Лоза Елена: другие произведения.

Разделенный Мир

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.24*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это произведение совместный проект восьми авторов. Каждый из нас придумал себе героя и писал эпизоды с ним. Моя героиня Тайра, которая пользуется коротким именем Тай. Вещь у нас получилась интересная, как мне кажется))) "РАЗДЕЛЕННОГО МИРА"- ПОЛНЫЙ ТЕКСТ.

  
   Двуликий мир. История 1. Один в лесу- не охотник.
  
   Солнце всходило.
   Первый его луч, прорвавшись сквозь предрассветно-розовые облака, весело заиграл на верхушке центральной башни Магического Университета, самого высокого здания в городе Магнолиуме, столице Республики Плуто, чем несказанно обрадовал ночного сторожа, у которого с восходом заканчивалось дежурство.
   В ту же секунду другой луч озарил башню Обсерватории в городе Лаборато, столице Империи Демо, заставив засидевшегося у телескопа бакалавра астрономии зажмурить глаза.
   На границе между Плуто и Демо, в Пристенках, где по преданиям располагалась Великая Стена, разделяющая мир магии и мир науки, молодой контрабандист сбросил с плеч тяжелый груз, поднял голову и с удовольствием подставил лицо льющемуся с небес летнему теплу.
   И тут же в обеих странах - таких разных и непохожих друг на друга - чуть ли не в один голос закричали петухи. Потоки солнечного света хлынули на материк Дуэ и окрестные острова, пробуждая ото сна всех обитателей этого удивительного мира.
   Двуликого мира.
  
   Республика Плуто, город Магнолиум.
   Солнце выглянуло из-за высоких деревьев и уперлось взглядом в распахнутое окно третьего этажа, на котором стояла огромная клетка.
   Рыжеватый зверек сладко потянулся во весь свой пятивершковый рост, открыл глаза и задумчиво посмотрел на солнышко. Потом перевел взгляд вглубь комнаты, где на просторной кровати спал человек, и зацокал языком.
   - Опять проспал, - вздохнул он. - Я, что, нанимался работать будильником?
   Хомяк - а, несмотря на размеры, это был все же хомячок, - поднялся на задние лапы, потянулся к веревке, которая призывно свисала прямо к нему в клетку, и в комнате раздался звонок.
   - Поднимайся, мой хозяин, я хочу тебе сказать, - невыносимо противным голосом запел хомяк. Но человек на диване даже не шевельнулся.
   - Ясно, - констатировал хомяк. - Похоже, никто не собирается кормить бедного зверька. А солнце уже высоко.
   Он дернул за веревку еще сильнее, и колокольчик над диваном судорожно затрясся, выдавая такую какафонию, не услышать которую было невозможно.
   И ее услышали. Из-под одеяла показалась рука, опустилась на пол, нащупала тапок и привычно метнула его в сторону клетки.
   - Ах так? - рассердился хомяк. - Я ночами не сплю, беспокоюсь, чтобы ты не проспал встречу выпускников, а ты тапками кидаться?
   Он распахнул дверцу клетки, выскочил на подоконник, привычно спустился по маленькой лестничке, подскочил к кровати, проворно вскарабкался по простыне и прыгнул на середину одеяла, под которым угадывались очертания спящей фигуры.
   - Вставай, я кому сказал - вставай!
   Раздался болезненный вскрик, одеяло попыталось увернуться от нового прыжка и упало на пол. Вместе с запутавшейся в нем фигурой.
   - Да больно же!
   - Будешь знать, как шляться невесть где ночами, а потом еще тапками швыряться, - заявил хомяк и прыгнул вслед за одеялом. Но немного не рассчитал силы и приземлился на лицо хозяина.
   - Кактус, ну что ты творишь, - от возмущения тот проснулся, подскочил и кинулся к зеркалу, - теперь точно будет синяк. И когда ты подстрижешь когти? Расцарапал всю щеку..., ну, и как я теперь пойду на встречу?
   - Нормально пойдешь, все решат, что ты опять победил стаю чвыриков и отделался легким испугом, - махнул лапой рыжий непоседа. - Шрамы украшают мужчину. Ты мне вот скажи - ты вчера по кабакам шлялся, а подумал о друге?
   - Ну, почему у всех фамилиары как фамилиары, а у меня такое наказание? - вздохнул пострадавший, роясь в кармане небрежно скинутой на пол куртки.
   - Да потому что все маги - как маги, а ты - мэстрэ Дан. Победитель чвыриков , разгонятель облаков и запускатель фейерверков. Парадное лицо Университета. С фингалом под глазом. Гордость кафедры и украшение народных гуляний. Мечта булочниц и учениц школ домоводоства. Великий и ужасный..
   - Все, замолчи, я все понял, - ответил сероглазый встрепанный маг . - На, держи яблоко, и вот тебе булочка, я ее только один раз надкусил.
   - И все? На целый день? - возмутился хомяк. - Ты хочешь, чтобы я умер с голода? Ты надеешься таким образом завести себе нового фамилиара? Предав годы бескорыстной дружбы? О, я, несчастный...
   - Да не голоси ты, - фыркнул Дан, - забыл, что сегодня четверг? Придет Софи, наведет порядок, приготовит обед.
   - Вот, единственное , что ты в жизни сделал правильно, - женился, - мгновенно успокоился Кактус. - Хорошая женщина Софи. Уже сколько лет с тобой в разводе, а с голоду умереть не дает. Да вообще, все, что у тебя есть хорошего, - от нее. Вот я, например...
   Дан посмотрел на здоровенного наглого хомяка и вспомнил, как тогда еще десятилетняя дочка, придя однажды с матерью в гости, протянула ему пушистый клубок размером со свой кулачок и, смущаясь, сказала: 'Папа, тебе же будет скучно без нас, пусть мой хомячок у тебя поживет'. Вздохнул, помотал головой и честно ответил: 'Угу'
   Реплику о том, что пить с компании однокурсников - магов, демонстрируя им дочкин подарок, было совершенно не обязательно, он мудро проглотил. И потому на очередную встречу выпускников Магического университета был отпущен почти без скандала. Под честное слово принести с банкета что-нибудь вкусненькое.
  
   Республика Плуто, поместье семьи Кеон
   - Ох уж мне эти лэры, - крестьянин оперся на вилы, посмотрел вслед всадникам и недовольно продолжил: - Давеча промчались мимо, чуть не затоптали своими конями бешенными.
   За его спиной высился аккуратно уложенный и прикрытый от дождя стожок.
   - Вот кони у них очень даже хорошие, - возразил второй. - Это ты напрасно говоришь! Миль двадцать галопом сделают и не запыхаются ничуть.
   - Это из-за того, что у них вся сбруя амулетами сплошь увешана! Вот Санта-Болта свидетель, я сам видел, как у них с дороги деревья отпрыгивали!
   - А сколько ты перед этим выпил?
   - Да ну тебя! - крестьянин махнул рукой. - Пошли лучше домой. Сегодня к обеду мэстрэ Марен дождь обещал!
   - Давно пора! А то яблоки прямо на ветках сохнут...
   - Ну, что, разве плохо покатались? Или скажешь, что дорога сама собой не появлялась? - весело спросил Ален вэн-Леар тард-Кеон и подмигнул сестре. - Можно сказать, что испытания нового амулета прошли успешно!
   - Когда ты в лес повернул, я думала, ты совсем с ума сошел и решил разбиться об первый же дуб, - улыбнулась в ответ Анликка. - На месте Орлика я бы тебя сбросила!
   Темно-рыжий жеребец со светлой гривой фыркнул, словно понял, что речь идет о нем. Всадники ехали рядом. Набегавшиеся лошади шли охотно, предчувствуя скорое возвращение в конюшню.
   - Он у меня умный! Знает, что, если я что-то делаю, это явно не просто так, - Ален потрепал коня по шее. - Точно умнее этих педантов из Университета. Уж даже если мой научный руководитель, самый вменяемый из них, до сих пор не может дочитать мою магистерскую работу...
   - Мог бы дядю руководителем взять, - пожала плечами Лика. - И тебе легче, и ему бы с чужим работать не пришлось.
   - Нет уж, если я буду магистром в двадцать два года, то сделаю это сам! - парень гордо выпрямился в седле.
   - Кстати, о том, что сам, - Лика перебросила через плечо косу и заправила за уши выбившиеся пряди. - Вместо того, чтобы ругать своих злобных недругов, лучше бы рассказал, как искал артефакт дедушки Кеона. Я так думаю, меня тоже отправят в ближайшие день-два...
   - Ладно, в конце концов, ты уже взрослая, так что можешь узнать эту великую тайну, - зеленые глаза на смуглом лице Алена казались слишком светлыми. Колдовские глаза - достойная примета наследника древнего магического рода. - Только сразу договоримся: младшему - ни слова!
   - Даже так?! - девушка нетерпеливо поерзала в седле. - Расскажи!
   - Сначала я изучил карту, выбрал пещеры поперспективнее, обговорил с родителями маршрут. Потом, - парень заговорщически подмигнул, - я устроил ночевку на природе и в тот же вечер смылся. Знаешь, куда?
   Лика была само внимание. Еще бы, правдивую версию своих похождений Ален не рассказывал никому.
   - В Магнолиум! А если точнее, то в сам Университет. Взбрело мне в голову, что артефакт нашего достойного предка запрятан в кабинете ректора. Ну, я и полез. Три дня я там партизанил, входные заклинания ломал и к сейфу ключ подбирал. Забрался в сейф, а там - нету ничего... Так что и ты туда не ходи! Тем более, после моего визита охранные заклинания, кажется, удвоили...
   - Да, твой опыт мне явно не пригодится, - резюмировала Лика. - Эх, знать бы хоть, как этот артефакт выглядит.
   - Ладно тебе, - легкомысленно махнул рукой брат. - Никто же на самом деле не ждет, что ты найдешь фамильную реликвию. Никто ее не видел уже полторы тысячи лет и, возможно, не увидит еще столько же. К тому же кажется мне, что наша семья и без власти над миром неплохо живет.
   Анликка рассеянно кивнула.
   - Давай-ка лучше поторопимся, - брат поднял взгляд на небо. Тучи по нему плыли быстрее, чем позволял легкий ветерок. - Сегодня за погоду отвечает дядя Марен, а значит, ливень будет такой, что нас просто смоет.
   Кеоны пришпорили лошадей.
   Во двор брат с сестрой влетели галопом под первыми крупными каплями магического дождя, быстро передали лошадей выскочившим как из-под земли конюхам и бегом бросились в замок. К тому времени дождик превратился в настоящий ливень, за которым уже в двух шагах ничего не было видно.
   - Мэстрэ Ален, мэстрэя Анликка, - невозмутимо поклонился лакей, пропуская взбалмошных хозяев. Те привычно не обратили на него внимания.
   Высокие двери захлопнулись, отсекая уличную непогоду и даря удивительное чувство защищенности от всего мира. Иногда Лике казалось, что замок живой, что он по-своему любит и защищает своих хозяев. Вот сейчас, например, промокших магов окружили потоки теплого воздуха. Они сушили одежду и ласково взъерошивали волосы. Камни стен мягко засветились, разгоняя темноту.
   Конечно, это были всего лишь заклинания. Если приглядеться, можно даже разглядеть их сложную вязь, опутавшую стены. Но иногда хочется чего-нибудь волшебного, как живой замок, например.
   - Такое ощущение, будто на десять лет назад вернулся, - заметил Ален, стаскивая промокшую куртку. - Вот сейчас придет мама и поставит меня в угол за то, что я опять пропустил урок теоретической магии.
   - Мэстрэя Анликка, ваша матушка просит вас подняться к ней, - с неуместным пафосом, будто объявляя гостей на официальном приеме, провозгласил лакей.
   - Ну вот, накаркал! - Лика поспешно бросилась к зеркалу, пытаясь пригладить волосы. - И рукав уже где-то испачкала...
   - Иди сюда, - брат небрежно провел ладонью над пятном. - Ну вот, теперь хоть и мокрая, зато чистая.
   - Спасибо! Я побежала!
   - Удачи, - от души пожелал Ален.
   - Мам? - Анликка робко заглянула в кабинет. - Ты звала? Извини, я только что с прогулки...
   - Ничего страшного, - отрезал отец, игнорируя неодобрительный взгляд супруги. - Садись, Лика.
   'Что, внеочередной экзамен?!' - девушке захотелось провалиться сквозь пол. Если бы умела, обязательно бы провалилась. Пол-то каменный, стихия подходящая. Но на нет и суда нет. Лика устроилась на краешке кресла, опустив глаза в пол.
   - Завтра тебе предстоит отправиться за артефактом, - без долгих предисловий объявил Гор вэн-Леар. - Не сказал бы, что ты к этому готова, но традиция есть традиция. Проблема в том, что обычный эскорт с тобой отправить не получится.
   - Почему?
   - Из-за твоего жениха, - пояснил отец. - Ты в семье пока единственная, кто подходит Дориану и по возрасту, и по стихии, но Лилиан, твоя будущая свекровь, вбила себе в голову, что ее сын достоин кого-то более... способного. Дориан ведь псионик, а это позволяет быть весьма разборчивой в выборе невест.
   - Отказаться от брака нельзя, - дополнила Ниора. - Соглашаться на какой-то дополнительный экзамен тем более невозможно! Остается одно - ты должна проявить себя во время поисков артефакта. Правда, поскольку молодой лэри не годится путешествовать в одиночку, у тебя будет сопровождающий.
   - Ясно, - Лика кивнула без особого интереса. Один так один, какая, в принципе, разница? Даже проще!
   - Я думаю, - Гор едва заметно подмигнул дочери, - что смогу убедить мэстрэ Дана взять на себя эту обязанность.
   - Дана?! Того самого, который герой?
   - Лика! - Ниора ви-Фаир даже встала. - Может, он и считается героем, но с нашей семьей ему не сравниться!
   Девушка снова кивнула, соглашаясь со всеми словами вместе и каждым в отдельности.
   - Ладно, иди к себе, переодевайся, - разрешила мама. - Завтра у нас будет гость, так что не забудь сделать подобающую прическу!
  
   Республика Плуто, город Магнолиум
   - Похоже, девушка была горячей, а ее друг - ревнивым, - усмехнулся Кони, разглядывая физиономию приятеля. - Полечить? Только ты за это расскажешь всю историю.
   - Легко, - согласился Дан, чувствуя, как под руками мастера Земли заживают царапины и рассасывается синяк. - Это - поучительная история о вреде пьянства. Десять лет назад мы с тобой напились и завалили к Ванде. А в кармане у меня сидел хомячок.
   - Такой маленький, персикового цвета? - уточнил магистр кафедры Земли. - Я еще хотел сделать его розовым, а ты отказался.
   - Он самый. И вы с Вандой решили, что мне обязательно нужен фамилиар, и немножко поработали с ним. Потом еще выпили, и еще поработали. Помнишь?
   - Ну, было что- то такое...
   - И теперь эта здоровенная наглая морда вообразила себя хозяином дома и моим наставником, - усмехнулся Дан, - и сегодня утром....
   - Только не говори, что он приревновал тебя к очередной жертве твоей славы и набил морду, - расхохотался Кони. - Я помню, что мы немного переборщили, но не до такой же степени.
   - Не до такой, - кивнул Дан. - Но когда этот Кактус падает тебе на голову...
   Друзья медленно поднимались по лестнице на второй этаж, по дороге раскланиваясь со знакомыми. Парадный зал Магического Университета поражал каждого человека, попавшего сюда, своим великолепием. Расписанные золотом потолки и стены, причудливые витражи, удивительные, сделанные из необычных материалов светильники - каждая деталь говорила о величии и достижениях магического искусства. И во все времена маги старались по мере сил поддерживать это ошеломительное впечатление, в том числе и своими нарядами. Расшитые золотом яркие разноцветные накидки, обилие блестящих причудливых артефактов, сверкание драгоценных камней в магических браслетах...
   - Мэстрэ Дан, пойдемте в Президиум, - подскочила к Дану длинноногая девушка из организаторов, - ваша речь запланирована после приветствия мэстрэ Виктора.
   - Иду, - кивнул головой маг и обернулся к Кони, - достали.
   - Ага, трудная у тебя жизнь, герой. То банкеты, то фуршеты, - приятель улыбнулся и похлопал Дана по плечу, - кстати, твое выступление на празднике урожая ректор оценил очень высоко.
   - Правда? - обрадовался Дан.
   - А как же, так и сказал на ученом совете, что, наконец, этот молодой человек осознал всю меру ответственности магов. Так что - еще пара таких выступлений, и тебе, возможно, подпишут разрешение на посещение Лаборато. А пока - вперед, в Президиум. Ваше место там, герой Дан...
   Дан с тоской посмотрел на сцену, и, внезапно, затылком почувствовал чей-то взгляд. Он обернулся. Из ложи почетных гостей на него внимательно смотрел старший маг дома магии Земли мэстрэ Гор вэн-Леар тард-Кеон.
   - Мэстрэ Дан, вас просили зайти в кабинет к декану, - подошел молодой аспирант. Маг с сожалением посмотрел на друзей и махнул рукой - дескать, пока занят.
   - Мэстрэ Дан, мы хотели бы попросить вас, - декан перебирал лежащие на столе листочки, старательно не глядя в глаза Дану, - завтра утром... вы же понимаете, что сотрудничество с Домом Кеон очень важно для университета... совместные проекты.....вы просили разрешение на командировку в Лаборато...
   - Ну, почему именно мне на шею должны садиться беспомощные девицы? - взвыл Дан.
   - Такова судьба героев, - философски заметил декан.
   Вечер, обещавший так много, был безнадежно испорчен. И откуда только берутся эти девицы с их проблемами?
  
   Империя Демо, город Лаборато
   "Меня зовут Алиса. Мне 16 лет, и сегодня мой первый выпускной вечер. Наконец-то я закончила этот дурацкий пансион благородных девиц."
   Благородная девица задумалась и прикусила кончик пера, не замечая, что одна хитрая капля умудрилась сбежать и вот-вот отправится путешествовать по её бальному платью.
   - Да ну эту ерунду. И кто придумал, что у благородной девицы обязательно должен быть дневник? - недовольно фыркнула она, махнув рукой, и розовое бальное платье украсилось чернильным пятном.
   - Ой! - сказала девица и добавила пару слов, которые ей знать совсем не полагалось.
   С кресла раздалось насмешливое "фырррррр".
   Алиса с грустью принялась рассматривать испорченное платье. Не то, чтобы ей его было жалко, нет, даже наоборот. Но... другого у неё просто не было.
   - Ладно, сделаем так, - и она решительно оторвала одну из розочек с подола платья. - Теперь пришьём её сюда и... Вуаля, совсем ничего не видно. Правда? - спросила она, обращаясь к кому-то в кресле. - Чуд, немедленно проснись и посмотри.
   Чуд лениво приоткрыл один глаз и пренебрежительно фыркнул.
   - Ну и ладно, - надулась Алиса, - подумаешь, не симметрично теперь. Какая разница! Кто среди этих рюшей, бантиков и розочек заметит, что одна не там? Да и все равно, больше делать нечего.
   Чуд был котом. Не простым котом, а породистым, без единой шерстинки с гладкой темно-серой кожей, огромными ушами и раскосыми глазищами. А ещё он был единственным животным в пансионе благородных девиц. Конечно, никто и не собирался разрешать ревущей в три ручья девочке держать кота, но... Три недели беспрестанного кошачьего (отнюдь не музыкального) ора под окнами пансиона могли не убедить только глухого. К своему огорчению, глухотой в пансионе никто не страдал, и счастливая Алиса получила особое разрешение держать кота. При условии, что тот по углам не гадит и учебные пособия не портит и... В общем, список, чего нельзя, был очень длинный, ей с котом его зачитали вслух и даже вручили копию.
   Бал, бал, бал. Какое же это чудо! Юные девушки в роскошных бальных платьях, смех, музыка, взгляды из-под полуопущенных ресниц...
   "Ну, кто придумал эти ужасные корсеты, эти длинные до самого пола подолы?" - с тоской думала Алиса. - "Насколько было бы проще в штанах. А эти туфли?!"
   - Ты чего тут дуешься?
   От неожиданности Алиса чуть не подпрыгнула
   - О! Лера! Наконец-то. Ты чего опаздываешь, я уже тут от тоски извелась?
   - Представляешь, - зашептала подруга, - иду я себе, никого не трогаю и вдруг чувствую - что-то меня держит за платье и не пускает. Ну, я как дёрну. Хрясть! Оборка и порвалась, пришлось возвращаться в комнату и отрывать её совсем. Не сильно заметно?
   Алиса критично осмотрела подругу.
   - Все отлично. А кто держал-то тебя?
   - Аааа..., - махнула рукой подруга, - за эти дурацкие доспехи зацепилась. А ты знаешь, ходят слухи, что у нас совместный вечер с выпускниками военной школы!
   Алиса ничего не успела ответить, как открылась дверь, и в зал вошли преподаватели, а с ними будущая гордость армии Демо в черных мундирах. Девушки притихли, с любопытством рассматривая новоприбывших.
   - Мелковатые они какие-то, - тихо прошептала Лера.
   Алиса хихикнула - Лере с её метр девяносто все казались мелковатыми.
   Представив юношей и девушек, преподаватели удалились, предоставив молодёжи развлекаться.
   - И чему же учат прекрасных дам? - с насмешкой спросил высокий загорелый парень.
   - Да ерунде всякой, Стэн, - ответил ему другой - вышивать, готовить и говорить глупости. И зачем нас в этот курятник приг...
   - Да ладно тебе, - перебил того Стэн, - пусть дамы сами расскажут! - и насмешливо посмотрел на Алису.
   - Ну, положим, не только этому. Нас ещё предметы учат метать, - сказала Алиса, приглядываясь к маленькому кремовому кораблику.
   - Какие предметы? - не понял Стэн.
   - Мелкие, - ответила ему Алиса и запустила в него пирожным.
   - Промазала! - припечатала Лера
   - Почему? - обиженно сказала Алиса. - Попала, вон, смотри, как красиво - белое на чёрном.
   - Попала - это так! - заявила Лера, и второе пирожное приземлилось точно посередине лба будущего офицера.
   И понеслось! Кофейные, карамельные, ванильные, клубничные пирожные весело летали под звуки вальса, находя себе пристанище на бальных платьях, причёсках, а иногда и мундирах выпускников.
   - Лера, сматываемся, - зашептала Алиса, - а то сейчас придут преподаватели, и нам, как всегда, больше всех достанется. Давай на балкон, потом вернемся в зал и сделаем вид, что нас тут не было.
   - Ага, и это не наши платья вымазаны в креме и украшены сливочными розочками, - хмыкнула Лера.
   - Спрячем, - уверенным голосом заявила Алиса, - или Чуду скормим. Ну, пошли, я тебе такое расскажу!
   Под общий визг и гвалт девушки рванули к балкону.
   Оттерев кое-как платья от крема, Алису задумалась. Через минуту ее осенило.
   - Лера, а давай уроним на них чернильницу и скажем, что хотели запечатлеть наши воспоминания о первом бале в дневниках, пока они не померкли, и нечаянно уронили её? Вот так.
   - Неплохо, - сказала Лера, оценивающе взглянув на их работу, - а теперь рассказывай, что у тебя там случилось?
   Алиса скривилась, как от лимона.
   - Да вот папенька сказал, что замуж выдаст.
   - Ух ты!
   -Что - ух ты?! Что тут хорошего?! За непонятно кого. 'Сын большого учёного, очень перспективный молодой человек, как раз то, что тебе нужно', - явно кого-то передразнивая, сказала Алиса, и заплакала, размазывая слезы по лицу. - А я хочу рыцаря. Хочу, чтобы красиво, как в романе, а тут - за какого-то противного прыщавого хлюпика.
   - А ты его видела, что ли?
   - А что тут видеть? Все красивые и мужественные в военную академию идут, а кто в учёные? Ты на наших преподавателей посмотри. Ну, какие из них рыцари? - и она ещё больше разрыдалась. - Вот, если бы папенька меня в нормальную школу отдал, а не в этот пансион, тогда, может быть, меня и не считали завидной партией. А так - лучшая выпускница самого престижного пансиона. Представляешь, он даже грамоту купил. Я так старалась, чтобы меня отсюда выгнали, так старалась, а он везде и всем заплатил.
   И Алиса разрыдалась ещё больше
   - Ну, что ты, ну, не плачь? А хочешь, давай убежим?
   - Куда? У меня все родные и знакомые в Лаборато живут.
   - А у меня есть дальний родственник в Плуто.
   - Откуда вдруг? - сквозь слезы спросила Алиса
   - Помнишь, нам задали принести генеалогическое древо? Так вот, надо было мне там кое-что уточнить, и я рылась в нашей библиотеке. И, представь себе, обнаружила, что у моей бабки был двоюродный брат, который уехал в Плуто ещё, когда только открыли проезд. Там ещё такое название было, - Лера наморщила лоб, - то ли Косище, то ли Хвостище.... Как же там было? А, вспомнила, Торжище!
   - Думаешь, он будет рад нас видеть?
   - Конечно, - уверенно заявила подруга, - а ты бы не рада была бы видеть своих родственников? Погостим, а там, может, твой рыцарь встретится.
   - Даже не знаю...
   - Так, - решительно заявила Лера, - или едем, или замуж за своего хлюпика.
   Упоминание о замужестве вызвало новый поток слез.
   - Значит, едем! - подвела итог Лера. - Поезд - в десять утра, вот только, где бы денег достать на билет и на пошлину?
   Девушки притихли, размышляя над этим вопросом. Без денег вся их идея и выеденного яйца не стоит.
   - Знаю, - радостно воскликнула Алиса. - Я знаю, где папенька деньги на домашние расходы прячет.
   - В кабинете, естественно, как и мой, да ещё и в сейфе, наверное, - скривилась Лера, - и как мы их достанем?
   -А папенька собирался с утра по делам, говорил, что раньше обеда дома не будет. Мачеха последнее время все нарядами занята, как будто ко двору собирается. А кабинет папеньки всегда открыт, и код от сейфа я подсмотрела уже давно. Это же не большой сейф, а так, для всякой мелочи.
   Идея с побегом все больше и больше нравилась Алисе. О таких мелочах, что делать, когда деньги закончатся, или как быть, если этот родственник откажется их принимать, она даже не задумывалась. Главное, что ненавистная ей свадьба отдалялась от неё, а возможность познакомиться с рыцарем становилась все ближе.
   Где же, - думала она, - как не в такой загадочной стране, как Плуто, можно встретить прекрасного странствующего рыцаря? Который ее спасет, правда, она пока не решила, от чего. Конечно же, влюбится и предложит ей свою руку и сердце. О том, что он будет не благородным, просто не могло быть и речи. Во всех романах, которые Алиса так обожала, все странствующие рыцари непременно были благородных кровей. И они с Чудом будут жить в огромном замке, и в нем непременно будет озеро с лебедями.
  
   Север. Пещерный город снегуров.
   Клиса задумчиво смотрела в снежную темноту за порогом. Пора идти. Записку она нацарапала прямо возле выхода на стене, так, что любой, кто пройдет мимо, заметит.
   Она решила не предупреждать родных, что уходит именно сегодня, иначе мама обязательно постарается засунуть в сумку сверток с едой побольше, братья ещё пару килограммов оружия, а маленькая племянница ещё и амулет, облегчающий вес, и заметит она эти 'подарки' только на первом привале, и выбросить их будет жалко. А выбросить придется. Потому что вес весом, а чем больше она возьмет вещей из дома, тем труднее ей будет идти. Тропа не любит лишнего. Жаль только, что, если отец уйдет из того места, где находится в тот момент, когда она встанет на Тропу, то дальше придется искать его по-другому.
   - Будем решать проблемы по мере их поступления! - решительно тряхнула головой Кли. - Иначе я никогда не выйду из дома. И дёрнули же его Рыбкины дети тащиться в эту мажью столицу. Как там её... Могулиям, Хочулиям... Магнолиум, кажется. Любопытно ему! Людей там оживляют, улицы светятся. Бла-бла-бла. Сходил?! - Спросила Кли сердито в темноту, предвкушая 'удовольствие' от прогулки. - Три недели, как вернуться должен...
   Она, вздохнув, переступила порог и, ориентируясь по звездам, повернула в сторону южных гор. Когда пещерный город остался позади, а перед ней разлеглась снежная равнина, заканчивающаяся темной грядой, у подножья которой начинался лес, Клиса остановилась и оглянулась. Было ещё рано, но во многих пещерах горели костры. Черные Волки, Клан Охотников, возвращались домой после ночной охоты. Маги уже поднимались, колдовство легче всего дается почему-то ранним утром, так что они всегда вставали рано. Белые Волки, Клан Воинов, к которому принадлежала Кли, еще спал.
   Охраной территории занимались Охотники. Вставали затемно лишь те, кто ещё учился и тренировался. Остальные приступали к своим обязанностям только с рассветом.
   Мимо неё прошел задержавшийся на охоте снегур, одетый, как и сама Кли, в кожаный жилет, отороченный мехом, и кожаные штаны, заправленные в короткие меховые сапожки. Заметив тень на снегу, он остановился и пристальней глянул в ту сторону, где только что стояла молодая снегура. Но Клиса секундой раньше успела нырнуть за алтарь Снегурочки, обозначавший границу между городом и долиной. Хмыкнув, он поудобнее перехватил связку беличьих тушек, и, пожав плечами, побежал в сторону дома. Не торопись он так домой, обязательно учуял бы её, но опасностью не пахло, а разбираться, кто это гуляет в такое время на границе, ему было некогда.
   Кли осторожно выглянула из-за камня и мысленно произнесла стандартную формулу Благодарности Снегурочке. Ей вспомнилось, как давно, когда она была совсем маленькой, мама рассказывала ей легенду о Снегурочке и первом снегуре, от которого, собственно, их народ и получил свое имя.
   Как благородный снегур, возвращаясь из военного похода, угодил в трещину во льду и непременно утонул бы, если бы за его жизнь не вступилась перед природой прекрасная синеокая дева. Она чудом (не иначе, как божественной силой) вытащила его из ледяной воды и согрела 'огненным дыханием' (что это было за заклинание, история умалчивает, но именно так называл спасшее ему жизнь колдовство первый снегур). После чего назвалась Снегурочкой, и, одарив его на прощание поцелуем, растворилась в тумане. А наутро воин нашел возле себя странного вида красный мешок, набитый непонятными вещами. Маги сказали, что вещи эти наделены силой и являются артефактами. Некоторые артефакты удалось расшифровать и даже использовать. Например, магический купол, который укрывал город снегуров во время сильных ураганов и спас жизни не одному поколению Волков.
   Совет решил, что мешок - щедрый дар богини их народу и в благодарность постановил, что отныне народ Волков будет зваться Снегурами и поклоняться Снегурочке во веки веков. А неразгаданные артефакты поместили в новопостроенный Храм Непорочной Снегурочки (непорочной она назвалась сама, а вот в связи с чем она сообщила об этом первому снегуру, история умолчала). С тех пор Снегурочка иногда являлась самым отчаянным и храбрым снегурам, которых потом нарекали Посланниками и чтили до самой смерти.
   Улыбнувшись воспоминаниям детства, Кли отряхнулась и осторожно заскользила по снегу в направлении леса. Путь предстоял неблизкий, а добраться нужно было до рассвета. Иначе её обязательно заметят из города.
   Спустя два часа она была уже у кромки леса. Спрятавшись под тень калиссов, игольчатых вечносиних деревьев, в честь которых её и назвали, она прислонилась к дереву и достала припасенную рыбу и хлеб. Отсюда она встанет на Тропу и бежать придется до вечера, не останавливаясь. Чем быстрее она попадет к тому месту, где сейчас отец, тем меньше будет шансов, что он успеет оттуда уйти.
   Империя Демо, город Лаборато
   Оставалось пятнадцать минут до отхода поезда, а Леры все не было. Алиса стояла на перроне, нервно сжимала в руке заветные два билета и тряслась, как осиновый лист. За утро она сто раз пожалела, что ввязалась в эту авантюру, и только мысль, что там, в волшебном Плуто, её ждет рыцарь, придавала ей решительности.
   - Ну, что ты шебуршишься? - шептала она коту, - сиди в сумке и не высовывайся, а то и на тебя придётся купить билет. Ты же не хочешь остаться ? Чуд не хотел, поэтому послушно притворился зайцем и сделал вид, что его тут вообще нет.
   - Представляешь, сбежала совсем ещё юная лэри, - услышала она вдруг разговор двух почтенных дам, идущих мимо нее по перрону.
   Алиса слушала и не могла сдвинуться с места.
   -Совсем стыд потеряла, отец еле успел ее на вокзале поймать.
   "Леру поймали, - с ужасом подумала она, - и меня сейчас...". Алиса помчалась, не разбирая дороги. "Спрятаться, куда спрятаться?" - думала она, прижимаясь спиной к какому-то деревянному вагону. Вдруг одна из досок треснула, от неожиданности Алиса не успела отскочить и провалилась в вагон, упав спиной на что-то мягкое.
   - Бзыыыыыыынь!!! - раздался третий звонок, и поезд тронулся.
   - Вот тебе и первый класс, - сказала она, отплёвываясь от сена.
   - Муууууу... - согласилась с ней рыжая бурёнка.
   - Надеюсь, мы хотя бы в нужную сторону едем, - вздохнула Алиса, усаживаясь подальше от коров.
   Алисе очень повезло. Поезд не только ехал в нужную сторону, но и с остановками. На ближайшей из них она осторожно выбралась их своего убежища и села на своё место, притворившись, что едет тут с самого начала.
   - Ваш билетик, лэри, - подозрительно спросил проверяющий. На его лице было написано крупными буквами "что-то я вас не припомню"
   Алиса состроила возмущённое лицо и протянула свой билет
   - Ну, что ты прицепился к юной лэри? Ты что, не видишь, она устала, лучше принеси-ка нам чаю!
   - Сию минуту, лэр.
   Алиса облегчено вздохнула, сделала вид, что очень увлечена тем, что за окном и принялась исподтишка рассматривать своего соседа.
   Высокий, атлетично сложенный, с густой гривой черных, как смоль, волос он поразил Алису своей красотой. Глаза бездонно-синие, как озёра. Густые чёрные ресницы только оттеняют яркий цвет глаз, брови вразлёт и изогнуты, как крылья чайки.
   Сосед словно понял, что его изучают. Чувственные губы под небольшими усиками изогнулись в усмешке.
   - Будем знакомы, лэр Кастин к вашим услугам, лэри.
  
   Республика Плуто, поместье семьи Кеон
   - Ален, а я точно все взяла? - в сотый раз спросила Лика, оглядев стоящую посреди комнаты сумку. - Как-то слишком мало вещей осталось...
   - Зато точно нет ничего лишнего, - утешил ее брат. - Главное - амулеты и деньги, остальное - мелочи, которые везде купить можно. Ты уж поверь мне, путешественнику со стажем!
   Девушка покачала головой и подошла к окну. Во дворе замка героический мэстрэ Дан что-то обсуждал с папой.
   Ну, никак этот маг не походил на героя! Никто, конечно, не ждет от мага, что он будет изображать из себя рыцаря в сияющих доспехах, но все-таки куртку можно было заменить камзолом, а рубашку - погладить.
   А этот капюшон вообще ни в какие ворота не лезет! С высоты не разглядеть, но такое ощущение, будто его грызли.
   - Интересно, у него дома есть мыши?
   - У кого мыши? - не понял Ален, не успевавший за полетом фантазии младшей сестрички.
   - У мэстрэ Дана.
   - Лика, объясни мне, зачем ему грызуны?!
   - Не знаю, - девушка задумчиво отошла от окна. - Чтобы были...
   - Ясно, - Ален обнял сестру за плечи. - Не нервничай ты так. Вы немного покатаетесь по стране и тихо - мирно вернетесь домой. Не съест же тебя этот маг! Даже если у него и есть мыши...
  
   Республика Плуто, город Магнолиум
   Куда ты задевал этот греманный браслет? И не делай невинную морду, я надеюсь, ты не подарил его соседской кошке? А то я не видел, как ты ей глазки строил.. Что значит, зачем мне браслет? А я, по-твоему, должен каждому встречному фокусы магические показывать? Так я и знал. Кактус, ну разве магическому браслету место под диваном? Да иди ты.. Все, не мешай собираться, и так настроение хреновое. А с чего ему быть хорошим? Всю жизнь мечтал выводить юных девиц из дома Кеон в свет.
   Ну не во тьму же. А как называется бесцельное шатание по полянкам с восемнадцатилетней девочкой?
   Кактус, ты болван. Она совсем ребенок, ни разу не выезжала из замка, тихая такая - как мышка, глазки в пол, 'приветствую вас, местрэ'. И быстренько - шасть из комнаты. Да, обязательное путешествие в поисках артефакта. Знаешь, ее никуда бы не отправили, но там династический брак намечается. И будущая свекровь уперлась - дескать, пусть девочка докажет, что она достойна имени Кеон. Бред, конечно. Но для Кеонов честь семьи - как красная тряпка для быка. Все грехи прадедушки отмаливают. Ну, , того - из истории магии. Помнишь, ты грыз учебник?
   Короче они и сами не рады. Мать сидит - такая вся строгая, прическа - волосок к волоску, а руки подрагивают, и перстни на пальцах все крутит.
   Ну, оставь ты в покое это яблоко, ты уже съел два. Лучше скажи, куда я засунул котелок. Кактус, ну почему у меня в мешке лежит плесневелый сыр? И зачем тебе эти хлебные корки? Вот только не надо рассказывать, что ты будешь их есть. Какой черный день? У тебя за десять лет даже серого не было, обжора.
   Это я сегодня позавтракать не успел, меня дернули на беседу. Нет, даже не угостили чаем. Сразу провели в кабинет. И вот, значит Ниора сидит, пальцы ломает. А сам Кеон - по комнате бродит, ковер протаптывает, и вещает - о доверии, которое они мне оказывают. Вот скажи, мне это их доверие надо? Делать мне больше мне нечего, таскаться по лесам. Мало я натаскался. Да оставь ты в покое чвырика. Я без тебя знаю, что они в городе не водятся. Да, без него меня бы обратно на кафедру не взяли. И что? Да, обязательно схожу и поставлю ему за это памятник. Конечно, бедный зверек весом в тонну, с ядовитым хвостом. Знаешь, обвал- не обвал, но крестьяне то вздохнули свободно.. А я и не говорил никогда, что их была стая и, что я их одной левой. Все, замолчи, достал ты меня с этим чвыриком. Я честно написал доклад. И кто виноват, что ему не дали ходу? Надо было встать на площади и кричать - люди, я не умею побеждать чвыриков? Важен результат.
   Замолчи, я сказал.
   Да какие приключения, какой артефакт? Они мне и маршрут уже нарисовали- от их поместья до летнего домика, от домика до озера, где у них небольшой замок, а оттуда через столицу обратно. Этакая лесная прогулочка.
   Кактус, зачем ты суешь в мой мешок эти сухари?
   Кто едет? Ты остаешься дома, на хозяйстве.
   Ну зачем тебе таскаться по лесам? Я вернусь через неделю. Ну, максимум через две. Кто будет купаться в озере? Ну, что ты выдумал. Где ты видел водоплавающих хомяков?
   Какие чвырики в озерах Плуто? Там и рыбу то всю уже съели... Кактус, ты же клялся, что никаких больше путешествий и приключений....
   Какой свидетель? Чего? Кто кого потащит к Алтарю? Да она младше моей Кати. Ты думаешь? Зачем я нужен дому Кеона, у него лучшие маги в родне. И любая кафедра готова отдать лучших магистров в их заповедные лаборатории.. Какой герой, ну, что ты привязался к этому чвырику. Думаешь, им в семье своих героев мало? Ладно, дуэнья бесхвостая, собирайся.
   В какой карман? Кактус, прекрати, ты порвешь куртку. Ну, какой карман тебя выдержит? Да, но это был десять лет назад, и ты был в десять раз меньше. Ты сошел с ума? Никаких клеток и вторых сумок. И так придется тащить девицу с ее поклажей. Все, выбирай - или капюшон старой куртки или остаешься дома.
   Как не вовремя эта поездка, столько дел надо успеет переделать, и еще к Кати забежать, посмотреть на внука, и Софии предупредить, что уезжаю.
   Ты случайно не знаешь, во сколько ее муж домой приходит? Надо, наверное, сначала зайти к ней, а уже потом к Кати...
   Ну что ты несешь? Причем тут соседская кошка. Вот расскажу Софии, с кем ты ее сравниваешь. И вовсе никакого сходства. Я забочусь, чтобы у женщины не был дома скандала. Да, мне бы тоже не понравилось если бы к моей жене ходил ее бывший муж...
   Стой! Зачем ты суешь котлеты в капюшон! Нам еще сегодня обедать и ужинать. Как ты еще не догадался туда суп залить. Кактус, прекрати! Так ведь и поедешь в мокром капюшоне.
   Так, ты вообще пробовал поднять куртку, тебя и те пять килограмм еды, который ты тащишь с собой? Хочешь, чтобы меня принимали за горбуна? Кактус, я тебе обещаю - ты не умрешь с голода.
  
   Империя Демо, город Лаборато.
   Особняк Президента "Демо-Банка" сиял огнями. Сегодня владелец крупнейшего в Империи банка давал роскошный прием. Попасть на него мечтали все представители деловых кругов (или, как их еще называли, олигархи), однако количество пригласительных билетов было ограничено. Казалось, даже на лицах карауливших у входа лакеев красовалась надпись "Только для избранных". Впрочем, лакеи Президента были вышколены настолько, что знали всех представителей высшего света в лицо, так что случайных гостей здесь не было.
   Наряды высшего общества отличались обилием красок. Все вошедшие в бальный зал в первую секунду непроизвольно прикрывали глаза при виде столь блестящего зрелища. Расшитые золотом алые мундиры офицеров Императорской армии чередовались с черными, серыми и даже лиловыми фраками олигархов. Дамы щеголяли в шелках и парче всевозможных расцветок - от более строгих тонов у солидных матрон до светло-пастельных у дебютанток. То тут, то там можно было заметить людей в мантиях - даже ученое сословие (за исключением хронических чудаков и домоседов) прибыло на прием, вытащив из гардеробов парадные одежды цвета своей Гильдии. Судя по их количеству, здесь была почти вся Академия Наук. Поговаривали, что позднее на прием пожалует кто-то из Императорской семьи.
   Анфилада залов на первом этаже особняка поражала роскошью. Злые языки тихонько шушукались, что большинство изысканных вещей было сделано в Плуто и попало к банкиру контрабандой. Впрочем, вряд ли кто-то из гостей осмелился бы произнести эту грязную клевету вслух - мстительный характер хозяина был всем хорошо известен.
   Поэтому сплетники удовлетворяли свою страсть, обсуждая другие, менее опасные темы. Главным источником сплетен, несомненно, был кружок старых дев и дам не первой молодости, не пользующихся вниманием со стороны противоположного пола и занявших глухую оборону в углу зала.
   Пока все остальные были заняты делом - молодежь танцевала, завзятые игроки с азартом метали карты по зеленому сукну, а особо именитые гости в кабинете хозяина вкушали дорогие напитки и рассматривали его коллекцию произведений искусства - скучающие дамы предавались своему любимому занятию. Они перемывали косточки всем отсутствующим, а главное - присутствующим особам. Все завсегдатаи высшего света знали, что желчь и злоба, источаемые этими милыми дамами, опаснее, чем яд гадюки, поэтому старались поддерживать с ними хорошие отношения, но инстинктивно держались от них подальше.
   Именно в этот опасный круг и направился худой мужчина чуть выше среднего роста около тридцати лет или немного старше. Он шел медленно, слегка прихрамывая и опираясь на трость с набалдашником в виде птичьей головы. Его природная некрасивость с лихвой искупалась элегантностью в подборе вечернего наряда, сочетавшего черную фрачную пару, белое кружево рубашки и жилет серебристо-жемчужного оттенка. Подойдя поближе, он приветливо улыбнулся, на что кружок мегер ответил ему повышенным радушием. Дамы приосанились, нацепили улыбки и приветствовали его как старого знакомого и близкого друга.
   -Дорогой Лэм, - промурлыкала дама с кудрями, напоминающими овечью шерсть, - как я рада вас видеть!
   -Лэри Фанни, - отточенным движением Лэм приложился к протянутой руке в белой перчатке, - вы сегодня великолепны. Впрочем, как всегда!
   Спустя несколько минут и несколько десятков подобных фраз даже впервые видевшая Лэма старая дева почувствовала на себе обаяние этого человека. Напор комплиментов, несколько искажающих действительность, но сопровождаемых таким искренним взглядом, явно растопил сердца всех присутствовавших дам.
   -Что же привело вас, Лэм, в наш забытый круг? - кокетливо проворковала Фанни.
   -Как что? - удивился Лэм. - Желание пообщаться с самыми осведомленными людьми столицы, знающими столько интересного! Не знаю, кто - как, но я получаю от общения с вами одно удовольствие.
   После таких слов дамы были готовы засыпать его новостями, однако опытная лэри Фанни опередила остальных.
   -Вы слышали о дочери лэра Драгон-Блю? - хорошо поставленным голосом начала Фанни. - Нет? Ну, что вы! Представьте, вчера в Пансионе Небесных Зябликов состоялся выпускной бал. А сегодня в полдень выпускницы были представлены Императрице в ее гостиной, что автоматически становится пропуском ко двору и в высший свет. Более того, именно сегодня Императрица должна была выбрать из числа выпускниц Пансиона одну девицу на вакантную должность фрейлины.
   Так вот, мне известно из Абсолютно Достоверных Источников, - лэри Фанни умела так произносить слова, что они казались написанными с заглавной буквы, - что лэр Драгон-Блю потратил огромные деньги на подкуп Директрисы Пансиона. Она должна была не только представить его дочь, но и рекомендовать ее Императрице как лучшую ученицу и наиболее подходящую кандидатуру на вакантную должность. Вы же понимаете, сколько бы не заплатил папочка, он останется в выигрыше, так как, в случае замужества, приданое фрейлинам дает Император. Я специально появилась сегодня у Ее Величества, чтобы посмотреть на эту девицу.
   И..., - Фанни сделала паузу, - я была разочарована. Оказывается, дочь лэра Драгон-Блю заболела и осталась дома. Какое невезение, потратить столько денег на взятки и все потерять из-за слабого здоровья девушки. Хотя... моя интуиция мне подсказывает, что все не так просто....
   Слушатели оценили умение рассказчицы делать паузы. За исключением толстой дамы, с трудом восседающей на хрупком стульчике с изогнутыми ножками и с завистью наблюдающей за успехом лэри Фанни.
   -Вы предполагаете, что девочка сбежала из дома? - проворчала она.
   -А почему бы и нет? - с задором ответила Фанни. - В свое время некоторые дебютантки появлялись в гостиной Императрицы даже при смерти. И затворничество этой девушки Очень Подозрительно. Даже Неслыханно. Более того, мне известно из других Абсолютно Достоверных Источников, что знаменитый сыщик Хэвлок Джонс сегодня утром покинул город в Неизвестном Направлении. Я думаю, что его наняли для поисков беглянки...
   -Дорогая Фанни, - со снисходительной улыбкой провозгласила толстая дама, - сразу видно, что вы не имеете доступа к Административным Кругам. Могу вам с уверенностью заявить, что Хэвлок Джонс получил секретное задание от Правительства Его Величества, - в произнесении слов с заглавной буквы толстая дама не уступала Фанни.
   Обменявшись сладкими улыбками, две заклятые подруги тут же обернулись к Лэму. Тот встрепенулся, как будто в этот самый момент задумался о чем-то другом, и внимательно оглядел своих собеседниц.
   -У меня есть подозрение, что болезнь этой девицы..., как вы сказали,... да, Драгон-Блю - неспроста, - начал Лэм. - Не прийти на прием к Императрице! Х-ммм, вы знаете, один из капитанов моей компании как-то рассказывал, что на Островах Мадеин есть странный вирус. Он называется ... м-м-мм ...да, публицистический лоботомит.
   Дамы про себя, по слогам повторили это странное название.
   -Эта болезнь, - продолжил свой рассказ Лэм, - поражает только членов высшего общества, так сказать, голубую кровь. У больных возникает чувство апатии, не хочется никого видеть, хочется запереться в четырех стенах. Увы, лекарство от этой болезни есть только на самих Островах Мадеин, и раздобыть его не просто. И если девица Драгон-Блю действительно заболела этой болезнью, и есть риск, что это превратится в эпидемию, то...
   -Становится понятно, какое Правительственное Задание получил Хэвлок Джонс! - догадалась толстая дама.
   -Я восхищен вашей прозорливостью, лэри Батильда, - склонился перед ней Лэм.
   -А вы слышали..., - начала очередную историю Фанни.
   Лэм отвернулся в сторону, внимательно разглядывая вновь прибывших.
   -Кого я вижу?! - с каким-то наигранным радушием подскочил к нему щеголеватый молодой человек со странными, словно выцветшими глазами.
   -Добрый вечер, Слай, - ответил Лэм.
   Но тот даже не обратил внимание на довольно холодную реакцию собеседника и продолжал говорить без умолку:
   -Когда мы в последний раз встречались? Ах, да, когда мы вместе гостили у этого чудака в поместье! Надо бы еще где-нибудь пересечься! Знаешь, меня тут пригласили на охоту, и мы прекрасно провели время. Да-а! И, кстати, как раз тебя вспоминали...
   Он хотел сказать что-то еще, но в этот самый момент во дворе прозвучали фанфары, возвещающие прибытие Императорской кареты. Оркестр захлебнулся на высокой ноте, танцующие пары смешались. Президент банка с красным от выпивки лицом выскочил из кабинета, натягивая на ходу фрак, и поспешил к парадному входу. Гости выстраивались в соответствии с рангом, готовясь к церемонии представления, и были настолько поглощены мелкими стычками о старшинстве, что ни на что другое не обращали никакого внимания.
   Воспользовавшись суматохой, Лэм пробрался за спинами взбудораженных гостей к задней двери, сунул стоящему там лакею ассигнацию и выскользнул на улицу.
  
   Подножье северных гор
   Она бежала без остановки почти пятнадцать часов и, когда небо окончательно потемнело, свалилась прямо на землю, под ближайшим подходящим деревом. Сил не было даже достать еду, не говоря уже о костре. Хорошо, что снег уже начал сходить. Выйди она из дома не в начале лета, а зимой, идти было бы намного сложнее. Пару раз вздохнув, Клиса мгновенно провалилась в сон.
   - Спит! Нет, ну надо же, спит! Амулеты не активировала, костер не развела, и спит, как дома. - Сначала снегура подумала, что ей снится этот ворчливый голос, но на третьей реплике пришлось открыть глаза.
   У разведенного кем-то костра сидела..., пожалуй, девушка. Со светло-русой косой, которая казалась очень длинной, даже когда лежала у неё, девушки, на коленях.
   - Ты кто? - Кли уселась и подозрительно уставилась на ночную гостью, пожалев, что и правда не активировала охранный амулет. - Ты что тут делаешь?
   - Мимо проходила, ага. А чего ты удивляешься? Думала, одна в лесу? - девушка пожала плечами, подкидывая в огонь пару веток.
   - Вот и проходила бы мимо, - Клиса во все глаза разглядывала странную... очень странную гостью. Судя по всему, она была простой человеческой девушкой. И её появление в ночном лесу в гордом одиночестве настораживало и без того подозрительную снегуру.
   - Ты тут полянку не купила, ага? Чего ворчишь? Познакомимся?
   Кли мрачно вздохнула. Манера изъясняться и вставлять странное 'ага' через каждое слово начала раздражать, но она и правда не купила эту полянку. И, пожалуй, была гостьей в этих лесах. Так что она, смирившись с неожиданной компанией, протянула руку и представилась:
   - Клиса Рихада. Снегура.
   - Снежка. Путешественница.
   - Момент знакомства будем считать законченным. Спасибо, что развела костер, и все такое. Ну путешествуешь ты одна по лесу. По ночам. Бывает. Я спать.
   - Ндя, вот и ладненько, что бывает, ага. А чего сразу спать-то? Давай уж поболтаем. Ты чего в лесу ночью делаешь? Ещё и спишь, как убитая.
   - Я в... в Магнолиум иду. - Клиса решила, что эта информация навредить ей не может, а девушка может что-то знать.
   - В Магнооолиум. Хороший город. Ты только не удивляйся, если в тебя там пальцами тыкать будут. Они не слишком любят тех, кто отличается от них самих.
   - Да мне, в общем-то, все равно, лишь бы пиками не тыкали. А то кожа-то не бронированная. - И девушки захохотали, окончательно разрядив ситуацию.
   - Ага, - Снежка поморщилась и насмешливо глянула на свою новую знакомую. - Я смотрю, ты - девушка не робкая и, наверное, умная. Так что я пойду, ага.
   - Куда пойдешь? - Кли удивленно уставилась на собеседницу, только теперь обратив внимание на её странную одежду. Отороченный белым мехом то ли плащ, то ли... то ли непонятно что.
   - Пойду я по своим делам, ага. И тебе пора. Светает уже.
   Нежданная гостья, перекинув косу через плечо, свернула за ближайшее дерево и словно растворилась в воздухе.
   - Хм... - Клиса почесала бровь, - что-то мне это не нравится. Уж больно мне кого-то напоминает эта девица.
   Но долго раздумывать у неё не было возможности, поэтому она резво забросила сумку на плечо и прыгнула на Тропу.
   - Странно, вроде не так много спала, а сил прибавилось, - она мотнула головой, с места сразу пускаясь в бег, - значит, поем вечером.
  
   Империя Демо, город Лаборато.
   Около десяти вечера Лэм, выйдя из спальни, прошел по коридору второго этажа и направился в левое крыло своего особняка. Он шел быстро, без помощи трости и даже не прихрамывал. Длинный бархатный халат практически волочился за ним по полу. Дойдя до одной из дверей, Лэм легонько постучал. Не дождавшись ответа, он повернул ручку и вошел в комнату, переполненную красивыми и дорогими безделушками. Рассеянный свет нескольких свечей под абажуром создавал в ней особо уютную атмосферу. Только большая кровать с невероятным количеством разнообразных подушек и тяжелым балдахином казалась еще более внушительной в сравнении с лежавшим на ней маленьким человечком.
   При звуке открывающейся двери человечек резким движением руки натянуло одеяло на голову.
   -Дядя! ...Фредди, ты спишь? - мягко произнес Лэм, делая вид, что ничего не замечает.
   -Я пытаюсь, - раздался из-под одеяла жалобный голос, - но мне так плохо одному...
   -Может, я все-таки вызову доктора Джека? - не сдержал улыбку Лэм.
   -Нет! - жесткий отказ ставил однозначный диагноз "симуляция", и оба собеседника это понимали. Чтобы скрыть замешательство, дядя поспешил вернуться к плачущим интонациям. - Лучше расскажи мне, что было на приеме у Президента?
   -Ничего особенного, Фредди. Побродил в толпе, выслушал несколько ничего не значащих сплетен. Все те же лица, все те же разговоры. Немного покрутился и сбежал - этого достаточно. Вот если бы я там совсем не появился, это выглядело бы странно.
   -Ах, ты не умеешь наслаждаться светской жизнью!
   -Увы, дядя, не умею. А ты отдыхай.
   -Ты ... заглянешь ко мне с утра? - как-то настороженно произнес голос из-под одеяла.
   -Куда я денусь? - ответил Лэм - Спокойной ночи.
   Лэм вышел из комнаты и осторожно прикрыл дверь. Ожидавший его слуга натренированным движением подхватил сброшенный домашний халат, под которым скрывался дорожный костюм.
   -Моя сумка уложена? - спокойно спросил Лэм.
   -Да, лэр, - отозвался слуга.
   -Принесешь ее в кабинет, мне осталось написать одно письмо.
   ***
   "Дорогой дядя.
   Когда ты будешь читать эти строки, я буду уже далеко. Сегодня мне сообщили по телеграфу, что интересующий меня человек движется по направлению к Пристенкам. Во всяком случае, приметы одного типа соответствуют описанию, которое я разослал телеграфом по приграничным городам и поселкам. Он избегает поездов, что не удивительно, и тем самым предоставляет мне шанс.
   Я успею на ночной экспресс до Пристенков, почти до самых Ворот. Прости, Фредди, но я должен разобраться с этим делом сам, пока этот человек не сбежал в Плуто. Впрочем, как это ни странно, но даже Санта-Болта - на моей стороне. Завтра - день Летней Смазки Ворот, великий праздник, во время которого через Ворота никого не пропускают. И этому человеку придется либо искать проводника и пробираться тропами контрабандистов, либо ждать еще один день, за который я до него и доберусь.
   Все инструкции, как скрыть мое отсутствие, я написал.
   Не переживай. Все будет хорошо, я обещаю.
   Любящий племянник"
   И далее следовала запутанная закорючка.
   Отбросив перо, Лэм обернулся к слуге, все это время безмолвно ожидавшему распоряжений.
   -Слушай внимательно, Джозеф, - Лэм был холоден и чеканил каждое слово. - Письмо для лэра Фредерика и прочие распоряжения - здесь на столе. Для всех, кроме тебя, дяди и доктора, я - заболел и никого к себе не подпускаю. Завтрак, обед и ужин в мою спальню - как полагается, приносишь ты. И съедать все будешь тоже ты. Впрочем, инструкции написаны подробно, включая и сумму гонорара за визиты доктора Джека, который будет меня "лечить".
   -Слушаюсь, лэр, - склонил голову слуга.
   -Придумывай все, что угодно, но никто из слуг или посторонних не должен войти в мою спальню или кабинет и понять, что меня там нет. Даже если с визитом приедет сам Император или Верховный Жрец Санта-Болты. Лэр Фредерик немного покапризничает, узнав про мой отъезд, но поможет тебе во всем.
   -Лэр, ... - набрался храбрости Джозеф, - могу ли я спросить?
   -О чем? - Лэм приподнял одну бровь.
   -Зачем вам ехать самому, да еще и в эти Пристенки? Обратитесь к властям. Или наймите лучшего частного сыщика, он быстрее разберется в ситуации.
   Щека хозяина как-то нервно дернулась, и слуга опустил глаза.
   -Джозеф ..., - температура голоса Лэма упала ниже отметки "абсолютный нуль", - я не собираюсь давать тебе отчет. Но, поскольку ты - единственный из слуг, на кого я могу положиться, постарайся понять. Во-первых, это - мое и только мое дело, и я сам хочу с ним справиться. Во-вторых, я просто не могу сейчас сидеть и ждать. В-третьих, вызывающее поведение этого человека свидетельствует о том, что у него есть покровитель в высших кругах. Следовательно, обращаться к властям бесполезно. Ну, а любого сыщика можно перекупить.
   -А Хэвлока Джонса? - с явным уважением к легендарной фигуре произнес слуга.
   -А его нет в городе, - злорадно произнес Лэм, - и мне это известно из Абсолютно Достоверных Источников.
  
   Пристенки
   Погожим летним утром юная представительница доблестного, но малоизученного племени малиновых пыжиков добросовестно занималась своей святой обязанностью: спала в кустах малины. Изредка она всхрапывала и сучила ногами - ей снился пожар, из которого удалось спастись только чудом..., несколько лет назад он чуть не сгубил пыжика, и ей пришлось использовать одно из возможных заклинаний. Как известно, пыжики могут применить колдовство только три раза в жизни и в самых крайних случаях...
   Сон у пыжика был чутким. При звуке приближающихся шагов она мигом подскочила и приготовилась внушительно рычать, чтоб отпугнуть возможного расхитителя ее богатства.
   Однако малина в этот день прохожему явно была не нужна.
   Притихнув, пыжик наблюдала, как человек растянулся на поляне перед кустами и устало закрыл глаза.
   Через некоторое время хранительница малины осмелела и подкралась к человеку. Откровенно говоря, он не был похож на всех, кого она видела раньше..., - очень бледная кожа и слегка синеватые губы настолько заинтриговали пыжика, что она кружила вокруг спящего незнакомца добрых пятнадцать минут, то так, то эдак, поворачивая голову и подозрительно принюхиваясь. От спящего чем-то невообразимо вкусно пахло, но чем - пыжик разобрать не могла...
   Еще несколько минут поисков - и обнаружился источник аромата. Мешок незнакомца источал сладостный запах, заставивший юную девицу совершенно потерять голову.
   Закопавшись с головой в недра мешка, пыжик обнаружила половину яблочного пирога, завернутую в чистую тряпицу. Запах был настолько дразнящим, что она совершенно забыла о негласном правиле - не воровать чужую пищу... Откусив от лакомства кусок, она задрожала от восторга и принялась уписывать его за обе щеки.
   Вскоре от пирога остались только крошки. Пыжик, сыто икая и поглаживая себя по набитому брюшку, почувствовала, что засыпает... и, не в силах сдвинуться с места, уснула в рюкзаке.
   На этот раз сон был крепким. Очень крепким...
   Пыжик не услышала ни как проснулся незнакомец, ни как закопал что-то в малиннике, ни как он подхватил рюкзак, ни как ушел куда-то очень далеко от родных кустов. Хранительница малины сладко посапывала на теплых вещах в глубине рюкзака и не знала, что ее ожидает совершенно новая жизнь...
  
   Республика Плуто. Лес, неподалеку от летней резиденции семьи Кеон.
   Горячие лучи полуденного солнышка пробивались сквозь кроны деревьев, рисуя на тропинке ажурные тени.
   Мэстрэ Дан уверенно шел впереди, даже для вида не оглядываясь на свою спутницу. Его эта прогулка явно не радовала, впрочем, как и саму девушку. Да еще папа настоял на путешествии пешком, будто специально стараясь испортить жизнь дочери.
   Будь Лика чуть хуже воспитана, она уже минут пятнадцать бы ныла, что устала, хочет пить и вообще - вернуться домой и закрыться в своей комнате с каким-нибудь романом. А ночью можно было бы пойти поплавать... Что может быть лучше ночных купаний, когда с неба улыбаются далекие-далекие звездочки, белый туман закрывает берега реки, и кажется, что ты одна в этом дымчато-призрачном мире.
   Но вот приходится идти куда-то по жаре за совершенно незнакомым человеком! Анликка тихо вздохнула, однако мэстрэ на этот раз обернулся:
   - Что-то случилось?
   - Благодарю вас, все отлично, - привычно отреагировала девушка.
   Маг кивнул с видом 'так я и поверил', потом достал карту и принялся внимательно изучать ее.
   - Тут совсем рядом ручей, - объявил Дан. - Там и остановимся на обед, если вы не возражаете, лэри.
   Лэри не возражала.
   - Ну вот, очень симпатичная полянка, - мэстрэ сбросил сумку на траву. - Лэри, я могу попросить вас набрать воды в этот котелок, пока я схожу за дровами?
   - А зачем нам костер в такую жару? - удивилась Лика, однако котелок взяла. Брезгливо, за дужку, двумя пальчиками.
   - Видите ли, заваривать травы в холодной воде немного неудобно...
   'Мог бы и нормально сказать, - почти обиделась Лика, спускаясь по глинистому бережку к воде. - Хм, а он вообще имел право посылать меня за водой?'
   - Я думаю, нормально мы поедим в трактире, - мэстрэ умело сложил принесенные ветки шалашиком. - А здесь обойдемся бутербродами.
   По дереву запрыгали язычки огня, а маг уже доставал из сумки продукты.
   - Ну вот, как подвиги совершать - так я, а обедать не зовут! - на плечо Дана взобрался очень крупный хомяк персикового цвета. Зверек деловито принюхивался. - Разрешите представиться, лэри, меня зовут Кактус. Я мог бы сказать - лэр Кактус, но по природе скромен и равнодушен к этим светским условностям.
   - Очень рада нашему знакомству, - пробормотала Лика, во все глаза разглядывая грызуна. - Простите, вы - хомяк?!
   - Именно. Не мышь, не крыса, не белка-летяга! А вы что-то имеете против хомяков? - Кактус насупился.
   - Да нет...
   Зверек выглядел таким забавным, что его хотелось немедленно погладить. С другой стороны - а вдруг ему не понравится?!
   - Так да или нет?!
   - Нет.
   - А что именно 'нет'? - продолжал выспрашивать Кактус. - Впрочем, ладно, давай решим, что ты любишь хомяков, и закончим на этом! Так, что тут у вас?
   Он ловко по рукаву спустился на землю и обнюхал разложенные продукты.
   - Это ваш фамилиар? - Анликка посмотрела на Дана с уважением.
   - Как посмотреть, - покачал головой мэстрэ.
   - Я его вечно спасаю, - пояснил хомяк. - Вот, например, сейчас под тем кустом сидят два сурка, явно нацелившиеся на вашу ветчину!
   - А разве сурки едят ветчину? - удивилась девушка.
   - Эти - точно едят!
   Голодающие грызуны виновато переглянулись и прыснули в разные стороны.
   - Подозрительные какие-то, - заметил Дан.
   - Точно говорю - на ветчину нацелились! - уперся Кактус.
   - Да нет, наверно это шпионские сурки Лилиан, - небрежно пояснила Лика. - Она любит все знать, вот и гоняет зверей.
   - О, вот и злобные враги обнаружились! - подпрыгнул хомяк. Девушка набралась смелости и погладила его по шерстке, в то же время объяснив:
   - Это не враг, это просто моя будущая свекровь. И я ей не нравлюсь.
   - Ну, я тоже много кому не нравлюсь! - утешил ее Кактус. - Дан, давай я пока посижу на коленях у девушки, она меня еще погладит, а ты приготовишь нам всем бутерброды?
   - И в первую очередь ты не нравишься мне, - пробурчал Дан, доставая нож. - Мэстрэ Дан - эксклюзивное обслуживание хомяков и учениц у костра.
   - Нет, а где мы тебе возьмем чвыриков? - невинно полюбопытствовал Кактус, поудобнее устраиваясь на коленях у Лики, - довольствуйся тем, что есть. В конце концов, накормить страждущих - тоже подвиг!
   Лика гладила разомлевшего хомяка и тихонько шептала ему:
   - Ну какой же ты Кактус? Кактусы не бывают такие пушистые... Ты Кактусик. Или просто Тусик...
   Дан посмотрел на довольную парочку и пробурчал:
   - Ешьте давайте и собирайтесь! Нам сегодня еще идти и идти.
   ***
   Сон пыжика оборвался резко. В тот момент, когда хозяину рюкзака что-то понадобилось в нем отыскать. Возможно, яблочный пирог, потому что рука шарила по рюкзаку долго и безуспешно. Сама же юная безобразница в это время пыталась сообразить, где оказалась и что происходит. В тот момент, когда контуры чего-то шарящего по мешку сформировались в крупную человеческую ладонь, пыжик поступила как любая уважающая себя девица - завизжала что было сил. Рука мгновенно исчезла, после чего рюкзак сильно тряхнуло - раз, другой, и пыжик вместе с его содержимым вывалилась на землю.
   Если бы хранительница малиновых кустов была писателем или хоть сколько-нибудь образованной личностью, она бы непременно сказала об этом моменте: 'события развивались стремительно'... Но пыжик писателем не была, и подобные мысли просто не могли придти в не обремененную лишними знаниями голову. В ней были другие мысли, аж целых две: 'Куда бежать?' и 'Что делать?'. Причем начать отвечать на вопросы пришлось с конца списка, ибо на девицу свалилось все содержимое рюкзака, сковав ее по рукам и ногам.
   Каким-то чудом выпутавшись из груды вещей, пыжик дала стрекача. Хозяин рюкзака некоторое время гнался за ней, но мелкая хранительница нырнула в орешник, пробежала еще немного и затаилась под поваленным и насквозь прогнившим деревом. Только там она обнаружила, что за ее маленький, аккуратный хвостик зацепилась какая-то непонятная штука... на длинном шнурке висело что-то незнакомое... неизвестное...
   Пыжик потрясла штукой в воздухе - та красиво заблестела... попробовала на зуб и... нацепила себе на шею.
   Откровенно говоря, побрякушка не слишком ее украсила, но пыжик, как женщина, хотела чувствовать себя красавицей. Поэтому она всегда следила, чтобы мох, растущий на ней, выглядел опрятно, и часто подолгу любовалась на свое отражение в ручье.
   Убедившись, что погони больше нет, пыжик выбралась из убежища и огляделась по сторонам. Местность, определенно, была незнакомой. Где находились родные малиновые кусты, сложно было даже предположить...
   Пыжик вздохнула и поплелась, куда глаза глядят...
   Вскоре места стали более проходимыми, появились тропинки... вообще, лес стал мельчать. А еще через некоторое время пыжик вышла к растущим в изобилии малиновым кустам. Увидев такой оазис, пыжик едва не запрыгала от восторга. Кинувшись к ним, она обнаружила, что малина на них вдвое крупней той, что она охраняла раньше! Такое плодородие могло ей только сниться!
   Пыжик не удержалась и сорвала одну из ягодок, чтоб попробовать. В следующий же момент она взмыла в воздух и замерла в полуметре над кустами, не в силах пошевелиться. Пыжика сковало не только неведомое заклятие, но и ужас - а что если она так и останется висеть над кустами, как нелепая птица? Что если некому будет ее спасти? Что если?... Ведь тогда придется использовать второе из трех отпущенных на ее долю чудес...
   Не успела пыжик как следует отчаяться, как до нее донеслись голоса... о чем-то спорили невдалеке человеческий мужчина и человеческая женщина...
   Пыжик вскинула голову и отчаянно заголосила. Спор замолк, и через минуту плененная девица увидела перед собой людей. Они сначала с интересом изучали висящую в воздухе хранительницу малины, а затем женщина настороженно спросила:
   - Мэстрэ, кто это?
   - Козявочка лесная, - буркнул тот, не сводя с пыжика внимательно прищуренных глаз. - Мелкая, но как видно, особо героическая... почти как мы...
   ***
   Малина была великолепной. Лика и не знала, что в лесу может расти такая огромная ягода. И сразу было видно, что эти алые, наполненные солнцем ягоды - сладкие...
   - Мэстрэ, давайте соберем малины собой, - предложила она. И сами поедим, и Тусика угостим.
   - Хомякам нельзя малину, - строго ответил Дан, с тоской оглядывай заросли. Он хорошо представлял, что если запустить подопечную в малину, то до места назначения они доберутся ой как нескоро. - У вас дома что, нет малины?
   -Конечно есть, - надула губ девушка, - но там она скучно лежит в вазочке . А тут можно есть прямо с куста.
   - С куста есть все равно нельзя, - заворчал Дан, - ягоду надо сначала тщательно промыть..
   Вдруг раздавшийся громкий вопль, заставил всех вздрогнуть, а хомяка, мирно задремавшего после еды, даже проснуться.
   Дан раздвинул кусты, и они с Ликой увидали странное лесное существо, висящее в воздухе. Оно походило на зайчонка, только вместо меха его лапки и голову покрывал светло-зеленый мох, а все остальное тело - листочки. Огромные желтые глаза на маленькой мордочке смотрели очень жалобно. Существо висело в воздухе и отчаянно голосило.
   - Мэстрэ, кто это?
   - Козявочка лесная, - буркнул маг, не сводя с пыжика внимательно прищуренных глаз. - Мелкая, но, как видно, особо героическая..., почти как мы...
   - Памажииииите! - взвыла героическая личность.
   - Дама в беде. - Кактус быстро забрался на плечо к магу и дернул его за ухо, - ну, чего ты стоишь, помоги девушке.
   - Памажите, - попросило существо охрипшим от крика голосом.
   - А как тебя зовут? - спросила Лика, пытаясь подойти поближе к пострадавшей, но Дан не пустил девочку. Он внимательно оглядел кусты малины и присвистнул.
   Существо растеряно замолкло.
   - Никак не зовут..., пыжик я...
   - А почему ты тут висишь?.
   -Кто-то тренировался в установке магических ловушек, - пояснил Дан. - Взгляни внимательней, обрати внимание на уплотнение, это - воздушный силок. Сгусток воздуха в виде петли. Причем, если я его развяжу..., ага, ее еще держит спутывающее заклятие. Это же надо так постараться. Интересно, на кого тут так тщательно готовили ловушку?
   - Не на меня, - пискнула козявка. - Я не местная.
   - А откуда вы, прелестная дама? - галантно поинтересовался хомяк.
   - Из Пристенков...
   - Я так и думал, - кивнул Дан, - такие козявки тут давно не встречались.
   - Вас можно называть Козявочкой? - Кактус попытался пройти по руке мага поближе к даме, но хозяин одернул зарвавшегося фамилиара.
   - Да погоди ты, ловелас. Видишь, дама крепко запуталась в силках, ее надо сперва освободить.
   - Самое время знакомиться, - хихикнул Кактус. - Пока дама в силках и не убежит.
   - Я и так не убегу, - умильно проговорила пыжик, - только освободите...
   - Я буду называть вас своей Козявочкой, - пафосно заявил Кактус.
   - Чего своей-то? Тогда уже лесной, - Дан что-то сосредоточенно просчитывал, осторожно поводя пальцами вдоль тела пыжика. Потом обернулся к Лике. - Тут сложная система противовесов. Что ты предпочитаешь - распутывать нити или держать пострадавшую?
   - Но я не умею, - девушка отшатнулась и испуганно посмотрела на спутника.
   - Это как? - удивился Дан, - ты не знаешь как распутывать магические петли? Берешь за кончик и распутываешь, ничего сложного... А я пока подержу даму, чтобы не упала.
   Пыжик, не могла ничего сказать - не то от удивления, что ее продолжительно называли дамой, не то от волнения
   - А вы не сможете? - Лика вопросительно посмотрела на мага.
   - Снять два заклинания сразу сложно, - нахмурился Дан. - А в чем проблема-то? Ты не хочешь помочь этому чуду? Думаешь, его надо тут оставит висеть?
   - Нет! - в один голос вскрикнули пыжик и девушка. И даже интонация у них была одинаково панической.
   - Тогда давай работать, - кивнул головой Дан.
   - Не бойся, я помогу, - хомяк проворно перепрыгнул на плечо Лики, заметно дрогнувшее под его весом. - Главное - спокойствие.
   - А ты умеешь колдовать? - поразилась Лика.
   - Чисто теоретически, - важно ответил Кактус. - С вами, магами, свяжешься, начнешь разбираться в магии.
   - Кактус, ты бы уж помолчал, маг-теоретик, - фыркнул Дан. - Не засоряй девочке мозги. Лика, решай - какую часть работы ты берешь на себя?
   Девушка немного испуганно уставилась на мага.. Потом решительно тряхнула головой и сказала:
   - Я буду держать.
   А потом, словно испугавшись собственной смелости, покосилась на Дана. Но маг невозмутимо кивнул и осторожно потянулся к невидимому силку.
   Лика посмотрела вниз, выбрала самый симпатичный лопух, закрыла, глаза, сосредоточилась...
   Лопушок как-то удивленно вытянулся, его листики на глазах стали крупнее и плотнее, а стебель раздался вширь и странными рывками начал расти.
   Лика приоткрыла глаза, посмотрела на лопух, перевела взгляд на Дана, который невозмутимо накручивал что-то невидимое себе на палец, и снова сосредоточилась на лопухе.
   Последний рывок оказался слишком мощным, плотный лист толкнул пыжика, и она подлетела вверх, словно от пинка.
   - Ой, улетаю, держите меня семеро..., - заверещала страдалица.
   - Санта-Болта, - дернулся маг и строго посмотрел на помощницу, - ты чего творишь?
   - Я нечаянно, - покраснела Лика и опустила голову, готовясь услышать привычное - отойди и не мешай. Но маг только покачал головой и вернулся к своему занятию.
   Через несколько минут пыжик вдруг почувствовала, что ее больше ничто не держит, и, не успев испугаться, упала на крепкий лист лопуха.
   - Ну, вот и все, - сказал Дан. - Свободна!
   Лика счастливо улыбнулся, посмотрела на мага, и увидела, что он ей подмигивает. Она взглянула на хомяка, который сидел на ее плече, словно имел на это право, покраснела и подмигнула в ответ.
   Новоназванная Козявочка опустилась на землю, с благодарностью глядя на освободивших ее людей. Как оказалось, от них миру бывал не только вред, но и польза... Хотелось как-то отблагодарить спасителей, но как и что она могла для них сделать, пыжик не знала. Она молча ковыряла лапкой землю и чуть-чуть виляла хвостиком...
   - Милая дама, - галантный хомяк спустился с плеча человеческой женщины на землю и с трудом встал на задние лапы, став таким образом выше пыжика. - Неужели, мы так и расстанемся? Не познакомившись ближе?
   - Нет уж, хватит, ловелас! - широкая рука человеческого мужчины подхватила и унесла хомяка в капюшон. - Оставь в покое Козявочку!
   - А вот мои отношения с дамами - это дело глубоко личное! - оскорбился хомяк. - Может именно Козявочку я ждал все свою сознательную жизнь?!
   - Какой же ты болтун, - возмутился маг, удерживая того в капюшоне. - У дамы своя личная жизнь и нам не надо ей мешать! Может ей домой надо...
   Услышав о доме, Козявочка жалобно всхлипнула и вцепилась в штанину человека.
   - Чего тебе? - удивленно посмотрел на нее маг, на мгновение выпустив из внимания хомяка. Тот скатился по складкам куртки на землю и плюхнулся рядом с ревущим пыжиком.
   - Козявочка, милая, что с вами? - запрыгал Кактус вокруг девицы. - Что же вы плачете, сударыня?
   - Доооооом мооооой, - прогудела Козявочка, размазывая слезы кулаком по мордочке. - Далекооооо...
   - Ну, это же не повод плакать, милая, - развел лапами хомяк. - Наш дом тоже далеко, но когда-нибудь мы туда вернемся... и вы вернетесь домой...
   - Я не знаю, где ооооон! - громче прежнего взвыла та и, уткнувшись носом в штанину мага, разразилась бурными рыданиями.
   Маг женские слезы не выносил. Даже если это были слезы малиновых пыжиков!
   - Как не знаешь? - попытался он отвлечь даму от рыданий.
   - А как же ты сюда попала? - подхватила человеческая женщина, опускаясь на корточки перед Козявочкой.
   И та, захлебываясь слезами, сбивчиво и запутанно рассказала свою историю. Из которой ее новые знакомые поняли только, что она уснула в чужом рюкзаке, а потом ее вытряхнули поблизости...
   - Экая вы любительница приключений! - кокетливо хихикнул хомяк.
   - Мэстрэ, пожалуйста, давайте поможем бедняжке! - посмотрела на мага Лика. - Нужно всего-лишь довести ее до Пристенков... нам ведь все равно по пути...
   - Как, по пути? - поразился тот. - С каких пор Пристенки на пути к озерам?
   - Нас невозможно сбить с пути, - захихикал Кактус, ненавязчиво сжимая лапой лапку Козявочки. - Нам все равно куда идти...
   - Мэстрэ, мы ведь можем туда добраться телепортом, - добавила человеческая женщина. - Быстро туда, погуляем немножко, а потом обратно... и вообще, - добавила она воодушевленно. - А вдруг артефакт в Пристенках? Ну, может же такое быть?
   Мужчина вздохнул, сраженный умоляющим взглядом трех пар глаз... Он осторожно положил сумку на траву, закрыл глаза, сосредоточился, и перед кустами малины воздух задрожал, словно внизу кто-то разжег большой костре, и в середине этого марева стала проявляться воронка телепорта. Сначала светлая, почти прозрачная, оно на глазах наливалось тяжестью, и через пару мгновения куст малины, в котором так недавно была поймана Козявочка, пропал, как в тумане. Маг открыл глаза, взял с травы сумку и кивнул Лике - прошу, мэстрэя.
   Девушка легко шагнула в воронку.. Маг подхватил онемевшую от страха Козявку и последовал за ней. В малиннике остался только жалобный крик пыжика:
   -Боюсяя!!!
   **********************************
   Пристенки
   Тай, не спеша, шла по тропинке. Это такое наслаждение - просто идти, а не следить за бегающими с сачками чудаками. Просто любоваться зеленью луга, росой на траве, а не присматривать за взрослыми людьми, ведущими себя, как дети малые. Сколько раз она ловила их, то на краю оврага, то на камнях ручья. В погоне за какой-то бабочкой они ничего вокруг себя не видят! Люди они, правда, хорошие, но странноватые, слегка. Или не слегка...Наверное, как все ученые, увлеченные своим делом. Вот уже не первый год Тай водила их в "поле" на отлов всяких бабочек, жучков, гусеничек. Лишь бы летало, ползало и прыгало. Только почему ЭТО называется "поле" - Тай так и не поняла. Водила она экспедиции все больше по лесам и полянам. На крестьянские поля не выпускала никогда, крестьяне - народ простой, и прибить могут за потраву посевов. Хотя, несмотря ни на что, подопечные ей нравились, потому что ходили все больше пешком, с сачком наперевес. Лошади - только вьючные, и никаких скачек, никакой охоты. Будет у нее время ягод набрать или грибов, и все на глазах. Так для всех хорошо, а то лес шуток не любит. В Пристенках - особенно.
   Хотя странные они, это ученые. Как-то, когда они очередной раз отловленный "материал" засыпали разными порошочками для сохранности, Тай рассказала им о специальных рамках. В них как бы два слоя воздуха натянуты. Между слоями кладется бабочка, к примеру, и все - полгода вози с собой, а она, как живая, и ни одна чешуйка не отвалится. Профессор их главный замялся и пояснил, что у них за Стеной, применение волшебства запрещено. Ну точно странные, странные! Как ученые могут не принимать новое, и ученые ли они после этого?
   Мысли Тай прервал переливчатый свист. Кто-то звал на помощь. Нет, с человеком было все в порядке, иначе свист был бы другой, но в чем-то помощь была нужна. Идя на свист, Тай быстро нашла поляну, затопленную водой из разлившегося ручья. В русле, заваленном камнями и веками, возился знакомый следопыт-лесовик, тихо ругаясь сквозь зубы.
   -Привет! - Тай сбросив с плеча поклажу, взялась за работу. - Это какому придурку не жаль было силушки и времени, чтобы так напакостить?!
   -Да, вот напарник мой пошел поглядеть по следам, - лесовик говорил с явной угрозой. - Догонит. Поглядит. И голову открутит. За такое шуткувание одни руки окрутить, поди, мало будет.
   Лесовик шлепал босыми ногами, сапоги лежали на сухом, чтобы не попортились от воды. А Тай, бродила по мелководью прямо в сандалиях, им-то ничего не сделается, проверено, а ноги не поранишь. Тай любила воду во всех ее проявлениях: льющуюся с небес, текущую в реке или плещущуюся в ванне. Причем температура воды особой роли при этом не играла. Да и мокрая одежда ей никогда не мешала. Так что, стирать одежду Тай предпочитала, купаясь в речке. И сушила прямо на себе. А что? Удобно и гладить не надо.
   На двойной свист-призыв подошла еще пара местных охотников. Этих Тай не знала. Мужики быстро сговорились, что ручей почистят сами. Бороться с мужским мнением о себе как о слабой женщине она давно уже перестала. Хотят заблуждаться? Жезл им в руки, а погремушку на шею! Сами, так сами. Хотя, как можно посчитать слабой женщину, на голову выше ростом всей собравшейся троицы?! И шире в плечах тоже. Наверное, из-за прически. Копна тонких косичек разной длины, собранная в высокий хвост, заканчивалась ниже лопаток. И если бы хозяйка не стригла их раз в полгода, то уже были бы ниже талии, а оно в лесу ни к чему. Тай помахала всем на прощание рукой, выслушала пожелания легких троп и ушла с легким сердцем.
   Шла, принюхиваясь, гроза будет, точно будет. Значит можно будет выйти под струи ливня и кувыркаться в них, как глупый детеныш росомахи. Но пока полыхает небесный огонь, и хлопают серые крылья гром-птицы, нужно прятаться в надежном приюте хвойника. В детстве отец любил читать им с братом старинные легенды. А им очень нравилось слушать забытые названия и слова.
   "Придется слегка побегать" - думала Тай. Затянула на груди и талии завязки "захребетника", так в шутку называл ее заплечный мешок брат. А то и оглянуться не успеешь, как набьет синяков на спине и ее окрестностях.
   Тай бежала уже пару часов, день давно повернул к вечеру, очень хотелось завернуть на небольшую поляну к ручью - слегка освежиться и попить. Громкий свист, означающий просьбу помощи, заставил притормозить.
   - Ну, что за пропасть, второй раз за день! - Тай заглянула на поляну, сама оставаясь скрытой стволом дерева. У ручья стояла невысокая темноволосая девушка. Кажется, она пыталась мыть посуду- котелок и две кружки. Судя по растерянности на девичьем лице, это была первая попытка в ее жизни. Что делает в лесу эта богатая девушка? Судя по стоимости ее зеленого наряда - очень богатая! Но додумать Тай не успела, за деревом, на которое она опиралась рукой, опять раздался громкий свист-призыв. Выйдя-таки на поляну, Тай обнаружила занимательную парочку. На расстеленном плаще лежал светловолосый мужчина и, закрыв глаза, делал вид, что спит. На его животе сидело нечто пухлое и самозабвенно свистело. Присмотревшись, Тай опознала в пухляке невероятно большого и толстого хомяка. Не открывая глаз, мужчина поднял руку и накрыл ею мордочку животного. Свист оборвался, а из-под ладони раздалось возмущенное бормотание.
   -Фамилиар, - поняла Тай. Мужчина поднял вторую руку и почесал пухляка за ушами. - Маг, - мысленно добавила Тай. Возвышаться над магом, изображая осадную башню, по крайней мере, глупо. Весьма! Тай села, скрестив ноги.
   - Ну-с, молодой человек, чем могу помочь? - вопрос был обращен к пухлику. - Привет! - Это относилось к вскочившему на ноги магу. Возмущенный визг летящего на землю хомяка прервался громким стуком и звуком "ХАК" - стукнулись при встрече головы спасателей, а "хак" сказал сам хомяк. Он хотел бы сказать еще многое. Но получилось только до предела выпучить глаза! Рука любимого хозяина крепко обхватила передние лапы и грудь. А рука незнакомой тетки задние лапы и пузо. Поймали, да так и застыли, удивленно глядя друг на друга, держась за ушибленные лбы.
   Заливистый девичий хохот нарушил немую сцену.
   -Тусика! Ой, Тусика пустите!- еле выговорила девушка. - Задавите!
   -ОЙ!! - прозвучало хором. Руки разжались, и многострадальный хомяк шлепнулся на землю, выдав при этом весьма цветистое ругательство.
   -ТУСИК?!- незнакомый маг удивленно смотрел на возмущающегося хомяка так, как будто видел его впервые. - Ты где такого набрался?!
   Но Тай забыла о хомяке. У потухшего костра, съежившись, сидел малиновый пыжик! Тай наклонилась и подхватила малышку в ладони.
   -Привет,- Тай погладила головку малышки кончиками пальцев.- А где же твой малинник?
   Пыжик часто заморгал глазками, явно собираясь расплакаться. И что-то быстро забормотал.
   - И тебе не стыдно? Взрослая девочка, - улыбнулась Тай. - Ну, конечно вкусный! Не знаешь, где малинник? Пристенки - они большие. Озеро, говоришь, длинное? А верба, разбитая молнией надвое, на берегу стоит? Наполовину сухая.
   Тай покивала и обернулась к магу.
   -Я знаю этот малинник. И могу вернуть пыжика домой.
   -Она откликается на имя Козявочка, - вмешалась девушка.- Меня зовут Лика, а это - мэстрэ Дан. И мы бы предпочли сами проводить Козявочку.
   -Тай, проводник. Сами - это хорошо, только вот гроза будет и лучше бы ее в приюте переждать... Малинник этой крошки как раз недалеко растет, - и обратилась уже к Козявочке.- Малина у тебя вкусная, да сладкая, хоть и не крупная, - Козявочка от похвалы распушила листики, а Тай повернулась к людям, и хомякам. - Гроза будет сильная, вам нужно обязательно найти укрытие. Можете идти со мной, но быстро.
   Маг внимательно посмотрел на Тай, опустил взгляд на руку, со спокойно сидящим на ладони пыжиком, и кивнул, принимая решение:
   - Быстро собираемся.
   Лика и Тусик радостно засуетились. Еще бы, заурядная прогулка по лесу становилась интересным приключением!
   Собирались недолго, только отдать Дану посуду, да по примеру мага подхватить на плечо малинового пыжика.
   - Как нам повезло, что мы вас встретили, - проговорила Лика, исподтишка разглядывая странную женщину. Особенно девушку заинтересовала прическа: косички разной длины, напоминали пышный султан. На первый взгляд волосы казались седыми, но на солнце ясно был виден стальной блеск. - Вы, наверно, здесь все леса знаете?
   - Вообще-то, это моя работа, - улыбнулась Тай, - я проводник. А в Пристенках нас Лесовиками еще называют.
   - А нас на полянке как нашли? - снова спросила девушка.
   - Да Тусик ваш художественным свистом занялся! - Тай погрозила пальцем хомяку. - А это условный свист "Прошу помочь". Вот сегодня днем меня позвали помочь ручей почистить. Кто-то камнями и ветками его так завалил, что он, бедный, целую поляну залил. Этим самым свистом позвали. А если человек в беду попал - другой свист. В Пристенках все это знают, и свистеть умеют как надо.
   - Я всегда знал, что я талантлив! - поклонился хомяк с плеча Дана. - Ведь если бы я не посвистел, мы бы с нашим проводником в жизни не познакомились!
   - И долго не нашли бы мой малинник! - пискнула Козявочка.
   - Что, возможно, было бы к лучшему, - снова заметил Кактус, а Лика спросила:
   - Скажите, Тай, до малинника нам еще долго идти?
   - Нет, не очень.- Тай посмотрела на небо и нахмурилась, - Поспешать нужно, что бы вернуть девочку домой и самим спрятаться. Я туда, собственно, и бежала, когда меня отвлек этот талант. - Она кивнула в сторону хомяка.
   - Никогда не была в лесу во время грозы! У нас в поместье, они вообще редко бывают. Только если дежурный маг-погодник их в сторону отвести не успеет, - пояснила Анликка, тоже изучая тучки. - Вот, значит, как они начинаются!
   - Сильная гроза - это опасно. Я предпочитаю переждать ее в надежном укрытии. А вот когда гроза уйдет, можно под ливнем побегать! - Тай зажмурилась в предвкушении, поняла что все готовы в путь и повернулась к тропе.
   Вскоре деревья расступились, открыв путешественникам заросшую малиной полянку. Ягод было много, но они были не такие крупные, как в малиннике с волшебной ловушкой.
   - Ой, дом! - обрадовалась Козявочка, спрыгивая на ближайший куст. - И листочки знакомые, и ягодки! Я дома!
   - Тогда до свидания, - развел руками Дан. - Мы рады, что сумели тебе помочь.
   - Как, а вы уже так и уйдете? - удивилась пыжик.
   - Нам в убежище добраться надо, - напомнила Тай. - Приходится торопиться!
   - Милая дама... Дан, ну поднеси же меня поближе! - хомяк с ладони хозяина поцеловал лапку Козявочки. -Как жаль, что мы так быстро расстаемся. Надеюсь на скорую встречу!
   - До свидания, - пыжик сорвала с веточки ягоду и целиком засунула ее в рот, чтобы никто не увидел, как ей грустно.
   А компания людей отправилась дальше.
   - Жалко, - вздохнула Лика. - Может, вернемся? Я ее в замок отнесу, пусть живет...
   - Поселить лесного пыжика в вазочке с садовой малиной? - скептически покачал головой Дан. - Не стоит, ей здесь лучше.
  
   Где-то в Пристенках.
   Темно-фиолетовая до черноты туча медленно ползла над лесом. Ее брюхо цеплялось за верхушки вековых хвойников. Последние полверсты пришлось бежать. Предгрозовой ветер нес пыль и сосновые иголки, когда Тай, наконец, остановилась перед хвойным гигантом. Нижние ветки, казалось, вросли в землю. Вверх поднимался конус непроницаемо-колючей стены. Решивший пробраться сквозь крону рисковал остаться не только без одежды. Дан насмешливо смотрел на проводника. Тай положила ладонь на колючую поверхность, погладила ее. Рука провалилась в хвою почти по локоть, на ней вздулись тонкие, но весьма внушительные мускулы, и в стене хвойника открылась узкая щель.
   - Давайте! - скомандовала Тай. - Проходите.
   Дан замер, недоверчиво вглядываясь в темноту.
   "Вот, поганец! - мысленно возмутилась женщина. - Мало того, что всю дорогу следил за мной, протирал спине дыру своим недоверчивым взглядом и думал при этом, что я ничего не вижу! Еще и на руки мои внимательно смотрел! Так и хотелось ногтями по камню протянуть, чтобы следы остались! И потом мило улыбнуться. По шире, чтобы обе пары клыков видно стало. Так теперь еще и застрял! Ну, все-е!!!"
   И Тай, подхватив под руку Лику, протолкнула ее в проход, нырнула следом сама и отпустила ветку-дверь. Ветка хлопнула, и мэстрэ Дан с Тусиком в капюшоне остался стоять перед стеной хвои. И тут же над их головами сверкнула белым ослепительным светом молния. От грохота грома заложило уши, а стена воды, рухнувшая на мага, попыталась промочить его насквозь. Но Дан успел выставить полог, накрыв себя и Тусика.
   -Тусик!!! Вот, чвырик меня забери, какое имя оказалось прилипчивое! - Выругался Дан. - Прекрати орать мне в ухо!!! Я оглохну!!! Сейчас я открою эту дверь! Ой, колется!!!
   Тай и Лика оказались в полной темноте. Пахло свежестью и хвоей.
   - Ты постой, детка, - проводник осторожно пошла вперед, - я сейчас зажгу лампу.
   - Подождите! Мне брат в дорогу светцов дал полную шкатулку, - девушка завозилась в темноте. - Вот она! Пять штук хватит?
   Под пологом приюта медленно всплывали вверх светящиеся теплым светом шарики. Тай и Лика замерли, задрав головы. Они даже не оглянулись на злого с оцарапанной рукой мэстрэ Дана. Впрочем, маг тоже забыл про руку.
   Тай много лет пряталась от непогоды в подобных приютах, но свет слабеньких ламп и костра не разгонял мрак вне круга света, а скорее, сгущал его. Тм еперь нерукотворное чудо сияло, освещенное волшебными огнями. Ветки, снизу вросшие в землю, поднимались вверх от земли локтей на тридцать. "Потолок" шатра, сплетенный из мелких веточек, как и гладкая колонна ствола, светились мягким зеленым светом. Казалось, они сделаны из полупрозрачного камня. И кривая самодельная полка, прислоненная к величественному стволу дерева, вызывала неловкость. На полке стояли жестяные банки, лежали свернутые вязаные одеяла. Большой глиняный кувшин с водой притулился рядом. В землю был вкопан плоский медный таз с остатками углей. Где-то снаружи гремел гром, и бесновалась гроза, а здесь были слышны только слабые отголоски.
   Тай опомнилась первой и занялась хозяйством. Вытащила заранее подготовленные дрова, разожгла костер и повесила котелок с водой на треногу. Светцы постепенно гасли, и все уселись у костра на разостланных одеялах.
   - Такого ни один из моих родственников явно не видел! - возбужденно сообщила Лика. - И костра в тазике не видел. Мэстрэ, а вы видели?
   - Нет, - маг задумчиво смотрел в огонь, - но весьма разумное решение: Это ваша выдумка, лэри?
   - Нет, это идея моего учителя. Хвоя вспыхивает легко и горит очень быстро, - женщина открыла банку и насыпала в закипевшую воду крупы. - Если можно, называйте меня Тай, я не люблю обращения "лэри". И, если вам не в тягость, пока мы в Пристенках, может, перейдем на ты? Если мы встретимся в других краях и других обличьях, вот тогда и станем разводить политесы. Хотя я не настаиваю.
   Дан внимательно посмотрел в глаза Тай и кивнул.
   - А что мы будем есть? - высказал животрепещущий вопрос Тусик. И как он ухитрился так долго молчать.
   - Кашу с мясом, - улыбнулась Тай.
   - И все?! - заныл хомяк.
   - А еще настой из трав и цветов, с малиной, - проводник вздохнула. - Как там Козявочка? Вот, глупая, нужно было с нами остаться. Такая гроза и ливень... Вот закончит греметь, обязательно схожу посмотрю.
   У костра на мгновение воцарилось молчание. От мысли о бедном пыжике, оставшемся под ливнем, даже Кактус потерял аппетит. Примерно на минуту. Но потом природа взяла свое, и хомяк зачавкал. Да так заразительно, что его примеру последовали и Дан, и Тай, и Лика. Потом хозяйка разлила в большие кружки душистый горячий настой лесных трав.
   - Ты, правда, собираешься идти в такой дождь в малинник? - удивился Дан.
   - Да, - Тай улыбнулась,- грозу я люблю наблюдать из укрытия. А под дождем побегать - удовольствие. Все равно утром пойду, так почему малышку не проведать? Хотя в ее жизни это явно не первая гроза...
   -А я не люблю воду, - признался Дан. - Столько дождей пришлось пережидать в горах под старым плащом, что предпочитаю смотреть на них из-под надежной крыши.
   -Эта - надежная, - кивнула проводница. - Побегать под дождем, приятно, но возвращаться лучше всего в места где сухо! Хотя всяко бывало, не всегда близко оказывался приют.
   - А он такой не один? - удивился маг - Кто их строил? Эх, как я зимой в горах мечтал о таком местечке...
   - Я знаю шесть, - Тай отпила из кружки, вздохнула, - вернее, мне их передал учитель. Его уже в живых нет. Стоят они вдоль Пристенков. Вот слежу за ними, пополняю припасы, дрова впрок заготавливаю, да мало ли что еще надо. Вот в этом кувшине вода может год стоять, а будет как свежая. И вообще тут, - женщина обвела рукой вокруг, - ничего не портится, не гниет. Приюты - они замечательные, зимой в мороз тут тепло, даже вода не замерзает. Волшебные деревья! Только в чужой приют попасть сложно, да и небезопасно бывает. Некоторые ловушки ставят. А в горах.... В горах тоже приюты есть, только они в пещерах чаще расположены. Там такие большие деревья не растут. А разве у вашего проводника на карте не были обозначены горные приюты?
   - Какой проводник? - влез в разговор Кактус, - Мы сами себе проводники. Мы все сами. Только вот где у вас тут кровати - сами найти не можем. Правда, Лика?
   Тай перевела взгляд на девочку. Та сидела прямо, старясь не заснуть, но глаза закрывались сами.
   - Ой, деточка, да тебе и впрямь пора спать, - встала хозяйка, - тут у меня место специальное есть для сна. И она повела девочку за собой. - Можешь загадать: 'На новом месте приснись жених невесте!'
   - Жених - пусть снится, - кивнула Лика, отчаянно зевая,- лишь бы не его мамочка!
   - И кто из нас ловелас? - строго спросил Кактус, стоило Тай уйти. - Ты чего тут глазами стреляешь? А еще про соседских кошек мне говорил. Упрекал что они не моей породы.... А сам-то? Не видишь, что ли, что это тоже не твоей породы женщина?
   - Вижу, - согласился маг. - И мне ужасно интересно, откуда она такая взялась. Так что прекрати свои домыслы, я просто изучаю обстановку.
   - Ню-ню, - скривился хомяк, - знаем мы это изучение. Пошел-ка я спать. А то ты изучать будешь до рассвета, а мне тебя сторожить?
   И хомяк отправился спать в самое теплое место - под бок к Лике.
   Тай вернулась костру, неся два одеяла, одно подала Дану, на втором удобно устроилась сама. И, заметив, что маг собирается о чем-то спросить, опередила его.
   - А что это Тусик все время чвыриков поминает? - проводница посмотрела на волшебника. - Что, мол, где он их найдет? Такие редкие звери?
   - К счастью, редкие, - скривился Дан. - Эта пакость обитает у подножия северных гор в болотах. Там болота странные - скалы торчат, а рядом такие глубины..., словно специально для чвыриков сделаны, чтобы им удобно было. Представь, туша ростом около трех саженей. Тупые твари с ядовитым хвостом и непомерным аппетитом. Жрут все, что увидят. Хорошо, хоть почти от своих болот не отходят и размножатся мало.... Но одна такая тварюга из своего болота выбралась поближе к людям, почти под горой поселилась. И повадилась к деревне ходить. А я как раз в тех краях работал - у меня задание было от университета. Обычным оружием чвырика завалить сложно. А тут маг.... Крестьяне и прибежали - дескать, помоги. А я о чвыриках ни сном, ни духом. Самое главное, что при таких размерах им мало что серьезно повредить может....
   - И как ты его? - сочувственно спросила Тай. - Трудно пришлось?
   - Ну, пару ребер и руку он мне сломал, - невесело улыбнулся Дан. - Но мне повезло - хвостом не достал.... А потом я запустил заклинание.... Промазал, но очень удачно, оно в гору попало, начался камнепад. Мне потом друг объяснил, что, в принципе, убить его я не мог, против них боевых магов посылают...
   -В таверне у матушки Хизер разный народ собирается, - Тай задумчиво посмотрела на мага. - Так вот, кое-кто клялся яйцами Санта-Болта, что один маг в предгорьях угробил целое стадо чвыриков! Их там десяток был! И каждый как харчевня матушки Хизер!
   Дан угрюмо кивнул.
   - Я когда отлежался и в себя пришел - тоже узнал про себя много нового и интерсного. И про стадо чвыриков, и про молнии из пальцев.... Сначала пытался объяснить, потом плюнул. А теперь уже и не докажешь, что мне просто повезло.
   Тай внимательно посмотрела на мага и улыбнулась.
   - Ладно, везучий маг, со своей удачей сам разбирайся. Слава - она штука прилипчивая. Но иногда полезная. А сейчас давай спать, а то поздно уже, а нам завтра в путь....
   Уже засыпая, Дан подумал, что хвоя в убежище пружинит, словно хороший матрас...
   *********************************************
   Козявочка проводила печальным взглядом уходящих людей. Кактус сидел на плече мага и махал ей лапой, пока они могли видеть друг друга... Отчего-то пыжику было очень грустно. Примерно так же, как когда знакомое семейство полевок подчистую слопал старый сыч... Нет, пожалуй, что даже еще более грустно.
   Козявочка тяжело вздохнула, сорвала себе еще одну ягоду и решила отправиться спать. Гроза ее не пугала - когда-то она очень удачно выбрала себе убежище, под старой корягой у кустов. Такое, что можно было не бояться ни дождя, ни посторонних глаз. Но сегодня вход в нору оказался завален прелой листвой, хвоей и свежей землей:
   Пыжик задумчиво почесала себя за ухом и попробовала разгрести завал. Поначалу работа шла легко, но вскоре Козявочка почуяла неладное - под мусором проглядывали очертания чего-то странного, неживого... и, что самое страшное, от непонятной штуки еле заметно, но несомненно исходил дух - у-у-у, этот дух Козявочка знала и недолюбливала. И боялась с детства, с тех пор, когда старшие пыжики пугали ее Хранителем Леса и Хозяином...
   И в этот момент грянул гром!
   Козявочка упала на землю, закрыв голову лапами, и истошно заверещала. Нахлынувшее ненастье показалось ей чем-то ужасным и карающим, вызванным этой чужой пугающей штуковиной. Хлынул ливень, крупные холодные капли застучали по спинке пыжика... Как бы не было ей страшно, но пришлось подниматься, чтоб не потонуть в собирающейся луже. Хранительница малины сорвала лист подорожника и, держа его над головой как зонтик, принялась бродить вокруг кустов. Путь в нору ей был перекрыт, и нужно было искать приют... Приют!
   Козявочка чуть не подпрыгнула. И чего она сразу не побежала за новыми знакомыми? Попробуй теперь доберись до приюта, по такой-то погоде... Ближайший приют Козявочка знала, но бежать ей, маленькой, до него пришлось долго. По пути она несколько раз падала, едва не захлебываясь в лужах и в массах льющей с небес воды: Конечно, это было не так страшно, как лесной пожар, но, когда она добралась до знакомых еловых ветвей, сил у нее почти не осталось...
   Пыжик устало облокотилась на ветки, закрывающие вход в приют, и они неожиданно легко разошлись, позволив ей укрыться от дождя.
   В приюте было темно и тихо, слышалось только ровное дыхание спящих людей, и Козявочка едва не расплакалась снова, от радости, что наконец-то не одна. И в следующую минуту услышала радостный шепот Кактуса:
   - Козявочка, милая! Вы вернулись!
   Хомяк подбежал к пыжику и продолжил:
   - А мы все так за вас переживали! Я глаз не мог сомкнуть! Козявочка, милая, да вы совсем замерзли! Да на вас лица нет!
   Козявочка, которой за день действительно выпало много испытаний, только и смогла, что кивнуть. Зубы выбивали барабанную дробь:
   - Сударыня, пойдемте за мной! - схватил ее за лапку хомяк. - У нас еще оставалась вода в котелке, она не должна была успеть остыть:
   Вода, точней остатки травяного отвара, действительно были еще теплыми.
   Козявочка погрузилась в него, насколько смогла, и принялась смывать налипшую на себя грязь. В это время Кактус, как истинный кавалер, принялся искать для дамы одеяло. Первым его порывом было отгрызть кусок от одеяла Тай, но у него был настолько мерзкий вкус, что эту затею Тусик оставил и вместо него вытащил из мешка мага чистую рубаху. К этому моменту Козявочка как раз закончила умываться и с благодарностью завернулась в предложенную одежду.
   - А теперь расскажите, что с вами случилось? - не выдержал Кактус.
   И Козявочка рассказала. И о странной круглой, как ветка, штуке, словно помеченной 'это мое!', что оказалась закопана у ее норки, и о ее возможном хозяине... Вернее, Хозяине. Даже припомнила все известные слухи о нем, что изредка, но все же до нее доходили...
   - О, Козявочка, - потрясенно прошептал хомяк. - Успокойтесь, дорогая, давайте больше не будем говорить об этой...штуке. А, если вы боитесь, вам не стоит оставаться с ней рядом...
   Кактус гордо выкатил грудь.
   - Я готов отныне защищать вас и предлагаю вам свой дом! Моя клетка всегда в вашем распоряжении!
   - А чего так далеко? - раздался вдруг в тишине сонный голос Тай. - И вообще... у вас в столице малина не растет: зато около таверны Хизер такие заросли, любо - дорого посмотреть.
   - Козявочка, согласны отправится с нами? - посмотрел на пыжика хомяк. Та часто-часто закивала.
   Кактус побежал к проводнице и что-то зашептал ей на ухо.
   - Обязательно предложу, - улыбнулась Тай. - Тут у нас в Пристенках есть что посмотреть, раз уж вы сюда попали. Когда вы еще увидите в славный городок Бэмц! Да и Козявочке надо помочь устроиться, вы же пообещали... Но все завтра. Давайте уже спать, недолго осталось, скоро рассвет...
  
   Пристенки. Центральный тракт.
   Увы, экспресс только назывался экспрессом. Лэм понял это, когда поезд остановился в пятый раз за сутки. Уже позади оставались и долгая дорога через степь, и проложенные в горах туннели. Они практически въехали в Пристенки! Ну, откуда взялось это дерево, так нагло свалившееся прямо на рельсы?
   Лэм с трудом сдерживал разрывающую его ярость. Все планы летели... барракуде под хвост, как любил выражаться покойный дед Бенедикт. Ведь если поезд не доберется до Ворот к рассвету, то ... 'все корабли уйдут неведомо куда'! (Тоже, кстати, любимая дедушкина песня!) А если серьезно, то с первыми лучами солнца жрецы проведут последнюю службу, праздник Летней Смазки закончится, и тот тип сбежит. Если уже не сбежал! Впрочем, поезд снова тронулся. Может, все-таки успеем?
  
   Гнусавый голос, произнесший: 'Ворота, конечная', был слаще музыки. Даже поезд, как показалось Лэму, остановившись, с облегчением вздохнул. Лэм подхватил трость и саквояж в левую руку, правой нащупал в кармане заряженный револьвер новейшего образца и выскочил на платформу.
   От платформы к Воротам вела довольно широкая дорога. Обогнув несколько стоявших на ней телег, ожидающих грузов, Лэм подошел поближе. Хотя ему уже приходилось бывать в Пристенках, но гораздо южнее, где были расположены поместья некоторых знакомых. Но ни на центральном тракте, ни возле Ворот он до сих пор никогда не был. И, разумеется, как истинно светский человек, никогда не бывал в Плуто. 'И не стоит туда идти!' - пробормотало благоразумие. - 'Нужно разобраться здесь'.
   В первый момент зрелище Ворот поразило Лэма. В лучах медленно восходящего солнца огромные (в три человеческих роста) Ворота представляли собой невероятно величественное зрелище. И только, присмотревшись, Лэм заметил явную несообразность.
   В соответствии с учением о Санта-Болте, Великий Бог разделил магию и науку, Плуто и Демо огромной незримой Стеной. И лишь недавно, где-то лет пятьдесят назад, были построены Ворота между двумя странами. Только Ворота были вполне видимыми, крепкими и надежными. Что в сочетании с невидимой Стеной несколько портило впечатление.
   Ворота были распахнуты настежь, и сердце Лэма испуганно екнуло. Однако он тут же успокоился, заметив, что люди все еще столпились у Ворот, внимая молитве. Конечно, при создании Ворот жрецы не упустили возможность поставить еще один храм. Именно оттуда и раздавалось песнопение, которое ветер разносил на многие километры вокруг.
   -Восславим Стену, разделяющую и уравновешивающую, - растягивал слова солист.
   -Воссла-а-вим! - подхватил хор.
   Где-то вдалеке раздался отголосок "-а-вим!" То ли старалось эхо, то ли где-то в другом храме затянули ту же самую молитву.
   -Восславим Единого и Великого Бога Санта-Болта, что Наблюдает и Разделяет!
   -Воссла-а-вим!
   Лэм внимательно огляделся. Таможенники, грузчики, бригада с поезда. А это кто? Вот же они! Справа от Ворот стояла толпа Первых Путников - тех, кто перейдет в Плуто сразу после праздника. Некоторые из них даже ночь провели в Храме. И чтобы они не сорвались с места раньше времени, рядом стояло несколько полицейских.
   -Восславим Его за то, что наблюдает Он за миром и знает тайные помыслы каждого.
   -Воссла-а-вим!
   Есть! Вот, похоже, и он. Стоит в толпе, в куртке и штанах грязно-зеленого цвета. Рядом с какой-то девицей, держащей на руках лысого серого кота. Лэм подошел поближе.
   -Восславим Его за то, что разделил Он навеки две страны и два учения, и людей по способностям их, и тайны мироздания, и дал каждому то, что ему надобно в жизни! - зачастил голос солиста.
   -Воссла-а-вим!
   Тип в зеленой куртке обернулся, встретился с ним взглядом, и Лэм вздрогнул. Эти безумные глаза желтоватого оттенка он узнал бы из тысячи.
   -И да пребудет над нами вовеки тень Стены! - солист закончил молитву, и вдалеке раздался удар гонга.
   Праздник окончился. Часть таможенников направилась к телегам с грузами, другие встали у ворот с ящиком для пошлины. Полицейские расступились, давая дорогу Первым Путникам. Тип в зеленом устремился вперед, расталкивая людей локтями и стараясь оторваться от Лэма. Вот он уже сунул входную плату таможенникам и нырнул в Ворота. Какая-то толстуха с корзинами перегородила дорогу, Лэм с трудом обогнул ее, затем девицу с котом и протянул таможеннику две монеты.
   Ворота остались позади. Лэм выбрался на аккуратную площадку, выложенную огромными каменными плитами. Слева от него возвышался величественный Единый храм или Храм Ворот, несколько аляповатое сооружение, на которое не пожалели ни позолоты, ни ярких красок. Справа была установлена огромная статуя Санта-Болта - яйцеобразного существа, сидящего на Стене. Причем Стена, почему-то, была видимой. Похоже, скульптор не сумел подвесить статую в воздухе, пришлось отступить от канона. Непорядок! А вдалеке виднелись другие Ворота, как понял Лэм, входные ворота в Плуто. Туда и спешили люди.
   Маленький жрец, стоящий в тени статуи, собирал пошлину. Лэм бросил положенную монету, однако жрец проворно ухватил его за рукав.
   -Сын мой, не хочешь ли ты помолиться в Храме о благополучии твоих дел? - гнусаво-просящим голосом протянул сборщик.
   Лэм слегка опешил от такой наглости. В столице жрецы вели себя гораздо скромнее.
   -По твоему лицу видно, что тебе необходимо очистить душу. Поднеси нашему Храму скромное пожертвование...
   Тип в зеленом уже подходил к противоположным Воротам. Статуя Санта-Болты ехидно улыбалась.
   -Не стоит беспокоиться, святой отец, - Лэм с усилием высвободил руку. - Мои дела пока не требуют божественного вмешательства так же, как мой рукав - вашего.
   Сборщик неодобрительно покачал головой ему вслед.
   -Что, - подошел к нему другой жрец, - этот тип не захотел помолиться?
   -Увы, - подмигнул ему сборщик, - он - отчаянный грешник. Вряд ли он в дальнейшем сможет провести через Ворота свои товары. Ну, что у нас на завтрак? А то после вчерашней трапезы с Первыми Путниками есть хочется вдвойне.
   Лэм припустился ко вторым Воротам. Благоразумие буквально кричало ему: 'Стой! Остановись! Зачем ты лезешь в это Плуто? Один в чужой стране, ничего как следует не продумав...' Но остановиться он не мог. Нетерпение и с трудом сдерживаемая ярость гнали его вперед.
   Проскочив через вторые Ворота, Лэм в первую секунду опешил. Почему-то ему казалось, что, попав в Плуто, он сразу почувствует что-то странное. Но... ничего подобного не было. Да, стоящая у ворот четверка была одета в необычные одежды и держала в руках какие-то палки с топорами. Но полиция - везде полиция, как бы она не называлась. Получив свою законную добычу, четверка перестала обращать на него внимание.
   -Поберегись! - мимо Лэма в Ворота въехала груженная какими-то мешками телега. Он отскочил и заметил интересную компанию.
   В стороне стояло несколько людей какого-то жуликоватого вида с явно дорогими браслетами на руках. У каждого из них на указательном пальце правой руки висело по колечку с ключиком, которое они крутили, не останавливаясь и одновременно приговаривая: "Телепорт, телепорт! Телепорт не желаете?"
   Тип в зеленом уже стоял возле одного из них, вываливая ему на ладонь целую кучу золотых монет и что-то бормоча вполголоса. Лэм попытался подойти поближе.... Но в этот момент из пальцев человека с ключом вырвался небольшой смерч, который полностью втянул в себя типа в зеленом. И тот исчез.
   'Вот и все' - пробормотало благоразумие.
   -Ну, уж нет, - возразил ему Лэм. - Все только начинается.
  
   Пристенки. Заповедный Лес
   Утро выдалось славное - как всегда после грозы. Форест неспешно и с огромным удовольствием обходил свои владения, любуясь чисто вымытым лесом. Конечно, следить за чистотой была его прямая обязанность, но чтоб устроить хорошую помывку, надо пол-дня упрашивать кого-нибудь из вирдов, а они... А что им Форест? Форест внизу, в лесу, а вирды махнули себе крыльями, и ищи ветра в небе. Что и говорить, недолюбливал хранитель этих зазнаек. Да и они его тоже. Особенно после последней ссоры... Тем приятнее было, что всю уборку на этот раз за него сделала сама Природа, а не какие-то вирды.
   Форест, хранитель Заповедного Леса, был стар, настолько стар, что даже ярко-зеленый прежде мох на его лице побелел, словно северный ягель. Однако за его неспешным размеренным шагом поспевала не всякая белка. Конечно, так он ходил не всегда, такая прогулка отнимала много сил - но поди-ка попробуй обойти Заповедный Лес за один день! Нет, он мог, конечно, оставить это старое замшелое тело и в один миг облететь весь лес духом... Но ведь тогда бы он не увидел всей той красоты, которую видят смертные глаза, не чуял бы этих сладостных запахов мокрой земли и хвои, не ощущал бы как пружинит под пятками вволю напившийся воды мох...
   Это была его слабость.
   Не мог он этим утром отказать себе и в еще одной слабости. Было в его владениях, у самой границы, одно загадочное местечко, где он любил бывать ну хотя бы раз в месяц. Росло там дерево, да не простое. Было оно едва ли не старше самого Фореста - огромный, в двенадцать обхватов дуб. Уже за одно это его можно было уважать, но была у дерева еще и одна тайна. Когда дерево было совсем еще молоденьким, проходил мимо человек, да такой растяпа, что обронил деревянный футляр. А футляр был непростой, весь изукрашенный, да запечатанный заклятием. Не размок он от дождей, не тронули его птицы, даже ветры и грозы не смогли ему повредить - так и застрял он в расщелине меж двух дубовых стволов. Сколько лет прошло с тех пор - неведомо, врос футляр в самую плоть дерева, да так и оставался там по сей день. Вот и любил Форест, когда время бывало, особливо на закате, посидеть подле дерева, поговорить с ним о днях давно минувших, да поломать голову, что же за тайна в том футляре спрятана...
   Вот и сегодня решил он навестить старого друга-дуба, но, подходя, вдруг услышал, как скрипит и стонет обиженно старое дерево.
   С хранителя леса мигом слетела вся утренняя благость.
   - Что с тобой, Дуб Косматыч? - подскочил он к дереву.
   Но дерево лишь громко и негодующе скрипело в ответ.
   Форест обошел его кругом, и то, что он увидел, поднядо в его душе такую волну гнева, что мелкие пыжики в страхе попрятались в норы. Грубой железкой кто-то безжалостно разворотил нутро старого дуба как раз в том месте, где был футляр. Был...
   - Да я...! Да он!.. Потерпи, Дуб Косматыч, да убери ты ветки, дай залечу!
   Дуб притих, лишь изредка постанывал, пока хозяин лечил его. Форест тоже умолк, но затишье это было обманчивым - он не обуздал свою ярость, он лишь возвел плотину, не давая этой волне до поры вырваться наружу, но ярость копилась в его душе с каждой минутой.
   Он закончил лечить дерево и произнес, глядя в небо:
   - Ну постой, доберусь я до тебя. Не будь я Форест - Хранитель Леса!
   И словно в ответ где-то вдали заворчал гром.
  
   Где-то в Пристенках
   Черные тучи быстро приближались со стороны Магнолиума. Наверное, столичные погодники снова перестарались при контроле климата. Совсем уже обнаглели! Второй день гроза! Хоть бы направление ветра учитывали, что ли! А то, как ни колдуют, всегда страдают Пристенки!
   Хотя с другой стороны, дождь - это даже хорошо. Он смывает все следы, так что для личностей, занимающихся не совсем легальным бизнесом, это может быть очень полезным. Кроме того, в плохую погоду на постоялых дворах собираются толпы путешественников, желающих погреться у огня. Они размякают в тепле и уюте и совсем не думают о том, что нужно крепче держаться за свои кошельки.
   Астра внимательно вгляделась в резво бегущую по небу черноту. Сегодня ночью снова будет гроза. Может, рискнуть и сунуться в какую-нибудь таверну? Кажется, недалеко отсюда есть одна, и сегодня там точно будет аншлаг... Правда, пробраться в таверну Хизер - не самая легкая задача, но погода на ее стороне, и можно рискнуть.
   Девочка ускорила шаг, по хорошо известным ей приметам различая притаившуюся в кустарнике браконьерскую тропку. Если поднажать, то она выйдет к постоялому двору еще до темноты и даже успеет немного осмотреться. А если совсем уж повезет, то можно будет даже успеть починить сумку - нитки вот-вот лопнут и весь скарб, нажитый непосильным трудом, того и гляди придется собирать по всему лесу.
   Вдруг за кустами раздался громкий треск, словно медведь продирался сквозь орешник, цепляясь за ветки густой шерстью. Астра хмыкнула. Нет, это, конечно, мог быть и медведь - они тут тоже водятся, но что-то ей подсказывало, что на этот раз в чащу забрел кто-то другой. Возможно, тихие ругательства, следовавшие за особо яростным треском веток. Девочка остановилась и выжидательно уставилась на кусты. Разумеется, она торопилась, но нужно же было узнать, кто это тут шастает...
   Из кустов показался молодой парень с огненно рыжей шевелюрой, из которой торчали листья и мелкие веточки. Выглядел он довольно раздраженно, а на щеке наливалась кровью свежая царапина - кто-то только что получил веткой по лицу.
   Увидев Астру, парень остановился, как вкопанный, так и забыв опустить руку, которой собирался вытащить из волос очередной сучок. Он явно не ожидал встретить кого-нибудь в этой глуши, да еще и в такой момент. Да еще и девушку.
   - Ты откуда здесь? Заблудилась? - выдавил парень. На веснушчатом лице отобразилась такая смесь эмоций, что Астра не могла бы с уверенностью сказать, чего там было больше - удивления, смущения или... сочувствия? Этот пенек деревенский ее еще пожалеть надумал? Вот идиот! Себя бы лучше пожалел! Смех, да и только.
   Давненько она не встречала таких вот правильных мальчиков. В Пристенках их днем с огнем не сыщешь. А этот... ну чего его понесло в лес на ночь глядя? Сидел бы дома, пас коров... или чем он там обычно занимается. Ему еще повезло, что нарвался на нее, а не банду Гонзы или еще каких отморозков. А Астра сегодня добрая - его она не тронет.
   - Ну что вы, - ответила Астра, ласково улыбаясь. - Я иду к своей больной бабушке, которая живет дальше к западу возле старого моста. У нее слабые ноги, и она почти не ходит. Нужно же проведать бедняжку. Пирожки там отнести и все такое...
   К концу своей речи девочка внутренне покатывалась от хохота, глядя на выражение лица рыжего. Поверил! Вот умора! И откуда только берутся такие лопухи? Этот малый точно не из Пристенков - ни один местный не купился бы на подобный бред. Да стоит только взглянуть на ее наряд - простой, но максимально удобный для выживания в лесу - и сразу все ясно. Хорошие девочки, любящие своих больных бабушек, такого не носят. Им больше подходят белые переднички и красные шапочки.
   Но рыжий явно не заметил подвоха. Сразу видно - он привык доверять людям и не ждет от них ничего плохого. По крайней мере, от девушек. А вот это зря. На такую легкую добычу здесь, в Пристенках, быстро найдется свой охотник.
   - А не боишься одна в лесу? Может тебя проводить? А то вдруг кто обидит...
   Парень говорил так просто и бесхитростно, что сразу становилось понятно - о том, чтоб самому стать "обидчиком" у него и мысли нет. Вот же свалился на голову провожатый! И чем разгневала всевидящего Санта-Болту бедная Дикая Астра? Сначала это чудо провожать просится, а потом еще захочет свечку подержать, когда она станет пробираться на постоялый двор?
   Астра изобразила свой самый строгий и подозрительный взгляд. Обычно под ним даже кристально честные люди начинали ерзать и нервничать. Но рыжий в ответ продолжал дружелюбно пялиться, словно и не с него спрос.
   - Мне мама не велела разговаривать с незнакомцами, - безапелляционно заявила Астра, подумав про себя, что ни разу и не соврала. Было такое когда-то... очень давно. - И уж тем более разрешать им провожать меня. Да еще и в лесу, в самой густой чаще. Откуда я знаю, что вы не маньяк? Может вы меня тут специально караулили! Так что нечего мне здесь! У меня своя дорога, у вас своя!
   И круто развернувшись, так что каблучки даже слегка зарылись во влажную после вчерашнего дождя землю, девушка решительно направилась дальше по тропе. В следующую секунду ее с силой дернуло назад за ремень сумки.
   'Ну, надо же! - изумилась про себя Астра. - Все-таки маньяк! Кто бы мог подумать!'
   Приготовившись дать нападавшему серьезный отпор, она резко развернулась, замахиваясь рукой... и недоуменно остановилась. Парень стоял на том же месте и изо всех сил старался не рассмеяться. Астра перевела взгляд на сумку и тут же поняла в чем дело - ремень зацепился за довольно толстую ветку и не давал хозяйке продолжить путь. Но самым плохим было не это. От рывка и без того подгнившие нитки натянулись, и в тот момент, когда девочка высвобождала ремень, лопнули окончательно. Содержимое сумки посыпалось на тропинку.
   - Ну, я гляжу, ты и впрямь бывалая путешественница, - смеясь, сказал парень, кивая на выпавший из сумки тяжелый охотничий нож. - А где ж пирожки-то для бабушки? По дороге, что ль, потеряла?
   Астра почувствовала острое желание изменить своим принципам и прибить таки этого идиота, не отходя от кассы. И место как раз подходящее - заныкал трупик в кусты, и никто не найдет. А если и надет... те, кто здесь ходят, к таким вещам относятся с пониманием. Мало ли, по какой нужде человеку понадобилось прилечь в орешнике... И если этот рыжий зубоскал не перестанет с таким интересом пялиться на ее профессиональный инвентарь, перспектива остаться здесь навсегда становится для него вполне реальной. Чтоб он провалился со своим любопытством и дурацкими вопросами! Чтоб ему со Стены упасть всмятку!
   Видимо выражение ее лица стало таким угрюмым, что рыжий сразу перестал улыбаться.
   - Давай починю, я быстро, честное слово, - сказал он, кивая на сумку и скидывая с плеч свой мешок.
   Астра колебалась, собирая с земли свои сокровища, пока странный парень доставал из мешка шило, бечевку и свечку.
   - Давай, - протянул руку рыжий, покончив с натиранием бечевки воском. - Да не бойся, не украду. Как тебя звать-то, путешественница?
   - А вот это тебя не касается, - буркнула Астра, добитая этим "не украду", и протянула ему несчастную сумку.
   - Ну и ладно, как скажешь, - улыбнулся парень. - А я Верт, хотя тебе до этого, похоже, тоже нет дела.
   В наступившей тишине Астра почти заворожено наблюдала, как ловко пальцы этого Верта управляются с бечевкой и шилом. Пять минут, и потертая сумка украсилась аккуратным прочным швом.
   Хм, очень даже неплохо. Девочка окинула парня оценивающим взглядом, заставив того снова покраснеть. Самый обычный парень, ничего особенного. Не красавец, но интересный, хотя и совсем не ее тип. Конечно, Астра не знала точно, что она имеет в виду под понятием 'ее тип', но уж точно не вот это... В памяти тут же всплыло загорелое лицо Янеса с яркими голубыми газами. Пришлось даже тряхнуть головой, чтобы отогнать неуместное видение.
   - Вот и все, - в очередной раз улыбнулся парень, - держи.
   Астра машинально взяла сумку, все еще думая о своем. Быстро побросав туда скарб, чтобы у рыжего не возникло желания снова задавать глупые вопросы, она нерешительно застыла. И что теперь? Поблагодарить? Все же сумку он ей починил, и довольно быстро. Но с другой стороны, они встретились в довольно неподходящий момент... А если это чудо в перьях только прикидывается таким лопухом, а на самом деле охотник за головами?
   Девочка бросила еще один взгляд на безмятежно улыбающегося Верта. Да нет, вроде не притворяется... Похоже, он действительно оказался здесь случайно, и вряд ли они еще когда-нибудь встретятся.
   - Спасибо, - выдавила Астра, нерешительно разворачиваясь. Что-то мешало ей уйти просто так, раствориться в лесной тени, как обычно, не оставляя следов. Вот же гадство! А все из-за этого помощничка, будь он неладен!
   - Подожди! - словно в ответ на ее мысли позвал рыжий. - Я еще спросить хотел... Ты вроде как бывалая путешественница, так может, подскажешь, далеко ли до Ворот? А то я все иду-иду и никак к ним выйти не могу...
   Девочка недоверчиво уставилась на собеседника. Он что, издевается? Он же как раз и шел со стороны Стены! Значит, либо прошел Ворота, как все законопослушные люди, либо обошел, как нормальный человек. То есть должен знать, что никакой Стены нет! Что ж ты, зараза, шутить надумал? Ну, так и мы шутить умеем!
   - Далеко, далеко, - с ухмылкой заявила Астра. - Еще пару дней идти, как минимум. И как раз на север. Так что топай себе!
   Парень кивнул, еще немного потоптался на месте, но, видя, что продолжать разговор девушка не собирается, поплелся к проплешине в орешнике. Астра посмотрела ему вслед, затем снова мельком взглянула на небо.
   - Эй, ты, как тебя там! - рыжий остановился на середине шага и обернулся. - Сегодня ночью будет сильная гроза. Советую тебе найти подходящее укрытие и переждать ее где-нибудь...
   - Спасибо за совет! - тепло улыбнулся парень и скрылся в орешнике.
   Астра проводила его взглядом и вздохнула. Ходят тут всякие! Отвлекают ее, бедную, от серьезных дел! А она, между прочем, торопится! Ей нужно добраться до таверны засветло!
   Через несколько минут орешник опустел. Прибежавшая на ужин белка подозрительно посмотрела на покачивающиеся ветки, но, не обнаружив опасности, с увлечением бросилась на поиски спелых орехов.
   ***
   Что грозы не миновать, было понятно и без подсказок юной путешественницы, но не обижать же девчонку. А потому, найдя первый же подходящий овражек, Верт принялся сооружать себе убежище из веток. Парень улыбнулся, припомнив подробности странной встречи. Непонятная девчонка. Волосы смешные такие - красные и торчат во все стороны. Цветок такой есть, по осени цветет...астра кажется. Красивая... Девчонка в смысле, а не астра. А глаза странные такие, сердтитые, настороженные. Может ее обидел кто? Да вроде нет, не выглядит она обиженной. Кто она? Сколько ей лет, что она путешествует по лесу совсем одна и почти без вещей?
   "Хе, а сам-то я" - усмехнулся парень, вспомнив, как он сам оказался в лесу один и почти без вещей. Он уютно устроился в своем убежище, а перед глазами всплыли во всех подробностях события последних двух дней...
   ***
   - Верт, да где ты пропал? Опять ты за свое! Ну что тебе до птиц энтих, летают себе, вот и пущай летают, а ты на земле стоишь, вот и займись земным делом! Глина сохнет, тебя только ждет.
   - Так прикрой ее мокрой тряпкой, никуда она не денется, - махнул рукой молодой рыжеволосый парень, - погоди немного, мне кажется, я вот-вот пойму...
   - Он учить меня еще вздумал, щенок! - взвился отец, - иди работать, кому говорю, пока розог не всыпал!
   Парень вздохнул, глянул еще раз на небо и поплелся в мастерскую. Нет, его не страшил отцовский гнев, хоть и рука у того была тяжелая, как и нрав, но удивительный миг, когда ему казалось, что он вот-вот поймет, как у птиц получается летать, был безнадежно испорчен.
  
