Лопухов Константин Константинович: другие произведения.

Тёмный Культ 1: Детские игры

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дети играют в игры. Иногда очень жестокие, но это не со зла, просто они ещё не понимают... Да ничего не понимают. Чем старше дети, тем серьёзнее игры. Спецслужбы тоже играют в свои игры, используя в своих играх детей. Первые хотят поиграть в волшебников, вторые – выиграть у первых ещё сколько-то денег и власти. Но Силы – не игрушка. Даже для ФСБ. Ты можешь не верить в бога. Ни в какого бога. Но богам на это наплевать. Даже если эти боги плод воображения маркетологов преуспевающей фирмы. Они вступают в твою игру и ведут её так, как удобно им. И дальше тебя уже никто не спрашивает. Ты будешь играть по их правилам, либо поднимаясь до уровня игрока, либо оставаясь пешкой на доске. А пешки проигрывают всегда.

Предисловие и пара предупреждений

1) Тёмный Культ ни в коем случае не является фанфиком по вселенной Warhammer (ни одной из). Это произведение большей частью является набором иллюстраций к некоторым моим наработкам (практическим и теоретическим) в области эзотерики.

2) Почему я взял за основу мифологию Warhammer? Поначалу кажется что можно было взять любой бэкграунд: из Толкиена (культ Моргота), из Перумова (культ Хедина и Ракота, можно – Западной Тьмы или Молодых Богов), из древней мифологии (германской – Один, Норны, Фрейя; шумерской – Лилит, Шамаш, Нергал...), но по зрелом размышлении становится очевидной уникальность вселенной Warhammer. Если выкинуть из головы весь околооккультный бред и сопутствующие этому бреду розовые сопли то становится очевидным что варп вселенной Warhammer является самой реалистичной моделью ноосферы в том смысле, какой вкладывал в понятие ноосферы сам Вернадский. Да, да! Каков ноос, такова и его сфера, и нечего пенять на зеркало, господа и дамы, считающие себя разумными!

3) И снова про Warhammer. Сущности из ТК несколько (а порой и сильно) отличаются от одноимённых сущностей вселенной Warhammer, причём по мере развития повествования различие будет нарастать. Причина этого очевидна и её озвучивают сами герои: Warhammer – настольная батальная игра, под эту батальность и заточены все сущности из официальной мифологии, и это несмотря на то, что многие из них принципиально не приспособлены к открытому военному противостоянию. Воевать может разве что Кхорн. Нургл (и его последователи) задействует ОМП – биологическое или химическое оружие, Тзинч пошлёт в тыл врага асасcинов для уничтожения командного состава, колдунов и PR-щиков для морального разложения противника до уровня полной небоеспособности. Слаанеш добьётся того же с помощью выездных борделей и наркодиллеров. Конечно, всем этим операциям потребуется некоторое силовое прикрытие, но именно некоторое. На поле прямого военного столкновения они могут изобразить что-то вразумительное только в настольной игре.

4) Почему бы героям не выдумать что-то своё? Дети моего поколения так бы и поступили, ибо в совке никакого другого пути не было и быть не могло. Но при этом не вляпались бы также как мои герои. У современных детей полно готовых заготовок (от Толкииена до Гарри Поттера через D&D с Warhammer'ом) и они скорее всего воспользуются чем-то готовым. IMHO. Ну и, естественно, см. п. (2).

5) Как уже было сказано, ТК содержит описание реально работающих магических техник. Конечно, полагающиеся им свето-звуковые и психические эффекты несколько утрированы заради красного словца. Хотя, как сказать, как сказать, зависит от степени задротности операторов. Более того, любой более-менее грамотный в магии (и хоть немного знакомый с мифологией Warhammer) человек сможет легко их обосновать и ещё легче воспроизвести. Впрочем, дурацкое дело нехитрое, воспроизвести сможет любой. При этом следует помнить, что ТК это не учебник магии. Произведение написано для развлечения автора и читателей и как набор иллюстраций к некоторым наработкам автора. И только. И только так его можно использовать. Хотите изучать Магию – читайте серьёзные книги по магии! Добавлю также что все техники описаны полностью и без изъятий.

6) Автор не является задротом Warhammer'а, знакомство с этой вселенной ограничено несколькими книгами и парой флафф-библий, бегло просмотренных на мобильном телефоне. Посему тапки на темы: "Нургл у тебя не похож!", или: "А где у демонеток клешни?", можете кушать сами в приватной обстановке. Кроме того, вся официальная документация Warhammer написана с точки зрения Империума и Инквизиции, а мои герои смотрят на ситуацию с несколько противоположной точки зрения. И, просьба, помнить про пп. (1) и (3).

7) Реальной практики полевых игр автор не имеет, отсюда и некоторые косяки в начальных главах. Впрочем, думаю, многое можно списать на эпоху, в которую происходит та часть повествования, когда подобные вопросы актуальны и на самих героев. Кому этот аргумент кажется недостаточным – см. п. (6), а конкретно то, что там сказано про тапки.

8) Автор был кадровым офицером КГБ. Если подробнее, автор был биномом (кто знает – поймёт) и хотя злые языки любят порассуждать о том что биномы знают всё, на самом деле это несколько отличается от правды. Впрочем, на то они и злые языки. Как офицер КГБ, автор имел достаточно широкий доступ к разного рода реальным историям, анекдотам, слухам и домыслам бродящим в этой среде. Некоторые из них автор поместил на страницы своей книги, разбавляя их по мере необходимости собственными домыслами. Кое-где автор честно признаётся: "Вот это правда, а вот тут я придумал.", в остальных местах хранит гордое молчание. Просьба не доставать автора на эту тему, молчание так и останется молчанием. И, да, автор трепетно относится к вопросам государственной и служебной тайны, прежде всего потому что прекрасно понимает зачем и почему. Даже не надейтесь что автор проговорится больше чем это допустимо.

9) Как всегда: все персонажи и события являются вымышленными, всякое сходство с реальными людьми и событиями (включая, но не ограничиваясь: совпадение имён, характеров, должностей, статей УК, полученных сроков и погодных условий) является случайным и ненамеренным. Или предопределено высшими силами, а за них автор отвечать не может.

ЗЫ: Тот, кто считает себя достаточно подкованным в магии может попытаться ответить на контрольный вопрос: Кто из Тёмной Четвёрки нравится автору больше всех? Ответ есть в данном Предисловии.

