Лобазов Денис Витальевич: другие произведения.

Чёрная вода: Изгнанник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение "Лунного Танцора", более фантастическое с нарастающим экшеном и харизматичными персонажами.


Лобазов Д.В.

Мистический фантастический рассказ

Тёмная вода: Изгнанник

Г. Красноярск

2006 г.

Глава 1 - Изгнанники

//1//

Потерялся во снах,

Услышано в словах,

Отзвуки в моих ушах,

Правда в холодных очах.

Моё тело ноет и поёт,

Но эта боль скоро пройдёт.

Я привык платить за правду,

А за этой правдой кровь.

Не узнаешь, кто выиграл этот раз,

Лишь продолжай свой рассказ.

Доверие - твоя слабость,

А любовь - это смерть.

Предательство - спрятанный клинок,

Бьёт в спину лишь роковой урок.

Невинная улыбка сменилась

На дьявольский оскал.

Слёзы закрывают глаза мои.

Они уйдут, как и детские мечты.

Как это могло случиться со мной?

Я не хочу, чтобы это было правдой.

Я доверял тем, кого любил и уважал,

Теперь же я занял место тех, кто убивал.

Где меч твой?! Бери его в руку.

Сквозь боли вставай и сражайся.

За честь и гордость смело дерись,

Раньше времени не умрёшь: борись.

Воин, очнись...

//2//

   Алина открыла глаза и поняла, что лечит на грубой земле астрального мира. Как и должно быть - она этому уже давно не удивлялась. Уже лет десять как. Вокруг не было ни звуков, ни запахов. Даже все краски были размыты и словно растёрты. Она перевела взгляд на океан. Его, естественно, не было - в астральном мире не было такой материи, как вода, как, впрочем, всего, что содержало воду.
   Алина даже никогда не пыталась понять, почему астральный мир так отличается от её родного, материального. Да и зачем - стоило просто взять за факт то, что эти два мира существуют не только в её больной голове, и она может перемещаться между ними. Возможно, не просто щелкнув пальцами, но на много лучше, чем это делали некоторые другие. Это был её шанс выжить.
   Сейчас же она лежала на берегу моря, которого не было видно. Лишь нечёткие очертания линии берега были видны на сером песке: волны приходили волнами энергии, уходили назад. По привычке Алина попыталась тяжело вздохнуть, но здесь не было воздуха, как и вообще жизни. Лишь бесформенные давно погибшие духи летали в воздухе, "приклеивались" к камням, разным раскиданным поленьям, и оставались там спать, пока кто-нибудь живой вновь не войдёт на этом берегу в астральный мир, либо пока вещь, к которой "приклеились" духи не сместят с места.
   - И почему я вечно прихожу сюда?- Спросила Алина то ли у себя, то ли у духов, которые посмотрели на неё своими безликими лицами и медленно поплыли по воздуху неизвестно куда, возможно, глубже на дно океана, где их и без того было огромное количество. Зато там их никто никогда не трогал: мало демонов рискнёт нырнуть туда попитаться.
   - Вновь к нам ты пришла.- Алина, лежа на песке, повернула голову в противоположную сторону от океана и увидела странное чёрное существо, окутанное непонятной материей, со стороны похожей на старый чёрный плащ. Спина существа была сгорбленна, голову невидно, а слова звучали со всех сторон сразу, что отчасти тоже было свойством астрального мира.- Ты не танцевала сегодня ночью, а значит, сюда ты не по своему желанию пришла.
   - Ты угадал, Старик.- Ответила она ему. Её голос звучал, словно кошачий вой. Элдеры, были коренными жителями астрального мира, самыми непонятными, но самыми разумными существами в этом мире. Никто ничего не знал про них, однако Алина была одной из тех, кого Элдеры даже уважали, а потому сейчас бояться одного из них было просто глупо. А бояться порой стоило: говорят, Элдера встретишь, погибель не приметишь.- Наверное, я погибла уже.
   - Не так оно есть.- Не чётко ответил Элдер и сел на какой-то небольшой камень около тела Алины. Та лежала не двигаясь, переведя взгляд насыщенных карих глаз в небо. Ей было всё равно на всё, но такому собеседнику она была даже рада. Тем временем Элдер, слегка кряхтя, устремил свой взгляд на множество духов, летающих в невидимом океане и даже словно начал напевать какую-то песенку.- Умирать-то ты умираешь, да не погибнешь: кровь остановилась, а до рассвета время ещё есть. Пришла сюда ты по своему желанию последнему.
   - Ну, хоть раз посмотреть-то на астральное море напоследок хотелось.- Пожала возмущённо плечами Алина.- Старик, ты видишь его каждый день и ночь, проходя мимо, но я вижу его истинное лицо. Мы можем завидовать друг другу.
   - Но то лицо, что видишь ты, быть может лишь маска реальности.- Философски приподнял костлявый чёрный палец, похожий на обгорелую ветку, Элдер.- Однако лицо, которое вижу я не так прекрасно, как то, что видишь ты в своём мире. Любишь ли ты океан, Танцор?
   - Вот выползет из твоего океана сейчас какой-нибудь огромный краб и откусит невзначай мне голову.- Возмутилась она. Элдер обратился к ней, просто как к Танцору, хотя, скорее всего, знал её истинное имя.- Старик, мой мир - это мир страха и вечной игры в прятки, как и твой мир, впрочем.
   - Но мы же не боимся находиться в них.- Расплыл в улыбке Элдер.- Поэтому ты не боишься умереть, не боишься стать таким же бесплотным духом, как и те, что видишь здесь.
   - Я не боюсь смерти.- Спокойно приподняла брови Алина, закрывая глаза на время.- Я видела её слишком часто. И слишком часто была здесь, чтобы бояться в один день вдруг погибнуть. Страшнее просто бояться состариться, как это было лет десять назад.
   - Не боишься ли ты старости? Или... будущего?- Усмехался Элдер, всё так же смотря за горизонт, где стали видны первые лучи рассвета: красные лучи энергии тепла лучами ударяли из-за горизонта в синие небеса.
   - Наверное, боюсь.- Согласилась Алина, зная, что встаёт солнце.- Но я не буду убегать от него, и наоборот умирать из страха к годам. Да, мне всего четверть века, но в наше время лучше заранее задуматься о смерти: за тридцать мало кто выживает. Хотя... Раньше, наверное хуже было, во времена войны. Старик, как думаешь, война до сих пор идёт?
   - Это ты спрашиваешь не у меня, а у себя скорее.- Элдер понял её, встал с камня, поднял трёхпалую руку вверх.
   - И почему я вечно попадаю сюда?- Опять спросила себя Алина, смотря чётко над собой.
   - Увидь себя!- Воскликнул с улыбкой Элдер. Его слова молотом ударили по ушам, но то была не опасность.
   Над Алиной в следующий момент появилось из неоткуда зеркало, которое показало с десяток её копий. Везде была она: высокая, длинные чёрные волосы, суровое, хотя и мягкое, красивое лицо, правильный овал лица, нос с небольшой горбинкой, что было не слишком заметно. На всех копиях она была разной: возраст, одежда, настроение - всё это менялось. Целую секунду Алина рассматривала себя в зеркале, пока не заметила ту самую себя, которая сейчас лежала на берегу южного океана, истекающая кровью. Последнее, что заметила Алина - это как сгорбившийся Элдер развернулся и зашагал гуда-то в сторону.
   И всё вокруг стало на миг чёрным. Настолько чёрным, что словно сама Алина стала этой тьмой. И ужасный потусторонний холод пронизывал её насквозь. И голоса давно умерших людей на секунду оглушил. Всё вокруг исказилось, поплыло, полетело. Если бы она была материальной, её бы точно вырвало. Такие переходы в реальный мир, похожие скорее на резкие вырывания со дна, просто бесили Алину, но выбора сейчас у неё не было.
   Жадно вдохнув в свои лёгкие воздух, Алина тут же скривилась ужасным приступом кашля, выплёвывая из себя засохшую кровь. Она опёрлась на локти, не видя практически ничего в предрассветной тьме, рукой она еле-еле нащупала свой меч. При этом руку тут же обдал бодрящий холодок - меч "заряжен" - хорошо, значит, врагов пока ей будет чем погонять.
   - Лео.- Позвала она хриплым голосом.
   - Тебя так долго не было.- Отозвался на её голос молодой человек, лежавший на песке рядом. Увидев его, Алину чуть вновь не вырвало: ночных крабов она отогнать смогла, но раны и без того были на столько ужасными, что никакие травы или мази помочь не могли. Руки практически не было, рёбра проткнули лёгкие. Вместо грудной клетки была одна вмятина. Увидев её лицо, Леон лишь улыбнулся.- Главное, что ты в живых осталась.
   - Молчал бы.- Она опустила голову. В такие моменты она чувствовала себя виноватой.
   - Мне поздно молчать.- Еле говорил он.- И так всю жизнь говорил то, что мне было не нужно. Ты не всесильная. Припасы и деньги должны быть в катере. Ты смертью не закончишь.
   - Заткнись!- Вдруг вскочила на ноги Алина и посмотрела на него ненавистным взглядом, но встретила лишь насмешку.- Ты просто не знаешь Танцоров, мать твою. Ты за свою жизнь нихрена не узнал.
   - Ты права, я мало знаю.- Кивнул из последних сил он.- Опиши мне океан. Я хочу проститься с ним.
   Алина остыла, с жалостью посмотрела на Леона, вспомнив, что сказал ей Элдер. Да, возможно он был прав, но Леону сейчас нужна была именно эта маска, которую можно было увидеть лишь в реальном мире. Вот о чём говорил Элдер. Старик как всегда дал ей пищу для размышлений.
   И Алина начала описывать своему умирающему товарищу картину, которую она видит. Во всех мельчайших подробностях. И как свет играет на волнах, и как начинается подыматься солнце, как окрашивает небеса. Именно на этом моменте она заметила, что Леон больше не дышит.
   Посмотрев на него с иронией, Алина встала, стряхнула песок, матерясь от боли собственных ран. Если не душевных, то физических. Да, душа - самое ценное, что было у неё теперь. Но о личных предпочтениях в 2025 году уже никто и думать не начинал. Такое уж это было время.
   2025 год, годовщина, 10 лет со времен 3ей мировой войны.
   Или чего-то большего? Ведь, как известно, есть две стороны медали...
  

//3//

   - Алинка, сколько можно баловаться? Негодница, иди сюда. Ну, посмотри, на кого же ты похожа! Воспитанные девочки себя так не ведут, ты должна быть выше этих мальчишек. Да нет, я не о твоём росте, глупышка. Ну-ка, давай я помогу тебе почистить твою курточку.- Она взяла меня за руку, отвела в сторону от игровой площадки, и очень заботливо стала очищать от мокрого зимнего снега. Я смотрела на неё, как на что-то святое, как на героя. А моя старшая сестра, слегка ворча, просто следила за мной, как ей и велела мать.
   Моя сестра была для меня всегда примером для подражания, всегда была чем-то священным, одновременно непонятным, частью моей детской сказки. Аня. Она не была такой избалованной, как я. Как второй ребёнок в семье на меня была направлена большая часть внимания и любви. Семья у нас была без ограничений: отец получал такой заработок, что мы редко в чём-то себя ограничивали.
   А как вам кажется, каково это жить в вечной сказке, без горя и слёз. Это безумие, это вечный страх за себя, заползающий в самое твоё нутро, захватывая всё больше и больше уголков в твоём мозгу, пока ты просто не отдаёшься этому, не становишься частью этого. И я плакала, и я обижалась. Скорее на саму себя, хотя говорила далеко не детские слова. Ненависть, глупость, страх... Всё это кружилось вокруг да около, а жизнь казалась такой прекрасной, такой простой. Гордыню моей семьи было не скрыть.
   Психологи удивлялись, родители радовались - я была лидером, я была организатором игр, собирала толпы вокруг себя и любила "пинать задницы заносчивых пацанов". Я пыталась держаться как сестра: гордо и непоколебимо, как гордое мифическое животное. И я требовала больших благ для себя, требовала, как принцесса. Чужим радостям я завидовала, пыталась присвоить себе желаемое. Мне казалось, что мир создан для меня, и казалось, что нет ничего необыкновенного. Я хотела быть лучше всех, и мне нравилось повелевать.
  
   Мне тогда было пять лет, я знаю о себе только из памяти чувств, оставленных теми далёкими временами, когда я вообще была со своими родителями. Конечно, я слышала о бушующих на западе военных конфликтов, которые были всё критичнее и критичнее. Теракты увеличились. Я помню, как мама, папа и сестра стояли у телевизора и смотрели, как террористы взрывают дома, убивают людей. Причём всё это было во многих городах во всём мире. Президенты, как малые дети, вели курс политики глупо и неразборчиво пытались искать врагов везде, даже среди себя. А мы радовались, что всё это происходит далеко от нас.
   Сибирь, в центре которой мы жили, была отдалена от всего этого, была этаким тихим местом, где стекались все, кого не волновало то, что происходило на далёком западе. Хотя наши парни уходили в армию. Уходили весёлыми, молодыми, гордыми. А возвращались калеками, сумасшедшими, или, того хуже, не возвращались вообще. Моего отца, как офицера запаса, не призывали ни разу, хотя мама сильно за него беспокоилась. Никто не мог предположить будущее России.
   2015 год, весна. Как нормальный пятнадцатилетний ребёнок, я интересуюсь всем, что меня может только увлечь... только вот начиная с десяти лет меня увлекает исключительно то, что не интересно многим другим: библия, религия, спиритизм, хероманство, да и многое другое - оккультизм. Нормально или нет - я прочитала всю библию за несколько дней. Увидев меня со старым толстым чёрным томом, бабушка мягко улыбнулась, и вспомнила, как я в детстве говорила вполне разумные взрослые вещи. Я могла легко задать вопрос: что будет, когда я умру. Или "в старости есть счастье". Однажды Будда спросил именно это у своих учителей, и мне нравилось сравнивать себя с ним. А что: оба из семей высшего общества, богаты и полностью душевно разбиты.
   Высшее общество из уст моей сестры звучало как проклятье. Как прямое отражение классовой борьбы, про которую когда-то писал Маркс. И я начинаю понимать, что люди просто боятся меня. Даже взрослые общались со мной осторожно, словно кидали мне, как разъярённому зверю, куски мяса. А я, не способная проглотить их целиком, жевала, успокаивалась, засыпала на время. Переходный период - жестокое время - это я понимаю спустя многие годы, когда я повстречала на своём пути множество людей.
   Учитывая, что я была сложным, но послушным контролируемым ребёнком, меня можно было всегда угомонить. Но в пятнадцать лет я начала сходить с ума. А ещё я сходила с ума. И шуткам здесь нет места. Ещё когда мне было четыре года, родители были шокированы тем, что я общаюсь с кем-то, говорю сама с собой, а потом пересказываю невероятные истории, в которых я путешествую в далёкие земли, и уже умершие люди рассказывают мне самые разнообразные истории. Так было и десять лет спустя, когда я поняла, что на самом деле сем на меня наплевать. Как я видела мир? Ложь. Одна ложь. Никто не знал в чём дело, а я всё так же продолжала путешествовать всё дальше и дальше, словно строила свой собственный мир. Всё больше пропадала в нём. Было время, когда я даже при любом человеке могла обратиться к якобы стоящему рядом невидимому собеседнику.
   И именно в пятнадцать лет я любила просто лечь на диване в зале дома, закрыть глаза, вокруг полная тишина. Я представляла, что чувствует человек, будучи мёртвым. Какое это чувство - забытье. Больно, холодно, страшно? Приятно.
   Это было словно вчера, словно миг назад: закрыл глаза, сказал "один", и всё, миг уже прошёл. Но когда открываешь глаза, уже видишь, что прошло пятнадцать лет. Я... я всё ещё помню эти отрывки из своего детства, когда со мной была моя сестра... Мне говорили, что очень часто я называла её нехорошими словами. Какими именно - не поймёшь, но уж точно не матершинными. Хотя кто знает: дети - невероятная форма человека, которая не умеет врать или скрывать свою до этого прожитую жизнь. Не случайно ли всё? Вряд ли - Судьба умеет подстроить всё так, что мы даже и не догадаемся, что были лишь инструментами в решениях её проблем, которые в свою очередь являются мелкими кольцами в цепи незаурядных происшествий. Так ли оно всё? Так ли построена моя душа, что было с ней до того, как я родилась. Ведь мне двадцать лет, а я думаю только о смерти, только о том, как хочу быть мёртвой. Из-за потери семьи? Вряд ли. Из-за жизни? Я пока не сошла с ума... надеюсь.
   Я жила как во сне, словно одной ногой уже стояла в могиле. Депрессия была для меня уже обычным состоянием, и почти никто не мог развеять меня. Люди были смешными, движениями неловкими, мир настолько прозрачным... Что я просто смеялась над всем этим.
   Я ли это? Кто этот человек, одетый в мою кожу, в мою одежду и душу, которая была плавной и равномерной. Как поле, мирная как древняя река. Впрочем, как и поток времени. Даже если бы я попыталась вернуться назад, в прошлое. Если кинуть камень в поток, вода просто обойдёт это. Кто создал этот поток? Даже спорить не буду, теряясь в догадках. Для меня сейчас уже слишком равноценно это всё. Скорее об этом заплесневелом мире, который мы так ненавидели, но пытались спасти, уже никто и помнить не будет. Словно надеясь остановить бурный поток горной реки своими ладонями, мы пытались бороться с тем, чего не знали. Все были такими, все были молодыми, но гордыми.
   Осенью 2015 года началось то, о чём говорили давно безумцы и фанатики. Переход это был в новую эру, или наоборот, падения куда-то далеко вниз, в ад - не важно. Все хотели лишь выжить. Хотя, мне было всё равно, всё равно даже на свою семью. И на себя тоже. Эгоистка? Да, наверное.
   Начало третьей мировой было неожиданным, быстрым и кровопролитным. Смерть шагала по миру километровыми шагами. Хотя в пятнадцатый год ещё никто и не думал о на столько кошмарных последствиях. Все стремились подальше от столицы, иные так и щемились туда, чувствуя более в безопасности.
   Мы проиграли ещё тогда, в самом начале. Теперь, спустя столько лет, я чётко вижу это. Не наша страна, ни военные союзники вообще. Я имею в виду всё человечество в целом.
   2016 год, весна, ядерные удары скрывают под собой Красноярск, Москву, Лос-Анжелес, Вашингтон... Много городов, где жили миллионы людей мыли в миг опустошены новейшим оружием, которое мгновенно впитывается во все окружающие предметы и уничтожает их. Никакого излучения, радиоактивного фона. Города за минуты превращались в прах. Оставались лишь некоторые дома, и те тоже были в полуразрушенном состоянии.
   Мало кто выжил, десятки. Те из них, кто вышел из гиены огненной без особы травм типа потери конечности или уродства, были просто сверх-везунчиками. Но и такие встречались. Ведь я была именно такой...
  

