Мне Стыдно: другие произведения.

Сдв2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa

  Хуже отдыха среди песков может быть только сон в болотной жиже. Особенно, когда грязи по пояс и больше, а возвышенностей или каких-нибудь деревьев, чтобы хотя бы опереться, нет. Постоянно просыпаешься, потому что спать стоя довольно сложно, а захлебнуться как-то не хочется.
  Конечно, нахождение под жаром нескольких солнц не далеко ушло от воспоминаний о самых плохих ночевках в моей жизни, но я, по крайней мере, лежал. И даже периодически спал под конец, хоть и не долго. Сначала стоило чуть сильнее задремать и здравствуй ожог, щит от температур никак не хотел работать автономно. Приходилось тратить ресурсы и подлечивать себя, чтобы после пары таких пробуждений не покрыться волдырями. Подобные повреждения легко сходили под действием пары бактапластырей, а вот Силе поддавались неохотно. Она больше подходила для работы с переломами (кости можно было передвинуть с правильное положение и держать телекинезом до прихода врачей или полного срастания) или резаными ранами (пережать сосуды, останавливая кровотечение, или состыковать их между собой и подстегнуть имеющуюся у каждого одаренного регенерацию).
  Нет, были техники специально для всяких сложных случаев, отравления, там, вирусы, стимуляция внутренних органов разрядами... до сих пор интересно, это темные лечебную технику усилили до пыточной и летальной, или светлые приспособили изначально боевой прием для помощи ближнему? Между прочим, когда после операций нужно чувствительность и отклик мышц восстанавливать - незаменимая вещь! Еще схватки усилить при родах, если аккуратно воздействовать, матка будет под разрядами сокращаться. К счастью, акушерством Палпатин меня не напрягал (наверно, потому что под рукой из доверенных были только цилиндры для клонирования и помощь им не требовалась). А вот всякой полевой медициной, где все ручками делать нужно с помощью того, что было поблизости, очень даже. Но ожоги третьей степени и выше по обоим направлениям проходили, как очень неудобные и трудно заживляемые, потому до них лучше было не доводить.
  В итоге за следующие несколько суток я вполне успешно избежал невосполнимых потерь и приспособился к местному расписанию. Температурный щит стал почти родным и сделал из адской пустоши просто жаркое место, к которому можно притерпеться. Организм перешел в режим экономии и перманентной дремы. Утром пару часов сна, ночью беготня от падающих сверху камней и вылезающих им навстречу из недр непонятно кого, а днем охота. Вынужден признать, что паука я так и не догнал. Но мое кун-фу было круче, потому невосприимчивое к Силе насекомое было поймано в кокон из уплотненного песка - пригодился навык незаметной утрамбовки песчинок. Первые пару раз добычу перемалывало до состояния полной несъедобности, но потом я приноровился, и жить стало легче, жить стало веселей. Найти кристалл, и станет совсем хорошо.
  Теоретически, заветный камень должен был весьма четко ощущаться в Силе и даже посылать некий Зов. Учитывая мою чувствительность, почуять что-то необычное я должен был еще с орбиты, но не срослось. После спуска тоже ничего не изменилось и, побегав две недели по раскаленным барханам, я начал понимать ситхов. Проще уж напрячь мозги и в комфорте вырастить искусственный кристалл, чем искать его в какой-то жопе мира с призрачными шансами на успех. Еще не известно, что по затратам времени быстрее выйдет. А раз простые методы не работают, нужно либо продолжить в том же духе, рискуя покинуть проклятое место вперед ногами из-за старости, либо таки включить мозги.
  Вполне вероятно, что кристалл просто еще не на планете и должен приземлиться в ближайшую ночь. Или его заслоняет какая-нибудь аномалия, на присутствие которой явно указывали невидимые в Силе или невосприимчивые к ней создания. Но думать о грустном не хотелось, потому в разработку было принято древнее утверждение "искать причину неудач не в окружающем мире, а в себе". Это было особенно верно в случае одаренных, достигнув равновесия, любой из нас на короткий миг становился почти всемогущим, но потом какая-нибудь несвоевременная мысль или ощущение с мясом вырывали везунчика из сладостного мига.
  Точка равновесия была не одна, я бы даже сказал, что это вообще не точка, а некая кривая, на вершины которой приходится пик усиления. И намеренно дойти до нужного состояния было почти невозможно, а вот случайно словить его, банально моя посуду или любуясь звездами - запросто. А потом рвать на себе волосы, потому что от неожиданности вывалился в реальный мир, в лучшем случае успев сделать какую-нибудь фигню вроде ставшей чистой посуды. Что поделаешь, в такие моменты редко думаешь о мире во всем мире, абсолютной власти или бессмертии. Вот так Сила напоминает своим детям, что все мы простые смертные и ничто человеческое или алиеновское никому не чуждо. Интересно, что бывают ли такие забавные или одновременно горькие моменты у мидихлориан?
  Что-то от грустных мыслей я перешел у еще более грустным... волнуюсь, что ли?
  Проблем внутри себя я хранил не то, чтобы много, но про одну единственную краем сознания помнил всегда. И она вполне могла стать причиной того, что Зов не достигает моих ушей. Скорее всего, он просто предназначается не мне. Вернее, не совсем мне. Не рыбе, периодически выставляющей себя напоказ миру и щелкающей зубами возле пальцев слишком любопытных, а ее тени, до сих пор таившейся в темных глубинах, старательно уворачиваясь от солнечных лучей внешнего мира. Истинный кристалл взывал к истинному Я.
  Что ж, разве не об этом я думал, радуясь вылету на край Империи? Палпатин снизил активность, но может передумать. Отлететь подальше, разобраться с заданием и потратить пару часов на приведение своего психологического состояния к более устойчивому виду - таков был изначальный план. Но я никак не ожидал, что этого потребует выполнение задания, видимо, Сила считала, что тянуть с этим не следует, все же это ее видение привело меня сюда. Но когда причины для оттягивания процедуры закончились, я обнаружил, что боюсь. Боюсь не только Палпатина и того, что он сделает с внезапно изменившимся мной, но и себя самого.
  Плавающая на поверхности рыба была привычна и понятна, она знала свои возможности, достоинства и недостатки. Она жила. Но что с ней будет, когда тень рванется из глубин наверх? Черный силуэт полностью повторял очертания псевдо-Я, но что было внутри? Сделать тень нужной формы было относительно легко, попаданец был достаточно эмоционален, его части периодически высовывались тонкими щупальцами и тянулись к чешуйчатому боку, чтобы что-то вякнуть под плавник или вбить постороннюю мысль в зубастую голову. Лишнее обрезалось, нужное утрамбовывалось обратно и если есть какое-то противоречие, то основу на миг вспучит. Тогда нужно ловить момент и заглядывать внутрь одним из шести тусклых глаз, никогда не зная, что вытянешь из этой шкатулки с секретом.
  И теперь туда нужно нырнуть целиком. Добровольно. И надеяться, что хоть что-то кроме формы останется прежним в том, что вылезет обратно.
  Нет, все-таки фантазия - зло! Почему-то, заходя в заброшенные древние гробницы или зловещие темные пещеры, я был спокоен. И когда что-то хрустело под ногой, не гадал, черепок это или чья-то кость, а светил вниз и смотрел, что там такое. А теперь вот разнервничался.
  Не давая себе передумать, рыба метнулась к собственной тени и попыталась в нее проникнуть. Но тень была плоской и натянулась, как перчатка, на гибкое тело, обнимая его с теплом и нежностью соскучившейся по своему уже взрослому, но все еще любимому и оберегаемому ребенку матери. Черные разводы на блестящей чешуе потускнели, становясь прозрачными. Истинное Я возилось, устраиваясь в складках плавников и на изгибах боков, перетекая то в невидимую пленку, то в мелких рачков - вечных спутников любого подводного жителя.
  Реальность, как обычно, отличалось от всех страхов, которые успело напридумывать сознание. На этот раз в лучшую сторону.
  Я осторожно открыл глаза и растерянно моргнул. Небо не стало из бело-серого зеленым, пустыня не покрылась цветами, лишние руки не отросли и с неба не упал кувшин воды и огнеупорные чешки. Эх, а так хотелось... Сила тоже никак не изменилась, занимаясь какими-то своими, недоступными пониманию простых смертных делами. Пожалуй, на полотно ее голосов добавился лишь один яркий росчерк. Кристалл действительно был на этой планете. К счастью, даже не слыша Зов, я приземлился к нему довольно близко.
  Песок привычно разошелся под ногами, но не рванул потом обратно, а образовал несколько барханов по бокам. На дне получившегося котлована недовольно завозилась гигантская ящерица. Крупные чешуйки, больше похожие на куски камня, короткие, но мощные лапы с огромными когтями, соединяющимися в подобие лопаты. Длинное бочкообразное туловище с почти отсутствующими головой и хвостом. Правда, с какой стороны что, я не понял, пока чешуйчатая колбаска не попыталась убежать. В Силе она не ощущалась, зато ощущался кристалл. И был он где-то внутри животного.
  Надо сказать, инструментов мне не выдали никаких вообще. Потому, пока бронированная туша шкребла ставший вдруг плотным песок, я раздумывал, как бы ее убить голыми руками. Если вспомнить, что она ползала под метеоритным дождем, то ударостойкость можно даже не проверять. Свернуть шею... ну, Вейдер бы смог. Как бы он не матерился на протезы, усиление они выдавали такое, что не всякому боевому дроиду доступно. Обычного человека такие девайсы на полной мощности порвали бы бы, но для одаренного это была насущная необходимость, более простые модели просто не поспевали за напитанным Силой телом. Взять, что ли, зверюшку с собой на орбиту? У Фетта наверняка есть тот замечательный резак...
  Звать на помощь учителя не пришлось, осмотренный на предмет полезного откопанный челнок оказался кладезем идей для убийства добычи. Правда, для дела я его раскурочил, но у Фетта еще один есть. Да и побило агрегат метеоритами прилично. Включенная на полную мощность охладительная система ввергла пойманную ящерицу в полное расстройство чувств, а сделанный на скору руку электрошокер, запитанный от всех реакторов, и вовсе добил. Правда, вопроса о том, как расковырять тушу, это не снимало, но теперь, по крайней мере, она не пыталась убежать. Тем более попасть внутрь ящерицы можно было и вполне традиционным способом.
  Лично спускаться в желудок я не стал, хотя и мог там поместиться. Просто соорудил крюк из какой-то трубы и принялся возить им внутри трупа, так и не начавшего чувствоваться в Силе. Авось, что выйдет? И ведь вышло! Правда, на третий день, когда туша основательно протухла. До того пришлось проводить ночи под песком в обнимку с трупом - незабываемые ощущения. Пахло от меня под конец совсем не розами, зато руки сжимали заветный комок слизи, в котором было что-то твердое.
  Попытки оттереть свою прелесть остатками и без того грязной одежды увенчались успехом. Кристалл оказался розовой стекляшкой с парой каких-то муравьев внутри. Застывшая смола, что ли? Выглядело интересно, но не круто, зато в Силе прям кричало и переливалось. Пальцы отказывались разжиматься, потому включать маячок пришлось ногой.
  Интересно, какого цвета будет меч? Только бы не синего или зеленого, иначе Палпатин меня убъет...
  
  ***
  Вейдер ничего никогда не выбрасывал. Даже тела задушенных адмиралов аккуратно складывал в уголок, а не отправлял за борт в свободный полет - вдруг на что сгодится еще? Соответственно, в личном дворце на Корусканте у него все было заставлено рабочей и не очень техникой различных возрастов, размеров и редкости, даже если это древний магнитофон, увезенный с далекой отсталой планетки перед ее орбитальной бомбардировкой. Ну, и естественно он не выкидывал мечи побежденных джедаев, ситхов или не успевших определиться.
  Не удивительно, что для меча сына отец достал самые лучшие материалы. Правда, прижимистость, оставшаяся еще с детства, не дала ситху пойти самым простым путем. Он не взял ни грамма металлов и полимеров из своих необъятных запасов (Палпатин тоже не стал тратиться), а просто нашел кантину, где сидели лучшие наемники (Фетт подозрительно вовремя куда-то смылся), и прибил несколько наиболее хорошо экипированных. Это было не сильно опасно, больше времени занял поиск имеющих нужные ресурсы. Со снятого с трупов Аньян под руководством родителя наколупал нужного и даже снял бескарового покрытия аж на килограмм! Этого должно было хватить. Охотники за головами и преступники вздохнули спокойнее.
  Создание нового меча лишь подтвердило правильность выбранного для сына имени. Вокруг эмиттера было шесть небольших бескаровых зубцов, которые не столько придавали рукояти хищный вид, сколько прикрывали лезвие от кортозиса. Что кинжал из этого металла делал у одного из убитых, никто не знал, но был он очень кстати. Как раз хватило на раскрывающуюся гарду, которая должна была не защитить руку, а срезать лезвие противника, когда какой-нибудь одаренный по привычке войдет в клинч и начнет силовое противостояние. Нарушение работы светового меча во время боя походило на отказ конечности под действием быстрого яда мурены.
  В остальном же рукоять отличалась от обычных только длинной и тем, что была сделана из бескара там, где этот металл можно было впихнуть, так что разрубить ее в бою было не так просто. Хотя Вейдера это не успокаивало, только во время чистки джедаев после падения Республики ему отрубали руку не один и не два раза. Иногда даже при помощи кортозисного оружия. Не то, чтобы это как-то помогло противникам или помешало ситху вырезать всех к демонам, но в такие моменты он радовался, что живую конечность можно потерять один раз. Но это не отменяло того, что в бою такая потеря гарантированно приведет к проигрышу - боль либо затуманит разум, либо приведет к ярости, что одинаково плохо скажется на характеристиках пострадавшего. Сыну нужна была броня. Наемников ожидали трудные времена...
  - Жаль, твой метод нельзя применять в промышленных масштабах, - вздохнул Палпатин, сделав ударение на слове "нельзя". Он и так из-за джедаев, поломавших часть одного из второстепенных планов, разругался с Мандалором и теперь не мог добраться до их запасов бескара. Нет, что-то он у них закупал, но сильно обходными путями в небольшом количестве и не самого лучшего качества. Портить отношения еще с одной толпой вооруженных разумных было нерационально, сделают еще скидку вечно безденежному Альянсу.
  Тем более, обозленная толпа может быть и не одна. Вейдер создавал вокруг себя уникальную атмосферу. Он мог погасить сотни конфликтов одним своим присутствием, и разжечь непримиримую войну с целым сектором неосторожно брошенным словом. Хотя да, смешно, Вейдер и осторожность. Про младшего ситха можно было бы сказать, что у него нет врагов, потому что они все скоропостижно умерли, но увы - их количество росло быстрее, чем Темный Лорд убивал. В последнее время это безмерно раздражало Палпатина, потому что ставило под угрозу существование еще не завершенного, а потому местами хрупкого идеального оружия.
  И ведь ученик не был тупым солдафоном, каким хотел показаться! Его планы были просты и изящны, с умеренной долей авантюризма и доскональным знанием человеческой натуры... когда Вейдер хотел их составлять. Ни один джедай из тех, которые считали, что поддержка населения, умение быстро бегать и сложный рельеф, не дающий использовать численное преимущество, позволят им бесконечно продолжать диверсии и агитации, не продержался дольше месяца. Любое преимущество светлых легко сводилось на нет или оборачивалось против них, если ученик выключал меч и включал мозги. И делал он это либо по специальному приказу Палпатина, либо когда уничтожить джедаев привычным способом было действительно невозможно. Вейдер никогда не упускал добычу, если чуял ее поблизости. А вот по следу шел не важно, но для этого у Императора был целый СИБ и некоторое количество Рук.
  Палпатин вздохнул, сетуя на то, что даже самые верные последователи его иногда подводят, и хорошо если в мелочах. А идеальное орудие пока слишком мало для серьезных дел, и торопиться в его обучении нельзя. Что ж, посмотрим, что скажет меч юного воспитанника старому Мастеру. Сухие пальцы пробежались по длинной гладкой, почти скользкой, рукояти. Слишком длинная для однолезвийного, слишком короткая для полноценного посоха... Малыш разбил кристалл на две части и одну огранил для гвардейского шото, но ничто не говорило о том, что у меча есть второе лезвие, кнопка спрятана, а эмиттер скрыт под колпачком, который просто сгорит при включении.
  - Крупноват для детской руки. На вырост?
  - Сила подсказала оптимальную длину.
  - Не двухфазный? - Палпатина забавляло, что оба ученика, которых он воспитывал с детства, оказались поклонниками изобретения Экзара Куна, пусть и в своей интерпретации.
  - Не поместилось.
  Ну, надо думать, две-то рукояти в полторы впихнув...
  - Хм, посмотрим...
  Помещение озарилось светом фиолетового клинка. Этот цвет считался нейтрально-темным, так же как желтый нейтрально-светлым...
  - Хорошо... думаю, можно начинать знакомить тебя с нужными людьми.
  
