Malina Mila: другие произведения.

С чистого листа в новую жизнь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Моя жизнь разрушена. И нам придется покинуть родную планету.....
    28.09 - 478 ком
    25.11 - 573 ком
    16.01 - 628 ком

    Если не сложно, обновите, пожалуйста оценки. Заранее всем спасибо.

    За обложку огромная благодарность Альмире Рай


  
С чистого листа в новую жизнь
  
  Один момент и все, мир разлетается на мелкие сверкающие осколки.
  Я лежала на своей кровати и смотрела на потолок своей комнаты. В голове ни одной мысли, в душе ни одной эмоции. Я была в оцепенении, если нельзя сказать больше, я была в полном ступоре.
  Сколько бы я так пролежала, не знаю. Вот только у меня есть два комочка шерсти, которые остро реагируют, когда их хозяйка не в духе. И как всегда, подлетели ко мне и стали пихать своими носиками, лизать мне лицо. Но когда и это не помогло, один из них цапнул за руку. В мгновении ока я подскочила на кровати. Нет, не могу сказать, что от боли, скорее от неожиданности. И в тот же момент в комнату через открытое окно ворвалась какофония: гудки мобилей, песни птиц и другие звуки внешней жизни.
  - Спасибо, мои лапули. - тихо поблагодарила я их, смотревших на меня своими преданными глазёнками.
  'Да, нужно встряхнуться. Своим лежанием делу не поможешь.'
  Но как же это трудно. Трудно, когда твоя привычная жизнь закончилась вчера. Только вчера я строила планы на сегодняшний день. Сегодня я должна была со своей лучшей подругой идти по магазинам. И мы бы выбирали себе самые лучшие платья в галактике на свой выпускной вечер. На котором я веселилась бы от всей души, в первый раз попробовала алкогольный напиток и призналась бы одному парню, что он мне нравится. Все осталось во вчерашнем дне.... Вчера... Я на всю жизнь запомню этот день.
  'Нет. Хватит. Забыли. Времени нет на эти воспоминания'
  Но как же невозможно выкинуть мысли из головы. Вчера нас с мамой предали. И кто..., самый близкий для нас человек в мире. Вчера по всем новостным каналам объявили, что раскрыт вражеский шпион, который работал на соседнюю планету.
  'Раскрыть-то, раскрыли. Поймать не смогли. И теперь власти требуют выдать его.'
   И кто, как вы думаете, был этим шпионом? Им оказался мой отчим, человек который воспитывал меня с десяти лет. Который семь лет был мужем моей мамы. Человек, который каждый день ел с нами за одним столом, спал под одной крышей, смешил нас разными историями из своей жизни, водил меня на экскурсии.
  Вчера же к нам пришли какие-то люди, что-то говорили, что-то растолковывали, показывали какие-то бумаги. Что-то искали в доме. Память сохранила только одно, что мы должны покинуть планету в течение двух суток, все остальное, как в тумане. Я хочу сказать этим людям, что мы ни в чем не виноваты. Что нас так же предали, как и государство. Но я не издаю ни звука, просто не могу. Горло свело так, что еле могла дышать. После их ухода, помню, как плачет мама. Помню своих питомцев, забившихся в уголке дивана.
  Через пару часов нашла в себе силы и включила Галасеть, что бы вылить свое горе своей, как я всегда думала, лучшей подруге. Только и тут меня ожидала очередная неприятность. Да, по сравнению с тем, что уже произошло, это была уже неприятность. Все мои друзья, знакомые занесли меня в черный список. Я оказалась удалена из всех контактов. Мама всегда говорила, что друзья познаются и в горе и в радость. Познались, у меня нет друзей.
  - Лисенок, ты собираешь вещи? - услышала усталый мамин голос.
  - Да, ма, - крикнула в ответ, отвлекаясь от своих мыслей.
  Да, мама называет меня Лисенком, друзья (бывшие) Лиска. И не только из-за моего имени Алисандра, но и из-за цвета волос, рыжего. Хотя какой он рыжий, я всегда всем доказываю, что он медный.
  - Ты свои целебные травки собрала? - мама у меня дотошная.
  - Собрала, - приходится снова кричать мне, так как моя комната на втором этаже, а мама сейчас на первом.
  Их я собрала в первую очередь. Так как я закончила магическую академию, эта 'солома', как называл отчим, является моим хобби и в будущем - работой. Училась на целителя целых семь лет. Да-да, семь. И не смотрите, что мне ещё семнадцать. В академию набирали детей и начинали преподавать параллельно учебе в обычной школе. Вот так и бегали 'счастливчики' сначала в школу, а после уроков в академию. В первые годы показывали и рассказывали только основу. Элементарные, на их взгляд, вещи. Вот наш факультет водили в лес и обучали свойствам разных трав. Хотя в целительстве главное - концентрация и сила, которую направляют в больного. Но и травы смешивать надо было уметь.
  - А вещи своих 'хомяков'? - нет, мои пушистики не хомяки, они лисята. Но мама всегда называет их так. Да и со временем и я начала их так величать.
  На нашей планете они - домашние животные. Вот когда я была на экскурсии на Земле, так там лисы-хищники. Живут на воле. И там они вдвое крупнее наших.
  Их я подобрала на улице. Рыжего Весика, или Вес, я принесла домой в три года. Мама рассказывала, что я тогда сбежала из нашего сада за ограду и где-то подобрала худющего зверенка. И как она смеялась, когда увидела нас.
  ' - Смотрю, идет мое дитя, всё лицо в слезах, грязи. На руках несет какой-то комок шерсти. Несет и душит в своих объятиях. Еле отобрала, что бы отмыть. И сразу же зверь оказался опять в удушающем захвате...'
  До сих пор удивляюсь, как не задушила свое чудо, да и лисенок ни разу не укусил в ответ. Все вытерпел.
  Вторую Микаэлу, Мику, уже в пять. Её нашла в кустах нашего сада. Она была необычной раскраски. Шерстка какая-то серая. Вот так и поселились в нашем доме два 'хомяка'.
  После я постоянно находила и приносила лисят домой. Только их всех раздали соседям, друзьям, знакомым.
  - Собираю, - скоро голос сорву, постоянно крича.
  - Идем, поедим, - голос послышался на пороге. Когда вошла, даже и не заметила из-за своих мыслей.
  
  За столом царила тишина. За все время, что прошло после всех событий, мы с мамой ни разу не заговорили об этом. Как будто специально оттягивали этот момент. Так нам казалось, что мы продолжаем жить обыкновенной жизнью. Ещё момент, ещё минута, мы в той, прошлой жизни.
  Набираю побольше воздуха, как для погружения на глубину, чтобы одним махом, одним выстрелом перешагнуть этот рубеж, до и после...
  - Куда мы отправимся?
  - Ещё не знаю, - опустошенным голосом отозвалась она.
  И это не праздный вопрос, куда лететь. В галактический союз входит тридцать восемь планет.
  И если порассуждать логически, то переехать могли на большинство из них. Но только теоретически. На большинстве планет технологии ушли далеко вперед, чем на нашей. Одни - на десятилетия опережают нашу, есть которые и на сотню. И переехать туда мы могли бы, вот только есть одна малюсенькая загвоздка. Нужно иметь огромные, просто баснословно огромные деньги, которых у нас просто нет (даже если продадим все свое имущество). На такие планеты можно слетать на денек, на экскурсию. И то, посетить только определенные места, музеи, театры. Там очень строго следят за тем, чтобы не вывезли информацию даже о простейшей технологии. И поэтому при прилете на космовокзал каждому посетителю наносят штриф-код на руку. На который фиксируются все места, где вы побывали. И когда вы уже прощаетесь с планетой и проходите регистрацию, ваш штриф-код сканируют. И фиксбук выдает данные о вашем перемещении на планете. Если все хорошо, вы можете проходить на свои посадочные места. Если нет - то ждите большие неприятности, ничто не скроется от служителей закона. Они следят не только за тем, что вы посещали, но и за тем, что везете в виде сувенира. Для этого специально изготавливают разные магнитики, статуэтки, кошельки. Ни какие лампы, сверкалки, ручки (хотя народ называют их странно - пикни) вам даже не продадут.
  'Видела я эти пикни, обычные ручки, и не спросишь же в чем отличие. Сразу заподозрят в шпионаже. Да и название смешное, вот так в магазин прейдешь: - Мне, пожалуйста, только пикни' - от этого каламбура хихикнула.
  А если вам все же удалось заполучить что-то из запрещенного (а в этот список входят почти все вещи), то возвращаемся к служителям закона. Все знают, все видят...
  Так вот планеты-будущего отсеиваются сразу из-за нехватки средств. А таких планет у нас большинство...
  На других процветает средневековье. И на такие планеты обитатели из более развитых не летают. Хотя под видом местного жителя туда отправляют ученых-добровольцев. Их обеспечивают всем необходимым. Земли, замок, слуги, хозяйство, титул. С такой технологией это устроить проще простого. Нет, документы подделывают не на новые земли, а составляют бумагу, объявляющую наследниками предыдущих ученых-'аристократов', которые в основном переезжают на постоянное место жительства. В этих замках уже оборудована комната со всей техникой для записи, передачи данных. Сведений собирается огромное множество: засуха, заморозки, затопление, мор, начало войны, конец её, изменения на политической арене, традиции. Записываются все изменения в жизни народа. Ученые имеют право заниматься только своей деятельностью, вмешиваться или как-то влиять на жизнь людей запрещено. Даже свои земли доверяют управляющему, во избежание внесения усовершенствования в быт народа.
  'Совсем ненормальные. Как можно соглашаться жить в таких условиях. И тут не поможет реклама чистого воздуха. Никакого чистого воздуха в замках нет. Где вы вдыхали чистый воздух в комнате, полную свиней? Сидишь за столом - обедаешь, а вокруг тебя хрюкают свиньи, в углу блеет коза. Брррр.'
  Я аж передернулась от этих мыслей.
  - Ты чего? - удивленно посмотрела на меня мама.
  - Да вот думаю, хорошо, что нам не надо переезжать в средневековье - улыбнулась я.
  - А что, чистый воздух...
  Я зашлась в хохоте. Мама явно смотрела эти агитационные рекламы.
  - Ты представляешь нас вспахивающих поле плугом или пасущих овец на лугу?
  - В широченных шляпах и с длинной палкой? - с тихой улыбкой отозвалась она. - Хотя ты легко устроилась бы лекарем.
  - Ты же знаешь, как я лечу. Да для них это настоящее колдовство. Странно водит руками, да еще и рыжая. Моя судьба будет предрешена моментально. Меня будут ждать горячие объятия костра.
  Как по команде обе тяжело вздохнули и замолчали. Этот переброс фразами хоть на минутку позволил отвлечься от проблем.
  
  За мытьем посуды, в тишине, мои мысли опять вернулись к вариантам переселения.
  На одной планете ещё живут динозавры и люди 'нениндарцы'....
  'Нет, не нениндарцы, а на..., ни...., неафиндалец, неандерталец, вот' - я даже прекратила мыть посуду, вспоминая правильное название -
   'Неандерталец - оборванец,
   вышел на заданье,
  А заданье убежало,
  Не хотело ждать конца'
  - начала подпевать про себя, сочиняя на ходу и не переживая, что рифмы нет.
  'Так, стоп, опять отвлеклась'
  Для наблюдения за обитателями запускают видеокамеры, сделанные под окружающую среду. То в виде камня упадёт (и неважно какой стороной, съёмка будет производиться из любого положения), то - птицы, летающей над землёй.... Люблю на ночь глядя смотреть программы об этой планете. Какие невероятные животные, птицы, рыбы. Какая зелень на планете, что ласкает взгляд, тихий шелест листьев просто убаюкивает, запах живой природы завораживает. Журчание ручья успокаивает. Иногда возле камеры останавливается чье-нибудь семейство. Какие интересный звуки они издают, какие у них взаимоотношения друг с другом.... Первобытно и прекрасно.
  Есть ещё одна, закрытая. Насколько развитая неизвестно, но представители этой планеты прилетают на собрания 'галактического союза'. Почему никого не пускают к себе, никто не знает. Может там произошла какая-то катастрофа, и все стали мутантами? А может, населена необычные гуманоиды? Тайна, покрытая мраком. Тех, кто прилетает на собрание, в лицо никто не видел. Всегда в маскировке.
  Вот и выходит, что из списка 'теоретически можно, но не реально' или 'совсем невозможно' выбор сузился до трёх планет. Хотя почему трёх, всего до двух. На третью и работал отчим, а значит, на неё мы ни за что не полетим. Выбор, как видите, невелик. Да и выбора, скорее всего, не будет. Послезавтра, на какую планету будут билеты, та и будет нашим выбором.
   'Как вам выбор. Выбор широкий, выбирай - не хочу' - язвила про себя.
  
