Лобанова Елена Константиновна: другие произведения.

Новоселье-2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая часть. Пишется. По главам можно читать в разделе: http://samlib.ru/editors/l/lobanowa_e_k/index_2.shtml Продолжение от 4.09. 2014. Отдельным файлом выложено ниже.


   1. О принципах маскировки
  
   Наариэль рассказал мне, что речка Попрыгушка действительно прыгала по порогам недалеко от истока где-то в верховьях. Весной в низинах она превращалась в мелкую, но довольно обширную лужу. Мы сейчас находились в низине. Осень собиралась пакостить плохой погодой не ранее, чем через месяц, до весны было и вовсе - глаза вылупишь. И я созерцала Попрыгушку, которая лениво струилась широким ручьём в глубокой канаве. И этот ручей, теоретически, можно было перепрыгнуть. Вот за эту возможность Попрыгушка и получила своё название. Хотя название "Перепрыжка", на мой взгляд, было куда как логичней. Но если отбросить сказочную прыгучесть и ориентироваться на реальность, то при отсутствии воспитания и при наличии умения далеко плеваться, я бы сказала, что её можно переплюнуть. С трудом, но можно. А перепрыгнуть, не-а - никак. Не поверю.
   Пока мы подъезжали к Попрыгушке-Переплюйке, я честно пыталась по совету Синей Бабушки думать о будущем. Не о будущем вообще, а о ближайшем. И у меня почти получалось, несмотря на то, что прекрасный Наариэль нежно дышал мне в ухо. Мне, и находящейся внутри меня Синей Бабушке. То есть, эротично щекотал дыханием наше общее ухо, отчего бабуля злилась и временами возмущалась.
   Однозначно - поездка вдвоём на одной лошади была замечательной идеей. Но Карнэль Короедовна нудила, что моя голова думает не о том, о чём надо, а мои эмоции и ощущения мешают ей настроиться на серьёзный лад. В то время как думать надо было о деле. Наверное, бабуля спасала занудством честь нашего общего уха и мою нравственность, которая у меня где-то была. Точно была. До встречи с прекрасным стражем. А если сунется кто другой, так я любого другого запинаю при помощи Бабушки со всей нашей общей нравственностью. Точно-точно. Бабуля мою избирательность понимала, поэтому нудила, но не сильно и возмущалась, но не очень активно. Дремала, наверное.
   Ладно. О деле я всё-таки подумала. Очень не хотелось, но Жемчужный Папа прямо-таки вынуждал. Он с каким-то нездоровым сомнением разглядывал то своего сына, то Короеда. Размышлял. Если так пойдёт и дальше, то он первый доразмышляется до результата, а это неприятно. Не то, чтобы я считала себя умнее, но не поддеть, не опередить и не возмутить невозмутимого главу Дома Синей Вязи было бы обидно.
   Для начала я учла все обстоятельства и сопутствующие сложности. А сложностей у нас был целый воз и ещё маленькая гномская вагонетка прицепом. Собрала в кучу все факты. На каждый факт находилась своя сложность, отчего жизнь казалась сплошь состоящей из этих сложностей. Куда ни глянь - везде драмзерх.
   Итак. Дело наше было тайным, а некоторые участники и сами представляли собой государственную тайну. Я - в том числе. Поэтому мы разумно пытались маскироваться. Но с возникновением новых обстоятельств - а куда ж без них? - маскировка приказывала долго жить с завидной регулярностью. По мере нашего продвижения к границе количество посвящённых в тайну возрастало и возрастало. Если так пойдёт и дальше, то относительно тайное скоро станет напрочь явным. Редкий ырбуц.
   С моей маскировкой всё обстояло нормально. Никому бы и в голову не пришло, что со мной делит одну черепную коробку Синяя Бабушка - сильнейший маг Синего Мира. Об этом знали только Наариэль, его отец, его же сестра Льяна - Валерьянка, Лидорчик и Яся. Короед - само собой. Карнэль же в первую очередь - его Бабушка. Но даже отец Лидорчика - советник Императора, да и сам Император, пока не были в курсе визита в наш мир и в моё тело такой знатной персоны.
   А может, и были... если семьдесят второй потомок сообщил своему папе-советнику неким тайный способом о моей бабулечке. Но - вряд ли. На всякий случай я прожгла Лидорчика подозрительным взглядом, отчего он перестал ворковать с Валерьянкой и засуетился. Наивный. Решил, что у него в костюме где-то что-то не так. Ха! В голове у него всё совсем не так, а не в костюме. После того как Лидорчик познакомился с Нирэльяной, у него способность мыслить оказалась второй в очереди на воплощение. Первой была очень далёкая в перспективе, если вообще возможная, свадьба с Валерьянкой. Ну-ну. Если ТоннаЭля думает, что я ему так же лихо как помолвку и свадьбу организую, то пусть не надеется. И взрослеет. Сам, всё - сам.
   Последние дни, пока мы путешествовали дружной компанией осведомлённых лиц, новых проблем не возникало. Но впереди нас ждали очень проблемные места. И самым проблемным местом была приграничная крепость Ольшанка, где каждая собака, а так же гном, человек и эльф, знали Наариэля - стража-защитника высшего ранга из Дома Синей Вязи. Крепость была совсем не тем местом, где мог появиться непонятно как народившийся близнец Наариэля - Короед. Он же - Синтар Керосинович, он же - Таль ниир Караен, он же - "Идущий между мирами", "Подчиняющий взглядом", в рамках суеверий нашего мира - Дракон, а в соответствии с наименованием родного Синего Мира - Ракшасс. Как такую заметную личность прятать? Опять в плащ закутывать? В приграничье? Не смешите меня. Даже я понимаю, что в здешних местах любой чужак подозрителен, а закутанный в тряпки - вдвойне.
  
   Вот с маскировки Короеда я и решила начать. Мысль, она как известно, моментальная, то есть - быстрая. А с учётом образного мышления, ещё и сверхбыстрая. Бабуля в моей голове ещё и угу-кнуть в одобрение не успела, а я уже выдала вслух:
   - Здесь остановимся и попрощаемся. Так надо.
   Наариэль отреагировал замечательно. Тут же натянул поводья нашей лошади. Жемчужный Папа решил не отвлекаться на такую мелочь как я и поехал дальше. Яся с Короедом переглянулись и попридержали коней, а Лидорчик, конечно же, влез с вопросом:
   - Почему?
   - Замаскироваться надо, - озвучила я общий смысл идеи.
   Валерьянка было подёргалась в кольце его рук и посомневалась - то ли за невозмутимым папашей пешком следовать, то ли с женихом остаться. И разумно выбрала жениха. Правильно. Мне компания её папы тоже не очень нравилась. К тому же мне для маскировки нужна была Валерьянка, а если точнее - её вещи.
   Тарноэру-старшему ничего не оставалось, как вернуться и присоединиться. И тоже правильно. Нечего отрываться от коллектива.
   - И как же, Вы, Митавиа, собираетесь маскироваться, - с ехидной нежностью поинтересовался Жемчужный Папа.
   Ха! Вот, зачем рассматривать с презрением глинистый бережок Попрыгушки-Переплюйки? В здешней глине, ясен день, только сказочными големами можно прикинуться, если сильно перемазаться. А такой глупости я не предложу. Но за ехидство немножечко отомщу. Я же ещё не все способы трёпки нервов израсходовала. Кое-что, способное заставить главу Дома Синей Вязи опять утратить ледяной вид, в запасе имелось. На сладкое приберегала.
   - Гмм, - прокашлялась я с видом лектора и приступила к изложению идеи и причин её возникновения. - У переправы нас ожидает моя няня и находящийся под её присмотром отряд патрульных.
   Жемчужный Зануда немедленно возразил:
   - Патрульные в присмотре Вашей няни не нуждаются. Не стоит принижать их достоинство.
   - Конечно, конечно, - добавила я сиропа в голос, - не нуждаются. Только об этом забыли сообщить Нифсе. А моя няня как ни как - потомок сирен и... огров. Так что и присматривает, и командует. И не важно, что Нифса не говорит, - вещала я, любезно улыбаясь и наблюдая, как у Тарноэра-старшего вытягивается лицо, - доблестные патрульные наверняка уже освоили все три звука, на которые она способна, а значит воспринимают и её команды. - Я с сомнением покосилась на мелкую речушку, но всё-таки предположила. - Не удивлюсь, если они и плавать строем уже научились.
   - Огра?! - просипел Жемчужный Папа.
   - Не переживайте, - пришлось слегка понизить накал страстей, - Нифса ментально скорректирована и не ест ничего живого-разумного, - подробности о том, кто и как корректировал Нифсу, я опустила. - Но свойственная сытым ограм склонность подкармливать будущую жертву у неё сохранилась. В форме закармливания, я имею в виду. Поэтому Нифса - не только моя няня и охрана, но и прекрасная кухарка.
   На отца Наариэля было приятно посмотреть. От теребил поводья и, кажется, собирался рвануть галопом к переправе, чтобы пересчитать патрульных. Вдруг Нифса всё-таки кого-нибудь съела? Из тех, кто неразумный или плавать не захотел.
   Но Тарноэр-старший до обидного быстро взял себя в руки, да ещё и обиделся. Не знаю, как я это определила, но обиделся. Наверное за то, что я такая безответственная подсунула его подчинённым людоеда под видом своей няньки.
   - Продолжайте, - надменно кивнул глава Дома Синей Вязи.
   - Патрульные - наша первая проблема. Особенно те шестнадцать, которые эльфы.
   - Намекаете, что Ваша идея с ловлей на живца и с маскировкой другого эльфа под моего сына доживает последний час?
   Догадливый.
   - Именно. Одно дело, когда патрульные бодро скакали впереди, стремясь поймать Нирэльяну. А теперь - совсем другое дело. Скачки закончились, торопиться больше некуда, и к нир Караену могут присмотреться повнимательней. Я бы присмотрелась. Как только доедем до переправы, так сразу Вашим патрульным и станет интересно, кто же скрывается под личиной Наариэля, а главное - зачем этот кто-то продолжает носить маску? Так что, у нас проблема с близнецами.
   - Верно, - согласился Жемчужный Папа. - Раз моя дочь нашлась, то нир Караен, - глава Дома Синей Вязи отвесил Короеду учтивый поклон, - не имеет никаких причин, якобы, скрывать своё лицо. Да, четверо эльфов из отряда вполне способны определить даже на расстоянии, что никакой маски нет. Если только нир Караен не некий сверхсекретный агент... сверхсовременные разработки... - с некоторым сомнением предложил основу новой легенды Жемчужный Папа.
   - Слишком сложно, - возразила я, упиваясь предстоящим безобразием.
   - Хорошо. Вы правы, Митавиа. Нам следует расстаться здесь, чтобы не возникало нужды в изобретении малореальных объяснений для патрульных. Но как Вы предполагаете избежать пристального внимания в Ольшанке?
   - Ага, - улыбнулась я почуявшему грандиозный драмзерх Короеду, - там и вовсе маги, которые знают о некроманте и о том, что Наариэль попал под Заклятие Разделения. Сами же ему диагноз ставили. Они-то точно определят, что второе тело - тоже тело Наариэля, а никакой не близнец. Прощупают и поймут. Не думаю, что они решат сойти с ума до того, как попытаются докопаться до истины. А уж если они в бывшем теле Наариэля нащупают магически-нетипичного нир Караена...
   - Мита, что ты предлагаешь? - не выдержал внук моей любимой, хохочущей во мне Бабушки.
   - Да, - поддержал его Тарноэр-старший, - Вы, Митавиа, достаточно полно обрисовали, какие сложности вас ожидают. Но, нельзя ли ближе к делу?
   По-моему он хотел вместо "полно обрисовали" сказать "вовсю повыпендривались". Ну-ну.
   - Можно и ближе, - кивком разрешила я целому главе целого Дома действовать по моему плану. Приятно. - Вы с Нирэльяной и Наариэлем поедете к переправе, там и попрощаетесь. Отправите к нам Нифсу. Вроде как мы повернули обратно, пусть догоняет. Достаточно показать в какую сторону ехать и Нифса поймёт. Наариэль простится с Вами у переправы и поедет в Ольшанку, продолжать нести службу. Но уедет недалеко. Есть какая-нибудь приметная роща, где нас можно подождать, - потёрлась я затылком о плечо стража.
   - Есть, - выдохнул мне в ухо Наариэль. - Сразу же за первым поворотом дороги.
   - Вооот, - просмаковала я почти самый главный момент, - а мы здесь немного переждём, замаскируемся и поедем к переправе позже. Но поедем в несколько обновлённом составе. Перечисляю тех, кто прибудет в Ольшанку, - наконец добралась я до сути. - Чудесно совместивший душу и тело Наариэль, потому что возвращается к месту службы, - попыталась я указать головой на стража, отчего только запуталась волосами в пуговицах его рубашки. - Ничуточки не подозрительно. Я - потому что ищу своего пропавшего дядю. Не подозрительно и очень душещипательно. - Пара всхлипов. - Моя няня Нифса, потому что - няня. Вполне естественно. Мастер-наставница Ясанна - потому что наставница и опекун. Естественно и законно. Лидорчик - потому что лучший друг. Можно было бы обойтись и без него, но от друзей бывает очень сложно отделаться. - ТоннаЭля насупился, а Жемчужный Папа зло прищурился. Кажется, он совсем не оценил мой подробный монолог. - А ещё с нами приедет в Ольшанку знатная дама. Не знаю, как её зовут, ту персону, которая моя родственница из Дома Золотого Луча, но она замечательно впишется в компанию. Потому что - родственница. По-моему, получится вполне натурально: родственница - предположительно маг-стихийник, наставница - воинственная и при мечах, друг - точно маг, умеет кидаться огнём, и няня - зубастая и нетипичная, вместе со мной разыскивают дядю. Значит, в охране мы не нуждаемся. От нас любую охрану охранять надо. А проверять и магически щупать знатную даму в позолоте никто не станет, - закончила я затянувшееся изложение идеи и обернулась к Валерьянке. - Льян, тебе всё равно уже ни к чему, а нам пригодится. Давай, где там в твоих мешках маска, парик и раззолоченные тряпки? Эх, жать карету бросили...
   Эльфы народ сообразительный, а потому все быстро вычислили, кто будет моей раззолоченной родственницей, и с состраданием уставились на Короеда. Драконы тоже отличаются сообразительностью, и Короед сам на себя уставился бы, но не мог, а потому смотрел на меня с неподдельным возмущением.
   - Мита, - вконец разозлился внук Синей Бабушки. - Ничего умнее ты не придумала?!
   - Не-а, - помотала я головой, заодно помогая Наариэлю выпутывать мои волосы. - Идеальный вариант. К тому же у тебя и опыт есть. Вспомни, как ты в моём теле обретался. А тут - всего лишь маска и парик. Ну, ещё платье, если налезет, или плащ. Главное, молчи почаще, чтобы по голосу не опознали, и с Ясей не целуйся, а то неправильно поймут.
   Тарноэр-старший присоединился к Короеду в праведном гневе.
   - Митавиа, пользоваться именем чужого Дома совершенно недопустимо! - и не менее грозно, чем на меня, посмотрел на Льянку, отчего та покаянно понурилась. - Любым поступком можно вольно или невольно оскорбить честь чужого Дома. Так поступают только преступники, желающие избежать наказания. Или те, кто намеренно собирается поставить чужой Дом в неловкое положение. Чудовищно! Но одно дело, когда подобное преступление совершает несовершеннолетняя девица, а другое...
   - Как это чужого Дома? - некультурно перебила я Жемчужного Папу. - Не знаю, в каком поколении и с чьей стороны мне этот Луч приходится роднёй, но приходится. Так что, я имею полное право пользоваться именем родственного Дома. И блюсти его честь. Если получится. А Нир Караен мне тоже родня, как и все Драконы и Ракшассы. Пусть лучистые родственники спасибо скажут, что я ещё не всю родню из других миров знаю. Может, где и ментально-родственные красные слизни живут?! Через меня нир Караен вполне себе родственник Дому Золотого Луча. И имеет право себя к нему причислять. И тоже чего-нибудь блюсти. Кстати, не просто так, а по делу. Важному. Синтар Керосинович, озвучь степень родства со всеми "таргалами". Что получится?
   - Не знаю, - прохрипел Короед, буравя меня злобным взглядом, - надо знать точную степень твоего родства с тем Домом.
   - Ну, и ладно. Переживём пока без уточнённого титула. Ты и переживёшь. А ещё, - привела я дополнительный аргумент, - мы с такой маскировкой быстрее найдём моего дядю. Если дядя спрятался, то спрятался качественно. А вот если до него дойдут слухи о том, что в Ольшанку приехала я, да в сопровождении жутко опасной родни, то он сам придёт посмотреть. Чтобы меня спасти. И как только меня начнут спасать, хватаем спасителя. Это и будет дядя.
   - Мита, ты понимаешь, что я другого роста и телосложения? - горестно вздохнул Короед.
   Вот, и хорошо. Раз пошли технические подробности, значит, в целом вопрос решён.
   Короед всё-таки пытался сопротивляться и приводил пустячные аргументы, почему ему неприлично, будучи мужчиной, обряжаться в женщину. Но бабуле надоело его препирательство. И она, перехватив доминанту, морально и ментально приложила своего внука лицом об неприличный факт. Правильная у меня Бабушка. За подселение в тело юной девушки, то есть - меня, он должен был хоть как-нибудь поплатиться. Пусть теперь побудет мужчиной в женском образе.
   После Бабушкиного явления с проникновенным разносом все спешились.
   За время нашего совещания в сёдлах кони размесили бережок так, что хоть руби солому и замешивай тесто на саманные кирпичи. Поэтому Яся нашла повод удалиться, чтобы не видеть процесса перевоплощения её мужа в прелестную эльфийскую даму. Ушла искать место, где кони смогут сойти в воду и избавиться от налипшей на копыта глины. Ну и драмзерх с ней. Тоже обидчивая оказалась. А что на меня обижаться, если я права? Бабуля огорошила: "А на тех, кто прав, обижаются гораздо больше и чаще". Несправедливо.
   Обиды обидами, но вся компания принялась за дело с завидным энтузиазмом. Я даже как-то и не у дел оказалась. Как созерцатель, потому что - идейный вдохновитель. Вот, не драмзерх ли, а?
  
   2. Девушка, как Вас зовут?
  
   По мере того, как отвергались варианты с платьями и решался вопрос от какого отпороть подол, чтобы надставить коротковатый плащ, я всё глубже и глубже погружалась в пучину подозрительности. Куда подевалось не очень-то естественное, как мне теперь казалось, возмущение Тарноэра-старшего относительно чужих Домов и их имён? Оставив Льянку и Лидорчика разбираться с плащом, Жемчужный Папа бодро инструктировал Короеда о его новом имени, ближайших родственниках, кто из них где может находиться, и чего не стоит делать, чтобы не провалить конспирацию.
   Бабуля довольно откликнулась где-то в правом ухе:
   - Правильно мыслишь.
   - Неужели? Он что, тоже думал, как замаскировать близнеца? И тоже - в женщину?
   - Конечно, - не смущаясь, подтвердила Синяя Бабушка. - И даже навёл тебя на правильные размышления. Молча. Исключительно мимикой и жестами. Потрясающе!
   - Но зачем?
   Вот, ырбуц!
   - Мита, этот глава Дома очень умён и вполне деликатен. Кому как не тебе предлагать моему внуку такой способ маскировки?
   Нет, ну не драмзех ли, а? Хурлаком стукнутый. Ага - мне. Как самой смелой. Короед точно постеснялся бы заявить: "Хочу переодеться в платье и накрасить губы". Кстати, у меня с собой зелёная помада имеется.
   Тарноэр-старший и Наариэль его подобным предложением оскорбить побоялись бы. Лидорчик... ему бы и в голову не пришло так маскироваться. Потому что в неё, в его голову, пришла Валерьянка, и свободного места для мыслей не осталось. Яся была способна разве что предложить укоротить кому-нибудь голову. Мечом. Без замаха. Только я и оставалась. Дура малолетняя, без лишних комплексов.
   - Бабуль... а попросить меня Жемчужный Папа не мог?
   - Мита, не обижайся. Детям надо давать возможность думать самостоятельно.
   Угу. А ещё считать себя умными пять минут на дню с последующим разочарованием. Или можно использовать их, детей, втёмную.
   - Ты сама предложила, - ехиднее, чем Жемчужный Папа, ответила Бабушка. - Никто тебя не использовал и за язык не тянул.
   Все взрослые одинаковые. В стремлении правильно воспитнуть нас, несчастных. Точно.
  
   Несмотря на своё искреннее недовольство всеми взрослыми, удовольствие от процесса переодевания Короеда я всё-таки получила. Он же тоже взрослый, драмзерх ему за пазуху.
   Веселье началось при первой же попытке натянуть на моего приёмного дядю Короеда маску не того размера. Да, её делали по портрету оригинала и на заказ. Но под размер Валерьянки, а не абы кого. И, конечно, биомасса эластична. То-то и оно, что - эластична. А голова Короеда и его лицо, ну никак ни размерам, ни контурам Льянкиной физиономии не соответствовали.
   В итоге личико Эльмары из Дома Золотого Луча претерпело кардинальные изменения. Вкривь и вкось кардинальные. Для начала его растянули во все стороны, а в финале натянули на совсем другие формы. И если Короед как двойник Наариэля был нереально красив, то натянутое на него лицо зеленоглазой дамы сильно потеряло в природной красоте. Резко и безвозвратно. Надеюсь, мы тем самым умудрились ненавязчиво оскорбить родственно-враждебный мне Дом Золотого Луча.
   Жемчужный Папа лично помог с закреплением парика и удовлетворённо заявил:
   - Очень неплохо.
   Ну, не знаю... Даже Валерьянка кусала губы, чтобы не улыбаться. Лидорчик краснел. Возвратившаяся с лошадьми Яся кривилась. А Наариэль взирал на замаскированного "близнеца" с состраданием. Лошади фыркали. Я - тоже.
   Новоиспечённая дама получила изрядно раскосые глаза. А как иначе, если у Короеда лицо шире, а значит уши, за которые цеплялась маска, гораздо дальше от глаз? Поэтому и уши слегка оттопырились. Лопоухая эльфийская дева не только щурилась зелёными очами, но и постоянно улыбалась растянутыми губами. И перестать улыбаться ей не светило. Как я ни пыталась отделаться от впечатления, но впечатление не желало исчезать: перед нами расхаживала, нервно передёргивая плечами, мужиковатая стерва. Оттого и стерва, наверное, что мужиковатая.
   Пока Короед ходил-бродил, мотал головой и тёр за ушами - привыкал к маске, Льянка с Лидорчиком вдохновенно увечили платье. Юбку от верхней части они отпороли быстро - подцепили шовную нитку кинжалом и оторвали от пояса, а дальше дело встало. Никто не удосужился захватить в путешествие портняжные ножницы. Я удивилась бы, если кто-нибудь захватил, под коленки мне драмзерхом, честное слово!
   У Льянки с собой имелся только дорожный наборчик, но теми маленькими штучками в стразиках можно было разве что волосок подрезать. Один. Поэтому юбку я у них отняла. Без складок у пояса она развернулась в широченный отрез вдвое сшитой ткани и представляла в таком виде куда большую ценность, чем криво откромсанная полосочка. А двое портняжек как раз собрались попортить кусок прекрасной парчи маникюрными ножницами. Да и пришивать к плащу нижнюю оборку - кур смешить. Приличные дамы в таком фасоне не ходят. Неестественно и не соответствует громким титулам.
   Тарноэр-старший посмотрел, как я совмещаю плащ и юбку, и решил, что в дальнейшем обойдусь без помощи его дочери.
   Жемчужный Папа в свойственной ему безапелляционной манере велел Валерьянке прощаться с женихом. Время-то не резиновое. Но всё равно - сухарь безэмоциональный. Тут народ ещё как следует влюбиться не успел, а он уже разлучает юные сердца. Ладно - часть народа в лице Валерьянки. Лидорчик со своей любовью точно увяз как муха в меду. Но папаша мог бы и пожалеть семьдесят неумного потомка Императора. Вдруг и впрямь в зятья угодит? Повзрослеет, угодит и припомнит? Хех, ну, никакого расчёта на перспективу.
   Льянка милостиво позволила ТоннеЭля поцеловать её в щёчку. Жемчужный Папа не стал ждать продолжения и одной рукой взгромоздил дочь перед собой в седло. Наариэль заскочил на своего коня на скаку, а мне только и осталось, что крикнуть им вслед:
   - Скоро увидимся!
   Ага. С Наариэлем совсем скоро, с Льянкой - вполне может быть, что скоро, а с её папой... этот зануда точно явится в Приреченск проверять наши с ней успехи в учёбе. За ним не заржавеет. Глазом моргнуть не успеешь, как явится, хурлак ырбуцевый.
   И осталась я на берегу в обществе внутри-меня-Синей Бабушки. Остальная компания общаться со мной не хотела. Короед всё ещё злился. Яся вообще спиной повернулась - ни смотреть, ни видеть меня-коварную не желала. А Лидорчик, чтоб ему драмзерх приключился, заломил ручки, блондин неумный, и начал заниматься любимым делом. Страдать. Ну, а как же иначе? Любимую увлёк в сторону горизонта не мифический сказочный дракон, а родной папа. Тут не повоюешь и на подвиги не кинешься. Какая досада, да? Пришлось встряхнуть романтика и оправить его на разбор седельных сумок заводных лошадей. Мне же нитки нужны!
  
