Литвинова Валерия: другие произведения.

(Книга 4) Любовь - сила магии. Игра со смертью.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.34*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Он нуждается в твоей помощи. Слушай песню крови. Поспеши". Адам погиб, Ален исчез... и все это по ее вине! Позабыв обо всем на свете: о страхе, о неминуемой гибели, о потери души... Алекс отчаянно бросается спасать своего лучшего друга, заручившись помощью неожиданных союзников.

>КНИГА ЗАВЕРШЕНА (здесь только часть). Роман не выложен НИ НА ОДНОМ САЙТЕ (буду редактировать). При большом желании книгу можно получить на электронку.
  VALERI VAL
  Тайна пророчества.
  Любовь - сила магии.
  Игра со смертью.
   [];
  
  
  И почему я вечно ввязываюсь туда, куда не следует?- этот вопрос не давал мне покоя всю мою жизнь.
  Я неслась по коридорам легендарного учебного заведения, едва не обламывая каблуки от спешки. Ну, почему меня должно заботить, что кто-то из моих горе однокурсников не прослушал минимальное количество часов и теперь не допущен к экзаменам? Я, например, несмотря на свою нелегкую, просто заваленную проблемами жизнь - в их число не попала.
  -Профессор Гизбис, прошу вас, эти ребята вынуждены работать,- оправдывала я своих непутевых приятелей однокурсников,- вы же прекрасно понимаете, как сложно молодому человеку тянуть целую фирму...
  Один из моих подопечных - Луи Ларсон, попал в весьма затруднительное положение. Его дед известнейший и успешнейший адвокат Туманного Альбиона пытался 'образумить' внука и вернуть в лоно почитателей Фемиды. Парень уже имел юридическое образование, но окунувшись в общество алчных и беспринципных адвокатов, решил немедленно спасти свою душу от подобного финала. Луи бросил все начинания и подался в медики, а так как вся семья Ларсонов подвержена гигантомании, мой приятель не ограничился второсортным колледжем и остановил свой взор на Кембридже. (P.S. Первое образование Луи Ларсон получил в Гарварде). В течение года старший Луи Ларсон с насмешкой относился к затее внука и ждал пока у внука пройдет бунтарский период, но время шло, а интерес молодого человека к медицине не только не угасал, а, наоборот, разгорался все ярче и ярче. Парень с головой погрузился в учебу и слышать не желал ни о чем кроме анатомии. Отчаявшись, старик пошел на весьма рискованный поступок, хотя лично мне не верится, что ситуация подстроена. Премного уважаемый владелец крупной (по Лондонским меркам) юридической компании слег в больницу с очередным сердечным приступом, а своим доверенным лицом и приемником назначил именно внука, мотивируя это тем, что партнеры разбегутся, если к штурвалу станет непутевый отец Луи. Что взять с художника, пусть и всемирно признанного? Первые несколько месяцев старый Ларсон изображал смертельно больного и вовсе не вставал с больничной койки. Он умолял внука не губить дело всей его жизни. Луи жалел деда и ответственно выполнял все его прихоти, совмещая работу с учебой. Дед не спускал глаз с наследника и бизнеса, а когда удостоверился, что все идет как по маслу, вовсе обнаглел. За спиной у Луи младшего, Луи старший организовал открытие дочернего предприятия в Дублине. В общем, к середине апреля младший Ларсон захлебнулся в ворохе мелких и крупных проблем и перед ним стал серьезный вопрос по пропускам и успеваемости в Кембридже, а такое не прощается.
  -Дорогая моя мисс Брум, я восхищаюсь вашим добрым сердцем, чистой душой и ясным умом, но ничем не могу помочь. Правила есть правила. К тому же, с какой стати вы печетесь об этой группке недобросовестных студентов?- нахмурился профессор, пробегая глазами заранее подготовленную мной ведомость посещения и успеваемости по каждому провинившемуся однокурснику.- Насколько мне известно, у каждого из них есть кураторы, которые, кстати, давно махнули на все рукой.
  -Да, махнули. Вот именно поэтому я здесь,- с уверенностью в голосе ответила я.
  Профессор смерил меня ледяным взглядом и отложил списки в дальнюю стопку.
  -Чего же вы добиваетесь? На что рассчитываете?
  -На ваше понимание и помощь, сэр,- все также уверенно и спокойно отвечала я.
  Всем известно, что на профессорский состав слезы, мольба и заискивания совершенно не действуют, а мистера Гизбиса еще и раздражают.
  -Что ж, я посмотрю, что можно сделать с этой пятеркой.
  Э, нет. Меня такой ответ не устроит. Через неделю подпишут приказ и все мои старания пойдут прахом, а я слишком многое сделала, чтобы так просто сдаться. У ребят были проблемы практически по всем предметам, и все преподаватели пошли мне на уступки, все, кроме профессора Гизбиса. Если вопрос затянется - ребят отчислят.
  -Профессор, у меня, вернее у них, практически не осталось времени, поэтому я рассчитываю на ваше немедленное участие. Прошу вас.
  -Ох, мисс Брум. Ну что мне с вами делать?- устало вздохнул седовласый мужчина и вернул лист с ведомостями в рабочую зону стола, еще раз пробежал глазами по фамилиям, часам и баллам, и снова тяжело вздохнул.
  Я прекрасно понимала, что двоим из пятерки однозначно светит отчисление, впрочем, и сами студенты не особенно этому противились, но я все равно внесла их в этот список в качестве 'пушечного мяса'.
  -Об этих и речи быть не может,- вынес свой вердикт профессор, подчеркивая три фамилии в ведомости. Я с замиранием сердца проследила за последней проведенной линией под именем моего друга.
  -Но сэр!- захлебнувшись от возмущения, вскрикнула я.- Луи Ларсон очень способный и подает хорошие надежды. Он умен, трудолюбив и ответственен. Сложившаяся ситуация всего лишь неудачное стечение обстоятельств...
  -Да-да,- перебил мои лестные характеристики профессор,- я все это уже слышал от вас в конце прошлого семестра. Больной родственник, серьезная фирма, семейный капитал... - это все хорошо, просто замечательно, но это все оправдания, мисс Брум. Вам ли не знать, что нужно искать возможности, а не причины. Вы, милая моя, наглядный пример работающего студента.
  Профессор говорил о моей личной занятости, о которой я, кстати, не распространялась, но почему-то был в курсе почти весь преподавательский состав. Спасибо болтливому Тому Лэвису!
  -Нас нельзя сравнивать. Моя работа предусматривает вторую половину дня или даже первую половину ночи, а юристы в основном трудятся утром,- оправдывала я друга. Ведь по большому счету ради него только и старалась.
  -Скажите, мисс Брум, сам мистер Ларсон в курсе ваших подвигов в его честь?
  Черт бы побрал этого проницательного старикашку! Конечно же, Луи понятия не имеет о моем вмешательстве. Если бы он об этом узнал, то вряд ли обрадовался. Гордый, видите ли!
  -Судя по всему - нет,- ухмыльнулся старик.
  Я опустила голову, не выдержав натиска повидавших жизнь глаз.
  -Любовь,- неожиданно развеселился мужчина.- Как давно я не испытывал ничего подобного... Ладно, мисс Брум, я дам дополнительное задание вашему подопечному, но учтите, что повторная авантюра у вас не пройдет.
  -Да, сэр. Спасибо!- радостно выдала я, и тут же серьезно добавила:
  -Очень вас прошу, профессор Гизбис...
  -Да-да, все сугубо между нами,- рассмеялся профессор. Мне даже показалось, что мужчина стал моложе лет так на двадцать.
  Он протянул мне первые попавшиеся задание для дополнительных работ и позволил возвращаться на занятия.
  -Благодарю,- прошептала я, забрала задания и покинула кафедру психологии.
  На следующей перемене я собрала ребят и передала им слова профессора:
  -Те из вас, кто не сдаст работы до следующей среды - будут не допущены до экзаменов.
  Однокурсники подозревали меня во вмешательстве в их судьбы, но напрямую спрашивать не решились. Молча, с благодарностью во взглядах разобрали билеты и разошлись. В глубине души я искренне гордилась собой.
  Все хорошее настроение было перечеркнуто 'смс' сообщением.
  'Нужно поговорить. Давай встретимся'.
  В течение последних шести месяцев Саманта Смит осаждала меня бесконечными бессмысленными разговорами. Они с Алленом откровенно не ладили, а я почему-то стала главным камнем преткновения в их раздорах. Мне это не нравилось, но что поделать?
  Ален частенько глушил тоску по брату крепкими напитками, а Сэм безрезультатно пыталась вернуть былое обожание голубоглазого красавца. Слава небесам, мое имя поминалось лишь всуе. Сэм дико ревновала Алена. Она видела его нежное отношение ко мне и тихо бесилась. Ален, в свою очередь, не переходил дружественных рамок и всегда был галантен, хотя всем нам хорошо известно как бы он поступил, дай я повод...
  -Алекс, спасибо,- вырвал меня из утопических мыслей Луи Ларсон.
  -Не за что,- пожав плечами, отозвалась я.
  -Нет, есть.
  Он уверенно взял меня за руку и потянул за собой в конец коридора, подальше от любопытных ушей моей 'пятерки'. Катрину все мои подруги открыто игнорировали в течение трех месяцев после пикантной истории с Кэвином, но неоспоримый талант девушки улаживать любые проблемы взял верх, и мы приняли ее назад с испытательным сроком и смертными клятвами. Вот так нас снова стало пятеро. Подруги серьезно поддержали меня в самое трудное время, не дали захлебнуться слезами и по мере возможности отвлекали от гнетущих мыслей. Естественно, никто из них не знал, что мои слезы и затянувшаяся депрессия никак не связаны с разрывом с Кэвином, поэтому не прекращали обвинять Катрину. Бывший бой-френд так же относил все мои страдания на свой счет и ужасно переживал, старался загладить вину, вымолить прощение. С одной стороны мне было жалко неверного парня и его случайную подружку, кстати, в прошлом и мою подругу, но я не спешила разубеждать или прощать их. Как ни крути - они предали меня.
  -Ты здорово выручила, и я благодарен,- начал Луи, ловя теплыми карими глазами мой взгляд,- но мне бы хотелось знать, почему ты это сделала?
  Ну вот, я так и знала, что умненький Луи обо всем догадается.
  -Тебе была нужна помощь, я могла помочь...
  -Алекс, мне не нравятся акты милосердия, и я очень надеюсь, что причина кроется в другом.
  И что он, интересно, рассчитывает услышать? Признания в любви? Их не будет. Иногда мне кажется, что подобное чувство после всего случившегося мне больше недоступно. Во всяком случае, недопустимо.
  -Прости, я не хотел,- сменил тактику Ларсон, заметив мои колебания между грубостью и дерзостью.
  -Извинения приняты, благодарность тоже, так что...
  -Кофе. Сегодня. В восемь. Я заеду.
  -Ээээ, Луи, я не...
  -И слышать не хочу,- улыбнулся парень, развернулся и ушел.
  Вот так раз.
  Я смотрела в след удаляющемуся молодому мужчине и пыталась разобраться в своих чувствах. С одной стороны Луи Ларсон мне более чем симпатичен, а с другой - я только-только перестала обливать горькими слезами свою многострадальную подушку.
  Глубоко вздохнув и встряхнув головой, освобождаясь от ненужных романтических пузырей, я отправилась на очередную лекцию.
  Следующие несколько часов тянулись словно жвачка. Я не могла выбросить из головы приглашение Луи и его очаровательную улыбку, поэтому нервничала и ерзала. Он сидел в другой части аудитории и, что-то зарисовывая, периодически посматривал в мою сторону. Мягкий теплый взгляд карих с золотыми крапинками глаз согревал мое изорванное сердечко, и оно оживало. Я частенько заставляла себя не заострять внимание на его светло-русых волосах, но это было выше моих сил. От парня словно исходили электромагнитные волны, в его присутствии все волоски на моем исхудавшем тельце становились дыбом.
  Луи не дал мне шанса отказаться от назначенного свидания, тщательно избегая малолюдных мест. Каждую вторую перемену он на минуточку подходил ко мне в компании одного из своих приятелей и, выбирая моменты, когда рядом со мной были подруги, ненавязчиво улыбался, делал легкий комплимент всем девушкам сразу (не выказывая предпочтений) и удалялся.
  Ровно в восемь шикарный 'инфинити' стоял на подъездной дорожке моего (тетушки Анжелики) дома. По такому случаю пришлось перенести и отложить все назначенные встречи, пересмотреть свой и без того плотный график и в очередной раз прийти к выводу, что любовные дела совершенно не вписываются в мой нынешний образ жизни.
  -Я давно заметила, что Луи Ларсон тебе симпатизирует,- хихикала Милли, рассматривая через окно темно-графитовый автомобиль.- Хватит уже строить из себя льдинку.
  -Вы, правда, считаете, что свидание мне необходимо? - неуверенно спросила я у кузины и тетки, нервно вращая кольца на пальцах.
  Родственницы закивали как китайские болванчики и дружно выпихнули меня из дома, едва позволив обуть туфли.
  Точно такого же мнения были и мои университетские подруги. Веселая и беззаботная Лилу была в восторге от грядущих, по ее мнению, перемен и подпрыгивала от радости. Рассудительная и осторожная Андреа посоветовала хорошо провести время, но не торопить события. Подруга разделяла мои опасения относительно очередного сердечного крушения, тем более что мой новый приятель гораздо старше и опытнее меня. Зато Катрина, напротив, рекомендовала оттянуться по полной. Аманда поддержала Кэт и сказала, что давно скучает по нашему прошлогоднему 'бой-френд марафону' и любовной эстафете. Да, это действительно было увлекательно. Отбивать друг у дружки парней, нервничать, переживать, бороться и праздновать победу или поражение, устроив 'пижамную' вечеринку. В любом случае в проигрыше оставались лишь парни, не зависимо от того насколько верными и преданными они были. По большому счету не нашлось ни одного постоянного в своих чувствах, кроме Стю, но и его постигла та же участь. Поиграв как с дворовым котенком, Аманда без зазрения совести выставила его за дверь.
  -Привет,- улыбнулся Луи, открывая для меня пассажирскую дверцу.
  Я ответила одной из лучших улыбок и забралась в роскошный салон автомобиля. Тихо играла джазовая музыка, панель светилась мягким лиловым светом, а кондиционер гонял легкий аромат сандала и кедра.
  -Какой у нас план на вечер?- шутливо поинтересовалась я. Мне очень хотелось выглядеть непринужденной и ни в коем случае не выказывать своего волнения. М-да, кажется, я совсем растеряла сноровку. Да и самоуверенности в своей неотразимости поубавилось.
  -Любишь все планировать?- усмехнулся Луи.- А я предпочитаю импровизацию. Какой будем искать компромисс?
  Мне нравился ход его мыслей. Парень оставлял за собой решающее слово, но и мое мнение тоже учитывалось.
  -Хмм. Давай подумаем,- я изобразила легкую растерянность.- Можно начать с мороженого. Что скажешь?
  -Честно говоря, я рассчитывал на что-то более питательное, но в качестве десерта вполне сгодится.
  Как оказалось тот, кто не любит планировать, заранее зарезервировал столик в одном из лучших ресторанов Лондона.
  -Отличная импровизация,- похвалила я своего спутника, усаживаясь за уединенный столик респектабельного заведения. Интерьер был выдержан в мягких золотисто-коричневых тонах, музыкальное сопровождение включало выступление сладкоголосой солистки и искусного пианиста, а меню гарантировало исключительно французскую кухню.
  -Признаюсь, я надеялся на твое одобрение,- улыбнулся Луи.
  Я некоторое время изучала меню, стараясь припомнить хоть одно из предложенных блюд. Безнадежно. Не смотря на то, что французский был вторым профилирующим языком в школе, я с сомнением воспринимала значения многих слов. (Сказалось нервное напряжение). Заметив некоторую растерянность, Луи взял на себя ответственность сделать заказ и для меня.
  -Итак, Алекс,- с озорной улыбкой начал он,- ты спасла меня от страшной смерти, теперь я твой слуга на веки.
  В его взгляде было столько неподдельного интереса и нежности, а в голосе доброты и дружелюбия, что мне захотелось ответить ему тем же.
  -Я эту клятву принимаю, началом дружбы ее считаю.
  Услышав собственный голос, я чуть не расхохоталась. Наши рифмоплетства даже до второсортных не дотягивают, зато располагают к живой и непринужденной беседе.
  Луи хотел что-то ответить, но промолчал. В этот момент подошел официант с бутылкой французского шампанского и наполнил сверкающие бокалы сладкой янтарной жидкостью.
  Луи взял в руки бокал и ждал моего тоста. Напрасно.
  Мы, не отрываясь, смотрели друг другу в глаза, и ни один из нас не решался нарушить столь красноречивое молчание.
  -Ты ведь американка?- первым сдался Луи. Он наверняка знал обо мне всю общеизвестную информацию. Мы давно знакомы, часто пересекались на занятиях и иногда на вечеринках общих приятелей. Несколько раз обедали вместе и пару раз ходили на футбольный матч, но все наши встречи несли приятельский характер. Луи Ларсон не обращал свое внимание в сторону однокурсниц, да и с однокурсниками имел не много общего. Он старше и его досуг не сводится к бесконечным пирушкам, фанатичному спорту или волочению за короткими юбками.
  -Да, но мне бы не хотелось сегодня говорить о себе. Лучше давай обсудим проблемы мирового океана или жизнедеятельность марсиан.