  Постепенно на первом этаже начала расти гора из коробок, мешков, баулов. А вместе с этой горой рос и страх. Или до нас постепенно начала доходить вся эта кошмарная ситуация. Что может быть ужаснее, чем переезд на чужую планету? Знакомых нет, работы нет, уголка, где мы могли бы пожить первое время, тоже нет. Паника накатывала, как волна на море. Вот поднялась, накатила, затопила. В такие моменты я готова кричать от ужаса. И вот волна спала, и я могу вздохнуть. Могу здраво мыслить и даже шутить.
  Решив передохнуть, сели на диван.
  - Мам, нужно что-то делать с домом, - подтянула к себе на колени сонного Веса, на что тот лишь дернул ухом.
  - А что с ним можно сделать? Времени продавать нет, да и кто купит теперь. Мы же враги народа, - горько усмехнулась она.
  Тишину в комнате нарушала Мика, которая шебуршала около мамы. И мы обе наблюдали за ней.
  - Может, перепишем его на Полю?
  Поля, мамина подруга, которая ворвалась в нашу жизнь маленьким торнадо. Вот так однажды ошиблась дверью, и с тех пор мы не знаем покоя. Светлая и добрая, она искрит идеями, смехом и заражает всех вокруг своим настроением.
  Полечка единственный человечек, который не отвернулся от нас после истории с отчимом. После новостей, после обыска она многое взяла на себя. Что-то узнавала, с кем-то связывалась. Как я поняла, нас запросто могли посадить за решетку, как соучастниц. И никого не волновало, что мы ни о чем не знали.
  - Отличная идея, - согласилась я. Как мы раньше не додумались об этом? Не оставлять же дом властям. А Поля как член семьи.
  Решено - сделано. Для того, чтобы совершить такое действие, например, переписать дом, не нужно даже выходить из дома. Все можно сделать через Галасеть. Ввел данные, ввел вариант операции, получил подтверждение и все готово. Дело сделано. И не надо куда-то ехать, ставить печать, свою роспись, как это делали столетия назад. Сейчас достаточно поднести к датчику свои отпечатки пальцев, отсканировать сетчатку глаз и все, операция совершена.
  Вечером, переодевшись в любимые пижамные штаны в клеточку и маечку на бретельках, сидела и смотрела комедию. Мама на полу перебирала какие-то бумаги. Важные в коробку, другие сразу летели в корзину для мусора. Уютно и тепло было на душе. Как же хотелось, чтобы этот покой никогда не кончался. В комнате полумрак, тихо бубнят герои в фильме, 'хомяки' играют друг с другом на ковре, шелест листьев за окном. Идиллию разрушает звонок в дверь, и через минуту в комнату врывается вихрь. Раз, и как по щелчку, атмосфера в комнате меняется кардинально. Питомцы срываются с места, чтобы поприветствовать гостью. Сколько раз замечала, животные тянутся к Поле. Помню, как принесла ещё одного найденыша, дохлик дохликом, еле мог двигаться, но как он потянулся к девушке, стоило только ей войти в комнату. Да, теперь-то вряд ли кто-то назовет лиса заморышем, откормила его Поля, ох откормила. Вот и сейчас наши лисята рады приходу маминой подруги и встречают ее воодушевленно. Не так восторженно как нас конечно, когда их хвосты работают пропеллером. Вот что странно, лисы доброжелательные животные, а отчима избегали. Почему раньше я не обращала на это внимания, не понимаю.
  
  - Я привезла годовой запас долгохранящихся продуктов, - возвестила нас Полина.
  - Зачем так много? - мы с мамой удивленно переглянулись.
  - Как зачем, чтобы я не переживала, что вы голодаете, - откликается она, удивленно поднимая брови, как бы говоря 'что тут не понятного?'.
  Так что пришлось выходить и перетаскивать контейнеры, хорошо, что не тяжелые. Потом пили чай, слушали 'байки от Полины', так я называла многочисленные истории, которые происходили с ней. Потому что она часто попадает во всякие передряги. И в промежутке между историями мама выпалила скороговоркой новость о доме.
  Какое же стало лицо у Полины от такого известия, не передать. В первый момент она превратилась в статую. Даже дышать, похоже, забыла как. Но через минуту на лице заиграл калейдоскоп чувств. Шок, недоверие, удивление. И ещё минут пять то открывала рот, то закрывала, пытаясь что-то сказать. Потом начались споры, она отказывалась, мы уговаривали принять дар. Это продолжалось минут десять, пока мама не произнесла фразу, от которой все споры прекратились в мгновения ока.
  - Тогда присмотришь за домом, чтобы с ним ничего не случилось. Вдруг мы вернемся, и чтобы нам было куда возвращаться.
  Нет, мы все понимали, что это невозможно. Не в этой жизни. Но не оставить в душе хоть мизерную, хоть призрачную надежду мы не могли.
  
  Чуть позже я вернулась к прерванному фильму, а подруги о чем-то тихонько разговаривали. О чем, даже не прислушивалась, пока до меня не донеслось несколько фраз.
  - Я договорилась, завтра получишь все подтверждающие бумаги, - изрекла Поля.
  - А все будет официально? - переживала мама.
  - Да, все сделают законно. Тебе останется просто прийти и получить бумагу. Даже присутствовать не надо. Брак расторгнут без вас.
  От этой новости в душе встрепенулась надежда, что мы можем остаться дома. Но тут же этот огонек был потушен реальностью. Даже если нас с отчимом ничего не будет связывать официально, нам все равно не разрешат остаться. Ведь он жил с нами, вдруг мы всё знали и ему помогали?
  От этих мыслей у меня сжались кулаки.
  'Ненавижу, как же я его ненавижу....'
  Вскочила, схватила свои комочки шерсти, и буркнув 'Спокойной ночи', умчалась в свою комнату. Хотелось крушить все подряд. Только-только успокоилась, только начала позитивно мыслить. И все насмарку.
  Чтобы не разрушить свою полупустую комнату, завалилась на кровать, прижав к себе лисят. Те, понимая мое состояние, даже не пытались вырваться, начать со мной играть или просто расположиться поудобнее. Лежали тихонечко и сопели. Под их мирное дыхание я провалилась в сон...
  
  Утром, спускаясь по лестницы, услышала разговор подруг. Остановилась и присела на ступеньку, закусив нижнюю губу и сжав ладони коленями.
  - И что не позвонил ни разу? - в голосе Полины слышится негодование.
  - Нет. Да и что изменится от этого звонка. Ничего. Вот не поверишь, Поль, в душе пустота такая.
  - Что совсем ничего? - засомневалась она.
  - Ни любви, ни сомнений, ни надежды, уже даже злости нет.
  Мама у меня гордая. И что не прощает никогда, так это предательство. А тем более от родного человека. Когда-то была свидетелем разговора между ними. Отчим, в шутку допытывался, за что мама смогла бы его простить. Она тогда четко и ясно сказала, за какой проступок мог рассчитывать на понимание, а за какой - нет.
  А сейчас отчим предал не только её, но и её ребенка.
  'Ну да, меня, кого же ещё?'
  А такого мама точно не простит и не забудет. Предал, жизнь разрушил, мечты уничтожил. Нам приходится лететь в неизвестность.
  Мама с виду маленькая и хрупкая, но внутри сильная. И если в душе убила все чувства к этому мужчине, то это навсегда.
  Я вот так не могу. У меня в душе клокочет ненависть. К этому человеку относилась, как к родному отцу. Когда он появился в нашей жизни, первым делом в Галасети разместила надпись 'У меня есть отец'. Вот думала, появился родной человек. Всегда защитит, всегда поможет, всегда будет любить нас с мамой.
  И если мама смогла справиться, то я нет. Ненавижу за её и свою боль.
  'Ненавижу, ненавижу...' - сжала я кулаки. Но тут же постаралась расслабиться и успокоиться.
  Я знаю, это чувство пройдет. И в душе для этого человека не останется места. И он, и все чувства, даже ненависть я оставлю в прошлой жизни.
  А сейчас нужно взять себя в руки, быть сильной и смелой. Глубоко вздохнув, встала со ступеньки. Спустившись до конца по лестнице, прошла на кухню с улыбкой на губах.
  - Ну что, старушки, готовы к труду и обороне? - решив разрядить обстановку, пошутила я.
  - Сейчас эти старушки сделают так, что трудиться и обороняться будет один ребенок, - перебросила шутку Поля.
  - Ага, клюшку не забудь захватить. Вдруг не получится заставить, - рассмеялась я.
  Мы постоянно смеемся по поводу разницы в возрасте. Потому что так получилось, что Полина по возрасту находится где-то посередине между нами.
  В свои двадцать пять она могла считаться подругой, как маме, так и мне.
  - Эй вы, старушка и дитё, работы много. Нужно, наконец, начинать грузить вещи в мобиль. - улыбаясь, призвала нас к порядку, мама.
  Мы были очень рады, когда Полечка прибежала с разрешением о вывозе нашего мобиля. Эта была трудная задача, можно сказать невозможная. Но так как нашему 'старичку' уже больше десяти лет, да и планеты, куда мы могли лететь опережают по техническому развитию на год-два, нам сделали великий подарок. Позариться технологию строения мобиля претендентов не было, да и не будет. Кому нужна такая рухлядь.
  'Нет, наш-то не рухлядь. У нас усовершенствованный. Основательно переделанный. Ну, власти-то не знают об этом'.
   Просто мама работала таксистом. Раньше простым, пока волею судеб не подвезла богатея. Почему поехал на такси, история умалчивает. И после этого, нашего таксиста стали вызывать уже друзья богатея, их жены. А потом дошло до того, что каждое утро отвозила детей этих людей в школу, потом обратно. Так сказать стала VIP-таксистом.
  После этого нам и пришлось облагородить мобиль. И если раньше в нем помещалось шестнадцать человек, то после переделки всего восемь. Ну, а как вы хотели? Если вместо двух длинных лавок со спинками, расположенных друг напротив друга, сделали отдельные комфортабельные кресла. Большие, мягкие кресла, бежевого цвета с откидными спинками. У каждого с легкостью выдвигался столик. Присутствовали мини-телевизоры. Даже маленькая кухонька. А в конце - грузовой отсек, похожий на небольшую кладовку.
  И как только собрались, только взяли по баулу, я вспомнила важную вещь:
  - Стоп, а наше кресло?
  Все застыли в дверях. Переглянулись, молча повернулись в сторону того самого кресла. Все друзья (бывшие), знакомые (тоже бывшие) знали, что это кресло для нашей семьи особенное. Семейное, переходящее из поколения в поколение, большое, мягкое, уютное 'наше' кресло.
  И вот мы, втроём пыхтя и отдуваясь, налегли на то самое кресло и с большим скрипом продвигаем его к выходу из дома. И вроде не тяжелое, габаритное просто, а тут ещё зверье мохнатое под ногами крутится.
  - А может оставим? - с надеждой в глазах спрашивает мама.
  - Ни за что! - категорично отказываюсь и продолжаю пыхтеть, но толкать.
  - Лисенок, я все понимаю, семейная реликвия. Только неизвестно, где мы устроимся, да и какое будет это жилье по размеру.
  - Ни за что! - упрямо смотрю на проем двери, в который мы должны протолкнуть кресло.
  - Милая, а может просто пуфик возьмем? Он намного компактнее.
  - Ни за что! - наступая на хвост Вику, продолжаю работать тараном. - Да и пуфик уже загружен.
  После этого слова мама прекращает толкать, разгибается и смотрит на меня ошалевшими глазами.
  - Что ещё ты успела перетащить в мобиль? - уже кричит она на меня.
  - Нуууууу... - тяну время, хотя понимаю, не скажу сейчас, увидит потом и будет хуже. Упреки во взгляде, складывание рук на груди.... Хотя и так их не избежать.
  От моего 'Нууу' мама опускается в кресло, которое мы транспортируем в мобиль. Так и застываем посредине комнаты.
  - Да не так много и взяла, - надувшись, бросаюсь в атаку я.
  - Что ты взяла? - по слогам спросила 'дознаватель'.
  - Я взяла самое необходимое, - опять ухожу от ответа.
  - Такое, как например, пуфик? Он жизненно необходим нам, да? На нем и посидеть, и полежать, и постоять на нем можно, правда же? - скрещивая руки на груди, иронизирует мама.
  - Да ты только же сама предлагала его взять? - взрываюсь от возмущения.
  - Как альтернативу креслу, - сверкают её глаза в гневе - Лис, что ты ещё взяла? - со вздохом делает повторную попытку меня расколоть.
  Конечно, мы понимали, что намного проще сходить и увидеть своими глазами. Но мы никогда не упускали возможности потренироваться в 'ораторском искусстве' (шучу).
  - Тумбочку, сделанную прадедом, торшер, пуфик злосчастный, круглый столик, пару стульев... - протараторила я - хотела ещё диван, только даже сдвинуть не смогла - уже шепотом закончила я.
  На несколько мгновений воцарилась тишина, которую разрушила своим хихиканьем Полина. Во время нашего диалога она деликатно молчала. Но услышав про диван, стала давиться смехом. Не смогла подавить, заполнила комнату сначала хихиканьем, который потом перерос в хохот. Заразившись этим весельем, расхохотались и мы.
  - Когда же ты успела? - все ещё смеясь спросила, наконец, она.
  - Да ночью проснулась, а потом уснуть не смогла. Вот и решила обойти весь дом.....
  - О, да нам очень повезло, что решила не весь дом загрузить, - с улыбкой комментировала мама.
   - Лис, ты не переживай, вот устроитесь, свяжемся друг с другом, и я вышлю ту мебель, которую ты захочешь. Если захочешь, то всю, что находится в доме и на чердаке. - Поля, посмеиваясь, успокоила меня.
  Так что, все то время, что мы грузились, я в уме составляла список того, что нужно будет потом запросить.....
  С погрузкой было закончено вечером, но зато все уложили, все поместилось. Почти все пространство было заполнено, оставались узенькие переходы от начала и до конца мобиля, подход к кухоньке, да три свободных кресла....
  
