Логинов Анатолий Анатольевич: другие произведения.

Феськов и др. Советская Армия в годы холодной войны (1945-1991)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

  • Аннотация:
    Часть сканируемой мною книги по истории Советской армии в 1945-1991 году. Некоторые утверждения остаются на совести авторов, но в целом книга написана вполне добротно. Авторы -ФеськовЮ Калашников и Голиков.

  Предисловие
  Данная книга продолжает исследование по истории Вооруженных Сил СССР 1941-1991 гг. Как и в предыдущих изданиях ("Красная Армия в июне 1941 г." и "Красная Армия в победах и поражениях 1941-1945 гг."), основное внимание уделено воинским формированиям, но уже послевоенного периода,
  Почти полувековая послевоенная история Советской Армии, несмотря на то, что армии под этим названием больше не существует, остается слабо освещенной, И если о вооружении и боевой технике Вооруженных Сил этого периода имеются относительно полные данные в различных источниках (поэтому авторы и не останавливались подробно на вопросе тактико-технических характеристик вооружений), то номера соединений и частей до сих пор остаются в своем роде "терра инкогнито". Лишь трилогия И.Г. Дроговоза несколько приподнимает завесу секретности над действительными наименованиями армий, дивизий и полков. Ведь многие офицеры, не говоря уже о солдатах, служившие в Советской Армии, с трудом могут припомнить номер своего полка, бригады или дивизии, в которых им довелось служить. А о почетных наименованиях и наградах частей и говорить нечего, поскольку их помнят очень немногие, а большинство просто не знали о них. Поскольку почти вся партийно-политической работа, призванная освещать боевой путь части, была направлена, особенно в 1970-1980 гг., на проведение партийно-комсомольских собраний, изучение Уставов КПСС и ВЛКСМ, их программ и материалов, решений съездов партии и биографий ее руководителей, то на историю части, в которой приходилось служить, времени не оставалось. Да и всеобщая секретность не позволяла вслух называть номер дивизии или полка, место их дислокации, подчиненность и состав. Поэтому в период службы большинство военнослужащих скорее запоминали безликие пятизначные номера воинских частей, чем знали и гордились их историей, как гордятся историями полков на Западе, фактически никогда не скрывая их боевого пути и наименований. Отпраздновав 20-летие Победы и немного приоткрыв завесу тайны над номерами и наименованиями воинских формирований (в большинстве своем уже не существовавших), с конца 1960-х гг. все опять закрыли, и снова в печати и по телевидению звучали лишь имена командиров частей, а в лучшем случае иногда упоминали какое-нибудь почетное наименование. Всем стали известны Таманская и Кантемировская дивизии, но что стоит за этими наименованиями, мало кто знал. А ведь имена были у каждой части, как и у каждого солдата. И если восстанавливаются имена погибших безымянных солдат (пусть и немногих), то справедливость требует восстановить и имена частей, тем более что для этого не требуется с риском для жизни копаться в засыпанных траншеях и блиндажах. Но еще не ушедшие из жизни ветераны Вооруженных Сил и просто служившие в Советской Армии должны знать и помнить свою службу в том или ином полку, бригаде, дивизии. И прав в этом случае Максим Калашников, когда в своих книгах говорит о разложении верхних эшелонов КПСС и совершенно бездарной политике в вопросах военно-патриотического воспитания молодежи именно в этот период. Руководство партии, вместо того чтобы широко пропагандировать заслуги воинских частей и бойцов, сражавшихся в Корее и Вьетнаме, Египте и Анголе, наконец, в Афганистане, защищавших рубежи и небо страны на Дальнем Востоке и в Средней Азии, в Закавказье и за Полярным кругом, ограничилось лишь изданием огромного количества литературы о Второй мировой войне, зачастую имеющей мало общего с действительно произошедшими событиями. Замалчивание участия военнослужащих в различных конфликтах вело к замалчиванию всей послевоенной истории воинских частей. Авторы попытались наиболее полно отразить этот вопрос в своей работе, стараясь не только представить ту или иную дивизию или полк, но и проследить динамику смены их нумерации в годы наиболее массовых переименований и переформирований - в 1955-1957 гг. и в 1965 г.
  Кратко отражена судьба основных дивизий в постсоветский период, хотя авторы не ставили целью осветить этот вопрос. Да и сама Российская армия сейчас лишь тень Советской по многим параметрам. Разваленные в 1990-е гг. ВВС и Войска ПВО, почти небоеспособные мотострелковые и танковые части не могут компенсироваться сохранившими относительную боеспособность Ракетными и Воздушно-десантными войсками, а также частями спецназа. А самое главное, фактически сломан становой хребет каждой из армий - офицерский корпус, низведенный до унизительного состояния. Армейская служба перестала быть престижной и привлекательной, хотя, к счастью, еще не перевелись на Руси патриоты с большой буквы, способные фактически за "спасибо" или без него защищать Родину, которая сейчас в значительно большей опасности, чем за все послевоенное время. Определенный оптимизм вызывает и политика нынешнего Президента России В.В. Путина как в отношении армии, так и в целом.
  К сожалению, как уже отмечалось, всеобщая секретность того периода и даже отзвуки различных "подписок о неразглашении" уже в наше время наложили отпечаток на эту работу. Поэтому полностью выяснить все части, их номера, состав, почетные наименования и дислокацию авторам не удалось, а номера и дислокация ряда частей требуют уточнения. Здесь же кратко приведены данные о высшем командном составе Вооруженных Сил послевоенного периода. Длительность рассматриваемого периода и огромное число присвоенных генеральских званий не позволили расширить эту тему. Поскольку послевоенные архивы Министерства обороны почти все закрыты, авторы в своей работе использовали как публикации в различных изданиях, в первую очередь военно-исторической и военно-технической направленности (журналы с приложениями "Военно-исторический журнал", "Военно-исторический архив", "М-хобби", "Невский бастион", "Авиация и космонавтика", "Техника молодежи", "Независимое военное обозрение" и др.), так и воспоминания непосредственных участников событий, а также военнослужащих, проходивших службу в армии в послевоенный период. Часть информации была почерпнута из Интернет-сайтов "Военно-исторический форум-2", "Солдат-К", "Генеральный штаб Вооруженных Сил РФ" и некоторых других.
  Для тех, кто изучает военную историю, эта книга должна представить определенный интерес. Не вся имеющаяся информация нашла свое место в настоящем издании. Кроме того, по целому ряду направлений авторы не располагают тем объемом информации, который бы позволил включить их в эту книгу.
  Авторы выражают благодарность сотрудникам Томского областного краеведческого музея, военной кафедре Томского госуниверситета, военному комиссариату Томской области, Томскому региональному отделению Всероссийской партии "Единая Россия", Совету ветеранов Томской области за помощь в подготовке материалов, используемых в книге.
  Авторы будут благодарны всем, кто ознакомится с этой книгой и найдет возможность указать на ее недостатки, поделиться информацией, которая бы вносила большую определенность в те или иные аспекты истории Советской Армии, затронутые в данном издании.
  ГЛАВА1. Министерство обороны СССР в период 1946-1991 гг.
  Основу перестройки Красной Армии в первые недели после окончания военных действий в Европе положило принятие 10 июня 1945 г. решения Государственного комитета обороны (ГКО) о демобилизации армии и переводе Вооруженных Сил на мирное положение. Для Наркомата обороны (НКО) и Наркомата ВМФ (НК ВМФ) это вылилось в слияние с 25 февраля 1946 г. в один Наркомат Вооруженных Сил (НК ВС). Правда, спустя ровно 3 года этот наркомат был снова разделен, теперь уже на министерства - Военное и Военно-морское, просуществовавшие раздельно до смерти вождя мирового пролетариата. Уже 15 марта 1953 г. Военно-морское министерство вошло в состав Министерства обороны, бывшего Военного. К этому времени РККА уже 7 лет носила наименование Советской Армии (СА). Под этим термином подразумевались в основном Сухопутные войска, ВВС и ПВО, хотя в широком понимании он применялся ко всем Вооруженным Силам СССР.
  Если не считать войск, убывших или готовившихся к убытию на Дальний Восток, то послевоенные преобразования коснулись фактически всех видов и родов войск и воинских частей, хотя и в разной степени. К 1948 г. численность Вооруженных Сил составила 2 874 тыс. человек, что на 8491 тыс. человек (!) меньше, чем в победном мае 1945 г. Правда, в связи с началом "холодной войны" в 1948-1949 гг. опять произошло увеличение армии на 1,5 млн человек, а к 1954 г. достигла 5763 тыс. военнослужащих. Впрочем, начало "холодной войны", точкой отсчета для которой в 1946 г. стала речь У. Черчилля в Фултоне, сильно отразилась и на других военных аспектах, например производстве вооружений. Так, например, если в 1947-1949 гг. производство новейшего советского танка Т-54 составляло в среднем по 450 машин в год, то в 1951 г. уже 1795 машин (хотя в 1950 г. их было произведено всего 250). Первые преобразования прошли уже в июне 1945 г., но, вопреки расхожему мнению о массовом сокращении в это время, оно было не таким уж массовым. Хотя и прекратили существование управления 44 общевойсковых армий, 40 стрелковых и 1 кавалерийского корпусов, 2 кавалерийские и 135 стрелковых дивизий (включая 1 воздушно-десантную), но зато за их счет были укомплектованы до штатной численности оставшиеся соединения. При этом резко возросло количество артиллерийских частей, а почти все танковые были реорганизованы по новым штатам (см. гл. 2). Сокращения 1945 г. почти не коснулись ВВС, ПВО и ВМФ, за исключением ряда тыловых частей и частей обеспечения. И лишь с весны 1946 г. и особенно в 1947 г. сокращения приобрели массовый характер.
  Подавляющее большинство управлений фронтов и общевойсковых армий были обращены на создание новых военных округов и укомплектование существующих. В июле-октябре 1945 г. дополнительно к имевшимся 14 округам было создано еще 19 (!) округов и 4 группы войск (прил. I. ) Причем шла переброска не только самих управлений армий и корпусов, но и войск, входящих в их состав. Ряд соединений были расформированы уже на новых местах, но многие из них остались. Поэтому часть дивизий оказалась в центральной части страны, в Закавказье, в Средней Азии и за Уралом. Но самые мощные группировки войск остались в Восточной Европе. Впрочем, сокращение армии почти не коснулось группировок на Дальнем Востоке, в Забайкалье, на Кавказе и в Средней Азии. И если первые 2 региона существенно усилились еще в преддверии войны с Японией, то последние регионы получили в свое распоряжение как соединения, находящиеся там или выведенные в 1946 г. из Ирана (например, вновь созданная 407-я и 68, 75, 261, 296, 349, 392,402, 406-я стрелковые дивизии 4-й и 45-й армии, 15-й кавалерийский корпус), так и за счет переброшенных из Европы: управление 7-й гвардейской ОА, 1, 29, 76, 119-й СК, 1, 5, 31, 16-я гвардейские, 16-я, 26-я механизированные (соответственно бывшие 1-й, 5-й гвардейские механизированные и 7-й гвардейский кавалерийский корпуса, 80-я гвардейская, 171-я и 15-я СД), 10-я и 101-я гвардейские, 46, 73, 89, 109, 201, 203, 216, 295, 303, 306, 344, 357, 360, 372, 374, 376,414-я СД и некоторые другие.
  Значительные изменения произошли в 1950-1960-е гг. Именно тогда сложилась на 3-десятилетия структура Вооруженных Сил СССР, которые с этого времени состояли из 5 видов, руководство которыми осуществляло Министерство обороны - Сухопутных войск (СВ), Военно-воздушных сил (ВВС), Войск ПВО страны, Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) и Военно-морского флота (ВМФ). Деятельность этих видов обеспечивал Тыл Вооруженных Сил. Кроме того, в 1961 г. из Министерства внутренних дел (МВД) в состав Вооруженных Сил были переданы войска Гражданской обороны (бывшая служба МПВО). Помимо этих структур имелись вооруженные формирования, подчинявшиеся другим ведомствам. Так, в ведении МВД находились внутренние войска (ВВ), а Комитету госбезопасности (КГБ) подчинялись пограничные войска (ПВ). Само Министерство обороны состояло из Генерального штаба, управлений главнокомандующих видами и начальника Тыла (являющихся заместителями министра обороны), Главной инспекции и Главных управлений (прш. 1.2),
  Все это происходило на фоне нового общего сокращения Вооруженных Сил. Только за 1955-1959 гг. их численность уменьшилась на 2140 тыс. человек (многих из которых просто уволили без пенсий, выходных пособий, предоставления жилплощади и прочего социального обеспечения). Наиболее наглядно характеризуют происходившие в эти годы сокращения записки двух министров обороны СССР - Г.К. Жукова и Р.Я Малиновского (прл. 1.4). В 1960 г. было принято решение о сокращении еще 1,2 млн, которое не было полностью осуществлено из-за обострения международной обстановки. Изменились количество и территории военных округов, после событий в Венгрии, Чехословакии и на Кубе возникли группы войск - Южная, Центральная и Кубинская. Напряженность с Китаем заставила существенно усилить группировку войск в Забайкалье (включая Монголию) и на Дальнем Востоке. Если к середине 1950-х гг. прекратили существование ряд армий (5-я Ударная, 23, 25, 39, 47-я общевойсковые, Особая механизированная, Отдельная воздушно-десантная и др.), большинство из управлений стрелковых (армейских) корпусов, 2/3 артиллерийских корпусов и дивизий, то в 1960-е гг. начали создаваться новые армейские корпуса, а ряд имевшихся корпусов развернули в армии. К 1960 г. после различных преобразований и переформирований установилось более-менее постоянное количество управлений групп войск и военных округов. Все группы войск располагались за границами страны, а сама территория страны была разделена на 16 округов, и это военно-административное деление фактически сохранилось до развала Союза.
  Постепенно сложилась типовая структура таких округов (группы войск имели каждая свою). Так, в типовой состав округа фронтового развертывания (т.е. на базе управления округа развертывалось в военное время управление фронта) помимо 2-4 общевойсковых и танковых армий обязательно должны были входить: артиллерийская дивизия в составе 5 артиллерийских бригад (2 гаубичные, в т.ч. 1 тяжелая, пушечная, реактивная и противотанковая), отдельные бригады - 2 ракетные, 3-4 зенитно-ракетные, 1 десантно-штурмовая, 1-2 радиотехнические, 1 инженерно-саперная, 2-3 связи, 1-2 химической защиты, 1-2 автомобильные, 1 бригада материального обеспечения, а также отдельные полки - вертолетный, понтонно-мостовой и РЭБ. Таких округов насчитывалось 10- Ленинградский, Прибалтийский, Белорусский, Киевский, Прикарпатский, Одесский, Закавказский, Среднеазиатский, Забайкальский, Дальневосточный. Округа армейского развертывания (т.е. на базе управления округа развертывалось в военное время управление армии) - Московский, Туркестанский, Северо-Кавказский, Сибирский, Приволжский и Уральский - получали в свое распоряжение 2-4 мотострелковые и танковые дивизии, бригады - артиллерийскую, ракетную, зенитно-ракетную, инженерно-саперную (в корпусе - полк или батальон), автомобильную и материального обеспечения, отдельные полки - противотанковый и реактивный артиллерийские, вертолетный, понтонно-мостовой, связи, радиотехнический, а также отдельные батальоны - спецназа, связи, охраны и РХБЗ, реже - переправ очно-десантный. Этот типовой состав мог варьироваться. С начала 1970-х и до конца 1980-х гг. состав групп войск и военных округов и входящих в них армий и корпусов существенно не менялся (см. прил. 2.2).
  В Вооруженных Силах СССР в послевоенное время существовало 4 Главных командования направлений (все ликвидированы в июне 1992 г.) и 5 групп войск, из них Главное командование войск Дальнего Востока и 2 группы (Южная и Центральная) ликвидировались и восстанавливались вновь. Кроме того, вся территория страны с 1960 г. по 1990 г. была разбита на 16 военных округов, и лишь в период 1969-1989 гг. имелся еще один округ - Среднеазиатский. В период 1949-1960 гг. имелись еще несколько округов (Беломорский, Воронежский, Восточно-Сибирский, Горьковский, Донской, Приморский, Северный, Таврический), в 1953-1960 гг. расформированные. Создание 14 мая 1955 г. Организации Варшавского Договора (ОВД) включило в группировку союзных войск в Восточной Европе армий 7 стран - Болгарии (НРБ), Венгрии (ВНР), Восточной Германии (ГДР), Польши (ПНР), Румынии (СРР), СССР и Чехословакии (ЧССР). Руководство войсками ОВД осуществлял Главнокомандующий, являвшийся одновременно 1-м заместителем министра обороны СССР, а начальником Объединенного штаба ОВД был 1-й заместитель начальника Генштаба Министерства обороны СССР.
  I. Главные командования направлений
  Главное командование Западного направления (ГКЗН) было создано в сентябре 1984 г. со штабом в Лег-нице (на территории Польши) и объединяло войска в Германии (Группа советских войск в Германии, ГСВГ), Польше (Северная группа войск, СГВ), Чехословакии (Центральная группа войск, ЦГВ), Белоруссии (Белорусский военный округ, БВО) и Западной Украине (Прикарпатский военный округ, ПКВО)2. Для осуществления управления ГКЗН использовались части связи - 3-я и 134-я бригады и 284-й отдельный узел, а воздушную поддержку осуществляла непосредственно подчиненная Главкому направления 4-я воздушная армия. Являлось самым важным направлением, чем обусловлена и его мощь - 5 танковых армий (1, 2, 5-я гвардейские, 7-я и 8-я) из 6 имевшихся подчинялись его командованию, не считая 6 общевойсковых армий (8-я и 20-я гвардейские, 3, 13, 28, 38-я) и 28-го армейского корпуса, а также 5 воздушных армий - 4, 14, 16, 26, 36-я. К моменту начала вывода войск из Европы и массовых сокращений Вооруженных Сил на данном направлении насчитывалось 50 дивизий - 26 (!) танковых и 24 мотострелковые, из которых около 35 были развернуты до полного штата.
  Главное командование Юго-Западного направления (ГКЮЗН) было создано в сентябре 1984 г. со штабом в Кишиневе, ему подчинялись войска в Венгрии (Южная группа войск ЮГВ) и на остальной части Украины (Киевский и Одесский военные округа) - всего 3 гвардейские армии (1-я и 14-я общевойсковые и 6-я танковая) и 22 дивизии (7 танковых, 14 мотострелковых и 1 воздушно-десантная), включая учебные. Для осуществления управления ГКЮЗН использовались части связи: 2-я и 57-я бригады, 53-й и 94-й полки и 384-й отдельный батальон тропосферной связи, а воздушную поддержку осуществляла непосредственно подчиненная Главкому направления 24-я воздушная армия.
  Главное командование Южного направления (ГКЮН) было создано в сентябре 1984 г. со штабом в Баку, ему подчинялись войска 3 округов: Северо-Кавказского, Закавказского и Туркестанского, в составе 4 общевойсковых армий - 7-й гвардейской, 4, 9, 40-й, а также 4 армейских корпуса (12, 34, 36, 42-й). Для осуществления управления ГКЮН также использовались части связи, дислоцировавшиеся в основном в Закавказье. Для этого направления характерна чисто оборонительная направленность, обусловленная не только относительно несильным составом округов - 2 воздушно-десантные и 25 мотострелковых дивизий (большинство сокращенного штата), включая учебные и части 40-й армии в Афганистане, но и почти полным отсутствием крупных танковых соединений (имелась лишь 14-я танковая дивизия в СКВО).