  -Ты забавная,- улыбнулся Ларсон.- Хорошо, что касается марсиан, то они мне не кажутся симпатичными, по крайней мере, те серо-зеленые уродцы.
  -Да, согласна, до симпатяг им очень далеко.
  Рассмотрев анатомию инопланетных существ, мы перешли к теме возможности существования более разумных инопланетян, НЛО, развитие других цивилизаций и загрязнение нашей собственной планеты. Все это обсуждалось в шуточной форме, периодически приправляясь достоверными фактами и научными исследованиями. В общем, я снова чувствовала себя живой. Впервые за последние шесть месяцев я откровенно смеялась и ни на минуту не возвращалась в прошлое. Луи на какое-то время оживил во мне ту девушку, какой я была до аварии.
  Летели часы, а мне казалось недостаточным и хотелось большего. Больше улыбок, больше флирта, больше радости, больше жизни...
  -Ты удивительная девушка,- прошептал Луи, нежно касаясь губами моей ладони.
  Закончив ужин, мы прогулялись по парку, затем покатались по городу и к началу первого часа ночи темно-графитовый 'инфинити' примчал к дому Анжелики Браун.
  -Сегодня был чудесный вечер. Спасибо тебе,- я искренне поблагодарила своего кавалера и торопливо покинула салон автомобиля.
  -Алекс,- удивленно окликнул меня Луи, останавливая у самых дверей. Мне пришлось обернуться и спуститься на несколько ступенек.
  -Неужели сбегаешь?- насмешливо спросил он, поднимаясь на первую ступеньку тетушкиного крыльца.
  Вместо ответа я наморщила носик. По большому счету Ларсон прав, я бессовестно трусливо бежала.
  -Я всего лишь хотел сказать 'спасибо' и пожелать сладких снов,- коварно промурлыкал молодой мужчина.
  -Луи, сколько тебе лет?- без тени улыбки и намека на флирт, спросила я.
  -Это имеет значение?- сузив глаза, ответил вопросом на вопрос Ларсон. Ненавижу, когда так делают.
  -Для меня - да.
  -До завтра, Алекс,- холодно бросил молодой мужчина и вернулся в машину.
  На этот раз сбежал он. Вот только от чего? От ответа на мой вполне обычный вопрос? Так я и так знаю, что двадцать семь. Или от серьезной меня? Скорее второе. В любом случае, лично меня этот побег ничуточку не расстроил. Пусть бежит, а мне нужно подумать.
  На кухне с любопытными взглядами дожидались моего возвращения родственницы. Конечно же, они видели и слышали все, что произошло на крыльце, а теперь ждали подробных комментарий.
  -Милли, верни мне, пожалуйста, телефон,- я даже не сомневалась, что эта шустрая карманщица вытащила из моей сумочки такой неподходящий для первого свидания предмет.
  -Алекс, какой телефон? Мы жаждем пикантных подробностей,- скривилась кузина, а тетушка поставила передо мной чашечку мятного чая.
  Их волнение можно понять. Я старалась скрыть свои истинные чувства, но близких людей сложно обмануть, особенно проницательную тетушку. Она беспокоилась за меня и всеми силами старалась помочь, но понимала, что со своим горем я должна справиться сама. Милли вообще не понимала причин столь затянувшейся депрессии. По ее мнению вполне достаточно недели, самое большое месяца, чтобы оправиться от разрыва любых отношений. 'Если ты так страдаешь,- говорила она,- не проще ли простить его и начать все с начала?' Я отрицательно качала головой и надолго замыкалась в себе. И так в течение всех шести месяцев.
  -Ну, в общем, мне совсем нечем с вами поделиться,- нехотя начала я, устало усаживаясь за стол.- Мы поужинали в ресторане, потом гуляли в парке... и все было восхитительно. Я уже и забыла, что можно просто ничего не делать и радоваться жизни.
  -Таак,- протянула кузина, намекая на нежные нотки в моем голосе. Я давно уже заметила, что мысли о Луи радуют меня. Он определенно мне нравится, но обсуждать это я пока не готова.
  -И что это значит?
  -А это значит, что либо ты что-то недоговариваешь, либо... я не знаю, но точно что-то здесь не так!- хитро захихикала кузина.
  -Так не, так - надоело! Верни мне мой телефон, и я пойду спать,- разозлилась я.
  -Да, пожалуйста!
  Милли недовольно протянула мне мобильный и по-детски обиженно надула губки (мой приемчик!).
  По пути в свою комнату, я пролистала бесконечный список непринятых звонков и непрочитанных сообщений, больше половины которых пестрили номером Саманты.
  Утро тоже началось с ее звонка, но у меня совершенно не нашлось ни сил, ни желания с кем-либо общаться. Я даже пробежку по парку отменила. Подушка снова была насквозь мокрая, а глаза не открывались и жутко пекли. Это серьезно раздражало, буквально бесило.
  Сколько можно реветь? А я и не реву! Слезы сами собой льются, во сне. Ох, ну кого я обманываю!!! Так и до психушки не далеко. С этим определенно нужно что-то делать.
  Контрастный душ, легкий завтрак и я снова в университете.
  Поговорить желания все еще не возникло, поэтому я держалась от друзей подальше. Вот бы на Луну недельки так на три-четыре.
  Луи заметил мое раздражение сразу же, как я вошла в аудиторию, и решил не рисковать ни моим, ни своим здоровьем. Молодец! Хвалю.
  В таком же духе прошла целая неделя. Вот тебе, Алекс, и расплата за один единственный вечер беззаботного счастья. Все вернулось в прежнее русло: дом, учеба, работа, мокрая подушка, паршивое настроение... и полный игнор Саманты Смит!
  Девушка не ограничилась телефонным терроризмом и открыла на меня самую настоящую охоту. Это что-то новенькое. Всю неделю мне удавалось избегать очередной сцены ревности благодаря самому настоящему чуду.
  В среду, белокурая бестия поджидала меня на университетской парковке, пришлось устроить себе пешую прогулку до дома.
  В пятницу она буквально разминулась со мной в редакции. Анжелика просила заехать и обсудить мое мрачное настроение с практикующим психологом, которого она периодически приглашала для ежемесячной колонки 'Женское счастье'. Тетушка тревожилась и давно настаивала на подобной беседе, на этот раз я сдалась.
  Кабинет Анжелики Браун главного редактора одного из модных женских журналов Великобритании располагался на седьмом этаже двадцатиэтажного здания. Могло быть и хуже. Я собралась с духом и воспользовалась лестницей, не горя большим желанием пережить очередной стресс от замкнутого пространства пассажирского лифта, у которого, кстати, маячила мисс Смит. Ее за неимением пропуска вынудили ждать в приемной. Вероятно, Сэм, позвонив на домашний номер, попала на Милли, представилась моей подругой, и кузина сказала, где меня искать.
  Беседа с психологом была бессмысленной тратой времени. В любом случае, я не могла рассказать правду и выложила общеизвестную историю о неверном парне и коварной подруге. Мне порекомендовали изменить привычный образ жизни: шопинг, свежий воздух, активный отдых и полное отсутствие свободного времени. В общем именно то, что я уже давно сделала. Сразу же после рождественских каникул и возвращения из Майами, я увеличила время утренних пробежек с сорока минут до часа, домашние задания выполняла исключительно в университетской библиотеке, домой возвращалась как можно позже, а начинала каждый следующий день неизменно с шести утра. В общем, делала все, чтобы только не думать о... О том, что ЕГО больнее НЕТ!!!
  Также тяжело переживал и Ален. Он полностью погрузился в работу, а по выходным, которые, кстати, выпадали нечасто, напивался до беспамятства. На его плечи лег весь немаленький бизнес брата, да и собственный тоже никуда не делся. По возвращению из Штатов я, как могла, выручала Росса, подменяя его в 'Гэлакси' и выполняя посильные поручения, чем и заслужила неприкрытую ревность со стороны Саманты. В марте Ален всерьез задумался над вопросом дальнейшего управления огромным бизнесом Адама Росса. Он провел самый жестокий конкурс на весьма завидные вакансии управляющих менеджеров и директоров, оставив 'Гэлакси' за мной (по моей просьбе).
  Мне нужна была эта работа как воздух. Клуб стал единственным местом, не считая стен университета, где мне удавалось не проронить ни единой слезинки и не превращаться в язвительное создание с дурным характером. Я полностью отдавалась делу, и это здорово отвлекало, не смотря на то, что любая мелочь напоминала об Адаме. Без лишних сантиментов и страхов я заняла его кабинет и не стала ничего там менять. Большое кожаное кресло какое-то время хранило свежий аромат прежнего хозяина, а на столе неизменно стоял маятник в виде углеродной цепи. Паула разумно пересмотрела свое отношение ко мне, и мы отменно поладили. Девушка старалась и показывала себя с наилучшей стороны. Как секретарь она стала просто незаменима. В целом, весь коллектив отнесся к своей новой начальнице с уважением. За несколько месяцев совместной работы и чуткого контроля в важных вопросах Алена, мы отлично сработались. По большому счету, Адам довел систему до совершенства, и она без труда могла функционировать автономно.
  В воскресенье вечером у меня состоялись три деловые встречи, и все они были назначены вне клуба. Поэтому в 'Гэлакси' я не заезжала и возвращалась домой на удивление рано - в начале одиннадцатого вечера.
  Машина Саманты была неприметно припаркована неподалеку от моего гаража. Она стояла с выключенными фарами, а ее владелица наверняка поджидала в темном салоне.
  -За что мне все это!- я протяжно и громко застонала.
  Последние три дня взбесившаяся блондинка забрасывала меня сообщениями с завидной регулярностью. В начале недели она настаивала на встрече, в середине требовала, а со вчерашнего дня перешла к угрозам. Из коротеньких, эмоциональных сообщений следовало, что Росс в очередной раз где-то развлекается и не дает о себе знать.
  Последний раз мы виделись дней двадцать назад. Он говорил, что собирается навестить старого знакомого.
  Ален продолжал активную магическую деятельность и частенько попадал в зону недосягаемости мобильных операторов. Саманта, так же как и я, временно лишилась магических сил и была вынуждена жить обычной человеческой жизнью, но для нее это было гораздо сложнее, чем для меня. Девушка совершенно обезумила от неуверенности и навалившихся проблем.
  Я сотню раз просила Росса не втягивать меня в это болото, так нет же. Он наказывает свою неверную подружку ревностью и время от времени полностью отравляет ей жизнь.
  Я развернула свою машину и в очередной раз сбежала. Пускай сами разбираются.
  Анжелика уже привыкла к моему блудному образу жизни и лишь тихо ворчала. Бывало такое, что я приходила домой исключительно ради душа и свежей одежды. Тетушка понимала, что для меня 'Гэлакси' - именно та единственная соломинка, которая не дает окончательно сорваться, превратиться в циничную стерву.
  Дорога до клуба не заняла много времени. Я мчалась по пустым улицам ночного города и смахивала предательские слезы. Каждый раз, когда я остаюсь одна, горе и чувство вины превращают меня в бесхребетное создание.
  -Прости, прости меня,- всхлипывала я.
  Том Лэвис подтвердил мои самые худшие опасения. Для того, чтобы призвать кого-либо и переместить в нужное место, используется исключительно магия крови. Это очень серьезное и энергоемкое заклинание построенное на магии крови, оно способно даже убить самоуверенного мага, но вампирам, как демонам, дается гораздо проще. Адам говорил правду. Он вовсе не собирался убивать меня. Использовать - однозначно, но не убивать. Именно поэтому он не объединился с Юза и не препятствовал Мирабель. Без Юза Асмодей не доберется до Алексии и не узнает обо мне. Я должна была догадаться, должна была понять, должна была остановиться...
  В клубе как обычно кипела жизнь, и я очень скоро отвлеклась от своих терзаний. Рабочий день у большинства персонала начинался в шесть часов вечера и завершался с окончанием дискотеки, поэтому мое появление на рабочем месте не вызвало ни у кого удивления. Рекламщики и маркетологи тут же озадачили меня новыми идеями, Паула принесла на подпись с десяток счетов и пару договоров, Мими как обычно жаждал продемонстрировать новую постановку, запланированную в качестве 'гвоздя' программы следующей пятницы. Я старалась каждому уделить внимание и выполнить максимум задач за минимум времени. Воскресенье в 'Гэлакси' один из рабочих дней недели, зато выходной - понедельник. Этот график утвердил Адам еще при открытии клуба.
  Закончив с основными вопросами, я взялась за уборку рабочего стола. Разложила по папкам утвержденные и рассмотренные проекты, рассортировала по датам контракты, упорядочила первичные документы, разобрала и просмотрела корреспонденцию и собрала целый пакет канцелярского мусора. Ну, вроде все. Я пробежала удовлетворенным взглядом по документам, еще раз просмотрела многочисленные выдвижные ящики в столе и грустно вздохнула, наткнувшись на водительское удостоверение основателя 'Гэлакси'. Пластиковый документ сиротливо лежал в дальнем углу верхнего выдвижного ящика. Мне раньше не хватало смелости на тщательный осмотр кабинета и содержимого полок. Пугала перспектива устроить сопливо-слезный потоп. Я протянула руку к находке и тут же одернула ее, прикоснувшись к чему-то объемному и металлическому, хотя ничего, кроме цепочки из канцелярских скрепок небрежно брошенных поверх удостоверения, я не видела.
  Хмм. Интересненько-любопытненько.
  То, что у меня нет способностей, еще не значит, что я не могу распознать иллюзию. Я достала компактное зеркальце на серебряной основе и осмотрела содержимое ящика в отражении. Ага! Я так и думала. Цепочка из скрепок оказалась увесистой связкой ключей. Я внимательно рассмотрела каждый ключик, но не нашла даже намека на дверь, которую они открывают. Чувствую себя Буратино, разгадывающим тайну черепахи Тартиллы. Чья же это связка и почему на ней иллюзия?
  -Александра,- обратилась ко мне Паула, отвлекая от изучения весьма любопытной цепочки скрепок,- я знаю, вы запретили впускать мисс Смит, но...
  Паула заметно нервничала, и я позволила ей закончить. Уж не знаю, какие у нее отношения с Самантой, но она ей явно не безразлична.
  -Александра, она в отчаянии,- выдохнула, секретарь.
  Я бросила короткий взгляд на часы и устало кивнула.
  -Ладно. Пусть войдет.
  Может действительно что-то серьезное, раз девушка проявляет такую настойчивость.
  Как только Паула вышла в приемную, я побросала в сумочку свои интригующие находки с серьезным намерением разобраться на досуге. Завтра, хотя нет, уже полтора часа как сегодня - выходной.
  -Алекс!- влетела в мой кабинет взъерошенная Сэм и с силой захлопнула за собой дверь.- Где он, Алекс?!!
  Я встревожено подскочила со своего директорского кресла и уставилась в красные от слез и тревоги глаза растрепанной блондинки. Обычно Саманта Смит образец собранности, надменности и элегантности. Даже в гневе она двигается с завидной грацией пантеры. Сейчас же девушка больше похожа на перепуганную мокрую кошку, чем на разъяренную львицу. Я вздрогнула, вспомнив, что именно так называл Саманту Ален Варт. Теперь понятно почему.
  -Сэм, я не...
  -Стой! Стой-стой-стой. Если ты скажешь, что понятия не имеешь, клянусь, я тебя придушу,- тяжело дыша, зарычала блондинка.
  -Ладно, не скажу. Давай по порядку и очень спокойно.
  Я опустилась в свое кресло и предложила гостье сделать то же самое, указав на мягкий диванчик. Девушка проследила за моим взглядом и нехотя плюхнулась в кресло. Вот уж точно мокрая кошка.
  -Итак. Что случилось?
  Саманта с недоверием изучила мое совершенно спокойное лицо и, сделав определенные выводы, на одном дыхании затараторила:
  -Три недели назад, как тебе должно быть известно, мы серьезно поссорились.
  -Ничего удивительного, но к счастью я об этом не знала,- пробубнила я, но Сэм меня не слушала.
  -Он, накричал на меня! Представляешь? Накричал! Обозвал назойливой и скучной, сказал, что устал! Такого раньше никогда не было! Никогда! За все двадцать лет!
  Я с интересом посмотрела на Саманту. Так-так-так. Вот ты и проболталась. Я сотню раз пересматривала видеозаписи со свадьбы моих родителей, чуть ли не под микроскопом изучила каждую фотографию, но ни Анны, ни Саманты, ни Алена, я не нашла. Очень странно, особенно если учесть тот факт, что Констанс точно назвала имена этих девушек. Росс все отрицал, а Сэм благоразумно молчала. За последние полгода мне частенько приходилось сталкиваться с ними обоими, особенно с Алленом. Мы много о чем говорили, но стоило мне затронуть тему биографии, оба уподоблялись рыбам.
  -А ты не думала, что за столь долгий срок близкого знакомства можно и поднадоесть друг другу? Вот мужик и сдался,- с иронией улыбнулась я.
  -Он не сдался,- всхлипнула Сэм, задумываясь над справедливостью моих слов.
  Ох, уж, эта парочка! Я уже решила, что произошло что-то глобальное, а они в очередной раз повздорили. Ален, как обычно, куда-то скрылся, Саманта мечет молнии от злости, а я в обычной роли громоотвода. Надоело!
  -Я думаю, у него кто-то есть,- со знанием дело вдруг заявила блондинка, не дав мне возможности даже рот открыть.
  Ну вот, наша песня хороша...
  -Сэм, я не отрицаю твоих подозрений, но поверь, моя скромная персона не имеет к этому ни малейшего отношения.
