Литера Турщина: другие произведения.

Время остановиться. Часть первая.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В жизни бывают моменты, когда хочется все бросить и уехать. Как говорят психологи, для всего есть свое время: время переживать и удивляться, любить и ненавидеть и т.д. Я выбрала время остановиться... Зачем? - это вопрос сложнее, чем кажется. В первой части - первое предположение. Но дальше все может измениться...

  ПРЕЛЮДИЯ ПЕРЕД ГЛАВНОЙ ОСТАНОВКОЙ:
  НАБЛЮДЕНИЕ. ЭПИЗОД 1.
  
  К девяти вечера спала жара. На улице ни ветерка, ни его пусть даже жалкого подобия. Казалось бы, все замерло в природе. Даже птицы, перелетающие с ветки на ветку деревьев, не способны заставить их затрепетать или согнуться, а потом опять выпрямиться от легкости и образовавшегося свободно-пружинящего пространства. Без ветра вся природа застыла в своих естественных позах, подобно участникам игры "Море волнуется раз...". Я не знаю, почему я полагаю, что сегодняшнему вечеру очень необходим ветер, чтобы привести все живое в движение, но думаю, это по привычке. Ведь последние две недели я явно чувствовала рев дождя, пластмассовый шелест листьев и музыку ветра. Я различала интонации природы подобно тому, как ученики музыкальных школ, развивая свой слух на уроках сольфеджио, определяют те или иные ноты.
  Да, что-то явно не хватало этому вечеру в одну из суббот осени. На секунду мне показалось, что можно выбежать на улицу, пронестись по скверам, и весь природный механизм снова обретет свой ритм и придет в неистовое движение, просто от того, что ты ворвался в его среду. Хорошо, что такая глупая мысль ненадолго посетила мою голову, и нарастающая требовательность к маленьким стихиям лета, без последствий, ушла сама собой.
  Верно говорят, чтобы что-то понять, нужно довести ситуацию до абсурда. Я представила неистовые потуги своего одеревеневшего от часового наблюдения заоконной жизни тела и увидела, что мир этим вечером гармоничен без моего участия. В затишье появился смысл, предлагающий мне просто внимательно всмотреться и прислушаться, чтобы увидеть нечто такое, что поможет уловить тональность обычного осеннего вечера, без ветра. Не будучи музыкально одаренным человеком, я внимательно вслушалась в голос этой маленькой части мира, ограниченной моим зрением. Я даже попыталась подхватить его песню, прибегая к такому инструменту как "внутренний голос", но наверняка сфальшивила. Нет, ветра не было, правда, и это единственное знание, которое меня роднило с миром.
  Этот вечер жил самостоятельно и как бы отдельно от меня, а вернее от моей глухоты. Странно, что меня вообще это поразило, довольно наивное открытие с моей стороны. Но я не унималась, я продолжала пытливо изучать и открывать уже давно изученное и открытое.
  Одно было ясно - природа в этот вечер не остановила свой круговорот, а вечер может жить без дуновений и прохлады, он имеет право на безветрие.
  Я примеряла это стемневшее, почти уже лунное время суток, со всех сторон. Все признаки реальности происходящего были на лицо: чисто субботнее расписание быта, не слишком удачное пение соседей, исключительно развлекательные программы, обилие уцелевших насекомых, как будто они решили в этот выходной день все встретиться в моей кухне и провести время возле жаркого абажура. Несмотря на шанс, который мне дала природа, замерев, услышать ее, я, противовес всему, оставалась неподвижной как сфинкс. И казалось, ничто не способно вывести меня из этого созерцательного состояния и ничто не сможет заставить меня влиться в это вечернее движение.
  Как не парадоксально, но именно мысли о бездействии отвлекали меня от активного участия в земном процессе. Опыт подсказывал, что всё от праздности и начать нужно с малого - встать и отойти от окна. Это как в импрессионизме, чем ближе стоишь, тем больше все размыто на холсте, а отошел и четко узрел силуэт парламента или моста через Темзу....
  
  
  
  
  
  ВРЕМЯ ОСТАНОВИТЬСЯ. ДОМ.
  
