Логинов Анатолий Анатольевич: другие произведения.

Семь дней в июне.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
  • Аннотация:
    Взгляд простого техника на 7 дней после переноса РФ в 22.06.41 г. Закончено.

  День первый. 26.10.2011/ 22.06.1941. майор запаса Анатолий Логунов, старший инженер фирмы 'Юнитсервис', военный пенсионер, ВУС - авиационное оборудование.
  
  Семь часов утра. Самый крепкий сон и в этот момент звучит музыка мобилы.
  'Черт, кому не спится? Опять что-то начальнику понадобилось?' - Мысленно вспоминая недавно перечитанный малый боцманский загиб, беру мобильник.
  Незнакомый официальный голос спрашивает мои фамилию, имя, отчество. Какого черта? Номер незнакомый, но кажется... точно, моего района. С негодованием в голосе спрашиваю, кому и зачем такие данные потребовались. В ответ, извинившись, говорящий представляется майором Белокопытовым, начальником третьего отдела Н-ского военкомата.
  'Ничего себе! Что-то случилось?' - Пока эти мысли крутятся у меня в голове, майор сообщает, что мне срочно необходимо прибыть в военкомат с тревожным чемоданчиком. На мой вопрос. - А как же работа,- следует ответ, что на работу мне сообщат и что я мобилизован в соответствии с Указом президента РФ.
  Вот ничего себе новости! Но, может быть, кто-то просто пошутил? Пробую перезвонить на опознанный номер Белокопытова. Занято. Ладно, попробуем по-другому. Иду в прихожую, где у меня стоит стационарный телефон и лежит справочник номеров нашего района. Звоню в райвоенкомат. Опять занято. Черт побери, неужели приход Большого Полярного лиса? Но... в таком случае моему городку точно достанется по полной программе. Дело в том, что в соседях у меня живет много-много диких "летучих мышей". И вроде их часть, которую то ли разогнали, то ли просто замаскировали. Так что городку от вражеских щедрот точно достанется, даже если близость к Москве не учитывать. Ругаясь, снимаю с антресолей свой старый чемоданчик, быстро складываю в него несессер с шильно-мыльно-бритвенным и начинаю копаться в шкафу, разыскивая необходимые одежду и снарягу. Тем временем подходит проснувшаяся, услышав мой разговор, жена и, отстранив меня, начинает доукомплектовывать чемоданчик. А я, надев новую камуфлированную техничку и нацепив под нее старую, прошедшую со мной половину службы портупею, мягкую, разношенную, да еще и, в отличие от современных образцов, с плечевым ремнем, пытаюсь выловить новости из радио (пусто), телевизора (пусто), Интернета (вообще отсутствует, как класс).
  Поняв, что ничего непонятно, звоню на работу. Вообще-то мы работаем со всеми регионами, и поэтому у нас в офисе всегда дежурит оператор. Ну вот, дозвонился. Новости еще более ошеломляющие. Оказывается, по связи с клиентами из Министерства Обороны пришел сам текст указа, а потом вся связь и Инет вырубились. Кстати, попробую звонить по мобиле - теперь и он молчит, зараза. Хорошо, что жена успела позвонить сыну, тот обещал приехать и забрать ее в деревню, на дачу.
  Так, все готово. Молча садимся на диванчик в прихожей. Обнимаю жену, привычно целую, словно просто ухожу по тревоге, как больше двадцати лет до этого. Глажу выскочившую в прихожую и недоуменно мяукающую кошку, подхватываю чемодан.
  Все, отрезано. Мир закончился, похоже. Но что же конкретно случилось?
  Спускаюсь на лифте не один - живущий этажом ниже сосед, тоже, насколько я знаю, из этих... "мышек", в камуфляже, с офицерской сумкой нового образца (а я такую так и не получил, компенсацию деньгами дали), приветливо кивает. Молча доезжаем до первого этажа, молча выходим во двор, и лишь у калитки так же молча пожимаем друг другу руки и киваем на прощание. Пусть мы до этого и не здоровались, да и знакомство наше даже шапочным можно назвать с большой натяжкой, но мы оба сейчас чувствуем одинаково.
  Ого, а на улице-то. Во-первых, странное солнце, летнее, и жара. А во-вторых... Сразу вспомнилось, что писал один мой любимый писатель: 'Как на проспекте в день тезоименитства Его Высочества'. Всюду видны спешащие люди в камуфляже и гражданке с чемоданчиками и сумками, мелькают патрули и бегущие посыльные. Вот ведь, а говорили солдат в нашей армии не хватает. Нашлись же... Додумать эту мысль мне не дают. Встреченный патруль, лейтенант и два сержанта с АКСУ, останавливает меня. Хм, документы? Ну, держи удостоверение. Лейтенант внимательно вчитывается, поглядывая время от времени в мою сторону. Куда-то звонит, потом говорит:
  - Товарищ майор, вы должны пройти с нами до остановки.
  Странно, за шпиона приняли, что ли? Или обычный бардак, каковым всегда отличалась наша родная армия в начале любой войны? Пожимаю плечами и отвечаю, стараясь не выдавать своего волнения: - Раз должен, пойдем - те, - выделяя голосом окончание слова.
  Быстро добираемся до остановки, на которой в мирное время останавливались автобусы, едущие в соседние деревни. Сейчас там стоит, удивленно оглядываясь по сторонам, несколько человек, столик с сидящим за ним капитаном в полевой форме и военный автобус, крашенный в защитный цвет, а что самое непонятное - без номеров. Что-то этот расклад начинает меня напрягать. Летеха отдает капитану мое удостоверение и тот сразу радостно улыбаясь во все 'шестьдесят четыре' (целых!, а у меня, сцуко, после Забайкалья и четверти не наберется) зуба, достает из лежащей на столе папки стандартный бланк армейского предписания и вручает мне.
  Ох, тра-та-та-та-та, сказал глупый король, потому что других слов у него от возмущения уже не было... Это ж кому такая мудрая мысль в голову пришла, а? Поубивав бы! В общем, назначили меня за моей спиной начальником группы обслуживания изделия В-8 в в\ч ххххх, а говоря по-русски, а не по-военному - сунули на обслуживание вертолетов, судя по всему, спецназовских. Ёлки! Вам не смешно? Мне тоже. Человека прослужившего двадцать с лишним лет на МиГах и закончившего службу на "Бэкфайрах", бросить обслуживать вертолеты... даже не знаю с чем сравнить.
  Ладно, а что еще за бумаги мне подсовывают? Ахренеть, список группы. Так, это вот они и есть. Ух, красота... Ни одного спеца, все либо после института, либо вообще танкисты со стрелками. И с этим я должен работать? Хотя нет, вот один радист есть. К тому же сержант.