   Эх-х, привалило богатства... Знать бы, куда его приспособить. Помимо ниток в седельных сумках нашлись перчатки. Шесть пар. Нижние юбки. Четыре штуки - рассматривали под всхлипы Лидорчика-помидорчика и шипение Яси. Куча никчемных туфелек - всё равно на Короеда не налезут. А так же ленты, банты, две пелеринки и целая косметичка в сундучке. Я не я буду, если Короед отвертится от блеска для губ. Пусть хоть как крутится, а губы я ему намажу. Зря что ли, в даму рядили? А дамам положено. И ещё духи с запахом жасмина - одна склянка. Или Короед будет пахнуть жасмином, или будет всю жизнь благовонять Незабудкой. У меня пара флакончиков без дела пылится. И благовонять Незабудкой будет стойко. Дядя гарантировал как-никак. Это вам не розы с лавандой.
  
   Когда вдалеке послышалось родное "Уи-ааа!" и перестук копыт, я почти справилась с... не знаю, как называется тот предмет гардероба, который получился из плаща и бывшего платья.
   - Этому нет названия.... - глубокомысленно заявила Синяя Бабушка.
   Непорядок.
   - Плащеюб это, - изобрела я всё-таки имя для нового вида одежды.
   Короед-Эльмара глянул на произведение швейного искусства и попытался закатить глаза. Но куда ж ему с таким разрезом очей белки-то показывать? Ничего у него не вышло.
   К приезду Нифсы как раз и упаковали приёмного дядю в новую одежду поверх старой. Если не знать, что юбка подшита изнутри к подкладке плаща, а потому плащу не положено распахиваться, то вполне можно принять Короеда за даму в плащике поверх платья. Главное, чтобы тесёмки у горла не развязались. А то тяжёлое одеяние рухнет вниз, и все увидят, что на шее у мнимой дамы висит нечто. И это нечто... Грудь! Если точнее, то передняя часть лифа, набитая обрезками рукавов. Изящно так висит - на паре ленточек. А потому даже колышется при ходьбе. Истинный ырбуц как он есть!
  
   Нифса натянула поводья, и лошади встали.
   - Ууууууу! - выразила общее мнение моя няня.
   - Ага, оно, - ответила я вместо приветствия.
   - Уиа, - кратко подтвердил Короед, что я перевела как: "Да, вот такой вот драмзерх приключился".
   - Эххх, - вздохнула Яся.
   - Маскировка требует жертв! - пафосно провозгласил Лидорчик.
   - Аиу, - ответила ему Нифса.
   Может, она хотела сказать: "Но не таких же?" Не знаю, но, на мой взгляд, вышло совсем неплохо. Удалось даже скрыть оскорбительный для дамы любого Дома размер сапог Короеда. Юбка, конечно, волочилась по земле и пачкалась, но это же не повод так страдать.
   - Тётя Мара, - решила я приучать Короеда к новому имени. - Вы пока погуляйте туда-сюда, а мы перегрузим часть вещей из коляски на заводных лошадок, чтобы освободить место, а заодно и покушаем.
   Разве могла Нифса добежать до меня-любимой без еды? Не могла. Поэтому поверх наших мешков с амуницией нашлась пара корзин с пирожками, печёная рыба в лопухах - как её умудрились наловить в этом ручейке? - и даже кусок жареной свинины. Ладно, мука у нас была с собой, рыба по идее водилась в реке, но где Нифса поймала свинью? Вкусную, как курица?
   Костлявую речную рыбу я не люблю, поэтому свинину предпочли и я, и Короед, и Лидорчик. Яся и Нифса копались в мелких рыбьих костях в своё удовольствие. Как две сирены, пополам меня драмзерхом!
   К концу трапезы я узнала о драмзерхах нечто новое. Например то, что мне не светит произнести это слово так же трагически как Лидорчик. Я вообще ничего не смогла произнести, только желудок держала при помощи Бабушки. Бабуля кроме драмзерхов ещё и парочку ырбуцев помянула. А всё почему? А потому, что не свинья это была, а нутрия. Водяная крыса. Мне стало плохо сразу. Карнэль Короедовне мгновением позже, как только бабуля рассмотрела в моей памяти животное, которое мы съели. Ужассс!
  
   Незадолго до заката наша компания тронулась в путь, к переправе через Попрыгушку... Перепрыжку... Отрыжку. Я и Лидорчик - зеленоватые. Короед замаскированный. Половник, успевший уползти к речке - мокрый. Яся и Нифса довольные жизнью. Впереди нас ожидала ночёвка в рощице. С Наариэлем. А потом... Ольшанка, дядя и некромант. Или в другом порядке - смотря, как повезёт на встречных дамзерхов.
  
   Родственные чувства (3)
  
   Наариэль встретил нас у рощи на дороге. Никогда я ещё не ночевала среди деревьев с таким комфортом. Прекрасному стражу было нечем заняться, пока он нас ждал, и поэтому мы получили не просто настилы из веток и костерок на земле, а пару шалашей и выложенный из камней очаг. К сожалению, спать в шалаше мне пришлось с Ясей и Нифсой. А Наариэль с Лидорчиком пригласили в своё укрытие даму-Короеда. Везет же некоторым женщинам!
   В путь тронулись рано утром. Тишина, красота, никого вокруг. Деревни и посёлки кончились. Народ в приграничье попусту по дорогам не шлялся, и мы ехали, не слишком маскируясь, и иногда пускали разодетого Короеда в седло. Размяться. Тогда пейзаж украшала лихая дама верхом на скакуне в бело-золотых тряпках, которые на скаку неприлично раздувались, обнажая ноги в штанах и в дорожных сапогах. Это хорошо, что свидетелей не было. А то они бы от нашей Марочки враз скопытились.
   После полудня ко мне в коляску подсел Наариэль. Не знаю, то ли он решил дать отдохнуть своей лошади, то ли со мной решил пообщаться. Соскучился? Я предпочла последнее. А бабуля, ехидная синекрылая родственница, настаивала на первом варианте.
  
   Как-то так всё время выходило, что сразу завести разговор с Наариэлем у меня не получалось. Сначала мы обсудили погоду и прочих птичек-бабочек. Но потом я всё-таки нашлась с темой. Не то, чтобы я её долго искала, или тема меня нисколько не волновала. Наоборот - очень даже интересовала. Но мне было несколько неудобно расспрашивать кого-то о своих собственных родственниках, ырбуц им в печенку.
   - Синяя Вязь - стихийные маги, водные, - начала я из-за такта, вроде как разговаривая вслух. - Вполне понятное название. Дом Алых Рун - огненные - правящий Дом, и даже Лидорчик кое-что унаследовал. Может спалить что-нибудь ненужное, если оно стоит на месте и ждёт, пока он прицелится. Ещё я знаю Дом Серебряной Вязи - воздушники. И Дом Стального Узора - маги земли и рудных жил. Ну, и всякие там производные ответвления стихий вроде Снега, Льда, Горячих струй, Белых Камней... А Золотой Луч какой силой владеет? В шахтах подсвечивает, что ли? Гномам в помощь? Неугасимая Коптилка?
   Наариэль даже фыркнул, когда я вот так откровенно продемонстрировала свою неосведомлённость.
   - Что ты, Мита? Это же - ветвь силы Жизни.
   Вот спасибо, пояснил непонятным об непонятное.
   - И кому же они дают той жизни?
   - Растениям, - вполне серьёзно и даже с некоторой, как мне показалось завистью, ответил прекрасный страж. - Всему, что растёт.
   - Стихийное огородничество. Сильно. Магически удобряют поля и сады, что ли?
   - Эххх, - совсем уж грустно вздохнул Наариэль. - Митавиа, вот, представь: идёшь ты по лесу....
   - Ну, представила. Иду.
   - И вдруг, ветка дуба начинает расти, обвивается вокруг твоей руки и держит. И корень тоже отрастает, обхватывает ногу и не даёт двинуться с места.
   Ырбуц меня пополам драмзерхом!
   - Допустить-то можно. Только я не сумасшедшая жать, пока дубовая ветка вокруг руки нарастёт и пару раз загнётся-обовьётся. Это же лет пятьдесят на одном месте стоять надо! - не поняла я, о чём можно было вздыхать. - На такие опыты даже мой дядя никого не уговорит.
   - Мита, я изложил только суть принципа. А что до магического изменения стабильности сущего... Приливная волна идёт к берегу часами. Но я-то могу пригнать к берегу нечто подобное за секунду. И на озере, и у реки, а не только у моря. Или даже сформировать из той влаги, что содержится в воздухе. Вот, и здесь так же, - потряс меня новыми сведениями самый прекрасно-осведомлённый страж. - Сила Жизни. Моментально. Идёт орк по лесу - миг, и он уже за ноги и за руки повязан корнями и ветками. Тебе покажется, что растения схватили его как разумные и быстрые существа, но на самом деле, они немедленно отросли-выросли в нужном направлении. Если твой родич из Золотого Луча посодействовал, конечно.
   А-а! Тогда, да, действенно. Если моментально. И если схватили. Впечатляет. Жуть. Я представила армию орков, растопыренных в лесу между землёй и небом, обвитых дубовыми ветками и берёзовыми корнями...
   - ...а потом, ка-а-ак начнут корни и ветки в разные стороны расти, и... хрясь! Всех врагом пополам!
   - И я о том же, - вдохновенно и очень мечтательно шепнул мне в ухо Наариэль. - Это же мощное и тайное оружие! Везде - даже в степи, или в пустыне, стоит только одному семечку оказаться в земле, как враг будет или схвачен, или задержан. Даже травой можно обойтись. Снизу за ноги повяжет-запутает. Что уж о лесах говорить...
   Нет, ну, от его шепота у меня возникают напрочь приятные ощущения вдоль всего позвоночника и ниже, но - тема-то! Орки драные какие-то. Как можно столь приятно шептать о своих воинственных устремлениях нежной девушке. Да, я нежная! Как бы там бабуля мне изнутри в оба уха не хмыкала.
   А родственнички-то! Ничего себе огородники! Я представила погибшую в лесу вражескую армию. Тут нога на ёлке болтается, там голову дупло ясеня вроде как доедает, а на пригорке рукой орка сосна помахивает. Не, не жуть. Ужас, драмзерхом меня об осину.
   - И часто они так... упражняются? - наиболее корректно обозвала я предполагаемый кошмар.
   - Если бы, - опять вздохнул Наариэль. - Не допросишься. Не гуманно, по их мнению, - завёлся страж. - Мало их, видите ли, таких ценных, чтобы оказать поддержку армии. Всего четырнадцать, ррредких. Но могли бы на границу парочку и прислать! Сидят в Ирсилене как сычи! - вконец озлился Наариэль на моих враго-роственников.
   Фуххх! А я то уж было подумала, что эти лесники-садисты по миру мотаются, и надо начинать бояться кустиков и цветочков. Успокоил.
   - Эммм... и чем же они тогда занимаются в мирной жизни? - не отставала я с расспросами, решив окончательно прояснить дело с роднёй.
   - Оранжереи, лучшие сортовые розы, арочные сады, живые перголы! Ерунда! - рявкнул мой воинственный возлюбленный. - Беседки растят, деревца со ступеньками на обзорные площадки, веточки в кружева заплетают! Глупостями они занимаются, - вынес вердикт самый ответственный страж и нахмурился.
   Счастье-то какое! И со свойствами родни разобралась, и даже испугаться толком не успела. Пусть и дальше занимаются глупостями. "Мита, - привлекла моё внимание Синяя Бабушка, - возможно тяга отрастить что-нибудь или вырастить, у тебя как раз связана с данной родственной линией". Я вспомнила свои фантазии с участием гнома и его растущей ноги и ужаснулась. Бабуля сдержала мой порыв подпрыгнуть и принялась размышлять: "Интересно, в чём разница между нашей техникой копирования и их магией Жизни? И как такое отрастание может быть стихийным? Жаль, что я в этот раз не увижу столь уникального стихийника в работе..."
   Кому как. Мне так совсем не жаль. У меня ж на их знак Дома такая реакция, как будто меня в нежном детстве пытались повесить на хваткую ёлку вместо шишки. А что? Совсем не исключено. Может, дядя меня как раз и отбил у какого-нибудь неадекватного растения и потом стёр жуткие воспоминания. Я бы тоже стёрла, если бы схваченный растением ребёнок начал бояться всего зелёного, включая яблоки. Наверняка так и было. Бабуля мысленно скривилась:
   - Наверняка, Миточка, бывает только в том случае, если знаешь точно. Не плоди кошмары без нужды.
   - Угу. Не буду.
   Но как бы то ни было, я не только не стремлюсь познакомиться поближе с теми, кто может стимулировать зацветание сухих пеньков, я ещё и их тягу к позолоте не понимаю. Вот за разъяснением смысла бело-золотых вензелей я и обратилась к сероглазому знатоку магических тонкостей. А то он заскучал, пока мы с бабулей мысленно общались.
   - Наариэль, а почему именно золото на белом? Причём тут растительность? Ну, синева с водой сочетается. Серебристый цвет со сталью - тоже. Алый с огнём - туда же. А как сочетается золото с растущим кустом? Он же - зелёный. Был бы Дом Зелёной Вязи, я бы поняла.
   - Красота контраста как суть природы, - ответил, но совсем непонятно, прекрасный страж.
   М-да... Золотистая тыква на снегу. Нет, лучше - дыня. Надо изобрести свой собственный знак Дома. И впихнуть туда все красоты и чудеса природы вместе с её сутью. Золотую дыню, которая повисла на еловой ветке - в нижней четверти слева, красиво выписанное слово "ырбуц" - в нижней четверти справа, а в верхней половине поля изобразить дядин будильник в обрамлении оленьих рогов. В назидание потомкам, которые у нас с Наариэлем когда-нибудь будут. Ах, да, и всё это - на синем фоне. Вот.
   Родившийся в воображении герб заставил меня передёрнуться. Уж больно напрашивалось ещё одно слово - изящной вязью по геральдической ленте: "Драмзерх". Нет. Потомки меня не поймут. Они меня испугаются.
   Чуть было не огорчилась. Попыталась найти в странном родстве что-нибудь положительное и... нашла. А то ведь, чуть было не упустила. Мне же кое-что в бабушкиных размышлениях очень понравилось. Вот это: "В этот раз не увижу..." Я, конечно, надеялась, что бабуля ещё не раз прилетит в гости в мою голову, но уверенность всяко приятнее надежды. "Мита, я всё слышу, - совсем как дядя отозвалась моя ментально-синяя Бабушка. - Благодарю за приглашение". Всегда "пожааалста", бабуль. С такой поддержкой можно и в гости к позолоченной родне заявиться. Они нас - магией жизни, а мы их копированием, копированием! Вот они драмзерхом-то накроются, когда на их бодро растущих тыквах что-нибудь нетипичное закудрявится. Нет, не на тыквах! Дубы - в лебяжьем пуху, ёлки - с синими волосами, клёны - в собачьей шерсти. И чтоб та шерсть с них лезла, как во время осенней линьки. То есть, сначала - визуально-психологическая атака, а следом уже мы - дорогие гости.
   - Мита, - на сей раз, совсем как грустящий Наариэль вздохнула Бабушка, - я уже говорила, что тебя не научили правильно здороваться?
   Пфе. Было бы с кем, хурлак меня побери и приложи об осину дыней! Да мой половничек, по сравнению с их возможностями - невинное условно-кухонное создание. С косичкой. И с бантиком, кстати. С розовым, тьфу. Но я не виновата. Это Лидорчик, семьдесят второй извращенец, с Льянкиной нижней юбки кружево оборвал. На память, что ли? Страдалец нетипичный. Короче, Нарик по сравнению с хищными хваткими лесами - сущий младенец.
   Бабуля внезапно развила во мне внутреннюю деятельность. Не мою, а свою собственную. А потом выдала:
   - Я в этом мало что смыслю, но советую тебе попробовать.
   О, как! Это будет покруче, чем дядины эксперименты. Дядя-то понимал, что к чему, или хотя бы был уверен, что понимает. А вот так, чтобы попробовать неизвестно что, да ещё такое, в чём и бабуля не смыслит... это надо уметь. Сначала найти неведомое, а потом его попробовать. М-да... Очень напоминает нутрию. Пробовали. Хватит.
   - Не, бабуль. Я про "это" не поняла.
   - Фух! - разозлилась Бабушка. - Сосредоточься на какой-нибудь травинке и попробуй её хотя бы удвоить по длине.
   Ага. Удвоишь тут. Они, травинки, мимо нас едут. Или мы мимо них. И я не верю в то, что смогу правильно вырастить травинку. Вдруг опять половник получится? Лидорчик умрёт от счастья, а мне хоронить жалко будет. Обрыдаюсь. Лидорчика, а не травяной половник жалко будет.
   - Естественно. Никто не требует экспериментировать с тем, что проехали. Потренируешься на вечерней стоянке, - безапелляционно заявила Карнэль Короедовна и так качественно ушла под ментальные щиты... вот, прям, как в том лесочке у дороги.
   Так что ж время-то терять?
   - Наариэль, а не поднять ли нам верх коляски? - намекнула я прекрасному стражу на возможность создать интимную обстановку.
   И он меня понял. А как не понять, если среди бела дня на жаре девушка просит накрыться кожаным верхом? Оххх, как мы целовались! Кажется, в романах это называется "с упоением". Неважно, как оно там называется, но времени у нас было ровно до тех пор, пока бабуля не выйдет в мой верхний ментальный слой и не устроит очередной разнос на тему морали. Поэтому мы упоительно спешили. Страсть... как приятно.
   От Наариэля пахло немного лесом, слегка дымом костра и чуть слышно - озёрным ветром. Не знаю, откуда взялось такое сравнение со словесным совмещением. А потом я перестала искать сравнения. Я просто таяла. А он время от времени от меня отрывался и шептал-повторял мне на ухо: "Мита, если бы не эта дорога и лишние глаза... я бы не сдержался". Ох, как же мне хотелось, чтобы он не сдержался. Неважно, что он имел в виду. Но если думать, что вот эти судорожные вздохи и прочие приятные стоны - сдержанность, то несдержанность мне должна понравиться ещё больше.
  
  
  
  
   Проблемы роста (4)
  
