что герцог был поражен, значило не сказать ничего. По сути, ПРР выставляла все свои наличные войска без учета мобилизации. А поскольку и один оперативный легион представлял из себя, по сути, совершенно автономную и смертоносную армию - конкордианцам оставалось только посочувствовать.
   - Ну понимаешь, я вдруг подумал, что, может быть, имеет смысл не только отбить нападение, но и решить эльфийскую проблему окончательно. Они же не успокоятся. Получат по голове, растратят демографический ресурс, сбросят демографическое давление и уползут зализывать раны. А так, как они плодятся - восстановятся они лет за 50... Ну и пойдет все по новой. Так что - лучше уж мы сразу одним махом постараемся решить проблему, - Тяжелый Топор говорил медленно, веско, со всех сторон обдумывая каждое слово. - Кстати, может тебе позвать кого-то из восточных королей? Они же не могут не понимать, что Ксарпатия сейчас буфер между ними и эльфами. Причем - единственный, способный их сдерживать?
   - Спасибо за совет, дружище. Впрочем - ты же знаешь этих параноиков... - тяжело вздохнул герцог. - Ну что же - на том и порешим. Мы обеспечим прием войск в передовых крепостях кольца.
   Дварф величественно кивнул головой, и его образ в медном диске рассыпался золотистой пылью, тут же впитавшейся в Переговорник Энтона Флипа - один из любимейших персональных артефактов герцога...
   Марк оперся на стол локтями, положил голову на руки и невидящим взором уставился куда-то сквозь Переговорник. Старый друг поднял действительно важный вопрос - а имеет ли право на существование столь опасная для всех соседей нация, как эльфы? Особенно с учетом того что они пришли в этот мир откуда-то извне куда позже людей и даже иных древних рас.
  
   Глава 4 (в разработке)
   **********************
   Пока Артекс обедает, герцог Марк Ариетте приводит в действие порядком застоявшиеся механизмы своей военной машины, а Ханс Хермстаг готовится поддержать союзников всеми силами, нам, наверное, следует побольше узнать об эльфах.
   Собственно, эльфы были самой молодой расой Алькиркэ. Появились они в свое время в количестве около 10 тысяч особей на берегу Красного Океана (прозванного так за специфический светящийся планктон, любящий болтаться пеной возле берега, обеспечивая население отличным бесплатным белковым продуктом), на западе континента Мэнор, на каковом и располагалось рассматриваемое нами герцогство Золотой Дол. А вместе с ним - вспоминаем! - и все королевство Ксарпатия. Ну, то самое королевство, в состав которого герцогство и входило...
   Первоначально король Тэйлон, на территории которого нарисовался ушастый десант - даже обрадовался. Как-никак прибавка подданных, да еще каких! Новоявленные обитатели королевства Самрис, где собственно и господствовал в те времена Тэйлон - привлекали внимание отнюдь не только ушами.
   Эльфы были статными и высокими красавцами с телосложением легкоатлетов. По силе средний эльф даже несколько превосходил среднего человека. По скорости рефлексов, реакциям, грациозности - оставлял далеко позади. Пластичность гимнаста, мощь античного воина и неуловимая легкость движений, соединенные в одном теле - что говорить, завораживали и впечатляли.
   Если эльфы в сравнении с людьми отличались более высоким ростом и крепким сложением - то прекрасные эльфийки, напротив, поражали своим изяществом и были даже несколько миниатюрнее человеческих барышень. Гибкие фигурки этих невесомых созданий отличались тем, что при всей своей миниатюрности обладали вполне достойными округлостями везде где следовало, причем немало человеческих женщин имели все шансы эльфийкам в величине этих самых достоинств - позавидовать.
   Ну и разумеется, приятной неожиданностью стал тот факт, что, помимо чисто биологических достоинств - эльфы сразу зарекомендовали себя великолепными мастерами-ремесленниками.
   В общем, Тэйлон радовался. Правда недолго. Нет, первое время все было тихо. Эльфы осматривались и впитывали в себя особенности нового места обитания. С коренным населением старались лишний раз не контактировать. К тому же подчинялись всем местным правилам и даже пожертвовали по первому требованию двух эльфиек посимпатичнее да пофигуристее в личный гарем короля.
   К слову - у впечатленного их достоинствами короля в тот момент возникла идея сделать себе наследника-полуэльфа. Впрочем, к его великому огорчению - всплыла биологическая несовместимость. Нет, безусловно, он очень старался, благо анатомически эльфы от людей, как оказалось, особо не отличаются. Но вот скрещивание как-то не вышло. Причем дело было даже не в особенности эльфийской биологии (а как выяснилось впоследствии, особенность таки была - и немалая!..) Просто человек и эльф действительно были разными видами. Как медведь и волк, например.
   Пока король занимался евгеникой, а его советники думали, что им делать с пачкой новоприбывших граждан, эльфы возились в своем на удивление быстро возведенном поселении день и ночь, что-то непрерывно там мастеря, возводя прекрасные храмы (видимо для установления потерянной связи со своими богами) и зачем-то высаживая целую рощу молодых и крепких деревьев недалеко от своего поселения.
   А ровно через три года, в Ночь Прибытия, как они назвали этот праздник впоследствии, эльфы перешли в наступление. Тут-то и выяснилось, что ремесленное искусство - оборачивается изящными, а заодно и острыми как бритва полуторными, чуть изогнутыми мечами со скошенным острием, каковыми (по две штуки на нос) эльфы шинкуют человеческую пехоту со скоростью и эффективностью гномьей мясокрутки на паровом приводе. А помимо талантов ремесленных - у ушастых еще и с магией все оказалось в порядке. Причем куда более в порядке, чем у штатного Корпуса Арканы королевства Самрис...
   Так что уже через пару дней эльфы вошли в столицу, где и получили голову короля от одной из подаренных ранее эльфиеек. К чести короля надо отметить, что вторая наложница к нему за это время настолько прониклась, что предпочла умереть вместе со своим царственным господином. Впоследствии это стало основой для классической пьесы первой женщины-драматурга Виллины Херцштадской "Аэриэль и Тейлон". Каковая и по сей день собирает обильную жатву из слез и соплей во всех более-менее цивилизованных театрах Алькиркэ.
   Дальнейшие события в Самрисе - развивались вполне предсказуемо. Уже через месяц после описываемых событий эльфы превратились в аристократию королевства, вытеснив прежнюю аристократию на уровень в лучшем случае мещан. Причем оказалось, что у них все это время была своя королевская чета. А именно Эниссар и Дориаль Прекрасная - да-да, те самые, чьи священные для каждого эльфа имена упоминал Кварандил в зале приема у герцога Ариетте. Собственно титул "Завоеватель" Эниссар получил именно после самрисской операции. Ну а Дориаль свой носила с детства и также вполне заслужено.
   К тому моменту, когда ближайшие соседи королевства дернулись было на помощь (о которой несчастный Тейлон в силу внезапности нападения так и не успел попросить) - Самрис был официально переименован в Конкордию Данаан. Паломничества послов ближайших государств - милостиво приняли эльфы. Любезно заверив слегка ошалевших послов в том, что все торговые соглашения остаются в силе. С чем они и были отпущены. Что характерно, новое правительство вышеупомянутые обязательства выполнило. В результате - неожиданный переворот в бывшем вполне ординарном и мало чем примечательном королевстве особой паники у соседей не вызвал. Зря, конечно.
   Дальше все развивалось стремительно. Эльфы, обустроившись в своем новом королевстве - внезапно начали плодиться. Причем так, что у окружающих глаза на лоб полезли. В среднем эльфийка за один раз рожала от четырех до шести детей. В отдельных случаях до восьми. Меньше двух - никогда.
   На это работало все - и отменное здоровье, свойственное, похоже, всем представителям расы, и невероятная пластичность тел молодых (и не очень) эльфиек, и их пышные бедра, и особенно грудь, которой можно было выкормить легион. Беременность, кстати, длилась всего пять месяцев. И последующее развитие новорожденных эльфинят, соответственно, тоже шло в ускоренных темпах.
   Правда, оказалось, что и продолжительность жизни у эльфов очень невелика. В среднем к пятидесяти годам наступала уже очень глубокая старость, дольше шестидесяти не держался никто. Исключение составляла лишь королевская чета, но этот удивительный факт относился уже к их взаимоотношению со своими богами, которое, судя по всему, полностью изменяло присущий всем прочим эльфам метаболизм.
   Краткость жизни остроухих обитателей Данаан была скомпенсирована совершенно нереальными темпами взросления. Собственно, половой зрелости, как оказалось, эльфы достигают уже годам к шести - семи. А поскольку обучение начиналось с пеленок - то и интеллектуальная и социальная зрелость наступала примерно тогда же. Расцвет же всех способностей наступал в десять лет и не угасал до конца дней, становясь на склоне лет лишь чуть менее интенсивным.
   Таким образом, уже через семь-восемь лет после появления очередной "партии" деток на свет - эльфы имели новых, натренированных, с отличной базовой подготовкой воинов - и новых матерей для предстоящих свежих пополнений. Но тут в игру вступала еще одна особенность, присущая этому плодовитому племени.
   Почти две трети новорожденных оказывалось мальчишками. А дефицитные эльфийки далеко не все оказывались фертильными. Собственно, плодиться и размножаться могла только одна из четырех. Зато - до самой смерти, поскольку эльфы в принципе не знали, что такое старость. Просто ближе к смерти они становились все менее активными, все больше спали, а в конце концов безболезненно "выключались", как сломавшиеся куклы. Внешне же они и в этот печальный момент продолжали выглядеть так же свежо и прекрасно, как и в свои 10 лет.
   "Плодоносные" представительницы прекрасного пола, как правило, посвящали жизнь непрерывному вынашиванию и рождению детей. Остальные - были столь же женственными и соблазнительными красавицами, при этом - великолепными воинами или профессионалами в других областях, а так же - заветной наградой для наиболее достойных эльфов. Да, заслужить право на размножение и на супругу из числа не фертильных эльфиек удавалось лишь самым лучшим из них. Что, естественно, шло эльфийскому фенотипу только на пользу.
   Отличившийся особой доблестью или достигший больших успехов в своей области эльф вступал в законный брак со своей бесплодной избранницей. Через пять месяцев он получал на руки своих детей от одной из представительниц Мор-матар-та - касты Великих Матерей, к каковой относились все плодоносные эльфийки начиная с пяти лет. Далее детей выращивала (и, что интересно, выкармливала!) супруга премированного счастливца, в то время как биологическая мать его отпрысков - уже вынашивала следующую партию детей от следующего героя.
   Общество у эльфов сложилось кастовое, и помимо Мор-матар-та (единственной, кстати, касты, зачисление в которую происходило автоматически, по факту способности к оплодотворению) существовало еще десять каст, каждая из которых соответствовала своему профессиональному предназначению.
   Нужно напомнить, что от рождения и до пяти лет все эльфы воспитывались как будущие воины; попутно развивались и другие заложенные от рождения таланты и способности, ну а присущее каждому представителю остроухого племени тонкое чувство прекрасного развивать и не требовалось, оно присутствовало изначально. В пятилетнем возрасте эльфы сдавали свой первый экзамен, по результатам которого и происходило предварительное распределение. В десять лет уже полностью взрослый эльф проходил через заключительный, второй экзамен, делающий предварительное распределение окончательным - либо же завершающийся переводом в другую, более подходящую касту.
   Первой и наиболее многочисленной была Лаок-та - каста воинов и прочих "силовиков", к которой по праву рождения принадлежал каждый эльф. В пятилетнем возрасте, в случае если будущий воин обнаруживал явные способности (либо демонстрировал отсутствие способностей, требуемых для других каст) - он проходил первую инициацию и пополнял число боевых, проходящих особую подготовку и отличающихся особым менталитетом эльфов. Так, помимо технических боевых качеств - эти девушки и ребята отличались тем, что считали себя уже изначально мертвыми. Что существенно облегчало любую задачу на поле боя: эльфы-воины в принципе не испытывали пиетета перед смертью.
   Для не прошедших отбор в Лаок-та и в другие касты - оставалась не столь почетная, но крайне нужная как в мирное, так и в военное время Айрил-та. Эти эльфы были строителями, ремесленниками, кузнецами, земледельцами... Правда, в большинстве случаев эльфы даже из этой касты предпочитали тонкую работу, где проявляли редкое мастерство и отменный художественный вкус. Что касается всей тяжелой и черной работы - со времен переименования Самриса в Конкордию ей занимались исключительно люди. Разумеется - под чутким руководством и под присмотром эльфов из Айрил-та.
   Пожалуй, самой нетипичной кастой была Циан-та. Это было сообщество молодых бунтарей и исследователей, путешественников и поэтов. Они отличались от других любознательностью, общительностью и гораздо более широким взглядом на мир. Эта стайка узаконенных нонконформистов несколько уравновешивала предельно строгий, замкнутый и иерархичный мир эльфов. Более того - нередко представители племени Циан-та плавно переходили в другую касту. И ей была самая немногочисленная Тиарн-та. Каста вождей.
   Пятой по счету шла Сайл-та - каста мудрецов и ученых. Сюда попадали эльфы с крайне выраженным гуманитарным или хотя бы отчасти техническим типом мышления. Философы, врачи, историки, учителя - тут были все, кто мозгами работает куда больше, чем руками и ногами. Для совсем нетипичных, но все же по счастью встречающихся, пусть и редко, среди эльфов умов - существовала Фьюги-та, объединяющая финансистов, казначеев и прочих виртуозов бухгалтерского искусства - словом, всех тех, кто был способен найти красоту и гармонию даже в сухом мире цифр.
   Край-та становились те эльфы, чья природа лежала в сфере искусства. Художники, певцы, музыканты, танцоры - строго говоря, этими умениями в значительной степени обладали все, в чьих жилах текла хоть капля эльфийской крови, - но здесь были собраны действительно самые лучшие. Кстати, герольды чаще всего набирались именно среди них.
   Эльфийская религия оставалась для людей тайной. Но богам (или богу) они явно служили, и за эту немаловажную сферу отвечали представители касты Сейдж-та. Надо отметить, что каким бы ни был эльфийский пантеон - на призывы своих последователей он явно откликался, так что остроухие клирики и в мире и на войне были крайне востребованы.
   Но все могущество клириков на поле боя меркло в сравнении с возможностями Руин-та - великими магами Данаана. Как вскоре довелось убедиться легкомысленным соседним королевствам - искусство эльфийских магов не уступало человеческому, а главное - их было много, что обеспечивало обычным войскам эльфов неплохую огневую поддержку.
   Последней и самой загадочной кастой были Спайр-та. Члены именно этой касты и становились сотрудниками эльфийской тайной полиции, дипломатического корпуса и иных не менее примечательных заведений. Собственно - больших подробностей об этой касте не было ни у кого.
   Как уже было сказано - второй экзамен, в десять лет, окончательно закреплял эльфа в его касте. Дальше он шел по своей стезе до самой своей смерти.
   Отдельно нужно сказать о королевской чете. Властители ушастого племени отличались таким завидным долголетием, что современники поверженного Тейлона, равно как и несколько последующих человеческих поколений имели все основания для того, чтобы считать их и вовсе бессмертными. Однако, как показала история, старение и смерть правителей были все-таки неизбежны - но только наступали они на третьем веку их жизни и только после рождения единственного (в этом они также отличались от всех) наследника. В данном случае - наследницы, каковой и была Руниэль Мудрая. Ровесница герцога Ариетте...
   Конкордия Данаан расширялась. Практически непрерывно. Следующими захваченными областями стали империя Хорнваалд на востоке и халифат Аз-Ахтурх на юге. Многолетняя война позволила эльфам сбросить внутреннее демографическое давление, усовершенствовать армию, а заодно и серьезно расширила их территории. Настолько серьезно, что новые соседи - опрометчиво посчитали себя в безопасности, и пребывали в этой блаженной уверенности несколько быстро мелькнувших десятков лет... После чего последовательно познакомились сперва с представителями Лаок-та и, увы, Руин-та - а затем поступили в непосредственное распоряжение к Айрил-та.
   В результате к тому моменту, когда люди поняли-таки, что надо сколачивать альянсы - Конкордия разрослась до очень внушительных размеров, заняв почти все побережье Красного Океана и весьма существенно углубившись в материк. По размерам и населению нынешняя Конкордия Данаан превосходила Золотой Дол как минимум в два - два с половиной раза. В иных условиях - можно было бы вообще говорить о том, что герцогство проиграло войну еще до первой битвы. В иных. Но у герцогства были и свои козыри в рукаве.
  
