Штерн Наталия Владимировна: другие произведения.

Так Может Быть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это рассказ о простой девушке Саше, которой удалось покорить сердце любимого спортсмена (биатлониста). Воплощение маленькой сказки в обычной жизни, которое может случиться у каждого. Они поженились и им предстоит еще сохранить свою маленькую семью. И Саше надо научиться перебарывать свою любвиабильность ради одного единственного главного мужчины ее жизни. Друг и коллега ее мужа тоже выразил ей свои чувства и ей предстоит не легкий выбор. И она сделает его правильно. Посвящается всем болельщицам биатлона. Мечтайте девушки! И мечты сбудутся.

   Посвящается всем болельщицам биатлона.
   Мало кто верит в счастливую жизнь полную радости и денег. И именно в последнее не верят в основном. Нет у тебя денег при рождение и не надейся, что когда-нибудь ты их заработаешь (в основном ниши благодетельные родители нам это втюхивают). Можешь посмотреть по телевизору, как живут богачи и их дети. И не больше! И никто, кажется, не задумывался о том, откуда у них берутся деньги! Да, у многих от родителей, а у их родителей от их родителей и так далее. Можно продолжаться до бесконечности. Но ведь кто-то эти самые деньги заработал прежде чем оставлять своему потомству!
   Каждую копейку надо беречь (продолжаю я тему родительских нравоучений). Нельзя тратить их попусту, всё в дом надо нести (так же говорят наши родители?). И в завершение своих пылких речей (я всё ещё про родителей) они решают нашу жизнь. И в общих чертах она выглядит так: Выйти замуж (вариант для девчонок ведь именно о нас родители больше и беспокоятся) лет в двадцать пять за мужчину лет двадцати семи не пьющего и не гулящего. Работать пять дней в неделю за маленькую зарплату (зато нарабатывается стаж и я буду получать "огромную" пенсию в старости) и жить от неё до неё. Муж работает так же только его финансы составляют чуть большую сумму, и он должен отдавать их жене. В скором будущем нужно обзавестись ребёнком (или лучше двумя) и посвятить всю себя их воспитанию.
   Не радужные перспективы на будущее вам не кажется?
   В принципе я немножко понимаю наших родителей. Они свою жизнь прожили не богато (напомню, что я пишу про тех, кто не мог себе позволить летать каждый год на Багамы и тратить по тысячи долларов на одно платье или костюм), но всё же прожили её по своему, и хотят нам привить тоже. Так что их (родителей) понять можно. Но только не молодых людей (и девушек и парней) которые с радостью смотрят в будущее лишь потому, что, достигнув совершеннолетия, они смогут без ограничений глушить спиртные напитки, курить и тусаваться по ночам. И хуже всего, если они еще начинают принимать наркотики и заниматься криминалом (и воровство здесь не самое плохое). Они не хотят работать, а многие стабильно плодят нищету или пополняют приюты. Не все конечно такие, но есть.
   Мне не хочется быть ни такими, ни просто хорошими людьми, но с маленькой заработной платой, ни слушать родителей. Нет, конечно, я слушала родителей, и делала исключение только на теме моего будущего. В мои планы не входило работать по пять дней (образно сказано) за маленькую зарплату. Зачем мне большая пенсия (если она и будет)? Мне будет больше пятидесяти лет! Только если покупать сладости внукам и всё! И ради этого я должна отказывать себе в молодости? Нет. Это не для меня. Жизнь коротка и я ни в чём стараюсь себе (любимой) не отказывать. Я молода и хочу наслаждаться жизнью! Ну, кто скажет, что я не права (не считая мнений родителей и лентяев)? Я лет с тринадцати поставила себе задачу добиться в этой жизни стоящего места. Я буду зарабатывать большие деньги и смогу обеспечить своих родителей в старости (что не смогла бы сделать, если бы жила, как они мне велят) и своих детей и внуков и себя в старости. Так же я обязательно буду отдавать энное количество денег на приют для бездомных животных (не могу видеть, как они мучаются на улицах и как их мучают на улицах) и, конечно, детским домам. Как смогу. Пусть это будут и не большие суммы денег.
   На своё будущее я смотрю с оптимизмом и искоркой в глазах. И не только верю в благополучный исход, но и стремлюсь к этому. И хочу пожелать удачи всем таким же устремлённым.
  
   Моя история началась, когда мне было девятнадцать. Для кого-то это возраст, когда всё только начинается, для кого-то я ещё маленькая девочка. Но суть в одном я есть, я живу, и я чувствую себя вполне сформировавшимся человеком (конечно жизненный опыт всегда будет жизненным опытом и только он формирует человека, но у меня он тоже есть, пусть совсем маленький).
   Так вот я чувствовала себя человеком, у меня была цель в жизни и я была влюблена. Вообще я постоянно влюблена. И сразу в нескольких. И каждый мне казался единственным и неповторимым (но в основном в тот момент, когда я непосредственно смотрела на объект моего обожания).
   В число моих возлюбленных входило большинство спортсменов. Конечно, каждый из вас сразу подумал, что ни я первая, ни я последняя мечтаю о так называемом принце на белом лимузине, и я не отрицаю своего желания. Отличие лишь в том, что я хочу замуж за спортсмена, а не за звезду эстрады. И не важно, что б спортсмен зарабатывал как Дэвид Бекхэм (достаточно и как Николай Давыденко). Я конечно шучу. Но в каждой шутки есть доля шутки. И я мечтала (пока это бесплатно и не запрещено).
   - Альбина обещай мне! - Просила я подружку чуть ли не поклясться на библии.
   - Обещаю! Обещаю. - Выдохнула она. - Я же говорила.
   - Я хочу ещё это услышать.
   - Это ничего не изменит!
   - Изменит!
   - Конечно, только то, что я пошлю тебя!
   - На три весёлых буквы?
   - Хочешь на три, хочешь и на большее количество.
   - Я вообще не хочу быть посланной.
   - Тогда больше не приставай ко мне с этим глупым вопросом. Если я сказала, что возьму тебя с собой - значит возьму!
   За последний месяц я уже достала Альбинку с просьбой взять меня с собой в Башкирию. И она согласилась. И я знала, что она не передумает. Но очень волновалась я по поводу предстоящей поездки и ожидавшей меня там встречи (ну я так рассчитывала).
   Для начала давайте я расскажу вам немного о нашем знакомстве с Альбиной. Познакомились мы год, и пять месяцев назад. Я училась быть крупье, а она научилась этому уже как полгода назад и они (они - это Альбина и ещё пара таких же, как она наученных) помогали нам (нам - это мне и ещё несколько таких же учеников, как я). По окончанию учёбы мы (это уже полгода как наученные и только наученные) все вместе пошли работать в казино моего города (а моего потому, что многие из работающих крупье приезжие).
   С Альбиной мы попали в одну смену и сильно сдружились. Мы и сами не ожидали, само собой всё получилось. Пути Господни неисповедимы. Это самое подходящее выражение. Ведь с самого начала у нас был разный круг общения. Которые пересекались лишь в рабочее время. И как я выше упомянула ничего не предвещающее общение переросло в крепкую дружбу. И с каждым днём она становилась сильнее.
   Альбина была из села Стритамак, что находится в Башкирии, где так же находится село Николаевка. И о последнем подробнее.
   Для начала скажу, что обожаю биатлон (еще футбол, хоккей, большой теннис и многое другое, но биатлон больше)! Так вот село Николаевка. Я никогда раньше там не была, но очень хотелось. Хотелось по одной причине. Там родился и живёт (хоть и очень редко) Максим Юлаев. Биатлонист. Надо ли говорить что мой любимый биатлонист? Такой любимый, что как только я узнала, где он живет, не помедлила туда навострить лыжи. Но одной в неизвестность меня ехать не прельщало и тут Альбина!!! Альбиночка!!! Альбинусочка (хотя это перебор)! Она сообщила мне, что собирается летом съездить навестить родителей. Как нельзя, кстати, не правда ли? Для меня, естественно. Я напросилась ехать с ней. И скрывать истинную цель моей поездки я не стала. И надо отдать должное Альбине, она не стала смеяться над моей целью, не стала говорить, что я сумасшедшая. Она восприняла это, как естественное (многие, так называемые подруги, всегда пытаются вставить палки в колёса и помешать вашему личному счастью, говоря о нелепости вашей любви и так далее), за что ей спасибо.
   Я с нетерпением ждала, когда истечёт почти четыре месяцев, и мы с Альбиной двинемся в Башкирию. К слову сказать, к тому времени, как мы поехали, я была уже полгода безработной (но с Альбиной мы продолжали встречаться). Был там один человек (тоже из любимых, как я думала) что-то у нас с ним было, а потом внезапно пропало. Мне стало тяжко работать с ним вместе, и я решила уйти. Для всех я ушла из-за того, что не выдержали нервы (никто не знал о том, что у меня с этим молодым человеком что-то было, вот так все запутано). Я и сама не знала, хотела я на самом деле уйти или это была гордость. Или ещё что-то.... Но не будем возвращаться к моему прошлому. Это не интересно.
   Возвращаюсь к поездке. Особо тянуть не буду. Скажу, что я не совсем была безработной. Пробовала несколько мест. Но они мне не подошли. Единственный плюс: я заработала себе денег на поездку. И вот мы в Уфе.
   - Альбинка! - Я не могла сдержаться от восторга. - Мне не верится, что мы здесь! Здорово! Чем займёмся?
   - Для начала нам неплохо бы было найти автобус, который отправляется в Стритамак. Или ты ожидала, что-то другое услышать?
   - Ну, да. Типа давай бросим вещи в камере хранения и посвятим себя прогулке!
   - Нет. Мы найдём автобус и отправимся ко мне. Дома бросим вещи, хорошенько выспимся, приведём себя в порядок и тогда пойдём гулять.
   - Почему же я в этом не сомневалась? Так всё обыденно и серо.
   - Я не любительница экстремального.
   - Так я ж всего прогулку предлагаю. Ты мне город покажешь!
   - Обязательно, но не сегодня!
   - Тоска.... - Пролепетала я и поплелась за подругой.
   А дальше как по расписанию. Автобус. Продолжительная тряска в этом самом автобусе. Не долгая пешая прогулка. Дом родной (Альбинин естественно). Радужная встреча родителей (ну вы поняли чьих). Ванна. Еда. Сон.
   Следующие три дня похожи на друг друга, как близнецы. Мы просыпались. Ели. Гуляли. Я познакомилась со всеми друзьями Альбины и мне было с ними весело (особенно с её младшим братом, который мой ровесник), но все мои мысли были хоть и не столь далеко, но не рядом. Они были в селе Николаевка. Рядом с Максом.
   - Если ты мне откажешь, я уеду одна! Да, уеду. И заблужусь. Потеряюсь. Попадусь в руки маньяку, и ты меня больше никогда не увидишь! - Я пыталась уломать Альбину поехать в Николаевку при помощи шантажа и жалости. - Для меня это важно!
   - Что? Быть пойманной маньяком? - Засмеялась подруга.
   - Не придирайся к словам! Ты всё поняла. Мне нужно встретится с Максом! - Чуть ли не рыдала я.
   - Ну не реви! Не реви!
   - Не могу сдержаться.
   - Поедем, завтра, отыщем твою Николаевку.
   - Альбинка! - Я кинулась на подругу, и мы чуть вместе не повалились на пол.
   - Аккуратней!
   - Я тебя обожаю!
   - И слёзы высохли. - Приметила Альбина.
   Раннем утром мы отправились искать село. В Уфе приобрели карту, и присели в кафешку её изучит и заодно перекусить (не картой). Сёл с таким названием, как Николаевка, оказалось всего два. Я не думала, что поиски займут много времени. Методом тыка мы выбрали одно из двух сёл и отправились туда.
   - Надо купить торт! - Стукнуло у меня в голове.
   - Зачем?
   - Не можем же мы в дом с пустыми руками заявится!
   - В чей дом?
   - Ну, ты чего? В дом Макса. Или ты думала, что мы найдем, где он живёт и, посмотрев из далека уедем?
   - Ну, что-то в этом роде.
   - Ты ошиблась. Мы найдём его дом и зайдём в гости. Познакомимся с родителями.
   - Не успела встретиться с Максимом, а уже с родителями знакомиться собралась? - Веселилась Альбина.
   - От них я могу узнать, что нибудь полезное про их сына.
   - Откуда такая уверенность? Может они тебя вообще на порог не пустят?
   - Меня? Такую хорошую и милую не пустить? - Я состроила невинное личико.
   - Да у тебя по лицу заметно кто ты такая.
   - И кто я?
   - Ветреная.
   - Это не страшно. Как только я выйду замуж за Максима, сразу изменюсь.
   - А ты уже и замуж собралась.
   - А как же!
   - Сначала познакомься с ним.
   - Альбина! Ну, ты меня прям, огорчаешь своими словами! Прям огорчаешь!
   - Это ничего!
   - Ничего?
   - Ну, да. Это должно закалять тебя.
   - Для чего?
   - Для того! В жизни много неприятностей придётся пережить. И надо быть к ним готовым.
   - Филосов!
   Мы смеялись, но в глубине души я понимала, что жизнь то действительно будет преподносить сюрпризы и порой не приятные. И к ним, действительно, надо быть готовыми. Только об этом я вспомню позже. Сейчас мои мысли витают в облаках.
   - Вот мы и приехали. - Оглянулась Альбина по сторонам. - С чего начнём?
   - С торта.
   - Заладила! Смени пластинку.
   - Вот тортик купим и сменю.
   Подходящий магазин оказался не далеко. Тортов было много на выбор. И мы долго терялись в догадках. Но в конце концов решились. Забрав покупку мы отправились искать дом Юлаевых.
   - Почему ты не спросила у продавщицы? - Задала мне вопрос подруга.
   - Да ну её!
   - Что это?
   - Ты не знаешь этих продавщиц?
   - Нет. Просвети меня.
   - Это же село. Здесь все друг друга знают. А продавщицы общаются больше всего. Мы щас у неё спросим, где Максим живет, а через час уже будет всё село знать. Нам это надо? - Альбина помотала головой. - И я так думаю. Поэтому найдём кого нибудь другого, кому можно доверять.
   - И ей, по-твоему, можно доверять? - Опешила Альбина после того, как я показала ей на бабульку проходящею мимо.
   - Да. А что?
   - Ну, например, что бабульки как раз и относятся к числу людей любящих поговорить и придумать забавную историю, которую можно будет мусолить не один день.
   - Посмотри, она такая милая! - Я сложила руки пред собой.
   - Очень. И эта милашка тот час же разнесёт новость о нас на всю деревню.
   - Ты права. Но у кого спрашивать!? Знаешь, мне уже кажется, что мы зря приехали.
   Альбина по-дружески похлопала меня по плечу. И мы побрели. Куда побрели? Ну, я сама не знала. Мы просто шли, не разбирая дороги и почти не разговаривали.
   - Возьмите. - Я протянула торт проходящей мимо нас бабульке - божьему одуванчику.
   - Ой, доченька, зачем это? - Недоверчиво посмотрела бабуля на врученный торт.
   - Кушайте на здоровье. Он хороший. Только полчаса назад в магазине взяли.
   - А мне тада, зачем отдали? Вы не местные. - Вгляделась в нас бабуля. - Я вас не знаю.
   - Не знаете. В гости мы приехали. Торт в подарок покупали. - Грустно усмехнулась я.
   - И что ж? Дома никого не оказалось?
   - Да мы и дом то не нашли. - Влезла Альбинка, когда я хотела сказать нет.
   - А к кому приехали то? Мож я, чем помогу?
   - Спасибо, мы уже уезжаем. - Сказала я, но Альбин не унималась:
   - Нам бы узнать, где Юлаевы живут?
   - А вы им хто? - Снова насторожилась бабуля.
   - Так они в этой деревне живут? - Обрадовалась я.
   - В этой, в этой. Так вы хто?
   - Родственники. - Не моргнув глазом, обманула Альбина.
   - Ну, да! Родственники и не знаете, где они живут?! - Усмехнулась бабуля. - К Максимчику, небось?
   - К нему. - Выдохнула Альбина.
   - Так бы сразу и говорили. А то скрываете чаво то. Я ж не зверь, какая то. Всё понимаю. Дело молодое. - Бабуля, как-то по девичьи подмигнула нам.
   - И вы нам так просто скажете?
   - А чаво такое?
   - Да, не, всё нормально! - Пнула я разговорившуюся подругу в бок. - Так, где их дом вы говорите?
   - На Озёрной улице, там дом такой с синей крышей стоит. Вот возле него и дом их будет.
   - Спасибо, огромное! - Я готова была поцеловать бабулю, но сдержалась.
   - Это вам спасибо, за тортик.
   Мы поспешили распрощаться и чуть ли не бегом двинулись к указанному дому. На просьбы подруги идти потише я не реагировала. Верней реагировала, но ноги сами бежали и я ничего поделать не могла.
   - Саш, давай тише!
   - Не могу, Альбин, пойми. Ноги живут своей собственной жизнью и сами несут меня вперёд! - Подруге пришлось смириться. И вскоре мы поравнялись с нужным нам домом. - Черт, а торта у нас то уже нет.
   - Ну, с этим теперь ничего не поделать! - Пожала плечами Альбина. - Пойдём так. Ты идёшь? - Спросила она, когда сделала шаг к воротам, а я осталась на месте. - Ну?
   - Мне как-то не по себе. - Я помялась. - Мож поедем домой?
   - Ты чего?! Я сюда тащилась не для того, чтоб найти, что нужно и повернуть назад! Так что идём!
   Альбина буквально вцепилась в меня и потащила к воротам. Я не упиралась.
   - А их нет. - Услышали мы из соседнего двора, когда уже несколько раз позвонили в нужный нам дом.
   - А когда будут? - Мы обернулись на голос и Альбина спросила.
   - Через неделю, где-то. Они мне ключи оставили, чтоб я за хозяйством приглядела. Им что-то передать? - Спросила женщина, когда мы засобирались уходить.
   - Нет, спасибо, ничего не надо. До свидания.
   - До свидания. - Ответила нам женщина.
   Надо ли говорить в каком я была состоянии? Да я и сама не понимала, что творится у меня в душе. С одной стороны я нашла то, что искала. С другой я не нашла того, которого искала. С одной стороны я боялась этой встречи и сама не хотела идти. С другой, я же шла (!) и хоть боялась этой встречи, но так хотела, чтоб она состоялась!
   - Не переживай! - Подбадривала меня Альбина по дороге домой. - Всё будет хорошо.
   - Ну, почему, почему, все говорят эти слова человеку, которому плохо? Говорят и сами не понимают чего. Это же обещание! Обещание всего хорошего.
   - И что здесь плохого?
   - А то, что это всего лишь слова. Слова, которые дают, пустую надежду.
   - Я просто хотела тебя успокоить. - Альбина обиделась.
   - Не обижайся, - я приобняла подругу, - я понимаю. Просто мне плохо. Не обращай на меня внимания.
   - И всё равно. Я не собираюсь терпеть твой повышенный голос на меня после каждых неудач.
   - Я больше не буду. Честно! - Я посмотрела преданными глазами на подругу.
   - Правду говоришь?
   - Правду.
   - Смотри мне. - Подруга пригрозила мне пальцем. - Прощаю на первый раз. И последний!
   - Я больше не дам поводов.
  
   Оставшиеся дни отпуска мы провели спокойно. Мы весело проводили дни и вечера. Про Николаевку больше не вспоминали (лгунья, какая же я лгунья, конечно, мы про неё вспоминали, в частности я, но больше туда не ездили). Время прошло. Пора возвращаться в мой родной город. И прежде, чем вернуться я попросила Альбину провести последний день в Уфе. Она согласилась. И последний день, и почти всю ночь мы провели в Стритамаке бурно. Прощаясь. И чуть ли не плача.
   День в Уфе мы провели значимо. Альбина показала мне почти весь город со всеми его достопримечательностями. Мне понравилось. Продолжая вечер я затащила (именно затащила насильно) сопротивляющуюся Альбину на хоккей. Салават играл с ЦСКА. Я не могла упустить такого шанса поболеть за любимую команду, тем более, что на выездах ни разу не была.
   - Саш, ты издеваешься? Я не хочу идти на хоккей! Давай лучше по городу погуляем? Намного интереснее. Может с кем познакомимся. - Подмигнула мне подруга.
   - Может правда? - Я задумалась.
   - Правда! А чё этот хоккей? В Москве сходишь.
   - Схожу в Москве.
   - Вот и отлично! - Обрадовалась Альбина не дослушав мой ответ.
   - Но и здесь тоже схожу!
   - Саш! - Подруга пыталась меня уговорить не ходить. Долго пыталась. И, в конце концов, у неё ничего не получилось и в указанное время на билете мы были на указанной трибуне и на указанных местах. - До сих пор не верится, что ты меня сюда затащила! - Бурчала Альбина.
   - Расслабься. Всё будет хорошо. - Передразнила я её.
   - Надеюсь. Иначе тебе конец!
   Нет слов! Мне осталось только развести руками и увлечься игрой. Она действительно оказалась увлекательной. Но до определённого момента. Момента, когда диктор объявил, что на игре находятся пара известных личностей. Мне не было до них никакого дела пока я не услышала до боли знакомые имя и фамилию.
   - Максим Юлаев! - Произнёс голос.
   Всё внутри у меня сжалось. Я вцепилась Альбине в руку и стала шарить глазами по трибунам. Я искала его. Искала. И нашла. В бело - зелёном шарфике на трибуне противоположной нашей. Сердце как будто замерло.
   - Альбинка! - Слова дались мне с трудом. Я не верила своему счастью. - Он здесь!
   - Кто? Максим твой?
   - Да. - Я как будто задыхалась. - Вон он. - Я указала подруге на объект моего обожания.
   - Ну и что в нём особенного?
   - Он сам особенный.
   - Мне он не нравится.
   - Он мне нравится и это главное. Я от него без ума. Понимаешь мне не важно, что он кому-то не нравится, и кто-то может назвать его не красивым. Он отличный спортсмен, у него классные глаза и просто обалденный голос. В целом он сводит меня с ума.
   - Ты сумасшедшая.
   - Может быть. Но свой шанс не упущу.
   - Какой шанс?
   - В перерыве я встречусь с ним. И больше никуда не отпущу!
   - Ты серьёзно?
   - Нет, конечно. - Я опустила глаза. - Но очень бы хотелось.
   Я еле-еле дождалась перерыва и отправилась на поиски Максима. Он нашёлся быстро. Стоило увидеть толпу, чтоб понять, что он внутри неё. Вот дождаться своей очереди оказалось труднее. Но я рвалась изо всех сил ближе к нему. Рвалась и прорвалась.
   - Максим! - Он обернулся ко мне. - Можно с вами сфотографироваться?
   - Да, конечно.
   Он приобнял меня за талию и я чуть не расплылась как топлёный сыр. Пересилив себя я тоже приобняла его и дала знак Альбине (которой заранее вручила фотоаппарат). Как только она нас сфотографировала я, было, хотела (пересилив свой страх) поцеловать Максима. Но от него уже и след простыл. Как я не старалась его найти не удалось. Я решила дождаться концовки матча и встретить его на выходе с трибуны. За три минуты до конца мы уже стояли в условленном месте. Но прошло пять минут. Семь. Десять! Макс так и не появился. Оказалось, что он ушёл чуть раньше, чем мы появились у трибуны.
   - Такой шанс упустить! - Рыдала я (выражаясь фигурально) и пила Мартини.
   - Ты не виновата.
   - Виновата! Я его упустила! Надо было сразу хватать его, а я отвлеклась и всё!
   - Что всё?
   - Всё всё! Больше мне такой подарок судьба делать не будет! - В этот момент я обратила внимание на двух пришедших молодых людей. - Господи! - Я думала, что у меня начались галлюцинации. Или я просто сошла с ума. Много можно подобрать слов к моему состоянию. В пору было хвататься за сердце и нервно дышать.
   - Что с тобой?
   - Макс. Макс! Там. - У меня на лице появилось выражение... не могу подобрать слов, это можно только воспроизвести в памяти. Представьте, как меняется лицо человека, который видит объект своего обожания, сердце начинает стучаться быстрей, брови сдвигаются и грустный, устремлённый на возлюбленного, взгляд полон нежности, как и голос. - Альбина! Там Макс!
   Подруга проследила за моим взглядом. Вот только и молодые люди проследили за моим взглядом. А, проследив, поняли, что мы на них смотрим. Я понимала, что нужно отвернуться (типа приличия, все дела...), но не могла. Глаза не слушали, что им передаёт мозг.
   - Саш! Перестань так открыто пялиться! - Пыталась вразумить меня подруга.
   - Не могу, Альбин.
   - Это не прилично!
   - Понимаю! Но не могу заставить себя отвернуться! - Говорила я и продолжала смотреть на Макса. Я вообще сама не любитель сверлить кого-то так явно глазами, но в тот момент меня переклинило, и я ничего не могла поделать. Вот он засмущался (это так симпатично выглядело) и отвернулся и только его друг (тоже по видимому по-хорошему наглый) продолжал смотреть мне в ответ. На помощь мне пришла Альбина. Подруга с такой силой пнула меня под столом ногой, что ну просто не возможно было отказать ей в этой просьбе отвернуться. Теперь все мои мысли были отданы ноге, а именно тому месту, где теперь наверняка будет синяк. - Больно же!
   - Зато бесплатно! - Повторила меня подруга. - Нечего так пялиться!
   - Зачем же так бить?
   - Для профилактики полезно будет.
   - Для профилактики?! - Я закатила глаза. - Я же без ноги останусь!
   - Не останешься.
   - А вдруг?
   - Ты знаешь, что бывает вдруг!
   - Фу, какая мерзость! Я же ем! - Я продемонстрировала тарелку, на которой лежало гаспачо (удивительно, но оно было в столице Башкирии) и я демонстративно съела кусочек. - Вкусно! Не порть аппетит!
   На некоторое время мы отвлеклись и от моей больной ноги и от молодых людей и принялись за еду (опять вру сердце продолжало бешено колотиться, а косые взгляды бросаться в сторону молодых людей). Перекусили и заказали себе ещё одну (вторую) бутылочку шампанского. Нет, мы не алкашки, но иногда выпить не преступление. Ну, и иногда, напиться тоже не преступление. Мне, конечно, напиваться не хотелось, а только изрядно выпить, чтоб рассуждать не здраво. Именно это мне нужно было в данный момент, чтоб как-то завести разговор с Максом.
   - Давай! - Я подняла бокал. - За то, чтоб наши мечты исполнялись!
   - Согласна!
   Мы выпили. Я чувствовала, как в голове у меня прочищается (то есть вся нужная информация, которая помогает владеть собой ушла, а настрой на беззаботное продолжение вечера пришло). Ну а у Альбины это уже давно было заметно по лицу. С него не сходила улыбка, и она принялась много болтать (хотя в принципе она всегда много болтает...).
   - Альбина....
   - Что?
   - Нужно, что-то сделать.
   - По поводу?
   - Ну, ты чего?! Конечно по поводу Максима!
   - А что про него говорить?
   - Как что? Альбина! Альбиночка, акстись! - Я пощёлкала (верней пыталась пощёлкать) пальцами у подруги перед лицом. - Вспомни, что я тебе говорила!
   - Ну, я помню. Он тебе нравится и всё такое.
   - Не всё такое! А он мне нравится! Я его обожаю. И уже даже люблю.
   - Как быстро.
   - Это любовь с первого взгляда!
   - Тебе каждый второй нравится. С первого взгляда.
   - За Макса я готова выйти замуж!
   - И за Игоря, и за Михаила, и за Егора....
   - Я Егоров не знаю. - Перебила я подругу.
   - Ну, не Егор, какая разница! Я на то намекаю, что ты чуть ли не за каждого встречного замуж собираешься.
   - Это другое!
   - Ну-ну. Можешь не продолжать. Я уже всё это слышала.
   - Нет, я...
   - Говорю же: не надо. - Не дала мне высказаться подруга.
   - Вот.... Вот что ты щас делаешь? Ты хочешь меня обидеть, да? У тебя это может получиться. - Я сделала вид, что обиделась.
   - Ты же никогда не обижаешься? - Победно улыбнулась Альбина.
   - Как это низко напоминать человеку о его достоинствах в критической ситуации! - Процитировала я коня из известного мультика.
   - Недостатки. - Поправила меня подруга.
   - У него недостатки, а у меня достоинства! - Выгнулась я.
   Мы с Альбиной переглянулись и от чего-то рассмеялись. Громко и весело. От души. И под смех выпили ещё. И вот я дошла до кондиции (это не значит, что я напилась до состояния не стояния).
   - Я пошла. - Я решительно (но не уверенно) встала из-за стола.
   - Куда?
   - Туда. - Я жестом указала за столик, где сидел Максим.
   - Хочешь пригласить его на танец?
   - Хочу.
   - Серьёзно?
   - Серьёзней не бывает.
   - А может ещё...?
   Я сделала жест подруге замолчать. И она затихла. А я направилась к Максиму. Мне было тяжело (не в плане физики) и в какой-то момент я даже хотела повернуть назад, но именно в этот момент оба молодых человека меня заметили. Я собралась духом и подошла.
   - Может потанцуем? - Пока я говорила эти слова мне казалось, что музыка затихла и все меня слышат. Но волновало меня то, что Максим может отказать.... Это будет весьма неприятно (да и кому было бы приятно), но он не отказал.
   - Можно. - Эти слова как гром среди ясного неба. Непроизвольно у меня на лице появилась улыбка.
   Если бы я была снегурочкой, то уже давно бы растаяла от одних только объятий Максима. Я готова была его поцеловать, но ясный разум у меня проявлялся иногда и я этого решительно не делала.
   Первые секунды мы молчали. Я не знала с чего начать. И Максим, наверное, тоже.
   - Может, познакомимся? - Как-то неуверенно предложила я.
   - Максим.
   - Саша.
   - Очень приятно.
   - Мне тоже.
   - Что такие симпатичные девчонки делают одни в такой хороший вечер?
   - Вас ждём.
   - Да, я заметил, как вы на нас смотрели! - Откровенно заулыбался мой любимый биатлонист.
   - Мне кажется, я начинаю краснеть.
   - Если честно даже я засмущался от такого взгляда.
   - Я не контролировала свои действия. Извини.
   - За что? - Искренне спросил Максим.
   - За то, что так смотрела.
   - Я не сказал, что мне не понравилось! - После этих слов я посмотрела в глаза Максиму. Они горели, и он загадочно улыбался.
   Медляк закончился. Нам пришлось разжать объятия и отправится на свои места. Макс оказался джентльменом (плюс ко всем его качествам!) и проводил меня до столика.
   - Спасибо за танец, - сказал Макс.
   - И надеюсь не последний, - выпалила я и поняла что вслух (я хотела только подумать об этом). - Я сказала это вслух?
   - Да, - в один голос сказали Макс и Альбина.
   Оставалось только улыбаться, как дуре и я улыбалась. А что делать? Надо.
   Максим удалился. Сердце готово было выпрыгнуть из груди или взорваться внутри меня. Я принялась за не благоприятное для себя дела: стала обдумывать, что я не так сделала и сказала во время привата с любимым. В мою голову что-то ничего не приходило, и я решила поделиться с подругой.
   - Что скажешь? - Ждала я ответа.
   - Ну, что тебе сказать. - Философски начала подруга. - Вела ты себя как дура.
   - Ну, спасибо!
   - Пожалуйста. А что ты хотела услышать?
   - Слова поддержки.
   - Моё мнение тебя никогда не интересовало.
   - Интересовало!
   - Нет.
   - Да! Ты просто не замечала! А я всегда к нему прислушивалась! И иногда использовала в мирных целях.
   - Насколько я знаю, ты умело использовала в мирных целях только враньё. Впрочем, как и сейчас.
   - Ты уходишь от темы. Скажи мне своё мнение.
   - Ты действительно хочешь его услышать?
   - Хочу!
   - Смотри сама напросилась!
   - Выкладывай!
   - Хватит тебе сидеть, сложа руки! Действовать надо. Уж, коль вы встретились здесь значит не с проста! Не допусти того, что он просто щас уйдёт и может вы больше не встретитесь. А может, и встретитесь, но поздно уже будет.
   - И что мне делать? - Я загрустила от того, как права была Альбина.
   - Иди к нему!
   - Я стесняюсь!
   - Ой! Странно это слышать от тебя.
   - Я что не человек?
   - Человек. Но единственная и неповторимая. Сама же говорила.
   - Говорила. - Подтвердила я больше себе, а не подруге.
   - Ну, так действуй.
   Максим помог мне. Когда в очередной раз заиграла медленная музыка он сам пригласил меня. На этот раз мы болтали о всякой ерунде, но я смогла (через свой страх и риск) пригласить его (и друга естественно) за наш столик.
   - А подруга против не будет? - Задал контрольный вопрос Максим.
   - Нет! - Уверила я его. - Она только за! Надеюсь, твой друг не откажет.
   - Не откажет. Он сам предлагал с вами познакомится.
   - Какой хороший друг. - Подумалось мне и я опять (ей Богу дура) сказала это в слух, но благо Максим не расслышал.
   - Что говоришь? - Переспросил он.
   - А что ж сам не подходил? - Исправила я ситуацию.
   - Стеснялся!
   Мы засмеялись. А потом танец закончился, и мы присели за столик. За один. За наш с Альбиной. Друга Максима и, правда, долго упрашивать не пришлось.
   Время шло. Шло и я понимала, что когда-то нашу милую идиллию придётся нарушить. Нарушить серой массой нашей жизни. Придётся покинуть этот ставший мне таким родным, ресторанчик. Мне хотелось ещё протянуть этот вечер. Ещё хотя бы на пару часов.
   - Нужно пойти прогуляться. - Предложила я подруге, когда мы уединились в туалете. - Надо предложить им сменить ресторан на прогулку по городу.
   - Ты хочешь, что б это сделала я?
   - Да, - кивнула я, - я помогу.
   Молодые люди не сопротивлялись и вот уже вскоре мы шли по освещённым улицам и непринуждённо беседовали. Естественно я следовала рядом с Максом (или он со мной?) а Альбина с его другом. Мы возглавляли шествие с Максом, а подруга с другом замыкали. Я периодически оглядывалась на них, верней непосредственно на подругу. Делала я это так, чтоб Максик не обратил на это внимание. И он не обращал (по крайней мере, я этого не заметила). Подруга видела мой взгляд и лишь пожимала плечами (чтоб не видел друг Макса).
   - Ты должна будишь оставить нас с Максимом одних. - Говорила я Альбине, когда мы ещё были в туалете.
   - Ты хочешь, что б я увела его друга?
   - Именно.
   - Как ты себе это представляешь?
   - Не знаю, Альбиночка! - Я умоляюще смотрела на подругу. - Придумай, что нибудь. Пожалуйста!!!
   - Хорошо. Я попробую. Но если не получится не обижайся!
   - Никаких обид! - Пообещала я.
   И вот теперь я ждала, когда же это самое от неё зависящее произойдёт. Мы всё шли и шли. А они никак от нас не отставали.
   Мой взывающий взгляд и пожимание плечами подруги - всё чего мы с ней добились за час прогулки. На помощь пришёл друг Максима (он не представляет, как я была благодарна ему в тот момент). Ему что-то понадобилось, где-то либо какое-то дело у него возникло неотложное, но он решил удалиться. И у Альбины (наконец то!) тоже что-то там появилось внезапно и они ушли. Я, как преданная подруга, изобразила скорбь на лице и предложила отправиться с подругой. Мне даже казалось, что всех прошибёт на слезу от моей любви к ближнему своему, но все сдержались. А Альбина сказала, что дойдет и сама (ещё бы она по-другому сказала!!!) а тут ещё друг Максика обещал, что не бросит её и доведёт до места назначения в целости и сохранности.
   Мы их отпустили с Богом и продолжили путь.
   - Мне кажется, нет у них никаких дел, - вдруг сказал Макс, чем ввёл меня в ступор.
   - А что же тогда? - Неужели он догадался, что я хотел остаться с ним на едине? - Говорил мне внутренний голос, но это оказалось не так.
   - Они хотели остаться одни.
   - Остаться одни?
   - Да. Мы им мешались. - Засмеялся Макс.
   - Точно! - Я тоже засмеялась, что моя тайна маленькая не раскрыта.
   Мы прогуляли несколько часов, а мне они показались минутами. Мне было хорошо уже от того, что Максим рядом. Он со мной. И в моём распоряжение. Это ли не счастье? Да на моем месте мечтали бы оказаться миллионы девушек! Но на нем я. Откуда столько везения только? Наверно за все мои старания мне воздалось. Не хватало только одного - мне хотелось поцеловать его. Очень сильно хотелось! Это желание билось и билось у меня вместе с сердцем, но...
   - Я провожу тебя. - В какой-то момент сказал Максим.
   - Тебе надо уйти? - Мне не хотелось слышать нет, но я к этому готовилась.
   - Нет. - Я вздохнула с облегчением, но не на долго. - Ты замёрзла. Тебе надо домой.
   - Нет! Не надо. Всё хорошо.
   - Ты вся дрожишь!
   - Это щас пройдёт! - Его умение замечать такие маленькие, но важные моменты меня умиляла.
   - Ты уже полчаса мёрзнешь, больше я не могу себе позволить тебя так мучить пойдём.
   Я действительно уже давно мёрзла, но чувства сильнее здоровья. И чтоб побыть с Максом я готова была рискнуть им (здоровьем своим) без зазрения совести. Но сейчас пришлось повиноваться. Максим был непреклонен. Мы отправились в гостиницу (именно там я и Альбина остановились в двух номерах). Но до гостиницы было довольно большое расстояние от того места, где мы находились, и Максим предложил ехать на такси.
   - Нет. Не охота. - Говорила я, но на самом деле мне было охота, но хотелось подольше побыть с ним.
   - Идти далеко, а ты уже скоро льдом покроешься! - Он бы предложил мне пиджак/куртку/ветровку, но данных вещей на нем не было). - Пешком мы не пойдём!
   Последнее Максим произнёс волевым голосом и мне это так понравилось. Мне очень хотелось, что б Максим мной покомандовал, но на такси я ехать всё равно отказалась.
   - Я не могу ехать в такси, - я пыталась придумать отговорку.
   - Или просто не хочешь?
   - Нет, почему же, хочу. Но не могу.
   - Объясни.
   - Понимаешь мне в машине становится плохо.
   - Плохо?
   - Да. Ты понимаешь?
   - Пока не очень.
   - Ну, когда я выпью меня начинает укачивать. Я не хочу, что б мне стало плохо в такси. Мне будет стыдно. Если ты хочешь, езжай на такси, а я сама доковыляю. - Сказала я и сама удивилась моему воображению.
   Я говорила и боялась, что Макс мне не поверит и возьмёт и действительно уедет. Я бы себе этого не простила. Но он же джентльмен.
   - Хорошо, на такси не поедем. На чём можешь?
   - На автобусе.
   - В автобусе тебе плохо не станет?
   - В автобусе нет. Исключительно в машинах.
   - Пойдём на остановку.
   Автобус пришлось ждать минут десять. Максим не смог смотреть, как я трясусь и, обняв меня, прижал к себе. Я не представляю, что бы было, если бы в ближайшее время не пришёл автобус.... Просто не представляю! Но рядом с Максимом мне было так хорошо. В его объятиях.
   - Может, зайдём ко мне? - Неуверенно предложила я, когда мы поравнялись с гостиницей.
   - Удобно ли это? Альбина может уже спит?
   - Не спит! - Чуть ли не выкрикнула я, зная, что у нас с Альбиной разные номера (и как кстати). Я опомнилась и тише добавила. - Не спит. Она, наверное, ещё с Денисом гуляет (друг Макса).
   - Думаешь?
   - Да, она любит допоздна потусоваться.
   - Ну, раз так - пойдём.
   - Может, купим что нибудь?
   - Шампанского?
   Я кивнула.
   - А тебе можно? - Неуверенно спросила я.
   - Чуть-чуть в отпуске можно. А вот тебе ли можно? Или хватит уже?
   - Пару глотков я думаю, погоды не сделают.
   - Ну, смотри.
   - Ты только не подумай, что я алкашка.
   - Да я не думал...
   - Я вообще не пью. Много. - Продолжала оправдываться я правдой, не хотелось, чтоб Макс думал, что я бухаю по страшному. - Только в исключительные дни.
   - Сегодня исключительный день?
   - Да. Последний день отпуска. Знакомства с тобой... вами.
   - Тогда понятно.
   Мы купили не одну бутылку шампанского. Мне надо было напиться (выпитое в баре почти выветрилось). Мне надо было немного добавить. Мы пили (и на самом деле пили не много, так... пригубляли...) и слушали музыку. И даже танцевали. В какой-то момент я почувствовала, что шампанское развязало мне язык.
   - Максим. - Я сидела чуть поодаль и продолжала пить из бокала. - Ты меня слышишь?
   - Слышу.
   - Макс, ты просто не представляешь, сколько я ждала встречи с тобой.
   - Тебе напророчили нашу встречу?
   - Зачем ты так? Ты ж понимаешь, о чём я.
   - О чём же?
   - О том, почему я так смотрела на тебя в ресторане. Ты же понял, что я тебя узнала. Узнала кто ты. Что ты известный спортсмен.
   - И только поэтому ты так смотрела?
   - Нет. Но ты вряд ли поверишь. Я смотрела на тебя не по этому. Влюбилась в тебя. С первого взгляда. Нет, конечно, я полюбила тебя, когда увидела по телевизору. Увидела и всё! Ты, конечно, скажешь, что мне нужны твои деньги, и я так говорю, потому что ты известный. Я могу запретить тебе это говорить, но думать ты не перестанешь. А может ты думаешь, что я брежу от выпитого?
   - Мне лучше уйти. - Максим поднялся.
   - Да я пьяная немного, но только так я могла тебе это всё сказать. - Я преградила дорогу Максиму. - Я долгие месяцы ждала нашу встречу и с этой целью приехала в Башкирию. Я, конечно, не думала, что встреча будет такая. Я вообще не знала, какая она будет! - Я рассмеялась. - Знала только одно - мы встретимся.
   Макс стоял и слушал все, что я говорю. Я по глазам видела, что он хочет уйти, но по какой-то не виданной мне причине (спасибо ей!) не делал это.
   - Я бы полюбила тебя, даже если бы не знала, кто ты и просто встретила на улице. - Продолжала я. - Но знаю, ты не веришь мне. Это правда. Конечно, деньги важны, но я бы никогда не поставила деньги перед человеком.
   - Тебе надо выспаться. Я пойду.
   - Не уходи. Прошу. - Я подошла в плотную к Максиму и поцеловала. Поцеловала крепко и страстно. Он ответил. Это был чудесный момент. Я была на седьмом небе от счастья и сказала интимным голосом. - Не уходи.
   И он не сдержался. В мгновение ока он поднял меня на руки и отнес на кровать. Продолжая целоваться мы избавились от одежды. Ласки становились всё жарче и откровеннее. И вот, наконец, мы дошли до того момента, который и важен в занятии любовью...
   - Продолжай, прошу, - сказала я после того, как Макс вошёл в меня и понял, что он у меня первый.... Да, вот так вот бывает. Хотя может и не часто.
   - Я буду, аккуратен и не сделаю тебе больно.
   Почему мужики всегда так говорят? Или они не понимают, что непроизвольно всё равно делают нам больно или у них такой способ нас успокоить? В конце концов, в тот момент мне было всё равно. Рядом был тот, кого я люблю, а всё остальное ерунда.
   Боль сменила наслаждение, и я отдалась страсти....
   - Тебя, наверное, удивило, что я... ну, это... что ты у меня первый? - Нерешительно спросила я, когда всё закончилось.
   - Честно? Да.
   - Тебе неприятно?
   - Отчего же? Всегда приятно быть первым.
   - Ну не всем.
   - Везде есть исключения.
   - Мне самой уже надоело быть маленькой. Просто я не встречала того с кем бы мне хотелось...стать взрослой. А лишь бы с кем мне не хотелось.
   - А я значит подошёл? - Улыбнулся Макс.
   - Значит подошёл.
   - От чего такая честь?
   - Можно я пропущу этот вопрос мимо ушей?
   - Не хочешь отвечать?
   - Не хочу.
   - Тогда пропусти.
   - Ты не раскаиваешься, что провёл ночь со мной?
   - Ни сколько. А ты?
   - Ни сколько!
   Максим нежно гладил меня по волосам, а я выводила пальцем на его груди разнообразные узоры (ну я так понимаю). А через какое-то время Максим уснул. Уснул, а я ещё крепче прижалась к нему. Но время неумолимо бежало. Я аккуратно поднялась с кровати и быстро оделась. А когда оделась, встала перед кроватью и посмотрела на спящего Максима. На меня нахлынула волна сладкой грусти. Мне так хотелось остаться с ним. Бросить всё и остаться. Но я понимала, что проведённая ночь не гарантирует мне уверенности в том, что мы с Максимом будем вместе. Возможно, даже наоборот. Воспользовался любовью своей фанатки и все на этом. Потом будет с друзьями обсуждать и ржать. Мне не хотелось портить проведённое время с ним этими мыслями. Лучше уйти сейчас и сохранить прошедший вечер и прошедшую ночь в памяти как лучшее время в жизни.... Зачем я тогда его искала? И изначально говорила, что замуж за него хочу? Теперь мне страшно. Из-за мыслей, что привела выше. Теперь страшно.... А еще я девушка. Маленькая и глупая. И сама не ведаю, что творю. Сама бегу от счастья. Сама все рушу.
   Я поцеловала Максима в губы. На прощание. И положила рядом на подушку прощальную записку.
  