   Ну, что сказать? Я же говорила, что мне не везёт. Так вот, если мне везёт, то так странно, что даже невезение начинает казаться чем-то приятным. Загнула, да. Это после вчерашнего. У меня вчера такой день выдался - ухх. Всех то в жар, то в холод бросало, а меня в первую очередь.
   Сначала отличился Лидорчик. Этот семьдесят второй гад не вовремя поравнялся с нашей коляской и как завопит:
   - Мита! Что же это вы с Наариэлем делаете?
   Одно слово - дурной. Завидовать надо молча. Зачем задавать глупые вопросы? Мы целовались, да. А что, сразу не было видно что ли?
   Но вопль Лидорчика пробудил и побудил к действию сильно-задумчивую Бабушку. Бабуля незаметно для меня очнулась и перехватила часть доминанты. Я, конечно, мало что замечала в тот момент. Но как моя ладонь устремилась к щеке Наариэля, заметила. Поэтому звук пощёчины слился с моим воплем: "Это - не я!"
   Прекрасный страж недолго пребывал в шоке, быстро сообразил, кто "за", кто "против" и даже умудрился куртуазно принести извинения Карнэль Короедовне, не забывая превозносить мои достоинства, которые "восхитили", "заставили забыть обо всём" и "лишили способности мыслить".
   Всё произошло быстро, пусть с некоторой заминкой, но в итоге вышло даже приятно. Не знаю, чьи пальчики поцеловал Наариэль в конце извинения - мои или Бабушкины. Но нам его нежное касание губами каждого ноготка понравилось. Нам вместе. Честно. Что бы там бабуля ни бурчала. Да она его и огрела-то больше от неожиданности. Если бы не Лидорчик, так и вовсе словесным внушением обошлась. Точно-точно.
   Но дурной вопёж семьдесят второго завистника привлёк Ясю. Яся вспомнила, что она - не только жена Короеда, но и мой опекун. Оно мне надо было? Нежданчик. Он же - ыртыть, сильно качественный.
   Мара-Короед был брошен на произвол судьбы, а мастер-наставница принялась за воспитание меня-подопечной. Лучше бы она этого не делала. Ничто так не убивает романтику, как лекция о гигиене.
   - Митавиа, - занудно бубнила наша меченосица, - целоваться в твоём возрасте - нормально. - И я так думаю. - Но мы находимся в полевых условиях. Мы - в походе. - Я догадывалась, ага. - А ты помнишь, когда в последний раз чистила зубы? Так вот, следовало вспомнить прежде, чем целоваться. - Ырбуц её драмзерхом по всем кочкам! Вчера я чистила. Содой с солью. Но от смущения у меня так заполыхали уши, что хоть мясо на них жарь. - А когда ты в последний раз мыла голову? - Когда был последний постоялый двор с бадьёй, тогда и мыла. Она, кстати, тоже. Мы же - в походе. - Девушка всегда должна помнить....
   Дальше я уже не слушала. Я полыхала натурально до корней волос. Рядом со мной рдел багровым румянцем Наариэль, который тоже был с нами в походе, редко что чистил, не мыл, не полоскал и так далее. Мы ехали в коляске, слушали нависшую над нами конную Ясю, чувствовали, как покрываемся микробами размерами с хороший ырбуц и краснели, как Лидор при виде Льянки. Даже невозмутимая Нифса отвлеклась от лошадей и, вопросительно глянув на мою опекуншу, изрекла вопросительное "Уи?" Согласна. На кой меня так смущать, а? И где Яся нашла столько микробов?
   Короче, Яся, ругая меня, выставила нас со стражем грязными извращенцами. Как минимум. Бабуля прониклась ситуацией общей немытости не меньше моего, и возмущённо рычала. Да, такая знатная дама "ни за что", "никогда в жизни", "не помнит за собой такого пренебрежения приличиями". Ага. Дали бы мне времени побольше и нормальные условия, я бы тоже не пренебрегла. Или мне не хочется смыть дорожную пыль, сделать приличную причёску и надеть красивое платье? Хочется.
   Яся вместе с Бабушкой растоптали меня морально, вконец смутили Наариэля, и я решила отомстить. Как? А я и не планировала. Главное - начать действовать, а месть сама образуется. Это я по себе знаю. Способность у меня такая.
   Вот эта способность вечером на стоянке и проявилась.
   Остановились мы в осиновой рощице около овражка с родником. Короеда привлекать к обустройству ночлега не стали. Наша Марочка к вечеру превратилась в приличную немощную даму. Такую, которую ни к чему подпускать нельзя - нервная и чешется, только положить горизонтально и оставить в покое. Ему, как оказалось, корсет в рёбра впился, а висячая грудь натёрла его родную. Будет знать!
   В сумерках разожгли костёр, подогрели еду, даже чай из трав заварили. Я думала, что после чая спать лягу. Поближе к Наариэлю, а ночь планы покажет. Глядишь, и ближе окажемся. Но в меня мысленно вцепилась бабуля.
   - Мита, ты помнишь насчёт выращивания? Пробуй.
   После лекции о гигиене мне откровенно не хотелось ни пробовать, ни хоть сколько-нибудь напрягаться на сомнительные эксперименты. Я размышляла, где бы голову помыть. Но Синяя Бабушка не отставала.
   - Завтра в Ольшанке помоешь. Ты обещала попробовать, Мита.
   Пришлось соглашаться.
   Выдрала пук травы вместе с землёй и принялась на него медитировать. Никакого эффекта. Ни одна травинка не шелохнулась. Карнэль Короедовна приказала мне ползти в овраг и мочить корешки в воде. Вода, она для травы полезная. Я намочила. Опять - ничего. Пялилась я на этот кусок дёрна, пялилась... и чуть не уснула. И неправда, что я не старалась. Я очень хотела, чтобы он зацвёл или заколосился. Так хотелось спать, что я готова была вручную помочь траве отрасти. Потянуть немножко. Но бабуля сказала, что вручную - не имеет смысла.
   В итоге мы бросили это бесполезное занятие, а я бросила пучок травы в овраг. И даже успела устроиться спать на расстеленных плащах. Поближе к томно вздыхающему стражу. Нифса легла мне за спину, поэтому мне удалось ещё чуть ближе придвинуться к Наариэлю. Бабуля возмущённо хмыкнула и обозвала мои манёвры ребячеством. Я настаивала на праве на личную жизнь, и...
   Вот. Вот тут она и наступила - месть! И наступила на правильного виновника. На Лидорчика. Очень качественно наступила.
   Не знаю, почему он решил спуститься, на ночь глядя, в овражек. Надеюсь, что в соответствии с правилами гигиены - только попить. Зато, как он оттуда выскочил! Вопя и поминая всех ырбуцев с драмзерхами.
   Наариэль в ответ на его непотребные вопли принял боевую стойку прямо из положения лёжа. Яся обнажила меч. Короед запутался в юбке. Нифса зашипела и засверкала глазами. А моя внутренняя Бабушка приподняла меня над землёй и начала отращивать крылья, одновременно выставляя щит. Не, ну, правда, мы думали, что в овражке залёг как минимум тот самый некромант, которого мы ищем. Оказалось, что не залёг. И вовсе не некромант. Половник там залёг. Купался, ага. Давно не сбегал. Расслабились.
   Когда именно семьдесят второй растяпа упустил Нарика, так и не выяснили. Но упустил. Факт. Нарик уполз в овраг, а как долго он там впитывал влагу, никто не знает. Но впитал, чего уж там. И что-то ещё впитал. Вот, уж не знаю что. Пусть Бабушка разбирается "как", "когда", и "почему".
   Лидорчик выметнулся из оврага, вереща и потрясая рукой. В его конечность, можно сказать, что вцепился Нарик. И вцепился он шевелюрой. У ценного половника - не знаю как, но образовалась дополнительная растительность. От самого кончика черенка отрос вьюнок. Симпатичный. Пока без цветочков. А на черпаке среди чёрных волос выросла очень даже густая и длинная трава. И эта трава сцапала Лидорчика за руку, когда тот нащупал его у родника. То ли хотела победить, то ли - полюбить. Понятия не имею, чего та трава хотела. Но отцепляться она не хотела никак и ни за какие драмзерхи.
   Лидорчик размахивал рукой с половником и не давался в руки. Мы хотели ему помочь, а он орал и бегал. Лидорчик не давался и бегал, а не половник.
   Наконец, Яся совсем как на тренировке подсекла императорского потомка под ноги, а следом и мы подоспели. Навалились, кто как смог. Наариэль схватил за ноги, Короед за руки, отчего ТоннаЭля наполовину скрылся под бело-золотыми юбками. А Яся уселась ему на спину сверху. Хорошо зафиксировали. Мы с Бабушкой руководили захватом. Я наблюдала, а бабуля, полностью взяв доминанту, указывала кому и за какую конечность хватать буйного в семьдесят второй степени потомка Императора. Когда Лидорчика завалили, его рука с половникам нам с Бабушкой и досталась.
   Нервный отпрыск Правящего Дома рыдал и ругался. Но моя няня... Я же говорила, что Нифса - просто уникум, запела-завыла грустно-успокоительную песню и... О, чудо! Успокоились и Лидорчик, и половник. Потомственный принц временно перестал рыдать, а половник ослабил хватку. Тут мы их и разъединили.
   Разъединили, распутали, и моя Бабушка, всё ещё пребывая в доминирующем состоянии, изрекла моим горлом:
   - Мита, поздравляю! У тебя всё-таки получилось. Значит, стихийная магия тебе также присуща, как и магия Ракшассов.
   Понимаю, что новые страдания половника - моя заслуга. Но я, честно говоря, опешила. Да, бывают полукровки. Но не по Силе же!
   В другой мир я ходила. И вполне успешно. То есть, я - нормальный Дракон. А вот это... Ничего себе "присуща"! Криво и косо. Захочу дорастить кустик, а вместо него на соседней поляне берёза корнями вверх вырастет. Кому оно надо?
   Но бабуля, не обращая внимания на то, что она меня слышит, а другие - нет, принялась за утешение с воодушевлением:
   - Мита, главное - тренировка. Ты же первый раз попробовала. Кстати, почему ты вырвала траву с корнем?
   - Да! - хлюпая красным носом, встрял Лидорчик, - Зачем выдрала? Чем она тебе мешала? И зачем ты её в овраг выбросила? Что теперь с Нариком делать?!
   - Умный мальчик, - глубоким контральто проворковала Бабушка. - Мита, так зачем?
   Я чуть не лопнула от возмущения. Спросить - спросили. Но где, хотела бы я знать, моё право голоса?
   Бабуля хихикнула, прям как девчонка, и уступила доминанту. Тут-то я и развернулась с отповедью.
   - А откуда я знаю, как надо? Меня что, учили? Я за собой раньше таких безобразий не замечала. У меня в жизни ничего не прорастало. Даже цветы на подоконнике вяли. Если только по прихоти дядиного будильника всякая пакость появлялась. Да и то - на мне. А не на посуде! - всхлипнула несчастная я.
   Яся с Короедом не вмешивались. Короед-то - он опытный и против Бабушки не выступал и в разговор не встревал. Поэтому придерживал Ясю, хотя она ему чуть парик не стащила и всю юбку оттоптала. Лидорчик сверлил меня взглядом, как врага народа. А вот Наариэль... Вы видели когда-нибудь кладоискателя, который всю жизнь копал впустую, и вдруг его заступ вонзился в крышку набитого золотом сундука? Лучше представить на месте кладоискателя гнома. Но Наариэль же с гномами общался. И даже вместе сражался. А это - заразно. Вот так он и выглядел - заразно-воодушевлённо.
   - Митавиа, сокровище.... - задыхаясь от восторга, прошептал страж.
   И я сразу задумалась - за что меня теперь будут любить? Хотелось бы, чтобы за просто так. М-да... Но уже поздно. Трава-то выросла. А маги Жизни - редкие. Но как-то мне не улыбается тренироваться и потом ловить орков осинами. Вот, честно. Как представлю, что от моих потуг деревья ловить будут не тех, не там и совсем не деревья... нет, я - не маг Силы Жизни. Я - Маг Драмзерха. Никто не знает, где и как он образуется, и кого когда настигнет. Свойство у меня такое. Я же говорила.
   Бабуля поймала мои мысли и начала их мотать туда-сюда. На стадии её размышлений о сути побочного эффекта телотворения в половнике, его обрастании травой, сочетания стихий воздуха и огня в воде... даже и не знала, что они там сочетаются, - я чуть в благородный обморок не упала. Бабушка меня вовремя поймала, выпрямила, велела не раскисать и опять ушла под щиты. И опять качественно. Напрочь.
   Стояла я на краю овражка и думала. Самое время для поговорить или ещё чего сделать с Наариэлем, а вокруг - возмущенные местами по области граждане. Ладно бы только Яся с её гигиеной и Короед в "плащеюбе". Лидорчик, несчастный собиратель редкостей, добрался-таки до моего рукава и, рискуя рукой, до любимого половника. Было очевидно, что не отпустит ни его, ни меня, пока я не решу проблему.
   Как знала.
   - Так, что делать-то теперь? - семьдесят второй раз хлюпнул носом потомок Императора.
   - Что-что? Ну, пропалывай его теперь, - предложила я единственный выход.
   Так он меня за такое предложение чуть половником не стукнул. Нариком. Хорошо, что Наариэль перехватил семьдесят второго истерика и даже сходил потом к скинутому в овражек Лидорчику для внушения и воспитания. Сначала скинул, потом сам следом отправился. Ох, силён! Не то, что некоторые.
  
   До середины ночи бабуля думала, Яся не спускала с нас с Наариэлем глаз, и мы сидели почти молча - разговаривали только о делах, а Лидорчик сопел в овраге. Сопел, бубнил, страдал и ойкал. Не знаю, почему ойкал. Может, пробовал прополку на себе? Спал только натёртый грудью Короед. Будет знать, как тяжела женская доля! И пусть спасибо скажет, что ему туфли на каблуках не достались.
   Когда на небе взошла полная луна, а звёзды только собирались потускнеть, я поняла, что ещё немного - и сдамся. Пусть о деле, но Наариэль же со мной говорил. А когда он говорит, я собой не владею. Уже заметила. Но страж не просто говорил. Он меня вербовал, сероглазый обольститель. И я всё-таки сдалась, когда Яся утратила бдительность и отлучилась в лес.
   - Ох, Мита, ну, прошу, пообещай! - и поцеловал меня, опрокинув на плащ.
   Думала, умру от счастья. Конечно, я пообещала.
   Как только научусь правильно растить всякую зелень, так непременно приеду служить в Ольшанку. Орков травкой ловить, контрабандистов розами вязать, и всяким прочим гадам ромашковые ырбуцы устраивать.
   Бабуля по возвращении в сознательный слой моей ментальности только вздохнула:
   - Да-а, Мита... Ваши стражи-стихийники в плане предложения совместной жизни слишком уж оригинальны.
   Конечно, совместной. Иначе я бы и не согласилась. Зачем мне орки с ромашками, если без Наариэля? И не в Ольшанке? Решено. Учусь. Пока не знаю, на ком буду тренироваться. Но точно не на живых существах, даже если они - половники. Честно не прогуливаю тренировки Яси. Мне же в приграничье потом возвращаться. А меч в приграничье - совсем не лишняя вещь, особенно, если он не деревянный. Но, хотелось бы ещё и помолвку с браслетом. Эхх... Если для этого надо поймать пару преступников дубом по голове, я постараюсь.
   - Мита-Мита, - покачала моей головой Синяя Бабушка, - какая же ты...
   Ну, какая?
   - Влюбленная, - выдала бабуля.
   Ну, хоть не ненормальная. Бабушка ментально фыркнула и ушла спать. И мы с Наариэлем тоже улеглись. Потому что вернулась Яся, да ещё и притащила из оврага нашего страдальца с его половником.
  
   Вот такой вот вчера был насыщенный день и вечер. Даже не знаю - хороший или плохой? Разницу между драмзерхом и ырбуцем я найти так и не смогла.
   А сегодня с утра мы снова тронулись в путь. До Ольшанки оставалось всего-ничего. Пока впереди не замаячила деревня, та, что была рядом с крепостью, Короед ехал верхом рядом с нашей коляской. Яся прикрывала тыл, Наариэль скакал впереди, Нифса делала вид, что ни на что не обращает внимания. А Лидорчик сидел рядом со мной и занимался ручным трудом. Пропалывал Нарика.
   Взвизгивать, выдёргивая каждую травинку, семьдесят второй сочувствующий уже перестал. Только вздыхал. И иногда бросал на меня укоризненные взгляды. Как будто я виновата? Ну, и ладно. Я делала вид, что так и положено. Прополка - своего рода травма. Для пропалывающего. Хотя меня прямо-таки тянуло сказать Лидорчику, чтобы перестал заниматься ерундой. Нарик, с зелёной травой в чёрных волосах был сногсшибательно хорош. А если трава пойдёт в рост и даст семена... Нет, лучше не надо. Вдруг из тех семян вырастут половники или деревянные ложки? Или того хуже - вилки?
   Я подавила в себе чувство прекрасного и решила не мешать Лидорчику.
   - Верно, - откликнулась в голове Синяя Бабушка. - Не трогай мальчика.
   - На! - неожиданно рявкнул мальчик-Лидорчик. - Это тебе! - и протянул мне синий цветок.
   Малость помятый и с потрепанным стеблем. Ладно. Он же его пытался из Нарика с корнем выдрать, вот и помял. Василёк.
   - Спасибо, Лидорчик. И не обижайся. Смотри, какой у тебя теперь дважды-ценный половник. Уникальнее не бывает! Может, теперь ему и вода впрок пойдёт, а не в рост. А василёк красивый. Васильки я очень люблю.
   - На здоровье, - буркнул ТоннаЭля. - Поздравляю.
   - С чем? - напряглась я, ожидая подвоха.
   - С Днём Рождения, Мита! - помахал у меня перед носом частично ощипанным Нариком, как будто проверяя мою зрительную реакцию, семьдесят второй огородник.
   Надо же. А я и забыла. Ну, всё! Вот теперь....
   Бабуля тут же схватила меня изнутри за руки.
   - Детка, у тебя год памяти стёрт, так что твои восемнадцать - по уму семнадцать.
   - Бабулечка! Драгоценная! Я ещё год не выдержу! - попыталась я развязать себе руки.
   - Тьфу! Совсем как я в молодости, - буркнула, отпуская меня, Синяя Бабушка.
   - Митавиа, - окликнул меня, услышав вопль Лидорчика, и развернул коня Наариэль, - у тебя сегодня День Рождения?
   - Ага. Восемнадцать.
   Яся немедленно поравнялась с коляской.
   - Как восемнадцать?!
   - А вот так, - гордо вздёрнула я подбородок. - Бабушка может подтвердить!
   Бабушка подтверждать не торопилась, но Яся всё равно скисла. Понимаю. Конец лекциям по гигиене и проверкам моей косы на насекомых. Всё! Первое совершеннолетие. Теперь я тоже кое-какие права имею.
   - Присоединяюсь к поздравлениям, - промямлил губами, растянутыми маской, Мара-Короед.
   - Уи-а-у, - обернулась ко мне радостная Нифса.
   А Наариэль развернул коня, поднял его в галоп и понёсся по лугу в сторону дальней березовой рощи. Вскоре не только пыль осела, предъявляя мне совершенно пустой пейзаж, но и перестук копыт затих. Был, и нету. Как сон. Поплакать что ли?
   - Гормоны, - мысленно прервала мои романтические страдания Синяя Бабушка. - Это всё они. За цветами твой красавец ускакал. Больше не за чем. Сиди и жди, как будто ничего не заметила, - совсем обрубила хвост моей романтике бабуля.
   Я и сидела. И ждала. Воткнула чахлый василёк в волосы, вроде как - именинница, и ждала. Полчаса. Час. Уже волноваться начала, когда на грани слуха снова послышался конский топот.
   Яся и Короед ехали впереди, не торопясь. Куда торопиться, если моя сиреневая няня пустила лошадей таким медленным шагом, что они через каждые три шажка останавливались? Семьдесят второй занудный кошмар, тот, который Лидорчик, уже успел не только выщипать траву из Нарика, но и выкинуть её из коляски. И теперь шёл, размахивая растрёпанным половником. Проветривал ему волосы, что ли?
   Сметанка - кобыла вредная, но игривая, кусала за холку нашего мерина. Мерин не реагировал и только хвостом махал. Что с него взять? С мерина? Мне стало жалко Сметанку.
   - Мита, - опять приступила с увещеваниями Бабушка. - Что-то ты сегодня слишком чувствительная в одну сторону.
   Да, сама не знаю, чего вдруг? От ожидания, наверное. Ожидания чего-то такого...
   - Ну, конечно, - съехидничала бабуля. - Вот такого! Эдакого! Мита, не ожидай лишнего. Здесь всё равно, кроме полевых цветов ничего нет. Хотя, зайчик на ужин не помешал бы. Мне понравилось в прошлый раз.
   Кто о чём, а Бабушке - покушать!
   И тут из-за рощи показался всадник.
   Наариэль и обратно тоже спешил, пустив коня по лугу галопом. А тот рассекал высокую траву мощной грудью. По обе стороны лошади расходились-расплёскивались изумрудные волны-волосы. Как будто сам ветер расчёсывал их перед грозой...
   Или - как будто Лидорчик траву в волосах Нарика. Я даже рот раскрыла, так залюбовалась. А мои разумные спутники поняли, что сейчас они станут лишними и спешно припустили вперёд. Даже ТоннаЭля поймал своего недомерка и вскочил в седло вместе с Нариком. Вот, прям, полюбила их всех, включая половник.
   Со мной остались только ехидная внутренняя Бабушка и невозмутимая Нифса.
  
   Наариэль поравнялся с нашими лошадьми, спешился, бросил поводья на луку седла и запрыгну в коляску. Я, как велела Бабушка, сделала вид, что ничего не замечаю. "Мита, - немедленно вмешалась бабуля. - Ну, не настолько же можно ничего не замечать". Вот кто бы немножко свободной жизни дал, а?
   Бабуля намёк поняла и ментально закрылась. Но я знаю - закрылась не совсем и подглядывала. Цветов-то никаких у Наариэля в руках не было. Из-за пазухи тоже букеты не торчали. И Карнэль Короедовне, как и мне, было интересно, зачем же мой прекрасный страж носился галопом?
   - Мита, - справился с дыханием будущий кошмар некроманта, - я бы хотел предложить... но у меня не было... то есть, не с собой... и вообще - дома... - совсем запутал меня самый прекрасный из всех мужчин на свете. - И День Рождения - не повод, - окончательно сбил меня с толку Наариэль. Бабушку, кстати, тоже. - Но я решил рискнуть! - Уже легче, и гораздо интереснее. - Если хочешь, прими. От меня. В смысле, со мной. Если не против. Ох, я никогда раньше не пробовал. Не думал, что это так сложно сказать, - сдался страж.
   Я чуть последние извилины не расплела. И даже не сразу поняла, что именно Наариэль положил мне на колени. А когда поняла...
   - Бабуля, что ты там говорила о романтике, а? - мысленно уела я Синюю Бабушку, пытаясь аккуратно надеть на руку браслет, сплетённый их васильков.
   - Деточка, а как насчёт одобрения старших? - неожиданно прошипела мне в мозг бабуля.
   У меня даже руки дёрнулись.
   - Что, опять нельзя?!
   - Ладно, - смиловалась Карнэль Короедовна. - Лучше уж с женихом целуйся, а не непонятно с кем. Не так неприлично будет, - отчего-то вдруг подобрела синяя родственница, и в голове внезапно стало легче.
   Но меня такими фокусами больше не напугать. Проверила. Бабуля никуда не улетела. Просто оставила нас наедине. И я продолжила просовывать руку в маленький, но такой прекрасный венок. Васильки! Где он их нашёл в таком количестве? И сплёл. Мне сразу растаять, или подождать?
   - Мита, так ты согласна? - неожиданно выдохнул Наариэль.
   - Ага.
   Знать бы точно на что? А то одну помолвку мимо ушей уже пропустила. А со второй случилось что-то вроде истощения словарного запаса у предполагаемого жениха.
   Я вообще на то, на что надо соглашаюсь, или опять всё неправильно поняла?
   - А если завянет? - указала я глазами на браслет, намекая на некоторую недолговечность подарка.
   - Отец пришлёт наши браслеты. Как приедем в Ольшанку, я ему напишу. Но, ты не сказала...
   Разве? Или "ага" - несерьёзно? И, значит, речь всё-таки о тех самых браслетах. Вряд ли его Жемчужный Папа пришлёт что-нибудь васильковое или ромашковое. Эх, ждут меня опять предбрачные оковы. Но на сей раз, такие приятные!
   - Да, согласна.
   Куда я денусь? Я не просто согласна. Я бы ему сама браслеты ещё куда-нибудь нацепила. На голову, на шею... "И не стану подсказывать, куда ещё", - внезапно возникла Бабушка. Ай, ладно.
   Наариэль сжал мои пальцы, и браслет из васильков сам скользнул на запястье. Я очень старалась управиться с его браслетом так же ловко, но у меня почему-то затряслись руки. Вот, только не надо о гормонах!
   Общими усилиями справились.
   Не знаю, почему мне в результате достался совершенно невинный поцелуй в висок. Наверное, дело в Бабушке. Она раздвину щиты, посмотрела моими глазами на Наариэля и очень искренне заявила мне в оба полушария сразу:
   - Несчастный. Бедный мальчик! Как же он теперь?
   Нифса одарила нас хищной улыбкой, остальной народ потянулся к коляске посмотреть, чем это мы занимаемся, а я просто сидела и млела. Никакой Наариэль не несчастный. Чепуха. И как это "нет никакой романтики"? Да пополам меня драмзерхом и ырбуцем об пенёк! Васильковые браслеты. Разве - не романтика? Самая, что ни на есть, чтоб мной хурлак закусил, ыртытем ему подавиться! У кого золотые браслеты, у кого - серебряные, с камнями и без. А таких, очаровательно васильково-синих, ни у кого ещё никогда не было. Что бы там ни говорили, но синий - теперь точно мой цвет.
  
   О дядях и тётях (5)
  
   В приграничную деревушку мы въехали с помпой. Оркестра и ковровых дорожек не было, но внимания нам досталось, хоть отбавляй. Да, не каждый день в местные деревни являются прекрасные дамы в таком количестве и в таком сопровождении.
   Самой прекрасной была Мара-Короед. Белое с золотом всегда эффектно смотрится, а когда у сверкающей дамы ещё и непроходящий любезный оскал на физиономии, то - вдвойне прекрасно. К тому же, в отличие от меня, местное население точно-точно не сомневалось, каким-таким дамам положены бело-золотые кренделя. По-моему, Короед был польщён всеобщим вниманием.
   Жители деревни потянулись за нами в сторону трактира. Лошадям под копыта не бросались, но таращить глаза не уставали. После разглядывания Короеда, внимания перепадало и нам-остальным. Нифса впечатляла приграничников своей сиреновой невозмутимостью. Я шла в качестве приложения, но тоже удивительного. Ага. Как-то не очень принято привозить в такие страшно-опасные места молодых девушек.
   Яся всегда была красива, если уж говорить честно. И ею откровенно любовались. Ощетинившись колюще-режущими предметами, она превратилась в свирепую виверну, что для приграничья - самое то. Военно и непобедимо, хотя бы внешне.
   Ехавший за нашей коляской Наариэль шокировал народ своей живостью. В том смысле, что покойники крайне редко оживают и возвращаются к месту службы. А его здесь, кажется, каждая собака знала. Ни одна не облаяла. Мой самый прекрасный мужчина составлял Короеду достойную конкуренцию. При виде псевдо-Мары глаза у людей открывались широко-широко, а при виде Наариэля народ жмурился и моргал. Некоторые даже головами трясли. Так он вам и исчез как галлюцинация! Не-а.
   Лидорчик тоже привлекал внимание. Оно и понятно - молоденький блондинистый эльф, у которого из заспинного мешка выглядывает некий предмет - черенок половника, несколько удивляет. А если черенок изгибается-шевелится, то только напрочь лишённый любопытства не начнёт приглядываться. Да, это я постаралась. Пусть Лидорчик и бывший жених, а всё равно - мой. Бывший. И если его семьдесят вторую светлость не сочтут достойной внимания, то он станет нудным. А нудный Лидорчик - лишняя трата нервов. Бабуля мне не поверила, заявив, что я просто оправдываю свои мелкие шалости. Ну, и ладно.
   В общем, выглядели мы впечатляюще. Четыре разные распрекрасные дамы в сопровождении всего двух мужчин - Наариэля и Лидорчика, должны были навести народ на размышления о магической мощи этих самых дам. И не зря. Я-то теперь и без бабули стала опасна как магическая граната с вырванной чекой. Вот, задумаюсь о растительности... и будет всем счастье. Пусть и непродуктивное, зато страшное и непонятное как вездесущий драмзерх. Жаль, приграничники об этом не знали.
   Итак, мы обозначились. И если дядя обретался где-то рядом, хотя бы в зоне распространения слухов, то должен был засечь наш триумфальный въезд и не менее триумфальное заселение на ночёвку в местную гостиницу. Она же - кабак, она же - трактир.
  