  ***
  Вопреки заявлению Палпатина, первым делом меня познакомили с ногри. Вейдер лично притащил на их планету и проследил, чтоб каждый Маитрах понюхал меня, запомнил запах и передал другим, что вот это - Наследник. Все зубастики были страшно рады, начали кричать и просить прощение, что не предвидели визит повелителя и стоят перед ним ненакрашенные и без мяса с солью. Пока отец давал лысым мордам греться в лучах своего величия, я свинтил в лес. Ну а что? У меня еще после судьбоносной медитации воспоминания попаданца не отсортированы. Помнить их было опасно, а разбирать времени не было, так что пришлось скинуть куда-то на дно моря и надеяться, что потом найду.
  Здесь же наконец можно было забиться в какую-нибудь щель и покопаться в себе. Все же информация, доставшаяся от попаданца, была... занимательной. В первую очередь, в нем были знания о людях, которые, как ни странно, одинаковы во всех мирах. Часть сведений о социуме, которых мне так не хватало, просочилась в псевдо-Я вполне самостоятельно, все остальное я старательно анализировал, смакуя каждый контакт с кем-то живым, даже если это был простой кондуктор или продавец в магазине. А уж беседы с друзьями, знакомыми, родственниками (так вот, как выглядит нормальная семья изнутри), коллегами, одноклассниками... В чатах, клубах, дискотеках, по телефону, на улице и дома... Великая Сила, неужели все люди столько треплются? Неудивительно, что они вечно ничего не успевают!
  Следом на очереди шло рассмотрение текстов различных книг, фильмов и статей, сначала образовательных, потом - развлекательных. И только под конец я, беспощадно обкорнав навыки вождения автомобиля или езды на велосипеде, сосредоточился на некой вселенной Звездных Войн, упоминания которой меня сильно смущали. Они подозрительно напоминали видение Силы хотя бы потому, что оставляли после себя тот же самый вопрос - истина или ложь? Ведь я даже не знаю, спасибо Палпатину, существует ли вообще эта Лея Органа, искать одного Татуинского фермера среди тысяч таких же вообще не реально, там же телефон не в каждом доме, а паспорта в пространстве Хаттов вообще не ходят.
  Как показало мое знакомство с Вейдером, связь в Силе между родственниками даже при встрече формируется не сразу. Может, если бы он присутствовал при родах, что-то и было бы, но сейчас я, еще раз посмотрев в Силу, мог абсолютно точно сказать, что братьев и сестер у меня нет. И делать какие-то шаги в этом направлении пока бессмысленно, как показали недавние поиски кристалла, без ориентира это будет трата времени и сил. Трудно искать спрятанного родственника в обитаемой Галактики, особенно если его там может и не быть.
  Попаданец не был таким уж фанатом сеттинга, исаламири, вонги и дроид-убийца, собранный Реваном, вот и все, что человек из другого мира знал за пределами шести фильмов, до которых еще жить и жить, и то довольно расплывчато. Ни дат, ни названий планет или караблей, только какие-то смутные слухи. Но и отмахиваться от этого всего не стоило, не знаю, как насчет персонажей, по людям у меня информации почти не было, а вот совпадения в технике настораживали.
  Изначально одну из потенциальных любимых игрушек Императора после меня нарекли по аналогии с Звездной Кузницей Звездной станцией. Но всякие молодые неформалы, у которых в голове минимум логики, максимум пафоса, прознав про жутко секретный объект, нарекли его Звездой Смерти. Таркину было приятно... наверно. Хотя я не мог понять, каким это боком железный шар, которому до любой звезды расти и расти, к этим раскаленным шарам относится.
  Так вот, объект, проходящий по документам, как Звездная Станция, изначально по заверениям инженеров чуть ли не кушал вакуум и какал резонанстными торпедами, которыми солнца взрывают. Но на практике все выглядело не так красиво, а местами даже совсем некрасиво, цена этого недешевого удовольствия росла, ТТХ по мере сборки падали. Если тенденция сохранится, то к завершению проекта можно будет считать достижением уже то, что эта штуковина вообще летает, а не падает на ближайшую планету, да еще и в гипер выходить может и от нее там ничего не отваливается.
  Разбирать уже построенное на металлолом было дороже, чем доделывать, а оставлять каркас мотыляться в космосе и вовсе архипреступно. Нам же еще вторую ЗС строить, так что пусть все самые дебильные ошибки свершатся на и без того провальном прототипе, чтобы на серийной модели их было в несколько раз меньше. Хотя, если довериться памяти попаданца, утверждавшего, что Палпатин о приближении вонгов знал, и они используют корабли размером с планету (или планеты, приспособленные под корабли, не разобрать), то даже такая убогая ЗС вполне сможет принести пользу, хотя бы взяв противника на таран. Думаю, если суперлазер все же не заработает (пока 50/50, т. е. то ли заработает, то ли нет), можно будет вынуть пару реакторов и засунуть туда гигантских торпед, даже шахты переделывать не надо будет.
  Правда, и с любимой Игрушкой Императора в фильмах выходила неточность, ибо Сидиус не любил мелочиться, если ученик, то Избранный, если власть, то над всей Галактикой, если вырезать джедаев, то Орден целиком до последнего юнлинга, если супероружие, то две штуки, одно для планет, другое для звезд, типа комплект. Сокрушитель Солнц* существовал пока только на чертежах, но был довольно скромных размеров даже для простого корабля, всего-то 13,5 метров. Его бы и меньше сделали, чтобы парусность уменьшить, а то взорванная звезда, знаете ли, прежде чем стать сверхновой, нехило радовала окружающую пустоту всякими ветрами, волнами, вспышками, короче, раздавала всем добра. Но в более маленький кораблик супер-торпеды, супер-гипердвигатель, супер-щиты и шесть человек команды не помещались. Правда, стоить эта малютка будет примерно столько же, сколько ЗС в лучшие свои годы, но вы бы видели, какие там параметры защиты... вот он, идеальный сейф для бюджета Империи.
  Подводя итоги, делать что-то из-за информации, хранившейся в памяти попаданца, я не мог, да и смысла особого не видел. Все равно до описанных событий девять лет. К тому же лично мне на детище Таркина и его самого было плевать, Вейдер с удовольствием расстрелял бы ЗС лично - дополнительные средства, ресурсы и инженеров на нее срезали с проекта его будущего флагмана, из-за чего Звездный Суперразрушитель типа Палач еще даже не начали закладывать. Стоит добавить, что новый линкор отцу, фактически живущему на флоте, сильно хотелось, а Таркину он гадил еще в бытность свою Энакином, пусть и косвенно, но когда это ситху нужна была причина, чтобы сделать гадость? По всему выходило, что больше всего от этого так называемого "канона" расстроится Император, но он все равно себе вторую построит. Ну, еще Лея расстроится, если она существует, а жители Альдераана расстроиться не успеют.
  На столь жизнеутверждающей ноте я, не выходя из задумчивости, выкатился из укромного места, в котором сидел, и отправился на поиски чего-нибудь перекусить. Сильно есть не хотелось, так что парочке крупных источников жизни повезло, а вот с мелкими здесь был напряг. Зверье было явно шуганное и интенсивно старалось избежать своей печальной участи. Помню, отец что-то про экологическую катастрофу рассказывал, так что не будем бить по экологии, беременных, женщин и детей не трогаем. Та-ак, тогда остается... а не так уж и мало здесь животных, выбор есть.
  Приметив стайку каких-то мелких птиц, таких даже разделывать не обязательно, можно сразу в рот закидывать, двинулся в нужную сторону. И следом двинулись два крупных источника жизни. Загоняют? Не похоже. Скорее, запомнят маршруты и лежки, а потом позовут подмогу и устроят засаду, или что-то в этом роде. Не опасно, но вбитые Феттом рефлексы требуют уйти от погони. Первым делом убираем запах. Нет, совсем не пахнуть я не могу, все же если хищники полагаются на нюх, то неспроста, но все равно не стоит облегчать им работу. Слабенькая техника Силы, и я на пару часов перестаю потеть и ронять кусочки кожи и волос, дыхание становится таким стерильным, что никаким орбитам и не снилось, а поры сужаются. Теперь попетлять на пробу...
  ... вернуться по своему следу и прыгнуть метров на семь вбок. Запрыгнуть на третью снизу ветку дерева, не касаясь ствола. Залезть выше и, перелетая с дерева на дерево пройти пару километров. О, вода! Пройтись по ручью вверх, опять недоступный простым людям прыжок и выбросом Силы стряхнуть с себя капли воды и мелкий мусор, опять прыжок...
  Стоит признать, что след неведомые зверюшки держали отлично, замедляясь на спорных моментах, но довольно быстро определяя правильное направление. Вот только петли и змейки я выдавал, не задумываясь, и скорость набрал приличную, так что из своей зоны чувствительности преследователей убрал. Чутье подсказывало, что они меня не потеряли, но отрыв был достаточен, чтобы заняться своими делами. Вот так превосходство в скорости очередной раз помогло там, где не сработали никакие уловки. Эх, учиться мне еще и учиться...
  В селение ногри я вернулся сытый и просветленный. И сразу нарвался на каверзный вопрос:
  - Где твое сопровождение? - судя по интонациям, Вейдер подозревал, что я их где-то по-тихому прикопал, и не знал, радоваться этому или ругать за напрасную растрату ресурсов.
  - Какое сопровождение?
  - Тебе выделили двух воинов-ногри в охрану.
  - В охрану. Мне, - изобразить эмоции лицом я все еще не мог, хотя из памяти попаданца понял, зачем оно нужно, но с выражением скепсиса справится и голос. Хм, это я что, от своих телохранителей убежал в лучших традициях богатеньких деток? - Предупреждать надо.
  Прислушиваюсь к Силе. Ага, вот они, голубчики. Хм, если со стоящими передо мной зубастиками сравнить, то действительно ногри.
  - Я от них оторвался. Через пару часов должны подойти.
  - Наследник Повелителя растет великим воином! - одна из маитрах заголосила, а все остальные ее поддержали, забавно переплетая описание моих достоинств с моральным самобичеванием. Что-то там было про то, что на обоих проштрафившихся пал позор, и их требуется наказать. Отец лишь довольно хмыкал, он-то чувствовал, что со мной все в порядке, но столь лестные отзывы обо мне ему были приятны, а ногри сейчас были довольно забавными. Ну, и правильно, пусть человек хоть чему-то порадуется, а то совсем заработался. Нужно ему девушку найти какую посимпатичнее...
  