   Верт был гончаром. Да не просто гончаром - потомственным, в пятом поколении. В свои девятнадцать он был уже справным мастером, и вполне мог бы жить своим домом и своим делом. Но отделяться не спешил. И дело было не в том даже, что знали-то, в общем, не его как мастера, а всю семью - горшки и кувшины, кружки и квасники с особой печатью на донышке "Терракот" раскупали на ярмарке мгновенно. А началась семейная слава с пра-прадеда, настоящего искусника глиняного ремесла, получившего в знак уважения от народа прозвище Терракот. А потом и его сын пошел по стопам отца, да тоже не бездарен оказался, и прозвише перешло к нему, а потом и вовсе стало фамилией рода и торговым именем их посуды.
   Что и говорить, юный Терракот гордился славой предков, да и сам многое умел. Но от мысли, что всю жинь ему предстоит ковыряться в глине, его с души воротило.
   Мысли его все возвращались к вольным крылатым созданиям, а руки привычно лепили и остатков глины разные забавные фигурки, пока старшие браться готовили к обжигу печь и первую партию горшков.
   - Ух ты, какая птица! - неожиданный возглас вдруг вырвал Верта из задумчивости. Он глянул на свои руки и обнаружил, что они, помимо его воли, слепили птицу, широко раскинувшую крылья. Вот на эту самую птичку и глядел с восторгом соседский пацаненок.
   - ЗдорОво, Кин. тебе чего? - улыбнулся Верт. Кин был славным малым, вмеру шебутным, смышленым и любопытным.
   - Да я это, за тобой забежал, там Корвин тебя зовет-недозовется, а я подумал, может ты не слышишь, как всегда.
   - Понятно, - кивнул гончар. - Я и правда не слышал. А что ему надо от меня?
   - А я почем знаю? - Надулся пацаненок. - Корвин мне не докладывается.
   - Ну ладно, ладно, выйду. Вот только с глиной закончу, пока не засохла, и выйду. Передашь? С меня свистулька.
   - Лады, передам, - просиял Кин, и уже с порога обернулся и еще раз глянул на птичку. - Красивая. А крылья не отвалятся?
   И, не дождавшись ответа, скрылся за дверью.
   - Отвалятся, - сказал со вздохом Верт пустому месту, - вот за что не люблю глину - летать она не умеет.
   - Ну что, принес? - заговорческим шепотом спросил Верт.
   Корвин кивнул и достал припрятанный под курткой сверток.
   - Сорок локтей, как договорились.
   - Спасибо, дружище! - срывающимся от волнения голосом произнес Верт, - Что я тебе должен?
   - Страшную тайну, - деланно-серьезным голосом ответил Корвин, - зачем тебе это надо?
   Рыжий парень оглянулся, убеждаясь, что никто не подсматривает, и мотнул головой, приглашая приятеля проследовать за ним.
   Приятели долго шли, а потом карабкались на самый высокий обрыв над озером.
   Там, в небольшой лощинке, был сооружен навес из веток и травы, а под навесом...
   - Ничего себе! - Корвин почесал затылок, оглядывая странного вида сооружение из тонких реек, похожее по форме на крылья птицы - это ты что же, сам все сделал?
   - Ага! - гордо ответил Верт. - Только вот ткань осталось прикрепить.
   И он развернул принесенное Корвином полотно тонкого и удивительно гладкого льна, какое умела ткать только его, Корвина, мать.
   - Поможешь?
   Корвин кивнул, и под руководством Верта, стал придерживать и натягивать ткань, пока приятель ее аккуратно прибивал к рейкам.
   - Рыж, а что это будет-то?- спросил он, когда половина всей ткани нашла свое место на рейках.
   - Как что? Раве не видно? Крыло, - улыбнулся Верт. - Да ты погоди немного, сейчас вот доделаем, я буду его испытывать.
   - Испытывать?! - ужаснулся Корвин, - ты что же, на нем полететь собрался?! Верт, ты ж разобьешься!
   - Ничего я не разобьюсь! Я полечу, как птица! - с вызовом ответил Верт, но было видно, что он и вам волнуется. Да и как не волноваться - виданное ли дело, человеку как птице летать?!
   Корвин насупился и замолчал. Верт тоже молчал, только молоток постукивал, прибивая к рейкам остатки ткани.
   - Темно уже, - как-то невпопад сказал Корвин, когда приятели закончили работу.
   - Темно, - согласился Верт. - испытания отложим до рассвета. Придешь?
   - Приду, - поколебавшись, кивнул Корвин.
   Рассвет выдался холодным и туамнным - верный признак жаркого дня. Верта колотила мелкая дрожь, то ли от холода и сырости, то ли от страха неведомого. Но назад пути уже не было. Он сложил в заплечный мешок еды на день да кой-какие инструменты - мало ли куда занесет его крыло и как повредится при посадке, надо суметь его починить если что - и отправился на свой заветный обрыв. Далеко внизу скрывалось в рассветной дымке озеро Вешнее, давшее название их селу - Вешенка. С обрыва родное село было как на ладони. Верт вглядывался в него, запоминая и без того знакомые домишки, поля, деревья... Вполне могло статься, что он видел его в последний раз в жизни.
   - Рыж! - окликнул его запыхавшийся Корвин, - не надо, а! Погоди! Убьешься ведь!
   Верт поглядел на друга и улыбнулся ему.
   - Это не важно. Лучше разбиться, но хоть раз взлететь, чем всю жизнь ковыряться в земле. Как прежде не будет, назад пути нет. И... Спасибо тебе, что пришел.
   И он решительно направился к навесу. Привязав покрепче мешок, Верт грудью лег на перекладину крыла, и что было сил побежал к обрыву. Водух ударил в крыло, сделав его неимоверно тяжелым, но все же Верту хватило сил разбежаться и, зажмурившись, оттолкнуться ногой от края обрыва под почти неслышное сквозь ветер "СТО-ОЙ!".
   И в тот же миг ветер подхватил его и дернул вверх, и Верту послышался чей-то звонкий заливистый смех прямо над ухом, а потом он все же осмелился открыть глаза... Родной деревни видно не было, вместо нее был лес, и лес этот стремительно приближался к Верту. Ткань крыла трещала и расползалась, не выдерживая напора воздуха, несколько реек с треском сломались, от чего падение только ускорилось. Однако, крыло, так старательно сделанное Вертом, не дало ему разбиться - оно зацепилось за два дерева, и Верт повис прямо между ними, а потом без сил сполз на землю.
   Все тело била дрожь, а сверху вдруг снова послышался смех. Парень завертел головой, пытаясь понять, кто смеется, но увидел лишь, как качнулась ветка.
   Верт не понимал, где он оказался, и главное, КАК он там оказался, ведь прошло всего несколько минут, он не мог улететь так далеко, он должен был свалиться где-то около деревни, однако лес был совсем незнакомым.
   Парень сел прямо на мох, достал краюху и сыр, и принялся думать, что делать дальше. Домой? Не-ет, дома делать нечего, после такого позора останется только всю жизнь горшки лепить. Как он Корвину Сказал? Как прежде не будет, назад пути нет. Да и где он, этот дом? Куда ж его все-таки забросило? Видать, наказали его небесные создания а то, что хотел он им уподобиться. Ну что ж, значит, вперед. Интересно только, вперед - это куда? Он глянул на солнце - оно только-только всходило. Летел он на север. Значит и топать дальше надо на север, а там - будь что будет.
   "А там, на севере, ведь страна Плуто, - неожиданно для себя подумал Верт. - Там маги всякие чудеса делают. Может быть, они умеют летать?"
   И, отряхнув с коленей крошки, Верт бодро зашагал на север.
   ***
   Раскат грома и первые капли заставили Верта вернуться в реальность - он даже головой тряхнул, отгоняя недавние воспонимания. Верт торопливо бросил на "крышу" последнюю порцию лапника и полез внутрь. Вчерашний день остался в прошлом. Затвра - оно наступит завтра... А сегодня оставалось лишь подсунуть свернутый мешок под щеку и спать под шум грозы.
   Веки смежались сами собой, и уже проваливаясь в сон, Верт вдруг подумал с досадой:"Эх, а свистульку-то я Кину так и не сделал..."
   ***
   Утром путников разбудил запах пекущейся на углях рыбы. Ветки у входа были приподняты, и в убежище лился солнечный свет. Тай в мокрой рубахе, с мокрыми косичками, колдовала у костра.
   - Вставайте, соньки-лежебоки!!! - Тай весело рассмеялась, - Дан твоя рубаха скоро высохнет.
   - Моя рубаха? - Дан недоуменно уставился на проводницу,- А что с ней случилось?
   - С ней случилась Козявочка, - Тай указала на сладко спящую (или притворяющуюся таковой) парочку, - Тусик - такой галантный кавалер! Помог даме помыться и привести себя в порядок. Правда, мылась она в остатках нашего чая, а вытиралась твоей рубахой! Белой такой, шелковой!
   - Кактус!!! - Дан вскочил на ноги, - Кто тебе позволил копаться в моих вещах?!
   - Ну что ты раскричался?! - Хомяк недовольно потянулся. - Тебе же уже сказали, что скоро высохнет! А ты своим криком мою даму испугаешь! Никакого воспитания...
   Козявочка и правда нервно приглаживала листочки и поглядывала на Тай.
   Дан укоризненно посмотрел на хомяка.
   - Всегда подозревал, что слово 'фамилиар' произошло от слова 'фамильярность'
   - Ну что ты, - хмыкнул Кактус, - все было вовсе даже наоборот.
   Маг только рукой махнул.
   - Лика, ты просыпаться думаешь? - крикнула Тай.
   - Уже,- заспанная девушка подошла к костру. - Такая гадость снилась, как будто кто-то попортил огромный дуб. А матушка моего жениха обвинила во всем меня и устроила допрос с пристрастием!
   - И правильно, нечего деревья портить, - улыбнулась проводница. - А ну, бегом умываться! Вода в озере как парное молоко!
   - А мне и правда можно с вами идти в малинник к матушке Хизер? - робко спросила козявочка, глядя вслед магу и девушке.
   - Конечно. У нее большой малинник, и в порядок его привести давно пора. - Проводница погладила по головке пыжика.
   После завтрака было решено идти на постоялый двор. Поскольку спешить было особо некуда, заворачивали во все малинники по дороге. В тенечке устроили обеденный привал.
   - Грозы начались. - Тай лежала на траве. - Теперь почти каждую ночь греметь может.
   - И надолго? - Дан был явно озабочен. - Я совсем не знаю климата Пристенков. Да и обычаев тоже. Ты, кстати, как рыбу поймала?
   - Может неделю, а может и всего пару дней. По-разному бывает. - Проводница приоткрыла один глаз, - А рыбу я не ловила, а скорей подралась из-за нее. - Она хихикнула.
   - Подралась?! - Лика и Тусик вытаращили глаза. - Ты что, рыбака ограбила?
   - Ну почти. - Тай улыбнулась. - Иногда молния бьет в воду. И рыба всплывает кверху брюхом. Какая отходит, а какая совсем. Вот сегодня большие рыбы всплыли. Только мне пришлось наперегонки с орланом их подбирать. Он, поганец, одну унес в когтях. Я с берега видела. Пока доплыла, он за второй явился!!! И злился - чуть по голове клювом не получила. Вовремя нырнула.
   - Ну вот, - почти обиженно насупилась Лика, - а я такое проспала...
   ***
   - Олаф! Вста-а-вай! - за дверью раздался резкий хлопок и в каморке под крышей загорелся светильник. Свет и возглас разбудили подростка, спавшего на низком топчане. Олаф потянулся, прислушиваясь к звукам за дверью, и привычно ничего не услышал. Ни шороха, ни скрипа ступенек - хозяйка Хизер всегда двигалась на удивление беззвучно.
   Парень сел, и, нашарив рубаху и штаны, стал одеваться. За окном было еще совсем темно.
   Олаф вышел на верхнюю площадку винтовой лестницы и, вместо того, чтобы спуститься по ступеням, махнул через перила и мягко приземлился на каменные плиты первого этажа, прямо у закрытой двери в пристройку. Олаф помедлил минуту, решая, что сделать сначала - умыться или разжечь огонь в кухонном очаге. И шагнул в темную кухню. За то время, что он прожил в таверне, Олаф научился ходить по дому и в полной темноте. Вот и сейчас он быстро подошел сначала к очагу, и через мгновенье в нем заплясал огонь, затем к большой плите, на краю которой высился огромный котел для воды. Дрова в топке были сложены еще с вечера, и через минуту весело запылали. Олаф прикоснулся к котлу и попытался сдвинуть его .
   - Не трогай! - тут же прозвучал спокойный голос Хизер. Дверь в её конторку была приоткрыта. - Иди лучше умойся. И ты опять не обулся!
   Олафу пришлось топать наверх, в свою каморку, и натягивать сапоги. Не то чтобы он не любил их, просто ему была привычнее другая обувь - мягкие кожаные поршени, в которых так легко ходить по лесу и лазить по скалам. Городская же обувка была слишком твердой и шумной.
   В купальне Олаф быстро умылся чуть теплой водой и посмотрелся в зеркало. Там отразилась заспаная физиономия, со светлыми глазами и всклокоченными белыми волосами.
   - Олаф! Иди сюда! Завтракать!
   Вот ведь удивительно! Хизер никогда не кричала, она даже не повышала голоса - но слышно её было всегда и везде.
   В кухне уже вовсю кипела работа - у плиты, столов толпились кухарки и помошники, стучали ножи, на плите кастрюльки и котелки исходили паром, на большом столе повар месил сдобное тесто.
   Олаф получил у кухарки миску с кашей и большой ломоть хлеба.
   - Чай нальёшь сам! - кухарка вернулась к столу и через миг быстро застучала ножом, кроша огромный кочан капусты.
   Олаф пристроился у очага и стал есть, наблюдая за кухонной суетой. Дальше день покатилсся по привычному пути - Олаф бегал то на кухню - нужно было следить за огнем в очаге и плите, - то на конюшню, - убирал посуду со столов, таскал тюки и свертки постояльцев. Короче, все шло как всегда.
   После обеда Олафа позвала Хизер. Парень привычно рванул на зов и обнаружил хозяйку у двери в пристройку. Это было единственное помещение в доме, в котором Олаф еще ни разу не бывал. Хозяйка зашла в комнату и поманила Олафа за собой. В пристройке оказались две большие комнаты и маленькая купальня.
   - Приберись здесь, - Хизер провела пальцем по столу в центре комнаты, на нем тонким слоем лежал слой пыли. - Только по шкафам и сундукам не лазь. И окна помой, а то за пылью и света не видно.
   Хозяйка тихо развернулась и исчезла за дверью. В комнатах действительно было пыльно, и Олафу понадобилось немало времени, чтобы вычистить и протереть все в двух комнатах и купальне. Окна он оставил напоследок, уж очень ему нравилось их мыть. Олафа поражало стекло - такое тонкое и твердое. И когда исчезали пыльные разводы, оно становилось совсем прозрачным, невидимым.
   Олаф протирал последнее окно, когда увидел, как через двор таверны проходит удивительная компания: высокий мужчина, окруженный четким овалом синего света, тоненькая девушка в золотистом ореоле и самая удивительная женщина из всех, кого Олаф видел за последние полгода. И эта компания двигалась прямиком к малиннику. Олафа поразило то, как встретила всегда суровая Хизер высокую женщину со странной прической. Это была удивительная картина!
   *******************************************************************
   Солнце жарило немилосердно, когда путники вошли на постоялый двор матушки Хизер. Хозяйка, увидев входящих, поспешила навстречу.
   -Хизер! Как я рада тебя видеть!! - Тай подхватила стройную, невысокую женщину и закружила ее.
   - Поставь на место! Кому говорят! - Хизер делала вид что сердится, но ее глаза смеялись, - вот уже каланча пожарная вымахала!! Я тоже рада, что ты пришла. Хоть найденыша своего приструнишь! Он на кур охотиться повадился. На соседских.
   - Умница! Свои - это святое!!! - смеялась Тай - Он уже подрос, так что заберу с собой в лес.
   - Ммм ...,- вдруг замялась хозяйка, - Мой Варис с ним не разлей вода... Вот и сейчас в лес вместе пошли.
   - А я тебе еще одного найденыша принесла. Вот. - И Тай указала на пыжика. - Прошу любить и жаловать, Козявочка,
   - Пыжик! Малиновый! - Хизер всплеснула руками, - Ко мне в малину?! Вот спасибо, вот уважили. Теперь малина у меня будет самая сладкая в округе...
   - Мы с Ликой ее в малину отнесем, на задний двор. А это мэстрэ Дан, его оставляем на твое попечение.
   И девушки ушли знакомить Козявочку с ее новым домом.
   - Окна моих комнат выходят прямо на твой малинник, - успокаивала Тай Козявочку. - А малина у Хизер и так сладкая.
   Тусик попытался рвануть за своей дамой сердца, но был безжалостно отловлен хозяином.
   - Благодарю за гостеприимство, лэри, - поприветствовал Дан хозяйку. Женщина обернулась. Только, что с Тай обнималась и смеялась милая простая женщина, а к нему повернулась высокородная суровая и полная достоинства дама.
   *********************************
   'Все-таки железная дорога - это явный прогресс,' - рассуждал про себя Лэм. Нанятый им 'экипаж' - старую телегу, груженную какими-то мешками - трясло на каждой ямке. Центральный тракт хоть и был неплохо накатан, но находился в далеко не идеальном состоянии. Чем, правда, мало отличался от имперских дорог, так что Лэм особо не обращал внимания на неудобства, а сосредоточился на главном - что делать дальше.
   'Итак, этот тип сбежал, воспользовавшись 'телепортацией'. Слышал я об этой способности магов, но видел впервые. Впечатляет.... Так что, куда он отправился, я не знаю, и шанс его найти в этой стране - мизерный. Но пока он есть, нужно действовать.
   Впрочем, есть одна зацепка. Раз этот тип действует на территории Империи - он должен быть более-менее знаком с реалиями нашей жизни. Так что живет он, скорее всего, где-то неподалеку от границы, в Пристенках. Что сужает круг поисков.
   Поэтому я остаюсь в Плуто. Точка. Хотя бы на некоторое время. Решение принято, остается только продумать план действий. Пункт первый, нанять экипаж до ближайшего города ... по средствам. Выполнено. А, кстати...'
   -Любезный, простите за назойливость, как, вы говорите, называется этот город, куда вы согласились меня подбросить?
   -Бэмц!
   -Что - бэмц, простите?
   -Город называется Бэмц.
   -Да? Спасибо....
   'Ну..., Бэмц - так Бэмц, выбирать не приходится. Да, на территории Империи мне достаточно было просто представиться, одного имени хватило бы, чтобы этого типа задержали... хотя бы до выяснения обстоятельств. Но он успел ускользнуть. Теперь я - на его территории.
   И нужно вести себя вдвойне осмотрительно и расчетливо. Так что, пункт второй - деньги. Переход в Плуто я, увы, заранее не предусмотрел, в кошельке, в основном, - ассигнации, которые, как известно любому олигарху, в Плуто пока не принимают, предпочитают металл. Нет, пару десятков серебряных и пару золотых монет в кармане завалялось, но этого хватит только на скромную жизнь. Можно, конечно, обменять ассигнации на монеты или воспользоваться чековой книжкой "Демо-Банка", но для этого нужно попасть в более-менее крупный город. Этот Бэмц для таких дел вряд ли подойдет. Но попытаться стоит'.
   'Экипаж' тряхнуло сильнее. Лэм поморщился, но тут же выбросил это из головы и полез в дорожный несессер.
   'Было бы достаточно денег, можно было попробовать расспросить 'телепортиста', но этот тип отвалил ему столько, что перекупить его не представлялось возможным.
   Значит, играть придется по-другому. Деньги будем экономить. А, заодно, скроем, кто я. Потому что олигарх и вдруг без денег - нонсенс. Поэтому полное имя отправляем в небытие. Значит, футляр с визитными карточками и чековую книжку - в потайной карман несессера - они пока не нужны'.
   Лэм внимательно огляделся по сторонам. Дорогу с обеих сторон окружали высокие сосны, от которых веяло какой-то умиротворяющей прохладой, так необходимой в этот жаркий день.
   'Вот мы и подошли к третьему пункту. Самое плохое, что я об этой стране почти ничего не знаю. В детстве дед делал основной упор на изучении Южных морей, вдалбливая в мою голову каждое течение на пути, каждую бухту островов Мадеин. А здесь, в этом незнакомом мире, я - как рыба, выброшенная на берег, валяюсь на старой телеге и только хлопаю глазами, оглядываясь по сторонам.
   Поэтому мне нужен проводник, который рассказал бы мне об этой стране, а заодно и показал бы окрестности. Ну, а чтобы его нанять и не привлечь к себе особого внимания - устроим маленький любительский театр'.
   Телегу слегка качнуло на повороте. Лэм растянулся в полный рост и неожиданно даже для себя улыбнулся.
   'Представляю, как будут морщить нос светские дамы. 'Фи, Плуто, но ведь там цивилизованному человеку нечего делать! Дикая страна! Варвары!' Глупые курицы, если бы они только знали, как это интересно - попасть в абсолютно незнакомый мир. Чувствуешь себя великим путешественником Кристобалем Баллоном, впервые высадившимся на острова Мадеин, - героем любимой детской книги. И, в конце концов, это - мир магии. Может, произойдет чудо, и я смогу взять типа в зеленой куртке за горло и вытрясу из него имя заказчика?'
   ***
   Алиса сидела в таверне над кружкой с чаем и размышляла. А поразмыслить ей было над чем.
   "Как я могла оказаться такой наивной дурочкой, - сокрушалась она, - и поверить этому мерзавцу?'.
   Да, он был сногсшибательно красив. Алиса мечтательно вздохнула, вспомнив озёра его глаз.
   Да, он был обходителен, обаятелен и галантен, но все-таки так сразу поверить первому встречному и нечаянно проболтаться, что у тебя в сумочке солидная сумма денег.... Хорошо, что в кармане завалялась сдача с билетов.
   Алиса грустно позвенела оставшимися монетками. Их только и хватит провести ночь и на чай. Без сладкого.
   Вчера ей повезло. Алису, не понимающую, почему ворота закрыты, заприметил сердобольный служитель Санта- Болты, и ночь она провела в Храме, который предоставлял ночлег и еду всем тем, кто прибыл ко Дню Летней Смазки Ворот, а с утра направилась в путь.
   У ворот уже собралась галдящая на разные голоса толпа. Народ нетерпеливо поглядывал на ворота, лениво переругивался, а вокруг что-то блеяло, мычало и квохчало. Алиса, прижав к себе Чуда покрепче, стала пробираться поближе к створкам и неожиданно столкнулась с высоким лэром с тростью в руках. Пробормотав какие- то извинения, она поспешила дальше, но ее остановили.
   - Стой куда прёшь?
   - Туда, - сказала Алиса, указывая рукой в сторону Плуто.
   - Ну, дык, понятно, что туда, - усмехнулся стражник, - а пошлину кто платить будет?
   - Пошлину... Да, да, конечно, - заторопилась Алиса, отдавая нужную сумму.
   - А этот, лысый, - стражник ткнул в Чуда, - на продажу, значит и за него налог товарный плати.
   Алиса испугано прижала кота к себе и замотала головой.
   - Нет, что вы, это - мой.
   Стражник засомневался - зверь явно редкий, но напирающая толпа людей не давала ему додумать мысль до конца
   - Ладно, - махнул он рукой, - проходи.
   И вот она в Плуто. После уплаты пошлины денежные запасы стали ещё беднее, а надо бы ещё добраться хотя бы до таверны какой. Передохнуть, поесть и решить, а что же дальше. Но как Алиса не всматривалась, ничего похожего на приют усталого путника рядом не наблюдалось.
   - А ентот жрец, десять муходрилов ему в портки, аж три серебрянника запросил! - неожиданно услышала девочка. - Нет, ты подумай, за пяток букв с завитушками.
   Недалеко от неё остановились телега с двумя зажиточными жителями Плуто.
   - А на кой тебе это далось ?
   - Да жена, как клещ в печёнку, вцепилась - хочу портрет и непременно с подписью каллигруфичной. Ну, портрет ей Астор, художник наш местный, нарисовал, а с подписью проблема вышла. Не обучен он ентой калигруфии. Вот пришлось в храм ехать, а жрец этот, чтоб ему...
   'Вот он - шанс, - решила Алиса, - хоть куда- то добраться!'
   Она решительно направилась к телеге.
   -Позвольте, уважаемые лэры...
   - Чего тебе, пигалица?
   - Я могу для вас каллиграфично написать. Я умею, честно-честно, - Алиса постаралась придать себе самый невинный вид.
   - И сколько хочешь за это? Только учти, много не дам.
   - Да что вы, мне денег не нужно, - заметив, как на лицо собеседника набежала тень подозрения, Алиса поспешила добавить, - мне бы до таверны добраться.
   То ли таверна оказалась ужасно дорогой, то ли денег у неё маловато, но после того, как Алиса заплатила за ночь,
   денег практически не осталось, и теперь она медитировала над кружкой горячего чая на тему, что делать дальше.
   Возвращаться домой или всё-таки добраться до Лериного дяди в надежде, что тот не прогонит прочь...?
   Домой... Алиса поёжилась, представив объяснение с любимой роднёй.
   Неожиданно умопомрачительный запах чего-то съедобного прервал её размышления.
   Алиса отвлеклась от чая и голодным взглядом проводила блюдо, которое разносчица понесла на стол очень странной компании.
   ***
   Городок Бэмц, как Лэм и предполагал, был небольшим, довольно живописным, но, увы, пока не обзавелся своим банком. Впрочем, эта неудача была ожидаемой, поэтому Лэм ничуть не расстроился. Следовало остановиться на ночлег и решить, куда двигаться дальше.
   Небольшая таверна практически на окраине Бэмца оказалась вполне по карману. Строгая хозяйка сама показала ему комнату и удалилась, так ни разу и не улыбнувшись даже на цветистый комплимент в адрес 'лэри Хизер', в который Лэм вложил весь свой светский опыт.
   Заказывать обед в комнату не было смысла, и, умывшись с дороги, Лэм спустился в большой зал, несколько темный, но довольно уютный. В ожидании жаркого можно было немного осмотреться.
   'Таак! Кто тут у нас? Два охотника травят байки. Ну, эти знают только охотничьи места и трактиры, вряд ли от них будет толк. Это, похоже, местный житель. Сбежал от строгой супруги, чтобы пропустить стаканчик. Пропускаем.... Эти типы... слишком опасны, то ли контрабандисты, то ли еще хуже. Хозяйка как будто специально предоставила им стол подальше от других посетителей, у самой задней двери. В темном углу - похоже, какая-то девчонка хлещет чай. А вот эта компания... хм, странные люди'.
   -Вы говорили, что вас интересует проводник по Пристенкам? - Лэм даже не заметил, как сзади к нему подошла хозяйка таверны.
   -Да, лэри Хизер! - улыбнулся Лэм.
   -Тогда обратитесь к моей подруге Тай, и если она согласиться..., - Хизер показала рукой на стол в глубине зала, за которым сидела именно та, заинтересовавшая Лэма компания.
   Лэм присмотрелся. Людей было трое - отец, мать и дочь? Нет! Эту версию Лэм отбросил сразу - слишком разные люди. Светловолосый мужчина кормил со своей тарелки огромного хомяка. На его руке сверкал браслет, похожий на тот, что носили 'телепортисты', однако одет он был в старую, потертую куртку. Рядом - скромная девушка с длинной косой в каком-то мужском наряде, но явно из дорогой ткани. Слишком дорогой для этой таверны. И, наконец, высокая женщина с огромной копной волос, заплетенной мелкими косичками, - это явно та самая Тай. Интересный проводник! А эти двое, наверное, ее клиенты. Девица из богатой семьи и сопровождающий, возможно, какой-то дальний родственник. Но где же слуги, где свита? Да и что они делают в Бэмце? Сейчас попробую разузнать.
   -Добрый день, - скромно улыбнулся Лэм, подходя к столику, - извините, если помешал. Разрешите представиться - грант Лэм из Политехнического университета в Лаборато, кандидат этнографических наук, исследую Пристенки с целью написания диссертации. Вы позволите присоединиться к вам за столом?
   Энтузиазма предложение Лэма не вызвало. Впрочем, он и не рассчитывал, что кто-то здесь ему обрадуется. Девушка мельком взглянула в его сторону, пробормотала что-то вроде стандартной фразы о приятном знакомстве, но с таким выражением, словно он был докучливым поклонником. Мужчина поднял глаза, внимательно оглядел наряд Лэма, удивленно посмотрел на пустые столики в зале и скривил губы.
   - Даниэль Дан, преподаватель кафедры Воздуха Магического университета. Лучше просто Дан.
   'Маг? Еще одна удача!' - мелькнуло в голове у Лэма.
   Женщина с косичками с улыбкой наблюдала за сценой знакомства, но сама лишь коротко кивнула и отрывисто произнесла:
   -Тай.
   И в этот момент в беседу неожиданно вступил... хомяк.
   - Присоединяйтесь, - великодушно заявил он, отрываясь от тарелки. - Я - Кактус, но только учтите, все заказанное - наше, еда - раздельно.
  
   В первую секунду Лэм решил, что ему послышалось. Но нет, осмысленный и хитрый взгляд зверька абсолютно гармонировал со сказанным. Впрочем, если его хозяин - маг, то что тут странного? Решив ничему не удивляться, Лэм присел за стол.
   -Ну, я думаю, что для вас, дорогой Кактус, я специально закажу что-то вкусненькое. Что вы любите?
   -Все, - улыбнулась девушка, - лишь бы побольше.
   -Ну что же, - и Лэм махнул рукой стоявшей неподалеку служанке, - присоедините к моему заказу печенье и орехов для Кактуса и принесите сюда, - и, обернувшись к Тай, продолжил. - Простите, что отвлекаю вас, но лэри Хизер рекомендовала обратиться к вам, лэри Тай, как к проводнику. Дело в том, что я пишу диссертацию об обычаях, верованиях, образе жизни жителей Пристенков. Не могли бы вы мне показать окрестности, а заодно и рассказать что-то? Разумеется, в силу моих возможностей я оплачу ваше время.
   Тай как-то скептически кивнула, и Лэм понял, что повел разговор не туда.
   -Понимаете, лэри, я оказался в очень затруднительном положении. Научный руководитель навязал мне тему, и отказаться я не мог, он - Академик и член Научного Совета при Императоре. Ну, я и решил, что с южными Пристенками как-нибудь справлюсь. Но вот в Плуто я прибыл впервые и почти ничего не знаю об этой стране. Тычусь, как рыба об лед...
   Лэм состроил жалобный взгляд, одновременно кусая себя за язык. Ну, зачем было использовать еще одно любимое дедушкино выражение?! Оставалось надеяться, что никто не заметил.
   Тай вопросительно посмотрела на мага.
   -Ну, мы тут ненадолго, - заметил он проводнице. - День-два и возвращаемся, так что ориентироваться на нас не стоит. И я думаю, грант Лэм не станет возражать из-за задержки на пару дней. Бэмц - это ведь тоже Пристенки, посмотрим его вместе.
   -Я буду очень рад, мэстрэ Дан, - поспешил ответить Лэм, - Тем более, надеюсь немного узнать от вас о магии. Это так интересно - влияние магической атмосферы на этнографию края.
   В этот момент к столу подошла служанка с блюдом аппетитно пахнущего жаркого и тарелкой с орехами и печеньем.
   -Это нам? - требовательно спросил Кактус, глядя на содержимое тарелок. - Следите внимательно, а то вон та девица за крайним столиком смотрит на еду такими глазами! Явно хочет что-то утащить.
   Все обернулись. Лэм внимательно взглянул на девушку ... и вдруг заметил у нее на руках уже знакомого лысого серого кота. Да это же та девица, из Первых Путников у Ворот. Что она тут делает?
   Тай переглянулась с хозяйкой, встала и направилась к столику.
   ***
   Компания действительно была какой-то странной. Алиса с удовольствием рассмотрела бы их повнимательнее, но, даже в голодном состоянии, она была хорошо воспитанной лэри, поэтому вернулась к своему унылому чаепитию. Неожиданно кто-то опустился рядом с ней на лавку. Алиса испугано вздрогнула и во все глаза уставилась на обладательницу тысячи косичек.
   - Вот, - сказала из-за ее спины хозяйка таверны. - Так и сидит полдня над чаем. Ты, детка, не обижайся, но молоденьким, воспитанным девушкам нечего одним по здешним местам шляться. Недобрых людей, знаешь, сколько?
   При этих словах глаза Алисы наполнились слезами.
   -Ой, - всплеснула хозяйка руками. - Неужто, уже обидел кто?
   -Так, - вмешалась хозяйка косичек, - пошли к нашему столу, там все и расскажешь. Заодно и поешь, по глазам вижу, что голодная.
   Сначала Алиса испугалась, потом удивилась, а потом решила - а вдруг это то самое везение, о котором она только что мечтала. - Я - Тай.
   Хозяйка косичек, несмотря на свой немалый рост, не пугала, а дарила ощущение спокойствия и защищённости. Наверное, потому, что у неё глаза добрые, решила для себя Алиса.
   - Алиса, - представилась она, пропустив фамилию, и, подхватив Чуда, вопросительно посмотрела на Тай.
   - Бери, не объест он нас.
   Алиса не очень уверенно подошла к столу, и, если бы не рука Тай, крепко державшая её за плечо, непременно струсила и передумала.
   - Это Алиса, знакомьтесь, - ответила Тай на невысказанный вопрос своих спутников, - А это ее спутник Чуд. Судя по всему, Алиса попала в неприятную ситуацию.
   - А я - Кактус, - серьёзно кивнул здоровенный хомяк персикового цвета. - Опять найдёныши? А Чуд - это от слова 'чудовище'?
   Кот недобро прищурился на хомяка.
   -Нет, это от слова 'чудо', - Алиса погладила любимца
   -Хизер, принеси нам ещё одну тарелку, - Тай улыбнулась хозяйке. - Раз найденыш, два найденыш, три и четыре, - и потрепала кота по уху.
   - Я мэстрэ Дан, - представился мужчина в старой куртке, - это грант Лэм, а это Лика...
   -Лика ви-Леар тар-Кеон, - добавила девушка
   'Этот светловолосый, наверное, тут за главного,' - подумала Алиса, - 'а вот этого, носатого, я видела в Воротах'.
   И тут хомяк возмущённо завопил:
   - Что значит, ещё одну тарелку?! Это же значит, что моя порция уменьшится, а ещё и этого кота кормить. Да я с голоду умру!
   - Кактус, прекрати, - недовольно проговорил Дан, - здесь еды хватит на всех, ещё и останется, а нет, так закажем.
   Алиса, плохо соображая от страха, примостилась у краешка стола. Ей пододвинули тарелку, и она стала есть, не забывая выбирать куски для Чуда. Но спокойно поесть ей не дали.
   - А теперь, Алиса, не расскажешь ли нам поподробнее, - произнёс тот, кого представили как Лэма, - кто ты и как ты тут оказалась?
   Алиса вздохнула и принялась вдохновенно врать. Про бедную семью в Дэмо, дальних родственников в Плуто и то, как её обокрали в поезде.
   - Я к дяде еду в Торжище, а этот, этот... - при воспоминании о роковом красавце Алиса разрыдалась. - Просыпаюсь, его нет, и сумочки нет, а все деньги в ней.
   Лэм подозрительно посмотрел на Алису
   - Из бедной семьи, говоришь? Как странно. А мне, глядя на тебя, почему-то кажется, что тебе прививали хорошие манеры с самого детства, дома, а потом в какой-нибудь элитной школе. Но с каких это пор бедные люди отдают своих дочерей в пансионы для благородных девиц? Может, я что-то пропустил, или такие заведения уже бесплатными стали?
   - Так, - сурово протянул мэстрэ Дэн, - давай-ка ещё разок, но только сейчас - правду. Кто ты, откуда и куда едешь? Про поезд, думаю, не соврала, так что можешь не повторять.
   -Алиса Драгон-Блю, - вздохнула девушка. Лэм в этот момент почему-то дёрнулся. - А еду я действительно к дяде в Торжище.
   - И как же тебя отец отпустил? - недоверчиво спросил Лэм. - Одну, без сопровождающих, в такую даль?
   - Ну, ничего же не должно было случиться. Он посадил меня на поезд, дал денег, сказал, что на станции надо нанять транспорт и добраться до этого города. Кто же знал, что все деньги украдут. А папенька предупреждал - не говорить со всякими встречными и деньги не упоминать, а я..., - тут Алиса горестно вздохнула.
   - И все равно это очень странно.
   - Постойте, грант, а кто это - Драгон-Блю? - вмешался в разговор мэстрэ Дэн.
   - Вообще-то, это - фамилия довольно богатого и влиятельного олигарха из Лаборато, а эта юная лэри, как я понимаю, его дочь.
   Вся компания дружно уставилась на Алису, и даже хомяк на минутку отвлекся от еды. Алиса утвердительно кивнула головой.
   - И что нам с ней делать? - ни к кому конкретно не обращаясь, спросил мэстрэ Дэн.
   Алиса совсем сникла. Тай посмотрела на мужчин, покачала головой и с легким раздражением спросила:
   - А молодых людей никто не учил, что голодной девушке сначала надо дать поесть, а уже потом устраивать допрос с пристрастием? Дан внимательное посмотрел на девочку и вздохнул.
   - Да накормить - не проблема, но что делать дальше? Отправить тебя в Лаборато?
   Алиса обиженно посмотрела на Дана и замотала головой.
   - Я к дяде в Торжище еду.
   - Торжище, - проговорил Дан. - В принципе, мы можем, конечно, возвратиться к озерам мимо этого городка....
   Лика сердито посмотрела на Алису и подумала, что компания этой странной девчонки ее совершенно не устраивает. Только начали складываться какие-то приятельские отношения, только путешествие стало интересным, и сразу, пожалуйста, возись с этой малолеткой плаксивой.... И кот у нее лысый! Хотя и забавный.
   - Ладно, это мы завтра решим, - сам себе ответил Дан. - А пока...
   - А пока я собираюсь искупаться в ванной! - Тай посмотрела на Алису. - И отдохнуть. А ты, детка, сегодня будешь ночевать у меня.
   - Только сначала расскажи про найденышей, - воспользовалась моментом Лика. - Ну, два - это Козявочка, три и четыре - Алиса и Чуд. А кто один?
   - В прошлом году, уже по чернотропью, - начала рассказывать Тай. Но увидела недоумение в глазах слушателей и пояснила. - Это время такое - осенью, когда листья уже облетели, а снег еще не лег. Я возвращалась домой и наткнулась на разоренное логово волков. Кто-то убил волчицу и щенков. Вот щенки были помесью волка и местного волкодава. У жителей Пристенков бытует поверье, что такие 'переводняки' опасней и умней волков. Взрослые, несомненно. Но если щенки маленькие и вырастают среди людей, то лучшего друга и охранника найти трудно. А следопыты из них просто непревзойденные! Обычная собака не учует след под снегом или после дождя, а для метисов это хотя и трудно, но вполне возможно. Тот, кто убил трех только открывших глаза детенышей, был, несомненно, пришлым, - проводница презрительно фыркнула. - К счастью, четвертого щенка он не заметил под телом матери. Щенок остался на зиму здесь, в таверне. Назвали его просто Най, от найденыша. Сейчас ему восемь месяцев, и это очень умный паразит!
   - Кто?!- удивился Кактус.
   - Такой маленький и вредненький, - Тай явно забавлялась. - А ученые из-за Стены считают, что все болезни приносят паразиты.... Младший сын мамаши Хизер с ним подружился. Вот так и бегают везде вместе Варис и Най. Удивительно, но меня он тоже не забыл...
   - Да, такой следопыт мне бы не помешал... - Задумчиво сказал Лэм. - А что? Помог бы искать древние поселения.
   - И я с удовольствием взяла бы, - согласилась с ним Лика, - вот бы братья обзавидовались.
   - Увы, такое случается редко, чтобы волкодав очаровал волчицу... - и вдруг Тай задумалась. - А это мысль! Нужно посмотреть внимательно, вдруг еще какую очарует
   Алиса наелась и держала на руках сытого и разомлевшего Чуда. За столом сидеть уже было не зачем, да и народу заметно прибавилось. Все столы были уже заняты.
   - Собери свои вещи, - обратилась Тай к Алисе, - и Олаф тебя проводит в мои комнаты. Он как раз туда идет. А Чуда давай я пока подержу. Ой, какой он горячий!
   Чуд закатил от удовольствия глаза и вдруг громко заурчал. Тай подхватила его поудобнее и вышла на крыльцо. Вслед за ней вышел Лэм:
   - Вы не могли бы немного рассказать о них? И сколько это будет стоить?
   - Что вы знаете об Алисе? - Тай невероятно смешил этот самоуверенный мальчишка
   - Ну, насколько мне известно, ...некая девица Драгон-Блю не появилась на церемонии представления к Императорскому двору, сказавшись больной. Хотя ее папенька, по слухам, оплатил все и потратил немало. А вот сама она сбежала из дома, или папенька ее услал ради каких-то своих целей..., - Лэм спокойно смотрел на Тай.
   - Мы будем работать вместе, - серьезно ответила проводница. - Оплата... О ней поговорим в конце пути. Не волнуйтесь, она не будет чрезмерной! Здесь в Пристенках не задают много вопросов, но не любят откровенного вранья....
   - Ах, лэри, а что такое правда? К примеру, если бы я сказал, что я - богатый олигарх и преследую негодяя - кто бы мне поверил? - насмешливо сощурился Лэм.
   - Мы встречали в этих местах и особ императорской крови..., - Тай усмехнулась, обошла Лэма и взглянула на его профиль, - ладно, меня девочка ждет... До завтра! Только очень прошу, не упоминайте при мне, что вы этнограф!
  
   Окрестности дома Кеон
   Следующие два дня бега запомнились ей смутно. На очередной ночевке её удалось подстрелить какого-то пушистого зверька, напоминающего белку, только мельче и рыжую, и поужинать ею.
   А к вечеру третьего дня она почувствовала, что Тропа начинает её отпускать. Это было, по меньшей мере, странно. Потому как ничего, похожего на город, поблизости не наблюдалось. Правда, шагах в ста она заметила довольно большой дом, окруженный каменным забором.
   Недолго поколебавшись, Клиса подошла к ограде и попыталась заглянуть за забор.
   - Уважаемый! Эй!- Она окликнула человека, который седлал лошадь по ту сторону ворот. - Вы меня слышите?
   - Слышу. - Мужчина, вернее сказать, парень, крепивший в этот момент подпругу, хмуро зыркнул в её сторону. - Ещё одна. Развелось вас что-то, нелюдей. И всех в Пристенки тянет. Вареньем там, что ли, намазано?
   Было похоже, что представителей других народов тут не очень жалуют, но конюх (скорее всего это был он) сказал что-то про то, что она 'ещё одна' и вряд ли тут ходит много снегуров. Скорее всего, её отец был именно здесь, когда она ступила на Тропу.
   - Не могли бы вы пояснить, что вы имели в виду, когда назвали меня ещё одной? Вы видели кого-то похожего на меня?
   - Шастал тут ещё один. Тоже бледный, как простокваша, с синюшными губами.
   Назвать благородный голубой оттенок губ и ногтей, которым так гордился Клан Белых Волков, синюшным мог только абсолютный невежа. Но Кли понимала, что обижаться в её положении, по крайней мере, глупо.
   - А вы не подскажите, куда он ушел? Я ищу его.
   - Вот уж дел у меня других нет, за нелюдями следить! - Парень сердито сплюнул. - Иди в Пристенках поищи. Там вас, уродов, много!
   Поборов желание перемахнуть через забор и скрутить этого хама в рулетик, Кли кашлянула и переспросила.
   - А в какой стороне эти Пристенки?
   Вместо ответа конюх ткнул пальцем в сторону дороги, уходившей прямо от ворот усадьбы. Кли молча развернулась и пошла в указанном направлении. Ей следовало добраться до загадочных Пристенков как можно скорее. Иначе она будет вынуждена опять разговаривать с жителями этого странного места. А они, по всей видимости, не отличаются дружелюбием и излишками воспитания.
   Хотя... она остановилась и обернулась.
   - А как давно вы видели этого человека?
   - Да что ж ты не уйдешь никак, а? Не видишь, тут приличные люди живут! Маги! А ты тут околачиваешься и весь пейзаж им портишь!
   - И все таки... чем быстрее вы мне ответите, тем быстрее я уйду. И все будут довольны! - Кли уже не скрывала раздраженного рычания в своем голосе.
   - Вот настырная! Вчера! Вчера утром я его видел. Довольна? Теперь проваливай отсюда!
   Не утруждая себя словами благодарности, снегура развернулась и потопала в сторону дороги. Но на пол пути решила, что такое хамство не должно оставаться безнаказанным. И мелкий камушек, найденный ею в траве, метко угодил невоспитанному конюху прямо под коленку. От чего тот не удержался на ногах и шлепнулся прямо в результат лошадиного завтрака.
   Когда он, наконец, поднялся, ненавистная ему нелюдь была уже точкой на фоне темнеющего горизонта.
   ***
   Алиса подхватила свою сумку, которую даже ещё не раскрыла и вышла на улицу. Недалеко стояли Тай и Лэм и что-то обсуждали. Чуд сонно мурчал на руках Тай, но, стоило ему увидеть Алису, как он требовательно мявкнул, намекая, что пора и честь знать, и направился к своей хозяйке.
   Алиса ожидала, что они пойдут на второй этаж, а вместо этого ее сопровождающий направился вокруг дома.
   - Эй, ты куда это меня ведешь? - с солидной долей подозрения спросила Алиса.
   - Да, в общем-то, мы уже и пришли, - сказал мальчишка, открывая перед Алисой дверь с торца здания.
   Алиса вошла внутрь и удивилась. Она никак не ожидала увидеть в таверне покрытые коврами полы, картины на стенах.
   Спальня была большой, светлой и по-домашнему уютной. Уютной от множества мелочей: статуэтки, скатерти на маленьком столике у кровати, шкатулка с рисунком забавного зверька, ваза с засушенными цветами. Вещи, которые сами по себе ничего не представляют, но вот все вместе придают помещению тот самый уют, которого никогда не встретишь в простой таверне.
   Она осторожно приоткрыла окно - прямо за ним был виден густой малинник, усыпанный ягодами.
   - Ягод, что ли, поесть? Чуд, как ты насчёт небольшой прогулки?
   Кот недовольно мявкнул, выражая своё явно отрицательное отношение к идее.
   - Ну и ладно, пойдем, посмотри, что тут и как.
   Кроме спальни была ещё одна комната, такая же уютная, на стенах висели картины, и Алиса принялась их с интересом рассматривать.
   - А знаешь, Чуд, я не узнаю ни одного художника, а вот этот водопад, как ты думаешь, где он: у нас или здесь? Интересно, мы туда попадем? А море, как я хочу хоть разок побывать там.
   'Надо сделать все, чтобы меня повезли в Торжище, а не отправили поездом домой, а там посмотрим. Вроде никто сильно не возмущался, кроме этого хомяка. Ну, надо же, он не хочет, чтобы мы с ними путешествовали. Чуд ему не угодил. Он, видите ли, боится проснуться съеденным. И вообще, с каких это пор хомяки разговаривают, да ещё и командуют? Наглые, жадные три килограмма шерсти'.
   Алиса возмущено выдохнула, раскладывая вещи на кровати.
   'А Тай ничего, добрая и косичек много-много, так и хочется хоть за одну потрогать. Правда, большая такая, даже выше Лема. Как она там? Досталось ей, небось, по первое число. И мне достанется... Если поймают. Проводник... Интересно, как это, кого и куда она проводит? Вот придет она, обязательно спрошу. Может, и я могу научиться, тогда возвращаться совсем не придется.
   А ещё этот, с клювом, какой подозрительный, все выспрашивает без конца. Грант...', - Алиса скривилась, как от кислого лимона, - '...не мог он оказаться кем-нибудь попроще? Он точно может лично знать папеньку, или быть знакомым с кем-то, кто его знает. Ой, как не хорошо-то. Надо держатся от него подальше и поаккуратней отвечать на его вопросы.
   А Дан - ничего, симпатичный, только старый очень. Маг. Интересно, почему он главный, а не грант?'
   Алиса спрятала деньги на дно сумки. После того, как хозяйка вернула половину из того, что она заплатила, их стало немного больше, она панически боялась их потерять. Алиса даже подумала, а не взять ли сумку в ванную? Но потом решила, что это уже слишком, и переложила кошель под матрас.
   'Ух ты, Чуд, смотри, ванная, как дома, и даже пробка для слива есть', - Алиса осторожно сунула руку в воду, ожидая, что та будет если не холодная, то не теплее комнатной. - 'Тёплая', - удивилась она.
   - Чуд, мыться будешь? Вода горячая, - уточнила она, зная нелюбовь своего друга к холодной воде.
   'А как же она греется?' - размышляла Алиса, забираясь в ванную. - 'Ой, да она вся горячая снизу', - и она осторожно умостилась в ванной.
   'А Лика эта такая высокомерная. Лика ви-Леар тар-Кеон', - явно передразнивая, пробормотала Алиса, - 'и чего она взъелась на меня?'
   ***
   - Семь лет назад, - начала рассказывать Тай в ответ на вопросы, посыпавшиеся из Алисы, как горох из дырявого мешка, - когда я весной вернулась в Пристенки.... Да, зимую я не здесь. Мне рассказали, что старый трактир купила вдова с тремя сыновьями. Так я познакомилась с матушкой Хизер. Варис тогда был двухлетним карапузом. Когда она начала ремонт своей таверны, многие быстро поняли какой стальной характер у этой маленькой королевы! Да ты сама видела. Я предложила хозяйке сделать пристройку, которая будет принадлежать только мне. Конечно, за мои деньги. Теперь меня всегда ждет мой дом. Если зимой в метель гостиница переполнена, матушка Хизер селит сюда людей, но она умеет выбирать гостей! Иногда здесь живут мои родственники и их друзья. Конечно, я плачу за то, что мои комнаты содержат в чистоте. Хотя мы и дружим с Хизер, но дело есть дело.
   - А ванна?
   - А это совсем просто. Воду в моей ванной греют снаружи дома. Сама ванна вмазана в толстый слой глины, как в печь. И под ней горят дрова. Вода греется и не надо таскать горячую, и она не остывает так быстро..
   -А...
   -А теперь я мыться. Думаю, пока мы с тобой болтали, вода уже нагрелась, - и Тай скрылась в ванной.
   Закутавшись в полотенце, Алиса сидела на кровати и пыталась высушить свою копну волос. Неожиданный стук в дверь заставил ее подпрыгнуть.
   - Кто там?
   - Можно? - услышала она. - Это я, Олаф, я провожал тебя до комнат. Хизер послала меня принести ведро холодной воды.
   Конечно, Алиса предпочла бы спрятаться, но другой комнаты не было. Не в шкаф же залезать! Поэтому, осмотрев себя и решив, что ничего предосудительно не видно, сказала:
   - Входи.
   От неожиданности Олаф замер в дверях, и кончики ушей стали стремительно краснеть.
   - Ну, чего стоишь? - немного резко спросила Алиса, - ты же воду нёс, вот и неси.
   Мальчишка кивнул головой и, не отводя глаз от неё, подошёл к ванной.
   - А ты уверен что тебе ..., - начала было Алиса, но дверь уже захлопнулась за его спиной.
   - Судя по всему, не туда, - проговорила Алиса, услышав звучное бумс и сердитый голос Тай.
   Олаф выскочил из ванной, держась за лоб, и за секунду исчез из комнаты.
   ***
   Как он вылетел из пристройки, Олаф не помнил.
   Ну, почему ему так не повезло? Особенно с теми, кто был ему так интересен? Новые постояльцы сразу привлекли внимание парня. Во-первых - одна из них, высокая, необычной внешности, с удивительной прической и глазами, оказалась хозяйкой той самой пристройки, которую и убирал Олаф. Во-вторых, мужчина, светившийся синим, и его 'золотая' спутница оказались магами. В-третьих, спутниками людей были Нелюди - говорящий хомяк, ужасный болтун и обжора, и малиновый пыжик. Парню больше всего хотелось увидеть именно пыжика, он очень любил этих милых малышей. Рядом с родной деревней Олафа был большой малинник, с его хозяйкой парень дружил и, всякий раз, когда приходил за ягодами, с удовольствием разговаривал. Но пыжика сразу отнесли в сад, а у Олафа не было ни минуты свободной, чтобы туда сбегать.
   Пока гости обедали, он мотался вверх-вниз по лестнице, помогая стелить постели в комнатах наверху, потом нужно было помочь собраться старшим сыновьям хозяйки, отправлявшимся в окрестные села закупать продукты для таверны, потом он срочно понадобился на кухне.
   Там его и застала Хизер, велевшая отнести в пристройку воды и чистые полотенца. В комнатке перед купальней оказалась молоденькая девушка, завернутая в большое полотенце, которая начала ему что-то говорить. Ошалевший от увиденного, Олаф не дослушал её, шагнул в купальню и ....
   Если бы Олаф бывал в пристройке часто, а не второй раз в жизни, он бы запомнил, что в комнату ведут две ступени! Не споткнулся на них, и, в результате, не забыл постучаться. И тогда бы ничего такого не случилось.
   А так... он быстро открыл дверь, шагнул, стараясь не расплескать воду в ведре, оступился, почти съехал на жестких подошвах по ступеням и оказался нос к носу с совершенно раздетой хозяйкой пристройки.
   - А-а-а-х! Изви... - начал мгновенно покрасневший Олаф, стараясь совладать и с ногами, и с ведром, и собственными глазами. Его не дослушали так же, как он только что не выслушал девушку в соседней комнате.
   - Ты! Наглый мальчишка! - громкий возмущенный вопль Тай закончился для парня звонким щелчком по лбу. К несчастью, в руках у неё был медный ковшик для воды. Удар был не болезненным, но звонким и оттого особенно обидным.
   И теперь Олаф стоял в кухне у стены и изо всех сил старался сдержать слёзы.
   - Болван, невежа! Хорош, нечего сказать! - бормотал он. - Отличился! Вломился без стука, как недотепа деревенская!
   - Олаф! - зов Хизер застал парня врасплох. - Подойди-ка сюда.
   Парень с опаской заглянул в кабинет хозяйки. Хизер стояла у высокой конторки и, недовольно морщась, читала какой-то листок.
   - Послушай, сыновья уехали... - хозяйка отложила листок, посмотрела на Олафа и улыбнулась. Тот сразу же покраснел: понятно, опытный взгляд сразу увидел и шишку на его лбу, и смущенный вид паренька. - Что, вошел без стука?
   - Ага! - шмыгнул носом Олаф. - Я забыл про ступени...
   - Ну, я думаю, Тай не будет на тебя долго сердиться. Она нынче добрая. Но в следующий раз обязательно стучись. Иногда она бывает очень сердитой и вот тогда - опасной. Но я тебя не за этим позвала. Вот кто-то мне записочку подкинул, что таверну собираются почистить...
   - Почистить? - удивился Олаф. - Это обокрасть, что-ли?
   - Да! Правда я в это верю мало, не думаю, чтоб кто-то из Бэмца решится на такое, - Хизер потерла лоб рукой. - Но, давай-ка мы с тобой все же поостережемся. Гости у нас уж больно интересные, маги, богатеи, да и у Тай есть кое-чем поживиться... Правда, я очень бы хотела посмотреть на того, кто к ней сунется! Люблю, когда она сердится по делу! Такая шумная бывает!
   Парень представил себе грозную Тай и поежился.
   - Так что, давай-ка, дружок, закрой все окна, особенно в пустых комнатах. Проверь - заперта ли задняя калитка и двери в конюшне. Ах, как не вовремя... - Хизер подошла к окну, - как не вовремя уехали сыновья....
   - Хозяйка, вы не переживайте! Ну, кто, в самом деле, рискнет влезть к вам? - Олаф протянул руку, но так и не дотронулся до женщины. - Все знают, что вы....
   - Видать, не все, - Хизер повернулась к нему. - Ты сегодня наверх не уходи. Посиди ночь в большом зале, там, где касса. Не то, что я боюсь вора, но кассу лучше посторожить. Просто так мне спокойней будет. Сможешь ночь не спать?
   - А как же! - парень выпрямил плечи и задрал подбородок. - Я могу, конечно!
   - А завтра отоспишься, - хозяйка коснулась ладонью шишки на лбу Олафа. - Повязку одень, и ничего не будет видно. И болеть меньше будет.
   - Да и не больно совсем, - насупился тот, - обидно! По собственной глупости по лбу ковшом получил! Но какая она красивая! - последние слова вырвались неожиданно для него самого.
   -Да, Тай очень красива, она умна и по-умному добра, - глаза Хизер смеялись, но тон был серьёзным. - Жаль, что ваше знакомство началось с недоразумения.
   Олаф устроился за стойкой, на удобном кресле из кабинета Хизер. Слева, под широкой деревянной доской стойки спрятался металлический ящик кассы.
   - Ты, если спать захочешь, встань, походи, попрыгай - ты умеешь это делать неслышно, помаши руками, - Хизер говорила тихо, так, чтобы её слышал только он. - Я тебе кувшин с водой тут поставлю - и попить, и умыться, если засыпать начнешь.
   - Не, я не засну, - Олаф был очень горд доверием хозяйки. - Я не засну!
   ***
   - Мэстрэ Дан, можно вас на пару слов? - Лика, светски улыбаясь, поднялась из-за стола. - Грант Лэм, вы ведь не возражаете?
   - Конечно, нет, лэри, - тон 'этнографа' почему-то напомнил любимых дядюшек.
   Девушка ухватила сопровождающего за рукав и потащила подальше от столика. Кактус буквально на ходу запрыгнул на руки хозяину и гордо огляделся - видел ли кто-нибудь его подвиг? Увы, рукоплещущей толпы вокруг не наблюдалось, и оставшийся безвестным герой, сопя, полез на свое законное место на плече Дана.
   - Мэстрэ, - Анликка смотрела почему-то на Тусика. - Скажите, а нам очень нужны эти... ну, найденыши? В конце концов, Тай может помочь найти проводника гранту Лэму, а Алисе наймем карету и отправим, куда там ей надо?
   - Знаешь, дорога - она, - Дан задумался и чему-то улыбнулся, - она подкидывает самые разные встречи, и никогда не знаешь, чем они обернутся. Нет, мы, конечно, сами выбираем свой путь, но вот кого мы встретим на этом пути... С кем- то случайно встретимся на перекрестке, чтобы навсегда разойтись, с кем-то идем рядом, и вдруг - резкий поворот - и человек уходит, а ты только потом замечаешь, что он изменил в тебе что-то... А иногда случайная тропинка приводит тебя к людям, от которых не хочется уходить..
   Не бывает случайных встреч на дороге, каждая встреча что-то меняет в тебе... И каждая дорога ведет к новому знанию.. Вот мы с тобой шли к озеру, и случайно завернули в малинник. А оттуда дорога привела сюда.. Значит, эта встреча нам зачем-то нужна..
   - Хватил философствовать, - Кактус отыскал в капюшоне Дана припрятанный на черный день орех, обнюхал, засунул его за щеку и добавил, - Лика, жизнь - это очень просто. Надо брать все, что она дает. Будь то орехи или попутчики...
   - С орехами проще - они хоть не разговаривают, - заметила девушка и сонно потерла глаза. - Ладно, пойду я спать, наверное... Тусик, хочешь со мной?
   - Предложение, конечно, лестное, - хомяк поклонился, - но мне еще за хозяином присматривать надо. А то напьется, буянить будет...
   - Когда это я напивался?! - осадил фамилиара Дан.
   - Вот как сейчас помню... - закатил глаза хомяк, и маг поспешно перебил его:
   - Спокойной ночи, Лика! Во сколько тебя будить?
   - Я сама проснусь, - пообещала девушка. - А во сколько надо?
   - Ну... утром.
   - Точно проснусь, - кивнула Лика и побежала вверх по лестнице.
   Кактус задумчиво царапнул ухо хозяина:
   - Знаешь, а насчет попутчиков девочка в чем-то права. Вот кот мне, например, точно не нравится!
   ***
   Анликка зашла в доставшуюся ей комнату, осмотрелась и удрученно вздохнула. Да уж, это вам не фамильный замок! В маленькой комнате стояла кровать, небольшой столик и такой же небольшой шкаф. Лика сморщила носик. Однако.. Три свечи из дорогого воска, освещали снежно белые льняные простыни. На закрытом окне висели шторы в цвет стен. Лика взяла подсвечник и подняла его повыше. На стене обнаружилось три узкие картины с пейзажами. Туманное утро над озером.
   - Н-да, - девушка швырнула сумку на покрывало и плюхнулась рядом. - Хочу домой!
   Ответа, разумеется, не последовало.
   'Мне не нравится эта комната, этот трактир и эти демоны! - думала Лика, расчесываясь. - Понаехали тут! Сидели бы у себя в Демо, дрессировали свои паровозы! Хотя кот забавный.. Нет, он все равно разговаривать не умеет!
   Вот сделать бы так, чтобы они сами не захотели с нами путешествовать! Лилиан бы справилась, - от нее даже муж почти сбежал, а я не умею... Не моя специализация!'
   Покопавшись в сумке, девушка вытащила на свет кошелечек, состоящий из нескольких отделений, и вытряхнула на одеяло горку сверкающих безделушек. Правда, безделушками они были только для человека несведущего. Любой маг понял бы, что перед ним артефакты, причем штучной работы и заоблачной цены. Ну, а для Лики это были привычные с детства подарки многочисленных дядюшек и тетушек.
   Девушка выбрала из общей кучи шарик из отполированного зеленого камня, и тот засветился в ее руках теплым золотистым светом.
   - Ну вот, хоть чуть-чуть похоже на дом, - отметила Лика, задула свечи и начала старательно укладывать артефакты обратно в футляр, соблюдая заученные за много лет правила по сочетанию стихий. В стороне осталось только одно кольцо довольно безвкусного вида.
   - Опять я его забыла! Ладно, завтра уберу! - решила мэстрэя, которой было лень начинать все сначала, и забросила кольцо в косметичку, лежащую рядом на столике.
   Потом она запихала сумку под кровать, сжала светящийся камень в ладони, и комната погрузилась в темноту.
   ***
   Кусты были мокрые после вчерашней грозы и царапались, как десяток бешеных кошек. Интересно, Хизер специально посадила здесь такие колючки? Спору нет, выглядят симпатично - особенно сейчас, в конце липня. Среди буйной зелени ярко-желтая листва смотрится экзотично и привлекает внимание. Но ведь колется, зараза!
   В другое время Астра ни за что бы не выбрала себе такое приметное укрытие, но сейчас она совсем не боялась быть обнаруженной каким-нибудь ботаником-любителем. Небо с каждой минутой становилось все чернее. Поднимался нешуточный ветер. Откуда-то издали слышался глухой рокот. Астра с улыбкой наблюдала, как торопятся в уютное тепло таверны запоздалые путники. Сегодня здесь будет, чем поживиться.
   Девочка хихикнула. Ей нравился спектакль, который разыгрывали перед ней последние полчаса. И нравилось чувствовать себя его режиссером. Как же они забегали после ее записки! По двору, как угорелый, носился мальчишка со странными волосами, закрывая ставни на всех окнах. Тревожно выглядывала из приоткрытой двери сама матушка Хизер, осматривая окрестности.
   Старайтесь, дорогие, старайтесь! Сегодня вам будет оказана великая честь - вас навестит сама Дикая Астра! Конечно, вряд ли вы о ней слышали. Очень хорошо, что не слышали! И близко знакомиться, пожалуй, не стоит. А вот делиться нужно. Бэмц - очень доходное место. Здесь вертится много денег, много товаров, много богатых людей. А это не хорошо! Круговорот денег в природе должен соблюдаться неукоснительно, значит, сегодня вам придется расстаться с некой их частью.
   Таверна затихла. Мальчик последний раз выглянул из двери, огляделся и нырнул обратно в тепло. Звякнул замок, послышался шорох задвигаемого засова. Астра мрачно кивнула самой себе. Все правильно... Они вправе защищаться, и Астра не собиралась им мешать. Пусть попробуют, она не против. Так по крайней мере будет честно... Если есть такое понятие, как 'честность', в той профессии, что она себе выбрала. Она, конечно, не святая, но уж какая есть. И так сойдет для сельской местности.
   Астра потерла урчащий от голода живот. Продукты закончились еще утром, но желудок продолжал требовать и требовать. Можно, конечно, вылезти из укрытия, сбегать на рынок и купить парочку пирожков... Но вряд ли там еще остался кто-либо из торговцев - погода всех разогнала по домам. Да и Хизер, вопреки ожиданиям, может позвать порядочников, чтобы устроили засаду у дверей - а такие сюрпризы никому не нужны. Лучше уж подежурить здесь несколько лишних часов... Тогда, пожалуй, о еде пока лучше не думать. И не забыть сегодня пополнить припасы в местной кладовке.
   Ну, сколько можно ждать? Вот уже зажегся свет в окошках на втором этаже, вот уже и они гаснут одно за другим, а в общей комнате внизу все еще светло! Неужели они так испугались угрозы? Обычно на такие записки хозяева постоялых дворов реагируют мало. Слишком много у них недругов, способных так подшутить. Да и постояльцев тревожить незачем. А тут чего? Восприняли всерьез и готовят таверну к обороне?
   Представив себе того самого белобрысого мальчишку с тяжелой двустволкой на плече, выглядывающего из-за баррикады из стульев и столов, Астра снова захихикала. Желудок отозвался недовольным бурчанием. Вот же гадство! А если он забурчит там, в таверне, когда нужно двигаться абсолютно бесшумно? Потерпи, потерпи еще немного. Сегодня у нас будет хорошая добыча. Можно будет попировать вволю! Но сначала - дело...
   Вот оно! Свет, пробивающийся сквозь закрытые ставни зала, становился все мягче и тусклее. Должно быть, постепенно затухает огонь в камине. Значит, уже скоро.
   Астра неловко выползла из куста. От долгого лежания ноги затекли и плохо слушались. На цыпочках по мягкой земле подобраться к террасе - дело нескольких секунд. Никто ничего не услышал, трава пружинит под ногами, словно ковер. Осторожно заглянуть в щелку между досками ставень, проверяя, уснул ли неугомонный мальчишка.
   Ну, ты посмотри! До сих пор не спит! Сидит и мечтательно пялится в потолок с блаженной улыбкой на лице. Ну что ж, подождали час - подождем и другой! Не впервой.
   Желудок печально заурчал, выражая отношение к этому решению. Небо над головой давило на плечи угольной чернотой.
   ***
   Первые два часа своего дежурства Олаф был начеку. Он прислушивался к шуму шагов в верхних комнатах, к болтовне прибирающихся на кухне служанок, ворчанию повара. Поначалу он вздрагивал и настороженно поворачивался на каждых шорох. Но таверна понемногу замирала, готовясь ко сну, только слышался далекий рокот приближающейся грозы.
   Дом затих. Погасла тоненькая полоска света, пробивавшаяся из-под двери хозяйки Хизер.
   За стенами таверны шумел ветер. Олаф, опустив голову на сложенные руки, задумчиво смотрел на огонек масляного светильника. Он вспоминал подслушанный вечером разговор Хизер и того постояльца, которого привела Тай.
   Весь вечер тот периодически поглядывал на Олафа, а перед уходом обратился к Хизер:
   -Скажите, лэри, а откуда этот мальчик с такой странной прической?
   - Олаф? Он местный, из Пристенков. Маленькое село у границ Заповедного леса, - помолчав мгновенье, ответила Хизер. - А волосы? У нас тут встречаются разные люди. И не только люди.
   - Ну-ну. - Постоялец проводил взглядом тащившего ставень Олафа и ушел в свою комнату.
   Олафа не обидел и не удивил интерес незнакомца. За время своей жизни в Бэмце он не раз ловил на себе удивленные взгляды, еще бы, парень с белыми волосами до середины спины и двумя черными прядями на висках! Несмотря на то, что в Пристенках можно было встретить кого угодно, таких, как он, в Бэмце не видели.
   На улице снова завыл ветер.
   - Почти как волки воют! - поежился Олаф, - ну и погодка нынче!
   Он повозился в кресле и опять вспомнил свой сегодняшний конфуз. И надо же ему было так влипнуть! Самое печальное - Тай подумает о нем, как о недотепе, не способном устоять на ногах.
   Но, представив перед собой разъяренную проводницу, Олаф мечтательно улыбнулся. Какая она все-таки красивая! Он вдруг припомнил, как они с мальчишками подглядывали за купающимися девчатами. Да, весело было, особенно когда их заметили! Как они тогда визжали, дурехи деревенские! Подумаешь, цацы! Вот то ли дело Тай!
   - Извините, пожалуйста! - произнес вдруг кто-то рядом с Олафом. Он удивленно завертел головой. На широкой стойке прямо перед ним устроился ... таракан. Но какой! Большой, черный и в палец ростом!
   - Вы не будете драться? - тихо поинтересовался таракан. - Визжать, шуметь?
   Озадаченный Олаф покачал головой. Нет, за время, проведенное в Бэмце, он встречал разных удивительных людей и существ, но вот говорящих тараканов ни разу не видел.
   - Нет, визжать и драться я не буду. А ты кто? - Олаф пригнулся, стараясь рассмотреть получше своего невиданного собеседника.
   - Я - Джобуш, таракан разумный, говорящий. Социальный статус - шестой агитатор великого Жир-Юща! - не очень понятно выпалил тот тоненьким голоском.
   - Кто, кто? И что это за Жир-Ющ такой?
   - Опять... - таракан заметно пригорюнился и сел, точь-в-точь как человек, вытянув вперед задние лапки.
   - Что - опять? - удивился Олаф. Таракан был очень забавным, а опыт жителя Пристенков подсказывал парню, что не стоит делать резких движений и повышать голос. И еще - если внимательно выслушать собеседника, каким чудным он бы не казался, то вреда не будет, а вот польза - несомненно.
   - Опять объяснять, - пояснил таракан. Его голосок хоть и был звонким, но звучал устало и как-то надтреснуто.
   - Устал я уже. Старенький я, - совсем загрустил таракан. - Ну, хорошо, слушай - мы, разумные говорящие тараканы живем здесь, в таверне уже несколько поколений и...
   - Погоди-ка, а хозяйка Хизер знает о вас? - остановил таракана Олаф. - Ну, про то, что вы живете здесь?
   - Хозяйка знает. И не перебивай меня! - почти взвизгнул Джобуш. - Говорю тебе, громадина бестолковая, я старенький. И устал. И очень кушать хочется, - последние слова таракан почти прошептал.
   - Извини, я не буду больше, - Олафу стало жаль усталого таракана, - продолжай.
   - А у тебя поесть ничего нет? - с надеждой спросил тот.
   - А что ты ешь?
   - Все! Но сейчас мне очень нужно что-нибудь сладкое, - Джобуш вскочил на задние лапки и прытко подбежал к краю доски. - Я проделал далекий путь! С чердака!
   Олаф посмотрел под стойкой, где Хизер держала в коробочке леденцы для детей постояльцев. Но, как назло, коробка была пустая, только на дне поблескивало немного сладкой крошки.
   - Вот, все что здесь есть, - показал Олаф таракану.
   - О! Мне хватит! Ты - мой спаситель! - Джобуш подбежал к коробочке и, усевшись возле нее, ухватил лапками леденцовые осколки.
   - Такие длительные физические усилия отнимают много энергии, - невнятно бормотал таракан, похрустывая крошками.
   - А ты не можешь говорить попонятнее? - поинтересовался Олаф.
   - Положение обязывает меня говорить так, - таракан покончил с едой и старательно отряхивал лапки. - Я ведь агитатор, и мне нужно говорить много умных и ученых слов.
   - А что значит - агитатор?
   - А не знаю, - вдруг развеселился Джобуш. - Вот знаю, что я - агитатор, а кто это и зачем - не ведаю! Ик! Ой! Ик, ик...
   Олаф рассмеялся - так забавно выглядел его ночной собеседник.
   - Тебе смешно! - немедленно обиделся тот, - А я икаю!
   - Иди-ка ты сюда, - и Олаф плеснул воды из кувшина прямо на стол и поставил рядом с лужицей икающего агитатора. Таракан жадно принялся пить.
   - Послушай, - оторвавшись от воды, произнес Джобуш. - А ты не мог бы... Немного, я ведь прошу немного - только деткам!
   И таракан вдруг опустился перед Олафом на все лапки и низко склонил голову.
   - Ты чего? - удивился тот - Еще сладкого?
   - Еды! Дай мне еды! Вернее не мне, а деткам! Мы хорошо живем, хвала председателю Жир-Ющу, но вот еды - мало, - Джобуш приподнялся и замахал передними лапками. - У нас нынче деток много появилось, и охотники не могут накормить всех. Ну, пожалуйста, чего тебе стоит?!
   Шестой тараканий агитатор выглядел таким несчастным, что парню стало жалко и его, и голодных детишек. Он задумался - для того, чтобы собрать таракану еды, нужно было уйти от стойки, а ведь его, Олафа, поставили дежурить. С другой стороны - таверна заперта, да и кухня вот она, рядом. Да и навряд ли кто-то решится забраться в таверну самой Хизер. И Олаф, решительно тряхнув головой, сгреб таракана и отправился на кухню. Там, к восторгу Джобуша, ему удалось намести со стола почти полную горсть хлебных крошек, а в миске оказалась яблочная кожура.
   - О, добрый человек, - почти пел Джобуш, бегая вокруг кучки из крошек, - это все нам? Благодарность моя не знает границ. Пусть славится председатель Жир-Ющ, и пусть сгинут эти подвальные самозванцы!
   -Какие такие подвальные? - удивился Олаф.
   - Да есть тут всякие, тоже разумными прикидываются! - пробурчал Джобуш. - Но как я это все дотащу до чердака?
   Олаф решительно стряхнул крошки в миску и, ухватив таракана, направился на чердак.
   Мальчик спустился вниз минут через десять. Он посмеивался, вспоминая увиденное на чердаке: председатель Жир-Ющ оказался старым, почти седым тараканом, а остальные члены партии с таким восторгом приняли принесенную еду, что Олафу стало неловко. Ему практически пришлось сбежать от потока благодарственных слов председателя и остальных тараканов.
   Парень сел в кресло и устало потянулся. День был маятным, и он очень устал. Таверна спала, везде было тихо и темно. Олаф откинул голову на спинку и задумался. Но усталость взяла своё - мысли начали путаться и расплываться. Огонек светильника стал тихо таять.
   - Надо же - разумные тараканы! - пробормотал Олаф и крепко уснул.
   ***
   - Да этот мальчишка просто издевается! - бурчала себе под нос Астра, притоптывая на месте. Ветер поднялся такой, что продувал до самых костей. Куртка помогала мало, и девочка начала ощутимо мерзнуть.
   Время шло, а светловолосый паренек все сидел, думая о чем-то своем, и совершенно не собирался засыпать. Вдруг он резко поднял голову и уставился на что-то прямо перед собой. Астре было плохо видно, что случилось, но мальчик явно с кем-то разговаривал. То ли этот кто-то был невидимым, то ли просто очень маленьким, то ли у белобрысого не все дома и он любит поговорить с умным человеком.
   Следующие манипуляции мальчика повергли Астру в полное недоумение. И зачем, спрашивается, ему понадобилось вытряхивать крошки из конфетной коробки и разливать по стойке воду? Точно, малец немного не в себе...
   О! Пошел куда-то! И все еще продолжает с кем-то разговаривать... Интересно, как долго его не будет? Может, попробовать пока отпереть ставни и дверь террасы?
   Замок на ставнях был простой, амбарный. И правильно! Зачем на ставни ставить другие замки? Их открывать замучаешься, а так все удобства для дорогих посетителей... На двери замок посложнее, хоть и не ясно зачем. Дверь наполовину стеклянная - грабители понаглее просто выбьют стекло и не станут возиться. Это Астра по доброте душевной старается намусорить по минимуму, чтобы облегчить хозяевам жизнь. Вон, даже ноги вытерла, чтобы не наследить!
   Путь в таверну был открыт, и мальчика все еще не было. Астра быстро просочилась внутрь, прикрыв ставни и плотно закрыв за собой дверь. Бесшумной молнией подлетев к коридору, в котором скрылся мальчик, она прислушалась. Кто-то возился на кухне, что-то таская и с кем-то тихо переговариваясь. Отлично! Значит, есть время осмотреться...
   Большой зал, столы, накрытые аккуратными скатертями, почти потухший камин и небольшая стойка - похоже, рабочее место того самого мальчишки. А вот и касса... Ну-ка, что у нас тут за замочек? Надо же - такое дорогое заведение, а замок самый обыкновенный! Что, не хватило деньжат купить на Большом рынке у Ворот новомодный кодовый? С этим последним словом техники Астра бы не справилась. А так... сами виноваты.
   Девочка показала сейфу язык и вытащила из кармашков на поясе несколько отмычек. Отменных, заговоренных от шума и очень дорогих. Такие открывали любой замок абсолютно бесшумно, без звона и металлического скрежета. Специалисты-маги из Обменника знают свое дело...
   Повозиться несколько невозможно долгих секунд, и дверца открыта. Астра прислушалась - мальчишка по-прежнему гремел посудой на кухне. Может, ему поесть приспичило? Ну и молодчина! Приятного аппетита! Пусть продолжает в том же духе! Кто бы мог подумать, что он окажет такую неоценимую помощь в ее многотрудном деле?
   Ну, и какой у нас сегодня улов? Нда... не сказать, чтобы слишком густо. Но, чем богаты...
   Распихав несколько золотых и пару десятков серебряных монет в тугие карманы на поясе, чтобы не звенели, Астра аккуратно закрыла сейф. Замок мягко щелкнул, сейф снова выглядел нетронутым и надежным.
   На кухне послышался топот. Девочка насторожилась, но звук шагов ушел куда-то вверх - должно быть на чердак. Туда ему и дорога! Не будет мешаться под ногами...
   Астра неслышной тенью скользнула к лестнице. Если ступать возле самой стены, ступеньки почти никогда не скрипят. А здесь еще для большей мягкости шагов постелили ковровую дорожку. Сразу видно, что заведение дорогое и респектабельное - до чего заботливые хозяева!
   Ноги тонули в ворсе ковра, мягкая кожаная подошва сапожек делала движение абсолютно неслышным. Астра улыбнулась про себя - пока все складывалось даже лучше, чем она смела надеяться. Интересно, а двери здесь тоже с новенькими, хорошо смазанными замками и петлями?
   Замки были еще проще, чем на сейфе. Астра такие открывала с закрытыми глазами. Дверь даже не скрипнула, открываясь. Глаза привыкли к темноте и могли рассмотреть очертания предметов. Вон кровать со спящим в ней человеком, стол возле окна, на отодвинутый стул небрежно брошена куртка, открытая сумка стоит рядом... Девушка приоткрыла дверь еще шире, готовясь скользнуть внутрь, но тут что-то шевельнулось на кровати, в ногах у человека. Собака? Кошка? Нет, вроде бы что-то поменьше... Выяснять, что за странная живность поселилась в таверне, Астра не стала. Быстро закрыв дверь, она отошла подальше от опасного номера. Похоже, животное ее не заметило и даже не проснулось, но соваться обратно небезопасно. Зверюхи обычно очень чутко спят и имеют дурацкую привычку поднимать шум из-за ерунды. Ну, мало ли, кто решил заглянуть в номер посреди ночи? Может, это хозяйка решила подоткнуть постояльцу одеяло?
   В следующей комнате животных не было. Астра выдохнула с облегчением и протиснулась внутрь. Здесь, похоже, живет женщина. Вещи сложены на стуле почти аккуратно, дорожная куртка висит там, где ей положено - на вешалке возле двери. Сумка под кроватью... а вот это уже нехорошо. Лезть туда рискованно - постоялица может проснуться. Женщины в этом плане не хуже животных - тоже спят беспокойно и любят повопить. Может, ну ее, эту сумку?
   Уже совсем развернувшись к двери, девочка заметила на столе какой-то предмет. Кошелек? Не может быть! Кто же бросает кошелек на самом виду, да еще и перед раскрытым окном? Только полный идиот или кто-то совершенно непуганый... Ну, да ладно, не ей жаловаться, что добыча сама плывет в руки.
   Убрав находку в сумку, Астра снова шагнула к двери. Посмотреть, что там, можно будет и позже. К тому же, зачем звенеть монетами прямо над ухом хозяйки номера и испытавать на прочность ее нервы и гостеприимство? Пора и честь знать...
   В этой комнате больше делать нечего, но стоит ли идти в другие? Касса и кошелек, сколько бы денег в нем ни было - это уже неплохой улов. Можно спокойно жить в Обменнике пару недель и не думать ни о чем... Или все же попытать удачу еще раз?
   'Ладно, я только одним глазком гляну и все! - решила девочка и кивнула сама себе. - Если там не будет ничего стоящего, значит, не судьба!'
   Так и вышло. Следующий по коридору номер тоже занимал мужчина. Он мирно спал на кровати лицом к двери. Астра замерла, прислушиваясь к звукам его дыхания. Вроде бы, не думает просыпаться. Но толку-то? Сумки не видно - наверное, тоже убрал под кровать или в шкаф, в дверце которого торчит маленький ключик. Попробовать подкрасться к шкафу? Зачем так рисковать? Если мужчина проснется, не миновать встречи с порядочниками, а это уже совсем ни к чему. Особенно сейчас, когда монеты из кассы приятно оттягивают пояс. Нужно уходить...
   И тут Астра застыла в нерешительности. А как именно уходить? Что, если ненормальный мальчишка уже вернулся и снова сидит на посту? Может, конечно, он все-таки умаялся и уснул - так еще можно попытаться уйти незамеченной. А если он снова мечтает или разговаривает сам с собой? Тогда мимо него не пройдешь, и придется сидеть в каком-нибудь углу, рискуя быть пойманной кем-то из проснувшихся постояльцев. Что остается? Через окно? В этом номере оно как раз открыто, и ветер треплет белые занавески. Можно воспользоваться случаем... Правда, это второй этаж...
   Астра подошла поближе к окну и выглянула наружу. Ну, надо же! Вот это удача! Окно выходит прямо на крышу террасы! Взобраться на нее и спуститься по одной из опор - это не составит для девочки особого труда. А чтобы не разбудить спящего лэра - зачем портить человеку сон? - можно залезть на стул, и уже с него...
   Так, а что это у нас на стуле? Сюртук, причем из очень дорогой и добротной ткани. С карманами, в которых лежит что-то плотное, на ощупь похожее на полное бумажник. И что же хранят в портмоне богатые лэры?.. Любовные письма поклонниц или что посущественнее? Можно, правда, и бумажник забрать не глядя, но зачем ей чужие письма? А мужчина расстроится... Бумажки можно и просмотреть предварительно - не зазвенят и шума не поднимут.
   Девочка еле сдержалась, чтобы не присвистнуть! Нет, сегодня Санта-Болта явно решил осветить своей милостью маленькую бедную Астрочку! На что она точно не рассчитывала, так это наткнуться на ассигнации здесь, в Бэмце! Да она теперь богата! Можно даже будет бросить это ремесло, снять квартирку в Магнолиуме, давать уроки игры на фортепиано....
   Астра так размечталась, что резкая боль заставила ее приглушенно вскрикнуть. Маленькая острая булавка воткнулась ей в руку, когда она слишком сильно сжала воротник сюртука. Машинально рванув зловредную вещицу, Астра присела и затаилась возле окна. Мужчина на кровати пошевелился, что-то пробормотал во сне и снова затих.
   Девочка сидела, не шевелясь, пока дыхание человека не выровнялось. С максимально возможной скоростью при необходимости соблюдать полнейшую тишину Астра перемахнула через подоконник. Неслышно пробежаться по покатой крыше, съехать по опорному столбу - и вот она уже на земле. Сердце стучит, как сумасшедшее, но на лице довольная улыбка, которую не могут стереть даже первые капли начинающегося дождя. Теперь обогнуть таверну, свернуть на тропинку возле малинника и взять курс на темнеющий невдалеке лес.
   Спрятавшись поглубже в капюшон куртки, Астра двигалась все дальше и дальше от таверны. Ноги, привычные к быстрому бегу, слушаются легко - они не раз выручали и сейчас не подведут. А там... найти укрытие и спокойно дождаться утра. Сообщник-дождь смоет все следы, и ни один порядочник не сможет найти ее в обширных лесах Пристенков.
   Астра бежала, прислушиваясь к грозным раскатам грома и не менее грозному урчанию в животе. Еды раздобыть не удалось, но это уже мелочи. Голодать ей тоже было не впервой, переживет. Зато впереди ждала новая жизнь, и к ней девочка готова была бежать хоть всю ночь.
   Под сомкнувшимися кронами Астра остановилась и отдышалась. И только сейчас заметила, что все еще крепко сжимает что-то в кулаке. Разжав пальцы, она уставилась на случайный трофей. На ее ладони поблескивала серебром маленькая брошка в виде летящей чайки.
   ***
   Новое место обитания Козявочка изучала долго и с особым пристрастием. Как-никак, ей предстояло жить там весьма и весьма долгое время. И хотя до этого момента ни один пыжик не переходил добровольно на работу в садах людей... но Тетушка Хизер так радовалась, увидев Козявочку, принесла столько мягких тряпочек и перышек для утепления норки, угостила такой вкусной булочкой, что та доверилась ей целиком и полностью.
   Козявочка прошлась по своим новым 'владениям', собрала жуков с кустов и подкормила гнездящихся там малиновок. Вот и хозяйство, все не скучно будет...
   А вот малина у трактира была неважной... это Козявочка определила сразу! Мелкая и чахлая (хоть и сладкая), будто никто за ней не ухаживал толком.
   Козявочка отряхнула с лапок пыль, убедилась, что никто не подсматривает за ней, и принялась за работу...
   Казалось, что пыжик просто ходит, посвистывая, среди кустов, но когда она поглаживала и поправляла тоненькие веточки, там, где они были сломаны или погрызаны жуками, нарастала свежая кора, а то и листочки... Козявочка иногда встряхивала одну-две веточки, и с них сыпались на землю малиновые жуки, тля и муравьи... их Козявочка старательно втаптывала в землю... а малина, под посвистывание пыжика, оживала буквально на глазах, тянула вверх свежие побеги и зеленела свежей листвой. Казалось, что вот-вот кусты покроются ягодой, но на это Козявочке требовалось больше времени...
   А небо снова начало затягивать тучами. Пыжик выбрала самое укромное место в саду, опять же, под корнями старой яблони, и принялась готовить нору: сначала выгребла оттуда весь мусор, подмела землю пучком травы, настелила тряпочек и потом уже смастерила себе уютную перину...
   Собиралась гроза, но сегодня ее можно было не бояться. Козявочка, закопавшись в теплую постель, сонно смотрела, как под порывами ветра пригибается трава...
   Пыжик уже начала клевать носом, когда рядом с ней раздалось деликатное покашливание. Козявочка встрепенулась и огляделась по сторонам. Никого не было. Кашель повторился, и кто-то тоненьким голосом сказал:
   - Я здесь, на земле...
   Козявочка опустила глаза и увидела крепенького, раза в два больше желудя, рыжего с черной полоской на спине, неизвестного жука с залихватски закрученными вверх усами.
   - Ты кто такой? - заморгала она, прогоняя остатки сна.
   - Я - Луи, сударыня! - пропищал тот, явно намереваясь приложиться мордой к лапке пыжика. - Прошу простить меня за беспокойство, но я решил познакомиться с соседкой поближе...
   Жук таки потыкался носом в лапку Козявочки, со словами 'Шарман, шаррррман... очарован...'
   - Знаете ли, я прогуливался тут рядом, когда вы колдовали над малиной, - продолжал он.
   - Я не колдовала, - засмущавшись, перебила его та. - Я насвистывала малине песенку... она от нее растет лучшей...
   - О, это и есть настоящее колдовство! - пропищал Луи. - Ах, как было бы здорово, если бы такая очаровательная колдунья, как вы, присоединилась к нам!..
   - А к вам, это к кому? - переспросила 'очаровательная колдунья'.
   - К нам - это к партии Гордых Тараканов! Мы - за мир во всем мире, за свободу и равенство тараканов и людей, и за то, чтоб нас прекратили уничтожать и унижать!
   Козявочка не поняла половины услышанного, но про мир во всем мире ей понравилось.
   - Когда-то давно наш далекий предок жил в лаборатории великого мага! - вдохновенно вещал таракан. - Там он отведал волшебное лакомство, которое наделило его разумом и чувствами! От него произошли мы - Гордые Тараканы! Наша маленькая, но несломленная в боях с человечеством партия нашла обитель в подвале тетушки Хизер! О, эта чудная женщина относится к нам с терпением и пониманием, но кухарка!.. Кухарка здесь - сущая бестия! Она травит нас, расставляет липучки, швыряет в нас тапками...
   Луи затрясся от негодования.
   - И главное - она не видит разницы между нами и чердачными плебеями! Это дополнительное унижение - сравнение с этими черноспинными! Но ничего, когда-нибудь мы найдем управу на них всех! И я надеюсь, сударыня, что вы присоединитесь к нашей партии в борьбе за права и свободы разумных существ!
   - Ага! - ошалев от такого набора слов, кивнула Козявочка.
   - Сударыня, - обрадовался таракан, - с вашей поддержкой мы свернем горы!
   - Ага, - еще раз кивнула пыжик и на всякий случай переспросила. - А зачем их сворачивать?
   - Ах, это метафора, - махнул лапкой Луи.
   - А что такое метафора?..
   Через полчаса усталый таракан-активист объяснил любопытной Козявочке смысл многих незнакомых ранее слов, и разговор продолжился на совершенно другую тему...
   Как оказалось, в сад таракана привела любовь к бабочке-капустнице... Луи воспылал страстью к ней два дня назад и проводил в саду все свободное время.
   - А какие у нее усики, - вздыхал он. - А какое чудное мохнатое брюшко...
   Козявочка понимающе кивала, хотя капустниц почему-то недолюбливала. Наверное, из-за невзрачного вида.
   Гроза, собирающаяся весь день, наконец началась. Ливень хлынул плотной стеной.
   Вдруг Козявочка увидела, как из-за угла таверны выходит человек... Пыжика передернуло - наверное, попасть под ливень ему было очень неприятно!
   Тем временем человек накинул на голову капюшон и припустил бегом по направлению к лесу.
   - О, несчастный человек, - вздохнул таракан. - В такую погоду я даже кухарку бы не выгнал из таверны...
   ***
   Они топтались под дверью: три таракана со странными музыкальными штуками в руках, распевающийся вполголоса Джобуш и все время краснеющий Олаф.
   - Услышь меня, краааасооткаа! - вдруг громко запел старый таракан. - Я ждууу тебяяя в сааду...
   Дверь пристройки открылась, но вместо Тай на пороге появилась Хизер с медным ковшиком в руках.
   - Ты спишь? Олаф! - хозяйка протянула руку и, взяв мальчика за плечо, резко встряхнула. - Проснись, охранник!
   Олаф резко вскочил и лишь потом проснулся. У стойки стояла Хизер, дверца кассы была открыта, а сама касса - пуста.
   - Что? Я уснул... - растерянно забормотал парень. - Как же это? Хозяйка...
   - Помолчи, - голос Хизер был ровным и холодным. - Сядь и помолчи.
   Она коротко глянула на служанок и кухарку, застывших в дверях кухни.
   - Вам нечем заняться? По-моему, пора готовить завтрак, - и женщины бросились хлопотать на кухне, греметь посудой и стучать ножами. Хизер повернулась к Олафу. - Хватит куксится. Что сделано, то сделано. Боюсь, что вор не только кассу вскрыл...
   Олаф понял, что худшие опасения Хизер сбылись - вор, очистив кассу, прошелся и по комнатам постояльцев. И сейчас к хозяйке потянутся с претензиями гости, ей придется объясняться и выслушивать обвинения. А все потому, что он, Олаф, поставленный сторожить, проспал! Парню было так стыдно, что у него не осталось ни одной мысли, кроме одной: он - рястяпа, не справившийся с таким простым поручением!
   - Олаф! - голос Хизер с трудом прорвался через гулкую пустоту его головы. - Олаф, иди сюда.
   Парень вскочил и подбежал к хозяйке. Он готов был броситься в погоню за неведомым вором, если только она этого пожелает, он выполнит любое поручение Хизер, лишь бы только не видеть её укоризненного взгляда. Но глаза женщины были хоть и строгими, но на него она смотрела как всегда - с легкой насмешкой.
   -Вот что, сходи-ка ты за порядочниками. Я так думаю, что без них не обойтись...
   Олаф выскочил из трактира и бросился бегом в сторону отделения. От волнения он забыл и про куртку, и про снятые сапоги. Проскочив пару кварталов, в переулке он увидел патруль позорников. Их возглавлял давний знакомый Хизер лэр Клуш.
   - Ох, как хорошо, что я вас встретил! Хозяйка просит вас пожаловать в таверну. Там, у нас был вор... - отрывисто пробормотал запыхавшийся парень.
   - Что? Кто-то посмел влезть в таверну хозяйки Хизер? - от изумления у сотника позорников брови поднялись домиком. - Да быть такого не может!
   - Может, к сожалению... - тяжело вздохнул Олаф. - Нас обокрали!
   ***
   Тай проснулась и улыбнулась убежавшему сну. В комнату осторожно заглянула Алиса.
   - Доброе утро. Знаешь, что вчера было? - Тай подмигнула Алисе и кивнула. - Жалко, что ты рано заснула... Увидела бы лицо этого мальчишки!
   - Да я его видела, пыталась предупредить, но он...
   - А, понятно. Увидел тебя и обалдел, а от меня получил в лоб!
   И две женщины, юная и не очень, рассмеялись. Тай присела к зеркалу и стала надевать на косички разноцветные шарики. В зеркало было видно, как на глаза Алисе навернулись слезы.
   -Ну, что опять случилось?- Тай обернулась к девочке.
   Алиса часто заморгала и стала рассказывать, что в украденной сумочке лежали не только деньги. Были там еще и очень модные в этом сезоне среди пансионерок шарики для волос. Алиса специально просила, и папенька заказал их с гравировкой буквы 'А' на каждом. Чтобы никто ненароком не 'перепутал' со своими. В пансионе такое случалось.
   А еще там лежало зеркало в старинной серебряной оправе и расческа из шелкового дерева. Эти вещи принадлежали еще бабушке Алисы.
   Девушка вытерла глаза..
   -На этих вещах есть гравировка?- поинтересовалась Тай.
   -Есть,- удивленно захлопала ресницами девушка,- я ее даже рисовала на уроках.
   - Вот утром нарисуешь гравировку на бумаге,- женщина задумчиво прищурилась, - буду на базаре, посмотрю, тут не так много рядов с женскими украшениями. Может, встречу твоего красавчика, - и она подмигнула девочке. - Ох, я с ним познакомлюсь....
   Алиса заметно повеселела и тут же стала задавать вопросы.
   - Скажи, пожалуйста, этот хомяк, он почему говорит? Он что, волшебный?!
   - Ну, маги над ним конечно поработали. Только обычно фамилиары не такие умные, как Тусик. Над Кактусом поработало несколько магов, и, как я поняла, не совсем трезвых. Вот у них и получилось... Сами не знают как. Так что Кактус - уникум. И тут повезло этому магу.
   А вообще, фамилиаром может стать любое животное или птица. Иногда даже змеи, но они сильно шипят. Понять, что говорят - трудно.
   -А моего Чуда можно сделать говорящим?- девушка с интересом уставилась на кота. Чуд, усердно прикидывавшийся спящим, резко выгнул спину и зашипел.
   -Нет, работать надо с совсем молодыми животными. Но даже если бы и можно было? Подумай, как бы он с кошками общался? А жить одиноким не так и хорошо...- грустно улыбнулась Тай. Чуд спрыгнул с кровати, подошел к Тай и, оглушительно мурча, стал тереться об ее ноги.- А ты уверена, что твой кот - не фамилиар? - Чуд фыркнул и спрятался под стол.
   -Нет, - Алиса махнула рукой.- Он сам по себе такой умный! А вот скажи...
   -Так! Вопросы потом, по ходу дела, - Тай решительно встала от зеркала, все косички уже были украшены шариками. - Быстро одевайся, идем завтракать.
   ***
   Лэм открыл глаза. Традиционный вопрос 'Где это я?', заданный еще не проснувшимся организмом, быстро испарился. Можно было потянуться, немного понежиться в постели, глядя в потолок, и подумать.
   Из открытого окна веяло свежестью, похоже, ночью прошла гроза. Что ж, не зря весь день накануне стояла духота. Лэм привык спать с открытыми окнами - сказывалось воспитание старого Бенедикта, который с детства закалял внука.
   Впрочем, следовало признать, это было неблагоразумно. Открывать настежь окно в чужом доме, в чужом городе, в чужой стране. Конечно, револьвер лежал под подушкой, но чтобы воспользоваться им, надо еще вовремя проснуться.
   Поэтому - не расслабляться! Не стоит вести себя так беспечно, даже если удача сама плывет в руки. В первый же день встретить проводника по Пристенкам и мага! Если правильно расспросить их обоих, можно найти какую-то зацепку и выловить типа в зеленом. Только зачем было так откровенничать перед этой необычной женщиной?! И хотя она одета, как охотник, но независимая манера держаться все время создает ощущение, будто Тай - дама из общества. Очень странно. Во всяком случае, стоит прислушаться к ее совету и не врать лишнего.
   А маг прячется в тени, как будто старательно избегает шумихи вокруг себя. При этом не просто закрывается сам, но и не слишком интересуется личностью заезжего 'этнографа'. Хотя, кто его знает, может, он читает мысли? Неизвестно, что эти маги умеют делать, а что - нет. Да, жителей этой страны не зря называют плутами - с ними ни в чем нельзя быть уверенным. Посидев некоторое время за столом с мэстрэ Даном, Лэм так и не смог вытащить из своего будущего спутника ничего особо интересного. И пока форсировать события не стоит. Немного попозже, когда к нему привыкнут.
   И, наконец, девочки. Такое впечатление, что по чьей-то злой воле они обе оказались не на своих местах. Скромница Анликка совершенно естественно смотрелась бы в Демо на светском балу в наряде дебютантки. Кружок сплетниц во главе с лэри Фанни не нашел бы в манерах Лики ни одного недостатка, а место фрейлины Императрицы как будто создано для нее.
   А вот неожиданно свалившаяся им на головы девица Драгон-Блю совершенно не подходила для той роли, которая на нее возлагалась как на дочь богатого олигарха. Яркая, сумасбродная, рассказывающая невероятные истории Алиса в глазах Лэма представала магичкой, размахивающей волшебной палочкой... или чем они там машут?
   Похоже, о 'наделении человека судьбой по способностям его' и речи быть не может. Здесь Санта-Болта явно что-то напутал. Так, в теологию лучше не влезать. И, вообще, хватит валяться, а то уйдут без него!
   Лэм встал с кровати, ополоснул лицо и руки и принялся одеваться. Последним он взялся за сюртук. В следующий миг глаза отметили отсутствие привычного вздутия в области внутреннего кармана, где обычно лежал бумажник. Теперь его там не было. Лэм внимательно огляделся. Возможно, бумажник выпал из кармана..., но нет. И тут его пробрал холод. Схватившись за левый отворот сюртука, Лэм ощупал его и... С обратной стороны был вырван клочок ткани. Неизвестный вор решил поживиться не только деньгами, он не побрезговал и серебряной брошкой - 'Белой чайкой', которую Лэм специально спрятал от любопытных глаз за отворотом.
   Это был отличительный знак главы компании. Его ввел дед Бенедикт в честь любимой жены Теодоры, которую он ласково называл 'чайкой'. И в его устах это был комплимент! Старик носил свою брошь постоянно, и даже в последний путь он отправился с 'Белой чайкой', приколотой к сине-зеленому, как море, сюртуку.
   В день похорон Старого Бена сам Лэм еще не достиг совершеннолетия, а ему уже нужно было доказывать, что он способен стать достойным преемником деда.
   И бабушка Теодора - лэри Тео, как называли ее домашние - еще успела порадоваться за него. Именно лэри Тео стояла рядом с Лэмом на причале, когда с островов Мадеин вернулся 'Счастливый' с грузом чая и пряностей для Императора. Самый удачный рейс компании за год, первый крупный успех Лэма - деду за всю жизнь не удалось стать поставщиком двора, а внук сумел этого добиться. В тот день лэри Тео благословила его и торжественно вручила новую 'Белую чайку', которую она специально заказала у ювелира. А спустя три недели она ушла... Навсегда.
   И эта брошь стала для Лэма не только символом, не только отличительным знаком хозяина, но и памятью об этой гордой женщине, настоящей жене моряка и истинной лэри.
   Однако в последние дни кто-то наносил ему один удар за другим, уничтожая все, связанное с памятью о лэри Тео. 'Белая чайка' - последнее, что у него оставалось. И терять ее он не хотел.
   Лэм почувствовал, как внутри него снова закипает ярость. Та самая, что погнала его по Центральному тракту, заставила пересечь границу. Но сейчас к ярости примешивалось и отчаяние. Полиция, готовая рыть носом землю в ожидании дополнительной 'благодарности' от олигарха, осталась в Империи. А здесь в Плуто он - никто. Маложелательный иностранец.
   Стараясь сдержать эмоции, Лэм достал из шкафа несессер - чековая книжка была на месте, вор до нее не добрался. Что же, вопрос с деньгами можно пока отложить. До ближайшего отделения банка. А пока следовало разобраться с вором!
  ________________________________________
  
  
  
  
  ***
  Дан проснулся выспавшимся. Он еще полежал несколько мгновений, не открывая глаз, стараясь насладиться удивительными мгновениями покоя, когда не надо никуда спешить, ни за что-то отвечать, можно просто слушать сквозь полудрему пение птиц за окном, шелест листвы и чавканье..
  Чавканье?
  Маг открыл глаза и вздохнул. Ну, кто бы сомневался в источнике чавканья.
  Кактус лежал на тарелке, вчера еще полной фруктов, и доедал яблоко.
  - Ты сошел с ума, - Дан подскочил к столику и внимательно осмотрел хомяка. - Ты не мог съесть такую гору, она была больше тебя.
  - Я старался, - честно ответил Тусик, глядя на мага осоловевшими глазами. - Оплачено, не оставлять же продукты. А ты не разрешаешь класть еду в капюшон...
  - Ты однажды точно лопнешь от обжорства, - сердито сказал Дан, убедившись, что с Кактусом все в порядке. - Я бы еще понял, если бы ты в детстве голодал.. Но за всю жизнь ты ни разу не был голодным!
  - Как, не был? - обиделся Кактус и попытался сесть. - А когда ты в горах изучал нетрадиционные причины изменения направления воздушных потоков? Помнишь, мы в пещере прятались?
  - И что? - возразил маг. - У нас был полный рюкзак еды, и мы прекрасно отдохнули...
  - Нам просто повезло, что буран закончилась раньше, чем еда, - надулся хомяк.
  - Вот именно, у тебя никогда не заканчивается еда, а ты все равно жадничаешь, - укоризненно покачал головой Дан, - ну, зачем?
  - Я не жадничаю, я проявляю разумную предосторожность, - заявил Кактус. - Ты собрал странную компанию за столом, какая-то голодная девочка с голодным котом, этот странный мужик из Демо. Откуда ты знаешь, сколько он ест?
  - Вот уж этот грант тебя волновать не должен, - усмехнулся маг, натягивая брюки. - Я не знаю, чем он собирается на самом деле заниматься в Пристенках, но таскать у тебя орешки он точно не станет.
  - А кто станет? - заинтересовался хомяк, тревожно поглядывая на куртку Дана, карманы которой подозрительно оттопыривались...
  Но узнать, кто покушается на его богатство, Кактус не успел. Раздался стук в дверь, на пороге появилась расстроенная Лика.
  ***
  Потолок определенно был незнакомым. Чужой такой потолок.
  'Ну, правильно, вчера вечером разглядеть не успела... - констатировала Лика и подрыгала ногами, отпихивая одеяло в сторону. - Надо признать, что при свете здесь вполне себе ничего. Жить можно'.
  Вчерашнее желание немедленно сбежать домой исчезло без следа, и приключения можно было потерпеть еще некоторое время. Девушка вскочила с кровати и раздвинула шторы.
  За окном уже наступила утро. Трава была еще мокрой после ночного дождя, под окном красовалась на вид глубокая лужа, но с неба улыбалось теплое солнышко.
  'А мы сегодня пойдем дальше! Пожалуй, здесь, в Пристенках, будет намного интереснее, чем дома! Демоны с нами, конечно, но, ладно уж, постараюсь не обращать внимания. Теперь умыться и вниз', - подумала девушка, отыскивая взглядом косметичку.
  Столик был пуст. Лика пошарила под кроватью, заглянула под стол, перетряхнула сумку и даже зачем-то осмотрела подоконник. Приходилось признать - косметички в комнате не было.
  'Это называется - украли, - вспомнила девушка рассказы брата. - И что теперь делать?'
  Через пару минут напряженных размышлений потеря показалась не такой уж серьезной. В конце концов, должны же быть в этом городке лавки, где можно купить расческу? Как правильно сказал Ален, главное - деньги и артефакты...
  - Ой, кольцо!
  Хватило же ума не убрать его обратно в футляр!
  - А вот теперь придется идти к Дану...
  Вообще-то Лика предпочла бы промолчать. Ее, мага из рода Кеон, обокрали! Не столько жаль вещей, сколько стыдно... И если бы украденное кольцо не принадлежало будущей свекрови, если бы не обещание вернуть его после путешествия - можно было бы никому не говорить про пропажу.
  Девушка остановилась перед дверью мага. Подняла руку, собираясь постучать, потом снова опустила. Ну, не хотелось рассказывать Дану, какая она дура! 'Надо!'
  - Мэстрэ, вы уже проснулись?
  - Девочка моя, - растянувшийся на столике Тусик посмотрел укоризненно. - Тебя никто не учил, что не стоит врываться в комнаты к мужчинам? Да еще в такую рань!
  - Да, день уже на дворе! - Дан накрыл хомяка туникой. - Лика, ты иди вниз, завтрак пока закажи...
  - Ну, я... в общем... - девушка возила ножкой по полу.
  - Что-то случилось?
  - В общем, да. У меня косметичка... пропала.
  - В каком смысле - пропала? - уточнил маг.
  - Ну, в комнате ее нет. Вы не думайте, мне не жалко! Я бы еще купила, но там артефакт был... А за это кольцо Лилиан меня... короче, она очень расстроится...
  - Этого нам только не хватало? - вздохнул Дан. - И когда там украли твою косметичку?
  - Ночью, наверно, - девушка внимательнейшим образом разглядывала узор на ковре, покрывающем пол. - Еще вечером была, а утром - не стало... И чего теперь делать?
  - Только не плакать! Рассказывай, что еще пропало, кроме кольца, и пойдем к умным людям.
  - К каким? - Лика так удивилась, что Дан считает умным кого-то кроме себя, что даже почти успокоилась.
  - К порядочникам.
  - Никогда не видела! - покачала головой девушка. - А в косметичке было зеркало, гребешок, духи... Еще шпильки для волос и наборчик для маникюра.
  - Короче, куча дорогих и совершенно бесполезных вещей, - подал голос Тусик.
  - Ну, в принципе, да, - согласилась Лика.
  - А артефакт этот как работает? - продолжил задавать вопросы маг. - Какие функции выполняет, насколько доступен не-магам?
  - Кольцо вызывает панический страх, - отчиталась Анликка. - Пользоваться может любой, но у обычного человека вряд ли получится направленная волна.
  'Да, и у меня, собственно, тоже', - мысленно дополнила она.
  - Да, артефакт силы в руках вора - это не дело, - вздохнул Дан. - Срочно идем к порядочникам.
  Дан вздохнул, натянул тунику, взял Лику за руку и повел вниз.
  - А я? - крикнул вслед обиженный Тусик.
  - А ты будешь работать сторожевым хомяком, - оглянулся от двери маг. - Тем более, что завтрак ты уже схомячил...
  ...В обеденном зале было неспокойно. Дан окинул взглядом раскрасневшихся служанок, сердитое лицо Хизер, мальчишку со страной прической, сидевшего в углу с поникшей головой, и понял, что сегодня вор посетил не только его подопечную.
  За столиком у окна расположился темноволосый мужчина средних лет. Его возраст выдавали, пожалуй, только седые усы. Они белым пятном выделялись на загорелом лице, приковывая внимание.
  Было видно, что он хорошо знаком с хозяйкой трактира, и что она рада его присутствию. Дан не слышал, о чем идет речь, но несложно было понять, что этим двоим вместе уютно...
  Не хотелось прерывать этот разговор, но Дан взглянул на расстроенное лица Анликки, взял ее руку покрепче и подошел к столику.
  - С утром! Простите, что прерываю вашу беседу...
  Хизер обернулась, и ее губы улыбнулись. Но только губы. Глаза оставались беспокойными и печальными. Мужчина за столом поставил чашку на блюдце и внимательно осмотрел Дана и его спутницу, задержавшись взглядом на выглядывающем из-под рукава браслете мага.
  - Кто у вас занимается кражами? - обратился маг к хозяйке таверны.
  - Знали бы мы кто, ему бы не поздоровилось, - пробурчал Олаф.
  Хизер метнула в него быстрый взгляд.
  - Помолчи, сторож. У вас тоже что-то украли?
  Лика посмотрела на Дана и после ободряющего кивка еще раз рассказала о краже косметички.
  Мужчина за столом удивлено поднял бровь - дескать, странный выбор для вора, но если уж польстился на такую мелочь, стоит ли его разыскивать...
  - В косметичке лежал старинный артефакт, - пояснил маг.
  - Мало того, что это - семейная реликвия, но еще и боевой перстень. Он вызывает панический ужас, - вздохнула Лика
  - Ну, некоторых напугать не вредно, - запальчиво сказал Олаф.
  - Панический ужас, направленный неумелой рукой, может вызвать разрыв сердца, - сердито ответил Дан. - Магией, даже если она заключена в артефакте, нужно уметь правильно пользоваться...
  Седоусый пощипал усы и задумчиво проговорил:
  - Да, интересные дела...
  Хизер тут же спохватилась и представила его гостям.
  - Это лэр Клуш. Сотник позорной дружины Пристенков. Я уже послала за порядочниками, но Олаф встретил по дороге лэра Клуша с людьми и попросил помочь.
  - Лэр Клуш станет расследовать кражу в таверне? - поднял бровь Дан. - У вас такие многосторонние контрабандисты? Или вы знаете в лицо всех воров Пристенков?
  - Лер Клуш многое знает и многое видит, - тон сотника по-прежнему был дружелюбным, но в нем появились неприязненные нотки. - Разве вы, маги, не знаете ничего, кроме заклинаний своей стихии?
  - Я не полезу лечить больного, когда рядом есть лекарь, - жестко ответил Дан.
  - Это когда есть, - улыбнулся одними уголками губ Клуш. - А вот когда лекарь далеко... Ребята в Порядочной дружине неплохие, но и работы у них невпроворот. Здесь, в Пристенках, каждые пять минут что-нибудь случается. Вы, конечно, можете их подождать до обеда, но только время сейчас работает на вора, а дождь и без того оказал ему услугу. Преступник, мэстрэ, он преступник и есть. Не важно, контрабандист он или обычный воришка. Я предложил помощь, но раз уж пошел такой разговор, то, пожалуй, лучше пойду отсыпаться. Устал я сегодня, Хизер, - он поднялся из-за стола и обернулся к хозяйке таверны. - Близнецы полночи орали, как резанные! Зубки у них идут... А только угомонились, прибежал Карл - аврал у них, видите ли, и без меня никак... Ладно, пойду я. Спасибо за чай.
  Клуш небрежной ленивой походкой направился к выходу.
  - Подожди, Сванте! - остановила его Хизер. - Я знаю, что ты занят. Но я так расстроилась. Никогда моих постояльцев не обворовывали. Какой позор для таверны...
  - Нам необходимо найти перстень. Что нужно делать? - спросил Дан, отпустив руку Лики.
  - Делать-то? - Клуш оглянулся на мага, задумался и кивнул головой. - Сейчас попрошу ребят глянуть, что там со следами, но, боюсь, после дождя... Кроме того, Хизер, надо опросить всех постояльцев и слуг, уточнить, что еще украли, и не мучался ли кто сегодня ночью бессонницей. А там... посмотрим по результатам. Давай, Ник, - он кивнул молодому позорнику, который стоял у дверей, - сходи поговори, да осторожно, спокойно...
  Дружинник осторожно выскользнул за дверь, почти столкнувшись с мрачным Лэмом. Постоялец стремительно вошел в обеденный зал и сразу обратился к хозяйке таверны.
  -Прошу прощения, лэри Хизер, - произнес Лэм. - Но у меня произошла своего рода... неприятность. Как я понимаю, меня ограбили. И судя по суматохе, похоже, что эта новость никого не удивит.
  - И у вас тоже... Что пропало у вас, грант? - подчеркнуто вежливо спросила Хизер, сделав ударение на обращении. И тут же пояснила для Клуша. - Лэр Лэм - ученый из Демо.
  Клуш покосился на новоприбывшего. Не было похоже, что он нуждается в объяснениях. Он внимательно разглядывал представленного гранта, и его взгляд совершенно утратил прежнее дружелюбие. У Дана сложилось впечатление, что тот резко не понравился позорнику, хотя явных причин этому маг не увидел.
  Лэм холодно отвернулся, нарочито отвечая именно Хизер.
  - Из кармана сюртука исчезло портмоне, в котором была пара золотых монет, немного серебра и довольно крупная сумма в ассигнациях, - объяснил он.
  - И вы теперь не можете оплатить комнату в таверне... - с иронией продолжил позорник.
  - Я оплатил комнату на два дня вперед, лэр, - тон приезжего стал еще более сухим. - Кроме того, вор не тронул мой несессер, в котором осталась чековая книжка. Как только я доберусь до ближайшего банка, никаких проблем не будет. Так что, дело не в деньгах. У меня пропала брошь. Небольшая, серебряная, в виде летящей чайки. И именно ее я хочу вернуть, - последние слова он произнес тоном человека, привыкшего, чтобы его желания исполнялись.
  - А, я понимаю! - стукнул себя по лбу Клуш. - Лэру... то есть гранту Лэму брошка дорога как память, верно?
  Позорник заговорщически подмигнул Лэму, и того слегка передернуло. Дан насторожился. Почему до этого вполне вежливый сотник так явно выказывает свою неприязнь? Да и Лэму Клуш, похоже, не особо нравится.
  - Да, вы правы, - резко ответил Лэм, - эта брошь - память об очень дорогом мне человеке. Никакой особой ценности для других она не представляет. Мне нужно подать какое-то заявление, чтобы вы начали поиски?
  - Заявление напишете представителям Порядочной дружины, - ответил Сванте тоном бывалого чиновника.
  - Лэр Клуш -сотник Позорной дружины, - снова представила Хизер, - он любезно согласился нам помочь...
  - А в чем разница?- недоумевающее поднял бровь гость из Демо. - Это разные ведомства?
  Клуш благодушно усмехнулся и снова уселся за столик. Повертел чашку, выбирая, с какого края отпить, и только потом ответил.
  - Разобраться в системе исполнительной власти Плуто не так уж сложно. Поддержанием общественного порядка занимается Порядочная дружина. В ее ведении - и раскрытие уголовных преступлений, подобных этому. Позорная дружина обеспечивает безопасность границ государства и отслеживает внешние угрозы. Обе дружины вполне успешно взаимодействуют друг с другом и оказывают посильную помощь в пределах своей компетенции. Так получилось, что сегодня именно мы оказались поблизости и занимаемся отработкой горячего следа. Позже появятся и представители Порядочной дружины. Поэтому все необходимые заявления вы сможете сделать уже им.
  - Лэры, пока ребята работают, позвольте предложить вам завтрак, - Хизер кивнула служанке, и та начала расставлять посуду на столике, - присаживайтесь.
  - Да уж, утро не назовешь добрым, - пробурчал Лэм, садясь к окну.
  Лика вздохнула и тоже села за стол.
  - И сколько времени займут поиски вора? - спросил Дан у Клуша. Тот посмотрел на мага и улыбнулся.
  - Как повезет, - флегматично ответил он, отдавая Хизер пустую чашку и освобождая место для более существенной пищи.
  Дан нахмурился, понимая, что короткая прогулка с пыжиком затягивается, вздохнул и сел рядом с Ликой.
  Служанка еще только начала подавать завтрак, когда в зал почти вбежали Тай и Алиса с Чудом на руках.
  - Мы не опоздали? - улыбнулась Тай, и, заметив Клуша, поздоровалась. - Привет, Сванте. С раннего утра в таверне? А когда делом займешься?
  - Да я им и занимаюсь, - улыбнулся в ответ позорник. - Ты вот спишь и не знаешь, что у вас тут в таверне вор завелся.
  - Да что ты? - ахнула Тай. - И тут тоже? Что делается в Пристенках? Пора наводить порядок.
  - Пора, - кивнул Клуш. - Вот и наводим с утра пораньше...
  - А что украли, - спросила Алиса, покрепче прижав к себе кота. Тот недовольно мяукнул, но вырываться не стал.
  - Много чего, - надула губы Лика, - мою косметичку, кассу таверны и еще брошку у гранта Лэма...
  - А Тусик цел? - поинтересовалась Алиса.
  - Кактус, к счастью, цел и невредим, - улыбнулся Дан. - Его украсть почему-то ни одному вору в голову не пришло...
  Настроение за столом немного поднялось, но тут вошел молодой дружинник и тихонько начал докладывать сотнику итоги работы. Они не радовали. Никто в таверне не заметил вора. Следы, которые позорные следопыты обнаружили, несмотря на прошедший ливень, привели от террасы к лесу, но дальше, за ручьем, потерялись.
  - Собаку надо, - вздохнул Ник, - хорошая собака, наверное, след учует..
  Клуш хитро взглянул на Тай и протянул:
  - Собака - оно конечно... Но лучше бы кто поумнее моих мальчиков повел...
  Тай сердито взглянула на позорника и вздохнула:
  - Твои мальчики, конечно, парни бравые, но все равно дальше Теремков не пойдут. Ведь там твоя территория заканчивается? Так что я лучше сама. Вот доем завтрак и пойду...
  - Ах, лэри, если вы лично пойдете, - Клуш приложил руку к сердцу, - то я не завидую несчастному воришке. Вам в лесу нет равных.
  - И не подлизывайся, - рассмеялась Тай. - Знаю я тебя. Опять будешь уговаривать поступить на службу в твою дружину?
  Позорник заливисто рассмеялся и вытер усы салфеткой. Видно было, что эта шутливая перепалка происходит не первый раз, но сейчас она показалась Дану немного не к месту.
  - Тебя разве уговоришь? - возразил Клуш и тут же посерьезнел. - И все же, Тай, ты бы не шла одна? Возьми моих мальчиков для страховки...
  - Вы пойдете за преступником? - от удивления Лика забыла о правилах приличия и перебила разговор старших. - А можно и я? Мое кольцо, оно... меня послушается...
  - Одна ты никуда не пойдешь, - поморщился Дан, - мы вместе пойдем с Тай, и не волнуйтесь, лэри, я умею ходить быстро...
  Тай взглянула на самозваных помощников и нахмурилась, собираясь возразить, но не успела.
  - Да, конечно, мы пойдем с вами, - веско заявил Лэм. - И, мне кажется, тянуть не стоит, я иду собираться.
  Он быстро поднялся и вышел из зала. Тай обреченно посмотрела на Хизер, и, приняв решение, кивнула.
  - Хорошо, только тогда собираемся быстро. Чтобы след не остыл...
  Лика с Алисой, боясь, что Тай передумает, подскочили и кинулись по комнатам. Тай взглянула им вслед, хмыкнула, быстро допила свою чашку и тоже собралась выйти. Но позорник не дал ей уйти. Он озабоченно смотрел на пустующие места девочек.
  - Веселая у вас компания набирается. Тай, как друга прошу, возьми мальчиков. Ну, что ты будешь делать с этим пансионом благородных девиц, который и лес-то только на картинке видел? А мэстрэ, хоть и маг, но тоже не всемогущий Санта-Болта. Помощь вам не помешает.
  Тай задумалась, но все же покачала головой.
  - Нет, Сванте, нет. Не возьму. Спасибо за заботу, но отряд и так собирается не маленький. И это против одного ночного воришки. Зачем еще и дружинников отрывать? У тебя и так каждый на счету, не до прогулок по лесу...А постоять за себя и за других я сама смогу. Да и Дан не лыком шит. Шутка ли, самих чвыриков победил! - Тай рассмеялась, глядя на насупившегося мага. - Так что, пусть твои парни своим делом занимаются, а мы уж сами...
  И она быстрым шагом покинула комнату. Дан посмотрел вслед проводнице, перевел серьезный взгляд на позорника и спросил.
  - И о чем вы умолчали? Чего нам следует опасаться?
  Клуш задумчиво крутил ус, будто не слышал вопроса. Но, когда заговорил, его голос был серьезным и даже встревоженным.
  - Чего опасаться, вы спрашиваете? Если бы я знал, мэстрэ. Сванте Клуш многое знает, но он не знает, что за дела творятся сейчас в Пристенках. Пропадают люди и нелюди, богатенькая молодежь из обеих империй снует туда-сюда через Ворота безо всякой видимой цели. Такого наплыва этих отмороженных ребяток, избалованных родительскими денежками, я не видел здесь за всю свою жизнь. И ведь никого не боятся, никакая власть им не указ - на все есть звонкая монета или влиятельные связи. Типа вот этого франтика с брошкой... И пахнет все это... нехорошо пахнет, гнильцой и кровью. Нюхом чую, но вот доказать или хотя бы разузнать что-то не могу. То ли не там ищу, то ли не тех спрашиваю. Так что вы поосторожнее, мэстрэ, особенно со своими детишками. И, не в службу, а в дружбу, если вдруг наткнетесь на что-то странное, дайте знать старине Клушу.
  Дан кивнул, и внимательно посмотрел на собеседника.
  - Обязательно. Мы тут чужие, но... новичкам везет. Может, и правда, что заметим.
  Он поднялся, кивнул позорнику и Хизер и быстро направился к выходу.
  - Удачи, - улыбнулся вслед ему Клуш.
  Маг не обернулся, только поднял вверх руку с двумя скрещенными пальцами, и позорник ухмыльнулся. Этот знак удержания удачи был ему хорошо знаком. И кто знает, может, и впрямь этот маг - везунчик, и ему удастся добиться своего.... Ведь бывает же, что не лгут слухи ...
  **********************************************************
  Простившись со Сванте, Тай разыскала Хизер на кухне. В большом светлом помещении кипела работа. В распахнутые окна влетал свежий ветерок и утаскивал на улицу вкусные запахи - хозяйка собирала провизию на всю компанию. Тай мимоходом стащила у кухарки, нарезавшей ветчину для завтрака, пару толстых ломтей. Из тарелки с уже нарезанным хлебом все горбушки, которые увидела. И сложив из этого приличный бутерброд, с удовольствием откусила кусок.
  -Тай! Ты же только что завтракала! - Хизер покачала головой.
  - Ну, и фто?! Бутерфрод это сфятое! - Тай отправила в рот, остатки слишком быстро закончившейся еды и констатировала. - Тусик от зависти удавился бы, если б увидел сколько я ем! И вообще, малознакомые люди как-то неадекватно реагируют на мой утренний аппетит, - добавила она, выдала радостно 'о!' цапнула с противня пирожок и закинула его в рот. Пирожок оказался горячим, Тай подскочила к окну и начала быстро дышать, приоткрыв рот.
  - Осторожней! Ты как маленькая... Вот была бы ты большая и толстая - не удивлялись бы, - Хизер вручила Тай миску с гречневой кашей. - А так худая ведь! И куда все девается?
  - Я не худая. Я обезжиренная и мускулистая! И вообще, я не есть пришла! - вовсю работая ложкой, заявила Тай, противоречие между делом и словами, ее явно не беспокоило.
  - Ну-ну, - насмешливо улыбнулась Хизер. - Я так и поняла! И что ж ты хотела?
  - Мы тут всей компанией в погоню собираемся. Представляю я себе эту погоню! - проводница покачала головой. - У тебя сохранился тот костюм для леса, что я тебе дарила? Ну, штаны зеленые и рубаха, как у меня, бежевая, вышитая?
  Тай подтащила к себе миску с пирожками и стала аккуратно складывать их в свой захребетник, загибая пальцы и что-то считая. Потом качнула головой и взяла еще одну горку пирожков.
  - Тот, в котором я пару раз уборку делала, пока постоялец меня в нем не увидел и чуть с лестницы не упал от удивления? Лежит вон в шкафу. Чистый и даже выглаженный. Так тебе он коротковат будет... И оставь в покое пирожки! Они еще постояльцам пригодятся!
  - А мы кто? И вообще, нам нужней, мы в лес идем, - Тай спрятала мешок за спину. - Костюм - это для Алисы, у нее же для леса ничего подходящего нет, - Тай задумчиво смотрела на туфли Хизер, - да и обуви, наверное...
  - Тай, вот зачем ты девочку с собой тащишь? - Хизер укоризненно покачала головой. - Осталась бы у меня, спокойно дождалась бы вас...
  - Да, было бы хорошо, - согласилась Тай,- но что-то я сомневаюсь, что смогу ее уговорить. Судя по скорости, с какой она улепетнула собираться... Вот, что меня действительно беспокоит, так это, как барышни в пеших марш-бросках себя покажут?
  - Да и этот Лэм - явно паркетный хлыщ, - подтвердила Хизер.
  - Ну, этот будет держаться до последнего! - махнула рукой Тай. - На чистом гоноре. А вот девочки...
  - Так сходи в прокатные конюшни, - посоветовала подруге Хизер.
  - Конюшни - это идея! Но сначала попробую уговорить остаться...
  
