Ломака Виктор Петрович: другие произведения.

Шутники.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Скромным труженикам неба, принимавшим участие в великой социалистической битве за урожай, посвящается.

   (Рассказ написан на основе реальных событий).
  
  
  ***
  - Сэрий, я болшэ нэ магу! - мычал Армэн Арутюнян, жуя "макароны по-аэрофлотски" - то есть, без мяса.
  - Жри, Ара, а то пайку урежут! - с серьезным лицом приказывал второму пилоту командир, Серега Нечаюк. Эту шутку, что "если не доешь - обязательно урежут всем пайку!", Армэн все еще воспринимал всерьез, чем Серега от души гордился.
  - Э, пускай рэжут! На хрэн мине такая пайка?!
  - Вот ты не любишь макароны, а мы со Славиком любим. Правда, Славик?
  - А то! - поддакнул командиру техник, уже умоловший свою тарелку и утиравший ладонью рот.
  - А сам нэ доел, да! - с обидой заметил Армэн.
  - Лопай, давай, молча!
  Армэн вздохнул и засунул очередную ложку ненавистных макарон в рот. До выходных оставалось еще два дня, и он поймал себя на мысли, что еще никогда так не скучал по общаге. Особенно это касалось еды. Конечно, в общаге они готовили себе сами, и полноценную армянскую кухню он себе обеспечить и там не мог, но как можно было жрать целую неделю макароны и картошку, и почти не есть мяса? С такими темпами скоро не только летать не сможешь, а... На местную красавицу, загрузчицу Валю, он в последние дни и то перестал заглядываться: какие бабы, когда в животе урчит от голода?! А агроном, жлобяра, только лыбился и сваливал все на председателя, дескать, это он не отпускает свинину для колхозной столовой.
  - Армэн, - сказал Серега, вставая из-за стола, - хоть бы ты Валюху нашу охмурил! Я для нее старый уже, а тебе она, может, и дала бы! Глядишь, хоть кусок сала бы из дому приволокла, что ли... Что молчишь, хрен нерусский? Я в твои годы "на химии" вообще в столовой не питался. Сачок! Гдэ твой гарачий кровь?
  Армэн, наконец, отодвинул жестяную тарелку (хитрец не доел, но аккуратно размазал остатки макарон по дну тарелки) и встал из-за стола. Он не обижался на Серегу за его подколки, которые всегда имели легкий националистический оттенок, но не были злыми (взамен Серега иногда называл себя бульбашом). А вообще, между ними с некоторых пор установились этакие дурашливые, но миролюбивые отношения: второй пилот включал "дурака", а командир делал вид, что верил ему в этом (а может, и правда верил!), и это, кажется, забавляло их обоих. Например, вчера, когда Серега вышел из самолета покурить и поболтать с двадцатилетней красавицей Валентиной (она стояла на крыше Ан-2, почти над кабиной, и направляла конус погрузчика в загрузочный люк), Армэн уселся в командирское кресло и осторожно стал двигать ногами педали (педали в самолете отвечают одновременно и за руль поворота, и за тормоза, когда самолет находится на земле). Время от времени он зажимал тормозную гашетку на штурвале (она есть только у командира!): тормоза сердито пшикали, выпуская из цилиндров воздух и попеременно обнуляя давление в тормозных колодках.
  - Эй, (ч)удило, тебе делать нечего, что ли? - обрывая диалог с Валей, спросил, наконец, Серега у "второго".
  И тогда, высунувшись из кабины и выкатив глаза, Армэн закричал ему:
  - Сэрий, тармаза нэ работают! Лэвий калонка нол! - И после очередного пшика добавил: - И правий тоже нол!
  Серега с усталым видом покрути пальцем у виска, и сказал:
  - Поставь ноги нейтрально, раз(хл)ёба!
  Армэн тут же выполнил команду и с посветлевшим лицом доложил командиру:
  - Ага, все работаэт щасс. Окэй!