  * http://starforge.info/unique-ships/sun-crusher/
  
  ***
  Идея Палпатина была проста, как лом. Ему служило неисчислимое количество разумных, но это было просто мясо, которое подчинится любому, у кого достанет мозгов и таланта. К Императору на рюмку чая заглядывали как раз последние, амбициозные, опасные и... интересные. Величайшие воинские умы, отмеченные уникальным сочетанием креативности и жестокости, ученые и инженеры, живущие среди формул, а не людей, финансисты и шпионы, иногда дающие фору предвидению Силы, наемники и преступники, знаменитые выполнением невозможного... все эти люди, не совсем люди и совсем не люди не всегда были гениями, но всегда безумцами. Не буйными и с виду даже нормальными. А еще очень-очень умными безумцами. Собрать их в одном помещении, и я бы туда побоялся зайти, а один на один в присутствие старого ситха, может, и переживу встречу, хотя все равно неуютно.
  Конечно, со всеми сливками Империи меня знакомить не планировалось. Пока. А вот с особо приближенными, да еще тайно... Каждый из внутреннего круга будет считать, что ему оказано великое доверие узнать о моем существовании первым, а его заклятые друзья познакомятся с одним еще маленьким, но уже очень важным для Империи мальчиком в общем порядке, когда свершится мой первый официальный выход в свет. С одной стороны, это не даст им насесть на меня всем в месте, даже если кто-то догадается, что он не один такой доверенный у повелителя Галактики, для того, чтобы это проверить, нужно раскрыться самому. А у трона такая грызня идет за место третьего, второго и даже первого человека в государстве, что факт осведомленности в столь щекотливом вопросе сам по себе является оружием в невидимой войне.
  С другой стороны, ничто не мешает каждому, узнавшему о моем существовании, готовить свои собственные заговор и покушение (одно другому не мешает) с тайной армией и несчастными случаями. Более того, если раньше некоторые считали, что Император старый и сам сдохнет, а потом можно будет быстренько подвинуть Вейдера и перехватить бразды управления Галактикой, то теперь перед ними стоял молодой кандидат в правители, которому тратить ресурсы на "подвинуть Вейдера" вообще не придется. И рассказывать о нем или, не дай Сила, навести на себя подозрения в нехороших намерениях смертельно опасно. Более того, и на другого никого эти подозрения навести нельзя, потому что не ясно, кто в курсе, а кто аутсайдер.
  Честно говоря, мне все эти метания казались забавными. Во-первых, Палпатин был ситхом и собирался дожить до двухсот хотя бы всем назло, и у него вполне могло это получиться. Во-вторых, он щедро раздавал намеки, так что общество само додумывало, кто же у нас наследник, но официально-то никто ничего не говорил. Не удивлюсь, если внезапно из какой-нибудь дыры вылезет сын Палпатина с официальным завещанием в одной руке и пультом управления флотом Катана в другой. Если учесть, что современная генная инженерия позволяла скрещивать кого угодно с кем угодно, то этот вариант вполне вероятен. Эксперимент по скрещиванию Дарта Вейдера и Дарта Сидиуса - вполне в духе моего создателя.
  Правда, был еще один человек, которому все было известно. Собственно, глава СИБ должен был следить за начавшимся копошением, и ему от этого было ничуть не весело. И это ему еще не рассказали, зачем пригласили на приватный разговор. Просто, заметив за троном Императора маленького мальчика, бывалый разведчик сразу же почувствовал грядущий аврал на работе.
  - Наше молодое все - Аньян, сын Вейдера, - Палпатин улыбнулся и взъерошил мне волосы, - Малыш диковатый, но смышленый.
  - Рад знакомству, - мой новый знакомый быстро взял себя в руки и приготовился внимать. Я же себя соблюдением этикета утруждать не стал - в родстве с Вейдером были свои преимущества, на него можно было свалить любую невежливость. Лучше послушаю Силу, пока серьезные люди беседуют. Все, что мне нужно знать, мне уже рассказали, а что не нужно... потом в медитации вспомню и проанализирую. Тем более, Айсард производил впечатление человека, который много знал, но мало говорил важного, умудряясь сказать так, что вроде все понятно, но ничего нового не узнал. Обдумывать эту беседу будет увлекательно.
  Следующие встречи проходили по одному и тому же шаблону. Меня представляли единственному зрителю, как помесь Маугли и вундеркинда, зритель сверкал глазами и изображал восторги, а потом начинал беседовать с Императором о делах и всем остальном. А я отходил в уголок и делал вид, что меня здесь нет.
  Таркин был рад видеть потомка Вейдера и улыбнулся так, что нормальный ребенок на моем месте расплакался бы или хотя бы спрятался за трон. Стоящий за ним Акбар пучил глаза еще больше, хотя раньше это казалось невозможным. На нем был рабский ошейник, в нем - неприятие Империи. Остаток беседы я пытался понять, что это, самоуверенность или извращенная форма мазохизма - не просто позволить противнику зайти себе за спину, а поставить его туда специально? А потом еще и таскать его везде за собой, посвящая в секреты Империи. Или Таркина такое соседство бодрит? Мон-каламири явно привычно устроился в уголке и периодически косился на меня, но слушал все очень внимательно, занимаясь тем же, чем и я - сбором информации. От осознания того, сколько всего может храниться в этой враждебной голове (воображение мне явно от попаданца досталось), руки чесались аккуратно подкорректировать Силой пару точек в одном доступном для медицинских техник организме. Здоровье у дальнего родственника рыбы было умеренно сносным, но сдвинуть его в зону отвратительного для меня будет не сложно. А главное, незаметно. Нужно только у Палпатина разрешение спросить, я еще не Вейдер, чтобы ставить учителя в известность о совершенных убийствах постфактум.
  У Трашты с мимикой было не очень, зато в Силе зияла растерянность. Я не вписывался в его картину мира. В планы тоже не вписывался, что характерно. А вот Пейстажу я не вписывался в бюджет. После приобщения к ошеломляющей новости я почти услышал, как в его голове закрутился счетчик, подсчитывая, сколько денег затребует отродье Главнокомандуещего на личный флот и как бы этих денег не дать. Палпатин эти мысли наверняка услышал, и не только эти, потому что от него повеяло азартом и весельем. Для меня это ничего хорошего не сулило хотя бы потому, что от человека несло дикой смесью эмоций. Верность, направленная на Императора. Раздражение на себя. Опасение. Неприятие меня, как помехи, препятствия... чую, ни одна скотина при дворе мне не обрадуется. Нужно будет по этому поводу поработать с подаренными отцом ногри, а то как-то стремно становится.
  Траун был прикольный, я его даже пальцем потрогал, изображая детское поведение. Интересно, получилось ли? Он был спокойный, синий, горячий и носил в кармане леденец, чем приятно меня удивил. Леденец был обнаружен при помощи Силы и ею же стащен. Вроде никто не заметил. А еще Император явно тащился от манеры речи чисса, разминая мозги на особо заковыристых поворотах нечеловеческой логики. Заскочивший на пару минут адмирал Зиндж был полной противоположностью экзота, он не входил во внутренний круг команды Палпатина, выглядел пухлым, шумным и простоватым добряком, и в его карманах я обнаружил конфеты. Ядовитые конфеты. Даже знать не хочу, для кого они.
  Со своими учениками, экспериментами и различной степени перенедоситхами меня, к счастью, знакомить не стали. Видимо, Палпатин понимал, что для изощренного разумом взрослых одаренных, умеющих действовать с размахом и выдумкой, я пока только добыча, которую без прикрытия пары Лордов просто сожрут, предварительно попользовав. Портить свое оружие и тем более делиться им старый ситх ни с кем не собирался.
  Для меня же близкое соседство со столь сильными и неординарными личностями само по себе было испытанием. Они сверкали гранями в Силе, враждебно поворачиваясь то одним, то другим острым углом. Инстинкты требовали уничтожить угрозу, но и без подсказок Палпатина я понимал, что это глупо. И все же хищники с разумом человека производили неизгладимое впечатление, так что в комнаты Вейдера я уходил изрядно озадаченным.
  Впрочем, были в этом и положительные моменты. Если раньше подаренные отцом ногри (не все, десяток великодушно отсыпали Трауну) только мешались, то теперь были очень кстати. Соседство с опасными личностями всегда положительно сказывалось на мозговой активности, так что некоторое количество действий, которые стоит предпринять для выживания и даже приобретения какого-никакого преимущества, уже начали приобретать более четкие черты. А апартаменты Вейдера, всегда лично вычищавшего все жучки и камеры, как нельзя лучше подходили для раздачи ценных указаний моим первым подчиненным.
  - Хахрух!
  Главный среди моих телохранителей ловко спрыгнул с потолка и приготовился внимать. За неделю совместного проживания мы притерлись друг к другу и выработали некоторый свод правил. Ногри не заходили мне за спину, я предупреждал их, когда собираюсь ускориться Силой. Мелочь, но больше пока и не требовалось. Мы были одинаково неразговорчивы и друг другу не мешали.
  - У меня есть информация, которую нужно проверить. У Вейдера были родственники, которых давно похитили, - и ведь не соврал, Амидалу действительно стащили. Вот что Палпатин с подчиненными делает, недоговариваю там, где никакого секрета нет! - Они могли выжить или оставить потомство, об этом отцу неизвестно, но нельзя исключать такую подлость со стороны недругов.
  От ногри повеяло возмущением. Они очень трепетно относились к семье, а уж к семье Вейдера... Похищение членов клана и использование их в качестве заложников у этого народа было одним из табу, как и предательство, так что у кого-то только что прибавилось врагов.
  - Если вы почуете кого-нибудь из родственников отца кроме меня, то незаметно сообщите об этом мне.
  - Мы все поняли, Наследник Повелителя.
  Отлично, теперь, если у меня существует брат, сестра или родственник-эксперимент, при встрече я об этом узнаю.
  - А теперь запомните эти запахи, - достаю несколько волосков, снятых с каждого из тех, с кем меня познакомили, - Запоминать всех, от кого ими пахнет, и потом сообщать мне.
  В мире высоких технологий все очень щепетильно относились к различным методам удаленного наблюдения, но периодически забывали о более простых вещах. Интересно, получится ли по запахам вычислить, кто с кем ведет совместные дела? Ну, хотя бы всех чужих любовниц распознаю, а может и еще что интересное всплывет...
  
  ***
  Признаться, Палпатин был несколько занят и не заметил первых признаков начавшейся трансформации. После поездки за кристаллом Аньян не выказывал никаких волнений, лишь иногда просил совета то у одного, то у другого учителя. Редкая способность обратиться за помощью ровно тогда, когда это нужно, не раньше и не позже, бесконечно умиляла старого ситха. Сколько раз ему приходилось отрываться от познания Силы и все переделывать после того, как упертые подчиненные все же признавали поражение? А сколько раз он убивал тех, кто дергал его по пустякам, ленясь раскрывать собственные потенциал? И так как подчиненные часто перенимали черты характера начальства, ситх ждал не дождался, когда же его прекрасное творение подрастет достаточно, чтобы заражать этим навыком окружающих.
  Зато Палпатин имел счастье лично лицезреть внешние проявления этой трансформации и возблагодарил Силу, что решил все же сделать мальчишке поблажку и устроить личный инструктаж перед тем, как первый раз окунуть его в общество. Вообще изначально планировалось, что Аньян возьмет пару уроков актерского мастерства, но со временем Император, как ответственный за эту сторону развития ребенка, пришел к выводу, что попытки притворства лишь испортят имеющийся ангельский лик. Матерые интриганы чуяли фальшь, даже когда специальные дроиды, нагруженные фильтрами и программами-анализаторами, показывали стопроцентную искренность сыгранных эмоций. К тому же, для задумки текущая внешность воспитанника была как нельзя кстати.
  Аньян унаследовал от матери красивый разрез глаз, аккуратный нос и пухлые губы. Отцовские упрямый подбородок и резковатые скулы еще не проявились в полной мере, смягченные детской округлостью, так что вид блондинистое голубоглазое чудо имело самый что ни наесть милый и где-то даже девчачий, особенно когда приезжало с очередного урока выживания основательно заросшим. Картину воплощения безобидности дополнял периодически уплывающий в пустоту взгляд и растерянно-удивленное выражение лица. Аньян смотрел на мир с таким выражением, будто ему три года, а какой-то незнакомый взрослый вместо сказки рассказывает карпускулярно-волновую теорию света с выведением сопутствующих формул.
  Палпатин предполагал, что истинный джедай вполне мог видеть в Силе что-то, недоступное другим, но достаточно интересное и занимательное, чтобы постоянно растерянно хлопать глазами, и это его полностью устраивало. Но недавно он, к своему удивлению, обнаружил, что Аньян улыбается! Пришлось срочно поднимать записи с камер и искать истоки таких метаморфоз. Оказалось, что после обретения камня эксперимент заметно оживился, но был занят созданием меча, а потому все приняли признаки энтузиазма за обычную для него исполнительность. Тем не менее, в свободное время мальчик начал кривляться перед зеркалом. Попытка максимально растянуть губы придавала лицу донельзя ехидное и злорадное выражение, просто таки просящее кирпича, о чем подопечный, видимо, и сам догадался. В итоге после некоторого периода проб и ошибок Аньян остановился на легком приподнимании уголков губ, улыбка выходила робкой и застенчивой - самое то для планов Палпатина. Уж не прочитал ли джедай о своем грядущем имидже в Силе? В любом случае, надо его как-нибудь поощрить. Разрешить убить Акбара, что ли?
  Но сначала требовалось подготовить все для нового витка большой Игры. Палпатин совместно с другими игроками выстраивал идеальную пирамиду на столе для бильярда, отмерял углы и равнял построения шариков. И вот, когда все уже начали судорожно начищать кии, чтобы успеть первыми сделать ход, он, ехидно улыбнувшись, достанет из широких штанин шар для боулинга и не только внесет им хаос в стройные ряды мелких шариков, но и сломает к демонам один из бортиков стола. Окружающие почти наверняка начнут раздумывать, доставать им воланчик, клюшку, коньки и шахматы или не поддаваться на провокации и продолжить играть в бильярд, но инициативу упустят...
  В некотором роде это было чем-то вроде извращенного всеобщего равенства в миниатюре. Палпатин почти никогда не давил бунты и покушения в самом зародыше. Моффы, адмиралы, сенаторы и даже сам Император должны были либо сами узнать о предстоящей заварушке и заранее принять меры, либо быть достаточно сильными, чтобы отбиться без подготовки. Спасение утопающих дело рук самих утопающих. Впрочем, точно так же все имели право внести свою лепту в творящийся при дворе хаос, чистки среди своих и чужих, уроненное слово, рождающее бурю, и рождение коалиции, никем незамеченное, серые лошадки с выглядывающими из-под губ клыками и колоссы со стеклянными ногами... Это было остро, ярко и волнительно, не просто вводить еще одну фигурку в калейдоскоп лиц и масок, но и пытаться предсказать последствия.
  Когда-то Палпатин верил, что мир полон загадок, но разумные стремятся их познать, чтобы был повод не смотреть внутрь себя. Теперь он не верил, а знал, что собственные секреты личностей не только не менее многогранны, но еще и переплетаются между собой, порождая метастазы парадоксов, всплески озарений и воронки тупиков. Однажды он познает их все, и два мира, материальный и эфемерный, наконец откроются ему во всей своей полноте.
  
  ***
  Вейдер инспектировал свой флагман и доводил команду до нервного срыва дополнительными инструкциями. Люди гадали, ради кого на корабле наводятся такие меры безопасности и считали, что это либо Император, либо сама Сила, в которую по слухам верили ситхи. Если учесть, что эти ситхи - первое и второе лица государства, то военные готовы были уже и сами поклоняться толи богу, толи богине со столь расплывчатым названием, лишь бы от них отстали. Но на самом деле все было гораздо хуже. На ИЗР прибывал Аньян.
  Младший Лорд Ситхов ждал не дождался, когда же он станет средним, а младшим Повелителем Тьмы будет его подающий надежды отпрыск. Пока же следовало убедится, не свалится ли Аньян в реактор или не проспит в соплах ионных двигателей их включение. Все же ребенок у него был один, а маршевых двигателей всего лишь три. Было еще, конечно, четыре маневренных, на них можно было дотянуть до верфей, если что... при условии, что сын не решит наколупать себе сверхредких металлов на эксперимент по Силовой ковке с обоих гипердвигателей. Все же не стоило подавать плохой пример и устраивать охоту за снаряжением наемников.
  Что бы там не думал себе учитель, но Вейдер считал Аньяна воплощением разрушения. Просто пока хорошее воспитание удерживало эту семейную черту в рамках и даже придавало ей некие черты... конструктивности. Да, сын не стеснялся выдирать нужные запчасти из первых попавшихся под руку механизмов, но потом обязательно собирал их в одну кучу. Иногда эта куча даже делала достаточно полезные вещи, чтобы ее не отправляли на переплавку. К примеру, ездила за теми, от кого пахло алкоголем и била их током, предварительно отправив отчет с фотографией провинившегося куда надо. Вейдер нашел эти машинки довольно забавными и выпустил партию на своих кораблях. Остальная армия такому нововведению пока сопротивлялась. И все было бы хорошо, если бы чаще всего Аньяну не попадались под руку дроиды и корабли из коллекции Главнокомандующего.
  С трепетом заходя в ангар к своим крошкам и замечая новую серию дырок, будто кто-то откусил несколько кусков в случайных местах, Вейдер иногда не знал, за что хвататься, за ремень, за меч или за сердце. Сын щадил дряхлые раритеты, но безжалостно отрывался на редких модификациях современных кораблей, и поделать с этим ничего не получалось. Палпатин по меркам обоих Скайуокеров техником был хреновым и вообще ничего не понимал в жизни. Вернее, в жизни и различных ее мутациях понимал, а вот в в механизмах ничего выдающегося не демонстрировал, а потому не мог оценить масштаб трагедии. Больше Аньян никого не слушался, подчиняясь прочим учителям только в рамках учебного процесса. В остальном отношения с мелким засранцем складывались непросто, никогда не угадаешь, когда тот взбрыкнет. Впрочем, нелетальные Силовые приемы пока позволяли навязать свою точку зрения, но Вейдер с тревогой ожидал того момента, когда уже умеющий ставить качественные щиты сын начнет входить в силу, добирая пока недостающую для окончательной нейтрализации атак Избранного мощь. Переходный возраст потенциально третьего лица Империи обещал запомниться всей Галактике.
  - Апартаменты подготовлены, - один из адьютантов опасливо подошел к Главнокомандующему. Вейдер на автомате прочел в его мыслях недавнее прошлое - несколько молодых офицеров тянут жребий - и поморщился. Нужно будет дать части подчиненных отгулы, а для выбора счастливчиков взять у медиков списки людей с нервным истощением, отсортировать всех шпионов и агентов, которые могли преждевременно донести о приготовлениях к встрече важного гостя, взамен выпустить тех, кто по каким-то причинам хоть и ведет двойную игру, но информацию не сольет. Если на планету спустятся только проверенные люди, это будет подозрительно. Для Палпатина задачка на пять минут, Вейдер же будет сидеть над ней не один час.
  Еще очередной раз заказать дополнительную партию седативных средств, проверив, чтобы из наименований предоставленного медиками списка нельзя было приготовить легкие наркотики. Спиртное, спасибо поделке Аньяна, прятать в темных углах перестали, от тяжелых же средств оправится к заступлению на пост согласно расписания было невозможно. И кто придумал, что живые врачи - это хорошо? Меддроид не пытался бы скрыть за медицинскими терминами свои махинации. К счастью, последнее время списки можно было отправлять Аньяну, который своих условных коллег видел насквозь, а в вариантах смешивания лекарств разбирался даже лучше.
  - Я лично проверю, - ситх отправился к гостевым комнатам. Там должны были установить генераторы силового поля и дополнительные перегородки. Вейдер не желал, чтобы из-за того, что дуракам везет, какой-нибудь идиот случайно убил результат многолетних трудов. Конечно, он старался наколупать в пока еще отнюдь не мускулистом теле Имперской армии кого получше, но в нескольких десятках тысяч людей можно было кого-то пропустить и не один раз.
  Ситх вообще не хотел пускать Аньяна на полуторакилометровый корабль, его и в пустой комнате-то периодически умудрялись терять. Но ребенку требовалась экстренная социализация, и замкнутое общество с четкой иерархией и железной дисциплиной вполне подходило для этого. Ну, а заодно можно было выявить все утечки и стукачей, и просто проверить подчиненных, потому что не разболтать об ошеломляющем госте было довольно сложно.
  