   **********************
   Глава 5
   **********************
  
   - Надменная сука!!!!!! Лярва ползучая!!!!!! Тварь древесновыращенноприращенная!!!!!!!!
   "Вшииииих!.." - над головой герцога пронесся небольшой, но крайне насыщенный маной фаербол, мгновение спустя превративший одну из наддверных горгулий в абстракционистскую скульптуру. Невысокий герцог иронично приподнял бровь. Куда более высокий король - инстинктивным защитным жестом занес ладонь над своей роскошной каштановой гривой (являвшейся предметом его тайной гордости) - лихорадочно прикидывая в уме, стоит ли ему немедленно потребовать отрубить голову разбушевавшейся красотке - или удастся ее успокоить менее жестоким и куда более приятным способом.
   Леди-архонтесса Антея была личностью во всех смыслах выдающейся.
   Начать с того, что неукротимая метательница фаерболов обладала такими внешними данными, что от увлеченного их созерцания не могли отвлечь все разрушения - даже и угрожающие подпортить внешность самого короля. Невысокая, стройная и грациозная, с огромными миндалевидными фиалковыми глазами и длиннющими ресницами, с соблазнительно пышной грудью и крайне рельефной попкой - Антея была, пожалуй, самой красивой из дам Херцштата и заслуженно пользовалась повышенным вниманием мужчин.
   Далее - небезынтересным может оказаться тот факт, что леди Антея была сильнейшим магом своего поколения в Ксарпатии, а возможно, и во всех человеческих королевствах.
   Нелишним так же будет упомянуть, что архонтесса отличалась унаследованным от матери (урожденной Мазари Аль Шариф) норовом дикой тигрицы и вспыльчивостью гремучей ртути.
  
   Кроме того - Антея была до мозга костей патриоткой Ксарпатии и дичайшей шовинисткой человеческой расы.
  
   Ну и маленькая "малозначительная" деталь.
  
   Она была полуэльфом.
  
   Да, биологически это было невозможно. Но когда твоя маман - бесспорно лучший биомаг халифата Аз-Катабан, а в зиндане сидит чудом захваченный эльфийский маг одного из высших чинов (парня "опустошила" Алчная Лиана - одно из весьма забавных творений Мазари) - возможным становится даже невозможное. В общем - аркана Мазари не придумала ничего лучше, чем провести на себе подобный эксперимент. Нет, в принципе - ничего такого нового она не изобрела. О возможности скрещивания эльфа и человека посредством биомагии было известно давно. Ноу-хау заключалось в том, что впервые скрестили двух столь могущественных волшебников.
  
   Дополнительную пикантность эксперименту придавал тот факт, что во все время беременности Мазари халифат продолжал героическое сопротивление. Да, эльфы наступали, и пылкая аркана, как и прежде, прилагала все свои силы к тому, чтобы немногочисленные войска Аз-Катабана держались во что бы то ни стало - но трезвый и беспристрастный анализ подсказывал, что поражение уже не за горами, а деликатное положение лидера сопротивления не оставляло надежд на новые экстраординарные биомагические разработки, которые, как это не раз уже бывало, могли бы переломить ход сражения и дать халифату некоторую передышку.
   Как бы то ни было - ускорять свою беременность Мазари не стала, справедливо опасаясь, что ребенок и без того мог унаследовать эльфийский метаболизм. В итоге к моменту ожидаемых родов Аз-Катабан пал под натиском Конкордии - что было, в общем-то, неудивительно, ибо был сей халифат, как мы помним, весьма невелик. Удивительно скорее то, что держался он больше года, причем нанес эльфам довольно заметные, для своего масштаба, потери.
   Сама Аль Шариф - благополучно покинула страну перед самым падением, в составе каравана, эвакуирующего ценности халифа. Покинула в бессознательном состоянии, ибо в сознании рвалась воевать и устраивать эльфам кровавый массакр. Халиф, вполне оправданно предположив, что в текущих условиях битва так или иначе проиграна - собрал все что еще уцелело, включая самых ценных подданных, и спешно покинул город, распорядившись сдать его врагу по факту отбытия каравана. Эльфы с захваченными людьми особо не зверствовали, так что решение было хоть и далеким от славы, но при этом вполне разумным.
   Очнувшись уже в эмиграции, Мазари Аль Шариф устроила дикий скандал халифу, послала его к пустынным ифритам и покинула свиту. Что характерно - задерживать ее никто не решился.
   Нет, махать кулаками после драки далеко не глупая магесса не стала. Ни один биомаг, даже самый могущественный, и ни одна аркана, даже самая разгневанная - не в силах в одиночку противостоять армии эльфов. Как ни крути, один в поле не воин. И Мазари, прикинув, кто именно станет объектом интереса Конкордии в ближайшей перспективе, отправилась в Золотой Дол. Там и осела, заняв почетное место среди приближенных к герцогу магов; там и родила дочку.
   Собственно - именно ее, очаровательную и уникальную по врожденным магическим свойствам Антею, яростная и пламенная Мазари решила сделать орудием своей мести. И результат превзошел самые смелые ожидания. Девушка-полуэльф на дух не выносила даже вполне дружественных людям дварфов, а от одного упоминания эльфов начинала шипеть и плеваться. Иногда даже ядом, если соответствующее заклинание оказывалось под рукой. Словом, излишняя толерантность явно не была присущим Антее пороком...
   На этом фоне довольно забавным казалось то, что закадычной подругой и, впоследствии, ближайшей помощницей Антеи была лучшая выпускница Университета Феникса, крепкотелая, приземистая и рыжеватая Хельга. Полудварф.
   Будучи почти полностью невосприимчивой (а значит и не способной) к магии, Хельга отличалась великолепным математическим аппаратом и вообще весьма немалым интеллектом. Итогом стали академические знания в теормаге, что давало альянсу Хельга-Антея нехилые преимущества перед другими студентами. Гномья научная основательность и эльфийские сила и талант к магии - это, прямо сказать, то еще сочетание. И Антея была готова использовать эти замечательные способности при первом намеке на первый удобный случай.
   К слову, ради дочери (и своих насчет нее замыслов) мать пошла на почти невероятный для мага, а тем более сильного мага шаг. Да, династийность среди магов была более чем распространена. И тем не менее - Мазари направила дочь учиться не на свою специальность, а на боевого мага.
   В общем - леди Антея была воспитана шовинисткой, патриоткой и просто замечательной девушкой. К двадцати годам удивительной красоты выпускница Университета Феникса, леди-бакалавр Антея Аль Шариф, одержимая идеями превосходства человеческой расы и наполненная нереальным запасом маны и заклинаний - была гордостью и украшением высших кругов Херцштата. Тогда же - она и была представлена ко двору.
   Юная магесса с первого взгляда понравилась тогда еще совсем молодому герцогу. В Антее пленяло все - и ее верность убеждениям, и прямота и недюжинный ум - и, разумеется, сногсшибательная красота и сексуальность. История не терпит сослагательных наклонений, но говоря объективно - в тот момент у Антеи, пожалуй, были все шансы стать герцогиней Дола. Если бы не одно "но". К огромному сожалению всех участников этой драмы (и к вящей ненависти Антеи к эльфам) - леди Аль Шариф-младшая ни при каких обстоятельствах не могла поучаствовать в продолжении рода герцога.
   Магия позволила состояться столь необычному и противоестественному союзу как эльф и человек, но, увы, даже она была бессильна против железного закона природы: межвидовые гибриды - бесплодны. А у герцогов Ариетте, в отличие от некоторых иных сюзеренов - отношение к своему долгу перед государством и вассалами было более чем серьезным, подчас - болезненно-серьезным. Герцогу был необходим наследник. И супруга, способная герцогство наследником обеспечить.
   В итоге - молодым людям не осталось ничего, кроме как остаться друзьями. Друзьями очень хорошими и близкими.
   Прошли годы; герцог, как и положено у Ариетте - стал грамотным и просвещенным правителем, женился, обзавелся таки наследником. Леди Антея - своим талантом, трудом и, в немалой степени, изобретательностью Хельги, достигла звания Архонтессы герцогства (а де-факто и всего государства). К счастью, от своей матери Антея унаследовала не только магический талант и южную красоту, но и человеческое долголетие, причем - парадоксально и к еще большему счастью - от эльфов ей досталось полное отсутствие старения. В итоге - в свои тридцать с небольшим леди Антея оставалась все той же пламенной юной красавицей. Неудивительно, что на нее с первой же встречи запал и король.
   Антея тоже не осталась равнодушна к венценосному ухажеру (сказались как внешность короля, так и его утонченные манеры, а равно и общий дух доблести, проявившийся в роде Амриетте впервые за длительное время). Поэтому герцог вполне резонно подозревал, что появление его "племянника" этим утром в Херцштате было связано далеко не только с "посещением зверинца". Впрочем - постельные и сердечные приключения этих двоих были, на текущий момент, пожалуй, последним, что интересовало Марка...
   Окончив переговоры с Хансом и сделав несколько самых необходимых распоряжений, герцог в сопровождении короля направился в отдаленное крыло замка. Там, в небольшом, но очень красивом зале (утопающем в букетах из королевских оранжерей) - была личная лаборатория леди Антеи. При первых же словах об утренней делегации и ультиматуме - большая часть цветов разлетелась по стенам, воздух наполнили ароматы искрящих молний, а по адресу Руниэли Мудрой понеслись такие эпитеты, которые высокочтимая повелительница эльфов точно оценила бы по достоинству, если бы могла их услышать.
   ...Леди швырнула еще пару фаерболов в другую стенку, выдохнула приличную струю дыма из правой ноздри и гибким кошачьим движением запрыгнула в кресло. В прищуренных фиалковых глазах полыхали серебряные искры, изящные пальчики с неженской силой сжимали подлокотники кресла, оставляя на пунцовом бархате глубокие отметины от острых фиолетовых ноготков. Король и герцог, переглянувшись, неспешно двинулись к ахонтессе.
   "А она чертовски соблазнительна, когда сердится!" - непроизвольно отметил про себя Артекс, с трудом отрывая взгляд от часто и высоко вздымающейся, фантастических размеров и восхитительной формы упругой груди магессы и от роскошных волн ее удивительных, черно-золотых (еще один побочный эффект гибридизации) волос, в настоящий момент еще и взбудораженных применением нескольких электрических заклинаний.
   Рядом с креслом возникла как из-под земли нарисовавшаяся Хельга, молча сунувшая подруге кубок с вином. На суровом, широкоскулом лице верной наперсницы читалось все, что она думала по поводу несдержанности и беспорядка, учиненного здесь Антеей, и было понятно, что от разноса магессу сейчас спасает только присутствие двух венценосных особ одновременно. Антея чуть виновато скосилась на конопатый нос своей рыжей подружки, и надув губы повернулась к сюзеренам.
   - И все равно! Я на тебя очень обижена, Марк! Ты должен! Должен был позволить мне испепелить эту проклятую шкатулку!!! - герцог слегка улыбнулся в ответ и вытащил из-за пазухи "Голос".
   - Видите ли, моя леди, если бы вы испепелили эту несчастную шкатулку - мы не смогли бы ее внимательно изучить. Мало ли что мы сможем извлечь из этой безделушки.
   - Мы давно "на вы", Марк? - требовательно вздернула бровь прелестная дебоширка.
   Герцог передал "Голос" Артексу (который, похоже, отчасти разделял отношение Антеи к шкатулке, и принял ее с некоторой брезгливостью) - и непринужденно облокотился на одну из колонн зала, чудом уцелевшую после выплеска эмоций архонтессы.
   - Нет, моя радость, просто мне показалось, что фаербол, летящий в мою голову - есть символ некоторого охлаждения твоего ко мне отношения.
   - Можно подумать, мало их в тебя летало за те годы, которые мы друг друга знаем! - фыркнула и рассмеялась магическая хулиганка.
   - Ну, привыкнуть все никак не удается, - нагло соврал герцог.
   Король посмотрел на Марка с искренним восхищением. Так виртуозно и быстро привести строптивую красавицу в нормальное состояние ему самому пока что ни разу не удавалось! Серебряный смех Антеи еще звучал под сводами зала, но по глазам магессы уже было видно, что вместе с хорошим расположением духа к ней вернулась и ее обычная способность мыслить, и мыслить хладнокровно, ясно и стремительно.
   - Так, ладно, вашества, раз уж я наконец более менее успокоилась - давайте разбираться по порядку, - Антея обнаружила у себя в руке бокал с вином и пригубила его. На лице отразилось явное восхищение букетом, и она благодарно обернулась к рыжеволосой полудварфийке, мрачным изваянием стоявшей вполоборота к магессе, - Хель, спасибо тебе.
   - После поговорим, - непреклонно отрезала подруга.
   Антея кивнула с самой теплой улыбкой, призванной хотя бы отчасти смягчить, если не предотвратить намечавшуюся грозу (на которые была мастером Хельга) - и, отставив бокал, снова обратилась к мужчинам.
   - Итак - эльфы, наконец, соизволили добраться до нашей страны, - кошачьи глаза полуэльфийки недобро сузились и полыхнули огнем нескрываемого азарта. - Ну что же... Ультиматум истекает завтра. Времени - в обрез. Значит - срочно созываем весь Большой Круг. Можно попробовать нанять легионеров у соседей. Марк, Артекс - вы выделите мне средства на покупку магов-наемников?
   - Разумеется. С финансированием нет никаких проблем, - кивнул герцог.
   - Отлично, - Антея легко соскользнула с кресла, неслышным решительным шагом устремилась к небольшому бюро в дальней, полускрытой портьерами части зала и начала извлекать из его неожиданно вместительных недр фолианты и свитки, - Теперь надо подумать об артефактах, видимо придется поднимать поточное производство...
   ...
   За окном все еще был мир. Зеленели деревья в обширных ухоженных парках Херцштата, смеялись дети и выкрикивали свои незамысловатые речевки торговцы... А здесь, в личной лаборатории леди Антеи - уже шла война. Пока что - без крови. Но до крови оставалось совсем немного времени.
  
   ****************
   Глава 6 (в разработке)
   ****************
   ...Люди и эльфы - подготовка к войне... С момента объявления ультиматума прошло два часа...
  
