Лисьих Елена Викторовна: другие произведения.

Подлунная империя (том 2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Неизбежное случается. Вот и моя, нежеланная когда-то свадьба все же случилась.

Глава 1.


   Императорский трон задрапировали, а перед ним установили возвышение, хотя последнее больше походило на горку из цветов и лент. А сверху водрузили арку, тоже украшенную цветами, отчего цветочная горка стала напоминать цветочную корзинку.
   Хор стоял в центре, раскрыв брачную книгу, а Им стоял перед аркой и смотрел на меня. В его глазах читался восторг...
   Церемония была очень торжественная, но в то же время очень уютная. Почти все присутствующие ежеминутно утирали слезы радости. Мама просто рыдала, уткнувшись в плече Шиики.
   Если честно, из всей торжественной речи канцлера в моей голове задержалась одна единственная фраза: 'Да будет ваше счастье вечным!'. Я не видела ничего и никого вокруг, только его глаза, только наше будущее, отражающееся в них.
   Когда церемония закончилась нас поздравляли, обнимали, целовали ... Под конец Шиика не выдержала и тоже разрыдалась. В общем они с мамой нашли друг друга.
   Грандиозный банкет остался уделом невест, которых я только что лишила жениха, а мы, переодевшись в обычные наряды все же посетили светское мероприятие, чтобы засветить меня и, исполнив пару незатейливых танцев, удалились обратно во дворец.
  
   Не знаю что со мной такое сделалось, но я жутко засмущалась. Не смотря на все то, что было между нами. Мы были в спальне императора.
   - Хочешь, сделаю тебя невидимой? - хихикнул в моей голове дракон и я окаменела. Он что, будет участвовать во всем? - Вот представь, император ходит по комнате с растопыренными руками и пытается тебя найти, а когда находит ... то на ощупь, на ощупь!
   Дракон развлекался.
   - Ты здесь явно лишний! - разозлилась я. Дракон снова хихикнул, но потом посерьезнел.
   - Ты права. Я слишком привык быть частью тебя. Если хочешь, сегодня я уйду до утра совсем. Я не буду слышать вас, а вы меня.
   - Буду тебе очень признательна, - процедила я и в тот же момент ахнула. Дракон ушел, но что творилось со мной в этот миг! Ощущение было такое, словно из меня действительно вынули душу. Внутри было пусто и гулко.
   - Что с тобой? - подошел ко мне вплотную Им.
   - Я ... я дракона выставила. Он улыбнулся и обнял меня.
   - Подсматривал?
   - Он всегда подсматривает. На этот раз Им вздохнул.
   - Я уже понял, что ты у меня вместилище дракона. Но почему он выбрал тебя? Драконы Тариса выбрали вместилищем резные фигуры. С этим что не так?
   Я закусила губу. Ведь все равно надо рассказать. Им до сих пор не знает, что моя душа не принадлежит мне.
   - Просто ... я должна ему душу.
   Им под моими руками просто окаменел. Я испуганно вжала голову в плечи и уткнулась ему в грудь.
   - Ты хочешь сказать, что в любой момент можешь погибнуть, стоит дракону потребовать свое?
   - Не совсем. Он заставил меня дать ему слово, что я исполню любое его желание, чтобы вернуть мою душу в тело. Он таким образом спас меня.
   Мой муж как будто расслабился и я даже решилась поднять на него глаза. Он нервно кусал губу, а брови сошлись на переносице.
   - Ты понимаешь что это значит?
   Им усадил меня на край кровати и сел рядом.
   - Что я в должниках у дракона?
   Он сгреб меня в охапку и прижал к себе.
   - Это значит, что ты не принадлежишь мне. Я могу потерять тебя в любую секунду.
   - Но дракону принадлежит только душа.
   - А я могу довольствоваться только обладанием телом? В его словах звучала горечь и страх. Я обвила его шею руками и поцеловала, стараясь успокоить.
   - Мое сердце тоже принадлежит тебе, - прошептала я. Он только грустно улыбнулся.
   - Да и душа не вся досталась дракону.
   На меня посмотрели удивленно.
   - Здесь - я приложила ладонь к его сердцу, - теперь живет кусочек меня, помнишь? Когда я латала тебя после сражения, то вкладывала душу.
   Он взял мою ладошку и начал целовать запястье.
   - Боюсь, что если ему понадобится твоя душа вся целиком, он и мою вынет. Хотя я не возражаю. Все равно жить без тебя не смогу.
   - Им! - возмутилась я, но меня перебили, целуя в шею и плотнее прижимая к себе.
   - Тэрра, я давно хочу спросить...
   Муж поднял голову и заглянул в глаза, чуть отстраняясь.
   - Это выбор каждого из нас и я не хотел как-то влиять или давить на тебя ...
   - Драконья плоть? - сразу догадалась я. Он кивнул, а я потупилась. Увидев мою реакцию он грустно хмыкнул.
   - И куда ты ее перепрятала? Я вздохнула.
   - Лежит за потолочной балкой в той комнате, куда меня Мирайя утащила, отлеживаться после боя.
   - Не самое надежное место. Надо перепрятать. Я отрицательно помотала головой.
   - Ты все же хочешь? - в его голосе едва была слышна надежда, что я стану бессмертной как он.
   - Я хотела попросить тебя отдать ее мне. У меня другие планы на нее.
   Им не ответил, только отвел глаза и откинулся навзничь, закрывая глаза руками. Он был разочарован, хотя и тщательно прятал свои эмоции.
   - Им, посмотри на меня, - дернула я мужа за полу расстегнутой рубашки, - мне это не нужно. Он с готовностью сел обратно, послушно посмотрел на меня и попытался улыбнуться, но улыбка получилась вымученно и жалкой.
   - Я уже говорил, что приму любой твой выбор, - ласково ответил он.
   - Отчего тогда я вижу в твоих глазах вселенскую скорбь?
   - Тэр, ты не понимаешь. Я не смогу без тебя жить во всех смыслах этой фразы. Я не смогу как Хор пережить тебя и завести новую семью. Когда придет время уходить тебе, я уйду вместе с тобой.
   - Нееет, - расплылась во вреднющей улыбке я, - ты не понял. Мне это не нужно, потому что мы с драконом практически единое целое. Я теперь тоже бессмертна.
   Некоторое время в спальне стояла тишина. Им смотрел на меня невидящим взглядом, пока не выдавил из себя одно единственное 'Как?'
   - Каждый день мы с драконом сливаемся все сильнее. Сейчас мое бессмертие не абсолютно, как у тебя. То есть если отрубить мне голову, то я скорее всего умру, но яд горных ирид на меня уже не действует. И большинство травок из огорода Мирайи тоже. Мы проверяли.
   - Проверяли? - округлил глаза император, - Это он тебя надоумил? Глаза мужа стали злыми.
   - Им, - возмутилась я, - он не такой, как ты о нем думаешь. Он хороший. Я очень долго была частью его, а он частью меня. И иногда мне удавалось подслушивать его мысли и чувства. Он не желает нам зла. Наши души действительно дают ему много энергии, но зачем она ему? Он заботится о всех живых существах на планете, как о собственных детях. Сейчас планете ничего не угрожает и он не нуждается ни в чьих жертвах. Скорее он будет действовать через нас, чем сам. Тем более что мы с тобой можем о-о-очень много.
   Почему-то от моего 'о-о-очень' выражение лица императора стало каким-то загадочно-хищным. Он склонился ко мне и, целуя, повалил на мягкую перину нашего брачного ложа. Кажется, мою последнюю тираду попросту пропустили мимо ушей.
   - Моя! Только моя! - шептал Им приникая ко мне поцелуями, - Никаким драконам не отдам!
   Когда муж успел отделить меня от платья я не заметила, просто в какой-то момент оказалась прижатой к нему в одном кружевном белье. Его руки непрерывно ласкали мое тело. Когда его рука скользнула по животу вниз, проникая под кружевное белье, я захлебнулась собственным всхлипом. Спина непроизвольно выгнулась, а дыхание сбилось.
   Звон колокола ворвался острым клинком в сознание, вспарывая атмосферу ласковой неги, царившую в спальне.
  
  Империя Кальпейнгар. Столица. За несколько лет до ...
  
  - А-а-а-а-а! - разнесся радостный визг по коридорам терема. Вся прислуга вместе с князем вздрогнули, но в панику никто не ударился, ибо девица,пронесшаяся по коридору мгновением позже, была всем хорошо знакома. Княжна, босоногая девица в длинной льняной рубашке до пят, с копной тяжелых кудрявых каштановых волос ниже попы и с пылающими восторгом глазами над усыпанным веснушками носом, ворвалась в комнаку брата с победоносным кличем военачальника, выигравшего войну вот прямо только что.
  - Вот! - положила она перед носом князя обрывок бумаги на котором красовалась хищная птичья лапа с острыми когтями и около нее по кругу бисерным почерком значилось: "Ночной Лунь почтил вас своим вниманием."
  - Что это? - князь аккуратно взял двумя пальцами бумажку и повертел, внимательно рассматривая. Судя по искоркам в глазах сестры, поработать ему сегодня не дадут.
  - Наша мышка решила переквалифицироваться из жертвы в охотника? Лунь, придумала же. В сокровищнице же уже почти ни одного украшения не осталось, - вяло возмутился он.
  - Ну бра-а-атик, это же Ночной Лунь! - восторженно заскулила сестра, - И да, теперь в сокровищнице действительно ни одного украшения!
  Князь чертыхнулся и уронил голову на стол. Последнее из украшений он планировал продать, устроив аукцион среди знати, чтобы хоть как-то пополнить уже совсем отощавшую казну.
  - Ты иногда та-а-акой ребенок! - вздохнул брат.
  - Ты иногда та-а-акой зануда! - в тон ему ответила сестра, - Давай, рассказывай, кто нынче больше всех налогов утаил?


Глава 2.


   - Тревога! - раздалось откуда-то с дворцовой стены. Потом раздался вой рогов и где-то на первом этаже послышался топот и лязг железа.
   Мы сначала замерли, а потом вскочили и не сговариваясь принялись одеваться. Если это нападение, то сражаться в халате не получится. Им распахнул шкаф и бросил мне в руки тот самый первый неудачный боевой костюм, который был мне как вторая кожа.
   - Что это непотребство делает в твоем шкафу? - удивилась я, натягивая на себя чешую. Такая защита лучше, чем никакой. Им натягивал на себя свой прототип.
   - Да так. Мечтал как нибудь обрядить тебя в него и привязать к кровати.
   Слов у меня не нашлось, зато нашлась подушка, которая и полетела в мужа. Но усиливающийся гул внизу не располагал к веселью. Им отмахнулся от мягкого снаряда и прислушался.
   - Позови дракона, - прошептал Им, выглядывая в коридор.
   - Не могу! - так же шепотом ответила я, - Он сказал, что до утра мы друг друга слышать не будем.
   - Мертвые боги! Чтоб вы снова передохли! - выругался Им, - Идем, отсюда надо убираться.
   Прежде чем выйти, он вручил мне арбалет и кинжал, а сам достал из угла пару клинков. Мы пробежали пустой коридор и, вместо того, чтобы спуститься, поднялись этажом выше и выбрались на крышу. Внутренний двор был неестественно черным и эта клякса расплывалась от правящего дома в сторону внутренних построек и главных ворот. Я не сразу поняла, что черная масса внизу - это люди. Сообразила только когда бедро обожгла острая боль от арбалетного болта. Руки действовали сами собой, снимая вражеских стрелков одного за другим. Было даже непривычно от того, на сколько выброс адреналина повысил мою целкость. Количество выведенных из строя стрелков четко соответствовало количеству выпущенных стрел.
   Я снова зажмурилась, ища теплый огонек дракона. Но ничего вокруг не напоминало моего душевладельца. Две звездочки где-то вдалеке привлекли мое внимание и вселили надежду. Я потянулась к ним и мне ответили молодые драконы.
   - Сссессстра ...
   - Мне нужна помощь! На замок напали! Я не могу докричаться до старшего дракона!
   - Мы поможжжем ... Ссстаршшший далеко ...
   Две ниточки силы коснулись меня, подпитывая энергией. Да, со старшим драконом их силы не шли ни в какое сравнение, их было катастрофически мало.
   'Решай задачу доступными средствами' - вспомнила я урок, усвоенный мной в прошлом сражении.
   Использование драконьей энергии как огнем было пожалуй самым рациональным, но сейчас нужно было иное решение. Вряд ли у меня получится так же удачно ткнуть пальцем в небо и попасть куда надо. Но попробовать стоит.
   Как на зло в голову не шла ни одна дельная мысль. Я пару раз хлестнула по толпе огненными плетями. Несколько человек остались лежать на земле. Пара десятков начали кататься по земле, туша на себе загоревшуюся одежду. Я хотела было обрушить огонь широкой лавиной на внутренний двор правящего дома, представила огненный вал, крики и кучу обугленных тел ... и не смогла.
   Можно было отдать нить драконьей силы Иму или, например, Тарису, но что-то внутри сопротивлялось. Я не могла допустить этой резни. Меня начало трясти при мысли, что все эти люди, не смотря на то, что они враги, умрут здесь. Я понимала, что как и в недавней войне - все они пешки в чужой игре.
   Кажется, у меня начиналась паника. Ну что же ты будешь делать!
  Вспыхнувшая в голове мысль вышибла все стратегические планы. В груди от ужаса сжался комок, не дающий сглотнуть.
  - Мама! - едва не взвизгнула я. Они же все в другом крыле! Что там творится?
  Им внимательно присмотрелся к дальнему крылу правящего дома.
  - Идем. Сейчас узнаем на сколько плохи наши дела. Он потянул меня к стене. По коньку крыши мы дошли до каменной кладки, возвышающейся над нами и заканчивающейся зубцами, между которыми выглядывали лучники, поливающие врага градом стрел и арбалетных болтов. Пока я стояла задрав голову и прикидывая как нам забраться туда, Им распинал черепицу под ногами и спрыгнул в образовавшийся лаз. Я скользнула за ним и, очутившись в кромешной тьме сразу же чихнула. Меня ухватили за руку и потянули дальше. Как он тут ориентируется? Не видно ни зги! Тем временем рядом раздался скрежет и мы вывалились во внутренний коридор стены. Я заморгала, привыкая к свету факела.
  - Где капрал Вин? - ухватил император одного из пробегавших мимо солдат.
  - Под северной башней, на нижнем ярусе. Там прорыв.
  - Если увидишь, передай что его ищет маркиз ди Сорк. Я буду в западной башне.
  Солдат кивнул, отдал честь и помчался дальше.
  До западной башни капрал добрался почти одновременно с нами. Там же мы обнаружили Найтара. Я кинулась к нему.
  - Ты знаешь что с мамой?
  - Успокойся! С ними все в порядке. Твою семью и всех женщин мы уже отправили в горы. Там безопасно. У нас в рогах крепость с собственной армией.
  - Какие потери? - спросил Им, стоя у меня за спиной. Найтар покачал головой.
  - Не успел еще. Но заговорил Вин.
  - Потери не велики. В северной башне творится странное. Если на противника нападаешь или заступаешь им дорогу, они отвечают, но если не трогать, то они просто прут дальше, словно у них есть цель! Сами не нападают.
  Им нахмурился. Я хотела открыть рот, но не успела - к нам ворвался Хор.
  - У нас проблемы! - начал он с порога - По всему дворцу объявлена экстренная эвакуация, но ниреконы отказались уходить! У них там боевое построение!
  - Мертвые боги! - прорычал Им, - Бизариан мне голову за сына оторвет!
  Я непонимающе крутила головой. Пока в речи мужчин возникла пауза и Им судорожно что-то соображал я спросила:
  - А кто такой Бизариан?
  - Отец Тазара, - тихо ответил Им. Если бы мысли были материальны, я бы ими подавилась. Отец вожака нашего табуна? Друга моей Грады? Голову оторвет? Кажется я беспросветная дура. Кажется даже конюх все понял с первого раза! Разумных рас в Подлунной империи не одна, а две. Рогатые разумны так же как люди!
  - Я знаю почему они не уходят, - вздохнула я, переварив собственные догадки. Все присутствующие обернулись ко мне.
  - Награда, - констатировала я, - Кажется ей пришло время рожать.
  Им выругался.
  Два императора, ложный и истинный, переглянулись. Они явно подавали друг другу какие-то знаки.
  - Сколько у нас точек прорыва? - Найтар стал собранным и суровым.
  - Всего две, - ответил Вин, - под северной башней и прямо во внутреннем дворе правящего дома.
  - Как они умудрились подкопаться со стороны обрыва?
  Вопрос завяз в пространстве. Ответа на него не знал никто. Найтар сменил тему.
  - Значит катакомбы под дворцом они не вскрыли?
  - Я отправил разведку сразу же, но не все еще вернулись. Точно свободны синяя, желтая и черная ветки. У черной ветки они продолбились в каком-то нире от внутренней стены одного из помещений. Мой человек сказал, что их слышно, словно они за спиной маршируют.
  - Что с зеленой веткой? Она глубже, но прямо под черной.
  - Там очень глубоко. Мои люди еще не вернулись, - докладывал Вин, косясь на нас с Имом. Если я при нем уже была однажды посвящена в военные планы правящей верхушки и теоретически могла знать и про подземную часть дворца, то Им был подозрительным незнакомцем для нашего капрала. Незнакомцем, который много знает. Найтар слегка осадил его жестом, давая понять, что все в порядке.
  Им с Найтаром снова переглянулись. Им кивнул и Найтар резко посуровел.
  - Объявляю угрозу жизни императора! - рявкнул наш лже-монарх, - Заблокировать правящий дом! Все силы бросить на защиту конюшни и помощь в эвакуации. Все входы-выходы дворца заблокировать, прислугу и гостей выводить нижними ярусами на горное плато. В открытый бой с противником не вступать, только в случае крайней необходимости!
   В принципе план Найтара был понятен. Если вражеское войско не вступает в бой само, зачем нам нести бессмысленные потери. Мы просто закроем их внутри дворцовых стен и в правящем доме как мышь в стеклянной банке. За одно посмотрим куда они так планомерно движутся.
   Вин унесся раздавать приказы и перестраивать оборону, а я тихонько дернула за рукав Има.
   - А мы не можем как-нибудь вывезти Награду из конюшни? Может удастся загрузить ее в телегу? Им вздохнул, а на мой вопрос ответил Хор.
   - Может и удастся, если нас туда пустят. Я непонимающе уставилась на канцлера, но теперь заговорил Им.
   - У нас живут только молодые и взрослые особи. Обычно пары, ожидающие потомство уходят в горы. Для них рождение нового члена табуна - это священное действо и посторонние к нему не допускаются, даже мы.
   Тазар много раз пытался увести Награду, но она так же упряма и своенравна как и ее хозяйка. А теперь весь малый табун встал на ее защиту и они не подпустят к ней ни нас ни врагов пока хоть один из них останется в строю.
   - Хочешь сказать, что они будут защищать ее до смерти? Им кивнул в ответ, а я вскочила с места.
   - Отсюда ведь можно в обход северной башни добраться до конюшни?
   - Конечно, - кивнул муж, - но что ты собралась делать?
   - Что-нибудь! - неопределенно ответила я. Что именно собираюсь делать в конюшне я сама еще не решила, но просто так сидеть и бездействовать не могла.
   - Тэр, успокойся! Они все равно тебя не пропустят.
   - Нет, не успокоюсь! Пока не попробую, точно не успокоюсь!
   - Идите, - неожиданно встал на мою сторону Хор, - Там сейчас все равно самое безопасное место в замке. Им, и если Тазар впадет в боевой кураж, остановить его сможешь только ты.
   Им, немного подумав, кивнул.
   До конюшни мы добирались долго, потому что в обход. Северная башня как раз преграждала нам дорогу, поэтому пришлось обежать весь дворцовый комплекс по периметру внутри стены.
   Когда тайная дверь в темном тупике конюшни откатилась, нас встретили два нирекона стражника с большими развесистыми рогами.
   - Тазар! - гаркнул Им на всю конюшню, но ответа не последовало. Один из охранников всхрапнул и недовольно скосил на него глаза. С минуту они переглядывались, потом Им осторожно положил руку на лоб стража.
   - Ты можешь с ними как-то общаться? - спросила я, понимая что что-то происходит. Нахмуренный Им только кивнул.
   - Да, это действительно из-за Награды. И Тазара как на зло нет. Он в первых рядах обороны.
   Им убрал руку со лба нирекона и зажмурился.
   - Они не пропустят нас, - выдохнул он не открывая глаз.
   - Что с тобой? - я удивленно рассматривала бледнеющую физиономию мужа.
   - Все в порядке. С ними очень тяжело настроить контакт. Они обладают разумом, но речь как таковую не развили. Соответственно и образ мышления в корне иной. Со мной они общаются образами и эмоциями. Это даже сложнее чем общение с драконами.
   Впрочем, цвет лица императора быстро восстановился и он открыл глаза. Сложнее чем с драконами? Кажется я пока не готова идти на подобные жертвы, да и что-то мне подсказывает, что у меня это просто не получится. Значит и дальше буду изъясняться с рогатыми на языке жестов и взглядов.
   - Награда! - позвала я свою любимицу. - Града, солнышко!
   Из ее денника донеслось слабое и какое-то замученное ржание. Я сразу занервничала. Свою кобылку разумом я не наделяла, но дурой она определенно никогда не была. Посмотрим чего она успела понахвататься от рогатых.
   - Града, они не пускают меня к тебе! Она снова слабо заржала и один из охранников в ответ фыркнул, но проход не освободил. Я налегла грудью на скрещенные рога.
   - Града! Что с тобой! - она всхрапнула, - Града! В ответ тишина.
   От страха и переживаний за любимицу разозлилась. Нелогичная какая-то реакция, особенно учитывая мое положение поперек раскрытых ножниц из рогов двух охранников. Стоит им слегка повернуть головы и меня располовинит.
   - Награда! - рявкнула я, - ну ка немедленно разгони свою охрану, иначе я сейчас всем рога поотшибаю! Ты меня знаешь! Из денника раздался тяжелый вздох.
   Охранники упрямились и на ржание кобылы отвечали фырканьем, но в конце концов убрали рога, но не расступились. Я с трудом смогла протиснуться между ними в конюшню. Однако Има они пропускать отказались. Пришлось протискиваться обратно.
   - Это со мной! - зло бросила я и, зацепив Има за рукав, потащила за собой. Злорадно поработала локтями, протирая их пепельные бока. Сомнительное удовольствие, но все же.
   Мы успели вовремя. Кобыла лежала посередине денника и тяжело дышала, а сзади под хвостом лежал большой пузырь, внутри которого слабо трепыхался новорожденный. Малыш умудрился родиться не порвав плодный пузырь. Я первым делом кинулась разрывать его, а то жеребенок рисковал задохнуться. Пока я возилась с малышом, Им осматривал кобылу.
   - Тэр, что-то не так. У нее судороги.
   Я, не вставая с колен, переползла к нему. С Наградой действительно что-то было не так. Сейчас она должна была уже успокоиться и ждать выхода последа, но моя девочка продолжала пыхтеть как паровоз, сучить всеми конечностями и периодически вздрагивать от пробегающей по всему телу судороги.
   - У нее это первые роды. Что может быть не так?
   Я перепугалась не на шутку, а на улице начали раздаваться какие-то звуки. Видимо черная клякса доползла таки до первой линии обороны, состоящей из людей и завязался бой.
   Не смотря на накаляющуюся атмосферу, моих страхов Награда решила не оправдывать и через несколько минут разродилась еще одним жеребенком. Дальше все пошло как надо. Я пару раз видела как появляются на свет жеребята, поэтому знала что нужно делать.
   Когда успокоенная и отпоенная Награда облизала свое потомство с ног до головы, в денник ворвался Тазар. Он тяжело дышал, а звуки боя слышались уже где-то совсем близко. Нас вожак проигнорировал, зато обласкал все свое семейство, шумно обнюхав новорожденных и потершись о Награду боком.
   Все как будто было отлично, но меня беспокоило то, что светлые как мама малыши до сих пор не поднялись на ножки. Обычный жеребенок вскакивает почти сразу же, хотя и неуклюже, а эти даже попыток не делали. Да и по размерам они отличались от жеребят, даже с учетом того, что их было двое. Пара светлых малышей была намного меньше и субтильнее. Казалось, они даже головки с трудом держат в поднятом состоянии. Им тоже с любопытством разглядывал пополнение, стараясь не нервировать разгоряченного Тазара.
   Нас наконец заметили. Вожак табуна задумчиво нас разглядывал, потом перевел взгляд на два клубка в сене и снова на нас. Тонкий свист в сторону Награды, она фыркнула в ответ и Тазар решился. Осторожно, рогами, нас обоих подпихнули вплотную к малышам. Объяснять больше было не нужно. Я взяла на руки одного малыша, Им второго и мы вышли из денника.


