Лобазов Денис Витальевич: другие произведения.

Лунный Танцор: Эхо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Его память - запись, на бумагу, несколько слов, вновь забыл. В детстве - отклонения в развитии; исправлено. В раннем школьном возрасте - проблемы со здоровьем; помещён в больницу. Лечебница? Где мама? Где папа? Дали прозвище Эхо, научился улыбаться. Когда придёт мама? Куда ушёл папа? Всполохи света за окном - война началась; стал Танцором.

  Лобазов Д.В.
  Рассказ
  Лунный Танцор:
  ЭХО
  Фантастический мистический триллер
  
  'И будет править на планете
  Извечна скребущая волна.
  Да то безумие, что в чреве
  Своём рождает одна война,
   война,
   война...'
  
  Он прочёл это на бумаге: дата, время, события... Всё было объяснено так точно, что он не мог больше сомневаться - перед ним его же дневник. Эти страницы, эти шелестящие звуки. Наслаждаясь ими, он чувствовал, как уши ноют от издаваемого ими шелеста. Шелест... Да, этот шелест говорит о количестве исписанной им бумаги - то взятой из найденных тетрадей, то просто содранных со стен обоев - а значит о тех годах, что он провёл в больнице.
  И вот, не удержавшись, в надежде на то, что это поможет ему разгадать путаницу во временах и событиях, он открывает свой дневник и суетливо вглядывается в свой корявый почерк. Ведь он не помнит.
  Ни их лиц, ни имён.
  
  //дневник 1: прошлое//
  
  Это было его день рождения - праздник, которого почему-то ждали его родственники, но совершенно не ожидал он сам. Встав перед большим блюдом, полностью занявшем стеклянный столик, он полузакрытыми глазами наблюдал, как по хрусталю бегают блики света, играют зайчики. Хорошо им там, на блюде, таком большом и холодном. Он улыбнулся, чуть протянув к ним свою руку: ребят, я вижу вас, хотя вы такие невидимые, такие худые, такие белые.
  - Паш, ты там чего застрял?- Паша обернулся. Точно. Это уже обратилась к нему мама... уже год спустя после того, как он начал видеть блики. Год спустя после той страшной травмы, которую он получил на футболе. Травмы головы.
  Паша тихо смотрел на маму, всё так же приподняв руку, словно надеясь увидеть это нечто на ней. Но он не нашёл, а потому робко опустил ладонь, неуверенно улыбнулся. Мать ответила ему слабой усталой улыбкой и сказала что-то. Что-то... По замедленному движению её губ он понял, что его зовут к уже старенькой бабушке, мирно сидевшей в дальнем углу зала, где скопились остальные родственники.
  Паша ненавидел их, как только мог ненавидеть больной мальчик весь окружающий мир. Стоило ему двинуться в указанную сторону, как краем уха он уловил голос тёти: 'Нет, ну а что вы хотели от ребёнка с отклонением в развитии' - разводила она руками, естественно, делая вид, что понимает его. Паша хотел ответить ей с издёвкой, хотел плюнуть оскорблением в ответ, но не мог - тело слабо повиновалось ему. Лишь он хотел сделать что-то, голову его словно что-то блокировало. Не давало сделать того необходимого движения, того резкого вздоха, чтобы проснуться.
  Но это ничего, ведь не обвинят какую-то дворовую футбольную команду за то, что здоровые увальни-подростки играют с малолетками ради чувства превосходства. Ничего, ведь травму вылечили, остались лишь 'отклонения', благодаря которым его теперь 'любят' и 'лелеют' все окружающие.
  Ничего, ведь после травмы Паша нашёл себе новых друзей. Оказалось, они живут совсем близко от них - в вещах, закрадываются в тёмные углы и по большей части боятся. Паша тоже их поначалу боялся, хотя взрослые лишь говорили ему, что это всё ему кажется, что перед глазами из-за больной головы прыгают зайчики. Но сам-то Паша знал, что это они - иногда бесформенные, иногда напоминающие людей. Ночью они шептали ему на ухо что-то, днём указывали куда-то. Паша всё пытался понять их, но ему всё время что-то мешало: родители, доктора, лекарства, обезболивающие наркотики. Чем ещё могли пихать самого обычного бедного ребёнка, которому просто не повезло. Один раз, зато в детстве, а значит и на всю оставшуюся жизнь, превратив страсть к спорту в тюрьму разума.
  Он, сжав кулаки, двинулся вперёд, превозмогая всё, чувствуя, что они держат его за ноги, подкашивая колени. Жалко, наверное, он смотрелся: инвалид инвалидом, калека калекой. Но не всегда инвалид или его злая судьба виновна в том, что ему не дано ходить как всем.
  - Чёртовы Мерцающие.- Выдавил он перед тем как рухнуть...
  ...рухнув на каменную плиту разрушенной больницы, Эхо поморщился, но осознал, что вокруг него лишь предрассветная тьма, да и сам он уже был не в своём прошлом...
  