Часть 1: Детские Игры

Кабинет начальника УФСБ по городу ***, начало лета 1992, 9:00

Рабочий день начальника УФСБ по городу *** начался как обычно. Зайдя в свой кабинет он привычным жестом включил чайник – новый, импортный, дождался когда тот закипит и заварил себе чай. Так, прихлёбывая из стакана в серебряном подстаканнике, он принялся изучать лежащие на столе оперативные документы. Документов было мало и этого занятия хватило товарищу полковнику ровно на пол часа. А чему тут удивляться? Небольшой городок на самой окраине Московской области, живущий за счёт дачников. Молокозавод и МТС[1], обслуживающая, пардон, обслуживавшая, окрестные колхозы. Вот и всё производство. И никаких секретных объектов. Что здесь делает УФСБ (бывшее УКГБ) оставалось самой секретной информацией за всю историю управления. Настолько секретной, что ответ на него не смог придумать даже достопамятный Феликс Эдмундович, в чью бытность здесь и образовался первый отдел ГубЧК. Надо иметь такой отдел в каждом городе! Значит надо. Значит создали. Как и во многих других таких же захолустных городках. И сплавляли сюда неудачников, имевших несчастье чем-то не понравиться начальству.

Зазвонил телефон. Начальник снял трубку:

– А! Сан Саныч! А чего ты звонишь-то?... Заходи, конечно! Уж ты-то мог бы!

Не прошло и минуты как дверь кабинета открылась и на пороге возник полноватый седой мужчина в строгом костюме.

– Заходи, заходи! – радушно поднялся навстречу хозяин кабинета, быстро наливая ему чай. – Ну, рассказывай, отчего так официально? Неужели чего случилось? По нашей части.

На памяти Фёдора Ивановича в городке по части КГБ – ФСБ не случалось ничего. Да и что здесь может случиться? Последнюю мысль Сан Саныч и озвучил:

– Побойся бога, Федор Иваныч! Что тут может случиться? Только новенький наш землю роет!

Последнее было сказано с явным неодобрением.

– И много нарыл? – ехидно спросил Фёдор Иванович.

– Вот, почитай, целый роман накатал, – хмыкнул Сан Саныч, протягивая начальнику пачку бумаг.

Фёдор Иванович погрузился в чтение, Сан Саныч молча ждал. Да и куда ему спешить? Покончив с чтением начальник УФСБ раздражённо бросил доклад на стол и фыркнул:

– Молодой, дурной, шило в заднице! Дела ему, видите ли хочется! А делать ни чёрта ещё не умеет!

– Может он в чём-то и прав? – задумчиво бросил Сан Саныч, прихлёбывая чай. – Времена меняются, меняются угрозы...

– Да ничего не меняется! Вывески меняются, и только! Уж ты-то должен понимать!

– По сути да, но и от внешних проявлений кое-что зависит. Особенно когда речь идёт о пятнадцати – семнадцати летних. А у нас, тут Быстров кстати прав, в этой среде своих людей нет. Раньше мы могли работать через комсомол, а сейчас...

– Ну и что? Дурь по молодости в башках крутится, в игрушки играют от безделья! Вот заберут их в армию, там их построят, на марш-броски погоняют, казармы мыть заставят, вся дурь из голов и выветрится. Вернутся нормальными людьми, работать начнут.

– Кстати, ты прав, возраст – предпрезывной. Им скоро оружие доверят, а мы о них ничего не знаем, только отписки из школы, а чего они стоят, сам знаешь!

– Хорошо, говори прямо, к чему ты клонишь?

– Занять надо Быстрова, иначе дров наломает, а нам отдуваться.

– Так бы сразу и сказал! – хохотнул Фёдор Иванович. – Но это-то причём? – он потряс в воздухе пачкой бумаг, принесённых замом.

– Так если он сам себе работу нашёл?! Пусть и работает!

– Нашёл, нашёл... – пробормотал Фёдор Иванович. – Так-то оно так, но стоит ли потакать? Не пойдём ли мы на поводу?

– Товарищ проявил инициативу, – пожал плечами Сан Саныч, – а инициатива, как известно...

– ...наказуема исполнением! – закончил за него начальник и оба рассмеялись. – Ладно, пусть поварится в оперативной рутине, наберётся опыта. А вот когда надо будет отчитываться о результатах, которых не будет, тогда мы его и прижмём немного. Заодно и поймёт что старших товарищей надо уважать, потому как они и только они его опора и защита.

– Значит разрешаем?

Фёдор Иванович на секунду задумался, покачал головой:

– Нет, Саша. Делать будем по правилам. Составь мне предложение по работе со школьниками в современных условиях, можешь сослаться на это, только вскользь, – Фёдор Иванович ткнул пальцем в лежащие на столе бумаги, – я завизирую, ты составишь план оперативных мероприятий, его и спустишь Быстрову, пусть работает под нашим руководством. И держи его постоянно на контроле. Каждый шаг. Не дай бог ударится в какую самодеятельность или попытается сам дело состряпать! Позору не оберёшься.

Невысказанным осталось: "А если вдруг действительно чего и нароет, мы сможем вовремя перехватить управление ситуацией и успеть первыми к раздаче наград.". И хотя в возможность такого оба не верили, мало ли что?

– Знаешь, Федя, ты, как всегда, прав, – согласился Сан Саныч. – Сроки?

– А сколько тебе надо? – с удивлением в голосе спросил Фёдор Иванович. – Неужто за сегодня не сделаешь?

– А чего здесь делать-то? – удивился в ответ Сан Саныч.

– Вот завтра к вечеру и приноси. Кстати, где наш скороспелый?

– В командировке. В Москву поехал, гонцом от местных тусовщиков.

– Вот завтра к девяти гони его ко мне с отчётом! А то что-то он много воли себе позволяет!

------------

[1] МТС – машинно-тракторная станция.

------------

Дом семьи Тумановых в частном секторе города ***, тот же день, ближе к обеду

Паша бросил кубики на стол и поморщился. По всему выходило что его Чёрные Храмовники[1] не удержат позицию. А тут ещё Вадька вызвал Собирателя Черепов[2] и положение на игровом столе стало совсем безнадёжным.

– Тьфу на вас! – Паша с раздражением откинулся на своём стуле.

– Я одного не понимаю, – глубокомысленно заявил Вадим, игравший за силы Хаоса, – почему Империя всегда проигрывает? Или мы что-то не понимаем...

– ...или криво додумываем, – дополнил его Кондрат, третий из собравшихся любителей настольной игры Warhammer, пребывавший сегодня в роли зрителя.

– Почему всегда? – возмутился Паша.

– Ну хорошо, не всегда, но общий счёт всё равно в пользу Хаоса, – ответил Вадим. – Причём результат вытекает из общего баланса сил.

Паша, предпочитавший играть за Империум, был принципиально не согласен с такой постановкой вопроса, но спорить не стал, ибо в полученном результате отчасти был виноват сам, порой сознательно поддаваясь друзьям. Были у него на то веские (как он думал) причины. Вадим тем временем продолжал разглагольствовать:

– Но по книгам получается всё наоборот, значит либо мы чего-то не понимаем в правилах, либо книги тенденциозны. Да ты ходи, ходи! – подбодрил он под конец Пашу.

