Лой Аглаида Владимировна: другие произведения.

Тургеневская девушка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:

  Действующие лица
  
  Андрей - журналист. Современный молодой человек чуть за тридцать. Разведён и вполне доволен своей жизнью.
  
  Фил - англичанин. Читает курс русской литературы 19 века в одном из британских университетов.
  
  Ирина - подруга Андрея. Работает вместе с ним в серьезном еженедельнике.
  
  Зоя - журналистка. Женщина лет 35. Стоит ей немного выпить, тут же впадает в глубокую меланхолию, вешается на всех более-менее симпатичных мужчин и предлагает им жениться на ней.
  
  Стас - ревнивый приятель Зои. Служит в фирме по наладке компьютеров.
  
  Настасья (Настасья Ивановна) - знакомая Ирины, журналист, работает в глянцевом журнале.
  
  Фёдор - бизнесмен. Безответно любит Настасью.
  
  Борис - первый муж Настасьи Ивановны, бизнесмен.
  
  Аркадий - второй муж Настасьи Ивановны, директор банка.
  
  Нина - корреспондент еженедельника. Работает вместе с Андреем и Ириной.
  
  Игорь - дизайнер. Служит в том же еженедельнике. Модный парень с модным хвостом на затылке и пирсингом где только возможно.
  
  Официант в кафе, бармен, посетители кафе.
  
  
  Действие первое
  
  Картина первая
  
  Однокомнатная, не слишком ухоженная квартира в панельной пятиэтажке. Всё говорит о том, что здесь проживает одинокий мужчина. Справа диван, вдоль стен тянутся стеллажи с книгами, неширокая стенка, престарелый телевизор на тумбочке, на полу - музыкальный центр. Возле дивана журнальный столик и два кресла. Воскресное утро. На разложенном диване, который помещен в неглубокой нише, нежатся Андрей и его подруга Ирина. Слева дверь в небольшой коридор, который ведет в кухню, крохотную прихожую и ванную комнату, совмещенную с туалетом. Прямо - окно, за которым хмурится осеннее небо. Возле окна письменный стол с открытым ноутбуком.
  
  Ирина (открывает глаза, потягивается, поворачивается к дремлющему Андрею). Как хорошо... (Снова потягивается). На работу не надо...
  Андрей (открывает глаза). Ну, чего тебе неймется? Рано еще.
  Ирина (садится, накидывает халат). Вообще-то уже первый час...
  Андрей. Да фиг с ним! Может трудящийся человек поваляться в постели хотя бы раз в неделю?
  Ирина (целует Андрея, ласково тормошит). Да может, может! Просто я уже выспалась. Кофе хочешь?
  Андрей. А то! После вчерашнего не помешает.
  Ирина (с удовольствием потягивается). Хорошо покувыркались!
  Андрей (с наигранной мрачностью). В девятнадцатом веке это (выделяет интонацией слово "это") называлось любовью.
  Ирина (иронично). Так уж и любовью!..
  Андрей (с интересом). А как?
  Ирина (задумывается). И правда - как? Девятнадцатый век... (Хмыкает). Может, страстью?
  Андрей. Пусть будет страсть! Так как насчет кофе?
  Ирина. Сделаю. Только душ приму.
  
  Ирина выходит в коридор. Слышно, как в ванной льется вода.
  
  Андрей (тоже потягивается, потом устраивается на диване, подложив под спину подушку, берет пульт, включает телевизор, переключает несколько программ и с раздражением выключает; начинает размышлять вслух). Завтра вечером он прилетает. Это понятно. Я его встречаю, привожу из аэропорта домой... (Его явно что-то гложет). Ну, посидим, выпьем, поговорим - дружба народов и все такое прочее... И - что дальше?.. Как ему объяснить, что его идея, мягко выражаясь, дурацкая?.. Причем, не просто дурацкая, а совершенно идиотская по сегодняшним временам?! Да-а, Андрей, ты, кажется, влип. Весьма основательно влип. (Встает, тоже набрасывает халат, подходит к окну и смотрит в серое пространство. После паузы, с раздражением.) И дождь этот чертов! Закончится он когда-нибудь?..
  
  Входит Ирина с небольшим подносом, на котором джезва, две чашки и сахарница. Ставит на столик, разливает кофе.
  
  Ирина. Садись, мыслитель, кофий подан! (Устраивается в кресле, поджав ноги). Какая у тебя холодина!
  Андрей (направляется к столику и садится на край дивана). Вообще-то уже поздняя осень, а отопление пока только в прожекте.
  Ирина (ёжится). Догадываюсь. И обогревателя у тебя нет.
  Андрей. Почил в бозе на прошлой неделе.
  Ирина (берет с дивана плед и накидывает на плечи). Брр!
  Андрей. Угу... (Наливает себе кофе, делает несколько глотков, ставит чашку на столик и впадает в задумчивость, уставившись в одну точку).
  Ирина (молча наблюдает за ним). Ау! Ты где?
  Андрей. А? Что?
  Ирина. Да ничего! Где ты витаешь?
  Андрей (рассеянно). Так, не проснулся ещё...
  Ирина. Я хотела серьезно с тобой поговорить.
  Андрей. Никогда не произноси при мне этих слов! Когда моя бывшая жена выдавала эдакую фразочку - следовала жестокая разборка.
  Ирина. Сочувствую и постараюсь учесть, в дальнейшем. Просто у меня такое ощущение, что ты на меня обиделся.
  Андрей. За что?
  Ирина. Ну, в некотором роде, ты теперь мой подчиненный.
  Андрей. Ах это... Нет, я же сказал, что не хочу быть завотделом. Торчать целый день в редакции не для меня.
  Ирина (иронично). Извини, забыла, ты же у нас белая кость, свободный художник! Аналитические материалы по экономике и политике... Ах-ах-ах... (Строит забавные рожицы).
  Андрей. Да не в этом дело! Разница в зарплате минимальная, а придётся целый день просиживать штаны на службе. Нет уж, увольте! Так я вольная птица: сдал материал в номер - и до свидания.
  Ирина (пожимает плечами). Но если так - в чем дело? Ты уже несколько дней сам не свой.
  Андрей (с наигранной мрачностью). В чем дело?.. Лучше не спрашивай!
  Ирина (напряженно и подозрительно). У тебя появилась... другая женщина?
  Андрей. У вас, баб, всё одно на уме! Нет у меня другой женщины!
  Ирина (настойчиво). Андрей, колись! Знаешь ведь, что не отстану.
  Андрей (вздыхает). Знаю. Вот только, как объяснить тебе создавшуюся ситуацию, не представляю. Какая-то ерунда получается.
  Ирина. А если подробнее?
  Андрей (крутит головой, усмехается). Ладно, расскажу, может, что присоветуешь... Уфф!.. Даже не знаю с чего начать... (Ирина смотрит на него не отрываясь, она заинтригована, хотя еще полна подозрений). Помнишь, месяца три назад я говорил тебе, что переписываюсь по Интернету с филологом из Англии?
  Ирина. С Филом?
  Андрей. Да. Так вот завтра он прилетает!
  Ирина (озадаченно и несколько разочарованно). И в чем проблема? Покажешь ему Питер, в музей сходите, в балет...
  Андрей. В том-то всё и дело, что не нужны ему ни музеи, ни балеты!.. Понимаешь, он преподает в колледже русскую литературу. Читает курс по Тургеневу - "Вешние воды", "Ася", "Первая любовь", стихотворения в прозе и всё такое прочее.
  Ирина (пожимает плечами). Что-то я не врубаюсь. Разве это так уж необычно?
  Андрей (раздражаясь). Это как раз обычно! Вопрос в другом: этот интеллектуальный кретин начитался Тургенева до полного опупения и вбил себе в голову, что хочет жениться только на тургеневской девушке!
  Ирина (после небольшой паузы начинает гомерически хохотать, сквозь смех прорываются слова). На тургеневской девушке?.. Ты серьезно?.. (От хохота силы покидают ее, и она переползает на диван, продолжая смеяться, всхлипывать и даже икать от смеха). На тургеневской... девушке... жениться... (Обессилено приподнимается на локте). Нет, ты меня разыгрываешь!.. (Андрей отрицательно качает головой, она снова падает на диван, продолжая уже даже не смеяться, а истерически всхлипывать). На тур... Ой, не могу... На тург (ик) дев (ик)... ушке...
  Андрей (с отчаянием глядя на нее). Вот именно. Только на тургеневской девушке...
  
  Ирина, отсмеявшись, снова устраивается в кресле и берёт кофейную чашку. В ходе дальнейшего диалога она периодически хихикает, не в силах удержаться.
  
  Ирина. Но причём здесь ты? Ты же не свадебное агентство!
  Андрей. Да пробовал он через свадебное агентство - ничего не вышло. А мы с ним переписывались, о литературе высокой беседовали, он и проникся ко мне. А потом как-то раз спросил, не могу ли я познакомить его с тургеневской девушкой? Будь я тогда трезвый - сто раз бы подумал. Но я в тот вечер домой после какого-то фуршета заявился, так что море по колено было - ну, и пообещал сдуру. Дескать, запросто найду хоть сотню - только выбирай. А наутро начисто забыл об этом. Кто же знал, что он мой трёп за чистую монету примет?
  Ирина. Да-а... Отказаться не пробовал?
  Андрей. Ну, нет, от своих слов я никогда не отказываюсь! И ещё, знаешь, что-то меня заусило. Национальная гордость великороссов проснулась, что ли? Подумал: неужели я во всём Петербурге не отыщу хотя бы одну тургеневскую девушку?! Представь себе, так и подумал - можешь смеяться сколько угодно!
  Ирина. Как-то не смешно. И что дальше?
  Андрей. А то, что завтра вечером он прилетает. Я прикинул для себя - пару дней по всяким музеям и тусовкам его потаскаю, а потом? Нет у меня ни одной знакомой тургеневской девушки! Даже близко не просматривается!
  Ирина (задумчиво). Найти девушку, которая жаждет выйти за иностранца - несложно, но вот тургеневскую... Кстати, как именно он представляет себе такую девушку?
  Андрей. Откуда я знаю? Наверное, славянского типа, с косой через плечо, чтобы верная была, преданная мужу и - с идеалами.
  Ирина. С идеалами? (Качает головой). С этим сейчас большие проблемы...
  Андрей. Сам знаю! А ты спрашиваешь, чего я такой странный? Станешь тут странным!
  Ирина (опять еле сдерживая смех). Не журись, Андрюша! Пусть твой чокнутый профессор едет - что-нибудь придумаем.
  Андрей. Иришка, поможешь? Я не знаю, что делать! Надо познакомить его с какой-нибудь приличной женщиной.
  Ирина. Ой, да ясно все, как божий день! Успокойся, кого-нибудь приищем.
  Андрей. Обещаешь?
  Ирина. Во всяком случае, постараюсь. Хотя стопроцентной гарантии успеха, конечно, дать не могу... (Ставит чашку на стол и поворачивается к Андрею). Это кто у нас такой озабоченный? А если я его немного отвлеку? (Залазит на диван, обнимает Андрея и ластится к нему). Иди-ка сюда на расправу, Базаров ты мой!
  
  Целуются и ныряют под одеяло. Освещение гаснет.
  
  
  
  
  
  Картина вторая
  
  Та же комната. Входят Андрей и Фил с дорожной сумкой. Андрей включает свет.
  
  Андрей. Ну вот, прибыли. Располагайся.
  Фил (озирается). У тебя симпатично. Я точно тебя не стесняюсь?
  Андрей (удивленно). А почему ты должен меня стесняться? А... в смысле "не стесню"? Нет, все нормально. Ты будешь спать на диване, а я на раскладушке. Раздевайся. (Снимает куртку).
  Фил (тоже снимает куртку, отдает Андрею). Хорошо, книг много. У нас теперь мало читают, даже программы всякие делают, чтобы читать научить.
  Андрей. Приучить?
  
  Фил кивает. Андрей выходит в прихожую, вешает куртки, возвращается.
  
  Андрей. У нас то же самое. Давай чего-нибудь схаваем.
  Фил (молча смотрит на него). Что мы сделаем?
  Андрей. В смысле поедим, перекусим.
  Фил. А-а... Вы это так называете...
  Андрей. Не всегда. Это сленг.
  Фил. Давай, схаваем.
  Андрей (усмехается). Я сейчас яичницу пожарю, а ты умойся с дороги. Если хочешь, прими душ, я там чистое полотенце повесил.
  
  Андрей уходит в кухню. Фил ходит по комнате, изучает корешки книг, удовлетворенно кивает. Потом уходит в ванную. Слышно, как шумит вода. Андрей приносит тарелки, хлеб, достает из тумбочки под телевизором бутылки, рюмки. Входит Фил, у него влажные волосы.
  
  Андрей. Ну вот, кушать подано. (Жестом приглашает его в кресло). Э-э, так не пойдет, у тебя волосы мокрые, простынешь.
  Фил. Ничего, я не простываю.
  
  Андрей достает из стенки Иринин фен, включает.
  
  Андрей. Вот, возьми Иринин фен, подсушись...
  
  Фил встает и сушит волосы феном.
  
  Фил. Спасибо. (Кладет фен на тумбочку, снова садится в кресло). Вкусно пахнет. Это что?
  Андрей. Яичница с колбасой, на скорую руку.
  Фил. На скорую руку? Я знаю только правую и левую.
  Андрей. Так говорят, когда что-то быстро готовят.
  Фил. Понятно. Это фразеологизм.
  Андрей (согласно кивает, разливает по рюмкам коньяк). Ну что, за встречу?
  Фил (берет свою рюмку). За встречу.
  
  Начинают есть. Андрей быстро и жадно, Фил медленно и аккуратно. Андрей замечает это и замедляет темп.
  
  Андрей. Извини, я голодный, целый день в бегах.
  Фил. Это ничего. Я тоже иногда целый день голодный.
  
  Пауза. Оба едят, с интересом посматривая друг на друга.
  
  Фил. Я извиняюсь, Андрей, я на тебя навязался. (Андрей хочет возразить, но Фил жестом его останавливает). Навязался, да. Но мне всегда нравилась Россия. Я в Петербурге был один раз, давно, десять лет назад. Тогда было очень плохо, люди были совсем несчастные, - но город очень красивый. Wonderful! А сейчас у вас стало лучше?
  Андрей. Пожалуй, немного лучше.
  Фил. Я рад. Мафии у вас тоже меньше стало?
  Андрей. Мафии? Не знаю. Вы там, на западе, помешались на русской мафии. Я отродясь ни одного мафиози в глаза не видел, - только по телевизору. Живем, конечно, так себе, не очень. Ну, да как умеем!
  Фил. Я вижу, не очень. (Кивает на комнату).
  Андрей. Ты имеешь в виду квартиру? Это я с бывшей женой разменялся. У нас квартиры дороже, чем в Лондоне. Давай выпьем, ну, за дружбу народов, что ли!
  Фил. Выпьем, что ли!
  