  Пока я (мысленно, конечно), перечитываю бумаги, одновременно перечисляя всех известных мне родных и близких всего руководства МО, а также их противоестественные связи и не менее противоестественные наклонности, все мы садимся в автобус, который и увозит нас в неизвестность. Слава Богу, недалеко. Ага, теперь-то я узнал, что скрывается за забором и лесом, видимым из моего окна.
  - Выгружаемся! - командую я, как только мы подъезжаем к небольшому зданию, явно штабу, судя по вбегающим и выбегающим из него военным. Народ реагирует вяло, некоторые просто смотрят на меня как на непонятную помеху, типа "чего орешь, такой красивый". Ну, это мы уже проходили. Командую снова, на этот раз с применением всей армейской лексики в полном объеме.
  Помнится, как-то меня оператор с фирмы заставил несколько раз со станции на станцию попрыгать, в метро, чтобы я догнал курьера. Ага, я - инженер, должен был догонять курьера, который мне ЗИП передаст. Ну, я тогда по-настоящему разозлился и, забывшись, выдал ему по мобиле все, что о нем и курьере, который управляет фирмой, думаю. Помню, в час пик на станции Кузнецкий мост вокруг меня было пусто, как в поздний вечер воскресенья.
  Так, и на этих оболтусов подействовало. Ничего, вы у меня еще научитесь дисциплину любить, развиздяи.
  Сзади доносится чей-то смех. Оборачиваюсь. Отлично, дежурный по штабу. Представляюсь, сразу стирая с лица молодого летехи все веселье. Точно, у 'сапогов' майор - большая шишка, не то, что в авиации. Хотя у меня было офицеров в подчинении, наверное, больше, чем во всей этой части со всеми службами. Специфика у нас такая.
  Уточняю у лейтенанта Кузьмина, какие имеются приказы по моей части и отправляю своих архаровцев на склад, под командой единственного сержанта и в сопровождении посыльного. Сам же, вместе с дежурным, захожу в штаб. Начинается самое важное из бюрократических действий в армии - нас включают в списки части, оформляют приказы и выдают предписания.
  Через полтора часа, замотанный донельзя, вместе с тем же посыльным по штабу, что ходил до того с моим личным составом, добираюсь до склада. Изнывающие в ожидании бойцы радостно галдят, заметив меня и строятся без всякой моей команды. Молодец, сержант, сумел себя поставить.
  - Сейчас получаем форму и оружие, затем идем в казарму, - довожу до построенных парней дальнейшие наши действия, и, заметив вопрошающие взгляды, добавляю, - там сдаем оружие, размещаемся и обедаем. Война войной - а обед по распорядку.
  Все веселеют. Ну да, на ходу проглоченный мною бутерброд организм уже давно забыл и требует подкрепления сил, а большинство солдат явно в том же состоянии. Пока подчиненные получают обмундировку, я иду в оружейку.
  Да-а, мечта милитариста. Помню, на складе у нас в Д..., в гарнизоне в общем, чего только не было. Но этот склад выглядит по сравнению с тем, как современный супермаркет по сравнению с деревенским магазином семидесятых годов. А ведь по внешнему виду и не скажешь. Хорошо живут мыши... летучие... ага.
  Толстый прапорщик (странно, почему на практически каждом складе начсклад - толстый прапорщик?) с недоверием поглядывает на мою техничку, а потом в бумаги. Ну, давай, давай, думай. Наконец он решается и спрашивает.- Товарищ майор, а зачем вам столько стволов? - Интеллектуальный, блин, вопрос. Зачем? А шоб було. Не зря я писарям пару литров спирта обещал, да. Придется и этому отстегнуть, иначе ведь не отстанет. Быстро договариваемся. Всего литр, которого у меня еще нет, и я - счастливый обладатель 'Дротика' с тремя обоймами на двадцать четыре патрона каждая, стандартного 'Макарки' с двумя обоймами, а также обычного 'малыша' АКСУ и четырех магазинов к нему. Нормальненько. Вешаю ПМ в кобуре на свою портупею. Интересно, что лицо прапорщика сразу меняется и он, наклонившись ко мне, шепотом предлагает еще парочку гранат. Не, это лишнее. И так хапнул достаточно. Деликатно отказываюсь, тем временем складываю остальное 'железо' в позаимствованную у того же прапорщика сумку.
  Дождавшись прибытия подчиненных, контролирую получение оружия и боеприпасов, а потом, отправив колонну в казарму, за исключением одного бойца, иду получать вещевое.
  К казарме идем вдвоем, навьюченные 'по самое не могу'. Сдав лишнее пока оружие на хранение дежурному по части, бросаю все полученное на койку в четырехместном кубрике, куда меня поселили, и бегом догоняю идущих на обед.
  После обеда узнаю две новости. Одна приятная, прибыли еще два человека: лейтенант-cамолетчик и прапорщик-прицельщик. Уже легче. А вторая... Вот про нее еще не понял, но меня вызывают в штаб на совещание. Посмотрим. Может хотя бы доведут, что же, в конце концов, творится на свете. Конечно, двадцать лет армейской жизни приучили спокойно ждать новостей, но знать то хочется. Тем более, что бойцы уже все возможные причины происходящего перебрали - от нападения НАТО до атаки инопланетян из космоса. Хорошо, что мои заботы почти не оставляют времени для раздумий, а то мозги точно вскипели бы.
  Совещание проведено в темпе 'престиссимо'. Уважаю разведку! Короче, довели обстановку и поставили задачу к послезавтра быть в полной готовности.
  Когда командир, подполковник Чайка, начал описывать, что же происходит на западных границах, я натурально оффигел. Никогда не говори никогда или бойся своих желаний - они и исполниться могут. Это ж получается, фантастика в очередной раз стала былью? Или все же наша разведка ошибается и никакие это не немецко-фашистские войска? С другой стороны - пусть лучше они, хотя бы шанс есть, может сообразит наша 'элита', что у нее есть возможность стать первой в мире и что проигрыш в данном случае равен уничтожению.
  Впрочем, все постороннее в сторону. Времени на освоение, расконсервацию и подготовку техники - всего сутки. Поэтому сразу после совещания собираю вначале командиров, а затем и весь личный состав. Идем в ангары и допоздна изучаем матчасть. Книги, описания, технологические карты, описания...
  Уже поздно ночью добираюсь до кубрика и еще час чищу от смазки все полученное оружие. Остальные будут заниматься этим завтра.
  Заваливаюсь спать с мыслью о жене и детях. Пока засыпаю, успевает присниться нелепый сон - я еду в густом осеннем лесу, сидя в ИС-2, почему-то покрашенном желтой краской, вместе с колонной из автобусов и троллейбусов (хи-хи).
  
