Лис: другие произведения.

Тень (старый вариант)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 8.10*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Версия, которая задумывалась под проект "Ролевик".

1

Твой новый мир, ты верил в него обрекая на гибель врагов.
Твой новый мир, твой храм на крови, он всегда будет только твоим!
Твой новый мир!
(Ария. 'Твой Новый Мир')


  Отвести ветку рукой и на обратном движении добавить толику ускорения, оттолкнувшись от ствола дерева. Прыжок. Тело взмывает в недолгий полёт и вот уже руки направляются вперёд - успеть отвести летящие прямо в глаза иголки и сучки. Ноги сжимаются - мышцы гудят от усталости, но останавливаться нельзя. Глаза уже нашли ветку на соседнем дереве за те доли секунды пока тело гасило часть инерции. Выдох. Уши напрягаются и почти полностью проворачиваются назад. Погоня не отстаёт даже при том, что прёт через лес напролом. Воображение тут-же зачем-то подсовывает картинку зигзагообразной просеки и у меня вырывается короткий смешок, звучащий с лёгким присвистом. Нет, не время! Ноги распрямляются и тело опять устремляется в полёт. В мыслях благодарю все высшие сущности за такие большие деревья в этом лесу - только из-за них я всё ещё опережаю своих преследователей. Пусть не намного, но это гораздо больше чем ничего. Ну вот, опять стоило отвлечься на размышления и острый сучок оказывается прямо перед моим глазом. Мышцы воют от прикладываемого усилия - успеть извернуться и чтобы при этом не напороться на другие не менее опасные для жизни выпирающие части древесных исполинов. Уклониться от сучка получилось, но радость оказалась недолгой - тело не выдерживает таких издевательств и все мышцы сводит судорогой. Ни о каком приземлении речи уже не идёт - я просто падаю на ветку со всего размаху. Ветвь изгибается и, возмущённо гудя от такого надругательства над своей сущностью, катапультирует меня дальше. Но теперь я не контролирую этот полёт - все силы уходят на попытки развязать морские узлы сведённых судорогой мышц. Скорость которую я успел развить до этого в мгновение ока превращается из спасения в проклятье. Влетаю в переплетение веток и только могу что подтянуть руки поближе к лицу в защитном жесте. Каждый открытый участок кожи тут же начинает гореть от многочисленных ссадин, порезов и заноз. Встречаюсь с ещё одной крупной веткой, горящей желанием отфутболить меня подальше и вместе с взрывом боли от столкновения в моей голове объявляется до этого скрывавшаяся в далёких закоулках Мысль - 'Может того, обернёмся?'. Так как я обычно не жалуюсь на общение с голосами, то безоговорочно принимаю Мысль за порождение своего гениального разума (только где ты раньше был, сердешный мой?) и претворяю в жизнь как раз когда моя скрюченная тушка вылетела из очередного скопления веток и острых (чтоб их хаос побрал!) сучков. Изменение внешне выглядит как будто моё тело превратилось в облачко серого дыма и тут же из него кубарём вылетает чёрный лисёнок. Не знаю почему, но каждый раз моё сознание как-будто отделяется от тела в момент Изменения и я наблюдаю за ним со стороны. Мгновение и я уже приземляюсь на все четыре лапы, встряхиваюсь и тут же напрягаюсь. Вздрогнули уши, улавливая уже набивший оскомину вой. Не отстали. Мысленно пожелав моим преследователям 'всех благ', припускаю со всех лап в направлении куда ведёт меня инстинкт. Почему инстинкт? У кого-то есть предложения получше? В таком случае отставить отвлекаться на размышления и ходу, ходу!
  Через некоторое время я краем глаза начинаю отмечать изменение в картине леса. С трудом разминувшись с зачем-то стоящим на моём пути тополем, торможу всеми четырьмя и быстро вбираю в себя всю окружающую меня обстановку, задействовав все чувства восприятия разом. 'Окраина леса!' - озаряет меня догадка или результат этого анализа, но я не затрудняю себя размышлениями о семантике. Я уже несусь со всей доступной мне скоростью в сторону, которую моя подкорка однозначно пометила указателем 'Тебе туда'. Не прошло и минуты как я вылетел в небольшой подлесок и только в последний момент увидел, что на пути моего уже бесконтрольного спринта находится обрыв. Если у кого возникает вопрос - 'Почему бесконтрольного?', объясняю - 'Потому что обе передние лапы уже миновали край оного обрыва'. В голове мелькает дурацкая мысль, что '...вот как себя чувствуют мультяшки, вылетая с обрыва...'. Не успеваю довести последующий нецензурный монолог дальше короткого вступления 'Ах, чтоб те...' как передние лапы зарываются в землю и мой полёт превращается в исполнение номера 'верчусь колесом'. На моём пути встречаются несколько кустов, которые кое-как замедляют моё продвижение до почти контролируемого скольжения по склону. Напрягая мышцы лап до предела, всё-таки останавливаюсь и уже полностью обессиленный растекаюсь по земле в позе 'лапы в стороны, язык на плече'. И сразу же уши встают торчком от постороннего звука. Фырчит лошадь. Над моей головой. Медленно поднимаю взгляд и вижу ... две лошадиные ноздри.
  - Ари, что там? - Доносится женский голос.
  - По моему это лис, эле. - Отвечает уже мужской голос с небольшой хрипотцой. Судя по громкости, он принадлежит всаднику, который сидит на всё ещё обнюхивающей меня лошади. - Мне кажется, что он уже дохлый.
  Тут со стороны леса раздаётся прекрасно знакомый мне вой. Правда теперь в нём звучит не азарт погони и предвкушение добычи, а тоска. Тоска? Наперекор всем заверениям моего тела, что оно признаёт только состояние покоя, с трудом поднимаюсь на лапы и сажусь мордой к лесу. Меня слегка покачивает, но зрелище беснующихся баргхов у обрыва придаёт мне сил и улыбка-оскал расцветает на моём лице. Когда баргхи, порыкивая в мою сторону, убираются в сторону леса, я оборачиваюсь. Судьба-шутница вывела меня прямо под копыта, ни много ни мало, рыцарской лошади! Как я определил это? Элементарно, Ватсон! На ней восседал рыцарь. И заинтересованно рассматривал в данный момент вашего покорного. Чтобы успокоить всё ещё дрожащие после погони нервы и отвлечь организм от мыслей о вечном сне, я ответил рыцарю взаимностью и уставился ему прямо в глаза. Сразу скажу, что объект моего внимания прямо таки излучал флюиды света во все стороны и расовая принадлежность не давала места долгим пересудам. Он принадлежал к расе аасимар, потомков Светлых. Да-да, именно так - просто Светлых. С большой буквы 'С'. И вы правильно поняли, что так же существуют просто Тёмные. Также с большой буквы 'Т'. Их потомков зовут тифлингами.
  Все эти интересные знания не возникали у меня из ниоткуда, нет - они принадлежали мне и только мне. Потому что я некогда и придумал этот мир. Мой Сэн-йка. Но тут стоит немного отступить назад по временной шкале. Буквально на несколько недель.

Интермедия I

Говорят, что, если ты заключил сделку с деволом,
ты поступишь мудро, если пересчитаешь после пальцы...
потом руки и ноги, а потом родственников.
(Р. Асприн 'Еще один великолепный МИФ')


  - Нет, Лёш, и не проси больше! Не хочу я на полёвку, сколько раз я это тебе повторять должен?
  - Ну Лис, такой шанс каждый день не подворачивается! Целые толпы команд со всего континента в наше захолустье собираются! - Глаза Алексея 'Копья', моего друга детства, горели истинным фанатизмом, а руки изображали не то старый китайский кинематограф в стиле 'моё кунг-фу лучше твоего', не то запуск турбо-винтового двигателя. Аура энтузиазма и позитива била от него во все стороны и я краем глаза отмечал как некоторые посетители 'Подковы' с улыбками оборачивались в нашу сторону. Не смотря на то, что я уже почти час изображал неприступную крепость - Лёха продолжал свою осаду с всё не убывающим оптимизмом. - Ты сколько не играл уже? Два года? Три?
  - Пятый год идёт, как я перестал выезжать, Лёш, - прервавшись на то, чтобы сделать глоток из уже почти опустевшей пивной кружки, я посмотрел другу прямо в глаза, - и я не собираюсь вдруг снова начинать. Ты и сам знаешь почему я тогда бросил.
  - Да, помню, - поморщился Лёха, явно вспоминая детали того громкого скандала, когда части игроков пришлось ночевать на перроне из-за нескольких истеричек в рядах мастеров. И как я тогда остался с ними в знак протеста, хотя и был одним из организаторов той игры. - Но в этот раз из наших почти никого в оргах не будет! Организует всё один человек - практически легендарный в российской ЛАРП тусовке - Арагорн Московский!
  В этот момент наше внимание привлёк звук бьющегося стекла - один из посетителей 'Подковы' слишком увлёкся, пересказывая сюжет 'The Gamers' и с криком 'I shall smite thee with my mighty blade!' разнёс взмахом текстолитового бастарда лампу над столиком. Оконфузившийся рассказчик ещё пару мгновений разглядывал результаты дел рук своих и, подняв меч к глазам, растерянно прошептал 'слишком уже майти этот блейд...'. На его несчастье в этот миг все как раз замолчали, прекрасно услышав этот комментарий. Зал грохнул, а бармен, уже собиравшийся устроить скандал, махнул рукой и направился в подсобку. Из неё он вышел маршевым шагом, неся на вытянутых руках щётку и совок. Подойдя к виновнику веселья, бармен картинно припал на колено и со словами 'Надеюсь сии орудия будут служить вам верно, храбрый воин!', вручил их красному как помидор парню. Затихнувшее было веселье разгорелось с новой энергией. Со всех сторон раздавались 'добрые советы' по работе с этой продвинутой экипировкой. Отсмеявшись своё, я повернулся обратно к Лёхе.
  - А хоть бы и Гимли Тбилисский с Леголасом Одесским, не хочу я опять в этот гадючник лезть. Меня вполне устраивает моя 'карьера' Мастера в настолках. - Стены моей крепости были цельнометаллическими и я с вялым интересом наблюдал как их пытаются пробить выстрелами из детского водяного пистолета. - Не хочу я играть в то, что опять наши насочиняют - искры в их сценариях не чувствую! Абсолютно!
  - Ну упрямец, - Лёха допил своё пиво и поднялся из-за стола, нашаривая что-то в кармане джинс. - Не думал, что придётся использовать крайние меры. Вот, просили передать тебе как раз в таком случае. До созвона!
  На стол передо мной упал помятый конверт с надписью чёрным маркером 'Лису'. Я посмотрел Лёхе в глаза, но не увидел там ни тени насмешки - только немного любопытства и ... досада? Покачав головой он махнул мне рукой и покинул бар в своём любимом стиле - 'сбивающеговсёнапутивихря'. Откровенно заинтригованный таким развитием событий, я взял конверт в руки. Приятная бумага, внутри не больше двух-трёх листов бумаги и маленькое золотое тиснение в правом верхнем углу лицевой части. В форме лошади. Троянской. Задумчиво хмыкнув, я вскрыл конверт и приступил к ознакомлению с столь таинственным посланием.
  'Здравствуй Лис,
  Мы с тобой лично не знакомы, но предполагаю, что моё имя тебе уже известно. Я - Арагорн Московский. Когда все твои друзья хором заявили о твоём определённом не-участии в какой-либо полёвке, мне стало понятно, что именно ты мне подходишь как никто лучше. Я знаю о той истории, из-за которой ты ушёл из LARP-движения. И это тоже является одним из параметров по которому ты был выбран. Ты спросишь, почему? Очень просто - мне нужен Quest-мастер в роли ключевого персонажа, который будет с удовольствием водить всех за нос. И у него не должно быть никаких пристрастий. В этом плане ты - идеален. С местными командами тебя связывают совсем не тёплые отношения, а толика твоих друзей среди них уже распределена в нейтральный по сюжету лагерь. Команды из других стран тебе не известны абсолютно и я не сомневаюсь, что и над ними поиздеваться тебе захочется как минимум из любви к искусству.
  Но хватит о мотивах, поговорим о самой Игре. Сюжет банален и сложен одновременно - 'Спасение Мира'. Есть один артефакт, 'Ключ' и несколько лагерей гоняются за ним с различными целями. Одни хотят мир захватить, уничтожив всех остальных, другие - запрятать Ключ подальше от первых... В деталях ты сможешь ознакомиться со структурой Мира в приложенных распечатках, а сейчас я перейду к главному - твоей Роли. Вор. Похитивший Ключ по заказу и обнаруживший труп нанимателя вместе с ворохом неприятностей. Спрятавший похищенное и играющий в загадки со своими преследователями. Вот тут и понадобится талант мастера-квестовика - цепь заданий надо будет строить прямо по ходу действия и стараться держать в напряжении всех. Можно сказать, что это будет самой главной Ролью всей Игры.
  Я знаю о твоей любви к загадкам и классу воров. Не буду скрывать, что намеренно бью по 'болевым точкам'. И для логического завершения этого действа, добавляю 'удар ниже пояса' - расой Вора будет лис-оборотень.
  На этом считаю свою роль 'Змия-искусителя' завершённой,

Арагорн Московский."

  Действительно - удар ниже пояса. Я машинально провёл пальцами по изображению лошади на конверте и машинально перевёл взгляд на распечатки, приложенные к письму. Дойдя до середины первой страницы осознал, что не воспринял ни одного слова из прочитанного. В голове ещё продолжали кружиться слова Арагорна и ... откинувшись на спинку диванчика, я тихонько рассмеялся. Неприступная крепость была взята без штурма. Одним только 'предложением, от которого невозможно отказаться'. Признав за собой поражение в этом раунде, я взял ещё одно пиво и с интересом принялся за знакомство с Миром в который меня приглашали пошалить. Уже выбрав обличье в котором буду исполнять эту Роль. Я буду Тенью.

2

Чтобы тебя любили - приходится быть со всеми хорошим каждый день.
Чтобы ненавидели - напрягаться не приходится вообще.
(The Simpsons)


  - Уииииииии! - Со стороны кареты раздался оглушающий визг и на меня налетело нечто розовое. - Какая шкурка! Мягкая и пушистая!
  Осторожно скосив глаза, я обнаружил свою безвольно свисающую тушку подхваченной руками девочки лет примерно десяти-двенадцати на вид. Глаза этого, задрапированного в розовые одежды с огромным количеством кружев и драгоценностей, существа глядели на меня с неподдельным восхищением. Тихонько выдохнув, я расслабился - сейчас будут гладить, тискать и творить всяческие непотребности как с плюшевой игрушкой. Смирившись с данной ролью, я постарался принять наиболее дружелюбный и жалобный вид. Может накормят и вылечат - должны же слуги позаботиться о новом любимце своей 'принцессы'?
  - Как ты думаешь, Ари, из него получится шапка или только муфта? - Вначале я не поверил своим ушам, когда эти слова попытались пробраться из них в мой уставший от сегодняшних потрясений мозг. - Ты сможешь выделать шкуру или поищем мастера в ближайшем городе?
  С ужасом понимая, что попал из огня да в полымя, я попытался вырваться, но все мышцы объявили себя недееспособными и даже шерсть отказалась встать дыбом для выражения категорического несогласия с таким обращением со мной, любимым. Мне только и оставалось, что надеяться на чудо и на тот факт, что моя шкура была весьма попорчена во время бега по лесу и последующих множественных падений.
  - Эле, шкура этого животного, - мне показалось или в голосе аасимара прозвучал сарказм в последнем слове? - Не достойна служить даже подстилкой в Вашей спальне. Тем более, что она не в лучшем состоянии.
  Всё, Ари, я тебя люблю! Отговори её, отговори! И вообще, бросьте меня где-нибудь под кустиком. Не надо ваши драгоценные ручки марать и всё такое. И почему я не владею проецирующей телепатией?
  - Но он такой пушистый, - в любой другой ситуации я бы наслаждался от гладящей меня по шерсти руки, но сейчас от каждого её прикосновения меня внутри обдавало холодной волной, - и такой шикарный хвост! Да и цвет такой необычный - серебряно-чёрный! Решено, везём его в город! Там я найму мага, чтобы он залечил его шкуру. А потом и придумаю, что хочу из него сделать - шапку, муфту или воротник на плащ. Ари, ты его повезёшь!
  - Как пожелаете, эле. - Мою убитую как в физическом, так и в эмоциональном плане, тушку приняли сильные руки аасимара. Глаза мои к этому времени уже были закрыты и окружающий мир я воспринимал исключительно тремя чувствами (на вкус никого проверить не мог... К сожалению). Буквально через несколько мгновений я ощутил как меня, довольно бесцеремонно, засунули в мешок и привязали, предположительно к седлу. Не способный бороться с усталостью дальше, я провалился в сон.

Интермедия II

Господи! Если ты сейчас наблюдаешь за нами, то, пожалуйста, отвернись на минутку!
(Harley Davidson and the Marlboro Man)