  Выпивают еще по рюмке. Заедают маринованными огурчиками из банки.
  
  Фил. А мы обычно коньяк огурцами не заедаем.
  Андрей. Русский обычай: огурчики, сало. Ты ешь, ешь! Завтра я с утра на работу съезжу, у нас летучка, то есть, редакционный совет, потом вернусь, и мы с тобой куда-нибудь сходим. Ты хочешь посмотреть что-нибудь конкретное?
  Фил. Конкретное? Я пока не знаю. А мне одному ходить можно?
  Андрей (неуверенно). Можно, конечно... Только такому, как ты, нужно быть осторожным. Я тебе свой мобильный телефон дам, чтобы ты мог позвонить в случае чего.
  Фил. Я тебе позвонить?
  Андрей. Ну да! Понимаешь, со стороны заметно, что ты иностранец, турист, - а на туристов у нас жулики всякие охотятся. Например, могут попросить у тебя мобильник, чтобы позвонить в скорую помощь или еще куда, - ты дашь мобильник, а они убегут. Или сумку сорвут с деньгами и документами. Так что мобильник никому не давай, сумку с собой лучше не бери, положи всё, что тебе нужно, во внутренний карман куртки.
  Фил. Это мафия?
  Андрей. Да какая мафия! Жулики мелкие, карманники.
  Фил. Жулики это воры? (Андрей кивает). Мобильник это телефон? (Андрей снова кивает). Хорошо, я понял. Они только иностранцев грабят?
  Андрей. Не только. Но иностранцев, туристов, особенно любят, потому что у них есть валюта и они лохи.
  Фил. Лохи? Кто такие "лохи"?
  Андрей. В смысле, простаки, лопоухие.
  Фил. Лопоухие... Не знаю такого слова. Это связано с ушами?
  Андрей. Напрямую нет. Идиома. Например, "вешать лапшу на уши" означает "пудрить мозги", обманывать.
  Фил. "Пудрить мозги"... Этого я ещё не слышал. Про лапшу читал в новом словаре фразеологизмов. Ты не беспокойся, Андрей, я осознал. Я есть лох лопоухий.
  Андрей (смеётся). Ну, если осознал, можешь посетить Русский музей, там сейчас выставка Филонова. Или в Эрмитаж сходи. А когда я вернусь, пойдем в кафе посидим, посмотришь на русских девушек. Только вот тургеневскую барышню я тебе так сразу не обещаю.
  Фил. Я понимаю. Сейчас это, наверное, сложнее, чем раньше.
  Андрей. Ты даже не представляешь себе, насколько сложнее... (Вздыхает). Но мы постараемся.
  Фил. Спасибо, Андрей, ты настоящий друг! Я знаю, я все равно встречу такую девушку в России. Я чувствую.
  Андрей (со скрытым сарказмом). Очень на это надеюсь. (В сторону). Похоже, случай тяжелый... (Филу). Ну, теперь спать! Сейчас постель постелю...
  
  Андрей уносит со стола в кухню тарелки. На столике остаются только рюмки и бутылка. Возвращается, застилает диван чистыми простынями и одеялом. Себе стелет на раскладушке, потом садится в кресло у стола. Фил тем временем уже присел на диван и раскуривает трубку, наблюдая за его действиями.
  
  Андрей. Давай еще по одной на сон грядущий... (Разливает из бутылки остатки коньяка, смотрит бутылку на просвет). Аминь! Сей нектар закончился.
  Фил. Аминь!
  
  Чокаются и молча выпивают.
  
  Андрей. Ложимся? (Фил кивает). Устраивайся, я свет погашу.
  
  Фил раздевается и ложится на диван, укрывается. Андрей гасит верхний свет, оставляя небольшой ночник на тумбочке, и тоже устраивается на разложенном кресле. На сцене полумрак.
  
  Фил (приподнимается на локте, вздыхает). Андрей, я ужасный идеалист. Я ведь даже не представляю, что у вас в России происходит. Нет, конечно, знаю из средств массовой информации, что вы строите демократию, что у вас свободы сейчас меньше, чем при Ельцине. Но я не очень это все понимаю.
  Андрей. Что у нас происходит? (Слышен его смешок). Дикий капитализм у нас в самом разгаре. Как у вас в девятнадцатом веке, или даже раньше, в восемнадцатом.
  Фил. Но как же так? А где же свобода и демократия?
  Андрей. Накрылись медным тазом. Это такая идиома, Фил. Когда у нас в девяностые годы Советский Союз развалился, а потом мы стали строить, с вашей, западной, между прочим, подачи, свободное общество - это стало крахом всего. Экономики, финансов, идеалов. Просто все разом рухнуло в тартарары.
  Фил. Но у вас же было тоталитарное общество - Сталин, КГБ!
  Андрей. Положим, не Сталин, а Горбачев. А насчет тоталитарного общества - это, извини, ваши медийные страшилки. Жили мы очень даже неплохо.
  Фил. Почему же тогда все развалилось? Я помню, какие огромные демонстрации были, за свободу, за демократию, против диктатуры партии.
  Андрей. Почему развалилось? Спроси чего-нибудь полегче. Дураки были. Верхушка у нас вся прогнила. Ну, если хочешь, элита пожелала жить, как у вас, на западе, - а обычные люди поддались на пропаганду, о чем теперь сильно жалеют. Представь себе такую ситуацию. Вот ты сегодня живешь в так называемом постиндустриальном обществе, - и вдруг у вас все рушится, и вас отбрасывают назад в начало девятнадцатого века, в дикий, даже очень дикий, капитализм со всеми его прелестями. Начинается передел собственности, банды всякие возникают; между ними постоянные разборки со стрельбой, убивают главарей банд, депутатов и вообще всех, кто поперек дороги к обогащению стоит. А обыватели вроде нас с тобой остаются не у дел. Собственность государственную всю поделили начальники, которые в нужное время в нужном месте оказались, а у тебя лично - ни-че-го. И заработать невозможно, потому что заводы и фабрики стали, институты совершенно обнищали и всё такое. Представь, что твой университет закрылся. Или не закрылся, но зарплату тебе не платят, потому что нет денег. Вот что бы ты лично в такой ситуации делал?
  Фил (долго молчит, размышляя). Я бы, наверное, умер.
  Андрей. Вот и у нас умирали. Но большинство, представь, выжило. За счет дачных участков. Картошку сажали, овощи, собирали грибы и ягоды в лесу. Старики, дети, инвалиды - эти вообще за бортом оказались, по помойкам рылись, чтобы с голоду не умереть, бутылки собирали и сдавали. А в это время "либеральное демократическое правительство", которым так восторгались у вас на западе, строило "свободное общество". Только не понятно для кого. Впрочем, как раз понятно - для себя любимых!
  Фил. Значит, вы жалеете о том, что произошло? Вам не нужно демократическое общество?
  Андрей. Фил, ты же образованный человек, - а говоришь штампами! Ну, где ты на западе видел по-настоящему демократическое общество? Разве у вас каждый человек может влиять на правительство? А газеты, пресса, телевидение - они что, свободны? Они не подчиняются тем указаниям, которые дают их владельцы? Ты же не настолько наивен, Фил! Просто промывание мозгов обывателей у вас поставлено на более высокий уровень, нежели у нас. Уж я-то, старый медийный волк, это отчетливо вижу! Ваши обыватели даже не замечают, как ими манипулируют. Восторгаюсь! Высший класс! У нас пытаются делать то же самое, но пока получается излишне прямолинейно, в лоб. Кстати, знаешь, как у нас называют телевизор? Дебилизатор.
  Фил. Дебилизатор... (Смеется). Очень хорошо!
  Андрей (тоже усмехается). Во всяком случае, точно отражает суть.
  Фил (после паузы, грустно). Наверное, я зря приехал... Тургеневская девушка не из этого времени.
  Андрей. Ладно, не переживай! Может, хотя бы один экземпляр еще сохранился. А если так - мы непременно её найдем! Ну, что - спим? (Фил кивает). Спим!.. (Андрей выключает ночник).
  
  Свет на сцене гаснет.
  
  Картина третья
  
  Небольшое уютное кафе. На сцене несколько столиков, слева - барная стойка. Вход в кафе в заднике декорации. За одним из столиков сидит Ирина и пьет коктейль. Перед ней полупустая тарелка. Входят Андрей с Филом. Андрей осматривается и, увидев Ирину, приветственно поднимает руку и направляется к ней, за ним следует Фил.
  
  Андрей. Привет!
  Ирина. Привет! Присаживайтесь.
  Фил (церемонно кланяется). Разрешите представиться - Филипп.
  Андрей. Ах, да, извините! Ирина - это Фил. Фил - это Ирина. (Садится). Уфф, набегался сегодня. (Откидывается на стуле, вытягивает ноги. Филу, который нерешительно переминается с ноги на ногу). Чего стоишь? Садись. В ногах правды нету.
  Фил (садится и удивленно переспрашивает). Правды нету в ногах?
  Андрей. В ногах, в ногах. Идиома. Означает: нечего бестолку стоять, если можно сесть.
  Фил. Это очень мудро. (Тоже садится и озирается). Очень симпатичное кафе.
  Андрей. И сравнительно недорогое. (Изучает меню). Давай-ка, мы с тобой закажем мясо в горшочках, с грибами и картофелем... (Ирине). Ты будешь? (Она отрицательно качает головой. Он подзывает официанта и делает заказ). А теперь надо чего-нибудь выпить!
  
  Андрей встает и направляется к стойке бара, Фил идет за ним. Андрей берет стакан и возвращается за столик. Фил беседует с барменом, выбирая себе напиток.
  
  Андрей (Ирине). Вообще-то, он парень ничего - если бы не бзик насчет тургеневской девушки... (Пьет коктейль). Ты нашла кого-нибудь?
  Ирина. Конечно. Чего бы я тогда тебе звонила? Сейчас должна Настасья подойти. Я ее предупредила, что у Фила пунктик на девятнадцатом веке. Она обещала соответствовать.
  Андрей. Слава богу, а то я уже голову сломал, с кем бы его познакомить? Подожди, это какая Настасья - из "Гламура для всех"?
  Ирина. Она самая. Вы, кажется, даже знакомы.
  Андрей. С Настасьей-то? Да мы с ней несколько лет по соседству служили: редакции на одном этаже находились. Та ещё штучка! Интересно, на кой ей Фил понадобился?
  Ирина. Понятия не имею. (Бросает взгляд на входную дверь). Вот черт!
  Андрей (тоже смотрит на входную дверь). Черт подери!
  
  В кафе входит модно одетая Зоя. Она явно подшофе. Ни на кого не глядя, Зоя целенаправленно идёт к барной стойке, что-то заказывает, выпивает, садится на высокий стул у стойки и осматривается. Андрей с Ириной делают вид, что увлечены беседой и не замечают её.
  
  Ирина. Только не смотри в ее сторону.
  Андрей. Сам знаю. Принесла же нелегкая!
  
  Возвращается Фил с коктейлем и садится за столик.
  
  Фил. Взял коктейль "Белая ночь".
  Андрей (рассеянно). И как?
  Фил (дегустирует). Мне нравится... (Чувствует, что что-то не так, и вопросительно смотрит сначала на Андрея, потом на Ирину).
  Ирина. Это хороший коктейль... Ну, все, засекла!
  
  Зоя спрыгивает с высокого стула и со стаканом в руке направляется прямиком к их столику.
  
  Зоя. Привет! Я вас сразу и не заметила. (Рассматривает Фила). А это кто такой? Почему не знаю?
  Ирина. Уймись! Фил не журналист. Приехал к Андрею в гости.
  Зоя. И откуда же вы приехали?
  Фил (вежливо). Из Великобритании.
  Зоя. Очень интересно! (Садится на свободный стул рядом с Филом). Надолго к нам?
  Фил. На неделю.
   Зоя. Мне так грустно, Фил... Жизнь ужасно, ужасно несправедлива! Я чувствую себя такой одинокой сегодня... Вы одиноки, Фил?
  Фил. Да, я одинок.
  Зоя. Ну, тогда вы меня понимаете. (Допивает свой коктейль). Андрей, принеси мне еще водки с тоником!
  Андрей (сдерживая раздражение). По-моему, тебе уже достаточно.
  Зоя. Не спорь. И чтобы обязательно со льдом...
  
  Андрей встает с недовольным видом и направляется к бару.
  
  Зоя. Дорогой Фил, если мы оба так одиноки, то мы должны быть вместе! (Встает со стула, садится на колени Филу и обнимает его за шею). Понимаешь, мне так плохо! Мне жить не хочется... Пожалуйста, возьми меня замуж... (Прижимается головой к его груди). Ну, пожалуйста!..
  Ирина. Только не это! Зоя, сядь на стул, сейчас же!
  Зоя. Я знаю, Фил меня любит, он хочет на мне жениться.) (Заглядывает ему в лицо. Ты на мне женишься?
  Фил (совершенно растерявшись). Я не знаю...
  
  Возвращается Андрей с коктейлем.
  
  Андрей. Зойка, оставь Фила в покое! Лучше пойдем танцевать... (Стаскивает ее с колен Фила, обнимает, и они начинают топтаться на месте под негромкую музыку).
  Фил (Ирине). Зачем он её забрал - ведь она несчастлива?
  Ирина (нервно). Так надо.
  
  Официант приносит на подносе горшочки с мясом закуски, расставляет на столе.
  Зоя отталкивает Андрея, снова подходит к их столику, забирает свой коктейль.
  
  Зоя. Да ну вас! С вами скучно! (Отходит в сторону, достает из маленькой дамской сумочки мобильник). Стас, это я! Ты скоро?.. Нет, я в "Белых ночах"... Хорошо...(Направляется к другому столику, за которым сидят двое мужчин, и присаживается на свободный стул).
  Андрей (Филу). Попробуй, очень вкусно.
  Ирина. Ешь, Фил, это национальное блюдо. А вот закуски: селедка, огурчики...
  Фил. Спасибо. (Начинает есть).
  
  Зоя над чем-то смеется, потом садится на колени к одному из мужчин и обнимает его за шею. Фил с удивлением поглядывает на неё. В этот момент в зал быстро заходит Стас, высокий, поджарый, и нервно осматривается.
  
  Ирина. Прибыл Стас! Как говорится, продолжение следует... (Она явно чего-то ждет и не зря).
  