  
   ****************
   Глава 7 (готова практически вся, за исключением охраны купца)
   ****************
  
   В приемной матери чудовищ - было на удивление людно и шумно.
   У Мазари Аль Шариф шел обычный рабочий день. Быть может, чуть более интенсивный, чем всегда - в Херцштадт на днях прибыл караван осужденных со всего Дола, а значит, был проведен и аукцион, на котором жизни "неисправимых" и "непрощенных" были проданы новым, более рачительным хозяевам. Которые, как и следовало ожидать, направили свой свежеприобретенный биологический материал на законную трансформацию.
   Кроме того - подошло время технического обслуживания Легио Монстро. Во всяком случае - прошлогодней партии. Не говоря о постоянной потребности герцогства в биомагических "инструментах" - гениальных изобретениях Великой Мазари. Мать чудовищ знала, что рано или поздно все ее творения будут незаменимы на неизбежной войне...
   ... Антея только что завершила сеанс единовременной ментальной связи. Итак - теперь мобилизованы все магические силы королевства. Архонтесса чуть устало откинула со лба прядь волнистых густых волос. Оставалось еще одно. Своей матери сообщить эту новость она готовилась лично.
   Антея была нечастой гостьей у Мазари. И сейчас, хотя все ее мысли были заняты распоряжениями, которые она, и завершив телепортацию, продолжала отдавать верховному командованию боевых магов - она невольно содрогнулась от отвращения при виде первой же разработки своей обожающей эксперименты матери. Да, один из ее несравненных самоходных хирургических комплексов в настоящий момент стоял как раз у входа в приемную.
   Комплекс - дышал, и Антея знала, что при особо "удачном" стечении обстоятельств она может встретиться с ним взглядом. Сложной формы устройство опиралось на то, что до встречи с ее матерью было руками и ногами. Сейчас конечности "комплекса" были вывернуты таким образом, что то, что когда-то было животом - было обращено вверх. Теперь это было затянутое плотной, желтой кожей, идеально ровное хирургическое поле, окруженное частоколом покрытых мягкой плотью ребер, нежно фиксирующих раненого (или приговоренного к трансформации) на время проведения операции.
   Над полем, на выгнутой дугой шее - возвышалась голова, отдаленно (если бы не восемь глаз, пара из которых была телескопической) напоминающая человеческую. Рот был слегка вытянутым, и заканчивался круглой челюстью с несколькими рядами клыков. Применялся он как биологический утилизатор для отпиленных частей пациента, а также - в качестве прецезионной хирургической пилы. Из паховой области "самоходного комплекса" вверх загибался отросток со стрекательной железой на конце. Перед началом операции - пациенту впрыскивался сложнейший коктейль из различных терапевтических препаратов и гормонов, каковой заметно стимулировал регенерацию, расслаблял мускулатуру, ускорял коагуляцию крови, что позволяло снизить риск кровотечений, а главное - обездвиживал и полностью обезболивал больного. Мазари была очень гуманным врачом.
   Из плеч медицинского чудовища - росло два десятка тонких, многосуставчатых паучьих хитиновых лапок, оканчивающихся коготками самой различной формы, а то и вплавленными прямо в плоть стальными медицинскими инструментами. Собственно, от одного только созерцания шевелящихся хитиновых отростков из живого мяса - к горлу подкатывала тошнота. Антея же, видевшая трансформацию одного из осужденных на превращение в это своими глазами, могла "насладиться" и более широким и изысканным спектром ощущений. Она четко знала, что "лапки" были живыми человеческими пальцами, прошедшими обработку могущественным волшебством Мазари Аль Шариф.
   Словом, неудивительно, что данный комплекс обладал невероятной эффективностью. При его приближении - выздоравливали и обнаруживали невероятную прыть подчас даже тяжелораненые пациенты. Впрочем, будем справедливы - комплекс, разработанный Мазари для грядущей войны с эльфами (в скором начале которой она, как мы помним, была уверена) - в спасательных службах герцогства завоевал заслуженное уважение. Те, кто действительно нуждался в эффективной и профессиональной помощи в экстремальных условиях - получали ее в полной мере. Как правило, если человек доживал до прибытия комплекса - он выживал в принципе. Комплекс прекрасно умел исцелять.
   Антея с трудом подавила рвотный спазм и шагнула в приемную.
   Просторное помещение было разделено на две части. По правую руку - стояли удобные кресла для ожидающих своей очереди клиентов. Напротив же каждого кресла располагались клетки-ячейки для их... "имущества". В данный момент было занято не менее шести клеток.
   В первой, ближней ко входу ячейке сидел, обхватив колени руками, завывая и мерно раскачиваясь, бородатый мужчина лет сорока. По робе с большим, перечеркнутым косым крестом, желтым кругом - в нем безошибочно угадывался разбойник-рецидивист, за которым числилось не менее трех смертей. Во всяком случае, за меньшее к "шарификации" суд обычно не приговаривал.
   Вторую камеру занимал угрюмый и грязный как свинья амбал. Судя по Ошейнику Усмирения, хорошо различимому мистической частью зрения арканы - этот был куплен. Аркана из чистого любопытства отследила, к кому тянутся нити власти, и мысленно кивнула собственным догадкам. Как она и предполагала - владельцами была пожилая супружеская чета с обветренными лицами и натруженными руками фермеров. Похоже, старички решили обзавестись "разумным волом". В принципе - этому деятелю еще повезло. Во всяком случае, судя по лицу - потери интеллекта он и не заметит, а снижение агрессивности до ноля будет ему только на пользу.
   В третьей ячейке сидел пес. Натуральный. Серой масти. Ростом примерно по пояс Антее. Серая, грубая, короткая, слегка курчавая шерсть на морде образовывала забавную короткую бородку. Псина явно ощущала общую нервозность в помещении, но, видимо, в силу добродушного и оптимистичного характера - прятала в усах зубастую улыбку и слегка повиливала хвостом. В принципе - в этой здоровенной зверюге с легкостью узнавалась карлдильерская луговая собака, в народе чаще обзываемая "гномьим волкодавом". Антея улыбнулась псине, вспомнив, как в их прошлую встречу Их Величество соизволил почти что час с упоением повествовать своей возлюбленной о том, насколько удивительный и чистокровный экземпляр луговика он приобрел для своей личной псарни и какой это забавный щенок. С учетом того что псарня монарха, в отличие от таковых у нормальных людей, располагалась в его покоях - Антея, кивая словам любовника, в виде теоретического упражнения быстренько встроила в очищающее от шерсти заклинание еще и серый цвет в условиях поиска.
   Как бы то ни было - данный пес к королю отношения не имел и ожидал, судя по всему, "медвежьей" трансформации. Надо сказать, что со стороны жителей отдаленных хуторов, ферм, а так же просто параноиков - это был один из самых популярных заказов у Аль Шариф. Во-первых, он не требовал дорогостоящей "человечинки", а во-вторых и сам стоил совсем недорого. А эффект получался ого-го. Собачку раздувало раза в два - три, до размеров очень крупного теленка. Агрессивность резко возрастала, но при этом - намертво вшивалось абсолютное подчинение владельцу и его семье. Кроме того - собаке в мозг подгружался словарик слов на 300, что, в общем, превосходило словарный запас некоторых особо запущенных селюков. Приятным бонусом было и то, что срок жизни собаки почти утраивался. В общем - за песика можно было только порадоваться.
   Четвертую клетку - занимала женщина лет тридцати с красивыми, но несколько резкими чертами лица и ледяными глазами. Лицо ее Антея узнала сразу. "Черная Вдова Рианна", как ее окрестили газетчики. Она же - графиня ар Инотозо. Она же - маркиза ат Чизатто. Она же, и это было самым удивительным - фройляйн Шварцштейн. Наверное - такие дамы есть везде. Соблазнить мужчину, увлечь, загнать в гроб. Получить деньги и титул.
   Вот только далеко не каждая додумывается для этого призвать суккуба и предоставить ему свое тело. Разумеется, все жертвы Рианны умирали "от сладострастия", как скромно писал судебный коронер. И разумеется, слава "смертельно страстной" женщины, с одной стороны, отводила все подозрения, а с другой - вызывала невероятный интерес со стороны множества идиотов, желающих испытать свои физические пределы.
   В итоге - Арканум Инквизицио, под непосредственным руководством самого Паблио Кварте, следователя и генерала действующей службы государственной безопасности, - смогла поймать Рианну только после смерти ее третьего мужа. Причем поймать, фактически, "с поличным". Антея припомнила, что заклятье, долженствующее задержать на месте преступления и суккуба и его носителя, по личной просьбе Паблио было составлено Хельгой.
   Рианна старалась держаться. В сложившихся обстоятельствах это свидетельствовало о недюжинной силе воли. Собственно, фантазия Мазари была весьма обширна, а подобных Рианне - биомагессе, как правило, отдавали с припиской "делайте что хотите о Великая". Впрочем, не исключено, что мужеубийца этого пока просто не знала. Зато, пусть и шапочно, Рианна знала Антею. В конце концов, трудно не знать самую красивую женщину герцогства, если сама промышляешь красотой.
   - А-а-а-а-а-а... Вот и сама Прекрасная Антея пожаловала! Надеюсь, твоя мамаша превратит меня во что-то подобное? Всегда мечтала, иметь такую же гриву как у тебя! Это же так модно - походить на скунса! - конвоир дернулся было к клетке, чтобы заткнуть женщину, но натолкнулся на взгляд Высшей Арканы, после чего шмыгнул обратно в кресло и постарался не отсвечивать. Не сказать, чтобы он прочитал в глазах Леди Антеи что-то плохое. Отнюдь. Но то, что с ситуацией она разберется сама, он понял четко.
   Антея с грацией дикой кошки, как бы ненароком демонстрируя эльфийскую часть своей природы, повернулась к клетке и очень нежно улыбнулась. Надо заметить, что в ее улыбке не было ни тени злорадства или издевки. Нет. Аркана, казалось, увидела свою старую и любимую подругу.
   - Рианна?! Ох... Прости, я задумалась и сразу не поняла что это ты! Господи!.. Да как же ты сюда попала?!? - "Черная вдова" слегка опешила.
   - Антея? Ты что, настолько увлеклась своими магическими изысканиями, что не в курсе последних новостей в герцогстве? Или у тебя завелся новый тайный поклонник? Мне кажется что после герцога - тебе не следовало бы опускать планку ниже короля... Что?! - в чуть смущенной улыбке Антеи Рианна прочитала все, что аркана хотела ей сообщить.
   - Ой, извини, но я правда сильно отвлеклась от всех новостей... Так как ты сюда попала и почему к моей матери?! Неужели ты совершила что-то настолько ужасное?
   - Антея, случилась страшная ошибка!.. - трагический тон, слеза, одиноко скатившаяся по щеке, дрожание губ... В Рианне грозила погибнуть талантливая актриса. - Понимаешь, меня обвинили в чудовищном... В дружбе с Губительными Силами! В том, что я с их помощью убивала своих мужей! Но ведь ты же аркана! Ты же знаешь этих охотников на ведьм!!! Паблио просто понадобилась я... А когда я отказалась - он заставил Высокий Суд приговорить меня к этому!!! - красавица заломила руки, после чего страстно, гася преждевременно засветившуюся надежду в глазах, простерла их к Антее. - Великая, мы же всегда были приятельницами - две самые красивые девушки государства! Пожалуйста, замолви за меня словечко, еще не поздно...
   Аркана, внутренне улыбнувшись этим трогательным уверениям в нежности со стороны графини, которая, как прекрасно знала Антея, в других обстоятельствах готова была полжизни отдать за возможность выцарапать ей глаза, - сокрушенно вздохнула:
   - Ох... Какой ужас, Рианна... Но я не смогу, ты же знаешь... Моя мать... Она неделю назад мне рассказывала о своей новой задумке... - магесса искоса взглянула на двери приемной, - Представляешь - она решила дополнить свою идею с "хирургическими комплексами". Что-то связанное с регенерацией прямо на ходу ампутированных частей пациента. И для этого ей как раз был нужен молодой женский здоровый экземпляр... Конечно, я надеюсь, что это будешь не ты, дорогая...
   - Хирургический... комплекс... то... существо... Возле двери.... - цвет лица мужеубийцы не сильно отличался теперь от цвета гипсовых ангелов подпиравших своими крыльями потолок по углам приемной. Антея мысленно досчитала до десяти.
   - НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Нет!!!!!!! Убейте меня!!!!!!!! Убейте!!!!!! Антея - ты сука, мразь, тварь, герцогская шлюха!!!!! Твоим фаерболом невозможно даже муху прибить!!!!!!!!!!! Ну же!!! Покажи что ты можешь, грязная полукровка!!!!!!!
   - Хм, полукровка, да... Слава богине, что не хирургический комплекс имени моей матери. Кстати, вот любопытно - а в глубине их исковерканной плоти правда остается в целости сознание трансформированного? Я как-то всегда опасалась это спросить у матери.... - Антея наивно хлопнула глазками. Рианна зарычала, отпрыгнула к дальней стенке ячейки и попыталась удариться со всей силы виском о прутья. Разумеется, сработало предохранительное заклинание. В ту же секунду - Рианна оказалась спеленута силовым полем клетки и подвешена точно в ее геометрическом центре, лишенная даже возможности сказать хоть слово. Все что ей оставалось - это бешено вращать глазами.
   - Знаешь, я, пожалуй, предложу матери попробовать сделать из тебя боевую единицу, - сжалилась аркана. - Нельзя допустить, чтобы такой заряд гнева и ненависти пропал зазря. Да и выглядят ее боевые кадавры не настолько омерзительно как медицинские.
   ..........
   Девушка, сидевшая в следующей камере, была еще совсем подростком. Лет пятнадцать. Не более. А еще - зрение арканы было ослеплено бешеным потоком энергий, которые струились в теле приговоренной.
   Такого Антея не видела очень давно. Застыв на месте, забыв о том, что, собственно, она собиралась поведать - и как можно скорее - показавшейся на пороге своего кабинета Мазари - Великая Аркана во все глаза смотрела на юную пленницу, которая по дремавшей в ней магической силе - потенциально могла бы сравниться с нею самой.
   Скромно, неброско одетая, она, в отличие от остальных приговоренных, держалась несколько отстраненно, тихо присев на краешек откидного сиденья. В развороте худеньких плеч, в очертаниях высокой груди и высоких скул тонко очерченного лица девушки поражала благородная - нет, пронзительно-благородная чистота. Огромное напряжение выдавали только тонкие, хрупкие пальчики, то непроизвольно расправлявшие на коленях складки ветхого плаща, прикрывавшего не менее ветхое платье, то сжимавшие грубый, холодный металл сидения.
   Напротив клетки - развалился весьма упитанный тип, в высоком тюрбане с ярко-красным "шпилем", в расшитом золотом черном коротком камзоле и обтягивающих внушительных размеров пузо и на удивление тоненькие ножки черных штанах-лосинах с золотыми же галунами. Судя по куче драгоценных цацек, дополняющих его костюм, и смуглой усатой физиономии - в приемной Мазари каким-то образом оказался тарземский купец. Это, в свою очередь означало, что девушка в клетке не была приговоренной рецидивисткой. Скорее всего, она была личной рабыней купца. Или еще хуже...
   Рабство в Золотом Доле было запрещено. Тем не менее, в отличие от Подгорной Республики - раб, оказавшийся на территории герцогства, не получал свободу автоматически. Право личной собственности - уважалось не менее, чем право личной свободы. Строго говоря, механизмы освобождения раба были. Но требовали определенных телодвижений со стороны раба и были не слишком очевидны. С другой стороны - непосредственное рабство было запрещено в большинстве соседних стран и торговых партнеров Дола. Собственно даже в Конкордии люди рабами в прямом смысле этого слова не были.
   Однако же - существовали на свете еще и таки дыры как Тарзем. Государство, славившееся своим торговым флотом, богатством купцов и процветающей олигархократией, каковая возвела гедонизм чуть ли не в степень государственной идеологии. В итоге - население оказалось разделено на богатых и нацеленных на получение все новых наслаждений купцов-магнатов и их имущество. Рабов. В принципе, с учетом того что вся экономика государства строилась исключительно на внешней торговле челночным принципом (сам Тарзем ничего кроме торговых каррак не производил) - большая часть коренного населения так или иначе имела отношение к торговле и не бедствовала. Но вот рабов из иных стран, похищенных работорговцами, либо привезенных совершенно легально (а иногда и взятых самими купцами, не чуравшимися иной раз пощипать по-пиратски подвернувшуюся ладью чужеземного купца) - в стране было едва не больше чем коренных жителей.
   Аркана еще раз посмотрела на девушку. Недетски глубокий взгляд ясных, серо-зеленых глаз, не останавливаясь ни на ком из присутствующих, был устремлен вдаль, явно за пределы приемной. Косы пепельно-светлых волос струились по стройной спине, оканчиваясь значительно ниже тоненькой талии и хрупких девственных бедер. В прозрачно-нежном лице угадывались северные черты. Антея закусила губу. Видимо, не повезло одному из уберландских купеческих коггов...
   Из-за перерезавших континент напополам Карлдильер, Уберданд и прочие северные земли оказались в некоторой изоляции и торговлю хоть и вели, но преимущественно водными путями. На суше - проще было торговать с дварфами подгорной республики. Разница в наценке - была в разы меньше чем потери от транспортировки грузов через все перевалы, расщелины и выплаты транспортных налогов. В итоге - северяне действительно были редкими гостями в континентальном Доле. Равно как и в треклятом Тарземе.
   ...В мистическом зрении - вокруг девушки все еще бушевали вихри энергии. Аркана закрыла глаза, выдохнула и повернулась к купцу.
   - Добрый день, уважаемый! - купец бросил на нее несколько напряженный взгляд. С одной стороны, в традиционной культуре Тарзема женщина особыми правами не обладала и раскрывать рта, в присутствии мужчины - права не имела. С другой - тарземцы славились своим умением приспосабливаться к условиям своих торговых партнеров. К тому же - данная женщина, судя по платью из не слишком бросающегося в глаза, но стоящего на вес серебра орочьего "шелка", по опять же неброским, но безошибочно определенным наметанным взглядом купца как "ну очень дорого" украшениям и общей манере держатся - явно принадлежала к элите данного государства.
   - И я приветствую тебя, высокорожденная услада глаз своего господина! - крайне дипломатично ответил купец после короткой паузы. - Что будет угодно высокородной госпоже?
   - Эта, в клетке - твоя рабыня?
   - О да, госпожа! Это моя племянница. Ее мать - купил мой брат, двадцать лет назад. Он оказался падок на северную кровь и породил из своих чресел это дитя. Увы, мой бедный брат был поглощен пучиною полгода назад... - купец вынул из кармашка шелковый платок и промокнул уголки глаз. Видимо это должно было знаменовать его сентиментальность. - Согласно нашим обычаям - все его имущество досталось мне. Включая его дочь от рабыни.
   - Они плыли домой к матери... - тихим бесцветным голосом сказала девушка, - должны были... пожениться.
   - О, ну это все уже не существенно, о будущий цветок моих ночей! - хищно улыбнулся купец. - А тебе я и вовсе не разрешал открывать рта. Впрочем - думаю, Мать Чудовищ скоро поправит этот твой недостаток. Равно как и многие другие, - достопочтенный обладатель алого тюрбана бросил мечтательный взгляд на подошедшую к ним и бесстрастно слушавшую их диалог Мазари и обернулся к аркане.
   - А почему вас так заинтересовала эта негодница, высокородная госпожа?
   - Я бы хотела купить ее у тебя.
   - Госпожа, я всегда готов вам предоставить любые товары и услуги, которыми располагаю! Но... она не продается. Признаться - я давно хотел заполучить ее себе. А тут подвернулся случай.
   - Купец, - Антея начала закипать, - в этом ребенке есть Сила. Я - Аркана этого герцогства. И я хочу купить ее у тебя. Назови цену.
   - Я всего лишь скромный купец... И я не хочу огорчать вас, но магия в нашем государстве находится под запретом, так что для меня не играет никакой роли, чем она обладает. Я превращу ее в свою рабыню для удовольствий. Для этого я и вез ее сюда, на край света, к Великой Матери Чудовищ, - тарземский делец повернулся и, продемонстрировав Антее свой жирный, обтянутый тесными черными лосинами зад, почтительно поклонился неподвижной как изваяние Мазари. - Я не продам ее. А вы ее не заберете. Ваши законы свято блюдут право собственности...
   Возможно, купец просто набивал цену. Однако в случае с Антей он допустил стратегическую ошибку. В отличие от забитых женщин Тарзема - Антея предпочитала разговорам и бесплодному созерцанию действие. Тем не менее - при всем огромном желании, банально превратить купца в горстку невесомого пепла было также не очень правильно. И скорее всего расстроило бы и герцога, и короля. Понятно, что в конечном итоге все было бы спущено на тормозах. Но тут включилось чертово чувство гражданской ответственности, вколоченное в Антею еще ее матерью.
   - Антея, ты знаешь Закон. Знаешь свои права и мои. И ты знаешь, чьим приказам мы подчиняемся. Сегодня очередь у меня движется быстро... Так что имей в виду, у тебя есть максимум три часа, - беззвучно, глядя Антее в глаза, произнесла Мазари.
   Магесса нервно кивнула, бросила испепеляющий взгляд на самодовольно улыбавшегося жирдяя и испарилась в пламенном столбе, оставив после себя по выжженному пятну на полу и на потолке приемной и сильный запах озона.
  