  Главное командование войск Дальнего Востока (ГКВДВ) было создано в феврале 1979 г. со штабом в Улан-Удэ, ему подчинялись войска Забайкальского и Дальневосточного округов. Для осуществления управления ГКВДВ использовались 9-я и 50-я бригады связи, а воздушную поддержку осуществляла непосредственно подчиненная Главкому ВВС 30-я воздушная армия. Второе, после ГКЗН, по численности и боевой мощи направление, объединяющее 7 общевойсковых армий (5, 15, 29, 35, 36, 39, 51-ю), 25-й и 43-й армейские корпуса. Несмотря на небольшое количество танковых дивизий - всего 7, включая учебные (2, 5, 21-я гвардейские, 27, 49, 51, 77-я), их недостаток компенсировался большим количеством мотострелковых дивизий (36) и УР (около 15), не считая еще 18-й пулеметно-артиллерийской и 55-й морской пехоты дивизий. Такое же командование существовало еще в период с 22 мая 1947 г. по 23 апреля 1953 г. со штабом в Хабаровске (было создано на базе управления Забайкальско-Амурского военного округа, бывшего Забайкальского фронта)
   II. Группы советских войск
  Группа советских войск в Германии (ГСВГ) была создана 9 июня 1945 г. на территории Германии на базе управления 1-го Белорусского фронта со штабом в Потсдаме (в 1946 г. переведен в Вюнсдорф) и первоначально, до 24 марта 1954 г. (момент создания Германской Демократической Республики, ГДР), именовалась оккупационной (ГСОВГ)3. В ее состав входило 9 армий сухопутных сил (1, 2, 3, 4-я гвардейские танковые, они же механизированные, 2, 3, 5-я Ударные, 8-я гвардейская и 47-я общевойсковые), но к 1949 г. их осталось 6 - все 4 механизированные, 8-я и 3-я Ударная (Штурмовая). Авиационную поддержку осуществляла 16-я воздушная армия (в 1950-70-е гг. она носила номер 24). К концу 1950-х гг. изменились наименования ряда армий - 3-я и 4-я гвардейские танковые (бывшие механизированные) и 3-я Штурмовая стали соответственно 18-й, 20-й гвардейскими и 3-й общевойсковыми, причем в 1979 г. ГСВГ покинуло управление 18-й армии. Группа подчинялась Главкому Западного направления и взаимодействовала с Национальной Народной Армией (ННА) ГДР. Всего в группе к 1989 г. насчитывалось 19 советских дивизий - 11 танковых и 8 мотострелковых. А к концу 1990 г. в составе группы имелось 337,8 тыс. военнослужащих; 4,1 тыс. танков (включая 3 тыс. новых Т-80Б); более 7,5 тыс, боевых бронированных машин (БМП и БТР); около 3,6 тыс. артиллерийских систем (включая САУ); минометов и РСЗО; 940 самолетов; 785 вертолетов (в т.ч. 390 боевых и 315 транспортных вертолетов авиации Сухопутных войск). По сравнению с серединой 1980-х гг. численность этой группировки уменьшилась на 208,2 тыс. человек, 3,8 тыс. танков и 0,8 тыс. орудий. Группа располагала достаточно развитой инфраструктурой -в ее распоряжении находилось 777 военных городков, 3422 учебных центра и полигона, 47 аэродромов, 5269 баз и складов. В 1990 г. она была переименована в Западную группу войск (ЗГВ), 22 января следующего года начался вывод войск, а 31 августа 1994 г. он завершился - группа прекратила свое существование.
  Северная группа войск (СГВ) со штабом в Легнице была создана 29 мая 1945 г. на базе управления 2-го Белорусского фронта с дислокацией советских войск в основном на территории западной Польши - в Силезии и Померании4. Первоначально имела в составе несколько армий*- 19, 43, 52, 65-ю общевойсковые, 5-ю гвардейскую танковую, вывод которых на Украину и в Белоруссию начался в 1946 г., при этом 52-я и 65-я ОА стали 8-й и 7-й механизированными. Все оставшееся время основу группы составляли 2 танковые дивизии - 20-я и 90-я гвардейская (именовавшаяся и 90-й стрелковой, и 26-й механизированной, и 38-й танковой, в конце концов, ставшая в 1982 г. 6-й мотострелковои). Размещалась в 180 военных городках. В конце 1990 г. группа располагала примерно 45 тыс. военнослужащих, 598 танками, 820 БМП и БТР, 354 орудиями, минометами и РСЗО, 300 самолетами и 134 вертолетами (в т.ч. 42 боевыми и 23 транспортными вертолетами в армейской авиации). По сравнению с серединой 1980-х гг. численность группы уменьшилась на 3,5 тыс. человек, 90 танков, 140 БТР и БМП и 90 орудий. Была расформирована 15 сентября 1993 г.
  Центральная группа войск (ЦГВ) была образована 10 июня 1945 г. на территории Австрии и Венгрии на базе управления 1-го Украинского фронта со штабом в Бадене. Первоначально состояла из 3 гвардейских общевойсковых армий -,4, 5, 7-й. Но уже с конца 1945 г. начался вывод 2 последних на Украину, а после его завершения была расформирована и 4-я. Спустя 10 лет группа была расформирована, а на ее базе создан Особый корпус. К моменту расформирования в группу входили 4 гвардейские дивизии - 2, 17, 13-я механизированные и 95-я стрелковая, не считая 3 авиационных дивизий и других частей. Первые 2 из них находились на территории Венгрии, а остальные 2 - в Австрии.
  Второй раз группа была создана 16 октября 1968 г. на территории Чехословакии со штабом в Миловицах после известных событий (см. гл. 7) и подчинялась Главкому Западного направления5. В ее состав входило управление 28-го армейского корпуса и 5 дивизий (2 танковые и 3 мотострелковые). Авиационную поддержку осуществляла 131-я смешанная авиационная дивизия. Группа взаимодействовала с Народной армией ЧССР. Была ликвидирована еще до развала СССР - 19 июня 1991 г., хотя вывод войск начался еще в августе 1990 г., и к концу этого года в Чехословакии оставалось всего 153 танка, 254 БМП и БТР, 141 орудие, миномет и РСЗО, 10 вертолетов. До этого в ее составе числилось 73 тыс. человек, 1412 танков, 2563 БМП и БТР, 1246 орудий, минометов и РСЗО, 127 самолетов и 189 вертолетов.
  Южная группа войск (ЮГВ) была создана 15 июня 1945 г. на территории Югославии (1 дивизия), Румынии и Болгарии, основу которой составляли 2 общевойсковые армии - 26-я и 37-я (с 1946 г. - 10-я механизированная). После подписания в 1947 г. мирного договора с Румынией и Болгарией она прекратила свое существование вместе с управлением 26-й армии, а ее функции перешли к Особой механизированной армии (бывшей 10-й).
  Вторично группа со штабом в Будапеште была создана 24 ноября 1956 г. (официально оформлена 28 мая 1957 Г;) на территории Венгрии после известных событий этой же осени (см. гл. 7) и подчинялась Главкому Юго-Западного направления6. В ее состав постоянно входили 4 дивизии (13-я и 19-я гвардейские танковые, 93-я гвардейская и 254-я мотострелковые), соединения центрального и группового подчинения. Авиационную поддержку осуществляла 36-я воздушная армия. Группа взаимодействовала с Венгерской народной армией (ВНА). Эта новая группа, как и ЦГВ, закончила свое существование 16 июня 1991 г., хотя вывод войск начался еще в мае 1989 г., когда группа располагала примерно 70 тыс. военнослужащих, 950 танками, 600 БМП и БТР, 650 орудиями, минометами и РСЗО, 120 самолетами и 123 вертолетами (в т.ч. 100 вертолетами армейской авиации). По отношению к середине 1980-х гг. эта численность уменьшилась на 340 танков, 1080 БТР и БМП, 150 орудий.
  Группа советских войск на Кубе, официально созданная в 1964 г. (хотя первые советские части прибыли еще в июне 1962 г. - см. гл. 7), не представляла сколь нибудь внушительной силы, почти все время имея в распоряжении лишь мотострелковую бригаду численностью около 9 тыс. человек (в 1980-е гг. именовалась учебной или 12-м учебным центром) и еще примерно 2 тыс. советников, обслуживающего персонала разведцентра и аэродрома, где периодически совершали посадки бомбардировщики Ту-95МС. Прекратила свое существование 30 июня 1993 г.
  III. Военные округа
  Белорусский военный округ (БВО) был создан в октябре 1943 г. на базе управления Московской зоны
  обороны (штаб - Смоленск, с августа 1944 г. - Минск). В период с декабря 1944 г. по июль 1945 г, именовался Белорусско-Литовским (занимал территорию Белоруссии и Литвы), а с 9 июля 1945 г. по 26 января 1946 г. был разделен на 2 округа - Минский (в управление округа влилось управление 3-й армии, командующий генерал-лейтенант В.Н. Разуваев) и Барановичский (последний был создан на базе управления 3-го Белорусского фронта со штабом в Бобруйске), с одновременным исключением территории Литвы. Округ занимал территорию Белорусской ССР и подчинялся Главкому Западного направления. На его территории с начала 1950-х гг. дислоцировались 3 армии: 28-я общевойсковая, 5-я гвардейская и 7-я танковые - всего 9 танковых и 2 мотострелковые, включая учебные. Авиационную поддержку осуществляла 26-я воздушная армия, а воздушное прикрытие - 2-я армия ПВО, точнее, ее 11-й корпус. Войска округа стали основой армии Беларуси, которой перешло и фактически все вооружение, кроме стратегических ракет и ядерного оружия (см. прид. 2.5).
  Забайкальский военный округ (ЗБВО). Этот округ после создания 10 сентября 1945 г. на базе управления Забайкальского фронта под наименованием Забайкальско-Амурского включал территорию восточнее Байкала вплоть до западного побережья Охотского моря (исключая Приморье), а его штаб разместился в Хабаровске. В его состав были включены 4 армии бывшего Забайкальского фронта (6-я гвардейская танковая, 17, 36, 53-я общевойсковые) и 1-я краснознаменная армия из 1-го Дальневосточного фронта, переведенная в Приамурье. После преобразования его управления в управление Главкома войск Дальнего Востока округ был создан 23 мая 1947 г. со штабом в Чите на базе управления 36-й армии8. В его ведении находились территории Читинской области и Бурят-Монгольской АССР, а также войска, дислоцирующиеся на территории Монголии (они были объединены в 39-ю армию). А 24 апреля 1953 г. в ведение округа перешли территории Якутской АССР и Иркутской области из расформированного Восточно-Сибирского округа. Округ к середине 1950-х гг. располагал достаточно мощной группировкой, включающей даже единственную в азиатской части страны танковую армию - 6-ю гвардейскую. Но за последующие 10 лет (1955-1965 гг.) был значительно ослаблен, лишившись и единственной воздушной армии (45-й), и танковой армии, всех танковых дивизий. Вновь существенно усилился он в 1960-70-е гг. в период обострения отношений с Китаем, в его составе была восстановлена воздушная армия, прибыло около 10 дивизий (в том числе 3 танковые) из европейской части страны. Округ подчинялся Главкому войск Дальнего Востока. На его территории, включая Монголию, дислоцировались 3 общевойсковые армии (29, 36, 39-я), 86-й АК, соединения центрального и окружного подчинения - всего 4 танковые и 12 мотострелковых дивизий. Авиационную поддержку округа осуществляла 23-я ВА, а воздушное прикрытие - 54-й гвардейский корпус ПВО. Всего в 1990 г. округ располагал примерно 260 тыс. человек, 3,1 тыс. танков, 4 тыс. боевых бронемашин и 3,9 тыс. орудий, минометов и РСЗО, 200 вертолетами.
  Закавказский военный округ (ЗКВО) был создан 9 июля 1945 г. на базе управлений Закавказского фронта и 27-й армии как Тбилисский (штаб - Тбилиси, командующий генерал-полковник С.Г. Трофименко) на территории Грузинской и Армянской ССР9. После включения с 6 мая 1946 г. в его состав территорий упраздненного Бакинского округа (создан одновременно с Тбилисским на базе управления 69-й армии) - Азербайджанской ССР и Нахичеванской АССР (Дагестанская АССР была передана Северо-Кавказскому округу), округ сменил название на Закавказский. Он подчинялся Главкому Южного направления (штаб в Баку). На его территории дислоцировались 3 общевойсковые армии: 7-я гвардейская, 4-я и 9-я (она же 31-й армейский корпус) - всего 1 воздушно-десантная и 13 мотострелковых дивизий. Авиационную поддержку округа осуществляла 34-я воздушная армия, а воздушное прикрытие - 19-я армия ПВО. Войска округа частично были выведены в Россию, частично составили группу российских войск в Закавказье (ГРВЗ), а частично переданы или самостоятельно захвачены новыми государствами
  - Азербайджаном, Арменией и Грузией. Всего в 1990 г. в округе находилось примерно 190 тыс. военнослужащих, 1,5 тыс. танков, 2,5 тыс. боевых бронированных машин, 1 тыс. орудий, минометов и РСЗО, 250 боевых и транспортных вертолетов.
  Дальневосточный военный округ (ДВО) со штабом в Хабаровске был создан 23 апреля 1953 г. на базе управления Главкома войск Дальнего Востока с подчинением ему территорий 2 ранее существовавших округов: Приморского (создан в Приморском крае 10 сентября 1945 г. на базе управления 1-го Дальневосточного фронта) и Дальневосточного (создан на Камчатке, Сахалине и Курилах 10 сентября 1945 г. на базе управления 2-го Дальневосточного фронта, в 1947 г. добавились территории Хабаровского края и Амурской области). Округ подчинялся Главкому Дальнего Востока10. На его территории дислоцировались 4 общевойсковые армии (5, 15, 35, 51-я), 25, 29, 43-й армейские корпуса, соединения центрального и окружного подчинения - всего 3 танковые, 1 морской пехоты, 1 пулеметно-артиллерийская и 24 мотострелковые дивизии. Авиационную поддержку ДВО осуществляла 1-я воздушная армия, а воздушное прикрытие- 11-я армия ПВО. Всего в 1990 г. округ располагал примерно 370 тыс. военнослужащих, 6 тыс. танков, 8,7 тыс. боевых бронированных машин, 5,8 тыс. орудий, минометов и РСЗО и 300 вертолетами.
  Киевский военный округ (КВО) был создан 25 октября 1943 г. со штабом в Киеве11. В июне 1946 г. дополнительно к областям правобережной Центральной Украины (Киевской, Черкасской, Уманской) добавились 7 областей расформированного Харьковского округа (создан 25 сентября 1943 г., в июле 1945 г. для его доукомплектована прибыло управление 21-й армии): Ворошилов градская, Днепропетровская, Полтавская, Сталинская (Донецкая), Сумская, Харьковская, Черниговская. КВО подчинялся Главкому Юго-Западного направления (штаб -Кишинев). На его территории дислоцировались 2 гвардейские армии: 1-я общевойсковая и 6-я танковая, прибывшая в 1959 г. из Монголии. Авиационную поддержку осуществляла 17-я воздушная армия, а воздушное прикрытие
  - 8-я армия ПВО, в основном ее 60-й корпус. Всего в 1990 г. в округе находилось примерно 150 тыс. военнослужащих, 1,5 тыс. танков, 1,5 тыс. боевых бронированных машин, 700 орудий, минометов и РСЗО, 100 боевых и транспортных вертолетов. Войска округа вошли в состав Вооруженных Сил Украины.
  Ленинградский военный округ (ЛВО) со штабом в Ленинграде был создан 9 июля 1945 г. на базе управления Ленинградского фронта12. Его территория до апреля 1960 г. неоднократно изменялась. Первоначально она включала Эстонскую ССР, Ленинградскую, Псковскую и Новгородскую области. В январе 1956 г. из состава округа была исключена территория Эстонии, а в апреле 1960 г. его территория существенно увеличилась после ликвидации Северного округа, включавшего территории Коми АССР (отошла к Уральскому округу), Карело-Финской ССР, Архангельской, Вологодской и Мурманской областей. Сам же Северный округ был образован в июле 1951 г. из управления Беломорского округа (создан 15 декабря 1944 г. из управления Архангельского округа со штабом в Кеми, с января 1946 г. - в Петрозаводске, на его укомплектование было обращено управление 14-й армии) с включением в его состав территории (Архангельская и Вологодская области, Коми АССР) расформированного Архангельского округа (штаб - Архангельск, создан 24 января 1946 г. на базе управления 2-й Ударной армии, прибывшего из Германии). ЛВО подчинялся непосредственно министру обороны. На его территории дислоцировались 6-я общевойсковая армия, 30-й гвардейский и 26-й армейские корпуса - всего 1 воздушно-десантная и 12 мотострелковых дивизий. Авиационную поддержку осуществляла 76-я воздушная армия, а воздушное прикрытие - 6-я и 10-я армии ПВО. Всего в 1990 г. в округе числилось примерно 200 тыс. военнослужащих, 900 танков, 2 тыс. боевых бронированных машин, 1,1 тыс. орудий, минометов и РСЗО, 100 боевых и транспортных вертолетов,
  Московский военный округ (МВО) со штабом в Москве существовал с 1918 г., а в послевоенное время включал территорию 16 областей и Мордовской АССР13. Его территория сложилась уже к августу 1946 г. после расформирования 3 округов, созданных летом 1945 г. в центральной части страны: Воронежского (создан из управлений Орловского округа и 6-й армии, включавшего территорию Воронежской, Курской, Орловской и Тамбовской областей), Горьковского (созданного на базе управления 49-й армии с включением Горьковской, Ивановской, Костромской областей и Мордовской АССР) и Смоленского (созданного из управления 33-й армии с включением территорий Брянской, Великолукской, Калужской и Смоленской областей). Еще территории 5 областей (Владимирской, Калининской, Московской, Рязанской, Ярославской) входили в зону ответственности МВО постоянно. Правда, Воронежский и Горьковский округа были восстановлены 28 мая 1949 г. и снова расформированы - соответственно 18 августа 1960 г. и 23 апреля 1953 г. Округ подчинялся непосредственно министру обороны. На его территории в 1980-е гг. дислоцировался 13-й гвардейский АК (оставшийся от прибывшей после войны 2-й гвардейской ОА), соединения центрального и окружного подчинения - всего 3 танковые, 1 воздушно-десантная и 3 мотострелковые дивизии. Воздушное прикрытие осуществлял Московский округ ПВО. Всего в 1990 г. в округе находилось примерно 190 тыс. военнослужащих; 1,3 тыс. танков; 1,5 тыс. боевых бронированных машин; 600 орудий, минометов и РСЗО; 120 боевых и транспортных вертолетов.
  Одесский военный округ (ОБО) был создан 23 апреля 1944 г. со штабом в Кировограде (с октября - в Одессе)14. После войны на его территории дислоцировались 57-я ОА, а затем и 7-я гвардейская. В апреле 1960 г. в состав округа к имевшимся 3 областям (Измаильской, Одесской, Николаевской) и Молдавской ССР были включены 3 области расформированного Таврического округа (создан в июле 1945 г. из управлений Приморской и 22-й армий со штабом в Симферополе) - Запорожская, Крымская, Херсонская. Округ подчинялся находящемуся на его территории Главкому Юго-Западного направления (штаб - Кишинев). На его территории дислоцировались 14-я гвардейская общевойсковая армия (создана на базе 10-го гвардейского стрелкового корпуса), 82-й (расформирован в 1987 г.) и 32-й (создан на базе управления Таврического округа) армейские корпуса - всего
  1 воздушно-десантная и 7 мотострелковых дивизий. Авиационную поддержку осуществляла 5-я воздушная армия, а воздушное прикрытие - 49-й корпус 8-й армии ПВО. Всего в 1990 г. в округе находилось примерно 110 тыс. военнослужащих, 600 танков, 1 тыс. боевых бронированных машин, 900 орудий, минометов и РСЗО, 150 боевых и транспортных вертолетов. Войска округа вошли в состав армии Украины.