  ***
  Челнок типа "Лямбда", принадлежащий лично правителю Галактики, приземлился в ангаре ИЗР. Выстроившиеся по линейке офицеры начали переглядываться - точно Император прилетел. Те, кто сделал ставку именно на такое развитие событий, сразу же приступили к мысленному пересчету выигрыша, прибавка к жалованию никогда не бывает лишней. К тому же это позволяло отвлечься от эмоций и настроиться на деловой лад. Ходили слухи, что ситхи умеют читать эмоции, а Вейдер лаже душит тех, кто слишком громко думает, мешая медитациям, а потом уже придумывает официальные причины свершившейся казни. Те, кто ничего не выиграл, считали проигрыш.
  К моменту, когда на выдвинутый пандус из темноты ступила расплывчатая фигура, простые люди уже успокоились и были готовы ко всему. Ко всему кроме этого. К ним навстречу вышел маленький ребенок, любопытно сверкающий глазищами. На секунду мыслительная деятельность в ангаре полностью прекратилась, но неловкую паузу нарушил Вейдер. Даже неодаренные почуяли его недовольство, черная фигура рывком сократила расстояние, нависнув над хрупким тельцем, даже не дернувшимся, видимо, не осознав угрозы. Некоторые машинально потянулись к оружию, желая предотвратить катастрофу и защитить малыша, кто-то открыл рот, собираясь крикнуть "Беги!", но чувство самосохранения быстро вернуло контроль над телами, приморозив всех к полу. Одни прикрыли глаза, не желая наблюдать за разворачивающейся трагедией, другие наоборот напряглись и приготовились к неожиданностям, надеясь на чудо. Вот массивная рука, затянутая в черную перчатку, тянется к светлой макушке, приобретая какие-то инфернальные черты, выдох, искаженный вокодером, звучит особенно угрожающе... и лохматая голова дергается от легкого подзатыльника.
  - Сын! Ты опять в смазке? Выворачивай карманы!
  Мыслительная деятельность в ангаре прервалась еще раз. В повисшей ментальной и материальной тишине было слышно, как недовольно сопит малыш и упрямо мотает головой.
  - Ладно, - внезапная уступчивость ситха скидывает только начавшие появляться в пустых головах мысли куда-то в Силу, - Шатл обратно долетит?
  Яростный кивок.
  - Техники найдут, что ты открутил?
  Неопределенное движение рукой.
  - Тогда оставь себе... что там у тебя?
  Маленькая ручка юркнула в карман, а потом разжалась, показывая Главнокомандующему свое содержимое. Офицеры подавили в себе желание вытянуть шеи и привстать на носочки - им с такого ракурса ничего не было видно. А вот Вейдер явно все рассмотрел и остался доволен, хмыкнув:
  - Ну, могло быть и хуже...
  Дальнейшее для простых людей слилось во что-то неразборчивое, скорее всего, из-за слишком частых зависаний самих зрителей. Конечно, с Вейдером служили исключительно либо стрессоустойчивые личности, либо те, чьему рассудку уже ничем не повредишь, но за тридцать минут, столь щедрые на сюрпризы, никто просто не успел приспособиться. Сначала оказалось что вот это чудо - сын самого Главнокомандующего. Потом, что вопреки высокому статусу сопровождать чудо будет десяток каких-то тварей, гораздо лучше смотревшихся бы в свите ситха, два штурмовика и ни одного высокопоставленного офицера. Вообще Вейдер просто хотел узнать о том, что его отпрыск куда-то делся, сразу же, а не после того, как бледный до синевы военный поймет, что ведущиеся не один час поиски безуспешны и все же придется признаваться во всем начальству. И ведь наверняка отправит текстовое сообщение и застрелится, чтобы избегнуть справедливого наказания! Нет уж, остановить Аньяна никто не сможет, но клоны хотя бы выполнят все инструкции, а не попытаются импровизировать.
  Далее Вейдер лично провел сына по всем самым интересным местам корабля вроде оружейной или генераторов щитов и показал, на какие кнопки нажимать не надо, пообещав, что потом они вдвоем все понажимают. На этом знакомство экипажа с человеком, в существование которого некоторые до сих пор не поверили, периодически начиная то тереть глаза, то щипать себя за руку, закончилось. Ситх запер отпрыска в подготовленных для того апартаментах и врубил все их защитные системы. Зрители поняли, что цирк окончен, и начали расходиться.
  Вейдер, провожая пришибленных подчиненных, размышлял, чьей заслугой был текущий облик сына. По всему выходило, что без Палпатина здесь не обошлось, потому что в отношении внешнего вида Аньян был неприхотлив и иногда вообще забывал, что нужно носить обувь или майку. От температур защищали приемы Силы, стесняться было некого, так что спасибо, что к штанам приучили. Сейчас же все обстояло совсем иначе. Отросшие вьющиеся волосы находились в столь небрежном беспорядке, что страшно представить, сколько времени стилисты укладывали непослушные прядки, чтобы добиться ореола вокруг головы, но при этом не убить естественность. Одежда была нарочито простой, без модных в этом сезоне кружавчиков, и отвратительно светлой... если не считать пятен смазки. Вейдеру и самому было интересно, зачем учителю на своем личном шатле камеры в машинном отделении, так что нужно будет парочку забрать для разборки, но не исключено, что приборчики запрятали специально для того, чтобы чьи-то шаловливые ручки их нашли. Это добавляло мягкому образу живости, делая его не идеальным, а значит более близким простым к людям, как когда-то черная маска и измененный голос отдалили от простых смертных самого Лорда.
  Конечно, наведенный марафет продержится не долго, но первое впечатление уже создано. Маленький застенчивый мальчик рядом с грозным и подавляющим Главнокомандующим... а ну это все к ситху! Тем более, он сейчас это все и курирует, даже от экспериментов оторвался. Люди переварят новость и тонкие ручейки слухов поползут по планетам, выманивая врагов империи из нор. Сложный процесс, который почти невозможно контролировать... если ты не старый ситх, занимающийся политикой дольше, чем оба твои ученика живут. Иногда Палпатин допускал Вейдера до некоторых партий в собственной игре, чем начисто отбивал у последнего желание править. Слишком сложно, слишком грязно, слишком много других слишком... младший ситх любил движение, кровь поверженного врага на доспехах, вспышки лазера за бортом истребителя и миры, которые он еще в детстве поклялся себе посетить все до единого. В медитативной камере Вейдер чувствовал себя дроидом, на приемах во дворце - безмолвной статуей, и только среди пустоты, огня и металла забывалось горькое прошлое и тревожное будущее, побежденные ярким настоящим.
  Потому каждый занимался своим делом. Палпатин плел интриги и берег старые кости, Вейдер командовал войсками и не берег ни себя, ни других. Они прикрывали друг другу спины, понимая, что по одиночке будут раздавлены, но сейчас система, давно пришедшая в равновесие, угрожающе раскачивалась. Станет ли Аньян на освободившееся место или превратит дуэт в триаду, для ситха это было совершенно не важно, но не потому, что отец готов был уступить сыну, и не из-за чрезмерного доверия учителю. Просто родитель чувствовал то, в чем старый ситх еще сомневался. Этот ребенок не проявит талантов на политическом поприще, как не выйдет из него и хорошего полководца, нет. Его призвание в чем-то другом, в какой-то третьей сфере, к которой у обоих Лордов нет особых склонностей.
  Пока же требовалось подготовиться к нашествию недобитых джедаев. Не то, чтобы Вейдер жаждал их видеть, хотя размяться было бы неплохо. Просто в такие моменты хотелось посмотреть в глаза всему Совету Ордена и спросить, что они вообще понимают под покоем? Почему ситхи могли годами сидеть в своих лабораториях, вылезая только за дополнительным материалом для исследований, или заниматься своими делами, а те, кто называет себя джедаями, спать не могут, как хотят убить пару темных. Прячутся же они где-то, учеников наверняка растят, но нет, вечно где-нибудь засветятся со световым мечом наголо. И еще обижаются, что к ним трусливо подсылают убийц! Хотят, чтобы Вейдер бросал все и лично шел их убивать. А на ком тогда молодых натаскивать, Аньяна того же?
  На голокронах и дроидах далеко не уедешь, так что все теоретически живые светлые уже между неофитами Темной стороны поделены, осталось только найти. А Вейдер еще в первые годы чистки пар спустил, так что может парочкой жертв и поделиться. Нужно только выманить их и постараться живыми взять. А если кто-то до Аньяна своим ходом доберется, то даже хорошо будет, бой в реальных условиях без поблажек, еще и с желанием убить... если его вообще захотят убить. Вариант с перевербовкой тоже неплохой...
  Вейдер краем сознания заметил, как энергия сына двинулась в сторону камбуза и мысленно кивнул сам себе. В укутанных защитой в три слоя гостевых каютах было одно маленькое незащищенное окошко - технический тоннель для дроидов. Ребенок там как раз пролезет. А остальные пусть думают, что Вейдер все лично законопатил. Но ситх всегда считал, что лучшая защита - нападение, и ограничивать маневры отпрыска не собирался, только надеялся, что тот будет хорошо прятать трупы. Иногда чутье на опасность срабатывало у Аньяна чересчур хорошо, а находиться среди людей он еще не привык, и несколько слуг во дворце ощутили это на себе, хотя вообще находились на два этажа ниже. Только то, что Император сам заметил атаку в Силе, избавило СИБ от расследования серии загадочных смертей. Хотя сейчас мальчик контролирует себя в обществе гораздо лучше...
  Эхо двойной смерти донеслось до мостика.
  ... Нужно будет показать ему технический шлюз, ведущий в отсек для сжигания мусора, люди им не пользуются. А подумают все равно на ситха, так что репутация сына не пострадает.
  
  ***
  На ИЗР было много людей, но это фигня. Здесь было много дроидов, за которыми было весело гоняться без использования Силы, когда делать нечего. Руки чесались разобрать парочку торпед, но я сомневался, что смогу их собрать обратно, не оставив на полу лишних деталей, как это у нас с отцом бывало. Да и обидится еще за порчу боеприпаса, не даст пострелять из турболазеров линкора, что мне тогда, ждать совершеннолетия и клянчить на день рождения свой собственный? Не-е, мне такая махина не нужна, потому что к ней в комплекте идет такая толпа народа, что и захочешь, всех быстро не перебьешь.
  Вейдер был занят, Палпатин не собирался останавливать ради меня работу своего последнего аргумента в споре, так что график посещений у нас был плотный. В итоге я периодически лазал внутри стен корабля самостоятельно, периодически обнаруживая всякие интересные штуки типа бомб без детонаторов и некоторых важных частей. Видимо, безымянные диверсанты не успели их дособирать, не исключено, что из-за скоропостижной кончины. Были в разных укромных местах и запылившиеся инфокристаллы, и забытые кем-то инструменты, и даже несколько выводков пауков. Ох, и влетит техникам, отвечающим за обслуживание дроидов-уборщиков, когда я это все в отчет составлю! Но тут нужно понимать, что ИЗР только одним куском полтора километра, а вот если все переходы померить, то даже боюсь себе представить, какая выйдет суммарная площадь... не, не люблю большие корабли. Чуть свернул в технические отсеки и будто в парк большого города попал, пластиковые бутылки, окурки и фантики, только с поправкой на место и уровень развития.
  Хотя, постоянно пугать экипаж непонятно откуда звучащим звяканьем коробки с инструментами, которую отец любезно оставил в моей каюте, было нельзя. Нужно было выходить в люди, чтобы никто не подумал, будто отец все эти щиты дополнительные ставил не для того, чтобы защитить меня, а для того, чтоб я наружу не вылез. Первое время от штурмовиков-сопровождающих сбегать было глупо, заблужусь еще. Тут же если идти по прямой, а не лифтами пользоваться, можно промахнуться этажей так на тридцать, а потом еще и забрести куда-то не туда. Спасибо Силе, я мог найти живых и спросить у них дорогу, потому что при некоторой доле везения здесь можно было бродить не один день, не наткнувшись ни на кого живого.
  Поначалу, правда, народ от меня шарахался, видно, не оправившись еще от когнитивного диссонанса. Только повара снисходительно смотрели сверху вниз и сообщали, что Милорд им всем сообщил, чтобы мне больше килограмма сладкого в сутки не выдавали. Подлец! Он просто завидует! Не то, чтобы я был таким уж сладкоежкой, но на фоне рациона, состоящего попеременно то из свежепойманного и еще дергающегося мяса, то из безвкусной, но очень полезной лабораторной бурды, всякие овощи-фрукты или различные аналоги меда приятно выделялись вкусовыми качествами... так что да, я сладкоежка и горжусь этим. Но извести все запасы сахара на судне мне явно не дадут.
  Вторым на контакт решился какой-то вечно хмурый мужик. Сначала он робко мялся где-то в сторонке, следуя за мной в некотором отдалении и не решаясь подойти, но потом все же не выдержал. И даже конфету где-то достал, Великая Сила, это же подкуп в чистом виде... ладно, прогиб засчитан. Засовываю леденец в рот, пока никто не заметил и терпеливо жду, пока бравый СИБовец (маневры по скрытой слежке выполнялись им на пять с плюсом) соберется с мыслями. Человек присел на корточки и, тяжело вздохнув, поделился наболевшим:
  - После твоего появления на корабле стали пропадать люди. Случайно не знаешь, куда они делись?
  Хотелось уточнить дату исчезновения, чтобы сказать, через сколько их можно будет найти по запаху, но потом вспомнилось, что отец в ультимативной форме требовал валить все на него. Потому доверительно наклоняюсь к уху напрягшегося офицера и сообщаю великую тайну.
  - Папа волнуется, - я ему по комлинку тонко намекнул, что даю еще пару планет на подумать, и если он не оторвется от работы, начну разбирать найденные механизмы, не предусмотренные изначальной конструкцией корабля и уставом, самостоятельно. Мне их уже складывать некуда, а ведь еще даже половину не облазил...
  Безопасник передергивается. Видимо, представляет, чем это всем грозит, но берет себя в руки и продолжает допрос.
  - Еще куда-то делись дроиды.
  - А это уже я...
  Засек Силой какую-то ерунду на обшивке, но как-то у меня не получается пока хорошо чувствовать себя в вакууме, хотя теоретически это возможно, вот и пришлось реквизировать дополнительный реквизит, а вернуть как-то забыл. Да и нужны мне они еще...
  - Сэр, - внезапно вмешался в диалог один из клонов сопровождения, - Главнокомандующий временно изменил пункты устава, регламентирующие порядок действий при исчезновении членов экипажа или приписанного к кораблю оборудования. Этот допрос неправомерен...
  - Да я знаю, - офицер тяжело вздохнул, - Я лично доложу Лорду Вейдеру о том, что превысил свои полномочия, так что не беспокойтесь.
  Врет и не краснеет.
  - Ты же не выдашь меня, малыш?
  Было бы здорово, если бы сейчас откуда-то из-за угла вырулил Вейдер и многозначительно кашлянул, став у хитрожопого безопасника за спиной, но мы не в дешевом голофильме. К счастью, врать мне все равно не придется.
  - Не выдам, - клоны исправно держали запись в шлемах включенной и раз в сутки отправляли полную информацию о паре часов моих официальных прогулок напрямую родителю.
  Собственно, кроме рефлекторного убийства шпионов и предателей или поиска остатков их деятельности у меня была еще одна важная задача, эдакое домашнее задание. Сочинение на тему "Как я провел время на имперском ИЗР". Палпатин считал, что свежий взгляд постороннего человека может выявить новые проблемы или помочь в решении старых, потому что пока вся мощь имперской военной машины поражала своим величием и бестолковостью. Конечно, в отличие от павшей Республики эта мощь хотя бы была, что являлось огромным достижением, но работать здесь предстояло долго и упорно.
  Малый процент толковых военных тонким строем размазывался по Галактике, удерживая массив менее толковых а то и откровенно тупых военных от деградации до толпы вооруженных мужиков. Периодически Вейдер выдергивал из этого рваного полотна кого получше, надеясь за несколько десятков лет набрать полноценную команду первоклассных специалистов, способных нормально реформировать вооруженные силы, но процесс был крайне медленным. Теоретически, имеющихся сейчас на службе гениальных и просто умных людей должно было хватить для этой эпической цели, но проблема была в том, что на них-то все и держалось, так что, собрав в кулак лучшие умы, Империя рисковала просрать то, что собиралась реформировать, все же процесс это не мгновенный.
  И, что самое печальное, оба ситха были здесь бессильны, никакая Сила не могла дать подданным мозги. И Избранный, непосредственно контактирующий с самой буйной и чаще всего вооруженной частью толпы, ощущал проблему гораздо глубже, хотя Палпатин периодически тоже шептал что-то, похожее на "Сила, убей идиотов...". Наверно, это было обидно, пахать, как проклятым, периодически срываясь в удушение или молнии, поселиться на собственном рабочем месте... и ничего. Подумаешь, преступность упала на 1% или ВВП на столько же поднялось. Нет, умом-то понимаешь, что вообще это круто, но глаза результата не видят. Я бы на их месте либо бросил все, либо устроил массовый геноцид, но это же ситхи, свобода воли и все такое. Не мешайте нам портить себе жизнь, как говорится.
  Конкретно Вейдер, судя по увиденному, болтался, по всей Галактике, как белка в миксере, из конца в конец, от одного восстания к другому, без перерыва, зато с резкими зигзами и кульбитами - дополнительные приказы нагоняли флот чуть ли не в гипере. Не успеет навести порядок, как присланный из столицы офицер опять ввергнет все в хаос. А потом застрелится, оставив после себя кучу неприятностей или того лучше - запросит помощи и Палач Императора опять придет карать. И уже не хочется проявлять ни находчивость, ни понимание, черный плащ тяжелеет от крови, а визоры маски смотрят на любую трагедию с усталым равнодушием, потому что видевший все грани горя не одну тысячу раз, уже и забыл, что он человек и может чувствовать. Что при виде этого всего вообще что-то нужно чувствовать. Притом эта черта пусть и была доведена Дартом Вейдером почти до абсолюта, изначально зародилась еще в Энакине Скайуокере на Клонической войне. Имеющий глубокую связь с Силой, но не умеющий полноценно закрываться, джедаи просто не могли подготовить своего Избранного к ощущению гаснущих жизней в таком количестве.
  В итоге к моменту, когда Палпатин раскрылся, юное дарование отнеслось к идее империи весьма благосклонно. Война меняет. А военные склонны к выстраиванию иерархии и диктатуре. Вообще, по-моему, не бросить гиблое дело по улучшению Империи Вейдеру не дает никуда не девшееся Скайуокероское упрямство (в ситхе от Энакина больше, чем он сам считает) и память о том, что в Республике было еще хуже. К клонам Скайоукер проявлял уникальную для ВАР заботу и внимание, старался вникнуть в проблемы каждого солдата и помочь, обращался только по именам, никогда не используя официальный номер.... И, разумеется, боролся за каждого солдата, берег каждую жизнь. А потом устал и стал ситхом. Очень лютым ситхом, который вот-вот скатится в депрессию...
  М-да, помедитировал в отцовской камере, называется. Эдак скоро у него любимый приказ станет "Расстрелять!".
  - Сын! Что ты здесь делаешь?
  Ага, а вот и наш опаздун. Сказал, что через пару часов освободится, а в итоге прошлялся на какой-то планете несколько суток, закоптился, устал и повредил костюм. Отлично, значит сильно сопротивляться не должен. Приступим к экстренной релаксации...
  - Тебя жду.
  