   **************
   Глава 8 (в разработке)
   **************
  
  
   - Отлично, дядя. Значит, мы можем использовать этот артефакт для диверсионного удара в тыл армии противника. Красивая, надо признать, идея - использовать артефакты, активируемые исключительно рассветными лучами солнца. Просто любопытно - ты собираешь коллекцию всю жизнь?
   Герцог, перебирая малопримечательные на вид предметы, хранившиеся на верхних полках его необъятных книжных шкафов - через плечо кивнул Артексу.
   - Разумеется. Свой первый артефакт я получил от твоего деда, между прочим. Он тогда приехал на пир с твоим отцом. Ну а в качестве подарка - вручил мне зайца, выточенного из живого камня Илоты. Мне тогда было лет шесть... Ну да не важно.
   - Хм... Марк, а твоя попытка пару лет назад создать женское военное подразделение - оно случайно не связанно ни с одним из артефактов? - король задумчиво изучал список единиц, находящихся в спецхране дворца, рассеянно покусывая кончик тонкого стилуса.
   Лорд Ариетте, закончив проверку последней полки, спустился с невысокой пришкафной лесенки и подошел к королю.
   - А, ты наткнулся на "Доспехи Воительниц"? Нет, оно связано с несколькими артефактами, - герцог улыбнулся, - с теми самыми нагрудниками. Уникальная штука, кстати, пойдем покажу.
   Дважды просить Артекса не пришлось. Подстегиваемый любопытством монарх был готов помчаться в сокровищницу Дола вприпрыжку, но почтение к дяде принуждало его сдерживать шаг. Два великих властителя неспешно прошли во внутреннюю часть замка, после чего на нее легло заклинание тотальной защиты. Защиты, которую не мог бы пробить никто - даже ворвавшаяся минутой раньше в замок и метавшаяся по всем его залам и переходам в тщетном поиске своих растрехклятых сюзеренов Антея.
   ...В широком и прекрасно освещенном подвале - царил идеальный порядок. Обширная коллекция артефактов была собрана герцогом как через агентов, так и лично, причем в зависимости от ситуации Марк выкладывал за них приличную часть своей внутренней казны - либо изымал их безвозмездно и зачастую без ведома их хозяев.
   Вся коллекция была размещена в строгом соответствии с классификацией. В частности, в одном из дальних углов - располагалось несколько вычурных ящиков, с богатым орнаментом на крышке и стенках.
   Непосредственно перед ними - стояла искусно выполненная из какого-то теплого на вид материала, статуя, изображающая девушку, одетую в очень странно выглядящие доспехи. Статуя была выполнена в полный человеческий рост. Девушка, которую она изображала - была крайне мила и привлекательна. Особенно завораживала подчеркнутая женственность ее фигуры: плоский живот, широкие бедра, грудь, узкая до невозможности талия... Как не трудно догадаться - доспехи все это не только не скрывали, но и самым выгодным образом подчеркивали. Фактически, кожа и металл - охватывали только переднюю часть голени, слегка приобнимали таз и низ живота, далее превращались в две тонкие, узенькие полоски стали с искуснейшей гравировкой, под грудью снова разворачивались в два полушария, которые, правда, грудь не скрывали а скорее подчеркивали и приподнимали. От груди и через плечи - они таким же образом переходили в едва прикрывающие плечи наручи. Одной полосой через хребет доспех опускался к крестцу, где образовывался пояс, охватывающий девушку по талии, с какового на задницу девушки ниспадала крупноячеистая кольчужка, прикрывающая ту самую попу примерно до середины ягодиц.
   Иными словами - большая часть девушки была не просто не прикрыта броней, но и вовсе обнажена.
   Герцог дал королю пару минут на то, что бы подобрать с пола челюсть, после чего вынул свой меч из ножен и протянул рукояткой вперед своему королю. Артекс несколько удивленно принял меч и уставился на своего дядю.
   - Руби - кротко улыбнулся герцог.
   Король удивленно приподнял бровь, но спорить не стал, крутанув меч в руке и обрушив мощный удар на обнаженное плечо манекена.
   К еще большему его удивлению - меч не расколол статую, не вошел в нее как нож в масло....
   Нет. Доспехи полыхнули нежным розовым сиянием и меч отлетел как от удара об каменную стену. Прекрасному фехтовальщику Артексу - стоило изрядных усилий удержать герцогскую ковырялку в руках. Сам герцог, как выяснилось, благоразумно встал за одной из каменных колонн и лишь любопытно таращился оттуда на действия племянника.
   Следующие несколько минут - Артекс ожесточенно пытался разрубить бронированный лиф. Как показала практика, некое силовое поле, которое генерировалось этом эротическим нарядом - обладало прочностью хорошего полного доспеха. При этом - в отличие от тяжелых лат, в данном произведении чьей-то нездоровой фантазии, движения, очевидно, никоим образом не сковывались.
   Пробить поле доспеха - Артексу удалось всего два раза. Результатом стали глубокие порезы на теле статуи, которые, впрочем, быстро затянулись. Видимо в качестве манекена, герцогом использовался другой артефакт.
   - Знаешь, Марк, я начинаю жалеть о том, что твоя идея с женским отрядом не удалась. Я так себе и представляю появление на поле боя вот таких вот девушек. Сперва враг теряется, потом впадает в ступор, потом расслабляется и.... Его вырезают. Потому как пробить такой доспех - это еще постараться надо.
   - Увы, ваше величество... Как я вам не раз говорил - подавляющее число артефактов имеют свою цену. Используя их - ты заглядываешь в бездну. Но, в то же время, ты позволяешь и бездне заглянуть в себя.
   - Хм... И какой подводный камень тут? Дай-ка я попробую угадать... Девушки дружно забывают про оружие и побеждают врагов, изнасиловав их до смерти?
   - Не совсем. Видишь ли - это один из Божественных Даров. То есть артефактов, которые были созданы не людьми но богами. В данном конкретном случае - это дело рук Астерии.
   - Богиня-воительница древних сатарианцев? С ненавистью к мужчинам в анамнезе и культом женского тела?
   - Ну, ее можно понять. Когда тебе в мужья достается главный трикстер их пантеона, Саразар, возненавидеть его, а попутно всех мужчин - сам бог велел. Собственно - он же и заложил подлянку в эти доспехи.
   Согласно легенде - созданы они были для ее личных храмовых войск. Идея была в том, что бы создать дев-воительниц, по образу и подобию богини. Смелых, отчаянных, разделяющих ее идеалы...
   А попутно - поддразнить мужчин. Именно это обусловило форму этих доспехов. По задумке богини - это было что-то среднее между дразнилкой по типу видит око да зуб неймет, и откровенной провокацией.
   Увы, позиции своего мужа по данному вопросу она не учла. А с точки зрения Саразара - женщина и война были вещами не совместимыми. Тут уже можно понять и его. Представляю что такое быть мужем воительницы.
   Как бы то ни было - в исходные труды богини, оставленные ею в кузне на ночь, ее муж добавил несколько дополнительных условий.
   Ну а будучи, как и положено трикстеру - гораздо более искусным в вопросах тонких воздействий, нежели его несколько избыточно грубоватая и прямая жена - он сумел сделать это настолько незаметно, что подпорченные доспехи были его супругою торжественно вручены тем, кому и предназначались, без малейшего подозрения.
   Ну а затем....
   Собственно - о последствиях я лично не знал до того момента, когда сумел их обнаружить. Всю эту историю божественной личной жизни я разузнал уже существенно позже. Слава богу - хватило ума провести проверку на нескольких приговоренных. Собственно - после той истории с посохом Великой Силы я стал куда осторожнее.
   - Это после того как ты чуть не разнес собственный дворец и угробил два десятка магов из Коллегии? Ну, впустив в себя одного из элементных духов?
   - Да, и слава богу что мне хватило сил его из себя выпихнуть. Должен сказать, что у меня есть намерение ввести обязательный ритуал вручения посоха наследнику герцогства по достижении им совершеннолетия. Справится с демоном - достоин. Нет - увы, но видимо мой трон достанется следующему. Демона, понятно, изгоним, куда деваться... Просто проходя через это - очень много узнаешь о себе.... И о своих пределах силы и воли...
   - Может и мне попробовать? - король явно задумался.
   - Посмотрим. Сначала решим насущные проблемы. С войной например.
   - Посмотрим - эхом отозвался Артекс - так а что там с доспехами?
   - Ну... Девушка которая надевает этот доспех - действительно становится очень сильной, одержимой битвой, при этом - появляется враждебность по отношению к мужчинам, кровожадность... В общем все по задумке богини....
   Вот только каждая минута ношения доспеха - меняет женщину навсегда. Как я уже сказал, Саразар счел что не женское это дело - кровь проливать. Так вот - доспех делает из женщины этакого эрзац мужчину. Трикстер не счел нужным превращать носительницу конкретно в мужика. Это было бы слишком глупо и просто для его тонкого юмора. Но....
   Грубеет голос, исчезает фигура, стремясь от "песочных часов" которые ты видишь в доспехе - к грубому прямоугольнику. На всем теле начинает расти щетина. В общем выходит тихий ужас. А снять последствия - даже у нашей Мазари выходит далеко не всегда. Если добавить что при этом характер у бедняжек меняется на полную противоположность тому, какой у них возникает в доспехе - я думаю ты понимаешь, что обречь кого-то на подобную судьбу я не могу.
   Впрочем - есть исключения. Сильные духом женщины - могут одеть доспех. В этом случае они не получат ни каких изменений личности, лишь обретя огромную прочность доспеха.
   К слову, доспех капитана храмовой стражи - уволокла как раз Антея. Да и ее Хельга без доспеха не осталась. Обе носят их спокойно, периодически удивляясь что влияния от артефакта не ощущают никакого. Впрочем в случае с Хельгой я и не удивлен. Артефактов которые могли бы непосредственно влиять на гнома - этот мир вообще знает весьма немного.
   Как бы то ни было - я, кажется, нашел противоядие от побочных эффектов этой брони. Если я прав, то, думаю, будет у нас и женское бронированное подразделение. Вот, думаю, завтра провести испытания. А пока пойдем, пожалуй, наверх.
  
   ************
   (Эпизод с Агриппой)
   В этот момент сзади послышалось негромкое покашливание (от которого задрожали до блеска начищенные доспехи, украшавшие галерею) - и огромная лапища осторожно легла на плечо мегессы.
   - Агриппа?! - Антея не могла поверить глазам: перед ней возвышалась огромная, запахнутая в плащ поверх палаша и лат, незабываемая фигура доблестного герольда, - Что ты делаешь в замке?!
   - Так это... В общем, война же идет, о Великая! Об этом в замке еще не все знают, но вам-то ведь можно сказать, а? Я слышал... - гигант немного смущенно взглянул на аркану, - Ну я тут случайно услышал - его светлость с его величеством сообщили уже вам об этом...
   Антея слегка улыбнулась. Что ж, в таком случае герольду еще повезло: оказываться, особенно случайно, поблизости от эпицентра взрывоопасных событий - мягко говоря, чревато... Хотя - все бы воины так относились к опасности, как этот заслуженный старый сержант.
   - Слушай, Агриппа, раз уж ты тут - ты часом не знаешь, куда могли деться его светлость и его... - Антея вполголоса наградила запропастившегося короля несколькими эпитетами, не предназначенными для ушей верного сержанта, - и его величество???
   На исполосованном глубоким шрамом лице герольда отразилось огромное облегчение.
   - Ах вот отчего вы так взволновались! А я уж было подумал, не случилось ли чего ненароком в Херцштате... Так с ними все в полном порядке, уж можете мне поверить!
   Сержант широко улыбнулся и, конфиденциально понизив голос (от которого у непривычного или не оснащенного заклинанием аудиорегуляции человека и в пониженном его варианте возникала ломота в ушах) - почтительно пояснил:
   - Ну я конечно понимаю, магия там и все дела... Но я что решил, о Великая - уж лучше я сам за его светлостью присмотрю, так-то надежнее будет! Мимо меня ни одна мышь не проскользнет во дворец, и ни один проклятущий эльф даже близко здесь не появится! Я давеча проверял - охрана у этих, как их... визитеров, сожри их горгулья... так вот, охрану к ним герцог приставил - самое то что надо, ну и я своим, в гарнизоне, тоже сказал на всякий пожарный приглядывать! Так что - не извольте зазря беспокоиться, что ж самим бегать-то так, вон аж лица на вас нет... Покуда я во дворце - его светлость с ее светлостью и ребятками могут спать спокойно. Да и вы тоже, о Великая!
  
  
  
   ****************
   Глава 9 (в разработке)
   ****************
  
   Мазари внимательно посмотрела на доставленный экземпляр. Его она оставила "на
   десерт", после всех этих собак, осужденных, девчонки, которая зачем-то
   понадобилась Антее...
  
   Нееет... Орк - всегда требует вдумчивого подхода.
  
   Прямо перед волшебницей, удерживаемый двумя ассистирующими биоматами
   стоял на вытяжку превосходный экземпляр орка.
  
   Вообще говоря, захватить живого и не поврежденного матерого орка удается
   крайне редко. Как правило - это оказывается следствием ошибки, допущенной
   орком. А ошибаются эти ребята - совсем не часто.
  
   Собственно, стоящий перед Мазари - ошибся лишь в одном. Они с подругой
   выбрали Ребенком самого Тулия Максиса, генерала "Герцогской Манипулы".
  
   Являясь руководителем подразделения специального назначения, входящего в
   резерв главного командования, Тулий был, очевидно, одним из немногих людей,
   способных победить среднего орка в бою один на один, или же продержатся
   против двоих достаточно долго, что бы успели подбежать его бойцы из личной
   охраны.
  
   Впрочем - женщине удалось уйти. Жаль, но даже вивисекция самца - позволяла
   опытному биомагу постичь многое.
  
   К сожалению, орки даже в лабораторию Мазари попадали чрезвычайно
   редко. Причиной тому были очень строгие законы, установленные во всем
   цивилизованном мире относительно этих краснокожих.
   Из-за их особенностей размножения, сопровождающихся, как правило,
   Паломничеством - приходилось придерживаться некоторой деликатности.
  
   Мать Чудовищ подошла к пленнику. Повинуясь ее мысленным приказам, один из
   биоматов сорвал остатки одежды с орка.
  