  - Вот скажи, Валь, - с неподдельной грустью в голосе обратился командир к загрузчице, - ну как с таким идиотом можно работать, а?
  - Да он, небось, прикалывается над вами, Сергей Ильич? - весело предположила Валя, подстукивая молотком по металлическому, конусообразному ковшу погрузчика, и тут же крикнула трактористу: "Все, Воронок, отъезжай!".
  - Ох, если бы я был в этом уверен, я бы спал гораздо спокойней, и у меня бы, наверное, перестал дергаться левый глаз. За эти два месяца он мне уже весь мозг выел, нерусь поганая! - Серега повернул голову к своему второму пилоту. - Эй, Ара, ты в училище хоть чуток матчасть изучал?
  - Ага! - радостно отвечал тот из кабины. - Пятьорка за матчасть!
  - А полеты там летал?
  - Шыйсят тры часа нальо-от! Пятьорка за практику!
  - Знаю я ваши армянские "пятьорки"! По русскому, небось, в школе тоже "пятьорка" была?
  - И по матэматике тожа. И хымия...
  Серега с ухмылкой развел руками.
  - Что и требовалось доказать!
  - Ваабшэ, атэстат был - канфэтка, да! - продолжал хвастать Армэн.
  - Кто б сомневался!
  - Нэ вэришь?
  - Чего ж не верить - верю! - засмеялся командир. - Только от этих ваших армянских пятерок на версту коньяком разит.
  - Э-э, зачэм каняк - чача! Домашняя, вахх! - тоже засмеялся Армэн. - Как на базу прилэтым, захади к нам в абшагу, сам папробуэш, да!
  - Вот блин, а чо ж мы тут этим мутным пойлом из куриного говна травимся?! Привез бы с собой хоть раз, а?
  - Окэй, в другой раз прывэзу! Мине пирислали нэдавна пасылку - цэлий грэлка!
  
  И вот такие хохмы случались довольно часто. Самое скверное, что Серега уже и не знал, в какой мере все это являлось армянскими шутками, а в какой - некомпетентностью его второго пилота, который недавно выпустился из училища и попал к ним по распределению. Серега как-то пошутил и на эту тему:
  - Что, армяшка, домой распределиться коньяку не хватило?
  - Зачэм нэ хватило! - обиделся Армэн. - Проста мир хатэл пасматрэть. Как другие луди живут.
  - Хренов же ж ты романтик! - смеялся командир. - До хрена ты тут в нашей дыре мир увидишь! Ваш Севан, или Арарат - вот это красота! А ты в "среднюю полосу", дурень, приперся за романтикой...
  - Сэван - это да! - согласился армянин. - Зато у вас дэвушки красывыи тут, да!
  - А-а-а, вот за какой романтикой ты сюда пожаловал, гаденыш? Ну-ну! - насмешливо заключил Серега, тут же вспомнил недавний разговор Армэна с загрузчицей Валей, и засмеялся.
  Дело было так. Высунув голову из форточки самолета и задрав ее вверх, Армэн говорил с печалью в красивых армянских глазах:
  'Валюша, зачэм ты такая красивая и всегда в шьтанах ходищ, да?'.
  'А чем тебя не устраивают мои штаны?', - с насмешливой улыбкой отвечала Валя.
  'Зачэм нэ устраивают! Проста в платье лучше будет. Наверна'
  'Кому это лучше?', - засмеялась она белозубой улыбкой.
  'Никаму. Так, ваабше', - невозмутимо ответил Армэн.
  Она устало опустила руку с молотком, дала отмашку трактористу и сказала нахалу:
  'Вообще? А морда у тебя не треснет, ара?'.
  'Нэт, нэ трэснэт, - честно ответил ара, и, немного помедлив, добавил с улыбкой, - Может, шьтаны нэмного трэснут, да!'.