  Она шла мимо заброшенной усадьбы. Дом сохранил еще черты былой респектабельности, но здание было обременено летами, не ухоженным и заброшенным. Благодаря своему склеротическому складу, он помнил только свое былое величие и всячески демонстрировал его прохожим - сохранившаяся мраморная лестница, балконы изумительной красоты из кованого металла и просторные проемы для окон, правда, с осколочными ранениями, в виде острых стеклянных углов, но зато в самое сердце. Ей всегда казалось, что окна, помимо своей основной практической сути - пропускать и насыщать дом светом, имеют и еще одну - художественную. Ведь они - самая тонкая граница с миром. Подобно драгоценным камням в ювелирных изделиях, окна способны как облагородить само творение, подчеркнуть его изысканность, так и обесценить его, уподобив каменному мешку. Но вернемся к самому дому. Он, как будто не замечал своей обветшалости, потому что не помнил ее. Не помнил, с чего началось и, как к этому пришел. Видел, что что-то не так - не было уже тех восторженных и завистливых взглядов, но полуразрушенность не ощущал. Не мог ощутить, не помнил. Прочная основа, меньше не стал, стоит уж сто с лишним лет. Небольшая опустошенность внутри, но ведь это не столь важно для такой изысканной громадины. Помнит только, что всем расхотелось в него входить и жить там. Обиделся и не стал приглашать, вспоминал только годы своего триумфа. Сильно обиделся. Думал, что не стало достойных. Ведь он один такой во всей округе, километров на 400.
  Она шла и думала, кому принадлежала эта усадьба, что стало с ее обитателями, сколько нужно денег, чтобы восстановить это прекрасное строение, и сколько можно людей поселить там. Луч солнца, скользнув об обветшалый угол, преломился, и это сочетание света и тени стало фактом внимания самой вселенной к нему, при свидетелях. Она представила, как дом, согретый космической теплотой, вдруг по-мультяшному выпрямился от важности и, в результате, рухнул от этого неимоверного усилия. Еще немного побродив возле него, она дотронулась рукой до кирпичной стены, как бы извиняясь за свой комичный вариант его гибели. Ей не хотелось уходить отсюда, ее привлекало соединение всеми забытости и забывчивости самого здания об этой обиде. В какой-то момент на ум ей пришли строки: "Запорошены и непрошены мои пути, я шатаюсь мимо прошлого, чтобы что-то там найти". Она не могла подобрать нужные слова, чтобы заменить режущие слух "шатаюсь", а главное "чтобы что-то там...", всё было неточным, да и непоэтичным...
  В этот самый момент, момент очень важный - поиск нужного и верного слова, три длинные переплетающиеся тени легли на ее пути. Если приглядеться и знать заранее, что нужно увидеть, то можно было рассмотреть в них силуэты трех женских существ, напоминающих отражения в кривом зеркале. Это скорее похоже на сказочную зарисовку, но представьте, что все так и было.
  Позвольте объясниться. Речь идет, конечно, о довольно сомнительной видимости и маловероятном сюжете. Эти тени, которые вот-вот должны ожить и очеловечиться по моему бесхитростному замыслу возможны лишь в воображении, снах или книжках. Они - фантомы, которые наделены ангельской бестелесностью и в тоже время они - те призрачные существа, которые когда-то, скорей всего летом, оторвались сначала от людей, беспечно разбросавших свои тени куда попало, словно всякие ненужные вещи, а потом и от самого солнца. Освободившись от своих хозяев, они с легкостью позаимствовали их голоса, их язык, потому что в их новой жизни нужна была своя система знаков, звуков, чтобы объясняться, комментировать, ворчать, выражать свои радости и обиды. В этом они видели свое предназначение и отправились вслед за нашей героиней - Катей.
  Одно из существ носило имя Классной Дамы, другое - Подруги, а третье - имя Матери. Как раз это именно те люди, которые стараются давать советы или оценки тем, на кого направлены их чувства и заботы. А когда объекты их внимания уходят от них, то часто эти оценки звучат в голове уже без их участия и согласия, по аналогии и в той тональности, с которой они произносились раньше. Конечно, эти персонажи совсем не обязательны, но один остается неизменным - Мама, голос Матери, взгляд Матери, ее переживания, пусть в искаженном виде, но воспроизводятся уже вполне великовозрастными детьми, даже, если ее нет рядом.
  Все трое строго наблюдали за Катиными перемещениями, молчаниями, ее растерянностью и восторгом и не выдержали, разболтались. Первая вступила Классная Дама: "Катерина, как всегда, растрепана в своих чувствах. Да и невнимательна как обычно!". Подруга нерешительно и немного отрешенно добавила: "Дорогая, ты запуталась!". Мама лишь успела крикнуть: "Закутайся, доченька!". Но их голосов, конечно же, никто не смог расслышать...
  В какой-то момент Катя поняла, что усадьба осталась позади, а она уже движется по ароматной липовой аллее. Аллее любви, как ее называли местные жители этого небольшого поселка Бережиха, на самом берегу Волги.
  Этот тенистый путь, псевдоним которого так щедро раздавал романтические авансы, привел ее к другому жилищу, родословная которого вызывает массу сомнений, а благородство напрямую зависит от его обитателей. В общем, никакой архитектурной ценности. С другой же стороны, в нем был свет, тепло, ютились хорошие и работящие люди, и это было явным преимуществом перед антикварным двухэтажным кумиром тех мест, который был пуст и одинок. Странно! - подумала она. Ведь там тоже когда-то была жизнь - смех, разговоры, слезы, также как и сейчас, в этом другом доме. Но этот дом, если про него забудут однажды люди и предпочтут его более надежному и комфортному жилью, будет походить скорее на одинокую, покорно доживающую свой век старушку. А старожил-дворец больше напоминает почтенного разорившегося дворянина, красавца в прошлом, которому порой удается воспроизвести свой коронный взгляд, очаровывающий дам всех возрастов. Странно! Одинаковые потери, а печаль разная... Дом - "уютная бабушка" встретил ее освещенным окном и силуэтом кота на подоконнике. Дверь захлопнулась, щелкнул включатель, и работа энергичных ламп прибавила света.
  - Катюша, мы уже стали волноваться - донесся голос хозяйки, Елены Ивановны. - Петр пошел тебя встречать на станцию. Как же вы разминулись?
  - Я и правда растерялась, видимо вышла на остановку раньше и пошла берегом, но аллея вывела меня прямо к дому. Давайте дождемся его, и будем пить чай. Я принесла свежие пирожные.
  - Скучно здесь тебе, Кать. В ноябре в этой полосе холодно и неуютно. За что же тебе дали отпуск в такое время? Даже на юге сейчас не погреешься на солнышке.
  - Я сейчас без работы. Захотелось развеяться. Хочу просто подышать свежим воздухом, начать бегать по утрам, может, курить брошу. В детстве, мы с родителями как-то раз приезжали сюда. Здесь жили их друзья. Лида и Виктор. Помните таких? Мы останавливались у них, весело было, такое время хорошее. Но я их так и не смогла найти. Говорят они переехали куда-то на Север. Побуду недельку и поеду обратно.
  - Нет, не припомню что-то. Но если ты будешь регулярно приносить сладости, боюсь, нам с Петенькой тоже придется начать бегать. А семья-то у тебя есть, Катюш?
  - Муж у меня. Весь в работе. В Москве конкуренция! Нельзя расслабляться.
  - Батюшки, конкуренция! А конкуренток ты не боишься? Позвони ему, молодым нельзя расставаться.
  На улице скрипнула калитка, и Елена Ивановна побежала навстречу Петру. По дороге Петр купил свежих домашних яиц и большую банку парного молока. Вся эта обстановка была по душе Кате. Все здесь было настоящим, даже домашний кот выглядел как зверь, а не как предмет интерьера. Хромой и одноглазый разбойник, большой охотник на мышей.
  - Елена Ивановна, чья эта усадьба на краю села?
  - При коммунистах была школа-интернат, но недолго, нужно было ремонтировать, а денег никто не выделял. В итоге, школу перевели в другое село. Но, до революции, говорили люди, что здесь жил купец один, очень богатый человек, который всегда мечтал иметь особенный дом, как у настоящего аристократа. Ведь все купеческие дома были деревянными, резными. Они до сих пор стоят в соседнем селении. Он даже стал заниматься благотворительностью, открыл школу рисования для одаренных детишек, скупал картины с морским и речным пейзажем. Любил, чтобы было много дам, плывущих в лодках, с красивыми и элегантными кавалерами. Он-то, поговаривали, не отличался изысканностью во внешности. Небольшой крепкий человек, с сильными руками и твердым взглядом. Так вот. Он построил этот дом. В каждой комнате было много картин наших волжских рисовальщиков. Скорей всего, ничего ценного, но стихия воды была представлена полностью. Эти картины чудом уцелели, и долгое время были украшением деревенской школы, потом их забрали в область. Больше ими никто не любовался. В общем, дом получился отменный. Ты же заметила, что он задней стеной примыкает к обрыву? И этим самым, он хотел подчеркнуть близость матушки-Волги. Как будто в нужное время и и в верный час всегда можно пустить свой дом в открытое плавание.
  - Но потом его самого постигла сия пучина. В общем, все умерли - пошутила Катя.
  - Катюша, - обиженно произнесла Елена Ивановна, не торопись. Затем рассмеялась и сказала - Сочиняю я все, не слушай меня, милая. Не знаю я ничего про этот дом. Картины старинные, правда, действительно висели в школе, но откуда они, никто толком не знает.