  Прибалтийский военный округ (ПрибВО) был создан 9 июля 1945 г. со штабом в Риге на базе управления Земландской группы войск (бывшего 1-го Прибалтийского фронта) с включением в его состав территории Латвийской и Литовской ССР1 . С ликвидацией 27 февраля 1946 г. Особого военного округа (созданного на базе управления 11-й гвардейской общевойсковой армии, командующий генерал-полковник К.Н. Галицкий), дислоцированного на территории бывшей Восточной Пруссии, Калининградская область была передана ПБВО, а с января 1956 г. в его состав вошла территория Эстонской ССР, ранее принадлежавшая Ленинградскому округу. Округ подчинялся непосредственно министру обороны. Единственное крупное объединение округа - 11-я гвардейская общевойсковая армия, она дислоцировалась в Калининградской области, а другая армия - 10-я гвардейская - в 1950-х гг. была расформирована. Всего в округе насчитывалось 3 танковые, 6 мотострелковых и
  2 воздушно-десантные дивизии (включая учебные). Авиационную поддержку осуществляла 15-я воздушная армия, а воздушное прикрытие - 27-й корпус ПВО. Всего в 1990 г. в округе находилось примерно 170 тыс. военнослужащих; 1,3 тыс. танков; 1,5 тыс. боевых бронированных машин; 800 орудий, минометов и РСЗО; 170 боевых и транспортных вертолетов. Уже в сентябре 1991 г. преобразован в Северо-Западную группу войск, которая прекратила свое существование 1 сентября 1994 г.
  Приволжский военный округ (ПривВО) со штабом в Куйбышеве существовал с довоенного времени, в ноябре 1941 г. часть территории округа перешла к созданному Южно-Уральскому округу (штаб - Оренбург, Оренбургская область и Башкирская АССР, Актюбинская, Гурьевская и Западно-Казахстанская области Казахской ССР), а сразу после войны часть территории отошла к вновь созданному в августе на базе управления 48-й армии Казанскому округу (штаб - Казань, Кировская область. Марийская, Татарская, Чувашская и Удмуртская АССР, командующий генерал-полковник Н.И. Гусев)16. На доукомплектование управления округа после войны прибыло управление 3-й гвардейской армии. В это время управление Приволжского округа контролировало территорию Куйбышевской, Пензенской, Саратовской, Ульяновской области. После ликвидации Казанского и Горьковского (в 1946 г.) и Южно-Уральского (в 1958 г.) округов в ведение Приволжского округа перешли Башкирская, Марийская, Татарская, Чувашская АССР и Оренбургская область. Округ подчинялся непосредственно министру обороны. На его территории дислоцировались соединения центрального и окружного подчинения и 3 мотострелковые дивизии.
  Воздушное прикрытие осуществляли части Московского округа ПВО и 4-я армия ПВО Уральского округа. Всего в 1990 г. в округе, помимо примерно 90 тыс. военнослужащих, еще числилось, с учетом ремонтируемых и хранящихся, 400 танков, 700 боевых бронированных машин, 200 орудий, минометов и РСЗО, 200 боевых и транспортных вертолетов.
  Прикарпатский военный округ (ПКВО) был создан в июле 1945 г. из управления 4-го Украинского фронта со штабом в Черновцах17. В это время на его территории находились войска 18, 27, 38-й армий. С 6 мая 1946 г. округ включил в свой состав территорию расформированного Львовского округа (создан в мае 1944 г, со штабом во Львове, на его доукомплектование в июле 1945 г. обращено управление 31-й армии, командующий генерал-полковник М.М. Попов), вместе с находящимися здесь 8-й механизированной и 13-й общевойсковой армиями и с одновременным перемещением штаба во Львов. Территория округа включала 10 областей Украинской ССР: Винницкую, Волынскую, Житомирскую, Закарпатскую, Ивано-Франковскую (до 1962 г. - Станислав-скую), Львовскую, Ровенскую, Хмельницкую (до 1954 г. - Каменец-Подольскую), Тернопольскую, Черновицкую. Округ подчинялся главкому Западного направления. На его территории дислоцировались 3 армии: 8-я танковая, 13-я и 38-я общевойсковые - всего 3 танковые и 10 мотострелковых дивизий (вместе с учебными). Авиационную поддержку осуществляла 14-я воздушная армия, а воздушное прикрытие - 28-й корпус ПВО 2-й армии ПВО. Всего в 1990 г. в округе числилось примерно 280 тыс. военнослужащих, 2400 танков, 2700 боевых бронированных машин, 1200 орудий, минометов и РСЗО, 370 боевых и транспортных вертолетов. Войска округа вошли в состав Вооруженных Сил Украины.
  Северо-Кавказский военный округ (СКВО) был создан на базе Управления формирований Закавказского фронта 2 июля 1943 г. (штаб - Армавир, затем Ростов-на-Дону)18. В период с 9 июля 1945 г. по 24 февраля 1946 г., когда территория округа была разделена на 3 округа, именовался Донским (включал Ростовскую, Сталинградскую и Астраханскую области, на его доу комплектование было обращено управление 61-й армии). Остальные 2 округа, существовавшие на Северном Кавказе в этот период, включали: Кубанский округ (создан на базе управления 60-й армии со штабом в Краснодаре, командующий генерал-полковник П.А. Курочкин) - Краснодарский край, а Ставропольский (создан на базе управлений 59-й армии и 1-й гвардейской конно-механизированной группы со штабом в Ставрополе, командующий генерал-лейтенант И.Т. Коровников) - Ставропольский край, Грозненскую область, Кабардинскую и Северо-Осетинскую АССР. В мае 1946 г. в зону ответственности вновь воссозданного округа вошла Дагестанская АССР. В период 22.08.1949 - 09.11.1953 округ вновь разделялся на Северо-Кавказский (штаб в Краснодаре) и Донской (штаб в Ростове) округа. Интересен и тот факт, что округом в 1962 - 1963 гг. руководил 1-й заместитель командующего генерал-лейтенант танковых войск М.К. Шапошников, в то время как командующий округом генерал армии И.А. Плиев командовал группировкой советских войск на Кубе. СКВО в 1980-е гг. подчинялся главкому Южного направления, а до этого - непосредственно министру обороны. На его территории дислоцировались управления 3 армейских корпусов: 12, 34, 42-го с корпусными частями, соединения центрального и окружного подчинения - всего 1 танковая и 4 мотострелковые дивизии (по сравнению с 1960 г. состав уменьшился на 2 мотострелковые дивизии). Воздушную поддержку и воздушное прикрытие осуществляли части 34-й воздушной армии и 19-й армии ПВО Закавказского округа. Всего в 1990 г. в округе находилось примерно 80 тыс. военнослужащих, 750 танков, 750 боевых бронированных машин, 600 орудий, минометов и РСЗО, 40 боевых и транспортных вертолетов.
  Сибирский военный округ (СБВО) существовал в довоенные годы, но 9 июля 1945 г. он был разделен на 2 самостоятельных округа: Западно-Сибирский (штаб - Новосибирск, управление создано из управлений Сибирского округа и 8-й армии), охватывающий территории Тюменской, Омской, Новосибирской, Томской, Кемеровской областей и Алтайского края, и Восточно-Сибирский (штаб - Иркутск, управление создано на базе управления 50-й армии), располагавшийся на территории Красноярского края, Тувинской автономной области, а также Иркутской области и Якутской АССР19. В мае 1953 г. Восточно-Сибирский округ был ликвидирован, его первые 2 территориальных образования отошли к Западно-Сибирскому округу (переименованному 4 января 1956 г. в Сибирский), а 2 других - к Забайкальскому округу. Округ подчинялся непосредственно Министерству обороны. На его территории дислоцировались 33-й армейский корпус (3 мотострелковые дивизии) и 3 отдельные мотострелковые дивизии, 2 запасные танковые дивизии, соединения центрального и окружного подчинения. Воздушное прикрытие осуществляла 14-я армия ПВО. Пока не началась переброска в 1989-1990 гг. техники и вооружения из Европы в рамках готовившегося к подписанию Договора об обычных вооруженных силах в Европе, в Сибири имелось примерно 80 тыс. военнослужащих и около 2 тыс. танков; 3,5 тыс. броневых машин; 2,2 тыс. орудий. Такое большое количество техники против относительно небольшого численного состава военнослужащих объясняется тем, что округ, как и во все годы существования Российского государства, являлся источником мобилизационных резервов. А после подписания вышеуказанного договора в округ только танков прибыло около 11,5 тысяч (!).
  Среднеазиатский военный округ (САВО) со штабом в Алма-Ате был создан в период обострения отношений с Китаем 24 июня 1969 г. путем выделения из состава Туркестанского округа территорий Казахской, Киргизской и Таджикской ССР20. Он подчинялся непосредственно министру обороны. На его территории дислоцировались 32-я ОА и 17-й АК - всего 1 танковая и 7 мотострелковых дивизий. Авиационную поддержку осуществляла 73-я воздушная армия, а воздушное прикрытие - части 12-й и 14-й армий ПВО. С 1 июня 1989 г. округ вновь объединен с Туркестанским округом.
  Туркестанский военный округ (ТВО) со штабом в Ташкенте был создан в довоенное время как Среднеазиатский и охватывал территорию Казахской (без 3 областей), Туркменской, Узбекской, Таджикской и Киргизской ССР. Сразу после войны, 9 июля 1945 г., был переименован в Туркестанский (сюда прибыло управление 1-й Ударной армии с 1-м, И 9-м СК - всего 6 дивизий), а часть территории (Казахская ССР без северо-западных областей) перешла новому Степному округу (создан на базе управления 4-й Ударной армии со штабом в Алма-Ате, командующий генерал-лейтенант П.С. Курбаткин)2'. В мае 1946 г. округ был вновь объединен, а в январе 1958 г. от упраздненного Южно-Уральского военного округа в его подчинение перешла территория Актюбинском, Гурьевской и Западно-Казахстанской областей Казахской ССР. В 1969 г. округ был урезан до территории Узбекской и Туркменской ССР. Он подчинялся главкому Южного направления. На его территории дислоцировались 36-й армейский корпус, соединения центрального и окружного подчинения, а в оперативном подчинении находилась 40-я общевойсковая армия, разместившаяся в Афганистане, - всего 1 воздушно-десантная и 8 мотострелковых дивизий. Авиационную поддержку округа осуществляла 49-я воздушная армия, а воздушное прикрытие - 12-я армия ПВО. Всего в 1990 г. в округе находилось примерно 280 тыс. военнослужащих; 2,2 тыс. танков (плюс 2680 выведенных из Европы); 4,5 тыс. боевых бронированных машин; 2,3 тыс. орудий, минометов и РСЗО; 260 боевых и транспортных вертолетов. Прекратил существование 30 июня 1992 г., когда его войска были распределены между 5 новыми среднеазиатскими странами - Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном, Туркменией и Узбекистаном. Самой мощной группировкой стал обладать Казахстан, которому достались все войска 40-й (бывшей 32-й) армии и частично 17-го армейского корпуса, включая части и технику 6 общевойсковых дивизий, в т.ч. БХВТ, 14-й и 35-й воздушно-десантных бригад, 2 ракетных бригад, 2 артполков и целого ряда других частей (прип. 1.5).
  Уральский военный округ (УВО) со штабом в Свердловске, так же как Приволжский, существовал с довоенного времени, в ноябре 1941 г. часть территории этих округов перешла к созданному Южно-Уральскому округу (ЮУВО), а сразу после войны часть территории отошла к вновь созданному Казанскому округу22. После войны на доукомплектование управлений округов прибыли управления армий - 51-й (в УВО, 10-й и 63-й СК - всего 6 дивизий) и 70-й (в ЮУВО, 103-й и 114-й СК- всего 6 дивизий). В это время управление Уральского округа включало Курганскую, Пермскую (Молотовскую), Свердловскую, Челябинскую области. После ликвидации Казанского и Горьковского, Южно-Уральского и Северного (в 1960 г.) округов в ведение Уральского округа перешли Кировская область, Коми и Удмуртская АССР. Округ подчинялся непосредственно министру обороны. На его территории дислоцировались соединения центрального и окружного подчинения, 1 танковая и 3 мотострелковые дивизии. Воздушное прикрытие осуществляла 4-я армия ПВО. Всего в 1990 г. округ располагал, помимо примерно 60 тыс. военнослужащих, и с учетом ремонтируемых и находящихся на хранении, 400 танками, 600 боевыми бронемашинами, 100 орудиями, минометами и РСЗО, 50 боевыми и транспортными вертолетами.
  Помимо указанных, название групп или контингентов носили официально, полуофициально или неофициально следующие группировки советских войск: на Кубе (ГСВК, основу составляла мотострелковая бригада и дивизия ПВО), в Монголии (ГСВМ, 39-я армия Забайкальского округа), в Афганистане (ОКСВА, 40-я армия Туркестанского округа), во Вьетнаме (КСВВ, части ПВО и ВМФ), в Египте (КСВЕ, части ПВО). И если 39-я и 40-я армии закончили свое существование еще при СССР (из Египта ушли в начале 80-х гг.), то база во Вьетнаме (Камрань) и бригада на Кубе, переименованная в учебную, существовали и после распада Союза. Крупных советских воинских частей и подразделений на территории других стран не присутствовало (не считая многочисленной армии советников в Анголе, Мозамбике, Эфиопии, Йемене и т.д., а также подразделений для охраны их и посольств СССР за рубежом).
  Кроме войск, подчиненных непосредственно командованию направлений, групп и округов, имелось немало соединений и частей центрального подчинения, значительную часть которых составляли вузы, учебные и научно-исследовательские учреждения (см. гл. 6), ремонтные предприятия и базы (почти все они дислоцировались до 1990 г. в европейской части страны). В их составе находилось немало техники и вооружения - так, только на 10 бронетанковых ремонтных заводах центрального подчинения в 7 западных округах и 3 таких же заводах в ГСВГ находилось на ремонте 2807 танков и 3664 БТР, БМП и других бронемашин (прил. 1.2). Только в Германии на ремонте находилось 388 танков (48 Т-80 в Вюнсдорфе и 340 Т-64 в Кирхмёзе), 243 БМП (168 БМП-1 и 75 БМП-2) и 243 БТР (23 БТР-70, 218 БТР-60). Немало было складировано вооружений на 12 артиллерийских базах и арсеналах центрального подчинения, находящихся на территории 8 округов, - 293 орудия, миномета и 53 РСЗО, а также 297 артиллерийских средств управления на базе БТР и автомобилей.
  IV. Командный состав Вооруженных Сил СССР в период 1946 - 1991 гг.
  Красная Армия закончила Вторую мировую войну, имея 1 генералиссимуса, 11 Маршалов Советского Союза, 3 главных маршалов родов войск, 14 маршалов родов войск, 2 адмиралов Флота и 13 генералов армии, 159 генерал-полковников и 8 адмиралов, 868 генерал-лейтенантов и 40 вице-адмиралов, 3713 генерал-майоров и 150 контр-адмиралов - всего около 5000 человек, относящихся к высшему офицерскому составу. Ни одна армия мира не имела такого количества генералов, но ни одна армия и флот не имели такой численности Вооруженных Сил, которая в СССР к концу войны достигла 10 млн человек, включая войска НКВД и прочие ведомственные военизированные формирования. В эйфории победы генеральские и адмиральские звания раздавались направо и налево, но когда она прошла, надо было решать, что делать с таким количеством генералов. Часть уволили, часть перевели для восстановления народного хозяйства (многие генералы при этом не стали даже снимать форму), а остальных стали пристраивать, создавая для них новые должности на фоне всеобщего сокращения армии, Поэтому, кроме сохранившихся в Вооруженных Силах армий (к 1946 г. осталось около 60, включая воздушные и ПВО), стрелковых, авиационных и корпусов ПВО (осталось около 100) и дивизий всех родов войск (осталось около 450), было дополнительно развернуто 4 группы войск и 21 военный округ (кроме имевшихся 13), а также целый ряд воздушных армий, в основном ПВО (см. главу 4). Ненадолго обеспечив генералов должностями, проблему кадров все равно не решили. И тут на помощь Управлению кадров Советской Армии пришли (в который раз!) органы МГБ - МВД, организовав очередную "охоту на ведьм", как и за 10 лет до этого. Тем более что как их руководству, как и самому И.В. Сталину не давала покоя популярность многих военачальников, завоеванная ими на полях сражений, которые многие из генералов МГБ-МВД видели лишь издалека, если вообще видели. Безусловно, репрессии 1946-1950 гг. не достигли размаха 1937-1940 гг., но многим из прошедших горнило страшной войны этого не казалось. Поэтому маршал Г.К. Жуков, адмиралы Н.Г. Кузнецов и Л.М. Галлер, маршалы авиации А.А. Новиков и С.А. Худяков (А.А. Ханферянц), генералы В.Н. Гордов, Г.С. Кулик (бывший Маршал Советского Союза), К.Ф. Телегин, С.М. Штеменко и еще целый ряд генералов и адмиралов попали в жернова послевоенных чисток. Если же учесть арестованных до и во время войны, а также вернувшихся из плена, немногие из которых увидели свободу, то за 5 послевоенных лет в жернова советской машины правосудия попало не менее 200 лиц высшего командного состава.
  В это же время резко сократилось количество присвоенных генеральских званий, и лишь после смерти И.В. Сталина этот процесс пошел нарастающими темпами. Правда, в первое время после ареста и расстрела Л.П. Берии и В.С. Абакумова под чистку попали уже многие генералы из ведомств МВД и МТБ - генералы армии И.И. Масленников и В.Н, Меркулов, генерал-полковники С.А. Гоглидзе, Б.З. Кобулов и К,А. Павлов, генерал-лейтенанты Н.Е. Влодзимирский, А.З. Кобулов, ПЛ. Мешик, С.Р. Милыитейн, Б.П. Обручников, А.Н. Рапава, Н.М. Рухадзе, П.А. Судоплатов, П.В. Федотов, Л.Ф. Цанава и еще не один десяток генерал-майоров. Кое-кто, не дожидаясь суда, покончил жизнь самоубийством (например, И.И. Масленников и К.А. Павлов), кое-кто был отстранен от должности, лишен звания и наград и отсидел не один год в тюрьме (например, Б.П. Обручников, П.А. Судоплатов и П.В. Федотов), но немало, в том числе все указанные выше, было расстреляно по приговору суда. И если при жизни И.В. Сталина новых маршалов и генералов армии добавилось немного (например, Маршалами Советского Союза стали В.Д. Соколовский в 1946 г. и Н.А. Булганин в 1947 г., маршалами родов войск стали П.Ф. Жигарев, А.И. Леонов и А.И. Прошляков, генералами армии - С.С. Бирюзов, А.А. Гречко, В.В. Курасов, Г.К. Маландин, К.С. Москаленко, В.И. Чуйков, С.М. Штеменко), то при Н.С. Хрущеве процесс присвоения званий получил дальнейшее развитие. Самым богатым на присвоение званий стал 1955 г., когда в честь 10-летия Победы и в целях укрепления своей власти Верховный Главнокомандующий Н.С. Хрущев инициировал присвоение очередных званий (и званий Героя Советского Союза) целому ряду генералов и офицеров - участников Великой Отечественной войны. Так, Адмиралом Флота Советского Союза стал И.С. Исаков, Маршалами Советского Союза - И.Х. Баграмян, С.С. Бирюзов, А.А. Гречко, А.И. Еременко, К.С. Москаленко и В.И. Чуйков23, маршалами родов войск стали - в артиллерии С.С. Варенцов, В.И. Казаков и М.И. Неделин и в авиации - К.А. Вершинин, С.И. Руденко и В.А. Судец, звание генерала армии было присвоено П.И. Батову, К.Н. Галицкому, Ф.И. Голикову, А.В. Горбатову, А.С. Жадову, М.И. Казакову, Н.И. Крылову, А.А. Лучинскому. Еще ранее, в августе 1953 г., звание генерала армии было присвоено М.С. Малинину и М.М, Попову. Новый виток в присвоении званий пришелся на 1959-1962 гг., когда на фоне общего сокращения Вооруженных Сил и ухода со своих постов ряда маршалов и генералов (значительная часть которых осела в так называемой "райской группе" - Группе генеральных инспекторов Главной инспекции Министерства обороны) новые звания получил целый ряд военнослужащих. Так, звание Маршала Советского Союза было присвоено М.В. Захарову, Ф.И. Голикову и Н.И. Крылову, главного маршала бронетанковых войск - П.В. Ротмистрову и маршала бронетанковых войск - М.Е. Катукову и П.П. Полубоярову, главного маршала артиллерии - С.С. Варенцову и М.И. Неделину, главного маршала авиации - К.А. Вершинину и маршала авиации - С.А. Красовскому и Е.Я. Савицкому. Очередные генеральские звания получили и ряд других генералов времен войны, но в эти же годы прошло массовое присвоение первичных генеральских и адмиральских званий офицерам, имевшим в годы войны звания от полковника (капитана 1-го ранга) и ниже. Общее же количество генеральских и адмиральских должностей доходило до 3 тыс., т.е. на каждые 110 - 120 офицеров и солдат приходилось по 1 генералу. Эта тенденция сохранилась и даже приумножилась после прихода к власти Л.И. Брежнева. Сильно возросло количество "кабинетных" генералов, а вот получить звание в строевых частях было значительно сложнее. Тем ценнее были эти звания, да и люди, их получавшие, были покрепче. Толубко и Ивашутин, Кутахов и Савицкий, Варенников и Маргелов, Горшков и Захаров, Третьяк и Малашенко, Громов и Рохлин - далеко не полный перечень генералов и адмиралов 1960-1980-х гг., которые своим трудом и честным исполнением долга преумножали мощь Вооруженных Сил СССР. К сожалению, их оказалась меньше, чем хотелось бы, и они не смогли предотвратить предательство руководством страны своей армии и интересов своего народа. На передний план при новом руководстве Страны Советов вышли именно выросшие в теплых кабинетах, а не на полигонах и в войсках генералы, способные лишь к закулисной борьбе и в ней поднаторевшие. Даже министр обороны Д.Т. Язов, вся служба которого прошла далеко не в "Арбатском" округе, не смог противостоять давлению партийной номенклатуры. Коррупция и стяжательство, по примеру партийных боссов и под неустанным руководством Главного политического управления Министерства обороны, перекочевали и в армию, и далеко не все могли устоять перед открывающимися соблазнами, мало задумываясь как о судьбе страны, так и о людях, в ней проживающих.