  'Дурак, - уже серьезно сказала ему Валя, продублировав это замечание указательным пальцем у виска. - И шутки у тебя такие же'.
  И она привычным шагом пошла вдоль фюзеляжа к хвосту, где по левому борту располагались ступеньки: Валентина, студентка 3-его курса пединститута, была девушкой бойкой и даже кокетливой, но хамства не терпела. Поэтому ли, или по какой другой причине, Армэн раз за разом терпел с ней фиаско.
  
  ***
  Однако с едой нужно было что-то решать - на хрена ж такая работа нужна! Где уважение к скромным труженикам неба? Где чуткое отношение к их насущным потребностям?
  - Ну, я им, блиатям, сегодня устрою! - пообещал себе под нос командир, выходя из небольшого ветхого домика, который в деревне почему-то называли гостиницей.
  Когда они на бензовозе приехали на аэродром (за рулем ЗИЛа был авиатехник - как раз кабина на троих, а штатный водила бензовоза приходил из деревни на аэродром пешком, чуть ли не к обеду, а то и вообще не приходил, если запивал с утра), их уже ждали: рядом с агрономом стоял и председатель колхоза "40 лет Октября" (Серега в шутку называл их колхоз: "Осенний марафон" - сам придумал!). "На ловца и зверь! - подумал командир удовлетворенно. - Ну, держись у меня, ч-член правления!".
   Председатель, Иван Семеныч, маленький пожилой мужичок - лысый, с толстой мордой и смеющимися поросячьими глазками, попытался сходу наехать на экипаж:
  - Долго спите, товарищи летчики! Мы уж тут полчаса как вас дожидаемся. Нехорошо!
  - Какая кормежка, такая и долбежка! - хмуро ответил командир.
  - Это как? - не понял пред (точнее, сделал вид, что не понял).
  - Семеныч, с таким питанием мы скоро вообще ноги таскать перестанем. Хоть бы раз мяса нам сготовили! - пояснил командир.
  - Где я тебе мяса возьму? - упирался пред. - Думаешь, мы тут лучше вас питаемся?
  Командир, взглянув на лоснящееся лицо председателя, не удержался от смеха:
  - То-то ты припух с голодухи!
  - У меня комплекция такая, - нахмурился Иван Семеныч. - А еще диабет... Ладно, хватит языками чесать, пора работать.
  Они пошли к самолету, где техник, уже слив отстой в стеклянную литровую банку, закрывал нижний лючок капота двигателя.
  - Поле ты полетишь показывать, или агроном? - спросил командир председателя.
  - Я. Только, Серега: ты меня не тряси, как агронома в прошлый раз! А то он уже боится с вами летать.
  - А что я?! - оправдывался командир. - Тут, как атмосфера! Иной раз спокойно, а иногда "губатый" над полями так закрутит! Конвекция приземных слоев - слыхал?
  - Ладно, конвенция-хрененция... Полетели, умник!
  Иван Семеныч, переваливаясь как маленький медвежонок, подошел к двери самолета и, кряхтя, взобрался в салон с помощью короткой подвесной лесенки. Следом за ним, подмигнув технику, бодро запрыгнул и Серега. Последним в самолет зашел Армэн: закрывая за собой дверь, он зловеще улыбался, и эта улыбка не сулила ничего хорошего их пассажиру. Славик оттащил в сторону колодки и показал командиру большим пальцем: можно запускать движок!
  До поля летели спокойно. Председатель кое-как сориентировался на местности, и показал им поле для обработки: оно было вытянутым и загибалось в конце, что предполагало некоторые затруднения в работе (Серегу это не пугало - в ГДР "немчура поганая" часто предлагала такие сложные участки, что в "союзе" любой пилот за такое послал бы работодателя на фиг. Но в Германии это было недопустимо: интернационализм и поставленная задача блюсти высокий профессиональный уровень обязывали! Однажды им попалось небольшое поле, которое пересекала высоковольтная линия - ничего, справились!). Все началось на обратном пути... Самолет вдруг начало сильно болтать. Серега набычился, покраснел, яростно вцепившись в штурвал, и заорал второму пилоту:
  - Чо сидишь, как (ч)удак! Помогай, щ-щас в ш-штопор завалит!!!