  - А вы шутница, Елена Ивановна. Я не обижаюсь, хорошо, что вы все напридумывали, хоть отвлекли меня чуть-чуть. У вас неплохо даже в начале получилось, особенно про его комплексы происхождения. Сознайтесь, что все-таки что-то подобное вы слышали об этом?
  - Разные истории, да так много и таких непохожих, что спустя полгода, после того, как переехали сюда, стала выдумывать свои и развлекать приезжих. Ну, нет у нас других достопримечательностей!
  - И какой же конец в ваших рассказах?
  - Да никакой, женился на самой красивой девушке, дворянской дочери.
  - Ну, и отец дочери, конечно же, был против свадьбы?
  - Конечно, он был против! Но они любили друг друга сильнее всех запретов и сбежали в Париж, оставив дом, картины и свой любимый берег-обрыв.
  - Да, не густо. Хотя, ничего, как раз то, что ждет турист. А вот, интересно, Петру Степановичу, вы тоже, что-нибудь сочиняете?
  - Нет, он не разделяет моих фантазий. Мы с подружками, тоже бывшими училками, часто придумываем. Зима на дворе, дел на земле почти нет, новостей тоже, вот и приходится выдумывать. Мы состарились, а дети не радуют нас успехами и внуками, к сожалению. Вот, поэтому, чтобы не стонать о болячках, врем напропалую. А чтобы совсем не выглядеть сумасшедшими, все наши враки, якобы, из прошлого. Мол, вспоминаем! Ой, умора! У одной романы каждую неделю случались. Правда, блистательный герой-любовник, между прочим обязательно москвич, в конце недели почему-то растворяется и никто никогда его не видит. Иногда они вешались от любви к ней, но чаще сама прогоняла. Мол, верная очень. Все ждала свою первую любовь, да и сейчас ждет, что разыщет ее. Какой-то Пашка из города. Большой человек, говорит, стал, но мучается, по ее словам, всю жизнь без нее. А одна у нас все людям помогает. И где она столько несчастных находит, постоянно кого-то спасает. А я, видишь, откровенные сказки рассказываю, то про дом, то про Париж, ну все про любовь! А знаешь, Катюша, что самое интересное - мне не верят эти вруньи больше всех! Я не рыдаю как они над своими историями, не сижу с лицом, на котором скорбь всего мира, не заглядываю им в глаза, ища одобрения. Просто, сочиняю, что в голову придет. Они меня даже не слушают, говорят, ну ты, Ленка, и выдумщица. Конечно, я - выдумщица. Но вы-то кто?
  - Елена Ивановна, вы их просто жалеете, потому и увлеклись всеми этими бреднями. Они это чувствуют и не могут вас простить за это. Вернее за то, что вы им не верите.
  - Бредни, говоришь? Они же совсем одинокие, как этот чертов дворец. Для них это не бредни, это жизнь, потому что все, что они сочиняют, переживают как будто на самом деле. - Елена Ивановна сделала паузу. - Конечно, Катюша, жалею. Раньше хоть школа была, работа, уважение, а сейчас нищие пенсионерки. У них мужья-то спились, кто-то умер уже, кто еще догорает свой век. Детки болезные получились. А они хорошие, только жизнь их трудная. Они даже на квартиру не могут к себе никого впустить, условия-то жуткие. Так что я счастливая! У меня и Петенька... Петенька, ну, где же ты? Чай-то давно остыл, дорогой мой.
  Катюша оставила их вдвоем, какая-то новая грусть поселилась в ее сердце. Она извинилась и пошла отдыхать.
  В комнате, наполненной осенним глубоким вечером, белела пышная постель. Приглушенный свет настольной лампы выявил очертания, а тишина подчеркнула еле уловимый шепот...
  Классная Дама: "Сколько можно времени тратить на разговоры? Она убивает то, что никогда не сможет вернуть. Я ей всегда твердила, что режим - в основе всего!". Подруга задумчиво произнесла: "Зачем она уехала? Такие трущобы!". Мама, заметив следы измятости, одобрительно выправила одеяло и погладила подушку ладонью перед тем, как Катя вошла: "Моя девочка!".
  В последнее время Кате с трудом удавался сон. Ложится, забудется на пару часов, даже что-нибудь невероятное покажется и пробуждается. А потом пятичасовая мука. Голова ясная, мысли роятся, а к утру понимаешь, что отдыха не было. К рассвету усталость берет свое и клонит в дрему. Но город живет по своим правилам. Загудят машины, соседский ремонт, муж встает на работу - и снова нет долгожданного отдыха. Да еще и организм предательски придерживается каких-то биоритмов. Днем наотрез отказывается отключаться, вместо того, чтобы прислушаться к ощущениям. Так что счет 1:0 в пользу светлой половины суток.
  Эта ночь стала для нее счастливым исключением и Катя провалилась в долгий безмятежный сон. Ночь, перешедшая в утро, которое она встретила с легким и открытым сердцем. Какое же это было блаженство! Проблема была только одна - как провести этот день. Но и тут все решилось естественно. Елена Ивановна, соскучившаяся по общению, предложила ей свое расписание - завтрак, прогулка до пристани, церковь, а вечером - "напечем вкуснейшие пирожки". Последний пункт распорядка Катя оставила за собой, чему Елена Ивановна сильно обрадовалась. Как загадали день, так и поступили. 5 км до пристани - по знакомой уже аллее, затем лесом, потом ровной дорожкой, через старую деревню, а дальше нескончаемая крутая лестница, падающая с самой верхней точки откоса до земли. Женщины прошли весь путь стойко, в теле появилась приятная усталость, и, в благодарность за усилия, оказались у цели. Первое, что бросилось в глаза - это проворно снующие, со знанием дела, рыбаки и баржа, прикованная к берегу. Как будто такие крайние меры позволят им в конце концов укротить саму речную стихию. Кате захотелось взять лодку и прокатиться вдоль волжских пейзажей. Может быть последний раз в этом году. Все вышло как в сюжете картин, так полюбившихся владельцу усадьбы. Две дамы, но не хватало солнца, кавалеров и шляп. Пока Елена Ивановна кокетничала с капитаном доисторического плавучего средства, Катя вновь рисовала себе свое детство, правда с некоторыми отступлениями от фактов. Сила воображения омолодила родителей, прибавила количество комнат в доме их друзей, роскошь обстановки, а саму Катю окружила местными поклонниками. Но порывы ветра, холод и инстинкт самосохранения подсказывали, что долго они не смогут пребывать в своих играх, и придется эти женские забавы оставить до более комфортных условий.
  Церковь была необыкновенной красоты, беленой снаружи и любовно обихоженной изнутри. Старушки тихонько убирали дотлевающие свечи, батюшка вел неспешную беседу с прихожанами, смиренно ожидающими каждый своей очереди. Кате тоже захотелось присоединиться и попросить ответа на множество вопросов, одолевавших ее в последнее время. Но чем ближе она была к священнослужителю, тем труднее ей было формулировать. Как будто голова отказала ей в четкой и ясной речи в пользу глубокого выключения от суеты, хотя бы на время. Елена Ивановна ждала свою спутницу возле ворот, и они отправились преодолевать дорогу обратно.
  По лестнице поднимались молча, словно не замечая друг друга. Берегли дыхание. Но когда вступили на оживленную улицу, их одиночество нарушили местные жители. Кто-то махнул из окошка, кто-то попросил посторониться, переходя дорогу с огромной тележкой, загруженной бидонами и ведрами.
  - Катюша! Вот ты и увидела все, что у нас есть. Напечем пирогов, попросим Петра налить нам самогоночки, будем болтать до утра и петь песни под гармошку. Устроим настоящий праздник!
  - Елена Ивановна, мало того, что вы "врете", простите, кокетничаете с мужчинами, да и еще и ... Катя показала жестом - призыв к выпивке, щелкнув себя по шее.
  - Мне просто показалось, что ты заскучала, милая. Развеемся, плохо не будет.
  - Я это знаю наверняка! Уже хорошо!
  Слова не разошлись с делом и день прошел как запланировали, если не считать небольших погрешностей. Ну, например. Вернулись поздно, а пирожки уже были на столе. Петя, конечно. Потом старики до утра не выдержали, попели часок другой, пару рюмок и на покой. Устали. Катя вызвалась все убрать и все перемыть. Спать не хотелось, вся светилась от тепла и уюта, подаренных ей в этом доме замечательными людьми. Да и в песнях им не было равных! Катя могла только в припевах их поддержать, и то, если он звучал как минимум дважды.
  Вернувшись к себе она вспомнила о муже. Как он там? Легла и стала ворошить в памяти - как все начиналось...
  Честно сказать, начиналось-то чересчур банально. Вечеринка на работе, продолжение в ресторане, а потом завертелось, закрутилось и вот уже невозможно жить друг без друга. Прошли полгода. Роман все продолжался. Почти не расставались. Ну, может быть, раз-два в неделю каждый отправлялся к себе - почистить перья и заняться бытовыми вопросами. И это "почти" стало ее тревожить. Захотелось общий дом и быт, готовить ему завтраки, ждать после работы, а главное, обнявшись, ложиться в постель и вместе засыпать на вздохе. В очередной раз он пригласил ее в ресторан. Накануне она взяла полароид и сделала несколько фотографий. Одна - утром, как проснулась, другая - днем, где она скучает по нему и третья - уставшая вечером. Получилось такое реалити-шоу. На свидании, за ужином, Катя выложила перед ним свой нелестный портфолио и предложила жить вместе. А так как шаг серьезный, то она, как честный человек, должна его предупредить, чтобы потом он не говорил, что встречался с одной, а жить стал с другой. Сергей внимательно рассмотрел снимки и выразил сомнение: "Кто, во-первых, может мне гарантировать, что хуже не будет?".
  - И потом. Не хватает рентгеновских снимков, поэтому картина не полная. Но жить с тобой согласен на свой страх и риск! Осталось только привыкнуть к мысли, что девушка напротив и на фото, это не четыре разных человека, а одна, причем любимая...
  