  -Да, знаю я,- отмахнулась девушка.- Я давно за тобой наблюдаю.
  -Ты... что?- ахнула я.- Ты следила за мной?
  -Это в твоих же интересах,- заверила меня блондинка.- Теперь я точно знаю, что вы не любовники.
  Я захлебнулась от возмущения и не могла подобрать слов, чтобы высказать все, что я об этом думаю. Ее бестактность переходит все границы!
  -Но откуда мне знать, что ты его не покрываешь? Россы не исчезают и не бросают все дела без веской причины. Он даже ответственных не назначил! Просто исчез!
  -Как давно он не появлялся на работе?- спокойно задала я самый рациональный в данной ситуации вопрос.
  -Девятнадцать дней!
  М-да, с этим не поспоришь. Ален не из тех, что отлынивают от дел на столь длительный период.
  -Такое раньше случалось?
  -Нет! Вернее да... и не редко... но при желании его всегда можно было найти.
  -А если обратиться к магам? Пускай они поищут.
  -Уже обращалась. Бесполезно. Его нигде не видно... Ты, правда, ничего не знаешь?
  Мне стало искренне жаль девушку. Она не находила себе места, всхлипывала, терла глаза и нервно дергала кончики волос, периодически вздрагивая всем телом - обычная реакция организма на сильный стресс. Казалось, она проплакала несколько суток подряд и не собиралась на этом останавливаться. Саманта Смит, лишенная своих выдающихся магических способностей, превратилась из уверенной сильной женщины в ранимую изнеженную плаксу.
  -Правда,- спокойно ответила я, стараясь не усугублять положение.- Последний раз мы виделись здесь дней двадцать назад. Он выглядел очень измотанным и как обычно был изрядно пьян. В тот вечер он сообщил, что собирается навестить какого-то старого приятеля, поинтересовался как у меня дела (я тактично умолчала яркую реплику, брошенную в адрес белокурой подружки) и ушел. Вот и все.
  -Приятель?- озадаченно переспросила Саманта.- Может все не так уж страшно? Может с ним все в порядке? Прошло столько времени... его телефон давно отключен, на почте сотни сообщений и не только моих,- так, надо намекнуть Россу, что пора менять пароль,- дома он не появлялся, и у Ахерона, и в Хелдвелл...
  -Ты что, установила наблюдение за всеми?
  -А что прикажешь делать? Это я кручу хвостом, это я устраиваю скандалы, это я строю из себя недотрогу, это я его регулярно бросаю! Я, а не он! Это моя привилегия! Что его так изменило? Что такого произошло, чтобы он ТАК изменился?
  -Ты еще спрашиваешь?- зло рассмеялась я и тут же закрыла рот. Ой, кажется, я опять болтаю лишнее. Так, Александра Брум, держи себя в руках, это не твое дело. Саманта не ребенок, чтобы читать ей лекции о морали. К тому же она ни за что не поверит будто Ален просто так рассказал кому-то о чем-то подобном, я бы не поверила, сделает неправильные выводы и будет ненавидеть всех и вся.
  -Что ты знаешь?- сузив глаза, потребовала ответа Сэм.
  -Ничего. Ничего такого я не знаю,- я тут же пошла на попятную.
  Либо она действительно абсолютно беспринципная стерва и считает, что Ален простил ей маленькую, ну может и не маленькую, интрижку с его родным братом, или же она не знает о его осведомленности. Я склоняюсь ко второму варианту. В любом случае мне лучше держать язык за зубами.
  -Ложь! Тебе известны причины!
  Я отрицательно покачала головой, стараясь не скривиться от отвращения.
  Никто не знает о моем участии в походе за перстнем Орка, а если узнают - возникнут вопросы. Моя тайна и так известна слишком многим совершенно ненадежным 'людям', и я не собираюсь расширять это интересное общество.
  -Алекс, прошу...
  Я смотрела на нее без капли сострадания. Чем она думала, когда развлекалась с Адамом? Тогда ее не интересовало, что подумает Ален.
  -Прости, но я действительно не в курсе.
  С этими словами, я взяла сумочку и направилась к двери, демонстрируя Саманте, что разговор окончен, в прочем как и рабочий день.
  Насмотревшись на бледное заплаканное лицо дальней родственницы, я решила приложить все силы, чтобы вернуть себе хотя бы видимость душевного равновесия. Зеркало лишний раз подтвердило необходимость кардинальных действий - я не сильно отличалась от болезненно-бледной с припухшими от слез глазами и губами Саманты.
  Понедельник начался на удивление спокойно. Утренняя пробежка с Томи принесла массу удовольствий. Мой приятель по тренировкам завел себе очаровательного щеночка шотландского сеттера, так что теперь мы бегали втроем, и по большей части по кустам. Обожаю собак!
  Домой я вернулась в приподнятом настроении и совершенно грязной одежде. Давно я так хорошо себя не чувствовала.
  -Боюсь спугнуть твою улыбку,- обратилась ко мне тетушка.
  -Ага, прямо цветет и пахнет,- Милли наморщила носик, отворачиваясь от ярко выраженного запаха псины. Что поделаешь, оно того стоило.
  -Дайте что-нибудь попить, и я побегу в душ.
  Мою просьбу выполнили незамедлительно. Видимо в этом доме только я люблю собак.
  Ароматный гель для душа и шампунь сделали свое дело, превратив меня из скунса в яблочко.
  -Вот это другое дело,- поприветствовала меня кузина и передала тарелку со свежими ароматными творожниками. Сегодня за повара Милли. Так что я приготовилась к любому сюрпризу. На прошлой неделе, она в качестве шутки добавила в сливочный соус острый перец, месяц назад перепутала соль с разрыхлителем, еще месяцем ранее экспериментировала с выпечкой и на завтрак у нас были головешки вместо бисквитных кексов.
  -Ммм,- довольно простонала я, с наслаждением откусывая следующий кусочек,- к нам забегал королевский кулинар?
  Кузина бросила в мою сторону многозначительный взгляд, вот только он не означал ничего хорошего.
  -Принцесса Несмеяна решила пошутить?
  М-да, согласна, не очень удачная шутка. Ради всей этой вкуснятины девушка встала на целый час раньше обычного, а это уже само по себе подвиг.
  Все три минуты пути до университетской парковки, в салоне моего новенького спортивного 'нисана' играла громкая музыка, а если быть точной, то 'Smil' Аврил Лавин.
  Я неслась по тесной улочке, ловко лавируя между попутным и встречным транспортом, и подпевала любимой певице.
  -Ты сегодня какая-то другая, прежняя что ли. Не часто на тебя находит. Есть конкретная причина?- осторожно заметила кузина, выходя из машины.
  Она ждала моей реакции, приготовившись ко всему - от слез до смеха, и была не далека от истины. Последние полгода я балансирую между истерическим хохотом и истерическими рыданиями, ключевое слово 'истерика'. Не знаю кому как, а мне не по нраву жить с чувством вины. Фактически я убила человека, даже двоих.
  -Все в порядке, правда.
  -Посмотри-ка туда,- Милли кивнула в сторону темно-графитового 'инфинити', на капоте которого стояла огромная корзина полная крупных бордовых роз.- Мне, наверное, пора,- шепнула кузина и поспешила удалиться.
  -Привет,- проговорил одними губами Луи Ларсон, стоя у своего шикарного автомобиля, вернее у моего роскошного букета. Через десять секунд, корзина с розами стояла на синем капоте моего гламурного 'нисасана'. Кстати, подарок Алена, но это уже другая история. Сейчас меня больше волновал ароматный букет и его даритель.
  -Они очаровательны, спасибо,- с восхищением поблагодарила я. Оказывается, как много могут сделать цветы!
  -Это тебе спасибо,- улыбнулся Луи.
  Ах, да, допуск к экзаменам. Конечно же, как я могла забыть? Всю прошлую неделю, пока я предавалась меланхолии, Луи Ларсон трудился в поте лица, стараясь оправдать ожидания слишком многих людей. От него требовалась сдача трех дополнительных заданий, организация работы секретариата в Дублинском филиале, помощь в организации очередной художественной выставки отца и выписка деда. Информацию по интересующему меня объекту неизменно предоставил Том Лэвис.
  Мой друг-джин сразу же одобрил кандидатуру Луи Ларсона на пост бой-френда, стоило мне лишь намекнуть на легкий интерес к парню. Том один из не многих посвященных в мою историю, и догадывается насколько мне тяжело, но даже он не знает всей правды.
  -Ну, очевидно, основные вопросы улажены,- подытожила я, аккуратно устанавливая корзину на пассажирском сиденье 'нисана'.
  -Практически все, кроме самого важного.
  Я с интересом взглянула на Луи.
  -Мне бы хотелось продолжить начатое. Что скажешь?
  -О, так теперь у меня есть возможность отказаться?
  Луи насторожено кивнул и с нетерпением ждал моего ответа.
  -Почему бы и нет,- после небольшой паузы выдала я. У моего кавалера, словно, гора с плеч скатилась. Он засиял и галантно предложил мне руку для сопровождения на занятия. Ох, уж эти англичане!
  По дороге мы условились встретиться сегодня в шесть и посетить открытие художественной выставки знаменитого Квентина Ларсона, отца Луи Ларсона.
  На некоторых переменах Ларсон уделял мне минуточку внимания, делал легкие комплименты всей великолепной пятерке подруг и удалялся.
  Решение деловых вопросов в телефонном режиме отнимало у него практически все свободное время. Ларсон нередко жертвовал ленчем в пользу семейного бизнеса. Я с пониманием отнеслась к такой сверхмерной занятости моего нового кавалера, и не требовала больше, чем он мог дать. Надеюсь, при необходимости и я смогу рассчитывать на подобную снисходительность. Чудная с нас все-таки получится пара. Он безмерно занят днем, а у меня нет лишней минутки ночью, остаются только ужины и завтраки. Последние сразу отпадают, да и предпоследние тоже под серьезным вопросом. Эх, бывает и хуже.
  К предстоящему свиданию я подошла особенно тщательно. По рекомендации Анжелики надела изумительный молочно-белый костюм от 'Gucci'. Приталенный пиджачок идеально подчеркивал грудь, а коротенькая узкая юбка выделяла ноги и прекрасно гармонировала с перламутровыми туфлями от 'PRADA' до мелочей похожими на своих алых братьев, которые так любит Дьявол. Волосы уложены в элегантную 'ракушку', на шее папин подарок - сердце с бриллиантом, в ушах аналогичные подвеске серьги, легкий макияж и искусный маникюр.
  -Шикарно!- хором выдохнули подруги.
  Девчонки узнали о назначенном свидании от нашего общего болтливого знакомого и изъявили желание поучаствовать в приготовлениях.
  -Да, наверное,- улыбнулась я, довольная своим внешним видом.
  Каждая из девушек внесла свою лепту в мой сегодняшний образ ценительницы искусства. Андреа провела поучительную беседу и заострила мое внимание на основных правилах оценки картин. Как оказалось, одного 'нравится' или 'не нравится' совершенно недостаточно.
  Аманда и Катрина отыскали в интернете фамилии самых известных художников нынешнего века и распечатали фотографии их лучших работ. Подруги устроили мне самый настоящий ликбез по художественному искусству. Лилу аккомпанировала коктейлю из шмоток, модных журналов и публицистических статей с красочными картинами под гитару, напевая веселые мотивчики собственного сочинения. Милли носилась как ужаленная по всему дому в поисках моего компактного зеркальца, которое она, как обычно, взяла без спросу, где-то оставила, а теперь пытается предложить мне бесполезную альтернативу.
  -Алекс, ты только посмотри,- кузина протягивала мне пудреницу,- здесь и зеркало, и белила - то, что надо!
  -Мне нужно мое зеркало,- тихо зарычала я,- такое кругленькое, в серебряной рамочке и украшенное жемчужинами - именно то, что ты так любишь стащить!
  -Ну, прости, я не помню, куда его положила,- виновато заскулила кузина.
  -Может туда же, где уже месяц лежит мой ай-под?
  -Хватит! Я давным-давно купила тебе новый. Сколько можно упрекать!?
  -А сколько можно брать мои вещи, особенно без спросу?- вспылила я.
  До приезда Луи осталось не больше семи минут, а зеркальца нигде не было видно. Девчонки удивились моему страстному желанию отыскать вещицу. Я наплела что-то про счастливый талисман и суеверия, но мои объяснения мне самой казались неубедительными. Я бы тоже сочла человека с подобными странностями как минимум тихо помешанным, если не параноиком.
  Еще раз просмотрев все отделения и кармашки в своей повседневной сумке, устало плюхнулась на мягкий гостиный диванчик и на секунду задумалась. Последний раз, я видела зеркальце в руках у кузины. Она пускала 'зайчики', сидя именно на этом диване. Так. Похоже, я знаю, где его искать. Резким движением, как-будто ловя затаившегося перед прыжком зайца, я ринулась к диванным подушкам - и желанная вещь у меня, зато содержимое сумки рассыпано по полу.
  -Что это?- Аманда подобрала отлетевшую к ее ногам пластиковую карточку, и мельком глядя на мужскую фотографию.
  -Отдай!- я попыталась отнять документ прежде, чем девчонки смогут как следует его рассмотреть.
  Аманда ловко передала карточку Лилу, на долю секунды раньше, чем я успела перехватить. Поначалу подруг забавляла моя бурная реакция и игра в 'собачку'. Они развлекались, ловко передавая друг другу карточку, и бессовестно дразнили ею. Спрашивали, сколько я готова выложить за сохранность одной из моих многочисленных тайн. А таковых, по мнению окружающих, у меня не мало.
  -Адам Росс?- удивленно прочитала имя владельца водительского удостоверения Катрина.
  -Ты же говорила, что он в Штатах?- с недоверием поинтересовалась Милли.
  Она нередко поражалась, как это мы с Адамом умудрились найти общий язык после того, что произошло во время интервью. Еще больше удивилась кузина, когда узнала, что Росс назначил меня на должность управляющего.
  Ален исправно играл роль собственного брата и почти никто ничего не заподозрил. Все считали его Адамом и не задавали лишних вопросов. Это вышло само собой. Первое время голубоглазый Росс не спешил предавать огласке смерть владельца крупного бизнеса, даже слух о его исчезновении навел бы шорох не только в жизни человеческого общества. Адам был достаточно влиятельной и уважаемой личностью как в этом, так и в 'другом' мире, имел некоторую власть и обязанности.
  Ален пытался отыскать брата, какое-то время в нем теплилась надежда, что я поместила обоих мужчин в Лимбо. Он утешался этой мыслью, хотя без посторонней помощи оттуда не выбраться. Несколько раз он совершал обряд перехода, но возвращался ни с чем. Об этом мне рассказала Саманта. Вернее она обвинила меня в этом: 'Что ты ему наговорила?! Что он там забыл?!'- вопила она. Первое, что сделал Росс после того как узнал о гибели брата - было путешествие в Лимбо, по этой причине на ритуал по созданию эликсира он явился сильно исхудавшим и изможденным, несмотря на то, что пробыл там меньше получаса. Я много читала об этом месте. По мнению окультистов Лимбо страшнее ада. Оно не пытает, не использует казанов с кипящей нефтью, чертей с раскаленными вилами, эшафотов и тому подобного. Лимбо применяет другую тактику - потихоньку сводит с ума тех, кто рискнул в нем задержаться. И успешно с этим справляется. Час земного времени равнозначен месяцам беспрерывных галлюцинаций и скитаний по красно-пурпурной бескрайней пустыне, а может быть и больше. Оно на всех действует по-разному. Я была там и знаю, о чем говорю. Пустыня, в данном случае, вовсе не моря золотого песка, молчаливых барханов, это не рай для змей и скорпионов, а грязно-красная абсолютная всепоглощающая пустота. Если я и не убила Адама Росса, то Лимбо уже справилось с этим со стопроцентной гарантией, что, по-моему, еще хуже.
  -В Штатах,- фыркнула я, отнимая документ у любопытной подруги.
  -Без водительских прав?- продолжала допытываться Милли.
  -Не твое дело!
  Я поспешно спрятала в белую сумочку найденное зеркальце, иллюзорную цепочку скрепок и провокационный документ, пожалев о том, что вообще взяла его из рабочего стола, и поспешила к двери, у которой уже достаточно давно стоял мой кавалер.
  -Золушка готова, везите на бал,- я лучезарно улыбнулась Ларсону и запрыгнула на пассажирское сидение припаркованного у подъездной дорожки 'инфинити'.
  -Чудесно выглядишь,- сделал комплимент Луи.
  -Спасибо, и ты тоже.
  Я внимательно осмотрела его светло-бежевый, всего на пару тонов темнее моего, костюм, немного задержала взгляд на белоснежной футболке, намекающей на полуофициальный стиль, и не удержалась от легкого прикосновения к светло-русым волосам. В лучах заходящего солнца они отливали золотом, и безумно хотелось запустить в этот роскошный шелк все пальцы.
  -Вообще-то это мне полагается быть чуточку несдержанным,- засмеялся Луи, перехватывая мою руку и целуя ладонь. Он уже несколько раз провернул подобный трюк с ненавязчивым, но столь интимным поцелуем. До этого я понятия не имела, что ладони могут быть эрогенными зонами.
  -Больше не буду,- по-детски виновато пообещала я.
  -Я не сказал, что возражаю,- пожал плечами Ларсон.
  Выставка проходила в одной из Лондонских галерей. Ко времени нашего прибытия в зале негде было яблоку упасть. Как и предсказывали мои подруги - куча знаменитостей и политиков, не считая коллекционеров, других художников и, конечно же, журналистов.