Глава 3.


   Малыши Награды оказались не только маленькими, но и легонькими. По крайней мере полноценного жеребенка килограмм в 30-40 я бы точно не подняла. Тут же сложность была не в весе. Казалось малыши почти целиком состоят из длинных суставчатых ног, казавшихся хрупкими, словно паучьи лапки. Было страшно их повредить. Не тащить же из перехватив поперек живота, волоча лапки по полу? Пришлось уже на ходу долго и аккуратно собирать хрупкие конечности в сложный крендель, чтобы и нести удобно и риск что-нибудь вывихнуть свести к минимуму. Попутно отметила, что копыта у малышей не слитные, а значит где-то под ними есть коготки.
   В коридоре Награду и нас с потомством по сигналу вожака окружило плотное кольцо из ниреконов и Тазар скомандовал отступление. Сам он с нами не пошел, оставшись проконтролировать и отдать последние распоряжения своим рогатым войнам. Зато откуда то сбоку притерся Пуран в драной куртке и с мечем без ножен, заткнутым за пояс. Он с любопытством уставился на приплод награды.
   - А меня они даже близко не подпустили! - восхитился он после приветствия моей особы по дворцовому протоколу. Однако когда конюх потянул руку к одному из жеребят, ближайший из охранников так выразительно щелкнул зубами у него перед носом, что мужчина даже извиняться начал, поспешно спрятав руки за спиной.
   Коридор за тайной дверью был лишен освещения напрочь. Возможно днем свет поступал через какие-нибудь отверстия или окна, но на дворе стояла глубокая ночь. В кромешной темноте гулко разносились цокот подкованных копыт Награды и топот трех человек - ниреконы передвигались бесшумно. Через пару поворотов пол пошел вниз и Награда резко замедлила темп. Когтистые лапы ниреконов позволяли им хоть спускаться по горным кручам, хоть карабкаться по отвесным стенам, а у моей кобылки возникли сложности. Она нервничала и перебирала ногами часто-часто, боясь подскользнуться. В конце концов пара ниреконов обжала ее по бокам и отконвоировала к концу спуска, цепляясь за камни под ногами острыми когтями.
   Мы уходили от дворца куда-то в сторону гор. Через некоторое время я ощутила как вяло подрыгивающийся жеребенок начал ощутимо оттягивать руки. Все же какой-никакой вес в нем имелся. Да и Награда не прибавляла сил, попеременно тыкаясь мордой то в меня, то в Има, проверяя благополучие своего потомства.
   Мы ушли уже довольно далеко, когда я сообразила, что что-то не так. Руки вдруг начало тянуть так, словно малыш в один момент прибавил в весе втрое. Я едва успела привлечь внимание ближайшего нирекона, как меня скрутило окончательно. Благо два ближайших охранника успели скрестить рога, принимая у меня драгоценного наследника, когда я упала на колени. Руки выворачивало судорогой, ноги тоже не слушались. Еще пару мгновений спустя я почувствовала руки Има на плечах, но уже ничего не услышала, заваливаясь навзничь.
   Все звуки превратились в яростное шипение, а тьма сменилась картинкой. С десяток утлых весельных барок в тишине плыли по темному морю. Все они только что прошли заслон, установленный драконами вокруг материка, но последняя застряла в нем. Яростно гребущее веслами судно не двигалось с места, а на его носу стоял злой Карнир. Он смотрит на удаляющиеся суда и яростно орет что-то им вслед. В какой-то миг из внутреннего кармана он достает что-то прозрачное и швыряет это об палубу.
   Сознание разрывается от злого и не понимающего шипения драконов. Эта разбитая стекляшка причиняет им боль и напор лодки становится на столько сильным, что они с трудом сдерживают его. Судорога опрокинувшая и выгнувшая мое тело - это их попытка сдержать натиск. На столько мощный натиск, что он дотянулся даже до меня.
   Неожиданно все закончилось. Я лежала на полу в темном коридоре. Им прижимал меня к полу не позволяя биться в судорогах, которые только что кончились и пытался звать меня. Вокруг стояли озадаченные ниреконы и Пуран со вторым малышом на руках. Вот только тьма стала не такой непроглядной, как будто что-то изменилось в моем зрении.
   - Карнир пытается прорваться сквозь заслон! - просипела не узнавая свой голос. Судя по всему я еще и поорать успела. Им кивнул, тоже почуял неладное. Попытка встать оказалась неожиданно успешной.
   - У него есть какое-то оружие против ... - я скосилась на Пурана, но Им снова кивнул, давая знак что все понял, - Я видела как он что-то разбил и едва не прорвался. Меня от этого и скрутило. Последние фразы я прошептала не имея возможности поставить полог. Драконов и так потрепало, не за чем отнимать у них еще больше.
   Император мгновенно принял решение.
   - Мне нужно вернуться, дать знать флоту. Нельзя допустить чтобы он сбежал! Тэкэра, помоги Пурану и жди меня в горах.
   - Нет! - взвилась я, - Одного не отпущу! В груди темной волной вздыбилось не хорошее предчувствие.
   - В горах безопасно, - начал было Им, но я быстро дала ему понять, что сейчас со мной спорить бесполезно.
   На обратном пути, когда мы уже почти добрались до конюшни, меня скрутило второй раз. И снова я увидела злую рожу Карнира, только на этот раз он не швырялся. Прозрачный предмет, который мне снова не удалось разглядеть, был у него под каблуком и он медленно раздавил его, одарив меня гаммой непередаваемых ощущений от драконов. Им было на столько тяжело и больно, что я поняла - третий раз они могут и не выдержать.
   Когда мы ворвались в конюшню, бой шел уже практически на ее пороге. Здесь была толпа солдат, капрал Вин и Найтар с Хором. Даже Бринор со Фриз откуда-то взялся.
   - Они захватили северную башню, - ответил Найтар на не заданный вопрос Има.
   - Мы забаррикадировали все ходы. Там пара десятков солдат справится. Всех остальных согнали сюда.
   Им выловил Бринора и отвел того в сторону.
   У вас спец задание. В районе птичьего острова от материка идут с десяток весельных барок. Вряд ли они идут в открытое море. Скорее всего там их ждет боевой фрегат или даже несколько. Ваша задача перехватить и уничтожить любой ценой. Пленных не брать. В случае удачи все трупы собрать и доставить на берег. Бринор по военному отсалютовал, принимая приказ и отправился собирать своих людей.
   Им вернулся к Найтару.
   - Командуй отступление, - тихо заговорил он, но собеседник лишь покачал головой.
   - Тазар со своим куцым отрядом отказывается уходить. Они словно взбесились. Мы из-за них тут застряли.
   - Семью они защищают до последней капли крови ... Ладно. Я доберусь до этого болвана и хоть за уши его сюда притащу.
   - Им, не надо, - взмолилась я, - не ходи туда!
   Он порывисто обнял меня, поцеловал и скороговоркой выдав 'все будет хорошо', развернулся и кинулся в гущу схватки, где Тазар и пятеро его соплеменников глубоко забурились в тыл врага, топча копытами и сметая людей рогами. В горячке боя они не заметили, что попали в окружение и черная волна наступает со всех сторон.
   Я хотела остановить его, вцепившись в рубашку на спине мужа, но Хор перехватил меня за талию и пальцы вместо рубашки уходящего императора сжали воздух в миллиметре от нее.
   - Тэкера, не надо. Он скоро вернется. Из всех нас Тазар послушает только его.
   Меня попытались увести с частью отступающих солдат, возглавляемых Бринором, но я не далась. Наоборот, подошла вплотную к линии обороны, от которой Хор и Найтар меня упорно оттесняли. Я боялась выпустить из поля зрения знакомую фигуру, которая все глубже и глубже врезалась в жерло этой мясорубки. Вот он с небольшим отрядом пробился к Тазару и что-то на ходу ему втолковывает. Вожак не желает его слушать и снова нападает на врагов. Еще раз Им привлекает его внимание и вновь, ухватившись за рог зверя, кричит ему что нужно уходить, но тот лишь стряхивает его и тогда император начинает злиться. Болевой захват за ухо, удар в челюсть и злость зверя переключается с врагов на своего, который посмел напасть, но хватает пары фраз и глаза Тазара проясняются. С них спадает пелена кровавой ненависти и над поляной разносится рев. Команда к отступлению. Оборона конюшни перестраивается. Клин врезается в черную массу напирающих тел и дотягивается до островка наших в тылу, открывая им путь к отступлению. Им яростно, чуть ли не пинками, гонит рогатых в конюшню, пресекая их яростные попытки огрызнуться. Мимо меня проносятся все рогатые и часть пехоты, прикрывающей отступление, но в последний момент, когда кажется что уже все, нам удалось, черная масса людей делает рывок вперед и отрезает последнюю группу в дюжину мечников от своих и я в немом оцепенении наблюдаю как один за другим они растворяются в черной массе, словно погружаются в темную воду.
   - Не-е-е-т! - собственный вопль испугал меня, когда последняя, самая знакомая и родная фигура исчезла, погребенная под телами врагов. Они не обратили никакого внимания на то, что Им был отличным бойцом. Человек - не взбесившийся нирекон - они просто задавили его количеством. Я рвалась в бой, туда где только что стоял он, но меня крепко скрутили, не давая пошевелиться. Хор и Найтар практически на руках оттаскивали меня к темному зеву тоннеля, а я продолжала орать и выдираться не желая верить, что Им остался там. Вин во всю командовал отступление, следя за тем, чтобы все проходы были забаррикадированы. В тот момент, когда ворота конюшни захлопнулись, оставляя Има по ту сторону и отгораживая его от меня, по телу вновь прошла волна судороги.
   Где Карнир взял огромный кузнечный молот, я не знала. В куче осколков у него под ногами переливался один, еще целый кристалл. Карнир с бордовым от ярости и натуги лицом занес молот над головой и с хрустом опустил его на кристалл. От лавины боли я провалилась в темноту.


Глава 4.


   Кап. Кап. Кап. Кап. Кап. Вокруг царила абсолютная тишина и только гулкий звук падающих капель нарушал ее. Тела я совершенно не чувствовала и даже глаза не желали открываться. Все же, еще немного полежав, я заставила себя собраться и пошевелиться. Все мышцы без исключения отозвались тупой ноющей болью. Открыв таки глаза я долго разглядывала сводчатый потолок пещеры. Где-то не далеко то ли горел костер, то-ли был выход, потому что в пещере было относительно светло.
   Еще минут пять понадобилось, чтобы заставить себя встать. Болело везде. Такое чувство, что меня долго и со вкусом били и пинали по ребрам.
   Выбравшись из подземелий я оказалась в огромном шатре, пристроенном прямо ко входу в пещеру.
   Хор, Найтар и Тарис сидели на полу, застранном коврами и покрывалами, склонившись над маленьким столиком с разложенными бумагами. В углу на настиле спала Мирайя, а в ногах у нее полусидя дремала сестра.
   Моего появления никто не заметил, пока организм не потерял равновесия и не упал на колени, подойдя почти вплотную к столу.
   - Где он? - просипела я сорванным голосом, но ответа не получила. Все, и мужчины и проснувшиеся сестры смотрели на меня.
   - Как вы могли оставить его там? - ответа не последовало, только Мирайя с Ниярой подошли и помогли подняться.
   - Ты зачем встала? - недовольно пробурчал Хор. Я непонимающе уставилась на него.
   - Им в плену, дворец захвачен, драконы все как один выведены из строя, а вы все спокойны как надгробные плиты! Какого конунга вы все тут рассиживаетесь?
   - Тэкэра, успокойся пожалуйста. Я понимаю что это нападение испортило вам праздник, но не забывай о том, что ... - Хор по привычке хлопнул в ладони, но ничего не произошло. Канцлер вздохнул и продолжил.
   - Твой муж не так прост как кажется. Наши враги не смогут сделать из него овцу для заклания.
   О чем он? Драконья сила недоступна, так что формулировки максимально обтекаемы. Кажется Хор пытается напомнить о из бессмертии. Я задумалась, пытаясь проанализировать ситуацию под иным углом освещения. Им в плену, но убить его не смогут, как не старайся. Однако это не отменяет пыток, да еще при условии, что их бессмертная физиология причиняет больше мучений от ран, чем обычному смертному. Да и сам факт пленения. А если его увезут и я больше никогда не увижу мужа? Легче не стало.
   - Кстати, ты знаешь что случилось с нашими ... нашей ... реликтовой троицей?
   Я уже было открыла рот чтобы начать объяснения, но в шатер вошел Иштар. Он пришел с докладом, поэтому все внимание переключилось на него.
   - Происходит что-то совершенно непонятное. Поток людей иссяк. Это странное воинство, захватив северную башню продолжает упорно прорываться дальше, но почему-то не с помощью таранов, а просто плечами пытаются выбить пудовые дубовые створки. Они сами себя калечат. Поняв что из конюшни все жертвы ушли, они сразу потеряли к ней интерес, не пытаясь найти тайного хода. Лишившись цели они все как один окружили северную башню и так там и толпятся до сих пор.
   Более того, с моря нам удалось найти откуда они продолбили ход. В скале обрыва выбит искусственный грот. Он надежно спрятан так, чтобы его не заметили с моря. Такое чувство, что там они все и жили все время, пока долбили проход в скале. Однако разведка докладывает что ни одной лодки они не обнаружили. Такое чувство, что их там держали взаперти.
   Иштар еще некоторое время рассказывал о деталях, но мне картина была ясна. Взглядом попросив Хора удалить Иштара, я огорошила всех новостью:
   - Карнир сбежал с материка. Все это нападение на дворец - отвлекающий маневр. Все напавшие на нас такие же жертвы этого ублюдка как та женщина, шпионка.
   В шатре повисла звенящая тишина. Присутствующие члены императорской семьи были не просто удивлены и подавлены - они были шокированы. Беспомощные переглядывания приводили их в еще большее замешательство, когда когда они видели такое же недоумение в чужих глазах. В конце концов все блуждающие взгляды скрестились на мне и Найтар, взявший на себя роль императора, задал интересующий всех вопрос.
   - Как?!
   - У него есть какая-то сила, нейтрализующая реликтов.Кристаллы причиняют невыносимую боль, если их разбить.
   Я в кратце пересказала все что видела. К сожалению сами кристаллы мне рассмотреть так и не удалось. Хор схватился за голову.
   - Не может быть! В нашем мире нет ничего подобного и быть не может! Единственное - это сила драконов, но и она пришла к нам из другого мира. Она чужда нашей планете! Это изобретение Карнира может принести нам много бед.
   - Уже принесло, - огрызнулась я на пессимистические стенания канцлера. Однако он только грустно улыбнулся.
   - Это еще только цветочки, моя дорогая. Имея такую силу в руках, он может уничтожить всех нас и стереть Подлунную империю с лица земли!
   В глазах Хора плескалось отчаяние. Таким я видела его всего однажды, когда мы случайно встретились на вершине башни сокровищ, когда глаза его заволокла пелена боли и страха за своих детей, когда мне впервые удалось заглянуть за отчужденную и высокомерную маску канцлера, обнаружив там несчастного человека.
   Сейчас происходило то же самое. На Хора накатывал страх не столько за империю, сколько за ее народ, которые на треть (на две трети???) состоял из его потомков.
   Я оглядела всех собравшихся и была неприятно удивлена. Страх, в большей или меньшей степени, виднелся в глазах у всех без исключения. Они привыкли жить под защитой драконов, а сейчас безопасный купол над их головами лопнул как мыльный пузырь и они не знали что делать. А еще они лишились своего предводителя. Почему-то сейчас я могла отчетливо представить как Им, восьмилетний мальчик с презрительным лицом отдает жесткие команды. Он правит железной рукой лишь изредка передавая бразды правления Хору, когда груз прожитых лет начинает давить слишком сильно. И все они привыкли подчиняться, играя каждый свою роль в механизме империи.
   Им в плену, а Хор в панике. Кстати, вот и слабое место канцлера вскрылось. К управлению империей в полном объеме он не пригоден. Видя его состояние все остальные тоже прибывали в замешательстве.
   Найтар. Он был сильным и волевым человеком, но не иммператором, а только его ширмой. В одной из книг в личной библиотеке Има, состоящей в основном из восстановленных книг на мертвых языках, я вычитала интересный термин - масштаб личности. Вот именно этого масштаба ему и не хватало. Пройдет время, он возьмет себя в руки и примет на себя ярмо императора. Ему будет тяжело, трудно. Он будет на грани, но потянет это ярмо. Им же иного масштаба. Он ставит цели и достигает их. Империя - это его жизнь. Кажется пора определяться с собственными масштабами.
   Я тяжело вздохнула, пытаясь унять головокружение. Отблески костров, разожженых на улице только усугубляли его, хаотически прыгая по стенам шатра.
   Жестом подозвала Миру и с ее помощью встала. Подойдя к мужчинам, взглядом согнала Найтара с места во главе стола. Он удивился, но место освободил. Я осторожно присела на подушку и по очереди посмотрела в глаза каждому из присутствующих. Все кроме Хора отвели глаза. Канцлер вообще смотрел в одну точку перед собой то ли пытаясь что-то придумать, то ли представляя самые пессимистические картины будущего Подлунной империи.
   - Господа! - рявкнула я во всю мощь своих легких, приводя в чувства присутствующих и продолжая вполне спокойно.
   - Мы оказались в сложной и непривычной ситуации. Однако это не означает что пришло время повесить голову и отчаяться. Я собираюсь действовать независимо от того будет нас поддерживать реликтовое трио или нет. Я надеюсь что все вы окажете мне поддержку. Если кто-то сомневается или хочет уйти я пойму, но скажите об этом сейчас. Потом пути к отступлению не будет.
   В шатре вновь повисла тишина. Теперь глаза не отводил никто. Привыкшая подчиняться императору, сейчас семья приняла и свою новую императрицу. Они все встали на мою сторону не сомневаясь ни секунды. Душу согрел теплый огонек благодарности.
   - Найтар, что с императорскими регалиями?
   - Сундук с масками стихий эвакуировали. Они под охраной ниреконов, - последовал четкий ответ.
   - Доставить сюда! Ситуация экстренная, объявляю военный сбор. Императорская чета лично примет всех своих военачальников.
   - Но император же ..., - начала Мира, но не закончила.
   - В плену маркиз ди Сорк. Император сделает все, чтобы вызволить его и других пленников, - ответила я ей, пресекая все расспросы и сомнения. Она лишь кивнула.
   Когда принесли сундук с масками я приказала выставить дополнительное оцепление вокруг шатра, сама одела церемониальный наряд императрицы, а Хора облачила в императора. Мирайя исполняла привычную ей роль доверенной служанки при императорской чете. Все остальные были надежно спрятаны в недрах пещеры, чтобы умные военачальники вроде Иштара не начали вычислять кто же на самом деле император. Правящей чете отвели место за полупрозрачным балдахином чуть углубив в пещеру, а военных разместили в шатре.
   Вообще у императорской семьи существовал свой язык жестов и знаков, позволяющий Иму командовать своими дубликатами, но я его пока не освоила. Точнее я знала только основы, поэтому все пошло не так гладко как я рассчитывала. Нам с Мирайей приходилось перешептываться и верхушка моей армии начала прислушиваться, неверяще выпучив глаза.
   В какой-то момент я не выдержала. Решив, что пора рушить стереотипы, решительно встала и вышла из-за занавесей, чем довела всех присутствующих до священного трепета.
   Сначала мужчины впали в ступор. Потом некоторые опомнились и пали ниц. Их примеру последовали все остальные. К счастью сидели они не на высоких стульях, а на подушках и это не вызвало с их стороны каких-то неудобств.
   - Господа, сядьте.
   Опешившие генералы так перепугались, что даже послушались.
   - Сегодня я обращаюсь к вам, нарушая все традиции. Император, как более ценный член императорской семьи, сегодня будет говорить с вами через меня.
   Ошарашенные мужчины закивали головами как болванчики. Голос императрицы действовал на них как взгляд феликта на змею.
   - Нападение на дворец - это всего лишь отвлекающий маневр врага Подлунной империи - Карнира ди Мальерта, дяди нынешнего императора Саринга. Для того чтобы бежать он натравил на нас своих марионеток. Сейчас адмирал со Фриз преследует беглеца, но мы позвали вас с другой целью. Люди, захватившие дворец, каким-то образом подчинены Карниру и скорее всего это невинные граждане нашей империи. Ваша задача нейтрализовать их не причиняя урона и вернуть дворец без единого ранения.
   Мужчины, к их чести, быстро пришли в себя и собещание из монолога превратилось в диалог, причем, на радость императрице, очень продуктивный.
   Мужчины по очереди предлагали свои варианты, а я изображала из себя пункт передачи информации, бегая 'обсуждать' каждое предложение с императором. Иштар, посовещавшись с тремя неизвестными мне пока мужчинами, предложил пропускать ломящихся во внутренние коридоры и обезвреживать их не большими партиями.
   - Войско подчиненных состоит из нескольких тысяч людей. Посчитайте сколько времени займет такой способ. Я не отрицаю его эффективность, но как основной вариант он не подходит.
   К сожалению остальные варианты были отвергнуты по той же причине. Нужно было средство для массового обезоруживания, а все предложенные варианты занимали слишком много времени. Отлов кукол грозил затянуться на недели.
   Неожиданно в задних рядах поднялась неуверенная рука. Молодой светловолосый мальчишка лет 15 был на столько худ и бледен, что казалось будто даже просвечивал. Давно не стриженные волосы цвета свежей соломы торчали патлами в разные стороны, словно их специально ставили дыбом, а большие желтые глаза на осунувшемся лице делали выражение физиономии наивным до детскости. Этот комичного вида тип был мне знаком по описанию Има. Эрнис тир Слидар был его приятелем уже на протяжении почти 30 лет. Худоба молодила его от природы, а подмешанная кровь императора усугубляла ее действие почти вдвое. Этот человек на данный момент знал о тайных и не только лабораториях абсолютно все. Гениальный алхимист был практически взрощен императором, т.к с детства засветил перед ним свой недюжий ум и страсть к алхимии.
   О личности императора он не знал, но имел доступ к исследованиям его крови. Большинство экспериментов в этой области он проводил на себе, за что и поплатился собственной внешностью. К своим 29 годам он остался практически ребенком и страдал от того что ни одна женщина не обращает на него внимания, а в кабаках и тавернах ему не наливали ничего крепче кваса. Впрочем он был женат на своей работе и жалобы были скорее способом поддержания беседы, чем настоящими муками.
   - Г-г-госпожа имп-ператрица, - поднялся он, - Ваше высочество!
   От волнения у парня дрожал голос и иногда он даже начинал заикаться, а после первой фразы начало дергаться левое веко.
   - М-моему отделу совсем недавно удалось расшифровать одну запись из тех скрижалий, что были до смерти богов. Там описан рецепт газа, которым можно безвредно усыпить человека. Мы пробовали воссоздать его, но наш газ все же не безвреден. Очень много побочных действий, но летальный исход мы не получили ни разу. В-возможно вы сочтете возможным провести массовые испытания на нападающих?
   - И какова тяжесть последствий? - решила уточнить я.
   - Головокружение, тошнота, тяжесть в ногах и временный паралич. Наблюдались так же единичные случаи слепоты и глухоты, но все симптомы проходили в течении недели.
   Я кивнула алхимисту и в очередной раз отправилась 'совещаться' с императором. Хор уже активно что-то строчил на листе бумаги.
   'Газ можно использовать только в безветренную погоду, иначе его раздует, а еще лучше в закрытом помещении'
   Ага, значит канцлер тоже в курсе последних разработок. Отняв у него перо написала в ответ: 'запустить газ в башню?'
   'Тогда уснувших затопчет следующая волна, а их следующая и так будет продолжаться, пока мы не получим горы тел до самых сводов!'
   'Но мне идея нравится! - продолжила я переписку, - надо попробовать. Может оттеснить их от входа в башню и пустить газ, быстро вынести всех уснувших и отступить?'
   'Тогда наши тоже попадут под действие газа. И те кто будет заслонять вход и кто будет выносить тела'
   Еще один план и снова неприменимый, но внутри шевельнулось несогласие. План был хороший, нужно только довести его до ума. Уверенность в этом крепла с каждой секондой.
   - Сссссссестрррра, - я поморщилась от боли, пронзившей голову. Драконы шелестели через силу, превозмогая боль, - мы поможжжжем. Мы сможжжжем.
   Перед глазами вспыхнуло изображение тонкой мембраны в дверном проходе. Она невидима и неосязаема, но способна удерживать газ в помещении, защищая от него тех, кто будет снаружи.
   Судя по болезненно сжатому кулаку Хора он тоже почувствовал драконов и увидел их послание. В ответ на мой аопросительный взгляд он только кивнул, что понял о чем речь.
   - А те кто будут вытаскивать уснувших?
   Ответа не последовало. Младшие экономили силы, а значит отряду по сбору урожая придется задерживать дыхание.
   Решение было принято, император с императрицей удалились, а эстафету по разработке детального плана принял глава службы безопасности, лорд Найтар ди Лигорон.
   Мое непосредственное участие в дальнейшем действе не требовалось. Госпожа невеста участвовать в чем-либо не могла по определению. Оставалось только ждать.
  