– Забей, – отмахнулся Павел, – и так всё ясно. И вообще, надоело...

– ...а в это время Берен и Лучиэль уже вовсю шарили по норам Ангбада... – с тоской вставил своё веское слово Кондрат и добавил: – Поехали бы на Игрища[3]...

– На какие шиши? – в очередной раз выдвинул свой главный аргумент Паша. – В прошлом году хоть под боком было, а сейчас туда только доехать разоришься! Да и, по правде сказать, полное убожество! Если в этом году сделают так же...

– Хуже, – глубокомысленно заявил Вадим. – Всё денег стоит, а сейчас они все ушли на дорогу.

– Увы, – согласился Кондрат.

– А вообще, поиграть в полёвку[4] хочется, – Павел неожиданно поддержал Кондрата. – Хоть самим устраивай.

Идея бродила в его голове уже год, после прошлогодних Хоббитских Игрищ. И не столько потому что он был фанатом всей этой игровухи (хотя и поиграть не отказался бы), а прежде всего потому что видел в полевой игре неплохие возможности для вполне реального бизнеса. Он и играл-то в прошлом году за гномьего купца.

– Ага, по Вахе[5], – с вожделением протянул Вадим, сгребая широким жестом фигурки своих бойцов в предназначенный им ящик. По причине материальных трудностей только некоторые из них были фирменными, от Games Workshop (вернее, китайскими подделками, очень похожими на те, что от Games Workshop), большую же часть составляли крашенные оловянные и пластмассовые солдатики ещё советского производства. В частности демона, решившего исход сражения, изображал красный (из красного пластика) командир с шашкой и на лихом коне.

– Получишь ещё большее убожество, – прокомментировал мысль Кондрат.

– Почему? – искренне обиделся Вадим.

– Я уже молчу про костюмы и оружие, тех же спейсмаринов[6], но главное как ты собираешься отыгрывать космофлот?

– Здесь-то мы без него обходимся! – в запале воскликнул Вадим, но тут же сдулся: – Ну да, это здесь... А в полёвке... Изображать антигравы табуретками...

Все трое синхронно расхохотались. После этого идея должна была благополучно заглохнуть, но Пашу это принципиально не устраивало, уж очень хотелось попробовать свои силы в роли менеджера игры (именно менеджера, пусть даже и играющего, но не мастера[7]), поэтому он спешно выдвинул вполне резонное возражение:

– Это если устраивать баталку[8].

– А что там ещё есть? – уже вполне равнодушно спросил Вадим. Выяснилось что идея полевой игры не предполагает немедленного интересного результата, наоборот, грозит напряжённой организационной работой, а потому и интерес к ней тут же пропал.

А вот Паша наоборот, просто горел желанием что-то такое замутить, пусть даже с нулевым для себя балансом, просто ради практического опыта и оценки возможного рынка. Вот и пришлось срочно выдумывать что там ещё есть в Вахе кроме баталки?

– Инквизиция, – бросил он первое что пришло в голову.

– Ага! – весело осклабился Кондрат. – Вадька сорганизует культ, а ты будешь его ловить. Тут даже реквизита не надо.

– Почти, – задумчиво поправил друга Паша, полное отсутствие реквизита его никак не устраивало. Зато в остальном идея была более чем, посему он тут же принялся переводить процесс в практическое русло: – Кто будет культистами?

– Цивилы[9]! – неожиданно оживился Вадим.

– Злой ты, – воскликнул Кондрат в притворном возмущении. – Ты им хоть сообщать-то будешь, что они в игре?

– А зачем? – хищно улыбнулся Вадим. Для него весь этот разговор носил чисто теоретический, даже менее чем теоретический характер. Так, постебаться на тему. Зато Паша наоборот, воспринимал идею более чем серьёзно и был твёрдо намерен довести её до практической реализации, потому и заявил решительно:

– Значит, садимся писать правила.

– А этого тебе мало? – Вадим кивнул на стопку зачитанных до дыр кодексов[10].

– Там одна баталка, – неожиданно встрял Кондрат. – Если мы хотим играть "инквизиция против культов" надо писать всё с нуля.

Услышав такое Вадим заметно приуныл, а вот Паша наоборот, оживился:

– Какие проблемы? Бэк[11] мы знаем, а детали распишем. Зато будет чем в школе заняться!

То, что в школе надо бы ещё и учиться не волновало никого.

--------

[1]Чёрные Храмовники – один из орденов космического десанта в игровом мире Warhammer 40000. Верны Империуму.

[2]Собиратель Черепов – один из демонов Кхорна, бога войны и убийства во вселенной Warhammer 40000.

[3]Поехали бы на Игрища... – имеются ввиду Хоббитские Игрища, одна из первых масштабных полевых игр на территории б(ывшего)СССР. В 1992 году проводились на Урале, не далеко от Уфы, сюжет: поход Берена и Лючиэль за Сильмарилем. Кто такие Берен и Лючиэль? Читайте Сильмарилион Толкиена.

[4]Полёвка – полевая игра, разновидность ролевой игры, проводится на реальной местности ("в поле", отсюда и название), участники сами отыгрывают свои персонажи, сиречь бегают по лесу, дерутся деревянными мечами и надираются у костра пивом до поросячьего визга.

[5]Ваха – жаргонное название настольной игры Warhammer 40000, как самой игры, так и игровой вселенной.

[6]Спейсмарины – по-русски космические десантники, на Высоком Готике – Адептус Астартес, элитные войска в Warhammer 40000, как Империума (сохранившие верность Императору) так и противостоящего им Хаоса (мятежники).

[7]Мастер игры – участник полевой игры в задачу которого входит следить за соблюдением правил (и извращать их по мере необходимости и собственного разумения), управлять поведением неигровых персонажей, вести счёт и вообще управлять игровым процессом.

[8]Баталка – от "батальный", сиречь военный. Имеется ввиду игра в которой основное внимание уделяется битвам и дуэлям.

[9]Цивилы – гражданские лица на свою беду забредшие на полигон где идёт игра. Игроки начинают обращаться с ними как с самоходным говорящим реквизитом (это в лучшем случае, если не примут цивила за кого-то из своих), в результате несчастные граждане быстро (после первой же, в крайнем случае второй встречи) оказываются в состоянии глубочайшего психического шока и вынуждены спасаться бегством. Таковые события становятся основой для многочисленных анекдотов.

[10]Кодекс – книга правил в игре Warhammer 40000. Как правило, посвящена какому-то одному аспекту игры: одной расе, роду войск, итд итп.

[11]Бэк, он же бэкграунд – от англ. "фон, подложка". Имеется ввиду законы, история, значимые персонажи и вообще вся атмосфера игровой вселенной.