  К лету 1991 г. во главе Министерства обороны и его управлений, видов Вооруженных Сил и группировок советских войск и флота стояли уже маршалы, генералы и адмиралы, подавляющее большинство из которых не прошло Великой Отечественной войны, хотя часть из них имели опыт послевоенных конфликтов - В.И. Варенников, Б.В. Громов, П.С. Грачев и др.
  Одновременно с присвоением высших воинских званий шло и награждение орденами и медалями. Правда, после обилия сталинских орденов и медалей новые руководители страны не слишком утруждали себя учреждением новых, предназначенных для награждения военнослужащих - за все послевоенные годы их появилось всего 6 (не считая степеней орденов и медалей и юбилейных медалей), из них 3 ордена (Октябрьской Революции, Дружбы народов, "За службу Родине в Вооруженных Силах" 1, 2, 3-й степени) и 4 медали ("За отличие в воинской службе" 1-й и 2-й степени, "За безупречную службу в Вооруженных Силах" 1, 2, 3-й степени, "Ветеран Вооруженных Сил", "За укрепление боевого содружества"). Юбилейные медали к годовщинам Советской Армии (40, 50, 60, 70 лет) получали все офицеры, прапорщики и сверхсрочники, прослужившие не менее 5 лет в армии, и редко кто не получал медалей "За безупречную службу в Вооруженных Силах" и "Ветеран Вооруженных Сил" по прошествии 10, 15, 20 и 25 лет службы. Все остальные награды надо было заслужить, хотя не всегда они доставались по назначению и по достоинству. Разнарядки на количество представляемых к награждению той или иной частью спускались "сверху". К примеру, в какой-то дивизии или полку к какому-нибудь юбилею можно представить 2 человек к награждению орденом "За службу Родине в Вооруженных Силах", 5 человек - орденом Красной Звезды, 10 - медалями "За боевые заслуги", 20 -медалями "За отличие в воинской службе". Вот где начиналась работа политотделов и парторганизаций! Можно было отодвинуть неугодных и выставить себя, и совершенно все равно - есть какие-либо заслуги или нет. Для порядка наградить несколько лучших (по мнению парторганизаций) командиров батальонов и рот (очень редко - взводов), а остальные распределить по своему усмотрению. И редко какой командир дивизии или полка мог не согласиться со своим замполитом и парторгом - как же, подрыв авторитета и несогласие с генеральной линией партии! Такая же практика была и при присвоении званий, и при выдвижении на вышестоящие должности, и при направлении на учебу в академию, и при проведении замены (куда попадешь служить, допустим, из Германии - в сады Киевского округа или на продуваемые всеми ветрами сопки Забайкалья, а с Дальнего Востока поедешь в теплую Чехословакию или на холодный Урал). Впрочем, винить командиров и политработников этого звена сложно, поскольку это была система, построенная сверху, в первую очередь в Главном политуправлении СА и ВМФ, политуправлениях групп, округов и армий. А командиры и политработники низового звена - от батальона и ниже, как и в годы Великой Отечественной войны, в большинстве своем разделявшие тяготы и лишения вместе с бойцами, видели и знали о состоянии армии больше своего начальства, но изменить ничего не могли. Сам "величайший полководец XX века", Маршал Советского Союза, Генеральный секретарь самой большой (и единственной) в стране партии увешался неимоверным количеством всевозможных наград, присвоив себе все возможные и невозможные титулы и звания (не стал только генералиссимусом), хотя на такие заслуги явно "не тянул". Чтобы не было обидно другим, с "барского стола" крошки покрупнее доставались тоже хотя и маршалам (или генералам и адмиралам), но стоявшим чуть-чуть ниже и далеко не всегда их заслужившим. Трижды Героем Советского Союза стал при Брежневе "первый красный маршал" С.М, Буденный, а ведь Сталин не посчитал нужным присваивать ему такие звания, несмотря на то, что Семен Михайлович был его соратником. Да и, правда, - за что отличать? За заслуги в братоубийственной войне или за полную бездарность, проявленную в годы Великой Отечественной войны? Леонид Ильич не забыл и вечного спутника Буденного - такого же "первого красного маршала" К.Е. Ворошилова, дважды удостоив его звания Героя, по достоинству оценив его партийное прошлое, заслуги в убийствах русских офицеров - как сначала белых, затем и красных, развал армии в 1930-е гг. и полную профанацию в годы Великой Отечественной. Самый "заслуженный" по количеству орденов и званий из всех военнослужащих за время существования СССР в обмен на лишний орден на свою грудь в качестве Главнокомандующего Вооруженных Сил СССР не жалел звезд на погоны и своим подчиненным, несколько скупее раздавая им ордена (а вдруг кто его перегонит ?!). Эти звезды и ордена сыпались направо и налево, но оставались без наград многие из тех, кто честно исполнял свой долг в песках Египта и Сирии, в джунглях Вьетнама и Анголы, в водах Мирового океана и за штурвалами стратегических бомбардировщиков, в подземных бункерах ракетных позиций, в снегах Заполярья и в песках Монголии, - попросту страна и ее руководство зачастую не признавали, что они выполняли их наказ. Ставшая крылатой фраза "Мы вас туда не посылали" стала встречать (и кое-где продолжает) вернувшихся из "горячих точек" солдат и офицеров. Первоначально скупость по части награждений была присуща и для Афганистана, пока руководство не поняло, что чтобы хоть как-то скрасить эту непопулярную войну, надо больше награждать. Впрочем, Горбачеву, чтобы на первых порах завоевать симпатии военных, пришлось продолжить традиции "дорогого Леонида Ильича". И не случайно большинство награждений "афганцев" пришлось именно на период его пребывания у власти (что ему не помешало их предать в дальнейшем).
  V. Соотношение сил стран ОВД и НАТО
  Соотношение сил (в первую очередь сухопутных) противников на главном стратегическом направлении, несмотря на истерию западных стран про подавляющее превосходство ОВД над НАТО в Европе и согласие с этими утверждениями своих доморощенных национал-предателей, выглядело к 1989 г. совсем не устрашающе для Запада (табл. 1.1).
  Таблица 1.1 Соотношение количества основных вооружений стран ОВД и НАТО в Европе к 1989 г.
  Наименования вооружений Количество вооружений в единицах, в том числе
   по странам ОВД
  ________________________________________Всего...СССР....НРБ.....ВНР.....ГДР.....ПНР.....СРР.....ЧССР....... НАТО
  Танки_________________________________59470..41580..2200....1435...3140...3330...3200....4585 .......30690
  Бронированные боевые машины.70330..45000..2365....2310...5900...4855...5000.....4900.......46900
  Боевые самолеты____________________7876 .....5955 ....234......113......307.....480......380......407.........7130
  Боевые вертолеты__________________.2785 .....2200....51.........96........74........43........220.......101.........5270
  Орудия, минометы, РСЗО__________32390...18100..1220....1180...3050...3100....2740.....3000......24200
  Противотанковые комплексы ___11465....8800 .....350......270......620......435......400......540.........18070
  До сих пор идут споры, о том, сколько же дивизий насчитывали Сухопутные войска Советской Армии. Называются цифры от 180 до 250, но, несомненно, их количество, которое превышало количество дивизий стран НАТО, но далеко не всегда переходило в качество. Превосходство же ОВД в бронеобъектах компенсировалось количеством противотанковых средств - комплексов и вертолетов - у НАТО. Если же учесть войска в азиатской части СССР и войска США и Канады на территории самих стран и на базах за их пределами (кроме Европы), а также войска потенциального противника Китая, то СССР и его союзники превосходили НАТО лишь по количеству танков и бронемашин и незначительно - артиллерии. А если еще учитывать, что СССР к весне 1991 г. фактически лишился всех союзников в Европе, которые взяли курс на Запад, то это соотношение выглядело совсем иначе. К тому же армии стран ОВД с 1988 г. также сокращались. Так, например, в Польше к этому году имелось около 340 тыс. военнослужащих, большинство из которых находилось в Сухопутных войсках, имевших в распоряжении на территории 3 военных округов (в военное время - армий) - Варшавского, Шлёнского и Поморского - 11 дивизий и 1 бригаду. В это число входили 2 танковые (10-я Судетская им. Героев Советской Армии и 11-я), 1 береговой обороны (8-я), 1 горная (14-я) и 7 механизированных (1, 2, 4, 6, 12, 15, 16-я) и 1 воздушно-десантная бригада (9-я). Из них полностью боеготовыми считались 2 танковые и 3 механизированные дивизии. ВВС и ПВО располагали примерно 7 истребительными и 5 истребительно-бомбардировочными авиаполками, а также 3 вертолетными полками, сведенными в 5 дивизий, а ВМС насчитывали 3 флотилии. За 1989-1990 гг. уже было расформировано 125 соединений и частей, снято с вооружения 850 танков, 900 единиц артиллерийских систем, 700 БТР и БМП, около 100 самолетов.
  Примерно то же происходило с армиями других стран бывшего содружества. Причем с вооружения снималось в основном устаревшее оружие (как, например, танки ПТ-76), но множество старых боевых машин как советского или лицензионного производства (Т-55, бронемашины БРДМ-2, ракеты Р-17 "Скад-Б", БМ-21 "Град", 152-мм орудия Д-20, зенитные ЗСУ-23-2 и ЗСУ-23-4 "Шилка", 23-57-мм орудия), так и других стран ОВД (венгерская Р1ГС - аналог БРДМ, польско-чехословацкий БТР SКОТ, 122-мм гаубицы М-1938 и ряд иных) оставалось на вооружении. Ну а относительно новые Т-72, БМП-1 и БМП-2, САУ 2С1 "Акация" и 2С7 "Пион", ЗРК 2К12М "Куб-М", 9КЗЗМ2 "Оса-АК", 9К35М "Стрела-ЮМ", "Стрела-2" и другие служат и поныне. В качестве примера можно привести созданную еще в 1945 г. 12-ю механизированную дивизию им. Болеслава Кживоустого, дислоцирующуюся в г. Щецин. Ее основные части и подразделения дислоцированы в городах Щецин, Старгард Щецинский и Тжебятув. В боевой состав дивизии, насчитывающей около 9500 военнослужащих (в том числе 792 офицера), входили 6-я танковая, 12-я и 36-я механизированные бригады, 2-й смешанный артиллерийский и 3-й зенитный ракетно-артиллерийский полки. Подразделения боевого и тылового обеспечения включают 6 батальонов: 12-й управления, 12-й разведывательный, 8-й материального обеспечения, 2-й инженерно-саперный, 12-й медицинский и 12-й технического обеспечения, а также 7-ю ремонтно-восстановительную мастерскую. На вооружении дивизии имелось до 170 танков Т-72, около 220 БМП, 18 152-мм самоходных гаубиц "Дана" , 48 122-мм САУ 2С1 "Гвоздика", 18 РСЗО БМ-21, 18 120-мм и 42 82-мм минометов, 84 зенитных средства (из них 16 ЗРК), а также 8 многоцелевых вертолетов. Фактически эта дивизия мало чем отличалась от советской мотострелковой. Войско Польское вместе с войсками советских Прибалтийского и Белорусского округов и СГВ составляли 2-й эшелон в случае боевых действий на западном направлении.
  Национальная Народная Армия (ННА) ГДР была создана в январе 1956 г., а уже к началу следующего года располагала 7 дивизиями - 1, 4, 6, 8, 11-й мотострелковыми, 7-й и 9-й танковыми. Этот состав остался неизменным до конца 1980-х гг., только за это время добавились 4 мотострелковые дивизии кадра (2, 3, 5, 10-я). Эти дивизии были сведены в 2 армии (3-ю и 5-ю), а также войсковую группу "Берлин" (1 МСД, 4 пограничных полка, полк спецназа "Штази", артиллерийская бригада, инженерно-саперный полк). Все это составляло примерно 200 тыс. военнослужащих (плюс столько же резерва по призыву). Группа "Берлин" в случае начала военных действий должна была совместно с советской 6-й гвардейской Берлинской мотострелковой бригадой "разобраться" с противником в Западном Берлине, а обе немецкие армии входили, вместе с советской ГСВГ, в Первый стратегический эшелон Вооруженных Сил ОВД.
  Чехословацкая Народная Армия (ЧНА) в частях постоянной готовности и приближенным к ним имела 3 танковые, 6 механизированных дивизий и 1 парашютно-десантный полк, объединенные в 2 армии. Еще одно управление армии (3-й словацкой), 2 танковые, 2 механизированные и 1 артиллерийская дивизии представляли собой аналог советских дивизий кадра (см. гл. 2). Численность армии могла быть доведена до 500 тысяч за счет призыва около 300 тысяч человек из резерва. ЧНА вместе с немецкой ННА и советскими ГСВГ и ЦГВ составляли 1-й эшелон в случае начала войны в Европе.
  Венгерская Народная Армия (ВНА) располагала 1 армией и 1 армейским корпусом - всего 6 дивизий и 6 бригад (из них только 3 дивизии и 2 бригады можно отнести к боеготовым). Численность армии могла достигнуть 370 тысяч человек при призыве около 210 тысяч из резерва. Ее действия, вместе с советской ЮГВ, должны были быть направлены против Австрии и Италии.
  Болгарская Народная Армия (БНА) имела в составе своих 1, 2, 3-й армий 8 мотострелковых дивизий и 5 отдельных танковых бригад (и них 5 дивизий и 4 бригады 1-й и 3-й армий были постоянной готовности). Все остальные части, в том числе 4 мотострелковые дивизии кадра со сроком готовности 14-24 суток, должна была готовить 2-я резервная армия. Численность армии могла достигнуть 600 тысяч человек при призыве около 400 тысяч из резерва. БНА ориентировалась против Турции и Греции.
  Румынская армия, в силу своего тылового расположения, составляла Второй стратегический эшелон ОВД, поэтому в ее составе было лишь 4 развернутых дивизии (в т. ч. 1 танковая). В военное время, за счет призыва примерно 450 тысяч, она могла выставить около 12 дивизий (в т. ч. 2 танковые).
  Армий ГДР, Румынии и ЧССР каждая примерно соответствовали по числу соединений и вооружению Войска Польского, несколько меньше были болгарская и венгерская армии, но все они, даже вместе взятые, безусловно, уступали своему главному союзнику - СССР. Но их фактическая переориентация в сторону главного противника Советской Армии - блока НАТО резко изменила соотношение сил еще до развала СССР.
  Страны НАТО обладали гораздо меньшим количеством дивизий и бригад Сухопутных войск, но по их оснащению они ненамного уступали ОВД. В Западной Германии, являющейся передовым рубежом для встречи возможного удара армий ОВД, к 1988 г. дислоцировалось 24 дивизии различных типов 4 стран НАТО (табл. 1.2). Имелся также целый ряд отдельных бригад. Например, 3-я танковая бригада 2-й ТД США дислоцировалась в г. Гарльштедт (ФРГ), хотя сама дивизия оставалась за океаном в Форт-Худе. Две отдельные бригады входили и в состав Британской Рейнской армии.
  14
  Таблица 1.2
  Дивизии Первого стратегического эшелона НАТО в Европе к 1988 г.
  Типы дивизий Всего В том числе по странам (номера дивизий)
   США Англия Франция ФРГ
  Бронетанковые (БТД) и танковые 15 1,3 1,2,3,4 1,3,5 1,3,5,7,10,12
  Мотопехотные (МПД) и механизированные 7 3,8 - - 2,4,6,11,16
  Воздушно-десантные и горно-пехотные (ГГЩ) 2 - - - 1 гпд, 9 вдд
  Кроме этих соединений, во втором стратегическом эшелоне находилось еще порядка 20 дивизий и около 30 отдельных бригад различных типов Сухопутных войск стран НАТО. Только танковых дивизий на территории Франции, Бельгии, Испании и Италии насчитывалось 7 - 2, 4, 6, 7, 8-я французские, итальянская "Ариете" и испанская "Брунете"24. Штаты и вооружение этих и других дивизий европейских стран НАТО почти соответствовали американским дивизиям, которые представляли собой довольно сильные соединения, и особенно мощно выглядели в них противотанковые средства, в частности вертолеты (которых в одной дивизии США было больше, чем в советской танковой армии) (табл. 1.3), ,
  Таблица 1.3 Штатная численность и вооружение дивизий США в Европе к середине 1980-х гг.
  Личный состав и основное вооружение (и его типы) бронетанковой и механизированной дивизий армии США Количество
  ____________________________БТД_____МД
  Личный состав (чел.)...19850__19120
  Танки (М1 "Абраме")___348____290
  Боевые машины пехоты-216___270
  Бронированные разведывательные машины (МЗ) 118 118
  Гусеничные БТР (М1 13А1) 336 348
  Самоходные гаубицы (1 55-мм) 72 72
  Самоходные противотанковые комплексы (М901 "Тоу") 48 48
  Противотанковые комплексы ("Дракон") 252 300
  Зенитно-ракетные комплексы 18 18
  Вертолеты 96 96
  Вертолеты огневой поддержки (АН-64А "Апач") 50 50
  Эти дивизии имели бригадную систему, где штабы бригад объединяли различные батальоны при ведении боевых действий. Фактически штат этих дивизий послужил основой для создания в 1984 г, в Советской Армии отдельных армейских корпусов быстрого реагирования (см. гл. 2).