  
  
   Им стоял в коридоре целый и невредимый. Хор и Найтар были там же, вместе с несколькими солдатами. Один из них пытался отмычкой вскрыть замок наручников, в которые был закован император.
   - Госпожа невеста, - поклонились мне солдаты, завидев меня в коридоре. Я подошла ближе. Мы с Имом переглянулись и усмехнулись. (Больше всего на свете мне хотелось кинуться ему на шею и разрыдаться) Хор вздохнул.
   - Господа, леди Тэкэра больше не является невестой императора. Отныне она просто адептка нашей школы. Солдаты синхронно кивнули и по знаку канцлера отправились по своим местам, оставив Хору отмычку, но я спиной чувствовала их косые взгляды на нас с мужем и кривые ухмылочки. Ну да, оторвать взгляд от родного мужа я так и не смогла. Ну и пусть себе придумывают байки про нерадивую невесту. Да, я не являюсь теперь невестой их императора... зато я являюсь его женой! Сей аргумент грел душу и мысль переживать о каких-то там слухах в мою голову даже не приходила.
   - Все в порядке? - спросила я, когда солдаты ушли.
   - Да, семья не пострадала. Потери среди солдат мы еще не оценили.
   Я не удержалась и все же повисла у Има на шее. Он рассмеялся:
   - Я даже обнять тебя не могу! Эти балбесы не могут снять с меня наручники.
   Я хищно улыбнулась в ответ, ухватила императора за цепь, соединяющую два железных браслета и промурлыкала:
   - А может оно и к лучшему? Моя чешуя все еще на мне...
   - Друг мой плесневелый, - подал голос ухмыляющийся Найтар, обращаясь к Хору, - кажется нам с тобой стоит заняться делами насущными, а то наша молодежь, если не уединится, перезаражает своим игривым настроением половину дворца. А у нас еще солдаты раненные, враги недообезвреженные, ниреконята не успокоенные...
   Найтар приобнял Хора за плечи и повел по коридору в противоположном направлении от императорских покоев, пока мы с мужем самозабвенно целовались.
   - У нас с ним разница всего в двадцать лет! Почему это я плесневелый, а он молодеж? - заворчал Хор.
   - Пень ты старый, - хохотнул наш лжеимператор, сворачивая за угол, - молодость - это состояние души. Их души поют, а ты ворчишь, вот по этому ты и плесневелый.
  
  
  
   - Вот даже не знаю, я капитально опоздал или явился намного раньше чем следовало? Что у вас тут происходит? - раздался встревоженный голос дракона с ноткой сарказма в моей голове, когда солнце уже поднялось над горизонтом.
   - Ты умудрился сделать и то и другое одновременно, - хихикнула я, натягивая одеяло на голое тело. Хотя дракону наверно не интересно...
   - Ты права, твои прелести меня не прельщают. Вот если бы ты была в чешуе ... - мечтательно протянул ящер. Я покосилась на свою боевую сбрую, валявшуюся на полу и затряслась от беззвучного хохота. Понятно, что дракон имел в виду драконицу, но фраза прозвучала очень двусмысленно. Стараясь не разбудить мужа уткнулась лицом в подушку, но не вышло. Он поднял голову и посмотрел на всхлипывающую меня. Не долго думая, Им заглянул в мои распахнутые мысли и выдал такой мощный рев, что меня чуть с кровати не сдуло. Не смотря на то, что его вопль ревности был исключительно ментальным, он не уступал драконьему рыку. Дракон в долгу не остался и оглушительно рыкнул на Има.
   - Ну вы еще подеритесь!
   На глаза уже слезы наворачивались и я расхохоталась в голос. Два ревнивца удивленно уставились на меня, если так можно сказать про дракона. Я пояснила им причину своей истерики:
   - Вот мне даже интересно, а кто с кем драться будет? Мы с реликтом практически одно целое. В Име тоже есть моя частичка. И тогда выходит, что я дерусь сама с собой, или Им дерется со мной, приревновав к самой себе?
   Ящер неподобающе хрюкнул, а муж закатил глаза и плюхнулся на подушку, притягивая меня к себе.
   - Буду думать, что мне просто досталась жена с раздвоением личности. Твоему второму я даже в глаз не дашь! Я снова хихикнула, но теперь истерика началась у дракона.


Глава 5.


  
   Империя Саринг. Столичные трущобы.
  
   Карнир был в ярости. Его распирало на столько, что руки чесались придушить ублюдка, стоявшего рядом и преданно заглядывающего в глаза, но сейчас этих самых ублюдков у него осталось слишком мало и каждый был на вес золота.
   Светловолосый мужчина под восемь ниров ростом и не менее внушительный в ширине плеч покорно стоял рядом, готовый выполнить любой приказ своего отца.
   - Найди мне Мирту! - небрежно бросил Карнир ему, однако тот не шелохнулся явно не понимая о ком идет речь.
   Карнир зарычал от бессильной ярости.
   - Мирта ди Мальерт - моя законная жена! Она думает что скрылась от меня где-то в предгорьях третьего клыка!
   Белобрысый кивнул и ушел. Карнир злобно сверлил взглядом его спину пока та не исчезла за углом лачуги в самом опасном и нищем районе столицы Саринга.
   Ему не хватало Арина, убитого предводителя армии его выродков так сильно, словно Карниру отрубили обе руки сразу. Не смотря на то, что все считали Арина ди Крина его незаконнорожденным сыном, он был вполне себе законным, более того - первенцем Карнира. То ли благодаря законнорожденности, то ли первородности, Арин был максимально внушаем и с ним одним у Карнира была какая-то невообразимая обратная связь. Ему никогда не приходилось объяснять что-либо как сейчас этому белобрысому, имени которого он никак не мог запомнить. Арин не только понимал его с полуслова, но и получал информацию телепатически. Чтобы отдать ему команду далеко не всегда требовались слова. Арин никогда не ошибался и не допускал промахов, абсолютно точно зная чего хочет от него отец.
   Сейчас Карнир возлагал большие надежды на свою последнюю законнорожденную дочь. Жена правда была другая, но дочь при их последней встрече показала потенциал к внушению почти как у Арина, правда его женушка сбежала от него как только узнала о своей беременности и наивно полагала что скрылась от мужа.
   Когда дочери исполнилось три года, Карнир пришел к своей благоверной, якобы он нечаянно ее обнаружил. Сначала пытался уговорить дуру вернуться обратно, но та приставила нож к горлу собственной дочери и сказала что они лучше обе сдохнут, чем достанутся ему. Тогда Карниру пришлось уступить ей. Он отпустил ее на все четыре стороны, заставив только принять кристалл подчинения для дочери, заявив, что если эта хрустальная побрякушка всегда будет подле ребенка, то он гарантирует безопасность девочки и обещает что не будет искать их. Женщина согласилась с его условиями, забрала кристалл и пустилась в бега. Постоянная смена места жительства давалась матери с маленьким ребенком на руках не легко, но она срывалась с места каждый раз когда что-то ей казалось подозрительным или на горизонте начинали маячить карнировы шпионы.
   На самом деле Карнир отслеживал каждый ее шаг и всегда знал где обитает его благоверная с дочерью, вот и сейчас, по последним донесениям, его все еще законная супруга, развод которой он отказался дать даже под угрозой смерти собственной дочери, забилась в какую-то пещеру. Девчонке сейчас должно быть больше десяти лет, так что она уже вполне сойдет на роль главаря этого ублюдочного стада, а если даже и не подойдет, он всегда может пустить ее на размножение. Этот вопрос был сейчас как никогда актуален. Хотя, если у девочки будет талант ничто не мешает воплотить в жизнь оба замысла.
   Злость продолжала грызть его изнутри и, не долго думая, в сопровождении еще пары своих охранников, Карнир отправился в ближайший бордель. Этой ночью как минимум на одну шлюху в Саринге станет меньше.
  
  
   Империя Кальпейнгар. Столица.
  
   - Барыня! Барыня! - нянюшка уже минут пять стучалась в дверь мастерской своей великовозрастной воспитанницы, но той было не до нее. Рыжая княжна творила! Это было ее последнее творение в отчем доме. Она поклялась восстановить честное имя брата, пошатнувшееся несколько лет назад, когда на сокровищницу императорских палат покусился вор по прозвищу Ночной Лунь и это был последний подарок брату.
   - Барыня! Там жених ваш прибыл! Все уже собрались, только вас ждут!
   - Он мне не жених, - тихо проворчала княжна себе под нос, но няня, не смотря на глубоко приклонный возраст, имевшая отменный слух, все прекрасно услышала.
   - Жених, не жених. Ну этат, как бишь его? Пулнамочный представитель. Вы ж еще даже не одеты!
   - Я занята, - снова отозвалась княжна аккуратно нагревая и поправляя плохо уложенный золотой завиток на огромном изумруде. Одно неловкое движение и тонкая паутина золотого кружева поплывет, а то еще и камень от перегрева лопнет.
   - Фух! - с облегчением выдохнула рыжая, любуясь собственной работой и гася горелку. Легендарное сокровище, жемчужина императорской сокровищницы и за одно честное имя брата были восстановлены. Конечно этот огромный изумруд из родового ошейника князя Гирсуна, который ей с трудом из безвкусного булыжника удалось превратить в изящное ожерелье ничуть не походил ни на одно из тех украшений, что украл Ночной Лунь. Но княжна заслуженно гордилась своей работой. Помимо того, что украденных родовых сокровищ почти никто не видел, так ее новодел намного превышал те не только качеством и тонкостью работы, но и красотой. У княжны был отменный вкус.
   - Барыня! Великий князь ругаться будут! - нянюшка во главе целой ватаги девок продолжала стенать под дверью. Княжна усмехнулась: 'Ругаться будут? Наш великий князь ругаться не будут! Он меня за то что я вытворяю на тоненькие ленточки сейчас порвет, потом заставит сшить обратно и все равно замуж выдаст.'
   Княжна достала с одной из многочисленных полок замшевую коробочку, постоянно кося глазом в окно, где было видно крыльцо императорских палат. Сейчас нужно было умерить гнев брата и она решилась использовать не честный прием, иначе инициатива с пополнением императорской сокровищницы могла выйти боком. Она выжидала, уложив сокровище и закрыв крышку.
   Вот в тереме что-то гулко грохнуло и на пороге появился пунцовый от ярости великий князь. Он уже проверил покои сестры и не обнаружив ее там, отправился в старую сторожевую башню, где княгиня свила себе гнездо-мастерскую под самой крышей. Выждав до того момента как хлопнула входная дверь башни, рыжая тут же отворила свою и впустила всех жаждущих княжны в мастерскую, одновременно стягивая замшевые штаны и просторную посконную рубаху с подпаленными рукавами, в которой всегда работала, а потом громко охнула, разглядывая принесенные девками украшения.
   - Ох, нянюшка! А как же мамина хрустальная подвеска? Не могу же я без нее под венец пойти! Напустив на себя все возможное отчаяние, рыжая начала заламывать руки и когда няня унеслась за злосчастной подвеской, плаксиво добавила:
   - Перед зеркалом она ... или у окна.
   Цербер нравственности унеслась прочь, а рыжая княжна стояла по среди комнаты в одних портках с кружевными оборочками и отсчитывала про себя: 'И три, два, один ...'
   Дверь открылась пинком.
   - Шантанэлия! - завопил с порога князь, выпучив глаза на сестру. Рыжая демонстративно взвизгнула и прикрыла отсутствующую грудь подолом свадебного наряда.
   Великий князь от злости был пунцовым, но это не помешало ему покраснеть еще больше. Все злобные террады встали у него костью поперек горла. Брат захлопнул дверь с той стороны и затих. Сейчас переварит и начнет топать под дверью,но князь удивил сестру. Он разозлился по настоящему.
   - Если через десять минут ты не выйдешь к послам, я сошлю тебя к горным отшельникам, - зло прошипел он и по коридору забухали удаляющиеся шаги. Глаза княжны округлились.
   - Вот ведь, кажется я переборщила, - прошептала она едва слышно.
   Выгнав из мастерской большинство девок, она нацепила на себя свадебный ритуальный наряб, одела на шею мамину хрустальную подвеску и ломанулась вслед за братом. Няня голося, помчалась за воспитанницей.
   - А прическа? Княгиня! Корсет же не одели! А обувка?
   Сапоги я натягивала на ходу.
   - Покрывало! Барыня, покрывало!
   Перед дверями тронного зала она остановилась, чтобы отдышаться. Няня, воспользовавшись моментом, нахлобучила на голову невесты малую княжескую корону с присобаченным к ней венчальным полупрозрачным покрывалом.
   Корсеты эта девица не уважала, прическа всегда одна и та же. Торчащая во все стороны грива ей нравилась больше, чем все навороты парикмахеров.
   'Я пошла замуж' - глубоко выдохнула она и открыла двери в тронный зал, словно в воду нырнула.
  
   Подлунная империя.
  
