Луарвик Л. Луарвик: другие произведения.

Почтовая служба сопротивления

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Инопланетное вторжение началось внезапно, и внезапно закончилось. У человечества на его этапе развития не было ни единого шанса. Прошло восемь лет. Во время праздника Дня Всеединения выдающийся студент Армейского Училища Каин попадает под перекрестный огонь, когда местная террористическая ячейка решает показать зубы. Используя свои тактические способности, он помогает им одержать победу, и эта победа становится первой в его личной войне против оккупантов.

Почтовая служба сопротивления (Рабочее название)

Annotation

     Инопланетное вторжение началось внезапно, и внезапно закончилось. У человечества на его этапе развития не было ни единого шанса.
     Прошло восемь лет. Во время праздника Дня Всеединения выдающийся студент Армейского Училища Каин попадает под перекрестный огонь, когда местная террористическая ячейка решает показать зубы. Используя свои тактические способности, он помогает им одержать победу, и эта победа становится первой в его личной войне против оккупантов.


Почтовая служба сопротивления (Рабочее название)

Глава 1

     Тринадцатое сентября. Вечер. Небо затянуто тучами, будет дождь…
     Это тринадцатое сентября должно было быть таким же паршивым серым осенним днем, как и всегда, как и любой другой день осени. Но, вопреки ожиданиям, все пошло не так, и я не могу сказать, что все обернулось к лучшему.
     Тринадцатого сентября началась война.
     Нет, не очередное соседнее государство позарилось на ненужный кусок земли. Вторжение произошло извне. Небеса затянули длинные инверсионные полосы, оставленные кораблями чужаков, которые называли себя Кроса. Начались масштабные боевые действия.
     Конечно же, мы проиграли. Человечество проиграло. Мне было всего восемь.
     Прошло восемь долгих лет. Вражда между людьми и Кроса все еще продолжается, но больше не ведутся масштабные боевые действия, они превратились в закулисные разборки, изредка перерастающие в восстания недовольных. Каждый раз, когда начинаются волнения или протесты, в то место вылетает одинокий челнок, в котором сидит четверка мрачных парней. И больше протестующих никто никогда не увидит. Для меня, одного из многих, до этих восстаний нет дела: мы всем довольны. Мы живем в безопасности и спокойствии, и лишь глобальные изменения напоминают нам, что наша планета больше нам не принадлежит.
     Война была страшной, кровопролитной, но скоротечной. Человечество еще не вышло в космос, и о войне за пределами планеты можно было забыть. У нас не было систем планетарной обороны, не было боевых спутников, и первая же волна вторжения достигла поверхности без потерь. Кроса начали штурм, используя гуманоидные боевые машины «Вектор БШ-3», перед мощью которых пала наземная оборона. Быстрые, гибкие, они легко подавили очаги сопротивления, и Земля стала еще одной планетой Великой Империи. Земляне были лишены прав и свобод, стали третьесортными людьми – если людьми можно называть и Кроса. Ведь Кроса не только не отличаются от Землян внешне, но и считают Землю родиной, которая их изгнала. Своей колыбелью. Блудные сыны вернулись домой…
     Но их человечная внешность не заставит меня забыть их бесчеловечные методы. Это война отняла у меня дом, родителей, младшего брата, который потерялся в первые годы массовой миграции, устроенной Кроса. Из шести миллиардов людей осталось лишь два, едва влачащие жалкое существование. Там, где раньше были Северная и Южная Америки, теперь возвышаются города-муравейники Кроса, принявшие в себя волны эмигрантов.
     Люди, в целом, получили многое. Тут вам и техника с шагающим сервоприводом, и новые стройматериалы, которые прочнее стали и бетона, имплантация и аугментация тела. Технологии Кроса не были единственным «бонусом», который получила наша планета. Кроса обладали уникальным геном, который открывал двери паранормальным способностям – биотике, телепатической способности манипулировать движением молекул.
     В последний день войны, потеряв все, я поклялся перед богом и небом, что сделаю все возможное, чтобы уничтожить Империю Зла. И я не потратил ни минуты времени последовавших восьми лет впустую.