--------

Дом семьи Ежовых в частном секторе города ***, вечер того же дня

– Дядя Макс! – радостно воскликнул Паша, выбегая навстречу воему дальнему родственнику – Максиму Быстрову. Тому самому, о котором столь нелицеприятно рассуждали начальник УФСБ и его зам.

Вообще-то Максим был Паше хоть и дядей, но троюродным, седьмая вода на киселе. В таком мелком городке как ***, где родственников дальше четвёртой степени найти можно только на другом конце города, считай что и не родня уже. Но старшие Ежовы относились к дяде Максу с большим пиететом и его родственные позывы, особенно в адрес их непутёвого сына Павла, всячески поощряли. Как же, действующий кгкбшник (новый термин ФСБ ещё не прижился в народе), глядишь и наставит Пашкку (получившего своё имя в честь легендарного во всех смыслах Павла Корчагина) на путь истинный, путь честного труда, бедной жизни и беззаветного служения Родине. А при случае и прикроет начинающего фарцовщика от ментов. Сам же Максим особых родственных чувств к Ежовым не испытывал, зато испытывал острое желание протолкнуть свои идеи об утилизации неформалов в работе с молодёжью и имел на троюродного племянника вполне конкретные планы. Потому и подкармливал его недорогой игровой атрибутикой. Не слишком жирно, чтобы не дай бог не развил он свой "бизнес", но достаточно чтобы держать на крючке. Вот и сейчас, пожав племяннику руку Макс хитро подмигнул ему и спросил:

– Что, сегодня опять весь день в солдатики играли?

– Вот-вот, уже здоровый лоб вырос, а всё никак не наиграется! – сварливо встряла Нина Ивановна, мать Паши. – Ты бы хоть его уму-разуму поучил, чекист!

– Пойдём, поучу, – ухмыльнулся Макс, – заодно хоть воздухом подышит, а то так всё лето и просидит со своими солдатиками.

На улице, на ближайшей детской площадке, дядя и племянник расположились на последней не сломанной скамейке и Макс достал из кармана фигурку чемпиона Нургла.

– Вау! – воскликнул Паша, мгновенно опознав персонаж. – Нурглинг[1]? Где ты их берёшь?

– Скажешь тоже! Нурглинг! Чемпион! – возмутился Макс.

– Сколько? – уточнил начинающий предприниматель.

– Только для тебя, пятьсот.

– Слушай, я потом отдам, завтра или послезавтра, хорошо?

– О чём вопрос? Свои люди, сочтёмся.

– Где взял-то? Их же в Москве дешевле полутора не найти!

Брал макс всю эту игровую шнягу у знакомого однокурсника осевшего в Первом главке[2]. Тот какими-то своими каналами вышел на китайскую фабрику подделок и медленно, но верно пробивал канал поставок фальшивой игровой атрибутики в Россию. С дальним прицелом, конечно же. Стоили эти фигурки, естественно в разы меньше родных, Workshop'овских, а сейчас доставались этому корешу (и Максу соответственно) вообще даром. Качество было соответствующее, но игрунам в Этой Стране сравнивать особо не с чем, так что сожрут, не подавятся, особенно игруны местные, захолустные. Но знать все эти детали Паше не следовало, поэтому Макс, напустив таинственный вид, ответил:

– Контрабанда. А больше тебе знать незачем.

– Понятно, понятно, – заулыбался Паша, – меньше знаешь...

– ...спокойней спишь! Так вы что, и правда весь день сидели, играли?

– А что делать-то? В прошлом году хоть Игрища здесь рядом были, а в этом тащиться за тридевять земель... А ты? В Москву ездил, шпионов ловить? Рассказал бы хоть раз как вы это делаете.

Тон, которым был задан вопрос насторожил Макса. Предположив что дети что-то затевают он провёл нехитрый допрос в стиле "доброго следователя":

– По всякому. Тебе-то зачем? Решил в контору податься?

– Ну...

– Да ладно, говори, свои же люди!

"Подследственный", естественно, тут же раскололся:

– Хотим свою игру замутить. По Вахе. Инквизиция против культистов. Я буду инквизитором, вот и думал, может подскажешь?

– Круто! – воскликнул Макс с искренней радостью. – Расскажи подробнее!

Радоваться было чему – открывалась прямая дорога чтобы завербовать в целевой среде своего агента влияния. Паша же тем временем начал рассказывать и чем дальше он рассказывал тем серьёзнее становилось лицо его дяди. Наконец он остановил немного сбивчивый и очень восторженный рассказ племянника:

– Хорошо что ты мне это сейчас рассказал. Иначе через месяц мне пришлось бы посадить всю вашу компанию лет на десять.

Тот чуть не подавился.

– А? Как? Это же только игра!

– Вы такую игру задумали, что она статьи на три сразу тянет.

– Какие статьи?!!! – Паша аж вскочил от возмущения.

– Ты кричи громче, а то ещё не весь город услышал... Сядь!

Паша сел и замолчал.

– А теперь слушай: Создаёте тайное общество, религиозное, то-есть секту. Потенциальную общественную опасность в этой секте любой прокурор с пол пинка раскрутит. Дальше: собираетесь привлекать ничего не подозревающих граждан, значит обманом. И если, не дай бог, хотя бы копейку с кого-то возьмёте на нужды вашей игры, это уже мошенничество. При этом, совершённое группой лиц по предварительному сговору. Ещё: как ты собираешься ловить своих "еретиков"? Проводить оперативно-розыскные мероприятия, вести агентурную работу? А это имеют право делать только органы внутренних дел и государственной безопасности. И, заметь, это так, на вскидку!

Конечно, Макс здорово сгущал краски, но ведь Паша этого не знал. И знать ему не полагалось, а потому лицо без пяти минут инквизитора вытянулось от удивления и обиды. Вроде так хорошо задумано, а тут оказывается... Максим правильно просёк момент и снова включился в режим "доброго следователя":

– Ладно, помогу вам! Запрещать ведь бесполезно, всё равно будете играть... Только ховаться больше станете и больше дров наломаете. Правильно говорю?

– Ну... в общем, да... – через силу согласился Паша.

– Тогда будем делать так... Вы где обычно собираетесь?

– У Вадьки. У него предки завтра с утра работают.

– То-есть до четырёх... Хорошо, завтра в двенадцать я к вам зайду и наставлю на путь истинный. Ты остальных предупреди. Да не сиди ты с кислой рожей, Корчагин! Мы такую игру замутим, все ваши хоббиты от зависти передохнут!

Знал бы лейтенант Быстров сколь пророческими окажутся его слова...

----------

[1] Нурглинги – род низших демонов Нургла, бога болезней во вселенной Warhammer. Чемпион какого-либо из богов Хаоса – смертный герой, особо отличившийся в служении (делом) своему богу.

[2] ... в первом главке... – Первое Главное Управление КГБ (оно же ПГУ) – внешняя разведка. Сейчас так и называется: Служба Внешней Разведки, СВР.