  Армэн схватился за свой штурвал, и тут же почувствовал бешеную работу Серегиных мускулов в его мнимой борьбе с турбулентностью.
  Серега выписывал над полями какие-то дикие кренделя: он то резко давал штурвал от себя (отчего все трое зависали в невесомости, как космонавты), то вновь взмывал вверх, то заваливался на крыло с креном под 45 градусов, а то и больше... Председатель, стоявший между креслами пилотов, мотался как дерьмо в проруби, и несколько раз уже прилично долбанулся головой о потолок кабины (а ребята-то молодцы - пристегнулись: обычно они этого не делали!), а один раз его даже отбросило назад, и удержал его только огромный бак для химудобрений, по ширине занимавший почти весь салон и оставлявший по правому борту лишь узкий проход. А Серега с красной физиономией и выпученными глазами все крутил штурвал, выкручивая руки и себе, и своему второму пилоту, который радостно помогал командиру. Один раз Армэн даже взвизгнул: "Сэрий, блин, падаэм! Писец нам, а-а-а!!!". Но Серега зыркнул на него сердито (не переигрывай!), и Армэн умерил свой артистический пыл.
  Наконец, машина выровнялась и пошла над землей уже спокойнее, лишь изредка взмывая небольшими горками и плавно опускаясь вниз.
  Иван Семеныч стоял весь бледный, с мокрым от пота лбом и в смятой шляпе "аля политбюро", которая каким-то чудом держалась на его лысой голове.
  - Что это было, командир? - спросил он дрожащим голосом.
  - Что-что - турбулентность! Слыхал такое слово? - сердито ответил Серега.
  - А что прогноз погоды?
  - Какой в жопу прогноз! - с ненавистью в голосе крикнул ему в лицо командир. - Это ж локальный процесс, его не предскажешь...
  - И кажыдый дэнь вот так, да! - вставил Армэн, печально кивая головой в наушниках.
  - Это еще что! - продолжал Серега. - Вчера чуть в посадку деревьев не влетели: на последнем гоне нисходящий поток ка-а-ак подсосет к земле!!! Скажи, Армэн!
  - У-у-у! - провыл справа второй пилот. - Я щтаны сэбе чуток запортил савсэм!
  - Ты думаешь, что мы тут в свое удовольствие катаемся? Что это все романтика? Да я в свои тридцать пять уже наполовину седой! - всё не успокаивался Серега, тыкая пальцем в свою белобрысую голову. - Ты думаешь, я тебе про еду в шутку сегодня сказал? Блиать, силы в руках уже нету с этой вашей лапшой! "Губатый", сука, все руки повыкручивал над вашими гребаными полями, а вы нам на мясо жлобитесь!
  - Сэрий, в натуре, я правый плечо, кажыся, вывэрнул, да!
  - Молчи, от меня уже все костоправы в поликлинике бегают! - завершил свой крик души Серега, и тут же подумал, что это было уже лишним. Он опасливо покосился на председателя, но тот стоял молча, судорожно вцепившись в спинки кресел, и смотрел перед собой, на уплывающее под самолет одеяло родных полей.
  - Ты что, Иван Семеныч, - участливо спросил командир. - Тебе плохо?
  - Плохо, Сережа, - признался председатель. И с дрожью в голосе продолжил:
  - Что ж вы раньше-то молчали, ребятушки?! Я что вам, фашист какой?!
  "А кто молчал?", - хотел ему крикнуть Серега, но вдруг всем своим шестым местом понял, что со старика уже хватит: дело и так было сделано! Ему даже стало немного жалко Семеныча.