  ***
  У Вейдера была уважительная причина избегать Аньяна на собственном корабле. Сына всегда интересовало, что у отца под броней. Сначала это было банальное любопытство, потом профессиональный интерес, но пока ребенок был маленьким, его пожелания можно было игнорировать. К тому же после углубленных занятий медициной юный натуралист признал, что на данный момент его квалификация недостаточна, но теперь ситуация несколько изменилась. Правда, дверь из каюты не была заблокирована, видимо, сын еще не начал взламывать системы корабля, так что можно еще отступить.
  Однако, Темный Лорд недооценил своего потомка. У Аньяна был план, он как-то странно напрягся и... заревел.
  Стоит отметить, что это тело плакало впервые в жизни. До зарождения Сознания оно максимум невнятно хныкало, а после использовало слезные железы только по прямому назначению - для дополнительного промывания глаз при попадании туда соринок и мелкого мусора. О том, что слезы - необходимый элемент различных манипуляций окружающими, Аньян узнал из книг по психологии, а понял, как такое может быть, и вовсе лишь после слияния с памятью попаданца. Зато сейчас внезапный ход серьезно озадачил Вейдера, который истерик не закатывал лет с трех и уже как-то подзабыл, что в таких случаях требуется делать, если вообще знал. Ситуация неприятно напомнила об Амидале, которая пусть редко, но все же могла всплакнуть толи от горя, толи от счастья на плече мужа.
  Тело, раньше разума вспомнившее давний навык, нерешительно шагнуло вперед, собираясь обнять и утешить... но споткнулось от прострелившей грудь боли и пошатнулось под тревожный писк костюма жизнеобеспечения. Чужие руки подхватили не успевшего впасть в ярость Лорда и помогли добраться до камеры. Через минуту Вейдер уже сидел в ней, пытаясь отдышаться, и мысленно отвешивал себе подзатыльники. Эта атака была предсказуема, более того, подготовка к ней велась открыто, потому к моменту, когда Аньян решил действовать, он банально забыл про брешь в своей защите.
  Избранный и раньше собственной энергетикой частично гасил направленные на себя Силовые техники. Он легче переносил молнии, мог рассеять толчок, а слабых ментальных приемов и вовсе не замечал. Вейдер же ко всему этому добавил постоянную напитку тела Силой, что не только укрепляло и усиливало тело, но и защищало от дистанционного сканирования. Потому-то Аньян и не мог издалека заглянуть внутрь организма родителя. Зато он мог часами ковыряться в природных и искусственных щитах, чрезвычайно забавляя этим младшего ситха... до сегодняшнего момента. Вейдер уже представлял, как Император откинется на спинку трона и начнет нудеть, что предупреждал - Аньян слабо подвержен влиянию эмоций и если уж ковырял защиту, то совсем не из праздного любопытства. В сфере начавших раскрываться способностей сына текущее положение дел было тревожным.
  Изначально Вейдер не понимал, почему учитель внезапно изменил свое мнение и понизил приоритет столь любимых старым ситхом гуманитарных наук в обучении тогда еще безликого эксперимента, хотя и был этому рад. Теперь же было ясно, что Палпатин предположил, а может и предвидел один неочевидный итог развития уже имевшихся у Аньяна склонностей. То, чего редкие Мастера добивались тяжелым трудом и тренировками, досталось сыну практически даром, оставалось лишь подтолкнуть общее развитие в нужном направлении. Вес, размер, расстояние, время - для Силы все это не имело значения. Зато это имело значение для управляющего Силой сознания. Теоретически, одаренный мог кастовать любую технику на любом расстоянии от себя, на практике лишенный любых ментальных барьеров и чрезвычайно чувствительный Аньян мог точечно короткими импульсами воздействовать на реальность в радиусе тридцати метров - невероятный результат для обычного джедая, и лишь первая ступенька на лестнице, по которой ведет свой инструмент Палпатин.
  Сейчас перед Вейдером стоял будущий мастер несчастных случаев. Если учесть, чья рука будет направлять этот смертоносный инструмент, очень несчастных. Все шутки СИБ об упавших с лестницы и свернувших шею, поперхнувшихся вином насмерть или скончавшихся от внезапно обострившейся хронической болезни вскоре должны были стать реальностью. Раньше Аньян контактировал только с дикими животными и, не имея причин сдерживаться, прекрасно отточил навык дистанционного убийства. Зачем подпускать хищника в ближний бой, если тот стар и давно мучается больным сердцем? Теперь же, находясь на корабле, где смертность среди экипажа и так повышена, сын тренировался контролировать себя и действовать избирательно. Джедаи наверно в Силе вертятся, наблюдая, как веками нарабатываемыми техниками, направленными на исцеление, кто-то небрежно гасит чужие жизни.
  К счастью, одаренных таким слабым воздействием не проймешь. Вейдер не станет пренебрегать опасностью, исходящей от сына, и на ближайшей медитации не только тщательно укрепит все щиты, но и парочку новых повесит, а то что-то расслабился он в последнее время без схваток с джедаями...
  - Сам разденешься или помочь?
  ... но сначала следует удовлетворить желания сына, пока он не придумал еще что-нибудь. Напугать ребенка внешним видом было сложно, некоторые пособия для его практических занятий выглядели гораздо хуже, так что внеплановый осмотр должен был быть неприятным, но не более.
  - Сам.
  Под пристальным взглядом сына не было неуютно. Тот опять начал расплываться в Силе, что позволяло сознанию, если не сосредотачиваться на объекте, воспринимать его частью интерьера. Да и изначальным планам ситха это не противоречило. Он хотел медитировать? Так одно другому не мешает, Аньян пусть смотрит, если так хочется, а Вейдер займется своими делами. В последнем рейде наловили пучок мятежников, нужно собраться перед их допросом, а то опять передохнут и на Кессель некого отправлять будет.
  - Хм... - чужие пальцы вошли в стык между настоящей кожей и искусственной, будто эта рана не заросла, и, подцепив край чужеродного материала, оторвали тонкую пленку от мышц. Вейдер дернулся от неожиданной боли - искусственная кожа малочувствительна, но вот под ней все было вполне родным, живым и нежным. Кровь из оголившегося мяса не текла, но все равно неприятно.
  - Ты что творишь?! - темная энергия вышла толчком Силы, но сын только покачнулся, успев поставить блок.
  - Ты мне здесь нужен. Помогать будешь.
  - Чем? - Темный Лорд по первости изучил не мало голокронов и свитков, посвященных исцелению и воскрешению, но, то ли он делал что-то не так, то ли информация была с подвохом, значительных успехов на этом поприще не наблюдалось. Для полноценных же исследований не было ни времени, ни подходящей базы. Если для практики в простом заживлении ран требовался только пациент, то для полноценных работ с жизнью - огромные лаборатории, подобные тем, что Император модернизировал на Камино, и это наверняка только краешек истинного размаха инициированной им научной деятельности. А еще требовалась практика, не сухие строки отчетов древних ученых и разжевывание наставлений призраков, а собственноручно наработанные навыки. Путь от простого к сложному, на котором ученик своими глазами увидит множество нюансов, описать которые словами физически невозможно. А как тут тратить на чье-то лечение подходящую по спектру энергию, если она вся на себя уходит?
  Если бы джедай-Энакин не маялся дурью, бравируя силой техник и мастерством фехтования, а изучал столь тонкие аспекты владения Силой... но нет, слишком молод и горяч он был, только корабли и драки в голове. Потом любовь, подарившая ощущение крыльев за спиной и ложной неуязвимости, и война, добавившая в черно-белый мир цвета крови и пепла. Вот и выходит, что в почти идеальных условиях Избранный учился не тому и не у тех, но узнал об этом, как это обычно и бывает, слишком поздно. Теперь Вейдер вынужден был ползти по заросшей дороге, хотя раньше мог бы пробежать по расчищенному тракту.
  - Ничего сложного. Знаешь же, по каким планетам меня мотало, надыбал там пару кусков очень сильного колдунства.
  Вейдер привычно закатил глаза, услышав в речи сына новое исковерканное слово. Помниться, поначалу Палпатина, как оратора, радовали сочные и яркие обороты, составленные не по правилам лингвистики в угоду эмоциональности и живости речи. А вот Дарта Сидиуса, как параноика, беспокоило, откуда эксперимент, к которому имеет доступ столь мало живых, знает слова, характерные больше для среды мелких мафиози и прочего необразованного быдла. Сначала грешили на Фетта, но после дополнительного расследования вынуждены были признать, что объект играется с приставками, суффиксами и прочими фразеологизмами исключительно по собственной инициативе. Ну, нравится ему так. Перед наемником пришлось извиняться, к счастью, он был не обидчив и взял деньгами.
  - Хорошо, что нужно делать? - улучшить свое состояние было бы неплохо.
  - Я на тебе пару знаков нанесу, для начала, на исцеление участка кожи и мышц, чтоб посмотреть, как пойдет. Нужно напитать их Силой и держать так все время.
  - А если концентрацию потеряю?
  - Не знаю, распидарасит скорее всего...
  