  День второй. 27.10.2011/ 23.06.1941. майор Анатолий Логунов, начальник технического отряда, ВУС - авиационное оборудование
  
  За что я уважаю армию - тебя даже против твоей воли заставят заниматься полезным делом. Ну, кто на гражданке заставил бы меня вскочить в шесть утра и помчаться бегать или делать зарядку? Никто. А самому - точно лень. Да и спать охота. Зато сейчас пробежался метров восемьсот и с удовольствием немного размялся. Больше не успел - вызвали. Пришлось оставить за себя лейтенанта, Игоря Крупнова и сержанта, Виталия Воробьева. Пусть следят за порядком, на завтрак группу сводят, оружие почистят, инструмент рабочий на складе получат.
  Вызвали меня не зря. Оказывается прибыли экипажи на вертолеты. Ну, наконец-то. Хотя бы свое, авиационное начальство появится. Появилось, точно. Два вертолетчика - майора, командир звена и его заместитель. Сели c ними разбираться, что и как. Разбирались долго. График работ, распределение личного состава, наличие запасных частей, керосин и средства контроля, инструмент ... Тем более что поступило еще одно 'ценное указание' - подготовить небольшую передовую команду для возможного перебазирования. А тут еще выяснилось, что на один вертолет борттехника так и не прислали. Тогда я немного подумал, потом подумал еще..., и записался сам. Типа многостаночником буду. Вот и буду я начальником передовой команды, да еще и бортачом вдобавок. Ведь борттехник - это 'не только ценный мех', но и льготная выслуга плюс к уже выслуженному. А вы думали? Как говорилось раньше в шутку - Уходя с аэродрома, прихвати кое-что для дома! - Так что и выслуга тоже лишней не будет. Война войной, а о мире помнить надо.
   После совещания взял пару бойцов, прапорщика и отправился на склад горюче-смазочных материалов, получать эти самые смазочные и, особо, горючие материалы. Традиционный процент сразу ушел кладовщику и его начальнику, остальное отволокли в ангар в мой кабинет и заперли в надежный современный сейф. Такого даже у начфина нет, я себе спецом выписал и сегодня поставил. Иначе ни погреть, ни смазать, ни обезжирить нечем будет, ха-ха-ха.
  Наконец-то приступили к основной работе. Начали расконсервацию сразу трех машин. Теперь главное - контроль, контроль и еще раз контроль. Вспомнился по аналогии один дебильный американский фильм, в котором вертолет упал из-за раскрутившегося на тяге винта. Ага, так и дали этому винтику раскрутиться. Все что может раскрутиться в авиации всегда должно быть законтрено! Иначе тот, кто этого не сделал и тот, кто это контролировал, залетят далеко и надолго. Впрочем, может у них так и положено? Был же еще один фильм, основанный на реальных событиях, о том, как падали Ф-16 от того, что перетирался провод питания электродистанционной системы управления? Ну как может такое быть, я так и не понял и никогда не пойму. В нашей технике такой провод закреплен на каждом сантиметре, если не миллиметре, половину хомутов смело выкидывать можно, а у них болтается.
  - Бараны, бл...!
  Не это я уже не про американцев. Это я про тех 'специалистов', с которыми мне работать и работать. А еще и воевать, скорее всего. Надо же ухитриться перепутать разъемы! Блин, а лейтенант куда смотрел! А борттехник где? Придется поговорить с ними 'на вы', то есть выучу, высушу и выпрямлю. Ох, блин, еще байонет поворотный сломали, один разъем полностью менять надо, и блоков таких запасных нет. Придется разъем ремонтировать. Вот прапорщику и инструмент в руки. Честно говоря СНЦ - разъем для ремонта удобный, если допустим ножку одну контактную поменять - проблем нет. Паять не надо, специальной приспособой обжал провод в ножке, другой ее на место вставил - и все. Но тут-то их больше пятидесяти! Попробуйте повторить одно и тоже пятьдесят раз, не перепутав абсолютно одинаковых проводков и не сбившись в размещении ножек. Одно неправильное соединение - и можно прощаться с блоком.
   - Прапорщика Еремина вызвали?
  - Так точно, тарщ майор, сейчас будет.
  - Значит так. Как прибудет - за ремонт. А вы, 'работники ножа и топора' - по два наряда на уборку. Понятно?
  - Тарщ майор, а вопрос можно? - это рядовой Бабинов, он из студентов, да еще и платников. Хитропопый до ужаса. Но на всякую хитрость мы всегда можем ответить армейской беспринципностью.
  - Можно, если хотите задать.
  - Тарщ майор, а в уставе нет такого наказания...
  - Рядовой, а что в уставе написано про выполнение приказа?
  - Тарщ майор, так незаконный приказ можно не выполнять.
  - Молодец, боец. Устав знаешь. А что там написано про невыполнение приказа в военное время? И что написано в законе о саботаже и умышленной порче военного имущества с целью подрыва боеготовности части?
  - Э-э-э, - начало обнадеживающее, немного задумался.
  - Так вот, если хотите, то я могу по закону военного дознавателя выделить..., - замолкаю и внимательно смотрю на начинающее понемногу покрываться 'цветами побежалости' лицо. Дошло.
  - Так что, будем выполнять приказы или будем шутки шутить?
  - Есть выполнять приказ, тарщ майор!
  Внимательно осматриваю работающих за другими стендами и на вертолете. Большинство, даже и слушавшие разговор, продолжают 'крутить гайки', делая вид, что их это не касается. Но, думаю, правильный вывод сделают все. Надеюсь. Потому что работы и так выше крыши, а заниматься воспитанием некогда.
  Напряженная работа, с небольшими перерывами на обед и ужин, длится весь день. Наступают по летнему поздние сумерки, когда мы наконец начинаем гонять двигатель, или как говорят в авиации 'газовать', на первом полностью подготовленном вертолете. Когда же внезапно для нас наступает натуральная летняя ночь, полностью готовы к полетам почти все вертолеты, кроме одного. На нем все еще ремонтируют блок, пытаясь найти неправильно установленные ножки. Надеюсь, до завтра найдут.
  Едва останавливается винт крайнего из подготовленных и проверенных вертолетов, как в части начинается что-то необычное. Забегали бойцы, что характерно, с оружием, из бокса пару бронников вывели. Что-то случилось, интересно?
  Наконец-то и про нас вспомнили. Прибежал сам начштаб с двумя десятками бойцов и летчики. Женщины легкого поведения на месте своей работы! Остается только материться. Лучше бы не вспоминали, правда. Ну как я выпущу машины без облета? А выпускать придется, черт побери.
  Большая банда, человек в пятьдесят, разграбила санаторий неподалеку от нас и рванула в сторону Москвы. На что надеются непонятно, в городе военных сейчас море, все вокзалы забиты. Правда в области их практически нет, даже ОМОНа не больше трети оставили, остальные к фронту маршируют. Вот и распоясались какие-то сволочи. Самое неприятное - ОМОН за этими падлами не успевает, да и неизвестно, успеют ли в Москве кого-нибудь кроме местных милиционеров подтянуть. Хотя кипеж там явно неслабый, все на ушах стоят. Еще бы, такие дела, да у самой столицы. А то еще глядишь, они до Рублевки доберутся, до дач нашей 'элиты', прости господи за такое слово. Тамошняя охрана против этих и полчаса не выстоит, судя по информации. Уцелевший охранник санатория, говорят, даже несколько пулеметов заметил. Слава Богу, ни гранатометов, ни ПЗРК не замечено, что радует. Не хватало еще людей и вертолеты в собственном тылу терять.
  Хреново, надо что-то решать. С одной стороны, выпустить машины без облета я не могу, с другой - командование приказывает. Летуны клянутся, что местность как свои пять пальцев знают, командир нашей летной группы - за полет и на меня нехорошо поглядывает. Ему что, передал приказ и лети. Нравится жизнью своей и доверенных ему людей рисковать, похоже. Молодой, и опыта такого, как у меня, нет. Послужит с мое, узнает, как лихо твои непосредственные начальники сдают тебя в лицо. Был у меня такой случай, был. На полетах втроем остались, с трудом все самолеты успевали обслуживать. А тут ЧП - на одном самолете отказ указателя скорости. Ну не успели мы его как следует проверить. А ведь я докладывал, что не успеваем. В результате сам же и виноват оказался. Тот же самый заместитель командира по инженерно-авиационной службе, что обслуживать полеты приказал, от своих слов отрекся и заявил, что надо было отказаться полеты обслуживать. Вот такие вот пироги с котятами.
   Смотрю на часы на приборной панели вертолета. Прошло целых пять минут после того, как прибежал начштаба. Надо что-то решать. А, черт с ними, дальше фронта не пошлют, меньше взвода не дадут, да и на хлеб с маслом я уже давно сам умею зарабатывать. Беру ручку и пишу в журнале подготовки: 'Облет вертолета по программе ночных полетов разрешаю. Командир технического отряда: М-р (подпись)', после чего отдаю его командиру. Тот читает, улыбается и подтверждает мое разрешение своей подписью. Правильно, командир, помирать так с музыкой. Как говорил один из героев фильма: - Сядем усе.
  Во все четыре исправных вертолета загружаются группы спецназовцев. Тоже, если подумать полная хрень. Людей специально подготовленных для тонких, ювелирных, можно сказать, операций за линией фронта, используют как простых мотострелков. Ну ладно, учитывая вертолеты - как десантников. Хрен редьки не слаще, в принципе. Ох, любят у нас в стране микроскопами гвозди забивать, прямо-таки обожают.
  Взлетаем. И я тоже. Сцуко, не люблю ведь эти 'мельницы' летающие, 'кофемолки с понтами'. Давно не люблю, с тех самых пор, как во время войсковой стажировки в Саратовском вертолетном училище на тамошнем Ми-8 полетал. Душу вытрясло хуже, чем в тракторном прицепе на неровной сельской дороге. Да и последующий опыт оптимизма не прибавил. Летать на вертолетах, возрастом превосходящих тебя на пару лет, как-то, знаете ли, некомфортно и оптимизма не добавляет. А других в нашей истребительной авиадивизии не было. Связь и переброска срочных грузов, включая опытных специалистов и штабников, ага. Хотя в этом 'Мишке', Ми-8МТКО, все совершенно по другому. Вибрации не чувствуется, сиденья можно сказать комфортные, все же пластик поверх железа, да и шлемофон удобный. Даже бронежилет какой-то люксовый, по сравнению с тем, что в свое время таскал и не ощущается. Да и пулемет, на кронштейне с коробкой, в которой одна сплошная лента на пятьсот патронов, в полном моем распоряжении, как борттехника, радует. Летим, однако. Трясет, как ни странно, не очень.
  А интересно, везде огни горят, как ни в чем не бывало, никакой светомаскировки. Кому война, а в Москве и Подмосковье все по мирному. Ну да, здесь же столько 'уважаемых людей' живет, кто же их ограничивать будет. Это вон у жены в доме свет после двадцати принудительно отключают, а в каком- нибудь элитном 'Гайд-парке' окна светят, как ни в чем не бывало. Правда, машин на дорогах почти не видно, лишь изредка пятачок света от фар мелькнет.
  