  Вот и настал долгожданный и не очень приятный для нас день.
  Так как для полета на другие планеты разработаны всего два типа транспорта. Один - скоростной. Долетит за три дня, но пассажир может взять всего один чемодан.
  'Не наш вариант, явно'.
  Другой вариант совмещенный. Пассажирский и грузовой. Перевозит грузы и проводит туристические туры. Верхние ярусы заняты каютами, бассейнами, клубами, развлекательными центрами, столовыми, барами, спа-салонами, магазинами. Всем тем, чем ещё можно развлечь пассажира и дать полноценный отдых. Мини-городок в космосе. Нижние же ярусы отданы под транспортировку материалов. Ну да, все следят, чтобы никто не шпионил друг за другом, но торговлю природными материалами никто не отменял. Этот корабль будет добираться целых две недели....
  Билеты куплены, регистрация пройдена, и теперь сидим, ждем своей очереди на посадку. И, чувствую, произойдет это не скоро. И не потому что большая очередь. Все пассажиры, кто отправляются в круиз, уже разместились по своим местам и, наверное, уже развлекаются вовсю. Мы единственные переезжаем и поэтому ждем, когда загрузят какую-то редкую древесину, чтобы потом в отдельный отсек загнать наш мобиль.
  Вот так и прошло наше прощание с нашей родной планетой. Сидя в удобных креслах мобиля, 'хомяки' на мягкой подушке, предчувствуя перемены в своей жизни, вели себя спокойно, только смешно дергая носиками. Наблюдали в скан-экране за суетой на космовокзале. Крик, гам, суета. Кто-то ругается, кто-то куда-то бежит, торопится. У нас же островок тишины и спокойствия. За два дня так устали, что хотелось помолчать.....
  Только через два часа мы смогли загнать своё транспортное средство в отдельный отсек на корабле. Потом началась дотошная проверка документов наших и на животных, вещей (вдруг везем что-то незаконное). Пройдя все необходимые процедуры, перегрузили 'хомяков' с подушки в наплечную сумку и, захватив только два чемоданчика с вещами и туалетными принадлежностями, прошли к лифту. С помощью которого поднялись на верхний ярус и по просторному коридору прошли к своей каюте. Помещение состояло из двух небольших комнат. В одной душ и туалет. Другая комната вмещала в себя две кровати, два кресла, столик и встроенный шкаф, но была уютной и домашней. Одну стену полностью занимал плазменный экран, которым был и телевизором, и компьютером, и коммуникатором, а главное, при нажатии заветной кнопочки, целая стена становится окном. За которым открывается потрясающая, душезахватывающая картина. Бескрайний космос, с его россыпью звезд, астероидами, метеоритами...
   Так и потянуло сесть в кресло перед таким окном, накрыться теплым пледом и наблюдать за течением всей этой красоты или же насладиться интересной книгой.
  'Все, решила. Так и проведу один из дней'
  Приняла решение: закинула чемоданы в шкаф, и прыгнула на кровать. И уже с неё наблюдала, как мама ставит сумку с лисятами на кресло, садится сама на другое и начинает осматриваться. Как мои 'хомяки' настороженно выползают, смешно дергая носиками, знакомясь с обстановкой. Немного оклемавшись, перебежками добрались ко мне. Подтянула их к себе и прижала к телу.
  - Может, пойдем перекусим? - предложила я.
  - Да, надо перекусить, потом связаться с Полей, сказать, что устроились.
  С Полиной мы попрощались ещё дома, отговорив её провожать нас до космовокзала...
  Уже сидя в мягких креслах в столовой, где набрав еды со стола с различными блюдами, осматривали помещение. А посмотреть было на что. Я только на картинках видела такое оформление помещений, и то это было в музеях или старинных дворцах.
  - Да-а-а-а, - протянула я, - мы бы никогда не смогли себе позволить такое путешествие.
  Нет, жили мы не бедно. Даже считались зажиточными, и у нас была приличная заначка. Но мы реалисты, и спускать деньги на ветер, чтобы остаться на завтра совсем без денег, не собирались. И хорошо, что нам не пришлось её тратить. Государство послало нас в тур за свой счет. Конечно, были куплены дешевые билеты, но все услуги на корабле были в нашем распоряжении. И отличались только размером каюты. Как говорится, гуляйте, господа.
  - Что, ищешь положительные моменты в нашей ситуации?
  - А что ещё делать? - вздохнула я и сосредоточилась на поглощении пищи.
  - Что после еды собираешься делать? - через пару минут отрываю маму от трапезы. Что хорошо в таком отдыхе, ты платишь только за билет, а все развлечения идут бесплатно. Так что мы решили воспользоваться своим положением, неизвестно, выдастся ли нам ещё такая возможность.
  - Сначала с Полей поговорю, а потом, наверное, загляну в библиотеку, - отзывается она.
  - Тут даже и она есть? - удивляюсь я, вроде внимательно читала брошюру.
  - Есть, а ты что хочешь посетить? - откладывая приборы в сторону, интересуется моя собеседница.
  - Ещё не знаю. Поброжу пока, разведаю что, где. Да, мам, не забудь покормить зверьё, - напоминаю про лисят.
  Вот так и потекли денечки нашего путешествия. Мама посещала спа-салоны, бассейн, библиотеку. Я же решила оторваться по полной. На третьей палубе были расположены аттракционы. Ну как можно пройти мимо и не вспомнить детство. Накаталась, накричалась, весь спектр эмоций испытала. Кинотеатр, релакс-комната, поучилась серфингу, вышло так себе - корова на коньках и то грациознее, но море удовольствия получила. С мамой встречались только в столовой и каюте, иногда в бассейне. Поделимся впечатлениями и опять разбегаемся. Хотя разок сходили вдвоем в кинозал на комедию.
  Что нас ждет, старалась не думать. Хотя в Галасети, в первый же день на корабле посмотрели расположения городов, навели справки, о том какие первые шаги нужно будет сделать при прилете, а все равно куча вопросов осталась. И ответы на них мы сможем получить уже только на планете, а сейчас по плану меня ждет скалолазание. И ничего, что никогда не лазила на вершины, все равно, что не знаю, с какой стороны подойти к снаряжению, по барабану, что боюсь высоты.
  'Да не так и боюсь, просто опасаюсь, да голова начинает кружиться, ну и тошнота появляется, а так все нормально'...
  
  'Снаряжение, снаряжение, что тут и куда' - разглядываю ремни, карабинчики. Я же умная, сама со всем разберусь. Уже минут десять разбираюсь, пока не услышала сбоку:
  - Может помочь чем? - глубокий с хрипотцой голос.
  - Дом, машину, кошелек, - не поднимая головы, выдала одну из своих стандартных фраз по отшиванию парней.
  - А дом большой должен быть? - полюбопытствовали у меня.
  - Необязательно, но приветствуется, - не вникая в смысл слов, на автомате выдаю фразу. Все также сосредоточенно распутываю веревки, которые по непонятной причине запутались.
  - А сад около дома большой и чтобы дуб присутствовал? - в голосе уже слышатся смешинки.
  - Необязательно, но приветствуется, - дергаю за один конец веревки, пытаясь распутать узел.
  - Машину мы купим болотного цвета? - допытывается голос.
  - Необязательно, но приветствуется, - автопилот работает на полную.
  - Да нет, думаю лягушечного цвета будет лучше.
  - Приветствую, но необязательно, - веревка запутывается все сильнее, злость внутри закипает...
  И не вникаю в суть разговора на заднем плане.
  - А детей отправим в военную школу - решает собеседник.
  - Что? Какая школа? Вы о чем, вообще-то говорите?... - ошарашено вскрикиваю, только сейчас доходит о чем идет разговор. Вскидываю голову наверх, так как человек, стоящий передо мной, возвышается на десяток сантиметром и замираю...
  С лукавыми глазами смотрел на меня привлекательный, молодой человек. Высокий, с мужественными чертами на лице, в меру мускулистый. Так и хотелось протянуть руку и потрогать его, ну или, на крайний случай, пальчиком тыкнуть. Только чудом сдержала и руку, и челюсть на месте. А он стоял и сдерживал смех, гад.
  - Я спрашиваю, помощь нужна со снаряжением? - С улыбкой на загорелом лице, протягивает руку и забирает у меня веревку.
  - Д-да, наверное, - тихонько отвечаю я.
  Как пристегивал на меня страховку, как давал инструкции, как помогал зацепиться за третий выступ, помнится смутно. И да, все в тумане не от красоты неописуемой партнера. Все время мысленно возмущалась над его приколами. И неважно, что начала я своим 'отшивом'. Все равно виноват он. Из-за своих размышлений даже не заметила, как вскарабкалась на стену. А когда вынырнула в реальность и поняла где я, застыла и глубоко задышала. Только это не помогало, голова начала кружится. На четвертом выступе я сорвалась, не достигнув и метровой высоты.
  Пришла в сознание от легких похлопываний по щекам. Рефлекс сработал на ура, не открывая глаз, мой кулак нашел цель. Конечно, нашел, если бы нет, не было такого шипения.
  - Ух, вот это реакция, - знакомый голос.
  Нахмурила брови, все так же, не поднимая ресницы, пыталась вспомнить, где я слышала этот голос.
  - Эй, пора просыпаться, приветливая моя. Я знаю, ты пришла в себя.... Если не откроешь глазки, поцелую.
  Тут же свои глазища распахнула и пересеклась со взглядом карих глаз. Глубоких, насыщенных оттенков, от светло- до темно-коричневого к центру радужки. Моим спасителем оказался тот самый весельчак, который строчил остроты, пока я пыталась распутать узел. Тот самый, на кого я мысленно пыхтела, поднимаясь на стену...
  - Давай помогу встать и доведу до медотсека, - сказал он, тут же протянув мне руку, которую я оттолкнула и встала на четвереньки. Потом, уже сдерживая стон, потихоньку приняла вертикальное положение.
  - Нет, спасибо. У меня все в порядке, - что-то меня начинает напрягать этот парень. Хотя не он сам, надо честно признать, а его радостный настрой.
  - А мне кажется, что нет, и тебя надо показать целителю.
  - Я сама целитель и могу позаботиться о своем здоровье.
  - Ну давай, тогда провожу до каюты, - не отставал от меня молодой человек.
  Я чуть не зарычала, вот приставучий. Болела вся спина и очень хотелось дотащиться до каюты, завалиться на кровать и свернуться в комочек, а тут кто-то бубнит и бубнит над ухом.
  - Большое спасибо, не хочу затруднять вас. Я спокойно дойду сама, - да, воспитание дает о себе знать. Но если он продолжит, точно укушу.
  Как ни странно, но настаивать он прекратил. Благоразумно молча кивнул головой. Идя к выходу, я чувствовала на себе провожающий взгляд.
  Только под конец не смог промолчать.
  - Ещё встретимся, красавица, - со смехом прокричал он, когда я уже доковыляла до выхода.
  Нет, шла я ровно, нигде не споткнулась, нигде не качнулась. Стоило свернуть за угол, как походка перешла в разряд 'косолапость рулит', из груди вырывались стоны и ойканье. Но стоило появиться кому-нибудь на моем пути, то я жива-здорова и улыбка 'нет счастливее на свете'. В таком состоянии не хотелось кого-то видеть, слышать, поэтому ковыляла я на всех парусах до своего убежища.
  В каюте никого не было, чему я была несказанно рада. Мама с 'хомяками' куда-то ушла. Мы никогда не оставляем их одних в каюте. Они у нас умнички, всегда понимают, когда можно шалить, а когда нет. И неся их в сумке, можно не беспокоиться, что те сбегут или натворят каких-нибудь дел.
  Зато, когда можно, могут все вверх дном перевернуть, если вовремя их не остановить
  Лежа на кровати и мучаясь от боли, ругала саму себя. Надо было сходить в этот чертов медотсек. И зачем-то наврала, что сама себя смогу вылечить. Ведь не умею, других - да, сколько угодно, ну-у-у, не сколько угодно, серьезные-то ещё мне не по силам. А вот себя не могу вылечить даже от простой простуды. Только мои травки и помогают. Но их тут нет, они остались в мобиле.
  Но заставить себя отправиться куда-нибудь, в медотсек или спуститься за травками, не могла. Так и лежала, надеясь, что и 'так пройдет'. Все мысли крутились о сегодняшнем дне. Об этой коварной стене, о страховке, которая почему-то не сработала, хотя знала почему, вспоминать не хочу, стыдно, о приставучем парне.
  
  На следующее утро спина продолжала ныть. Мама настаивала на посещении медотсека. Но я как упертый ослик, качала головой и твердила, что все пройдет само собой. В столовую решили не идти, а позавтракать в каюте. Сидели в креслах, повернув их к окну и пили чай из больших кружек с плюшками. На коленях умостились лисята и вымаливали кусочек выпечки.
  Вчера мама была вся на нервах и поэтому не лезла с расспросами, но сегодня, чует мое сердце, мне придется выложить все.
  - Так что вчера произошло? Как так получилось, что не сработала страховка? Что там за работники такие? - распалялась мама.
  - Мам, успокойся, они не виноваты.... - попыталась прервать её.
  - Как не виноваты. Вот сейчас пойду и разнесу их в пух и прах. Чтобы следующий раз внимательней смотрела за своим барахлом.
  - За снаряжением, - поправила я. - Но, мам, правда... они не виноваты. Я сама виновата. Там парень... - запнулась я, - слишком сильно затянул страховку. Ну и когда все отвернулись, перестегнулась. И как всегда что-то перепутала. При падении, когда веревки должны были удержать, они просто заскользили и расстегнулись.
  Мама тяжело вздохнула, потому что прекрасно знает, что нравоучения здесь уже не помогут. Если всякие объяснения и разъяснения, стояния в углу и однажды порка по попе не помогли в детстве и в подростковом возрасте, то и сейчас сотрясать воздух своими переживаниями бесполезно. Так как мы обе прекрасно знаем, что я все понимаю и делаю не специально.
  - Может, все-таки в медотсек? - сделала повторную попытку меня переубедить.
  Я только качнула головой, погладила по головке Мику, отломила кусочек от плюшки и протянула ей. В тот же момент ко мне перепрыгнул с маминых колен Вес и стал передними лапками мне на грудь, требуя и себе угощение. Получив желаемое, оба потоптались на коленях, улеглись и задремали.
  - А что там за парень, который тебе помогал?
  - Ма-а-ам, какой парень? - я покраснела....
  