  НАБЛЮДЕНИЕ. ЭПИЗОД 2.
  
  Мне 35 лет. Много это или мало, не знаю. Я всем твержу - это трудно, а мне в ответ - это мало и легко. Скажите, как часто вы подводите итоги? Каждый год? А может, юбилей? Или сезонами, как я? Как часто? Вообще, взрослые люди задают вопросы от того же, от чего и дети спрашивают - от недостатка знаний о жизни, или от переизбытка? Почему нет издания для взрослых - "Сто ответов для почемучек"! Ну, хотя бы сто...
  Итак, я, наконец, поднялась с насиженного места, но активности не прибавилось. Мои попытки зарядиться энергией живого мира оказались тщетными и я решила обратиться к вещам материальным. Я достала толстые потрепанные альбомы, чтобы не спеша просмотреть в который раз старые фотографии. Я и раньше прибегала к их помощи, снова и снова перебирала и раскладывала их, в зависимости от настроения, по датам или темам, или по каким-то другим признакам. Я давно заметила, что эта потребность возникает тогда, когда у человека в голове возникают разные вопросы и появляется смутное ощущение, что самое хорошее в его жизни уже произошло. Он ворошит альбомы со снимками, всматривается в детали, в лица и понимает, что был счастлив, но не знает точно - когда и где... Он напряженно вспоминает мельчайшие подробности. А вдруг это было за день до или после, а может, это и есть тот самый миг! Странное чувство надежды, но когда заканчивается процесс изучения этих фото-свидетельств, и альбом уже закрыт и положен на старое место, то, первое время человек еще остается под властью незримого объектива. Твоя жизнь еще какое-то время остается в кадре, где ты один или вместе со знакомым тебе персонажем - главные исполнители роли в каком-то сюжете. А в кадре, как известно, нельзя распускаться. Ведь основные действующие лица должны быть наделены чем-то особенным. Потом это проходит, и ты снова возвращаешься к суете - забываешь держать лицо, осанку, опускаешь плечи и порой жалко выглядишь. Потому что никто не хочет поймать именно твой взгляд и твою улыбку, никто на тебя не смотрит, и можно уже прилюдно взгрустнуть и позволить себе устать, и стать частью общего потока грустных и не очень веселых людей.
  Да, именно фотографии нам дарят столько тепла и доброты. От камеры, почему-то, я не испытываю таких эмоций. Лишь только тихое возбуждение при просмотре, но далекое и непонятное. Еще бы, камера ведь как никто свидетельствует о посредственности своих персонажей. А сколько красивых и важных вещей отсутствует у видеокассет - рамки, альбомы, надписи. Даже негативы фотопленок, отслужившие свою службу, в более привилегированном положении, и у некоторых, особо бережливых, они приобретают статус жизненно необходимых документов со всеми вытекающими отсюда льготами. Может сам факт несамостоятельности домашней кинопленки, в необходимости использовать какую-то дополнительную аппаратуру как телевизор, например, обесценивает ее и делает частью какого-то шоу или упрощает до бесхитростных развлечений.
  У меня особенно вызывает уважение черно-белый формат. Разглядывая копии с образами наивных и естественных "черно-белых" друзей, родных или мало знакомых тебе людей, вселяется какая-то гордость оттого, что мы все были когда-то вместе и чем-то объединены, чем-то особенным - юностью, семьей, детством, дружбой, любовью, увлечениями... Они еще не научились правильно улыбаться, ровно стоять, красиво демонстрировать части тела, они еще не научились фотографироваться, они рядом с тобой или без тебя. Но они безумно при этом прекрасны, хоть и лишены цветного лоска. Они в том времени и месте, которое тебе дорого. И именно эта причастность друг другу, облаченная в сдержанный наряд черно-белого формата, так бережно и трепетно хранится в толстых старых альбомах, в умном сердце и работящей памяти человека...
  