   Пленных оказалось чуть меньше двух тысяч и еще почти три сотни погибших. Для буйных и неадекватных людей пришлось срочно строить концлагерь на побережье, в небольшой деревушке рядом со столицей. Проблема была в том, что в связанном состоянии они были безобидны, но стоило их развязать, как они начинали кидаться на охрану, а будучи запертыми в помещении, принимались выбивать двери до тех пор, пока не падали в изнеможении. Никто из них не мог говорить, не ел и не пил и вообще никак не реагировал на окружающий мир, подчиняясь заложенной программе поведения. Приходилось приковывать их к стенам и насильно кормить. Зрелище было ужасающим. Больше всего этот лагерь походил на зверинец, где на цепях бесновались одичавшие животные.
   У каждого из пленников был надрез на предплечье в половину нира длинной. Что мог делать с ними Карнир мы так и не поняли. Дракон сказал, что ни один из них не является кровным родственником Карнира или Хора, но все эти люди подчинены чужой воле при помощи магии крови. Я предположила, что Карнир вливал в них свою кровь, но тогда сколько крови он должен был потерять, чтобы подчинить такую прорву людей? Своими соображениями я пока делиться не стала. Сначала нужно поговорить с Хором. Магия крови это прежде всего его тайна.
   Что-то не сходилось. Мы не понимали с чем имеем дело и как сила Карнира связана с драконами?
   Молодые драконы после возвращения старшего смогли восстановить защитный контур вокруг материка, но на большее их пока не хватало. Слишком сильно потрепал их беглец и Тарису с Ниярой пока приходилось рассчитывать только на себя. Драконы покинули корабль, вернувшись в свои башни в порту.
   У меня началась учеба и львиную долю времени приходилось тратить на просиживание за вышивкой, бегом на стадионе, рисованием и прочей ерундой, которую выдумывал для нас Иштар. Все новости я узнавала от Има, когда мы встречались по вечерам или из его записок, передаваемых мне Чериокой, если он не мог вернуться ко мне и оставался ночевать там, где его вынуждали находиться дела. Я попыталась схитрить и выбить себе 'отгулы', сдав основную массу предметов досрочно, но Им сам запретил мне делать это.
   - Смотри сама. Своим отсутствием ты вызовешь толки и пересуды среди невест. За тобой начнут следить, чтобы выяснить куда ты ходишь вместо занятий. Тебя начнут подозревать в чем-нибудь ужасном. Последствий может быть множество. Да и мне спокойнее когда ты сидишь во дворце за толстыми стенами в безопасности.
   - Ну, - усмехнулась я, - как показывает практика не в такой уж и безопасности. Им скривился. Он воспринимал это нападение как свой собственный промах. Он не смог уберечь свой дом и семью. Однако отныне безопасность дворца стала приоритетной задачей. Он не стал развивать эту тему.
   - И еще, мне нужно, чтобы ты была в школе еще по одной причине. Мы с Хором хотим дать тебе задание, а для этого ты должна быть у всех на виду, точнее на виду у одного конкретного человека.
   -А поподробнее? - заинтересовалась я, но муж только покачал головой.
   - Мы с Хором еще не все решили. Как придем к консенсусу, так сразу тебе все и расскажем.
   В моей голове сразу же забурлила фантазия. Я начала придумывать гадость в масштабах континента. Может мы подложим свинью папочке леди Тоши? А то больно эта выскочка меня утомила.
   Примерно через месяц поздним вечером, когда Има не было в городе, а я сидела в своей 'комнате для прислуги' Чериока принесла мне письмо. Сломав печать с удивлением обнаружила знакомый, но корявый почерк мужа.
   'Мы их привели в сознание! Реликт очень помог. Потом все расскажу.' Ни начала ни конца у письма не было. Вместо подписи император снова вывел в конце тот иероглиф, который я уже однажды видела на его записке, но сейчас я с легкостью прочла его. 'Любовь, невыразимая словами'
   Он не мог доверить бумаге наших тайн, но и не сказать мне о своих чувствах тоже не мог. Но сегодня я планировала ответить ему тем же.
   Залезая под одеяло вдруг ощутила присутствие дракона. Все последнее время он помогал Иму. Его тоже очень беспокоило оружие Карнира. Дракон не стал тратиться на слова, просто показал мне картинку.
   Незнакомая изба. Тусклая чадящая лампа и мой Им, пишущий письмо, которое я только что держала в руках. Поставив точку он, подперев рукой голову закрывает глаза и только сейчас я замечаю серость его кожи. Хлопает дверь, огонек лампы всколыхнулся и рядом появляется Хор. Он что-то говорит Иму, но тот не отвечает - он крепко спит. Ворча что-то себе под нос Хор утаскивает императора на узкую дощатую койку и возвращается к столу. Запечатывает письмо.
   - Что, все так тяжело? В ответ дракон только вздыхает. Кажется он тоже уже спит. Не получив ответа я легла с намерением пойти поругаться, но из-за возмущения сон пришел не сразу.
   Им парил где-то между предательством, которое почему-то было студенистым полупрозрачным куском, который можно было резать ножом и стеной какой-то зеленой слизи. Какой же мерзостью он занимался весь день, если ему снится такое? Я ухватила его за рукав и увлекла вверх, в синее яркое небо. Сформировав тучку поплотнее усадила его и пристроилась рядом. Им по прежнему был во власти сна. Интересно, обычно меня заставлял осознавать он, а не наоборот. И как это делается?
   Я подергала мужа за рукав, потом помахала у него перед носом и попыталась потрясти за плече. Он повернул голову в мою сторону.
   - Включай голову! - выдала я кодовую фразу, но вместо узнавания глаза Има налились ненавистью и я испугалась. Руки любимого обхватили шею и я в ужасе зажмурилась, но его теплые ладони не задержались там, а скользнули по спине и он, обхватив меня, крепко прижал к себе. Я услышала как в груди под щекой бешено колотится его сердце.
   - Плохой сон? - подняла голову, заглядывая в родные глаза.
   - Ужасный! - облегченно выдохнул он, - привиделось, что это ты все подстроила и вы с Карниром действуете за одно.
   - Ну и бред! - возмутилась я. Меня поцеловали, чтобы еще раз убедиться, что кошмар закончился.
   - Вообще-то я ругаться пришла, -муж удивленно на меня посмотрел.
   - Нельзя работой доводить себя до такого состояния!
   - Что, дракон нажаловался?
   - Он сам в полуобмороке. Ты даже его загонял!
   - Нам тут трудно приходится. Я здесь еще недели на две застрял. Я тихонько вздохнула. Первый месяц жизни молодоженов по традиции считался только их временем, а мы встречались во плоти лишь несколько раз. Основное время мы проводили вот так, во сне. Попутно выяснили что наслаждаться ласками можно и на уровне тонких тел, но это было чистой воды хулиганством. Да и ощущения не шли ни в какое сравнение с близостью любимого мужчины. Сон он сном и останется, независимо от степени его эротичности.
   - Расскажешь? Муж вздохнул.
   - А может лучше не надо? Хоть тебя этот ужас обойдет стороной.
   - Нельзя все валить на себя. Тебе нужны помощники и я с этой ролью вполне справлюсь.
   - Пленники начали умирать от голода и болезней. Сами они не едят, а их раны никто не обрабатывал. Такое чувство что руки им резали ржавым тупым ножом. Заражение крови у каждого пятого. Тех что привели в сознание нужно еще отпоить и вылечить. Все очнувшиеся помнят только как на них напал большой отряд разбойников. Судя по их рассказам большинство из них из одной деревушки к северу отсюда. Там предгорья и Карнир с подельниками мог окопаться там, отлавливая всех кто попадался им в лесу и окрестностях. Когда численность банды увеличилась достаточно, они захватили деревню целиком. Я попросил дракона глянуть - говорит что там с десяток женщин и стариков осталось, деревня выжжена.
   - А во дворец они как попали?
   - Тут у нас свидетелей нет, поэтому только догадки. В том месте под скалой изначально был мелкий грот. Всего-лишь углубление в скале. Карнир как-то нашел его и высадил туда сначала несколько человек, которые углубили грот, а потом регулярно поставлял рабочую силу для прорубания тоннеля. Рыли они скорее всего вслепую, рассчитывая подкопаться под стеной и оказаться внутри, но они не рассчитывали, что сторожевые башни стены имеют еще несколько подземных этажей.
   Остальная картина была ясна. Карнир отправил свое войско на смерть, дождался когда во дворце поднимется шум и рванул напролом сквозь барьер. К сожалению остановить его не удалось ...


Глава 6.


   Дракон не отвечал нам уже несколько дней. Крайняя степень задумчивости, которую я ощущала, начинала беспокоить. Он безропотно делился силой, если это было нужно, но продолжал молчать. Я закрыла глаза и мысленно представила как дергаю ящера за черную гриву промеж рогов. Грива неожиданно встряхнулась, освобождаясь от захвата и мою персону удостоили недовольным взглядом синих змеиных очей.
   - Завтра, - веско произнес дракон у меня в голове, - закончи все свои срочные дела и приходи. Хочу поговорить с тобой.
   И снова исчез.
   Вечером я рассказала об этом Иму и он от чего-то разволновался.
   - Он не сказал чего хочет? Может хоть намекнул?
   - Нет, просто хочет поговорить, - удивилась я реакции мужа, - а в чем дело?
   - Скорее всего он попросит исполнения своего желания
   Я только пожала плечами.
   - А если это что-то ужасное?
   - Им, успокойся. Он уже не раз давал нам понять, что ничего такого ужасного с нами делать не хочет. Возможно ему просто что-то нужно и он попросит об этом, об услуге или службе. Я не собираюсь волноваться понапрасну и тебе не советую.
   Утром следующего дня я поднялась в башню сокровищ и заняла привычное место на подоконнике единственного открытого окна. Дракон откликнулся не сразу.
   - Ты пришла раньше чем я ожидал.
   - Не хочу тянуть время. Давай сразу к делу. Зачем ты позвал меня?
   Дракон усмехнулся.
   - Чувствуется деловая хватка императрицы.
   Я промолчала ожидая когда он перейдет к сути вопроса.
   - Ты сама уже обо всем догадалась.
   - Ты хочешь исполнения своего желания? В чем будет его суть?
   - Я устал, императрица. Столь официальное обращение от чего-то царапнуло, а странное заявление дракона привело в замешательства.
   - Извини? Я не понимаю ...
   - Не мудрено, - в его голосе звучала грустная улыбка, - тебе всего 20 лет, а мой возраст уже давно не поддается исчислению. Я появился на свет намного раньше сотворения этого мира. Я устал от долгой жизни...
   На какое-то время в помещении повисла пауза. Я все еще не понимала к чему он ведет.
   - Я хочу умереть, - тихо проронил мой собеседник, - и прошу тебя помочь мне в этом.
   Меня охватила такая оторопь, что некоторое время удавалось только хлопать глазами на статую с живыми туманными глазами. Убить дракона?
   - А разве ты уже не умер? - наконец озвучила я свои сомнения.
   - Телом, но не духом. Я хочу уйти насовсем, покинуть этот мир, упокоиться как здесь говорят. Но не могу этого сделать пока не передам свою силу, знания и память приемнику.
   - А твои ученики? Разве им ты не передавал свою силу.
   - Если ты не заметила, они тоже не очень живы. Теперь они на эту роль не подходят. Да и они собирались уйти вместе со мной.
   - И ты хочешь сделать своим преемником меня?
   - Не совсем. К сожалению никто из вашего племени не способен справиться с мощью дракона. Ты ведь помнишь как тебя саму уносило в космические пространства, когда я дал тебе слишком много.
   Я кивнула и поежилась. Мало того, что уносило, так еще собственный окружающий мир начинал казаться мелочным и незначительным. Разум рвался к решению намного более масштабных задач.
   - Я хочу передать тебе свою память. Тогда не придется что-либо объяснять, ты поймешь все сама, а теперь уходи.
   Естественно, что я так ничего толком и не поняла, однако дракон не пожелал больше со мной говорить. Выйдя из башни обнаружила Има. Он нервно мерил шагами брусчатку перед башней. Увидев меня он замер с вопрошающим ужасом в глазах. Я пожала плечами, подхватывая мужа под локоть и уводя в глубину сада.
   - Так и не поняла что конкретно он от меня хочет, но это как-то связано с его смертью. Я рассказала ему все что было в башне.
   - Скорее всего сегодня ночью мы все узнаем. Им как всегда оказался прав. Беседу, начатую вечером, мы продолжили уже во сне.
   - Ты считаешь что он придет?
   - Да. Ко мне он обычно приходит так, в виде сна во сне. На сколько я знаю, это самый не затратный по энергии способ общения для них.
   Я как-то вдруг осознала что и к Иму и ко всем другим драконы так запросто не обращаются. Все общение проходит на уровне ощущений, эмоций и мыслеобразов.
   Обстановка гостиной сменилась полем. Оно двинулось с места, проскользило мимо и исчезло, сменившись предгорьями гигантских гор, возвышавшихся на горизонте.
   В одной из многочисленных пещер лежала кладка. Кожистая скорлупа одного из яиц лопнула и на свет появился маленький черный змееныш. Это был первый драконенок из кладки. Оказывается они рождаются с неразвитыми лапками, плотно прилегающими к телу и на первый взгляд только кисточка на конце хвоста отличает его от обычной змеи. Мимикрия - один из способов выживания молодняка.
   Мимо начали проноситься картины жизни этого малыша и он рос у нас на глазах. Первое что бросилось мне в глаза - это выросшие золотые рожки. Они были одинаковые у всего выводка, хотя дракончики отличались по окрасу друг от друга.
   В моей голове зародилась догадка, но обдумывать ее было некогда - я следила за чужой жизнью.
   Дракон не стал показывать нам всю свою жизнь, дал только понять, что изначально его растили как лидера, учили и натаскивали, а он на совесть старался оправдать ожидания стаи. Драконы были существами питающимися энергиями. Они пронизывали их мир как потоки воды наш, но иногда она иссякала, а иногда наоборот, приливала. Драконы умели накапливать ее в своем теле, но объем накопленного был пропорционален объему знаний дракона. Нашему дракону удалось на столько поднять уровень образованности своей стаи, что накопленной энергии хватило на создание целого мира.
   Драконы стали нашими богами. Для них мы были дополнительным источником энергии, обеспечивающим им независимость от капризов их мира. Они взамен заботились о планете и ее обитателях. Конечно они не удовлетворяли просьбы и мольбы каждого разумного существа. Их задача была масштабнее.
   На лакомый кусочек, источающий в космические просторы эманации разумных душь, покушались многие энерго-зависимые расы, но драконы были очень сильны. Они защищали творение лап своих до тех пор пока не встретили противника сильнее себя. Из неизвестных глубин чужих миров поднялось существо, напоминающее самих драконов, но было оно намного больше и мощнее. Слабость драконов оказалась в их количестве. Несмотря на то, что их раса была вполне благополучна их было мало. Все население их мира ограничивалось тремя сотнями особей. Сработал закон сохранения вселенной - чем могущественнее раса, тем меньше ее численность. После создания планеты, энергии стало вдоволь, но самки больше не откладывали яиц.
   Когда неизвестный враг атаковал, на защиту планеты поднялись все до единого. Сначала они успешно отражали натиск зверя, но он осторожничал, желая заполучить планету целой и живой. Однако поняв, что так ему никогда не удастся прорваться, зверь взбесился. Он ринулся разрушать планету и уничтожать ее защитников.
   Передо мной встала картина - огромный зверь впивается двумя четырехпалыми когтистыми лапами в голубой шарик их планеты. Три когтя рассекают материк на осколки, а четвертый, отставленный назад, впивается в тело планеты, разламывая не только тектонические плиты, но и саму планету.
   Армия драконов похожа на стаю больших мух, которая вьется вокруг головы и лап гиганта, но, не смотря на свои размеры, им удается ослепить зверя и он выпускает планетку из лап, унося в своих когтях целый материк.
   Полуразрушенная планета уносится дальше, следуя своей орбите, с которой не сошла лишь чудом, но получила бешенный импульс и теперь годовой виток займет лишь пару часов.
   Драконы, не способные вести бой, раненные и оглушенные уносятся вместе с ней, пытаясь залатать разлом, уничтожающий планету. По орбите хвостом растянулся хвост из мертвых горячих камней. Это застывающая магма, которая хлещет из раны так сильно, что ее выносит на орбиту.
   Взбесившийся зверь, поняв что добыча ускользнула, начинает охоту на драконов. Однако мелких ящеров сложно поймать, да и из его пасти они зачастую умудряются вывернуться живыми. Слаженные действия драконов причиняют зверю все больший урон. Левая лапа висит плетью. Мелкие сволочи умудрились перегрызть сухожилие. Теперь они активно пытаются повторить то же самое с правой лапой.
   Понимая, что проигрывает, зверь отступает, но на прощание делает то, чего драконы не ждали.
   Зверь взвыл, повернув морду в сторону удаляющейся планеты. Его рев постоянно менялся, становясь то выше, то ниже, пока не ушел за границу слышимости и в какой-то момент не стал звуковой материей, осязаемой энергией. Залп был выпущен точно по планете. Драконы попытались остановить его и сами подставились под удар.
   Вибрирующая волна не убивала сразу. Она оглушила всех драконов и их золотые рога начали лопаться и отваливаться. Само по себе это было не смертельно, но лишало их возможности пополнять внутренний резерв. Как оказалось позже, все кто остался на планете потратили все свои запасы на восстановление планеты, ее массы и выправления скорости. Энергия у них закончилась и после удара они почти сразу погибли.
   Этот удар истощил и самого зверя. Его бесчувственное тело уносило куда-то в глубины космического пространства.
   Старший дракон очнулся первым. Золотые рога парили рядом. Их отсутствие лишило не только способности накапливать, но и поглощать энергию. Их всех обрекли на голодную смерть. Вокруг парили тела членов его стаи. Как только у них кончатся внутренние запасы, они все погибнут.
   Планета сделала виток вокруг своей звезды и дракон из последних сил придал всей стае общий импульс. На планету полетели несколько десятков снарядов из тел драконов. Их обломанные рога следовали за ними, разлетаясь по куда большей площади из-за разницы в весе.
   Планета лежала в руинах. Когда на нее падали драконы, они могли видеть лишь море и один остров суши по середине. Старший решил, что это все что осталось. Он не видел, что на противоположной стороне есть еще один, намного больший участок суши, рассеченный бороздами от когтей и разломами в земле.
   Я смотрела на тот одинокий клочок суши и поражалась как за четыре тысячи лет изменились очертания Подлунной империи.
   Разрыв оболочки, который раненные драконы наспех успели подлатать был как раз между материком и птичьим островом. Так получилось, что почти все драконы оказались в нашем полушарии. Многие, кого принес с собой старший вскоре погибли, исчерпав свои запасы энергии. Он нашел в горах двух своих учеников и как обладатель последних крох энергии решил, что будет поддерживать в них жизнь до конца.
   Там, на горном плато и нашел его Хор с двумя тощими мальчишками в арьергарде. Дракон видел, что эти хрупкие создания на грани гибели, так же как и он сам. Другого выхода у него не было. Он указал мужчине на зеленый оазис и попросил сохранить жизнь на этой планете в обмен на их жизнь.
   А потом случилось то, чего не смог предвидеть даже старший. Он и два его ученика были сильнейшими в стае и их сила стала противовесом смерти. Их телесная оболочка погибла, но концентрация космических энергий не пожелала отпускать три души в мир иной. Она позволила сохранить им разум и подвесила их души в зоне, не принадлежащей ни одному миру. Так они и остались здесь в виде бестелесного вместилища концентрированной силы. Пусть не сразу, но они решили помогать Хору и братьям в их нелегком деле.
   Дракон заговорил, вернув привычную обстановку гостиной.
   - Смерть своей стаи пережить трудно, но жить в таком состоянии как сейчас для нас еще труднее. Я устал и хочу покоя. Моя сила стала ловушкой для души, она держит меня здесь. Я решил передать ее, но не вам, а всему миру. Вы будете лишь хранителями, а не вместилищем. В ваши обязанности будет входить обучение адептов новой школы.
   Мы с Имом переглянулись.
   - Ты наверное уже поняла, что ваше шарктановое золото - это рога мертвых драконов. Я прошу вас собрать его по всей планете. Если удастся воссоединить тела моих братьев с ними, то их башни станут источниками силы. Чем больше тел вам удастся восстановить, тем проще будет черпать энергию. Со временем вы эволюционируете. Сейчас способных обращаться к нашей силе на всей планете будут единицы, со временем примерно половина людей обретет подобные способности. Но без необходимых знаний сила будет недоступна даже одаренным. Императрица, ты будешь моей первой и единственной ученицей среди людей. Ты обучишь мужа и своих будущих детей, он обучит всю вашу семью, а они в свою очередь обучат других способных. Если у нас все получится, то я смогу спокойно уйти.
   - Почему ты не можешь взять в ученики нас обоих?
   - Мы часть друг друга. Обучение пойдет проще и легче чем с кем-либо еще. Император будет отставать и очень сильно. Это в свою очередь будет тормозить тебя. И кроме того, твой муж обладает суровым нравом, не смотря на то, что ты его приручила. Для него это будет тяжело. Он воспринимает меня намного хуже чем ты.
   Я удивленно посмотрела на Има. Он был сосредоточен и никак не реагировал на то, что мы перемываем ему кости.
   - Ему доступны мыслеобразы, но беседу он воспринимает как поток эмоций. Для тебя же будет еще одно ограничение. В ученики ты можешь брать только своих детей и мужа. Всем остальным ты можешь навредить, даже членам императорской семьи. В тебе уже сейчас очень много моей силы. После запуска башен ее станет еще больше и не станет меня. Некому будет тебя ограничивать и останавливать. Я научу тебя всему чему смогу, но учить сама ты сможешь только тех, кого чувствуешь душой. С мужем ты и так уже связана крепче чем цепями, а дети будут твоим продолжением. Со всеми остальными будет сложно и опасно. Ты будешь учить брать силу из источника и если настроишь их на больший объем, чем они смогут пропустить в себя, то на всегда их искалечишь.
  