  День третий. 28.10.2011/ 24.06.1941. майор Анатолий Логунов, начальник технического отряда, ВУС - авиационное оборудование.
  
  Просыпаюсь рывком и с тяжелой головой. Гляжу на наручные часы. Блин, можно было еще полчаса спать. После вчерашних полетов начальство щедро дало технарям четыре часа сна, а летчикам даже шесть. Я же, как дурак, проснулся через три с половиной. И все, сон как отрезало, только голова тяжелая.
  Пока умываюсь и прочее, вспоминаю ночные 'приключения'. 'Ну дела, ночь была, все объекты разбомбили мы дотла'. Бомбить мы, конечно, не бомбили, не тот профиль, а вот пострелять пришлось основательно. Настигли мы этих гадов быстро, одно дело по дороге, хоть и в автомобиле, а другое - в небе на вертолете передвигаться. Все-таки я современным партизанам не завидую. Повезло нашим прадедам и дедам - у врага ни прицелов ночных, ни радиолокаторов. Ночью пока в упор не столкнулся или осветительными бомбами не забросали - считай, что и не виден. А сейчас... Посмотрел я на приборную доску у летчиков, пока подлетали. Все как на ладони. Вот машины, вот дорога. Еще немного подлети и стреляй на выбор, как куропаток. Вот и подлетаем.
  Тут внезапно откуда-то из-за деревьев вынырнул ярко окрашенный вертолет. ГАИшники, иху так. Идиоты! Не успели они как следует осветить колонну своим поисковым прожектором, как на одной машине заклубился ясно видимый в приборы шлейф огня и дыма. Выстрел из противотанкового гранатомета! Сцуки! ....! Засвечивая приборы ночного видения, вертолет ДПС как бы вспухает изнутри яркой вспышкой взрыва и начинает, как мне кажется, медленно разваливаться в воздухе.
  Пара секунд и я уже сижу на специальной сидушке, разворачивая пулемет в услужливо сдвинутую одним из бойцов дверцу. Краем глаза успеваю заметить, как двое бойцов готовят к стрельбе длинную, похожую на противотанковое ружье, крупнокалиберную снайперскую винтовку. Вертолет входит в правый вираж и я, вслед за летящими впереди, открываю огонь. ПНВ приподнят вверх, все равно его засветит огонь в надульнике 'Печенега', и я стреляю, ориентируясь на разгорающиеся внизу очаги пожаров и трассеры впереди летящих вертолетов. Феерическое зрелище - ночная стрельба. Лента через каждые четыре патрона заряжена одним с трассирующей пулей, отчего в темноте в сторону неприятеля тянуться длинные, постепенно исчезающие огненные дорожки. Стреляем, как мне кажется недолго, передняя пара садится где-то в стороне от горящих машин, а мы продолжаем кружить в воздухе. Зачистка и обратный путь пролетают практически незаметно и вот мы уже на аэродроме. Из одного вертолета выволакивают 'языка' и быстро, бегом уводят его куда-то.
  Умывшись, иду в столовую, а по пути заглядываю к ангару. Работа кипит, отремонтированный вертолет уже стоит на площадке в готовности к газовке двигателя, еще на паре заканчивают устранения неисправностей. Бегло проконтролировав работы, расписываюсь в документах и дальше иду уже вместе с лейтенантом. Игорь на ходу докладывает о выполненных работах, а меня, машинально запоминающего важные моменты, гложет мысль, как бы попасть сегодня домой. И еще любопытно было бы узнать, что это за бандформирование такое неподалеку от столицы как у себя дома шарится. С пулеметами и даже противотанковым гранатометом. Но нам, конечно, никто ничего не расскажет. Не тот уровень, да и 'меньше знаешь, крепче спишь'.
  После завтрака, совмещенного с обедом, совещания и организации очередных работ удается, по предварительному согласованию с командиром, смотаться на АПА к дому. Я бы конечно предпочел что-нибудь не столь экзотическое, какую-нибудь легковушку, но что поделаешь, среди подчиненного мне автотранспорта есть только один 'луазик'-вездеход в совершенно и абсолютно неподвижном состоянии. Даже удивительно, потому что весь остальной автопарк в части содержится на отлично, снятые с хранения спецавтомобили, типа того же аэродромной передвижной электростанции (АПА), ездят без проблем.
  По дороге узнал, почему 'луазик' неисправен. Шофер рассказал. Он хотя тоже из мобилизованных, но шоферы между собой плотнее общаются, интересов общих много. Я плакаль... Блин, один в один как в нашей части с такой же машинкой было. Этот вездеходик числится еще и плавающим. Ну, естественно его сразу же решили в роли амфибии испытать. Только вот есть у нас, русских, давно замеченная мною особенность - инструкции мы читаем после того, как механизм сломается, а не до его включения. Так и в этом случае, инструкции никто понятно читать не стал, заправили, сели и поехали. И даже пропыли сколько-то по речке, ага. Только вот перед тем как плавать на этом агрегате, надо сначала множество точек загерметизировать специально приложенными в комплекте заглушками. Поэтому плывшая по воде машина сначала начала слегка наполняться водой, на что наши бравые 'гореплаватели' и внимания особого не обратили, а потом резко утопла. Экипаж резво выбрался на берег, тем более что речки в Подмосковье, если подойти с нормальными мерками, ручьи скорее напоминают. Машину вытащили позднее, после того, как все участвующие получили плоды из семейства дыневых от командира части. А вот сообщать наверх и соответственно, получать дыню самому, тогдашний командир не решился. Поставили горе-амфибию в гараж, якобы и законсервированную и все. Так и остались я и командир летной группы без положенной машины.
  Хорошо, что дома побывал. Оставил жене полученную от начфина сумму, немного продуктов, того самого 'гасээма', про который пишут, что это целых пять раз он, и, на всякий случай, 'макарку' с патронами. Благо жена с ним довольно ловко управляется, в Германии с женами военнослужащих часто стрельбы проводили. Раз уж тут такие непонятные банды бродят, пусть у моей шанс будет. Небольшой, но не лишний. Наскоро с женой новостями перекинулись, узнал как она, как дети. Дочь, оказывается, по-прежнему в своей фирме трудиться, у них там в связи с войной работы даже прибавилось. Ну, с энергетикой связано, понятно, что в таких условиях важнейшее направление. С сыном тоже все в порядке, он у меня в военной конторе работает, их мобилизация не затронула. Ну, хотя бы про своих узнал, теперь на душе спокойнее, можно воевать дальше.
  Вернувшись в часть, успел посмотреть телевизор в комнате отдыха, куда всех собрал замполит, то есть тьфу, по-новому - заместитель командира по воспитательной работе. Показывали взлет на бомбежку тылов врага моих сослуживцев по Дальней Авиации. Красиво, черт побери. Когда показали взлет Ту-22М, большинство из моих ребят косились на меня. Да, это точно наши, родной пятьдесят второй гвардейский, даже пейзаж аэродромный знаком до боли... Интересно, как они там? Думаю, без потерь. Все же фрицам против современных бомбардировщиков бороться нечем. Не то, что 'грызунам', которые один самолет моих однополчан все же сумели сбить. Вечная вам память, парни, погибшим, выполняя свой долг. Вечная память и вечная слава.
  После показа разошлись по работам. У нас в принципе все уже было готово, но лишний раз проверить не помешает. Тем более что основная часть бойцов, под командой лейтенанта Крупнова, отправились на полигон. Командование выделило аж по два рожка на стрельбы вспомогательного, в сущности, подразделения. Хотя, кто его знаете, на войне всякое бывает и тыл фронтом может стать запросто, так что пусть учатся. Хуже не будет. Жаль, самому пострелять не удастся, но мне тут местный оружейник все пристрелял еще сутки назад и к нормальному бою привел. Так что обойдусь. Да и других дел полно.
  Пока работал с документами и осматривал матчасть, появилось время подумать и о происходящем. Удивительно, но наше начальство, похоже, совершенно не собирается применять 'эйч-бамб'. Почему бы? Обдумывал и так и этак, но все же пришел к определенным выводам.
  Первое, конечно, заключается в нежелании заполучить неподалеку от своей территории радиоактивные зоны. Чтобы там не болтали про 'чистую бомбу', любая, даже нейтронная боеголовка дает сильное радиоактивное заражение местности. Оно нам надо? Особенно с учетом радиофобии после Чернобыля, всех этих слухов о мутантах и тому подобном
  Второе, если подумать, тоже очевидно. Германские верхи не желали сдаваться даже после превращения почти всей страны в развалины и потери девяти миллионов гражданских. В одном Дрездене по данным полиции погибло столько же народу, что и в Хиросиме. Почему наши верхи должны надеяться, что в случае применения атомных бомб они капитулируют? Японцы, например, чтобы штатники не говорили, сдались не от атомных бомбардировок, а после начала советского наступления. К тому же ОДАБы действуют немногим хуже и местность не заражают. А потери сухопутных войск... когда нашу 'элиту' останавливали потери простых солдат? Не при царях, ни при коммунистах, ни, тем более, сейчас. По этому поводу они точно переживать не будут.
  Ну и наконец, третье. Если мы хотим стать 'Империей Добра' этого мира, то нам тем более незачем делать европейцев своими врагами. Наоборот, думаю сейчас вовсю разворачивается обработка всех дипломатов, которые у нас сидят, в Генштабе и Министерстве Иностранных Дел вовсю бумажки кропают, планы разрабатывая, как мы всех этих 'нищасных еуропов' возьмем и освободим, да еще и в Европейский Союз объединим. А что, при нашей, пусть и разваленной экономике, да еще Европу добавить, всем остальным претендентам на это место остается только локти грызть.
  Не уверен, что прав, но скорее всего именно так у нас в верхах рассуждают и действуют. Наше правительство конечно, не столь открытое как в Прибалтике, где помниться, даже по интернету заседания показывают, но в принципе довольно предсказуемое в своей политике.
  И тут меня вообще осенило. Этот самый северный на свете пушной зверек, это ж вслед за внешними пертурбациями точно внутренние разборки грянут. Начнется такая борьба за власть, что только держись. Как в том анекдоте о мире: 'Будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется'. Бляха от ремня, и чего я такой умный? Тянул бы себе армейскую лямку и радовался, что нацистов бьем, а я еще и грядущие перемены высчитываю. 'Чтоб тебе жить в эпоху перемен' - так китайцы ругаются, насколько помню. Вот я точно вижу, что ждут нас перемены, причем эпохальные. К лучшему или нет, будем посмотреть.
  День заканчивается совещанием у командира. Подполковник смотрит явно весело, тоже маньяк боевой, как и все спецназеры, блин. На завтра на 12-00 назначено перебазирование. Летный эшелон самостоятельно, а остальные с Внуково на транспортниках. В Березу, так ее и разъэтак. Похоже, наши к наступлению начинают готовиться.
  