----------

Кабинет начальника УФСБ по городу ***, утро следующего дня

– Ну, докладывай, где был, чего сделал? – с нарочито обманчивой лаской в голосе спросил начальник территориального управления представшего пред его грозные очи Быстрова.

– Ездил в Москву, приобрёл кое-какие материалы чтобы втереться доверие к местным неформалам и поддерживать среди них необходимый авторитет. Заметьте, за свой счёт.

Сказав это Быстров протянул Фёдору Ивановичу квитанцию на пять с копейками тысяч за три фигурки. Квитанциями его обеспечивал всё тот же кореш из первого главка. Самым интересным было то, что и квитанция и ТОО[1], выписавшее её были самыми настоящими, через этот ларёк на Митинке кореш сбывал поступавшие ему из Поднебесной мелкие партии подделок. Так что буде кто возжелает проверить подлинность лажи – не подкопаешься. Другое дело что не возжелает. Не принято это в Конторе, чтобы невзначай своего человека не засветить. Макс, естественно, ни на рынке не был, и деньги отдал хоть и свои, но совсем не те, что значились в квитанции, но этого начальству знать не полагалось.

Внимательно изучив квитанцию Фёдор Иванович насмешливо заметил:

– Ну так ты же этими... материалами... – последнее слово было сказано с явной насмешкой, – поди фарцуешь?

– Ага, фарцую! – с искреннем возмущением воскликнул Макс. – За полторы купил, за пятьсот отдал, и то в долг.

– А квитанция есть?

– Прикажете завести кассовый аппарат?

– Что-то больно ты остр на язычок! Результаты какие? А то, я смотрю, ты чуть не через день в Москву таскаешься!

– Есть, товарищ полковник! – Максим стал очень серьёзным. – Вчера, во время встречи с источником, случайно узнал что местные собираются провести собственную полевую игру. Считаю что мы должны вмешаться и взять руководство игрой на себя.

Полковник аж поперхнулся от такой идеи.

– Нам что? Делать больше нечего, как в детские игры играть?! – рявкнул он.

С тем что делать местным фсбшникам действительно нечего Макс был абсолютно согласен, но доводить эту мысль до руководства не стал, а то, неровён час, помрёт ещё товарищ полковник от разлития желчи и ущемлённого Чувства Собственной Важности. Вместо этого сообщил:

– Задуманный ими сценарий игры несёт потенциальную общественную опасность. Сами ребята могут укатить в такие дали, что наиграют себе на реальный срок.

Начальник задумался. Ситуация ему очень не нравилась. Прежде всего потому очень уж ладно всё у этого Быстрова складывалось. Один к одному! Как будто кто-то мостил перед ним дорогу. И инициатива всё время оставалась в руках ушлого лейтенанта, а ему, убелённому сединами и овеянному опытом полковнику оставалась только роль прикрытия, работающего по распоряжениям того самого лейтенанта. Хотя по его, полковничьему, разумению, всё должно быть с точностью до наоборот. И ведь, что самое подозрительное, до появления в Управлении Быстрова никаких предпосылок всего этого безобразия не наблюдалось. А так не бывает. В это полковник верил столь же истово, как сейчас верил в Христа (а года три назад – в Ленина). Но нравится ситуация или нет, а прояснять её надо и он кивнул Быстрову на стул:

– Ладно, садись, рассказывай подробнее.

Макс отказываться не стал, сел и рассказал начальнику, почти без утайки, то что узнал вчера от Паши.

– Это Пашка твой, что ли источник? – догадался наконец Фёдор Иванович.

– Ну тык! – подтвердил Макс.

– Ну так выдрать их всех троих ремнём!

"Может тебе и помогло бы, лапоть проношенный!", – прокомментировал про себя Макс, в слух же ответил вопросом на вопрос:

– А поможет? Они же дети! Ни чёрта не понимают! Начнут ещё больше конспирироваться и больше дров наломают. А представьте на них первыми выйдут менты?

– Нда... – перспектива начальству явно не понравилась. – Конкретные предложения?

– Взять руководство игрой на себя. Можно сделать это явно. Таким образом мы закрепляем своих людей в молодёжной среде, предотвращаем потенциально опасное развитие игры, а возможно и совершение игроками противоправных действий. И ещё, Федор Иванович! Игра идёт по нашей специфике. Многие ребята потом могут прийти к нам, можно считать мы кадры готовим.

– Да... Или натаскиваем врагов...

– А это уже зависит от нас!

– Так что же тогда не дать игре идеологически верное направление? Пусть играют в партизан!

– А кто будет за гестапо? Потапов? – тут же парировал Макс. Оба собеседника синхронно усмехнулись, понимая что местная милиция легко может сойти и за гестапо.

– Да уж, он наиграет... слишком реалистично, – согласился Фёдор Иванович и Макс его тут же "поддержал":

– Вот и я говорю: в таких играх все стороны должны быть идеологически нейтральны. Вспомните Зарницу! Там же никто не играл за Белых! Розовые, голубые...

– Особенно голубые... – хмыкнул полковник. – План мероприятий?

– Сегодня встречаюсь с ребятами и правлю сценарий игры. Дальше докладываю вам.

– Сразу после встречи ко мне с отчётом!

– Так точно! Только, Фёдор Иванович... Как быть с затратами-то?

– Много уже нафарцевал?

– Да ну вас!!!...

– Ладно, ладно! – начальник изобразил благодушие. – Квитанции есть?

– Так точно! – и Быстров выложил перед начальством несколько бумажек.

– А ты, я смотрю, уже давно этим занимаешься... – проговорил полковник, просматривая квитанции.

– Разрабатываю проблему, – скромно заявил Макс.

– Плохо только то, что самодеятельностью занимаешься. Надо было сразу докладывать и работать как положено.

"Много бы я тогда наработал!", – мысленно прокомментировал слова начальника Максим. А в слух только покаялся:

– Виноват, товарищ полковник! Впредь буду делать всё как положено!

– И деньгами больше не сори! Так и быть, это я тебе оплачу, но впредь не больше трёх тысяч в месяц! Понял? – грозно сказал Фёдор Иванович, ставя свою визу на квитанции. – Всё, беги, а то на встречу опоздаешь!

И Максим побежал. Правда сначала забежал в бухгалтерию, ибо лишние десять тысяч к зарплате лишними вовсе не были.

–-----

[1] ТОО – Товарищество с ограниченной ответственностью. Сейчас – ООО, Общество с ограниченной ответственностью. Форма коммерческого предприятия.

–-----

Дом семьи Тумановых, часом позже

Войдя в назначенное время в дом Тумановых, Максим застал там троих весьма встрёпанных подростков. Похоже, друзья уже успели высказать Паше всё что думают по поводу его болтливости, а сейчас весьма наглядно демонстрировали гостю своё отношение к внештатному вмешательству в их дела.