  Интересен и тот факт, что в армиях западных стран и НАТО фактически никогда не скрывали номера и наименования воинских соединений и частей, сохраняя их преемственность на протяжении веков. К примеру, существование 1-й кавалерийской дивизии США в 1980-е гг. не говорит о том, что основу этой дивизии составляли лошади. Фактически это была танковая дивизия, сохранившая наименование кавалерийской (иногда называлась бронекавалерийской) с XIX века. То же было и в английской армии, где названия гусарских и уланских полков сохранялись при всех их перевооружениях и переформированиях со Средних веков, В Советской Армии эти традиции соблюдались лишь в малой толике (о чем будет сказано ниже), а про русские полки дореволюционного периода и говорить нечего - в СССР о них вспоминали лишь в прошедшем времени. Ну а эмблемы той или иной части с указанием их действительного номера и почетного наименования появились лишь в российской армии.
   Примечания
  1. Советские Вооруженные Силы, М,, 1978. 516с.
  2. Российская военная энциклопедия, М., 1994. Т.2. 821 с.
  3. Советская военная энциклопедия. М., 1976, Т.2.841 с
  4. Солдаты Северной. М., 1985.224 с.
   5. Советская военная энциклопедия. М,, 1979, Т.7.823 с
  6. Советская военная энциклопедия. М., 1980. Т.8.834с.
  7. Краснознаменный Белорусский военный округ. Минск, 1973.542с.
  8. Забайкальский военный округ. М., 1972.511 с
  9. Краснознамённый Закавказский, Тбилиси, 1981. 399 с
  10. Краснознамённый Дальневосточный. М., 1985.348 с
  11. Киевский краснознаменный. М., 1974. 431 с,
  12. История ордена Ленина Ленинградского военного округа, М.? 1988.445с.
  13. Ордена Ленина Московский военный округ. М., 1985. 621 с.
  14. Одесский краснознамённый. Одесса, 1985.342 с
  15. Советская военная энциклопедия. М., 1979.Т.6. 822с
  16. Краснознамённый Приволжский. М., 1984.392 с
  17. Краснознаменный Прикарпатский. Львов, 1976.247с
  18. Краснознамённый Северо-Кавказский. М,, 1990.379с
  19. В пламене и славе. Новосибирск, 1988. 324 с
  20. Ты служишь в краснознаменном Среднеазиатском. Алма-Ата, 1979.251 с,
  21. Краснознамённый Туркестанский. М,, 1988.438с. .
  22. История Уральского военного округа. М., 1970. 352 с
  23. Маршалы Советского Союза. Личные дела рассказывают. М., 1996.96с
  24. Дроговоз И.Г. Танковый меч Страны Советов. Москва; Минск, 2001,480с.
  
  ГЛАВА 2 Сухопутные войска Советской Армии в годы "холодной войны"
  Сухопутные войска составляли основную и наиболее многочисленную часть Вооруженных Сил страны. В их состав в 1950-1980-е гг. входили следующие основные рода войск:
  мотострелковые войска (до 12 марта 1957 г. - стрелковые);
  танковые войска (до 1954 г. бронетанковые и механизированные войска - БТМВ, до 1960 г. - бронетанковые войска - БТВ);
  ракетные войска и артиллерия - РВА (до 1962 г. - артиллерия);
  армейская авиация;
  войска связи;
  инженерные войска;
  войска ПВО (включая радиотехнические войска);
  войска радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ)1;
  части тыла.
  В подчинении Сухопутных войск имелись также ряд вузов родов войск и иных учреждений (см. гл. 6). Кроме того, на протяжении всего послевоенного времени руководство Министерства обороны никак не могло определить место для Воздушно-десантных войск, то подчиняя их непосредственно себе, то передавая их в состав ВВС или Сухопутных войск, поэтому авторы рассматривают их в составе последних, тем более что нумерация частей ВДВ почти всегда стояла в общевойсковом ряду.
  I. Управления общевойсковых и танковых (механизированных) армий и армейских (стрелковых) корпусов Сухопутных войск в период 1946-1991 гг.
  Еще до окончания боевых действий на Дальнем Востоке началось реформирование Вооруженных Сил, в первую очередь Сухопутных войск. Уже к августу 1945 г. перестали существовать управления 20 общевойсковых армий, 40 стрелковых корпусов и 150 стрелковых дивизий (прил. 2.3). Примечательно, что все гвардейские соединения остались в строю до 1946 г. (кроме 2-й гвардейской ВДД). Не были ликвидированы и все основные соединения и части - танковые, механизированные, артиллерийские, инженерные, связи, ПВО (они лишь несколько изменили штатную структуру). Правда, несколько сократилось количество частей обеспечения и тыла. Общевойсковые армии (кроме участвующих в войне с Японией) перевели на однотипную структуру, включающую 3 (очень редко 2 или 4) стрелковых корпуса (в каждом - по 3, редко по 2 СД, корпусная артиллерийская бригада, тяжелый танковый и реактивный минометный полки, отдельные батальоны - саперный и связи, зенитно-артиллерийский дивизион), зенитно-артиллерийскую дивизию, пушечную бригаду, отдельные полки - 1-2 тяжелых танкосамоходных, связи, автотранспортный. Правда, после сокращений периода 1946-1948 гг. эта структура претерпела существенные изменения. Например, 7-я механизированная армия стали именоваться 7-й кадровой танковой дивизией, а ее 10-я, 3-я гвардейская ТД и 15-я, 7-я гвардейские МД - одноименными полками. То же произошло с 3-й и 4-й армиями.
  К середине 1946 г. из 72 управлений общевойсковых и танковых армий, имевшихся к маю 1945 г., осталось более 30 (прил. 2.1). Причем более чем в 1,5 раза - с 6 до 10 - увеличилось количество танковых армий переименованных в механизированные). Типовой штат такой армии включал в свой состав 2 танковые, 2 механизированные и 1 зенитно-артиллерийскую дивизии, моторизованную инженерную бригаду, разведывательный мотоциклетный полк (затем батальон), полк связи и более мелкие армейские части. В 1946 г. насчитывалось 10 механизированных армий (табл. 2.1).
  Таблица 2.1 Состав механизированных армий в 1946 г.
  Љ__________________Љ дивизии___________Љ армий ___________________Љ дивизий
  Армий__танковых___механизированных____________________танковых_______механизированных
  1 гв._____11гв,9_________8 гв, 19 гв....................6 гв._______________5гв, 1П________9гв, 14
  2 гв.___9 гв, 12 гв, 11___.....................................7___________________3 гв, 10______15 гв, 27 гв.
  3 гв.___6 гв, 7 гв.________14 гв, 9........................8___________________23,31_________1 1 гв, 32 гв.
  4 гв._____10 гв.__________6 гв, 7 гв. .......................9____________________2,3____________Згв, 1...
  5 гв.____8 гв, 29_________12,22...........................10___________________19____________4 гв, 33 гв, 19
  Все танковые армии, именовавшиеся в период с конца 1945 г. по апрель 1957 г. механизированными, были созданы в годы войны, хотя только 6 первых из них носили статус танковых (1-6-я гвардейские) и имели нумерацию периода Великой Отечественной войны, а 4 (7-10-я) были переформированы из общевойсковых уже после войны. Из этих армий к 1991 г. осталось 6 (1, 2, 5, 6-я гвардейские, 7-я и 8-я) Причем в состав каждой из армий могли входить как исключительно только танковые дивизии (5, 6, 7, 8-я армии), так и вперемежку с мотострелковыми (1-я и 2-я армии). Остальные части включались в состав каждой из армий по типовому штату - он предусматривал наличие в армейском подчинении 6 бригад (по 1 ракетной, зенитно-ракетной, пушечной артиллерийской, инженерно-саперной, автомобильной и материального обеспечения), 5 отдельных полков (2 вертолетных и по 1 связи, понтонно-мостовому, радиотехническому), 9 отдельных батальонов (2 ремонтно-восстановительных и по 1 десантно-штурмовому, охраны и обеспечения, радиорелейно-кабельному, переправочно-десантному, РЭБ, радиотехническому, разведки заражения) и частей тыла.
  Общевойсковые армии в период 1947-1955 гг. имели в своем составе, как правило, по 2 управления стрелковых корпусов, объединяющих 4-5 стрелковых и 1-2 механизированные дивизии. Большинство из этих армий сохранили преемственность объединений времен Великой Отечественной войны, хотя большинство управлений армий было или расформировано, или обращено на создание управлений военных округов (см. прил. 1.1), В дальнейшем количество армейских управлений сократилось, изменился и их состав - значительное количество армий вместе с мотострелковыми дивизиями имели и танковые, а управления армейских (бывших стрелковых) корпусов были выведены из их подчинения почти повсеместно. Претерпел изменение и типовой штат общевойсковой армии, отличие которого от штата танковой армии состояло в дополнительном включении в состав армии реактивного и противотанкового артполков. Впрочем, этот армейский комплект частей имелся далеко не во всех армиях, особенно находящихся на территории страны.
  К 1960 г. после различных преобразований и переформирований установилось более-менее постоянное количество управлений общевойсковых и танковых армий, армейских корпусов и дивизий всех типов. Почти все они просуществовали до конца 1980-х гг., хотя процесс создания и расформирования не прекращался на протяжении всего этого времени, Всего за период 1960-1990 гг. в Сухопутных войсках Советской Армии, по подсчетам авторов, существовало 25 общевойсковых и 6 управлений танковых армий, 45 управлений армейских корпусов, около 170 мотострелковых, 50 танковых и 10 воздушно-десантных дивизий (см. прил. 2.10). В это число не входят управления армий и корпусов, развертываемых при объявлении мобилизации, а также дивизий ФВВ (формирований военного времени), которые в мирное время существовали только на бумаге, не имея ни вооружения, ни личного состава. В этом случае ряд управлений внутренних военных округов выделяли, как и в 1941 г., управления общевойсковых армий, например Сибирский округ - управление 41-й армии.
  Большинство из управлений стрелковых корпусов времен войны (к маю 1945 г. их имелось 174) было расформировано в первые 2 года после ее окончания, хотя часть из них осталась (правда, в то же время в Приамурье был создан 136-й СК, на Камчатке - 137-й СК). Значительная часть корпусов сохранялась и после сокращений 1946-1948 гг., даже при том, что их дивизии становились бригадами - так, например, сибирские 18-й гвардейский и 122-й СК с 1947 г. имели в составе соответственно 6, 10, 16-ю гвардейские и 20, 24, 47-ю стрелковые бригады, в которые были переформированы 109, 124, 110-я гвардейские и 56, 85, 198-я СД. Причем такие корпуса существовали только на территории страны и почти все только во внутренних округах. В 1955 г. все сохранившиеся корпуса свыше номера 45 получили меньшие номера, а остальные остались со своими (поэтому, например, номера 1 и 10 носили по 2 корпуса - гвардейский и обычный). Так, 87-й СК стал 2-м, 119-й СК - 17-м, 76-й СК - 31-м, 137-й СК - 43-м и т.д. В 1957 г. все сохранившиеся обычные и гвардейские корпуса при их переименовании в армейские встали, как и дивизии, в общий ряд. С этого времени большинство из корпусов были отдельными, но ряд, особенно на Дальнем Востоке, входили в состав армий. Так, например, в составе 5-й ОА числились 7-й и 45-й СК. Стрелковые корпуса в период до 1955 г. состояли из 2-3 СД, и лишь ряд корпусов имели неоднородный состав - в их состав наравне со стрелковыми дивизиями входили механизированные и танковые (прил. 2.2). Это, в основном, были корпуса, которые находились или за границей, или в приграничных округах.
  После ликвидации в 1955-1957 гг. большинства управлений сохранявшихся с войны стрелковых корпусов и созданных из них воздушно-десантных оставшиеся управления корпусов с 15 апреля 1957 г. получили статус армейских. К сожалению, авторы не располагают достаточно точными и полными данными по всем существующим в период 1957-1991 гг. корпусам. Поэтому приведены только имеющиеся сведения об этих корпусах, без учета расформированных к середине 1950-х гг. стрелковых. О последних из них достоверно известно наличие более 100 их управлений, не получивших статус армейских, но существовавших в 1946-1957 гг. (прил. 2.1). Все номера армейских корпусов находились в промежутке от 1 до 86, но часть номеров, особенно после 45, оставалась незаполненной. Впрочем, и номера свыше 45 были возвращены в 1965 г. тем корпусам, которые носили их во время войны и сохранились до того времени, - 66, 82, 86-му. Некоторые из корпусов остались с номерами времен войны - 13-й и 30-й гвардейский, 1-й и 12-й.
  В состав типового корпусного комплекта частей в 1960-80-е гг., помимо мотострелковых и танковых дивизий (количество которых варьировалось от 1 до 3), включались следующие части: 3 бригады (по 1 зенитно-ракетной, артиллерийской и материального обеспечения), 3 отдельных артполка (противотанковый, реактивный и разведывательный), 5 отдельных батальонов (инженерно-саперный, связи, РЭБ, радиотехнический, ремонтно-восстановительный) и отдельная вертолетная эскадрилья. Впрочем, наличие всех этих частей было необязательно, а помимо указанных могли включаться и иные (прил. 2.2).
  Надо отметить и тот факт, что в 1984-1989 гг. в качестве эксперимента несколько мотострелковых и танковых дивизий (по сведениям авторов - 4) переформировали в армейские корпуса новой формации, в так называемые корпуса быстрого реагирования (по аналогии с создаваемыми в то время американскими). Так, например, 5-м особым гвардейским АК стала 120-я гвардейская МСД в Белоруссии, 48-м таким же корпусом - 5-я гвардейская ТД в Забайкалье. В состав таких корпусов включались по 2 танковые и 2 механизированные бригады, 4 отдельных полка - артиллерийский, зенитно-ракетный, десантно-штурмовой, вертолетный, а также реактивный дивизион и прочие части, входившие в состав дивизии, переформированной в корпус. При этом менялась нумерация лишь бригад, создаваемых из полков. Так, 355-й гвардейский танковый, 339-й, 334-й гвардейские и 356-й мотострелковые полки вновь создаваемого 5-го корпуса стали соответственно 1-й и 2-й гвардейскими танковыми, 177-й гвардейской и 176-Й механизированными бригадами (остальные части бывшей дивизии сохранили номера, а вертолетный и десантно-штурмовой полки, реактивный дивизион имели номера соответственно 1180, 276 и 1318). А 48-й гвардейский АК соответственно имел в составе 3-ю гвардейскую, 4-ю танковые и 178-га гвардейскую, 179-ю механизированные бригады. Произошедшие перемены конца 1980-х гг. вернули таким корпусам прежнюю их организацию.
  II. Танковые и мотострелковые войска
  К лету 1945 г. имелось 520 стрелковых и 9 воздушно-десантных дивизий. Тогда же началась их переброска на территорию страны, в том числе и с целью расформирования (прил. 2.3). При этом оставшиеся дивизии продолжили переход на новые штаты, начавшийся еще в декабре 1944 г. (на эти штаты к маю 1945 г. перешли лишь около 30 дивизий). Каждая из оставшихся к осени 1945 г. стрелковых дивизий (в их число вошли и 8 бывших воздушно-десантных) включала по новому штату следующие основные части; 3 стрелковых полка, артиллерийскую бригаду (3 артполка), 3 артиллерийских дивизиона (противотанковый, самоходный и зенитный), 4 отдельных батальона (учебный, связи, саперный и медико-санитарный), 2 отдельные роты (моторизованную разведывательную и химзащиты) (прид. 2.6), То есть ударная мощь дивизии увеличилась фактически в 1,5 раза. Бригады не были созданы в горно-стрелковых дивизиях и стрелковых дивизиях 18-й ОА (предназначалась для действий в горах). Но уже в 1-м полугодии 1946 г. 42 стрелковые дивизии получили статус механизированных (не считая 9 кавалерийских, в том числе из созданных летом 1945 г.). И если стрелковые полки и остальные части дивизии (кроме артиллерии и автотранспортного батальона) времен войны остались фактически в той же структуре и с теми же номерами, то включение в состав с 1946 г. дивизии танкосамоходного полка, имевшего на вооружении 16 танков, 42 САУ и 6 зенитных установок ЗСУ-57, значительно ее усилило. Даже расформирование артиллерийских бригад не сильно отразилось на их возможностях. Правда, тогда же началось очередное сокращение, под которое попало еще около 150 стрелковых дивизий, а около 130 дивизий были сокращены до уровня бригады. Эти же сокращения затронули и все остальные части других родов войск. Например, статус полков получили 10, 20, 23,25-я ТД, 8-я и 9-я МД (бывшие одноименные корпуса) и еще целый ряд дивизий.
  Из остальных послевоенных лет можно отметить периоды, в которые были проведены наиболее масштабные преобразования основных общевойсковых дивизий Сухопутных войск - 1953-1955, 1957-1960 и 1965-1968. Но если 1948 г. стал ответной мерой на начало "холодной" войны и преобразования в войсках заключились лишь в развертывании до полных штатов дивизий и полков, ранее сокращенных до уровней полков, батальонов и дивизионов, то в 1953-1955 гг. существенно сменилась нумерация дивизий, часть стрелковых и кавалерийских дивизий преобразовали в 15 механизированных дивизий, а 7 танковых - в тяжелые танковые. А 1957 г. стал еще более масштабным по части изменений. Так, если к концу 1948 г. существовало 4 типа дивизий основных родов войск - танковые, механизированные, стрелковые и воздушно-десантные, то в 1957 г. все механизированные дивизии получили статус или танковых, или мотострелковых (а часть из них просто расформировали). Еще раньше, а точнее, 30 апреля 1955 г., большинство стрелковых дивизий с номерами свыше 170 и полки от 600 и выше (или имеющие "двойников среди гвардейских дивизий и полков) времен войны получили новые номера, часть из которых при преобразовании их в мотострелковые их снова поменяли (прил. 2.3).
  В 1955 г., после смены нумерации целого ряда дивизий и различных переформирований, в Сухопутных войсках насчитывалось 65 механизированных, 30 танковых, 14 воздушно-десантных и около 120 стрелковых дивизий. В 1957 г. эти цифры несколько изменились - стало 47 танковых, 11 воздушно-десантных и около 180 мотострелковых дивизий. Преобразования 1965 гг. (и этого десятилетия) не внесли изменений в типы дивизий, а лишь значительно изменили их номера и частично организационно-штатную структуру. Сокращения конца 1950-х - начала 1960-х гг. несколько уменьшили эти показатели (соответственно 45, 10, 154), но 1960-е гг. опять их изменили в сторону увеличения, чему немало способствовало обострение отношений с Китаем, - стало 50 танковых, 10 воздушно-десантных, около 140 мотострелковых. В эти годы было сформировано около 20 новых дивизий, например 36, 46, 62, 67-я МСД, 14, 51, 76-я ТД и др.