  - ... вот только под взором дракона хранится печать дороги и первый шаг судьбы! - Завершил я свой весьма пафосный монолог и пока внимание окруживших меня эльфов отвлекала активная жестикуляция правой рукой, в левую ладонь перекочевал шарик из скрытого кармана в плаще. Не успело затихнуть последнее слово, как на меня оказались направленны с десяток стрел и пара мечей.
  - Это всё, конечно, занимательно, - вышел вперёд один из ушастиков, судя по короне - из начальства, - но нам недосуг играть в глупые игры смертных. Мы предлагаем простую сделку - Ключ в обмен на жизнь.
  - Какие вы все не оригинальные, право слово, - правая рука продолжала работать на публику, почёсывая затылок, - но я всё-таки предпочитаю поиграть!
  Шарик полетел на землю вместе с последним словом и яркая вспышка озарила вечерний лес, а густой зелёный дым скрыл мою фигуру менее чем за секунду. Ничуть не надеясь только на ослепление, я ушёл в обратный перекат, пропуская над собой спущенные с тетив стрелы. Потирая спину, на земле попался один неудачно выпирающий корень, я скрылся в тени близлежащих кустов и натянул хайратник. Вокруг меня прочесывался лес и заглядывали под каждый кустик, но я оставался невидим и неслышен. Решив подождать пока мои длинноухие заклятые друзья успокоятся, я предался воспоминаниям сегодняшнего дня. Досконально изучив правила и историю мира, мне не составило труда подготовить вагон и маленькую тележку загадок и головоломок. После размещения необходимых подсказок и указателей, первым был посещён лагерь Экспедиционного Корпуса Империи. Там обошлось даже без массовых истерий, тихо поболтали с генералом в его шатре. Затем так же тихо покинул лагерь. Правда уходить пришлось быстро, как выяснилось - имперцы не понимают шуток. Ну а что такого в том, что их генерал связан своими же штанами и с носком вместо кляпа? Так не надо в меня тыкать всякими железяками! Не люблю я этого. Оскорбительная записка, приколотая к двери шатра? Ну а что сразу рыжий? Может она сама туда прикололась?
  Послушав многоэтажные конструкции, выдаваемые освобождённым генералом, я соскользнул с широкой ветки векового дуба и, широко улыбаясь, направился к следующей жерт... Цели! К следующей цели. Стоянка Союза Наёмников встретила меня весёлыми песнями и запахом жаренного мяса. Курочка! Желудок предательски заурчал. Не считая нужным сильно скрываться, я вышел из тени прямо рядом с центральным лагерным костром и тут же был встречен весёлыми криками, кружкой эля и истекающей жиром куриной ногой на толстом куске хлеба. Такой радушный приём не помешал мне боковым зрением отмечать перемещения патрульных, которые теперь наблюдали за происходящем в центре лагеря с пристальным вниманием. Да и сидящие вокруг костра нет-нет, а поправят лежащее рядом оружие. Не подавая виду, я изобразил из себя открытую настежь душу кампании и утолив голод принялся шутить и рассказывать различные байки, отмечая про себя как всё сильнее напрягаются капитаны наёмников с каждым моим словом. Когда по моему внутреннему барометру напряжение приблизилось к критической точке, я вскочил на ноги и прокричал:
  - А сейчас, танец для моих новых друзей! - Отметив краем глаза опустившиеся луки патруля, я начал отплясывать гопак вокруг костра.
- Ай лю-ли, ай лю-ли, как ушастые по воду, да ходили!
Как из лука они ящера бивали!
Как красиво на полянку выходили!
Как вино игристо людям наливали!
  Примерно на пятом круге и таком же по счёту куплете, глаза капитанов начали расширяться от понимания. Нет, вы что думаете - я петь от радости начал? Не дождётесь! Голоса у меня нет. А вот долг - заставил. Последний куплет я выдал, идя вприсядку и завершил своё выступление высоким прыжком, бросая вниз сразу два шарика. Яркие вспышки и густой дым, быстро накрывший весь центр лагеря, позволили мне покинуть это гостеприимное место почти прогулочным бегом. В этот раз я не стал залезать на дерево для наблюдения за поиском себя любимого, а направился прямиком к эльфам. Лагерь длинноухих располагался достаточно далеко и его мне хотелось достигнуть до наступления ночи. Там я обошёлся почти без театральных эффектов. Подумаешь, щёлкнул по уху Лорда. Ну отобрал у него посох Власти и по-жонглировал им чуток. Что, сразу надо из луков стрелять? В общем, не сошлись мы с длинноухими на почве восприятия юмора и свою часть головоломки они получили от меня почти насильно. Почему почти? Ну так я же не пострадал!
  'Вот такие пироги с котятами...', подумал я и, осторожно высунувшись из кустов, проводил взглядом последнего эльфийского следопыта, возвращающегося в свой лагерь. Мысленно помахав ему лапой и хвостом, я покинул эту недружелюбную часть леса в направлении присмотренной заранее для ночлега полянки. Расположенное почти на самом краю полигона это место мне приглянулось сразу и бесповоротно - поваленное штормом дерево не высохло, а продолжало жить в близком к горизонтальному положении. Его ветви образовали почти идеальное место для одиночной палатки, а к совершенству его привели несколько аккуратно связанных мною друг с другом веток. Ещё утром я потратил почти час на обустройство своего временного пристанища, но ни секунды об этом не жалел и, выходя сейчас на полянку, с удовольствием окинул взором дело лап своих. Быстро организовав горячий ужин с помощью газовой горелки, я отправился на боковую в обнимку с чувством глубокого удовлетворения собой и учинённым сегодня дебошем.
  Утром я проснулся за несколько минут до будильника и милостиво позволил себе поваляться и поразмышлять о дне грядущем и шалостях грозящих. Моим 'подопечным', естественно. Когда тихий зуммер будильника нарушил эти сладкие грёзы я, ухватив экипировку, ужом выполз из палатки и тут-же обнаружил пропажу. Земли. Под ногами. Если быть более точным - я начал падать. И если меня не обманывают глаза - с довольно приличной высоты и ни батута под ногами, не парашюта за спиной не наблюдается. Зато некое дерево приближается с неприятной скоростью и моя пятая точка заранее сообщила о нежелательности этой встречи. Уже подлетая к макушке я сообразил, что скорость как-то не соответствует моим знаниям физики и моя совсем не невесомая тушка практически планирует. В моей голове успели пронестись вагон и маленькая тележка версий и теорий этого необычного явления, когда сила тяготения опять вступили в права и я рухнул вниз с полагающимся мне ускорением. К счастью полностью прочувствовать судьбу яблока, упавшего на темечко сэра Исаака, я не успел - прямо подо мной оказалась широкая ветка. Нет, не так - огромная ветвь! Около двух метров в диаметре. Переведя взгляд на ствол дерева, я вычеркнул идею о перемещении в отдалённый таёжный лес. Таких исполинов на Земле не водится, в этом я был уверен. 'Хотя нет, вроде одна секвойя была подобная в Америке' - попыталось тихонько вякнуть память, но стоило мне обернуться как она тут же умолкла. Вокруг меня простирался лес из деревьев, по сравнению с которыми Генерал Шерман смотрелся дошкольником рядом с баскетболистом-старшеклассником. На вершину списка версий случившегося уверенно, распихивая локтями товарок, выдвинулась 'Ты попал!'. В смысле - я попал. В другой мир. Мда.
  Посвятив самосозерцанию и рефлексии полсекунды (Хорошо, хорошо - полторы!), меня посетила мысль о некотором дискомфорте во всех конечностях, который никак не увязывается с предыдущим падением. Краткая инспекция подтвердила зародившиеся подозрения - тело оказалось не моим. Мало того, что оно уменьшилось в размерах, так и сложение сменилось на мальчишеско-подростковое. Правда в утончившихся конечностях прощупывались твёрдые жгуты мускулов и чувствовалась непривычная лёгкость во всех движениях. Выпрямившись во весь рост я отметил как плавно перетекло новое тело из одного положения в другое. Координация движений, ощущение пространства - всё это было новым и одновременно ощущалось привычным, как умение пользоваться ложкой или танцевать. 'Танцы!' Как только мне в голову пришла эта мысль, появился зуд во всех конечностях и я не смог себя удержать. В голове заиграла неизвестная мелодия и ноги сами сделали первое па. Скольжение, полу-разворот, изогнуться, выпрямиться, подпрыгнуть... Подпрыгнуть? Сам того не ожидая, взлетел на высоту почти в два своих роста и от удивления потерял ритм и второй раз за день начал падать на многострадальную ветвь. Сознание не успело отойти от шока и передать команды на группировку как тело само извернулось и я приземлился, мягко спружинив всеми четырьмя конечностями. Я замер в этой позе и пытался осмыслить новые возможности, когда откуда-то из-за спины раздались аплодисменты.

3

Тем, кто остался, мои слезы
Я выбрал жизнь, но слишком поздно
Нас раздавило чужое небо
Чужое небо - мои слезы
(Гр. Смысловые Галлюцинации. 'Чужое Небо')


  Очнулся я от запаха готовящейся на костре пищи и звука бурчания в моём животе. Попытка пошевелиться была признана неудачной - все мышцы болели и отказывались подчиняться. Для дополнения картины 'полного счастья' я также отметил факт, что всё ещё нахожусь в мешке. А тем временем запах еды только усилился и мой нос вполне отчётливо доложил о том, что на костре жарят зайца. Жирного. Молодого. Во избежание смерти утопленника в собственной слюне - начал усердно отвлекаться мысленными упражнениями. Пройдясь по таблице умножения, вычислив в уме несколько уравнений и признав ещё три нерешаемыми, понял всю бессмысленность данного занятия. Моё звериное тело волне отчётливо требовало пищи и потуги человеческого разума им игнорировались. Через некоторое время к сводящим меня с ума запахам добавилась новая пытка - даже сквозь мешковину я отчётливо слышал как мои пленители с аппетитом уплетают заячье мясо. Буйное воображение играло со мной злую шутку, дорисовывая детали происходящей снаружи трапезы и тем самым усиливая муки голода десятикратно. Но даже пытки не бывают бесконечными и через некоторое время я услышал, как лагерь подготавливается к ночлегу - обсуждение вахт охранниками 'маленькой садистки' и причитание нескольких женских голосов, предположительно - её служанок. Прошло меньше получаса, когда из звуков остались только потрескивание костра, да бурчание моего обиженного желудка.
  Мои попытки заснуть были безжалостно прерваны - кто-то развязал верёвку на горловине мешка и заглянул внутрь. Встретившись взглядом с аасимаром, я мысленно облегчённо выдохнул - воображение уже успело нарисовать яркую картину 'маленькой садистки', решившей снять шкурку прямо сейчас. Мысленно перекрестившись и помянув демонов в хвост и гриву - попытался повторить трюк кота из Шрека. Хитрый прищур наблюдавшего за мной аасимара отчётливо указал, что Станиславский мне не то, чтобы не поверил - пинками со сцены бы согнал!
  - Я не знаю кто ты и как здесь очутился, - неожиданно зашептал Ари, наклонившись к горловине мешка, - но свою разумность не спрячешь. Да, эле Мания делает много глупых вещей, но я не могу позволить ей испортить свой Путь, забив разумное существо ради шкуры.
  'Эй, стоп, тайм-аут я сказал! Что за путь и почему явно с Большой буквы? Ари, ты что, меня прямо здесь того - в расход, во избежание? Так я не согласен! Причём ка-те-го-ри-чес-ки!' - к сожалению, этот монолог был исключительно внутренним и выразился только сверканием глаз и тихим поскуливанием.
  Ещё раз вздохнув, Ари убрал своё лицо от мешка и вытащил меня за шкирку наружу. Подержав мою обвисшую тушку перед своим лицом в течении нескольких секунд - бережно опустил на землю. Сказать, что я удивился - было бы крайним преуменьшением. В мыслях я уже проматывал свою жизнь и прощался с оставшимися в другом мире друзьями, когда аасимар просто взял и положил меня на землю! Да ещё и миску с едой поставил под нос! Что такое сдохло большое и где? Желательно с координатами - туда я не поеду, пока не проветрят.
  Не смотря на все эти мысленные гневные речи - кашу с мясом я умял довольно шустро. Как говорится: 'Война - войной, а обед - по расписанию!'. Поев, я почувствовал сонливость и полное наличие отсутствия желания куда-либо двигаться. С трудом пересилив себя, поднял голову к Ари, сидевшего рядом со мной всё это время.
  - А теперь - беги, разумный зверь, - с усмешкой указал он мне в сторону темнеющего в пяти метрах леса и даже придал ускорение второй рукой, мягко подтолкнув под хвост. - Беги, а я уж постараюсь сделать так, чтобы за тобой не было погони.
  Извернувшись, я лизнул ладонь Ари в знак благодарности и медленно поковылял в сторону зарослей. Тело всё ещё пыталось заявлять протесты против такого издевательского к себе отношения, но волшебное слово 'Надо!' отметало любые аргументы уставших мышц. Примерно в течении часа я заставлял лапы двигаться, пока не наступил момент 'Х'. Не думайте, что это от слова 'хорошо'. Из последних сил я дополз до замеченной поблизости выемки в корнях дерева и, зарывшись в опавшую листву, провалился в тяжёлый сон.

4

Всё в этой жизни является способом отвлечься
от единственной настоящей вещи, которую ты должен сделать.
(Вуди Аллен)


  Поднявшееся солнце стремилось заполнить своими лучами всё и вся, но на пути этой благой цели стеной стояли множество препятствий. Высокие холмы рассекали волны солнечного прибоя в тщетной попытке остановить наступление блистающего тсунами. Деревья-исполины засверкали каплями утренней росы на листьях, и из переплетений ветвей взлетели первые птицы, начиная утреннюю мелодию жизни.
  Наступившее утро заявило мне о себе наглым солнечным лучом, пробравшемся даже сквозь слой листьев, в которые я закопался перед сном. Не желая просыпаться, я попытался перевернуться на другой бок. Попытался - было ключевым словом. Для определения проблемы в столь обычном деле, разлепил один глаз и на секунду 'подвис'. Когда в полусонный мозг добралась мысль, объясняющая увиденное, мне осталось только прикрыть лапой глаза и тихонько простонать. Адреналиновая подпитка предыдущих дней выветрилась за ночь и теперь чувствовалась только лёгкая апатия - хотелось раскинуть лапы и ничего не делать. Позволив себе несколько секунд сплина, я начал осторожно выбираться из-под листового одеяла. Когда все четыре лапы почувствовали под собой землю, я отряхнулся и начал по очереди проверять конечности на дееспособность. Проверка показала наличие отсутствия проблем предыдущего дня и это сразу подняло моё настроение на несколько пунктов. Обратно к земле его прибило достаточно громкое бурчание в животе - вчерашней каши для растущего лисьего организма было маловато. Странный запах донёсся до моих ноздрей и я почти на автомате потянулся в сторону его источника. В голове появилась картинка - маленький заяц, почти детёныш. Не успел я удивиться факту того, что запах указывает только на одного ушастого, а не на весь выводок, как лапы уже несли меня в его сторону. Инстинкты начали брать верх и вот я уже стелился по лесу неприметной тенью, заходя будущему завтраку с подветренной стороны. Ещё пара метров. Стоп! Осторожно приподнять голову от земли и позволить глазам найти цель. Как не странно, но это был действительно один серый зайчонок с свисающими ушами. Он весьма беззаботно прыгал по залитой солнцем поляне и обнюхивал почти каждую встречающуюся на его пути травинку. Пока человеческая половина разума пыталась найти логическое объяснение наличию одинокого детёныша на этой поляне, звериная часть рявкнула 'Еда!' и направила тело в атаку.
  Наполненный желудок сигнализировал о том, что неплохо было бы и покемарить часик-другой, но я хотел выбрать из леса до сумерек и медленно трусил в сторону, откуда ранее уловил едва различимое звучание текущей воды. Когда солнце забралось в зенит все лисьи инстинкты начали намекать о том, что я являюсь ночным животным. Посопротивлявшись ещё с полчаса, мне пришлось сдаться и начать искать место для полуденной сиесты. Найдя широкий корень, слегка приподнимающийся над землёй, я углубил ямку и заполучил прохладную лежанку. В коей и задремал, свернувшись в клубок.
  Проснулся я когда солнце миновало вторую треть небосвода и вечерняя прохлада сменила дневной зной. Выбравшись из-под корня и сладко потянувшись, аж высунув язык, я продолжил свой путь в сторону звуков реки. По пути мне попались несколько ягодных кустов, которые 'внутренний лисий радар' обозначил как 'еда' и вопрос с поддержанием сил был улажен полюбовно, хотя на это и пришлось потратить ещё около часа. По мере приближения к цели, к запаху реки начали присоединяться другие - вначале я почуял домашний скот, а вскоре и человека. Перейдя с лёгкого шага на рысь я за час преодолел оставшееся расстояние. Замерев среди кустов на самой кромке леса, я огляделся. Река была не очень большой, но и маленькой её назвать было трудно - до противоположного берега было с пол-километра. От границы леса, на которой я сейчас находился, до берега реки было всего-ничего - метров пять-семь. Тут мои уши уловили собачий лай и тело инстинктивно напряглось. Уложив вздыбившуюся шерсть доводами разума о подветренной стороне, я всмотрелся в направление, откуда донеслись эти раздражающие любого лиса звуки. Примерно в двух-трёх километрах от моего текущего местонахождения, на небольшом полуостровке располагалась деревня. Обрадовавшись этому факту, я решил не тянуть лиса за хвост и направиться туда, предварительно вернувшись в человеческий облик. Мысленное усилие и вот я... всё также стою на четырёх лапах, а хвост усердно виляет, изображая метёлку. 'Наверное надо сильнее сконцентрироваться?' - подумал я и, зажмурившись попытался очистить своё сознание от посторонних мыслей. На удивление, этот трюк мне удался с недоступной доселе лёгкостью и вот я смотрел вглубь 'Великого Ничто'. Отбросив шальную мысль о 'взглядах в Бездну и к чему они приводят', я мысленно создал два образа - лиса и человека. 'Спрятав' образ человека, начал преображение оставшейся лисьей фигуры в мой исходный облик. В ушах начало звенеть от напряжения, но я не обращал на это внимания и продолжал трансформацию. Последнее усилие и получившийся образ полностью соответствует 'спрятанному' оригиналу. Можно открывать глаза и... я всё ещё покрыт шерстью, махаю хвостом и шевелю ушами. Однако, загвоздка.

Интермедия III

В споре не всегда побеждает истина,
чаще это делают более тяжелые аргументы.
(Стас Янковский)


  - Весьма, весьма, - продолжая аплодировать, прокомментировал моё акробатическое выступление неизвестный субъект, полу-лежащий на соседней ветви, - может ещё и сальто сделаешь?
  Настороженно замерев, я окинул взглядом своего невольного зрителя. Судя по внешним признакам - человек, мужского пола, среднего возраста. Короткие русые волосы были стянуты кожаным шнурком чуть выше линии густых бровей, из-под которых весело смотрели карие глаза. Небольшая бородка окружала тонкие губы, на данный момент растянутые в полу-улыбку. Его облик мне определённо кого-то напоминал и его имя прямо-таки крутилось на краю сознания, но все мои усилия выманить это знание на поверхность оканчивались ничем. Отложив борьбу с собственной памятью на недалёкое будущее и понадеявшись, что этот странно-знакомый субъект представится сам, я продолжил инспекцию увиденного. Одет незнакомец был в кожаный жилет на голое тело и матерчатые штаны, заправленные в сапоги из неизвестного мне серого материала. Никакого оружия на виду я не заметил, но это меня ничуть не убедило в его полном отсутствии. Из украшений на субъекте был только странный медальон на тонком сером шнурке - в центре прозрачного стеклянного кольца был расположен блестящий металлический куб, медленно вращающийся вокруг своей оси.
  - Ещё выступления будут? - Прислонившись к стволу дерева, спросил незнакомец, - Или программа на этом исчерпана? А я ведь только вошёл во вкус.
  - Вы просмотрели краткую выдержку из нашего номера. - Ехидно ухмыльнувшись, ответил я, выпрямляясь во весь рост и принимая позу Питер Пена. - Для того, чтобы увидеть полную программу, внесите оплату в размере... Пусть будет в размере ответов на два вечных вопроса - 'Кто виноват?' и 'Что делать?'.
  Наблюдавший за этой сценой незнакомец расхохотался так, что почти упал с ветки. Почти. Зависнув в воздухе, вместо того, чтобы подчиниться закону тяготения и рыбкой уйти в сторону земной поверхности, мой собеседник от души веселился.
  - Ну ты хитрец, - отсмеявшись, незнакомец пролеветировал обратно на ветку, где и устроился в позе полу-лёжа. - Может тебе ещё и ключ от сокровищницы, где деньги лежат?
  - А что, я не против премий и всевозможных поощрений 'за вредность'. - Ответил я улыбкой на улыбку. - Но для начала хотелось бы заполучить предоплату в полном размере вышеозначенного оклада.
  - Да ты ещё и нахал, как я посмотрю! - Однако выражение лица моего собеседника отчётливо указывало, что данный факт его ничуть не огорчает. Скорее - наоборот. - Вот возьми тебе и сразу всё выложи на блюдечке с платиновой каёмочкой?
  - Можно! А блюдце золотое будет? - Уставившись на собеседника с выражением чистейшей детской невинности на лице, я зашаркал ножкой. 'Если бы у меня был хвост...' - подумалось мне, 'то для полноты картины надо было бы им сейчас по-вилять!'. Как только в моей голове промелькнула эта мысль - незнакомец хитро прищурился и картинно щёлкнул пальцами. Заподозрив неладное, я медленно повернул голову и взглянул через плечо. Именно. Хвост. Рыжий, с белым кончиком. Как и заказывали. Развернув голову обратно к собеседнику, я усилием воли очистил сознание от лишних размышлений 'на тему' и нарисовал на лице улыбку в стиле американских коммивояжеров, не забывая при этом усердно махать хвостом.
  - Премного благодарен вам за сей презент, - коротко поклонился, не опуская глаз, - но это ни в коем случае не означает, что он будет зачтён в качестве аванса.
  - Я и не надеялся, - ухмыльнулся мой визави, теребя медальон, - не такая у тебя натура, друг мой, Лис.
  - Мы разве знакомы? - Начав играть эту роль 'Скарамуша', я уже не мог остановиться. - Простите мою память, видимо она взяла отпуск и забыла об этом сообщить в вышестоящие. Но я ей назначу выговор! С занесением! Не сомневайтесь, mon ami. - Ещё один поклон, с расшаркиванием и маханием невидимой шляпой.
  - Странно, вроде ты не бардом заявлялся на Игру, - мой собеседник приподнял бровь и чуть склонил голову набок, - и по квенте за тобой ничего подобного не числилось. С каких пор в Тени начали брать клоунов?
  - Значит, Арагорн, - кивнул я своим мыслям. Построение фраз вкупе с моментом, когда он смеялся и прикрыл рот рукой, вытащили мятежную мысль на поверхность. Мысленно убрав с лица собеседника бороду и удлинив немного волосы, я заполучил фотокарточку того самого Мастера Игры, что прислал мне личное приглашение на участие и с которым я успел пообщаться от силы минут десять из-за специфики своей роли. - И кто ты на самом деле? Демон? Бог? Или просто могущественный маг-волшебник-чародей? - Скрестив руки на груди я тоже слегка наклонил голову вправо и изобразил на лице гримасу пристального внимания.
  - Ну, скажем, бог, - кубик вырвался из медальона, на мгновение завис в воздухе и плавно опустился на подставленную ладонь Арагорна, - тебе от этого становится легче?
  - Самую малость - любопытство меньше гложет. - Моя наглая ухмылка всё-таки выбралась на поверхность. - На вопрос 'Кто виноват?', думаю, ответ я получил. Остаётся не менее важный - 'Что делать?'
  - Если я скажу 'Спасать Мир' - ты мне поверишь?
  - Почему бы и нет? Раз уж пошли штампы, то спасение мира обязательно должно быть в комплекте. - Тут я осознал, что усиленное виляние хвостом выдаёт мои внутренние чувства и сразу же приструнил предателя, обернув вокруг талии на манер пояса.
  - Если хочешь полный комплект, ты его получишь. - Арагорн так хитро на меня посмотрел, что сразу захотелось найти кнопку 'Undo' и изменить свою предыдущую реплику. - Тем более, что у тебя есть личная заинтересованность в судьбе этого мира.
  - Личная? Это почему? - Как не старался я сдерживаться, вырвалось у меня.
  - Думаю на этот вопрос можно ответить одним словом. Точнее - одним именем. - Выражение лица Арагорна вдруг напомнило мне мультяшных злодеев в сценах 'монолог о Великом Плане'. - Сэн-йка.
  Я замер, направив все силы на борьбу с челюстью, возжелавшей совершить приземление. Всего шесть букв, но как много они означают. Сэн-йка - это мир, придуманный мною несколько лет назад для настольной игры и к сегодняшнему дню расписанный весьма подробно - география, политика, история и другие необходимые мелочи. И тут оказывается, что я сейчас нахожусь в этом самом мире? В моей первой реакции из приличных слов были только предлоги и междометия.
  - Понимаю, шокирует. - Арагорн явственно наслаждался спектаклем моих эмоций. - Сразу отвечу на твой не заданный вопрос - Миров существует великое множество и некоторые существа в своих фантазиях умудряются поймать слепки 'Отражения Мира', тем самым в их разуме появляются Знания из которых они в дальнейшем и черпают свои идеи. Таково краткое описание, на полное у меня нету ни времени, ни желания.
  - Да хватит с меня и краткого. - С трудом закрепив челюсть на прилагающемся ей месте, ответил я, всё ещё немного ошарашенный.
  - Вот и отлично. Так и продолжим. Кратко. - Выражение лица Арагорна сменилось на сосредоточено-серьёзное. - Твои тело и память изменены в соответствии с описанием персонажа, которого ты отыгрывал. Правда 'уровень' установлен в ноль и 'прокачиваться' придётся самому. Из плюсов - расовые способности у тебя в наличии и некоторые знания о быте твоих соплеменников занесены в память. Задача на сейчас - 'прокачаться'. Ну и не менее важный элемент - выжить.
  - Выжить? - На автомате переспросил я.
  - Именно. Так как тебя сейчас планируют съесть.
  - Кто?
  - Они. - Арагорн указал к подножию дерева, где в данный момент находилась стая существ, в которых я с удивлением узнал баргхов - собакоподобных демонов. Их красные глаза светились злобой, из раскрытых пастей капала тягучая слюна, а шерсть стояла дыбом.
  - Почему они не нападают? - Не отводя глаз от стаи демонов, спросил я.
  - Элементарно, моя аура их пугает. - Тут же ответил Арагорн и я медленно развернулся к нему, продолжая краем глаза коситься вниз. - А сейчас, когда я выполнил всё, что планировал - мне пора. Адьё, мон ами! - Помахав мне рукой, он растворился в воздухе. В тот же миг баргхи пришли в движение и я понял всю глубину смысла такого короткого слова - 'выжить'!