   Как Мазари и предположила, орк был матерый. На теле не осталось даже
   атавистических следов трансформации. Волосяной покров был развитым, плавно
   переходящим от огромной пышной белой гривы на голове до крестца по хребту,
   сужаясь вниз.
  
   Рост составлял почти полтора среднечеловеческих.
  
   Под кожей кирпичного цвета - бугрились мускулы. В целом - орк был сложен
   вполне пропорционально и если бы ассистенты Мазари были обычными людьми,
   а не идеально спланированными биоматами, любовно вылепленными ученой из
   осужденных - он скорее всего давно освободился бы. Собственно и сейчас, судя по
   перекатывающимся мышцам - он периодически пытался вырваться.
  
   Мазари глубоко вдохнула, еще раз сформулировала а голове исходный код
   заклинания, который должен был структурировать и направить поток сырой маны,
   после чего с плавным выдохом освободила конструкцию и наполнила ее жизнью.
  
   Как и всегда, когда имеешь дело с орком - заклинание просто всосалось в плоть
   краснокожего гиганта, лишь заставив того недовольно поморщится.
  
   Орки, строго говоря, настоящей, исторической расой не являлись.
  
   Они не создали этот мир, как это сделали предки людей, не возникли в подгорных
   глубинах, как перводварфы. Они даже не явились из-за Грани, как эльфы.
  
   Собственно, после эльфов - самым молодым народом были они.
  
   Своим возникновением они были обязаны магической катастрофе, уничтоживший
   цветущую Аллию, занимавшую некогда положение сверхдержавы этого
   континента, и оставившей в наследство потомкам Большую Пустыню Пуммикана.
  
   Строго говоря, до этой самой катастрофы, орки - были людьми. В общем-то - они и составляли население той самой Аллии.
  
   Это был совершенно обычный народ, ничем в общем-то не отличавшийся от своих соседей... Ну, разве что, верили они не в Пантеон Света, как подавляющее большинство людей населявших континент Мэнор, а в своего собственного бога - Азариуса. Сейчас уже трудно сказать как так сложилось, да и не так это важно. Факт то, что Азариус на молитвы своих приверженцев вполне откликался, богом слыл более чем светлым, и даже умерено почитался за пределами Аллии, впрочем, как правило, там это были часовни при посольствах и консульствах державы.
  
   В тот знаменательный день, когда Пуммикан решил поэкспериментировать с силами заведомо превосходящими человеческое разумение, Азариус участвовал в очередной битве нескончаемой войны Тьмы и Света. Слава Создателю, что по заведенным им же законам, все схватки этой войны, непосредственно на лике Алькирке - не отражались никак, за исключением интриг, в которые были вовлечены смертные. Тем не менее - зарубы, между бессмертными представителями этих лагерей случались регулярно и еще какие и в одном из них, плечом к плечу с Пантеоном Света - сражался и Азариус. Не то что бы это приносило какой-то заметный профит, но - надо же как-то коротать вечность, не так ли?
  
   В общем, о том что на месте цветущей страны остались пропитанные магическим излучением руины, в которых в живых остался в лучшем случае один человек из тысячи, оказавшийся самым устойчивым к магии, и даже так - в настоящий момент выжившие мутируют невесть во что, но кто на что горазд - Азариус узнал несколько позже чем следовало бы.
  
   Разумеется - он как мог быстро переместился к развалинам своего дома, уже на ходу чувствуя, как его сила, подпитываемая ранее толпами верующих - стремительно просачивается сквозь пальцы.
  
   Темный бог, в этом месте, просто постарался бы сконцентрировать остатки энергии, и уйти в спячку, стараясь что бы запасов хватило на подольше.
  
   Азариус был светлым, причем из радикально-светлых. Так что, видя мучения и страдания жалких ошметков своего народа - он бросил всю имевшуюся у него силу веры - на преображение выживших в форму, которая бы пережила случившуюся катастрофу.
  
   Собственно - так и появились первые орки.
   Конечно, способ который применил Азариус был груб, противоестественен и близок к запретным приемам. Он попросту неразрывно связал тела и души своих выживших последователей. Слитые в единый конгломерат души и тела - преобразовались. Душа получала возможность подпитываться всем тем же чем и тело. Тело - получало все могущество души. Впрочем - это дало неожиданные эффекты.
  
   Во первых - будущие орки лишились душ, и, возможно, даже посмертия.
  
   Во вторых - они коренным образом изменились.
   Душа, ставшая единой с плотью - преобразила плоть. Прежде всего - орки стали принципиально невосприимчивы к прямому воздействию магии. Средний орк игнорировал прямое попадание огненного шара (впрочем - дом, загоревшийся от попадания этого самого шара, обрушившись на орка - убил бы этого орка), чихать хотел на магичелскую молнию, но, точно так же - был невосприимчив и к воздействию целительных заклинаний, например. Впрочем - в исцелении орки и не нуждались. Суть в том, что их новая, пропитанная душей плоть - была способна затягиваться буквально на глазах. Живучесть орки приобрели просто легендарную. Раны, которые могли убить любое другое живое существо - орки переносили или вовсе на ногах или же в кратковременной коме. Надежно убить орка можно было или снеся ему голову или же порубив на совсем уж мелкие куски. Отрубленные конечности - орки довольно быстро восстанавливали. Кровопотеря им при этом не грозила. Вместо крови их жилы были наполнены неким серебристым ихором, который, кстати, имел огромную ценность - он заживлял раны у любых живых существ с невероятной скоростью. Собственно - предполагалось что это и была орочья душа. Следует отметить, что ихор на "срезе" выделялся буквально в количестве пары капель лишь стимулируя заживление, так что "доить" орка - так же не получалось, а более пары капель ихора - орк мог дать только добровольно.
   Помимо этого - орки оказались полностью невосприимчивы ко всем болезням. Видимо сказывалось то, что метаболизм у них стал полностью магическим. Ну или теологическим - если брать в расчет то, что виною всему стало благословение их собственного бога. Следует отметить, что забавной особенностью такого метаболизма стала почти редуцировавшаяся выделительная система. Орки усваивали все что съедали процентов на 99. В итоге с одной стороны - крайне редко нуждались в еде, а с другой - не так что бы часто посещали уборные. Впрочем, непонятно с чего, но сам этот процесс стал для них сакральным, требующим молитвы перед его началом и ритуала очищения - после. Это не заслуживало бы особого внимания исследователей, если бы не тот факт, что орки, во всяком случае официально, к своему богу, Азариусу, относились крайне холодно. Так что окружение акта избавления организма от некоторых излишков мистической мишурой, похоже - было лишь еще одним способом морально пнуть своего небесного покровителя.
  
   Собственно говоря - отношения орков со своим богом строились на представлении обеих сторон об огромной вине Азариуса. Пока он "играл в войнушку" - в его стране, его народ, который верно и усердно поклонялся ему и славил его имя - оказался в беде. И был почти полностью истреблен. Те же, кто спаслись - в конечном итоге людьми быть перестали.
  
   Тот факт, что преображение вышло скорее позитивным и с учетом всех положительных качеств орков, включая такой маленький бонус как биологическое бессмертие, вызывало немалую зависть у многих людей - в расчет формально не брался. Говоря же не формально - орки уже давно считали себя высшей расой, относясь к прочим с крайне заметным высокомерием. Собственно - возможно они уже давно бы попытались завоевать окружающий мир, да вот только было их мало. Ну и кроме того - разум у них изменился вслед за телом, так что мысль о завоевании мира приходила в орочьи головы разве что в качестве плоской и устаревшей шутки - в самом деле: зачем бессмертным, почти неуязвимым, высшим существам этакие хлопоты???
  
   Внешне орки так же перестали быть людьми, став, фактически, новым видом.
   Прежде всего - обострился половой диморфизм, став даже острее чем у людей.
  
   Орки-самцы - были высокими (порядка двух с половиной метров ростом) атлетически сложенными гуманоидами, с, пожалуй даже, излишне красивыми лицами, напоминающими скорее лики скульптур. При этом, красота была не женственной а вполне мужественной: орлиный профиль, хорошо прорезанные скулы - на знакомой читателю Земле среднего орка приняли бы скорее всего за крайне идеализированное изображение индейского вождя каких нибудь делавер или чинуков. В целом, орки отличались крайне развитой мускулатурой и массивностью, но при этом - в отличии от перекачанных представителей человеческого племени не теряли в грации и точности движений. Практически все тело орков было полностью лишено волосяного покрова, за исключением бровей и огромной и пышной гривы абсолютно белых волос идущей от головы по шее и фактически до самого крестца, постепенно сужаясь. Этот признак, надо заметить, был характерен для обоих полов.
   Кожа самцов имела красновато-коричневый отлив.
  
   Самки были несколько меньше ростом (как правило в пределах двух с небольшим метров), сложены несколько менее массивно и куда менее мускулисто (в их случае правильнее было бы говорить о фигурах легкоатлеток), но при этом - женственность телосложения была возможно даже излишней. Так, всегда обладая "осиной" талией, орки-самки, были гордыми носительницами несоразмерно огромной груди и весьма широких бедер с выдающимися ягодицами. Впрочем, в сочетании с общей атлетичность их телосложения и неизменно длинными и стройными ногами - это смотрелось даже привлекательно, хотя и крайне экзотично.
   Самки орков отличались еще большей грациозностью нежели чем самцы. Кожный покров самок - так же отличался от окраса самцов, имея скорее цвет крепкого кофе с молоком.
  
   В принципе, как народ, орки получились вполне адекватными существами. При всех своих ментальных изменениях они не утратили достаточной человечности, что бы иметь возможность общаться с прочими людьми. Отсутствие у них завоевательных амбиций - делало их, казалось бы, вполне милыми соседями (впрочем следует понимать, что общий мирный настрой орков был продиктован не их слабостью, а всего лишь огромной ценностью жизни каждого орка - ведь посмертия для них не существовало, так что жить им приходилось "здесь и сейчас". При этом, за счет чудовищной живучести, выносливости, силы и звериной грации и координации - бойцами они были великолепнейшими).
  
   Орки отстроили себе прекрасный город практически в самом центре Пустыни Пуммикана, бывшей некогда их родиной (не много было людей, рискнувших посетить это место, поскольку отголоски магической катастрофы делали нахождение живых людей в сердце магической пустыни делом изрядной опасности). Орки были великолепными мастерами и творцами, создающими великолепные произведения искусства от статуэток и до оружия (в личной коллекции короля Атекса был полный доспех и меч работы орочьих кузнецов, которые на его взгляд были изюминкой коллекции... А заодно и стоили как половина остальной коллекции).
  
   И не было бы с ними проблем... если бы не их размножение....
  
   Дело в том, что будучи существами "бездушными" - орки были напрочь лишены возможности продолжения рода.
   Нет, орки умели любить и любили (забавный факт, но у орков в принципе не встречалось половых перверсий. Видимо в силу совершенства). Орки создавали семьи....
  
   Но что бы породить новую жизнь - нужна душа. Что бы создать душу - два человеческих существа должны сложить по кусочку от своей души. А как взять кусочек от того, чего нет?
  
   И тогда - орки стали красть жизни.
  
  
   Да, орки не могли зачать новую жизнь. Да, орочья самка не могла понести.
  
   Но - детей они хотели. И был заключен пакт с их богом.
  
   На самом деле - суть оказалась очень проста. Что бы породить нового орка - требовался человек. Орки принципиально выбирали взрослого, состоявшегося в жизни представителя людского племени. Критерии отбора были непонятны никому. Выбор чаще всего падал на обычного горожанина или крестьянина, но мог пасть и на грязную нищенку и на прославленного военноначальника и на принцессу.
  
   Как бы то ни было, но будущий "ребенок" похищался. И увозился в сердце пустыни...
  
   Что далее происходило в черных Шатрах Повивальных Жрецов - знал только орочий бог. Даже сами Повивалы - никогда не входили в Шатер от момента заката и до момента рассвета.
   Неоспоримой истинной было лишь одно - занесенный в шатер, опоенный особым настоем священных трав Пустыни Пеммикана избранный - менялся. Судя по звукам доносящимся из шатра всю долгую ночь - изменения были мучительными. К счастью - на утро он уже ничего о происходившем не помнил. Все что он помнил, что до заката - его занесли в этот шатер человеком. А вынесли после рассвета - орком. Впрочем - если мы говорим он, то выносили из шатра - ее. Да, все верно. Человек не только менялся. Менялся и его пол. Вместо человеческой женщины - на свет появлялся орк-самец. Вместо мужчины - самка.
   Ужас ситуации заключался еще и в том, что "новорожденный" прекрасно помнил кто он и кем он был до перерождения. Помнил обо всех кто его ждет, кто любит и кого любит он сам. Но... Ничего уже не мог с этим сделать. Превратить орка обратно - пока еще не смог ни кто.
   Собственно, обратная трансформация была граалем всех биомагов мира. Недостижимым но желанным.
  
   На выходе из Шатра - орка встречали "родители". К своему особому изумлению - он не только не испытывал по отношению к ним ненависти, но и напротив - был благодарен им до глубины души... А кроме того - чувствовал идущую из самой глубины сердца любовь. Так же - совершенно искреннюю. Это - было частью чудовищной трансформации. Но была и еще одна часть. Теперь, с родителями его связывали вечные Узы. Ребенок - просто НЕ МОГ не подчинятся своим "родителям". Более того - похожие Узы - связывали его и с остальной Семьей. С братьями и сестрами - так же в свое время похищенными "родителями". Нет, им Ребенок не подчинялся. Но - чувствовал родство и любовь.
   Важно понимать, что эти чувства не казались обращенному противоестественными. Это шло из глубины, отныне отсутствовавшей у него души.
   К слову - братьями они были не просто так. Все Дети одной Семьи - были похожи. Друг на друга и, очевидно, и на Родителей. В той же мере - в какой походили бы, родись естественным путем.
   Разумеется, познакомившись с новой семьей, Ребенок, тем не менее, уходил в Паломничество. Так орки называли расставание со своей человеческой природой. Расставание, начинавшееся действительно с длинной прогулки до своего старого дома...
  
   Думаю не трудно себе представить, как встречали бывшие соседи и друзья - измененного человека. Чаще всего - хватало совсем малого количества времени, что бы новорожденный орк - перестал быть человеком. Орком он еще не становился, но с людьми себя уже не отождествлял. В этот период - он путешествовал по человеческим королевствам ища себя. Даром что в большинстве королевств, трогать орка вне рамок самозащиты было запрещено.
   Тем не менее - находились и те, кто вернувшись встречал понимание. Те, кого привечали и радостно встречали дома. Их было совсем немного, единицы... Но они были. Орки относились к этому с пониманием. Ведь время все равно играло на их пользу.
   Рано или поздно - природа побеждала. Орк все чаще замечал, что он быстрее, сильнее, красивее и живучее людей. Больше видит, больше слышит, больше узнает. Ему тесно и душно среди людей.
   Рано или поздно - он отдалялся. Отдалялся, становясь все более и более чужим. Становясь уже окончательно орком.
   В срок от года до десяти лет - орк "вызревал". За это же время - он окончательно менялся внешне. Если молодой орк не слишком сильно отличался от обычного человека, то к моменту возвращения в Пустыню Пеммикана - он окончательно становился таким же как и тот, что в настоящий момент стоял в лаборатории Аль Шариф.
  
   Мазари отложила в сторону оказавшийся бесполезным сепаратор и приставила отрезанную кисть руки орка обратно к ране. Как она и ожидала - ихор с обоих концов срезов потянулся тончайшими серебристыми паутинками, соединился и, как только кисть оказалась правильно совмещена - срастил их. Орк, хотя и почти незаметно, но облегченно выдохнул. Снять ихор с ампутационной культи, даже с использованием специально разработанного под эту задачу сепаратора - не получилось. Трансформационное зелье - так же работать отказалось. Ни будучи проглоченным (орк, кстати, слизал его с заметным аппетитом, видимо оголодал за время допросов) ни введенным в вену (за отсутствием вены, разумеется).
   Заклинания - тоже оказались бесполезны и, даже, опасны для самой Мазари. Так, одно из огненных - уничтожило бимат отвечавший за левую руку. Если бы не предусмотрительно поставленный в резерв биомат-горилоид, Мазари могла бы и не дожить до вечера. К счастью, прикупленная по случаю у бродячего цирка пожилая обезьяна, прошедшая все круги ада у Матери Чудовищ - превратилась в самого лучше го телохранителя, какого только можно себе представить. Так что - гориллоид без труда скрутил орка и держал его в таком состоянии, пока не приковылял очередной биомат со склада.
  