   Алиса сидела перед вываленными горкой вещами и растерянно перебирала блузки и юбки. Рассмотрев очередную вещь, безнадежно опускала ее на место. Чуд сопровождал осмотр пренебрежительным фырканьем.
  - Слушай, детка, - Алиса подпрыгнула от неожиданности и обернулась к опершейся на косяк двери Тай. - Подожди нас тут. Поживи в моих комнатах. С Козявочкой познакомишься, малинки поешь... Варис вот-вот подойдет - это младшенький Хизер - он тебе окрестности покажет, к озеру сходите... А мы через пару дней вернемся. Да и Чуду в лесу вряд ли понравится, - привела последний аргумент Тай.
  - Нет! Я не хочу оставаться! Я никогда в лесу по-настоящему не была! И может, никогда больше и не буду, - на глазах Алисы закипали слезы. Чуд терся о плечо хозяйки и укоризненно смотрел не проводницу. - А Чуд может и у Хизер остаться, - внезапно согласилась девушка. Не ожидавший такой подлости от любимой хозяйки, кот взвился в прыжке и, промазав мимо спинки кресла, падая на пол, издал яростный мяв.
  - Он тоже не согласен оставаться, - констатировала Тай. - Но, ребята, вы хоть понимаете, что не сможете идти долго и быстро по лесу? Это ведь не прогулка в парке...
  Алиса опустила голову и разрыдалась. Чуд тут же оказался рядом с ней.
  - А мне еще и одеть нечегооо, - с трудом выговорила она, - одни юбкиии длинныееее.
  - Так! А ну прекрати сырость разводить! - Тай напустила льда в голос. - Что за манера - чуть что мокрядь разводить?! Я - не кавалер, и от твоих слез таять не начну. Вот, переодевайся, - и положила перед Алисой одежду. - Вы с Хизер почти одного роста, тебе должно быть впору. А насчет скорости... Так Лика не быстрей твоего, наверное, ходит. Придется-таки идти в конюшню...
  И перечислив Алисе, что нужно сложить в заплечный мешок, а что оставить здесь, Тай пошла к двери. На пороге она обернулась и, ткнув пальцем в Чуда, заявила.
  - А тебе, молодой человек, пора учиться самому ходить, а не по рукам разлеживаться. В лесу будешь на своих четырех бежать. И если кто-то передумает - лучше сказать сразу...
  - Мы не передумаем! - Алиса схватила кота в охапку и закружилась по комнате. - Нас берут! Так, заплести косу потуже и быстренько переодеваться! Настоящий костюм 'лесовика'! Эта плутовская зазнайка от зависти позеленеет! Тай закатила глаза и ели удержалась что бы не схватиться за голову, окончательно поняв куда ввязалась.
  
  **********************************************************
  Козявочка заканчивала утренний малиновый высвист, когда к ней в сад прибежал запыхавшийся Кактус.
  - Козявочка, милая! - пропыхтел он, держась лапой за бок и пытаясь отдышаться. - Мне так жаль... так жаль...
  - Чего? - пыжик уставилась на хомяка округлившимися глазами.
  - Я бы хотел остаться с вами, узнать вас получше, - Кактус сделал вид, будто припадает на колено. - Но, увы, обстоятельства складываются так, что я вынужден оставить вас и этот уютный кров...
  - А? - переспросила Козявочка.
  - Уходим мы, - сформулировал хомяк более доступно. - Сегодня ночью ограбили постояльцев таверны и мы, - Кактус гордо приосанился, - идем по следу вора, чтобы восстановить справедливость и вернуть постояльцам потерянное добро!
  - Вы все уходите? - дошло до пыжика. - Совсем-совсем?
  - Увы, - вздохнул Тусик. - Я не могу оставить Дана... он ведь непременно сделает что-нибудь не так, и кто тогда будет его спасать? Кто присмотрит за ним, если не я? Козявочка, милая! Это ненадолго! Мы поймаем вора и вернемся к вам!
  - Это что же, я останусь одна? - пролепетала Козявочка, которая только-только свыклась с мыслью, что у нее есть друзья, которые спасли ее уже целых два раза.
  - Козявочка... нет... Козюленька... я непременно вернусь, обещаю вам! - горячо поклялся хомяк-ловелас. - А пока, примите на память вот этот орех!
  Тусик, с щедростью истинного аристократа протянул Козявочке надкусанное миндальное сердечко.
  Козявочка всхлипнула и сняла с шеи найденную накануне подвеску.
  - А это тебе! На память!
  - Спасибо, милая! - хомяк торжественно повесил его себе на шею. - Я буду беречь его! И вы берегите себя! - с чувством добавил он.
  Козявочка грустно кивнула.
  - Наверное, мне уже пора бежать, - вздохнул Тусик. - Мы вот-вот должны уходить, чтобы вор не успел уйти далеко... это же надо - украсть под самым носом у Лики кольцо и убежать в грозу! Сумасшедшие люди! И откуда только такие берутся?
  - Убежать в грозу? - переспросила Козявочка. - Так ведь... я же ведь... я же видела вора!
  - Видели? - Кактус даже подпрыгнул. - Когда? Где? Козявочка! Вы единственный свидетель!
  - Ночью, - сообщила свидетельница. - Гроза тоооко-токо началась, он с той стороны вышел и в лес побежал.
  - А какой он был? Козявочка, прошу, расскажите, все, что помните!
  Пыжик задумалась.
  - Высокий...
  - Высокий? - переспросил Кактус. - Как Дан? Или Тай?
  - Как Лика! - сказала Козявочка. - И худой! И во всем черном...
  Тусик кивнул:
  - Это важная информация! Спасибо, Козявочка! Я побегу, сообщу Дану!
  Козявочка грустно вздохнула, глядя вслед хомяку и машинально откусывая от миндального сердечка...
  
  *********************************************************
  Тай шла к платным конюшням. На улице, несмотря на довольно ранний час, было людно. Обозы уже двигались в сторону Ворот. Рынок вовсю торговал дарами леса и огородов. Отряд позорников куда-то спешно отъезжал верхами. Тай здоровалась, кивая встречным. Знакомый пони, спокойно жевавший овес из подвязанной под мордой торбы, вызвал недоумение. Чего это он у дома лекаря привязан? Тай, погладила упитанную холку коняшки, оглянулась в поисках хозяина. Вскоре тот вышел из дверей дома, левая рука, спеленатая лубками, висела на груди.
   - Что случилось?! - удивилась проводница.
   - Дурак случился! - лесовик раздраженно махнул здоровой рукой. - Когда клиент - идиот, это не лечится... Мало того, что я сам дома сидеть буду, так еще и Сюзи без дела осталась! А ее кормить надо...
  - Отлично! - Тай радостно потерла руки, но поспешила успокоить друга. - Это не о тебе. Понимаешь, я как раз шла в конюшни, хотела нанять осла. А твоя Сюзи - просто находка! И к лесу приучена, и милашка, каких поискать. Мои девушки будут в восторге. Я надеюсь...
  - Тебе отдам, - кивнул головой лесовик, - ты ее не обидишь.
  О цене договорились быстро, и Тай поспешила вернуться на постоялый двор.
  Все сидели в зале таверны. Заплечные мешки лежали на лавках. Девушки посматривали друг на друга весьма неприязненно. Тусик сладко спал... С чего бы это? Чуд тщательно вылизывал заднюю лапу. Лэм и Дан недовольно смотрели на Тай.
   - Все готовы? - Тай давно знала, что главное - не дать клиенту опомниться. - Одеяла все взяли?
   - Взяли, - Лэм недовольно поморщился. - Мы что, на неделю в лес собираемся?
   - А это как получится, - проводница обратилась к девушкам. - Девочки, для вас есть транспорт. Будете ехать по очереди, когда устанете идти. Пошли знакомиться.
  Лика и Алиса недоверчиво посмотрели на Тай, потом друг на друга и без особого восторга направились во двор. Но познакомиться с пони не успели. От калитки раздались радостный собачий лай и мальчишечий смех. Крупный серый пес со всех лап несся к застывшей компании, радостно молотя хвостом воздух.
  - Лапы! - неожиданно гаркнула Тай. Вздрогнули все. А бедная собака стала тормозить всеми четырьмя конечностями. Лапя были в грязи по самое брюхо, да и оно подгуляло.
   - Най, прошу знакомиться, - указывая на виновато склоненную лобастую голову, представила проводница. - И Варис, сын матушки Хизер.
  Невысокий светловолосый мальчишка в болотных сапогах и старенькой куртке звонко рассмеялся.
   - Да, тетя Тай, умеете вы командовать!
   - Мы Ная на время заберем, - Тай присела перед мальчиком. - Мама тебе расскажет, что случилось. Это ненадолго...
  Мальчик кивнул, а Тай протянула руку и обняла собаку
  - Малыш, как ты вырос! - на морде малыша явно обозначилось возмущение. - Нам нужно найти одного пакостника. Он ушел по ручью. Так что, работа для тебя. И обращаясь к девушкам, - А это - Сюзи. Она - дама воспитанная и любит обходительное обращение. - Пони переступила копытами, взглянула из- под челки и хлопнула ресницами, как бы говоря: 'Да, я такая!' - Приучена к лесу, узким тропинкам и крутым горкам, - продолжила представление Тай. - Ну что, выдвигаемся?
  Алиса вздохнула, покосилась на Тай и села на пони. Чуд тут же вспрыгнул к ней в седло и свысока посмотрел на Ная.
  Но Най уже бежал к лесу, и надменный взгляд кота пропал зря. Пони привычно зашагал вслед за собакой, и поход начался.
  **********************************************************
  
  Солнце давно перевалило за полдень и жарило так, словно хотело поскорей высушить последствия ночной грозы. С верхней частью - ветками, иголками и листьями - проблем не было, а вот мох до сих пор хлюпал под ногами, щедро пропитывая влагой сапоги.
  Верт упрямо шагал на север, не утруждая себя поисками тропы. Не то, чтобы ему совсем не хотелось ее найти, скорее он просто не представлял, в какой стороне искать, а потому боялся потерять направление. Хотя, что там терять? Вот оно солнце, жарит прямо в спину, гляди себе на тень, которая, словно стрелка мореходного компаса, указывает на север.
  И Верт продолжал шагать, надеясь, что рано или поздно все же выйдет на тропу или дорогу. Или, на худой конец, упрется лбом в Стену, а по ней уж дойдет до Ворот...
  Хотелось есть. Еду он рассчитывал только на один полуголодный день и вчера ввечеру доел остатки хлеба. Конечно, он собирал по пути грибы, которые, несмотря на пору, попадались в этих мхах в изрядных количествах. Готовить их было не в чем, но руки сами собой тянулись к упругим ножкам и ярким шляпкам. Ранние ягоды тоже ласкали взгляд, но останавливаться на сбор Верту не хотелось. И все же, он понимал, что на одних грибах долго не протянет. Да еще непуганая дичь то и дело выпархивала и выпрыгивала прямо из-под ног... Словом, к середине дня оголодавший Верт решил, что надо попробовать охотиться, пока достаточно сил. Следующий час пути он посвятил сбору камней, которые в лесу попадались значительно реже грибов. Наконец, ставший счастливым обладателем полудюжины небольших, но увесистых и почти ровных булыжничков, Верт принялся сооружать пращу из лямки от своего заплечного мешка. Осмотрев результаты своего труда, он решил, что сойдет. Конечно, совсем не то, что привычная с малолетства охотничья праща, из которой он уложил не одного зайца, но приноровиться можно. Он немного покидал камни в дерево, чтобы привыкнуть, и отправился на охоту.
  ***
  Кли сидела в засаде. Ну, в засаде - это громко сказано. Просто она притаилась под кустом и внимательно следила за какой-то зверушкой, копошащейся во влажных листьях. До Пристенков добираться оставалось не меньше пары часов, а вчера ей отчаянно не везло с пищей. Привыкшая охотиться ночью, она не учла, что ночных животных тут гораздо меньше, чем в её родных краях, поэтому и завтрак, и ужин состояли из черствого хлеба и жалких остатков рыбы, которые завалялись на дне рюкзака.
  При ближайшем рассмотрении зверушка оказалась зайцем, только почему-то рыжим, очень крупным, и не таким пушистым, как белоснежные побегайцы в ее родных краях. Даже не поведя ухом в сторону разлегшейся на земле Клисы, он сосредоточенно выискивал среди кусочков мха что-то съестное.
  Подождав, пока длинноухое недоразумение увлечется найденной едой достаточно сильно, Кли осторожно достала один из метательных ножей и подняла руку для броска.
  ***
  Верт почти бесшумно крался по мягкому влажному мху. Наконец - о удача! - глаза его заметили шевеление в кустах. Верт замер и даже почти перестал дышать. Он зарядил свою пращу, взял на всякий случай в руку второй камень и тихо-тихо, как кошка, стал подкрадываться к зверю. Из-за кустов показалось длинное рыжеватое ухо. Верт застыл на одной ноге, боясь хоть малейшим шумом выдать себя, потому что никакой камень бегущего зайца не догонит. Ухо опустилось обратно, и Верт, наконец, смог подобраться на расстояние броска. Не тратя времени, он раскрутил пращу и бросил камень, и в этот момент заяц решил отпрыгнуть. Камень не задел его, но почему-то вместо ожидаемого глухого шлепка в мох, Верт услышал 'бдзэнь', словно камень попал во что-то железное. Заяц, судя по всему, тоже услышал этот звук и дал такого стрекача, что только пятки засверкали.
  - Кошкин Ёт! - С досады Верт бросил второй камень зайцу вдогонку. Никто не помнил, что это был за Ёт и почему он кошкин, но поминали его все кому не лень.
  - Рыбья мать! - Злобно раздалось из-за кустов. Верт перевел взгляд. На то место, где только что был заяц, вышло престранное существо с очень бледной кожей, наклонилось и подобрало добротный метательный нож, лежавший рядом с его, Верта, камнем.
  - Рыбья мать, - повторило существо, - еще и нож мне испортил.
  Верт не смог бы сказать, от чего обалдел больше - от того, что его камень попал прямо в метательный нож, от вида этого существа или от обвинения в порче имущества.
  - Я, что ли, попортил?! А ты мне охоту попортил! Откуда ты вообще тут взялся? Кто ты такой?
  - А чего это взялся?! Я вообще-то всегда гордилась принадлежностью к женскому полу. - Незнакомка рассердилась. - И ещё не ясно, кто кому охоту испортил!
  Парень покраснел.
  - Что-то везет мне на девушек в этом лесу, - буркнул он, оглядывая незнакомку, которая была на полголовы выше его, худая, мускулистая - ну вот подумай тут, что не парень!
  - Нельзя сказать, что мне везет с парнями... в этом лесу! И вообще с людьми в... тут! - раздраженно ответила светлокожая. - Что делать будем? Ты мне теперь обед должен!
  Девушка явно была на взводе, причем - Верт это чувствовал - первопричиной был не он. А потому решил, что надо ее как-то успокоить, тем более что ясно, в этой досадной промашке никто не виноват. А может, они и вовсе неспроста с ней столкнулись?
  - Ну...- улыбнулся он. - Раз уж так вышло, давай сперва познакомимся. Я Верт.
  - Клиса, - она сбавила обороты и попыталась успокоиться. - Клиса Рихада. Можно просто Кли.
  - Очень приятно, - Верт снова улыбнулся. - Я так понимаю, ты голодна. У меня тоже в мешке пусто, последний хлеб кончился еще вчера. Правда, есть грибы, но готовить их все равно не в чем, разве что посушить. Вот и решил поохотиться на этого зайца.
  Клиса слушала, но оставалась при этом очень напряженной, словно готовилась в любой момент давать отпор.
  'Да что же это с ней? Неужели кто-то обидел?' - недоумевал Верт про себя, а вслух спросил:
  - А ты откуда? Я таких, как ты, раньше не видел.
  Но не успела она ответить, прямо подле них, тяжело хлопая крыльями, опустился здоровенный тетерев. Разом свистнули в воздухе нож и камень из пращи, и птица упала, не успев даже осознать, что произошло.
  - А вот и наш обед! - Весело объявил Верт и побежал к добыче.
  ***
  Желудок Кли при виде добычи, рухнувшей на землю, зарычал так, что мог испугать особо нервных детей и животных. Снегура подождала, пока Верт поднимет тушку и вернется к ней, и испытывающе посмотрела на нового знакомого. 'Интересно, он всерьез предложил мне разделить с ним обед? А он знает, что по традиции он теперь не может бросить меня в беде, как и я его... если соглашусь, конечно'. Парнишка, очевидно, ничего не зная о традициях далекого севера, спокойно свежевал тушку.
  - Я наберу веток для костра, - произнесла снегура и, нарочито громко хлюпнув сапогом по луже, ушла в лес.
  Разведение костра и приготовление пищи проходило в абсолютном молчании. Кли размышляла о том, почему она согласилась есть вместе с новым знакомым. Голод, конечно, давал о себе знать, но дело было не только в этом. 'Просто он мне понравился - решила для себя Кли. - Хотя бы тем, что не набросился на меня и не стал обзываться'.
  - Я с севера. Наш народ называется снегуры. - Негромко произнесла Клиса, когда они устроились есть. - А ты?
  - А я с юга. Раньше жил в селе, работал гончаром. Ушел. Два дня как. - Парень с удовольствием обглодал косточку и усмехнулся, - только не спрашивай, как я за два дня оказался так далеко.
  - Не буду, - хмыкнула Клиса, - тогда не придется отвечать, как я за три дня добежала почти до Пристенков с севера.
  Они переглянулись и одновременно улыбнулись, признавая друг за другом право на тайны.
  - А ты в какую сторону идешь? - Спросил парень, когда от тетерева, как ни печально, остались только кости, даже без хрящей. - А то пойдем вместе, если ты в Плуто, вдвоем веселее.
  - Я на юг, мне сказали, что Пристенки там. - Клиса сполоснула руки водой из фляги и аккуратно вытерла здоровенным лопухом. - Так что пару часов, по моим подсчетам, и я на месте.
  Парень нахмурился.
  - Погоди-ка. Как так может быть? Я-то с юга иду, и Стену не переходил! А получается, я уже в Плуто что ли?!
  - Ну да, в Плуто, - подтвердила Клиса, непонимающе глядя на собеседника.
  Верт выглядел растерянным.
  - Или... или оно так надо мной пошутило, что выбросило уже ЗА стеной?.. - пробормотал он тихо.
  Кли пожала плечами. Кто его знает, этого Верта, может, он тоже по како-то своей Тропе шел, вот и не заметил, как перемахнул Стену?
  - Если тебе в Пристенки, пойдем со мной, - осторожно предложила она.
  - Да нет, - улыбнулся парень, - мне как раз в Плуто. Наверное. Так что, как бы то ни было, все к лучшему. Что ж, пора прощаться, до темноты хотелось бы выйти к людям. Рад был познакомиться!
  Верт поднялся, закинул мешок на плечо и протянул Кли руку.
  - Может ещё встретимся... - Снегура задумалась, стоит ли говорить неожиданному сотрапезнику о традициях своей родины, но не решилась. - Тропы пересекаются. спасибо за... обед и беседу. - И она пожала протянутую ладонь.
  ***
  Когда Астра наконец вышла на дорогу до Медвежьих Драчек, в сапогах противно хлюпало, а мокрая рубашка прилипала к спине, выдавая в воздух прозрачные облачка пара. Гроза шла почти до самого рассвета, поэтому вымокнуть девочка успела полностью - до последней нитки на худеньком, угловатом теле. Волосы слипшимися сосульками упали на лоб и шею, поблескивая в лучах утреннего солнца, и напоминали застывшие струйки крови.
  Спать хотелось просто зверски, ноги не хотели слушаться, и Астра вдруг представила себя Мочалкой - лошадью молочника, которую она в детстве подкармливала конфетами. Та умела спать не только стоя, но даже на ходу, периодически открывая один глаз, чтобы никто не догадался о ее злостном неуважении к служебным обязанностям. Сейчас девочка страстно желала обладать талантом Мочалки засыпать всегда, везде и в любых обстоятельствах.
  Астра тряхнула головой. Капли воды с ее волос разлетелись в разные стороны, а вот сон и не думал слетать. Даже мысли стали какими-то вязкими и тягучими, как ириски, и вяло ползали в голове, замедляясь с каждой секундой.
  В кустах, мимо которых брела девочка, обозначилось какое-то шевеление. Астра прислушалась, усилием воли все же отгоняя сон, но шевеление не повторилось. Нет, нельзя засыпать, никак нельзя. Только не здесь. Ведь название деревня получила неспроста - в ее окрестностях действительно довольно много медведей. Особенно в липне, когда у них сезон брачных игр. В это время они становятся агрессивными, и встреча с таким вот неприкаянным женихом не сулит ничего, кроме неприятностей. Местные жители к медведям привыкли и относились философски, но Астре совершенно не улыбалось убегать от какого-нибудь разгневанного косолапого, да еще и в таком сумрачном состоянии.
  Достав из сумки флягу, девочка вылила остатки воды себе на голову. Все равно волосы и одежда мокрые - хуже не будет. Липкий, словно ловушка для мух, сон ненадолго отступил, и Астра прибавила шагу. Ведь осталось-то всего ничего...
  В Медвежьих Драчках ей бывать приходилось и, слава Санта-Болте, отнюдь не по производственным нуждам. Так что, в этой деревне вполне можно рассчитывать на нормальный прием и даже некоторою помощь. А теперь, когда кармашки пояса набиты монетами, и подавно... Кстати, о монетах... надо бы их переложить в кошелек и вытащить из пояса профессиональный инвентарь. В сумке, подальше от чужих глаз, ему будет намного комфортнее.
  Девочка присела на поваленное дерево, ссыпала монеты в мешочек, туда же бросила бесполезную серебряную брошку - и зачем, спрашивается, утащила? Стоит всего ничего, зато колется, зараза! Астра потерла место укола и приступила к осмотру следующего трофея - расшитого золотой ниткой внушительного кошеля... это еще что такое? Духи, шпильки... Что за ерунда? А где же деньги? Если только это... Какой позор! Утащить у какой-то расфуфыренной девицы косметичку! Стыдобище! Ладно, ничего страшного... всю эту дребедень можно выкинуть, чтобы в Обменнике не позориться. А ведь туда в любом случае заходить нужно - не переться же в Магнолиум, чтобы обменять ассигнации. Там банкиры подозрительные, вопросы всякие задавать любят... А вот гребешок, инкрустированный камешками, можно и оставить - симпатичная вещичка, и явно недешевая. И колечко вот это...
  Да, колечко было тоже вполне ничего. Только немного великоватое... Астра надела его на большой палец и полюбовалась, как бликует солнце на темно-зеленом камне. Красивое такое колечко, сойдет для сельской местности...
  Медведь выскочил неожиданно. То ли умный попался, подкрался по всем правилам, на цыпочках, не производя лишнего шума. То ли Астра настолько устала, что утратила бдительность и пропустила мимо ушей весь тот шум, который поднимают при передвижении такие крупные звери. В любом случае, заметила она эту громадину почти в сажень высотой только тогда, когда чья-то тень упала на поблескивающее кольцо. Обернувшись, девочка просто обомлела от страха. Медведь стоял в какой-то паре шагов, поднявшись на задние лапы, и увлеченно принюхивался. Из раскрытой пасти капала слюна, а в глазах напрочь отсутствовали признаки разума. Правду говорят, что брачный сезон выбивает из этих не особо умных животных последние мозги...
  И чего, спрашивается, он ждет? Нет, Астре вовсе не хотелось умирать такой скорой и не совсем приятной смертью, но ждать неизбежного было еще хуже. А убежать или хотя бы просто пошевелиться просто не получалось.
  Медведь по-прежнему принюхивался. Очевидно, его сбивал с толку запах мокрой замши. Наконец косолапый принял какое-то решение и коротко рявкнул, подаваясь вперед и опускаясь на передние лапы. Астра задушено пискнула, отшатнулась назад и упала на спину, задрав ноги на бревно. Тут же их отдернула, пытаясь отползти подальше. В ужасе от происходящего, она не заметила, как кольцо на пальце мягко засветилось зеленым.
  Придя в некоторое замешательство от странного поведения добычи, а может, просто мучимый любопытством, медведь перегнулся через бревно. Из его пасти вырывалось утробное рычание, с клыков капала слюна. Астра завизжала и инстинктивно попыталась заслониться от чудовища рукой. Кольцо полыхнуло, визг девочки дошел до грани ультразвука. Такой атаки медведь выдержать не смог.
  Астра приподнялась на локте, пораженно глядя вслед улепетывающему зверю. Это ж надо, какое колечко полезное! Просто бесценное! Нет, она его не продаст, нашли тоже идиотку! Пусть лучше у нее останется. Никогда не знаешь, когда еще может пригодиться такой интересный артефактик...
  Девочка встала и отряхнулась. Медведь и не думал возвращаться, хорошая порция страха полностью прогнала сон... нужно воспользоваться случаем и побыстрее добраться до этих дурацких Драчек. А там можно будет купить поесть, попроситься к кому-нибудь на сеновал или в сарай, высушить одежду и отоспаться как следует. Хотя бы часов шесть. При мысли о сне и еде губы Астры сами собой расплылись в улыбке. Жизнь стала казаться вполне сносной...
  ***
  Кли неторопливо шагала по найденной тропинке, радуясь тому, что впервые за три дня может не бежать, а просто идти. Лес, по которому она шла, был не похож на привычные ей заросли калиссов, которые росли рядом с её домом. Тот лес был наполнен сумерками, цвет которых варьировался от темно-синего до темно-голубого. Солнце редко пробивалось через верхние ветки деревьев, сплетенные так густо, что по ним, наверное, можно было гулять.
  Лес же в Пристенках был наполнен прозрачным воздухом, который золотился в лучах садящегося солнца и непривычно звучал тысячами птичьих голосов. Обстановка была настолько спокойной и умиротворяющей, что снегура невольно расслабилась и задумалась. Она плохо представляла себе, что будет делать, когда все-таки дойдет до конечной точки своего пути. На Тропу она пока встать не может. Слишком много внутренней энергии отнимает Тропа, а восстановление её займет, минимум, дней десять. А люди... Нельзя сказать, что она боялась. Она вообще была не из пугливых и первого зверя убила в девять лет, тайком вырвавшись на охоту вслед за старшими братьями. Но эти люди её пугали. За двадцать пять лет своей жизни Клиса ни разу не покидала пещерный город, в котором хоть и случались ссоры и непорядки, но там никто не смотрел на неё свысока. Тут она была чужой. Нелюдью, как назвал её невоспитанный конюх. Что ждет её в загадочных Пристенках? Противостоять одному человеку, защищая себя, она смогла бы, убежать от двух-трех тоже. Но если на неё набросится толпа...
  Хотя Верт, её новый знакомый, не вел себя агрессивно. Она невольно улыбнулась, вспоминая его рыжий вихры и открытый дружелюбный взгляд.
  - Может не все тут такие ненормальные, и вполне спокойно отнесутся к моему происхождению. - По привычке заговорила она сама с собой. - Ведь отец провел тут столько времени, и, если верить человеку из большого дома, два дня назад был жив и вполне здоров.
  Впереди послышался шорох, но увлеченная воспоминаниями о рыжем и планами на будущее, обычно осторожная снегура, не обратила на это внимания. Вернее, обратила, но решила, что это очередная живность, которая водилась в этих лесах в неимоверных количествах. Тем более, что источник звука был довольно далеко. Саженях в пятидесяти от неё.
  Однако через несколько шагов она остановилась и принюхалась. Судя по запаху, это не был зверь. Пахло костром, выделанной кожей и чем-то незнакомым. Резким, и, похоже, искусственного происхождения. На всякий случай она нырнула за ближайший куст и достала один из ножей, висящих на поясе.
  На тропинку в нескольких шагах от неё вышел человек. Среднего роста, одетый в кожаные штаны и кожаную куртку. Сколько ему лет по человеческим меркам, Кли определить не смогла, но он явно был не молод. Густые с проседью волосы и настороженные глаза, окруженные сетью морщинок. Она осторожно пошевелилась, высовываясь чуть вперед, чтобы рассмотреть предмет, который человек держал в руках. Судя по всему, это и был источник непонятного запаха.
  Предмет выглядел, как оружие. Точнее он и был оружием, очень похожим на арбалет, которым пользовались Черные Волки, охотники. Только был гораздо изящнее и миниатюрнее, чем громоздкие сооружения, которые снегуры были вынуждены носить на спине. Этот помещался в одной руке, и запах шел именно от наконечника стального дротика.
  Человек, обладавший необычайно острым слухом, услышал её движение и одним прыжком оказался за кустом.
  - Оп-па! - Воскликнул он восторженно и уставился на Кли во все глаза. - Здравствуйте!
  На лице незнакомца расплылась дружелюбная улыбка. Настолько дружелюбная, что Клиса осторожно опустила руку с занесенным для броска ножом.
  - Добрый день. - Она робко покосилась на охотника, но нож в ножны не убрала. - Вы так неожиданно подошли. - Страх прошел, но её что-то беспокоило, поэтому она постаралась отступить на пару шагов в сторону.
  - Нет, это вы очень тихо стояли. Вы хотели на меня... ммм... поохотиться?
  - Не совсем, - снегура растерялась от такого предположения - просто перестраховалась на всякий случай.
  - А вы, я смотрю, не здешняя. - Он покосился на её нож и пальцы с заточенными ногтями, которые его сжимали. - Что же вы делаете в одна в лесу, да ещё и вечером?
  Кли не понравилось, что человек попытался приблизиться к ней. К тому же, он делал какие-то странные движение левой рукой, словно пытался перевернуть кольцо, украшавшее средний палец его руки, камнем вовнутрь.
  Она отошла ещё на несколько шагов и задала встречный вопрос:
  - А вы? Вы, я смотрю, вооружены, ну, вот и я могу за себя постоять.
  - Ну-ну, - усмехнулся человек, делая внезапный выпад в её направлении.
  Но, за секунду до этого запах опасности, так резко ударил ей в ноздри, что она взвилась высоко вверх и вперед, зацепив противника. От удара охотник рухнул на землю, а на место, где до этого стояла Клиса, упала сплетенная из тонких нитей сеть.
  Не раздумывая, чтобы это могло значить, и зачем этот человек пытался её поймать, снегура развернулась и припустила вперед, не разбирая дороги. Она успела пробежать пару десятков шагов, когда ногу на ладонь выше колена прошила короткая боль.
  'Запах! Стрела была чем-то смазана. Яд?'. Организм отчаянно взвыл, принимая в себя порцию инородного вещества. 'Метаболизм, обычный ускоренный обмен веществ... кто знал, что это когда-то может спасти мне жизнь...'. Мысли метались, но тело, закаленное многими годами тренировок, неслось вперед, не сбавляя скорости.
  'Долго я не протяну. Я не знаю, какой это яд, я не знаю уровня выносливости охотника, я не знаю, как долго смогу бежать'.
  Оставалось только петлять, резко меняя направление бега, чтобы сбить преследователя с толку. На одном из таких поворотов, когда тело уже начало ощутимо уставать, Кли внезапно со всего маху стукнулась о сплетенные ветви дерева и больно уколовшись об иглы... провалилась вовнутрь. Опасностью больше не пахло. Ничем больше не пахло. Просто было темно.
  ***
  Вечерело. Верт по-прежнему упорно шагал вперед, стараясь держаться на север, но идти становилось все трудней. Поросшие вековыми соснами холмы остались позади, местность ощутимо понизилась, то и дело на его пути попадались завалы, оставленные бурей, и все чаще пройти можно было только справа. Так что хотел того Верт или нет, приходилось забирать к востоку.
  Парень все вспоминал странную встречу сегодня днем, и все кусал себе локти, что не расспросил подробнее, откуда идет Кли, и далеко ли до ближайшего города или деревни. Потому что Верт хоть и любил бродить по лесу, но провести третий день без нормальной еды, без возможности помыться и без мало-мальски теплой одежды ему не хотелось. Последнее, кстати, казалось особенно актуальным - парень поежился - солнце село, и по мхам стал собираться туман, запуская свои липкие пальцы Верту под рубаху.
  Под ногами противно зачавкало.
  - Кошкин Ёт... - пробормотал Верт. Перспектива провести эту ночь в болоте его совсем не радовала - мало того, что мокро, грязно и костра не разведешь, так еще и в трясину того и гляди провалишься! Не сам, так уйдины помогут...
  Конечно, днем, когда уйдины спят, можно было бы попытаться пройти болотину - взять палку подлинней, и потихоньку, прощупывая каждый шаг, двигаться вперед. Но теперь, в тумане и в сумерках, да при слипающихся от усталости глазах, это было бы равнозначно самоубийству.
  Верт вздохнул. Оставаться в болоте нечего было и думать - если он и не простудится в этой сырости, то комары и мошка сожрут точно. Понять, в какую сторону болота нет, было невозможно - ему казалось, оно уже везде. Так что он снова вздохнул, развернулся и зашагал обратно - уж там-то точно не было болота!
  'И чего я с Кли не пошел? - думал он, почти в слепую раздвигая ветки, - Она же в город шла! Ну и что, что в другую сторону, зато в город, к людям. А из города в другой город добраться всяко проще, чем по лесу пешком без дороги. В городе и подработать можно, и в таверну на ночлег устроиться. А тут, в лесу, чего гончару делать? Глины, конечно, навалом, но пирожка из нее не слепишь... Да и вдвоем-то всяко веселее, хоть поговорить есть с кем'.
  Сзади, со стороны болота раздался какой-то протяжный вой. Верту стало жутко - впервые в этом лесу. Он медленно, через силу обернулся. Над болотом вспыхивали и гасли зеленоватые огоньки, и ничего кроме них не видно было в сплошном тумане. Слышались какие-то неясные вздохи, всхлипы и хихиканье. Рыжие волосы Верта встали дыбом.
  - Чур меня, - прошептал он, нащупывая в мешке шило - единственный железный предмет, который был у него при себе. Ведь с давних пор известно, всякая нечисть боится огня и железа. Липкий ужас немного отпустил, и Верт смог, наконец, отвести взгляд от зеленых огоньков болотной нечисти и зашагать вперед. Поначалу каждый шаг давался неимоверно тяжело, словно шел он по колено в жидкой глине, но чем дальше оставалось болото, чем выше становился лес, тем легче делался шаг.
  Наконец, Верт забрался на холм, нашел большую шатровую ель, залез под колючие ветви и измученно рухнул на хвою, мгновенно провалившись в тяжелый сон без сновидений.
  ***
  Весь этот длинный и суматошный день Олаф провел в беготне и хлопотах. Задания сыпались на него со всех сторон, как орехи с куста. Задуматься и пожалеть о своей ошибке времени не было: то он бегал за позорниками, то носился по второму этажу, помогая собирать и укладывать вещи съезжающим постояльцам, потом пришлось помогать на кухне и конюшне, затем перебирать тюфяки, потом было еще что-то...
  Хизер словно старалась наказать мальчишку, давая ему всевозможные задания в разных концах дома. И будь Олаф чуть внимательнее, заметил бы - он весь день был на виду у хозяйки. Та внимательно наблюдала за парнем, примечая все - и ожесточенный блеск глаз, и застывшую улыбку, и нахмуренный лоб.
  Когда Олаф узнал, что в погоню за вором отправляется Тай и целая компания постояльцев, он чуть не разревелся. И уже позже, в подвале, где он протирал большие бутыли для масла, дал волю обиде.
  - Они пойдут в лес, в погоню, - всхлипывал он, пряча лицо в ладонях, - а я буду бегать с метлой и тряпкой. Мальчишка на побегушках.... Я тоже пойду!
  - А во всем виноваты эти чердачные самозванцы! - вкрадчивый голосок заставил Олафа поднять голову. На одной из бутылей сидел рыжий таракан, его лихо закрученные усы блестели и подрагивали в такт словам. - Вот, пришли клянчить пропитание, побирушки несчастные, и отвлекли доблестного охранника. Мы все-е-е-е видели! И как этот чернобрюхий унижался, и как вы ему еду пошли собирать, а тут - раз, и злоумышленник прокрался. Мы все видели.
  - Видели и молчали! Почему не позвали, почему тревогу не забили? - рассерженный Олаф был готов стукнуть рыжего таракана.
  - Но... Ой... Не надо... - таракан смешно подпрыгнул и, свалившись с бутыли, исчез в щели под лестницей.
  - Я виноват, мне и искать вора! - Олаф выскочил из подвала и бросился к лестнице, но его перехватила Хизер:
  - На-ка, держи! - и она вручила ему пару обрывков меха. - Отнеси это в малинник, пыжику, заодно и познакомитесь. А потом отправляйся спать, я распоряжусь, чтоб ужин тебе отнесли. Понял?
  Олаф кивнул, повертел в руках яркие кусочки меха и побрел в малинник. В другой раз он с удовольствием бы познакомился и поболтал с лесным чудом, но сегодня его хватило только на приветствие и пару слов. И поэтому мальчик совершенно не обратил внимания на округлившиеся при виде его глаза Козявочки и на её тихий возглас:
  - Не может быть. Неужели Видящий? Вот эт да-а-а-а!!! - и Козявочка долго смотрела в одну точку, как будто что-то вспоминая.
  В этот вечер все в таверне разошлись спать рано, намаявшись за этот длинный и такой тяжелый день, Олаф осторожно спустился по лестнице, стараясь двигаться бесшумно. Он подобрался к задней двери, нащупал тяжелую щеколду, сдвинул её и отворил дверь.
  - Оставь меня вот здесь, на засове, - тихо прошелестел сидящий на его плече Джобуш, - мы закроем дверь, не беспокойся!
  Олаф осторожно подсадил старого таракана и шагнул за порог.
  - А, может, все же останешься... - начал таракан, но мальчик быстро и неслышно скрылся в темноте.
  - Удачи тебе, - взмахнул длинными усами старый таракан. - Удачи!
  Ночной лес не пугал Олафа. Для жителя Пристенков заблудиться в лесу - хоть днем, хоть ночью - невозможно. И мальчик быстро углублялся в чащу, отслеживая светящийся след вора.
  'Сказали, этот наглец унес магический артефакт, а сам он явно обычный человек, из тех, что не светятся', - размышлял мальчик на ходу. Он давно уже не удивлялся, что все люди и существа разные. Он с самого детства видел разноцветное сияние вокруг одних и тусклое свечение других, для мальчика это было естественно, так же, как дышать и есть. - 'Вот и пойду по следу, вон, как ярко он светится на траве и кустах. А странно, почему Тай двинулась левее и дальше? Ведь след так хорошо видно? Наверно потому, что с ней были эти люди, еще пони и звери'. Олаф похихикал, вспомнив, как на кухне все обсуждали мохнатого говорящего обжору по имени Кактус. А голый кот? И чего только не бывает на этом свете! Вот взять их деревню: в ней жили обычные люди, тускло светящиеся живым теплом. И вдруг у Мога и его жены родилась девочка, сияющая таким чистым ярко-синим светом, что он просвечивался аж через стены и крышу их дома! А те лихие контрабандисты, что регулярно наведывались к кузнецу? Вот уж где разнообразие света! И синий, и зеленый, и белый. Правда, какой-то тусклый, какой-то грязный. И не коконом, как вокруг этого длинного постояльца, а отдельно - вокруг пояса, кармана, рук или шеи.
  Олаф споткнулся и чуть не упал, а когда выпрямился, понял - следа больше не видно.
  - Куда он девался? - парень закрутил головой, пытаясь увидеть светящийся след, но вокруг была только темнота леса. - Вот ведь напасть! Как будто его слопал этот обжора Кактус!
  Через мгновенье Олаф по пояс провалился в яму, заполненную ледяной водой. Откинулся на спину и вывернулся из корчаги.
  - Что за напасть? Нет здесь болота! И быть не может, уж я бы его давно почуял, - пробормотал Олаф и насторожился. В голове четко зазвучало: 'Направо, надо идти направо!'.
  - Еще чего! С какой это стати? Не иначе, как Хозяин играет, - парень застыл на месте, крепко зажмурился и стал повторять с детства знакомые слова. - Я не твой, не играй со мной, я по делу иду, к тебе в гости - не пойду!
  Эту скороговорку он придумал сам, и всякий раз в подобных ситуациях она помогала ему успокоится и найти верный путь.
  - Ах, ты так! - тихо, но сердито произнес голос из темноты. - Ну, ладно, поиграем!
  Лес зашуршал, словно деревья вдруг одновременно закачались под порывом ветра. Олаф завертел головой, пытаясь понять, откуда слышится скрип.
  Ему даже показалось, что деревья задвигались: то толстое, которое было левее, оказалось прямо перед парнем, а сам Олаф вдруг оказался посреди густого колючего кустарника.
  'Вот попал! - думал Олаф, стараясь выбраться из зарослей, - и чего он так рассердился? Я ничего такого не делал, шел себе. Веток не ломал, травы не рвал... А что ночью, так мне очень надо'.
  - Мало ли кому чего надо! - прошелестел тот же голос, - а разрешения спросить? Ходят тут толпами всякие...
  - Ну, виноват! А одежду зачем рвать, - уже сердито бурчал Олаф, с трудом отцепляя от штанов очередную колючку, - можно было и по-другому!
  - Ха-ха-ха! - смеялись колючие кусты.
  - Будешшшь в следующий раз знать! - шелестели листья на ветвях.
  - Уважать надо, уважжжать... - шептал мох под ногами парня.
  Хозяин рассердился не на шутку. Олаф так и не понял - то ли разозлила его компания, по следам которой шел парень. То ли просто настроение у Хозяина не то, но до самого утра пришлось Олафу прорываться через преграды, что устраивал ему Хозяин. Он вымок и перемазался в бесконечных ямах, штаны и куртка были изодраны, руки и лицо расцарапаны. И когда, наконец, взошло солнце, Олаф, к великому своему сожалению, понял, что так никуда и не ушел! Он стоял в ста шагах от таверны...
  
  ********************************************************
  Погоня по лесу оказалась для новичков, утомительным делом. Тай просто и не знала, что бы они делали без Сюзи. Правда, пару раз из-за нее пришлось идти в обход густых кустов. Но это - такие мелочи.
  На ночевку остановились на берегу ручья. Песчаный берег, казалось, был просто создан для этого. По настоянию Тай, каждый нес с собой хворост. Девочки сперва удивлялись, зачем столько дров. Но Дан поддержал инициативу проводницы, и сухостой собирали на ходу все последние полчаса марша.
  -Привал! - объявил Дан, разбудив дремавшего в капюшоне Тусика.
  -Давно пора! - тут же поддержал хомяк. - Размяться, по травке побегать...
  При этих словах Алиса и Лика дружно застонали: они и так уже набегались, дальше некуда! Свеженький Най, а что ему сделатся от ходьбы шагом, тоже фыркнул неодобрительно, правда по другому поводу.
  - А ты вообще молчи, зубастик лохматый! - махнул на него лапкой Кактус. - Хоть бы пару веточек для костра притащил, что ли...
  Пес улыбнулся, показав зубы, и Тусик резко заинтересовался содержимым капюшона мага.
   - Разводим костер, - распорядилась Тай глядя на мужчин. - Ужином займусь сама.
   - Можно я пока Сюзи расседлаю? - спросила Лика и, не удержавшись, добавила - А то, боюсь, ей Алиса всю спину сбила.
   -И ничего я не сбила! - вскинулась возмущенная демонесса. - Я умею ездить! Не хуже тебя...
   - Ну да, конечно... - тихо фыркнула мэстрэя, подхватывая поводья и отводя пони в сторону.
  Дан неодобрительно покачал головой. Ему походная жизнь была совсем не в тягость, разве что спутников обычно бывало куда меньше. И они не цапались как эти две девицы.
  Тем временем Тусик с трудом взобрался на большой камень и тихо засвистел. Най повернул голову к хомяку. Кактус призывно взмахнул лапой. Пес поднялся и, подойдя к Тусику, ткнул того носом в живот. А дальше... Тай готова была поклясться, что эти двое начали о чем-то оживленно беседовать, при этом пес поскуливал, повизгивал и пару раз даже гавкнул, а хомяк задумчиво качал головой и изредка посвистывал, словно обычный лесной суслик.
  Закончив переговоры, парочка переглянулась, и дружно направились к Тай.
  - Многоуважаемая лэри, - чопорно обратился к ней Кактус. - Мой юный друг хотел передать вам, что, несмотря на всю любовь и уважение, которое он к вам испытывает, он просит вас не называть его малышом! Он - уже взрослая собака.
  - Ой, ма... Най, прости, - Тай погладила пса по голове.- Привыкла, что ты еще маленький.
  - Да, и Най уверен, что именно поэтому вы недостаточно внимательно слушаете то, что он вам говорит, - кивнул хомяк.- Возьмем, для примера, случай у брода. Он ведь совершенно четко пояснил вам, что следы ведут не к куче камней, что там никто не переходил ручей, что вор пошел другой дорогой. Но вы продолжали требовать обследования ручья и камней. Это явное неуважение к личности вашего собеседника. И еще, - Кактус взглянул на пса, тот тихо взрыкнул, - вы называете его Наем, а он ненавидит это имя! Он хотел бы, чтобы в его имени присутствовала память о его матери- волчице.
  - Хм...Может, Волчи? - предложила Тай.
  Пес закатил глаза, громко засопел, упал на землю брюхом и накрыл лапами нос. Поза представляла полное отчаяние. Проводница недоуменно уставилась на качающего головой Тусика. Но, так как шея у хомяка отсутствовала, то качался он весь.
   - Что вы говорите?! Он - кобель, а не сука. Я говорю исключительно о половой принадлежности! А ни в коем случае не о характере! И посему женское имя вряд ли подходит!
  - Ну, тогда Волчок?
  Хомяк внимательно посмотрел на пса. Тот высунул из-под лапы один глаз. Прислушался к себе, потом радостно вскочил подпрыгнул сразу с четырех лап.
   - Принимается,- важно кивнул мохнатый переводчик.
   - Когда вернемся, я всем расскажу про твое новое имя, - Тай с улыбкой смотрела на скачущего Волчка. - И он еще говорит, что взрослый.
  Дан, с усмешкой наблюдавший за этим диалогом, занялся костром. Проводница принялась разбирать взятые в дорогу продукты.
   - Это же надо, у нас с собой два мага, а костер все равно разводим спичками, - заметил Лэм, когда Дан, прикрывая ладонью огонек, наклонился над кучей сухих веток.
  - Магия - точная наука, - сурово заявил Тусик. - Нечего разбрасываться силой, если можно обойтись без нее.
   - Если б хоть один из нас специализировался по огню, то не только без спичек, без топлива можно было бы обойтись, - пояснил маг. - Чисто теоретически, конечно, потому что силы потребовалось бы много. Магия - это тяжелый труд, и за каждое чудо, как вы это называете, приходится платить.
  Дан подул, наполняя жизнью еще слабый огонек, и, глядя на Лику, добавил:
   - Силы мага не беспредельны. Никогда не знаешь, когда они могут понадобиться... особенно в незнакомом лесу...
   - Как у вас все сложно! - покачала головой Алиса. - И зачем тогда нужна эта магия?
   - Потому что без нее жить вообще нельзя! - вступила в разговор Лика. - Вот, например, у нас дома... Эх, да что вы понимаете!
  Окружающий лес вдруг показался Анликке темным и неприветливым. Вспомнился такой привычный и такой родной замок, с его тайнами, историей и заботой обо всех обитателях. Чтобы не расплакаться, девушка отвернулась и с удвоенным вниманием принялась расчесывать гриву Сюзи.
   -Понимаем, - как-то успокаивающе произнес Лэм, - В дороге иногда всплывает такое чувство, когда вы просто скучаете по дому...
  'Дом', - подумала Алиса.
  Для неё это было всего лишь слово, не находившее никакого отклика в душе.
  Алиса протянула ладошки к огню.
  'Интересно, он - живой?' - почему-то пришло ей в голову, и она представила, как маленькое пламя играет с ней в прятки и догонялки. И среди огромного, чужого и страшного леса ей вдруг стало так уютно - от запаха, витавшего над поляной, от тихого пофыркиванья Сюзи. От раскиданных вокруг костра одеял, от того, как Тай хлопотала на котелком... И эти странные люди, которые волей судьбы оказались её попутчикам, вдруг показались ей такими близкими, теплыми. Даже холодная и отчуждённая Лика, отношения с которой как-то сразу не заладились, показалась ей намного ближе, чем многие из её знакомых
   - Дом, - теперь уже вслух сказала Алиса, - вечное мельтешение слуг, какие-то гости, которым надо улыбаться, делать вид, что тебя ужасно интересует их нудная болтовня, и отвечать на их дурацкие вопросы.
  Алиса вспомнила огромные, помпезные комнаты, очень красивый, но такой неуютный сад, где полагалось ходить строго по предназначенным для этого дорожкам.
   - Нет, я совсем по нему не скучаю. И ещё, там совсем не любили Чуда, и все время его прогоняли.
   -Вы просто не знаете, что такое дом, юная лэри, - грустно произнес Лэм. - Извините, но у вас его просто не было.
   -А что такое дом? ... Особняк в столице с холодными залами, полными парадной мебели, и длинными коридорами. Куча комнат, в которых люди бывают только по праздникам..., - пробормотала Алиса.
  Лэм задумался, как будто вспомнил что-то.
   -Не всегда. У меня, к счастью, было по-другому, - медленно проговорил он. - Маленький уютный домик, увитый плющом. Стены внутри по старинке обшиты деревянными панелями. В гостиной в углу - белый рояль, у окна - мольберт и всюду вазы с цветами. Библиотека с огромными полками до самого потолка. Можно забраться с ногами в удобное кресло и погрузиться вслед за автором в неведомые миры. Большие окна до пола выходят прямо в сад. А там - яблони. Перепрыгнешь через подоконник, и только шторы шумят за спиной....
  Маленький домик как будто воочию возник на темном берегу. Тай взмахнула головой, отгоняя это наваждение, и подбросила в костер еще одно полено. Шум взметнувшегося пламени успокоил разыгравшееся воображение собравшихся, а сам Лэм с каким-то мрачным взглядом уставился на огонь. 'Чуть немного приоткрылся и снова захлопнул дверь', - усмехнулась про себя Тай. - 'И что он там, в костре найти думает?'
  Все вопросительно уставились на Тай. Мол, твоя очередь... Тай улыбнулась Алисе:
   - Длинные коридоры - это просто замечательно! Мы с братом так любили по ним гонять. Дом у нас был, правда, огромный. И половина стояла не жилая. Вот там мы зажигали светильники, редко-редко, и гоняли на досках. Папа нам сделал. Доска и снизу колесики. Одной ногой стоишь на доске, а второй отталкиваешься. Делали себе плащи из чего-нибудь и носились по полутемному коридору! Плащи развеваются, картины мелькают, пола почти не видно.... Как будто летишь! Правда, иногда не туда, куда направляешься, но все равно летишь. А еще мы излазили все тайные ходы. Тот, кто строил зам... дом, явно не любил парадных коридоров. У него свои были, личные. Мы с братом даже план составили, дом в доме получился.
  Алиса прикрыла глаза, представляя двух детей, со смехом несущихся по коридору. Ей такого не позволяли никогда. По крайней мере, очень были недовольны любой, даже безобидной шалостью...
   -А как назывался ваш зам... эээ дом? - поинтересовался Лэм. - И зачем ваш отец делал эти доски? Их можно и в лавке купить.
  'Вот, гад, мало того, что заметил мою оговорку', - недовольно подумала Тай, - 'Так еще и скрывать не собирается, что заметил'.
   - Далеко не все можно купить в лавке, - Тай невозмутимо смотрела в глаза Лэма. - Ваша брошка, серебряная чайка, что она обозначает? Вот что-то крутится в памяти, а поймать мысль не могу.
  Лэм ухмыльнулся, но ничего не ответил. Проводница встала и отправилась готовить спальные места. Довольный Най, то есть уже Волчок снова принялся резвиться вокруг нее. Лика с улыбкой смотрела на скачущего пса, и настроение у нее потихоньку налаживалось. В общем, жизнь не так и грустна. А после ужина, быстро приготовленного Тай, девочки и вовсе повеселели.
  Стемнело удивительно быстро, словно кто-то набросил на лес темное одеяло. И только маленький кусочек, освещенный догорающим костром, казался островком жизни в сумраке ночи.
   - Пора укладываться, - Тай решительно кивнула девочкам. - Завтра встаем рано, так что, кто не выспится - я не виновата...
   - А посидеть у костра? - расстроилась Лика. - Поговорить....
   - Да, а поговорить? - кивнула Алиса, старательно пряча зевок.
   - Наговоримся еще, - поддержал Дан проводницу. - Вот догоним вора, и будем разговаривать, никуда не торопясь. А сейчас давайте, укладывайтесь, я пока наберу еще хвороста и присмотрю за костром.
  - Да, мы первые дежурим, - важно заявил Кактус. - А чья смена вторая?
  - Да не надо никакой смены, - махнула рукой Тай. - У нас сторож есть. - Волчок дернул ухом и вильнул хвостом. - Давайте уже спать.
  Ворочаясь на жесткой земле, Лэм успел подумать, что путешествия в воображении все-таки несколько комфортнее - там в бок не впиваются камешки, усердно закопавшиеся в песчаный берег! Но усталость давала себя знать, и последнее, что видел Лэм, засыпая на неудобном ложе, - профиль Тай, освещенный бликами костра, словно десятком свечей.... Вспомнить, почему этот профиль показался ему знакомым, он уже не успел.
  
  ***
  Утро для всех началось со звонкого лая Волчка. Пес изображал, что охотится на засевшую на дереве белку. Та не спешила ни убегать, ни падать в обморок от страха перед грозным охотником, кидаясь вместо этого, прошлогодними шишками. А Тусик что-то насвистывал, подбадривая обоих.
   - Волчок, перестань гонять зверюшек! - услышала Лика голос Тай. Гавканье сменилось виноватым повизгиванием.
   - Ладно, будет у нас вместо будильника, - отметил Дан. - Все равно пора вставать. Грант Лэм, Лика, Алиса, просыпайтесь!
   - Еще пять минуточек, - сонно попросила демонесса и перевернулась на другой бок. - Я еще чуть-чуть посплю...
  Анликка тоже бы с удовольствием повалялась, но, во-первых, мешало отсутствие кровати, а во-вторых, хотелось показать себя лучше этой избалованной девушки из Демо.
   - Уже встаю, Дан, - сказала она, выбираясь из-под одеяла и слегка поеживаясь. Солнце уже поднялось высоко, хотя в лесу было все еще прохладно.
  'Ой, а ничего, что я без 'мэстрэ' его назвала?! - мысленно ужаснулась Лика, сообразив, что ляпнула. - Ладно, будем надеяться, что он не заметил!'
   - А где здесь можно умыться? - вслух спросила она.
   - К ручейку сходи, - посоветовала Тай, проверявшая припасы. - Так, Волчок, сознавайся, ты в сумках рылся?
  Пес даже уши прижал от такого несправедливого обвинения. Потом мотнул головой в сторону мирно щиплющей травку Сюзи. Пони невинно взмахнула длинными ресницами и потихоньку стала отступать к деревьям, волоча за собой обрывок веревки.
   - Поздравляю, лэры, пирожков у нас больше нет, - прокомментировала проводница. - Хорошо, хоть хлеб внизу лежал.
   - Еще один повод догнать воровку сегодня, - съязвил Лэм, пока Тусик изображал голодный обморок.
  После недолгого завтрака путешественники отправились дальше. Волчок бежал впереди с гордым видом и изредка оглядывался на свой эскорт: не потерялся ли кто. Похоже, ему очень нравилось быть главным.
  Лика опять шла пешком, уступив пони Алисе. Кто спорит, Сюзи была просто лапочкой, но после коней из домашних конюшен больше напоминала ожившую плюшевую игрушку. Так что уж лучше на своих двоих!
  Вдруг Волчок резко остановился и сделал стойку на густые заросли кустарника.
   - Это мы уже вора нашли? - ахнула Алиса. - А вдруг вор не один?
  На нее хором шикнули, и с удвоенным вниманием продолжили сверлить взглядом зеленую стену листьев.
   - А мне говорили, один, - возразил Тусик, однако с плеча Дана на всякий случай перебрался в капюшон - там безопаснее.
   - Он мог встретиться в лесу с сообщниками, - вполголоса проговорил Лэм.
  Открытая полянка почему-то показалась до ужаса неудобной, и люди заозирались в поисках укрытия. Первой не выдержала Лика. Откопать в сумке артефакт оказалось минутным делом, а активировать его - и того быстрее.
  Посреди поляны полукольцом поднялась двухаршинная земляная стена, надежно отгородившая путешественников от опасных кустов.
   - Ты что творишь? - удивился Дан, усилием воли отгоняя мысль о засевшем в кустах стаде чвыриков. - Кто тебя учил так силой разбрасываться?
   - А как надо?
   - Ну, хотя бы вот так, - оценив надежность стенки, маг бросил в кусты молнию-хлопушку. Даже если такая ни в кого и не попадет, шуму будет все равно много, а значит, противник себя хоть как-то, но покажет.
  Молния взорвалась, разбросав вокруг сияющие искры, а из кустов выскочило нечто маленькое, мохнатое, и с ходу взлетело на дерево.
   - Шишкарь, - отстраненно прокомментировала Лика. - И почему я сразу не вспомнила?!
  Дан тоже засмеялся.
   - А что такое шишкарь? - тут же спросила Алиса.
   - Лесной житель, вроде нашего знакомого пыжика, - пояснил маг. - Единственное, что умеет, - это пугать.
   - Зато как! - вздохнула Тай.
   - Да, странное ощущение, - заметил Лэм. - Хотя... по здравому размышлению, целой банде разбойников в кустах делать нечего!
   - Все зависит от того, что они ели на ужин, - фыркнула Тай. - Хотя сегодня и шикаря напугали не слабо. В кои-то веки. Идем дальше!
   Шишкарь еще долго сидел на дереве и ворчал себе под нос что-то неодобрительное о прохожих, которые ходют и ходют, молньями швыряются, а потом у лесных хозяев вещи пропадають...
  
  
  ***
  Страх, накрывший всех липкой паутиной, исчез, даруя освобождение. Даже дышать стало легче. Все понемногу оживились. Волчок принялся с удвоенной силой скакать по округе, однако окрик хозяйки несколько умерил его прыть.
   - Хватит уже белок гонять да нечисть тревожить, - Тай потрепала пса по холке, - давай вора ищи. Он в деревню заходил, помнишь, следы видели, и вышел оттуда не сразу, время потерял. Так что - иди, работай, не так уж намного он нас и обогнал.
  Волчок радостно махнул хвостом и умчался вперед по тропинке.
   - И много у вас тут водится таких шишкарей? - осторожно поинтересовался Лэм.
   - Мы по кромочке Заповедного леса идем, - ответила Тай. - А в Заповедном лесу нечисть вольготно гуляет.
   - Они обычно смирные, на толпу не нападают, только на одиноких путников. Чтобы те запаниковали да с тропинки сбились, - смущенно объяснила Лика. - А тут собака его потревожила, он сам испугался и нас пугать начал. Ну, а мы и поверили. А разве у вас в лесах нету шишкарей? - удивилась мэстрэя.
   -Никогда не слышал о них, - пожал плечами Лэм. - И не видел.
   -Я думаю, возле столицы то! Вы ведь живете в Лаборато? - обратился Дан к демону, дождался кивка и продолжил, -. В принципе, для нечисти, конечно, никакая Стена - не преграда, и, скорее всего, с давних времен нечисть вольготно жила в обеих долинах. Но потом с развитием науки ваши ученые мужи слишком уж заинтересовались природой нечисти и принялись ее активно исследовать. Чем, конечно, отпугнули. С другой стороны, не так много лесов у вас осталось возле столицы. Прогресс требует жертв. А нечисти нужен темный лес. Вот такой, - и он кивнул направо, где за ажурной зеленью кустарников хмуро проступал дремучий бор.
   - А как же домовики? - удивилась Лика. - Им-то темный лес не нужен.
   - Не нужен, - Дан кивнул и продолжил лекцию. - Домовики - существа особо щепетильные, они не в каждом доме жить будут. Вообще-то, нечисть имеет божественное происхождение. Для того чтобы она обрела силу, в нее надо верить. Поэтому домовики живут только там, где в них верят, молочком подкармливают... В деревнях Демо, я думаю, еще помнят легенды про нечисть, и, вероятно, в лесах живут и шишкари, и лесовики, да и домовики, наверное, свои жилища еще не покинули... А в городах... Вот скажите, грант, когда вы в последний раз ставили на пол блюдечко с молоком?
  Лэм удивленно взглянул на мага, не понимая - то ли тот шутит, то ли проверяет его..
   -А сам-то? - выручил демона Кактус. - Ты сам давно ставил на пол угощение для домовиков?
   -А чего мне его ставить? Я точно знаю, кто тут же выпьет все молоко и потом будет стонать, что отравился, - Дан привычным движением скинул вылезшего на плечо хомяка обратно в капюшон .
  -А разве молоком можно отравиться? - удивилась Алиса, тревожно поглядывая на Чуда.
  -У Кактуса аллергия на молоко, - пояснил маг, - но это его никогда не останавливало!
  ***
  Лес привычно шуршал над головой зелеными листьями, в ветвях весело щебетали птицы, радуясь новому дню и новой порции жары.
  'Хорошо им, - думала Астра, - они ночью не мокли под проливным дождем, а потом не шлялись неизвестно где в мокрой куртке... А ночью в лесу совсем не жарко! Как бы еще не заболеть после всех этих приключений!'
  Но туго набитый золотом и серебром мешочек и толстая пачка ассигнаций приятно грели сердце. И даже заложенный нос не портил настроения.
  Привычные слуху лесные шорохи убаюкивали, заставляя расслабиться. Как не крути, а семи часов сна после бессонной и полной переживаний ночи все-таки маловато. Да и сапоги с курткой высохнуть так и не успели...
  Девочка закинула сползающую веревку с привязанными сапогами обратно на плечо. В лаптях, правда, ходить было не очень удобно, особенно учитывая, что они ей были явно великоваты - что поделать, если местные деревенские бабы были сплошь с ножищами, как у богатырей! А детские были сплошь расписаны цветочками, птичками и прочей слюнявой ерундой! Единственные нормальные оказались великоваты, но это уже мелочи - все равно их выбрасывать, как только сапоги высохнут...
  Сзади послышался какой-то посторонний шум. Негромкий, но выбивающийся из общего мирного шелеста вокруг. Астра резко обернулась и чуть не подскользнулась гладкой подошвой лаптя на мокром мхе. Прямо на нее стремительно и почти бесшумно неслась огромная, похожая на волка псина. Таких Астра уже встречала - полукровки нередко прибивались к волчьим стаям и отличались гораздо менее уважительным отношением к человеку, чем их серые сородичи. И были гораздо более опасны.
  Понимая, что убежать она уже не успеет, да и слишком большой дуростью будет подставлять волку спину, Астра выхватила из-за пояса нож и заозиралась в поисках удобного места для отражения атаки. Единственным ее шансом выжить в столкновении с этой тварью - было попробовать дотянуться до нее ножом, не давая ей вцепиться клыками в горло - а волки, как правило, метят туда, если нападают по одиночке. Если ранение будет достаточно серьезным, и у волка возникнут сомнения в победе - он уйдет. Но это волки, а волкособаки наследуют от своих домашних предков все знания о повадках людей, поэтому они намного опаснее...
  Астра приготовилась к маневру, мысленно вопрошая Санта-Болту и прочих богов, если они все-таки есть, за что они на нее так ополчились. Сначала медведь, теперь эта зверюга...
  Собака, между тем, вышла на финишную прямую и, не сбавляя хода, прыгнула. Астра инстинктивно выставила вперед левую руку, закрывая горло. Вместе они упали на густую траву, и челюсть с жуткого вида зубищами клацнула в пальце от нее на лезвии вовремя подставленного ножа.
  Так страшно Астре еще не было ни разу в жизни. Сколько у нее было той самой силы, которая чаще всего определяет исход поединка хищника и человека, забредшего в лес без ружья? Хватит ли ее, чтобы справится сейчас? Девочка с холодной ясностью поняла, что не хватит. Лишающий разума ужас зажег огоньки паники в ее расширившихся зрачках. И вдруг в желтых глазах зверя вспыхнул ответный ужас, отражая зеленый свет волшебного кольца.
  Еще не до конца веря, что спаслась, Астра отрешенно наблюдала, как собака пятится от нее, поскуливая и припадая к земле, пока не сорвалась на бег и не скрылась в кустах на повороте. Девочка села и отдышалась, с внезапной благодарностью глядя на кольцо. Ведь оно уже второй раз спасает ей жизнь. И что самое смешное, она про него совсем забыла! Привыкла обходиться без магической помощи, вот и не вспомнила о ней вовремя. Но колечко оказалось умным, само вовремя подсуетилось.
  - Все, теперь я о тебе больше не забуду! - нежно проворковала Астра и погладила пальцем зеленый камень. - Если еще какие-нибудь звери нападут, мы с тобой от них враз отобьемся...
  Кстати о зверях... Что-то важное все время ускользало от Астры, с которой медленно, словно тягучий малиновый джем, сползал пережитый ужас. Девочка силилась поймать непослушную мысль за хвост, но та только беспорядочно металась туда-сюда, не желая останавливаться ни на миг.
  Она снова двинулась по тропинке, уже не опасаясь, что зверь бросится за ней. Таких уроков они не забывают, надолго вбивая в память знания о человеке, которого не стоит трогать. Еще и членам стаи как-то рассказывают... Была бы домашняя, хозяин бы как-то смог успокоить, растормошить и снова приказать...
  Приказать! Ну, конечно! Как она сразу не поняла! Видать, страх как-то отключает мозги и вообще негативно влияет на соображалку... Вот, что было странным в этой собаке - она не принюхивалась, не присматривалась, не рычала с расстояния нескольких шагов, ожидая, когда жертва повернется спиной и побежит прочь. Она неслась как-то слишком целенаправленно, словно повинуясь чьей-то команде - догнать и остановить...
  Но это значит... Это значит, что надо спешить! Она недооценила местных порядочников, а они очень скоро организовали за ней погоню с собаками! Ой-ой-ой! Это уже совсем нехорошо!
  И Астра что есть мочи припустила по тропинке.
  ***
  Тропинка в очередной раз причудливо изогнулась, и за поворотом показался огромный куст, в котором, похоже, опять кто-то сидел. Веточки активно дрожали, и крупные листочки тряслись, словно звенели от опасности.
  Тай сделала всем знак остановиться и осторожно подошла к кусту. Дану почудилось, что ее ногти стали чуть длиннее, и сама она - как-то крупнее... Через мгновение раздался ее удивленный возглас.
   - Най, то есть Волчок, что случилось? Кто тебя обидел?
  В ответ послышалось только невнятное поскуливание.
  Через пару мгновений проводница подошла к компании и виновато развела руками.
   -Он забился в самую середину, визжит и отказывается вылезать.
   -Сейчас узнаем, - Дан вытащил из капюшона хомяка и поднес к кустам, - иди-ка, разберись со своим приятелем - что там случилось?
   - Странненько, - Кактус неуклюже перелез через ветви и скрылся из вида. Воцарилось молчание.
   - Ничего не понимаю, - хомяк выполз из куста и развел лапы. - Он говорит, что там впереди нечто запредельно ужасное, что туда никак нельзя идти, он боится, и поэтому вернулся. И такое ощущение, что я говорю не со взрослой собакой, а с насмерть перепуганным щенком...
   - Опять нечисть? - нахмурился Лэм.
   - Угу, - покусывая губы, кивнула Лика, - только не лесная. Очень похоже на псионический удар, на действие кольца Лилиан.
   -Значит, Волчку удалось найти вора, - оживилась Тай. - Ох, доберусь я до этого пакостника! Только вот, как помочь Волчку?
   - В принципе, воздействие кольца длится недолго, но ведь ждать до вечера мы не можем? - Анликка вопросительно посмотрела на Дана, дождалась его кивка и второй раз за утро полезла в сумку. - Если только вот это попробовать, - она достала медальон.
   - Что это? - Дан внимательно разглядывал блестящий кулончик с розой посредине. - Тоже артефакт от свекрови?
   - Нет, это мне Дориан на помолвку подарил, - ответила Лика. - Чтобы я не нервничала... Только он слабенький совсем. Его можно одеть Волчку на шею...
   - На шею испуганному боевому псу? - Дан нахмурился. - Давай попробуем иначе. Слабенький, говоришь, - он осторожно взял Лику за запястье, - поднеси-ка амулет поближе к кусту.
  Лика протянула руку, Дан сосредоточился... И каждый почувствовал, как отступает тревога, уходит усталость и дурное настроение.
  Через пару минут из куста, виновато опустив глаза, выполз пес.
   - Не расстраивайся, - потрепал его по холке Дан. - Нет ничего постыдного в том, что ты попал под магический удар. Стыдно должно быть магу, который теряет такие артефакты...
  Теперь виновато потупилась Лика.
   -Она же не специально, - вступилась за девочку Тай.
   -Вот именно, - Кактус проворно забрался на плечо к магу и погрозил пальцем. - Она не специально.
   - Еще бы специально, - отозвался Дан. - Просто надо всегда помнить, что магические артефакты - оружие повышенной опасности, и беречь их пуще глаз. И всегда убирать подальше от вороватых рук.
   - И как мы теперь найдем вора, если собака не может идти по его следу? - прервал воспитательный процесс Лэм.
   -Да очень просто, пойдем по следу Волчка, - улыбнулась Тай. - Вперед?
   -Идемте, - откликнулся Дан. - Только я попрошу - пока кольцо не будет обезврежено, постарайся держаться за мной.
   - Кольцо настроено на меня, - насупилась Лика. - Я должна его вернуть.
   - Да куда же мы без тебя, - улыбнулся Дан. - Идем.
  Лика, обрадовавшись, что лекция об ответственности мага закончилась, радостно улыбнулась, и они почти бегом кинулись в погоню.
  Тай оглянулась, отметила, что рядом с замыкающими Алисой и Сюзи идет Лэм, и сосредоточилась на следе...
  ***
  Сквозь закрытые веки проникал неяркий зеленоватый свет, который её и разбудил. Кли моргнула и открыла глаза, не совсем понимая, где находится. Над головой переплелись толстые ветки какого-то хвойного дерева, а лежала она, судя по ощущениям, на мягкой хвое, которая так приятно пружинила...
  Снегура потянулась и попробовала встать, но резкая тошнота, подступившая к горлу, сразу же показала ей неудачность такого решения. К тому же затылок просто разламывался от боли и вообще, ощущения во всем теле были не самыми приятными. Она, конечно не знала, как это бывает, но сейчас ей казалось, что по ней пробежало стадо чвыриков. В памяти сразу же всплыли воспоминания о встрече с охотником и последующем неудачном падении.
  - Хотя, как сказать...- задумчиво произнесла она в пустоту перед собой,- оказалось, что очень даже удачным.
  Полежав пару минут, пока тошнота немного притупилась, она ещё раз попробовала сесть. Со второй попытки это получилось лучше, хотя сидеть без опоры снегура все равно не могла. Пришлось опереться о сплетенные ветки за спиной. Стараясь не делать резких движений, она наклонилась и попыталась осмотреть раненную ногу. Небольшая стрелка, не больше пяди в длину, прочно застряла в ране и причиняла определенные неудобства, но это было не самым страшным. Страшнее было то, что рана воспалилась, а на том месте, где лежала раненная нога растеклось огромное пятно крови, значит, без врача не обойтись. Дотянувшись до сумки и подавив резкий приступ тошноты, она достала кусок чистой ткани и флягу с водой. Первая попытка вспороть штанину закончилась тем, что вся вчерашняя еда живописно украсила землю по левую сторону от снегуры.
   - Хотелось бы верить, что я смогу вернуться и убрать за собой, - пробормотала Кли, преодолевая "приятные" ощущения, и нащупала в сумке тонкий серебряный нож.
  Естественно, с первой попытки достать дротик не получилось. Следуя законам Клисиной непутевости, стрела сломалась ровно посередине, а в глазах от совершенных усилий потемнело ещё больше. Пришлось сделать небольшой перерыв и отдышаться. Со второй попытки дела пошли лучше, хотя и тут не обошлось без проблем. Болт она все-таки извлекла, взвыв при этом так, что вокруг неё на секунду замолкли все птицы, зато, когда она попыталась воткнуть в землю нож, с помощью которого проводила 'операцию', то естественно сломала его о спрятавшийся под землей камень. Если бы она была здорова, то дело окончилось бы сломанным ножом. Но голова и так напоминала кузницу, а внутренности устроили дружескую вечеринку и постоянно менялись местами, так что от толчка в руку, она завалилась на бок.
   - Непорочная Снегурочка! - обреченно произнесла Кли, лежа на боку и собираясь с силами для следующего рывка, - с кем ещё могло случиться столько неприятностей подряд! Не зря меня дядя Дро никогда не пускал в мастерскую, а метательные ножи мне делали из самых прочных сплавов...
  Отдышавшись несколько минут и тихо порадовавшись, что желудок уже пуст, снегура собралась с силами и попыталась закончить начатое.
  Капнув на смоченную тряпку пару капель останавливающей кровь настойки, которую она все-таки сунула в сумку перед самым уходом из дома, Клиса кое как перетянула рану и задумалась о своем положении.
  Идти куда-то в таком состоянии было практически невозможно. Разве что очень медленно и ползком. Но не идти - значило просто умереть от воспаления и голода. Хотя, в таком состоянии она была не то, чтобы уязвима, а скорее совершенно беспомощна. А люди вокруг, после произошедших с ней событий, не казались особо дружелюбными.
  Постаравшись наиболее трезво оценить свое состояние, она решила, что лучше пусть её найдут недружелюбные люди (кто знает, может ей повезёт, как с Вертом), чем не найдет никто и она просто умрет и будет съедена жучками. Снегура нащупала ремень от сумки и намотала его на запястье, чтобы не сковывал движения, а потом, стараясь не беспокоить раненную ногу, выползла из убежища на полянку, мысленно поблагодарив спасшее её дерево. Но тут удача, очевидно, переработавшись вчера, решила, что с Клисы хватит подарков и сбежала. Неудачно вывернув больную ногу, она вскрикнула и потеряла сознание.
  
  Тропинка виляла между деревьев, словно пытаясь запутать следы. Минут через пятнадцать Дан и его спутники выбежали на небольшую полянку. Тай внимательно огляделась и удовлетворенно сказала:
  - Ага, вот тут они и встретились...
  - И как мы будем искать вора дальше? - удивилась Лика, - Волчок же тут остановился...
  - Найдем, - подмигнула Тай, - еще и часа не прошло, след совсем свежий.
  Она уверенно повела компанию в погоню. Вот когда Дан оценил ее мастерство лесовика. Женщина словно и не смотрела под ноги - просто шла, почти бежала вперед. И только внимательно смотревший Дан иногда замечал на влажном мхе намек на след. Как Тай отыскивала следы на сухой хвое, было совершенно непонятно.
   - Скоро нагоним, - улыбнулась Тай.
   - Тогда дальше мы с Ликой идем первыми, - сказал Дан. - На нас магия амулета подействовать не должна...
   - И все следы затопчете! - заметила проводница.
   - Ну что, я в лесу в первый раз, что ли? - почти обиделся Дан.
   - Ладно, - Тай пожала плечами и уступила место во главе отряда Дану. Рядом с ним, задрав нос от осознания собственной значимости, встала Лика.
  След вора отчетливо проступал на мху, не успевшем просохнуть после ливня. Иногда он исчезал, но Тай безошибочно выбирала направление, в котором двигался вор. И вскоре впереди уже показалась мелькающая между деревьями юркая фигурка.
   - Вот он, - закричала Лика, только что не указывая пальцем. Воришка обернулся, на секунду замер, разглядывая преследователей, и бросился бежать.
   - Лови, лови его, а то уйдет! - азартно вопил Тусик, подпрыгивая в капюшоне. - Справа заходи, окружай! Ай, я же сейчас выпадуууу!!!
   - Помолчи, - бросил на ходу Дан.
  Вор, - а чем ближе погоня приближалась к беглецу, тем понятнее становилось, что все-таки воровка, - оглянулась, и, заметив преследование, выбросила вперед руку в атакующем жесте.
  Дан сделал быстрое круговое движение, и Анликка поняла, что их загородила воздушная стена, через которую не смогло проникнуть воздействие перстня. Воровка поднесла кольцо к самым глазам, повертела и снова взмахнула рукой. Ничего не произошло.
  Тем временем Дан сложил пальцы, и Лика просто увидела, как из пальцев мага стал мгновенно вырастать длинный воздушный стебель, он уплотнялся, становясь почти упругим, и на конце его расцветал странный цветок. О, да это вовсе не цветок, а сачок для ловли бабочек... Очень больших бабочек... Ростом с человека... Огромный сачок с длинной ручкой неотвратимо приближался к воровке.
  Но не тут-то было. Девчонка, видимо, пришла к выводу о полной бесполезности кольца против людей и заметалась между деревьев. Дан никак не мог точно прицелиться, чтобы набросить сачок. Вот воровка вильнула влево, но наперерез уже мчался Лэм, и ей пришлось сворачивать в сторону. Маг даже хотел крикнуть, что она вот-вот ускользнет, но тут увидел с невероятной скоростью мелькающие среди деревьев косички Тай. Эта не упустит. И точно, через секунду воровка чуть было не влетела прямо в ее распростертые объятья, но вовремя шарахнулась назад. Такого момента Дан, которому уже надоело носиться по лесу с сачком наперевес, упустить не мог, и сачок молниеносно опустился, накрывая хрупкую фигурку мягко светящимся воздушным коконом.
   - Вот, теперь можете подходить, - сказал маг, снимая защитную стенку.
  Первой к застывшей у дерева фигурке подошла Тай.
   - Осторожно, лэри, - предупредил Дан, - я должен снять ловушку, Лика, забери свое кольцо. И спрячь подальше.
   - Теперь-то уж точно уберу подальше. Не хватало каждый раз за ним так бегать, - проворчала Лика, подходя поближе к худенькой девушке, которая смотрела на мэстрэю с явным вызовом.
  Маг быстро щелкнул пальцами, и огромный воздушный сачок исчез.
  'Забери кольцо... А если она не отдаст?!' - растерянно подумала Лика.
   - Лэри, может, вы вернете мое кольцо? - вслух сказала она.
   - А ты сначала докажи, что оно твое! - заявила та. - Мне вообще его бабушка в наследство оставила!
  Анликка удивленно остановилась. Воровка сочла момент подходящим, чтобы снова попытаться воспользоваться кольцом. Может, оно только на группу людей не работает, а на эту разодетую куклу очень даже подействует?
  Внезапно разогревшийся перстень обжег руку. Девушка сорвала предательский артефакт с руки и поспешно отбросила в сторону. Преследователи проводили его полет заинтересованными взглядами.
  Воровка сочла момент подходящим, и снова бросилась бежать.
   - Ловите ее! - услышала Астра.
  В ту же секунду ей под ноги, словно сам собой, кинулся корень дерева, и девушка растянулась на траве. Тай тут же оказалась рядом, придушила беглянку к земле и как та не брыкалась, держала, пока Лэм на удивление умело связал наглой девчонке руки.
   - Молодец, Лика! - похвалил Дан. - Вовремя ты вмешалась!
   - Спасибо, - покраснела та но копаться в траве не перестала. - Вот оно! -девушка радостно поднесла кольцо к глазам.
   - Спрячь его получше, что бы уж точно больше не потерялось, - посоветовал ей Ден.
  
  
  ***
  Наконец-то!.. Душу Лэма переполняло какое-то странное чувство. Впервые за последние несколько дней ему удалось добиться какого-то результата. А то он уже начал сомневаться в своей способности справляться с проблемами, так часто возникающими у него на пути. Теперь необходимо не упустить ситуацию из-под контроля. А лучше способа, чем двойной морской, пока еще не придумали! Благо, веревка с собой. Теперь не убежит! И развязать сама - не развяжет, узелок с секретом, проще разрубить.
  Уууу! Ббб...барракудова дочь! Она еще и кусается! Спокойно, спокойно. Не стоит срывать на ней зло. Это - явно жест отчаяния.
  Странная девица. Смотрит на всех, как прожженный портовый мальчишка. Такая будет отбиваться до последнего. К ее совести взывать бесполезно, пугать - тоже. Как глазами сверкает! Явно оценивает нас, а заодно просчитывает варианты, что мы с ней сделаем. Ну что же, ты с нами играла, теперь мы с тобой поиграем. Как с мышкой.
  -Многоуважаемая лэри, - Лэм с иронией поклонился девушке, - надеюсь, веревка вам не мешает?
  -Вы так заботливы, достопочтенный лэр! Быть может, хотите на мое место? - не осталась в долгу авантюристка. - А может, вы будете так любезны и развяжете это макраме, которое вы тут наплели? Вообще странная ситуация получается. Иду себе по лесу к бабушке, никого не трогаю, вдруг напали, кольцо отобрали, грабители, да еще и издеваются!
  -Ну что же, такая у нас, лесных грабителей, профессия, - ничуть не смутившись, продолжал Лэм. - Ловить молоденьких девушек, идущих к своим бабушкам. Впрочем, вы легко можете от нас откупиться, заплатив маленький выкуп. Одного большого портмоне с ассигнациями, содержимого кассы таверны и серебряной брошки хватит.
  Наблюдавшая за диалогом Лика слегка хихикнула и бросила на Лэма восхищенный взгляд.
  - Портмоне? Ассигнации? Откуда они у меня? Здесь, в Пристенках их днем с огнем не сыскать, - воровка уставилась на окружающих абсолютно честными глазами. Но злодеи почему-то не торопились развязывать веревки и рассыпаться в извинениях. - Тут вам не столица, уважаемый лэр. Вы, вероятно, раньше промышляли на больших трактах, но здесь вам придется убавить аппетит. У моей бедной бабушки есть только пара рунных овечек, так что, боюсь, ей не потянуть такой выкуп...
  - Милая девушка, я бы с удовольствием еще послушал про вашу бабушку, - Лэм стал серьезным, - и другие бабушкины сказки.... Но мы, лесные разбойники, - люди очень нетерпеливые. Кроме того, чтобы так вольготно вести себя в лесах, нам приходится платить дань сразу и Позорной, и Порядочной дружинам. А это - такие накладные расходы!... Поэтому, скорее всего, последним мы подарим вас. Думаю, в Порядочной дружине очень обрадуются! Они любят слушать сказки... про бабушек.
  Лэм обернулся к своим спутникам в поисках поддержки, Дан одобрительно кивнул головой и сделал строгое лицо. Наглая девчонка изобразила покорность судьбе и с выражением обиженной в лучших чувствах аристократки согласилась.
  - Ну, ладно, уговорили! Но как я отдам вам выкуп со связанными руками?
  Лэм нехорошо усмехнулся и сделал вид, что серьезно обдумывает эту идею, после чего сокрушенно покачал головой.
   - Ну, нет, развязывать мы вас не будем. Вы просто нам скажете, где взять выкуп, вот и все. И не надо девичьей скромности. Вы ведь - не светская дама, вряд ли вы спрятали деньги в декольте.
  Глаза девушки ярко сверкнули, но она тут же опустила ресницы, скрывая яростный блеск.
   -Видимо, такова моя несчастная судьбинушка! Нет у меня, бедной, другого выхода... Забирайте свой выкуп, изверги! Он в поясе..., - с видом трагической героини произнесла воровка.
  Но не успел Лэм протянуть руку, как девушка закричала:
   -Предупреждала меня бабушка, что все мужчины одинаковые! Вам только одно нужно - как бы добраться своими грязными лапами до нежного девичьего тела!
  От таких слов Лэм слегка покраснел и тут же отдернул руку.
   -Позвольте мне, грант, - бросив на демона ироничный взгляд, Тай подошла поближе, - я займусь поясом, а вы посмотрите в сумке.
   -Толька не портите мое имущество, оно мне еще пригодится, - авантюристка перестала паясничать и с независимым видом отвернулась.
   -Так, насколько я понимаю, это - ваше портмоне, грант, - Тай вытащила из пояса толстый кошелек, - проверьте, все ли на месте.
  Лэм наскоро и как-то без особого интереса осмотрел содержимое портмоне, кивнул, мол, все в порядке, и еще усерднее стал что-то искать в сумке.
   -Это, похоже, воровские инструменты, а это... не ваш ли гребешок, мэстрея? - Лэм протянул найденную вещицу Лике. - Наверное, остальное она выбросила.
   -Ой, действительно мой, спасибо, - обрадовалась Анликка.
   -А вот тут у нас остальная добыча, - Тай встряхнула на ладони какой-то мешочек. - Мэстрэ Дан, возьми его пока себе. А в таверне отсчитаем Хизер сумму, которая пропала из ее кассы, а оставшееся вернем девушке. Или порядочникам.
   -Позвольте, - Лэм перехватил мешочек из рук Тай и принялся в нем что-то искать. - Вот она!
   -Простите, грант, - сдвинула брови Тай. - Что вы взяли?
   -А это и есть моя брошь, - спокойно объяснил Лэм и разжал кулак. Маленькая серебряная брошка, изображавшая летящую чайку, блеснула на солнце...
  В тот самый момент, когда Лэм спрятал в кулаке серебряную птичку, Тай наконец-то вспомнила, кто он такой. Точно. Именно его она встречала в доме своего племянника на одном из зимних праздников. Но проводница при всей своей прекрасной памяти на места и дороги, плохо запоминала лица людей. А их имена исчезали из ее головы так же быстро, как сами путники в телепорте.
  Как же его звали? Этакий светский лев, не слишком приятный, с ироничным взглядом, внимания которого пытались добиться дамы разных возрастов. Не взирая на его хромоту. Кстати, почему-то в гостях он хромал и все время опирался на свою трость. А сейчас... легко скачет по лесу. Действительно, олигарх. Богатый и ... безразличный ко всему. Ее представили, как тетушку Таисию, и, получив мимолетный равнодушный взгляд и такой же равнодушный кивок, Тай старалась держаться подальше от гостя. Однако случайно услышала, как племянник, провожая этого типа, приглашал его приезжать, когда здесь не будет 'стервятниц'. И ясно было, кого он имел в виду. Но еще она слышала грустный смех в ответ и фразу: 'Тут же и слетятся'. И это заставляло задуматься: а все ли так, как кажется с первого взгляда?
  Ну, что же. Узнать нынешнюю Тай тому, кто видел чопорную даму с волосами, забранными в гладкий пучок, причем стальной блеск маскировался белой пудрой, и волосы казались седыми - почти невозможно. А если этот 'Лэм' хочет остаться неузнанным, это его право.
  Тай оглянулась в поисках Алисы и замерла. Ни белогривой пони, ни Алисы на поляне не было.
   -Лэм! Где Алиса? - и, видя недоумение на лице мужчины, проводница добавила. - Вы же шли замыкающим.
   -Да. А потом ушел вперед, - непонимающе и от того немного раздраженно ответил тот.- С ней остался Волчок.
   -Я должна была рассказать вам подробно правила леса, - проводница тряхнула головой и обернулась к Дану. - Мэстрэ, объясни все гранту. Я иду искать Алису.
   -Но с ней же собака!- искренне удивился Лэм.
  Тай уже не слышала, как Дан лекторским тоном объяснял, что последствия магических ударов не проходят мгновенно. И собака еще несколько часов может быть не адекватна. Может начать лаять без причины. Может уснуть на полушаге. А замыкающий оберегает всех идущих впереди. Лес - это не парк, тут все может случиться. Но он, Лэм, этого не знал, его не предупредили...
  Лика серьезно и укоризненно посмотрела на Лэма, но промолчала. Воспитание не позволяло делать замечание старшему. Хотя и очень хотелось. Алиса, конечно, - вредина, и вообще... Но, наверное, страшно остаться одной в лесу...
  Тай бежала назад по тропе. Спокойно объедающую клеверный лужок Сюзи она нашла достаточно быстро. Подхватив пони под уздцы, отправилась на поиски остальных. Вскоре нашла и спящего под кустом Волчка. Но ни Алисы, ни Чуда не было видно. Тай внимательно осмотрела тропу. Вот тут Чуд спрыгнул на землю и, как заяц, задал стрекоча. Почему этот странный кот не полез на дерево, как все нормальные коты, а ринулся бежать по лесу? И что его так испугало, кстати?
  Вот тут уже Алиса спрыгнула с пони и побежала вслед за любимцем. Так, следы Волчка, который уполз под куст и там до сих пор и лежит. Похоже, это он и напугал Чуда, а потом заснул. Магический откат...
  -Маалыш, - тихо позвала проводница, чтобы не испугать собаку. - Волчооок.
  Пес зевнул, просыпаясь, отряхнулся и, как ни в чем не бывало, уставился на Тай.
  - Волчок, где Алиса? - голос Тай стал строгим.
  Пони, подтверждая вопрос, фыркнула за ее спиной. Волчок вскочил, отряхнулся, покрутился на месте и быстро рванул по следу. Тай попросила Сюзи не отставать и бросилась бежать за ним.
  ***
   'Чудовище, какой ужас! - думала Алиса, - а если оно кусачее? Зачем мы за ним едем? Нам же надо совсем в другую сторону от него'.
  Алисе было страшно. Страшнее, чем тогда, когда она осталась без денег, и даже страшнее, чем тогда на вокзале, когда она думала, что её поймают. Все быстро шли вперед, а она тряслась на Сюзи. Ей, конечно, было очень обидно, она хотела идти, как все. Но после того, как она пару раз споткнулась о корень, а на третий раз таки шлёпнулась, со словами: 'Так мы никого никогда не догоним' ее усадили на пони. Сначала рядом шел Лэм, но потом он почему-то заторопился, ушел вперед, и рядом остался только бывший Най...
  Алисе было очень обидно, и она, прижимая Чуда к себе, старалась не потерять спутников из виду. Но это ей не очень хорошо удавалось: тропинка извивалась, как змея, и к тому же вся была усеяна корягами, и Сюзи требовалось время, чтобы пройти по ним. Алиса все время теряла из виду своих спутников и очень боялась отстать.
  'Не тропинка, а особо гадкая змея', - подумала Алиса, когда вся компания скрылась от её глаз за очередными кустами.
  -Ну, давай, лошадка, побыстрее. Ты же не хочешь потеряться? Вот я совсем не хочу, тут чудища всякие водятся. Не знаю как девицами, а вот лошадками они точно любят пообедать.
  Пони, видимо, уразумев, что ничего хорошего с ними в лесу случиться не может, придала скорости, и в просвете кустов, к немалому облегчению, Алиса разглядела своих спутников.
  -Фух, - выдохнула она и, наконец- то, обратила внимание, что от испуга прижимает к себе Чуда со всей силы. - Ой, извини меня, мой хороший, - и она ослабила хватку.
  -Ррррррррррррр.... ррррррррррррр...ррррргав
  Услышав эти страшные звуки, Чуд зашипел и рванул из рук Алисы. Не ожидавшая ничего подобного Алиса только и успела заметить, в какой стороне мелькнул серый хвост.
  -Я вернусь, вот только поймаю Чуда, - бормотала Алиса, ища кота по кустам. - Тут совсем не далеко. Сюзи, ты меня тут подожди, ладно? Я быстро.
  Разыскивая кота, она переходила от дерева к дереву, заглядывая во все подворачивающиеся по дороге буераки и овраги. Голоса ее спутников становились все дальше и тише и вскоре исчезли совсем.
  - Вот ты! - радостно закричала Алиса, разглядев испуганного Чуда на дереве. - Ну, иди ко мне, глупый. Чего испугался? Подумаешь, собака. Ну, ладно, ты прав, большая собака, но все равно не повод удирать, а если бы ты потерялся? Вот так, а теперь пойдем обратно. Обратно... - Алиса растеряно посмотрела по сторонам. - Наверное, нам туда, Чуд.
  А потом было налево, направо, чуть- чуть назад, куда-то за овраг...
  Алиса пыталась вспомнить хоть какой-то знакомый куст или дерево, но все они были для неё как близнецы. Она прислушивалась, надеясь услышать хоть чей-то голос.
  - Ну, не может же быть, Чуд, что они меня не ищут, не зовут? Не может... Не может... - твердила она сквозь слёзы, прижимая к себе кота. - Потерялись, - со страхом прошептала Алиса.
  Теперь она была в этом уверена: потому что такую круглую, как монета, поляну она бы наверняка запомнила. А если принять во внимание, что на поляне лежало совершенно неизвестное ей существо, то шансы на то, что она проходила тут и его не заметила, были равны нулю.
  Алиса замерла и во все глаза уставилась на кого-то на траве. Одна, в чужом лесу, да ещё и это существо. Её сковал ужас.
  Минуты ползли медленно, как улитки. Алиса стояла и ждала, но ничего не происходило.
  - Что это, Чуд? - шёпотом спросила она. Чуд сидел у неё на руках, не подавая каких-либо признаков беспокойства. - Думаешь....
  Алиса потихоньку подошла ближе.
  -Какое... какая она белая. Думаешь, так и должно быть? Чууууд, - в панике проговорила Алиса, - Чуд, она ранена.
  Алиса замерла возле девушки, рассматривая рану на ноге. Из-под повязки стекала тоненькая струйка крови.... Как же там было?... сначала остановить кровь. При мысли о крови Алисе стало дурно, и она закрыла глаза.... А как остановить? Там и так повязка, а кровь идет.... Алиса осторожно вытерла кровь платочком...
  Так, вроде не идет больше. Ой, а это хорошо когда из раны не течет кровь? ... Нет крови! Она что умерла? Поэтому такая белая
  Неожиданно девушка застонала.
  Жива... Надо кого-то позвать.
  Алиса осмотрелась по сторонам. Туда, или сюда, а может... Куда!?
  Она бестолково металась по кругу, пытаясь сообразить, куда идти.
  С поляны снова раздался стон. Алиса бросила своё бесполезное занятие, подбежала к девушке и в полной растерянности остановилась рядом, судорожно пытаясь вспомнить хоть что-то из того, что она знала по оказанию помощи.
  Обезболивающее... швы... какие швы? куда? раненым нужен покой... вода... Да-да, вода. Надо дать ей воды. Трясущимися руками Алиса вытащила фляжку с водой.
  А как? Как же ей её влить?
  Она аккуратно приподняла голову девушки и почувствовала, что она очень горячая.
  Компресс... надо положить что-то мокрое на лоб. Вот только что? Все вещи остались в сумках, а сумки на пони, а пони... Неизвестно где. Хорошо, хоть фляжка болталась на поясе.
  Алиса смочила ладонь и положила её на горячий лоб девушки.
  "Как же так, - думала Алиса, - кто же мог вот так взять, подстрелить и бросить? А если она умрёт?" - от этой мысли Алиса пришла в ужас и стала прислушиваться к дыханию незнакомки.
  Стоны уже не пугали её, даже наоборот, радовали - значит, жива.
  Вода заканчивалась. А их все не находили и не находили, и в душе Алисы снова поднималась паника. Жаркий фырк прямо в ухо и холодный влажный тычок в щеку, стал последней каплей. Девочка заорала, и рванула в сторону на четвереньках.
   - Волчок, вот зачем пугать?! - укоризненно пожурила пса проводница.
   - Тай! - девочка, от облегчения, что пришла помощь, разрыдалась. Тай обняла дрожащую девочку стараясь успокоить, но ее отвлек короткий взлай Волчка.
   Рассмотрев рядом с кем крутится собака, Тай слегка опешила.
   - Снегура... сто лет их не видела в наших краях, - бормотала она себе под нос, осматривая спящую девушку.
   - Что с ней? - тревожно спросила Алиса. - Она не умрет?
   - Не должна, рана вроде не тяжелая, - успокоила ее проводница. - Но спит она странно... - Тай принюхалась. От тела исходил мерзкий запашок, ели ощутимый, но от этого не мене поганый. Наркотик... Сопоставить рану на плече и состояние девушки было просто:
   -Ее ранили отравленной стрелой.
  Тай оглянулась тревожно но свистеть не стала, кто знает как далеко тот кто додумался стрелять в снегуру. Да в общем то это и не понадобилось, на поляну возмущенно фыркая вбежала пони. Конечно эти двое, шнырь под куст и пролезли, а ей пришлось вокруг обегать!
   Алиса даже рассмеялась такой забавной была мордашка маленькой толстушки.
  - Так, Волчок, бегом на стоянку и приведи всех сюда...
   Пес умчался, а проводница скептически огляделась и подумала, что убежище, пожалуй, раскрывать не стоит, стоянку разбить можно и рядом на полянке. А дальше - будет видно, стоит ли доверять новичкам тайну убежищ...
  
   На стоянке горел костер, варился ужин. Чуть в отдалении, под бдительным присмотром Лэма, сидела, прислонившись к стволу поваленного дерева, юная воровка. Ее руки были надежно связаны.
  Дан хмурился. Лэм выглядел недовольным и насупленным. Мало приятного знать, что рядом в лесу бродит убийца и возможно не один.
  Тай показала девочкам, как устроить теплую ночевку даже на холодной земле.
   - Главное, - объяснила она, - чтобы земля поддавалась лопате.
  Проводница выкопала неглубокую длинную траншейку, предварительно сняв и сложив горкой дерн. Потом разожгла в углублении два небольших костра и, когда они прогорели, рассыпала угли по всей длине. Потом засыпала все это землей, вернула дерн на место. Сверху расстелила одеяло и уложила снегуру. Улыбнулась на недоверчивые переглядывания девочек.
  Когда Тай отошла к костру, Алиса и Лика, не сговариваясь, просунули руки под одеяло спящей снегуры. Земля была теплой, почти горячей.
  Когда раненую уложили, и обед был готов, компания выслушала отчет проводницы.
   - Хорошо бы ее телепортировать в таверну, - завершила свой рассказ Тай.
   - Состояние очень плохое? - Дан покосился на раненую.
   - Нет, рана не опасная, но сколько она будет спать не ясно - пояснила Тай.
  Мужчины хмурились.
   - Тай, - Дан неловко развел руками, - телепортировать в таверну весь отряд, включая животных, я сейчас уже вряд ли смогу. Двух -трех человек -да. Но тогда я отправлю туда тебя, Алису и раненую - максимум. И тут останутся молодая, пока мало что умеющая Лика, грант - новичок в лесах, и у них на попечении - обессиливший и ни на что не годный маг и преступница... Ты считаешь это разумным?
   - А когда ты сможешь телепортировать всех? - вздохнула Тай, признавая правильность аргументов мага.
   - Я думаю, утром, - улыбнулся маг, - если мы не станем больше никого ловить или взрывать...
  