  -Наверняка ты знаком с большинством гостей,- обратилась я к Ларсону, после очередного приветствия с крепкими рукопожатиями.
  -Это не первая выставка, на которой мне приходится присутствовать,- устало вздохнул Луи и повлек меня за собой вглубь зала.- Хочу тебя кое с кем познакомить.
  Пока мы пробирались между небольшими группками ценителей искусства, я успела полюбоваться десятком замечательных работ. Особенно мое внимание привлекла картина, где мастер во всем великолепии отразил красоту восходящего солнца над ледяной шапкой покатой горы. Среди тумана, окутавшего подножье и часть долины, угадывался старинный шотландский замок, а по правому горизонту темнел девственный лес.
  -Она прекрасна,- выдохнула я, не в состоянии отвести глаз от произведения искусства.
  -Эту картину отец написал около двадцати лет назад и ни разу не выставлял. Она долгие годы хранилась в его мастерской, так сказать ждала своего часа.
  -Наверное, она очень дорога для него,- предположила я.- Ты знаешь, что заставило твоего отца выставить ее теперь?
  Луи ничего мне не ответил, просто пожал плечами и снова потянул к большому скоплению людей. Он уверенно шел к намеченной цели, огибая стайки впечатленных гостей, а я покорно следовала за ним. Роскошь и элегантность общей атмосферы немного обескураживала. Я старалась не задерживать взгляд на мелких деталях, но пройти мимо творений настоящего гения было совершенно невозможно. Луи с пониманием относился к моему восторгу таким привычным для него вещам. Он терпеливо ждал, пока я изучу каждую деталь заинтересовавшей меня картины. На одну из них я потратила не меньше двадцати минут, хотя могла разглядывать это чудо годами. Обнаженная женщина утопала в пестрых соцветиях полевых цветов. Она словно купалась в них. Хотя, нет. На самом деле девушки на картине не было, такое впечатление создавалось с помощью игры красок. Это всего лишь цветы. То, что я приняла за оголенные участки тела всего на всего маргаритки и ромашки, синие как топазы глаза - незабудки, алые губы - маки, волосы - ковыль... Миллионы разнообразных цветов складывали изображение как мозаику.
  -Каждый видит то, что хочет видеть,- шепнул мне на ухо Луи.
  -И что же видишь ты?- не отрывая глаз от картины, спросила я.
  -Любовников,- также тихо ответил он.
  Я нахмурилась и постаралась взглянуть на картину по-другому. Пришлось потрудиться, чтобы избавиться от образа так понравившейся мне девушки. Мысленно встряхнув цветочный калейдоскоп, я снова навела резкость. Девушка расплылась, и построилось новое изображение. За густой полупрозрачной шторой из пушистого сиреневого клевера, зеленых шишечек хмеля и одуванчиков угадывалась огромная белоснежная кровать из ландышей и подснежников, на которой в любовном танце переплелись обнаженные человеческие тела - колоски и чертополох. Ничего подобного я ни разу в жизни не видела.
  -Ну как?- поинтересовался результатом долгой работы моего воображения Ларсон.
  -Потрясающе!
  Я закрыла глаза, мысленно перемешала цветы, а когда открыла, передо мной снова появилась купающаяся девушка.
  -Пойдем, тебе обязательно нужно увидеть еще одну работу,- потянул меня Луи.
  -Только одну?- изобразила огорчение я.
  -Одну из моих любимых,- улыбнулся мужчина и нежно скользнул взглядом по моей щеке и шее.
  Да, действительно, на это стоило посмотреть.
  Огромный табун крылатых единорогов взмывал с полуопущенного подъемного моста старинного замка. Но если присмотреться, то замок и мост - всего лишь скала и пещера, белоснежный табун - густые клубящиеся облака на лазурно-синем небе. Такие слова как восхитительно, потрясающе, сказочно, волшебно не передадут и части того, что я испытывала, глядя на творения Квэнтина Ларсона.
  -Так, пора уводить тебя отсюда,- серьезно, даже строго проговорил Луи.
  -Что? Почему?- встревожилась я. Мне совсем не хотелось покидать прекрасное. Его так мало в моей жизни, а эта выставка словно глоток свежего воздуха в затхлом помещении. На самом деле Луи даже не догадывается, насколько я благодарна за столь нетрадиционное свидание.
  -Потому что я ревную к таланту моего отца,- с улыбкой пояснил Луи. И мне вдруг стало так хорошо и тепло, словно после бесконечно долгой полярной ночи вдруг выглянуло солнышко. Солнышко по имени Луи. Как же давно я не испытывала ничего подобного! Этот мужчина вернул моему замершему сердцу живой ритм.
  -Пойдем,- удовлетворенный моей реакцией на свое признание мягко проговорил Ларсон. Он взял меня за руку и привлек к себе для скромного поцелуя. Нашего первого поцелуя. Стоило ему коснуться моих губ, я невольно вздрогнула, почувствовав неприятный укол в груди. Все очарование рассыпалось как карточный домик.
  Мне стало страшно.
  Страшно за него. Я не лучшая пара для обычного человека. Он даже не сможет защититься, он даже не успеет понять, что произошло, когда его участь будет предопределена. За него решат другие. Более сильные, более властные, корытные и беспощадные...
  Галерея состояла из нескольких залов, поэтому было очень сложно кого-либо отыскать, тем более, что Луи через каждые несколько шагов останавливался и здоровался с очередным знакомым, затем представлял меня, задавал несколько общих вопросов, иногда шутил и мы двигались дальше. Я сразу догадалась, что он ищет отца, но не говорит об этом, чтобы не смутить меня. Большинство девушек теряются в обществе родителей своего парня. Слава небесам, это не обо мне.
  -Александра!- окликнул меня знакомый мелодичный голос.
  Я рефлекторно обернулась на свое имя и увидела ту, что так ласково его произнесла. Очаровательная женщина в кремовом платье стояла рядом с красивым мужчиной в светло-коричневом костюме. Они оба в равной степени излучали грацию и величие. Глядя на эту идеальную пару, можно смело отнести их к королевской фамилии, и никто не посмеет сказать, что это не так. Все члены их немаленькой семьи столь же величественны и благородны, но только эта чета выглядит безгранично и всецело преданной друг другу.
  -Сара!- радостно поприветствовала я женщину и кивнула ее супругу.
  Ларсон с интересом окинул взглядом моих знакомых.
  -О, Луи, хочу познакомить тебя с Сарой и Ахероном Росс,- я действительно была рада этой встрече.
  Мужчины обменялись рукопожатиями и продолжили знакомство.
  -Так вы и есть гордость и надежда Луи Ларсона старшего?
  -Можно и так сказать,- улыбнулся Луи и, перехватив официанта с полным подносом сияющих янтарем бокалов, предложил всем напиток. Нужно заметить, шампанское подавалось отменное.
  -Эта выставка побьет все рекорды! Ваш отец поистине талантливый человек,- вступила в беседу Сара.- Меня настолько потрясли некоторые работы, что я уже вижу, как они украсят мою скромную коллекцию.
  Ага, конечно! С каких это пор Россы обзавелись чем-то скромным?
  -Благодарю, миссис Росс. Мне приятно слышать такую высокую оценку творчеству моего отца.
  -Он вполне это заслужил,- поддержал супругу Ахерон.- Александра, как ваши успехи? Слышал, мой кузен повысил вас в должности.
  -Спасибо, все хорошо. Я всецело отдаюсь работе, и мне это очень нравится.
  -Мой кузен или новая должность?- с веселыми искорками в глазах поинтересовался Росс, зато искры в глазах Луи не имели ничего общего с весельем.
  -Второе. Вам ли не знать насколько Адам может быть деспотичным и требовательным руководителем.
  -Очевидно, вы настоящий виртуоз в клубном бизнесе, не смотря на столь юный возраст,- улыбнулся Ахерон, ловя мой взгляд.- Адам не доверит свое детище даже очень способному дилетанту.
  -Как ваши мальчики?- пора менять тему. Похоже, он что-то подозревает. В прочем этого следовало ожидать.
  -О, все хорошо,- отозвалась Сара.- Дэниэл через неделю возвращается в Англию на летние каникулы, а Доминик уже во всю читает Шекспира и мечтает о собственной конюшне.
  Воспоминания о детях озарили лицо женщины такой теплой улыбкой, что непроизвольно заулыбались все, даже совершенно посторонние люди. Наверное, именно искренняя улыбка Сары Росс привлекла в нашу душевную компанию еще одну семейную пару. Судя по приветствию, все, кроме меня, хорошо знакомы между собой. Вновь прибывшие делились впечатлениями от картины с морским пейзажем и нахваливали твердую руку мастера. Луи воспользовался моментом и, извинившись, мы отправились на дальнейшие поиски виновника торжества.
  Еще несколько коротких остановок и мы добрались до нужной группы людей. Аманда показывала мне фотографию выдающегося художника, но фотоснимок практически не имел ничего общего с оригиналом. На самом деле легкое сходство отца и сына, прослеживающееся на фотографии, было более чем очевидно. Луи был практически копией своего все еще молодого отца. Светло-русые волосы Квэнтина Ларсона едва тронула седина, а насыщенно-карие глаза с медовыми крапинками излучали огромную жизненную силу и мечтательность.
  -Луи,- похлопывая сына по плечу, приветствовал Квэнтин,- рад, что ты нашел время для столь скучного занятия как посещение художественной выставки.
  Фраза явно несла циничный подтекст. Неужели они не ладят?
  -Как-будто у меня был выбор,- пробубнил Луи и переключил всеобщее внимание на меня.- Пап, Александра Брум - та самая девушка, о которой я тебе говорил,- собственнически обняв за талию, с гордостью представил меня Луи.
  -Так-так. Я думал Луи, как обычно, преувеличивает, описывая вашу неземную красоту, но теперь вижу, что он изрядно скромничал,- озвучил мысли вслух Квэнтин, с озадаченным видом разворачивая альбомный лист бумаги, извлеченный из внутреннего кармана пиджака, и сравнил оригинал, то есть меня, с копией.- Квэнтин Ларсон,- с умиленной улыбкой протянул мне руку художник.
  Я ответила на рукопожатие, мельком взглянув на рисунок в левой руке художника, и застыла. На белом листе рукой мастера был набросан графитовый портрет симпатичной девушки. Она сидит за столом и увлеченно конспектирует. Длинные волосы, небрежно перехвачены резинкой, шелковистым водопадом спадают до крышки стола и растекаются небольшой атласной лужицей, глаза опущены, губы поджаты.
  -Дорогой сын, ты не передал и десятой части привлекательности этой девушки!- пожурил художник.
  -Неужели я так выгляжу?- восхитилась я.
  -Нет,- спокойно ответил Луи, явно не довольный всеобщей демонстрацией его творения.- Великий Квэнтин Ларсон считает, что рисунок не соответствует действительности, и я не могу с ним не согласиться.
  Я отрицательно покачала головой и забрала свой портрет. Квэнтин не возражал, Луи тоже.
  Следующие полчаса гениальный художник не отпускал меня от себя даже на полшага. Ему польстила моя осведомленность в художественном искусстве, которую я даже не пыталась скрыть. Спасибо Андреа и, конечно же, Констанс с ее увлечением эпохой ренессанса.
  Луи нравилось, что мы с Квэнтином поладили, но он явно не собирался тратить весь вечер на картины и их творца. Младший Ларсон поставил себе цель вырвать меня из крепких лап своего отца и его гостей в лице четы Росс. Пока Луи осуществлял свой коварный замысел по привлечению одной весьма известной особы, Квэнтин рассказал историю почти каждой заинтересовавшей меня картины, а Ахерон задал мне несколько провокационных вопросов. Я с самым живым интересом слушала художника и старалась не реагировать на присутствие и чрезмерное внимание Ахерона Росса, что было весьма не просто.
  Как выяснилось и табун белоснежных единорогов, и девушка в цветах, и многое-многое другое - идеи Амелии Ларсон, покойной матери Луи. Квэнтин взахлеб рассказывал о необычайном таланте своей жены видеть прекрасное даже в самых обыкновенных вещах.
  -Александра, вы определенно недоговариваете,- склонившись ко мне, тихонечко, но очень настойчиво прошептал Ахерон. Его интересовало нынешнее местонахождение кузена, и он не особо верил в неопределенный бизнес-проект и в долгосрочную командировку в Штаты. Эту легенду распространил Ален и приказал строго ее придерживаться. Правда была слишком неудобной для очень многих, и в частности для меня.
  -Отец, посмотри, кого я привел,- улыбался Луи, придерживая под руку саму Марию Квин. Эта дама прославилась не только как политический лидер, блестящий оратор, талантливый экономист и владелица известной кондитерской фабрики, которую, кстати, сама и основала, но и как завзятый коллекционер шедевров масляно-холстового искусства. Ее одержимость картинами давно вышла за рамки легкого увлечения, и женщина всерьез подумывала над открытием собственной галереи. Не знаю, насколько искреннее ее желание поделиться своим сокровищем с общественностью, но то, что открытие благотворительной художественной галереи принесет дополнительную популярность и голоса ее партии - бесспорно. Эдвард Брум предпринимал нечто подобное накануне прошлых губернаторских выборах и остался доволен достигнутым результатом. Как ни странно, в нашем алчном и бессердечном мире благотворительность высоко ценится и почитается не только нуждающимися в этой самой помощи.
  Вообще-то это была идея Констанс, а Эдвард, будучи дальновидным стратегом, тут же подхватил и реализовал этот нехитрый пиар ход, задействовав завидные способности и ресурсы невестки. Констанс с удовольствием организовала благотворительную художественную выставку и провела небольшой аукцион, на которых были представлены работы талантливых детей-инвалидов. Вырученные деньги благополучно потратили на медицинское оборудование для государственного детского реабилитационного центра.
  Я считаю, что такие программы должны применять все политические организации и не только в преддверии очередных выборов. Подобная популяризация того или иного кандидата принесет не только уважение избирателей, но и радость, надежду и веру в людей. Как известно, дарить гораздо приятней, чем получать подарки, так что все останутся в выигрыше.
  -Мария!- радостно приветствовал миссис Квин Квэнтин Ларсон.- Само ваше присутствие на этом скромном мероприятии делает меня самым счастливым человеком на планете.
  Ну вот, обо мне тут же забыли! Я бы даже расстроилась, если бы не реальный шанс сбежать подальше от проницательного взгляда Ахерона Росса. Он не поверил ни единому моему слову и определенно собирался добраться до правды. Задавал неоднозначные вопросы, внимательно следил за моей реакцией и не упускал возможности спровоцировать, выбить из колеи и даже при необходимости разозлить. В общем, он делал все, чтобы я потеряла бдительность и сболтнула лишнего. Мне понадобилась вся моя выдержка, чтобы реагировать и отвечать с должным хладнокровием и невозмутимостью, присущим зрелому человеку, способному управлять таким серьезным бизнесом как 'Гэлакси'.
  Луи дождался момента, когда всеобщее внимание принадлежало исключительно Марии Квин, подмигнул мне и тихонечко перекочевал в соседнюю компанию. Я сделала то же самое, и уже через несколько минут мы были в соседнем зале, а потом и в машине.
  -Ну, наконец-то!- облегченно вздохнув, словно оторвавшийся от погони бандит, Луи завел двигатель и сорвал мощную машину в сторону центрального парка.
  -Раз уж планы ты не составляешь, давай придумаем, чем будем заниматься следующие два часа,- стараясь говорить как можно беззаботней, предложила я.
  -Два часа?- уловил суть моего вопроса Ларсон.- У тебя есть предложение на последующее времяпровождение?
  -Для тебя ведь не новость, что я работаю в 'Гэлакси',- как можно мягче и не в форме вопроса, а скорее извинения, ответила я.
  О том, что по понедельникам у администрации клуба выходной ему неизвестно, а для меня это как спасательный круг. Я еще не готова делать следующий шаг в наших отношениях, а весь сегодняшний вечер вместе с жаркими взглядами, томными замечаниями, намеками и откровениями именно к этому и ведет.
  -Да. Слышал,- холодно отозвался Ларсон. Очевидно, его хорошо задели недвусмысленные замечания Ахерона.
  -Так чем мы все-таки займемся?- разорвала я затянувшееся молчание.
  -А что, если я скажу, что у меня был готов план на сегодняшний вечер и как быть, если даже его шестая часть не уложиться в отведенное время?- Ларсон хорошо скрывал свое недовольство за шутливым тоном, но я всем существом ощущала его истинные чувства, его бьющую ключом отрицательную энергию. Он словно передатчик транслировал смесь разочарования и раздражения.
  -Компромисс,- заискивающе предложила я, дождалась слабого кивка и выдвинула встречное предложение.- Я не сомневаюсь, что твой план тщательно продуман, взвешен, последователен и имеет логическое завершение, поэтому я заведомо на него соглашаюсь,- я сделала небольшую паузу, подчеркивая серьезность своих намерений, скорее для себя, чем для него.- Но так как времени нам хватит только на одну шестую, давай разделим его на несколько частей и будем проходить поэтапно.
  Ларсон посмотрел на меня каким-то странным, почти лукавым, почти смеющимся, почти жадным взглядом и, развернув машину, помчал в противоположном направлении.
  -Ээмм,- не зная как спросить, протянула я,- ты собираешься нарушить последовательность?
  -Именно это я и делаю.
  -Так. Я примерно представляю, что значится в первом и последнем пунктах твоего плана, но его середина мне неизвестна. Могу я спросить с какой части ты собрался начать?