   Прошло больше года.
   Мало чего произошло за это время. С Альбиной мы по-прежнему виделись, хоть и не так часто. Она теперь работает в модном магазине обуви и у неё полным ходом идёт личная жизнь. Я за неё очень рада.
   Я.... Я живу, как и прежде. Только, что стала старше на год (или старее?). Работаю в игровых автоматах. Мне не нравится, если честно. Я чувствую себя рабой. Приходят больные игроки (РЕАЛЬНО БОЛЬНЫЕ!!!) и бесят меня. Многие приходят поиграть по полтинничку и делают съём рублей на сто пятьдесят! И из-за них приходится бегать туда-сюда и ещё бесплатную продукцию приносить! Многие скажут, что если не нравится - уходи, никто не держит тебя! А я отвечу: держат. Меня держат деньги и удобный график работы. Молодой девушке ведь очень трудно найти хорошую работу вот я и мучаюсь там....
   Но не будем больше об этом. Чёрт с ней - с работой. Хотя, кроме того, что я стала там работать и больше рассказать не о чем. Парня у меня нет. Но я не чувствую себя одинокой из-за этого. Я свободна. Конечно, за прошедшее время мелкие поползновения со стороны молодых людей были в мою сторону. Но... всё это не то. Всё не то, что мне нужно. Были такие, которые мне нравились (как я уже упоминала в самом начале я любвиабильная), но не больше. У них всех был один недостаток - они были не Максим. Почти все мои мысли были с ним. Я ждала зиму. Ждала когда смогу увидеть его по телевизору. Хотя бы по телевизоры. И один его вид вызывал во мне бурю эмоций. Его фотка (вырезанная из газеты) всегда была у меня перед глазами на столе.
   ...Зазвонил телефон (кто говорит? Слон?), это была Ольга.
   - Я возле твоего дома. Выходи.
   - Бегу.
   Я была полностью готова. Осталось только обуться. Что я быстренько и сделала. Прихватив лыжи я выскочила за дверь. Машину Ольгиного мужа я увидела сразу (ведь Ольгин муж каждый раз, как мы хотим покататься на лыжах, отвозит и привозит нас). Как только я загрузилась в машину, мы отправились в Дубки (это место где мы с Олей катаемся на лыжах).
   Собственно надо рассказать вам кто такая Оля. Оля Безумова так сказать моя начальница. Начальница, но только на бумаге. Так у нас с ней дружеские отношения. Когда я только пришла в игровые аппараты (а было это чуть больше полгода назад), Ольга работала старшим оператором. Но не прошло и двух месяцев как наш (любимый), Администратор уволился, и повысили Олю. Мы очень за неё радовались. Мы это я, Оля (это кассир - тёзка) Таня и Ира. Мы были одной сменой. Но вскоре ушла Ира в декрет, Таню перевели. И остались я, Оля и Оля в поддержку друг друга. К нам подбросили других, и смена стала, ну, не такой хорошей, как была.
   Когда настала зима, мы решили с Олей начать усиленно заниматься на лыжах. Я давно хотела, но одной было лень, а Ольге идею подбросил муж (чтоб он вечно счастлив был!). Мы приобрели хорошую экипировку и лыжи, естественно и принялись к занятиям. У нас нет никаких тренеров. Мы были сами для себя. Но от этого настроение и настрой ничуть не портились. И вот раза два в неделю мы в обязательном порядке катались на лыжах. И иногда находили время зайти в тир. Туда больше шла я а Оля просто составляла мне компанию и иногда сама постреливала.
   У Оли была цель просто кататься на лыжах, а у меня Макс. Как это связано? Очень просто. Я надеялась стать хорошей бегуньей и стрелком. И тогда меня заметят тренеры сборной России и возьмут в биатлон (смешно, понимаю, в моем-то возрасте). И уж там-то я Максима не упущу.... Конечно, это красочные мечты, но ведь их никто не запрещает, они бесплатны (как я говорила) и надежда умирает последней....
   К слову сказать, что по телевизору смотря на лыжников, кажется всё так просто. Просто бежать. Просто стрелять. Но, испробовав всё на своей шкуре я поняла обратное. Пробежав пару кругов длинной поменьше километра я падаю без чувств на снег и пытаюсь отдышаться. Спортсмены бегут намного больше одного километра. И порой, когда они показывают не тот результат, который мы хотим видеть, болельщики начинают гнать их вперед и судить, что ничего они не могут. У меня для таких есть предложение: идти и самим пробежать хотя бы метров пятьсот и обсуждать наших спортсменов сразу отпадёт.
   Мы с Ольгой по отработанной схеме немного размялись, поработали на лыжах (покатались тобиш) и устроили гонку друг с другом. В этот раз я пришла первая (вчера Оля, мы с ней часто меняемся - не стабильны). На финишем (так называемом) я свалилась без чувств, как это всегда и бывает. Рядом упала Оля. И мы несколько минут провели, лежа, глядя на небо.
   - Поднимаемся? - Спросила отдышавшаяся Оля.
   - Давай.
   Мы поднялись и присели на лавку. Попили воды и Оля закурила.
   - Когда ж ты бросишь? - Укоризненно покачала я головой.
   - Нет у меня силы воли.
   - А занятия спортом тебя в этом смысле не стимулируют?
   - Но я же не профессионально им занимаюсь. А так - изредка катаюсь. Это ты у нас все, куда-то на пьедестал метишь.
   - Мечу!
   - Вот и бросай курить.
   - Вот я и бросила.
   - Молодец.
   Я на самом деле бросила курить, как только занялась лыжами. Всё-таки сигареты и спорт не совместимы. Как и с алкоголем. Когда-то я уже бросала курить. И тоже ради спорта. Но спортом я так и не занялась и по истечению полу года я снова закурила. И в основном в этом был виноват алкоголь. Но в тот момент я им всё-таки злоупотребляла. Сейчас повзрослела (поумнела) и поняла, что радости жизни состоят в хороших людях рядом, в прекрасном настроении, а алкоголь только туманит разум, сковывает движение и речь, а сигарета загрязняет легкие.
   - Пробежимся ещё раз? - Предложила я.
   - Может, отдохнём хоть минут десять?
   - Нельзя расслабляться!
   - Иди ты!
   - Оль!
   - Дай отдохнуть!
   У меня не было доводов весомых, чтоб дёрнуть Ольгу в гонку. Я насупилась и уставилась в одну точку.
   - Эй! - Подруга ткнула меня в бок. - Ты чего?
   - Ничего! - Пробубнила я.
   - Пойдем, пробежимся?
   - Уже не хочу.
   - Пойдём!
   - Отстань.
   Вместо того чтоб отстать, Оля пихнула меня и я, охнув, упала с лавки в снег. Надо ли говорить, что подруга смеялась долго и громко? А, отсмеявшись, бросилась бежать (на лыжах).
   - Догоняй! - Крикнула она.
   Что мне оставалось делать? Только догонять и перегонять. Что я и пыталась сделать. По ходу бега я пыталась наладить экипировку, а точнее застегнуть куртку (жарко было), надеть перчатки и взять нормально палки (лыжные). Всё получилось, кроме перчаток. Одну одела, а вторую выронила. Возвращаться за ней не стала. Дух победителя не дал мне остановиться. Кому она нужна? Потом вернусь.
   Ольгу я догнала. Не без особых усилий, но догнала. Мы с ней шли вровень к финишу, а первой она пришла одна. Почему? Да потому, что она своей лыжнёй чуть наехала на мою, а затем ещё и подтолкнула.
   - Так не честно! - Крикнула я ей.
   - В любви и спорте все средства хороши! - Ответила она мне.
   Я как смогла, поднялась и снова бросилась за подругой. Но....Но... Она была первой и ждала меня. При этом улыбка у неё была во всё лицо.
   - Так не честно. - Повторилась я, возвращаясь с подругой на лавку.
   - Я тебе по этому поводу уже всё сказала.
   - А как же фэр плей?
   - Ну, я спортом как ты усиленно не интересуюсь и вашего жаргона не понимаю.
   - Честная игра. - Перевела я. - Я перчатку потеряла.
   - Растеряша.
   - Между прочим, за тобой гналась! Может, пойдёшь со мной и поможешь?
   - Нет уж. Я здесь посижу. За вещами присмотрю. Иди.
   - Я скоро.
   - Давай, давай! Жду.
   Я отправилась по прошедшему пути опустив глаза на снег. Я пыталась выискать тёмную точку под названием моя перчатка. Я прошла довольно много и по несколько раз, тщательно выискивая пропажу. Всё без толку.
   - Вы случайно не перчатку ищите?
   Я обернулась на голос и увидела мужчину одетого в спортивную одежду, в которой он мне напомнил тренера. В руке у него была моя перчатка.
   - Ой, спасибо огромное! - Я забрала её. - Спасибо.
   - Всегда, пожалуйста. Что ж вы амуницию теряете?
   - Да за подругой угнаться пыталась. - Отмахнулась я. - Не хотелось время терять.
   - Это хорошо, когда боевой дух присутствует. Только вот бегаете вы плохо.
   - Что? - Я просто остолбенела, что человек сделал хорошее (отдал перчатку) и тут же говорит, что я плохая бегунья.
   - Плохо, говорю, бегаете. Сила духа есть и азарт, но спринт плохой. Вы, наверное, недавно на лыжи встали?
   - Да. Пару месяцев назад.
   - Понятно. Ещё работать и работать.
   - Спасибо за перчатку. - Я поспешила удалиться.
   - Что он хотел? - Ольга кивнула в сторону мужчины.
   - Отдал перчатку. - Я помахала отданной вещью перед глазами у подруги. - И сказал, что я плохой спринтер.
   - Ну, в этом он оказался прав. - Предательски сказала подруга.
   - И ты туда же! - Я ткнула её локтем.
   Мы рассмеялись.
   Через час нас забрал Олин муж.
   На следующий день мы отправились в тир. И не просто тир. А туда где обитают будущие профессионалы. Там даже Ольга согласилась испробовать себя на стрельбищном поприще. Пришлось отдать не маленькие деньги (кровные!), что б попасть туда. Ну и как повелось в наши дни: ты только плати и будет всё что хочешь.
   Нас одели в специальное обмундирование и запустили в довольно просторное помещение. Ничего лишнего. Только стойки (за которыми мы будем стрелять) и мишени. Инструктор (или как там его называют) дал нам винтовки (биатлон же!) и рассказал, как и что нам делать (стрелять и вообще обращаться с винтовками я прекрасно умею).
   Инструктор не мешал нам тот час, что мы провели на стрельбище. Он сидел за столом или куда-то выходил и один раз я увидела его через стекло. Он стоял, с какими-то двумя мужчинами и наблюдал за нашей стрельбой. Сквозь мутное стекло и очки я их не разглядела. Да и не до них было то.
   - Стреляешь ты просто прекрасно. - Услышала я, когда мы покинули помещение с мишенями.
   - Вы?! - Удивлению моему не было предела. Передо мной стоял мужчина, который отдал мне вчера перчатку и обозвал меня (ну вы помните?!).
   - Я.
   - Вы следите за мной?
   - Да кто вы такая чтоб я за вами следил? - Искренне удивился мужчина. - Просто случайно проходил мимо и обратил внимание на твою стрельбу.
   - Спринтер из меня никудышный. И стрелок, наверное, тоже?
   - Как я уже сказал, стреляли вы прекрасно, но не идеально.
   - Не удивительно. Мы видимся, второй раз и оба раза вы пытаетесь испортить мне настроение! Но у вас не получится этого!
   - И не пытался испортить вам настроение. Говорю то, что есть. Правду.
   - Да кто вы вообще такой?! - Меня начал злить мужчина.
   - Ну, давайте, наконец, познакомимся. Меня зовут Эдуард Степаныч.
   - Меня Саша. Это моя подруга Ольга.
   Мы хотели развернуться и уйти, но мужчина продолжил:
   - Две милые девушки самоотречённо занимаются лыжами и ходят на стрельбище. Что это? Хотите стать чемпионками? - Было заметно, что мужчине весело.
   - Даже если и хотим?! Вам, какое дело?
   - У вас хоть тренер есть?
   - Он нам не нужен!
   - Ах, вот как! А стать кем хотите? Неужели биатлонистами?
   - Биатлонистами.
   - Ну-ну. Удачи. - Усмехнулся мужчина и удалился.
   - Кто это вообще такой? - Спросила я у тренера по стрельбе.
   - Эдуард Степанович.
   - Это мы уже поняли. Какая у него профессия?
   - Тренер. По лыжным гонкам.
   Эта новость нам ничего не дала. Тренер он. Или не тренер. Всё равно. Всё. Я и Оля продолжали жить, как жили. Ходили на работу. Ходили стрелять. Ходили кататься на лыжах. И не раз ещё встречали этого тренера. Но старались обходить (точнее объезжать) его стороной. Мы старались кататься дальше от того места, где он тренировал группу подростков.
   И всё же два события в нашей (а точнее в основном в моей) жизни произошло. Плохое (наверное) и хорошее (просто отличное!!!). Плохое это то, что наш клуб игровых автоматов закрывается, точнее, закрываются практически все (указ президента), в том числе и наш. Теперь предстояло искать новое место работы. Где его искать? Понятия я не имела. Хотя и говорили, что есть надежда, что наш клуб будет в числе тех, что останутся (в это число входят большие клубы), но надежда слабая. Да и не знала я, хочется ли мне продолжить работу в нём.
   Вторая новость (хорошая) была мне бальзамом на душу. Я и не верила, что чудеса на земле бывают (даже после встречи с Максимом в Башкирии). А они бывают. И мне даже показалось, что любовь есть. И счастье. И не показалось а правда есть! И счастье, и любовь, и дружба. Да и жизнь прекрасна!
   Как всегда мы (я и Ольга) в привычный час прибыли на наше место, снарядились в лыжи и принялись за привычное занятие. Поразминались. Покатались. На перегонки пробежали. Отдохнуть сели.
   - Оля, смотри! - Я указала в сторону.
   - Что. - Подруга подняла глаза. - А! Опять этот тренер. Фиг с ним. Пора бы уж привыкнуть, что он тут встречается.
   - Нет. Не он. Смотри рядом с ним.
   - Кто-то стоит.
   - Да. Это Макс! - Сердце моё забилось сильнее. - Это Макс!
   - Какой Макс?
   - Юлаев, Оля! Макс Юлаев. Биатлонист. Которого я обожаю! Я тебе рассказывала!
   - О, господи. Опять ты со своими спортсменами!
   - Не опять, а снова! Ты не понимаешь. - Я продолжала сверлить взглядом фигуру стоящую рядом с тренером. - Я его обожаю.
   - Да ты кого только не обожаешь!
   - Где-то я это уже слышала....
   - Даже если это он, что ты можешь сделать? Подойти к нему?
   - Да.
   - Ну, так иди.
   - Не могу. - Подумав, ответила я.
   - Трусишь что ли? - И подруга увидев, что я расстроилась, добавила. - Не расстраивайся. Может это и не он. Отсюда плохо видно кто там стоит.
   - Это он. Я чувствую.
   - Чувства иногда ошибаются.
   - Не сейчас. Это он. Он.
   - Успокойся. Давай лучше кружок пробежим.
   - Не хочу.
   - Давай. Как раз он увидит, как ты бежишь, сойдёт с ума и влюбится.
   - Конечно! - Я дружески хлопнула подругу по ноге, и мы засмеялись.
   - Ну что? Побежали?
   - Побежали. Вдруг ты права окажешься!
   Я и в правду надеялась, что Максим (я просто была в этом уверена) заметит меня. Заметит и узнает. Узнает и подойдёт.... А что б ему легче было меня узнать я сняла шапку. Оля, правда, возмутилась моему действию и не поверила, что мне жарко стало.
   - Из-за своего Максима, да?
   - Ему так легче будет меня заметить.
   - Одень!
   - Нет, Оль. Вот после пробежки сразу. Правда. - Умоляюще посмотрела я на подругу.
   - Дитё!
   Оля старше меня на шесть лет и иногда позволяла себе такие высказывания, хотя и не часто. Разница в возрасте между нами не чувствовалась.
   Мы побежали. Я прокладывала маршрут как можно ближе к Максу. И не о гонке я думала, не о том, как обогнать Ольгу и придти первой, а о нём. Только о Максиме. И вот мы промчались практически рядом с ним. Я бросила быстрый взгляд и только убедилась, что это он. Во мне вспыхнуло всё внутри. Я была счастлива и...и...и много разных чувств бились во мне.
   Я с удвоенной силой рванула вперёд всё ещё думая о Максиме. Я бежала и бежала. С лица не сходила улыбка. На финише я рухнула на снег (впрочем, как всегда) и затем рядом рухнула Оля.
   - Ну, ты сёдня разогналась! - Отдышавшись, сказала подруга.
   - Второе дыхание.
   - А счастливая, что такая?
   - Это он. Максим здесь. - Я была счастлива и улыбка не сходила с губ, а после того как я поняла, что Макс здесь (ЗДЕСЬ!) я начала сеяться.
   - Да что с тобой?
   - Я не знаю. Не знаю.
   Наконец (для подруги) я перестала смеяться. А она кинула в меня снежным комком и прям таки приказала:
   - Вставай со снега! И одень шапку.
   - Подожди чуточку.
   - Вставай, говорю. Ты обещала!
   - И сдержу. Только сил наберусь.
   А затем всё произошло, как в любовном романе со словами: и тут я увидела его. Максим стоял, склонившись надо мной и улыбался. Мне показалось я теряю сознание, но это было не так. Казалось, теряю дар речи, но и это было не так. Я просто умирала от счастья.
   - Привет, Саш.
   - Максим....
   Он не забыл меня! Не забыл! Эти мысли не давали мне спокойно дышать. Я поднялась. Всё тело (моё) дрожало. Ведь это Макс. И он так близко.
   - Привет. - Всё что смогла сказать я.
   - Как дела? - Видно у него тоже не находилось нужных слов.
   - Всё хорошо. А у тебя?
   - Тоже.
   Повисло тягостное молчание. Мы только сверлили друга взглядом.
   - Я, пожалуй, пойду на лавку. - Напомнила о себе Оля.
   - Нет! - Чуть ли не крикнула я. - Подожди. Эта Оля. Моя подруга. А это Максим.
   - Очень приятно. - В один голос сказали они и Макс пожал Оле руку.
   Снова молчание.
   - Я всё же пойду. Пить хочу. - Сказала Оля и быстро отчалила, не давая её остановить.
   - Что ты здесь делаешь? - Спросила я у Максима.
   - Приехал за тобой.
   - За мной? - Я стала улыбаться.
   - Не веришь?
   - Ну, не очень.
   - Это правда. Когда я проснулся и не увидел тебя то почувствовал, что-то внутри. Сначала я подумал, что мне кажется. Продолжал жить дальше. Постоянные тренировки отвлекали меня. Н я думал о девушке, с которой провел замечательный вечер и ночь. Вместе с тобой тогда ушёл кусочек моей жизни. Чем больше проходило дней, тем больше я это понимал и решил найти тебя.
   - Как-то красиво звучит. Даже слишком.
   - Это правда.
   - Сказка, какая то. Может меня разыгрывают? И где-то спрятаны камер.
   - Никаких розыгрышей и камер. Я приехал за тобой
   - Разве такое бывает? Только в кино.
   - А кино пишется по историям жизни. И таких не мало. Просто мы не все знаем.
   - Ты разве знал, где я живу? Я вроде не говорила.
   - Я знал только, в каком подмосковном городе ты живешь, но решил рискнуть. И нашёл. - Макс подошёл ко мне вплотную, и я почувствовала его дыхание. - Я так ждал этой встречи. Я скучал. Очень.
   Что произошло потом? Ничего нового. Мы поцеловались. Это было ни с чем несравнимое ощущение. А после поцелуя мы крепко обнялись. И не хотелось отпускать друг друга.
   - Как же ты нашёл меня в городе? Он у меня не маленький.
   - Мне помог один добрый человек.
   - Я его знаю?
   - Ну, сталкивалась. Тебе знаком Эдуард Степанович? - Максим указал на тренера.
   Я посмотрела на мужчину и улыбнулась, правда он в этот момент был занят своими подопечными и никакого внимания не обращал на нас. Да и далеко был.
   - Но мы же не знакомы! Как он мог про меня сказать?
   - Ну, он знал, что я ищу тебя. И недавно позвонил и сказал, что часто видит двух замечательных девушек одну из которых зовут Саша. И я решил приехать и посмотреть.
   - Саш в моём городе просто уйма!
   - Но мне как видишь, повезло.
   - Без фотографии и описания?
   - Кое какое описание я ему давал. И оно совпало с его описанием.
   - А вы давно знакомы с Эдуардом Степановичем?
   - Лет десять. Он раньше жил в Уфе и был моим тренером. Он был первым кому я позвонил и попросил о помощи.
   - Чудесное совпадение!
   - Все в жизни не случайно.
   Хотелось стоять с Максим вечно, но у него были дела, да и у меня тоже. Поэтому нам пришлось расстаться, прежде обменявшись номерами телефонов и обещаниями вечером встретится.
   - Это и есть твой знаменитый биатлонист? - Спросила подруга, когда я с ней поравнялась.
   - Он самый.
   - Ты не говорила, что знакома с ним так близко!
   - Мне бы никто не поверил. Да я и не думала, что это будет кому-то интересно. Мы с ним только один день были знакомы.
   - Хочу подробности.
   - Это не интересно.
   - Мне интересно. Выкладывай! Иначе не отстану.
   Пришлось всё рассказать Оле.
   - Ну, прям как в кино! - Только и сказала она после моего рассказа.
   Я ждала вечера. Ждала и нервничала (нервничала и ждала), перемерив десятки платьев и костюмов. Всё не то, всё не так. Уже и Оля пришла (а я её пригласила пойти с нами, Макс был не против и обещал взять друга, который непонятным образом у него здесь нашелся) и принялась мне помогать. Я нервничала и она стала. А потом просто прикрикнула на меня и сама снарядила (меня). И все остались довольны. Наверно. Главное во время (с опозданием в десять минут, естественно) мы прибыли в ресторан. Макс с другом был там.
   Время в ресторане прошло приятно я думаю для всех. Мы смеялись, улыбались, хмурились и снова улыбались. В эту ночь я решила остаться с Максимом в гостинице. Заснули мы только под утро.
   - Я хочу, чтоб ты уехала со мной. - Говорил Максим.
   - Это не возможно. - Отвечала я.
   - Почему? - Максим поцеловал меня. - Почему не возможно?
   - Ну, я работаю. И учусь. Не могу же я всё бросить!
   - Можешь.
   - Нет. Я хочу иметь образование, что б пойти на хорошую работу. А эту работу бросить не могу, потому что деньги зарабатывать надо. Я уже привыкла их тратить.
   - Будешь тратить мои.
   - Никогда! Я с детства поставила перед собой задачу, что сама буду зарабатывать и не буду не от кого зависеть.
   - Да же если придётся жертвовать любовью?
   - Любовь приходит и уходит.... Знаешь такую поговорку?
   - Знаю. Но жить без тебя не смогу!
   - И я без тебя.
   - Тогда едем со мной! Я прошу.
   - Макс! - Протянула я. - Мне кажется это неправильно. Ведь спортсмены даже жён с собой не берут, что говорить обо мне?!
   - Жён очень даже берут!
   - Жён, Максим. А я.... - А я не знала, что сказать.
   - Давай поженимся.
   - Ты шутишь? - Я опешила.
   - Нет. Давай, прям завтра поженимся!
   - Эти дела так не делаются! Для начала надо хотя бы заявление подать.
   - Подадим.
   - Мы друг друга знаем только два дня!
   - А я уже понял, что не могу жить без тебя.
   - За два дня?
   - За одну ночь.
   - Это неправильно. - Мне казалось, что так быть не может, что что-то не так. Слова путались. Мысли путались. Слишком все хорошо было и от этого страшно. И от этого в правдивость происходящего не верилось.
   - В нашей жизни вообще мало чего правильного. И жить по её законам себе в ущерб. Я знаю, что люблю тебя и хочу, что б ты была моей женой.
   - И поехала с тобой?
   - И поехала со мной. А ещё сына родила.
   - Сына? Какой ты быстрый! Уже о сыне говоришь.
   - Одно другому не мешает.
   - А если серьезно?
   - А если серьёзно - выходи за меня замуж.
  
   Свадьба была не пышная. Ни я, ни Макс не хотели шумихи. Да и времени не было. У Макса и других спортсменов все-таки гонки. Были приглашены только близкие люди (и то вышло довольно таки прилично). Конечно большинство (если не все) родственников удивлялись нашему браку. Ни со стороны Макса меня не знали, ни с моей не знали его (кроме тех, кому я уши прожужжала про Максима и биатлон в частности). Пусть так, но ведь его видели только по телевизору (кроме Альбины и Ольги) и никогда нас вместе, а тут сразу свадьба! На свадьбе нам в большинстве и пришлось объяснять, что знакомы мы долго, просто скрывали отношения, дабы не вызвать интереса у прессы. Нам поверили. По крайней мере, мы так думали.
   Пиршество длилась два дня. Первый в моём родном городе, а второй в селе Максима. От туда мы и отправились в словенскую Поклюку. Не скажу, что все были рады моей совместной поездки с мужем (какое приятное слово!). В основном это была моя мама и тренеры Максима. Мама переживала, как же я там буду, а тренеры, естественно, что я буду отвлекать их подопечного. Но, поспорив всё же дали добро (те, кто был против) и я отправилась с Максимом (яки жена декабриста).
   Прибыли мы за два дня до начала очередного этапа кубка мира. Первый день мы провели вместе. А на второй Макс должен был тренироваться. Когда он ушёл я бесполезно шлялась по квартире (номер, в котором мы остановились) и не знала чем себя занять. Вдоволь нашлявшись, я решила прогуляться. И как, оказалось, гулять мне пришлось по горам. До города можно было добраться только на транспорте. Машины у меня нет (да и прав тоже), когда ходят автобусы и ходят ли они вообще я не знала и спросить не могла (языка местного не знала и английского тоже). Я всегда хотела выучить несколько языков.... Хотеть не значит делать. Вот теперь мучаюсь. Пришлось мне пару часов изучать места проведения моего любимого спорта. Отдавая должное Словении - мне понравилось. Было много примечательных мест и магазинов (а как же без них!?). Но вот купить я так ничего и не смогла. Языка я не знала (как упоминала ранее) а жестами объяснять тоже плохо получалось. Я надеялась найти русскоязычного продавца.
   - Не везёт. - Вздохнула я над очередной неудачей.
   - Разговариваешь сама с собой?
   - Никита! - Сказала я, увидев перед собой коллегу Максима. - Вы уже освободились?
   - Нет.
   - А что ты здесь делаешь?
   - Иду в отель. А ты куда направляешься?
   - Гуляла. Хотела купить что нибудь, но не знаю языка.
   - Что ты хотела? Давай я помогу. - И Никита показал, что готов идти к палатке.
   - Спасибо, Никит, но я уже передумала. Мне уже ничего не хочется. Только упасть на тёплую кровать.
   - Замёрзла?
   - Есть чуть-чуть.
   - Тогда шагаем в отель? - Предложил Никита.
   - Шагаем. - И мы направились в отель. - А чего тебя так рано освободили? Или других так поздно?
   - И то и то верно.
   - ???
   - Ко мне жена сегодня приезжает. Надо встретить.
   - А когда остальных отпустят?
   - Где-то через пол часика.
   В холле отеля мы простились с Никитой. Я отправилась в номер, а он тоже в номер, но я, чтоб дождаться Максима, а он, чтоб переодеться и ехать встречать жену.
   - Привет! - Бросил мой муж, показавшись в дверях.
   - Привет, дорогой, - я бросилась ему на шею и принялась целовать. - Прошло только несколько часов, а я ужасно соскучилась.
   - Я тоже, но... - Макс не договорил.
   - Но... - Переспросила я. - Что но? Договаривай! Ты устал и тебе ничего не хочется?
   - Милая....
   - Я должна была догадаться, что семейная жизнь состоит из этого. - Мне становилось обидно. - Должна была догадаться.
   - Послушай меня, наконец! - Максим взял мою голову в руки и поцеловал. - Я не собирался этого говорить. Я очень скучал. И очень хочу тебя.
   - Тогда что?
   - Мне бы хотелось поесть.
   - Поесть? - На моих губах появилась улыбка. Максим кивнул. - И всё?
   - Да.
   - Извини. Извини, я совсем не подумала о том, что ты захочешь есть! - Я проклинала себя за эту забывчивость. - Какая же я отвратительная жена!
   - Всё хорошо.
   - Нет, не хорошо! Как я могла забыть!? Как? Я плохая жена!
   - Самая лучшая! - Максим крепко поцеловал меня. - Пойдём ужинать?
   - Пойдём.
  
   Следующим днём я присутствовала на гонках Максима. Я заняла место ближе к финишу, чтоб наблюдать за победой россиян. И, конечно, хотелось посмотреть за великим и ужасным Бьёрдаленом и немецкой сборной, в частности Михаэлем Рёшем и Александром Вольфом. Но прежде мне представилось полюбоваться за выступлением девушек. Молодцы, что скажешь. Особенно Катя Юрьева. Будущее нашего биатлона (и прекрасное настоящее). Но всё же когда побежали мужчины мой интерес вырос.
   Максим бежал под семидесятым номером. Перед ним под номером шестьдесят восемь бежал Уле-Айнар. За ним я тоже следила. Конечно, несравним его ход по телевизору и вживую. И вообще я могу говорить, писать и смотреть на него сутками (хотя, наверное, всё же я преувеличила немножко). А в целом я обожаю его (не путать с любовью!). Его умение спринтера и меткого стрелка поражают моё воображение. И думаю не одну меня он поразил (и внешностью в том числе). Как же повезло его жене.... Эти слова я думаю, приходили на ум тоже не только мне. Миллионы мечтали бы оказаться рядом с ним, а повезло одной. Тоже Наташке (улыбаюсь). Пусть и Итальянской. Нам, Наташкам, вообще везет.
   - Ты лучший! - Максим закончил гонку, и я подошла поздравить его с шестым местом и поцеловать. - Я тебя люблю.
   - И я тебя люблю.
   - Так не хочется тебя отпускать. - Я обняла мужа, а он меня. - Но я понимаю, что ты устал и тебе надо идти....
   - Милая, я постараюсь быстро.
   - Я буду скучать и страдать.
   - Страдать? Я себе не прощу этого.
   - Иди.
   - Я скоро.
   Макс отошёл от меня, но, сделав пару шагов, вернулся и поцеловал. Это заставило меня улыбнуться, а на душе стало тепло. Я заметила, что нас показывают на главном экране (а значит и по прямой трансляции в телевизорах) и мне стало как то неудобно. Я поспешила ретироваться, перебирая в голове возможные варианты обсуждения нашего поцелуя моим любимым комментатором, Дмитрием Губерниевым, по телевизору.
   Я не спеша, прогуливалась по местности ожидания Максима. С интересом разглядывала проходящих мимо спортсменов, которых раньше видела только по телевизору и в газетах. Большинство из них даже не замечали меня. Все торопились куда-то (куда не имею понятия, Макс мне ещё не рассказывал, куда они ходят после гонки) с уставшим видом.
   Я так загляделась, что столкнулась с кем-то из спортсменов и сразу услышала:
   - Sorry.
   - Это вы меня... - Я не договорила, так как повернулась к тому с кем столкнулась и увидела его лицо. Это был Уле - Айнер Бьёрндален. Он стоял рядом и слегка улыбался. Я обомлела (мягко говоря а так чуть в обморок не упала, желательно к нему в руки). - ...Извините. - Договорила, наконец, я.
   Еще, какое-то время мы стояли и пялились друг на друга, верней пялилась я а Уле - Айнер посмотрел, улыбнулся и поспешил откланяться. А я продолжала смотреть ему вслед пока не подошёл Макс.
   - Что с тобой? - Спросил он. - Ты уснула?
   - Бьёрн...Бьёрндален.... - Я указала в сторону, куда удалился спортсмен.
   - Что он сделал? Приставал к тебе? Только скажи, и я вызову его на дуэль!
   - Правда? - Я отвлеклась от норвежца и переключилась на мужа, который снова заставил меня улыбнуться.
   - Правда! - Серьёзным голосом подтвердил Максим.
   - Мой герой! - Я поцеловала мужа в щёку.
   - Я такой!
   - Только нос не задирай.
   - А что ты на него так смотришь?
   - Влюбилась.
   - Мне начинать ревновать?
   - Немножко для профилактики можешь. А так я полностью твоя. - Я бросилась мужу на шею. - Но если бы я встретила его на пару лет раньше и он не был бы женат я б шанс не упустила.
   - Мне ли не знать. Хорошо, что все же ты меня встретила. Хотя... - Максим задумался. - Тебе сколько лет то было бы, а? парой лет назад? Вот. Мало. Так что у него не было шансов.
   - Если бы нашей встречи не было... - Я интригующе бросила взгляд.
   - Ладно, все! Хватит. Не хочу больше обсуждать эту тему, а то борьба с Уле станет для меня неотъемлемой частью гонок.
   - А сейчас разве не так?
   - Так. Но станет принципиальнее.
   В отеле у нас был час, чтоб переодеться, отдохнуть (Максу) и отправится в ресторан. Когда мы пришли за столиком уже были тренеры и врачи команды. Мы поздоровались и заняли свои места. Сразу же за нами пришёл Никита.
   - А где ты свою благоверную потерял? - Спросил Семён Степаныч (врач команды) у Никиты.
   - Она чуть позже будет. - Ответил он, усаживаясь за стол.
   - Я тебя люблю. - Шепнула я на ухо Максиму и чмокнула его в это самое ухо.
   - И я тебя люблю. - Он проделал тоже самое.
   - Что это вы там шепчитесь? - Спросил всё тот же врач. - Больше двух говорят вслух.
   - Прошу извинить меня. - Я поднялась. - Мне нужно отойти.
   - Сбегаешь от ответа? - С улыбкой спросил Семён Степаныч.
   - Да. - Я тоже растянула губы в улыбке. - Но оставляю Максима. - Я похлопала мужа по плечу. - Он, как мужчина, будет держать удар.
   - Вот так всегда! Сбегает, а мне отвечай! - Макс поймал мою руку и поцеловал.
   Мне не хотелось в туалет. Я пришла с целью привести себя в порядок, тобиш подправить косметику. Подпудрится, подровнять тени, подухарится и нанести помаду. Рядом со мной возникла длинноногая блондинка (ну почему этот тип больше всего нравится мужчинам?! Не понимаю). Сначала она с кем-то громко говорила по телефону (обсуждая клубную жизнь), затем весьма нелицеприятно втиснулась к небольшому зеркалу. Я решила промолчать. Ну что взять с блондинки? Они и так жизнью обижены и вынуждены про себя анекдоты слушать, наверно, ежедневно. Не обижайтесь только блондинки. Вы все люди, и не все такие, как в анекдотах. Просто пошло про вас это понятие и мнение людей не перенастроить. Тем более, что некоторые из вас как будто специально подкидывают все новую пищу для смеха.
   Когда я вернулась за столик все уже были в сборе. И среди пришедших была блондинка, встреченная мной в дамской комнате (назовём так). Надо сказать что, увидев меня она даже не удивилась, даже можно сказать не обратила должного внимания.
   - Саша, - обратился ко мне Никита, - знакомься, это моя жена Ирина.
   - Очень приятно. - Девушка протянула мне руку.
   - Мне тоже. - Я пожала её.
   Официанты стали подносить заказанное. Все принялись за еду, не забывая при этом разговаривать. Обсуждали прошедший день и предстоящий. В промежутках между этим кто-то обязательно шутил. Не могу сказать, что мне не понравилось. Наоборот, было даже весело. Но мне очень - очень хотелось остаться с Максом. Наедине....
   - Может, пойдём в номер? - Тихо спросила я.
   - Чуть позже милая. - Ответил Макс.
   Под столом не было видно, как моя рука скользнула между ног Максима (не там где вы подумали!). Я принялась наглаживать его по ноге (возле того места, где вы подумали). Его лицо сразу поменяло выражение. И он задышал тяжелее.
   - Ты что творишь?
   - Хочу тебя...
   - Я боюсь если ты сейчас не прекратишь до номера уже будет не дотерпеть.
   - Так не будем терять ни минуты!
   - Саш, мы не можем....
   Максим не договорил, так как я снова принялась за старое.
   - О, Боже! - Он закатил глаза. - Ты меня с ума сведёшь.
   - Так идём?
   - Дай мне пять минут.
   Максиму пришлось сослаться на усталость и то, что завтра предстоит тяжёлый масс-страт и надо выспаться и набраться сил. И на это ему нашёлся ответ от тренера по стрельбе Андрея Горбунова:
   - Сил говоришь набраться? Может тогда вам с Александрой в разных номерах лечь?
   Ни я, ни тем более Макс, не думали обижаться или злиться на этого человека. А вместе со всеми посмеялись. Андрей Васильевич любил шутить и все к нему привыкли.
  