  //дневник 2:будущее//
  
  - Лежи и не двигайся!- Яростно шепнули ему на ухо. Эхо поморщился, но обессилевший, он только и мог, как подчиняться.
  Тот, кто прижал его, сразу же перекатился в сторону, и, судя по звукам, укрылся за клыкоподобным осколком разрушенной стены. Послышалось прерывистое дыхание, в котором чувствовался липкий противный холодный страх, который заодно пробирал и Эхо до самого нутра: с тех самых пор, как он вышел, у него получалось прекрасно чувствовать людей. Возможно, это Мерцающие помогали ему на духовном уровне, а, возможно, это лишь его чувства обострились во много раз, став такими, какими они и должны быть.
  На некоторое время всё затихло.
  - Который час?- Спросил Эхо каким-то странным хриплым голосом. Надо же - совсем не похоже на его голос из его прошлого, из детства, каким он его помнил только что... Или помнит? Он действительно не помнил, хотя и осознавал, что прошло не менее пятнадцати лет с тех пор.
  - Пять утра.- Шикнул на него тот человек, что повалил его минутой раньше. Голос был мужской, но явно молодой, моложе Эхо. Парень сильно нервничал и, судя по звукам, теребил тетиву самодельного лука.- Рассвет уже на носу, а тут появляешься ты с этими чёртовыми трохеями.- Он плевался словами, в нём явно смешался страх, а из-за него и ярость, злость на бесчувственного Эхо.- Когда появятся федоссы, через пол часика, будет уже поздно - твари сожрут всех на своём пути.- Голос парня задрожал. Эхо чуть повернул голову, глянув в его лицо. Молодой. И до такого испуганный, что чуть ли не плакал. Он поглядывал то на Эхо с горячей ненавистью, то на разбитую старыми военными взрывами пустынную улицу.
  На первый взгляд взгляд могло показаться, что на улице нет ни души, но Эхо ясно ощущал присутствие длинных юрких тварей, трохей, похожих чем-то на соединение собаки и червя. Эти твари любили красться именно в темноте, когда люди чувствовали себя в безопасности, а затем, выследив людские убежища, нападать на них и, впиваясь в их плоть своими носиками, высасывать внутренности, словно выпивая сок из трубочки.
  - Твой дружок бросил тебя.- Без особой интонации сообщил ему Эхо, медленно вставая сначала на колени, а потом, уняв дрожь в ногах, поднялся во весь рост.
  - А... Что?!- Не понял сначала паренёк, а потом, обалдевшее посмотрев него, яростно зашипел.- Ты рехнулся?! Нас заметят же, кретин...
  Он попытался хлестнуть его по ноге длинной стрелой с простейшим железным наконечником, но Эхо лишь перехватил её в полёте и быстро дёрнул на себя, сжав в руке. Парень испуганно пискнул, но Эхо лишь сломал её наполовину и взял в руку, словно небольшой кол. Затем посмотрел на бедного паренька.
  - У тебя немного заряжен духовной энергией лук. Прикрой меня.
  И в следующий же момент с рёвом и писком, которые могут только издавать аномальные твари прямиком из преисподней, на них из-за укрытия накинулись трохеи. Жуткие, склизкие, с красноватыми телами и извивающимися конечностями, но, тем не менее, смертоносными когтями, венчавшими некое подобие лап. Парень широко раскрыл рот, бесполезно пытаясь закрыть лицо руками, ведь он знал, что трохеи первым делом вцепляются именно в лицо, стараясь обездвижить цель.