  Стас быстро подходит к столику, за которым сидит Зоя, хватает ее за руку и буквально сдёргивает с колен незнакомца. Мужчина пытается протестовать, но Стас молча бьет его кулаком в челюсть, так что тот переворачивается вместе со стулом. Второй мужчина вскакивает на ноги, начинается потасовка. Зоя стоит в стороне и с удовольствием наблюдает за происходящим. Андрей вскакивает на ноги, и вместе с официантом пытается разнять дерущихся. Андрей сзади хватает Стаса за руки и повисает на нем.
  
  Андрей. Стас, хватит! Хватит, тебе говорят! Ничего такого не было...
  Стас. Я его сейчас убью! (Пытается вырваться из рук Андрея, но уже больше по инерции).
  Андрей. Ну, будет, будет...
  Стас (немного успокаивается). Все. Отпусти.
  
  Андрей отпускает его.
  
  Стас. Хорошо, что вы с Ириной здесь, а то бы я...
  Андрей. Да знаю, знаю...
  Стас (обращается к мужчинам за столиком). Ладно, мужики, проехали! Это моя жена.
  
  Стас берет Зою под руку и уводит из кафе. Один из мужчин потирает челюсть, другой качает головой и смеется. Оба снова садятся за свой столик.
  Фил изумленно наблюдает за происходящим.
  Андрей возвращается к своему столику, садится, наливает рюмку водки, залпом выпивает и закусывает селедкой.
  
  Андрей. Семейная жизнь, мать ее!
  Ирина. Сегодня хотя бы без жертв обошлось. Фил, ты что, расстроился? Наверное подумал, бедолага, что Андрей тебя решил с Зоей познакомить?.. (Смеется). Зоя наша уже давно замужем за Стасом. Ну да, который в кафе ворвался и стал мужикам морды бить!
  Андрей. Они со Стасом не расписаны.
  Ирина (пожимает плечами). И что? Живут в гражданском браке.
  Фил. Эта женщина замужем?! Тогда зачем она меня спрашивала, хочу ли я на ней жениться?.. Очень странно... Загадочная русская душа...
  Ирина. Положим, не русская. Зоя наполовину таджичка, наполовину украинка. А, впрочем, да - русская! Но тут дело не в национальности. У нее посттравматический синдром. Выпьет немного - и сразу чердак едет.
  Фил. Чердак едет? Чердак есть у дома. Как это?
  Ирина. Чердак, крыша едет! Это идиома такая. Означает, что у человека с головой не в порядке.
  Фил. А-а...
  Андрей. Видишь ли, когда Советский Союз распадался, правящие кланы в республиках принялись делить между собой власть. Русских и всех русскоязычных всячески из республик вытесняли: запугивали, даже убивали. Боевики вели между собой настоящие войны. А Зоя, еще совсем молоденькая, тогда работала на радио в Таджикистане. Однажды к ней прямо в студию ворвались боевики, один приставил дуло пистолета к её голове и заставил прочесть его текст. У неё потом шоковое состояние было. Она настолько испугалась, что всё бросила и с одной сумкой в Россию убежала. И хотя прошло уже много лет, стоит ей выпить, - она ведет себя неадекватно. Стас её любит и очень за нее переживает, потому что она несколько раз пыталась совершить самоубийство. Да-да! Резала себе вены в ванной... (Внимательно вглядывается в лицо Фила). Ты хоть что-нибудь понял?
  Фил (кивает). Да, понял. У Зои депрессия. Когда она употребляет алкоголь, то делается немножко сумасшедшая.
  Андрей. Суть ухватил верно! Давай-ка еще выпьем и, наконец, поедим, а то всё уже остыло...
  Фил. Давай! (Ест, потом произносит после паузы). Посттравматический синдром у молодой женщины - это страшно. Мне ее сильно жалко.
  Ирина. Всем жалко! И - всех жалко... (После паузы). Ну, скажите на милость, где эту обормотку носит?.. Андрюша, возьми мне еще одну "Белую ночь"!
  
  Андрей встает и направляется к бару. В этот момент в дверном проёме возникает Настасья. На ней белая блузка, отделанная кружевами по вороту и на рукавах, и длинная темная юбка. Светлые волосы уложены в гладкую прическу "под старину". Она останавливается в эффектной позе и озирается.
  
  Ирина. Вот наконец-то и мы... (Усмехается, оглядывая Настасью с головы до ног). Хороша!..
  
  Настасья направляется к Ирине и Филу.
  
  Настасья. Приношу свои извинения за некоторое опоздание. (С любопытством изучает Фила). Везде такие пробки...
  Ирина. Тебе повезло. Тут Зоя со Стасом только что выступали. Присаживайся. Прошу прощения, я вас не познакомила! Фил - это Настасья. Настасья, рекомендую - Фил.
  
  Фил встает и кланяется. Он явно смущен.
  
  Фил. Мне очень приятно познакомиться.
  Настасья. Взаимно. (Протягивает руку Филу, которую тот церемонно пожимает).
  
  Возвращается Андрей с коктейлем.
  
  Андрей. Привет, Настасья, как дела? Зоя со Стасом....
  Настасья (перебивает). Да слышала уже - Ирина просветила.
  Андрей. Ясно. Уже познакомились? Фил приехал на несколько дней, чтобы Питер посмотреть и вообще... (Делает рукой неопределенный жест). А у меня, как назло, полный цейтнот, срочно надо сдавать в номер два материала. Покажешь ему город?
  
  Фил неотрывно смотрит на Настасью. Она, несомненно, поразила его воображение.
  
  Андрей. Фил, ау!.. Ты не возражаешь, если Настасья сводит тебя в Русский музей?
  Фил (словно под гипнозом). Нет, не возражаешь...
  Ирина (деловито). Вот и ладненько! По Невскому прогуляетесь или ещё чего надумаете... (Настасье). Может, передохнёшь немного, коктейль себе закажешь?
  Настасья. Нет, я за рулем. Ну что, Фил, по коням?
  Фил. Мы на лошади поедем?
  Настасья (смеется). В переносном смысле!
  Андрей. Ты только потом его домой доставь, а то мало ли что.
  Настасья. С каких пор ты такой заботливый? Доставлю, конечно, не беспокойся. Идёмте, Фил!
  
  Настасья с Филом направляются к выходу. Андрей с Ириной провожают их пристальными взглядами.
  
  Андрей. Неужели, кроме Настасьи никого не нашлось?
  Ирина. Скажи спасибо, хоть она согласилась!
  Андрей (язвительно). Спасибо. Вообще-то мне казалось, что наши дамы обожают иностранцев, особенно англичан. Как же: принц на белом коне и все такое!..
  Ирина. Ха! Ха! Отстал от жизни. Что с твоего англичанина взять? Обычный университетский препод. А наши девочки нынче понимают что к чему - им богатеньких подавай. Настасья согласилась на роль тургеневской барышни из чисто женского любопытства. Заявила, что англичанина в ее коллекции как раз недостаёт. Кстати, здорово веселилась по поводу "тургеневской девушки".
  Андрей (морщась). Ох, нехорошо! Ты же знаешь, какая она стерва, - а Фил, по-моему, совершенный идеалист. Надеюсь, хоть не влюбится сразу, а то... (Качает головой). Бедный, бедный Фил...
  Ирина (ехидно). Скажи спасибо, что пока не Йорик!
  Андрей (кланяется). Спасибо, удружила!
  Ирина (обиженно). А разве нет? Помнится, кто-то меня просил, можно сказать, умолял, найти хоть кого-нибудь, - а теперь ему Настасья не подходит! Давай тогда, сам ищи по городам и весям свою "тургеневскую девушку"... (После паузы). Ты-то хоть понимаешь, что это полный идиотизм?
  Андрей (обреченно машет рукой). Да понимаю, конечно! Ладно, пусть будет Настасья.
  Ирина. Между прочим, у нее высшее филологическое образование. Она даже в аспирантуре одно время училась и диссертацию писала по писателям девятнадцатого века, - пока замуж не вышла.
  Андрей (мрачно). В первый раз...
  Ирина (пожимает плечами). Ну и что? Дело житейское. Зато при разводе получила великолепную квартиру с камином и видом на Неву.
  Андрей. А при разводе со вторым мужем - пакет акций некой нефтяной компании...
  Ирина. Нет, все наоборот! От первого - акции, от второго квартиру. Да, точно. (Сердито). Не вижу в этом ничего дурного! Такова жизнь.
  Андрей (примирительно). Хорошо, согласен! Жизнь такова. Только бы наш Фил в нее по-настоящему не втюрился!
  Ирина. Переживёт. Как известно, глупость наказуема. Ишь чего надумал - в двадцать первом веке тургеневских барышень искать!.. (Фыркает как рассерженная кошка). И потом, с чего ты взял, что он сразу в нее втюрится?!
  Андрей. Тоже верно... Ты сейчас домой?
  Ирина. Не знаю. Не хочется домой. Никто не ждет и вообще тоскливо. Сводил бы даму в кондитерскую на Невском, что ли? Посидим при свечах, вдвоём, пирожными полакомимся... (Вздыхает). Сидишь в тепле, смотришь на улицу сквозь стекло, а по Невскому влюбленные парочки гуляют в обнимку и лица у них нездешние... И никакой холод их не берёт! Всё же, любовь - великая сила. Романтики хочется!..
  Андрей. Романтики? Почему бы и нет? Мы с тобой давно в свет не выходили!
  Ирина. А Фил?
  Андрей. Я ему свой второй мобильник отдал, в случае чего - позвонит. (Встает и церемонно подаёт руку Ирине). Сударыня, прошу вас осчастливить меня своим обществом!..
  
  Ирина с улыбкой протягивает Андрею руку, которую тот целует. Они уходят.
  
  Картина четвертая
  
  Квартира Настасьи в элитном доме. Обширная гостиная. Слева - камин, изукрашенный вычурной лепниной "под старину", возле камина шкура белого медведя и два глубоких мягких кресла, между которыми стоит небольшой столик. Слева же вход в спальню, рядом с которым бар с напитками. Справа - дверь в прихожую. Прямо - эркер с тремя окнами, за которыми просматривается панорама города. В эркере стоит письменный стол из дорогого дерева, на нем - небольшой ноутбук и какие-то бумаги. Справа возле стены стеллаж с книгами, мягкий диван со светлой обивкой, возле дивана напольные вазы с причудливо изогнутыми растениями, - оригинальные зимние композиции. На стенах - немыслимой формы бра, то ли авангард, то ли творчество сошедшего с ума дизайнера. Входят Настасья с Филом. Настасья включает свет. Фил осматривается.
  
  Фил. У вас очень стильно. О, даже камин есть! Я тоже нашел себе квартиру с камином.
  Настя. Обожаю огонь. Особенно зимой. Разожжешь камин, сядешь в кресло и смотришь на пламя. Будоражит фантазию. Кажется, что в пламени возникают картины какой-то другой жизни, быть может, одной из моих прошлых жизней... (Делает приглашающий жест рукой.) Располагайтесь, где вам удобно.
  
  Фил присаживается на диван. Настасья проходит к бару.
  
  Настасья. Фил, что будете пить: виски, коньяк?
  Фил. Если можно, - черри, пожалуйста.
  Настасья (усмехается). Пожалуйста. По моим наблюдениям черри предпочитают женщины. Наверное, мужчины считают, что должны выглядеть брутально, и потому пьют крепкие напитки. (Наполняет стаканы, подходит к дивану, подает Филу стакан и садится рядом). Как вам понравилась выставка?
  Фил. Великолепно. Я очень люблю пейзажи и портреты, особенно восемнадцатый век.
  Настасья. Я заметила. От Боровиковского вас невозможно было оторвать.
  Фил. Мне и Карл Брюллов нравится.
  Настасья. Скажу по секрету - мне тоже! Когда я была маленькой, у нас в семье был альбом с репродукциями его картин, - такой огромный, что я с трудом держала его на коленях. Я доставала его из книжного шкафа и подолгу рассматривала. Почему-то старалась, чтобы взрослые не видели. Не то чтобы мне запрещали... Это была моя детская тайна. А "Всадница", помните, - прелестная юная женщина на мощном черном коне, меня воистину завораживала. Женщина представлялась мне невероятной красавицей, и, глядя на нее, я мечтала стать такой же красивой и давала себе слово непременно научиться ездить верхом!
  Фил. Вы очень красивая, Настасья.
  Настасья (смеется). Представьте, я и верхом научилась ездить!
  Фил (встает и рассматривает картины на стенах). Вам тоже нравятся пейзажи?
  Настасья. О, да! В живописи я предпочитаю классику, впрочем, как и в музыке. Вы любите классическую музыку, Фил? (Подходит к нему и становится рядом, тоже глядя на пейзаж).
  Фил. Люблю. Очень. Сознаюсь, я не понимаю современную музыку, даже симфоническую. Я сильно несовременный, мне даже музыка БИТЛЗ никогда не нравилась. Нет, я неправильно сказал. У них очень симпатичная музыка. Да, именно симпатичная, приятная, но вот настоящая глубина - это только классика: Бах, Бетховен, Чайковский, Берлиоз... (Несколько смущенно). А Моцарта я почему-то не воспринимаю, кроме Реквиема.
  Настасья. Реквием... Я с ума схожу от этой музыки! Такая глубина, такая сила... (Не совсем понятно, говорит она всерьез или просто подыгрывает Филу, похоже, даже слегка иронизирует над его замшелыми пристрастиями). Когда я слушаю Реквием, моя душа уносится в горние выси. Сейчас так мало людей, способных по-настоящему чувствовать музыку! Поверьте, я знаю, что говорю, - я вращаюсь в мире гламурных поделок, иногда это очень тяжело, приходится прикидываться примитивной, отвечая на запросы читателей. Ах, Фил (касается его руки, заглядывает ему в лицо), уж вы-то меня понимаете!
  Фил (смотрит на нее с радостным удивлением). Да-да, я понимаю! Это очень, очень тяжело!
  
  Настасья отворачивается и, не сдерживая усмешки, направляется к дивану. Садится и смотрит на Фила, всем своим видом изображая душевные терзания утонченной натуры, окруженной миром грубого чистогана.
  
  Фил. Настасья, вы - необыкновенная! Вы... (не находя слов для выражения эмоций, делает руками несколько жестов, выражающих своё восхищение).
  Настасья. Спасибо вам, Фил! (Подходит к одному из окон эркера). Подойдите ко мне, станьте рядом...(Фил подходит и становится рядом). Посмотрите на это чудесное, вечное небо! Когда мне грустно, я стою здесь и смотрю на звезды. У нас редко бывает такое чистое небо, как сегодня. Это хороший знак, Фил! Звезды - глаза вселенной, которые оттуда, с высоты, наблюдают за нами, грешными. Глядя на них, я отстраняюсь от всего земного, отдыхаю душой, очищаюсь от всей налипшей на меня за день грязи... (Поворачивается к нему и проникновенно спрашивает). Вы способны это ощутить, Фил?..
  Фил (очень серьёзно). Да, я способен. Я очень способен.
  