//4//

   Люди кричали. Я стояла среди них и смотрела вперёд. На самом деле вокруг было так громко, как ни на каком рок концерте. Наверное, это был даже ад - не могу как-то иначе описать ту ситуацию. Я просто смотрела на всё это как на сон. Даже не на кошмар: на сон, который длился уже непонятно сколько времени. Все люди (а здесь их было очень много, миллионы) кричали: мольба, оскорбления, матершинные слова - всё смещалось в один поток звука, который больше не волновал меня.
   Я обернулась назад.
   Там, за спинами испуганных и обезумевших людей стояли кресты, которые уже начинали гореть. Не смотря на это, некоторые люди на крестах были ещё живы и беспомощно выли, так тихо-тихо, подымая головы вверх, когда непонятные твари начинали глодать их тела. Мне хотелось плакать, но я не могла: слёз не было, как и желания делать что-либо. Я прижала руки к груди, смотря, как мой отец умирал на кресте, а какая-то странная тварь: скользкая и крупная, похожая на пса, начинала растаскивать его кишки из распоротого живота. Он ещё был жив в тот момент, когда его останки загорелись под бензином. Некоторые люди отдавались этому, сходили с ума, убивали других и начинали есть прямо там. А некоторые отрубали жертвам части тела и рисовали на стенах кресты, молитвы - это отгоняло тех тварей... но не на долго.
   Солдаты жались к вертолётам, отталкивали людей автоматами. В их глазах читалось жалость и растерянность. Приказ, да? Я знала - они не хотят этого делать, но приказ - ест приказ. И они не пускали к вертолётам, ведь знали: если надо, люди будут кидаться прямо под винты. Солдаты увезли тысячу, другую. Но что эти цифры значат, когда беженцев миллионы? Да ничего.
   Кто-то дёрнул меня за руку. Я обернулась. Это моя мать тянула меня ближе к солдатам. Бедная: она превратилась в седую старуху, пытающаяся спасти своих детей. Я потянулась за ней. Выкрикнула, чтобы она меня не отпускала. И тут я вижу, что мою сестру через силу и крики уводят к боевому транспорту, отделяют от нас. Мама тянется к ней, мама не хочет её терять, мама плачет, мама смотрит на солдат.
   Блам.
   Пуля разрывает её горло на части. Кровавые ошмётки отлетают на рядом стоящих людей. Начинается паника. Я вижу, как тело моей матери падает на дорогу, кровь закрывает её лицо, да что там, ведь голова держится теперь на тонких сухожилиях. И я понимаю: у меня никого нет больше. И неизвестно куда пропала моя сестра. И не известно, доживу ли я этот день до конца.
   Меня в момент отталкивают к стене ближайшего дома, да я и не сопротивляюсь, ухожу от этого подальше сама. Пускай меня монстры съедят - им я точно нужна. Я отхожу в сторону и вижу, что делаю это не зря: солдаты открывают огонь по толпе. Или, может, я скорее неудачница? Люди умирают один за другим, я уже не вижу тело моей матери. Перевожу взгляд. Отца тоже найти не могу.
   Зато своим больным и безнадёжным взглядом цепляюсь за какого-то человека. Он сидит на скамейке неподалёку вместе с маленькой девочкой, которая младше меня лет на десять. Но эта девочка ухаживает за ним: поправляет окровавленную повязку на голове, хлопает по щёкам, чтобы тот не спал. А он смотрит на меня своими яркими бирюзовыми глазами. И в тот момент я понимаю, что сейчас я не погибну.
   Это мужчина лет тридцати, слегка квадратный подбородок, длинные тёмные волосы, длинные ресницы, еле заметный шрам под глазом. Он красивый и элегантный. Девочка рядом с ним тоже красивая, маленькая, с длинными пышными светлыми волосами и правильным овалом лица, с небольшой родинкой и верхней губе и сонными глазами.
   Сторонясь толпы людей, я подхожу к мужчине и девочке... и не знаю что сказать. Вижу, как девочка вздыхает и смотрит на меня яркими зелёными глазами. И в этот момент я понимаю, что эта девочка дико похожа на мужчину: форма лица, глаза, взгляд и что-то такое во взгляде, что словно говорит: "Я - друг, я - союзник".
   - А ты не хочешь спастись?- Спрашивает девочка тихо, прижимаясь к мужчине, смотря куда-то в асфальт бордюра. Мужчина, улыбаясь, обнимает её, его взгляд измученный.
   - Хочу.- Признаюсь я.- Но там,- указываю на расстрелянную толпу людей,- уж точно нет спасения.
   - А те, что укрылись в убежищах?- Снова спрашивает девочка.
   - Расстреляют меня от испуга.- Заканчиваю я за неё и пожимаю руками.- Что же такое происходит?
   - Война, Алина.- Говорит мужчина слегка грубым голосом.- Она никогда не меняется, даже если меняются поля сражений, воины никогда не меняются, а уж их дух тем более.- Он посмотрел мне прямо в глаза, и я поняла с ужасом, что он заглянул мне прямо в душу, прямо в сердце.- То, что происходит сейчас - не война. Это лишь изменения, которые происходят слишком быстро.
   - Откуда вы знаете моё имя?- Насторожилась я, сузив взгляд.- И ведь война идёт, ведь страны борются...
   - Мой отец знает почти всё.- Улыбнулась девочка.
   Соня.
   - Войны нет, Алина.- Вновь повторил моё имя мужчина.- Посмотри внимательнее. Пятнадцать лет назад никто и не думал, что Россия сможет дать хоть какой-то вооружённый отпор в военных действиях. Но теперь у нас столько тайных технологий, что мы можем выиграть много подобных битв. Однако война внутри страны не закончится теперь никогда. Ты не боишься остаться здесь?
   - Чего бояться?- Усмехнулась я.- Я ведь всё равно могу умереть в любой удобный момент.
   - Но не умрёшь.- Слегка заметно улыбнулся он.
   Денни.
  
   Таким был Денни. Я отлично помню его, хоть и видела его достаточно лет назад. Со смехом я сейчас понимаю, что, наверное, это моя первая реальная любовь. Неважно. Важно то, что именно он был мне примером, когда всё началось. Когда весь мир разделился на разные стороны разлома, и каждый должен был выбирать с кем он. Без него... да, я бы погибла, стала бы таким же кормом, как мой отец, либо мишенью, как моя мать. Или как сестра...
   Денни, словно всю жизнь готовился к этому времени, научил меня выживать, научил видеть людей, знать их мысли. Если смотреть на это с такой стороны, дал высшее образование выживания. Он научил меня чувствовать, знать и слышать. А ещё он научил меня видеть эту медаль.
   Две стороны медали.
  
   Реальная сторона нашей жизни, теневая сторона.
   Это только война.
   Война никогда и не было, как мне уже сказал Денни. А зачем она нужна? Глупо: потерь много и ресурсов лишние тратить не хочется. Как это писал всю свою жизнь Маркс, война классов достигла своего пика, когда наш президент, основываясь на лучшие стороны демократии и свободы, создал абсолютную тоталиторию, смог контролировать всё и всех.
   В тот роковой день, когда были уничтожены миллионы людей и сотни стратегически важных городов. Целая армия террора и беспощадной волны смерти встала из-под своего покрывала защиты других государств. И началась реальная война. На блицкриг и не рассчитывали. Последствия слишком ужасны, чтобы смотреть на них, решения слишком последовательны. Голод, разруха и грядущие эпидемии - всего этого не было в странах тоталитарии. Но тогда в развалинах городов оставили лишь тех, кто не смог спастись... или которых убили солдаты по приказу правителей. Главы ведущих стран объединились в один мощный союз, который и образовал Российскую Империю, способную восстановить из руин многие города. А не нужных людей просто оставили за стеной, просто уничтожили.
   И появилась Империя - одна большая тоталитарная страна, в которой правила сила, контроль и железный кулак.
   В разрушенных городах остались только мы, крысы, как назвали нас правители, мусор, "отстой". Мы - выжившие в этой бойне, когда каждый найденный хоть с каким-то оружием при руках, даже если это был кухонный нож или вилка, расстреливались на месте. Жестокое время, жестокие два года беспрерывной слежки и охоты. Но когда вожак террористов был найден и зверски убит, охота прекратилась, и давление спало, хотя это было только на словах. Каждый день правители находили у себя под носом мнимый заговор или нечто вроде этого. Почти каждый день боевые отряды Империи прилетали в руины городов, ища там главу восстания, которое, по слухам скрывалось где-то в далёкой и, тёплой от парникового эффекта, Сибири.
   Образовалось один огромный океан, который почему-то назвали Южным. Империя захватила под свой контроль и побережье на юге, сделав его райским уголком для всех, кто мог здесь жить с существами, которые каждый день вылазили на берег. Но я стала жить здесь, где и рассталась с Денни и его милой дочкой Соней. Они стали жить чуть севернее.
   Мы были отброшены от всех, кто боролся за жизнь, боролись сами. Это то, чему меня научил Денни, и я в первую очередь благодарна ему за это. Закон джунглей говорите? Возможно, ведь никто не отрицал, что берега океана, которые больше походили на огромное захоронение отходов не дадут шанс тому, что скрывала в себе другая сторона медали.
   Шёл 2024 год.
  
   Открытая сторона медали, где-то между гранями.
   Солдаты Империи прилетали только по ночам, чтобы найти и уничтожить нас. Глупы, даже не подозревали (или мне кажется?), что днём приходили другие существа, похожие на людей и искали подходящих экземпляров для своих опытов. Те, кто уходил с ними, уже никогда не возвращался. Шёл третий год этого ада. В 2023 году, когда лидер террористов был только уничтожен, небеса разверзлись. Это было похоже на двухчасовой звёздный дождь, летящие метеориты и горячий дождь. Встала огромная вторая луна, которая не заходила ни ночью, ни днём, и луна эта была красного цвета. И на мир опустился красный туман, который опутывал всё на своём пути, без жалости и шанса повернуться вспять.
   Жуткие сознания, рождённые в этом кошмаре, больше похожие на творения какого-то писателя-садиста, уже не пугали людей, которые боролись против них не оружием, а крестами, мечами и святой водой. Появились лекари, способные при всех залечивать раны, словно тех и не было. То, что раньше было сказкой, сейчас становилось жестокой реальностью.
   Те, кто жил на свету, днём, оказались под контролем Империи и стали рабами в шахтёрских и страшных городах Аномалии, как назвали Сибирь. Ещё бы - всё, что происходило здесь, никак нельзя было объяснить с помощью науки. А те, кому приходилось скрываться в тени, стали изгнанниками, детьми ночи, скрытными, дикими, но живыми. Где стало добро и зло уже было не понять: всё перепуталось в чёрном омуте ненависти, и обе стороны стали называть злом друг друга. Раньше был хаос? Забудьте: в 21м веке хаос принимал совсем другой свет.
   Такие как я и Денни оказались где-то на гранях этой медали, на непонятной стороне. И я была уже одной ногой в мире мёртвых, в астральном мире, для меня это стало не реальность, не сном. Это стало для меня новым миром, где я была проводником, говорящим с духами умерших. Мы называли себя еретиками, люди в зоне теней, где погибли мои родители, называли нас Лунными танцорами. Такова судьба, и уж никуда от неё не деться, раз она так настигла тебя. Духи были вокруг нас. Они не могли попасть ни в рай, ни в ад, словно двери закрылись. Души умерших всё чаще и чаще касались душ живых с желанием выпить их до дна в вечной жажде и голоде.
   Так наступил 2025 год. Четвёртый год эпохи этого Апокалипсиса.
  

//5//

   Ещё никогда Алина не использовала свой меч как лопату. По всем христианским обычаям Леона надо было похоронить. На пляже, где полно мародеров? Нужно было его закапать на пять метров под землю, чтобы его дух в астральном мире так же упокоился. Если какая-то тварь вдруг откапает его, её друг никогда не найдёт покой и начнёт расхаживать в астральном мире в поисках других душ друзей. Он вряд ли найдет, и его загробная жизнь будет больше похожа на ад.
   Порой Алина задумывалась: а, может, это и есть ад - весь этот мир. Ей казалось, что очень даже похоже. Что умирать уже было не куда: ад уже открывался пред ними во всей своей экзотической красе.
   Помогая себе руками, Алина изо всех сил капала. Рассвет уже расцветал за её спиной, а значит, что её жизнь явно под угрозой и скоро из моря вылезут такие твари, что никакие защитные глифы, особые святые знаки, не помогут. Нужно было капать быстрее: в дело пошёл меч, руки, осколок бронежилета Леона. Она управилась к восьми утра и, еле дыша от усталости, удивлялась, что вообще жива. Небрежно скинув труп в могилу, она быстро осмотрелась.
   Они выходили на берег: слепые, трёхпалые, уродливые, похожие на ящеров с кожей, покрытой слизью. Мерки были тварями слепыми, но вполне узнавали пищу по запаху. Они, конечно, были похожи на людей, но было даже противно представить, каким образом они появились на свет. Алина знала точно одно: одна такая тварь может отхватить ей пол руки своими острыми, как у пираньи, зубами. В древней мифологии таких существ бы назвали троглодитами... ну или чем-то похожим на них. Одним словом знакомиться с ними не стоило.
   Как можно быстро, Алина засыпала могилу землёй и камнями, схватила ближайшую палку и уже из последних сил начала рисовать на могильной земле пентаграмму. Как в тот же момент услышала хищное шипение позади себя. При чём на столько близко, что её тут же пробил холодный пот, и сердце ушло в пятки. Если бы ещё одна небольшая секунда, у неё не хватало бы головы, но Алина смогла пересилить себя и шарахнуться вперёд, хватая с земли пистолет Леона. Револьвер был добротного калибра и мог бы разнести человеку голову.
   Острые лапы мерка царапнули её спину: не глубоко, но не приятно. Алина почувствовала ужасный запах слюни твари. Надо было что-то делать: за первой придут и остальные. Не удержав равновесия, Алина отлетела вперёд, упала на землю и наотмашь выстрелила в мерка. И попала в верхнюю часть... головы, если это можно было так назвать. Тварь взвыла и отлетела назад. Не теряя ни секунды, Алина схватила свой меч и вонзила его по самую рукоять в рот твари. При этом девушка почувствовала, что холодок "заряда", который был в мече, ушёл в тело твари и упокоил её на веки. Это был закон Аномалии: все подобные твари никогда не умирали от простого оружия. Хоть, возможно это звучит и смешно на первый взгляд, только лишь святая энергия души могла поразить этих монстров. Заряжали оружие тренированные умельцы. Она заряжала своё сама. Долго и качественно, медитируя и концентрируясь, передавая своему оружию кусочки своей души часть за частью. Жалко не было тратить весь заряд на одного врага. Мёртвый враг - лучший враг.
   Закинув меч за спину, она, твёрдой, уже тренированной рукой, дорисовала пентаграмму, быстро осмотрелась. К ней бежали уже двое мерков, за ними выползали ещё несколько.
   Бежать.
   Изо всех сил. Куда?
   Вперёд, просто вперёд.
   Не зная мысли остановиться, она помчалась прочь от берега, лишь надеясь на упокоение друга. Больше она ничего не могла сделать для него, пора уже что-нибудь сделать для себя.
  