  'Одна летит прямо на твою спину',- услышал Эхо голос Мерцающих, их шум, их шёпот. 'Одна летит на тебя, да-да, а одна мимо, на этого олуха. На олуха?! Да, отросток с рогами! Брось его! Не бросай... Брось! Может, пригодится... Нет. А как же завтрак. Да, я бы поел'.
  - Тихо.- Просто приказал им шёпотом Эхо и его слова, как подобало его прозвищу, разнеслись по астральному миру призраков страшным звуком. Мерцающие сгорбились и на миг отступились, но Эхо быстро подманил их обратно. Хоть они иногда и начинали шептаться, как люди на довоенном базаре, Эхо уже довольно уверенно мог справляться с ними. С тех пор, как выбрался. Он чуть опустил голову и краем глаза посмотрел на них, своих странных помощников.- Вперёд.
  - Боже!- Пискнул лишь парень, с трясущимися ногами откинувшийся на спину, готовый расстаться с жизнью, как это бывало каждую ночь со многими жителями Аномальной Сибири.
  Но Эхо словно знал о приближающейся опасности, и, даже не вздрогнув, от мгновенного визга охотников, чуть подался вперёд, изгибая тело так, чтобы сначала схватить ту трахею, что летела прямо на парня, а затем, по инерции, ухватить и ту, что проскочила над его головой. В воздухе на секунду проявился один Мерцающий - после этого испуганный парень с луком отлетел в сторону, движимый странной невидимой силой, до смерти испуганный, но живой.
  Эхо же полетел вниз по склону прямо по гравию на опасные открытые перерытые взрывами дороги бывшего города-гиганта. Оказавшись внизу, он вонзил обломок стрелы, который забрал у парня, в голову одной трахеи, обезвредив её уже навсегда. Кинувшись ко второй, Эхо сел на её мерзкую спину и выкрутил голову, словно огромный болт. Раздался хруст, из лопнувшей кожицы потекла слизь.
  И тут же с разных сторон на него кинулись ещё хищники. Эхо раздражённо шикнул и уже приготовился высвободить из своего резерва души всех Мерцающих, что успел собрать, но тут в воздухе прозвенела стрела, чуть светящаяся синим призрачным светом - заряженной духовной энергией. Такие снаряды сражали трахей за раз и внезапная храбрость того спасённого мальчугана дала Эхо время на... танец. Он лишь сложил руки в причудливом знаке, освобождая из себя двух Мерцающих, которые сразу прошли прямо сквозь трёх тварей. Мгновенно рассекая их на части. Двигаясь в такт их движениям, он окончил короткий танец, замерев в неудобной позе, опёршись правым коленом о землю, вытянув правую руку вверх, словно ловил что-то.
  О, этот шум, этот гул - он разрывал его больное сознание, сотрясал сосуд разумного. Но ведь теперь он знал, что та травма в детстве лишь позволила его мозгу ощущать Мерцающих, а больница дала всё для того, чтобы сойти с ума окончательно и через безумие пережить войну. Безумие. Безумие. Танец...
  - Так значит, ты - Танцор?- Послышалось за его спиной, и робкая рука легла на его плечо, но Эхо уже был далеко от этого момента в своей памяти. Это было...
  