– Так-так, значит, меня тут заранее не любят? – спросил Макс вместо приветствия.

Ребята посмотрели на него волчьими взглядами, один только Паша решился высказать некое усреднённое мнение, дабы и гостя не сильно обидеть и неудовольствие высказать:

– Мы хотели сами всё сорганизовать.

– Да бога ради! – воскликнул в притворном порыве энтузиазма Макс. – Вы сами всё и организуете. Я только дам пару советов как это сделать. Так чтобы никто из вас не попал в тюрьму.

– Да что у нас такого может быть, что сразу в тюрьму?!! – взорвался Вадим. – Кому мы вообще нужны-то?

– Представь себе, в этом мире полно людей, которые спят и видят, как бы подловить таких молокососов как вы на какой-нибудь мелочи чтобы потом раздуть крупное дело. Чтобы получить за это премии и награды ничего не делая, чтобы увеличить "раскрывамость" ничего не раскрывая, чтобы отчитаться о "проделанной работе" не работая! Чёрт бы их всех побрал! – последнее Максим выпалил в уже совершенно неподдельной ярости. А что поделаешь? Сам себе наступил на больную мозоль.

– А КГБ, как будто в этом не заинтересовано... – задумчиво протянул Кондрат.

– Ты наверное не поверишь, но действительно не заинтересовано. Нам надо не ловить шпионов, а предотвращать утечки информации, нам надо не ловить террористов, а предотвращать теракты. Нам надо чтобы общество спокойно развивалось. Для этого мы не ждём когда кто-то совершит преступление...

– Сажаете их заранее... – столь же глубокомысленно заметил Кондрат.

– Представь себе нет. Когда становится известно что кто-то занят деятельностью, потенциально могущей привести его к конфликту с законом, мы приглашаем такого человека на беседу и разъясняем ему суть проблемы[1].

– Как сейчас нам...

– Вот-вот! – радостно подтвердил Макс. – И представь себе, многие потом бывают нам благодарны. Вот например, солдат служил на ракетной установке и делал себе выписки из секретной инструкции, для мемуаров, как он сказал. Когда об этом узнали его, вообще-то, можно было сразу сажать, но с ним только побеседовали и разъяснили на что он нарывается. Представляете, этот оболтус вообще не понимал что уже попал под статью!

– И?... – заинтересованно выдохнули все трое.

– После беседы сам принёс все свои записи, их торжественно сожгли, а человек спокойно дослужил и поехал домой.

– Ну хорошо, – не сдавался Кондрат, – но у нас-то тут ни ракет, ни атомной бомбы!

– Зато у вас тут люди! – решительно отрезал Максим. – Паша не передал вам то, что я вчера ему рассказал?

– Да вроде я... – начал было Павел, но Макс отмахнулся:

– Всё ясно, значит так, мужики...

И вывалил на голову собравшихся все те ужасы, которыми днём ранее стращал своего сколько-то-раз-юродного племянника, только на сей раз он успел подготовиться и потому сдобрил разъяснение упоминанием конкретных статей и сроков. По мере повествования морды ребят вытягивались и грустнели. Наконец Вадька подвёл итог:

– Да... похоже, надо завязывать... А идея была отличная!

– Что значит завязывать?! – совершенно искренне возмутился Макс. – Всё у вас получится! Надо только всё по уму сделать, чтобы всё законно и безопасно.

– Конечно! – поддержал его Паша, имевший в мероприятии свой интерес. – Хоббитские-то игрища получились! А мы чем хуже?

– Между прочим, – уже совершенно спокойно встрял Макс, – я более чем уверен, что в своё время с организаторами этих игрищ тоже побеседовал кто-то из КГБ и в результате игра стала намного безопаснее, как физически, так и юридически.

– Блин! Прям какая-то бесплатная юрконсультация получается! – недоверчиво воскликнул Кондрат.

– Лучше я поработаю бесплатным адвокатом, чем потом разгребать тут политическое дело на пустом месте, – мрачно ответил Макс.

– Как будто вам орденов не дадут, если вы тут политическое дело нароете, – не унимался Кондрат, на что ему Макс совершенно справедливо ответил:

– Дадут, дадут. И орденов, и люлей, так что мало не покажется. Только угадай с трёх раз, кому ордена, а кому всё остальное?

По комнате прокатилась волна смешков. Ребята намёк поняли и Макс решил развить успех:

– К тому же мне и самому интересно такую игру замутить. Эх, жалко когда я в школе учился у нас ничего такого не было!

Последнее было сказано абсолютно искренне и лёд был окончательно сломлен. Завязалась беседа, ребята, постепенно входя в азарт, наперебой рассказывали гостю о вселенной Warhammer, сыпали идеями, Макс подбадривал, расспрашивал, уточнял. Наконец настало время переходить к практическим вопросам.

– Значит, ты будешь инквизитором? – спросил он Пашу.

– Ну, да, – кивнул носитель славного революционного имени.

– А кто за культистов? Кстати, а кому будет посвящена секта? Какому богу?

– Ну... – хором ответили озадаченные игруны. О столь конкретных вещах они ещё не думали.

Макс усмехнулся. Какие же они ещё дети! И, кстати, прав был Фёдор Иваныч, эти без постороннего вмешательства потрындели бы день другой и бросили свою затею. Но, как повелось, коли назвался клизмой, так и полезай куда положено. Так что, товарищ Быстров, руки в ноги и вперёд! Делать за этих оболтусов всю работу. И вот тут Макса посетили первые серьёзные сомнения: а стоит ли этот геморрой возможных результатов? Вот только отступать было уже поздно, да и некуда, поэтому бравый чекист резво взялся за вразумление неразумных:

– Кхорна сразу отметаем. Из вас воины как из меня балерина.

– Ну, для игры... – неуверенно начал Вадим, но Кондрат его не поддержал:

– Да даже если для игры. Надо хоть как-то соответствовать. К тому же как ты думаешь культисты будут служить? Вера без дел мертва.

– Вот ещё один тонкий момент, – быстро и решительно согласился Макс, – надо подобрать таких персонажей чтобы вам не пришили случайно статью.

– Ну, отыгрывать можно что угодно, – не согласился Вадим. – Вон, на Игрищах, и рукопашку отыгрывают и колдовство и все при оружии, и ничего.

– Это разное, – покачал головой Паша. – Там отгородились на полигоне от всего мира и развлекаются между собой, а мы будем среди цивилов, а они ни сном ни духом, чуть менее чем все. И будут на нас стучать ментам или вот им, – он кивнул на Макса, – все кому не лень.

– Правильно. Мы, конечно, отнесёмся с пониманием, до определённого момента, а вот милиция разбираться не будет.

– Ну а чего тогда? – равнодушно пожал плечами Вадька. – Тогда вообще лучше сразу завязывать.