  Чуть позже к нам в каюту заглянул работник аттракциона и долго лепетал, что-то растолковывал. Только через какое-то время дошло, что передо мной извиняются за падение со стены. Сделала попытку остановить этот поток из слов и объяснить, что сама виновата. Но, куда там, он похоже и не слышал меня. Все изливался и изливался соловьем.
  Мы с мамой переглянулись: она подняла брови в немом вопросе, я же, молча, пожала плечами.
  Так и стояли, слушая, ожидая окончания монолога. Пока не различили в потоке: 'Не сработала воздушная подушка.....'
  Какая подушка, о чем он? Ничего не понимала, начали закрадываться мысли, что человек ошибся и пришел не по адресу. Повторная попытка прервать этого говоруна не увенчалась успехом. Примерно час он нас мурыжил. Нет, мы пытались ещё несколько раз сказать о моем подвиге со страховкой, но у него, наверное, батарейка в одном месте, которая не позволяет ему остановиться. Только под конец он нам выдал, что администрация приносит извинения и дарит сертификат на огромную сумму денег. И замолчал...
  И мы молчим....
  Потом опять молчим....
  - Кхм..., мы, наверное, не сможем их взять? - тихо сказала я, мысленно давая себе по голове дубинкой. Чувство справедливости срабатывает у меня иногда, как атомные часы. Точно, но вот не совсем вовремя. Иногда так и хочется их расколошматить. - Мне кажется, вышло недоразумение. Я сама напортачила со страховкой, вот и упала. А насчет подушки вы, наверное, ошиблись...
  'Молчи, дура, молчи. Вам деньги ой как нужны. Заткни уже этот чертов голос справедливости'
  - Ничего не знаю. Мне приказано извиниться и отдать сертификат.
  Всучил карточку мне в руки, откланялся и отбыл восвояси.
  
  Если честно хотелось прыгать и орать от радости. Посмотрела на маму, у неё на лице были написаны те же чувства. Не удержавшись, совершили несколько танцевальных движений, чтобы тут же скривиться от боли в спине. И рассмеялись.
  Заказав по бокалу сока, уселись в кресла, чтобы отпраздновать сие событие.
  Немного отойдя от такой радости, решила посмотреть какую же сумму нам подарили, якобы за пострадавшие здоровье, отбитая спина не считается.
  Только вот не бывает все просто...
  - Ты только посмотри? Представляешь, эти жмоты, сделали карточку, по которой можно рассчитаться только на этом корабле и только сегодня. Не снять, не перевести, ничего нельзя сделать, - возмущенно разглядывала я кусок пластика.
  - Ну ты даешь, Лисенок. Не знай, за что получила деньги, а она еще возмущается.
  - И ничего не возмущаюсь. Денег жалко, тут же очень много. Могли, может быть, дом на них купить..... А так, что?....
  - Пойдем по магазинам на корабле. Может что-то полезное встретится.
  - Даже если и не будет полезного, все равно все потрачу... - пробурчала я.
  
  Упертый ослик во мне продолжал бодрствовать. И поэтому, несмотря на боль, потащила маму по магазинам, чтобы спустить всю сумму сразу. Ну что можно найти в курортных магазинах? Одежда, сувениры, побрякушки...
  Я аж начала злиться, деньги не хотели тратиться. Еще чуть-чуть и я уверюсь, что у нас с ними идет соревнование. Кто кого победит, или я все потрачу, или они останутся на карточке.
  Нет, барахла мы набрали, даже такого, про который мы могли только мечтать. Шубки из дридральского олепуха*, легкого и мягкого, как перышко колибри, птички с Земли (конечно, утрирую, но правда очень легкое). В нем не замерзнешь и в температуру сто градусов по Цельсию. Свитера из шерсти попонтинчика*, как люди умудряются ловить это миловидное, но неуловимое создание и постричь его, поражаюсь. Скупили все сумки с подкладкой из меха попрыгунчика моходрильского, с аппликацией этого самого животного на боку, для своих лисят. И еще, еще, еще..... много всего этого еще.
  А деньги не убавляются.
  В какой-то момент, проходя мимо тату салона, чуть не подбила маму сделать нам по 3D-татушке. Она посмотрела на меня, как на немного пришибленного енота, со смесью жалости и недоумения. Ну да, в погоне потратить деньги, выдумываю всякую ерунду.
  К обеду мама устала так, что решила отправиться отдыхать в каюту. И вслед за ней поехали роботы-носильщики со скопом пакетов. Я же со своим зверьем, блаженствующих в новой сумке, отправилась путешествовать по местам 'потрать деньги и получи массу удовольствий'.
  Во время прогулки, издалека увидела того парня со странным чувством юмора. Тот махнул рукой и улыбнулся. На что я отвернулась и поспешила чуть ли не бегом удалиться подальше от этого места. Было стыдно за ситуацию на скале.
  Решив передохнуть и выработать стратегию борьбы с деньгами, направилась перекусить. И захватила около столовой со стойки карманный планшет, в котором размещена информация обо всех развлечениях на корабле. Так как большинство увеселительных мест бесплатные, мне нужно найти в этом ворохе хоть что-то платное, должны же быть люкс, VIP или просто развлечения для гурманов....
  Нашла одинокий столик, который не так заметен. Устроилась с удобством, поставила на соседнее кресло сумку с 'хомяками'.
  И зарылась с головой в составление списка.
  - Привет! - раздался веселый голос.
  - Привет! - смущенно прошептала я.
  - А ты чего это убежала сейчас? - все с той же раздражающей улыбкой собеседник внимательно меня рассматривал.
  - Ничего и не сбегала, есть захотелось, - буркнула я.
  У парня на это заявление брови убежали на затылок.
  'Ну да, опять утрирую, хотя может правда, туда убежали, под челкой не видно же куда поднялись'.
   Просто мой столик был совершенно пустой. Так поглощена была мыслями и думами, что забыла взять еды.
  Усмехнувшись, молодой человек, молча, встал и направился в сторону столов с готовыми блюдами. Набрав на поднос тарелки со снедью, вернулся и поставил его передо мной.
  - Так и что же увлекло девушку, которая очень хотела кушать? Да так увлекло, что и забыла об этом? - иронизировал незнакомец.
  - Эм-м-м, да ничем интересным, - засмущалась я, нажимая кнопку отключения.
  - Да ладно, ничем? А, по-моему, очень интересным. Разве многие так увлекаются 'ничем', что забывают взять себе еду?
  - А может я решила поразмыслить о еде? Может я тут сидела и составляла смену блюд?
  - Ага, долго думала. Так думала, что углубилась в созерцание 'ничего'. Признавайся, так чем увлеклась?
  - Ты чего прикопался? - грубо ответила ему. И тут же прикусила губу от досады на себя.
  Неудобно получилось, ведь у меня ничего такого неприятного не спросили. Да и мама учила всегда быть вежливой с людьми, даже если и хочется их разорвать на кусочки. Ну, вот как можно тут признаться, что хочу найти способ 'спустить' все деньги? Еще подумает, что я меркантильная или транжира, или у меня жадность зашкаливает....
   В другой ситуации ни за что бы так не бегала с деньгами, но тут так взбесили все эти условия. Так что тут, скорее, из принципа, чем из желания обогатиться.
   - Извини за грубость, - нашла в себе силы произнести эти слова.
  - Да ничего, - с легкой усмешкой отозвался он. - Не хочешь говорить, не говори, - и в знак отступления поднял руки вверх. - Уважаю чужие тайны.
  - Спасибо за принесенную еду, - перевела я тему.
  - Да, пожалуйста. Твое зверье?
  - Мои - что-то мне не понравилось, каким тоном он произнес 'зверье', поэтому стала лаконичной.
  Но он так улыбался, что не стала обращать внимание. Сидела и смотрела по сторонам. Если честно, не хотелось пробовать ту еду, которую мне преподнес молодой человек. Я вообще недоверчивый человек, а вдруг он отравил еду, чтобы надо мной надругаться?
  - И как тебе путешествие. Все успела обойти?
  - Да нет. Тут, по-моему, никто ещё не проходил абсолютно все.
  - Это точно - рассмеялся парень. - Меня, кстати, зовут Вектор. А тебя?
  - Алисандра. А ты много что посетил? - пока зашла такая тема, решила побольше узнать. - Интересно, а есть тут платные развлечения?
  Вектор так посмотрел на меня, будто поинтересовалась о том, можно ли совершить прыжок с парашюта с этого корабля.
  - Есть. Но они доступны только для VIP-пассажиров, - через некоторый промежуток времени произнес он.
  - А что, другим нельзя воспользоваться?
  - Да, наверное, можно.
  - А где-то хоть можно посмотреть, что это за развлечения?
  - Так в брошюре же и есть.
  Я удивленно подняла брови. Потому что я же просматривала её вот только что. И там ничего такого не видела. Но сказать, чем я занималась незадолго до его прихода, так и не хватило смелости.
  Молодой человек понял по своему, потому что опять легко поднялся и пружинистой походкой пошел к выходу столовой. Вернулся уже с планшетом, таким же, который лежал у меня на коленях. Вектор сел поближе, так чтобы и я могла увидеть экран. Что-то быстро пролистал, что-то понажимал и появилась страничка с полем для ввода пароля. Какое же было мое удивление, когда он ввел несколько знаков и зашел в меню 'VIP - удовольствия на все случаи жизни'.
  'Ну и название. Кто придумал такой слоган?'
  Я опять отвлеклась. И мозг попытался составить свой вариант:
  'Пассажир, если ты VIP. То ты влип'.
  Да из меня еще тот слоганист, мысленно хихикнула я.
  - Так, что тут у них есть? - вывел меня из рифмоплетства голос Вектора.
  Тут же переключилась на экран, пытаясь рассмотреть, чем же там развлекают избранных.
  'Та-а-ак, что тут у нас. Это не то, и это. Так, это не подходит...'
  - А что такое 'Обрети фигуру в невесомости'? - ткнула пальчиком в заинтересовавший пункт.
  - Это..., это, если человек хочет похудеть. Но тебе не надо, ты и так, как тростиночка - и обласкал своим взглядом мою фигуру.
  От этого взгляда стало неприятно. Так что захотелось закрыться или уйти куда подальше. Пересилив этот порыв, осталась сидеть на месте, сделав вид, что ничего не заметила.
  - И как это? - любопытство не отпускало.
  А в это время в голове уже рисовалась картина, как человека выпускают в открытый космос, привязанного простой веревочкой и обласкивают красными лучами.
  - Да камера на корабле вроде есть. Включают невесомость, потом запускают какие-то лучи. Не помню, давно читал об этом. А что там да как и сам не знаю.
  Но меня уже это все не интересовало, потому что я увидела то, что меня привело в восторг. У меня аж внутри все перевернулось от предвкушения. Выдернув из рук молодого человека планшет, нажала на подпункт 'Погрузись и насладись'. Меня привлекла картина рядом с названием. Волнение все больше и больше захватывало меня.
  '... Предстоит невероятное времяпровождение... бла, бла, бла... окунетесь в непередаваемые ощущения... бла, бла, бла... ждут захватывающие, будоражащие впечатления... бла, бла, бла'
  Взгляд бегал по строкам, перескакивая целые предложения. Да это и неважно, как там расхваливали это умопомрачительное мероприятие. Слов не хватит, чтобы описать то, что предстоит отдыхающим, решившимся на этот шаг.
  Меня уже больше интересовали требования.
  'Так..., так..., так..., это подходит, это есть, так, это тоже. Блин, придется все-таки заняться спиной'
  По всем пунктам с требованиями мы сможем воспользоваться этой услугой. Только нужно хорошее состояние здоровья иметь. И поэтому сейчас придется спуститься в наш мобиль и заварить травки, так как в медотсек как-то не хочется идти.
  - Это прекрасно - поглаживая пальчиком по картинке, прошептала я. - Хочу...
  Молодой человек, который до сих пор сидел молча, кивнул соглашаясь.
  - Да, восхитительно. Это надо видеть собственными глазами...
  - Если получится договориться, то сегодня вечером и увижу и почувствую, - на лице блуждала мечтательная улыбка.
  Сердце трепыхало как сумасшедшее от мысли, что скоро, очень скоро все это увижу наяву. Из-за эйфории будущего предприятия, мозг работал немного иначе, потому что в любой другой момент ни за что не решилась бы предложить Вектору.
  - Хочешь с нами?
  - К сожалению сегодня не получится. Но может, в другой день, согласишься повторить?
  Оторвав взгляд от монитора, и уже хотела произнести фразу, что денег не будет уже, но видимо кто-то прочел это на моем лице, потому что произнес:
  - Плачу я.
  - Я подумаю.
  Сейчас было одно желание. Поскорее сорваться с места и лететь на крыльях к своему желанию. Только надо немного подождать.
  - Ты извини, мне надо идти, - смущенно улыбнулась ему, подскочила со стула. Не забыв прихватить своих питомцев, планшет с открытой страницей и чуть ли не бегом отправилась договариваться. Я знала, мама тоже будет в восторге. Поэтому решила сначала утрясти все вопросы, чтобы не обнадеживать.
  