   Утром, отправив Максима на тренировку перед гонкой я не спеша, приняла душ и привела себя в порядок, перед тем как отправится вслед за мужем. На улице я столкнулась с Ирой.
   - Привет. - Поздоровалась она.
   - Привет. - Ответила я.
   - Ты куда-то спешишь?
   - Нет. Решила прогуляться до гонки.
   - Не против если я составлю тебе компанию?
   - Наоборот. Вместе веселее.
   - Как тебе здесь?
   - Хорошо. Раньше жизнь меня не баловала поездками заграницу, так что сейчас замечательная возможность появилась выбираться вместе с Максом.
   - Это ты пока мало с ним каталась. Я уже иногда устаю от разъездов с Никитой. А ему вот непременно я рядом нужна. Любит. - Ира улыбалась, демонстрируя все свои тридцать два зуба (хорошие надо заметить). - А по мне лучше куда-нибудь на курорт меня б отправил.
   - А мне с Максом как то приятнее.
   - Ох, молодо, зелено. - Отмахнулась Ирина и меня сразу же заинтересовал ее возраст.
   - Ира, а сколько вам лет?
   Девушка, отчего-то засмеялась.
   - Двадцать пять. Выгляжу?
   - Нет. - Мне хотелось сказать, что она лет на тридцать (если честно) тянет, своим макияжем и поведением, но воспитание пересилило. - Я думала моложе.
   Тем временем мы хорошенько прогулялись по местности и уже подходили к стадиону. Перед тем как занимать свои места мы решили зайти пожелать удачи нашим мужьям (это звучит гордо).
   - Где наши красавчики? - Ира вела себя спокойно и была уже на ты почти со всеми тренерами, наверно потому что уже не первый год всех знала.
   - Последний раз видел их вон там, - Андрей Васильевич указал вправо. - Ружья проверяли.
   - Спасибо. - Ответила я а Ира уже шла в ту сторону.
   В указанной стороне нашелся только Никита. Увидев Иру он подскочил к ней, и они слились в поцелуе. Мне стало неудобно, что я все это вижу, и я хотела отвернуться, но Никита уже заметил меня.
   - Привет. - Сказал он мне и поцеловал в щеку (кажется красную от увиденного).
   - Привет. Где Максим?
   - Отошел с тренером поговорить. Сейчас придет. Вы присаживайтесь пока. - Никита показал на лавку, убирая с неё свое ружье. - Чем занимались сегодня?
   - Просто прошлись, осмотрелись. - Ответила Ира, рассматривая свои ногти (показывая этим жестом, что ей скучно).
   Я поставила свою сумку на скамейку рядом с Ириной и присела, а девушка осталась стоять.
   - Понравилось?
   - Очень. - Мне хотелось воодушевленно рассказать об увиденной мной красе Поклюки, но Ира перебила меня.
   - Да что я тут не видела? - Она была явно не довольна и Никиту это огорчило. Мне, почему то хотелось побыстрее сбежать отсюда, предчувствуя ругань двух людей, на счастье (мое) появился Максим.
   - Сашка! - Муж бросился ко мне, а я к нему.
   - Привет, любимый. - Я поцеловала Макса. - Пришла пожелать тебе удачи.
   - Она мне понадобится.
   - Макс да ты просто с таким приемом должен золото брать. - Никита смотрел на нас.
   - Придется.
   - А тебе прием мой не понравился? - Ира еще не успокоилась.
   - Понравилась любимая, - Никита обнял жену.
   - Саш пойдем занимать наши места. - Ира отстранилась от мужа.
   - Мы пойдем. - Обратилась я к мужу.
   - Скоро увидимся.
   - Удачи. - Я поцеловала Макса в носик и, проходя мимо Никиты, пожелала ему удачи.
   - Спасибо, Саш.
   Я забрала свою сумку, и мы отправились искать свои места на трибунах. Ира больше не причитала, чем меня порадовала, и мы смогли углубиться в наблюдение гонки. Как не печально, но ни Максим, ни Никита на пьедестал не попали. Максим остался в шаге от бронзы, уступив ее в борьбе молодому Фуркаду-младшему. Никита приехал во второй двадцатке. Стрелял хорошо, но упал где то на очередном спуске. Видно серьезно, что хромал до раздевалки. Сожаления в лице Иры я увидела только по поводу места занятого ее мужем, но никак не травмой. А может мне показалось. Выйдя со стадиона, мы с ней разошлись. Я брела одна. Позвонил Максим и сказал задержится. Убирая телефон в сумку, я обнаружила там сложенную вчетверо бумажку. Развернула и прочла:
   "Милая, я люблю тебя. Встретимся сегодня в семь вечера в подсобке. Я знаю тебе не нравятся такие места, но я хочу сделать тебе сюрприз".
   Я заулыбалась и поцеловала записку. Не помню, чтоб говорила, что мне не нравятся такие места и была рада (искренне) сюрпризу. Никогда мне Максим такого не делал. Всегда были стандартные, но не менее приятные, сюрпризы. И ведь успел когда то записку сунуть! Дома еще наверно. А я и не заметила. И задержаться наверно как раз по этому поводу. И я (как дура улыбаясь) заспешила в номер, приготовить себя к вечеру.
   Пока собиралась несколько раз звонила Максиму. Он не отвечал. После очередного раза я больше не стала этого делать. Не стала отвлекать от приготовки для меня сюрприза (улыбаюсь). К месту встречи я пришла, как всегда, во время, опоздав минут на пять. И это притом, что мне минут десять пришлось погулять на улице, чтоб не придти раньше. Я все-таки девушка и должна опаздывать. В подсобке не было света. Но где то в углу я заметила горящие свечи и пошла на них. Дверь за мной закрылась и тут же нежные руки обвили меня и притянули к себе. А затем теплое дыхание рядом и поцелуй... и тут я насторожилась.
   - Максим?
   - Сашка? - Услышала я после недолгого молчания и опешила.
   - Никита??? - Я достала телефон и осветила им лицо молодого человека, и тут же батарейка села. - Что ты здесь делаешь?
   - Это ты что здесь делаешь?
   - Меня Максим пригласил. Записку написал.
   - Какую записку?
   Я порылась в сумке и достала бумажку. Никита на ощупь взял ее у меня и отправился с ней к свету. Я за ним.
   - Это моя записка. Я писал ее Ире.
   - А как она ко мне попала?
   Никита посмотрел на мою сумку и спросил:
   - Это твоя?
   - Ну, естественно.
   - Я перепутал сумки и кинул записку в твою.
   - Ой, как жалко! Это же Ира сейчас одна грустит! Надо срочно ее предупредить. - Я посмотрела на свой телефон. - У меня сел. Позвони со своего.
   - У меня другое предложение. - Никита поднял бутылку вина. - Посиди тут со мной немного. Выпьем.
   - А как же Ира?
   - Все что не делается, все к лучшему. Я так устал.
   Видно, что Никита был огорчен, и я решила составить ему не долго компанию, и опустилась на пол напротив него. Он протянул мне стакан и разлил вино.
   - Ты сегодня упал.
   - Да. Неудачно развернулся. Сам виноват.
   - Как самочувствие?
   - Да ничего. Нога побаливает. Завтра на осмотре точно скажут. Вы с Ирой подружились?
   - Как сказать.... Общаемся нормально. Мы, ваши жены, должны держаться вместе. - Улыбнулась я.
   - Мне кажется ей уже начинает надоедать со мной ездить.
   - Нет, что ты! - Мне не хотелось расстраивать Никиту. - Она очень тебя любит и ей нравится тебя поддерживать.
   - Не надо, Саш. Я знаю. Она мне уже не раз говорила. Понятно, что ей хочется с друзьями время проводить, а не таскаться постоянно со мной.
   - Мне так наоборот интересно.
   - Со временем пройдет.
   - Не думаю. Только если детей начну воспитывать. Кстати, может и вам пора о них подумать?
   - Ира пока не хочет. Говорит молодая еще. Успеем.
   - Давай за будущие победы. - Подняла я бокал и таким образом хотела сменить грустную тему. - Еще два этапа и долгожданный отдых. Отдохнем все и отношения наладятся.
   - Только на это и стоит надеяться! Я тебя наверно уже утомил. Пойдем я тебя отведу в комнату. А то Максим будет беспокоиться.
   - Да идем. А то он, наверно уже вернулся и не может до меня дозвониться!
   - Я не хочу уезжать. - Я сложила губки бантиком и пыталась вызвать чувство жалости у своего мужа.
   - Дорогая я бы с удовольствием таскал бы тебя с собой везде, но это невозможно. Тебе придётся уехать домой. Но мы снова встретимся совсем скоро.
   - Я соскучусь и умру.
   - Не говори глупостей. Время в разлуке пролетит незаметно. Встретишься пока с подругами, как раз. Съездей с ними куда-нибудь отдохнуть.
   Мне ничего больше и не оставалось, как поцеловать мужа на последок и отправится на регистрацию самолёта в Москву, грустно понимая, что Максим тоже отправился на регистрацию, но в Норвегию.
   Лететь мне было не скучно. Ирину Никита отправил тем же рейсом, что и я. Хотя правда уж лучше б я поскучала пару часов, чем бесцельно трепала языком о шмотках и тусовках. Тем более, что в этом я плохо разбиралась. Вот если бы она попросила назвать состав моей любимой футбольной команды. Я бы обсудила с удовольствием с ней последние игры и вообще.
   - Тебя кто-нибудь будет встречать? - Спросила она за час до прилета.
   - Вряд ли. Я никому не говорила, что прилечу.
   - Меня встретит друг из Москвы. Мы можем подбросить тебя до дома.
   - Не хочу вас утруждать.
   - Всё нормально! Ему будет не трудно. - Воспылала доброжелательностью и желанием помочь Ира.
   - Нет, спасибо. Я отправлю сообщение своей подруге, и она встретит меня.
   Я показательно достала телефон и набрала Альбинке всю нужную информацию по моему прилёту и огромную просьбу всё-таки не пропустить её мимо ушей и встретить меня. И в том, что она придёт я нисколько не сомневалась.
   И она пришла.
   - Ты эгоистка! - Было её приветствие.
   - Альбин я тоже очень рада тебя видеть.
   - Ты не могла написать мне хотя бы за день до приезда, что тебя встретить надо, а не за час?
   - Так получилось.
   - У тебя постоянно так получается. А у меня всё-таки есть своя жизнь! Работа!
   - Альбиночка, ну извини, дорогая. Обещаю больше так не делать. - Я улыбнулась.
   - И почему я только тебя терплю?
   - Потому что я хорошая. - Я взяла подругу под руку.
   - Ужасно! - Подруга простила меня, и всегда прощала, я понимаю, как ей трудно приходится терпеть мой характер - памятник при жизни ставить можно. - Куда тебя?
   - К тебе.
   - А если я занята?
   - Ты свободна. Я же приехала. Мы давно не виделись.
   - Саша... - Альбина покачала головой. - Тебе повезло, что у меня сегодня выходной.
   - Я знаю, когда сваливаться как снег на голову.
   - А мама тебя не потеряет?
   - Я никому кроме тебя не говорила, что приеду. Может, зайдём куда-нибудь перекусим?
   - Я приготовила картошку с грибами.
   - Вкуснятина. Но, я хочу в ресторан.
   - У меня нет лишних денег по ресторанам расхаживать.
   - Я угощаю.
   - У тебя их куча. - Укоризненно сказала подруга.
   - Ну не куча, но на покушать нам двоим найдётся.
   - Давай поедим дома.
   - Альбин. Ты бросила все свои дела, чтоб только встретить меня. Так дай и мне тебе что-нибудь сделать хорошее. В данном случае я хочу тебя угостить.
   - А я хочу угостить тебя.
   - Чёрт. Хорошо. Поедим у тебя. Но за мной приглашение в ресторан!
   - Хорошо.
   Зайдя к подруге, я кинула сумку на пол и отправилась мыть руки. Подруга сделала это раньше и отправилась уже на кухню. Когда я там появилась она уже во всю занималась готовкой (разогревом).
   - Как вкусно пахнет. - Повела я носом.
   - А ты не хотела идти.
   - Была не права.
   Я помогла подруге накрыть на стол. И вот мы уже уплетали картошку за обе щёки.
   - Чем собираешься заниматься в свободное от мужа время?
   - Даже не знаю. Скучать, наверное.
   - Больше ничего в голову поинтересней не приходит?
   - Может, подскажешь?
   - Куча вариантов. С мамой побыть. С подругами.
   - Отлично! Ты проведёшь со мной эти дни?
   - Я работаю.
   - Возьми отпуск.
   - Ну, во первых он у меня не так давно был. Во вторых я с Серёжей собираюсь в Египет лететь.
   - Летите на здоровье! Но пару дней же ты можешь скрасить моё одиночество? - Я грустными глазами посмотрела на подругу. - Пожалуйста.
   - А Даша или Оля тебе эту саму компанию составить не могут?
   - С тобой хочу.
   - Ну, хорошо. Я попробую, что-нибудь сделать.
   - Спасибо, - я приобняла свою подругу. - Ммм! Кстати, очень вкусно.
   - Ну, ешь на здоровье.
  
   Утром я отправилась домой. Надо было и, правда, маму повидать. И вещи кинуть.
   - Откуда ты взялась то? - Встретила меня мама.
   - Такое ощущение, что меня здесь никто не рад видеть. - Я развела руками вспомнив Альбину.
   - Очень рады. Почему без предупреждения? Я бы тебя встретила. Или ты с Максимом?
   - Нет. Он в Норвегию полетел. Я домой.
   - Ты на долго?
   - Нет. Вещи закину и уйду.
   - Куда?
   - К Альбинке.
   - Дома может хоть немного побудешь?
   - Побуду обязательно. Но не сейчас.
   - Можно подумать, что у тебя и дома то нет. Приезжаешь раз в год и то по обещанию вещи одни кинуть другие взять. - Развела мама руки в стороны.
   - Мам... Не преувеличивай. Какой год? Всего-то пару месяцев. Ну не обижайся. Обязательно погостим у вас с Максимом, как только сезон закончится. Или если возможность раньше будет.
   - Ну а сейчас-то ты куда хочешь?
   - На природу. В домик в лесу.
   - Одна? Без Максима?
   - Альбинку с собой возьму.
   - А у нее дел других нет с тобой шляться?
   - Когда я зову не должно быть. - Заулыбалась я.
   - Ох, королева нашлась.
   - Не иначе. Да ладно. Не шляться, а отдохнуть. На лыжах покататься.
   - А денек дома побыть не можешь.
   - Ну, мааааам. - Улыбнулась я и обняла маму. - Заеду на обратном пути. - Я поцеловала маму и пошла, собирать не многочисленные вещи. И уже скоро я была у подруги, и радовала ее известием.
   - Альбина, мы едем в Уфу! - Обрадовала я подругу.
   - Ты с ума сошла? - Но она проявила радость совсем не так, как я предполагала. - Не перестаю тебе удивляться!
   - Это же хорошо! Я всегда такая непредсказуемая. - Я заулыбалась. Но подруга моего энтузиазма не проявила.
   - Перестань думать только о себе! У меня, в конце концов, есть своя личная жизнь!
   - Альбин успокойся. Чего ты так злишься?
   - Да ничего! Просто каждый раз убеждаюсь, что ты не взрослеешь!
   - Ещё как взрослею.
   - Тогда может уже и пора думать как взрослая?
   - А что не так то? Я всего лишь предлагаю ехать тебе в Уфу! Родителей повидать сможешь! Разве плохо?
   - Нет. Почему у тебя всё так легко?
   - Потому что прошедшие годы давались мне не просто! И я устала от этого. Хочется уже, чтоб было, так как я хочу.
   - У тебя эта возможность есть.
   - И у тебя тоже! Немножко сложнее, но есть.
   - По крайней мере, у меня работа, а это не пустяк.
   - Я понимаю. Но ведь ничего тебе не мешает взять больничный на недельку?
   - Не всё так просто.
   - Альбин, если бы я не вышла замуж за Максима, то у меня бы тоже не было щас возможности бывать там, где хочу. И что такое зарабатывать деньги я знаю. Сейчас пока я пользуюсь добротой мужа и почему бы мне не делать это всё в удовольствие. Мой принцип знаешь: деньги существуют для того, чтоб их тратить.
   - Ты тратишь не свои деньги, а мужа.
   - Ну, я когда-то и свои так же тратила. И в скором времени думаю снова вернуться. Ну, щас не об этом. Альбиночка, я очень прошу, поедем в Уфу! Там у знакомого Макса есть домик и он пустует. Там аболденная природа! На лыжах покатаемся. Альбин.
   - Я позвоню на работу и попробую отпроситься.
   - Спасибо тебе! - Я накинулась на подругу с обниманиями.
   - Ладно, ложись спать. Утром разберёмся.
  
   Утром мы не просто разобрались, а уже собирали чемоданы. Я старательно запихала свой вещами нужными и "а вдруг", потом так же заботливо попыталась помочь подруге. Чтоб не дай Бог не передумала. А то кто ее знает, что в голову взбредет. Так же быстро вызвала такси, которому пришлось еще нас ждать.
   - Саш, ну сколько можно? Давай быстрее! Еще не хватало таксисту переплачивать за ожидания!
   - Я уже скоро!
   - Скоро, конечно! Поспешит, а потом оправдывается! - Бурчала подруга.
   Я спешила, дабы не разозлить подругу. Все что угодно лишь бы умаслить и заставить выполнить все, что я хочу (в хорошем смысле).
   Таксис вроде и не сердился на нашу задержку и даже не собирался просить денег дополнительно. Видно было хорошее настроение. И в ответ на мои мысли (может читать их умеет? Ну мало ли...) он радостно заявил.
   - Дочка вчера родилась, девчонки.
   - Поздравляем, - заявили мы в один голос с подругой, Альбина без энтузиазма, а я с радостью.
   - Как назвали? - Продолжила я разговор.
   - Маруся.
   - Маруся... как мило.
   - Это такое счастье, девчонки! Всем желаю его познать! У вас то еще нет детей?
   - Нет. Пока.
   - Рано нам еще. Успеем. - Добавила подруга, как то не особо дружелюбно. Альбинка то давно думала о ребенке. И возраст у неё подходящий, да все никак не получалось. Вот и расстроенная она. И не особо радуют такие темы.
   - Это, конечно, конечно...
   Разговор разбился о скалы непонимания. Но благо мы уже добрались до вокзала и, попрощавшись с таксистом, отправились искать свой поезд. Он уже давно ждал нас на перроне и готов был, отправится в путь без нас. Но не тут то было. От нас так просто не уйти. Так что мы успешно загрузились и расслабились. Дорога предстояла не ближняя, и мы коротали время как могли. Верней я коротала. Сама с собой. Альбина предпочла сон моему обществу. Но я не обиделась. Во первых это глупо. Во вторых бессмысленно. Поэтому я забралась на вторую полку и уставилась в окно. Нет ничего лучше этого занятия в дороге. С детства любила наблюдать за сменяющими друг друга пейзажами и редкими деревнями. Вот наблюдаешь за этим в окно и мечтаешь,... Правда, мне особо то и мечтать не о чем. Все мечты уже давно стали реальностью. Прекрасной реальностью. У меня есть красавец (по крайней мере, для меня уж точно) муж в купе с тем, что он известный преуспевающий биатлонист, что для многих важней внешности (верней деньги больше). О чем еще можно мечтать? О наследниках, конечно. Мы обязательно над этим вопросом поработаем в ближайшие пару лет.
   Пока я размышляла о своей жизни за окошком стемнело, и я предалась сну. Спала долго и хорошо. Шум колес всегда действовал на меня, как снотворное. Проснулась я уже, когда за окном было светло. Взглянув на часы ахнула, циферблат показывал десять часов одиннадцать минут.
   - Вот это поспала! - Не сдержалась я.
   - Да уж действительно. - Подала голос подруга с нижней полки. Я склонилась со своей и посмотрела на неё:
   - У людей с чистой совестью спокойный сон, что я сейчас и продемонстрировала.
   - Единственно, что ты продемонстрировала это то, что так тщательно скрывала - ты соня.
   - Лож и провокация. - Возмутилась я. - Поддалась внезапно нахлынувшей слабости. А может я поздно легла.
   - Рано ты легла. - Не сдавалась подруга. - Я в десть просыпалась в туалет, а ты уже дрыхла без задних ног.
   - Это я притворялась. - Подмигнула ей я.
   - Я так и подумала. - Подруга ни капли мне не поверила. - Ладно, слезай лучше. Кушать будем.
   - Это я всегда рада.
   - Сон и еда твои страсти.
   - А что может быть лучше, чем покушать вкусно и поспать?
   - Ты это умело делаешь.
   - Я мастер на все руки!
   - Скорее мастерица на всю голову.
   - Вредина. - Я показала подруге язык и всерьез увлеклась трапезой.
   Оставшиеся часы в поезде мы провели за разговорами и игрой в карты. К нам присоединились наши соседи, что прибавило веселья и как мы подъехали к месту дислокации мы и не заметили.
   На перроне нас встретил Геннадий. Хозяин того чудесного (я надеялась) домика в лесу, куда мы и держали путь. Он оказался весьма импозантным и интересным мужчиной. Проболтал всю дорогу. Пока подъехали к тому домику мы с Альбиной знали о его жизни все. О том, как ему нравится его работа, чем трудно похвастаться в наше время. О замечательной, но вредной жене, о чудесных детках, которым уже далеко за восемнадцать и которые благополучно работают и помогают маме с папой. И даже про собаку, которая знает все команды и могла бы служить на благо родине, но Геннадий бережет ее, холит и лелеет, для своей семьи.
   - Ну, вот и приехали, - донеслись до меня ожидаемые слова.
   Мы выбрались из автомобиля и огляделись.
   - Красота... - Сказали мы с Альбиной в один голос.
   А красота была действительно неописуемая. Все вокруг заснежено, деревья под толстым слоем снега и одинокий красивый домик среди этих прикрас.
   - Наслаждайтесь, дочки. - Сказал Геннадий, помогая нам вытащить сумки и донести до дома. - Вот тут вы и проведете свой отдых. На первом гостиница, туалет и ванна. Там кухня, - указал мужчина на деревянную дверь, - за поворотом кладовая. Есть подвал. На втором этаже три комнаты, в двух есть ванные комнаты. Телефон. - Мы проследили за взглядом. - Работает. Если что звоните, приду на помощь.
   - Надеюсь, нам не понадобится. - Улыбнулась Альбина.
   - Надеюсь, но все же. Вдруг вам в магазин потребуется. Так я тут как тут.
   - Спасибо Геннадий Львович. - Благодарила я.
   - Да не за что. Что-нибудь еще?
   - Нет, спасибо. Мы разберемся.
   - Тогда поеду я. Жене обещал по дому помочь. - Расплылся в нежности мужчина.
   - Езжайте, конечно. Жене помогать святое. - Согласилась Альбина.
   Мужчина отчалил, мы остались одни и бросились занимать комнаты и раскладывать вещи. Все происходило в приподнятом настроении и менее, чем за час мы обустроились (как дома) и отправились осматривать окрестности.
   - Может сразу на лыжах выйдем? - Предложила я.
   - Не хочу. Давай просто погуляем. - Отказалась подруга. - Я вообще не любитель на этих палках кататься в отличие от тебя. Мне хочется просто погулять ножками.
   - Ну, ножками так ножками. - Пожала я плечами.
   - Полезно, кстати.
   - Да я ж не сомневаюсь, Альбин. Куда пойдем?
   - Куда глаза глядят.
   - У меня они во все стороны глядят. Не могу с ними совладать.
   - Ты как всегда. Следуй за мной.
   - За тобой хоть на край света!
   - Так далеко заходить не будем, ограничимся парой сотен метров по округе.
   - И под ливнем и под градом, лишь бы быть с тобою рядом... - Напела я известные слова.
   - Ой, певица не иначе.
   - Или просто радостный человек.
   - И что ж тебя так радует?
   - Все! Без исключения. Я в таком красивом месте, с любимой подругой, мы наслаждаемся отдыхом, а где то там нас ждут любимые люди, которые в нас души не чают. - Произнесла я мечтательно. - Нам ли быть в печали?
   - А кого-то еще ждет работа.
   - Ой, Альбина.... Вечно ты о грустном.
   - Конечно, тебе же не приходится думать о пропитании.
   - Ну ладно тебе. Я тоже скоро работать пойду.
   - Ты уже год идешь. - Ухмыльнулась подруга.
   - Не могу ничего поделать с тем, что нет ничего достойного меня.
   - Место на престоле еще никто не предложил? - Ехидничала подруга.
   - Вот вот должны. - Я положила руку на плечо подруги. - Альбин ну ладно тебе. Я все такая же работящая и обычная.
   - Знаю. - Сменила гнев на милость подруга. - Могу же я тебя подколоть хоть раз.
   - Мне кажется, ты это каждый день делаешь.
   - Это для профилактики. - Подмигнула Альбина.
   - Любя, наверно.
   - Конечно любя! Куда ж без любя то.
   - Ты вообще у меня самая лучшая! Все мое счастье благодаря тебе.
   - Скажешь тоже...
   - Так, правда, же! Где бы я б сейчас была, если б не ты?
   - Дома.
   - Может и дома. - Задумалась я на секундочку и добавила. - Если б не ты я б с Максимом не познакомилась.
   - Это уже без моего участия произошло.
   - Очень даже с твоим.
   - Ты преувеличиваешь.
   - А ты нарываешься на комплимент.
   - Есть немного.
   Мы от души засмеялись.
   - Я тебя обожаю. - Сказала Альбина.
   - И я тебя.
   - Что бы мы друг без друга делали?
   - Не знаю. Скучали бы.
   - Точно.
   - Слушай, что-то я проголодалась.
   - Это естественно! Я то уж заподозрила, что ты заболела уж как пару часов о еде не вспоминаешь!
   - Ты так говоришь как будто я обжора.
   - А кто ты? - Хохотала Альбина. - Обжора и есть!
   - Еда это самое главное в жизни. Это так здорово кушать.
   - О чем и речь.
   - Да ну тебя.
   - Идем, обжора.
   - Не называй меня так.
   - Хорошо... обжора.
   - Ну, я тебе сейчас задам!
   Я слепила комок и бросилась за убегающей подругой. Бегала я всегда не особо хорошо, но точный бросок сделал свое дело.
   - Ха-ха! - Радовалась я. - Ты имеешь дело с профессионалкой по бросанию снежных орудий.
   - Это мы сейчас посмотрим. - Говорила подруга, делая комок. - Сейчас узнаем, кто из нас пометче будет.
   - Альбин ты это.... Не буянь. Ааааааа.... - Закричала я и бросилась от подруги прочь.
   Наше веселье затянулось наверно на часик или полтора. Мокрые, растрепанные, но ужасно довольные и счастливые мы вернулись в дом, переоделись и отправились ужинать. Фрукты, творожок, сок и баиньки. Спали мы (я, по крайней мере) крепко. Мне снились красочные сны, сказочные дали и любимый...
  
   Следующий день мы провели на лыжах. Да, да, моя подруга таки встала на них уговоренная мной. И я так думаю, она ни сколько не пожалела. В обед мы играли в карты, вечером после длительной прогулки мы уселись за просмотр телевизора. Шла, какая-то развлекательная программа, а мы и не прочь были посмеяться. Так и прошел наш следующий день.
   - Альбина ты так шумишь! Весь сон мне перебила. - Сонно зевая, говорила я подруге спустившись на кухню, где она уже во всю занималась завтраком.
   - Ты слишком много спишь.
   - Вот уж никогда за собой не замечала! - Развела я руками, так как всегда вставала рано. - Не считая поезда. Это единичный случай!
   - И вот он уже повторился. А вообще я про сегодня. Посмотри на время. Уже девять утра!
   - Какой ужас.
   - И я про тоже. - Подруга не обратила внимание на саркастические нотки в моем голосе.
   - Могу я один раз дать волю своему телу и отоспаться.
   - На том Свете отоспимся. - Подруга сказала слова, которые часто говорю я.
   - Мы же на отдыхе.
   - И на отдыхе надо наслаждаться отдыхом, то есть гулять. Не твои ли слова?
   - Мои. - Согласилась я.
   - В противном случае, зачем ты меня сюда притащила? Чтоб я скучала пока ты спишь?
   - Ладно, ладно! Ты права. Будем проводить все свободное время в компании друг друга, и наслаждаться общением. И даже спать можем вместе.
   - Ну, уж без этого, я думаю, обойдемся.
   - Давай попробуем, что ты там сварганила нам покушать.
   - Ничего особенного. Легкая яишенка. Надо будет сегодня пройтись по магазину и набрать на неделю вперед. Я думала того, что мы привезли собой хватит на пару дней, но ты такая обжора, что истребила все за два дня.
   - Не без твоей помощи.
   - Если только совсем чуть чуть.
   - Звоним Геннадию Львовичу?
   - Давай в обед. Можешь пока прокатится на лыжах, а я пройдусь.
   Я дала себе волю погонять по накатанной дорожке, что находилась в непосредственной близи от дома и прибывала не в идеальном, но весьма хорошем состоянии, так как за ней зорко следил Геннадий Львович по той простой причине, что в этом доме частенько останавливались и лыжники, и биатлонисты, и прочие спортсмены. Специально для их нужд и была приготовлена небольшая трасса, чтоб за время простоя не растерять своих навыков. Здесь даже своеобразное стрельбище было. Винтовки к нему не прилагались, только если кто с собой мог привезти оружие и развлечься стрельбой по деревянным мишеням. В основном это делали охотники, которые не часто, но тоже останавливались в этом домике. В прочем и некоторые спортсмены не прочь были поохотиться. Особой дичи в этом лесу не было, но пара разновидностей подходящих для охоты птиц обитали.
  
   Геннадий Львович приехал быстро. Но мы уже к тому моменту были собраны и ждать нас не пришлось. Конечно девушки собираются долго, от того, что хотят выглядеть хорошо. И мы из их числа, но я ненавижу опаздывать и всегда (почти) рассчитываю время. И так многие девушки. Так что мужчины зря нас высмеивают. Сами то не лучше. Говорят, будут через десять минут и приходится их ждать еще как минимум полчаса! Так что сами... с усами. Но за собой то они этого не замечают. Дети обнаглевшие, ей Богу. Не обижайтесь мужчины, но так это и есть. Так что перестаньте нас терроризировать.
   - Что будем брать? - Поинтересовалась Альбина в магазине.
   - Всего и побольше.
   - Нарываешься на комплимент. - Съязвила подруга.
   - Не стесняйся в высказываниях.
   - Повременю все же.
   - Как знаешь. - Улыбнулась я.
   - Лучше иди кефира набери.
   - Будет сделано товарищ командир! - Даже приложила руку к голове (не пустой).
   - Иди уже не вихляйся!
   - Уже ушла!
   Я заторопилась в молочный отдел. Вдоволь набрала себе кефирчика и вкусняшных сырков. В рука у меня это все добро еле еле поместилось, но поместилось же (порадовалась я себе). Я осторожно (на грани фола) отправилась искать корзинку с подругой. Или подругу с корзинкой. Не суть. Главное желание было положить все пока не уронила. Путь мой лежал через винно-водочный отдел. Ну, вот черт меня дернул там пройти! Пройти и присмотреться к продукции. Верней взгляд как то сам упал на вино "Молоко любимой женщины". Из всех видов и сортов вина пью только его. И вот мой глаз (орлиный) остановился на синей бутылочке. Пару секунд терзаний и раздумий и я уже тянусь за ней.
   - Одна нам не помешает. - Рассуждала я. - Мы не алкаши, просто расслабимся один вечерок по дружески. Да. Один разочек можно.
   И я это сделала. Вино было в моих руках. Держа равновесие, развернулась и собралась идти к Альбине. Вместо этого я столкнулась с чьей-то широкой спиной. Половина содержимого моих рук тот час повалилось на пол. Я наблюдала с открытым ртом как летит вниз стеклянная бутылка. И вот когда она красиво ударилась об кафельный пол я не сдержалась и выругалась.
   - Вашу мать...! - Я перевела взгляд на мужчину, который так же стоял и наблюдал за произошедшим. Он растеряно поднял на меня глаза. Я надеялась на извинения, но услышала совсем другое:
   - Ты че ваще? Не видишь, куда прешь что ли?
   - Вообще-то нет! А вы не видели, что девушка стоит с полными руками? Встали, прямо за спиной!
   - Это ты че, меня еще выставить виноватым пытаешься? Мож мне еще и расплатиться за то, что ты косорукая?
   - Да как ты смеешь!? - Я чуть не задохнулась от неслыханного хамства и подбирала должные слова для красноречивого ответа. Но словарный запас дал сбой.
   - Рот закрой. Муха залетит. - Услышала я.
   Не знаю, что бы было, если бы не подоспела Альбина.
   - Что у вас тут происходит? - Спросила она.
   - Бутылка разбилась. А этот хам еще и претензии предъявляет.
   - Подруга у тебя слепая курица.
   - Поосторожней в высказываниях, мужчина! - Заступилась за меня подруга.
   - Что у тебя тут? - Мы обернулись на голос. К хаму подошел толи друг, толи брат, толи еще кто.
   - Да вот, - указал на меня рукой хам, - налетела на меня еще и плати ей за то, что сама слепая!
   - Шум на весь магазин поднял. - Шипел на хама подошедший. - Скромнее себя вести не можешь?
   - А я то че?
   - Ни че! - Мужчина обратился к нам. - Извините, дамы.
   - Ты че перед ними извиняешься?!...
   - Заткнись. - Шикнуло мужчина и с улыбкой снова обратился к нам. - Еще раз хочу извиниться за моего друга. Простите идиота. Бог вежливостью обделил. - Мужчина присел и помог собрать молочные продукты, не претерпевшие особого бедствия. - Держите. - Положил он их в корзину.
   - Спасибо. - Сказали мы с Альбиной в один голос.
   - Это вы нас еще раз извините. Давайте помогу донести. - Мужчина взялся за мою сумку. Меня это насторожило. Вежливость, вежливостью, а может он сейчас нашу бдительность усыпит и сумочку мою прихватит. Ищи потом свищи ветра в поле. Я дернула сумочку на себя.
   - Спасибо, она не тяжелая сама донесу.
   Мужчина довольно легко отпустил сумку. И я подумала, что зря напраслину на человека навожу. Но в нашем современном мире надо быть на чеку.
   - Сколько мы должны за бутылку? - Поинтересовался мужчина у подошедшей работницы.
   - Триста двадцать рублей. - Глазом, не моргнув, сообщила девушка.
   - На. - Протянул ей мужчина пятихатку. - Сдачи не надо.
   Девушка заметно повеселела и убежала. Наверно за уборщицей, которая тут же появилась на месте трагедии, а мы поспешили ретироваться. Да и делать нам там собственно нечего было. Я схватила новую бутылку, сунула в корзину и услышала:
   - Это еще зачем? - Спросила подруга.
   - Не мешает расслабиться и снять стресс.
   - У тебя стресс что ли?
   - Ну конечно. Такого хама встретить. Не против?
   - За.
   - Вера в тебя не гаснет в моих глазах.
   - Девушки может вас проводить? - Мы забыли о мужчинах рядом с нами, а они о нас нет и тот, что подобрее напомнил о себе.
   - Не стоит утруждаться. - Отшила их Альбина.
   - А может, разрешите пригласит вас в ресторан в знак примирения? - Сладко распевал мужчина.
   - У нас сегодня чисто женская компания. - Стояла на своем подруга.
   - Может еще как-нибудь встретимся?
   - Это вряд ли.
   - Почему же? Город не большой глядишь и свидимся.
   - Мы остановились в лесничем домике. Сюда заехали только в магазин.
   - Никогда там не были. Может, пригласите нас как-нибудь? - Мужчина начинал надоедать своей настырностью. К счастью мы вышли на улицу, где нас встречал Геннадий Львович. Увидев нас в компании малоприятных типов, он пошел нам на встречу.
   - Вы все? - Обратился он, к нам разглядывая типов рядом с нами.
   - Да, можем ехать. - Сказала подруга.
   - До свидания. - Пропел мужчина.
   - Прощайте. - Бросила Альбина.
   - Ты весьма категорична. - Сказала я ей в машине.
   - Да, а че они пристают?
   - Ты им ключи забыла от домика дать.
   - Зачем это я им их буду давать?
   - Ты так красочно расписала, где мы остановились.
   - Думаешь, захотят наведаться?
   Я пожала плечами.
   - Вряд ли! - Отмахнулась Альбина. - Они видели Геннадия Львовича и наверно подумают, что мы там не одни.
   - Надеюсь.
   - Да будь уверена!
   Особо уверенной не была, но следующие три дня меня успокоили, так как никто в гости к нам не заявился. Геннадий Львович заезжал каждый день, мотивируя тем, что тоже озабочен нашей безопасностью (и мы ему верили) и те типы ему не понравились. Я смогла расслабиться и не думать о плохом. Но длилось это буквально еще два дня. А потом Альбина с погрустневшим лицом заявила мне грустную новость:
   - Я ухожу (конечно, она сказала, уезжаю, но это сочетание как то привычнее и веселее).
   - Как? Куда? Зачем? - Недоумевала я. Отъезд подруги меня весьма огорчал и расстраивал.
   - Сначала на машине, потом на поезде. В Москву. На работу.
   - Ой, ну хватит а? Я серьезно.
   - И я серьезно.
   - Хорошо, давай опустим план твоего отъезда. Я хочу услышать причину.
   - Меня вызвали на работу.
   - Я в шоке.... А что без тебя никак?
   - Никак. Пока я на работе, так меня можно заменить миллионом человек, а как в отпуске так сразу незаменима!
   - Как всегда. И когда тебе надо отчаливать?
   - Прям сейчас.
   - На ночь, глядя, что ли попрешься?
   - Нет, конечно! Дождусь утра, и Геннадий Львович меня отвезет.
   - Может еще на денек задержишься? - Умоляющим взглядом посмотрела я на подругу.
   - Никак не могу.
   - Провожать тебя не поеду.
  