   Дан подошел к спящей Клисе, осторожно потрогал лоб, нахмурился и решительно стянул с девушки одеяло.
   - Лика, - позвал он, не оборачиваясь и осторожно снимая повязку, - иди сюда. Давай-ка попробуем немного полечить нашу раненую.
   - Но я... я плохо умею, я же не лекарь, - Анликка осторожно заглянула через плечо мага и зажмурилась. - Как ей больно!
  Тай вздохнула и подошла поближе. Алиса хотела последовать ее примеру, но не решилась, хотя все, что касалось раненой девушки, стало для нее почему-то очень важным. Лишь Лэм недоуменно смотрел, как маг решительно подтолкнул девочку к раненой и заявил:
   - Других лекарей поблизости не наблюдается, так что лечить будешь ты.
   - Не бойся, я помогу, - важно заявил хомяк, подходя к Клисе. - Тут главное - не отвлекаться ни на что. Ты сосредоточься - и лечи.
   - Как? - едва слышно произнесла Лика и вопросительно уставилась на Дана.
   - Кактус прав, - кивнул маг, - рана - это все лишь разрыв живой ткани, нужно ее срастить, помочь зажить. Неужели ты никогда не сращивала царапины и порезы? Вспомни, ты умеешь. Это всего лишь глубокий порез, - Дан осторожно провел рукой над раной один, другой раз. - Я немного собью температуру, будем считать, приложу холодный компресс. А ты потихоньку попробуй зарастить. Только помни, что начинать надо с самых глубоких слоев.
  Лика закусила губу и присела возле Клисы на колени. Волчок и Кактус затихли рядом, словно охраняя магичку от чужого вмешательства. Лика вопросительно посмотрела на мага, тот кивнул головой. Девушка закрыла глаза и сосредоточилась.
   - Ну, вот и умничка, - подошедшая Тай погладила Лику по голове, - Теперь давай перебинтуем хорошенько и все - спать.
  Лика открыла глаза и взглянула на свою работу. Рана не исчезла, она стала менее глубокой, не такой воспаленной на вид, но она была...
   - Не получилось, - почти всхлипнула она. - Когда папа лечит, даже тоненького шрама не остается...
   - Ну, что ты, не расстраивайся, - Тусик залез на колени к Лике и заглянул в глаза, - не все сразу.
   -Папа... Когда у тебя за плечами будет столько лет опыта как у него... Ты - молодец, девочка, - Дан, и от слов мага Лике стало легко, и даже голова слегка закружилась. - Ткани начали срастаться, а это главное!
   Анлика радостно улыбнулась и попыталась встать, но почему-то ноги держали плохо, и голова кружилась уже не слегка.
   - Не торопись, - Дан осторожно поддержал девушку, помог ей подняться и почти на руках проводил до заботливо расстеленного одеяла. - Теперь по расписанию - чашка крепкого и сладкого отвара, и такой же сладкий сон до утра.
  Тай подала Лике чашку, и та благодарно глотнула обжигающе сладкий напиток. Оказывается, именно этого ей и не хватало для полного счастья. Сквозь надвигающуюся дремоту Лика еще успела увидеть, как Тай в сопровождении Волчка отнесла юной преступнице миску с ужином; успела заметить, как Лэм снова связал воровку сложным узлом; успела услышать, как завозилась Алиса, устраивая поудобнее под одеялом кота, и провалилась в сон.
   -Что с ней? - спросил Лэм, не промолвивший за весь вечер ни слова, - Она заболела?
   - Любое магическое воздействие отнимает силы, - ответил Дан, - Лика сегодня впервые сама лечила рану, и для нее это - серьезное испытание.
  Лэм, чуть прищурившись, взглянул на мага, но промолчал. Дан понял, что вопрос - а зачем ты девочку-то подставил, маг, сам не мог? - чуть не слетел с языка гранта, но его воспитание не позволило высказать малознакомому спутнику какие-то претензии. Наверное, стоило бы объяснить, что ему, магу воздуха, залечить такую рану было бы куда сложнее, и сил он потерял бы не меньше, и результат вряд ли был лучше. Тогда, возможно, из глаз Лэма ушла бы эта презрительная ухмылка.
  А может и нет. Дан по своему опыту прекрасно понимал, что объяснять стоит только тому, кто готов принять твои слова. Да и что ему этот чужой демон, с которым завтра они расстанутся навсегда? Надо ли ему знать, что в лесу, где боевыми болтами стреляют по юным девушкам, желательно иметь хотя бы одного действующего мага, способного защитить? Пусть думает, что угодно. На всех не угодишь.
   - Кто мог в наших лесах ранить снегуру? - Тай подошла, как всегда, неслышно, прервав размышления Дана. - Это явно не случайный выстрел.
  Дан покосился на Алису и Лэма и осторожно увлек проводницу за круг света.
   - Судя по всему, мы наткнулись на один из аргументов твоего друга Клуша, - вздохнул маг. - Смотри, все сходится. Охотничий болт, смазанный не то снотворным, не то еще какой гадостью, чтобы жертва наверняка не убежала далеко. Жертва - из нелюдей. Когда очнется - надо будет ее порасспросить, кого она видела, и где ее ранили, но, кажется, мне, что это были те самые богатенькие мальчики, которые, как говорит позорник, стали слишком часто мелькать в ваших краях. Золотые детки, которым надо показать свою удаль за чужой счет. Неудивительно, что нелюди пропадать стали.
   - И не только нелюди, - хмыкнули из темноты.
  Дан даже вздрогнул от неожиданности. - Он совсем забыл про связанную воровку, увлекшись собственными мыслями. И, похоже, зря. Она явно что-то знает. Нужно бы выяснить, что именно.
   - А кто еще пропадает? Что ты знаешь? - спросил он, подходя ближе. Тай тоже придвинулась, с любопытством рассматривая вздернутый подбородок девчонки.
  Та раздраженно отвернулась, явно досадуя на свой длинный язык. Она уже жалела, что вообще открыла рот.
   - А с чего вы взяли, что я что-то знаю? Я - всего лишь воровка, и никакого отношения к пропавшим нелюдям и людям не имею. И вообще, я спать хочу!
  Она развернулась к огню, который тут же заиграл кровью на ее волосах. Дан хотел еще что-то спросить, но Тай покачала головой.
   - Оставь ее. Может она что-то и знает, но она - всего лишь воришка. Здесь другое. Нужно быть хорошим охотником, чтобы в лесу подстрелить снегуру, - нахмурилась Тай. - Тут мало одной бравады.
   - Вот это мне больше всего и не нравится, - кивнул Дан. - Либо тут помогают профессионалы, либо имеется уже значительный охотничий опыт. Словом, чем быстрее мы завтра отсюда уйдем, тем мне будет спокойнее. Клуш был прав, неладное что-то происходит в Пристенках...
  ***
  Верт проснулся резко, как и заснул. Первым ощущением была боль, словно тысячи иголочек поочередно впивались в его тело в разных местах.
  'Ну, конечно, хвоя же нападала, вот и колется', - попытался объяснить он сам себе. Однако, привстав на карачки, он понял, что дело тут не только в хвое. 'Иголочки' тут же задвигались и забегали по его телу, поползли на лицо, в волосы и за шиворот. Верт вылетел из-под елки, как ошпаренный.
   - Кошкин Ёт!!! Муравейник! - только и смог выкрикнуть он.
  Следующий час он занимался вытряхиванием из одежды и волос мелкой кусачей живности. За несколько часов насекомые успели изрядно потрудиться - все тело Верта покрывали зудящие красные волдырики. Лицо опухло и напоминало сейчас помидор - тугой и красный. Верт снова надел рубаху, вроде бы очищенную от муравьев, поглядел на солнце и... зашагал на юг. Конечно, можно было бы попробовать обойти болото и по лесу или пройти через него, как он подумывал вчера ночью... Но он просто устал, и ему совсем не хотелось проверять на своей многострадальной шкуре, как далеко и широко простирается это ётово болото. Туда, на юг, ушла Клиса, там город, там люди, там нормальная дорога, там можно, наконец, помыться, поесть и поспать на постели... Это, конечно, все не очень скоро, но еще - он точно это помнил - там был ручей, в котором можно хоть немного облегчить этот кошмарный зуд по всему телу.
  Ручей и впрямь обнаружился довольно скоро, и Верт, раздевшись донага, блаженно растянулся в нем во весь свой рост. Он пытался припомнить, какие травки снимают зуд, но познания его дальше календулы не простирались, а в лесу она явно не росла.
  А потому он просто еще немного повалялся в ледяной воде, пока кожа не онемела, оделся, набрал воды во флягу и зашагал дальше.
  Он пытался охотиться, но почему-то ничего не получалось - то ли устал, то ли просто не везло, то ли звери были чем-то напуганы.
  Так что в качестве обеда он поджарил на прутиках несколько сыроежек, съел горстку ягод и запил водой из фляги. Желудок на некоторое время успокоился, и Верт продолжил путь, изо всех сил надеясь к вечеру выйти к людям.
  Высшим силам надо, чтобы в них верили, а потому они все же изредка исполняют желания людей. Начало смеркаться, Верт уже почти отчаялся, когда, наконец, заметил среди ветвей теплый оранжевый огонек. Воспрянув духом, юноша поспешил к костру, от всей души благодаря всех лесных духов скопом и Санта-Болту заодно.
  Мимо вдруг пролетела крупная сорока и села на ветку. Верт от неожиданности пригнулся.
  Он намерено не старался меньше шуметь, чтобы не появиться неожиданно, но первым его приближение услышали не люди. Со стороны костра донесся короткий лай.
   - Кто там, Волчок? - спросил низкий женский голос.
  В ответ раздалось грозное рычание.
  Вообще Верт собак любил, но прекрасно понимал, что чужой пес запросто может и покусать, если решит, что он нападает на его подопечных. А потому решил пса опередить и, еще не дойдя даже до круга света, сказал:
   - Вечер добрый, уважаемые! Позвольте путнику у костра погреться!
  Он, наконец, вышел в круг света и с интересом оглядывал компанию, пока большой серый пес обнюхивал его.
  Первой в глаза бросалась странная высокая женщина со множеством тонких косичек. 'Интересно, а как она голову моет? Неужели расплетает и заплетает каждый раз?' - невольно подумал Верт и улыбнулся. Она же, видимо, была и хозяйкой пса - только ей мог принадлежать тот низкий голос. Ну, не этой же девчонке, кутающейся в одеяло! 'Хм, совсем ведь малявка, как ее в лес-то занесло? Может, дочка этой с косичками? Не похожа, правда'. Женщина, окинув его цепким взглядом, вернулась к прерванному занятию, она быстро писала что-то на клочке бумаги.
  Кроме того, в компании было двое мужчин - один постарше, с браслетом на руке и странной зверюгой на плече, другой по моложе, но какой-то уж больно породистый - это ж надо, сидеть у костра с идеально прямой спиной!
   - И тебе доброго вечера, путник, - произнесла женщина с косичками, складывая бумажку. - Садись, погрейся, раз уж такая нужда. Волчок, иди-ка сюда.
  Пес, наконец, закончил процесс обнюхивания, счел результат удовлетворительным и подошел к хозяйке. Та спрятала записку куда-то в ошейник, похлопала пса по загривку.
   - Давай, беги к Хизер - строго сказала она псу, - И без глупостей! Зайцы в следующий раз...
  Пес коротко гавкнул, и столько в его голосе было возмущения мол, когда это такое было! Крутнулся и пропал в темноте.
   Верт заинтересованно проводил четвероногое письмо взглядом, - надо же, какой умный зверь! Он просто сказал 'Спасибо!' и сел к огню, неосторожно задев стоявший на земле котелок. Сам котелок он успел поймать, а вот крышка слетела. Из котелка разнесся такой умопомрачительно-вкусный аромат, что юноша невольно сглотнул слюну. Усилием воли он заставил себя поднять крышку и водрузить ее на место, но голодный взгляд заметил мужчина, державший странную зверушку.
   - Да ты не стесняйся, поешь, голодный, небось, - радушно предложил он.
  Верт улыбнулся благодарно и придвинул к себе котелок с остатками варева.
   - Опять ты нашу еду разбазариваешь! А что я с утра есть буду?! - вдруг сказала зверушка. Верт чуть ложку не проглотил от изумления.
   - А ты опять жадничаешь, Кактус! - урезонил его мужчина.
   - Не обращай внимания, - улыбнулась женщина, - Этот хомяк - такой обжора, что даже у родного хозяина готов кусок изо рта вырвать.
   - Неправда! - возмутился хомяк. - Я не обжора! Я просто запасливый!
  Все рассмеялись. Верту тоже стало смешно - судя по комплекции, 'запасы' это чудо делает последние лет десять, причем ни один день из них не был по-настоящему голодным!
  Он обвел еще раз взглядом всю компанию - все-таки улыбающиеся лица - это гораздо приятнее, чем настороженные. И вдруг юноша заметил на самой границе света еще одну фигурку, сидящую, обхватив колени руками. Руки девушки были связаны спереди, а лицо... Нет, дело было не в том, что она не смеялась - единственная из всех. Это лицо Верт уже видел, как и эту копну темно-красных волос, торчащих во все стороны.
  Девчонка смотрела ему в глаза - сомнений нет, она тоже его узнала.
   - Привет, путешественница! Ты как здесь оказалась?
  Девчонка отвернулась.
  Смех мигом затих.
   - Ты ее знаешь? - мгновенно насторожившись, спросил второй мужчина, который был помоложе.
   - Виделись. А почему вы держите ее связанной? Разве можно так обращаться с девушкой!
  Он укоризненно посмотрел на мужчин.
  - Конечно нельзя, но вот эта конкретная девушка - профессиональная воровка, и веревка - пожалуй, единственное, что может удержать ее в нашей компании, - возразил мужчина с хомяком, но по тону было слышно - ему и впрямь стало стыдно.
   - Не может этого быть! - Верт вскочил.
   - Очень даже может. И у нас есть доказательства. Мы нашли у нее наши вещи, которые пропали ночью в таверне. А вы, молодой человек, или сообщник, или невероятно наивны! - жестко произнес породистый.
  Верт опешил. 'Да что они все, с ума тут посходили? Девчонку воровкой обзывают, а меня сообщником! Хорошенькое дело! Ну, если так, я-то про себя точно знаю, что ничего ни у кого не воровал, а значит, и она тоже. Может, ее подставили? Да наверняка! Надо ее оправдать, обязательно! Найти доказательства, что она невиновна. Поговорить с ней. Ночью, когда все лягут спать...'
   - Всякое бывает в жизни - философски заметил старший мужчина. - А женщины вообще коварны. Тебя как звать-то, защитник?
   - Верт, - машинально ответил парень.
   - А я Дан. Очень приятно.
  Верт помялся, но все, же пожал протянутую ладонь. На душе было гадко.
  ***
  'Надо же было опять вляпаться, - размышлял чуть позже Дан, поглаживая разомлевшего у костра Кактуса. - Почему любая тропинка, по которой я иду, обязательно приводит в болото к чвырикам? Сколько раз обещал себе, Софии, Кактусу - что буду жить спокойно? Как положено приличному магистру. Дом, работа, по болтанкам - тихая пьянка в приличном кругу... Почему я не умею по-человечески? По идее надо бы схватить в охапку Лику и рвануть всех ног обратно в Магнолиум, сдать ее с рук на руки любящим родителям, и тихо сидеть в своей комнате... но ведь не получится сделать вид, что ты - всего лишь гость в доме, где начался пожар. Уже не получится.'
  Дан посмотрел на спящую Клису, на притихшую Алису, на рыжего паренька, насупленно строгавшего ножом какую-то деревяшку, на хлопочущую у костра Тай. Откуда взялись в его жизни все эти спутники, которых надо оберегать и защищать? Зачем?
  Дан усмехнулся свои мыслям и осторожно переложил задремавшего хомяка на одеяло. Ну и кому он врет? Не бывает случайных встреч, если Санта-Болта приводит человека -или нечеловека - тебе навстречу, значит, так суждено. И несчастный пыжик не случайно попал в ловушку, и эта воровка не зря собрала вещи таких разных постояльцев, и девочка заблудилась не зря. Кто знает, может и эта вот сорока, нагло расхаживающая вокруг костра - тоже не случайно оказалась здесь...
  Видимо, кому-то там, где решаются судьбы, пришло в голову, что мэстрэ слишком спокойно живет. И он перемешал тропинки так, что теперь... Дан вздохнул. Дорогу нужно пройти до конца. Иначе ты будешь снова и снова возвращаться на этот путь, пока не выучишь урока. Значит, придется решать. И не Клушу, не Тай, а тебе, мэстрэ Дан. Ты ведь давно знаешь - то, что надо сделать тебе - никто другой не сделает. Поэтому не мечтай отсидеться в стороне или остаться наблюдателем. Не получится, как никогда не получалось.
  Дан встал и обошел поляну, ставя охранный контур.
  А та дрянь, которая стреляет боевыми болтами по девушкам - какой бы расы они ни были - должна быть наказана.
  ***
  Лежать со связанными за спиной руками было ужасно неудобно. Нельзя было ни перевернуться на спину, ни лечь на живот - сразу пришлось бы уткнуться лицом в землю - ни нормально устроиться на боку. Правая рука болела, потому что на нее приходился основной вес тела, запястья начинали саднить...
  'Гадство! И понадобилось же им на ночь связывать ей руки за спиной! Нет, безусловно, так сбежать сложнее, но попробовали бы сами поспать в такой позе! - думала Астра, разглядывая колдуна, сидевшего у костра и ворошившего угли. Возле него увлеченно прыгала Кряква, демонстративно выискивая что-то на земле. Маг смотрел на нее невидящим взглядом и бросал ей кусочки хлеба. - И чего он не ложится спать? Он что, всю ночь собирается так просидеть? А эта наглая морда ходит вокруг и заискивающе крякает, вместо того, чтобы как-то попытаться помочь бедной мне!'
  Случай для побега представился настолько подходящий, что сначала Астра даже не поверила своей удаче. Она уже почти смирилась, что ей не удастся сбежать от такой толпы народу, среди которых маг, лесовик, да еще такая 'милая' собачка. И тут такой подарок судьбы - собачку отослали, Кряква вернулась из очередного загула и решила помочь напарнице. Да еще и этот рыжий олух из леса прибился. Все же неправильный он какой-то, слишком наивный и честный - таких не бывает. Защищать кинулся, глазами сверкать - мол, зря девочку обидели, негодяи! Цирк, да и только...
  Но и он, оказывается может быть полезен, да еще как! Весь вечер крутился, вертелся, даже стал вырезать ножом какую-то фигурку из толстой ветки, чтобы чем-то занять руки. И все бросал в ее сторону непонятные взгляды, будто хочет подойти и заговорить. Зачем? О чем? Какая разница. Все равно уснул, так и не дождавшись подходящего момента. Зато ножичек... ножичек лежит себе рядом с деревянной фигуркой, поблескивает острым лезвием в свете костра. И это хорошо, просто замечательно... Спасибо тебе, рыжий! Еще бы колдун этот, чтоб ему икнулось, угомонился наконец, совсем было бы хорошо.
  Маг икнул, удивленно посмотрел на оставшийся в руках кусочек хлеба и довольную сороку, бросил ей остатки лакомства и все-таки лег на лапник. Через десять минут он уже мирно посапывал под одеялом. Говорящий хомяк лежал рядом и дрыгал во сне лапами, словно пытался поймать что-то вкусное, но очень далекое.
  Время для осуществления плана было самое подходящее. Астра тихонько шикнула, пытаясь привлечь внимание Кряквы. Вредная сорока, как нарочно, совсем не торопилась на помощь, а все еще подбирала крошки возле костра. На звук тут же подняла голову лесовичка. Шарики на ее косичках призывно блестели, и это, похоже, гипнотически подействовало на вороватую птицу. Она переступила лапами, осторожно подходя ближе, но лесовичка отогнала ее взмахом руки. Кряква обиженно отлетела к лежанке рыжего. Лесовичка успокоилась и снова улеглась, а сорока обернулась к Астре и насмешливо подмигнула.
  'Ах, ты ж - зараза мелкая! - разозлилась Астра, которой уже совсем невмоготу было лежать на затекшем правом плече. - Я тут мучаюсь, а она играется!'
  Очень хотелось показать вредине кулак, но за неимением такой возможности, пришлось ограничится гневным взглядом, который Кряква, как и ожидалось, проигнорировала напрочь. Она почему-то считала, что в их дуэте главная именно она, поэтому делала то, что ей взбредет в голову, и с мнением Астры почти никогда не считалась.
  Между тем сорока осторожно подхватила за ручку нож, перелетала к Астре и разжала когти. Нож мягко воткнулся в землю за спиной девочки. Лесовичка снова приподнялась на лапнике, осматривая стоянку. Но все было тихо, только сорока ворошила клювом землю недалеко от связанной воровки. Смерив птицу недовольным взглядом, женщина снова отвернулась от огня.
  Астра перевернулась и подползла поближе к ножу. Лесовичка подняла голову от лежанки, но это снова оказалась сорока - на этот раз она пыталась просунуть голову в одну из сумок, но то ли голова была слишком большая, то ли сумка была плотно закрыта, только ничего не получалось.
   - А ну, пошла отсюда, - тихо, но угрожающе прошипела лесовичка. Сорока обижено покосилась в ее сторону, но улетать не спешила. Вместо этого снова занялась поисками крошек возле костра.
  Когда Астре наконец удалось разрезать веревку, подавив стон от боли в затекших запястьях, лесовичка снова спала. Но спала ли? Девочка кивнула Крякве, и та негромко стукнула клювом о казанок. Лесовичка даже не шелохнулась. Сорока стукнула снова, но на этот раз немного громче. Снова никакой реакции. Похоже, отвлекающий маневр сработал, и теперь все шорохи женщина будет списывать на проделки Кряквы. Отлично!
  Успокоенная, Астра быстро разрезала ножом веревку на ногах, сунула его за голенище сапога и осторожно встала. Лесовичка спала, больше не обращая внимания на шум. Астра сделала пару шагов в темноту и снова замерла, всматриваясь в освещенный светом догорающего костра силуэт. Но все было тихо.
  Она снова сделала неслышный шаг навстречу свободе, затем еще один, и еще, и еще... Пока свет костра не остался далеко позади. Ноги сами несли ее все дальше и дальше, туда, где она будет в безопасности, где не будет маячить перед глазами тюремная решетка.
  ***
  Очередная ночь спустилась на Бэмц, и вместе с темнотой пришел сон. Он накрыл тишиной и покоем весь городок, дома и службы, мастерские и казармы, храмы и улицы. Спал весь город.
  Только в маленькой комнатке под чердаком, слепо таращась в темноту, не спал Олаф. Он лежал, вспоминая прошедший день и иногда ежась от неприятных воспоминаний.
  Когда сегодня утром, вымазанный и расцарапанный, он оказался в пяти минутах ходьбы от таверны, Олаф рухнул на землю, прямо в пыльную траву. Было больно и обидно. Хотелось, как в детстве, рыдать, растирая глаза руками и размазывая грязь по щекам.
  Минут через пять Олаф успокоился, поднялся и, отряхнувшись, побрел к задней лестнице. В голове не было ни одной мысли, только горечь. Он брел, тупо переставляя ноги.
  - А, вот ты где! - звонкий голос служанки Тины заставил его вздрогнуть. - Уже совсем светло, а огонь на кухне не зажжен! В комнате его нет! И что это за вид? Ты что, специально в грязи вывалялся?
  Олаф хмуро смотрел на рассерженную девушку, её слова не доходили до него сквозь пелену раздражения и усталости. Только сердитое лицо и интонации - злые и визгливые.
  - Ты меня слышишь? Ты что, пьян? Или обкурился чего? - Тина подскочила к Олафу и, ухватив за плечо, встряхнула паренька.
  - Молчааать! Ты, трясогузка несчастная! Как ты смеешь повышать на меня голос! - взорвался Олаф, стряхнув с плеча руку служанки. Он, сжав кулаки, навис над девушкой и незнакомым ни себе, ни ей голосом заорал, - Молчать! Знай свое место!
  Вспомнив это, Олаф уткнулся лицом в подушку и застонал от стыда. Как он мог? Это там, в родной деревне, все женщины, даже мать и бабка, спрашивали у мужчин любого возраста разрешения сказать слово. Но здесь, в Бэмце, все обстояло не так. И с Тиной у Олафа были нормальные отношения почти ровесников - они шутили, подкалывая друг друга, поздравляли с праздником, обменивались сладостями... И вдруг такое!
  Олаф сел на кровати и затряс головой. Он никак не мог понять, с чего он так вызверился на Тину. Но если бы только на неё! У лестницы он наорал на кухарку Марту, обидев её до слез, и, когда его попыталась остановить Хизер, он нагрубил и ей!
  После этих воспоминаний Олаф уже не мог лежать. Он вскочил и принялся ходить по комнатке.
  - Что со мной? Откуда эта злость? - мальчик застыл у окошка. - Ведь ничего необычного не произошло. И раньше, там, дома, мне приходилось возвращаться ни с чем, прошатавшись попусту по лесу. И ошибки были, и промахи! И не только дома, но уже здесь! И за столом вел себя, как дикарь, и посуды на кухне перебил немало. А чего только стоит та миска с горячей кашей, которую я вывалил на колени постояльцу?
  - Ты прежде всего пойми, почему ты так разозлился.., - прошелестел тихий голос Джобуша за его спиной.
  - Эти люди.., - не оглядываясь, ответил Олаф. - Тай, эти девочки... Они не такие, не как все постояльцы. Они - другие... Мне хотелось, чтоб они обратили на меня внимание.
  - А почему тебе этого захотелось?
  - Я не знаю. Может, мне надоело быть просто мальчиком на побегушках?
  - Ты захотел стать кем-то другим?
  - Да-да! Смелым, сильным, таким, чтобы они меня заметили... А не просто подай-принеси...
  - И тут ты допустил промах! Из-за меня..., - тяжело вздохнув, проговорил Джобуш.
  - Нет, ты не виноват. Мне нужно было лишь немного подумать, и мы бы все сделали правильно - и вам помогли, и вора не упустили, - Олаф вдохнул прохладный воздух и продолжил. - Да и в лес не стоило бежать вот так - растревоженным и неподготовленным. Вот и получил от Хозяина по полной...
  - А потом, когда вернулся?
  - Потом я опять виноват сам! Наорал... Тину напугал, хозяйке грубостей наговорил, как мальчишка...
  - И что, все так непоправимо?
  - Нет. Я мужчина и должен признать свои ошибки! Не ныть, а поступить, как взрослый! - Олаф развернулся и успел заметить только тень, ускользающую в щель. - Спасибо тебе, Джобуш.
  - А я что? Я просто задавал вопросы. Ответы ты сам нашел, - тихо прозвучало из темноты.
  Когда кухарки и служанки появились на кухне, там уже вовсю горел огонь, на лавке стояли ведра с водой, а Олаф подметал пол.
  Тина, увидев мальчика, спряталась за спиной кухарки. Тот отложил метлу, откашлялся и громко произнес:
  - Тина! Тетушка Марта! Вы меня извините. Я виноват, но я больше не буду.
  Тетушка Марта, добрейшая душа, тут же запричитала:
  - Ой, милый, да что ты! Бывает! Всяко бывает! А мы уже и не сердимся, да, Тина? - и она вытащила из-за спины девушку. - Воды принес, пол подмел... Ой, молодец!
  - Мы-то ладно, мы народ простой, а вот перед хозяйкой ты как извиняться будешь? - ехидно проворчала Тина.
  - Как-как! Как грубил - громко, так и извиняться буду! - и Олаф решительно направился к двери в конторку Хизер.
  Через полчаса взмокший, но довольный, Олаф вышел в сад. Все оказалось не так страшно, как ему представлялось - Хизер спокойно выслушала его покаянные слова, улыбнулась и... заставила переодеться. А потом... Потом хозяйка позвала всю ту же тетушку Марту и в её присутствии заключила с Олафом настоящий договор найма!
  - Я, хозяйка таверны Хизер Нардис, беру Олафа по прозвищу Белый на работу за стол, кров, одежду и половину золотого в сезон!
  Олаф стоял посреди малинника и улыбался. Договор! С ним заключили договор! И теперь он не из милости живет здесь, а как взрослый работник!
  - Р-р-р-р! - раздалось из кустов.
  Олаф оглянулся и увидел Ная, пса Тай. Собака стояла у куста. Её бока тяжело опадали, как будто пес долго бежал.
  - Най! Иди ко мне! - Олаф присел и поманил пса, но тот тряхнул головой и решительно направился к дому. Когда пес пробегал мимо, Олаф успел заметить на его ошейнике мешочек.
  - Ну, как знаешь! - проговорил мальчик в след убегавшему Наю.
  В саду пахло спелой малиной и разнотравьем.
  - Олаф! - послышался тревожный возглас Хизер. - Олаф, беги в город, скорее! Нужен хороший лекарь, это мэстрэ Хург. Беги, быстрее!
  Олаф перемахнул через забор и припустил по тропинке.
  "Мастер Хург? Интересно, кому у нас в таверне он понадобился? - думал на бегу Олаф. - Это, наверное, Най принес известие... Тай! Неужели ей!"
  И мальчик прибавил скорости.
  - Ну, пожалуйста, Санта-Болта, пусть только не Тай, только не Тай!
  ***
  Тай, как обычно, проснулась первой. Она перевернулась на спину и по-кошачьи потянулась, щурясь на солнце. Сначала проводница проверила, как себя чувствует их раненая. Кажется, девушке стало лучше, хотя в себя она так и не пришла. Лэм тоже проснулся, огляделся вокруг и...
   - Она сбежала!
   - Кто?! Кто сбежал? - хором спросили Алиса и Лика, подскакивая. Потом посмотрели друг на друга и почти так же слаженно развернулись в разные стороны.
   - Воровка!
  От этого известия пробудился даже Тусик и спросонок полез на ближайший пенек, как будто надеялся оттуда разглядеть следы беглянки. Тай внимательно осмотрела лежащие на земле куски веревки.
   - Смотрите, она как-то перерезала путы. Явно ножом, - Тай подобрала с земли обрезки и внимательно оглядела притихшую компанию. - Кто-то оставлял около нее нож?
  Верт схватился за пустые ножны и покраснел.
   - Ну, сбежала и сбежала, а вам обязательно надо поймать и наказать? - сердито бросил он проводнице. - Вы же вернули все, что она у вас украла, как вы говорите! Зачем вам она?
   - А вы предлагаете простить и отпустить? - невесело улыбнулся Лэм. - Молодой человек, какой бы очаровательной вам не казалась эта девушка, она все-таки воровка. А оставить ее на свободе - значит позволить ей обкрадывать и других путешественников.
  Тай еще раз осмотрела место, где лежала воровка, и следы, ведущие в чащу.
   - Мэстрэ Дан, ты же поставил защиту поляны? - она удивленно смотрела на мага.
   - Защитный контур охраняет поляну от гостей извне, - хмуро пояснил маг. Проводница кивнула, подумав, что в следующий раз будет дотошно выспрашивать все характеристики защитной магии.
   - Вы все остаетесь на поляне, - Тай строго посмотрела на притихшую компанию, - я иду в погоню одна. Одна! - последнее относилось к Лэму, попытавшемуся возразить.
  Верт поднялся, явно намереваясь идти следом за ней, но Дан поймал его за руку.
   - Не надо, ты не угонишься за Тай, и ни ей, ни девочке ничем не поможешь. А остановить воровку действительно надо. И пусть лучше это будем мы... Подождем, - сказал маг скорее самому себе, чем своим спутникам.
   - Может, нам все-таки стоит вернуться? - спросила Лика, переплетая косу.
   - Ты устала? - спросил маг. - Или плохо себя чувствуешь после вчерашнего?
   - Да нет, все хорошо, - девушка смотрела в сторону. - Просто... снегуру же надо к лекарю... Я не умею лечить, как надо.
   - Ты все сделала отлично. А обратно пойдем телепортом, - пообещал Дан. - Я запомнил таверну, так что проблем не будет.
   - Правда, телепортом? - Алиса подобралась поближе, крепко прижимая к себе апатично повисшего на ее руках кота. - Здорово, я никогда не видела!
  Лика отошла в сторону. Разговаривать с демонессой не хотелось. Тем более, что после вчерашнего исчезновения Алиса все больше напоминала ей обычную девочку... Вот Лэм - другое дело. Скрытный ученый как нельзя лучше соответствовал тому образу демонов, который обычно рисовали в семье Кеон. 'Никогда не знаешь, какая гадость у них на уме!' - частенько говорил двоюродный дедушка, одно время бывший послом в Демо. А бабушка прибавляла, что для общения с демонами одного козыря в рукаве мало.
  Алиса присела, прислонившись спиной к мшистому дереву, и принялась размышлять. Хотя 'размышлять' - это громко сказано. Её мысли были скорее похожи на вышивку, в которой безнадежно запуталась нитка.
  'Домой... Может, стоит вернуться домой? Папенька ... повопит и, может, дома запрет на ближайшие месяцы... Точно запрет, а, может, еще и выдерет. За побег, за деньги...'
  Алиса передёрнула плечами и нахмурилась
  'Нетушки, подождем с возвращением'.
  Алиса взглянула в сторону лежащей неподалеку раненой девушки, и события последних дней ожили яркими картинками.
  'Или, все-таки, вернуться? Дома безопасно и... скука смертная. Я никогда не увижу моря и водопадов, но никогда не потеряюсь.
  Но ведь меня не бросили, искали. Вон, как переполошились, а как утешали и успокаивали!
  Надо решать сейчас, пока еще не ушли далеко: скучная, серая, безопасная или яркая, интересная, но с неким риском для любимой тушки новая жизнь?'
  Алиса оглядела окружающую ее компанию из-под полуопущенных ресниц.
  'Ну, где я еще познакомлюсь с такими интересными людьми? И ведь ужасно интересно, с какой целью они отправились в путь? Уж точно не в поисках прекрасного принца!
  Ну, уж нет. Никаких возвращений домой! Надо обязательно попросить Тай или Дана научить хоть как-то ориентироваться в лесу и рассказать, как не пропасть в нем сразу'.
  ***
  Совсем спрятаться от людей Лике не удалось. Под деревом сидел хмурый рыжий парнишка и задумчиво грыз травинку. 'О нет, он ведь тоже пойдет с нами! - мысленно схватилась за голову девушка. - Ну откуда они все берутся?! Сначала воровка, потом этот ее защитничек...'
   - Доброе утро, лэр, - аристократка заставила себя улыбнуться.
  Парень глянул в ее сторону, и хмурое выражение его лица сменилось подобием улыбки.
   - Доброе утро. А ты кто? Я тебя вчера не видел.
  Лика опешила. Чтобы к ней при первом знакомстве обращались на "ты"! Да кто - какой-то крестьянин! "Эх, вот мама бы сумела одним взглядом уничтожить этого наглого выскочку, - с досадой подумала она. - И как это у нее получается?" Она постаралась придать своему тону как можно больше сухости и значительности, задрала подбородок повыше и сказала:
   - Анликка ви-Леар тар-Кеон.
  Однако на странного парня ее титулы не произвели никакого впечатления.
   - Ничего себе имя! Тебя все вот так и зовут? И никто еще язык не сломал?!
  Девушка лишилась дара речи. Что бы на имя, на их семью реагировали так?! Пожалуй, это даже похоже на оскорбление! На глазах выступили слезы.
   - А вы... Вы что, специально, да?.. - выдохнула она обиженно. - Да я... на поединок вас вызову!
  На сей раз была очередь парня изумляться.
   - Какой поединок? Ты что? Я же просто спросил... Ну правда же неудобно каждый раз так называть. Вот я - просто Верт, без всяких лэров - коротко и удобно.
  Он миролюбиво улыбался и даже выглядел чуть-чуть виноватым.
   - Ее можно просто Лика называть, - ужасно деловой Тусик взобрался на сапог девушки. - Она не обидится.
  Девушка подхватила хомяка на руки и растерянно погладила.
   - В лесу длинные имена вообще неудобно, - продолжал разглагольствовать Кактус. - Скажем, надо скомандовать 'Прячься!', а тут пока все титулы выговоришь, уже и поздно будет. Вот Кактус - это звучит гордо!
   - Значит, Лика, - Парень опять улыбнулся и вдруг посерьезнел. - Лика, вот скажи, ты тоже считаешь, что ту девушку надо непременно в тюрьму?
   - Я? Не знаю... - пожала плечами девушка. - Раз она воровка, то, наверно, все-таки надо.
   - Ну почему?! - парень вдруг взорвался. - Даже если она и впрямь сбилась с пути, зачем же в тюрьму?! ТЫ хоть представляешь, что это такое? Унылые серые стены, сырость, крысы, клопы, прогулки по расписанию, на завтрак, обед и ужин - одинаковая безвкусная бурда, которую и едой-то считать нельзя! И самое главное - она ведь там не исправится! Не найдет свой путь! Только озлобится на весь свет... А впрочем, разве вам есть дело до простых людей?..
  Верт горько замолчал и отвернулся.
   - Ну, наверно, там все не так плохо... - сочувственно сказала Лика. Судьба воровки ее волновала мало, но хотелось как-то утешить парнишку. - А может, Тай еще и не догонит твою подругу.
   - Не, эта догонит, - уверенно махнул лапкой Тусик и добавил: - А вообще-то, вместо того, чтобы стоять тут и рассуждать, могли бы уже и найти мне чего поесть! Я ж с утра без завтрака!
   - Пойдем? - предложила Лика Верту. - Заодно посмотрим, как там снегура. Может, ей воды надо или еще чего...
  И не удержалась, чтобы не похвастаться:
   - Я ее вчера лечила!
   - Снегура? - переспросил Верт, подозрительно таращась на Лику. И тут с лежанки поодаль от кострища раздался тихий стон.
  Парень подскочил к лежанке, склонился над снегурой и, к изумлению всей компании, воскликнул:
   - Клиса!..
   - Обалдеть! - почесал затылок Тусик. - Этот парень похоже перезнакомился со всеми одинокими путешественницами в этом лесу!
  ***
  Тай ушла с поляны и, убедившись, что ее никто не сможет увидеть, перешла в боевую форму. След беглянки был четко виден, кусты не являлись препятствием. Ноги сами несли тело вперед.
  Проводница была зла на себя. Ее обманула девчонка с птицей! Чем, интересно, она думала ночью? Птица не могла себя так вести... Слишком разумно.
  'Да, милая моя, - думала Тай на бегу, - привыкла, что все само собой складывается, что ты всегда на высоте, и расслабилась. А тебя девчонка сделала. Причем талантливая и гордая. Мне такие нравятся...'
  Наверное, от злости Тай решила попугать девчонку. Треск якобы случайного сучка под ногой. Шорох листьев. Рухнувшая перед носом ветка.
  'О, как заметалась! А вот здесь мы тебя зажмем в угол. Отличное место - кусок скалы и поваленное дерево, а сзади я. Только уже человеком.'.
  Беглянка затравленно огляделась. Камень крутой, а дерево сухими ветками упирается в землю. Ни поверху, ни низом не пройти. Тай спокойно ждала.
  Девчонка обернулась, замерла, как сжатая пружина. В глазах отчаяние и непокорный вызов. Удар ногой. Тай слегка отступила, отклоняясь, и девчонка тут же рванулась в просвет. Куда собралась-то?
  - А ну, хватит! - проводница встряхнула пойманную за шкирку девушку. - Набегалась уже. Послушай, детка, - миролюбиво начала Тай, опуская девчонку на землю. И тут же ей пришлось вновь вздернуть воришку в воздух. Ощутимый пинок по ноге дал понять, что 'детке' нужен намордник.
  'Ну что ж, - подумала Тай, - будем внушать'.
  Зрачки глаз, смотрящих в довольные глаза девушки, вытянулись и стали вертикальными. Рука, поднятая к лицу пленницы, медленно превратилась в лапу. Пальцы срослись и покрылись плотной курчавой шерстью серого цвета, а золотистый маникюр удлинился в загнутые желтые когти. Эти когти медленно проскребли по камню, у которого стояли 'собеседницы', и на нем остался четкий след когтей.
   - Итак, как тебя зовут? - голос остался почти прежним, только стал чуть ниже и раскатистей.
   - Астра, - одними губами ответила побледневшая девушка.
   - Астра. Красивое имя, - Тай опять выглядела человеком. - Сейчас мы сядем и спокойно поговорим. И ты больше не будешь пинаться. Согласна?
  Астра кивнула. Опустилась на мох, ноги все равно не держали и прислонилась спиной к так удачно выросшему дереву. Она что, дура?! Оборотня злить! Да эта ее щелчком в лоб прибьет и скажет, что тут оно и лежало!
   - Значит так, мне уже надоело за тобой по лесу бегать, - проводница села напротив поджав ноги, ее голос звучал вполне дружелюбно. - Сейчас мы возвращаемся, и ты идешь с нами в таверну. Связывать тебя никто не будет.
   - Ага, как же! - не удержалась Астра. - Этот ваш Лэм так и позволит!
  - Да, ладно, не такой он суровый, как кажется. Просто из-за брошки расстроился, - Тай улыбнулась. Смотрящая на нее снизу-вверх девочка увидела длинноватые и слишком острые для человека клыки. - А если попробуешь дернуться, - Тай указала на отметины на камне.
   - Я в тюрьму не пойду, - Астра угрюмо опустила голову, снова побледнев.
   - Пять найденышей, - непонятно ответила оборотень. - Что-то мне в этом сезоне везет. Хотя Волчка я в прошлом нашла.
  ******
   - Клиса... - повторил Верт. Мысли неслись галопом, сбивались и путались. - Как она сюда попала? Что с ней?
   Ответил ему Дан, видимо, как старший.
   - Ее Алиса вчера нашла в лесу. Кто-то ранил снегуру отравленным дротиком, пока лежала, она потеряла много крови. Но Лика ее полечила, так что жить будет. А ты ее откуда знаешь?
   "Вчера... Дурак, какой же ты дурак, Верт! Ну почему не пошел с ней, а? Почему не защитил? Нет, потащился в болото, осел упрямый! И ведь встретились все равно. Значит, судьба. А кто ты такой, Верт Терракот, чтобы идти от судьбы в другую сторону?.."
   - Парень, ты чего? - Дан тряс его за плечо.
   - Н-нет, ничего. - Верт потер виски и как-то беспомощно улыбнулся. - Просто я дурак.
   На него выжидающе смотрели пять пар глаз, считая Тусика.
   - Чего вы на меня так смотрите? - смутился парень. - Ну шел я по лесу на север, голодный как пес, решил поохотиться, да встретил ее, она на юг шла. Тоже голодная была. Ну мы вместе тетерева сбили, поели да разошлись. Вот и вся история.
   Он сердито оглядел компанию.
   - А дурак-то почему? - вдруг спросила молчавшая до сих пор девчонка с лысым котом, кажется та самая Алиса, которая снегуру нашла.
   Верт горько усмехнулся.
   - Да потому что она меня звала с ней пойти в Пристенки, а я не пошел. Не по пути было. В итоге и сам в болото зашел, и ее не защитил.
   Он встал и отвернулся. Не привык он так душу на людях выворачивать, ужасно хотелось побыть одному, но уходить теперь... Так что он просто отвернулся, давая понять, что разговор окончен, и как раз заметил две фигурки, приближающиеся к поляне. Одну высокую, со множеством косичек на голове и одну маленькую, хрупкую, как стебелек, с растрепанными красными волосами, полыхающими в свете солнца.
   - Нашла... - прошептал он, не зная, радоваться за девчонку или же наоборот. Про себя лишь мог сказать точно - сам он был рад вновь видеть это красноволосое чудо.
   ***
   - Итак, если все готовы, мы отбываем в Бэмц телепортом, - маг встряхнул кистями рук, готовясь выполнять необходимые пасы.
   Астра застыла. Вот и все! Сейчас откроется воронка телепорта, за которой ее будут ждать Бэмц и порядочники. Перед глазами очень живо замелькали жуткие картинки и обрывки рассказов, слышанных в Обменнике - о тюрьмах, о зверствах порядочников, о жизни за решеткой. Скудостью воображения девочка никогда не страдала. Она живо представила себе, как она, под давлением стражей порядка, сознается во всех нераскрытых преступления со времен образования Стены. Она почти слышала в ушах противный голос судьи, произносящего запредельную цифру суммарного срока, почти чувствовала на ноге вес чугунного ядра - обязательного предмета одежды любого каторжанина...
   Захотелось рвануть из последних сил, куда глаза глядят, но одного взгляда на серьезное лицо Тай хватило, чтобы выкинуть подобные мысли из головы. Похоже, это конец. Что ж, по крайней мере, она ухватила у судьбы два вполне сносных и нескучных года. Оставалось надеяться, что Кряква сумеет позаботиться о себе сама. В конце концов, она - умница, хоть и ужасная вредина.
   А у самой Астры больше нет шансов... разве что...
   - Подождите! - закричала она, хватая мага за руку. Тот удивленно обернулся, пытливо заглядывая в отчаянные глаза девочки.
   - Чего тебе? - спросил за него хомяк, вылезая из капюшона.
   - Подождите! Я.., - Астра замялась, но тут же одернула себя. Сейчас было не время колебаться ... То, что она задумала, было величайшей наглостью, даже сумасшествием, но ей уже нечего терять. Хуже все равно не будет, так почему бы не пойти ва-банк? Она решительно вскинула голову. - Я хочу предложить вам договор!
   Астра обвела взглядом недоуменно переглядывающихся людей. Тай смотрела на нее с непонятной улыбкой и даже легким оттенком одобрения. И чего, спрашивается, лыбится? Но где уж понять этих оборотней! Выражения лица рыжего Астра тоже не поняла. Явно малый со странностями, что ни говори. Вообще компашка как на подбор - один другого чуднее. И ведут себя странно - открытой враждебности почти не проявляют. Маг, тот вообще рассматривает с откровенным любопытством - как экспонат в музее. Один Лэм отреагировал так, как Астра и ожидала. Издал короткий, скептический смешок и нарочито вежливо спросил:
   - А с чего уважаемая лэри взяла, что нас заинтересует ее предложение? Как вы сами должны понимать, заключать любые соглашения с представителями вашей профессии - это неоправданный риск.
   Девочка смерила его насупленным взглядом и снова повернулась к магу. Судя по любопытству в его глазах, договариваться нужно с ним - он хотя бы выслушает до конца. А играть с хлыщом из Лаборато в словесные игры ей сейчас совсем не хотелось. Ситуация немного неподходящая.
   - Я прекрасно понимаю, что у вас нет причин мне верить, но все-таки прошу вас выслушать мое предложение. Если она вас заинтересует, я даю вам слово, что до окончания срока договора буду всячески помогать вам и не причиню никакого физического, морального и материального вреда. Если же нет, значит так и тому и быть. Я смирюсь с поражением и сама пойду с вами в Бэмц.
   - И как же дорого стоит слово воровки? - снова перебил Лэм. - Если нас и заинтересует это предложение, то как мы сможем вам доверять? Ваше знание умных слов как-то не успокаивает...
   - Подождите, грант, - остановил его маг, мэстрэ Дан, кажется. - Давайте, в самом деле, сначала послушаем, что хочет нам сказать эта юная лэри.
   - Вчера вечером, - начала объяснять Астра, - я случайно услышала ваш, мэстрэ, разговор с Тай. Вы говорили о раненой снегуре и о нелюдях, которые в последнее время стали слишком часто пропадать без вести в Пристенках.
   Глаза Дана стали очень внимательными. Маг словно пытался проглядеть дырку в голове девочки. Она даже испугалась, что он псионик и все прочитает в ее мыслях сам, а тогда сделка не состоится. Но потом вспомнила воздушный сачок и телепорт и немного успокоилась. Специализацию магов по стихиям пока никто не отменял, уж это-то она знала.
   Дан наконец прекратил рассматривать воровку, переглянулся с Тай и подошел поближе.
   - Да, я помню, что ты сказала вчера. Ты упомянула, что пропадают не только нелюди, но отказалась что-либо объяснять. Но я повторю свой вчерашний вопрос. Что ты об этом знаешь?
   Астра задумалась. Ее жизнь и свобода зависели от того, что она скажет сейчас. Ей удалось заинтересовать их, но это еще не значит, что они готовы пойти на сделку с воровкой, обокравшей их пару дней назад. И Лэм тоже прав - верить ее слову у них тоже нет причин. И все же, нужно попытаться...
   - Я действительно знаю кое-что об этих исчезновениях. Как вы понимаете, у меня есть друзья в... скажем, не совсем законопослушных кругах, и на плохой слух я тоже не жалуюсь, так что мне приходилось слышать об этом. Скажу честно, что знаю не так уж много. Но в то же время, я точно знаю, где можно раздобыть больше информации, кого спросить, к кому обратиться... И если вас это интересует, я могу помочь вам разузнать о нападениях на нелюдей побольше. Взамен прошу не так уж много. Всего лишь свободу. Я помогаю вам, а вы не сдаете меня порядочникам и после выполнения договора отпускаете на все четыре стороны.
   На поляне воцарилась тишина. Похоже, ее предложение заинтересовало многих. Маг задумчиво чесал небритый подбородок, уставившись куда-то за горизонт. Даже хомяк притих на его плече, раздувшись, как мыльный пузырь. Тай, казалось, уже готова была согласиться, но ждет решения остальных. Конечно, она может выбить правду из одной маленькой воровки, даже если та надумает ее обмануть. Верт бросил участливый взгляд на спящую снегуру и подбоченился, как будто готовился к обороне. Ему-то что до нее? Тоже еще нашелся борец за добро и справедливость! Но его вряд ли кто-то станет слушать...
   Во всеобщей тишине внезапный мяв кота прозвучал, как револьверный выстрел. Хозяйка, задумавшись, сдавила его слишком сильно. А может, бедное животное тоже решило высказать свое мнение по поводу договора? Вот только непонятно, это было "да" или "нет"...
   - Ну что ж, - нарушил молчание Дан, - ты права, нас действительно интересует, кто нападет на нелюдей в этих лесах. И, возможно, я бы согласился на твое предложение, если бы не одно "но", которое очень метко подметил грант Лэм. Откуда мы знаем, что ты нас не обманываешь?
   - Ниоткуда, - вздохнула Астра. - И я не знаю, какие гарантии вам предоставить, кроме собственного слова. Заверения в том, что я его не нарушу, вас, конечно, не удовлетворят?
   - Вы удивительно догадливы, лэри, - снова вмешался Лэм.
   Астра опустила голову. Ничего не вышло. Что ж, она не особо рассчитывала на удачу. Сколько же можно? И так в последние два года ей просто поразительно везло. Теперь фортуна повернулась жо... спиной к бедной маленькой Астре. Картинки будущей тюремной жизни замелькали перед глазами с новой силой. Некоторые из них были настолько яркими, что на глаза навернулись слезы отчаянья. Усилием воли Астра загнала их обратно, прикусывая дрожащие губы. Еще не хватало расплакаться перед всеми, как последней дуре! Нетушки, не дождутся!
   Но спрятать свои чувства до конца ей все же не удалось. Побледневшее лицо и подрагивающие пальцы выдавали ее с головой. На помощь тут же пришел неожиданный защитник. Его рыжие вихры гневно топорщились, а руки сжались в кулаки.
   - Да что вы за люди такие? У вас что, совсем нет сердца? Вы готовы отправить девушку в тюрьму, прекрасно зная, через что ей придется там пройти? А Клиса? Неужели и на нее вам совсем наплевать, когда вам предлагают реальный шанс узнать, кто хотел ее смерти? Мне она тоже чужая, как и вам, но я хочу помочь Клисе сейчас, раз уж не помог тогда! И ей, - Верт кивнул в сторону Астры, - помочь тоже. Я ей верю.
   - Пожалуй, - медленно проговорила Тай, становясь рядом с Вертом и хлопая его по плечу, - в этот раз я соглашусь с мальцом. Я тоже согласна поверить Астре. Не на слово, конечно. Извини, девочка, но этого ты пока не заслужила. Ты помнишь наш разговор и условия, которые я тебе поставила? И ты знаешь, что я смогу найти тебя везде, где бы ты не была, в случае, если ты решила нас обмануть или завести в ловушку. Зная все это, ты все еще настаиваешь на договоре? Ты все еще утверждаешь, что можешь помочь в поисках напавшего на снегуру?
   Астра побледнела еще больше, но все же утвердительно кивнула.
   - Да, я могу помочь вам в поисках информации.
   - Я ей верю, Дан, - повернулась к магу Тай. - И ты можешь верить тоже. Я за нее ручаюсь.
   Дан с подозрением взглянул на лесовичку.
   - По-моему, Тай, ты чего-то не договариваешь. Мне, например, не совсем понятны причины твоей уверенности. Ты не объяснишь подробнее?
   - Много будешь знать, скоро состаришься, - усмехнулась женщина. - Одно могу тебе сказать, мэстрэ Дан. Я отвечаю за эту девочку. Если веришь мне, можешь верить и ей. Не веришь - дело твое.
   - Ну, хорошо, - вздохнул маг, поворачиваясь к Астре. - Мы согласны на договор. Сейчас мы отправляемся в таверну Хизер и там обсудим подробности и выслушаем тебя. Не беспокойся, порядочникам мы тебя не сдадим. По крайней мере, до тех пор, пока ты будешь выполнять условия договора и помогать нам в поисках. Согласна?
   Астра снова кивнула. От облегчения у нее кружилась голова, а ноги отказывались держать. Где уж тут пытаться сказать что-то вразумительное? Хорошо, что Тай ободряюще приобняла за плечи - хоть какая-то поддержка. Видеть рядом радостные глаза рыжего почему-то тоже было приятно.
   - Если возражений нет, то отправляемся, - закончил разговор маг, снова готовясь открыть телепорт.
   - Эй, вы что, с ума посходили? - вдруг всполошился хомяк. - Она пойдет с нами? Ведь она же воровка! Она же украдет все мои запасы! Да я же теперь уснуть спокойно не смогу!
   За этим заявлением последовал дружный смех, и люди по очереди стали подходить к воронке телепорта.
   Проходя мимо Дана, Лэм пробормотал:
   - Вот уж не думал, что в этой компании самым рассудительным окажется хомяк...
   Лика подхватила свою сумку и стала рядом с мэстрэ. Она видела, как, повинуясь магии Дана, рядом с поваленным деревом возникла воронка. Как, тревожно оглянувшись на взрослых, в телепорт шагнула Алиса, прижимая к себе своего драгоценного кота. Глаза девочки ярко блестели в предвкушении очередного приключения - не часто демонам доводится путешествовать телепортом. Лэм при виде воронки как-то недоверчиво хмыкнул, подошел к залитому водой кострищу, бережно подхватил на руки Клису вместе с одеялом и медленно шагнул в телепорт. Снегура зашевелиалсь, кинула невидящий взгляд на воронку телепорта и снова впала в беспамятство.
   Юная воровка настороженно посмотрела на Тай, та кивнула головой, и растрепанная девчонка, чуть прикусив губу, нырнула в самую сердцевину вихря.
   Следом шли Тай и Сюзи. Но, видимо, пони не часто приходилось путешествовать телепортом, и она заупрямилась у самого края. Тай попыталась силой затащить ее, но лошадь уперлась всеми четырьмя ногами, и даже умелой проводнице пришлось нелегко. Она начала успокаивать животное, поглаживать, уговаривать...
   Лика взглянула на мага - он по-прежнему спокойно смотрел вперед, но почему-то лицо его стало старше, и ощутимо прорезались морщинки у глаз.
   - А это сложно - долго держать телепорт? - шепотом спросила Лика у осторожно выглянувшего из капюшона Тусика.
   - А как ты думаешь? Если надо держать долго, да еще в малознакомое место, - вздохнул хомяк. - Конечно, нелегко. Но ты не бойся, Дан - маг опытный, у него телепорт не захлопнется. Уедем все.
   - А бывает что захлопывается? - удивилась мэстрэя, прикинув, что вот... остаться еще на ночь в лесу, это куда ни шло. Но оказаться в телепорте в тот момент, когда он захлопывается...
   - Прекрати рассказывать страшилки, - прикрикнул на добровольного помощника маг. - Лика, не слушай его, давай, ты - следующая.
   А этот момент Тай наконец удалось заставить Сюзи сделать нужный шаг, и они обе скрылись в телепорте.
   - Кого ждем? - сурово скомандовал хомяк. - Быстро хватай юного путешественника и вперед!
   Лика кивнула, взглянула на Верта, который опасливо косился на вихрь телепорта, и вздохнула.
   - Пошли, это не страшно.
   Рыжий, набравшись мужества, шагнул следом за Ликой. Над их головами, сердито покрякивая, пролетела какая-то наглая сорока.
   -Телепорт, - прошептала Алиса - Ух ты!
   До этого дня она не только не видела, но даже практически ничего не знала о таком способе перемещения. Конечно же, среди жителей Демо ходили слухи о том, что плуты могут мгновенно перемещаться с места на место, но вот как это происходит, никто толком объяснить не мог. Говорили даже, что никакое это не перемещение, а особо секретный аппарат, чертежи которого злоумышленники украли у гениального ученого гранта Фантома. Аппарат этот на самом деле делает копию человека - настоящий человек сидит у аппарата, а его копия появляется там, куда надо перенестись, и потом эта копия просто уничтожается.
   В общем, слухи ходили всякие, а ей удастся не только увидеть, но и поучаствовать самой. Алиса была в восторге и нетерпеливо ожидала своей очереди. И вот воронка телепорта - у её носа. От предвкушения новых приключений душа Алисы радостно запела, а сердце тревожно замерло. Стараясь в последние секунды привести эти два чувства в какое-либо подобие гармонии, Алиса покрепче прижала Чуда, и, бросив последний взгляд на своих спутников, шагнула в воронку.
   - Ух... ты, - фразу она закончила уже во дворе таверны, в котором сразу стало тесно и шумно.
   ***
   Тай еще на поляне сказала, чтобы снегуру отнесли к ней, и Алиса побежала впереди Лэма, показывая дорогу. Лэм уложил Клису на кровать, а Алиса распахнула окно, и сладкий запах малины наполнил комнату.
   Она понимала, что помощи от нее пока никакой не требовалось, да и чем она могла помочь? Но ее не гнали, и она была этому очень рада. Рядом с Тай ей было привычно и спокойно, и ей очень хотелось первой познакомиться с необычной и таинственной девушкой.
   Лэм бесстрастно кивнул девочке и вышел из пристройки. Тай зашла на минутку, оглядела раненую и тоже куда-то убежала. Алиса осторожно присела на край кровати и задумалась о своем.
   Вот интересно, а почему у Олафа такие двухцветные волосы? И вообще, он симпатичный, но на рыцаря... Алиса представила его в рыцарских доспехах. Доспехи на пареньке болтались и дребезжали, угрожая свалиться в любой момент. Нет, на рыцаря не похож.
   Вот Дан... Теперь она принялась мысленно одевать в доспехи мага. Маг сопротивлялся, как мог, не желая менять свою куртку на кучу железяк, а еще и Тусик принялся вопить, что от походной жизни он, если не умрет с голоду, то уж точно похудеет и облезет. Алиса вздохнула. Нет, из Дана рыцаря ее мечты не получится. А жаль, он ей почти понравился.
   Следующим в очереди на примерку доспехов стоял грант Лэм. Доспехи сидели на нем, как влитые, но уж очень суровый получился рыцарь. Алиса попыталась представить его поющим серенады и тяжело вздохнула. Петь серенады и заниматься прочей милой сердцу романтической ерундой рыцарь Лэм отказывался, ссылаясь на свою занятость походами и подвигами.
   Мечты Алисы прервало возвращение Тай.
   - Отдохни, девочка, я присмотрю за ней, - сказала Тай, погладив Алису по голове. - А вот тебя, дружок, тут быть не положено, - это уже относилось к Чуду, попытавшемуся устроиться под боком раненой девушки.
   Кот обиженно фыркнул и перебрался на руки к хозяйке.
   Через мгновение Лика появилась в пустом дворе таверны. Она нахмурилась, подошла поближе к крыльцу и осмотрелась. Рядом была только девчонка-воровка и подошедший к ней Верт.
   - Твои друзья сейчас устроят раненую и вернутся, - раздался доброжелательный голос.
   Лика обернулась и увидела хозяйку таверны, стоявшую в стороне. Девочка кивнула и взволновано повернулась к телепорту.
   И где же маг? Может, телепорт...
   Но испугаться она не успела. Во двор таверны шагнул Дан, кивнул, здороваясь, хозяйке, внимательно посмотрел вокруг и удовлетворенно покачал головой, когда из-за угла показался Лэм.
   - Все в порядке? - спросил Дан демона, и Лике показалось, что голос мага звучит немного глуше, чем обычно.
   - Да, мы уложили ее в комнатах Тай, - кивнул Лэм. - И лэри Хизер уже послала за лекарем.
   - Ну, и отлично, - Дан улыбнулся уголками губ. - Можно и передохнуть.... Лэри, вы поможете устроить на ночлег нашу особую гостью? Да и молодому человеку тоже понадобится комната.
   Хизер серьезно и внимательно осмотрела маленькую фигурку, застывшую у крыльца. Воровка в ответ не менее внимательно осмотрела Хизер.
   - Ваша гостья будет ночевать здесь, а не в участке? - хозяйка таверны обернулась к магу и приподняла одну бровь.
   - Нет, лэри, девушка пока останется с нами, - четко ответил Лэм, внимательно глядя на Дана. Лика поняла, что демон тоже заметил и усталость мага, и его нежелание объясняться с Хизер прилюдно. - Если лэри позволит, я ей все расскажу.
   Лэм вежливо посторонился, пропуская настороженную Хизер, и следом за ней вошел в таверну.
   Лика посмотрела на Дана, ожидая дальнейших указаний на тему: кому куда идти и что делать. Но маг стоял, прислонившись к стене, и явно командовать не собирался.
   Девушка поняла, что деваться, собственно, некуда и придется брать власть в свои руки.
   - Тусик, иди сюда, - сказала она, пересаживая хомяка себе на плечо. - Ты ж Дану капюшон оторвешь, ездить не в чем будет. Мэстрэ, давайте вы пока в таверне посидите, а мы посмотрим, где вас можно устроить. Верт, бери его под руку.
   - Я и сам дойду! - запротестовал Дан.
   - Никто в этом и не сомневается, - заверила его Лика. - Астра, вы... то есть ты с нами?
   В нижнем зале было светло. В открытые по случаю хорошей погоды окна залетал ветерок и трепал белые накрахмаленные занавески. Для наплыва посетителей было еще рановато, поэтому большинство столов пустовали, да за стойкой скучал работавший у Хизер паренек.
   - Простите, не могли бы вы мне помочь? - с ходу попросила девушка, подходя к нему, причем сам ее тон начисто исключал возможность отказа. - Это срочно.
   - Да, конечно, - кивнул слуга. - Чего надо делать?
   - Для начала - принести моим друзьям горячий отвар и чего-нибудь поесть.
   - Пирожков! - подал голос вечноголодный Тусик. - С яблоками. Или с вареньем! Или и с тем и с другим. И можно без хлеба!
   - Сейчас сделаю, - Олаф, улыбнувшись хомяку, скрылся на кухне, и Лика услышала, как он о чем-то разговаривает с поварихой. Вскоре парнишка появился из кухни с полным подносом, и хомяк деловито потер лапки при виде тарелки с поджаристыми пирожками.
   Олаф водрузил поднос на стол, а Лика тут же продолжила:
   - Не знаю, есть ли у вас такая возможность, но надо устроить что-то вроде лежанки в саду.
   - Но ведь есть еще свободные комнаты!
   - Спасибо, я знаю, - прохладно кивнула Лика. - Но нужно именно в саду. Там есть скамейки или что-то в этом роде?
   - У нас есть висяк, - сообщил Олаф, подумав. - Такая сетка висячая, чтобы в хорошую погоду между деревьями натягивать и на ней лежать.
   - Отлично. Неси в сад, - распорядилась мэстрэя.
   Парень сбегал в кладовку, где хранилась "висячая сетка", и вытащил ее на улицу. Через пару минут висяк закачался между двумя раскидистыми яблонями. Олаф по собственной инициативе притащил плед, хотя зачем он нужен летом, не мог сказать и сам парень.
   - Здорово получилось, - решила Лика. - Надеюсь, Дан оценит! Осталось уговорить его прийти сюда!
   Маг дремал над чашкой и вовсе не желал куда-либо идти, отговариваясь тем, что ему и здесь неплохо. Как ни странно, убедить его помог Тусик.
   - Действительно, шел бы ты спать, - шепнул фамилиар на ухо хозяину, щекоча его усами. - У меня, понимаешь, свидание, а тебя без присмотра бросать тоже не годится...
   - У тебя каждый день свидания, - фыркнул Дан. - То с соседской кошкой, то еще с кем.
   - Попрошу не трогать святое! - возмутился хомяк. - Козявочка - прелестная дама, ее ни с кем не сравнишь! И вообще, тебе не понять!
   И Тусик, прихватив с собой почти целый пирожок (один отъеденный уголок не считается), отправился в малинник. Дану не оставалась ничего другого, как сдаться на милость Лики и пойти в сад.
   Под яблонями было тепло и тихо. Солнечные лучи, пробивавшиеся сквозь листву, разбрасывали по траве золотистые кружечки конфетти. Казалось, будто из города они перебрались обратно в лес.
   - Вам нравится, мэстрэ? - спросила Лика с такой гордостью, как будто лично посадила тут все деревья.
   - Да, - улыбнулся Дан. - Все отлично.
   - Послушайте! - Олаф заступил дорогу возвращавшейся в таверну девушке. - Если мэстрэ плохо себя чувствует, ему точно не стоит лежать в саду.
   - Мэстрэ чувствует себя отлично! - отчеканила Лика. Нет, ну, кто позволил этому мальчишке лезть в дела магов?! - И поверь, твои советы - это последнее, что ему нужно. А вместо того, чтобы рассуждать, лучше приготовь еще две комнаты. Верту и Астре тоже надо будет где-то жить.
   Паренек даже покраснел от такой отповеди и обиженно засопел.
   Сделав распоряжения, Лика пошла в свою комнату. Как трудно командовать! Но не зря ее столько времени учили управлять замком. Она справилась. Вроде бы... Только вот почему-то обиженный мальчишка не шел из головы. И это мешало радоваться.
   ***
   Таверна встретила Лэма почти домашним уютом. Легкая прохлада большого зала, мягкий полумрак и тонкий, еле-еле уловимый аромат хвои почему-то всколыхнули в его душе давно забытое чувство дома. И сразу стало спокойно и хорошо, нахлынуло умиротворение.
   С чего бы это? Или он слишком долго бродил по лесу? Особенно с непривычки, после бальных залов столицы и шумных южных портов. На природе он до сих пор бывал, прямо скажем, нечасто... ну, разве что иногда гостил в поместье у кого-нибудь из светских приятелей. А еще... впрочем, это не считается. Леса Пристенков - это не острова Мадеин, не стоит и сравнивать.
   Или этот "телепорт" так повлиял? Как-то странно - лезть в самую сердцевину вихря. Впрочем, это невероятное для жителя Демо путешествие продолжалось всего несколько мгновений, так что испугаться или удивиться было просто некогда. А, кроме того, у него на руках была раненая девушка, поэтому все внимание было сосредоточено на ней.
   Легкое покашливание прервало поток размышлений. Лэм вернулся в реальность и обнаружил, что Хизер с укором смотрит на него, ожидая обещанных объяснений. Извинившись, Лэм кратко пересказал хозяйке события последних дней и суть договора с Астрой. Вдова слушала внимательно и не перебивала.
   -Да, ранение этой девушки все переменило, - с каким-то удовлетворением подытожила Хизер, - и вы решили не сдавать воровку властям. Думаю, что им обеим очень повезло наткнуться именно на вашу компанию - и этой девице, и несчастной снегуре. Кстати, как она, грант? Я могу ей чем-то помочь? Может, нам с вами надо побыть там, с ней?
   -Мне - вряд ли. Я уложил ее на кровать в комнате Тай. На этом моя миссия по доставке выполнена, - Лэм был удивлен неожиданным поворотом их беседы.
   -Простите, грант, вас беспокоит, что она - нелюдь? - взгляд Хизер, казалось, буравил насквозь, но даже неудобные вопросы она задавала с такой вежливой интонацией, что упрекнуть ее в неуважении было никак нельзя.
   Лэм на секунду задумался. Слово "нелюдь" резало слух. Он вспомнил, как держал девушку на руках. Несмотря на необычный цвет кожи и какие-то странные уши, она вовсе не казалась нелюдем. И вообще, цвет кожи - это дело вкуса. На Островах Мадеин можно было встретить и не таких - там попадались желтые, коричневые и даже черные, так что у истомившихся от долгого перехода моряков был прекрасный материал для сравнения и обширная тема для сугубо мужских разговоров.
   -Ничего подобного, - несколько раздраженно ответил Лэм. - Только я - не врач, и чем я могу помочь несчастной девушке? А стоять там столбом и любопытствовать...
   Хизер удовлетворенно кивнула и перевела взгляд на входную дверь. Лэм обернулся. В таверну вошел Дан, поддерживаемый с двух сторон Ликой и Вертом. Похоже, мэстрэ все-таки неважно себя чувствовал. Следом за ними проскользнула Астра. Девочка старалась держаться независимо, но было видно, что она немного нервничает и время от времени бросает по сторонам косые взгляды.
   Хизер еще раз с ног до головы оглядела девочку и горько усмехнулась:
   -И вы не боитесь, грант, впустить лису в курятник?
   -Ну, честно говоря, я сам - не в большом восторге от этой идеи, - ответил Лэм. - Но ваша подруга Тай заверила, что все будет в порядке. Мне даже кажется, что она сумела чем-то припугнуть девчонку. Вы случайно не знаете, чем именно?
   Хозяйка хмыкнула, но тут же сделала серьезное лицо.
   - Знаете тай умеет быть очень убедительной, - произнесла она. -И значит, все в порядке. Долго ли вы пробудете в нашей таверне, грант?
   Взгляд вдовы стал строже, и Лэм понял, что аудиенция окончена. Доверительного разговора больше не будет. "Впрочем, - тут же мелькнула мысль - а нужно ли ему это доверие?" Ответа на этот вопрос он не знал.
   -Я пока никуда не спешу, - спокойно ответил Лэм. - Да, я помню, что сумма моего аванса истекла, и мне нужно заплатить за комнату. Вот, пожалуйста, - он вытащил обретенный бумажник. - Это - за три дня вперед.
   -Вы очень практичны, грант, - с удовлетворением кивнула хозяйка. - Это такая редкость среди ученых.
   Лэм почувствовал подвох, но Хизер была совершенно серьезна. Ему ничего не оставалось, как развернуться и подняться к себе.
   ***
   Тай вышла из конюшни, где оставила пони, оглядела пустой двор и отправилась в пристройку. Убедившись, что Клиса удобно устроена и находится под присмотром, проводница направилась в большой зал таверны. Хизер стояла в дверях кухни, а в глубине за столом сидела, выпрямившись, Астра и напряженный Верт. Девочка держалась на чистом гоноре, а парень рассеянно смотрел по сторонам, временами косясь на Астру и поспешно отводя глаза, когда их взгляды случайно пересекались.
  
   -Мэстре Хург скоро придет? - озабоченно спросила Тай, обняв и поцеловав в щеку Хизер, с которой так и не поздоровалась толком в суматохе.
   -Он уехал. Утром его вызвали на ферму, - было видно, что хозяйка таверны расстроена. - Там молодая женщина сломала ногу. Что-то сложное. Да она еще и беременна ко всему. Быстро назад не вернется. Придет этот толстяк Ваниш.
   -Ой, только его нам не хватало! - проводница даже фыркнула от разочарования. - Ладно, я пойду к Клисе, - она повернулась посмотрела на парочку, сидящую у стены. - Хиз, накорми, пожалуйста, ребят! Астра переночует у меня, а вот молодой человек...
   -Я могу и в конюшне на сене поспать, - откликнулся парень, - а за еду я могу отработать. В хозяйстве ведь всегда дело найдется...
   -А ты, красавица, - матушка Хизер в упор смотрела на Астру, - Как собираешься причиненный ущерб отрабатывать?
   -А какой ущерб?! - девчонка дерзко задрала нос.- Вам же все вернули. А за еду я заплатить могу. Не нищая.
   -Ой, была бы ты моей дочкой, - Хизер покачала головой. - Сейчас покормлю вас...
   -Да, твоя касса у мэстрэ Дана, но, он отдыхает, наверное, - спохватилась Тай. - И, пожалуйста, попроси Лэма зайти ко мне.
   Хизер уже открыла рот, чтобы спросить, зачем проводнице понадобился грант, но Тай уже вышла на улицу. А несколько мгновений спустя вновь показалась в дверном проеме.
   - Хиз, и пошли своего паренька к травнице Поти, пусть придет. А то с этим Ванишем...
   ***
   Лэм бродил по комнате вдоль и поперек, как будто задался целью ее измерить. Как ни странно, каждый раз получалось разное количество шагов. Но этот пространственный феномен не вызвал никакого интереса. Лэм продолжал мотаться туда-сюда, пытаясь понять, что же так его беспокоит.
   Разговор с хозяйкой получился какой-то несуразный. Хизер встретила его радушно, но что же ее разочаровало? Отсутствие энтузиазма Лэма в деле спасения снегуры? Но, если рассуждать здраво, что он мог сделать?
   И вообще, он вернул брошку. И в этой таверне его уже ничего не держит. Понятно, что ни Дан, ни Тай в ближайшие несколько дней будут не в состоянии помочь в его поисках. Проводница, в первую очередь, посвятит себя раненой. Ну, а мэстрэ, похоже, задели за живое странные события, творящиеся в Пристенках! Если этого человека вообще может что-то задеть. Впрочем, как уверяет Тусик, Дан - герой, причем прославленный. А у героев - свой Кодекс Чести. Хотя стоит ли верить на слово прожорливому говорящему хомяку?
   Лэм усмехнулся, но тут же вновь поскучнел, и принялся рассуждать дальше.
   Похоже, что здесь ему больше нечего делать. Кроме того, монет практически не осталось. Нужно искать банк. А, обменяв ассигнации, обратиться к властям. Например, попросить того же мэстрэ Дана порекомендовать его кому-нибудь из столичных знакомых. Маг явно будет рад избавиться от надоевшего ему "ученого".
   А сам он, Лэм, будет рад? Да, ему интересна странная разношерстная компания. И чья причуда собрала вместе этих разных людей? Жаль, что он не может позволить себе задержаться, но дело - прежде всего.
   Внезапный стук в дверь прервал его прогулку.
   -Грант Лэм, вы не могли бы спуститься в комнаты Тай? Ей нужна ваша помощь! - голос Хизер снова веял тем же теплом, с каким она встретила его вначале.
   Лэм остановился на полдороги от умывальника до кровати.
   -Да, я сейчас приду! - взяв себя в руки, спокойно произнес он и поспешил к двери. Он был нужен? Зачем? И разве это его волнует?
   ***
   Птенцы в малиннике орали на редкость нагло. Козявочка вылезла из норы, ежась и дрожа от утренней свежести. Хотелось спать, но галдеж был невыносим... Пыжик выдернула из земли жирного дождевого червя и забросила в гнездо. Птенцы некоторое время с недоумением изучали извивающееся чудовище, после чего продолжили ор. Пришлось искать им жуков и личинок...
   За этим занятием и застал пыжика Кактус.
   - Козявочка, милая! - воскликнул он, поднявшись на задние лапы. - Я так рад вас видеть!
   Козявочка выпустила из рук копощащегося жука и обняла хомяка за щеки.
   - Вы вернулись! - пыжику хотелось прыгать от радости, и это было для нее совершенно непривычным чувством, ведь она уже давно ни к кому не привязывалась. Семья Козявочки пропала в лесном пожаре, а с тех пор никого ближе семейства полевок у нее не было.
   Кактус похлопал Козявочку по спинке.
   - Как вы здесь жили, милая, пока нас не было? Как ваш новый дом?
   - Ой! - сказала Козявочка, не в силах описать все эмоции и впечатления последних двух дней. - Здесь столько всего! И птицы вот... и тараканы... и... и... а вы где были? Расскажи, расскажи! - принялась она тормошить хомяка.
   - Это долгий рассказ, - важно начал тот. - Вообще, хорошо бы сначала перекусить, но страшно не хочется с вами расставаться...
   - Щас! - радостно воскликнула Козявочка и побежала в свою нору. Через три минуты она вернулась с подсохшей булочкой и крупной морковкой. Хизер регулярно приносила пыжику еду, и потому в дальнем углу норы уже начал скапливаться маленький склад продовольствия.
   - О, Козявочка, вы моя спасительница, - хомяк поцеловал лапку Козявочки и вонзил зубы в морковь.
   Козявочка села рядом, скромно отломив от булочки кусочек. Она страдала от любопытства, что же может рассказать ей хомяк, но расспрашивать голодного было стыдно...
   Меж тем, не прошло и нескольких минут, как с морковкой и остатком булочки было покончено. Тусик сыто вздохнул и сказал:
   - Ну вот, теперь можно и поговорить... ну что... воровку, мы, конечно же, поймали...
   Тусик внимательно посмотрел на пыжика.
   - Вы же в этом не сомневались?
   Козявочка замотала головой, глядя на хомяка преданным, восхищенным взглядом.
   - Но, скажу я вам, непростое это было дело... да и опасное! Странные дела творятся у нас в лесу, - произнес Кактус, с интонацией удивительно напоминающей Дана.
   - Какие? - подалась вперед пыжик.
   Тусик таинственно осмотрелся и понизил голос до шепота.
   - Мы нашли раненую снегуру... и узнали, что кто-то на нелюдей охотится...
   Козявочка широко распахнула и без того круглые глаза.
   - Это как жа? Это кому жа ж надо?!
   - Не знаю, - вздохнул Кактус. - Немыслимые вещи... кому такое могло в голову придти?
   И зачем?! Ведь это же не только тут... вы сами едва не стали жертвой... эта ловушка в малиннике... - Кактус осекся, поняв, что ляпнул лишнего.
   Козявочка в страхе огляделась по сторонам, как будто за любым кустом скрывался враг.
   - Мне страшно! А если меня опять поймають?
   - Не бойтесь, милая Козявочка! Пока мы здесь, с вами ничего не случится! - проникновенно заверил Кактус.
   - А если вы уйдете? - уставилась на него та. - Я ж останусь одна! Опять!
   - Козявочка, мы что-нибудь придумаем, не переживайте! - пообещал хомяк. - А сейчас мне пора бежать! Надо проверить, как там Дан, не просквозит ли его в висяке, да и... там, в таверне, могут решать важные вопросы! Не скучайте, Козявочка! Я скоро вернусь!
   С этими словами хомяк убежал куда-то дальше в сад.
   Козявочка подобрала с земли крошки, скормила их птенцам и задумалась. Когда-то давно сказки о снегурах ей рассказывала бабка, старая пыжиха... Увидеть ее даже любопытней, чем узнать, поймали воровку или нет! Козявочка немного побродила туда-сюда, соображая, где она может быть, и не будет ли опасно попытаться увидеть снегуру. Через некоторое время любопытство победило.
   Козявочка негромко засвистела, и одна из крепких веток малины опустилась едва ли не до земли. Вцепившись в нее, Козявочка свистнула еще и раз и взмыла вверх, к окну таверны, под которым и росла малина.
   ***
   В комнатах было прохладно. Алиса догадалась открыть окна, и свежий, пахнущий малиной ветерок надувал занавески. Клиса все так же спала. Дыхание было глубоким и ровным. Тай очень хотелось искупаться, но нужно было дождаться этого зануду. Хотя пользы от этого визита, как подозревала проводница, будет немного. Молодой маг два года назад окончил учебу и был прислан на стажировку к уважаемому мэстрэ Хургу. Да так и остался в Бэмце. Толстенький, лысоватый коротышка, считавший женщин полными идиотками и старавшийся испытать на своих пациентах что-нибудь новенькое. Присутствие мужчин, особенно высоких, сильно уменьшало его амбиции. Поэтому Тай и пригласила Лэма. Она сидела в любимом кресле, закрыв глаза.
   -...И кто, позвольте узнать, рассказал вам про наркотики? - гнусавый недовольный голос, доносившийся со двора, принадлежал Ванишу. Тай поднялась и направилась к выходу.
   - Наша проводница Тай предпо.., - раздался в ответ голос Лэма, но его перебили.
   - Тай! Эта пожарная каланча, а не женщина! - маг от возмущения чуть ли не подпрыгивал. Он даже не заметил, что стоит спиной к крыльцу, на котором уже высится та самая "каланча". - Женщина должна смотреть в рот мужчине и соглашаться с каждым его словом! А не шататься по лесу с кем попало!
   - Кого вы имеете в виду под "кем попало"? - в голосе Лэма была как минимум бочка льда. И никто бы не догадался, что он с трудом сдерживает смех. Представить смотрящую в рот этому болвану Тай можно было, только сложив ее пополам. А это было бы забавно. Тай смотрела на мужчину смеющимися глазами. О да, у нее тоже было живое воображение, и губы сами собой растянулись в хитрую усмешку.
   - А.. эээ.., - маг понял, что сморозил глупость, быстро обернулся, увидел Тай и расплылся в фальшивой улыбке. - О, лэри Тай! Как приятно вас видеть. А где наша пациентка?
   Тай посторонилась, и толстяк ринулся в комнату.
   - О, раненая потеряла слишком много крови! - тут же раздался возглас мага. - Посмотрите, какая она белая, и какие у нее синие губы!
   Тай закатила глаза, Лэм их закрыл.
   - Ну, вообще-то она - снегура, - раздался голос Алисы. Она держала на руках Чуда и недоуменно смотрела на толстячка. - У них кожа всегда такая белая.
   Ваниш обернулся на голос и вдруг завопил.
   - Брось немедленно! Это чудовище нужно убить! Оно все лысое от лишая!
   Чуд одним прыжком взлетел на шкаф и заорал оттуда благим матом.
   - Няяяяяяф.
   - Слушайте, Ваниш, у этого кота такая порода - "лысый королевский квор". Он бешеных денег стоит! - Тай начала терять терпение. Но маг не сводил с кота взгляда.
   - Так вот он какой...- протянул лекарь. - В жизни еще противней, чем на картинке!
   Алиса начала оглядываться, решая, что бы такое потяжелей запустить в хама.
   -Осмотрите лучше раненую, - ледяной голос Лэма заставил мага обернуться к кровати.
   - Да-да, снегура - это интересно! Ну, что ж... Ранение дротиком, - он приподнял веко Клисы, - с применением наркотика. С раной уже кто-то работал! - от возмущения маг покраснел. - Опять какие-то дилетанты лезут не в свое дело!
   - Лика хорошо все сделала! - не смогла промолчать Алиса.
   - Ах, Лика! Какая-то оборванка бродит по лесу и лезет, куда ей не следует. А я должен после нее...
   - Ну, если для вас Анликка ви-Леар тар-Кеон - это какая-то оборванка, - Лэму надоел этот напыщенный дурак. - А также мэстрэ Даниэль Дан, под руководством которого она лечила снегуру...
   - К... К... К... Кеон? - Ваниш явно подавился. - Мэстрэ Дан? Ну, тогда другое дело.
   - Ваниш, вы можете как-то нейтрализовать действие наркотика? - Тай уже потеряла всякое терпение.
   - Да-да, у меня есть одна наработка, - Ваниш встряхнул кистями. Тай резко и очень быстро оказалась между ним и снегурой.
   - И сколько раз ты его применял? - проводница начала скалиться.
   - Ну-у-у, в общем-то, это довольно редкий вид отравления, - начал вилять маг.
   - Сколько?! - Тай нависла над Ванишем.
   - Впервые, - проблеял тот, задрав голову.
   - Вон! - рявкнули Тай и Лэм одновременно, впервые проявив такое единодушие.
   Ваниш попятился, повернулся к окну и... вытянув вперед руки, кинулся ловить какое-то незнакомое Лэму и Алисе смешное глазастое существо с тоненькими, как веточки, ручками и ножками, все это время тихо сидевшее на подоконнике.
   -Козявочка! - вскрикнула Тай. - А ну, оставь нашего пыжика!
   Пыжик нырнул в малину, качавшую ветками за окном. Ваниш вывалился за ним по пояс, и всем присутствующим открылся прекрасный вид на толстую задницу и дрыгающиеся ноги. Это было последней каплей. Лэм схватил Ваниша за ремень, поднял, как мешок, и вышвырнул его на крыльцо под возмущенное верещание вытаскиваемого... Последнее, что услышали Тай и Алиса, был удаляющийся голос Лэма:
   - Где вас учили обижать маленьких, "мэстрэ"?
   ***
   - Привет, подружка! Ты, что ли, заболела?
   Алиса вздрогнула от неожиданности. Посреди комнаты стояла невысокая старушка, одетая в вышитую полотняную рубаху и юбку. Седые волосы, заплетенные в тяжелую косу, были повязаны платком.
   - Поти! - Тай подхватила руки вошедшей, - Я-то здорова, что мне сделается! А вот той девочке не повезло.
   Травница подошла к постели, присела на край, взяла Клису за запястье и опустила глаза.
   - Снега родные далеко, важное дело тебя привело, - тихо прошептала она, осторожно касаясь сухими пальцами закрытых глаз снегуры.
   Вернувшийся Лэм застыл в дверях.
   - Все будет хорошо, детка! - старушка погладила белую щеку и обернулась к Тай. - Она не такая, как мы. Дурман этот - не на снегуров, с ними все по-другому. Травы дам. И как их заваривать - расскажу. Только так, подружка: четко заварила и сразу дала выпить, чуть перестояло - выливай! Так что, на прислугу не спихнешь, сама все будешь делать.
   - Буду, буду, Поти, - Тай улыбалась, - только бы помогло!
   - Поможет! Да к обеду она и сама проснется, но отвары давай! - травница встала с постели, подняла глаза и всплеснула руками. - Ой, какое чудо. Котя, котя, иди сюда. - Она поманила кота, и тот подошел, спокойно подставив спину под чужую руку. - И как же тебя зовут? Чуд тебя зовут. Правильное имя, правильное - голос травницы стал глубоким, из него исчезло старческое дребезжание. - Пойдем ко мне в гости. Познакомлю тебя со своей красавицей...
   Кот начал тереться об ноги старухи и громко урчать. Алиса возмущенно открыла рот, готовая обозвать любимца предателем, но замерла, увидев, как Тай прижала палец к губам. А Поти тем временем посмотрела на Алису, улыбнулась и сказала.
   - Умная девочка, все правильно сделала. А за котика не бойся. Поспишь, вернешься, и он тут будет. А ты - ёжик, - хитро прищурилась травница, глядя на гордо стоящего Лэма, - Колючки выставил, а брюшко-то мяконькое, шерстяное...
   - О чем это вы, уважаемая? - Лэм недоуменно смотрел сверху вниз.
   Травница вздрогнула, оглянулась на Тай и часто заморгала.
   - Ну что, подруга, пошли, расскажу, какие травки, как заваривать... - Ее голос стал опять старчески - дребезжащим. Женщины ушли в гостиную, оставив у Лэма стойкое впечатление, что Тай им недовольна.
   Но сейчас Лэма больше интересовали слова выброшенного за ворота горе-мага "За них хорошо платят", которые явно относились к пыжику...
   В покоях проводницы воцарилась больничная тишина.
   Лэм постоял еще немного, но на него никто не обращал внимания. Тай секретничала в гостиной со старушкой-травницей. Алиса снова присела у кровати раненой. Можно было с ней немного поговорить, но взбалмошная девица Драгон-Блю в присутствии "гранта" почему-то робела. Неужели ее смущает, что он знает ее отца? Забавно, похоже, что лэри Алисе тоже есть, что скрывать. И о "дядюшке в Торжище" она давно не вспоминала. Ну что же, не будем навязываться. Лэм церемонно раскланялся с самопровозглашенной сиделкой и вышел из пристройки. Впрочем, далеко он не ушел. Дурацкая привычка размышлять на ходу снова дала о себе знать, и Лэм принялся мерить шагами двор, распугивая солнечных зайчиков.
   ***
   Подумать было о чем. Столько впечатлений, а ведь день еще в самом разгаре. Путешествие телепортом, странный разговор с хозяйкой. А еще его обозвали ёжиком! Лэм усмехнулся про себя. Нет, аллегория травницы понятна, но не слишком ему льстит. Оказывается, он плохо умеет скрывать свои чувства. Расслабился!
   Ах да, еще сегодня он приобрел новую специальность. Вышибалой он раньше не работал, не довелось. Юнгой был, компанией управлял. Нет, ему приходилось видеть, как дед Бенедикт кулаками наводил порядок в припортовых кабаках, приводя в чувство загулявшего боцмана с "Красавицы-демонессы" - своего старого друга, которого боялись даже капитаны. Но для самого Лэма это было в новинку.
   Что бы сказал Фредди, увидев любимого племянника, вышвыривающего из провинциальной таверны зарвавшегося хама? Наверное, сморщил нос и пробормотал: "А слуги на что?" Конечно, раньше так и было. Рядом всегда был Джозеф, готовый по первому взгляду хозяина устранить с его пути любое препятствие. Но пока придется обойтись без него.
   Другое дело, стоило ли поддаваться эмоциям? В который раз Лэм ловил себя на том, что он поступает необдуманно, поддавшись сиюминутному порыву. Впрочем, этот хам полностью заслужил синяки и ссадины, полученные им в бреющем полете с крыльца. Ничего-ничего, себя он легко вылечит. Такие типы с трепетом относятся только к одному человеку - к себе любимому. Поэтому им нельзя быть врачами! Никогда.
   Лэм вспомнил, как его бабушка, лэри Тео, в свое время основавшая благотворительное общество, употребила все свои связи, чтобы вышвырнуть из главной больницы в Лаборато врача, отказавшего в приеме бедняку. А какой гневной тирадой она наградила этого врача при встрече! Лэм даже не догадывался, что его сдержанная бабушка может быть такой суровой и жесткой.
   Так что, этот Ваниш со своими экспериментами над раненой еще легко отделался! И он еще давал клятву спасать жизни! Хотя, неизвестно, дают ли врачи в Плуто какую-то клятву. Судя по этому стяжателю... Кстати, а кого это он хотел поймать и продать?
   Движимый любопытством, Лэм направился к малиннику. В кустах малины пахло детством... Казалось, что в таком месте ничего плохого случиться не может. Но, если внимательно прислушаться, то за привычными звуками летнего сада - жужжанием пчел и птичьими голосами - можно было разобрать тихий плач. Кто-то в глубине малинника тихонько всхлипывал от страха.
   Лэм осторожно раздвинул заросли и увидел небольшую норку, возле которой сидело то самое странное существо. Кусты малины заволновались, как будто живые...
   ***
   Сколько времени Козявочка пряталась в кустах, она не знала. Панический ужас, охвативший ее при виде рук с жадными растопыренными пальцами, все никак не проходил...
   "Враг!" - подумала пыжик, увидев, как на одутловатом лице хищным огнем загорелись глаза.... Козявочка спрыгнула с подоконника, не помня себя от страха, буквально за секунду до того, как цепкие пальцы чуть не сомкнулись на ее лапке.
   "Нельзя людям верить! Нельзя!" - настойчиво звучали в голове Козявочки слова старших пыжиков. И все же она сомневалась - ведь Дан и Лика спасли ее! А они тоже люди... и Тай... и Хизер... Но как они могли впустить к себе этого злого человека?!
   Козявочка закрыла ушами глаза и снова мелко затряслась. Малиновые кусты сомкнулись над хранительницей плотным шатром...
   Когда пыжик отважилась вновь открыть глаза, она увидела перед собой чье-то лицо. Не разбирая, кто это, Козявочка истошно завопила. Крайние кусты малины принялись хлестать незваного гостя по плечам и груди.
   - Стой! Стой! - тот выставил впереди себя руки, закрывая лицо от ударов. - Стой!
   Козявочка замолкла, разглядывая человека. Лицо было незнакомо, и это был не тот, кто пытался ее поймать...
   - Ну-ну, успокойся, - пользуясь тем, что малина, как ни в чем не бывало, приняла установленное природой положение, человек показал пыжику ладони. - Видишь, я без оружия... И колдовать я не умею, так что, не бойся. Или мне отойти подальше?
   Козявочка молча, не сводя глаз с незнакомца, кивнула.
   Человек отодвинулся на пару шагов и сел на траву.
   - Вот и хорошо, - спокойным голосом продолжил он. - И вообще, я не собираюсь тебя хватать. Мне просто хотелось познакомиться с таким необычным созданием и заодно узнать, не пострадала ли ты...
   Увидев озадаченный и недоверчивый взгляд Козявочки, он пояснил:
   - Тебе пришлось спрыгнуть с подоконника, с тобой могло что-то случиться.... Но я смотрю, тут у тебя, оказывается, настоящее убежище...
   Человек помолчал немного, потом добавил:
   - Неужели я тебе кажусь таким страшным?
   Козявочка пожала плечами. Страшным незнакомец действительно не был, но Хозяин его знает, какой он на самом деле...
   - Тебе же приходилось и раньше видеть людей? А вот мне такие, как ты, раньше не встречались, так что по логике это мне надо тебя бояться, - человек вдруг как-то по-доброму улыбнулся Козявочке. - Позволь узнать, кто ты такая? Как называют люди - это местное чудо?
   - Я не местная, - отважилась ответить Козявочка.
   - Правда? Тогда у нас есть кое-что общее, я тоже не местный, - незнакомец усмехнулся. - Разреши представиться, меня зовут Лэм. А тебя?... Или... я ослышался?
   - Козявочка, - застенчиво ответила та.
   Лэм вежливо наклонил голову.
   - Ты не бойся, Козявочка, я тебя не обижу. И толстяк этот тебя вряд ли побеспокоит, он сюда дорогу забудет, если не хочет еще раз полететь с крыльца. И вообще, почему ты его боишься, если ты сама колдовать умеешь?!
   - Я не умею, - робко сказала Козявочка. - Это малина меня защищает, мы жа, пыжики, с ней родные...
   - Как это, родные? - глаза человека стали удивленными.
   - Ну, живем мы с ней рядом. Мы ей песенки насвистываем, расти помогаем, а она нас кормит, помогает нам...
   Козявочка смущенно замолчала, не зная, надо было ли рассказывать так много человеку. Но Лэма ее слова заинтересовали.
   - Как же она помогает, без волшебства? Насколько я понимаю, это же просто растение, обычные кусты малины...
   - Почему эт обычные? - возмутилась пыжик. - Они жа живые! Только их слышим одни мы...
   - Вот как, - задумчиво произнес Лэм. - Интересные вещи здесь происходят... и что, у каждого малинового куста живут пыжики?
   - Нет, - погрустнела Козявочка. - Нас раньше много было... а сейчас... мои родные в пожаре пропали... а остальные пыжики где, я не знаю...
   Пыжик погрустнела, внезапно чувствуя усталость. Слишком много нового случилось за полдня. Козявочка зевнула раз... потом другой...
   - Ну что же, если мне на пути попадутся другие пыжики, я обязательно расскажу тебе, - серьезным тоном сказал Лэм. - А сейчас ты отдыхай, а я пойду... Очень рад был познакомиться с тобой, Козявочка!
   ***
   Кли снился дом. Вечерние посиделки у огня всей семьей. Старшие братья о чем-то спорили, а она все никак не могла понять суть их разговора, до неё доносились только обрывки фраз. Что-то о наркотиках и оборванках. Сны плавно перетекали друг в друга, и, когда они стали совсем бредовыми, Клиса поняла, что проснулась. Глаза открывать не хотелось. Первый раз за много дней она спала в постели. "Значит, план сработал, - подумала снегура, осторожно вытягиваясь под одеялом. - Вот только осталось выяснить, хороший ли это был план..."
   Кли с трудом разлепила глаза. Перед глазами плавали круги. Она повернула голову в сторону окна и увидела сидящую в кресле фигуру. Правда, кто это, она различить не смогла - лучи солнца высвечивали только контур.
   Голова была лёгкой, как первый снег, и звенела, как новогодний колокол. Но остальные неприятные ощущения, запомнившиеся ей по прошлому пробуждению, испарились. Только жажда осталась. Недаром ей, перед пробуждением, снились большие кувшины с калисовым соком, водой, рассолом и, Снегурочка знает, с чем.
   - Вот и хорошо, что ты проснулась! - заговорила темная фигура женским голосом. - Как раз пора лекарство пить. - Она подошла, приподняла Клису за плечи и поднесла к ее губам кружку с каким-то отваром.
   - Хуже уже не будет, - пробормотала Кли и отхлебнула из чашки. Отвар был терпким, но очень приятным на вкус. Некоторые травы в составе Кли узнала. Что-то подобное ей варила мама, когда она болела.
   - Вот и умница, - женщина одобряюще улыбнулась. - Полежи немного, а после я тебя накормлю.
   - Простите... - Клиса хотела спросить, как зовут её лекаря, но от долгого молчания голос её не слушался, и она закашлялась.
   - Меня зовут Тай, - догадалась представиться собеседница, - Я - проводница.
   - Кли... Клиса Рихада, - снегура слабо улыбнулась. - Это ты меня сюда... провела?
   - Скорей мы. Нашла тебя Алиса, она сейчас за бульоном пошла. А Верт, тот паренек, с которым ты обедала, сказал, как тебя зовут...
   - Тай, - снегура смущенно перебила проводницу, - а ты не подскажешь мне, где тут у вас...ммм... ходят на ручей.
   - Ручей?! Ты что, помыться хочешь? - удивилась проводница. - Так лучше в ванной. Я сейчас скажу, чтобы воды наносили...
   - Да нет... не помыться, - Кли едва заметно покраснела. - Ну, понимаешь... совсем даже наоборот...
   - Аааа, в туалет тебе надо! - догадалась Тай. - Сама идти сможешь или тебя донести?
   - Смогу... наверное, - снегура осторожно попыталась сесть на постели. Голова закружилась, и она откинулась обратно на подушки. - Или не смогу.
   - Так, а ну, давай я тебе помогу. Присядь, не торопись, - Тай придержала Клису за плечи - А теперь тихонько вставай.
   Опираясь на руку Тай, Кли медленно села, а потом поднялась на ноги. Постояв пару минут на ватных ногах, она попыталась сделать шаг вперед и тут же покачнулась.
   Тай забросила ее руку к себе на плечо и почти отнесла в какую-то маленькую комнату. В ней была закопанная в пол ванная и стул со странной крышкой. - Вот крышку открывай и... в общем, понятно?
   -"Ага, а вот и аналог ручья..." - подумала снегура.
   Закончив, Клиса выглянула за дверь и увидела подпирающую стену Тай. Она помогла снегуре улечься поудобнее и вдруг спросила озадачено:
   - Слушай, ручей - это хорошо, но зимой же там, наверно, зверски холодно сидеть! - Она покачала головой и констатировала. - Да, и книжку не почитаешь...
   Кли громко фыркнула и, не выдержав, рассмеялась.
   - Мы сиденье мехом оборачиваем... Так что, книжки я очень даже читала!
   - Ну, вы - крутые! - покачала головой Тай. Они посмотрели друг на друга и вдруг расхохотались. Клиса откинулась на подушку и прижала ладони к вискам.
   - Нашли, о чем говорить, - Тай вытирала слезы, - Сразу после знакомства! Вот больше не о чем!
   - А что, проблема насущная, - Кли все ещё всхлипывала от неожиданного приступа смеха.
   Алиса, держащая в руках поднос с едой, замерла на пороге:
   - А что это вы тут делаете? А?
   - Алиса, ты очень вовремя, давай напоим нашу гостью бульоном, - проводница помогла Клисе сесть. - А это Алиса, это она тебя в лесу нашла.
   - Очень приятно, - Кли улыбнулась и протянула девушке руку, - наверное, ты меня спасла.
   - Случайно, - уточнила девушка, - я за Чудом погналась и ... вот.
   - За каким таким чудом? - Клиса попыталась повернуть голову в сторону, в которую указывала Алиса, но глаза сами собой закрылись, и она провалилась в сон, не услышав ответа и не увидев, как Тай обняла за плечи Алису, и они на цыпочках вышли из комнаты.
   - Она опять спит? - Алиса тревожно оглянулась.
   - Ничего, это уже просто сон, - успокоила ее Тай, - теперь все будет нормально.
   И прикрыла дверь в спальню.
   ***
   Лэм и сам не заметил, как вышел из малинника и углубился в сад. Он шел, улыбаясь и вспоминая знакомство с Козявочкой.
   Странное существо - беззащитное, как ребенок, и вместе с тем вполне самостоятельное! Похоже, что Пристенки, во всяком случае, в окрестностях Бэмца - это действительно волшебное место, раз тут обитают всевозможные шишкари, домовики, а главное - малиновые пыжики. Ну, правда, еще водятся и воровки, но это уже - мелочи, только добавляющие пикантность местному колориту.
   Только некоторые люди не ценят того, что есть вокруг. Для них пыжики - это источник заработка, а раненая снегура - подопытный кролик. Впрочем, а он сам? Почему он сам так разозлился на этого высокомерного целителя? И вообще, волнует ли его рана этой несчастной девушки? Или это - просто попытка заглушить свою совесть, а сам Лэм ничем не лучше этого Ваниша? В олигархических кругах Демо таких типов - пруд пруди, неужели он заразился от них равнодушием? И он тоже теперь всюду ищет выгоду, ему все мало...
   -Почему так мало? - раздался возмущенный голос. - Это мне на один зубок! Ты хочешь уморить меня голодом? У меня весь день крошки во рту не было!
   Знакомые интонации! Лэм и сам не заметил, как забрел в другую часть сада, где его глазам предстала удивительная картина. Тусик устроил разнос. Забравшись на колени к хозяину, отдыхающему в висяке, он гонял на кухню и обратно несчастного трактирного слугу. Того самого, со странной прической. И охота ему таскать эту копну длинных волос? Мыть их, расчесывать....
   На маленьком столике, который бедный парень специально где-то раздобыл, уже красовались тарелки с фруктами и плюшками. Но Тусик явно не хотел смириться с таким скудным рационом, требовал орехов, и возмущению его не было предела. Мэстрэ немного пришел в себя, но не в силах был спорить с маленьким обжорой.
   Что уж говорить о зрителях этого представления. Правда, юная воровка, удобно устроившаяся на невысоком дереве, держалась с нарочито независимым видом, типа "она тут ни при чем, она к этим странным людям не имеет никакого отношения", но сама искоса наблюдала за разбушевавшимся хомяком, еле сдерживая улыбку.
   Однако стоявший под деревом Верт не скрывал своих чувств. Парень от души смеялся над хомяком, изредка бросая взгляды в сторону Астры, как бы призывая ее присоединиться и посмеяться вместе со всеми. Неужели этот рыжеволосый защитник действительно заинтересовался своей подопечной?
   -И что ты раскричался? - знакомый голос прервал выступление голосистого хомяка, и за спиной у Лэма возникла Тай. Тот даже вздрогнул от неожиданности.
   -Ну, любит он покричать, - улыбнулся маг. - Как там Клиса?
   Остальные тоже замолчали и с волнением взглянули на проводницу.
   -Проснулась она. Сознание ясное, реагирует на окружающее нормально. Но очень слабая. Только и успела, что выпить траву и бульон. И почти сразу заснула опять. Но это - просто сон, - отчиталась проводница. - Там сейчас Алиса дежурит.
   -Она видела, кто в нее стрелял? - Лэм задал вопрос, который интересовал, наверное, всех.
   -Ну, я ее спросить не успела, - Тай смутилась и опустила глаза. Было видно, что проводница пытается уйти от прямого ответа. Это всех очень заинтересовало, а Лэм с подозрением спросил:
   -И о чем же вы беседовали? - и по его тону было понятно, что Тай не отвертеться.
   -Ну, мы, э-э-э-э, - Тай слегка покраснела, - В общем, мы сравнивали устройство, кхм, клозетов, наших и племени снегуров.
   Собравшиеся в саду онемели, у молодежи отвисли челюсти. Один Тусик, продолжая деловито хомячить плюшку, поинтересовался.
   -Ну и у кого лучше? У них или у нас?
   -У нас теплее ...- автоматически ответила Тай. Проходящий мимо Олаф застыл на полушаге. Первая не выдержала Астра. Она закрыла рот ладошкой и начала давиться от смеха, заражая всех остальных. Даже Лэм, оглядев хохочущую компанию, тоже присоединился к всеобщему веселью.
   -Вы надеетесь, что у стрелявшего есть особые приметы? - отсмеявшись, спросила Тай.- Вряд ли у него деревянный протез или хроническое косоглазие. Вот если она его увидит, то наверняка узнает.
   -Все равно, нужна какая-нибудь зацепка, - возразил Дан. - Любые приметы, которые помогут найти того мерзавца, который... Впрочем, - он огляделся по сторонам, - за исключением девочек, мы - практически все здесь. И, кажется, пора выполнять договор, который мы с тобой заключили, не так ли, Астра?
   Девочка поморщилась, но с дерева так и не слезла. Лэм громко хмыкнул.
   -Вы что-то хотели сказать, грант? - обратилась к нему Тай.
   -Вы уверены, что это что-то даст?
   -У вас есть другое предложение? - Дан нахмурился. - Или вы считаете, что мы лезем не в свое дело?
   Лицо Лэма окаменело.
   -Ну, вообще-то я приехал сюда, в Пристенки, чтобы написать научную работу по этнографии, - он покосился в сторону Тай, но та промолчала, - а не охотиться на нелюдененавистников, но раз уж я оказался замешан в эту историю, то мне было бы интересно понять, что тут происходит.
   -Только... - Астра замялась, - разговор этот секретный и не для посторонних ушей
   -Тогда погодите минутку, - вмешалась Тай. - Парень, а ты ступай отсюда и не подслушивай, - обратилась она к Олафу. Мальчик, не сводивший восхищенных глаз с проводницы, кивнул головой и медленно ушел, с сожалением оглядываясь назад.
   -Ну что же, примем меры предосторожности, - начал Дан, накрывая компанию прозрачным воздушным куполом. Купол блеснул на солнце и растворился, став практически неразличимым. - Я поставил защиту от посторонних, и теперь мы можем спокойно поговорить. Астра, предлагаю тебе начать с того, что ты знаешь. После чего обсудим наши дальнейшие планы.
   Астра задумалась. Ей предстояло раскрыть то, что она никому и никогда не собиралась рассказывать. Придется впутать в эту историю людей, которые вряд ли мечтают познакомиться с этой странной компанией. Да, заключая договор с чужаками, она знала, на что шла, но сейчас, когда неприятный момент приближался, Астра ужасно волновалась. Чтобы хоть чем-то занять дрожащие руки, девушка потянулась за ближайшим яблоком - еще маленьким и зеленым - и едва не свалилась с ветки. Всеобщее внимание нервировало ее еще больше. Наконец, она решилась.
   - Есть у меня... ну, скажем, друзья... хотя в тех кругах, где мне приходится вращаться, это слово имеет совсем другой смысл. Эти ребята - контрабандисты. Назвать их имена и сдать их порядочникам можете даже не просить - я этого делать не стану...
   - Даже не собирались, - покачал головой маг. - Нас интересует совсем другое.
   Девушка кивнула. Машинально откусила кусочек яблока, скривилась и продолжила рассказ.
   - Так вот, по роду деятельности эти ребята постоянно мотаются через границу, нелегально провозя товары из Демо в Плуто и наоборот. Ну, иногда за другую непыльную работенку взяться могут. Перевезти какой-нибудь ценный груз в обход таможни или еще что. И вот...
   - Погоди, - перебил Верт. - А как же они везут товар мимо таможни, если там Стена?
   Астра посмотрела на рыжего с нескрываемым удивлением. Так он что, действительно не знает? Надо же! А она его не в ту сторону отправила... Но зародыш угрызений совести не успел развиться и прорасти. Процесс был прерван скептическим хмыканьем.
   - Вы потрясающе наивны, молодой человек! Неужели вы верите в эту...
   - Мы сейчас говорим не об этом, грант! - не дал ему договорить мэстрэ Дан, сопровождая реплику укоризненным взглядом. - Продолжай, Астра.
   Обведя всех сердитым взглядом, который явно намекал присутствующих, что перебивать себя она больше не позволит, девушка продолжила прерванный рассказ.
   - Был в команде этих ребят один молодой парень. Новенький, еще не обвыкшийся. Ребята жаловались, что у него напрочь отсутствовал инстинкт самосохранения - он не понимал, когда лучше отказаться от работы, отойти в сторону, каким клиентам можно верить, а каких лучше обходить десятой дорогой. Недели полторы назад он пропал, а перед самым своим исчезновением его видели в компании каких-то странных типов. Что за типы - я точно не знаю. Мне толком не объяснили. Наверное, не хотели втягивать в неприятную историю. Сказали только, что таким в Пристенках не место. Может, это, конечно, никак не связано с нападением на Клису, но... Вы - приезжие, и можете мне не верить, но, если хотите, спросите у Тай. Пристенки - место спокойное. Это на первый взгляд здесь суета и постоянное движение. На самом деле, у Пристенков есть свой, особый порядок, свой ритм жизни. И такого количества странных и непонятных вещей за столь короткое время здесь давно не случалось. Поэтому можно предположить, что все они как-то связаны между собой.
   Астра обвела глазами присутствующих, пытаясь определить, насколько те поверили ее рассказу. Дан прикрыл глаза, задумчиво поглаживая Кактуса по пушистой шерстке. Сам хомяк, казалось, не обращал внимания на происходящее вокруг и продолжал деловито хрустеть орехами. Верт вертел в руках какую-то веточку, словно прикидывая, какая из нее выйдет фигурка. Лицо его было каким-то невеселым. Лэм внимательно рассматривал девочку, чуть прищурив глаза и явно сомневаясь в ее словах. Астра с надеждой посмотрела на Тай.
   - Она права, - подтвердила проводница. - Все это происходит неспроста. В Пристенках, похоже, действительно завелся кто-то, кому здесь совсем не место. Он-то и нарушает привычный ход вещей. Поэтому так и беспокоятся и простые люди, и порядочники с позорниками, и даже бандиты.
   - Ну, в особое беспокойство бандитов мне как-то верится с трудом, - недоверчиво поднял бровь Лэм. - Не исключена версия, что они сами ... "наказали" парня за какую-то ошибку, раз он был таким безголовым. Криминальным элементам, как никому другому, свойственен "инстинкт самосохранения", - передразнил он Астру.
   Воровка спрыгнула с ветки так резко, что сидящий под деревом Верт шарахнулся в сторону от неожиданности. И вовремя, потому что девушка приземлилась как раз на то место, где минуту назад сидел он.
   - Во-первых, - гневно заявила Астра, упирая руки в бока, - контрабандисты вам не какие-нибудь уголовники, чтобы заниматься мокрухой. Во-вторых, это сплоченная команда, где все построено на полном доверии. Иначе их работа будет намного сложнее. Так что ваша версия не стоит выеденного яйца. Кроме того, откуда вы знаете такие подробности из жизни криминальных элементов, грант? - добавила она, выделяя голосом обращение. - С чего бы это? Изучали в Университете спецкурс по особенностям поведения "Бандитов обыкновенных" в естественных условиях? Или, может, вы сюда приехали как раз для того, чтобы изучить их этнические особенности? Вы ведь, кажется, этнограф...
   -Нет, юная лэри, просто я немного знаю людей. Поэтому не советовал бы строить иллюзии и исключать самое худшее. Чтобы потом не пожалеть о своей доверчивости, - ответил Лэм. Его взгляд был далек от дружелюбного, но Астра решила его игнорировать.
   Дан смотрел на нее с внезапным интересом, а Тай откровенно улыбалась.
   - Ну-ну, девочка, веди себя прилично, - одобрительно произнесла проводница.
   - Меня мое поведение устраивает вполне, - парировала Астра. - Если оно не устраивает гранта, так он сам сказал, что не нанимался ловить нелюде ненавистников. И наше маленькое собрание с его отсутствием ничего не потеряет. Я вам еще не рассказала самого главного. И это - не просто тайна. Раскрывая ее вам, я, скорее всего, рискую жизнью. Гранту я не верю ни секунды, так что при нем больше не скажу ни слова!
   - У вас нет выбора, юная лэри, - с холодной улыбкой парировал Лэм. - Договор вы заключали со всеми нами. И со мной тоже, хотя признаюсь, что был не в восторге от этого. Вы дали всем нам слово и теперь, хотите вы того или нет, но я буду присутствовать на нашем, как вы сказали, "маленьком собрании". Мне очень любопытно, что же еще вы намерены нам сообщить, и будет ли эта информация хоть немного полезнее предыдущей.
   Астра поджала губы и обернулась к Дану, но тот только покачал головой.
   - Он прав, тебе придется рассказывать при всех, - подтвердил он.
   Девушка на мгновение застыла, собираясь с мыслями. Обменник... Как же сложно о нем рассказать так, чтобы не сболтнуть лишнего, но и не утаить сведений, предусмотренных договором. Два года назад ее с трудом, но приняли в этот избранный круг. Сколько ей пришлось бороться за каждый сантиметр... точнее, как тут говорят, за каждый вершок, буквально вгрызаясь, цепляясь зубами и ногтями. А что? Маникюра в результате на руках не осталось, зато пальцы приобрели гибкость и цепкость. Она сделала все, что могла, чтобы стать своей среди этих людей. Просто потому,... что не видела другого выхода. А умирать, как ни странно, не хотелось!
   Сейчас она решилась на непозволительное. Дядюшка Ри никогда не говорил ей, что будет с тем, кто выдаст местонахождение Обменника чужакам. Либо... такого даже в мыслях не допускалось, либо наказание было слишком ужасным. В общем, за излишнюю болтливость ее по головке не погладят. Разве что дядюшка Ри заступится.
   - Ну, хорошо, - вздохнула Астра, соглашаясь. - Но сначала дайте мне клятву, что никому не расскажете о том, что я вам сообщу.
   - Хм, - не сдержался Лэм, - мне кажется, мы уже дали вам одно слово, юная лэри. Мы не выдали вас порядочникам, но взамен вы должны придерживаться договора, а не выдвигать какие-то дополнительные условия.
   Астра бросила на гранта недовольный взгляд. Вот же охота человеку все время влезать со своими комментариями! А она стоит, как дурочка, и оглядывается в поисках поддержки. А какая может быть поддержка в ее ситуации?
   Девочка подсознательно остановила самый жалостливый взгляд на Верте.
   "Ну, парень, не подведи меня, заступись!" - мысленно просила его она.
   - Я ей верю, - глаза юного защитника загорелись, а он сам так и рвался куда-то, - клянусь солнечным светом, пусть на меня обрушится Стена, если я выдам.
   - Слово лесовика, - произнесла Тай. - Посмотрим, девочка, стоишь ли ты его.
   - Ну что же, - Лэм задумался, - обещаю. Слово ученого. Чтобы мне никогда не войти в Академию Наук.
   Глаза Тай иронично сверкнули, но она промолчала.
   - Мэстрэ? - воровка перевела взгляд на мага.
   - Маги не дают пустых клятв, - спокойно произнес Дан.
   - Маги - тоже люди, - возразила дерзкая девчонка, - они могут обмануть.
   Дан внимательно посмотрел ей в глаза. Нет, похоже, что она не врет, явно чего-то боится.
   - Ну что же, если это нужно для твоего спокойствия, обещаю никому не говорить о том, что я узнаю от тебя, - произнес маг. - Но если ты обманешь нас, предашь или причинишь какой-то вред, то ни одна наша клятва не будет иметь силы!
   Дан вызвал пальцами маленький вихрь. Абсолютно бесполезный, просто так, для острастки, но на девчонку это произвело должное впечатление.
   - Пусть будет так, - согласилась она. - Только, с чего бы мне начать...
   - Начни с начала, - посоветовала Тай. - Это всегда легче.
   С начала... Хорошенький совет! Ну и где оно, это начало? Историю о том, как она попала в это "избранное общество", Астра рассказывать не собиралась. Чай, не на исповеди у жреца Санта-Болты. Хотя с ним было бы намного проще - сунул монету, и он тебя благословит на что угодно. Даже на ограбление собственного прихода! А эти еще начнут укоризненно пялиться и читать проповеди. Кому оно надо?
   - Есть в Пристенках такое место - Обменник, негласная столица преступного мира. Не думаю, что вам бы там понравилось, - это своеобразное местечко, привыкать к обычаям которого нужно долго и болезненно. Стоит этот городок на самой границе, но его точное месторасположение доверяют только проверенным людям. Самостоятельно же его обнаружить невозможно - и порядочники, и позорники уже не раз пытались прочесывать горы, но так ничего и не нашли. Держит город ... один человек, ослушаться которого в Обменнике не посмеет никто. Он установил там свои законы, он знает там всех и все, ничто не скроется от него, ничто не останется без внимания. За это его уважают и подчиняются. Как видите, это - не высший свет, но узнать там можно очень многое. Мало того, что там знают по имени или хотя бы в лицо всех, как выразился грант, криминальных элементов. Там также можно нанять нужных людей, чтобы они добыли информацию, можно очень дельные вещички прикупить, продать или обменять, если нужно... В общем, если где и можно что-то разузнать о людях вне закона - то только там. О вашем охотнике на нелюдей там, наверняка, в курсе. Я могла бы попробовать расспросить там кое-кого...
   - Вот только о результатах ваших расспросов мы не узнаем, потому что никогда больше вас не увидим, - прокомментировал Лэм. Он не сводил с девушки пристального взгляда, как будто что-то задумал. - Вы ведь сбежите от нас при первой возможности.
   Астра с трудом подавила желание броситься на него с кулаками. Не в ее положении совершать такие опрометчивые поступки. Вместо этого она нацепила на лицо маску любезности.
   -Ну что вы, как я могу сбежать от вас, лэр?! - Астра картинно присела в полупоклоне. - Вы ведь не откажетесь сопровождать беззащитную девушку в таком трудном путешествии? Заодно изучите поближе предмет ваших этнографических исследований.
   Тай весело хмыкнула, явно получая удовольствие от этой перепалки. А вот Дан не спешил разделить ее веселье, обдумывая высказанное предложение и взвешивая все за и против. За ходом словесной дуэли он совершенно не следил.
   Между тем Лэм явно не собирался отдавать Астре победу в этом маленьком состязании.
   - Я ценю ваше доверие к моей скромной персоне, лэри, - с ироничной улыбкой парировал грант, - но, боюсь, что ваши милые друзья, к которым вы меня так любезно приглашаете, могут не так понять ваше доброжелательное отношение. А получить топориком по макушке мне совсем не хочется.
   - Ах, как жаль, неужели вы хотите лишить меня удовольствия находиться в вашем обществе? Это ужасно! Даже не знаю, как я это переживу!
   Астра хотела сказать что-то еще, но Дан перебил ее.
   - Хватит! Ваши взаимные нападки ни к чему не приведут, а нам нужно принять серьезное решение.
   В этот момент Верт, напряженно следивший за всей перепалкой, переводя взгляд то на Астру, то на Лэма, то на Дана, почитая его за старшего, не выдержал и вскочил.
   - Грант Лэм, Астра дала слово, неужели вам этого недостаточно? Как хотите, если вам нет дела до снегуры, оставайтесь, никто вас за уши не тащит, а я иду точно. Пусть мэстрэ Дан все еще сомневается, а я решение принял.
   Дан немного оторопел от такого напора, но, собравшись с мыслями, продолжил:
   -Мне кажется, что в этот Обменник наведаться все же стоит. Так что я отправляюсь вместе с Астрой. Да, место не самое приятное, но если это поможет нам выяснить что-то о нашем охотнике - мы должны воспользоваться шансом. Но идти или нет - каждый решает сам. Путешествие может оказаться опасным. Думайте, взвешивайте и вечером сообщите мне.
   -А зачем ждать до вечера, мэстрэ? - голос Лэма звучал торжественно, как будто он приносил клятву. - После такого любезного приглашения со стороны лэри Астры я не могу остаться в стороне. Разумеется, я пойду с вами.
   -Это - не экскурсия, грант, - возразил Дан. - И не развлекательная прогулка.
   -Я это понимаю, мэстрэ. И в своем решении я уверен, - Лэм продолжал улыбаться, однако взгляд его стал непривычно серьезным.
   -Я свое слово сказал, - твердо заявил Верт. - Я должен разобраться с тем, кто ранил Клису, и вообще... - он покосился на Астру и замолчал.
   -Ну, я, к сожалению, с вами пойти не смогу, мне нужно ухаживать за снегурой, - Тай выглядела слегка разочарованной. - Заодно и за девочками присмотрю. Но мэстрэ Дан и Астра - опытные путешественники, так что вы справитесь.
   -Ну, что же, вот и определились, - подвел итоги Дан. - Тогда отправляемся завтра утром. Совещание объявляю закрытым.
   И защитный купол вновь блеснул на солнце, чтобы тут же раствориться в жарком липневом воздухе. Теперь уже окончательно.
   ***
   - И зачем ты пойдешь в этот Обменник? - хомяк от возмущения подпрыгивал на плече сидящего в висяке мага. - Что за привычка лезть в болото к чвырикам? Тебе оно надо?
   - Успокойся, - Дан привычным движением опрокинул зверька в капюшон. - Контрабандисты - это все-таки не чвырики, я иду не один, и да, мне оно надо. Мне не нравится, когда рядом бродят отморозки. Я не люблю, когда стреляют по разумным существам. И вдвойне - когда стреляют в девушек.
   - А когда палят в тебя - тебе нравится? - хомяк обиженно заворчал - Подумай обо мне и о Лике. Она тоже девушка. А вдруг и в нее начнут стрелять?
   - Вот именно о ней я и думаю, - Дан посмотрел на таверну, - кстати, надо пойти и сказать ей, что мы идем без нее. Может, ты тоже останешься?
   - Что? - возмущенный зверек снова выпрыгнул на плечо и дернул маг за ухо. - Отпустить вас без прикрытия? За кого ты меня принимаешь! Я иду с вами. Однозначно!
   - Как скажешь, - улыбнулся Дан. - Конечно, с тобой мне будет спокойнее. Хотя... Я ведь буду волноваться, как тут Лика. Может, приглядишь за ней?
   - Ничего, Тай - разумная лэри, она справится без меня, - важно заявил Кактус. - Я ей доверяю. Только не забудь взять с собой запасы орехов. Мало ли чем нас будут кормить контрабандисты. А орехи - очень питательные.
   - Орехи - это обязательно, - кивнул Дан, входя в таверну. - Без орехов наш поход просто не состоится...
   Он поднялся по лестнице и постучал в дверь.
   Лика открыла мгновенно, словно стояла порога.
   - Мэстрэ, вам уже лучше?
   - Да, спасибо, - Дан огляделся и увидел разложенные на кровати зеркальце, какие-то ленточки, сладости. - Лика, ты уходила в лавку? Одна?
   - Да, - удивленно кивнула девушка. - Вы же были заняты.
   - Ну, разве можно уходить одной, ты же совсем не знаешь города?! - возмутился маг.
   - Извините, мэстрэ, я не знала, что мне нельзя выходить из таверны, - ученица смиренно потупила глаза и изобразила наивность. - Я не часто бываю в городах, но решила, что не заблужусь здесь. Сами видите, все хорошо.
   - Вижу, - кивнул Дан, - но гулять по чужому городу одинокой девушке - всегда опасно. Тем более - сейчас, ты же видела, что случилось со снегурой...
   - Ну, ее ранили не в городе, - Лика лукаво взглянула на учителя из-под припущенных ресниц и перевела разговор. - Как она?
   - Лучше, пришла себя, - кивнул маг. - Но лечение надо продолжить. Так вот о снегуре. Мы с Лэмом должны ненадолго уйти, выяснить кое-что. Это займет два-три дня. Мне очень жаль, что придется оставить тебя одну. Но здесь, в таверне, ты в безопасности. Если что-то будет нужно - спросишь Тай, хозяйку я предупрежу. И, я думаю, тебе будет не скучно - пообщаешься с пыжиком, присмотришь за Клисой. Главное - никуда не ходи одна. Пообещай ему.
   - Да, пообещай ты ему, - попросил хомяк, внимательно оглядывая выложенные на кровати сладости. - Кстати, вот это что такое круглое? Печенье? Дай попробовать. Ага, вкусно. Молодец, что купила. Жаль, маловато. Так, вот, пообещай ему, что никуда ни на шаг, а то он будет волноваться. А при выполнении опасного задания нужно иметь крепкий тыл.
   - Я - тыл? - поразилась Лика. - А какое опасное задание?
   - Мы идем в разведку в лагерь противника, - важно сообщил Тусик. - И, конечно, ты наш тыл. Мы должны быть уверены, что ты нас ждешь здоровая и с печеньем.
   - Откуда я возьму печенье, если не дойду до лавки? - удивилась Лика. - А там, куда вы идете, действительно опасно? Может, вам какой-нибудь артефакт дать? Ну, на всякий случай.
   - Не слушай ты его,- улыбнулся Дан. - Никакая опасность нам не угрожает. Прогуляемся в один городок, поговорим кое с кем и вернемся. И без печенья мы обойдемся. Достаточно, если ты будешь нас ждать здоровая и веселая. А артефакт... Это, кстати, идея. У тебя нет простенькой следилки?
   - Есть, - обрадовалась Лика, - целых две. Вам дать?
   - Давай, пригодятся, - кивнул маг.- Пусть лучше они работают, чем я.
   Лика подбежала к кровати, достала сумку, и, перебирая артефакты, не глядя на Дана, еле слышно пробормотала:
   - Вы вообще бы поберегли себя. А то, что случись - и помочь некому. Тут в Пристенках маги-то сильные есть?
   Дан подошел к Лике, взял артефакты, внимательно осмотрел, что-то проверил и улыбнулся.
   - Хорошая надежная и простая игрушка. То, что надо. Спасибо. А хорошие маги - они всюду есть. И в Пристенках тоже...
   -В какой лавке, говоришь, печенье покупала? - фамилиар перелез с кровати на подоконник и стал разглядывать улицу. - Не вижу я никакой лавки. Зато вижу нашего спутника. Куда это демон собрался? Неужели догадался взять припасов дорогу, надо ему посоветовать, чтобы...
   - Не надо ему ничего советовать, - надула губы Лика. - Вот, всяких демонов вы с собой берете в поход...
   - Ну да, - кивнул хомяк, - мало ли что, вдруг придется кем-нибудь пожертвовать, так у нас есть кем...
   - Прекрати, - рассердился Дан. - Что тебе плохого сделал грант Лэм?
   - Пока ничего, - уже серьезно протянул Кактус. - Но вот именно сейчас он договаривается о чем-то плохом.
   - Почему? - удивился маг, подходя к окну.
   - А ты посмотри, с каким подозрительным типом дружески беседует твой мирный ученый, - кивнул хомяк.
   Картинка и правда выглядела странно.
   В открытом фаэтоне напротив двери таверны сидел франтоватый молодой человек, разодетый как на выставку. Оранжевым огнем полыхал шелковый галстук, завязанный сложным узлом. Светлые лосины нежно-салатного цвета были заправлены в высокие мягкие сапоги, ярко блестевшие, несмотря на долгую дорогу. Искусно сшитый камзол подчеркивал ширину плеч и опасно сужался на талии. В руках молодой франт держал тросточку, которая была ему нужна, как рыбке зонтик, но зато идеально подходила к костюму. Тонкие губы разъезжались в ехидной усмешке, а глубоко посаженные глаза скрывала упавшая на лоб светлая челка.
   Именно так и должен был выглядеть представитель той самой золотой молодежи, о которой с опаской рассказывал позорник. И с этим, неизвестно как залетавшим в Пристенки франтом дружелюбно, как со старым знакомым, беседовал скромный ученый грант Лэм, который прибыл сюда исключительно для ученых изысканий...
   Лика увидела, как маг напрягся, прищурил глаза, как сжались в полоску губы, и прорезались жесткие морщинки, которые старили мужчину.
   - Вот, я тебе говорил, что он подозрительный! А ты не верил! - дернул Дана за ухо хомяк. - Точно нехороший человек! Идет в поход, а в карманах ни одного орешка! А если голод?
   - А ты лазил в его карманы? - удивилась девушка. - Когда? Зачем?
   - Кактус, ты решил податься в криминалитет? - Дан повернулся к хомяку, и Лика обрадовано заметила, что жесткие морщинки исчезли.
   - Пфе, не дождетесь, - фыркнул фамилиар, разводя лапами, - зачем я стану лазать по карманам, в которых нет орехов?
   - А как ты об этом узнал? - недоумевала мэстрэя.
   - У меня есть нос! - гордо ответил хомяк. - И уж карман, в котором нету орехов, я всегда учую...
   - Или в котором есть, - улыбнулся маг. - Если где-то в округе есть орехи, Тусик их найдет.
   - Как ты меня назвал? - грозно подпрыгнул хомяк, - ты же сам говорил, что это имя для кота.
   - Но я же тебя так называю, - вступилась за учителя Лика.
   - Ты - женщина, а то, что мы позволяем делать с собой женщинам, мужчинам - нельзя! - назидательно поднял лапку хомяк. - Ты же не думаешь, что я каждому позволяю целовать себя в нос и тискать?
   - Ну,- протянула Лика, краснея и пряча глаза, - а я думала...
   - Интересно, они отбыли вместе или нет? - Дан выглянул в окно, прервав такую интересную беседу,.
   Лика вытянула шею, но на улице уже не было ни незнакомого франта, ни Лэма. Только какая-то одинокая собака бежала по своим делам, да на обочине ковырялись куры.
   ***
   Лэм вышел из сада, крайне недовольный собой. Зачем он вступил в словесный поединок с этой девчонкой? Нет, все случившееся надо срочно обдумать. А поскольку и в комнате, и во дворе, и в саду он уже сегодня ... рассуждал, нужно сменить место променада. Решение пройтись по улицам и заодно оценить ситуацию пришло мгновенно, и тут же было воплощено в жизнь.
   Улицы города Бэмца несколько отличались от широких бульваров Лаборато, по которым обычно прогуливались горожане. Лэм чуть не угодил в лужу, пару раз споткнулся о булыжники и едва не порвал сюртук, зацепившись за гвоздь в старом заборе. Лежащие в тени собаки лениво зевали ему вслед...
   Однако далеко он не ушел... Модный фаэтон с высокими козлами, столь любимый светскими щеголями Демо, запряженный роскошной парой серых, остановился в самый последний момент. Хозяин фаэтона явно не обладал необходимой ловкостью в управлении экипажем. И если бы лошади не были хорошо объезжены, вряд ли обошлось без жертв. Причем жертвой вполне мог стать Лэм.
   Слава Санта-Болте, ему удалось отскочить в сторону и вжаться в стену дома. Фаэтон остановился рядом с ним, лошади слегка подрагивали от нетерпения. Лэм присмотрелся внимательнее к сидящему в экипаже франту, и чуть не застонал вслух. Ну, откуда тут взялся этот надоеда Слай? Что он делает вдали от Лаборато? Так далеко от паркета бальных залов, изысканных фуршетов, приемов и прочих развлечений? И как тут не заболеть паранойей, если этот ходячий кошмар настигает тебя даже на пыльных улицах провинциального городка соседней страны?
   Лэм попытался свернуть в сторону, чтобы скрыться в переулке, но было уже поздно. Презрительный взгляд франта, которым он смерил несостоявшуюся жертву, сменился недоумением, а затем и искренней радостью.
   -Лэм, мой друг, - лицо франта расплылось в улыбке. - Вот уж никак не ожидал вас тут увидеть! Вы - и вдруг в Пристенках? - и Слай в лорнет оглядел Лэма с ног до головы, явно подмечая и слегка помятый дорожный сюртук, и запылившиеся сапоги.
   "А что он тут делает? И лучше бы посмотрел на себя. Оранжевый галстук с салатовыми бриджами! Типичный наряд для Пристенков. Тут каждый второй дровосек так ходит!"
   -Действительно, неожиданная встреча, Слай, - спокойно ответил Лэм. - Мы ведь не виделись с вами... да, со дня приема у Президента "Демо-Банка". А я ... просто отдыхаю здесь. Наслаждаюсь чудесами природы.
   "И главное из них - это ты! Что тебя занесло-то сюда?"
   Нет, каких-то особых причин не любить этого типа у Лэма не было. Ну, обычный светский бездельник из хорошей семьи: в его родню по материнской линии затесалась пара академиков, а папочка был какой-то шишкой в правительстве. Министром без портфеля, что ли? Во всяком случае, дураком не числился.
   В отличие от предков, на Слае природа не просто отдохнула, а основательно потопталась. Лэри Фанни один раз сказала, что по уровню интеллекта Слая можно сравнить только с памятником великому мореплавателю Кристобалю Баллону. Причем Кристобаль выглядит умнее, поскольку молчит. А вот Слай отличался именно тем, что говорил без умолку.
   Первое время они встречали друг друга только на балах, раскланивались издали, и все. Увы, Санта-Болта свел их в одном поместье на охоте. Слая позвали сугубо для пары - чтобы количество приглашенных мужчин и дам совпадало. И, как не особо желанный гость, он был мало кому интересен. Почему Лэм тогда пожалел его и уделил ему внимание? Если бы он заранее знал, что после этого Слай будет преследовать его повсюду, с щенячьей наивностью навязывая свое общество, то никогда бы даже не заговорил с ним! Лэм всегда обращался с несчастным хотя и вежливо, но максимально холодно. Однако Слай ничего не замечал и продолжал преследовать его, без конца повторяя "Мой друг!"...
   -Ах, меня тоже пригласили немного отдохнуть здесь, неподалеку. Будет чудесная компания, все такие приятные люди, я со многими на дружеской ноге... Кстати, мой друг, а как ваша нога? - Слай с удивлением посмотрел на Лэма. - Вы себя хорошо чувствуете? Где ваша трость?
   "Кошкин Ёт, а трость я оставил в номере...".
   Каждый светский человек знает, что самой большой опасностью для богатых холостяков являются девицы на выданье и их мамаши. А самый легкий путь стать добычей этих хищниц - танцы. Но Лэм считал себя слишком хитрой рыбой, чтобы попасться к ним в сети.
   -Что же... вы мне просто не поверите, - начал Лэм. ("И правильно, надо отметить!" - тут же мелькнула шальная мысль). - С тех пор, как доктор Джек нашел у меня "блуждающий артрит" ("и содрал за этот фальшивый диагноз такой гонорарчик, что Фредди стало дурно"), я никогда не знал, в какой момент болезнь сведет ногу так, что я с трудом смогу ходить. Артрит то появлялся, то исчезал. ("Пришлось какое-то время потренироваться перед зеркалом и пару раз разыграть комедию на светских раутах, но результат того стоил"). Сколько это доставляло неудобств! Особенно на балах. ("Особенно мамашам-хищницам!")
   -Да, все говорят, что из-за вашего артрита вы избавлены от танцев с дебютантками, - Слай с завистью внимал собеседнику, как будто даже задумавшись. Хотя такое с ним случалось редко. - Но при этом он не мешает вам ездить верхом.
   -Вот именно! Такова особенность этой странной болезни, как говорит доктор Джек. А ведь он - светило медицины, и сомневаться в его профессионализме нет оснований, - твердо отметил Лэм. - Он и порекомендовал мне немного отдохнуть в Пристенках, мол, местный воздух мне поможет. И смотрите! Несколько дней - и никакого артрита. - В подтверждение он стукнул ногой. - Правда, столичная атмосфера, скорее всего, вызовет новый приступ... но это уже мелочи!
   -Поздравляю, мой друг, от души поздравляю, - протянул Слай. - И, что же, вы остановились в этой таверне? - он презрительно сморщил нос. - Нет, не спорю, мило... но как-то простовато.
   -А где вы остановились? - лицо Лэма окаменело, но вежливая улыбка, казалось, приклеилась к его губам.
   -О, для нас сняли небольшой уютный домик на окраине. Хозяев пришлось выселить, впрочем, за те деньги, что им предложили, они были готовы перебраться хоть на Южные Острова. Причем это ненадолго, на два-три дня. Вскоре ко мне присоединяться друзья, и мы отправимся дальше... Правда, я приехал слишком рано, но в столице сейчас делать нечего. Представьте себе, ...
   Слай говорил еще что-то, но Лэм перестал вслушиваться в его пустую болтовню.
   "Почему он меня сегодня так раздражает? Или я просто отвык от ничего не значащих разговоров и светских сплетен? Кстати, не удивлюсь, если в глазах этой воровки я выгляжу именно таким никчемным и пресыщенным жизнью франтом.
   Скорее бы настал завтрашний день! Снова в дорогу, в этот удачно подвернувшийся Обменник, в котором можно узнать обо всех криминальных личностях - не только о таинственном охотнике на нелюдей, но и о типе в зеленом. "
   -Друг мой, разрешите задать вам нескромный вопрос, - в размышления Лэма ворвался неприятный голос Слая. - У вас все хорошо с деньгами? Вы ... одеты как-то небрежно. Нет, я уверен в кредитоспособности вашей компании, но... вы случайно не забыли поменять ассигнации на монеты? Мне настоятельно рекомендовали это сделать. Если что, я могу вам помочь. Направим моего камердинера в ближайший банк, он все сделает в лучшем виде. Ему, кстати, полезно прогуляться, а то совсем разжирел у меня на службе!
   "Хе-хе. А вот теперь нужно выбирать. Или идти в воровской притон в компании странных людей, которые тебе не доверяют. Или бросить этих людей с их проблемами и спокойно провести время со светским приятелем. От которого, правда, воротит уже тебя. А за деньги на тебя поработает местная полиция, или как она тут называется, Порядочная Дружина... Нет. Как говорил дед, в дороге надо правильно выбрать курс и спутников. Так что... лэри Астра, я иду с вами. Конечно, это - авантюра, но по-другому я не хочу. Впрочем, Слай, и ты можешь пригодиться. Если я не вернусь ... донесешь до Фредди весточку, где сломал шею его непутевый племянник."
   -Нет, спасибо, Слай. Я деньги лучше в Обменнике поменяю!
   Лицо Слая неожиданно перекосилось, а бесцветные глаза распахнулись от удивления.
   -Как... как в Обменнике? Вы собираетесь идти... туда?
   -Да, организовывается тут одна экспедиция, - Лэм пристально смотрел на Слая.
   "Оп-па, а вот это интересно, откуда он знает про Обменник? Девчонка так долго распиналась, что это - большая тайна. И откуда этот говорун знает секреты воровского мира? Или он так часто бывает в Пристенках, что неплохо разбирается в местном укладе жизни? "
   -Честно признаюсь, - Слай немного взял себя в руки, - что от вас, мой друг, я такого не ожидал. Но... зачем вы лезете в это преступное логово?
   -Да так, - Лэм сделал беззаботное лицо, - острых ощущений не хватает.
   -Ну что же... - Слай снова задумался, и это было настолько ему несвойственно, что Лэм насторожился. - Возможно... я смогу вам помочь немного пощекотать нервишки!...
   -Спасибо, - улыбнулся Лэм, - как только я вернусь из своей экспедиции, я обязательно найду вас, Слай.
   После нескольких церемонных поклонов двух старых знакомых Слай натянул вожжи, слегка застоявшиеся лошади припустились вперед, и фаэтон покатился по неровным дорогам Бэмца, громыхая на каждом повороте. Лэм внимательно смотрел вслед удаляющемуся экипажу.
   -О чем задумались, грант? - раздался у него за спиной знакомый голос проводницы. - Или точнее, как вас там? Лэмюэль-Себ['а]стиан Хайд, владелец "Судоходной компании Хайд". Наконец-то вспомнила.
   Лэм обернулся, не веря своим ушам. Тай стояла неподалеку, разглядывая его с какой-то смесью торжества и недоверия.
   - Ну что же... - Лэм быстро справился с волнением, - я поражен, лэри, что мое имя известно кому-то здесь, в Пристенках. Как же вы меня узнали?
   -Сначала - по брошке, а потом, когда с этим мозгляком рядом увидела. Кстати, что у вас с ним общего?
   -Этот? Просто знакомый, - Лэм пожал плечами. - Раз вы меня знаете, то должны понимать, скольких людей приходится встречать в свете. А некоторые... даже не откладываются в памяти. Хотя раньше я на нее не жаловался, - Лэм пристально смотрел на проводницу, призывая ее к ответной откровенности, но та проигнорировала намек.
   -И зачем вы приехали в Пристенки? Только не надо снова про этнографическую экспедицию! - поморщилась Тай. - Вы ведь любите охоту?
   -Ах, вот вы о чем... - Лэм грустно улыбнулся. - Честно говоря, нет. Не очень люблю стрелять. Хотя, бывает, меня приглашают погостить у кого-нибудь в поместье, поохотиться. Но я, в таком случае, просто наслаждаюсь верховой ездой. А приехал я в Плуто... по своему личному делу. Не на охоту, если вас интересует именно это. Хотя вы мои вещи видели - у меня даже ружья с собой нет, - Лэм замолчал, явно не желая развивать эту тему.
   -И почему же вы назвались Лэмом?
   -Ну, на самом деле, в свете меня так и зовут. Считается, что имя Лэмюэль трудно выговорить.
   -В свете - Лэм... а как зовут близкие? - Тай не сводила с собеседника пристального взгляда, как будто хотела пробурить его насквозь.
   Лэм замялся.
   -Для них есть... другое имя, - наконец-то выговорил он. - Но раз уж мы затеяли разговор об именах... Скажите, лэри, а Тай - это сокращенно от "Таисия", не так ли? - Лэм глядел на собеседницу с нескрываемой иронией, однако Тай осталась невозмутимой. Она смерила демона взглядом и спокойно ответила:
   -Нет, не так.
   С этими словами проводница развернулась и направилась в сторону таверны. Лэму ничего не оставалось, как последовать ее примеру. Размышлять больше не было необходимости - он принял решение.
   ***
   Травяной отвар давно остыл, но меньше его при этом не стало. Верт второй час сидел над полной чашкой, не отхлебнув ни разу, и думал. Вернее, осмысливал. Занятие само по себе было непривычным, но произошедшие за последние несколько дней события были настолько необычными, что никак не хотели укладываться в голове. С того самого дня, с его безумного полета жизнь пошла кувырком. Как он все же попал в Пристенки? Сегодня он понял как - телепортом! О, теперь Верт совсем другими глазами будет смотреть на Дана! Дан - настоящий волшебник, маг, который может в один миг переместиться сам и переместить других из одного места в совершенно другое! Да, шагнув из глухого леса прямо на постоялый двор, Верт многое понял. Но, все же, перемещение было, пожалуй, самым малым из всех чудес.
   Куда удивительней были встречи - сперва с Астрой, девчонкой младше него самого... Воровкой. Глупо было бы отрицать очевидное, но все существо Верта отчаянно сопротивлялось той мысли, что эта милая девчонка, которой он помог зашить сумку, спокойно, расчетливо и без зазрения совести брала чужое... Как деревенский житель он не мог оправдать воровства - ведь если руками да мозгами боги не обидели, всегда можно честно заработать. Но Астра... Что-то было такое в глубине ее глаз, что не позволяло Верту уйти в сторону и оставить все как есть.
   "Она запуталась, сбилась, - упрямо повторял он себе. - Я помогу ей, я научу, как можно жить без воровства и обмана. Я ее не брошу, потому что я ей нужен, даже если она сама этого пока не понимает".
   Потом была Клиса. Настоящий товарищ, о котором мечтает любой. Хотя и девушка. И он, Верт, не оказался рядом с товарищем в трудную минуту. Ну ничего, теперь-то он может исправить свою ошибку, он обязательно узнает, кто и зачем стрелял в снегуру, и накажет этого злодея, чтобы никогда больше не... да просто чтобы зло было наказано. Так что, решил он все правильно, обязательно нужно идти в Обменник вместе с Астрой и Даном. И про Клису узнать, и за Астрой присмотреть. Только вот пойдет еще и Лэм... Этот человек Верту не нравился - слишком скрытный, непонятный, слишком какой-то холеный. Умный. И людям не верит. Как бы Астру не обидел...
   А девочки пусть тут ждут, не женское это дело. Ну, по крайней мере, не для этих девочек. Алиса эта, маленькая, с лысым котом - смешная. Видно, что шебутная, только стесняется пока. Росла бы в деревне, небось, голубей бы с мальчишками гоняла. А так, видать, строго воспитали ее в городе. С Ликой вообще непонятно. То нормальная девчонка, а то начинает из себя корчить императорскую дочь. Притом, похоже получается, аж мурашки по коже. Чего она в лесу забыла?...
   - ...Вы Тай не видели?
   Верт отвлекся от своих мыслей и посмотрел на паренька, задавшего вопрос хозяйке. Как бишь его? Олеф... Олаф... Хозяйка пожала плечами:
   - Не видала. Может, в малиннике она, с пыжиком общается? Или Волчка гоняет. А тебе зачем?
   - Там раненая проснулась.
   Верт мигом поднялся и подлетел к пареньку.
   - Отведи меня к раненой, мне с ней поговорить надо, - выпалил он.
   - Чего это? - медленно проговорил парень. - Покои госпожи Тай, абы кого пускать не велено.
   Верт начал закипать.
   - Я тебе не абы кто, я по делу тут!
   Парни смотрели друг на друга недобро, но уступать никто из них не собирался.
   - Да отведи ты его, Олаф, - вмешалась хозяйка, - он с местрэ Даном пришел, ему можно.
   Она мягко положила руку на плечо Олафа, и тот медленно кивнул.
   - Пойдем.
   Всю дорогу парни молчали, напоследок одарили друг друга недоверчивыми взглядами и разошлись, оставшись по разные стороны двери - Верт внутри, Олаф снаружи.
   Никаких свечей никто здесь не зажигал, чтобы не тревожить раненую, и в комнате сгустился послезакатный сумрак.
   - Тай? - тихо спросила девушка. Верт поспешил к постели.
   - Нет, это я, Верт. Помнишь меня?
   Снегура пару секунд напряженно вглядывалась в его лицо, а потом улыбнулась.
   - Помню. Как же ты здесь оказался? Ты же шел в другую сторону?
   - Уйдины болотные помогли, - улыбнулся в ответ Верт. - А тебя-то как угораздило?
   - Не напоминай. Еле ноги унесла. И чего меня потянуло с ним разговаривать? Сразу бежать надо было...
   - С кем? Как он выглядел?
   - А тебе зачем? - насторожилась снегура.
   Верт оглянулся на дверь и ответил почти шепотом:
   - Мы найти его хотим. Да и вообще узнать, что тут происходит. Дан говорит, нелюди в Пристенках пропадать стали...
   - Дан? Кто такой Дан? - Клиса занервничала, и Верт тут же пожалел, что распустил язык.
   - Дан - это маг, он тебя сюда телепортировал, а Лика - его ученица, она тебя лечила. Понимаешь, ты им тоже небезразлична, мы хотим наказать того, кто в тебя стрелял. Но нам надо знать, как он выглядел. Ты помнишь?
   Снегура долго молчала, но потом все же тихо ответила:
   - Невысокий, сухощавый, волосы с проседью. Одет в кожаные штаны и куртку. Не молодой и не старый. Не знаю что еще. - Она отвернулась к стене.
   Верт осторожно коснулся ее плеча.
   - Прости, что не пошел с тобой. За мою глупость ты расплачиваешься.
   Клиса удивленно уставилась на него, пытаясь переварить смысл сказанного. Но Верт понял взгляд по-своему.
   - Ну, вот, теперь еще и расспросами тебя мучаю. Может, ты хочешь чего? Скажи, я мигом.
   - Смешной ты человек, - она, наконец, сформулировала свое впечатление, - а вообще есть хочу.
   Парень просиял.
   - Это же замечательно! На поправку идешь!
   И радостно побежал за бульоном.
   Распахнув дверь, Верт нос к носу столкнулся с давешним пареньком, который провожал его в покои Тай.
   - А ты чего тут делаешь? Подслушиваешь что ли?! - возмутился Верт, и, недолго думая, выказал свою досаду по поводу недостойного поведения кулаком в лицо...
   Увернуться парень не успел и с грохотом повалился на поленницу, но тут же вскочил давать сдачи, так что Верту тоже досталось по челюсти.
   Простить такого Верт не мог, и замахнулся снова, но на сей раз мальчишка легко увернулся, и попал прямо в объятия хозяйки, непонятно откуда появившейся на шум.
   - Хозяйка Хизер... - парень застыл столбом, и, казалось, даже дышать перестал.
   - Олаф, - тихо, но очень гневно сказала хозяйка, - мало того, что работу не выполнил, так еще с гостями драки затеваешь!
   - Да он...
   - Молчи! Ни слова слышать не желаю. Он гость. А ты бы лучше пошел да принес раненой бульон.
   Олаф помчался на кухню, а Верт покраснел как рак. Какой стыд! Кулаками стал размахивать, а про Клису забыл! Да кого бить вздумал - мальчишку! Стыд, какой стыд...
   Хозяйка, так ничего ему и не сказав, улыбнулась и с достоинством удалилась.
  