   Мазари задумчиво потыкала в бицепс орку указкой. Ткани были плотными и упругими. Ни следа возрастных изменений. Собственно - это натолкнуло ее на очередную идею, но, в этот самый момент в прихожей послышался шум. Мазари мысленно приказала горилоиду упаковать орка в особый загон (названный так за способность удержать внутри даже дикого степного быка в период гона), после чего отложила бумажку и летящей походкой направилась разбираться с нарушителями покоя. Душа, от осознания гениальности собственной идеи - попросту пела... Во всяком случае, до тех пор, пока Мазари не распахнула двери...
  
   ***************
   Глава 10 (в разработке)
   ***************
   ..........в это время у гномов (подготовка к переброске легионов)
  
   **************
   Глава 11 (в разработке)
   **************
   Марк потянул на себя массивную, высеченную из цельного камня дверь хранилища - и, отступив, уткнулся спиной в застывшего столбом короля. Вышедший первым из подземного зала Артекс, похоже, отнюдь не испытал непреодолимого желания двинуться дальше. Герцог слегка напрягся. Тем не менее - самообладания (а так же уверенности в могуществе защитных артефактов, как личных, так и замка в целом) - ему хватило на то, чтобы довести до ума закрытие двери и только после этого повернуться к тому, что ввело в ступор Артекса.
   Перед ними стояла Антея. Глаза искрили, волосы развевались. Каменная неподвижность, контрастирующая с обычной грациозной стремительностью, производила воистину зловещее впечатление.
   Рука герцога непроизвольно дернулась к амулету Абсолютной Защиты - и остановилась на полпути. Судя по всему, на сей раз Антея не собиралась растрачивать силы на пустопорожнюю бурю эмоций, каковая в ее исполнении обычно сопровождалась нарушением целостности близлежащих предметов и угрожала здоровью особ королевской крови. Нет, на сей раз магесса выглядела вполне собранной и внешне даже спокойной, несмотря на леденящую, повергшую Артекса в шок ярость в глазах и вздыбленную колыхающуюся гриву. А вот это уже говорило о крайней серьезности ситуации.
   Герцог шагнул к по-прежнему молчащей аркане.
   - Драгоценнейшая. Что-то случилось?
   - Случилось. Всего лишь то, что я чту закон. Я чту твое право, Марк - оказываться полностью вне зоны доступа тогда и настолько, как это тебе захочется... то есть как будет угодно вашей глубокоуважаемой светлости - даже в военное время, и даже если в результате Ксарпатия может лишиться огромных сил и стратегических преимуществ в войне. И вот я ЖДУ, пока вы вдоволь налюбуетесь на складе своими игрушками!
   Я чту право гребаного тарземского извращенца фактически лишить жизни другое человеческое существо, в тысячу раз более достойное жизни, чем он. И вот я, вместо того, чтобы тихо и безболезненно его обезвредить и передать потом в ваши руки - и даже вместо того, чтобы просто устроить пожар, тайфун или землетрясение в клинике Мазари! - а самой приступить к немедленному обучению и инициации этой девушки, - я ЖДУ, пока на меня снизойдет внеземная благодать в виде официальных на этот счет полномочий!!
   И моя мать тоже чтит закон. И пока я ЖДУ - превращает эту силу, какая не снилась ни одному выпускнику Феникса, эту мощь, на которую не рассчитывают нарваться эльфы - в идеальную постельную принадлежность!!!
   Герцог, обладавший талантом даже из обрывков информации улавливать суть дела, и король, неотрывно следивший за герцогом - дружно потянулись за личными печатями...
  
  
   ..........................
  
   Мазари распахнула дверь своего кабинета - и замерла на пороге. Перед ней, в сопровождении двух верных ассайа, стоял тарземский купец. А за ним - только что телепортировавшаяся в приемную Антея.
   Горящий взгляд дочери и предвкушающий голос купца задали один и тот же вопрос.
   - Да, ваш заказ готов, - негромко произнесла Мазари и, жестом пригласив тарземца следовать за ней (Антея в отдельном приглашении явно уже не нуждалась) - распахнула портьеры, за которыми, в точно такой же, как и во всей приемной, клетке, находилась преображенная дочь невольницы из Уберланда.
   Она стояла во весь рост, в своем старом платье. Плащ был откинут. Вместо плаща - стройную фигуру девушки окутывала грива разметавшихся светлых волос.
   Взор ярких, прекрасных глаз был затуманен страстью. Глаза источали физически ощутимые волны желания. Соблазнительно алые, пышные губы были полураскрыты, их время от времени облизывал чувственный трепещущий язычок.
   К щекам приливала жаркая, пульсирующая кровь. Учащенно вздымавшаяся, необъятных размеров грудь при каждом вдохе угрожала порвать по швам платье.
   Гибкое, запредельно гибкое тело сладостно трепетало. Крутизна бедер призывно покачивалась и едва уловимо вибрировала; сокровенная плоть сжималась и раскрывалась, жаждала и ждала. Тайная жизнь тела сквозила в каждом движении. Казалось, сам воздух вокруг был наполнен сладострастием.
   Мазари взглянула на посетителей. Взгляд Антеи искрился холодным бешенством. Чего напрочь не замечал взирающий на результат трансформации, ошалевший, глотающий ртом воздух, как рыба на суше, купец.
   Девушка тем временем с приветливой улыбкой обернулась к вошедшим. При виде потерявшего дар речи купца ее глаза просияли. Тело пружинисто изогнулось, руки запели, бедра пришли в движение. Но поскольку ни меча, ни змеи, ни мало-мальски пригодной плети с хорошей, прочной рукояткой - для по-настоящему зажигательного восточного танца пока под рукой не было - она скользнула к решетке и, откинув голову, обвила один из крепких, высоких прутьев.
   - О мой трижды возлюбленный повелитель!.. Угодно ли тебе располагать мной? Позволь мне прийти к тебе прямо сейчас - и я покажу тебе, что нет ни одного твоего желания, которое я не смогла бы исполнить!
   Услышав этот звучный, порочный голос, сопровождавшийся более чем выразительной артикуляцией - Антея содрогнулась при мысли о том, каким модификациям ее просвещенная мать могла подвергнуть ротовую полость и гортань, а заодно и некоторые другие органы девушки для услады ее "трижды возлюбленного".
   - Тээээкс.... - Антея шагнула вперед, отстранив купца с его шкафоподобными охранниками, и встала перед пленницей, непрерывно поглаживающей и сжимающей прут решетки, - Глаза на меня, дышим ровненько... Как твое имя?
   - Жасмин, Жемчужина Ночи!
   - Ты знаешь, кто ты и где ты сейчас? Ты можешь сказать, как ты попала сюда? - Аркана неплохо знала таланты матери, но, как опытный специалист, не провести опрос для получения представления о глубине внесенных в психику девушки искажений - не могла.
   Рабыня обратила на аркану ясный взор откровенно распутных глаз.
   - Я?.. Да, конечно же я все знаю! Мой господин привез меня сюда, госпожа Мазари меня вылечила, и теперь я здорова и счастлива! Посмотри - вот передо мной мой повелитель, и посмотри - сколько всего у меня теперь есть, чтобы доставлять ему радость! А ты сама...
   - Да, вот кстати - а как ты думаешь, кто я и почему говорю с тобой?
   - Ты - женщина, такая же, как и я... Только вот чья ты? Где же твой господин, неужели он больше не хочет тебя?!
   - Отлично, - сквозь зубы процедила магесса, заметно поморщившись. Похоже, что разум девчонки был обработан по полной программе. Чего и следовало ожидать...
   - Что ТЫ хочешь, Жасмин? - через силу произнесла она вычурное, явно выдуманное тарземцем имя.
   - Быть там, где прикажет мне мой господин! - не задумавшись ни на мгновение, сияя улыбкой ответила жертва высоких биомагических технологий, - Я раба своего властелина, я создана для того чтобы исполнять его волю. Посмотри сама - как он велик и прекрасен!!! Счастлива будет та, кого он удостоит...
   Дальше Антея слушать не стала. Убедившись, что мозг девушки надежно и основательно вымыт - аркана с очень недобрыми ледяными искрами в глазах повернулась к матери и купцу. Пожалуй, если бы в этом мире уже встречались тяжелые танки КВ - купец бы подсознательно провел параллели, и принял бы верное решение. Однако - счастьем лицезреть ползущий на него КВ он не обладал, а следовательно - дух надвигающейся грозы не уловил.
   Между тем в воздухе сгущалась тяжесть. Мазари явственно ощутила, как дочь собирает всю свободную ману в радиусе пары миль. Окрестные маги, чуя почерк пламенной Арканы, начали спешно, потревоженными крабиками расползаться по щелям. Даже измененная (но не лишенная дарованных ей от природы сил) девушка почувствовала течение магических потоков и снизила накал изнасилования неповинного прута клетки, заинтересованно уставившись на Антею.
   Медленным, сдержанным движением Антея извлекла из-за пояса лист пергамента тончайшей выделки. На золотистых плетеных шнурах, искусно внедренных в сам пергамент, висело две сургучные печати. ДВЕ - там, где нужна была только одна. Первая была опечатана личной печаткой герцога, вторая же несла на себе оттиск короля.
   Надписей никаких на бумаге не было. Чистый пергамент украшал один-единственный символ - стилизованное изображение правой ладони с глазом посередине.
   Называлась сия скромная бумага Высшей Пайцзой. И символизировала всего лишь то, что ее носитель в настоящий момент являлся глазами и руками правителя. А точнее - правителей, хотя чисто юридически - двойная печать была нонсенсом и явным оверпаурингом. Интересен был, конечно, и тот факт, что ушей, судя по символике, у правителей - не водилось.
   Тарземец мог ничего про Пайцзу и не знать. Во всяком случае, вид пергамента особого трепета в нем не вызвал. Мазари же мысленно присвистнула и похвалила себя за отличную идею с архивацией личности. Дочка в том накале эмоций который сейчас ощущался - вполне могла походя припечатать чем либо тяжелым и родную мать. Что характерно - и это сошло бы ей с рук.
   Формально считалось, что абсолютно любые действия носителя Пайцзы - есть действия самого вручившего Пайцзу вельможи. Очевидно, герцог с королем очень удивились бы подобному своему решению, так как ведущего биомага герцогства и королевства они очень даже ценили. Но раз уж им понадобилось наделить аркану полномочиями фактически первого лица государства - придется им и приготовиться к самым разным последствиям такого решения. Нет, последствия могли оказаться и очень даже полезными. Вот только злосчастный купец, равно как и она сама - сильно рисковали эту пользу попросту не успеть оценить. Так что в любом случае - дочурке следовало сообщить о том, что потеряно еще не все, как можно скорее.
   Тем временем - Антея, убедившись что все присутствующие достаточно налюбовались на ее замечательную ксиву, ледяным голосом обратилась к тарземцу.
   - Купец. Я изымаю это твое имущество в пользу герцогства и королевства. Тебе самому я ПОВЕЛЕВАЮ немедленно покинуть территорию королевства и более никогда не возвращаться сюда. С этой секунды - эта женщина объявляется свободной гражданкой Ксарпатии и находится под коронной защитой.
   Мазари, Вы можете вернуть ей разум?
   - Да, о Великая. Ее личность полностью сохранена. Восстановление займет от силы десять минут, - с поклоном ответила Мазари Высшей Аркане, краем глаза любуясь на вытянувшееся при этих словах лицо купца - речь Антеи явно произвела на него меньшее впечатление.
   Видимо, в родном Тарземе (надо полагать, в силу его "демократического" политического устройства) пайцзы были не в ходу. Кроме того, немыслимым был тот факт, чтобы какие бы то ни было высочайшие повеления исходили от существа женского пола. Не говоря уж о том, что эта "великая" вертихвостка (напомним, на вид Антее мало кто дал бы больше двадцати лет!) вела себя здесь, как у себя дома, и Мазари, похоже, плясала под ее дудку... Нет, принимать всерьез весь этот абсурд и играть по их правилам трезво и разумно мыслящий купец не собирался. В силу чего и допустил последнюю в своей жизни ошибку...
   Окинув обеих женщин надменным взглядом, он слегка оттолкнул Антею, как досадное, но малосущественное препятствие на своем пути, и направился к своей собственности, через плечо кивнув Мазари:
   - Как вы понимаете, Мать Чудовищ, я забираю сейчас то, что вы сделали - и если меня не удовлетворит результат, не я, а вы будете мне платить! Я потребую компенсацию за некачественное исполнение заказа! Какого черта тут у вас творится, в этом, с позволения сказать, королевстве?!? Я заплатил вам за полную переделку моего имущества, а вы посмели "сохранить ее сознание"???? И с какого перепуга эта девчонка размахивает тут именем этого вашего герцога? Я наслышан о том, что король тут у вас ничего не решает - а похоже, герцог тоже особенно не у дел и прикрывается первой попавшейся юб...
   Договорить достопочтенный купец не успел.
   Огромная невидимая рука отшвырнула его от клетки и вознесла под потолок приемной. Не ожидавшие такого поворота ассайи попытались понять, что в данном случае следует делать, но понять было нечем. Непосредственных распоряжений также не поступало. Голосовые связки зависшего над своими рабами купца были надежно прикрыты сгустком воздуха, и он больше не мог произнести ни слова.
   В приемной сгустился могильный холод. Узкое высокое окно покрылось инеем, посеребрив сияющий за ним синий весенний вечер. В воздухе так же зримо, как холод, повисло молчание. Слова арканы до страшного отчетливо звучали в этой гибельной тишине.
   -Тарземский купец. Только что вы совершили преступление против короны и нанесли оскорбление представителю верховной власти. Как высшая Аркана Ксарпатии аз есмь и суд и палач. Ваш приговор - смерть. Приговор оглашен в присутствии двух граждан королевства, - Антея взглянула на мать и на замершую в изумлении пленницу, - и будет приведен в исполнение немедленно. Во имя короны - да будет так.
   Антея бросила взгляд на в ужасе опустившуюся на пол клетки девушку. Ничего; после обработки Мазари она ничего не будет помнить, она сама будет хорошим боевым магом... когда-нибудь. Губы Антеи дернулись в злой усмешке. Боевой маг, при виде которого мужчины исходят слюной или впадают в ступор - это еще куда ни шло, на себе проверено. Но вот маг в вечном поиске страсти... О, она уже точно знала, какой смерти заслуживал тот, кто причинил ей это!.. Нет, подчинись купец ее повелению, двинься он хоть на волос навстречу - этой участи он, пожалуй, мог избежать. Но вот то, что он позволил себе в отношении короля, герцога и закона Ксарпатии...
   Охватив пылающим взглядом пространство, сгустившееся вокруг купца, аркана произнесла формулу, запускающую оно из жутчайших заклинаний, созданных специально для показательных казней. С этого мгновения заклинание жило собственной жизнью, и никакие силы уже не могли ни повлиять на него, ни тем более его остановить. Надо сказать, применяла его Аль-Шариф-младшая всего лишь второй раз в жизни. Что было в общем неудивительно - Антея не была хладнокровным палачом и предпочитала, рискуя жизнью, сражать врагов в открытом честном бою. Но скрещивать, фигурально или буквально, клинки с подобным мерзавцем - для Антеи означало бы попросту покрыть свое имя позором.
   Какое-то время вслед за этим ничего, казалось, не происходило. Ассайи, судя по всему, зависли надолго; зависший же непосредственно над ними (в прямом смысле слова) купец, инстинктивно зажмуривший в первую секунду глаза - не ощутив никаких физических признаков надвигающейся опасности, осторожно глаза приоткрыл.
   Лучше бы он этого не делал.
   Прямо перед ним в воздухе висела и раскрывалась сине-черная пасть. Она неотвратимо увеличивалась в размерах - сравнимая вначале с пастью того же гномьего волкодава, сейчас она была уже не сравнима ни с чем: в ее недрах запросто бы поместился десяток шкафоподобных ассайи. Сами недра, спиралевидно извиваясь, вели в засасывающую в себя, гулкую сухую пустоту. Купец испустил немой крик. Накатила тошнота, в ушах стоял звон. Взгляд уже не различал ничего, кроме темноты зияющей перед ним пасти.
   Мать Чудовищ, чуть склонив голову набок, приготовилась к созерцанию необычайного зрелища. Что говорить, такое нечасто увидишь. Тело купца резко дернулось и с оглушительным треском разлетелось в стороны, разорвавшись на сотни кровавых... нет, отнюдь не кровавых кусков. Каждый клочок рыхловатой тарземской плоти в то же мгновение оказался прочно упакован в светящуюся серебристую капсулу. Да, вот уж на это точно не у каждого маны хватит, - с восхищением подумала Мазари. Ведь дело даже не в том, что столь трудоемкий процесс разделения тела на части был проведен так быстро и чисто. Главное - то, что в каждой частице плоти в исходной, нетронутой целостности осталась и часть души приговоренного купца. Часть - неделимой, живой души, которая мало того, что поддерживала в живом виде каждый клочок и сохраняла в целости весь их конгломерат, но и давала каждому клочку возможность почувствовать все, что чувствует любой другой, и близкий и далекий кусочек. О, какие возможности здесь открывались для склонного к инновациям биомага!..Но уникальный биоматериал, увы, подлежал полному и немедленному уничтожению.
   Под действием заклинания части купца, по одной, со скоростью болтов, вылетающих из автоматического гномьего арбалета - устремились в созданную волшебством Антеи Ненасытную Пасть. Ожидающие своей очереди капсулы безмолвно бились в судорогах мучительной боли и сжимались в шевелящийся плотный комок, с каждым мгновением становившийся все меньше и меньше. Мать Чудовищ, оценив чувствительность капсул, неодобрительно покачала головой. Вот он, гуманный подход новой школы боевой магии, закрепившийся сейчас в Фениксе!.. В замечательном заклинании, которому обучили Антею - скорость поглощения капсул была увеличена как минимум вдвое, что почти лишало казнь исходного смысла. Влетая в Пасть в таком темпе, осужденный мало что мог успеть прочувствовать и понять. А ведь по-хорошему - купцу предстояло умереть не менее тысячи раз...
   Взрыв купца под потолком приемной был сопровожден обильным дождем из лоскутов дорогой ткани, ошметков тисненой кожи и золотых монет, звонко застучавших по каменным плитам пола. На что Антея особого внимания не обратила, так как явно пришла пора нейтрализовывать проявивших неожиданную сообразительность рабов-ассайи. Магесса слишком сильно отвлеклась на приведение в исполнение приговора и недооценила скорость мысли бойцов. Ассайи - воспользовались паузой достойно. Ее как раз хватило на то, чтобы хранители исчезающего тела купца безошибочно определили источник опасности и набросились на Антею.
   Первый из них, занеся дубину над головой, изготовился для сокрушительного удара - но совершенно не учел той маленькой и малозначительной детальки, что атакует боевую магессу высшего уровня. Надо сказать, что у любого сколь-нибудь опытного мага (а говоря по совести - у любого мага, начиная со студента второго курса, на каковом и проходят тему "отложенных заклинаний") - "на кончиках пальцев", как это называется, висит некоторое количество заклинаний, произнесенных заранее и готовых к запуску буквально по первой мысли. У каждого, разумеется, свой набор - но как правило, вешают что-то мощное, дабы свести в бою излишне длительную вербализацию на нет. Так, у Антеи, боевого мага и Арканы королевства - самым слабым из заклинаний "быстрого доступа" оказался мощнейший луч дезинтеграции, путем автонаведения подкорректировавшийся под внушительную фигуру замахнувшегося дубинкой бойца...
   Заклинание было применено, после чего одно из удобных кресел приемной, стена за креслом и, похоже, красивая каменная ограда резиденции Мазари, располагавшаяся в пятидесяти шагах за упомянутой стеной - несколько изменили свой внешний вид за счет четкого сквозного отверстия, точно воспроизводившего силуэт почившего с миром ассайа. Мазари только руками всплеснула. Бедой Антеи, за которую она получала немало нотаций еще в Университете, была потеря контроля над маной в состоянии сильного душевного волнения. Вот и сейчас, в обычный дезинтеграционный луч - энергии было вкачано как в небольшое заклинание массового поражения.
   Второго ассайа, нападавшего с другой стороны одновременно с первым, Антея при всей молноиносности контратаки перехватить не успевала. Страшного, разумеется, в этом ничего не было ничего: вокруг магессы в постоянном режиме крутилось сразу несколько "щитов", способных нейтрализовать и куда большую угрозу. Однако - сам факт потери одного из таких щитов - был бы для Антеи очень болезненным ударом по самолюбию боевого мага.
   Впрочем - и этого не случилось. В тот момент, когда ятаган чернокожего невольника уже почти достиг границы срабатывания защиты - что-то пронеслось мимо Антеи с запредельной скоростью и снесло раба. Аркана запоздало задействовала второе "быстрое" заклинание, ускоряющее ее собственное восприятие в сотню раз и позволяющее ей действовать в самой сложной оперативной обстановке быстро и эффективно. Только это и позволило ей разглядеть новую жуть, возникшую из недр разгромленной клиники.
   Отважного воина сразило то, что появилось из лаборатории Мазари. Появилось - мощным прыжком от самой двери, еще на ходу размахивая всеми четырьмя верхними конечностями, оканчивающимися костяными, косо-подобными клинками, явно способными в состоянии покоя складываться назад, вдоль предплечья.
   Правая рука оказалась оснащена не только мечом, но и произвольно, взамен меча, раскрывающимися изогнутой длинной иглой, ланцетом и целым набором иных хирургических инструментов - собранным в небольшое, горбообразное уплотнение на запястье. Более всего это устройство напоминало знаменитый нож, изобретенный умельцами Карлс-Элзнерланда - однако, превосходя прототип и по размерам, и по функциональности, не говоря о том, что ножнами служила живая, и очень мускулистая, плоть. Впрочем - в настоящий момент разглядеть этот набор инструментов было невозможно. В боевом положении, сложенная, состоящая как из паучьих лапок кисть - плотно охватывала живые ножны.
   С левой рукой все обстояло еще лучше. Правда, многофункциональностью она не могла похвалиться. Но и того, что было - было более чем достаточным для того, чтобы сделать новый кадавр уникальной боевой единицей. В сложенном, так сказать, состоянии - она напоминала все тот же, с богатой начинкой, нож. В разложенном - это были гигантские ножницы, по всей длине лезвий оснащенные зубьями... Антея, преодолев отвращение, вгляделась... Нет - зубами, и похоже - зубами глубоководной анзильской акулы. Во всяком случае, мясо и кости крепкотелого раба-ассайа они перекусывали не напрягаясь. И с замечательной скоростью. Помимо же этого крайне полезного в бою устройства - она так же заканчивалась костяным лезвием.
   Вторая пара рук - дополнительными инструментами оснащена не была. В комплект входили лишь все те же, паучьи, гнущиеся в любую сторону пальцы псевдо-кисти поверх более тонких клинков.
   Собственно - всем этим инструментарием нарисовавшееся чудовище нашинковало второго охранника еще в воздухе, так что к тому моменту как сама тварь приземлилась из прыжка - то, что еще недавно было телохранителем-рабом, весьма немалых размеров - осыпалось на пол в виде довольно мелко порубленного горячего бесформенного мяса.
   Антея перехватила взгляд матери. Мазари была явно удовлетворена боевыми характеристиками своего нового творения и тем немаловажным фактом, что своим оперативным появлением оно предотвратило дальнейшие разрушения еще сохранившихся помещений. Но в глазах Мазари читалось и что-то еще - и Аркана, сделав над собой усилие, снова повернулась к тому, что склонилось над останками второго ассайа.
   Вглядываясь в кадавра, Антея с ужасом поняла, что ранее он был женщиной. Правда, по загорелому дочерна телу (мать явно переусердствовала с пигментом, хотя - кто знает, может и тут скрывалась какая-то своя задумка) - определить половую принадлежность было бы затруднительно. Мешала гипертрофированная мускулатура, по степени выраженности и величине далеко превосходящая достижения самых упорных атлетов - и вызывающая, особенно при природно тонких щиколотках и запястьях, скорее ужас чем восхищение. Грудные мышцы полностью нивелировали бывшую на этом месте ранее женскую грудь; объему бицепса позавидовали бы гномы, а про объем бедра и говорить не хотелось. Отведя взгляд от кошмарных рельефов, Антея подумала, что после войны - надо будет предостеречь Артекса от излишне усердных занятий с тяжелым весом.
   Жуткое четверорукое тело венчала изящная женская голова с до боли знакомой гривой... Черно-золотые волосы, ранее наличествовавшие на Алькиркэ в единственном экземпляре, заставили аркану справедливо предположить, что Мазари каким-то образом продолжает эксперименты с генами эльфов... Но почему на этом кадавре?
   В это время биомеханическое существо подняло голову - и Антея увидела живое, искаженное страданием, все еще прекрасное и ничуть не измененное лицо, с ужасом взирающее как на собственные руки, так и на результат их труда. Непоседливый язычок, почти в два локтя длинной, вырываясь то в одну, то в другую сторону, аккуратно подчищал загрязненные свежими кровоподтеками поверхности костяных лезвий. Огромные, ставшие, казалось, еще больше и выразительней глаза красивого, темно-синего цвета сдерживали теперь уже непритворные слезы. Магесса непроизвольно прижала руку к губам.
   Это была Рианна.
   Антея судорожно сглотнула... В голове закружились обрывки мыслей: мать. Слышала их разговор. Слова Рианны про прическу скунса... Сохранение сознания трансформируемого... Боевой кадавр... Магесса ощутила, как все ее внутренности стискивает невидимая броня. Всклокоченные после недавнего применения магии волосы еще больше приподнялись, на лбу выступила испарина, глаза расширились...
   Ненасытная Пасть, поглотив последний кусочек, медленно таяла в воздухе. Приговор был приведен в исполнение, но и суд и палач полностью проигнорировали это событие.
   Антею неудержимо рвало. К ногам упал сочный кусок омара с двумя пикантными красными перчиками. Омара за его величину и отменную свежесть выбирал лично король. Антея любила вкусно покушать...
   В стороне раздалось укоризненное покашливание Мазари. В общем-то, ее можно было понять - полный разгром ее дома (а также и части ограды) требовал объяснений. К тому же и дочку пора было как-то призвать к порядку.
   Антея с огромным трудом справилась со все еще накатывавшей рвотой, отерла рот тыльной стороной ладони и, отдышавшись, выпрямилась, стараясь не смотреть на то, что было когда-то Рианной (в противном случае ее назамедлительно вывернуло бы снова). И тут только взгляд упал на валявшиеся по всему полу золотые монеты. Талеры. Эльфийские талеры.
   Не может быть!!! Оцепенение мгновенно прошло; забыв о Рианне, аркана кинула полный запоздалого сожаления взгляд в сторону исчезнувшей Пасти. Увы, ничто уже не могло вернуть купца к состоянию, хоть сколь-нибудь близкому к жизни, с которой он теперь точно так просто бы не расстался... По крайней мере до тех пор, пока Инквизиция не вытрясла бы из него все по поводу талеров, не имеющих, особенно сейчас, официального хождения по стране - и в количестве, достаточном, чтобы приобрести как минимум боевого альказадского скакуна... Возможно, и чистокровного.
   Глядя на дочь, ожесточенно вертящую в пальцах поднятую с пола монету и, судя по всему, передающую по каналу ментальной связи какие-то распоряжения своим друзьям - Мазари Аль Шариф взорвалась:
   - Великая Аркана Дола!!! Может быть вы соблаговолите все-таки объяснить, что здесь, собственно, происходит?!?
   - Паблио начинает расследование по этому делу. Он будет здесь через десять минут. А ты пока займись ею, - Антея кивнула на все еще вцепившуюся в прутья клетки, глядящую застывшими глазами туда, где так недавно еще был ее господин, дрожащую с головы до ног девушку, - Ты же говорила, что можешь ее восстановить, и как раз за десять минут? - и тут только вспомнив о том, что в глазах Мазари такая срочность пока недостаточно обоснована - аркана подошла к матери и, сверкнув глазами, добавила, - Эта эльфийская мразь сегодня была у нас. Мама, идет война!..
  