   Альбина уехала. Я осталась. Одна. В город мне возвращаться совсем не хотелось. И я решила придержаться принципа, что каждый человек в своей жизни должен побыть в одиночестве, и задержалась в домике. Тем более думаю это не так уж и плохо. У меня есть лыжи, и никто мне не помешает кататься в своё удовольствие. Телевизор есть. Со скуки не умру. От голода тоже в ближайшие дни не предвидеться. Так что меня все устраивало и даже радовало. Пару дней от недостатка человеческой речи не умру. Если уж заскучаю, позвоню кому-нибудь. Альбине той же (она будет несказанно рада).
   Я приняла контрастный душ и вообще (вдруг) решила посветить свой отдых здоровью. Выйдя из ванны завёрнутая в полотенце (белое и пушистое) я хотела отправиться вниз, на кухню, чтоб выпить зелёного чая со стойким желанием проигнорировать пару шоколадок и булочек, лежащих на самом виду таких красивых..., вкусных... Помахав рукой, переел собой, чтоб разогнать налетевшие видения собиралась уже сделать шаг из комнаты вниз к чаю, как услышала шорох. В доме не было ни кошек, ни собак, ни каких либо других животных типа тараканов и мышей. В том, что они вдруг тут объявились я глубоко сомневалась, так как Геннадий Львович за этим всем следил трепетно. А если так значит кто-то залез. И это в восемь то утра! Воры совсем уже оборзели! Хотя может это животное или птица? Ну, если только они научились открывать лапами/крыльями окна, ибо они все закрыты в связи с зимой на улице.
   Этими словами я пыталась унять свой страх и свою дрожь пробираясь на цыпочках к комнате, где находился незваный гость. По пути я захватила толстую книгу, на которую упал мой всевидящий взгляд. Ничего более существенного для возможной самообороны не нашлось.
   Мне бы броситься прочь из дома, но, как известно, ближайшие пару десятков километров не было ни одной живой души (и зачем в такой глухомани дом строить вдруг подумалось мне). В комнате лежал мой телефон - стоило бы позвонить в милицию, но пока наши доблестные сотрудники соизволят приехать я боюсь от меня уже ничего не останется, если там вдруг кто кровожадный а если всё же я спрячусь, и грабитель меня не найдёт, то ничего не останется от моих вещей а ими я очень дорожила. Хотя мама, почему то, постоянно большинство моего малого имущества называла хламом. Как бы то ни было забрать его никому не позволю. И я решила действовать сама. Грубо говоря, действовать. Так.... На свой страх и риск (я не трус, но я боюсь) идти туда, где слышу шум и там уже действовать по ситуации. Врезать, кому-нибудь по голове или упасть обморок от страха. Я больше склонялась ко второму. Уж очень ноги дрожали и пытались отказаться идти. Я никогда не понимала, какого хрена во всех фильмах ужасов жертвы идут туда, откуда надо бежать?? Ну что они совсем идиоты? Похоже идиоты. Как я сейчас. Долбаное любопытство не дает отступать.
   Я поравнялась с дверью комнаты, из которой доносился шум.
   Она была открыта.
   Мужчина (в том, что передо мной был мужчина я не сомневалась) стоял ко мне спиной и чуть наклонившись, ковырялся в вещах. Я стала приближаться к нему максимально тихо (хотя можно было бы убежать еще). Руки с книжкой поднимались вверх, готовясь быстро опуститься на голову предполагаемому вору (кому еще в голову придет ковыряться в вещах, если не вору? Если только у нас не завелись маньяки любящие забираться в дома и просто разглядывать чужое). Главное для меня это максимально точно попасть в цель и вырубить объект ограждая себя от неприятных последствий нечёткого выполнения задачи.
   Ещё немного и план должен был придвариться в действо. И я смогла! Книга и голова сошлись в тяжелом столкновении. Раздался глухой хлопок. Мужчина охнул. Но не упал. К моему просто громаднейшему сожалению. Он схватился за голову рукой. Я снова замахнулась, но ударить не успела и в следующие несколько секунд почувствовала удар по моим ногам и, не удержавшись, я упала. Грабитель тут же оказался, сверху прижимая мои руки к полу.
   - Только не убивайте! Забирайте, что хотите! - Заорала я, закрыв глаза и мотая головой.
   - Да замолчи же ты!
   - Никита? - Обалдела я, открыв глаза заслышав знакомый голос.
   - Никита. - Повторил он.
   - Что ты здесь делаешь? Тренироваться приехал?
   - Ну, уж точно не за тем, чтоб меня по башке били.
   - Ой. - Мне стало очень стыдно от сложившейся ситуации. - Извини. Я думала грабитель забрался.
   Никита поднялся и помог сделать это мне. Я встала и в ту же секунду готова была провалиться сквозь пол. Полотенце свалилось с меня. Надо отдать должное Никите - он отвернулся. Хотя и не сразу. А я быстро нагнулась и, схватив потерю, постаралась быстро укрыться. После чего я пулей выскочила за дверь и скрылась в своей комнате.
   С Никитой мы встретились через полчаса на кухне.
   - Хочешь яичницу?
   - Нет, спасибо. Я только чай попью.
   - Как хочешь. Я сам приготовил. - Заулыбался Никита.
   Я оценивающе окинула шедевр взглядом, сделала себе чай и села за стол, отводя глаза от Никиты. Он уловил атмосферу, витавшую между нами и решил всё исправить.
   - Если тебя это успокоить я ничего не видел.
   - Что не видел?
   - Ну.... Тебя.... Когда полотенце упало... - Видно было Никита засмущался и меня это повеселило, редко можно встретить мужика, который еще может смущаться.
   - Меня голую?
   - Тебя голую.
   - А откуда тогда знаешь, что я была голая?
   - Предположил. - Хитро прищурился Никита.
   - Фантазия значит богатая?
   - Бывает.
   - Как голова? - Перевела я разговор.
   - Чувствую сотрясение не избежал.
   - Не хватало еще, чтоб тебе травму нанесла...
   - Травму вряд ли, но вот встречают меня так впервые.
   - Извини. - Мне снова стало стыдно.
   - Ничего страшного. Жить буду. Если бы на моем месте был бы вор ему бы не поздоровилось.
   - Да ладно! Это мне бы не поздоровилось! Ни ударить нормально не могу, ни добить не успела.
   - Вот уж спасибо, что не успела!
   - А ты мог бы и предупредить, что приедешь!
   - Вчера тебе Максим дозвониться не смог, а сегодня утром будить тебя не хотел. А поднявшись, понял, что ты в ванной. Не заходить же мне к тебе! А то б чем-нибудь потяжелее огрела.
   Не зная, что сказать я снова улыбнулась и качнула головой в знак согласия.
   - Максим сказал, что ты решила приехать сюда отдохнуть. - Решил Никита поддержать разговор.
   - Да. Захотелось отдохнуть от города. И никто не мешает. А ты какими судьбами?
   - Растяжение коленного сустава.
   - Это после того падения?
   - Да. Вот приехал на реабилитацию.
   - Разве тебе не нужно лежать на кровати с поднятым перевязанным коленом?
   - Я полежал дома недельку. Все прошло почти. Теперь не мешало бы размяться, чтоб не запустить физическую подготовку. Не против если я составлю тебе компанию?
   - Если ты не против компании со мной. - Я повела бровью.
   - Даже за. Только обещай больше не драться книгами.
   - Обещаю. - Заулыбалась я.
   - Тогда вношу первое предложение. Пойти раскатать лыжню.
   - Замечательно предложение. Я даже рада, что ты приехал. А то одна бы я умерла со скуки.
   - Когда Максим сказал, что ты здесь спасаешься от нехватки снега и быстрой езды, я тоже обрадовался. Хотя он сказал, что ты здесь с подругой.
   - Была. Уехала только вчера. На работу вызвали. Про быструю езду Максим преувеличил. Я еле таскаюсь на лыжах.
   - Да вам повезло девушка! Вы имеете дело с великим мастером, который с удовольствием даст вам пару мастер-классов.
   - Серьезно? - Подыграла я.
   - Вполне.
   - Тогда я просто обязана воспользоваться твоей добротой.
   - Идем собираться.
  
   - Сашка! - Громко крикнул Никита и добавил. - Твою мать. Вот так связывайся с женщинами! Ничего кроме ожидания и проблем не доставляют. Еще и дерутся.
   - Ты мне будешь до скончании века это припоминать? - Появилась я за спиной молодого человека и прервала размышления.
   Увидеть меня рядом в полной боевой готовности он видимо не ожидал.
   - Ты всегда появляешься со спины внезапно?
   - Исключительно только сегодня.
   - Мне прям везет.
   - Вдвойне. Так как я не опаздываю.
   - И, правда. - Никита взглянул на часы.
   - Я пунктуальна. - Улыбаюсь.
   - А я думал опоздание у вас в крови.
   - Как и у вас.
   - Мы задерживаемся по уважительной причине. Пробки, выбор вам подарка.
   - Конечно, конечно. - Ерничала я.
   - Идем уже. - Никита поправило мне воротник.
   - С чего начнем?
   - Раскатаемся для начала.
   Скорости Никиты, оказалось, поддерживать ну очень сложно. Наши катании с Ольгой в городе показались мне катанием дошкольников. Сейчас же я поняла, что кататься и правда вообще не умею. Я как могла, стараясь удержаться и не упасть на крутых поворотах.... Одно. Два. Три. Я потерла счет после очередного падения. А как больно то, черт возьми!!! Я злилась. Меняла манеру бега и всеми силами старалась угнаться за Никитой. У меня это плохо выходило. Он же даже не оборачивался посмотреть как у меня дела. Падать надоело, и я решила сбавить ход. Сначала сбавила, а потом и вовсе остановилась передохнуть, но и тут умудрилась упасть. Последняя капля моего терпения упала в этот момент.
   - Да катись все к черту!!! - Злилась я.
   Хотелось сломать сначала одну палку, потом вторую, а затем и лыжи в расход пустить. Естественно на это все у меня не было сил, а одного желания оказалось не достаточно. А вот злостно (с наслаждением) швырнуть все в сторону у меня сил хватило. Первые безжалостно полетели палки. Следом должны были лететь так же безжалостно лыжи, но с ними вышла заминка... Легкие, но крепкие и надежные крепления ни в какую не хотели поддаваться моим рукам, нервно пытающимся их расстегнуть.
   - Ты что творишь? - Притормозил рядом со мной Никита. - Что ты делаешь??
   - Злюсь. Я злюсь и выкидываю палки. Сейчас и лыжи пойдут следом. Вот только расстегну эти чертовы застежки!
   - То, что ты совсем сошла с ума я вижу! Не могу только понять, зачем ты все это делаешь?
   - Потому что в бешенстве!
   Никита скинул свои лыжи (весьма шустро и профессионально успела заметить я краем глаза) и присел на корточки рядом со мной. Убрал мои руки и помог мне освободиться от лыж. Кинуть он мне их не дал, а аккуратно отложил в сторону.
   - Дай! - Я протянула руку в сторону лыж.
   - Ты ведешь себя как ребенок!
   - Мне нужно их бросить!
   - Они не виноваты ни в чем!
   - Имеешь ввиду, что я неудачница?
   - Нет, что ты. Просто хочу сказать, что устоять на лыжах при большой скорости на крутых поворотах это целая техника, которой обучают долгое время. Нужно много терпения и не все получается сразу.
   - Дай. - Я продолжила настаивать на своем после минутного молчания вызванного словами Никиты. Они были правдивы и мне стало неудобно, но я была не приклонна.
   - Да ты знаешь, сколько они стоят??
   - Знаю.
   - И тебе все равно, если они сломаются?
   - Обсалютно.
   - Конечно, ведь Максим купит еще одни для своей любимой. - В голосе молодого человека слышались нотки иронии.
   - Ты намекаешь на то, что я в пустую, транжирю его денежки? - Я пристально посмотрела на Никиту.
   - В данной ситуации да.
   - Да будет тебе известно, что эти лыжи куплены на мои деньги. Я не трачу деньги мужа и способна заработать свои и то, что в данный момент я не работает, не значит, что я села на его шею и пользуюсь его добротой.
   - Пусть так! Ты все равно не имеешь право ломать эти лыжи! В мире столько бездомных детей, которые такие даже во сне не видят, а ты их хочешь сломать!
   - Да я не хочу их сломать! Хочу только кинуть и унять злость!
   - Ты лучше дерево пни!
   - Оно живое. Ему больно.
   - Ах, вон оно что. Природу жалко.
   - Еще бы.
   Во что бы то ни стало я хотела (принципиально) достичь своей цели. То есть достать лыжи и бросить их. Смысла в этом я уже не видела, и уже вроде успокоилась, но делать все поперек у меня с детства. Даже если я сама что-то хочу, но мне пытаются это навязать я делала все наоборот. Не знаю, откуда такое во мне взялось, но оно сидело прочно и до сих пор. Поэтому я изловчилась и попыталась достать лыжи. И даже уже их схватила. Но и Никита держал их крепко. Одной рукой. А другой пытался меня отпихнуть. Но я не сдавалась.
   - Перестань уже. - Никита смеялся во все горло. Его веселила наша маленькая борьба. - Ну что за ребенок!?
   У Никиты получилось отпихнуть меня от лыж. Я чувствовала, что не могу удержаться на ногах и начинаю падать. Рука машинально пыталась найти точку опоры, и она была найдена в образе Никиты. Я схватилась за его куртку. Но, как оказалось, он не лучший вариант и мы вместе упали на снег.
   - Как хорошо смеяться лежа на мягком и удобном? - Поинтересовалась я у молодого человека.
   - Вообще то ты не особо мягкая и удобная. - Серьезно ответил он и уставился мне в глаза. Минутное молчание и мы вместе заржали.
   - Вставайте с меня, молодой человек, коли не можете оценить достоинства и удобства моего тела.
   - А если могу?
   Никита так посмотрел в мои глаза, что я поняла, что сморозила глупость и сейчас может произойти, что-то непоправимое, за что потом будем расплачиваться сожалением всю жизнь (ну или часть). Или может это мне показалось, но я поспешила избежать продолжения.
   - Так все, мне холодно. Встаем. - Нервно улыбнулась я.
   - Да не хватало тебя еще простудить, а потом перед Максом краснеть. - Никита встал и подал мне руку. Потом поднял и подал мне лыжи и палки. - Больше не будешь кидать?
   - Не буду.
   - Молодец.
   До домика мы добирались молча. Каждый думал о чем-то своем. Хотя в моей голове только пара мыслей проскочила. И те я прогнала и велела не возвращаться. Вроде послушали. Что творилось в голове Никиты мне не ведомо, не экстрасенс я, не экстрасенс. За своими редкими мыслями я не заметила, как прибавила в шаге. От моей ходьбы всегда страдали друзья и родня. Ну а что делать? Папа, когда то в детстве приучил меня быстро ходить, а я оказалась способной ученицей.
   - Не думала спортивной ходьбой заняться?
   - Подумаю над твоим предложением. - Подмигнула я.
   - Нет, серьезно, ты так разогналась, мне с моим коленом было не просто тебя догнать. Всегда так ходишь?
   - Ну да.
   - Наверно вы с Максимом редко гуляете. - Хмыкнул Никита.
   - Напротив часто. Просто он держит меня за руку всегда. - Улыбнулась я.
   - Мне тебя тоже надо за руку держать?
   - В знак примирения и прощения я приготовлю обед. - Ушла я от темы.
   - Это будет замечательно! А я пока схожу в ванну, если ты не против.
   - Не против. Ополоснусь после тебя.
   - Сегодня больше не пойдешь кататься?
   - О нет! На сегодня я пас. Или моя попа мне этого не простит.
   - А я, пожалуй, разомнусь перед ужином.
   Вечером мне захотелось посмотреть, что-нибудь доброе и смешное. По телевизору ничего подходящего не нашла. Что и не удивительно! На календаре значилась суббота. Так уж заведено у наших телеканалов, что все самое интересное (численность которого значительно сократилась последние годы) проходит в будни. Наверно это задумано специально, чтобы люди (нормальные люди, работающие пять два) отдыхали больше, а не портили себе зрение о голубой экран (который мне голубым никогда и не казался), чтоб отправлялись гулять (желательно всей семьей) и тратили свои кровные денежные средства на благо государства (которому все мало).
   Не кстати и интернет тупил (как всегда!), но золотым Клондайком был для меня шкафчик под телевизором с кучей разных дисков. Хорошенько в нем порывшись, рассмотря имеющиеся фильмы (и даже мультики!) выбрала для себя один единственный. Это был Титаник. Особо не посмеяться над ним, но любовь к истории пересилила (или к Ди Каприо).
   Стоило только включить, на пороге появился Никита.
   - Что смотрим?
   - Титаник.
   - Тянет вас на всякие сопли.
   - Тебе смотреть не предлагаю. На втором этаже тоже есть второй телевизор.
   - Он не работает.
   - Печально. Можешь почитать.
   - Пойду, перекушу.
   - Иди.
   Титаник отходил от берега, когда Никита появился с кухни не долго думая уселся рядом со мной и уставился в экран. Долго он не выдержал. Пару минут и вот он уже ерзает на диване и не знает, куда себя деть.
   - Может что-нибудь другое посмотрим? - Не выдержал он.
   - Нет. Я хочу это.
   У меня зазвонил телефон и тут же выключился. Я посмотрела на дисплей. Звонок от Максима. Я набрала его номер, он был не доступен.
   - Пойду, выйду, позвоню.
   - Куда? На улицу?
   - На улицу, конечно.
   - Когда я возвращался, начинаясь, сильная метель. Посмотри за окно.
   - Ничего страшного. Здесь я не могу позвонить.
   - А там тебя ветром унесет.
   - Думаешь, я настолько худая?
   - Думаю там настолько сильный ветер.
   - Я позову на помощь.
   - Я не успею придти, так и знай. Засмотрюсь фильм.
   - Даже не думай переключить! Я быстро! - Крикнула я, выходя за дверь.
   Метель и правда разыгралась не на шутку, но все же не таким пугающим, как его красочно пытался разрисовать Никита. Я снова и снова набирала номер Максима и снова и снова знакомый (противный) голос давал мне понять, что дозвониться у меня не получится.
   - Ну и черт с тобой! - Гаркнула я в сердцах на телефон и убрала его в карман.
   Немного постояв и насладившись свежим морозным воздухом я вернулась в дом. Мне казалось я отсутствовала не долго. Титаник шел полным ходом. А подойдя к дивану, я увидела на нем мирно спящего Никиту. Оставалось позавидовать такому быстрому засыпанию. Я обычно часик мучаюсь разными мыслями. Видимо сон молодого человека был чутким и от моего пристального взгляда он проснулся.
   - Я смотрю фильм вызвал у тебя дикий восторг и не поддельный интерес. - Не могла промолчать я.
   - Что есть, то есть. Буду знать, что надо смотреть, когда настигнет бессонница. А ты давно здесь стоишь и на меня пялишься?
   - Пялюсь??? Какая наглость! Насмехаюсь, стою.
   - Теперь это так называется.
   - Не льсти себе.
   - Так давно?
   - Только зашла. Вижу, ты так сладко спишь, хотела выключить телевизор, чтоб не нарушить твой покой.
   - А вместо этого стояла, пялилась.
   - Может, хватит?
   - Щекотки боишься?
   - С какой целью интересуешься?
   - Спортивный интерес. - Приблизился Никита.
   - Знаю я ваши спортивные интересы!
   - Да? Нет?
   - Не скажу.
   - Я сам узнаю. - Никита уже подошел вплотную.
   - Я бы не стала на твоем месте этого делать. - Я попятилась. - Это опасно. Для тебя.
   - Сопротивлением?
   - Яростным.
   - Я все же попробую.
   - Я за себя не отвечаю. Я предупредила!
   - Я запомнил.
   Никита принялся меня щекотать, а я смеялась (ржала) во все горло. Ненавижу когда меня щекотят. Больше всего на свете. Очень боюсь и начинаю беспорядочно дергать руками и ногами, дабы завершить это действо побыстрее. Никита стойко парировал мои нападки и вот мы уже свалились на диван. Я орала хватит, но он и слушать не хотел. Наконец мне как то удалось просунуть свои руки под его, чем я смогла закрыть свои "ахиллесовы пяты". Получилось, что мы обнялись. И лежа смотрели друг другу в глаза. Довольно таки неловкая ситуация. Последовавшее неловкое молчание. И весьма неловкий поцелуй...
   Бес попутал не иначе нас в этот момент. Никто из нас не думал о последствиях. Мы наслаждались минутой. Забыв обо всем. Обо всех. Кто нас окружает. Любит. Минута могла перерасти в час. Ночь. Но позволять этого нельзя. Не в нашей ситуации.
   Я отпихнула Никиту. Мы расселись по разным сторонам дивана и боялись бросить взгляд в сторону друг друга. Мы пытались понять, что с нами произошло. Как так получилось.
   - Пожалуй, пора спать. - Нашла я лучший исход в данной ситуации.
   - Согласен.
   И снова я ворочаюсь в постели в попытках побыстрее заснуть, проснуться утром и понять, что ничего не было. Но рой самых красочных мыслей в голове творили свое мутное дело, заставляя меня вертеться в постели выискивая подходящую позу.
   Стук в дверь.
   - Ты спишь? - Услышала я.
   - Сплю. - Ответила и посетовала, что не закрыла дверь на ключ, когда Никита спросил:
   - Можно я зайду?
   - Нет! Я сплю!
   И вот Никита уже сидит у меня на краю кровати.
   - Я просто хотел сказать... - Он замялся.
   - Если ты на счет поцелуя, то ничего и не было. Лучше все забыть.
   - Ты права. Конечно.
   - Тогда приятных снов.
   - Приятных.
   Секунду, помешкав Никита покинул мою опочивальню. А я, промчавшись опять большое количество времени ненужными думами, уснула и даже спала хорошо. Снилось что-то приятное, теплое, нежное...
   Глаза продрала я поздно... Маленькая стрелка уже почти достигла десяти часов. Я даже присвистнула так как не привыкла вставать так поздно. Может права Альбинка, и я простая соня? Для меня это настоящая пытка вставать так поздно. Настигала лень, и день был потерян. Но я пыталась с собой бороться. Умылась, оделась и спустилась вниз. С кухни доносился притягивающий запах приготовленной еды.
   Никита стоял за плитой. На звук закрывающейся двери он обернулся и приветливо мне улыбнулся.
   - Доброе утром.
   - Доброе.
   - Как спалось?
   - Хорошо.
   - Проголодалась?
   - Если честно чего-нибудь съела бы. Запах вкусный по всему дому.
   - Тогда садись. Сейчас все будет. - Никита засуетился и уже через пару минут мы с ним сидели напротив друг друга с полными тарелками. - Хлеб будешь?
   - Мне кажется и так много будет. Так что обойдусь.
   - Фигуру бережешь?
   - Вот уж не заморачиваюсь. Просто не люблю объедаться. А так ем, что хочу и сколько хочу.
   - Люблю девушек, не сидящих постоянно на диетах.
   - Любвиабильный значит.
   - Да нет. У меня жена каждую неделю все новые и новые диеты находит! Уже и меня готова к ним приобщить.
   Я принялась жевать и уперлась взглядом в стол. Ничего интересного на нем я не обнаружила (да и не надеялась), пока прям передо мной не опустилась ваза с фруктами и стакан апельсинового (по цвету) сока.
   - Откуда столько фруктов? Я что-то не помню, чтоб мы столько покупали. - Я постаралась припомнить наш с Альбиной поход в магазин.
   - Вот. - Никита поднялся и открыл холодильник, демонстрируя забитые полки.
   - Ограбил продуктовый магазин?
   - Можно и так сказать. - Ухмыльнулся молодой человек. - С утра съездил, купил с Геннадием Львовичем.
   - Он уже уехал?
   - Да у него дела. Составишь мне компанию сегодня?
   - С удовольствием.
   - Лыжи ломать не будешь?
   - Нет. Я буду наслаждаться катанием, а не спешить за олимпийскими рекордами.
   - Прекрасно. Тогда часика через два отправимся.
   В этот раз я и правда никуда не спешила. Катилась себе в удовольствием наблюдая за Никитой со стороны. Он тоже поглядывал на меня, а я делала вид, что наслаждаюсь лыжами, погодой и природой. От части это была правда. Только мысли о вчерашнем поцелуе, отчего-то не покидали мою грешную голову, как я не пыталась от них избавиться. Как назло и связь все подводила и я никак не могла дозвониться Максиму.
   - Геннадий Львович сказал что-то в районе с вышками. - Сказал Никита, когда я в очередной раз остановилась у дерева с телефоном в руках. - Все из-за вчерашнего сильного ветра. Обещали к вечеру все исправить. Пройдемся?
   - Давай.
   Мы сняли лыжи и отправились вдоль по тропинке.
   - Хорошая погода. - Сказал Никита.
   - Да. Я вообще люблю зиму. Все вокруг как в сказке. Заснежено. Создается впечатленье чистоты, что не скажешь летом.
   - Саша... - Встал передо мной Никита и взял руку в свою. - Я не могу просто идти с тобой и разговаривать о красоте природы.
   - А о чем можешь? - Попыталась отшутиться я, но получилось как то нервно.
   - Ты понимаешь, о чем я. Не могу забыть наш поцелуй. - Никита положил свои лыжные принадлежности, а затем и мои. - Он не просто так произошел. Мы нравимся друг другу.
   - Никит ты о чем говоришь? Мы семьями дружим уже. Почти что... Максим твой лучший друг!
   - Не стоит напоминать. С чувствами невозможно бороться. Когда ты рядом во мне все вспыхивает и мне хочется обнимать тебя. Целовать. А не о природе разговаривать.
   - Тебе это кажется. Просто мы тут вдвоем. Так бывает в таких ситуациях. Мне наверно надо вернуться домой.
   - О чем ты говоришь а? В каких ситуациях?
   - В книжных. Я читаю книжки и там так бывает...
   - Но мы то не в книги. Разве ты не чувствуешь того же? - Никита не дождался ответа, а обнял меня и стал целовать.
   - Это безумие...- Только и успела сказать я. - Как мы будем смотреть в глаза Максиму? - Спросила я, когда мы прервались.
   - Что-нибудь придумаем.
   - Ты так просто это говоришь... Он все-таки твой друг.
   - Я помню. Но сердцу не прикажешь.
   - Что ты делаешь?? - Опешила я, когда Никита принялся расстегивать на мне одежду.
   - Поддаюсь любовному порыву.
   - Никита...
   - Саша...
   - Мы на улице... Мы замерзнем...
   - Не замерзнем...
   Снег только сначала казался холодным и доставлял неудобства, но через пару минут мне казалось, мы лежим на мягких перинах. И самое главное нам хорошо вместе.... А что будет завтра? Будет завтра...
  
   Утро я решила посвятить легкой пробежке (опомнилась через пару дней). Нет ничего лучше морозного воздуха и небольшой тропинки среди деревьев. Бежишь себе, слушаешь музыку в плеере (телефоне) и нет больше забот, по сути, кроме как перепрыгнуть внезапно появившееся на пути дерево. Конечно, можно его и оббежать по снегу, но зачем? Интереснее сигануть через него, при этом, не зацепившись случайно за торчащие в нем сучья (даже как то стыдно в наше испорченное время произносить это вполне нормальное (некогда) слово), а то одно неловкое движение и разбитый нос гарантирован, а если же еще вывихнутая нога или рука, то вообще худо. Народа в ближайших тридцать км не найти и на помощь рассчитывать не приходится. Конечно, Геннадий Львович успокаивал на счет хищников якобы тут не водящихся поблизости, страх их внезапного появления присутствовал. Так что я посоветовала быть себе по аккуратнее и не испытывать судьбу, что бы не дай Бог, не пополнить статистику несчастных случаев.
   Пробежав км пять я притормозила (подустала что-то). Привал (про Дятлова думать не хотелось) я решила устроить на берегу замерзшего пруда (искусственного) выкопанного специально для отдыхающих, чтоб летом после занятий могли расслабиться. Красота.... По истине "Мороз и солнце день чудесный!" Пруд зиял бесснежной чистотой льда. Хоть прямо сейчас бери коньки, одевай и двигай кататься, выделывая разнообразные па. Одна проблема, верней две, были у меня. Первая это неимение коньков, второе не умение на них стоять (о движении на них вообще говорить не приходится). Как то не сложилось у нас любви, толи из-за нехватки времени, толи еще из-за чего то, но я ни разу на них даже не пробовала прокатиться. Ролики, лыжи, лошади, велосипеды и прочее, и прочее было в моей жизни вдоволь, а на коньки так ни разу и не встала. И вот сейчас смотря на гладкость льда, я дала себе (любимой) слово это дело исправить в будущее (возможно ближайшем).
   - Все! Надо отправиться в город и купить себе коньки. Буду учиться! - Это все я говорила в слух, наверно, в ожидании того, что природа меня услышит и станет свидетелем и будет мне уже не отмазаться от данного слова.
   Ну а так как коньков у меня пока не было я решила ножками (своими прекрасными) испробовать прочность льда. Даже честней сказать захотелось вспомнить детство и поскользить немного. Тем паче, что никто меня не видит и не осудит (не пристыдит). Улыбка во все лицо. Настроение поднялось. Оно и так у меня было на высоте, но еще немного в его копилку лишним точно не стало.
   Спуск к пруду оказался весьма крутоват. Оставалось только сесть на попу и скатиться вниз. По физкультуре у меня в журнале и дневнике значилась пятерка, наверно все же за красивые (зеленые) глазки, так как навыки по группированию при падении и прочие надобные надобности в моей голове отсутствовали. К чему это привело? Естественно (естественно!) к падению. И вместо удовольствия удачного спуска на ноги я получила незабываемые ощущения по скольжению вниз на боку с запутанными (умудрилась же!) ногами. Благо продолжение моего позорного спуска длилось пару секунд. Горка была чуть выше моего роста. И вот я внизу. Аплодисментов не надо. Наушники выскочили из ушей.
   Сесть я смогла весьма спокойно. Пошевелить конечностями тоже. Вздохнула с облегчением. Вот подняться удалось с трудом и тут же заныла (горькими слезами) моя левая ступня.
   - Ой, больно. - Всхлипнула я.
   Стоять было больно, и я вернулась в положение, сидя на попе. Констатировав себе вывих я в сердцах чертыхнулась. Не бревно так это! Решительно сняла ботинок и начала массировать ногу (небольшое знание благодаря занятиям на лыжах тут как раз кстати) надеясь, что это поможет мне ослабить боль и благополучно добраться до дома, так как на помощь со стороны Никиты я особо и не рассчитывала. Верней вообще не надеялась. Телефон с собой я не взяла, лыжный маршрут здесь не проложен, случайно он вряд ли пойдет сюда гулять. Может только к вечеру поймет, что что-то не так (меня то нет!) и может отправиться на мои поиски, но к тому времени я уже здесь окоченею. Так что надежда у меня только на меня саму. Стоило мне принять это как факт, как я услышала где-то не по далеку голоса.
   - Тащи их сюда. - Сказал грубый мужской голос.
   В душе уже запели птицы радости, что помощь все-таки пришла, откуда не ждали (мои предположения были, что сюда забрели туристы). Я быстро натянула кроссовок обратно на ногу и стала карабкаться наверх, чтоб сообщить о своем присутствии и просить помощи, как меня остановил обладатель все того же грубого голоса:
   - Привяжи одного к дереву.
   Я замерла и подумала, что на доброжелательных благодетелей это мало похоже. Если только они не поймали какую-нибудь живность и не хотят чтоб она сбежала. Или же у них какие-то свои ролевые игры. Верилось в это что-то мало и я аккуратно высунулась посмотреть, что же происходит там. Картина представилась малоприятная. Двое здоровых парней привязывали к дереву третьего, недалеко от них на коленях стоит четвертый перед пятым дядей, обладателем грубого голоса, как я скоро поняла.
   - Последний раз спрашиваю: где они? - Спрашивал он (последний раз).
   - У нас их нет, Глеб Юрьевич. - Молитвенно взирал стоящий на коленях. - Жизнью клянусь.
   - У тебя ее как раз сейчас и не будет, если ты мне правду не скажешь! - Грубый схватил его за ворот и сильно потряс.
   - Я не знаю, где они!! - Заверещал тот, когда после тряски этот Глеб Юрьевич вытащил из кармана пистолет и, направив ему в голову, взвел курок (боевиков насмотрелась и знаю).
   - Где они??
   - Я не знаю. Не знаю.... Не знаю!!! - Стоящий на коленях, кажется даже заплакал.
   - Ты не оставляешь мне выбора.
   - Нет, пожалуйста! - Плачущий схватился за штаны мужчины с пистолетом и стал умолять его не убивать.
   - Пошел вон! - Ногой отпихнул тот его.
   - Пожалуйста,... Я не знаю...
   Как в страшном боевике, ей Богу. Мне было очень страшно. Не передать как страшно. Хотелось провалиться сквозь землю. Исчезнуть. Испариться. Закрыть глаза и открыть уже дома в тепле и уюте. Желательно в объятиях (мне, почему то представился Никита) любимого человека. Можно и просто дома в своей постельке. Да где угодно только подальше отсюда! Особенно, когда в следующий момент человек с пистолетом выстрелил в стоящего на коленях. От ужасной картины увиденного я оступилась и в который раз за этот день (час) свалилась вниз и непроизвольно вскрикнула. То, что меня не услышали шансов мало. Я вспомнила один момент, увиденный в кино, и поспешила им воспользоваться. Вставила в уши наушники, где все еще играла музыка не отключенная мной.
   Я сидела на попе (ровно) с закрытыми глазами и кажется, молилась, вспоминая все услышанные мной, когда-то, молитвы ("на наших самолетах атеистов нет" ни кстати вспомнила мне демотиватор из всемирной паутины). Казалось, прошло уже много времени (казалось), но никто не подходил. Я раскачивалась, яки Леонид Слуцкий и уже было подумала, что мне свезло, и меня не услышали и сейчас там наверху все разойдутся и я спокойно (быстро) отправлюсь в дом. Но пинок в спину разубедил меня.
   Я открыла глаза и попыталась всеми стараниями унять обуявшую меня дрожь. Высунула из ушей наушники. Сделала суровый взгляд (выглядело наверно смешно) и, посмотрев на пнувшего, сурово сказала:
   - Эй! Вы обалдели?
   - Кто такая? - Отсутствия воспитания в человеке сразу почувствовалось или же присутствующий в руке пистолет освобождал его от ответов на чужие (не интересующие его) вопросы и давали право слышать ответы на свои. - Кто такая я спрашиваю?
   - Саша. - Мой взгляд не мог уйти от пистолета и верзила (один из тех, что привязывал мужчину к дереву) это заметил.
   - Что тут делаешь?
   - Сижу.
   - Вижу, что не стоишь. Какого черта я спрашиваю, ты тут делаешь?
   - Бегала я. Решила отдохнуть и спуститься к озеру. Подвернула ногу и вот сижу, слушаю музыку. - Я демонстративно показала наушник. Дядя с пистолетом присел и сунул один наушник себе в ухо дабы убедиться, что я говорю правду. Убедился (я думаю). И вроде как лицо у него даже подобрело. Только мне это показалось, как оказалось.
   - Стас, что там у тебя? - Послышался голос грубого сверху.
   - Телка у меня тут! - Крикнул Стас наверх и, посмотрев на меня, приказал: - Вставай.
   - У меня нога подвернута...
   - Я сказал быстро встала и пошла! - Пистолет, направленный на меня говорил лучше слов, и я решила не спорить. Превозмогая боль в ноге я поднялась. - Лезь.
   - Мне кажется при всем желании я не смогу... - Пистолет снова оказался рядом. - Я постараюсь.
   Сверху возник еще один тип (тоже который вязал человека к дереву).
   - Давай руку. - Сказал он мне и протянул свою.
   Одним рывком я была вытащена из места своего заточения. Правда, в данной ситуации меня это совсем не радовало. И мне все больше и больше хотелось оказаться рядом с Никитой.... Чувствовать его тепло. Объятия...
   - Двигай, давай. - Меня буквально поволокли к месту дислокации (так сказать) этих верзил. Потребовалось не мало усилий, чтоб не разораться от боли в ноге. Меня толкнули прямо к грубияну.
   - Вот Глеб, - заговорил тот, что меня нашел, - сидела внизу музыку слушала. Говорит ногу подвернула.
   - Ну. - Посмотрел на меня грубый. - И что мы тут делаем? Так далеко в лесу. Одна.
   - Бегаем. Это полезно.
   - Какая молодец. - Казалось грубиян готов похлопать мне в ладоши. - И что ты здесь успела увидеть?
   - Я? Увидеть? Ничего не успела. Сидела себе спокойно, музыку слушала, а тут этот... - Я показала на ударившего меня. - Мужчина.... Как пнет в спину. Это нормально девушек так пинать?
   - Ай-яй-яй, Стас. - Покачал головой грубый. - Разве можно так с девушками?
   - Да я че? Сказали проверить! Я проверил... - Вроде как оправдывался этот Стас.
   - Не джентльмен. - Спокойно говорил грубый. И слова в мою защиту, но где то внутри я понимала, что это все видимость и стоит этого типа опасаться и держаться как можно дальше.
   - Вот - вот! Сидела никого не трогала, а тут такое приветствие! Ну ладно. Я зла не держу. Пойду лучше ногу подлечу, а вы развлекайтесь дальше, ребят. - Я вроде даже подмигнула, хотя больше было похоже на нервный тик (скорее всего он и был), хлопнула, аккуратно рукой дотронулась до плеча грубияна верней, и приготовилась сделать шаг в сторону (противоположную от этого скопища бугаев). Но не прокатило, как говорится.
   - Куда же вы мадам? - задержал меня за руку грубый.
   - Домой. - Брякнула я.
   - Мы же познакомиться толком не успели, а ты уже домой собралась.
   - Саша. - Представилась я.
   - Глеб. - Ответил грубый.
   - Ну, вот и познакомились. Постояла бы с вами да мне пора.
   - Не так быстро. - Грубый держал меня за руку железной хваткой. - А составить нам компанию?
   - Я смотрю у вас тут мальчишник. Не хочу мешать.
   - Наоборот ты развеешь наш скупой мужской коллектив своим присутствием.
   - Я все-таки лучше пойду. - Не оставляла я попыток убраться подальше. Надежда умирает последней, как говорится, правда в моем случае слишком быстро.
   - Да куда ты пойдешь, тварь?? - Глеб резко развернул меня к себе и схватил за подбородок. - К ментам сразу?
   - Зачем к ментам? Я ничего не видела. Кроме того что вы тут с друзьями развлекаетесь. Честно. Я музыку слушала.
   - А труп рядом со своими ногами ты тоже не видишь? И пистолеты в наших руках?
   - Какой труп? Это ваш друг пьяный валяется. А что пистолеты? Сейчас у всех почти есть пневматические пистолеты. По баночкам стрелять.
   - По баночкам значит... - Усмехнулся грубый. - Фантазия и логика хорошо работают.
   Все заржали. Верней трое бугаев. Мне было не до смеху. Как впрочем, лежащему рядом трупу и привязанному к дереву мужчине.
   - Отпустите, пожалуйста. - Взмолилась я.
   - Не можем, зай. Не можем так рисковать.
   - Да у меня же память плохая! Я все сразу забываю. Вот.... Уже и забыла, как я тут отказалась.
   - Не катит. Я все же воспользуюсь своим принципом, который меня еще никогда не подводил.
   - Какой? - Зачем то поинтересовалась я, уже предполагая ответ.
   - Не оставлять свидетелей.
   - Но можно же сделать маленькое исключение.
   - Нельзя. - Помотал головой грубиян. - Себе дороже.
   - Не убивайте. Умоляю.
   - От судьбы не уйдешь.
   - Я беременна. - Вдруг соврала я надеясь что ребенка пожалеют эти бугаи.
   - Поздравляю. На небесах вам вдвоем будет не скучно.
   Ну вот. Последние надежды увяли. Если эти типы ребенка в утробе не пожалеют, то ждать снисхождения мне не приходится. Правда, умирать совсем не хотелось. Абсолютно. Жизнь то прекрасна. Дома ждет мама... Друзья. Максим... Никита.... Эх, Никита. Не отпускал бы меня сегодня никуда, и сидели б мы сейчас вместе. Возможно в объятиях друг друга. Со здоровой ногой. И главная ЖИВАЯ! Пила бы чай в гостиной. А так стою на холоде, вся трясусь и жду с минуты на минуту выстрела. А ты? Сидишь, небось, как раз в этой самой гостиной и в ус не дуешь, что больше меня не увидишь... Живой. А может и мертвой не увидишь. Закопают меня сейчас эти вот...поглубже, или в пруду дыру проделают и скинут и съедят меня там рыбы (фу...) и вот так я пропаду без вести.
   - Ты че трясешься то вся? - Усмехнулся грубиян.
   - Умирать не хочется. - Грустила я.
   - Никому не хочется. Только выбора нет. Все равно когда-нибудь все умрем.
   - Вот хочется когда-нибудь, а не сейчас.
   Грубиян приставил к моей голове пистолет. Я зажмурилась. Так не очень страшно было. Жизнь перед глазами не пролетела (а я ждала), но о любимых и родных я снова быстро вспомнила. О последних днях с Никитой. Вот уж не подумала бы (да и он) что настигнет нас такое чувство.... Когда оба не свободны... Но любви разве есть до этого дело? Правда не долго она нас связывала.... Вот уже смерть разлучит нас.... А я так молода (улыбнулась).
   И вот пистолет скользнул по моей щеке. По моей шее. И я услышала выстрел.
  