  ВРЕМЯ ОСТАНОВИТЬСЯ. КАТИНА ЛЮБОВЬ.
  Катя знала, что Сергей не сможет ей сделать больно и, что он хочет быть с ней, также как и она. Она это поняла три месяца назад. Сергей был не сдержан, обидел и они поссорились. Катя ушла. Она всегда принимала все близко к сердцу, а тут буквально через час от обиды не было и следа. А на душе вместо горечи чувство уверенности в его любви, как будто оно там всегда и находилось. И в подтверждении этому в этот самый момент раздался звонок, это был он. Сергей сказал, что ощутил сейчас такую тоску и нежность, что умоляет его простить и обещал больше никогда не обижать. Тут же дали обет друг другу - все решать спокойно и в мире, и никаких ссор. Поэтому в этот важный для нее вечер, Катя даже не волновалась. Она знала, что любима. Так они стали жить вместе.
  Многое было за это время. И первым был нарушен договор о том, что ссоры и разлад никогда не переступят порог их дома. Нарушали так часто, что разуверились в мире и покое. Но потом прижились, прошел наверное год, и все стихло. Ну, может не совсем. Ругались только, чтобы оживить обстановку. А, вообще, хорошего было больше. Катя вспомнила, как однажды наступил момент, когда в их жизни началась пытка финансовыми трудностями. Готовности никакой, норм ГТО (готов к трудностям и обороне!) никто из них не сдавал. Поняли лишь тогда, когда, вернувшись с работы, увидели, что холодильник опустел, а в кошельке деньги только на проезд. Катя не знала, что делать, сложила руки и села - не раздеваясь, опустилась в кресло. Не было никаких перспектив. Сергей нашел две малюсенькие редисочки, немного крупы и один огурец. Недолго отсутствовав, вернулся в комнату с дымящимся рисом, украшенным незатейливыми овощами. Катя отставила тарелку в сторону, а потом обратила внимание, что на редисках были вырезаны две мордочки, одна со слезками и без улыбки, а другая - радостная и рот во всю редиску. Что тут скажешь. Конечно, она встала и поняла, что пришла пора поддерживать друг друга и что ее муж, нуждающийся в этом, показал ей, как это можно делать, без слов. Вскоре дела наладились, но периодически наступали моменты, когда им казалось, что опять все может повторится. Одно лишь утешало - нормы они сдали достойно. Еще Катя вспомнила, как Сергей в сложные времена каждое утро вешал на стенку картонку со словами "Я тебя люблю", просыпаешься и сразу видно. А потом, как предложение делал...
  Утро наступило неожиданно быстро. Кате показалось, что не прошло и часа, как она легла, а оказывается уже десятый. Первым ее порывом было желание позвонить, услышать голос Сергея, сказать, что все в порядке, что соскучилась и скоро-скоро приедет. Скоро, очень скоро... Только ей нужно немного времени, чтобы побыть одной и набраться сил. Именно сил, понимаете? Их не было. Как будто они, вместе с мечтами и надеждами, планами и ожиданиями, оставили ее. "Господи! Спаси и сохрани... меня... от меня!".
  Но посудите сами! В то время, когда их сверстники уже имели свой дом, детей, карьеру, они только теряли. Сначала дом. Все вложенные деньги в недвижимость превратились в собственность чужих, совершенно незнакомых им людей. Несмотря на здоровье, дети наотрез отказывались получаться. Корабль карьеры, простите за такую банальность, приставал каждый раз совсем не к тому берегу и никак не мог выйти в открытое море. И даже не в рулевом дело. Судно оказалось с пробоиной. Теперь перевожу эту аллегорию, пестреющую литературными штампами как советский ситец. Огромное число посредников и недобросовестных партнеров заставляли частенько садиться на мель. Но терпение Сергея и работоспособность спасали его, и ему вновь удавалось удерживать корабль на плаву, хоть и не в той бухте.
  Катя же в свое время стала активным участником игры под названием "антикарьера". Правила просты и варьируются от степени желания выиграть. И в ее случае она закончилась полной и безоговорочной победой - карьера не удалась! Она вполне бы могла выпустить брошюру "Как добиться неблагополучия". Вот только несколько рекомендаций для заинтересовавшихся. "Обязательное условие - много-много работы и минимальная заработная плата, или вообще ее отсутствие. Не ищи и не соглашайся ни на какие другие условия, которые, не дай Бог, смогут изменить твое положение и восстановить равновесие между твоим трудом и его стоимостью. Выбирай начальника, который на протяжении долгого времени не сдерживает своих обещаний. Не обращай на это никакого внимания, продолжай с ним работать и верь, что у него сложились такие обстоятельства, несмотря ни на что. Входи в его положение и знай, что оно намного хуже твоего. Ведь он не только твой руководитель, но и человек. Помни об этом! И самое главное, когда ситуация накалиться, ни в коем случае не задавай вопросов - не ставь человека в неудобное положение, ему же неприятно. Вскоре он сам перестанет с тобой играть и удалит с глаз "укор совести", а из сердца вон проблемы. Только ничего не перепутай, а то не получится".
  Катя долго не могла понять и принять результаты упущенного времени, для этого ей потребовалось времени не меньше, чем сам процесс. (Это тоже можно отнести к рекомендациям. Вполне). Что это было? Отголоски совкового воспитания - свои проблемы не в счет, или простейшая человеческая глупость? Самое отвратительное из всей этой истории, что теряешь не только деньги и время, а уважение к себе. В итоге она стала безработной, свободной и мудрой. Поэтому сначала обвинила, потом повинилась и поблагодарила своих работодателей за науку. "Спаси и сохрани...всех... от меня! Игра окончена".
  И вы знаете, сохранил. Предложений не поступало. Ни перспектив, ни энергии. Новые поиски увенчивались новым разочарованием. Произошла тяжелейшая переоценка себя и мира. И как это не бывает мучительно, все-таки она многое поняла на этом пути.
  Окружающие ее люди заняли свои места, по степени доверия и искренности. Никогда раньше Катя не держалась с другими на расстоянии. Главным человеком в ее жизни был тот, кто перед ней. Поэтому число "близких друзей" явно зашкаливало, а по-настоящему любящим людям доставалось меньше других, и им ее не хватало. Теперь все было иначе. Но они уже научились жить без нее и не сразу оказались рядом. Пришлось подождать. Появилась возможность оценить каждого и понять насколько они важны для нее.
  В общем, все в раз расстроилось. Видимо это и называется в психологии - кризис среднего возраста. Наверное, эта единственная середина в мире, которая вызывает кризис. Потому что, как известно, все серединное и есть сама правда и разгадка. Ведь практически любой ответ на спорный вопрос всегда лежит между двумя крайностями. И решения принимаются по принципу золотой середины. Почему же принятие этого блага в собственной жизни приводит к таким сложным противоречиям и так мучителен? Хотя, кто нам сказал или, может быть, обещал, что обретать мудрость и покой, стряхивать с себя ненужное, напускное и наконец увидеть себя, услышать свое сердце - это проще пареной репы? Нет, никто и никогда, вас к этому не подготовит. Каждый переживает, теряет и приобретает только личное. И у каждого, здесь, свои вложения и свои дивиденды...
  