  Некоторое время они стоят бок о бок, глядя на звезды. Потом Настасья отходит от него в центр комнаты.
  
  Настасья (буднично). Хотите кофе, Фил?
  Фил (после небольшой паузы. Он ошарашен столь резким переходом от высоких материй к сугубо земному). Кофе?.. Хочу.
  Настасья. Одну минуту, я только переоденусь... (Уходит в спальню слева).
  
  Фил еще какое-то время стоит возле окна, потом слегка пожимает плечами, берет со столика свой стакан и садится на диван. Появляется Настасья. На ней роскошный светлый кружевной пеньюар. Фил смотрит на неё, не скрывая восхищения.
  
  Настасья. Пока я готовлю кофе, можете послушать музыку. Музыкальный центр там, в углу, а диски в тумбочке внизу. (Направляется к правой двери, оборачивается). Напитки в баре, выберете что-нибудь... (Выходит).
  
  Фил сначала подходит к музыкальному центру, перебирает диски, читает названия, выбирает "Времена года" Чайковского и включает "У камелька", январь. Слушает, кивая головой, потом идет к бару, перебирает бутылки, рассматривая этикетки, наливает себе немного виски. Появляется Настасья с подносом, на котором кофейник, чашечки, молочник, сахарница, тарелочка с печеньем. Она сервирует журнальный столик у дивана, садится и жестом приглашает Фила. Он направляется было к ней, потом вдруг останавливается.
  
  Фил. А где можно руки вымыть?
  Настасья (указывает на правую дверь). Туда и потом налево. Первая дверь - туалет, вторая - ванная комната...
  Фил (кивает). Спасибо. (Уходит).
  Настасья (делает несколько глотков кофе, ставит чашку и начинает размышлять вслух). Похоже, клиент созрел. Не нравится мне это - слишком просто. Что-то с этим Филом не так, какой-то он не настоящий!.. Не до такой же степени он дурак... (Пожимает плечами). Или, действительно, просто дурак?!
  
  Возвращается Фил и присаживается на диван рядом с Настасьей. Они молча пьют кофе, поглядывая друг на друга и обмениваясь улыбками. Звонит телефон, стоящий на письменном столе в эркере. Настасья подходит и берет трубку.
  
  Настасья. Да, я... (Слушает). Нет, я сейчас занята... Не твоё дело! (Продолжает с ласковой издевкой). Федечка, моя личная жизнь тебя совершенно не касается... Повторяю, совершенно не касается!.. Всё, всё, пока! (Кладет трубку и снова устраивается на диване рядом с Филом. Внимательно смотрит на него, держа в руке чашечку кофе). О чем вы сейчас думаете, Фил?
  Фил (немного растерянно). О многом, о русских женщинах, о вас... У меня такое чувство, будто я давно вас знаю. Прежде я никогда не ощущал ничего похожего. Я пребываю в смятении.
  Настасья (с наигранной экзальтацией). Это поразительно, Фил! Я тоже испытываю нечто подобное... Я хочу вам сказать...
  
  Снова звонит телефон. Настасья с раздражением смотрит на аппарат, однако не подходит. Телефон продолжает настойчиво трезвонить. Наконец, она в сердцах ставит свою чашечку на столик (Ещё бы - прервали разыгрываемый ею с таким удовольствием спектакль!) и снова подходит к телефону. Снимает трубку и некоторое время молча слушает, потом так же молча кладет трубку на рычаг..
  
  Фил. Вы не хотите разговаривать?
  Настасья (еле сдерживаясь). Не хочу. Бывают, Фил, на редкость неделикатные люди, которые совершенно не понимают, что нельзя вторгаться на личную территорию другого человека.
  Фил (искренне). О, да! Я это хорошо знаю.
  
  Телефон начинает звонить снова. Настасья выключает звук, подходит к дивану, закуривает, постепенно успокаивается, гасит сигарету в пепельнице и с улыбкой оборачивается к Филу.
  
  Настасья. Надеюсь, больше нас никто не побеспокоит.
  Фил (ощущая себя явно не в своей тарелке). Я приношу свои извинения, если помешал.
  Настасья. Вы здесь ни при чем, Фил. Этот человек меня преследует. Твердит о своей любви, и поэтому считает себя вправе вторгаться в мою жизнь. Это просто смешно! Но не будем об этом. Лучше скажите мне - как, по-вашему, русские женщины, в сравнении с девятнадцатым веком, сильно изменились?
  Фил (серьезно). Мне трудно судить, я ведь в то время не жил. Моё представление составлено по книгам. Но, глядя на вас, я думаю, что русские женщины все так же прекрасны! (Встает, целует ей руку, хочет произнести что-то еще, но тут раздается громкий звонок в дверь, от которого оба невольно вздрагивают).
  
  Настасья замирает в напряженной позе. Она не хочет отпирать дверь, но звонок продолжает настойчиво трезвонить. Тогда она молча встает и направляется в прихожую. Пока она идёт, с ней на глазах происходит разительная перемена. Вместо скромной и деликатной "тургеневской барышни" перед нами предстает сильная, решительная и недобрая женщина. Из прихожей доносятся громкие голоса.
  
  Настасья. Какого дьявола ты припёрся? Я же русским языком сказала "занята"! Сейчас же убирайся вон! Я кому говорю - вон!!
  
  Слышен шум лёгкой борьбы. Потом в комнату возвращается пышущая злостью Настасья, следом за ней входит Федор.
  
  Федор (униженно). Настя, пожалуйста, не гони меня! Здравствуйте! (Кланяется Филу). Я вам не помешаю, только тихонечко посижу здесь, в уголочке. (Съёжившись, опускается на краешек дивана, не спуская глаз с Настасьи).
  
  Настасья встряхивает головой, из прически вылетают шпильки, длинные волосы падают на плечи. Перед нами воистину роковая женщина. Теперь она похожа на разъяренную тигрицу.
  
  Настасья. Для кого Настя, а для кого Настасья Ивановна! (Ходит по комнате). Ты почему без разрешения явился?
  Федор. Я... ну, прости, виноват!..
  Настасья. Ты что же, думаешь, - разбогател, и тебе теперь все позволено? (Хохочет). Да будет тебе известно, что я происхожу из старинного рода Хованских! Мой прапрадед ближайшим сподвижником Петра Первого был! И вот теперь ты, нувориш, денежный мешок, передо мной пальцы веером расставляешь?!
  Федор. Настасья... Настасья Ивановна, я деньги честно заработал.
  Настасья. Как - честно? На спекуляциях - честно? (Снова презрительно смеется). Видишь, Фил, этого человека? (Указывает пальцем на Федора) Так вот он про себя уверен, будто может купить всё. И меня тоже. Главное - хорошую цену предложить!
  Федор. Настасья Ивановна, Настя!.. Я же люблю тебя! Я к твоим ногам всё готов бросить: деньги, жизнь свою - неужели это вызывает только смех и презрение?
  Настасья (сдерживая ярость, ходит по комнате). А вот и врешь ты всё, Федька, - ты с деньгами никогда не расстанешься! Ни за какие коврижки не расстанешься. Сдохнешь, а не расстанешься!
  Федор. Да плевал я на деньги! Тьфу! (Плюёт на пол). Я люблю тебя! Всё исполню, что ни пожелаешь! (Заискивающе). А я тебе подарочек принес... (Достает из кармана бархатный футляр и протягивает Настасье).
  
  Настасья берет коробочку, открывает.
  
  Настасья. Ба! Брюлики!.. Гляди, Фил, как меня Феденька любит, брильянтовый браслетик принес... (Вынимает из футляра сверкающий браслет и, держа его двумя пальчиками, нарочито брезгливо трясет в воздухе, отчего камни неистово сверкают). И камушки стоящие...
  Федор (горделиво). Еще бы!
  Настасья (равнодушно кладет браслет в футляр, закрывает и возвращает Федору). Не нравятся мне брильянты. Ты, Феденька, чего-то недопонимаешь... (Отходит в задумчивости, словно забыв про гостей).
  Федор (вскакивает, бросается к Настасье, падает перед ней на колени). Люблю! Вот такую сумасшедшую люблю! (Обращается к Филу). Ну, кто еще может так запросто: не нравятся мне брильянты?.. Княгиня! Настоящая княгиня! Другой такой нет - все девки до брильянтов жадные! А она - во как!.. Люблю!! (Утыкается лицом в ее пеньюар, целует ноги). Все для тебя сделаю, только прикажи. Скажи сейчас: Федя, выпрыгни в окно - выпрыгну! И думать не стану! (Издает отчаянный вопль-вой). Только не прогоняй...
  Настасья (отталкивает его ногой). Совсем сбесился! (Проходит к бару, наливает себе коньяка, выпивает, снова поворачивается к Фёдору). Да пойми ты, наконец: я те-бя не люб-лю... Просто не люблю! И за деньги не продаюсь - не так воспитана. Да и впредь не собираюсь! (Настасья пытается говорить с ним спокойно, увещевающее, как с больным).
  Когда я со своими бывшими мужьями разводилась, старалась решить дело полюбовно. Ну, может, не совсем полюбовно, но до суда не доходило. Но замуж-то я оба раза по любви выходила. А тебя не люблю - вот и весь мой сказ!..
  
  Федор еще несколько мгновений стоит на коленях, опустив голову, потом внезапно вскакивает на ноги.
  
  Федор (кричит с ненавистью). Врешь ты все! И про мужиков своих бывших врешь! (Начинает куражиться). По любви она, видите ли, за них шла... Ах ты, фу ты, ну ты, ножки гнуты, - кака барыня! Шлюха! Шлюха и есть. И продаешься, как все бабы! Разве только возьмёшь подороже - так ничего, сторгуемся!.. Ты на себя посмотри, в чём ты одета! Проститутка и есть... Тьфу! (Плюет на пол). А гонору-то сколько... Нечем тебе передо мной кичиться-то, не-чем! Потому что всё у тебя, как у всех баб, - и там тоже. (Показывает ниже живота).
  
  Понимая, что сорвался и теперь всё кончено, Фёдор с вызовом идет к бару, наливает стакан водки, выпивает, подходит к журнальному столику, хватает горсть печенья и закусывает, нарочито чавкая; потом угрюмо садится на диван.
  Настасья, обхватив себя руками крест на крест, молча ходит по комнате, склонив голову, словно в глубоком раздумье. Фил наблюдает за происходящим в полном недоумении. Наконец, Настасья останавливается напротив Фёдора.
  
  Настасья (ровным напряженным голосом). Значит, Федя, я, по-твоему, обыкновенная шлюха и у меня есть своя цена?.. (Тот молча кивает). Ладно, пусть так! (Встряхивает головой). И какова же эта цена?.. (Усмехается зловеще). Только, смотри, Федя, не продешеви!
  Федор (ожидавший взрыва эмоций с ее стороны, растерян). Ну, сколько?.. Ну, тысяч пятьсот дал бы!
  Настя (разочарованно и презрительно). Рублей?
  Федор. Нет, конечно! Да хоть евро!..
  Настасья. Значит, пятьсот тысяч евро... (Снова начинает ходить по комнате). Что ж, неплохая цена, но, сдается мне, ты всё-таки продешевил!.. Начинает загибать пальцы на руке. Во-первых, у меня высшее образование, причем, очень хорошее... Во-вторых, свободное владение немецким и французским... В-третьих, умею прекрасно одеваться и вести себя в любом обществе - нынче это немаловажно... В-четвертых, престижная работа... В-пятых... (С насмешкой смотрит на Федора). Ох, продешевил ты Федька! Да, в-пятых-то, в-пятых, позабыла, а это, может, самое главное будет: я не просто красивая женщина, я еще и очень сексуальная женщина... Чего уставился, как баран на новые ворота? Я и в самом деле чертовски хороша в постели!.. Ну, накинь ещё, может, и сойдемся в цене?
  Федор (хрипло). Сколько ты хочешь?
  Настасья (пристально глядя на него, после паузы). Миллион евро крупными купюрами.
  Федор (охрипшим голосом). Миллион евро...
  Настасья (напевно, с явной издёвкой). И где же твоё, Феденька: всё отдам, что ни пожелаешь?.. Или - слабо, когда до дела-то дошло?!
  Федор (напряженно вглядывается в ее лицо). Идет! Пусть миллион крупными купюрами! Только сразу не смогу, нужно из дела вытащить.
  Настасья. По рукам! А как соберёшь - милости прошу! (Усмехается). Али передумал уже?..
  Федор (хрипло). Костьми лягу, а не передумаю!
  Настасья. Решено. Ты мне деньги, и я - твоя. Только вот сама не знаю - навечно или на пять минут... (Филу). Чего молчишь? Уставился, как сыч, и молчит. Может, тоже за меня поторгуешься? Вдруг цену перебьёшь?..
  Фил (совершенно растерявшись от разыгравшейся у него на глазах сцены). У меня нет миллиона евро. Я простой профессор. Всё это так странно... Я ничего не понимаю... Я вас, Настасья, по-другому себе представлял.
  Настасья. Да-с, не соответствую!.. (Прищелкивает языком). Извиняюсь, ошибочка вышла... А, знаешь, Фил, это он во всём виноват! (Указывает пальцем на Федора). Он только что убил во мне тургеневскую девушку! (Хохочет, откидывая голову. Потом резко обрывает смех). Ну, хватит с меня на сегодня! Пошли вон! (Фёдор безропотно поднимается и направляется к выходу). Фил, к тебе это тоже относится! (Фил покорно встаёт и идёт следом). И вот что, Федька: он иностранец, человек безобидный, так что посади его в такси, заплати и отправь домой. Это мой приказ!
  Фёдор (обрадованный, что Фила тоже выставляют). Исполню в лучшем виде.
  
  Фил хочет что-то сказать, но Настасья жестом его прерывает.
  
  Настасья. Уходите. Оба. Одна остаться хочу...
  
  Свет гаснет.
  Картина пятая
  
  Квартира Андрея. Входят Андрей и Ирина, оба основательно подшофе.
  