   ...Вот так трагически погибла молодая девушка Александра. Мало кому известная и многого не успевшая сделать в жизни. Просто так получилось, что оказалась не в то время, не в то место и ее не стало. Вместе с ней ушли ее не реализованные планы. Ее любовь не испившаяся до конца. Не рожденные ею дети. И все это, потому что надо жить здесь и сейчас, а не строить планы на будущее. Оно ведь может и не наступить. Как в ее случае. Никто не знает (кроме жизни, а может и она не в курсе), что будет завтра. И даже через час или через минуту. Никто не гарантирует вам вечную жизнь полную счастья. Или же несчастья. Все в ваших руках и надо действовать незамедлительно. Не теряя ни минуты. Только в книгах и фильмах все всегда заканчивается хорошо и само собой логически. В жизни не так. Сколько уже людей ушло вот так, по глупости, оказавшись не в том месте, не в тот час... Сколько слов осталось не сказано... Нужно жить здесь и сейчас...
  
   - Эй, ты уснула что ли? - Услышала я грубый голос и почувствовала, как мне по голове постучали. Пистолетом сволочи. Совсем охренели.
   Я приоткрыла один глаз и сразу увидела физиономию Глеба. Открыла второй глаз и огляделась. Тот же лес, тоже место, те же действующие лица.
   - Мы что все вместе умерли?
   - Сплюнь, дура. Я еще пожить собираюсь.
   - Но вы же меня вроде застрелили...
   - Я, конечно, слышал, что у страха глаза велики, но чтоб хоронили себя заживо первый раз вижу. - Грубиян заржал.
   - Глеб ты прям неподдельный страх наводишь на женский пол! - Поддержали ржачем своего товарища и двое остальных.
   - Я слышала выстрел. Это не вы стреляли? Не в меня?
   - Как видишь. Если ты все еще жива.
   - Может промахнулись?
   - Хочешь проверить мою точность? - Глеб напрягся и прислонил пистолет к моему виску.
   - Нет, нет! Не сомневаюсь в вашей точности. Пошутила неудачно.
   - Смотри больше так не шути.
   - Когда больше то? Все равно сейчас убьете.
   - Может и не убьем. - Подмигнул грубиян. - Ребят может, оставим ее пока?
   - Согласен. - Поддержал Стас, который. - Будет нас веселить.
   Перспектива веселить их не привлекала, но быть мертвой куда больше не хотелось. И чтоб жить я была согласна на любую роль. А там будет возможность спастись. Или принц, какой, спасет. Или супермен российского происхождения. Мало ли кто! Главное живой быть к тому моменту.
   - Ладно, живи пока. - Окинул меня взглядом грубый. - Найдем еще тебе применение. А пока мы занимаемся нашим другом, - Глеб покосился на привязанного, - ты посиди тихо. Ребят привяжите ее с другой стороны!
   - Зачем меня привязывать? Я и так никуда не убегу! Тихо, тихо посижу!
   - Верю. Я верю. Но ребята нет. Поэтому посидишь немного привязанная. Ничего с тобой не случится.
   Уже через минуту меня крепко вязали к дереву.
   - Ай! - Вскрикнула я и хмуро посмотрела на Стаса. - Руку больно.
   - Ничего страшного. Переживешь. - Зло усмехнулся он, в ответ, сдавливая сильнее.
   Я сжала зубы от боли, но не стала доставлять ему большего удовольствия от моих мучений. А в этот момент с другой стороны дерева уже занялись привязанным человеком. По стонам я понимала его пытают. И только воображение рисовало ужасные образы, взятые из просмотренных мной разнообразных фильмов ужасов. Хотя, если честно, мне абсолютно не хотелось бы знать, что там происходит.
   - Володя, - услышала я голос грубого, - ты подумал над нашим вопросом? Время было дано достаточно, чтоб ты вспомнил, где наши брильянты.
   - Я не знаю, где они.
   - Зачем ты так категорично? Мы же по-хорошему интересуемся. Только свое хотим забрать и все.
   - У нас разные понятия о хорошем.
   - Так, где они?
   - В сотый раз повторяю - я не знаю, где ваши долбанные камни!!
   - Тихо, тихо. Не надо так нервничать. А то ведь и я могу. Прострелю тебе ненароком руку, что делать будешь?
   - Чего тянуть то? И так убьете. Так давайте сейчас.
   - У меня сегодня хорошее настроение. Так что у тебя есть не плохой шанс уйти восвояси живым. Стоит только меня порадовать одним ответом.
   - Пошел ты к черту.
   - Видно смерть брата впечатления на тебя не произвела. Отрежьте ему палец.
   Я не поверила ушам своим. Неужели и такое может быть? По истошным воплям привязанного я поняла, что может. Похоже у этих иродов еще и ножницы с собой.... Или ножом отрезали? О чем я думаю!? Ужас...
   - Киньте девке, пусть полюбуется. - Сказал грубый.
   Я так поняла, речь шла о пальце. И когда он приземлился рядом со мной я не удивилась. Подавила в себе тошнотворный рефлекс, но вместо того, чтоб отвернуться я принялась его разглядывать. И когда я узнала в нем мизинец меня пробила мелкая дрожь, и я зажмурилась.
   - Тебе еще палец отрезать или все-таки вспомнишь, куда дели наши бриллианты?? - Продолжались разговоры, перераставшие в крики, за деревом. - Что молчишь? Эй.... Эй!
   - Похоже наш парень того.... Ку-ку. - Вынес вердикт третий верзила.
   - Я сейчас дам тебе ку-ку! Ну ка быстро пульс проверить! - Приказал Артур.
   - Есть пульс. - Услышала я Стаса и вздохнула с облегчением, что человек еще жив. - Сознание потерял. Болевой шок, наверно.
   - Слабак. - Я услышала, как Артур пнул тело.
   - Что с ним делать будем?
   - Тащи в машину.
   - А с ней что? - Появился передо мной третий.
   - Развяжи и отпусти. - Спокойно сказал Артур.
   - Че правда?
   Я воспряла духом и закивала, но верзила на меня даже не взглянул.
   - Кривда, идиот! - Злился Артур. - В машину тоже тащи!
   Мои зародившиеся надежды, тут же погасли. В очередной раз. И так мне надоело вдруг все, и я уже была готова смириться со своей участью. Жалела только что так и не родила Максиму наследника и продолжателя рода. Пожалела, но тут же этому и порадовалась. Слава Богу, что не родила! А то остался бы сейчас малыш сиротой. Без мамы. И не будет у него злой мачехи, когда Максим приведет в дом (в наш дом!) новую жену (вот печаль то).
   Со мной особо не церемонились и абсолютно бестактно запихнули в большой джип. Хорошо (хорошо ли?) хоть не на пол кинули, а усадили рядом с потерявшим сознание на задние сидение. Он все еще прибывал в отключке. Мой взгляд (любопытный!) скользнул по его руке прижатой ко мне. От осознания того, что именно на этой руке отсутствует один палец, меня бросило в пот. А разглядев своим орлиным (когда не надо убеждаюсь в очередной раз) взором, что этот самый палец (верней мест его отсутствия) прижимается к моей одежде и с него бежит кровь на неё, я чуть сама в обморок не грохнулась. К горлу подступила тошнота и чувство ужаса и брезгливости заполнило пустоты осознания. Я попыталась убрать свои ноги чуть в сторону. Но не тут то было. Рука двинулась следом. Я готова была выпрыгнуть из машины.
   Видимо сидевший рядом Стас заметил мои терзания и не помедлил с комментарием:
   - Что не нравится? - Кивнул он на обезображенную руку.
   - Да что ты! Я в восторге! - Я изобразила подобие улыбки. - Может, уберешь свои ноги чуть в сторону, что бы я свои отодвинула? Что ты их расставил!
   - Еще чего? - Возмутился он. - Сиди не рыпайся. И лучше молча.
   - Че у вас за базар? - Повернулся третий (любопытный) бугай с недовольной физиономией.
   - Да вот, - кивнул на меня Стас, - выпендривается. Видите ли, неприятна ей наша компания. - Сказал и заржал чему то. - И обезпальченных.
   После этого слова они оба заржали, но их прервал Глеб.
   - Хватит ржать уже. - Строго приказал он. - Башка уже болит. А ты, - посмотрел он на меня. - Здесь остановилась? - Я проследила за взглядом грубого, который смотрел на наш домик.
   - Да. - Нерешительно ответила я.
   - Откуда он здесь?
   - Домик для любителей побыть одним и потренироваться. - Ответила я не удивляясь, что они ничего не знают о домике для спортсменов, так как Геннадий Львович это не афиширует, как говорил Максим.
   - А ты, значит, желала побыть одна. - Я промолчала. - В доме есть еще кто то?
   Я прибывала в легком ступоре и думала, что же ответить. Сказать правду, что там еще есть человек? Они убьют его. А если не сказать? Они зайдут в дом или не зайдут? Если не зайдут ему повезет, а если зайдут, они все одно его убьют.... А потом и меня следом. За вранье. А может они все-таки его не убьют?
   - В доме кроме тебя кто-то еще есть я спрашиваю??
   - Никого. - Тихо сказала я.
   - Что? Громче говори!
   - Никого нет!
   - Кажется мне, что ты врешь.
   - Нет, я хотела побыть одна, и приехала сюда. И много народа это знает. Меня будут искать.
   - Флаг им в руки. Идем в дом.
   Я шла на ватных ногах и молилась, что б Никиты не было. Чтоб он был на пробежке. Или вообще в город уехал. Только бы не в гостиной на диване валялся.
   В доме стояла тишина.
   Я вздохнула с облегчение от того, что Никиты внизу нет. Уже хорошо. Старательно топала я ногами и громко разговаривала, что б, если Никита наверху, он услышал меня и успел себя обезопасить.
   - Куда вы меня тащите?? - Как можно громче спросила я.
   - Щас узнаешь.
   - Отпустите!!
   - Эй, ты чего разоралась? - Пнул меня в бок Стас. - Веди себя тише.
   - Похоже, в доме кто-то все же есть. - Глеб остановился и стал прислушиваться. - Кого-то она хочет предупредить. Быстро все обыскать!
   Я мысленно прокляла каждого из этой троицы. Пожелала им пропасть без вести, провалиться к черту и еще пару нецензурных проклятий полетели вслед удаляющемуся Стасу и его товарищу.
   Минуты ожидания их возвращения тянулись мучительно. Я стояла и ждала, что вот вот услышу выстрел и вернется Стас скажет, что убил мужчину на втором этаже. Гнусные мыслишки. Почему то я всегда представляла все плохое. Вспоминая, что мысли материальны я старалась менять их на положительные. Но уж очень страшно было и ничего хорошего из этой ситуации извлечь не получалось.
   И вот уже вернулся Стас.
   - Наверху пусто. - Пожал он плечами. - Но в одной комнате лежат мужские вещи. Которыми недавно пользовались.
   Глеб зло посмотрел на меня.
   - Значит наврала. И кто-то тут с тобой есть. Хахаль. Его предупредить хотела. - Он подошел вплотную ко мне. - Или кажешь, что сама пользуешься мужскими вещами?
   - Нет. - Честно ответила я. Было желание ответить согласием, но посмотрев в глаза Глебу, отчего-то расхотелось.
   - Зачем тогда врала, что никого нет? - Заорал он, и я почувствовала, как его пальцы смыкаются на моей шее. Раньше такое я только по телевизору видела. Сейчас это происходит со мной. Я на секунду посочувствовала всем кого так убивали. Малоприятная смерть. Верней абсолютно ничего приятного в этой процедуре нет. Больно. Воздух перестает поступать в легкие. Начинаешь задыхаться. Мучительно. Не такой бы смерти я себе хотела.
   - Глеб хватит. - Услышала я уже смутно голос Стаса. - Хватит Глеб! - Он начал оттаскивать грубияна от меня.
   - Отпусти меня! - Орал тот. - Я придушу ее.
   - В следующий раз это сделаешь. Сейчас она нам нужна. Если кто-то в доме и был он вернется за ней.
   - Кто здесь был с тобой? - Спросил Глеб.
   - Знакомый. Он уехал сегодня утром.
   - Но он же вернется. За вещами хотя бы.
   - Возможно. Он вернется не один. Вас поймают.
   - Это мы посмотрим. Вырубите везде свет. - Приказал своим товарищам (блин) Глеб.
   Эти гады собирались ловить Никиту на живца. Точнее на меня. Выключили везде свет и усадили меня на диван перед включенным телевизором, а сами попрятались рядом. Замысел их был пост до неприличия. Никита (ну или кого они там себе нафантазировали) придет, увидит, что все в порядке, подойдет ко мне и тут они его и сцапают. Надеюсь, Никита не такой дурак и все поймет.
   Время шло. Часа три прошло, судя по передачам, которые мелькали по экрану. Лицезрение их, меня утомило, и глаза сами собой закрылись.
   - Подъем! - Раздалось у меня над ухом.
   Я еле открыла глаза. За окном уже было довольно светло. Значит, я проспала всю ночь. Не хило вышло. Но радость от сна всю ночь прошла, как только я подумала о Никите. Поймали они его или нет?
   - Вы всю ночь за мной наблюдали?
   - Наблюдали. - Хитро прищурился Стас.
   - И как? - Пыталась я выяснить ситуацию. - Удачно?
   - Удачно.
   - Кого-то поймали? - У меня в горле пересохло.
   - Поймали.
   - Кого? - Я чувствовала, что сейчас свалюсь в обморок.
   - Кого надо. А ты чего так побледнела то? За дружка своего переживаешь?
   - За какого?
   - За такого! Которого мы сегодня ночью поймали пока ты сладко спокойно спала на диванчике. Теперь он лежит себе под березонькой во дворе.
   - Гады... - Я чувствовала, как теряю равновесие и готова упасть в обморок. - Ненавижу вас.
   После этих слов я с кулаками кинулась на Стаса и стала что есть мочи долбить ими его. Не знаю, чего я этим хотела добиться, ведь ясно как Божий день, что силы не равны. Но во мне было столько злости и ненависти к этим людям, которые за одну минуту испортили всю мою жизнь. Из моих глаз рекой лились слезы, которые размывали габариты бугая, что предавало мне смелости, и я беспорядочно махала кулачками.
   - Ненавижу вас! - Орала я.
   - Успокойся дура или ушатаю! - Пригрозил Стас и схватил меня за руки.
   - Ненавижу! - Продолжала я. - Ненавижу.
   - Так я не понял, что здесь происходит?! - В комнате появился Глеб.
   - Да ничего. - Пихнул меня на диван Стас. - Просто эта дура с ума сошла.
   - Ненавижу вас! - И добавила. - Убийцы!
   - Страшный сон приснился? - Обратился ко мне Глеб.
   - Скоро ваша жизнь станет кошмаром! - Злилась я. - Менты найдут вас и пересажают!
   - Это те, которые полицейские? - Усмехнулся Глеб.
   - Смейся, смейся. Не долго осталось. - Смело продолжала я толкать свою речь.
   - Так, ты нам че угрожаешь? - Недоумевал Стас. - Глеб она че охренела?
   - Посади ее в подвал к нашему другу. Может вместе они поумнее станут.
   Глеб скрылся за дверью, а Стас рывком заставил меня подняться, но я решила сопротивляться. Осмелела что-то вдруг.
   - Никуда я не пойду!
   Удар в живот вернул мой мозг на место и, скрючившись от резкой боли, я поплелась вслед за Стасом. И вот уже передо мной открылась дверь подвала (о котором признаться честно, слыхала только раз от Геннадия по приезду, а эти быстро освоились и нашли).
   - Принимай гостей! - Крикнул в темноту Стас и пихнул меня внутрь в кромешную тьму. - Не скучайте. - Сказал он и закрыл дверь.
   Стало абсолютно темно. Я зажмурилась и пару секунд простояла так, затем открыла глаза и стала привыкать к темноте. Потребовалось пару минут. Хотя лучше и не стало особо. Окон не было. Дверь плотно закрыта. Щелок нет. Так что свету и не откуда было пробиваться. Я тяжело вздохнула (спасибо, что жива) и опустилась на корточки рядом с дверью. А что собственно, куда-то ходить? В темноте все одинаково. А то еще и нарваться на что-нибудь (грабли? Хм...) можно или на кого-то...
   - Господи, крыс то надеюсь тут нет, - Меня аж передернуло одно воспоминание (представление) об этих тварях прочитанное не в одном излюбленном мной детективе.
   - Не волнуйтесь, - Вдруг услышала я слабый голос из другого конца подвала и вспомнила, что не одна. - За все время, что я здесь сижу не появлялось ни одной.
   - Кто здесь? - Глупый вопрос, уже задав, поняла я, так как кроме меня здесь мог находиться только недавний привязанный.
   - Меня зовут Володя. - Представился он.
   - Очень приятно, насколько это позволяет говорить данная ситуация. Меня Саша. - Ну, вот и познакомились. - Это вчера они вас... к дереву привязывали? - Все-таки решила уточнить я и, вспомнив отрезанный палец, поняла, что к горлу подступает тошнота.
   - Меня. - Сказал Володя и закашлял. - Извините, трудно говорить.
   - Может мне подойти к вам поближе? - Предложила я.
   - Идите на мой голос.
   И я пошла.
   Осторожно ступая по темноте (дабы на что-нибудь не напороться) я отправилась на голос молодого человека. Володя умудрялся напевать какую-то незамысловатую (и не известную мне) песню, не смотря на то, что ему было сложно говорить, что позволяло мне не сбиться с выбранного направления. И вот уже совсем скоро я нащупала плечо молодого человека и опустилась рядом.
   - Как вы себя чувствуете? - Поинтересовалась я.
   - Хреново. - Мне кажется, Володя усмехнулся в этот момент.
   - Извините. - На всякий случай сказала я.
   - Как ты здесь оказалась?
   - Так же как и вы - насильно притащили.
   - А в лесу?
   - Бегала. Свалилась в обрыв, подвернула ногу и тут еще вы на мою голову...
   - Печально.
   - Мне то как...
   - Печально, - продолжил молодой человек, - по такой глупости умереть молодой.
   Меня аж перекосило от его слов.
   - Я умирать не собираюсь.
   - Я. Собственно тоже. Но тут, как бы сказать, не мы решаем.
   - Думаете, они нас убьют?
   - Не хочется рушить твои наивные надежды, но в живых нас они не оставят. Меня точно. Да и тебя...
   - Не хочу умирать.
   - Никто не хочет. Мой брат тоже вряд ли этого хотел, но, тем не менее, где он сейчас? Закопан где то в лесу. Если закопан.
   - В лесу они это...вашего брата?
   - Да. Брата. Твари. - В этот момент Володя должен был сжать кулаки от горя и обиды.
   - Вы украли у них бриллианты? - Осторожно поинтересовалась я. - Может, стоило их вернуть?
   - Да ничего мы не брали! - Вдруг перешел на крик молодой человек. - Они же сами и взяли! Но чтоб не подумали на них они нас козлами отпущения выставили перед теми, кто выше. Сейчас грохнут нас и все. Скажут бриллианты не нашли. И никто ничего не докажет.
   Вот так вот... Дура. Влезла в бандитскую разборку. Ввязалась. Не жилось же спокойно. Не бегала, а тут вздумалось! Побежать ей надо! Развеяться. Подумать. Подумала! Блин... Даже жалко себя стало. А что теперь то? Ничего. Смерть. Допрыгалась (добегалась вернее). Хотя... С чего это я должна умирать? Такой молодой. Меня спасут. Нас спасут. Во всех детективах так. Максим наверно уже спешит на помощь! Как то узнал и уже скоро вытащит меня. Никита... Господи, Никита. Погиб из-за меня. Мне кажется, я влюбилась в него. Он подарил мне за эти дни, что многие не смогли подарить за прожитые годы.... Даже Максим. Теперь он не со мной. Из-за меня. Как теперь сказать его семье о том, что с ним произошло?
   Я заревела.
   - Плачешь?
   - Плачу. - Я почувствовала, как рука Володи легла мне на плечо. - Они убили моего друга. - Я опустила свою голову на плечо молодого человека и почувствовала, как он начал меня гладить по волосам. Небрежно, но мне нужна была, чья-то жалость сиюминутно.
   - По плачь, по плачь. Можешь сразу и прощение у Бога просить. Чтоб в Рай попасть. Мне то туда уже дорога заказана, а у тебя еще есть шанс. Так что можешь покаяться.
   - Вы что священник? - Меня, почему то возмутили его слова.
   - Можно на ты.
   - Ты что священник что ли? - Повторила я.
   - Слава Богу, нет.
   - Тогда, что ты заладил, покайся, да покайся! Я вообще-то умирать не собираюсь ближайшие лет тридцать хотя бы. - Я утерла слезы рукой. - Еще засажу этих преступников за решетку до конца их дней! Чтоб они сгнили там за моего друга. - И тут же добавила. - И за твоего брата.
   Володя похлопал в ладоши.
   - Браво. Яркая речь. Но тебе не кажется что силы не равны, а суперменов не существует? Их трое. Нас двое. И то ты девушка, а я почти калека. Из этого подвала не сбежать.
   - Еще как сбежим! - Воодушевилась я.
   - Как?? Подкоп предлагаешь рыть ложками? У нас даже их нет! А если бы и были, то ничего бы не получилось! Вокруг бетон! Так что наша судьба тут сдохнуть.
   - Ты законченный пессимист.
   - Я прирожденный реалист, а от баб одни неприятности!
   - Нас спасут! Мой муж обязательно придет на помощь.
   - Ага, труп твой вытаскивать из подвала.
   - Фу, какая гадость...
   Я вроде как обиделась, и мы продолжили сидеть молча. Не знаю, сколько прошло времени, показалось много. Зато мне удалось придумать план (идеальный).
   - А может ты скажешь, что знаешь, где камни? - Предложила я.
   - Не понял.
   - Ну, ты говоришь этим типам, что знаешь, где камни и готов им их показать. Они нас выпустят и мы сбежим.
   - Идеальный план побега!
   - Не нужно благодарности...
   - Ты совсем дура??
   - Такой план придумала и дура?
   - Ты то тут, каким боком? Меня выпустят, а ты тут останешься.
   - А ты скажи, что без меня ничего им не покажешь! И они возьмут меня с тобой и там где-нибудь в городе мы сможем сбежать.
   - Как у тебя все просто.
   - Ну, может и не просто, но попробовать стоит. Не сидеть же сложа руки и ждать, когда с нами расправятся.
   - Может ты и права... - Задумался (как я поняла) Володя.
   - Не может, а дело! Надо использовать это маленький, но шанс.
   Володя посмотрел на меня (верней мне показалось, что посмотрел, так как в кромешной тьме ни его глаз видно не было, ни моих, я полагаю), или попытался посмотреть.
   - Помоги мне встать. - Попросил он.
   Я нащупала руками парня и взяла его под локоть. Когда он начал подниматься, я чуть не свалилась на него.
   - А с виду не скажешь, что такой тяжелый. - Вынесла я вердикт.
   - Кость тяжелая. - Ответил Володя и мне показалось, что я увидела, как в темноте блеснули его зубы в улыбке.
   Мы тихонько (кое-как) добрели до двери, и Володя принялся по ней стучать. Я не долго думая стала ему в этом помогать. И уже чрез пару минут мы услышали шаги, затем дверь открылась, и мы смогли лицезреть Стаса.
   - Вы че тут расшумелись придурки? - Хмуро окинул он нас взглядом.
   Я пихнула Володю в бок, что б не молчал, а начал излагать нашу историю.
   - Ты что-то хотел сказать. - Помогала я ему.
   - Я? А.... Да.
   - Неужели решил рассказать, где с братцем брюлики чужие припрятали? - Заржал Стас. И зря. Отгадал же. Почти (улыбаюсь).
   - Да. - Ответил Володя.
   - Не понял. - Тут же заткнулась бандитская рожа.
   - Я решил показать вам, где бриллианты.
   - Шутишь что ли так?
   - Это что похоже на шутку?
   - Идем со мной. - Стас схватил Володю за рукав и вытащил из подвала.
   - Я без нее не пойду! - Кивнул молодой человек на меня и я порадовалась, что он про меня не забыл.
   - А она то тут, каким боком?
   - Когда я покажу вам, где камни, вы нас отпустите.
   - С чего ты взял, что мы вас отпустим? - Усмехнулся Стас.
   - В противном случае вам никогда не найти бриллианты.
   Стас задумался (умеет или притворяется?) а потом впихнул Володю обратно.
   - Посидите-ка пока тут. - Стас закрыл перед нами дверь.
   - Думаешь он поверил? - Спросила я, когда шаги затихли.
   - Будем надеяться.
   - Будем.
   А скоро вернулся Стас с товарищем и нас отвели в гостиную, где вальяжно на диване развалился Глеб и смотрел на нас с нескрываемым раздражением.
   - Ну. Я тебя внимательно слушаю. - Обратился он к Володе. - Рассказывай.
   - Я покажу вам, где они, если вы обещаете нас отпустить.
   - Поверишь мне на слово? - Глаза Глеба неприятно блеснули. Сразу видно верить ему нельзя.
   - Нет. - Володя тоже это понял (или знал). - Вы дадите нам уйти на приличное расстояние, после чего я сообщу вам, где они.
   - Да я смотрю, ты нас за идиотов держишь. - Спокойно сказал Глеб. - Мы вам уйти дадим, а вы брюлики в руки и смоетесь! Так не пойдет! Так что придется верить моему слову. Ты приведешь нас к нашим камушкам, и мы вас отпустим. Если не соглашаешься, то придется вам продолжить наслаждаться обществом друг друга в подвале. Но не думаю, что это продлится долго. Еще денек и придется вас убить. Но так и быть закопаем вас под одним деревом. Так что выбор за тобой. - Развел руки в стороны Глеб.
   Володя молчал и думал. Думал и молчал. И когда молчание затянулось (по мнению Глеба) он сказал:
   - В подвал их.
   - Стойте! - Остановил его Володя. - Я согласен.
   - Вот и замечательно. - Глеб встал. - В машину.
   - Одеться нам можно хоть? - Поинтересовалась я, демонстрируя, что мы одеты легко и хотелось бы куртки получить, не май месяц все-таки на улице. Это только в кино (опять же) главные герои зимой, в лютый мороз, спасаются почти голые, а в жизни мне этого пробовать не хотелось. Я знаю, что холодно будет.
   На мое удивление (удивленное) Глеб препятствовать не стал, хотя я ожидала, что такое может быть. Ему то, что до нашего плачевного положения? Ему камушки главное.
   - Дай им куртки. - Дал он приказ Стасу. - И быстро в машину.
   - Идите вперед. - Стас кивнул в сторону от гостиной, где в небольшой комнатке валялась наша верхняя одежда. - Быстро одевайтесь и погнали!
   Мы подняли наши вещи и принялись спешно одеваться. В какой-то момент (если бы не Володя я бы и не подумала, что это момент) Стас повернулся к нам спиной, что, конечно, было большой ошибкой (а я все больше удивлялась какие бандиты тупые). От меня он может прыткости и не ждал (я на нее и не способна), но Володю он (по идее) должен был опасаться. Как бы то ни было, но в этот самый момент расхлябанность Стаса была наказана этим самым Володей, который одним махом схватил ножницы (кстати, тут лежащие) со стола и, подлетев к бандиту, всадил их ему в шею. Тот смог издать только какой-то глухой звук и свалиться на пол.
   Я закрыла рот обеими руками, чтоб не разораться от души от увиденной картины. За последние два дня вид крови, как то уже казался мне перебором, уж не говоря о том, что видеть еще один труп не стало радостью, хоть и труп бандита.
   - Ну что глаза вытаращила? - Грубо сказал мне Володя, вытаскивая из кобуры Стаса пистолет.
   - Ты его убил?
   - А тебе его жалко, что ли? У нас теперь есть реальная возможность сбежать. Благодаря мне.
   - Ужас...
   - Если хочешь, можешь оставаться и выразить соболезнования его дружкам, а я сматываться намерен. Где твоя синяя сумка?
   - Что? Моя сумка? Зачем она тебе?
   - Где я спрашиваю?
   - Тут где то валяется. - Я стала оглядывать комнатку служащую нам гардеробной. Пока я искала ее глазами Володя уже отыскал ее и принялся рыться.
   - Что ты там ищешь?
   - Паспорт. Замуж хочу тебя позвать. - Явно саркастически ответил молодой человек.
   - Откуда ты знаешь про мою сумку? Что ты там ищешь? - Я попробовала забрать свою сумку.
   Володя отпихнул меня (и откуда только силы у человека без пяти минут калеки?) и вытащил, какой-то мешочек.
   - Что это? - Удивилась я, так как первый раз его видела.
   - Не твое дело.
   - Как это не мое? Как не мое? Какая-то неизвестная фигня лежит у меня в сумке, о которой ты знаешь и не мое дело?? Это что... - Голова закружилась от представленного мной. - Это бриллианты?
   - Идем быстрее пока нас тут не засекли!
   Володя схватил меня за руку и потащил к окну. Быстро передвигаться мне еще было больновато из-за ноги. Но я старалась. Жизнь то дороже.
   - Уйдем через лес. Нет. - Тут же остановился он. - Одолжим их машину.
   Он указал на стоящий джип и устремился к нему.
   - А вдруг они там?
   - У нас есть пистолет и эффект неожиданности.
   - А если они обнаружили Стаса?
   - Если бы да кабы... Они б уже нас искали.
   - Что в мешке? - Не оставляла я попыток узнать. - Камни, да? Скажи: камни?
   - Камни, камни.
   - А как они у меня в сумке оказались?
   - Бежим скорее пока их нет. - Володя не желал передо мной отчитываться.
   А я уже хотела наплевать на все и удрать в лес. Такой исход мне казался более безопасным. Бежать, бежать и бежать, а там уже и помощь можно найти. Но Володя упорно тащил меня за руку к машине. И оставалось лишь уповать, что нам еще раз повезет. Сначала казалось, что в машине никого нет, но подбежав поближе мы увидели торчащие ноги. Один из бандюков, что-то искал (наверно) под сиденьем машины. Слух у него был отменный. Заслышав наши шаги (топот) он обернулся и с молниеносной реакцией вскочил на ноги, но пистолет вытащить не успел.
   - Руки! - Заорал Володя.
   - Далеко собрались? - Бандюг нас вроде и не испугался.
   - Брось пистолет и вали от машины. - Володя видно не любил ни на чьи вопросы отвечать.
   - С какой стати? - Усмехнулся бандит (откуда такая уверенность, что он с нами справится?).
   - Я пристрелю тебя.
   - Я бы на твоем месте, опустил пистолет и просил тебя помиловать.
   - Ты не на моем месте! Быстро бросай оружие!
   - Лучше тебе это сделать.
   Пока я наблюдала, как бугай медленно изымает свое оружие в мою голову (страдальческую) уперлось, что-то железное, холодное и круглое. Я сразу поняла, что это пистолет и покорила себя за то, что мы забыли о том, что второй бугай где-то рядом и может внезапно появиться, что он, собственно, и сделал.
   - Я бы на твоем месте все таки послушал, что умные люди советуют. - раздался за моей спиной голос Глеба.
   - Да пошли вы. - Гаркнул Володя и стал приближаться к машине.
   - Я прострелю девке башку, если ты сделаешь еще шаг. - Предупредил Глеб, и я не сомневалась в серьезности сказанных им слов и загрустила.
   - Да простреливай! - Усмехнулся Володя, а мне стало совсем тоскливо от этих слов.
   - Отлично. - Сказал Глеб и снял пистолет с предохранителя.
   Я зажмурилась. День сурка. Еще совсем недавно я стояла так же и ждала смерти. И вот снова стою. Жду. И только почему то мне казалось, что в этот раз Глеб мимо не стрельнет.
   - Я знаю, где бриллианты! - Выкрикнула я.
   - И где же? - Глеб заинтересовался.
   - Вы меня не убьете?
   - Подумаем. Говори где они.
   - Опустите пистолет.
   - Ну. - Пистолет бандит и, правда, опустил.
   - Обещайте, что отпустите меня. Я никому ничего не расскажу.
   - Обещаю.
   - Правда?
   - Я тебя или сейчас пристрелю или ты расскажешь уже.
   - Они у него. - Я показала рукой на Володю.
   - Плохая попытка. Мы обыскивали его. Не могли же они у него внезапно появиться.
   - Они у него. В мешочке. Он вытащил их из моей сумке.
   - А твоя сумка здесь при чем? - Удивился Глеб. - Вы в сговоре что ли? - Пистолет снова оказался у моей головы.
   - Нет! Я не знаю, как они там оказались! Правда! Только сейчас увидела, как он их оттуда вытаскивает! Сама не меньше удивлена!
   - Да девка сбрендила. - Нервничал Володя.
   - Убей его и обыщи. - Приказал Глеб другому бандиту.
   Я зажмурилась, что б ненароком не увидеть еще одного покойника. И тут же услышала выстрел. Затем крик Глеба и посторонние голоса. Я открыла "сомкнуты негой (страхом) взоры" и огляделась. С разных сторон к нам подбегали служители правопорядка. Сердце от радости готово было выпрыгнуть из груди, а из горла рвался радостный крик. Посмотрев вниз я обнаружила корячившегося от боли Глеба. Из его руки хлестала кровь. Рядом лежал пистолет, который я поспешила откинуть ногой (как в кино прям).
   - Сдохнешь в тюрьме! - Сквозь зубы процедила я бандиту и со все силы пнула его в живот, чувствуя себя в безопасности.
   - Девушка, я бы посоветовал вам не трогать подозреваемого. - Сурово сказал мне появившийся рядом мент (полицейский).
   - Извините. - Виновато улыбнулась я. - Не удержалась.
   - Вы уж в следующий раз постарайтесь удержаться, а то привлекут за компанию.
   - Я все-таки надеюсь, следующего раза не будет. - Выдохнула я и приподняла руки в характерном жесте.
   - Сашка! - Позвал меня знакомый голос и сердце бешено заколотилось.
   Я обернулась и стала искать глазами зовущего меня человека в надежде, что мне не показалось. Нет. Не показалось. Ко мне бежал Никита.
   - Сашка!
   - Никита!
   Я бросилась к нему в объятия и он крепко крепко прижал меня к себе.
   - Родная моя. - Он стал целовать мое лицо. - Милая.
   - Никита... Ты жив. - Я чувствовала, как у меня потекли слезы. Впервой за эти дни от радости.
   - Конечно, жив! Что со мной случиться? Я молодой еще чтоб умирать. - Подмигнул он. - Как же я за тебя переживал. Чуть с ума не сошел.
   - А я за тебя. Они сказали мне, что убили тебя. И закопали... - Последние слова мне давались с трудом, и я их говорила громко рыдая. - Под березой.
   - Да ты что, милая? - Никита вытирал мне слезы. - Успокойся. Все хорошо. Я жив. Они тебя обманули.
   - Сволочи!
   - Успокойся.
   - Я чуть не умерла.
   - Все позади.
   - Их посадят?
   - На долго. Можешь мне поверить. Они заплатят за твои страдания.
   - Никита... - К нам подошел какой-то человек. - На пару слов.
   Никита с нескрываемой нежностью посмотрел на меня. Его взгляд говорил, что он не хочет меня покидать, но дела требовали этого. Ко мне подошел Геннадий Львович и, обещав Никите, позаботится обо мне, увел в дом. Слово, данное Никите, он сдержал и, усадив на диван, приготовил горячего чая. Люди в форме сновали туда-сюда, порой мелькал Никита. Куда-то отзывали Геннадия Львовича. Меня до поры никто не беспокоил. Только спустя час (примерно). Когда народа поубавилось, трупы и преступников увезли, я и Никита устроились в библиотеке со следователем. Вызывать нас в отделение не стали по весомому убеждению Никиты и Геннадия Львовича, что нам это будет лишне и слухи не нужны и вот нас допрашивали в непринужденной обстановке.
   - Вы же понимаете, что нам не нужны лишние сплетни со стороны СМИ. - В который раз повторял Никита.
   - Понимаю. - Внимал ему следователь. - Не волнуйтесь. Я все понимаю. Мы с Геннадием Львовичем тоже говорили на эту тему.
   - Замечательно.
   - Он уважаемый человек у нас. - Развел руками толстый дядя с усами.
   - А ваши люди?
   - Ручаюсь за всех и каждого.
   - Замечательно. - Повторил Никита.
   - Что ж если вы все сказали, можете быть свободны.
   - Мы все сказали, да Саша? - Никита сел рядом и приобнял меня.
   - Я все не могла понять, как бриллианты оказались у меня. - Ответила я. - И вот вспомнила.
   - Поподробнее Александра Викторовна. - Заинтересовался следователь.
   - Мы с подругой на днях были в магазине. И там случился неприятный инцидент. Я разбила бутылку, а один молодой человек начал винить меня. Потом подошел его друг и стал просить за него прощение. Предложил расплатиться. Они куда-то очень спешили.
   - И как это связано с нашей ситуации?
   - Мне кажется это были эти двое братьев. Тот, что извинялся, очень требовательно пытался вырвать у меня суму и помочь донести ее. Я не дала. А так как она у меня всегда открыта он и кинул туда мешочек. Спешили они наверно из-за того, что их уже искали и так они избавлялись от улик.
   - И не боялись, что вы с ними скроетесь? Или в полицию отнесете.
   - Это им виднее. Наверно нет. Они уже на улице напрашивались к нам в гости и узнали где мы остановились. Они рассчитывали придти и забрать их.
   - Мы проверим.
   - Спросите у Геннадия Львовича! Он был в тот вечер с нами и видел, как к нам пристали.
   - Спасибо за информация. Спросим. У вас больше ничего?
   - Ничего.
   - Можете быть свободны. Если что-то еще вспомните обязательно позвоните.
   В комнату, постучавшись, заглянул человек в форме и сообщил:
   - Нашли труп брата Богославского. Там где и сказала девушка. Они его даже закопать не потрудились. Так и лежал не снегу у дерева.
   - Мда.... Эти ребятки так свято верили в свою безнаказанность, что даже трупы закапывать за собой не считали нужным.
   - Ничего! Мы их теперь надолго посадим! - Радовался молодой полицейский. - Да, Пал Палыч?
   - Да, Семен.
   - Уж лет на пятнадцать хватит.
   - Если еще пару дел сможем с ними связать еще годков десять прибавим.
   - Свяжем! - Воодушевился молодой коллега и скрылся за дверью.
   - Что ж, до свидания. - Следователь поднялся из-за стола, за которым сидел все это время.
   - Прощайте! - Сказали мы с Никитой в один голос.
   Следователь ушел. В кабинете повисла тишина. Слышно было, как тикают часы. Я сидела в кресле, а Никита расположился на подлокотнике и продолжал обнимать меня. Он поцеловал меня в макушку.
   - Родная моя, сколько же ты натерпелась за эти дни.
   - Мне было очень страшно. - Призналась я и положила свои руки на колени Никиты.
   - Бедная моя. - Он крепче прижал меня к себе. - Несчастная.
   - Счастливая.
   - Почему счастливая?
   - Потому что все же хорошо закончилось. - Я смогла улыбнуться ему. - И я счастлива. Ты, как в кино, спас меня от беды и бандиты наказаны.
   - И как истинный джентльмен я теперь должен на тебе жениться?
   - Для начала я соглашусь хотя бы на чашечку горячего чая.
   Мы засмеялись.
   - Будет сделано, мадам. - Никита поцеловал мою руку и направился к двери.
   - Я с тобой! - Вскочила я с кресла.
   - Любой каприз за ваши деньги.
   - Это уже как то альфонизм тянет.
   - Альфонизм как болезнь?
   - Предлагаю обсудить это все за той же чашечкой чая.
   Мы вместе вошли в кухню. Никита отодвинул передо мной стул и помог сесть, демонстрируя все свои качества джентльмена. Он поставил чайник разогреваться и открыл холодильник. Он оказался пуст. Никита присвистнул.
   - Эти гады все умяли за раз.
   - Жалко не подавились.
   - Ты же у меня наверно голодная совсем!
   - Голодная, - я только сейчас вспомнила про свой опустошенный желудок, который жалобно пробурчал в ответ. - Я бы сейчас слона, может, и не съела бы, но вот слоненка точно бы умяла. Подростка.
   - Если честно я бы тоже. Кусок в горло не лез пока ты тут с этими была.... А сейчас желудок просит наверстать упущенное.
   - И мой.
   И тут, как по волшебству (естественно) в кухню ввалился Геннадий Львович с пакетами в руках и широкой улыбкой на лице.
   - Ребятки, принимайте товар.
   Мы с Никитой бросились за пакетами, которые были полны еды. Верней я захромала.
   - Что с ногой? - Обратил внимание Никита.
   - Подвернула. Геннадий Львович да вы волшебник! Не иначе! - Воскликнула я.
   - Только учусь. - Засмущался мужчина.
   - Начало впечатляющее! - Поддержал Никита. - Мы только только подумали о том, как бы хорошо было отведать слона.
   - Слона не обещаю. Нынче с ними туго. Вот курицы-гриль найдется.
   - Вы с собой постоянно еду возите или обладаете экстрасенсорными способностями? - Напросился сам собой у меня вопрос.
   - Ни то, ни другое. Пока этих козлов оформляли и вас допрашивали я проверил холодильник и, не обнаружив в нем еды, отправил в магазин сына, зная о том, что вы обязательно захотите перекусить. Не сейчас, так завтра утром.
   - Утром? - Я посмотрела на Никиту. - Мы что здесь целую ночь еще пробудем?
   - Останемся, дочь. - Ответил Геннадий Львович.
   - Саш, нам некуда поехать сегодня. Заночуем здесь, а утром отправимся в город и оттуда домой.
   - Почему мы не можем сейчас в город отправиться?
   - Сегодня уже поздно. Нам до него не добраться. К тому же мы все устали. Надо отдохнуть. Набраться сил. Там метель опять начинается. Нам до города часов пять по заснеженным дорогам.
   - А в селе у Геннадия Львовича, почему не остановиться?
   - Гостиниц там нет.
   - У себя не могу оставить, дочь, извиняй. С удовольствием да места нету. А на полу класть вас не хочется.
   - Да я бы и на полу поспала только подальше отсюда.
   - Ты не бойся. - Заботливо потрепал меня за плечо Геннадий Львович. - Этих упырей надежно упекли. Они не вернуться. Здесь вообще места тихие! Это первый раз такая невидаль случилась.
   - Это я невезучая.
   - Да брось ты, дочь! Совпадение. Ты наоборот везучая, что Никитка рядом с тобой. - Мужчина подмигнул ему, и Никита взял меня за руку. - Если бы не он не весть что могло произойти. Тьфу, тьфу, тьфу.
   - Кстати, как вы узнали, что тут происходит?
   - Так это... Никитка прибёг ко мне сказал. Мой то дом пади крайний самый. Сидел, себе, газету читал и тут кто-то как затарабанит в окно, а потом и в дверь. Открываю, а там Никита! Запыхавшийся весь, говорит невнятно. Еле успокоил его, чтоб объяснить смог что случилось. А как узнал так бегом в милицию!
   - Полицию. - Исправил (влез) Никита.
   - Да черт с ней.... Вот пошли в полицию и сразу сюда. Хоть упрашивать их долго не пришлось. Сразу сорвались и по машинам. И вот. Во время успели то. Парой минут позже и не успели бы мать их.... Выпить бы щас.
   - А как ты добрался до села? - Обратилась я к Никите.
   - Бегом. - Ответил Никита.
   - Серьезно? Да тут тридцать км бежать!
   - Все и бежал. Сначала побоялся тебя оставлять, но потом понял, что один не справлюсь и побежал за помощью.
   - Ко мне весь запыхавшийся прибежал. - Подтвердил Геннадий Львович. - Литр воды выпил, как иссох.
   - Правда, пробежал? Ради меня?
   - Правда, пробежал. Ради тебя. Ну, может пару раз переходил на шаг, когда бежать было совсем не в моготу. На лыжах оно как то попроще будет.
   - Спортивная подготовка все же помогла. А то мог и не добежать. - Сказал Геннадий Львович. - А еще и любовь...
   После последнего слова я покраснела (думаю).
   - Они сказали, что убили тебя...
   - Ты мне не рада, что ли?
   - Ну что ты такое говоришь! Рада, конечно (конечно!). Я переживала. А где ты был? Меня ходил, искал?
   - Да вот еще! Лежал себе дома, отдыхал.
   Я пихнула Никиту в бок.
   - Бесчувственный чурбан! Меня, значит, нет уже как пол дня, а он спокойно себе валяется дома! А вдруг волк? Или медведь?
   - Я же знаю, что их здесь нет.
   - А если упала и шею себе свернула! Угрызения совести не замучили бы?
   - Ни сколько.
   - Хм. - Только и вырвалось у меня. Я сложила руки на груди, надула губы и отвернулась.
   - Да ладно тебе. - Никита протянул ко мне руку, которую я одернула. - Я уже как раз собирался снаряжать целую экспедицию на твои поиски и как раз услышал твои крики. Выбрался через чердак, в окно увидел, что ты в беде и поспешил за помощью.
   - Значит, я все-таки тебя спасла? - Порадовалась я.
   - Значит спасла.
   - Ладно, ребятки, - После не большой паузы сказал Геннадий Львович, когда ужин был закончен. - Вы как хотите, а я спать пойду. Вымотался весь сегодня. И вам не мешает отдохнуть.
   - Сейчас пойдем. - Подтвердила я. - Только посуду помою.
   - Я тебе помогу. - Вызвался Никита.
   - Ну а моя помощь думаю вам не понадобиться.
   - Вы и так уже много для нас сделали. Спасибо, Геннадий Львович. Идите отдыхайте. - Отправила я мужчину на покой (заслуженный).
   - Я себе в гостиной постелю.
   - На втором этаже нам всем хватит комнат. - Напомнил Никита.
   - Да я лучше здесь. Телевизор себе включу. Посмотрю, что в мире делается. Под него легче засыпается. - Геннадий Львович хитро подмигнул и вышел из кухни.
   - С чего начнем? - Рвался в бой Никита.
   - Нууу.... - Протянула я. - Я буду собирать посуду, а ты начинай мыть.
   - Не понял. Мыть вроде ты у нас должна.
   - Ты же сам вызвался помогать. Грех не воспользоваться. - Заулыбалась я.
   - Вот так всегда. - Вздохнули мой помощник новоявленный. - Стоит предложить женщине чистую и бескорыстную помощь, как она тут же все сваливает на тебя и довольна.
   - Я смотрю у тебя большой опыт.
   - На самом деле опыт не такой как ты подумала. - Опроверг мои доводы Никита. - Наслышан от друзей.
   - Хилые вы все такие.
   - Мадам это вы кого сейчас хилым обозвали?
   - Весь мужской пол.
   - То есть вы, сейчас оскорбили весь мужской пол в моем лице?
   - Можно и так выразиться, - закатила я глаза.
   - Как настоящему мужчине мне придется доказать обратное.
   После этих слов Никита поднял меня на руки и закружил.
   - Хватит! Хватит, Никита! Поставь меня! - Кричала я.
   - Ну как хилые мы?
   - Верю! Не хилые! Беру свои слова обратно! Только опусти меня я прошу!
   - Так то. - Никита вернул меня на твердую почву. - А то хилые.
   - Мы своими воплями, наверно, разбудили Геннадия Львовича. - Предположила я, начиная мыть посуду.
   - Думаю, он даже еще и не успел заснуть. А даже если и успел уснуть, то вряд ли нас слышал. С такой-то громкостью у телевизора!
   Не надо было прислушиваться, чтоб понять, что Никита говорит правду. Довольно громко диктор вещал, о каких-то новых катаклизмах на Луне и припадках доброты и щедрости у президента.
  