//6//

   Когда она пришла в себя, её лицо чуть ли не впечаталось в камень, а тело не хотело повиноваться. Как и разум, который раскидало, словно после взрыва не маленькой бомбы. Обрывки памяти складывались сами собой, хотя как раз этого хотелось меньше всего: от мерков убежать было легко, но углубляться в лес по той же причине было нельзя: монстры были на каждом шагу. Так можно было наткнуться на Скользящего, который был виден только в темноте: на свету его тело становилось абсолютно прозрачным. Алине надо было срочно найти подходящее укрытие, которым стала старая берлога медведя, чьи останки всё ещё валялись здесь в дальнем углу. Алина могла поспорить, что мёртвый мишка уже далеко. Сев в позу лотоса на липкой скользкой земле, она начала медитировать.
   Перенесение всего тела в астрал никогда не прельщало Алине, хотя она умела это делать. Весь неприятный процесс, если осознавать, что ты осознанно умираешь и попадаешь туда, где могут бродить твои предки. Да и душа живого ("живая душа" среди простолюдин) плохо переносила время пребывание "там". Вот и теперь Алина с трудом могла не то что двигаться, но и соображать. Но были какие-то гарантии, что её тело не начало разлагаться, ведь половина органических функций в нём всё ещё активно. Однако, судя по её опыту, монстры Аномалий принимали такое тело за мертвеца, а полакомиться мертвечиной даже не каждый монстр согласится. Половина ведь из них были раньше людьми. Так, единственное, что было абсолютно точно сейчас: нужно было возвращаться. Собрав все силы в кулак, она сделала это.
   Ужасное чувство, что сначала тебя со всех сил подкидываю, а затем ещё с большой силой кидают вниз, в твоё тело. И россыпь красок перед глазами картинок, пролетающих в мгновение. И вот она зашевелилась, застонала, попыталась приподняться, но пошевелиться так и не смогла. И тому было две причины.
   Во-первых, она проспала в астральном мире около двенадцати реальных часов. За это время её душа уже вполне отвыкло от тела и просто "забыла" как нужно двигаться. Адаптационный период длится при таких условиях и крепкости её духа около полу часа. Но тут-то и вставало второе "но".
   Когда Алина, наконец, вошла обратно в своё тело, первое, что она поняла - в берлоге было тепло. Потрескивал огонь. Она перевела взгляд отяжелевших век и поняла, что на неё нацелено дуло дробовика, а руки её привязаны к колышкам, вбитых в землю. Она лежала как на распятии и вопросительно смотрела на мужчину среднего роста и довольно крупной комплекции, одетого в тяжёлые одежды, кожаную куртку из морского котика, покрытый шрамами и язвами от комариных укусов. Его русые волосы были коротко подстрижены, голубые глаза усмехались на подобии губ. На его поясе виднелся чёрный топор. Недалеко лежала его шляпа и ещё какие-то вещи, кажется, оружие. Алина перевела взгляд на потолок берлоги. Она была достаточно большой, чтобы здесь поместилось два человека, чтобы развести костёр. Если это вообще была берлога. Алина мысленно пожала плечами.
   - Я не труп.- Сказала она хриплым, еле понятным голосом.
   - Я вижу.- Кивнул мужчина, продолжая сидеть так же.
   - И не охвачена нечистым духом.- Усмехнулась Алина, отвернувшись от него.- Я слишком устала.
   - Зато выспалась.- Крякнул мужчина.- В астральном мире путешествовала? Я тут уже достаточно, чтобы понять кто ты.- Он наклонился к ней. Его лицо изменилось до отвращения и злости, и он просто выплюнул:- Танцор. Только вы, засранцы, способны так переносить путешествия туда и обратно.
   - Ну и что, застрелишь теперь?- Усмехнулась на это она, вновь посмотрев на него. Её взгляд карих глаз был на столько чист, а улыбка на столько наглая, что это, кажется, даже немного смутило мужчину.- Чего же ждал тогда? В лицо выстрелить? Вряд ли в наше время помешанных маньяков много. Я помогала неким людям вызволить своих друзей из плена, если ты об этом сейчас хочешь спросить. В море есть скопище кораблей, где обитает не слишком миролюбивая зверушка. Когда мы прибыли туда, там оказался и катер спецназа. Нас чуть на Британский флаг не натянули.
   - Не думай разыграть во мне жалость.- Пригрозил ей мужчина.- Ты проспала двенадцать часов, всё это время я прикрывал тебя. Еретик, я знаю ваше понятие о преданности, так что есть единственное средство держать вас - дуло ружья.- Он потрёс своим дробовиком.
   У него было явно больное воображение. Либо какой-то Танцор предал его, либо случилось ещё что-то не понятное Алине, что так повлияло на него. У каждого лунного танцора были свои представления о чести и преданности. Они были не организацией, не братством, даже не знакомыми. Они были просто изгнанниками обоих сторон медали: не больше не меньше. Но если сейчас всё это объяснять этому парню, десяток дробиной она из себя вытащить не сможет.
   Поэтому в следующий момент она произнесла:
   - Я тебе не золотая рыбка, желания исполнять не буду. Чего ты хочешь? Оставил бы умирать...
   - Почти уже началась ночь.- Словно и не слушал тот, посмотрев на часы.- Думаю, тебе понравится моя машина. Стемнеет где-то через пол часа: как раз успеешь оклематься. Нас ждёт дорога.
   - Куда?- Обречённо выдохнула она.
   Вместо ответа мужчина привстал, убрал оружие, отвязал её и растёр руки, помогая циркулировать крови. Та с недоверием смотрела на него, словно змея, готовая в любую секунду кинуться на врага.
   - Меня зовут Курт, я наёмный боевик.- Наконец сказал тот, сев ближе к выходу, присматриваясь к округе, окрашенной закатом в малиновый цвет.- Мы о тебе слышали, Лунный танцор Алина: Фракция Повстанцев заинтересована в тебе.
   - Я на фракции не работаю.- Мрачно ответила та.
   - Для этого у меня есть вот это.- Улыбнулся довольно Курт, хлопая по своему дробовику.- Получай удовольствие, в общем. Отдыхай, там... Нас ещё ждёт впереди работёнка.
   - Смотри, чтобы только я нечаянно твою пукалку тебе в попку не засунула.- Зло сказала Алина, а Курт лишь заулыбался ещё шире.
  

Глава 2 - Чёрная вода.

//-//

Кровь уж начала ржаветь,

Метал поморщился, стал стареть.

Неважно как боишься и умрёшь,

Коль сам в клетке стальной живёшь.

Приглядевшись, увидеть можно без труда,

На сколько жизнь прозрачна и смешна.

Признайся, ты ведь согласна со мной,

Чем больше сложностей, тем интересней бой.

Бой за нашу жизнь.

Я не хочу быть ничем!

И не оставив за спиною ни что,

Не хочу уйти отсюда никак,

Раствориться без тебя просто так.

Дурак...

Дурак не справиться с судьбой,

Но ты другая, да и я уже другой.

На этой земле хаоса и беспорядка,

Нас не поймает ни ловушка, ни приманка.

Должен ли я мечтать миллионом снов,

Иль плюнуть - скинуть тяжесть оков.

И бодро взяв тебя за руку вновь,

Показать им, что не горит наша кровь!

Слишком много людей, баранов-народов,

Проблемами загрузились без поводов,

Превратив свой дом в землю хаоса и беспорядка,

Но дадим ли мы сами развитие упадку???

Вперёд милая, не бойся - я ведь около тебя,

Да и не пропадём - мы дети святого огня.

Наше поколение умирает и живёт,

Но развивается, словно пули полёт.

И я помню те далёкие красочные края,

Где соколы уносятся в голубые небеса,

Туда я мог уйти, принять за правду сказку,

Но ведь без меня нет этих земель беспорядка.

И в нашем городе романтика есть,

И здесь можно о героях спеть.

И пусть попробуют заглушить зов,

Я за тобой на край света прийти готов!

И вся это дикость святой ночи,

Пропадёт под огнём моей свечи,

Которая алым светом лица озарит,

Надежду подарит и добро победит.

Словно росток сквозь асфальт,

Мы вместе выйдем из тьмы,

Окружённые ангельскими детьми,

Что так давно поселились в тени.

Нет врагам пощады,

Нет конца силы моей,

Пока греет любовь моей милой,

И не сокрушать нас пока

Над землёй зависла луна - нам

землю беспорядка озаряет она!

//7//

   Страхи оживают тогда, когда начинаешь о них думать. Когда всматриваешься в бездну своих собственных кошмаров и понимаешь: "да, вот дерьмо и случилось". А говорят ещё, что мир - это много линий: белых и чёрных. Переходя от одной линии к другой, мы говорим себе: "вот сейчас, вроде бы как, не плохо, но когда придёт чёрная полоса"... И она (эта самая грёбаная полоса!) тут же наступает. И если уж наступает, так наваливается в полную силу, порабощая тебя грузом на твою душу, безудержно кидая в разные стороны, отрывая от тебя куски человечности.
   Как зло.
   Как смерть.
   Как ненависть...
   На этой психоделической мысли Даша споткнулась и упала на мостовую. При этом её яркая сумочка выскользнула из её тонких дрожащих пальцев и отлетела куда-то в сторону. Помада и тушь быстро покатились по мокрому асфальту. Было уже четыре часа после полуночи.
   Сумочки Даша не видела из-за собственных слёз, которые большими бусинками стекали по её щекам, и, вместе с заканчивающимся дождём, падали на её пальцы. Ноготь сломался, каблук на правой туфле тоже.
   На всё было наплевать.
  
   - Кто ты такая?!
   - Дима???
   - Застегни ширинку, парень, мне тошно на это смотреть.
   - Я...
   - Заткнись!!!
   - Ты неудачница...
   - Шлюха!
   - Ты уверена? У тебя же нет теперь ничего: друзей, денег, работы учёбы... Я уж молчу про... него. Ты всего лишь маленькая бездомная девочка-малышка. Пустышка, не знающая место!
  
   Это была не правда - жизнь у Даши продолжалась, но смысла в ней было теперь не слишком уж много. По крайней мере, ей так казалось. Так ведь безвыходно: в восемнадцать лет без любви, без счастья! Её жизнь не принесла ей ни грамма удовольствия. Ночные клубы, девичники (на которых обычно было возбуждённых парней в два раза больше девушек), модное модельное агентство... три года в модельном агентстве!
   - Всё в задницу!- Зло проговорила она через слёзы, как могла сильно стукнула асфальт, вставая на колени, осмотрелась.
   Центр города в такую рань отличался особой тишиной и пустотой: не было никогошеньки. Даже недавно шумящий дождь постепенно заканчивался. Не вдалеке она увидала вход в плохо освещённый парк. Ей было наплевать на убийцу и насильников - Даша поплелась туда, под тёмные занавесы зелёной листвы.
   Было холодно. Сколько же градусов?!
   Мало, наверное...
   Наконец, она сняла свои туфельки на высоком каблуке, и, подрагивая от ночного холода, побрела по тёмным аллеям парка. Тускло работали фонари, мотыльки уныло парили вокруг них: было даже уныло - душа так и просила продолжения дождя, словно очищения.
   Спустя несколько минут, Даша почувствовала, что совершенно выбилась из сил: она шла по ночному городу и без того уже с час. Ступив на деревянный мостик в глухом углу парка, Даша навалилась на перила и посмотрела на водную гладь пруда, покоящегося внизу. Это было милое, а главное - тихое место, где лишь ночные сверчки нарушали покой девушки.
   Она положила руки на перила деревянного мостика, а голову положила на руки. Последние несчастные капли упали в пруд и растворились в нём. У Даши не было сил даже плакать. Хотелось спать и есть. Доберётся ли она домой - да мысли об этом у неё не было.
   Как умалишенная она смотрела вниз, в ночную воду, где видела своё отражение. Нечёткое, изменённое. Но что-то в нём было...
  
   Она была самой большой дурой, которую я только знала. И я не преувеличиваю - уж точно! Однажды Алина сказала мне о таком термине, как "розовая". Девочка, живущая человеческими инстинктами: ни персональности, индивидуальности... И душа, спящая где-то внутри её дряхлого тела. Одним словом, всего лишь маленькая девочка, выдувающая из себя чёрт знает что. Парням с такими можно было поговорить только о тряпках, купленных на кануне.
   Денни тошнило от таких, но ему, как доктору психологии, было более понятно, как общаться с такими людьми. Мне - нет.
   Даша... Она была полной дурой.
   Ни за кого я так не волновалась, как за неё...
  

//8//

   Рейдж открыла жалюзи одним резким движением. Свет алого заката тут же озарил небольшую душную комнату, заставляя на миг прикрыть глаза: алый слепил. Комната же была завалена по обыкновению всяким хламом: автомат Калашникова прислонен к обеденному столу, на котором стояла вчерашняя тарелка с лапшой "Доширак"; гранаты на практически пустом холодильнике. С заспанным видом, она посмотрела за окно, приложив голову к стене (её кровать находилась прямо под окном). Из разрушенных домов начал выползать народ. Пару выстрелов из дробовика и аномальные мутанты, которые хозяйствовали в городе днём, валились замертво.
   ся ли она домой - да ила на руки. посмотрела на водную гладь пруда, покоящегося внизуС лёгким тоном недовольства, Рейдж слезла с кровати и медленным шагом поплелась в душ, стягивая с себя остатки одежды.
   "Водонепроницаемые сотовые телефоны - лучшее изобретение двадцать первого века!"- подумала она, сидя под сильным потоком прохладной воды. Она набрала знакомый номер. Ответил мужской голос.
   - Как оно?
   - Дерьмо. Я спала шесть часов. Уже которую ночь. А рана на животе после твоего доктора болит ещё хуже обычного!
   Её голос хрипел - в лёгких ещё оставалась пыль. Ничего удивительного: смертник взорвался практически ей в лицо. Стены подземного туннеля, где происходило действо прошлой ночи, в миг обвалился, практически похоронив её.
   - Доктор сказал, что у тебя может сохраняться некоторая контузия ещё несколько дней. Не считая шока, конечно.
   - А я говорю, что доктор - говнюк!
   - Женя будет рад это слышать...
   - Плевать... У меня заканчиваются сигареты...
   - Я тебе обеспечу. Ты можешь приехать?
   Не смогла сдержаться: Рейдж вздохнула.
   - Проблемы?
   - Есть одна. Знаешь свободного наёмника по прозвищу Курт?
   - Нигер?!- Рейдж даже встала на ноги, чуть не поскользнулась на мокром кафеле. Нигером Курта начали называть ещё по молодости, причём, в очень тесном кругу общения, где его запомнили по тяге к музыке в стиле реп. Сейчас же, десять лет спустя, Рейдж, мягко говоря, была удивлена слышать о нём.- Только не говори, что он объявился у нас.
   - Боюсь, что вынужден сказать именно это. Нравится тебе это или нет, но о нём ходит молва, как о хорошем сольном наёмнике.
   - Не учитывая того, что он уж слишком часто умывает руки... Я скоро буду, готовьтесь.
   - Later.
   Когда Рейдж вышла из душа, тут же закурила последнюю сигарету, быстро натянула джинсы, блузку и куртку. Одним взглядом осмотрев свою квартиру, она заметила свой чёрный пистолет у постели, протянула руку к нему, словно помогала встать человеку. Пистолет слегка завибрировал и через мгновение пролетел через всю комнату и сам лёг в её руку, словно поддернутый за невидимую верёвку.
   Рейдж мягко улыбнулась и вихрем умчалась прочь.
  