  Андрей (включает свет, падает на диван). Наконец-то мы дома!.. Хорошо!
  Ирина (чуть покачиваясь, подходит и садится рядом). Уфф! Я боялась, нас в метро повяжут или еще какая гадость случится... (Смеется). Давненько я в метро не целовалась!..
  Андрей. Как два школьника! Сбежали с уроков, посидели в кафе, поели пирожных...
  Ирина (подхватывает). А потом ещё в другом кафе...
  Андрей. И уже не только пирожных... (Смотрит на Ирину). Ну, ты, мать, наклюкалась - давненько я тебя такой не видел...
  Ирина. Нечего смеяться над пьяной женщиной! Делай со мной что хочешь, но домой я не попрусь - никаких сил нет... (Сворачивается клубком на диване).
  Андрей. Иришка, давай кофе выпьем?
  Ирина. В три часа ночи?.. Давай!
  Андрей. Неужели уже три?
  Ирина. А ты думал...
  Андрей. Тогда где бродит Фил? Я ему второй ключ отдал. Он собирался вернуться часа через два, ну, через три.
  Ирина (хихикает). От Настасьи так просто не смоешься! Она на него сразу глаз положила.
  Андрей (внимательно глядя на нее). Глаз положила?
  Ирина (фыркает). Ну да! Я думала, ты заметил. Я же тебе сказала, что англичан у неё ещё не было.
  Андрей (обеспокоенно). Ох, не нравится мне всё это! А, может, оно и к лучшему, что его пока нет? Давай-ка расположимся на диване, по-барски, а Филу - раскладушка. Если придет, конечно... Нет, надо всё-таки кофе приготовить!
  
  Уходит на кухню, включает кофемолку, потом слышно, как льется вода. Ирина расслабленно лежит, свернувшись клубком. Потом вдруг встает, берет свою сумочку, смотрится в зеркальце, качает головой и начинает приводить себя в порядок. Возвращается Андрей с кофейными чашками.
  
  Андрей. Кофий подан, сударыня! Пожевать чего-нибудь желаете? (Ирина отрицательно мотает головой и берет свою чашку. Андрей тоже пьёт кофе.) Что-то я за него беспокоюсь: чужая страна, ночь на дворе - вдруг его уже ограбили или избили?
  Ирина. Не каркай, никуда не денется твой Фил! У них там что - рай земной? общество всеобщего благоденствия? Тоже, поди, есть районы, в которые соваться не стоит, особенно ночью.
  Андрей (задумчиво). Оно так, конечно... (Поводит плечами, словно отгоняя нехорошие мысли). Ладно, будем надеяться, - не пропадет, не маленький! (Пьет кофе). Ирка, я и не знал, что ты такая шалава!
  Ирина (хмыкает). В каком смысле?
  Андрей (передразнивая ее). Да в том самом! Кто нагло строил глазки тому длинному, за соседним столиком?
  Ирина (невинно). Какому ещё длинному? А-а, такой импозантный мужчина, к которому ты меня потом приревновал?
  Андрей. Вовсе я не ревновал! Когда вы танцевали, он так к тебе прижимался, - я думал, кончит. Вполне естественно, что я тебя забрал.
  Ирина (усмехается). Да уж, прижимался он конкретно. Я только было собралась сказать ему пару ласковых, чтоб не хамил, - и тут ты влез со своими разборками.
  Андрей. Так я ещё и виноват?! Вступился за честь любимой женщины - и тут же оказался в виноватых... (С пафосом). Нет в мире справедливости!
  Ирина (лукаво). Честь любимой женщины... Звучит приятно. Особенно - любимой...
  Андрей. Конечно любимой... Ирочка... (Обнимает ее и целует).
  Ирина (вырывается). Андрюша!
  Андрей (лезет к ней с поцелуями). Ну что, Андрюша? Здесь твой Андрюша...
  Ирина. Уже половина четвертого, а мне завтра к девяти. Тебе-то хорошо, - можешь дрыхнуть хоть целый день, а я теперь человек подневольный.
  Андрей (не отступает). Положим, не к девяти, а к десяти... И потом, ты теперь начальница, можешь какую-нибудь отговорку сочинить. Ну что, мне тебя учить? Договорилась насчет интервью, встречала любимую прабабушку...
  Ирина. Отстань, демон-искуситель! А с другой стороны... Позвоню утром Маргоше и скажу, что иду в театр на прогон нового спектакля. Должен же человек, в конце концов, иметь личную жизнь.
  Андрей. Очень даже должен. Просто обязан!
  
  Оба начинают яростно сбрасывать одежду. В этот момент раздается дверной звонок. Они замирают. Снова звонок. Они впопыхах одеваются. Андрей выходит в прихожую. Оттуда слышится какая-то возня. Потом в комнату входит Андрей, следом за ним Фил, бледный, взъерошенный, совершенно не похожий на приличного аккуратного иностранца. Увидев в комнате Ирину, он, кажется, ничуть не удивился, его переполняют собственные переживания.
  
  Фил. Андрей, я очень поражён! Я совсем ничего не понимаю. (Видит пустые чашки из-под кофе). Можно мне тоже кофе? Или лучше, наверное, водки - я не в своей супнице. Андрей. Да что случилось-то?
  Фил. Я не знаю. Она меня выгнала.
  Ирина (изумленно). Настасья тебя выгнала? Странно... очень странно... (С подозрением разглядывает Фила). Что, так просто взяла и - выгнала?
  Фил. Да, просто так. Меня и Федю.
  Ирина и Андрей хором. Какого еще Федю?
  Фил. Я не знаю какого, я его первый раз увидел. (Садится в кресло). Он сначала долго по телефону звонил Настасье Ивановне, но она не хотела его видеть. Тогда он сам пришел. Она его впустила, он у нее в ногах валялся... Это правильно - в ногах валялся?
  Андрей. Правильно, правильно...
  Фил. Потом они ругались, он ее обзывал нехорошей женщиной...
  Ирина (заинтересованно перебивает). Так прямо и говорил, что она "нехорошая женщина"?
  Фил. Нет. Я же говорю - обзывал.
  Ирина. Да как обзывал-то?
  Фил. Я не хотел бы повторять. По-моему Настасья Ивановна этого не заслуживает.
  Ирина (в сторону). Еще как заслуживает!
  Андрей. Ясно. Ну а дальше?
  Фил. Дальше - ничего. Она нас выгнала.
  Андрей. И сколько же ты у нее пробыл?
  Фил. Около часа, думаю.
  Андрей. Я чего-то не догоняю... Если ты пробыл у Настасьи около часа - где ты потом болтался?
  Фил. Болтался? На веревке? Нет. Я потом был у Феди. Настасья Ивановна велела ему посадить меня в такси и домой отправить. Но Федя был совсем сумасшедший. Он поймал такси, посадил меня, сам тоже сел и увез меня за город, в свой коттедж.
  Ирина. Подожди, подожди... Что еще за Федя? (Поворачивается к Андрею). Мне Зоя по секрету рассказала, что у Настасьи очередной поклонник завелся богатенький, ну, типа бизнесмен, но она его не слишком привечает. Уж не он ли?.. Извини, что перебила, Фил, продолжай!
  Фил (жалобно). Можно мне кофе - у меня в голове такой сумбур...
  
  Андрей достаёт бутылку водки и рюмку, наливает Филу водки. Тот благодарно кивает и залпом выпивает. Андрей идет в кухню, приносит чистую чашку, выливает из джезвы остатки кофе и подаёт чашку Филу. Тот нервно хватает и жадно пьёт. Потом достает из сумки трубку, набивает табаком, закуривает и блаженно откидывается в кресле. Андрей с Ириной тоже тянутся к сигаретам.
  
  Ирина. Фил, не томи, пожалуйста! Что было потом?
  Фил (вынимает изо рта трубку). Потом он достал водку, мы с ним пили водку, и он мне жаловался. Говорил, что Настасья Ивановна его не любит и над ним измывается, а он готов ради нее на всё. Ещё говорил, что достанет миллион, чего бы это ему ни стоило...
  Ирина. Постой, Фил, какой ещё миллион?
  Фил. Да. Миллион евро. Настасья Ивановна сказала, что если Федя принесет ей деньги, она ему отдастся.
  Андрей. За миллион? Во дает!
  Ирина (восхищённо). Ну, стерва!
  Фил. Федя пил водку и говорил, что добудет деньги и заплатит ей, потому что без неё у него никакой жизни нет. Что Настасья Ивановна у него и днём и ночью перед глазами стоит, и он уже совсем психом сделался, даже работать не может. А ко мне сначала обниматься лез и говорил, что я хороший и он понимает, что я лучше его, - и пусть Настасья Ивановна лучше со мной будет, потому что он не знает, что с ней сделает, может даже убьет. Совсем был ненормальный. Настоящий маньяк. Потом стал меня пугать револьвером, обещал застрелить, если я не откажусь от Настасьи Ивановны. Я ему сказал, что видел её сегодня в первый раз, так он не поверил, думал, что я нарочно лгу, чтобы он меня отпустил домой. А потом поверил, потому что я ему билет показал, что прилетел только вчера. И тогда он ко мне проникся дружескими чувствами и стал рассказывать, как Настасья Ивановна его изводит, но он без нее жить не может и не хочет. И если она с ним не будет, то он её обязательно застрелит. Потом подумал и сказал, что может быть и сам застрелится...
  Ирина. Де-ла-а... Бедный Фил, надо же было так влипнуть! Теперь ты будешь считать, что все русские сумасшедшие! (Откидывается на спинку дивана). А может так оно и есть? (Смеется).
  Андрей. Не вижу ничего смешного! (Филу сочувственно). Ты не думай, что у нас всё время такие страсти кипят. Бывает, конечно... Считай, тебе крупно повезло: в жизни такое не часто увидишь, больше в романах! А давайте-ка ещё выпьем по чуть-чуть, и ты, Фил, доскажешь нам конец сей роковой истории...
  
  Андрей достает ещё две рюмки, разливает водку. Все трое молча выпивают. Фил снова закуривает свою трубочку.
  
  Ирина (с легкой иронией). И как же ты вырвался на свободу, наш многострадальный Фил?
  Фил. Никак не вырывался... Федя, когда понял, что я ему не лгу и действительно раньше не встречал Настасью Ивановну, сразу успокоился и стал ко мне дружески относиться. Мы ещё посидели недолго, он вызвал мне такси, заплатил, и велел довезти меня до дома.
  Андрей (после паузы). Как ты думаешь, Фил, этот Федя на самом деле может убить Настасью?
  Фил. Я не знаю. Не уверен. Он был сильно пьяный. Я пил водку с тоником и со льдом, а он так... Он больше говорил про миллион евро, который ей в лицо бросит. По-моему, эта идея ему очень нравится...
  Ирина. Картинки с выставки...
  Фил. Какие картинки? Да, выставка в музее...
  Ирина. Не обращай внимания, это я так...
  Андрей (немного сконфуженно). Фил, ты извини, я тебе сегодня на раскладушке постелю, а мы с Ирой на диване ляжем...
  Фил. Это ничего. Я буду спать на раскладушке, как бойскаут! Я сегодня столько водки пил, что усну даже на полу.
  Андрей. Обойдемся без экстрима! (Приносит из прихожей раскладушку).
  
  Свет гаснет. Занавес.
  
  
  Действие второе
  
  Картина шестая
  
  Редакция еженедельника, в котором работают Андрей и Ирина. В комнате стоят три стола с компьютерами, на которых раскиданы какие-то бумаги, стоят стаканчики с ручками и карандашами и другими рабочими принадлежностями. За центральным столом сидит Ирина и пьет кофе, не отрываясь, глядя на монитор. Слева от нее за столом сидит Андрей, рядом с ним стоит дизайнер Игорь, они обсуждают оформление статьи Андрея. За третьим столом, справа от стола Ирины, корреспондент Нина, отвечающая за самотек, читает какой-то текст. Большие окна во всю стену, справа - вход в комнату. Рядом с входом - вешалка с одеждой. Позади Ирины шкаф с полками, на них пачки газет, бумаги, папки. Чуть глубже небольшой столик, на котором стоят чайник, банка с кофе, чашки, тарелочка с печеньем. Рядом со столиком пара кресел.
  
  Андрей. Первый вариант, по-моему, интереснее - энергичнее, что ли... Как думаешь, Игорь?
  Игорь (задумчиво). Пожалуй... Зато второй выглядит более современно.
  Андрей. Что значит "современно" для моей аналитической статьи?
  Игорь. Ну... коллаж из нескольких снимков и все такое прочее...
  Андрей. Полагаюсь на твой вкус, оба варианта нормальные.
  Игорь. Хорошо, я ещё подумаю, взгляну на полосу в целом... (Уходит).
  Нина (возмущенно). Нет, это просто дурдом! Коллективное помешательство! Весь народ нужно скопом отправлять в психушку! Двадцать первый век, называется: кругом практикующие колдуны, маги, экстрасенсы и прочая хренотень. Вы послушайте, нет, вы только послушайте! (Зачитывает из письма в редакцию). "Моя соседка настоящая ведьма. Она меня сглаживает всякий раз, когда мы с ней встречаемся в подъезде. Я давно уже заметила, что как только она на меня посмотрит, я начинаю болеть. Сходила к колдунье (знакомые посоветовали), она сразу нашла у меня порчу. Порчу мне колдунья сняла, но что мне теперь делать? Я же живу на одной площадке с этой ведьмой, и она меня опять сглазит. Посоветуйте, как мне быть? Наталья, экономист, 32 года, Москва". Чокнуться можно! У тетки высшее образование, живет в столице - ее соседка ведьма!.. Все, больше не могу, иду в кафешку. (Встает). Кто со мной?
  Ирина. Я пас - надо вычитать в номер...
  Андрей. Работы до фига.
  Нина. Трудитесь, голуби, а у меня профессиональная вредность зашкаливает. Кстати, Ирина, почему нам молоко не выписывают, как на любом вредном производстве?
  Ирина. Не дождешься! На тебя ни одна ведьма не подействует - сама кого угодно сглазишь.
  Нина (ехидно). Чувствую искреннюю обеспокоенность начальства за моё здоровье.
  Ирина (не отрываясь от монитора, рассеянно). А то...
  Нина. Ирина Алексевна, а что это за история приключилась с англичанином, которого ты с Настасьей познакомила? Мне Ольга рассказала. Такие страсти, просто жуть - прямо шекспировские.
  Ирина (отрываясь от монитора). Ну что за жизнь? Все всё знают. Спрашивается, откуда?! Ольга что, там присутствовала?
  Нина. Ей вроде бы Олег рассказал...
  Ирина (раздраженно). А этот откуда прослышал? (Встает, подходит к столу с чайником, наливает в чашку кипятка, кладет ложку кофе, размешивает и снова идет к своему столу).
  Нина. Ой, да не знаю я! Ольгины слова надо делить на шешнадцать: если что-то и было, потом ещё нафантазирует столько, что уже вообще ничего не поймёшь. Но что-то наверно было? Нет дыма без огня.
  Андрей (морщится). Охх, бабы...
  Нина (обиженно). И почему ты именно Настасью с ним познакомила? Я бы, например, тоже очень не против...
  Ирина. Тебя в тот день не было.
  Нина. А позвонить не догадалась?
  Ирина. Звонила. Абонент недоступен. Где тебя черти носили, интересно?
  Нина. Это когда было?
  Ирина. В понедельник, кажется... О господи, голова совсем не работает, ничегошеньки не помню... (Пытается припомнить, загибая пальцы).
   Андрей. Фил прилетел в понедельник.
   Ирина. Точно, в понедельник. Странно, как я могла позабыть? Значит, я тебе звонила в воскресенье днём.
  Андрей (с юмором). Долог волос, да ум короток.
  Нина (многозначительно). В воскресенье я была занята...
  Ирина. Тогда нечего цепляться!
  Нина. Вопрос закрыт. Исчезаю. (Накидывает куртку, берет сумочку и выходит).
  Ирина (с раздражением). Оставь ты свой мужской шовинизм! Что это ещё за "долог волос да ум короток"? Между прочим, мы на работе!
  