  -Нет. Ты уже согласилась на все пункты,- отрицательно покачав головой, ответил Ларсон.
  Лэвис выложил полную информацию по этому парню, так что мне доподлинно известно - мы движемся в противоположную сторону от его квартиры. Это успокаивает, иначе пришлось бы срочно что-то предпринимать.
  Я перебрала в уме все возможные варианты нашего конечного пункта назначения, но ни одна из моих версий не заняла призовое место. Откуда мне было знать, что Луи включил в план сегодняшнего свидания поход в тир? Как-то не очень романтично, да и логики никакой нет. Кто обольщает девушку в таком ШУМНОМ месте? Хотя, возможно я чего-то не знаю...
  -Держала когда-нибудь в руках огнестрельное оружие?- с довольной улыбкой поинтересовался Ларсон, наслаждаясь моей растерянностью и изумлением.
  Я отрицательно покачала головой.
  -В таком случае тебе будет вдвойне интересней,- заверил он и протянул мне наушники.
  Нацепив необходимые обмундирование, мы прошли в тренировочный зал. Я еще ни разу в жизни не чувствовала себя более белой вороной, чем сегодня. Мой дизайнерский костюмчик, впрочем, как и костюм Луи, совершенно не соответствовал месту и роду занятий. Ларсон вставил обойму, снял с предохранителя, передернул затвор и вложил мне в руку холодный кусок смертоносного метала, затем то же самое проделал со своим пистолетом, подошел к барьеру и отрегулировал дальность наших мишеней.
  'Попробуй',- скомандовал он, кивая на мишень.
  Я пожала плечами, вытянула правую руку и выстрелила. Куда попала - неизвестно.
  Ларсон отрицательно покачал головой, продемонстрировал, как нужно держать оружие, и выстрелил,- в десятку!
  Повторная попытка не увенчалась особым успехом, но в 'молоко' я все-таки попала.
  Через несколько секунд после моего третьего выстрела 'в никуда' я поняла весь смысл похода в тир. Несложно догадаться, что в отличие от Памеллы Андерсен, такая нежная барышня как я, не бегает по полигону с автоматом наперевес и вряд ли когда-либо увлекалась стрельбой. Естественно, Ларсон тут же предложил свою помощь и был беспрепятственно допущен к желанному телу. Хитрец не подал даже вида осознания интимности его действий. На правах учителя он отрегулировал мою стойку: ласково, чуть касаясь, скользнул вдоль моих рук, вытягивая и направляя их на цель, чуть сжал и отцентрировал плечи, пробежал пальцами по позвоночнику, подровнял бедра с плечами, скользнул по ногам и очень нежно установил их в весьма удобном для стрельбы положении. Оценив свои труды, недовольно хмыкнул, подошел со спины, крепко прижал меня к своей груди, упираясь одной ладонью в солнечное сплетение, а второй поддерживал непомерно тяжелый для нетренированных ручек пистолет.
  'Стреляй'- приказал он. Из-за наушников я этого не слышала, а лишь почувствовала легкий ветерок над щекой и характерное движение мускулистой груди за своей спиной.
  Я глубоко вздохнула, прогоняя непрошенную сладкую дрожь, прицелилась и выстрелила - семерка. Уже что-то! Меня порадовал результат, но повторять эротическую пытку мне не особо хотелось. Еще немного и я сама потащу его в первую попавшуюся гостиницу. Опытный зараза!
  Высвободившись из крепких объятий змея-искусителя, я предприняла очередную попытку попасть по мишени, и была приятно удивлена и обрадована результатом - пятерка.
  Спустив с десяток обойм, мы поняли, что стрельба по мишеням как раз то самое, чем должна заниматься хрупкая блондинка. Потратив полтора часа на тир и тридцать минут на легкий перекус в кондитерской, я была довольна состоявшимся свиданием. Даже очень довольна. Ларсон вел себя на удивление сдержано, не предпринимал повторных попыток прикоснуться ко мне, даже за руку ни разу не взял (а жаль!), активно поддерживал беседы на отвлеченные темы, шутил, и с удовольствием полакомился со мной сладким муссом. Уважаю мужчин-сладкоежек.
  -До завтра?- вместо утверждения у Луи получился неуверенный вопрос, что было весьма странно. Такой крепкий, целеустремленный, даже властный с другими и порой такой робкий и застенчивый со мной. Напрашивается вопрос: не игра ли это? Очень на то похоже.
  -Да. Увидимся в университете,- ответила я и уже собралась выходить из машины, как он остановил мой порыв, ловко поймав за руку.
  -Алекс, я...
  А вот это уже перебор!
  -Что?- я очень старалась не злиться. Ненавижу блеф. Предпочитаю искренность, хотя сама едва ли на нее способна.
  -Я должен тебе кое-что сказать.
  Тон мне не понравился, но учитывая мою полную осведомленность об этом мужчине - бояться нечего.
  -Я тебя слушаю,- подбодрила я парня.
  -Ты мне очень нравишься, и я рассчитываю на взаимность, поэтому обязан признаться...
  Очевидно, откровения давались ему нелегко, во всяком случае, создавалось такое впечатление. Поэтому я изобразила участливое неведение и приготовилась услышать что-то типа 'моя семья отнимает слишком много времени', или 'я безумно занят и с этим придется мириться', или 'моя сестра лесбиянка' (я сначала даже не поверила Лэвису, но присмотревшись повнимательнее к девушке, была немного шокирована, совсем чуточку, все-таки двадцать первый век на дворе как-никак) и так далее и тому подобное, но он в очередной раз умудрился удивить меня и не могу сказать, что удивление было приятным.
  -У меня будет ребенок,- собравшись с силами, выдал Луи.
  Я даже рот открыла!
  -Как это?- глупо спросила я, прикидывая возможности мужской физиологии.
  -Нууу,- протянул он, проследив за моим непонимающим взглядом на его живот.- Моя бывшая девушка беременна.
  -А-а-а,- встряхнувшись и осознав логичность его слов, задала коротки, но весьма содержательный вопрос.- И?
  -Я не знаю,- устало выдохнул Луи.- Я этого не планировал. Так получилось. Причем совершенно случайно. Это была отчаянная безнадежная попытка сохранить уже несуществующие отношения, но ничего не вышло, вернее вышло, только не то, на что рассчитывали. Совсем не то.
  Луи говорил быстро, пытался объяснить и не хотел, чтобы его объяснения выглядели как оправдания, хотя без особого успеха.
  Как это Лэвис допустил такую оплошность? Как можно было упустить такой важный момент? Непонятно.
  -И?- повторила я свой содержательный вопрос. Ситуация ясна, но хотелось все-таки услышать его решение.
  -Она хочет оставить ребенка, я согласился, но проблема в том, что ее родители весьма консервативные люди... Пока они не в курсе, но потом могут возникнуть... гм... проблемы.
  -Что ты подразумеваешь под словом 'проблемы'? Если они обяжут тебя жениться и растить ребенка...
  -Да,- не дал договорить Ларсон.- Именно этого я и опасаюсь, но не все так плохо. Бри, моя бывшая, не горит желанием связывать свою жизнь со мной. Это ее слова.
  -Так. Ясно. Я ни в коем случае не буду ставить условий или ультиматумов, но... В общем, ты должен определиться.
  То, что Луи терзается и сомневается понятно и без слов, вот только что его терзает? Надежда или осложнения? И что заставило его признаться?
  С каждой секундой я осознавала всю банальность ситуации, в которую угодила, и от этого легче не становилось. Первоначальный шок, сменился разочарованием, потом перетек в некоторую обиду и явно намеревался стать серьезным камнем преткновения.
  Луи мне далеко небезразличен и я уже начала строить планы на его счет. Сама того не осознавая, я пересмотрела свой сложный жизненный график, максимально приблизив к его расписанию, нашла точки пересечения и возможные варианты совместного будущего. Нет, конечно, замуж я пока не собираюсь, но такой как Луи Ларсон вполне подошел бы на роль мужа Александры Брум. Не теперешней девятнадцатилетней Алекс, а будущей Александры, той какой я себя вижу лет так через восемь-десять. Так что теперь передо мной стал серьезный вопрос: как быть с ребенком? Не будущим, взрослым малышом, а с теперешним, еще не родившимся. Вот это как раз проблема.
  -Какой срок?
  -Шесть недель.
  Полтора месяца,- эхом пронеслось в моей голове. Прошло всего полтора месяца... Не так уж много. Вполне возможно, что в этих отношениях еще не поставлена точка, в любом случае здесь даже не многоточие, скорее запятая.
  -Алекс, я понимаю, чем рискую, открывая тебе правду. Мне бы не хотелось причинить тебе боль, и я пойму, если ты пошлешь меня под три черта.
  -Наверное, именно так я и поступлю,- бесцветным голосом промямлила я.
  -Нет. Давай не будем спешить и возьмем небольшой тайм-аут. Скажем до окончания экзаменов? Я успею все уладить с семьей Бри, а ты решишь для себя: согласна ли ты на существование в жизни твоего мужчины ребенка. Я знаю, это не просто, но теперь наши отношения зависят только от тебя, потому что для себя я уже все решил: Бри в прошлом.
  Я неуверенно кивнула и потянулась к ручке двери.
  -Алекс,- снова, но на этот раз уверенно, окликнул меня Луи. Я обернулась, и наши лица оказались в опасной близости друг от друга.- Я не хочу тебя терять.
  Эти слова были скреплены жарким, настойчивым поцелуем, на который я даже не смогла ответить. Просто замерла и не двигалась, даже не дышала. Еще час назад его прикосновения вызывали взрыв эмоций, приятную дрожь, согревали измученное сердечко, а сейчас оно словно коркой льда покрылось. Опять!
  -Понимаю,- прошептал Ларсон, отстраняясь от моих губ.
  Я мчалась по ночному городу на запредельной скорости, едва успевая притормаживать на светофорах и поворотах. Музыка выключена, окна закрыты, ремень пристегнут, размеренный шум двигателя, так покорно откликающийся на мое прикосновение к педали акселератора, и ночь. Только я и он, мой 'нисан'. Автомобиль словно домашний кот, готовый на все ради ласки хозяйки. Словно мужчина, напрягающий все мускулы от легкого поглаживания желанной женщины. Словно друг готовый бескорыстно выполнить любую просьбу, даже отдать жизнь. Верный преданный друг, зверь, любовник... Его урчание возбуждает и убаюкивает. Всегда знаешь, как он поведет себя в той или иной ситуации. Всегда можешь рассчитывать на повиновение и верность. Любить и доверять. С человеком это невозможно. Машина - постоянна, статична, люди, увы, переменчивы, ненадежны. Даже те, нет не так, особенно те, которых знаешь всю свою жизнь и всецело доверяешь им.Чертов кузен!!!
  Почему люди причиняют друг другу боль, ранят, разочаровывают, разрушают, доводят до исступления? Почему лгут? Почему бросают? Почему убивают? Умирают?.. Чертов вампир!!!
  Почему? Почему? Почему?
  Вопросы, вопросы, вопросы... Они разрывают мою голову, превращают в звенящий колокол, а сердце... оно снова замерло. Одна радость - слез уже не осталось. Глаза пекут, давление в переносице, щипают губы, безумно хочется плакать, но уже не получатся. Видимо предел есть у всего, даже у рыданий. Чертов художник!!! Блин! Блин! Блин!
  Луи Ларсон прокрался в мою душу намного глубже, чем я предполагала, и теперь приходится отрывать с мясом. Больно! Но необходимо. Я едва ли соглашусь делить своего парня с кем бы то ни было, а в случае с Ларсоном это неизбежно. Всю беременность он будет переживать и разрываться, а после рождения ребенка, его ребенка!- однозначно захочет проводить с ним все свободное время, следовательно, он будет рядом с Бри, а не со мной. Не со мной!
  Кажется, я уже ненавижу эту девушку. Еще не так сильно как Алексию Лонли, но чувство откровенно неприятное, противное, мерзкое. Бррр!
  -'Принять влево и остановиться!'- хрипло надрывался громкоговоритель на фоне завывающей сирены. Яркие красно-синие проблесковые маячки сияли в зеркале заднего вида. При желании можно оторваться и немного пошалить, вот только желания нет, да и не с моим счастьем.
  -Мисс, ваши документы,- обратился ко мне офицер.
  Что-то в лице молодого мужчины показалось мне таким родным, таким близким, теплым, бесхитростным, надежным. Не отводя глаз от открытого доброго лица молодого офицера, я нашарила в сумочке водительское удостоверение и протянула ему. Он опустил глаза на документ, а когда его светлый немного удивленный взгляд вернулся к моему - я не выдержала. Слезы хлынули как горная полноводная речка через опущенные шлюзы. Мне пришлось спрятаться в ладони и опустить голову на руль. Я рыдала и не могла остановиться. Очень хотела, но не могла. Какой стыд!
  -Мисс, не могли бы вы выйти из автомобиля,- требовательным голосом произнес офицер. Я всхлипнула, кивнула, снова всхлипнула и выполнила просьбу полицейского.
  -Вы сегодня употребляли спиртные напитки или психотропные препараты?- мужчина оценивающе осмотрел меня с ног до головы, задержавшись на глазах, и очевидно был не вполне доволен увиденным. Его подозрения вполне обоснованы.
  Я отрицательно покачала головой, еще раз всхлипнула и стерла позорные реки.
  -Нет, сэр. Хотя, наверное, стоило...
  Слезы продолжали бесконтрольно течь, но я отвечала внятно, не завывала и не хлюпала носом.
  -Вы обратили внимание, что в два раза превысили допустимую скорость?
  Мне ничего не оставалось, как пожать плечами. Штраф за нарушение правил дорожного движения - такая мелочь по сравнению с той болью, что причиняет признание Луи.
  -Что с вами произошло?- участливо поинтересовался офицер, озадаченный непрекращающимся потоком слез.
  Я снова пожала плечами и совершенно потеряла самообладание. Сама не знаю, как так получилось, но широкая грудь с отличительными знаками, нашивками и жетоном стала для меня лучшей 'утешительной жилеткой' на свете. Совершенно сбитый с толку полицейский, нерешительно похлопывал меня по спине, бормоча что-то мало связное, но по интонации сочувствующе утешительное. Его напарник поспешно вышел из патрульной машины - так его озадачила развернувшаяся сцена.
  -Эээ, Пит, что происходит?- у меня за спиной раздался голос второго офицера. На что Пит развел руками, позволяя моим слезам литься на свою идеально отутюженную форму.
  От парня пахло сигаретами, средством для бритья и кофе. Я с жадностью вдохнула этот приятный аромат и тут же решила, чего мне хочется больше всего на свете. Кофе! Осознанное мышление посчитало нужным вернуться к безрассудной хозяйке и отшвырнуть подальше от столь гостеприимного мужского тела.
  -Прошу прощения,- выдала я больше обвиняющим, чем извиняющимся тоном.
  -Мисс, вы нарушили закон,- начал второй офицер, заметив полное замешательство коллеги.
  -Постой,- встряхнулся Пит.- Мисс, я могу вам чем-то помочь?
  Я отрицательно покачала головой, стирая остатки раскисшей косметики.
  Офицеры, не сговариваясь, оценили мое душевное состояние, переглянулись, и Пит убрал блокнот с квитанциями в патрульную машину. В этот момент второй офицер задал мне вопрос относительно адреса проживания, но Пит так на него посмотрел, что мужчина решил воздержаться от дальнейшего диалога.
  -Позвольте отвезти вас домой,- настоятельно предложил Пит, открывая для меня пассажирскую дверцу моего 'нисана'.
  Мужчина наверняка даже не догадывается, насколько я сейчас не готова появиться на глаза любимым родственницам. За последние полгода они достаточно насмотрелись на мои слезы, да и предыдущие полгода были не особо веселыми. Я должна успокоиться и принять подобающий вид, прежде чем возвращаться домой. Еще немного, и Анжелика затаскает меня по психологам или, что еще хуже, поручит это дело сердобольной бабуле. Бррр.
  -А можно сначала выпить где-нибудь чашечку кофе?- я старалась, чтобы голос звучал бодро, но вышло фальшиво.
  Офицеры дружно переглянулись и заулыбались, как-будто я выдала милую шутку.
  Пит сел за руль моего 'нисана', а его напарник сопровождал нас на патрульной машине. Таким небольшим эскортом мы подъехали к ближайшему кафе у заправки, что-то по типу МакДонольдса, и заняли небольшой столик летней площадки неподалеку от припаркованной патрульной машины. Офицеры как-никак на работе.
  Пит направился к стойке за заказом, его коллега настраивал громкость рации, а я поспешила в дамскую комнату, радуясь достаточному количеству захваченной на всякий случай косметики. Всякие случаи случаются с завидной регулярностью, поэтому успокоительное, капли для глаз, тушь, пудра и помада всегда при мне.
  -Итак,- начал Пит, вернувшись с коробкой сладких пончиков и тремя стаканчиками ароматного арабского напитка,- меня зовут Пит Курт, а моего коллегу Арчи МакКвин.
  -Ричард,- с доброй улыбкой поправил напарника МакКвин.
  Это имя словно смертный приговор заставило меня напрячься и испуганно уставиться на мужчину.
  -Мне не нравиться это прозвище,- пояснил Ричард, удивленный столь бурной реакцией.
  -Да брось! Ты вылитый Арчи! А как вас зовут, милая леди?- продолжил жизнерадостный Пит.