  День четвертый. 29.10.2011/ 25.06.1941. майор Анатолий Логунов, начальник технического отряда, ВУС - авиационное оборудование.
  .
  Утро проходит без сюрпризов. Постепенно готовим технику, я еще успеваю зайти в штаб и по телефону связаться с женой. Слава Богу, у нее все спокойно, у сына - тоже. Жалуется на перебои с продуктами и высокие цены. Особенно плохо с сахаром, мукой и чаем. Ну да, все же мясо и овощи у нас в городке по-преимуществу местные, с соседних деревень, только теперь в Москву больший процент уходит. Ну и всякие экзотические фрукты вообще исчезли вместе с окружающими странами из будущего. Жена успевает еще рассказать, что всякие перекупщики с кавказским акцентом и гастарбайртеры пропали, как по волшебству. Похоже, наши власти заодно и тылы почистили? Не ожидал от них такой прыти. Хотя, Громов все же генерал боевой, да и областью уже давно командует, сообразил чем в военное время игрушки с ценами на рынках и безработными иностранцами закончиться могут и среагировал, как положено, а наверху разрешили. Удивительно, что разрешили. Я все думал, что ни за что не согласятся на такое 'попрание общечеловеческих ценностей'.
  Впрочем, это все лирика. Пока наземный эшелон сворачивается, контролирую, чтобы мои взяли все необходимое на новом месте, и накачиваю лейтенанта. Ну, а потом, несколько успокоившись, иду к взлетной площадке. Сержант Воробьев докладывает о выполнении предполетной подготовки. Что же, остается только ждать разрешения на вылет. Долго ждать не приходится, точно в одиннадцать пятьдесят один за другим запускаются двигатели наших 'вертушек' и ровно в полдень первый борт отрывается от земли. Вертолет, на котором я лечу борттехником, взлетает крайним и пристраивается в конце летящим колонной пар остальным машинам.
  Перелет идет совершенно буднично, даже, я бы сказал скучно. Хорошо, что я прихватил с собой 'наладонник', перечитываю залитые в него книги. Пассажиры убивают время сном или болтовней, лишь один, невысокий, но крепкий сержант, похожий на уменьшенную копию Рэмбо, только без его тупости на лице, читает книгу. Проходя по салону и осматривая вертолет, успеваю подглядеть, какую. Ха, наш человек, читает о наших десантниках во время войны. Возвратившись на свое место, открываю тоже книгу о войне. Правда не о той, которая одна в народе называется просто войной, а о другой, которая не состоялась и теперь уже точно не состоится. Читаю о гражданской войне на Украине. Нет, все таки непричесанный электронный вариант мне нравится больше, чем отредактированной бумажный. Вся экспрессия книги после вроде бы незначительных поправок ушла. Конечно, в неотредактированном варианте мата вроде бы слишком много было. Так ведь на войне в армии матом не ругаются, на нем разговаривают. А книга действительно жизненная, не зря говорят, что автор в процессе ее написания заработал инфаркт. Дочитываю, плохая привычка - быстрочтение. Если другим на неделю и одной книги много, то мне в сутки до двух мало. Смотрю в иллюминатор, а то память КПК не резиновая - надолго книг не хватит. Интересно, что в воздухе практически пустынно. За время полета до Смоленска нам попадаются лишь несколько летящих в стратосфере самолетов, судя по скорости изменения следа, истребителей, и все.
  Садимся в Смоленске. Вот тут, контрастом к пустынному до того небу, военный аэродром кишит жизнью. С ревом взлетают пары МиГов, на стоянке среди капониров мельтешат люди и автомобили. С удивлением замечаю примерно два десятка 'двадцать седьмых' МиГов, которые стоят на ЦЗТ* и явно планируются к перелету, потому что около них разъезжает несколько топливозаправщиков и АПА. Неужто и такие машины откуда-то с хранения сняли? Хотя, почему и нет, штурмовик из этого самолета, благодаря изменяемой стреловидности крыла, куда лучше, чем истребитель. А уж его шестиствольная тридцатимиллиметровка - это вообще нечто бесподобное. Помню, на полигоне видел, как во время очереди самолет в воздухе застывает, а внизу встает стена разрывов. Для немецких танков сорокового, а тем более для автомобилей и паровозов - полный песец. Интересно, откуда такие раритеты выкопали, вроде все попытки поставить их на хранение в России кончились неудачей? Впрочем, помниться их еще в советские времена в Казахстане много складировали, да и в Белоруссии с Украиной их немало было. Хотя, если вспомнить, в каком виде мы Ту-160 от украинцев получали, я в белорусские поверю быстрее. Ага, успел заметить опознавательные знаки - в звезде желтый круг и внизу что-то вроде венка. Если не ошибаюсь, ВВС Казахстана. Он же тоже в ОДКБ входит, вот, наверное, и прислали пару эскадрилий.
  Вертолет выруливает на стоянку, открываю дверцу и ставлю трап, поднимаю глаза и присвистываю от удивления. В соседних капонирах, выставив вперед характерно сплюснутые носы стоят две 'сушки', 'тридцать четвертые'. Да уж, это штука посильнее 'Фауста' Гете, хе-хе.
  На каждой машине висит, как я понимаю, полный возможный для дальних перелетов боекомплект - ракеты, несколько разных бомб калибров от двухсот пятидесяти до пятисот кило, причем две - КАБ, то есть управляемые. Не завидую я фрицам, такой самолетик их способен накрошить не меньше, чем артиллерийская дивизия времен прошлой войны. Еще бы, более восьми тонн бомб и дальность полета до шести с половиной тысяч километров...
  Печально вздыхаю, вспомнив, что в свое время переучивался на 'Сухие', вот только служить на них так и не довелось. Но огорчаться особо некогда, дозаправляемся и готовим машины к следующему перелету. Пробегаю, контролируя выполнение работ и расписываясь в журналах, весь строй наших вертолетов и у крайнего натыкаюсь на смутно знакомого незнакомца, пытающегося 'украсть' выделенный нам АПА. Окликаю его и тут же узнаю. Он меня тоже. Радостно жмем друг другу руки и от души хлопаем друг друга по плечам. Еще бы, не виделись лет десять как минимум, переписка в 'одноклассниках' не в счет. Дима Телепнев, сослуживец, техник самолета. Несколько минут обмениваемся последними новостями, пытаясь впрессовать в несколько предложений происшедшее за все это время. Естественно, не успеваем, к вертолетам уже идут экипажи. Быстро прощаемся, и он огорченно топает к КДП, надеясь выбить АПА для своих самолетов там.
  В полете обдумываю услышанное. Интересно, какую же сверхважную цель собираются бомбить? Вольфшанце, Пенемюнде, Цоссен? Хотя, пожалуй, для укрытий в Цоссене эти бомбы маловаты, если только ОДАБы применить. Видел я эти бомбоубежища вживую, когда предписание в штабе Группы Советских Войск в Германии получал. Их даже изнутри взорвать не смогли, только повредили слегка. Так и стояли эти покрытые трещинами горы бетона около здания штаба.
  Ладно, чего гадать впустую, рано или поздно обо всем сообщат.
  Осматриваюсь и замечаю, что нас сопровождают. Смешно, вместо боевых истребителей с нами звено 'Элок' послали. Как ни удивительно - боевых, 'тридцать девять зет'. На каждом две ракеты висит, старые К-13М, точно, по силуэту видно, и пушка встроенная торчит. Ну и ну, откуда такие нашли, нам их вроде чехи не поставляли, только учебные. Да только истребители из них, хотя и боевых... Впрочем, для защиты от немецких, устаревших по факту, истребителей вполне сгодятся, особенно если летчики в них подготовленные сидят. Правда, где их взять, подготовленных-то, после стольких лет развала? Летят и ладно, надеюсь, на немцев не наткнемся, да и отпугнут в случае чего.
  Вот, наконец, и Береза. На аэродроме такая же, обычная, внешне не отличимая от беспорядка, авиационная суета, что и в Смоленске. А может и побольше. Взлетают и садятся звенья истребителей и бомбардировщиков, натужно гудя моторами, приземляются тяжелые транспортники, по дорожкам в разные стороны движутся специальные и прочие автомобили, в том числе и обычные гражданские 'повышенной проходимости' легковушки. Видимо 'батько' уже и транспорт мобилизовал.
  Молодцы белорусы, несмотря на все пертурбации бардак у них под контролем. Для нас выделили отдельную стоянку, покормили и даже отвели в специально приготовленные сборно-щитовые домики. Даже не палатки, представляете? Не, молодцы, однозначно. У нас беспорядка точно больше.
  Да и из разговоров понятно, что у них и отказников поменьше, а уж нациков всяких вообще нет. Белорусы ту войну точно лучше помнят, а у нас вон до сих пор идиоты встречаются, готовые с нацистами подружиться, а уж патриотизма у многих хватает лишь на то, чтобы в Интернете против 'рашки федерашки' выступать.
  Едва мы успели устроиться, как начали приземляться транспортники со вторым эшелоном, а после их встречи командование собрали на совещание. Задачу нашей части довели. Оказалось, что все не так хорошо, как нам по новостям втирали. Превосходство живой силы у немцев такого, что наши в ту же ситуацию, что и американцы в Корее попали - фрицы за счет этого преимущества довольно далеко продвинулись. Так что задача одна - удержать их на этих позициях до полной мобилизации и сколачивания резервных частей. Авиация конечно, свою долю вносит, но и спецназу придется поработать. Разведка, обнаружение и подсветка целей для авиации, диверсии, в общем - полный набор. Да, и действовать будем по ночам, с временных площадок у линии фронта. Мой вертолет - запасной, остальные борта уходят на задание уже ночью. Так что работы море.
  
  День пятый. 30.10.2011/ 26.06.1941. майор Анатолий Логунов, начальник технического отряда, ВУС - авиационное оборудование.
  