  *****
  
  
  ***
   Астра угрюмо шла вперед, определяя направление по видимым одной ей приметам. Всем остальным, должно быть, казалось, что они движутся наугад среди деревьев без какой-либо системы. Но не объяснять же им, что троп и дорог в Обменник нет по понятным причинам, а те, кто там бывал, найдут его и так.
  Да и вообще, не в том она была настроении, чтобы что-то кому-то объяснять. Мало того, что она нарушает все мыслимые законы, ведя чужаков в сердце преступной жизни обеих долин, так этого еще и никто не ценит. Во время торжественных, но молчаливых проводов, сопровождаемых мяуканьем лысого кота и воплями хомяка о слишком маленьких запасах еды в дорогу, на Астру так же торжественно нацепили какой-то следящий артефакт. Еще и пригрозили, что, случись чего, они ее по этой следилке из-под земли достанут. Хорошенькое пожелание доброго пути, ничего не скажешь! Главное, прибавляет оптимизма!
  Одно хорошо - идти придется вдвое меньше. Дан быстро организовал телепорт на ту самую полянку перед огромной елью, с которой они телепортировались в таверну. А ведь это почти половина пути. Еще часов восемнадцать, если быстрым шагом и без длительных остановок - и они на месте.
  Девушка обернулась, ища следующий знак, и не заметила, как рядом пристроился рыжий. Некоторое время они просто шли рядом, думая каждый о своем. Грант Лэм и маг остались немного позади. На плече Дана надрывался Тусик, пытаясь втолковать всем, что пара часов пути - это несказанно много, и пора делать привал с перекусом.
  - Эй, смотри! - Верт вдруг дернул девушку за рукав, показывая в небо. Там, наворачивая ровные, словно четко выверенные круги, парил ястреб. Астра пару секунд полюбовалась его плавными движениями и пожала плечами.
  - И чего? - буркнула она, глядя на счастливое до глупости лицо рыжего. И что такого, спрашивается, увидел?
  - Красиво!
  Верт продолжал пялиться в небо, при этом как-то умудряясь не сбиться с шага и не отстать от Астры. Не успела девушка подумать о том, как ему это удается, как парень споткнулся о выступавший из земли корень и растянулся в полный рост.
  Рассмеявшись, Астра протянула ему руку.
  - Ну вот, хоть улыбнулась, а то все идешь, трясешься, - ничуть не обиделся Верт. Он спокойно отряхнул запачкавшиеся штаны и добавил. - Со мной ничего не бойся, я тебя в обиду не дам!
  - Тоже мне, защитник нашелся, - хмыкнула Астра, снова уходя вперед. Рыжему пришлось ускорить шаг, чтобы ее догнать. - Двух шагов пройти не можешь, чтобы не грохнуться, а все туда же - в герои. Да и какое тебе дело до меня? Что ты вообще пристал?
  - Ты хорошая, - парень улыбался, но смотрел серьезно. - Я же знаю, что ты не от сладкой жизни воровать начала. Ты запуталась, но я тебе помогу.
  - Хорошая, говоришь? И откуда ты этот взял? - девушка задумчиво рассматривала рыжие вихры. - Чудной ты вообще - тебя обманывают, а ты все равно веришь, тебя бьют, а ты просишь добавки. Неужели жизнь ничему не научила? Вовсе я не хорошая, Верт. Тут ты ошибаешься. Я не могу быть хорошей, потому что... потому что с волками жить - по-волчьи выть.
  Последняя фраза прозвучала так горько и безнадежно, что Астра тут же одернула себя. Нашла, перед кем расслабляться!
  - Но ведь в мире много и хороших людей тоже, - возразил парень с такой убежденностью, что девушке стало завидно.
  Здорово, наверное, вот так вот жить и верить, что все люди братья, и все друг другу должны помогать. У нее самой так почему-то не выходит.
  - Знала я одного человека, который думал точно так же, - ответила она раздраженно. Горечь из голоса исчезла, ее сменил стальной холодок. И следующая фраза в ее устах прозвучала, как несусветная глупость. - Когда я была маленькая, он сажал меня на колени и рассказывал, что мир полон добрых людей, поэтому всегда нужно совершать только хорошие поступки. С теми, кто сам никому не делал зла, никогда не произойдет ничего плохого. Хотела бы я ему сказать, что он ошибался, да только некому говорить. Потому что в мире злых людей гораздо больше, чем добрых. И чтобы выжить, нужно стать таким же, как они.
  Если она и надеялась, что после такой отповеди Верт отстанет, то ее надежды не оправдались.
  - Наверное, тебе просто не повезло, - возразил он мягко. - Хороших людей намного больше, чем плохих. Вот посмотри, Дан, Лика, Хизер - разве они плохие люди? Разве они желают тебе зла?
  - Хизер, будь ее воля, с удовольствием отправила бы меня за решетку, - хмыкнула Астра. - Да и Дан с Ликой тоже. Про вашего 'этнографа' я вообще молчу - у него лицо заправского бандюги. Не из тех, кто промышляет по дорогам, а из тех, кто отдает приказы, сидя в кабинете, а мелкие сошки для них вытрясают из бедняков последние крохи. А сколько 'хороших людей' я встретила, когда вдруг оказалась в Пристенках совершенно одна без денег, еды и работы. Каждый из них был готов помочь мне, но за умеренную плату. Желательно натурой. Так чего ради я должна быть с этими людьми доброй? Я всего лишь плачу им той же монетой.
  Вот теперь уже и рыжий посерьезнел.
  - Я не знаю, что тебе довелось пережить, я не могу с уверенностью сказать, что на уме у Лэма или Дана. Но могу сказать тебе точно, что я совершенно не хочу, чтобы тебя упрятали за решетку, я хочу помочь тебе встать на ноги и жить честно. - Он сделал паузу и добавил, с трудом скрывая гнев - И уж точно мне не нужна с тебя никакая плата, тем более натурой.
  - Да ну? - девушка заинтересованно подняла на Верта глаза, в которых прыгали веселые искорки. - Совсем-совсем?
  - Как плата - точно нет! - парень покраснел, но глаз не отвел.
  Астра с трудом подавила желание рассмеяться - малиновые уши среди рыжих прядей смотрелись очень забавно. Выражение лица Верта в этот момент красноречиво говорило: "покажи мне, кто это был, и я его убью". Эх, святая невинность!
  - Верт, я тебя сейчас расстрою, так что крепись. Это нелегко будет принять с твоей-то щенячьей наивностью, но, если ты собираешься дожить до старости, ты должен знать. В мире гораздо больше подлецов, трусов и негодяев, чем ты думаешь. Я это проверила на себе, поэтому теперь не верю никому. Если заранее каждого встречного человека воспринимать, как противника - ему будет сложнее причинить тебе вред. Учись, пока я жива, герой!
  - Знаешь что, - парень, похоже, обиделся на "щенячью наивность", - может, и не стоит всем подряд доверять, может, и много нехороших людей на свете, но это совершенно не повод им уподобляться. И вообще, тебе никогда не приходило в голову, что твоя "проверка на себе" проходила как раз в тех местах, где собрались самые злые и нехорошие люди, а значит, правильными твои выводы быть не могут?
  - Злые и нехорошие водятся в каждом городе, городке и поселке. Их там ничуть не меньше, чем везде. Просто до поры они не показывают свое истинное лицо, - устало объяснила Астра, размышляя о том, что, в сущности, не нанималась в няньки этому чуду. И чего она с ним возится? Зачем объясняет прописные истины? А впрочем, ей не трудно. - А места, вроде Обменника, честнее других. Там, по крайней мере, никто не прикидывается бедной овечкой и не скрывает, кто он есть. От этого как-то... легче. Когда точно знаешь, что от окружающих не стоит ждать ничего хорошего, ты хотя бы не мучаешься вопросом, правильно ли себя ведешь. Просто поступаешь так же, как они. И не боишься обмануться - они полностью оправдают твои ожидания.
  - Неужели тебе совсем не встречались в жизни хорошие люди? - Верт смотрел на нее, как на больного ребенка. - Неужели твои родители были ничуть не лучше людей из Обменника, неужели они хотели, чтобы ты стала воровкой?
  Астра остановилась как вкопанная.
  - Мои родители страдали той же наивностью, что и ты. Они верили, что живут в мире добрых людей. И они были неправы! - она вскинула голову, и Верт отшатнулся от той темноты, что плескалась в ее глазах. - А я права! Я, а не ты!
  Девушка прибавила шаг, явно не желая продолжать разговор. Через пару шагов она обернулась, словно хотела добавить что-то еще. Верт смотрел ей вслед и огорченно качал головой.
  - Я пойду, разведаю путь! - крикнула Астра громко, чтобы ее услышали и Дан с Лэмом. И, дождавшись подтверждающего кивка, скрылась за деревьями.
  Несколько минут она просто шла вперед, автоматически придерживаясь верного направления. В голове беспорядочным хороводом крутились мысли, самая веселая из которых раздраженно бурчала: 'Верт - идиот!'. Девушка и не заметила, как на ветку в нескольких шагах от нее села крупная сорока.
  - Кррря! - вывел Астру из задумчивости сердитый оклик. Та прошла мимо, не удостоив птицу и взглядом.
  - Крррутая! - ехидно прокомментировала Кряква и перелетела на другую ветку, снова оказываясь на пути девушки. - Куда собррралась?
  - Тебе-то что? Я тебя в любом случае с собой не беру! - отрезала Астра. Разговоров на сегодня с нее было достаточно. - Чего ты вдруг обо мне вспомнила? И сколько не появлялась? Месяц? Полтора?
  - Дуррра! - ответила сорока, снова меняя стратегическое положение. - Я была в бррраке! Сезон! И я же тебе орррганизовала побег! Неблагодарррная!
  Астра покрутила пальцем у виска. Любовь своей напарницы к 'бррраку' девушка хорошо знала, и она раздражала ее безумно. Только замаячит впереди хорошее дельце, которое в одиночку не провернуть - Кряква тут же найдет себе нового хахаля с 'шикарррными перррьями'. Не раз и не два ветреная птица из-за своей любвеобильности срывала грандиозные планы.
  - Верно говорят - хорошее дело браком не назовут, - Астра машинально достала из сумки кусок хлеба. Кряква перелетела с ветки на плечо девушки, чувствительно впиваясь когтями даже через куртку. - А за помощь спасибо. Вот только мне это мало помогло в конечном итоге. Так что в данный момент я занята - можешь еще немножко полетать и позаниматься браком.
  - Кря! - радостно провозгласила сорока, склевывая хлеб. Почему все существующие эмоции птица выражала одним единственным 'Кря!', Астра не знала, но зато над именем не пришлось долго ломать голову. - Брррак - это хорррошо! До скорррого!
  С этой сакраментальной фразой Кряква слетела с плеча, вырвав из рук девушки остатки хлеба, и скрылась за деревьями.
  Астра вздохнула. Ей и раньше приходилось ворчать на судьбу и тот злосчастный день, когда она позарилась на позолоченную клетку. Ну, кто мог знать, что в клетке сидит не обычная птица, а непривязанный фамилиар - один из партии, которую маг-псионик приготовил для продажи в Бэмце. Разумеется, о том, кто такие фамилиары, и как их привязывают на хозяина, она узнала позже, а поначалу испытала настоящий шок, когда сорока обозвала ее дурой и крепко ругнулась на вполне человеческом языке. Позже выяснилось, что она, ко всему прочему, совершенно ненадежная, любит летать налево и ест в непомерных количествах. Последнее, если судить по Тусику - общее качество всех фамилиаров. Хотя сорока и в половину не такая сообразительная. Может, псионик, который над ней работал, был не таким сильным, как создатель Тусика?
  - Эй, с кем это ты тут разговариваешь? - вывел девушку из размышлений голос догнавшего ее Верта.
  - Сама с собой, - огрызнулась Астра. - Приятно, знаешь ли, для разнообразия, пообщаться с кем-то умным....
  И девушка снова ушла вперед. Только и мелькала между деревьями ее тонкая фигурка.
  ***
  В старом амбаре, превращенном в лабораторию, было сухо и светло - здесь в самом начале перестройки прорубили несколько больших окон. Высокая молодая женщина в строгом черно-зеленом платье распахнула ставни, и полуденное солнце заиграло на ее каштановых волосах, уложенных высоким венчиком надо лбом. Ингрид сердито дунула на выбившиеся прядки, открыла сундучок-ледяник и недовольно поморщилась - слишком тепло.
  Видимо, она опять забыла подновить охлаждающее заклинание, и воздух в трубках нагрелся. Хотя, если честно - не забыла, а поленилась, слишком много сил ушло вчера на заготовки линз, вот и не захотела тратиться на охлаждение воздуха. Еще в студенческие времена учитель-воздушник, мэстрэ Дан, не уставал повторять, что чужая стихия забирает вдвое больше силы, но она все равно упорно осваивала начала магии Воздуха. В наше время специализироваться на одной стихии - непозволительная роскошь, а тем более для такого экспериментатора, как Ингрид. Будь ее воля - она бы и в Огонь полезла... Впрочем, она и полезла, игнорируя запреты наставницы, и всю разумность и справедливость запретов испытала на себе. Провалявшись несколько дней в постели с полной невозможностью управлять силой, Инни зареклась разбрасываться на мелочи, что, как она вскоре отметила, пошло ей только на пользу.
  Сосредоточившись, магиня всмотрелась в узор заклинания: несколько линий исчезли, остальные истончились до прозрачности. Преобразовывать пси в другой тип энергии непросто, она ведь очень капризна и не похожа на все остальные стихии. Ингрид зачерпнула солидную порцию силы и стала осторожно вливать ее в плетение, преобразовывая на ходу. Все равно перестаралась - тонкие линии вспыхнули холодным серебром, лишняя энергия выплеснулась из них, обожгла холодом руки и покрыла морозным узором стекла пенсне. Ветер за окном захлопал ставнями, словно насмехаясь над ее экзерсисами, но Ингрид знала цену своим способностям в магии воздуха и не обиделась, тем более, что сил обижаться не было - как всегда после работы с чужой стихией, кружилась голова. Она вынуждена была присесть на стул, и лишь когда стекла пенсне отпотели, смогла сосредоточиться на настоящей работе..
  Маленький, с ноготок, кубик охлажденного арра постепенно согревался, увеличивался в объеме и менял форму. Сейчас он походил на рыхлый неряшливый пучок белесого мха.
  Именно в этой стадии следовало отбраковать омертвевшие и просто 'пустые' нити. Сунув пенсне в карман фартука, Инни положила арр на вымытое стекло, поместила его под окуляр и склонилась над мелковидом.
  Она так увлеклась, что не заметила, как вошел Робби, аккуратно поставил рядом с прибором подготовленные линзы, налил в них питательный раствор. Привыкла, что Робби - механик от Болты и идеальный ассистент, что он всегда рядом в нужный момент, и почти не замечала его помощи. То есть, если бы он вдруг исчез, то она бы заметила, наверное...
  Ингрид как раз перекладывала длинным пинцетом набухшие трубочки арра со стекла в линзу, как за спиной громко сказали:
  - Мэстрэя, обедать!
  О нет! Снова Лола!!!
  Тщательно выстроенные в сложную схему пси-поля от неожиданного резкого окрика развернулись и начали сталкиваться ребрами, тонкие паутинки канальцев лопнули с тихим зловещим треском, Инни разъяренно рыкнула и кинулась подхватывать начатое плетение - бесполезно. Утекающая из прерванного заклинания энергия разлилась широким кольцом вокруг магини и, стремясь вернуться в пассивное состояние, обернулась локальной магнитной бурей.
  Нежные, только-только оттаявшие трубочки арра не выдержали напора, почернели и скрутились в спирали, экономка Лола схватилась руками за голову, а Ингрид вперила бессмысленный взгляд в испорченную линзу.
  - Инни... - Робин, превозмогая головную боль, подошел и осторожно тронул ее за плечо. - Инни, успокойся... и попробуй нейтрализовать поля. Лолита, выйдите!
  - Что? - Ингрид оглянулась. - Ох, простите! Я не смогла удержать... Лола, ну сколько раз тебя просить?
  - Мэстрэя, да вы ж не завтракали сегодня! А вчера поужинать забыли! - экономка и не подумала уйти. - Если вам не талдычить по сто раз на дню, так вы вообще с голоду помрете! И вы туда же, грант Робин...
  Инни улыбнулась. Ну вот что сделаешь с этой Лолитой? Иногда ее чрезмерная забота раздражает, но, с другой стороны - а кто позаботится о ней и Робби лучше старой кормилицы? Мэстрэя Ингрид не умела ничего из того, что должна уметь настоящая хозяйка - ни готовить, ни стирать, ни шить-вышивать... Зато она умела работать с пси-полями и ставить рискованные эксперименты с техникой демонов. Инни неплохо зарабатывала, но обращаться с деньгами не умела, поэтому все доходы делила на две неравные части - большую отдавала Робину на материалы, меньшую - Лолите на хозяйство.
  Но как же обидно, что придется все начинать с начала! Такой хороший был кубик, просто загляденье, ниточки ровненькие, хорошей толщины, 'пустых' почти не было...
  - Ладно уж, пойдемте пообедаем, все равно я сейчас работать не смогу. Жаль, опять заготовку испортили. Лола, ты хоть знаешь, сколько стоит настоящий качественный арр? Я тебя очень прошу, не делай так больше. Лучше скажи Робину, он меня позовет. Робби, ты идешь?
  - Сейчас, уберу это и догоню.
  Мэстрэя Ингрид Райс напялила пенсне, сняла кожаный фартук и вышла вслед за экономкой.
  ***
  'Конечно, Дан советовал мне не гулять по городу, - рассуждала про себя Лика, проводив путешественников. - Но ведь я ему ничего не обещала... А Тусику понравилось печенье. И в половину лавочек я зайти не успела! Короче, план ясен!'
  Однако осуществиться ему было не дано. У выхода из таверны девушка была буквально атакована очень странным мужчиной.
  - Лэри тар-Кеон? Разрешите представиться - мэстрэ Ваниш. Волею судеб маг в этом городишке, - объявил он.
  Девушка, судя по всему, была удивлена. Впрочем, Ваниш не сомневался, что эта лэри окажется такой же глупой, как и все остальные женщины. Возможно, и еще хуже - всем известно, эти близкородственные браки до добра не доводят. Если сейчас убедить ее в собственной исключительности, то возможностей открывается - море!
  - Рада знакомству, - улыбнулась Лика, недоумевая про себя, что понадобилось этому типу. Вроде бы, раньше его видеть не доводилось.
  - Я совершенно случайно узнал, что в Бэмц приехали столь известные люди, и решил познакомиться. Мне очень, очень, очень приятно! - лицо мага выражало такую радость от встречи, что это даже слегка пугало. - А мэстрэ Дан тоже здесь?
  - Он отправился на экскурсию. Знаете, здесь такие живописные леса...
  - Вы просто не знаете! Это по-настоящему кошмарное место! Здесь кругом бандиты, контрабандисты... Демоны, наконец, потоком прущие с той стороны. Научные исследования никого не интересуют и настоящие, - поймите меня правильно - таланты вынуждены прозябать, выводя прыщи или леча столь же низменные болезни!
  Ваниш покосился на девушку, проверяя, произвела ли его речь нужное впечатление.
  - Да что вы говорите! - сочувственно покачала головой аристократка. - Вам не позавидуешь...
  'Интересно, он еще долго намерен трепаться?'
  - Мой жребий ужасен, - маг страдальчески возвел глаза к потолку. - Но я не ропщу. Когда-нибудь меня оценят по достоинству! Кстати, вы не хотите посмотреть мой новый состав кровеостанавливающего зелья? Это настоящая революция в медицине!
  - Благодарю за лестное предложение, но я уже обещала своим спутникам сегодня погулять с ними по городу.
  - Но... - Ваниш нервно огляделся, - если я правильно понял, часть из них - демоны, а некоторые вообще - нелюди!
  - А вот это вас вообще не касается! - разозлилась Анликка. Когда Дан командует - это еще можно понять, но терпеть поучения от первого встречного девушка не собиралась. - Это мое дело, с кем мне общаться, а с кем нет! Очень приятно было с вами побеседовать.
  Мама могла бы гордиться - ледяной тон потомственной аристократки получился в совершенстве.
  - Но ведь это даже... - мужчина почти испуганно отступил на пару шагов.
  - Просто счастлива была встретиться, - повторила Лика. - Но более не смею вас задерживать. До свидания!
  Девушка вскинула подбородок и гордо прошествовала мимо.
  'Ну вот, своего, можно сказать, собрата мага я прогнала, - задумалась она по дороге. - А с демонами общаюсь! С другой стороны, по сравнению с этим... магом! - даже грант Лэм кажется хорошим...'
  Ваниш растерянно посмотрел ей вслед, а потом бочком-бочком начал пробираться к кустам малины. Если одно дело сорвалось, значит, со вторым точно повезет!
  ***
  Враг крался по саду, несмотря на слова Лэма, что никто не тронет больше Козявочку...
  Пыжик сидела и наблюдала из норки, как он, скрючившись в три погибели, чтоб его не было видно из окон таверны, подбирается к малиновым кустам. Только почему-то Козявочка не чувствовала такого страха, как вчера. Более того, зная, что враг собирается ее поймать, пыжик вдруг почувствовала, что вековые инстинкты скрытности отступают.
  'И вообще, почему ты его боишься, если ты сама колдовать умеешь?!' - как наяву прозвучали слова Лэма.
  'Я умею... Я не боюсь!' - пронеслось в голове пыжика.
  Глаза Козявочки воинственно сузились...
  Враг, тем временем, на четвереньках подбирался к малине. Пот заливал глаза, но жажда наживы гнала его вперед, несмотря на жару и чувство неловкости за неподобающее поведение. Ах, если бы его видели коллеги по магическому цеху...
  Толстяк добрался до кустов и осторожно принялся изучать их, разыскивая в глубине пыжика. Козявочка, которая наблюдала за ним из норы, на безопасном расстоянии, благоразумно выжидала...
  Стоило человеку забраться поглубже в кусты, как малина по команде Козявочки опутала его по рукам и ногам. Толстяк полузадушено хрюкнул и попробовал вырваться, однако из этой затеи ничего не вышло. Лицо человека перекосилось в гримасе ужаса, и он тонким голосом забормотал:
  - П-п-пожалуйста, п-п-прекратите шутить! Это не смешно! Ну, кто там вздумал развлекаться?!
  В этот момент один из кустов, словно розга, звонко щелкнул человека по толстому заду.
  - А-а-а-ауууууоооо! - взвыл толстяк и завозился пуще прежнего. Впрочем, совершенно безрезультатно.
  В следующий момент послышался бодрый собачий лай, и в сад буквально влетел здоровый пес. Оценив все преимущества положения толстяка, он с рычанием вцепился в словно для того и подставленный зад.
  Вопль пострадавшего услышала большая часть постояльцев. Не прошло и минуты, как в саду показалась разгневанная тетушка Хизер со сковородой в руках. Вероятно, за неимением другого оружия...
  Опознав в извивающемся рычаще-воющем клубке Ваниша и Волчка, тетушка Хизер с большим трудом удержалась от того, чтобы опустит сковороду на многострадальный зад мага. Вместо этого она скрестила руки на груди и ледяным тоном осведомилась:
  - Мэстрэ Ваниш, позвольте узнать, что вы делаете у меня в саду?
  Козявочка, тихонько хихикающая в норке, спохватилась, и малина отпустила пленника.
  - Волчок, иди ко мне, - позвала тетушка Хизер, давая Ванишу возможность подняться с земли.
  Пес отпустил толстяка и с глухим ворчанием подошел к хозяйке. Весь его вид говорил о том, что он такую доброту не одобряет...
  - Я... я... - багровая, поцарапанная физиономия Ваниша нервно дергалась.
  - Вы пришли попробовать малины, да, мэстрэ? - с холодной усмешкой спросила тетушка Хизер. - Или, может быть, вы пришли сюда с какой-то другой целью?
  - Н-не понимаю, о чем вы! - дернул головой тот.
  - Я думаю, что вас вовсе не малина заинтересовала, - продолжала хозяйка сада. - Может быть, вы пришли сюда, чтобы узнать, чем заняты мои постояльцы?
  Тетушка Хизер кивнула в сторону окон таверны.
  - Или, хуже того, вас заинтересовало их имущество? - прищурилась женщина. - Мне позвать кого-нибудь из мужчин или сразу обратиться к порядочной дружине?
  - Я... вы... это не то, что вы думаете! - взвизгнул Ваниш. - Как вы могли заподозрить меня в воровстве?!
  - В таком случае объясните ваше поведение, мэстрэ. Сию же минуту! - приказала тетушка Хизер. - Иначе я буду вынуждена...
  - Я п-просто проходил мимо! - быстро забормотал тот. - А ваша малина...
  - Что моя малина? Выскочила из-за угла и сказала 'Бу'? - с насмешкой приподняла бровь хозяйка таверны.
  Ваниш покосился на кусты. Листочки тихонько дрожали на ветру, словно ничего необычного еще минуту назад не происходило.
  - Прошу прощения, - процедил он, чуть слышно. - Должно быть, мне показалось...
  - Я тоже очень на это надеюсь, - сказала Хизер, не меняя тона. - И я надеюсь, также, что это не повторится. Иначе мне придется все-таки поговорить с кем-нибудь из порядочной дружины. Думаю, им хватит логики сопоставить ваше странное поведение с ограблением моих постояльцев накануне...
  Толстяк пробормотал что-то совсем неразборчивое и осторожно обошел хозяйку таверны с псом. Когда он скрылся с глаз, тетушка Хизер опустилась на колени у куста малины и тихонько позвала:
  - Козявочка! Козявочка, ты здесь?
  Пыжик выбралась из норки.
  - Слава Санта-Болте, ты цела! - облегченно выдохнула Хизер. - Он не тронул тебя, маленькая?
  Козявочка помотала головой, и тихонько ответила:
  - Меня малина защитила!
  - Я видела, - улыбнулась Хизер. - Ты умница, Козявочка, хоть и маленькая, а можешь сама за себя постоять! И все ты правильно сделала! Так ему и надо! Только вот пусть с тобой рядом будет Волчок на всякий случай... Вдвоем вам вообще никто не страшен!
  ***
  Анликка вернулась из лавочки, нагруженная пакетами. Вот не зря она, ускользнув от приставучего мага, все же решила пойти за покупками. Таких заколок для волос не найти во всем Магнолиуме! И, между прочим, печенье тут продавалось пяти видов. Будет чем угостить Тусика. Славный зверек, такой забавный... надо будет все-таки попросить маму и обзавестись фамилиаром... и вовсе не рано. Она же не собирается заводить в качестве фамилиара лошадь. Да, хотела, но это было в глубоком детстве, целых четыре года назад...
  Раздумывая о том, кого бы выбрать в спутники магических дорог, Лика резко открыла дверь своей комнаты и застыла от неожиданности
  Откуда-то сверху на нее посыпались перья. Много перьев. Мэстрэя подняла голову - на косяке над дверью ее комнаты лежала распоротая чем-то острым (видимо, когтями Чуда) небольшая подушечка, и перья из нее, плавно кружась, сыпались на прическу, на костюм, на пол... Лика сжала зубы, метнулась в комнату, схватила стул, осторожно сняла подушку с косяка и положила на подоконник. Точно, кошачьей лапой вырван здоровенный клок.
  "Видимо, Чуд набезобразничал, а Алиса решила убить двух сусликов за раз - и спрятать проделку своего любимца от бдительного ока Тай, и напакостить мне. Ах ты... Вот точно - нельзя доверять демонам", - рассердилась Лика.
  Она быстро стряхнула перья везде, где смогла дотянуться. Затем подошла к окну, распахнула его пошире, огляделась - нет ли поблизости взрослых, но заметила только крохотную фигурку Алисы среди деревьев.
  "Ага, проказница, вот ты и попалась. Сейчас посмотрим, кто смешнее шутит", - усмехнулась про себя Лика, и, сосредоточившись, стала созывать птиц.
  Через несколько минут в комнате стало тесно и шумно, а десятки крыльев разметали кучку перьев по комнате, но Лика решила, что это вполне можно списать на Алисину шалость - подушку-то она разодрала, вернее, ее кот. Магиня осторожно приоткрыла дверь, прислушалась, не идет ли кто, затем взмахнула руками, указывая птицам направление, и чирикающая пернатая стая вылетела в окно.
  Алиса сидела в саду и строго выговаривала Чуду за подушку, а потом представила себе магичку и, хихикнув, чмокнула кота в мокрый нос.
  - Но, все равно, это не дело - чужие подушки драть. Так что, дорогой, чтобы это в последний раз.
  Кот согласно мявкнул и недвусмысленно намекнул, что ему пора по его таинственным кошачьим делам.
  Алиса разжала руки, и он гордо направился в какие-то кусты. Она сначала испугалась, что кот может потеряться, но потом подумала, что уж дорогу в комнату Тай умница Чуд всегда найдет, и успокоилась.
  Солнышко светило так ласково, что хотелось верить, будто никаких неприятностей на свете не бывает, и все обязательно будет хорошо... И птички пели так громко...Птички? Алиса оглянулась и увидела, как прямо на нее летит здоровенная стая птиц.
  Анликка выскочила из таверны и увидела, как Алиса обернулась, как испугалась птиц и кинулась бежать. Девочка была такой испуганной и маленькой, что... Лика подумала, что, наверное, зря она так - все-таки ребенок... А она-то уже взрослая. Магиня изо всех сил сосредоточилась, и в последний миг успела направить птиц прочь, стая пронеслась буквально в пяди от юной демонессы, а огромная ворона даже задела ее крылом. Еще миг - и стая рассыпалась по небу. Лика перестала ими управлять и кинулась к Алисе.
  - Ты ушиблась? Испугалась?
  - Немного, - почти всхлипнула Алиса и насторожено посмотрела на Лику, ожидая разборок. - Чего это они?
  - Давай, я тебе помогу, - негромко сказала та, отводя глаза.
  - Знакомые перья, - смущенно сказала Алиса, снимая с воротничка Лики пуховое перышко.
  - Угу, - кивнула Лика, с не менее смущеным видом. В следующую минуту девочки посмотрели друг на друга, как разоблаченные заговорщики.
  - Эм-м... - Алиса поднялась с земли и принялась отряхивать платье, не зная, что сказать. Девочка чувствовала, что надо извиниться за устроенную пакость, но не знала как, и Лика вполне разделяла ее внутренние терзания.
  - Я... - Лика, как старшая уже хотела было признать первой свою неправоту, но тут из-за угла таверны показалась Тай с Чудом на руках.
  - Какие то проблемы? - с усмешкой поинтересовалась она, увидев растрепанных, расстроенных девочек.
  - У нас все в порядке, - гордо ответила Лика.
  Алиса вздохнула. Момент для извинения определенно стал неподходящим. Чуд, с тихим мявом перебрался на руки к хозяйке. Тай вытащила из волос девочки пару перьев, полюбовалась на них, усмехнулась, - Ну-ну, - и ушла в свою пристройку.
  - А где мэстрэ Дан? -посмотрела на магичку Алиса.
  - Они ушли с Лэмом, - неохотно ответила та.
  - Что значит ушли? - не поняла Алиса. - А как же мы?
  - А мы остались тут, - недовольно пояснила Лика. - Это же на пару дней. Съездят в один городок, уладят кое-какие дела и вернутся.
  - Понятно,- протянула Алиса. - А что нам тут делать?
  - Да что хочешь. Хочешь книжку почитай, хочешь крестиком вышивай, главное, в неприятности не встревай и дальше двора таверны без моего ведома не уходи.
  - Это еще почему? - возмутилась Алиса.
  - Потому, что пока Дана нет, я за главную!
  **
  Совсем расстроенная Алиса бесцельно брела по саду.
  " Она за главную, подумаешь, тоже мне начальница, - сердито бубнила она. - Туда не ходи, это не делай..."
  - Ррррррррррр! - тихонько зарычала Алиса. Ну, почему именно эту плутовку назначили главной? Неужели нельзя было никого не назначать? Ну, или хотя бы Тай, нет, назначили эту заносчивую Лику.
  Хизер застала Олафа у рукомойника, над которым кто-то из служанок укрепил осколок зеркала. Мальчишка со странным выражением лица разглядывал огромный синяк под правым глазом.
  Хозяйка, скрывая усмешку, развернула его к себе.
  - Я очень тебя прошу, Олаф, - сегодня уже не лезь ты к этой компании! Хватит вчерашней драки! Тебе что, заняться нечем? Так я найду! - Хизер говорила тихо, но сердито. - Вон, ступай-ка в сад, посмотри там у ограды - где можно перины разложить для просушки.
  - Хозяйка, да я и не лез, я вас искал, а он.... - Олаф сжал кулаки и шагнул вперед.
  - Ступай! Займись чем-нибудь полезным! А драться с постояльцами - последнее дело!
  Олаф вылетел из кухни, выскочил в сад, привычно обогнув лестницу и старое дерево, лихо перепрыгнул через низкий кустик... споткнулся обо что-то мягкое и живое и со всего маху врезался в кого-то головой .
  - Мяуввв! - взревело что-то мягкое.
  - Аййй-яйй! - вскрикнул кто-то.
  Когда в глазах Олафа посветлело, он увидел - на траве, крепко прижимая ладонь к лицу, сидит та девочка, которую он видел в комнате Тай.
  - Изви...- начал Олаф, но та, услышав его, вдруг громко заревела в голос. Он вскочил и бросился к ней.
  - Что? Я тебя сильно?..Да не реви ты! - мальчик отвел руку девочки в сторону и присвистнул, увидев, как под ее правым глазом быстро наливается темным цветом синяк.
  - Ой! Извини! - снова начала Олаф и не смог сдержать смеха. - Ты ...Я... Мы...тебя как звать-то?
  Девочка сквозь слезы посмотрела на Олафа. Лицо мальчишки с синяком под глазом было серьезным, но губы сами разъезжались в улыбке.
  - И что смешного? Мне больно! Ты...
  - Посмотрела бы ты на себя! - Олаф уже хохотал. - У тебя точно такой же глаз, что и у меня!
  Алиса несмело улыбнулась, стараясь рассердиться, но не выдержала - так заразительно смеялся этот мальчишка со странной прической.
  - Ну, и что дальше? - отсмеявшись, спросила она. - Мы так и будем теперь ходить с этими "украшениями"?
  - Ну, можно попросить мага свести наши синяки, да только магам платить надо, - рассудительно заговорил Олаф. - Еще можно травкой свести.
  - Травкой? - удивленно вскинула брови Алиса. - Какой травкой?
  - Да есть такая трава - холодилка называется, она царапины лечит, синяки, - Олаф сокрушенно вздохнул. - Да только нет её у меня.
  - Что значит, у тебя нет этой травки?
  - Давно закончилась, и как-то не подвернулась такая оказия - пополнить запас, - Олаф обескуражено развел руками.
  - Это что же, мне так и ходить с синяком целую вечность?
  - Ну-у-у, через две недели и следа не останется, - улыбнулся мальчик.
  - Две недели! Две недели!!! - снова разрыдалась Алиса, во всех красках представляя себе презрительную улыбку Лики, удивленный взгляд высокомерного Лэма и Дана, самое главное - Дана, - она так хотела ему понравиться.
  -Ну, ладно, ну, пожалуйста, не реви! - Олаф растерянно гладил ее по голове. - Это всего лишь синяк.
  - Вот именно - синяк! - всхлипнула Алиса. - Это ужасно...
  Олаф расстроено присел рядом и задумался.
  - А знаешь, ведь сейчас самое время собирать травы, - он встал, одернул рубаху и посмотрел в сторону леса.
  - А можно? - немного успокоившись, спросила Алиса.
  - Конечно! - уверенно ответил Олаф. - Я часто бываю в лесу - так что не заблудимся.
  Потом, потоптавшись на месте, спросил:
  - А как тебя зовут? - и, услышав ответ, представился, - а я - Олаф.
  Олаф шагал, усердно разводя плечи, стараясь держаться уверенно и по-взрослому - ведь он не просто шел в лес, он был проводником. До опушки они добрались быстро.
  "А молодец девчонка! И ревела недолго, и не сердилась совсем...- Олаф отводил от Алисы ветки, выбирая путь поудобнее. - И красивая она. А глаза-то как сияют, будто не в лес идем, а, по меньшей мере, на край света!" Парень укоротил шаг, заметив, что девочка запыхалась, пытаясь успеть за ним.
  - Только смотри, ничего в лесу руками не хватай, в рот не тяни. Хоть и рядом с Бэмцем, а все же - лес. Тут у нас, в Пристенках, всякое бывает, - Олаф старался говорить веско, понижая голос. - Слышишь? Ничего не бойся, но и об осторожности не забывай!
  Алиса шла по лесной тропинке и увлеченно смотрела по сторонам. Это был ее второй поход в лес. В первый, когда они гнались за Астрой, она толком ничего и не увидела, и теперь с любопытством глазела по сторонам.
  Её все притягивало - деревья, кусты, цветы. Все хотелось посмотреть, потрогать, понюхать, попробовать. Она сорвала веточку, на которой плотно устроились синие ягодки, и поднесла ко рту.
  - Алиса, ну я же тебя просил не тянуть все, что видишь, в рот, - резко остановил её Олаф.
  - Ну, она же выглядит так вкусно...
  - Конечно, а еще она ядовитая, оставь ты эти ягоды! - мальчишеская рука выхватила у неё сорванную веточку.
  - Жаль, - вздохнула Алиса, - можно было бы насобирать.
  - Там дальше кусты вареницы будут, вот ее можешь и есть, и собирать, - улыбнулся Олаф.
  - Ну, тогда давай быстрее, - и Алиса потянула его за руку.
  - Постой, - засмеялся Олаф, - ты уже забыла, зачем мы сюда шли?
  Алиса нетерпеливо топталась на месте, пока он нарвал пучок каких-то тоненьких стебельков с беленькими цветочками. Она, правда, порывалась помочь, но то она собирала какую-то ядовитую лабуду, то сонник, то еще какую-то травку, назначение которой Олаф объяснять категорически отказался.
  - И как он их различает? Они же все одинаковые, - пожала плечами Алиса и выкинула свой букет подальше.
  Холодилку Олаф нашел быстро.
  - Вот и хорошо, далеко ходить не надо, - проговорил он. - Иди сюда, лечиться будем. Смотри, как я делаю, потом ты мне так же все намажешь.
  Мальчик размял в пальцах тонкие стебельки, сложив их в пучок. Травка размялась, разлохматилась в тонкие мокрые нити. Он, осторожно прижимая, провел комком по лицу Алисы. "А ресницы какие длинные, - мельком подумал Олаф, - и глаза огромные..." Синяк под быстро сохнущей пленкой слегка посветлел.
  - Теперь ты. Только смотри, чтоб сок в глаз не попал. Щипать будет, - Олаф протянул стебельки холодилки Алисе.
  - Ты сядь, я же не достану, вон какой ты высокий! - засмеялась девочка. Олаф уселся на траву. Он смотрел на сосредоточенное лицо Алисы, на её темные глаза и даже не почувствовал холода.
  - Ой, все не сходит! Еще видно. Но уже получше выглядит! - засмеялась Алиса. - Вот волшебная травка!
  - Да нет, она обычная, - подхватил ей смех Олаф. - Это у тебя пальцы волшебные! Я и не почувствовал ничего!
  Через час после нескольких протираний Алисин синяк почти совсем сошел. Только под глазом и на щеке осталась небольшая припухлость.
  - Ну, вот и все, а теперь вперед! Вареница ждет нас! - скомандовал Олаф и ребята, смеясь, побежали по тропинке к густому кустарнику, усыпанному ягодами.
  - Уй!! - восторженно пропищала Алиса, - сколько ягод, а... - и она растерянно замолчала, - а куда их собирать?
  Олаф призадумался.
  - Придумал! Стой тут, я по дороге сюда видел лопуханы!
  - Какие лопуханы? - распахнула глаза Алиса.
  - Увидишь! - и Олаф бросился бегом в сторону. Через минуту он вернулся с огромными лопухами в руках.
  - Вот, смотри, - мальчик быстро свернул плотные листья в удобный кулек. - Держи.
  Алиса с азартом бросилась к кустам.
  Неожиданный вопль заставил их вздрогнуть.
  - Что это? - запинаясь, спросила Алиса.
  - Сейчас гляну.
  Олаф побежал в ту сторону, откуда донесся вопль. За широким пнем одеревенело застыл Чуд. Глаза кота были вытаращены, а из горла доносились остатки давешнего вопля.
  Перед котом сидел не менее напуганный маленький зверек.
  - Эх ты, - улыбнулся Олаф. - Тоже мне... Мехоежика испугался...
  Мальчик дотронулся до кота, и тот резко отпрыгнул в сторону.
  - Кыс-кыс-кыс, - позвал Олаф, - иди ко мне, трус несчастный! Нашел тоже, кого бояться - мехоежика!
  Кот ошалело посмотрел на него, но позволил сунуть себя за пузуху.
  - А ты малыш, беги себе, - наклонился Олаф над застывшим ежиком - Беги, не бойся! А мы пойдем к твоей хозяйке, - Олаф посмотрел в напуганные глаза кота. - А то она вроде тебя, тоже всего боится и ничего не знает.
  Алиса стояла на тропинке и смотрела, как большая цветная стрекоза перелетала с куста на куст.
  - Ух ты, еще ягоды, - к этому времени Алиса слегка подъела то, что насобирала и поэтому увиденное её сильно порадовало. Она подошла поближе и внимательно рассмотрела ветку. Вареница! - уверенно решила она и сорвала несколько ягодок.
  - Мы идем! - послышался голос Олафа. - Это твой кот вопил. Он, бедолага, с мехоежиком встретился. И перепугался до смерти!
  Алиса быстро отошла от куста, ей совсем не хотелось выслушивать от Олафа упрек - какая она неаккуратная и беспечная.
  - Ну что, нагулялась? Тогда пойдем, а то у меня еще дел полно, - Олаф вдруг вспомнил про перины. - А что ты с ягодами делать будешь? Так съешь?
  - А что еще можно сделать? - удивилась Алиса.
  - Варенье сварить. Она ведь потому и называется - вареница, что из неё варенье вкуснющее получается.
  - А это долго - варенье варить? - Алиса уже представила себе удивленные взгляды Лики и восторженные - Дана и Тай, с восторгом поедающих вкусное лакомство.
  - Да часов пять..
  - Ой, как долго, - расстроилась Алиса.
  - Можно еще компот сварить, - засмеялся Олаф. - Это быстро - водой залить, сахару немного добавить и вскипятить. Главное - долго на огне не держать, а то ягоды развалятся.
  - А где я могу сварить компот? - глаза девочки засветились.
  - Да на кухне, - Олаф взглянул на солнце. - Сейчас все пообедали, тетушка Марта ушла на рынок за овощами, и плита свободна. Вот и вари себе, никто не помешает.
  И они быстро зашагали к таверне.
  ***
  - Так, с чего начинается компот? - Алиса внимательно посмотрела на кастрюльку, как будто та могла ей подсказать. Но кастрюлька молчала, как маг на допросе.
  - Ладно, - проговорила Алиса,- компот - это легко. Берем воду, суем туда фрукты. Ой, наверное, их надо помыть.
  Алиса тихонько огляделась вокруг.
  - Аааа... Ладно, там и помоются, сразу в горячей воде, к тому же дождь сильный совсем недавно был. А дальше сахар. А сколько? - Алиса отмерила несколько больших кусков, но потом решила - чем больше сахара, тем лучше - и бросила еще столько же.
  В кастрюльке радостно булькало, по трактиру расползался сладкий аромат ягод.
  - Ну, как? - с любопытством спросил Олаф и сунул нос под крышку. - О, как пахнет, давай, снимай с плиты, переливай в кувшин, и пошли пробовать.
  Увлеченные дегустацией компота, Алиса и Олаф не заметили, как к столику подошла Лика.
  - А что вы тут делаете? - поинтересовалась она. Не то, чтобы ей было интересно, но раз уж она за главную, то неплохо было бы знать - чем они занимаются. Да и запах от кувшина шел просто восхитительный.
  - Вот, мы ягод насобирали, а Алиса компот сварила. Угощайся! - предложил Олаф. - мы уже по две чашки выпили.
  Лика с недоверием отпила глоток и скривилась.
  - Сладко очень.
  - Ну не горько же, - пожала плечами Алиса. - Чем слаще, тем лучше. Налить тебе еще?
  - Нет, спасибо... А из чего компотик? - поинтересовалась Лика, ставя кружку на стол. И не без причины - по лбу и щекам Алисы буквально на глазах разбегались веселые синенькие пятнышки.
  - Из вареницы, - пояснил парень. - Мы утром собирали!
  - Никогда не слышала, чтобы она вызывала такую интересную аллергическую реакцию... - задумчиво прокомментировала магичка.
  - Какую реакцию? - удивился Олаф. Лика молча кивнула ему на Алису.
  - Кошкин Ёт, - озадачился паренек. - Это же она, наверно, синюшек насобирала! И я хорош - не проверил!
  - Чего это вы на меня так смотрите? - демонесса озадаченно переводила взгляд с одного на другого. Потом опустила взгляд на покрывшуюся синей сыпью руку и ужаснулась: - Да что же сегодня за день такой, а?! Не успеешь синяк вылечить, как еще что-нибудь происходит!!! Что же делать-то?!
  Если честно, Лику интересовал тот же вопрос. Судя по тому, что Олаф тоже начал покрываться пятнами, мерзкий компотик действовал на всех. Больше всего хотелось сбежать в свою комнату и позвать на помощь незаменимого старшего брата или хотя бы Дана. Но - где она, а где Ален! И Дан тоже ушел. С другой стороны, чем бы он, воздушник, помог? Разве что сказал бы как обычно: 'Тебя ведь этому учили!'
  - Лэри Анликка, а вы не могли бы это как-то убрать? Вы же маг! - в тон мыслям Лики попросил Олаф. - Нет, мне-то ничего, но ведь Алиса расстраивается. И всем гостям объяснять придется, что это не заразно.
  - Попробую, - девушка заставила себя уверенно кивнуть и не думать о том, как она будет выглядеть сама ... в синюю крапинку. - Что вообще клали в компот?
  - Ягоды, сахар, воду, - отчитался парень. - Так ведь?
  - Ага, - кивнула Алиса. - Больше никогда не буду компоты варить, один вред от них!
  - Ясно!
  Лика подхватила чашку с остатками напитка и почти бегом бросилась в сад, где буквально плюхнулась на траву под деревом и серьезно задумалась:
  'Так, и что мне теперь делать?! Просидеть тут, пока действие этой ягоды не кончится? Нет уж! И вообще - я обещала помочь! Так, как там говорилось? Нейтрализация ядов растительного происхождения... Отравляющее вещество - с собой. Наличие источника силы рядом - навалом. Способ - создание природного противоядия. Поехали.'
  Анликка выплеснула остатки отвара на траву и опустила сверху ладонь. Пропитавшиеся 'компотиком' растения пошли в рост, на глазах приобретая голубоватый цвет.
  'А я ведь и Клису могла бы попробовать так вылечить! - расстроено подумала девушка, стараясь, однако, не слишком отвлекаться на посторонние размышления. - Хотя у меня же не было того яда в чистом виде... Да, и если бы он был намешан из большого числа разных растений или вообще из всяких искусственных веществ, как это любят в Демо, тоже ничего не получилось бы. Но повторить лечение я должна была! Башка дырявая! Когда это Кеоны сдавались? Да ни-ког-да! С первого раза не получилось, так повторяй, пока не получится. Свалился - вставай и делай дальше! А я... Стыд и позор! Что бы сказал папа, если бы узнал? А мама? Все, прямо сейчас и пойду долечивать! Как только в нужный цвет перекрашусь!'
  Лика сорвала один стебелек и осторожно лизнула его. От мерзкого вкуса травы захотелось плеваться, зато веселенькие пятнышки на коже начали потихоньку выцветать. Магичка, попутно дожевывая травинку, принялась тщательно вырывать с корнем измененные растения - оставлять результаты своих опытов в дикой природе категорически запрещалось. Мало ли, начнут еще бесконтрольно распространяться, и вся трава станет синей и магической. А оно хоть кому-то надо?!
  После работы с магией голова ощутимо кружилась и немного хотелось спать. Если подумать, то даже дома Лике не приходилось колдовать столько, сколько в последние дни. Одна эта дурацкая выходка с птицами чего стоила! А главное, дома всегда можно найти того, кто согласится помочь. Теперь же приходилось рассчитывать только на себя. А то и заботиться о других!
  - Приятного аппетита! - Анликка выложила пучок травы на стол перед Алисой и Олафом. - Съешьте по одной травинке, должно помочь.
  Сидящая за столом вместе с сине-крапчатыми пострадавшими Тай облегченно вздохнула. Вообще-то лицо проводницы было спокойным, и только глаза выдавали тревогу.
  - Умница! - похвалила она Лику. - Сумела вырастить противоядие. Я уже думала, что придется вызывать мэстрэ Хурга. Он хорошо умеет нейтрализовывать действие синюшки. Но пожар лучше тушить в самом начале, а не когда сгорит полгорода. Олаф, - обратилась она к кривящемуся, но упорно жующему травинку пареньку,- тебе следует быть внимательней к девочкам. И расскажи им, когда можно есть синюшку...
  Лика постояла около стола, убедилась, что пятна начали бледнеть, и повернулась к выходу.
  - А ты куда? - спросила демонесса, увидев, что магичка собирается обратно на улицу.
  - В сад, резерв восстанавливать, - пояснила Лика. - А потом спать.
  ***
  Лика обходила таверну, выбирая местечко поудобнее для восстановления сил. Хотелось, чтоб там и солнышко было, но и не очень жарко - за пять минут-то не управишься! И уж точно не надо никаких муравейников поблизости. И еще желательно, чтоб цветы какие-нибудь росли. Ну, просто так, для эстетики.
  Впереди показался малинник.
  - Козявочка, - вспомнила девушка. - Интересно, ей здесь удобно?
  Лика подошла к малине поближе и вгляделась в кусты... но пыжика видно не было.
  - Козявочка, - позвала она. - Козявочка, это я, Лика... ты здесь?
  В этот момент ее подергали за ногу. Лика оглянулась и увидела Козявочку, теребящую ее штанину...
  - Козявочка! - обрадовалась она. - Ты здесь...
  - Ага, - ответила та, радостно поблескивая глазками. И тут же, засмущавшись сверх меры, Козявочка спряталась за сапожок Лики. Лежащий неподалеку Волчок лениво поднял морду, внимательно оглядел магичку и снова погрузился в полудрему.
  Анликка опустила на траву рядом с малиной. Ей хотелось взять Козявочку на руки, погладить по головке, но она не решалась...
  - Как ты здесь живешь? - спросила она вместо этого. - Здесь хорошая малина?
  - Ой! - Козявочка восторженно сложила лапки на груди. - Пойдем! Пойдем, что покажу!
  Она настойчиво потянула Лику за штанину, и той пришлось подняться.
  Пыжик подвела ее к самым дальним кустам и гордо произнесла:
  - Смотри!
  Лика присмотрелась и увидела в малине гнездо с испуганно глядящими на нее птенцами.
  - Ой, птицы... - улыбнулась она. - Это твои птички?
  - Я их кормлю! - гордо сообщила Козявочка. - А они оруть и гадють! - добавила она с редкой непосредственностью.
  Лика тихонько усмехнулась и снова села на траву.
  - У тебя здесь хорошо, Козявочка, - сказала она. - Только я так устала... можно я просто посижу тут у тебя?
  - Устала? - Козявочка жалобно посмотрел на магичку. - Ты колдовала? Ага? Баба-пыжиха мне говорила, что когда колдують, сильно устають...
  - Колдовала, - вздохнула та. - Да что там того колдовства было...
  - А это не важно, - торжественно произнесла пыжик. - Колдовать всяко тяжко!
  - Наверное, ты права...
  Анлика растянулась на травке, зная, что здесь ее вряд ли кто-то увидит... солнечные зайчики гуляли у нее по лицу, и она зажмурилась. А через какую-то минуту Козявочка погладила ее по руке.
  Лика приоткрыла глаза и увидела пыжика, с трудом удерживающего целую горсть крупной малины.
  - На! - сказала она. - Поешь! Малина сама ягоду даеть... а когда она кормит - ягода живее...
  - Спасибо, Козявочка, - растроганно сказала Лика, подставляя ладонь. Козявочка вложила в нее малину и снова побежала к кустам, с которых в ее лапки сама собой посыпалась спелая ягода.
  Лика вдруг почувствовала какую-то щемящую нежность к маленькому существу, деловито собирающему малину.
  "А мои, в замке, наверное, и не видели никогда пыжиков, - подумала она. - Вот смешно, самое влиятельное семейство, а такого чуда не видели..."
  Лика попробовала малину, которая оказалась удивительно сладкой.
  - Вкусно? - спросила Козявочка, вернувшись с очередной порцией.
  - Очень! - призналась Лика. - Спасибо, Козявочка, ты такая добрая...
  Пыжик снова засмущалась и начала ковырять землю лапкой.
  - А хочешь, я тебе песенку спою? - застенчиво спросила она. - Как малине...
  - Хочу, - улыбнулась Лика и с удивлением поняла, что это правда, что ей действительно хочется послушать песенку пыжика. И что это ужасно приятно, когда вот так в раскрытых ладонях приносят спелую малину, собранную специально для тебя. - Я буду рада ее услышать!
  Козявочка села рядом с Ликой и... засвистела! На песенку это было совсем не похоже, Козявочка переходила со свиста на прищелкивание, какое-то странное, почти птичье чириканье, мурлыканье и курлыканье, но звучало это удивительно забавно и необычно!
  Лика, заслушавшись, сама не заметила, как начала клевать носом, а потом и вовсе задремала, растянувшись на траве. Когда она проснулась, Козявочка также сидела рядом, просто и доверчиво глядя в лицо магички.
  - Ты отдохнула? - спросила она.
  Лика прислушалась к себе и поняла, что нескольких минут сна хватило, чтобы набраться сил.
  - Козявочка, ты настоящая волшебница! - воскликнула она.
  Пыжик захихикала:
  - Глупые вы... и Лэм, и ты... я - не волшебница! Я - пыжик!
  ***
  Тай зашла в спальню, где теперь устроилась Клиса. Приглушенный свет лампы мягко освещал стол и часть кровати. Снегура наблюдала, как Тай устраивается в кресле. 'Скорее всего она - охотница, - подумала Клиса. - Как легко и ловко двигается! И, похоже, сильная'.
  - Ты устала? - спросила она. - Кого-то пришлось вести в леса?
  - Знаешь, лучше бы я весь день по лесу моталась, чем этих малолетних... лэри пасти, - Тай произнесла слово 'лэри' с таким чувством, что сразу стало ясно - что-то случилось.- Представь, эти девицы и Олаф, ну, тот паренек черно-белого колеру, ухитрились отравиться. Синюшкой! Ну, съели-то немного, только пятнами покрылись. Синими! Лика назвала это аллергией, вырастила какую-то травку и всех вылечила, - добавила Тай. - Меня чуть Хозяин не схватил от волнения!
   - А они, что, не знают, что синюшку только после морозов есть можно? - удивилась снегура. - Из нее весь яд уходит, и уж тогда, - она мечтательно прикрыла глаза. - Пироги - просто объедение.
   -Да откуда девушке из Демо об этом знать? В пансионе для благородных девиц этому не учат, - Тай махнула рукой, золотистые ногти сверкнули в свете лампы.- Хорошо, хоть всего пару ягод кинула, пока Олаф отвернулся, - улыбнулась и добавила. - А пироги - и правда вкусные, только язык все равно от них синий!
  Отливающиеся золотом ногти о чем-то смутно напомнили Клисе, но она отвлеклась на разговор и забыла мелькнувший в памяти образ.
   - Лика, правда, после волшбы обессилела, - рассказывала дальше проводница. - Вот, пошла в малинник ягод поесть, они солнцем напоены, может, помогут. И Козявочка там: пыжики малиновые - тоже существа волшебные...
   -Настоящий пыжик? А я думала, что малиновых пыжиков не бывает, что это - сказки, как красноглазая ведьма Ё, которой меня пугали в детстве, - снегура даже приподнялась на локте и тут же поморщилась от боли.
   -Ты бы не дергалась. Ноге покой нужен, быстрее заживет, - Тай укоризненно посмотрела на девушку.
   - Да, ну, - Клиса мотнула головой, - уже почти все зажило, только чешется сильно.
   - Значит ведьма Ё, которую можно легко прогнать криком "Ё-моё"? - проводница и Клиса рассмеялись. - А нас с братом, когда мы постарше стали, еще и черным зеркалом пугали. Только, в отличие от ведьмы, оно и, правда, существовало... Хотя это - и не зеркало вовсе. А пыжики здесь в Пристенках на самом деле живут, - сменила тему Тай, - Только их мало осталось, они тепло любят и в горы не лезут. У вас там и малина, небось, не растет.
   - Растет у нас малина - в низинках, там, где от ветра защита есть. Только мало ее и мелкая совсем, холодно малине у нас, но ягоды есть. Мы с мамой собирали их, сушили... И листья сушили, чтобы зимой в узвар класть. - Клиса вздохнула, вспомнив домашние посиделки
   -Да какая у вас малина, мелкота, одно название! - Тай махнула рукой.
   - Ну и что, что мелкая, - оскорбилась за родную малину Клиса, - все равно вкусная. А вот пыжиков в ней нет. А с ним можно познакомиться? Он - ручной?
   - Во-первых, это - она, и зовут ее Козявочка, - проводница слегка нахмурилась. - А во- вторых, ты сама - ручная или дикая? А то вдруг Козявочка про тебя спросит?
   -Ой! - Клиса опустила глаза в смущении. - Извини, я не поняла, что она разумная.
  Тай фыркнула.
   -Так что, наверное, я - дикая, раз сразу не поняла...
   -Дикая, но симпатичная,- рассмеялась проводница. - И поддаешься обучению. Познакомиться можно, конечно, но это завтра утром. Позовем ее в гости на пироги, она их очень любит. А сегодня поздно уже. Смотри, совсем стемнело. Пойду-ка я заварю тебе травы, и Алису спать загоню. - Тай прикрыла окно, из которого тянуло ночной свежестью. - Сейчас матрас себе постелю.
  Без видимых усилий Тай подняла кресло и переставила его в угол, освобождая место. На крыльце послышались легкие шаги, и в комнату вбежала Алиса. Она улыбнулась снегуре.
   -Я сегодня такого натворила...
  Дальше Тай не стала слушать, она шла на кухню и думала:
  -"Хорошо, что этот день уже закончился. Опекать подростков - дело хлопотное и неблагодарное, уж это я знаю. Надеюсь, завтра будет спокойней, а с утра - сбегаю поохочусь. Как раз летяги на крыло встали..."
  Женщина шла и не слышала, как хохотали лесные духи. Надеяться может каждый!
  ***
  Дан широко раскинул руки. Морозный воздух обжигал кожу, впивался сотнями маленьких иголочек, заставляя быстрее бежать кровь. Или это бежали по коже мурашки?
  Дан рассмеялся - здесь, на вершине горы, по колено в снегу, он был абсолютно свободен. Казалось - еще немного ветра - и он полетит, сила окутывала его, заполняла, словно уносила за собой...
  Еще раз глубоко вздохнув, он с сожалением открыл глаза.
  Пора возвращаться.
  Сюда, на вершину Леи, одной из высочайших гор Плуто, Дан выбирался нечасто. Хотя и сам себе не мог объяснить почему. Или не хотел? Слишком трудно было уходить отсюда, от этой потрясающей высоты и пьянящего чувства свободы, почти полета над миром....
  В одно из первых путешествий, изучая воздушные высокогорные потоки, он пришел сюда, и влюбился в эту гору. Даже была мысль построить хижину и остаться здесь...
  Сколько глупостей приходит в голову в юности...
  Дан усмехнулся, застегнул куртку, с сожалением огляделся и легко, как всегда на этой вершине, создал телепорт.
  В Пристенках уже стемнело. Призывно манил костер, разожженный его нечаянными спутниками, и были слышны голоса.
  - Ты уверен, что с твоим другом ничего не случилось? - допытывался рыжий Верт. - Я обошел все вокруг, его нигде нету.
  - Если его нет здесь, значит, он где-то в другом месте, - философски ответил Кактус, догрызая яблоко. - Вернется. Я же тут, с вами.
  - Мэстрэ сказал, что ему надо набраться сил, - кивнул Лэм. - По идее, он должен скоро вернуться.
  - Уже вернулся, - Дан стремительно вышел из-за деревьев.
  - Ой, снег, - Астра широко раскрыла глаза, глядя на капюшон куртки мага, - летом - снег...
  - Опят по горам лазил? - нахмурился хомяк. - Вот простынешь, будешь знать...
  - Не простыну, - Дан улыбнулся, стараясь не рассмеяться. Радость переполняла его, как всегда после Леи. - Я все-таки маг или где?
  - Ты был в горах? - рыжий парень широко открыл глаза и весь подался вперед. - Прямо на вершине? Так быстро? Как же ты туда попал?
  - Телепортом, конечно - важно ответил хомяк. - Он же маг!
  - Путешествовать телепортом очень быстро, - кивнул Дан. - Надо только знать координаты.
  - Координаты? - Верт, казалось, пробовал на вкус незнакомое слово. - Это как?
  - Нужно знать пространственные ориентиры точки, куда ты хочешь попасть, - Дан присел к костру, протянул к огню руки, наслаждаясь теплом. Вот сейчас, немного придя в себя, он почувствовал, как замерз.
  - Значит, куда угодно телепортироваться нельзя? - переспросил парень. - Жаль...А если полететь? Ведь для полета эти координаты не нужны, лети себе, куда глаза глядят!
  - Полететь, - ухмыльнулся маг, тяжело вздохнул, взял палку, и осторожно начал ворошить дрова. - Полететь, конечно, можно. В принципе есть методика, когда воздух уплотняется и держит тебя. Если упадешь в пропасть - не разобьешься.. А вот полететь и в нужном направлении... Одной магии для этого недостаточно.
  На лице парня застыло выражение полного разочарования в жизни.
  - Значит... - медленно произнес он упавшим голосом, - значит, даже маги не умеют летать...
  - Ну, началось, - развел лапами хомяк. - Теперь до утра будет рассказывать теорию воздухоплавания. Задели больную тему. Вы как хотите, а я спать. Все равно есть больше нечего...
  - Маги много чего не умеют, - Дан пристально посмотрел на рыжего собеседника. - Еще лет триста назад они не умели и телепортироваться... а двадцать лет назад теория об уплотнении воздуха была осмеяна как несостоятельная. Но человек тем и отличается от зверя, что он умеет учиться...
  - Учиться-то умеет, но придумывать новое иногда больно, а с этими полетами - еще и опасно, - улыбнулся Верт и чуть покраснел.
  - Жизнь - вообще штука опасная, улыбнулся Дан. - Но если не рисковать - то точно ничему не научишься... А ты учился летать с дерева или сразу с горы?
  Верт покраснел еще больше:
  - С обрыва над озером.
  - И как? - маг с любопытством смотрел на собеседника.
  - Пока живой, но скорее чудом, - парень улыбнулся, припомнив подробности своего полета, - упал почти сразу, но почему-то не в родное озеро, а вот в эти дремучие леса, и притом оказался у самой земли, так что почти и не ушибся.
  - Сам оказался? - удивился Дан. - То есть, ты мгновенно пролетел большое расстояние?
  - Да какой там! Не мог я пролететь никуда, у меня крыло порвалось и треснуло сразу! Это кто-то, видать, мне телепорт открыл, какой-то маг невидимый. Смеялся еще над ухом, а как я ни смотрел, никого не увидел.
  - Невидимый маг? - удивился Дан. - Не знаю я летающих невидимых магов. А открыть телепорт в воздухе...
  И он снова задумался, вороша уже прогоревшие дрова.
  - Ну я-то и подавно не знаю. Но подшутил он надо мной знатно, ничего не скажешь. Так что ничего путного из моей затеи не вышло, - вздохнул рыжий. - Но зато с вами познакомился, и с Астрой, и с Клисой...
  - Да, знакомство с нами - это твоя большая удача, - задремавший в тепле Тусик проснулся, оглядел задумавшегося Дана, свернувшуюся в клубочек возле костра Астру, внимательно слушавшего разговор Лэма и утвердительно кивнул головой. - Такие компании на дороге не валяются.
  - Ну, отрицательный опыт - это тоже опыт, - очнулся от своих раздумий Дан. - Зато теперь ты знаешь, как делать не надо. А вообще, конечно, эксперименту должен предшествовать расчет. Вот, говорят, в Демо гранты изобрели двигатели на пару, - маг внимательно посмотрел на Лэма, - то есть для движения вперед не нужна тягловая сила...
  - Ну, так это вперед, по земле, - кивнул Верт. - А летать...
  - А вот это уже непринципиально, - оживился Дан. - Смотри, если существует способ механического движения вперед, то уже не суть важно, по какой поверхности - по земле, по воде или по воздуху...
  - Но как этот двигатель поднять в воздух? Он же тяжелый! - глаза Верта так и горели азартом экспериментатора.
  - Для начала, хорошо бы понять принцип работы этого двигателя, как он действует, какие силы использует. И как. Может, его можно сделать маленьким, не больше человека. Или легким... Но для этого ученые и маги должны делиться знаниями. А пока между нами Стена, - Дан тяжело вздохнул и глаза его погасли, - и квоты на въезд...Ладно, что-то мы не о том. Лететь в Обменник мы все равно не станем. Мы туда придем тихо, пешком. А идти далеко, так что давайте спать укладываться.
  - Вот это правильно, - оживился Тусик. - Ставь перед собой реальные цели. А то полеты, хижины в горах.... Завтра у нас по плану - Обменник. А полеты во сне и наяву - это отложим на потом.
  - Угу, - мрачно кивнул Дан. - Мечты мы оставим на потом. Когда на них будет время....
  - Ну, посещение Лаборато - это не такая сложная проблема, - осторожно вмешался Лэм. - Принципы работы парового двигателя - не самая большая тайна Демо.
  - А я ни разу не был в Лаборато! - Верт повернулся к Лэму. - Грант Лэм, а вы изучаете паровые двигатели? Вы нам расскажете?
  - Ну, это не моя специализация, я - все-таки этнограф, - Лэм с грустной улыбкой взглянул в чистые голубые глаза, глядящие на него с надеждой, - но у меня есть возможность свести вас с учеными, которые непосредственно занимаются разработкой и усовершенствованием паровых двигателей...
  - Но для этого надо попасть в Лаборато, - разочарованно вздохнул Верт, но тут же вновь оживился. - Зато уж когда попадем, мы точно все узнаем про эти двигатели!
  - Ну, для начала хорошо бы все-таки попасть в Обменник, - осторожно напомнил Лэм о цели путешествия. - Мэстрэ прав, путь предстоит неблизкий, давайте укладываться... Вон наша юная проводница уже давно спит...
  Верт взглянул на заснувшую на земле Астру.
  Девчонка сладко сопела и выглядела совсем беззащитной. Верт хотел было устроиться поближе к ней, но отчего-то застеснялся и лег так, чтобы только украдкой на нее посматривать - так, на всякий случай, вдруг кто обидеть захочет...
  Сон обволакивал незаметно и неотвратимо, словно туман, и сквозь его пелену Верт с трудом различал то полыхающую, как костер, шевелюру Астры, то напряженную фигуру мага, сидящего у огня...
  ***
  Велик Заповедный лес. Шестые сутки Хозяин обходил свои владения по самой границе. Конечно, он мог легко пересечь весь лес за полдня, но сейчас ему требовалось найти следы негодяя, похитившего футляр, а для этого двигаться надо медленно, заглядывая чуть ли не под каждый куст. Конечно, он расспросил лесную мелкоту, но, вот что удивительно, никто ничего не видел и не слышал! Словно вся мелкая нечисть в один миг уснула нарочно, чтобы пропустить преступника. Хотя, собственно, почему 'словно'? Форест был почти уверен, что негодяй каким-то образом специально усыпил лесных обитателей.
  Значит, непрост вор, ой, как непрост! Значит, и искать его надо самому. За шесть дней гнев его немного поутих, но ни забывать, ни, тем более, прощать обиду Форест не собирался, а потому ярость свою пока спрятал в дальнюю норку своей души, чтобы достать, как только найдет вора. И уж тогда....
  Вот и в эту ночь Форест шел, внимательно приглядываясь и принюхиваясь, стараясь обнаружить хоть какой-то след. Вдруг он остановился - пахло человеками! Он принюхался, пытаясь разобраться. Точно, четыре человека, причем, мало того - в вохдухе ощутимо пахло магией, словно вокруг этих человеков всю дорогу носились вирды! Форест, пофыркивая, словно гигантский ёж, устремился по следу, но, не пройдя и сотни шагов, вдруг врезался в невидимую воздушную преграду.
  - Это что еще за новость? - пробурчал он и принялся обходить нежданную помеху, касаясь ее одной рукой. Преграда оказалась круглой - хозяин вновь вышел к тому же следу. Тогда он тонко, еле слышно свистнул, и перед его лицом тотчас зависла небольшая летучая мышь. Форест отдал короткий приказ, и летунья поднялась в воздух. Взлетев над преградой, она несколько раз пискнула, проверяя, свободен ли путь, и вернулась к хозяину. Инстинкты говорили ей, что вниз лететь нельзя, что преграда хоть и не очень высока, но полностью замкнута сверху. Форест нахмурился.
  - Да чтоб им засуха, вирдам этим! - выругался он, поняв, с чем имеет дело. - Все назло делают, поганцы крылатые! Куполов своих понаставят в лесу, не пройти!
  Он присел на мох передохнуть и стал думать.
  'С одной стороны, возле купола заканчиваются человечьи следы, и что там за люди - совершено непонятно. Неужто заставили вирдов себе купол сделать? Ага, поди, заставь этих вирдов, коли они ничего не боятся - улетели себе в небо, и ищи их свищи. А значит, если и помогали они, то по своей воле. А вирды, конечно, хоть и все назло Хозяину делают, но откровенным негодяям помогать бы точно не стали. Да и не пахнет тут футляром, и около дуба другой запах был. Но проследить за этими надо бы, выйдут же они когда-нибудь из-под купола'.
  Рассудив так, Форест растолкал мирно спавшего под кустом хрущика.
  - Вставай, пенек ушастый, дело есть.
  Сучковатый, но еще не пустивший корни молодой хрущ испуганно выскочил из-под куста и прижал большие, похожие на куски коры, уши.
  - Я здесь, Хозяин, я слушаю, какие будут повеления? - пролепетал он, часто-часто моргая своими круглыми зелеными глазенками. Что поделать, в темноте хрущи видят плохо.
  - Видишь купол?
  - Купол? Да, я... а где?
  Хозяин только за голову схватился. Вот же, пенек слепой! Он взял хрущика за ухо, подтащил к преграде и буквально ткнул его носом.
  - Вот здесь. Купол. Воздушный. Понятно?
  - Да-да, понятно-понятно, - испуганно закивал хрущ.
  - Так вот. Под куполом сидят человеки. Знаешь таких? Высокие, двуногие, делают тряпки из растений и шерсти и в них заворачиваются, потому что своя шерсть не растет. Понятно?
  - Да-да, - снова кивнул малыш.
  - Вот сиди здесь и смотри. Как только человеки из купола выйдут, сразу дай мне знать. Все понял?
  - Понял, все понял, - всхлипнул хрущик и стал изо всех сил растирать отпущенное, наконец, ухо.
  А Форест отправился дальше, и уже отойдя на приличное расстояние от купола, вдруг подумал:
  "А что если купол - это как сачок, как ловушка, куда вирды поймали человеков? Кто их разберет, вирдов этих, может, они так мстят человекам за пойманных бабочек?"
  Мысль была настолько неожиданной, что Форест остановился. А что, если они так же поймают вора, будут сами ему мстить, а он, Форест, так и останется ни с чем?
  Ну уж нет, такой несправедливости допустить нельзя! Что бы ни возомнили о себе эти крылатые пакостники, а вора он найдет и накажет. Сам!
  ***
  Вставай! - Астра потрясла Верта за плечо. - Нам пора выходить!
  Парень поспешно вскочил и сонно осмотрелся по сторонам, окинув взглядом потухший костер, темное ночное небо, еще не тронутое первыми лучами рассвета. Взлохмаченный, со слипающимися глазами, он выглядел довольно забавно. Астра смерила его презрительным взглядом и насмешливо хмыкнула. Вот же соня! Нечего было полночи болтать о полетах - может, выспался бы. А она разве виновата в его глупости?
  Под ее взглядом Верт быстро взял себя в руки и принялся убирать лежак. Астра сочла результат удовлетворительным и перешла к Дану. Тот заворочался, из-под полы его куртки вылез хомяк и возмущенно швырнул в девушку скорлупой от ореха.
  - Ты что, совсем того? Ночь на дворе, все устали и хотят спать! И я не позволю тебе будить Дана, пока он как следует не отдохнет! - Тусик возмущенно упер пухлые лапки в не менее пухлые бока. Девушка подумала с усмешкой, что под такие громкие вопли магу вряд ли удастся выспаться.
  В подтверждение этой мысли Дан открыл глаза. Маг встряхнул головой, медленно сел, переглянулся с Лэмом, который в этот момент тоже оторвал голову от лежака, и душераздирающе зевнул. На лицах обоих было написано недоумение по поводу столь ранней побудки, но ни один из них не стал возмущаться и задавать вопросы. Это Астру вполне устраивало. У них не было времени на совещания.
  Конечно, можно было предупредить своих спутников заранее, но девушка намеренно не сделала этого. Что с них взять? Все равно ведь не поймут, почему она так боится, почему от одной мысли, что их поймают до того, как она успеет переговорить с дядюшкой Ри, ее начинает трясти крупной дрожью?
  - Астра, зачем ты подняла нас в такую рань? - все же решил внести ясность Верт, потирая глаза кулаком, как будто это поможет проснуться.
  - И вовсе не рань, - нервно возразила она. - Уже начало пятого, и мы опаздываем. Так что шевелитесь, нам пора. Позавтракаем на ходу. Или подождем с этим до Обменника. До него еще часа три пути. Если не будете тащиться, как сонные мухи, может, и меньше.
  И девушка начала деловито затаптывать и забрасывать землей кострище и другие следы их пребывания на поляне.
  - Ну что ж, пора - значит, пора! - подытожил Дан, сворачивая одеяло. Лэм что-то пробурчал под нос, однако последовал примеру мага.
  Уже через полчаса вся компания быстрым шагом двигалась на запад. Непривычно серьезная Астра почти не отвечала на вопросы и то и дело убегала вперед. Но, время от времени, оглядывалась на все еще сонных спутников и неохотно замедляла шаг.
  Мужчины шли за ней, зевая на ходу и вяло переговариваясь. При слабом свете зарождающегося рассвета они так и норовили споткнуться о каждый корень и зацепиться за каждую ветку. Дан, правда, хотел зажечь маленькую шаровую молнию, но Астра не позволила. Как дети малые - совсем не понимают, что в этих лесах им не очень рады, поэтому особо светиться всякими там молниями - не слишком разумная идея. И вообще - сейчас она тут главная, и ей лучше знать!
  Девушка внезапно почувствовала себя умудренной опытом воспитательницей, которой приходится возиться с малыми детишками. Живое воображение тут же изобразило ее саму в чепчике с рюшами, пышной юбке и, почему-то, с черными редкими усиками над верхней губой, как у лэри Пэгги - старой грымзы, преподававшей хорошие манеры. А ее спутники в коротких шортиках на лямках держались за руки, слушались ее беспрекословно и кивали головами, как сувенирные болванчики Санта-Болты. Картинка получилась настолько забавной, что Астра фыркнула, закрыв рот ладошкой, и обернулась проверить, не заметил ли кто. Ну, не объяснять же им, что такого смешного она находит в сложившейся ситуации?
  - Астра, ну куда ты так летишь? - не выдержал Верт, когда очередная ветка хлестнула его по лицу.
  Воровка даже не обернулась и не сбавила шага, но на вопрос все же ответила.
  - Нужно попасть в Обменник, пока все местные мирно дрыхнут, иначе нам организуют пышные похороны в ближайшей канаве и надгробие в виде булыжника. В Обменнике не любят чужаков. Особенно таких подозрительных чужаков, как вы, - добавила она насмешливо. - Тем более что за вас и поручиться-то некому. Кроме меня... а я, увы - не такой уж большой авторитет.
  - Я не думаю, что все так страшно, как ты говоришь, - с улыбкой возразил Дан. - В конце концов, туда ведь приходят клиенты, скупщики, просто новички в вашей... хм... профессии. Не станут же они убивать всех подряд - так дела не делаются.
  Астра закатила глаза и еле удержалась от того, чтобы не высказать магу все, что она думала по этому поводу. А в силу плохого настроения думала она немало. Видали вы когда-нибудь такого самоуверенного типа? Ни разу не был в Обменнике, до вчерашнего дня даже не слышал о нем, а все туда же - будет ее учить, как себя вести, и рассказывать, какие там порядки!
  - Когда я первый раз попала туда, то уже имела определенную репутацию и славу в Пристенках, но это не сыграло никакой роли. Я вбила себе в голову те же глупости, которыми сейчас нас кормите вы - что я достаточно крутая, что мне там будут чуть ли не в ножки кланяться, что уж со мной-то там обязательно захотят иметь дело..., - девушка замолчала. Вспоминать свою глупость и неприятности, которые за ней последовали, не особо хотелось. Кто же добровольно признает, что он вел себя, как круглый дурак... вернее, дура?
  - И что же случилось? - полюбопытствовал Лэм, когда стало понятно, что Астра не намерена продолжать. - Вы не собираетесь осчастливить нас завершением вашего поучительного рассказа?
  - Случилось то, что всегда случается с самоуверенными идиотами, - процедила воровка сквозь зубы. - И если бы не один человек, заступившийся за меня... в худшем случае я бы сейчас работала в заведении крошки Лулу, причем на общественных началах...
  - А в лучшем? - спросил Верт, которому от этой истории стало как-то не по себе. Но не может же все быть настолько плохо!
  Девушка вздохнула и хмуро взглянула на рыжего исподлобья. Неужели сам не понимает? Неужели ему все нужно объяснять на пальцах?
  - В лучшем... в лучшем случае я бы познакомилась с великим Санта-Болтой, если он, конечно, есть... Мы бы мило сидели на Стене и болтали ногами, разглядывая копошащихся внизу людишек и бросая им на голову священные кирпичи...
  - Так вот откуда в Стене дыры, через которые шастают контрабандисты, - съязвил Лэм, и Астра даже почувствовала благодарность за эту попытку разрядить обстановку. В другой раз она бы с удовольствием подхватила тему, не преминув устроить очередной обмен любезностями. Но сейчас ей как-то совсем не хотелось препираться.
  Чем ближе они подходили к Обменнику, тем отчетливее билась в голове мысль, какую чудовищную ошибку она совершила, потащив сюда этих...Нет, нужно успокоиться! Если очень постараться, призвать на выручку все свои таланты, все еще получится...
  Как-то незаметно ее нервозность и угрюмость заразила всех, поэтому дальше путь проходил в напряженной тишине. Только хомяк спокойно посапывал в капюшоне. По его довольной мордочке легко можно было понять, что ему снилась еда.
  Возле самого Обменника Астра свернула с тропы. Вести такую приметную компанию по прямой было бы верхом глупости. Да их тут же остановят и спросят, какого шмыся им тут понадобилась. И что отвечать? Что проходили мимо и решили зайти? Очень убедительно, а главное - правдоподобно!
  Нетушки, она не настолько выжила из ума. Или настолько? Ведь ввязалась же она в эту авантюру. Более того - сама же ее и предложила! Ну, не убили бы ее порядочники, ведь правда? А здесь могут прихлопнуть запросто - никто и не заметит!
  Стоп! Хватит паниковать! В конце концов, последние два года жизни тоже не были особо сахарными - и ничего. Она сильная, она сможет. Уже не раз смогла, и сейчас тоже выкрутится... просто обязана! Ведь удача на ее стороне... была... до того, как она попалась этим...
  Астра бросила неприязненный взгляд назад на продиравшихся сквозь кусты мужчин. Что ж они так шумят? Неужели нельзя как-то потише? С такими темпами проще было пройти по центральной улице с фанфарами и красно-белыми мишенями на спинах! На посту наверняка услышали. Интересно, кто сегодня дежурит?
  Ух ты! Вот это удача! Вейлер! Да мимо этого отряд дружинников проскачет, он и не заметит! А если заметит, будет до следующего утра думать, должен ли он об этом кому-нибудь сообщить... Правда, где-то поблизости должен быть его напарник - дозоры всегда по двое выставляют. Но пока Вейлер один - стоит этим воспользоваться. Ладно, начинаем отвлекающий маневр.
  - Слушайте внимательно, от этого зависит ваша жизнь, - драматичным шепотом начала она инструктаж. - Видите того типа с ружьем на посту? Нам крупно повезло, я его хорошо знаю и смогу отвлечь. Ваша задача - в это время незаметно проскользнуть мимо и спрятаться... где найдете. Конечно, уже светло, и это минус, но что поделать... Благо, активная жизнь в Обменнике начинается ближе к полудню... Я пройду открыто у всех на виду и потом спрячу вас в надежном месте.
  -Опять прятаться и скрываться! - пробормотал Лэм.
  Вместо ответа Астра молча развернулась и скорым шагом пошла обратно. Если бы она вывалилась на тропу из кустов - это выглядело бы как-то странно. А слишком привлекать внимание не в ее интересах...
  - Какие люди! - расцвел Вейлер, едва Астра показалась на тропе. - Санта-Болта решил сжалиться надо мной и послал мне в подарок симпатичный цветочек!
  - Отвали, Вей, я тороплюсь! - отрезала девушка, пытаясь обойти постового.
  Как она и ожидала, парень тут же преградил ей путь. Это был самый лучший способ привлечь его внимание. Уроды, вроде Вейлера, почему-то всегда считают себя бесценным подарком для любой женщины, поэтому больше всего не переносят равнодушия.
  Астра с неприязнью отметила противную улыбочку и похотливый взгляд - все как всегда. В другой раз она бы нашла способ отделаться от него поскорее, но сейчас перед ней стояла другая задача...
  - И куда это так торопится наша Астрочка? - Вейлер придвинулся ближе, поворачиваясь спиной ко входу в ущелье.
  Краем глаза Астра заметила три тени, бесшумно скользящие в неверном утреннем свете. Стараясь не коситься на них слишком часто, чтобы потом не врать про внезапно развившееся косоглазие, девушка напряженно молчала и совсем не учла один момент. Вей, вследствие врожденного идиотизма, принял ее молчание за предложение продолжить беседу.
  - Чего молчишь? Не хочешь пообщаться со своим добрым другом Вейлером? Может, брезгуешь? Может, привыкла, чтоб тебя осыпали подарками и пели серенады? Я ведь человек простой, церемониям не обучен, но ради тебя даже спеть могу! - и он действительно запел, вернее, заорал прокуренным голосом так, что мирно спавший Обменник просто не мог не проснуться.
  Зачем, красотка,
  зачем, красотка,
  зачем, красотка, ты не выбрала меня?
  Астра стиснула зубы. Яйца Санта-Болты! Да они ей теперь не то, что свободу - золотой запас 'Демо-Банка' должны! Вовек не расплатятся! Ну, быстрее же! Сколько можно копаться? Она же сейчас не выдержит, пошлет Вейлера в общепринятом направлении, он обернется и...
  Темные фигуры скрылись в ущелье, и Астра вздохнула с облегчением. Оставалось надеяться, что им хватит ума затаиться под каким-нибудь забором до ее прихода. Теперь только избавиться от этого любвеобильного певца - и дело в шляпе.
  Но не успела девушка открыть рот, чтобы высказать постовому все припасенные в течение его выступления слова, как ее опередили. Из небольшой, хорошо замаскированной сторожки выскочил напарник Вейлера, высокий немолодой мужчина смутно знакомой наружности. Астра не помнила его имени, но какая, в сущности, разница?
  - Вей, ты что, охренел? Да я тебе, дятлу, за твои вопли глаз на..., - мужчина увидел Астру, осекся и спросил уже спокойнее: - Ты чего орешь, как недорезанный? И чего барышню не пускаешь?
  - А это он мне серенаду спеть решил, - Астра выдавила усмешку. - Говорит, пока не послушаешь, не пущу. Весь город, небось, перебудил, а некоторые дядюшки по утрам очень чутко спят, как я слышала... Да и кому понравится, что его разбудили ни свет, ни заря?.. Ну, я пойду. Не могу же я весь день тут с вами торчать...
  И она гордо прошествовала мимо застывших мужчин, гадая про себя, где теперь искать остальных. Воспитанная в тяжелых тренировках вредность мурчала от удовольствия, что теперь этому придурку Вею точно достанется по первое число.
  Она так увлеклась, представляя эту радостную картинку, что чуть не вскрикнула от неожиданности, когда ее схватили за руку и втащили в какой-то кустарник. Выдернув руку из захвата, девушка недовольно воззрилась на непривычно серьезного Дана. И чего он? Только недавно рассказывал, какое дружелюбное место - Обменник, а сейчас, когда все уже начало получатся - вдруг скис... И Лэм - тоже какой-то угрюмый....
  Астра перевела взгляд на Верта и вдруг все поняла. Этот лопух снова собрался ее защищать! Нашел время! Чуть все не испортил! Вон, глаза до сих пор горят - и куда только сонливость делась? Небось, старшие мужчины минуту назад еле удержали его от стремления дать идиоту-охраннику в глаз или еще в какую ненужную часть тела. Да что ж его так тянет в бой за честь невинной девы?
  - Ой, расслабься, герой, - насмешливо хмыкнула невинная дева, хлопая Верта по плечу. - Не надо меня защищать. Я умею за себя постоять без посторонней помощи. Если бы я после каждой подобной сцены падала в обморок, меня бы давно на свете не было. Просто имей в виду... вы все имейте: здесь каждый человек - ваш враг, и относиться к нему нужно соответствующе. Будьте начеку, и все будет хорошо!
  С этими словами она нырнула в просвет между ветками и уверенно пошла под самой стенкой ущелья в сторону виднеющихся невысоких строений. Местные жители еще спали, только кое-где попадались редкие прохожие, нашествие которых приходилось пережидать за заборами и помойками.
  Девушке казалось, что они крадутся вот так уже целую вечность! А ведь она считала Обменник небольшим городком! И чего этим людям не спится в такую рань? Бродят тут, других пугают! Если она после этого путешествия станет нервно-припадочной - ее это ни капли не удивит, вот, ни капельки! Только пусть тогда эти ей до конца дней выплачивают пенсию по потере трудоспособности...
  Когда, наконец, впереди показалась дверь склада, где Астра обычно хранила свой нехитрый скарб, ей захотелось кричать от радости. Это вполне надежное место, чтобы перекантоваться пару часов. И сам склад, и сундуки, хранящиеся там, были заколдованы от воров - открыть их мог только владелец специальным заговоренным ключом. Даже в этой неспокойной среде подобная мера предосторожности срабатывала отлично - не потому, что воры не пытались подобрать заговоренные отмычки - пытались и не раз. Просто владелец складов был человеком основательным и очень не любил, когда ему портили репутацию. Каждое ограбление он принимал слишком близко к сердцу, поэтому каждый, решившийся его ограбить, впоследствии сильно раскаивался в содеянном. Зато сейчас эти склады были самым надежным местом для хранения ценных вещей, а значит и разношерстную компанию из мага, хомяка, этнографа и рыжего защитника девиц здесь тоже можно хранить.
  Заперев дверь, Астра с облегчением опустилась на ближайший сундук. Конечно, есть вероятность, что кто-то из владельцев имеющегося в сундуках скарба захочет прийти за своими вещами, но более безопасного места в Обменнике она придумать не смогла. Ладно, кто не рискует, тот не пьет огневку. А сейчас бы не помешало для снятия стресса... Ну, и что, что с утра!
  Девушка тряхнула головой, отгоняя глупые мысли. Они на деле, а на деле пьют только полные идиоты и самоубийцы. И вообще, чего это она расселась? Работать пора!
  - Сидите здесь, никуда не выходите и вообще ведите себя тихо! - скомандовала она, с удовольствием отмечая, что больше никто не оспаривает ее слова. - А я пойду на разведку, и попробую добиться аудиенции у местного начальства... И можете завтракать без меня, у меня нет аппетита...
  На слове 'завтракать' тишину склада нарушило энергичное сопение, и на плече у Дана показался мирно проспавший все самое интересное Кактус.
  - Вот и правильно, вот и иди! - закивал он, глядя на Астру без особой симпатии и дергая хозяина за ремень сумки. - А ты давай, доставай припасы. Только не говори мне, что забыл орехи!
  Астра сокрушенно покачала головой. Какая может быть тишина, если с ними Тусик? Хомяк молчит, только когда ест. Но хватит ли у них еды, чтобы угомонить его на несколько часов?
  И тут на помощь пришел Дан, который, к счастью, понимал больше своего фамилиара.
  - Кактус, я тебя очень прошу - даже если тебе кажется, что ситуация требует твоего вмешательства, все равно не вылезай и не начинай комментировать. Ты все выскажешь потом, когда мы выйдем из Обменника.
  - Ты никогда не прислушиваешься к моим словам..., - насупился хомяк, трагично сцепляя лапки на груди.
  - Я прислушиваюсь, - возразил маг, - но совершенно не хочу, чтобы к ним прислушивались все жители этого славного города, в который Астра так боялась идти... мало ли что. Может, они никогда не видели говорящих хомяков. Может, им покажется, что ты не прав...
  Тусик надулся и полез обратно в капюшон, с трудом волоча с собой бутерброд с сыром.
  - Ладно, я буду слеп и глух, и вообще сделаю вид, что я не хомяк, а бабочка... Молчаливая бабочка на твоем плече... но это не значит, что я не буду иметь своего мнения..
  - Имей. Но путь это будет очень молчаливое мнение..., - спокойно согласился Дан и кивнул Астре. - Иди, мы тут не пропадем.
  ***
  Сейчас, когда уже не нужно было красться на цыпочках и передвигаться короткими перебежками, девушка чувствовала себя гораздо увереннее. Можно спокойно идти по улице, здороваться со знакомыми, узнавать новости, огрызаться на подначки и шуточки мающегося похмельем мужского населения Обменника. То есть, вести себя так, как всегда. Наконец, хоть что-то привычное после бурных событий последних дней. И пусть это не курорт на водах, но все равно как-то... успокаивало...
  Стащив яблоко из продуктовой лавки, Астра обтерла его рукавом и вгрызлась в сочную мякоть. Ну и что, что сама отказалась от завтрака? Просто украсть что-то прямо под носом у старухи Патиссон, самой противной торговки в Обменнике - это само по себе удовольствие. Да и к тому же, яблоко-то очень даже ничего!
  Астра хмыкнула. Надо же, до чего одно простое яблоко способствует душевному спокойствию. И вроде бы уже не так страшно, и будущее не кажется таким беспросветным, и план дальнейших действий вырисовывается сам собой... К тому же, думается с полным ртом как-то веселее...
  Странно, как это вреднючий хомяк Дана до сих пор не стал величайшим философом современности - жует ведь постоянно! Перед мысленным взором тут же встала забавная картинка - Тусик сидит на какой-то тумбе, уложив нахмуренный лоб на пухленький кулачок, и сосредоточенно смотрит на надкусанное яблоко. Подкинуть, что ли, эту идею старухе Патиссон? Лучшая реклама для ее товара!
  Рассмеявшись про себя, девушка вышла на пустую Базарную площадь. Каждую последнюю седьмицу месяца здесь случалось сущее столпотворение под названием Базар. Помимо постоянно действующих лавок на площади выставляли длинные ряды столов, быстро заполняемые различным хламом, где сотни торговцев расхваливали свои товары. Астра просто обожала это мероприятие: от разнообразия и выбора глаза так и норовили разбежаться в разные стороны, а на затылке просился наружу еще и третий глаз. Но больше всего ей нравился сам процесс покупок. Даже за самую ненужную вещь здесь принято было торговаться до хрипоты. Отказ поторговаться воспринимался продавцом как величайшее оскорбление. От взаимных попыток облапошить друг друга можно было получить ни с чем несравнимое удовольствие. Да и кто же упустит такой шанс купить по дешевке действительно ценную вещь или сбагрить подороже какую-нибудь рухлядь?
  'Даже жаль, что сегодня не Базарный день, - подумала девушка. - Затеряться в базарной толпе даже с троицей не самых незаметных типов было бы проще... Но чего нет, того нет. Придумаем что-нибудь другое'.
  От нечего делать рассматривая выставленные в открывающихся лавках товары, Астра, не спеша, шла к ратуше. Конечно, для обычного деревянного дома довольно непрезентабельной наружности название было слишком громким. Но живущий в нем человек пользовался слишком большим авторитетом, чтобы хоть кто-то посмел заикнуться об этом вслух. Градоначальникам положено работать в ратушах, так как же еще можно назвать дом, в котором этот самый градоначальник изволит обитать и принимать посетителей?
  'Вот только вряд ли у него уже начались приемные часы, - вздохнула Астра про себя, бросив печальный взгляд на светло-серое утреннее небо. - И то, что дядюшка Ри, по слухам, страдает бессонницей, вряд ли послужит достаточным оправданием, если я побеспокою его до завтрака... Может, попробовать договориться с Лýкой?'
  Лýка - бессменный адъютант местного градоначальника - сидел на крыльце ратуши, забросив ноги на дощатые перила и уперев спинку стула в стену, и просматривал сегодняшнюю газету. Астра всегда поражалась, как в закрытый ото всех Обменник свежая пресса попадает раньше, чем в столицы и крупные города. Впрочем, Ри любит знать все обо всем, поэтому наверняка тратит на это немалые деньги.
  Осторожно приблизившись к перилам, Астра почтительно застыла. Лука всегда относился к ней хорошо, но кто знает, как он воспримет ее сегодняшнюю просьбу...
  - Ну, чего уставилась, девочка? - ворчливо отозвался адъютант и опустил газету. Хитрые молодые глаза весело взглянули на Астру, создавая странный контраст с морщинами у рта и вислыми усами. - Чуть дырку в газете не проглядела. А что я нашему дядюшке скажу, когда принесу ему дырявую газету, а?
  Астра хмыкнула. Иногда ей казалось, что с Лукой вообще невозможно поговорить серьезно. Он то отшучивается, то смеется, и понять, что он думает на самом деле, просто невозможно. А ведь дело, с которым она пришла, было довольно щекотливым, и девочка просто не знала, с какой стороны к нему подойти. Конечно, он уже помог ей когда-то, по-крупному помог, но ведь это не значит, что должен помогать и впредь.
  - Я смотрю, вы газету читаете, - решила начать она издалека. - Вот, думаю, подойду, поздороваюсь...
  - Почитаешь тут, как же! - Лука с притворной досадой дернул себя за ус. - Дядюшка проснулся сегодня раньше обычного. Сейчас кофею попьет, отберет газету и пока от первой до последней строчки не изучит - хрен отдаст! Так я хоть одним глазом просмотреть хотел... Но ведь отвлекают малявки разные... Ладно, рассказывай, зачем пришла.
  - Да я же говорю - просто мимо шла! - тут же открестилась Астра. Почему-то признаться в настоящей цели было страшновато. Ведь недаром у дядюшки Ри такая суровая репутация, и боится его весь Обменник тоже недаром. Вдруг ему не понравится, что она чужаков привела... Что с ними со всеми тогда будет?
  С минуту Лука задумчиво рассматривал ее нарочито невозмутимое лицо и дрожащие пальцы, мнущие ремень сумки. Под этим изучающим взглядом Астре захотелось стать чем-то маленьким и незаметным, вроде мехоежика. К мехоежикам у местных авторитетов вряд ли есть какие-нибудь претензии...
  Наконец мужчина утвердительно хмыкнул, аккуратно сложил газету, бросил ее на перила и поманил девушку за собой. На негнущихся ногах Астра перешагнула порог, чувствуя себя кроликом, которого заманили в лисью нору.
  Внутреннее убранство ратуши тут же напомнило девочке лавку старьевщика. Тут, казалось, не было никакого порядка, и в то же время каждая вещь непостижимым образом была на своем месте. И старинное деревянное кресло-качалка, и новомодный сейф с кодовым замком, и цветистая ваза на каминной полке, и какая-то жуткая черно-зеленая картина на стене возле окна. Все вещи были разных стилей, разных возрастов и из разных стран, но вместе они создавали неповторимое ощущение уюта. Но больше всего Астру поразило количество книг - они были буквально везде. В шкафах, на полках, сложены в стопки на столах, тумбочках и просто на полу.
  Сам хозяин дома в этот ранний час сидел за столом у окна, и в его руках тоже была книжка - тоненькая и, кажется, совсем новая. На столе перед ним стояла полная, явно забытая чашка кофе. Астра благоговейно вдохнула густой аромат. Кофе - редкий и дорогой напиток из зерен с островов Мадеин - самой Астре доводилось попробовать лишь пару раз. Вкус ей совершенно не понравился, но сам факт, что не всякий лэр может его себе позволить, вызывал уважение.
  - Лука, ты только послушай, что пишут в этой книжонке, которую мне вчера притащил Янéс, - дядюшка Ри даже не повернул головы, чтобы посмотреть на вошедших. - 'Криминальный кодекс для самых маленьких' - слыхал когда-нибудь более дурацкое название? 'Книга издана по заказу Криминальной полиции Демо при содействии его величества Императора Натаниэля I'. Деньги им некуда девать, вот что я скажу! Но это еще цветочки. Содержание просто убийственное. Вот, послушай. Сказка 'Уйдиночка' - ты ее знаешь, полностью читать не буду. А вот послесловие... 'Доведение до самоубийства карается лишением свободы на срок от трех до пяти лет'. Сказка 'Королева снегуров': похищение несовершеннолетнего - от шести до пятнадцати лет. И так вся книжка! Полный бред! Хотя почитать интересно... - добавил градоначальник и, послюнявив палец, перевернул страницу.
  - Тебе все интересно, - недовольно проворчал Лука, - что классика, что бульварщина, что газетенки. Лишь бы было, что почитать. А работать когда будем? К тебе, между прочим, посетитель пришел...
  И адъютант ненавязчиво подтолкнул Астру в спину. Дядюшка Ри поднял от книжки светлые, чуть подслеповатые глаза, и его безусое лицо расплылось в довольной кошачьей улыбке.
  - Ну-ка, кто у нас тут? Астра по прозвищу Дикая. Почти десяток довольно удачных крупных краж, немалое количество более мелких дорожных, работаешь одна, следов на местах преступлений почти не оставляешь. В целом, начало карьеры можно назвать довольно удачным. Вскоре после кражи в одной из таверн Бэмца была замечена в компании каких-то подозрительных личностей, среди которых некий столичный хлыщ из Демо и известный маг-воздушник. Я правильно излагаю?
  Во время этого монолога Астре стало казаться, что ее глаза уже вылезли из орбит, а челюсть закатилась под стоящий рядом шкаф. Нет, она слышала, что дядюшка Ри знает все, но чтобы до такой степени? Получается, что он уже давно в курсе всех ее дел с Даном и компанией. Тогда почему же не предпринял ничего? Почему не помешал ей привести их в Обменник? Или, наоборот, ждал, когда они сами зайдут в приготовленную ловушку? Все! Теперь их точно всех того... а потом прикопают за городом - и концы в воду!
  - Ну, чего молчишь? Может, расскажешь, где же вы так долго возились? Я уж думал, что мою разведку разгонять пора. Ждал вас еще ко вчерашнему вечеру. Маги, как известно, умеют преодолевать расстояния куда быстрее обычного человека, верно? Ладно, чего тянуть, веди!
  - К-куда? - дрожащим голосом уточнила Астра. Происходящее казалось дурным сном, и больше всего на свете ей хотелось проснуться в то утро, когда ей пришло в голову ограбить таверну Хизер. И переиграть все по-новому, чтобы никогда не было ни кражи, ни побега, ни сделки. - Куда вести?
  - Туда, где спрятала своих новых друзей. Поговорить мне с ними надобно. Да и им со мной, насколько я могу судить. Или ты не за этим сюда пришла?
  Астра кивнула. Что ей еще оставалось? Уже второй раз она недооценила опасность, таящуюся в Обменнике, только на этот раз расплачиваться она будет не одна. Прав был Лэм, когда опасался, что они шли в ловушку. Вот только в одном он ошибся - Астра сама об этом не знала.
  Ноги стали ватными и не хотели идти, но ослушаться Ри Астра не посмела. Она смотрела, как он надевает сюртук, как одним глотком выпивает полчашки кофе, как сует в рот пухлую булочку и идет к двери. Девушка послушно поплелась за ним.
  - Не бойся, - шепнул ей Лука, когда она проходила мимо. - Он не такой страшный, как кажется. Не съест он тебя. Да и остальных тоже вряд ли. Особенно, если смогут предложить ему что-нибудь интересное. А ведь смогут?
  Закрывая за собой дверь, Астра все пыталась сообразить, что же было в хитрых глазах адъютанта. Могло ли ей показаться притаившееся в глубине участие?
  ***
  Время тянулось нескончаемо медленно. Может быть там, за стенами склада, прошло всего часа два. Но тут казалось - вечность.
  Дан снова с тоской огляделся. Длинный барак утопал в полутьме, только тускло горели только светильники над ящиками, на которых примостились незваные гости. В обе стороны от них тянулись бесконечные ряды коробок и сундуков.
  Тишина склада давила на уши, словно остального мира и не существовало, а был только вот этот полумрак.
  - И долго нам тут сидеть? - в очередной раз проворчал Лэм.
  - Астра же сказала, что ей нужно время, чтобы найти найти местное начальство, - задиристо ответил Верт, демонстрируя полную готовность защищать девушку от любых нападок.
  - Которое некий лэр Клуш назовет просто криминальными авторитетами. Чудесная компания для юной лэри, - Лэм поджал губы и повернулся к Дану.
  Маг погладил вылезшего на колено хомяка и пожал плечами.
  - Тесное общение с местным криминалитетом нам, конечно, не нужно, но если уж мы сюда пришли, придется ждать.
  - И почему мне кажется, что это банальная ловушка? - Лэм бросил настороженный взгляд в сторону входной двери.
  - А почему вы никому не доверяете? - рассердился Верт. - Она ведь сказала, что поможет нам.
  - Лэм посмотрел на юношу почти с сожалением и покачал головой.
  - Неужели вы принимаете за чистую монету все, что вам говорят? - с сарказмом поинтересовался он. - Могу только позавидовать вашей наивности.
  - Людям нужно верить, - нахмурился Верт. - Тем более, это - не просто слова, а обещание.
  И он с надеждой посмотрел на Дана. Со скептической усмешкой обернулся к магу и Лэм
  - Обещание, полученное под давлением,мало что значит, - Дан встал и попытался сделать несколько шагов, но проходу между ящиками был тесным, ион вернулся на место. - Хотя я тоже не думаю, что Астра специально заманила нас в ловушку. Особой ценности мы не представляем, да и запирать мага, владеющего телепортированием - не самое умное занятие. Поэтому, грант, не стоит волноваться заранее. Лэм, нахмурившись, отвернулся.
  - А если у них тоже есть маги? - Верт настолько заинтересовался идеей, что даже забыл, что должен защищать доброе имя Астры.
  - Блокировать мой телепорт может только более сильный и опытный воздушник, - улыбнулся Дан. - А что-то я не слышал, чтобы кто-то из наших умельцев пропадал в Пристенках. Знаю, тут живет несколько выпускников Университета, но вряд ли они станут помогать бандитам меня ловить.
  - А если вы просто этого мага не знаете? Может, он не закончил Университет или учился еще где-то? - на всякий случай уточнил Верт
  - Если мы его не знаем, - гордо заявил Кактус, - значит, его и знать не стоит, и блокировать телепорт Дана он не сможет, - хомяк гордо выпрямился на плече мага. - Мастеров знают все.
  Лэм скептически улыбнулся. Заметив его недоверие, хомяк насупился и приготовился прочесть лекцию об основах телепортации, но тут в двери что-то заскрежетало.
  - Так, мастер, - Дан легко сбросил Кактуса в капюшон, - помни свое обещание - тебя нет, а если вылезешь - ты обычный немой хомяк. Кажется, мы все-таки дождались.
  Разом вспыхнули все светильники на потолке, и мужчины настороженно замерли. В дверь вошел невысокий круглолицый человек, осмотрелся и уверенно двинулся вперед.
  Астра сдержала слово.
  ***
  
  Внезапно вспыхнувшие лампы в первый момент ослепили Лэма.
  "Что же, хороший световой эффект, - оценил он. - Специально для выхода Особо Важной Персоны. Особенно учитывая, что без эффектов Персона смотрелась бы не слишком представительно". В том, что вошедший вместе с Астрой тип был именно тем, кого она искала, можно было не сомневаться. Уж очень неуверенно и вместе с тем почтительно держалась обычно невозмутимая воровка.
  Сам же тип с первого взгляда не внушал особого трепета. Этакий шарик на ножках, не высокий, гладковыбритый. Даже какой-то улыбчивый. А вот костюмчик на нем... интересный. Сюртук из дорогого сукна, бархатный темно-вишневый жилет. В кармане жилета - часы на цепочке. И это - представитель воровского мира? Ни дать, ни взять - франт с бульваров Лаборато. Причем одет со вкусом, тому же Слаю до него, как до самого верха Стены.
  Прищуренный взгляд вошедшего быстро скользил по окружающим. Верта тип оглядел с усмешкой, самого Лэма - с легким презрением, а вот Дана явно выделил из всей компании. И обратился он именно к нему, как к главному:
   -Какие люди пожаловали в наш гостеприимный городок! Мэстрэ Даниэль Дан, я не ошибаюсь? - он с легкой издевкой поклонился, делая вид, что приветствует мага.
  Дан встал с ящика, расправил плечи, и макушка собеседника оказалась где-то в районе его подмышки. Стальные глаза мага ответили на ироничное приветствие холодным взглядом, и мэстрэ Даниэль Дан, известный герой и победитель чвыриков, привыкший к вниманию толпы и властей, чуть склонил голову в легком полупоклоне.
   - С кем имею честь?
  'Неплохо...' - Лэму страшно хотелось поаплодировать, но он сдержался.
   -Ну... можете считать меня местным градоначальником, А поскольку выше меня в этом городе... разве что Санта-Болта, то ваша судьба сейчас в наших руках. Моих и его, - тип нарочито ухмыльнулся, явно стараясь вызвать неприятное впечатление.
  Дуэль взглядов окончилась ничьей, теперь в ход пошли интонации голоса. Да, этот шарик оказался умелым игроком.
   -И все же, как прикажете вас называть? - спокойный голос Дана явно контрастировал с резкими складками у рта и играющими желваками.
  Тип огляделся и, не найдя более подходящего места, уселся на тот самый ящик, с которого встал Дан. Небрежно откинувшись к стоящему сзади сундуку, он принял позу Особо Важной Персоны, принимающей Нежданного Посетителя.
   -Называйте меня просто - Ри, - промурлыкал он. - Чему обязан вашим визитом?
  Лэм улыбнулся про себя, оценив мастерство удара.
   - Нам нужна информация, - заявил Дан, глядя в глаза хозяину города.
   -Информация... - Ри улыбнулся. - Информация нужна всем. Но те, у кого она есть, не всегда готовы ею поделиться. Да еще и просто так, с первым встречным.
   -Может быть, когда речь идет о выгоде, - маг немного повысил голос. - Но когда о жизни и смерти...
   - Жизнь и смерть - это всего лишь слова. Что вы можете мне предложить, кроме слов? - поднял бровь Ри.
  Дан уже было открыл рот, чтобы ответить, но Лэм его опередил.
   -Выгодную сделку, - демон шагнул вперед, слегка отстраняя локтем остолбеневшего от такой наглости Дана.
  "Ничего-ничего, мэстрэ, не дергайтесь, для дела важнее. Ну, кто в здравом уме доверит вести деловые переговоры магу-идеалисту? Оказывается, среди магов и такие попадаются. О полетах он мечтает..." - мелькнула в голове у Лэма грустная мысль, и тут же пропала, уступив место холодному расчету.
   -Называйте меня просто - Лэм.
   -А полное имя?
   -А разве вы знаете полные имена всех жителей вашего города?
   -Тех, с кем имею дело, да, - взгляд градоначальника стал холодным и серьезным.
  Астра, стоявшая в стороне, слегка дернулась, но Лэм не дрогнул.
   -Ну что же, я могу вам его написать. На листочке вот в этой книжечке, - и Лэм вытащил из внутреннего кармана сюртука чековую книжку.
   -И что это за книжечка?
   -О, это замечательное изобретение. Вот сюда вписывается цифра, а сюда владелец ставит свою подпись, листочек отрывается, и по нему можно получить в банке нужную сумму.
   -Ну-ка, дайте, я посмотрю поближе, - Ри вытащил из кармана пенсне и нацепил его на нос. - Ага, чековая книжка "Демо-Банка", столичный офис в Лаборато...Неплохо! Неограниченный лимит! Такой не всяким дают.
   -"Один - ноль. А этот тип далеко не прост. Что же, сыграем с ним в игру "олигарх и чиновник", это должно ему понравиться".
   -Вы совершенно правы. И, я думаю, будет вполне справедливо, если определенная сумма из этого лимита будет выделена на благоустройство вашего славного города.
   -Молодой человек, - Ри даже закашлялся от смеха, - вы понимаете, что сейчас делаете? В соответствии с вашими законами, давая мне деньги, вы становитесь 'участником организованной преступной группировки', что влечет за собой уголовное наказание.
  Верт встревожено взглянул на мага, но Дан продолжал невозмутимо наблюдать за разыгрывающимся перед его глазами представлением.
   -А мне кажется, - Лэм поморщился, но постарался сохранить невозмутимый вид, - что я веду переговоры с деловым человеком, который прекрасно осознает, в чем его выгода.
  При слове 'выгода' капюшон мага зашевелился.
   - Выгода выгоде рознь, - усмехнулся Ри. - Вы считаете, что можете мне что-то предложить - предлагайте. А я сам решу, стоит оно моего времени или нет. Я, знаете ли, люблю спокойную, тихую жизнь. Чужаки, нарушающие ее течение, должны иметь очень веские аргументы, чтобы стать желанными гостями.
   -Ну, начнем с финансовых дел, - Лэм взмахнул чековой книжкой. - Раз ваш городок называется Обменником, почему бы нам не совершить взаимовыгодный обмен? Вы нам информацию по интересующему нас вопросу, а мы вам - одну из страниц этой книжечки...
   -Допустим, допустим, - Ри явно доставляла удовольствие эта игра, - только с чего вы взяли, что я буду с вами договариваться на ваших условиях? Я ведь могу применить иные методы.
   -Это какие?
   -"Как говорил дед, в переговорах главное - невозмутимость. Даже если ты знаешь ответ, и он тебе неприятен".
   -А разве вас Астра не предупреждала, что к нам в Обменник чужакам ходить опасно? Что же ты, девочка? - Ри строго посмотрел на притихшую подопечную, которая чуть потупила голову. Верт открыл было рот, чтобы вступиться за девушку, но Дан, опустив руку ему на плечо, зарубил эти намерения на корню.
   -Конечно, она предупредила. Но мне кажется, что она ошиблась, - Лэм твердо смотрел в глаза градоначальнику. - Ибо при этом вы проиграете.
   -Проиграю? - Ри ухмыльнулся.
   -У нас с собой не так уж много денег. А, использовав методы, о которых вы говорите, вы вряд ли сумеете воспользоваться моими чеками. При неограниченном лимите "Демо-Банк" требует дополнительного подтверждения чека со стороны клиента. И я должен быть живой, на свободе и действовать не по принуждению. В противном случае, - Лэм позволил себе чуть-чуть улыбнуться, - "Демо-Банк" имеет в нашей стране большое влияние. И Императорская Тайная Канцелярия с удовольствием окажет ему услугу. Например, по поиску моего местонахождения. Поэтому я и говорю - вы только проиграете. А хорошая сумма, ну, например, в сто золотых...
   -Сто золотых? - Ри с трудом сдерживал смех.
   -Только в дар вашему городу. Остальное - за конкретные дела.
   -Какие же у вас ко мне конкретные дела?
   - Мы хотим знать, - раздался из-за спины Лэма голос Дана, - о странных событиях, которые в последнее время происходят в Пристенках: о чужаках, зачастивших сюда с обеих сторон Стены, о нападениях на нелюдей и исчезновении магических существ:
   - А не много ли вы хотите? - совершено искренне удивился хозяин города.
   -Насколько я понимаю ситуацию, - Лэм бросил сердитый взгляд на мага, так не вовремя вмешавшегося в разговор, - эти люди - не являются ....э-э-э обитателями вашего города. Поэтому, если вы нам поможете, это не доставит вам никаких неудобств, а только принесет дополнительную выгоду...
   -Молодой человек, все ваши предполагаемые "выгоды" для меня ничего не значат, - Ри снисходительно рассматривал демона. - Я умею ценить то, что у меня есть, и не собираюсь заключать сделки с какими-то чужаками. Обменник - это наш мир, здесь мы устанавливаем законы.
   - Какие законы, когда кто-то ставит ловушки на пыжиков и охотится на снегуров? - возмущенный голосок хомяка прорезал тишину. Сердитый Тусик выбрался из капюшона на плечо Дана, устроился поудобнее, скрестил передние лапки на груди и с негодованием уставился на градоначальника. Ри вздрогнул от неожиданности, но быстро взял себя в руки.
   -Кактус! - Дан попытался остановить нахального хомяка, но ему это, как обычно, не удалось.
   - Не могу молчать! - хомяк сердито посмотрел на людей.
   -Какой интересный фамильяр, - Ри улыбнулся рассерженному зверьку. - И почему ты до сих пор молчал?
  Тусик приосанился:
   - Как почему? Из-за вас. У вашего Обменника такая репутация, что мне просто заткнули рот!
   -Обычно он у тебя и так занят. Причем едой, - проворчал Дан.
   -Однако это не значит, что мне нечего сказать, - гордо возразил Тусик. - И, я думаю, здесь найдутся люди, которые умеют подняться над личными амбициями ради важного дела?
   -Найдутся-найдутся, - Ри сохранял серьезность, но его глаза откровенно смеялись. - Так что же ты мне хотел сказать?
   - А я все сказал, - хомяк гордо оглядел компанию, - мы в ваши дела не лезем, нам нужна информация, не так ли, лэр? - и он вопросительно посмотрел на Лэма. Тот кивнул, Фамилиар перевел взгляд на Верта. Мальчик посмотрел в глаза градоначальника и четко ответил:
   - Да, мы хотим разобраться, что происходит в Пристенках.
   -Какое единодушие! - Ри иронично оглядел компанию. - А ты, Астра, что скажешь?
  Взгляды всех присутствующих устремились на притихшую девушку. Та гордо закусила губу.
   - Им нужна информация, а мне нужно, чтобы они ее получили....
   - Как интересно..., - любопытство в голосе Ри заставило Астру передернуть плечами. - И на что же они тебя поймали, девочка?
   - Не поймали, - девушка сморщила лоб. - Я сама попалась. А за свободу надо платить...
  Ри расхохотался.
   - Просто роман какой-то. Детектив или один из новомодных приключенческих. Воины света, идущие по пути темных тварей, поймали маленькую, но очень гордую птичку. И держат ее на поводке, чтобы она показала им дорогу к логову темных... Не хватает только рыцаря, влюбленного в птичку, который освободит пленницу. Ну что, парень, не хочешь побыть рыцарем?
  Рука Дана снова легла на плечо Верта, останавливая дернувшегося паренька.
   - О рыцарях мы поговорим в другой раз, - маг холодно взглянул на градоправителя, - а сейчас мы хотели бы узнать немного подробнее о нелюдях, пыжиках и знатных лэрах, повадившихся отдыхать в Пристенках.
   - Ну что же, в другой раз, так в другой раз. Тогда до встречи. А чтобы ваш приход не оказался бесполезным, я разрешаю вам погостить сегодня в Обменнике, - Ри встал с ящика и лениво пошел к двери, но на полушаге обернулся. Он еще раз обвел взглядом притихшую компанию и поманил Астру пальцем. Та неохотно подошла.
  Пару секунд градоначальник что-то шептал ей на ухо. Астра слушала напряженно, и ее лицо постепенно светлело. Подмигнув напоследок насупившемуся Кактусу, Ри пригасил потолочные светильники.
   - Кстати, надеюсь, про чек в дар нашему городу вы не забыли? - спохватился он, словно внезапно вспомнил о забытой в суматохе мелочи, и похлопал себя по карманам.
   - Ни в коем случае, - улыбнулся Лэм. - Сто золотых? Или...
   -Сто двадцать, - подчеркнул Ри.
   -Ну, такую сумму я мог бы наскрести и ассигнациями.
   -Помилуйте, молодой человек, - Ри развел руками, - я все-таки градоначальник, а не меняла, которых у нас полно. Зачем мне ваши ассигнации? А вот страничка из вашей книжечки... - это интересно. Давно я не держал в руках чеков.... Кстати, кто именно готов сделать нашему городу этот щедрый подарок?
   -Здесь найдется перо и чернила? - Лэм огляделся по сторонам.
  Дядюшка Ри сделал легкий знак головой, и непривычно тихая Астра подскочила к стоящей в стороне конторке с амбарной книгой, в которую хозяин склада заносил имена клиентов и сроки хранения товара. Обмакнув перо в тяжелую чернильницу, она передала его Лэму. Тот быстро расписался и вручил чек Ри.
   -Так-так, - градоначальник поднес чек поближе и внимательно прочитал подпись, - вот вы что за птица! - Ри еще раз оглядел Лэма с ног до головы. - Наслышан. Ну, если вы - тот, за кого себя выдаете, то у вас должен быть особый знак.
   -Есть у меня знак, - и Лэм спокойно отвернул ворот сюртука. - Вот он.
  В полумраке склада блеснула серебряная чайка.
  Маг встревожено прищурился, у губ вновь прорезались жесткие складки, он взглянул на Лэма и, словно случайно, сделал шаг к Верту, встав между ним и демоном. Ри внимательно оглядел брошь, утвердительно мотнул головой, спрятал чек во внутренний карман сюртука и вышел.
  Входная дверь с шумом захлопнулась. Астра облегченно вздохнула, а Дан с недоверием взглянул на Лэма.
   - И ради чего был затеян весь этот спектакль, грант? - подчеркнул он последнее слово. - С обменом любезностями и тайными опознавательными знаками?
   -Мэстрэ, пожалуйста, перестаньте дергаться, - остановил его Лэм. - Если я не ошибаюсь, наша юная спутница получила от лэра градоначальника столь необходимую нам информацию. Или, хотя бы, ключик от нее. Ну, и за что же я ему заплатил, лэри Астра? Что такого ценного он вам сказал?
   - Ценного... пока ничего. Но зато теперь мы точно знаем, кого искать и у кого спрашивать. Так что предложенная прогулка по городу действительно может стать полезной. Если вы, конечно, не будете мне мешать. Местные не любят чужаков и откровенничать с ними не будут, - воровка вновь вспомнила о своей независимой манере держаться и явно наверстывала упущенное.
   -Ну, что вы, лэри, мы мешать не станем, - кивнул Лэм, направляясь к двери,- мы погуляем неподалеку. Мэстрэ, Верт, вы идете?
  ***
   -Мырррр, - промурлыкал Чуд и сладко потянулся, ткнувшись лапами в щеку потягивающейся с ним в унисон девушки.
   - Мммм... рань-то какая, Чуд, еще спать и спать. Вот только не хочется совсем.
  Кот согласно муркнул и спрыгнул с постели, подавая хозяйке пример.
   - Вставать, говоришь? Ну, как скажешь.
  Алиса заглянула на кухню и с грустью отметила, что для завтрака еще рановато - кухарка только пришла и вслух размышляла, чем же она порадует посетителей с утра. Конечно, можно было попросить что-нибудь разогреть, но кому охота есть вчерашнее, если от услышанного бурчит живот и начинает появляться слюна? Девочка уже хотела напроситься в помощницы, но ей тут же вспомнилась недавняя сцена: кухарка, трепетно прижимающая к своей груди кастрюльку, в которой варился компот, и ее глаза, полные укора. Предлагать свою помощь сразу расхотелось.
   - Можно подумать, я ее кастрюльку съела или обидела, - буркнула Алиса. - И чем же мне заняться?
   - Мяу, - теплая кошачья тушка потерлась о её ноги.
   - Ага, мяу, - ответила девушка. - Скучно, Чуд, все спят, для завтрака рано, так что, прости, угостить тебя нечем.
  Кот обиженно посмотрел на хозяйку и демонстративно направился в сторону леса, всем видом говоря - ну, раз ты не кормишь, пойду, поймаю себе завтрак.
   - В лес - так в лес, - пожала плечами Алиса и направилась следом.
  Девочка бесцельно брела по тропинке, слушая чириканье, трели и пересвист ранних птах, когда ее внимание привлекло какое-то рыжее пятно в мокрой от росы траве.
   -"Ух, ты! Гриб! Какой красивый", - обрадовалась девочка.
   -"Алиса, ну, я же тебя просил не тянуть все, что видишь, в рот... А еще она ядовитая..." - Воспоминание было таким ярким, что она тут же отдернула руку и оглянулась, чтобы проверить, а не стоит ли Олаф у нее за спиной.
   - Надо сначала убедиться, что этот гриб съедобен, - решила она, - а потом уже руки к нему тянуть.
  Алиса присела возле своей находки, внимательно рассмотрела её со всех сторон, вспоминая, чему учил её новый знакомый, и принялась размышлять вслух:
   - Итак, три признака съедобности: цвет, запах, вид шляпки. Цвет привлекательный - не бледный и не слишком разноцветный, очень даже аппетитный цвет, условие выполнено. Запах должен быть приятный. Ммм... пахнет вкусно, хоть сейчас ешь. Ну, и шляпка...
  Шляпка была слегка надкусана какой-то живностью - гриб явно ели, и Алиса внимательно осмотрела траву вокруг. Никаких скончавшихся в муках тварей лесных она не обнаружила.
   - Значит, гриб съедобен, - вынесла свой вердикт Алиса, сорвала его и, довольная собой, направилась в таверну. Но на полпути ей в голову пришла гениальная мысль - пойти поискать еще грибов.
  "А что, - объяснила она самой себе, - там еще все спят, делать мне нечего, а собирать грибы - это так здорово и так легко. Не ошибешься. Уходить я далеко не буду, до ближайшей поляны и обратно".
  ***
  Утро наступило, а Дан все еще не вернулся. Конечно, Лика точно помнила - мэстрэ сказал, что уходит на несколько дней, но, все-таки, скучно без него! И без неугомонного Тусика, так любящего чужое печенье. Впрочем, для такого лапочки ничего не жалко... Вот если бы он был тут, Лика сама отдала бы хомячку все печенье. А Дан бы ворчал, что Тусику нельзя, и вообще этот фамилиар скоро станет неподъемным...
  'Ничего, сегодня-завтра Дан придет, - напомнила себе девушка. - И будет ясно, как ловить этого охотника на нелюдей. И вообще - зачем его ловить? Вдруг... ну, не знаю... Вдруг он им мстит... из чувства долга, отстаивая фамильную честь? М-да...'
  Сидеть в четырех стенах в компании таких мыслей показалось совсем уж невыносимым, и Лика, махнув на все рукой, отправилась в сад. Где-то на задворках сознания маячила мысль о том, что неплохо бы найти Козявочку и спросить, не любит ли она печенье.
  Но до малинника в это утро девушке добраться не удалось. В саду, под старой раскидистой яблоней, сидела демонесса и что-то старательно мастерила над кучей веток.
   - Что это ты тут делаешь? - с подозрением спросила Лика.
  Алиса отвлеклась от насаживания гриба на прутик, довольно осмотрела получившийся результат и объявила:
   - Вот, грибы буду жарить. Смотри, какие красивые!
   - Компот ты уже вчера варила.
   - Компот - это было вчера. Ну, ошиблась я где-то, подумаешь, с кем не бывает! А грибы я собирала только те, которые Олаф показал, что они съедобные. Вот только у меня с огнем проблемы, никак не загорается, - Алиса показала на кучку сломанных спичек, - того гляди, опять на кухню идти за ними придется.
  Лика внимательно осмотрела большие рыжие грибы, ни на какие известные ей ядовитые они похожи не были и выглядели вполне съедобными. Но это еще ни о чем не говорит, ведь...
   - Ну, поможешь? - отвлекла ее от размышлений Алиса.
   - А почему бы и нет? - проговорила Лика и, аккуратно чиркнув спичкой, подожгла кучу веток.
   - Ура, - и Алиса засунула нанизанные грибы в огонь.
  ***
  Олаф поднялся затемно. Приключения - приключениями, но и о договоре с хозяйкой не нужно забывать. Стараясь двигаться как можно тише, мальчик принялся за работу: сначала на кухню - плита, вода, мусор. Потом, крутанувшись на голых пятках, рванул в зал. Руки привычно делали свое дело: встряхивали скатерти, расставляли стулья, а голова была занята иным. Олаф вспоминал вчерашние затеи и улыбался. День получился богатым на события: и с Алисой познакомился, и в лесу погуляли. А уж компотик этот её... Парень даже рассмеялся вслух.
   - А хороши мы все вчера были! Краси-ивые, пятнистые... Ой! Я же про перины забыл! - Олаф хлопнул себя по лбу. - Ой-ей! За ночь ведь все отсырело!
  Он рванул на задний двор, где вчера так старательно разложил тюфяки и перины. К его облегчению, ни на заборе, ни на траве их не оказалось.
   - Значит, кто-то убрал... - обрадовался он и с удивлением увидел, что возле курятника горит костерок. - Это еще что такое? - пробормотал Олаф и поспешил туда. У костра сидели две знакомые фигуры.
   - Алиса, Лика?
   - Ой! - демонесса от неожиданности вздрогнула, и прутики полетели в костер.
   - Ну вот, ты все испортил, - возмутилась Алиса, тыкая пальцем в Олафа. - Я все утро собирала грибы, потом уговаривала Лику разжечь мне костер, а стоило тебе появиться, как все насмарку, - девочка расстроено смотрела на подгорающие грибы, источающие какой-то странный аромат. - Все... Неожиданно она замолчала и, сделав большие глаза, уставилась на что-то за спиной Олафа.
   - Алиса?
   - Шшшш, не мешай
   - Да что ты там увидела?
   - Мой идеал. Не видишь, что ли? - и Алиса ткнула пальцем в дерево. - Смотри, какой красавец! Волосы черные до плеч, глаза серые. А какие доспехи на нем и меч, сразу видно, что рыцарь! А лицо такое вдохновенное, наверное, стихи слагает. Ну, точно, благородный лэр или даже принц, - мечтательно проговорила Алиса.
   - Там никого нет, - обескуражено проговорил Олаф, - Алиса...
   - Да тихо ты, спугнешь, - на лице девочки появилось выражение "кошка увидела мышку", - ты побудь с Ликой тут, а я пошла завоевывать свою мечту.
  Подойдя достаточно близко к кавалеру, чтобы он мог ее рассмотреть, и достаточно далеко, чтобы соблюсти правила приличия, Алиса остановилась и стала рассматривать героя своих грез из-под полуопущенных ресниц. Несмотря на то, что девочка старательно улыбалась уже пару минут, ее рыцарь все так же мечтательно подпирал дерево и даже не смотрел в ее сторону.
  'Вот ведь не везет... Даже платка нет, чтобы уронить. В обморок, что ли, упасть? - Алиса осмотрелась вокруг. - Нет, жестковато падать... Вот был бы диванчик какой. А может, в таверну сбегать за чем-нибудь мягким? Ну уж нет, пока я буду бегать, его кто-нибудь сманит! Такие красавцы каждый день под деревьями не валяются. Надо принимать более решительные меры...'
   - Вы не находите, что сегодня прекрасное утро для прогулок? Это так замечательно, лэр, что мы с вами встретились... - не услышав ничего в ответ, Алиса продолжила. - А мне сегодня не спалось, путешествие, знаете ли, так утомляет. Кому, как не вам, это понять. Лэр, конечно же, много повидал... А я вот впервые покинула отчий дом..., - Алиса благоразумно решила не упоминать, каким образом она это сделала. - Столько впечатлений, волнений! Вы должны непременно поведать мне о своих путешествиях и подвигах.
  "Вот тут он скажет, как я прекрасна, и какое это чудо, что он меня встретил... И, конечно же, пригласит меня присесть..."
  Что присаживаться-то и негде, Алису совершенно не волновало.
   - Ах, лэр, - продолжила она, не дождавшись никаких приглашений, - вам так неслыханно повезло, что вы встретили меня. Да-да, встретить в такой глуши благородную лэри - это больше, чем простое везение, это чудо и знак свыше. Мы продолжим путешествие вместе. Можете даже не благодарить меня. Сначала мы, конечно, поедем по вашим делам. Вы их быстренько завершите. Надеюсь, у вас их немного - в день-два мы уложимся... А потом поедем к папеньке, и вы попросите моей руки. Не надо слов! Я сразу поняла, что мы созданы друг для друга. Ну, что вы приклеились к этому дереву? Идемте скорее - раньше выедешь, раньше женишься на мне. Где там твой верный конь и острый меч? Нет, ты не подумай, я не какая-нибудь бесприданница. Папенька дает за мной большое приданое. А еще я красива, умна, прекрасно танцую. И пою, - подумав, добавила Алиса, надеясь, что ее избраннику никогда не придет в голову мысль попросить ее что-либо исполнить. - А еще я играю на двух... нет, трех музыкальных инструментах! (Игра на нервах тоже считается, правда?) И я прекрасно готовлю, особенно компот. Но самое мое главное достоинство - это скромность. Ах, что я все о себе да о себе. Давайте о нас. Наша свадьба затмит все балы в городе. Я уже вижу себя в том белом платье с ванильными кружевами от Тряпье... А знаешь, чего долго ждать? Давай пойдем в таверну и узнаем, где нас в ближайшее время могут обвенчать. А там уже и бал, и платье, и все остальное организуем.
  Алиса взяла его за руку и потянула в сторону таверны.
  - Ну, я понимаю, что ты онемел от счастья, не каждому в жизни так везет. Но тебе еще и ноги отказали от избытка чувств, - теперь Алиса тянула его за две руки, упираясь со всей силы ногами.
  Лэр продолжал подпирать дерево и улыбаться.
  'Так, за счастье надо бороться! - решила Алиса. - Сейчас выкопаю дерево, и никуда он от меня не денется!'
  ***
  Олаф во все глаза смотрел на Алису. В костерке звонко щелкнул уголек, грибы догорали. Мальчик невольно вдохнул странноватый и смутно знакомый запах. Голова закружилась, голоса девушек зазвучали глухо, а потом вообще уплыли. Да и весь двор закачался, деревья, кусты, курятник - все стало зыбким и плавно менялось.
  - Ах, мой принц! Я так долго искала тебя! - донеслось до него. И эти слова напомнили Олафу недавнюю свадьбу одного из помощников Клуша, которую отпраздновали в таверне. На неё специально пригласили хороших певцов. Вот одна из услышанных песен и пришла на ум Олафу, да так ясно и четко, что слова стали рваться с языка. Мальчик выпрямился, развернул плечи и запел.
  Голос зазвучал в полную силу и разнесся по двору. Алиса вздрогнула, и, оторвавшись от дерева, шагнула к певцу. Глаза девушки прояснились, и она затрясла головой. Парень пропел еще куплет и обратился к ней.
  - Ну как? Хорошо я пою?
   - Очень! И так громко, - удивленно проговорила Алиса и посмотрела на Олафа. - 'А он ничего, симпатичный....'
  И тут громкий грохот привлек их внимание.
  Оглянувшись Олаф и Алиса увидели, как забытая ими Лика, встав в позу, начала колдовать. Знакомая Олафу золотистая дымка вокруг девушки сияла и переливалась живым огнём. От рук и головы ее тянулись нити заклинаний. Вот одна из них коснулась стены курятника, другая, изогнувшись, потянула за собой тонкие побеги боярышника...
   -Стой! Стой! Что ты делаешь! - заорал Олаф, застыв на месте от удивления. А Алису свалил на землю приступ неудержимого хохота.
  ***
  Прутик с нанизанными на него грибами тлел на углях. Лика отвернулась и потерла заслезившиеся, видимо, от дыма глаза. А когда снова их открыла, то лишилась дара речи от удивления. Дворик исчез!
  Вместо него вокруг простиралась равнина, поросшая чахлой буроватой травой. Невдалеке, почти касаясь облаков шпилями башен, высился огромный антрацитово-черный замок. Его каменные стены как будто мерцали изнутри маленькими искорками, свидетельствующими о высоком уровне магической защиты. На стенах смутно виднелись угрожающие фигуры в темно-серых, развевающихся на ветру плащах.
  - Вот, - услышала Анликка, - вот цитадель, где засели наши враги!
  Девушка обернулась - перед ней стоял весь Тайный Совет в полном составе. Их лица невозможно было различить, но Лика почему-то была уверена - это они. Обычно самоуверенные и величественные, в этот раз маги производили весьма жалкое впечатление, хоть и пытались сохранять достоинство.
   - Только вы можете нам помочь, мэстрэя Анликка, - объявил один из членов Совета, подходя ближе. - От вас сейчас зависит судьба всего нашего мира. Если этот замок не разрушить до захода солнца, мирозданию придет конец! Лишь вы можете нам помочь! Потому от лица Тайного Совета прошу вас - разрушьте замок!
   - Хорошо, - впервые ответственность не пугала, а собственные силы не вызывали сомнения. Все было просто и легко, как в сказке.
  Земля, подчинившись, поднялась широкой волной, сложилась подобием тарана и с силой ударила в полированные стены замка. По камню побежали трещины. Лика весело засмеялась и заставила землю повторить удар.
  Обрушились, рассыпались пылью высокие башни. Величественный замок на глазах превращался в груду развалин, вражеские маги поспешно покидали гибнущее убежище, пытаясь скрыться. Конечно, им это не удалось.
  Девушка властно подняла руку. Вверх взметнулись заросли боярышника. Запутавшимся в колючих ветках врагам осталось только беспомощно трепыхаться в воздухе.
   - Это победа! - маги Тайного Совета окружили Лику. - Вы спасли нас всех, мэстрэя!
   - Я знаю, - небрежно усмехнулась чародейка. - Кто бы сомневался!
  ***
  Козявочка сидела в норке, с интересом наблюдая за тем, как на поляне незнакомая девочка разводит костер. У девочки ничего не получалось, она раздраженно шипела и вполголоса возмущалась. Рядом лежали нанизанные на прутики грибы... От таких грибов у пыжика болел живот, и потому Козявочка размышляла, стоит ли показаться и предупредить об этом девочку или пока подождать, вдруг она сама передумает их есть...
  Через некоторое время на лужайке показалась Лика. Козявочка уже решила выйти навстречу, как девочки начали спорить о каком-то компоте. Что такое компот, пыжик пока не знала, но, судя по разговору, выходило что-то нехорошее...
  Затем девочки все-таки разожгли огонь и сунули в него прутики с грибами. Козявочке в третий раз захотелось выскочить из норки и завопить, что так делать нельзя - грибы надо сырыми есть! - как на лужайке показался еще один человек - мальчик из таверны. При виде его незнакомая девочка уронила грибы в огонь, и спасать их стало поздно...
  Ясное дело, девочка расстроилась. Только как-то неправильно. Насколько знала Козявочка, люди, когда им что-то не нравится, обычно громко кричат или плачут, а эта... почему-то полезла обниматься с грушей, твердя, что это - ее идеал. Кто спорит, груша - дерево красивое, но ни меча, ни доспехов у нее точно нет. Да и стихи она слагать не умеет...
   -'Наверное - игра такая!' - решила пыжик, устраиваясь в норке поудобнее, чтоб ничего не пропустить.
   - Я ничего не вижу, - недоуменно произнес мальчик, который, в отличие от сообразительной Козявочки, еще не понял, что к чему.
   - О, мой принц, - ворковала девочка, подкапывая дерево подобранной с земли лопатой. - Мы сбежим, как я мечтала... в наш замок... на краю земли...
  Комки земли с лопаты красиво разлетались вокруг...
  Наконец, и до мальчика дошло, что к чему. Лицо его озарила счастливая улыбка, он раскинул руки и запел...
  Козявочка иногда слышала, как поют. Бывало, рядом с ее старым малинником собирались люди, жгли костры и пели, но такого еще не встречалось! Пыжик выдернула из своего гнездышка здоровый клок пуха и затолкала его себе в уши. После чего можно было наблюдать за игрой людей дальше, не боясь оглохнуть. Козявочка даже немного высунулась из норки, чтобы ничего не упустить. При этом она чуть не споткнулась о таракана Луи, который пришел к ней в гости и тоже увлекся наблюдением...
   -"Странные какие-то игры!" - пронеслось в голове у Козявочки. - "Надо будет Тусику рассказать! Может, получится поиграть с ним..."
  Правда, представить поющего Тусика Козявочка не успела - в этот момент в игру включилась Лика. Она горделиво махнула руками, и по земле словно пробежала волна. Докатившись до курятника, волна не остановилась, а покатилась дальше, в лес, где и пошла на спад... Впрочем, курятнику хватило и одной волны: стены задрожали, из открытой двери с истошным кудахтаньем выбежали куры, а ветхое строение, угрожающе кракнув напоследок, превратилось в гору досок.
  Куры попытались разбежаться в разные стороны, но Лика вовремя их остановила. Из земли выросли колючие стебли, обвили кур за лапы и они взлетели к ясному летнему небу. Это было красиво! Жалко только, что тетушка Хизер, Тай и какой-то незнакомый человек прибежали очень быстро, Козявочка только-только начала улавливать смысл игры, как он взял и ускользнул окончательно!
  ***
  Утро выдалось просто замечательное. Тай еще на рассвете ушла в лес на охоту и теперь возвращалась довольная и отдохнувшая. Плечо тяжело оттягивал мешок с тушками летяг. Молодые летяги, только-только выбравшиеся из гнезда, были деликатесом, причем невероятно вкусным. Именно в этот момент их мясо было нежным и просто таяло во рту. А уже через месяц усердных прыжков они становились жилистыми и пережевывались с большим трудом. Хотя Тай это, конечно, не останавливало, ее зубы справлялись и не с такими затруднениями. Зверьки были пушистыми и милыми настолько, что даже прожженные поварихи вздыхали и качали головами. И как у охотников рука поднимается? Вот этого Тай не могла понять. Ну, чем, скажите на милость, летяга милей молочного поросенка? Разве что повышенной пушистостью. А еще повышенной размножаемостью.
   Тай помнила, как их сосед запретил на территории своего поместья охотиться на летяг. Тонкие чувства его молодой жены не могли выдержать зрелища истребления милейших созданий черствыми охотниками! Всего через три года вольготной жизни летяги расплодились и распоясались так, что изувечили любимый сад хозяйки, обожрав цветы на клумбах, не успевшие созреть фрукты, листья и даже молодые ветки. Они планировали в окно кухни, как-то проникали в кладовые и, что не съедали, то портили. Крысы на их фоне выглядели милыми и законопослушными зверьками.
   Умиление лэри хозяйки закончилось в тот день, когда на балу в честь ее дня рождения, приглашенные увидели полный стол роющихся в блюдах летяг. И вместо праздничного ужина гости на следующее утро отправились на столь же праздничную охоту. Нежная дама сама возглавила загонщиков.
   За те же три года безобразия по соседству, арендаторы на землях Тай, придумали множество рецептов приготовления взрослых зверьков. А ушлый помощник управляющего ухитрился издать сборник рецептов, назвав его 'Старинные рецепты мясных блюд рода дель Стамп', разошедшийся мгновенно и выдержавший пять переизданий. Хотя к чести предприимчивого автора нужно отметить, что из положенного гонорара он оставил себе только пятую часть, а остальное приходовал как прибыль от поместья.
   Тай шла по улице, кивая знакомым. Калитка, мимо которой проходила проводница, открылась, и из нее вышел мэстрэ Хург.
   -Приветствую, лэри Тай! - пожилой маг приветливо улыбнулся. - Я вижу, вы уже успели поохотиться.
   -И вам доброго утра, мэстрэ Хург, - поклонилась в ответ проводница. - Первая охота сезона - это как праздник. А дальше - просто работа. Если хотите, - предложила она, - пойдемте к Хизер, и я угощу вас летягами.
   -О, это было бы весьма своевременно, - маг довольно улыбнулся. - Я жду в гости коллегу, и было бы неплохо накормить его чем-нибудь особенным. Однако о каком угощении речь? Разве я не в состоянии заплатить?
   - Более чем, - покивала Тай. - Все знают, что вы - человек обеспеченный.
  Тай смеялась, и было видно, что это какая-то давняя и хорошо знакомая обоим собеседникам игра. Хотя не совсем игра. Оба считали, что если человек в состоянии расплатиться здесь и немедленно, так и стоит делать. И остается у человека только долг благодарности.
   -А как себя чувствует снегура? - поинтересовался мэстрэ. - Я хотел бы ее осмотреть.
   -Уже почти в порядке... - начала Тай и вдруг остановилась, прислушиваясь. Мэстрэ Хург удивленно моргнул, - голос, конечно, мощный, но песню он мог бы выбрать и более приличную.
   -Кажется, это у Хизер, - проводница пожала плечами. - Но кто поет, узнать не могу.
  Песня между тем смолкла. Мэстрэ Хург уже открыл рот, собираясь возобновить расспросы о снегуре, когда его опять прервал грохот. Земля под ногами дрогнула, а в той стороне, где находилась таверна, в воздух поднялось облако пыли пополам с перьями, сопровождающееся куриным ором.
   -Бежим! - скомандовала проводница, и они побежали. К немалому удивлению Тай оказалось, что пожилой волшебник - весьма и весьма тренированный человек.
  Картина, открывшаяся им, была, по меньшей мере, странной. В туче пыли и куриных перьев стояла, гордо расправив плечи, Лика. Ее лицо светилось счастьем.
  Пяток кур дергались и истошно орали и хлопали крыльями, в петлях кустов, крепко державших их за лапы. Их дурной крик совершенно не мешал громко хохочущей Алисе. Девочка одной рукой держалась за живот, а другой вытирала слезы. Олаф с разметанными по плечам волосами замер в позе певца, только что закончившего выступление. И испуганно таращился на Лику. На крыльце в полном ступоре выстроились все работники кухни во главе с Хизер.
   Хозяйка оторопело смотрела на то, что осталось от ее любимого курятника. На помятых кур, упорно выбирающихся из-под завала досок. На двух петухов, грозно заходящих с разных сторон на свою обидчицу. И то, что один из них хромал, не делало его менее грозным. А посредине двора сидел Волчок с растопыренными ушами и зачаровано следил за летающими перьями. Хизер пыталась набрать побольше воздуха, чтобы закричать, но это никак не получалось. Вообще-то хозяйка с самого начала знала, что постояльцы попались непростые. Опыт, как-никак. Но чтоб настолько!
   - Лэри! - укоризненно произнес над ухом у Хизер знакомый голос, и сильные руки слегка встряхнули ее. Вдох тут же получился. - Вот видите, все уже в порядке...
   И мэстрэ Хург поспешил к Тай, держащей в объятьях Лику. Лекарь обхватил голову девочки руками, замер на минуту, и Тай уложила заснувшую девушку на траву у малины. Скоро рядом спали Олаф и Алиса. Тай, зажав нос и задержав дыхание, уже залила костерок. А старый маг во все глаза смотрел на маленькое существо, пристроившееся рядом со спящими. Существо протягивало к нему свои лапки, в которых бережно держало крупного таракана, обморочно свесившего все шесть ног.
   -Козявочка! Что случилось? - удивилась подошедшая Тай. И объяснила изумленному магу. - Это наш малиновый пыжик!
   -Вот, - застеснялась Козявочка.- Он тоже надышался.
   -А вы сами? - обеспокоился маг.
   -У меня этот, как его, амунитут! - гордо объявила пыжик слово, услышанное в свое время от таракана.
  Маг недоуменно вскинул брови, но потом догадался, о чем речь, и кивнул головой, пряча улыбку
   -Все в порядке?! - возмущалась тем временем Хизер. - Да я от такого порядка поседею! Слава Хозяину, что постояльцы разъехались и всего этого позора не видели... Так, - она уперла руки в бока. - Рты закрыть! Калитку тоже! Нашли развлечение - на рухнувший курятник смотреть! - это было адресовано уже зевакам, заглядывающим с улицы во двор. - Старый он был!
   -Дык, тока в запрошлом годе построила! - не согласилась памятливая соседка.
   - Ну, и что? А он уже морально устарел, и ему нужна реконструкция! - и она захлопнула калитку. - 'Хоть какая-то польза от излюбленных словечек Тай' - констатировала хозяйка, решительно направляясь выяснять, что там с детьми.
  А на улице, тупо глядя в доски забора, соседка переспросила:
   -Чего ему надоть?
  Забор смолчал, так как и сам не понял, чего надо было сараю, а вот мужчина в явно городской одежде пояснил:
   - Ну, конечно, если этот сарай так устарел, то ему точно нужна моральная реконструкция! Полная! - и он, хохоча, пошел по улице дальше. - А хозяюшка ничего, очень даже ничего...
  ***
  Два сурка в кустах делили пирожок, предвкушая возможность нормально поесть. По правде сказать, хлебобулочное изделие не отличалось свежестью, ибо было выброшено Даном, в очередной раз обнаружившим в капюшоне 'запасы на черный день'. Но сурков история пирожка волновала мало - им слишком хотелось кушать.
  Разве легко шпионить за полоумной магичкой и ее не более нормальными спутниками, которые в любую секунду готовы сорваться к шмысю на хвост? Причем телепортом! А значит, надо по-партизански прятаться в вещах или в последнюю секунду прыгать в тот телепорт, рискуя навсегда развеяться, если маг оборвет заклинание. Словом, несладко жилось суркам! Не раз они, вдумчиво пересвистываясь, проклинали тот день, когда к ним на полянку вышла обманчиво хорошенькая человечка в длинном платье, подманила на семечку и ... круто изменила их жизнь! С тех пор сурки предпочитали держаться от магов подальше. Если задания позволяли.
  Завтрак, он же обед, он же ужин, прервала Лика, так некстати вздумавшая прогуляться по саду. Сурки переглянулись, высказали все, что думали о несовершенстве этого мира, и угрюмо потащились за колдуньей. Но на этот раз их усилия были вознаграждены: вместо того, чтобы чинно любоваться природой, Лика под пение местного мальчишки радостно разгромила курятник. Сурки вдохновлено присвистнули. Пожалуй, это уже стоило доложить хозяйке! А после этого их, может, даже отпустят!
  Забыв про пирожок, один сурок разгрыз висевший у другого на шее амулет, и зверьки пропали в воронке телепорта.
  ***
  Мэстрэ Хург закончил с последним пациентом и выпрямился.
   - Ну, вот и все, - маг встряхнул кистями рук. - Ничего страшного не случилось. Теперь их надо уложить поспать, и все пройдет окончательно.
  Олаф осоловело огляделся и встал, цепляясь за ствол дерева, под которое его усадили.
   - Я в висяке посплю, вон он висит, - неожиданно рассудительно заявил он и, пошатываясь, направился к натянутой между двумя яблонями сетке. Постоял над ней, явно прицеливаясь, и резко упал на покачивающийся висяк, почти попав. Свисающая до земли нога не считалась промахом. Он пробормотал что-то себе под нос и затих...
   - Олаф, Олаф... - покачала головой Хизер, провожая парня глазами - Как же ты не уследил? Хотя, за такими разве уследишь?
  И она махнула рукой.
   - Конечно, сейчас выговаривать детям излишне. Все равно не услышат и не осознают. Но, когда они проснуться, необходимо серьезно поговорить с ними о необходимости быть предельно осторожными! Особенно юной мэстрэе! - пожилой маг подхватил на руки Лику. - Грибы галюценомицеты очень опасны, особенно для магов. Они воздействуют на сам канал. Маг становится могущественнее, может творить заклинания, превышающие его естественные способности - вот, как это локальное землетрясение. Но, увы - очень недолго. Галюценомицеты расширяют канал, и они же его уничтожают. Две-три недели приема, быстрое привыкание и полная потеря магических способностей... Вы девочку предупредите, или я сам зайду завтра... А пока покажите, куда мне отнести юную лэри?
   Тай подхватила на руки Алису и вопросительно глянула на подругу. Хизер сразу заторопилась.
   -Да-да, давайте уложим девочек. А потом не согласитесь ли попробовать свежих пирожков? - она оглянулась на развалины бывшего курятника и вздохнула, спрашивая саму себя: - И где теперь будут жить куры?
   - В конюшне..., - пробормотала вроде бы спящая Лика.
   - Дельный совет! - рассмеялся маг.
  Тай уложила Алису на диван в своей гостиной, заглянула к Клисе и отправилась в столовую. На столе стояло три блюда со свежими пирожками и кружки с дымящимся чаем.
   - Мэстрэ, а сколько детям спать? - поинтересовалась Тай.
   - Пару часов вполне хватит, - объяснил лекарь и пошутил. - Проснутся розовые и с хрустящей корочкой! И, лэри Хизер, допейте чай, успокойтесь... Смотрите, - указал он в окно. - Ваши сыновья уже разбирают развалины. И вы узнали, что у вашего парнишки очень... громкий голос. Уже хорошее приобретение в хозяйстве...
   - А рухнувший курятник - тоже хорошее приобретение? - Хизер саркастически выгнула бровь.
   - Хиз, ты же сама жаловалась, что курятник не там построили. Что лучше бы за конюшней, - принялась уговаривать подругу Тай. - А на этом месте летнюю беседку для постояльцев сделать. Летом будет просто здорово на свежем воздухе обедать! А курятник за два дня построят еще лучше прежнего...
  Хизер закрыла лицо руками и неожиданно рассмеялась.
   - Так я еще и спасибо должна сказать за исполнение своей мечты? Вот уж верно говорят, что мечтать надо осторожно!
  - А что осторожно-то? На возмещение ущерба построишь новый курятник, и беседку в придачу - вовсю строила планы Тай.
   - А я вам подарю два куста вьющейся помарии, - воодушевился маг. - Она цветет такими яркими соцветиями! Я поработаю, и они заплетут беседку за пару дней!
   - И во что мне это обойдется?- опыт подсказывал Хизер, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке...
   - Ну, скажем... - маг что-то подсчитал, загибая пальцы, и вынес вердикт: - в сотню пирожков.
  Хизер поперхнулась чаем и закашлялась. Тай хлопнула ее между лопаток, слегка не рассчитав силы от удивления.
   - Вам, как лекарю, должно быть известно, - осторожно начала она, - что смерть от переедания весьма болезненна. Есть много более простых способов... И вообще вы очень нужны Бэмцу!
  Пожилой волшебник довольно глядел на изумленных женщин.
   - Ах, лэри! Вы представили, как я сижу за столом и уплетаю за раз гору пирогов? - маг расхохотался. - Все значительно проще! Я ужасно люблю пирожки, а моя кухарка терпеть не может их печь. И отговаривается тем, что от них полнеют... Но меня это не страшит. Я положу пироги в коробе на лед, и буду подогревать по мере надобности. А из ваших рук, лэри Хизер, они во сто крат вкуснее...
  И почтенный маг покраснел, как мальчишка, глядя на удивленно хлопающую глазами тетушку Хизер.
  ***
  