//9//

   Страхи просыпаются тогда, когда начинаешь о них думать. Но когда страхи рождаются во сне, и ты просыпаешься уже зная, что да, они в тебе, засели прямо там, где-то в глубине твоих нервов и пока не собираются уходить оттуда. Страшно становится жить? Не так уж и страшно, если только вовремя открыть глаза. Но ведь на это тоже нужны силы.
   Когда Алина проснулась, то поняла, что выспалась на век вперёд. В броневике Курта было душно. Наверное и пахло не очень, но обоняние Алину подводило - она вообще ничего не чувствовала. Но в голове была кристальная ясность - медитация помогла, да и раны затянулись. Незаметно проведя по своим кобурам, она не удивилась, что пистолета и меча не было.
   Фургон был длинный, хорошо освещённый и полный различным оборудованием, даже с четырьмя койками, туалетом и холодильником, словно это извращённый фургон-домик. Но нет - то был бывший военный броневик для высадки пехоты. Человек внутри мог стоять почти в полный рост.
   - Поешь немного - там осталась пара кусков мяса.- Проговорил Курт, ведущий транспорт вперёд каким-то грустным голосом.- Мы скоро приедем.
   - Я пленник?- Просто спросила Алина.
   - Нет.- Крякнул Курт.- Убить меня тебе не составит большого труда. Как и остаться в живых. Твой дом ведь - астральный мир.- Он на миг обернулся посмотреть на неё. И во взгляде этом была ухмылка.- Говорят Танцоры смерти не бояться.
   - Smart boy.- Хитро улыбнулась Алина, смотря куда-то вдаль вагона.
   - Вы, сволочи...- Хотел, было Курт сказать что-то, как заметил взгляд Алины на соседнем переднем сиденье. Секунду назад она была где-то за его спиной. Слегка испугавшись, он невольно дёрнул руль и резко остановил машину, чтобы не съехать с опасной горной дороги.
   Посмотрев вновь на сиденье рядом с собой, Курт не увидел там никого, словно ему почудилось.
   - Умный мальчик испугался?- Вдруг прошептал её голос над его ухом. Прямо из воздуха.- Опасность! Впереди опасность.
   С дрожащими руками, он подал назад. И не зря: в следующий миг с вершины скалы, что нависла над дорогой огромной волной, посыпались валуны. Если бы Курт продолжил бы ехать вперёд, поток камней снёс бы их.
   Покрытый холодным потом, Курт смотрел, как Алина вышла из его грузовика и встала перед ним, словно защищая своей женской грудью. Когда последний камень упал с высот, в ущелье послышался истеричный и безумный женский хохот. Ещё несколько секунд, и прямо из дороги, из под асфальта, словно из под одеяла, вылезла высокая и широкоплечая девушка, держащая железный посох с шипами на его концах. Такое представление Курта, мягко говоря, слегка шокировало, но Алину даже ни на каплю не удивило.
   - Здравствуйте, товарищи!- Вдруг взрычала эта огромная девушка с посохом и вновь рассмеялась.- Сучка! Я чувствую твою силу. Ты - Танцор. Ни души, ни жизни - всё давно уже сдохло. А тело гниёт. Ммм... Я бы съела тебя!
   - Кто ты?- Алина была не многословна.
   - Ангел тьмы Алиса!- Величественно представилась та и с силой ударила посохом по земле. От удара по асфальту тут же пошла трещина.
   - Дерьмо!- Выругался Курт, пытаясь завести свой броневик.- Заводись ты, грёбанная консервная банка!
   Солнце почти склонилось за горизонт...
   Курт прикинул: проехать каменный завал, в принципе, можно. Проблема только в этой "шизонутой" Алисе, которая, словно чёртов фокусник или сорная трава, вылезла прямо из земли... Одним словом: Курт ругался.
   - Ты безумна.- Словно диагноз сказала Алина.- Тебе нужен Курт?
   - Да!- Выпалила ты. Курт аж вздрогнул.- Его сковывает контракт с Правителями, которые не отпускали пока ещё его со службы.
   - Он уже не служит им.- Спокойно покачала головой Алина в тот момент, когда сам Курт чуть не выдал своего местоположения резким замечанием, внезапно разозлившись от её слов. На этот раз вздрогнула Алиса. Алина ухмыльнулась.- Он выбрал свою суьбу, своё будущее. Ты ведь пришла убить его - вот и всё. Зачем искать какие-то причины, чтобы утолить свою животную жажду?
   - Да ты что, попутала?!- Взревела Алиса, дела снисходительное выражение лица, смотря на Алину, как на маленькую девочку. Одна её бровь резко дёрнулась вверх. Курт потянулся за своим дробовиком - казалось, про него забыли.- Я умею видеть людей, видеть их душу. Насквозь! И я вижу в нём злость, жадность, тщеславие. И слабость, которая связывает его с Правителями. А ты! Танцор? Ничтожество, если решила защищать такой кусок дерьма, как он!
   - Все люди имеют друзей и врагов.- Развела руками Алина. Она мягко улыбалась.- Это неизбежный итог их социальных отношений. Само понятие социального определяется самим человеком для самого себя: честь, достоинство, то, что, порой, не достижимо. Но каждый индивид, не смотря на свою жизнь и поступки, если душой он кричит о своей индивидуальности, так значит и относиться к нему нужно соответственно. Ты не убьёшь его.
   - Да кто ты такая?!- Напряжённо тихо проговорила Алиса, чеканя каждое своё слово.- Что ты мне сделать сможешь. МНЕ!- Она потянула посох к небу.- Силу, которую даёт мне Антихрист, сломить нельзя. И сравнивать с тобой это не просто подло, это - унижение.
   - Бедное дитя.- Проговорила, словно лаская, Алина, улыбаясь так, как будто хохоча над самим видом Алисы.
   Та, уже не выдержав такого унижения, ринулась на девушку, как можно сильнее замахиваясь своим посохом, истерично крича и готовясь одним ударом снести безоружного противника. И Алиса чувствовала, как кости Алины хруст и ломаются, как её челюсть отрывается и улетает куда-то под откос, как и тело, сломленное пополам, как мешок с пухом.
   Курт смог-таки завести вновь свой броневик, мотор которого тут же зарычал, словно сотня разъярённых быков. Он услышал рёв Алисы, вскинул голову, его глаза резко расширились.
   Солнце зашло за горизонт и стало темно, как в кладовке. Лишь две красных луны хоть как-то освещали тело Алисы, которая сорвалась с места, и, словно бейсбольной битой, замахнулась своим посохом.
   Курт только подумал: "Да, малышка, потяни время ещё чуть-чуть!", как вдруг услышал рёв Алисы, вскинул голову, мотор в тот самый момент заработал, включились ослепительные фонари, которые не слишком-то остановили Алису, но хоть немного поколебали.
   Её посох обрушился на Алину, но та уже была готова к этому: напрягая все мускулы, она перепрыгнула острые шипы посоха. Алиса же в тот момент была полностью открыта. В ответ на удар, Алина сама отвела правую руку назад, словно в ней был меч. Они нанесли друг другу удары.
   Голова Алисы отлетела куда-то под откос, как и тело, упавшее в сторону по инерции. Кровь хлестала из перерезанных артерий. Алина стояла, задыхаясь от недостатка кислорода со своим заряженным мечом в руке. Алиса падала вниз, пытаясь срегенирировать, пытаясь высвободить свою силу... Но заряд в мече был на столько силён, что ничего у неё и не вышло бы. Курт своими глазами видел, как меч выскользнул прямо из воздуха и лёг Алине прямо в руку.
   - Держись!- Крикнул он ей и вдавил в пол педаль газа. Алина уже из последних сил ухватилась за его руку и залезла во внутрь. Они умчались, пока новый поток камней не скрыл дорогу.
  

//10//

   - В связи с продвижением повстанческого движения ещё глубже на запад, нам пришлось сдать Солнечный 25 и Эвернис.- Полковник посмотрел куда-то в сторону, боясь даже пересекаться взглядами с Матерью Маро. Будучи мужественным человеком, полковник, тем не менее, не только отстранялся от приближённой его Величества Императора России, но и, хотя и скрытно, боялся её. Это была невысокая женщина, всё время одинаково одетая в церемониальную рясу, религиозную одежду Божественного культа, которому поклонялся сам император. Нравилось это полковнику или нет, культ был одним из важнейших органов исполнительной власти, стоящий чуть ли не наравне с императором. Но ничего не поделать: в их время уж слишком большую роль играет не политика, а именно религия. Хотя вот именно на это полковнику было наплевать: дело касалось государственной безопасности, не больше, не меньше.
   А сейчас положение было, мягко говоря, не внушительным. Мало того, что не так давно всю Верхнюю Палату Союза Правителей император расстрелял прямо в их кабинете, якобы за измену, так ещё и до этого повстанцы уничтожили несколько отрядов их лучших солдат. Целый ряд продуманных операций ("Молния", "Тень павших", "Дети дневных лун", да и много ещё других) ушли "в молоко". Некоторые могли бы подумать, что армия империи теряет хватку, а, как вывод из этого, победу экстремалистов. А уже как вывод из этого - отстранение полковника от дел. Навсегда.
   Именно это излишне подкалывало его в бок, когда он говорил с Матерью Маро, которая вот уже лет десять была верховной матерью в церкви Единого Бога. Находясь на втором этаже исследовательского имперского комплекса, полковник докладывал с нежеланием ей о недавних неудачах. Скулы его были напряжены, кулаки сжаты, нервы на пределе, а ноги едва не трясущиеся. Причина этому была так же проста. Нет, дело было не в том, что его могли "устранить" - он был бы рад смерти. Людей использовали для их диких экспериментов. Доктора, среди солдат прозванные некромантами, были преданы императору и следовали его программе "всё для победы империи". Представляя себя безмозглой тушей мутировавшего мяса, полковник не мог врать. Всех священников Единого Бога, особенно высшего ранга, тренировали, как атласных психологов. Мать Маро была, без сомнения лучшей из них. И самой опасной.
   - Наш агент сплоховал во время операции по поимке лидера повстанцев.- Продолжал он, тем не менее, более менее уверенно.- Как раз тот, которого вы нам посоветовали. Под прозвищем Джейн, она не справилась. Использовав непонятный вид взрывчатки, лидер повстанцев Алекс бежал, не оставив ни признаки дома, ни наших солдат.
   - Развоплотила, значит, хма?..- Задумчиво пробурчала мать Маро себе под нос, словно даже не слушая нервного мужчину. Тот замолчал не понимая, как ему действовать. Мать Маро была не высокой женщиной под сорок, хотя на вид она была ещё молода. Её взгляд был направлен куда-то за наблюдательное стекло на первый этаж, где открывалась большая голая комната, в которой возилась какая-то девушка с мелом в руках и чертила на удивление ровные круги от руки. Полковник посмотрел вопросительно на Мать Маро. Та ответила на удивление добродушной улыбкой.- Значит мы его достали. Не Джейн была виновата в потери наших солдат, хотя именно она их взорвала.
   - Но...- Полковника, словно током ударило.- Тогда не понимаю...
   - А вам и не надо.- Хищно улыбнулась Маро. В этот момент ему чертовски хотелось схватить её и ткнуть в каменный пол, говоря при этом нечто вроде "Видишь мои ботинки, сука?! Видишь???!!!".- Вернее даже не суждено понять. В потере наших солдат виноват некий субъект, Лунный Танцор.
   - Лунный танцор?!- Воскликнул полковник, слегка забываясь.- Что за вздор! Об этих еретиках молва ходит даже среди восстания, как о каких-то отморозках, которые предали всех, уйдя куда-то ещё глубже в Аномалии...
   - Некоторые из них работают на нас.- Оборвала его Маро своим спокойным, но очень живым голосом.- Они как проводники по Аномалии, местные лесники. Они могут быть полезны, однако преследуют только свои собственные цели. Не стоит недооценивать крепкий дух сибирян - он может сломить не одного наших солдат.- Она посмотрела на него своими змеиными зелёными глазами.- Но сотни.
   - Что могут их мечи сделать против наших хорошо вооружённых солдат.- Не хотел уступать мужчина, но та лишь улыбалась.- После третьей мировой весь этот регион упал в каменный век. Повезло лишь тем, кого мы успели взять в империю. Дух не сможет уничтожить бронированный танк.
   - Мне казалось, вы умнее.- Усмехнулась Маро. Полковник крепко сжал скулы.- Вы свободны, полковник, я передам его величеству, что ваши старания не напрасны, будьте уверены.
   - Но...- Хотел, было воскликнуть тот, но Мать Маро лишь прижала указательный палец к его губам. Того даже в холодный пот бросило от такого прикосновения, словно поцеловал сосульку.
   - Не важно, сколько городов мы потеряем.- Улыбнулась ещё хитрее она.- Не важно, сколько людей при этом погибнет: наших не наших. Главное - воля Единого Бога. Обратите внимание на защиту города Речной. Вот повестка от императора, заверенная лично его подписью. Можете считать это благословением. Я лично выезжаю в Речной во главе своей свиты. Всё, свободны.
   Не говоря больше ни слова, полковник принял повестку в небольшом конверте с аккуратной красной пометкой "совершенно секретно", глубоко поклонился и быстро зашагал прочь, благодаря высшие силы, что пока что его усилия нужны его величеству и церкви.
   Мать Маро же с хитрой улыбкой проводила его язвительным взглядом в спину, затем перевела взгляд на девушку, сидящую на полу внизу, ласково вздохнула, и, через несколько минут, была уже там, рядом с ней. Та, словно не обращая никакого внимания, что-то шептала себе под нос. На вид ей было чуть больше, чем двадцать лет, но на самом деле ей было около тридцати пяти. Хотя и лицо было покрыто мелкими морщинами: её тело очень часто измождалось, и тогда в неё вкалывали различные стимуляторы, чтобы та продолжала свою работу. Её глаза светились тускло-синим светом. Маро ненавидела этот цвет.
   Присев рядом с девушкой на колени, Маро положила руку ей на плечо. Девушка тут же остановилась. Из избитых рук выпал мел, тело ослабло, а цвет глаз чуть просветлел и стал натурального карего цвета. Маро улыбалась.
   - Что ты видела, Пуцца?- Жадно спросила она.
   - Свою сестру.- Хрипло ответила та. В её голосе слышались слёзы.- Алина так подросла. И в её сердце живёт Денни, как связующая сила всего живого. И огонь. Огонь вокруг неё. И город около воды. Мы поедем туда?
   - Всё не можешь избавиться от призраков прошлого?- Голос Маро был недовольным. Пуцца испугалась. Она знала, что такое гнев этой женщины. Шрамы на её спине никогда не затянутся.- Я не виню тебя, но ты сама хотела этого, хотела своей боли прошлого.
   - Нет...- Изо всех сил пыталась держаться Пуцца. Но Маро слишком много раз ломала её дух.
   - Как нет, когда сестра, которая бросила тебя и твою мать, приходит тебе в видениях? По твоему только желанию. Ты жаждешь этого и получаешь желаемую боль. Хотя я и не понимаю этого садизма, наверное, понимаешь ты.- Маро встала и пошла в сторону выхода из лабораторной.- Мы вылетаем завтра в обед. Хорошенько выспись: нам пригодятся твои таланты.
   А Пуцца упала лбом в пол и стала рыдать. Просто по детски рыдать. Она уже не помнила, что когда-то её звали Аней, как она ухаживала за своей сестрой. Она помнила лишь, что это была Алина, и что она хочет к единственной родной душе. Хотя теперь её душа больше напоминала изъеденную пустоту. Она падала в чёрную бездну кошмаров, и на самом её дне увидела тот самый день, когда её забрал ив империю.
   Она видела, как где-то вдали её отца поедали какие-то твари. Да и люди ушли от них не далеко. Свирепые падальщики уже добрались до кишок, а её отец всё ещё не умирал, а смотрел куда-то в красное небо, где всходила вторая луна, менявшая их мир так, как хотелось тому Антихристу, пришедшему к власти. Она видела вновь, как её бабушку топчет толпа, слышала, как хрустят её кости и начинает вытекать серое вещество. Ведь люди даже не замечали её. Она помнила, как солдат жадно схватил её за талию и кинул к другим избранным жить в империи. Она видела, как тот самый солдат поднял пистолет и выстрелил в её мать. Куски плоти и крови брызнули на толпу и... началась бойня. А Алина... Ушла в сторону, туда, где был он. Кто?
   Всё вокруг Пуццы стало в миг чёрным, видение расходилось. Она видела лишь его: красивого, уже седого, печального Денни. А вокруг него были остальные люди. Кто же ты на самом деле. Пуцца не знала кем и, главное, чем была она, но она знала. Черноводск станет обителем театра этих страстей. Очень скоро.
   Она потеряла сознание.
  