  ***
  Изучение эффекта плацебо. Объект - Темный Лорд. Нет, ну а что? Я тут подборку сделал по возможностям Силы, так одаренные в один голос пели, мол, сознание определяет бытие, границы в нас самих, а Сила всемогуща и все такое. Но согласитесь, сложно поверить, что у тебя отрастет рука или нога, если ты ее не видел лет десять и уже забыл, как она вообще выглядела. Та же ерунда с большинством повреждений отца, он помнит, как медленно поджаривался до хрустящей корочки, как его тыкали иголками и резали скальпелями. Незабываемые ощущения, как говорится. Плюс периодически повторяющиеся кошмары-воспоминания, и в итоге самый простой и эффективный способ самолечения всех одаренных не медиков ему не подходит.
  Логично было бы предположить, что Избранный уж как-нибудь сможет изучить стандартные методы и применять их, но я тут прикинул, сколько на это уйдет энергии и, что самое главное, времени, и пришел к выводу, что отец скорее сдохнет своим ходом от старости. Проблема была в том, что при таких повреждениях не живут даже в Далекой-далекой. Даже ситхи. Вывод - все, что Вейдер может потратить на лечение, он на него тратит, и больше выдавить из себя и Силы вряд ли сможет. И вот тут-то вырисовывается последняя проблема, окончательно поставившая крест на нормальных путях исцеления. Хотя да, Избранный и нормальность, о чем это я?
  Дело в том, что энергия одаренных, да и просто любых объектов уникальна по своим качествам, пресловутый личный отпечаток в Силе. И я не говорю про плотность/густоту, их можно менять по своему желанию. Скорее это походило на стихии, типа, вода подпитывает дерево, но гасит огонь. Так и тут, кому-то просто сама Сила велела заниматься артефактами, а кто-то по жизни имеет такие щиты, что хотелось бы даже их как-то ослабить, а то лечебные техники не проходят. Последний-то случай и был у Вейдера, так что никто посторонний ему помочь просто не мог. Нет, теоретически можно найти одаренного, чья энергетика взаимодействует с энергетикой отца, эдакие две половинки. История знала немало случаев, когда на какой-нибудь уверовавший в свою неуязвимость болт находилась своя гайка с нужной резьбой, иногда даже недоучка. После закономерного эпичного поражения могучего воина в таких случаях окружающие качали головами и говорили что-то про веления Силы. Не знаю, по-моему, просто не надо кидаться на кого ни попадя с мечом.
  Так вот, Император, конечно, велик и могуч, но энергетику своего ученика не продавил, но не потому, что не смог бы этого сделать, а потому, что это вредно для здоровья подавляемого. Учитывая здоровье последнего, это серьезный аргумент в вопросе "делать или не делать". Я поступил иначе и сделал для себя лазейку в защите отца, но прием был одноразовый и для полноценной работы с чужим организмом не годился. Мне вообще удалось это провернуть из-за кровного родства, по-родственному, так сказать. И делалось все не столько для маленькой диверсии, сколько для того, чтобы глянуть, на сколько все плохо внутри. Что я могу сказать? Плохо, оно и в ситхе плохо.
  Но раз кто-то третий не может вылечить Вейдера, тот должен потрудиться самостоятельно. И вот тут мы возвращаемся к тому, что все силы он тратит на то, чтобы не дать своему состоянию ухудшиться. То есть, целебная энергия уже есть, нужно ее только перераспределить. Сейчас она сконцентрирована в самых пострадавших местах и если они не зажили, значит ее недостаточно. Чтобы она появилась, нужно, условно говоря, снять часть задач с процессора, потому что на каждое неопасное повреждение тратится крупица Силы, но повреждений этих столько, что в сумме на них уходит минимум треть общего объема. Будем надеяться, что такие размышления не далеки от истины...
  Итак, мне нужно увеличить концентрацию Силы на каком-нибудь участке чужого организма, но сильно небольшом, чтобы падение напряжения на других направлениях было некритично. Для этого нужно обратить туда внимание одаренного. Но постоянно помнить, что заветное место размером с три ногтя находится точно напротив центра десятого сверху позвонка довольно сложно, так что нужно, чтобы оно чем-то отличалось. К примеру, было разрисовано замысловатым узором. А если этот узор из-за химического состава краски еще и жечь будет первое время, то вообще замечательно.
  День первый - Вейдер пытается рассмотреть рисунок на спине, но обнаруживает, что шея настолько не поворачивается, а опускаться до беганья по чужим каютам в поисках зеркал как-то несолидно.
  День второй - Вейдер соединил камеру с проектором и обнаружил, что рисунок находится под искусственной кожей, которую я пока не срезал.
  День третий - Вейдер довел до икоты корабельных медиков, но таки стряс с них сканер-анализатор. Неужели до сих пор жжется?
  День четвертый - Вейдер пытался почесать спину и вывихнул бы себе руку, если бы она не была протезом. После снятия наплечников таки почесал, молодец какой.
  День пятый - Вейдер гоняется за мной по всему кораблю, но не может пролезть там, где я могу срезать. Делать ему что ли нечего?
  День шестой - я спрятался на складе с сухпайком. Надкусил ради интереса один и понял, из чего бодяжат витаминный коктейль. На вкус один в один, так же отвратительно.
  День седьмой - Вейдер уже откровенно плюет на задания Палпатина, все запасы не запакованного в герметичные пакеты сладкого стащены в его каюту, так что отец туда уже не помещается и дремлет прямо на мостике. Ничего, потерплю без десерта. Кажется, команда корабля начинает волноваться.
  День восьмой - офицеры шепотом спрашивают друг у друга, когда меня последний раз видели. Кто-то уже морально готов дезертировать, к счастью, мы пока в гипере. Вейдер дозрел и заперся в каюте, выкинув ящики с сахором в коридор, пытается медитировать.
  День десятый...
  - Открывай, хатт, ситх пришел*, - стучу в стенку камеры для медитаций. Створки медленно открываются, и на меня обрушивается давление раздраженного Темного Лорда.
  - У меня спина чешется.
  - Так почеши, я тебе самодельную граблю с регулируемой длинной ручки еще на четвертый день передал.
  - Пробовал, у искусственной кожи чувствительность никакая, - и показывает мне спину, на которой все в полосах, как от бурной ночи с кошкой.
  - Чем это ты себя? - захожу и закрываю камеру, а то этот страдалец, похоже, от возмущения забыл, что легкие мы ему еще не лечили.
  - Дроида попросил.
  - Ремонтника?
  - Медицинского.
  - Надо было протокольного, у них манипуляторы нежнее, без встроенных иголок. А вообще у приличного Темного Лорда для этих целей должен быть гарем рабынь. Во времена Ревана ситхи так и делали.
  - Одна половина, а вторая пользовала своих учениц.
  - Вот и бери пример с умных людей, как минимум, массаж девушки делают лучше любых дроидов. Язык им можно отрезать, хотя лучше голосовые связки вынуть, мозги Сидиус пропесочит ради такого дела...
  - Можно подумать, я прикосновения почувствую. Лучше скажи, что там со спиной?
  - Участок кожи и мышц почти восстановился, но, так как искусственный слой я не снял, то от недостатка свободной циркуляции влаги и воздуха он чесался постоянно, а чтобы его почесать, нужно было этот слой содрать.
  Вообще спина отца навевала мысли о пролежнях. Об одном большом пролежне во всю спину. Когда мягкие ткани разрушены до такой степени, что в образовавшуюся дыру поместится кулак, заживить рану почти нереально. Даже в случае, когда какой-нибудь вивисектор оттяпал пару кусков вырезки, проще - там срезы более-менее ровные и повреждения на одной глубине. Мышцы обычно идут слоями и если потянуть на себя и подрезать в нужных местах, можно вообще одним движением целый пласт вынуть, по крайней мере, с животными такой трюк получался без проблем. А тут местами жар оставил бугры плоти, которые по каким-то причинам почти не пострадали, если с остальным сравнивать, где-то, видно, лежало несколько кусков чего-то раскаленного, и оно попыталось прожечь тело насквозь, сделав несколько своеобразных туннелей. Где-то кости оплавились, и их пришлось обрезать, а потом укреплять металлом, где-то огонь прошел между элементами скелета, не особо повредив его части, зато начисто уничтожив сложную систему мышц и сухожилий, приводящих все это в движение.
  В итоге сейчас мы имели один маленький кусок здоровых мышц, которым крепиться, по сути, было не к чему. То есть, поверх костей недостает нескольких миллиметров, и еще можно как-то их прикрыть своей кожей, но между ребрами или с боков счет шел на полноценные сантиметры. Неделя на три квадратных сантиметра здорового участка, умножить на площадь спины и удвоить, чтобы с запасом времени хватило, хотя процесс по идее должен постепенно ускоряться...
  - Что ж ты здоровый-то такой?
  - Каши много кушал.
  - Пф, еще скажи, наставников слушался... Тяжело было подпитку держать?
  - Да не очень.
  - Тогда попробую увеличить зону охвата, а то мы с тобой до второго прихода Ревана провозимся.
  - Хорошо, - легкое недовольство.
  - Тебе еще повезло, что я могу лишнюю искусственную кожу срезать, а остальное с восстановившимся местом соединять, иначе бегал бы каждую неделю на операцию.
  - Мне вообще по жизни везет.
  - Ну, учитывая твое досье, ты должен был еще на гонках на Татуине разбиться насмерть, а уж на войне Клонов... так что да, везет.
  - Вообще-то это был сарказм.
  - А вот не надо ментальные щиты мне тут ставить.
  - А не обнаглел ли ты, сын?
  - Я ситх, мне можно.
  - Учитель думает, что джедай.
  - Ой, деда вообще по жизни слишком много думает.
  - Деда? - веселый фырк, - Ты ему это не скажи, а то можешь и не убежать.
  - Обижаешь. У него окна во всю стену, выпрыгнуть всегда успею...
  - Ну-ну...
  - Так, тут закончил. Теперь твоя очередь выкручиваться.
  - По поводу?
  - Ну, я ж не бездельем маялся, пока от тебя бегал, проанализировал кое-что...
  Вообще из-за обновляющегося досье мне даже информацию искать не пришлось. Собрал координаты всех планет, которые с миротворческой миссией посещал отец, рассортировал по датам, наложил на карту Галактики... и оказалось, что какая-то падла по спирали (если включить фантазию, получившаяся фигура походила именно на нее с некоторыми огрехами) оттягивала самую боеспособную часть флота от миров ядра. Ну, или отец успешно навел порядок в центре Империи и его посылали на окраины, где пока властвовала анархия. Было еще пару десятков менее вероятных теорий, в том числе и махинации Палпатина, Вейдера или их обоих, но в любом случае сам я пока решить эту задачу не мог. К тому же изначально это все затевалось, чтобы убедиться, что на благополучные планеты младшего ситха не посылали и ему нужен отпуск, так что разгадка обнаруженных закономерностей меня особо не беспокоила.
  
  *не помню, где читала, но вроде ситхи периодически сокращают поголовье этих червяков чисто из любви к искусству и нелюбви к тем, кто нарушает законы их свежесозданной Империи. В вуки этого нет, но звучит логично, так что пусть будет.
  
  ***
  Палпатин задумчиво листал отчеты Аньяна. Эксперимент должен был докладывать о вопросах, возникших в процессе знакомства с реальностью, и мыслях, приведших к этим вопросам. После разговора о сторонах Силы к наполовину философским размышлениям наполовину аналитическим сводкам добавились еще и очевидные выводы на выбор автора. Это позволяло не лазать постоянно к ребенку в голову, в открытом для проникновения сознании появились некие плавающие конструкции, которые даже мастер заметит в последний момент, к счастью, пока не летальные. Если учесть, что информации от проникновений почти не было с самого начала, а скрывать мысли или подобно придворным маскировать их под кружевом слов Аньян не считал нужным, его голову Палпатин посещал исключительно из научного интереса.
  Вторым плюсом таких отчетов был свежий взгляд на вещи. Кому, как не опытному политику знать, как часто мы принимаем чужие мысли и идеи за свои? Как часто верим "надежным" источникам информации или "собственноручно" сделанным выводам, не замечая, как кто-то направляет нас по нужному ему курсу. И этого никак не избежать, подобно Силе, наполняющей всю Галактику, тонкие нити чужих манипуляций тянутся из конца в конец, сплетаясь в гигантскую паутину, выбраться за пределы которой очень сложно. Если Вейдеру снились кошмары о Мустафаре, то Сидиусу не давали спать мысли о том, что он окажется чьей-то марионеткой. Ситх смел надеяться, что уж он-то не Орден джедаев и чужую волю заметит, но оставалась Империя, которая все еще бурлила после смены политического режима, медленно и печально пытаясь сложить из остатков нежизнеспособной Республики что-нибудь если не приличное, то хотя бы не разваливающееся на глазах.
  Изоляция. Когда поток входящей информации с личным окрасом настолько мал, что им можно пренебречь или сделать поправку. Аньян вообще чужие слова записывал цитатами, благо, память позволяла, так что заметить чужеродные вкрапления мог любой. Изначально это делалось для того, чтобы обуреваемый страстями молодой ситх не подцепил где-нибудь лишних эмоциональных триггеров, но и с джедаем вышло не плохо. Беспристрастный анализ. Когда выяснилось, что в результате эксперимента появился не ситх, а истинный джедай, подборку литературы пришлось кардинально менять. Это спровоцировало появление у подопытного устойчивого собственного мнения и системы ценностей, что было довольно опасно, зато со временем тот научился буквально чуять любые противоречия и нестыковки в предоставленных данных. Риторика. Палпатин не пожалел собственного времени, лично проводя мастер-класс игры словами, выворачивая безобидные факты наизнанку, играя на полутонах и превращая трагедии в фарс. Конечно, это сужало количество способов манипуляции создающимся оружием, но теперь не всякая чужая рука могла хотя бы примериться к рукоятке клинка, не говоря уже о полноценном фехтовании. К тому же сам Аньян хоть и сделал из этого какие-то выводы, полноценным оратором не стал, так что конкуренции на этом поприще от него можно было не ждать еще долгие годы.
  Зато сейчас ситх мог применять одну из заложенных в подчиненного функций, пусть и с некоторыми оговорками. Мальчик еще не познал суть информационного коллапса, называемого Голонетом, делая там лишь первые шаги. Не проник в глубины отчаяния, когда из тысяч статей велеречивых журналистов требуется составить точную картину произошедших событий. Не ощутил бессилие, осознавая, сколь велик мир и как трудно быть в курсе всех его дел. Интересно, не получится ли в итоге из истинного джедая истинный ситх? Палпатин был бы горд приложить руку к появлению такого чуда. Проанализировав, насколько его воспитанник отличается от называвших себя джедаями, он вполне допускал, что тоже может оказаться не ситхом, а просто скромным Темным Лордом. Тем интереснее было бы взглянуть на эталон...
  Но падение Аньяна вряд ли произойдет в ближайшее время. Кажется, когда обучение еще было ориентировано на темного, которому требовалось показать, сколь лжив и несовершенен мир и обитающие в нем, они несколько перестарались. Подопытный проблему осознал, принял к сведению и решил, что на все воля Силы, каждая грань жизни, хорошая или плохая, имеет право на существование. Другой вопрос, что мазохистом он все же не был и радости от прилетевшего с какого-нибудь рабского рынка на другом конце Галактики отчаяния не испытывал, пусть и не огорчался сильно, привычно отмахиваясь от негатива, а потому это можно было использовать для улучшения дел в Империи. Вопреки всему размышления некоторых о том, что полностью следующий кодексу джедай абсолютно равнодушно будет проходить мимо избивающих старушку подростков, были не верны. Он ощутит боль старушки и азарт малолетних гопников, как свои собственные, воспримет происходящее, как должное... и уберет тот из источников возмущений в Силе, который ему больше не понравится. Если захочет выбирать, конечно. И что-то подсказывало Палпатину, что при наличии времени и желания истинный джедай прикончит обе стороны, потому что старушка побоев не вынесет и скончается в мучениях, так что лучше подарить ей легкую смерть.
  Вообще рассуждения о том, что сделает или не сделает Аньян в спорной с точки зрения общественной морали ситуации, изрядно развлекали Палпатина. Это было не хуже той разминки для мозгов, которую устраивал Траун, увлеченно рассказывая о чайном сервизе - к его приходу Император каждый раз приказывал достать что-нибудь новенькое. Еще был Айсард с последними сводками из того дурдома, который находится за стенами уютного кабинета ситха. Трашта проблем не создавал, не считая готовящегося заговора, зато его подчиненные - кадеты Имперских военных академий радовали не только количеством, но иногда и качеством проделок. Хетрир съезжал с катушек после того, как у них с женой (не слабых одаренных) родился совершенно бесперспективный в плане Силы сын, и с горя (или на радостях за девять месяцев до самого большого разочарования в своей жизни?) расстрелял свою родную планету. Хуже Вейдера, честное слово. Наверно, известие о том, что у Темного Лорда ребенок получился с нужным уровнем мидихлориан, окончательно доконает ситха, и можно будет понаблюдать за этим интереснейшим явлением. Внимания к себе требовали кандидаты в Руки и многочисленные эксперименты, некоторые из которых после того, как Аньян доказал свою полезность, превратились из потенциальных учеников в контрольную группу. А Сейт Пестаж просто шикарно играл в шахматы...
  Возможно, кого-то такая толпа неординарных личностей с неординарными проблемами и триллионы вполне обычных подданных, доставляющих проблем втрое больше, зато вполне стандартных, отпугнула бы. Но Палпатин получал истинное удовольствие от копошения во всей этой биомассе, хотя иногда и хотел на пару месяцев уехать куда-нибудь в лаборатории или на Коррибан и заняться познанием Силы. Увы, один из ключевых моментов одного из многослойных планов неумолимо приближался, требовалось держать руку на пульсе. Айсард уже снял пенку самых нетерпеливых связных в чужих шпионских сетях, которые всполошились от появления слухов о сыне Вейдера, но самый кипеш начнется через месяц. Будет глупо поднять такую волну и не оседлать ее из-за потакания собственным желаниям.
  