5

А все дороги ведут к людям.
(Антуан де Сент-Экзюпери. 'Маленький принц')


  Попытки обернуться в человека я забросил только с закатом, распластавшись по земле и тяжело дыша, высунув язык на всю возможную длину. От чрезмерного напряжения перед глазами плавали разноцветные круги и в ушах стоял тихий, но от этого не менее противный, звон. В голове было пусто как в кошельке у нищего и случайно забредающие туда мысли тут же растворялись в полном Ничто. 'Вот так, наверное, монахи Шао-линя и добивались просветления', всплыло из глубин сознания. Только через неполную минуту я осознал, что это была первая сознательная мысль за последние несколько часов. Осознание себя живым по принципу 'Я мыслю, следовательно - существую!' изначально вызвало жестокие протесты измученного перегрузками мозга, но желудок высказал ему всё, что он думает о 'всяких извилистых' немелодичным бурчанием. Признав справедливым высказанное предположение 'Пожрать бы, а?', пришлось отправляться на поиски пропитания. Довольно скоро нос уловил вполне съедобные запахи и на ужин мне достались целые заросли спелых ягод, по вкусу напоминающие морошку. Когда желудок был набит сочной мякотью, меня отчётливо потянуло пожевать листья того-же кустарника. Доверившись инстинктам своей звериной составляющей, я не стал сопротивляться и с удивлением обнаружил, что на вкус эта зелень совсем как петсай, она же - пекинская/китайская капуста. Почувствовав, что живот теперь заполнен 'под завязку', решил устраиваться на ночлег тут же в кустах, так как сил идти куда-то ещё у меня не было. Волевым усилием стряхнул уже начавшую обволакивать моё сознание дрёму, заполз в самые заросли и свернулся в клубок под одной из веток, практически стелившейся по земле.
  Проснулся я далеко за полдень, тут же воспользовался 'завтраком в постель' и прочими услугами леса, доступными каждому его обитателю. Выбравшись из зарослей, я наткнулся на ранее не замеченный мною камень, формой напоминавший классический 'камень-путеводный-направо-пойдёшь...'. Тот факт, что вчера он остался вне поля моего внимания был вполне логичным - всё моё лисье любопытство работало исключительно по вопросу 'А что тут есть съедобного?'. Так как камень не принадлежал к категории питательных веществ, то я его банально проигнорировал. Однако сейчас я был сыт и полон сил познавать окружающий меня мир. Исследование поверхности камня показало, что к 'путеводным' его можно причислить исключительно по форме, но никак не по содержанию. Надписей не было. Да и путей-дорог поблизости не наблюдалось. Решив придать сему камешку хоть какую-то полезную функцию, я запрыгнул на него и принял 'мыслительную' позу. Зализывая ушибленный бок, дал себе мысленный подзатыльник и в очередной раз напомнил, что человеческие позы для лисов не подходят. Вторая попытка была удачней, поза была истинно лисьей - развалившись на животе, свесить хвост и лапы с камня, уши почти параллельно земле и высунуть кончик языка. Ну чем не мыслитель? Роден, где ты, родной мой? Тут модель для шедевра дожидается! Кхем. О чём это я? Собирался же серьёзно обдумать своё положение на букву 'Х' (и не думайте, что от слова 'хорошо'), ан нет - хиханьками, да хаханьками занялся. Есть у меня такая черта характера, есть. Только и остаётся, что отвешивать себе мысленные пинки и направлять на путь истинный.
  Убрав язык, чтобы не отвлекал, сменил позу на сфинксоподобную и теперь уже всерьёз задумался. Некая божественная сущность (ох как хотелось заменить в этом слове одну буковку...) зафутболила меня-любимого в мир, с которым у меня есть некая ментальная связь. В активе - я этот мир описывал и рисовал в течении нескольких лет и знаю достаточно хорошо, чего многие 'попаданцы' часто лишены. Однако из этого следует достаточно большой минус - неизвестно какой сейчас год по местному летосчислению и насколько точно я воспринимал информацию об этом мире. Не говоря уже о таких мелочах, что знания мои отрывочны и совсем не полны. Например - я практически не расписывал Южный континент и восточную половину Северного. А про историю я и вообще не говорю, чем дальше по временной шкале от событий настольной игры, тем меньше деталей. Так что положительная сторона этого знания весьма сомнительна и вполне может мне выйти боком.
  Далее в плюсы можно записать то, что меня превратили в оборотня с обещанием о латентных способностях вора и Тени. Но и тут была заковыка - способности ещё надо как-то добудиться, а с оборотничеством вообще что-то странное - только в одну сторону получилось превратиться. То есть - нагрузили непонятно с какой стороны полезными способностями и знаниями, попросили 'не скучать' и заверили, что за всё это великолепие придётся ещё отрабатывать. По всему выходит, что пришёл ко мне мой белый полярный родич.
  От этих мыслей моя голова склонялась всё ниже и ниже, пока не достигла почти перпендикулярного положения к земле. Заметив это безобразие, я отвесил себе очередной мысленный подзатыльник и задрав нос к небу гордо провозгласил Первый Закон Лиса:
  - Хвост при тебе, а остальное - приложится!
  Продекламировал и тут же замер, сведя глаза на носу - я разговаривал! Из моей вполне звериной пасти на всю поляну разнеслись непечатные комментарии на несомненно человеческом языке - животные ТАК не ругаются. Ну что, и факт речи в лисьем облике можно записывать в плюсы, говорящего зверя так просто на шапку не пустят! 'Да, его посадят в клетку и будут показывать на потеху толпы' - тут же отреагировал мой пессимизм. Запихав этого неприятного в общении субъекта в дальние уголки сознания, порадовался новым бонусам ещё минутку и 'вернулся к нашим баранам' - вечному вопросу 'Что делать?'. Краткий ответ на этот вопрос, полученный от божества, меня совсем не удовлетворял. После долгих раздумий, я определился с тем, что любой мой план начинается с выходом к цивилизации - в лесу перспективы были исключительно не оптимистичными. Мне нужны были знания и специфические умения, а для этого надо было выходить к людям. Близлежащая деревня искомой цивилизацией не могла быть названа даже с натяжкой, мне был нужен город.

6

Кто людям помогает, тот тратит время зря.
Хорошими делами прославиться нельзя!
(Шапокляк)


  - Ты только послушай, что в городе творится, Далма! - Почти кричала почтенная матрона, стуча в зелёные ставни одного из домов Виема. Само здание ничем особенным не выделялось - такое же, как и сотни других в этом городе: два этажа, выбеленные каменные стены с отделкой из зелёного или тёмно-бардового дерева по углам, пологая треугольная крыша из тёмно-серой черепицы с резными головами драконов на 'коньках' (*место соединения скатов крыши). В общем - стандартный жилой домик, ничем особенно не примечательный. Но именно под ним сейчас одна из местных жительниц пыталась докричаться до некоей Далмы, прямо так светясь от желания поделиться свежими сплетнями. Немногочисленные в этот предзакатный час прохожие старались обойти раскричавшуюся женщину стороной, косясь и незаметно сплёвывая через плечо. Видимо данная особа была широко известна местному населению, иначе с чего бы это жилец из соседнего от описываемого дома уже сделавший шаг из раскрытой двери - мгновенно передумал, стоило ему услышать эти крики?
  - Ну чего тебе, Эрнестезина? - Раздалось из раскрывшегося окна и на улицу выглянула женщина не меньшей 'почтенности', чем её собеседница. - Случилось аль чего? Пожар? Мор? Яблоки подорожали? - Последнее предположение явно было для Далмы самым страшным бедствием, она даже чуть побледнела, озвучивая его.
  - Не, слава богам, конец света ещё не наступил и цены держатся. - Эрнестезиана небрежно обозначила знак 'отворота беды и ненастий'. - Вот только сегодня опять кража свершилась!
  - Да что же это такое? - Всплеснула руками Далма, щёки которой опять налились румянцем от радостной новости, что цены не поднялись. Она уже почти наполовину высунулась из окна, не замечая как в подворотне напротив собралась кампания детворы, устроив тотализатор на тему 'Вывалится ли Далма сегодня из окна?'. Судя по азарту участников - прецеденты уже были. - Опять торговцев по миру пустили?
  - Нет, кума, - На лице Эрнестезианы появилась почти злобная усмешка, - в этот раз вор побывал в доме Каруси!
  - Капитана Стражи обокрали? - Далма прикрыла рот руками, но в глазах была написана необычайная радость услышанным. - Ай-ай-ай! Да что же это в нашем городе творится?
  - Вот и я о чём, подруга, - Согласно закивала Эрнестезиана, - Стража совсем безрукая, раз уже у их капитана последние подштанники уворовали! Да ещё бают, что это рук - Белого Волка!
  'Не белого, а весьма серебристого, с чёрным отливом!' - мысленно пробурчал я, вылизывая шёрстку на хвосте, - 'И уж точно не волк, а Лис!'. Ваш покорный и пушистый находился на крыше того самого того, под окнами которого сейчас обсуждались свежие сплетни. 'Да и никаких подштанников я не крал, сдались они мне. Свежеприготовленную курицу из кухни - брал. Драгоценности из шкатулки - тоже брал. А бельё - не брал. Не мой фасон!' - я мысленно фыркнул, представив себя в подштанниках Ходжа Каруси, капитана местной Стражи. Нет, он не был толстяком, только - гномом. Моё воображение скакнуло дальше и от картины 'Лис в панталонах' меня размазало по крыше и мне пришлось даже зажать лапами пасть, чтобы не заржать в голос. Успокоившись и закончив 'умывание', я не спеша подошёл к краю крыши, забрался на выступающую резную голову дракончика и одним прыжком перебрался на соседний дом. Благо расстояние между этими украшениями было чуть больше метра.
  Незаметной тенью я скользил по крышам, принюхиваясь к доносящимся из окон и труб запахов. Вот в этом доме сегодня на ужин - рыбная похлёбка с овощами, тут - рагу, а вот здесь... О-о-о! Здесь жарят утку! У кого-то явно был прибыльный день. Замерев на секунду, я задумчиво посмотрел на окна из которых доносился столь аппетитный запах. Помотал головой и решительно продолжил свой путь - дома меня ждала свежая курочка и кувшин молока. Через несколько минут я достиг конечного пункта своей вечерней прогулки - ничем не отличающегося от остальных домика, но пахнущего весьма родным и близким.
  Прошёл ровно год с момента моего прибытия в Вием в качестве безбилетного пассажира телеги с дровами. Уже тогда мне понравился этот город - чистый и уютный, вопреки общим стереотипам о 'фентези-городах'. Ровные ряды опрятных домиков и приветливо улыбающиеся прохожие мне напомнили Германию, в которой я несколько раз бывал в отпуске. По архитектуре и одежде жителей я сразу определил страну - Империя Ваэн. Только в ней на каждом доме обязательно должны присутствовать не менее двух изображений дракона и только здесь Стража носит шлемы, похожие на 'профессорские' шляпы, в которых так любят показывать американских выпускников. Порадовавшись за то, что не оказался в королевстве Эйлани, где быть не-человеком является государственным преступлением, я покинул телегу как только она поравнялась с первым же переулком. Первый день я бродил по городу, прячась в тени и осторожно принюхиваясь перед каждым поворотом. Но уже на следующий день, после спокойно проведённой ночи в парке, я осмелел и иногда сокращал путь по улицам. За что чуть и не поплатился хвостом - заметившие меня стражники устроили погоню, от которой я смог скрыться только когда с перепугу забрался на крышу одного из домов, воспользовавшись сваленной у стены старой мебелью в качестве разгона. Успокоившись и отдышавшись, я обнаружил этот 'воздушный путь' по крышам - для людей он был практически не пригоден из-за хрупкости черепицы, не способной выдержать веса среднего взрослого. А дети тут явно не были настолько обезбашенными, по крайней мере за год жизни в этом городе я не встретил на крышах ни одного.
  Но вернёмся к второму дню моего прибывания в городе. Напрыгавшись по крышам и окончательно отойдя от адреналина погони, я почувствовал зверский аппетит. Этот факт меня не обрадовал, так как вопрос добычи пропитания вне леса был для меня и моей звериной половины не исследован. Нет, я знал, что в нашем мире лисы питаются на помойках. Но, увольте. Я, может быть и БОМЖ (*Без Определённого Места Жительства), но до ковыряния в мусорных кучах опускаться не хочу. 'Голова есть, в ней есть мозг, значит - соображу как пропитание добыть!' - решил и тут же отправился дальше по крышам. Почему? Да думалось мне легче, когда лапы делом заняты. Не прошло и минуты, как мой нос уловил весьма приятственный запах ветчины. Свесив голову через край крыши, я обнаружил, что нахожусь прямо над мясной лавкой. Местные магазины были полностью открыты со стороны улицы, зачастую с товаром, расположенным прямо под навесом - на обочине. От одуряющих ароматов мой желудок выдал такую рулады, что стало ясно - он готов начинать переваривать сам себя и мне следует поторопиться. Естественно, вариантов кроме банального воровства я не видел. Не верю, что торговец поведётся на попытку изобразить 'щенячьи глазки' от моей лисьей морды. Тем более, что некое божество обещало способности к воровскому делу и ими надо пользоваться, хоть и не в человеческом облике. Этика? Мораль? Извините, я сейчас не человек, а голодный лис. Желудок со мной согласился и попросил поторопиться, а не заниматься самокопанием.
  Соскользнув с карниза на подоконник второго этажа, я плавно перетёк на одну из опор навеса и мягко спрыгнул на бочку, стоящую прямо за углом лавки. Убедившись, что меня не заметили, вдоль стенки прокрался внутрь помещения, где царил небольшой полумрак - солнце никогда не считалось полезным для мяса. Хозяин лавки был занят покупательницей, которая выбирала себе 'кусочек вырезки покрасивее' и вряд ли мог меня заметить. Откуда-то пришло желание мерзко захихикать, подобно гиенам из 'Короля Льва', но я подавил этот странный порыв и осторожно продолжил скользить вдоль стены к прилавку. По мере приближения мой рот начал заполняться слюной от обилия вкусных запахов и я серьёзно обеспокоился возможность захлебнуться. Желудок требовал 'Давай, налетай - вот она еда!' - пришлось его приструнить и, спрятавшись в небольшом проёме между стеной и прилавком, обдумать схему захвата добычи и отхода. Ну не верилось мне, что никто не заметит как окорок покидает магазин в пасти животного, а не в корзине покупок! Тут мой взгляд зацепился за что-то, расположенное по ту сторону прилавка и я незамедлительно отправился на разведку. С трудом протиснувшись и собрав на себя вагон пыли и маленькую тележку паутины, уткнулся носом в дверь. Точнее в её ребро, ибо она была открыта и прямо таки манила и призывала войти. Процитировав себе краткую выборку из Законов Мерфи, я всё-таки рискнул и, поймав момент когда хозяин увлечённо расписывал достоинства большого свиного лёгкого новому покупателю, шмыгнул в дверной проём. Прижавшись к ближайшей стене и навострив уши, некоторое время ждал криков 'Держи! Хватай!' и успокаивал бьющееся на повышенной скорости сердце. Убедившись в том, что факт проникновения не был замечен и более-менее успокоившись, про-сканировал дом всеми доступными органами чувств. Полученные результаты меня несказанно обрадовали - кроме меня, хозяина и его покупателей в доме никого не было. Быстро обнаружил кухню, где на столе находился ящик с издающими столь аппетитные запахи свежекопчёнными окороками. Запрыгнув на стол, я приблизился к желанной добыче, по пути сдвинув звякнувший мешочек.. Остановился и задумчиво перевёл взгляд на странно прозвучавшее препятствие - небольшой, размером с детский кулак, кошелёк. Ничем другим это быть не может. 'Любопытство не порок, а средство поиска приключений на седалищный нерв', - мысленно продекламировал я, развязывая тесёмку при помощи лап и зубов. Внутри были обнаружены двенадцать монет: золотой, три серебрушки и восемь медяков. Мысленно хмыкнув, я кое-как стянул тесёмку обратно, закрывая кошель. Вариант 'не трогать' даже и не рассматривался, а в голове уже строились планы как обычный (ну ладно, не совсем обычный) лис может потратить эти деньги. Мои фантазии были весьма грубо оборваны обиженным бурчанием в животе. Согласившись с ним цитированием очередной поговорки - 'Война - войной, а обед - по расписанию', обратил своё внимание обратно к окорокам. Тут же обнаружилась весьма немаловажная проблема - они все были размером с пол-меня. Следовательно с транспортировкой будут проблемы. Осмотревшись по сторонам, быстро обнаружил решение данной проблемы - в одной из стен были вбиты крюки, с которых свисали различные колбасы и сосиски. Стянув одну цепочку сосисок, я кое-как намотал её себе вокруг шеи. Удобным это ожерелья назвать не получалось, но выбирать не приходится. Тут же сжевал пару сосисок из оставшихся на стене и почувствовав, как желудок успокоился и занялся делом. Подхватив кошелёк в зубы, я отправился к ранее замеченной лестнице на второй этаж. Возблагодарив богов за отсутствие стёкол в окнах, вылез на подоконник и в два прыжка перебрался на крышу. Когда я уже готовился перепрыгивать на соседний дом, до моих ушей донёсся крик - 'Помогите! Ограбили!'.