  В мобиле, царила атмосфера легкого веселья. В багажное отделение мы спустились полчаса назад. И после всех приготовлений я, напевая песенку, варила снадобье на кухоньке. Мама, после того как разложила наши покупки, которые мы приобрели сегодня, сидела в кресле с чашкой чая в руках. Лисята, в знакомой обстановке, вовсю игрались, бегая по свободной площадке. Эмоциональный взрыв от предстоящего мероприятия произошел в каюте. А еще раньше, когда получила разрешение, я не бежала, я скакала по коридору, кружилась и приплясывала как в детстве. Благо, что никого не было, и никто не видел моих выкрутасов. Потому что после каждого скачка кривилась и сгибалась от боли, но меня это не останавливало, и я повторяла все снова и снова.
  От варева меня отвлек звук ударяющегося предмета.
  - Что это? - озираясь, пытаюсь найти то, что издало звук.
  - Не знаю. Вроде на полу ничего не лежало. 'Хомяки' ни с чем не игрались, - мама тоже разглядывала пол.
  - Да, и я не помню, что бы у нас что-то валялось на полу, - продолжая помешивать, посматривала на пол.
  Мои питомцы продолжали играть, как ни в чем не бывало. Пока Вес лапкой не вытолкнул из-под кресла цилиндрик, который смог уместиться на ладони....
  - Да-а-а-а, - протянула я, некоторое время спустя, вертя в руках пару листочков. - Неожиданно.
  - Еще как неожиданно, - задумчиво согласилась со мной мама. - Главное, когда успел?
  - Ты понимаешь, что он не собирался нам рассказывать. Он просто хотел в наглую забрать у нас его.
  - Успокойся Лисенок, я все понимаю, - отозвалась она, крутя в руках металлический цилиндрик, который оказался футляром.
  В нем то и нашли мы бумаги, которыми я сейчас трясла. Теперь сидели в давящей тишине, прерывающейся иногда коготками по полу мобиля.
  - Ну что такое, только на время забыла обо всем... - сокрушалась я.
  - Так, успокоилась и иди доваривать то, что ты там готовила, - выхватив из моих рук злосчастные бумаги, и углубилась в изучении их содержания, хотя уже не раз рассматривала и читала.
   Пришлось вставать с кресла, в которое я практически упала после обнаружения этих самых треклятых бумаг. Нет, в них не было чего-то такого, чтобы разрушилась наша жизнь, ничего такого, чтобы что-то предпринимать. Но то, что за ними стояло, вот это было еще одним ударом.
  Наш 'папенька многоуважаемый и любимый', конечно, сбежал от разоблачения, только оказалось, что он ещё раньше планировал нас бросить. Составлял план, готовился, даже списочек, какие вещи нужно взять и тот присутствовал. И напротив некоторых уже стоят галочки, обозначающие, скорее всего, что они уже взяты. Но и они прошли мимо сознания, потому что все внимание сосредоточилось на других документах. Он кардинально переоборудовал наш мобиль. Теперь наш транспорт мог намного, намного больше.
  - Хорошо, что не успел угнать... - очень хотелось какой-нибудь эпитет применить, но пришлось захлопнуть свой рот, чтобы не делать маме еще больнее.
  Но бубнить не перестала. Так и стояла за плитой, помешивая, и бубнила под нос.
  - Ты что там бормочешь? - подошла ко мне и обняла, - ну что ты, все уже позади. У нас с тобой ещё будет лучше всех. Вот увидишь, мы будем благодарить судьбу, что такая история с нами произошла. Уже сейчас у нас все хорошо. Ты смотри, мы летим на туристическом корабле, развлекаемся. Да мы, наверное, всю жизнь копили бы на такой отдых. И на новом месте тоже все получится. Так что прекращай себя накручивать, моя бормотушка.
  В голосе мамы звучала легкая улыбка, после которой я успокоилась. И что начала себя накручивать? Непонятно. Чуть себе праздник не испортила. Ну переделал кое-что в нашем мобиле, так не достался он ему. Так что, все к лучшему.
  Еще через некоторое время мы занялись моей спиной. Натерли её растолченными растениями, после чего выпила отвар. Теперь осталось дождаться результата лечения. И чтобы не тратить время зря решили заняться нарядами на вечер. Так как с собой наверх брали только джинсы, несколько штанов, да разные блузки, кофточки, то искать пришлось в наших чемоданах. Хорошо, что мы дамы аккуратные, и все сумки, чемоданы с нашими вещами стояли ровненько и в легкодоступном месте, не надо ковыряться, ворошить все, а можно не торопясь выбрать себе наряд. И хотя не люблю наряжаться и тратить время на это, но сейчас хотелось чего-то веселого, воздушного, так как такие мероприятия остаются в наших шкатулках воспоминаний. Тех, которые мы достаем, чтобы рассказать друзьям (я скривилась: теперь не знаю смогу ли подпустить человека в этом плане к себе близко), родственникам, потом детям, а в дальнейшем и внукам. Конечно, воспоминания очень хорошо, но нужно будет сделать и фотографии. Можно взять современный фотоаппарат, но я больше любила раритетный, из двадцать первого века, поэтому сложив вещи в сумку, не забыла закинуть и его.
   Мама, разобравшись со своим нарядом, достала планшет, чтобы почитать книгу, я же, порывшись в своём бауле, достала ещё одно своё увлечение - спицы и пряжу. И в тишине, поскольку лисята, наигравшись, забрались на кресло и заснули, застучала двумя деревянными палочками, вывязывая узор на жилетке, которую начала вязать впервые в жизни.
  
  Время до вечера пролетело незаметно. Спина не болела, настроение поднялось, петельки в рядах прибавились. Весь день провели в своём мобиле, в тишине и спокойствии, чего иногда так не хватает на палубе. А в каюте нет такого уюта, как в салоне нашего родного транспорта.
  И сейчас, вернувшись в свою каюту, прихорашивались. Приняла ванну, чтобы смыть с тела лечебную маску и, выйдя оттуда, увидела одетую маму. И стала хихикать.
  - Ты чего? - повернулась ко мне она.
  Молча, подошла к брошенной на кровать сумке и достала такую же, только другого цвета, юбку в пол, которая красовалась в данный момент на бедрах матери. И похожую приталенную блузку. И ведь даже не смотрела, что она там тогда выбирала. Увидев вещи в моих руках, она улыбнулась светлой понимающей улыбкой.
  - Давай уже одевайся, а то всё крутишься как егоза, - и отвернулась опять к зеркалу, поправляя выпавший из пучка локон.
  И вот, минут через двадцать мы готовы и идем по длинному коридору до лифта, который должен поднять нас на самый верхний ярус. Внутри всё трепещет, то ли от предвкушения, то ли нетерпения. Рядом идущая родительница поправляла манжету своей рубашки, выдавая то, что и она немного волнуется.
  Двери лифта с тихим шуршанием открываются, и мы делаем шаг в помещение, явно предназначенное для контроля и управления на корабле. И хотя пространство служебное, но и тут чувствуется роскошь. Огромный красный ковер на полу, одна стена сделана в виде голографической картины, со сменяющимся пейзажем: то лес шумит, то море бушует, то закат над пропастью вырисовывает таинственные тени. Освещают помещение старинные люстры из прошлого тысячелетия из горного хрусталя, которые завораживают игрой разноцветных бликов.... За что люблю такие вещи из прошлого, за то, что они создают уют и особенную атмосферу. Наши, современные же, напоминают лист бумаги, той же толщины, различаются только формой. Ромбик, кошка, в виде кленового листа... Выбор огромен, сверкающие, мягкие... Менять можно хоть каждый день, оторвал один - приклеил другой.... Моя голова крутится во все стороны, в желании охватить все и сразу. Центр занимают столы с компьютерами, пультами управления, за которыми работают люди. В углу высятся ящики, стоящие друг на друге, в рядок стоят роботы, в нерабочем состоянии. Люди то вбегали, то вскакивали со своих мест и подбегали к другим приборам, кто-то раздавал команды, кто-то отчитывался. Рабочая суматоха в полном разгаре. Со стороны казалось, что тут происходит полная неразбериха, но стоило немного понаблюдать, и во всем этом ощущалась сплоченность и организация. От этой суеты не сразу обращаю внимание на противоположную сторону от картины - на ней тоже голографический экран на всю стену. Только в отличие от умиротворяющих пейзажей, здесь идут разные данные о корабле. Их столько много, что начинает кружиться голова, в сознание проникают только крупицы: на третьем ярусе находятся тысяча пятьсот восемь человек, на пляже восемьдесят, в ресторане - сорок... Информации столько много, да еще и меняется каждую секунду, что начинает рябить в глазах.
  - Добрый вечер, дамы, - к нам подошел молодой человек в строгом служебном костюме. - Мы приветствуем вас на посту управления. Вы решили воспользоваться услугой 'Погрузись и насладись'. Пойдемте, я Вас провожу и все расскажу и покажу.
   Приглашающе протянул руку куда-то в сторону.
  И вот нам предстоит подняться по маленькой лестнице, на площадку с дверью. По дороге я не могла идти спокойно. С каким-то детским любопытством продолжала все рассматривать, что не способствовало спокойному проходу. Парочку раз споткнулась, столько же врезалась в мимо проходящих людей, но голову не перестала крутить. И на лестнице, держась за поручни, ступеньки подставляли подножки, хорошо, что их оказалось мало. Высота лестницы была небольшой, всего каких-то пол-этажа. И вот.... тот самый волнительный момент, и забываешь о том, что интересовало несколько минут назад, мы стоим перед обыкновенной, отделанной под дерево материалом, дверью, но то, что за ней - ожившая мечта.
  - Волнуешься? - шепотом спросила меня мама.
  - Очень. Сердце трепыхается, как оголтелое. Еще чуть-чуть и выскочит и подпрыгивать будет перед дверью, - так же шепотом делилась ощущениями я.
  Она в ответ только улыбнулась.
  - А ты?
  - Нисколечко.
  - Как? - очень удивилась я.
  На что мама озорно подмигнула мне.
  После чего обе уставились на то, как наш сопровождающий что-то настраивает, вводит какие-то данные на монитор, встроенного в стену, около той самой заветной двери. И вот, спустя несколько ударов в груди перед нами проем, в который мы входим втроем. Помещение маленькое, даже кладовкой не назвать, так шкафчик. Не успеваю задать вопрос, только поднимаю брови в немом вопросе, молодой человек объясняет нам, что мы находимся в транспортнике* (кабина перемещения, через пространство в определенную точку). Только это и успел сказать, потому что мы оказались на месте...
  А на меня накатила паника. Не так я все представляла, ох, не так. Где там мой восторг и восхищение? Вместо этого хочется кричать. Внутри так и растекается страх, что сейчас нас просто сомкнет это величие. Стою столбиком и не то, что телом, голову повернуть боюсь.
  Наверное, мое состояние замечает мама, потому что она подходит ко мне и обнимает.
  - Ну, ты чего? Дыши, давай. Дыши, - ее ласковый голос потихоньку проникает в мое сознание.
  Ага, первое воспоминание в моей шкатулочке - это страх и паника, блеск. Делаю судорожный вдох и все-таки начинаю поворачиваться вокруг себя. Стараюсь затолкать негативные эмоции глубоко и абстрагироваться от них и наконец, получить все, зачем сюда переместилась.
  Еще раз делаю глубокий вдох и выдох и с другим взглядом, с другими эмоциями начала осматриваться. Мы находились в комнате, в которой стояли два больших кресла, а между ними журнальный столик. Из обстановки все, но и ничего больше и не надо. Стены, потолок, пол сделаны из кристально-прозрачного материала. И еще к тому же этот куб находился не на корабле, а вне его. И нас окружает необъятное космическое пространство....
  - На столе находится пульт управления всякими приспособлениями в этой комнате, - прервал мой осмотр провожатый, - если захотите вернуться раньше, связаться с командой... Здесь все есть и все подписано. Корзина с ужином тоже на столе....
   А я погружаюсь, я тону, я растворяюсь... Описать то, что со мной происходит просто невозможно. Величие, могущество космоса ощущаешь каждой клеточкой, каждой крупинкой своего тела... И ты понимаешь, что мы просто песчинки в сравнении со Вселенной....
  Звезды так близко, что протяни руку и можно прикоснуться к частичке волшебства. Подхожу к одной из стен и прикасаюсь рукой. Космос вдохновляет, завораживает неповторимостью... Вокруг нас огоньки звезд, вокруг медленно летят кометы...
  - Ого, чего тут только нет, - поворачиваю голову на голос и смотрю, как мама рассматривает пульт управления на столике.
  - Ну и что тут еще можно навертеть, - удивляюсь я.
  - Да вот, представляешь, тут каждую стену можно поставить в режим приближения или удаления, - и ее действия не расходятся со словами.
  Я задерживаю дыхание, потому что стена, возле которой я стою, и впрямь приблизила то, что ускользало от простого человеческого глаза. И вот в пронзительной тишине пред нами предстают еще более захватывающие картины мироздания.
  Вон умирающая звезда, от которой отделяются слои светящегося газа, расплывчатые разноцветные круги расходятся, создавая эффект калейдоскопа. Метеоритные хаотичные потоки, мерцание звезд, поверхность кометы серые и даже на взгляд холодные. Взгляд останавливается на том, как вдалеке черная дыра затягивает в свое нутро планету, закручивающую в воронку. А вон вспышка на какой-то голубой звезде в виде светящегося столба прикоснулась к своей соседке. Зарождение и затухание. А мы видим только кусочек этого процесса. Когда началось, когда закончится - не важно. Мы знаем, что ничего не стоит на месте, все движется, все дышит своей таинственной жизнью.
  Скользя по стенам рукой, обхожу все пространство комнаты. После одного поворота показался наш корабль, который находится сбоку, чуть ниже нас. Да, он огромен, даже смотря на него в обычном режиме, но он не так интересен, и я недолго задерживаюсь, а продвигаюсь дальше. Обойдя вокруг, сажусь в кресло и откидываю голову на спинку, чтобы полюбоваться видом наверху.
  - Да теперь понимаю, почему столько стоит это удовольствие, - в восхищении говорю. - Ради нас даже корабль остановили...
  - Я так понимаю, лекцию ты прослушала, - с усмешкой покачала головой мама. - Это не ради нас остановка. Корабль в этой точке всегда выходит из гиперпространства и делает остановку на пять часов. Почему, зачем, я не очень поняла. То ли что-то накапливают, то ли заряжают. И поэтому этой услугой можно воспользоваться только в эти часы и все. Корабль отправится дальше без остановок.
  Я же в ответ широко улыбнулась и махнула рукой, ну и что, что пропустила. Главное нам повезло оказаться здесь. Мы наслаждались этим временем: любовались видами, смеялись над реакцией лисят, закатившие форменную истерику, когда мы попытались опустить их на пол, чаевничали с выпечкой и, конечно, потыкали на все кнопочки на пульте. Кроме увеличителя и уменьшителя, тут были и другие функции: можно было затемнить любую из стен или пол, а можно осветить всю комнату так, что наверное, смотрелась еще одной звездочкой, послушать различную музыку и еще много чего. Ну, а так же не забыли и про фотоаппарат. Тут мы оторвались от души: то лежа звездочкой на полу, то встав над какой-то планетой на носочек одной ноги, создав иллюзию, что балансируем на крохотном оранжевом мячике, то бежим по кораблю, снимок в прыжке (чуть не выронила фотик от смеха, снимая так маму), с лисятами. А также вдвоем, благо в комнате расположены камеры, снимающие картинки и видео вашего нахождения.
  Но всему приходит конец, так и время нашего пребывания в чудо комнате тоже. Напоследок, с грустью оглянулись на маленький кусочек Вселенной и зашли в транспортник...
  