  Если вам скажут, что война - это подвиги, не верьте. Война - это, прежде всего, грязь, пот и кровь и очень много непрерывной работы. Правда, крови кто-то проливает больше, а кто-то вообще ее почти не видит, а вот работы хватает на всех - от простого рытья окопов до ремонтов электронных блоков. И еще война - это один сплошной невыразимый нервный стресс. Не зря ветераны так много пьют и не зря они не любят вспоминать прошлое.
  Да, технический состав авиации крови проливает, наверное, не больше всех остальных служб, зато нервов - непредставимо больше. Не зря в песне технарей, придуманной в семьдесят третьем гвардейском истребительном полку, поется:
  - А мы их ждем в начале полосы,
  Как нас в роддоме ждали наши мамы.
   Лишь бы вернулись эти сорванцы,
   Да и бетонку слишком не помяли.
  Вот и мы сейчас ждем. Сидим среди каких-то рощ или в лесу каком-то, насколько я рассмотрел, и ждем вылетевшие на задания пары.
  Вначале вообще 'сапоги' хотели все вертолеты поодиночке на задание посылать, но тут уж и я,и командир звена встали на дыбы - ну, а случись что? Техника есть техника, да и немцы не такие уж недоумки. И что? Кто будет эвакуировать экипаж неисправного (тьфу, тьфу, тьфу, через левое плечо) или подбитого вертолета? Да и, не дай бог, машина немцам достанется. Оно нам надо? Короче, уговорили. Теперь борта будут уходить на дело парами, в каждом всего треть от возможного десанта, чтобы в случае чего можно было со второго всех в один вертолет пересадить. И обязательно на каждом полная подвеска из четырех блоков 'эс-восьмых'. Вместе с двумя ПКТ, смонтированными по бортам по афганскому образцу, и ПК у борттехника - нехилая такая огневая мощь получается. Хотя, конечно, главная задача наших летунов абсолютно другая - тихо и незаметно, прикрываясь темнотой, долететь в тыл и высадить группу спецназовцев в заданном квадрате, а потом также незаметно вернуться, не оставив у немцев никаких подозрений, что здесь кто-то был. Тихо, как говориться 'на кошачьих лапках', благо вертолеты у нас для этого оборудованы, всякие там эжекторы, 'глушилки', глушители и тому подобное, даже РЛС 'Арбалет', который вроде бы на новые Ка-60 должны ставить, есть.
  Это меня от волнения на всякие технические подробности тянет, точно. Все-таки первый боевой выход, не каждый день такое случается. А немцы, они, млять, противник серьезный, палец в рот не клади, руку откусят. Не хотелось бы терять сослуживцев, к которым за эти несколько дней уже сжился. И вообще, задача нормального военного не погибнуть самому, а заставить погибать врага. Так вот посидишь и точно начнешь подумывать, что уж лучше бы 'эйч-бамб' по немцам долбанули. Потому что иначе кровь проливать этим вот восемнадцатилетним пацанам, что сейчас на посту стоят вокруг площадки...
  Стоят и курят, б... гадство такое. Огонек сигареты явно вижу. Развиздяи, сейчас я вам покажу!
  Пока иду, сигарета гаснет. И так, кто это у меня тут такой умный? Как я и думал, рядовой Бабинов.
  Обмениваемся ритуальными фразами и паролем, сегодня, кстати, мое любимое число, чертова дюжина, а потом, подменив его разводящим, я отвожу его в сторону и спрашиваю в лоб:
  - Ростислав, а тебе жить хочется?
  - Не понял, тарщ майор, это вы о чем? Кому же не хочется жить, интересно?
  - Знаешь, товарищ боец, откуда поверье появилось, что третьим прикуривать нельзя, а то помрешь?
  - Как-то не интересовался товарищ майор, а что?
  - Так вот, дорогой ты мой развиздяй, курящий на посту. Огонек спички ночью на три километра виден, знаешь ли. А в начале прошлого, тьфу, опять уже нынешнего века англичане в Южной Африке независимые республики буров решили завоевать. Больно уж им местные алмазы и золото понравились. А буры в основном охотниками были и стреляли, я тебе скажу, не хуже наших снайперов. И вот сидит ночью бур в засаде, огонек на позициях заметит, приготовиться. Тут второй курильщик прикуривать начнет - бур дистанцию до цели прикинет. И только третий раскуривать начнет, ему пуля из темноты прямо в лоб и прилетает. Понял?
  - Так, тарщ майор, мы же у себя в тылу. Да и один я.
  - В тылу? - от злости даже не сразу нахожу, что сказать и лишь показываю рукой в сторону недалеких вспышек и гула, в который сливаются звуки недалекого фронта, доносящиеся до нашей поляны. - Охренел, товарищ солдат? Думать разучился? Голова у тебя для того чтобы в нее есть? Сколько тут до фронта, прикинуть, бляха, можешь? Ты думаешь, немцы хуже нашего спецназа в тылу воевать умеют? Про 'Бранденбург-восемьсот' не читал?
  - Нет, тарщ майор.
  - Ну, а про Скорцени?
  - А-а-а, слышал что-то. Это такой знаменитый у фрицев спецназовец был, со шрамом на роже. Главный диверсант Гитлера, точно. Он еще кого в Италии прямо из тюрьмы украл и американцам в тылу такой тарарам устроил, что они чуть назад из Франции не побежали.
  - Хоть что-то знаешь, 'студент прохладной жизни'. Хотя и переврано, но и так ладно. И как ты думаешь, где сейчас Скорцени со своими диверсами бродит, если война только на нашем фронте?
  - Неужели у нас в тылу, тарщ майор?
  - Может у нас, а может у соседей. Но вполне может и у нас оказаться, а мне, как ни странно, тоже жить охота. Так что оружие разрядить, в землянку. С сегодняшнего дня - постоянный дневальный по кухне в МПД. Буду ходатайствовать о переводе тебя в пехоту. Там тебя мигом научат Родину и автомат Калашникова любить. Понял, боец?
   - Так точно, тарщ майор! Разрешите вопрос?
  - Разрешаю. Крайний.
  - Разрешите остаться в части? Осознал я, товарищ майор, больше такого не повториться.
  - Прямо сейчас и осознал? Что-то быстро. Ладно, подумаю. А сейчас марш к рации, вместе с радистом дежурить будешь, а то он что-то засыпает на ходу. Днем, похоже, не выспался. А вместо тебя придется Артюхину на посту стоять. Понял?
  Бабенко заметно приуныл, Артюхин, немолодой, призванный из запаса бывший мотострелок, по сравнению с ним выглядит настоящим геркулесом и по моим сведениям не стесняется 'воспитывать' молодежь даже с помощью мер, хм, не предусмотренных уставом. До дедовщины не доходит, тут я сразу предупредил, что приму все меры. Но пара затрещин, пока я не вижу, вполне может Ростиславу прилететь. И пусть найдутся штатские 'правоотщипники', которые меня за это осудят. Да, армия иногда требует крайних мер воспитания. Некогда тут всех и каждого уговаривать, воевать надо. А есть, увы, люди, до которых все доходит только после трепки. А для 'тех, кто в танке', напомню, что ветераны и дедовщина еще в армии Рима процветали вовсю. Что не мешало этой самой армии быть первой в мире. Просто нельзя доводить до крайностей и вовремя давить все криминальные проявления, типа 'молодые работают, а деды отдыхают', избиения и издевательства, и все. Сложно, но можно. Главное, чтобы и сержанты и офицеры заодно действовали.
  Опять я от волнения не о том задумался. Блин, а ведь точно, пора бы нашим и появиться. Впрочем, что-то такое слышно на фоне фронтового гула. Точно, вот он характерный посвист вращающихся винтов и чуть слышный рокот турбин. Летят, бляха, оба летят!
  Борта заходят на посадку и осторожно один за другим приземляются почти в центре поляны. Черт, показалось или действительно в борту 'тридцать третьего' какие-то дыры? Ну-ка, бегом.
  Точно, как минимум, три или четыре пробоины вижу. Похоже на мелкие осколки. А вон и бортач вылазит, рука перевязана, блин. Наткнулись на истребители или зенитки поработали?
  - Серега, ты что?
  - Да, иху мать, никакого взаимодействия, блин, нету. Понимаешь, на обратном пути как раз за пару минут перед нами по немцам ночной БШУ белорусы нанесли. Вот эти гады и стреляли по любому силуэту в небе, мля! Мой борт, видишь, мля, осколками посекло. Хорошо зенитка слабая, вроде нашей ЗУ-23, только и этого хватило. 'Арбалет' в жопу, ПВД посекло, ДИСС, млять, не работает. Хорошо за ведущим дотянулись. Так что вашим парням работы, млять, привалило. Да и оружейников зови срочно, один НАР не вышел, млять, когда мы эту зенитку и все вокруг обрабатывали.
  - Понял, Серега. Ты вон к медикам давай, а мы сейчас все сделаем. Так, всем от машины! Тягач убрать! Питание выключить! Смирнов, Васильев со своими, сюда! С правого пилона - невыход ракеты. Работайте!
  Быстро оттаскиваем и маскируем первый вертолет. На нем почти никаких повреждений, осколки немного в районе хвоста обшивку посекли и все. Хм. Интересно, насколько я помню, у немецких зениток малокалиберные снаряды только контактные, а тут осколочки. Интересно, самоликвидаторы сработали? Впрочем, я не оружейник, всего-то любитель, могу и ошибаться.
  Ладно, будем делать ремонт. Черт, а ведь на следующее задание мне лететь, 'тридцать третий' точно на сутки, а то и больше выбыл. Н-да, чего-то я не учел. Замучаюсь ведь, не спамши. Днем ремонт и обслуживание, ночью- полеты. Надолго меня хватит?
  Эх, уже светает скоро, на МПД лететь, а оружейники все возятся. Ага, наконец-то.
  - Тарщ майор, все. Блок придется заново проверять, а НАР мы местным саперам отдали, они ее разоружат.
  - Понял, Андрей. Молодцы. Так, все грузимся, сейчас на МПД эвакуируемся, а сюда белорусы прилетят. Так что не задерживаем, срочно, в темпе!
   Улетаем, в иллюминатор успеваю заметить подлетающие белорусские 'крокодилы', увешанные блоками и ракетами 'по самое немогу', заходящие на посадку. Днем они отсюда работать будут, а мы сейчас домой, на место постоянной дислокации, ремонтироваться и отдыхать. Две группы заброшены, судя по довольному виду 'бати' - успешно. Не завидую немцам, ха! Впрочем, и мне мало кто позавидует - впереди после практически бессонной ночи такой же день. Надо готовиться к завтрашнему 'делу'.
  Да, забыл совсем сказать, что война - это когда очень хочется спать...
  
  День шестой. 31.10.2011/ 27.06.1941. майор Анатолий Логунов, начальник технического отряда, ВУС - авиационное оборудование.
  