//11//

   - Так, куда ты меня везёшь.- Грустно спросила Алина, смотря куда-то в сторону, в ночной лес. Курт напряжённо вёл грузовик вперёд, наблюдая за каждым изменением всего вокруг. Несмотря на то, что наступила ночь, Сибирь оставалась очень опасным местом аномальной луны и тумана.
   Собирался дождь.
   - Я уже говорил.- Буркнул он.- Фракция повстанцев слишком организованная стала группа, чтобы полагаться на одного или двух человек, но...- Курт тяжело вздохнул, притормозил ход машины, увидев огни разбитого впереди лагеря. Повстанцы умели маскировать лагерь и от монстров и от воздушного наблюдения имперцев. Их укрытие так хорошо входило в гущу прибрежного леса, что даже Алина не смогла бы сразу распознать среди зарослей неоновый свет ламп, не привлекавший аномальных животных-мутантов. Курт остановился на небольшой поляне, открытой перед морем и выключил дальний свет. Они ждали чего-то.- Но и от лишней помощи не отказываются. Хотя и относятся к вольнонаёмным солдатам, соло, с недоверкой.- Он усмехнулся.- Но меня они уже знают: я работал на них слишком долго, хоть и не принял их присяги. А вот Империя... Это была просто ошибка.
   - Ошибки совершают все люди.- Лаконично произнесла Алина, всё смотря куда-то в даль.- Значит, ты пока жив. Ты боишься за свою семью?
   Курта как током ударило, тем не менее, он сохранил самообладание, просто немного погрустнел, но на неё не смотрел. Словно боялся или стеснялся. Алина всё прекрасно понимала.
   - Я не знаю, что с ними может случиться.- Признался он и сжал кулаки.- Они отняли у меня жену. Просто так: словно её и не было. А все кто её знал, не хотели больше о ней говорить. О ней просто забыли.
   - Так вот в чём дело.- Еле заметно улыбнулась Алина.- Ты работал на них в замен на информацию о своей исчезнувшей жене, но, поняв, что тобой просто управляют, немедленно ушёл из империи в Сибирь. Ведь я угадала?- Алина резко перевела взгляд на него. Курт невольно испуганно посмотрел на неё. "Она просто читает меня.- Подумал тот, пытаясь совладать с хаотично мечущимися в голове мыслями.- Словно я по её просьбе привёз её сюда". Алина хитро улыбнулась.- После третьей мировой Сибирь стала очень тёплым местом, тебе так не кажется? Многие курорты находятся на берегу, на юге. Мой учитель, его дочь и я жили в домике на берегу. Он говорил мне...
  
   - Даже когда я сбил тебя с ног, ты не должна заканчивать сражаться. Даже если ты знаешь, что тебе сил не хватит дотронуться до меня. Следи за своим противником, за его лицом и мускулами. Это банальная психология: если ты знаешь, как мыслит твой враг, ты сможешь предугадать его движения, его действия. Если он холерик, жди от него импульсивных и непродуманных действий, либо мгновенного расчёта как убить тебя. Психология поможет тебе быть на долю секунды быстрее противника. Концентрация и сила твоей души помогут тебе быть сильнее. Даже если тебя сбили с ног, предали, унизили, либо ты сама сделала неверный шаг, из-за которого родной тебе человек перестал тебе быть таким близким. Ты должна знать, что у тебя есть две ноги, с помощью которых нужно идти вперёд, узнавать правду. Твои ошибки - только твои ошибки. Открывай их другим с умом, ибо они могут обернуться против тебя. Так и друзья проходят тест на пригодность. Не зря давно на Руси была поговорка, что друг познаётся в беде. Сейчас, когда языческие боги вновь приобрели актуальность, а социализм вновь берёт в свои руки молот и косу вместо серпа, очень важно иметь подходящих союзников. Лунным танцором ты их не найдёшь, ибо еретики не нужны тем, кто их не понимает. Уметь наслаждаться тишиной и бояться её не такие уж и далёкие понятия. Слушающему да понять, смотрящему да увидеть...
  
   -...Служащему да почувствовать.- Прошептала себе Алина и сказала Курту не всё, что говорил её учитель, но часть.
   - Хороший у тебя был учитель.- Усмехнулся тот, даже как-то немного повеселев.- Всё-то вы, психологи, понимаете. У меня в юности тоже был друг-психолог. С детства с ним прогулял по улицам, со второго класса аж! Да вот, с войны начала его не видел... Я-то на фронте был, а наш город был одним из первых, которых бомбардировали. Наверное, не выжил, парень.
   - Вряд ли.- Усмехнулась Алина, что сильно смутило Курта.
   Он даже хотел, было её начать расспрашивать, что она знает о его давнишнем друге Денни, как внезапно полянку, на которой стоял их грузовик, озарил яркий свет прожектора, установленного на старом полевом джипе, который только что подъехал к ним. Из машины ловко выпрыгнула молодая женщина довольно крепкого телосложения, одетая в армейские штаны и свободную куртку. В руке она держала пистолет, губы хищно усмехались, короткие волосы колыхались от ночного морского ветерка. Увидев её, Курт нервно улыбнулся и вылез из своей машины.
   - Эй, Нигер, а чего это ты изъявил сюда прийти?- Сказала она ему, нацеливая пистолет, на мужчину.
   - Я и раньше работал на Повстанцев, Рейдж.- Слегка поднял руки тот.- Могу то же сказать и тебе.
   - Мне сказали тебя встретить.- Просто сказала девушка, довольно угрожающе, но опустила пистолет. Она прошлась взглядом по старому знакомому, по его грузовику и молодой девушки, сидящей на переднем сиденье. Она смотрела на Рейдж, словно свет прожектора не резал ей взгляд. Холодный и ровный взгляд.
   - Я привёз танцора.- Решил обронить пару слов Курт, заметив, что девушки пересеклись взглядом.- Её зовут Алина... Я слышал, вам нужны были наёмники для новой работёнки.
   Но его словно не слышали.
   - Не живая.- Прошептала еле слышно Алина, сидя в холодной машине.- У неё нет духовных волн...
  

//12//

   - Кто... ты.- Даша замерла на краю моста и, смотря в чёрную гладь пруда. Там что-то было, что-то странное, но не страшное. Словно прозрачный человек смотрел на неё из чёрной воды, открывал рот, словно говорил, и смотрел на неё светлыми глазами, словно видел в ней "что-то".
   Сошла ли она с ума? Интересный вопрос, исходя из того положения, в котором она сейчас находится: почти утро, осень, она в городском тёмном парке, одна и совершенно одинока. Страшно было подумать, что у неё помутился рассудок и сейчас она с округлёнными глазами и огромными зрачками тупо смотрит вниз, в воду. Но она видела "что-то" там, внизу. Человека... Нет! Это было похоже на белые очертания человека в чёрной комнате. Комнатой служил пруд, но в нём словно и не было воды. Как будто Даше открывалась дверь с крыши на нижний этаж. И там, на нижнем этаже, стоял этот прозрачный человек на чёрном фоне. Говорил что, широко открыв глаза, словно сильно удивившись.
  

Я в темноте сидеть люблю,

Молюсь в тиши, жалобно скулю.

Тьма прозрачна и плотна:

Свет луны лишь на пол из окна.

Я вижу, как иду назад,

Вспоминаю, что тебе не сказал,

Не успел, всё как-то упускал.

Но исполнил что обещал.

  
   А, возможно, это просто её отражение?
   Даша подняла руку, но прозрачный человек внизу не повторил её движения. Это её очень сильно заинтересовало. Даже если это игра её воображения, то очень занимательная. С ней подобного никогда не случалось. Это было нечто вроде влечения, такое близкое и такое далёкое. Словно ночная песня. И даже если бы она захотела потянуться за выключателем, она бы его не нашла, не включила бы свет. Это было нечто такое, что ей было неведомо.
   Она потянулась к невидимому человеку, тот оставался на месте, даже уже ничего не говорил, но как-то горько улыбался, словно знал, что не сможет дотронуться до неё. Даша же напротив желала узнать, кем же был этот человек, она обошла мост, и, ступая дрожащими от холода босыми ногами по сырой земле и траве, начала спускаться к краю пруда. Сделав это, она заметила, что пруд этот был потаённым. Потаённым в том смысле, что густой кустарник плотно скрывал его от внешних взглядов. Чувство было такое, что люди здесь не проходили уже очень долгое время.
  

А что осталось за спиной?

Да ничего - всё с собой.

Медленно иду назад, чтобы

Вновь вернуть вздох твой.

А что сталось предо мной?

Темнота и холодное "всё".

Не испугаюсь, не вернусь:

Греет во тьме сердце любящее твоё.

  
   Присев на голые колени поближе к воде, Даша почувствовала её холодок. Но всё здесь было настолько тёмным, что её начал даже охватывать страх. Но эта ночная песня, которая сама собой складывалась в её голове, грела её сердце и подсказывала, что прозрачный человек где-то рядом, что он ждёт её в чёрной воде. Даша наклонилась над водой, окунула туда свои руки, и...
   Почувствовала прикосновение тёплой руки. И вместе с этим...
   - Допельгангеры ищут своих жертв через очень долгие промежутки времени. Демоны живут в огне, тумане, воде... В чёрной воде они оставляют своих рабов, души, которые потеряли своё лицо и забыли кем они были, сказав своё истинное имя. Они заманивают ласковыми чувствами и песнями других людей, пожирают их лица и пытаются быть ими. Человек, узнав потом о том, что он допельгангер, не верит этому, говорит, что он на самом деле человек. Но всё напрасно: от суда всевышнего не скрыться. Как и от правды: допельгангеры просто воруют память вместе с лицом. Ты вытянешь его с той стороны Врат?
   Даше словно отвесили сильную пощёчину: она мигом оторвалась от воды, услышав этот резкий, красивый и чёткий мужской голос, разносившийся откуда-то сверху, с моста. Её взгляд был обращён вниз, в воду. Там, где был прозрачный человек, руку которого она почувствовала, вдруг появилось очертание какого-то существа, не человека, огромного и страшного, с когтями и чешуей вместо кожи. Его клыки практически вырвались из пруда, но Даша вовремя оторвала руки из воды и отпрянула подальше, карабкаясь и забираясь как можно повыше от воды.
   Она резко подняла голову вверх, чтобы увидеть того, кто сказал эти слова, но увидела лишь на секунду высокую мужскую фигуру в чёрном свитере с горлом как у водолазки, длинными тёмными волосами. Он возвышался на мосте со скрещенными руками на груди, словно смотрел с упрёком. И тут же, когда Даша всего на миг моргнула, его уже не было там, лишь холодный ночной ветер.
   Раздался жуткий рёв где-то вдалеке, такой, словно взорвался целый танковый взвод. А где-то у её ног всё так же покоился потаённый пруд, но её взгляд был направлен вверх, в небеса, где красная огненная полоса в миг рассекла ночное небо пополам, преображая в миг город в ад.
  
  

Глава 3 - Отрицательное знание

//-//

Вот и стало вновь темно:

Не видать пред собой ни зги.

Ты осторожно ступай за мной,

И старайся, наслаждайся, ищи.

В ночь, когда свет луны глаза слепит,

Я лежу на сырой земле, не чуя ног и рук.

Позволь, я расскажу, что тебя встретит.

А может за меня расскажет металла звук.

Эта ночь пришла, наконец, за мной,

И тебя опрометчиво заманила за собой,

Ведь в себе она скрывает секреты,

Тайны о том, как прекрасен танец смерти.

Ночь не уйдёт: спасайся или сдайся,

Или танцу смерти в миг отдайся.

Стань слепым, не знающим друзей,

Но живым, без смертных вещей.

Это смерть - она всего лишь тень за мной,

Пляшет и движется тихо за моей спиной.

Я сегодня вышел на тропу и танцую под луной.

Пою с волками, поражённый отравленной стрелой.

И пусть деревья как на сумасшедшего смотрят,

Ведь знаю: на их ветвях падшие ангелы спорят:

Смогу ли я выдержать и остаться вновь живой,

Ибо, кровоточа от ран, я вновь танцую под луной.

//13//

Чертова дюжина

//14//

   Когда я спросил Алину, что с ней такое, она мне ничего не ответила, но на Рейдж она смотрела как на последнюю собаку. В принципе их взгляды были взаимными, да и не люблю я в женские дела вмешиваться. Однако Алине я обязан жизнью, так что не мог просто оставить этого.
   Глава отделения повстанцев, работающий на южных берегах, по прозвищу Лекс, в скором времени встретил нас, конечно, сказал, что рад видеть нас и очень благодарен мне, что я нашёл для их дела настоящего лунного танцора. Никогда, наверное, в своей жизни, я не видел столько много оружия в одном месте: Повстанцы по настоящему знали, как нужно воевать.
   Однако, это вовсе не значило, что они являлись тем, кем из них строили Правители Империи. Антихрист и его свита представлялись людям, как мудрый президент и идеальный Парламент. Повстанцы же были для имперцев просто террористами, экстрималами, самоубийцами - кем угодно, но не тем, кто просто пытается спастись.
   Здесь же я встретил ещё людей, которые больше не являлись имперскими элитными солдатами. Правило Сибири говорило: без имён, а поэтому все здесь брали для себя какие-то прозвища. Поэтому все меня называли Куртом. Поживёшь в такой обстановке и сам начинаешь верить, что сказав не тому человеку своё настоящее имя, теряешь свою душу навсегда, а значит и жизнь. Да, для меня Аномалия была полна загадок.
   Что же до той операции, на которую я нашёл Алину, это была разведка битвой при городе Черноводск, который уже славился, как самый прогрессивный имперский город. Сами бы Повстанцы никогда бы не попали в город, но с теми бывшими имперцами, которых я повстречал здесь, сделать это было намного легче. Капитан новейшего боевого катера "Лунный ветер" Дункан, молодой мужчина с угловатым лицом и абсолютно седыми и длинными волосами, был рад встретить меня и Алину, жарко пожимая нам руки. Это был заядлый картёжник, который носил вечно с собой колоду карт. Даже раздетым он мог выигрывать в покер одну партию за одной. Но картёжником он был и не поэтому.
   На следующий день была запланирована операция. Дункан пригласил меня выпить виски вместе. Там же он предложил погадать мне. На картах Таро. Я не верил во всю эту чепуху, но одновременно понимал, что идут такие времена, что лишняя страховка никогда не повредит. Дункан ловко разложил карты, перетасовал их, разложил на стеклянном столе.
   - Ты встретил Её.- Говорил он мне.- Даму мечей, что вечно сражается. Она спасла тебя. Впереди её ждёт... Башня - страдания. И смерть. И на этот путь поставил её ты, хотя тебя ждёт... Звезда, спасение.
   - Если ты знаешь всё наперёд, то зачем мы туда выплываем?!- Воскликнул непонимающе я.
   - Это всего лишь карты.- Усмехнулся тот, допивая небольшие остатки огненного напитка.- Да и к тому же - последняя карта: туз посохов. Она сама всё знает наперёд. Она же танцор, а значит не просто человек.
   - Не просто человек?- Переспросил тупо я, слегка шатаясь, собираясь уже уходить.
   - За этим она и нужна Лексу.- Вздохнул Дункан, грустно смотря в ночной сумрак.- Чтобы не провалить операцию, ведь без неё она провалена. Уезжай, пока не поздно, мы скорее всего не выживем.
   - Ты так уверен в своих словах.- Проговорил я тихо.- Так чего сам не сматываешься?!
   - Я хочу увидеть Их.- Сказал он и заснул в кресле, в котором сидел. Бутылка стояла пустая на столе. Я оставил его.
   Я не знал, о ком именно говорил Дункан, но мне это явно не нравилось. Я чётко решил для себя, что не брошу Алину, чего бы мне это ни стоило, буду её защищать, пока мы не будем квиты.
   На этой мысли я вышел к морю на пирс и увидел то, что до сих пор мне не понять: Алина, озаренная ярким лунным светом, танцевала на песке, словно под какую-то неистовую музыку. В руке её был зажат меч, глаза закрыты. Это было красивое, но слегка пугающее зрелище. Девушка, танцующая под луной. Возможно, мне почудилось, но я видел, как волки окружили Алину. Волки со сверкающими синими глазами. Я открыл рот от удивления и выронил бокал с недопитым мартини. Волки разом посмотрели на меня. От их взгляда меня на столько пробрал страх, что я, опьянённый напитком, начал терять сознание. Последнее, что я смог увидеть, это то, как волки уходят куда-то в море.
   На следующий день, когда я проснулся, был почти закат. Алина сказала солдатам, чтобы те отнесли меня в каюту. Спросив её, обо всём услышанном и увидином, она ответила мне загадками о её танце. А вот о нашем будущем... Я теперь точно был уверен, что она готова к худшему. Я не знаю... Была тут какая-то более тонкая игра, понять её я не мог.
   Лекс собрал с нами ещё два катера, рассказал, как нам следует высаживаться и как действовать. Черноводск был закрытым городом на островах севернее. Если выражаться образно - крепость на воде. С утра я начистил свои револьверы и готовился к предстоящей вылазке. Я не мог дождаться.
   И вот, вечер. Катера отправляются. Мы идём очень тихо достаточно часов. Уже за полночь. Мы видим, как впереди начинает гореть тот самый город, в который мы плывём. Становится ясно, что всё идёт не так, как мы рассчитывали. И тут же по нашему катеру приходится удар непонятной силы: меня так сильно подкинуло в воздух, что я и понять ничего не смог. А в следующую секунду я уже тонул. Наш транспорт горел на воде.
   Я видел лишь, как мёртвые солдаты Повстанцев тонут вместе со мной. Но мой час ещё не настал.
   Изо всех я начал всплывать.
   Разрушенная башня и смерть уже дали о себе знать. Теперь началась третья карта из расклада Дункана. Это карта была - колесница, хаос.
  