  //дневник 3: возможное прошлое//
  
  ... в лечебнице. Лёгкая, даже робкая женская рука доктора легла на плечо Паши. Он, с чуть приоткрытым ртом и всё такими же полузакрытыми глазами, посмотрел сначала на ладонь докторши, затем на взволнованные лица родителей. Конечно, лицо отца ничего не выражало - он был как всегда хладнокровен. А вот зато мать была заплаканная. Что же случилось? Ах, да. Это уже несколько дней после того злосчастного дня рождения. Всё в голове таяло, появлялся первый признак шума.
  Мама... Мама... Мамочка...
  Паша, опираясь о грязную стену лечебницы, брёл по чёрному коридору, пытаясь вглядеться в лица проходящих мимо людей и углядеть в них родную маму. Но было пусто, ведь он тогда не знал, что его оставили надолго, оставили лечиться, как сказали доктора. Паша не был уверен, смогли бы они вылечить его. В отличие от него, остальные лечившиеся здесь дети не могли похвастаться в больничной карточке пометкой о психологическом расстройстве.
  Паша всё звал и звал каждый вечер мать, надеясь, что она появится и спасёт его. Когда его звали доктора назад в палату, он отзывался своим именем, словно эхо. Эхо. Так его и прозвали. Только все они не знали, что его голова не поднималась потому, что они висели на нём. Тело не могло двигаться нормально потому, что они вцепились в него. Они - Мерцающие, умершие души людей, промелькающие в нашем мире в виде солнечных зайчиков, мимолётных блесков. Паша давал даже им имена, а они шептали ему, рождали шум, продлевали его безумие.
  Из нутра чёрного коридора он вышел в главный зал лечебницы. Все люди прилипли к окнам - разглядывали невиданное. Внезапно взошедшую в небо красную луну, словно кровавое пятно на небосклоне, рядом со второй обычной луной. И это был не иначе как дьявольский знак. Знак начала Третьей Мировой Войны. Паша огляделся - в зале все были мертвы, тела были разбросаны вдоль искореженных взрывами стен, по полу стелился красный туман, а над телами уже трудились падальщики - первые монстры, пришедшие из тумана второй луны.
  - Идём, в глуби безопаснее.- Шепнули Мерцающие, и Паша вновь отозвался эхом. Эхо. Так теперь его стали звать Мерцающие ставшие в мгновения начала войны настолько близкими к реальному миру, что Эхо чувствовал их касания. И Эхо ушёл вглубь лечебницы и долго танцевал там по просьбе Мерцающих. Им это нравилось, это приманивало к нему всё ближе, привязывало. Пять раз, один раз каждый год он пытался выйти из лечебницы, но Мерцающие не давали ему, заставляя танцевать дальше.
  Но однажды он вышел - стоял на разбитых камнях, ночью, ведь, как подсказали Мерцающие, ночью монстров, пришедших после уничтожения мира, было куда меньше, да и все они были хотя бы видимыми. Эхо вдохнул прохладный свежий воздух, почувствовав, что, наконец, освободился от своего заточения. И сам себе улыбнувшись, он повторил эхом: 'Эй...'
  
  //дневник 4: эпилог//
  
  - Эй, именинник, ты же такой грустный.- Паша посмотрел на говорившего с ним братом Денни своим отсутствующим взглядом, наклонил чуть в сторону голову (так шум был тише). Но тот не отошёл с отвращением, не обратился к нему как к инвалиду. Денни лишь улыбнулся ему своей лучезарной доброй улыбкой и протянул руку.- Пошли, ведь это твой праздник.
  И Паша тоже улыбнулся. И никакие Мерцающие не смогли помещать ему раскрыть веки и глубиной своих голубо-зелёных глаз взглянуть на брата. Паша усмехнулся, подняв большой палец вверх. Ведь никакие призраки не смогут угнетать тебя, если рядом тебя поддерживает родная душа, друг, брат.
  Эхо улыбнулся, захлопнул свой дневник, который он писал в течении своего пребывания в лечебнице, на протяжении тех пяти лет после начала войны, когда он жил там бок о бок с призраками. Одно движение и дневник полетел в костёр, а с ним исчезло и безумие, и чёрное прошлое.
  - Не пожалеешь?- Спросил со своей доброй улыбкой его брат Денни, уже взрослый, обнимающий свою дочь.
  - Я просто станцую для Мерцающих.- Ответил с улыбкой Эхо.- Станцую душой.
  Это было обращение всем бедным людям, прячущимся по всей Сибири в своих ветхих убежищах, дрожащих перед страхом монстров войны. Эхо говорил им всем своей улыбкой: пока рядом родные - вы непобедимы. Так он и стал жить, даже не думая о том, что считался калекой.
  19.06.09
  00:32
  Г. Красноярск
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"