  Покинув склад, компания путешественников поспешила воспользоваться любезным разрешением Ри прогуляться по неотмеченному ни на одной карте городу. И не только потому, что любопытно было поглядеть на этот грандиозный воровской притон - просто все вдруг остро почувствовали, что отказываться будет невежливо...
  Верт с любопытством глазел по сторонам, силясь понять, чем этот городок отличается от всех остальных городков Пристенка. Правда, до сих пор он видел только Бэмц, а в нем - одну-единственную таверну, но все же старательно искал в лицах проходивших мимо людей тени ужасов, что так живописала Астра.
  Сама же Астра пребывала в состоянии легкого шока. Мало того, что сначала гроза и хозяин Обменника вполне мирно поговорил с этими поработителями мирных воровок и подбросил-таки нужную информацию, так он еще и разрешил им гулять по городу! Выходит, что зря она боялась? Или это снова какая-то ловушка?
  Девушка тряхнула головой, отгоняя параноидальные мысли. Пока все нормально, так что можно расслабиться. А там, глядишь, конец ее кабале, и она станет свободной, как ветер. Эта мысль почему-то принесла с собой оттенок грус
   - Странный тип, этот Ри, - вывел ее из размышлений голос Верта. - Но совсем нестрашный. Почему ты его так боишься, Астра?
   - Много бы ты понимал! - девушка насмешливо хмыкнула. - Да чтоб ты знал, он самый авторитетный бандит в обеих долинах. И ищут его и в Демо, и в Плуто, и деньги за его голову дают немалые. Это говорит о многом!
   - Это у вас так измеряется авторитет? - усмехнулся Лэм. - Рыночная стоимость головы?
  Девушка остановилась на полушаге и вперила в демона недовольный взгляд. Ее голос приобрел какую-то замогильную мрачность.
   - Не шутили бы вы с этим, грант. Тем более здесь.
  Верт легкомысленно махнул рукой. Ну, не верил он в грозный характер смешного толстого дядьки. Как бы тот ни прикидывался важным и страшным.
   - Ладно тебе нас пугать, - улыбнулся он Астре. - Нас довольно неплохо приняли, пригласили погулять по городу, рассказали все, что нам нужно. Чем плохо?
   - Да ты просто не знаешь, что это за человек! Говорят, что когда-то Ри украл у самого императора Демо половину его казны! А когда его ловили, он собственноручно порешил кучу полицейских и десятка два мирных жителей. Его даже тюрьма не задержала - он в ней просидел всего несколько месяцев, а потом расправился со всей охраной и скрылся в Плуто. Там он, говорят, даже сам Тайный совет магов под каблуком держал. Боялись они его страшно и платили огромную дань. А когда у него скопилось слишком много врагов, он перебрался в Пристенки, основал Обменник, и теперь к нему на поклон ходят все бандиты обеих стран. Даже самый оголтелые головорезы его беспрекословно слушаются. А ты говоришь - не страшный...
   - Как-то слабо верится, что Ри действительно совершил хотя бы половину из рассказанного тобой, - Дан улыбался, глядя на недовольное лицо Астры. - Поверь, если бы он, и, правда, мог держать в страхе Тайный совет, я бы об этом слышал хоть краем уха. Да и грант Лэм наверняка читал бы в газетах о зверствах, вроде убийства двух десятков мирных жителей.
  -Совершенно верно. Честно говоря, юная лэри, вы нас так запугали, что, когда я шел в Обменник, мне представлялись душераздирающие картины, - ухмыльнулся Лэм. - Например, что по улицам бродят вооруженные до зубов воины, а на сторожевых башнях вокруг города разместились маги, готовые в любой момент сжечь все, что угодно, огромным огненным шаром. И потушить этот огонь невозможно...
  Дан внимательно посмотрел на Лэма. Губы гранта привычно кривились в ироничной ухмылке, но в глазах мелькали какие-то огоньки.
   -Маги огня, грант, в основном и специализируются как боевые, - уточнил Дан. - Но хорошие метатели - большая редкость, и они не променяют сытую жизнь на службе у Республики на вольные хлеба в Обменнике. Правда, есть и дезертиры, и честолюбивые неудачники. Но они вряд ли владеют заклинанием негасимого огня...
   -Про боевых магов с негасимым огнем врать не буду - я их в Обменнике не встречала, - окончательно рассердилась воровка. - Но про дядюшку Ри я говорю все, что знаю. Не верите мне, ну и не надо! И вообще, некогда мне тут с вами болтать. Это вы можете прохлаждаться, а у меня еще работа есть. Вам же, в первую очередь, и нужная.
   -Конечно, лэри, - остановил ее Лэм, - только у меня есть одна идея. Насколько я понимаю, какими-то архитектурными достопримечательностями в этом городке и не пахнет? В таком случае, нам тоже следует совместить нашу прогулку с настоящим делом. Не подскажете, лэри, где бы я мог найти в Обменнике более-менее честного менялу? Хотя бы, того, кому вы собирались отнести ... м-мм позаимствованные у меня ассигнации.
  Астра недовольно скривилась - кому приятно, когда тебе напоминают о неудаче, особенно, о неудаче в твоей профессии.
  -А зачем это он вам понадобился? - проворчала она.
  -Как, зачем? Неужели в результате вашего случайного промаха этот славный человек должен лишиться своей доли прибыли? - с наигранным удивлением произнес Лэм. - А так он поменяет мне те же самые ассигнации на те же самые монеты, и получит свой причитающийся барыш.
  -По-моему, вы перегрелись на солнце, грант, - Астра взглянула на него с насмешкой. - Вы готовы отдать собственные ассигнации по грабительскому воровскому курсу как краденые, хотя могли бы обменять их в банке?
  -Что делать, лэри, что делать, - задумчиво пробормотал Лэм. - Если я плохо подготовился к визиту в Плуто и не обеспечил себя достаточным количеством монет, за это нужно платить. А ехать в Магнолиум, чтобы там поменять деньги - думаю, то на то и выйдет.
  -Послушайте, грант, - нахмурился Дан, - мы, вообще-то, пришли в Обменник с совершенно с другой целью. И вообще, почему вы не запаслись монетами, собираясь в этнографическую экспедицию?
  -Признаю справедливость вашего упрека, мэстрэ, - спокойно улыбнулся Лэм ему в ответ. - Только достижением нашей цели сейчас займется лэри Астра. А нам пока надо убить время... Так почему же в свое свободное время я не могу исправить ошибку, вызванную моей непередаваемой рассеянностью и непрактичностью?
  Верт с недоумением взглянул на соотечественника. Менее всего этот ироничный и важный тип был похож на рассеянного и непрактичного. Мэстрэ Дан, похоже, разделял его точку зрения. Все еще сердитая Астра поглядывала то на одного собеседника, то на другого, явно наслаждаясь их взаимной перепалкой и на время забыв о своем страхе. Она бы с удовольствием понаблюдала еще, но, к сожалению, все хорошее быстро заканчивается.
  -Мы пришли, - буркнула она, показывая на небольшой покосившийся домик с тяжелой металлической дверью и окнами, забранными решетками. - Вам сюда, а я пошла дальше.
  -Куда же вы, лэри? - остановил ее Лэм. - Я понимаю, что вы торопитесь, но надеюсь, вы представите нас хозяину меняльной конторы? Вряд ли этот человек будет любезен с нами без вашей рекомендации.
  -Хорошо, что вы это поняли... - Астра недовольно покосилась на гранта, и, подойдя к крыльцу, постучалась.
  Металлическая дверь с грохотом распахнулась наружу, но девочка, явно знакомая с этой особенностью, поспешила отскочить. На пороге стоял здоровенный детина с мрачным лицом.
  -Кто? - пробурчал он.
  -Свои, - ответила Астра. - По делу к лэру Менахему.
  Охранник внимательно осмотрел нежданных посетителей, однако работа мысли никак не отразилась на его могучем лбу.
  -Проходите, - буркнул он и слегка посторонился, пропуская посетителей в помещение, как показалось Дану, сильно напоминающее лавку старьевщика: всюду - на прилавке, на полках и в застекленных витринах громоздились бессистемно совершенно разные вещи - от оружия до кухонной утвари. За прилавком стоял сухонький старичок в потрепанном сюртуке. Верт, раскрыв рот, принялся рассматривать эту свалку вещей. Дан застыл у самого входа, рядом с охранником, не сводя взгляда с подозрительного гранта и с интересом ожидая, что будет дальше.
  Лэм наклонился поближе к Астре и тихонько произнес:
  -Надеюсь, юная лэри, этот человек не подсунет мне фальшивые монеты? Учтите, что этими деньгами я буду расплачиваться с Тай, и она будет очень недовольна...
  -Успокойтесь, - так же тихо фыркнула Астра, - Менахем пользуется в Обменнике заслуженным уважением за то, что никогда не обманывает. Он просто скупает ... добытое имущество по цене, выгодной только ему.
  -Дикая Астра, - буквально пропел старичок за прилавком, - рад тебя видеть, девочка. Ну, что ты мне принесла? А главное, кого ты мне привела?
  -Мы - гости лэра градоначальника, почтенный Менахем, - влез в разговор Лэм. - Лэри Астра показывает нам достопримечательности вашего славного города, а также рассказывает о его самых достойных жителях. Вот мы и решили навестить вас.
  -И с какой целью, позвольте спросить? - недоверчиво пробормотал старичок.
  -Ну, к примеру, чтобы заключить с вами сделку. Мне нужно поменять ассигнации на монеты, - и Лэм вытащил портмоне.
  -Помилуй меня Санта-Болта, да где я возьму столько монет? - как-то заученно пробормотал Менахем.
  Дальнейшее Верту было слушать не интересно, торговаться он не любил, даже когда отец отправлял его за покупками на рынок. Тем более, что в одной витрине за стеклом он заметил какой-то странный предмет - вставленные один в другой несколько латунных кругов разного размера на одной оси. На круги были нанесены какие-то деления. Мастер, создавший этот предмет, был настоящим художником - все круги были украшены тонкой гравировкой, изображающей кошку, быка, человека, пожирающего огонь, и другими.
  -Что вы рассматриваете, молодой человек? - раздался за его спиной голос Лэма. Грант, похоже, закончил торговаться, распихивая по карманам мешочки с монетами. Почтенный Менахем выглядел не слишком довольным, а Дан буквально сверлил ученого недоверчивым взглядом.
  -Вот ...это, - пробормотал Верт. - Только я не знаю, что это. И что это за рисунки?
  -А... это - астролябия. С ее помощью моряки ориентировались в море и прокладывали курс. Сейчас эта техника уже устарела..., - разъяснил Лэм. - А рисунки изображают созвездия.
  -А в воздухе по ней можно будет ориентироваться? - загорелись глаза Верта.
  -Ну... разве что ночью, по звездам. Но для этого надо хорошо знать астрономию, - как-то осторожно произнес Лэм.
  Верт потупил взгляд.
  -И все равно, ты прав, - пробормотал Лэм. - Лэр Менахем, поскольку мы все-таки сумели прийти к взаимовыгодному соглашению, - старик слегка поморщился, - возможно, вы уступите мне эту вещь? За ее реальную цену. Или... еще поторгуемся?
  -Я не против, - глаза старика блеснули, он явно рассчитывал на реванш.
  -Увы, к сожалению, я не могу себе это позволить, - Лэм бросил взгляд на недовольную Астру, - мы немного задержались у вас, а нам нужно идти. Я беру у вас эту вещицу, лэр Менахем, - и на прилавок полетело несколько серебряных монет.
  
  Выбравшись на улицу, Лэм как будто сбросил с себя маску делового человека. Под недоверчивыми взглядами окружающих грант вытащил из кармана носовой платок, бережно завернул в него астролябию и уложил ее в карман.
  -Ну что, куда мы пойдем теперь? - довольно спросил он.
  -Надо же, грант, - у Дана явно было плохое настроение, - вы еще и покупаете краденое!
  -Вы не понимаете, мэстрэ, - жестко возразил Лэм - Эта вещь когда-то помогала людям и, возможно, спасла в море чьи-то жизни. И не годиться, чтобы она пылилась в лавке скупщика, как никчемная безделушка.
  -Так бы и слушала вас, любезные лэры, - вмешалась в разговор Астра, - однако мне надо спешить, чтобы покончить с вашим делом. Надеюсь, больше ни у кого нет каких-то особых пожеланий, что бы ему хотелось посмотреть? Нет? Очень хорошо! Тогда я пошла, а вы пока просто погуляйте по городу. Только ведите себя тихо. Не хватало еще, чтобы вы ввязались в какую-нибудь заварушку!
  И девушка решительно зашагала прочь.
  ***
  Верт проводил взглядом тонкую фигурку и покачал головой. Бедная маленькая Астра... Сколько ей было лет, когда она сюда попала? Конечно, этим людям ничего не стоило запугать девчонку до полусмерти, напридумывать ужасов всяких. А куда ей было деваться? Поверила. И ворует, и несет долю этому "страшному дядюшке Ри".
  "Ребенок, да еще напуганный - он, что глиняный комок - лепи, что хочешь. Вот и вылепили воровку из простой девочки, - подумал вдруг Верт. - А сейчас этот кувшинчик высох да закалился, долго-долго его придется размачивать и размягчать, пока станет возможно, не сломав, слепить из него другую Астру. Хватит ли сил и терпения, гончар? Станешь ли время тратить на испорченный сосуд? Не проще ли взять новый ком глины, да слепить, что душе угодно? Или найти такой кувшин, что по душе? - Верт невесело усмехнулся сам себе. Ответа он не знал, просто чувствовал, что так надо, что нельзя вот так бросать эту девочку. Он тряхнул рыжей гривой, отгоняя непрошеные сомнения. - Может, оно и проще, да уж больно редкая та глина, из которой кувшинчик слеплен...
  А Ри... Он, конечно, преступник, но человек-то, как видно, здравомыслящий, не станет такой убивать направо и налево. И маньяков всяких, убийц и насильников в своем городе привечать не станет. А значит, и бояться здесь нечего, разве что обкрадут, так с него и взять-то нечего. А грант Лэм за своим кошельком уж как-нибудь сам уследит, раз не боится ходить с такими деньжищами".
  Рассуждая так, Верт шел по центральной улице Обменника, засунув руки в карманы, и разглядывал простые двухэтажные деревянные дома. Внезапно он понял, что здорово отстал от старших товарищей, ускорил шаг, и тут его внимание привлекла какая-то белая тряпица, выпавшая из окна одного из домов. Тут же в окне второго этажа показалась хозяйка тряпицы и умоляюще уставилась на Верта.
  - Эй, красавчик, будь добр, принеси мне мой чулок. Видишь, он выпал. А я не могу выйти на улицу в одном чулке!
  Не очень молодая, но весьма привлекательная дама надула пухлые, ярко накрашенные губки.
  - Э... Да, конечно, - неуверенно ответил парень, пытаясь запомнить, в какой переулок свернули Дан с Лэмом.
  "Ничего, я сейчас забегу, отнесу этот чулок и быстро их догоню", - решил Верт, подобрал невесомый кусочек тончайшей белой материи, и решительно рванул вверх по лестнице.
  У двери его решительность несколько поубавилась, как-то не привык он носить чулки незнакомым дамам, но дело следовало довести до конца, и он постучал.
  - Да-да, входи! - раздалось из-за двери. Верт только зубами скрипнул - ну, что ей стоит выглянуть из-за двери и забрать этот ёттов чулок?! Дан с Лэмом уйдут невесть куда, пока он тут будет по гостям ходить.
  И все же он вошел - не стоять же на лестнице!
  В комнате, по сравнению с солнечной улицей, было темно, Верт видел лишь силуэт в ярком проеме окна.
  - Вот ваш чулок, - он протянул руку к силуэту.
  - О, спасибо, что бы я без тебя делала, ты меня просто спас!
  Ёт знает почему, но от этого голоса у Верта по спине побежали мурашки.
  Женщина, наконец, приблизилась настолько, что Верт смог ее разглядеть, и тут же пожалел, что выполнил ее просьбу. Он чувствовал, что неудержимо краснеет. Потому как первым, что он увидел, была полная грудь, едва прикрытая тонким, почти прозрачным халатиком. Взгляд его невольно пополз вниз, дабы не смущаться созерцанием прелестей незнакомой дамы и не смущать ее, но вскоре споткнулся, поскольку халатик кончился, не достигнув даже коленок...
  Дама действительно была в одном чулке. Легким небрежным движением погладив мимоходом руку Верта, она взяла второй чулок, и принялась его натягивать, поставив ножку на подлокотник кресла, ни мало не стесняясь ошалевшего парня.
  - Я... пойду? - выдавил из себя совершенно пунцовый Верт.
  - О, нет, как же я могу отпустить моего спасителя, даже не отблагодарив? - проворковала дама, тряхнув ореховыми локонами.
  - Но мне ничего не нужно, я просто...
  - Конечно-конечно! Такой славный мальчик ни за что не станет требовать благодарности за добрый поступок! Но не обижай меня, ведь я же от чистого сердца!
  Она зубами вынула пробку из бутылки и плеснула темно-красной жидкости в два ужасно дорогих стеклянных бокала - Верт видел такие только на ярмарке в городе, и то те были куда менее изящны!
  Вернув пробку на место, она пнула ножкой, обутой в красную туфельку, какой-то странный предмет, похожий на непомерно огромный цветок вьюна. Предмет застрекотал, и вдруг стал издавать музыкальные звуки, словно в нем был спрятан целый оркестр!
  Верт во все глаза таращился на это чудо. Астра говорила, что в Обменник привозят вещи и из Плуто, и из Демо, и вот теперь он пытался понять, магический перед ним предмет или технический. Впрочем, долго таращиться ему не дали - дама, взяв в каждую руку по бокалу, принялась в невообразимом танце приближаться к Верту.
  Парню стало душно. Настолько, что он подскочил к окну и высунулся в него по пояс.
  - Эй, ты что, свалишься же!
  Она прижалась к нему, намереваясь отодвинуть его от окна, и это ей удалось - парень от неожиданности отпрянул на пару локтей. Дама закрыла ставни, мимоходом рявкнув на проходившую мимо соседку "Чего уставилась?", затем вновь обернулась к Верту и, призывно улыбаясь, вручила ему бокал.
  - До дна, - велела она.
  Верт повиновался, поскольку в горле пересохло, и тут же понял, какой он дурак. Вино ему пробовать доводилось, но не такое, а легкое яблочное и ягодное. Это же было совершенно особенным на вкус, голова его тут же закружилась, а в глазах поплыло.
  Дама забрала у него пустой бокал, поставила на низкий столик, и снова стала танцевать. Руки ее потянулись к пояску, стягивавшему халатик на талии, и стали медленно распускать узелок.
  Верт зажмурился и попытался ретироваться к двери. Ноги слушались неохотно, голова кружилась, что в сочетании с зажмуренными глазами привело к не самым приятным последствиям, а именно - к удару головой об косяк. Но это бы еще полбеды, с шишкой Верт бы как-нибудь смирился. Куда хуже было то, что дверь оказалась заперта.
  'И когда она успела? Я пропал", - вяло подумал он.
  - Куда же ты, мой милый спаситель, - почти пропела дама и ласково погладила парня по подбородку, заставляя повернуться к ней. - Ты же не хочешь обидеть меня, правда?
  И она принялась теснить его, пока Верт не споткнулся и не рухнул на кровать. В этот момент она скинула халат, оставшись лишь в кружевном нижнем белье, и стала медленно обходить его по кругу.
  У Верта бешено стучало в висках, глупое тело отказывалось сопротивляться этой сумасшедшей дамочке, которая тем временем сноровисто развязывала пояс его штанов.
  Внезапно в дверь постучали, и тревожный голос спросил:
  - Верт, ты там?
  - Дан! - воскликнул парень, но дама заткнула ему рот поцелуем, и парень смог издавать лишь невнятное мычание.
  Мир стал неудержимо таять, в висках стучало все сильней, и Верт уже не мог бы с уверенностью сказать, где он находится, да и вообще ничего... Только в ушах все звенел мотив, издаваемый неведомым инструментом. Вдруг его прервал грохот выбиваемой двери и истеричный вопль "Не виноватая я, он сам пришел!"
  ***
  С первого взгляда Обменник был похож на все городки Плуто, которые Дану удалось повидать за годы путешествий. Лабиринт кривых улочек выводил к центральной площади, где маленькие домики окраины переходили в добротные двухэтажные дома.
  Правда, в отличие от большинства городков, играющих детей на улицах почти не было видно, да и спешащих за покупками матрон - тоже. Все чаще встречались лавочки и трактиры, и именно у последних бурлила жизнь.
  Большую часть населения Обменника, судя по всему, составляли взрослые личности мужского пола разных рас. И выражение их глаз напоминало об опасности. На чужаков смотрели с холодным любопытством, но Дан чувствовал, что малейшего движения не по правилам хватит, чтобы любопытство стало враждебным.
  Сама атмосфера городка взывала к осторожности.
  Дан в очередной раз покосился на своих спутников. Рыжий паренек глазел по сторонам с любопытством юности, когда каждый день таит множество открытий, и важно не проглядеть их. Судя по всему, Верта атмосфера Обменника не угнетала - он ее просто не замечал, весь поглощенный новыми впечатлениями. Лэм же не мог не заметить ни косых взглядов, ни осторожного перешептывания за спиной, но, казалось, его подобное внимание не напрягает. Он явно чувствовал себя тут, как рыба в воде.
  Девочка исчезла, пропала в толпе, снова посулив кого-то спросить, и не выспавшийся маг чувствовал, что происходящее вызывает у него явное недоумение. Зачем нужны были эти странные посиделки на складе, встреча с постаревшим бандитом, нелепые переговоры, посещение скупщика краденого и вот эта никому не нужная прогулка по городу? И что за странные знаки, которыми мирный ученый демон обменялся с главным бандитом Пристенков? Дану все больше казалось, что его просто используют в какой-то сложной игре, отводя роль дурачка или удобного средства передвижения. А был ли охотник? Может, и охотника никакого не было...
  Углубившись в свои мысли, маг прибавил шаг и остановился, только услышав возглас Лэма.
  - А где наш мальчик?
  - А вы разве не...- Дан прикусил язык. Действительно, с чего он решил, что демон станет опекать мальчишку? Сам виноват, проворонил. Он окинул взглядом площадь - надо, видимо, остановиться и подождать - догонит.
  - Может, нам стоит вернуться и поискать? - нахмурился Лэм.
  - Можем разойтись, - маг оглянулся, - он давно отстал?
  Ученый взглянул на него с какой-то удивленной снисходительностью, неприятно царапнувшей Дана.
  - Мэстрэ, мы гуляем всего минут двадцать. Верт отстал буквально несколько минут назад, так что серьезно заблудиться в таком маленьком городке, как Обменник, он не мог.
  - Тогда лучше подождать его на площади, - кивнул Дан, - он же видел, в какую сторону мы идем.
  Лэм пожал плечами и с показным интересом стал изучать какую-то витрину.
  - И, кстати, где мы будем искать Астру? - маг понял, что потерял контроль над ситуацией, и это не прибавляло ему хорошего настроения. - Задерживаться в этом городке как-то не входит в мои планы...
  - Как я понимаю, нам остается надеяться только на ее слово и ждать, что она найдет нас сама, - криво улыбнулся Лэм. - Не так давно вы, вдвоем с Вертом, уверяли меня, что это достаточная гарантия, не так ли?
  На спорящих у витрины чудаков подозрительно поглядывали прохожие, да и хозяин лавочки на всякий случай выдвинулся поближе к двери, чтобы странные незнакомцы не решили, будто лавка пуста. На грабителей, вроде, не похожи, но давно никто не проявлял столь живого интереса к старым сейфам из Лаборато.
  - Да вы и сами были так уверены, что оплатили выставленный вам счет, - парировал Дан. - А теперь вот и второй гарант бесследно исчез ... И где мы теперь станем искать ребят?
  - Кто исчез? - в капюшоне заворочался хомяк, пытаясь выбраться наружу.
  - Не дергайся, - прикрикнул Дан, - хватит того, что я дергаюсь. Только говорящих хомяков тут сейчас не хватает. И так уже на нас все смотрят. Пойдемте тогда уже назад, поищем Верта.
  Лэм удивленно посмотрел на взъяренного мага, но напоминать, что буквально несколько минут назад Дан отверг эту идею, не стал.
  В переулке, из которого они вышли несколько минут назад, Верта не было. Мужчины остановились, оглядываясь. Мимо них шли обитатели Обменника, но рыжей шевелюры нигде не было видно.
  - Везет дуракам, - проходящий мимо здоровенный парень со шрамом через все лицо ткнул приятеля кулаком в бок, - сама Есения решила позабавиться с мальчишкой, а он чуть в окно от страха не вывалился, точно девственник какой.
  - Ну, от нашей-то Есении еще никто не уходил, - его более мелкий собеседник почесал бок и хмыкнул. - Поди, сильно сопротивлялся.
  - Да шмысь его знает, - громила сплюнул на землю. - Есения его обратно в комнату утащила, только рыжий чуб мелькнул.
  Дан ухватил громилу за рукав:
  - А где это заведение Есении?
  Бандит удивленно посмотрел на наглеца и цыкнул зубом:
  - Тебе что за дело? И отпусти мой парадный костюм, - он переглянулся с приятелем и захохотал. - За потрогать мы деньги берем .
  - Мы с приятелем просто хотели бы расслабиться, - Лэм шагнул вперед, старясь погасит скандал. - И готовы оплатить ущерб, нанесенный вашему парадному костюму.
  - Оплатить - это хорошо, - маленький приятель бандита подмигнул Лэму. - А на кой ляд вам Есения? Там дорого... Может, пойдем с нами? Чудные девочки, хорошая компания...
  - Так где заведение Есении? - снова повторил Дан, жестко глядя на бандита.
  - Вот привязался, тяжело тебе с ним, - хмыкнул громила. - Да вон тот дом с красной крышей.
  Он ухватил монету, переданную Лэмом, и подмигнул демону:
  - А ты с этим, - он показал глазами на ушедшего вперед Дана, - лучше не связывайся. Такие тут долго не живут...
  Лэм совершенно искренне кивнул бандиту и поспешил за магом.
  Дверь в доме с приметной красной крышей была не заперта, но когда Лэм догнал мага, тот все еще стоял на лестнице, недоуменно прислушиваясь. В какой из комнат обитала дама, занявшаяся сексуальным воспитанием Верта, отгадать было сложно.
  Суровый старик размерами почти с дверь выглянул из привратницкой и взглянул на нежданных гостей из-под насупленных бровей.
  - Чего надо?
  - Нам нужна Есения, - не менее сурово отрезал Дан.
  - Лэри Есения, - старик посмотрел на мага, задержав взгляд на его довольно поношенной куртке, затем перевел его на Лэма. Костюм демона вызвал у него больше одобрения, и он кивнул, - немного занята, подождите на улице.
  - В какой комнате она живет? - шагнул вперед Дан.
  - Я же сказал, она занята, - старик неодобрительно покачал головой, - если так приспичило, иди вон, напротив. Там для таких торопыг всегда найдутся свободные девчонки. А тут серьезное заведение...
  Лэм заговорщицки сунул в руку старика пару монет.
  - Нам посоветовали именно лэри Есению.
  - Хорошие у вас советчики, - хмыкнул старик. - Через полчасика поднимитесь, вторая комната налево. Но не раньше... куда пошли? Я же сказал, через полчаса...
  Но Дан уже поднимался по лестнице.
  - Мэстрэ, успокойтесь, - попытался остановить его Лэм, поднимаясь следом. - Я не думаю, чтобы опытная шлюха могла навредить мальчику. В конце концов, это не пыточная, а обычный бордель.
  Дан обернулся к спутнику, и Лэм понял, что увещевания бесполезны. Обычно невозмутимый маг был разъярен. Глаза полыхали синим огнем, губы сжались в тонкую ниточку, лицо раскраснелось.
  - Опытная шлюха мечтает поразвлечься, - процедил он сквозь зубы. - Она просто изнасилует мальчишку... ненавижу насилие.
  Он с силой толкнул дверь второй комнаты. Но она была заперта.
  - Верт, ты здесь? - крикнул Дан и, видимо, что-то услышал в ответ, потому что глаза его опасно сузились, пальцы легко щелкнули, и дверь рухнула под порывом ветра.
  В комнате удушающе пахло травами. У Лэма на мгновение даже закружилась голова. Размалеванная высокая конопатая женщина сидела на кровати, на которой распростерся ошалевший, красный и испуганный Верт. Возле кровати стояла бутылка вина и два бокала. На столике чадили травяные свечи.
  Под взглядом мага женщина попятилась и что-то пробормотала, но Дан ее не слушал. Он подошел к кровати, окинул взглядом распростертую фигурку, улыбнулся и подал мальчишке руку.
  - Вставай, герой, карета подана. Ничего, если эту принцессу мы с собой брать не станем?
  - Дан, - заулыбался Верт и попытался встать, но у него это не получилось, и он удивленно опрокинулся обратно на кровать.
  - Да, похоже, тут не принцесса, а чвырик, - процедил Дан и снова щелкнул пальцами. В комнате стало нестерпимо холодно, мгновенно выветрился тяжелый запах трав, и головы у всех прояснились. Лэм подхватил Верта, помог мальчишке накинуть крутку и осторожно повел его по лестнице вниз.
  Дан что-то сказал женщине, отчего лицо ее покраснело, она уперла руки в боки и возмущенно завопила, что двери ломают, врываются без разрешения, за услуги не платят.
  Из комнат выскочили люди и нелюди.
  Едва компания вышла на крыльцо, женщина открыла окно и продолжила свои обвинения. Быстро собралась толпа.
  - Что случилось-то? - спросил кто-то.
  - Да видишь, втроем погуляли у Есении, выпили все вино, а платить отказываются, - хмыкнул краснолицый бородач. - Точно, чужаки, не знают наших законов.
  - Обижать Есению? - возмутился невысокий паренек. - Это не по-нашему, бей чужаков!
  В Лэма и Верта полетели камни, бутылки, выскочивший на крыльцо следом за ними Дан едва успел поднять руку, накрывая спутников защитным куполом.
  - Ишь ты, он еще и магичит! - из окна высунулся немолодой мужчина и сделал неуловимое движение рукой. Защитный купол выстоял, но Дан удивленно обернулся, глядя в злые глаза защитника нравственности.
  Толпа угрожающе приблизилась, зашумела.
  - Где там наши маги? - крикнул краснолицый. - Неужто не справятся?
  Из двери дома напротив выскочил вертлявый молодой человек. Лэм отпустил Верта, который, впрочем, уже мог стоять сам, внимательно вгляделся в лицо вновь прибывшего мага и разочарованно вздохнул. Дан шагнул поближе к своим спутникам, уменьшая поверхность защитного купола, сосредоточенный взгляд шарил по толпе.
  - Ну что, грант, будем уходить телепортом или постоим, подождем Астру? Уж по этому скандалу она нас легко найдет...
  ***
  В трактире 'Кружка забулдыги' было темно и пусто. Впрочем, утро - не самое доходное время для заведений такого типа. Это вечером здесь огневка рекой, девочки полуголые туда-сюда бегают, да мужики наносят друг другу на морды особые приметы в виде шрамов, синяков и ссадин. Даже, когда денег было в обрез, Астра все равно избегала подобных мест.
  Но сейчас трактир выглядел вполне мирно. Все столики были пусты, только за стойкой стоял старик Билли-Боб - хозяин 'Забулдыги' - и от скуки протирал стаканы. Видимо, проснулся раньше обычного, но выдумать лучшего занятия не смог... Вот радость-то! Хоть в одной таверне появится чистая посуда - стаканы после мытья тут не вытирали от сотворения Стены! Пьянчугам все равно, блестит ли стакан - главное, чтобы внутри плескалось...
  - Здравствуйте! - громко поздоровалась Астра.
  Билли-Боб перевел на нее мутный взгляд и взял следующий стакан. Воспринимать ее серьезно он явно не собирался. Что ж за день такой, а? Какая муха сегодня всех искусала?
  - Вы не подскажете... Янес, контрабандист, остановившийся у вас, уже встал?
  Трактирщик повесил полотенце на плечо, оперся рукой о стойку и флегматично поинтересовался:
  - Что будем заказывать?
  - Ничего, я же по делу пришла, - начала сердиться Астра. - Да и рановато еще для спиртного...
  - Нет заказа - нет информации. Нет информации - нет дела... - не менее флегматично отчеканил Билли-Боб, больше не глядя в ее сторону.
  Жители Обменника в своем репертуаре... Хотя, чего еще она ожидала? Девушка бросила на него раздраженный взгляд и положила на стойку медяк.
  - Кружку хмелька...
  - Другой разговор! - перед Астрой с молниеносной быстротой появилась пенная кружка с темным, сладковатым напитком. - Стиви, свиной ты потрох, где ты там? Иди, разбуди лэра Янеса из пятого номера и скажи, что к нему пришли! А вы, лэри, выбирайте столик и чувствуйте себя, как дома.
  Астра села спиной к стене, так, чтобы открывался хороший обзор. За время скитаний эта привычка выработалась сама и не раз бывала очень полезной. И пусть сейчас девушка не чувствовала опасности, все равно... на всякий случай...
  Янес появился через пару минут - немного заспанный, но все равно невероятно красивый. И шляпа, как обычно, чуть сдвинута на затылок, почти скрывая светлые волосы. Увидев Астру, он слегка запнулся, но тут же приосанился, поправил пояс штанов и, залихватски развернув стул, уселся на него верхом.
  - Асенька! Какой сюрприз! - заговорил он своим невероятным бархатным голосом, от которого Астре всегда хотелось растечься лужицей растаявшего мороженого. - Вот уж не ожидал! Я спрашивал о тебе, но мне сказали, что тебя нет в городе...
  - Я только сегодня утром приехала, - взяла себя в руки девушка. Еще не хватало, чтобы Янес возомнил, будто ей нравится! Для уверенности пришлось даже отхлебнуть из кружки. - Мне нужно поговорить с тобой об одном важном деле... Я сейчас собираю кое-какую информацию, и мне сказали, что она есть у тебя...
  - Все, что угодно, Асенька! Для тебя - все, что угодно! Эй, Билли, принеси мне завтрак поплотнее, пару кружек хмелька и булочек для лэри, - парень снова повернулся к Астре и пояснил: - Не люблю вести серьезные разговоры на пустой желудок.
  'Прямо, как Тусик!' - мелькнула дурацкая мысль.
  - Да и тебе не стоит пить хмелёк натощак, - вел дальше Янес. - Наверняка ведь еще ничего не ела!
  - Ела! - возразила Астра. - Яблоко!
  - Яблоко! - расхохотался контрабандист, сразу став похожим на веселого хулиганистого мальчишку. - Ох, уж эти девушки с их вечными диетами! Поверь, Асенька, тебе это не нужно. Вон, какая ты худенькая. Съешь лучше булочку. И рассказывай о своей проблеме - сделаю все, что смогу.
  Астра снова отпила немного хмелька, скривилась и тут же заела половиной булочки. И как люди это пьют? Не вкусно же совершенно! Вон Янес со своей яичницей уже первую кружку допивает...
  'Что же ему рассказать? - девушка задумчиво отщипывала кусочки мякоти и скатывала из них шарики. - Как я глупо попалась с этой дурацкой кражей? Как стала заложницей собственного обещания? Ну, уж нет! Он же во мне разочаруется! Да и кто сказал, что я должна рассказывать ему ВСЮ правду? Ему хватит и кусочка...'
  - Видишь ли, я сейчас работаю на одних странных типов... Собираю для них информацию. Все же лучше, чем болтаться по дорогам... - Янес кивнул с полным ртом. Пока история не вызывала у него сомнений. - Они не то альтруисты, не то просто ненормальные... Взялись наводить порядок в Пристенках...
  Контрабандист резко вскинул голову. Его голубые глаза стали непривычно холодными и подозрительными. Астра тут же спохватилась, вдруг поняв, что и как она только что сказала.
  - Нет, не в этом смысле! - замахала она руками. - Про Обменник они откуда-то знают и считают его неотъемлемой частью Пристенков. Они же понимают, что без него тут будет полный дурдом, а так все же какая-то организация. Их интересует другое. Куда-то стали пропадать нелюди, на них нападают среди бела дня. А еще в Пристенки зачастила золотая молодежь из обеих стран. Видимо, они нашли здесь какое-то развлечение, но какое - никто не знает. Они пересекают границу и исчезают на пару дней, а потом возвращаются домой, довольные, как сытые хомяки...
  - Хомяки? Какое странное сравнение... - удивился Янес. Его голос снова звучал ласково. Похоже, объяснение его удовлетворило. - А багатейчики... Ты права, они действительно стали подозрительно часто шастать туда-сюда. В Обменнике это многим не по нраву. Да и нелюдей здесь тоже полно, сама знаешь.
  - Это не по нраву и моим нанимателям, и жителям Пристенков, и даже властям. Кто-то нарушает привычный уклад, и этого кого-то хотят поймать и обезвредить. Поэтому я и собираю все возможные сведения. Ты знаешь что-нибудь об этом?
  - Хорошо, я расскажу тебе... - голос Янеса звучал серьезно и даже печально. - Этого ублюдка нужно остановить, в этом тебя поддержат очень многие жители Обменника...
  Астра замерла на стуле, боясь неосторожным звуком сбить Янеса с откровенности. Даже булочку отложила.
  - Помнишь, я рассказывал тебе о Малыше? Он пропал больше месяца назад, и как мы не искали - не смогли найти даже тела. Впрочем, уже никто не сомневается, что его нет в живых. Мы приняли его в команду почти год назад, он уже успел поднабраться опыта, но, все равно, был еще слишком глупым и наивным. И амбициозным до ужаса - все хотел проворачивать большие дела и зашибать большие деньги. Это его и сгубило... Подвалил как-то к нам в трактире какой-то мужик. Сколько не пытался потом вспомнить, как он выглядел, так и не вспомнил. Мы тогда были здорово поддатые - отмечали удачный рейс. Так вот, мужик этот предложил нам заработать - и очень неплохо заработать! - отлавливая по дороге всякую волшебную нечисть. Асенька, ты не представляешь, какие бабки он нам предлагал - за одну штуку нечисти почти половина нашего заработка за один рейс! Зачем ему это - не сказал, да и вообще подозрительный какой-то заказ был... Короче, я отказался, и парни меня поддержали. Все, кроме Малыша. Он долго на нас обижался, что мы упустили такой жирный шанс... Дурной был, хоть и хваткий... Жаль пацана...
  Янес замолчал и уставился на дно пустой кружки.
  - И что было потом? - поторопила Астра.
  - Потом мы ушли в рейс. Везли из Плуто партию бытовых артефактов и немного лечебных зелий. Малыш вел себя странно, постоянно куда-то отлучался, а однажды притащил в мешке малинового пыжика. Оказалось, что он-таки сговорился с тем типом на поставку магической живности. На уговоры не поддавался, огрызаться стал. Я, конечно, мог запретить, но было ясно, что не послушает. Мы отстали, а он продолжал таскать всяких дурилок, хрущиков и прочую мелочь. Как ловил - не знаю. Скорее всего, в магические силки - нечисть иначе поймать трудно. Да это и не важно. Продолжалось все это какое-то время, Малыш ходил довольный и при деньгах... а потом все изменилось. Дерганный стал, нервный, будто боялся чего-то. Но чего - никому так и не признался. Мы помощь предлагали - свой, все-таки, хоть и дурак упрямый, но он ни в какую. А однажды он просто пропал. Как утром ушел куда-то, пока мы в Обменнике стояли, так и с концами. Мы его искали, конечно, да только поняли - бесполезно все. Но бросить вот так, когда твой товарищ по команде пропал без вести? Не годится это... Так что стали мы потихоньку выяснять, кто еще видел того типа, кому он предложение свое делал, кто такой, где обитает... Оказалось, что подваливал он здесь ко многим, но почти никто не согласился. И, все-таки, мне удалось разузнать, что тип этот - местный, из Пристенков. Не то лесничий, не то егерь. Имени его никто не помнит, но в лесу встречали. Говорят, у него где-то в глуши есть дом, но дороги туда, опять же, никто не знает. И вроде как он там развел что-то вроде зоопарка - разные виды нечисти и даже нелюди сидят там в клетках, как звери. А еще говорят, что именно к нему ездят богатенькие мальчики. Вроде как, устраивает он для них какую-то невиданную забаву за большие деньги. Что за забава, не берусь предполагать, но явно что-то мерзкое... А наш Малыш, видимо, разузнал обо всем, и ему это не понравилось. Его и убрали, чтобы не болтал. Вот так вот, Асенька...
  Астра зябко повела плечами. От истории, рассказанной контрабандистом, у нее мороз шел по коже. Что-то очень нехорошее творилось в Пристенках. И это что-то действительно нужно остановить, пока не пострадали другие.
  - Янес, у тебя точно нет никаких зацепок, как можно найти дом этого лесничего?
  - Нет. Но даже если бы и были, я бы тебе не сказал, - решительно заявил парень, хлопнув рукой по столу. - Вот, что я тебе скажу, Асенька... Не лезь в это дело! Дело пахнет кровью - у меня нюх на такие вещи. Расскажи все своим нанимателям и бросай их к шмысям! Я не хочу искать и оплакивать еще и тебя...
  - Но ты ведь сам сказал... - начала было Астра, но тут за окном послышался какой-то шум.
  Билли-Боб, заинтересовавшись, вышел из-за стойки и подошел к окну. Мальчишка, вытиравший столы видавшей лучшие времена грязной тряпкой даже выскочил наружу, чтобы ничего не пропустить. Через минуту в трактир ворвался его радостный вопль:
  - Ух ты, смотрите! Наши решили поколотить каких-то чужаков, которые хотели бесплатно пролезть в бордель!
  - Чужаков? - Астра моментально слетела с места и, оттолкнув мальчишку, выскочила на крыльцо.
  В дальнем конце проулка возле борделя действительно собралась приличная толпа. Она напирала на кого-то, размахивая кулаками и что-то крича, но подобраться вплотную не могла. Потенциальных жертв не было видно за спинами и макушками нападающих, но у девушки не было сомнений.
  - Санта-Болтовы яйца! Ну, я же их предупреждала! Хотя, кого я обманываю? Ведь ясно было с самого начала, что без неприятностей они прожить просто не могут! - Астра нервно дернула себя за красный локон и обернулась к контрабандисту: - Янес, сделай что-нибудь! Ведь ты же можешь, ты же здесь самый лучший!
  - Прости, Асенька, но не в этот раз... - покачал головой тот. - Если я стану на защиту чужаков, мне потом придется долго смывать пятно со свой репутации. А как важна репутация в этом месте, ты прекрасно знаешь. Я хотел бы тебе помочь, но не могу...
  Еще несколько секунд Астра с надеждой вглядывалась в голубые глаза, но Янес только развел руками. Это было непривычно и странно. Он же лидер самой успешной группы контрабандистов! Молодой, но уже имеет солидный статус - к нему прислушаются, его боятся, перед ним лебезят. И вдруг он говорит, что не сможет ничего сделать? Это просто не укладывалось у девушки в голове.
  - Где там наши маги? Неужто не справятся? - донеслось из озверевшей толпы. Сразу несколько человек брызнули в разные стороны. Видать, побежали за магами, чтобы все же добраться до чужаков. И дались они им!
  - Что же делать, Янес? - Астра закусила губу. Если удастся убрать щит мэстрэ Дана - их на куски порвут! Он, конечно, сильный маг, но один против оравы головорезов не выстоит...
  - Прости, - повторил контрабандист, и Астра поняла - ждать от него помощи бесполезно. Видимо, он тоже не любит чужаков. Или просто не хочет ввязываться в эту заварушку.
  Ну и ладно! Свет на нем клином не сошелся! Сами справимся!
  Что есть мочи девушка рванула обратно к Базарной площади. Благо, это почти рядом - только за угол свернуть. Вот и дом с террасой, и брошенная Лукой газета на перилах. А можно ли врываться вот так, без стука? Как-то это неприлично... А впрочем, разве сейчас до приличий?
  - Лука, Лука! - Астра почти врезалась в вытиравшего стол адъютанта. - Там на улице драка, ее нужно остановить!
  - Драка? Эка невидаль! Да здесь ни день без драки не обходиться! Что ж теперь, мешать людям развлекаться? - Лука посмотрел на часы и дунул в усы. - Хотя сегодня они начали рановато...
  - Да нет же, это не просто драка! Там на моих спутников напали! Вы представляете, что эти отморозки с ними сделают?
  Лука поморщился. Видимо, скудостью воображения он тоже не страдал. Но разнимать драку не спешил. И Астра решилась привести последний, убийственный, на ее взгляд, аргумент.
  - Их же сам дядюшка Ри пригласил по городу погулять. Разве хорошо будет, если его гостей убьют во время такой прогулки...
  - А вот это уже непорядок! - оживился адъютант. - Что ж ты сразу не сказала? Эй, дядюшка! - крикнул он куда-то в сторону второго этажа. - К тебе снова пришли и с довольно интересными новостями.
  Наверху хлопнула дверь, послышались шаги, и дядюшка Ри в пенсне и с очередной книжкой в руках появился на пороге.
  - Снова ты! - удивился он, увидев Астру. - Чего тебе еще? Мы, вроде бы, все обсудили, больше мне нечего добавить.
  - Девочка утверждает, - вмешался Лука, - что ты дал ее спутникам разрешение свободно гулять по Обменнику. Было такое?
  - Было-было, - на лице Ри снова мелькнула улыбка довольного кота. - Эти ребята сделали очень симпатичное пожертвование в фонд города... Должны же они иметь возможность посмотреть, куда вложили деньги.
  - Если так, то тебе придется вмешаться, - Лука протянул грозному авторитету сюртук и трость. - Видишь ли, в данный момент твоим гостям интенсивно мешают осматривать достопримечательности. Если ты сейчас не вмешаешься, они покинут город по частям или в выпотрошенном виде. Нехорошо...
  Дядюшка Ри как-то сразу поскучнел. Астре даже показалось, что его круглый живот слегка сдулся, будто из него выпустили воздух.
  - Это что же, снова куда-то идти, орать, ругаться, угрожать?.. Как же мне это надоело! Может, ну их? Подумаешь, в первый раз что ли? - Ри тоскливо посмотрел на сурового Луку и повернулся к Астре: - Ты сильно расстроишься, если с ними что-то случиться?
  - Ну, Лэм мне никогда особо не нравился... - призадумалась девочка. - Дан, вроде, ничего, а вот рыжего нужно спасти обязательно! Ой, что я несу! - тут же спохватилась она. - Дядюшка Ри, разве вы не можете спасти их всех? Ну, пожалуйста!
  - Рыжего обязательно, говоришь... - подмигнул авторитет. - Ну, раз так, то делать нечего... Пошли, Лука, посмотрим, что там твориться...
  'Быстрей, быстрей! - торопила Астра про себя, пока дядюшка Ри размеренным шагом пересекал проулок. - Хоть бы успеть!'
  Щит вокруг обороняющейся компании переливался на солнце всякий раз, когда в него попадали камни или брошенные стоящими в стороне магами заклинания. Дан периодически отбрасывал напирающих бандитов порывами сильного ветра, но к решительным мерам пока не прибегал. Толпа отморозков не редела, а, наоборот, становилась больше с каждой минутой. К любителям подраться присоединились болельщики и просто сочувствующие. Галдеж в переулке стоял такой, что пришествие Великого и Ужасного осталось незамеченным для большинства. Но вот голос Ри странным образом перекрыл этот шум.
  - Что здесь происходит? Что здесь происходит, я вас спрашиваю? Развели тут бардак! Шум, гам, пыль! Драка, наконец! Кого бьем на этот раз? Чужаков каких-то, да? А вам, имбицилам, не приходило в голову, что если по городу гуляют чужаки, то они имеют на это право? И кому из вас, уродцы, пришло в голову напасть на моих гостей?
  - Так они же Есению... - заикнулся кто-то.
  - Молчать! Сейчас я говорю! А если захочу послушать вас, я вам об этом скажу! - рявкнул Ри, и Астра одобрительно покачала головой. Кто бы мог подумать, что у него такой звучный голос?
  Но как бы ни было интересно послушать, что еще скажет дядюшка Ри провинившимся головорезам, нужно было делать ноги. Дан выглядел слегка потрепанным и щит пока не опускал. Девушка протолкалась к нему сквозь внимающую своему лидеру толпу и тихонько окликнула.
  - Мэстрэ, вам не кажется, что сейчас самый подходящий момент, чтобы слинять?
  - Только тебя и ждем, - кивнул маг, опуская щит.
  И вся компания исчезла в воронке телепорта.
  ***
  Через мгновение компания оказалась на знакомой поляне. После шума толпы лесная тишина как ватой забила уши. Верту на мгновение показалось, что он оглох, захотелось что-то сказать...И, видимо, не ему одному.
  - И почему мы перенеслись именно сюда? - не смог сдержать удивления Лэм.
  Дан прищурил глаза.
  - Вы правда считаете, что после двухдневного отсутствия нам стоит возвращаться в таком виде?
  Лэм оглядел спутников. Куртка мага заляпана пудрой, умело пущенной Есенией. Верт весь в помаде, штаны держатся на одной пуговице, лицо раскраснелось. Волосы Астры стоят дыбом. Да и рукав сюртука самого Лэма выглядит так, словно его кто-то жевал...
  - Да уж, видок у вас, - Астра сердито оглядела спутников и взгляд ее остановился на Верте. - А ты, я так поняла, все-таки пробрался в бордель и успел там покутить?
  Верт вспыхнул до корней волос. Обычно подобная картина веселила Астру, но сейчас вызвала еще большее раздражение.
  - Главное, обычные шлюхи ему не подходят, он поперся в самое дорогое заведение, которому покровительствует сам дядюшка Ри! И как? Понравилось? Хорошо развлекся? А мне морали читает, учит уму-разуму! Еще хоть одно слово на эту тему услышу... - Астра сжала кулаки. С чего на нее вдруг накатила такая злость и обида на Верта? Да и не один он виноват, все хороши! - Я же вас по-людски попросила - не лезьте никуда! Нет, им обязательно нужно было завалиться в бордель и устроить грандиозную драку!
  - Молчи, женщина, - хомяк вылез на плечо мага и довольно огляделся. - Ничего страшного не случилось, подумаешь, немного развлеклись...
  - Немного развлеклись? - девушка задохнулась от возмущения. - Да мне теперь стыдно глаза показать в Обменник..
  - А и нечего тебе там делать, - все еще раскрасневшийся Верт упрямо выпятил подбородок, - не стоит девушке жить в таком месте, как это.
  - Еще ты будешь мне диктовать, где жить, - разозлилась Астра. - Я, между прочим, там прекрасно прожила два года, а ты и часа не смог...
  - Оно и видно, что прекрасно, - прищурился Верт. - То-то так боялась идти в этот Обменник...
  - Я? Я за вас, придурков, боялась, - почти закричала Астра. - И не зря. Вы же сразу, стоило на минутку отойти.....
  - Хватит кричать, - вмешался Дан, - Доберемся до таверны, там продолжите свой скандал, а пока не смешите мехоежиков.
  - Хороший скандал - это искусство, - важно заявил Кактус, махнув лапкой, в которой был зажат кусочек неизвестно откуда взявшегося пирога. - Ничего страшного. Размялись. Теперь приведем себя в порядок, пообедаем, и можно двигаться дальше.
  - Я надеюсь, мы сегодня попадем в таверну или снова будем ночевать в лесу? - подчеркнуто любезно осведомился Лэм.
  - Не волнуйтесь, грант, ваше индивидуальное средство передвижения - магический телепорт - будет подан вовремя, - в голосе Дана зазвучала издевка .
  - Мое индивидуальное? - напрягся Лэм. - Мне казалось, мы решаем общие задачи.
  - Я тоже так думал, - маг уже не скрывал подозрений, - но теперь мне кажется, что вы пошли в Обменник по каким-то своим делам, и чуть было не втянули нас в неприятности. То вам деньги поменять понадобилось, то перед самым выходом в Обменик вы с каким-то франтом беседовали...
  -С каким франтом? - насторожился Верт.
  -Да, мэстрэ, будьте любезны, уточните, с кем именно я беседовал?
  -С бездельником из 'золотой молодежи', - скривил губы Дан, и в его словах уже явно слышалось обвинение. - Щеголем в оранжевом галстуке.
  - Янис сказал, что какие-то богатенькие сыночки обосновались в Пристенках, и что именно они выдают заказы на поимку нелюдей, - влезла в ссору Астра и тоже подозрительно взглянула на Лэма.
  -Все-таки не зря вас называют плутами, - проворчал Лэм. - У вас такие способности переворачивать все с ног на голову.
  - И вот не надо тут про плутов, - сердито вмешался Кактус, - предлагаю разборки отложить до прибытия к конечному пункту назначения, а то, знаете ли, когда маг рассержен, в телепорте может случиться всякое...
  Кактус многозначительно посмотрел на Верта.
  - А ты помаду-то сотри.. И хорошо бы одежду все же в порядок привести. Тетушка Хизер и Тай будут очень недовольны твоим видом. Дан, ты просто голодный. Вот сейчас пообедаем, и все окажется не так страшно. Грант Лэм, конечно, человек подозрительный, одно слово - демон, но на истребителя снегуров и ловца пыжиков мало похож. Сейчас помоемся, перекусим, Астра расскажет нам, что ей удалось узнать, и спокойно отправимся в таверну.
  К удивлению Лэма, хомячка послушались. Притихшая Астра уселась на землю у кострища, немного настроженно полядывая на мужчин. Верт сел напротив и стал сосредоточенно складывать чурочки в шалашик. Да и Дан явно успокоился и занялся чисткой куртки, заодно выкинув часть запасов хомяка, заметно оттягивающих капюшон.
  Глядя на остальных, Лэм постарался подавить свое раздражение. --'Хм-м, похоже, что фамилиары у магов - это не только домашние питомцы...' - подумал он. И, словно услышав его мысли, Тусик заговорщически подмигнул демону.
  ***
  Швик был хрущиком. Как и все хрущики, больше всего на свете он любил спать, и самой страшной бедой, после пожара, конечно, считал раннюю побудку. Вот и теперь он вкопался корешками-ножками в мох и изо всех сил старался заснуть, но то и дело вздрагивал, вспоминая прошедшую ночь...
  Швику, самому молодому хрущику в этой части леса, было поручено приглядывать за деревьями, кустами, грибами и ягодами на вверенной ему территории, а так же докладывать обо всех происшествиях Хозяину. До недавнего времени хрущик ничуть не тяготился своими обязанностями - происшествия здесь случались редко, и можно было вволю спать на теплом летнем солнышке, но сегодня... Он страшно перепугался, когда сам Хозяин вдруг разбудил его и велел... Да неважно, что он велел, сам факт побудки заставил хрущика задуматься, уж не грядет ли какая Большая Беда? Перепугавшись от этих мыслей еще больше, Швик понял, что не уснет, даже если захочет. Такой поворот заставил его еще больше разнервничаться.
  'Как же так, - думал он с ужасом, - я что же, теперь никогда-никогда не смогу заснуть?!'
  Терзаемый непривычными страхами, хрущик стал во все глаза смотреть на купол, явившийся причиной его бед. А что еще оставалось делать?
  И вот, когда небо только-только начало сереть, купол исчез, причем никаких вирдов поблизости не наблюдалось. А наблюдались всего лишь человеки, причем у двоих волосы были как огонь, Швик даже испугался, что они чего-нибудь подожгут. Но, к его облегчению, человеки быстро собрали свои тряпки и ушли.
  Швик тут же изловил ужа и послал с ним весточку Хозяину, а сам попытался расслабиться и заснуть... Не тут-то было. Нахальные утренние лучики лезли прямо в глаза, а в каждом шорохе ему мерещилась грозная поступь Хозяина. Помаявшись, он решил как следует устать, для чего принялся со всем тщанием, которого не наблюдалось уже лет двадцать, обходить свою территорию, отмечая, как поспевают ягоды и сколько вылезло новых грибов. После такой тяжелой работы сон был просто необходим.
  Швик устроился поудобнее и вздохнул, отгоняя от себя воспоминания. Усталость взяла свое, и он, наконец, задремал...
  Внезапный шум, топот и голоса вырвали его из сонного покоя, достигнутого с таким трудом! Открыв глаза, Швик первым делом увидел знакомые огненные головы.
  'Как, опять?!' - ужаснулся хрущик. Сон слетел с него моментально, и с новой силой полезли мысли о грядущей беде.
  Человеки о чем-то громко говорили друг с другом, совершенно не заботясь о покое несчастного хрущика! А один, который с огненной головой, даже чуть не наступил! Швик обиделся.
  'Нет, так неправильно, так нельзя, уходите, человеки!'
  Но человеки почему-то не уходили, а наоборот, стали устраиваться как будто надолго - стали чистить свои тряпки, раскладывать еду... И даже зажгли огонь! Такого Швик допустить не мог - чтобы какие-то человеки сожгли его любимую сонную полянку! Он стал нарочно подставлять им корешки под ноги, но, как назло, человеки почти не ходили, и спотыкаться не собирались. Тогда он решил нагнать на чужаков муравьев, но нахальные насекомые заявили, что у них там нет тропы, а прокладывать новую нет времени.
  И вдруг хрущика осенило - их надо напугать! Конечно, ведь он из-за них такого страху натерпелся, так что теперь их очередь. Тихим скрипом он позвал знакомых шишкарей, и....
  Дальше Швику было весело. Человеки заозирались, сбились в кучку, один достал какую-то железную штуку, другой стал водить руками, и вдруг открыл дырку в воздухе! Прямо как вирды! Все человеки сразу исчезли в этой дырке, а Швику стало радостно и спокойно. Во-первых, есть, что доложить Хозяину - раз этот человек умеет делать воздушную дырку, значит, он мог поставить и купол. Он, а вовсе не вирды! А во-вторых - и это самое главное - он, Швик, прогнал чужаков со своей полянки, и, наконец, может спокойно поспать.
  ***
  Лика лежала и изучала потолок. А тот, кстати, казался уже совсем привычным и знакомым. Еще пара дней в таверне, и фамильный замок окончательно забудется. Да что там, он уже сейчас кажется таким далеким и почти сказочным.
  В дверь кто-то тихо поскребся, и в комнату заглянула Алиса. На этот раз, слава Болте, демонесса держала в руках кота, а не какой-нибудь букетик из белены.
  - Спишь? - Алиса с порога выжидающе рассматривала Лику. - А мне скучно. Хорошо, вот, Чуд нашелся. Нагулялся.
  - Заходи, - Анликка откатилась к дальнему краю кровати. - Дашь кота погладить?
  - Ну, это если он позволит, - гостья водрузила кота на подушку. Нагулявшийся по лесу Чуд принюхался, осмотрелся, но более удобного места не нашел и начал разминать подушку когтями.
  - Забавный, - одобрила Лика, почесала кошака за ухом и перешла к делу. - Слушай, я все равно собиралась идти к тебе, чтобы спросить - что за грибочки ты собирала? Помнишь, как они выглядят?
  - А тебе зачем? - удивилась Алиса.
  - Засушу и отвезу домой. С ними много чего придумать можно, - подмигнула плутовка.
  - Ну, ничего себе! А ты, оказывается, нормальная...
  'Комплимент сомнительный, но все равно приятно', - призналась себе Лика, а вслух сказала:
  - В основном, у нас за все пакости Ален отвечал. А мы с Релом ему только помогали.
  - Мы в пансионе тоже любили так развлекаться, - припомнила Алиса. - Помню, как-то раз коврик для ног клеем пропитали, и наша классная дама к нему приклеилась. Нам, конечно, потом досталось, но ведь урок хороших манер мы все-таки сорвали! Но меня обычно редко наказывали, потому что доказать ничего не могли.
  - Да нас тоже, - Анликка мечтательно улыбнулась. - По-моему, старшие до сих пор все странности на шмысей списывают.
  - Не ругайся! - привычно напомнила Алиса.
  - Чего?
  Магичка выглядела озадаченой. Вот уж чего, а ругательств в ее речи не значилось.
  - Ну, этих, серых, вслух не поминай, - пояснила Алиса. - Не принято это у нас!
  - А нам еще в детстве нянюшка про них сказки рассказывала! - засмеялась Лика. - И про Санта-Болту тоже. Хочешь, расскажу?
  - Ну, я на уроках закона божьего обычно спала, поэтому - давай!
  - Значит, так...
  Сидел как-то Санта-Болта на Стене, смотрел по сторонам, и вдруг взбрело ему в голову погулять. Слез он со своего места и пошел по дороге, куда глаза глядят. Шел он, шел, и пришел к избушке-развалюшке. Заглянул в окно, а в доме за столом сидят старик со старухой и ужинают. Залез Санта-Болта на стол, чтоб поговорить с ними о жизни и о мироздании, а они его и не узнали. За обычное куриное яйцо приняли и решили разбить и съесть. Дед бил-бил - не разбил, бабка била-била - не разбила. А тут шмысь бежал, хвостиком махнул, Санта-Болта упал со стола да и разбился!
  Старик со старухой и оглянуться не успели, а Санта-Болта уже опять на Стене сидит и на все четыре стороны смотрит. Шмысю обидно стало - сидит на Стене такой белый круглый Санта-Болта, и все ему нипочем. Решил он его еще раз разбить. Но Стена-то высокая - не допрыгнешь. И стал он тогда подкоп под нее рыть, чтоб Стену свалить и Санта-Болту достать. С тех пор и роет. А вот как Стена упадет, так и продолжение будет. А пока - все!
  - Ну и ужастики вы в детстве слушали! И вообще - ересь! - объявила Алиса и попыталась стукнуть Лику подушкой. Чуд, которого невежливо стряхнули на покрывало, обиженно зафырчал.
  - Да ладно, вот мой папа утверждает, что Санта-Болты вообще нет! - плутовка увернулась от удара, чуть не брякнувшись с кровати. - И ничего, священным кирпичом по макушке пока не получил.
  - Вот правильно у нас говорят, что все плуты, особенно маги, - варвары и безбожники, - покачала головой Алиса, пытаясь изобразить на лице любимое выражение бывшей классной дамы - этакую набожность с оттенком негодования.
  - Сами вы варвары! А насчет безбожников... Знаешь, это простолюдинам в Болту верить положено. А мы должны быть умнее!
  Анликка изобразила знатную лэри, и, следовало признать, получилось у нее несколько лучше, чем у Алисы.
  ***
   Тай спустилась с крыльца и, нервно потирая виски, отправилась к малиннику. Крупная и ароматная малина горела на солнце. Может, попросить пыжика помочь, как вчера Лике? А то голова просто распухла от этих девчонок. Ну, это надо - нанюхаться веселых грибов вместо завтрака?! Клиса смеялась аж до слез, слушая рассказ Тай. Да, в пересказе оно смешно: как Хизер потеряла дар речи, глядя на метания кур, внезапно лишившихся дома. А тогда вот ни капельки не смешно было.
  Тай присела, издали заглядывая под малину, ну, не шерстить же все кусты в поисках Козявочки? Неудобно получилось, обещала познакомить пыжика со снегурой, да за всеми неожиданностями забыла. Ага, вон она! Тай увидела сидящую на земле Козявочку и начала подниматься. Внезапно сильный удар буквально подбросил проводницу в воздух. Она полетела вперед, перевернулась, сгруппировалась и постаралась как можно быстрее подняться на ноги.
  Напротив нее, опустив рогатую голову, стоял соседский козёл Сволочь. Имя было совершенно точным отражением его характера. Как и цвет длинной волнистой шерсти, абсолютно черный. С неимоверной изобретательностью он выбирался с хозяйского двора и открывал охоту на прохожих. Терпели козла только как замечательного производителя. Козлята, рождавшиеся при его непосредственном участии, получались сплошь крепкие, унаследовавшие красивую длинную шерсть. Таких сволочных как папенька, по счастью, среди них не было. Обожал и беспрекословно слушался козёл только свою не менее стервозную хозяйку. И вот это бородатое чудище стояло напротив Тай, опустив рога и разгребая землю копытом, с явным намерением продолжить потеху. Проводница растеряно потирала ушибленное место, когда козёл кинулся в атаку. Тай, не желая получить рогами в живот, мгновенно перешла в боевую ипостась. И перед козлом вместо беззащитной женщины вдруг оказалось нечто жуткое с длинными когтями, серой курчавой шерстью и оскаленными клыками.
  Козёл попытался затормозить всем, чем мог. На влажной земле отпечатались борозды от всех четырех копыт и зада. Зад оставил самый глубокий след. Опрокинувшись на спину и истошно мекая, козёл взбрыкнул в воздухе ногами, вскочил и унесся прочь. Разыскивающая его хозяйка распахнула калитку постоялого двора в тот самый момент, когда козел вознамерился сделать то же самое при помощи рогов. Женщина упала на спину, получив удар рогами, и по ней проскакали острые копыта. Тай, уже в своем обычном виде, смеялась, согнувшись пополам и вытирая слезы. Проводница не видела, как у Клисы, вышедшей за ней и остановившейся в дверях, мгновенно побледнели губы, и снегура отпрянула назад в комнату.
   А на улице вслед Сволочи несся лай Волчка. Еще щенком полуволк немало натерпелся от злобного козла и теперь от души радовался позорному бегству рогатого. Вбежавший в калитку Варис увидел смеющуюся проводницу и бросился к ней.
   - Тетя Тай, что случилось?- мальчик внимательно осмотрел следы на земле.- Тут стоял, копытом рыл, а тут...Ой, как он пытался остановиться!
  Мальчик пытливо посмотрел на проводницу, опять на следы. На его лице явно читалось разочарование пополам с детской обидой:
   - Тетя Тай, ты оборачивалась?! А я не видел...
   -Пришлось, - не стала отпираться Тай. - Подкрался, как будто на цыпочках, и кааак боданул...Знаешь, так быстро в боевую личину я еще не перекидывалась.
  И они рассмеялись вместе.
  Волчок крутился вокруг, поскуливая и взвизгивая, как будто вспоминал вместе с людьми выходки козла. А, как всем известно, забавный случай - это неприятность, случившаяся не с тобой!
  Тай потрепала пса по холке и, улыбаясь, пошла к себе.
  
  ***
  Когда Робин наконец-то вынырнул из лаборатории, Инни в одиночестве сидела на веранде.
   -А мэстрэ Патрик уже ушел? Какая жалость! - неискренне произнес ученый.
   -Ушел, - подтвердила Ингрид, - но, в отличие от тебя, не проявляя неприязни. Скажи, что ты имеешь против него?
   -Если судить с научной точки зрения, - занудным голосом произнес Робин. - Моя теория о характере и образе жизни мэстрэ Патрика Лоувела не имеет доказательств. Увы! Я просто тебя прошу быть с ним поосторожнее. Особенно в свете последних новостей.
   -О чем ты? - вскинула голову мэстрэя. - Ты же знаешь, что Патрик - мой старый друг, он столько раз помогал мне. И с переездом, и ... Неужели ты... - она хотела сказать 'ревнуешь', но сумела сдержаться.
   -Я имею в виду, - спокойно ответил Робин, - что некий маг Огня, возможно, родом из Пристенков, совершил противоправное действие на территории Империи, а именно - сжег загородный дом семейства Хайд. Жаль, что мы не разглядели в линзе лицо негодяя.
   -Нет... - задохнулась Инни. - Я не верю... И потом, Лэм только предположил, что маг - родом из Пристенков.
   -А если он прав, то кандидатур, увы, не так уж и много. И первым в списке оказывается именно вольный художник, нуждающийся в деньгах...
   -Но Пат не владеет заклинанием негасимого огня! - продолжала возражать магиня.
   -Откуда ты знаешь? - парировал Робин. - Ты редко видишься с ним. Он мог овладеть этим заклинанием уже после Университета и не сообщить тебе о своих успехах. Случайно. Или не случайно. И еще. Я не хотел тебе этого говорить, но... Твой друг Патрик всегда жалуется, что вынужден прозябать здесь, так? Да. И при этом именно он через каких-то своих знакомых организовал тебе поставку такого редкого и ценного сырья, как арр, так? Так почему же его столь влиятельные знакомые не смогли устроить его на службу в столицу? Или он зачем-то нужен здесь, в Пристенках?
  Ингрид опустила руки.
   -Послушай, - мягко произнес Робин, - я не утверждаю, что это - он. Более того, я был бы очень рад, если бы я оказался не прав, а все мои подозрения попали бы шмысю под хвост. Лишь бы только ты не расстраивалась. Пожалуйста...
  Он обнял ее за плечи, тягостные мысли неохотно поползли прочь, а их сменило ощущение теплоты и защищенности. Но где-то в глубине засел червячок сомнения, беспрерывно бормочущий:
   -'Неужели? ... Нет! Не верю...'
   -'Да что я с собственными мыслями справиться не могу?! - рассердилась Ингрид. - Псионик, тоже мне... Хватит! Я обязательно выясню правду! Но не сейчас же...'
  
  ***
   - Вот тут мы и устроим привал, - проговорила Тай, скидывая на землю сумку. - Очень хорошее место. Рядом есть небольшое озеро, можно будет искупаться. Но, Алиса, учти - никаких существ, кроме рыбы и лягв обыкновенных, в нем не живет.
   Как бы в подтверждение ее слов, одна из лягв, видимо, примадонна, разразилась сольной партией, а следом за ней вступил и весь хор.
   Правильная овальная форма поляны и густой кустарник, отделяющий ее от остального леса, наводил на мысли о некоем маге, возжелавшем уединенного отдыха вдали от людей. Данную гипотезу подтверждало и основательное, выложенное серыми камнями кострище, придавшее поляне совсем обжитый вид.
  Под руководством Тай стоянку организовали быстро, и теперь все с нетерпением принюхивались к тому, что булькало в котелке.
   - Вкусно пахнет, - проговорила Астра, усаживаясь у костра и вытягивая уставшие ноги.
   - Готово, - наконец-то объявила проводница, и вся компания дружно застучала ложками.
   - Лика, - обратился Дан к подопечной, допивая предложенный на десерт ягодный отвар, - я сегодня переночую в горах, силы надо восстанавливать, а ты присмотри за Тусиком. На всякий случай. Хотя Инни сказала, что он проснется не раньше завтрашнего дня, а я вернусь рано. Тай, здесь достаточно безопасное место? Вас можно оставить без защитного купола?
   - Никого опаснее кусунов тут не водится, - усмехнулась проводница. - А против этих кровопийц у меня хорошая травка припасена. Намазаться, и ни один ближе, чем на метр, не подлетит.
   - Тогда - до завтра, - махнул рукой Дан и скрылся среди кустов.
  Козявочка, не теряя времени, подобралась поближе к Тусику и уселась рядом, продолжая охранять его покой.
   Дан отошел от костра, попытался сосредоточиться на создании телепорта, но голоса, доносящиеся из-за кустов, отвлекали. Он невольно прислушивался, пытаясь угадать, чем занимаются друзья, и тянул время...
   Поймав себя на размышлениях о том, почему у Алисы было такое восторженное выражение глаз, Дан негромко выругался. Можно подумать, он уходит на пару лет! Когда эта странная компания стала занимать так много места в его жизни? Как он умудрился так влипнуть? Что будет через несколько дней, когда придет пора расставаться? А ведь придется.
   Маг вздохнул, прикрыл глаза, тщательно собирая силы, по крохам накопленные за время путешествия по лесу, и через мгновение оказался на своей горе.
   Здесь, на Лее, как всегда, царили покой и снежное безмолвие. Дан раскинул руки и всей кожей почувствовал, как, слегка покалывая, родная стихия устремилась к нему, наполняя силой и радостью. Тело казалось невесомым, казалось - еще немного, еще капельку - и он взлетит. Просто поднимется следом за порывами ветра, чтобы застыть в воздухе так же безмятежно и спокойно, как облака, что парят над вершинами гор. От переизбытка энергии немного кружилась голова. Или она шла кругом от разреженного горного воздуха? Дан открыл глаза, осторожно шагнул в сторону своей пещерки, качнулся и чуть не упал. Усмехнулся над собой, сделал несколько дыхательных упражнений, из тех, которым учат детей в первые дни пребывания в магической школе, и уже уверенно зашагал к привычному укрытию.
   Там, внутри, все осталось нетронутым со времени его последнего посещения. Немного заготовленных дров, совсем немного. Шмысь подери, ведь из лесу телепортировался, надо было захватить валежника. Котелок с водой, превратившейся в лед, еловые ветки, на которых они с Кактусом ночевали в последний раз. Дан разжег костер, поставил котелок, и замер, глядя в огонь...
  Как там малыш? Инни сказала, что он проснется через сутки, а то и через двое. И, конечно, ничто в такой компании малышу не угрожает, но сердце все равно не на месте. Ничего не должно случиться, Дан сто раз осмотрел округу, и Ингрид уверяла, что никого страшнее мехоежика им по дороге не встретится. Да и не одни ребятишки в лесу: наверняка и револьвер у Лэма с собой, и Лика научилась магию свою не бояться, а использовать, и Тай настороже, а она любого нападающего остановит и не просто остановит... Но ведь стрелял же какой-то мерзавец в Клису, и где-то пропал ее отец, и не зря Клуш предупреждал, что нехорошее что-то происходит рядом...
  Дан оторвал взгляд от огня, вышел из пещеры, и, глядя на заснеженные вершины, начал глубоко дышать.
   Когда он успел так привыкнуть, что стал зависимым? Он же научился прекрасно обходиться без самых близких, рассчитывая только на себя. Сколько пройдено дорог в одиночку. Сам понимал, что маг, лишенный своей силы, ничем не поможет в случае беды.
   Самое важное - восстановиться, залечить эту дурацкую пустоту, которая, словно порез, возникла где-то внутри после удара амулета. Никакие лекарства Инни не вылечат так, как родная стихия. Но все доводы рассудка разбивались об это беспокойство, которое не давало сосредоточиться, мешало принять дар горы.
   И ужасно не хватало болтливого спутника.
  Разозленный Дан вернулся в пещеру, потушил огонь, улегся на спину на еловые ветки и привычно, как учили всю жизнь, ввел себя в магический транс. Просто отключил все эмоции, сознание, даже рефлексы. Открытым оставался лишь один канал, по которому, заполняя, исцеляя и даря силу, устремилась энергия.
   Но где-то на периферии сознания, словно прильнувший к боку приблудный котенок, затаилось воспоминание об испуганных глазах Алисы, умоляющем о помощи взгляде Клисы и настороженном - Астры. Там, глубоко в памяти, прочно сияла улыбка Тай, победный восторг поверившей в свои силы Лики, гордость Ингрид, демонстрировавшей свои наработки, удивление Верта, ехидство Лэма, стеснительность малинового пыжика и недовольное ворчание Кактуса.
   И Дан почему-то был уверен, что если вдруг им понадобится помощь, он услышит, почувствует, даже в магическом анабиозе.
  
  ***
  
   Поляну окутала ночь. Уставшие за день, все быстро расползлись по лежанкам и заснули под звучные серенады кусунов, которые жужжать жужжали, но, как и обещала Тай, ближе, чем на метр не подлетали.
   - 'Наверное, им очень обидно, - подумала Алиса, - вот он, ужин, рядом, а не съешь'.
  Девушка вспомнила, как в детстве хотелось добыть конфету из вазы, которую нянюшка прятала от нее на высокой полке, куда маленькая Алиса никак не могла добраться.
   Демонесса лежала, честно закрыв глаза, и с нетерпением ждала команды Лики. Наконец та осторожно тронула девочку за плечо, прошептала: 'Пора!' и потащила куда-то через кусты.
  Идти пришлось в полной темноте. Алиса цеплялась за руку Лики и думала: 'Ну, неужели нельзя было хоть какой-то огонек волшебный зажечь? Тоже мне, магичка. Вот сейчас как грохнусь, и накрылся мой ульф. Или ногу сломаю, нужна я ему тогда. А еще эти кусты противные, тут, точно, что-нибудь ползучее водится. Брррр!' Девушка уже собралась возмутиться, как кусты закончились, и они остановились на небольшой полянке у самой кромки воды.
   Полянка была самая обычная, никаких таинственных знаков или жертвенных алтарей, как ожидала Алиса, на ней не было. В тусклом свете луны девушка разглядела лишь небольшую тряпицу, на которой были аккуратно разложены хлеб и кусочки вкусно пахнущего окорока.
   - А это что, - неуверенно спросила Алиса, - мне есть?
   - Ты что, за ужином не наелась? Это ульфу. Как знак твоих добрых намерений.
   - Что, ульф на запах окорока придет?
  Лика насмешливо фыркнула:
   - Ульф придет на заклинание, которое ты скажешь. Зря я его тебе дала, что ли?
   - Я? Я же не магичка ни капельки. Да у меня ничего не получится.
   - Хочешь, я вызову? Но тогда он будет моим гостем и... - тут Лика сделала многозначительную паузу.
   -Я прочту, - насупилась демонесса, - но если... - тут она испуганно вздрогнула. - Лика, там кто-то есть в кустах. Я боюсь.
   - Да нет там никого - сказала Лика, а про себя добавила: '...кроме двух обормотов, которых просили притвориться шмысями и не шуршать'.
  Алиса, все еще недоверчиво посматривая на кусты, достала смятую и замусоленную бумажку.
   -Ты что, не выучила? Свет зажигать нельзя!
   -Выучила я твое дурацкое заклинание, - огрызнулась Алиса, - это так, на всякий случай.
  И она забубнила:
  'Сегодня будет темно,
  И он улыбнётся мне.
  Всё, к чему я прикасаюсь руками, -
  Совсем не так.
  Сегодня будет огонь,
  А я огня не боюсь!
  Всё, к чему я прикасаюсь губами,
  Хранит твой вкус:
  И это небо,
  И эти звёзды,
  И эта нежность,
  И этот ёжик
  Наяву.' ('Ночные снайперы')
  
  Алиса на секунду запнулась, но спохватилась и принялась читать дальше:
  'Суженый мой, ряженый, мне судьбой предсказанный,
  Без тебя мне белый свет не мил.
  Суженый мой, суженый, голос твой простуженный
  Сердце навсегда приворожил.' ( И. Аллегрова)
  
   Последние строчки девушка выпалила на одном дыхании, остановилась и огляделась по сторонам. Ничего.
   - Ты что думаешь, на этот бубнеж кто-то откликнется? - с иронией заметила Лика. - Надо с чувством, расстановкой и придыханием. Не тараканов из дома изгоняешь. Попробуй еще раз.
   - Не работает, - расстроилась Алиса. - Я так и знала, что...
  Тут в кустах что-то зашуршало и, прежде чем демонесса успела завизжать, приятный голос произнес:
  - Ну, хоть бы свечу какую организовали. Не хватало еще себе ногу сломать. Или ухо, - немного подумав, добавил он.
  И из кустов высунулась лохматая голова. Лица Алиса толком не разглядела, но уши! О, эти уши! Их ни с чем нельзя спутать.
   - Ульф, - восторженно пискнула девочка, мгновенно повеснув на шее у долгожданного гостя и душевно чмокнула сказочное чудо. Ничего предосудительного не предполагалось, Алиса была воспитанной девочкой и целилась в щеку, но было так темно. Ушастый сначала как-то смутился, а потом, видно, решил, что это такой приветственный ритуал, и невежливо будет отказываться. А в кустах кто-то сердито зашипел о наглых ульфах.
  Демонессе страшно хотелось расспросить гостя о его мире, о чудесах, но тут случился страшный конфуз - не удержавшись от соблазна, Алиса схватила пришельца за ухо... И, о ужас, оно осталось у нее в руках!
  Ульф как-то сконфужено ойкнул и схватился за то место, где оно когда-то росло.
   - Ах, - с ужасом выдохнула девочка, - какой ужас, я не хотела. Вам, наверное, очень больно?! - Алиса что-то лепетала и мяла несчастное ухо в ладошке. - Мне так жаль...
  Тут она замолчала и с подозрением принялась разглядывать свой трофей, затем понюхала и осторожно попробовала. Ухо обладало приятным травяным вкусом и немного хрустело на зубах.
   - Так, - сердито протянула Алиса и решительно повернулась в сторону самозванца. - Ульф, говоришь? Да я тебе сейчас еще чего оторву, чтобы на подлинность проверить!
  Олаф, заслышав в голосе демонессы рычащие звуки, решил не дожидаться, пока ему оторвут для экспертизы что-нибудь жизненно-важное, развернулся и скрылся в кустах.
  - Лика, так это твои шуточки? - обернулась Алиса, но на полянке она была уже одна. Пошарив для надежности по кустам, девочка вернулась на стоянку и обнаружила всю компанию сладко спящей у костра.
  В горле комом стояла обида. Алиса шмыгнула носом и устроилась на своей лежанке. Соскучившийся по хозяйке Чуд громко замурлыкал, прижался под бок, и девочка сама не заметила, как уснула.
  -----
  
  ***
   Скучающий солнечный лучик забрался на спину девочки, прогулялся по рыжим волосам и шкодливо пощекотал по кончику носа. Алиса смешно наморщилась и попыталась спрятаться от озорника под одеялом, но и там ей спастись не удалось. Чуд, который всю ночь грел и охранял хозяйку, именно в этот момент решил, что пора вставать. Не подозревающая о коварных планах собственного кота девочка зарылась глубже под одеяло, где и столкнулась нос к носу с усатой кошачьей мордой. А тут еще над самым ухом защебетала какая-то ранняя птаха, и Алиса открыла глаза, пытаясь рассмотреть певунью.
   - Доброе утро, засоня, - кивнула Тай, заметив, что девочка проснулась, - ты последняя.
  Алиса улыбнулась, но тут ее взгляд наткнулся на Лику, и улыбка погасла. Алиса насупилась и молча стала собирать вещи.
   - 'Ну какая же я дура, - грустно думала она, - ну, почему я опять попалась на эту удочку? Мало мне было истории в поезде. Сколько раз говорили - в книжках пишут сказки... Дан же сказал, что нет никаких ульфов. И чего мне вдруг вздумалось поверить этой, - тут Алиса прервала свой монолог, пытаясь найти точное определение Лики, - плутовке. Не зря их так называют. Плуты и обманщики. А этот... - Алиса сердито глянула на Олафа. - Руки распустил. Весь такой хороший, другом притворялся, а сам туда же. Поцелуев ему захотелось. Вот гад двухцветный. А я... А я - дура, развесила уши. Ну почему я ничего не знаю, могла - так ушла бы от них?!' И девочка чуть не разрыдалась.
   - Алиса - тихий голос Лики отвлек ее от грустных мыслей.
   - Чего тебе? Еще какую шутку придумала?
   - Прости, я не хотела, чтобы вот так получилось. Я думала, ты догадалась и просто нам подыгрываешь, а потом уже поздно было объяснять. Я... Мы не хотели тебя обидеть. Думали, просто подурачиться. Прости.
  Алиса подозрительно посмотрела на Лику из-под лохматой челки, пытаясь решить для себя, а не издевается ли она и в этот раз, но в глазах магички не было даже намека на насмешку.
  Алиса вздохнула и улыбнулась:
   - Только обещай мне, что больше никогда так надо мной шутить не будешь.
   - Обещаю
  И девочки обнялись
   - Алиса!
  Олаф протягивал ей широкий лист, на котором темнела горка ягод. И только девушка хотела сказать что-то сердитое, как до неё донесся дивный запах. Рот тут же наполнился слюной, а рука, казалось, сама потянулась к листу. Ягоды были не просто вкусными, а удивительными. Они напоминали сразу и малину, и клубнику, и странный экзотических фрукт васнас, который однажды привез ей отец. Одна ягодка, вторая, третья. Алиса ничего не могла с собой поделать, настолько вкусным было угощение.
   - Ты, того, - начал Олаф. - Не сердись на меня, на нас. Мы просто пошутили!
   - Што ето? - невнятно, поскольку рот был забит ягодами, спросила Алиса.
   - Невестина ягода, - ответила за Олафа Тай. - Ай, молодец! И где отыскал только?! Я видела пару кустов по дороге, но пустые.
   - Невестина ягода? - подозрительно глядя на мальчика, повторила Алиса.
   - Да. Это такая редкость! Я про неё только читала, а видеть и пробовать не пришлось, - подтвердила Лика и, протянув руку к листу, спросила. - Можно?
   - Ой, конечно! - Алиса выхватила из рук Олафа лист и протянула Лике оставшиеся три ягоды.
   -М-м-м, вкуснотища какая! - Лика от удовольствия аж зажмурилась. - Про эту ягоду я читала, её называют ягодой невесты Лесного хозяина и говорят, что она добавляет женщинам красоты, а мужчинам силы.
   - Вот не знал! - Олаф почесал макушку и продолжил. - У нас её называют мирилкой. Ежели кто поругается, и не знает, как помириться - идут в лес и набирают ягод...- он помолчал и добавил. - После такой вкуснотени то куда ругаться то? Вот потому и прозвали мирилкой. А про красоту, - он лукаво взглянул на Алису. - Может, она и добавляет красоты тем, кому не хватает, а кто сам красивый - тем просто вкусно!
  Лика засмеялась.
   - И где ты столько нашел? - поинтересовалась Алиса. - Уж если Тай только пустые кусты видела...
   - Там! - Олаф махнул рукой в сторону толстых деревьев. - Я сам, может, и не заметил бы, да сурки подсказали.
   - Какие сурки? - вдруг насторожилась Лика.
   - Да здоровые такие, в ошейниках. Я сам удивился, мы их с Алисой в саду у Ингрид видели. Помнишь?
  Алиса кивнула головой.
   - В ошейниках? - переспросила Лика.
   - Ну да. Два здоровых зверика, отощавшие, правда, по летней поре они обычно толще бывают. И в ошейниках, а на одном еще и амулет какой-то болтается, и светятся, как ты...
  Но Лика, задумавшись, не услышала окончания фразы. Она развернулась и отошла. Ребята остались одни.
   - Алисонька, ты не сердишься? - робко спросил Олаф.
  Алиса посмотрела на него внимательно, прислушалась к себе и поняла - нет, она не сердится. Она весело помотала головой и улыбнулась Олафу.
   - Уффф! Как я рад! Ведь не хотел тебя обидеть.
   - Да, а целоваться-то полез! - Алиса шутливо дернула парня за черную прядку и направилась к Лике.
   - И не жалею! - едва слышно пробормотал ей вслед Олаф.
   - Тоже мне, герой-любовник нашелся! - хмыкнула Астра, наблюдавшая эту сцену со стороны.
  Олаф слегка покраснел, но тут же нахмурился и раздраженно буркнул:
   - Чего ты цепляешься-то? Это вообще, твоя идея была!
   - Моя, - подтвердила Астра, весело фыркнув. - И я не собираюсь о ней жалеть. К тому же, тебе тоже не с чего быть недовольным.
  Олаф снова покраснел, на этот раз немного ярче, и уже собрался что-то ответить, но его неожиданно перебили. Подошедшая к ним поближе Тай положила руку парню на плечо и с усмешкой спросила:
   - Девочка, так это ты тут всех подбиваешь на разные хулиганства?
   - Это не хулиганство, а воспитание! - как ни в чем не бывало ответила Астра. - Доморощенным восторженным дурочкам иногда полезно показать, как опасно быть слишком доверчивыми. Балы, частные учителя или пансионы с тепличными условиями напрочь выбивают из головы инстинкт самосохранения.
   Тай прищурилась, разглядывая Астру с внезапным интересом, затем развернула Олафа и легонько подтолкнула его в сторону весело перешептывающихся Алисы и Лики. Парнишка обиженно шмыгнул носом, но спорить с проводницей не стал и послушно оставил их с Астрой вдвоем.
   - А скажи мне, девочка, откуда ты столько знаешь о балах, пансионах и тепличных условиях? - тихо спросила Тай.
   - Ничего я не знаю! - надулась Астра, став почему-то похожей на взъерошенного воробья. - Откуда бы мне об этом знать? Но вот о том, какие подножки умеет ставить жизнь, я знаю отлично. И как бывает больно - тоже. Так что, парочка прививок от наивности Алисе не помешает... Да и Верту тоже.
  Тай все еще рассматривала воровку со смесью любопытства и задумчивости, но продолжать расспросы не стала. Вместо этого она неожиданно предложила:
   - А ты не хочешь рассказать Алисе о смысле твоего урока? Она уже обжигалась, так что, должна понять.
   - Не поймет, - как-то грустно покачала головой Астра. - Если обжигалась, но все равно купилась на бредовые сказки Лики, значит, случай безнадежный. Остается надеяться, что жизнь будет ее бить не слишком больно, или рядом окажется кто-то, кто поддержит и поможет.
   - Может, это будешь ты? - подмигнула Тай.
   - Вот еще! - девушка независимо вздернула подбородок. - Я никому в няньки не нанималась!
  Проводница заливисто рассмеялась ей в ответ.
  ***
   Верт сидел в стороне и смотрел на Астру с удивлением. Заметив этот взгляд, Тай подмигнула парню и позвала всех завтракать - пока остальные спали, проводница успела наловить рыбы и запечь ее в песке под костром. Именно в этот момент с порывом ледяного ветра появился Дан, от него тянуло морозной, ясной силой, а взгляд был очень голодным. Так что рыба закончилась очень быстро, и маленький отряд отправился в путь.
   Бэмц появился как-то неожиданно, казалось, что только минуту назад тропинка бежала среди лесной чащи, а вот уже и улица началась. Со двора таверны доносился дружный стук молотков. На месте героически погибшего курятника красовалась открытая беседка, увитая цветами, явно выращенными мэстрэ Хургом по его ускоренной методике. Столы разделялись легкими плетеными, перегородками. За одним из них уже сидела почтенного вида лэри и кормила ребенка фруктовым пирогом.
   - Ух, ты!
   - Вот это да!
   - Всего за два дня...
   - Ну, курятник снесли вообще за пару минут.
   - Наконец-то вы вернулись, - навстречу им вышла Хизер. - Я уже волноваться начала. Все в порядке? - она вопросительно посмотрела на Дана.
   - Со мной уже полный порядок, а с Тусиком скоро будет, - он показал спящего хомяка.- Мэстрэя Ингрид уверена. А вы тоже времени зря не теряли. Такую беседку построили!
   - Да, и оказалось, что желающих пообедать на воздухе полным-полно, - Хизер довольно улыбнулась. - Тем более гостей уже много, а к ярмарке и вовсе свободных мест не будет. Да и курятник уже достраивают новый. Вот, сегодня обещали закончить.
   - Мы бы тоже не прочь пообедать в новой беседке, - влезла Алиса. - Там такие красивые цветочки! Только сначала вымыться бы. Тай, разреши?
   Однако проводница, уловив в словах хозяйки таверны довольно ясный намек, первым делом принялась разбираться, где кого разместить. Верт было заикнулся, что его можно поселить в одной комнате с Астрой, но Хизер так посмотрела, что он стал пунцовым и сразу замолчал. После этого конфуза Лэму удалось убедить паренька, что ему крайне необходим компаньон, чтобы его снова не ограбили, а расходы на комнату они потом поделят. Верт согласился и тут же куда-то убежал.
   Астру решили пока оставить у Тай, а вот Алисе пришлось перебраться к Лике, причем наследница древнего магического рода была совершенно не против. Пока все мылись (при этом Тай так и не поняла, как оказалась последней в очереди в собственную ванную), обедали, переезжали - незаметно прошел день.
  Тем временем Верт бродил по городу в поисках заработка. С самого своего полета он ел либо то, что давал лес, либо чем угощали друзья. Но возвращение в таверну предполагало плату за еду и за постой, даже у добрейшей лэри Хизер, а тем более теперь, в преддверии ярмарки. Это Кли и Алиса могут жить в пристройке Тай, а он взрослый мужчина и будет честно платить за себя и подругу. Да, именно так. Даже если Астра будет возмущаться, что она сама в состоянии о себе позаботиться. Ну, чем она сейчас может заработать? Ни убирать, ни готовить, ни шить толком не умеет, а воровать она больше не будет. Потому что он так решил. Да и себя давно пора в порядок привести. Пока бродили по лесам, все было нормально, но, вернувшись в таверну, Верт увидел в большом зеркале свою заросшую физиономию и пришел в уныние. Неудивительно, что Астра так обалдела от его признания - еще бы, обрадуешься тут, когда в нежных чувствах тебе признается пугало огородное! Да еще и в затертых до дыр штанах и рубахе.
  Словом, парню остро требовались деньги, и чтобы их раздобыть, он по привычке отправился искать местных гончаров - быть не может, чтобы накануне ярмарке не нашлось работы для еще одной пары рук. Верт вздохнул, вспомнив родную мастерскую. Такое событие важно для каждого ремесленника, на ярмарках денег сразу на полгода заработать можно, если конкурентов обойдешь. Так что товару надо наделать много, добротно, а главное, красиво.
   - Эй, парень, - окликнул сзади грубоватый низкий голос, - потерял чего, али заблудился?
  С порога гончарной, которую Верт искал битый час, на него смотрел невысокий коренастый мужик с огромными ручищами. Такой подкову в кулаке согнет и не заметит. Мастер-гончар.
   - 'Вот он шанс, ну же, Терракот, назови себя, покажи что умеешь, и получишь работу, кров, и не только на сегодня - насовсем' - сердце Верта колотилось где-то под горлом, ладони вспотели. Но язык вдруг словно прилип, и заготовленная фраза застряла в горле. Работа и кров, насовсем.... Насовсем? Да зачем ему это 'насовсем'?! Он даже рассмеялся. Кров, работа, деньги, уважение - все это у него уже было. Было! От этого он ушел, вернее, улетел. Так неужели он проделал весь путь лишь для того, чтобы вернуться к тем же горшкам?!
   - Заблудился я, уважаемый, - улыбнулся парень. - А, может, знаешь, не надо ли кому дров наколоть, траву покосить или ступеньки поправить?
  Вернулся парень к вечеру, потный, пыльный, уставший, но зато с полным кошельком меди на поясе и прекрасным настроением в придачу. Еще издали он заприметил у ворот две знакомые фигуры и ускорил шаг, желая поделиться с Тай и Клисой сегодняшними приключениями. Однако встревоженное выражение на лице снегуры и услышанный обрывок разговора отбили желание хвастаться.
   - Кто куда, а я в околоток к позорникам, вдруг есть какие-то новости, может даже о твоем отце, - сказала Тай. - Пока меня нет, моя пристройка в твоем распоряжении.
   - А что мне делать?
   - Лучше всего, как следует отдохни, завтра же ярмарка, - улыбнулась проводница, уходя.
   - Да кому она нужна, эта ярмарка! - бросила в сердцах снегура и пристально поглядела на Верта.
   - Ну, я бы не прочь поглазеть, а может и прикупить чего, - смущенно улыбнулся парень, неверно истолковав ее взгляд. - А то поизносился совсем, да и девчонкам хочется подарков накупить, - добавил он совсем уж тихо.
  Взгляд Клисы стал еще жестче. Она крепко ухватила Верта за руку и решительно поволокла его в пристройку Тай.
   - Эй, ты чего? Я и тебе тоже хотел подарок купить!
   - Да нужны мне твои подарки, как рыбе мех! - Кли закрыла дверь на задвижку. - Давай, рассказывай, что вы все от меня скрываете.
   - Да никто от тебя ничего не скрывает, просто сами еще толком ничего не понимаем. Я вообще думал, что Дан тебе все давно рассказал, - Верт потер запястье. Ну и хватка у девушки...
   - Никто мне ничего не рассказал, иначе бы не спрашивала. Так что давай, приступай.
   - Да пожалуйста, только... - он улыбнулся смущенно. - Можно, я сначала помоюсь? Раз уж покои Тай полностью в твоем распоряжении.
   - Ладно уж, - нехотя согласилась снегура, - только быстро.
   -... И мы отправились в ... одно место, чтобы разузнать, кто это стреляет по нелюдям. Лэм, значит, пошел, Дан и я, а Астра нас вела, она это место хорошо знает, ну и вот...
   - Да не тяни ты. Давай к делу сразу, что вы там узнали, - оборвала Клиса не в меру многословный рассказ.
   - Ладно, слушай. Мы узнали, что ты была не единственной жертвой этого охотника. Был еще какой-то парень. Контрабандист. Работал на странных людей, с которыми никто не хотел связываться. Еще Астра говорила, что молодые богатые бездельники устроили себе в Пристенках какое-то жутко дорогое развлечение для щекотания нервов.
   - Ты думаешь, эти молодые бездельники связаны с исчезновением отца? А тот тип с арбалетом?
   - Я не знаю. Все может быть, - Верт присел рядом с Клисой и сказал, глядя в глаза: - Мы обязательно все выясним и отца твоего найдем. Обещаю. Ты нам доверяешь?
  Клиса долго молчала.
   - Я не знаю. А вам можно доверять?
   - Это тебе решать. Мы все за тебя горой, ты нам за это время как родная стала. И обещаю, что здесь тебя никто не даст в обиду и не причинит зла.
   - Спасибо, Верт. Но все же, говори за себя.
   - Ну, уж за себя-то я могу поклясться, - улыбнулся парень. Клиса помедлила, но все же улыбнулась в ответ.
   - Не надо, это лишнее. Тебе я доверяю. Мы же с тобой добычу разделили... - негромко пробормотала она.
  ***
   Тай шла по Бэмцу, на ходу кивая знакомым. В центре города вовсю шла подготовка к ярмарке. Посреди площади по приказу градоначальника уже устанавливался помост, на котором будут выступать лицедеи. Но сейчас было еще спокойно. Торгующий люд прибудет завтра рано утром, и Бэмц наполнится радостной суетой. Тай всегда любила предвкушение, ожидание праздника, и порой оно бывало намного приятней самого праздника.
   Дойдя до ничем не примечательного здания позорной службы, проводница небрежно кивнула дежурному и беспрепятственно прошла внутрь. Коридоры были пустынны, но это было для позорников обычным делом. Работа у них не кабинетная, а все больше в лесу, на свежем воздухе. Правда, постреливают иногда, огненным шариком могут пришибить или учинить еще какую-нибудь мерзость, но кого волнуют такие мелочи?
   Тай постучала в кабинет Клуша и, приняв невнятное взрыкивание за приглашение войти, открыла дверь. В кабинете кроме его хозяина наблюдались еще две личности явно купеческой внешности. Вежливо кивнув Тай, они выжидательно уставились на Клуша. Сам сотенный выглядел не лучшим образом - верхняя пуговица мундира непозволительно расстегнута, лицо побагровело, а плотно сжатые губы явно с трудом сдерживали мощный поток нецензурных выражений. Видимо, достали уже доброго Сванте съезжающиеся на ярмарку торговцы.
   Клуш вздохнул и, даже не стараясь как-то смягчать выражения, объяснил настырным купцам, куда им следует пойти, по какой дороге и кого взять в попутчики, чтобы было не так скучно. Проводница ухмыльнулась. Сванте Клуш ругался редко, но выражения подбирал на удивление сочные и образные. Смысл сказанного сводился к тому, что позорник крайне занят, поэтому отвлекаться на решение проблем уважаемых лэров не намерен.
   - Но мы специально приехали на день раньше! - торговец старался говорить спокойно, но явно горячился. - Мы за постоялый двор переплачиваем и за конюшню. И только для того, чтобы занять удобное место. Мы на нем уже три года торгуем. Оно счастливое!
   - Лэр Клуш, ты зачем на купцов ругаешься? Раз люди приехали раньше, то пусть занимают нужное им место, - попробовала помочь Тай. - Только за плату в полтора раза дороже обычной стоимости. Я думаю, что с городским головой на этот счет договориться будет не сложно. И казне города прибыль, и все довольны.
  Оказалось, довольны не все.
   - А почему это дороже? Всем остальным-то дешевле будет! - зажмотничали торговцы.
   - Значит, за постоялый двор и конюшни уважаемым лэрам переплатить не жалко. И счастливое место получить хочется... А заплатить за него жмемся? - Тай насмешливо улыбнулась. - Тогда получите место, как все - по жребию!
   - И вообще, - рявкнул Клуш для пущего эффекту. - Не отнимайте у меня время попусту. Идите и договаривайтесь с градоначальником!
  Когда за торговцами закрылась дверь, сотенный вздохнул и ухмыльнулся.
   - Теперь я точно знаю, как ты управляешься со своим поместьем. Как ты их,- он кивнул на стулья для посетителей, - с платой за постоялый двор...
  Тай уселась прямо на стол и довольно рассмеялась.
   - Это же торгаши, а их деньгами уесть проще всего. А вот матом их не проймешь, они и не такое каждый день слышат. Кстати, чего это ты вдруг ярмаркой занимаешься? - удивилась проводница.- Вроде не позорной дружины дело.
   - Да я не занимаюсь, - поскучнел Сванте. - Это просто наказание какое-то! Сверху пришла ориентировка, что по республике гуляет большая партия контрабандного имперского оружия и взрывчатки. Причем, как в страну попала, кто пропустил - об этом ориентировки упорно молчат. Чтобы наши начальники да не нашли козла отпущения? Уж как они любят слюной побрызгать да парочку погонов посрывать, это всем известно. А тут - тишина. Найдите контрабандную партию и точка. Странно это все.
   - Действительно, странновато, - согласилась Тай. - А ярмарка-то тут причем?
   - Да при всем! Начальство мое, самое что ни на есть высокое, велело всех ярмарочных торговцев перетрусить, вдруг кто из них из-под полы динамитом и револьверами приторговывает. Видала ты таких идиотов, которые партию оружия на ярмарке среди бубликов прячут? Знамо дело, нет в Бэмце этой партии, и не было никогда. Контрабандисты - народ умный и хитрый. И если рискнули везти такой крупный и серьезный груз, значит, не просто так везут, а конкретному заказчику. И уж на ярмарке его светить не станут. Осели уже где-то эти револьверы, поздно уже их искать. Разве что всплывут по какому-нибудь мокрому делу. Вот тогда еще можно будет на след выйти. Но нет, столичные умники все это напрочь понимать отказываются! Ты им вынь да положь эту партию в кратчайшие сроки. А мне, между прочим, к ярмарке надо посты усилить, на Ворота дополнительно ребят выделить, по дорогам патрули пустить! Где я им возьму людей, чтобы еще каждого торгаша трясти? И так пришлось в городе лишних два отряда оставить, - Клуш неожиданно прыснул в усы. - Ты бы видала, как парни передрались за право остаться в городе. Это ж вместо работы ходи себе между рядами, пряники да яблоки кушай. Прям отпуск, за который еще и деньги платят!
   - Да уж, повезло ребятам! - Тай расхохоталась - Но твое начальство перемудрило. Никто в своем уме не станет даже пытаться продать партию оружия у тебя под носом. Так что пустая это затея...
   - Вот-вот! - снова вздохнул Сванте. - А ты, кстати, зачем к нам? По делу или как?
   - Вот не могу я просто так зайти узнать, как жизнь молодая? Да, по делу, конечно, - проводница стала серьезной. - За последние дни много чего произошло...
   - Например, курятник весьма удачно снесли, - улыбнулся позорник и тоже посерьезнел. - А как там поживает этот ваш подозрительный демон...
   - Да не подозрительный он! - отмахнулась Тай - Сванте, Лэм - порядочный человек. Чем-то на тебя похож. Хочешь сделать хорошо - сделай сам. Это не твой лозунг, случайно? И вообще, он - друг моего племянника, а тот называет своими друзьями только стоящих людей. К сорока годам научился разбираться... И вообще, я не по этому поводу пришла. Ты мне лучше скажи, твои парни не встречали в окрестностях Бэмца взрослого снегура? Или может, кто-то говорил, что видел?
   - Нет, - Сванте ответил, не задумываясь. - Вот о твоей Клисе все судачат, это да. А еще одного снегура не было.
   - Жаль, но все равно спасибо, - Тай на секунду задумалась. - Тогда еще одна просьба... только не смейся. Помнишь рыженькую такую девчушку, Алису. Ее в поезде какой-то гад обокрал. Так она больше всего расстроилась, что украли шарики для волос, вот такие как у меня, - Тай показала деревянный шарик на конце косички.- Только у нее они из полудрагоценных камней сделаны, и на каждом инициалы выгравированы: 'АД'. Все равно твои парни будут между рядами шляться в поисках контрабанды, так может, кто из них заметит пропажу?
   - Я парням скажу, - согласился Клуш. - Но и вы сами посмотрите. Но если увидите, шум не поднимайте, а поищите кого из порядочников. Сколько такие шарики стоить могут? - и тихо присвистнул, услышав ответ.- Тут посмеешься! Такие деньги...
  Уже прощаясь с Тай на крыльце, куда лично вышел проводить гостью, сотник позорников вдруг хитро прищурился и шепнул:
   - Ты бы никому про возраст племянника-то не говорила. В глаза врушей не назовут, но подумать могут.
   - Сванте, ты выяснил обо мне все вплоть до количества денег на моем счету. И давно. Поэтому тебе я могу говорить, что пожелаю, - проводница смотрела очень серьезно.
   - Ну... - Клуш слегка растерялся, он никак не думал, что Тай в курсе его расследования. - На счет количества денег на счету ты ошибаешься. Не узнал.
   - О! Значит, моему банку можно доверять!
   - Узнал, что много...- с явным удовольствием сообщил Сванте в спину уходящей проводнице. Та обернулась, наставила на позорника палец и назидательно провозгласила:
   - А тетушка, может быть младше племянника, хм, лет на двадцать...
  
  ***
  
   Приличные малиновые пыжики живут в малине и не ночуют в гостевых комнатах таверны, но Козявочка уже махнула на себя лапкой. Нет, она, конечно, сбегала, проверила малину, спела ей песенку и даже пугнула какого-то наглого дрозда, клевавшего еще не успевшие толком созреть ягоды. Но, если честно, здоровье Тусика волновало ее ничуть не меньше, чем благополучие малины. Тяжело вздохнув, малышка решила, что не бывать ей приличным пыжиком, вернулась в комнату Дана и заняла свой пост возле постели болящего.
   - Он скоро очнется? - с тревогой спросила она, когда маг, наконец, вернулся к себе.
   - Я надеюсь, не раньше завтрашнего утра, - улыбнулся Дан, - и мы успеем выспаться. И еще... Ты, помнишь, рассказывала, что отец Клисы что-то зарыл у тебя в малиннике? Давай утречком сходим, посмотрим все-таки, что это такое? - и, заглянув в испуганные глазенки, успокаивающе погладил малышку по встрепанной голове и пообещал: - Мы быстренько, и если там что-то действительно опасное, даже не станем трогать. Но мне кажется, это тебя напугало все-таки охранное заклинание... А посмотреть надо - вдруг там что-то и, правда, важное, не зря же Красс не стал это отдавать своим похитителям.
  Козявочка задумалась и согласно закивала.
   - Мы прямо сейчас пойдем?
   - Нет, уже темнеет, - Дан выглянул в окно и снова повернулся к Козявочке. - Ты ведь сегодня тут ночуешь?
  -Ага, - закивала пыжик, - а то вдруг Тусик проснется, а меня нету.
   - Это будет трагедия, - совершено серьезно кивнул маг. - Но пока он спит, давай и мы отдохнем. А утром я тебя разбужу, и отправимся в твой малинник...
   ...Козявочка, конечно, проснулась раньше, проверила, крепко ли спит Тусик, сбегала навестила малину, и, пригорюнившись, села у изголовья мага, на спинку кровати, ждать его пробуждения... Дан дышал глубоко и ровно, рядышком на кресле, в подушках, быстро посапывал Тусик, причмокивая во сне. Козявочка сложила лапки на коленях, осмотрелась, не принесла ли она землю в чистое жилище человеков, поболтала ножками, потом спрыгнула на пол и, еще раз оглянувшись на Тусика, выскользнула в коридор.
  У комнаты напротив сидел Чуд. Увидев Козявочку, он недовольно фыркнул и толкнул лапой дверь. Та тихонько скрипнула, приоткрывшись, и Чуд одним прыжком оказался в кровати Алисы. С громким урчанием он стал топтаться по спящей хозяйке, и Алиса, что-то пробормотав во сне, сгребла его под одеяло. Козявочка хихикнула и пошла дальше.
  По коридору пробежал сонный Олаф с кувшином в руке. От кувшина поднимался пар, и человек держал его осторожно, на вытянутых руках. Стукнув пару раз в дверь, он толкнул ее коленом и внес кувшин в комнату Лэма. Тот уже проснулся и мазал щеки чем-то белым. Увидев Козявочку, Лэм важно кивнул, не прерывая своего занятия, а Олаф плеснул воды из кувшина в тазик и присел перед Козявочкой на корточки.
   - Доброе утро, Козявочка!
   - Доброе утро! - смущенно прижалась к дверному косяку она.
  - Ты кушать хочешь? - спросил Олаф.
  Козявочка замотала головой.
   - Просто гуляешь? - догадался он.
   - Тусик еще спит, - тихонько сообщила та. - И все спят... Уже светло давно, а все спят...
   - Только пыжики и олигархи встают с рассветом, - вздохнул у окна Лэм, и Олаф, словно соглашаясь с этой мыслью, со вкусом зевнул:
   - Тай тоже. Она уже ушла на охоту.
   - Я побегу к Тусику, - сказала Козячка, серьезно глядя на Олафа. - Вдруг он уже проснулся.
   - Подожди, Козявочка, - сказал Лэм и взял со стола большое красное яблоко. - Это тебе. Оно сладкое.
  Он подошел к пыжику и протянул ей угощение. Козявочка обхватила яблоко лапками и сообщила:
   - Я Тусику отнесу! Ему понравится!
  И уже спеша к комнате, сама себе удивилась - ну где это видано, чтобы пыжики принимали в подарок не малину, а яблоко... и тем более кому-то его относили...
  Козявочка осторожно положила яблоко в уголок и сама присела у стенки. Нет, она точно не нормальный пыжик. Ну, вот зачем, зачем она с утра пошла к человекам, когда надо было бежать к малине... И еще...
  Тяжело вздохнув, Козявочка подумала, что с самой собой надо быть честной... она ведь так боялась идти в малинник вовсе не из-за той странной штуки.
  Нет, той штуки она тоже боялась. Но Дан - сильный, он защитит от Хозяина. Хотя... если он заберет футляр, если в родном малиннике уже не будет страшной шутки, то... - и тут Козявочка даже зажмурилась, - то зачем ей возвращаться в эту таверну?
  Нет! У Козявочки ведь есть Тусик, и она должна... нет, ей просто необходимо убедиться, что с ним все в порядке! И не только Тусик... Но это все потом, потом она подумает еще!
  Козявочка поднялась с пола, подхватила яблоко и побежала в комнату Дана. Маг уже проснулся и сидел в кровати, сонно глядя на Тусика. Тот раскинулся в кресле на спине и дрыгал во сне толстой задней лапкой.
   - Ему что-то снится, - улыбнулся Дан Козявочке, увидев надежду в ее глазенках. - Не волнуйся, Козявочка, пока мы сходим к малиннику, он как раз и проснется. А сейчас, давай позавтракаем, и будем отправляться...
  