  -Александра,- резко каркнула я, но услышав собственный голос, смутилась и сменила гневные нотки на веселые,- друзья зовут меня Алекс.
  -Будем знакомы, Алекс,- веселился Пит и протянул мне водительское удостоверение, которое изъял при остановке,- советую вернуть это законному владельцу.
  Я в недоумении уставилась на карточку и раздраженно вздохнула. С фотографии на меня безразлично смотрели темно-синие глаза Адама Росса. Свое удостоверение я оставила в повседневной сумочке, не предполагая его необходимость в картинной галерее, а вот это забрала подальше от любопытных глаз кузины-ищейки вместе со скрепками-ключами.
  -Понятно,- грустно улыбнулся Арчи, взглянув на предмет моего негодования.
  Мои новые знакомые решили, что виновник дивичьих страданий владелец удостоверения, и были не так уж далеки от истинны.
  Для разрядки напряженной обстановки Пит рассказал парочку анекдотов и курьезов произошедших с ними за последний месяц работы. Я слушала и старалась вникнуть в суть рассказов, задвигая в дальний ящик унылое настроение.
  Бабушка Роуз уверена, что улыбка, пускай даже натянутая, делает человека добрее и мягче. Я уже неоднократно проверяла на себе эту теорию - работает.
  Коллеги-приятели оказались совершенно разными по типу темперамента. Пит - веселый, простодушный, болтливый, или как сказала бы Анжелика - коммуникабельный молодой человек, а Арчи (мне совсем не хотелось называть его Ричардом), наоборот, спокойный, сдержанный, скупой на слова и улыбки, но тоже довольно приятный молодой мужчина.
  -Прошу прощения,- в очередной раз покинул наш столик Арчи.
  В машине периодически трещала радиостанция, диспетчер сообщала какую-то непонятную мне информацию, да я и не прислушивалась, ей отвечали другие патрули, но стоило протрещать 'один восемь ноль' и один из моих офицеров тут же срывался с места, торопясь ответить на позывной, и очень скоро возвращался назад. В этот раз Арчи задержался дольше обычного, а когда вернулся, то всем стало ясно - 'обеденный' перерыв окончен и пора приступать к должностным обязанностям.
  Пит быстро черкнул мне номер телефона и разрешил звонить по любому поводу в любое время дня и ночи. Арчи ничего подобного не делал и не говорил, но в его взгляде я прочитала доброжелательность и дружелюбие. Я заверила новых знакомых, что без проблем доберусь домой, и мы разъехались в разные стороны.
  Естественно домой я не поехала. Сейчас всего половина двенадцатого, а Анжелика ложится не раньше часа. Покружив немного по ярко освещенным центральным улицам города, я все-таки не выдержала и потянулась за телефоном.
  -Ты ничего не хочешь мне сказать?- прорычала я в трубку мобильного телефона.
  -И тебе привет,- веселился Лэвис.- Не ожидал от тебя такой выдержки.
  -Так ты все знал?!- с удвоенным негодованием взвилась я.
  -Конечно, знал,- подло хохотнул джин.
  -Ну, подожди, я до тебя доберусь!
  -Это будет забавно. В гневе ты куда интересней.
  -Прекрати издеваться!- рычала я, стараясь взять себя в руки.- Друг называется. Ты зачем мне эту свинью подсунул?
  -Я?- невинно удивился парень.- Ничего подобного я не делал. Честное слово, свинья не моя. Кстати, какую хоть подсунули: декоративную или фермерскую?
  -Жирную! Давай без сарказма. Том, что происходит?
  -Успокойся, все не так плохо как тебе кажется.
  -Ага. Наверняка, все еще хуже.
  -Вполне возможно,- резко посерьезнев, отозвался на мою реплику Лэвис.
  Я молчала и ждала пояснений, но всезнающий джин не спешил их давать.
  -Алекс, давай поговорим об этом завтра.
  -Нет уж! Выкладывай,- возмутилась я.
  -Хорошо,- тяжело вздохнув, согласился Лэвис.- Девчонка не особо распространяется на эту тему и мне пока известно не намного больше, чем тебе, но есть серьезное подозрение, что ребенок не от Луи.
  -Даже так,- ощутив легкий прилив надежды, протянула я.- То есть она лжет, имея скрытые мотивы?
  -Ничего скрытого здесь нет. Бри спит и видит, как станет миссис Ларсон.
  -Допустим, но когда обман раскроется...
  -Ничего не раскроется,- прервал мое заблуждение Том.- Этот ребенок от Квэнтина Ларсона.
  -Что??? Как??? Зачем тогда?..
  -Алекс, не будь наивной. Все. Поговорим завтра. Мне пора.
  Вот так всегда! Сбросит мне на голову кусок правды, а сам в кусты забавляться, наблюдать, как я с эти куском разбираться буду.
  Может, стоит рассказать обо всем Луи? М-да. А что я вообще могу ему сказать? 'Знаешь, милый, твоя Бри весьма расчетливая и коварная штучка, а ты, возможно, не имеешь отношения к ее беременности...' Что-то не очень убедительно, особенно если сослаться на источник информации. Попахивает отчаянием.
  Наверное, мне вовсе не стоит вмешиваться? Шило, как говорится, в мешке не утаишь, а там будь, что будет. Ларсон, конечно, дорог мне, но не до такой степени, чтобы лишать ребенка отца, коем он, скорее всего, и является.
  -Ай!- вскрикнула я, от резкой неприятной боли. На пальце под кольцом красовался лопнувший волдырь. Моя вредная привычка в состоянии стресса крутить кольца частенько дает о себе знать. Я даже подумывала над тем, чтобы вовсе отказаться от украшений.
  Стянув с пострадавшего пальчика колечко, я забросила его в закрывающееся отделение сумочки туда, где лежали чудо скрепки. Хмм. Что же они могут открывать? Если это ключи Адама, то кто и зачем наложил на них иллюзию?
  Покатавшись еще немного по городу, без причины завернув на Джордж-стрит и ненадолго задержавшись у одного весьма симпатичного особняка, вспоминая о его синеглазом хозяине, сдалась на милость навалившейся усталости и развернула машину в сторону дома.
  Следующее утро началось по обычному плану - мокрая подушка, пробежка, душ, завтрак, натянутая улыбка для участливых родственниц, полный негодования и тревоги путь к учебному корпусу.
  К моему великому ужасу Луи на парковке не оказалось. Я разрывалась от противоречивого желания хоть на миг взглянуть в его теплые полные нежности глаза и послать на все четыре стороны из своей жизни, своего сердца.
  -Волнуешься?- заметила Милли мое нервное состояние.
  -Да, сегодня важный зачет.
  -Ага! И поцелуйная практика,- засмеялась кузина.- Я так понимаю, вчера до этого так и не дошло?
  -Отстань!
  -Ах, все-таки дошло! Какие впечатления?
  Я ничего не ответила, даже воздержалась от глубокого вздоха, чем еще больше заинтриговала любопытную сестрицу.
  На первом уроке я словно приколотила свой взгляд к поверхности стола, на втором приклеила к преподавателю, на третьем строчила конспект, а в столовой даже согласилась сесть за столик к Кэвину, лишь бы не встречаться с Луи, который уже занял свое обычное место рядом с моими подругами.
  Я снова бежала от проблем, вместо того, чтобы попытаться хоть что-то решить. И это угнетает.
  -После экзаменов у меня практика в Лос-Анджелесе. Хочешь со мной?- Кэвин был обрадован моей неожиданной благосклонностью. Все шесть месяцев после его предательства, вернее после смерти Адама, я старательно изображала обиду. Мне нужна была правдоподобная легенда, а эта подошла просто идеально.
  -Не уверена, что смогу оставить клуб,- уклончиво отказалась я.
  -Алекс, не спеши отказываться,- подмигнула мне кузина.- Когда еще выпадет возможность посетить Голливуд?
  Я пожала плечами и принялась за салат.
  -Кэв, мы обязательно навестим тебя,- дала слово Милли, подбадривая парня.
  -Ну, теперь я спокоен,- рассмеялся Кэвин.
  Мы все прекрасно знаем, что если Милли что-то задумала, то пойдет на любые ухищрения, но добьется поставленной цели.
  -Ничего не обещаю,- улыбнулась я.
  -Слушай, сестричка, что-то давно мы не устраивали вечеринки,- забросила удочку Милли.
  -Э, нет. В 'Гэлакси' на вас установлен мораторий.
  -Ой, да ладно! Уже целый месяц прошел. Твой Уорон давно обо всем забыл.
  -Зато я все прекрасно помню.
  Как такое забыть? Тот вечер мы все будим вспоминать с тяжелым вздохом.
  Все началось совершенно невинно. Аманда пригласила друзей к себе домой отметить ее двадцатый день рождения. Организовала отличный прием с пуншем, шампанским, пивом и морем закусок. Мистер Стоун, отец Аманды, предоставил дочери полную свободу уехав на ночное дежурство, оставив прислугу безустанно следить за веселящимися гостями, не давая превратить дом премного уважаемого хирурга в притон. И все было просто замечательно, до того как Гибби Кларксон, главный чудик медицинского факультета, а может быть и всего Туманного Альбиона, решил поздравить именинницу со столь знаменательной датой. Где он достал самодельную пиротехническую установку с сотней ракетниц соединенных в общую цепь - по сей день тайна покрытая мраком.
  О том, как разноцветные огненные сферы кружили по заднему двору роскошного дома, взрывались искристым фонтаном и насмерть перепугали гостей, все старались забыть и не вспоминать. Нет крови - нет вины. К счастью, все обошлось, за исключением опаленной беседки и разбитого окна. На этом терпение прислуги было исчерпано, а на часах всего начало одиннадцатого. И тут, конечно же, Гибби выдвинул гениальную идею:
  -А давайте продолжим в 'Гэлакси'!
  Я должна была возмутиться, сопротивляться, что-то предпринять, чтобы не допустить столь разрушительных последствий хмельного нашествия гостей Аманды на мой клуб. Но тогда я почему-то не подумала об этом и с удовольствием поддержала эту праздничную затею. Мало того, я еще провела приятелей через охрану. И это при том, что среди нас был Гибби!!!
  В итоге веселая компания в количестве двадцати изрядно подвыпивших молодых людей изъявила желание познакомиться с 'Пусси' - весьма сексапильное женское поп трио, выступавшее в тот момент на сцене со своим последним хитом 'Bay! Bay! Bay!'. Вот тут я поняла насколько было глупо приводить друзей на работу.
  -Вообще-то это против правил,- успокаивала я озаренных идеей ребят.
  -Да ладно тебе. Ты же здесь типа босс. Неужели девочки откажут преемнице Адама Росса?- затянули приятели.
  -Действительно, Алекс, ну что тебе стоит?- подключилась к уговорам Милли.
  -Ради меня,- на правах именинницы попросила Аманда, и я сдалась.
  Певицы откликнулись на мое приглашение и с удовольствием присоединились к нашей и без того шумной компании. В виду своей неопытности молодая группа 'Пусси' понятия не имела на что согласилась.
  Ребята едва не дрались за место подле одной из певиц. Девочкам предстояло исполнить еще две композиции, поэтому они особо не расслаблялись и следили за временем, но не выдержали атаки восхищенных ярким блеском славы ребят и согласились на один танец, а потом на второй, третий... Я особо не следила за сменой танцевальных партнеров певиц, пока мое внимание не привлекла легкая потасовка, очень быстро перерастающая в массовую драку.
  Как выяснилось позже, гости клуба решили, что они имеют такие же права на внимание звезд как и гости Аманды, с чем последние не согласились. И пошло-поехало...
  Вмешалась служба безопасности, всех участников драки выставили из клуба, а певиц в срочном порядке доставили в костюмерную латать испорченные концертные костюмы - если несколько повязочек поверх символического белья вообще можно назвать костюмом,- меня на ковер к Россу.
  -Нет, Милли, я не наступаю на одни и те же грабли!- наотрез отказалась я от повторной организации вечеринки в стенах моего клуба.- Где угодно, только не там!
  -Ладно-ладно. Не заводись. Что мало клубов?- обороняясь подняла руки открытыми ладонями вверх кузина.
  -Я смотрю у вас двоих завидное взаимопонимание,- хихикал Кэвин.
  Мы обе окатили его ледяным взглядом.
  -У меня встречное предложение. Что если нам всем троим провести недельку в Майами?
  -Кэв, у меня же работа,- тяжело вздохнула я, искренне сожалея о сложившихся обстоятельствах.
  Если бы Ален был в зоне досягаемости, то было бы достаточно просто взять коротенький отпуск. На фоне последних событий мне бы не помешала небольшая смена обстановки, тайм-аут. К тому же я уже истосковалась по палящему знойному солнцу, лазурному океану, золотому песочку, ленивому времяпровождению на шезлонге в компании легкого романчика Барбары Кертленд с самым счастливым пресчастливым концом.
  Луи видел мое нежелание общаться и не настаивал на сею минутном разговоре, хотя поговорить нам все-таки придется.
  Сразу же после окончания занятий, я перезвонила Саманте, чтобы выяснить не объявлялся ли Ален. Девушка пребывала не в самом лучшем расположении духа и практически выместила на мне зло, с чего я сделала вывод - Ален действительно пропал. Пора бы его поискать.
  Есть только два известных мне места, где Сэм однозначно не побывала и ни один маг не смог бы их просканировать - дом с приведением и дом на Джордж-стрит. С чего начнем?
  Вопрос был не из легких, так как в одном месте меня не очень рады видеть, а другое не хочу видеть я.
  Все решил случай. Я подбросила монетку и выпал дом Адама. Ну что ж, уговор есть уговор, даже если договариваешься сам с собой.
  Особняк на Джордж-стрит также как и ночью казался тихим и пустым. Осмотрев все окна, в моей памяти всегда освященные мягким светом, украшенные светлыми газовыми шторами, а теперь такие темные, затянутые плотными гардинами, я поежилась от внутреннего холода. Казалось дом заснул глубоким беспробудным сном в ожидании своего хозяина. Я присутствовала при телефонном разговоре, когда Ален распоряжался перевести прислугу на другие объекты, поэтому не удивлена отсутствием каких-либо признаков жизни. Дом словно Титаник, устроившийся на дне Атлантического океана, навевал благоговение до дрожи в коленях. Особняк нельзя назвать большим. Компактный, очень аккуратный, отлично продуман и совершенно декорирован. Видно, что над ним трудился современный дизайнер, но мастер очень старался не отклоняться от модных течений девятнадцатого века. Все планировалось как пристанище богатого холостяка. Самым главным украшением этого дома были огромные окна и под стать им двери.
  С твердой уверенностью, что в доме никого нет, я нажала на ручку и замерла - она поддалась.
  -Юджин!- громко окликнула я дворецкого, переступая через порог.
  Солнечный свет потоком лился через открытую дверь в прохладный холл, достигая до первых ступеней мраморной лестницы.
  Я с жадностью вдохнула приятный знакомый аромат этого дома и открыла дверь в столовую. Тяжелые темные гардины не пропускали ни единого лучика света, я нажала на включатель, чтобы осветить помещение и осмотреться. Лампы полыхнули мягким кремовым сиянием, озаряя хорошо знакомый зал. Вся мебель покрыта белыми простынями, а некогда величественный цветок увядал от недостатка влаги и ультрафиолета. Я помню свои первые впечатления от этого зала, так по-домашнему украшенного роскошной лианой с широкими ладошками малахитовых листьев.
  -Бедненький, потерпи немножечко,- пожалела я растение.
  Раздвинула шторы, предоставив листочкам летнюю радость теплых лучиков, понеслась на кухню за водой, нажимая по пути на все включатели. На кухне свет зажегся автоматически, подтверждая мои неизвестно откуда полученные знания.
  -Вот, пей, мой хороший. Про тебя совсем забыли, да? Никто не приходит. Ну, ничего. Теперь ты в надежных руках. Я больше не допущу подобного.
  То, что растения улавливают звуки и реагируют на тембр и интонацию голоса - научно доказанный факт, а этому растению как никогда требовалась ласка и внимание.
  -Ален?- вздрогнула я, услышав мягкий хлопок закрывшейся входной двери, но в холле никого не было. Почему-то вдруг стало очень страшно. Я медленно подошла к двери и снова ее открыла, впуская в дом теплый летний воздух.
  У соседней подъездной дорожки стоял лишь мой 'нисан', а у особняка на противоположной стороне улицы усердно трудился садовник, обрезая и подвязывая розовый куст.
  Странно.
  Я отпустила дверь и понаблюдала. Она некоторое время неподвижно стояла на месте, а потом медленно поползла к створкам и мягко закрылась.
  Понятно.
  Напрасно так переполошилась. Это всего лишь сквозняк. Вот только откуда ему взяться в наглухо закрытом помещении?
  Полагаясь на память, я без труда отыскала в кухонном шкафчике свечи и зажигалку, предварительно распахнув шторы, чтобы хоть немного уменьшить тревогу от пустого темного дома.
  Так-так. Что-то здесь не так? Пламя свечи указывало на лестницу. В какой-то из комнат, наверняка, открыто окно. Возможно Ален здесь? По какой-то причине скрывается или попросту устал и решил отдохнуть от всего мира. Я вполне могу понять подобное желание, сама по несколько раз на день мечтаю о Луне.
  -Ален!- громко позвала я, поднимаясь по ступенькам.- Я знаю, что ты здесь. Послушай, я переживаю... Ну, хватит!