   Яся назвала едально-спальное заведение ночлежкой, бабуля - помойкой, Мара-Короед задержал дыхание на входе внутрь, Наариэль грустно вздохнул. Да, он бы предоставил мне что-нибудь вроде дворца, но чего не было, того не было. Но я нисколечко не осуждаю его за то, что он служит рядом с таким некультурно-полевым заведением. Осудила я его совсем за другое.
   Видели бы вы здешнюю разносчицу, девицу лет так двадцати пяти! Одно слово - грудь. Оголовья гномьих таранов когда-нибудь вживую наблюдали? Или, хотя бы на картинках? Так вот, точно такой же ырбуц, только два. И - глаза. Больше ничего привлекательного в ней не было. Шеи, казалось, тоже не было. Коротковата. Ходячая головогрудь, но говорящая. И вот это страшное чудовище рвануло к моему прекрасному мужчине, как к родному, вопя:
   - Наариэль! Ты живой?!
   Во-первых, и так было видно, что не мёртвый, а во-вторых - кто ей позволил "тыкать"?
   Дорогу разносчице преградил мой приёмный дядя, временно играющий роль тёти.
   - Стоять! - рявкнул Мара-Короед противным фальцетом, предотвращая похабное обнимание, если и вовсе не целование, моего жениха.
   Девица, готовая броситься Наариэлю на грудь, затормозила. Правильно. С криворотыми эльфийскими дамами лучше не спорить. А если улыбка женщины больше напоминает результат мутации, то это - страшная женщина. В том смысле, что - для всех остальных женщин она страшная.
   Я тоже хотела что-нибудь рявкнуть, но бабуля велела сделать вид, что мне совершенно безразличны наскоки всяких там разносчиц на Наариэля. Ну, я и не удержалась. Мысленно. Потому что женихов моих трогать всё равно нельзя, пока я сама куда-нибудь лишнего не пристрою, а Наариэль мне совсем не лишний. Короче, я была в своём праве. Да ещё и бабуля подлила масла в огонь: "Ревнуешь к прошлому, деточка. Как не стыдно?" Так, у Наариэля могло быть ещё и прошлое с этой головогрудью? "Думаю, что не ошибусь, - ехидно прошептала в ответ Синяя Бабушка, - но с такой видной девицей прошлое могло быть не только у твоего жениха, но и у всего гарнизона Ольшанки". Тут меня и прорвало на мстительные фантазии.
   Сама не знаю, как оно получилось, но доски грязного пола зашевелились. Вообще-то я на такую оригинальность не рассчитывала. Даже бабуля удивилась, потому что она-то мои мысли и видела, и слышала. Ничего кроме парочки драмзерхов, одного ырбуца и пожелания "чтоб у тебя, поганка грудастая, ноги дурным волосом поросли", я даже промыслить не успела, а пол уже пошёл волнами. И все запрыгали-заскакали, пытаясь оказаться на ровном месте. А потом замерли. И я замерла, потому что испугалась. А бабуля у меня в голове сказала:
   - Да-а... Интересное сочетание сил с поправкой на практику.
   Ага. Дощатый пол пророс. Везде, где были сучки, выросли молодые ветки. Еловые. В разных направлениях, как и положено веткам. Какие - вверх, какие - вбок, вперёд и назад. А я не виновата, что доски кое-как положили. За ноги эта поросль никого не хватала, но оно было и ни к чему. По такому ветвистому полу ходить стало неудобно. Как же, оказывается, у ёлок сучков-то много! Или у досок.
   В полной тишине раздался сиплый шёпот неизвестного мне гнома, который умудрился ловко оседлать стойку трактирщика:
   - Маг Жизни! Дождалисссь!
   И откуда кто взялся? Ладно, те любопытные, что увязались за нашей компанией и топтались на улице, заглядывая в открытые настежь окна - их пока и дюжины не набралось. Но в самом трактире посетителей, вроде, было немного. Кто-то сидел по углам, кто-то, может, и по комнатам спал, а тут они как полезли изо всех щелей и углов! Прямо-таки попёрли, спотыкаясь. Даже трактирщик изволил прискакать, сшибая хвою.
   - Какая честь! Какое счастье! - кричал он, кланяясь Маре-Короеду.
   Да и не только он кричал. Все немедленно возжелали лично пообщаться с моей псевдо-тётей. Даже на живого Наариэля моргать забыли. Что уж говорить обо мне, Ясе и Лидорчике?
   Короед не сплоховал:
   - Мы здесь проездом. В поисках родственника, - громко и пискляво разочаровал он радостных приграничников.
   Скисли все, включая трактирщика. Но временно. По лицам разочарованных жителей деревни и гномов из Ольшанки можно было читать как по книге: так просто они мага Жизни не отпустят. Первым сменил тактику с восторга на завлекалочки всё тот же трактирщик:
   - Замечательно. Очень рады! Безмерно рады. Заодно и леса наши посмотрите. У нас здесь такие леса!
   - И растения всякие редкие имеются, - поддержал его стоящий на стуле ещё один гном.
   Так я и поверила, что гномы в растениях разбираются. Особенно - в редких. Параллельно мне в голову пришла мысль, как подтвердила бабуля, совершенно правильная. Упаси Создатель, местное население отыщет моего дядю самостоятельно. Нам его не отдадут. Спрячут в каком-нибудь подполе, чтобы мы подольше искали. Вдруг, приживёмся?
   - Позвольте представиться, Марг. А как выглядит ваш родственник? - подтвердил мои опасения трактирщик. - У нас все на виду. Враз отыщем Вашего уважаемого родственника. Присаживайтесь сюда. Осторожно не зацепитесь за веточку, - демонстрируя готовность угождать и лично приподнимать юбку Короеду, забалтывал его хозяин местного общепита.
   - Мужчина средних лет. Волосы каштановые, глаза карие. Ростом примерно как я, - пискляво вещал Синтар Керосинович.
   - Как же, как же.... припоминаю, - согласно кивал Марг.
   - Да-да, - неслось со всех сторон, - кажется, был такой, поищем, - гудели посетители трактира.
   Бабуля у меня в голове стремительно мыслила в двух направлениях. Во-первых, она где-то во мне откопала ту самую силу, которая воздействовала на сучки с поправкой на мои подсознательные познания в деле копирования мебели. А во-вторых, оценивала внешнюю обстановку. То есть, почти не отвлекалась. Поэтому я даже не успела обнадёжиться, что дядю где-то видели.
   - Все врут. Как один. Даже сознание читать не надо. Не видели они никого, - буркнула Карнэль Короедовна и снова погрузилась в изучение моей нестандартной личности.
   Так и сказала: "Не стандартная". Ну, хоть не бракованная, и то ладно. А дядя... Я же понимаю, дядя - в засаде, некроманта ищет. Так он всем и показался, ждите!
   -А позволите ли обломать веточки? - не отставал от Короеда трактирщик, - Или так оставить?
   Ничего себе? Да здесь же тогда и трезвые будут спотыкаться и падать! Это как же им тут маги Жизни нужны, чтобы так любезничать?
   - Можете ломать, - милостиво разрешил Мара-Короед.
   Ну, вот. Всю мою славу себе присвоил.
   - Но, если по центру парочку пряморастущих оставить, будет оригинально, - влезла я со своим мнением. - Тогда ветки в ёлки вырастут.
   И мысленно добавила: "Может, хвоя местный аромат перебьёт, раз уж они на дядины маго-вентиляторы не разорились".
   - Моя родственница, начинающий дизайнер, - представил меня коварный внук любимой Бабушки.
   - Прекрасно, конечно же, оставим, - просиял трактирщик Марг, - Очаровательное юное дарование - Ваша родственница! Какой у Вас талантливый Дом! Растите на здоровье. Хоть сейчас. Зачем же ждать, пока сами вырастут? - воззрился он на Короеда, ожидая готовых ёлок.
   Ой, покарай меня драмзерх! Как-то я на второй практический заход сходу не рассчитывала.
   - Подумаю, - кивнул ему Короед, - перенося юбки через очередную ветку.
   Кто-то из особо ретивых гномов уже принялся выламывать лишнее. Ветка хрустела, гнулась, но ломалась плохо. Нифса пришла на помощь. Тоже решила попробовать. В результате она справила первой. Вот только результат оказался не очень. Моя могучая няня выкорчевала гибкую ветку вместе с куском доски и разочарованно возвестила:
   - Уи-и!
   М-да. Натворила я дел.
   Трактирщик, как ни старался быть радушным и готовым на всё, несколько приуныл. Пол менять - то ещё разорение. Хотя, на мой взгляд, давно надо было убрать и сжечь эти проспиртованные, промасленные и всяко-разно-проче замызганные доски.
   - В том-то и дело, Мита, - неожиданно возникла в сознании задумчивая Бабушка. - Доски. Дерево должно быть давно мёртвым. Одна надежда на то, что пропитанные смолой сучки сохранили хотя бы часть жизненной силы. Надо изучить.
   Мне стало не по себе от бабулиного похоронного тона.
   - А если не сохранили, то что? В некроманты запишут? Древовидные?
   - Гм... - По-моему, о некромантах Карнэль Короедовна подумать забыла. - Если живого дерева не осталось, то это будет означать, что ты сначала оживила, а потом стимулировала копирование... нет, не совсем так, - пробурчала Бабушка и опять ушла под щиты думать и ворошить мою нестандартность в поисках ответа.
   Вот только славы древесного некроманта мне и не доставало. А вдруг я у кого-нибудь в желудке случайно оживлю пирожок с капустой? Не сам пирожок, а его капусту? Кусок кочерыжки до размеров кочана?
   - Мита, прекращай фантазировать, - рявкнула Карнэль Короедовна. - В любом случае, родственникам из Дома Золотого Луча о твоих достижениях лучше не знать.
   - Уже прекратила, - немедленно согласилась послушная я и тут же споткнулась о ветку.
   Наариэль успел меня поймать, подхватил на руки и, изящно лавируя между препятствиями, перенёс к столу. Но мне стало так страшно себя самой, что я решила не пересаживаться на лавку с его надёжных колен. Вцепилась в прекрасного стража и прикинулась уставшей. Да и место Наариэль выбрал замечательно. В самом углу спиной к стене. Поэтому никто не видел, чем занималась его правая рука. Кроме Бабушки, конечно, а она утверждала, что успокоительное поглаживание по предплечью - вполне прилично. Со стороны жениха. И если неприличные фантазии возникают у невесты, то это - проблемы самой невесты. Ну и ладно.
   Почти полное уединение было недолгим. На нашу лавку уселся раздувшийся от непонятной гордости Лидорчик. Видела, что - гордится. Но чем? Так задумалась над его загадочной гордостью, что даже отвлеклась от своих проблем. От тех, в результате которых доски колосятся. Хотя, что о них, о проблемах, переживать? У меня для этого бабуля есть. Она гораздо быстрее разберётся, откуда у меня вдруг образовался контакт с растительностью, и что с ним делать.
   Вот Короед, казалось, ни о чём не переживал. Сидел перед нами бочком на лавке. Изящно, как настоящая знатная дама. Сплошное задумчивое благородство. На меня даже мельком не взглянул. А потом эдак небрежно махнул рукой моей няне, и Нифса, хрустя ветками, потопала к двери в кухню проверять местную стряпню на пригодность. Ух, какие мы все разэтакие! Прям, все нас слушаются, пфе! Ещё и Яся ему подыграла. Плечиками повела, мечами шевельнула и спросила:
   - Если позволите?
   А он ей:
   - Приступайте!
   У меня аж скулы свело от их комедии. Ясно же - мысленно пообщались. Но народ-то не уставал впечатляться и благоговейно созерцать высокородную персону. А мы - пустяк, приложение к её позолоте.
   И тут внимание всех восторженно-любопытных переключилось на Ясю.
   - Всем разойтись! - рявкнула моя воинственная приёмная тётя. - Посторонись! - рыкнула она на грудастую разносчицу, так и стоявшую в нелепой позе с растопыренными ногами. Фи!
   Туповатая деревенская девка даже не сразу сообразила, что команды мастера Ясанны надо исполнять в прыжке прогнувшись. Яся практически вытолкала её с поля будущего боя и принялась воевать. Дорвалась, называется.
   Вот, честно, я такого боевого стиля никогда не видела. Борьба в партере - знаю, а покос в партере - первый раз наблюдала. Интересно, как можно так быстро вращаться вприсядку на одном мыске с переходом на колено? С мыска - на колено, с колена на мысок - у меня аж голова кружиться начала. И где же она тренировалась рубить врагам пятки или подмётки? То есть, на той высоте, где свистели два её меча, должны были располагаться именно пятки врагов. Судя по выражению ярости на лице Яси - именно они. Враги и их пятки. Щиколотки врагов должны быть расположены несколько выше, насколько я понимаю.
  
   Яся вращалась как боевая юла. Эльфийская боевая юла, я бы сказала. Мечи мелькали почти на уровне пола, ветки разлетались в разные стороны, люди и гномы ахали от восторга. Короед очень старался не закатывать глаза в экстазе, что ему почти удавалось. Нет, ну как можно так сильно любить эту погубительницу живых растений, а?
   Яся закончила нетипичный покос и распрямилась, замедляясь, в изящном развороте. Штопор как он есть. Встряхнула руками, сбрасывая налипшую хвою, и с тихим шелестом смертельно-опасной стали отправила оба меча в наспинные ножны. Поэтично, да? Вот, даже меня проняло. А народ к окончанию её сражения с ветками и вовсе безмолвствовал. Все посетители трактира - кто на лавках, кто на стульях, а кто и на стойке, далеко не сразу спустились на скошенный пол. Страшно же. Вдруг, наша меченосица решит ещё немножко подровнять? В общем, теперь мастер Ясанна Линарвиссэ вполне могла конкурировать с бело-золотым Короедом за внимание приграничиков.
   После показательного выступления Яси, пол, к огромному счастью трактирщика, украшали только срезанные ветки, да мелкие пеньки-пупырышки. Правда, ножки всех столов и лавок тоже чуток укоротились. Однако, равномерно и без перекоса. А живые ветки остались лишь по углам, поскольку моя воинственная тётя косила исключительно кругами. Но одна сиротливая веточка осталась торчать ровно по центру заведения. Ага. Для выращивания в полноценную ёлку, как я поняла. Вот, не драмзерхом ли поперёк ырбуца тётю Ясю за такой подарок?
   - Мусор убрать, пол вымести, неровности сбить стамеской! - скомандовала гордая жена замаскированного внука.
   Да, близость гарнизона Ольшанки влияет. И на Ясю, и на местное население. Население, включая и трактирщика, и его грудастую разносчицу, и всех посетителей, и заоконных зрителей без лишних пререканий распределило роли и принялось исполнять приказ. Даже Лидорчик чуть было не присоединился к уборке, но Яся взглядом пригвоздила его к нашей лавке. А вот мне показалось, что он вовсе не на уборку, а на одну из киянок нацелился. Что-то там у неё сбоку было накарябано. Ну, и ладно. Если семьдесят второго потомка можно отвлечь от уехавшей Льянки киянкой, я ему десяток куплю. Киянок, конечно. Льянка - она уникальная. Моя будущая подруга как-никак.
  
   Дитя природы (6)
  
   Когда из кухни появилась Нифса аж с двумя гружёными подносами, уборка уже шла полным ходом. Гномы усердно долбили пол стамесками, которыми их снабдили деревенские аборигены. Вместо трёх недостающих киянок использовали пару толстых сучков и одно берёзовое полено. За рубщиками "пеньков" по полу ползли строгальщики с рубанками, то и дело поминая тех, кто клал доски без учёта направления слоёв древесины. Лидорчик, как знаток древесных слоёв у половников, поддакивал и даже комментировал, повышая градус уважения к нашей компании. А градус уже и так зашкаливал. Но, я же говорила, что пол кое-как настелили. Вот. Была права.
   Разносчица наконец-то увлеклась чем-то кроме моего жениха и орудовала метлой, споро ликвидируя лишнее крошево и стружки.
   Очень уважительные граждане. Как я могу не вернуться к ним после обучения, если первая ровная и чистая дорожка была простругана от кухни именно к нашему столу? Никак не смогу. Вернусь. Непременно. Невзирая на разносчицу. Или, наоборот - взирая, по ехидному замечанию Бабушки. А я и так, и эдак - согласна.
   Нифса с подносами прошествовала к нам по ровному полу как императорский фрегат по тихим водам. А трактирщик разве что полотенцем у неё перед башмаками не протёр. Ладно, это он её зубов ещё не видел. Вот, назовёт цену за ужин и увидит.
   И тут, пузатый Марг, словно отвечая на мои мысли, торжественно заявил:
   - Всё за счёт заведения. Милости просим, дорогие гости!
   Чуть было не переспросила: "Совсем всё? И комнаты тоже? И помыться?" Но бабуля меня придержала: "Не уточняй. Тебе ещё ёлку растить. Но не сомневайся. У тебя получится. Только о корнях не забудь".
   Корни. Да. Это важно, ырбуц их драмзерхом. У той доски, что выломала Нифса, с обратной стороны, я видела, ничего не выросло. Разве что смолы прибавилось. Но - ни одного корешка. А дерево, оно обязано быть с корнями. Насколько я помню, по размаху корневая система равна диметру кроны, и в глубину - чуть ли не на полвысоты того дерева. Иначе дерево рухнет. Задача, однако.
   Я хрустела куриным хрящиком и размышляла над тем, как бы так умудриться вырастить корни? Вот, с семенами - всё ясно. Вверх идёт росток, вниз - корешок. А если у меня из основы для выращивания был только проросший сучок, то где корень-то взять? И может ли еловая ветка пустить тот корень? Размножаются ли ёлки черенкованием? Не помню. Не знаю. Вряд ли... Ветка в обрамлении квадрата грязного пола взывала к ответу, которого у меня не было.
   Бабуля устала от моих сомнений и организовала мысленную связь с Короедом.
   Замаскированный внук проникся инструкциями, пригубил местного эля и жеманно проворковал:
   - А пол давно стелили?
   Трактирщик тут же подскочил к нашему столу.
   - Прошлой весной, уважаемая, не знаю, как к Вам обращаться...
   - Эльмара из Дома Золотого Луча, - наконец-то представилась псевдо-тётя. - А когда деревья на доски рубили и распиливали?
   - Да тогда же и рубили, - отчитался Марг.
   - Принесите ту доску, что вырвала няня моей племянницы, - указал на меня свиным рёбрышком, а потом и на Нифсу, отвратительно жеманный Короед.
   Разбирать мусорную кучу метнулся не только сам трактирщик, но и ещё пяток добровольцев, не занятых на расчистке пола.
   Я даже компот допить не успела, а ветвистую доску уже и нашли, и принесли.
   Ну, что сказать? Пока Короед, подчиняясь бабулиным "поверни-переверни" вертел это нечто, я тоже принимала участие в исследовании.
   Да, доска. Сучок вырос веткой в одну сторону. Обратная сторона доски оказалась гниловата, но и пахла, и пачкалась свежей смолой. "Рубили свежее дерево, - постановила Синяя Бабушка. - Древесина сохла уже в досках, на смолу липло всё, оттого они выглядели такими... старыми. Фу, какая грязь!" Ага. А на свежий пол кидали солому. По торцам до сих пор соломенное крошево осталось. "Верно, - подтвердила мои наблюдения Карнэль Короедовна. - Так что, об оживлении трухлявых пней можешь забыть". Уффф! Ну, хоть в чём-то повезло. Я - не древо-некромант. Счастье-то какое!
   От избытка чувств я прижалась к Наариэлю ещё крепче, обняла его за шею и положила голову на плечо. Кстати, он так толком и не поел из-за меня на коленях. Но покидать уютный угол совсем не хотелось. Если только меня прямо отсюда отнесут в кровать. Бабуля ознакомилась с моими мыслями: куда отнесут, кто отнесёт, и что будет дальше, и я почувствовала, что при полной доминанте краснею помимо своей воли. Так что это был не мой, а Бабушкин румянец. Надеюсь - не синий.
   - А, может быть, - снова обозначился трактирщик, - Ваша юная племянница хочет отдохнуть?
   Ещё как хочет! Да!
   - Она пока с нами посидит, - ответил, как отрезал, коварный Короед.
   - Детей нельзя отставлять без присмотра, - отчеканила Яся-опекунша, снова переводя меня в категорию напрочь малолетних.
   И ведь знала, юла бронебойная, что возражать не стану. Маскировка, ырбуц её!
   А потом в трактире закончилась уборка. Наверняка в нём отродясь столь чистого пола не видели. Грудастая тунеядка никогда бы пол не вымыла так, как его отстругали бородатые воины. Вот, уж кто работяги, так это они. Значит, на гостеприимстве "за счёт заведения" трактирщик не разорился.
   Пахло смолой и свежей стружкой, посетители жались к стенам, боясь запачкать светло-жёлтое великолепие, а столы выглядели на фоне пола столь гадко, что гномы с рубанками поглядывали на них с рабочим азартом. Я же говорила - работяги. Все прочие, включая трактирщика, медитативно созерцали ветку в центре зала. Эта зараза не знаю когда, но успела изогнуться знаком вопроса. Вот, гадкая! Если честно, я смотрела на неё с ужасом. Ну, что стоило Ясе срубить и её, а? Натура виверны - не иначе. Или тайный сговор с Короедом.
  
   Бабуля подёргала меня за доминанту, отвлекая от "пустопорожней рефлексии":
   - Миточка, хватит страдать! Действуй.
   Но я упёрлась, пусть и понимала, что действовать буду. Неизвестно как и без уверенности, что в результате действия-воздействия трактирщику ещё и крышу обновлять не придётся. Вдруг, её проткнёт слишком рослая ёлка? Я же за себя не отвечаю. Поэтому решила торговаться. Нам ещё здесь жить за счёт заведения. Хотя бы пару дней. Но если честно, я просто хотела потянуть время. Страшно же, когда действовать надо специально, а не случайно.
   - У меня условия, - пробилась я через бабулин мысленный канал до Короеда.
   - Излагай, - прямо-таки ностальгически прошелестел у меня в сознании Синтар Керосинович. Ага, давно не "слышались".
   - Столы пусть тоже вычистят. Это первое, - начала я и выплеснула на Короеда все свои сомнения и требования общим потоком.
  