  ***
  
  Дан вышел из облачка, и Козявочка, сидящая у него на плече, узнала родные места. Вот знакомые елки, вот верба, а вот и озеро виднеется вдали! И малинник, ее родной малинник!
   - Тише, Козявочка, не ерзай, - улыбнулся Дан.
   - Моя малина! - пискнула та, радостно подпрыгивая на плече мага, рискуя свалиться. Дан осторожно опустил малышку на землю, и она вприпрыжку побежала к своей малине. И маг мог поклясться, кусты зашевелились, радостно зашелестели и рванулись навстречу Козявочке. Но та, вдруг, не добежав до малинника совсем чуть-чуть, испуганно ойкнула, прижала ушки к голове и застыла.
   - Что такое? - спросил Дан? - Что случилось? - он внимательно огляделся, но вокруг царила тишина, и магический фон был практически чистым... Только... да, вот что-то странное фонит из середины малинника, но именно фонит, а не угрожает. - Чего ты боишься?
   - Там он, - малышка приоткрыла один глаз, и показала дрожащей лапкой на середину малинника. - Страшно...
  Она жалобно пискнула и добавила:
   - Хозяин будет ругаться... ой, что Хозяин со мной сделает!
  Козявочка обхватила лапками голову и медленно побрела, вокруг малины. Будто та притягивала ее к себе, но страх перед неведомым Хозяином, не позволял подойти ближе. Дан нахмурился и тихо сказал:
   - Козявочка, отойди-ка подальше. Я достану это штуку и уберу. А после этого ты сможешь подойти к малине...
  Пыжик послушно отступила на несколько шажков, настороженно глядя куда-то вглубь малинника. Видно, у обитателей леса были свои страхи, неведомые людям...
  Дан заглянул в кусты и обнаружил в самой середине малинника углубление, в котором лежала длинная труба... Мэстрэ присмотрелся - это был странный старинный футляр, слегка присыпанный землей и опавшими листьями. Похоже, снегур не собирался оставлять его здесь надолго и должен был вот-вот вернуться.
   Дан отгреб землю от футляра и еще раз проверил его на наличие охранной магии, но все было вроде спокойно и безопасно. Маг попытался открыть футляр, но изукрашенное странными узорами дерево словно срослось, не желая делиться своими тайнами с первым встречным. Достав из мешка несколько зачарованных тряпок, предназначенных как раз для того, чтобы замаскировать магию в любых завернутых в нее предметах, маг обернул ими футляр и кивнул Козявочке.
   - Ну-ка, посмотри, можешь к малине подойти? Не страшно больше?
  Козявочка сделала пару осторожных шагов вперед, обрадовано пискнула и кинулась в самую середину малины, радостно обнимая каждую веточку...
  Дан осторожно положил футляр, запакованный в три слоя антимагической мешковины, возле вербы, огляделся, и, легко подтянувшись на толстой ветке, уселся на нее верхом. Отсюда ему было хорошо видно и весь малинник, и Козявочку, насвистывающую ластящимся к ней кустикам какую-то песенку.
   Малышка была совершенно, безоговорочно счастлива. Здесь, среди уютной зелени, в тишине, наполненной шелестом листвы и пением птиц, она стала тем, кем и была по сути - лесным духом, маленьким чудом. Дан смотрел, как ловко пыжик выискивала жуков, осторожно пересаживая их с ягод на траву, как легко пробиралась через заросли малины... И понимал - ее место тут, среди зелени и покоя. Маленькому лесному духу не нужны людские споры, и не надо вмешивать ее в свои дела. Малиновые пыжики рождены для того, чтобы растить малину, чтобы дарить радость, чтобы хранить вот эту красоту, чтобы в покое росли леса....
  Козявочка в родном малиннике словно расцвела за мгновение, стала ярче, крохотные листики на ее тельце налились зеленью. Глазки ее блестели, с лица не сходила блаженная улыбка...
  Маг подумал, что, наверное, надо бы тихонько уйти одному, зачем забирать малышку из родного малинника, в которой она счастлива. Это - ее стихия, ее гора...
  Он вспомнил снежное безмолвие и безграничный простор, буйство ветров и морозное покалывание по всему телу, магию стихии, которая окутывает, заполняет, дарит наслаждение...
  Козявочка обернулась, лукаво взглянула на мага, сидящего на дереве, и протянула ему ладошку, на которой переливались солнечным соком спелые ягоды.
   - На, это самая сладкая малина в лесу! Попробуй, я сейчас еще соберу, для Тусика, Лэма, Лики, Алисы... тут много, всех угостить хватит...
  Дан усмехнулся, легкий ветер взъерошил шерстку пыжика, подхватил ягоды и принес их магу.
   - Вкусно? - улыбнулась пыжик. - Еще собрать?
  Дан замотал головой.
   - Нет, спасибо, собирай остальным...
  Он снова оглянулся. Тишина и безмолвие этого места поражали, дарили покой и... одиночество. Маленький лесной дух казался таким беззащитным среди этой тишины. Почти как он вчера ночью на вершине своей горы... нет, оставлять здесь Козявочку - неправильно.
  Дан легко спрыгнул в дерева, подхватил футляр.
   - Ну что, собрала уже? Не надо много, ты же попробовать только...
   - Тут столько малины, - пыжик выглядела растерянной, - а у нас нет корзинки...
   - Давай соберем в лист лопухана, - предложил Дан, - а потом еще раз придем сюда с корзинкой и соберем ягоды для всех...
   - А можно еще раз? - обрадовалась та.
   - Конечно можно, - Дан осторожно подхватил малышку и посадил на плечо. - Я же хорошо запомнил ориентиры, теперь мы всегда можем попасть сюда, в твой малинник. Как соскучишься - так и придем...
   - Как хорошо, - рассмеялась Козявочка, и помахала лапкой кустикам. - Я скоро приду и еще спою вам...
  Дан огляделся, старясь получше запомнить это мгновение, прикрыл глаза и отправился назад, в таверну, где их ждали друзья.
  ***
  Дана в комнате не было. 'Ну вот, опять он куда-то ушел и меня не взял, - обиженно подумала Лика. - А ведь мог бы позвать!'
  Тусик все так же мирно спал на своей подушечке. Лика выглянула в окно. Во дворе таверны сидела только Клиса. Все разбежались по своим делам...Девушка подошла и задумчиво погладила хомячка по бархатной шерстке.
   - Ну что, бросил нас с тобой твой хозяин? На подвиги ушел, наверно...
   - Какие ему подвиги без меня, - Кактус потянулся и зевнул, по-человечески прикрыв рот розовой лапкой. - Погоди, а куда он ушел?!
   -Ты проснулся?! - рассмеялась от радости Лика.
   - Нет, я еще сплю, и мне снится, что ты со мной разговариваешь. И не хочешь рассказать, куда ушел Дан.
   - Мне и самой это интересно, - Лика оторожно почесала хомяка за ушком. - Но я ужасно рада, что ты проснулся!
   - А я долго спал? - озадаченно почесал за ухом Тусик. - Ой, погоди, тут же такое было! Пирожки летали...
  Он ненадолго задумался, а потом триумфально объявил:
   - Я все понял! Меня хотели подло отравить. Но я, я выжил и... Почему вообще никто не встречает проснувшегося героя? Где Козявочка? Почему никто не сидит у моей кровати, вытирая платочком слезы, невольно льющиеся у них при воспоминании о бесценном мне?!
   Лика невольно хихикнула. Если бы Кактус не был хомяком, можно было подумать, что он читал те же романы, что и она. Уж слишком достоверной получилась картинка смерти великого героя, когда, по замыслу автора, читатель должен проникнуться всем трагизмом происходящего. 'Да уж, хомяк на месте того воина-мага-шмысь-знает-кого авторам романов и в страшном сне присниться не мог', - заметила девушка про себя, а вслух примиряющее сказала:
   - Ну, я же здесь.
   - Зато Дана нет, - продолжил обижаться хомяк. - Вот куда он без меня пошел?
   - Слушай, я сама его со вчерашнего вечера не видела!
   - Да? - Тусик подозрительно покосился на девушку, но потом решительно махнул лапой. - Ладно, никуда все равно от нас не денется! Он, конечно, иногда на воле погулять любит, но на самом деле он без меня - никуда!
   - Уговорил, - с самым серьезным видом кивнула Лика. - Будем караулить его здесь!
   - Нет, здесь не будем, - пошел на попятный хомяк. - Здесь скучно и есть нечего... Вот ты помнишь тот магазинчик, где такое вкусное печенье продают?
   - Помню, - магичка подсадила зверька на плечо. - Капюшона у меня, конечно, нет, но, думаю, ты и так не простудишься. Идем за печеньем?
   - Поехали, - милостиво кивнул Тусик.
  На улицах Бэмца царило оживление, народ вовсю готовился к началу ярмарки. Конечно, основное веселье обещало развернуться попозже и в центре города, но даже здесь, на окраине, уже были натянуты гирлянды разноцветных флажков, а подоконники домов украшали специально выставленные вазы с цветами.
  Правда, голоса, доносившиеся из раскрытых окон, были зачастую отнюдь не праздничными: то мать воспитывала дочурку, чтоб та не смела заглядывать на бродячих циркачей, то две сестры делили самое любимое платье, то какая-то старушка допытывалась у родных, куда же те все-таки собрались.
   - Ужас, - скривила губки Лика.
   - Ты еще не слышала, как Дана жена воспитывала, - хихикнул Тусик. - Но я фамилиар приличный, хозяйских тайн не раскрываю.
  - А за печенинку?
   - Никогда! Вот если орехи, я бы еще подумал!
  Девушка кивнула, явно принимая к сведению предпочтения хомяка.
  Выбирать печенье с Тусиком было почти так же сложно, как до конца выучить формулу создания земляного вала. Сначала девушку с хомяком ни в какую не желали впускать в лавку, утверждая, что с животными, а тем более, грызунами, к ним вообще нельзя. Тусик объяснил торговцу, что он не грызун, а герой, и продавец даже слегка проникся, особенно услышав о том, как хомяк обучал своего личного мага биться с чвыриками.
   Потом Кактус взялся за выбор печенья, и тут его тоже все не устраивало: где орехи некондиционные, где изюм слишком мелкий... Через полчаса хозяин лавки уважал хомячка, как родную маму, и даже начал консультироваться с ним по поводу поставщиков. Лика под шумок таскала засахаренные орехи, а торговец внимал рассуждениям Тусика о качестве муки.
   - Ну все, хватит с него, - объявил хомяк, когда у мужчины уже глаза сошлись в кучку. - Покупай печенье вон из той синей коробочки и пошли проверять, не вернулся ли Дан.
   - Из синей? Так ты ж его не пробовал! - припомнила Лика.
   - Вот поэтому и покупай, - наставительно заметил хомяк. - Люблю все новое!
  Когда они вернулись в таверну, Дан уже был там и как раз убирал что-то в свой мешок. А на столе рядом с тарелкой, полной отборной малины, сидела Козявочка, тихо вытирая слезки мохнатой лапкой.
   - А мы думали, вы на подвиги подались, - сказала девушка, озадаченно посматривая на расстроенного пыжика. - А вы за малиной ходили...
   - Ну вот, я же говорил, что никуда он не денется, - обернулся Дан к Козявочке. - Жив и здоров твой Тусик!
  Козявочка всхлипнула и кинулась к хомяку.
   - Живой, здоровый... А я боялась, а я...
   - Ну что ты, милая, ничего со мной не может случиться, - Тусик мужественно выдержал объятия пыжика и покосился на Дана, - я же не некоторые, которые во все болота в поисках чвыриков лезут..
  Дан улыбнулся и почесал фамилиара за ушком.
   - Ну вот, теперь я вижу, что ты здоров. Раз вспомнил чвыриков, значит, все в порядке. Идем обедать?
   -Конечно, идем, - заторопился хомяк. - Малиной сыт не будешь. Хотя можно и на ярмарке перекусить!
   - Нет уж! - Лика представила себе диалог Тусика с каким-нибудь продавцом пряников и мысленно ужаснулась. - Вот поедим и тогда пойдем. Не раньше!
  
  ***
  
  Конечно, есть в году и более значимые праздники, чем летняя ярмарка, но именно сюда с радостью съезжается народ изо всех уголков Пристенков. Крестьяне везут свежие овощи и ягоду, ремесленники - поделки из корней и бересты, домотканое полотно. На прилавках красуются тушки летяг, свежая, сушеная и копченая рыба, молоко, сметана и творог, полные корзины яиц и щенков. Народ смотрит, приценивается, торгуется и над всем этим гомон голосов, смех, выкрики 'Поберегись!' и 'А вот, пирожки горячие?!'
   Лика с Алисой увлеченно вертели головами по сторонам. Лика, конечно же, видела ярмарки, но там, возле замка, она была хозяйской дочерью, которой кланялись и уступали дорогу, а тут она - одна из девушек в толпе. Можно и потрогать товар, и поторговаться ...
   Алиса рассматривала наряды крестьянок, доедая на ходу пирог, и представляла падающую в обморок классную даму: 'Ах, разве можно так себя вести...'
  Астра насмешливо поглядывала на спутниц:
   - 'Нашлись знатные дамы! Рты разинули - деревня деревней! А в такой толпе глаз да глаз нужен, карманникам самая работа...'
   Тусик жизнерадостно подпрыгивал на плече у Дана. Впереди показались прилавки с ранними фруктами и ягодами - как тут усидишь? А Дан, не обращая внимания на стремления хомяка, остановился около лотка лесного знахаря. Пучки сушеных трав его волновали мало, а вот самодельные обереги оказались весьма интересны. Хомяк от возмущения закатил глазки.
   - Какие-то побрякушки на шнурках, глиняные фигурки, пучки перьев, колокольчики и прочая дребедень, - проворчал он. - Ну, что здесь может быть для нас интересного?! А там "молочный отлив" с белыми боками и прозеленью у хвостика. Вот захлебнусь слюной, тогда поплачешь!
   Стоявшая неподалеку проводница с усмешкой слушала причитания 'несчастного' создания, однако не спешила прийти к нему на помощь - к причитаниям Тусика спутники мага уже привыкли. Внезапно в просвете между расступившимися покупателями Тай заметила гору деревянной утвари и поспешила туда. Перед ней высились составленные в высокие стопки ведра, шайки разных размеров, маленькие туески и небольшие бочонки. Проводница с довольной улыбкой брала в руки то одно изделие, то другое, зачем-то нюхала и складывала рядом с собой. Девушки потоптались, удивленно наблюдая за Тай, но тут Алиса увидела в соседней палатке расписанные платки, а чуть дальше торговали резными украшениями, и девицы свернули в сторону.
   Тай внимательно рассмотрела резьбу на небольших туесках, радостно кивнула. Окинула взглядом развал и сняла с самого верха две небольшие бочки, не заметив, как у продавца изумленно расширились глаза. В бочки она сложила ковши и какие-то лопатки из того же дерева, почесала нос и пожаловалась:
   - Эх, жаль, что больших бочек нет!
   - Есть. Они большие бочки на краю торжища продают, - подошедший Сванте Клуш с усмешкой разглядывал Тай. - Слушай, с тобой все в порядке, а то обнюхиваешь дерево как ищейка.
   - Отстань, - отмахнулась та.- Это ж настоящий ногал! Пахнет как! Да еще и волчья работа. От времени не темнеет, а наоборот, только светлей становиться. Если в такой бочке грибы или капусту засолить - за уши не оттащишь. А в бане, если в шайку кипятка налить и дать постоять, то вода травами пахнет и ее потом на камни... - проводница закатила глаза. - Да управляющий мне уже лысину проел, замени ему бочки да кадки - старые уже. Зимой даже торговец приезжал. Жулик. Привез обычные бочки, а выдавал вот за такие. И цену заломил! Еще и изгалялся, мол, пойдите и сами себе у оборотников купите бочки, да еще и привезите. Может, дешевле обойдется! Выгнали мы его. А теперь и бочки привезем, и не только бочки, - Тай огляделась. - Продавец где? Вроде парнишка стоял тут, когда я подошла?
   - Да, похоже, настоящий, не подделка. Надо и себе пару шаек взять... - Сванте принялся осматривать товар. - А парнишка? Сбежал парнишка, видимо, странной покупательницы испугался. У него глаза были как те шайки когда ты бочки снимать стала.
   - Хм, нервный какой-то волк пошел, - проводница заглянула под прилавок, и не смущаясь вытащила из-под него большое ведро, полное длинного белого меха. - А это еще что? - развернутая шкура накрыла бы весь прилавок. Мягкий и одновременно упругий мех, чуть серебрясь на концах так и звал зарыться в него лицом.
   - Снежный бык?! - поднял бровь Сванте.
   - Лэри, и сколько это стоит?! - из-за локтя позорника выглянул любопытный покупатель.
   - Сколько бы не стоило, а уже куплено, - Тай огляделась, разыскивая девочек. Те увлеченно мерили тонкие шерстяные шали, расписанные цветами и узорами. А Клиса оживленно торговалась с продавщицей - пожилой кайрой. То, что торгуется она с 'жутким' оборотником, девушку явно не смущало.
   - О, парнишка с подмогой идет, - Сванте посторонился. Высокий, на полголовы выше Тай, пожилой хоно вежливо кивнул головой.
   - Лэри желает что-то купить? - волк очень внимательно смотрел на Тай и совсем не обращал внимания на позорника.
   - Вот, - указала Тай, и сама с некоторым удивлением обнаружила, что отобрала больше половины выставленного на продажу товара. - И еще шкуру. А у вас еще такой же нет? Жаль... И еще мне нужен десяток больших бочек разных размеров. Сколько с меня причитается? - оборотник кивнул в знак согласия, осмотрел выбранный товар, на мгновение закрыл глаза и назвал цену.
   - Это уже с большими бочками? - поинтересовалась проводница и, снова получив утвердительный кивок, добавила: - А знаете, я, пожалуй, кроме этого, куплю у вас все, что вы не распродадите на ярмарке.
   Тай расплатилась и тут же развила бурную деятельность. Стоящий в стороне дюжий парень был нанят в качестве грузчика и под присмотром вызвавшегося помочь Верта потащил покупки на ближайший склад.
   - Понимаешь, даже оплатив перевозку за Стену всего купленного, мы сэкономим вдвое. А если удачно продать излишки, то и вовсе окупим свои затраты. Хотя, возможно, хвалить чужой товар нужно было чуть потише, а то смотри, как бойко разбирают... - Тай объясняла другу причину своей странной, на первый взгляд, покупки, а сама краем глаза наблюдала за старым оборотником и изо всех сил старалась услышать разговор двух хоно. Так старалась, что почувствовала, как шевельнулось, увеличиваясь, ухо. 'Вот еще этого не хватало! - одернула она себя мысленно.- При всем народе лохматыми ушами прядать начать...'
   - Вуйку, почему она так на маму похожа? - не выдержал младший волк.
   - Не знаю. Тут твоему деду разбираться надо, это он у нас шаман, - старший был явно озадачен.
   - Но если она не кайра и не хоно, то кто?
   - Хотел бы я знать...
   - Тай, Тай, смотри, какие мы платки купили! - крик прямо в настороженное ухо оглушил проводницу до звона в голове.- А Клиса так торговаться умеет! Она цену чуть не вдвое сбила!
   - Молодец Клиса! И денег вам сберегла, и сама удовольствие получила, да и хозяйка тебя зауважала. Знаете, кайры обожают торговаться.
   - Кайры?! Я торговалась с оборотником?! - опешила снегура.
   - Скорей с оборотницей, - Тай сделала вид, что не поняла девушку. - Я уже тоже все купила, так что пойдем искать Лэма с Даном.
  ***
  Как все-таки интересно, оказывается, на деревенской ярмарке! Алиса укутала плечи новым платком, огляделась по сторонам с явным намерением покрасоваться и замерла от удивления.
   Неподалеку от нее, возле овощного лотка стоял тип в модном столичном наряде. Только зачем он выбрал ткани таких несочетаемых цветов? Невероятный малиновый фрак, оранжевый галстук и лимонные бриджи. Такого типа легко была представить на бульварах Лаборато, но здесь, в Пристенках, возле прилавка с капустой...
   Зрелище было неуместным и до того забавным, что Алиса фыркнула, но тут же от испуга закрыла рот ладонями. А вдруг это какой-нибудь папочкин знакомый или мачехин ухажер? И если он ее узнает, тогда... Алисе страшно захотелось провалиться куда-нибудь или стать маленькой-маленькой, меньше кусуна. В крайнем случае - убежать и спрятаться. Но чудес не бывает, а ноги от волнения словно вросли в землю. Взгляд франта равнодушно скользнул по девочке, однако его скучающая мина ничуть не изменилась.
   - 'Он меня не знает!' - рассмеялась про себя Алиса, и в этот момент на лице у франта появилась радостная улыбка. Демонесса повернула голову в ту же сторону, что и он.
   В узком переулке, который городской глава не сумел заставить прилавками, небрежно прислонился к стене высокий тип явно аристократичной наружности. В первую минуту его можно было принять за прекрасного принца - тонкие черты лица, аккуратно уложенные каштановые локоны, роскошный бежевый камзол. Алиса даже мечтательно вздохнула. Но все впечатление портила презрительно отставленная губа и надменный взгляд, которым аристократ 'одаривал' ярмарочную суету. Франт поправил светлую челку, помахал аристократу рукой и поспешил к нему, бесцеремонно расталкивая окружающих.
   -Ты идешь? - раздался рядом нетерпеливый голос снегуры. Алиса вздрогнула от неожиданности.
   -Будь осторожней, не зевай, - Клиса с подозрением огляделась по сторонам. - А то неизвестно, кто тут может встретиться, - пробормотала она.
   -Да, сейчас, - Алиса кивнула и обернулась, не в силах сдержать любопытства - интересно же, что там делает эта странная парочка? И с удивлением обнаружила, что оба типа смотрят в их сторону. Беспокойство нахлынуло снова, и тут же исчезло. Франт с аристократом внимательно разглядывали не ее, а Клису и обменивались какими-то репликами. Причем оба довольно улыбались, даже можно сказать скалились, а потом пожали друг другу руки, и франт легким ударом другой руки разбил рукопожатие.
   - 'Похоже, эти типы просто снегур никогда не видели', - подвела итог Алиса, поспешив вслед за друзьями. - 'Только... о чем они там поспорили, интересно...'
  ***
   Лэм медленно прохаживался вдоль торговых рядов, равнодушно глядя по сторонам: копченая рыба или ягода его не интересовали, а в ярмарочной суете ему было так же неуютно, как и в толпе на светских приемах. Неожиданно его внимание привлек мужчина с седыми волосами, заплетенными в толстую косу, и с красным обветренным лицом. Он молча сидел в стороне, не зазывая покупателей и не расхваливая свой товар. Лэм бросил взгляд на его прилавок и уже не смог оторвать глаз. На расстеленном небеленом холсте разворачивалась целая картина: маленький кораблик на гребне волны, затаившийся в пещере спрут, странные люди, исполняющие ритуальные танцы, удивительные животные с длинными шеями или носами.... Все это было вырезано из корней и веток. Вернее, не вырезано, а как бы выпущено на волю умелым прикосновением ножа. Увлекшись, Лэм брал одну фигурку за другой, рассматривал их с разных сторон и, наконец, не выдержал:
   -Скажите, уважаемый, это сделали вы?!
  Продавец степенно кивнул.
   -Откуда... где вы все это видели? Вы ходили на Острова?
   -Ну, мало ли, где я бывал, - пробурчал седой. - Ходил, видел, теперь живу здесь.
   -Что же, я покупаю все ваши работы, - решительно произнес Лэм. - С условием доставки в таверну лэри Хизер.
   -Я знаю эту таверну, как и ее хозяйку, - ответил седой. - Только... и это все? Вы, похоже, не знаете, что торговать так же интересно, как и творить?
  Лэм понял намек и улыбнулся:
   - Ну, что же давайте, поторгуем...
   Увлеченный привычным занятием, олигарх почти не обращал внимание на то, что происходит вокруг. Краем уха демон слышал, как за его спиной смеется Тай, разговаривая с запыхавшимся Вертом, но совершенно не заметил, как у прилавка остановилась ярко раскрашенная девица весьма специфической внешности, одетая в платье с глубоким декольте. Особа с явным интересом рассматривала Лэма.
   Астра, прищурившись, уставилась на пришелицу. Уж чем занимаются подобные особы, она прекрасно знала - они продаются сами, но еще и успешно продают украденные у беспечных клиентов ценные вещи. И оценивающие взгляды, обращенные на Лэма, девушке совсем не нравились. Не то, чтобы Астре было какое-то дело до вредного демона, но так переть напролом у нее на глазах...
   Эти беспринципные девицы совсем страх потеряли!
  Астра уже открыла рот, чтобы отшить нахалку, но тут заметила, как к Лэму из толпы юркнул невзрачный мальчуган тоже довольно подозрительной наружности. Бегающий взгляд не оставлял сомнений в роде его занятий. Надо же, каким лакомым кусочком оказался олигарх для местной криминальной публики. Вот только, вряд ли он будет сильно рад такой популярности.
   Пока Астра решала, кто для Лэма опаснее - карманник или девица, Тай отступила назад, пропуская полную кухарку, несущую корзину с яйцами. И мальчишка врезался в проводницу на полном ходу.
  Этот типичный прием карманников Астра знала хорошо. Руки у ребятишек достаточно ловкие, чтобы вытащить кошелек за те пару секунд, пока жертва приходит в себя после столкновения. Но пытаться ограбить Тай - это ни в какие ворота не входило! Ну ладно, приезжего демона, ну, Дана, на худой конец...
  Воровской кодекс не позволял предавать коллегу, но проводница как-то незаметно стала Астре хорошим другом. Да и не только она, если честно, а друзей, как известно, в обиду не дают!
   - Ах, ты гад! - Астра поймала пацана за шкирку. - Ты что ж это делаешь?
  Лэм удивленно обернулся, намереваясь спросить, в чем дело, но его опередил Тусик, закричавший с плеча Дана:
   - Тай, с тобой все в порядке? Этот паршивец тебе ничего не сделал?
  Тай закрыла глаза и встряхнула головой.
   Лэм вопросительно приподнял бровь, глядя на проводницу. Раскрашенная девица попыталась заговорить, но олигарх сделал вид, что не услышал ее призывное 'Эй, красавчик!' Девица зло фыркнула и ушла, возмущенно бормоча под нос какие-то ругательства...
   - Тай... - Астра покрепче ухватила мальчишку, пытавшегося вырваться. - С вами все в порядке?
   - Абсолютно! - проводница еще раз встряхнула головой, как-то блаженно заулыбалась и потянулась к Тусику. - Иди сюда, заботливый мой! Ты обо мне беспокоишься?!
   И Тай принялась гладить счастливого хомяка, совершенно не обращая внимания на удивленные взгляды окружающих.
   - Пойдем, моя радость, я тебе яблочек куплю... Ты 'молочный отлив' любишь?
  И проводница неожиданно чмокнула Тусика в макушку.
   - 'Молочный' отлив люблю, - Тусик внимательно и несколько опасливо покосился в сторону Тай и, видимо, решил: была - не была, - и еще вон те орешки.
  Дан удивленно посмотрел вслед ринувшейся к прилавку Тай и тихонько спросил Лику:
   - Тебе не кажется, что дело нечисто?
   А Тай тем временем купила большую корзину яблок и почти полмешка орехов. Она продолжала гладить хомяка, чесать ему под горлышком и непривычно сюсюкать при этом.
  Тусик осторожно взял самое большое яблоко и с надеждой глянул на Дана. Но тот не спешил спасать фамилиара, а наблюдал за действиями проводницы все с большей подозрительностью. А та увидела на прилавке горку молодой моркови, с радостным возгласом кинулась к прилавку:
   - Мой дорогой, а морковочку ты любишь? - и прижала хомяка к щеке.
  Тусик решил, что это уже слишком. Он возмущенно вырвался из рук Тай, спрыгнул на прилавок и заявил:
   - Держи себя в руках, женщина, а то я больше с тобой никуда не пойду! - оглянулся на завизжавшую хозяйку моркови и возмущенно всплеснул лапами. - Дикари какие-то! Они что, фамилиаров никогда не видели?
  По лицу Тай было видно, что она расстроена чуть ли не до слез:
   - Милый, но я же хотела сделать, как ты любишь...
   - Ну, что бы сделать так, как он любит, надо весь мир засадить орехами, - констатировал Дан. Он подхватил хомяка с прилавка, забросил его в капюшон и почти приказал, - Пойдемте-ка в таверну.
   - Но мы еще почти ничего не купили, - попыталась возразить Алиса, но Лика строго на нее посмотрела и взяла демонессу за руку.
   Астра встряхнула дернувшегося в очередной раз мальчишку, наклонилась к его уху и что-то прошептала. Пацан глянул на нее исподлобья, шмыгнул носом и согласно кивнул.
  ***
  Всю компанию Астра догнала только у самой таверны. Мальчишка с несчастным видом плелся за воровкой, бросая из-под русой челки полные бессильной злобы взгляды.
   - Мэстрэ, - начала девушка и покрепче сжала ворот рубахи карманника в кулаке. - Я бы хотела сначала поговорить с этим шустриком без свидетелей. Такой толпе он точно ничего не скажет, а одна я, может, и сумею его разговорить.
  Маг посмотрел на встревоженные лица друзей, решительно нахмуренные брови Астры и счастливую до глупости улыбку Тай и кивнул:
   - Хорошо, забирай его в конюшню, выясни все, а потом приводи в большой зал. Мы будем там.
  Он еще раз обеспокоено взглянул на Тай и повернулся к Лике.
   - Анликка, - юная мэстрэя удивленно моргнула. Дан уже давно так ее не называл. - Вы с Алисой пока погуляйте неподалеку... Может, на ярмарку сходите? Вот и Клису с Вертом с собой возьмите... Да и у лэра Лэма наверняка есть дела, а мы с Тай сами справимся.
   Лика молча кивнула, а вот остальные восприняли просьбу Дана далеко не так спокойно. Лэм с иронией пробормотал, что магам свойственно решать проблемы прекрасных дам, но, кажется, согласился. Алиса вдруг вспомнила, что хорошо бы взять с собой на ярмарку сумку побольше, и девочки 'на минутку' поспешили наверх.
   Однако Астре было недосуг слушать эти разговоры - она молча потащила мальчишку в сторону конюшни. Еще по дороге до нее начало доходить, что он вовсе не пытался стащить у Тай кошелек. У воришки на этот раз была другая задача и, судя по странному поведению Тай, он ее выполнил.
   - Значит так, слушай внимательно, повторять не буду! - Астра встала спиной к единственной двери и сложила руки на груди. - Ты мне сейчас все рассказываешь, и мы вместе решаем, что рассказать моим друзьям, чтобы тебя не замели порядочники. Усек?
   - С какой это стати? - вздернул подбородок мальчишка. - Кто ты вообще такая?
  Астра закатила глаза. Ну вот, снова она должна тратить свое время на всякую шелупонь вместо того, чтобы заниматься серьезными делами. Но у нее, вроде как, отпуск, так почему бы и не поиграть в злого следователя? Примерить на себя новую маску может быть даже интересным.
   - Ты что, мелочь, совсем нюх потерял? Тогда ты на воле долго не протянешь! Самое важное для уличной шантрапы качество - это умение разбираться в людях. А потом уже ловкие пальцы и беспредельная наглость. И если ты не можешь на глаз определить, с кем стоит связываться, а с кем нет, считай, ты уже попал.
   - Простите, лэри, - состроил виноватые глазки пацан. - Это случайно вырвалось, больше не повторится!
   - Уже лучше, - похвалила Астра. - Только переигрывать не надо. Тебя как зовут?
  Пацан все еще смотрел недоверчиво, но уже заметно приободрился. Видать, узнал наконец-то собрата по ремеслу. Хотя, долго что-то до него доходило. Неужели сама Астра настолько расслабилась, что ее уже свои не узнают?
   - Черпак, - нехотя буркнул мальчишка, уставившись в пол.
  Не хочет называть имя, боится. Что ж, вполне понятно. Но именно это и делает его одним из многих, обычным воришкой в безликой толпе. До высшего класса преступного мира ему еще умнеть и умнеть. Он не понимает, как важно иметь имя. Ведь имя, которое не стыдно назвать - это уже признак класса. И уличная братия будет лебезить перед именем и угождать, а, получив в глаз за навязчивость, долго гордиться, что это фингал от того самого, известного.
   Впрочем, Астра поймала себя на мысли, что и ей совсем не хочется называть себя. Чтобы не узнали, что она опустилась до дружбы с ограбленными ею же? Или, наоборот, чтобы по городу не пошел слух о ее приезде, и она могла еще немного побыть в их компании?
  На эти вопросы девушке совершенно не хотелось отвечать. Лучше сосредоточиться на воришке.
   - А скажи-ка мне, Черпак, чем ты думал, когда пытался ограбить Тай? Даже если ты не из Бэмца и не знаешь ее, неужели чуйка не подсказала? А может, ты вовсе не пытался ее ограбить? Может, тебе нужно было как-то околдовать ее? Что ж, у тебя получилось!
   - Нет же, лэри, все совсем не так, честное слово!
  Похоже, до пацана начало доходить, как он влип. Для начала неплохо.
   - Твоему честному слову я поверю в последнюю очередь. Ты не в том классе, чтобы его мне давать, - мальчишка широко раскрыл глаза от удивления, и Астра удовлетворенно хмыкнула. - Рассказывай все и по порядку, а я подумаю, что смогу для тебя сделать.
   - Лэри, поверьте, я вовсе не собирался обворовывать лэри Тай. Ее в Бэмце все знают и уважают, а некоторые даже боятся, хотя и не знаю почему, - затараторил мальчишка.
  Астра позволила себе широкую ухмылку. Пусть он поймет, что уж она-то знает, почему, а вот мелким воришкам об этом знать не полагается.
   - Ты хочешь, чтобы я поверила, что ты врезался в Тай совершенно случайно? Не смеши мои сапоги, у них нет чувства юмора.
   - Все не так! - уже чуть не плакал мальчик. - Я не хотел врезаться в лэри Тай. Она как-то случайно на пути оказалась. Я целился вовсе не в нее.
  А вот это уже интересно! Астра даже слегка подалась вперед, но быстро одернула себя - зачем выпадать из образа. Значит, все-таки Лэм и его золотой запас. Этот демон просто притягивает всякое жулье. Девушка хмыкнула, вспомнив серебряную брошку и пачку ассигнаций, и подумала, что и она сама не стала исключением. Но это к делу не относится.
   - Итак, тебе был нужен щегольски одетый демон, который стоял возле прилавка с деревянными фигурками, верно?
   - А откуда лэри знает? - снова удивился пацаненок. Вот уж у кого сегодня крайне неудачный день! - Да, вы правы, мне нужно было пробраться именно к этому лэру. Но я не знал, что так будет, правда! Пожалуйста, поверьте мне!
   - И что же именно ты должен был сделать лэру? Судя по тому, как изменилась Тай, это какое-то колдовство...
   - Я не знал! - воришка подскочил ближе, с надеждой заглядывая в глаза. - Меня попросили, сказали, что это просто шутка! Я бы не стал, если бы...
  Астра грустно улыбнулась, отчего пацаненок замолчал на полуслове.
   - Стал бы, и ты это знаешь. За деньги ты, не задумываясь, сделал бы это снова. Но это не важно. Сейчас ты мне четко, по порядку расскажешь, кто и что попросил тебя сделать, сколько заплатил, как выглядел и куда ушел. Если я сочту, что ты достаточно честен со мной, я попрошу своих друзей не отдавать тебя порядочникам. Хотя, учитывая состояние Тай, не уверена, что они согласятся.
  
  ***
  
   - Эй, юноша!
  Верт на всякий случай огляделся, но нет, других 'юношей' поблизости не было видно. Это означало, что богато одетый молодой лэр обращался к нему.
   - Вы меня? - на всякий случай уточнил гончар, ожидая, что сейчас лэр поймет, что обознался, его породистое лицо скривится в презрительной гримасе, и можно будет спокойно продолжить подпирать крыльцо в ожидании девчонок. Но не тут-то было.
   - Да-да, я именно вас, - заверил молодой человек и даже вроде как улыбнулся.
  Конечно, Верт удивился - обычно люди подобного рода таких, как Верт, не замечают вовсе, словно их и нет, а тут такое внимание.
  'Впрочем, - тут же поправил себя гончар, - аристократы тоже разные бывают. Вон, Лику взять, первый раз посмотришь - гордячка, а как пообщаешься, так вроде и ничего, вполне нормальная девчонка. Так что, может, и этот такой? А что, они ж не виноваты, что в семьях богачей рождаются'.
  Рассуждая так, Верт подошел к молодому человеку.
   - Чем обязан, лэр... лэр? - спросил он, постаравшись придать голосу любезности. Получилось, правда, не очень. Незнакомец изящно махнул рукой:
   - Неважно, как меня зовут. Важно другое... - тут его голос перешел на доверительный шепотю. - Понимаете, у меня к вам дело. Очень личное. Вы понимаете, о чем я?
  Незнакомец нервно комкал в пальцах батистовый платочек и с надеждой поглядывал на Верта.
   - Честно говоря, совсем не понимаю, - простодушно ответил гончар. - Знаете, не в обиду, я вообще-то уходить собирался, так что вряд ли я чем-то смогу помочь лэру.
   - Нет-нет, постойте! - воскликнул лэр и тут же перешел на шепот. - У меня дело огромной важности, вопрос если не жизни и смерти, то, по крайней мере, моего личного счастья! Вы должны мне помочь. Я не отниму у вас много времени.
  Верт колебался. С минуты на минуту придут девчонки (где, кстати, их носит так долго? Сколько времени нужно, чтобы взять из комнаты сумку?), но с другой стороны, пока их нет, делать все равно нечего, а незнакомый лэр говорил так горячо, и его лицо выражало такую мольбу...
   -"Любопытно, какое-такое дело могло заставить высокородного лэра просить - именно просить! - помощи у простого гончара. Что-то тут нечисто, - думал Верт. - Впрочем, послушаю, что он скажет, от меня не убудет, а выполнять просьбу или нет, я еще подумаю."
   - Что за дело-то? - осведомился он и оглянулся на дверь таверны. Если бы в этот миг он смотрел на своего собеседника, то, наверное, удивился бы, увидев, как мольба в его глазах сменилась удовлетворенной усмешкой хищника, но когда гончар вновь повернулся, его встретила лишь кроткая улыбка.
   - Благодарю вас, что согласились меня выслушать. Только давайте отойдем в более укромное место. Я не хотел бы, чтобы меня заметили здесь.
   - Только недалеко, - пожал плечами Верт, а про себя подумал, что надо бы быть настороже, а то кто их знает, этих лэров.
   - Сегодня утром на ярмарке, я заметил девушку, - начал аристократ, когда они отошли за амбар. - Очень необычную девушку, если вы понимаете, о чем я.
   - Ну, мало ли девушек на ярмарке бывает, - усмехнулся Верт. - Я-то тут причем?
   - То была необыкновенная девушка, - с нажимом повторил лэр. - И я видел вас рядом с ней. У нее белые волосы... - лэр на миг запнулся и, прикрыв глаза, повторил с придыханием: - о, какие у нее прекрасные белые волосы!
   - А, так вы про Клису, что ли?
   - Клиса? Значит, так ее зовут? Словом, я был поражен ее красотой и грацией, - торопливо продолжил незнакомец, - и хотел бы передать ей небольшой подарок.
   - Так сами и передайте, она как раз сейчас выйдет! - улыбнулся юноша.
   - Да как ты не понимаешь! - лэр вдруг перешел на 'ты', и в голосе его начали звучать нотки раздражения. - Она меня не знает, и подарок не примет, а от тебя возьмет! То есть... - тон лэра вновь сменился на просительный, - понимаешь, для меня это очень важно. Только ты не говори, что подарок от меня. Скажи, что от тебя.
   - Да ну, ерунда какая-то! - Верт едва сдержался, чтоб не плюнуть с досады. Аристократ явно держал его за дурачка, сказки какие-то про прекрасную Клису рассказывает. Ладно бы по Лике вздыхал или по Астре, он бы еще может и поверил, да и то еще сто раз бы подумал, выполнять его поручение или послать куда подальше. Он уже сделал шаг в сторону таверны, но лэр вдруг резко развернул его к себе и пристально посмотрел в глаза.
   - Главное, чтобы Клиса надела подвеску и носила ее, - колоколом звучало в голове Верта. - Ты должен надеть на нее подвеску. Сегодня, прямо сейчас. Ты должен сказать, что подарок от тебя...
   - Спасибо, спасибо огромное! - рассыпался в благодарностях лэр. - Идите же, и мне пора.
  И он быстро пошел прочь, а Верт, сжимая в руке подвеску из темного металла в виде глаза со зрачком из черного камня, отправился к таверне.
   - Ну что, ты идешь? - весело окликнула его Лика. Верт вздрогнул, но тут его взгляд натолкнулся на Клису. Клиса. Подвеска. Надо отдать, надо, чтоб надела, надо сказать, что от меня. Но это же неправда. Врать нехорошо.
   - Д-да, сейчас... Клиса, можно тебя на минутку?
  Снегура вопросительно взглянула на Верта, пожала плечами, и они вместе отошли на несколько шагов.
   - Вот, это подарок. Надень, пожалуйста.
  Клиса взяла подвеску в руки.
   - И вовсе не нужно было, - неуверенно произнесла она. - Я же сказала, что и так тебе верю.
   - Это просто подарок, - повторил Верт через силу.
   - Твой подарок, тогда, конечно, надену. Спасибо. - Клиса улыбнулась.
  - Эй, ну скоро вы там? - нетерпеливо позвала Алиса.
  - Идем, идем, - ответила Клиса, на ходу выправляя волосы из-под цепочки.
  И все четверо наконец-то отправились на ярмарку.
  ***
   Первый ярмарочный день оказался тяжелым - посетителей в таверне было хоть отбавляй. К обеду Олаф уже не чувствовал под собой ног, голова кружилась от бесконечной вереницы лиц, запахов, голосов. И когда Хизер буквально вытолкала его в сад с приказом приглядеть там за порядком, Олаф обрадовался. На улице было хорошо, свежий ласковый ветерок быстро охладил пылающую голову. Кто бы мог подумать, что его жизнь так круто изменится, буквально за два дня.
  Вчера, быстренько забросив свои вещички в каморку, юноша пробежался по таверне, отмечая неполадки, без всяких напоминаний натаскал воды, походя отвесив легкий подзатыльник мальчишке, который должен был это делать во время его отсутствия, опять же, сам примчался в кухню и бросился к печам.
   - Ой, как хорошо, что ты вернулся! - обрадовалась тетушка Марта. - Без тебя плита и не разгоралась толком, а потом так раскочегарилась, что все пироги мои в уголья чуть не превратились.
  Олаф, не обращая внимания на жалобы кухарки, быстро вычистил плиту, отметив про себя, что дрова сложены не правильно - просто брошены охапкой на полу, мешая всему кухонному люду.
  Парень был занят до самого вечера.
   -'И всего-ничего меня дома не было, а как тут все запустили! - рассуждал он, натирая суконкой перила лестницы. - Печи золой забиты, как будто трудно вычистить! И зеркала в комнатах заляпаны, и перила аж липкие! А уж про ручки дверей вообще молчу - скоро позеленеют, бедолаги... А ведь вроде все на своих местах оставались, да и хозяйка дома, а вот гляди ж ты...'
  Олаф даже не задумался над тем, что назвал таверну домом.
   Только, добравшись до своего лежака, с удивлением припомнил - за весь день он ни разу не слышал распоряжений Хизер. Хозяйка, с которой он едва ли успел переброситься парой слов, только наблюдала за ним молча и одобрительно.
  'Вот и хорошо,- сказал себе Олаф, проваливаясь в сон. - Значит, все правильно'.
   Новый день начался для него привычно - поднялся затемно, быстро спустился в кухню. Плита разгорелась сразу, и огонь радостно заплясал на поленьях, как будто соскучился по нему.
   - Уже встал? - раздалось за спиной Олафа. Тот от неожиданности резко дернулся и чуть не упал. На пороге стояла хозяйка.
   - Ты молодец, мальчик, - Хизер помолчала и улыбнулась, - впрочем, что это я все - мальчик да мальчик... Вырос уже, вон какой вытянулся...
  Олаф опустил глаза.
   - Сегодня в Бэмце начинается летняя ярмарка, - продолжила Хизер, - Гостей много, и постояльцев, и так, мимо проходящих, вон и в саду столов наставили, так что, работы много. А помощников - раз, два и обчелся. Да и присмотр за ними нужен. Вот и хочу тебя поставить старшим - будешь за залом обеденным смотреть, да за столами в саду.
  Олаф от удивления только кивнул, но сюрпризы на этом еще не закончились.
   - Погоди, - Хизер протянула ему ключ от кладовой. - Вот, пойди, посмотри там себе одежду получше - рубаху, штаны. Да про обувь не забудь!
  Когда первые постояльцы спустились к завтраку, у стойки их ждал высокий парень в новой рубахе, поверх которой блестела кожаная жилетка, в новых штанах и сапогах. А потом завертелась работа.
   Олаф встречал гостей, провожал к освободившимся столикам, бежал на кухню передавать заказ, получал расчет. Вроде бы все привычно, но сегодня он был старшим. Сегодня другие выполняли его поручения, причем никто не возражал.
   -Ишь ты, какой красавец, - хихикали служанки, быстро пробегая под внимательным взглядом Олафа от столов к кухне. - Прям жених.
   Даже посетители старались привлечь его внимание, чтобы поскорее заказать еду, и тоже улыбались. Так что долго предаваться воспоминаниям не было времени, хотя обед уже подходил к концу, и гостей было не так уж много.
  Приняв очередной заказ от какого-то важного типа, довольный собой Олаф, весело напевая какую-то песенку, поспешил на кухню напрямик, через большой зал. Его внимание тут же привлекли знакомые голоса.
   -Вы что-нибудь понимаете, мэстрэ Дан? - Хизер не скрывала своего удивления.
   -Пока рано делать какие-то выводы, - задумчиво ответил ей маг.
  Когда Олаф подошел поближе, первое, что бросилось ему в глаза, было странное восторженно-шальное выражение лица Тай. Проводница сидела в глубине полупустого зала за самым дальним столиком и смотрела на Тусика, расположившегося на коленях у Дана, с таким обожанием, что мальчик оторопел. К тому же вокруг Тай, всегда сверкавшей чистым и ясным светом, разливалось грязно-болотное свечение, в котором выделялась одна яркая фиолетовая точка...
   - А что это с Тай такое? - Олаф подошел поближе, присмотрелся, выдернул из одежды проводницы обычную булавку, и тут же бросил ее на стол, будто она жгла ему руку. - Фу, гадость какая.
   - Как ты увидел?.. - удивленно спросил его Дан. Стоящая рядом со столиком Хизер тоже смерила мальчика странным взглядом.
   - Что значит - как? - удивился Олаф. - Она же светится вон как, и цвет у нее такой... неприятный.
   - Что значит 'светится'? - снова спросил Дан.
   - Ну... светится! - мальчик помахал перед собой руками, удивленно глядя на мага. - Как все светится. Как вы, Лика, да и остальные тоже...
   - Интересно, - Дан, не скрывая любопытства, посмотрел на мальчика. Он уже собрался было расспросить подробней, но тут заметил вошедшую в зал Астру. - Олаф, нам обязательно нужно об этом поговорить, но немного позже. Ты далеко не уходи...
   Олаф кивнул и отправился по своим делам, все же не отказав себе в удовольствии на секунду задержаться в дверях. Вдруг удастся услышать что-нибудь интересное! Но Астра, видимо, из вредности расстроила его планы. Она уставилась на него в упор, намекая, что при нем говорить не будет. На попытку Олафа сделать вид, будто он находится в большом зале по срочному делу, девчонка демонстративно вздернула бровь, заставив парня покраснеть. Хизер тоже махнула рукой, отсылая его, и Олаф ретировался на кухню.
  Только убедившись, что поблизости нет лишних ушей, Астра уселась за стол и утащила из тарелки румяное яблоко.
   - В общем, я все узнала! - гордо заявила она, откусывая кусок. - Тай заколдовали какой-то булавкой!
   - Да ты что, а мы и не догадывались! - сердито пробурчал Тусик, уворачиваясь от пальцев Тай, которой приспичило пощекотать хомяка за ушком. - Ты можешь рассказать хоть что-то, чего мы еще не знали?
  Астра закатила глаза. Вот как такое милое на вид существо может быть таким противным в общении, и почему противный он только с ней, а с другими вполне дружелюбный?
   - Кактус, не мешай, - одернул хомячка Дан. - Мы сами только что узнали о булавке. Астры тут и вовсе не было. Значит, она выяснила что-то важное, так что помолчи и не мешай ей рассказывать...
  Показав надувшемуся хомяку язык и вызвав улыбку мага, Астра приступила к рассказу.
   - Этого пацана нанял какой-то подозрительный тип в зеленой куртке. Невысокий такой, сутулый, волосы темные. Вроде как, из местных, но это не точно. Этот тип хотел, чтобы мальчишка воткнул булавку в нашего любимого олигарха. Сказал, что они с Лэмом - старые друзья, и у них вышел спор, сможет ли тип незаметно воткнуть булавку так, чтобы тот даже не заметил. И тип, якобы, решил, что проворнее и незаметнее, чем уличные мальчишки, этого никто сделать не сумеет. История, конечно, бредовая, но за деньги эта шпана поверит во что угодно. Пацан клянется всем на свете, что даже не подозревал о нехороших намерениях типа. Врет, конечно, но о магической силе булавке вполне мог не знать. А уж с Тай он столкнулся совершенно случайно, это точно. Местная шантрапа ее хорошо знает, и связываться ни за что бы не стала. Так что, Лэму крупно повезло, а для Тай, наверное, нужно целителя вызывать.
   - Скорее, псионика, - машинально поправил Дан.
  Вид у мага был очень задумчивый, и Астра даже решила, что, возможно, у него уже есть какие-то подозрения. Но только девушка собралась тихонько испариться, чтобы не мешать его размышлениям, как Дан вдруг вышел из транса.
   - Слушай, лэри расследователь, а куда ты пацана-то дела? - он подозрительно прищурился.
  Астра обернулась в дверях и довольно сообщила:
   - Заперла в конюшне, чтобы не сбежал!
   - В конюшне? - удивилась молчавшая до сих пор Хизер. - Да там же ставни закрываются только зимой, и то на ночь, иначе вонь стоит невозможная!
   - Ну, а я-то тут при чем? - расплылась в улыбке воровка. - Я сделала все, что смогла: пацана допросила, дверь заперла. Остальное - в руках Санта-Болты.
   - Вот плутовка! - рассмеялся Дан. - Постой, лучше помоги мне. Давай отведем Тай в пристройку, нечего ей народ пугать.
   - А мне что делать? - недовольно спросил Тусик.
   - И ты с нами, куда она без тебя?! - невозмутимо отозвался маг.
  
  ***
  
  В от так оно и начинается обычно: идешь себе по улице, никого не трогаешь. Кругом народу, как... ну, как только на ярмарке и бывает. Там баба с тремя полными корзинами - и как только она их не роняет! - идет да еще к прилавкам присматривается. Видимо, четвертой корзинкой обзавестись решила. Тут пожилой дядечка, явный любитель, нет, даже профессионал в деле пития крепких напитков, но идет не с бутылкой, а с супругой. Прямо залюбуешься, как она мужа за ухо за собой тащит! Словом, есть на что посмотреть. А тут еще к прилавкам присматриваться когда-то надо, Алисины заколки искать, хоть и не до них совсем. Вон бабушка козу куда-то тянет... И вдруг он: каштановые локоны, прямая спина, надменный взгляд, по счастью направленный мимо, - Дориан вэн-Фаир тард-Кеон, любимый кузен и будущий муж. Можно умирать от счастья и бросаться навстречу со словами: 'Какая встреча'.
  Лика отреагировала раньше, чем сама успела понять, что делает. Верт только и успел, что проводить взглядом девушку, метнувшуюся за прилавок с тканями. Алиса посмотрела на спрятавшуюся плутовку, покрутила пальцем у виска и сделала вид, что вообще с ней не знакома, зато Верт ответственно пошел разбираться.
   - Эй, ты чего?
   - Тихо! - магичка убедилась, что развернутые рулоны материи надежно прикрывают ее, и зашептала в ответ: - Скажешь, когда он пройдет!
   - Да кто? - гончар обвел взглядом толпу, но не заметил , от кого бы стоило прятаться.
   - Он! - лаконично ответила Лика, попутно бросив золотую монетку торговцу, решившему выяснить, что странной парочке понадобилось под его прилавком. Поймав денежку и оценив стоимость ткани, из которой был сшит наряд девицы, купец мигом понял, что благородной лэри просто нравится смотреть на ярмарку откуда-нибудь снизу, и это ее законное право, оспаривать которое смысла не имеет.
   - Парень в бежевом камзоле с противной рожей! - конкретизировала Анликка.
  Обладатель бежевого камзола тем временем обернулся и приветливо кивнул Верту. Рожа у него оказалась вполне себе дружелюбная и к тому же знакомая.
   - Ты чего, он же не к тебе! Он вообще в Клису влюблен, - уверенно возразил гончар.
   - Он?! В Клису?!! - Лика, не вылезая из своего убежища, покрутила пальцем у виска. - Она же нел... не знатного рода. А... кузен, прежде чем девушке улыбнуться, сначала родословную спрашивает!
   - Но мог же он, просто по-человечески...
   - Не мог! - отрезала девушка и пояснила со вздохом: - Я его с детства знаю, и семейку его тоже. Они обычно в Магнолиуме живут, но к нам часто ездят. В детстве я их приезд бедствием похуже практических занятий считала... Так, а с чего я тебе это все объясняю?
   - Сама захотела, - обиделся Верт, начиная подозревать, что кто-то из этих аристократов над ним явно издевается. Либо парень со своей историей про внезапную любовь, либо Лика с ее сказками из жизни знати. - Между прочим, он меня даже подарок Клисе попросил передать. Красивый!
   - Какой подарок?!
   - Подвеску, а тебе что, завидно, да? - гончар снова увидел, как мелькнул в толпе знакомый камзол, но его сразу же заслонили спины прохожих. - Все, вылезай, ушел твой красавец.
   - Уф! - магичка выбралась на свет и отряхнула пыль с сапожков. - Знаешь, пойду я лучше в гостиницу - прятаться. А вы дальше сами...
  Молодые люди подошли к одиноко стоящей Алисе. Клисы рядом с ней было, и демонесса чуть не плакала:
   - Да что вы все, с ума тут посходили? Одна в прятки играет, вторая в догонялки. Я и глазом моргнуть не успела, а Клиса уже куда-то убежала...
   - Значит, говоришь, подвеска, - Лика так глянула на гончара, что тот сразу понял, что в чем-то крупно ошибся. - Тебя в детстве не учили не брать подарки от незнакомых магов? Да чему тебя вообще учили?! Так, давайте искать Клису, от сувенирчиков моего... кузена ничего хорошего ждать не приходится!
  
  ***
  
   Ингрид и Робин неспешно пробирались сквозь ярмарочную толпу - сегодня они могли позволить себе просто погулять среди рядов, поразглядывать товар, прицениться. Мэстрэ Хург настоял, чтобы в этот раз молодежь остановилась у него - ему так хотелось пообщаться, наконец, с нормальными людьми, тем более коллегами. Не с Ванишем же, в самом деле, научные проблемы обсуждать!
   Повозку и все вещи оставили у Хурга, и даже денег взяли совсем немного, потому что кто же покупает в первый день ярмарки, если есть возможность купить во второй и третий, когда торговцы заметно снизят цены? В первый день нужно глазеть по сторонам, есть сахарную вату на палочке и кататься на карусели. Инни, махнув рукой на приличия, позволила Робину уговорить себя на все три пункта программы, включая карусель. Сейчас она выглядела порозовевшей, слегка растрёпанной и довольной.
   - Вот видишь, развлечения пошли тебе на пользу! - заметил Робби.
   - Согласна, - кивнула Ингрид, откусывая очередной кусок сахарной ваты, - но на сегодня, пожалуй, достаточно. И пообедать не мешает.
   - Мэстрэ не ждёт нас к обеду сегодня?
   - Нет, я предупредила его, что мы гуляем. Найдем какую-нибудь симпатичную таверночку, будет нам репетиция выхода в свет, - подмигнула мэстрэя.
   - Это точно, порепетировать не мешает. Я почти забыл, как едят в людных местах, - смущенно ответил Робин. - Кстати, наши друзья ведь как раз в таверне остановились? Может, навестим?
   - Да, они называли имя - Хизер. Можно поискать. Очень хочется их увидеть, особенно Дана с Кактусом. Только они, наверняка, сейчас не сидят на месте - ярмарка ведь.
   - Как знать? Время-то обеденное.
   - Ты прав, уж Тусик-то обед не пропустит ни в коем случае, - засмеялась магиня. - Идем, спросим, где находится таверна этой Хизер.
  Они свернули в одну из боковых улочек. Впереди медленно шла странно одетая девушка с белыми волосами, которая показалась Инни чем-то знакомой. Магиня привычно прислушалась к пси-полю - точно, Клиса.
   - Это же наша снегура! - обрадовалась Ингрид. - Легка на помине. Клиса, подожди!
  Снегура молча брела вперед, не оборачиваясь и как-то странно опустив плечи.
   - Клиса! - позвал Робин.
  Тоже безрезультатно.
  Обознаться пси-маг не могла. Что-то было неладно с лесной девочкой. Не сговариваясь, молодые люди обогнали снегуру и попытались остановить.
   - Клиса, что с тобой? - спросила Ингрид, стараясь унять волнение.
   - Извините, мне надо идти, - бесцветным голосом ответила та и попыталась двинуться дальше, но Робин удержал её за руку. Девушка посмотрела сквозь собеседников остекленевшим взглядом и повторила:
   - Мне надо идти. Туда.
   - Инни... - обеспокоенно начал Робин, но та уже все поняла.
   - Я вижу. Псионическое воздействие. Странные дела творятся нынче в Пристенках. А это ещё что за дрянь? - Инни протянула руку и резким движением сдернула с шеи снегуры странную подвеску. На тонком шнурке покачивался металлический глаз, а вместо зрачка был вставлен какой-то чёрный камень - сходу и не определишь, что за минерал.
   - Опять амулет? Ох, не нравится мне всё это... - неожиданно жёсткий взгляд и плотно сжатые губы магини не сулили изготовителю подвески ничего хорошего.
   - Ингрид, осторожнее! - не сдержался ученый.
   - Да на мне щиты, всё в порядке, - успокоила та, - чего не скажешь о нашей знакомой.
  Действительно, без амулета Клиса уже не рвалась куда-то идти, но взгляд её оставался пустым.
   - Мы должны срочно найти Дана! - приняла решение магиня.
   - Давай-ка сначала вернемся к Хургу, - предложил Робби. - Мэстрэ должен знать, где эта таверна. Возьмем повозку и поедем. Мне что-то расхотелось гулять пешком.
  Он осмотрелся, но никого подозрительного не заметил. Ингрид на всякий случай повесила на спутников по паре пси-щитов - не слишком сложных, но довольно крепких. Снегуру подхватили под руки и повели в сторону Кравчей слободы, где жил мэстрэ Хург.
  Идти пришлось медленно - Клиса едва переставляла ноги. Хорошо, что на улицах было всё-таки менее людно, чем на самой площади. По дороге Инни не раз пожалела, что не владеет искусством телепортации, и не потому, что устала - с чего тут уставать-то? Однако время уходило, а с ним - шансы найти злодеев по горячим следам. Но бросить без помощи снегуру было никак невозможно.
  Спутники миновали кондитерскую лавку и свернули в узкий, грязноватый переулок. За спиной вдруг послышался топот, и Робби настороженно оглянулся - их догонял рыжий парень, тот самый Верт из компании мэстрэ Дана.
   - Эй! Подождите! Мэстрэя Ингрид! Клиса!
  За рыжим едва поспевала девица Драгон-Блю.
   - Вот и очень хорошо! - вздохнула с облегчением Инни. - Ребята, нам срочно нужно в эту вашу таверну. С Клисой беда. Показывайте дорогу.
   - Что случилось? - хором спросили Верт с Алисой.
   - Точно не знаем пока. На ней был какой-то странный амулет... - попытался объяснить Робин.
   - Значит, это все-таки из-за него... - парень побледнел. - То есть, из-за меня.
   - Почему из-за тебя? Ты же не маг! - удивилась Ингрид.
   - Потому, что я - дурак. Это же я его на нее надел.
  Парень был бледен до прозелени.
   - Так, с амулетом разберемся, - мэстрэя решительно махнула рукой, - а сейчас надо помочь Клисе. Где таверна Хизер?
  По дороге Верт рассказывал, честно и, как мог, подробно. Алиса же слушала его не очень внимательно, словно хотела, но не решалась перебить. Инни заметила это и при первой же возможности спросила:
   - Ты хочешь что-то добавить, девочка?
   - Я не про Клису... - ответила демонесса. - Там, в таверне, ещё Тай, она какая-то странная пришла с ярмарки...
   - Точно, Тай! - спохватился Верт и принялся описывать симптомы. Инни с первых же слов опознала их как признаки действия приворотного заклинания и нахмурилась еще сильнее. Вспомнился Пат, которого тоже почему-то интересовал приворот. Бывают ли такие совпадения?
  Уютная таверна с большим садом, окруженная высоким забором, оказалась на самой окраине города. Во дворе компания столкнулась с Астрой.
   - Ого, а что это с Клисой? - кивнула та на снегуру.
   - А вот сейчас и разберемся, - магиня почувствовала, что наконец-то может спокойно выдохнуть. - Где Тай?
   - Вы уже знаете? - протянула Астра. - Ее отвели в пристройку.
   - Верт, ты знаешь, где это? - спросил Робин. Рыжий молча кивнул. - Тогда отведи нас. Девочки, вы пока подождите где-нибудь, хорошо?
   - Только никуда не выходите одни! - предупредила Ингрид.
  
  ***
  
   Лика проводила взглядом Верта и Алису, свернувших в ближайший переулок, куда вроде как пошла Клиса. Наверное, чтобы найти беглую снегуру, надо было проследить ее путь, но лично Анликка собиралась в другую сторону. Туда, где последний раз заметила Дориана. Все логично: если жених что-то подарил снегуре, значит, она ему зачем-то нужна. Следовательно, если найдешь одного, там поблизости обнаружится и вторая. И лучше бы разобраться с женихом по-семейному, раньше, чем на него с претензиями налетит Алиса.
  Девушке почему-то не хотелось демонстрировать ни жениха друзьям, ни наоборот. Как говорила когда-то няня: 'Шмыси - отдельно, а жрецы - отдельно. Вместе их держать точно нельзя'.
   -'Стоп, так я ничего не добьюсь! - напомнила себе Лика, проталкиваясь сквозь толпу. - Надо думать! Куда бы пошел Дориан? Туда, где он живет!'
   - Извините, - Анликка отловила за рукав первого встреченного, оказавшегося молодым и достаточно симпатичным парнем. Его спутница посмотрела на Лику с возмущением, и та ответила ей истинно аристократическим безразличием. - Где в Бэмце самый дорогой трактир?
   Парень под ревнивым взглядом подружки объяснил дорогу, хотя Лике было решительно не до чувств обиженной девушки. Она настраивалась на разговор с Дорианом. По правде говоря, видеть его не хотелось. Жениха Анликка терпела с трудом, и он отвечал ей полной взаимностью. Лика даже представить себе боялась, что сейчас ей придется общаться с Дорианом один на один да еще и требовать от него что-то.
  Ей хотелось, чтобы дорога до трактира была бесконечной, но, увы, маршрут ей объяснили хорошо, и вскоре Лика остановилась на пороге здания из дорогого белого кирпича. Фасад здания украшала яркая вывеска.
   - 'Стоп, надо подумать, что я ему скажу! - решила Лика, цепляясь за первый попавшийся предлог, только чтобы оттянуть встречу с женихом. - Вон там, в переулке, и подумаю, не стоит торчать перед входом!'
  Девушка стратегически отступила в узкий переулок и прислонилась к стене рядом с открытым окном. 'Что же сказать? 'Дориан, ты сволочь!' - как-то мало подходит для начала разговора', - лихорадочно думала девушка, накручивая на палец прядь волос.
   - Сомневаюсь, - холодный голос Дориана резко выделялся на фоне общего трактирного гама. Лика вздрогнула. Он здесь, она не ошиблась...
   - Но почему? - мэстрэ Ваниша тоже было легко узнать по манере речи. - Лэр, вы же говорили...
   - Охота - это весело, только если тебе есть на кого охотиться, - снисходительно объяснил аристократ, и за один его тон Лике захотелось уронить на жениха что-нибудь тяжелое. - А в этот раз, посчитай сам: пыжиков полтора десятка, снегур один, и тот взрослый. Сегодня, было, вторую подцепил, но сорвалась, зараза! А того только в лес выпусти - убьют через пятнадцать минут. Никакого удовольствия.
   - Зато пыжики шустрые, - попытался успокоить собеседника городской маг.
   - Но ловить эту мелочь по кустам... Может, их хоть парами за хвосты связать?
   - Это будет весело! - Ваниш подхалимски хихикнул и неожиданно спросил: - Лэр Дориан, а если я достану еще одного пыжика, вы... не порекомендуете меня вашим друзьям?
   - Тоже хочешь попытать свои силы в охоте? - понимающе уточнил Дориан. - Что ж, приходи с добычей, а там посмотрим...
  Звук отодвигаемого стула заставил Лику отскочить от стены. Девушка торопливо скрылась в ближайшую подворотню и схватилась руками за голову. 'Дориан охотится на пыжиков и снегуров! - бились в голове панические мысли. - Но это же просто... это просто убийство! Он не может!.. Я должна как-то его остановить!'
   Но Лика прекрасно понимала, что ничего она сделать не сможет. Не пойдет против жениха, не станет вносить разлад в семью. Потому что семья - прежде всего, а Дориан - каким бы он не был, потомок Кеона, значит, по умолчанию прав.
   - Лэри, с вами все в порядке? - какая-то добросердечная женщина тронула Анликку за плечо.
   - Я не лэри, ясно вам?! - неожиданно огрызнулась Лика. - Я не такая, как они!
  Женщина испуганно отшатнулась, и аристократке стало стыдно.
   - Извините, - вздохнула она. - И... я тороплюсь. Простите.
  Потом Лика даже под угрозой смертной казни не могла вспомнить, как добралась до таверны Хизер. Но, обнаружив себя стоящей у знакомых ворот, постаралась сделать невозмутимое выражение лица. Семья - прежде всего. Кеоны всегда правы.
  
  ***
  
   В пристройку Ингрид зашла первой, на ходу оценивая обстановку. Дан выглядел озабоченным, сидящий у него на плече Кактус - сердитым, зато Тай была неестественно счастлива - она влюбленно смотрела на фамилиара и глупо улыбалась. Это не понравилось мэстрэе, вновь всколыхнув ее подозрения о привороте.
   - Здравствуйте, мэстрэ, лэри Тай. Привет, малыш.
   - Ингрид... - обрадовался Дан. - Как ты вовремя, а я уже собирался посылать за целителем!
  В этот момент в комнату вошел Робин, который аккуратно вел под руку снегуру.
   - Клиса? Что с тобой? - нахмурился маг.
  Та безучастно молчала. Робби осторожно усадил ее в кресло.
   - Встретили случайно на улице, - коротко пояснила Инни. - И снова какой-то амулет. И мне бы очень хотелось знать, кто его сделал, - подчеркнуто холодно добавила магиня.
   - Я, пожалуй, пойду, - Робин тихонько повернулся к двери, не желая мешать - здесь могли помочь только маги.
   - Уходишь? Я с тобой, - расстроенный Тусик, не спрашивая согласия гранта, метнулся к нему на плечо, желая оказаться подальше от Тай: - Мы вас в таверне подождем, ладно? За нашим столиком. И немного перекусим... заодно.
  Ингрид, не глядя, кивнула. Дан настороженно посмотрел на Тай. Та встрепенулась, глядя вслед Робину, уносящему хомячка, но маг был начеку и жестко придержал ее за руку:
   - Он скоро вернется, у него срочные дела, подожди пару минут.
  Ингрид, склонившись над Клисой, провела несколько манипуляций, вводя снегуру в сон, и довольно кивнула.
   - А теперь я бы хотела осмотреть Тай, - продолжила она. - Клиса сейчас в безопасности, хотя и не совсем в норме.
  Осматривать долго не пришлось - последствия собственного приворотного заклинания были налицо. Значит, всё-таки Пат. Магиня сквозь зубы выпалила пару коротких словечек из студенческого жаргона, и Дан решил, что дело дрянь.
   - Всё настолько плохо? - обеспокоенно спросил он.
   - Ерунда, сейчас всё сниму. Булавка была?
  Маг кивнул.
   - Давайте ее сюда. Дан... - Инни замялась. - У меня к вам будет серьезный и срочный разговор. Но сперва - пациенты.
  Мэстрэ молча наблюдал, как работала Ингрид - сначала корректировала пси-поле проводницы, попутно удивляясь необычным связкам и сгусткам чужеродного воздействия, которые сидели в поле как родные. Как жаль, что сейчас опять нет времени!
   Рассмотреть бы подробнее, что там наворочено. Какая интересная сцепка... Но не сейчас. Сейчас главное - убрать последствия проклятой булавки. Одно радует: воздействие популярных в студенчестве приворотов - поверхностное, оно не затрагивает глубоких слоев поля. Да и заклинание ей хорошо известно.
   - 'Уж куда лучше!', - снова обругала себя мэстрэя.
  Тай, конечно, удивленно моргала и не очень понимала, что с ней происходит, и почему она вдруг переместилась с ярмарочной площади сюда. Пришлось потратить немного времени на объяснения и только потом, отправив Тай полежать в другой комнате, приступить к лечению Клисы. Со снегурой пришло повозиться дольше, но и тут ничего непоправимого, к счастью, не произошло - действие амулета было вовремя прервано. Дан стоял рядом и внимательно фиксировал в памяти те действия коллеги, который успевал уловить и понять.
  Наконец, закончив свои манипуляции, мэстрэя облегченно вздохнула:
   - Сделано! Дан, посидите с Клисой, пожалуйста, пока я проверю свою вторую пациентку, - попросила она. - После лечения она должна была почувствовать усталость и заснуть, но, все равно, надо взглянуть.
   Маг кивнул, и Инни поспешила в спальню, где ее ждал только сквознячок, нахально играющий с занавесками распахнутого окна.
   - Нет, ну, вы подумайте! - рассердилась Инни. - После такой встряски лежать надо, а Тай куда-то понесло!
  За окном качнулась ветка малины, на кончике которой приплясывала Козявочка.
   - Инни, она там! - пыжик явно волновалась. - Спит, сучит лапами и повизгивает.
   - Лапами? - мэстрэя выглянула в окно: шипастые ветки малины выглядели недружелюбно. Магиня растерянно посмотрела на Козявочку. Пыжик задирижировала лапками, засвистела, закурлыкала, ветки послушно поднялись, и вдоль стены дома открылась узкая тропинка. Инни выглянула в окно - земля была не так уж далеко.
  Когда мэстрэя добралась до лежащей росомахи, та уже успокоилась. Обрадованная Козявочка уселась на землю рядом с большой лохматой головой и, не прекращая посвистывать, начала тихонько гладить Тай по носу. А Инни с любопытством рассматривала когтистые лапы, длинный, явно волчий, хвост, выглядывающий из-под праздничной юбки Тай, и лопнувшую на спине блузу.
  Зрелище было интересным, в другое время магиня рассмеялась бы и попыталась рассмотреть получше, но сейчас ее больше волновал ментальный фон пациентки. Быстрый осмотр показал, что Тай просто спит здоровым, хоть ей явно что-то снится.
  
  ***
  
  Тай лежала в спальне и прислушивалась к тому, как в гостиной Инни работала с Клисой. Бедной девочке, похоже, досталось куда больше, чем любовь к Тусику. У проводницы защемило сердце. Тусик, такое смешное и милое создание...Умом она понимала, что эта любовь была наваждением, но часть ее все еще не избавилась от этого чувства.
   В открытое окно легкий ветерок принес запах малины, и Тай захотелось растянуться на земле где-нибудь в тихом местечке. Отрешиться от всего, выкинуть из головы эти глупые мысли, навеянные колдовством...
   Колючки малины бессильно скользили по плотной, слегка курчавой серебристой шерсти, стремительно покрывавшей все тело. Тай и сама не заметила, как перешла в третью, звериную ипостась и соскользнула с подоконника. А вот и замечательный, уютный уголок. Ветки малины, опираясь на стену дома и забор, образовали маленький шатер, наполненный ягодным ароматом.
   - "Вот и хорошо, не поломаю малинку, а то пыжик расстроится", - думала Тай, устраиваясь поудобней. Настроение было непонятное. С одной стороны, хотелось рычать и скалиться, а с другой - ласкать, гладить мягкую шерстку. Чтобы отвлечься, надо было подумать о чем-нибудь серьезном. Проанализировать какую-нибудь проблему. Какую - совершенно не важно. Главное - сразу не заснуть, а то понесут ножки, не разбирая дорожки. Вот у Тусика лапки совсем коротенькие, ему, бедному, наверное, бегать неудобно...
   - "Да, - одернула себя Тай, - последний раз я так влетела лет двадцать назад, когда брат попросил последить за молодежью на вечеринке... Им приспичило пойти купаться ночью в озере, и юный маг наложил на мирно "дремлющую" меня заклинание сна, чтобы не мешала веселиться. Как меня скрутило! Одно хорошо, купаться им перехотелось. Куда интересней оказалось смотреть, как престарелая тетушка, с платье которое устарело лет двадцат назад, вспрыгивает на подоконник. Весело хихикая, и подпрыгивая, марширует по карнизу, в две ладони шириной, до соседнего балкона. Затем взбирается по стене все выше и выше, до самой балюстрады донжона. Только там успокаивается, усаживается, прислонившись к зубцу и мирно засыпает. Причем следующим утром тетушка, спускается к завтраку отменно отдохнувшая и грозит пальчиком что-то смущенно лепечущему недоучке. На меня вообще магия странно действует, так что, как потом объяснили, произошло "мгновенное замещение сознания". Мальчишка-то шарахнул заклинанием от всей души. Счастье, что не произошло мгновенного замещения ипостаси! Вот бы народ "повеселила" огромной кайра в платье и чепце, размахивающая волчьим хвостом. Визгу было бы! Для кайры то забраться повыше раз плюнуть, а вот для Тусика... Он такой крошечный, а Дан его в капюшоне таскает..."
   Тай вздохнула и перевернулась на другой бок.
   - "Так, разберемся, что ли, с хоно? Как там меня учили? Северные оборотники-волки, самоназвание "хоно". Живут в среднем лет сто двадцать, долгожители до ста пятидесяти и больше. Так что, я, по их меркам, вполне себе молодая сук... хм, лэри. А паренек с ярмарки и вовсе волчонок. Учуял, что я - ни Хозяину жертва, ни Санте костыль. Дед-шаман, небось, его в преемники готовит, иначе парень не знал бы таких подробностей, молод еще. А этот глазастый, прям, как Тусик, сразу зрит в корень...
   Ладно, оставим это. Вот как я на его маму могу быть похожа? Потому как сходства просто так не бывает. Правда, встречаются просто двойники, хотя и редко. Или мы - родственники? Но учитывая мою волчью половину, чем Хозяин не шутит. Но все же, моя зверюга кайра, если конечно, хвост купировать, то почему людская на хоно похожа? Одни вопросы... Вот жила себе спокойно, так волчары на ярмарку приперлись, со своих северов. В коит веки! Ладно родня, не родня - выясним. Или не выясним. Это, как повернется, хотя мне как-то и без них, поперек не упало".
   Тай и не заметила, как успокоилась. Глаза закрылись, и она заснула, положив морду на вытянутые лапы. Ей снилось, что она бежит по речному мелководью. Солнце отражается в воде и в брызгах, летящих из-под лап, слепит глаза. Тело звенит от радости легкого бега, а чуть сзади топот конских копыт и радостный крик брата. Они снова молоды и беззаботны. Прозрачная вода речки смывает и уносит из головы звенящую пустоту, чувство стыда за глупое поведение, раздражение и злость. А из кармана рубахи весело верещит Тусик...
   Разбудили Тай гладящие морду маленькие лапки. Тай шевельнула носом, ноздри защекотал запах спелой малины. Маленькие лапки перебрались выше и дотянулись до ушей.
   - Она не обидится, если я ее поглажу? - шепотом спросила какая-то женщина, но в следующее мгновение Тай узнала Ингрид. Удивилась присутствию магина.
   - Не знаю, - Козявочка тоже говорила шепотом. - Я и сама в первый раз. Она такая жесткая...
   - "Вот чудные", - улыбнулась Тай про себя. - "Чего обижаться, когда гладят? Не бьют же...", - ей было легко, как во сне, и хотелось смеяться. Что она и сделала.
   - Ой, - смутилась Ингрид. Она застыла, погрузив пальцы в жесткую шерсть. Конечно, опытный ученый и дипломированный маг-практик попадала в разные ситуации, но гладить оборотника ей еще не доводилось. Как и наблюдать внушительный набор белых зубов в растянутой до ушей пасти рядом с собственным коленом. Все это несколько нервировало.
   - Слушай, будь человеком, почеши спину между лопатками. Мне самой никак не достать! - глотка зверя с трудом производила звуки человеческой речи. Инни не сразу поняла слова, больше похожие на взрыкивание, а когда поняла, облегченно хихикнула и принялась изо всех сил чесать спину Тай в прорехе рубахи. Кайра под ее пальцами извивалась от удовольствия, потом потянулась и вот уже перед удивленными зрительницами сидела привычная Тай.
   - Спасибо, милая, что приютила - Тай ласково прикоснулась к лапке Козявочки, взглянула на свою юбку и охнула. Подвигала плечами, попыталась извернуться и посмотреть себе за спину. - Так, теперь придется отдавать перешивать...
   - Да, что ты переживаешь, она же у тебя точно не последняя, - слегка улыбнувшись, отмахнулась Инни. Уж больно забавно выглядела Тай, пытающаяся изобразить змею.
   - Не последняя, но любимая. Пошли-ка назад, пока за нами розыскную партию не снарядили.
   Под окном Тай подставила магичке сложенные руки, забросила ее на подоконник и следом легко поднялась сама.
   - Мы дома, - пропела она тоном домохозяйки, вернувшейся с дочерью с рынка. Но, увидев возмущенное лицо Дана, спрятала улыбку. - И с нами все в порядке.
   ***
   Оставив Клису на пришедшую в себя и по утверждению Ингрид, отдохнувшую Тай, Дан провел коллегу в свою комнату.
   - Ты хотела поговорить наедине, - распахнул он дверь. - Пока это возможно только здесь. Ярмарка, шмысь ее... Заказать чай или кофе?
   Но Ингрид была настроена решительно.
   - Нет. Сначала разговор. И прошу вас, мэстрэ, вопросы задавать после того, как я закончу, - попросила она Дана. - Как на докладе в Университете, ладно? Не то я собьюсь.
   Дан хотел отшутиться, что сегодня уже сомневается, кто бы у кого зачеты принимал, но, взглянув на сжатые кулаки и нахмуренные брови мэстрэи, понял, что разговор предстоит серьезный и не совсем приятный.
   Ингрид зажмурилась, набрала воздуха и - на одном дыхании, четко и подробно - рассказала коллеге все о визите старого приятеля Пата. И сам разговор, и то, как выглядел и вел себя маг-неудачник.
   - Тааак... - протянул Дан, которому вовсе расхотелось шутить. - Но это, как я понимаю, не всё?
   - Нет, - вздохнула Инни. Сейчас она выглядела уставшей и растерянной. Взрослая и уверенная в себе мэстрэя псионики казалась прежней студенткой, у которой никак не складывались отношения с магией Воздуха, выбранной в дополнительные дисциплины.
   - Понимаете, Дан, это правда, я сама убедилась, что булавка - это дело рук Пата... по крайней мере, как посредника. Но я бы не хотела осуждать его, не зная точно... Но еще Робби сказал... - магиня смутилась, подошла к столику и попыталась налить себе воды из кувшина, но руки почему-то плохо слушались.
   - Инни... не волнуйся, прошу тебя. Ты же сама понимаешь, что это очень важно? Обещаю тебе не делать поспешных выводов, - заверил ее воздушник, сам налил воды в кружку и протянул девушке. - Что сказал Робин?
   Та сделала глоток, глубоко вздохнула и продолжила:
   - Понимаю, иначе бы не заговорила об этом. Робби... Он недолюбливает Пата... и, кажется, я начала понимать, почему. Впрочем, вот это и, правда, неважно. Важно то, Робин подозревает его в поджоге дома Лэмюэля.
   Дан помолчал.
   - Ты очень не хочешь в это верить, так ведь? Я вспомнил об этой истории сразу, когда ты напомнила мне о специальности Патрика. Но пока нет доказательств - у нас к нему только одна претензия, хотя и весомая.
   Ингрид вздохнула:
   - Но он же мог не знать, для чего будет использована булавка?
   Дан горько усмехнулся. Самое трудное - терять веру в друзей. Иногда ужасно не хочется верить в очевидное.
   - А зачем бы он тогда лгал тебе?
   - А... если он ее потерял? - Инни уже сама понимала, что цепляется за воздух, но вдруг...
   Мэстрэ прошелся по комнате, подошел к окну и резко повернулся к ученице.
   - Нет, - твердо ответил он. - Это не тот случай, ты сама прекрасно понимаешь. Не всякий догадается, что это за булавка, даже если бы нашел её случайно. Тем более, что предназначалась булавка не скромной проводнице, а богатому олигарху из Демо... Да, мальчишка сказал, что его наняли уколоть Лэма. Причем сделал это некий тип в зеленой куртке, невысокий, сутулый, с темными волосами...
   - Ох, Дан....
   - Пат - твой давний приятель, я понимаю, - Дан неловко погладил бывшую ученицу по плечу, - ты хорошо помнишь его таким, каким он был в Университете, и не хочешь верить в то, что он способен на подлость... Я тоже предпочитаю верить в людей и не люблю подозревать в них сволочей, уж прости за грубость. Но вот не всегда получается. К сожалению. Но я обещаю тебе, что в любом случае сначала все тщательно проверю. И, рассказывать о Пате пока никому не стану, особенно этому вспыльчивому олигарху. И Астру попрошу. Хотя я очень волнуюсь за своих друзей: и за него, и за тебя, кстати, тоже...
   - Спасибо, мэстрэ, - смущенно улыбнулась Ингрид, - Я тоже волнуюсь, особенно за Кактуса. И меня очень беспокоит не только Пат. Самое неприятное - что против нас работает сильный псионик. Амулет, который я сняла с Клисы, сработан мастером. Почерк мага мне незнаком, и я не знаю, чего от него еще ожидать. Я поэтому хотела бы остаться с вами до тех пор, пока все не прояснится. Мы с Робином остановились у мэстрэ Хурга, и если что...
   - Ну что ж, я не имею права, да и не хочу отказывать тебе, то есть вам, - кивнул Дан. - И очень ценю вашу помощь. А что там с первым амулетом?
   - Увы, хоть мне и неприятно это признавать, но в первом я так и не разобралась до конца, - нахмурилась Инни. Мэстрэя очень не любила загадок, которые не удавалось разгадать. - Он довольно стар, я уверена, но ничего подобного в литературе не описывалось - либо это единственный экземпляр, либо остальные никогда не попадали в руки исследователям. Еще мне кажется, что в условиях современной магии он может вести себя иначе, чем во время создания. Маг, создавший его, не мог предвидеть, что его амулету придется взаимодействовать с новыми заклинаниями. Может, потому он и начал проявлять свойства, которые в него изначально не закладывались. Если бы удалось прояснить личность мага, его создавшего - может, я смогла бы сказать что-то более определенное. А так - ничего нового, кроме того, что я увидела еще тогда.
   - Жаль, - огорчился Дан. - Эффект был очень интересным, и если бы его удалось понять и использовать при создании артефактов... Но ты и так сделала все, что могла, и даже больше - ты вылечила Тусика!
   - Да, как я могла забыть! - спохватилась магиня и заулыбалась, как всегда, когда вспоминала о непоседливом фамилиаре. - Как он себя чувствует?
   - Превосходно, - Дан встал, понимая, что сложный разговор закончен. - У него хороший аппетит и язвительное настроение, сейчас сама убедишься. Давай спустимся вниз - у Хизер есть отличнейший кофе, и она, представь себе, умеет с ним правильно обращаться.
   ***
   Лэм валялся с ногами на постели. По комнате он сегодня уже бродил, так что никаких других дел в этом замкнутом пространстве у него не наблюдалось. Нет, конечно, можно было спуститься в зал, узнать, что там с Тай. Но было как-то неловко лезть в дамские проблемы. Он уже научился понимать мага с полуслова - мэстрэ явно намекал, что проводницу кто-то заколдовал. Ну что же, Дан в этом деле - профессионал, пусть он и разбирается. А пока...
   В этот момент в дверь номера постучали. Лэм подскочил - на пороге стоял тот самый седой мастер, продававший деревянные игрушки, с огромной корзиной в руках.
   - Мы так и не договорили, - проворчал он. - А где вы живете, вы мне сами сказали.
   - Проходите, пожалуйста, - Лэм радостно улыбнулся. - Присаживайтесь. Так на какой сумме мы остановились? Впрочем, - он вытащил кошелек, - если вы мне расскажете про Острова...
   - Что вы все про эти Острова? - нахмурился мастер.
   - Ну, если вы мне скажете, что такие чудеса можно создать, ни разу не выходя в море и ни разу не побывав на Мадеин...
   - А вы тоже там бывали? - недоверчиво произнес седой.
   - Был, еще совсем мальчишкой, - отозвался Лэм. - Всего один раз. Ходил юнгой на "Красавице-демонессе".
   - Ясно, - понимающе кивнул мастер. - А я служил на конвоире. Вы шли торговать, а мы вас от пиратов охраняли. Вот там я всего этого и насмотрелся, этих элефантов и прочих. А потом... списался на берег, женился на северянке и уехал сюда.
   - Куда, сюда? - уточнил Лэм. - В Плутовские Пристенки или остались в Демо?
   - А какая разница? - удивился седой. - Пристенки - они едины. Это власти да жрецы границы ставят. Так что, берете товар?
   - Конечно, беру, - Лэм достал деньги и рассчитался. - Ну, что, может, отметим удачную сделку? - улыбнулся он.
   Мастер замялся:
   - Я не знаю. Хотя Хизер делает такую яблочную настойку... Но только одну рюмочку! Я жене обещал!
   В саду посетителей было уже не так много, нашелся свободный столик и в беседке. Мастер не обманул: и яблочная настойка была хороша, и пригубили они всего по одной рюмке. Однако седой, наконец, оттаял и принялся рассказывать. Впрочем, Лэм тоже не остался в долгу. Одна история следовала за другой. О том, как сошедшие на берег матросы устраивали вечеринки под пальмами и катались на элефантах; о диковинных растениях - пожирателях птиц; о нападении пиратов на караван и о танце альбатросов над волнами...
   Седой мастер уже ушел домой, а Лэм все сидел за столиком и мечтательно крутил в руках пустую рюмку. В реальность его вернул голос лэри Хизер:
   - Так чего вы все-таки хотите, лэр? - хозяйка была явно недовольна. - В той стороне таверны находится частное владение одного очень влиятельного постояльца. И посторонним туда вход закрыт.
   Лэм оглянулся. Неподалеку стоял тип в модном малиновом фраке и с изящной тросточкой, а рассерженная Хизер преграждала ему путь к пристройке Тай.
   - Я же вам говорю, я заблудился, - с гонором возразил тип. Его голос показался Лэму знакомым. Он пригляделся повнимательнее. Ну, конечно же!
   - Слай, что вы тут делаете?
   Спорщики обернулись. Действительно, рядом с хозяйкой стоял Слай, это "ходячее проклятье" в оранжевом галстуке.
   - Лэм, - губы Слая расплылись в улыбке, и он направился к беседке, - наконец-то я вас нашел.
   - Это ваш знакомый, лэр Лэмюэль? - с недоверием спросила Хизер.
   - Увы, да, - улыбнулся Лэм и отвесил поклон. - Ну, раз вы меня искали, Слай, тогда присаживайтесь. Пожалуйста, лэри, прикажите подать за мой столик чистый прибор.
   Хизер еще раз смерила взглядом странного посетителя и ушла.
   - Какая-то подозрительная тут хозяйка, - пробормотал Слай сквозь зубы, усевшись и забросив ногу на ногу. - Сразу видно - провинция.
   - Что же, рассказывайте, кого вы ищете в этой забытой Санта-Болтой таверне, дорогой Слай, - тот было хотел возразить, но Лэм не дал ему такой возможности. - Естественно, не меня.
   - Мой друг, это... - замялся Слай, оглядевшись по сторонам, - Очень серьезное дело.
   - Правда? - усмехнулся Лэм. - Ну, тогда нам никак с ним не справиться без яблочной настойки. А вот и рюмка.... Угощайтесь, Слай. Нет, полную и до дна. Правда, хороша? Так кого же вы ищите?
   - Снегуру, - на выдохе выпалил Слай, не прекращая хватать ртом воздух.
   Яблочная настойка была действительно хороша. Ибо в один момент все ее последствия выветрились из головы олигарха.
   - Ко-го? - не веря собственным ушам протянул Лэм.
   - Снегуру, мой друг. Это такой нелюдь... откуда-то с севера. Синюшная и с белыми волосами. Считает себя девицей, - презрительно усмехнулся Слай. - Насколько известно, она в городе тут одна такая и приблудилась именно в эту таверну. Наверное, здесь подходящий корм для этого существа.
   - И зачем вам, человеку утонченному, нужна такая дикарка? - Лэм говорил медленно, взвешивая каждое слово, а на лице его застыла легкая улыбка.
   - Вы себе не представляете, до чего она мне нужна... - пробормотал Слай. - Выиграть пари - это для меня дело чести. Впрочем, что мы все обо мне и обо мне? Лучше расскажите, мой друг, - он наклонился поближе к Лэму и тихо произнес, - как прошла ваша экскурсия в Обменник? Удалось пощекотать нервишки?
   - Вы же видите - я здесь и прекрасно себя чувствую, - Лэм постарался, чтобы в голосе прозвучала нотка хвастовства. - Не буду вдаваться в подробности, но прогулка того стоила. Только это - дело прошлого. Душа просит новых впечатлений. Кстати, хороший тост. Нет, не отнекивайтесь, Слай. За новые впечатления!
   - За новые впечатления? - с сомнением произнес Слай. Впрочем, вторая рюмка настойки вошла в него легче, чем предыдущая. Он откинулся на спинку стула и чуть ослабил свой оранжевый галстук. - Впрочем, это можно осуществить. С помощью той самой снегуры. Что вы о ней знаете, мой друг?
   - Да ничего особенного. Живет себе в пристройке у какой-то странной особы.
   Слай кивнул головой и недовольно поджал губы.
   - Правда, ее часто навещают маги, так что туда лучше лишний раз не соваться. И вообще, далась вам эта снегура, - отмахнулся Лэм, - зачем вам она?
   - Она... - прищурился Слай, - Впрочем, попробуйте отгадать. Для чего вообще может пригодиться подобное существо? Вот может ли она быть интересна вам? Ну, хоть в каком-нибудь качестве?
   Лицо светского щеголя приобрело какое-то хищное выражение, какого олигарх никогда раньше не видел, а в глазах заблестел азарт.
   - "Янес сказал, что какие-то богатенькие сыночки обосновались в Пристенках, и что именно они выдают заказы на поимку нелюдей", - голос Астры буквально зазвенел в голове Лэма, и тут же его перебил тонкий говорок Козявочки: "... станешь дичью на охоте...", "...станешь дичью на охоте..."
   - Как девица - разумеется, не интересна, - медленно начал Лэм, - Разве что как дичь.
   Ему редко приходилось играть в карты, еще реже - блефовать, но сейчас он решил рискнуть. И очень хотел промахнуться. Хотел, чтобы приятель в ужасе замахал руками, и можно было загладить это оскорбление рюмкой настойки и рассказать ему обо всем, что произошло за последние дни.
   - Я не ошибся в вас, мой друг, - довольно прищурился Слай, - Вы - тот человек, что мне нужен.
   - "А вот я ошибся, когда протянул тебе руку в первый раз", - мелькнуло в голове у Лэма.
   - Ваш гость уже ушел, лэр Лэмюэль? - Хизер подошла поближе к беседке. Сидящий в одиночестве олигарх непроизвольно сжал в кулаке стеклянную рюмку. На стол полетели осколки, перепачканные кровью. Хозяйка, подхватив чистую салфетку, поспешила к постояльцу.
   - Ничего-ничего, не беспокойтесь, лэри, это случайность, - бормотал Лэм, пока хозяйка очищала порезы.
   - Вам не нужно расстраиваться из-за подобных людей, - строго произнесла Хизер. - Мне этот человек с первого взгляда не понравился. Какой-то он подозрительный.
   - Вы правы, лэри Хизер, а я поздно это понял. Надеюсь, что еще не слишком поздно... - Лэм задумался. - Скажите, лэри, я могу рассчитывать на вашу помощь?
   - Разумеется, - подтвердила та.
   - Я прошу вас организовать за мой счет небольшой ужин в пристройке у лэри Тай. Для всех наших, - подчеркнул Лэм, и хозяйка понимающе кивнула. - И еще. Пожалуйста, пригласите их от моего имени, и когда все соберутся, проводите меня так, чтобы никто посторонний этого не заметил.
   Если хозяйка и была удивлена подобной просьбой, то вида она не подала.
  
   ***
  
   Дан проводил Ингрид и Робина, отнес изрядно переевшего от переживаний Тусика отсыпаться и вышел в сад. День заканчивался, постояльцы разошлись по своим делам, а между деревьями мелькали светлые передники служанок. Девушки убирали со столов, весело переговариваясь, но их звонкий смех только раздражал мага. Ему нужно был подумать - слишком много произошло совпадений. Странный клубок событий закручивался у него на глазах, и важно было поймать правильную ниточку, чтобы размотать его. Он вспомнил про висяк в глубине сада, направился к нему и тут заметил Олафа. Мальчишка, напевая, встряхивал скатерти и быстро складывал их в стопку.
   - "Вот и еще одна загадка... надо расспросить паренька, что там за свечение", - подумал Дан, и негромко окликнул:
   - Олаф! Как освободишься, подойди ко мне, нам надо поговорить.
   - Одну минутку, лэр, - Олаф быстро встряхнул последнюю скатерть и поспешил к магу.
   - Пойдем-ка к висяку, - Дан развернулся и направился вглубь сада. За деревьями было пусто и тихо, висяк оказался свободен. Маг качнул его, улыбнулся своим мыслям, устроился поудобнее и посмотрел на парнишку.
   - Ну, расскажи мне еще раз - как ты нашел ту булавку?
   - Но она же светилась! - воскликнул тот, взмахнул рукой и затараторил: - Да так ярко! И цвет у неё другой, не такой как у Тай...
   - Погоди, погоди, - остановил мальчика Дан. - Что значит "светилась"? И при чем тут цвет?
   Олаф странно посмотрел на мага. Он что, издевается? Парень встряхнул головой и медленно, старательно подбирая слова, начал объяснять:
   - Ну, в общем, вы же знаете - многие люди светятся. Разными цветами, кто ярче, кто тусклее. И вещи, и дома. И даже некоторые растения. Вот Лика светится таким золотистым цветом. Вы, мэстрэ, синим. А у Тай - прозрачное золотистое свечение с легкими сиреневыми переливами.
   - Погоди-ка, - снова остановил мальчика Дан и замолчал, задумавшись. - Так каким цветом свечусь я?
   - Синим. И довольно ярко, - кратко ответил Олаф. До парня вдруг стало доходить, что дело явно не в усталости магистра.
   - А остальные?
   - Наши? - Олаф даже не заметил некоторого панибратства в своём вопросе.
   - Да. Ты говорил - Лика золотистая?
   - Да. А лэри Ингрид - сиреневая. И она сама, и её дом, и даже сад...
   Дан кивнул и задумался. Олафу даже показалось, что маг задремал. Но тот вдруг открыл глаза и спросил
   - А остальные люди? Не маги?
   - Что значит - не маги?
   - Ну, вот хозяйка Хизер? Гости таверны? Или сотник позорников?
   Олаф молчал. Но не потому, что не знал ответа - в его голове испуганными шмысями мелькали обрывки мыслей.
   - "Как светятся другие... Не маги! Это что же получается - то, что он, Олаф, видит, это цвет магии? И это видит он один? Ведь никак по-другому нельзя расценить вопросы Дана".
   - Мэстрэ, это что же получается? Я вижу магию? - замирающим голосом спросил Олаф и уставился на Дана круглыми глазами.
   - Да, получается так.
   - А вы тоже видите? - перебил мага Олаф.
   - Нет. Похоже, это видишь только ты.
   - Я?! - срывающимся голосом переспросил мальчик. - Только я?
   Он с замирающим сердцем ждал подтверждения своей способности от мага, и Дан кивнул:
   - Да. Только ты.
   - И больше совсем никто? Даже вы?
   - Ну, за всех я не могу отвечать, - маг вроде и не улыбнулся, только морщинки у глаз стали чуть заметнее, - но я - точно не вижу. И из моих знакомых - тоже никто.
   - Значит, я один такой? Видящий? - не мог поверить Олаф, - И что мне теперь с этим делать?
   Маг откинул голову и прикрыл глаза. Надо же, как интересно... похоже, и в Пристенках есть свой видящий. Мальчишка и не знает, что в Демо таких, как он тщательно разыскивают для службы в монастырях... А, может, и хорошо, что не знает. Нет уж, пусть истории об охоте на магов в Демо ему рассказывает кто-нибудь другой. Вот чем-чем, а трудоустройством видящих Дан точно заниматься не собирался. А тем более, когда вокруг такая свистопляска.
   - Что делать? - он открыл глаза и посмотрел на сияющего Олафа. - Да ничего не делать, жить как жил. Ты же не сегодня начал видеть цвета?
   - Так я не знал, что я один такой, - попытался объяснить Олаф. - Я думал, все так. А оказалось...
   - И что это меняет? - удивился Дан. И снова замолчал, погрузившись в свои мысли, вспоминая, что знал о видящих. Впрочем, знал он мало, в курсе магии их упоминали только в обзорной лекции. Ладно, потом надо будет еще посмотреть книги в Университетской библиотеке, там должны быть и специальные труды...
   Олаф потоптался возле висяка, но Дан, казалось, не обращал на него никакого внимания. Мальчик резко развернулся и пошел прочь. Ему вдруг стало обидно, что Дан так вот обошелся с ним. Но обида мелькнула легкой тенью и тут же растаяла - он, Олаф, не такой как все. Он, единственный из всех, видит магию!
   Лика сидела на низко растущей ветке старой яблони, прислонившись спиной к стволу, и пыталась заставить себя ни о чем не думать. Хотя бы ни о чем, если уж о хорошем не получается.
   - Вот ты где! - неожиданно услышала девушка веселый голос Алисы. - А ты знаешь, что Клиса нашлась?
   - Теперь знаю, - Лика постаралась улыбнуться. "Надо вести себя как обычно, - убеждала она себя. - Я же смогу, да?"
   К счастью, демонессе было не до чужих переживаний.
   - Ее Ингрид привела, - пояснила она, рассматривая дерево: "Вот интересно, а есть ли у яблони свой пыжик? Ну, вот как у малины - малиновый пыжик, а у яблони непременно должен быть яблоневый. Вон, какое дерево красивое выросло".
   Неожиданно в листве что-то блеснуло. Алиса присмотрелась:
   "Показалось, наверно. Да нет, вот снова, теперь поближе".
   Алиса по-кошачьи следила за передвижением интересного пятнышка. Ближе, еще ближе и вот, на кончик ветки уселся большой жук, и солнечные лучики заиграли на его изумрудном панцире.
   - Лика, Лика, смотри, какой красивый! А как сверкает, словно в драгоценных камнях весь. Хочу себе такого!
   - Зачем тебе?
   - Как зачем?! Ты его заколдуешь, и будет как брошка на платье. Да они все обзавидуются! - мечтательно протянула Алиса. - А так будет у меня жить. Ну, ведь бывают домашние тараканы, так почему бы не быть домашнему жуку? Ты ведь можешь так? Давай его поймаем.
   - Вот поймаешь, тогда и заколдую, - ответила Лика, которой было совершенно не до жука, даже самого распрекрасного на свете. Она спрыгнула со своей ветки и пошла прочь.
   - Ну и ладно, я его сама поймаю.
   И Алиса стала подкрадываться к своему сокровищу.
   Олаф отошел подальше от задумавшегося мага и заскакал между деревьями, как в детстве. Его переполняли радость и ожидание чего-то необыкновенного. "Да! Все изменится! Я не такой, как все! Может быть, даже не такой, как маги! Ведь Дан сказал - только ты, значит, то, что я умею, не просто редкость, а исключительность! Вот это да! Я теперь могу, могу...". Замечтавшись о грядущих возможностях, Олаф зажмурил глаза и тут же поплатился - старая яблоня остановила парня толстой веткой, об которую он и треснулся со всего маху лбом.
   - Олаф, - возмущено зашипела Алиса. - Ты его спугнул. Нет, точно, улетела моя брошь.
   - Какая брошь? - недоуменно спросил Олаф.
   - Жук, такой красивый, как драгоценный камень.
   - А, жук, - протянул Олаф. Она что, жуков никогда не видела? - Ты лучше послушай, что я узнал...
   - Вот ты где прячешься, - пробормотала Алиса, заметив жука под листьями, - никуда ты от меня не сбежишь.
   - Да оставь ты этого жука! Послушай, мне только что Дан сказал, что я не такой, как все...
   - Олаф, - сердито зашипела Алиса, - давай ты все потом расскажешь. А пока не будешь мне мешать.
   - Я тебе хотел... Я к тебе, а ты... Жука какого-то ловишь. Эх, ну и ладно! - с обидой выпалил парень, развернулся и убежал.
   ***
   На Пристенки неслышно опускались сумерки. Легкий ветерок шелестел листьями яблони и приятно овевал лицо. Вместе с сумерками в сад пришла тишина: гости ярмарки отправились на площадь, где в честь открытия обещали устроить представление. Дан усмехнулся - в столице его бы непременно попросили погонять тучи или подрядили на обязательные магические фокусы. Но здесь, в Пристенках, слава Санта-Болте, он был всего лишь одним из гостей. Ему не обязательно веселить толпу, можно просто посидеть в уютном висяке и подумать. Снова и снова попытаться ухватить за ниточку этот странный клубок, в котором мелькали некий неизвестный стрелок, раненая снегура, исчезающие нелюди, попавшийся в ловушку пыжик, беспринципный маг огня, старинный амулет, вспыльчивый олигарх и повышенное внимание позорников к визитам в Пристенки наследников богатых домов Империи и магической Республики...
   Странная история, то распадающаяся на несвязанные между собой картинки, то вдруг соединяющаяся в одну мозаику, не нравилась Дану. Вся его интуиция опытного путешественника кричала - отойди в сторону, не лезь! А разве он хотел лезть в это? Он и девочку-то не хотел сопровождать... Ладно, что сетовать на судьбу. Теперь нужно думать, как выбираться и заодно вытащить всю компанию, которая как-то незаметно собралась всего за несколько дней пути. Вот уж, воистину, странное место эти Пристенки, столько лет ему удавалось сохранять свою независимость, надо же было тут так влипнуть... Дан невольно улыбнулся, вспомнив свою нечаянную "семейку". Вот, бывает, что просто везет.
   Но улыбка быстро сошла с лица мага. Да уж, повезло, ничего не скажешь. Оказаться в центре странной интриги, которую не могут разгадать ни позорники, ни контрабандисты - то еще везение. И что теперь прикажете делать? Как сказать снегуре, что ее папа, похоже, стал дичью на охоте? Где искать логово охотников? Как помешать им расставлять силки на пыжиков? И главное - как сделать все это, не вмешивая детей, которые обязательно попытаются влезть по самые уши...
   Если честно, Дан предпочел бы не вмешивать и взрослых. Ну, какая помощь от олигарха с его единственным револьвером против охотников, вооруженных арбалетами? Да и Тай, конечно, опытная проводница, но все-таки женщина. Хотя... Пожалуй, Тай может помочь. Надо потихоньку с ней переговорить, связаться с Клушем, договориться с Инни и попытаться по амулету вычислить-таки организаторов и раздавить это гнездо!
   Приняв решение, Дан вырвался из сладкого плена висяка и направился к таверне.
   За углом промелькнула Лика. Магу показалось, что девушка, заметив его, резко свернула с пути, словно категорически не хотела встречаться с наставником.
   - "Так, похоже, еще какие-то проблемы, - огорчился Дан. - Обязательно надо разобраться, но не сейчас, пусть немного успокоится, а вечером..."
   Он поднялся в комнату. Утомленный вниманием и многочисленными перекусами Тусик сладко спал на его подушке. Дан улыбнулся, осторожно почесал хомячка за ушком и подошел к окну.
   Среди деревьев бледной тенью бродил Верт. Даже с высоты второго этажа было видно: парня что-то сильно расстроило.
   - "Да что за день такой?! - покачал головой Дан. - Может, они поругались? Сами разберутся? Вряд ли. Надо будет до выхода в лес поговорить с каждым. И еще - хорошо бы Тай попросила Хизер присмотреть за Астрой. И как смыться от Лэма? Хотя... а что, он обязан докладывать каждому олигарху, куда собрался по своим чисто магическим делам? Может, у них с Ингрид ночной шабаш намечается, а Тай берут для компании".
   Дан хмыкнул, представив эту картинку. Да, подсознание проговаривается. О деле надо думать, мэстрэ Дан, а не о шабашах с симпатичными лэри.
   Все еще с улыбкой он подошел к шкафу, достал свой мешок, чтобы собрать его в дорогу. И тут в дверь постучали.
   - Мэстрэ, - Хизер осторожно вошла в комнату и, приветливо улыбнувшись, негромко произнесла, - мэстрэ, лэр Лэм приглашает вас на дружеский ужин. Мы уже накрыли в пристройке лэри Тай. Спускайтесь, пожалуйста.
   - Ужин - это замечательно, - проснулся хомяк. - А может, не к Тай? Она точно пришла в себя?
   - Мэстрэ, я просто передаю вам приглашение, - Хизер кивнула и вышла, словно не желая, чтобы ее расспрашивали дальше.
   - Ты что-нибудь понимаешь? - спросил Дан. - Он что, собрался отбыть в Демо и приглашает нас попрощаться?
   Фамилиар укоризненно посмотрел на мага.
   - Вот злой ты. Тебя на ужин приглашают, а ты сразу человека начинаешь обвинять непонятно в чем. За что ты его так не любишь? Олигарх как олигарх...
   - Угу, много ты олигархов видел, - пробурчал Дан, но разочарование не отпускало. Неужели, действительно, просто возьмет и уедет?
   ***
   Лика увернулась от встречи с Даном, немного посидела у виноградника и почти поверила, что ей удастся спокойно добраться до своей комнаты, но на крыльце чуть не столкнулась с Хизер. Прыгать со ступенек в кусты было глупо, пришлось вежливо кивать и изображать жуткую спешку.
   - Лэр Лэм приглашает всех на дружеский ужин, - сообщила хозяйка кратко. - Мэстрэ Дан уже пошел.
   -"И какой шмысь принес сюда этого олигарха?- мысленно зашипела Лика. - Еще ужины устраивать вздумал!"
   Однако вслух девушка, само собой, ответила иначе:
   - Спасибо, что сказали, лэри Хизер. Куда мне идти?
   - В комнаты Тай. Думаю, все уже собрались.
   В пристройке, и правда, собрались все. Кроме самого олигарха. Но настроение у приглашенных на ужин было не самое радужное. Лика быстро нырнула в дальний угол, стараясь сделаться незаметнее. И уже оттуда увидела и тревогу Клисы; и расстроенное лицо Верта; и смущение Тай, которая, кажется, впервые за время знакомства стеснялась своего высокого роста; и недоуменное удивление Астры, привычно старавшейся показать, что ей-то совершенно все равно, зачем это Лэм пригласил всех на ужин. Даже Козявочка, осторожно пробравшаяся в пристройку, тихонько присела на подоконник, старясь не привлекать к себе внимания. Пожалуй, радовались предстоящему событию только Алиса и Тусик.
   Через несколько минут в комнату вошел Лэм. И, взглянув на его сосредоточенное лицо, Лика поняла, что предчувствие ее не обмануло. Вот чего - чего, а веселого праздничного ужина сегодня не будет точно.
   - Добрый вечер, - сухо поздоровался Лэм. - Я рад, что вы все собрались.
   - Собрались-собрались, - Тай смерила олигарха недоверчивым взглядом, - и, между прочим, сгораем от нетерпения. Что это ты затеял? Это, что - прощальный ужин?
   - Да, в некотором роде. Я прощаюсь со своими иллюзиями, - горько улыбнулся олигарх. - Впрочем, это - сугубо мои проблемы. Мэстрэ, я могу вас попросить? - Лэм повернулся в сторону Дана. - Не могли бы вы установить тут купол, как тогда, в саду? Чтобы нас никто не подслушал. Мне необходимо кое-что рассказать. А ужин - как вы понимаете, это лишь предлог.
   - Что значит - "предлог"? - возмутился Тусик. - Такими вещами не шутят! - и он стащил из тарелки целую горсть орехов.
   - Помолчи немного, - маг серьезно взглянул в глаза олигарху. - Это действительно нужно?
   - Ну... - протянул Лэм. - Возможно, я перестраховываюсь, но не помешает.
   - Хорошо, - отозвался Дан. Он сосредоточенно обвел взглядом комнату, чуть задержав его на окне, и пыжик почувствовала, как упругая стена воздуха возникла у нее за спиной, подтолкнув ее поближе к дивану.
   - Сделано, - кивнул маг.
   Олигарх присел к столу.
   - Что же, позвольте, я начну. Несколько дней назад, здесь, в Бэмце, я повстречал моего... приятеля, - последнее слово Лэм буквально выплюнул, - лэра Сильвестра Кворроу. В свете его все знают как Слая.
   Тай кивнула.
   - Обычный бездельник, - продолжил Лэм, - Сын министра без портфеля, основное занятие - тратить время даром.
   - Это тот, который разъезжает по городу в фаэтоне? - прервал его Дан. - И выбирает одежду каких-то несочетаемых цветов?
   - Он самый, - горько усмехнулся Лэм, - особенно он любит оранжевый. Даже своих слуг нарядил в оранжевые ливреи. Так вот, при нашей прошлой встрече он довольно презрительно отозвался об этой таверне. Однако сегодня матушка Хизер застала его здесь, под окнами пристройки. Нашей хозяйке не понравилось такое нарушение права собственности, и она вывела его в сад, где как раз сидел я. Пришлось пригласить Слая за столик и влить в него четыре рюмки яблочной настойки, которую делает лэри Хизер. Впрочем, настойка дала свои плоды, и Слай мне кое-что объяснил. Его интересует Клиса.
   Снегура недоуменно вскинула голову.
   - И он тоже? - не сдержался Верт.
   - И зачем же ему Клиса? - с подозрением спросил Дан.
   - Он предложил мне угадать, и мне это удалось. Для охоты. В качестве дичи, - голос Лэма, казалось, замерз.
   - Что это значит? - в наступившей тишине голос Клисы звучал, как гонг в храме. - У вас здесь, что, принято охотиться на снегуров?
   - Успокойся, девочка, - Тай подсела к ней поближе и попыталась обнять за плечи.
   - Нет, лэри, - голос Лэма слегка дрогнул, словно он с трудом сдерживал эмоции, - Это - не принято. Только вот ... нашлись же ... люди....
   - И вы все знали? Давно, с самого начала? И мой отец там? Вы еще у Ингрид не удивились, что он "станет дичью на охоте", - снегура сжала зубы. - И вместо того, чтобы освободить отца, или хотя бы рассказать мне, вы...
   - Стоп, не торопись обвинять - маг поднял руку, и снегура заставила себя замолчать. - Мы, к сожалению, ничего не знали. С некоторых пор догадывались, подозревали, но единая картина у нас не складывалась. А главное - мы никак не могли отыскать зацепку, чтобы найти этих ... людей.
   - Увы, мэстрэ, теперь картинка почти сложилась, - возразил Лэм. - И я полностью разделял ваше желание поберечь чувства лэри Клисы, поэтому и сам не спешил делиться с ней своими подозрениями. Но сейчас все изменилось. И от вас, лэри Клиса, сейчас зависит, что будет дальше.
   - Что ты имеешь в виду? - насторожилась проводница. - Может, хватит говорить загадками?
   - Хорошо. Начнем с разгадок. В свое время нам пришлось прогуляться в... одно местечко, где лэри Астра узнала следующее. Где-то в лесу в Пристенках есть домик, в котором заправляет какой-то тип - то ли егерь, то ли лесничий. Так?
   - Так, - кивнула Астра, - и в этот домик съезжаются богатенькие мальчики с обеих сторон границы. И именно для них ловили всякую мелкую магическую живность. То есть ваш приятель... - воровка скривилась.
   - Да, - подтвердил Лэм, - Слай - один из постоянных гостей этого домика. И случайных людей там не бывает, только "избранные", "сливки общества". По его словам... Там они развлекаются охотой. А чтобы было "интереснее", охотятся не на лесных зверей, а на нелюдей и магических существ. И кстати, лэри Астра, Слаю известно о существовании Обменника. А поскольку вы говорите, что это - страшная тайна, то становится интересно, от кого он узнал о его существовании? Не от вашего ли без вести пропавшего знакомого? Как вы его там назвали, Малыш? Похоже, что он тоже стал их дичью.
   - Интересно, лэр, а зачем вы нам все это рассказываете? - с недоверием спросила Астра.
   - Да потому, что мне противно, - не выдержал Лэм. - Да таких, как он... мой дед придушил бы собственными руками на месте. Но я - не Старый Бен. Сначала нужно выяснить, где этот домик, и захватить всю компанию с поличным.
   Воцарилось молчание.
   - Значит, надо, - вмешалась Алиса, - пойти к порядочникам, все рассказать, и пусть они арестуют этого Слая и ...
   - И отпустят завтра же, - закончил Лэм. - Да еще и с извинениями, что оскорбили уважаемого лэра такими нелепыми подозрениями. Поскольку из Магнолиума тут же примчится имперский посол, а никаких фактов у нас нет. Только мои слова. Слай, конечно, дурак, но даже он понимает, что о таких делах лучше говорить как можно меньше. И в разговоре со мной он был очень осторожен и не назвал ни одного имени.
   - Тогда что вы предлагаете? - спросил Дан.
   - А ничего, - развел руками Лэм. - За меня все сделал Слай. Он поспорил с неким магом, кто из них поймает эту снегуру. У его соперника что-то сорвалось, и теперь Слай хочет утереть ему нос. Но своими неуклюжими попытками он вызвал подозрения лэри Хизер. А я - постоялец этой таверны, поэтому мне будет легче подобраться к снегуре. И если я помогу заманить ее в ловушку, то Слай возьмет меня на охоту.
   В комнате воцарилось молчание. Клиса с недоверием смотрела на олигарха.
   - И вы согласились? - нарушил тишину маг.
   - Конечно. Такой шанс упустить нельзя, - Лэм зло ухмыльнулся. - Судя по всему, у них какие-то проблемы с дичью, а вся компания съезжается уже послезавтра.
   - Это слишком опасно, - сурово припечатал Дан. - А что, если, получив Клису, они тут же устроят свои игры?! Нет, это совершенно невозможно. Клиса еще не оправилась от раны, мы не знаем расстановки сил...
   - Лэмюэль, ты уверен, что сможешь защитить Клису? - нахмурилась Тай. - Может быть, все-таки попробовать иначе?
   - У нас нет времени, - попытался ответить Лэм, но его перебила сама снегура:
   - То есть, ты предлагаешь мне изобразить приманку? - медленно проговорила она, глядя в глаза олигарху. Лэм спокойно выдержал ее взгляд:
   - Я понимаю, лэри, что это - опасно. Могу обещать одно - я буду рядом с вами. И если они разгадают нашу игру, мы с вами окажемся в одинаковом положении. Вряд ли мой приятель будет церемониться со мной! - горько усмехнулся он. - Однако этих... надо остановить.
   - А мой отец, он... у них?
   - Не буду вас обманывать, - опустил голову Лэм, - этого мне Слай не сказал.
   - Но я слышала его! - встрепенулась Клиса. - Там, на рынке, я точно слышала голос отца, он звал меня, и я пошла за ним...
   - Это - всего лишь действие амулета, - объяснил Дан. - Очевидно, эта подвеска не только блокировала волю, но и насылала иллюзии, воссоздавая потаенные желания. Поэтому мы толком ничего не знаем...
   Снегура оглядела комнату и вдруг увидела, что Лика так внимательно смотрит на нее, словно хочет сообщить что-то важное. Увидев, что Клиса заметила ее взгляд, юная магиня тихонько кивнула. Но Клисе хватило и этого.
   - И все равно, - снегура встала во весь рост и словно стала выше. - Я благодарна вам за заботу, но принимать ли этот бой - решать только мне. Я не девочка, не найденыш, я - все-таки воин, и у меня свои счеты с этими охотниками, - последнее слово она процедила с ненавистью. - А мой отец, наоборот, доверчив, как ребенок. И защитить его некому!
   - Что бы тут каждый из нас ни решил, к Клушу я все же схожу, - отозвалась Тай. - Завтра, с самого утра. Без его людей нам не справиться, так что нужно рассказать ему все, что мы узнали. Сванте - опытный позорник, может, что дельное и подскажет. А что, если предложить этим охотничкам вместо снегуры оборотника? - проводница вопросительно переводила взгляд с Лэма на Дана. - Ведь тоже магическое существо, с их точки зрения.
   - И значительно более опасное, чем снегура. Да и взять нам его негде, - покачал головой Лэм, и Тай опустила взгляд. - А главное, пари было на Клису, вряд ли Слай согласится на замену.
   - Пари... - задумчиво протянула Алиса. - Ой, а этот ваш Слай... он - блондин, такой, в малиновом фраке, с оранжевым галстуком?
   - Совершенно верно, - подтвердил Лэм. - Немыслимое сочетание.
   - Я видела его сегодня на ярмарке, - глаза демонессы загорелись.
   - Он еще встретился с таким красавчиком в бежевом камзоле. Они разглядывали Клису и ... точно, ударили по рукам.
   Верт схватился за голову.
   - "Вот что этому типу было нужно. Клиса-дичь, - лихорадочно думал он, не в силах поднять глаза на окружающих. - И ты, ты сам, своими руками чуть не отдал ее охотникам! Нет, Верт, какое там "чуть"! Ты-то как раз все сделал, что велели, надел на нее эту проклятую подвеску. А что Клиса сорвалась с их крючка, так это не твоя заслуга, совсем не твоя. Поверил первому встречному! Поверил в бредни про внезапную любовь аристократа к снегуре. Идиот! Нет, хуже... ты предатель, Верт. После всего, что сказал Клисе, после того, как она доверилась тебе, ты ее предал. Не со зла, не ради корысти, а просто по глупости. Но глупость - это тоже зло. Да, самого страшного не случилось. В этот раз. Но как теперь смотреть ей в глаза? Как она теперь вообще сможет доверять людям?"
   - Мы договорились, - продолжил свой рассказ олигарх, - что если мне удастся обмануть снегуру, то я пошлю записку. И послезавтра утром Слай встретит меня на окраине города. Вместе с... добычей. Да, и еще. Дорога в этот охотничий домик запутанная, так что нас будет ждать экипаж. А вы, мэстрэ, видели этот фаэтон! - зло усмехнулся Лэм. - Самый приметный транспорт в Бэмце.
   - Ну что же, приметный - это хорошо, - протянул Дан и обернулся, разыскивая взглядом подопечную: - но не будем полагаться на случай. Лика, здесь пригодится одна из твоих "следилок". И завтра обязательно нужно позвать Ингрид, чтобы изготовить амулеты, защищающие всех участников операции от пси-магии, я сооружу воздушные, а остальными придется запастись на рынке. Перестраховаться не помешает. Вы же понимаете, что мы пойдем следом за вами? - кивнул он Лэму.
   - Вообще-то я на это рассчитывал, - ответил тот.
   - И когда мы отправляемся? - вскинула голову Лика.
   - Полагаю, опасности - это мужское дело, - подхватил Верт, - а девочкам лучше остаться здесь.
   Сидящая рядом Астра только фыркнула. Девушка сидела молча и на подвиги не рвалась. Уж она-то понимала, в какую опасную игру решили сыграть ее спутники, и какой обузой станет для них довесочек в виде ничего не умеющей, но сующей везде нос малышни. Тай сможет постоять за себя, мэстрэ Дан - вообще герой и победитель чвыриков, а вот остальные? Лэм суется в самую гущу, но что он сможет против банды моральных уродов, для которых что зверь, что нелюдь, что человек? Им без разницы, кого убивать. А снегура, хоть и считает себя воином, чаще всего ведет себя как обычная девчонка. Да и от самой Астры толку будет мало. Что она умеет? Прятаться, бесшумно красться, вскрывать замки. В настоящей схватке от этих навыков не будет никакой пользы. Как, впрочем, и от Верта с Ликой. Хорошо, что хоть Алиса в бой не рвется! Нет уж, без помощи детского сада у этой отчаянной затеи больше шансов на успех.
   Как оказалось, мэстрэ Дан был того же мнения:
   - Верт, я ничуть в тебе не сомневаюсь, - отозвался он, - но кому-то нужно остаться в таверне и присмотреть за девочками.
   - Но я должен пойти! - воскликнул парень и вскочил. - Это моя вина, что Клису чуть не схватили! Я позволил этому франту уговорить себя, повесил этот амулет. И поэтому должен сам убедиться, что с ней ничего не случиться.
   - Верт, в этом нет смысла. Пойдем мы с Тай, - возразил маг, а сидящая в уголке проводница кивнула в знак согласия. - Ты думаешь, мы не справимся?
   - Послушай, я тебя ни в чем не виню, - снегура одобряюще посмотрела на парня. - Ты хотел помочь. Откуда ты мог знать, что он такой... подлый? Все мы иногда ошибаемся, я сама чуть не запуталась. А ты просто... доверчивый.
   - Нет, - прикусил губу гончар, - не в этом дело! Я ведь не поверил ему сразу, не хотел брать, но он как-то меня уговорил. Не помню, как, но когда он ушел, я был убежден, что надо надеть подвеску на тебя...
   - Как интересно, - протянул Дан. - Значит, наш аристократ не просто разбрасывается амулетами, но и сам владеет пси-магией. Правда, маг он, похоже, либо не очень опытный, либо спешил, иначе ты бы и его самого не запомнил. Но если так, то тебе тем более не в чем себя винить, - поспешно добавил маг.
   Услышав про аристократа-псионика, Лика поспешила сделать вид, что ее вообще здесь нет. Уж если даже на семейных сборищах такая тактика иногда срабатывала, что говорить об этой разношерстной компании, занятой, к тому же, своими планами.
   - "Я должна предупредить Дориана. Должна, я сказала! Честь семьи превыше всего, - напомнила себе девушка. - Да, я хотела бы посмотреть на любимого кузена за решеткой, но мне все равно придется уговорить его не ездить на эту охоту. И в то же время ничего не рассказать о планах Дана и Лэма. Потому что папу Клисы все-таки надо спасти! Ну, Санта-Болта, почему все так сложно?!"
   - В общем, договорились, - подытожил Дан. - Завтра мы с Тай идем к позорникам. Лэм с Клисой изображают в саду знакомство на случай, если Слай пришлет наблюдателей. А все остальные занимаются своими делами. Как будто ничего не происходит! Всем все понятно? - маг медленно переводил взгляд с одного спутника на другого. - Только одна просьба - оставьте в покое курятник!
   Алиса насупилась, ей очень хотелось что-нибудь возразить Дану. Но, к своему огорчению, она понимала, что там, где стреляют и воюют магией, никакой помощи она оказать не может. "Вот бы нашлось какое дело и для нас, - подумала она, - ну, хоть самое маленькое, чтобы помочь поймать этих гадов".
   Ужин продолжился в молчании. Все, даже Тусик, были взбудоражены известиями. Улучив минутку, Лика подошла к снегуре и тронула ее за рукав.
   - Клиса? Я хотела сказать... В общем, наверное, почти точно, твой папа жив.
   - Откуда ты знаешь? - обернулась снегура.
   - Это из-за амулета, - объяснила девушка. - Если бы твой отец умер, он бы подействовал совсем по-другому. "Наверное", - мысленно добавила она, - "кто их, псиоников, знает", - и вернулась в свой угол. Клиса, вроде, поверила ей, а это главное.
   Военный совет - по крайней мере, на него мероприятие почти тянуло, - закончился поздно вечером. Лика вышла на крыльцо пристройки вместе с Даном и с удовольствием посмотрела на светящиеся теплым светом окна таверны. "Спать, наконец-то спать! И никаких проблем, по крайней мере, до завтра!"
   На пороге большого зала их встретила Хизер и протянула Дану запечатанную записку. Маг развернул ее, прочел и обернулся к подопечной.
   - Ингрид уехала, жаль, - прокомментировал он. - Но ей написал друг, который обещает рассказать о снегуре и о покушении на Лэма. Что ж, надеюсь, у нее действительно получится что-то узнать.
   - А вы справитесь без нее? - осторожно спросила Лика.
   Дан очень серьезно посмотрел на девушку и ответил:
   - Мы - обязательно справимся. Все вместе.
  