  Когда они уже сели и зарулили на загрузочную площадку, председатель, перед тем как покинуть кабину, сказал:
  - Ну, вы особо-то не упирайтесь, если такая погода. Подождите, может, к обеду успокоится...
  - Какое там, успокоится! Днем самое оно и начнется! А нам кровь из носу сегодня тридцатник полетов надо сделать, а то это поле не сделаем.
  - Да и хрен с ним, с этим полем! Я вам его и так подпишу! - источал благодушие пред.
  - Ага, а бензин потом куда девать? В сурковую норку?
  - Не ссы, командир, разберемся и с бензином, - успокоил его пред. - А то еще не дай бог гробанетесь - будет тогда нам всем веселье!
  Пожав мужественным пилотам руки, Иван Семеныч, шатаясь по раскуроченному болтанкой салону (там вперемешку валялись инструменты, болты с гайками, Славкины спецовки...), вышел на свободу, и пошел прочь от этого, пропахшего химикатами, мерзкого ящика с крыльями. "Господи, - бормотал он себе под нос, - и как они в этом гадюшнике каждый день летают?! Бедные хлопцы...".
  Через минуту "уазик" председателя уже отъезжал от аэродрома в сторону деревни.
  - Видать, на свиноферму поехал, болезный, - ласково сказал Серега. - Чуешь, Ара: сегодня свининки нажремся! Ты, случаем, не мусульманин?
  - Не-е, мы христяне! - серьезно сказал Армэн.
  - Жаль, - притворно вздохнул командир, - а то б нам со Славкой больше досталось.
  - Думаэшь, зарэжэт свиню? - усомнился, было, Армэн.
  Командир снисходительно фыркнул в ответ, а потом протянул ему руку:
  - Забьемся на твою грелку с чачей?
  - Не-е! - засмеялся второй пилот. Он уже начал жалеть, что рассказал про эту грелку.
  
  ***
  Вечером, когда славный экипаж отдыхал, расписывая очередную "тысячу", к их "гостинице" подъехала машина.
  - Серега, "марафонцы" приехали, - привстав со стула и выглянув в окно, сообщил Славик.
  Серега с торжеством посмотрел на Армэна.
  - Нет, Ара, надо было все-таки поспорить на твою чачу!
  Из "уазика" вышли водитель и сам Иван Семеныч. Вскоре они уже заходили в дом. В руках у них были большие картонные коробки, а в тех коробках много чего хорошего: три глубокие тарелки с жаренной свининой, кастрюля с картофелем-пюре на сливочном масле и молоке, два каких-то домашних салата, маринованные огурцы в банке, белый хлеб, почищенная и порезанная селедка "иваси", сало, отдельно большой кусок сливочного масла... Помимо жратвы они приперли еще и 3-х литровую банку самогона - не привычного в этой местности, мутного и вонючего, а чистого, как утренняя слеза председателя.
  - Очумел ты либо, Семеныч! Куда нам столько? - благодушно ругался на председателя Серега, когда тот стал выставлять все это богатство на их маленький стол.
  - Ешьте, ребятки! Колхоз у нас небогатый, но кой-чего соорудить могём - чай, не нищие пока! Холодильничек у вас есть, так что не пропадет еда-то. А как доедите, так мы вам еще подкинем...
  - Ну, тогда уж и вы с нами! Милости просим, Иван Семеныч!
  Семеныч кокетливо улыбнулся, и сказал:
  - А я уж думал, что и не предложишь!
  И вся компания дружно, по-хорошему рассмеялась. Потом они пили, ели и веселились, а чуть позже расчувствовавшийся Иван Семеныч стал вспоминать, как он голодал в послевоенном, засушливом 47 году, и как они с пацанами ловил крыс и ели их... А теперь смотри-ка - стол от еды ломится! Развитой социализм, однако! И по его одутловатому лицу катилась скупая слеза честного колхозника, кавалера ордена Трудового Красного Знамени.