   .....................
  
   В двух шагах от Антеи мерцал серебристо-голубым светом персональный портал. Паблио Кварте, Великий Инквизитор и генерал госбезопасности Дола, а также давний и хороший друг арканы - должен был прибыть с минуты на минуту. Приемная выглядела так, как и подобало для следствия: все следы разгрома оставались на своих местах, Рианна с отсутствующим видом застыла над аккуратно заштабеленными останками второго ассайа, от первого, как мы помним, остался фигурный пролом в стене, ну и повсюду валялись талеры. Отсутствовала только Мазари и восстанавливаемая ею девушка.
   - Ее настоящее имя - Ирис.
   Вздрогнув, Антея обернулась на звук глуховатого, механического, лишенного тени каких-либо эмоций голоса. И встретилась с потухшими глазами бугрившегося избытками мускул монстра... то есть Рианны.
   - Я - универсальный боевой кадавр и секретарь Мазари. Я сохраняю всю информацию о происходящем там, куда меня допускают. Моя задача - предоставлять необходимую информацию Мазари, тебе и тем, кому будет приказано, - безжизненный голос отчетливо выговаривал каждое слово.
   Антея, справившись с отвращением - невесело улыбнулась. Да, ее мать гениальна. Вшить в мозг бывшей беспринципной мужеубийцы функции личного секретаря - это придумать надо!.. Что ж, Паблио Кварте можно было посочувствовать. Ему уже приходилось допрашивать Рианну в ее прежнем, вызывающе прекрасном облике. Теперь ему предстояло испытать куда более захватывающие ощущения... Хотя с точки зрения предоставления информации - этому универсальному боевому кошмару теперь цены не было!..
   - Десять минут прошло. Тебе надо проверить портал, - исполнительный монстр с глазами Рианны кивнул в сторону светящегося голубого овала. По его окружности пробежали серебряные искры, и из портала шагнул чуть сутуловатый, высокий, безупречно подобранный человек в темном плаще с неприметными высшими знаками отличия инквизиции. Окинув быстрым привычным взором разгромленное помещение, он с усталой улыбкой повернулся к идущей к нему Антее.
   - Добрый вечер, о великая и прекрасная обладательница Пайцзы! - глубокий, низкий, немного насмешливый голос друга был более чем приятным проявлением жизни в наполненной всеми возможными видами бесчеловечности клинике, и аркана крепко пожала узкую, но таящую в себе очень весомую силу руку Паблио.
   - Как я понимаю, приговор был приведен в исполнение... ммм... несколько преждевременно?
   - Да. Уже после того, как этой продажной твари не стало, я заметила талеры, - горько сказала аркана.
   - Ну насчет продажности мы, даст бог, разберемся... Сдается мне, что если этот тарземец в чем-то замешен, то где-то с краю. Но где есть край, там есть и все остальное. И это спустя девять часов после объявления ультиматума... Оперативно, - прикинул Кварте. Крупное лицо с орлиным носом, высоким открытым лбом и тяжелыми веками проницательных темных глаз стало еще более неподвижным, чем всегда - что означало бешеную работу мысли. Взгляд скользил по полю боя, вбирая в себя каждую деталь. - От кого первого я мог бы получить показания?
   - Мазари Аль Шариф через пару минут будет в вашем распоряжении, граф. Ирис - та девушка, которую привез купец - будет готова к утру. Я понимаю, дело не требует отлагательств, но раньше, боюсь, толку от нее будет немного, ей надо дать вначале прийти в себя. Ну и я, как ты понимаешь, всегда на связи. Ну если не случится чего-то чрезвычайного...
   - Что-то чрезвычайное, о Великая - и есть суть и содержание нашей жизни, - улыбнулся Паблио, - Ты сейчас отбываешь?
   - Да, с Ирис, - Антея обернулась к дверям лаборатории, из-за которых слышался негромкий голос Мазари. Вскоре появилась и она сама, церемонно кивнула Паблио, но тот на поклон не ответил. Видавший виды генерал во все глаза смотрел на тихо идущую вслед за матерью чудовищ Ирис. Внешность девушки по-прежнему соответствовала заказу купца - осуществить без вреда для здоровья обратную трансформацию в ближайшие несколько лет было, увы, невозможно. Вернулось сознание - и Ирис, встретив взгляд Паблио, вспыхнула до корней волос и плотней запахнулась в плащ.
   Кивнув матери и инквизитору, Антея взяла девушку под руку - и через мгновение очутилась вместе с ней перед камином в своей собственной комнате. Мирно потрескивал огонь, уютно горели свечи. Магесса, в последний раз бывшая у себя, насколько ей помнилось, позавчера, и то не особо долго - с улыбкой оглянулась, ища глазами хранительницу домашнего уюта. Из смежной комнаты неторопливо возникла Хельга.
  
   ......
  