   Керосиныч не подвёл.
   - Можно попробовать вырастить вам ель под крышей, но гарантий в успехе дать не могу. Всё-таки доски, это - доски. Они - староваты. Могут не вырасти до целого дерева, а могут и в рост пойти. Как получится. А теперь - условия, - грозным фальцетом заявил Короед, озвучивая мои мысли. - Столы должны быть чище пола. Отскоблить. Пропитать горячим воском, протереть войлоком, пропитать ещё раз и снова протереть суконкой, - выдавал Короед "на гора" мои наблюдения за трудами Нифсы на кухне. - И кухню, и верхние комнаты подмести. Лишних насекомых выгнать! Развесить по углам полынь, под все лавки и кровати положить веники из бузины. Если матрасы соломенные, солому заменить! Окажется старая, - шире прежнего улыбнулся гибрид дяди с тётей, - наш маг из огненных сожжет её сам. А он молод и горяч. - Лидорчик выпятил грудь, а все с надеждой посмотрели на Наариэля. Ну, как же - Синяя Вязь. Может, он и по месту службы уже кого-нибудь прополоскал? - По паре вёдер горячей воды в каждую спальню. И ещё по четыре ведра холодной и бадью, - уточнил моими-трудами-шантажист. - Либо предоставить место для купания.
   - Баня подойдёт? - встрял радостный трактирщик, предвкушая генеральную уборку своего заведения силами жадных до чудес граждан.
   - Подойдёт. Готовьте воду, - разрешил Короед. - И постельное бельё должно быть чистым и свежим.
   - Всё исполним, - не уставал кланяться Марг. - А ёлочка-то с утра будет?
   - Утро, вечер, день... какая разница? - лениво проворковал Мара-Короед, как бы размышляя. - Сейчас и попробуем. Вы со всеми условиями согласны?
   - Непременно. Согласны. Согласен, - поправился Марг, а посетители, внутри и снаружи, поддержали его громогласным "Да-а!"
   И я поняла, что пока не поднатужусь с проклятой веткой, не будет мне ни бани, ни кровати. Взрослые - они такие. Среди них на моей памяти был только один порядочный - тот гном, который полагал, что леденец детям положен просто так, потому что они - дети. У меня аж глаза заслезились, не мигая смотреть на проклятую ветку. И шея заныла. Неудобно и отвлекает. А народ переминался и поглядывал то на сидящего вполоборота к нам Короеда, то на росток. Мол, начала дама действовать или ещё нет? Мара-Короед делал вид, что не начала.
   Пришлось, поёрзав, поменять положение и развернуться у Наариэля на коленях лицом к столу и объекту. Чуть опять не саданула ему затылком по челюсти. Наариэлю чуть не саданула, а не объекту, будь он неладен.
   Сделала вид, что мне очччень интересно, что и как будет расти, и оперлась локтями о стол. Прекрасный страж странно напрягся и положил руки мне на талию. А потом что-то такое напряглось подо мной. Выросло. И я сразу же вспомнила о корнях. И подумала: "А есть ли у эльфов корни?"
   - Есть, - прошипела мне прямо в мозг Синяя Бабушка. - У твоего так и вовсе - корневище. Не отвлекайся. Не одна тут сидишь! Безобразница. Хоть бы жениха пожалела! Убери лишние эмоции!
   Ну, и как тут не отвлечься? Или эмоции убрать? Я только представила "корневище", не древесное, конечно, как злосчастная ветка потянулась вверх, а следом за ней из-под пола устремился ещё какой-то неопознанный росток. Кажется, под щелястые доски что-то завалилось и откликнулось на мои мечты о росте корней. Ну и пусть. А мысли плавно, но бесповоротно потекли в область единения, которое бывает после свадьбы.
   Зрители ахнули. Все. Даже Бабушка. И даже Яся, перекрывшая мне обзор своей спиной. Так ещё и Нифса с Лидорчиком к ней присоединились, окончательно отгораживая меня от бывшей ветки. Но я чувствовала - она росла. И с ней ещё что-то росло. Наконец, оно выросло настолько, что спины впереди сидящих перестали мешать. Вот тут и раздался ещё один массовый "Аааххх!"
   Еловый ствол и тот, который - неизвестный, закрутились канатом, треснули вдоль, раскрывая кору, обнажили заболонь и начали срастаться, истекая свежим соком. Бабуля в моём сознании завопила: "Мита, брось их!" Не-а. Мне стало интересно, какие у них, растений, будут дети? Тем более, что Наариэль слега пошевелил бёдрами, и я поняла - точно будут.
   По другую сторону стола застонал ментально объединённый со мной и Бабушкой Короед. Но я уже начихала на условности. Раз все такие щепетильные, то могли бы и щитами прикрыться, и связь разорвать. У меня же - процесс. Наариэль притиснул меня к груди, заставив оторваться от стола и откинуться обратно к нему на плечо, выдохнул мне в шею, и я поняла, что у него - тоже процесс.
   Бабуля попыталась отвлечь меня ещё раз ментальным воплем на повышенных тонах: "Мита, кругом посторонние! Ты же себя со стороны не видишь!" Чепуха. Со стороны ничего неприличного быть не могло. Даже если бы кто-нибудь обернулся и поинтересовался, что там происходит в тёмном углу. Подумаешь, ребёнка оттащили от стола и обняли. Вокруг же жуть что творится. Магия редкого свойства. Может, я её боюсь? Да и зрители были увлечены только тем процессом, который происходил с деревом, поэтому никто не оборачивался, и уж тем более не заглядывал под столы. Даже на мою псевдо-тётю смотреть забыли.
   А дядя-Мара натурально бесновалась в моём сознании. Молча, но очень эмоционально. Похабник ментальный. Мало он мной в туалет гулял? Зачем в самое сокровенное залезать-то? Понятия не имею, почему он не мог разорвать связь, и с какой стати собирался отрывать меня от дерева.
   И тут я впервые в жизни умудрилась поставить нормальный ментальный щит. А то ишь! А следом почти совсем ушла в собственные ощущения. Даже бабуля стала то ли эхом, то ли ещё каким отголоском.
   Ох, как стало хорошо! Лучше не бывает. Или бывает?
   Наариэль переместил руку мне на бедро, и скрученное дерево тут же устремилось вверх, легко преодолев рубеж высоты - анфиладу второго этажа. Слегка разметало потолочные доски, приласкало свежими ветками обрешётку крыши, перегнулось через балки чердачного перекрытия и свесилось вниз на все четыре стороны. А я совершенно отчётливо поняла, что восхитительный, самый прекрасный страж опустил руку под стол между мной и стенкой и медленно, но верно, присобирает мою юбку. Ещё чуть-чуть и коснётся кожи. Чувства надо было куда-то деть, а то не только бесноватая Мара, но и все жители, как деревни, так и гости из Ольшанки, станут свидетелями того, чего не надо. И не потому, что нас с Наариэлем видно, а потому что начну стонать в голос. Вот, я чувства и дела. В дерево.
   Тут оно и зацвело. Как только набухли и лопнули бутоны, из-за нашего стола вылетел сумасшедший бело-золотой вихрь и рванул к моему творению.
   Ой, что творил внук Синей Бабушки! Я даже её мысль уловила насчёт поругания чести родственного мне дома. Короед воздевал руки к потолку с намёком на некие пассы и даже пел, если это можно так назвать. По-моему, выл на одной ноте. Яся что-то шипела как змея. Я не разобрала. Эта парочка чуть не отвлекла нас с Наариэлем. Хорошо хоть Лидорчик, как упал в самом начале в объятия Нифсы, так там и страдал. Вот, почему, спрашивается, ему можно сидеть в обнимку с Нифсой у всех на виду, а мне в укромном уголке на коленях у Наариэля - нельзя?
   За жуткий вой я простила Короеду если не всё, то почти всё. Внимание приграничников было приковано к нему настолько крепко, что если бы рядом приземлился настоящий дракон, они бы не заметили. Естественно, никто и не заметил, как Наариэль слегка приподнял меня за бёдра и усадил обратно. Потрясающий способ дать почувствовать, что у него тоже магия Жизни имеется. Пусть только в одной части тела, зато - в полный рост. От такого "усадил" у меня внутри всё перевернулось, а потом скрутилось в жгут, не хуже, чем те два ствола.
   В ответ на мои эмоции, дерево встряхнуло ветками и обсыпало зрителей розовыми лепестками. Пахло оно странно. Вроде и черёмухой, а вроде и сосной с лимоном. Но - прекрасно. И я решила, что приятного мало не бывает. Повела бёдрами из стороны в сторону, потом вверх-вниз, обомлела от "рры" и "охх" Наариэля, и увидела-таки назревающих древесных детей. Они натурально росли. Дети. Плоды, то есть.
   Народ хоть и гомонил, но подобраться ближе к растению не спешил, а плоды зрели и увеличивались. Ветви уже гнулись вниз. Когда Наариэль провёл рукой по коже бедра, прижимая меня к себе, дерево стало клониться в нашу сторону. Ещё немного, и начало бы расти целенаправленно к нам. Я поняла, что перегнула палку... или ветку, и одёрнула юбку, нежно прогнав из-под неё руку Наариэля. Снова развернулась у него на коленях боком к столу и замерла, успокаивая дыхание. Страж тоже понял, что коварное растение готово было познакомиться со мной поближе и устроить в нашем тихом уголке полную демаскировку. Поэтому занялся тем же самым, чем занималась я: вдох-выдох.
   Ментальный щит как будто таял. И я зажмурилась. Не знаю зачем, но так проще бояться. Вот теперь бабуля меня ментально размажет. Пусть размажет. Лишь бы не ушла. Я же не специально.
  
   - Н-ну?! - раздался у меня в сознании ледяной голос Карнэль Короедовны. - Молчишь?
   - А что тут можно сказать? Ну, не сдержалась.
   - Ты своих родственников, кто бы они ни были, смешала с грязью!
   - И когда я успела? Вроде даже вырастила что-то большое. Нет, я понимаю, что Короед в образе Эльмары устроил редкий концерт, и всё ради того, чтобы привлечь к себе внимание. Но, по-моему, народ в экстазе. Как от песни, так и от дерева, - рискнула я отжмурить один глаз. - Пусть это и не ёлка. Наверное, яблочное семечко в щель провалилось. Или кусок огрызка. - И снова зажмурилась. Потому что к столу брёл злой Короед, бешеная Яся и та грудастая замурзанная селянка с метлой. Вроде как для уборки лепестков, но Короеда она чуть той метлой не зацепила. - Прости, бабуль! Я постараюсь больше так не делать. Честно-честно.
   - Ты сама-то себе веришь? - чуть повысила температуру голоса Синяя Бабушка. - А с женихом, что сотворила? Ты посмотри на него!
   Я посмотрела. М-да. Взгляд шалый, дыхание сбивчивое, ноздри трепещут - сам не свой.
   - Колени его под тобой трепещут! - рявкнула бабуля. - Сползай на лавку, негодяйка! Ему же вставать придётся. Как он в таком виде пойдёт?
   Я только было дёрнулась, но Бабушка перехватила доминанту, сама пересадила наше тело без лишних ёрзаний, налила Наариэлю холодной воды и даже сунула ему в руки кружку. Тут подоспел Короед и притиснул меня с другого боку.
   - Развлеклась? - ядовито прошипела "тётя Мара".
   Карнэль Короедовна организовала связь на троих и неожиданно напустилась на внука:
   - Ты чем-нибудь менее экстравагантным отвлечь зрителей не мог? Вполне хватило бы постоять столбом с умным видом. На тебя и так все смотрели, - злилась Бабушка.
   Хорошо, хоть Наариэля не трогала.
   - Его уже потрогали, - взвилась бабуля. - Куда ж ему ещё? Пусть сидит, в себя приходит.
   И тут вполне устно всхлипнул Лидорчик:
   - Миточка, ты жива? Всё в порядке?
   Оп-паньки! А я что, умирала?
   Бабушка устало вздохнула в моём потрепанном сознании:
   - Мита, у тебя глаза временами закатывались. И губу ты себе сразу прикусила. Какой неиспорченный мальчик! Он так за тебя переживал. Ну, почему ты не выбрала его?
   - Потому что. И он сам выбрал не меня, кстати, - просверлила я взглядом неиспорченного в семьдесят второй степени Лидорчика. Значит, он за нами подглядывал?
   - Уи-аа! - укоризненно пропела Нифса и отвернулась от меня.
   Вот! Ну и как после этого творить? То давай напрягись, а то... Ах, ну да, я же не ответила нашему "прынцу".
   - Нормально Лидорчик. Всё в порядке.
   Мне бы такую уверенность на самом деле.
  
   - Странное у тебя сочетание, Мита, - вроде как успокоилась Бабушка. - Сила раскрылась в связи с телесным совершеннолетием, а рассудок до этого светлого часа ещё не дорос. И до полного контроля над эмоциями тебе ещё учиться и учиться. В деле творения, будь то разрастание путём копирования, или, тем более - выращивание при помощи Силы, - разбирала меня по запчастям бабуля, - любые побочные эмоции являются лишними, а смешанные абсолютно недопустимы. Вот это ты могла бы уже уяснить. Мало тебе половника?
   - Прости, бабуль. Забылась.
   - Забылась? Если бы только... - Бабушка несколько замялась, и я прямо-таки ощутила её сомнения "говорить - не говорить". - Ты частично объединила ментальность. Как Дракон.
   - С Наариэлем?
   - С деревом. Невероятно, но факт. Смешала Силу стихии и Силу Разума. Больше так не делай. Никогда! Сознанием сливаются с равно разумными, со сходным принципом мышления, - лекторским тоном вещала старшая родственница. - А полноценного, в нашем понимании, разума у деревьев нет. И кто знает... а на самом деле, никто не знает, - подпустила жути Карнэль Короедовна, - но, не будь рядом такого... приятного тебе мужчины, с каким рассудком ты в итоге могла остаться? Не исключено, что с одеревеневшим.
   - Дуб дубом. Поняла. Значит, то, что мы с Наариэлем немножко пообнимались - хорошо?
   - Это неприлично! - рявкнула Бабушка. - И не немножко!
   - Ну, прости, а?
   Вроде бы, Бабушка простила.
   - А теперь иди, и как всякая любопытная девушка разглядывай, что там выросло.
  
   Что выросло, что выросло... Дитя природы неизвестной породы выросло. Гибрид сучка и огрызка. Хвойно-лиственный. С ябло-шишками. Ох, уж этот мне Луч! Это всё их дурная кровь. Без неё была бы я нормальным Драконам, гуляла по мирам, ума набиралась. А теперь что? Я же Наариэлю обещала в Ольшанку вернуться редким специалистом. И как мне учиться работать этой Силой, если на любом этапе обучения я могу случайно утратить контроль и дать дуба? Натурально одубеть. А другие миры? Бабуля же ясно сказала: разума у растений нет... в нашем понимании. Значит, какой-то и не в нашем - есть. Кто знает, не откликнусь ли я на призыв клёнопотама из другого мира? И буду потом лет пятьдесят шелестеть на ветру тентаклями. Или чем там клёнопотамы шелестят?
   Решено. Как только обеспечим себе с дядей непробиваемую защиту, непременно пошлю настоящей Эльмаре ябло-шишку в качестве подарочного оскорбления. И название нового гибрида укажу: "Драмзерх гигантский плодоносящий трактирно-подчердачный".
  
   Дурная наследственность (7)
  
   Остаток дня Бабушка меня не только прощала каждые пять минут, но и занудствовала с той же регулярностью. Нудить ей было о чём. Воображением-то я не обижена. И первая ужасная мысль заставила меня в полной мере понять страдания Наариэля о половнике. Те самые, когда он подозревал Нарика в лишней разумности. У меня, как мне кажется, оснований для переживания было больше. Вдруг я образумила ветвистое украшение трактира? Часть разума вложила? А приграничники, между прочим, уже приглядывались к свежим фруктам, даже несмотря на то, что выглядели они больше как шишки, чем как фрукты. Плоды выглядели, а не приграничники. Один гном так вовсе замучил Мару-Короеда вопросом: "Съедобен ли гибрид?" Слова-то какие умные знает! Прям, как я. Допустим съедобен. А если ещё и разумен? Мной? Не дам себя кусать. Даже через посредничество ябло-шишки.
   - Вот, сама и попробуешь, - выедала мне мозг Бабушка. - Самоедством займёшься. Если укусишь себя случайно за совесть, скажи. Я на неё посмотрю, когда пискнет.
  
   Всё-таки жители приграничья оказалась не настолько жадными до чудес, чтобы бездумно вонзаться в неведомое зубами или тянуть к нему руки без разрешения. То есть, при всей своей приграничной боевой храбрости, проявляли разумную осторожность. Все ждали или вердикта Мары-Короеда или добровольца, который первым снимет пробу. Угу. Я-то знаю, кто у нас - добровольц.
   На правах ребёнка, которому можно почти всё, я тряхнула ствол, получила по темечку ябло-шишкой и решила, что вот её и укушу. Как самую спелую и наглую.
   Еловая чешуя с яблока отлетела быстро. Отшелушилась. Только кожура у него оказалась не яблочная. Розовая, но пористая какая-то. Понюхала. Пахло свежей хвоей. Ладно, если семечко всё-таки было лимонным, переименуем Гигантский Драмзерх в Цитрусовый Ырбуц. Не менее гигантский.
   Трактирщику моё самоуправство не понравилось. Но поскольку бело-золотая Эльмара не возражала, он не стал указывать мне на то, что обтрясать чужие деревья неприлично. Его недовольство досталось подавальщице.
   - Римда, хватит пыль гонять! Подбери остальное и марш баню топить! Гостям надо отдохнуть с дороги и после... этого, - рявкнул Марг, так и не сообразив, как назвать свою центральную достопримечательность. Ну, вот. Заодно узнала, как зовут разносчицу-подметальщицу. Римда. Тьфу, а не имя. Ничего, я с её прошлым ещё разберусь.
   М-да. А на моём дереве-то трактирщик озолотится, даже, если оно начнёт сохнуть. И рассказов о визите нашей компании хватит лет на десять. Потом легенды начнут сочинять. А кто не хочет стать легендой? Я хочу. Ну, и Короеду слегка отомстить за вмешательство в личную жизнь тоже хочу.
   - Уважаемый, нет ли у Вас фруктового ножа? Почистить образец. Я его пробовать буду, - огорошила я сердитого трактирщика.
   Конец моего очень громкого пояснения прозвучал во вновь наступившей тишине. Да-а. У местных граждан сегодня цирковое представление. А программку-то никто не выдал. Вот такой ыртыть, господа.
   - Как можно, юная девушка, почти ребёнок... - замялся Марг и уставился на Мару-Короеда.
   Короед, прекрасно понимая, что мной руководит не кто-нибудь, а его Бабушка, только рукой махнул. Мол, дозволяю.
   - Не волнуйтесь, - утешила я трактирщика. - Дети - наименее ценные члены общества. - Примерно у половины жителей, которые снова стали зрителями, лица натурально вытянулись. Наверное, они были ещё и родителями. - Поэтому родственники пробуют на мне всё новое и непонятное, - гнула я свою успокоительную линию. - Сначала дядя, тот которого мы ищем, превращал меня во что попало. Найдём его, опять превращать будет. - А кто сомневался, что дядя починит будильник? Он ещё не то починить может. - Теперь вот, тётя мной занимается. Да, Вы не бойтесь! Подумаешь - фрукт. Я на днях крысу пробовала. Гигантскую. - И закидайте меня ябло-шишками, если нутрия - не гигантская крыса.
   До Короеда окончательно дошло, в каком свете я его выставляю. И Дом Золотого Луча - тоже. А он вроде как обещал по возможности блюсти честь моих опасных родственников.
   Бабуля опять ругалась, я опять мысленно извинялась. Наариэль пытался не улыбаться, Яся от возмущения шипела сквозь зубы, а Лидорчик снова гордился. Надо будет всё-таки поинтересоваться, что у него за повод для гордости нашёлся, но - потом.
   Ножичек мне принесли. И даже стул под деревом поставили, чтобы всем было видно меня и ябло-шишку. Но на псевдо-Эльмару косились осуждающе. Короед не выдержал:
   - У моей родственницы имеется некое внутреннее свойство, - на такое определение себя-любимой Синяя Бабушка презрительно фыркнула, но Короед до-пояснил: - Поэтому отравление ей не грозит.
   - А вдруг у ребёнка живот болеть будет? - пробасил какой-то особо заботливый селянин.
   - Разве что от обжорства! - шокировала публику злобным шипением Яся.
   Теперь косые взгляды доставались ещё и ей. Правильно, нечего детей за еду оговаривать. Особенно, если дети экспериментами питаются.
  
   - Если не понравится, - нудила у меня в голове Бабушка, - или я почувствую, что оно - несъедобное, немедленно выплюнешь. Поняла?
   Да поняла я. Сто раз подряд поняла.
   - Кожа тонкая. Толще, чем у яблока, но тоньше, чем у лимона, - озвучивала я наблюдения прям как анатом на вскрытии. - Мякоть зелёная. Внешне - яблочная. - Народ замер. - Вкус, - лизнула я тонкий ломтик, а потом и надкусила, - мятный... - отрезала и отправила в рот кусок побольше, - и яблочный. Яблочно-мятный. Средней сочности. С привкусом романтики.
   Всё-таки я не ошиблась с названием. Забавные ябло-шишки получились. Вкусные, кстати.
   - С каким-каким привкусом? - ввинтилась чуть ли не в самый желудок синяя родственница.
   И устроила в моём организме такой процесс переваривания с попутным анализом, что я чуть было на физическом уровне не перепутала ферменты с феромонами. Организм, казалось, научился самостоятельно нейтрализовать яды, а желудок временно обрёл способность переваривать гвозди. Не знаю, так оно или нет, но никак иначе описать запредельные внутренние процессы под бабулино бурчание я не смогу.
   - Мита, больше не ешь, - проворчала занятая расщеплением то ли глюкозы, то ли сахарозы любимая Бабушка. А не больно-то и хотелось после таких процессов. - Плоды твоего растения - афродизиак. Скорее - лёгкий. Никак не сильнодействующий, но всё-таки. Теперь ты понимаешь, для чего нужен контроль вплоть до полного отсутствия эмоций в момент применения Силы?
   - Ой... Ой, как возбуждающе. То есть, если об этом сообщить, то меня снесут вместе со стулом? - И не успела бабуля заткнуть мне рот, как я озвучила: - Много есть нельзя. Фрукт, - демонстрировать аудитории пришлось уже огрызок, - лёгкое средство возбуждающего действия. Афродизиак, короче. Но количество съеденного не влияет на качество, - добавила совсем уж от себя. - Да и побочные эффекты пока не изучены. Дня через два посмотрим. Вдруг у меня зрение испортится или волосы выпадать начнут? Или зубы, - стращала я окружающих, в надежде на то, что неизученность фрукта кого-нибудь остановит и предотвратит массовое эротическое отравление.
   А то со стулом-то меня не снесли, но на дерево воззрились так, что я стала за него опасаться. Не только за ябло-шишки, но и за ствол. Сгрызут, как бобры. Некоторые даже мой огрызок взглядом обласкали. И среди тех некоторых оказался гордый Лидорчик. Неее. Пусть ТоннаЭля даже не надеется, что я ему пару ябло-шишек по знакомству организую. Ни за что. Льянке до совершеннолетия ещё лет шестьдесят такие фрукты не положены.
   А рядом с деревом трактирщику придётся поселить дракона. Сказочного, чтобы охранял. Ладно, пара волкодавов тоже сойдёт.
   Трактирщик же, как оказалось, ушёл в своих планах гораздо дальше драконьей стражи.
   - Чем оно размножается? А то под крышей-то света мало, - деловито поинтересовался пузатый Марг.
   К моему удивлению ему ответил Наариэль:
   - Не спешите любезный. Или Вам закон не писан? Во-первых, все новые виды растений, рождённые посредством Силы Жизни, считаются собственностью Дома Золотого Луча. И не только потому, что их сотворили, но и потому что любое размножение новых видов, если оно возможно, следует строго контролировать во избежании нарушения природного равновесия.
   Ого! То, что собственность - хорошо. А то, что всего неприятного мне Дома - не очень. Очень нехорошо. Вензелястые родственники могут потянуть загребущие ручонки к моему золотоносному источнику, как только о нём узнают. Не дам! Потому что по реакции приграничников вижу - золотоносное деревце. А родному Дому Таркесс ещё по десятку исков за "Незабудку" расплачиваться и дядино зерцало истинной сути окупать. Точно не дам заграбастать, чтоб у них печень зеленым ытрытем поросла!
   Наариэль же продолжал радовать народ, цитируя соответствующие пункты уложения законов Империи:
   - Пункт шестнадцатый общего закона, а так же пункт первый свода правил применения Силы, - что-то я такое на лекции по общей теории слышала, ага, - и пункт двенадцатый с примечаниями специального уложения о мерах безопасности для мира и граждан, - вещал самый прекрасный страж.
   Лидорчик делал вид, что он в курсе темы и гордо кивал.
   Эк, я небезопасно отрастила-то! Даже и не думала, что оно так небезопасно.
   А вот бабуля подумала, так подумала. Моя драгоценная Бабушка начала есть себя поедом. Всё вспомнила, включая стерильность при выращивании. Вот, уж чего на здешнем полу и под ним не наблюдалось, так это стерильности. И мою необученность. Не учла она, да. И нестандартность мою тоже. Ну, этого никто не смог бы учесть. Даже дядя. Встретимся - поделюсь новостями. Думаю, он удивится проявлению во мне дурной наследственности и её последствий. Но бабуля, как мне кажется, зря себя корила. Она же с Силой Жизни никогда не сталкивалась, а о том, что эта Сила может вдруг проснуться во мне, как дурной вулкан в неположенном месте, тем более знать не могла. Но Бабушка велела не снимать с неё ответственности, и я перестала с ней мысленно спорить. Хочет в сотый раз себе напомнить: "Всего знать нельзя" - пусть. Лично я переживать не собиралась. Почти ничего не знаю, но живу же как-то?
  