  А перед сном, когда хорошо захмелевшие "марафонцы" уехали восвояси, довольный Серега поучал Армэна:
  - Учись, сынок! Шутить надо с пользой, а не просто так зубоскалить! Якши?
  Вместо ответа Армэн показал командиру большой палец: его аргументы сегодня были более чем убедительные!
  
  ***
  На следующий день всему экипажу было тяжко. И не столько от выпитого (самогону они выпили не много: с утра надо было работать!), а больше от съеденного. Их животы с непривычки протестовали против такого обильного приема. Техник и командир с утра пораньше уже сбегали по разу "до ветра", причем, прорвало их одновременно (Серега первый занял место на "толчке", а Славке пришлось бежать за дом, в кусты), а Армэн как-то держался - видимо, сказывалась многолетняя закалка в училищной столовой. На аэродром они приехали позже обычного. Полеты экипаж переносил тяжело, часто отдыхал, но к обеду с десяток вылетов они все же успели сделать.
  После обеда неожиданно прилетел на санитарном самолете проверяющий (борт высадил его и полетел по санзаданию дальше: летчики часто пользовались такой оказией), командир звена Василий Михалыч Полозов - красивый седеющий мужчина слегка за пятьдесят, и к тому же в кожаной летной куртке (за этими куртками гонялись все летчики, хотя их вроде как должны были выдавать всем командирам!). По несчастливому стечению обстоятельств, Серега в это время сидел в аэродромном сортире, и ничего об этом не знал, только слышал, что кто-то прилетел и тут же улетел.
  Проверяющий подошел к их самолету, поздоровался за руку с техником, с выпрыгнувшим из салона Армэном, игриво помахал рукой улыбающейся красавице Валюшке, и спросил у Армэна:
  - А где Серега?
  - Да в сартире он маэтса, таварыщ камандыр. Абасрался малость. Вчэра нам "прэд" жратвы всякай многа панавёз - абажралися мы! Мяса многа была. У мэня у самого жывот балыт, но пока дэржуся.
  - Неужто Семеныч поросенка для вас зарезал? - улыбнулся Василий Михалыч. - И как это Серега этого жадюгу раскрутил?
  - А мы ему вчэра дэманстрацыонный пальот сдэлалы.
  - Демонстраторы хреновы! - недовольно вставил со стороны Славка. - Надо было заставить вас, гадов, салон убирать!
  - А-а! - протянул Михалыч, и рассмеялся. - Это ж я Серегу когда-то научил этому фокусу. Молодцы! Правильно: сам о себе не позаботишься - никто не позаботится!
  Потом он посмотрел на часы, и сказал второму пилоту:
  - Слушай, ты знаешь, что у тебя летная проверка скоро?
  Армэн сначала пожал плечами (не хватало ему еще про всякую фигню знать!), но потом на всякий случай кивнул.
  - Канэшна.
  - Ты готов?
  - Канэшна гатов, таварыщ камандыр!
  - Сейчас проверим. Не убьешь старика, джигит? - пошутил Михалыч.
  - Пастараюса, - пошутил в ответ Армэн.
  - Самолет еще не грузили?
  - Нэт.
  - Уже легче. Ну, тогда погнали!
  - А Серьога? - спросил Армэн. - Его ждать нэ будэм?
  - А долго еще этот засранец будет там торчать? - Василий Михалыч, снова посмотрел на часы. - Через полчаса санборт уже возвращаться будет, а я тут с вами... Ладно, пусть сидит себе, а мы с тобой слетаем по быстрому! Пару кругов над аэродромом сделаешь, один заход с уходом, затем посадка, и хватит пока! А на базе в понедельник тебя комэска проверять будет, уже официально. Ну что, вперед?!
  И Василий Михалыч полез в самолет.