   На пару с Никитой мы быстро привели кухню в должный вид и с чистой совестью отправились по своим комнатам. Напротив моей мы затормозили.
   - Зайдешь? - Как то неуверенно предложила я.
   - Неужели на чашечку кофе?
   - Нееет. - Отрицательно закачала я головой. - В меня больше ничего не влезет.
   - В меня тоже на самом деле.
   - Геннадий Львович накормил нас до отвала.
   - Это точно.
   - Так зайдешь?
   - Не могу отказать.
   Мы устроились на моей кровати.
   - Чем займемся? - Спросил Никита.
   - Можем просто поговорить. Или помолчать.
   - Увлекательное занятие. - Никита закатил глаза и добавил. - Тебе вообще надо бы отдохнуть.
   - Как и тебе. Но мне не хочется оставаться одной. Мне страшно.
   - Не бойся, моя милая. - Никита подсел ко мне поближе и обнял меня. - Все позади. Я рядом. Больше никогда и никому я не позволю тебя обидеть. Слышишь?
   - Слышу. Спасибо тебе. Спасибо, что ты рядом. Что понимаешь меня и успокаиваешь. С тобой я чувствую себя как за стеной.
   - Так и есть милая.
   - Ты не уйдешь сегодня?
   - Я вообще больше никогда не уйду.
   - Даже если я тебя буду прогонять?
   - Даже если так. - Я увидела, что Никита улыбнулся.
   - А если я буду настаивать? - Я улыбалась в ответ.
   - Я буду не приклонен.
   - Наглец.
   - Влюбленный до беспамятства мужчина.
   Я смотрела в глаза Никите, а он смотрел (так и подмывает написать телевизор) в глаза мне. Сильное чувство. Непреодолимая тяга. Наша близость. Сердца... Нам просто хотелось быть вместе. Сегодня. Сейчас. Всегда. Обнимать друг друга. Прикосновения любимого человека дарят поистине настоящее тепло и наслаждение. Мы нужны друг другу в этот момент. Мы чувствовали это. В том, что наши губы слились в поцелуе (долгожданном) не было ничего удивительного...
   - Нам надо пожениться. - Шептал Никита.
   - Ты сошел с ума. - Отвечала я.
   - Уже давно и надежно. От тебя.
  
   Как же приятно встречать утро в теплой постельке, когда нежные, сильные руки обнимают тебя. А ты лежишь себе, никуда не спешишь, прижимаешься к любимому телу, где так сильно бьется дорогое (тебе) сердце.
   А за окном рассвет.
   Встречает просыпающихся людей. Берешь чашечку кофе (чая, лимонада, простой воды), подходишь к окну, смотришь на оживающую природу и наслаждаешься. Тебе некуда спешить. Сегодня тебе никуда не надо. Ты счастлива. Жизнь прекрасна. На губах улыбка. И в такие моменты понимаешь, что счастье и правда есть. Просто вот так стоя у окна и смотря на торопящихся, на работу (школу, институт, по делам) людей ты понимаешь счастье есть! Как же я люблю такие мгновения! - Подумала я, просыпаясь в холодной постели. Одна. Никиты не было. Да и за окном как то было не весело. Люди никуда не спешили. Их, в принципе, вообще там не было. Да и делать им тут нечего.
   Я перевернулась на спину и, сунув руки под голову, уставилась в потолок. В голове моей да не без мыслей, поэтому прекрасный белый потолок быстро приобрел пару цветных образов. Например, завтрак в постель от любимого мужчины. Что может быть лучше (ну конечно сам мужчина еще)? И в этот момент зашел Никита и прервал мое "кино".
   - Ты проснулась! - Он бросился ко мне и поцеловал.
   - А где поднос?
   - Какой поднос? - Удивился Никита.
   - С едой. Я думала ты отсутствуешь на положенном рядом со мной месте по весомой причине, такой как завтрак в постель для любимой меня. - Я хитро заулыбалась.
   - Ах, вот в чем дело.
   - Именно в этом.
   - Знаешь, дорогая, я так к тебе спешил, что забыл сей чудесный понос внизу. Так что придется нам спуститься.
   - Или тебе все же его принести?
   - Лучше спуститься.
   - Так и быть. - Сдалась я.
   - Правда? - Ерничал (по-доброму) Никита.
   - Я переживу.
   - Замечательно. Как спалось? Я тебя не разбудил?
   - Не разбудил, я прекрасно спала. А ты давно на ногах?
   - Давно. Сначала лицезрел твой прекрасный образ, затем сделал пару кругов вокруг дома и принял душ.
   - Похвально. Кроме разглядывания моего "прекрасного образа", как ты выразился.
   - Почему же?
   - Я думаю, в нем абсолютно нет ничего прекрасного в тот момент, когда я себя не контролирую.
   - Готов поклясться я был сражен твоей красой, и долгое время не могу придти в себя от счастья.
   - Да что ты говоришь.
   - Частая правда. - Никита поднялся с кровати. - Вставайте, принцесса, ваш завтрак ждет внизу.
   - Я надеюсь, он сможет подождать еще немного, пока я приму душ?
   - Я думаю, в таком случае, он может подождать нас двоих.
   - А я так не думаю.
   - Вот увидишь.
   - Никита. - Я сделала голос серьезнее. - Я хочу принять душ одна.
   - Как хочешь. - Погрустнел он. - Но если что свистни.
   - Я не умею.
   - Тогда просто позови. - Подмигнул Никита и закрыл за собой дверь.
   Когда я спустилась вниз Никита и Геннадий Львович уже во всю чаевничали (мягко говоря, а так от пищи стол ломился).
   - Наконец то! - Воскликнул первый. - Я уже хотел МЧС вызывать.
   - Всего то час. - Уселась я за стол.
   - Всего то?! Да за час можно столько дел натворить! Не один дворец Амина захватить, например.
   - Или целую курицу съесть. - Бросила я взгляд на тарелку с костями.
   - Или курицу. На пару с Геннадием Львовичем.
   - Что за подстава Никита? - Мужчина рассмеялся и мы вслед за ним.
   - Что будет моя принцесса? - Засуетился Никита.
   - Зеленый чай с парочкой бутербродов.
   - Как пожелаешь. - Передо мной тут же появилась чашка с желанным чаем и была придвинута тарелка с готовыми бутербродами.
   - Дочь. Ты бы мясца с картошечкой поела. - Беспокоился Геннадий Львович.
   - Спасибо, вам. Но я вчера так наелась, до упаду, что сегодня еще все не улеглось. Так что я слегка. Мне хватит.
   - Смотри сама. Но нам до города путь не близкий. Перекусить негде будет.
   - Ничего страшного. Я думаю, мой желудок не только до города дотерпит, но и до самого дома!
   - А может и до нашей свадьбы.
   - Ха-ха-ха, шутник. - Я дотянулась ногой до Никитиной ноги и ударила что есть силы, косясь на Геннадия Львовича, а тот подмигнул шутнику (блин) и встал.
   - Ладно, вы тут доедайте, а я пойду телевизер посмотрю перед дорогой.
   - Ты с ума сошел?? - Набросилась я на Никиту, когда услышала шум включенного телевизора.
   - Что не так то?
   - Он еще спрашивает! Ты что за ахинею несешь при Геннадии Львовиче?? Он хороший знакомый Максима! Хочешь, чтоб мой муж узнал обо всем? А следом и твоя жена?
   - К твоему сведению он и мой хороший знакомый. И еще пары ребят из коллектива.
   - Мне прям, полегчало сразу! - Я опешила. - Не только Максим узнает, но и еще пол команды!
   - Да с чего ты взяла, что вообще кто-то что-то узнает? Львович не болтушка, какая то, а нормальный мужик, который в чужие дела не лезет.
   - Мне как то не по себе.
   - Успокойся. Никто ничего не узнает уж от него точно.
   - На сердце тяжело. Что мы вообще творим с тобой? Что творим?
   - Любовь.
   - Измену. Измену любимым людям.
   - Согласен это плохо. Но так уж получилось, что мы полюбили друг друга. И от этого никуда не деться. Можем, конечно, расстаться и никогда не встречаться. Стараться. Но пересекаться все равно будем. И будем страдать. Зачем это надо?
   - А мы полюбили друг друга?
   - Разве не заметно?
   - Может это все от того, что мы был здесь одни? И из-за опасности. Такое же бывает, что опасность сближает людей. Не от любви, а от страха смерти и одиночества.
   - Ты сама-то веришь в то, что говоришь?
   Я пожала плечами.
   - Из твоих слов получается, что если бы вместо меня тут был кто-то другой ты бы и с ним переспала? Так что ли?
   - Никита...
   - Может с Львовичем? - Заулыбался молодой человек.
   - Нееет. - Я тоже не смогла сдержаться от улыбки, но тут же сурово добавила. - Ты серьезно разговаривать умеешь?
   - С тобой рядом только о любви.
   - Я прошу тебя.
   - Саша, все будет хорошо.
   - Если бы ты знал, как меня бесят эти слова!
   - Ладно, все будет замечательно! Это подойдет? Вот увидишь. Мы будем счастливы.
   - Мне надо подумать.
   В машине я запретила Никите садиться рядом со мной на заднем сидении, и он поникший отправился на переднее. Всю дорогу я ловила на себе его взгляд, а от мысли близости с ним (близости как расстояния в машине) и огромного желания прикоснуться к нему все тело наливалось какой-то приятной нежностью и становилось щекотно. Хотелось закричать, что б Геннадий Львович остановил машину и потребовать Никиту рядом с собой, после чего обнимать его. Обнимать. Обнимать (целовать).
   Но ловя на себе очередной его взгляд, я гнала эти мысли прочь. И эта борьба с собой и с ними (мыслями) продолжалась до самого города. Чтоб хоть как то отвлечься я пыталась поддерживать разговор с Геннадием Львовичем, но приставучие (преданные) мыслишки все равно не покидали мою голову (дурную). А под музыку, которую включил Никита (специально что ли?) они вообще распоясывались и брали надо мной полный контроль и завладевали сознанием. Потому я была несказанно рада, когда наш путь, наконец, достиг конечной точки.
   - Ну, вот и все. - Вытащил последнюю (мою) сумку из машины Геннадий Львович. - Будем прощаться. - Он обнял Никиту и по отцовски похлопал его по спине. Удачи Никитка. Побед побольше.
   - Спасибо, Львович. Семье привет. Игорьку передавай, что в следующий раз лыжи привезу.
   - Передам. - Обещал мужчина и заключил меня в объятия (сильные). - Удачи и тебе, дочка. И больше не попадай в такие передряги.
   - Я уж постараюсь.
   - И я постараюсь ее от этого уберечь. - Приобнял меня Никита.
   - Смотри. Береги ее. - Пригрозил ему пальцем Геннадий Львович.
   - Спасибо вам за все. - Благодарила я мужчина. - И удачи.
   - Обращайтесь!
   - Обязательно.
   - Так. - Задумался Геннадий Львович. - Помогу вам сумки до номера дотащить.
   - Спасибо, Львович, мы сами справимся.
   - Конечно сами! - Поддержала я.
   - Точно?
   - Всего-то две сумки. - Указал Никита. - Я их сам донесу.
   - Как хотите. Тогда я поехал.
   Геннадий Львович вернулся в машину, а мы еще долго стояли и смотрели ему в след, не забывая махать. Потом Никита повернулся ко мне и развел руки в сторону.
   - Иди обниму!
   - Мы прощаемся что ли?
   - Нет, я просто ищу повод, чтоб прижаться к тебе.
   - С чего бы это?
   - С того, что я всю дорогу сдерживал себя, чтоб не наплевать на твою просьбу и не броситься к тебе на заднее сиденье.
   И Никита обнял меня крепко, крепко (нежно, нежно). Я для приличия немного поупиралась и сдалась.
   - Так бы вечно стоял.
   - А я бы предпочла гостиничную кроватку.
   - Да ты шалунья. - В глазах Никиты появился блеск. - Я за.
   - Никита. Ты не о том думаешь. Кроватку я хочу в разных номерах.
   - Ты издеваешься?
   - Мне кажется, я делаю все правильно.
   - Нет, ты мучаешь нас обоих.
   - Я спасаю наши семьи.
   - И ты думаешь, мы вот так просто сможем забыть все, что здесь между нами произошло? Или сможем спокойно смириться со всем и жить дальше? Я не смогу.
   - Разве мы так можем поступить с теми, кого выбирали сердцем? Ведь я любила Максима.... Люблю... Ты жену тоже любишь. Как так может быть?
   - Просто. Мы думали, что любим их, а на самом деле просто ждали встречи друг с другом.
   - Как грубо звучит то.
   - Как бы то не звучала любовь остается любовью и никуда не деться. Мы живем один раз и нельзя друг друга терять из-за придуманных кем-то принципов.
   - Я хочу в номер.
   - Давай поговорим.
   - Не здесь же.
   - Давай продолжим в номере.
   - Дай мне сначала отдохнуть. Когда у нас самолет?
   - Рано утром.
   - Тогда у нас еще весь вечер впереди.
   - И ночь. - Подмигнул Никита.
   - Никита!
   - Ну что Никита? Я не силен, сдерживать свои естественные желания.
   - Давай устроимся, отдохнем и поговорим?
   - Хорошо. Идем.
   Никита сдержал обещание и не беспокоил меня. И только напоминал о себе постоянными стука чем-то об чего-то. Все из-за того, что комнаты наши оказались смежными, я подозревала, что это промысел молодого человека, но он свято уверял, что других не было. И вот он помнил мой запрет не приходить ко мне, но благополучно напоминал о своем существовании разными звуками. То ходил громко, то с кем-то разговаривал, кашлял. Он, наверняка, знал, что я все слышу и делал все специально. Говорят еще женщина не сдержанна. Нет, мужчины точно с себя все списывают. Я взяла трубку и набрала его номер.
   - Долго ты будешь продолжать шуметь?
   - Пока ты не позовешь меня.
   - Это шантаж?
   - Тактический ход. Так зовешь меня?
   - Зову.
   - Когда?
   - Сию минуту.
   - Считай я уже рядом!
   Раздались гудки, а через пару секунд я уже могла лицезреть Никиту. Он спешил. Перед столиком остановился, который стоял возле окна, у которого стояла уже я. С самым что ни на есть серьезным видом (натренировался наверно) он спросил:
   - Что ты решила?
   - Ничего.
   - Что значит ничего?
   - То, что здесь и сейчас я счастлива. Мы счастливы. И не хочется думать о том, что будет завтра. Будем решать проблемы по мере их поступления. Вместе.
   - - Сашка... - Заключил меня в объятия Никита. - Максим никогда не должен узнать, что здесь произошло. - Серьезно сказала я. - От бандитов до наших отношений. - Он никогда ничего не узнает. Иди уже я тебя поцелую.
  
   Сезон приближался к концу. Близилось лето. Но этому, как раз то, я и не очень радовалась. А верней вообще была не рада! Я люблю зиму (не устану повторяться). Очень. Просто невероятно (улыбаюсь). Снежную зиму. Холод люблю я просто (умеренный).
   Последний этап. Последний! На родной, русской, земле. Югра.... И всё.... Всё...?
   - Никита! - Молодой человек поймал меня в холле гостиницы и зажал (ну а как ещё?) в углу и принялся целовать. - Нас могут увидеть!
   - Не могут.
   - Ещё как могут!
   - Встретимся сегодня? - Молодой человек не предал моим словам особого (да вообще никакого!) значения.
   - Что я скажу Максиму?
   - Придумай, что-нибудь.
   - Как у тебя всё просто!
   - И как у тебя всё сложно. Придумать не сложно. Тем более я так хочу сегодняшний вечер провести с тобой.
   - Хочешь прогуляться по бескрайним просторам Югры?
   - С тобой хоть всю готов обойти!
   - Боюсь я на это ещё не готова. - Я улыбнулась.
   - Со мной не готова?
   - Подвиг такой совершить, не готова. Тебе то сил хватит после гонки?
   - Возможность быть с тобой будет предавать мне силы.
   Время летело. Медленно и мучительно. Я считала часы, как минуты, и минуты как часы до старта гонки. Сама она прошла моментально. Но пятое место Максима в Масс - старте смотрелось тускло, если бы не огромное количество промахов отыгранных ногами.
   В Микс - зоне я обняла и поцеловала мужа. И тут же мои радостные глаза столкнулись с нерадостными глазами Никиты. Он стоял недалеко и взирал на наши объятия. Мне стало не по себе (почему-то).
   - Что с тобой? - Спросил Максим.
   - Всё хорошо.
   - Ну, я же вижу что это не так.
   - Просто голова немного закружилась.
   - Тебе надо показаться врачу. К нашему Семену Степановичу можно.
   - Нет, Максим. Мне нужен женский врач.
   - Женский? - Максим хитро улыбнулся. - Нас ждёт пополнение...?
   - Максим убери руку с моего живота!
   - Ну почему?
   - Потому что рано ещё об этом говорить.
   - Но так хочется.
   - Перестань. Я вообще пришла отругать тебя за пятое место.
   - Я готов понести наказание. - Муж крепче обнял меня и добавил интимным голосом. - Сегодня ночью.
   - Макс...
   - Ладно, мне пора. - Муж чмокнул меня в щёку. - Скоро увидимся.
   - Не могу смотреть, как вы целуетесь. - Рядом со мной сразу же возник Никита, когда мой муж удалился.
   - Не смотри. - Ехидно улыбнулась я.
   - Не могу контролировать себя. Человек так утроен, что не может жить без страданий и, не осознавая этого сам себя, и заставляет страдать. Ну да Бог с этим. Не могу дождаться нашей встречи. Жди - я позвоню.
   И молодой человек прошел мимо легонько коснувшись своей рукой моей руки (прям песня!). Внутри у меня всё колыхало, как в детстве (грубо говоря), при виде симпатии, когда от простого (даже от простого!) взгляда внутри начинали летать бабочки.
  
   - Ты куда-то собираешься?
   - Да, дорогой.
   - Расскажешь?
   - Нет, - улыбнулась я.
   - Я буду пытать. - Макс приблизился ко мне и обнял за талию.
   - Ммм... - Я обвила его шею руками. - Ещё немного и я сдамся.
   - Вся?
   - Полностью.
   - Тогда может и не поёдёшь никуда? Проведём этот вечер вместе. И я готов принять обещанное наказание за пятое место.
   - Оставим его на потом.
   - Сейчас хочу, - Максим хотел поцеловать меня, но я отстранилась.
   - Максим мне, правда, надо уйти.
   - Что же так важней меня? Или кто же?
   - Не начинай! Ты знаешь ты у меня один.
   - Единственный и неповторимый?
   - И даже больше. Но сегодня мне придётся оставить тебя. Ты просто не представляешь! Я сегодня на гонке встретила свою одноклассницу. Мы с ней в школе очень хорошо общались и сидели за одной партой. Вот решили сегодня встретится, вспомнить прошлое.
   - Обязательно сегодня?
   - Да. Она живёт тут, а мы через три дня уже улетаем, и может уже никогда не встретимся!
   - Обменяйтесь телефонами и когда будет время созвонитесь и встретитесь.
   - Не будет больше времени. Не буду же я для встречи специально сюда прилетать. У меня дел много. Ты у меня. - Я поцеловала мужа.
   - Не отпущу. - А он уткнулся мне в шею.
   - Макс... - Протянула я.
   - Я буду скучать.
   - И я буду очень - очень скучать.
   - Тогда не уходи.
   - Надо.
  
   С Никитой мы встретились возле памятника имени кого-то (ну некогда мне было читать имя). Он уже ждал меня (Никита, а не памятник) пританцовывая от холода. Меня так забавила эта картина, что я какое-то время улыбаясь, наблюдала за молодым человеком.
   - Видать давно ждёшь.
   - Как я рад, что ты пришла. - Никита чмокнул меня. - Минут десять стою.
   - Ну, это не так уж и долго. Пойдём гулять и смотреть вечерние прикрасы Хант?
   - У меня другое предложение, идём в ресторан.
   - А как же прогулка?
   - Ну, я думаю, в ресторане нам будет уютней. О тебе беспокоюсь, вдруг замёрзнешь, я не переживу.
   - А если нас в этом ресторанчике кто-то увидит вместе?
   - Я выбрал такой, в котором никто не может появиться.
   - Тогда пойдём, - улыбка снова растянулась на моих губах.
   В ресторане не громко играла музыка. Мы разместились за одним из огражденных столиков. Официант принёс наш заказ довольно таки быстро.
   - Предлагаю тост! - Никита поднял бокал. - За нас.
   Я сделала глоток и отставила бокал в сторону.
   - Никит.... Как-то всё не так.
   - Тебе не нравится обстановка? Можем пойти в другое место!
   - Нет, здесь очень уютно.
   - Тогда что? Может я, зря заказал мартини? Ты хочешь рома?
   - Ты можешь выслушать меня?!
   - Внимательно, дорогая.
   - Наши встречи. Так не может дальше продолжаться. Как это неправильно всё. Мы не можем и дальше скрывать от Максима и Иры наши отношения! Мы не можем прятаться так всю жизнь.
   - Саш ты не устала это повторять? Мы можем не вспоминать об этом хоть иногда?
   - У меня не получается об этом не думать.
   - Молчи, - Никита приложил мне палец к губам. - Идём со мной.
   - Никит ты совсем не хочешь меня слушать?
   - Хочу. Но давай отложим этот разговор на потом.
   - Никит это серьёзно! Мы не можем откладывать!
   - Сегодня наш с тобой вечер. Давай не будем портить его, а проведем, как подобает, а в конце поговорим. Согласна?
   - Согласна, - подумав, ответила я.
   - Тогда идём.
   - Куда?
   - Просто иди за мной. Это сюрприз.
   Напротив ресторана, где мы отдыхали, находилась небольшая гостиница. Мы направились в неё. На третий (он же последний) этаж.
   Мы вошли в один из номеров. И войдя, я ахнула. Номер освещали свечи, которые были повсюду, а пол был усыпан лепестками роз.
   - Никита это...это здорово! - И мне подумалось, как Ирине повезло с ним (ей он наверно тоже балует сюрпризами если вспоминать записку в моей сумке, ну или делал) а она чем-то недовольна. Приелось что ли?
   - Старался. Рад, что тебе понравилось.
   - Неужели сам всё здесь делал?
   - Не буду врать, я был готов, но не успел бы.
   Мы направились по дорожке из лепестков роз. Они привели нас в ванну.
   - Холодная, - сказала я, сунув пальцы в воду. - И какая-то странная.
   - Потому что это шампанское.
   - Шампанское? - Я обалдела (честно). - Я такое раньше только в кино видела.
   - Вот и пришло время не только увидеть это своими глазами, но и испытать.
   - Что ты имеешь ввиду?
   Но вместо ответа Никита поднял меня на руки и мы с ним оказались в ванной (!!!). В одежде!!!
   - Никита!!!
   - Не отвлекайся, - томно прошептал он и принялся целовать меня.
   - Одежда! Что я Максиму скажу?
   - Забудь о нём хоть на минуту.
   - Но он меня не оставит когда я приду в таком виде! Он устроит мне допрос.
   - Одежда высохнет к моменту появления тебя перед лицом мужа.
   Никита продолжил приставать ко мне с поцелуями, ну уж тут я и сдалась. Я ж не каменная (да!) в конце то концов.
   - Шампанского? - Предложил Никита.
   - Из ванны?
   - Ну, нет, конечно, - улыбнулся он и, взяв со стола бутылку, разлил по фужерам. - За нас.
   - Не слишком ли часто мы пьём за нас?
   - За нас я готов пить вечно.
   Никита обнял меня крепко и нежно. И посмотрел в глаза так, что я чуть не растаяла (благо не сахарная). А затем он поставил на столик свой фужер... Следом мой... И поцелуй. Ещё поцелуй. И ещё...
   - Я, конечно, люблю шампанское, но не до такой степени, чтоб провести здесь наши следующие часы.
   - Я все исправлю, дорогая.
   Никита спустил воду (ну если так можно назвать игристое вино) и мы перебрались из ванны в душевую кабинку (благо и она тут имелась). Под тёплой водой мы избавились от одежды не переставая целоваться (иногда мне кажется, что я слишком много целуюсь, но в процессе не замечаешь).
   После любовных утех в душе мы перебрались в комнату на шикарную кровать, которая тоже была устлана лепестками роз.
   - Всё это так похоже на сказку.
   - И я рад тебе её подарить. - Прошептал Никита и ровным голосом добавил. - После завтра последняя гонка.
   - Последняя, Никит.
   - И это значит, что меньше чем через два дня мы разъедемся?
   - Значит разъедемся...
   - И ты так спокойно об этом говоришь?
   - А как я должна об этом говорить? Или мне предложить приезжать друг к другу? Или может ты переедешь к нам в город? Или мы к тебе?
   - Есть и более реальный и удобный вариант.
   - Я слушаю.
   Никита выдержал театральную паузу.
   - Я забронировал два билета на 28 марта. После гонки в шесть мы улетим на нём. В Милан. Сначала отдохнём в Италии, а потом и решим, как будем жить дальше.
   - А как же Максим? Как же Ира?
   - За те полгода, что у нас будут, они свыкнуться с мыслью, что мы вместе. Такое сплошь и рядом. Попросим у них развод.
   - Ладно, я, но ты! Тебе с Максимом в одной сборной выступать! Да и сборы скоро!
   - Переживу.
   - А как же твоя жена?
   - Переживёт.
   - Как-то жестоко.
   - Саш, с людьми так бывает, что они встречаются и расстаются. Ты и без меня это знаешь. И Ира не исключение. Тем более я оставил ей достаточно денег для жизни. И мы с тобой не должны страдать из-за того, что не встретились раньше.
   Мне нечего было добавить. Нечего было сказать (по делу). Эта ситуация сводила с ума мою голову. Куча мыслей. И ни одной дельной.
   - Мне пора. - Я решила поспешно удалиться.
   - Куда?
   - Домой, Никит, куда же ещё.
   - Задержись ещё. Хоть ненадолго.
   - Нет. Надо идти. А то Максим будет переживать.
   - Тебе жалко его нервы?
   - Перестань. Мне не до этого.
   - Я отвезу тебя.
   - Не надо. Я на такси поеду, чтоб не вызывать ненужные подозрения.
   Я судорожно оделась в ещё не высохшую одежду и появилась в двери.
   - Саш, - я обернулась на зов Никиты. - Рейс пятьсот восемнадцать послезавтра в шесть вечера. Я буду ждать тебя в аэропорту.
  
   - Не спишь? - Спросила я (чисто риторически) у встретившего меня (в коридоре) Максима.
   - Ждал тебя. Не мог уснуть. - Макс помог мне снять куртку. - Ты пахнешь шампанским.
   - Позволили себе немного с Ольгой за встречу.
   - От одежды пахнет. И она... мокрая?...
   - Видишь ли, дорогой, произошёл небольшой инцидент.
   - Тебя уронили в ванну с шампанским? - Макс усмехнулся, а я аж поёжилась от проницательности мужа.
   - Нет! Просто я неудачно открыла бутылку. - Сказала я и разбавила это всё улыбкой (испуганной какой-то).
   - Ты?
   - Я.
   - Вам не открыл её официант?
   - Ну,... Мы сами захотели её открыть...
   - Сами?
   - Почему-то захотелось.
   - Но ты же никогда не открываешь шампанское!?
   - Решила попробовать. Всё же надо пробовать. Максим я так устала. Так голова у меня разболелась. Я спать пойду. Ладно?
   - Пойдем, я уложу тебя.
   Мой дорогой и обожаемый помог мне переодеться в ночной костюм и умыться и заботливо уложил меня в тёплую кроватку. Накрыл одеялом и сам лег, рядом обняв меня. И я ушла в царство Морфея (отрубилась, грубо говоря).
   Утро началось со стакана наивкуснейшей (на тот момент) воды (и такое бывает, но редко), который мне заботливо подал Максим.
   - Макс... Что бы я без тебя делала, а? Спасибо.
   - Без меня ты бы встала и сама бы налила себе воды.
   - Хорошо, что ты у меня есть.
   - Дорожи мной. - Заулыбался Максим.
   - Ты не представляешь, как я тобой дорожу.
   - Предлагаю тебе собраться и пойти прогуляться. День просто замечательный.
   - Приглашение принято. Я постараюсь быстро.
   - Надеюсь.
   Я кинула в Макса подушку и отправилась в ванну.
   ...Слова, сказанные Никитой весь день крутились у меня в голове. И упорно не желали покидать её не давая мыслям здраво рассуждать (могу иногда). Да и прогулка была безнадёжно испорчена (как звучит то!) из-за начавшегося сильного снега. Пришлось нам вернуться в номер.
   - Может, продолжим вечером в ресторане? - Максу не сиделось в номере.
   - По-моему мне вчерашнего хватит.
   - Никто тебе и не предлагает пить. Пару стаканов апельсинового сока, ну или яблочного, это уже на твой выбор.
   - Хочу зеленого чая с мятой.
   - Отлично! Через пару часиков я за тобой вернусь.
   - Куда ты?
   - Лёгкая тренировка и всё.
   - И ты после тренировки собрался в ресторан? Да и гонка завтра!
   - Я не буду пить и мы не всю ночь будем там сидеть! Часик два и все.
   - Может, проведём это время дома?
   - Дома мы всегда успеем. Так что готовься. Я скоро буду.
   - Жду с нетерпением.
   - Люблю тебя.
   - И я. Тебя.
   Макс ушёл, поцеловав меня на прощание в щеку, а я продолжала сидеть на кровати. Мало того, ещё и улыбаться стала (как дурочка). Но я нашла этому объяснение: просто в тот момент я поняла для себя очень важную вещь, но не до конца осознала (и такое бывает). Я не стала сидеть до момента, когда на меня снизойдёт прояснение и всё-таки отправилась готовиться к вечеру. Включила музыку погромче, чтоб веселее было, и от этого не сразу услышала звонивший телефон.
   - Привет. - Услышала я.
   - Привет. - Ответила.
   - Хотела пригласить тебя погулять пока наши мужья на тренировке.
   - Ир... - Я чертыхнулась, ну почему всех сегодня на гулянки потянуло!? - Я не могу сегодня. Мы с Максимом сегодня идём в ресторан, когда он вернётся.
   - А может тогда и нас с Никитой возьмёте?
   - Я думаю, Никита не будет рад провести вечер с нами.
   - Он будет очень даже рад!
   Мне до ужаса не хотелось, чтоб Ира и Никита сегодня были с нами! Да и я была уверена, что и Никита будет не в восторге, но он пойдёт это точно! Пойдет, чтоб помучить себя или по другой причине (например, чтоб меня увидеть). Но мне так хотелось, чтоб его здравый смысл отговорил жену от встречи.
   - Будем рады, если вы присоединитесь к нам. - Говорила я и думала, что эта природная мягкость меня, когда-нибудь доведёт! - Зачем я вообще трубку брала!? Сделала бы вид, что нет меня рядом.
   - Дорогая разговариваешь сама с собой?
   - Максим! Не слышала, как ты вошёл.
   - Ещё бы! Ты так была увлечена разговором с собой, что и не заметила бы, если бы тебя грабили.
   - Тебя мама не учила, что подслушивать не хорошо?
   - Я прослушал этот урок. Так чем ты недовольна?
   - Ира и Никита изволили пойти с нами. И я не смогла отказать.
   - Считаешь, что с ними нам будет плохо?
   - Считаю, что без них нам бы было лучше.
   - Не расстраивайся. Надо уделять внимания приятелям. Семья Крутовых хорошая компания. А вдвоём мы успеем остаться. Скоро отпуск. Ладно, я быстренько в душ и выдвигаемся.
   - А я пока обновлю макияж.
  