   - Конечно-конечно, сейчас соберём урожай и упакуем в ящики, - согласно кивал трактирщик по мере того, как Наариэль раскрывал суть подзаконных актов.
   Так, в тех актах-то ещё, оказывается, и примечания имелись... Жуть. И всю эту жуть он шпарил наизусть. Мне бы так.
   Приграничники, что очень странно, не слишком сильно расстроились, когда им напомнили о законах. То ли они их знали, то ли смирились. Такая покладистость стала для меня прямо-таки полным откровением. И Марг-то чужое самоуправство в своём трактире терпел, и народ на ценные шишко-яблоки законопослушно не покушался, да и вообще - местные граждане готовы были снести любую придурь, только бы гостям не было ни в чём отказа. Это что - сверхъестественное гостеприимство в конкретной местности? Я бы на их месте таких странных гостей, как криворотая тётка в позолоте да с неожиданными эффектами, невзлюбила бы, честное слово.
   Между тем, пояснения Наариэля, которые бабуля велела мне слушать и запоминать, отправляли моё стихийное творчество в область "не тронь, не трогай, не смотри и даже лишний раз не думай". И эксперимент-то я должна была производить вне открытого пространства. Тут, кстати, я закон невольно соблюла, хотя и не рассчитывала на рождение нового "вида". И ваять-то новые виды могли только те, кто получил звание Творца и высшее образование в данной области. Могли - не потому, что звание получили, а потому, что, оказывается, далеко не все могли. То есть, из моих четырнадцати редких родственников, кто-то мог сочинить новое, а кто-то только старое доращивал. Однако. А уж соединить ёлку с яблоней... Нет, они бы на это не отважились. Умные потому что.
   Бабуля опять отрастила свою и мою совесть и ушла в размышления о творении силами необученных птенцов и том, что будет, если новость о шишко-яблоках достигнет Ирсилена. Это же не только конец конспирации нашей компании, это - конец нашей с дядей тихой жизни в Приреченске. Было о чём попереживать.
  
   Наконец, Наариэль словесно иссяк и уселся на лавку, а народ стал разбредаться кто куда, но по делу.
   Трое гномов приволокли лестницу и ящики - собирать ябло-шишки, ещё четверо настропалили рубанки и принялись за столы, два бородача из селян получили от Марга огромный фуганок и совместно взялись за стойку. М-да... Бывшие зрители отрабатывали представление. Суетились все. Даже наша Нифса не выдержала, изрекла "Уи", что я поняла как : "Пойду тоже делом займусь" и отправилась ворошить здешнюю кухню. Вскоре оттуда послышали женские вопли, грохот посуды, а потом из двери выскочил мальчишка и следом за ним - дородная женщина. Наверное, жена трактирщика. Вылетели не просто так, а с вёдрами. Ясно. Нифса им всё-таки улыбнулась. Но кухня точно будет чистой.
   Кто-то ползал по стремянке и вопил: "Принимай аккуратней", передавая ябло-шишки внизу стоящим, кто-то суетился на анфиладе, наводя порядок и там, кто-то шуршал по комнатам. Когда вниз с анфилады скинули матрас, стало ясно, что угрозу по сжиганию старой соломы восприняли всерьёз. Марг командовал: "Ты - туда, ты - сюда" и не забывал считать фрукты. Нет, это - не приграничье, это - какой-то пункт разведения трудоголиков - людей и гномов, которые ещё и помнят свои обещания. Чудо!
   А мы как компания бездельников сидели в рядок на лавке и никому не мешали. Все, кроме тёти-Мары, которая лишила меня стула. Наша знатная персона делала вид, что она тут одна и вся такая гордая, что её и землетрясение с места не сгонит.
   От нечего делать, я попросила бабулю помочь с мысленным разговором, включив в него Наариэля. Не привыкла я к не-Драконам в голову заходить, но уж очень много вопросов накопилось к знатоку местных реалий. У Бабушки они тоже были. Вопросы были, а не реалии, конечно.
   Короед вздрогнул, Наариэль чуть покачнулся, а Яся видно уже так привыкла к тихому общению с Короедом, что даже не дёрнулась. Лидорчика к общению привлекать не стали, поэтому он пил грушевый компот и ничего не слышал. Но опять гордился. Непременно разберусь, чем и почему.
  
   Загадка как сверх-почтительного отношения к моей псевдо-тёте, так и странного поведения приграничников: "Да хоть всё прорасти, лишь бы гостям понравилось", разрешилась быстро. Прекрасный страж мне её и разгадал. Нам всем разгадал. Оказывается, для новостей границ не существует. И присутствие где-то-тут-рядом мага Жизни, являлось не просто гарантией типа "враг не пройдёт", а чем-то вроде: "Враг - не дурак, чтобы захотеть пройти". То есть, пока мы не уедем, деревня и Ольшанка могут жить спокойно, не опасаясь атак с сопредельной территории. Но... С учётом диковинного гибрида, у заграничных лиходеев не будет никакой гарантии, что уехавшая персона внезапно не заявится обратно. Она, то есть - я, должна следить и изучать. Даже не столько должна по обязанности, сколько должна хотеть. Ибо моё творение есть достижение удивительное и до крайности редкое. Ого! Я же говорила, что мной орков пугать можно? Если нет - сообщаю. Можно. Ябло-шишками закидаю. Короче - растители редкого не бросают свои творения на произвол судьбы. Фанатики потому что. Лично я не испытывала нестандартной любви к дереву. Я даже половник не смогла полюбить всей душой, в отличие от Лидорчика.
   Для местных граждан мирная передышка оказалась куда ценнее романтических яблочек. Один только слух о прибытии Эльмары - месяц отдыха. Ветки на полу тянули на два-три, и то, в случае нашего точно-точно отъезда. А мой Гигантский Драмзерх и вовсе торчал посреди трактира эдакой гарантией мирной жизни.
   Яся что-то буркнула насчёт потери бдительности и понижения морального духа гарнизона, но её даже Короед не поддержал.
   Вторым вопросом на повестке мысленного совещания стала набившая оскомину проблема маскировки. Но Наариэль и тут нас утешил. Мол, кому из местных придёт в голову лезть с сообщениями о новом творении к Дому Золотого Луча? Чего лезть, когда наша прекрасная Мара сидит в трактире собственной персоной? А слухи из приграничья - да кто же им в Ирсилене поверит? Если только явится какой-нибудь страж из соседней крепости, а потом доедет до Золотого Луча и лично выразит восторг. Но с ними Наариэль обещал договориться. Сослуживцы ему сильно морально задолжали, потому что сразу не добили его бывшее тело. Короед, нынешней обладатель бывшего тела, даже вздрогнул. Понимаю - он тоже, как и я, решил при случае облагодетельствовать тех безответственных эльфов. А то где бы он сейчас обретался? В теле недобитого гнома? Страшно представить...
   Насчёт недостоверности слухов я была согласна. Может, кто-то специально сочиняет сказки, чтобы отпугнуть врага гибридом розы с одуванчиком?
   - Дельно, - постановила Синяя Бабушка, изгнала из моей фантазии розовые одуванчики и тут же дала задание, но не мне: - Вот, Вы Наариэль и отпишите своим родным в Ирсилен, мол, местные придумали небылицу и распускают слухи. Пугают врага. Месяца через три, не раньше. Не будем предвосхищать события. И пусть донесут слух до Золотого Луча. Обязательно.
   Вот, и кончилось денежное дерево. Но если выбирать между доходом и маскировкой, то я - за последнюю. Как сказала Бабушка, жизнь - дороже.
   Кажется, Наариэлю не совсем понравилась роль породителя слухов и сплетен, но возразить он не успел, потому что Карнэль Короедовна напомнила о некроманте.
   А что о нём сказать? Да, мы решили подозревать всех. Но мне никто не казался подозрительным, кроме, разве что, Римды.
   Бабуля отсекла часть мысленного потока, чтобы "не светить моей глупой ревностью", и спросила:
   - Почему именно она?
   - А потому, что она - последняя, кого можно заподозрить в магии вообще, и в некромантии в частности. Слишком простая потому что, - ответила я, и пользуясь случаем, спросила: - Наариэль, а ты здешнюю разносчицу давно знаешь? Что можешь о ней сказать?
   - По-моему, первый раз сегодня увидел, но кого-то она мне напоминает, - совершено честно ответил страж. - Сколько их здесь таких было... Девицы в приграничье долго не задерживаются, если не местные. Приезжают на заработки из Догеля, из деревень, которые вдоль нового тракта, но так же быстро и уезжают обратно. Здесь совсем другая жизнь, Мита. Не слишком спокойная. Иногда таких девиц у Марга по три-четыре в месяц меняется. Кто их запоминает? Вроде бы, она похожа на родственницу кого-то из местных.
   Ага-а-а! Он её - первый раз, а она его - по имени.
   - Значит, когда ты попал под Заклятие Разделения, её здесь, в трактире, точно-точно не было?
   - У Марга - точно не видел. Но она же могла и три, и четыре месяца назад к кому-то из родственников приехать. Может, она меня видела, а я её - нет, - ощутимо устыдился своей популярности "первый парень на деревне". - Надо будет у Марга уточнить.
   Теперь разносчица стала подозрительной для всех, кроме Лидорчика. Но он - не в счёт, потому что пил компот.
   Что же до магического фона... Пусть никакого фона чужой силы никто не чувствовал, но о непричастности Римды к некромантии это не свидетельствовало. Вдруг, она щитами обложилась, как мешками с песком? С другой стороны, если мы ничего не чувствуем - то и она тоже. А если некромант в другом месте и что-то почуял...
   - То он такое почуял после твоей дикой яблоньки, - съязвила Бабушка, - что ещё долго не разберётся, какой здесь маг и кто он, пока дерево не увидит. Увидит, и ошибётся. Замечательно сложилось.
   В общем-то, да. Замечательно. Даже если месяца через четыре из Ирсилена примчится весь Дом того Луча в полном составе, то им как расскажут о ябло-шишках, так у них мозги и закипят. Взять, к примеру, Эльмару. Ага. Была проездом. Дерево как факт имеется. Кто там ещё? Какая-то девочка, вроде - племянница, мальчик - имени Лидорчика никто не слышал, и безымянные сопровождающие. То есть, Нифса и Яся - не в счёт. Вроде охраны. А Наариэль ничего не расскажет. Встретил по дороге - проводил. Вот и весь сказ.
   А искала странная компания пропавшего родственника Эльмары. Экое размножение дополнительных сущностей в рамках одного Дома!
   Сначала им нарисуется дополнительная Эльмара к уже имеющейся, а к ней - ещё пара родственников: девочка и пропавший мужчина. Редкий по уровню драмзерх. Пусть вензелястые думают, откуда взялась способная в их области тётенька. Отпочковалась - не иначе. Ещё и сопутствующих наплодила. Чувствую, что если Лучистые всё-таки доедут до деревни, то их мысли уплывут в сторону внебрачных отпрысков. Куда же ещё? Пусть подозревают и ищут. Очаровательный скандал. А мы с дядей посмеёмся, когда он меня найдёт. После древесного безобразия дядя не сможет меня не найти.
   И тут самая подозрительная по части некромантии персона объявилась на пороге, качнула грудью и прогнусавила:
   - Баня готова!
   При этом наглая селянка совершенно откровенно подмигнула Наариэлю. На что намёк-то? На помылить? Вот, хамка!
   - Мита, - помог мне встать Наариэль, - попробуй вместе с дамами отвлечь Римду. Займите её поручениями. Пусть будет возле бани. А я пока с Маргом поговорю. И вслух добавил:
   - Дамы, для вас всё готово. Мы придём позже.
  
   Никогда не ощущала себя так нелепо. Нифса, вооружившись травяной мочалкой, тёрла мне спину, в предбаннике ожидали своей очереди на помывку Яся и ряженый Короед, а у двери в баню топталась предполагаемая некромантка с полотенцами. Враг у порога, а я - голая и вся в мыле! А вдруг бой? Если бы не бабуля, которая пообещала прибить всякого, кто помешает нам мыться, я бы даже удовольствия от купания не получила.
  
   Фактор неожиданности (8)
  
   Вот, казалось бы - день такой насыщенный, и вымотались за время поездки изрядно. Доползти бы до кровати и уснуть. А если просыпаться, то - после полудня. Но я проснулась ночью. Не привыкла я спать, когда вокруг шаркает, звякает и бубнит. Кто у нас шуршал, звякал, бубнил, топал и грохотал? Правильно - жители деревни. Они собирались не дать засохнуть дереву и разбирали кровлю. Пытались сделать нечто вроде теплицы вместо старой крыши, били, колотили, роняли. Одно стекло точно грохнули. Как тут не проснуться? Вот, мы с Нифсой и проснулись. Я ворочалась. Нянька светила глазами. А потом народ устал строить, и звуки стали постепенно стихать.
   Вроде можно обратно засыпать, но не тут-то было. Меня одолели мысли. О некроманте и о дяде.
   С Римдой всё оказалось просто и до противного ясно. Внучка местного кузнеца. Эдакая возвратно-перелётная. С десяти лет росла в Догеле, куда вышла замуж её мать. К деду наезжала редко. Выросла и тоже вышла замуж или сбежала с кем-то - мутная история. Короче, семейная жизнь не задалась, и она вернулась в приграничную деревню к деду, потому что отношения с мамашей у неё тоже обострились. Не прошло и года, как на Римду положил глаз близкий к отставке вояка из Ольшанки. С ним она в очередной раз и упорхнула. Как упорхнула, так и обратно прилетела. Месяца два назад. По словам трактирщика, которые передал нам Наариэль: "Очень порядочная девушка". Ага. Оригинальная в приграничье порядочность - в год по мужу менять. Короче, Римду пришлось вычеркнуть из списка подозреваемых. Поэтому подозрительными опять стали все и трактирщик тоже.
   Вот, спрашивается: вырастили же им грозное дерево, так? Значит, лично мы и не очень-то нужны. Можно уже было честно сказать, когда в деревне останавливался мой дядя и когда он уехал? Ни за что не поверю, что родной учмаг немедленно отправился проверять крепость, где каждая блоха, по словам Яси, "ходит строем и несёт караульную службу". Все всех знают, живут по уставу и расписанию, времени на некромантию - разве что час перед отбоем. Ни мрачный подвал себе выкопать, ни по окрестностям без присмотра погулять. Чтобы дядя предварительно не проверил и не перепахал всю деревню? Не верю. Мирные сельские жители - самые подозрительные жители.
   Наш Приреченск - тоже мирный и тихий городок. Если что-то незаконное и случается, то тихо-тихо. А потом соседи говорят: "Ну, надо же, кто бы мог подумать, а казался таким приятным человеком!" Громко у нас в городе бывает только во время некоторых дядиных экспериментов. Зато все в курсе: если грохнуло-шарахнуло, это - мой дядя, верховный маг Дома Таркесс работает. Самый громкий, потому что - честный. А вот в подвале у тихого аптекаря практически случайно нашли тихий агрегат для незаконного зельеварения. Совершенно был неподозрительный и скромный. Не агрегат был скромный, а - аптекарь, конечно.
   Нет, не мог дядя не проверить деревенских. Может, даже и ментально проверял. Пусть не месяц, но хотя бы пару недель он должен был прожить в деревне. А жить здесь можно только в трактире, на чердаке, гордо именуемом мансардой. И не исключено, что дядя спал на той же кровати, на которой я крутилась-вертелась и обминала свеженабитый матрас.
   Пусть не вовремя, но меня всё-таки посетила идея. Так хорошо посетила, что даже Бабушка проснулась. Итак: трактирщик что-то скрывал. Но прежде чем применять к нему запрещённые методы, надо проверить все комнаты. Вдруг дядя какой знак оставил? Я бы на его месте оставила. Залезла бы под кровать и написала что-нибудь снизу на досках. На всякий случай. Комнатушек под крышей - всего четыре. И свою я решила проверить, не дожидаясь утра. Комнаты Короеда и Яси, Наариэля и Лидорчика, так уж и быть - утром. С четвёртой комнатой, она же - первая от лестницы, вырисовывалась проблема. Пусть никаких замков здесь не водилось, и двери запирались на гнутый гвоздь - лишь бы сквозняком не распахнуло, но как туда зайти, если в трактире всё время кто-нибудь крутится? Приграничники ещё несколько дней будут по одиночке и семьями созерцать дерево. А нас - тем более. Анфилада, на которую выходят все четыре двери - одно название. Узкий балкон с редкими балясинами и с прекрасным видом на столы внизу. Вышел из комнаты, глянул с балкончика - меню как на ладони. Но и меня видно будет не хуже, чем меню. На фоне Гигантского Драмзерха.
   Нянька сверкнула в темноте глазами, и я приняла решение. Если ничего не найдётся в наших комнатах, потребую себе завтра вечером отдельную. Может, у меня нянька храпит. Бабуля со мной спорить не стала. Раз уж мне, чтобы спокойно уснуть, надо слазить под кровать, то почему бы и нет?
   Зажгла свечку и слазила. И под свою кровать, и под нянькину. Пусто. Нифса, привычная к чудачествам в нашем доме, даже "Уи" не сказала. А у меня не получилось успокоиться. Зачем сочинять небылицы про храп Нифсы, если как раз сейчас, когда все работнички утихомирились и спать попадали, можно тихонечко сходить и проверить пустую комнату? Тут идти-то всего-ничего. Шасть-шасть - и всех дел. Плащ только накинуть, свечку полой прикрыть, никто ничего не заметит. Бабуля издала мысленный стон, и даже мои глаза вверх закатила. Да-да. Вот такая я неугомонная.
  
   Ночная разведка - это здорово, жаль, что - недолго.
   Доски на анфиладе оказались скрипучими, но бабуля отказалась ради пары десятков шагов приподнимать нас над полом. Только посоветовала держаться или ближе к перилам или к стене, где доски меньше прогибаются и не так сильно скрипят. Я почти миновала соседнюю дверь - в комнату Короеда и Яси, как разведка неожиданно закончилась.
   Укусить руку, которая зажала мне рот, я не успела. Коварный похититель обхватил меня за талию, сделал пару шагов назад, затащив в короедову комнату, и развернул к зрителям. Я как была со свечой в вытянутой руке, так и застыла лицом к кровати, к сидевшему на ней Короеду в образе Мары и к Ясе при оружии.
   - Тоже не спишь? - прошептал Мара-Короед.
   Похититель убрал руки, и я увидела, кто это меня так ловко поймал. Наариэль. Кто же ещё? Ура! Меня жених похитил! Романтика, ырбуц её в печенку - чуть сознания не лишилась с перепугу. И хорошо, что Бабушка его ещё раз не шарахнула. "Мита, - просветила меня о своём бездействии бабуля, - мыслю я гораздо быстрее, чем, как ты выражаешься, шарахаю. Никакой враг не мог незаметно пробраться в комнату моего внука и его жены, чтобы оказаться у нас за спиной".
   - Не сплю, - подтвердила я для троицы полуночников и без того очевидный факт. - Идею проверяю.
   - Что за идея? - немедленно заинтересовался прекрасный похититель.
   - Послание от дяди ищу. В потайных местах.
   Все согласись, что идея стоящая, обоснование - тоже. А вот бродить среди ночи и проверять четвёртую комнату ни мне, ни нам с бабулей не стоило. Оказалось, что кто-то устроил там засаду. Уххх! Жизнь определённо стала налаживаться - то разведка, то засада.
   Так вот, о засаде. Наариэль, как самый наблюдательный и самый ответственный, не спал и ждал, когда закончится суета и шум. Несмотря на всякие-разные звуки, он услышал, как некто, крадучись, поднялся по лестнице, зашёл в свободную комнату и больше не выходил. Интересно, как за всеми переживаниями и эмоциями, моё сероглазое сокровище успело заметить, что первую дверь даже не открывали и лишнее помещение не убирали? Итак, подозрительный "некто" решил переночевать к нам поближе.
   Незваный сосед вёл себя тихо - по комнате не расхаживал, на кровати не ворочался. Да, слышимость здесь отменная, и если кто-то явно тихушничает, значит - прячется. С этими размышлениями Наариэль поскрёбся к Короеду с Ясей, оставив сопящего во сне Лидорчика как приманку. Честно это, а? Они втроём уже больше часа некроманта на живца ловят, а меня... то есть, нас с бабулей, не позвали!
   Чтобы я не очень обижалась, Яся лично полезла под кровать поискать "письмо от дяди". Нашла паука и две занозы себе в ладонь. Не густо.
   Больше делать было абсолютно нечего. Только ждать. Меня посадили на двуспальное ложе к изголовью, а сами сторожа заняли стратегически важные позиции. Наариэль - на сундуке около двери, Короед с Ясей - на самом краешке кровати, готовые к рывку на выход. Уныло. Я попробовала было подбить народ на внезапный штурм, но Короед, под одобрительное кивание Бабушки моей головой, прошептал:
   - Брать надо с поличным. Наиболее вероятная жертва некроманта - оживший Наариэль. Как только злодей проберётся к нему в комнату - атакуем.
   Ладно. Согласна. За "поспать в пустом помещении" хватать и допрашивать нельзя. Вдруг там какой труженик без сил свалился? Маловероятно, но - вдруг?
  