  - Что... что случилось? - вцепившись в поручень, прошептала я.
  Мне никто не ответил. Рядом стоящая мама, крепко прижав лисят к груди, как и я, с ужасом рассматривала опустевшие помещение. То самое, где час назад сновала толпа народа, а сейчас царила мертвая тишина, прерывающая нашим хриплым дыханием. Взгляд бегал от одного предмета на другой, в попытке понять, что тут произошло. А страх леденящими ручейками тёк по спине.
  - Где все? - попыталась скрыть нотки истерики в голосе, произнесла громко. И тут же внутренне сжалась от эха, разнесшегося по помещению.
  - Не знаю, родная, - так же хрипло отозвалась мама.
  - Ч-что... - попыталась задать еще вопрос. Но мама не дала закончить, взяв меня за руку, и чуть её сжала.
  Выйдя из транспортника, перед нами открылась ужасающая картина. Всё пространство - стены, пол, даже высоченный потолок - было в красных разводах. И самое ужасное было - отсутствие тел, ни живых, ни мертвых.
  - Это... - указала на пятна рукой.
  - Да, - поняла она меня. - Надо идти...
  - ... кровь, - заканчиваю еле слышно.
  Но мы продолжали стоять.
  Бесшумно работали компьютеры, голографический экран с небольшим торможением передавал данные... Температура воздуха, воды, какие-то координаты... на секунду зависнув, выдает количество человек на борту... Ноль..., но через мгновение опять мигает и на табло мигает цифра два.
  - Надо идти - опять то ли зовет, то ли уговаривает мама.
  - Ты видишь табло? Ты понимаешь, что это значит? - прошипела я. Меня колотило от избытка чувств.
  - Лисенок, успокойся. Я вижу и понимаю. А еще я понимаю, что нам надо отсюда уходить. Надо спуститься в ангар и сесть в спасательную шлюпку и выбираться с корабля.
  - Но может тут есть кто-то живой, - пытаюсь успокоить сама себя.
  Ничего не ответив, мама осторожно спускалась по ступенькам, стараясь не ступать на пятна. Постояв немного, отправилась следом, приподнимая юбку, чтобы не испачкать подол.
  Спускаться в ангар решили по запасной лестнице, заглядывая на каждый ярус. Надежда, что в живых кто-то да и остался, не покидала нас, но в тоже время и пугала. Неизвестность того, что тут произошло, заставляла быть настороже. Напряжение в воздухе заставляло вздрагивать от любого шороха. Каждый этаж нас встречал тишиной и разрухой, на некоторых были слышны журчание фонтанов, где-то вдалеке играли мелодии, но от этих звуков становилось только страшнее. Мелкая дрожь сотрясала все тело.
  - Может надо было осмотреть капитанский мостик? Или как он там называется? - боясь произвести громкий звук, прошептала я.
  - Зачем? Что мы там сможем отыскать? - заглядывая в очередной дверной проем, отозвалась родительница.
  - Может там узнаем, что случилось, - выглянув из-за её плеча, осмотрела уже знакомый погром, такой же, как и на других ярусах. Страх, нервозность не добавляли нам решимости пройти вглубь палубы.
  - Ты разбираешься в устройствах, которые расположены на таких кораблях? - задала риторический вопрос.
  - Там наверняка обычные компьютеры... ну может не обычные, но что-нибудь да узнали бы, - хотя сама понимала, что ничего не смогла бы. С техникой я была на 'вежливый поклон и ласковые уговоры'.
  - Да-да, ты узнала бы. А заодно бы отключила систему жизнеобеспечения или еще чего-нибудь. И тогда мы вниз не спустились бы точно. Нет, рисковать не будем.
  - Ну, я не настолько безнадежна, - оправдалась я.
  - Да и где этот мостик, ты знаешь?
  - Нет, не знаю. Просто интересно, что же произошло? - в сумке, которую забрала ранее, шебуршали мои 'хомята', настороженно водя ушами, и явно нервничали, поэтому стала гладить лисят в попытке успокоить их или себя, я уже не понимала.
  - Милая, мы не знаем: где находится эта кабина, что именно смотреть. Может что-то случилось с техникой? А может на корабль напали? Насколько я знаю, на таких кораблях есть защита, а если произошло нападение, то как-то смогли обойти её. Может быть, они все еще гуляют по палубам? А камеры их не видят. А мы тут с тобой разгуливаем.
  Почему-то после этой фраза мы застыли и посмотрели друг на друга. До нас только что дошло, что мы может до сих пор быть в опасности.
  - Если у них такие технологии, то они, скорее всего, охотятся за древесиной. А значит, и они могут быть на нижнем ярусе, - еще тише, чем говорила до этого, предположила я.
   - Нам деваться не куда, малыш. Все равно надо идти. Нам еще придется разбираться, как управлять шлюпкой и как выбраться с корабля, - отозвалась мама безэмоциональным голосом, выдававшим в каком она напряжении.
  Глубоко вздохнув, продолжили спуск, прислушиваясь, оглядываясь то вверх, то вниз через перила. Но это не помогало, от страха в животе скручивался тугой комок, и что бы отвлечься, я принялась отсчитывать ступеньки. Сбившись, начинала заново. Так в молчании мы достигли нижнего уровня и направились по указателям на плане эвакуации в сторону спасательных шлюпок. Тихонечко, через каждую минуту останавливались и прислушивались...
  В коридорах мигали тревожные красные лампочки, механический голос вещал: 'Дамы и господа... шшш..., без паники проходим и занимаем места. Не толкаемся... Дамы... шшш... без паники...шшш... Не толкаемся... Дамы... Инструкции управления... шшш... и на стойке. Инструкции...'
  Вся обстановка так давила на нервы, что я начала задыхаться. Делая глубокие вдохи, оглядывала огромное помещение. В ангаре, где должен располагаться спасительный транспорт, не оказалось ни одной шлюпки. Но мы продолжали продвигаться вперед, в надежде, что там, в конце, да и осталась хоть одна.
  'Всего одна шлюпка - нам больше не надо' - просила Небеса я.
  Но госпожа Удача была не на нашей стороне. И в конце ангара было пусто. В растерянности стояли на месте, разглядывая помещение. Мама кусала губы и хмурила брови, а я присев на какой-то агрегат, принялась перебирать варианты:
   - Мы можем остаться на корабле. Спрятаться и дождаться спасателей. Ведь не могут бросить на произвол судьбы целый туристический лайнер, - рассуждала я.
   - Можем-то можем. Если не брать в расчёт, что корабль захвачен, и тут разгуливают неизвестные личности, - задумчиво произнесла она.
   - Да-а-а, а если они еще увидят то табло на верхнем ярусе и две точки, обозначающие присутствие посторонних... Неизвестно, что они с нами сделают, найти нас будет легче легкого.
  Мама ничего не ответила, она стояла и как будто мысленно ушла в себя. И я поскакала дальше в своих рассуждениях.
  - А если нет никого... Все равно не получится у нас завести такой корабль... Подать сигнал SOS? А как его вообще подают? Ты знаешь? - подняла глаза на родительницу.
  - А? Что? - очнулась она. - Нет, не знаю, Лисеныш.
  - Почему мы не супер-пупер героини? С какими-нибудь способностями, как в фильмах? Сейчас бы силой мысли направили корабль вперед. Или рентгеновским зрением и тогда ни один противник не остался бы невидимым.
  - Смешная ты у меня, - присела ко мне, обняла и поцеловала в висок.
  - Мы, наверное, не можем тут оставаться. Нас так будет очень легко найти.
  - И что ты предлагаешь? Скакать по всем ярусам как горные полондрожки.
  Дальше мы сидели, молча, размышляя о своем незавидном положении. Мысли и чувства были в небольшом раздрае. То ли испытывать облегчение, что не видели то, что произошло тут в наше отсутствие, то ли огорчаться, что не успели вместе со всеми сесть в шлюпку. Хотя и уверенности нет, что все спаслись. Время тянулось долго, а мы все продолжали сидеть и молчать. В голову лезли воспоминания о прошлой жизни: учеба, друзья, планы на будущее, предательство, наши сборы и полет...
  - Так, стоп, - встрепенулась я. - Мам, помнишь мы нашли документы в мобиле?
  - Какие..., - вышла из задумчивости она. - Точно. Как мы могли забыть? Пошли скорее, надо все проверить в точности. Может все и получится.
  С зажегшей надеждой на лице, она вскочила и дернула меня за руку. После рывка меня повело вперед, из-за чего я умудрилась наступить на подол собственной юбки и неуклюже споткнулась, еле удержав при этом равновесие. Возмущенно пискнули лисята и уставились на меня.
  - Простите. Случайно я, - успокаивающе почесала их за ушками.
  
  Оказавшись в родных стенах мобиля ощутили себя в небольшой, но безопасности. Привычная обстановка прибавляла спокойствия и сейчас с большим вниманием вчитывались в чертежи и документы, найденные в футляре. Те самые, из которых мы не так давно узнали, что наш 'старичок' подвергся еще одной обработки. И теперь он не только наземный транспорт, но еще и путешественник по космосу. Обшивка, навигация подверглись кардинальной переделки. Встроена полностью 'система жизнеобеспечения'. И в него входили устройства и запасы для бесперебойного снабжения экипажа воздухом, водой и пищей, для очистки воздуха и воды. Также регулировка температуры и присутствие биотуалета.
  - Мам, ты разобралась с управлением, - читая характеристики мобиля, спросила я.
  - Да, тут все осталось по-прежнему. Просто нужно переключиться на систему жизнедеятельности. А у тебя там что? Сколько сможем пролететь? - настраивая и переключая рычаги на тайной панели, которую мы обнаружили по инструкции, отозвалась мама.
  - Неделю вполне комфортно, потом на сколько-то часов резерв и все... загнемся крендельками, - попыталась пошутить. Только на душе было неспокойно, и скребли крошкунцы.
  Изучая все тонкости, то и дело поднимала взгляд на лобовое стекло и внимательно осматривала пространство помещения. А вдруг вот сейчас сюда ворвутся злодеи и нас схватят. Воображение рисовало самые страшные картины нашей расправы. И все время мерещились звуки подошв, голоса, перешептывание. Но стоило сосредоточиться, так сразу же все вокруг погружалось в безмолвие.
  - Что там с навигацией? Куда нам лететь понятно? - поинтересовалась у меня мама.
  - Ничего не понятно, - раздраженно отозвалась я, рассматривая карту, - почему нельзя было планеты по нормальному написать? Своими собственными именами, а не этими зашифрованными каракулями? Вот что это - G.581РРd. Что это за планета? Можно на неё лететь? Обитаема?
  - Читай дальше, там обязательно должны быть обозначения, - также копалась в бумагах родительница. Взгляд бегал от панели к документам и обратно.
  - Угу, читаю, - задумчиво протянула в ответ. - А вот... G - планета обитаема. Теперь найти ближайшую...
  Потянулась к приборам, настраивая путь к ближайшей звезде. Руки сотрясала мелкая дрожь. В душе звенели колокольчиками сомнения: а стоит пускаться в неизвестность, может остаться тут...
  - Мам, а нам точно надо лететь куда-то, - озвучила свои сомнения. - Вдруг тут уже никого нет...
  - Лисенок, может уже и нет. Только гарантии, что прилетят спасатели тоже нет. Если все пассажиры спаслись на шлюпках, а на планету подали сигнал о эвакуации, то спасать в первую очередь отправятся их. А за кораблем, когда еще прилетят, если тут никого нет?
  - Мы же есть? - возразила я.
  - Да, только когда другие спасались, то техника показывала, что корабль опустел... Так все, не отвлекай. Я подключилась к системе корабля и сможем открыть люк-выход. Только надо перегнать мобиль в ангар для спасательных шлюпок. Только оттуда сможем вылететь в космос.
  - Угу... - согласилась я... - О смотри, тут есть четыре скафандра, - воскликнула и протянула бумажки матери.
  Вручив листы, вскочила с кресла и направилась к месту, где должны были находиться спасательные костюмы.
  - Нашла, - вытаскивая контейнеры и распаковывая их на случай разных внезапностей. Разложила на свободные кресла, потрепала своих лисят, затихших на своей мягкой подушке. - И для вас тоже достала, так что все будем в безопасности.
  