  ***
  - ... Так же в такую знаменательную дату, как День Рождения Империи, у одного моего дорогого друга и верного соратника появилось сокровище, которым сегодня он все же решился поделиться с нами. Поприветствуем же Аньяна, сына Вейдера!
  Дамы и кавалеры чинно захлопали, пытаясь не слишком тянуть шеи. Маленький мальчик робко выглядывал из-за спины своего одиозного родителя и подходить к чужим явно не собирался.
  - Сегодня верный сын Империи впервые вышел в свет, так что будем снисходительны к нему... и к родительским инстинктам его отца.
  Из зала послышались тихие смешки, но некоторые все же сделали невольный шажок назад. Если раньше во время приемов Темный Лорд стоял за троном Императора и почти не шевелился, то сейчас черная фигура только за последние несколько минут уже повернула пару раз голову, осматривая толпу. А видевшие, как Вейдер идет в атаку, почувствовали некоторый дискомфорт, потому что помнили это чувство давления и легкого покалывания от нарастающей опасности. Предчувствие вероятной бойни повисло над залом легкой дымкой беспокойства. Оружие сюда проносить было нельзя никому, кроме гвардейцев, за чем тщательно следили, но ситх сам по себе был оружием и мог справиться голыми руками с вуки без особых проблем. Если уж Трашта своими протезами рвал боевых дроидов в рукопашной, то ситху сама Сила велела делать это раз в десять быстрее и эффективнее...
  Я дождался, пока народ возьмет себя в руки, поумерит любопытство из чувства самосохранения и рассосется по залу. Такая толпа нервировала, конечно, на космическом корабле их было больше, но рассредоточенных по большему объему, так что привыкнуть было проще - в некоторых лесах, где проходили уроки выживания, живности тоже было не мало. А тут... они все смотрели, я это чувствовал и радовался, что не умею читать мысли. Мне и эмофона хватало.
  Увы, провести весь вечер за широкой отцовской спиной, вырезая из его плаща сердечки, не представлялось возможным. Пришлось бочком вдоль стеночки просачиваться ближе к основному месту действия. Вейдер по плану тоже примостится где-нибудь в уголочке, чтобы не нагнетать атмосферу, кружа среди полуобморочных дамочек и стремительно теряющих при его приближении лоск кавалеров, праздник все же. Если что, позвать его можно, но лучше звать ногри. Они тоже страшные, но не настолько.
  Вообще с моими ручными нюхачами с учетом поступившей из Голонета информации вышло забавно. На данный момент придумано множество видов очистителей, убирающих грязь с тела посредством различных волн, излучений, вибраций и даже особых нано-дронов. Последние были разработаны относительно недавно, несколько сотен лет назад, и не смогли значительно повлиять на рынок средств личной гигиены - самым дорогим и элитным моющим средством считалась вода. Старый, как мир, душ, установленный на космическом корабле, прилично увеличивал стоимость простейших корыт с болтами, конечно, если работал. И это давало мне неоспоримое преимущество.
  Большинство очистителей практически дезинфицировали залезшую в них тушку, лишая ее не только посторонних запахов, но и множества бактерий, но мы же в приличном обществе! Здесь все принимают ванны, больше похожие на продвинутые бассейны, что, безусловно, круто, но при хорошем обонянии роли не играет. К тому же, учитывая нелюбовь Императора к нелюдям, считалось хорошим тоном надушиться благовониями перед мероприятием, чтобы сделать пребывание здесь редких алиенов максимально некомфортным. Но ногри только прочихались и теперь рыскали по залу, без труда ориентируясь в какофонии чрезвычайно стойких ароматов. То, что для человека было легким флером непонятно чего, для них являлось картой отношений, кто кого коснулся и сколько времени они простояли рядом, кому пожали руку, кого похлопали по плечу, обменялись ли вещами, проронив лишь пару незначительных слов, или долго торчали на одном из балконов...
  Конечно, нужно будет еще разработать систему обозначений, отсортировать запахи по степени важности, прикинуть, кто тут союзник, а кто не очень, но процесс пошел. Правда, чтобы все это сделать, надо и самому всех хорошенько рассмотреть, да отпечатки в Силе запомнить, а то сообщат что интересное про какую-нибудь даму в шляпке, а я ее вообще не заметил. Надо. Надо вылезать к людям из уютной ниши.
  
  Палпатин с интересом наблюдал, как воспитанник щемится вдоль стеночки, примериваясь, с какой стороны нырнуть в толпу, и тихо посмеивался. Здесь было достаточно тех, кто смог оценить смертельную грацию ребенка, и они как-то перехотели подходить к тому поближе. Остальные чуяли, что что-то не так, но отсутствие нужных знаний и опыта не давало им понять, что именно. К счастью, никто и не ожидал иного, многие помнили или читали о почти сказочных способностях джедаев, но никто кроме самих одаренных не знал, сколько тренировок предшествовало первым осознанным проявлениям Силы. Для обывателей все эти невозможные прыжки или отбивание выстрелов были не наградой за труд, а свойством, доступным по умолчанию неким существам, по какой-то прихоти натянувшим шкуры людей, забраков, твилекк и прочих нормальных разумных.
  Вот Аньян замечает знакомое лицо, нерешительно замирает... и бросается вперед, но на полпути озадаченно замирает. Вейдер беспокойно дергается, что-то почувствовав по родственной связи. Ох, как старому ситху хотелось вплестись в эту прочную связующую нить, а не изводить себя сомнениями, гадая, что происходит, и узнавая об этом постфактум. Вот ученик расслабляется и меняет позицию для лучшего наблюдения, а те, кто заметил его волнение, облегченно выдыхают. Вопрос о том, что так впечатлило джедая, остается открытым, но придется терпеть до конца мероприятий.
  
  Я смотрел на фуршетный стол и понимал, что чего-то в этой жизни не понимаю. То, что смутно опознавалось по памяти попаданца, гости в большинстве своем не ели, только подходили, задумчиво тыкали всякими щипцами-вилками и величественно удалялись. Типа, "это же еда для простых смертных, впервые вижу... фу, какое убожество, пойду чего нормального отведаю ". Такой посыл буквально висел рядом с жаренной птицей, бутербродами и прочими салатиками. А то, что они ели, я сначала принял за местную вариацию то ли бонсая, то ли последнего писка моды в скульптуре. Какие-то неведомые херни, с которых полагалось сколупывать торчащие кристаллы и с умным видом их смаковать. Шевелящееся желе тыкали зубочистками и потом облизывали налипшую на острые палочки слизь. Особым успехом пользовались живые тусууанские пиявки размером с палец, шустро плавающие в высокохудожественном тазике, их нужно было намотать на двузубую вилку и окунуть в один из сотни соусов, постаравшись не уронить и не убить. Блин, я-то этот деликатес на болоте ловил руками и закусывал ряской, а вот как правильно, оказывается... Глаз зацепился за что-то знакомое. Судя по композиции, фрукт был украшением, но я помнил, что ел такие.
  - Вообще-то оно ядовитое, - Траун подкрался сзади, но останавливать меня не спешил, с любопытством ожидая первых признаков интоксикации. Он-то мне и нужен!
  - Скажите, как специалист, зачем так уродовать еду?
  - Вам не понравилась скульптура атакующего змея из мраморных раков и плодов малахитового дерева?
  Блин, она же каменной выглядела?
  - А ее можно есть?
  - Конечно, - чисс явно забавлялся, а окружающие грели уши. Ну, мне не жалко.
  - Как?!
  - Сначала нужно выбрать правильную чешуйку, чтобы не развалить всю конструкцию, потом, придерживая выбранное место длинной палочкой-упором из деревянного камня, подрезать малым десертным ножом место крепления чешуйки. Не отпуская упор, поддеть стеклянной лопаточкой, покрытой пыльцой агатового дерева, с округлым наконечником, чешуйку, полить ее медом мясных пчел и пять секунд держать на свету, чтобы составляющие блюда вступили в реакцию. Обхватить губами лопаточку, слизывая вместе с чешуйкой покрытие из пыльцы, подержать на кончике языка, потом круговым движением языка покатать ее по небу, раскусить и сразу же проглотить.
  - Хм... - я завис, подробнее вспоминая блюдо-скульптуру, - там же эти чешуйки размером с ноготь? - и их несколько тысяч, змеюка у поваров вышла здоровенной. Это ж ее несколько суток так есть...
  - Именно.
  - Занимательное блюдо.
  - Как говорил Брия Саварен, радость еды мы делим с животными, она предполагает наличие голода и необходимость его удовлетворения. Право на радость от хорошего стола принадлежит только человеку.
  - И с чего такие сложности конкретно здесь? Еды мало было, вот и придумали, как ее медленнее есть?
  - Не совсем. На Паккуре, откуда пришло это блюдо, верили в великого змея, кусающего себя за хвост во сне. Каждая его чешуйка была отдельным миром. А поглощать миры полагалось с особым тщанием, терпением и неторопливостью, дабы не разбудить древнего бога и не навлечь на себя его гнев. Потому последним испытанием претендента на пост Верховного Воителя было поедание такого вот змея, требовалась большая расчетливость, чтобы съесть все, не разрушив скульптуру до самого конца, и большое терпение, чтобы до этого конца досидеть, потому что прерываться было нельзя. А еще хорошая координация, потому что оригинальные столовые приборы были гораздо грубее. После успешного окончания испытания ставший Воителем возглавлял армию и начинал расширять границы Империи Пожирателей Миров, как они себя называли.
  - И надавали им по рукам...
  - Раса ситов, - послушно продолжил Траун, заканчивая экскурс в историю.
  - Наверно, до этого периода я в обучении еще не дочитал...
  - Если вы пользуетесь библиотекой джедаев и ситхов, то и не дочитаете. Одаренные чрезвычайно мало внимания уделяли чужой культуре и истории, предпочитая их переделывать под себя или уничтожать.
  - Опасные слова.
  О, а вот и Таркин, минуты три слушавший импровизированную лекцию. Не знаю, как описать взаимоотношения двух адмиралов, особенно если учесть, что я их второй раз в жизни вижу. Но на уроках тактики и стратегии отец не раз поминал добрым словом пробравшихся на верхушку военных деятелей, хотя мне эту информацию знать вроде как не полагалось. Вполне естественно, что черты характера и жизненные принципы накладывали свой отпечаток на приемы ведения боевых действий, но проблема была в том, что в столь важной для Империи сфере не было очевидного лидера. Это Палпатин, как политик, следовал правилу "каждому инструменту свое место и время", но сами-то инструменты считали, что каждый из них лучше, универсальнее, незаменимее и просто молодец, а остальных можно отправить на переплавку. Более того, все эти не глупые существа, имеющие все основания к наслаждению легкой манией величия, понимали, что старый ситх при всех своих талантах полководец отвратительный (как и я, впрочем), и пытались продавить свою точку зрения, пользуясь его некомпетентностью.
  Сейчас передо мной стояли чисс, тратящий минимум своих и нейтральных ресурсов на поставленную задачу, и человек, которого сопутствующие жертвы вообще не волнуют. Конечно, различий было больше, да и общих для обоих моментов не мало, но это была самая главная причина споров над картой для этих двоих. Ну, и еще то, что они были самыми что нинаесть прямыми конкурентами, стоящими на одной ступени около вершины пирамиды. Экзот и человек. Философ и палач... Жестокость изящная и жестокость грубая. Вечер перестает быть томным.
  - Сын?
  Блин, а я уже настроился послушать беседу, состоящую из завуалированных оскорблений и вполне открытых едких комментариев. Палпатин мне не раз говорил, причмокивая, что-то вроде: "Как они ругаются, как ругаются...". Теперь даже не знаю, что и думать, то ли он ссорит их, чтобы разделять и властвовать, то ли чтоб послушать перепалку...
  - Ваш отпрыск весьма любопытен, - Траун зачерпнул странным ковшиком пенку с того, что я принял за пиво. Это что ж, его не пьют, а едят?
  - Да, - отец не стал заморачиваться с тем, что означала фраза, то ли я интересен чиссу, то ли имелось ввиду любопытство, как личное качество, а просто согласился сразу с обоими вариантами.
  - И плохо воспитан, - Уилхуф упрекнул нас обоих, ловким движением специального крючка отправив в рот какой-то колючий шарик, будто демонстрируя, что в клане Таркинов таких пробелов в образовании не допускают.
  - Такова была воля Силы.
  Теперь уже Вейдер подколол обоих, потому что в отличие от них в тактике больше полагался на импровизацию и скорость принятия решений, которую давало предвидение и еще куча менее известных силовых техник. Надо бы и мне свои пять кредитов вставить.
  - Зачем папе учить меня странно есть, если сам он никак есть не может?
  - Молодой человек, то, что вы - ситх, не оправдывает животного поведения.
  - Я - джедай.
  Все удивленно на меня вылупились. Ну, кроме Вейдера, который часть моего списка ответов на каверзные вопросы читал, а потом расколошматил Палпатину все лампочки в кабинете от избытка чувств.
  - У нас в Империи свобода вероисповедания.
  Кто-то из подслушивающих подавился вином.
  