   Захват злоумышленника я чуть не проспала, потому что всё-таки уснула. Если бы не бодрствующая внутри меня Бабушка, пропустила бы самое интересное. Просыпалась я уже на ходу.
   Бабуля полностью завладела доминантой, и мы с ней успели вовремя, попутно оттеснив Ясю. А то придумала тоже - в такой тесноте мечи обнажать.
   Ну, что сказать? Одним словом - Римда. Похабное создание. Проникла ночью в комнату к мужчинам и умудрилась забраться в постель к Лидорчику. Ну, может, и не забраться в буквальном смысле, но щупать она его щупала. Точно щупала. Хорошо, что не сразу навалилась, а то у нашего восторженного героя могло бы возникнуть негероическое заикание. И нашла же на кого позариться! Или не обнаружив Наариэля, перелётная внучка кузнеца решила воспользоваться тем, кто подвернулся? Очень приличная девушка, ага.
   С появлением нашей компании, разносчица отступила за пустую кровать и забилась в пустой угол, благо в этой комнате таковой имелся. Яся с мечами перекрыла выход. М-да. Поймали, называется. Было бы кого ловить. Всю ночную охоту опошлила, поганка драмзерховая!
   Выглядела грудастая девка противнее некуда. Губу отклячила, потупила свои поросячьи глазки и принялась усиленно шмыгать носом. Но эта насквозь фальшивая пантомима никак не тянула на раскаяние и грядущие слёзы. Нахалка просто ждала, когда её выгонят.
   Для полной ясности Наариэль зажёг от моего огарка пару свечей, прошёлся взглядом по вещам и дорожным сумкам и отрицательно покачал головой. Ну, хотя бы - не воровка, если, конечно, не учитывать чужих женихов.
   - Вы кого-то искали, любезная? - прошипел Мара-Короед.
   "Любезная" состроила нечто вроде гримасы смущения, мол, сами видите, нашла уже, и покосилась на Лидорчика.
   Сонная находка в виде семьдесят второго сына Императора сидела, подтянув колени к подбородку, замотавшись в постельное бельё и оседлав подушку. ТоннаЭля впервые на моей памяти был столь откровенно напуган. До такой степени, что молчал и только пучил глаза из-за натянутого выше носа одеяла. Ага, "прынца" чуть невинности не лишили. И кто? Какая-то распущенная деревенщина. Возможно даже - неграмотная. Воплощённый ырбуц пополам с драмзерхом.
   - Выход - там, - совсем нелюбезно указал ночной гостье на дверь Наариэль.
   Яся убрала мечи и, разочарованно вздохнув, посторонилась. Кровожадная наша.
   Римда по стеночке, по стеночке, засеменила к двери - еще пара шагов и сбежала бы. Но сквозняк качнул пламя свечи, и поверх вульгарно-пёстрого платья трактирной девки блеснуло золото. Разносчица спохватилась и спрятала ценный предмет между грудей. Поздно спохватилась. Мне и секунды хватило, чтобы понять, что это такое золотое болталось на толстой железной цепочке. Дядины карманные часы! Спасибо нашей приманке - Лидорчику. Наверняка часы вывалились, когда Римда наклонялась, чтобы его потискать.
   Карнэль Короедовна отреагировала мгновенно. От меня здоровенная деревенщина могла вырваться запросто, но против Синей Бабушки шансов у неё не было.
   Яся тут же снова закрыла дверь и встала на страже. Понятливая наша.
   - Каким образом к тебе попала вещь моего родственника? - нежно-угрожающе проворковала бабуля моим голосом.
   Доминанта у нас с Бабушкой поделилась забавно и необычно. Я вцепилась правой рукой в цепочку, в то время как Карнэль Клроедовна провела болевой приём одной левой, завернув запястье Римды за спину и подтянув чуть ли не к противоположному плечу. Кажется, я даже слышала хруст суставов.
   Но разносчица, что удивительно, не заорала. Только выгнулась и зашипела сквозь зубы. Прямо тренированная шпионка какая-то!
   И тут девка-шпионка совершила невозможное. Не только отняла у меня цепочку, которую я вообще-то крепко держала, но и вывернулась из бабушкиного захвата. Отскочила к простенку между двух кроватей и гордо распрямилась. Теперь разносчица смотрела на нас вовсе не глупыми поросячьими глазками. А очень даже умными. Ну, вот - игры кончились.
   - Надо же, - удивилась Бабушка, - какая гибкая и сильная! А я-то ей руку боялась сломать.
   У Римды при звуках бабулиного голоса глаза стали круглые-круглые. Ага, голосок-то у Бабушки от моего отличается. Ничего, мы ещё не так удивлять умеем.
   - Чужую вещь следует вернуть, - сказал-приказал Наариэль. - Немедленно! Мита, - заслонил меня собой прекрасный страж, - мог твой дядя подарить какой-нибудь... девушке часы? Или потерять их?
   Короед присоединился к моему жениху, и разносчицу за их спинами стало почти не видно.
   - Нет, - рявкнула я вполне своим голосом, - ни подарить, ни потерять. Эти часы - подарок моего отца. Корпус из белого золота, на крышке - фигурная накладка из жёлтого. Внутри дарственная гравировка. К ним ещё золотая цепочка была, плоская, с карабином. Куда ты её дела, поганка ырбуцевая? - приступила я к допросу предполагаемой некромантки.
   - Да что её спрашивать, - перехватила Бабушка доминанту. - Таль, эта - с виду простушка, выставила довольно-таки мощные щиты. И против силового удара, и, что совсем подозрительно - против ментального. Закрылась наглухо. Взламывай. Если взламывать буду я, от её разума ничего не останется. От трактира, впрочем, тоже. Я зла! - заявила Карнэль Короедовна и приподнялась над полом.
   Вот теперь непростую селянку стало замечательно видно. А ей - висящую в воздухе меня на фоне тёмно-синей кляксы. Да. Мы с бабулей злые и грозные, и страшно-удивительные! Но Римда на нас глаза пусть и выпучила - как тут не выпучить, часть её внимания досталась Наариэлю. Некромантка решила, что Таль - это он. Естественно. Мужчиной из всех присутствующих выглядел только мой сероглазый красавец. Струсивший Лидорчик - не в счёт, косоротая Эльмара - тоже.
   - Невероятно. Щиты прогибаются но... пружинят! - потрясённо выдохнул Мара-Короед.
   Римда натурально отвесила челюсть. Я бы на её месте тоже удивилась мужскому баритону из уст бело-золотой дамы. Однако, подловить некромантку в момент растерянности Короеду не удалось.
   - Придётся девушку замочить, - грустно, но решительно заявил мой жених. - Нир Караен, объединяем усилия?
   С руки Наариэля соскользнула водяная кручёная плеть.
   - Готов, - подтвердил Короед. - Как насчёт ментального объединения?
   - Согласен, - кивнул самый прекрасный из стражей.
   М-да. Несмотря на кучу сюрпризов, которые преподнесла наша компания, сдаваться нетипичная селянка не собиралась. Рот закрыла, лобик сморщила - ещё и задумалась, вражина проклятая.
   Плеть взметнулась вверх и потекла рядом с горлом Римды, но сквозь невидимый кокон так и не просочилась. Наариэль ускорил поток. Короед задумчиво хмыкнул. Позади нас нетерпеливо лязгнула сталью Яся. А меня посетила страшная мысль.
   Если Наариэль с Короедом вдвоём эту деревенщину не заломали, даже с места не сдвинули, то она и с дядей могла справиться.
   Бабуля выгнала из нашей головы пораженческую идею и решила вмешаться:
   - Ладно, хватит деликатничать. Расступитесь и смотрите, как надо действовать.
   Наариэль смотал свои мокрые плети, Короед сделал шаг назад, но подействовать мы с Бабушкой не успели. Вмешался неучтенный фактор. Бабуля выступила вперёд, и в тот же момент ударил Лидорчик.
  
   Вот так вот! Сидел себе, сидел, как мышь под веником, а как только Римда подалась нам навстречу - наглая такая, вскочил у неё за спиной во весь рост и кА-ак... стукнет! Некромантку. По голове. Нариком. Примитивно, совсем не магически, но эффективно. Нарик-то у нас ого-го какой здоровенный половник.
   Некромантка завалилась боком на лидорчикову кровать и сползла на пол. ТоннаЭля хотел было нанести второй удар - даже замахнулся, но передумал. Я и без ментального контакта с "прынцем" поняла, почему передумал. Бить упавшую на пол женщину - неудобно. Надо или с кровати слезать, или просить некромантку приподнять. Кабы не неудобное положение, он бы её ещё не раз и не два приложил.
   Эх-х, жаль Льянка не видела нашего грозного воина-победителя. Пунцового от счастья, в, представьте себе, ночной сорочке до щиколоток и с волосатым половником наперевес. Ладно - сорочка. Но спать с половником!? Извращенец. Правильно я его другой невесте подсунула.
   Извращенец заметил мой пристальный интерес к его ночному наряду и снова вцепился в одеяло.
   - Лидортонниэль, - влезла со своим мнением Яся, - великолепный удар в теменную область! Поздравляю.
   ТоннаЭля окинул нас взглядом гордого орла, случайно залетевшего в курятник, соорудил себе мантию из одеяла и прошествовал с кровати на пол.
   Короед отчитался:
   - Без сознания, но жива. Действительно, великолепный удар, - подтвердил он мнение Яси.
   - Щиты остаточные. Сейчас узнаем, откуда у этой персоны и способности, и часы.
   Бабуля мысленно подвела итоги вполне тихой схватки - нашумели не сильно и даже трактир не разнесли: "Учись, Мита, и запоминай. Ментальные щиты, силовые щиты - хорошо и необходимо. Но не стоит забывать и о примитивном воздействии". Я и не сомневалась, что Лидорчик - примитив примитивом. Бабушка обозвала мой вывод завистью к чужой победе и спросила уже вслух и не у меня:
   - Таль, ты как, выяснил, почему она только защищалась и не нападала? Растерялась или долго готовилась?
   Короед подхватил подмышки зашевелившуюся некромантку, усадил её на кровать и явил нам напрочь перекошенное лицо-маску. Кажется, у кого-то - шок.
   - Это - не Римда. Я не знаю, как возможна столь искусная иллюзия, - не обращая внимания на Ясин рык, ощупал он грудь разносчицы, - но нет никаких сомнений, Мита, - обратился персонально ко мне Синтар Керосинович, - что перед нами - твой дядя. Уважаемый Дмир нир Таркесс.
   - Мммм, - издала первый стон совсем-не-Римда. - Чем это меня так?
   - Половником... дядя, - ответила потрясённая я. - Вот, бабуль, шарахнули-таки. - И не удержалась, чтобы не спросить у всех и у себя тоже: - Что же мы всё время своих-то шарахаем? Наариэль Лидора с камышом и глиной чуть в саманный кирпич не замешал. Самого Наариэля бабуля по кладбищу гоняла. Два надгробия ни в чём неповинным эльфом угробили. Теперь вот, дядю половником по темечку угостили. Когда уже некроманты начнутся?!
   Вместо ответа на риторический вопрос мне прямо в ухо пришёлся полный разочарования стон Лидорчика. М-да. Был подвиг и весь вышел. Невелика заслуга - подловить моего дядю, который уж точно не подозревал, что потомок Императора спит в обнимку с ложкой нестандартного размера. И с ней же в одеяле прячется.
   Знакомым дядиным жестом совсем-не-Римда подцепила заднюю крышку часов и дядиным же голосом потребовала:
   - Мне нужна шпилька.
   - Конечно, сейчас, - закопался в парике Короед, - Вот!
   Бывшая разносчица немилосердно вонзила шпильку в механизм, часы нетипично чавкнули, и иллюзия задрожала.
   Ага! А кто-то говорил, что безобразия моего ныне убитого будильника исчезают только через определённый срок. И никак иначе. Оказывается, "иначе" всё-таки можно. Ну, дядя! Ыртыть вашу налево, родственник!
   Образ разносчицы смазался. Я успела только моргнуть, а перед нами уже оказался Дмир нир Таркесс. В обвисшей одежде и с декольте, съехавшим на одно плечо. Прощай, грудь похабной селянки...
   - Дядя! - рванула я к родному учмагу.
   Ухх, как я на самом деле по нему соскучилась и как сильно волновалась!
   "Гм..." - деликатно напомнила о себе Бабушка.
   Ну, да. Объятия объятиями, а бабуля-то дяде не представлена. Неприлично, ага. Да и сам он пока не так, чтобы совсем расслабился. Мы же его вдоволь наудивляли, да ещё и Нариком поприветствовали. Пришлось временно свернуть бурное проявление чувств.
   Карнэль Короедовна тут же перехватила доминанту и деликатно, я бы даже сказала - нежно, "постучалась" в дядино сознание. А потом... тысяча драмзерхов, отгородилась щитами. Обидно! Старшие сговаривались прямо у меня на глазах, а я ничего не слышала! Точно сговаривались. Иначе, зачем загонять меня в изоляцию, причём сразу?
   - Мита, - прозвучал у меня в сознании строгий голос Синей Бабушки. - Прекрати выдумывать глупости. Мы с уважаемым нир Таркессом ни о чём не сговариваемся. Всего лишь познакомились. Или твой дядя обязан приглашать тебя всякий раз, когда знакомится с дамой?
   Оооой! Как же просто чего-нибудь не сказать, зажав рот руками, но как же сложно это чего-нибудь не подумать. Поэтому я всё-таки подумала - с Наариэлем бабуля знакомилась очень даже при мне. Совсем не как дама.
   А ментальный подзатыльник, пусть и символический - нечестно. И второй такой же от дяди - тоже.
   Я бы ещё на десяток подзатыльников нарвалась, но на моё счастье в процесс знакомства с дамой встрял Лидорчик. Наш "прынц" не собирался культурно ждать, пока Драконы мысленно наобщаются.
   - Простите, уважаемый Дмир нир Таркесс. Я Вас не узнал, - и протянул дяде мокрое полотенце.
   Надо же, как дело повернул, дипломат доморощенный! Можно подумать, мы узнали?
   - Ничего страшного, - любезно ответил дядя и пристроил примочку к пострадавшей голове. - А это зачем?
   А "это" было вторым полотенцем. Нисколько не смущаясь тем, что мы пока не посвятили дядю в подробности, Лидорчик уселся на кровать напротив, уложил себе на колени Нарика и пристроил вторую примочку на волосатый черпак. Ещё и глазами невинно поморгал, как бы не понимая дядиного недоумения.
   - Чтобы шишки не было, - пояснил нахальный потомок Императора.
   - Рассказывайте, - потребовал дядя. - Каким образом маг из Дома Синей Вязи вновь оказался в своём теле, как нир Караен попал в тело женщины, родственной Дому Золотого Луча и сохранил при этом Силу Жизни, и как оказался в приграничьи сын Императора?
   - Семьдесят второй, - нашёл нужным напомнить Лидорчик.
   Дядя намёка на никакущий статус ТэнныЭля не оценил.
   - Пока я знаю только то, что моя племянница пригласила в наш мир уважаемую Карнэль нир Караен. Но как?! - громким шёпотом возопил мой родной учмаг.
   - Ой, дядя, - прикинула я объём подробностей, - так Вы совсем запутаетесь. Короед, снимай маску. Мастер Ясанна наверняка соскучилась по тебе в мужском облике. Лидорчик, кончай прикидываться. Не будет у Нарика шишки. Хватит его мочить, а то опять в рост пойдёт.
   - Двойник! - простонал дядя, провожая взглядом маску и "плащеюб" Короеда. - Невероятно! - и приступил к любимому делу - учёту фактов. - Нир Караен и Наариэль Тарноэр непонятным образом - двое, одинаковые. Уважаемая Карнэль нир Караен и Мита - в телесном совмещении. Ясанна Линарвиссэ и Лидортонниэль - без изменений. Нифса спит. Значит, маг Жизни из Дома Золотого Луча отсутствует. Вопрос: кто вырастил дерево?
   - Дерево, - пришлось срочно придумывать культурно-научное название для своего случайного шедевра, - Шишкоябнь Древовидный, вырастила я. Эти, из Золотого Луча, пока не знают ни обо мне, ни о Шишкоябне. Зато я знаю, что у меня есть опасные родственники и стёрт год памяти. А ещё, дядя, мне исполнилось восемнадцать, помолвку с Лидорчиком мы расторгли, потому что - друзья, но с Наариэлем у нас всё серьезно и я снова - невеста. Вот!
   А что? Кое-кто пропал и заставил меня сильно нервничать. Да и будильник с "генератором случайных заклинаний" я не забыла. Может, чьи-то нервные клетки и не восстанавливаются, а мои оживают и страшно мстят. Так что, ещё неизвестно, кто сильнее приложил дядю. Лидорчик - половником, или я - новостями.
   - На пару месяцев тебя дома оставил. Под присмотром. А результат? - потрясённо прошептал верховный маг моего родного Дома и переместил полотенце на лоб. - Две помолвки и Шишкоябнь...
   Ха! У меня ещё и другие достижения имеются. Убийство уникального будильника кувалдой - вандализм. Прорыв в Синий Мир без опыта и практики - ментальный авантюризм. Сотворение тела для Наариэля - эксперименты на живых магах. Побочные эффекты на половнике - использование технологий непроверенных на совмещение. Коррекция памяти кладбищенского сыщика - несанкционированное вторжение в чужой разум. Намерение тайно перейти границу - умысел нарушить закон в составе группы лиц по предварительному сговору. Организация помолвки сына Императора с первой встречной - сводничество, вмешательство в политику и в личную жизнь Правящего Дома.
   Ырбуц, какой потрясающий список достижений!
   "Хорошо сформулировала, - одобрила Синяя Бабушка. - Последние пять пунктов потянут лет на сто тюрьмы строгого режима. С одноразовым питанием. Раз в три дня".
  
   Коварные планы (9)
  
   Озвучить список достижений мне не довелось. Присутствующие объединили сознание и принялись посвящать верховного мага Дома Таркесс в подробности наших перипетий, начиная с Приреченска и заканчивая Шишкоябнем. Даже Лидорчик удостоился чести быть приглашённым в общий поток. А мне не удалось вклиниться ни с одним драмзерховым комментарием, потому что бабуля решила пожалеть дядю. Загнала меня в дальний ментальный угол и о моих достижениях рассказывала сама. Сама же и оказалась единственной, кто слушал моё недовольное бурчание. А много ли можно набурчать Карнэль Короедовне, которая не реагирует на "детские капризы"? Не забуду, не прощу.
   - Я очень рад, что ты всё-таки начала взрослеть, Митавиа, - растрогался к финальному в нашей истории удару половником дядя. И загадочно добавил: - Не думал, что Миторниэль окажется прав...
   Я чуть не взвыла. Неужели были сомнения, что я начну взрослеть, и кто конкретно такой Миторниэль, и в чём он оказался прав? Верхнее "Мит" в имени прямо-таки вопило: Митор - некий вензелястый родственник. А моя печенка, та, которая за километр чувствует грядущий драмзерх, подсказывала, что правота Мотора-Помидора добром не кончится. Хотелось вцепиться во вредного учмага, вытрясти из него информацию и посмотреть в его сознании тот год, который у меня стёрт. Немедленно!
   - В том числе и поэтому, - решила побыть занудой Синяя Бабушка, - ты и сидишь у нас тихо и не задаёшь личные вопросы в общем ментальном поле. Потерпи.
   Пришлось терпеть. Терпелось с трудом, потому что границы терпежа мне так и не обозначили, хотя уже перешли к дядиной памяти о его трактирной жизни.
   Бабуля восхищалась моим родным учмагом вовсю. "Оригинально". "Невероятно". "Потрясающе, Дмир!" И я не утерпела.
   - Так, чего тянуть-то? Через неделю будет три месяца, как Наариэль попал под Заклятие Разделения. Юбилей. Можно отметить очередной помолвкой. Но надевать ещё один браслет не буду принципиально. Не то, что бы мне жалко вторую руку обраслетить. Не-а, не жалко. В обществе не поймут.
   - Митавиа, моё терпение не безгранично, - прошипела та Бабушка, которая, по ощущениям, была не против сотворить мне из дяди дедушку.
   Как сглазила. Бабуля разозлилась и большую часть дядиного рассказа-воспоминания я воспринимала совсем без ощущений.
  
   Не сказать, чтобы родному учмагу было много чего вспоминать. Сплошная рутина.
   Дядя решил для начала поискать некроманта в деревне, чтобы исключить "местного врага". Отправил в Приреченск магостазисную капсулу с телом Наариэля и засел на неделю в Ольшанке готовиться к внедрению в ряды пахарей, скотников, доярок и огородников. Я же говорила, что дядя проверит их в первую очередь. Вот, была права.
   Дядя подошёл к делу научно. Он подсчитал, что пришлому человеку на качественное внедрение в деревню потребуется лет пять, не меньше. Столько будет зарабатывать деревенское доверие горожанин, который, по мнению аборигенов, не знает "с какого конца лопату держать". А селянин - и того дольше. Селяне живут по родным деревням и хозяйство просто так не бросают. Разве что - неуживчивые. Образ неуживчивого крестьянина для внедрения не подходил. И дядя решил внедряться не со стороны, а изнутри, под видом уже известного местного.
   Два эльфа-мага, те, которые не добили тело Наариэля, были временно назначены на должность информаторов и частично посвящены в план внедрения и проверки. Назначать дядя всегда любил, да. А своих планов никогда до конца не раскрывал. Свойство у него такое.
   Информаторы составили список тех, кто за последние два года покинул приграничную деревню, но мог вернуться - не практически, а только теоретически. Дядя вычеркнул всех реально возвратно-возможных и слишком внедрительно-сложных. Довычёркивался. Осталась одна Римда. Жаль, что не мужчина, зато вроде и местная, но не так, чтобы хорошо известная. За тот год, что внучка провела у деда, с ней гораздо ближе познакомился гарнизон Ольшанки, а не деревня. Приличная девушка, ага.
   Кузнеца пригласили в крепость и уговорили поработать на Империю - "обеспечить легализацию учмагу под личиной". За патриотизм и молчание заплатили более чем щедро. Для верности ещё и припугнули. Пугали гномами. Пообещали в случае недержания языка открыть в деревне гномью кузню.
   Кузнец и стал первым, кого дядя проверил на причастность к некромантии. Заодно считал из его памяти образ внучки. Таких подробностей ни эльфам, ни кузнецу знать не полагалось. Как не полагалось им знать о том, что учмаг из Дома Таркесс уже давно изобрёл способ "иллюзорного изменения физических параметров приборным методом". Выражаясь не так научно, но более понятно - превращал племянницу в монстра посредством будильника.
   Почти сутки дядя морочил голову и магам, и кузнецу, ваяя по словесным описаниям неудачные иллюзии. Наконец, смиловался и "достиг идентичности".
   На другой день он уехал с эльфами в их крепость, якобы для наладки визора, а на обратном пути в Ольшанку "пропал". Зато в деревню со стороны нового тракта заявилась Римда. На телеге, с пожитками и в соплях.
   Кузнец честно поработал на Империю, гоняя непутёвую внучку при свидетелях - громко орал и размахивал упряжью. Пока деревня думала, что внучка отходит от знакомства с вожжами, дядя отсиживался в сарае за кузней, дорабатывая новый магический прибор. Портить подарок моего отца ради одного-единственного заклинания - слишком расточительно. Согласна.
   После доработки часы стали выдавать три личины на выбор. Зачем - не знаю, но запас ещё никому не мешал. Какими ещё иллюзиями, кроме грудастой селянки, талантливый учмаг нашпиговал свою "новейшую разработку", он обещал рассказать, но - позже. И даже показать, и дать попробовать. Ага, знаю я, как дядины изобретения пробовать. Не дождётся.
   Вот, собственно, почти вся история. Ну, разве что, упустила мелкие подробности... Работать к трактирщику Римду устроил опять-таки кузнец и велел "спуску ей не давать". На ниве обслуживания деревенских жителей и гарнизонных вояк, дядя добился потрясающих успехов. Деревенского некроманта пока не исключил - оставалось проверить ещё три семьи. Зато успел создать Римде прекрасную репутацию. Расквасил от её имени пару носов, сломал палец сыну старосты, отверг ухаживания заезжего купца и уговорил заблудшего мужа вернуться в семью. Попросту связал его и отволок домой. Надеюсь, Римда когда-нибудь скажет дяде "спасибо". Кузнец уже сказал.
  