   С семьёй Крутовых мы столкнулись у дверей ресторана, где мы так недавно были с Никитой. Уж не знаю, по каким критериям Максима сюда потянуло. Ресторан находился далековато от места нашего жилища. Я пыталась сопротивляться и желала выбрать другое место, но Максим остался непреклонен. Оставалось надеяться, что нас с Никитой не узнают.
   И вот мы у дверей. Наши (с Ирой) мужья обнялись, как - будто год не виделись, а мы расцеловались.
   - Как всё-таки хорошо, что мы выбрались все вместе! - Воодушевлённо говорила Ира, делая очередной глоток вина (и меня она уговорила выпить немного моего любимого белого). - Надо бы так чаще встречаться!
   - Согласен. - Поддерживал Максим. - И отдыхать надо вместе поехать. Я недавно предлагал это Саше.
   Мы с Никитой нерадостно переглянулись, при этом, растягивая губы в улыбке для наших половинок, всем видом показывая, что идея, в общем, то, и нам пришлась по душе.
   - Правда, хорошая идея? - С надеждой на одобрение Ира потянулась к мужу.
   - Очень. - Никите ничего и не оставалась, чтоб согласится.
   - Осталось решить куда поедем. Может на Мальдивы?
   - А может пока вы воодушевлены поиском места для нашего отдыха мы с Сашей потанцуем?
   - Идите, конечно! - Ира, как-будто, было всё равно.
   - Макс ты не против, если я украду твою жену на один танец?
   - На один не против. Но я буду ревновать! - Заулыбался Максим и чмокнул меня.
   - Ты совсем обалдел!! - Накинулась я на Никиту, когда мы отошли на приличное расстояние от столика. - Нас не начнут подозревать? Ты как-то очень прямолинейно пригласил меня.
   - Всё как надо. - Закружил меня в танце Никита. - Я думаю, наши голубки не огорчатся. Может мы им и не нужны? Может, оставим их вдвоём?
   - Прекрати.
   - А что? Ты только посмотри на них. Может они тайком тоже встречаются?
   - Глупости. Максим любит меня. Да и Ира тебя.
   - Но ведь и они так думают про нас.
   - Возможно.
   - Ладно, мне совершенно не интересно, что их связывает. Главное, что завтра нас ждёт самолёт. И мы будем счастливы. - Танец закончился, и мы вернулись к столику. - Как вы тут без нас?
   - Ужасно скучали. - Ира прильнула к мужу.
   Максим обнял меня.
   - Саш, я тут поговорила с твоим мужем, и он обещал отпустить тебя завтра прогуляться по магазинам.
   - Но завтра же гонка.
   - После.
   - После.... Будет уже три часа.
   - Ну и отлично! Самое подходящее время. А то после завтра утром рано улетаем, и не будет времени купить, что-нибудь на память.
   - Ир, у тебя одни сувениры в голове. - Не мог промолчать Никита.
   - Я обещала подругам. - Ответила девушка и снова обратилась ко мне. - Ну, так что?
   - Я бы с радостью, но мне надо Максима встретить.... И... И проводить до номера.
   - Дорогая не надо меня встречать. Я переживу. - Максим улыбнулся. - Иди если тебя хочется.
   - Нет! То есть Ире же надо Колю п....проводить... ведь. - Продолжала я гнуть своё.
   - Никита не любит прощаний. Поэтому я поцелую его после гонки и всё.
   - А вещи собрать?
   - Утром я этим займусь. Их не много.
   - Ну, если нет препятствий... - Что очень меня огорчило! - Идём.
   - Отлично!
   Я попыталась переварить в голове сложившуюся ситуацию моего выкручивания из этой ситуации завтра. Явно поговорка "Утро вечера мудренее" придумана не просто так, и я решила, не мешкая ей воспользоваться.
   - Правильно. - Поддержал меня муж. - Надо выспаться перед гонкой.
   - Да и нам не помешает. - Встала Ирина.
   На секунду я начала подозревать эту парочку в неладном. Но остановила себя, сославшись на усталость и манию преследования меня дурных мыслей. И вообще(!) - я, наверно, за собой вину чувствую вот и придумываю всякие нелепости. Я отвлекаюсь от них, так как мы прощаемся с Крутовыми. Там же где их и встретили. Простились. Я посмотрела на Никиту таким вожделенным взглядом, что сама испугалась. Поспешно отвожу глаза в сторону, а голову не покидают мысли, что все видели его (мой взгляд). Становится не по себе. Но я держусь.
   Мы с Максимом решаем немного прогуляться. Погода располагает. Бредём по снегу. Молчим. Я жду, что Максим скажет мне что-то. Он же, наверно, ждёт, что я скажу. Продолжаем молчать. Возможно, мы оба думаем, что пора заговорить. Возможно. Но продолжаем молчать (улыбаюсь).
   - Максим.
   - Саша.
   Мы заговорили одновременно. И рассмеялись тоже.
   - Что ты хотела сказать?
   - Сначала ты.
   - Я уступаю.
   - Только после тебя. Я настаиваю.
   - Хорошо. Я люблю тебя.
   - И это всё? - Я опешила слегка.
   - А этого мало? - Хотел огорчиться мой муж.
   - Как такового значения - достаточно, но как сказанного в словах - мало.
   - Ну, ты наговорила! Теперь доступным мне языком.
   - Скажи ещё.
   - Не понял.
   - Скажи ещё, что любишь меня.
   - Я люблю тебя.
   Так искренне это звучало...
   - Люблю тебя!
   Так нежно...
   - Люблю только тебя!
   Так ласково...
   - Хватит, - я приложила пальцы к губам мужа и он их незамедлительно поцеловал. Я улыбнулась.
   - Не нравится?
   - Очень нравится. Поэтому и хватит. Боюсь привыкнуть могу.
   - Я готов говорить тебе это хоть двадцать раз на дню!
   - Я не готова их слушать так часто.
   - Почему?
   - Нельзя так баловать человека. Может приесться. А это недопустимо, ведь может разрушить чувства. И останется только тихо умирать от страданий ушедшего прошлого.
   - Ты у меня Филосов. - Макс обнял меня.
   - Нет. Я просто человек, которого любят и который любит.
   - А что ты мне хотела сказать?
   - Я? - И что мне сказать ему? - Хотела сказать, что нам пора спать.
   - И всё? - Пришло время Максима задать этот вопрос. Я предполагаю, что он хотел услышать от меня тоже, что и я от него, а я не оправдала надежд.
   - Я просто очень устала.
   - Вызову такси.
  
   Максим ушёл раньше меня. И до гонки у меня оставалось достаточно времени. Достаточно для того, чтоб собрать вещи. Только самое необходимое для поездки. Готовую сумку я кинула (поставила) под кровать. Не заметно (на всякий случай) и легко извлекается при надобности.
   Стук в дверь. Вот и всякий случай.
   Открываю.
   - Привет! - Ира не дожидаясь приглашения, зашла в номер. - Не ожидала?
   - Нет, если честно. - Призналась я.
   - Ну, ничего. - Ира знала, но не ожидала такого ответа, но вроде, даже и не огорчилась. - Я пришла составить тебе компанию.
   - А я в ней разве нуждаюсь?
   - Ещё как.
   - И в чём ты мне хочешь её составить?
   - В чаепитие. Мне одной скучно, тебе, скорей всего, тоже. Вот я и решила, что мы выпьем с тобой чайку перед гонками. Или я всё-таки помешала? - Чуть замешкалась Ира и мне вдруг стало жаль девушку, и я не стала огорчать её.
   - Нет. Совсем нет. Давай выпьем чая.
   Мы спустились в пригостиничное кафе.
   - Мне кажется, Никита мне изменяет.
   - Что? - От неожиданности я уронила на стол телефон, который крутила в руке.
   Подошла официантка.
   - Он стал меньше уделять мне внимания. Нам чай. - Делала заказ Ира. - Тебе зелёный или чёрный?
   - Зелёный. Может это сказывается усталость?
   - Нет! Позавчера он пришел в одежде, которая была пропитана шампанским.
   - Шампанским?! - Мне хотелось провалиться сквозь землю (верней пол в моём случае).
   - С сахаром или без? - Спросила Ира, когда принесли заказ.
   - Без сахара.
   - А я сластёна. Без сахара не могу,... Он как-будто искупался в нём!
   - В сахаре?
   - В шампанском! И мне кажется, так и было! С какой-нибудь местной девахой!
   - Может, облился?
   - Я уверена, что нет.
   - Он как-то объяснился?
   - Да. Сказал, что встречался с давним знакомым в ресторане и какие-то пьяные болваны облили его.
   - Может это, правда?
   - Увы, нет. Я женщина. Я чувствую измену любимого. Вся его одежда - вся! - а не кусками была пропитана. А так облить невозможно. Осторожно: горячий. - Ира пододвинула мне кружку с чаем. - Хотя Максим мне тоже говорит, что Никите надо верить...
   - Ты рассказала Максиму об этом? - Мне казалось земля уходит из под ног (верней стул из под моей пятой точки) и пропадает голос.
   - Ну да. Когда вчера вы танцевали с Никитой. Хотела... Саша тебе плохо?
   Мне плохо? Да мне ужасно!!! Я чуть горячим, чаем не подавилась! Эта дура рассказала всё Максиму! Господи! Неужели он догадался? Да скорей всего! Чёрт! И ещё раз чёрт! Чёрт!
   - Всё нормально. Просто чай...горячий. Продолжай.
   - Я уж испугалась. Говорила же аккуратней. Так вот, Максим просил меня не беспокоится. Говорил, что Никите кроме меня никто не нужен. Но мне как-то тревожно.
   - А... Максим тебе, что-нибудь говорил? Ну, может, знает с кем был Никита?
   - Нет. Не говорил и думаю, не знает.
   Мне было не по себе (даже хуже). И вместо чая мне в пору было пить сильное успокоительное!
   - Саш, а знаешь, мне раньше казалось, что Никита с тобой изменял. - После недолгого молчания заявила Ира.
   Я поперхнулась. Девушка не переставала меня удивлять! При чем неприятно удивлять! Как бы в привычку у неё это не вошло.
   - С тобой точно всё в порядке?
   - Точно.
   - Но ты всё время меняешься в лице. Голова кружится?
   - Немного.
   - Тошнит?
   - Я не беременна, Ира, если ты к этому клонишь.
   - К врачу ходила?
   - Нет ещё. Но я уверена. Так с чего ты взяла, что я и Никита... Что он изменял тебе со мной?
   - Не знаю.... Казалось...
   - Когда кажется - креститься надо! - Не удержалась я. - Не могло же тебе это просто в голову придти!
   - Не злись. Я люблю его. Вот и лезут в голову дурные мысли в голову. Тем более я тебя ещё плохо знала. А вы вдвоём! В одном доме! Что я должна была думать?
   - То, что я замужем за Максимом!
   - Это никому не мешает!
   И это действительно никому не мешает в наше время. Да и во все времена я так думаю! И я такая же.... Не исключение. Поэтому строить из себя Святую Невинность я не смогла. Я вообще промолчала. Не было слов то.
   - Тогда отчего ты не поехала с ним?
   - Я была с подругами на шопинге в Турции.
   - Вот надо было поехать и убедиться самой, что у нас там прилично.
   - Это щас я понимаю, что ошибалась. - Продолжала Ира.
   - И что заставило тебя передумать?
   - Не что, а кто. Максим.
   - Он тебя уверил, что мы не виновны?
   - Можно сказать и так. Я увидела вчера, как он любит тебя. Его взгляд на тебя наполнен любовью.
   - Ты преувеличиваешь. - Отмахнулась я.
   - Ни сколько! Ты просто не замечала.
   - Как же ты со своей безумной ревностью отпустила мужа танцевать со мной? - Закрывать тему надо было, (понимала), но меня несло куда-то (любопытство).
   - Просто доказать себе, что Никита любит меня и у вас ничего нет.
   - Ну и как?! Доказала?
   - Да. Тем более на тот момент я уже поняла, что и вы с Максимом любите друг друга и никто вам кроме вас не нужен.
   - Ладно. Давай закроем эту бессмысленную тему. - Здравый смысл, наконец, взял надо мной верх. - Никита любит тебя и нечего здесь придумывать что-то. Тебе надо успокоиться.
   - Может ты и права.
   - Не может, а права. И, - я посмотрела на часы, - нам пора на гонку.
  
   Я ловила себя на мысли, что в последнее время стала много думать (хотя и раньше думала не мало). Этот процесс, думаю весьма не благоприятен для моей головы, но остановить его я не могла. Поэтому очередной разговор и новая информация активно крутилась в голове. Меня то мучило угрызение совести (не долго), то нападала грусть (на минуту), то злость (не уверена, что на себя), то боль от осознания своей бессильности (это сложнее).
   Я пыталась переключиться на гонку. Переключаюсь. Вроде получается. Хотя спринт (как дисциплина) мне не особо то приходился по душе, я смотрела с интересом только по той причине, что она последняя в этом сезоне и дальше пол года голодовки (по очередным гонкам), и хотелось, чтоб она длилась вечно. Но всё заканчивается. Заканчивается, чтоб начаться вновь...
   И вот один за одним (или за одним один) на старт уходят спортсмены. Один из братьев Фуркад - старший. Бергер. Бирнбахер. Макс. Никита. Макс.... Никита.... Никита? Макс? Никита. Макс. Заело.
   Я даже головой помотала, чтоб эти два имени покинули мои мысли. Не покидали. Ещё раз я убеждаюсь, что моя голова управляет мной (а не только другая часть) а не я ею.
   - Саш!
   - Что?
   - Ты меня совсем не слушаешь!
   - Очень даже слушаю. Просто отвлеклась слегка на гонку.
   - О чём я говорила? - Ира решила проверить меня.
   - О том, куда нам лучше сходить в магазин. - Меня не так просто поймать.
   - Это мы решили в начале разговора! Я говорю, ты не слушала!
   - Ну, извини. Задумалась. Засмотрелась.
   - Да на кого засмотрелась то? Макс уже давно финишировал.
   - Да? Ну, мне много спортсменов нравится. В плане их выступления.
   - Ну-ну. - Хитро улыбнулась Ира.
  
   Максим и Никита (или Никита и Максим) стояли рядом и о чём-то оживлённо болтали. Ира бросилась мужу на шею, чем отвлекла его нацеленное внимание, переключённое с Макса на меня.
   - Люблю тебя, дорогой.
   - И я тебя.
   Нет, это не мы с Максом выражали чувства друг к другу. А Ира и Никита. Ещё и целоваться, не стесняясь нас! Конечно, они муж и жена и никого не должны стесняться, но было одно но - Никита давно признавался, что ему нужна только я. И ревность как то слегка меня обуяла.
   - Иди ко мне. - Это уже Максим притянул меня к себе и обнял.
   - Мур. - Я чмокнула мужа в щёку.
   - Мой котёнок.
   - Я уж думал вы ушли по намеченным маршрутам и к нам не подойдёте. - Прервал нашу идиллию Никита. Наверно меня приревновал. А может.... Нет. Не может. Меня ревнует (улыбаюсь). По глазам вижу.
   - Не могли к вам не подойти. - Говорила Ира.
   - Успеете? - Я понимала, что этот вопрос относился ко мне. И не знала, что ответить, только отвела глаза.
   - А куда нам торопится? - На помощь пришла Ира. - Магазины ещё и не думают закрываться. Поэтому мы решили с тобой попрощаться ещё раз.
   - Вы решили? - Никита глянул на меня и я, почему-то, в смущение отвела взгляд.
   - Да. Но хватит. Простились и будет. Нам пора. До встречи, дорогой. - Ира поцеловала мужа на прощание, а её рука сползла ему на ягодицу.
   - Ну, хватит, не при людях же, - остановил её Никита.
   - Только не говори, что стесняешься.
   - Может, и стесняюсь, - улыбнулся он. - А вообще не на год же расстаемся.
   - Не на год, но надолго.
   - Время пролетит незаметно.
   - Надеюсь. - Огорчённо ответила Ира и, подойдя к Максу, чмокнула его в щёку. - Счастливо Макс.
   Муж ответил ей, а потом меня поцеловал в нос.
   - Ну а с тобой мы скоро увидимся.
   Я улыбнулась мужу и уже собралась проследовать по направлению к магазинам, но меня остановила Ира:
   - Саш, а ты с Никитой не простишься?
   - Я? Ну да. Как раз и собиралась это сделать.
   - Вроде ты собиралась направиться в другую сторону.
   Хотелось огрызнуться на девушку начинающую мне надоедать, но решила остыть, и я пошла, прощаться с Никитой.
   - До встречи, Саш.
   - До встречи...Никит.
   Я отчего-то усмехнулась. А потом мы с Никитой поцеловались (на прощание). Не в губы! Нет. В щёки расцеловались, как старые знакомые (есть доля правды, доля...).
  
   Ходить по магазинам (по-моему) любимое занятие почти всех (если не всех) женщин планеты, особенно если их мужья зарабатывают миллионы, а они сами ничем не занимаются (работать? - это не для них). И вот оббегать магазины их спасение среди серых будней их яркой жизни. Они проводят почти все дни в бутиках с новой и модной одеждой. До самой ночи. Точнее до того времени, когда им пора выходить в высший свет с непременным намерением показать всем присутствующим на что в тот день ушли их деньги (вплоть до сотен тысяч) и нервы (какую кофточку купить со стразами или без?).
   Это, принципе, и без меня все знают. Но я решила это всё-таки сюда вставить. И сказать, что я к таким не отношусь. Я люблю новую одежду. Но ходить долгими часами в поисках обновок не для меня. Меня больше вдохновляет одеваться (раздеваться) для своего (или своих?) любимого мужчины.
   В случае моего нынешнего похода я просто составляла компанию Ире в невозможности отказать вчера из-за своей природной мягкости (я мягкая и пушистая) а не из-за того, что мы нереальные подруги или приобрести новую вещь. А возможно меня мучило угрызение совести.... Но не факт (улыбаюсь).
   - О чём ты думаешь? - Нарушила молчание Ира.
   Не о чём а, о ком. О Никите. Твоём драгоценном муже. О том, что я спала с ним. И о тебе мы и не вспоминали. О том, что скоро мы с ним сядем в один самолет. Мы будем целоваться весь полёт. Будем смеяться, и радоваться, как провели вас с Максом. Вот об этом я думаю. Но сказать то этого не могу.
   - Да ни о чём. Так...
   - А по лицу кажется о чём-то серьёзном.
   - Просто так, кажется.
   - Как тебе эта кофточка? - Приложила Ира к себе вполне симпатичную вещь.
   - Отлично.
   - Примерю тогда. Ты рада, что, наконец, сможешь провести с Максом отпуск?
   - Наверно, - улыбаюсь.
   - Наверно? - Ира удивлённо посмотрела на меня. - Всё-таки странная ты, какая то. Вот я радуюсь, что буду с Никитой вдвоём.... А эта как тебе?
   - Симпатичная.
   - ...Тем более нам с ним надо о ребёнке подумать. - И я в этот момент подумала, какая она лицемерка, ведь Никита говорил, что она не хочет ребенка. Или уже передумала из-за боязни потерять мужа? Ира тем временем продолжала. - А вы с Максимом не думали о ребёнке?
   - О ребёнке?
   - Ну да.
   - Как-то не думали. Хотя Макс недавно из-за моего недомогания подумал о потомстве.
   - Тебе все-таки надо к врачу и точнее узнать причины твоего недомогания. Вдруг там, правда, маленький. - Ира радостно заулыбалась и провела по моему животу. - Ну а если нет, то вам стоит задумываться! В вашем возрасте будет кстати.... Так, я в примерочную.... Тем более вы любите, друг друга, а это только укрепит семью.
   - Мы подумаем.
   - Обязательно подумайте!
   Ира скрылась в примерочной, откуда был слышан её негромкий голос, напевающий знакомую песню.
   Зазвонил телефон.
   У меня.
   Никита.
   - Её нет рядом? - Никита спрашивал про жену.
   - Она в паре метров от меня. В примерочной примеряет новую кофту и что-то напевает.
   - Её любимое занятие. Как ты дорогая?
   - Если не считать усталости, отлично.
   - Ты готова к нашему путешествию?
   - Никит...
   - Саш.... Это наш единственный шанс быть вместе. Главное не бойся. Вместе мы всё переборем. Я буду ждать тебя в пять. Надеюсь, ты придёшь. - Последнее предложение Никита сказал вроде в шутку, но голос дрогнул.
   - Никит.... А почему ты никогда не говорил, что любишь меня?
   - Саш, ну что ты глупости щас спрашиваешь?
   - Для тебя это глупости?
   - Не придирайся к словам. Давай потом об этом поговорим? Вот встретимся через пару часиков, и я скажу.
   - Но почему щас не можешь?
   - Потому что это довольно серьёзно. Всё. Самолет в шесть. Я тебя жду, слышишь?
   - Слышу.
   - Максим звонил? - Спросила вышедшая из примерочной Ира.
   - Нет. - Я отрицательно мотнула головой и убрала телефон в карман. - Старый знакомый.
   - А.... Как я тебе? - Ира не проявила интереса к звонку, её больше интересовала она сама в новом облачение.
   - Просто супер!
   - Тогда беру. А ты себе ничего не присмотрела?
   - Увы, нет.
   - Ну, тогда идём в другой магазин!
   - Может, найдем, где перекусить?
   - Я тоже не откажусь если честно.
   В торговом комплексе, где мы отоваривались (точней Ира, накупившая себе кучу сувениров и решившая прикупит и одежды) отыскался вполне симпатичный ресторанчик. Там мы и остановились.
   - Вполне прилично, - оценила Ира, и я с ней согласилась.
   Мы заказали поесть.
   И попить.
   Ира попить.
   Я выпить (ну да...распустилась последнее время, все нервы...).
   - Ром??? - Ира предельно удивилась моему выбору.
   - Ром. - Спокойно ответила я.
   - Напитки, не содержащие алкоголь, тебе не годятся?
   - Сейчас нет.
   - А что за повод?
   - Последний день здесь. За сегодняшнюю последнюю гонку. Чуть-чуть то можно.
   - Чуть-чуть можно. Но ты три порции заказала!
   - Нормально. Я от этого не опьянею.
   - Ну, ещё бы не хватало. Макс бы тогда меня больше на порог не пустил.
   Я наиграно заулыбалась, но решила всё-таки остановить себя и больше не заказывать. Не гоже появляться перед Никитой в пьяном виде! А то ещё передумает брать с собой. Хотя это я, конечно, преувеличиваю.
   - Мне пора. - Как-то резко сказала я, что сама не ожидала.
   - Куда?
   - Домой. В смысле в гостиницу.
   - Так быстро?
   - Надо собрать вещи к отъезду.
   - Так он же завтра. Успеешь ещё.
   - У нас много вещей. - Добавила я, но поняла, что это не вариант. - Ну и с Максом хочу ещё побыть. - Это тоже не особо подходило, но это первое, что пришло мне в голову.
   - У вас с Максимом теперь будет много времени для этого. Тем более он будет свободен не ранее, чем через час.
   Так и хотелось сказать этой упрямой и настырной девушке, что именно из-за того, что Максима нет мне и надо в номер, чтоб спокойно забрать свои вещи, не объясняя мужу, куда и зачем я собралась! А ещё ударить её по голове, чтоб она перестала меня каждый раз останавливать. Но я сдержалась (улыбаюсь).
   - Хотя идём. Я, как раз, попрощаюсь с Никитой ещё раз. - Заулыбалась Ира, а мне снова захотелось её ударить.
   Ревность (куда ж без неё!) ударила мне в голову. И разнообразные картинки их прощания с Никитой предстали перед глазами. Еще чуть-чуть и я бы паром пыхтеть стала, но я постаралась себя успокоить. Они ведь муж и жена. Пока.
  
   Макса не было. Как я и рассчитывала. Я достала сумку из под кровати и на прощание оглядела номер (не знаю зачем, просто так во всех мелодрамах делают - решила я проверить какие чувства испытывают герои) и присела на кровать (на дорожку). Провела рукой по мягкой поверхности. Вспомнила мужа (ведь было в нашей не долгой супружеской жизни немало хорошего). Я улыбнулась и поднялась. Надо было уходить. Уходить пока не пришёл Макс. А то ведь и объясняться придётся. А я вряд ли смогу это сделать.
   Не далеко от гостиницы мне удалось поймать такси. Быстро и дорого. Я, конечно, не люблю на себе экономить (хотя это вроде здесь и не при чём) и не жмусь, но таксист взял с меня от души (она у него довольна таки широкая оказалась). Не подумайте, что я жалуюсь! Нет! Просто хочу, чтоб справедливость была в жизни. Я не Сама Добротель, конечно, но за всё хорошее выступаю. Это у меня есть деньги (хотя ещё год назад эта сумма была б для меня весьма ощутимой!), а у кого-то их нет...
   Заиграла знакомая мелодия. Я извлекла телефон из кармана и взглянула на дисплей. Звонил Максим:
   - Ты в номере?
   - Нет.
   - А я думал ты меня ждёшь. Куда то едешь?
   - В город.
   - С Ирой?
   - Нет. С ней мы уже расстались.
   - Я понял. Ты хочешь от меня сбежать. Тебя в городе ждёт самолёт и новый мужик! - Максим засмеялся, а меня снова дёрнуло от того, что муж то и дело попадает в точку. - Ладно, дорогая, не буду отвлекать. Увидимся позже. Люблю. Скучаю. И жду. До встречи.
   Я повесила трубку, прижала сумку с вещами крепче к себе и уставилась в окно, почувствовав, как щёку обожгла слеза...
   ...В аэропорту народа было не много. Никто никуда не спешил. И я не спешила. Медленно переставляя свои конечности я двигалась к месту нашей встречи с Никитой. И вот я уже вижу его. Он стоит и нервно теребит ногой. Замечает меня улыбается и двигается на встречу (ко мне). Ровняется (со мной) и целует (меня).
   - Я рад, что ты пришла. Самолёт уже ждёт. Идём скорей на регистрацию.
   - Подожди.
   - Что такое?
   - Я хочу кое-что сказать.
   - Может в самолёте?
   - Нет. Я должна сейчас тебе это сказать.
   - Хорошо. Говори.
   - Никит.... Время проведённое с тобой навсегда в моём сердце оставило лишь приятное и тёплое. Ты подарил мне прекрасное время, проведённое с тобой. Заставил поверить в счастье.
   - Саш, мне не нравится твой тон. Может, пойдём уже?
   - Я...ещё не всё. Я никогда не забуду время с тобой. Спасибо за всё.
   Я приподнялась на мыски и крепко поцеловала Никиту.
   - Что происходит? - На его лице читалось недоумение.
   - Я не лечу.
   - Что ты сказала?
   - Я не лечу, Никит.
   Минута молчания.
   Мы смотрим друг другу в глаза. Я с печалью и немой просьбой понять меня. Никита с ужасом и мольбой, чтоб это было всё вранье.
   - Ты сейчас так шутишь надо мной?
   - Никит...
   - Точно шутишь! Щас мы рассмеёмся и пойдём к самолёту!
   - Нет. Я не шучу. Я серьёзно.
   - Что происходит вообще?
   - Просто я поняла, что люблю Макса. Он любит меня. Я не могу его бросить.
   - Ты серьёзно? Ты понимаешь, что ты сейчас говоришь? - Никита принялся трясти меня за плечи. - Любишь Максима! И давно ты это поняла? Давно мне мозги пудрила? Может, когда мы с тобой на снегу переспали? Или в гостиной? Или в ванной с шампанским?!
   - Никит успокойся.
   - Успокойся?! Да ты мне тут такое заявляешь! Сумка! - Никита обратил внимание на мои вещи. - Ты с сумкой! Значит, ты всё-таки собиралась улететь! Но что-то тебя остановило! Что тебя остановило?
   - Ничего! Перестань меня трясти! - Я оттолкнула руки молодого человека.
   - А может ты и мне и Максиму мозги запудрила, а щас собралась с кем-то ещё улететь?
   - Ты говоришь глупости! Я все решила! Решила давно и щас только осознала до конца.
   - Что всё? Меня ты использовала что ли? - Никита переходил на крик.
   - Нет! Всё было искренне!
   - Тогда что изменилось? - Никита ласково провёл по моей щеке ладонью.
   Я разревелась. Как ребёнок. Как дура. Называйте, как хотите факт в одном - я заплакала.
   - Никита иди. Иди я умоляю.
   - Ты точно этого хочешь?
   - Иди.
   - Я уйду и уже ничего нельзя будет изменить.
   - Иди.
   Я провела рукой по волосам Никиты. Потом по лицу. По губам провела пальцем...
   Слёзы продолжались.
   Я поцеловал Никиту. Последний раз.
   - Уходи. - И слёзы льются.
   - Саш...
   - Уходи же!
   И он ушёл. Ушёл не обернувшись. Я была ему за это весьма благодарна. А вот в сердце, что-то больно кололо.
   Я не стала ждать пока Никита скроется с поля моего зрение и развернувшись, я стала удаляться в противоположном направление. В этот момент мне надо было успокоиться. А кроме как алкоголь я не могла припомнить, кто бы мне ещё мог помочь в этом деле. Думаю многие поймут меня. Или, хотя бы надеюсь, что поймут...
   Сумка очень мне мешала. Она только с виду была небольшая, но в приделах чемоданного рассмотрения и на дамскую (даже современные баулы) не тянула. Ресторан, в который я прибыла на свое усмотрение, находился на первом этаже в гостинице, что весьма распространено. Я подошла к консьержке/ресепшионистке (чуть язык не сломала!) или просто к бабуле и весьма вежливо поинтересовалась нельзя ли где - нибудь у них оставить мою тяжёлую сумку.
   - Только если снимите номер и там оставите. - Был мне ответ вполне не ожидаемый для меня.
   - У вас же есть раздевалка. Там разве нельзя?
   - Нет. Только вещи в обмен на номерки! А для сумок мест нет.
   - Её тоже можно повесить. - Я радостно указала на ручки, но бабуля радости не проявила от моей находчивости.
   - Ещё чего! У нас крючки еле держаться! Не хватало, чтоб ваша сумка их оборвала! А нам потом отвечать.
   - Ну, может у вас можно оставить? - Я указала за стойку женщины.
   - Нет, девушка, нельзя. Потом ещё будете говорить, что что-то пропало!
   - Не буду. Честно! Можно?
   - Нет! Я же сказала! Или номер снимайте или идите отсюда!
   Я была весьма расстроена отношением ко мне и моя мысль заплатить этой вредной женщине за постой сумки исчезла мгновенно. Мне очень захотелось рассказать ей как не стоит обращаться с клиентами и посылать их, куда не следует, но успокоение своей души мне было дороже и тратить время на поиски очередного ресторана меня не прельщало. И я спокойно продолжила через силу давая женщине чувствовать её превосходство надо мной.
   - А сколько номер стоит?
   - Пять тысяч ночь.
   - Сколько? Пять тысяч? А дешевле нет? Мне всего лишь сумку кинуть на пару часов.
   - Мне не важно за чем вам номер. Остались только за пять тысяч ночь. Берешь? - Тыкала мне женщина. Видать не учили её вежливости или она совсем обнаглела.
   - Спасибо, я обойдусь. У меня нет лишних денег. Как только будут я обязательно к вам обращусь.
   Я развернулась, чтоб уйти и услышала за спиной:
   - Ходят тут всякие...
   - Послушайте! - В какой то момент я не сдержалась и решила всё-таки высказать всё, что я о ней уже думаю, но, увидев её жалкое лицо, решила остыть.
   - Что? - В её голосе чувствовалась злость.
   - Будьте счастливы.
   Оставив её наедине с собой переваривать услышанное я скрылась за дверью ресторана. Свободных столиков было несколько и я выбрала тот, что поудобней (для меня). Возле стены. И он стоял подальше, чем остальные, и там я могла скрыться от множества любопытствующих глаз.
   Официантка довольно таки быстро принесла меню и заботливо (а верней действуя по стандартам качества) положила его передо мной в раскрытом виде и уже собралась уходить (как, в принципе, делают все представители их профессии давая людям, время на раздумье, правда потом некоторых бывает не дождаться...). Мне время на раздумья было совершенно не нужно.
   - Девушка. - Официантка остановилась и повернулась ко мне.
   - Уже выбрали?
   - Да. Можно мне бутылку водки.
   - Какой? - Девушка от удивления повела бровью, наверно, не каждый день тут встречаются такие экземпляры как я.
   - Да я в них не разбираюсь. Пила последний раз пару лет назад и то подруга заказывала на свой выбор.
   - Вот эта хорошая. - Девушка указала на надпись в меню.
   - Дайте её.
   - Вам в бутылке принести или в графине?
   Вопрос конечно интересный - простой, но в тупик меня поставил. Взять бутылку, как-то неудобно мне (неудобно спать на потолке!) перед людьми.... Ну, такая я... Может даже стеснительная в какой-то мере. Так вот. А взять в графине - выглядит по цивильнее, но, догадываясь о работе персонала в ресторанах, можно ожидать, что вместо заказанной водки мне принесут что-нибудь подешевле (хотя разницы я вряд ли почувствую, но быть обманутой совсем не хочется) а выдадут за ту у которой цена раза в два повыше будет.
   - Давайте в бутылке.
   - Есть что-нибудь будете?
   - А у вас кальмары тушёные в сметане есть?
   - Вроде есть.
   - Здорово. Одну порцию. И сок. Апельсиновый.
   - Стакан?
   - Литр. - Сама-то она пробовала бутылку водки только стаканом сока запивать?
   - Ещё что-нибудь?
   - Пока всё. Спасибо.
   Минут через пять передо мной уже стояла бутылка, сок и рюмка. Девушка сообщила, что кальмары готовятся и будут минут через десять и удалилась. Я осталась наедине с бутылкой. Вздохнула. Откупорила пробку и налила белую жидкость в рюмку. Так же налила в стакан сока. Ещё раз вздохнула.
   - Фу! - Протянула я. - Какая гадость! - Я поморщилась и запила соком убивая привкус водки во рту.
   Подавив в себе приступ рвоты, я налила ещё. Выпила. Налила ещё. И снова выпила. И так ещё и ещё.
   - Как люди пьют эту гадость?
   Я честно этого не понимала, но пить продолжала таки. Может и люди так же? Пьют хоть и противно лишь бы боль душевную заглушить? Хотя некоторые увлекаются и глушат не только боль, но и ещё много разных органов.
   Мне же хотелось щас напиться побыстрее потому я и мучила себя. Но сил надолго не хватило и когда официантка принесла кальмары, я сделала другой заказ.
   - Можно мне тёмный ром. Два по сто. Да и два стакана яблочного сока.
   - Лёд нужен?
   - Да. И это можно убрать. - Я указала на водку.
   Пока девушка несла мне ром я успела соскучиться. А чтоб совсем не пасть духом я стрельнула сигаретку у девушек, сидевших за соседним столиком. Они оказались не жадными и без сожаления протянули мне пачку. Я взяла одну штуку и, поблагодарив их, вернулась за свой столик. Зажигалку я нашла у себя в сумке, где она постоянно и лежала, на всякий случай. И вот этот случай настал.
   Официантка принесла заказ как раз в ту минуту, когда я докурила и затушила сигарету (умение курить с годами не пропало). Попросила у неё принести мне пачку vog и переключилась на ром. Первые сто грамм. Вторые. Третьи.... На четвёртых я сказала (верней пробубнила) себе стоп. Мозг сигнал принял, хоть и не сразу. Оставалось только донести эту информацию до глаз, - которым не плохо было бы собраться, и до ног, - которым не помешало бы смочь встать твёрдо и уверенно (ну или хотя бы не совсем уверенно главное не сильно шатаясь). И главное смогли бы передвигаться по прямой к выходу.
   Я сосредоточилась.
   Вроде бы.
   Поднялась.
   Идти было чуток трудновато. Немного пошатывало, но в целом мой поход к выходу проходил нормально без видимых препятствий.
   На улице меня встретил холодный ветер в лицо. Но меня это не огорчило, тем паче, что мне было жарко, из ресторана доносилась музыка и я присела на рядом стоящую лавочку, предварительно расчистив себе место от снега. Вообще нельзя сидеть на холодных лавках тем более девушкам, но у меня как раз было настроение именно для такой посиделки.
   - Я думаю, молодой девушке не стоит сидеть на холодном. - Услышала я рядом. Обернувшись, я разглядела (я смогла!) немецкого биатлониста, одного из моих любимчиков, но почему то имя вспомнить не смогла (спасибо алкоголь!).
   - Она деревянная. Не холодно. - Собрала я весь свой запас немецкого.
   - Но всё же. Почему такая симпатичная девушка и одна здесь на холодной лавке?
   - Грустно в душе. Захотелось одиночества.
   - Я помешал, мадам?
   - Нет. - Я помотала головой.
   - Тогда может я могу поднять вам настроение?
   - Я буду рада. Если вас не смущает что я...ну...немного выпила (врушка!).
   - Всё нормально. Я бы щас тоже не отказался от кружки пива.
   - Сезон закончен можно и расслабиться?
   - Точно.
   Мы рассмеялись.
   - Ну вот, - улыбался он, - мне хоть немного удалось рассмешить мадам. Кстати, меня, по всей видимости, вы знаете, но вот ваше имя мне неизвестно.
   - Саша.
   - Очень приятно. Михаэль. - Молодой человек назвался, соблюдая все правила знакомства. - Саша, я предлагаю продолжить нашу беседу в более комфортной обстановке. Может в ресторане? - Михаэль указал на тот, из которого я недавно выплыла.
   - Как-то не очень хочется. Там очень шумно.
   - Тогда я предлагаю снять номер, заказать фруктов и шампанского. О, только не подумай ничего плохого...! - Сказал Михаэль увидев моё лицо.
   - Нет, нет! Отличная идея. Только не хочу шампанское.
   - Что тогда?
   - Вино.
   - Какое предпочитаете? Красное или белое?
   - Белое. Молоко любимой женщины. - Я растянулась в улыбке зная, что Михаэлю понравится моя любовь к немецкой продукции. И не прогадала.
   - Вы прекрасно говорите по-немецки, любите немецкие вина. Вы русская?
   - Самая настоящая.
   - Вам надо было родиться в Германии.
   - Возможно, но я родилась в России и очень люблю свою страну. И Германию люблю. Может уже переместимся в номер?
   - Не будем терять ни минуты.
   Женщина (мегера) на ресепшене завидев Михаэля несказанно обрадовалась столь ценному клиенту (видать выучила по фотографиям всех спортсменов на всякий случай), но, завидев меня, улыбка сползла с её лица. Конечно! Известный биатлонист, которого знали многие и она, в том числе и девка (я в данном случае) пьяная и не достойная по её мнению такого "золотца", как Михаэлюшка!
   Я же улыбалась во всю ширину своих губ чувствуя как злится эта тётка и как приятно мне это было. Маленькая месть за её недавнее отношение ко мне. А ещё и выяснилось, что эта "мадама" не знает иностранных языков.
   - Наберут по объявлению. Работать в такой гостинице без знания языка! - Как бы мимолётом вздыхая, сказала я и тут же тётка наградила меня злостным взглядом. А сказать то мне и нечего. Клиента терять не хочется. Деньги всё-таки. А я взяла и сказала всё по-немецки своему спутнику. Тётка (ну извините по-другому никак) думаю, поняла. И занервничала ещё боле.
   - Да. - Ответил мне на всё Михаэль. Это плохо. В таких городах, где принимают крупные соревнования должны, и заботится о том, чтоб иностранным гражданам было здесь уютно.
   - У нас хороший сервис. Просто есть такие неприятные исключения. Думаю, во всех странах есть такие казусы.
   - У нас нет.
   - Михаэль давайте не будем. Мы как патриоты можем с вами вечно спорить, у кого сервис лучше и у нас есть шанс перевести наш спор в ругань.
   - О, это будет ужас!
   - Согласна. Поэтому предлагаю закрыть этот разговор.
   - Поддерживаю. Это не должно мешать нашему отдыху.
   - Номер сто семьдесят восемь. - Женщина протянула ключи.
   - Спасибо. - Саркастически сказала я и взяла связку.
   Идя к лифту, я обняла Михаэля, он удивился, но проделал тоже самое. Нет, я совершенно не от избытка любовных чувств к нему это сделала, а от того, чтоб добить злую ресепшионистку до конца. Вот такая я злющая. Зайдя в лифт, я подмигнула ей. А она недовольно хмыкнула.
   Мы поднялись в номер.
   - Так. Теперь закажем всё, что задумали. - Немец потёр руки и потянулся к телефону.
   - Ты собираешься по-немецки объясняться или уже русский выучил?
   - О. - Опомнился Михаэль. - Забыл. Вы?
   - Давай уже перейдём на ты.
   - Хорошо. Ты позвонишь?
   - Позвоню. - Я взяла трубку и набрала номер. Закончив говорить заказ, я повесила трубку.
   Повисло молчание.
   - Вот и всё. - Попыталась я его и нарушить.
   - Да.
   Мы неловко улыбнулись.
   - Я пойду, попудрю носик.
   - Конечно.
   Я удалилась в ванну и постаралась привести себя максимально в порядок. Это получилось благодаря косметике, которая всегда со мной. И тут...
   - Господи, какая же я дура! Михаэль я дура! - Я вернулась в комнату.
   - Что? - Переспросил немец, так как я говорила по-русски.
   - Я дура!
   - Что случилось?
   - Я забыла свою сумку в ресторане!
   - Ты была в ресторане?
   - А, по-твоему, где я пила?
   - Забыл. А это что? - Михаэль указал на мою дамскую сумочку.
   - Моя сумка.
   - Ты ходишь с двумя сумками?
   - Нет. Та большая дорожная.
   - Ты собиралась уезжать?
   - Собиралась. Но передумала.
   - Почему?
   - Поняла, что должна остаться.
   - Интересно. Как там у вас поговорка? Талант сестра краткости?
   Я рассмеялась.
   - Краткость сестра таланта.
   - Именно. Так что тебя навело на мысль остаться?
   - Ты любопытный.
   - Есть немного. - Михаэль мило улыбнулся. - Расскажешь?
   - Это не интересно.
   - Зато полезно. Я вижу тебе грустно и надо высказаться. Станет лучше.
   - Ты подрабатываешь психологом в свободное от гонок время?
   В дверь постучали. Михаэль отправился открывать, не дав мне подняться. Через минуту он появился со столиком на колесиках, на котором взгромождался наш заказ.
   - А вот и наш скромный ужин! - Михаэль услужливо открыл вино и разлил в два фужера один из которых протянул мне. - Выпьем и ты мне всё расскажешь.
   - За встречу.
   Мы пили. Болтали. И как-то незаметно одна (из двух) заказанных бутылок подошла к концу.
   - Ну, так ты мне расскажешь?
   - Ты слишком настойчив. Зачем тебе слушать эту неинтересную историю?
   - Не знаю. - Пожал плечами Михаэль.
   - Так давай плюнем на неё и будем веселиться! Я хотела улететь, но осталась, знала, что встречу тебя. - Я улыбнулась.
   - Выпьем за это.
   Мы подняли бокалы. Я уже хотела выпить, но Михаэль остановил меня.
   - На брудершафт. - Предложил он.
   Он предложил. Я согласилась. Алкоголя (и дурости в особенности) в моей голове было уже достаточно и обычное чмоканье после обычного брудершафта переросло в продолжительный поцелуй.
   Никаких слов (немецких). Никаких эмоций (посторонних). Мы просто наслаждались друг другом. Верней Михаэль воспользовался так сказать беззащитной (пьяной) русской девушкой, которая так хотела праздника и досталась ему так легко. А я просто позволила эмоциям (алкоголю) захлестнуть себя и поддаться минутному порыву отключив разум.
   Я проснулась посреди ночи с желанием (диким) попить воды (живительной). Но ничего, кроме вина, не было. Пришлось пересилить брезгливость и заставить себя пить воду из под крана. Но я понимала, что ничего хуже вчерашней водки не было и уж воду попить сил хватит. И вот секунды тошноты и часы чувства спасённого организма от неприятного чувства.
   В номере было темно, и только редкий свет, исходящий от уличного фонаря помог различать предметы. И спящее на кровати накаченное тело немецкого атлета. Я тяжело вздохнула (я же девушка всё-таки и не святая!). Но вспомнила, что не моё. А моё сейчас не здесь и возможно ждёт меня.
   В голову пришла только одна мысль. Заведомо правильная. Надо собраться тихо и быстро и покинуть гостиницу. Ведь утром нам с Михаэлем будет нечего сказать друг другу (мне, по крайней мере, ему точно) и останется только неловко смотреть в пол пряча глаза. А от этого напряжённую обстановку не разрядишь. И стыдясь (я, опять же) мы попрощаемся и разбежимся в разные стороны. Неприятное чувство (предполагаю) и поэтому лучше уйти сейчас, а не доказывать всё вышеперечисленное утром. Тем паче я почувствовала себя героиней сериала, которые частенько так делают. Только у меня с ними было одно различие - сбежавшие девушки потом часто выходят замуж за тех от кого сбежали, а у меня уже муж есть, и я уже от него так уходила (улыбаюсь очень грустно) и я люблю его.
   Я уже оделась и собиралась покинуть номер. Ещё раз обвела всё взглядом, чтоб удостовериться, что ничего не забыла. Ничего. Вспомнила вчерашнюю сумку с вещами. Взгрустнула. И сразу забыла. Кинула прощальный взгляд на Михаэля. Простилась (мысленно) с ним сказав себе, что болеть за него в отдельных матчах не перестану.
   Сказав ему спасибо (опять же мысленно) за составленную мне компанию и даже больше, кхе.... И тут мне захотелось поцеловать его спокойное лицо (уже не мысленно). Ещё раз, говоря себе, что я девушка, а не робот бесчувственный (может себя успокаивала). Я, конечно, не свободная и не могу позволить себе таких вольностей. Собственно не должна позволять, а не немогу... Я чмокнула Михаэля в щёку и выскочила из номера.
   Внизу мне встретилась всё та же тётка. Лицо её было заспанным, но таким же злым. Она пыталась найти точку соприкосновения с глазами, которая бы не дала им закрыться. И в какой-то момент эту точку она увидела во мне. Или на мне. Пока дверь за мной не закрылась я чувствовала, как она провожает меня с надеждой, что больше я перед её очами светлыми не появлюсь. Тем более, думаю, теперь в её сознание я предстала проституткой, которая выполнила свой оплаченный долг и удалялась подальше. А может ещё что-то и украла. А мне было плевать, что она думала! Может у неё вообще на это всё и фантазии не хватило. Поэтому я просто шла и улыбалась.
   - Счастливо оставаться! - Кинула я ей и скрылась за дверью.
   Теперь мне оставалось придумать/понять, куда податься сейчас. К Максу? Упасть к его ногам и просить прощения? В такое время? Может он и ждёт меня. Может. А может и нет. Ведь он у меня умненький и наверняка понял, что я и Никита были близки после рассказа длинноязычной Иры! Только странно, что он не поговорил со мной на эту тему. Наверно, ждал удобного случая. Макс. Эх, Макс...
   - Куда вам? - Спросил зевающий таксист.
   - Я сама не знаю.
   - Тогда может домой?
   - Домой?
   Дом, милый дом. Где-то там мама ждёт меня (или не ждёт?). Уют. Тепло домашних стен, где прошло моё детство.... Но хочу заметить моё детство было не радостно и не безоблачно. Память грела только от того, что детство то всё-таки было. И прошло. И может правда рвануть сейчас в аэропорт? Пара часов и я дома. Пусть там меня кроме мамы меня и никто не ждёт. Ну и подруг. Ведь тут то меня уже больше вообще ничего не держит.
   - Ну, так куда вас?
   - Домой!
   - Отлично! Только я пока не стал по глазам определять адреса, так что может вы мне его назовёте?
   - Да, конечно. В аэропорт.
   - Вы живёте в аэропорту? - Искренне удивился таксист и повернул в указанном направление, а я улыбнулась:
   - Да, нет. Просто я решила воспользоваться вашим предложением и отправится домой. А мой дом отсюда далеко и кроме как на самолёте я туда не попаду.
   - Занесло же вас.
   - Сама удивляюсь.
   - На биатлон приезжали, небось?
   - Точно.
   - Понравился вам наш Округ?
   - Понравился. Обязательно приеду ещё. Но, а сейчас очень хочется домой.
   - Понимаю. Скучаете, наверно, по семье?
   - Безумно.
   Тем временим, машина затормозила у входа в аэропорт.
   - Счастливого пути! - Пожелал таксист.
   - Спасибо. И вам не хворать.
  