  День как день. Ночь, если быть точным. Сижу у открытой дверцы и настороженно вглядываюсь в темноту через свой ПНВ. Еще пару секунд. Есть, крайний покинул борт, движки пошли на разгон, взлетаем. Осторожно сдвигаю кронштейн пулемета на место, закрываю дверь. Блин, а ведь замерз. Вроде и летняя ночь, а прохладно. Так, глядишь и мой друг 'радик' проснется. Хотя и говорят, что во время войны люди не болеют, но пока не очень в это верится.
  Так, еще примерно минут двадцать до следующей точки есть, можно прикемарить. А то вчера за день только полчаса и прихватил. Нет, ну бардак все же и у наших и белорусов - состояние перманентное. Если же несколько разных структур взаимодействуют - вообще неустранимое. Весь день вчера вопросы с ремонтом 'тридцать третьей' решал. Вот и воюем вместе, и государство союзное, а ведомства все равно друг друга не признают. Хотя, что о белорусах говорить, если даже наши авиаторы на нас как на чужих смотрят. Вот и все взаимодействие, блин.
  Ага, прикемарил чуть. Кажется, только на ящиках пристроился и чехлом укрылся, а уже пора глаза открывать. Чего-то мне не по себе. Неужели какая-то заподлянка впереди? Всего делов и осталось - подобрать группу Серого, через фронт перелететь и все. Хм, пойду, гляну, что там у летчиков творится. Ну, нихренаськи! Сразу из всего долбанули. Эх, не зря у меня выпуклая часть спины чего-то ощущала, вот тебе и происшествие, ага. Блин, а чего это мы снижаемся, вроде же 'тридцатый' должен был бойцов подбирать?
  Тьфу, черт, я ж от СПУ отключился!
  - ... дверь, как слышишь? Группа эвакуируется под огневым воздействием, приготовиться к ведению огня.
  - Командир, борту. Принял.
  - Борт, командиру. Чего тогда, твою мать, молчал? Спишь, борт!
  - Командир, борту. Виноват, СПУ отключил.
  - Твою мать, стреляй же!
  Не, под огнем как-то некомфортно, хотя бы и под неприцельным. Дал пару очередей по огонькам, мелькающим с моего борта где-то внизу, а тут и вертолет завис невысоко над землей. Едва успел в сторону отскочить и пулемет убрать, как в дверь заскочили двое. Один - точно Серый, а второго я даже и не узнал, вместо лица маска из грязи, крови и прилипших листьев. Они втащили поданного с земли раненого, тоже всего измазанного до полной неузнаваемости, отволокли его в темпе в сторону и положили на оставленный мною чехол. Из-под повязок на пол капали темные капли. В нос, казалось бы навечно забитый запахами керосина, АМГ и кордита, ударил тяжелый знакомый запах. Кровь...
  Одновременно в кабину заскочили еще двое. И все? В группе было восемь. А где же еще трое? Видимо поймав мой вопрошающий взгляд, Серый махнул рукой, характерно чиркнув по горлу большим пальцем. Ну, ни... фига же себе. Такие потери, как помню, наши спецназовцы даже в Афгане редко несли.
  Впрочем, это я опять отвлекся. Хорошо, что ПК у меня под рукой, сразу, едва освобождается дверной проем, на полном автомате разворачиваю его в боевое положение и даю длинную, как любил писать один популярный в свое время фантаст 'на расплав ствола', очередь в невидимых в темноте гансов. Впрочем, судя по тому, что в обшивку пули уже не бьют, их 'тридцатый' уже неплохо угостил. Ну, ничего и моя очередь лишний не будет, глядишь одного, а то парочку фрицев положу. Негуманно радоваться чужой смерти? Так я их к нам не звал. Как говорится, кто к нам с чем, тот того и огребет.
  Вертолет стремительно набирает высоту, а я перебираюсь к бойцам, возящимся с раненым другом. Кстати, замечаю, что повязки на всех, только один Серый не задет ни разу. Везунчик, что и говорить. Только вот как же он троих потерял? Пока помогаю обновить повязки, успеваю достать из тайничка заветную фляжку и даю глотнуть мужикам для бодрости. Осторожно перематываем бинты, стараясь не сильно будоражить беднягу. Получается не очень, все же опыта у нас не хватает. Раненый теряет сознание. Ладно, хоть кровь удалось остановить. Я не врач, но похоже его здорово задело осколками, кажется гранатными. Черт, повязки, новенькие чистенькие стремительно пропитываются кровью. Бегу к летчикам, прошу прибавить, иначе можем не довезти.
  Возвращаюсь, делаем еще по глоточку и тут Серого прорывает. Он начинает, матерясь от души, рассказывать, что произошло. Если убрать междометия и нецензурщину, получается примерно следующее - они имели задачей выйти на важный штаб противника. Сбросили их вчера ночью, днем, отлеживаясь в лесу, они отследили направление интенсивного потока легковушек и мотоциклов. Как стемнело, рванули в ту сторону. Не задалось с самого начала, наткнулись на пост фельджандармов, которых пришлось тихо убрать. После этого Серый вышел на связь и доложил о проколе. Вместо 'бати' на связи был какой-то важный чин из совместного штаба группировки, он и приказал продолжать выполнение задачи. Продолжить-то они продолжили, дальше двинулись. Как оказалось - прямо в пасть волка. Пропажу поста немцы засекли и на их тропу сели. С собаками, с броневиком. Даже и не фельдполиция, а хорошо подготовленная пехота. Как бы не ягдкоманда какая-нибудь эсэсовская, многие, как Серый успел заметить, в камуфляжных рубахах были. Да и пистолетов-пулеметов у них много оказалось, не сравнить с обычными частями. В общем, прижали группу плотно, пришлось отстреливаться. А у немцев еще и минометы оказались, пятидесятимиллиметровые. Вроде игрушки, а под прикрытием пехотного огня поближе перенесли, за холмиком установили и начали минами засыпать. Двоих сразу насмерть, Барса с Чебурашкой ранили. Ну, Барс и остался их прикрывать. Пока он там отбивался, они оторвались и вертолеты вызвали. Вот так. А штабная крыса больше на связи и не появлялась.
  Да, не завидую тому подполу, если его Серый найдет. А он найдет, из-под земли достанет, он насколько я успел его узнать, он такой отмороженный и есть. По-моему - типичный спецназовец, они все немного подвинутые с точки зрения нормального человека. Хотя, если в обычной обстановке - люди как люди, и друзья отличные, лучше не бывает. Но вот специфика профессии...
  Фронт проскочили без приключений, на площадке уже ждал санитарный вертолет и мы аккуратно перегрузили в него раненого Чебурашку, чье настоящее имя я так и не узнал. Мы занялись обслуживанием и ремонтом техники, а группу Серого забрал другой вертолет и увез на МПД. Кстати, нам приказали оставаться здесь и готовиться. Судя по всему, наступление началось, раз нас назад уже не оттягивают.
  Н-да, вот это интересно. Привезли нам систему минирования вертолетную, спецы понаехали и полдня ее монтировали. Оказывается ночных вертолетов не хватает, да и самолеты преимущественно днем работают, ну а немцы наловчились ночами небольшие группы автомобилей и подкреплений перемещать. Вот один наш вертолет и дооборудуют, чтобы вечерком вместе с несколькими десятками других засыпать эти дороги с воздуха, наглухо отрезав фронт от притока подкреплений. Я подумал и мы переоборудовали 'тридцатку'. Пока пусть помотается на минирование, тем более что к ночи отремонтированный 'тридцать третий' обещают.
  Проснулся под вечер от грохота. Нифига себе. Артподготовочка пошла, точно. А с чего это вечером... Понял. Все же у нас с ПНВ немного (хе-хе) лучше, чем у фрицев, наверное, решили, что ночью будет проще наступать. Так, пора и самому, технику готовить. Интересно, что для нас придумали? Понятно, опять в тылу шебаршить будем. Только кроме высадки групп еще и НАРами поработать придется. Теперь вообще непонятно, кто такое выдумал. Значит, высаживаем группу и по ее наводке долбаем цели. Хм, что не хватает боевых машин, что ли? Хотя... если учесть, что большинство 'крокодилов' - дневные, Ка-50 дай бог эскадрилья на весь фронт наберется, то, может, и целесообразным посчитали наши 'мишки' ночью с новыми ракетами применять. Все же и летчики, и техника для ночных действий предназначены. Ладно, полетаем, посмотрим.
  Так, а что это нам привезли такое, новенькое. Наконец-то вживую увидел С-13 'Тулумбас'. Да, такая дура, что мало не покажется. И даже управляемый вариант привезли, гляди-ка. Будем значит на подсветку бить.
  - Давай ребята, напрягись. Вешаем!..
  - Запуск.
  - Есть запуск.
  Пошли, родимые.
  
  День седьмой 1.11.2011/ 28.06.1941. майор Анатолий Логунов, начальник технического отряда, ВУС - авиационное оборудование.
  