  Я надеялась уговорить его добровольно сдаться, ну или хотя бы предупредить о моем визите. Проходя каждую следующую ступеньку, я все больше нервничала. До боли знакомые лица на портретах смотрели на меня своими величественными надменными взглядами, словно упрекая за непрошеное вторжение.
  Если Ален здесь, то у него на это есть причины. Если он отстранился от всего мира - это его решение.
  -Привет, Лекс,- зачем-то поздоровалась я с портретом синеглазого мужчины в камзоле, шляпе и с саблей в руках, и не задерживаясь пошла дальше.
  На втором этаже свеча указывала на комнату хозяина, но я заглядывала к каждую. В розовой как и раньше пахло (если не сказать воняло) женскими духами. Алина говорила, что одна гостья случайно разбила целый флакончик 'Шанель', и чем бы не терли и не мыли - паркет успел впитать в себя эфирные масла и щедро делился награбленным с окружающими предметами. В золотой все было в идеальном порядке, кроме кем-то брошенного на прикроватную тумбочку полотенца. Я осмотрела банную принадлежность на предмет влаги, но ничего кроме легкого отпечатка карамельной губной помады не нашла. Неужели Саманта права? Может Ален действительно зависает с женщиной?
  -Ален!- снова позвала я, одергивая тяжелые золотисто-коричневые гардины.
  Перед дверью в спальню Лекса я остановилась, прислушиваясь к внутренним ощущениям, опасаясь очередной истерики. К кабинету я привыкла буквально сразу, ассоциируя его с Адамом Россом, но этот дом, эта комната для меня все еще принадлежат Лексу Варту.
  Собравшись с духом, я все-таки нажала на ручку и открыла дверь. Запах прежнего хозяина мягко обволок меня с ног до головы, сообщая о том, что Алена здесь не было.
  Как же не привычно видеть солнце в этом окне,- думала я, одергивая синие как самые желанные глаза любимого мужчины гардины.
  Забыв о первоначальной миссии своего приезда в этот дом, я подошла к разворошенной кровати и как загипнотизированная уставилась на сапфировые шелковые простыни. Подушки и одеяло все еще хранили отпечаток в спешке покинувшего их хозяина. Я осторожно провела кончиками пальцев по постели, вспоминая бурные ночи проведенные в этой кровати с самым любимым человеком на свете, вспоминая его прикосновения, его ласку, его страстное рычание, его довольную пресыщенную улыбку...
  -Ах, Лекс, как же я по тебе тоскую!.. Это всего лишь сон,- прошептала я, вспоминая о реальности и об Адаме.
  Иногда, когда я пыталась разделить, провести черту между Вартом и Россом, становилось немного легче.
  Я убила Росса, не Варта!- кричала сама себе по ночам. Вот только осознание того, что это один и тот же человек не дает закрыть рот отчаянию и боли.
  -Прости меня,- прошептала я в пустоту, прижимая к груди подушку и опускаясь на мягкую кровать.
  Постель преданно хранила сладковатый аромат свежего инея. Им пахло все: подушки, одеяло, простыни, воздух...
  -Прости меня, любимый, прости,- тихо всхлипывая, плакала я кутаясь в его аромате.- Если бы только я могла тебя вернуть, если бы только это было возможно, если бы только Ален согласился рискнуть...
  Я разузнала у Лэвиса все тонкости обряда воскрешения. В восьми случаях из десяти ничего не выходит, а в девяносто девяти из ста красный маг погибает. Том достал для меня описания удавшихся ритуалов, но я не нашла в них никакой закономерности. Джины считают это феноменальным везением, исключением из правил не поддающимся анализу.
  'Ален, я же не просто красный маг, думаю стоит попробовать. Прошу тебя! Я не могу жить с такой виной!!!'- убеждала я Росса, но он категорически отказывался. 'Адам сделал свой выбор, я обязан принять это и ты тоже. Алекс, он осознавал на что шел. Поверь мне!' Верю, только от этого мне почему-то ни капельки не легче.
  'Прошу, кто бы что не говорил не выдавай себя. Ты его не вернешь, а себя погубишь. Алекс, это очень серьезно. Ты меня понимаешь?'- в очередной раз застав меня за изучением ритуала воскрешения, твердил Ален.
  'Он бы меня не убил?'- однажды спросила я Алена, после того как он высушил целую бутылку выдержанного шотландского виски. 'Нет'- таков был ответ, а когда я спросила: 'почему?',- ответ был еще проще - 'покачану!'. На этом тема была закрыта раз и навсегда, не зависимо от настроения и количества выпитого.
  Меня разбудил резкий грохот, разрезавший звенящую тишину пустого погруженного в ночь дома. Словно что-то тяжелое сильно ударилось о стену и кулем рухнуло на пол.
  Я пулей выбралась из мягкой постели и прокралась по неосвещенному коридору к лестнице.
  -Ну, сколько можно!- из холла раздавался возмущенный женский возглас.- Кого на этот раз принесло?
  Ответа я не расслышала, но собеседник у женщины все-таки был.
  -Кто будет это убирать?! А? Я тебя спрашиваю!
  Зашелестел целлофан.
  -И как от них отгородиться?- тяжело вздохнув, посетовала женщина.
  Потом раздался какой-то неприятный хруст, словно что-то порвалось, и стук каблучков по мраморной лестнице.
  Я мышкой проскользнула в темноту 'розовой' комнаты и припала к замочной скважине. Женщина легкой походкой прошла мимо моей двери и заглянула в комнату Лекса.
  -Какого черта?- выругалась она.
  Я сидела смирно и старалась ничем себя не выдать. Некоторое время было тихо, потом раздался щелчок закрывающейся двери, стук каблучков, тишина, щелчок дверей 'золотой' комнаты, возмущенное ворчание с неразборчивым обращением к собеседнику, снова щелчок, стук каблучков и я поняла, что попалась. Позабыв обо всем на свете, я нырнула под кровать и затаила дыхание.
  Женщина вошла в комнату, громко потянула носом воздух и недовольно фыркнула.
  -Это ж надо было такой гадостью обливаться,- с отвращением проговорила визитерша, имея в виду приторный аромат розы и ванили въевшийся буквально во все.
  За ней, по-мальчишески шаркая ногами и держась на расстоянии, вошел мужчина.
  -Вот ты мне скажи: какого черта было открывать окна?- раздражалась женщина и задергивала шторы.- Я сотню раз тебе повторяла, что так делать нельзя! Ты хоть иногда меня слушаешь, скотина безмозглая? Лучше бы делом занялся...
  Дальнейшего монолога я не расслышала - дверь закрылась и пара куда-то ушла.
  Пролежав некоторое время под кроватью в кромешной темноте и прислушиваясь к абсолютной тишине, я решила, что пора выбираться из этого дома. Кто бы ни были эти люди, мне точно не стоит показываться им на глаза.
  В коридоре было тихо и темно.
  Ключи!- вспомнила я. Ключи от машины, документы, конспекты и прочая дребедень в сумке, а она в комнате Лекса. Ох. Все чувства вопили, что нужно бежать пока не поздно, но мозг твердил обратное. Моя сумка все равно, что визитная карточка с именем, фотографией и точным адресом. Оставить ее здесь - напроситься на весьма неприятную встречу.
  В спальне Лекса было также темно как и во всем доме, а включить свет - равнозначно воплю во все горло: 'Эй! Я здесь!'.
  Ну, где же она???
  Я шарила руками по мебели и по кровати, сожалея об отсутствии магических сил. Как бы сейчас пригодился фокус со светящимися ладошками, но за все нужно платить, а эликсир того стоил.
  Так. Это одеяло, подушка, еще подушка,- я называла в уме все предметы, к которым прикасалась, чтобы хоть немного унять мерзкую дрожь. Омерзительная трусость пробирала меня насквозь. Ненавижу это чувство. Презираю! Хотелось поскорее отыскать сумку и сбежать куда по дальше, никогда больше не возвращаться в этот дом и поручить поиски Алена его белокурой подружке.
  Треськ!
  Я замерла и прислушалась к тишине, затаив на некоторое время дыхание, и в какой-то момент почувствовала, что не одна. Кто-то молча стоял у меня за спиной. Просто стоял и не двигался. Я схватила подушку, заслонившись ею словно щитом, и повернулась лицом к опасности.
  -Кто вы?- тихо прошептала я, потеряв от страха дар речи.
  Он молчал.
  -Я знаю, вы стоите передо мной,- глупо выдала я, сторонясь к единственному доступному источнику света.
  Ночная лампа стояла на тумбочке и включалась легким нажатием на плафон. Я очень медленно, стараясь не делать лишних движений, протянула руку к плафону, но тот, кто стоял в темноте ловко перехватил мое движение. К моей руке прикоснулись чьи-то прохладные колючие пальцы. Я замерла и не двигалась. Он тоже.
  -Кто вы?- почти шепотом спросила я, сражаясь с леденящим душу ужасом.
  -Кт-о-о в-ы?- невнятно промычал мужской хриплый голос.
  -Алекс. Меня зовут Алекс,- ободрившись диалогом, ответила я.
  -А-а-лекс,- попытался повторить мужчина, но вышло искаженно и неразборчиво.
  -Ну, почти,- широко улыбнулась я, а он почему-то вдруг глухо зарычал и пребольно сжал мое запястье.
  -Прости,- тихо, сама не зная за что извиняюсь, пискнула я.
  -Про-о-сти-и-и,- невнятно протянул он и ослабил хватку.
  Теперь я снова боялась. Каждая секунда казалась вечностью и нарастало напряжение. Оно словно струна звенело в тихой комнате, но я не шевелилась, ждала. Он тоже.
  -Ты не против, если я включу свет?- очень нежно спросила я спустя несколько долгих минут.
  Он глубоко вздохнул, но руку не отпустил. Я посчитала это отказом и уже собралась выдать следующую просьбу, как он зачем-то приподнял мое запястье, глубоко втянул воздух у самых вен и лизнул кончики пальцев, зажатых в его ладони.
  -Эй!- возмутилась я, позабыв обо всех опасениях.- Я не мороженое и нечего меня облизывать!
  Руку вырвать не удалось, а вот отпрыгнуть в сторону двери, увеличив между нами расстояние, запросто.
  -Отпусти!- потребовала я.
  Он подчинился и разжал пальцы. Моему облегчению не было предела, но радость быстро увяла, как только я сделала шаг в сторону двери и наткнулась на что-то высокое, в некоторых местах липкое и неприятно пахнущее. Я снова отпрыгнула назад и замерла на месте.
  Кромешная темнота обострила все чувства, тело постепенно приспособилось, призвав на помощь все имеющиеся инстинкты и обострившиеся органы чувств. Я не слышала как он кружил вокруг меня, я чувствовала это. Он двигался не быстро, скорее расчетливо и оценивающе, также как двигается акула, окружая свою жертву и присматриваясь к самому уязвимому месту. У меня таких мест больше, чем у любого морского котика - я сплошное уязвимое место. От магии и следа не осталось, драться не умею, да и сил меньше чем у раненой белки, бежать - высокие каблуки. Чем не супер жертва? Даже не интересно.
  Но кое-что у меня все-таки есть - дар речи и я им воспользуюсь.
  -Послушай, я пришла сюда за одним человеком. Он давно не давал о себе знать, и я волнуюсь. Понимаешь?
  Он молчал и продолжал кружить, но уже не так быстро.
  -Этот человек дорог мне,- продолжила я, раздумывая над тем, что могу сказать странному незнакомцу, которого даже не вижу,- но его здесь нет и поэтому я уйду. Просто уйду. Ты меня пропустишь?
  Он молчал и продолжал медленно кружить вокруг меня, постепенно уменьшая радиус окружности.
  -Боже!- раздраженно вздохнула я.- Ты можешь хоть слово сказать? Почему ты молчишь? Это пугает. Если ты именно этого добивался - поздравляю, потому что мне действительно страшно.
  Ответом мне было скользящее прикосновение к плечам, волосам, ключицам.
  -Прекрати!- потребовала я. Он снова подчинился и остановился.
  -Ух, ты!- воскликнула я, осознавая, что имею какую-то власть, и решила проверить свою догадку.- Включи свет!
  Незнакомец замялся, что-то неразборчиво промычал и остановился. Может быть он не знает как это сделать? Ладно.
  -Тогда я сделаю это сама,- максимально требовательно произнесла я, сделала шаг и замерла на месте. Мой иногда послушный и совершенно не разговорчивый собеседник угрожающе зарычал. Очень страшненько зарычал, не по-человечески так, утробно, злобно, плотоядно.
  -Ладно-ладно, не двигаюсь,- примиряющее протянула я, пытаясь рассмотреть злюку. Похоже он нервничает, а это мне ни к чему. Приспособившись к темноте, я уже могла разглядеть нечеткие силуэты и звериный блеск его глаз.
  Незнакомец в два шага приблизился ко мне и с какой-то радости взялся обнюхивать и рассматривать словно диковинного зверька. Я замерла, позволив ему провести исследование. Пока это вроде безболезненно. Он собрал мои волосы в хвост, потом отпустил, рассыпав по плечам, перебрал каждый пальчик, приложил мою ладонь к своей и сравнил - его была значительно больше и костлявее,- покрутил меня как манекен на шпильке, повернул к себе лицом, надавил на подбородок, заставив приоткрыть рот, и осмотрел зубы.
  -Дев-чо-он-ка!- он издал что-то подобное смеху.
  Мне не нравилось такое обращение, но то, что это нечто хорошо видит в темноте наводило на тревожные мысли.
  -Да. Я человеческая девушка. А ты?- очень осторожно, стараясь не разозлить вплотную приблизившегося ко мне незнакомца. Его почему-то очень заинтересовали мои волосы и то, что с них можно соорудить.
  -Де-ву-ш-ка,- хохотнул он.
  -Это я девушка. Девушка по имени Алекс! А ты?- я вложила в свой голос всю доступную мне требовательность.
  -Аа-лекс.
  Это уже порядком поднадоело. Либо он издевается, либо не вполне понимает то, что я говорю. Склоняюсь к второму варианту. Женщина, которая загнала меня под кровать, тоже злилась и разговаривала с ним как с полоумным.
  -Отойди от меня!- поборов страх, приказала я.- Сколько можно пугать и дергать за волосы?
  -Ррр,- протянул незнакомец, слегка склонившись и поровняв наши глаза.
  Я замерла, даже дыхание затаила. Похоже приказной тон не всегда действует. 'Он опасен!'- кричали все взбесившиеся чувства. Он хищник, а я потенциальный обед, и не стоит забывать об этом.
  Мы так простояли несколько минут или часов - точно сказать не могу, очень страшно,- и отпрянули друг от друга, когда из коридора послышался стук каблучков.
  Незнакомец вздрогнул, зажал мне рот, затолкнул под одеяло и забросал подушками.
  -М-да. Горбатого могила исправит,- раздраженно протянула женщина.- Хотя нет, не в твоем случае.
  Я притихла, раздумывая над последствиями моего обнаружения. Сомневаюсь, что этой мегере понравится моя осведомленность. Не просто так же она держит этого 'нечто' (то, что он не человек стало ясно сразу же как я обнаружила его присутствие) здесь и периодически навещает.
  -Мусор в холле никуда не исчезнет,- строго произнесла женщина,- точно так же как и не появится поисковик!
  Поисковик? Я не ослышалась? Она хочет получить поисковик? Но его могут создать только маги и не самые слабые. Неужели злюка - маг? Но он ведь и двух слов связать не может, не то, что латынью заклинания читать.
  -Давай, пошевеливайся,- зло прорычала женщина и, кажется, чем-то мощно стукнула злюку.
  Вот я уже и кличку ему дала,- про себя улыбнулась я.
  -Как же ты осточертел! Хоть бы какой-то толк был...- удалялся раздраженный голос мегеры.
  Досчитав в уме до тысячи, я рискнула пошевелиться и выбраться из-под вороха постельного белья.
  В комнате по прежнему было темно и тихо. Я возобновила поиски своей сумки - безрезультатно. Обшарив каждый уголок и каждый шкафчик, мне пришлось сдаться.
  Дверь оставили приоткрытой, но ни в коридоре, ни в холе свет не включили. Как вообще можно передвигаться в такой темноте? Но они передвигались. Я их слышала. Где-то в районе комнат для прислуги что-то громко чавкало и шлепало, а из гостиной доносился приглушенный голос мегеры.
  Чтобы не создавать лишнего шума, пришлось снять обувь и очень мягко ступать по холодным мраморным ступенькам. Я хорошо помню, что их должно быть двадцать пять - двенадцать до площадки и тринадцать после, а сама площадка двадцать тапочек в длину и пятнадцать в ширину.
  На восемнадцатой ступеньке путь мне преградил злюка. Я отчетливо видела его силуэт. Он переминался с ноги на ногу, наверняка, размышляя стоит ли зажать мне рот, но решил, что в этом нет необходимости. Я не проявляла признаков паники и вела себя очень тихо. (Это моя обычная реакция на абсолютный страх.) Его рука очень осторожно обхватила мою и, развернув на сто восемьдесят градусов, потянула наверх. Дальше уже по известному сценарию: меня запихнули под одеяло и забросали подушками.
  Злюка объявился не раньше, чем через полчаса - знаю, считала. За это время ни разу не зазвонил телефон, что дало все основания полагать - сумку забрали. Я даже не пыталась разобраться в ситуации и бесцельно металась по комнате, прислушиваясь к стуку каблучков на лестнице.
  -Твоя подружка ушла?- я скорее констатировала факт, чем спрашивала. У меня хватило смелости понаблюдать через окно как дама в темной одежде, темной широкополой шляпе запихнула в багажник пару наполненных мусорных пакетов, раздраженно хлопнула дверцей и со свистом сорвала с места свой роскошный автомобиль, отдаленно похожий на 'ягуар'.