   Так что, ничего героического или необычного дядя не совершил. Приехал, перекурочил часы, узнал много нового о разведении коз и видах на урожай. Вот, и всё. Подробности странных, с точки зрения селян, происшествий, которые застряли у них в памяти, меня не интересовали. Поэтому я занялась сравнением.
   Подумаешь, внедрился. То ли дело - мы! То Синий Мир, то Нарик, то Шишкоябнь.
   Где бабуля нашла в дядиных действиях "оригинальное"? Пребывание в женском образе? Так у нас приёмный дядя-Короед который день оригинальничает. Можно считать - семейная забава.
   "Невероятного" тоже не наблюдалось. Разве что, дяде было невероятно удобно ворошить память подвыпивших посетителей. Бабушка сама говорила - алкоголь растормаживает и способствует ментальному вторжению.
   А "потрясающее"... Если не иметь опыта общения с моим будильником, то живая иллюзия действительно может потрясти. Но мои рога за "не вовремя встала" всё-таки были в сотню раз потряснее. И для Яси, когда она их видела, и для меня, когда они чесались. Надо бы намекнуть родственнику на возможную модификацию. Такую, чтобы после удара по иллюзорной Римде, реальному дяде не доставалась неиллюзорная шишка.
   Бабуля отстаивать свою точку зрения не спешила. Злилась.
   Ссориться и спорить с Бабушкой расхотелось, и я решила уступить. Взрослый поступок, кстати.
   Прикинула "что почём" и признала новую дядину разработку, пусть и на старом принципе, потрясающей и невероятно оригинальной. Ага. Мечта диверсанта, вторая молодость, шанс Короеда на синий облик "здесь и сейчас"... Оборотни - больше не сказка.
   Кардинальный драмзерх! Вполне можно потрясти общество вообще и Службу Имперской Безопасности в частности. Главное, чтобы нас эта служба трясти не начала. Если узнают, что живую иллюзию может творить и поддерживать не маг, а хитрый прибор, ой, что начнётся! Достанется тогда дяде за "ограниченный радиус действия", "непосредственный контакт с телом объекта" и "автоматическое обновление каждые сутки". Полная секретность и запрет на частное производство - как минимум.
   А хотелось бы заиметь персональные часики. С иллюзией себя любимой. Я - не жадная, и запросто дам друзьям поносить мой облик. Лидорчик будет сдавать за меня зачёты по мечемаханию, Льянка - по теории магии.
   Если же говорить о доходах... Страшно представить, сколько может стоить такой "иллюзатор". Золотой кладезь с алмазным дном! Раз уж дядя в деревенской кузне прибор склепал, то в лаборатории он их по десятку в день строгать будет. Уххх, какая чехарда с определением личности в стране начнётся! Не-пойми-кто-где-неразбериха...
   Стоило только размечтаться, как Карнэль Короедовна резко опустила меня с небес на землю. Практически скинула.
   - Мита, отвлекись от антиобщественных фантазий. Ты прослушала? Твой дядя сообщит о своём изобретении в Службу Безопасности при первой возможности. Уважаемый Дмир прекрасно понимает, какую угрозу несут живые иллюзии для порядка и законности.
   Ну? Я же говорила, что драмзерх - мой друг, товарищ и брат. Золотые горы растаяли, не успев возникнуть. Сданные зачёты, впрочем, тоже.
   - Хватит прикидываться глупенькой, - уела меня Бабушка. - Встреча с дядей - не повод играть в ребёнка и мотать мне нервы. Выпущу я тебя из-под щитов. Обязательно. Как только успокоишься. А то неизвестно, что ещё вырастет на нашу голову. Постарайся перестать одновременно и злиться, и радоваться. Это ужас, как двойственно!
   Ну, ещё бы не двойственно. Единственный кровный родственник пропал. Я же вся извелась. Я же его почти похоронила, когда Римда начихала на магию Драконов и стражей. А он здесь, оказывается, коз считал, и даже коротенькой записочки мне не отправил, чтобы не волновалась! Кто бы не разозлился? Но просто злиться у меня не получалось. Как ни пыталась не радоваться, счастье упорно просачивалось сквозь злость. Живой же!
   И бабуля сдалась. Пусть и не выпустила на волю, но щиты приоткрыла.
   - Дмир, Ваша племянница пребывает в эмоционально дезориентированном состоянии, - отвлекла она дядю от пересказа деревенских сплетен.
   - Меня натурально таращит в разные стороны, - перевела я с бабушкиного на нормальный.
   Дядя рассмотрел все мои "как можно быть таким бессердечным" и показал своё видение ситуации.
   Убеждать ценный родственник всегда умел. Его послушать, так всё шло нормально и как надо.
   Римда и почта являлись несовместимыми понятиями, и дядя не стал выбиваться из образа. Он дожидался Короеда, который непременно отпишет Ясе об успешном прибытии, заодно и сообщит дальнейшие планы - сколько и где оба одержимых будут пропадать и мстить за убой души стража. О том, что из Ольшанки в Приреченск было отправлено письмо об исчезновении Дмира нир Таркесс, Римде никто не доложил. То есть, дядя понятия не имел, что у меня есть повод волноваться. Ну, а когда в деревню прибыла наша славная компания, он и сам дезориентировался. Рутина кончилась, ага.
   Во-первых, явилась неожиданная я. Но дядя не счёл возможным зайти в моё сознание как заходил раньше. Вдруг, я заору или пальцем на него покажу? Фи! За кого меня принимают? Да он бы и не смог, даже если бы попытался. Бабушкины ментальные щиты - это не мои, даже и сейчас, хилые заслонки.
   Во-вторых, с нами прибыла невесть откуда взявшаяся золотолучная дама. Пока не пророс пол, дядя ещё сомневался: а правда ли дама, а действительно ли из тех самых родственников? Он не помнил среди них ни таких высоких, ни таких криворотых. Но пол и Шишкоябнь заставили дядю увериться, что до меня добралась-таки опасная родня.
   В-третьих, если Яся была худо-бедно объяснима, то Лидорчик не вписывался ни в нашу компанию вообще никак. Согласна. Если бы не встроенный суицидальный героизм, помноженный на упёртость, сидел бы наш "прынц" в Приреченске.
   Дядя пытался подкараулить или Короеда, или, на худой конец, Короеда с Лидорчиком. Хотел выяснить подробности - как нас угораздило приехать в таком составе, а заодно сообщить Керосинычу, что Золотой Луч надо гнать от меня мокрыми тряпками. Поэтому он буквально преследовал Наариэля, которого считал Короедом, но до самой ночи шанса переговорить наедине не представилось. Вот, дядя и отправился к якобы-Короеду в комнату и нашёл там одиноко спящего Лидорчика. Разбудить не успел. Мы явились спасать приманку и вконец запутали драгоценного родственника.
   Раскрываться в присутствии вензелястой дамы дядя не спешил. А дальше удивительное и странное посыпалось на него, как снег на голову. Летом. Нежная-домашняя я неожиданно обнаружила умение выкручивать руки. Когда заговорила Бабушка да ещё и отрастила крылья, дядя понял, что во мне пребывает гостья из другого мира. Однако, вензелястая опасная родственница не собиралась в связи с этим фактом падать в обморок - значит, знала и понимала "откуда крылья растут". Только дядя разобрался с не-моими способностями и похоронил тайну Драконов, как Наариэль оказался действительно Наариэлем. А Короед обнаружился не в его теле, а в теле предполагаемой родственницы. Лихо мы дядю заморочили.
   Пришлось признать, что верховный маг Дома Таркесс не бессердечный сухарь, сам не знал о своём "пропадании" и очень за меня переживал. Ладно, он нас тоже запутал.
   Обида самоликвидировалась, а поскольку меня впустили в ментальный круг, то меня же обсуждать и принялись. И мои достижения, с которыми надо что-то делать. Потому что если ничего не делать, то я буду сама-себе опасная, как "магическая граната, летящая зигзагом". Дядино определение.
  
   И понеслось... Ну, что сказать? Я обнаружила, что мной гордились. Все. При этом, они-все умудрялись гордиться ещё и собой. Лидорчик - потому что я его подруга, а значит, он и сам - герой не из последних. Драконы с кем попало не дружат, ага. Дядя гордился, потому что вырастил такую оригинальную, но очень сложную меня. Короед был горд своей выдержкой, потому что выдержать меня вредную и импульсивную может не каждый. Яся гордилась как мастер-наставница, потому что так положено. Все наставники имеют право гордиться своими учениками и нагло этим пользуются. Наариэль гордился, потому что я его люблю. Очень правильная гордость. Самой скромной, причём совершенно зря, оказалась Синяя Бабушка. Она, видите ли, совсем недавно занималась моим воспитанием, чтобы было чем гордиться. Я бы так не сказала...
   Самооценка у меня повысилась, аж зашкалила. Но не надолго. Гордящиеся как-то незаметно съехали на обсуждение перспектив моего развития. Нам бы какой план по поимке некроманта сочинить, а они принялись планировать мирную жизнь, распределять обязанности и брать на себя ответственность.
   Усиленная программа обучения в Академии. Ответственная - Яся. Индивидуальные занятия по общей теории и практике магии - дядя. По ментальной магии - дядя и Короед. Доведение меня до идеальной физической формы - Короед и Яся. Владение как минимум тремя видами оружия прилагается. Снабжение литературой по Магии Жизни и "давать в глаз" любому поклоннику в радиусе километра - Лидорчик на правах "друга семьи". Раз в полгода забирать на практику в Синий Мир - Бабушка. Любить вечно, навещать регулярно - Наариэль.
   Обязанности Наариэля и Бабушки мне понравились. А всему остальному расписанию я бы предпочла ту тюрьму с нерегулярным питанием. Так, ещё и Жемчужный Папа обещал нам с Льянкой проверочные визиты. Получила подарочек на день рождения! Как знала - стоит только найти дядю, он не только будильник починит, он и меня чинить начнёт.
   К утру распределили всё, что могли. И мне стало понятно, что я гораздо важнее и... страшнее некроманта. Его-то дядя собирался искать в деревне не более двух дней - вот и весь план. А меня напланировали на сто лет вперёд.
  
   Ровно в пять часы тихо щёлкнули и одарили дядю поросячьми глазками и прочими достоинствами Римды. Родственнику предстояло работать, а нам - отсыпаться.
   Первыми покинули душную комнату мы с Бабушкой. Следом отправились к себе Короед и Яся. Как выходил дядя, я не видела, но слышала.
   - Ах, ты, коза блудливая! - в полголоса орала жена трактирщика. - К двум мужикам сразу полезла!
   М-да. Репутация - штука хрупкая. И, надеюсь, что Лидорчик, неожиданно став "мужиком", не умрёт от счастья.
  
   Образование образа (10)
  
   Два дня пролетели незаметно. Некроманта в деревне не нашлось, а значит, нам предстояло искать злоумышленника по ту сторону границы. Дядя, конечно, сопротивлялся и предлагал нам с Лидорчиком, Ясей и... Наариэлем отсидеться в крепости или же в проверенной вдоль и поперёк деревне. Дольше всех он уговаривал Ясю и Лидорчика, потому что Бабушке хватило одного ментального "гм", чтобы дядя признал очевидное: в самом тихом месте Империи мне опаснее находиться без Карнэль Короедовны, чем с ней же, но в логове страшного некроманта. У Наариэля тоже имелся неперешибаемый довод. Даже три - я, долг и месть. Вот, в таком порядке. А Короед не стал ссориться с Ясей и поддержал её в стремлении "найти и уничтожить". Ну, кто же ссорится с женой в медовой месяц, если новобрачная спит и видит, как бы кого на голову укоротить? Так и получилось, что оставлять императорского отпрыска на одну Нифсу - себе дороже. Сбежит он. Моя сиреновая няня - сущий клад и прекрасная охрана, когда не спит. А не спать неделями не может даже потомок сирены и огра.
  
   Утром третьего дня мы покинули деревню, пообещав вернуться или прислать "золотых" наблюдателей для Шишкоябня. Не сказать, чтобы селяне совсем не расстроились. Некоторые очень переживали - с нами уходила приличная девушка, нанятая служанкой для косоротой дамы. Перекупили у трактирщика, ценность такую. Трое ухажёров Римды тащились за нами до самой околицы. А сын старосты так смотрел на дядю-в-образе, ну, так смотрел, что мне захотелось сломать упёртому воздыхателю ещё один палец. Или два.
   Самым сильным впечатлением, которое я получила в дни мирной деревенской жизни, стала перестроенная крыша трактира. Тепличные условия деревцу всё-таки создали, ага. И достопримечательностей в деревне стало две: Шикоябнь Древовидный и ырбуц-какой-шедевр-архитектуры. Шедевр представлял собой контрастное сочетание почерневшего от времени тёса и торчащего из старой крыши новенького "айсберга". Многочисленные грани и перегородки, которые ваялись под размер кусков стекла "какие нашлись", а так же острая вершина диковинной конструкции, сверкали на солнце и испускали прямо-таки золотые лучи. Отражали, то есть.
   Кажется, я разгадала секрет странного для стихийных огородников названия Дома - Золотой Луч. Не удивлюсь, если вензелястые родственники живут в многочисленных теплицах и оранжереях не фигурально, а буквально. Стеклянно и ослепительно. И лучеотражательно. Попробовала было узнать у дяди угадала я или нет, а заодно расспросить его, чем же так опасны лично мне маги Жизни, но хитрый учмаг заявил, что непременно расскажет и обязательно всё-всё, но только в Приреченске, когда вернемся домой. А пока, мол, у нас есть дела и поважнее. Например, решить в каком месте, не доходя до Ольшанки, нам следует исчезнуть. Вот так. И никто дяде не возразил. Подумаешь, крепость - невидаль какая...
  
   Решили. Свернули в перелесок, но вместо того, чтобы двигаться прямиком к границе, тронулись параллельным курсом. Ладно. Границу действительно разумнее переползать не на виду у целого гарнизона и желательно незаметно для патрулей как наших, так и чужих. Поэтому, предложение сделать небольшой крюк возражений не вызвало. Когда перелесок почти закончился, расположились на привал.
   Первой исчезла Римда. Дядя поковырял в своём "иллюзаторе", обрёл нормальный облик и переоделся. С Короедом дело обстояло сложнее. Любой случайный встречный - вдруг кто по дороге попадётся - увидев близнеца Наариэля, раструбит о нём на всю округу. Но и приметную косоротую дамочку надо было ликвидировать. А то дама есть, а её служанка испарилась. Опять-таки ненужные разговоры пойдут. С мнением дяди в очередной раз согласились, а я поняла, что мой драгоценный учмаг занялся привычным делом - уговорами с помощью обожаемой им логики. Как уговорит, так все уговорённые с драмзерхом и познакомятся. Надо же знать дядю.
   Вторым кандидатом на знакомство с дядиным коварством стала Яся. Оказывается, прелестным эльфийским женщинам с потрясающими фиалковыми глазами совсем не место в безобразно-беззаконных свободных землях по ту стороны границы. Каждый встречный-поперечный будет пытаться познакомиться с ней поближе. И получится у нас не скрытное передвижение по территории врага, а регулярные драки с будущими Ясиными поклонниками и слухи, опережающие наше продвижение.
   - Да и само по себе появление эльфов по ту сторону - событие из ряда вон выходящее, - с видом знатока заграничных реалий заявила наша меченосица.
   - Вот именно, - просиял дядя, и я поняла, что только драмзерхом дело не кончится. Будет ещё и мурлаг, приправленный ырбуцем.
   Третьим согласившимся с доводами оказался Лидорчик. Он же - эльф, нетипичный для мест населённых орками, несмотря на то, что спит с половником.
   Я ожидала, что четвёртым номером в списке уговорённых станет мой сероглазый красавец, но дядя обратился ко мне.
   - Миточка, ты у нас тоже красивая девушка
   Ага, так я и растаяла, ждите.
   - Не настолько, чтобы из-за меня орки передрались, - вознамерилась я упираться до последнего. - И мы, между прочим, собирались переходить границу, как есть. Ну, разве что Короеда переодели бы. Для удобства, а то он в юбке путается.
   - Нир Караена, - строго поправил дядя и пустился в объяснения, почему наша идея бродить по загранице "как есть" была провальной.
   Видите ли, за границей тоже люди живут. Ну, прям, удивил. Я как-то и сама догадывалась, хотя с трудом могла представить, как можно жить рядом с орками и вивернами. Дикими. Стайными. Некромант же, по дядиному мнению, жил не в лесу в берлоге, а в тамошнем малокультурном обществе. Поэтому наша распрекрасная компания, без должной маскировки и приличной легенды, могла себе позволить только рыскать по лесам или тёмными ночами шастать по задворкам. Чтобы никто не увидел. Какие уж тут поиски - самих бы не нашли раньше, чем мы злодея обнаружим.
   Логично. Пришлось согласиться. Но лично у меня всякий намёк на маскировку вызывал нечто среднее между чесоткой и оскоминой. Маскируемся-маскируемся, а получается какая-то ерунда. Надоело. О чём я и сообщила, предвосхищая дядино предложение:
   - ... и, несмотря на то, что новый будильничек обеспечивает потрясающую по качеству и удобству иллюзию, маскироваться в человека по имени "Римда" не буду, дядя. Даже не просите, - и вцепилась мёртвой хваткой в Наариэля.
   Страж не подвёл. Обнял меня несчастную, поцеловал в щёчку и примирительно, но с намёком заявил:
   - Миточка, уважаемый нир Таркесс, не настолько жесток, чтобы заставлять тебя перевоплощаться в вульгарную девицу, чей образ тебе претит.
   Дядя намёк понял, пожал плечами и не стал настаивать. Только поскрёбся в наши с бабулей щиты. Посовещаться. Совещались без меня. Как "дама с дядей". И недолго.
   - Хорошо, - озвучил результат совещания коварный учмаг, - Митавию замаскируем под девушку совершенно непривлекательную и, в отличие от Римды, субтильную. За минувшие два дня я дополнил прибор ещё одним заклинанием, но иллюзий в запасе не так уж много. И использовать образ Римды всё равно придётся. Кто, кроме меня, готов не придираться к временному облику?
   Вот так. Меня выставили капризным ребёнком. "Так и есть, - подтвердила Синяя Бабушка. - Нашла время капризничать. И ещё, Мита, ты недооцениваешь своего дядю". Ага. Как же... Вот, нисколечко не сомневалась, что хитрый учмаг подготовился и срисовал лично для меня портрет с самой противной деревенской девчонки.
   - Я готов! - прервал мои размышления о предполагаемом образе наш героический "прынц".
   Ой, как всё запущено! Не иначе как, семьдесят второй любитель половников решил испытать шок "во имя" и "на благо".
   - Я тоже, - вмешалась Яся. - Если иллюзия не лишает гибкости и подвижности...
   - Не лишает, - заверил её дядя. - Более того, не изменяет голос, что создаёт некоторые трудности. Лидортонниэль, не обижайтесь, - заливался соловьём дядя, - но роль женщины лучше отдать женщине. Мастеру Ясанне, в отличие от Вас, не придётся изображать персону с крайне скудным запасом слов и на большинство вопросов отвечать жестами. По собственному опыту могу сказать - это очень сложно. Поэтому и Вам, и Наариэлю лучше воспользоваться мужскими обликами.
   Поскольку Наариэль обнимать меня так и не перестал, он почувствовал, как я напряглась. Соответственно и сам напрягся, заразившись моей подозрительностью.
   - И на кого же я буду похож? - вроде как весело поинтересовался мой сероглазый красавец.
   - На обычного мужчину. Человека, - снизошёл до конкретики мой обычно неконкретный дядя. - Ну, что, примерим маски, я изложу детальную легенду, и - в путь? Полагаю, что сегодня к рассвету границу как раз и перейдём.
   Несогласных не было. Действительно, чего тянуть-то? "Иллюзатор" - штука удобная. Ни париков, ни масок, ни прочих ненадёжных выкрутасов. Раз в сутки в руке подержать - и всех дел. В конце концов, у меня богатый опыт с рогами, жабрами и даже с лисьим хвостом. А Наариэль меня и в образе малолетней селянки не разлюбит.
   И всё-таки тот же самый опыт подсказывал, что драмзерх где-то рядом. Дядя же.
  
   Наша дружная компания разбрелась по кустам, чтобы сразу и переодеться. На полянке с лошадьми осталась только Нифса.
   Дядя-то в последние дни не только приборчик дополнял и оставшихся селян на некромантию прощупывал. Он насобирал для нас в деревне редкостного барахла, так что наши дорогие покупки оказались почти ни к чему. Что из них можно будет использовать в рамках легенды, дядя обещал рассмотреть позже. Когда с основными вещами разберёмся. Мне достались отвратительно зловонные тряпки. "Мита, не будь ребёнком", - совестила меня бабуля.
   - Ну, надо же, какой натуральный эффект, - расслышала я возглас Короеда.
   - Да, действительно, - донеслось с другой стороны. Наариэль изучал свой новый облик.
   - Слишком реально. Грудь всё-таки будет мешать, - критиковала Яся прелести Римды с точки зрения тактики мечемахания.
   - Не-эээт! - раздался горестный стон. Я бы даже сказала - стон, исполненный душевной боли. Лидорчик, кажется, всё-таки дожил до подвига.
   Ну, как говориться, что просили, то и получили.
   Пожалеть сподвигнутого помешал дядя, явившийся в мои кусты с готовым "иллюзатором". Крышка откинута, шпилька торчит.
   - Уважаемая Карнэль, Миточка, ваша очередь, - и с этими словами вложил бывшие часы мне в руку. Шевельнул шпильку. Прибор скрежетнул. - Всё. Можно переодеваться, - сообщил дядя, исчезая в подлеске.
   Исчезал дядя подозрительно быстро. Я уставилась на свою руку. Потом на вторую. Неотмываемо грязно. Коряво. Скрюченные ручонки с жёлтыми ногтями-когтями выглядели совсем не по-девчоночьи. Что-то я таких девочек никогда не встречала. Если только какая-нибудь конкретная девочка-прототип не была больна смертельной заразой.
   - Митавиа, - сдержала мой первый панический приступ бабуля. - Немедленно успокойся. Так надо! Дракон может и должен спокойно относиться к любой внешней форме. В некоторых мирах встречаются и не совсем гуманоидные ментально-родственные создания, о чём ты уже знаешь, - давила мне на мораль Карнэль Короедовна, демонстрируя для пущей наглядности некую помесь человека, крокодила и ленточного червя. Бррр. - Не "бррр", а Наги, - строго заметила Бабушка. - Не пытайся сама себя обмануть нелепыми сравнениями. Наги - наполовину змеи. Очень красивые и мудрые. Когда-нибудь познакомишься, если пригласят в гости, - полировала мне мозг коварная родственница. - Так что, ради поимки опасного мага вполне можно и даже нужно прикрыться иллюзией... как всё-таки правильно говорить: "орчанки" или "орки"? - как бы раздумывая над сложным вопросом, закончила монолог Синяя родственица.
  
   Ооо! А вот и он - родимый драмзерх! Орчанка. Нет, не так! Страшная орчанка. Такая, чтобы даже сами орки не позарились. Зеркало можно и не просить. Наариэлю я в таком виде всё равно не покажусь. Не хочу. Ну, дядя! И Бабушка тоже! Сговорились-таки.
   - Мита, ты бы всё равно согласилась, - спокойно заявила Карнэль Короедовна. - Других вариантов нет, а план твоего дяди практически идеален. Великолепное прикрытие. Наариэль поймёт. Бери пример со своего бывшего жениха. Один раз простонал и успокоился.
   Не может быть! Неужели сына Императора тоже в образ орка запихнули? Сканда-а-ал.
   - Семьдесят второго, - напомнила коварная Бабушка.
   Опровергая Бабушкино мнение о спокойствии, раздался хруст веток, топот и вопль Яси: "Недопустимо! Как Вы посмели?"
   Первым мимо меня пробежал дядя. Родственник махнул через кустик с необычайной прытью, следом за ним проломился, сминая растительность орк. Даже так: ОРК. Здоровенный и редкостно страшный.
   - Лидорчик, ты? - прошептала я в ужасе, но он меня не услышал.
   За орком пронеслась, потрясая грудью, Яся-Римда.
   Двое мужчин пришли по протоптанной полосе спокойно и выглядели на фоне Лидорчика форменными красавцами.
   - Мита, - закатил глаза бандитского вида мужлан с голосом Наариэля, - я потребую от твоего дяди поединка. Какая жестокость!
   Угу. Догадываюсь, что лучше смотреть в небо, а не на меня. Но поединок между Наариэлем и дядей - это слишком. "Ну, так и объясни жениху принцип восприятия Драконами внешних обличий", - ментально встряхнула меня Бабушка.
   Ничего не поделаешь. Пришлось объяснять. Пока объясняла, сама себя убедила.
   - Потрясающая стойкость и чёткая жизненная позиция, - резюмировал прекрасный страж. - Значит, ты не испытываешь моральных страданий?
   - Есть немного, - не стала я совсем завираться. - Но у меня уже были акульи зубы, жаберные щели или, вот, например - свиное рыло. Орчанка, конечно - полноценный мерзкий образ, но надеюсь, дядя объяснит, почему понадобилась именно такая образина.
  
  
  

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Респов "Эскул. Небытие" (ЛитРПГ) | | В.Мельникова "Жених для васконки" (Любовное фэнтези) | | A.Maore "Жрица бога наслаждений" (Любовное фэнтези) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | А.Енодина "Не ради любви" (Попаданцы в другие миры) | | Б.Толорайя "Найти королеву" (ЛитРПГ) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | | Н.Любимка "Рисующая ночь" (Приключенческое фэнтези) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | А.Атаманов "Ярость Стихии" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"