– Ну почему... – задумчиво покачал головой Паша. – Сделаешь секту Архитектора[2].

– Так он же самый...

– Что самый? У Слаанеш наркотики, порнуха, бордели, нурглинги должны разносить заразу и всех травить, а вот тзинчевцы могут тихонько заниматься гаданиями и развивать псайкерство, – решительно заявил всё тот же Паша.

– Так это же самое опасное! – воскликнул Вадим. Сегодня он явно примерял на себя роль "человека Нет!".

– Может и опасное, – согласился Кондрат, – но такой статьи как незаконное псайкерство сейчас нет! Так что смело собирай Девятерых Тайных[3] и вперёд!

– Значит с культом решили? – полувопросительно пеолуутверждающе заявил Макс.

– Да вроде как, – снова пожал плечами Вадим.

– Теперь осталось решить что вы будете делать.

– То-есть? – теперь непонимание снизошло на Кондрата. – Вадька создаст секту, а Пашка его будет ловить.

– Я не об этом. Как вы узнаете что одна команда выиграла, а другая проиграла?

Дети крепко задумались...

----------

[1] Между прочим, действительно распространённая в КГБ практика.

[2] ...Сделаешь секту Архитектора... – имеется в виду Тзинч, бог колдовства и перемен, один из его эпитетов – Архитектор Судеб.

[3] ...собирай Девятерых Тайных... – священное число Тзинча – 9.

----------

Конспиративная квартира в одном из многоквартирных домов города ***, поздний вечер, середина июня

Фёдор Иванович вроде бы спокойно и непринуждённо попивал чай на конспиративной квартире. Квартира была особая, его личная наработка, которой он не собирался делиться с конторой. В назначенное время раздался условный стук в дверь. Выглянув в глазок Фёдор Иванович обнаружил за дверью своего зама.

– Решил тряхнуть стариной? – хмыкнул Сан Саныч, переступая порог.

– Ты хорошо проверился? – вместо приветствия спросил его начальник.

– Обижаешь. Сюда, конечно, не за большие заслуги списали, но кое-что я ещё умею. А в чём дело? Зачем такая конспирация?

– Извини, но сначала... – ответил Фёдор Иванович, проводя вдоль тела зама ладонью.

Тот хмыкнул, вынул из рукава и выключил "щекотун"[1], достал из кармана небольшой приборчик с антенной и в свою очередь заявил:

– Тогда и ты извини...

Провёл антенной вдоль тела начальника, благополучно найдя у того такой же щекотун, прошёлся по квартире, тщательно обследовав стены, карнизы, плинтуса, потолок, благо тот был достаточно низким. Подойдя к окну достал из кармана небольшую металлическую таблетку, но обнаружив на стекле другую, такую же, хмыкнул и вернул прибор на место.

– У тебя паранойя? – спросил он начальника, усаживаясь напротив него.

– Хотелось бы... – проворчал Фёдор Иванович. – Что ты знаешь про Быстрова?

– Так. А теперь давай на чистоту. Ты кого-то в чём-то подозреваешь?

– Пока не знаю. Просто ответь, если можешь. Если не можешь, лучше так и скажи, мне будет спокойнее.

– Хорошо, – согласился Сан Саныч. – Я знаю про Быстрова только то, что есть в личном деле. А ты что-то подозреваешь?

Лаптев задумался на секунду, но махнул рукой и принялся объяснять:

– Не нравится он мне. И всё что вокруг него вертится тоже. Я кое-что проверил и выяснил. Ни на каком Митино он ничего не покупал, он вообще там не появлялся, ни разу. Как намыливается в Москву, сразу едет в Х-х-х-х-х-х[2].

– Х-х-х-х-х-х? – не понял сразу Сан Саныч, но быстро догадался: – Первый главк? А им-то чего здесь надо?

– Если это они, – коротко и сухо заметил Лаптев. – Здесь вообще многое не сходится. Квитанции у него настоящие, ларёк такой в Митино и правда есть и там действительно продают всю эту игровую фигню. Левые квитанции продавец действительно иногда выписывает, так, де, "крыша" велела.

– Хм... – прочистил горло Сан Саныч. – Не боишься вот так их проверять?

– К дьяволу! Так дела не делаются! Если они проводят здесь операцию то должны были до нас довести, до меня прежде всего. Если они проводят операцию не поставив нас в известность значит они долбоящеры и их надо поставить на место!

Помолчав немного он добавил: – Или нам уже поздно чего-то бояться...

Помолчали какое-то время и Фёдор Иванович очень тихо добавил ещё одну фразу:

– Если это и в самом деле наши...

Вот тут уже его зам встрепенулся:

– Подозреваешь предательство?

– Вряд ли Быстров сам понимает что происходит.

– А что, по твоему, происходит? – заинтересованно спросил Сан Саныч и Лаптев задумался. Как объяснить человеку то, что и сам-то не очень понимаешь? Попробовал начать из далека:

– Ты ведь не просто так сюда загремел, не так ли?

– Ты моё личное дело читал, – поморщился Сан Саныч. Однако после секундного размышления добавил: – Я, конечно, твоё не читал, но могу предположить, что и ты сюда загудел не за то что поймал Гитлера в Аргентине.

– Как раз таки поймал... Кого не следовало... Но суть ты понял, в такие отстойники как наш сплавляют либо неудачников, сгоревших на службе, либо раздолбаев, зарекомендовавших себя должным образом ещё во время учёбы. Правильно?

– Правильно. Ну и что?

– Возьмём теперь Быстрова. Звёзд он с неба не хватал, но вполне годен для работы в нормальном подразделении. По крайней мере по личному делу выходит так, да и по моим наблюдениям тоже.

– Если, конечно, тебе не довели про него что-то особенное, – решился прощупать почву Сан Саныч.

– Не доводили.

– Вообще-то это ничего не значит. В личное дело попадает не всё.

– То-есть он где-то как-то обделался в Вышке[3]...

– ...зацепив при этом кого-то из руководства. Дело спустили на тормозах, но распределили его, от греха по дальше, сюда. По крайней мере выбора при распределении ему не полагалось. Это точно.

– Возможно. Но смотри дальше: тут ему начинает переть. Ненормально переть. Он поднимает тему, по теме находятся люди, причём в его же окружении. И вот он уже разрабатывает если не реальное дело, то как минимум хорошую наработку на новое направление оперативной работы. И всё у него складывается один к одному. Выдвинул идею, тут же появились люди чтобы было на ком разрабатывать направление, причём такие, что и вербовать не надо. Люди стали что-то делать, причём строго ему в тему. Что дальше?

– Повезло парню, а мы ушами прохлопали. Может и правда, времена меняются.