  НАБЛЮДЕНИЕ. ЭПИЗОД 3.
  
  Один, очень наблюдательный человек, (к своему стыду, честно говоря, не помню, кто именно), сказал, что опыт делает нас трусами, а в соединении с интуицией наделяет божественной проницательностью. Парадокс сплетения, казалось бы, не сочетаемых понятий... Людские черты характера, присущие опыту, не ограничиваются одной лишь трусостью.
  Опыт, вбирая в себя все жизненные безумия, очеловечился. То он что-то подскажет, то напомнит, то интуитивно наведет, то запретит, а то и прочувствует вместо вас. У него есть взгляд, вокал и эмоциональная конституция. Всеми своими чертами-инструментами он тщетно старается вас уберечь и подсказывает вам решение, далекое от риска и смелого шага. Потому что он, хочет предотвратить то, из чего он сам появился на свет, а ведь ничто не может повториться дважды. Но вывод уже сделан, рекомендации получены, и их необходимо использовать. Во всяком случае, он того требует. А ведь так хотелось бы, чтобы опыт не уподоблялся ворчливому старику. Потому что, нажитым непосильным трудом знаниям, явно не хватает объективности. Только спустя годы, начинаешь понимать это, и былая, а значит уже вполне опытная, категоричность вызывает только иронию. Потому что, по-настоящему, никто не знает точно, на сто процентов, где и когда был звездный час, а где на вашей планете темные пятна, где чудесный вымысел, а где реальный кошмар, где ты сам, а где твой опыт...
  
  ВРЕМЯ ОСТАНОВИТЬСЯ. И СНОВА О ЛЮБОВИ
  
  Раньше Кате казалось, что такие вещи происходят с людьми инфантильными, но готовыми платить за собственную безответственность. А сейчас она это знала точно, наверняка. И ей потребовалось это расстояние, ее отъезд, чтобы проверить свое нехитрое знание. Нет, она не бежала, она искала возможность отойти, чтобы посмотреть на себя со стороны, вырваться из обстоятельств, поменять географию, чтобы снова вернуться. Вспомнить какой она когда-то была - сильной, оптимистичной и смелой. Ведь себя потерять невозможно, можно лишь лишиться ложных представлений о себе. Да и нужно!
  