  - Щас, таварыщ камандыр, я толко сбэгаю, Сэрому скажу, щтоб нэ валнавалса!
  - Давай, только быстрее! Цигель-цигель! - выглядывая из салона, стучал по наручным часам проверяющий.
  - Ага, щасс!
   Армэн улыбнулся загадочной, подлой улыбкой, и побежал по направлению к сортиру, где маялся Серега. Уже у самых дверей он прокричал:
  - Сэрий, ты там долга? А то аграном приехал, ругаэтса. Гаварыт: работать нада!
  - Отвали! Дай человеку пос...ть спокойно! - с натугой в голосе ответил командир. Потом спросил:
  - А кто там прилетал?
  - Э, санборт чэрэз нас лэтэл, дакумэнты какие-та завёз.
  - Какие еще... в жопу... документы? - кряхтел Серега.
  - А хузнт! Сэрий, я тагда сам палэтел, с аграномам. Можьна? - стараясь не засмеяться, спросил Армэн.
  - Лети, дурачок, только смотри, выше шести тысяч не подымайся, а то задохнешься: там уже космос начинается! - ответил Серега на шутку "второго".
  - Ну, мы тагда пагналы! - сказал Армэн, и вприпрыжку побежал обратно к самолету, в кабине которого проверяющий уже подлаживал под себя Серегину гарнитуру.
  - Гони, гони, армянский хлопчик! Кишка у тебя тонка на такие шуточки! - ухмылялся внутри сортира Серега.
  Но когда взревел двигатель, несчастный командир чуть не провалился в дырку от испуга. Еще толком не одевшись, он выскочил из сортира и побежал наперерез самолету, одной рукой поддерживая штаны на бегу. Но было уже поздно: Ан-2, повизгивая тормозами и выпуская закрылки, выруливал на взлетную. С того ракурса, под которым мчался Серега, ему не было видно кабины экипажа, и, следовательно, проверяющего на левом сидении, поэтому он все так и понял: Ара собрался взлетать самостоятельно! У командира еще оставалась какая-то надежда на то, что Армэн малость подурачится, и зарулит обратно. Но что-то предчувственное кольнуло под сердцем, будто подсказывая, что у его второго пилота уже не в шутку, а всерьез поехала крыша. Да, такое изредка случалось: совсем недавно им доводили приказ по ведомству, где было сказано о самовольном взлете, который закончился аварией, и, как следствие, судебным разбирательством! Вот поэтому сейчас и обделался Серега не на шутку.
  - Сто-о-ой, придурок, посадя-а-ат! - стараясь перекричать шум двигателя, истошно вопил он на бегу. - И меня вместе с тобой, с идиото-о-ом...
  Самолет, на секунду задержавшись на старте, взревел мотором на взлетном режиме, и резво поскакал по бетонке, набирая скорость. Командир охнул, схватился обеими руками за голову, и опустился полуголой задницей в пыльную траву, слегка розовую от аммиачной селитры.
  - Все, это пи(п)ец! - прошептал Серега похолодевшими губами. Он закрыл глаза в предчувствии нехорошего, и так остался сидеть. И только по звуку он определил, что самолет оторвался от земли и через некоторое время стал уходить в сторону правым разворотом. Он опасливо приоткрыл левый глаз..., и вздохнул с облегчением: чортов армян все еще держался в воздухе!
  - Летит, сука!!!... - выдохнул Серега, еще не до конца веря в это чудо. - Ну, Ара, вот сядешь - я тебе устрою, блиать нерусский! И штаны мои заставлю вечером выстирать! - Он погрозил кулаком в небеса, и с надеждой добавил:
  - Господи, помоги ему сесть, дураку несчастному! Только бы все обошлось...
  А на загрузочной площадке, схватившись за животы, гоготали Валька, тракторист и техник, наблюдавшие за срамным забегом командира. Злые, бездушные люди!
  
  
  5.12.2016г.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"