  Открытый космос, здравствуй снова!
  Вылетая из люка в звездное пространство, задержала дыхание и застыла. Паника накатила такая, что онемели пальцы, сжавшие подлокотники. Вот-вот сейчас стены нашего транспорта не выдержат, произойдет разгерметизация, и мы задохнемся. Я зажмурилась, но часы отсчитывали секунду за секундой, а мы отдалялись от корабля все дальше и дальше.
   Напряженность спала, паника улеглась, осталась настороженность. Что за планета, к которой мы так стремительно летим? Будут ли там люди с нашего лайнера? Или они отправились в другое место? Думать, что никто не спасся, не хотела. Гнала мысли, что мы единственные из уцелевших, что нас не будут искать, потому что никто не подал сигнал бедствия. Что и не догадываются, что мы-то живы, мы спаслись.
   Даже красоты космоса пролетали мимо сознания. Мне очень хотелось отвлечься, выкинуть все мысли из головы. Но они, как настырные тронворонцы, зацепились и тюкали, тюкали...
   Залезла в кресло с ногами и сжалась в комочек. Пыталась вспомнить что-то светлое, хорошее. Тут же вспомнился случай, когда мне было лет шесть, когда посчитав себя уже взрослой, нацепила мамины туфельки на высоких шпильках и пыталась пройтись по комнате. Только первый шаг для меня был и последним, так как полетела в объятия пола. Рев стоял на весь дом, на который прибежала родительница и застала меня прекрасную с разбитыми коленками и шишкой на лбу. В каком-то запале схватила эти туфли, подбежала к открытому окну и запустила их в него. Но если не везет, так не везет во всем. С этой стороны дома наш сад был чуть суженный, и за ним сразу шла проезжая часть. Так вот моих сил хватило запустить обувь через сад, и они, пролетев забор, летели на встречу с дорогой. Но и тут везение показало язык: в это время проезжал мобиль, и туфли спикировали на крышу транспорта.... Нам только оставалось проводить прощальным взглядом уезжающую в неизвестность обувь...
  Вынырнуть из воспоминания меня заставил вопрос матери:
  - Что это? - она очень внимательно вглядывалась в лобовое стекло.
  Подавшись вперед, постаралась рассмотреть, что же такое увидела мама. Недолго мне пришлось гадать, потому что прямо по курсу у нас была какая-то воронка. Мы летели прямо в нее и свернуть, облететь у нас не получалось. И опять уже привычные ощущения беспомощности и безвыходности. Снова внутри все скручивается от неизвестности. Но на этот раз я не закрываю, а влетаю в эту воронку с открытыми глазами. Мы летим по какому-то коридору и вокруг нас несутся со скоростью света искрящиеся точки. Рассмотреть, что это, не представляется возможным. От пристального созерцания начинает кружиться голова. Поэтому закрываю глаза и не замечаю, в какой момент вылетели из этого коридора. Ощутился легкий толчок и все...
  Перед нами тишина и умиротворение бесконечного пространства.
  Но только не внутри маленького летающего средства. Тут царили совсем противоположные чувства. В один момент оказаться не в том месте, где только что находился, было очень жутко. Внутри словно кипятком окатили, а в голове - оглушающая пустота...
  - Да что такое? Почему нам так не везет? - взорвалась я, вскакивая с кресла.
   Устала все держать в себе, устала быть сильной. Появилось желание крушить все вокруг. Но и этого нельзя делать, а то никуда не долетим. И поэтому, чтобы успокоить внутреннего зверя, решила заварить полезный чай. Усевшись на колени возле корзины с целебными травами, стала перебирать их, чтобы составить успокоительную настойку. Потом звенела на кухне посудой, и через некоторое время по салону поплыл мягкий и ненавязчивый запах, мысленно уносящий в прохладу тенистого хвойного леса. Легким бризом, свежий аромат окутывал еле заметным шлейфом и вносил особое настроение в нашу напряженную атмосферу. Налив себе и матери напиток, также не забыла наполнить в небольшую пиалу для лисят. Успокоить расшатавшие нервы нужно было всем.
  - Пришла в себя? - в голосе родительницы проскользнула чуть заметная тревога. - Надо найти новую планету. Назад мы не полетим, неизвестно сколько на это потребуется времени.
  Да, перенастроить навигатор надо. Так как мы переместились, и теперь высвечивались другие координаты. Путь, указывающий на спасительную планету, скрылся за пределы устройства, а расстояние увеличилось в несколько раз, и добираться до неё пришлось бы месяц.
  - Вроде бы, - резко выдохнула и, еще раз пригубив чай, потянулась настраивать навигатор. - Та-а-ак, и где тут поблизости пригодная для жизни планета? - пробормотала себе под нос.
  Через минуту была найден ближайший зеленый шарик, находящийся у нас прямо по курсу. После расчета расстояния мы устремились в свое неизвестное, тревожное будущее.
  
  На лобовом стекле блестели капельки воды. Наш полет проходил в белой пелене облаков, и теперь разглядывание невесомого полотна приносило покой. Сердце входило в свой ритм, головная боль, стискивающая голову несколько минут назад, отступала. И все из-за того, что накатывало облегчение от благополучного вхождения в атмосферу. Мы не сгорели в ее слоях, и у нас ничего не отвалилось. Различные виды перистых и слоисто-кучевых облаков в данный момент служили нам успокаивающей терапией. Крупные волны, разделенные просветами или сливающимися в серый с фиолетовым отливом волнистый покров. Картина менялась каждую секунду. В однородной массе то и дело проплывали взлохмаченные пуховые барашки, меняющие свою форму прямо на глазах, приносили умиротворение и отдых душе. Розовые лучики солнца, которые торопились прорваться к поверхности, подсказали нам, что на нашем будущем местожительстве расцветал новый день.
  И вот легковесная, воздушная преграда расступилась, и перед нами так застенчиво, чуть нехотя раскрывался окружающий мир. С каждой минутой все светлее и светлее наливалась цветом природа. С каждым мгновением предметы становились четче. Под напором золотого светила медленными шажочками отступал сумрак, все вокруг оживало.
  
  - Мам, смотри, люди, - внезапно воскликнула я, подпрыгнув на месте.
  Но, не удержавшись, вскочила и прижалась лбом к холодному стеклу окна, стараясь все тщательно рассмотреть.
  Маленькие человечки работали в волнистом желтом море. Люди маленькими муравьишками трудились, не разгибаясь, оставляя за собой снопы из колосьев.
  Поле располагалось рядом с густым и таинственным лесом, разделенным широкой тропинкой. По ней степенно, не спеша двигалось животное, похожее на конелолота, запряженное в телегу, наполненную копной сена.
  - Где же вся техника? Трактор, комбайн, ну хоть что-то из машин? - растерянно и тоскливо было от понимания того, в какое время мы могли попасть.
  Мама не отвечала, сосредоточенно управляя мобилем, но после моих слов потянулась к кнопке 'маскировка'. Она явно пыталась нас посадить на поляну, робко выглядывающую из-за веток деревьев.
  А я же погружалась в пучину отчаяния, потому что от увиденной картины радость потихоньку растворялась в сумраке безысходности. Одежда, транспорт, отсутствие элементарной техники - вызывали стойкие ассоциации со средневековьем.
  - Жестокость, невежество, антисанитария... чума, инквизиция, - перечисляла я факты из уроков истории, доводя себя потихоньку до истерики. 'Как человеку из цивилизации прижиться во времена средневековья?'
  Скрежет веток по стеклу отвлек от удручающих мыслей. Наша посадка проходила не совсем комфортно. Деревья не желали предоставлять нам свободный проход и обидчиво скрипели по обшивке мобиля. Хотелось зажать уши и не слышать противные звуки. И еще про себя молилась, чтобы никто не услышал наше вторжение и не прибежал, чтобы посадить нас на вилы....
  После посадки на мгновение воцарилась тишина и тут же была нарушена такими привычными и знакомыми звуками природы. Тихие перешептывания деревьев, трели и трескотня птиц. Шуршание неведомого зверька...
  - Может, пока не будем выходить к людям?
  - Не пойдем, пока не разузнаем все...?
  Одновременно прозвучавшие вопросы с одинаковым смыслом вызвали нервный смех. У меня вырвался рванный выдох, как будто нам отменили нашу казнь в самую последнюю секунду. Резко откинулась на спинку кресла, и шпильки, удерживающие мой уже давно растрепанный пучок волос, чувствительно впились в голову. Поморщилась и потерла пострадавшее место, нервно хихикнула.
   И в этот момент, я дала себе слово, что даже в этом мире мы найдем свое место, и обязательно будем счастливы. 'Я буду счастлива', - пообещала сама себе...
  
  Какое блаженство ощутить под ногами землю, глотнуть чистый и свежий воздух. От избытка чувств закружилась на месте, запрокинув голову кверху. Лучики солнца игриво скользили по лицу, щекоча нежную кожу. Я глубоко вдыхала воздух и не могла надышаться им. На корабле он, конечно, тоже был свежим и чистым, но все равно ощущения не те. На земле дышалось какой-то безрассудной свободой.
  Потом мы обошли поляну по кругу, прикасаясь к деревьям, в желании ощутить структуру ствола. Они приводили меня в восторг. Хотя в институте нам преподавали все виды флоры и представителей фауны Галактики. На каждой планете она своя, лекари обязаны были знать перечень и свойства каждого из них. Но тут, было что-то необыкновенное, то что я не видела ни в одном книгофоне, ни в галахранилище. Нас окружали величественные фиолетовые березы с запахом хвои. Плавно раскачивая свои веточки, они словно приветствовали нежданных гостей.
  Лисята так и не решились выйти наружу, и только свои любопытные мордочки высунули из мобиля, смешно дергая остренькими носиками, жадно вдыхая новые запахи. Настороженно водили ушками, внимательно все рассматривая с безопасного на их взгляд места.
  Но приходится заставлять себя отвлечься от созерцания окружающей природы, а так хочется подойти к какому-нибудь дереву и прижаться к его шершавому облачению. Постоять так и послушать его вековые тайны, но сначала нужно заняться делами. Если мы решили пока не выходить к людям - это не значит, что подготовиться к этой встречи не надо.
  - Лисенок, - ко мне подошла мама, которая тоже до этого молча, наслаждалась, обходила по периметру площадку, на которую мы приземлились, - как думаешь, нам на разведку сходить сегодня? Или отдохнем и завтра отправимся?
  - Может денек отдохнем? А к деревне завтра сходим? Сегодня можно познакомиться с окрестностями, - составляла план на день, мечтая пройтись между удивительными деревьями.
  - Тогда завтра, - согласилась со мной родительница. - Деревня от нас не убежит. Успеем еще..., - не договорила она, выдавая своим молчанием нежелание вливаться в новый мир. - Ты же помнишь, в какой стороне она находится?
  - Не-е-е-ет, - протянула я свой ответ. - Я думала, ты рассмотрела в какую сторону нам надо будет идти.
  - Когда бы я успела что-то там углядеть, если старалась нас благополучно посадить? - удивленно поинтересовалась у меня моя собеседница. - Рассчитывала, что уж ты-то увидишь все и запомнишь что-нибудь.
  - Я так обрадовалась людям, что больше ни на что не смотрела. Получается, нам надо идти туда, незнамо куда..., - с сожалением констатировала факт. - Зато помню, в какой стороне поле с людьми, - начала рассуждать я, - может, к ним выйти.
  - Мы же не хотели еще обнаруживать себя? - удивленно отозвалась она, не поняв моего замысла.
  - Да мы и не будем, - отмахнулась, - просто проследим, в какую сторону они отправятся вечером и выведут к своему жилью.
  - Ты уверена, что вечером народ пойдет, а не через час? Если следовать твоему плану, то надо выдвигаться сейчас и сидеть до тех пор, пока они не выполнят свою норму на сегодня, - мама начала рассматривать такую идею более детально.
  - Только утро же. Зачем назад-то возвращаться, если они только пришли?... - удивилась я. - Хотя, кто их знает... Тогда надо будет взять с собой еды и воды. А то голодными целый день не хочется сидеть, - в голове составляла список, что еще может понадобиться.
  - Главное, надо настроить ручные навигаторы. А то как возвращаться будем? Не хлебные же крошки разбрасывать, - пошутила мама.
  - Это сколько хлеба надо будет потратить на спасательный путь назад? - улыбнулась я. - Практичнее будет завязывать ленточки на ветвях.
  - Да, что бы каждый узнал, что по лесу бродят ненормальные и украшают деревья, - ответила на шутку мама, одновременно собирая котомку с провиантом.
  Я же устроилась на траве, настраивая наши браслеты-навигаторы. Вводила координаты, исходной точкой сделав наш мобиль, а так же маскировала наручное украшение под местный стиль. Выбрала простой образец, и теперь на запястье красовался темный с текстурой под дерево ободок. Пока занималась важным делом, лисята все-таки решились выбраться из салона и на полусогнутых лапках перебежками добрались до меня. Немного освоившись, устроились неподалеку. Весик жевал травку, Мика тыкалась носиком мне в руки, пытаясь удовлетворить свое любопытство. На поляне царило умиротворение, порхали радужные бабочки, присаживаясь на сердцевидные лепестки цветов, на стебельки травинок, одна нахальная уселась на ухо Веса, от чего тот замер, как маленький истуканчик. Не удержалась, стала хихикать на реакцию своего питомца. Нервно дернул ухом, испугав насекомое и заставил его покинуть облюбовавшее место. И по воздуху замелькали блестящие крылышки. Вест бросился вдогонку, подпрыгивая, в попытке вцепиться в искрящееся чудо.
   Где-то совсем рядом в траве выводил свою замысловатую мелодию сверчок, по веточкам скакали лазурные бельчата. Одна любопытная попрыгунья заинтересовалась тем, что я делаю, и стала наблюдать, подбираясь все ближе.
  Когда со всеми подготовками было закончено, решили выбрать одежду не слишком выделяющую нас среди местного населения. Свой выбор остановили на легких темных штанах, для преодоления препятствий в виде корней и веток, а поверху для конспирации юбки в пол из мягкой, немнущейся ткани. На головы косынки, чтобы наши рыжие волосы не пестрели меж веток.
  