  Пока народ переваривал данную новость, я еще раз прокрутил в мыслях свою легенду.
  Журналистов, да и просто любопытных на приеме было много... я бы даже сказал, что все поголовно в той или иной степени относились к обоим группам, просто кто-то пишет статьи в голонет, а кто-то в личную картотеку. И все эти интересующиеся в любом случае будут задавать неудобные вопросы, не могут не начать задавать. И как бы не доверял мне Император, пустить на самотек зарождение статьи "Трагедия семьи Вейдера" и прочих сенсаций он не мог. В конце концов, его интрига, ему и рулить. Требовалось составить список наиболее вероятных вопросов и варианты ответов к ним, чтобы они звучали естественно и не противоречили образу маленького ангелочка. От меня же требовалось плыть по течению, выдавая информацию по первому требованию окружающих. Если собрать все это вместе, то получалась довольно интересная и душещипательная история (хотя было бы, что щипать), в которой не было ни слова лжи, но и правда как-то в глаза не бросалась от слова совсем.
  Итак, Вейдер был одним из джедаев, охранявших Канцлера. Официально этим занимался только Скайуокер, но одному человеку просто не хватило бы времени на все, так что у него действительно были коллеги. Другой вопрос, что они являлись обычными людьми, но об этом никому говорить не следовало. Когда совет Ордена решил убить Палпатина, магистры не отменили приказ на охрану и огребли от своих же, что было чистой правдой, хотя такая интерпретация меня позабавила. После наш герой печального образа отлучился спасти свою беременную жену на последнем сроке, которая оказалась у другой группы джедаев с неизвестными целями. Тут всем нужно вспомнить, что в ордене запрещали заводить семью и детей, а кто не вспомнит, тем соседи подскажут, так что цели вряд ли были близки к "понять и простить". Тонко намекнуть, что папа был сильно ранен, старшего братика или сестрички у меня, как видите, нет, а мама умерла при родах и все - дальше мысленно зову Вейдера, чтобы он эффектно появился и всех разогнал.
  Жаль, нельзя вывалить эту историю сразу кому-нибудь одному, придется ждать вопросов типа "А где твоя мама?"
  - А как же чистки джедаев? - наконец ожили окружающие.
  - А я читал, что при Руустане джедаи всех ситхов вырезали, и им за это ничего не было.
  - Тогда была война, - м-да, оппонент явно из скрытых демократов, но с пониженным уровнем самосохранения. При Вейдере его обсуждаем, вот что с людьми любопытство делает. И никто его локтем не ткнет, чтобы потом сказать что-то типа, мы тут случайно мимо проходили и подслушали, а шишки все инициатору дискуссии.
  - Сейчас тоже война была. Тогда Империю убрали, Республику сделали, сейчас Республику убрали, сделали Империю, - пожимаю плечами. Хотелось сказать что-то вроде "не вижу разницы, над всем по-прежнему властвует Хаос", но Палпатин мог обидеться, - Естественный процесс смены политических режимов.
  - Вообще-то, война - это трагедия, и мне больно видеть, что в столь нежном возрасте вы уже не считаете, что ее нужно избегать.
  Я озадаченно склонил голову к плечу и начал высматривать, кто это такой умный под прикрытием толпы шухер наводит. Здесь же чуть что ляпнешь, так в новостях такое напишут, что лучше б вообще молчал... к счастью, Палпатин знал своих пацифистов и их основные претензии в лицо.
  - А дедушка говорит, что смену политического режима можно и без войны провести, только ему это уже и не надо, а у вас руки кривые.
  - Что же он тогда сам без крови на трон не взошел?
  - Ему вера не позволяет, он же ситх.
  - Значит, вы можете продемонстрировать нам мирный захват власти?
  Я наконец нахожу взглядом незнакомого мужчину и смотрю на него, как на идота.
  - Зачем? Я ради ваших прихотей такие эксперименты над государством ставить не буду.
  - Сын, - Вейдер получил по мыслесвязи команду от Императора заканчивать балаган и выключил легкий отвод глаз. Все встрепенулись, не понимая, как могли просмотреть такой не маленький элемент реальности под боком, - мороженое подадут через три минуты к хрустальному сектору.
  О! Если сладкое я худо-бедно мог добыть в дикой природе, то мороженое было деликатесом, за который стоит побороться, так что мне даже не пришлось изображать радость и нетерпение. Не зря я тут все по периметру обошел, зато у нужного стола буду первым. Казалось бы, конкурентов у меня особо нет, но это только видимость. Дело в том, что по правилам хорошего тона, если ребенок видного политического деятеля собирается продолжить дело родителя, а не является очередным стопицотым родичем, которого нужно куда-нибудь пристроить, то в возрасте от десяти до четырнадцати (для гуманоидных не долгоживущих рас) его нужно было приодеть по протоколу и взять с собой на празднование Дня Империи. Типа, показать фронт работ и будущее рабочее место.
  Для представления юных дарований Императору даже существовали свои правила подбора костюмов, боевой раскраски и всего остального. И то, что Палпатин меня уже знает, не спасло от нескольких часов перед зеркалом. К счастью, на следующие мероприятия можно одеваться так, как хочешь, до получения официальных должностей. Но сейчас я радовал всех светлыми одеждами - знак того, что выбранная мной стезя довольно мирная. А вот строгий покрой, напоминающий форму военного, говорил о планах попасть на госслужбу в сектор, связанный с вооруженными силами, но не на военную должность. Картину завершала еле заметная вышивка, сообщающая о некоторых аспектах моего обучения. Красный, цвет жизни, и серый, цвет металла, соответствовали медицине и технике, и на самом деле ни о чем не говорили. Я мог оказаться в итоге кем угодно от хирурга-протезиста, до психолога (лекаря душ) и дознавателя (хороший палач сам собирает своих пыточных дроидов).
  
  Вейдер с грустью проводил отпрыска взглядом. Легко забыть о бренной плоти, когда от нее мало что осталось, и помнить об этом и многом другом не хочется, а напоминать никто не рискует. Сила и работа легко даруют забвение. Но когда во время редкой корускантской грозы с балкона прибегает насквозь мокрый ребенок со стоящими дыбом волосами и сообщает, что Силой притянул к себе молнию и это было круто, а через неделю приходит с подпалинам и жалуется, что его дед молнией шибанул и это было не очень, поневоле начинаешь завидовать. Сам-то до такого не додумался в детстве. В итоге полузабытое за делами желание воскресить Амидалу трансформировалось в желание вновь ощутить простые радости жизни, надраться, обожраться конфетами, потанцевать и погорланить похабные песни. А то что это такое, ребенок из пробирки, без друзей, игрушек и развлечений ведет себя живее, чем самый проблемный падаван галактики!
  - Ваш сын? - давно ощущаемый в Силе Хетрир подошел к учителю, но взгляда от объекта своего интереса так и не отвел, жадно пожирая Аньяна глазами.
  - Да.
  - Одаренный?
  - Да.
  Обычно Вейдер не отвечал на риторические вопросы, но сейчас нужно было сообщить подслушивающим неодаренным то, что сами они без теста крови узнать не могли.
  - Как?! - в вопросе звучали боль и обида.
  - Воля Силы.
  И имя этой воле - Палпатин. На самом деле выжило три эксперимента, но судьба еще двух зародышей была не известна, как и то, зачем старый ситх поделился этой информацией.
  - Слабоват он для воли Силы.
  Вейдер пожал плечами. У него уже был ученик, воплощающий мощь Силы. Старкиллер был умен, силен... и не имел шансов против Аньяна нигде кроме дуэли. Сын умел убегать и прятаться, так что остальные варианты противостояний закончились бы либо ничьей, либо поражением Марека. Конечно, всякое бывает, но уровень мидихлориан чуть выше среднего не являлся недостатком.
  
  - Ты что, из голодного края?
  Ага, а вот и будущее Империи. Или Альянса, но мне все равно пока не нужно проводить вербовку, только наблюдать. И сливать вторую часть легенды о мальчике, которого отец запрятал от своих врагов на безлюдную планету в компании всего лишь пары дроидов. Герой этой истории был близок к природе, умел зажигать костер с одной спички, был не избалован, аскетичен, грубоват, иногда наивен и обаятелен.
  - А где это?
  - Не знаю, где-то во внешнем кольце... эй, есть, когда с тобой разговаривают, некрасиво!
  Возмущение детей можно было понять. Десертов здесь было не так уж и много, мы все же не на детском утреннике, а еще к ним полагались чайные и десертные ложечки. Я же мало того, что прибежал к только появившемуся блюду первым, так еще и прихватил по дороге хороший такой черпак и теперь споро накладывал себе в тарелку, больше похожую на поднос дроида-официанта. Собственно, это он и был. По тем же правилам к столу нужно было подходить с определенной периодичностью, не слишком часто, чтобы не показаться оголодавшим, и не слишком редко, чтобы не оскорбить хозяина стола. Вот только соков в отличие от пива или вина в живот почему-то помещалось гораздо меньше, простые блюда ели те, кто был невежественен и пробился сюда с низов, а к элитным высерам кулинарии боялись подходить уже сами дети, не дай Сила выберут не ту загогулину из нескольких десятков или не удержат на метровой спице живую гусеницу, влетит от родителей по первое число. В итоге своими действиями я обрекал тех, кто не успеет наложить себе простого и понятного мороженого (одно из исключений на сегодняшнем празднике), на сложный выбор - отведать обычной еды и опозориться с гарантией, зато потом плюнуть на всех и есть все подряд, или до конца вечера трепать себе нервы, пытаясь питаться чем-то более возвышенным с все тем же риском опозориться.
  - Тогда не чеши языком, а накладывай. Зачем вообще трепаться начал?
  Но в этот раз народ просек фишку и быстро наложил в миниатюрные корзинки небольшие порции и только потом мне ответили.
  - По правилам, если подходишь к одному блюду с кем-то, нужно начать неспешную беседу.
  - Пф, по-моему, по мне сразу было видно, что никакие правила здесь не помогут.
  - Это да... Тарсон Кварел.
  - О`Хана Эмия.
  - Мороро Вур.
  ...
  - Аньян, - последним представился я и изобразил легкую улыбку. Эффект был ожидаемый.
  - Для сына Главнокомандующего ты довольно миленький... неотесанный дикарь.
  - Мой папа самый сильный, из всех пап в Галактике! Он может не следовать чужому этикету, а устанавливать свой!
  - И не страшно тебе с ним?
  - А почему мне должно быть страшно?
  - Ты не знаешь? Он же...
  И мне поведали о том, почему жить сыну Вейдера должно быть не только страшно, но и больно. Если бы дело было темной ночью под одеялом, истории походили бы на классические страшилки, только основанные на реальных событиях, но при свете люстр за ложкой мороженого они были просто небылицами. А потом пришла Лея Органа (сам в шоке) и сообщила, что жить сыну Вейдера должно быть еще и стыдно. В принципе, я мог ее сразу отшить, но, во-первых, требовалось следовать составленным Палпатином диалогом, во-вторых, в такой толпе сканирование Силой конкретного человека в моем исполнении требовало времени.
  - Он поощряет рабство!
  Ну, вообще скорее игнорирует. Отец не раз и не два порывался взять и расстрелять рассадники порока типа Зайгеррии или Нар-Шадда, чтоб, так сказать, никто не ушел обиженным. Это угробило бы гектакомбы невинных рабов, но и всяких бандитов/работорговцев проредило бы нехило. Но Палпатин умело играл на струнах души своего ученика, не давая тому наделать трупов. Во-первых, достаточно большое количество преступников находилось за пределами этих планет (в рейде или просто бухало). Во-вторых, свято место пусто не бывает и если убить старых, сразу набегут новые. Так-то они между собой терки устраивали, регулируя численность, все же рынки не резиновые, всех желающих не вместят. А раз проблему невозможно уничтожить окончательно, то пусть уж лучше она кучкуется в заранее "секретных" местах, известных любому нищему или фермеру. Так, по крайней мере, понятно, где их искать и чем они занимаются.
  - Не правда, у папы нет рабов.
  - А как же Акбар?
  - Так он же Таркина? - и дернуло же адмирала со своим мон-каламири посетить дворец на Альдераане. Это была взаимная неприязнь с первого взгляда. И скандал, о который нигде не описали пером, зато передают из уст в уста по секрету в кулуарах.
  - А он - военный, значит, подчиняется Главнокомандующему!
  - Только при совместных маневрах и операциях нескольких флотов. И даже в этом случае отец не обязан следить за судьбой каждого военнопленного, даже если тот - стратегический заложник.
  - Но Акбар великий полководец, он мог бы стать одним из адмиралов Империи, если бы у него была возможность.
  - И стал бы, если бы захотел, а сейчас уже поздно.
  Те, кто, задрав нос, отказывались от возможности стать гражданами Империи, ими не становились. Рабы - не граждане. Вот такое исполнение воли народа.
  - Интересно, как? Имперские войска вероломно сорвали переговоры, мон-каламари и куаррены были превращены в рабов, а орбитальные верфи национализированы.
  Еще бы переговоры не сорвались. К одной из немногих милитаризированных рас Республики вышел флот, не трудно догадаться, чем закончилась встреча двух армий. Проблема в том, что без флота там делать вообще было нечего, рыбочеловеки были непрочь поиграть мышцами и миротворческие силы просто взяли бы на абордаж, если бы у этих сил не оказалось под рукой труболазеров и торпед.
  - Не знаю, лично я тогда еще не родился и записи переговоров не видел, так что кто там что сорвал, можно спорить долго. Но с чиссами все тоже началось с военного конфликта и ничего - договорились как-то.
  - Естественно, Доминация чиссов - достаточно крупное и устойчивое образование со своими армией и флотом, ее так просто силой не задавишь.
  - Тогда получается, что Акбар либо упертая банта, либо некомпетентен. Он не мог не понимать, что один сектор против всей Империи не катит, но все же организовал движение сопротивления, зазря потратив ресурсы и окончательно опустив свою расу и куарренов ниже нижних уровней Корусканта.
  Похожая фигня вышла с вуки, уничтоженными каамаси и многими другими алиенами, которые посчитали себя самыми умным. Сначала они хотят сохранить верность Республике/ джедаям/ своим законам и традициям, а потом удивляются, что их втоптали в грязь. А с чего Империя должна слушать кого ни попадя? К тому же после смены государственного строя нужно было торопиться, потому что местечковые правители повадились объявлять себя то президентами, то императорами. А слушать каждого... Галактика большая, стройтесь в очередь.
  - Их народ имел право вступить в состав Империи частично на своих условиях.
  - С какой стати такие привилегии? Это из Республики по закону выйти можно было, но почему-то Сенат не давал. А как только Республика стала Империей, то все, диктатура. Кого Император попросил в Империю, тот в ней и окажется.
  - Но так нельзя. Это создает внутреннее напряжение в обществе. Лучше потратить больше времени, но заключить договора, которые новые подданные будут выполнять по своей воле, а не по принуждению.
  - Сколько времени нужно уделить переговорам с каждым из недовольных миров?
  - В среднем при умелом подходе заключение предварительных договоренностей требует от недели до месяца.
  Ну-ну, не надо мне тут учебник по политологии цитировать, я его тоже читал.
  - Во-от, в среднем, - передразнил я собеседницу, - имея пару десятков крейсеров на орбите местное правительство сообщает свое положительное решение в течении суток. При этом деньги налогоплательщиков не тратятся на подарки, охрану переговоров и все прочее. Отношения между мирами не зависают из-за неясной политической обстановки. И вероятность диверсий сведена к минимуму, потому что за такой короткий срок нормально может стработать только профи.
  - А потом деньги налогоплательщиков уходят на подавление восстаний на насильно присоединенных планетах.
  - Вообще-то представители этих планет в Сенате дружно голосовали за присоединение к Империи, так что это просто наведение порядка на своей территории.
  - Вообще-то, - теперь меня передразнила уже Лея, - это было подозрительно единогласное решение.
  - Я передам Императору этот комплимент, - ситху будет приятно услышать, что его считают таким всемогучим, - хотя подкупить или подчинить Силой все не помню сколько тысяч сенаторов... К тому же все забывают о Декларации двух тысяч. Решение не было единогласным, но эти две тысячи умудрились потеряться на общем фоне.
  - Но все же это достаточно большое число миров, чтобы обратить внимание на их мнение.
  О да, СИБ обратила внимание и на их мнение, и на их представителей, хотя Органа умудрился выкрутиться. А вообще забавно, что выходец с планеты, где не первую сотню лет действует монархия, так рьяно защищает элементы демократии.
  - Эх, что мы все об Империи да об Империи, - фразы Палпатина закончились, придется переходить в наступление, - Она большая - мы маленькие. Лучше рассмотрим Империю в миниатюре - Альдераан. Куда там делись четыре семьи, потенциально имеющие права на трон? Закончились?
  - Это была череда весьма печальных событий...
  - Все так говорят.
  - Лея, - на самом интересном месте сквозь толпу наблюдающих за спором детей пробрался Бейл Органа, видно, почувствовавший подбирающиеся неприятности, - Я украду тебя на минутку у кавалеров.
  Ну-ну, знаю я эти ваши минутки, будут курсировать по залу так, что хрен догонишь. Ничего, чай не последний раз встретились. К тому же к этому моменту у меня накопился целый список неудобных вопросов, на которые Палпатин отвечать отказался, аргументируя это тем, что здесь можно узнать все из первых рук. Давно хотел выяснить, почему полторы сотни лет назад поголовье гунганов на Набу сократилось втрое, а блюдущие вооруженный нейтралитет земноводные начали люто ненавидеть своих вроде как мирных соседей. Что-то мне подсказывает, что, если бы Торговая Федерация не наехала бы на подводные города, а делегация явилась бы без джедаев, Амидалу с сопровождением просто расстреляли бы еще на подходе. А Джа-джу еще и с особой жестокостью за выдачу одного из секретных убежищ своего народа.
  Высматривая первую жертву своего анализа и любопытства, я как бы случайно пристроился около одного из гобеленов, за которым прятался Харух. Он был отдельно предупрежден на счет Леи Органы, лично ее проверил и теперь докладывал о результатах, подтверждая мои собственные выводы. Девочка не являлась родной дочкой Бейла или его жены, не являлась одаренной... и не приходилась родственницей мне или Вейдеру.

Популярное на LitNet.com А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Шихорин "Создать героя 2. Карманная катастрофа"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) Стипа "А потом прилетели эльфы..."(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Вичурин "Байт I. Ловушка для творца"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"