  -Хоз-я-йка,- толи простонал, толи промычал Злюка.
  -С чем тебя и поздравляю. Ну, а теперь-то я могу уйти?
  -Ррр!
  -Слушай, это уже не страшно и совершенно не смешно. Мог бы и расширить свой словарный запас. Например, сделай так: шшш! Очень эффектно, поверь мне.
  Я медленно закипала, а вот Злюка наоборот был в отличном расположении духа. Он даже посмеялся, если этот утробный рокот можно назвать смехом.
  -Шшш-утишь?- спустя некоторое время спросил он.
  -Смотря с какой стороны посмотреть. Так что на счет света, а?
  -Бо-о-ль,- не сразу вымучил он.
  -Свет причиняет тебе боль?- озадаченно переспросила я, на что Злюка протяжно вздохнул.- Понятно. А Луна? Лунный свет тебе тоже вредит?
  Ответа не последовало, поэтому я неторопливо подошла к занавескам и медленно потянула одну из гардин в сторону, наполняя комнату мягким лунным светом.
  -Фыррр!
  Злюка резко метнулся в самый темный угол.
  -Прости, прости!- мне стало жаль мраколюбивое существо и я постаралась отогнать непрошенные воспоминания о черной прожорливой кляксе по кличке Чернышка.
  Злюка так отчаянно жался к шкафу, что я не задумываясь подбежала к нему и постаралась утешить.- Тебе больно? Как болит? Жжет? Где?
  -Не-ет,- тихонько выдохнул он, мягко отталкивая меня от себя.
  -Так, значит все в порядке?- поинтересовалась я, озадаченная таким странным поведением.- Выйди, пожалуйста.
  Он не двигался.
  -Прошу. Ты ведь меня видишь, я тоже хочу на тебя посмотреть. Я думаю это будет справедливо. Прошу.
  Злюка немного помялся, но потом все-таки шагнул к окну.
  -Ах!!!- это все, что я смогла выдать.
  Лучше бы я этого не видела. Воображаемый Злюка не был и на сотую долю таким страшным как реальный. Длинные, до середины бедер темные спутанные волосы, темно-серая совершенно высохшая кожа, съежившиеся, оголяющие страшный оскал губы. О зубах вообще отдельная песня,- мумия отдыхает! У меня больше не осталось ни малейшего сомнения в его рационе. Острые как клинки клыки громогласно заявляли о пристрастиях хищника. Высокий, гибкий, очень худой, но определенно сильный хищник.
  -Ээээ, ты выглядишь несколько необычно,- я попыталась сгладить свой необдуманный возглас. Вдруг еще обидится.
  Злюка, так же как и я полчаса назад, позволил осмотреть себя. Он молча стоял у окна и терпеливо ждал моего вердикта.
  -Ты ведь не зомби?- неуверенно поинтересовалась я.
  Злюка пожал плечами и отступил от меня на шаг, потом еще на один.
  -Что?
  -Е-да,- простонал он, наморщив и без того не особо симпатичное лицо-морду.
  -О!- это все, что я смогла произнести, понимая, кого он подразумевает под словом 'еда'.
  Через секунду Злюка утробно зарычал, сорвался с места и, до смерти перепугав меня, прихрамывая выскочил из комнаты. Это было действительно страшно. Не то его 'ррр', а 'РРРР!!!'. Это не была угроза или оборона, скорее клич, зов голода.
  Такое поведение Злюки в совокупности с его многообещающей внешностью, наводило на страшные мысли. Не знаю почему он все еще не почесал о мои кости зубы, но непременно это сделает, да и 'хозяйка' не внушает особого доверия.
  Очень мягко, стараясь не производить звуков, я спустилась в холл и на цыпочках прокралась к входной двери, нажала на ручку - заперто. Восхитительно!
  -Рррр,- раздалось над моим ухом.
  Мне было страшно даже шелохнуться.
  -Ты меня убьешь?- не оборачиваясь спросила я. Разговаривать со злюкой гораздо легче, если не смотреть на него.
  Он молчал. Я повторила свой вопрос, резко развернувшись и уперев требовательный взгляд в его черные глаза.
  -Ответь мне! Я хочу знать!
  Злюка снова поморщился и отступил.
  -Я не еда,- отчеканила я каждое слово.- Людей есть нельзя!
  Злюка отрицательно покачал головой и отступил еще на один шаг.
  -Где ключи? Это ты запер дверь?
  На мои вопросы ответа не последовало. В любом случае без ключа мне отсюда не выйти. Знаю, проходили.
  Нужно срочно что-то предпринять! Если буду стоять и смотреть на эту зубастую прелесть, то запросто сойду с ума от страха или меня попросту сожрут, как только я перестану быть интересной.
  -Пойдем, посмотрим, что у тебя есть в холодильнике.
  В моем сне Жюль держал его забитым до отказа, а в шкафчиках хранился годовой запас консерваций. Я направилась на кухню, злюка пошаркал за мной и остановился на границе между мягким освещением, автоматически включившемся передо мной.
  -Заходи,- позвала я, удовлетворенно осматривая целые залежи всевозможных вкусностей.- Это не настоящий свет. Он искусственный, такой не вредит. Ну, большинству не вредит.
  Злюка не поддавался на мои уговоры и мялся на пороге. Наверное так даже лучше. Будет хотя бы мнимое укрытие.
  -Слушай, а ты котлеты вообще ешь?- я извлекла из холодильника замороженные полуфабрикаты и закинула в микроволновку.
  У этой кухни когда-то был отличный хозяин, знающий толк в кулинарии. Каждый предмет имел свое место, все выстроено в логической последовательности и легко доступно при необходимости. Поставив на плиту сковороду, я набрала в чайник воду и включила его в сеть. Пока жарились первые две котлеты, я заварила две чашечки чая и поставила на поднос, отыскала излюбленное лакомство Ди - корейская лапша, и залив ее кипятком, разделила на две тарелки, затем помыла пару вялых яблок, открыла баночку оливок и разделила на два блюдца. Перевернула котлеты на другую сторону и достала упаковку диетических хлебцев, которые так любила Алина.
  -Как давно ты здесь живешь?- мало ли, может Злюка принадлежал когда-то Адаму. От него можно еще не такое ожидать.
  -Ладно. Не хочешь - не отвечай.
  Я принесла густо заставленный поднос к световой границе и опустилась вмести с ним на пол, разместив ужин на темной половине коридора. Злюка присел и внимательно осмотрел мою нехитрую стряпню.
  Так, кажется ему интересно. Это хорошо. Может удастся накормить и спать уложить?
  -Попробуй,- я протянула ему тарелку с котлетой и лапшой, вторую поставила перед собой, взяла в свободную руку золотистую котлетку и, в качестве наглядного примера, откусила кусочек.
  Он принял из моих рук тарелку и понюхал ее содержимое, потом в точности повторил за мной. Его глаза расширились от удивления, а серо-коричневый высушенный нос наморщился от отвращения.
  -Да, уж, далеко не мраморное мясо,- согласилась я, пережевывая полуфабрикатный продукт.- Вот, попробуй это.
  Чай в этом доме всегда восхищал меня своим ароматом и насыщенностью. Юджин отдавал предпочтение определенной торговой марке и специально заказывал ее непосредственно у производителя.
  -Ну как? Вкусно правда?- главное не молчать и не шарахаться. Алекс, ты все сможешь, ты сможешь.
  -Фу-у!- оценил напиток монстрик.
  -А ты привередливый,- засмеялась я, но тут же стерла улыбку со своего лица. Злюка смотрел на меня как ежик на кактус.
  -О!- догадалась я в чем дело.- Я тебе не угрожаю. Улыбка - проявление дружелюбия, симпатии. Ты ведь тоже умеешь смеяться. Я это слышала.
  Сложно объяснить, что значит улыбка, тому, у кого и губ-то практически нет. Естественно, что он принял ее за оскал.
  -Ладно, не важно,- сдалась я, рассмотрев в его черных глазах полное непонимание.
  Дожевав основное блюдо и запив его чаем, у меня возникла идея. Что если дать ему сырую котлету?
  Я вскочила на ноги, переполошив Злюку, и понеслась к холодильнику. Достала еще пару замороженных полуфабрикатов и закинула в микроволновку, дождалась победного 'дзинь!' и помчалась назад, ловко удерживая на тарелке мягкие горки перерубленного на фарш мяса.
  -Тут, конечно, есть соль, специи и еще что-то, но может тебе так больше понравится,- стараясь не показывать зубы, улыбалась я.
  Злюка взял следующее блюдо, с интересом осмотрел его, понюхал, лизнул, укусил и снова наморщился.
  -Кро-овь,- выдавил он.
  -Кровь? В еде должна быть кровь?- о-йо-йо-й, кажется дело дрянь.
  Он так же резко, как и я несколько минут назад, подскочил на ноги и скрылся в темноте, а когда вернулся, меня чуть не стошнило.
  Он и сам далеко не обояшка, но когда притащил наполовину обглоданную тушу собаки, я была поражена до глубины души, или скорее до глубины желудка.
  -Убери!- взвизгнула я, отстраняясь от щедрого пованивающего дохлятиной угощения.
  Злюка нахмурился, но тушу все-таки убрал.
  -Это ты называешь едой? Это твоя еда?
  -Е-да,- протянул он, виновато наморщив лоб, кажется, я уже научилась читать его мимику, и ткнул в меня пальцем.
  -Нет-нет! Я не еда,- убеждала я монстрика, но он уже начинал пускать слюни.- Хочешь котлетку?
  Злюка снова выдал свое 'РРРР', не 'ррр', а именно 'РРРР' и принялся за собачью тушу. Он так отчаянно вгрызался в нее зубами и старательно сосал кровь, что мне стало искренне жаль и Злюку, и дохлую собаку. Он с хрустом и треском дожирал остатки разлагающейся туши, а я тихо сидела на полу, опершись спиной о стену, и ждала пока это закончится, призывая пищеварительный орган к спокойствию.
  -Вкусно?- стараясь скрыть отвращение, поинтересовалась я у развалившегося на темной стороне коридора Злюки. Он отрицательно покачал головой и тяжело вздохнул.
  -И давно тебя этим кормят?
  Он неопределенно пожал плечами.
  -Понятно. А что тебе нравится? За исключением людей, конечно.
  Он снова пожал плечами и я уже не ожидала услышать ответ.
  -Жи-ы-во-е.
  -То есть свежее?
  -Жи-во-е,- раздраженно повторил Злюка, пытаясь более четко проговорить каждую букву.
  -А-а, ясно. У тебя есть еще какие-нибудь запасы? Я имею ввиду 'еду'. Мне бы не хотелось, чтобы 'едой' стала я.
  Я уже заметила, что его 'РРРР' случаются со строгой регулярностью - раз в двадцать, тридцать минут.
  Злюка тяжело вздохнул, поднялся и скрылся в темноте холла. Я слышала, что он копошиться где-то в комнате для прислуги, но не собиралась ему мешать. Когда 'симпатяшка' вернулся, то в его руках болтались две тушки, одна из которых принадлежала облезлому коту, а другая почти высохшей вороне.
  -Слушай, а у тебя богатое меню,- улыбнулась я, подавляя рвотные позывы.
  Кажется, моя шутка пришлась по вкусу Злюке. Это выразилось в утробном рокочущем смехе. Сейчас он не выглядел злым, страшным и противным - бесспорно, но не злым.
  -А как тебя называет твоя хозяйка?
  И опять неопределенное пожатие плечами.
  -Слушай, это несколько раздражает,- пожаловалась я.
  Он вопросительно посмотрел в мою сторону.
  -Ты не глупый, я в этом уверена - глупые... гм... люди не понимают шуток, а сарказм и подавно, и ты точно умеешь разговаривать. Так что не строй из себя немого идиота. У тебя должно быть имя. Кто-нибудь как-нибудь обязательно должен был как-то тебя называть. Как тебя зовут?
  -Ско-о-ти-на,- скривившись, выдал Злюка.
  -Это не имя,- отрицательно покачав головой, заверила я.- Будем считать, что у тебя его и правда нет. Хочешь я тебя назову?
  -А-а-лекс,- благодарно протянул Злюка.
  -Да, это мое имя. У тебя должно быть свое. Что скажешь на счет Кима? Ким - просто и звучно. Мне кажется тебе подойдет.
  -Ки-и-им,- попытался повторить Злюка и отрицательно покачал головой.
  -Не нравится? Ну, ладно. А что, если Дан?
  -Д-а-а-н,- протянул он и похоже действительно разозлился.
  -Попробуй не растягивать гласные. Так будет гораздо лучше. Правда.
  -А-лекс,- выдал Злюка.
  -Вот видишь. Ты небезнадежен,- похвалила я 'обаяшку'.- А что, если я назову тебя Лексом? У тебя вроде нет проблем с произношением этого имени. Лекс - сокращенно от Александр. Красивое, сильное имя. Его носили выдающиеся личности, например, Александр Македонский.
  -Лекс,- твердо произнес Злюка и поднялся на ноги.
  Я думала он опять проголодался, но ошиблась. Он протянул ко мне руку, крепко взял за предплечье, помог подняться и, держась на приличном расстоянии, подтолкнул к лестнице.
  -Мне и здесь не плохо,- сопротивлялась я. Мало ли что он надумал.
  Злюка тихо зарычал и уже не так мягко подтолкнул вперед. Пришлось подчиниться.
  Я шагала по ступенькам, размышляя над ближайшем будущим, загадывать дальше следующих десяти минут было бы сверх оптимистично.
  -Лекс,- снова твердо произнес Злюка, останавливаясь перед портретом.
  -О, нет-нет, это не... Ты слышал как я вошла в дом?
  -Лекс?- настойчиво требовал объяснений он, указывая на портрет.
  Я растерялась и за неимением внятного ответа переняла любимый жест Злюки - пожала плечами, но он не удовлетворился и ждал конкретики.
  -Он похож на Лекса,- тяжело вздохнув, объяснила я.- Очень похож. Так как? Хочешь, чтобы тебя звали так же?
  Злюка отрицательно покачал головой и отпустил мое предплечье.
  -Ну и ладно. Может быть это даже к лучшему. Выберем тебе что-нибудь другое.
  Я решила, что могу вернуться на кухню и пошлепала вниз, оставив Злюку наедине с портретом, который он с повышенным интересом рассматривал.
  -Может быть тебе понравится имя Рик?- прокричала я с кухни, разбираясь с программами кофеварки.- Чаще всего так сокращают от Эрик. Кстати, очень распространенное христианское имя. Еще мне нравится Пол - крепкое, уверенное. Моего отца зовут Мэтью, но в нем слишком много гласных... Наверное, стоит рассмотреть что-то более простое и твердое: Кай, Хойт, Макс, Дом... Что скажешь?
  -Э-рик,- прямо за моей спиной проговорил Злюка, перепугав меня до смерти. Я не ожидала, что он рискнет выйти на свет, нарушив границы моего мнимого укрытия.
  -Обычно ты передвигаешься достаточно шумно,- пытаясь вернуть сердце из пяток в положенное место, усмехнулась я, медленно поворачиваясь лицом к собеседнику.- И свет тебя больше не тревожит... Боже...
  На свету Злюка выглядел еще отвратительней, чем в полумраке, но я старалась не таращиться и не шарахаться. А это было не просто. Более страшное и противное существо еще поискать нужно. Я помню как выглядел орк и это еще цветочки по сравнению со Злюкой.
  -Так ты согласен на Рика?
  -Рик,- неуверенно кивнул теперь уже Рик и протянул мою сумку.
  -Спасибо, Рик. Будешь кофе? Попробуй, многим нравится.
  Я протянула ему чашечку и продемонстрировала безопасность напитка, отхлебнув из своей чашечки.
  Рик потянул тем, что обычно у людей считается носом, парящий аромат и довольно прикрыл глаза.
  -Да, согласна. Запах божественный. Наверное, самый лучший на свете. Знаешь, многие предпочитают чаю кофе именно из-за яркого аромата, хотя чай гораздо мягче и нежнее.
  Он еще раз вдохнул поднимающийся пар и отставил кружку в сторону, потом сделал шаг ко мне и также жадно понюхал прядь моих волос, запястье, шею...
  -Ээээ, Рик, не увлекайся,- я очень осторожно отстранила от себя зубастика. То, что он делает добром не кончится. С таким же успехом можно дать алкоголику понюхать бокал с выдержанным бренди.
  -Попробуй кофе, он правда замечательный.
  -Т-ы лу-у-чше,- пророкотал он, но, к моему огромному облегчению, отступил и взял в костлявые когтистые руки чашечку.
  -Что еще осталось? Кошка или ворона?
  Я догадалась о его недавней трапезе по новым кровавым следам на щеках и подбородке.
  Рик отрицательно покачал головой и тихо прохрипел:
  -У-хо-ди. А-лекс.
  В повторении я не нуждалась. Благодарно кивнула и опрометью помчалась к двери. Она оказалась открыта. Уже у машины я оглянулась на Рика, провожавшего меня взглядом с порога, помахала ему рукой и, не задерживаясь больше ни на секунду, умчалась прочь... > > >КНИГА ЗАВЕРШЕНА (здесь только часть). Роман не выложен НИ НА ОДНОМ САЙТЕ (буду редактировать). При большом желании книгу можно получить на электронку.
Оценка: 6.34*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Потерянный источник"(Любовное фэнтези) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"