  Мотострелковые войска после окончания войны резко сократили свою численность. За 1945-1947 гг. было расформировано около 300 дивизий, а новые не создавались (по данным авторов, исключение составляет 407-я СД, созданная летом 1945 г. на базе 94-й стрелковой бригады в составе 13-го СК в Закавказье, да еще после войны с Японией статус 124-й СД получил 126-й легкий горно-стрелковый корпус). Но уже с июня 1946 г. и до 1948 г. значительная часть дивизий (около 120) стала переформировываться в стрелковые бригады, а их полки - в батальоны и дивизионы. Так, статус 10-й гвардейской бригады получила 124-я гвардейская СД (бывшая 1-я гвардейская ВДД), а 2-й стрелковой бригадой снова стала 20-я пулеметно-артиллерийская дивизия на Сахалине, носившая статус бригады в годы войны. То же произошло еще с рядом дивизий, например 1, 2, 4, 6, 7, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 21, 22-й гвардейскими бригадами стали соответственно 53, 25, 42, 109, 78, 72, 102, 110, 3, 115, 12, 110, 87, 75, 101, 118-я гвардейские дивизии. Еще больше получили статус стрелковых бригад обычные стрелковые дивизии, так, например 1,6,8,9,13, 14, 15, 16, 17, 19,20,21,24,25,27,28,34,38,41,43,44,45,46,47, 48, 49, 50, 52, 53-й бригадами стали соответственно 17, 6, 9, 121, 150, 91, 252, 164, 1, 263, 56, 43, 85, 321, 179, 185, 265, 196, 270, 160, 16, 417, 372, 198, 376, 52, 272, 188, 201-я СД. При этом, например, 1319-й стрелковый полк из 185-Й СД стал 217-м отдельным стрелковым батальоном 28-й бригады, 1312-й полк 17-й СД - 144-м батальоном 1-й бригады, 37-й полк 56-й СД - 187-й батальоном 20-й бригады, 326-й гвардейский полк 101-й гвардейской СД 60-м гвардейским батальоном 21-й бригады, 354-й гвардейский полк 112-й гвардейской СД - 35-м батальоном 12-й бригады и т.д. А вот 69-я гвардейская СД сначала стала 37-й гвардейской стрелковой бригадой, а с 29 октября 1953 г. - 70-й гвардейской МД. В этом же году, после очередного сокращения Вооруженных Сил, ряд таких бригад, как и дивизий, были расформированы, а значительное количество дивизий резко сократили свою численность, став полками, их полки соответственно стали батальонами и дивизионами, батальоны и дивизио-ны -ротами и батареями. Правда, с резким ухудшением отношений с бывшими союзниками, уже в 1948-1950 гг. почти все они восстановили свою численность. В тот же период в Советской Армии появилось такое понятие, как пулеметно-артиллерийская дивизия. Видимо, одной из первых таких дивизий стала 6-я дивизия, созданная для обороны северных Курил на базе 101-й СД. В Карелии, в Прибалтике, в Закавказье, в Забайкалье и на Дальнем Востоке в 1947-1955 гг. числились несколько пулеметно-артиллерийских дивизий (прил. 2.4). Даже в состав 10-й гвардейской ОА, а затем Балтийского флота входили 1-я пулеметно-артиллерийская дивизия (затем бригада), созданная из 1-й дивизии морской пехоты. Таких дивизий, созданных на базе стрелковых дивизий и УР, было 26, не считая отдельных полков (например, 6-й отдельный на полуострове Рыбачий) Интересен и тот факт, что Советская Армия в 1950-е гг. фактически лишилась горно-стрелковых войск - 2 из 4 имевшихся в конце войны горно-стрелковых дивизий (128-я гвардейская и 318-я) стали стрелковыми. Правда, сразу же лишиться этих войск не решились, да и Южный ТВД требовал использования на многих направлениях именно их. Поэтому пришлось в начале 1950-х гг. переформировать 73, 89, 306, 376-ю СД Северо-Кавказского и Туркестанского округов в ГОД. Впрочем, ненадолго - в 1960 г. 73-я стала МСД, а 306-я (50-я) и 376-я (74-я) ГОД стали отдельными горнострелковыми полками (лишь в Закавказье сохранялась до конца 1960-х гг. 145-я, бывшая 89-я). Отсутствие горнострелковых войск и слабая горная подготовка в дальнейшем аукнулись в Афганистане, а затем и в Чечне.
  В 1955 г. произошла смена нумераций у сохранившихся стрелковых дивизий с номерами от 150 до 417, получивших номера от 3 до 78. Причем присваивались только номера, которые к этому времени не существовали среди обычных стрелковых дивизий (прил. 2.3). А 40 гвардейских СД остались со своими номерами. После переименования стрелковых войск в мотострелковые все стрелковые дивизии (а также большинство механизированных) были переименованы в мотострелковые, зачастую со сменой нумерации (чтобы избежать двойной нумерации дивизий, как самой дивизии, так и входящих в ее состав частей). Номера гвардейских и обычных МСД и ТД и полков стали в один ряд, без повторения номеров. Так, например, 39-я СД, имея "двойника" в виде 39-й гвардейской СД (сохранившей свой номер), стала 129-й (затем 135-й) МСД. То же самое произошло и с 45-й СД, ставшей 131-й, а 45-я гвардейская свой номер сохранила. То же произошло с дивизиями, носившими номера 24 и 77. А 17-я гвардейская МД (бывшая 40-я гвардейская СД) стала МСД под этим же номером, а носившая со времен Отечественной войны номер 17 гвардейская СД стала 123-й гвардейской МСД и т.д. За 2 года 3 раза (!) сменила номер 360-я СД, ставшая в 1955 г. 60-й СД, а в 1957 г. - 108-й МСД. Та же участь постигла 367-ю СД, ставшую сначала 64-й СД, а затем 111-й МСД (прил. 2.3).
  Полки также существенно сменили нумерацию, в основном в тех дивизиях, которые свои номера поменяли. Так, например, все гвардейские мотострелковые полки 18-й гвардейской МСД поменяли номера (51, 53, 58-й стали соответственно сначала 95, 96, 97-м механизированными, а затем 275, 278, 280-м). В один ряд номеров (с небольшими пропусками) встали гвардейские и обычные механизированные (от 1 до 232) и танковые, включая танкосамоходные (номера от 1 до 398) полки. Например, 7, 22, 23, 33-й гвардейские механизированные полки (бывшие мотострелковые бригады) стали соответственно 120, 200, 202, 204-м. Гвардейские и обычные танковые дивизии, имевшие параллельную нумерацию, также получили номера, стоявшие в одном ряду. Поэтому, например, 2-я и 3-я ТД Дальневосточного округа, имевшие "двойников" среди гвардейских дивизий, были переименованы соответственно в 32-ю и 46-ю. Правда, многим из корпусов, дивизий (и малому количеству полков) 11 января 1965 г. по приказу министра обороны СССР Љ 003 были возвращены номера периода Великой Отечественной войны. Поэтому, если до 1965 г. номера мотострелковых (включая воздушно-десантные) и танковых дивизий почти соответствовали их количеству (ориентировочно мотострелковые и воздушно-десантные имели номера от 1 до 157, а танковые - от 1 до 47), то в последующие годы этот порядок был нарушен. Появились МСД с номерами 201, 203, 207, 242, 245, 254, 270, 272, 277, 295 и др., а ТД - под номерами 66, 75, 78, 79, 90, 117, 193. Рекордсменами по количеству смены номеров (и типов) являются 3 гвардейские ТД: 26-я и 117-я учебные и 21-я (номера на конец 1980-х гг.). А в ряду мотострелковых полков, например, за послевоенный период известно существование 4, носивших одинаковый номер, правда, в различное время - полки под номером 400 входили в состав 32-й ТД (в 1957 г.), 145-й ГСД (в 1961 г.) и 21-й МСД (с 1972 г.), а еще один отдельный полк числился в 1962 г. на Кубе. Сколько точно было дивизий в Советской Армии в тот или иной период, сказать достаточно сложно ввиду существовавшей в то время всеобщей секретности. Но, по подсчетам авторов, к концу знаменитых хрущевских сокращений в Вооруженных Силах страны Сухопутные войска располагали 10 воздушно-десантными, 47 танковыми, примерно 140 мотострелковыми и 15 артиллерийскими дивизиями, 25 УР.
  Танковые войска меньше всего подверглись сокращениям. Хотя фактически, после приказа народного комиссара обороны Љ 0013 от 10 июня 1945 г., все их корпуса стали дивизиями, бригады - полками, полки -батальонами (в 1953 г. батальоны были лишены номеров, наград и почетных наименований, доставшихся им от полков). На Дальнем Востоке эти мероприятия произошли после окончания войны с Японией, Но при этом количество танков в этих формированиях увеличилось за счет пошедших на их доукомплектование танков и само-ходно-артиллерийских установок из ликвидируемых полков и бригад, и появился новый тип полков - танкосамоходные, в том числе тяжелые, в большинстве своем созданных на базе прекративших свое существование самоходно-артиллерийских полков. Танкосамоходные полки были включены во все танковые, механизированные и стрелковые дивизии, хотя в каждой из армий остались и отдельные полки в качестве танкового резерва. Все оставшиеся к концу войны 24 танковых и 14 механизированных корпусов стали одноименными дивизиями, но при этом на базе ряда стрелковых дивизий, почти всех кавалерийских корпусов и дивизий было сформировано еще 66 МД (причем дивизии с номерами от 61 до 75 формировались в 1953 г.) и 3 новые ТД (прил. 2.3).
  В июне 1945 г. были утверждены новые штаты танковых и механизированных дивизий. Механизированная дивизия состояла из 3 механизированных полков (наличие в них по танковому батальону определяло их отличие от мотострелковых), танкового, тяжелого танкосамоходного, зенитно-артиллерийского и минометного (с мая 1953 г. - гаубичного) полков, дивизиона гвардейских минометов и 6 отдельных батальонов (учебного танкового, саперного, связи, мотоциклетного, медико-санитарного и автомобильного). В такой дивизии при штатной численности в 9700 человек имелось на вооружении: 245 танков, 24 САУ, 8 зенитных ЗСУ-37, 195 БТР, 72 полевых орудия (12 57-мм противотанковых, 10 76-мм и 12 85-мм пушек, 36 122-мм гаубиц, 2 безоткатных орудия), 24 миномета (12 120-мм и 12 160-мм), 8 реактивных установок БМ-13 или БМ-31, 42 зенитных орудия (8 25-мм, 25 37-мм и 9 85-мм), 17 зенитных пулеметов и установок (6 ДШК, 4 установки ЗПУ-1, 3 ЗПУ-2, 4 ЗПУ-4), 200 радиостанций, 1238 автомобилей. Танковые дивизии отличались от механизированных наличием учебного танкового батальона, гаубичного дивизиона и количеством полков: 3 танковых (1 тяжелый) и 1 мотострелкового (механизированного) вместо соответственно 1 и 3. На вооружении дивизии при штатной численности 8800 человек имелось: 314 танков, 24 САУ, 4 зенитных ЗСУ-37, ПО БТР, 58 полевых орудий (4 57-мм противотанковых, 4 76-мм и 4 85-мм пушек, 36 122-мм гаубиц), 8 реактивных установок БМ-31, 36 зенитных орудий (2 25-мм, 28 37-мм, 6 85-мм), 15 зенитных пулеметов и зенитных пулеметных установок (6 ДШК, 6 ЗПУ-2, 3 ЗПУ-4), 170 радиостанций, 1224 автомобиля. Незначительные отличия этих дивизий и послужили основой для создания в 1957 г. единого типа дивизий - танковых. Только теперь в этих дивизиях не стало реактивного дивизиона (восстановлен в 1972 г. и спустя 10 лет опять сокращен), а с 1960 г. - учебного батальона. В распоряжение командующих общевойсковых армий были переданы вновь созданные на базе танковых и самоходно-артиллерийских бригад и полков отдельные танкосамоходные полки. Так, 28-я армия получила 92-й гвардейский полк, 5-я - 139-й гвардейский и т.д.
  Вновь созданные в 1946 г. на Дальнем Востоке из 66, 264, 159-й СД танковые дивизии получили номера в первой десятке (соответственно 2, 3, 4-я, не имевшие гвардейских званий). Все остальные сохраняли до 1949 г. номера существовавших к концу войны танковых корпусов и 2 танковых дивизий (61-й, 111-й). Сохранили номера и механизированные дивизии, созданные из одноименных корпусов. А вот все новые механизированные дивизии получили соответственно номера: гвардейские - от 10 до 37, обычные - от 2 до 6 и от 11 до 28, а 15 дивизий с номерами от 61 до 75 включали как гвардейские, так и обычные дивизии. По сведениям авторов, после войны с Японией 5 дивизий в Забайкалье и на Дальнем Востоке (59-я и 300-я СД, 57-я МСД, 243, 209, 284-я СД) получили статус механизированных соответственно с номерами 2-6 и 14 (прил.2.3). В 1949 г, 3 механизированные дивизии (12, 16, 19-я) получили статус танковых (соответственно 5, 15, 17-я), а также, по некоторым данным, сменилась нумерация обычных танковых дивизий свыше номера 11 - 19, 20, 23, 25, 61, 25, 29, 111, 31-я ТД стали соответственно 6, 7, 8, 12, 13, 14, 16, 18-й. Правда, дивизиям, в годы войны носившим статус корпусов, в 1957 г. вернули их прежние номера. А с 1957 г. все танковые дивизии получили сплошную нумерацию от 1 до 47, не взирая на то, гвардейские они или обычные (прил. 2.3).
  Почти все входящие в состав этих дивизий части получили новые номера. Так, например, чтобы избежать двойной нумерации, 62-я гвардейская танковая бригада стала полком с этим же номером, а сохранившийся 62-й тяжелый гвардейский танковый полк получил наименование 94-го танкосамсходного, 117-я танковая бригада также стала полком с этим же номером, а оставшийся 117-й гвардейский тяжелый танковый полк стал именоваться 106-м гвардейским танкосамоходным. Танковые бригады при их переформировании в полки, как правило, сохраняли номера даже при изменении их наименований на танкосамоходные. Исключение составляют случаи, когда совпадали номера гвардейских и обычных бригад, ставших полками, так, например, наличие в 5-й ТД (бывший одноименный ТК) 25-го танкового полка (бывшая одноименная бригада) заставило при переформировании в полк сменить нумерацию 25-й гвардейской бригады 2-й гвардейской ТД (бывшего одноименного ТК). То же касается полков (бывших бригад) с номерами 3, 23, 36, 65. А вот подавляющее число танковых и самоходно-артиллерийских полков времен войны получили новые номера. Поэтому номера танковых и танкосам сходных полков до 1955 г. не превышали номера 259, который носили танковые бригады времен войны, причем примерно до номера 140 шла параллельная нумерация танковых и танкосамоходных полков, различавшихся по гвардейским званиям. Поэтому 10-й танковый полк входил в состав 7-й ТД, а носивший номер 10 гвардейский танкосамоходный полк (бывшая танковая бригада) - в состав 48-й гвардейской СД. Аналогично, 73-й танковый полк (бывшая одноименная бригада) 61-й (16-й) ТД не имел ничего общего с 73-м гвардейским танкосамоходным (бывший 339-й самоходно-артиллерийский) 26-й гвардейской МСД. А вот 77-й гвардейский танкосам сходны и полк (бывший 298-й самоходно-артиллерийский) 31-й ТД отличался от такого же полка (бывшей 77-й танковой бригады) 17-й гвардейской СД лишь гвардейским званием. Лишь в 1955-1957 гг. при ликвидации или преобразовании танкосамоходных полков в танковые все номера встали в один ряд, достигший рубежа 400. Поэтому, например, 62-й танкосамоходный полк 23-й ТД, имея "двойника" в лице 62-го гвардейского танкового полка 10-й гвардейской ТД, сменил номер на 276, а вот 66-й танкосамоходный полк 27-й МД (бывшей 254-й СД) остался со своим номером, в отличие от 66-го гвардейского танкового полка из 12-й гвардейской ТД получившего номер 353. Интересен и тот факт, что при образовании новых полков из нескольких ранее существовавших частей они получали награды и почетные наименования тех частей, которые имели наибольшее количество награждений. Например, 76-й гвардейский танковый (до 1957 г. - тяжелый танкосамоходный) полк 20-й ТД в 1945 г. был создан из 3 полков времен войны: 1-й батальон - на базе 7-го гвардейского Ломжинского краснознаменного и 2-й батальон - на базе 103-го гвардейского Нарвского ордена Кутузова тяжелых танковых полков, а 3-й батальон - на базе 360-го гвардейского Оршанского краснознаменного, орденов Суворова, Кутузова и А. Невского тяжелого самоходного артполка. От этого последнего полка 76-му и достались почетное наименование и награды3. Тот же принцип существовал и для многих других полков.
  Полки механизированных дивизий получили новые номера, причем в 1-37-й гвардейских дивизиях эти номера составляли почти непрерывный ряд от 1 до 118, обычные механизированные дивизии (1-я и с номерами от 7 до 28) включали полки, которые имели почти параллельную с гвардейскими нумерацию. При этом мотострелковые бригады, ставшие мотострелковыми полками в танковых дивизиях, созданных из корпусов, также входили в общий ряд механизированных полков. Так, механизированные полки (бывшие гвардейские мотострелковые бригады) 1-5-й гвардейских и 20-й ТД. созданных из одноименных ТК, получили номера 119-124 (прил. 2.3). Поэтому, например, номер 4 до 1946 г. носили 5 типов полков - танковый, мотострелковый, механизированный гвардейские, танкосамоходный и механизированный.
  Впрочем, говоря о нумерации соединений и частей, можно отметить тот факт, что их номера не имели какой-либо закономерности. Например, в период 1945-1965 гг. номер 121 носили 5 (!) стрелковых и мотострелковых дивизий. Дивизия с этим номером времен войны была расформирована на Украине в июне 1945 г., но уже в сентябре того же года этот номер получила дивизия, созданная на базе 126-го легкого горно-стрелкового корпуса в Приморье. Спустя 2 года она также была расформирована, а этот номер перешел к дивизии, вновь созданной на базе 4-й ТД (бывшей 159-й СД). После ее расформирования номер 121 получила в 1957 г. 69-я МД (бывшая 164-я СД) в Одесском округе (затем убыла в Закавказье), которая носила его 8 лет, пока в 1965 г. ей не был возвращен номер времен войны. Но почти сразу же этот номер был присвоен 84-й МСД (бывший 10-й МК) опять же в Приморье, которая носила его вплоть до 1990-х гг. Ряд дивизий носили одинаковые номера, различаясь лишь наименованиями. Так, номер 9 носили 4 (!) дивизии БТМВ - по 2 танковые и механизированные (по одной из них гвардейские), не считая 9-й СД. Еще больше дивизий носило номер 3 - по 2 стрелковые, танковые и механизированные (в каждом типе по 1 гвардейской). Причем 4 из них находились в 1946-1947 гг. на Дальнем Востоке -танковая (бывшая 264-я СД), стрелковая и 2 механизированные (бывшие 3-й гвардейский МК и 300-я СД). Было от чего запутаться не только зарубежным разведчикам, но и советским генералам. Лишь с приходом Г.К. Жукова к руководству Минобороны этот кавардак с нумерацией соединений и частей был устранен.
  Сокращения 1946-1948 гг. коснулись и БТМВ, хоть и не в такой степени. Участь быть расформированными постигла 1-ю гвардейскую, 5, 18-ю ТД, 22-ю и 24-ю гвардейские и 3, 11, 13, 17, 19, 20-ю МД. Причем почти все танковые полки этих ТД вошли в состав оставшихся стрелковых и механизированных дивизий. Интересен и тот факт, что в составе танковых войск в 1960-е гг. числилась 5-я отдельная танковая бригада в ГСВГ.
  В 1955-1958 гг. были созданы тяжелые танковые дивизии, отличавшихся от обычных тем, что все 3 танковых полка в них оснащались тяжелыми танками ИС-2, ИС-3, ИС-4 и ИС-8 (Т-10), а также отсутствовал механизированный (мотострелковый) полк. На доукомплектование этих 8 дивизий (14-й и 18-й гвардейских, 5, 13, 17, 24, 25, 34-й) были направлены техника и личный состав расформированных 23 тяжелых танкосамоходных полков. Примечательно, что лишь 3 дивизии из них имели до этого "танковую" родословную: 13, 25, 34-я (бывшие 9, 25, 10-й ТК, затем ТД). Две дивизии пришли из кавалерии - 18-я гвардейская, созданная из 5-й гвардейской КД (бывшего КК), и 5-я, сформированная из 12-й МД (бывшей 63-й КД). А вот 14-я гвардейская и 17-я тяжелые ТД своими предшественницами должны считать 75-ю гвардейскую и 78-ю СД, переформированные в 1953 г. и 1945 г. в 64-ю гвардейскую и 21-ю МД. В это же время еще целый ряд механизированных и стрелковых дивизий были преобразованы в танковые, в связи с чем часть танковых дивизий поменяли свои номера. Примечательно, что в 1947-1955 гг. появился целый ряд новых танковых дивизий, номера которых дублировали номера существующих гвардейских дивизий и продолжившие ряд далее - 2, 3, 4, 13, 15, 16, 17. В 1957 г. все эти дивизии, которые не расформировали, сменили номера (все гвардейские остались со своими). В ходе сокращений в 1950-е гг. вместе с управлениями стрелковых корпусов были расформированы целый ряд дивизий и полков. Так, например, прекратили свое существование 45-я гвардейская, 5-я тяжелая, 11, 13, 16, 19-я ТД, 11, 21, 31, 100, 107, 114-я гвардейские ВДЦ, 5, 48, 82, 87-я гвардейские, 95-я, 116-я МСД и СД, 1-я морской пехоты и целый ряд других дивизий, включая пулеметно-артиллерийские (вновь преобразованные в УР). Впрочем, и оставшиеся дивизии представляли внушительную силу, и, может быть, не столь необходимую в таком количестве.