  Андрей молча пожимает плечами.
  
  Ирина (после паузы). Слушай, я действительно не понимаю, откуда Нинка про Настасью и Фила узнала.
  Андрей. Тебя это волнует?
  Ирина. Вообще-то не очень, но все-таки любопытно - откуда?
  Андрей. Ясно, не от Фила. Стало быть, остаются Настасья и, как его - Федя...
  Ирина. Очевидно... (Задумчиво). Как ты считаешь, может, стоит познакомить его с Ниной? (Оживляется). А что - одинокая, детей нет, замуж хочет...
  Андрей. Только не с ней! В Нине даже под микроскопом не разглядишь тургеневскую девушку. Да и Фила жалко - тётка она на редкость стервозная.
  Ирина (язвительно). А ты в редакциях не стервозных тёток встречал?!
  Андрей (усмехается). Тоже верно. Издержки профессии.
  Ирина. Кстати, где твой протеже сейчас болтается?
  Андрей. Наверно по городу. Взял фотоаппарат и отправился изучать архитектуру - девятнадцатый век и все такое прочее. А вечером меня Пашка Зуев на свой бенефис пригласил. Захвачу с собой Фила, ему должно понравиться. Правда есть один нюанс: Пашка потом будет ждать от меня хорошей рецензии... (Качает головой). Как ему объяснить, что театральных рецензий я не пишу, специализация не та? Обидится насмерть. Слушай, идём с нами! После спектакля фуршет обещан, оттянемся. Идём, Иришка!.. Потом тиснешь рецензёшку - и всё в ажуре, все довольны.
  Ирина. А ты?
  Андрей (встает, подходит к ней, обнимает и целует в затылок). А я - тем более...
  Ирина. Тогда пойду. (Морщится, вычитывая текст, стучит по клавиатуре, что-то исправляя и дополняя. После паузы). А на завтра у тебя культурная программа для Фила имеется?
  Андрей. О, завтра мы идем на день рождения к Настасье. Она вчера вечером специально позвонила, чтобы пригласить Фила и меня, так сказать, лично.
  Ирина. Мне тоже звонила. Ох, чую, не к добру это...
  Андрей. Пойдешь?
  Ирина. Разумеется. Подозреваю, что гостей ждет какой-нибудь сюрприз - такое развлечение я ни за что не упущу...
  Андрей. О, женщины, вам имя вероломство!..
  Ирина. Давай, давай, изгаляйся... Сам-то, небось, ни в жисть не пропустишь день рождения Настасьи Ивановны Хованской...
  Андрей (примирительно). Не ёрничай! Между прочим, Настасья всегда хорошие приёмы устраивает. Так что, надеюсь, обойдётся, как ты элегантно сформулировала, без сюрпризов.
  Ирина (фыркает). Надейся! А сам, поди, тоже жаждешь горяченького, этакого симпатичного скандальчика!
  Андрей (возмущенно). Я?! (Откидывается на спинку стула). Впрочем, почему бы и нет?.. Хотя, лично я терпеть не могу, когда со мной происходит какой-нибудь казус, но если с другими - ничего не имею против!..
  Ирина. Все мы люди, все мы человеки...
  Андрей. Увы, увы... Пожалуй, пора пойти перекусить. Ты со мной?
  Ирина. Нет, позже. Пока никто не торчит над душой, закончу, наконец, редактировать этот чёртов текст. Зато потом - свободна как птица! (Широко раскидывает руки, изображая крылья).
  Андрей. Птичка моя! (Посылает ей воздушный поцелуй, берёт с вешалки куртку и направляется к двери).
  Ирина (ему вдогонку, подражая базарным торговкам). Мужчина, а мужчина! Вы ничего не забыли?
  Андрей (оборачиваясь). В смысле?
  Ирина. Кто-то меня, вроде бы, в театр приглашал - или у меня уже глюки?
  Андрей (хлопает себя по лбу). Глюки у меня! Давай в шесть. На метро "Невский проспект", там где выход на канал Грибоедова. (Подходит к двери).
  Ирина. Подожди, спектакль-то какой? Не дай бог, потащишь на какую-нибудь современную лабуду, где вместо авторского текста сплошное самовыражение режиссера!
  Андрей (снова оборачивается). Насчёт самовыражения не уверен, но автор - Вильям Шекспир. "Зимняя сказка".
  Ирина. Хмм... В детстве я эту пьесу очень любила. Особенно мне нравилось, что королева - русская. Причем, имячко у неё было ещё то... Как же, как же?.. (Крутит головой). Нет, забыла!.. Сюжет такой простенький, даже сентиментальный. Я её много раз перечитывала. Трогательная история о любви и верности. Очень меня за душу брала.
  Андрей. Эстетка! В детстве она Шекспира перечитывала!.. Я в свои юные годы предпочитал Конан Дойля, Дюма-отца и что-нибудь про индейцев...
  Ирина. Ну, не совсем в детстве, это я погорячилась. Лет десять-одиннадцать мне было. Так вот, несчастная судьба Гермионы - точно, ее звали Гермиона, вспомнила!.. - очень трогала мою невинную душу.
  Андрей. Где мои детские годы? Святая невинность, где ты?
  Ирина. Хватит балдеть! Хотелось бы знать, насколько серьезно твой английский гость относится к Шекспиру? А то заявимся на спектакль и окажется, что модный режиссер переделал несчастную Гермиону в несчастного Гермиона, который, к тому же, недавно сделал операцию по перемене пола - или ещё чего похлеще накрутит! Твоего Фила кондрашка не хватит?
  Андрей. Вообще-то он далеко не простак. Вечерком за рюмкой чая мы много о чём переговорили. Оказывается, в юности он немало покуролесил, и с девицами, и с химией разной, - короче, тот ещё был enfant terrible! Ну а потом вырос, возмужал, остепенился, сделался преподавателем, погрузился в свой девятнадцатый век - да там и застрял. Так что если постановка окажется экспериментальной - кажется, именно так теперь называется издевательство над бедным автором - он это как-нибудь переживёт.
  Ирина. А ты?
  Андрей. Я?.. (Строит рожи, изображая интенсивную мыслительную деятельность) Пожалуй, тоже... но только ради фуршета.
  Ирина (смеется). Клоун... Всё, свободен! Да иди же ты, наконец, - я ни черта не успеваю.
  Андрей (посылает ей воздушный поцелуй). Встретимся у метро! (Выходит).
  
  Свет медленно гаснет.
  
  Картина седьмая
  
  Квартира Настасьи. В гостиной повсюду вазы с букетами цветов. В камине горит огонь. На столах расставлены тарелки с закусками, бутылки и бокалы. Настасья стоит возле камина с бокалом в руке, рядом, тоже с бокалом, Фил. Они о чём-то негромко разговаривают. На диване сидят Стас и Зоя, тоже с бокалами и тарелочками в руках. Настасья и Ирина в дорогих вечерних платьях. Мужчины в вечерних костюмах. Зоя одета недорого, но броско, с претензией на оригинальность. На авансцене Андрей с Ириной. Андрей жует тарталетку.
  
  Ирина. Хочешь еще тарталетку? Вон те, с красной рыбой - очень вкусные.
  Андрей. Да я сейчас кого угодно слопаю, целый день не жрамши.
  Ирина (кивает в сторону Настасьи). Интересно о чем они беседуют?
  Андрей (иронично). Обсуждают, как проходили салонные приёмы в девятнадцатом веке.
  
  Звонят в дверь. Настасья идёт открывать. Возвращается вместе со своим бывшим вторым мужем Аркадием. В руках у неё роскошный букет.
  
  Настасья. Рекомендую, кто не знаком, - Аркадий. Проходи, дорогой! (Ставит букет в пустую вазу). Какая прелесть!
  Аркадий. Как видишь, я не забыл, что ты любишь чайные розы... И вот ещё маленький презент. (Достает из кармана небольшую коробочку). Ты у нас по гороскопу рыбка - поэтому я выбрал кулон с сапфиром.
  Настасья (берет коробочку и рассматривает кулон, потом целует Аркадия в щеку). Спасибо, Аркашенька! Сапфир, действительно, мой камень.
  Аркадий. Тогда уж доставь удовольствие бывшему супругу и позволь его одеть... (Вынимает кулон и надевает на шею Настасье). Вот так... (Любуется). А что - по-моему, смотрится.
  Настасья. У тебя всегда был отменный вкус, Аркашенька. Ну что ты стоишь как неродной? Напитки и закуски на столе...
  
  Аркадий подходит к столу, берет тарелку, накладывает тарталетки, рассматривает этикетки на бутылках.
  
  Аркадий. О, мой любимый сорт виски! Неужели помнишь? (Наливает себе виски).
  Настасья (с чуть заметной усмешкой). Я ничего не забываю.
  Андрей (Ирине). Это который муж: первый или второй?
  Ирина. Второй. После развода оставил ей квартиру, авто и ренту.
  Андрей (криво ухмыляется). Очень мило с его стороны.
  
  Снова звонят в дверь. Настасья выходит в прихожую, затем возвращается, - за ней следует Борис с огромной корзиной белых лилий.
  
  Настасья. А вот и наш Борис! Боренька, вы с Аркашей, кажется, уже встречались?
  Борис (ставит корзину на пол). Было дело, пересекались. (Подходит к Аркадию). Ты уж меня извини, я тогда не в себе был.
  Аркадий. Ладно, чего там, я понимаю.
  Борис. Любил я её сильно, а тут ты на мою голову свалился. Я от ревности с ума сходил. Готов был тебя убить.
  Аркадий. Догадываюсь. (Трогает свой подбородок). Врезал ты мне тогда от души. Челюсть до сих пор на перемену погоды ноет.
  Борис (шумно вздыхает). Да-а, дела давно минувших дней... (Внезапно оживляется). Но признаюсь, когда Настасья и тебя тоже бросила, - я радовался, как ребёнок. И одновременно сочувствовал тебе. Странно, правда?.. Все-таки она необычная женщина. Я ее никогда до конца не понимал. Ну что, теперь-то мир?
  Аркадий. Мир.
  
  Борис и Аркадий пожимают друг другу руки. Потом Борис подходит к Настасье.
  
  Борис (Настасье). Прости меня, грешного, что заявился без подарка! Ничего я не смыслю в ваших женских штучках-дрючках. (Протягивает ей банковскую карту). Возьми вот! Понимаю, сие есть полный моветон, ты всегда меня в этом упрекала, - но лучше сама купи, чего пожелаешь...
  Настасья (берет карту). Знаешь, Боренька, это даже оригинально... Спасибо, дорогой! (Целует его в щеку)
  Андрей. А это, надо полагать, первый муженёк...
  Ирина. Точно. (Наблюдает за Настасьей с чисто женской завистью). И как ей это удается?..
  Андрей. Что?
  Ирина. Мужикам так мозги запудривать!
  Андрей (усмехается). Роковая женщина.
  Ирина. Скажешь тоже - роковая! Обычная современная стерва. Нет, я чего-то не догоняю. По-моему, все вы, мужики, полные кретины.
  Андрей. Не стоит, дорогая... (Приобнимает Ирину за талию). Зависть очень нехорошее чувство. А в Настасье и в самом деле есть нечто такое... (Делает рукой неопределенный жест в воздухе) какая-то загадка. (Смотрит на Ирину). Но ты у меня лучше всех! Принести чего-нибудь выпить?
  Ирина. Давай. Только сухонького.
  Андрей. Мартини устроит?
  Ирина. Вполне. А наш Фил, похоже, совсем заскучал. (Направляется к Филу, в одиночестве стоящему возле горящего камина).
  
  Андрей подходит к столу с напитками.
  
  Настасья. Господа, я очень рада всех вас видеть. Прошу - угощение на столе. Вы же знаете, какая я хозяйка...
  Борис (перебивает). Да уж, этого тебе не дано!
  Настасья. Согласна-согласна! Поэтому и заказала всё в ресторане. Через час принесут горячее, а пока...
  Аркадий. Предлагаю выпить шампанское за хозяйку дома!
  Борис. Прекрасная идея! Давайте-ка сюда свои бокалы... (Берет бутылку, открывает, разливает по бокалам).
  
  Гости со смехом протягивают свои бокалы под пенную струю. Все чокаются, поздравляют Настасью с эн-летием.. Зоя подходит сначала к Борису, потом к Филу. Стас ревниво наблюдает за ней. Настасья в центре сцены, все сгрудились вокруг нее. Андрей и Ирина, чокаются с хозяйкой и отходят в левую часть сцены.
  
  Ирина (Андрею, язвительно). Всё так чинно и благородно - просто приём в Виндзорском замке!.. Нет, ты только посмотри на Зойку: так и вьется возле Бориса... Между прочим, он сейчас не женат.
  Андрей. А Стас уже на взводе... Надеюсь, обойдется без сцены ревности типа "Отелло душит Дездемону"!
  Ирина. Отнюдь не уверена! По-моему наши герои получают истинное удовольствие от собственных экзерсисов.
  Настасья. Господа, господа, прошу минутку внимания! Фил описал мне своё посещение театра. Ей-богу, это забавно! Представьте себе "Зимнюю сказку" Шекспира... А теперь вспомните "Каменного гостя" Пушкина... Так вот, режиссер умудрился эти пьесы совместить - каково?!
  Аркадий (с набитым ртом). Не понял.
  Настасья. Вот и Фил не понял. Ирина, ты, кажется, тоже на спектакле побывала?
  Ирина. Увы... ещё и рецензию на это безобразие придется писать. Новое прочтение классики. Мало того, что режиссер всё запутал донельзя, так ещё в конце пьесы кроткая, милейшая королева Гермиона утаскивает своего любимого супруга в ад, на манер статуи Командора.
  Зоя. Да это же полный абзац!
  Ирина (вздыхает). Лучше не скажешь!
  Стас (Ирине). Ты серьезно? Да как же режиссеру удалось такую кашу сварить?
  Ирина (иронично). Авторское вИдение - слыхал о таком?
  Стас (возмущенно). Но должен же быть какой-то предел?
  Ирина (ехидно). Нет предела совершенству, друг мой!
  Стас. Как хочешь, не верю!
  Андрей. Я тому свидетель. (Картинно кладет руку на сердце и склоняет голову).
  