7

Тот кто улыбается во время неприятностей уже придумал кого обвинить в них.
(Роберт Блох)


  Передвигаться по крышам с добычей оказалось жутко неудобно - то сосиски с шеи сползают, то кошелёк за что-нибудь зацепиться попытается. Запрыгнув на очередную крышу, я решил остановиться и пообедать, однако тут же обнаружил несколько пар глаз, наблюдающих за мной. Мои 'соседи' по крышам - вороны, внимательно следили за моими действиями и я тут же насторожился. Всё-таки стая ворон даже для человека может быть опасна, а вокруг меня сейчас вилось не менее семи чёрных 'птичек'. Пригнувшись, я медленно дал задний ход в направлении точки карниза, под которой должно было находиться окно. Этот манёвр определённо не понравилось моим наблюдателям и когда два ворона взяли курс, который кроме как атакующим назвать не получалось, я не стал тянуть дракона за хвост и в два прыжка перемахнул через край крыши, чтобы через мгновение приземлиться на маленьком балкончике, увитым каким-то вьюном. Окно было закрыто ставнями и на пару мгновений мной овладела паника, но душевные метания были быстро погашены и я попробовал толкнуться в дверь. На мою удачу она была закрыта только на какую-то цепочку и в получившуюся щель я вполне мог пролезть. Почти ощущая как вороньи клювы впиваются мне в з... хвост, прижался к полу и изо всех сил заработал лапами. Увитая сосисками передняя часть туловища решила застрять и задние конечности тут-же заработали в режиме вентилятора, практически снимая стружку с деревянного покрытия балкона. Хвостом чуя, что крылатая 'братва' уже заходит на боевой разворот, я поднажал ещё чуть-чуть и проскочил внутрь, при этом правая-задняя случайно влепила самому шустрому ворону апперкот по клюву. Влетев внутрь помещения, я затормозил всеми лапами и бросился на дверь, захлопывая её прямо на пути своих преследователей. Почти музыкой для моих ушей прозвучали два глухих удара - кто-то оказался слишком торопливым и не успел затормозить. 'Были б мозги - было б сотрясение...' - злорадно прохрипел я, придерживая дверь спиной и упираясь всеми четырьмя лапами. Некоторое время снаружи ещё были слышны раздражённое карканье, которые иначе как матерными назвать было трудно. Но ничто не вечно и крылатые рэкетиры, не собираясь оспаривать сию многовековую мудрость другого мира, улетели ни с чем.
  Ещё несколько минут я приводил свою нервную систему в порядок 'дыхательной гимнастикой' - расползся по полу и тяжело дышал, высунув язык. Рядом с моей развалившейся тушкой почивали законные трофеи первого 'дела' - сосиски и кошелёк с монетами. Вот так, расслабляясь морально и физически, меня и застала хозяйка дома, укрывшем меня от преследователей.
  - Позвольте поинтересоваться, что вы делаете в моём доме? - Произнесла пожилая гнома, въезжая в комнату на ... инвалидной коляске? Если бы моя пасть не была в этот момент раскрыта - точно бы пробил пол челюстью, хвостом ручаюсь! Преодолев первый шок, я разглядел весьма нехарактерные для изделия из моего мира особенности - паровой движитель, множество рычажков и огромных кнопок на большом медном пульте управления, по размеру походивший на древние клавиатуры отечественных ЭВМ. Картину так же дополняли несколько светящихся кристаллов, явно магического происхождения, перемигивающиеся оттенками бежевого и грязно-оранжевого цветов. Да и тот факт, что основным материалом в создании этого средства передвижения были дерево и медь, однозначно указывал на местное происхождение. У нас такие поделки создавали исключительно либо в мастерских киностудий, либо фанаты стимпанка.
  Закончив рассматривать коляску, я перевёл взгляд на восседавшую в ней гному - весьма массивная, толщина рук явно превышала мою икру в человеческом облике. Лицо округлой формы, но пышностью там и не пахло - пергаментная кожа обтягивала череп, указывая либо на любовь к диетам, либо просто на недоедание. Уши небольшого размера едва выглядывали из-за волос, желтовато-белых, собранных в круглый пучок с правой стороны. Под почти невидимыми бровями на меня смотрели ... Нет, не смотрели. Эти глаза определённо не могли меня видеть - абсолютно белые, без малейшего намёка на радужку или зрачок. Да и голову гнома держала неестественно прямо, ничуть не пытаясь наклониться в мою сторону, как инстинктивно сделал бы зрячий человек.
  - Сразу говорю, красть у меня нечего. - Спокойно и с достоинством вещала гнома. Да-да, именно 'вещала'. Мне вспомнились английские леди, какими их показывали в различных кино-постановках - холодные и невозмутимые. - Если желаете, можете обыскать хоть весь дом. Только постарайтесь не разрушить то малое, что тут осталось от мебели. Сделайте одолжение старой женщине.
  - Не волнуйтесь, эле, в вашем доме я оказался случайно - от ворон прятался. - Почти автоматически вырвался у меня вежливый ответ и я тут же прикусил язык. И так уже в неприятностях по самый кончик хвоста, не очень хочется оказаться в лаборатории местных магов-исследователей, либо в клетке на ярмарке как 'говорящая зверушка'.
  - Ворон, ан? (*ан - вежливое обращение к особам мужского пола, аналог - 'господин' или 'сэр') - Гнома так выделила первое слово внезапно заледеневшим голосом, как будто оно означало нечто большее, чем стая надоедливых птиц. При этом одна её бровь приподнялась, а руки стиснули подлокотники кресла так, что они аж затрещали. Я поёжился, всем телом ощутив, как от гномы начали распространяться волны ненависти и презрения. - Эти негодяи постоянно досаждают исключительно порядочным людям! Можете пока остаться здесь, будьте моим гостем, ан. Но поднимитесь же с пола, окна же закрыты и вас никто не увидит!
  На какое-то мгновение мне показалось, что она всё прекрасно видит, но почти сразу же вспомнил как у слепых или ослепших людей обостряются остальные чувства и слегка успокоился. Прыжком взлетел на стоящий у закрытого сейчас ставнями окна стол, не забыв прихватить самый транспортабельный трофей с собой - кошелёк. Усаживаясь поудобнее, я задумчиво смотрел на гному, размышляя о том, как выпутываться из этой странной ситуации, в которую меня завёл свой собственный язык. Одна из постучавшихся ко мне в голову идей показалась достаточно интересной и я, не став тянуть дракона за хвост, решил поработать в этом направлении.
  - Скажите, эле, а от чего эта прекрасная комната выглядит столько заброшенной? - Изо всех сил стараясь придать своему голосу звучание как у благородного джентльмена. По крайней мере - как я себе это представлял. - Ведь из окон открывается очень живописный вид на парк и солнце не обходит эту часть города стороной?
  - Ах, ан, ну не жить же одной старой гноме во всех комнатах одновременно? - Едва заметно усмехнулась моя собеседница и я мог поклясться, что в её голосе были отголоски старой печали. - Не говоря уже о том, что не всякий осмелится жить под одной крышей с 'Отмеченной Смертью'.
  Я еле успел сжать зубы, чтобы не переспросить об этой 'отмеченности' и, тем самым, выдать в себе либо чужака, либо невежу. И я даже не был уверен - что из этого было бы хуже в данной ситуации. Предположив, что речь идёт или о слепоте или о невозможности передвигаться, продолжил вить нить разговора в нужном мне направлении дальше.
  - Прошу прощения за мою бестактность, эле, но не могу не заметить, что времена изобилия минули для этого дома. - Проговорил я как-бы 'в пол', с нотками смущения и одёрнул себя, когда почти начал 'шаркать' лапой. - Я ни в коей мере не пытаюсь вас оскорбить, нет! И заранее приношу свои извинения, если мои слова Вас задели, эле! - Роль 'юноши пылкого' мне, положительно, удавалась, на лице гномы я читал все ожидаемые эмоции - удивление, недоумение и, наконец, снисходительно-покровительствующую улыбку. Думаю, впечатление воспитанного молодого человека я уже произвёл и, при этом, создал 'портрет' искреннего, но импульсивного, хотя и скромного, характера. Тьфу, драконы вас хвостом.. Пока сам себя мысленно хвалил, образовалась незапланированная пауза и я поспешил её прервать, стараясь тщательнее подбирать слова и выражения. - Моё положение в данный момент такое, что я заинтересован в удобном, достойном и безопасном месте обитания. После некоторых... сегодняшних событий, я перестал доверять тавернам в этом городе. И в том, что я повстречал Вам, эле, на своём пути - я вижу исключительно длань Эсташара (*Бог Дорог, заодно является Богом Удачи)! И, если это возможно, я хотел бы снять у вас эту комнату, которая единожды уже спасла мою жизнь.
  - Право слово, ан, ваше предложение весьма неожиданно для меня. - Действительно, на лице гномы было написано удивление и небольшое смущение. Определённо, этот дом нуждался в деньгах, но открыто признаться в этом для благородных - немыслимо и почти позорно. И тут мои 'танцы со словами' сильно её выручали и позволяли сохранить лицо, ведь помочь попавшему в беду - не является зазорным и даже наоборот. - Хоть мы с вами и знакомы всего несколько минут, но ваша речь выдаёт исключительно благородного молодого человека. Но для начала, позвольте поинтересоваться вашим именем?
  - Лис тэр-Каэль, эле, к Вашим услугам. - Интересно, на чём она хотела подловить меня? Не знании образовании фамилий благородных семейств? Или моя паранойя решила высунуться и это была обычная вежливость?
  - Приятно познакомиться, ан тэр-Каэль, моё имя - Крату-ат-Нохр. - Ничего себе, судя по частице 'ат', она - из магической семьи гномов, а двусложное имя у них имеют только Мастера. По человеческим дворянским меркам - аналог графини, не меньше. - И мне будет приятно, если одна из пустующих комнат в этом доме, поможет благородному человеку в трудную минуту.
  - Премного благодарен, эле ат-Нохр, Ваша доброта поистине не имеет границ! - Горячо поблагодарил я, внутренне радуясь отсутствию в этом мире обычая целовать руки - это в лисьем облике было бы весьма затруднительно. Однако следует 'танцевать' дальше, остаётся ещё один вопрос, который обычно считается почти невежливым в благородных кругах. - Но позвольте мне побыть немного бестактным, я вижу, что в комнате есть маго-светильники и прочие приспособления, потребляющие не бесплатные магэрги (*магическую энергию, разговорное сокращение). Я не смогу себе простить, если Ваша доброта не будет компенсирована, хотя бы за эти затраты. Позвольте мне возместить этот ущерб заранее, думаю одного золотого в неделю будет достаточно?
  Ещё бы этого не было достаточно, на золотой в этом городе можно было жить месяц в самом лучшем трактире и не в чём себе не отказывать! Гнома не могла согласиться с моим предложением сразу же из-за правил этикета и мы продолжали словесный 'танец' по всем правилам ещё почти полчаса, но моя победа была предопределена заранее и золотой перекочевал к новому владельцу, а я получил ключи от дверей. Естественно - не в из рук в руки, этикет опять пришёл ко мне на помощь - здесь считалось приличным положить предметы обмена на любую нейтральную поверхность. Закончив с этим, я в очередной раз рассыпался в благодарностях на несколько минут и получил ответные заверения в том, как мне рады и прочая-прочая. На этом ритуальные расшаркивания были закончены и эле ат-Нохр меня оставила одного - обживаться и отдыхать. Чем я и не преминул заняться, сцапав в зубы сосиски и забравшись на кровать. Свернувшись в клубок вокруг этого 'пиршества лисьего желудка' я принялся за еду, при этом обдумывая два насущных вопроса - 'Как еженедельно добывать золотой?' и 'Что дальше?'

8

Во тьме безлунной ночи
Лисица стелется по земле,
Крадётся к спелой дыне.
(Басё)


  Сосиски давно закончились, а светлые идеи так и не думали появляться. От усердия я даже свесился с кровати головой вниз, рассчитывая на прилив крови к голове, но ничего кроме небольшой головной боли это не принесло. Моими основными проблемами были в данный момент три вопроса: 'Как научиться оборачиваться в человека?', 'Где добывать средства к существованию?' и 'Что-же от меня хочет то божество, взявшее на себя ответственность за попадание?'. И если первая и третья проблемы не рождали практически никаких разумных вариантов, то на второй вопрос их количество было наоборот излишним. Хотя варианты с изображением Диснеевского 'Робин Гуда' не каждый назовёт разумным... Но слова Арагорна на тему 'умений' моего класса и то, как я добыл сегодня свой ужин, наводили на размышления о пути, не слишком обласканным законом и порядком. И раз уж перед мной поставили задачу 'прокачаться', то надо соответствовать. Наверное. Скорее всего.
  Нет, я не был моралистом или, упаси боги, ярым последователем заповеди 'Не укради!'. В наш век интернета и пиратских программ ей следовать могли только очень обеспеченные или весьма изворотливые люди. Так что сомнения у меня вызывал не сам факт процесса, а его возможные последствия. И если для человека ещё были варианты 'выкрутиться', то для животного не будет ни суда, ни следствия. А так же волновал момент, что божественные сущности 'за просто так' ничего не делают и спрашивают за свои 'подарки' - сторицей. Однако этот же пункт не оставлял мне выбора в профессиях и, тем самым, очень сильно раздражал мою свободолюбивую душу.
  Ну ладно, раздражает или нет - кушать хочется всегда. Поэтому негативные эмоции отложим на полку и запишем ещё одну претензию к Арагорну в 'книжечку'. Я же не злопамятный, нет. Отомщу и сразу забуду! Вот только осталось придумать - как можно отомстить богу, способному к перемещению между мирами и замене тел? Отложив этот вопрос опять таки 'на потом', я сфокусировался на текущих проблемах - тренировке воровских умений.
  Итак, что можно включить в этот список? Первым, безусловно, идёт умение скрываться. Если вора заметили - пиши пропало, завещание и некролог. Далее идёт связанное с предыдущим пунктом - умение беззвучно передвигаться. И только за этим можно вписывать такие навыки как 'Вскрытие замков', 'Очищение карманов', 'Обнаружение ловушек' и так далее. Тщательно взвесив свои возможности, я пришёл к выводу, что только первые пункты мне сейчас и доступны в этом теле. На этом и стал выстраивать дальнейшие планы.
  А далее пошли весёлые деньки с тренировками основных воровских умений. Почти сразу же я обнаружил свою 'незаметность'. Нет, если гордо продефилировать по центру освещённой улицы - меня заметит всяк и каждый. Но когда я замирал в тени какого-нибудь ящика или медленно пробирался по не очень освещённым частям города - на меня никто ни обращал внимания. И я специально проверял, что это не из-за моего звериного облика - один день я так кружил вокруг охотничьей лавки, посетители которой просто обязаны были заинтересоваться моей шкурой. Однако я пару раз попадался на глаза особо внимательным и приходилось улепётывать во весь дух, благо оружия у них в руках не было. Этот факт благополучно спускал меня с небес на землю и заставлял усиленно тренироваться в искусстве сливаться с окружающим пространством.
  Беззвучное передвижение опять таки не оказалось большой проблемой, мне даже вспомнилось, как в одном фэнтези произведении эльфам приписывали 'лисью походку'. Но и тут нашёлся тот, кто не позволил почивать на лаврах - этим существом оказалась моя домохозяйка, эле ат-Нохр. Когда я, задрав нос и с мыслями о своей неслышности гордо шествовал по коридору дома, она окликнула меня. Представляя сейчас свою позу и выражение морды в тот момент, я не могу удержаться от смеха, это была почти шедевральная иллюстрация к фразе 'В шоке!'. Нарисуйте в воображении гордо шествующего лиса, высоко задирающего лапы, который замирает в момент, когда только две лапы касаются пола. Для полноты картины добавляется отвисшая челюсть с безвольно свисающим языком, два глаза-блюдца и хвост, вставший, что называется - 'трубой'. Представили? Отсмеялись? Хорошо, я тоже - можем продолжать.
  Таким образом я провёл шесть дней, тренируясь в скрытности на улицах города и чужих домах, в бесшумном передвижении на своей домохозяйке, а в самом воровстве - на зазевавшихся жителях. При этом моей добычей была только еда - на зверя, покусившегося на продукты реагируют нормально, когда же животное, ворующее ценности - вызовет ненужный ажиотаж и, возможно, даже целую охоту. Конечно, без улепётывания не обходилось - в самом начале я достаточно часто попадался на мелочах вроде неосторожного движения хвостом или хрустнувшего дерева под лапой. Но и это я засчитывал в плюс по принципу - 'Что нас не убивает, то делает сильнее'. За время моей беготни от преследователей, я исследовал все улочки и подворотни города, не говоря уже о крышах и возможностей на них забраться. Также это позволяло мне не терять форму и работать над своей гибкостью и прыгучестью.
  На пятый и шестой день количество 'попаданий' скатилось к круглой цифери - нулю и я решил начать играть по крупному, тем более, что приближалась пора вносить обещанную плату за жильё. За время своих тренировок я присмотрел одного лавочника, который каждый вечер, после закрытия, прятал выручку в одном и том же месте - за доской под прилавком. Факту выбора его как цели также поспособствовало то, что я своими глазами видел, как он беззастенчиво обвешивает своих покупателей. Ну и совсем немножко повлияло то, что когда я в первый день своих занятий попытался стянуть всего одно яблоко из ящика - он гнался за мной полгорода, бросаясь камнями с завидной меткостью, от которых я уворачивался только благодаря вдруг обострившейся интуиции. Как я уже упоминал, злопамятность не принадлежала к моим чертам характера и поэтому спешил отомстить за те два камня, от которых не смог полностью уклониться. И вот, в ночь на седьмой день, я отправился на первое официальное 'дело'.