   ***
   Дворец императора был великолепен. Возможно, в обычное время он и не потряс бы так юную княжну, но сегодня здесь готовились к трехдневным празднованиям в честь прибытия императрицы и их свадьбы с императором. На всех шпилях маячили флажки, с балконов и балюстрад свешивались штандарты основных герцогских родов, а уборка дошла уже до стадии мелкого ремонта.
   Теоретически супругу должен был встречать новоиспеченный муж, но император отсутствовал в столице по каким-то неотложным делам государственной важности. Следующими в списке встречающих значились родители жениха, но с этим было еще сложнее, ибо оба родителя погибли, поэтому княжну встречали единственные родичи ее мужа - двоюродная тетка с супругом. В теории у императора был еще брат, но где он, княжна не имела ни малейшего понятия.
   Герцог Бринар учтиво открыл перед будущей императрицей дверь кареты (это считалось честью - лакеи тут не допускались) и подал даме руку.
   - Дышите глубже, - успокаивающе прошептал он, видя, что молодая княжна слегка изменилась в лице и начала испуганно озираться.
   На площади собралась огромная толпа зевак, и это не смотря на приказ никого не пускать. Охрана, правда, честно оцепила большую часть площади так, чтобы даже из арбалета попасть было сложно, но гул толпы все равно накатывал волнами, закладывая уши.
   Переварив масштабность приветствия будущей императрицы, рыжая все же выбралась из кареты и тут грянул оркестр, заглушая ликующий гомон.
   Под ногами оказалась толстая длинная ковровая дорожка, ведущая к самому крыльцу.
   Еще раз подавив желание отвесить челюсть девушка подобралась, выпрямилась и перехватив услужливо подставленный локоть лорда Бринара неспешно двинулась к крыльцу.
   Встречающая делегация состояла всего из четырех человек, двое из которых были слугами. Дежурные фразы приветствия между сторонами не разрядили обстановку, а как будто натянули ее еще сильнее. Княжна чувствовала себя девочкой крестьянкой из провинции, которую отмыли, накормили, обрядили в красивое платье и теперь пытаются выдать за пропавшую принцессу. Ощущение чужого места не отпускало. Казалось еще чуть чуть и ее раскроют.
   Княжна натянуто улыбнулась и с тычка от лорда Бринара встала 'в строй' и помахала своим будущим подданным. Карета уже отъехала и ничего не мешало разглядывать людям фигурку будущей владычицы. Только фигурку, потому что оцепление держало людей так далеко от замка, что рассмотреть что-либо еще было сложно.
   Закрывшись наконец в своих покоях, традиционно расположенных по соседству с императорскими, Шантанелия выгнала всех слуг и поежилась. Покои были огромные. Первая комната была вроде гостиной, вторая спальней к которой прилагалась гардеробная, размерами не уступающая спальне с гостиной вместе взятым. Кровать, установленная в покоях императрицы больше походила на сцену, установленную на главной площади в столице Кайринга, как размерами так и высотой. А ведь ей еще супружеский долг на этом исполнять. Княжна снова поежилась и совсем сникла. О том что ей придется выйти замуж по расчету она знала всегда. Ей вдалбливали это с детства и она поняла что не может подвести любимого брата. Однако раньше брак для нее значил уехать из дома и жить в чужой семье, но чем старше она становилась, тем страшнее было думать о будущем. Как можно лечь в одну постель с совершенно незнакомым мужчиной она не представляла, а в условиях договора было четко прописана и первая брачная ночь и наследники в количестве не менее двух.
   Часть одежды служанки уже разобрали, но последний сундук она решила разобрать сама, чтобы просто чем-то себя занять. На дне отыскалась ее 'униформа' - замшевые бриджи и льняная рубаха с еще не подпаленными рукавами. В них то княжна и обрядилась, проигнорировав все пышные наряды, висящие в нишах шкафов. Когда посреди гардеробной остались совершенно пустые сундуки, заняться снова стало нечем. Шанти сделала очередной круг по своим покоям и, чтобы не метаться по ним как зверь в клетке, устроилась в самом глубоком кресле у окна, где незаметно и заснула.


Глава 7.


   - С добрым утром, - ласковое поглаживание по волосам разбудило девушку с первыми лучами солнца. Она что-то мурлыкнула в ответ брату, но осознание что это не он обрушилось как то неожиданно быстро. Еще не проснувшись, юная княжна подскочила в кресле и попятилась. Неведомо откуда взявшийся плед соскользнул на пол, а потом там же, только по другую сторону от кресла, оказалась сама княжна. Разглядеть мужчину стоящего на коленях перед креслом она не успела, а перевалившись через подлокотник, так приложилась копчиком о пол, что на глаза навернулись слезы.
   Размытый силуэт, явно сдерживая смешок, подхватил девушку на руки и усадил обратно.
   - Я напугал тебя? Прости. Голос был приятный и искренний. Шанти быстро протерла глаза рукавом и ...
   - Лорд Бринар! - взвизгнула княжна, подхватывая с пола плед и укрываясь им по самую шею. Ее измятую в хлам рубаху и бриджи приличной одеждой назвать никак не получалось.
   - Что вы здесь делаете?! На лице лорда отобразилась гамма чувств, но ни одно из них княжна так и не поняла.
   - Не рассказал, - как-то странно задумчиво произнес мужчина. Несколько минут царила тишина. Леди по прежнему ждала ответа на свой вопрос, а лорд о чем-то задумался.
   Герцог встал и низко поклонился даме.
   - Леди Шантанелия, не соблаговолите ли в этот ранний час составить мне компанию и нанести один короткий визит.
   - Визит? - опешила рыжая, - Но я не одета! И вообще неприлично так поступать. Мой муж ... он...
   - Леди, этот визит как раз с ним и связан.
   Шанти с одной стороны расслабилась, а с другой разозлилась. Да что это за муж такой, что отправляет своего подчиненного за женой? И что этот герцог себе позволяет? Или у него приказ от императора, доставить немедленно, пусть даже в ниглиже?
   Настроившись на первый семейный скандал, она решительно встала, но предательский плед зацепился за подлокотник и она рефлекторно прикрыла руками грудь, хотя рубаха совсем не просвечивала.
   - Не переживайте, - успокаивающе заговорил лорд, - Вы одеты вполне прилично.
   На его лице на миг отобразилась гримаса омерзения и он проворчал себе под нос:
   - Даже целомудренно по сравнению с большинством придворных дам.
   Мужчина накинул плед девушке на плечи и приобнял ее. Шанти вцепилась в плед изнутри, как воин в свой щит и вывернулась из объятий. К списку вольностей нахального лорда прибавился еще один пункт.
   Мужчина перебрал пальцами доспех воина на барельефе в арке спальни и часть соседней стены отодвинулась.
   - Идемте, леди, - мужчина снова учтиво поклонился, но рыжая заметила нахальную ухмылку на его лице.
   Тайный коридор был погружен в кромешную темноту, но судя по ледяным и абсолютно чистым гранитным плитам под ногами, это был не особо тайный ход и его периодически убирала прислуга. Главное никого не встретить по пути, а то позору не оберешься. Собственная репутация мало интересовала княжну, она больше боялась подгадить императору, который в гневе мог разорвать все торговые договора с ее братом.
   Сделав несколько шагов, она получила легкий тычок под колено и в следующую секунду оказалась на руках у наглеца.
   - Что вы творите! - зашипела девушка не хуже змеи.
   - Тут пол холодный, а вы босиком, - буднично ответил мужчина.
   Пока княжна в его руках продолжала шипеть и выворачиваться они дошли до пункта назначения. Свет из распахнутой не то двери, не то стены на миг ослепил девушку. Ее внесли в комнату и поставили на мягкий ковер. Пока она промаргивалась, наглый лорд со сдавленным смешком снова поклонился.
   - Леди Шантанелия, разрешите представить вам лорда Бринара ди Сарри, единоутробного брата императора и начальника спец. войск империи.
   Девушка уже проморгалась и с кровожадным непониманием уставилась на лорда Бринара. Мужчина сидел за столом в своем рабочем кабинете и с удивлением смотрел на визитеров, держа в руках недочитанный документ. Потом лицо его расплылось в широкой улыбке, он подскочил со стула приветствуя даму. Шанти перевела взгляд на своего сопровождающего и вздрогнула - одинаковые!
   - Ва ... ва ...
   'Вашу мать!' - хотела высказаться императрица, но вовремя вспомнила о высокородности своего положения и исправилась.
   - Ваше величество!
   Реверанс вышел неказистый, т.к обычно она исполняла его в платье, а не в пледе, но протокол вроде соблюден.
   - А с тобой мы позже поговорим, - зыркнул император на брата и, снова подхватив супругу на руки, вышел.
   Ступор прошел, но злость и досада никуда не делись. Однако ругаться с императором рыжей не хватило духу. Сейчас она целиком и полностью зависела от этого человека и по этому было еще обиднее.
  
   Империя Саринг. Ближайшая провинция столицы.
  
   Маленькая темноволосая кареглазая девочка сидела и тупо смотрела в стенку. Стена была старая и облезлая. Когда-то очень давно ее красили в грязно-зеленый цвет . Сейчас же черные доски редко где могли похвастаться клочками вздыбленной краски.
   'А что за стена? И где она? Стоп! А я где?'
   Вскочив и оглядевшись, она обнаружила себя в хлеве у меланхоличной буренки. Вцепившись трясущимися руками в холщовую сумку закрутила головой еще активнее, чувствуя как накатывает истерика и тошнота. Трясущиеся руки заразили трясучкой и все остальное тело.
   В конюшне было темно, поэтому лестницу на сеновал она нащупала незнамо каким по счету чувством.
   Ухнув в пыльное сено, она натянула на голову то ли старое одеяло, то ли какую-то попону и разрыдалась непонятно от чего. Ее трясло, было плохо, противно, хотелось плакать и она плакала, засыпая в процессе. Она оплакивала свой мир, который рухнул и который она уже не могла вспомнить.
  
   ***
  
   - Итак, дамы! - Иштар оглядел наш маленький класс как-то не так как всегда, - Сегодня в столицу вернулся император. Он лично передал мне кое-что для каждой из вас.
   Вообще-то император вернулся еще вчера, точнее без пяти минут полночь. Пошатывающийся и осунувшийся, он рухнул в постель, заснув еще до того как в нее упал. Пришлось полночи мучиться, раздевая посапывающее тело. Безутешная жена, смертельно соскучившаяся по мужу, взмыленная упала рядом, сжимая последнюю деталь мужниного гардероба, и тоже уснула молодецким сном. Ночь получилась бурная...
   Утром благоверного в постели уже не было. Согнувшись в три погибели, он что-то строчил за моим трюмо с разными женскими штучками, сидя на мягком низеньким табурете. Рядом с ним стоял поднос с завтраком в постель. Видимо для меня. Вот только почему-то на тарелке лежала только одна оладья. Впрочем, не замечая что я уже проснулась, не отрывая глаз от гербовой бумаги, Им стащил последнюю оладью с тарелки, запил ее моим чаем и вытер руку о ворс ковра.
   Исписанный лист лег в пачку таких же, а новый занял его место. Им что-то написал на нем и в задумчивости, пожевывая кончик пера, перевел взгляд на меня.
   - О! С добрым утром, любимая! Может ты сообразишь, как нейтрализовать Иошико?
   - Замуж выдай! - пробухтела я, натягивая одеяло на голову. Совсем обалдел! Он хоть на минуту может забыть про работу? Обидеться что ли?
   - Хорошая идея! - воспрял духом император и принялся сточить еще быстрее.
   В дверь постучали.
   - Маркиз ди Сорк, я могу войти? - спросила Чериока по ту сторону двери. Муж вопросительно посмотрел на меня. Я села в постели и откинула одеяло, демонстрируя сверх целомудренную ночную рубашку от горла до пят, которую этой ночью никто с меня так и не снял.
   - Войдите, - позвала я служанку. Не смотря на то что мы не афишировали наших отношений, все всё равно знали, что леди Тэкэра уже не невеста, так что прятаться в шкафу было глупо. Да и Чериока не относилась к разряду сплетниц. Девочке всегда хватало ума сообразить о чем можно упомянуть, а что в разговоре вспоминать не стоит.
   - Это завтрак! - пояснил муж, выходя из спальни.
   'Завтрак? - Я перевела взгляд на поднос, - А это тогда что было?' Грязная полупустая посуда мне не ответила.
   Сейчас нам предстояло ознакомиться с утренним приступом императорской графомании. От меня он свитки спрятал, заявив, что так будет интереснее.
   Гербовая бумага традиционно была свернута в свиток. Нетерпеливо сломав печать и выдернув бечевку я развернула его и обнаружила на удивление корявый почерк императора. Не удивительно, учитывая, где он это писал.
   'Уважаемая леди Тэкэра.
   Я искренне поражен уровнем ваших знаний и выражаю вам свое восхищение. Но в столь трудное для империи время, знаний не всегда достаточно. В военное время империи требуются таланты. Для выявления их наличия или отсутствия я даю каждой из вас персональное задание. По итогам этого задания я буду судить о ваших способностях в политике и управлении государством.
   Ваше персональное задание: наследник без державы не желает править. Его нужно уговорить, ибо на том троне нам выгоден именно он.
   Прошу вас выполнить это задание на благо школы и империи в срок не позднее праздника середины зимы.
   P.S. Искренне поздравляю со свадьбой и желаю счастья!'
   - И у тебя ахинея ...- протянула Мика, бессовестно заглядывая в мой листок.
   - А у тебя что? Она развернула ко мне свой свиток. Слово в слово одно и то же! Отличались только имена и строка с самим заданием. У нее значилось 'предупреждение конфликтных и опасных ситуаций для охраняемых объектов. Объекты указываются отдельно'. Ну и последняя строка с припиской о свадьбе, естественно, отсутствовала.
   - Странно, - протянула я, - что он задумал?
   - Вообще-то, я это у тебя спросить хотела.
   Я только пожала плечами. Император начал новую партию в шахматы, а мы фигуры на доске. Знать бы еще против кого играем.
   - Чи? - протянула Мика, оглядываясь на подругу. Я оглянулась тоже. Чи, пока я читала свиток Мики, прочитала мой и теперь сидела бледная и смотрела на меня так, словно я привидение.
   - Чи? Что с тобой? Она не отвечала, хватая воздух ртом, как выброшенная на берег рыба. Я несколько раз обмахнула ее своим чтивом.
   - Ты вышла замуж? - выдавила она наконец, справившись с замешательством.
   Чертыхнувшись, я скатала свиток обратно в трубочку и спрятала под стол, но ответить ей не успела - сзади взвыла Иошико.
   - Он ... он хочет ... чтобы я вышла за-а-амуж! ... Ы-ы-ы...


Глава 8.


   Империя Саринг. Ближайшая провинция столицы.
  
   - Нет, я все понимаю. Бросить человека умирать на улице, это не по человечески. Но почему мы сами должны ее лечить? Почему нельзя было просто оставить ее на крыльце больницы?
   - На крыльце больницы? Ты с ума сошел? Забыл что они с беспризорниками делают?
   - Так того ненормального уже выгнали!
   - Его выгнали, а налаженный канал сбыта остался! Нет, пока в себя не придет и не скажет кто она такая, никаких больниц.
   Девочка, лежавшая в кровати, с нечеловеческим усилием открыла глаза. На потолке, в углу висела старая пыльная паутина. Сам потолок был покрашен белой краской прямо по грубым необструганным доскам и кое-где начал шелушиться.
   - Ты как? - нависла над ней голова незнакомого парня лет 14. Она открыла рот, но не смогла выдавить ни звука. Язык не слушался, а горло словно покрылось изнутри коркой.
   - Дай ей попить, - кто-то вне поля ее зрения протянул стакан парню.
   Девушку чуть приподняли и аккуратно влили в рот немного воды. При попытке ее проглотить в голове у больной что-то шевельнулось, глотка сжалась, и она закашлялась, опплевав все одеяло. Сознание возвращалось к ней медленно и через силу. В голове пронеслась мысль об отраве и рука сама потянулась к карману. Она скользнула по незнакомой сорочке и девочка окаменела. Ни кармана, ни привычной тяжести хрустального шанса не было!
   Ступор сменился паникой. Чувствуя как тянет мышцы и хрустят суставы, видимо от долгого лежания, она рывком скинула одеяло и вскочила на кровати, ощупывая себя на предмет карманов, но тщетно. Фланелевая ночная рубашка явно была с чужого плеча и была не то что до пят, а даже длиннее.
   - Где мои вещи, - пыталась закричать она, но из горла вырывались только хрип и сипение.
   Двое мальчишек ошарашено смотрели на нее.
   В проеме открытой двери мелькнула голова совсем маленького ребенка. Определить пол она не успела, так как голова в тот же момент исчезла и послышался топот вниз по лестнице.
   - Лин! Лина! Тетя проснулась! - услышали все трое и девочка неожиданно упала на кровать. Ноги перестали слушаться, а руки тряслись от слабости.
   Парни наконец отмерли и засуетились. Старший попытался снова напоить девушку, а младший начал поправлять подушки и одеяло.
   Девушка, отогнав навязчивую мысль об отраве, сделала несколько глотков и попыталась успокоиться. Что-то было не так, но что именно? Мысль, крутившаяся в голове, постоянно ускользала. Она понимала, что ей был необходим ее хрустальный шарик, но зачем? Его отсутствие вызывало тревогу и какую-то боль или скорбь, или еще что-то ...
   В комнату вошла совсем молодая женщина с маленьким подносом.
   - Где мои вещи, - наконец удалось просипеть девушке.
   - Сумка в шкафу, а вещи я постирала, - отозвалась та, что звали Линой. Старший из парней подошел к шкафу, достал оттуда перекидную холщевую суму и протянул хозяйке. Сумка оказалась неожиданно тяжелой. Перевернув ее дрожащими руками, девочка начала перебирать содержимое.
   Кинжал, пара книг, сменная одежда, какие-то дешевые бусы, пара железяк, непонятного назначения, сухари, вяленное мясо. Паника нахлынула снова. Его нет!
   - Ты что-то потеряла? - спросила женщина, ставя поднос на прикроватную тумбочку и садясь на край кровати.
   - Шарик. Такой прозрачный, Она показала пальцами примерный размер.
   - Есть такой. Не переживай. Он у меня в комнате лежит, чтобы не потерялся. Только он не весь прозрачный.
   Как это не весь? По спине у девочки аж мурашки забегали.
   - Принесите! Пожалуйста!
   - Хорошо, хорошо. Успокойся. Вот, выпей пока. Это отвар лечебных трав. А я схожу за твоей драгоценностью.
   Пациентка принюхалась к содержимому кружки, сунутой ей в руки. Запах знакомый, без посторонних примесей. Набрала горячий, но уже не обжигающий отвар в рот. Ровно столько, сколько необходимо для ощущения вкуса. Не горчит, не кислит, иных привкусов нет, только шиповник, бордиста и пряный корень. Было бы подозрительно, если бы в напиток малину добавили. Она абсорбирует вкус некоторых ядов, но ее нет. Еще немного подумав, она сглотнула.
   - Что ты делаешь? Почему ты не пьешь? - спросил младший из парней.
   Девочка опомнилась. Она пыталась определить наличие яда в напитке! А зачем? Ведь эти люди подобрали ее где-то на улице. Неужели только для того, чтобы отравить?
   'Откуда я знаю, как определять яды?' - задала она сама себе вопрос.
   Ответа в голове не отыскалось.
   - Эй! - слегка потряс ее за плече старший, - скажи хоть как тебя зовут?
   'Зовут? Меня?'
   Голова загудела как набатный колокол, отдаваясь эхом в пустоте ее памяти.
   - Не помню! Ни имени, ни возраста, ни как сюда попала! Ни-че-го!
  