//15//

   Словно вновь началась война. Раздались взрывы, хлопки. Огонь поднялся до небес. В наступившем хаосе, Даша не знала, куда ей бежать, куда деваться, что делать. Она резко встала на ноги, неуверенно вскарабкалась подальше от пруда.
   - Да что же это?!- Ревела она, осматриваясь вокруг.
   На её лице замерли страх и смятение. Посмотрев на выход из аллеи, она уж решила рвануть туда, как вдруг...
   Дом. Это был однозначно многоэтажный дом. Возможно даже двадцати этажный дом. Он упал с небес. Вот просто так, слегка накренившись, прямо с неба, словно снежинка. Просто так упал, словно кто-то выбросил пустую бутылку в урну. Грохот был адский, земля ушла из под ног, а сознание помутнилось. Когда она вновь пришла в сознание, то понимала, что всё вокруг сошло с ума. Над ней завис какой-то человек с военной винтовкой на плече, а на его фоне красиво завис упавший дом, который закидал осколками половину парка, нависая над тем самым потаенным прудом, который теперь больше был похож на ручеёк, уходящий куда-то под обломки. Человек, зависший над ней, оказался мужчиной с усами. Он устало смотрел на огненное небо и шептал что-то про себя. Молитву.
   - Извините, а что случилось...- Хотела пошевелиться Даша, как вдруг дуло автомата мужчины перевелось прямо ей в лицо. Даша потеряла дар речи, смотря в него. Дуло опускалось всё ниже и ниже к её лицу.
   Даша боялась даже пошевелиться. Боясь прикасаться к оружию, она раскрыла рот - дуло опустилось туда. Даша неслышно плакала.
   - Во имя Антихриста, прими мою жертву...- Прошептал еле слышно он, и, закрыв глаза, уже хотел нажать на спусковой крючок.
   Два выстрела.
   Один пробил ему глаз, откидывая его голову назад, тело последовало следом. Второй выстрел пришёлся в шею. Дуло взмыло вверх, автомат несколько раз выстрелил в воздух, затем упал, как и бездыханное тело. Даша была еле жива от страха, когда над ней зависла на этот раз девушка, резко ударила несколько раз по щекам Даши и помогла встать.
   - Давай же!- Ворчала девушка, поддерживая Дашу.- В укрытие! Сейчас же!!!
   Они поползли к развалинам дома, упавшего с неба. Всё вокруг казалось одной небольшой нелепостью, хотя приходилось с сожалением понимать: это - глупая реальность. Девушки залезли через разбитое окно. Дом лежал на боку, окунувшись слегка в пруд с чёрной водой. Здесь было темно и сыро. Всё было забросано каким-то мусором. Пахло кровью и палёной кожей, что вызывало тошноту.
   Перезаряжая свой пистолет, спасшая её девушка, осмотрела быстро их укрытие, затем присела в один из углов и замолчала, тяжело дыша. Даше было не легче, она устроилась в противоположном углу и тихо уже смотрела в тишину.
   - Что происходить.- Дрожащим голосом сказала она.
   - Ты ещё можешь говорить?- Усмехнулась девушка.- Наверное, уже памперс тебе менять надо, бумажная девочка.- В её голосе было столько издёвки, что Даше захотелось просто разорвать её, не смотря на своё спасение. Девушка посмотрела на неё, как на ребёнка.- Ну, разорви меня, соберись с силами. А ещё лучше побереги их: но следующей ночи ещё много времени. Меня все зовут Рейдж. Я из Повстанцев, признаюсь сразу. А ваш город был зачищен силами инквизиции империи. Могу просто тебя поздравить с этим.
   - Зачем?- Рыдала Даша.- Зачем им это делать?
   - Дура.- Зло посмотрела на неё Рейдж.- Я читаю твои мысли и в них столько ваты, что меня просто тошнит.- Даша посмотрела на неё с ужасом. Рейдж действительно делала это, но чувство жалости охватывало её.- Думаешь о родных, где твой любимый, который предал тебя. Перепихнулся с другой? Горюешь, наверное, из-за ерунды какой-то. Неважно! Если повезло, они все сдохли уже. Если не повезло, они скоро начнут охотиться на нас.
   - Да как это может быть...- Даша зажала голову в коленках.
   - Ной сколько хочешь.- Положила голову на подоконник Рейдж.- Мне не жалко. Можешь хоть застрелить тебя. А можешь помочь мне и прикрыть нас. Послушай, этот кошмар будет продолжаться как максимум до следующего вечера, не дольше. Те люди, которые не умерли при ударах имперских войск, будут отданы имперским священницам. А это пострашнее смерти, уж поверь. Для справки: это они сделали так, чтобы этот дом теперь находился в этом месте. Люди начнут напоминать зомби и пойдут убивать всё что ещё движется... Эй! Ты там ещё не сдохла, надеюсь?
   По хлипу можно было понять, что нет, Даша ещё жива. Поверить во всё происходящее придётся. А выжить? Надо постараться. Но что она может. Не понимая даже до конца, что за ад твориться в её родном городе, она с ужасом в колотящемся сердце смотрела, как огромная стальная тварь шагает по главной улице города, возвышаясь над зданиями уродливой человекоподобной головой.
  

//16//

   Несколько десятков минут до этого
   - Первый шаг сделан.- Спокойно сказала мать Маро, улыбаясь, шагая по главной площади города Черноводск, наблюдая, как её солдаты заполняют улицы, уничтожая каждого, кто встретится им. Приказ был таков: убивать, трупы собирать.- Как в хорошей игре, будем постепенно делать шаг второй.
   - Как и сказал наш повелитель.- Довольно улыбался святой отец рядом с ней. Его губы были покрашены в зелёный цвет, седые волосы аккуратно уложены, а безумные глаза бегали от разрушенного дома к разрушенному дому.
   - Солдаты собирают кровь умерших - это уже хорошо.- Кивнула мать Маро.- Илья, ты отправил наших праведников?
   - Дааа.- Возбуждённо воскликнул тот, хитро посмотрев на неё.- Мои ребята убьют каждого, кто неугоден нашему повелителю. Забирай их кровь - мне нужна лишь их грешная плоть.
   - Ах ты, грешник.- Улыбнулась Маро ему, потрепав мужчину по щеке. Тот радостно широко улыбнулся.
   Маро знала, что Илья, будучи самым кровавым и одним из любимых прислужников Антихриста, любил своё дело и своего повелителя. Любила своего повелителя и Маро, ведь тот давал ей всё, чего она хотела. Её желание - главное, что давало ей жить. Что давало жить Пуцце, Маро не знала, но эта девочка управляла Потрошителем, как простой игрушкой.
   - Вырви этот дом.- Мирно сказала девушка огромному роботу, что был выше многих домов в этом городе. Тот, повинуясь приказу милой девушки, лишь посмотрел на ближайший дом. Невидимая сила вырвала дом с корнем и метнула куда-то неподалёку в центр города, в какой-то парк. Пуцца смеялась, как ребёнок.- А теперь ещё выстрел, ради меня.
   Робот открыл рот, в котором виднелось огромное отверстие в виде дула. В следующую секунду из него вырвался красный луч, прошедшийся по земле кривой линией, словно искажаясь так, как хочется самому роботу. Там, где прошёлся луч, всё взрывалось и плавилось от предельной температуры. Город полыхал. Робот повернул свою огромную человекоподобную морду (огромный рот и два механических глаза - более ничего) и присел рядом на своих страусиных ногах, опуская огромные когтистые руки куда-то в сторону.
   Пуцца смеялась.
   Мать Маро боялась эту девушку: так просто подчинять своей воле Потрошителей, аномальных киборгов, способных изменять саму ткань мироздания, было огромной силой. Эти киборги изначально были простыми рабочими, но Аномалия каким-то образом изменила их абсолютно, сделав чем-то таким, непонятным не только мистикам империи, но и самому повелителю.
   - Пуцца.- Позвала её мать Маро. Девушка невинно посмотрела на неё. Маро хладнокровно смотрела на неё.- Завязывай уже.
   - Эх, не дали поиграть.- Грустно вздохнула та, затем широко улыбнулась, посмотрела на Потрошителя и тихо заявила:- Спать!
   Робот слегка пошатнулся, свет в его глазах потух и всё - теперь это куча металлолома, не способная даже пошевелиться. А Пуцца, разглядывая всё вокруг, восхищалась разрушением и огнём, шла по городу, словно прогуливаясь, словно ни в чём не бывало, на встречу возвращающимся солдатам.
   - Вот и они, провидица.- Сказал Илья, смотря на своих солдат, несущих сотни мёртвых тел.- мы начнём добывать из них кровь и сливать в воду. Пока что всё идёт как по маслу!
   - Мои видения никогда не врут.- Хищно улыбнулась Маро.- Антихрист даёт их мне, направляя и обучая меня: мы и так никогда не ведаем поражений. Так будет и на сей раз!
   - Ты про Пуццу?- Скучно спросил Илья.
   - Они скоро встретятся, и тогда...- Не договорив, Маро растоптала какой-то камень под ногой, резко развернулась и удалилась к колодцу центра водоснабжения, куда потихоньку подтаскивали трупы.
  

//17//

   - Как же мне всё это...- Ворчала Алина, шагая по разрушенному городу слегка качаясь. Лицо её было омрачено и залито собственной кровью: после того, как и катер разнесли в щепки, несколько ударов пришлось и по ней. Возможно, будут шрамы, но это была ерунда. Так легко её было не убить. Хорошо, что от взрыва погибли не все ребята. Алина оставила Курта где-то на побережье. Живого, но в глубокой отключке. Она видела, как город уничтожали практически под корень имперские солдаты. Оставалось лишь молиться, что остальные их ребята остались в живых. Хотя... А, не важно! Сейчас Алина просто шла вперёд с яростным оскалом на лице. Её карие глаза сверкали огнём. Дым города подымался до небес, закрывая луны. Алина подняла голову вверх и изо всех зарычала.- ДОСТАЛООО!
   Улица была пуста, до рассвета было не много, а значит, и силы её были на исходе: расправиться с целым городом монстров ей было не под силу. Она остановилась, облизывая собственную кровь на губах. Впереди ей на встречу шагала девушка её роста, счастливым лицом, одетая как подросток. Словно внезапно Алина попала в страну чудес и видела некое подобие красной шапочки. Но в девушке, идущей ей на встречу, Алина узнала что-то знакомое. До боли, скребущей сердце до крови, знакомое. Это придало ей большую ярость.
   - О, привет!- Вдруг поприветствовала её эта девушка таким спокойным и мелодичным голосом. У них у обоих были длинные тёмные волосы, карие глаза, чуть угловатые подбородки, те же брови. Но в глазах этой девушки виднелось безумие. То самое нервное расстройство, которое разъедает сознание изнутри, подчиняя своей воле, заставляя быть чем-то... другим.
   - Аня...- Сквозь зубы прошептала Алина, сжимая эфес своего меча за спиной, признавая свою старшую сестру, которую потеряла столько лет назад. Та даже бровью не повела.
   - Ты меня, наверное, перепутала!- Добродушно рассмеялась Аня, но оставаясь на расстоянии десятка метров от неё.- Меня зовут Пуцца, я дочь верховной матери Маро, помощницы нашего повелителя Антихриста. Прошу, не кланяйся мне, я не люблю дозволенных нам почестей.
   - Почестей, говоришь, хма?- вдруг хищно улыбнулась Алина. Пуцца словно вдруг напряглась.- У тебя не аура, а сплошная занавеса из иллюзий: серый, розовый, голубой, зелёный. Тебя спустили с цепи, сестрёнка? Что с тобой сделали после того, как забрали из нашего города? А может, с тобой что-то сделали ещё в вертолёте?- Алина улыбнулась. Злобно. Оголяя клыки, острые клыки.- А помнишь, как отец красиво сгорел в Антихристовских огнях? А как мать пристрелили солдаты, а толпа затоптала её после? Я помню их лица...
   - Я говорю, ты меня с кем-то путаешь!- Уже злобно сказала Пуцца с какой-то бессмысленной угрозой в голосе.- У меня единственная мать - верховная священница Маро, первая приближенная к Антихристу! Не твоя какая-то слабокровная мать. Ты приняла меня за сестру что ли? Ты дура какая-то!
   - Конечно, дура.- Согласилась Алина, Пуцца радостно улыбнулась, но от следующих слов чуть не покраснела от злости.- Я пытаюсь говорить с каким-то зомби, которых мне сотнями пришлось убивать в Аномалиях. Наверное тебя ещё как провидицу используют. Бездушное, безликое создание. Как мне жалко такое тельце моей собственной сестры!
   - Заткнись!
   - А то что?- С угрозой спросила Алина, лениво доставая меч из ножен. Лезвие меча тут же началось чуть светиться голубоватым светом.- Заразишь меня своей паранойей или заболтаешь до смерти? Чего уставилась, вылупила ещё свои чёрные глазёнки?! Не смотри на меня как пёс, а то я уже начинаю думать, что ты меня покусаешь.- Алина плюнула в сторону, затем посмотрела на Пуццу с такой решительностью, что та вздрогнула.- Прочь с дороги!
   Взревев от нахлынувшей ярости, Пуцца пробубнила какое-то ругательное слово, напрягла свои руки, подняла их над землёй, которая тут же начала трескаться. Прямо из воздуха появились небольшие искры, а в следующую секунду это уже были обильные потоки огня, которые, словно в реке вода, перетекали по воздуху. Алина не двигалась с места и просто наблюдала, как круг огня скрывает обеих девушек.
   - Я сказала тебе заткнуться!!!- Взревела Пуцца, держа руки над собой, в которых протекал основной огонь, словно приходя откуда-то из ада. Камни и асфальт начал таять вокруг, перевёрнутые машины взрываться. Это место превращалось в мёртвую выжженную землю.
   Однако пока что огонь Алину не трогал, а всё больше охватывал вокруг, словно в своеобразные объятия, чтобы потом одним точным ударом испепелить. Всё вокруг словно натянулось по нити, стало резиновым, серым, замедлённым. Минутный ад на земле был довольно таки эффектным, но, честно говоря, напрягал Алину. Этому нужно было поскорее положить конец.
   Пуцца опустила руку, направляя поток огня на свою сестру. Соответственно весь окружающий ад налетел на Алину. Ничто не смогло бы выжить под таким потоком огня, разъедающий всё вокруг. Пуцца, широко улыбавшись, еле слышно хихикала, направляя в то место всё больше и больше огня, пока её силы не иссякли: руки затряслись, расслабились, и, наконец, опустились - огонь прошёл. Наступила немая пауза, всё вокруг затянул серый дым, слепивший взгляд, растворяя её в целом сером мире без просвета. Пуцца тяжело дышала, заливаясь потом, но довольно улыбаясь, подговаривая нечто вроде "Сдохла! Она сдохла!".
   Скоро начнётся рассвет.
   Это было быстро: откуда-то спереди, где раньше и стояла, вынырнула Алина, целая и невредимая. Это было секундное натренированное молниеносное движение. Взмах мечом - у Пуццы нет руки, струи крови хлынули на расплавленный асфальт. Та даже и звука не издала, лишь слегка вздрогнула, успев лишь подумать: "Кто же ты на самом деле?". Взмах мечом номер два - у Пуццы почти отрезана голова, завалившаяся назад, и оторвана вторая рука.
   - Бл...- Лишь успела брякнуть Пуцца перед смертью, как синеватый заряд из лезвия меча вошёл с лезвием ей в сердце с третьим взмахом меча. А Алина даже не утиралась от хлещущей крови. Её хладнокровное лицо просто смотрела на предсмертную улыбку её старшей сестры.
   Через секунду пар развеялся. Алина в последний раз посмотрела на свою сестру: из её тела била не кровь, а вода - чёрная вода, нечто похожее на некий заменитель крови. Убрав меч назад в ножны, Алина устало вздохнула, потёрла шею, развернулась, и пошла, слегка покачиваясь, прочь от этого места - скоро сюда нагрянет патруль империи, аккуратно обходя то место, на котором она стояла, которое так и не тронуло адское пламя...
  