  Преобразование же в 1960-е гг. целого ряда дивизий и полков во всех военных округах в учебные (и создание новых) с одновременным исключением из строевых дивизий учебных батальонов не только фактически лишило Советскую Армию подготовленного сержантского состава, но и привело к расцвету "дедовщины". Широкое использование учебных подразделений (впрочем, наряду с линейными) в различных хозяйственных и строительных работах не способствовало хорошей подготовке специалистов. Уже в 1987 г. почти все учебные дивизии были преобразованы в окружные учебные центры (ОУЦ).
  В конце 1960-х гг. конфликт с Китаем заставил привести в соответствующее состояние имевшиеся укрепленные районы (УР) и создать новые. Так, в марте 1966 г. для защиты железных дорог в Забайкалье были созданы 97-й УР (штаб - ст. Билютуй, на юго-восток от Читы) и 114-й УР (ст. Шерлова Гора). В состав каждого из УР было включено: по 3 мотострелковых батальона (каждый из 4 рот), по 4 танковых батальона (по 4 роты с танками Т-34-85, ИС-2, ИС-3, ИС-4, Т-54, Т-55, ОТ-55 в каждом), отдельные батальоны - пулеметно-артиллерийский (6 рот, из них 2 танковые по 10 ОТ-55 и ИС-4), саперный, связи, ремонтно-восстановительный, а также противотанковый дивизион (18 85-мм орудий) и реактивная артиллерийская батарея (4 установки БМ-13 "Катюша"), По мощи вооружения УР немного уступал обычной мотострелковой дивизии (только танков имелось около 230), а по укомплектованности личным составом был примерно равен мотострелковой бригаде. Другие УР имели несколько иную организацию, более похожую на организацию мотострелкового полка - в их состав входило 3-4 пулеметно-артиллерийских батальона, танковый батальон, саперная рота и взвод (рота) связи. УР располагались в Закавказье (номера 6 - 9), в Забайкалье, но больше всего их имелось на Дальнем Востоке - по сведениям авторов, к концу 1980-х гг. их насчитывалось 10 (прил. 2.4). Тогда же почти все УР (и часть мотострелковых полков) переформировали в пулеметно-артиллерийские полки, которые ввели в состав вновь созданных на базе мотострелковых пулеметно-артиллерийских дивизий. Состав таких дивизий отличался от мотострелковых наличием 2 пулеметно-артиллерийских и 1 мотострелкового полков вместо 3 мотострелковых. Одновременно сменилась нумерация таких дивизий, так, например, 38-я и 123-я гвардейские, 118, 135, 272, 277-я МСД стали соответственно 131, 129, 126, 130, 128, 127-й пулеметно-артиллерийскими (прил. 2.5).
  Этот же советско-китайский конфликт заставил вспомнить о, казалось бы, уже ушедшем в прошлое вооружении. Большая протяженность железных дорог заставила использовать для их защиты оперативно созданные и поэтому несколько импровизированные бронепоезда. А поскольку последний бронепоезд времен войны был исключен из списков Советской Армии в конце 1950-х гг., то в начале 1970 г. на Харьковском заводе тяжелого машиностроения (ХЗТМ) был создан первый из партии в 5 бронепоездов, имевший индекс БП-1 (по данным авторов, построено 4), с дифференцированным бронированием от 6 до 20 мм и обслуживающим персоналом из 270 человек. В состав каждого из таких бронепоездов вошла боевая часть, которую обслуживали 59 человек, состоявшая из бронированного тепловоза (имевшего на вооружении 4 пулемета), штабного броневагона (где размещались командный пункт и узел связи, имелось зенитное вооружение из 1 ЗУ-23-4 и 1 ЗУ-24-2), зенитной бронеплощадки (вооружение - 1 ЗУ-23-4 и 1 ЗУ-24-2), 2 страховочных платформ (для перевозки ремонтных материалов и страховки от мин и фугасов), 2 платформ с 2 танками ГГГ-76 на каждой, 4 платформ с бронетранспортерами на железнодорожном ходу (всего 8 БТР-40жд), 5 бронелетучек БТЛ-1. В состав каждой из бронелетучек входили: маневренный бронетепловоз, в котором размещался командир, 9 десантников, радист, санинструктор и локомотивная бригада из 2 человек, и по 2 платформы с танками Т-62 или Т-55 - всего 10 танков (на которых имелся еще бронеотсек для 8 человек с 4 пулеметами). Кроме того, в состав бронепоезда входили: 3 отдельных взвода (мотострелковый, зенитно-ракетный и инженерно-саперный), отделение тяги и база, предназначенная для обеспечения боевой работы - размещения штаба, материальных запасов и отдыха личного состава. Автомобильная техника бронепоезда была представлена 7 грузовыми и специальными автомобилями и мотоциклом. Впрочем, принятые еще в 1950 г. на вооружение БТР-40 (которых в войсках фактически не осталось), как и все танки, входящие в состав бронепоезда, могли использоваться и вне железной дороги. Этот факт существенно повышал возможности БП-1, которые по своему прямому предназначению, к счастью, так и не были использованы.
  Состав большинства оставшихся дивизий за 40 послевоенных лет сильно изменился (прип. 2.6). Так, ряд полков стрелковых и танковых дивизий расформировали или передали в другие дивизии, а вместо них включили другие. Поэтому состав дивизий стал совершенно иным, по сравнению с военным временем. В качестве примера можно привести 29-й ТК, ставший одноименной ТД (затем 14-й и опять 29-й). К концу войны в состав корпуса входили 25, 31, 32-я танковые и 53-я мртострелковая бригады, ставшие полками с этими же номерами, а также 1446-й самоходно-артиллерийский полк. В 1957 г. 25-й полк убыл (вместо него включен 93-й гвардейский танковый полк, бывший 384-й гвардейский самоходно-артиллерийский или танкосамоходный), а 53-й мотострелковый и 1446-й самоходно-артиллерийский полки получили номера 308-го и 851-го соответственно. В 53-й (5-й) гвардейской МСД, созданной из 5-й гвардейской МД (в свою очередь переформированной из одноименного МК), 369, 371, 373-й гвардейские мотострелковые полки получили свои номера в 1957 г. после того, как 10, 11, 12-й гвардейские механизированные полки (бывшие одноименные бригады) переименовали в мотострелковые. Примечательно, что к концу "афганской" эпопеи из этих полков в дивизии остался лишь 371-й, 373-й полк стал 70-й бригадой, а 369-й еще в начале 1970-х гг. убыл вместе с 78-й ТД в Казахстан. Вместо 369-го полка из состава 61-й МСД был передан 101-й полк (а 61-я получила мотострелковый полк из убывшей 78-й ТД), а вместо 373-го полка из Белой Церкви прибыл 12-й гвардейский полк. Примечательное совпадение как номера полка (12), ранее существующего в этой дивизии, так и номера самой дивизии (5). В ряде дивизий, которые до 1957 г. носили статус механизированных, при их переформировании в мотострелковые полкам оставили номера механизированных. Так, 254-я дивизия, именовавшаяся 27-й МД, а затем МСД с этим же номером, сохранила все послевоенное время своим полкам номера механизированных - 95, 96, 97 (правда, лишь первый из них остался в составе дивизии до 1989 г., а 2 других убыли в иные дивизии и вместо них прибыли другие). В 56-ю МСД из 109-й гвардейской МСД, переформированной в ракетную, перешли 2 гвардейских полка (309-й мотострелковый и 246-й артиллерийский), при этом 2 мотострелковых полка 56-й МСД сменили номера. В 207-ю МСД в мае 1975 г. из 12-й гвардейской ТД перешел 75-й гвардейский зенитно-ракетный полк, а 933-й такой же полк - соответственно убыл из 207-й МСД. Всего номера военных лет сохранило около 140 (бывших стрелковых) и 10 (бывших механизированных бригад) мотострелковых полков из примерно 700 существовавших в период 1960-1990 гг. Еще меньше своих номеров сохранили существовавшие в годы войны танковые бригады и полки, ставшие танковыми полками, - около 75 из более 400 (динамику изменений в дивизиях и полках в период 1945-1989 гг. можно проследить по прил. 2.8). И такие изменения произошли почти во всех дивизиях, особенно танковых. Многие из оставшихся полков и дивизий изменили не только номера, но и наименования. Правда, практику присвоения новым частям наименований и передачи им орденов частей, послуживших базой для их создания, пришлось изменить, поскольку в ряде случаев у этих дивизий и полков получались очень громоздкие наименования и большое количество орденов. Поэтому новым соединениям и частям стали оставлять наименование и ордена одной из частей, хотя были и исключения. К сожалению, прекратили существование многие из заслуженных дивизий и полков, а ряд из них потеряли в неоднократных переименованиях свои номера, почетные наименования и ордена, хотя гораздо менее заслуженные части остались. Так, ничем особенно не отметившись в период Великой Отечественной войны, все послевоенное время существовали мотострелковые дивизии - 75-я (сохранившая свой номер) и 261-я (ставшая 127-й). В то же время одна из старейших дивизий - 44-я гвардейская (бывшая 5-я) Барановичская ордена Ленина, краснознаменная, ордена Суворова, созданная еще в 1918 г., была расформирована после войны. Такая же судьба постигла многие другие заслуженные стрелковые и воздушно-десантные (ставшие стрелковыми) дивизии.
  Интерес вызывают изменения, происходящие в дислокации дивизий в послевоенный период. Если не брать во внимание первые послевоенные годы, то на середину и конец 1950-х и середину 1960-х - начало 1970-х гг. пришлись значительные изменения в дислокации соединений. Но если первые из них вызваны сокращением Вооруженных Сил (как, например, передислокацией 6-й гвардейской ТА на Украину из Монголии с одновременным расформированием некоторых входящих в ее состав дивизий, расформирование выведенной из Порт-Артура 39-й ОА и почти всех ее дивизий, ликвидацией находящейся в Приморье 25-й ОА и 10-й Особой МА, выведенной из Болгарии и Румынии), то следующие перемещения дивизий, в основном на Дальневосточный ТВД, вызваны уже венгерскими и чехословацкими событиями, обострением отношений с Китаем. Только за 1964-1972 гг. в Забайкалье, Сибирь, Среднюю Азию и на Дальний Восток, по подсчетам авторов, прибыли управления 29-го и 44-го АК, 20 дивизий (см. гл. 7) и иные части, например 4-я ракетная бригада с Северного Кавказа и 240-я зенитно-ракетная бригада из Белоруссии. Из 20 дивизий, введенных на территорию ЧССР в 1968 г., на постоянной основе там осталось 5. Некоторые изменения принесли и 1979-1980 гг., например вывод из ГСВГ 18-й гвардейской ОА и 6-й гвардейской ТД, а также начало афганских событий (переброска из Днепропетровска в Термез 4-й гвардейской МСД и ряда отдельных частей, формирование новых МСД - 88-й и 134-й). Примечателен и тот факт, что в 1960-1980-е гг. планировалось развертывание на базе 2-го состава некоторых существующих дивизий (т.е. кадра) новых дивизий. Так, на базе убывшей из Новочеркасска в Забайкалье 5-я гвардейской ТД была создана 51-я ТД, которая также убыла в Монголию, а на ее месте развернули еще одну дивизию - 14-ю танковую. То же произошло с 4-Й и 5-й гвардейскими, 108, 201, 266,272-й МСД и некоторыми другими (прил. 2.4).
  Начало в 1989 г. массового вывода из Восточной Европы группировок советских войск вообще является уникальным по степени своей неподготовленности и бестолковости, а в значительной степени и прямого предательства высшего руководства страны и КПСС. К сожалению, высшее командование Вооруженных Сил оказалось явно не готово к такому повороту событий, показав свою неспособность влиять на развитие событий. Робкие попытки хоть что-то сохранить (переброска в азиатскую часть страны сравнительно новых образцов техники, расформирование "второсортных" дивизий и передислокацию на их место выводимых (прил. 2.5) передача в состав ВМФ, не попадающего под сокращение, соединений и частей и т.д.) не могли уже спасти как саму страну, так и ее армию. Лучшие, наиболее подготовленные дивизии теряли в результате этих событий боевую выучку и слаженность, необслуживаемая техника приходила в негодность, а самое главное - терялись подготовленные кадры. Совершенно дезорганизованное и уже ни на что не способное Главное политическое управление (и раньше особо не блиставшее в решении человеческих проблем) драконовскими мерами и пустой болтовней (как никак рупор партии в армии!) лишь озлобляло людей. Сколько было разрушено семей, поломано и исковеркано судеб, когда после довольно спокойной и сытой жизни за границей, получая продовольственные пайки без всякой карточной системы, военнослужащие и их семьи прибывали в нищие, голодные и не обустроенные гарнизоны на территории страны, а зачастую просто в голое поле, в вагончики и палатки, не скажет уже никакая статистика. А ведь это был цвет армии, в первую очередь офицеры, прапорщики и сверхсрочники. С этого момента и начался неконтролируемый развал армии, которому способствовал высший командный и военно-политический состав (у многих на памяти скандалы в Западной группе войск, бывшей ГСВГ). Коррупция, стяжательство, неприкрытое воровство, скрытое и открытое предательство в этих группах достигли небывалых размеров, разрушая наиболее подготовленные части, при этом части (большинство из них), дислоцируемые в Союзе, из-за своей низкой боеспособности сохраняли подобие армейских. Ну а известные события в Прибалтике, Закавказье, Средней Азии показали, что Советской Армии, как и самой стране, осталось жить недолго. Лишь прикрытие "ядерного щита" (благо, почти все ракетные соединения находились на территории России) осталось весомым аргументом страны. Впрочем, новое руководство, ставшее во главе армии после печально известного ГКЧП, своими непродуманными решениями лишь подливало масло в огонь. Непонятно, как можно было уже в 1992 г. вывести из Германии полностью укомплектованную и боеспособную фактически уже российскую 14-ю воздушно-десантную бригаду, определив местом ее размещения Алма-Ату и почти сразу же передав ее суверенному Казахстану. Слабость России позволила захватывать российскую технику и вооружение националистическим формированиям в Закавказье и Средней Азии, да и в самой стране (Чечня), иногда при полном попустительстве или прямом предательстве некоторых офицеров. Так, например, в Азербайджане под контроль националистически настроенных боевиков при помощи полковника В. Кравцова, который занимался расформированием 82-го истребительного авиаполка (аэродром Насосная) и предупредил боевиков о намеченной перегонке самолетов в. Россию, 9 июля 1992 г. на территорию аэродрома ворвались боевики, которые блокировали вылет части перехватчиков МиГ-25ПД, около 30 которых там и остались (правда, большинство в нелетном состоянии). За свою услугу Кравцов стал генералом и командующим ВВС Азербайджана. Нечто подобное произошло и с заместителем 882-го разведывательного авиаполка в Далляре подполковником А. Плеш, поступившим так же, как и Кравцов, но должность в армии Азербайджана ему досталась меньшая - командир эскадрильи (видимо, потому, что техники боевикам досталось меньше - 16 разведчиков МиГ-25РБ и Су-24МР).
  Вооружение танковых дивизий отличалось от мотострелковых по типам боевой техники и образцам вооружений лишь количеством (прил. 2.7). Танки Т-80, Т-72, Т-64, Т-62, Т-55, Т-54 и плавающие ПТ-766, бронетранспортеры БТР-80, БТР-70, БТР-60ПБ и МТ-ЛБ, боевые машины пехоты БМП-1 и БМП-2, боевые разведывательные машины БРДМ-2 и БРМ-1К (создана на базе БМП-1) и различные их модификации (прил. 2.11) составляли основу этих дивизий7. Почти все они (кроме танков Т-64 и Т-80) поставлялись в страны ОВД и на экспорт. Появившаяся в 1987 г. новая БМП-3 фактически стала на вооружение лишь в Российской Армии. Впрочем, для перевозки пехоты, в первую очередь мотострелковых дивизий на территории страны, из-за нехватки БТР и БМП широко привлекались автомобили, в основном ЗИЛ-131 и Урал-4320 и даже частично сохранившиеся с 1950-х гг. бронетранспортеры БТР-40 и БТР-152 и более "молодые", но значительно устаревшие БТР-60 первых выпусков. Надо отметить и специфику вооружения дивизий в Закавказье, Заполярье и Карелии. Помимо того, что почти во всех этих дивизиях вместо танкового полка и отдельного батальона имелся лишь последний, а мотострелковые полки (причем далеко не все) имели на вооружении в качестве БТР тягачи МТ-ЛБ. В азиатской части страны сохранились на вооружении немало раритетных Т-34 (с 85, 100 или 122-мм орудиями - последние из них, например, широко использовались в армии Сирии). Так, например, в полку 79-й мотострелковой дивизии (п. Гастелло на Сахалине) эти танки состояли на вооружении еще в 1980-е гг. (впрочем, как и во многих УР). Немалая часть артиллерийских полков (а в танковых дивизиях почти все) стали самоходными, получив на вооружение 122-мм САУ 2С1 "Гвоздика" и 152-мм 2СЗ "Акация", а основой остальных артполков были гаубицы Д-30, буксируемые бронированными тягачами МТ-ЛБТ. Минометные полки и бригады времен войны почти все прекратили свое существование, а минометное вооружение было представлено в полках общевойсковых дивизий батареями и дивизионами минометов ПМ-38, в том числе самоходных 2С12 "Сани". Зенитное обеспечение общевойсковых дивизий возлагалось как на переносные ЗРК, так и, в первую очередь, на подвижные ЗРК - "Куб", "Стрела" и "Шилка", хотя оставались на вооружении и артиллерийские системы - 85-мм и 100-мм орудия и даже пулеметы ДШК (по этой причине значительная часть зенитно-артиллерийских полков так и не получила статуса зенитно-ракетных). Вооружение пехоты не отличалось большим разнообразием, и его основу составляли автоматы, станковые и ручные пулеметы Калашникова (АКМ, АК-74, ПКМ, РПК и их модификации), ручные пулеметы и снайперские винтовки Дегтярева (РПД и СВД), пистолеты Стечкина и Макарова (АПС и ПМ), гранатометы - станковые (АГС-17 "Пламя"), ручные (РПГ-7, РПГ-18 "Муха") и подствольные, 82-мм минометы 2Б9 "Василек" (перевозимых на автомобилях ГАЗ-66 и называемых комплекс 2К21). Все офицеры и прапорщики вооружались пистолетами ПМ (а командиры взводов и им равные, кроме того, автоматами), сержанты и солдаты - автоматами (реже карабинами), а пулеметчики и гранатометчики, кроме основного вооружения - пистолетами АПС. Такими же пистолетами (а иногда и ПМ), помимо винтовок СВД, вооружались и снайперы.