  
  
   -Рин! Ри-и-ин!
   Мама потрясла дочь за плече, но та упорно не желала просыпаться.
   - С днем рождения, засоня! - мама вложила в ладонь девочки прозрачный хрустальный шарик, - Это оберег от всех бед. Никогда его не теряй! А я пойду на работу.
   Девочка сжала шарик, приятной тяжестью удобно легший в ладонь, свернулась калачиком и снова заснула.
   - Мама, - простонала она и, проснувшись уже по настоящему, села в кровати. Кровать была чужая, комната тоже и только тяжелый теплый шарик грел ладонь, словно эта незнакомая женщина, которую Рин во сне называла мамой, только что вложила его ей в руку.
   Этот сон снился ей постоянно, с первого дня пребывания в этом доме. Только благодаря ему она узнала свое имя, хотя до сих пор сомневалась, действительно ли оно принадлежит ей. Буквально пару дней назад Лина сочла ее достаточно окрепшей и разрешила встать и пройтись по дому.
   Лежать в кровати было бессмысленно, уже не заснуть, и Рин встала, оделась и вышла в гостиную.
   Ялика с упоением строила пирамидку из разноцветных камушков, не замечая Рин. Старшие уже ушли на работу, а на кухне обнаружился Ян, с грустью разглядывающий дно большой облезлой кастрюли.
   - Привет! Как самочувствие? - оживился он, увидев девочку.
   - Спасибо. Уже намного лучше, - вежливо ответила та, - а что ты делаешь?
   - Да Раким с Линой сегодня оба работают, вот и дали задание что-нибудь приготовить, а я не знаю что и как. Сказали 'пора учиться' и ушли!
   - Как они тебя с маленькой-то оставили, если ты готовить не умеешь?
   - Ну-у-у, - протянул парень, - постную кашу я сварить могу.
   - А не постную? - удивилась девочка.
   - Ни молока, ни масла, - пожал плечами он, - а ты готовить умеешь? Ты ведь уже взрослая!
   Рин скептически посмотрела на мальца. На вид ему было лет 10, а она на три года его старше. Нашел взрослую.
   - Я не помню, - честно призналась она, - давай проверим?
   Парень тут же воспрял духом.
   После инспекции была обнаружена большая ляжка не то соленого, не то вяленного мяса, несколько пакетов с не очень свежими крупами и пара булок хлеба как минимум трехдневной давности. К вящей радости Рин кухня изобиловала всевозможными приправами и специями в берестяных коробках.
   - Что ж вы даже не приберетесь тут? - вздохнула Рин, отряхивая перепачканную в пыли рубаху, которую пришлось подвязать веревкой как поясом, слишком она была ей велика.
   - Это мы еще прибрались. Здесь вообще раньше свалка была.
   - Свалка? - не поняла девочка.
   - Ну да. Дом то заброшенный. Окно было разбито, вот в него всякий хлам и скидывали. Мы потом стекло большое на помойке нашли, нам его дед разрезал и вставил.
   - А где ваш дед?
   - Домой ушел. Да нет, он не наш. Это муж бабки Каюрзы. Он добрый, вот и помогает нам. А мы ему, когда нужно чего.
   - А родители ваши где?
   - Наши умерли, а Лина про своих вообще ничего не знает. Она с рождения на улице росла.
   Ян изменился в лице, но как мог, старался не показывать, что каждое упоминание о родителях причиняет ему боль.
   - Прости.
   Мальчишка только грустно улыбнулся. Рин вернулась к добытым продуктам.
   Ребята - сироты и беспризорники. Их четверо. Как поняла Рин, старший Раким, младший Ян и малышка Ялика - родня. А взрослая Лина? Ей на вид лет 20.
   Когда вода в кастрюле закипела, Рин все же спросила.
   - А Лин? Она тоже ваша родственница?
   - Нет. Просто, когда мы втроем оказались на улице, она помогала нам с Ялькой. Для посторонних она ее дочь, а мы племянники. Лина этим себя вроде как опозорила, зато так нам не светит работный дом и воровать теперь почти не приходится. Главное чтобы из дома не выгнали, а то идти совсем некуда.
   Вечером каша со шкварками пошла на ура. Лина задумчиво жевала ее и, не выдержав, спросила.
   - Что ты туда положила? Когда было молоко и масло, крупа все равно отдавала затхлостью. А тут вообще не чувствуется.
   - Жир от окорока в кладовке и немного специй. У вас их на удивление много. Я думала они дорогие. Их ведь возят из далека.
   - Специи не наши, - вздохнула она, - они тут сразу были. Я из всех знаю только пару штук, а остальных боюсь. Еды и так мало, чтобы над ней экспериментировать.
   - Я опознала почти все. Не помню как они правильно называются, но что для чего использовать я могу подписать. Лина с Ракимом переглянулись.
   - Ты грамотная? - Спросил Ким. Писать Рин еще не приходилось, но она уверенно кивнула.
   - А ты сможешь иногда учить меня? - с робкой надеждой спросила Лина. Рин было в диковинку что взрослая по ее меркам женщина о чем-то просит ее.
   - Конечно, - неуверенно ответила девушка, - я постараюсь.
  
  
  
   - Вот, можешь прочесть? Раким протянул Рин тонкую детскую книжечку и сел на другой конец тахты.
   - В далеком море, на маленьком острове, на высокой скале стоял сияющий дворец, - начала она.
   Ялика, услышав знакомое вступление, с радостным писком прибежала откуда-то из другой комнаты и забралась сначала на тахту, а потом на брата.
   - Ну все, теперь она не отстанет, пока не дочитаешь до конца.
   - Знаешь, ты точно не из беспризорников, - грустно улыбнулся ей Раким, когда Ялика, дослушав сказку, умчалась в неизвестном направлении.
   - Откуда ты знаешь? - от чег-то засмущалась Рин.
   - Ты хорошо готовишь, умеешь вести себя за столом и читаешь лучше меня.
   - Ты же знаешь, я ничего о себе не помню, - совсем засмущалась девочка.
   - Не переживай! Рано или поздно память вернется, а пока нам очень нравиться иметь чудо повара, который умеет сварить сытный ужин из ничего.
  
  
   За полгода, которые Рин провела в новом доме, она стала полноценным членом семьи, но память к ней так и не вернулась. И никто ее не искал. Ребята регулярно проверяли доску объявлений на ратуше, куда кроме объявлений вешали портреты разыскиваемых преступников и пропавших людей. Ян тоже начал зарабатывать деньги. У него здорово получалось вырезать из дерева зверей-свистулек и в их разношерстной компании перестали бояться голода и улицы.
   - Мы идем на рынок! - радостно объявил Раким, вернувшись с работы, - Мне зарплату дали и премию!
   Рин вздохнула.
   - Может прибережем их на всякий случай?
   Парень расхохотался, приобняв Рин за плечи.
   - Кубышка ты моя! Мы так скоро богатеями станем.
   Рин оттолкнула приятеля и скривилась.
   - От тебя брагой пахнет!
   - Это не брага. Это всего лишь пиво! Хозяин сегодня что-то праздновал, вот и нам перепало.
   - А ты конечно не смог отказаться!
   - Да почему я должен отказываться? Можно подумать мне часто выпадает шанс на халяву пива выпить! - тут же взбеленился Раким.
   - Второй раз за месяц! - возмутилась Рин.
   - Четвертый, - сдал брата с потрохами Ян.
   - Что?! - взвилась она еще сильнее, - И это в 15?Да ты так к 20-ти запойным алкашом станешь!
   Децибелы ссоры резко возросли.
   -А ну цыц! - рявкнула Лина, заходя в комнату с Яликой на руках, - Как же вы меня достали! Ну сколько можно цапаться ?!
   - Она меня алкашом назвала!
   - А ты и есть алкаш!
   - Хватит! - рыкнула Лина, упреждая новый всплеск ругани между этой неугомонной парочкой, - Ты и в самом деле начал увлекаться.
   Раким вспыхнул от досады и злости, но продолжать скандал не стал, просто развернулся и вышел из гостиной, хлопнув дверью.
   За последние полгода Лина расцвела, отъелась и научилась искренне улыбаться. А всему виной были вовсе не деньги и еда, которые водились в их доме, а сын пекаря, у которого Лина работала на кухне.
   Сам булочник оказался ушлым мужиком и давно выпытал у молодки правдивую историю ее жизни и совсем не возражал, что его младший сын ухаживает за безродной, но честной и доброй девушкой.
   Ялика вывернулась из рук Лины и, ухватив Яна за штанину, повела того на кухню. Ян не сопротивлялся, ничего интересного тут уже не будет. Рин осталась одна под укоризненным взглядом Лины.
   - Почему ты вечно переходишь на крик? Неужели нельзя поговорить спокойно?
   Рин промолчала, изучая узоры на старом протертом ковре. Она понимала, что не стоит сразу переходить на крик, но, почему-то, при общении с Ракимом это выходило само собой.
  
  
  
   С утра от чего-то кружилась голова. Как бы не заболеть, но привычных симптомов не наблюдалось. Рин снова тряхнула головой, прогоняя цветные пятна, но это не сильно помогло. Раким оглянулся на нее и пристально всмотрелся в лицо.
   - С тобой все в порядке? - насторожился он.
   - Да, - закивала она головой, стараясь не отстать от их процессии. Сегодня на рынок пошли все. Ялу было не с кем оставить, поэтому взяли и ее. Многолюдные ряды изобиловали товарами на любой вкус и кошелек. Зазывали то и дело перекрикивали гомон толпы, привлекая покупателей, а многочисленные покупательницы активно работали локтями и Рин уже не раз ощутимо досталось. Она вообще с трудом держала себя в руках, чтобы не развернуться и не сбежать обратно домой, но ей очень нужно было нижнее белье и еще некоторые личные мелочи, а с такой просьбой к парню не пойдешь, а Лина сказала, что может промахнуться с размером. Рин в толпе чувствовала себя словно заяц, выгнанный на каменную пустошь - ни спрятаться, ни удрать. И кругом толпы охотников. Неестественный страх удавалось подавлять логикой, но плохое самочувствие усугубляло проблему и с каждой минутой удрать хотелось все больше.
   Опасаясь рыночных карманников, хрусталь она оставила дома и теперь остро чувствовала его отсутствие - рука сама раз за разом ныряла в карман в поисках теплого шарика, но неизменно обнаруживала там пустоту.
   Видя что с подругой творится что-то не то, Раким приостановился и пропустил ее вперед. Теперь и от карманников ее прикроет и если плохо станет, то успеет поймать. Лина лишь бросила на них взгляд через плече, сдержав лукавую улыбку. Внимание и забота, которыми ее 'племянник' окружал девчонку были ненавязчивыми, но говорили о многом.
   Сумки наполнялись быстро, Лина торговалась со вкусом и некоторые торговцы уступали ей почти сразу. Видимо знали, что с ней связываться - себе дороже. Что касалось продуктов, то тут Лина водила их как по компасу, точно вычисляя у кого самые свежие продукты и самые низкие цены. Чуть больше времени заняли покупки в рядах с одеждой, больше связанные с тем, что Раким не желал выпускать девушек из своего поля зрения, а девушки не желали покупать белье в его присутствии.
   Когда обновками обзавелись все, включая Ялику, процессия двинулась в обратный путь. Проходя ворота рыночной площади Рин оглянулась, радуясь что покидает это неприятное шумное место и понимая что ее страхи на самом деле были безосновательны.
   Он выделялся из толпы. Мужчина в форме. Форма как будто военная, но нашивки на ней спороты все до единой и понять к какому виду войск он относится понять невозможно. Мужчина стоял по среди главного прохода, а толпа огибала его. Не просто обходила, как остановившегося человека, а именно огибала. Люди обходили его за несколько ниров стороной, опасаясь не то что пихнуть, а даже прикоснуться. Он как будто искал кого-то взглядом в толпе, выхватывая взглядом то одного, то другого человека.
   Ноги приросли к камню мостовой. Зайца не просто выгнали на пустырь, но уже навели прицел и взвели тетиву. Еще секунда и арбалетный болт сорвется и пронзит ее тело. Голова закружилась сильнее. Взгляд мужчины с русыми волосами, квадратным, выступающим вперед подбородком и узкими щелочками глаз скользил все ближе и ближе к воротам, пока не остановился на Рин. Точнее на том месте, где еще секунду назад стояла девочка. Тело среагировало раньше, чем она успела осознать что делает. С двух сторон от ворот стояли два толстых квадратных столба из камня и глины, на которые ворота и крепились. За одним из них девочка и спряталась, скакнув из под прицельного взгляда незнакомца, как блоха на собаку. Раким, приостановившийся, пока оглядывалась его спутница, не сразу понял куда она исчезла, пока не обнаружил бледную и трясущуюся 'сестру' скорченной у основания столба ограды. Лина, Ян и Ялика ушли вперед, ничего не заметив и их разнесла толпа.
   - Рин? - потряс он подругу за плечо, но та не ответила. Глаза выпучены, ноги поджаты, трясущиеся руки зажимают рот. Да чего она так испугалась? Он осторожно выглянул из-за столба, но ничего примечательного не увидел, только странного мужика в форме без нашивок. Не то военный, не то высокородный. Вон как себя держит, даже толпа его сторонкой обходит. Хотя ... больно он на одного из гончих короны походит. Вон, даже выражение физиономии такое же ублюдочное. Они все друг на друга похожи, словно братья. Тогда странно что люди вообще к нему так близко подходят. Хорошо, что новый император первым делом расформировал этот отряд и нанял себе других телохранителей.
   Мужик мазнул по Ракиму взглядом и не заинтересовался парнем, но этого хватило чтобы по спине побежали мурашки. Раким присел, закрывая собой подругу. Той как будто становилось хуже. Глаза совсем остекленели ничего не видя. Ее трясло все сильнее. Неужели это какой-то припадок.
   - Что случилось? - Лина с Яном, обнаружив недостачу в отряде, вернулись за отставшими.
   - Не знаю. Ей плохо стало. Трясет всю и она не отвечает. Раким уже не на шутку забеспокоился.- Ее бы ко врачу.
   Страх окутал вязкой пеленой. Бежать! Немедленно бежать! Но ноги отказались слушаться и подогнулись под ней, как две подпорку, сложившись пополам. Сначала она еще видела Ракима, склонившегося над ней, но его быстро сменила физиономия того, с квадратным подбородком. Он стоял у самой двери, когда пришел отец. Он был с ним. Родители ругались, мама даже плакала. Еще час назад мама вручила ей холщевую суму со всеми их сбережениями и пожитками и отправила в город к знакомой, попросив подождать ее там, но Рин не послушалась. Она знала что мама кого-то ждет и ей стало жутко интересно. Гости пришли почти сразу после нее. Они что-то искали в доме, а мама громко их высмеивала, мол ищите-ищите, все равно не найдете. Когда шум в доме стих, она обошла дом сзади и залезла на чердак через маленькое окошко.
   Было видно совсем чуть-чуть в щель между балкой и криво прибитой доской. Отец искал ее, Рин, и пока родители ругались, девочка в смятении колебалась. Может стоит спуститься? Но в деревянном доме очень хорошая слышимость.
   - Скажи где она или умрешь! - прошипел отец, ухватив маму за волосы.
   - Ты все равно убьешь ее, так что я лучше умру сама, чем скажу тебе где она.
   - Конечно убью. Рано или поздно все мои дети погибают. Срок их жизни на прямую зависит от их полезности. Они мой расходный материал. Говори или я прирежу тебя прямо здесь!
   Мама плюнула отцу в лицо.
   - Ты думаешь что самая умная? Ты ведь ее в город отправила к той своей старой знакомой?
   Мама дернулась, как от пощечины.
   - Что, угадал? Как же ты предсказуема. Все женщины дуры!
   Он отшвырнул ее с такой силой, что та покатилась по полу.
   - Эй, мальчики, а ну-ка живо смотайтесь в город и притащите мне вашу сестричку. Квадратный подбородок и еще двое с похожей внешностью вышли, оставив родителей одних в доме.
   От услышанного Рин затрясло. Мама всегда говорила, что ее отец последний проходимец и что от него надо держаться подальше, поэтому они и прятались по отдаленным захолустным деревушкам и старались не высовываться лишний раз. Рин и представить не могла, что ее собственный отец хочет ее убить.
   Мама со стоном перевернулась на спину и их глаза встретились. Точнее мама заметила ее одинокий глаз, маячивший в щели. Она тоже прекрасно знала об этом глазке. Сначала она обрадовались. Обыскивать дом по второму разу они не станут, а в город Рин не пошла, значит есть шанс что ее не поймают. Потом на мамином лице проступил испуг и она покосилась на отца. Не заметил ли он? Но отец о чем-то задумался и смотрел в другую сторону.
   - Уходи. Беги в лес. Заклинаю.- проговорила она беззвучно, одними губами.
   Заклинаю ... Это было их тайное волшебное слово. Оно означало что сказанные перед ним слова являются абсолютной правдой, что эти слова очень важны и что этих слов, как сейчас, обязательно нужно слушаться.
  
   Твой отец ужасный человек ... Заклинаю ... Мы построим дом с глухом лесу ... Заклинаю ... Теперь твое имя будет ... Заклинаю ... Я буду тебя учить ... Заклинаю ... А теперь кинжал держи обратным хватом ... Заклинаю ... Ядом могут отравить тебя, но и ты можешь ... Заклинаю ... Этикет поможет тебе скрыться даже в светском обществе ... Заклинаю ... Солнышко мое, я люблю тебя больше жизни!
  
   Волшебное слово стало ключом к замку, на который заперли ее память и картины прошлого лавиной понеслись у не перед глазами.
  
   - Что с ней? - мужчина с квадратным подбородком подошел так тихо и незаметно, что Раким вздрогнул.
   - Моей сестре стало плохо. - без запинки соврал он. За несколько лет жизни беспризорником он научился мастерски врать и не менее мастерски научился чуять приближение неприятностей. Сейчас большая неприятность стояла прямо перед ним и знатно смердела. Хотелось сгрести Рин в охапку и припустить бегом подальше от этого странного типа, но он понимал, что именно этого делать не стоит. Шанс только один - отовраться.
   - Она утром доела несвежий суп, вот видимо и отравилась. Словно в подтверждение его слов Рин завалилась на левый локоть, отняла трясущиеся руки от лица и ее вырвало.
   - Девушке нужно в больницу. Давайте я ее провожу.
   Спорить с этим типом было опасно. Если они откажутся от его помощи он скорее всего не отстанет, а еще начнет требовать доказательств, что Рин действительно их сестра, а с доказательствами у них трудно.
   - Спасибо, мы сейчас сами ее отведем ко врачу.
   Со стороны города к ним подошел молодой мужчина и приобнял Лину за плечи.
   - Петрим! - Облегченно выдохнул Раким. Жених Лины подоспел как никогда вовремя.
   - А вы кто такой? - подозрительно спросил квадратный подбородок.
   - Я ее муж, - указал Петрим на зардевшуюся Лину, а это наши племянники.
   Спорить со взрослым мужчиной подбородок не стал и отступил, снова заняв свой наблюдательный пункт.
   Выяснять что случилось Петрим не стал. Он помог Ракиму донести девушку до наемного экипажа, усадил всю компанию туда же, сам взобрался на козлы и приказал трогать.
   Рин пришла в себя уже в карете. Обнаружив, что вокруг все знакомые лица она немного успокоилась, но говорить пока не получалось. Из пересохшего горла вырывались сипы и хрипы, а попить было негде. Раким прижимал ее трясущиеся руки к своей груди, пытаясь успокоить.
   Следующая заминка возникла, когда экипаж остановился и Петрим открыл дверь. Обнаружив незнакомый дом, Рин наотрез отказалась выходить из кареты. После нескольких попыток уговорить ее выйти Раким просто сгреб подругу в охапку и вытащил из кареты. Когда экипаж захлопнул дверцу и отъехал, деваться было некуда и она затихла, затравленно глядя по сторонам.
   Дом принадлежал пекарю и Лина явно здесь уже бывала. Ким с Рин на руках тоже озирался, но с любопытством. Ян, все это время следовавший за своими безмолвной тенью, тоже крутил головой.
   В гостиную ввалился присыпанный мукой пекарь.
   - Лина, дорогая, что с вами случилось?
   Когда ему рассказали в чем дело, все уставились на Рин. Она вжалась еще глубже в кресло, в котором сидела и Раким, пересев к ней на мягкий подлокотник, попросил объяснить что случилось. Рин начала сбивчиво:
   - Тот человек. Я его знаю. Он был раньше ... Он убил маму. Больше ничего вразумительного от нее добиться не удалось, ибо у Рин началась истерика. Она рыдала и не могла остановиться.
   Пекарю на пару с Линой удалось напоить девушку маковой водой с опием и уложить спать вместе с Малышкой Яликой. Яна тоже попытались уложить спать, но пострел наотрез отказался засыпать и засел с мужчинами в гостиной.
   - Весь город заполонен этими странными наблюдателями. Они второй день бродят по улицам, без видимой цели. Кто-нибудь что-нибудь о них знает? -начал совещание Раким.
   - Наверняка знает только Рин, но ее до утра трогать нельзя. Судя по ее последним словам она что-то вспомнила из своего прошлого.
  
   Маму убивали долго. Из-за маковой настойки она никак не могла проснуться от этого кошмара или хотя бы закричать. Впрочем, ощущение немоты и беспомощности не сильно отличалось от того, что она испытала тогда, лежа на чердаке. Сил тогда уйти не хватило и всю ночь девочке снились отрубленные пальцы, вырванные с мясом клочья волос и мертвенно бледное, но спокойное лицо мамы. Она не закричала. Ни разу. Зная что ее все равно убьют, а в нескольких нирах спряталось самое драгоценное существо - ее единственная дочь, она не позволила себе такой роскоши. Жаль только что дочь все это видит. Мама только морщилась, когда отец на пару с квадратным подбородком калечили ее тело. Наступивший наконец болевой шок она восприняла как избавление и больше даже не морщилась. Когда длинное лезвие кинжала вонзилось в солнечное сплетение она вздрогнула чисто механически, а когда он располосовал ее живот до самого паха по ногам пробежал долгожданный холодок. Смерть уже пришла за ней. Осталось совсем чуть-чуть.
  
  
   В доме пекаря Рин застряла на три дня. Утром, как планировали мужчины, расспросить девочку не удалось - она не просыпаясь начала бредить. Пришлось даже вызвать врача. Три дня они выхаживали ее и только ночью третьего дня она очнулась. Зная привязанность своей 'сестры' к хрустальному шарику, Раким в первый же день принес его подруге и вложил в ладонь. Она тут же сжала безделушку в руке и не выпускала ее все три дня. Лина с некоторым недоумением рассматривала сквозь стиснутые пальцы пациентки маленькое облачко мути в самом центре шарика. Словно молоком в воду капнули и тут же заморозили. Расстроится ли Рин таким изменениям своего сокровища?
   Ночью дежурила Лина. Ялика была с ней, но девочку поручили горничной, у которой были свои дети и имелся необходимый опыт ухода за детьми. Петрим заходил проведать больную и, за одно свою невесту, по несколько раз в день, как только позволяла вырваться работа в пекарне, располагавшейся тут же на первом этаже.
   Лина задремала прямо в кресле, когда ее разбудил недоуменный возглас Петрима.
   - Где Рин?
   Пациентки в кровати не оказалось, а окно в проулок было распахнуто настежь.
   Беглянку удалось найти во внутреннем дворе соседнего особняка. Хозяйская собака загнала ее на единственную яблоню, растущую аккурат по середине двора и старательно облаивала.
   К счастью, как Петрим, так и его отец хорошо знали и соседа и его собаку. Объяснив странности поведения девочки болезнью они отправились снимать Рин с дерева.
   - Рин! Слазь немедленно! Ты же еще больна!
   Никакого ответа не последовало. Девочка смотрела на них волком.
   - Рин, - более мягко продолжил уговоры Петрим, - спустись пожалуйста и давай вернемся в дом. Иначе из-за тебя еще и Лина простудится.
   - Что вам от меня надо? - прорычали сверху, - Кто вы вообще такие?
   Лина с Петримом растерянно переглянулись.