  Раздается длинный и какой-то нервный звонок в дверь.
  
  Настасья (удивленно). Кто бы это?.. Странно... Я больше никого не жду. (Недовольно). Неужели уже горячее принесли?.. (Выходит в прихожую).
  
  Из коридора доносятся голоса Настасьи и Федора, которые говорят на повышенных тонах, но слов не разобрать. Потом в гостиную входит рассерженная Настасья, за ней с вызывающим видом следует Федор, в костюме и при галстуке. Он явно подшофе. В руке у него целлофановый пакет. Федор озирается, ставит свой пакет возле дивана.
  
  Настасья (резко). Ну вот, ещё один гость пожаловал. Прямо скажем - незваный.
  Федя. А у вас, я вижу, Настасья Ивановна всё на мази! Извиняйте, я без цветочков - спешил очень. (Загадочно). Но подарочек принёс, принёс... (Весело потирает руки).
  Настасья. Располагайся, коли пришёл... Как видишь, у меня самообслуживание. (Кивает на столы с напитками и закусками). Да, не ко времени ты заявился, но не выгонять же гостя!.. Так о чём это я, господа? Ах, да, о спектакле... Фил, как, по-вашему, имеет ли право режиссёр так вольно обращаться с текстом автора, который уже не в состоянии защитить свои права?
  Фил. Я об этом прежде не думал. Да, здесь имеется проблема. Конечно, режиссёр имеет право на самовыражение. Вопрос в том, до какой степени? По большому счету, это проблема этическая, и поэтому каждый решает ее индивидуально.
  Ирина (иронично). А несчастный автор с того света грустно наблюдает, как некто шустрый строчит продолжение его бессмертного романа и зарабатывает на этом хорошие бабки...
  Фил. Зарабатывает - что? Бабушек?
  Ирина. Деньги, Фил, деньги! Это сленг.
  Фил. Деньги это важно. Это имеет большое значение.
  Андрей. Ну, положим, не всегда! Театр, в котором мы были, маленький, еле сводит концы с концами. Нет, дело здесь не в деньгах, а в амбициях режиссёра; в стремлении выпятить своё "Я", доказать, что он круче Шекспира и Пушкина вместе взятых, ибо (воздевает горе палец) может сделать с ними всё, что угодно. Фил прав: вопрос в том, насколько это морально?
  Федор. А чего тут не морального? Шекспир и Пушкин как-нибудь переживут, - ну а если человек себя дураком выставляет, так это его законное право!
  Аркадий (аплодирует). Гениально! Дураком! Именно дураком. Поддерживаю! Целиком и полностью. (Протягивает руку Федору). Аркадий.
  Федор (пожимает его руку). Федя. (Потом идёт и пожимает руки всем остальным, представляясь). Федя... Федя... (Оглядывает всю честную компанию). А чего вы все такие скучные? За хозяйку дома надо пить и радоваться! (Берет бутылку шампанского).
  Настасья. За меня уже пили. Предложи свой тост!
  Федор (наполняет свой бокал и подставленные ему бокалы гостей). Хочу выпить за самую великолепную женщину, перед которой я преклоняюсь! (Залпом осушает свой бокал и внимательно наблюдает, как пьют другие. Потом обращается к Борису). А ты чего не пьешь? Брезгуешь?
  Борис (колюче). Разве мы с вами уже выпили на брудершафт?
  Настасья. Федя, это мой бывший муж, оставь его в покое!
  
  Федор подходит к Аркадию.
  
  Федор. Ну, тогда давай с тобой выпьем!
  Настасья. Это тоже мой бывший муж...
  Федя. Ёлы-палы, Настасья Ивановна, да у вас тут прямо гарем мужской! Даже прынц иностранный имеется. (Со злостью кивает в сторону Фила).
  Настасья (почти ласково, хотя чувствуется сдерживаемая ярость). Ты ко мне на день рождения заявился, чтобы скандал учинить? Тогда вперед - не буду наступать на горло твоей песне!..
  Федор (с надрывом). Да ты давно мне на горло наступила, и сама про это знаешь! Я без тебя ни дышать, ни жить не могу! Вот, при всех говорю, - выходи за меня замуж! Всё, что у меня есть, к твоим ногам кидаю, и сам кидаюсь...
  
  Собирается броситься перед ней на колени, но Настасья прерывает его поползновения небрежным жестом и отходит в сторону.
  
  Настасья (не скрывая насмешки). Полно, Федя, не время и не место!
  Федор (угрожающе). Ну отчего же? (Оглядывается). Зато гостей твоих развлек, а то они со скуки дохли. Али не правда? Хочешь, ещё развлеку? Есть одна игра смешная - называется "русская рулетка". В барабане холостые патроны и один боевой. Почему бы нам сейчас в неё не поиграть? (Достает револьвер и с насмешкой оглядывает всех присутствующих). Давай сыграем? (Обращается к Андрею).
  Андрей. Благодарю покорно, я не фаталист.
  Федор (Филу). Тогда с тобой, прынц заморский!
  Фил (испуганно). По-моему это глупо.
  Федор. Слабо, значит. Гляди, Настасья, твой прынц в штаны наделал! Придется тебе на памперсы разоряться!
  Настасья (зло). Может, хватит пасяничать?
  Федор. А я и не паясничаю. Думаешь, не знаю, что ты меня презираешь? Не вижу, что постоянно надо мной насмешки строишь? Ну, не получил я хорошего воспитания, как ты - так что мне теперь удавиться?! Да, я вылез из самых низов, даже не из коммуналки - из барака, где только пьянь да рвань обитали. Вот скажи ты мне сейчас: умри, не хочу тебя больше видеть - умру, даже раздумывать не стану! (Смотрит на неё преданными собачьими глазами). Одно твоё слово...
  Настасья (с недоброй усмешкой). А если скажу?
  Федор. Тогда - так тому и быть. Жить без тебя не могу.
  
  Настасья и Федор смотрят друг другу в глаза. Безмолвный поединок продолжается какое-то время, затем Федор не выдерживает и отводит взгляд.
  
  Федор. Понятно... Эх, тоска меня гложет... (Выхватывает из кармана револьвер, крутит барабан, быстро приставляет дуло к виску и нажимает на курок).
  
  Раздается холостой выстрел. Гости, которые воспринимали их диалог как своего рода игру, застыли в ужасе. Зоя начинает биться в истерике. Стас укладывает её на диван, бежит к столу и наливает коньяк. Федор неподвижно стоит, свесив голову и опустив револьвер.
  
  Зоя. Опять! Выстрелы, ужас, смерть! Я не могу, я так больше не могу!
  Стас. Псих чёртов! (Зое). На, выпей, успокойся...
  Настасья (с презрением). Ну, хватит уж гостей пугать! Сверхчеловек выискался! Да ты, поди, и револьвер-то не зарядил!..
  Ирина. Ой, я чуть не умерла со страху! Такие сцены не для моих нервов... (Опирается на руку Андрея). Мне бы тоже выпить...
  Аркадий. Ффу... Стар я уже для подобных эксцессов. (Наливает себе виски.) Борис, тебе налить?
  Борис. Не помешает... (Направляется к Аркадию).
  Андрей. Фил, ты тоже выпей! (Протягивает ему стакан с порцией виски).
  Фил (берет стакан, его руки заметно дрожат). Я подумал, он застрелится. Очень испугался.
  Федор (кладет револьвер в карман). Не судьба, значит, сегодня... (Наливает стакан водки, залпом выпивает). Зря вы, Настасья Ивановна насчет револьвера-то сказали - один патрон боевой. Хотите, проверим?
  Настасья. Нет уж, благодарю! Ты и так нас здорово повеселил. Смотри, мои гости просто умирают от смеха... Ха-ха-ха!.. (Её голос предательски дрогнул).
  Федор. А помните, что вы мне в прошлый раз говорили? (Настасья смотрит на него в недоумении). Никак позабыли? Ну, насчет миллиона евро?
  Настасья. Неужто принес? (Нервно смеется). Господа, он принес миллион евро, чтобы меня купить! Как вы думаете, стою я миллион?
  Фил (Андрею). Это опять такой русский юмор?
  Андрей. Нет, похоже, это серьезно.
  Настасья. Ну, чего стоишь столбом? Давай сюда свои деньги!
  
  Федор берет свой пакет, вынимает перевязанную бечевкой пачку, протягивает Настасье.
  
  Настасья (берет пачку, взвешивает на руке). Неплохо. Значит ты, Федя, считаешь, что меня можно купить за деньги?
  Федя. Всё имеет свою цену.
  Настасья. И я тоже?
  Федя. И вы тоже.
  Настасья. И теперь они мои?
  Федя. Да, если будешь моей.
  Настасья (размышляет некоторое время). Значит, если я принимаю твоё предложение, то могу делать с этим (еще раз взвешивает пачку на руке), что захочу?
  Федя. Точно.
  Настасья (медленно, с нехорошей усмешкой подходит к камину и бросает в огонь пачку). Вот так-то!
  
  Слышатся возгласы: "Ах! Ни черта себе! Бешеная! Во дает! Какая женщина! Ну, стерва!" Потом в комнате воцаряется всеобщее молчание. Все зачарованно глядят на огонь. Даже Зоя вскакивает с дивана и тоже смотрит, приложив ладони к щекам.
  
  Аркадий (делает шаг к камину). Федор, не сходи с ума! Это же миллион евро!
  Федор (снова выхватывает револьвер). Не подходи, пристрелю!
  Андрей. Ффу... достоевщина какая-то!
  Борис (ёжится). Право, не могу смотреть, как деньги горят!
  Аркадий (с каким-то даже восторгом). Совершенно сбрендила чертова баба...
  Зоя. Миллион евро... (Прижимается к Стасу). А мы с тобой всегда будем по чужим углам скитаться... (Плачет негромко и жалобно).
  
  Ирина, Андрей и Фил заворожено смотрят в огонь. Федор не отводит глаз от лица Настасьи. Она вызывающе глядит на него. Внезапно Федор хватает кочергу, вытаскивает тлеющую пачку из камина, поливает минеральной водой из бутылки.
  
  Федор (Настасье, с презрением). Не стоишь ты этого миллиона! Ей-богу, не стоишь!.. Я когда тут стоял, с дулом у виска, всё тебе в лицо смотрел. Хотел хоть какое-то чувство прочесть по отношению ко мне, ну, хотя бы просто жалость человеческую, если уж любви не заслуживаю. Только ничего не увидел. Ни жалости, ни презрения, ни ненависти. Ни-че-го. И всё у меня внутри оборвалось. Словно в пропасть с обрыва ухнул. А!.. (Отчаянно машет рукой). Прощай, Настасья Ивановна! Не поминай лихом! (Направляется к двери, по дороге натыкается на Зою, смотрит ей в лицо, протягивает деньги). На, возьми, малохольная, квартиру себе купишь! (Идет к двери).
  Настасья (хрипло). Федор, постой!
  Федор (небрежно оборачивается). Чего ещё?
  Настасья. Обожди, я с тобой...
  Федор (иронично). С какого это квасу?
  Настасья (отрешённо). Вот, решилась...
  Борис. Настасья, не дури, он же настоящий психопат! Прибьет и тебя, и себя!
  Настасья. И пусть прибьёт! Скучно мне стало жить, господа... (Направляется следом за Федором).
  Федор. Ну коли так... Приказывай, чего пожелаешь! Хочешь, прямо сейчас в ресторан, к цыганам?
  Настасья (смеётся). Хочу!
  Федя. Айда! Всех приглашаю! Гулять будем!
  Аркадий. Где наша ни пропадала! Еду!
  
  Стас, Зоя, Ирина: "И я, и я, и я!"
  
  Андрей (берёт за руку Фила). Сейчас поедем к цыганам!
  Фил (совершенно сбитый с толку). К цыганам? В табор?
  Ирина (смеясь). Да не в табор, а в ресторан! Там цыганский ансамбль выступает.
  Фил (потерянно). Я понял. Мы едем в ресторан, к цыганам, сейчас...
  
  Гости направляются к двери. На мгновение Федор задерживается возле двери, вынимает револьвер и стреляет в стоящие на столике бутылки. Слышится звон разбитого стекла. Все замирают, глядя на разбитую бутылку. Немая сцена. Федор криво усмехается и первым скрывается за дверью. За ним, выйдя из оцепенения, устремляется Настасья. Следом гурьбой остальные. Свет на сцене медленно гаснет.
  
  
  Картина восьмая
  
  Квартира Андрея. Фил укладывает свою дорожную сумку. Андрей сидит в кресле и наблюдает за ним, неторопливо потягивая коньяк из небольшой рюмки.
  
  Андрей. Фил, ты теперь наверно считаешь всех русских ненормальными?
  Фил. Что ты, Андрей, нет! (После небольшой паузы). Не всех. Ты нормальный, и Ирина тоже... (Продолжает собираться). Совсем не всех.
  Андрей (задумчиво кивает). Ты уж извини меня за неудачное знакомство. Я даже вообразить себе не мог ничего подобного. Настасья всегда представлялась мне на редкость уравновешенной особой.
  Фил. Не надо извиняться, Андрей! Может быть, это прозвучит странно, но я тебе очень, очень благодарен. В моей жизни никогда ничего подобного не случалось, а ведь я уже прожил немало. По-моему, наоборот, всё сложилось исключительно хорошо.
  Андрей. Скажешь тоже - исключительно хорошо!
  Фил. Честное слово. Я всегда думал, что "русская рулетка" - это такой писательский вымысел, игра воображения, чтобы пощекотать читателям нервы. И вдруг я лично вижу всё это собственными глазами!.. (Приостанавливает свои сборы, поворачивается к Андрею). Это просто удивительно, замечательно!
  Андрей. Да уж, было бы замечательно, если бы этот идиот снёс себе полбашки, а нас потом затаскали по судам как свидетелей...
  Фил. Не стоит думать о плохом. Как это говорится: всё, что ни делается, то к лучшему! Когда к Настасье Ивановне пришёл Федя, и стала разворачиваться эта сумасшедшая сцена с револьвером, а потом с деньгами, я никак не мог отделаться от ощущения, что где-то уже про это читал, - только вспомнить не мог где. Потом уже вспомнил: у Достоевского, в романе "Идиот", - когда Настасья Филипповна бросает в камин деньги, которые ей Рогожин принес. Удивительно, её даже зовут также - Настасья... (Вздыхает). Только я всё равно не очень понял, почему этот человек, Федя, так необычно себя вёл - сначала хотел застрелиться, потом хотел уйти...
  Андрей. Это, Фил, страсть. Настоящая, всепоглощающая. Как в романах девятнадцатого века.
  Фил (усмехается). Но Настасья не тургеневская девушка!
  Андрей (тоже усмехается). Да, здесь мы немножко промахнулись.
  