   ...Нет, это просто ни в какие ворота не лезет. Позволить так изуродовать несчастного ребенка - нет, Мазари не женщина и не мать!!! Ты уж меня прости, но надо быть извращенкой, чтобы своими руками содеять такое. А этот озабоченный отморозок - достоин даже не тысячекратной казни!!! Такие, как он, заслуживают одного - быть законсервированными в банке чистого силикона и там млеть от счастья до конца дней своих! Кстати, возьми на заметку - идея не хуже твоей ненаглядной Пасти. Дорвалась, наконец ее сотворила! И все для чего? С тем же успехом могла его сразу прибить файерболом! И пыли меньше, и результат один. Вот какого черта ты оставила на потом этих ассайа. Ведь так все хорошо начинала, так начала компостировать его силиконовые мозги и его...
  
   Ирис мирно спала, успокоительное зелье Хельги действовало безотказно. А Антея уже второй час не знала, куда ей деться от негодования верной подруги. Поскольку и принимала душ, и переодевалась, и даже ужинала магесса под аккомпанемент суровых обличительных истин - как насчет мужского шовинизма, так и по поводу ее чрезмерно снисходительного, по мнению Хельги, к этому отношения. Причем по опыту Антея знала: тема задета больная, и разговор будет долгим... Избавление пришло с неожиданной стороны. На левой руке потеплел и засветился перстень.
  
   - Хель...
  
   - Вижу. Экстренный вызов герцога. Хорошо, что ты хотя бы успела поесть.
  
   Антея кивнула - и, в который раз за этот день, исчезла в столбе слепяще светлого пламени. По случаю экстренного вызова с замка на несколько минут снималась защита - и можно было телепортироваться непосредственно в зал совещаний.
  
   Светящийся перстень мог означать все что угодно. Разумеется - кроме хорошего.
  
   ******
   Глава 12
  
   ********
  
   Надо сказать, что трудоголиком Паблио не был. Мало кто из подчиненных был в курсе, но практически любую свободную минутку, на работе - Паблио спал. Другое дело что обладал он чудесной способностью засыпать и просыпаться за мгновения, а кроме того - действительно свободных минуток у него выдавалось столь мало, что повлиять на его эффективность эта его маленькая слабость шансов не имела. Собственно, если в отсутствии проблем Кварте засыпал, то при наличии оных - преображался, наполняясь кипучей энергией. Пытливый разум генерала-инквизитора требовал действий и движения. Ну а коль скоро в ведении Инквизиции находились "враги тайные и явные", сиречь преступления магические и государственные - скучать не приходилось.
  
   Впрочем - как раз сегодня, накануне войны, Кварте предпочел бы как следует выспаться. Помочь в подготовке больше чем сделал уже - он точно не мог.
  
   И угораздило же эту чернобурку, как ее за глаза (а некоторые и в глаза) называли друзья, угробить проклятущего тарземца. Нет, Антея, безусловно была в своем праве. В конце концов Пайцза есть Пайцза, да и без нее, особенно в условиях военного времени - полномочий Арканы на вынесение приговоров более чем достаточно. Но эльфийские талеры!!!!!
  
   Кварте повертел в руках желтый, словно светящийся изнутри кругляшек. Как и все, сделанное руками остроухих - он был произведением искусства. Даже на "орле", где у нормальных наций красуется разной степени кривизны герб или профиль владыки, на этой монете - была высечена целая батальная сцена. Тонкость работы потрясала. Равно как и ее бессмысленность.
  
   Паблио вздохнул, подбросил монетку в воздух и поймав зажал в кулаке. Сзади кашлянул один из дознавателей и Великий Инквизитор повернул орлиный нос к подчиненному.
  
   - Мой господин. Мы исследовали останки. Увы - ни одного следа тела найти просто невозможно. Купец, похоже, просто перестал существовать. Передайте, пожалуйста, при случае, мои поздравления Великой Аркане. Она явно делает успехи. В прошлый раз - моей группе удалось собрать не менее килограмма останков.
  
   Паблио криво усмехнулся.
  
   - С рабами все несколько интереснее. Одного - так же, полностью дезинтегрировали. Попутно получила повреждения резиденция госпожи Шариф, ограждение резиденции и, панно над общественной водопроводной колонкой на Зимней улице. В общем-то все на прямой директрисе удара. Если вас, мой генерал, интересует мое скромное мнение - то панно думаю не стоит и ремонтировать. Уверяю вас, вырезанный силой магии нашей многоуважаемой силуэт раба-телохранителя в боевой стойке - смотрится куда как более свежо, чем старая мозаика изображающая пасторальные пастушьи сценки. Тем более что и труба оказалась расположена весьма.... пикантно.
  
   Второй - сравнительно цел. Нет, он конечно мертв и легко может быть засунут в небольшой сундук.... Но - во всяком случае мы собрали практически каждый его кусок. Ну, разве что кроме пары - тройки килограмм, которые, судя по всему, слопал новый кадавр нашей уважаемой Мазари. Я имею в виду ту жуть, из-за которой мы узнали состав ужина лейтенанта Аврелия. Знаете, по моему оно еще помнит что когда-то было Рианной - усатая и вечно ухмыляющаяся физиономия майора Васко передернулась.
  
   Полагаем, будет не лишним отметить, что Васко был известным наглецом, буяном, бретером (правда противников старался не убивать, а лишь наносить заметные ранения). Кроме того он практически не признавал авторитетов (уважая лишь реальные способности человека а не его звание), хохмил даже на докладах у герцога и мог примчатся на совещание не смыв чужой помады и благоухая реактивным выхлопом игристых вин.
   И давно бы, пожалуй, следовало отправить наглеца в отставку, а то и посадить для острастки в зиндан на пару месяцев (исключительно для его собственной пользы)...
  
   Но при всех своих асоциальных качествах, сей герой был невероятно хорошим экспертом. Настолько хорошим, что вот уже десять лет, хамя и хохмя налево и направо - умудрялся продвигаться по службе и расти в званиях. Вот и сейчас...
  
   - В принципе - мы уже восстановили его точный облик, каковым он обладал ДО близкого знакомства с замечательным творением Мазари, и двое моих ребят уже наводят справки по постоялым дворам Херцштадта, не видел ли кто этих молодцев, а заодно и тарземского купца. Опережая ваш вопрос - департамент налогов и сборов уже сообщил что за последнюю неделю к нам прибыло пять тарземцев, каждый, разумеется, с рабами-ассайи. Ох уж эта милая тарземская традиция...
   - Отличная работа, Васко. Что по талерам?
   - Свежая чеканка. Судя по сценам на гербовой стороне - отчеканены в честь событий времен захвата Аз-Акабара. Алхимический анализ еще не завершен, но полагаю, это типичное "эльфийское золото". С кровавой подписью правителей. Естественно, что следов предыдущего владельца на нем нет. Сами знаете эти эльфийские хохмочки.
   - Знаю. Анонимность платежа обеспечивается. Меня смущает другое - почему эльфийские талеры? Неужели у них в казне нет наших или валюты кого-то из соседей? Есть. Так почему талеры? И самое главное - зачем они купцу?
   - Не могу знать, вашбродие - дурашливо вытянулся во фрунт Васко, откровенно шлангуя. Впрочем - в лихих глазах этого типа загорелся бешенный азарт.
   - Не паясничай. Не до того.
   - Так точно, монсеньор. Ну, давайте попробуем обсосать проблемку со всех сторон. Мое предположение - торговая сделка?
   - Отпадает - я уже запросил в транспортном министориуме. За последнюю неделю не было ни одной официальной международной переброски между нами и эльфами. А в зону Каменного Пояса - тарземцы кажется отродясь не заглядывали.
   - Логично, чего им там ловить кроме гарнизонных вшей? Хорошо. Ваш глупый ход?
   - Хм... Глупый ход... Гут. Оплата информационных услуг? - инквизиторы применяли старый как мир метод отсева версий. Подобный интеллектуальный пинг-понг на самом деле был весьма эффективным методом анализа ситуации. Вот в данном случае - начав с откровенного бреда и отметая его, инквизиторы начали выкристаллизовывать истину.
   - Отпадает. Слишком сумма существенная. Там хватит что бы королевского Буяна купить.
   - Ну, Буяна ты загнул, конечно, знал бы ты сколько за него герцог отвалил - ты бы ночами не спал от ужаса. Но в целом да, признаю. Купец видит не больше чем обычный человек. За сведения заплатить можно, но не так много. Твоя очередь тупить.
   - Как скажете, экселенц. Диверсия? В смысле - купцу заказали диверсию?
   - Любопытно... А вот это уже близко. Хотя... А что купец может сделать? Политическое убийство? Ну на любого из ключевых пэров Дола - нужно не два и не десять ассайев. Личная охрана, а кое у кого и личное могущество - позволяют не заморачиваться. К герцогу купцу вообще никогда не подобраться. Отравить запасы воды? Ну, по дороге к коллектору его возьмет объектовая охрана. Да и обнаружим мы отравление раньше чем вода попадет в водопровод. Я уж молчу что подобная диверсия априори не имеет на данном этапе войны смысла.
   - Хорошо, шеф. Уели. Ваш ход.
   - Купец не при делах. Он слишком вольно себя вел. Слишком спокойно явился за своим заказом. Слишком мирно. Я думаю, что купец кому-то, что-то продал. Что-то очень ценное. И вот этот Невестьктот - и есть наш продажный друг....
   - А талерами он расплатился абсолютно спокойно, потому что купец иностранный, из Тарзема, а они не гнушаются ничем, да еще и проездом, скорее всего... Бьется версия, босс! Ну-ка...
   Васко извлек из кармана широкополого плаща овальную гальку Сан-Синха. Сравнительно новый коммуникационный артефакт с востока, закупленный лет пять назад герцогом - удивительно быстро вошел в оборот. Небольшой речной камушек, с высеченным на нем рунным кодом с одной стороны и блоком рун с другой, позволял с легкостью вызвать обладателя аналогичной гальки. Достаточно было лишь вбить правильную последовательность рун на блоке - а дальше камень передавал голос собеседника - носителю второго камня и наоборот. Единственным недостатком была необходимость в большом количестве "опорных колонн", красивых, в восточном стиле, резных сооружений, обеспечивающих исправную работу мобильных артефактов в радиусе пары миль от каждой колонны. Герцог не стал мелочится и обеспечил все ключевые службы государства, а заодно и все более-менее крупные города сетью колонн. Безусловно - это влетело в копеечку, но зато теперь оперативные службы стали по настоящему оперативными. К тому же - в настоящий момент в Университете Феникса по заказу герцога шли работы по расширению "адресной вместимости" колонн, что позволило бы начать сдавать новые артефакты в аренду населению. Данный проект обещал существенно подстегнуть экономику герцогства (да и всего королевства, разумеется), а заодно и вернуть в казну все вложенные ранее средства. К тому же - маги из Феникса поговаривали о новых модификациях артефактной гальки, с помощью которых, возможно, получится передавать не только звук, но, даже и изображение. Впрочем - это уже было явно делом будущего.
  
   Итак, Васко извлек гальку и вбил код одного из своих ребят.
  
   Пару секунд камушек нейтрально курлыкал, дожидаясь, пока, почувствовав вибрацию, его возьмет в руку из кармана абонент. Затем он дрогнул и в ухе Васко раздался заспанный голос одного из его подчиненных.
  
   - Шеф?
  
   - Ну уж точно не твоя мамочка, о мой заспанный друг. Пора вставать - зовет труба и долг перед герцогством! Ну-ка, живо-живо-живо!
  
   - Шеф, ну что вы. Разве я могу спать в такое время?
  
   - Ты, прямо как наше общее начальство можешь спать в любое время и в любом месте, причем в отличии от него - еще и регулярно на этом попадаешься. И не пыхти так обиженно. Давай лучше работать. В частности - меня интересует: какого рода предметы роскоши регистрировали за последнюю неделю на таможне въезжающие купцы-тарземцы? Под таковыми предметами следует понимать произведения искусства, ювелирные изделия и иные объекты, имеющие стоимость эквивалентную не менее чем десяти тысячам ксарпатских марок? Особая примета - там же должна быть задекларирована невольница.
  
   - Сколько-сколько тысяч?????? Десять???? Неплохо, надо сказать! Примерно два моих годовых оклада.... Это, часом, не живую икону продали?
  
   - Живую икону? Хм... Вот и проверь. Очень даже вероятный вариант.
   - Да ну! С тех пор как ее захватили остроухие - не вариант вовсе.
   - А ты все одно проверь.
  
   Васко коснулся руны разрывающей связь и отнял камушек от уха. Паблио - вопросительно взглянул на подчиненного.
  
   - Сейчас проверим таможни, по невольнице - отсеем всех лишних. Соответственно - станет ясно что искать.
  
   - Отлично. А я, пожалуй, пойду поговорю с Мазари.
  
   В лаборатории Мазари - за прошедший час ничего не изменилось. Все так же - помощники Мазари, с механистической точностью удерживали в подвешенном состоянии орка. В дальнем углу, присосалось к соску пищераздатчика то, что когда-то было Рианной. Паблио инстинктивно повел головой. Если быть честным с самим собой - он был с удовольствием приговорил Мазари к аутодафе. Дело было даже не в преступлениях оной (с точки зрения закона - Мазари была безупречна). Просто ее творчество, говоря откровенно - было супротив самой природы. Впрочем - это неминуемо означало бы совершенно испорченные отношения с Чернобуркой. А дружбой этой - Паблио очень и очень дорожил.
  
   Заметив вошедшего, расслабленно висевший (а чего напрягаться, если вырваться у тебя все одно - не получится? Проще и правда отдохнуть и набраться сил) в руках у биоматов орк - поднял голову и вызывающе уставился на инквизитора. Паблио вопросительно приподнял бровь.
  
   Орк кашлянул пару раз, а затем заговорил:
  
   - Инквизитор. Я слышал разговор матери и дочери. Я слышал твои слова. Война на пороге. Эльфы. - голос орка оказался звучен и гулок. Орк не говорил а вещал.
  
   - Могу тебя поздравить, сын Пустыни. У тебя замечательный слух - сухо и скучно откликнулся Кварте.
  
   - Я - Чидук. Вождь ветви Альма. Я тоже очень не люблю эльфов. У нас с вами, человек, были разногласия. Вы победили, я - нет. Теперь разногласий нет. Есть общий враг. Общий враг - порождает нашу дружбу.
  
   - Я начинаю испытывать некоторое любопытство. Продолжай. - заметил граф Кварте.
  
   - Я предлагаю союз. Я - даю тебе слово верности, до тех пор, пока эльфы не будут отбиты или пока ваша страна не падет. Ты - инквизитор. Ты знаешь крепость слова орка.
  
   - Знаю. Хорошо. Обсудим это у меня. - Инквизитор повысил голос - Васко!
  
   - Да вашбродие? - усатая морда нарисовалась спустя секунду.
  
   - Госпожа Мазари - обратился Паблио к хозяйке кабинета, все это время беззвучно наблюдавшей за происходящим - Инквизиция изымает у вас этого задержанного, в связи с делом государственной важности. Разумеется - вы получите соответствующую компенсацию.
  
   Мазари величественно кивнула. Раз закону понадобился этот орк - значит он уже принадлежит закону. Впрочем - сказать что Шариф-старшая была расстроена означало бы, пожалуй, серьезное преуменьшение.
  
   - Васко - препроводи нашего краснокожего друга в резиденцию. Режим содержания - 3Б.
  
   - Так точно. Госпожа Мазари? - чародейка слегка повела бровью и руки биоматов разжались. Орк грациозно приземлился на ноги, восстановил равновесие и повернулся к Шариф. Паблио чуть заметно напрягся, и тихонько откинул ажурную крышку с искусно встроенного (Солнце!!!! Найди замену этому слову!!!!!) в перстень Солнечного Камня. Перстень начал понемногу нагреваться.
  
   Орк нарочито медленно и спокойно сделал три шага к Мазари. За это время - ужас, некогда бывший Рианой оторвался от еды и, повернув голову на бок, как огромное насекомое уставился на Чидука.
  
   Орк остановился, затем наклонил голову и опустился на одно колено.
  
   - Я наслышан о тебе Мать Чудовищ. Я считаю честью то, что попал именно в твои руки. И хотя твои труды оказались напрасены - я рад, что встретился с Великой.
  
   Чидук поднялся с колена и повернулся к Васко.
  
   - Пойдем, друг-человек. Я готов.
  
   Проводив взглядом странную парочку - инквизитор уже собирался вернутся к допросу Мазари. Однако - обстоятельства снова сложились против. В ту самую секунду когда он раскрыл рот - из коридора послышался шум и грохот. Граф чертыхнулся и повернулся к двери. В следующий миг - в дверях лаборатории показался запыленный и запыхавшийся гонец городской стражи:
   - Мой лорд! Пожар на постоялом дворе! Поджог!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Тимофеев "История одного лиса"(Уся (Wuxia)) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Н.Семёнова "Ведьма, к ректору!"(Любовное фэнтези) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"