9

Тиха украинская ночь...
Но сало треба перепрятать!
(Народная мудрость)


  За отсутствием подходящих напарников - в соучастники был записан хвост, благо никаких возражений от него не поступало. После того, как большие часы в моей комнате пробили полночь, я вступил на тропу вой... В общем, на тропу. По ставшим уже привычным маршруту, выбрался на крышу и с удовольствием потянулся всем телом, от хвоста до ушей. Луна ярко сияла на давно потемневшем небосклоне, освещая отошедший ко сну город. На больших улицах горели магические светильники и под их светом даже наблюдалась некоторая оживлённость, но во всех остальных улочках и переулках полновластно царствовала темнота. Позволив себе пару мгновений - понаблюдать за ночной жизнью города, я подмигнул луне и с места перепрыгнул на соседнюю крышу.
  Всего через десяток минут потребовалось мне, чтобы достигнуть лавки, обозначенной жирным крестом в моём мысленном плане 'А'. Замерев на краю карниза, я некоторое время прислушивался, пытаясь определить - есть ли ещё бодрствующие существа в этом доме? Результатом моих наблюдений стали: небольшой звон в ушах, знание о том, что ели на ужин обитатели этого и соседних домов, услышанная новая сплетня про мэра и отрывок колыбельной. Последняя чуть не привела к падению моей тушки на землю - уж очень голос у исполнительницы был красив. Встряхнувшись и протерев глаза лапами, я перешёл к стадии 'проникновения'.
  То, что для обычного человека требовало некоторых умений и усилий, было необычайно лёгким занятием для зверя. Вентиляционное отверстие, диаметром с арбуз, можно было сравнивать с парадным входом для моего лисьего тела, весьма щуплого телосложения. Собрав на себя всю накопившуюся там пыль с паутиной и закусив по пути особо наглым пауком я проник внутрь лавки менее чем за минуту. Некоторое время пришлось потратить на подавление сильных позывов расчихаться на всю округу, но сила воли и лап, сжавшихся на забитых пылью ноздрях, победили в этом сражении. Кое-как освободив свой орган обоняния от неприятных раздражителей, я навострил уши, проверяя - не проснулся ли кто из обитателей дома? Богатырский храп лавочника в данной ситуации прозвучал для меня как Музыка Небесных Сфер и я, не особо скрываясь, гордо продефилировал к прилавку, под которым находилась заветная досочка. Уже нарисовав в голове картину сцены вручения эле ат-Нохр сразу четырёх золотых, я добрался до тайника и с небольшим усилием вынул половицу. Увиденное заставило подняться дыбом шерсть у меня на загривке и тихое рычание заклокотало в груди - тайник был пуст.
  Резко активизировавшаяся паранойя вжала меня в пол и впрыснула дозу адреналина в кровь. Обострившиеся органы чувств сканировали окружающее пространство в поисках засады, а буйное воображение уже начало рисовать красочные сцены поимки и посещение таксидермиста*(создатель чучел). Пролежав на полу около пяти минут, я понемногу успокоился и загнал подлую фобию подальше в подсознание, сделав мысленную пометку о необходимости с ней разобраться насчёт 'когда можно выскакивать, а когда лучше лежать и не отсвечивать?'. Приведя себя в эмоциональный и физический порядок, приступил к внутреннему диалогу о вариантах 'продолжения банкета'.
  Первой в голову, конечно же, постучалась скромная 'А можете ну его и домой, спатьки?'. Данная предательница была поймана, связана и отправлена к паранойе, ожидать подходящего момента.
  Следующей рискнула высунуться вышеупомянутая фобия с предположением, что 'Лавочник знал и приготовился!'. Мысленно покрутив пальцем у виска, оная была засунута обратно с добавочным кляпом. Во избежание.
  И, наконец, третьей пришла более-менее здравая идея - 'А может он кошелёк с собой в кровать забрал сегодня?'. За неимением лучших вариантов, эта мысль была признана рабочей и лапам был отдан приказ направляться в сторону лестницы, ведущей из коридора за магазинной залой в жилые помещения на втором этаже.
  Не встретив никаких препятствий на своём пути, я бесшумно взлетел по лестнице и словно врезался в невидимую стену. Все мои лисьи чувства и инстинкты кричали об опасности следующего шага. На уже забитую, чуть ли не сапогами, паранойю это не было похоже и я начал осторожно исследовать окружающее пространство всеми доступными мне органами чувств. Примерно через две-три минуты поиск принёс результат - прямо по курсу располагалась ловушка. Достаточно примитивная - ложная половица, под которой скрывался капкан с острыми зубьями. Всё это я рассмотрел, приподняв соседнюю с ловушкой доску покрытия пола. Строго запретив воображению рисовать образы ситуации, если бы я не остановился и на полном ходу влетел в это изобретение садиста-живодёра, положил доску обратно и прошествовал по ней, старательно прислушиваясь к себе - вдруг дальше меня ждут ещё какие-то сюрпризы?
  О природе своей новой способности долго думать не приходилось - стандартное для воров 'обнаружение ловушек'. И мне оставалось только поблагодарить богов и одного конкретного, в частности, за наличие данного умения в моём 'комплекте начинающего воришки'. Из полагающихся в таком наборе способностей я пока что не нашёл 'Взлом замков', 'Ловких рук' и 'Удара в спину', но предполагал, что они появятся в человеческом обличии. Вот хвостом клянусь, не могу я представить лиса - орудующего отмычками! Ну или обчищающего карманы зевакам в толпе.
  За этими размышлениями о тяжкой воровской судьбе в животном облике, я добрался до двери в спальню лавочника. Отличным ориентиром на моём пути служил громоподобный храп, который было весьма не просто соотнести с похожим на маленький (метр с кепкой, в прыжке) колобок человечком. Во время продвижения по коридору я обнаружил ещё несколько неприятных сюрпризов и только поражался диссонансу наличия весьма не дешёвых ловушек и царящей вокруг бедной обстановке. Никаких украшений, только функциональный минимум, да и тот в паршивом состоянии - неокрашенные стены из дешёвого дерева, отсутствие занавесок на окнах, двери из неравномерно сколоченных досок и прочие элементы, подходящие скорее лачуге какого-то бедствующего крестьянина, а не вполне преуспевающему лавочнику. А то, что торговля у него идёт хорошо я видел своими собственными глазами.
  Но вот, наконец, и дверь в спальню - громкость храпа достигла своего пика, заставляя меня невольно прижать уши к голове. Постояв у двери пару минут, я преодолел возникшее было нежелание продолжать издевательства над весьма острым звериным слухом и толкнул дверь лапой. От раздавшегося скрипа меня пробила дрожь и шерсть встала дыбом, на масле лавочник определённо экономил. Прижавшись к стене, я прислушался - храп прервался буквально на пару секунд, чтобы начаться заново с ещё большим энтузиазмом. Переждав ещё несколько мгновений, для уверенности, я проскользнул внутрь и приступил к обыску помещения. Обстановка спальни резко контрастировала с тем, что я видел в коридоре и на первом этаже - шкуры на полу, гобелены на стенах, огромная кровать с балдахином в центре и множество сундуков у стен. Если до сего момента фраза "глаза разбежались" была для меня только набором букв, то теперь я прочувствовал какого это на своей шкуре.
  Собрав глаза обратно "в кучку", я начал методично исследовать всё и вся с осторожностью сапёра, допуская наличие тайников и сопутствующих им сюрпризов, подобных обнаруженных мною в коридоре. Эти поиски принесли свои плоды практически сразу, но найденные под фальшивым плинтусом отрезы материи меня интересовали слабо по причине трудностей транспортировки, не говоря уже о сбыте такого приметного товара. Нет, мне нужны были либо деньги, либо вполне их заменяющие драгоценности. А вот с этим намечались некоторые трудности, во всех обнаруженных мною тайниках находились всевозможные ценности, за которые можно было бы получить хорошие деньги... Но унести их не представлялось возможным и я, с тяжестью на сердце, был вынужден оставить все эти картины, пряности и ткани в тайниках и скрытах.
  После получаса поисков в мою голову стало закрадываться подозрение, что искомые деньги и драгоценности все заперты в сундуках, которые в звериной форме были не доступны чуть больше, чем полностью. Для уверенности я порыскал в уже проверенных углах ещё немного, но ничего нового так и не обнаружил. Уже почти отчаявшись найти хоть что-то, поворошил лапой валявшийся около кровати ком одежды и, о чудо, услышал тихий звон. Не веря своим ушам, сунулся туда с головой и чуть не взвыл от ужасающей смеси запахов пота и терпких благовоний. Нет, я это чуял и раньше, но на расстоянии вонь была ещё более-менее терпимой, когда как в эпицентре сила запаха увеличивалась десятикратно. Медленно приходя в себя у дальней стены, куда отскочил после столь неосмотрительного рандеву с халатом лавочника, я отдышался и, подавляя желание зажать нос лапами, осторожно приблизился к одежде лавочника. Старательно дыша ртом, принялся за обыск, который быстро принёс свои плоды - небольшой кошель с отчётливо ощутимыми круглыми металлическими объектами внутри. Победоносно ощерившись, я уже было вышел в коридор, когда одна интересная мысль решила заявить о своём существовании. Замерев на пороге, я медленно обернулся и моя улыбка из торжествующей превратилась в злорадный оскал.
  Положив кошель на пороге, я шмыгнул к не используемой сейчас печке в углу спальни, где я ранее чуть не измазался в угле, приняв её за ещё один тайник. Осторожно, почти с нежностью, взяв в зубы один из угольков, я перебрался на кровать и медленно приблизился к ничего не подозревающему лавочнику, по прежнему выводящему свои громоподобные рулады.
  Через минуту с небольшим я уже выбирался на улицу через уже менее грязное вентиляционное отверстие, сжимая кошель в зубах. Забравшись на крышу близлежащего дома и положив добычу у своих лап, я выпустил наружу давно душивший меня смех. Нет, это не была нервная истерика, после напряжения последних часов - я просто представил выражение лиц покупателей, которые придут утром. А за прилавком их радостно встречает не жалующий водных процедур (это я понял из отсутствия умывальника в спальне) лавочник. С шикарными угольными усами и моноклем. Не упоминая уже о такой мелочи, как надпись на лбу: "Боюсь воды". Может кто и скажет, что всё это - ребячество и прочая. Но по мне, так он ещё легко отделался за эти несколько часов издевательства над моими органами чувств - в ушах до сих пор звенело, а нос отказывался работать в полную силу. Так что я смеялся абсолютно искренне и от всей лисьей души, наслаждаясь от проделанной работы и удачной шалости.

* * *

  Утро для Касе, торговца фруктами, наступило неожиданно и весьма неприятно - прямо под окнами его лавки столкнулись две телеги и возчики на повышенных тонах сейчас просвещали весь квартал о родословной и постельных предпочтениях своего оппонента. Попытка спрятаться от шума под подушками окончилась неудачей, спор перешёл в стадию ора и голоса возниц пробивались чрез любые преграды. Осознав всю тщетность надежд на продолжение сна, Касе выбрался из-под горы одеял и, нахмурившись, окинул спальню. Где-то в глубине его головы зудело ощущение некой неправильности. Почесав в затылке, Касе списал это на столь неприятное пробуждение и, кряхтя и ругаясь на весь белый свет, приступил к утреннему "моциону", который состоял из всего двух пунктов: одеться и пинком распахнуть дверь. Сегодня второй пункт пошёл немного не по плану - вложив в удар ноги ещё и злобу на шумных возниц и весь белый свет, Касе перестарался и дверь отскочив от стены, решила поздороваться с лбом столь энергичного с утра лавочника. Раздавшийся вопль наверное был услышан всем городом и даже спорщики под окном замолкли, присев от неожиданности. А от последовавшей нецензурной тирады возчики и собравшиеся зеваки посчитали лучшим проследовать по своим делам дальше. Бегом.
  Потирая огромную шишку и прихрамывая на ушибленную ногу, Касе спустился на первый этаж дома, не переставая жаловаться миру о не справедливом к себе, любимому, отношении. При этом приличными в его речи оставались только предлоги и междометия. Позавтракав оставшимися с ужина объедками, Касе решил открыть лавку пораньше. Пока амулет магического движителя поднимал тяжёлые металлические ставни с входа, в голову лавочника пришла замечательная идея как улучшить своё настроение - обвесить сегодня как можно больше покупателей. Широкая маслянистая улыбка разрезала пухлое лицо Касе и он даже попытался начать насвистывать весёлую мелодию, но за отсутствием слуха и, тем более, умения свистеть, получилось немузыкальное мычание с разбрасыванием слюней во все стороны.
  Когда в лавку забрёл первый покупатель, Касе уже стоял за прилавком с "волшебными" гирьками наготове и улыбкой во всё лицо. Поэтому он вначале посчитал, что зашедшая с раннего утра соседка улыбается ему в ответ. Но когда почтенная матушка Ахель начала фыркать и зажимать рот рукой, Касе начал подозревать, что происходит что-то не ладное. Пока недоумевающий лавочник изображал из себя филина и хлопал глазами на веселящуюся соседку, оная перестала сдерживаться и расхохоталась во весь голос, который у гном никто бы не осмелился назвать тихим. Буквально через несколько секунд количество посетителей лавки увеличилось на порядок, всем стало интересно - от чего так может ухахатываться тётушка Ахель, известная всему кварталу как "Каменная", благодаря своей невозмутимости? В не особо просторной лавке начала собираться настоящая толпа, где передние ряды вначале удивлённо смотрели на веселящуюся Каменную Ахель, затем обращали внимание на причину столь необычного поведения и присоединяли свои голоса к гремящей какофонии смеха. Задние ряды судорожно пытались протиснуться вперёд или, если габариты или воспитание не позволяли, хотя бы узнать у впереди стоящих причину всеобщего веселья. И только Касе взирал на это с ужасом на лице, так как толпа уже растоптала два ящика фруктов, а кого звать на помощь по усмирению сего бардака было непонятно, так как в первых рядах находился отряд Стражи, веселящийся не меньше других. От предполагаемого объёма убытков лицо Касе перекашивалось, от чего нарисованные углём усы становились дыбом, а надпись на лбу начинала извиваться, вызывая новые приступы смеха у зрителей этого зрелища.

10

Чтобы продать что-то ненужное,
надо обмануть кого-то наивного.
(Гильдия "Чёрное колесо" (*скупка краденного и сопутствующие услуги))


  Отвести ветку рукой и на обратном движении добавить толику ускорения, оттолкнувшись от ствола дерева. Прыжок. Тело взмывает в недолгий полёт и вот уже руки направляются вперёд - успеть отвести летящие прямо в глаза иголки и сучки. Ноги сжимаются - мышцы гудят от усталости, но останавливаться нельзя. Глаза уже нашли ветку на соседнем дереве за те доли секунды пока тело гасило часть инерции. Выдох. Уши напрягаются и почти полностью проворачиваются назад. Погоня не отстаёт даже при том, что прёт через лес напролом. Очередной пируэт в воздухе, вращение вокруг своей оси помогает ввинтиться в переплетение ветвей. Ну почему здесь нету не единой нормальной тени? Только эти полупрозрачные подобия, вызывающие презрение и жалость одновременно. Вот встретить бы умника, придумавшего заливать светом все уголки Королевского Сада даже днём и поговорить с ним наедине о пользе освежающей и спасительной тени... Нет, не время мечтать! Преследователи уже буквально дышат мне в затылок, а я тут фантазиям предаюсь. Сколько энергии в Кристалле? Что? Нет, не время заниматься бухгалтерским учётом - на один Прыжок этого должно хватить, а там уже и стена не так далеко. Уцепившись обоими руками и хвостом за длинную ветвь, изображаю Тарзана, еле сдерживая порыв издать его коронный вопль.
  Пока древесный маятник направлялся к своей точке покоя, я активировал мантру Прыжка и начал заполнять её энергией Кристалла. Вот ветвь замедлилась и уже приготовилась качнуться обратно, но я уже её покинул и серой молнией летел над кронами деревьев. Почувствовав, как набранное ускорение начинает проигрывать силе тяготения, активировал Прыжок и оттолкнулся от мгновенно сгустившегося под моими ногами воздуха. Передвигаясь скачками, я отчётливо ощущал, как тает энергия в мантре и изо всех сил старался успеть добраться до уже столь близких стен. Но, по закону вселенской подлости, когда до спасения оставалось два-три прыжка, моя нога не почуствовала опоры и мантра Прыжка растворилась с тихим вздохом. Падая с более чем сто-метровой высоты, я видел как мои преследователи остановились, предоставляя силам природы разобраться со мной. На что я не нашёл ничего лучшего, чем вспомнить сцену из Константина и показать им средний палец.
  - Ха-ха-ха, да ты наглец, лисёнок! - Раздался весёлый шёпот из ниоткуда и я замер в воздухе. Но предпринятая тут-же попытка пошевелиться окончилась неудачей, а когда я разглядел в высоте застывшую в полёте птицу, появилось подозрение, что кто-то решил поиграть со временем. - Да ещё и сообразительный - мне это нравится.
  Странный голос был тихим, отчётливо дружелюбным и ... родным? Не знаю как это описать, но представьте, что вы не виделись со своими родителями несколько лет и вы вдруг слышите их там, где совсем не ожидали? Примерно где-то так я и ощущал себя в этот момент, плюс - небольшие опасения о встрече моей в данный момент беспомощной тушки с поверхностью.
  - Не бойся, пушистый, я своих любимых танцоров в беде не оставляю. - Голос прозвучал совсем рядом и я ощутил как меня погладили по волосам, почесали за ухом и поцеловали в лоб одновременно. - А у тебя складывается очень интересный узор Танца, не разочаруй меня!
  Как только прозвучали последние слова, время вновь восстановило свой бег и я продолжил полёт вниз, отчего-то уверенный в том, что всё будет хорошо.
  Меня словно подбросило на кровати. Я лежал и не мог надышаться ставшим вдруг столь приторно сладким воздухом, сердце бешено стучало в груди и определённо желало сбежать от меня куда-нибудь в уголок. Что это было? Сон? Но почему я всё ещё ощущаю тот поцелуй у себя на лбу? "Понятно, что ничего не понятно..." - Подумал я и машинально дотронулся рукой до лба. И тут же застыл в этой позе - "Рукой?". Медленно опустив столь удивившую меня конечность на уровень глаз, я еле сдержал восторженный крик - тело вернулось обратно в человеческую форму! Но через несколько мгновений стали заметны некоторые отличия: уши и хвост по прежнему были вполне звериными, да и наличие шерсти на теле, когтей на пальцах и ещё некоторых анатомических черт не соответствовало обычному homo sapiens. Ущипнув себя, чтобы удостовериться в относительной реальности происходящего, я только зашипел от боли и потёр появившуюся на боку царапину - когти оказались весьма острыми.
  Приведя дыхание в порядок, я встряхнулся и оторвал себя от столь увлекательного занятие, как поглаживание собственного хвоста. В голове откуда-то появилось знание, что у хвостатых оборотней это занятие является аналогом чесания в затылке у людей. Помянул "добрых" божеств, снабжающих бедных попаданцев всяким информационным мусором, вместо полезных вещей и тут же одёрнул себя. Уж лучше пусть будут хоть какие-то знания, чем дырка от бублика. При мысли об этом замечательном хлебобулочном изделии соблаговолил проснуться мой желудок и пробурчать что-то вроде "А бублик - это хорошая идея, хозяин!". Я был полностью согласен с этим высказыванием из зала и по привычке тут же собрался добыть себе пропитание обычным путём - экспроприацией прямо с производства. Или простыми словами - обворовать пекарню. Уже вылезая привычным маршрутом через балкон на крышу, я спохватился - если животное может без одежды передвигаться абсолютно спокойно, то в теле человекоподобного существа с звериными ушами и хвостом это было несколько затруднительным. А ведь я ещё не проверил, передались ли этой форме умения, отточенные в лисьем теле или придётся переучиваться? Тут же вылез вопрос о том, как я собираюсь проникать в искомую пекарню, так как путь через вентиляцию мне стал не доступен. Быстро нырнув обратно в комнату, я уселся на край стола и задумался о хлебе насущном и способах его добывания.
  Не придумав ничего лучше, чем наведаться на кухню, я высунул свой любопытный нос в коридор и прислушался - тихое сопение раздавалось со стороны спальни, слегка гудели шкафы с амулетами, ответственными за водопровод и прочие коммунальные услуги. Удостоверившись в том, что "горизонт чист", на цыпочках прокрался в сторону, которую мой нос занёс в разряд "запахи вкусные и для желудка приятственные". По пути я отметил тот факт, что все органы чувств действуют так же, как и в зверином теле, а воровские умения применяются на уровне инстинктов - сам не заметил, как начал передвигаться "лисьим шагом" (*бесшумная походка в воровском слэнге Западных Земель) и "укрылся тенью" (*умение "отводить глаза" на том же слэнге). Добравшись до кухни без происшествий и сюрпризов, я соорудил себе гигантский бутерброд из батона белого хлеба, куска колбасы с мой кулак и четверти головки сыра. Не стоит считать меня варваром, естественно, что это было нарезано на удобокусаемые куски и аранжированно найденными тут же листьями салата и свежими овощами. Ах вы про то, что без спроса я взял еду у гостеприимной гномы? Простите, а вы не забыли про мою профессию? И я не забыл, поэтому и захватил из комнаты пять серебрянных, которые положил на кухонный стол перед тем, как начать поиски продуктов. Ни один уважающий себя вор не будет "работать" по месту своего жительства. Это, по меньшей мере, неприлично.
  Жуя на ходу бутерброд-гигант, я поднялся в свою комнату и завалился на кровать. Было абсолютно непонятно, что делать с моим неправильным "оборотничеством" - по пути из кухни я, эксперимента ради, попробовал перекинуться, но получил ноль целых, хвост десятых результата. Из этого следовало, что процесс мне совершенно не подчиняется и может принести гипотетические неприятности в будущем. Стоило мне только представить как внезапно перекидываюсь во время нахождения внутри какой-нибудь вентиляционной шахты... В общем, моё воображение решило сыграть на моих нервах польку. Под эти невесёлые мысли я неспеша дожевал бутерброд и завалился на боковую, следуя старой поговорке "утро вечера мудреннее".
  Проснулся я в гораздо лучшем настроении - никаких сновидений мне не показывали и это было просто замечательно! С детства не любил разбираться в своих снах и поэтому к отрочеству постепенно перестал их запоминать в 99 из 100 случаях. Вскочив на лапы, я потянулся, выгибая спину дугой, в то время как хвост принял позицию "пистолетом" и от всей души зевнул во всю пасть. Так, стоп. Лапы, пасть? Я открыл зажмуренные во время зевка глаза и осторожно покосился вниз. Да чтоб вас драконьим хвостом пристукнуло! Опять в лисьем теле и без моего на то желания! Последующие десять минут я от души ругался, чередуя русский матерный с различными проклятьями, почерпнутыми из всевозможной фэнтезийной литературы. Под конец вдруг начал изъясняться на неком шипяще-рычащем языке и вновь, из ниоткуда, появилось знание - я заговорил на вампирском матерном слэнге. Обложив при помощи новообретённого словарного запаса такие "полезные" знания и тех, кто ими решил меня "одарить", я наконец почувствовал себя легче и принялся за составление плана дальнейшей моей "весёлой" жизни.
  В течении следующей недели стали понятны сразу несколько вещей. Первое - спонтанная трансформация происходит исключительно во сне. Второе - отсутствие одежды не влияет на мою способность скрытно перемещаться и я довольно быстро обзавёлся всем необходимым для моего ремесла. Ну и одеждой, конечно, хотя это была отдельная история. В первую же ночь я обчистил несколько верёвок с вывешенными на просушку вещами, но будучи в теле лиса было трудно подобрать нужный размер. Как итог - утро я встретил сидя посреди кучи абсолютно не подходящей мне одежды и если бы рядом был художник, с моего лица можно было бы писать картину "За что?". Благо следующий вечер я встретил уже в более человекоподобной форме и подобрал наряд уже без каких либо проблем. Ведь беготня со Стражей на перегонки большой проблемой не считается? Благо на мне уже был длинный плащ с капюшоном и в услышанных с утра слухах я фигурировал не иначе как "Одеждоненавистник". Согласен, глупое прозвище, но не выходить же мне на площадь с опровержением? Вот и я так подумал.
  Постепенно я начал привыкать к своему режиму "оборот-через-сутки" и даже вошёл во вкус. Одну ночь работаю в теле зверя, обчищаю через вентиляции и приоткрытые форточки дома купцов и богатых аристократов. После почти суток сна и отдыха выхожу на улицы в человеческом теле днём и работаю в толпе, облегчая кошельки, карманы и сумки при помощи "Ловких рук", бывшего до этого не доступным умения. Моя комната постепенно превращалась в барахолку и актуальным становился вопрос сбыта набранного хабара. Я, конечно, старался акцентироваться на деньгах и драгоценностях, но иногда случались и накладки. Например когда в весело звенящем кошеле я обнаружил почти десяток пар серебрянных серег. Или вместо шкатулки с драгоценностями принёс домой набор очень дорогих и не менее бесполезных для меня благовоний. И это только два случая из нескольких десятков, превративших моё жилище в небольшое хранилище различных ценностей. Всё это, плюс банальное любопытство, сподвигло меня на поиски местных барыг, так же известных как "Чёрные кучера" на Западе и хвост его знает, как их называют на Востоке. Ибо в мою голову определённо заложили знания исключительно локального характера и никаких "лирических отступлений" я в них не заметил.
  Не буду описывать всех подробностей как я искал этих загорелых извозчиков чужого добра, эта история, достойная отдельной книги. Правда с непонятной жанровой принадлежностью - то ли это комедия абсурда, то ли трагическая история о любви? К деньгам. Почему трагическая? Так кучерам пришлось с ними расставаться и воистину горькими были их слёзы и искренним - горе. Я тоже пустил скупую мужскую слезу. Счастья. Когда пересчитал итоговую сумму после превращения различных ценностей в звонкую монету. Мой капитал состоял из ста пятидесяти платиновых орлов, семи золотых ястребов, трёх серебрянных воронов и девяти медных воробьёв. Как не трудно догадаться, птичьи эпитеты являлись местными разговорными названиями этих монет из-за соответствующих изображений на оборотной стороне. Все цивилизованные страны давно (лет так дцать тому обратно) договорились о едином стандарте монет и я только приветствовал этот факт. Так вот, по местным меркам я стал весьма состоятельным человеком и мог бы жить в столице, ни в чём себе не отказывая, примерно год. Или купить небольшое поместье. Ну и ещё множество других вариантов глупого времяпровождения, которые меня ничуть не манили. Если только совсем чуть-чуть.