– Нет, Саша, дело не в этом. Ты ведь особист? А я из пятёрки[4]. Мы с таким контингентом тоже работали, так что это для Быстрова новое направление, я на всяких игрунов и сектантов насмотрелся. И повидал такого, до чего ты в своей армии и не додумался бы. Поверь, не нормально всё это! Когда работа начинается так гладко, потом это всегда выходит боком, особенно с сектантами.

Он замолчал. Сан Саныч тоже молчал, помешивая ложечкой чай. Переведя дух Фёдор Иваныч продолжил:

– Знаю, интуицию к делу не пришьёшь, но чуется мне, неспроста всё это! Вот я на всякий случай и проверил деятельность Быстрова. Где тряхнул стариной, где напряг старую агентуру. Результат ты знаешь. Вот поэтому и спрашиваю тебя ещё раз: тебя ни о чём таком не предупреждали? Только намекни и я тут же лапки кверху и всю свою деятельность сворачиваю.

– Нет, Федя, никаких вводных в обход тебя не было. Но если это не наши и не предательство, как ты говоришь, тогда кто и что?

– Я даже не знаю как это назвать и что это такое на самом деле... – начал Лаптев медленно, – Но, похоже, там, – он указал пальцем в потолок, – что-то действительно есть. И случается, это что-то использует людей втёмную. Я сам такое видел только однажды, но рассказывали... Бывает сотруднику начинает переть. Какая-то мелкая разработка, эпизод на пустом месте, а из него вырастает серьёзное дело. И всё-то складывается, всё хорошо получается. Словно кто-то ведёт. Случайности на пустом месте. Сломалась машина – поехал на метро – встретил там источник. Пошёл на встречу с агентом, агент случайно дал контакт, вообще не по теме, и ты завербовал человека в нужной среде, куда раньше не было выхода. Заблудился в переулках, случайно забрёл на собрание секты. Новой и неизвестной. И не просто случайности, именно цепочками. Источник выводит тебя на другой контакт, а тот приводит тебя на собрание. На собрании тебя заметил главарь, завербовал в подручные и вот у тебя в руках все списки, вся касса, все явки, все каналы поставки литературы.

Он вздохнул, помолчал немного, прежде чем продолжать:

– А потом всегда приходится расплачиваться. Или зацепишь кого-то, кого нельзя трогать, какие-то документы пропадут, или выяснится что всё это фуфло, а ты тем временем прохлопал что-то важное. А бывает и не по службе. Заболевает человек, или что-то случается с семьёй. Может в аварию попасть, может... А! Много что может случиться. В пятёрке кто по умнее старались с такого дела соскочить, спихнуть кому-нибудь, спустить на тормозах, просто бросать нельзя, не выйдет.

– Ты соскочил сюда.

– Не успел. А коллега через пол года умер от рака. Оно так и называется, отдача. Самое поганое что эта отдача может стукнуть не только по самому исполнителю, но и рядом по службе. Так что я сейчас думаю не только о том, как бы мне на пенсию спокойно уйти, но и о том, как бы тебе удалось спокойно до пенсии досидеть.

– Ну, мне-то до пенсии ещё далеко!

– Вот-вот. И я о том же.

Посидели молча, каждый думал о своём, но когда Сан Саныч заговорил стало ясно что думали об одном и том же:

– Чёрт! Куда катится страна! Офицер КГБ... Да как ни назови! Всё равно мы чекисты! А это чмо малолетнее в открытую фарцует конфискованной контрабандой и прикрывает это спецоперацией! А другой... чекист хренов! Снабжает его конфискатом и крышует барыгу на рынке, а может через него и сбывает! Блин! Не госбезопасность, а банда какая-то!

– Саня, ты ещё не понял? – с тоской в голосе спросил Фёдор Иванович. – Нет больше страны. И КГБ больше нет. Мы проиграли... Нет! Мы не проиграли! Нас сдали! Они сначала закрылись от нас запретами, номенклатурой, КПК[5] и прочей хренью, а потом сдали страну! И мы последние, Саня. Всякие быстровы и иже с ними нам не наследники. Нам остаётся только закрыть за собой дверь, сохранить то, что ещё возможно. По подвалам, по чердакам, по таким вот хатам. Знаешь что я буду делать уйдя на пенсию? Напишу мемуары. Как мы жили, как работали, как боролись. Как и почему нас сдали. Всё напишу. С именами, званиями, адресами, невзирая на секретность и подписки!

– Тебе не дадут опубликовать.

– К чёрту! Передам внукам. Пусть лежит и ждёт. Где-нибудь, когда-нибудь, но оно всплывёт и кто-нибудь пустит в дело. И припомнит. Пусть не им самим, их внукам, правнукам, но припомнит! Потому что не должно остаться безнаказанным! И почему я здесь оказался, тоже напишу! И ты напиши!

– Напишу, – пообещал Сан Саныч.

Они больше не возвращались к этому разговору до самой своей последней встречи, но оба выполнили своё обещание, правда сам Фёдор Иванович сделал это несколько своеобразно и если бомба, оставленная Сан Санычем всё ещё лежит и ждёт своего часа, то информация от его начальника работает, ещё как работает, правда совсем не так, как он ожидал. Сам Фёдор Иванович об этом так никогда и не узнал.

----------

[1] Щекотун – детектор электронных устройств скрытного ношения. Размещается в рукаве и при приближении руки к обнаруженному устройству начинает вибрировать. Отсюда и название.

[2] Там расположена штаб-квартира 1ГУ КГБ СССР (ныне СВР). Если у Вас есть соответствующий допуск – сами знаете где, если допуска нет, то зачем Вам это знать?

[3] ...в Вышке... – жаргонное название Высшей Школы КГБ в советское время.

[4] Особист – сотрудник Особого Отдела, сиречь военной контрразведки. Пятёрка – пятое управление КГБ, занималось идеологической работой, в том числе всякими сектами.

[5] Здесь Фёдор Иванович недобрым словом поминает имевшую место в СССР практику, когда некоторые группы лиц (большей частью высшее партийное руководство и члены их семей) получали практически полный иммунитет от преследования со стороны КГБ и прочих правоохранительных органов. Для контроля за ними существовал КПК – Комитет Партийного Контроля. Контрольный орган при ЦК КПСС, по идее должен был отслеживать и пресекать незаконную деятельность членов ЦК. Судя по результатам – хреново у него это получалось.

----------


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Т.Серганова "Обрученные зверем" (Любовное фэнтези) | | П.Эдуард "Квази Эпсилон 5. Хищник" (ЛитРПГ) | | Н.Жарова "Выжить в Антарктиде" (Научная фантастика) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | | Ю.Бум "Я не парень!" (Любовное фэнтези) | | В.Огнева "Ноль" (Киберпанк) | | В.Веденеева "Люди и чудовища " (Боевое фэнтези) | | А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом (читер 3)" (ЛитРПГ) | | А.Красников "Вектор" (Научная фантастика) | | М.Анастасия "Невольный брак" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"