   ***
  
   Простившись со спутниками, Дан вошел в свою комнату, и только тут хомячок заметил, что маг чем-то обеспокоен - тревожные морщины прорезали лоб, а у губ залегла тяжелая складка.
   - Ну, что опять? - попытался он растормошить Дана. - Волнуешься за снегуру? За Лэма? Но мы же пойдем следом! Мы их не оставим!
   Дан лишь взглянул на назойливого фамилиара, и тот сразу понял, что приставать сегодня к магу не стоит. Тусик тихонько залез на свою подушку и, обиженно сопя, начал демонстративно укладываться спать - вытащил несколько орешков, припрятанных за ужином, разложил их рядышком, повертелся, попытался свернуться клубочком, снова выпрямился. Сел, с укоризной поглядывая на мага, и громко запыхтел.
   - Кактус, ну что ты опять строишь из себя униженного и оскобленного? - не выдержал маг. - Да, я боюсь, что план олигарха слишком опасен. И мне не нравится, что сразу после того, как Ингрид сняла заклятие со снегуры, один из участников этой заварухи вызывает ее в уединенный домик.
   - Стоп! Какой участник, какой домик? - насторожился хомяк и быстро перескочил к Дану на колени. - Ее же друг вызвал...
   - Друг, который выпросил у нее булавку для покушения на Лэма, - скривился мужчина, - огненный маг, который каким-то образом участвует в криминальных событиях в Пристенках. Этот тип редко появлялся у нее, и вдруг, через пару дней после визита, ему снова надо срочно поговорить с Инни, и он вызывает ее письмом?
   -Да, подозрительно, - согласился фамилиар, потер за ушком и уточнил, - но она же поехала к себе и не одна? Робин с ней?
   - Конечно, с ней, - вздохнул маг, - и там еще есть Лола, и защита, поставленная самой Инни. Но все равно мне это не нравится.
   - Мне тоже, - закивал Кактус. - Инни добрая и доверчивая. Но вот Робин... Он же не даст ее обидеть. Ну, если захочешь - давай завтра сбегаем к ним? Телепортом, быстренько?
   - Да я уже сам думал, - махнул рукой Дан. - Но если вдруг Пат и правда что-то хочет рассказать Ингрид, то мое появление будет совершенно некстати.
   - Это да, - согласился хомячок, - Ну, давай, подождем день - два, и если Инни не появится, то смотаемся к ней все равно?
   - Кактус, какие день-два? У нас на носу охота на охотников! За завтрашний день надо будет собраться, договориться с Клушем, подготовить амулеты...
   - Ну, вот чего ты волнуешься, - надулся хомяк, - в первый, что ли, раз идем в лес? Ты - первоклассный маг, почти самый- самый. Тай - лучшая проводница в лесах. Неужели вы не справитесь с парой зарвавшихся малолеток?
   - Вот что меня не перестает удивлять, так это твой неисправимый оптимизм, - покачал головой Дан. - Я, конечно, маг самый-самый, и, конечно, мы пойдем следом, только... ты не думал, что для охоты на магических существ у них должна быть магическая поддержка? А, значит, в деле есть несколько магов. И амулет Верту не сам в руки упал, кто-то ведь его настроил на снегуру!
   - Ты что, герой, с магом из Пристенков не справишься? - насупился Кактус. - Испугался?
   - Ну, допустим, с одним-двумя, - Дан задумался, словно проверяя себя, - надеюсь, справлюсь. А если их там больше?
   Он вскочил, прошелся по комнате и повернулся к фамилиару:
   - Я не понимаю, зачем охотиться на пыжиков? Какой в этом может быть смысл? Для чего собирать молодых бездельников и учить их убивать магических существ?
   - Идиотов в мире хватает, - Кактус развел лапками.
   - Слишком дорогая и опасная затея для кучки идиотов, - вздохнул Дан. - Боюсь, что тут скрывается что-то другое.
   - Вот и разберемся. Ты же не боишься? Не первый же раз рискуем!
   - Первый, не первый, - Дан снова вздохнул, - но прежде мы рисковали только собой... В общем, Кактус, я тебя официально предупреждаю - если посмеешь хотя бы нос из капюшона высунуть во время заварушки - выпорю!
  
   ***
  
   Сванте Клуш сердито подергал себя за усы и прошелся по кабинету, сцепив руки за спиной. Хмурые взгляды, которые позорник бросал в сторону сидящих за столом Дана и Тай, не сулили ничего хорошего. Сердился гроза контрабандистов, и сердился крепко. Вот только на кого - на умников, организовавших эту жуткую охоту, на золотую молодежь, клюнувшую на новое развлечение, или же на своих посетителей, которые и принесли дурную весть?
   - Сванте, не маячь перед глазами, - не выдержала Тай. - Что ты бегаешь туда-сюда, как укушенный? Скажи лучше, чем ты нам помочь можешь?
   Позорник одарил женщину еще одним хмурым взглядом и все-таки уселся в собственное кресло. Еще немного помолчал, повертел в руках ножик для вскрытия печатей и вдруг с силой бросил его на стол. Металл жалобно звякнул о лакированную поверхность, а случайно задетая чернильница мстительно разбросала вокруг себя черные пятна клякс.
   - Знаешь, Тай, если бы я не знал тебя столько лет, я бы подумал, что ты издеваешься! - в сердцах ругнулся Клуш. - Затеять авантюру, пахнущую международным скандалом, и еще меня о помощи просить! А вы, мэстрэ, неужели тоже не понимаете, на какую дорожку вступили? И дело вовсе не в опасности этих... охотников. Все гораздо серьезнее. Уж столичный герой и победитель чвыриков должен хоть немного разбираться в политической ситуации и не пороть горячку в таких скользких делах!
   Дан принял упрек кивком головы, однако молчать не стал:
   - Политика - штука неблагодарная и порой очень затяжная, а сейчас не до реверансов. Охоту нужно прекратить, а с виновными разобраться.
   - В самом деле, Сванте, ты не о том думаешь, - поддержала мага Тай. - Нужно пленников спасать от этих убийц, а все остальное неважно!
   - Неважно им! - позорник сердито треснул кулаком по столу. - А что вы скажете, когда Ворота замуруют, а Демо и Плуто снова окажутся в состоянии холодной войны? Разведете руками и скажете, что это случайно получилось?
   - Я не думаю, что до этого дойдет, - возразил Дан, хотя вовсе и не чувствовал той уверенности, которую хотел показать.
   Клуш снова вскочил и застыл возле карты Пристенков, висевшей на стене. Но даже по напряженной спине было видно, что он еле сдерживает гнев. Наконец он совладал с собой, снова сел за стол, сцепил руки в замок и заговорил монотонным голосом, словно читая нудную лекцию несмышленым малышам:
   - Хотите, я вам расскажу, как все будет? Допустим, вашему неугомонному демону, который понятия не имеет, куда и во что суется, и снегуре в качестве приманки удастся обмануть эту банду и втереться к ним в доверие. Допустим также, что я дам вам людей, которые будут прикрывать все это безумие. И еще и вам разрешу участвовать в операции, потому что дома вам не сидится. Опять же, допустим, что нам всем повезет, и мы накроем банду, застукаем на горячем и арестуем. Как думаете, долго просидят в нашей тюрьме сыночки самых влиятельных людей Лаборато? Их родителям понадобится не так много времени, чтобы задействовать все связи, деньги и поднять на уши посольство Демо в Магнолиуме. Уже через час здесь будет сам посол лично, куча его помощников, доверенные лица богатых родителей и адвокаты, которые разнесут по камушкам любое обвинение. Найдется множество свидетелей, которые подтвердят, что видели этих самых сыночков в момент охоты совсем в другой части Плуто, а судья, горящий праведным гневом, станет искать виноватых в таком неподобающем обращении с невинными детишками. И дело даже не в том, что полетят головы - в первую очередь, моя. Самое главное, что никто из членов банды не понесет наказание, виновные выйдут на свободу, затаятся ненадолго, а через какое-то время снова откроют свою лавочку. А в самом худшем случае Империя обвинит Плуто в преследовании демонов, закроет границы, и мы откатимся на сто лет назад, когда не то, что о торговле и туризме речь не шла, а даже говорить о Демо считалось преступлением. И кому станет легче от вашей самодеятельности?
   - Клуш, я знаю, что политика - дело грязное, - Дан говорил глухо, словно через силу, - но другого выхода нет.
   - Сванте, ты прав, мы это понимаем, - вмешалась Тай. - И ты это знаешь тоже. Но ведь сидеть, сложа руки, тоже нельзя!
   - Да что вы с ним спорите? - вылез на плечо мага Кактус, - Он же только отмазку ищет! Ему наплевать на убитых пыжиков! Эх, да что с ним говорить!
   Позорник, уже собравшийся с силами для очередного витка споров, захлопнул рот и с любопытством уставился на воинственного хомяка.
   - Дожил! - заявил он со смехом. - На старости лет меня учат жизни фамилиары! Наслышан я о вашем питомце, мэстрэ, наслышан. Прелюбопытный, надо сказать, экземпляр!
   - Сам ты экземпляр, - надулся Тусик. - Надо пыжиков и снегуров спасать, а не ругаться... Усы вон какие отрастил, а простых вещей не понимаешь!
   Дан посадил хомяка на стол, и тот принялся деловито бегать на задних лапках, рассказывая о пыжиках, их важности для Пристенков, страны, всего мира в целом и одного фамилиара в частности. Делал он это настолько потешно, что Клуш, почти не таясь, смеялся в усы, Тай умиленно улыбалась, и даже мэстрэ Дан немного расслабился и откинулся на спинку стула.
   - Разве я говорю, что не надо никого спасать? - наконец остановил метания Тусика позорник.
   Тай удивленно подняла на него глаза.
   - А разве нет?
   - Нет, конечно! - Клуш посмотрел на подругу так, будто видел впервые в жизни. - Я вам всего лишь объясняю, каких дров вы уже наломали, и каких наломаете еще, если вас вовремя не осадить. Умнее надо действовать, учитывать все стороны этого мерзкого дела, включая политику. Теперь, конечно, будет очень сложно провести задержание без сучка, без задоринки, но кое-что предпринять мы еще успеем. Главное - все как следует продумать и четко согласовать мельчайшие детали.
   - Что конкретно вы предлагаете? - уточнил Дан. - Вы знаете, как избежать дипломатического вмешательства?
   - Наоборот, мэстрэ, - хмыкнул позорник, - совсем наоборот. Мы сами потребуем этого вмешательства!
   И Тай, и Дан, и даже Кактус застыли в удивлении. Но уже через секунду лицо мага просветлело:
   - Если представители посольства увидят собственными глазами место охоты, приготовленную дичь и охотников, да еще и при куче свидетелей, замять это дело будет гораздо сложнее... Только дипломатов нужно звать и имперских, и наших, а еще представителей местных властей. Чем больше, тем лучше.
   - Именно! По протоколу, арест граждан соседней империи власти обязаны проводить в присутствии представителей посольства. Чтобы мы арестованных не обидели ненароком. Здесь же у нас не просто граждане, а весьма влиятельные персоны, поэтому позвать нужно кого-нибудь повыше рангом. А так как в деле замешаны еще и маги, мы просто не можем обойти приглашением кого-нибудь из магической верхушки. Пусть эти деятели сами увидят, что творят их поданные, и сами решают, в какие тюрьмы их препроводить и на когда назначать разбирательство. Вот только важно выбрать такой момент, чтобы преступники были уже обезврежены, но жертвы еще не выпущены на свободу. Так политикам будет сложнее отрицать факт преступления.
   - Что ж, возможно, - пробормотал Дан.
   - Хотя они все равно попытаются, - добавила Тай.
   Сванте встал, достал откуда-то из глубин стола пузатую винную бутылку и три стакана, наполнил два из них, а в третий плеснул воды.
   - Сопьюсь я с вами и вашими подвигами, - устало вздохнул он, протягивая Тай воду, а мэстрэ Дану стакан с темно-красной густоватой жидкостью. - Еще утро, а нервы уже просят успокоительного.
   - Не забыл, - тепло улыбнулась женщина.
   - Тебя забудешь... - хмыкнул Клуш и одним глотком ополовинил стакан.
   - Мне тоже нужно успокоительное! - снова вмешался Тусик. - Орехов у вас случайно нет? Или печеньица какого на худой конец...
   Засмеявшись, позорник достал из стола вазочку с конфетами, поставил на середину стола и под деловитое чавканье спросил:
   - Мэстрэ, что вы знаете о Магнусе Истлайне?
   Дан, вертевший в руках свой стакан, удивленно вскинул глаза.
   - Очень сильный маг, жесткий, неравнодушный... непримиримый борец со всевозможной несправедливостью. Очень много путешествовал, долго жил в каком-то полудиком племени, не то оборотников, не то еще более экзотичном. Поговаривают, что даже был женат на нелюде. Но лично не знаком, поэтому не знаю, насколько это правда. А слухам я не очень доверяю.
   - А вот это напрасно, - покачал головой позорник. - Я с мэстрэ Магнусом знаком лично. Очень хороший человек. Пару лет назад его назначили уполномоченным Совета Магов в Международной Торговой Гильдии, и с тех пор он ни разу не пропустил местную ярмарку. Обязательно приезжает пообщаться с приезжими из разных частей материка, а к нелюдям питает особую симпатию. Если я и его приглашу проследить за задержанием, он точно не позволит замять дело на корню. А вес у него немалый и среди торговцев, и среди магов, как я слышал, тоже.
   - Можно попробовать, - кивнул Дан, соглашаясь. - Но как вы узнаете, в какой момент можно телепортировать к месту охоты официальных лиц?
   Клуш хохотнул. Его настроение явно пошло на подъем.
   - И этот вопрос я слышу от мага! Мэстрэ, в моем распоряжение не только несколько сильных телепортистов, но и большой арсенал разнообразной магической утвари. Как только охотники будут обезврежены, телепортист, которого я вам выделю, откроет портал, и мы переместимся к вам. Уверен, представители посольства и магической верхушки сами пожелают участвовать в процедуре задержания, стоит им узнать, о чем идет речь.
   - Ну, значит, будем считать, что мы все решили, - посветлев лицом, подвела итог Тай и приготовилась встать из-за стола.
   - Какое "решили"? - Клуш снова хлопнул рукой по столу. - Мы еще только начали решать, конца и края не видно!
   Тай удивленно опустилась обратно на стул, а позорник, наоборот, вскочил и снова принялся мерить комнату шагами. Хотя кабинет был небольшой, и мерить было особенно нечего.
   - Что мне больше всего не нравится в вашем безумном плане, - в голосе Клуша слышалась тревога, - Это то, что под основной удар попадают штатские. Причем один из них - подданный другого государства, и не из последних. Случись с ним что, нас всех просто растерзают его родственники вместе с чиновниками из посольства! А подстраховать его, как следует, у нас нет никакой возможности! Эх, если бы можно было заслать туда кого-нибудь из моих ребят...
   - Ты же понимаешь, что это невозможно, Сванте, - развела руками Тай. - Посторонним туда не попасть. Лэма согласились принять в эту закрытую компанию только потому, что он вращается в высших кругах Демо и знаком с некоторыми участниками охоты.
   - К тому же, мы будем идти за Лэмом, сверяя направление по следящему артефакту, - поддержал ее Дан, - и сможем вмешаться в случае необходимости. А если вы выделите нам людей в помощь, то опасность вообще можно будет свести к минимуму.
   Позорник задумчиво подергал себя за усы.
   - Людей я, конечно, дам... Попробуй вам не дай! Попретесь сами и такого накуролесите! Проще и безопаснее будет согласиться... Но как некстати эта ярмарка! У меня каждый человек на счету, поэтому больше пятерых и одного телепортиста выделить все равно не могу. Слушайте, а может ну его? Останетесь в таверне, следилку моим ребятам передадите... Они все сделают в лучшем виде, ничего с вашим демоном и снегурой не случится! Зато мне за вас переживать не придется...
   - Нет, лэр Клуш, это не обсуждается, - жестко возразил Дан. - Во-первых, у меня достаточный опыт и в путешествиях, и в разрешении конфликтов... разными методами. Так что я и за себя, и за других постоять сумею. Да и вашему отряду магическая поддержка не помешает. А во-вторых, и это самое главное, я своих друзей в трудную минуту бросить на чужое попечение не могу. Я пойду, это решено!
   - Да и я тоже не такая уж и беспомощная, - подмигнула старому другу Тай. - И польза от меня может быть немалая. И как от проводника, и вообще...
   К немалому удивлению Дана Клуш кивнул, довольно легко соглашаясь на их участие, хотя маг уже настроился спорить до хрипоты.
   - Я почему-то так и думал, что мне вас удержать не удастся, - вздохнул Клуш. - Ладно уж. Но чтобы никакой самодеятельности, иначе самолично уши пообрываю, и никакая магия и прочие выкрутасы, - он бросил серьезный взгляд на Тай, - мне в этом не помешает! И вашему демону мне тоже есть, что сказать, так что обсуждать детали стоит в его присутствии. Я так понимаю, светить его знакомство со мной было бы нежелательно?
   - Да, - подтвердила Тай. - Думаю, будет лучше поговорить у меня в пристройке. Все знают, что мы с тобой давно дружим, поэтому твой визит ко мне в гости никому не покажется подозрительным.
   - Хорошо, - позорник деловито кивнул. - Тогда сейчас и отправимся.
   Дан поднялся из-за стола, но к выходу не торопился.
   - Послушайте, лэр Клуш, кажется, для позорной дружины специально рисовали очень подробные карты. Не могли бы вы одолжить нам одну из них?
   - Что я слышу? - удивился позорник и подмигнул подруге. - Вы не доверяете Тай? А ведь она все карты держит в голове!
   Однако он все же подошел к простому деревянному шкафу и выудил из его недр туго скрученный свиток.
   - Мне кажется, Тай будет трудновато накладывать на карту в своей голове показания следилки из моей, - впервые за весь разговор улыбнулся Дан.
   Клуш и Тай представили себе этот процесс и, переглянувшись, тоже рассмеялись.
   - Вот, - позорник развернул свиток, - Карта с последними поправками. Забирайте.
   Тай подвинула карту к себе, склонилась над ней на несколько секунд и задумчиво прикусила губу:
   - А знаете, я с ходу покажу пару-тройку мест, где можно устроить эту сволочную охоту...
   - Я тоже, - вздохнул Клуш. - И по-хорошему нам бы просто следовало прочесать их все, выявить нужное и ликвидировать. Но беда в том, что ни людей, ни времени на проверку у меня нет...
   Клуш глубоко вздохнул. Тай легко поднялась и в сопровождении сотника направилась к двери. Дан оторвал Кактуса от вазочки с конфетами, привычным движением забросил его в капюшон и поспешил вслед за ними.
  
   ***
   - Астра, ты не занята?
   Рыжий выглядел пришибленным и даже, кажется, немного сердитым. Наверное, именно поэтому не заметил, что она без дела валяется в висяке. Так занята, что просто ни секунды свободной нет!
   Девушка легко улыбнулась, надеясь на ответную улыбку, но ее не последовало.
   - Эк тебя покорежило-то... - вздохнула она, выбираясь из висяка. - Ну, подумаешь, ошибся. Стоит ли так себя винить?
   Верт отвернулся и ответил, казалось, не Астре, а земле, которую сосредоточенно разглядывал.
   - Ты была права, а я... Я не просто дурак, я ведь предатель, получается. Я же клялся Клисе, что уж от меня-то она точно может не ждать плохого, а сам...
   - Да что сам? - Астра сердито дернула плечом. - Ты, конечно, наивный... немного, но не до такой же степени. Никогда не поверю, что ты повелся на эту чушь про любовь. Мэстрэ Дан ясно сказал - на тебя магией повлияли, чтобы ты согласился. Так что твоей вины тут нет, и киснуть тебе тоже незачем.
   - Спасибо тебе, - наконец улыбнулся Верт, хоть улыбка и получилось слабой и неубедительной. - За доброту.
   Нет, страдающий рыжий - это просто песня! Ага, та, которую обычно плакальщицы на похоронах затягивают. Вынести невозможно, а значит, надо как-то растормошить.
   Астра рассмеялась, нарочито громко и заразительно.
   - Вот уж за что меня очень давно не благодарили, так это за доброту! Но мы ведь друзья - ты сам сказал. А я не люблю, когда мои друзья грустят. Что мне сделать, чтобы тебя развеселить?
   Верт улыбнулся уже по-настоящему и, вдруг осмелев, предложил:
   - А давай погуляем? Поглазеем по сторонам, зайдем в какой-нибудь трактир, выпьем пива. Искупаемся, наконец! Ты любишь купаться?
   - Если честно, - смутилась Астра, - я плавать не умею. В детстве не научили, а сейчас - страшно. Не то, что бы я чего-то боялась, - тут же поправила саму себя девушка, - просто, когда воды много, мне как-то не по себе...
   - А давай я тебя научу? Я хорошо плаваю, если что, вытащу, - глаза парня загорелись азартом, но, увидев взгляд Астры, он смутился и добавил: - Или просто посидим на берегу...
   - Лучше на ярмарку, - решила девушка. - Я там вчера и не успела ничего толком рассмотреть, а интересно все-таки. День у нас все равно свободный - пока Тай и Дан с позорниками договариваются, можно представление посмотреть, на каруселях покататься...
   Представление оказалось довольно скучным, но это никого не смущало. Веселая толпа с удовольствием покатывалась от хохота над глупыми, а порой и пошлыми шутками заезжих актеров. Астра с любопытством рассматривала их замысловатые костюмы, а Верт улыбался, глядя на нее, и рассказывал смешные истории из своей прошлой деревенской жизни и про то, как втайне делал свое "Крыло", как убежал из дому, про свой полет... До происходящего на сцене ему, похоже, не было никакого дела.
   Карусель тоже оказалась не особенно увлекательной и крутилась слишком медленно, но настроение почему-то поднимала здорово. Девушке хотелось смеяться просто так, без причины, а вот что-то говорить, наоборот, не хотелось. Просто слушать нарастающее внутри счастье и молчать. И рыжий понимал без слов это странное желание, и тоже молчал, только его улыбка становилась с каждой секундой все шире, и смотреть на нее, отчего-то, было все труднее.
   А потом были яблоки - сочные и вкусные, как раз такие, как больше всего любила Астра. Хозяйка этой душистой красоты как раз отвлеклась на очередного покупателя, можно было без малейшего риска стащить парочку, но сегодня это почему-то казалось неуместным. Девушка решительно потянулась за кошельком, но Верт отодвинул ее руку, протягивая торговке пару медяков.
   И было очень весело просто бродить по ярмарочным рядам, грызть яблоки и рассматривать выставленные товары. Конечно, ковры, гобелены, вазы и прочая дребедень никому не нужны, но ведь среди них попадается и кое-что интересное. Револьверы последней демовской разработки и пиратские сабли в резных ножнах, например. А еще семена и маленькие ростки в горшочках. Астра застряла возле этого прилавка так надолго, что рыжий стал поглядывать на нее с недоумением, и девушке пришлось с сожалением отложить замечательное корневище бородатого ириса, уже готовое к посадке. Если верить торговке, из него должен вырасти прекрасный белый с синими прожилками цветок.
   - Любишь цветы? - улыбнулся Верт.
   Астра отвернулась и решительно зашагала прочь от прилавка.
   - Нам пора возвращаться, иначе опоздаем к обеду, - невпопад ответила она.
   - Ты думаешь, в нас после яблок еще что-нибудь влезет?
   Девушка засмеялась, и накопленное за время прогулки ощущение радости и беззаботности вновь нахлынуло мягкой волной. Дорога к таверне как-то незаметно обернулась возвращением домой, к друзьям, с которыми хотелось поделиться хорошим настроением. А карманы приятно оттягивали лакомства, специально купленные для Тусика и Кряквы.
   Во дворе было шумно, посетители таверны проголодались и требовали чего-нибудь горячего, да повкуснее. Олаф волчком вертелся между накрытыми в саду и в беседке столиками. Ему было некогда, он только приветственно махнул рукой и снова окунулся в работу.
   Астра с Вертом свернули за угол. Возле пристройки Тай было гораздо тише, к тому же, где-то там была Клиса, которой рыжий купил кожаный браслет с карманом для короткого ножа. Астра была уверена, что снегура примет этот подарок-извинение с радостью, и эта уверенность незаметно передалась Верту.
   Вдруг двери пристройки распахнулись, и из них вышли Дан, Тай и какой-то дядька с длинными усами. Последний тут же остановил тяжелый взгляд на Астре, от чего девушке стало очень не по себе. Знакомый был взгляд, цепкий и очень характерный. Так смотрят матерые из Обменника и стражи порядка. Тай, вроде, сама собиралась к позорникам, зачем же было тащить их сюда?
   - Кого я вижу! - обрадовался усатый. - Очень примечательная у вас внешность, лэри Астра. Обознаться практически невозможно. До меня доходили слухи, что вы странным образом прибились к Тай и ее друзьям. И это после того случая с кражей в таверне матушки Хизер. Очень любопытное совпадение.
   Девушка огляделось в поисках поддержки, правда, не особо на нее рассчитывая. Но Дан сердито сдвинул брови, ему явно было не по душе вмешательство позорника в это старое дело.
   - Что поделать, есть у нашей девочки некоторые недостатки, - абсолютно серьезно ответил маг. - Но это прошлое, лэр Клуш, зачем тратить на него время? Нам сейчас и без того есть, чем заняться.
   - Верно, Сванте, не трогай девочку. Что было, то прошло, - поддержала Дана Тай и незаметно подмигнула Астре.
   У девушки отлегло от сердца, и Сванте Клуш, одна из самых грозных личностей Пристенков, вдруг стал совсем не страшен.
   - В самом деле, лэр позорник, я теперь девица добропорядочная, - браво отрапортовала она служителю закона, - И все мои прежние прегрешения - это исключительно ошибки молодости.
   - Что-то мне в это верится с трудом, - хохотнул Клуш, потирая усы тыльной стороной ладони.
   - Раз Астра так говорит, значит так и есть! - тут же вступился Верт, загораживая подругу плечом.
   Позорник хмыкнул в усы, но больше ничего не сказал и медленно пошел к воротам, продолжая на ходу тихо переговариваться с магом. И девушка почему-то была уверена, что он больше не вспомнит об этой истории и порядочникам ее не выдаст. В чем был корень этой уверенности - в заступничестве мэстрэ Дана, расположении Тай или в чем-то еще, что хитрый Клуш успел рассмотреть, - Астра не знала. Но на душе снова было легко и свободно.
   - Астра, ты это серьезно? Ты, правда, больше не будешь? - радостный голос Верта пробился сквозь сладкую вату размышлений.
   Бросить все, отказаться от прошлого, стать такой же, как все. Что может быть лучше?
   Девушка отстраненно кивнула, все еще думая о своем. И вдруг ее оторвали от земли, закружили вихрем. Астра дернулась, выныривая из водоворота мыслей, и губы Верта промахнулись, лишь слегка задев щеку.
   - Я так рад! Ты себе не представляешь!
   - Ты что, с ума сошел? - вырвалась девушка. Голова кружилась, и отчего-то стало трудно дышать.- Что, шмысь тебя побери, ты делаешь? Ты... Видеть тебя не желаю!
   Астра решительно взбежала на крыльцо и захлопнула за собой дверь пристройки. И расстроенный голос Верта, кричавшего что-то ей вслед, ее совершенно не волновал. Вот ни капельки! Потому что сам виноват! Прикидывался другом, а на самом деле...
   И она совсем не расстроена, она просто сердится. Да! Она вне себя! И все мужики - козлы! Вот именно! А вообще, она очень устала и хочет спать. Ну, просто с ног валится!
   Девушка, не раздеваясь, залезла под одеяло. Было обидно и очень жаль. То ли того, что все случилось именно так, и теперь уже ничего не исправишь, то ли того, что не случилось. В ее мире никто не предлагает дружбу просто так, а уж от мужчин этого ждать, и подавно, не приходилось. И вот теперь, когда она позволила себе поверить, что Верту ничего от нее не нужно, оказалось, что он такой же, как все. Герой-любовник нашелся!
   - Ну что, как погуляли? - весело поинтересовалась вошедшая в комнату Тай.
   Астра издала невнятный звук, похожий одновременно на рычание и на стон, и натянула одеяло на макушку.
  
   ***
  
   Верт с досады пнул опавшее незрелое яблоко. Опять он сделал все неправильно! Опять разрушил то, что только-только начало получаться!
   Парень еще раз взглянул на дверь пристройки, повернулся и медленно побрел прочь. Он шел по той же улице, с которой началась их недавняя прогулка с Астрой.
   -"Хороший был день... Ну, почему все хорошее так быстро заканчивается?!"
   Не успев додумать, почему все так происходит, Верт увидел причину, если не всех его бед, то, по крайней мере, виновника главной из них - молодой аристократ в бежевом камзоле пересекал улицу.
   -"Какая удача! Ну, сейчас я тебе покажу, как на снегуров охотиться!"
   Верт быстро догнал франта и схватил его за плечо. Он уже видел, как крепкий кулак гончара ломает аристократический нос, но прежде, чем он успел размахнуться, его голову сжал обруч резкой боли. Парень споткнулся и грохнулся в пыль, схватившись за голову так, словно она вот-вот лопнет.
   Аристократ с презрением понаблюдал за его мучениями и процедил:
   - Не смей прикасаться ко мне своими грязными лапами, падаль!
   - Стой, обманщик! - выкрикнул Верт в спину уходящему аристократу. Но тот не услышал или не пожелал услышать, стремительно удаляясь по переполненной улице.
  
   - Ох, и везучий ты, парень, - сказал пожилой порядочник, помогая Верту подняться. Он наблюдал сцену с самого начала, но вмешиваться не стал - себе дороже. - Видать, спешил он очень, некогда было с тобой возиться. За такие дела ты бы запросто к нам загремел, а то бы и вовсе руку отрубили, если не голову. Лэры эти, знаешь, как за свою честь стоят! Снес бы тебе башку твою рыжую, и ничего бы ему не было потому, как ты честь его оскорбил. Запомни, парень, с такими спорить бесполезно!
   - Спасибо, запомню, - проговорил через силу Верт. Голова его все так же болела, но глаза полыхали гневом.
   - Эх, молодой ты еще, горячий. Что он тебе сделал-то? Денег, что ли, за горшки мало дал? - порядочник хохотнул.
   Верт вяло удивился, что порядочник в нем гончара углядел, на лбу, вроде, не написано...
   - Да нет, это за мной должок, - медленно проговорил он. - Долг платежом красен, так ведь? А благородный лэр этого, видимо, не знает. Ну, ничего, я все равно отдам...
   С этими словами Верт развернулся и пошатываясь зашагал в сторону таверны. У него созрел план. Только кто бы снял эту проклятущую мигрень! Может быть, попросить Лику, она же, вроде, умеет лечить? Но ее, к сожалению, в таверне не оказалось...
   ***
   Лика опять остановилась на крыльце уже знакомого трактира. Заходить туда не хотелось до почти ощутимой боли в висках и дрожи в коленках. К тому же в голове не было ни одной полезной идеи на тему предстоящего разговора. Ну, как можно уговорить человека не ездить на охоту, и при этом не рассказать правды? Тем более, если этот человек - еще и кузен, жених и маг-псионик, который любую ложь сразу чувствует!
   Так и не решив, что и кому следует сказать, девушка проскользнула в зал. Народу там было достаточно много, чтобы не обращать внимания на одинокую посетительницу. Хоть и не для средних кошельков предназначалось заведение, но во время ярмарки многим хотелось почувствовать себя более значимыми, чем обычно, вот и тратили лишние деньги лишь за пафосность места.
   Жениха Лика разглядела сразу, хоть он и сидел к ней спиной. Он устроился в компании еще двух магов за столиком у окна и что-то обстоятельно им растолковывал. Коллеги слушали юного аристократа с полным почтением и вниманием, видимо, в их компании главным был Дориан. Лика не слышала, о чем говорили парни, а если бы услышала, то очень бы заинтересовалась. Потому что ее жених как раз объяснял своим друзьям, почему причиной неудачи в охоте на снегуру не была ошибка в его заклинании.
   - Точно вам говорю, здесь какой-то проходящий псионик вмешался, - раздраженно говорил аристократ. - Эх, пообщаться бы с ним наедине и, желательно, с кинжалом в руках...
   -"Ну, все, надо!" - Лика подошла к столику и остановилась за плечом Дориана. Ее заметили практически в ту же секунду.
   - Привет, крошка! - дружелюбно улыбнулся симпатичный темноволосый парень, первым разглядевший нежданную гостью. - Присаживайся, у нас как раз свободное место есть.
   - Спасибо, конечно, - вежливо отказалась Лика, - но я вообще-то...
   Фразу закончить не получилось - Дориан обернулся. Под его взглядом девушка невольно попятилась назад.
   - Какая скромница! - прокомментировал маг, так щедро пригласивший Лику к их столу. - Я всегда знал, что в провинции...
   - Заткнись, - посоветовал другу Дориан. - Анликка, что ты здесь делаешь?
   - Я... - девушка опустила глаза и принялась теребить манжет рукава. Парню, как обычно, в таких случаях, захотелось встряхнуть ее за плечи и хотя бы заставить смотреть на собеседника, а не изучать окружающую обстановку.
   - Ты вроде бы сейчас должна искать артефакт? - молодой аристократ умел брать на себя ведущую роль в любом разговоре, и в этот раз поступил так же. - Понимаю, твой сопровождающий настоял на изменении маршрута, и ты не стала спорить. Но Пристенки - не место для девушки из хорошей семьи, Лика. Ты должны вернуться домой.
   - Дориан, послушай, - в очередной раз попыталась вставить словечко девушка, но жених опять перебил ее:
   - Ладно, я понимаю, ты собираешься продолжить путешествие, потому что должна, обещала, и все такое прочее. Но хотя бы твой сопровождающий ведет себя с тобой достаточно вежливо?
   - Да, конечно.
   -"В принципе, приключения в компании демонов, оборотня, снегуры и малинового пыжика невежливым обращением не являются, так что сказала я чистую правду", - решила Лика про себя.
   - Вот и хорошо, - подвел итог Дориан, которому явно было не до невесты. - Где вы остановились?
   - В таверне у Хизер.
   - Наслышан, - чуть поморщился аристократ. - Можно было найти место и получше, но ладно, я еще зайду навестить тебя, а пока извини, у меня дела.
   - Конечно, - повторила Лика. - Дориан, может...
   - Я же сказал - дела! - уже с заметным раздражением повторил ее жених. - Все, Анликка, мне некогда.
   Девушка поняла, что уже ничего ему не скажет. Дома ее хорошо научили не спорить с теми, кто умнее. Вот и в этот раз, стоило только прекратить попытки настоять на своем, как все сразу стало легко и просто.
   - До свидания, - послушно кивнула Лика и быстро вышла из зала.
   Дориан развернулся к друзьям. Оба смотрели на него с неприкрытым интересом.
   - И что это было за явление? - уточнил Рони Картон, двадцатидвухлетний представитель "золотой молодежи" Плуто. Его семья была достаточно знатной, чтобы с ним незазорно было общаться, но до уровня Кеонов, конечно, не дотягивала. - Подружка, любовница или...
   - Во-первых, - отчеканил Дориан вэн-Фаир тард-Кеон, - это моя будущая жена. Во-вторых, я запрещаю говорить о ней в подобном тоне.
   - Дорогой друг, - торжественно начал Лоренс. Он был на пять лет старше обоих своих друзей и уже привык разруливать конфликтные ситуации, нередко возникавшие в их компании. - Мы ни в коем случае не хотим проявить неуважение к твоей будущей супруге, но ведь она же, ты только не обижайся, дура...
   - И это еще мягко сказано! - неожиданно рассмеялся Дориан. - Но, как говорит моя матушка, жениться надо именно на такой, а то придется потом всю жизнь ездить по экспедициям, как мой уважаемый батюшка...
   - Ну, тогда выпьем за твою будущую семейную жизнь! - предложил Рони. - Потому что девчонка... то есть, невеста очень даже ничего!
   - И молчит, - добавил будущий счастливый муж. - Что тоже немаловажно!
   Лика раздраженно пнула стенку трактира. Хорошо все-таки, что здесь так широко открывают окна, - можно узнать о себе много нового. Очень захотелось снести заведение вместе с его посетителями, но, увы, без грибочков это было вряд ли выполнимо.
   - Ну, я тебе еще устрою "тихое домашнее счастье", - шепотом пообещала девушка. - Вот прямо сейчас наберу синих ягодок, а потом буду угощать тебя компотиком. Молча!
   Из-за угла выглянула пухлощекая мордочка сурка, и Лика насмешливо помахала ему рукой: как-никак сейчас они занимались практически одним и тем же. Глаза зверька стали по размерам напоминать монетки, а потом он, с надеждой глядя на Лику, покрутил лапой у виска.
   - Сам ты того, - обиделась магичка. - Пошли уж в таверну, шпион!
  
  ****
  
   Уже второй день подряд Олаф был занят под завязку. Утром, днем и вечером после ярмарки и большой зал таверны, и сад наполнялись посетителями так, что негде было ребенку присесть, не то, что взрослому. Последние гости расходились поздно, когда на Бэмц спускалась ночь. И как ни хотелось парню побыть одному и подумать обо всем, что произошло - ни времени, ни сил на это у него не было. Несколько часов сна, больше похожих на минуты, и все началось сначала.
   Сегодня Хизер разрешила не убирать на ночь столы в саду и отправила всех спать. Уставший Олаф побрел к лестнице, едва переставляя ноги. Дверь в кухню была открыта настежь, оттуда вкусно пахло свежим хлебом, и доносились голоса. Парень думал пройти мимо, но его заметили, тут же усадили за стол, сунули в руки кусок горячего пирога и кружку с молоком.
   - Так я и говорю: в трактире у Сайма новая кухарка - такая гордячка! Просто так и не подойдешь, все с поклоном надо, а она сама и теста не замесит, только пальчиком всем указывает! - возмущенно продолжила Тина. - Я заглянула, хотела парой слов с дядькой переброситься, он там истопником работает, так эта зараза меня выставила! Да еще вопила, что я её секреты выведывать пришла! Можно подумать, что она не хлеб печет, а какие-то волшебные пироги!
   Девушка возмущенно закатила глаза и всплеснула руками. Тетушка Марта засунула в печь последнюю партию хлебов и, вздохнув, уселась рядом с Олафом.
   - Да уж, бывают такие. Вот, к примеру, сестрица моя... Я-то ремеслу кухарки у матушки училась, она у меня известная мастерица была - что пироги испечь, что мясо приготовить позамысловатее, что простую похлебку сварить. А сестрица - нет, ей мало было матушкиной школы. Она все ныла да просилась на курсы кулинарные в соседний город. И до того матушке её нытьё надоело, что собрала она денег да и отправила сестрицу. А меня и дальше сама учила, по старинке.
   Марта вздохнула, поправила волосы и продолжила.
   - Через два годочка возвернулась сестрица. И стали её звать на свадьбы, на праздники, ну, а как же? Ведь не просто кухарка, а ученая! Нет, зря хаять не буду, готовила она хорошо и вкусно, но вот другое меня задевало - не на всякое приглашение она отзывалась, а лишь тогда, когда кланялись ей низко, да просили-упрашивали... Мы-то все по-простому - нас позвали, мы и побежали. А как же, ведь людям надо! А матушка у меня веселая была, все делала с шуткой, с песенкой да со словом ласковым. Хлеб, вон, в печь сажала, дак его уговаривала испечься, как следует, да не сгореть... И помочь за просто так могла. Вот когда у соседки-вдовы сын женился, денег на свадьбу чуть-чуть, так матушка задарма готовила. А как иначе? Соседи ведь.
   А сестрица - нет. Все гордо себя держала, требовала почета да уважения. А разве его, уважение то есть, требованием заработаешь?
   Все, кто был на кухне, внимательно слушали Марту.
   - Сестрицу часто звали готовить на всякие торжества. Но звать-то звали, а не любили. За гордыню, за спесь... И пришло время, когда не её, всю такую мастерицу-умелицу ученую, пригласили на очередной праздник, а нас с матушкой. Надоело людям кланяться да упрашивать. Так сестрица от огорчения аж заболела! И примчалась к нам ругаться - чегой-то мы ей дорогу перебегаем? - Марта покачала головой и опять вздохнула: - Так матушка ей и сказала: "Не важно, что ты умеешь, а важно - для чего ты это умеешь. Что ты за человек, душа у тебя какая, да как ты к людям, что вокруг живут, относишься".
   - Это твоя матушка сказала правильно! - поддержал Марту конюх.
   Олаф задумался. Рассказ кухарки вроде и не касался его, но и в тоже время был удивительно близок.
   - "Как мэстрэ Дан сказал? "Живи, как раньше жил?" А верно, чего я затрепыхался? Ведь ничего такого и не произошло, - задумался Олаф. - Ну, вижу я магию и что? Дом этим не построишь, сам я ни выше ростом не стал, ни красивее. Наоборот, теперь голову ломать - на что мне это?! Гордиться да заноситься нечем, ведь это даже не ремесло, а так, от рождения даром досталось".
   Олаф доел пирог и отправился спать. Уже засыпая, он подумал:
   - "А жаль все-таки, что у меня такая бесполезная способность обнаружилась... Вот если бы я вдруг стал магом! И отправился бы тогда на подвиги - бороться с чвыриками, как Дан, например... Или спасать кого..."
   ***
   Козявочка ворочалась в норке без сна. В голове было непривычно много мыслей, и, пытаясь разобраться в них, она крутилась с боку на бок и все думала, думала, думала...
   Пыжик так привязалась к этим человекам, что стоило ей остаться одной, как вдруг стало одиноко и неуютно. Ей, столько лет живущей в лесу и никогда не общавшейся с человеками, очень хотелось быть там, где шумно, тепло, весело. Ее тянуло к тем удивительным человекам, которые не причинят ей вреда и которые всегда смотрят на нее, как на равную, даже иногда лучше! Вот Лэм ни разу так не относился к Астре, как к ней, Козявочке! Или, например, Олаф...
   Про Олафа Козявочка додумать не успела. Ее отвлек какой-то странный шорох рядом с норкой. Словно ползла по траве змея, но очень-очень большая!
   Пыжик опасливо выглянула из малины и застыла. Глаза Козявочки удивленно расширились, а рот приоткрылся. И было чему удивляться! На лужайке перед малинником, хорошо освещенной лунным светом, собралась целая толпа тараканов! Все, как один, крупные, рыжие, с залихватски закрученными усами, они стояли, угрожающе сжимая иголки или остро заточенные спички. Тараканы выстраивались рядками, бок о бок друг с другом, и зачем-то топали на месте, нога в ногу...
   - Правда, мы феерично маршируем? - раздался рядом с Козявочкой писк.
   Пыжик увидела рядом с собой Луи, вокруг тельца которого был повязан синий лоскуток. В лапках таракан держал монетку и две спички.
   - Я, к сожалению, после той контузии, когда вы спасли мне жизнь, не могу идти в бой. Но я могу бить в барабан и поднимать боевой дух товарищей! - пропищал он. - И мечтаю, как буду рассказывать своим потомкам, что именно я вел наш отряд к победе!
   - Ооо, - глубокомысленно протянула Козявочка, - а к какой победе?
   - Как "какой"? - Луи даже подпрыгнул от возбуждения. - К победе в Первой Великой Войне Разумных Тараканов! Это наш вожак такое название придумал, он у нас самый умный! - хвастливо добавил таракан и указал спичкой в сторону малины, где несколько особо крупных тараканов сооружали горку из щепочек и прутиков. За их действиями наблюдал толстый таракан с седыми усами и в странной шапочке.
   - Ага, - кивнула Козявочка. - А что это у него на голове?
   - Наперсток, - ответил Луи. - Вместо шлема! К сожалению, наперстки достать трудно и мы раздобыли всего четыре. Три для связистов и один для нашего предводителя. Чтобы его не убило чем-нибудь в сражении!
   - Убило?! - ахнула Козявочка.
   - Да! - важно напыжился Луи. - Война - жестокая вещь! Погибших и раненых в ней не сосчитать! Но мы добьемся победы, не оглядываясь на потери!
   - А зачем убивать? - серьезно посмотрела на него Козявочка.
   - Как "зачем"? Черных надо уничтожить! Они же наши враги! - таракан снова подпрыгнул, потрясая в воздухе барабанными палочками.
   - А почему они враги? - снова спросила хранительница малины.
   - Потому, что так повелось! - ответил Луи после небольшой паузы.
   - А почему так повелось? - не унималась Козявочка.
   - Потому, что так было всегда! Мы - рыжие. Они - черные. А кто не похож на нас, тот враг! - сбивчиво объяснил Луи.
   - Я тоже на вас не похожа, - топнула лапкой Козявочка. - Но я же не враг! Меня вы тоже убьете?!
   - Вас?! - ужаснулся Луи. - Никогда!
   - А если прикажет ваш усатый?!
   - Сам Таралеон? - переспросил таракан-барабанщик и затрясся. - Не... не... не знаю!
   - Ну и трус! - сказала Козявочка и пошла к сооруженной охранниками горке. Луи подпрыгнул еще раз и, повиснув у нее на лапке, заверещал от ужаса.
   - Нет! Нет! Таралеон разгневается! Он страшен в гневе!
   Не слушая его перепуганных воплей, Козявочка дошла до предводителей рыжих тараканов. Луи шлепнулся с ее лапки на землю и тихонько отполз за пучок травы.
   Таралеон посмотрел на Козявочку и поправил на голове наперсток.
   - Кто ви такой? И что дэлаете на полэ боя? - спросил он, сурово шевеля усами.
   - Я живу тут. И это не поле боя, а просто поле! - отважно ответила Козявочка, которая могла раздавить повелителя тараканов одной лапкой. - И нечего тут воевать!
   - Ви - нахалка! - возмутился таракан.
   - Я - пыжик! - обиделась Козявочка.
   - Это синонимы! - фыркнул Таралеон.
   - А что такое "синонимы"? - спросила любознательная Козявочка.
   Луи прижал к мордочке лапку и застонал. Он знал, что это надолго...
   Спустя несколько минут, замученный вопросами Таралеон в сердцах ударил оземь наперстком.
   - Будь проклят тот дэнь, когда я научился говорить!
   - А когда ты научился говорить? - тут же спросила Козявочка.
   - Не помню! - Таралеон сделал попытку ускользнуть, но пыжик его догнала.
   - Почему не помнишь?
   - Не помню и все! - предводитель тараканов, привыкший, что на его слова отвечают только "Да, вашество! Будет исполнено!" находился в состоянии, близком к истерике.
   В это же время откуда-то сбоку прибежал мелкий юркий таракан.
   - Разведчик Шмыгло! Вашество, позвольте доложить! - он прижал лапку к голове.
   - Позволяю, - Таралеон приосанился, надеясь, что не осрамился перед юнцом в минуту слабости, и тот не заметил его истерики.
   - На том конце поля войско черных готово к выступлению! - бодро пропищал Шмыгло.
   - Так! - Таралеон задумчиво пошевелил усами. - Докладивай обстановку во вражэском станэ!
   - Что такое?.. - начала было Козявочка, но была остановлена Таралеоном, возмущенно замахавшим на нее лапками.
   - Осмелюсь доложить, вашество, вражеские войска почти вдвое превышают наши по численности и куда лучше вооружены!
   Таралеон в порыве чувств закусил краешек синей тряпки, висящей на воткнутом в землю прутике.
   - Ну, ничего! - пискнул он, наконец. - Я знаю, как ми с ними справимся!
   - А что такое палр... прл...
   Козявочка запнулась, не в силах повторить с первого раза сложное слово. Сидящий на ее плече контуженный Луи закатил глаза и рухнул в траву. Козявочка подобрала его с земли и пошла дальше.
   - Парламэнтер, - повторил Таралеон, сидящий на другом плече. - Это такой спэциальный дипломат, который пэрэдает одним то, что о них думают другие.
   - Ааа, - глубокомысленно протянула Козявочка. - А разве вы сами не можете передать Жир-Ющу, что думаете о нем? И что такое дипломат?
   - Я нэ могу, - ответил Таралеон, смирившийся со свой участью. - Вот ти придешь, задашь Жир-Ющу нэсколько вопросов, он сам и сдох...эээээ... откажется воевать!
   - Вашество! - мелкий черный таракан выскочил перед предводителем армии, тщетно пытаясь сдержать дрожь в лапках. - Позвольте доложить!
   - Докладывай, - сухо кивнул тот.
   - Из стана врага приближается кто-то страшный! - пискнул разведчик.
   Жир-Ющ задумчиво пошевелил усами и переспросил:
   - Кто?
   - Кто-то большой, страшный, на двух ногах! И с белой тряпкой!
   - С белой тряпкой? - Жир-Ющ вздохнул. - Что за существа... даже повоевать не могут без лишней болтовни!
   Он немного побегал нервно взад-вперед, дожидаясь прихода нежданных гостей, а когда в траве рядом послышалось отчетливое шуршание, поправил на груди красную ленточку и напустил на себя надменный вид. Правда, появление из травы высокого ушастого существа, с круглыми, как у совы глазами, сбило с него надменность. На плече существа сидел предводитель рыжих тараканов Таралеон.
   - Ты Жир-Ющ? - строго спросило существо.
   - Я, - ответил тот, пытаясь сообразить, что от него хотят. Нет, интуитивно он догадывался, но...
   - Ага. А я - Козявочка. Это ты войну начал? - строже прежнего поинтересовалась она.
   Жир-Ющ задумался и честно признался:
   - Нет.
   Таралеон на плече Козявочки подпрыгнул от возмущения.
   - Как нэт? Как нэт?!
   Козявочка осторожно опустила его на землю и спросила уже у него:
   - Значит, это ты войну начал?
   - Нэт!!! - возмущение в голосе Таралеона было неподдельным.
   - А кто тогда? - Козявочка перевела взгляд на мелкого черного тараканчика, по-прежнему стоящего рядом со своим полководцем.
   - Ты?
   - Нет! - испуганно пискнул тот.
   - Не понимаю, - сказала Козявочка. - А почему вы тогда воюете?
   Таралеон с Жир-Ющем переглянулись. Потом Жир-Ющ ответил:
   - Потому, что так повелось...
   - Как так?
   - Наши предки враждовали, а до них - их предки, а до них - их предки, а до них...
   - Ага, - перебила его Козявочка. - А почему враждовали?
   - Они - не такие как мы, - честно ответил Жир-Ющ.
   - И что? Вам что, еды не хватало? Или места, где жить?
   Таралеон и Жир-Ющ снова переглянулись, и на этот раз ответил рыжий таракан:
   - Хватало. И сэйчас хватает.
   - Значит, можно не воевать? - радостно спросила Козявочка.
   В этот раз тараканы молчали долго. Таралеон вздохнул. Все обернулось не так, как он планировал. Впрочем, в глубине души таракан был этому рад.
   - Виходит, что так...
   - Значит, вы теперь можете помириться? - обрадовалась Козявочка.
   Жир-Ющ нехотя признался:
   - Выходит, можем.
   - Но они же враги! - не выдержал маленький тараканчик.
   Козявочка раздосадовано топнула ногой.
   - Какие же они враги?! Они такие же, как вы, только другого цвета! Вам дружить надо!
   - А война? - осмелев, пискнул он.
   - А это, если будет настоящий враг! - нашлась Козявочка.
   - Ооо, - протянул тараканчик и указал лапкой куда-то ей за спину. - А вот тот толстый человек, он - враг?
   Мэстрэ Ваниш, конечно, знал, что сегодня охота на пыжика должна проводиться в строжайшей тишине, дабы не спугнуть объект, не потревожить пса и не разбудить никого из постояльцев таверны. Кроме того, мэстрэ хорошо помнил, чем обернулось в прошлый раз знакомство с малиной, и решил ни в коем случае к ней приближаться. Потому он заблаговременно вооружился сачком. А еще, мэстрэ Ваниш был уверен, что уж в этот-то раз ловля пыжика пройдет успешно! Самоуверенность его и подвела. Впрочем, возможно, это была не столько самоуверенность, сколько обычная рассеянность. Ну, забыл мэстрэ, что опасность может быть скрытой до поры, особенно, если дело касается волшебных существ!
   Когда маг, зажав в зубах ручку сачка, на четвереньках вполз в сад, вокруг него вдруг встала живая волна из наползающих друг на друга гигантских жуков, отрезая путь назад. И Ваниш не нашел иного выхода, как попытаться прорваться к окнам таверны.
   Окна были так близко! Всего-то надо было перескочить малину, мэстрэ это даже удалось бы, не вырони он сачок, о который и споткнулся. А потом, с изяществом, несвойственным такой грузной фигуре, пролетел добрых три локтя и, не пискнув, приземлился точно в малинник.
   Кусты спеленали его мгновенно, точно младенца.
   Волна жуков докатилась до побелевшего от ужаса мэстрэ и рассыпалась кругом с негромким шуршанием. И уже после этого из травы осторожно показался пыжик.
   - Попался! - угрожающе прошептал он. Вслед за этим вперед выбежал здоровый жук, быстро вскарабкался по рукаву на грудь мэстрэ Ваниша и, ткнув его в подбородок иголкой, пропищал:
   - Признавайтэсь, кто ви такой?!
   - Аааа, - простонал мэстрэ и потерял сознание.
   ***
   Открыв глаза, мэстрэ Ваниш с грустью убедился, что неудачная попытка поймать пыжика была именно неудачной попыткой, а не сном, как он надеялся. Пошевелиться не было ни малейшей возможности - малина держала крепко, как силки, и маленькая нечисть, зная это, нахально сидела у него на груди. Ваниш скосил глаза в сторону и покрылся холодным потом - полчище насекомых ему тоже не привиделось. В этот раз маг сумел разглядеть их и понять, что это не жуки, а здоровые тараканы.
   - "Знал я, что добра от Хизер не жди, но чтоб такую дрянь у себя развести!.." - с брезгливостью подумал он.
   - Ага, проснулся! - обрадовано пропищал пыжик. - Говори, зачем я тебе нужна?!
   - Совэтую нэ юлить! - рыжий таракан, сидящий на плече пыжика, пробежал по груди Ваниша и, взгромоздившись магу на нос, продемонстрировал здоровую штопальную иглу. - Не то ви узнаете на себе мою шпагу!
   Ваниш дернулся, и таракан скатился с него на землю. Тут же поднявшись на лапы, он вскарабкался обратно и пребольно уколол мага в щеку иголкой.
   - Ви, нэгодяй! Признавайтэсь по-хорошему!
   - А то что? - фыркнул маг. - Что вы можете, козявки?
   - Я позову Дана! - в голоске пыжика Ванишу явно послышалось торжество. - Или Лику! Или Тай!
   Это было не слишком привлекательно. Попадись он на глаза обычному постояльцу, Ваниш нашел бы что сказать. Неприятно, конечно, но выкрутиться можно. А вот с магами, а тем более с этой каланчей одной болтовней не отделаешься...
   - Ну, ладно, я скажу, - ухмыльнулся он. - Ты знаешь, что такое охота?
   Пыжик кивнула.
   - Хорошо, - Ваниш почувствовал себя в некоторой степени отомщенным за унизительное пленение. - Таких, как ты, и прочих нелюдей, я с моими друзьями ищу для охоты. Чтобы выпускать по одному, а потом развлекаться с вами, как с бестолковыми животными...
   Пыжик охнул и обхватил лапками голову.
   - Очень жаль, что ты нам не попалась раньше, - мстительно добавил Ваниш. - Завтра на охоте ты бы хорошо побегала! Пыжики - хорошие жертвы, жаль, вас мало осталось, мы всего штук пятнадцать поймали.
   - Козявочка! - таракан спрыгнул с его носа и подбежал к пыжику. - Козявочка, не бойтэсь! Он лжет, этот нэгодяй лжет!
   - Нет, - медленно сказала та, опуская лапки. - Это правда. Я сама угодила в ловушку в малине. Их на нас ставили...
   Таракан забрался обратно на плечо пыжика и погладил ее лапкой по щеке.
   - Не волнуйтэсь, дорогая...
   Сидящий все это время на другом плече черный таракан что-то зашептал пыжику на ухо.
   - Как трогательно, - съязвил Ваниш. - Я сейчас разрыдаюсь!
   - Негодяй! - в один голос пропищали тараканы и, будто подчиняясь невысказанному приказу, тараканье войско ощетинилось иголками и булавками.
   Ваниш испуганно дернулся.
   - А-а! Отпустите меня сейчас же!
   - Нет, - в голосе малявки послышалась угроза. - Будешь лежать до утра, чтобы знал, как обижать маленьких! А утром тебя отпустит Хизер.
   - И не советую кричать, - угрожающе добавил черный таракан. - Люди не любят незваных гостей, тем более по ночам!
   ***
   - Олаф! Друг мой, проснитесь!
   Знакомый тонкий голосок звенел над ухом, прогоняя сон. А просыпаться так не хотелось! И потому, что еще слишком рано, и потому что снились Олафу удивительные и прекрасные события, в которых он кого-то спас и его чествовали как героя. Во сне к его ногам сыпались удивительные цветы, вокруг стояло множество знакомых людей и все радостно ему улыбались.
   - Я всегда приду на помощь униженным и оскорбленным... - торжественно произнёс герой. - Вы только позовите!
   - Друг мой, нам нужна ваша помощь, - снова прозвучал голосок, и Олаф открыл глаза. На подушке сидел Джобуш и нетерпеливо шевелил усиками.
   - Ну, что опять случилось? - потягиваясь и зевая, поинтересовался Олаф.
   - Там, в саду, требуется ваша помощь.
   - В саду? - удивился Олаф. - Сейчас?
   - Да, - подтвердил таракан и быстро забрался на плечо парня. - Если говорить точно и конкретно - в малиннике.
   - В малиннике? - Олаф встрепенулся - там же домик Козявочки, неужели с ней что-то случилось? Он быстро встал, пересадил таракана на лежанку, оделся и, подхватив Джобуша, метнулся к двери, - идем!
   - Я бы посоветовал вам, - прерываясь от тряски, продолжил таракан, - разбудить хозяйку Хизер.
   - Все настолько серьёзно? - Олаф встревожился еще больше и остановился. - А ну-ка, рассказывай!
   - Мы начали великое свершение! То, к чему так долго готовились - Первую Великую войну Разумных Тараканов! Наши доблестные воины собирались ринуться в бой и покрыть себя славой! - Джобуж говорил с таким воодушевлением, так потешно вздымал кверху свои лапки, что Олаф, сдерживая смех, чуть не пропустил главное - тараканы все-таки начали войну.
   - Ну, зачем вы... - начал он, но тараканий агитатор перебил его.
   - Войны не получилось, успокойся. Нашим предводителям был задан мудрый и своевременный вопрос, на который они смогли ответить с присущей им обоим прозорливостью...
   - Послушай, Джобуш, если ты поднял меня в такую рань, чтобы говорить загадками, то это ты напрасно, - Олаф специально подбавил в голос чуток угрозы. Он прекрасно помнил, что свое звание - агитатор - Джобуш получил не зря. Уж что-что, а говорить долго и витиевато старый таракан умел. - Быстро, четко и как там... во, конкретно доложи: что случилось!
   - Войну остановила прекрасная Козявочка. Она задала мудрый, как я уже сказал, вопрос, и мы решили не воевать между собой.
   - Вот это правильно, - одобрил Олаф.
   - Мы решили воевать с общим врагом. И он тут же появился.
   Олаф помотал головой, пытаясь понять таракана. Тот, заметив реакцию парня, заторопился.
   - В сад проник человек. С целью столь коварной, что мы объединились против него и пленили злодея.
   - И какова же была цель этого коварного злодея? - тут до Олафа стало доходить, что дело действительно серьёзно. Он представил себе человека, попавшего в сад и плененного говорящими тараканами. Картинка была настолько нереальной и забавной, что он опять улыбнулся.
   - Вы зря улыбаетесь! Этот злодей, этот коварный преступник, проник в сад с целью пленить прекрасную малиновую фею! - голос Джобуша даже зазвенел от возмущения. - Этот монстр собирался обречь прекраснейшую и мудрейшую Козявочку на страшную участь - стать добычей в охоте! Жертвой! - подпрыгивающий от волнения таракан чуть не свалился с плеча Олафа.
   - Так, - Олаф невольно скопировал любимое словцо Хизер. - Теперь помолчи, а то всю таверну разбудишь.
   Олаф тихо подошел к спальне хозяйки и осторожно постучал в дверь.
   То, что увидели Хизер и Олаф, действительно было и странным, и забавным. В малиннике, туго спеленутый гибкими побегами, лежал мэстрэ Ваниш. Его со всех сторон окружали вооруженные тараканы. На груди мага сидели оба тараканьих предводителя, а чуть поодаль, пригорюнившись, устроилась Козявочка.
   - Та-а-а-к, - протянула Хизер. - И как прикажете понимать всё это?
   Оба вождя при виде Хизер несколько стушевались и выглядели виновато. Но потом, поняв, что сердятся совсем не на них, воодушевились.
   - Ми плэнили этого человэка... - начал было Таралеон, но, взглянув на пыжика, поправился, - Козявочка плэнила его. А ми только взьяли под стражу.
   Хизер оглядела перемешавшиеся тараканьи войска, кивнула и посмотрела на хранительницу малины. Пыжик сидела, сгорбившись, личико её было сосредоточенным и грустным. Хозяйка таверны легко опустилась на колени рядом с ней, погладила по голове.
   - Не бойся, моя хорошая, не надо. Все будет хорошо, уж поверь мне.
   Хизер обернулась к тараканам и скомандовала:
   - Все по домам. А ты, Олаф, ступай-ка за порядочниками, - хозяйка гневно глянула на Ваниша. - Что-то мне стали надоедать странные визиты этого субъекта в мой сад.
   Через час у задней калитки сада было шумно. Двое рослых порядочников с трудом удерживали извивавшегося Ваниша. Тот, с диким и чумазым лицом бессвязно выкрикивал.
   - Говорящие тараканы!.. Война!.. Хизер развела у себя нечисть!.. Они поработят весь мир!..
   Толстяк пытался выскользнуть из белой рубахи с длинными рукавами, но в порядочники, также как и в позорники, слабаков не брали. И перемазанный маг был быстро упакован в смирительную рубашку и уложен в повозку.
   Стоящие поодаль Хизер и мэстрэ Хург вполголоса разговаривали со старшиной патруля.
   - Мой помощник, м-м-м, как бы вам поточнее сказать, уважаемый... Он не совсем здоров, - старый маг кивнул на беснующегося Ваниша. - Сами понимаете, наши Пристенки - место суровое, а психика у человека - слабая.
   - Ну да, ну да, - порядочник покрутил усы и хитро глянул на Хизер. - Тараканы разумные! Ха! Это же надо...
   - И вот эта его манера - вламываться в таверну, шастать под окнами постояльцев, - Хизер всплеснула руками. - Нашел еще под чьими окнами! Проводницы Тай, ну, ты подумай только! Хорошо еще, что он нам попался, а не ей!
   - Точно, спятил! - согласился старшина и махнул рукой подчиненным. Повозка тронулась и быстро покатила в сторону Бэмца.
   - Мы его задворками провезем, - порядочник снова коротко глянул на Хизер и Хурга. - Незачем внимание привлекать и давать пищу для разговоров.
   Сказав это, старшина откланялся и двинулся вслед за повозкой.
   Сонный Олаф сидел на корточках, откинувшись на доски забора. Все это время он смотрел на знакомых ему людей по-новому. Вот не замечал он раньше, как неприятно свечение вокруг Ваниша. Или это ему сейчас кажется? Зато Козявочка! Какой нежный, милый и трогательный светящийся шарик окружал малинового пыжика! Красота, да и только...
   Олаф скосил глаза на мэстрэ Хурга. Яркое, чистое, как будто умытое росой свечение мага было приятным и по-детски радостным.
   - Ох, и попадет же нам... - Джобуш, выглянувший из-под воротника, смотрел на Хизер. - Ох, и попадет!
  
   ***
   В малиннике стало тихо - человеки разошлись кто куда. Ваниша связали и увели, и Хизер заверила Козявочку, что он больше никому не сможет навредить. Олаф отправился разжигать плиту, а тараканы, помирившись, решили подписать какой-то союзнический договор и пакт о ненападении. Что это такое, пыжик не знала, но надеялась, что это не даст им больше воевать.
   Козявочка, забравшись в свою норку, легла, закрыв глаза, но сна не было. Были только слова Ваниша, о том, что несколько пыжиков пойманы в ловушки и скоро, совсем скоро, их должны будут убить.
   Козявочка свернулась калачиком, зажмурилась, даже закрыла ушками глаза, но ей все равно было страшно, как если бы она сама была среди пойманных пыжиков.
   А ведь если ловушки ставили в малине, то пыжики могли попадаться в них целыми семьями ...
   Козявочка хлюпнула носом и вдруг резко села, пораженная неожиданной догадкой. А вдруг кто-то из ее, Козявочкиного, семейства выжил в пожаре? Вдруг, томится сейчас в ловушке? Ждет помощи, надеется на нее или так же, как она, дрожит от страха?
   Козявочка выскочила из норки и обняла ближайший кустик малины. Листочки тревожно зашелестели, потянулись к пыжику, будто стараясь успокоить ее, но та была полностью погружена в свои мысли.
   Вот ее, Козявочку, спасли Дан и Лика. А кто спасет других пыжиков?
   -"Дан и спасет!" - осенило Козявочку. Но вдруг пыжики испугаются Дана? Они же не знают, что он добрый! Значит, Козявочке нужно быть с ним вместе!
   И она не медля больше ни минуты, побежала в таверну. Дверь была приоткрыта - после того, как увели Ваниша, работники таверны взялись за свои обязанности. Козявочка юркнула в дверной проем и, незаметная, как шмысик, побежала по лестнице наверх, к Дану. Пробравшись в комнату мага, Козявочка дернула за краешек его одеяла.
   - Дан... Даааан, - тихонько позвала она.
   Маг не ответил. И в этот момент с кресла раздался сонный голос Тусика:
   - Козявочка? Милая, что с вами?
   - Я... это, - Козявочка растерялась. - Поговорить я...
   - О-хо-хо, - вздохнул Тусик, аккуратно перебираясь с кресла на кровать, а оттуда по одеялу на пол. - Не будем будить Дана...
   Хомяк потопал к двери и махнул Козявочке лапой.
   - Пойдемте, Козявочка, здесь мы никому не мешаем.
   Пыжик послушно выбежала за ним в коридор.
   Тусик сладко зевнул, достал из защечного мешка два ореха и, протянув тот, что поменьше, Козявочке, захрустел вторым.
   - Так о чем вы хотели со мной поговорить, дорогая?
   Оробев, Козявочка крутила в лапках орех, потом решительно протянула его обратно Тусику и сказала:
   - Я с вами иду!
   Кактус непонимающе уставился на нее, и пыжик повторила:
   - Я иду с вами на охоту!
   Тусик поперхнулся орехом, откашлялся и с укоризной посмотрел на подругу.
   - Козявочка, милая, ну что вы, в самом деле...
   - Но тама же пыжики, - перебила его она. - Пыжики мои! Вдруг тама мои?
   Тусик встал на задние лапы и серьезно скрестил на груди передние.
   - Моя дорогая Козявочка! Если там есть пыжики - их никто не оставит! Мы их спасем! Но там будет очень опасно! Даже большая и сильная снегура чуть не погибла! Так неужели же вы думаете, что Дан или я позволим вам рисковать собой???
   - А? - переспросила Козявочка, сообразившая только, что ее, похоже, с собой не возьмут.
   - Вы должны остаться здесь, - успокаивающе погладил ее по лапке Тусик, - вы будете ждать нас тут, все вы - Астра, Алиса, Лика. Да, даже Лика, хоть она и владеет магией, но она совсем юная женщина, а сражаться с врагами должны мужчины! - Тусик ударил себя лапкой в грудь. - Мы все сделаем, обещаю вам. И нас будет поддерживать мысль, что вы ждете нас тут, в безопасности. Но перед сражением надо хорошо выспаться, поэтому, Козявочка, - заторопился Тусик, - я пойду. А вы не переживайте, мы скоро всех спасем и вернемся!
   И хомяк побежал обратно, спать.
   Наверное, Тусик был прав, но только Козявочке не стало от этого легче. Она медленно побрела по коридору, повесив голову, думая о том, что даже если Дан с Тусиком и освободят пыжиков, она их все равно не увидит и не узнает, есть ли среди них ее близкие...
   И вдруг, скрипнувшая поблизости половица заставила Козявочку насторожиться. Кто-то из человеков проснулся и ходил в своей комнате. И в этот момент пыжик поняла, что у нее есть еще один шанс, может быть последний! Козявочка вспомнила, как этот человек был добр, как успокаивал ее, когда было страшно, как разговаривал с ней, как обещал защищать и помогать ей... и решительно толкнула тяжелую дверь в комнату Лэма.
  
   ***
  
   Утреннюю тишину сада за окном бесцеремонно разорвал странный крик. Кто-то хотел воевать и поработить весь мир. Выводы из этих слов напрашивались один чуднее другого, а единственный разумный оказался прост - кому-то надо меньше пить.
   Лэм ухмыльнулся. В эту ночь ему так и не удалось уснуть: он ворочался с боку на бок, ненадолго проваливался в забытье, но вскоре просыпался. В голове олигарха кружился хоровод несвязных мыслей.
   Как он мог не разгадать Слая? Почему Лэма не насторожило, что его друг Вилли дель Стамп только один раз пригласил Слая в свой замок? И какова плата за его слепоту? Увы, теперь придется притворяться и всячески поддакивать. Даже когда Слай будет нести такое, от чего у нормального человека волосы должны встать дыбом! А сам виноват! Как он мог не разгадать Слая? ... И так по кругу. Где-то на сороковом обороте этой шарманки Лэм взял себя в руки, отбросил пустые сожаления и вернулся к реальности.
   За окном было тихо. С дивана в дальнем углу доносилось ровное сопение. Последние полтора дня Верт ходил мрачнее тучи, но стоило парню опустить голову на подушку, как он тут же засыпал. Здоровый юношеский организм в принципе не подозревал, что такое бессонница.
   В коридоре раздались чьи-то шаги. Похоже, что слуги уже встали. Олигарх подошел к двери, распахнул ее, но никого не заметил. Лэм неплотно притворил дверь, чтобы Олафу, который должен принести воду для умывания, не надо было стучаться и будить Верта.
   Заодно можно было прогуляться по комнате. Сделав легкую разминку и пройдясь пару раз взад и вперед, Лэм повернулся на скрип открывающейся двери и увидел... Козявочку. Лесное чудо застыло на пороге, нерешительно переминаясь с лапки на лапку.
   - Я, это... - пробормотала она.
   - Доброе утро, - других слов олигарх не нашел. - Что ты тут делаешь?
   - Я поговорить пришла! Там это... пыжики мои, - Козявочка не успела договорить, как на своем диване громко вздохнул Верт.
   -Тс-с! - Лэм приложил палец к губам. - Иди сюда и рассказывай, что случилось. Только тихонько.
   Олигарх посадил Козявочку на кровать, а сам сел на корточки на полу.
   - Так этот приходил, толстый, - прошептала Козявочка.
   - Ваниш? - удивился олигарх.
   - Угу. Он сказал... сказал...
   Пыжик посмотрела на Лэма круглыми глазами, в которых уже скапливались слезки. Нижняя губа мелко подрагивала
   - Только не плачь! - Лэм сурово свел брови.
   Козявочка затрясла головой, ушки замотались по сторонам, точь-в-точь, как у отряхивающегося спаниеля.
   - Сказал, что пыжиков поймали... пятнадцать пыжиков... на охоту, - Козявочка утерла кулачком глаза и тихонько всхлипнула. - Пыжиков моих...
   Лэм вполголоса вывел происхождение Ваниша от барракуды.
   - Я ведь уже обещал, что если встречу пыжиков, то постараюсь узнать о твоих родственниках, - негромко подтвердил он.- Ты об этом хотела попросить?
   - Нет, - неожиданно ответила та.
   Козявочка перебралась к краю кровати, поближе к лицу Лэма и прошептала:
   - Возьми меня с собой, а?
   Лэм вздохнул.
   - Я пригожусь! - умоляюще сложила лапки на груди Козявочка. - У меня же есть второе желание!
   - И ты готова его загадать, чтобы освободить пыжиков? - Лэм серьезно посмотрел на Козявочку. - А может кто-то из них сам догадается так сделать?
   - А вдруг не осталось у них второго? - печально опустила голову та. - А третье... Оно ж на самый крайний случай!
   - На какой же, если не этот?
   - Ну, ты глупый! - Козявочка даже лапкой махнула на Лэма. - Это если только деток маленьких спасать, пыжаток.
   Козявочка подумала и добавила:
   - Которые меньше меня еще. Глупых еще.
   Она подумала еще и вздохнула:
   - Только таких совсем мало...
   Лэм вдруг понял, что пыжиков, и в самом деле, почти не осталось в лесах, а последних проходимцы, вроде Слая, истребляют ради забавы. И, возможно, среди пойманных пыжиков нет ни одного с двумя желаниями, как у Козявочки. И пыжаток тоже нет...
   - И ты не боишься? - спросил Лэм.
   - Боюся, - пробормотала Козявочка. - Вы, человеки, не такие, как пыжики... Но тебе же не страшно!
   - Мне? - протянул Лэм. - На самом деле - страшно. Немного. Эти люди способны на невероятную подлость, так что прогулка будет не слишком легкой и безопасной. Но я хочу сделать все возможное, чтобы эти охотнички получили по заслугам. У меня тоже проснулся охотничий азарт, - ухмыльнулся он.
   - Ты их тоже убьешь? - испуганно ахнула Козявочка.
   - Ну, что ты! - удивленно посмотрел на нее олигарх. - Я просто постараюсь сделать так, чтобы они никогда больше не могли вредить ни пыжикам, ни снегурам, никому.
   Козявочка замерла, вглядываясь в его задумчивое и очень серьезное лицо.
   - Я тоже хочу помочь, я должна помочь, - Козявочка умоляюще смотрела на Лэма и наконец решительно заявила: - Я иду с тобой.
   Олигарх задумался.
   - Есть у меня для этого дела один удобный саквояж... - начал он, и в этот момент в дверь постучались. Не теряя ни секунды, Лэм схватил подушку и загородил ею пыжика.
   - Простите, что беспокою, лэр, - раздался из-за двери голос Хизер. - Но Тай просила передать, что они почти готовы.
   - Благодарю вас, лэри, я уже проснулся, - отозвался олигарх. Со стороны дивана донесся громкий звук, сопровождающий здоровое потягивание.
   - Теперь сиди тихонько, - прошептал Лэм пыжику. Та кивнула....
   - Доброе утро, - Верт, не имея привычки залеживаться в постели, быстро вскочил и принялся одеваться.
   - Доброе утро, - отозвался олигарх, вытащив из-под кровати саквояж и делая вид, что ищет в нем что-то важное. - Прости, не мог бы ты позвать кого-нибудь, чтобы нам принесли воду для умывания?
   - Хорошо, - мрачно пробормотал гончар. Все его планы были буквально написаны на веснушчатом лице. Верт рвался на охоту. Однако в этом случае Лэм не собирался нарушать инструкции Дана и Клуша и брать парня с собой. А главное, гончар - не пыжик, его в саквояж не спрячешь.
   Как только за парнем закрылась дверь, Лэм быстро вывалил все вещи из саквояжа на полку в шкафу, схватил нож, которым Верт обычно вырезал что-то из дерева, и проделал в коже саквояжа несколько дырочек.
   - Это - чтобы ты могла дышать, - объяснил он замершей от волнения Козявочки.
   Козявочка все еще не верила.
   - Так ты берешь меня с собой?
   - Беру. Но только запомни - сидеть тихо, без меня не вылезать и не подавать ни звука. А главное - если я скажу тебе спасаться, ты это сделаешь. Даже, если тебе понадобится использовать для этого второе желание. И не пытаясь вытащить тех, кому помочь уже нельзя. Ты согласна?
   Козявочка быстро-быстро закивала.
   За дверью раздались шаги.
   - Все, - Лэм подхватил пыжика на руки, опустил в саквояж и закрыл его. - Ни звука, и помни, что ты обещала.
  
   ***
   Очередное прибытие экспресса из Лаборато на конечную станцию возле Ворот не предвещало сюрпризов, поэтому толстый начальник станции, сидя в своем кабинете в маленьком здании вокзала, откровенно скучал. Развалившись в кресле, он лениво пережевывал завтрак и глазел в открытое окно.
   Все было как всегда. Зевающие жандармы, не проявляя особого почтения к Творению Великого Санта-Болты, подпирали Ворота. Маящиеся от безделья носильщики резались в кости на медяки. Крикливая торговка раскладывала на перроне свой товар и пререкалась с дежурным. А где-то за Воротами в дымке тумана звучал гонг Единого Храма и гнусавый голос жреца-сборщика. Привычная картина. Даже прибытие поезда не вызвало энтузиазма. Что один поезд, что другой. Поезда приходят и уходят, а станция у Ворот живет в своем, неизменном до мелочей, ритме.
   Однако сегодняшний экспресс преподнес начальнику станции незабываемое зрелище.
   По перрону важно вышагивал только что сошедший с поезда маленький человечек. В руке он держал изящную тросточку с полукруглой литой рукояткой, прикрывающей его кисть как гарда. За человечком шагал высокий тип с невозмутимым лицом и фигурой вышибалы, в сером наглухо закрытом сюртуке. Следом два дюжих лакея в сине-зеленых ливреях выгружали из купе первого класса бесчисленные чемоданы, кофры, круглые коробки и саквояжи.
   Приглядевшись, можно было понять, что человечек уже немолод: вокруг глаз проявились тонкие морщинки, а в аккуратных усиках над капризно изогнутой губой предательски поблескивал седой волосок, который его хозяин не заметил в дорожной суете и оставил в живых.
   Однако местные зеваки не обращали особого внимания на лицо приезжего, им вполне хватило его наряда - смеси дорогих тканей и украшений. Воротник рубашки франта из-за обилия кружев был похож на огромное блюдо, на котором лежала голова, увенчанная седым париком с сиреневыми прядками. Голубой фрак из тонкого сукна, сидящий строго по фигуре, был украшен бутоньеркой из стекляруса. Серо-голубой жилет сверкал блестками, а длина штанов изумрудного оттенка была рассчитана так, чтобы были видны роскошные пряжки на туфлях. Туалет завершали надушенные перчатки.
   Начальник станции при виде такого кортежа вскочил из-за стола и поспешил на перрон, на ходу дожевывая бутерброд.
   Однако на почтительный вопрос "Что нужно уважаемому лэру?" человечек окинул толстяка недоуменным взглядом.
   - Джозеф, - негромко произнес приезжий, прижимая к носу пропитанный духами платочек. "Вышибала" одним движением плеча отодвинул пахнущего луком начальника станции от хозяина и приступил к переговорам. В течение трех минут все вопросы были разрешены. Начальник станции с поклоном показал направление, куда должен пройти уважаемый лэр (одновременно озвучив про себя совершенно другой адрес, по которому могут прогуляться все высокомерные столичные франты). Приезжий снова сморщил нос и отправился по первому адресу, осторожно обходя лужи.
   Сразу за зданием вокзала (подальше от глаз жрецов Единого Храма) ушлые имперские олигархи разместили несколько приносящих неплохой доход зданий. Сначала к вокзалу пристроили небольшие лавочки, затем соорудили кабак, а уже к кабаку притулилось высшее достижение местной цивилизации - небольшое отделение "Демо-Банка". Туда и вошел человечек в сопровождении Джозефа, оставив лакеев караулить багаж.
   Примерно через полчаса человечек покинул отделение, провожаемый почтительными взглядами его сотрудников. Как только за его спиной захлопнулась дверь, спокойное лицо приезжего приобрело какое-то плаксивое выражение. Он растерянно поглядывал по сторонам, словно не зная, что ему теперь делать. Невозмутимый Джозеф замер возле хозяина, не говоря ни слова. Наблюдавший эту картину начальник станции в предвкушении скандала принялся потирать руки.
   - "Похоже, что у лэра проблемы с деньгами, - мелькнула в голове у толстяка злорадная мыслишка. - Ну и хорошо, не будет вы..." (последовавший за этими словами глагол смешался с громким гудком паровоза и остался тайной для истории).
   Именно в этот момент отворилась дверь кабачка, и на соседнее с банком крыльцо вывалилось два субъекта.
   - Кнут, ты меня уввважашь? - пробормотал первый, одетый в оранжевую ливрею и дешевые сапоги для верховой езды, какие обычно носят грумы. В ответ на эту традиционную фразу второй субъект с огромным хлыстом за поясом подставил плечо и потащил приятеля в сторону. Человечек повернул голову вслед за ними и замер.
   Неподалеку от кабака стоял фаэтон с высокими козлами, более подходящий для бульваров Лаборато, чем для провинциальных колдобин. Рядом была привязана роскошная пара серых коней, за которыми присматривал чумазый мальчишка.
   В глазах франта загорелся огонек, легким движением руки он дотронулся до плеча "вышибалы", тот переглянулся с хозяином и сорвался с места.
   - Любезнейшие, - обратился Джозеф к еле стоящим на ногах типам.
   Те обернулись. Грум протер глаза, внимательно посмотрел на "вышибалу", затем перевел взгляд на франта, громко икнул и от страха немного протрезвел.
   - Этто же лэр... Дыдырик, - пробормотал он.
   Кнут смерил его недоуменным взглядом.
   - Знакомый моего хоссяйна, - разъяснил грум. Услышав это, Кнут чуть было не шлепнулся в ближайшую лужу вместе с все еще висящим на нем собутыльником. Однако "вышибала" одним движением руки предотвратил падение парочки, схватив Кнута за грудки и поставив его в вертикальное положение.
   - Мой хозяин интересуется, что вы здесь делаете в таком виде? - холодным голосом обратился Джозеф к груму. - И знает ли лэр Сильвестр Кворроу, что вы пьянствуете со своим другом в провинциальном кабаке, оставив его экипаж и лучшую пару серых под присмотром какого-то мальчишки?
   - И что? Мы ему дали целых пять медных монет, - попытался возразить Кнут. Однако грум, лучше понимающий, с кем имеет дело, стукнул собутыльника локтем в бок, и попытался объясниться:
   - Мой друг переп-путал. Мы не лэру Силли-вестру дали пять монет, а мальчишшшке, а лэру Силли-вестру я дал обесссчание не пить... Не выдавайте нас, пжалуста, - внезапно завопил он, пытаясь плюхнуться на колени.
   Джозеф только нахмурил брови.
   - Видите ли, - похоже, Кнут умел пить лучше, поэтому при разговоре почти не запинался, - лэр Сильвестр велел вывезти его в Лаборато. Этот вот фраер-тон, то есть. А меня наняли проводником. Я вожу дилижансы, - он приосанился, чуть не уронив товарища. - А по дороге мы с ним, - он встряхнул своего приятеля, - подружились. И решили закрепить нашу дружбу. Дружбу между Плуто и Демо, практически! А заодно отметили наше расставание. Мы же больше никогда не увидимся... - он пустил пьяную слезу, искоса поглядывая то на "вышибалу", то на стоящего на крыльце франта.
   Джозеф оглянулся, ожидая указаний. Лэр кивком головы показал на фаэтон. Джозеф понимающе кивнул.
   - Думаю, мы сумеем договориться, - произнес он. - Мой хозяин направляется в Плуто. Но поскольку из Лаборато мы прибыли на поезде, своего экипажа у нас нет. Мы на несколько дней воспользуемся этим фаэтоном, а затем вернем его сюда, и вы спокойно доставите его в Лаборато, - грум открыл рот. - Десять серебряных монет. Каждому, - грум тут же закрыл рот. - И молчание с нашей стороны. Даже если мы случайно встретимся с лэром Сильвестром...
   - А может не надо встречаться, а? - просительно произнес грум. - Плуто такое большое, большой, большая..., - запутался он. - Вам же не надо в Бэмц?
   - Неужели? Мой дорогой Слай находится в Бэмце? - улыбаясь, вступил в разговор франт. - Ах, какая жалость, что я с ним не увижусь! Но у меня срочное дело совсем в другом месте. Но хорошо, что я встретил его слуг, таких понимающих и таких надежных.
   Грум облегченно вздохнул. Кнут попытался возразить, но произнесенная громким шепотом фраза "не спорь с лэром Дыдыриком" решила дело.
   Остальные формальности были улажены за несколько минут. Получив гонорар, приятели тут же отправились залечивать стресс. Мальчишка помог запрячь лошадей в фаэтон, и франт с удобством разместился в нем, вытянув ноги.
   - Все готово, лэр, - негромко произнес Джозеф, садясь рядом и беря в руки вожжи. - Вот саквояж с вашими драгоценностями, а кофр ребята надежно закрепили сзади. Не потеряем, не бойтесь. Для остального наняли телегу, ребята поедут за нами и устроятся в самых лучших комнатах. Мне тут порекомендовали или трактир Сайма, или одну неплохую таверну. "У Хизер" называется. Мы ведь едем в Бэмц? - уточнил он как нечто само собой разумеющееся.
   - Естественно, - кивнул лэр, и на его лице появилась хитрая улыбка. - То, что надоеда Слай - в Пристенках, может быть совпадением. Но это надо проверить. Трогай!
  
   ***
   - Готов, ты уже готов? - хомяк нетерпеливо подпрыгивал на куртке Дана, и даже горсточка орехов, любовно разложенная с вечера, оказалась нетронутой. - Мы опоздаем, все уже собрались.
   - Не суетись, - маг внимательно перебирал амулеты, распихивая по карманам то, что прошло строгий отбор. - Без нас война не начнется.
   - Это точно, - вздохнул фамилиар, - без нас никогда ничто не начинается. Вот почему нельзя, чтобы мы пришли, а всех плохих уже победили? Почему всегда мы?
   Дан еще раз критически осмотрел отбракованные амулеты и забросил их в мешок. Тот опять был чем-то набит: запасная рубашка, пакет сушеных фруктов, какой-то крупный сверток. Маг достал из шкафа любимый нож, сунул за голенище сапога и натянул куртку.
   - Это называется судьба, - улыбнулся он хомяку. - Ты же любишь быть победителем? А чтобы победить, надо для начала поучаствовать. Давай, залезай в капюшон, воитель! Пора.
   - А мешок с вещами ты тут оставишь? - удивился фамилиар. - А вдруг что понадобится? Тебе его нести тяжело?
   - Да я вроде все взял...
   - Все не все, - топнул лапкой хомяк, - в самый важный момент окажется, что что-то забыл!
   - Скажи уж лучше, что ты туда орехов насовал, - покачал головой маг, но мешок на плечо забросил.
   Выйдя на крыльцо, Дан осмотрелся по сторонам, прислушался и запустил легкий ветерок. В соседском саду уныло бродил козел, на кухне негромко переговаривалась прислуга. Посторонних возле таверны не было, и маг спокойно прошел в пристройку.
   Тай приветливо кивнула, аккуратно завязывая свой походный мешок. Не выспавшаяся Алиса откровенно зевала, но стоически сидела в кресле, держа на коленях сонного кота, всем своим встрепанным видом изображая поддержку. Следом за Даном ворвалась Лика. Довольная, что не опоздала, кивнула мэстрэ, сунула Тусику какую-то печеньку и плюхнулась в кресло рядом с Алисой. Чуд приоткрыл один глаз, но громко протестовать не стал.
   - Чего прибежали? - буркнул маг. - Спали бы.
   - Ага, - кивнула Лика, соглашаясь. Вышедшая из спальни Астра только скептически улыбнулась. Следом за ней показалась Клиса.
   - Готова? - участливо спросил Дан. - Не волнуйся, все будет хорошо.
   - Я не волнуюсь и не боюсь, - улыбнулась Клиса. - Ты забыл, что я не изнеженная девица, а воин!
   - Да, воину не пристало бояться, - закивал с плеча Дана хомяк. - Но хороший воин всегда настороже! - Он поднял вверх лапку и внимательно посмотрел на Клису: - Так что ты на Лэма, конечно, надейся, но и сама не зевай! Он штатский. Мало ли что, вдруг не успеет!
   Клиса хмыкнула и серьезно пообещала:
   - Обязательно.
   Тай одобрительно кивнула и собралась что-то сказать, но тут раздался тихий стук. Все замерли.
   - Ну вас, - махнула рукой Тай, - это же Лэм.
   И действительно, на пороге пристройке стоял демон с саквояжем в руках.
   - Все хорошо, мэстрэ, я готов, - ответил он на немой вопрос. - Доброе утро, лэри.
   Следом проскользнул Верт. Осторожно взглянул на Астру, поздоровался и пристроился подпирать стену.
   - Чего так долго? - спросила Тай и улыбнулась: - Не говори только, что шнурки гладил.
   - Ну, я же должен был выпить чашечку кофе, - включился в игру Лэм, - и привести себя в порядок перед такой ответственной встречей.
   - Это да, - понимающе кивнула Тай, - перед такой встречей очень важно надеть новые стельки.
   - А еще запастись орехами, - важно заявил Тусик и кинул Лэму орешек. - На, на самый черный день.
   - Благодарю вас, - серьезно ответил демон, опуская орешек в карман.
   Лика недоумевающее переводила взгляд с Лэма на Тай.
   - Причем тут орехи и стельки? - девушка удивленно распахнула глаза. - Там же опасно будет, вы тут про какую-то ерунду!
   - Ну, опасно-то там, - прищурилась проводница, - а мы пока тут...
   - Ладно, посмеялись и хватит, - маг бросил на олигарха встревоженный взгляд. - Кстати, зачем вам саквояж?
   - Здесь чистое белье, - нашелся Лэм. - В свете не принято ходить на охоту без чистого белья.
   Тай недоверчиво фыркнула, но промолчала.
   С приходом демона тянуть время стало совсем уже невозможно. Тай осторожно погладила Клису по плечу, Астра отошла к окну, то ли выглядывая прохожих, то ли скрывая волнение. Даже Тусик, сидящий на плече у Дана, жевал как-то нервно.
   - Ну что, идем? - шагнула вперед Клиса.
   - Да, конечно. И не тревожьтесь, - попытался успокоить Лэм окружающих. - Насколько я знаю, Беличья роща недалеко. Будет даже хорошо, если мы чуть-чуть опоздаем.
   - Вот именно, - поддержала его Тай, - где это видано, чтобы дичь сама шла в ловушку строго по расписанию? Пусть этот мозгляк чуть-чуть поволнуется, заодно ценить будет больше. А мы с Даном пока отправляемся к Трем дубам. Там нас будет ждать отряд.
   - Ну что же, лэр, - Дан внимательно посмотрел демона. - Оружие у вас с собой?
   - Да, револьвер в кармане, - подтвердил Лэм. - Конечно, я - далеко не самый меткий стрелок, но, в крайнем случае...
   - Не хочу читать вам нотаций... - нахмурился маг.
   - И не надо, - перебил его олигарх. - Я все понимаю - не раскрывать себя, тянуть время, ждать подхода позорников. Но и самые лучшие планы иногда срываются. И нужно иметь пути к отступлению. Не волнуйтесь, я - не идиот, чтобы соревноваться с магами и проверять, что быстрее - огненный шар или пуля.
   - Что же, - вздохнул Дан, - тогда просто приколите это. Можно на лацкан сюртука, рядом с брошкой.
   - А это - "следилка"? - понимающе улыбнулся Лэм. - И на каком расстоянии она действует?
   - Ну, ограничения, конечно, есть, но нам с вами хватит, - успокоил его маг. - И... удачи.
   - И вам, мэстрэ, - олигарх был серьезен. - Ну что, лэри Клиса, - он повернулся к снегуре, - вы готовы? Помните легенду: я пообещал вам рассказать о вашем отце и веду вас к человеку, который видел в окрестностях какого-то снегура?!
   - Я все помню, - подтвердила Клиса.
   - Хорошо. Понимаю, что вы не умеете притворяться, лицемерить, но сейчас надо.
   - Я знаю, - Клиса серьезно посмотрела на Лэма. - Я умею сидеть в засаде и выжидать. Чтобы поймать зверя, иногда нужно затаиться и притворится не тем, кто ты есть. Обмануть врага - это не обман, а военная хитрость.
   Лэм неловко усмехнулся, вспомнив, как вчера снегура старательно изображала беззаботную доверчивую девушку. Конечно, на любом светском рауте ее бы раскусили в два счета. Уж что-что, а искусство лицемерия в светском обществе отточено до совершенства.
   - Смогла же вчера почти весь день притворяться, - неловко улыбнулась Клиса. - Сижу с тобой за столиком в беседке, изображаю... Противно, но надо!
   - Ничего, Лэмюэль - он привычный, - проводница ехидно посмотрела на демона и, поймав его взгляд, невинно захлопала глазами. - А я что? Я тоже врать не люблю. Но если для дела нужно - сумею.
   - Вот именно, - строго ответил Лэм. - И, к сожалению, притворяться придется и сегодня. Наша задача - добраться до места охоты. Значит, изображаем доверчивых простаков.
   В углу хмыкнула Астра, но осеклась под укоризненным взглядом Тусика.
   - Вы изображайте-то поосторожнее, - буркнул Дан. - Мало ли что... Все, пора выходить. Мы с Тай уходим первыми, а вы сразу следом, - Он оглядел комнату, словно старясь запомнить всех собравшихся. - Удачи нам! - и, не дожидаясь ответа, решительно распахнул дверь перед Тай.
  
   ***
   Всю дорогу до Беличьей рощи Лэм молчал, мысленно прокручивая в голове предстоящий диалог со Слаем. Впрочем, идти было недалеко, да и его спутница тоже была не расположена вести светские разговоры: Клиса шла, поджав губы и сосредоточенно поглядывая по сторонам. Лишь на подходе к роще снегура нарушила затянувшееся молчание.
   - Смотрите. Это он? - с волнением спросила она.
   Лэм от неожиданности замер как вкопанный, пригляделся, и внутри у него что-то ёкнуло. В предчувствие олигарх никогда не верил, а многочисленные приметы деда Бенедикта всегда считал данью морской традиции. Так что его внутренний голос, хотя и позволял себе спорить с хозяином по поводу его поступков, никогда не брался предсказывать будущее. Вот и сегодня этот голос даже не попытался предупредить Лэма, что тщательно разработанный план может оказаться под угрозой, причем исключительно по вине самого олигарха.
   Лэм ошибся, уверенно заявив, что на охоту Слай поедет в своем роскошном фаэтоне. На опушке Беличьей рощи вместо фаэтона их ждала маленькая черная карета с плотными шторами на окнах и без герба на двери. На запятках сидел кучер, закутанный в темный плащ, в большой широкополой шляпе, из-под которой выглядывал только длинный нос.
   Возле кареты стоял Слай в довольно скромном (по его меркам) желто-коричневом наряде с неизменным оранжевым галстуком. При виде снегуры его лицо осветилось радостью.
   - Какие гости! - с иронией пропел он, потирая руки.
   - Доброе утро, мой дорогой Кворроу. Разрешите представить вам Клису Рихаду, - произнес Лэм, подходя поближе и с трудом сдерживая охватившее его волнение. Олигарх готов был обругать себя последними словами, только вряд ли это могло помочь делу.
   - Я очень рад вас видеть, - расплылся в улыбке Слай. Лэм, входя в роль, заставил себя улыбнуться в ответ, но вот снегура проявлять дружелюбие не собиралась.
   - Мне сказали, что вы знаете, где мой отец, - Клиса с места в карьер приступила к реализации легенды. Впрочем, в ее словах не было ни капли лжи. Снегура была уверена, что этот скалящий зубы тип точно знает, куда пропал Красс. Возможно, он даже приложил к этому руку, и именно из-за него ее доверчивый отец может погибнуть. Плакать снегура не собиралась, но в ее глазах мелькнула тоска, тут же сменившаяся едва сдерживаемой ненавистью. Впрочем, на эти нюансы тип не обратил внимания - чувства Клисы его не трогали.
   - Конечно-конечно, - Слай поджал губы с иронической ухмылкой. - Друг мой, мы должны помочь этому несчастному существу встретиться с отцом.
   Он легонько хлопнул в ладоши, и из-за кареты вышло два дюжих лакея. Один тут же набросился на Клису сзади и обхватил ее, не давая пошевелиться, а второй прижал к носу снегуры тряпку, пропитанную едко пахнущей жидкостью.
   - Отойдите в сторону, мой друг, и не дышите, - пробормотал Слай, оттаскивая Лэма за рукав и прикрывая лицо, - это - усыпляющий раствор. Новейшее изобретение - вытяжка из какого-то гриба.
   В момент нападения весь план тут же выветрился из головы снегуры. Девушка инстинктивно попыталась сопротивляться, но держали ее крепко. Изловчившись, Клиса выскользнула из объятий одного лакея, ударом ногой в пах вывела из строя второго, попыталась вдохнуть свежего воздуха, но в этот момент раствор подействовал, и с невнятным возгласом снегура опустилась на траву и закрыла глаза. С трудом разогнувшийся лакей подошел поближе, легонько толкнул ее ногою в бок, но Клиса лежала без движения.
   - Вот, что значит - наука. Спи, деточка, спи, - с издевкой проворковал Слай, довольно поглядывая на добычу. - Сейчас ты поедешь к папочке. Как говорил Дориан, он недавно раздобыл взрослого снегура. Так что, возможно это - действительно его дочь. И мы с вами ей не солгали!
   - Это делает нам честь, Слай! - Лэм скривил губы в улыбке. - А кто такой Дориан?
   Козявочка заерзала в саквояже. Похоже, малютка тоже вспомнила разговор, который она услышала в мешке Красса.
   - Тот самый тип, с которым я поспорил, - объяснил Слая, внимательно наблюдая, как лакеи заворачивают снегуру в холстину, туго связывают ее и сгружают в ящик под сидением кареты. - Маг. Он попытался подсунуть ей амулет и приманить, но у него не получилось. Похоже, ему кто-то помешал. У этих магов такая конкуренция. Слышали бы вы, мой друг, как он ругался! Мы его едва успокоили...
   - Он, что, важная шишка? - уточнил Лэм.
   - Поверьте, мой друг, среди нас плебеев нет, - нахмурился Слай.
   - Не соглашусь, - возразил Лэм - Мы можем быть уверены только в имперцах, а не в магах.
   - Тут вы правы, - расцвел в улыбке Слай. - Но в отношении Дориана все чисто. Он - из самой известной и влиятельной магической семьи. Кажется, их фамилия - Кеон, с какими-то сложными приставками.
   Лэм сумел сдержать возглас изумления и сделать невинное лицо.
   "Вот и какой-то родственничек нашей дорогой Анликки прорисовался", - мелькнула нехорошая мысль. - "И он и есть - тот самый Дориан. Интересно, какие еще сюрпризы меня ждут? Неужели она... Нет, не может быть".
   - Друг мой, - раздался взволнованный голос Слая, - что у вас с рукой, почему она забинтована?
   - Да все из-за этой дикарки, - нашелся Лэм. - Прежде чем начать нормально разговаривать, она меня укусила. Эти зубы... Режут кожу как стекло. Одно слово - нелюдь.
   - Как я вас понимаю! Но за это она послужит нам неплохим развлечением, правда? А такая дичь станет для вас лучше рекомендацией в нашем избранном кругу. Учитывая ваш поступок, я готов поручиться за вас перед... - Слай замялся, но тут же нашелся: - перед всеми. Так что, садитесь в карету, время не ждет. А вы, двое, - кивнул он лакеям, - ступайте домой. Надеюсь, наш узелочек не развяжется? - и он небрежно похлопал по ящику, в котором была заперта снегура.
   - Как можно, - отозвался один из лакеев. - Канаты крепкие, со стальной нитью, а у нее ни ножа, ни какого другого инструмента с собой нет.
   - Она не задохнется в ящике? - уточнил Лэм. - А то все будет напрасно...
   - Все предусмотрено, мой друг, - успокоил его Слай. - Эта карета сконструирована по последнему слову техники, специально для таких случаев. Садитесь же, - нетерпеливо повторил он.
   Лэм еще раз с тоской оглядел карету. Да, все-таки он недооценил Слая. Ловушка, в которую они добровольно полезли, оказалась изощреннее, чем представлялось раньше. Остается надеяться, что Дан поведет позорников с помощью "следилки", а не будет искать фаэтон, который сейчас неизвестно где.
  
   ***
   Сбор специального отряда позорной дружины был назначен во дворе штаба. Глава отряда Карл Борвиц медленно расхаживал вдоль коновязи, проверяя готовность подчиненных к операции.
   Десятник Борвиц был всегда на хорошем счету у начальства. И не благодаря подхалимажу или лизоблюдству - оба этих качества напрочь отсутствовали у Карла. Более того, такие вещи вызывали лишь презрение у его непосредственного начальника - сотника Сванте Клуша. Одобрение этого человека можно было заслужить только службой, а дотошный Карл никогда не упускал ни одной мелочи, что не раз помогало захватить контрабандистов с поличным.
   Однако все похвалы Карлу неизменно заканчивались мрачным вопросом сотника: "Когда же ты будешь сам принимать решения, не надеясь на меня?"
   И действительно, успешнее всего Карл действовал по инструкции. Но, как только происходило что-то неожиданное, десятник мгновенно утрачивал контроль над ситуацией и по любому, самому пустяковому поводу кидался за указанием к начальнику. Клуш ругался, восклицая: "И когда это все кончится?!" (с добавлением еще нескольких слов, которые при дамах обычно не произносят). Карл выслушивал очередную нотацию, потупив голову, но в критической ситуации вновь слал гонцов, спрашивая совета Клуша, и выдергивал начальника из дома. Даже если у сотника был выходной или заслуженный отпуск. Так Карлу было спокойнее.
   Терпение сотника лопнуло после того, как Карл вытащил Клуша на службу в тот момент, когда у близнецов резались зубы. Возникшие проблемы Клуш разрешил за несколько минут, но тут же самостоятельно вляпался в историю с кражей в таверне Хизер, потом навалились дела, и домой он попал только к вечеру.
   На следующий день Клуш вызвал подчиненного в свой кабинет и устроил ему грандиозную выволочку, высказав сомнение в соответствии Карла занимаемой должности. Правда, выражалось это другими, более доступными словами, но десятник его прекрасно понял. Карл даже дал клятву, что такое больше не повторится, но ему никто не поверил.
   Впрочем, для нового специального поручения исполнительный десятник подходил идеально. Этот не пойдет на поводу у склонной к авантюрам проводницы и столичного героя, а выполнит все указания Клуша. Телепортиста назначил сам Сванте, а остальных четверых Карл должен был самостоятельно отобрать из своего десятка.
   Такое решение далось Карлу с трудом, поэтому вот уже полчаса он шагал по двору, еще раз оценивая про себя свой выбор. Впрочем, трое собравшихся позорников (в отличие от опаздывающего четвертого) беспокойства не вызывали.
   Самым надежным был балагур Жанно. Этот вечно улыбающийся крепыш обладал каким-то шестым чувством, помогающим ему играючи отыскивать контрабанду. На вопросы, как он это делает, Жанно всегда отшучивался, что у него собачье чутье. Только неуемная страсть Жанно к розыгрышам, не ограничивающаяся пределами казармы, мешала ему самому стать десятником. Столичное начальство не хотело даже слышать о повышении типа, способного подкинуть в багаж Комиссии по Проверке Нравственности Позорной дружины дохлую ворону и постыдные картинки. Карл ухмыльнулся, вспоминая воцарившийся тогда в штабе переполох. Заметив это, Жанно подмигнул десятнику и вновь занялся подпругой своего коня.
   Неподалеку от него примостились еще двое - Том-большой и Том-маленький. Парни звезд с неба не хватали, однако Том-маленький считался в отряде специалистом по маскировке и разведке. Ну, а высокий и крепкий Том-большой, казалось, знает лошадиный язык - кони понимали его с полуслова.
   На крыльце пристроился еще один участник операции - штатный маг-воздушник по прозвищу Тихоня, молчаливый и, как о нем шутливо говорили в дружине, "не бросающий слова на ветер". Однако видевший его в деле Карл был спокоен: в тихом омуте водились шмыси немалых размеров.
   Все было бы хорошо, если бы не Ник. Ох уж этот Ник! Нет, Карл понимал парня - сам был молодым. Но все-таки не таким торопливым. А этот... Ник всегда спешил, как будто боялся что-то не успеть, и из-за этого попадал во всевозможные неприятности. Впервые влюбившись, да еще и в замужнюю крестьянку, парень не позаботился проверить, действительно ли ее муж вечером ушел в таверну, и поспешил упасть к ногам объекта страсти. После чего всю ночь прятался в колодце, опасаясь разъяренного пьяницы, так и не получившего украшение в виде рогов.
   Карл поморщился, вспоминая, как защищал горячего парня перед Клушем, как с трудом унял Жанно, готового утопить Ника в насмешках. Впрочем, герой-любовник извлек из ситуации всего один урок - завел себе незамужнюю девушку в дальней деревне, из-за чего стал постоянно опаздывать на службу. Вот, как сегодня...
   Именно в этот момент в ворота штаба влетел Ник, верхом на служебном рысаке. Парень натянул поводья, останавливая разгоряченного коня, и замер, поедая глазами десятника, одновременно пытаясь отдышаться. Карл укоризненно молчал.
   - Ну, и где ты пропадал? - начал разговор подошедший к ним Жанно. - Опять не ночевал дома?
   Ник только сверкнул глазами.
   - Десятник, разрешите доложить?
   - Докладывай, - махнул рукой Карл.
   - Следуя в расположение дружины..., - Ник недовольно покосился на ухмыляющегося Жанно и продолжил, - в общем, возвращаюсь я... сами понимаете... по главному тракту...
   Карл только покачал головой. Новая девушка Ника жила в деревеньке по дороге от Ворот к Бэмцу.
   - Так вот, на главном тракте я видел фаэтон, - Ник сделал паузу. - Тот самый, десятник, тот самый. Он уже давно в городе примелькался.
   - Ну и что? - не понял Карл. - Судя по времени, он сейчас как раз идет к месту встречи.
   - А вот и нет, - возразил Ник. - Сейчас этот фаэтон идет в сторону от Бэмца. А значит, встреча уже состоялась!
   - Как состоялась? - удивился Карл. - Еще слишком рано. Тай ясно сказала, что подсадного и жертву заберут у Беличьей рощи около десяти. Мы как раз должны успеть к тому времени к Трем дубам, и оттуда она нас поведет.
   - Мало ли, что там она наговорила, - фыркнул Ник.
   - Тай - лэри серьезная, зря болтать не будет, - влез в разговор Жанно, - а ты, Ник, все никак не можешь забыть, что пять лет назад, когда ты у мэстрэ Хурга яблоки воровал, она тебя оттаскала за уши и назвала "великовозрастным балбесом".
   - Не знаю, великовозрастный или нет, - обиделся Ник, - но я своими глазами видел этот фаэтон, а в нем два типа. Один из них наряжен, как чучело, явно наш клиент. Второй - поскромнее одет, то есть это - подсадной. А сзади - сверток с приманкой привязан. Понимаете, просто так, веревками, шмысь их побери. Но по очертаниям видно, что там - человек. Как они могли? Она же живая! - голос парня звенел от огорчения.
   - Могли, - вздохнул Карл. - Эти могут все.
   Десятник тут же вспомнил вчерашний вечер, когда Клуш разъяснял им детали операции. Горечь и возмущение, которые Карл испытал, узнав, какими делами занимаются в Пристенках богатые сынки, не прошли до сих пор.
   - А что ты сделал, когда увидел фаэтон? - задал резонный вопрос Жанно. Ник потупил голову.
   - Клянусь, я был осторожен, - пробормотал он. - Я только немного проследил за ним, и все. Меня даже не заметили. И вообще, пока мы тут спорим, фаэтон уже, наверное, Второй кордон прошел. И идет куда-то по проселочной дороге на восток, в леса. Надо торопиться, если мы хотим его нагнать.
   - Сотник приказал взять с собой проводницу и мага, - с сомнением пробормотал Карл. - Они нас вести должны.
   - А зачем? - возмутился Ник. - Ты и я в этих краях родились, зачем нам проводница? А маг у нас свой есть! - Ник кивнул в сторону Тихони. - Отличный телепортист! Зачем нам этот столичный герой? Ты же понимаешь, Карл, всю работу сделаем мы, а отчет в Магнолиум напишет он. Этим столичным только слава и нужна, а на Пристенки им наплевать!
   - Но сотник сказал, что на подсадном будет "следилка"... - Карл обернулся к воздушнику. Тот понял его с полуслова:
   - Вообще-то, возможности любого следящего артефакта ограничены. В случае, если объект окажется слишком далеко...
   - Думай быстрее, десятник, - перебил мага Ник, - фаэтон уходит. Или мне сбегать к сотнику, спросить совета?
   Карл побагровел. "В конце концов, ты поклялся Клушу, что научишься принимать решения сам. Вот и принимай!"
   - Разговорчики! - он повысил голос. - Не надо никуда бежать. По ко-оням! А ты, говорун, показывай, куда направился фаэтон.
   - Десятник, не пори горячку, - попробовал возразить Жанно.
   - Я сказал: "По коням!" - Карлу явно вожжа под хвост попала.
   Оба Тома переглянулись. Том-большой взобрался в седло и решительно подхватил повод лошади, предназначавшейся для одного из спутников отряда, ожидающих их у Трех дубов. Том-маленький последовал его примеру.
   - Как скажешь, десятник, - вздохнул Жанно с грустной улыбкой и чуть придержал своего рысака. - Главное - коней не насмеши.
  
   ***
   Назначать тайную встречу у Трех дубов казалось Дану верхом идиотизма. Три исполинских дерева прекрасно просматривались как с дороги, так и из леса. И если бы кому-то пришло в голову проследить, чем с утра пораньше занимаются заезжий маг и проводница, то вся конспирация полетела бы к шмысям. Впрочем, позорники избрали оригинальный способ соблюдения секретности - они просто не явились к месту встречи. Время неумолимо убегало, Лэм, судя по сигналу "следилки", уже направился в лес, а Дан и Тай все топтались вокруг этих трех дубов, поджидая не то у моря погоды, не то еще чего-то маловразумительного.
   - Все, хватит, еще полчаса и я потеряю сигнал, - Дан решительно подхватил свой мешок, лежавший под деревом, - ты можешь ждать позорников, а потом догонять. А мы с Кактусом идем!
   - Погоди, - Тай огляделась по сторонам, - Клуш - человек надежный, может, что случилось?
   - С ним - вряд ли, - Дан старался казаться спокойным, но уже не только хомяк, но и Тай смотрела на него встревоженно. - Он сидит дома, и ему ничего не угрожает. А вот снегура уже в руках у охотников. Ты идешь?
   Тай снова с сомнением оглянулась.
   - Знаешь, ты иди за ними, а я минут через десять нагоню, - предложила она.
   Маг кивнул, прищурил глаза, прислушиваясь к чему-то внутри себя, и легко, словно всю жизнь бегал по лесам, сорвался с места. Тусик едва успел вонзить когти в куртку, чтобы не упасть обратно в капюшон.
   Тай проводила их взглядом и, едва маг скрылся из виду, нахмурилась. Что-то точно случилось - никогда Сванте Клуш не подводил своих друзей. Или произошло нечто непредвиденное, или... да какая разница? Еще минут десять, и плевать, что там случилось. С этим можно разобраться и потом, а вот слышать "следилку" потом будет куда как сложнее... надо торопиться!
   Тай осторожно огляделась, убедилась, что ее никто не видит, присела, сняла сапоги, спрятала в заплечник, положила его под дубом и быстро побежала по собственным следам по направлению к городу. Случайный прохожий, окажись таковой на тропе, был бы очень удивлен, увидев, как след узкой женской стопы превращается через пару шагов в широкий след звериной лапы.
   Когда-то трансформация давалась Тай с большим трудом, но сейчас она порой и не замечала перехода из одного состояния в другое. Да и одежда - специально широкая и бесформенная - позволяла оборачиваться практически на ходу, не мешая движениям. Если позорников просто что-то задержало, она их встретит и поторопит. Главное, чтобы маг не потерял сигнал!
   Сигнал был четкий и ясный. Дан, конечно, приврал. Не полчаса его будет еще слышно, а час, а то и дольше, но стоять, как идиот, у этих несчастных дубов маг больше просто не мог.
   Да, умом он понимал, что нету другого выхода, что снегура - не изнеженная девица, да и Лэм каким-то образом дожил до своих тридцати лет без его, Дана, защиты. Но легче от этого не становилось. На душе скребли не тихие домашние кошки, а свирепые мадеинские лигры, каждая ростом с доброго коня. Хотелось кого-нибудь прибить. Желательно пару охотников или хотя бы этих самых позорников, которых они тупо ждали под дубами... И единственный способ не сорваться - это сцепить зубы и следовать за сигналом, надеясь, что интуиция, предсказывающая пакости, просто обманулась, и все будет хорошо.
   Тай пробежала пару верст, но позорников так и не встретила. Уже недалеко было и до Бэмца. Проводница вздохнула - видимо, и впрямь произошло что-то непредвиденное, но времени выяснять не было, и, еще раз взглянув на городок, она развернулась и бросилась догонять мага.
   Все-таки боевая ипостась - очень хорошее подспорье. Путь до Трех дубов даже с легким на ногу Даном занял около получаса, а одна Тай пробежала эти версты буквально за десять минут. Она вернулась к дубам, подобрала свой заплечный мешок и припустила по четкому следу мага...
   Через десять минут Тай еще не было. Бежать по лесу было не слишком легко - Дан пожалел, что не взял у проводницы карту, одолженную Клушем. Сейчас, когда маг четко видел направление, в котором увозили Лэма и снегуру, можно было бы попытаться вычислить более короткую дорогу. Он прекрасно понимал, что такого темпа долго не выдержит. Конечно, он еще не совсем развалина, но соревноваться в скорости с фаэтоном глупо. Но пока он ничего не мог изменить и бежал по лесу, надеясь, что Тай легко вычислит его след.
   Внезапно дорогу пересек огромный овраг. Дан остановился, прикидывая, что делать. То ли попытаться-таки сгустить воздух и перелететь через него, то ли поискать тропинку.
   - Ну, чего ты встал, пошли, - дергал за ухо хомяк. Кактусу не надо было ничего объяснять, он и сам чувствовал, какое нетерпение, почти мания, сжигает мага. И сам разделял это нетерпение. - Давай уже, что тебе овраг? Перелетим!
   - Кхм,- раздался за спиной кашель, и Дан мгновенно обернулся, успев обругать себя за невнимательность, и готовый к чему угодно. Но сзади стояла Тай. Она почти не запыхалась, и на губах снова играла привычная ироничная улыбка.
   - Совсем необязательно перелетать. Тут справа тропиночка есть, она легко через овраг переведет, незачем тратить силы зря.
   И проводница шагнула первой. Дан облегченно вздохнул и последовал за ней.
   - А куда мы идем-то? - обернулась Тай к магу, когда они, наконец, выбрались из оврага. - Ты бы мне на карте показал направление?
   Тай уселась, скрестив босые ноги, достала из заплечника свиток, выданный Клушем, и расстелила его на траве:
   - Сейчас мы вот здесь...
   Дан кивнул, прикрыл глаза, прислушиваясь к сигналу "следилки" и уверенно показал:
   - Они едут вот тут, и движутся сюда.
   - Отлично, - обрадовалась проводница. - Значит, они точно едут по старой дороге. Вот этот поворот они пропустили, а свернули здесь, - палец Тай проследил дорогу. - А вот тут есть заброшенная заимка! Скорее всего, к ней они и направляются... И мы с тобой срежем путь. Вот тут напрямую, потом по краешку болота, и... - она ткнула в точку на карте, - прямо к заимке и выйдем!
   - А мы точно не заблудимся и не потеряем их? - строго спросил хомяк.
   - Не должны, - улыбнулась Тай, - видишь, дорога идет по окружности, а мы пойдем напрямик. И ты, Дан, уточнишь по дороге - то ли это место, о котором я думаю.
  
   ***
   Проводив Дана и Тай до калитки, Верт вернулся в комнату Лэма. Собрать мешок было делом недолгим, и парень просто не знал, чем себя занять. Идти сразу по пятам было никак нельзя, Тай бы точно его заметила, и тогда весь план шмысю под хвост. Надо было выждать хотя бы полчаса, а лучше минут сорок. Верт то и дело поглядывал на большие настенные часы, но стрелки словно замерли на месте.
   - "Уж не сломались ли они?" - подумал он и прислушался, холодея от мысли, что прошло уже больше времени, чем надо, и теперь он даже следов не найдет. Но нет, часы исправно тикали, и стрелка лениво ползла к следующему делению.
   - "Я же никакой провизии не взял!" - вспомнил вдруг парень. Сейчас он так волновался, что кусок бы не полез в горло (он и не полез за завтраком, хорошо, никто не обратил внимания). Но Верт прекрасно понимал, что в лесу это пройдет, да и неизвестно, сколько по тому лесу бродить придется. Так что, о еде следовало позаботиться заранее. Наступать на те же грабли, что и в прошлый раз, было бы верхом глупости.
   Парень постарался придать себе беззаботный вид перед зеркалом.
   - "Так, брови раздвинуть, - командовал он себе, - лоб разгладить. И улыбаться, да не так, чуть-чуть, уголками губ. Вот так! А теперь вниз".
   По счастью, никто из знакомых ему не встретился, особенно Астра. Уж она бы вмиг заподозрила что-то неладное!
   А так он спокойно (поминутно оглядываясь, не идет ли кто за ним) дошел до лавки, купил большой каравай и четверть головки сыра, и пошел в лес, сочтя, что уж теперь-то точно прошло полчаса. Чтобы попасть в лес, нужно было еще раз пройти мимо таверны, что Верт постарался проделать с осторожностью: он перешел на другую сторону улицы и, замирая от каждого шороха, пробрался по задним дворам. Маневр отнял немало времени, но зато позволил не попасться никому на глаза.
   Верт поправил мешок на плече и двинулся в лес.
   Третий день ярмарки начался привычной суматохой и беготней, но ажиотаж первых дней уже схлынул. Поубавилось приезжих, гости даже помещались в большом зале, и Олафу поручили другую работу - затащить лишние топчаны на чердак и заодно прибраться там. И с самого утра Олаф возился на чердаке, воюя с зарослями паутины.
   - "И почему это паукам тут так нравится? - думал парень, накручивая паутину на старую метёлку. - Вот ведь, который раз за лето обдираю, а её не убывает". Он добрался до круглого окошка и выглянул наружу. Сверху были хорошо видны ближние улицы, дома, и даже лес. И тут Олаф заметил вдалеке знакомую фигуру.
   - Верт? А чего это его в лес понесло? - вслух удивился он, но присмотрелся и понял - Верт идет не просто так, а по следу: вдоль дороги тянулась тонкая, светящаяся синим струйка, похожая на дым.
   - Так-так, интересно, - пробормотал Олаф и ринулся вниз. Возле комнаты Дана он притормозил. Стучать в дверь и открывать ее не было необходимости: синий, едва заметный здесь след начинался от двери и тянулся вниз, к выходу.
   - "Это что же, Дан ушел? Да еще и след оставил, а раньше ведь не оставлял. С чего бы вдруг? А Верт, значит, за ним отправился, да не налегке, а с мешком. Что-то тут неладно. Интересно, а Тай в курсе?"
   Однако в пристройке было пусто. Олаф хлопнул себя по лбу:
   - "Ну, конечно, она ушла вместе с Даном, не пойдет же он по лесу без проводницы!"
   Бегом вернувшись в свою каморку, парень переоделся и прихватил со стола пару сухарей. Заглянул на ходу в кухню - все были заняты привычными делами и никто не обращал на него внимания.
   - "Я быстренько, догоню Верта и назад", - подумал он, и направился к задней калитке. Парень не понимал, что его гонит, но в голове четко билась мысль: "Быстрее, быстрее... Опоздаю!"
   До опушки Олаф добежал за считанные минуты. Он четко видел светящийся след. А чуть дальше на тропинке заметил и вполне обычный отпечаток башмака.
   Олаф прибавил ходу и, огибая густой кустарник, чуть не налетел на Верта.
   - Привет! - натянуто произнес Олаф. - А ты куда это намылился, а?
   - Олаф, Кошкин Ёт, откуда ты тут взялся?! Ты что, следил за мной?
   - Да что мне, делать больше нечего? - возмутился юноша. - Не следил я. Просто заметил с чердака и...
   - И, конечно, побежал следом, - с сарказмом закончил Верт. - Как будто не может человек по своим делам пойти в лес...
   - С собранным мешком на плечах? - не остался в долгу Олаф. - Оно конечно, за грибами только так и ходят - крадучись по задним дворам.
   - Да тебе-то какое дело?! - вспылил рыжий. - Ну, дворами, ну, с мешком, ты-то чего следом пошел, кухню свою оставил?
   - Вот все вы так, - обиделся парень, - чуть что, так не твое дело. А вот мое дело, ясно тебе! Если Тай в лес уходит, это мое дело.
   - Ишь ты какой... Постой, а откуда ты знаешь, что Тай ушла?
   - Да шмысю понятно, что Дан без проводницы в лес не отправится! Ты же за ними пошел?
   - Ну, за ними, - не стал отпираться гончар. - А ты видел, как они уходили?
   - Как уходили - не видел, зато след Дана и сейчас вижу, вон, отсвечивает, - пробурчал Олаф.
   - Как это? - поразился Верт.
   - Ну, мне Дан объяснил, что я вижу магию - как свечение вокруг магов или амулетов там всяких. Ну и следы ее иногда. Какая стихия - такой и цвет. Вон, за Даном от самой комнаты синий след тянется, вроде дымка. Только я не пойму, раньше такого, вроде, не было...
   - Значит, ты сейчас видишь, куда они пошли?! - перебил Верт. Олаф кивнул. - Слушай, братец, помоги, а! Мне позарез нужно их догнать, а я совсем со следа сбился.
   - Да зачем тебе? - удивился парень. - Объясни толком, что происходит, куда вы все так сорвались?
   - Долгая история, - отмахнулся Верт. - Ты со мной пойдешь или в таверну? Если в таверну, то хоть направление покажи.
   Олаф колебался недолго. Решительный настрой Верта говорил, что происходит что-то настолько серьезное, что влезать в это было бы верхом глупости. А не влезать - верхом трусости. Он тряхнул белой гривой.
   - С тобой.
   - Тогда показывай дорогу, а я по пути расскажу.
   И парни шустро зашагали по лесу.
  
   ***
  
   - Олаф! Олаф! И куда пропал этот негодник? - услышала Лика громкий голос Хизер. - Вернется - вот уж я ему...
   Девушка оторвалась от книги, которую листала, сидя за столом в большом зале, и задумалась, но не об Олафе, а о пользе подслушивания чужих разговоров. Не подслушала бы тогда Дориана, сейчас бы, может, и поверила сказке, что ее жених вдруг воспылал любовью к экзотике и увлекся снегурой. Не услышала бы сейчас Хизер, не узнала бы, что...
   - "И что, собственно, я узнала? - остановила себя Лика. - Что Олафа нет дома, и хозяйка не знает, где он. А ведь Олаф мог легко увязаться за Даном... Так, хватит! Это абсолютно не мое дело!"
   Она снова заставила себя опустить взгляд на страницу. Читать получалось плохо.
   - "А если Олафа поймают? - мелькнула в голове беспокойная мысль: - И будут угрожать Дану, что убьют парня. А мэстрэ ведь такой, с него станется поверить!"
   Лика досадливо согнала севшую на страницу мошку.
   - "Глупости! - попыталась она убедить себя. - Олаф просто пошел на ярмарку, вот и все!"
   - Привет, - на веранду заглянула чуть смущенная Астра. - Верта не видела? А то он что-то подозрительно долго не попадался мне на глаза...
   Лика посмотрела на нее и захлопнула книгу, толком не прочитав ни строчки.
   - Похоже, что Олаф и Верт тоже отправились на охоту, - неторопливо ответила магичка.
   Астра присела на свободный стул и задумчиво прикусила ноготь.
   - То-то мне сегодня утром показалось, что рыжий какой-то странный. Он, наверное, еще вчера задумал на подвиги податься. И Олаф туда же... Вот дураки-то!
   - Кто дураки? - подскочила к ним Алиса.
   - Верт и Олаф, - пояснила Лика. - Они тайком сбежали вслед за нашими.
   - Без нас? - личико Алисы расстроено вытянулось. - А еще друзья, называется! Могли бы и нас с собой взять!
   Девочка надулась и так сильно стиснула Чуда, что тот возмущенно взвыл.
   - Еще чего не хватало! - покачала головой Астра. - Нам там делать нечего! Да и им, по большому счету, тоже...
   - Но... - попыталась возразить Алиса.
   - Мы останемся здесь! - отрезала Астра.
   Но не зря говорят, что самое сложное - это ждать и догонять. В догонялки сейчас играли другие, а вот что такое ожидание оставшиеся в таверне девушки почувствовали на своем опыте.
   Алиса наглаживала кота так, что будь у него шерсть, она бы сбилась в жуткие колтуны. Астра водила кончиком пальца по столу, рисуя какие-то узоры, а Лика всерьез подумывала, не погрызть ли ей ногти. Останавливало воспитание и тот факт, что руки были не мыты с самого утра. Еще заразу какую подхватишь.
   - Ну что, может, займемся чем-нибудь полезным? - без энтузиазма предложила Алиса. - Или пойдем по городу погуляем?
   - Пойдем, - согласилась магичка. - А то мы тут скоро на стенки лезть начнем.
   - А что, не так уж и сложно, - Астра прикинула высоту. - До потолка по стене...
   - Вот и я о том же. Пора идти на прогулку!
   Девушки вяло направились к выходу, но на улицу выйти не успели
   - Лика услышала во дворе знакомый голос, насмешливо комментирующий внешний вид таверны.
   - "Он все-таки приехал!" - мысленно ужаснулась магичка, панически оглядывая своих подруг. Ни демонесса, ни воровка явно не были подходящей компанией для лэри из древнего рода Кеонов.
   - Сидите здесь. Пожалуйста! - на ходу бросила Лика, выскакивая на крыльцо. - Привет, Дориан!
   Все трое магов, держа коней на поводу, стояли во дворе таверны.
   - Здравствуй, дорогая, - улыбнулся пребывающий в благодушном настроении жених. - И в этом курятнике тебя поселил героический мэстрэ Дан?
   - Да, - лаконично ответила девушка, понимая, что спорить просто бесполезно. К тому же одно только слово "курятник" заставило покраснеть и начать преувеличенно внимательно изучать утоптанную землю во дворе.
   - Замечательно, - хмыкнул маг, бросая поводья своего коня подбежавшему к нему конюху. - Просто замечательно. Интересно, мэстрэ Гор в курсе, как вообще обращаются с его дочерью?
   - Да здесь... - нерешительно начала Лика, но Дориан, как всегда,