11

А снится нам трава, трава у дома,
Зелёная, зелёная трава.
(Гимн ассоциации "Га-жа", сады и парки города Вием)


  Воспоминания о событиях прошедшего года подошли к концу практически одновременно с моей трапезой, вот только один глоток молока остался. Нет, молоко тоже кончилось. Откинувшись на спинку удобного кресла, я сыто взирал на окружающее пространство, ограниченное в данный момент стенами моей личной квартиры. Уже четыре месяца как я покинул гостеприимный дом эле Крату-ат-Нохр и обзавёлся личной норой. К тому времени я уже почти научился оборачиваться самостоятельно. Это "почти" выражалось в том, что примерно через пол-года мучений пришло умение останавливать трансформацию заранее и я перестал быть ограничен циклом "оборотень через день". Плюс, в последнее время, мои эксперименты с этой способностью принесли довольно неожиданный результат - "частичный оборот". Я научился убирать и добавлять звериные черты в человеческом облике, что позволило мне, наконец, выйти на улицу с открытым лицом и в одежде, отличной от бесформенного плаща с низким капюшоном. Однако моя внешность по прежнему соответствовала парню лет 14-15 и это тоже приносило некоторые неприятности. Хотя и определённые преимущества в этом тоже наличествовали - начиная с меньших габаритов, важных в моей сфере деятельности, и заканчивая меньшей приметностью в толпе. Ведь кто обратит внимание на обычного пацана, в одежде посыльного или студиозуса? Чем я и пользовался на полную катушку, попутно изучая исскуство маскировки и заводя полезные знакомства в абсолютно разных слоях общества.
  Мои подвиги на воровской ниве, неожиданно для меня самого, вдруг обросли слухами и легендами как днище морского корабля ракушками. Стоило мне позаимствовать всего одно яблочко, как на следующий день весь город судачил о том "Как Белый Волк ограбил склады и вынес все запасы фруктов". Каюсь, пару подобных слухов запустил сам, правда не веселья ради, а дела для. С их помощью стража ловила меня в противоположной, от места, где я планировал повеселиться, части города. Не люблю шумных кампаний с факелами, магическими светильниками и прочими приспособлениями, отнюдь не призванными облегчать жизнь честного лиса. Вот и заставлял Стражу устраивать "светомузыку" подальше от своей драгоценной шкуры. Признаюсь, правоохранительное учреждение города Вием за этот год натерпелось от меня так, что награда была назначена просто невероятных размеров. Тысяча орлов. Да за такие деньги я бы сам себя поймал! У меня даже возникла идея инсценировать свою поимку и потом умыкнуть вознаграждение, но паранойя на пару с воображением быстро объяснили почему этого делать не стоит. Всё, что я себе позволил - это начать собирать коллекцию объявлений "Разыскивается" со мной в главной роли. Помимо радующей самолюбие растущей суммы награды, в них было интересно наблюдать как менялся мой воображаемый портрет, сформировавшийся на основании показаний "очевидцев", в которых не было ни капли правды. Изначально на портрете была изображена морда откровенно бандитского вида - шрамы, причёска "мой парикмахер - топор", нос картошкой и глаза пуговки. Постоянно видоизменяясь, это пришло к эльфийскому лицу с длинными распущенными белыми волосами и лиловыми глазами. Да, каюсь, мой вклад в формировании этого образа тоже присутствует. Вначале "не стерпела душа поэта", глядя на это безобразие, а потом - вошёл во вкус и еле остановился. Нет, я не сделал такой глупости, как самолично расписывать портрет "Белого Волка" у Стражи в гостях. Один слух там, пару раз обронить "нечаянную" фразу здесь - вот и весь город обсуждает новую сплетню и следующий "свидетель" бежит рассказывать как он "видел" вора. И как результат я сейчас, откинувшись на стуле, удовлетворённо рассматривал на свою "Стену Славы", почти полностью заклеенную почти сотней различных объявлений о том, что Стража очень сильно хочет познакомиться с неким "Белым Волком" для очень интимных отношений.
  Может возникнуть вопрос "Лис, ты так ярко и с восторгом описываешь свою жизнь после попадания, а по нашему миру совсем не переживаешь. Как же так?". А вот так. По натуре я немного фаталист и пессимист, поэтому привык ложить хвост на проблему, если она уже случилась. Это не означает, что не буду пытаться её решать, но и тратить время на бессмысленные "а если бы" и "а что бы было" - не буду. Не дождётесь. Да, я знал, что дома остались люди, которым моя пропажа не будет безразлична и тоже скучал по ним. Но самым вероятным путём возвращения было договориться с божеством, меня сюда засунувшим. А от него достаточно прозрачным намёком было указано, что понадобятся умения, которые я сейчас оттачиваю. Вариант с "найти мага/артефакт/бла-бла-бла" не подходил по причине того, что мне было отчётливо известно об отсутствии магических способов перемещения между мирами у местного населения. Вы не забыли, что я этот мир когда-то придумывал или, если положиться на объяснения Арагорна, получал знания по некому каналу связи, непонятному простому смертному. На основании всех этих фактов мне ничего не оставалось делать, как "расслабиться и попытаться получить удовольствие". Не буду отрицать, мне тут нравилось и зачастую на тоску, депрессию и иже с ними банально не было времени. Я постоянно куда-то бежал и, не благоволи мне местный бог удачи, определённо свернул бы себе шею в первые же дни.
  Отчасти из-за этой уверенности в божественном благословении, у меня и появилась идея сделать себе амулет. Или оберег. Называть его можно как угодно, хоть "Святой символ". Главное - я хотел прожить как можно дольше и даже козырная двойка не бывает лишней в таком раскладе, какой мне сдали местные боги. Поэтому я не совершил насилие над личностью и отменил послеобеденный сон - мне предстояло посещение лучшей ювелирной мастерской города и, на этот раз, с вполне честными намерениями. Сменив домашнюю тунику на более вычурную рубашку, мне предстояло играть роль состоятельного молодого франта, и накинув халат, подбитый коротким мехом, я выскочил на улицу. На дворе был месяц Зубра, аналог нашего января, а Вием находился в средних широтах и холод был достаточно чувствительными из-за близости Анисты, достаточно большой реки.
  Небольшая пробежка по освежающему морозцу и вот я у дверей "Слёз Гор", не самой популярной и роскошно оформленной, но определённо самой качественной мастерской по изготовлению всевозможных украшений. А уж я обежал все подобные заведения этой ночью. Естественно, не официально, но и, сделав усилие над личностью, не позаимствовав даже одного медного воробышка ни в одной из осмотренных мастерских. Среди них были помпезные выставочные залы с изобилием стекла, хрусталя и полным отсутствием вкуса, были и скромные лавочки с достаточно хорошим качеством, но недостатком фантазии и выдумки у мастера. В общем, я посетил все двенадцать и только в "Слёзах" я еле заставил себя оторваться от рассматривания каждой выставленной работы. Ювелир, творивший в этой мастерской был определённо художником и настоящим умельцем. И уже ночью я определился, что мой амулет будет делать только он и никто другой.
  Когда я открыл дверь в мастерскую, раздалась мягкая и приятная мелодия хрустального перезвона с небольшим вкраплением флейты. Замерев на входе, я наслаждался звуком до последней ноты - ночью мне это удовольствие было не доступно, по причине использования вентиляции в качестве альтернативного входа.
  - Что, ан, понравилась вам музыка? - С усмешкой приветствовал меня гном из-за прилавка. - Прям весь засветились, как услышали.
  - Да, мастер, воистину чудесная вещь! - Чуть поклонился я, наконец заходя внутрь помещения. Два шкафа из грубого дерева, прилавок с скудной экспозицией и несколько потёртых кожаных кресел по углам прямо таки кричали о том, что дела здесь идут не очень блестяще. - Ваша работа?
  - Что вы, что вы, ан! Не мастер я, а всего лишь управляющий. - Замахал руками гном. - А музыку это мой племяш придумал, он и является мастером в "Слёзах Гор"! - Произнося последние слова, он приосанился и чуть привстал, чтобы почти тут же обмякнуть и опустить взгляд вниз. - Вот если бы эти гранитные головы ещё и признали его мастерство... Да что это я, вы к нам по делу, ан, али так - на посмотреть?
  - По делу, по делу, уважаемый...? - Мне определённо нравилась эмоциональность этого гнома, он располагал к себе. Плюс - я не чувствовал фальши в его высказываниях, он определённо думал именно то, что говорил. Хоть это и немного странно для того, кто должен вести дела ювелирной мастерской.
  - Нитан-су-Марра звать меня, ан, а племяша моего - Мирет-су-Марра нарекли. - Гном вылез из-за прилавка и я понял, что до этого смущало в его облике - отсутствие правой руки. - Так что привело вас в "Слёзы", ан?
  - Хочу сделать заказ мастеру Мирету, надеюсь он не сильно занят? - Когда я произнёс слово "мастер", на лице Нитана отчётливо проявилась смесь горя и раздражения.
  - Прошу, не называйте Мирета "мастером"... - Последнее слово гном почти выплюнул. - Совет Цеха Ремесленников на днях опять прислал писульку, что он не может называться этим титулом. Да чтоб они там на сталагмиты сели и сталактитами прихлопнулись! Арт мок кра-нэш, муга трэнасл! (*Рождённые пустой породой, отродья падальщиков-слизней.)
  Эмоции переполнили Нитана и он начал ругаться на гномьем. Я не стал его останавливать и только заинтересованно прислушивался, пытаясь запомнить самые яркие выражения. Через несколько минут и достаточно сложных загибов Нитан опомнился и явно смутился.
  - Ой, простите меня великодушно, ан, - Было немного забавно видеть как пожилой гном залился краской до кончиков ушей, - накипело у меня, вот и вырвалось. Надеюсь, не отбил я у вас желание сделать заказ?
  - Нисколько, уважаемый, - Искренне улыбнувшись, я покачал головой, - уверен, что у вашего племянника всё выйдет именно так как мне хочется. Так как я могу обсудить с ним заказ?
  - Сейчас, ан, сейчас. - Засуетился гном, всё сильнее убеждая меня, что роль управляющего он принял не от хорошей жизни. И вдруг гаркнул так, что я чуть присел от неожиданности. - МИРЕТ, МАЛЫШ, ТУТ КЛИЕНТ ПРИШЁЛ!
  Из-за неприметной дверью рядом с прилавком раздался грохот, звук падения чего-то металлического и негромкая тирада на гномьем, определённо не самого приличного содержания. Кстати, не будь я оборотнем, вряд ли бы смог расслышать хоть слово. Меня больше всего удивил тот факт, что голос, произносивший набор идиоматических выражений - был явно женским. Тут дверь распахнулась и в клубах дыма цвета морской волны появился гном. С первого взгляда - обычный молодой представитель этой расы, запачканный комбинезон из кожи, короткая бородка и рабочие очки, состоящие из множеств линз различных размеров и оттенков. Но мои занятия маскировкой и исследованием расс определённо дали свои плоды - я сразу отметил небольшое раздражение кожи вокруг отчётливо (для того, кто почти месяц проходил с подобной) фальшивой бороды, почти незаметная провисание одежды на "плечиках", создающие иллюзию квадратности фигуры и не совершенно не мужские руки, которые гнома (а я был готов прозакладывать свой хвост, что это не был мужчина) сейчас протирала некогда чистой тряпицей.
  - Дядь, я не ослышался, у нас - клиент? - Басом вдруг заговорила эле Мирет и, если бы я не слышал её голос из-за двери ранее и не заметил все огрехи костюма, то может быть и купился бы. Наверное. Если бы не заметил пульсирующий с каждым произносимым словом амулет на шее у гномы и не сделал правильных выводов. Нет, вы не думайте, что я такой прям всезнающий и всевидящий, ничуть. На обычного человека или гнома этот маскарад сработал бы в ста из ста случаях. Хвост дракона, да на полгода назад я бы тоже купился! Но сейчас, уже не в силах сдерживаться, расхохотался от всей своей лисьей души. Два гнома с удивлением на лицах смотрели как я, простите, банально ржу, ухватившись за живот.
  - Уф. Простите, уважаемые... - Кое-как успокоившись и, всё ещё держась одной рукой за живот, а второй вытирая выступившие слёзы, я попытался продолжить прерванную беседу. - Клянусь богами, так давно хорошо не смеялся. Нет-нет, не надо переглядываться с взглядами "Что за сумашедшего нам принесло?", пожалуйста, я не могу больше смеяться. Но Мирет-си-Марра, - Тут я сделал ударение на частице "си", которая обозначала женскую приставку клана Ремесла в имени гномов. - ваш маскарад был бы великолепен и я уверен, что многие никогда бы и не догадались. Вот только я - не многие.
  Тут мне предстало удовольствие наблюдать пантомиму "два синхронно краснеющих гнома" и сразу же пришлось начать повторять в уме таблицу умножения, чтобы не засмеяться ещё раз. Мирет резко сорвала и бросила в угол фальшивую бороду. Я невольно поморщился, зная какие это приносит непередаваемые ощущения, если снимать без специального раствора. Следом за бородой полетела и цепочка с амулетом, изменявшим голос. Нитан смотрел на гному с выражением вселенской печали на лице и только мял в руке невесть откуда взятый платок, размером с небольшую скатерть.
  - А что прикажете делать, когда в Совете сидят только гранитозад... - Уже нормальным голосом, хотя и с наличием немного истеричных нот, произнесла Мирет, - старые консерваторы, по мнению которых пол гнома влияет на его мастерство!
  Мда, надеюсь я не стал той пушинкой, упавшей на спину верблюда. Однако, мне требуется Мирет и её талант, а в текущем состоянии я бы ей и хлеб нарезать не доверил. Через мгновение стало понятно назначение платка-скатерти у Нитана в руке - Мирет разразилась слезами, что называется "в три ручья". Решать чужие проблемы желания не было совершенно, свои бы разгрести. Но вместе с этим никто не мог поручиться, что эта ситуацией не является подставой "свыше". Как там было - "расслабиться и получить"? А что нам, мышам, в пустыне ещё остаётся? Только повязать салфетку и приступить к потреблению кактуса.