   ...Ближайший рейс, на который я смогла приобрести билет был в пять утра, а время было час ночи. Мне умереть предстояло в здании аэропорта! Вот почему я не приехала минут на десять раньше? Успела бы на регистрацию полупустого рейса до Москвы! Но нет же! И так как я неудачница вместо того, чтоб быть на полпути к дому я была на полпути к кафе. Благо оно работало круглосуточно.
   Я заказала себе чёрный кофе и пиццу. То, что надо было мне в тот момент. Кроме меня в ресторанчике ожидало своего рейса человек пять. И все пялились (извините, смотрели) в телевизор. Устав смотреть по сторонам я решила внять их примеру и переместила взгляд на голубой экран.
   Спорт. А точнее вчерашнюю гонку по биатлону. Вот мой ночной знакомый. Никита. Максим.
   Чтоб чего доброго не разреветься я решила уйти из ресторана тем паче моя трапеза была окончена. Я бесцельно бродила по аэропорту. Устала. Надоело. И я решительно плюхнулась на кресло в зале ожидания.
   Полицейские смотрели на меня с нескрываемым желание подойти и проверить документы. И поэтому когда один из них всё же приблизился ко мне я не проявила удивление. Обязательная процедура представления и:
   - Можно ваши документы?
   - Конечно. - Я протянула свой паспорт и позволила менту взять его в руки, хотя никогда не позволяю себе такого, чего греха таить, многие представителя порядка с удовольствием припрячут ваши документы в дальний карман (свой при чём) а вас попросят пройти с ними в ближайшее отделение полиции, а может, и припишут пару тройку каких преступлений. Но мне так не хотелось спорить в этот момент.
   - Извините. Всего доброго. - Товарищ милиционер отдал честь, вернул мне документ и удалился.
   Я продолжила морочиться на стуле от безделья. Почти заснула даже, но усевшаяся рядом мамаша с маленьким мальчиком нарушили мой покой. И чего только ей вздумалось тащить ребёнка в такую рань в дорогу? И именно из-за этого мальчик и выражал недовольство. Чтоб не дать голове разболеться от шума я решила выйти на улицу подышать утренним морозным воздухом. А заодно...
   - У вас не будет сигаретки? - Спросила я у стоящего неподалёку мужчины. Свои я оставила в номере (вот так хорошо все проверила).
   - Конечно. - Он протянул мне kent.
   - И прикурить можно? - А зажигалку мне не хотелось искать.
   Я поблагодарила дядечку и отошла в сторону.
   - Ты же обещала, что больше не будешь курить.
   Я повернулась.
   - Максим...
   - Так почему же ты куришь? - Мой муж подошёл ко мне в плотную и выбил из руки сигарету.
   - Максим.
   - Замёрзла? - Макс обнял меня. - Идём домой.
   - Максим!
   - Да, любимая?
   - Д а, любимая? Да, любимая??? - Я заревела (что-то много я плачу в последнее время - рёва!) и начала бить кулаками (кулачёнками, верней) по груди мужа. - Ну почему ты ведёшь себя, как ни в чём не бывало? Почему? Скажи мне!
   - Успокойся, милая.
   - Я не могу успокоиться! Ты молчишь! Почему делаешь вид, что ничего не произошло? Что ничего не было?
   - Ты про что? Я не понимаю.
   - Понимаешь, Максим. Я знаю, что ты всё знаешь.
   - Откуда?
   - Оттуда откуда же и ты! От Иры!
   - И что же я от неё знаю? Что её Никита пришёл в шампанском в тот же вечер что и ты?
   - Да.
   - И о чём я должен был догадаться? О том, что ты в тот вечер была с моим партнёром по команде и по совместительству с другом?
   Я молчала.
   - Пойми, Саш, я люблю тебя. Слышишь? Люблю! - Максим взял моё лицо в руки. - И то, что Ира подозревает своего мужа не значит, что я подозреваю тебя. Я, конечно, не дурак и понимаю, что совпадения бывают, но не в моей жизни и вы были с Никитой в тот вечер вместе. Но я даже не хочу думать, что вы переступали грани разумного! Я доверяю тебе. Хоть ты и ходишь по краю, и каждый раз заставляешь быть на грани моё доверие. Но оно есть. Иначе я бы не оставил вас с Никитой вдвоём на несколько дней в доме.
   Я заревела ещё громче, а Макс продолжал:
   - Но мне не нравится, что ты расхаживаешь по отелям с немцами. Даже такими как Михаэль.
   - А откуда ты узнал?
   - Мне привезли твою сумку из ресторана, где ты отдыхала.
   - А я боялась, что потеряла её. А про немца ты откуда узнал?
   - Мир не без добрых людей. Точнее ресепшионисток.
   - Мегера. - В сердцах плюнула я. - А...А где ты её встретил?
   - Я сходил в тот ресторан, чтоб узнать про тебя.
   - Представляю, что она тебе наплела! Всё ложь! Да мы пили с ним. Но мне было очень плохо.
   - Милая, я не поверил ей ни на минуту.
   - Между мной и им не было близости. Я клянусь тебе. Ты веришь?
   - Я верю тебе. Может, пойдём уже?
   - Мне надо улететь. - Я закрыла лицо руками. - Максим дай мне улететь! Дай улететь! Отпусти.
   Сил особых не было, но я пыталась вырваться из объятий мужа и уйти иначе, потом будет трудно. Но Максим только крепче прижал меня к себе и поцеловал.
   - Понимаешь я люблю тебя! Люблю!
   - Максим я тоже очень люблю тебя. Больше жизни. Но в последнее время столько ошибок совершено мной, что я боюсь остаться с тобой не могу.
   - Я сам виноват, что не уделял тебе должного внимания. Но я обещаю исправиться.
   - Нет, Максим. Что ты говоришь? Ты был лучшим мужем на земле.
   - Если б это было так мы бы сейчас не стояли тут.
   - В том, что мы здесь я виновата по собственной дурости. Я ... Я виновата во всем этом. Почему ты держишь меня? Чем я заслужила твоё прощение? Я ужасно поступила, а ты.... В мире столько красивых девушек, зачем тебе я?
   - Затем, что для меня ты самая красивая, самая лучшая и самая любимая.
   - Я должна уехать.
   - Но почему?
   - Потому что ты не сможешь простить меня.
   - Я уже простил тебя!
   - Это сейчас ты так думаешь. Или хочешь думать. Но будет идти время, и ты начнёшь ненавидеть меня, вспоминая эти дни. Лучше нам сейчас расстаться и подумать.
   - Ты говоришь глупости! Ну, о чём нам думать? У меня отпуск! И нас как раз есть возможность провести время вместе!
   - Это невозможно!
   - Это нужно! Только мы вместе сможем пережить всё и исправить.
   - Самолёт отлетает через сорок минут. И я буду на нём.
   - Ты хочешь бросить меня?
   - Не хотела никогда.
   - И поэтому собрала целую сумку вещей?
   - Максим... - Я прикусила губу.
   - Ответишь?
   - Нет. Верней.... Максим. Разговор не следует продолжать. Лучше обними меня.
   И он обнял. А я его обняла. Так вот обнявшись, мы простояли минут двадцать. И не хотелось расходиться. Но меня ждал самолёт.
   Уходя, я заглянула мужу в глаза и приложила к его губам палец, чтоб он молчал. Чтоб ничего не говорил мне на последок. И развернувшись, я ушла. Не оборачиваясь. Я чувствовала, что Максим смотрит мне вслед и из-за этого продолжала рыдать. Но не останавливалась. И уходила всё дальше.
   - Вам плохо? - Спросила девушка на регистрации.
   - Всё хорошо. Спасибо.
   В самолёте место мне досталось у иллюминатора. И я долго смотрела на отдаляющийся город. На город где осталась моя любовь. А потом он (город) скрылся под облаками.
   Люди, летевшие этим рейсом время в пути решили провести с пользой. А именно во сне. И только одна женщине лет сорока, сидевшая через два места от меня, не спалось. Не спалось, зато пилось и разговаривалось. Обученные (хотя может и воспитанные) стюардессы внимательно и с улыбкой слушали ее, чередуя стаканы с виски (как я поняла) в её руке. Чтоб не обидеть (или не разозлить) пассажирку девушки сослались на работу (а им действительно надо было работать) и удалились. Женщина огорчилась, о чём говорило выражение её лица, и попыталась переключить своё внимание на облака. Но не прошло и пяти минут, как это занятие, ей надоело, и она стала обшаривать взглядом по салону самолёта в поисках свободных ушей. И она их нашла! Я заметила её взгляд на себе. Так как стюардесс не было рядом, а остальной народ спал....
   - Девушка вам тоже не спится.
   - Не спится.
   - Вот и мне тоже. - Сказала женщина, присаживаясь рядом на свободное место. - Может, выпьете со мной?
   - Нет, спасибо, что-то не хочется. - Я поморщилась, вспоминая недавнюю пьянку.
   - А я вот не могу не пить. Алкоголь хоть немного понижает страх от полёта. А вы боитесь летать?
   - Я как-то не думала над этим.
   - А я постоянно думаю и пью. И самое смешное я пью только во время полета, а так алкоголь вообще не переношу.
   - Может просто не стоит думать о плохом?
   - Как-нибудь попробую. Пока у меня это не получается. А вот вы.
   - Я не думаю о плохом находясь на высоте десять тысяч километров!
   - Я не о полётах.
   - А о чём же?
   - Я заметила, что весь прошедший полёт вы смотрите в окно и плачете. Думала, что вы просто боитесь летать, но не пьёте как я, - она приподняла бокал, - а плачете, но щас понимаю что ошиблась. Это же всё из-за молодого человека?
   - Мужа.
   - Поссорились?
   - Расстались.
   - Помиритесь.
   - Думаю, что вряд ли.
   - Не стоит так серьёзно воспринимать ссоры. Они бывают в жизни каждого человека. Надо просто научиться проходить их не склонив головы и полагаясь друг на друга. Искать компромиссы. Милые бранятся, только тешатся. Вот я была замужем четыре раза и сейчас лечу в Москву, чтоб пятый раз связать себя узами брака.
   - Ого! - Только и смогла произнести я.
   - Да. В первый раз я вышла замуж, будучи ещё молодой девушкой. Выходила по любви. Мы прожили дружной семьёй чуть больше двух лет. Мы были очень счастливы. Но в один ужасный момент мы поругались. Сильно. Дело дошло до драки. Мой любимый ударил меня. Мы расстались так и не поговорив. Дальше развод и три несчастливых брака.
   - Почему несчастливых?
   - Никого из них я не любила. Симпатии были, но любви нет. В какой-то момент я понимала, что больше не могу и разводилась.
   - А сейчас вы нашли того, кого любите?
   - Да. Я выхожу замуж за первого мужа. - Видя моё удивлённое лицо, женщина поспешила объясниться. - Спустя много лет мы встретились. Юношеский задор и обида прошла и мы поговорили. Хотелось рыдать от того, что столько лет мы прожили зря, не уступая друг другу! Почти двадцать лет мы прожили в разлуке любя друг друга! И сейчас мы встретимся, чтоб не расставаться больше никогда. И попытаемся наверстать упущенное нами время. А всё бы могло быть иначе, если бы мы поговорили тогда. Но я была обижена на него, но готова была его простить. А он боялся подойти ко мне из-за своего несдерживающего характера. Ведь жизнь не вечна, чтоб растрачивать дарованные ею минуты счастья и любви. Если любишь, то нельзя ни на минуту расставаться с любимым. Ссоры это часть любви. Они укрепляют настоящие чувства и разрывают фальшивки.
   - А если эта ссора из-за измены?
   - Мужчины запраграмированны так. И ничего их не изменит. Они любят, а небольшие интрижки на стороне лишь укрепляют их чувства. Больно, конечно, но надо закрывать на это глаза. Настоящая любовь всё преодолеет. Вообще мужчины любящие редко изменяют и то по пьяни или бес попутал. А есть, которые и вообще не изменяют! Но их никто не встречал. - Женщина улыбнулась.
   - А если изменила жена?
   - Ну, все мы не без греха. Не одни мужчины кобелями могут быть. Хотя девушки, которые изменяют очень редко встречаются. Их очень мало. В основном они по глупости изменяют. Или по молодости, что почти одно и тоже. Причина одна: насолить любимому. А потом она осознаёт ошибку и ищет себе сотни оправданий. Бывают измены, как наваждение, и кажется вот оно счастье, но это мираж. Ну а может, не хватает одного мужчины и нет любви то. Или они просто проститутки. Ты любишь?
   - Люблю, но...
   - Никаких, но быть не может.
   - Но ведь пары часто расходятся. И оказывается любви и не было.
   - А это ты поймёшь сама. Если любишь, то вот тут жечь будет. - Женщина указала на то место где у людей обычно сердце бывает. - Оно тебе скажет, любишь ты или нет. Но лучше бы понять это раньше и пойти у него на поводу на встречу любимому. А то будет много лет разлуки, которые не каждый может выдержать.
   - Пройдите, пожалуйста, на ваше место. Сейчас будет зона турбулентности. Надо пристегнуться. - Прервала тираду моей собеседницы стюардесса.
   - В груди жжет и болит, в животе как-будто бабочки летают, и слёзы на глазах при мысли о нём. Это любовь. И не стоит тратить время в пустую, когда вы можете быть вместе.
   - Женщина, прошу вас пройти на ваше место. - Стюардесса снова вмешалась.
   - Иду уже! Иду. Поговорить не дадут!
   - Спасибо вам. - Сказала я уходящей женщине.
   - Не теряй времени. - Улыбнулась она мне.
   Усадив неусидчивую женщину на её место и проследив за правильным пристёгиванием ремня, стюардесса удалилась с чувством выполненного долга. А женщина заснула ещё до того, как самолёт стало трясти. Видно на неё выпитые виски подействовали как снотворное. А мне не спалось. А очень даже боялось. Неприятно всё-таки, когда ты где-то над облаками, а железяка, в которой ты находишься, трясётся, как осиновый лист.
   Но вскоре трясти перестало и меня даже приморило. Но ничего не снилось. Только какая то чернота. Глаза я открыла, когда объявили посадку и надо было снова пристегнуться.
   В аэропорту меня никто не встречал (естественно). День начинался солнечный. Падал снежок (который меня в этот момент, кстати, не радовал!). Я брела не спеша и рассматривала торопящихся людей. На моих губах расплылась улыбка и я даже остановилась, когда увидела тёплую встречу женщины, которая недавно давала советы мне в самолёте, и её любимого (это я поняла по их поцелую). Они обнимались и целовались. Их лица светились радостью. Женщина поймала мой взгляд и помахала мне рукой. Я помахала ей в ответ. Она и её мужчина в обнимку направились прочь. И я побрела восвояси.
   - Такси! - Неслось у дверей аэропорта Москвы.
   - Такси! - Слышалось рядом.
   - У нас лучшие такси! - Твердили другие.
   - Нет. Мне не надо. Спасибо, я сама. - Шла я и повторяла это чуть ли не на каждом шагу отбиваясь от докучных водителей.
   Лучший способ добраться до дома - вертолёт. Его у меня нет, так что придётся справляться так. Вообще такси то, что нужно. Если это иномарка с кондиционером (летом) и печкой (зимой). Комфортно и без лишнего напряга. Страдает только кошелёк от потери веса. Довольно значительной. Тем более если учесть, что Москва самый дорогой город в мире после Токио, таксисты дерут, так как будто они от самого президента. Но для своего комфорта денег не жалко, тем паче метро я ненавижу. Кучка всё время потеющего народа (во все времена года), который готов раздавить тебя или пихнуть лишь бы первым добраться для сидячего места, если таковое имеется, в вагоне метро, или пройти через турникет, или по эскалатору или просто выйти на улицу. И вот плюс ко всему этому негативу вонь (грубо, но, правда) от очередных забрёдших людей без определенного места жительства, которые находят здесь себе тёплые пристанища для ночлежки. Так же я боюсь терактов (они, конечно, не каждый день, слава богу, происходят, но боязно, может в эту минуту, когда я там они и решат взорвать именно то метро где я), не без этого. И думаю не одна я.
   Вытерпев все неприятности подземки, остаётся ещё добраться до билетных касс выслушав кучу всяких предложений от лиц кавказской национальности о покупке самой вкусной шаурмы и до одного из краденых телефонов, которые в избытке на этой станции. Купить билет, выстояв длиннющую очередь, затем смочь забраться в электричку, остаться придавленной в тамбуре, так как мест в вагоне много (стоячих), но люди хотят быть ближе к выходу, чтоб успеть выйти на своей станции. И, наконец, быть "вынесеной" шумной толпой в своём городе. Остаётся автобус/троллейбус. Пара минут пешком от остановки по ужасной волнистой дороге уложенной гастарбайтарами у которых руки не известно подо что заточены, что они уклыдают такой асфальт, и дом родной.
   Мне (почему-то) захотелось проехаться именно в метро. Вещей у меня, кроме сумки, и не было и ничего не утруждало прокатиться под землёй с народом. Но вот вместо электрички я выбрала автобус, отходящий от "Южного". Этот способ тоже не без трудностей. Автобус придется долго ждать (а может и повезти) и главное не замёрзнуть. И стоит только пережить давку, не лучше, чем при входе в электричку (придавят так мало не покажется!) и успеть занять сидячее место, как оставшаяся дорога до дома пройдёт в практическом уюте и без особых нервов, если только ты сидишь не скраю и какой-нибудь умник не решит почитать книгу, которая, в конце концов, окажется у тебя на голове.
   Народ моё ожидание (как всегда впрочем) не оправдал (и на этот раз им спасибо) и вопреки моим страхам подземка была полупустой в это зимнее утро. Вместо кучи разнообразного (даже разнорассового) народа была всего лишь кучечка народца. Меня это весьма обрадовало, и я стала искать в этом благоприятные знаки (я ж суеверная). Свободные места в вагоне - что может быть лучше? Да, моя пятая точка только об этом в общественном транспорте и думает (а еще о приключениях).
   Я заняла одно из "почётных мест" и включила на всю звук в плеере, который всегда находит место в моей сумочке (в которой находят место ещё и расчёска, косметика, ручка с блокнотом, лекарства на все случаи жизни и иногда одежда или обувь или книга для чтения - во истину современная женская сумка бездонна). Зазвучала музыка и я ушла в мечты. Всё было против меня. Музыка почти вся грустная - наводила тоску и грустные воспоминания. А в вагоне было много парочек, которые постоянно целовались и обнимались, как будто лучше места не нашли выражать свои чувства, как ни в вагоне в котором ехала я! Куда только смотрят!
   "На любимых, дура! - Сказала мне совесть".
   И тут же я вспомнила Максима. Максима и нашу первую встречу с ним. Как я была на седьмом небе от счастья, когда увидела мужа в первый раз. А затем второй в ресторане. Наш танец. Прогулка по ночной Уфе. Номер в гостинице. И наша ночь.
   Грустная улыбка растянула мои губы.
   А потом я вспомнила нашу встречу в моём городе. Это так всё было похоже на сказку, о которой многим девушкам приходится только мечтать, а я в ней была главной героиней. А потом печально-классический момент, который бывает во всех сказках, кажущийся продолжением чего-то хорошего ведущего к такому же логичному заключению.... Но моя сказка оборвалась. И мираж, застилавший глаза растаял. И уже поздно что-то менять.
   Сказка закончена, и дома меня ждёт мама.
   Да и жизнь это не сказка вовсе.
  
   Испания жаркая страна. И в разгар весны на её пляжах можно чувствовать себя румяным пирожком в духовке. Прекрасные пляжи влекут к себе немало отдыхающих.
   И он не был исключением. Но только потому, что Она хотела увидеть эту страну. Потому что Испания входила в круг её любимых стран. Ей очень хотелось провести свой отпуск с Ним на её пляжах. И хотя Она не любит жару, любовь к стране пересилила.
   Мадрид, Валенсия (любовь к этим городам виновата непосредственно из-за их команд), Марбелье (красивое название) и остров Мальорка (хотелось побывать на этом воспетым Шуфутинским маленьком раю). Конечно не всё сразу. И в этом году они должны были почтить своим присутствием (как Она говорила) Валенсию и Пальму-де-Мальорку. Должны - не значит обязаны. Хотя это немного грустно и жестоко звучит. И уж одному Ему страна была не в радость.
   Лёжа на песчаном пляже острова, Он смотрел на блестящие волны и вспоминал Её. Их встречу. Их дни проведённые вместе. Их расставание. Довольно глупое. Ненужное. Разбивающее два сердца. Любящих. Он любил Её. И знал, что Она любит Его. Но всё вышло, так как вышло.
   - Не помешаю? - Услышал Максим рядом на плохом английском.
   - Нет.
   Девушка прилегла на рядом стоящий лежак. Долго не могла найти себе удобной позы и какого-нибудь занятия и решила поговорить.
   - А вы откуда? - Интересовалась она.
   - Вас страна интересует или адрес сразу?
   - Можно просто город. - Заигрывающее улыбнулась девушка.
   - Уфа.
   - Оу! Россия! Слава Богу! - Заговорила девушка по-русски. - Хоть не придётся язык утруждать. Я английский хорошо знаю, но предпочитаю на родном разговаривать. Я из Воронежа, кстати. А как тебя зовут?
   - Максим.
   - Меня Аня. Ты здесь давно?
   - Первый день.
   - А я уже пятый. И ещё столько же пробуду. Так скучно. Думала одна поеду - лучше, но прогадала. А ты один?
   - Один. - Грустно сказал Максим, думая, как бы ему хотелось, чтоб на месте этой девушке лежала его жена. Но её нет. Есть эта девушка по имени Аня.
   - Может, искупаемся? Вода так и манит.
   - Поддерживаю.
   Вдоволь накупавшись и навеселившись, молодые люди вернулись на свои места. Они смеялись, и Максим отвлёкся от навевающих его грустных мыслей.
   - Максим можно тебя попросить намазать мне спину кремом?
   - С удовольствием. - И он принялся втирать жидкую массу в загорелое тело девушки.
   - И ноги Максим намажь, пожалуйста.
   И тут он не отказал.
   - Максим, а может, проведём сегодняшний вечер вместе? - Спросила девушка и интимным голосом, чуть подумав, добавила. - И ночь тоже...
   - Ань, мне надо сразу тебе признаться. У меня...
   Договорить он не успел. Его перебила подошедшая девушка.
   - Может и мне ножки намажешь? - Спросила она.
   В глазах у Ани появилась злость из-за прерванного контакта, а Максим пребывал в ступоре.
   - Я вам не помешала? - С вызовом продолжала она.
   - Помешала, девушка. - Аня не видела в подошедшей соперницы и не удосужилась даже воспользоваться правилами приличия и сразу перешла на ты и постаралась быстро избавиться от неугодной незнакомки.
   - Ну а тебе я тоже помешала, - перевела она взгляд на молодого человека, - Максим?
   - Вы знакомы? - Аня от удивления аж привстала на лежаке.
   - Можно и так сказать. Я его жена.
  
   Солнце пекло ужасно. А тело и душа требовали прохлады. Но мне надо было найти Максима. Мне хотелось быстрей сказать, как я люблю его и что жить не могу опять же без него, поэтому купанье в море я отложила на потом. А жара всё усиливалась. А пляжам конца и края видно не было. Народ, как муравьи, были везде. Я уже километров сто прошла (ну это я преувеличиваю, конечно, немного) а мужа всё нет.
   Хотелось плюхнуться и огорчится, но не хотелось терять ни минуты поиска пока тлела надежда и я шла вперёд. Но ноги то не казённые и песок обжигал пальцы на ногах, на которые попадал. Уставшая я решила приземлиться на минутку в пляжном баре.
   - Апельсиновый сок и много льда. - Пару слов и предложений на английском я благо знала.
   Прохлада разлилась по всему моему организму, и придало мне новой силы. Я даже прищурилась от удовольствия. Готовая продолжить поиски мужа. И тут я его нашла. Увидела не подалёку в компании, с какой то длинноногой девахой!!!
   Злость и ревность это те чувства, которые я испытала в тот момент. Хотелось провалиться сквозь землю. А еще больше хотелось разодрать лицо этой наглой девке и вырвать пару клоков волос. Или просто закрыть глаза помотать головой и снова открыв увидеть, что я ошиблась. Но это было. И я не спешила подходить к мужу. Тихо бесновалась я на своем месте.
   - Виски с колой! - Как будет ром с яблочным соком я не знала.
   Пережить такое без алкоголя я не могла. Я пила и думала. Думала и пила. Кто же эта...девушка...моему Максиму (а он мой Максим! Мой и больше ничей!)? Возможно, они вовсе незнакомы и эта...девушка просто пристаёт к нему (стерва! Охотница за чужими мужьями)! Возможно, они просто случайно оказались рядом и решили поболтать (и лучше бы ей уже смотаться по быстрому)! А может она просто спрашивает у него что-то?! А вдруг они знакомы уже давно и прилетели сюда вместе (я не переживу)?! Может Максим воспользовался нашей ссорой? Гад! Хотя, что уж тут говорить. Мой поступок вообще оправдать нельзя. Так что злиться на любимого?
   - Не может быть! - Я была в отчаяние и ударила кулаком об стойку и сморщилась от боли.
   Симпатичный бармен-нигретёнок (ну не могла не заметить) строго (боится за казённое имущество) и с жалостью (жалко видать мою руку стало) посмотрел на меня. Я решила сгладить ситуацию и улыбнулась. Взгляд бармена не изменился. Видать русские женщины белого цвета его не привлекали никак.
   - Повтори. - Я отставила пустой рокс в сторону.
   Я пила, чуть ли не залпом наблюдая за милым общения двух людей. Их весёлое плескание в воде. Хотелось броситься к ним и утопить наглую барышню, но я старалась сказать себе, что она не виновата, и они вообще никто друг другу.
   - Любовь жестокая штука. - Грустно посмотрела я на бармена, который вроде взирал на меня не мигая. - У тебя есть любимая?
   - Я.... - Парень помотал головой.
   - Знаю, что не понимаешь. А жаль.
   - Есчё? - Попытался он проявить небогатые знания богатого русского языка.
   Я хотела отказаться, но, увидев, как Макс втирает девушке крем я не сдержалась.
   - Ещё!
   Я выпила залпом и поставила с грохотом посудину на стойку.
   - Ну, всё. Хватит! Сейчас мы выясним что там и к чему. - Я посмотрела на непонимающего негритенка. - Пожелай мне удачи!
   И не дожидаясь/надеясь услышать ответ, я двинулась по направлению к двум "голубкам".
   И вот теперь они взирали на меня. Наверно и видели пар выходящий меня из ноздрей (так я была разгневана).
   - Жена? - Девушка пребывала в шоке (лёгком). - Максим говорил, что один здесь!
   - Один. Был. - Максим улыбался.
   - Вы мне не рады? Девушка понятно, я ей все планы разрушила. А ты? - Я посмотрела на мужа. - Не рад? Может и тебе хотелось провести с этой девахой ночь? Тогда я пойду, и не буду мешать.
   - Стой! - Максим остановил меня, я даже не успела сделать ни шага. - Я скучал без тебя дурёха. Безумно рад, что ты здесь.
   Минуту мы пялились друг на друга и молчали. Но всему есть придел. И наша переглядка закончилась крепкими объятиями и более крепким поцелуем. Мы набросились друг на друга изголодавшись за время проведённое врозь.
   - Как же я рад, что ты здесь. - Повтори мой муж. - Со мной.
   - И я рада.
   - Я безумно по тебе скучал.
   - И я скучала.
   - Так зачем нужно было это расставание?
   - Затем чтоб мы встретились сейчас и больше не расставались. Ведь мы больше никогда не расстанемся?
   - Я не позволю этого.
   Максим схватил меня на руки и закружил. Где-то из бара за нами с улыбкой наблюдал тот самый негритёнок непонимающий по-русски и наливающий мне виски. И совсем рядом молодая девушка, потерпев неудачу, зло смотрела на наше счастье и люто меня ненавидела. Но не долго. Пару минут и она уже удалялась от нас на поиски нового знакомого.
   - Максим, твоя знакомая уходит!
   - Чёрт с ней!
   - А, по-вашему, воркованию я бы так не сказала. Она тебя уже и на ночную прогулку приглашала.
   - Я как раз хотел объяснить ей, что у меня есть жена, которую я очень люблю, но подошла ты и прервала.
   - Правда?
   - Чистая! Мне ты нужна. Только ты.
   - А мне нужен ты.
   - Давно это поняла?
   - Главное навсегда.
   - И ты никогда больше от меня не ускользнёшь?
   - Никогда.
   - Я люблю тебя. Ты просто не представляешь, как же сильно я люблю тебя!
   Мы целовались, а девушка удалялась всё дальше. Но мне было всё равно. Мне было параллельно до всего мира. Главное, что любимый рядом. А той девушке когда-нибудь тоже возможно повезёт. А Максим мой. Мой. Мой. Мой. И только мой! А я его. Только его. Больше ничья. Мы принадлежим друг другу. Навсегда и крепко. Я счастлива. И сделаю всё для того, чтоб и он был счастлив.
   - Я люблю тебя, Максим.
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | А.Енодина "Не ради любви" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | | Е.Истомина "Ман Магическая Академия Наоборот " (Любовная фантастика) | | Т.Мирная "Чёрная смородина" (Фэнтези) | | В.Мельникова "Жених для васконки" (Любовное фэнтези) | | Н.Жарова "Выйти замуж за Кощея" (Юмористическое фэнтези) | | К.Демина "Леди и некромант. Часть 2. Тени прошлого" (Приключенческое фэнтези) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"