//18//

   - Хей, как тебя зовут?- Спросила Рейдж, теребя у себя в руках свой пистолет. Они всё так и сидели в разрушенном здании, наблюдая, как где-то там, в стороне разгорается настоящий огненный ад, словно на город рухнула зажигательная бомба. Рейдж была само внимание - на любую деталь относилась со всей серьёзностью.
   - Ты же мои мысли читать можешь.- Даша безразлично полулежала у холодной стены, устремив свой взгляд в пустоту. Было сыро: вода из пруда растекается под зданием, образуя небольшое озерцо.
   - Могу.- Кивнула Рейдж.- Но мне этого не нужно - свои силы я могу израсходовать куда более выгоднее. Итак, давай заново. Как тебя зовут?
   - Даша.- Всё так же безразлично ответила Даша.- Почему и что произошло с нашим городом? Ты выглядишь как знающая очень многое об этом. И... я чувствую, как ты порой залезаешь в мои мысли. Это похоже на...- Даша горько посмотрела на холодную Рейдж.- Бур в мозгах.
   - Твой город - эксперимент.- Прямо ответила Рейдж шёпотом, смотря на улицу.- Думаю, после того, что сегодня ночью с тобой случилось, ты, скорее всего теперь поверишь мне. Этот самый повелитель империи, которого священники называют Антихристом, он страной управляет через Правителей - палату его помощников. Правители, в объединении с церковью Антихриста, использовали этот город...- Рейдж сделала паузу, подбирая нужное слово.- Как донор они вас использовали. Выращивали не простых людей. Взаимодействуя на ваше сознание, тела и души через воздух, воду, пищу. Им нужна ваша кровь, чтобы уже из неё делать что-то другое. Что - понятия не имею. Но делать не просто какие-то препараты или таблеточки, а, возможно, даже и настоящие живые организмы.
   - Что?..- Словно попала в ужасный фантастический фильм, Даша, широко раскрыв глаза, пыталась хоть как-то осмыслить происходящее. Давалась, по правде говоря, с трудом.
   - Их учёные могут многое делать уже с мёртвой материей.- Продолжая, не замечая этого, Рейдж.- Их даже в Восстании называют некромантами. Учёные империи прямо из этой крови могут создавать новый вид солдат, выращивая их, словно клонов.- Она сузила взгляд.- Такая кровь выглядит как чёрная вода.
   - А разве...- Руки Даши тряслись. Да что там! Она вся тряслась, как осиновый лист. Вдруг она резко вскинула голову вверх и крикнула Рейдж.- Разве кровь не такого цвета?! А?!
   - Кровь красная.- Тихо и спокойно ответила Рейдж, незаметно, нацеливая свой пистолет на Дашу.- Красная, как томатный сок.
   - Нет, ты врёшь!- Закричала Даша, срывая голос, закрывая свои уши руками. Всё вокруг на секунду тряхнулись стены, посыпалась пыль. Рейдж твёрдо смотрела на неё, уже начиная жалеть о том, что спасла её. Но убить её она просто не смогла бы - что-то просто стало у неё поперёк горла, и всё тут. Даша рыдала.
   - Я потеряла своих друзей.- Тихо и медленно сказала Рейдж.- В нас ударил заряд имперского боевого дроида. Наш корабль разлетелся в клочья. Возможно, выжила одна я.- Она вдруг встала, быстро подошла к Даше и резко, как удар бритвы по венам, отвесила ей сочную оплеуху. Даша так и замерла, не издавая ни звука. Рейдж опустила пистолет.- Не будь ничтожеством, а шевели своей задницей, чтобы выжить. Имперцы будут патрулировать ещё до следующего вечера, и...
   Она слишком увлеклась и получила своё: резки удар, захват, заломили руку. Рейдж скривилась от боли, выронила пистолет, затем ответила по противнику удар ногой. Затем резко схватила вновь свой пистолет, рванула в сторону, перекатилась и нацелилась в своего противника. Стрелять - готова!
   Но!
   Сверкающее лезвие меча дёрнуло ствол вверх, раздался выстрел в пустоту. И вновь тишина.
   - Зачем ты сделала это???- Чуть ли не в шоке спросила Рейдж, понимая, что одно движение, и она может быть трупом.
   - А ты сама подумай.- Без эмоций сказала ей Алина, держа меч у её горла. Алина выглядела просто ужасно: окровавленное лицо, одежда вся рваная, один глаз красный, кожа в ожогах. Но она стояла более-менее крепко. Рейдж заскрипела зубами. Алина усмехнулась.- Я прошла этот момент в жизни - ты убила меня. Вернула время назад. Прошла ещё раз - много потерь слишком. Отмотала. Прошла ещё раз... Одним словом, мне слишком прекрасно известно, что твои таланты телепатии и телекинеза просто идеальны.
   - Танцор...- Усмехнулась в ответ Рейдж.- Я слышала о вашем даре управлять временем, но чтобы знать каждое моё действие наперёд... Сколько же раз ты проходила всё это?
   - Не так много.- Призналась Алина, отступая на шаг.- У меня закончились все силы. Я и так дала приказ моему организму использовать все внутренние запасы питательных веществ. Всё вокруг, что окружает нас: воздух, пыль, микробы - во всём этом есть некая субстанция, связывающая нас с астральным миром, миром духов. Эта субстанция называется эфир. У каждого человека есть душа. Испытывая какие-либо эмоции, даже апатию, мы приводим нашу душу в движение, что вызывает волны по эфиру, душевные волны, по которым можно определить цвет ауры и настроение человека. У тебя же, как у мертвеца: на ауры, ни душевных волн. Из этого следует: ты - очередной подарок империи.
   - Я не простой подарок.- Усмехалась Рейдж, выкинув в сторону пистолет (всё равно меч Алины отрубил пол дула).- Я сильно отличаюсь от этих чёртовых экспериментов. Если ты знала, чего же не сказала всем?
   - Ты не достойна была этого.- Мягко улыбнулась Алина, словно гладила её по головке. Рейдж словно током ударили.- Твоё задание было, наверняка, нечто вроде "заставить нас прийти сюда именно в этот день". Но ты осталась вместе с Повстанцами, понимая, что, вернувшись в Империю, ты вновь продашь душу тем, кто дал тебе эти не человеческие способности. Да, ты в корне отличаешься от всех, якобы ты другая. Вот и решила спасти эту бедную деваху.- Алина кивнула в сторону Даши, которая, подобрав ноги, открыв рот, напряжённо слушала их.- Думаешь, что хоть один житель города, если выживет, их план не сбудется? Да им всё равно, какую кровь использовать! Гнилая чёрная кровь жителей этого закрытого города, предназначена как корм демонам. Просто кормежка.- Рейдж слушала эти прямые и резкие слова с таким выражением лица, словно сейчас лопнет от нахлынувших эмоций. Даша просто поверить не могла в эти слова.- Демоны живут уже очень долгое время на свету, в воде, в огне, в тумане. У коренных жителей этого города, у всех поголовно, демоническая кровь.
   - Плевать на это.- Тихо сказала Рейдж.- Я не предатель - совесть моя чиста. Я чем могла помогала Лексу, даже историю придумала где пропадала иногда. Я не хотела возвращаться. Странно - твои мысли я читать не могу. Я даже не ожидала, что настоящий танцор может прийти какому-то захудалому отряду Повстанцев за день до операции. Ты всё, абсолютно всё, пустила прахом.- Рейдж схватилась за свою голову, словно умирая от боли.- Ну почему?! Почему я не могу читать твои мысли???!!!
   Алину словно ударил невидимый таран, сбивая с ног, относя к дальней стене довольно большой комнаты (очевидно, раньше это был зал четырёхкомнатной квартиры), в которой они находились. Она скорчилась от боли и поползла вверх по стене, словно её душили невидимые руки. А Рейдж просто стояла вдалеке, смотря на неё одним бешеным глазом.
   - Сдохни, сдохни, сдохни!!!- Шептала, словно молитву Рейдж. Она видела, как Алина задыхается, почти уже не движется, хватаясь беспомощно за воздух, не в силах разжать телекинетическую хватку.
   Ещё немного, раздастся звук хруста ещё шеи.
   Ещё немного, и она умрёт.
   Ещё чуть-чуть, и...
   - Не смей!- Вдруг раздался звонкий голосок Даши, которая, словно потеряла рассудок, кинулась между Алиной и Рейдж.
   - Дура!- Лишь вдохнула Рейдж.
   Дашу, попавшую под этот невидимый удар, отнесло куда-то в сторону Алины. Та уже отреагировала, оттолкнулась от стены, поймала Дашу на лету, откидывая её не в стену, а пуская кубарем по полу. Лишь мгновение спустя, Рейдж поняла, что с Дашей всё в порядке, а Алина ужё практически около неё. Собрав все свои усилия, Рейдж обрушила на неё ещё один такой удар, который пришёлся Алине прямо в торс. Послышались хруст ломающихся рёбер. Но удар был нанесён слишком поздно: в левой руке Алины уже был её меч, успевший совсем краем острия полосонуть Рейдж по глазам. Та взвыла, понимая, что только что её лишили не только зрения, но и её телепатических сил. Это было словно в театре, словно это был сценарий, а Алина следовала точно по указаниям невидимого режиссера.
   Даша, лежавшая на полу, почти сразу пришла в сознание, утёрла струйку крови, идущую изо рта, и увидела, как бедная Рейдж ползает по полу, крича от невыносимой боли, хватаясь за свои глаза, из которых шла кровь. Алина же зависла над ней, словно палач. Одним резким и сильным движением, она сорвала с себя обрывки куртки и футболки. И было видно, что непонятные знаки, пентаграммы, стрелки, покрывали её тело, словно огромный талисман.
   Алина взяла за шею Рейдж, подняла на ноги. Та даже не сопротивлялась. Затем она отвела руку в сторону, где валялся разрубленный пистолет Рейдж. Рука напряглась, покрылась выступившими венами, а пистолет завибрировал где-то на полу. Даша своими глазами видела, как он собирался заново, словно на невидимом конвейере, восстанавливался до своего нужного облика. Словно время для пистолета пошло в обратную сторону, возвращая его в нужное состояние.
   Оружие само переплыло в руки Алины. Та внимательно посмотрела на него и приставила ко лбу Рейдж.
   - Заряженный пистолет, хма?- Промурлыкала Алина.- Небось, потратила на него не меньше года усилий.
   - Убей уже меня.- Тихо и обречённо сказала Рейдж, твёрдо стоя на своих ногах, гордо упирая свой лоб в дуло.
   - Нет.- Довольно улыбнулась Алина.
   В следующий момент руки Рейдж взмыли вверх, рванулись к пистолету. И нажали на спусковой крючок.
   БЛАМ...
   Один холодный выстрел осветил их убежище и радостную улыбку Рейдж, которая медленно рухнула на спину на холодный пол, по которому уже начала расплываться чёрная вода из пруда.
   Алина опустила пистолет.
   - Почему?- Прошептала Даша.
   - Гордый дух не вытерпел.- Лишь сказала Алина. Пауза. Продолжила.- Сделав её своим фаворитом, Антихрист дал ей силу быть не такой как все. И, став такой, она всё равно отличалась.- Алина мягко улыбнулась, развернулась, помогла встать Даше. Поддерживая её под руку, они побрели в глубь разрушенного здания.- Буйный и гордый дух не сломят и демоны. Надо лишь осознавать это. Она же просто не могла проиграть. И всё.
   - Куда мы?- Без сил даже говорить, прохрипела Даша.
   Алина не ответила.
  

//19//

   Здание дрожало, тряслось под обильным огнём имперских миномётов, которые очищали районы города перед тем, как уйти. После этого чёрные вертолёты с красными крестами взлетят вверх, и солдат не будет в городе. Будут только мёртвые жители, которые встанут на свои сломанные ноги и побегут осматривать свои владения в поисках ещё живых душ. Выжить нет возможности, если у тебя нет небольшой армии и тонны оружия.
   Где-то там, на главной площади, к верховной матери Маро подбежал лейтенант, поклонился глубоко и доложил, что весь город зачищен, но не так далеко от этого места найден разорванный труп их провидицы Пуццы, который уже начал разлагаться. А мать Маро лишь довольно улыбнётся и тихо себе скажет: "Всё идёт как по маслу. Они, возможно, уже встретились". Илья услышит её слова, хищно улыбнётся, и крикнет солдатам, что пора возвращаться. И солдаты уйдут. Останется лишь огонь, который они принесли в этот несчастный незащищённый город, в котором грешные люди жили обычной жизнью. Жили.
   Алина посадила Дашу к стене и сказала очень чётко:
   - Когда я воткну меч в пол, беги ко мне. Тебе ясно? Ты хоть сама ещё двигаться можешь?
   Даша кивнула. Ей было обидно, ведь Алина выдержала такой же удар, и даже больше, но двигалась куда оживлённее, чем сама Даша. Они пришли в достаточно большой и тёмный зал. Видно было лишь очертания девушек. А ещё можно было почувствовать, что вода из пруда заполнила это место и продолжала прибывать. Они стояли в воде, хотя её здесь было не так уж и много, сантиметров десять от пола. Всё равно не очень приятно, ведь сама вода придавала этой комнате чёрный оттенок. Чёрная вода.
   Даша видела, как Алина встала в центр комнаты. Дом, упавший с небес, стоявший на боку, уже совсем разваливался. Чудо, что он не рассыпался от падения ещё. Алина, казалось, не обращала на окружающее никакого внимания. Она с пол минуты стояла неподвижно в центре комнаты, а затем начала танцевать. Просто танцевать, разметая воду в разные стороны ногами. Элегантными движениями рук подхватывала воду и развеивала её вокруг себя. А Даша чётко слышала, как вода шипит, как-то странно скрипит, начинает слегка светиться призрачным светом. Вот уже танцующую Алину чуть видно, и видно, что вода под её ногами разошлась в разные стороны по кругу, словно обходя какой-то столб. Было такое чувство, что вода боялась её.
   Даша встала на свои дрожащие ноги, опираясь на стену, заворожено наблюдая за этим танцем. Это был дикий, быстрый, но красивый танец. Даша всё больше и больше смотрела на него и вдруг поймала себя на мысли, что он словно вытягивает её душу. Внезапно она услышала тихую, но быструю призрачную музыку, звучащую прямо в её ушах. А затем, боясь отвернуться или издать звук, она видела, что с разных сторон начали выходить волки с горящими синими глазами. Огромные волки с белоснежной шкурой медленно обходили танцующую Алину, и там, где ступали их лапы, вода тоже расходилась. Вода начала дрожать, как человек, испугавшийся волков. Звери окружили Алину, оставив лишь небольшой вход, словно приглашая Дашу к ним. И та начала шагать к ним.
   Алина же сделала ещё несколько красивых движений, взмахнула молниеносно своим мечом, и воткнула его прямо в бетонную стену. Даша как раз подошла к ней. Алина схватила её руку и резко прижала к себе, обняла крепко и лишь шепнула:
   - Не дыши.
   Последнее, что успела сделать Даша, так набрать в лёгкие воздуха, после чего их охватила вода, словно они упали в реку или озеро. Вода охватила их с ног до головы. Вода была везде. И Алины уже рядом не было, словно её оторвали и уволокли куда-то далеко-далеко. А вода втекала в Дашу, вода захватывала её. Становилась её частью. И последнее, что услышала она, перед тем как потерять рассудок: "Вот мы и встретились". И хохот в воде. В чёрной воде.
  