12

Я уверен в существовании двух бесконечностей.
Бесконечности мироздания и бесконечной глупости разумных.
Хотя в мироздании я порой сомневаюсь.
(Из беседы двух демиургов)


  Кроме необходимости в моём вмешательстве сигнализировал не только мой хвост, но и появившаяся в воздухе рука над головой Мирет. Эта немного светящаяся "длань" вначале настойчиво привлекала моё внимание, указывая на плачущую гному, затем, явно для укрепления внушения и за невозможностью применить крепкие словца, погрозила мне кулаком и испарилась так же как и появилась. По вампирски (*местный аналог фразы "уйти по английски"). Подавив желание ответить "на пальцах" с применением исключительно среднего, я скрыл раздражение за широкой улыбкой и начал действовать.
  - Ну не следует так убиваться, красавица, - Я прям сам ощутил как заныли зубы от приторной сладости моего голоса, - Какое вам дело до этих официальных титулов, ведь мастерство и без них видно любому, обладающему глазами!
  Эти слова, как минимум, прекратили рыдания и два гнома воззрились на меня с одинаково шокированными выражениями лиц. Где-то в течении минуты они изображали выброшенных на берег рыб, беззвучно шевеля челюстями в попытках издать хоть один звук. И тут их прорвало - я узнал о моей родословной и сексуальных пристрастиях много нового, но помимо этих несомненно познавательных фактов было также упомянуто о такой небольшой подробности, как кипа ограничений у любого ремесленника не признанного Мастером. В самом низу этого списка шли такие "мелочи" как: запрет продавать новые вещи, не одобренные Советом Мастеров; налог в половину прибыли с любого заказа и тот факт, что любой Мастер может отобрать принятый контракт в любой момент. Этих пунктов было более десятка и ни один из них не вызвал у меня воодушевления. Я не "воспылал праведным гневом", ничуть - таких недостатков за собой пока ещё не замечал. Но каждый второй пункт данных правил ставил под удар моё желание заполучить произведение вышедшее из рук Мирет, а не какого-то другого "Мастера", решившего вырвать лакомый заказ из-под носа "бабы-недоучки". Последняя фраза - прямая цитата из того потока слов, что до сих пор обрушивался на мои бедные уши со стороны гномов.
  - Стоп-стоп-стоп! - Замахал руками я, пытаясь спасти свой уже порядком травмированный слух. - Понял, осознал, исправлюсь и так далее! Больше в лекции не нуждаюсь, лучше скажите - этому делу помочь можно?
  Прервавшись на полу-слове Мирет и Нитан неуверенно переглянулись и о чём-то зашушукались на гномьем, так что даже мой с трудом сохранённый слух не помог и пришлось запихнуть своё любопытство поглубже и ждать пока родственнички не придут к какому-то единому мнению. Я успел пересчитать всех мух, изучить выставленные на полках ювелирные шедевры, мысленно написать к каждому по хвалебной и критической статье и уже было принялся за философские размышления о сволочной натуре некоторых божественных личностей, когда Нитан не остановил жестом ещё говорившую Мирет и повернулся ко мне.
  - Есть, ан, один способ, как любой ремесленник может получить звание Мастера без решения Совета. - Гному явно тяжело давались эти слова, у меня даже сложилось впечатление, что это не самая распространённая информация. Скорее - тайная. И я по самый хвост в неё вляпался. Кактус становился всё колючее и колючее. - Этот способ - Право Выбора. Ещё в старых Книгах Законов было сказано: "Если творящий представит созданное на Выбор одновременно с созданным Мастером и Заказчик отдаст предпочтение первому - получит вместе с Оплатой и звание Мастера."
  - Но танэ!... (*танэ - (гном.) дядя)
  - Молчи, Мирет! - Сурово шикнул на племянницу Нитан. - Этому ану можно верить. Я - чую.
  Так, этого ещё мне не хватало. Меня уже и чуют. Совсем никуда не годится, хоть собирай вещи и удирай из города. Но вот та божественная длань весьма недвусмысленно указывала, что данный квест (*задание/приключение в игровой терминологии) мне выполнять придётся. А не то... Что-то сделают. И почему-то я был уверен, что оно мне не понравится. Хвостом чуял.
  - Кхем. А в чём же проблема, Нитан? Пусть Мирет сделает что-то лучше любого из сидящих в Совете, как ты там выразился? Ард мог кра-наш, муга тренэсл? - Когда я произнёс эту фразу, оба гнома вдруг заржали так, что стёкла начали дрожать. И, подозреваю, не только в этом доме. - Я что-то не так сказал?
  - Ах. Ох. Ан, не вздумайте повторить это при любом, понимающем гномье наречие! - Отдышавшись ответил мне Нитан через пару минут. - Вы сказали "Родившие породистых толстяков, потомки ступенек".
  Мда, выразился, называется. Не быть мне полиглотом, не быть. Ну ничего, не за этим я сюда пришёл, поэтому и не буду забивать себе голову разными лингвистическими конфузами. А с положительной стороны - гномы теперь уже покинули то депрессивное состояние, в которое незадолго до этого вогнали сами себя.
  - Ну так почему же вы ещё не воспользовались этим Правом Выбора? - Попытался я вернуть дискуссию обратно от моего неудавшегося "гномьего загиба". - Есть какие-то другие препятствия?
  - Куда ж без них, ан, это в старо-давние времена всё в открытую делалось и на Право по три-четыре заявки было за раз. А сейчас все таятся, да чуть ли не шпионов друг за дружкой посылают. Узнать о том, что за заказ у Мастера ныне не легче, чем какую государственную тайну узнать. Да, порой, и потруднее даже.
  - Так всё сложность в том, чтобы узнать о заказах Мастеров? - Картина грядущей работы начала вырисовываться передо мной и краски в ней были весьма яркими. А то я уже начал бояться миссии по типу "пойди-туда-не-знаю-куда" и далее по тексту.
  - Ан, сразу предупреждаю - не вздумайте заказать что-то у Мастера и потом это же просить у нас! Если объявлено Право Выбора - заказчика проверяю на это первым делом Кристаллом Истины!
  - Признаюсь, такая мысль у меня появлялась, но что-то подобное магической проверке я и подозревал. Это слишком простой метод, чтобы им не воспользовались за все годы существования Права и такую лазейку не прикрыли. Другие препятствия, помимо знания о заказе существуют?
  - Да, ан, как не быть. Вторым по сложности стоит проблема заявить о Праве. Эти кра-нэш умудрились добавить в Книгу Законов правило, что при этом должно присутствовать не менее трёх Мастеров. А повальная паранойя редко их сводит вместе кроме как в зале Совета.
  - Прости, Нитан, сколько в Виеме всего Мастеров?
  - Сейчас их ровно двадцать-четыре. И эти камнезадые муга трэнасл ни в какую не желают облагородить данное число! (*В Сэн-йка все числа, кратные пяти называются "благородными")
  - Значит для того, чтобы заявить о Праве надо иметь ответы на три вопроса - "что?", "где?" и "когда?". Я прав?
  - Именно, ан, но каждый из этих вопросов по отдельности почти не решаем, а уж вместе...
  - Ну я планирую концентрироваться на части "почти". - На моём лице расцвела улыбка-оскал. - Позвольте откланяться.
  - Как, ан, вы серьёзно планируете нам помочь? - А я всегда думал, что у эльфов большие глаза. Но эти гномы определённо решили доказать превосходство своей расы в этой категории. - Но зачем вам это?
  - Скажем так, я не хочу, чтобы мой заказ перехватил какой-либо "камнезадый", как вы удачно выразились. Ну и можете считать, что боги, - От этого слова мне свело скулы как от съеденного целиком лимона и я распахнул дверь - свели наши пути.
  - Да благословят вас бо...! - Донеслось до меня из-за уже закрывающейся двери. От этого пожелания захотелось только постучать по дереву и сплюнуть. Не надо мне такого счастья. Уже "на-благословляли". Спасибо, больше не хочу.
  Итак, задача предо мной стоит относительная простая - проникнуть в кабинеты этих двадцати-четырёх мастеров-ломастеров и выяснить всё про их текущие заказы. Одновременно надо разнюхать о возможности собрать как минимум троих в одном месте в момент сдачи работы. Ну и не попасться при всём этом, так как у гномов всегда были самые лучшие ловушки и сигнализации. Эх, не хотят мне облегчать жизнь. Так мысленно сетуя на сложность лисьей доли и о не желании вручить мне "ключ от квартиры, где деньги лежат", я добрался до своего логова и сразу приступил к сложному этапу подготовки к грядущей ответственной миссии. Проще говоря - завалился на боковую.
  Не стоит путать мою лень, наличие которой я ничуть не оспариваю, с производственной необходимостью - оборот по прежнему совершался исключительно во сне. А лезть в кабинеты Мастеров в человеческой ипостаси я пока не собирался. Посему, проснувшись незадолго до полуночи, я потянулся от ушей до кончиков хвоста и выбрался на крышу. Месторасположения домов Мастеров были мне известны - за прошедший год Вием был исследован вдоль и поперёк. И в ближайший ко мне я направился почти прогулочным шагом. Или, если быть более точным, прогулочными прыжками. Луна приветливо освещала мой путь, а звуки уже уснувшего города исполняли роль музыкального сопровождения. В моей голове почему-то вдруг начала играть мелодия имперского марша из "Звёздных Войн", хотя никакой связи фантастической сказки с текущими событиями я не улавливал. Подивившись про себя причудам моего воображения, остановился на крыше здания напротив первой цели моего сегодняшнего вояжа.
  Это был небольшой двухэтажных особнячок, окружённый ажурной кованной оградой и с небольшим фонтаном перед входом. Подивившись столь необычному для гномов изяществу в оформлении, я спустился с крыши на бренную землю и прокрался к искомому забору. Принюхавшись, я ощутил три или четыре ловушки, но моя интуиция или, если угодно, умение Обнаружения Ловушек, молчало на тему опасности конкретно для моей пушистой шкуры. Возможно, они были настроены только на людей и прочих человекоподобных существ, а может - просто имели ограничение по размерам цели. Не знаю, не специалист по созданию техно-магических ловушек и сигнализаций. Посему посторонние мысли были отброшены в сторону и я проник во двор, без труда протиснувшись между прутьев ограды.
  Скользнув к ближайшим кустам, я затаился и начал прислушиваться и принюхиваться - вполне могло оказаться, что какая-та из сигнализаций и сработала, подав сигнал о моём проникновении охране или ещё кому. Но прошло минут пять, а никто и не думал бежать с криками "Лови! Держи!" или спускать собак. Только за оградой промаршировал отряд Стражи, браво топая подкованными сапогами по мостовой. Помахав бравым хранителям правопорядка хвостом в след, я начал неспеша двигаться к дому, периодически замирая и прислушиваясь. Мои ожидания так и не были "вознаграждены" и без каких-либо особых происшествий я добрался до стены дома.
  Стоя на крыльце, я недоверчиво покосился на двустворчатую дверь, целиком покрытую узорами из цветов и прочих растений. Такой стиль больше подошёл бы солнечным эльфам, но никак не представителям подгорного племени. Вдруг одна шальная мысль ворвалась мне в голову и потребовала попробовать открыть дверь. "Если она не заперта - то тут определённо не всё в порядке и надо срочно делать лапы!", подумал я, толкая одну из створок всем телом. К моему искреннему облегчению дверь была заперта и, изрядно обрадованный этим обыденным фактом, я забрался на крышу дома, воспользовавшись вначале сложенными у задней стены ящиками, а затем через балкон и оконные ставни. А там уже можно было действовать как обычно - чердачное окошко было приоткрыто всего на пару пальцев и изнутри блокировалось крючком. Мой хвост послужил отмычкой для этой не хитрой преграды и вот я уже протискиваюсь внутрь. Проникновение - успешное!

13

Кто ходит в гости по утрам,
Тот поступает глупо!
Уж лучше тихо, по ночам,
Когда все спят - под утро!
(Народное воровское творчество)


  
  Не буду вдаваться в подробности обыска ибо результатом был ноль целых, дхыргг (*непереводимая идиома, применяемая троллями) десятых. В процессе поиска меня пару раз чуть не хватил Рразис (*эльфийское название демона, питающегося страхом. Аналог нашего "Кондратия"). Вначале - когда чуть было не наткнулся на сторожевого пса, замаскированного артефактной сбруей, из-за чего мне пришлось изображать ленивца, зависнув на потолочной балке вниз головой и молясь всем богам, чтобы мой запах также блокировался новоприобретёнными воровскими умениями маскировки. Судя по тому, что пёс прошествовал прямо под моей свисающей тушкой и даже не пошевелил носом - местный пантеон был ко мне определённо неравнодушен. Вторым потрясением для моей сердечной мышцы была ловушка, в которую я почти угодил, покидая кабинет хозяина дома. Немного расстроенный отсутствием результатов (Да, обнаглел - хотел сразу же получить всё с первой же попытки!), я почти автоматически прихватил со стола кошелёк с монетами без единой задней мысли о том, почему он так в открытую лежит на самом видном месте. И только споткнувшись на пороге и вписавшись лбом в косяк, обратил внимание на тот факт, что ткань кошелька подозрительно нагрелась. Переведя взгляд на дверь, я обнаружил (здравствуй, "Обнаружение ловушек"!) две просыпающиеся руны "Клеть" и "Огонь". Слегка подвинув лапой кошелёк подальше от дверного прохода, отметил как ловушка начала медленно засыпать. Выдохнув и послав свои наилучшие пожелания на тролльском-руководящем творцам таких хитромудрых устройств, я вернул чуть не спаливший (в обоих смыслах) меня кошель обратно на стол и быстро выскочил прочь из кабинета, прямой дорогой направляясь на улицу.
  Сидя на ветви одного из тополей на ратушной площади (Что, вы думаете лисы не умеют ползать по деревьям? Думайте дальше.) я мысленно костерил гномов и их шовинизм, а так же привязку к титулам и глупым старым законам. Так же доставалось тем неизвестным силам, решившим подкинуть мне эту задачку. При этом не ограничивался одним тролльским, нет - за год жизни в Виеме я успел поднатореть в ругательствах на многих местных языках. Итак, первый блин оказался комом с примесью гвоздей - никакой полезной информации я раздобыть не сумел и одной из причин такого результата оказался звериная форма, до этого казавшаяся идеальной. Но в ней было весьма затруднительно залезать в банальные ящики стола или осторожно работать с бумажными свитками - всё таки зубы и когти не могли полностью заменить привычные человеческие пальцы. Из всего этого следовал вывод о том, что сейчас надо отправлять домой и возвращаться уже в человеческом облике завтра.
  Уже собравшись спрыгнуть с дерева, я уловил приближающееся громыхание тяжёлых латных сапог и тут-же замер, осторожно высунув мордочку из-за лиственной преграды. По площади шествовала четвёрка гномов в полном церемониальном облачении - доспех, именуемый full-plate, гербовой щит на спине и украшенный самоцветами молот на бедре. Когда это громыхающее мини-каре приблизилось к моему месту укрытия, в центре "коробочки" обнаружился ещё один гном, скрытый глухо запахнутым плащом с натянутым по самый нос капюшоном. Почти идеальная маскировка, если бы не одно "но" - правая рука прижимала к груди призабавнейшую шкатулку, определённо не гномьей работы (узоры и украшения не содержали ни одного прямого угла и каких-либо драгоценных камней). А на руке сверкала печатка с отчётливо различимыми рунами "Ар" и "Су", что вместе обозначало титул Мастера. Я был готов поклясться своим хвостом, что содержимое этой шкатулки будет мне оч-чень интересно и мысленно возблагодарил богов за подобный "рояль" - ведь по теории всех вероятностей шанс наткнуться на такую жирную "улику" был невероятно низок. Но как писал дядя Уильям - "Весь мир театр, а люди в нём актёры", а когда один из режиссёров лично решил потолкать сюжет... Тут и жди роялей и в кустах и над головой - в случае отклонения от "курса партии". Каюсь, сам запускал сии клавишно-струнные инструменты в воздух и лесные насаждения, будучи ДМ-ом (*от Dungeon Master - ведущий настольной ролевой игры). Хотя, при этом, я совершенно не исключал вероятности обычного жизненного совпадения, тем более - в Сан-йка.
  Пока я предавался этим философствованиям, гномы уже промаршировали через всю площадь и вошли на территорию дома, из которого мне недавно пришлось уйти не солоно хлебавши. Пожелав им приятных кашмариков, я спрыгнул с дерева и по крышам проследовал до своего логова, где совершенно безмятежно растянулся на кровати и провалился в сон.
  Утро для меня наступило далеко за полдень и без особых сюрпризов - никто в дверь не ломился, тело было человеческим, а настроение - приподнятым. Перед ночной вылазкой я решил пройтись по улицам, погреть уши на интересующую меня в данный момент тему - гномы-Мастера и их заказы. Накинув на плечи тёплый плащ, отороченный кроличьим мехом, я завершил свой облик "бездельник-аристократ" парочкой массивных перстней и модной сейчас цепью с "гномьими колёсами" - так здесь называли шестерёнки. Данное украшение состояло из серебрянных чешуек размером с ноготь мизинца и трёх "колёс", сантиметров десять в диаметре. Лично я не понимал "прелести" данного аксессуара, но законодатели местной моды со мной не консультировались и оставалось только смириться и носить сие недоразумение на шее, дабы не слишком выделяться и не привлекать излишнее внимание. Последнее мне было совершенно противопоказано в связи с спецификой моей профессии.
  Да, совсем забыл - за этот год я ведь не только в благородном искусстве экспроприации ценностей практиковался. Когда мои трансформации стали полностью предсказуемы, с помощью эле Крату-ат-Нохр я сумел навести некоторые мосты в сторону местного "высшего общества" и официально считался обеспеченным путешествующим виконтом из империи Аэрн. Последний факт служил мне как пропуском во многие недоступные простому смертному места, так и индульгенцией на незнания местных реалий и некоторые "чудачества". Самым большим из которых считался мой "отказ от прислуги". Ну подумайте сами - как я могу впустить в дом кого-либо, если половину времени провожу в зверином облике? Вот и пришлось сочинять историю о том, как чуть не погиб из-за нерадивого слуги и теперь не доверяю им и всё делаю сам. Это служит источником постоянных сплетен и пересудов, а так же по этой причине все мои новые знакомцы стремятся "исправить" данный "недостаток". Как только они не расхваливают свою прислугу, я аж порой ощущал себя чуть ли не на рабовладельческом рынке, хвостом клянусь!
  Но в данный момент меня интересовал совсем не "высший", а очень даже "средний" слой населения. Или, как их называли на родине Мольера - буржуа. Поэтому я покинул своё обиталище и прогулочным шагом направился прямиком на городской рынок - центр скопления этого слоя населения в данный час. Поплотнее запахнувшись в плащ, я кружил по торговым рядам, усердно пытаясь уловить в гудении голосов хоть какие-то крупицы полезной информации. Спустя полтора часа, три потраченных ворона (не удержался и приобрёл у местного букиниста две "книжки" развлекательного характера), я начал приходить к выводу, что "не всё коту масленница" и пора бы и обедом озадачиться. Желудок согласно буркнул что-то ругательное на тему нерадивого хозяина и где он такие режимы питания видел, на что мне ничего не оставалось как покинуть рынок и направиться в сторону ближайшего трактира.
  К сожалению моя легенда не позволяла зайти в любую из находящихся по близости таверн и до "соответствующему статусу молодого ана" заведения пришлось прогуляться почти через пол-города. Но "Лесной Грифон" того стоил (в обоих смыслах), предлагая всем состоятельным жителям города не только самый разнообразный выбор кушаний различных рас, но и постоянно меняющуюся развлекательную программу. Кого я там только не видел за время моего пребывания в Виеме: иллюзионистов, акробатов, актёров, мимов, мастеров различных боевых искусств и даже одну гадалку, оказавшейся вполне обыкновенной мошенницей. Впрочем, её разоблачили очень оперативно и тот вечер всем посетителям "Грифона" запомнился сценой ареста с участием разодетой в шелка дородной мошенницы и "звезды" (*отряд из семи человек) Стражи. Подбадриваемый этими приятными воспоминаниями, я легким прогулочным шагом скользил среди прохожих, изредка раскланиваясь с некоторыми из них. Свежий воздух, лёгкий морозец и яркое зимнее солнышко - всё это только придавало моему оптимизму дополнительные силы и отодвигало на задний план лёгкое расстройство от неудачных поисков нужной мне информации.
  Уже за несколько домов до "Грифона" я начал улавливать отзвуки приятной и весьма зажигательной мелодии и у меня появилась надежда, что популярный менестрель Вэссен всё же решил задержаться в городе еще на недельку-другую. С этим весёлым и приятным в общении эльфом мы сошлись на почве любви к музыке и моих "новаторских" (для этого мира) идей и мелодий. Не одна бутыль игристого Ах'мли (*вино из ягод, произрастающих в глубинах степей арков) показала свое дно за время нашего знакомства, но ко всему хорошему рано или поздно приходит конец, вот и Вэссену пришла пора двигаться дальше. А в прошедшую десятицу (*последний день в неделе из десяти) мы закатили разухабистую пирушку, по окончанию которой гулял весь трактир и Вэссен поклялся мне в вечной дружбе или любви, я точно не разобрал (*у эльфов эти два слова не сильно отличаются как по звучанию: ал'эли - дружба, ал'хэли - любовь, так и по смыслу) - и, не вникая в эти мелочи, тоже поклялся хвостом в своей дружбе. Правда на утро часть моего сознания, ответственного за паранойю, упорно пыталась навести панику на тему "Чем-чем ты поклялся, недоумок?", на что другая часть с кодовым именем "Пофигизм" пробурчало что-то в стиле "Отмажемся..." и пинками отправляла все тревоги в далекое путешествие.
  Возвращаясь к настоящему - я приближался к "Грифону", из-за дверей которой всё более отчётливо раздавалась пробудившая столь приятные воспоминания музыка. Предвкушение вкусного обеда, с гарниром из приятной компании повысило моё настроение до изрядно-оптимистичного и этим хотелось поделиться со всем миром. Но я решил ограничиться только встречающимися на пути прохожими и искренне улыбался, желая всем приятного вечера, а если встречались красивые девушки - рассыпался в комплиментах. В этом квартале меня знал практически каждый встречный и со мной здоровались в ответ и искренне желали приятного аппетита. Ведь куда ж ещё может стремиться молодой ан, когда время обеда, а от кухни "Лесного Грифона" разносятся такие аппетитные запахи?
  Вот, наконец я стою перед входом и гном-привратник распахивает предо мною двери. Бросив ему серебрянный, не останавливаясь прохожу внутрь и сразу же застываю на самом пороге. До этого различаемая только благодаря усилившемуся слуху музыка, теперь обрушивается на меня водопадом звуков и вибраций. Но отнюдь не этот перепад потряс меня до глубин души, нет - сегодня на сцене "Лесного Грифона" главенствовали не музыканты. На ней - танцевали.
  Танцы... Они были моей страстью на протяжении почти всей жизни и, хотя я ими не занимался профессионально, то на любительском уровне чувствовал себя более чем уверенно - несколько лет обучения классическим танцам и затем немного успел занятий некоторыми уличными направлениями. Кроме практики я много читал, смотрел и разыскивал в сети всё, что было связанно с этой тематикой. И я не забыл об этом своём увлечении по прибытии в Сэн-ика, но до сегодняшнего дня всё, что я смог найти было связано либо с двумя народными танцами, по движениям напоминавшим польку, либо один "благородный" - которому было уже более ста лет и напоминал он танцы из Средних Веков, с их табу на прикосновения к партнёру кроме как кончиками пальцев.
  И тут я вижу, как танцуют ОНИ - два ангела во плоти, полу-и'элв (*Солнечные Эльфы) и полу-т'иэн (*Эльфы Луны, отличаются от своих собратьев и'элв синеватым оттенком кожи и любовью к горам заместо лесов) не просто двигались под зажигательные звуки барабана, флейты и двух скрипок, но ткали полотно танца как художник накладывает мазки кистью: точно, осторожно, иногда нежно, иногда - страстно. За этим процессом можно было следить бесконечно только ради самих движений, но стоит отдать должное и самим исполнительницам - они были прекрасны. В придачу к их красоте, я не смог не отметить очень правильный выбор костюмов: на светлой танцовщице сверкал матовыми огнями костюм из воздушной ткани черного цвета и украшениями из золота, в то время как на ее темной партнерше переливалась перламутровыми огнями молочно-белая полупрозрачная материя и звенело колокольчиками серебро.
  Я простоял у двери вплоть до последних аккордов музыки и никто во всем зале не обратил на меня никакого внимания. Взгляды всех посетителей и даже работников были направлены только на сцену, даже оба знаменитых повара "Грифона" - орк Норо и т'иэн Арс'мин стояли у двери на кухню и не отрываясь следили за представлением. Но вот волшебство подошло к концу и танцовщицы замерли, стоя спиной к спине, а в ресторации еще пару минут стояла абсолютная тишина.
  Не в силах больше сдерживаться, я встряхнулся и хлопнул в ладоши. Почти мгновенно ко мне присоединились все посетители "Грифона" и многие начали подниматься со своих мест, не переставая аплодировать присевшим в реверансе танцовщицам.
  - Боги, это наверное был сон... - Раздался чей-то шепот, почти рядом с моим ухом и только поэтому, плюс слух оборотня, я смог различить это высказывание. - Птенцы эле Тэнко просто невероятны!
  Запомнив этот интересный комментарий, я дал себе зарок разузнать побольше о "гнезде", из которого появляются такие чудеса. Но наваждение танца уже не действовало так ошеломляюще и желудок, обрадовавшись, что его наконец слышат - обиженно заурчал, требуя пищи более физической.