Глава 9.


  
   Империя Саринг. Столица.
  
  
  
   Тактичный стук в дверь мог принадлежать нашкодившей служанке или непрошенному гостю, но после разрешения войти, в покои княжны вошел император. Шанти аж вся сжалась. Она знала зачем он пришел. Вчера, после выяснения, что у императора есть брат близнец, супруг тактично оставил ее в одиночестве, не торопя с первой брачной ночью. Но сегодня, после официального представления ее двору он уже имел все права требовать исполнения договора. В принципе у нее есть еще три дня. Завтра состоится церемония прилюдной свадьбы, обычно следующая после заочного заключения брака. Она была не обязательна с законодательной точки зрения, но вот с политической - без нее никак. Подданные должны увидеть пышную церемонию и счастливую невесту. Враги мощь и потенциал императора, близкую перспективу появления наследников. Застолья продлятся три дня и вот после них ей уже никуда не деться. Но какая в принципе разница? Сейчас или через три дня? Император, вот он, стоит за ее спиной и любуется отражением. Видимо супруг думал о том же самом.
   - Можно, я помогу тебе? - спросил Крин, указав на расческу. Шанти судорожно стиснула ее ручку и машинально перекинула волосы вперед, подальше от него. Волосы... Это было ее больное место. Она ненавидела когда кто-то посторонний прикасался к ним. Густая рыжая кудрявая грива не давалась в руки ни одному парикмахеру. Сама она управлялась с ней быстро и безболезненно, но парикмахеры чесали ее так, словно пытались выдрать как можно больше волос. Масла в огонь подлил брат. Когда оба они еще под стол пешком ходили, его однажды заставили расчесать сестру и он умудрился так запутать гребенку в ее волосах, что их пришлось остричь по мальчишески. Она рыдала неделю.
   Вот и сейчас, супруг, с которым ей еще предстояло найти общий язык, предлагает ей пытку, пострашнее первой брачной ночи.
   - Я сама, - замотала головой княжна, прижимая волосы к груди и пряча под ними гребень. Император расстроился. Он явно не знал с чего начать разговор.
   - А можно я просто посмотрю?
   - Д-да, - ответила она с запинкой, кусая губу от смущения и расстройства. Императору отказывать нельзя, а она именно с отказа и начала.
   Слегка трясущимися руками Шанти расчесала волосы, потратив на это времени раза в два больше обычного. Закончив, она с обреченной покорностью встала, прошла к кровати и легла, вытянув руки по швам. Он последовал за ней, но не лег рядом, а присел в изножье.
   - Шанти, почему ты меня боишься?
   Княжна удивленно посмотрела на него. И что она должна ответить ему? Первый раз всегда страшно, а с незнакомым мужчиной тем более? Или что она в принципе от природы трусила? Или, что пугало ее больше всего, что она не уверена, что рядом с ней сейчас действительно ее муж, а не его брат близнец?
   - Я вас совсем не знаю, ваше величество, - выбрала она наиболее обтекаемый вариант.
   - А может мы все же перейдем на 'ты' и без 'величеств'? - усмехнулся муж, - Я не собираюсь принуждать тебя к чему-либо.
   После его последних слов Шанти немного расслабилась. Не смотря на горящий камин, в комнате было довольно прохладно и она с удовольствием натянула на себя мягкое стеганное одеяло. Было глупое ощущение, что под одеялом она в большей безопасности, чем без него.
   - Я тоже мало что знаю о тебе, поэтому предлагаю познакомиться поближе.
   Они проговорили почти до утра, пока Крин не заметил, что его супруга трет покрасневшие глаза. Они обсуждали все на свете. Он очень удивился, когда узнал, что его жена обожает ювелирные украшения, причем не покупать и носить, а делать своими руками и дарить, в основном собственному брату, жертвуя плоды своего рукоделия в императорскую сокровищницу Кальпейнгара. Продемонстрированная пара заколок с ее любимыми изумрудами императора восхитила и как будто чем-то озадачила.
   Не смотря на атмосферу беззаботной болтовни, царившей все это время, она облегченно выдохнула и повалилась на подушки, когда за императором захлопнулась дверь тайного хода. Руки мелко дрожали от нервного напряжения и она только сейчас заметила, что кулак правой руки сжался так сильно, что на ладони отпечатались следы от впившихся в нее ногтей.
   Она сразу поняла, что уснуть после такого нервного напряжения ей не удастся, поэтому вскочила с кровати, вбежала в гардеробную, привычным движением вскрыла двойное дно одного из сундуков и переоделась в костюм тени. Распахнутые рамы заставили пламя в камине полыхнуть сильнее, а комнату наполнили запахом ночной сырости, когда хрупкая фигурка в черном выскользнула в окно.
  
  
   Серая тень появилась на коньке крыши неожиданно. Замерла на несколько мгновений, прислушиваясь, и распрямилась в полный рост. Широкие плечи, узкие бедра и непередаваемая пластика. Шанти даже дышать перестала, как хищница, узревшая добычу. Осталось только прыгнуть и сцапать добычу. Это не мог быть кто-то другой. Это точно он! Лунный лунь!
   Девушка вынырнула из своего темного уголка за печной крышей соседнего дома и отправилась за удаляющейся тенью, стараясь не привлекать внимания.
   Слуховое окно на чердак. Логично. Она сама проникла в особняк этого графа точно так же.
   На этот раз ее расчет оправдался. Граф Лиорин растрезвонил о необычном камне, найденном на его рудниках, на всю округу. О ценной находке не слышал только глухой, но тот наверняка прочел об этом по губам местных сплетников.
   Дом графа будет похуже муравейника. В анфиладах, переходах и балюстрадах гости блуждали при свете дня, а что говорить о скромной императрице, прибывшей туда в ночи, инкогнито и без приглашения. К счастью сокровищницу графа она посетила уже трижды и сейчас была в более выигрышном положении, чем Лунь. Он расположение внутренних покоев еще не изучил.
   Она соскользнула с крыши на балкон и прошла внутрь по пустующим покоям, обгоняя легендарного вора и скрываясь в темном уголке коридора.
   Граф нанял в охрану целый отряд, но, естественно, в спальни и внутренние покои их не пустил. Большая их часть толпилась у входа в сокровищницу. Но помимо тяжеленных входных дверей в сокровищницу почти всегда ведет тайный ход из спальни хозяина. Это стало практически классикой. Все об этом знали, но все упорно делали вид, что сохранят сию тайну до гробовой доски.
   Знал об этом и Лунь. Он сделал лишний крюк с заходом к детской, прежде чем разобрался куда именно ему нужно. Перед спальней он чиркнул огнивом и поджег какую-то палочку, потушил и просунул в замочную скважину.
   Что конкретно он делает, Шанти не понимала, но все и так было понятно. Сейчас он проникнет внутрь, найдет тайный ход и прямиком отправится в сокровищницу.
   Шанти ушла во тьму коридора, спустилась вниз и пошла прямиком ко входу в сокровищницу. Первый солдат сидел спиной к стене еще в приемном холле. Ноги вытянуты, голова лежит на груди, руки безвольно раскиданы. Шанти скривилась. Вчера, проставляясь им выпивкой в каком-то близлежащем кабаке, она не рассчитала, что местное пойло в купе с маковым отваром усилит эффект последнего так сильно. Весь отряд охранников самозабвенно выдавал рулады храпа. К счастью дверь в сокровищнице была обита не только железом, но и войлоком, от чего хорошо изолировала звуки и храп внутри помещения был не слышен.
   Юркнув за мраморный постамент статуи графа в полный рост и даже выше, она притаилась и стала ждать. Прошло несколько минут и императрице стало смешно. Она представила как Лунь чертыхается в поисках механизма, открывающего потайной ход. Тут надо сказать, граф проявил редкостную неординарность. Чтобы открылась дверь нужно было воспроизвести сложную последовательность из почти дюжины действий.
   Если бы не подсмотрела за графом, ни за что не догадалась.
   Еще через несколько минут Шанти была раздражена. Что он за вор такой, что не смог вскрыть ход? Может Лунь не так уж и велик в своих мастерских кражах и все пэры, пропив, потеряв или еще как-то неблагопристойно утратившие свои сокровища просто списывали все на легендарного вора, обеспечив ему славу, которая шла впереди него?
   Через полтора часа ожидания бывшая княжна была совершенно разочарована. Она тихо вернулась к спальне графа, убедилась что тайный ход так никто и не вскрыл и была вынуждена ретироваться. То ли Лунь так и не смог вскрыть тайный ход и отступился, то ли его что-то спугнуло.
   Оставалось только кусать локти от досады, хотя моральная компенсация в виде того самого камушка приятно грела бедро.
  
   Окна личных покоев императрицы светились и Шанти чертыхнулась, подходя к ним по широкому карнизу. Одна из створок была приветственно распахнута и ей не оставалось ничего, кроме как шагнуть на подоконник.
   - С возвращением, - поприветствовал ее император сидя в кресле. Он даже глаз на нее не поднял от книги, которую читал при свете свечи.
   Шанти спрыгнула с подоконника и немедленно отправилась в гардеробную. Ее одежда была предназначена для ночной тьмы и сумеречного полумрака, но при свете свечи черный облегающий костюм смотрелся неуместно. Сетка, более свободно нашитая сверху, помогала смазать силуэт в ночи и спасала от ночного гнуса, но не скрывала ее фигуру при свечах.
   Быстро переодевшись в свое самое простое платье с завязками спереди, чтобы не привлекать прислугу, она вернулась обратно, к мужу, по прежнему не зная что сказать в свое оправдание. Он все же поднял на нее взгляд.
   - Кого в ближайшую неделю будут обсуждать дворцовые сплетники? В чьей сокровищнице пошуровал вор на этот раз?
   - Граф Лиорин лишился своей недавней находки ...
   - Это покрывает все его грехи с большим запасом. Раньше ты лишнего не брала. Что изменилось?
   - Если ты считаешь, что его обграбила я, то камня у меня нет.
   Император лишь удивленно и вопросительно поднял брови.
   - Его забрал Лунный Лунь.
   - То есть он все-таки существует?
   - Да. И я пыталась выследить его, но у меня не вышло.
   -То есть теперь ты не только ходишь по ночам в гости к нашим подданным, но и отлавливаешь особо отличившихся? - в голосе Крина помимо сарказма звучало ничем не прикрытое раздражение.
   - Почему ты решил, что он наш подданный? С точки зрения Шанти, вопрос был безобидный, но император взбеленился. Он вскочил с кресла, уронив плед и книгу на пол.
   - То есть одной империи тебе уже мало? Ты отлавливаешь всемирно известных преступников! Ничего что это работа моего брата? Или я уже могу увольнять его? Да ты хоть представляешь что будет, если тебя узнают?!
   Он наступал на нее, а она пыталась пятиться, пока не уперлась спиной в дверцу массивного платяного шкафа.
   - Да, безусловно, мне очень удобно выдавать тебе список проворовавшихся пэров и чиновников, получая взамен сворованные тобой драгоценности из их сокровищниц. Это очень необычный способ пополнения бюджета, но риск слишком велик!
   Он приблизился к ней вплотную, полыхая гневом в изумрудных глазах. Его рука легла на талию супруги, а глаза смотрели в глаза.
   - Шанти, когда я отправлял делегацию за невестой, я рассчитывал получить жену, а не еще одного начальника тайной службы. Я каждую ночь переживаю за тебя, а ты занимаешься отловом посторонних мужиков.
   Его рука поднялась от талии к груди, шее, щеке и скользнула обратно вниз, к завязкам на корсаже платья.
   - Крин, не надо, - прошептала императрица, но муж не слушал ее. Лиф пополз вниз и она судорожно впилась в шнуровку, останавливая его.
   - Шанти, уже третий месяц как мы женаты, а ты так и не подпускаешь меня к себе. Что я делаю не так? Я пошел у тебя на поводу, разрешив маленькой воровке грабить свою знать. Я исключил тебя из политических дрязг двора, хотя, как оказалось, ты тоже умеешь кусаться. Но мне так и не удалось растопить твое холодное сердце. Ты по прежнему остаешься мне лишь другом.
   Она не нашлась что ответить. Он во всем был прав, но стоило ему оказаться ближе нира и возникало то неприятное чувство неправильности происходящего. Особенно остро это ощущалось в первое время, когда Крин периодически являлся в покои супруги или пытался поцеловать ее где-то за их пределами.
   Сейчас она уже привыкла к этому мужчине и была готова побороть все свои страхи, но именно сегодня была еще одна причина, почему императрица не выпускала из рук корсаж.
   ' О мертвые боги! Кринар, прости меня!' - подумала она, но в слух сказала совсем другое.
   - После свадьбы ты обещал, что дашь мне столько времени, сколько потребуется. Если сейчас ты останешься, я буду считать наш брак светским.
   Некоторое время они смотрели друг другу в глаза. Шанти было откровенно страшно. Она знала, что если он останется, будет намного хуже, чем если обидится и уйдет, но она всеми силами надеялась, что ее взгляд достаточно решителен, чтобы он воспринял это как оскорбление, а не как попытку набить себе цену.
   Ее расчет оправдался. Рука мужа соскользнула с корсажа, он развернулся и молча ушел в темный провал тайного хода. Если бы дверь не закрывалась с помощью специального механизма, он бы наверняка хлопнул ей так, что штукатурка бы посыпалась.
   Она выдохнула и рухнула на пуф перед старинным трюмо с зеркалом. Лиф платья все же сполз, оголив причину сегодняшней ссоры. Императрица поморщилась, ощупав темное пятно засоса под грудью и торопливо накинула халат.
  
  
  
   Ждать она не любила никогда, но впав в охотничий азарт, просидела в засаде половину ночи. Ничего! Лунный Лунь словно в воздухе растаял. Лезть в дом было уже опасно. Маковый отвар действует сильно, но не долго. Точнее, не так долго как хотелось бы.
   Сделав пару кругов вокруг особняка графа Лиорина, Шанти совершенно разочаровалась. Камень уже не казался столь ценным. Более крупная добыча ускользнула от нее.
   Углубившись в темноту парка, она еще раз окинула взглядом дом графа и отправилась кружным путем к себе, но до ограды поместья добраться не успела. Крепкие руки скрутили ее так быстро и ловко, что она даже пискнуть не успела, а уже оказалась прижата грудью и лицом к стволу какого-то дерева с заведенными за спину руками и зажатым ртом.
   - Маленькая мышка решила поиграть с хищником? - проворковал за спиной глубокий мужской баритон, - Неужели ты полагала, что мы поменялись местами?
   Голос казался приглушенным, словно говоривший зажимал рот ладонью.
   - Если обещаешь себя хорошо вести, отпущу. Надеюсь ты достаточно умна, чтобы не кричать? Обещаешь?
   Шанти кивнула, чувствуя, как скулу царапает кора дерева, но ее захватчик убрал только одну руку - ото рта и совсем немного ослабил хватку, позволив отстраниться от дерева и вздохнуть полной грудью.
   Продолжая удерживать ее руки за спиной, он одной рукой обшаривали ее тело, обезоруживая и избавляя от всего, что могло использоваться как оружие. Шанти могла только шипеть и брыкаться. Рывок, и ее развернули лицом к себе и одновременно прижали к могучему торсу, по прежнему не отпуская рук.
   Шанти оказалась лицом к лицу с Лунным Лунем. Она поняла почему голос был приглушен. Его лицо было закрыто маской какой-то хищной птицы. Неуловимым движением он сдернул с нее капюшон и грива рыжих кудрей вырвалась на свободу. Вор присвистнул.
   - А мышка то оказалась не простая, а золотая. Его тон был насмешлив и игрив.
   Шанти, чьи предплечья были сведены за спиной, смогла наконец выудить из шва иглу и воткнула ее в вора, но тот лишь вздрогнул.
   Он отобрал иглу, осмотрел ее, сунул под маску то ли обнюхивая, то ли пробуя на вкус.
   - Ууу, - с деланным разочарованием протянул он, - не отравленная. Даже не интересно. - В глазах у него проскочила смешинка, - Ты пыталась заколоть меня швейной иголкой?
   Шанти лишь скрипнула зубами, пытаясь просчитать чем может закончиться эта встреча для нее.
   - А что еще спрятано у тебя в потайных кармашках?
   Его руки начали блуждать по телу более тщательно, изучая каждый шовчик, складочку, ложбинку и впадинку.
   - Что ты творишь, ублюдок, - прорычала она, когда Лунь запустил руку ей в штаны.
   - Заначки ищу, - так же игриво ответил мужчина.
   Он вынул еще пару игл, две пары крохотных метательных ножей и футляр с дротиками. Но на этом обыск не прекратился. Его рука оглаживала ее по ягодице, потом поднялась по пояснице под туникой и опустилась на грудь. Шанти начала извиваться как змея и в какой-то момент ей даже удалось вырвать руку из захвата, но пара ударов в живот и под дых только раззадорили вора.
   Он схватил ее руки, поднял и прижал к стволу над головой, одновременно задирая мягкую ткань на груди.
   - Так даже удобнее, - продолжал издеваться мужчина.
   В нос ударил едкий незнакомый запах и сил как будто стало меньше. Сопротивление девушки резко ослабло и через несколько секунд она обмякла в руках вора.
   - Вот так то лучше. Какие ретивые мышки в Саринге водятся.
   Он сдвинул маску так, что стало видно только подбородок и губы и приник к молочно белой коже, светящейся в темноте. Шанти бесилась, но не могла даже пальцем пошевелить. Все силы уходили на то, чтобы не упасть, хотя Лунь прижал ее к дереву.
   - Не оставлял бы тебя всю ночь, золотко, но стража скоро проснется.
   Он усадил императрицу на траву и сел напротив.
   - Мое зелье очень скоро перестанет действовать, сразу после того как я уйду, но до того как проснется охрана. Ты как раз успеешь смыться.
   Он замер на секунду, словно принимая решение. Протянул к ней руку, приподнял лицо за подбородок и поцеловал.
   Такого Шанти снести не смогла и, собрав всю оставшуюся волю в кулак, укусила Луня со всей силы.
   Он громко чертыхнулся, тут же оглянулся по сторонам, проверяя, не идет ли кто и натянул маску обратно.
   Пижонский поклон, явно заимствованный из этикета какой-то другой страны, был ей вместо прощания.
  
  
  
   Шанти поставила локти на трюмо и уронила голову на ладони.
   - Императрица Саринга! Какой позор!
   Предрассветную тьму рассеивала одинокая свеча, оставленная императором на столике у кресла. Там же, на полу лежала недочитанная им книга.


Глава 10.