  
  Где-то кто-то
  
  В пункте надзора и контроля над летающими объектами стояла тишина.
  Ночная смена подходила к концу. Наступали предрассветные часы, когда уже не ночь и еще не утро. В это время спать тянет сильнее всего. В помещении бесшумно работали мониторы. На одних то и дело вспыхивали зеленые огоньки, на других были монотонные пейзажи космоса, которые добавляли тяги в это соблазнительное царство сновидений.
  В служебной комнате сидел мужчина лет тридцати. Хмурясь, производил какие-то расчеты на обыкновенном листе бумаги, иногда массировал висок, явно испытывая головную боль. Временами делал небольшой глоток успокаивающего чая из листьев тулси. Еще пару часов и можно будет отправиться, наконец, домой. Хотя и тогда нет уверенности, что доберешься до кровати... Но сейчас оставались несколько часов до конца смены.
  Молодой человек, сдержав зевок, вдруг слегка дернул бровью. На одном мониторе загорелся тревожный красный огонек, обозначающий, что в пределы планетарной системы вторгся чужеродный неизвестный объект. Действуя по инструкции, точными и машинальными движениями задал команду сканирования и слежения траектории полета. Вскоре аппаратура выдала данные о том, что к обитаемой планете приближается маленький летательный кораблик с двумя пассажирами. Какое-либо оружие на борту не было выявлено. Еще через несколько секунд объект появился на экране, и его можно было разглядеть во всех подробностях. По всегда бесстрастному лицу проскользнуло удивление. К планете приближалось 'корыто', да еще и не космического назначения. Мужчина несколько раз быстро поморгал, потом потер глаза ладонью. Видение не пропало и не поменяло свою форму. Мобиль, который уже с древних времен не выпускают с производства, весело мигая фарами в аварийном положении становился все ближе и ближе к намеченной цели.
  И вот маленький кораблик проник в слои атмосферы и затерялся в облаках. А кнопка уничтожающая так и не была нажата...
  Глядя снова на спокойный космос задумчивым взглядом, выбивая замысловатую мелодию пальцами по столу, что-то для себя решая. И через минуту вслед за транспортным средством было послано следящее устройство...
  
  
***
  
  Заткнув юбки за штаны, мы осторожно пробирались сквозь хитросплетенные корни и коварно раскинутые ветки деревьев. Я очень люблю бывать в лесу, где тени и свет играют в прятки друг с другом, где воздушная дымка запахов разнотравья и древесины окутывает тебя с ног до головы. Сейчас вся прелесть и удовольствие отошли на задний план, потому что с каждым продвижением обстановка становилась все более недружелюбной. Деревья менялись и все больше попадались более изогнутые, кора все темнее и темнее. Кряжистые ветки напоминали лапища невиданного чудовища, готовящегося захватить тебя в плен. На стволах проступали лишайники, звуки леса переходили в разряд тревожных. Птицы взволнованно перекликались, извещая друг друга об обстановке. Тихо и таинственно шелестели лопастные листья трав.
  К всепоглощающему страху будущего в душе присоединялась мания преследования. Я накрутила себя так, что мерещились злобные взгляды и мерцающие огоньки в чаще кустарников. Стараясь ступать не слышно (только звук почему-то выходил не очень тихим), крутила головой во все стороны, вглядываясь в каждый кустик, под каждый корень. От этого на щеке уже красовалась царапина, на ногах, несмотря на защиту штанов, оставались ссадины и синяки.
  Я все чаще начала осматриваться и оглядываться. И никак не могла осознать, что мы находимся в том же самом лесу, в котором приземлились. Разница между этой частью леса и той, что окружала поляну, была кардинальной.
  - У меня такое ощущение, что нас лес не пускает дальше, - прошептала я, отодвигая очередную ветку.
  - Не тебе одной, Рыжик. Странный лес, - так же тихо отозвалась мама, ныряя под толстый прут.
  - Может, он заколдованный? - прикусила губу, чтобы не вскрикнуть от очередного щелчка деревянных пальцев.
  - Насколько помню, средневековые миры не обладают магией, - не согласилась с моим предположением она.
  - Но все равно, странный лес. Так и хочется повернуть назад, - в который раз успокаивала своих лисят. Они то и дело шипели и щерили свои мордочки.
  - Нам нельзя поворачивать. Нас там ничего не ждет. Или мы все преграды преодолеваем, или садимся на пеньке и сдаемся. Но мы же не такие, Рыжик, - просветили меня. - Мы с тобой сильные.
  - Сильные... - пробурчала под нос я.
  И, чтобы выплеснуть негативные эмоции, показала язык той самой лазурной белке, которая увязалась за нами с поляны. Та, смешно повернув свою головку, удивленно дернула ушком, тем самым вызвав у меня улыбку.
  Внутри немного полегчало и, не глядя под ноги, я устремилась вперед. За что и поплатилась. Корень найти в лесу нетрудно, но все равно наша встреча произошла нежданно. Я полетела вперед и приземлилась на ладошки.
  Ко мне кинулась мама, помогла подняться и усесться на тот самый коварный корень, вставший на моем пути.
  - Ты в порядке? - беспокоясь, она попыталась ощупать меня всю на предмет повреждений.
  - Все нормально, - всхлипнула, вытирая слезы грязной ладошкой. - Руки только отбила и лисят напугала, - ведь падала я с ними, только нам очень крупно повезло: сумка с питомцами приземлилась мне на спину, и они только успели испугаться.
   - Все, привал. А то ноги уже не держат. Отдохнем немного и перекусим.
  
  Мы мчались по лесу через бурьян, не смотря куда, постоянно оглядываясь назад. Сердце бухало где-то в горле, пульсация в голове, пожар в груди, хриплое дыхание, боль в боку и неизвестность, когда закончится эта погоня. Я уже давно не обращала внимания на хлесткие ветки и колючие кустарники. Несколько локонов вырвались из пучка и словно язычки пламени развевались на ветру.
   'Чтобы ещё раз я спасала кого-то, - злилась на себя, петляя изо всех сил через кусты. Хоть раз руку помощи протяну, - продолжала возмущаться про себя. Ещё мама хороша, сразу согласилась на моё предложение спасти милую зверушку,' - в душе бурно цвело негодование вперемешку со страхом.
  До сих пор не могла поверить абсурдности ситуации. Ведь за нами гнались звери, которые считаются мирными (так в учебниках написано, а в них же лгать не будут?). И в истории не зафиксировано ни одного нападения на человека. Так чем эти отличаются от других своих сородичей с других планет?
  А как все замечательно начиналось. После отдыха наш путь стал легче, дышать стало свободнее, и деревья не сплетались своими деревянными ручищами друг с другом. Солнышко весело заглядывало к нам, создавая причудливый узор вокруг, и в теплых лучиках купались стрекозы. Настроение было приподнятое, и все плохие мысли ушли пока на задний план, хотелось насладиться моментом единения с природой и дышать полной грудью.
  Когда мы вышли на небольшую поляну, то с краю обнаружилась не очень глубокая яма. И в ней тоскливо и жалобно кряхтел слонорожек. Маленький, совсем детеныш, попал в ловушку, из которой не смог выбраться сам. Родителей малыша нигде не было видно.
  Ну как пройти мимо и не помочь? Как оставить беззащитного зверя на растерзание хищникам? И перед тем как приступить к операции 'Спасение милахи', основательно подготовилась: сняла юбку, чтоб не запачкать и не порвать, косынку, чтобы не слезала на глаза, и повесила на кустик. Веревку обмотали вокруг дерева, тянуть такое маленькое, но тяжеловесное тельце двум хрупким дамам, как мы, не под силу. И полезла в яму за несчастным безобидным животным. Пока его обвязывала веревкой, 'малыш' все ноги мне оттоптал, своим хоботом все волосы мне спутал (нашел себе игрушку). А крылышками, на какой черт они им сдались, до сих пор науке неизвестно, словно опахалом обмахивал, поднимая столбы пыли, оседавших на меня. Даже не хочется сейчас вспоминать, как намучилась с веревкой, как ползком карабкалась сама из этой ловушки и как вытягивали невольного пленника.
  Стоило появиться на поверхности тельцу, как мы увидели у него на боку большую рваную рану. Промыв ее, я приступила к лечению. Внутри меня собирался теплый комочек силы, который я выпустила в виде сверкающих искорок, и они устремились на поврежденное место.
  Минуты через три у нас появилась возможность потискать милого звереныша. Потрогать небольшой рог, пощупать уши и крылышки.
  - Какая же у него мягкая и шелковистая шерстка. Мам, ты не помнишь, на каких планетах обитает это чудо? - пыталась припомнить я.
  - Нет, не помню. Что, таким способом пытаешься понять, куда мы попали? - улыбнулась она.
  - Да, это могло бы сузить список планет. Да, чудик? - обратилась я к слонорожеку.
  - А ты не думала, что они могут обитать также и там, куда ученым доступа нет или еще не добрались? - развенчала мои потуги в раскрытии тайны нашего местонахождения мама.
  - Ну вот, всю теорию мне нарушила, - вздохнула я и потянулась погладить хобот. Только детеныш не оценил мои действия и возмущенно затрубил мне в лицо своим отростком. Оглушив и обдав воздухом так, что локоны взлетели и плавно опустились на глаза. Рассмеявшись, дунула сама, чтобы убрать волосы с лица.
  Но недолго нам пришлось радоваться, потому что вскоре услышали топот и треск ломающихся веток, и с другой стороны поляны появилось старшее поколение нашего 'спасеныша'. Животные на мгновение замерли, оглядывая нас с их потомком, издали пронзительный трубный звук и помчались на нас, явно не из желания поблагодарить.
  Нам не оставалось ничего другого, как бежать. Мама схватила сумку с лисятами, смирно дожидающихся нас на одном месте, я свою юбку и рванули вперед.
  'Больше никого не буду спасать,' - повторила про себя фразу, как мантру.
  Гонка продолжалась, звери почему-то не хотели от нас отставать. Хриплое дыхание вырывалось из груди со свистом. Усталость брала свое. И мне хотелось уже просто свалиться под какой-нибудь ствол и закрыть глаза, спокойненько полежать так денек.
  - Следи за дыханием, - услышала совет от мамы.
   И что за ним следить, если оно уже сбилось и выровнять его не смогу. Деревья мелькали перед глазами, но взгляд не мог зацепиться ни за одно, на которое можно было бы забраться. Если не везет, так не везет. То веточки попадались тоньше моих рук и наш 'пушинистый' вес не выдержат, то на такой высоте, что надо подтягиваться. Но я не спортсменка и, даже зацепившись за неё, повисну сосиской и буду болтать ножками.
  'Как по лицу хлестать, так пожалуйста, их в избытке, а как спасти, так ни одного нормального не найдешь' - пыхтела я.
  Так что приходилось бежать дальше в надежде, что нашим преследователям надоест за нами гоняться.
   Бежала и постоянно оглядывалась. И в какой-то момент не увидела небольшое препятствия в виде гладкоствольного представителя флоры, и встретились два одиночества. Приласкав мой висок, дерево с листьями опалового цвета осталось на месте со своими многовековыми размышлениями.
   - Разкудрях пусть тебя целует, - еле слышно проворчала я, устремляясь дальше.
   Сколько уже бежали, было непонятно. Но звук, раздающийся позади нас, не давал нам даже минутку передышки. Топот и треск заставляли стремиться вперёд.
  

Популярное на LitNet.com Ж.Борисова "Варвара-Краса и секрет вечной молодости"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-4"(ЛитРПГ) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) К.Вэй "Меня зовут Ворн"(Боевое фэнтези) С.Суббота "Самец. Альфа-самец"(Любовное фэнтези) Р.Прокофьев "Игра Кота-7"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Ю.Меллер "Дорога к счастью"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера."(Боевое фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru ✨Мое бесполое создание . Ева ФиноваВ цепи его желаний. Алиса СубботняяКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаНевеста двух господ. Дарья ВеснаЧП или чертова попаданка - ЭПИЛОГ. Сапфир ЯсминаИзбранница Золотого Дракона (дилогия). Снежная МаринаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиНарушенное обещание. Шевченко ИринаИнстинкт Зла. Возрожденная. Суржевская Марина \ Эфф ИрТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"