  На журнальном столике звонит телефон. Андрей снимает трубку.
  
  Андрей. Да, Ира, это я!.. Собирается... Фил, тебе от Ирины привет!
  Фил. Ей от меня тоже хороший привет! Она очень симпатичная женщина.
  Андрей (в трубку). Тебе тоже привет! Он говорит, что ты очень симпатичная... Да я уже давно это заметил!.. (Слушает). Более-менее... Вроде бы понемногу приходит в себя, говорит, что даже интересно было... Конечно, пытался объяснить, что такое и у нас не каждый день происходит, только он, похоже, не верит... Где-то через полчаса выходим... Пока! (Кладет трубку). Слушай, Фил, меня мучает чувство вины. Давай договоримся, что ты ещё раз ко мне приедешь. Даю слово, на этот раз я подойду к проблеме серьёзнее и обязательно отыщу для тебя тургеневскую девушку.
  Фил. Пожалуйста, не надо! Я к этому пока не готов.
  Андрей. Я же не говорю, что это произойдёт завтра! Когда-нибудь...
  Фил. Ну, если так - возможно... (Закрывает молнию на сумке). Всё. Теперь можно ехать.
  Андрей. Садись, отдохни, выпей на дорожку коньячку!
  Фил. Нет, я всегда в дорогу еду трезвым.
  Андрей. А мы... Да ладно, выпей немного, расслабься, - я же вижу, что ты до сих пор не в себе!
  Фил (неуверенно). Наверное, немного можно... (Наливает коньяк в рюмку, тоже садится в кресло, делает пару глотков и ставит рюмку на столик). Андрей, я могу спросить тебя о личном?
  Андрей (утвердительно кивает). Разумеется.
  Фил. Ты Ирину любишь?
  Андрей (в замешательстве). Люблю ли я Ирину?.. (Задумывается). Пожалуй... Только не так, как Федя Настасью, а спокойно, что ли! Даже не так... Мне с ней хорошо, уютно, тепло, мы не раздражаем друг друга. И в постели всё нормально...
  Фил. Но тогда почему вы не женитесь?
  Андрей. Ну, знаешь, ты меня врасплох застал! Как-то я об этом не задумывался... Сейчас мы оба свободны, когда хотим - встречаемся, когда нет настроения - каждый у себя дома... Ну а что дальше будет - время покажет. (Пожимает плечами). Если честно, я пока избегаю любой определённости в отношениях. Наверное, ещё от предыдущего брака не отошел. Моя бывшая жена постоянно на меня давила, пыталась переделать под себя. Думаю, подсознательно я боюсь нового брака. Да, дело, наверное, именно в этом!
  Фил. Ирина очень хорошая женщина и сильно тебя любит. Мне так показалось. И ещё мне показалось, что вы друг другу очень подходите. Как две половинки.
  Андрей. Давай не будем об этом! Ты меня даже смутил. (Задумывается на несколько мгновений). Впрочем, не исключено, что ты прав. Не смотри на меня так! Ладно, обещаю тебе над этим поразмыслить... (Поднимается из кресла). Что бы тебе такое подарить на прощание?
  Фил (иронично). Не беспокойся, пожалуйста, эту свою поездку в Петербург я никогда не позабуду...
  Андрей (смеётся). Я твой приезд тоже! Кстати, как тебе цыгане, ресторан? Понравились?
  Фил. Это грандиозно! Словно я на машине времени в девятнадцатый век перенесся. Сразу вспомнил графа Толстого и его пьесу. Я раньше никогда цыган вблизи не видел. У них песни необыкновенные. И танцы. Такой стариной повеяло!.. А как подумаешь, что этот народ ещё при фараонах существовал... Нет, я очень доволен, что приехал. И что с Настасьей Ивановной ты меня познакомил - тоже доволен. Я потом всё время думал, какие мы с вами разные. Я не могу себе представить англичанку, вообще, западную женщину, которая способна была бы взять - и просто бросить в огонь миллион евро. Это немыслимо, невозможно! А Настасья Ивановна - смогла. И главное, ни о чем не пожалела. Поразительная женщина! Надеюсь, у неё всё сложится хорошо.
  Андрей (с сомнением). Я тоже очень на это надеюсь... О, надумал, что тебе подарить! У тебя есть роман "Идиот" на русском языке?
  
  Фил отрицательно мотает головой. Андрей идёт к полке с книгами и перебирает корешки.
  
  Андрей. Где же, где же... Вот, нашел! (Извлекает книгу). Между прочим, прекрасное старое издание с великолепными иллюстрациями. Держи!
  Фил. Спасибо, я тебе очень благодарен за всё. (Укладывает книгу в небольшую сумку, которую носит через плечо). Обязательно дома перечитаю. Ну что, Андрей, наверное, нам уже пора?
  Андрей (бросает взгляд на часы). Пора. Давай-ка присядем на дорожку!
  Фил. Зачем? Мы же только что сидели.
  Андрей. Садись. Примета такая, чтобы дорога была лёгкой.
  
  Андрей присаживается на ручку кресла. Фил тоже садится в кресло. Через мгновение Андрей поднимается.
  
  Андрей. Ну, поехали!
  Фил (недоуменно). Уже всё?
  Андрей. Всё, всё! Выходим!
  
  Фил встаёт, перекидывает через плечо свою небольшую сумку, берёт дорожную сумку в руку. Андрей забирает у него дорожную сумку и направляется в прихожую. Фил следует за ним, на пороге останавливает и окидывает комнату прощальным взглядом.
  
  Фил. У меня такое необычное чувство, словно я побывал в каком-то ирреальном мире, а теперь опять возвращаюсь в настоящую реальность.
  Андрей. В некотором смысле так оно и есть...
  Фил. Но почему? Ведь Петербург это тоже Европа!
  Андрей. Петербург - это Зазеркалье. И не пытайся понять умом мои слова. Это можно только почувствовать...
  
  Свет на сцене медленно гаснет.
  
  Картина девятая
  
  Прошло семь месяцев. Квартира Андрея. Полдень. На диване сладко спит Ирина. Из кухни появляется Андрей в халате и с подносом, на котором стоят кофейные чашечки и тарелочка с сыром.
  
  Андрей (ставит поднос на журнальный столик возле дивана). Кофий подан! (Садится в кресло, берет чашечку).
  Ирина (садится в постели, не открывая глаз, водит носом). Аромат кофе... (Накидывает пеньюар и берет чашечку). С маасдамом... Кайф...
  Андрей (насмешливо). Да, дорогая, круто ты вчера погуляла!
  Ирина. Самое противное, что я вовсе не собиралась надираться! Думала, зайду на презентацию, как порядочная женщина - и сразу домой.
  Андрей. И появилась в начале первого... Презентовали-то чего или кого?
  Ирина. А разве я тебе не говорила? (Берёт сыр, начинает есть).
  Андрей. Вчера ты не очень-то связно изъяснялась...
  Ирина. Ну, виновата, дорогой, прости - несчастный случай! Целый день голодная была - вот и не рассчитала своих сил. (Трется головой о его плечо). А презентовали, представь себе, новый гламурный журнальчик, который теперь издает Настасья.
  Андрей. Во как!
  Ирина. Именно. После того сумасшедшего дня рождения они с этим психом Федей живут вместе. Уже восьмой месяц пошел - и до сих пор друг друга не поубивали.
  Андрей. Сие действительно странно! Вся такая из себя изысканная Настасья - и нате вам, Федя!.. Воистину, любовь зла... Кто-то из наших мне говорил, что они даже дерутся, будто бы он её поколачивает.
  Ирина (ехидно). Ну да, дерутся! И поколачивает. Только не он её, а она его! Во всяком случае, его периодически видят с синяками на лице. Но, похоже, это только подстёгивает у обоих взаимные чувства. Как ты думаешь, откуда у нее деньги на раскрутку нового журнала?.. Федя дал.
  Андрей (крутит головой). Есть много в этом мире, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам... О, слушай, я ведь на днях в кафешке нашей видел Зою. И с кем бы ты думала?
  Ирина. С Борисом! Знаю. Они уже полгода хороводятся. Бедный Стас, когда его Зоя бросила, сначала с горя запил, потом через месяц пришел в себя - и отбыл работать на Дальний Восток, кажется, в Хабаровск.
  Андрей (разочарованно). А мне сказали, будто во Владивосток... (Вздыхает). Ничего от вас, женщин, не скроешь - сарафанное радио.
  Ирина (усмехается). А ты думал... Охх, кажется, начинаю приходить в себя... Сколько там натикало - второй час? Ужас! У нас ещё столько дел! Должна Лена позвонить насчет квартиры, у нее два симпатичных варианта наклюнулись: двухкомнатная и трехкомнатная с доплатой. Ты как на это смотришь?
  Андрей (пожимает плечами). Ну, как я могу на это смотреть? Положительно, естественно. Раз уж мы теперь вместе, надо обустраиваться с комфортом. Я бы предпочел три комнаты - с перспективой на будущее.
  Ирина. Что-что?
  Андрей. Разве нам со временем не понадобится детская?
  Ирина (обнимает Андрея за шею, целует). Конечно, милый!
  Андрей. На доплату возьмем ссуду в банке. Вдвоем как-нибудь кредит потянем. Всё-таки хорошо, что я решился сделать тебе предложение! Бог знает, сколько бы у нас ещё тянулось... И помог мне в этом, как ни странно, Фил. Перед самым его отъездом мы разговаривали под коньячок как-то очень душевно. И вдруг он мне прямо так и сказал, что мы с тобой друг другу подходим! Я сначала удивился, а потом решил, что он прав.
  Ирина. Даже страшно подумать, какими он нас, русских, теперь представляет!
  Андрей (смеясь). Учитывая все обстоятельства, - настоящий дурдом!
  Ирина (снова ластится). Андрюша, там еще кофеёк остался?
  Андрей. Принести? Сейчас.
  
  Андрей берет поднос с опустевшими чашками и выходит в кухню. Она провожает его внимательным взглядом.
  
  Ирина. Ага, решился! Я за тебя все решила. (Усмехается). Как всё-таки мужчины хотят быть свободными и независимыми! Причем удобно независимыми. Он вроде как свободен, а ты при нем состоишь - и ни-ни на сторону!.. (Фыркает). Нет уж, родной, всё должно быть по уму. Прожили вместе полгода, до психушки дело не дошло, - значит, можно и в ЗАГС. Сказал тоже - решился!
  
  Возвращается Андрей с подносом.
  
  Андрей. Я тут еще колбаски нарезал. (Ставит поднос перед Ириной, садится в кресло).
  Ирина. Вот уж не думала, что ты такой хозяйственный! Между прочим, хоть свадьбу мы и не играли, медовый месяц у нас ещё продолжается... (Целует его). Я тебя очень, очень люблю!..
  Андрей. Взаимно. Ирка, не кусайся, хулиганка!
  
  Оба хохочут, борются и падают на диван.
  
  Ирина (вырывается и садится). Два взрослых, серьезных человека... Нет, нет, отстань, нельзя, - а то потом мы никуда не поедем.
  Андрей (пересаживается в кресло и берёт чашку кофе). Мудрое замечание.
  Ирина (тоже берёт чашку, делает несколько глотков, строит рожицу). Остыл немного... (Ставит чашку на столик). Интересно, как там Фил поживает? Вы с ним до сих пор переписываетесь, или он теперь боится связываться с этими крэйзи рашен?
  Андрей. О, Фил это песня!.. Я тебе, по-моему, говорил, что он месяца два вообще молчал, ничего мне не писал. Прислал коротенькое сообщение по электронке, что благополучно добрался - и молчок.
  Ирина. Помню, как же... Бедный Фил! Приехал в чужую страну - и сразу угодил в такой переплет! Я бы, наверное, сразу чокнулась.
  Андрей (кивает). Да уж. Потом он, очевидно, долго размышлял и переваривал происшедшее и, наконец, разродился длиннейшим письмом. Смысл в том, что он перечитал на русском языке роман "Идиот", который я ему подарил перед отъездом, и понял, что ничего раньше о русских женщинах не знал. А так как Фил человек обстоятельный, то взялся перечитывать всего Достоевского... Но и это ещё не всё! Он настолько увлёкся материалом, что теперь пишет монографию на тему "Сравнительный анализ характеров русских женщин в произведениях Тургенева и Достоевского". И, конечно, наша Настасья Ивановна произвела на него совершенно неизгладимое впечатление. Он увидел в ней современную Настасью Филипповну, и накрутил вокруг этого женского образа та-акой психоанализ, что, каюсь, некоторые из его рассуждений недоступны для моего понимания.
  Ирина. Короче, пришёл в себя.
  Андрей. Пришёл. (С юмором). Причём, настолько, что на рождественские каникулы снова собирается к нам в гости... Ты, надеюсь, не возражаешь?
  Ирина. Не возражаю. При условии, что он оставит в покое тургеневских девушек.
  Андрей. Ну, это уже пройденный этап! Черт меня дернул перед его отъездом ляпнуть, что Петербург - это Зазеркалье. Так теперь у него настольная книга "Белые ночи", Федора Михайловича...
  Ирина (иронично). Ясно - болезнь прогрессирует... Пожалуйста, предупреди меня заранее о его прибытии, чтобы я успела морально подготовиться, - а то у него есть приятная особенность: влипать в дурацкие истории. Как думаешь, он окончательно успокоился? Вдруг на сей раз ему взбредет в голову искать Настеньку из "Белых ночей" или Сонечку Мармеладову?
  Андрей. Хотелось бы верить в лучшее, но... не уверен...
   Смотрят друг на друга и смеются. Занавес.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | | Д.Владимиров "Парабеллум (вальтер-3)" (Постапокалипсис) | | Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | П.Эдуард "Кибер I. Гражданин" (ЛитРПГ) | | А.Красников "Вектор" (Научная фантастика) | | Н.Олешкевич "Одно отражение на двоих" (Любовное фэнтези) | | В.Василенко "Стальные псы 3: Лазурный дракон" (ЛитРПГ) | | Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"