   Дорога к побережью и лагерю военнопленных оказалась не простой. Пыльная дорога, закрытая карета, раскалившаяся на все еще палящем солнце и не всегда хорошие дороги вымотали нас троих изрядно.
   В самом лагере нам выделили крайний дом в самом дальнем углу, у частокола стены с острыми пиками на верхушке каждого бревна.
   Хозяйка дома, темнокожая савварка с темно-карими глазами не излучала восторга по поводу нашего прибытия, но была вежлива, ровно на столько, чтобы у нас не возникало повода жаловаться.
   Ее крепкие мускулистые руки явно намного лучше управлялись с оружием, чем с печным ухватом. Однако женщина безропотно выполняла функцию кухарки, признав свое поражение. Впрочем, как оказалось, саввар в лагере было не много, основную массу военнопленных составляли миаликийцы. Фортанцев было не на много больше савварцев.
   Местные сестры милосердия нам очень обрадовались. Первый день прошел за знакомством нас с местными правилами и жизненным укладом, знакомством с остальными работниками, охранниками и, собственно, пленниками.
   Негласный лидер всего лагеря, здоровенный мужик почти на две головы выше меня со светло-русыми волосами и такой же бородой, зыркнул на нас с затаенной досадой в зеленых глазах. Такая реакция меня слегка удивила.
   Герцог Антил Акрибурье являлся маршалом войск Миалики и был третьим лицом в своей стране до переворота. Чем ему могли досадить три девицы, я не понимала.
   Но вот его сын Алур, едва ли не точная копия отца, смотрел на нас с нескрываемой злобой, а при первой же возможности поднял на смех, мол госпожи невесты приехали себе в гарем любовников выбирать, а то императора на всех не хватает.
   Меня его слова разозлили, но устраивать сцен я не собиралась. А вот Мика, вполне. Она уже выдернула кинжал из ножен и сделала шаг вперед, когда парень тоже взялся за рукоять своего палаша, намереваясь устроить поединок. То что его противником будет девушка, его ни сколько не смущало. Герцогу с сыном единственным дозволялось носить при себе оружие в качестве исключения, но меня больше возмутило не это, а что герцогский сынок собрался его использовать против безоружных девушек.
   Мы с герцогом осадили задир одновременно. Он рыкнул на сына, а я заступила дорогу своей охраннице.
   - Еще увидимся, красавчик! - прошипела Мика, отворачиваясь и делая ударение на последнем слове.
   - Вот именно его к себе в гарем и возьму, - громко обратилась она ко мне, отходя от мужчин, - евнухом!
   Сын герцога лишь ругнулся нам в спину. Чи, так и не проронившая ни слова, тенью следовала за нами.
   Ночью я проснулась от непонятных звуков. Не сразу удалось сообразить, что это всхлипы.
   Я приподнялась на локте. Мика крепко спала, а вот плечи Чи, отвернувшейся к стене, едва незаметно подрагивали. Однако, стоило мне окликнуть подругу, та перестала всхлипывать и притворялась спящей, не желая отвечать мне. Пришлось оставить ее в покое
   Утром я попыталась расспросить ее, из-за чего та плакала, но наша упрямица ушла в глухую оборону, заявив, что мне все приснилось.
   Мика тоже вела себя странно не поддержав меня и вообще не заинтересовавшись причинами слез подруги. Они все еще дулись друг на друга из-за той ссоры, в причинах которой мне так ни одна и не созналась.
   Работа была не сложная - распределение провизии с фуражом, работа с документами, рассмотрение просьб и жалоб заключенных. Я чувствовала себя старостой деревни, а не волонтером в лагере врага. Жизнь здесь текла неспешно и размеренно, хотя в воздухе и витало напряжение. Но напряжение было не агрессией, а ожиданием. Все прекрасно понимали что их судьба зависит от политических взаимоотношений Подлунной империи с новым правителем Миалики. Сейчас это был военный конфликт, а значит до его конца никто и не подумает отпускать их домой. Все ждали чем закончатся трения двух держав и не появится ли для горизонта наследник прежнего императора. Пожалуй, последнего ждали даже больше чем окончания войны.
   Чи с каждым днем становилась все более молчаливой и хмурой. Она не плакала по ночам, зная что я услышу, не отвечала на вопросы и с каждым днем выглядела все несчастнее.
   Первым знаком тревоги был взгляд герцога, всегда преследующий нашу компанию. Он был тяжелый и какой-то непонятный. Я часто замечала, что если он видел нас с Микой, то сразу начинал обшаривать улицу глазами в поисках Чи. А она начала прятаться. Ходила огородами и непреметными тропами, стараясь ходить по лагерю только в сопровождении и тогда, когда герцог и его сын были заняты. Когда Чи начала отлынивать от работы, закрываясь на весь день в отведенном нам доме я не выдержала и приперла ее к стенке.
   - Чи, что происходит? Почему ты бегаешь от герцога?
   Она не ответила, глядя в сторону от меня.
   - Или ты отвечаешь на мои вопросы или я завтра же возвращаюсь обратно и пишу жалобу канцлеру на неподобающее поведение герцога. Что он тебе сделал?
   - Ничего. Тэкэра, не уезжай. Не хочу оставаться здесь одна. Или лучше, давайте уедем все вместе.
   - Уедем? Не выполнив до конца задание? Чи, это на тебя не похоже.
   Она снова замолчала.
   - Чи! - взвилась я, теряя терпение. Она наконец подняла на меня глаза.
   - Тэкэра, ты замечательная подруга. Я понимаю что ты беспокоишься за меня, но есть вещи, которые я не могу рассказать даже тебе. Извини.
   Она снова потупилась, поежилась и сжалась в комок, прислонившись спиной к бревенчатой стене.
   Я поняла что кричать и топать ногами сейчас бесполезно, сделаю только хуже. Пришлось резко менять тактику. Я присела к ней на кровать.
   - Дорогая, я умею хранить тайны! И если я могу чем-то помочь, только дай знать. Может тебе станет легче, если ты просто выговоришься?
   - Прости. Не могу. Я слишком труслива для этого. Я слишком боюсь последствий.
   Я, по прежнему сидя на ее кровати, отвернулась от Чи и тяжело вздохнула.
   - Значит ты не считаешь меня подругой, раз отказываешься от помощи. Я думала что что-то значу для тебя.
   Я уже хотела встать и уйти, как вдруг мой подлый тактический ход неожиданно сработал. Чи бросилась ко мне и обняла со спины.
   - Нет, нет, Тер! Пожалуйста! Да у меня в жизни не было подруги ближе тебя!
   Я чувствовала что она с трудом сдерживает слезы.
   - Я прекрасно понимаю, что никогда не стану тебе такой же близкой подругой как выносить это одиночество.
   Я развернулась лицом к ней и тоже обняла подругу.
   - А на счет всего этого. Ну в самом деле не могу. Хочу, но не могу. Есть вещи, которых лучше не знать, - она отстранилась, села рядом и заговорила совсем тихо, - если узнаешь, от нашей дружбы и следа не останется.
  
   Больше мне ничего не удалось из нее вытянуть. Мика честно выполняла свое задание и ни герцога ни его сына к Чи не подпускала, однако, как оказалось, и у нее случаются проколы.
   Муж, которому я периодически жаловалась на сложившуюся ситуацию, упорно строил страдальческую мину, но принимал в конфликте сторону Мики, попросту не желая вмешиваться. Я понимала что его сострадание шито белыми нитками, но не понимала причину такого отношения к Чи. Мне казалось крайне несправедливым что все ополчились на нее без явных на то причин.
   Утром мы проснулись с Микой раньше обычного, но Чи в комнате уже не было. Не оказалось ее ни в местном совете, ни на складе. Обежав лагерь по второму кругу, опросив охрану и выяснив, что она не покидала территорию лагеря, мы забили тревогу.
   Не слушая увещеваний Мики, что нужно сначала разобраться, я без приглашения вломилась в дом герцога.
   - Где она?! - завопила я с порога, бесцеремонно заглядывая в каждый закуток его дом.
   - Здравствуйте, леди Тэкэра, - совершенно спокойно поприветствовал меня герцог, - вы кого-то ищете?
   - Где леди Чи? - прорычала я, понимая что он в курсе всего.
   - Понятия не имею, - ответил он, продемонстрировав вежливый оскал.
   По его расслабленной позе становилось понятно, что в доме ее скорее всего нет. Ринулась на улицу, не желая тратить время, но герцог перегородил мне выход.
   - Что случилось, леди Тэкэра? Ваша подруга пропала?
   Он попытался состроить сочувственную и озабоченную гримасу, но это выходило у него из рук вон плохо. Не желая вестись на его попытки заговорить мне зубы я лишь дала Мике знак. Он даже не понял как оказался на полу.
   Мы выскочили во двор и огляделись. Из крупных построек была только конюшня с затворенными воротами. Герцог еще что-то пытался кричать нам в след, но мы его не слушали. Больше того. Чем громче он кричал, тем выше становилась вероятность, что Чи именно там. Уж больно эта ситуация напоминала детскую игру 'лед и пламень'.
   Ворота конюшни были добротными с массивным засовом изнутри, но этого было недостаточно, чтобы остановить двух выпускниц мирьянской школы.
   Два разделочных тесака, валявшихся неподалеку, плясали в наших руках почти синхронно.
   Точка приложения силы была нам известна и петли одной из створок слетели почти моментально, скособочив и вторую створку.
   Мы увидели их сразу, еще не войдя внутрь и меня пробрала оторопь. Вместо кровавой сцены убийства, мерзкого изнасилования или еще чего-нибудь подобного, мы увидели целую и невредимую Чи. Она стояла в дальнем углу, а перед ней, преклонив одно колено, стоял сын герцога!
   - Может мы поторопились? - едва слышно проговорила Мика у меня за спиной.
   При виде нас он сразу же вскочил на ноги и со свирепым видом ринулся на нас, но Мика опередила его и Алур упал навзничь не успев закричать.
   Я бросилась к Чи, но та, на удивление, была спокойна. Более того, она была зла.
   Не обратив на меня внимания, что-то бурча себе под нос она направилась к выходу. Растерявшись, я поплелась за ней. Кажется мы совсем не вовремя, раз она так разозлилась на меня. Мы вышли из конюшни. Я на легке, а Мика вела Алура, скрюченного в три погибели из-за заломленной за спину руки.
   Когда мы оказались на улице, Чи уже была у дома герцога и последний что-то втолковывал ей, бурно жестикулируя руками. Она сухо и отрывисто что-то ему ответила, стоя полубоком к собеседнику. Он ответил ей что-то в том же духе, явно пребывая в дурном настроении. Тут Чи удивила нас, развернувшись к мужчине всем корпусом и влепила ему сочную пощечину. Мика бросила свою добычу и кинулась к ней, опасаясь, что герцог ей ответит, но паника оказалась ложной. Мужчина только зло выругался и ушел в дом.
   Щеки Чи раскраснелись от ярости и она, не обращая на нас внимания, отправилась в наш дом. Мы не стали ее догонять и шли за ней чуть поодаль.
   В доме я попросила сделать так, чтобы нас не беспокоили, потому что я собиралась поговорить с подругой серьезно и, если понадобится, буду выбивать из нее правду силой пока эта упрямица не натворила чего-нибудь невообразимо глупого и непоправимого.
   Мика кивнула и вышла, плотно прикрыв за собой дверь. Чи я застала в нашей комнате за сбором скромных пожиток.
   - Тебя так разозлило предложение Алура или то что мы вам помешали? - спросила я закрыв дверь за собой и подперев оную собственной спиной, дабы Чи не сбежала.
   Однако подруга этого как будто не заметила, продолжая метаться по комнате.
   - Я уезжаю. Не могу больше здесь находиться! - выпалила она, комкая что-то в руках и зашвыривая вещь в маленький дорожный сундук,- Он не сдержал своего обещания.
   - И что же графенок тебе наобещать успел, что ты так разозлилась?
   Чи как будто очнулась от собственных мыслей, посмотрела на меня, нахмурилась и вообще перестала отвечать на мои вопросы, просто сделала вид, будто меня здесь нет!
   Когда сундук был наполнен и запакован, она попыталась выйти, но уперлась в меня.
   - Тэкэра, выпусти меня. Я уезжаю!
   - И что ты скажешь во дворце? Не выполнила задание из-за домогательств герцогского сынка?
   - Я не поеду во дворец. Тер, я уезжаю из империи, покидаю материк.
   Челюсть моя едва не отвалилась. Да что происходит?!
   - Чи! - взвыла я когда прошел ступор, - Ты с ума сошла?
   Вцепившись в плечи подруги я заставила ее бросить сундук и усадила на кровать.
   - Мы ведь подруги! Почему ты не можешь довериться мне? Почему считаешь, что я не в состоянии помочь тебе?
   - Тэкэра, прости. Я сюда приехала не для того чтобы выйти замуж за императора или наследника. У меня были свои цели. Но сейчас я больше не могу здесь оставаться. Император не сдержал обещания. Ты здесь точно не поможешь.
   В моей голове что-то щелкнуло. Чи, видя что больше ее никто не удерживает встала, ухватила свой дорожный сундук и попыталась выйти, но не тут то было.
   Стены, пол и потолок медленно покрывались невидимой для нее переливчатой броней купола. Дверь при этом запечаталась. По мере того как кусочки головоломки становились на свои места, броня купола становилась все толще и толще. Чи поставила сундук на пол и дергала за ручку уже обоими руками.
   Алур там в конюшне предлагал ей явно не руку и сердце. Она даже не дрогнула, когда я озвучила это предположение. 'Свои цели' ... 'Император не сдержал обещания' ... 'приехала не для того, чтобы выйти замуж'...
   Я заговорила, продолжая складывать осколки в одно целое и Чи замерла.
   - Император обещал тебе, что никто кроме членов императорской семьи не узнает о том, что в школе невест скрывается наследница Миалики.
   Она так сильно вцепилась в ручку двери, что костяшки пальцев побелели.
   - Еще одно подтверждение, что он не держит своего слова, - процедила она сквозь зубы.
   Теперь злиться начала я. Подойдя к ней отодрала ее руки от двери и развернула к себе. Ее глаза от ярости превратились в щелочки, кулаки сжаты, челюсти плотно стиснуты. Звон пощечины раздался в тишине словно раскат грома. Отшатнувшись к стене, Чи ошарашено смотрела на меня, зажимая краснеющую щеку.
   - Император Подлунной империи всегда держит свое слово! Это на переговоры с тобой он отправлял Мику! Из-за этого вы не разговариваете друг с другом.
   Герцог узнал тебя с первого взгляда! А его сын ... Там в конюшне ... он на коленях умолял тебя занять трон твоего отца! И после всего ты убегаешь. Убегаешь снова! Как последняя трусиха!
   Я распахнула дверь, сделав купол проходимым. В глазах Чи читалось недоумение и даже испуг.
   - Уходи. Такой как ты никогда не стать предводителем и защитником целого народа. На тебя нельзя положиться. Уплывай из Подлунной империи и найди себе нору в другом месте. Можешь забиться туда и прятаться до конца своих дней, а мне здесь крысы не нужны.
   Злость со страхом боролись в ее душе. Злость все же взяла верх. Не привыкла наследная принцесса слышать чего-то подобного в свой адрес.
   - Если император не нарушал своего слова, тогда кто ты такая?
   - Я расскажу это только наследнице трона Миалики, которую любят, уважают и ждут ее подданные, и то, только после коронации, когда у нее появится право приказывать. Такой, какая ты сейчас, я свои тайны открывать не собираюсь.
   Чи схватила свой сундук и выскочила из дома, а я рухнула на лавку у стены и зажала виски руками.
   Неожиданное открытие на столько выбило меня из колеи, что я дала волю чувствам. Теперь переговоры провалены окончательно! Моя подруга, моя Чи, всегда собранная и серьезная. Она всегда бралась за любое дело с максимальной отдачей. Почему же она с таким упорством избегает ответственности за собственную империю?
   В косяк открытой двери постучалась Мика.
   - Расскажешь что у вас тут случилось? Или мне сначала отловить и вернуть Чи?
   - Не стоит. Ситуацию этим не исправишь. Переговоры провалены окончательно.
   - О, так ты наконец раскусила наш золотой орешек!
   Я хмуро глянула на Мику.
   - Могла бы и намекнуть, - недовольно буркнула я. Она лишь развела руками.
   - С меня стрясли клятву как отец, так и сам император. Лично! Извини.
   - Когда Им писал наши задания, он сказал что так будет интереснее. А в итоге я не сдержалась и завалила все дело. Если бы я не начала орать на нее, может все сложилось бы иначе?
   - Тэкэра, прекрати. Политика - дело такое, что незаменимых там нет. Наш император, глядя на подобные выверты, только развлекается. Не выгорела эта партия, он разыграет другую!
   - Мика, - дернулась я от последних ее слов, - мертвые боги с этой политикой. Дело в Чи. Я расстраиваюсь не из-за ее трона. Меня беспокоит она сама. Что будет с ней? Я наговорила ей столько всего! Ее же с детства растили, как будущую правительницу. Ты можешь представить ее какой-нибудь швеей или канцелярской работницей? Она привыкла общаться в высшем свете и не уверена, что ей удастся жить жизнью обычного человека.
   Мика потерла бровь.
   - Это да. Она с такой скоростью плодит глупости, что скоро они накопятся, превратятся в лавину и погребут ее с головой.
   - Нужно установить за ней наблюдение и негласно приставить охрану..
   - Сделаю, - кивнула Мика и вышла.
  
   В лагере нас больше ничего не держало, но все же перед отъездом я навестила герцога. В первую очередь извинилась за наш последний визит к ним. Представилась ему как императорский парламентер, рассказала что принцесса покинула нас, скорее всего навсегда.
   Мужчина темнел лицом прямо на глазах. Желваки ходили ходуном, но он держал себя в руках. Некоторые несостыковки в моем рассказе он не заметил и лишних вопросов не задавал.
   Наша беседа оказалась на удивление продуктивной. Узнав о побеге наследницы, он закрыл эту тему, не желая больше говорить о предательнице. Мы обсудили планы императора Подлунной империи помочь Миалике со сменой власти. Поняв что Миалика при этом свою независимость от Подлунной империи, герцог приободрился.
   - Нам нужен новый император. Кто-то не засветившийся ранее в политике страны. Иначе народ взбунтуется. Нужен предводитель, - он лукаво улыбнулся, глядя на меня, - и желательно из наших, а не из ваших.
   - Я лишь кивнула, соглашаясь.
   - Предлагаю на эту роль вашу кандидатуру.
   Некоторое время герцог основательно обдумывал мое предложение, но потом отрицательно мотнул головой.
   - Я уже не в том возрасте, да и хитрости на все дворцовые интриги у меня не хватит. Намного лучше с этим справится мой сын. Теперь задумалась я.
   - Знаете, мы наслышаны о ваших подвигах, но почти ничего не знаем о вашем сыне. Я передам ваше предложение императору.


Справочник.


  Мир людей - планета Терриана (от лат. - terra - земля) Имеет 16 материков и 2 ледника, есть ли под ними суша - науке неизвестно, да собственно и не очень интересно. Площадь материков в 8 раз меньше площади океана.
  Действие происходит в 3987 году от перерождения Террианы (или как говорят в народе "со смерти богов" ) Согласно наидревнейшей летописи, до начала времен на Терриане было семь материков и их площадь была равна площади океана. Однако случилась катастрофа. Боги схлестнулись в смертной битве и взрыли, и раскололи землю так, что часть материков раскололась, а часть поднялась в небо и истаяла словно дым. Многие люди умерли в тот день и после этого долго оправлялись оставшиеся. Суша обратно так и не появилась.
  Каждый из 16 материков представляет собой отдельное государство. В этом мире нет магии как таковой. Люди пошли по пути саморазвития. Если развивать личность то можно научиться управлять мыслями и даже мысленно разговаривать с другим человеком, но это при условии, что он так же развит. Так же люди научились оказывать слабое влияние на физические предметы. Слегка подвинуть легкий предмет или раскалить немного металлический прутик. Однако даже самые развитые личности этим не злоупотребляют, ибо требует такая деятельность огромных психических сил, что чревато психическим расстройством. Поэтому все гении немного психи)))
  
   Шарктановое золото - уникальные золотые самородки имеющие форму полого плавно загнутого в дугу цилиндра с закругленным концом, иногда имеющий ответвление из такого же цилиндра, но поменьше. Последний из 37 офицальный случай обнаружения шарктанового золота был зарегистрирован 289 лет назад. Шарктановое золото прочнее алмаза и совершенно не поддается никаким механическим воздействиям. Его можно переплавить, но в этом случае оно теряет все свои необычные свойства и остается чистейший метал, не пригодный даже для ювелирных украшений из-за своей мягкости. Первые найденные самородки люди переплавляли, но поняв, что метал теряет свои загадочные свойства перестали это делать и стали хранить самородки как драгоценную реликвию. Каждый из них охраняется государством в котором был найден, как национальное сокровище.
  
  Травы:
  
  Трениякур - чесоточная трава.
  Синяя смертовка - она же синяя крапива. Ужалишься такой и умрешь ... на пару часов. Потом действие яда проходит, и человек встает, как ни в чем не бывало. Но если упасть в заросли, то можно и не проснуться.
  Бордиста - одна из самых любимых трав всех лекарей. В малых дозах является снотворным. При большей концентрации имеет эффект анестезии. При длительном и систематическом употреблении (больше недели) действует как эликсир правды. Вызывает привыкание только при длительном и систематическом употреблении больше года.
  
  Горные ириды - небольшие юркие животные, исключительно хищные. Их клыки при укусе впрыскивают в жертву яд, который обездвиживает на сутки. В малых дозах вызывает пассивно-депрессивное состояние, повышенную утомляемость и дезориентацию в пространстве. Живут ириды семьями от 10 особей. Размер их добычи на прямую зависит от количества особей в семье. Имеются единичные случаи нападения ирид на человека. Большинство с летальным исходом. Для обездвиживания человека необходимо 20-25 особей.
   Филикты - своеобразная разновидность грифона. Животные считаются не опасными, но имеют в своем распоряжении острые когти и мощный клюв. Сами по себе животные не агрессивны, если не загонять их в угол и не угрожать самке, охраняющей гнездо. Отличаются очень продолжительным и трогательным брачным периодом по весне. Когда будет время, прикреплю картинку.
  
  Приставки к фамилиям:
  
  Со - военные в отставке
  
  Де - служащие в государственных структурах управленцы, имеющие особые заслуги (управляющий школы "изящных манер", лорд Турэн де Мирьян)
  
  Ди - члены королевской семьи, либо просто дальние, но кровные родственники
  
  
  Деньги.
  
   На всех островах-странах валюта, как и язык одинаковая, ну кроме Подлунной империи конечно.
  Основная валюта - динары. Они бывают золотые и серебряные. Есть полновесные динары (их еще называют имперскими или царскими динарами) и динарки. Это те же золотые и серебряные монеты, но меньшего веса, размера и достоинства. Есть еще медные монетки. У них то ли нет названия совсем, то ли оно мне пока в голову не пришло. И с курсом валют я тоже пока не разобралась до конца.
  Подлунные деньги с дырочкой по середине и драконом. Пока про них больше мне самой ничего неизвестно ;р
  
  Меры.
  
  1 Нир - около 25 см.
  1 Сор - 2,5 см.
  
  Пинта - Ей меряют не только пиво, но и энергию. Составляет 0,5л (и не надо вспоминать про английскую и американскую пинты! В моей пинте ровно 0,5 литра!).



 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Мор "Карт бланш во второй жизни"(Любовное фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Д.Маш "Детка, я твой!"(Любовное фэнтези) К.Кострова "Кафедра артефактов 2. Помолвленные магией"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список