//20//

   - Хватит уже быть какой-то спасительницей-всех-подряд.- Услышала Алина в своих ушах. Вода не входила в неё, словно отвергала. Она опускалась куда-то вниз, пока не почувствовала твёрдый пол. Опускалась она словно в пузыре с воздухом: вокруг была вода, но вокруг девушки было сухо. Голос же продолжал.- Танцор, ты пришла в мой город, даже думала, что спасла какую-то девушку. Думала выйти в астральный мир через воду? Конечно, шаг умный, не учитывая того, что в этой воде живу я. Но мне приятно видеть тебя.
   Раздался громкий хохот со всех сторон, одновременно с этим вокруг Алины открылись сотни глаз. Красные глаза с вертикальным зрачком, словно у какого-то зверя, все смотрели на Алину. И взгляд этот был насмешливым, словно демон даже не принимал Алину за противника. Огромная тяжесть навалилась на неё, ставя на колени. Как бы она не напрягала свои мускулы, груз давил её, опуская всё ниже и ниже к земле. Из её глаз потекли слёзы.
   - Тебе тяжело?- Смешливо спросил голос, наблюдая своими глазами за ней.- Ты не сможешь выдержать этого, Танцор. Это грехи всех людей в этом городе. Это разврат, это пьянство, это всё, чем я управляю. Злоба, смерть, убийства. Всё в этой чёрной воде, в их крови. Даже Иисус когда-то не смог вытерпеть этого, хотя раньше этого всего было на порядок ниже. А сейчас друзья предают друзей лишь из-за своих утех. Все движимы своими желаниями.
   - А разве не поэтому демоны переселились на свет?- Хриплым голосом кое-как проговорила Алина.- К своему корму поближе, к людям. Ангелы же уже никому были не нужны, вот вы их и выгнали во тьму. Вам так удобно было: люди всё больше и больше теснились к свету, хватались за него, как за угасающую свечу в бурю. Ну и чего ты добился? Антихрист подпитывает тебя чужой кровью и ты надеешься выжить?- Алина подняла свою голову, чуть приподнялась на колене, посмотрела с улыбкой на глаза. И улыбка эта была злобная, оголяя её острые клыки.- Я не дам тебе из этого здания даже выйти, Асмодей!
   - Узнала меня, да?- Довольно сказал демон сладострастия и разврата.- Ты не обычный танцор, должен это признать. Но я знаю тебя всю. От начала до конца. В тебе тоже есть грехи, которыми я управляю. Так и в твоём учителе, Денни есть грехи. Вы все - моя еда!
   - Во всех людях есть грехи, тупой демон.- Выплюнула эти слова Алина.- Ты пытаешься меня лечить на тему, что я не права и погибну здесь от твоих рук, став твоей едой? Это ещё глупее.- Её глаза блестели яростью.- Если у людей глупость может быть оправданной, благородной, вызванной любовью или малым опытом, у демонов это именно ГЛУПОСТЬ. Асмодей, что мне какой-то бывший верховный демон, такой, как ты? Денни много говорил мне про всё ваше семейство. Люцифер уже сбежал от своего детёныша Антихриста. А ты стал какой-то водичкой. Это, по-твоему, умный ход?- Внезапно татуировки, нанесённые на голом теле Алины, загорелись, синим пламенем. Горели так сильно, словно туда подлили керосину. Они не обжигали её тела, не делали ей больно. Огонь на её татуировках, знаках, пентаграммах, придавал ей сил. Она смотрела на глаза демона, словно на собственную пищу.- Мне надоело всё ЭТО!
   Вода, окружающая Алину начала шипеть и испаряться от этого огня, идущего от неё. В глазах у демона появилась злоба.
   - В огне тоже живут демоны.- Проговорил Асмодей.- Но твой огонь, пусть даже это огонь души, он не тронут ни ангельской, ни демонической силой. Да кто же ты такая, танцор?!
   - Мне уже достало слышать о том, что я Лунный Танцор.- Хищно улыбнулась Алина, вставая на ноги, словно не чувствуя вес, навалившийся. Словно весь этот вес рухнул куда-то мимо неё. Она подняла руки над собой, и синий огонь охватил всё её тело.- У всего моего семейства в душе живёт дух огня. Этот дух и есть основа наших душ. Денни же научил меня, что каждая душа - это олицетворение какого-то животного. Ведь люди выше животных, но природа у нас одинаковая, люди отошли от зверей. Душа каждого человека олицетворяется каким-то животным. Денни воспитал мой дух, как и свой - одинокий волк, изгнанник.
   - Так вот оно что.- Спокойно проговорил демон.- Ты даже изгнана другими танцорами. Вот в чём твоя сила. Ты сильнее твоего учителя, ведь силу свою ты черпаешь из одних воспоминаний о нём. Очень ловко, но меня тебе не победить. Я за свою историю видел не мало отличных колдунов, и всё они...
   - Да ты что, совсем меня за дуру держишь?- Уже начинала смеяться Алина.- Ты - пережиток прошлого. Ты - время, оставшееся позади вновь оживившихся Христа и Антихриста. Какие ещё колдуны, какие ещё чудеса? Ты ещё скажи, что в магию веришь! Не будь ребёнком, верховный демон.- Она уже кричала на него, словно осуждала за непростительный поступок. Тот смотрел в её горячие красивые карие глаза. Смотрел как на равного ему.- Луна. Вторая Красная луна. Вот что меняет всё, вот что повелевает. Вот за чем все стремятся. Это же под носом. Тот самый Трон, которого ищут все мессии, чтобы взойти на него.
   - Вот значит кто ты.- Грустно сказал демон, а в следующую секунду всё вокруг озарил огонь, идущий от Алины.
   Огонь бушевал вокруг, испарял последние капельки воды, сжигал всё. Он заполнял всё, кадую клетку, сжигал эфир языком своим. Всё вокруг стало синим-синим. Глаза в миг закрылись, и на их месте стояла Даша, опустившая голову. Её глаза были красными с вертикальным зрачком. Она подняла голову, и демон внутри её сказал печально: "Не вышло на этот раз".
   В следующую секунду их поглотил огонь, сжигающий всё.
   И всё.
   Нет больше демона, нет больше и хорошенькой девушки Даши. Нет никого. Нет ни темноты, ни израненной и яростной Алины. Никого больше нет. Да и город Черноводск перестал существовать. Военные вернуться туда через несколько дней и увидят, что на месте города один огромный выжженный котлован. Ни зданий, ни трупов, ни чёрной воды, на которую так сильно рассчитывала мать Маро, а, возможно, и сам Антихрист. Позже мать Маро найдут повешенную в соборе с радостной улыбкой на лице. Выглядеть будет как самоубийство, хотя на её теле найдутся следы от пытки, признанные, как попытки самобичевания. Илья, поедая и насилуя тайком в городах трупы людей, подхватит какую-то аномальную болезнь и тоже умрёт в скором времени где-то в безымянной земле.
   Империя бессильно отпустит ещё один регион под гриф "Аномалия" и забудет об этой земле, пытаясь всё восстановиться после третьей мировой. А вторая луна так и не зайдёт ещё очень долгое время. Как и не сдадутся Повстанцы. Ведь это их смысл жизни - бороться.
   Конец. Практически даже счастливый.
  

//21//

   - И почему я вечно прихожу сюда?- Спросила Алина со смехом в голосе то ли у себя, то ли у Элдера, который с радостным лицом приветствовал её при входе в какой-то большой дом, больше напоминавший какую-то виллу. Даша стояла в своей обычной куртке, словно огонь и не тронул её. Ран на ней не было, ведь теперь она была в астральном мире, где какие-то физические повреждения были не важны. Секунду назад Асмодей в теле Даши был перед ней. Всё заполнилось огнём злобы её души. И вот, она здесь. Умерла ли она?
   - Вновь к нам ты пришла.- Странное чёрное существо, окутанное непонятной материей, со стороны похожей на старый чёрный плащ. Спина существа была сгорбленна, голову невидно, а слова звучали со всех сторон сразу, что отчасти тоже было свойством астрального мира. По голосу можно было понять, что Элдер тоже рад её видеть.- Ты танцевала сегодня ночью, а значит, сюда ты по своему желанию пришла. Это так, дитя моё?
   - Ты угадал, Старик.- Ответила она ему с мягкой улыбкой. Её голос звучал, словно кошачий вой. Элдеры, были коренными жителями астрального мира, самыми непонятными, но самыми разумными существами в этом призрачном мире. Никто ничего не знал про них, однако Алина была одной из тех, кого Элдеры даже уважали, а потому сейчас бояться одного из них было просто глупо. Она всегда встречала именно этого Элдера. Нет, это не значило, что они все на одно лицо или он всего один: со стороны она их видела достаточно. Но говорил с ней только этот.- Были причины сюда прийти, папа. Наверное, я погибла уже.
   - Да нет, Алина, так просто тебя не победить.- Ответил тот, приглашая рукой её войти в здание. Она последовала за ним. Каждый раз, когда она встречала своего отца в такой форме, она сразу вспоминала тот день, когда его съели твари Аномалий. Здесь он выглядел по-другому, однако это был он, её отец, который всё время охранял и направлял её.
   Внутри дом был очень уютный, заставленный старой мягкой мебелью. Камин приятно потрескивал. Денни и парень в чёрном свитере с большим горлом, как у водолазки, сидели у круглого тёмного деревянного столика и мирно беседовали о чем-то совершенно мирном: то ли о еде, то ли о погоде. Оба они выглядели счастливыми и весёлыми, что немного смутило Алину - она помнила своего учителя вечно грустным, унылым и печальным.
   - Что это за место?- Растеряно проговорила она.
   - Садись, я чай тебе налил.- Сказал её отец, уходя куда-то на верхний этаж, так и не снимая своего чёрного плаща.
   Алина вдруг поняла, что чувствует запах малины. Всё здесь было очень приятным. Слегка тёмная комната была по-домашнему уютна, а развешанные листики мяты над камином придавали всему этому особое благоуханье.
   - Это Тропа Грёз.- Дружелюбно ответил парень в свитере: серые глаза, красивое лицо, грушевидный нос, длинные ресницы, высокий рост.- Ты, наверное, Алина? Меня Денис зовут, это мой дом.
   - Тропа грёз - уже не астральный мир, должно быть, это ты уже поняла.- Так же мягко ответил Денни, её учитель, медленно попивая зелёный чай.- Я всё думал, когда же ты сможешь добраться сюда.
   - Так значит, это всё было изначально продумано?- Хитро улыбнулась Алина и рухнула на мягкое кресло, развалившись в нём с детской радостью.- Вот зачем ты нарисовал на мне ещё одну татуировку повелителя демонов.
   - Да, это было вынужденное действие.- Пожал плечами Денни.- Иначе ты бы не справилась с чёрной водой. Даша нужна была им как носитель этой самой воды, а значит и Асмодея. Мне пришлось вселить в тебя частичку демонов, чтобы ты спаслась. И попала сюда.
   - Это место - совокупность всех мечтаний и желаний людей во всех мирах.- Проговорил с улыбкой Денис.- Только ты находишь не просто на Тропе, а как бы на её небольшом ответвлении. Эта комната,- Денис обвёл руками свою комнату.- Здесь нет ничего опасного, однако вне её любого ждёт забвение.
   - Так ты тоже охвачен демонами и ангелами, как и я.- Улыбалась Алина. Она выглядела и счастливой, и радостной, и будто вот-вот и у неё польются слёзы. Денис улыбнулся ей в ответ и закатал рукав на своей левой руке, открывая прямые столбики странных иероглифов и знаков.
   - Изгнанники даже среди лунных танцоров встречаются достаточно редко.- Уже как-то грустно добавил Денни, вставая и подходя к Алине.- Однако это вовсе не значит, что вы одиноки. Люди одиноки по своей природе, но они говорят, что привыкнуть к одиночеству невозможно. Однако в наше время случается именно это. Везёт тем, кто находит своих среди чужих. Для меня это моя жена и дочь. И больше никто. Да и что там - через десять лет мне суждено умереть.
   - Ты всегда прав, должно быть.- Пожала плечами Алина и встала рядом с ним, снимая куртку, оголяя спину, где ещё было место без татуировок.
   - Нет, я очень редко бываю прав.- Улыбнулся Денни, разогревая руки.- Просто я выполняю просьбы луны. И мне не хотелось бы, чтобы ты погибла раньше времени, дорогуша.
   - Раньше я думала, что это как проклятье.- Говорила тихо Алина, чувствуя, как на её спине вырисовывается новый аккуратный чёрный символ.- Но теперь я вижу: вопрос времени - быть или не быть.
   - Пойдём, я сделал всё, что мог.- Кивнул ей Денни, помогая одеть куртку. Денис наблюдал за ними с лёгкой ухмылкой.
   - Учитель и ученик.- Усмехнулся, наконец, он.- Приятно было видеть вас, друзья. Заходите ещё на чай: я буду рад.
   - Спасибо, мистер Кроули.- Улыбнулся дружественно Денису Денни, назвав его прозвище. Затем Денни взял руку Алины, кивнул ей.
   Наверное, впервые Алина чувствовала себя как дома. И пусть это чувство было коротким, она впервые за долго время была счастлива.
   Денни открыл старую дубовую дверь, и...
   Всё вокруг исчезло.
   Лишь боль и холод теперь говорили ей, что Алина жива.
  

Эпилог.

   Курт и Дункан, капитан уничтоженного боевого катера, выжили после этой адской ночи. День они скрывались в разрушенных доках, что были около города. Лишь под утро они увидели отсвет яркого синего пламени, но морские монстры не давали им выбраться из своего укрытия. Чудом, дожив до вечера, они выбрались из маленького железного домика и замерли перед такой картиной: города не было. Ни зданий, ни улиц, ни людей, ни огня. Лишь обгорелая земля в радиусе многих километров. И по этой сухой потрескавшейся земле шла к берегу Алина. Её лицо было печально, окровавлено и страшно избито. На руках своих она несла не менее избитую Дашу, у которой на всём теле были страшные ожоги третьей степени. Но она бессильно моргала, говорила о чём-то с Алиной. Даша была жива.
   Курт быстро подбежал к ним. Дункан взял на руки Дашу.
   - Что случилось?- Тряся за плечи Алину, спросил Курт.
   - Вот они и встретились.- Лишь были её слова.
   Она не потеряла сознания, хоть и была сильно истощена. Её печальные глаза смотрели куда-то в море, где какой-то огромный монстр, больше похожий на кита с зубами акулы и щупальцами осьминога, уплывал куда-то за горизонт, как и души погибших. Её сестра, Рейдж... Они все заслужили смерти. А она сама? Алина сама хотела смерти, но в голове с этой мыслью просыпались слова её учителя: "Рано, дитя, пока рано".
   - Нигер, ты отвезёшь меня обратно поглубже в Сибирь?- Спросила очень тихо Алина у Курта, лёжа на тёплом песке у моря.
   - Конечно, как скажешь.- Горько ответил тот, наблюдая, как катер Повстанцев уже подплывает к берегу. Их плыли спасать. Курт чувствовал свою вину за то, что произошло здесь. Хотя, даже скорее, за то, что произошло с Алиной. Он посмотрел на неё и встретил взгляд без сожаления и горечи утраты.
   - Мне нужно туда, куда зовёт меня луна.- Лишь объяснила Алина.- Даша пойдёт за мной - её будет не отговорить.
   - Ты уже всё знаешь наперёд?- Нервно усмехнулся Курт.
   - Луна шепчет мне.- Непривычно улыбнулась Алина, и Курт улыбнулся вместе с ней.
   Практически хеппи енд, ведь бывают сказки в жизни, которые заканчиваются хорошо.
   Пока у неё были ноги, она могла идти вперёд, она должна была это делать, не смотря ни на что, ведь это был её путь, возможно и тёмный. Путь изгнанника. Путь Лунного Танцора.
   Лунного Танцора, Изгнанника.
  

//Dark Water: Exile//

Со снежинкой в ноги падай,

С ветром и кулаками поднимись.

Дух свой волчий не оставишь,

Когти покажи - дерись!

Раз, два, снова три:

Не сдаваться, дотла гори!

Пусть душа рвётся изнутри,

Сотню лет от смерти беги.

Непобедимы, пока живые вокруг,

Названные нечистыми, демоны мы.

По лабиринту сердца не заплутай, друг,

Друзья не предают, они покажут путь.

Раз, два, снова три.

Враг да падёт на пути!

Демоны рвутся изнутри

Их ты огнём испепели.

Маммон - жадность, гордость - Люцифер,

Асмодей - распутство, убийства - Сатана.

Вельзевул - обжорства, зависти - Левиафан,

Бельфегор - лени, тени их во всех нас.

Раз, два, и снова три,

В миг низвергни их.

Каких-то демонов сильнее ты,

Следишь за ними с высоты луны.

К О Н Е Ц 11.02.06 г. Красноярск


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"