14

Главное для ищущего - не потеряться

  Когда овации прекратились и восторженные посетители принялись рассаживаться за столики, из-за которых поднялись дабы воздать хвалу прекрасным танцовщицам. Хотя я всё ещё был под впечатлением от выступления, ну уши по выработавшейся привычке держал "на макушке" и тем самым почерпнул много интересного на тему "гнездовья" и "вылупляющихся" оттуда талантов. Это было интересно, но не более того, по своему опыту я знал, сколько правды содержится в слухах и потому просто отложил полученные сведения на полочку "до востребования" у себя в голове. Когда практически все посетители вернулись к своим столикам, на меня сразу же обратили внимание.
  - Не может быть, ан Лис решил осчастливить нас своим присутствием? - Раздался звонкий голос одного из моих "высоко-светских" знакомцев, Рика - молодого ора-ри (*сын ора, третья ступень в дворянском табеле о рангах империи Маэнл, ближайший аналог - барон) и предводителя "Золотой молодёжи" Виема. К счастью, данная организация в Виеме мало походила на то, что обычно описывается данным словосочетанием. Возможно, дело было в предводителях и лидерах местной элиты, не потерпевших бы беспорядков даже от своих любимых чад. В своё время, перед тем как начать работать под личиной "молодого бездельника", я даже покопался на эту тему в архивах города (о чём не стремился сообщать ни старику архивариусу, ни кому-либо ещё, так как визит в ратушу я нанёс без приглашения и под покровом ночи) и выяснил, что буквально десять лет назад бургомистр Виема, мар Анрих (*вторая ступень во дворянском табеле о рангах империи Маэнл, ближайший аналог - граф) приговорил собственного наследника к пяти годам рудников за "поведение, не достойное дворянина", под чем подразумевалось избиение нескольких человек нагайкой и разрушение ресторации почтенного ана Соша. Порасспрашивав с трудом разысканных очевидцев и свидетелей, я восстановил почти полную картину произошедшего: молодой мар-ри приехал домой из столицы и решил отпраздновать сиё событие с небывалой помпой и размахом. По достижении некой "кондиции", ана мар-ри потянуло на приключения и он начал прилюдно домогаться до прислуживавшей их компании дочери ана Соша. На упрёки своих сотрапезников он высокомерно разглагольствовал, что "все вокруг - золотари, один он - в белом", в гораздо менее литературных выражениях. Вначале я принял это за преувеличение, но когда третий свидетель событий пересказал мне слова мар-ри, понял, что с этим субъектом не захотели бы выпить даже портовые грузчики. А так как собравшаяся в тот день кампания состояла из людей (в прочем, там были представители не только человеческой расы, но в дальнейшем слово "люди" я буду применять ко всем разумным мира Сэн-йка), на порядки образованнее и приличнее докеров, то количество собутыльников мар-ри стремительно уменьшалось. Не смотря на все уговоры, молодой человек продолжал вести себя хамски и вызывающе. Когда в зал спустился ан Соша и вступился за свою дочь, мар-ри "окончательно с глузда зъихал" (спятил) и, выхватив нагайку, начал избивать бедного ана Соша. Ошеломлённые произошедшим, посетители ресторации не сразу отреагировали на происходящее и мар-ри успел сделать несколько ударов по лицу хозяина заведения. Когда же дебошира попытались повязать, он с криками "Да что вы мне сделаете, мой отец - Мар города!" выхватил какой-то амулет и вышел через стену. Предварительно вынеся оную к дхыргговой матери. Как потом стало известно в процессе суда - мар-ри просто направился домой, спать. А стража целую ночь металась по всему городу, даже и не подумав проверить обиталище разыскиваемого ими. Впрочем, тут не доросли не то, что до Ш.Холмсов, но даже до участковых времён СССР. Впрочем, этот момент меня исключительно радовал и способствовал моему хвосту оставаться на своём законном месте. Но вернёмся к нашим баранам, точнее - барану. Когда с утра мара ознакомили с кратким рапортом о "гулянке" наследника, тот пришёл в ужас, быстро превратившийся в гнев. Самолично вытащив непутёвого отпрыска из постели, разъярённый отец потащил стонущего от похмелья дебошира в ратушу, даже не давая тому времени одеться. Жители Виема смогли "насладиться" бесплатным утренним представлением, но почти никто не смеялся, а только сочувствовали любимому народом градоправителю. Суд был быстр и приговор "пять лет в каменоломнях" вынес сам мар, глядя в глаза своему сыну.
  Это была одна из возможных причин, по которой молодая элита Виема не скатилась к состоянию прожигателей жизни. Но была и вторая - в Сэн-йка понятия Честь, Долг и Клятва не были чем-то абстрактным. Звучит немного напыщенно, но суть не меняется - дав Клятву, ты получал Долг, выполнение которого считалось Честью. И за этим следили не только земные, но и божественные законы. От клятвопреступников отворачивались сами боги и это не было приятной шуткой. По этим причинам я весьма остерегался давать какие-то клятвы, работая под личиной аристократа. И поверьте мне на слово, приходилось не легко даже мне, привыкшему играть со словами при ведении игр.
  Но вернёмся к текущим событиям - меня окликнули из-за одного из больших столов, расположенных в огороженных увитыми зеленью ширмами, "уголков". Там расположилась прекрасно известная мне кампания, состоящая из трёх девушек и пяти юношей примерно одного со мною возраста. Точнее, одного возраста с моей "личиной" - семнадцать лет считались для благородных (или богатых, но в Маэнл эти понятия шли рука об руку) полным совершеннолетием. Притворяться более взрослым мне было достаточно не просто из-за новоприобретённого тела подростка. Но благодаря гриму, умыкнутому мною из гримёрки примы городского театра, я пока что умудрялся обманывать всех моих знакомых, к коим относился и ора-ри Рика. Сверкая белоснежной улыбкой и окрашенной в ярко зелёный цвет шевелюрой, он махал мне рукой и задорно улыбался во все тридцать два. - А мы уж было начали подозревать, что вы решили покинуть наш городок по эльфийски.
  - Рика, как вы могли даже допустить столь нелепую мысль? - Ответил я, вежливо раскланиваясь со всей весёлой кампанией, сидящей за столом. - Я оскорблён до самой глубины моей нежной и ранимой души до той степени, что даже кровь не сможет смыть эту обиду!
  Усаживаясь на принесённый расторопным официантом стул, я с улыбкой ждал ответного "выпада" со стороны известного всему Виему балагура и завсегдатая театрального салона. Взгляды остальных участников застолья также сконцентрировались на моём оппоненте, предвкушая продолжение забавы.
  - О нет, какой ужас! - С весьма правдоподобным отчаянием в голосе, Рика откинулся на спинку стула, пафосным жестом прикладывая тыльную сторону ладони ко лбу. - Я опозорен и не может мне быть прощения... - Его голос с каждым словом становился всё тише, начиная подрагивать, будто сдерживая порывающиеся вырваться наружу слёзы. - И что мне делать, ведь не оставлены дороги из этой глубины бесчестья и даже кровь моя не смоет сей позор!
  - Спокойнее, мой друг, не стоит убиваться - всего лишь потеряли честь, какая-то безделица... - На моём лице нарисовалась "Мефистофелевская" улыбка. Публика, затаив дыхание, следила за разыгравшейся баталией слов и актёрского мастерства. Отметив сей факт краем глаза, я мысленно вздохнул и решил побыстрее завершить этот экспромт побыстрее, так как низменные потребности организма давали знать о себе всё сильнее. - Так уж и быть, даю вам шанс, к спасению ведущий. Зачем бы я пришёл в "Грифон", как не взалкать тут хлеб насущный?
  - Не может быть! - Вскочив со стула почти прокричал Рика, всплёскивая руками и с выражением неописуемого счастья на лице. - О, как вы щедры, мой благородный друг! Позволите ли мне исправится сейчас же и трапезу au'satho (*искупления, эльф.) приказать подать? Клянусь своей душой и честью, появится тот час же, ты не успеешь даже поморгать!
  И действительно, только Рика закончил последнюю строфу, как предо мной начали появляться тарелки с кушаньями и соответствующие приборы. Не знаю, сговорился ли этот шалопай с официантом заранее или обслуга сама сообразила к какому финалу стремится наша беседа, но ход был действительно эффектным и оценил его не только я, но и все зрители тоже. Раздались аплодисменты и Рика, раскланявшись во все стороны, опустился на свой стул. Довольная улыбка сияла на его лице как маленькое солнце, а щёки слегка порозовели от обилия комплиментов, на которые не скупились присутствующие. Коротким поклоном я выразил признание красивому экспромту и приступил к трапезе, мысленно который раз радуясь, что застольный этикет в Маэнл весьма далёк от своих западных аналогов моего родного мира. Скорее он походил на таковой стран Востока, так как для еды пользовались эрхи - деревянными палочками, объединёнными металлической (в "Грифоне" использовался неизвестный мне метал с серебрянным покрытием, я как-то умыкнул несколько приборов для проверки) пружиной в некое подобие пинцета. Конечно только эрхи приборы не ограничивались, для жидких блюд подавалась урах - ложка в форме приплюснутой перевёрнутой пирамиды с двумя кольцами на одном из углов, вместо ручки. Также для десертов предназначалась пасфэ - лопатка опять же треугольной формы, с кольцами и скруглениями как и у урах. Этими тремя приборами и ограничивалась застольная премудрость как в империи Маэнл, так и в остальных много-расовых странах.
  Насытившись, я заказал кружечку глинтвейна и принялся осторожно наводить справки на тему "гнездышка", из которого вылетают столь талантливые "птенчики". Сразу выяснилось, что большинство из моих знакомых только слышали об этом заведении и вся информация находится на уровне сплетен и слухов. Имея уже кое-какой опыт в сборе сведений, я не отчаивался и осторожно продолжал периодически затрагивать эту или смежные темы в застольной беседе. Примерно через час мои усилия увенчались успехом - одна из девушек вспомнила о человеке, ане Сотоле, утверждавшем, что он неоднократно бывал в искомом заведении. Стараясь не выдавать охватившего меня при этом заявлении азарта, я не стал на этом заострять внимание остальных собеседников, постепенно переведя разговор на совершенно нейтральную тему. Выждав около получаса, я как бы невзначай задал наводящий вопрос про ана Сотоле и тут же заполучил все необходимые факты, как то: владелец мастерской и одновременно лавки Возниц (*техномагическое транспортное средство), маг-артефактор примерно пятой ступени (*всего семь, седьмая - слабейшая), женат, дети отсутствуют, живёт в небольшом особняке при мастерской...И прочая, прочая, прочая. А ведь спрашивая это всё напрямую, скорее всего ничего бы и не узнал. Не из вредности собеседников, нет - совсем наоборот. Все бы так стремились вспомнить что-то конкретное, что обычно приводит к нужным результатам ну очень редко.
  Поболтав о всяких пустяках ещё с полчасика, но ничего интересного ни про ана Сотоле, ни про "птенцов", ни про гномов-Мастеров так и не всплыло. Я попрощался со своими друзьями и отказавшись от приглашения "продолжить так интересно начавшийся день", направился к выходу из Грифона. Нет, не подумайте чего, я не убегал не заплатив - ведь обед мне "выставил" ора-ри и попытка расплатиться вполне могла быть расценена как оскорбление. Без шуток и паясничанья.
  Выйдя за двери Грифона, я остановился и вдохнул полной грудью, впитывая свежий, морозный воздух. После вкусной еды и приятной беседы совершенно ничего не хотелось делать. Всё, к чему сейчас стремилась моя ленивая душа - вернуться домой и завалиться на кровать. Позволив себе пофантазировать на тему расслабленного образа жизни, я дошёл до картины себя любимого в парчовом халате, обрюзгшего и старого, восседающим в кресле-качалке подле камина с бокалом какого-то баснословно дорогого вина (я уже упоминал, что моё воображение порой излишне богато?) и ворчащим по поводу очередной смены погоды... На этом моменте я не выдержал и фыркнул в слух, напугав этим проходивших мимо меня двух молодых девушек. Тут же извинился и рассыпался в комплиментах, которые оказались приняты более чем благосклонно. Настолько, что пришлось тут же выкручиваться и находить оправдания, почему я не могу провести этот вечер в компании "столь очаровательных, прекрасных и замечательных созданий", конец цитаты. Но я справился и с этим заданием, при этом умудрившись расстаться с девушками практически друзьями. По крайней мере приглашение в гости я получил, хотя и не уверен, что когда либо им воспользуюсь.
  На Вием спускались ранние зимние сумерки, но жизнь на улицах и не думала затихать. Разгорались магические светильники и вполне маслянные фонари, по улицам ездили экипажи и шумели разносчики, расхваливая свою продукцию. Многочисленные прохожие шествовали по каким-то своим делам, периодически раскланиваясь с встречающимися знакомыми. Город жил, дышал и даже тихонько пел о чём-то своём. За прошедший год я научился ен только слушать его, но и Слышать. Вием давно перестал быть для меня чужим, возможно благодаря более гибкой психике оборотня, а может просто потому, что я всегда легко воспринимал перемены. А по сему и не сильно заморачивался этим вопросом, предпочитая двигаться вперёд и вверх. С этими мыслями, я нырнул в ближайшую подворотню, где с радостью обнаружил несколько больших деревянных ящиков у одной из стен. Запрыгнув на них с разбега, не останавливаясь, перелетел к противоположной стене из которой торчал толстый брус с обрывками каната, за которые я и зацепился. Немного раскачавшись, взобрался на брус и быстро огляделся на всякий случай. Незванных наблюдателей в подворотне не оказалось и я с места запрыгнул на крышу, одним из бонусов оборотничества была увеличившиеся сила и ловкость. Очутившись наверху, тихонько рассмеялся от переполнявших меня эмоций и приступил к своему вечернему моциону по крышам.
Оценка: 8.10*7  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"