  В Москву она приехала в 93. Наступила пора самостоятельности. Город принял ее сразу и щедро одарил приятными и разнообразными встречами. Мифы о столице, где возможно все, культивируемые в провинциях, лишили ее комплекса запретов. Она действовала, обращалась в самые крупные агентства и своими результатами подтверждала истинность поговорки про везение новичку. Работа в СМИ, участие в проектах и своя первая 3-х минутная передача на радио, но зато - каждое воскресение! Чего еще было желать? Ей казалось, что у радио есть своя особая перспектива. Во-первых, оно было доступным в любом месте, доме, на улице, в машине. Во-вторых, изобретению Попова после рождения телевидения приходилось постоянно доказывать свою конкурентоспособность и что-нибудь придумывать, чтобы оставаться востребованным в эфире. И в третьих, самое главное, компенсируя отсутствие визуального ряда можно было делать упор на информативность и творчество. Представляете, кабинет звукозаписи, сложнейшая аппаратура и против всего этого твой основной инструмент - голос. Вообще очень важно иметь собственный голос, в самом прямом смысле этого слова, со своим тембром, интонацией, настроением и индивидуальностью. Часто люди узнают друг друга только по голосу, спустя много лет. Но когда Катя включилась в это действие ее эйфория растворилась. Почти у всех ведущих были деланные голоса, приятные во всех смыслах, но одинаково равнодушные. Казалось, что их клонировали, взяв за основу милое щебетание. И она сделала ошибку - заблеяла, подражая профессионалам. В течение 2-х лет она много и честно трудилась, но через какое-то время заработал механизм, к которому Катя не была готова. Мало создать было свою рубрику, нужно было делать карьеру. Творчество в наше время требует помимо способностей знание технологий их раскрытия, либо людей, знающих такие технологии, если, конечно, хочешь быть востребованной. Есть и третий вариант - быть гением. Но, поговаривают, что они раз в сто... В итоге, Катя ушла с радиостанции, не выдержала. Пожалела об этом, но спустя несколько лет. И то, когда ушла насыщенность этих первых московских лет, вместе с романами, свиданиями и ночной столичной жизнью. Надоели страсти, захотелось глубины. Ну что ж, это бывает!
  Когда Катя познакомилась с Сергеем, то подумала - очередной вариант времяпровождения. Не стоит и задумываться серьезно. Но потом что-то заставило ее приглядеться, начать думать о нем, чувствовать, ждать и верить. Хотя, как ни парадоксально, но не было никаких причин для этого. Кроме самого Сергея, конечно, он подпитывал ее интуицию. А все вокруг твердили о его образе жизни, о ее легкомысленности, судили об их прошлом и наводили на мысль о несостоятельности этого союза. Приводили разные доводы. Особенно ярко им удавались истории про разбитые девичьи судьбы и отсутствие дворцов и яхт у избранного принца. Сначала Катя жадно впитывала эту информацию, на радость доброжелателям, копила ее и перерабатывала. А потом они сели и решили враз избавиться от собранных досье друг на друга, а заодно и от самих источников. И причины для этого у них были - прогнозы "доброжелателей" не подтверждались, и вообще, что-то не клеилось с предложенными им фактами, не вязалось. И тут все замолчали и заговорили с точностью до наоборот. Но им это уже было не важно. Они были вместе. Настройтесь на собственные сердечные ритмы, влюбленные!..
  
  Елена Ивановна встала немного позже обычного. В кои-то веки гости и засиделись допоздна. Она встала, причесалась, накрасилась, и тихонечко, пошла на станцию совершать подвиг - отправить великовозрастному сынку 5 банок огурцов, свежее кроличье мясо и пакеты со сметаной и творогом. Вся эта посылочка тянула килограммов на 10. Возвращалась домой, как будто ни на что такое подобное никогда не была способна, осторожно и тяжело поднимаясь по лестнице. Вошла, улыбнулась и вся усталость в движениях моментально исчезла.
  Все утро Катюша занималась обедом, бегала в магазин, а потом вдохновенно колдовала на кухне, готовила сюрприз. Практически уже все яства были на столе, когда Елена Ивановна вернулась, и она весело позвала к столу хозяев. Елена Ивановна только сплеснула руками и покачала головой. Мол, что же ты свои силы и денежки тратишь, отдыхала бы. Но останавливать было уже бессмысленно. Стол дымился, румянился, играл красками и источал умопомрачительные запахи вперемежку с белизной посуды и прозрачностью бокалов.
  - Ну что праздник продолжается! - произнесла Катюша. Скоро мне уезжать, вот и захотелось вас отблагодарить.
  - Ты же говорила, что неделю пробудешь?
  - Говорила. Но пора возвращаться домой. Сергей, наверное, уже обижается на меня, пока я тут отдыхаю душой и телом. Да и соскучилась я по дому. Пойду сегодня за билетами и завтра в путь. Только объясните мне, где тут кассы, ладно?
  - Я с тобой пойду, чтобы не скучно тебе было, да и объяснять - дольше будет. И завтра провожу прямо до поезда. - сказал Петр Степанович.
  - Нет уж! Вместе поедем провожать. Я тоже хочу - присоединилась Елена Ивановна. Вы сейчас поешьте и идите за билетами, а я уж тут сама управлюсь. Эх, еды нам неделю еще останется, Катя-Катя! Придется гостей приглашать, а то самим не одолеть.
  - Не надо. Еще скажут, что на показ все делаем. Не день рождение же, не праздник какой. Знаешь ведь наших, не поймут. Сам тебя выручу.
  - Ой Петенька, золотой ты мой! Никогда и не ел такие вкусности. Не баловала я тебя. Я-то хоть помню немного из детства. Мама такая была кулинарка! Я же, кроме картошки трех видов, так ничего и не умею. То пересолю, то сожгу, бедный ты, бедный! Катюша, он теперь от меня уйдет, будет искать себе женщину-повара, финалистку какого-нибудь конкурса типа "Супер-холодец 2000". Смотри, если заподозрю только, сразу в ход пущу свою "золотую колотушку" !
  Все засмеялись, а Елена Ивановна строго глянула на Петра.
  - Что ты, Леночка! Лучше сам научусь.
  - Вот это другое дело!
  С таким проводником как Петр Степанович вся дорога превратилась в пустяшную ломаную линию. Не было в селе более рационального человека и путь он всегда выбирал самый удобный и короткий. В этом смысле они с Еленой Ивановной были очень разные. Елена Ивановна выбрала бы ту тропинку, которая бы радовала ее - мимо красивых садов и домов, мимо школы, где работала, словно делала обход своих приятных и памятных мест. Петр Степанович не мог позволить себе такого отношения, вернее не умел сочетать приятное с полезным. Считал, что это вредит, что главное - дело, а уж потом все остальное. И то, что для него было остальным - было явно лишним. Парадоксально, но для Елены Ивановны именно это лишнее и было основным. Кате же в тот момент было важно, что старики опекают ее, заботятся, а билеты некуда не денутся, не сезон. Ей захотелось сказать пару добрых слов этому надежному и чересчур серьезному человеку, но глядя на него, не решилась. Знала, что Петр Степанович считает, что проговаривать очевидное, если ты занят, все равно, что вести пустые разговоры. Единственное, что пришло ей в голову, это попросить разрешения взять его под руку и подчеркнуть тем самым его значимость как мужчины и опоры женской слабости.
  Вернулись довольно быстро. Билеты взяли, Сергею дозвонились и предупредили: "Встречай свою лягушку-путешественницу!". В очередной раз испили чаю с травами и домашним медом, обменялись адресами и расстались до утра. Рано утром поезд.
  Катя проснулась задолго до отъезда. Тихонечко собралась, оделась и вышла, оставив вещи в доме и напоследок ритуал прощания. Ей захотелось, нет, потребовалось, еще раз увидеть заброшенный дом на краю села.
  Первый пушистый крупный снег, таявший едва коснувшись любого незначительного препятствия своему падению, отличил это утро от других ноябрьских дней. "Господи! Вот оно счастье!" - подумала Катя и пошла знакомой дорожкой.
  Она подошла с другой стороны усадьбы. Здание было окружено снежинками, нежным кружевом первого снегопада. Катя немного постояла возле, не хотелось нарушать эту очаровывающую ее картину. Потом несмело дотронулась рукой до уже знакомой кирпичной кладки и почувствовала силу и нежность одновременно, которую можно прочувствовать только ранним утром, коснувшись чего-то дорогого и родного. Она вспомнила строчки, которые возникли в ее голове, когда она впервые встретилась с этим домом. Они появились неожиданно и с такой ясностью, как будто они требовали завершения. У нее появилось ощущение внутреннего насилия, словно все эти дни она пыталась подобрать слова и никак не могла, и если она не сделает это сейчас, то все, что ее мучило - бессонница, чувство неудовлетворенности и вины, снова завладеет ее сознанием и все ее пробы уйти от этого будут тщетны. Катя внимательно посмотрела наверх, на то место, которое было ближе всего к небу и произнесла строки, как будто они были давно заучены и просто всплыли в памяти.
  