  Надо отметить, что с начала 1950-х гг. была сделана ставка на размещение почти всего вооружения на бронеобъектах. Поэтому усиленное производство танков, БМП и БТР сопровождалось все увеличивавшимися поставками зенитных, противотанковых и артиллерийских систем, командно-штабных и инженерных машин, размещавшихся на шасси базовых моделей бронированных машин. Так, противотанковые части получали в свое распоряжение ПТУРС, которые монтировались на БРДМ, связь и управление обеспечивали радиостанции и аппаратные как автомобильные, так и созданные на базе БТР и БМП (Р-145БМ, БМП-1КШ, БТР-50ПУ, Р-156БТР, 1В119, ПРП-3, ПРП-4). Широкое применение находили и созданные на базе бронеобъектов, особенно танков Т-55, различные машины и приспособления инженерно-саперных и ремонтно-восстановительных частей -например, МТУ-20, МТ-55А, БТУ, КМТ-5, БРЭМ-1. Причем ряд танков Т-54/Т-55 просто переделали в инженерные машины, поскольку в качестве боевых они уже не годились (впрочем, это не мешало поставлять их на экспорт новым друзьям в Африке, Азии и Ближнем Востоке), а в Советской Армии стали использовать танки Т-55А (с противоатомной защитой), производство которых началось в 1962 г. и которые состояли на вооружении вплоть до развала Союза. Немало инженерной техники было создано на базе БМП. Так, БМП-1 послужили основой для создания эвакуационных машин БРЭМ-2 (на вооружении с 1982 г.) и подводных разведчиков ИПР, а БМП-2 положила начало эвакуационным (БРЭМ-4) и инженерно-разведывательным (ИРМ) машинам. В конце 1950-х гг. началось переоборудование снимаемых с вооружения САУ ИСУ-122 и ИСУ-152 в бронированные тягачи ИСУ-Т и БТТ-1.
  Штаты послевоенных дивизий 1960-80-х гг. отличаются многообразием по многим причинам. Это и ТВД, где дивизии предстояло действовать, и возможности обеспечения техникой и вооружением, и мобилизационные возможности региона, где она располагалась, и даже наличие и состояние дорог. Всего существовало до 25 типов штатов мотострелковых и примерно 15 типов штатов танковых дивизий, общим для которых были штаты военного времени, которые могли различаться только для мотострелковых дивизий, если ее полки имели на вооружении БМП или БТР. Эти типы штатов подразделялись на 4 основные группы дивизий - "А", "Б", "В" и "Г". Дивизии союзников по ОВД имели приблизительно такой же штат, как советская дивизия типа "А".
  Штаты дивизий мирного и военного времени, как правило, не совпадали. Так, мотострелковые и танковые дивизии содержались по 4 основным типовым штатам мирного времени: штат "А" (дивизия постоянной готовности) предусматривал 90-100% укомплектованности личным составом и 100% укомплектованность техникой и вооружением, штат "Б" (дивизия со сроком готовности от 1 до 3 суток) - 60-80% личного состава и 75-90% техники и вооружения, штат "В" (дивизия со сроком готовности от 4 до 10 суток) - соответственно 25-50 и 50-75%, а штат "Г" (дивизия со сроком готовности от 11 до 30 суток) - 1-10 и 40-50%. Последние 2 типа дивизий именовались дивизиями кадра (назывались и скадрованными, и кадрированными, а в армейской среде и несколько иначе, созвучно последнему названию) и составляли до 70% от общего числа дивизий. Поэтому более-менее бое-готовыми можно было считать лишь дивизии типа "А" и "Б". Например, различие в укомплектованности личным составом между мотострелковым полком дивизии типа "Б" и таким же полком дивизии типа "В" составляло более 1000 человек - 1300-1500 против 200-300 (по штату военного времени в полку 2400 человек). А в дивизиях типа "Г" полки и другие подразделения существовали только в мобилизационных планах, т.е. на бумаге. Толчком к созданию дивизий типа "Г", в которых не существовало развернутых частей и подразделений, послужила необходимость сокращения Вооруженных Сил при одновременном сохранении офицерских кадров, запасов боевой техники, вооружения и материальных средств. В этих дивизиях офицерский состав и прапорщики составляли примерно 10-15% потребности от штата военного времени, а сержантами и рядовыми дивизии обеспечивались по остаточному принципу из расчета необходимого минимального количества личного для охраны и обслуживания техники дивизии, находящейся на хранении. В 1988 г. все они, как и ряд дивизий типа "В", были преобразованы в БХВТ (базы хранения вооружения и техники) или БХИ (базы хранения имущества). Такая же судьба постигла бригады и полки других родов войск - артиллерийские, связи, инженерные, химические и др. Различались они только конечными буквами, например, 5203-я БХВТ (м) - мотострелковая, 904-я БХВТ (с) -связи, 4321-я БХВТ (и) - инженерная и т.д. Сколько было таких так называемых мотострелковых и танковых дивизий сказать сложно, но их было, видимо, немало. Например, дивизии кадра числились в составе Дальневосточного округа (77-я ТД и 199-я МСД), в Белоруссии находилась 76-я ТД, в Сибирском округе - 167-я МСД, 67-я и 68-я запасные ТД и т.д. Поэтому не только зарубежные, но и российские военные историки не могут точно подсчитать количество дивизий Сухопутных войск в тот или иной период.
  В 1989 г. ряд дивизий типа "А" в группах советских войск за рубежом были переведены на новые штаты (в Афганистане это было сделано раньше). Так, в каждой из таких мотострелковых дивизий танковый полк был преобразован в 4-й мотострелковый с одновременным выделением одного танкового батальона в качестве отдельного (такой же штат, но из 3 мотострелковых полков, имели дивизии 6-й ОА ЛВО). По 4-му мотострелковому полку (кадра) имелось и в ряде дивизии в Закавказье, причем их номера резко выделялись из нумерации мотострелковых полков, перешагнув рубеж номера 1350. В танковых дивизиях типа "А" один из танковых полков был переведен на штаты мотострелкового. В 1987 г. из дивизий групп войск (частично в западных приграничных округах) были изъяты ракетные дивизионы, которых свели в ракетные бригады армейского подчинения.
  Штат военного времени МСД предусматривал следующие основные части: 6 полков (3 мотострелковых, танковый, самоходно-артиллерийский или артиллерийский, зенитно-артиллерийский или зенитно-ракетный), 7 отдельных батальонов (разведки и РЭБ или разведывательный, связи, инженерно-саперный, ремонтно-восстановительный, химзащиты, медицинский, материального обеспечения) и 2 отдельных дивизиона (тактических ракет или реактивный, а также противотанковый). Вместо батальона химзащиты, как правило, имелась лишь рота. Реактивные дивизионы в начале 1980-х гг. вошли в состав артполков, а большинство ракетных дивизионов в 1980-е гг. были выведены из состава дивизий. При этом мотострелковые полки были 3 типов - на БТР или БМП и смешанного комплектования (БТР, БМП и автомобили). Дивизии полного штата имели следующую структуру:
  1. мотострелковый полк на БТР предусматривал наличие 3 мотострелковых и танкового (40 танков) батальонов, самоходно-артиллерийского (18 САУ 2С1 "Гвоздика") и самоходно-минометного (18 минометов 2С12 "Сани") дивизионов, зенитной батареи, 5 отдельных рот - разведывательной, инженерно-саперной, связи, ремонтной, материального обеспечения и медицинской. Помимо указанного, на вооружении такого полка находилась следующая основная техника, не считая автомобильной или монтируемой на ее базе: 148 БТР, 10 БМП, 9 Р-145БМ (или БМП-1КШ), 3 ПРП-3 (ПРП-4), 3 ПУ-12, 3 РХМ, 2 БРЭМ-2, 12 МЛ-БТ, 2 МТ-55А. Мотострелковый полк на БМП, имея ту же структуру, различался по количеству БМП, которых имелось 152, а БТР вообще не предусматривалось. Третий тип полков был характерен для дивизий, дислоцирующихся на территории страны, - на их укомплектование поступали приспособленные для перевозки личного состава обычные грузовые автомобили (ЗИЛ-157, ГАЗ-66, ЗИЛ-131 или Урал-4320) наряду с БТР и БМП (а иногда и без таковых);
  2. танковый полк МСД состоял из 3 танковых батальонов (по 31 танку в каждом), мотострелкового батальона, самоходно-артиллерийского дивизиона и тех же отдельных рот, что и в мотострелковом полку. Всего полк располагал следующим вооружением: 94 танка (из них 4 командирских), 46 БМП, 2 БТР, 8 БРДМ-2, 5 БМП-1КШ (или Р-145БМ), 18 САУ 2С1 "Гвоздика", (18 минометов 2С12 "Сани"), 4 ЗРК "Стрела-10" (или "Стрела-1") и 4 ЗСУ-23-4 "Шилка", 3 ПУ-12, 3 ПРП-3 (или ПРП-4), 3 РХМ, 3 МТ-55А, 1 МТ-ЛБТ (или БРЭМ-2), гусеничных 8 тягачей и 27 транспортеров-тягачей, 218 автомобилей (108 грузовых, 105 специальных и 5 легковых);
  3. самоходный артполк состоял из 3 дивизионов САУ 2СЗ "Акация" (по 18 машин в каждом), реактивного дивизиона (18 установок БМ-21 "Град"), батарей управления полка и дивизионов (машины управления - 5 ПРП-3 или ПРП-4, 3 1В18, 1 1В19; 2 Р-145БМ, 1 Р-156БТР). Примерно ту же структуру имел и артполк, но на его вооружении вместо САУ состояли 54 буксируемые гаубицы Д-30;
  отдельный ракетный дивизион располагал 3-4 пусковыми ракетными установками 9К79 "Точка" и 2 КШМ Р-145БМ, а реактивный дивизион состоял из 2 (реже 3) батарей (по 6 установок РСЗО БМ-21 в каждой);
  4. отдельный противотанковый дивизион состоял из 3 батарей (по 6 пусковых установок "Конкурс", "Фаланга" или им подобные ГГГУР в каждой) и 1 ПРП-3 во взводе управления;
  5. отдельный танковый батальон дивизии отличался от обычного линейного количеством танков в каждом из взводов - 4 вместо 3, а остальные подразделения были идентичны - 3 танковые роты, медпункт и 3 отдельных взвода - связи, техобслуживания и материального обеспечения. Итого в батальоне числилось 40 танков, 2 БМП, 2 БМП-1КШ, 1 Р-145БМ, 1 Р-156БТР 1 МТ-55А;
  6. отдельный батальон разведки и РЭБ (или просто разведывательный) состоял из 4 рот: танковой и разведывательно-десантной рот (или 2 разведывательно-десантных рот в разведывательном), роты БРДМ, роты радио- и радиотехнической разведки (в разведывательном батальоне отсутствовала). Эти 2 типа штата определяли вооружение батальона, которое состояло: для 1-го типа (батальон разведки и РЭБ) - 24 БМП, 1 БМП-1КШ, 2 Р-145БМ, 1 Р-156 БТР, а для 2-го типа -6 танков, 17БМП,6БТР, 1 Р-145БМ;
  7. инженерно-саперный (до 1968 г. - саперный) батальон по штату военного времени насчитывал 395 человек (в т.ч. 36 офицеров) и состоял из управления, 4 рот (инженерно-саперной, переправочно-десантной, понтонной и инженерно-дорожной), 2 отдельных взводов (связи и инженерно-позиционного), подразделения обеспечения. Ни одно подразделение дивизии не имело такого многообразия техники, как этот батальон: 6 танков-мостоукладчиков МТ-55А (половина парка понтонно-мостового парка ПМП), 2 тяжелых механизированных моста (ТММ), 4 БТР, 2 дорожных индукционных миноискателя ДИМ, 3 гусеничных минных заградителя ГМЗ, 3 устройства разминирования (УР-67 или УР-77), 4 гусеничных самоходных парома ГСП, 7 плавающих транспортеров (ПТС, ПТС-2, К-61), 2 инженерные машины разграждения (ИМР), 5 путеукладчиков БАТ, 2 траншейные машины (ТМК, БТМ или БТМ-2), 2 котлованные машины (МДК-2 или МДК-3), 2 экскаватора и 95 автомобилей;
  8. в отдельном батальоне связи основную технику, помимо техники на автомобильном шасси (Р-140, П-240Т, П-241Т), составляли командно-штабные машины и радиостанции: 10 Р-145БМ (или Р-156БТР) и 1 Р-2АМ;
  9. ремонтно-восстановительный батальон состоял из 5 ремонтных рот (2 роты по ремонту бронетанкового вооружения и техники, 1 - инженерного вооружения и средств связи, 1 - вооружения и 1 - автомобильной техники), 3 отдельных взводов (специальных работ, эвакуационного, материального обеспечения), отделения связи, медицинского пункта и пункта измерительной техники;
  10. батальон материального обеспечения состоял из 5 автомобильных рот (2 подвоза боеприпасов, 2 подвоза ГСМ и 1 подвоза продовольствия, вещевого и военно-технического имущества), ремонтного взвода и взвода материального обеспечения, объединенных складов, отделения связи, полевого хлебозавода, медпункта;
  11. медицинский батальон включал: медицинскую роту, 3 отдельных взвода (медицинский, санитарно-проти-воэпидемический, обеспечения), 3 отделения (эвакуационно-транспортное, медицинского снабжения, связи).
  Почти такой же штат имели и части танковых дивизий, за исключением разного количества полков и их наименований. Этот штат предусматривал 3 танковых, мотострелковый, самоходно-артиллерийский и зенитно-ра-кетный (зенитно-артиллерийский) полки, но отсутствовали отдельный танковый батальон и противотанковый дивизион (табл. 2.2), Типовой штат (штат военного времени) танковой дивизии предусматривал наличие 11 382 человек личного состава и следующего количества техники и вооружения: 326 танков, 228 БМП, 19 БРМ-1К, 29 БРДМ, 142 САУ (48 152-мм "Акация" и 96 122-мм "Гвоздика"), 24 реактивных установки БМ-21 "Град", 4 пусковых установки "Точка", 9 боевых машин ПТУРК 9П148 "Конкурс" и средства ПВО: 20 ЗРК 2П25 "Куб" (или "Круг"), 16 ЗРК 9А34 (9А35) "Стрела-10" и 16 ЗСУ-23-4 "Шилка". Интересен и тот факт, что с 1945 г. и до конца 1960-х гг. в количественном отношении вооружение танковых дивизий не претерпело существенных изменений. Так, в 1945 г. штаты дивизии предусматривали наличие 314 средних танков, 24 САУ, 110 БТР, 49 орудий (37 122-мм и по 4 единицы 57, 76, 85-мм), 4 120-мм миномета, 8 реактивных установок и 56 единиц зенитного вооружения (4 ЗСУ-37, 3 ЗПУ-4, 2 25-мм и 29 37-мм зенитных автоматов, по 6 ДШК, ЗПУ-2 и 85-мм орудий). А в конце 1960-х гг. эти штаты выглядели так: 314 средних танков, 19 плавающих ПТ-76, 24 122-мм гаубицы Д-30, 133 БТР (в т.ч. 19 гусеничных), 15 120-мм минометов, 6 реактивных установок "Град" и 36 единиц зенитного вооружения (12 ЗСУ-23-4 "Шилка" и 24 57-мм орудия).
  Таблица 2.2 Изменения в штатной структуре танковой дивизии Советской Армии в 1946-1989 гг.
  Наименование части, подразделения Количество по годам
  _________________________________________________________________________1946___1953___1957___1962____1972
  Танковый полк _________________________________________________________3_______3_________2________3_______3
  Тяжелый танкосамоходный (танковый) полк ____________________1_______1_________1________-________-
  Мотострелковый (в 1953-1957 гг. - механизированный) полк __1_______1_________1________1_______1
  Самоходно-артиллерийский полк (гаубичный артполк)________-________1________1_________1______1
  Минометный полк (с 1947 г. - дивизион)_________________________1________-_________-__________-_______-
  Зенитно-ракетный (зенитно-артиллерийский) полк_____________1________1________1_________1_______1
  Ракетный дивизион (в 46 г. - гаубичн. дивизион, до- полк)_____1_______-_________-__________1_______1
  Реактивный дивизион (с 1962 г. по 1972 г. - батарея) ___________1_______1_________-__________1______1
  Батальон разведки и РЭБ (до 1955 г. - мотоциклетный)_________1_______1________1__________1______1
  Инженерно-саперный батальон______________________________________1_______1________1__________1______1
  Батальон связи __________________________________________________________1_______1________1__________1______1
  Ремонтно-восстановительный батальон (до 62 г. - мастерские)-________-_________-__________1______1
  Батальон материального обеспечения (автомобильный)_______1________1________1__________1______1
  Медицинский (медико-санитарный) батальон ____________________1________1________1__________1______1
  Учебный танковый батальон_________________________________________1________1________1___________-______-
  Рота (до 1962 г. - взвод, с 1972 г. - батальон) химзащиты________-________1_________1__________1_____1
  Конечно, далеко не все дивизии были развернуты по полному штату (прил. 2.7), особенно в округах, расположенных на территории страны (группы войск за границей имели фактически полнокровные соединения и части). Например, в дивизиях, находящихся в Восточной Европе, имелись дивизионы тактических ракет, а такие дивизионы в соединениях на территории страны были редкостью. То же можно сказать о батальонах и ротах химзащиты, реактивных и противотанковых дивизионах и других подразделениях. Подавляющее большинство танковых, мотострелковых, самоходно-артиллерийских и зенитно-ракетных полков (два последних в дивизиях на территории страны в основном именовались артиллерийскими и зенитно-артиллерийскими) и других подразделений
  в сокращенных штатах, имея развернутыми до полного штата, как правило, по 1 подразделению - батальону, дивизиону, роте, батарее. Например, в МСД одного из типов в мирное время из 3 мотострелковых полков один содержался по полному штату, а в 2 других до полного штата было развернуто по 1 батальону, а в остальных батальонах числился лишь командный состав и несколько солдат, хотя техникой полки были обеспечены почти полностью. В дивизии другого типа до полного штата могли быть развернуты 1 мотострелковый и танковый полки, а остальные содержаться в сокращенном составе. Целый ряд дивизий в 1950-1970-е гг. имели вместо зенитного полка дивизион. Так, например, в созданной в Сибири в 1960 г. 13-й МСД имелся 440-й дивизион, развернутый в 1172-й полк лишь 2 года спустя. То же самое произошло с 120-м гвардейским зенитным артполком 4-й гвардейской Кантемировской ТД - в 1960 г. он стал 908-м дивизионом, а 5 мая 1962 г. снова был развернут в полк, получивший номер 538. Аналогично в 85-й МСД 525-й дивизион 29 апреля 1962 г. стал 1131-м полком.
  Отдельная тема - это номера мотострелковых и танковых соединений и частей. Наличие номеров 295 и 1361 у мотострелковых дивизий и полков (соответственно 193 и 523 у танковых) не говорит об их количестве, хотя в военное время они наверняка достигли бы этих цифр (может быть, только кроме танковых дивизий, техники для которых хватило бы не более чем для 80). В это число входят и формирования военного времени (ФВВ), развертывание которых планировалось после 2-3 месяцев войны (если она позволит).

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  У.Соболева "Отшельник" (Современный любовный роман) | | С.Шавлюк "Я с тобой не останусь" (Современный любовный роман) | | В.Свободина "Императорский отбор" (Любовное фэнтези) | | Ю.Рябинина "Острые грани любви" (Короткий любовный роман) | | М.Анастасия "Рейс Љ103 Нью-Йорк-Москва" (Женский роман) | | О.Обская "Дублёрша невесты, или Сюрприз для Лорда" (Попаданцы в другие миры) | | CaseyLiss "Демон для меня. Сбежать и не влюбиться" (Любовное фэнтези) | | В.Десмонд "Золушка для миллиардера " (Романтическая проза) | | K.Favea "21 ночь" (Романтическая проза) | | Р.Навьер "Никто об этом не узнает" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"