  И опять ночь была, как в той песне про бомберов, короче - незабываемой. Мы куда-то летели, во что-то стреляли, внизу какие-то объекты красиво взрывались, в темноте ночи на земле после нашего налета вспыхивали огни похожие на костры или фейерверки. И мы летели назад, быстро дозаправлялись и подвешивали новые ракеты взамен потраченных, меняли израсходованные ленты к пулеметам, я быстро пробегал всю линейку возвратившихся машин, ставя росписи в журналах, разрешающие очередной вылет и все повторялось до полного отупения. Сколько мы сделали вылетов, я сейчас даже и не скажу, пока в 'журнал подготовки самолета' не посмотрю.
  Отлетали славно, а сегодня нам щедро дали целый день на отдых, ага и день предварительной подготовки заодно. Так что сейчас, уже привычно борясь с дремотой и поглощая третью чашку растворимого кофе (блин, ну и бурда, даже у нас в офисе ухитрялись качественней покупать), проверяю формуляры. Бортачи конечно молодцы, и даже считать с калькулятором умеют, но не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. А наработка в формуляре, что для двигателя, что для самолета, то есть геликоптера - это святое. Иначе как вычислять ресурс заменяемых деталей, необходимые работы планировать и так далее. Вот и проверяю, точнее проверяем. Напротив с такой же кислой рожей сидит лейтенант и тоже проверяет. Перекрестная проверка, да. Я его, он меня, а вместе - борттехников.
  Ну, вот с бумагами закончили. Сейчас пообедаем и можно будет часа четыре отдохнуть. Самое главное - сержант Воробьев что-то про интернет говорил, вроде его наши решили для связи использовать и всем командирам подключиться можно. На моем КПК как раз вайфай есть, правда аккумулятор жрет, зараза, как волк мясо голодной зимой. Зато вот как сейчас, на МПД, запросто можно посмотреть, что в мире творится, да и родным попробовать весточку послать, благо блок питания с собой прихватил. Тем более что я недавно жену все же научил 'мылом' пользоваться, хотя она у меня консервативная, компы не любит страшно.
  Так, где тут у нас в штабе админ? Ага, вот и кабинетик, ха-ха. 'Отдел по работе со средствами обработки и передачи информации'. Блин, уважаю бюрократов. Такое название придумают, в нормальном состоянии ни один человек не то, что выдумать, прочитать сразу не сможет.
  Так, значит сетка безлимитная, ага. Выходить можно на внутренние и на вот эти внешние сайты. О, мыло разрешено, только проводится премодерация сообщений. Проще говоря, цензура не спит. Ну и хрен с ним, никаких военных тайн я выдавать не собираюсь, сообщу жене и сыну, что все в порядке. А вот дочкину почту, увы не знаю.Написал и даже ответ получил. Ну вот понемногу и жизнь налаживается. Когда знаешь, что дома все хорошо, насколько конечно возможно при таких условиях, то и воевать дальше можно.
  А теперь посмотрим новости. Ага, значит союзное государство, нечто вроде ЕС, договора уже ратифицированы Россией, Белоруссией и Казахстаном, сейчас на Украине обсуждение происходит. Так, наши войска вышли на границу бывшего СССР на всем фронте и готовятся к освобождению Европы от нацистов. Ага, вот это не смешно - сайты пронацистской и экстремистской направленности закрыли. Угу, и моих вечных оппонентов стопудово тоже. Как ни кричи о своем антисионизме и русофилии, если ты своих друзей на русском сайте иначе как клабгеноссе не называешь, то тебе точно светит закрытие.
  Ух ты, 'черные роты'. Жаль, ютуб не работает в этой сетке, посмотреть бы, как любителей нацистов огнем перековывают. Ничего себе, демонстрации в поддержку союза с нациками устраивают. Во время войны, бляха. Придурки, блин. Хотя и наши либералы, тоже не лучше. Как они во время грузинского конфликта бесновались. И сейчас, наверное, пытались бы, если бы им доступ в сеть не закрыли. Правильно мой друг Алексей писал, что нацисты и либералы - две стороны одной медали, правильно. Хотя в принципе, какие у нас либералы, по большому счету? Такие же, как и коммунисты в КПРФ - название одно, а суть совершенно другая...
  Военные новости я только просмотрел. Что собственно там может быть интересного? Бои, наступления. Как 'ди эрсте колонна марширт, ди цвайте колонне марширт' хорошо читать потом, когда немного улягутся страсти, появятся опубликованные документы, отсеются ложные и дезинформирующие противника слухи. А сейчас пропаганда и истина настолько перемешались, что происходящее на самом деле не вычислит самый лучший аналитик. Ну, сообщили о срыве попытки переговоров и тяжелых боях в Вильнюсе. Точно местные националисты в этом замешаны, или какие-нибудь немецкие отморозки - откуда я сейчас узнаю? Впрочем, истина, возможно, не станет известна никогда. И что, мне теперь париться из-за этого? Сейчас своих дел хватает. Когда-нибудь, в мирное время, вечерком я сяду в кресло, возьму с книжной полки и открою большой, снабженный фотоиллюстрациями и картами том с названием типа 'Освободительная война стран Союза. 1941 год' и почитаю, подавляя невольно всплывающие воспоминания о грязи, крови, разрушенных городах и валяющихся у обочин трупах. Если доживу, конечно. А сейчас мне куда интереснее, сколько привезли топлива, как дела с ремонтом на 'тридцать втором', и что будет у нас на ужин.
  Хотя, вот это сообщение любопытное - ожидается прибытие в Москву для переговоров лидеров Англии и США, Черчилля и Рузвельта. Неужели они надеются раскрутить наших лидеров на союз? Не думаю, чтобы президент и премьер на такое пошли. Скорее уж наши ставку на 'эйч-бамб' и Р-36, которую натовцы 'Сатаной' называли, сделают. Хм, а ведь могут и союз заключить. Только вот теперь придется американцам и англичанам золотом за наши поставки платить и на отмену тарифов на наши товары соглашаться. А уж Европу-то наши точно своей сферой влияния сделают. Потанин и Абрамович себе замки где-нибудь на Ривьере возведут и какую-нибудь 'Роял-Датч Шелл' или 'Дженерал Моторс' купят на корню, английские лорды в МГУ своих детей пристраивать начнут. А для моей тещи, что в Сибири живет, в деревянном бараке и с туалетом на дворе, категорически со своей родной земли уезжать не собираясь, что измениться? Ничего, по-моему. Хотя, может пенсию поднимут на пару сотен рублей и только.
  Ложусь на кровать, пытаясь немного вздремнуть, но налетевшие мысли не дают покоя. Черт возьми, неужели мы, русские, поддадимся и станем пиндосами этого мира? Неужели нашим именем будут пугать детей, а наши бомбардировщики будут ровнять с землей страны, не желающие продавать свои товары за рубли, как американские в нашем мире - не желающих продавать за баксы? Неужели уроки нашего мира не пойдут нашим правителям впрок. Нет, я конечно за сильную, могучую Россию, за страну которая может спокойно жить по своим правилам, не оглядываясь на других и не боясь, что кто-то попытается отнять ее богатства. Но стоит ли такая жизнь покореженных, разбитых и ограбленных жизней людей в других странах. Конечно, реальная жизнь требует чтобы кого-то побили, тначе они не поймут. Но... какая мера необходимого и достаточного в этом? Сможем ли мы вовремя остановиться и не перейти черту, когда необходимое превращается в излишнее? Сможем ли мы остановиться и сами соблюдать правила, установленные нами? Вопросы, вопросы. И на большинство из них ответов у меня нет. Помниться, читал как-то книгу про Российскую Империю, в которой революцию раздавили, но установили для живущих в ней социальные гарантии, которым могли бы позавидовать и американцы нашего старого мира, где высшее сословие действительно является элитой и где Империя - самое мощное государство мира. По-моему называется 'Пророк'. Именно там мне понравилась мысль, что именно соблюдение сильными странами установленных ими самими правил делает их не просто сильными, а справедливыми и потому неуязвимыми для противника. Но это книга, а как оно в жизни? Помниться Николай Первый все пытался по закону и справедливости делать, европейцам помочь эту самую законность установить. И что? Назвали Россию жандармом Европы, да все против нее сплотились и войну устроили. Вот и гадай, что лучше. Сумбурно, да. Не моя компетенция, поэтому так и получается. Сюда бы какого-нибудь философа и юриста, они бы точно все по полочкам разложили, а я так, игрой ума занимаюсь.
  Не, лучше все же вздремнуть, пока возможность есть. А то ночью опять полеты, а кофе мне теперь не помогает, выпью и хочу спать еще больше.
  Ну, конечно, только стоило задремать, как посыльный появился, как черт из табакерки. Твою мать, пристрелю я когда-нибудь кого-нибудь, чтобы спать не мешали! Шутка, конечно, но сцуко, как спать хочется, что лучше бы вообще не ложился. Все же немолодой я, так как в юности до трех не спать, а в четыре на полеты, как ни в чем не бывало, выходить уже не получается. Как там в старой шутке: - Есть три периода жизни. Молодость - не спишь, всю ночь пьешь и гуляешь, а утром как огурчик и ничего по тебе не видно. Средний возраст - делаешь тоже самое, но утром по тебе сразу можно определить, что ты делал ночью. И, наконец, Старость - всю ночь спишь, ни капли не пьешь, а уж когда гулял и вспомнить не можешь, зато утром выглядишь так, словно всю ночь только этим и занимался.
  Ну, и для чего меня вызвали? Так, в кабинете только 'батя' и незнакомый... или нет, вспомнил, знакомый офицер. Особист, бляха муха. Так, я вроде ничего особого по 'мылу' не болтал, мои орлята ничего натворить пока не успели. Или мимо меня что-то прошло? Вот бляха муха, гадай теперь. Здороваемся, и командир сразу приступает к делу:
  - Товарищ майор, нами получено указание отправить на ремонт в Москву два наиболее пострадавших вертолета с экипажами. Как вы считаете, ваш и 'тридцать третий' мы можем отправить? - 'батя' так тщательно выговаривает слова, а особист смотрит на меня таким 'чекистстским' взглядом, что мне все сразу становится ясно 'Чтоб вам жить в эпоху перемен', сцуко. Накаркал, точно. Хотя нужно, как мне кажется, дураком быть, чтобы такого не предвидеть.
  А прямо сказать не хотят или не доверяют? Так, подумаем. Если это переворот, то какие у него шансы? Если исходить из того, что я знаю - пятьдесят пять на сорок пять. Много людей, которые так и не приняли современный строй, ох много. И военные в их числе, в большинстве, ну может кроме молодых лейтенантов, да генералов, которые у кормушек сидят. Но среди генералов, несмотря на то, что их прореживают, недовольных полно. Социализм, тот что в позднем СССР был никто конечно восстанавливать не собирается, но солидарное общество построить, или что-то вроде Дании или Швеции того мира - вполне. Так, а кто может против быть? Верхушка ФСБ сейчас не до того, они переделом собственных областей влияния заняты, в связи с новыми обстоятельствами. Президент? А он вполне может и на стороне заговорщиков оказаться, как и премьер. Это в старых обстоятельствах ему деваться некуда было, а теперь..
  Смотрят, ждут что отвечу. Ну что же, как вы, так и я. Если что - я приказ выполнял и все.
  - Так точно, товарищ полковник, я тоже считаю, что ремонт этим бортам не помешает. Разрешите вместе с бортом убыть? За себя оставлю лейтенанта Крупнова.
  - Так и сделаем, товарищ майор. Чтобы вы в курсе были, с вами отправим две группы, которым требуется смена и пополнение. Сопровождать вас будет майор Манзырев. На время перегона назначаю его старшим по команде. Вам все ясно. Готовность к перелету - завтра на пять ноль-ноль.
  - Есть, товарищ полковник! Разрешите идти?
  - Идите. Да, не забудьте, учитывая оперативную обстановку - все вооружение с полным боекомплектом. Понятно?
  - Есть! - разворачиваюсь и четко печатая три первых шага, строго по уставу, иду к выходу. За дверью меня нагоняет особист. Так, и о чем будем говорить?
  - Анатолий, мы с вами лично не знакомы, поэтому представляюсь - Александр. Будем друзьями?
  - Очень приятно. Будем, - как говорил кто-то, если на тебя так ласково смотрят, значит им от тебя что-то нужно.
  - Предлагаю зайти в кафе, поговорить.
  - Давайте, - да, у нас на МПД и офицерское кафе теперь открыли, есть, где отдохнуть, если денег не жалко, потому что цены в нем, как в московских ресторанах...
  Н-да, посидели. Это ж надо так уметь, сделать предложение, ничего конкретно не сказав. Молодец, Саня, далеко пойдет, если, как говорили во времена моей молодости, милиция не остановит. Ну, а мне теперь деваться некуда. Фактически я уже влип, не в гуано,так в историю. Что же, раз подворачивается такой случай, будем делать историю сами, а не ждать от нее милостей.
  Надеюсь, что все изменится к лучшему. Потому, что жизнь продолжается - не смотря ни на что. Конец... первой части?

Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Н.Князькова "Ядовитая субстанция"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) И.Борн "Удар. Книга 4. Основной Лифт"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"