  Запорошены и не прошены,
  Заброшены мои пути.
  Я брела по дорогам прошлого
  Настоящему вопреки!
  
  Впереди вчерашние осколки...
  Вереница непоследовательности.
  Вопреки громоздким формулам,
  Чередою непоседливости
  Жизнь моя подобно гранулам
  рассыпалась на поверхности.
  
  Прямиком пуститься в настоящее!
  Будущее эхом не озвучивать!
  Попытаться понять манящую
  Жажду жизни в себе раскручивать!
  
  Конечно ей захотелось услышать от себя что-нибудь более элегантное и талантливое, но может быть, если она поработает над этим экспромтом, то получится что-то более стоящее? Не для поэзии, конечно, не для великого стремления найти новую форму или содержание, а для точности того, что она чувствовала и переживала в последнее время.
  "Пожалуйста! Будь еще несколько столетий, Дом! Я знаю, что кто-то ищет тебя и ты обретешь снова жизнь. Только выстой!"...
  Тени тихонечко подобрались к Кате, стараясь не спугнуть, и задумчиво глядя на нее. Как всегда первой нарушила молчание бесцеремонная Классная Дама: "Вот видите! Я всегда говорила, что, если в школе плохо учишься, то и в жизни не состоишься. Троечник в школе и на работе троечник. Что это за рифмоплетство? Не умеешь, не сочиняй. Разбаловали вы ее, теперь уж поздно!". Подруга мечтательно парировала: "А по-моему в этом что-то есть! Какая же она романтичная!". "Что в этом есть? А, да что я тут говорю, обе лентяйки были!", - не унималась Классная Дама. "Лучше я останусь в этой усадьбе. Не буду больше мотаться за своей непослушной ученицей, годы не те. Может здесь обрету какое-нибудь тело, достойное мне, совпаду с ним и уйду на пенсию. Куда тело, туда и я. И никаких тебе треволнений! Прощайте, девочки!". Подруга старалась догнать подругу. А Мама попыталась дотронуться рукой до волос Кати и сказала: "Ты стала невероятно сильной, раз заново решилась нащупать свой путь. Это никогда не поздно, но придется очень много работать. И в жизни будет еще много сложного и непонятного, но я в тебя верю!". Катя оглянулась, словно слышала их разговор и сказала: "Мамочка! Я буду сильной!".
  До поезда оставалось времени ровно столько, сколько нужно, чтобы неспешно вернуться, забрать вещи, попытаться отговорить Елену Ивановну и Петра Степановича от поездки на вокзал, потом добраться до него и, в конце концов, наговорить кучу теплых слов своим провожатым, которые наверняка ее не послушают и с которыми вряд ли она еще встретиться.
  - Свидимся ли когда-нибудь? - спросила Елена Ивановна. - Странно, будто родного человека провожаем. А ведь знаем друг друга всего ничего. Иногда так бывает! Это хорошо! До свидания, доченька!..
  
  НАБЛЮДЕНИЕ. ЭПИЗОД 4. ПОСЛЕДНИЙ.
  
  Как там было "вопреки, чего-то впереди, а, вспомнила. Впереди вчерашние осколки...". Нехорошая фраза. Рыдательная, заштампованная как в жанре Шансон, и с претензией на образ. Но знаете, меня увлекло это чувство, с которым Катя шла к дому - чувство настойчивого поиска точного и верного слова. Попробовать хотя бы раз в жизни не использовать удобный для всех, непринужденный словарь, за которым можно спрятать свои неуспехи и выглядеть вполне приличным человеком. Ведь не зря сегодня психологи утверждают, что только 15% вербальной информации способны расскзать о человеке истину, остальное же жесты, знаки, что угодно, только не слова. И пусть это будет немного примитивно поначалу, пусть это кому-то покажется пустой тратой времени и внимания, но верное и точное слово, произнесенное нами, способно озвучить для другого наши мысли, хотя бы для того, что они вернулись снова к нам, но в уже понятном и верном звучании. И тогда это уже не твое открытие, а другого, того, кто напротив тебя, и планета по-прежнему - мир людей, способных тебя удивить!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Д.Деев "Я – другой 3"(ЛитРПГ) О.Дремлющий "Тектум. Дебют Легенды"(ЛитРПГ) И.Громов "Андердог"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Кин "Новый мир. Цель - Выжить!"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) К.Демина "Разум победит"(Научная фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Море счастья. Тайна ЛиАнгельский факультет. (Не) истинная пара. Эрато НуарЛюбовь на острове Буон. Olie-Моя другая половина. Лолита МороБоль и сладость твоих рук. ЭнкантаМиллионерша на выданье. Кларисса РисГостья Озерного Дома. Наталья РакшинаВальпургиева ночь. Ксения ЭшлиЧерный глаз. Проникновение. Ирина ГрачильеваПомни меня...1. Альбина Новохатько I
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"