     Мне уже шестнадцать. Школьные годы, впереди университет. Я должен быть умен, силен и дьявольски хитер, если не хочу, чтобы мои планы потерпели провал из-за какой-то мелочи. Да, я все еще был ребенком, но это было большим плюсом для меня: никто не воспринимает меня всерьез. И я был одним из счастливчиков, одним из немногих Землян, прошедших бесчеловечный отбор для обучения в элитном училище для будущих офицеров Кроса. Мне предстояло занять ряды высшего командного состава. Тактика и стратегия, политика и дипломатия. Обучение было ограничено лишь способностями ученика, и наш класс редел все больше. Шестой год обучения был последним – следующим летом будут экзамены, после чего дальнейшее обучение будет проходить в боевых условиях, где экзамен принимает сама госпожа Смерть. Боюсь, это не входит в мои планы, и с госпожой Смертью мне предстоит познакомиться уже совсем скоро.
     Сегодня вновь тринадцатое сентября, восемь лет спустя после вторжения. Такой же паршивый осенний день, как и тогда. Только сегодня не будет вторжения. Вместо этого Кроса устраивают фестиваль «Всеединения» - пафосный и пышный, чтобы показать Землянам, насколько лучше стала их жизнь после вторжения. Я тоже оказался там по велению судьбы, и, отчасти, из-за каприза своих друзей, которым вдруг захотелось посмотреть на гулянки простых обывателей.
     ***
     Бросив взгляд на экран, растянутый на стене небоскреба, я вздохнул, после чего перевел взгляд на экран мобильного телефона в своих руках. Подключившись к сети интернет, я открыл сервер электронной почты, с некоторым удивлением увидев одинокое письмо. «От: Анабелла Шторм». Я со слабой надеждой подумал, насколько сильно я хочу, чтобы это было оно: письмо, в котором Анабелла говорит, что нашла его семью.
     «Господин Кросс, надеюсь, у вас все хорошо. Боюсь, у меня плохие новости».
     Мое сердце забилось чуточку быстрее, и я ощутил, как оно сжимается. Я вздрогнул, когда проходившая мимо девушка в низко надвинутой кепке слабо толкнула меня плечом, протискиваясь сквозь толпу напротив пропускного пункта, ведущего на площадь.
     «Я провела расследование в Индокитае, и нашла некого Авеля Гроза, живущего в Мумбае, но это не ваш брат. Я разыскала его и зделала несколько фотографий, они в прикреплении».
     Я открыл фотографии. И правда, человек на фото был мало похож на меня, и потому совсем не мог быть похож на моего брата-близнеца. Одна из фотографий была копией удостоверения личности гражданина Империи. Я вздохнул. Анабелла проделала прекрасную работу, и мне было немного жаль, что ее попытка разыскать отца и брата оказалась напрасной. Я закрыл фотографию.
     «Мне очень жаль, мы возлагали большие надежды на эту нить. Я буду держать вас в курсе. С наилучшими пожеланиями, Белла».
     Я едва сдержался, чтобы не швырнуть телефон на асфальт. Проходивший мимо патруль бросил на меня презрительный взгляд, но не стал приставать, и я, сделав глубокий вдох, попытался успокоиться. Я ведь не могу просто забыть о них…
     ***
     -Черт побери, где Каин? – Темноволосая девочка гневно топнула ногой, как будто это могло что-то изменить. – Кай, может, и умен, но вечно тратит время на всякие глупости.
     -Ты же его знаешь, Каси. Вот если бы он лучше старался в школе… - Отозвалась подружка, задумчивым взглядом окинув толпу людей, спокойно двигающихся по направлению к воротам металлоискателей, чтобы войти на площадь. Скукотища.
     Касмина гневно фыркнула, и отвернулась от подруги, которая вернулась к безразличному созерцанию выпуска новостей на экране мобильного телефона. Очередной срочный выпуск новостей, в котором – о нет! – рассказывали об очередной террористической атаке, которая произошла буквально полчаса назад. И казалось бы, террористов, по утверждению властей, нет, а атаки есть. Но никто не хочет ничего объяснять, тем более в такой светлый и радостный праздник, как день Всеединения. День, когда Кроса и Земляне стали одной крови. Ну или как-то так. Стоит упомянуть, что эту пламенную речь транслировали по всему городу – даже на рекламных транспарантах, неоновой чумой оборачивающей небоскребы.
     «Каин, бестолочь, опять куда-то свинтил, стоило мне спустить с него глаза. Хоть наручниками к себе приковывай.» - Подумала Касмина.
     После пламенной речи Губернатора Амари Восс о неприятии терроризма и призыве генерала полиции Амарант-сити сообщать о подозрительных личностях ближайшим сотрудникам правопорядка, наступила минута молчания. Послушные прохожие остановились, чтобы почтить погибших сограждан в этой трагедии, однако, Касмина лишь фыркнула, бросив взгляд на растянутый по фасаду здания экран.
     -Глупость какая. – Нахмурилась она.
     -Ты не присоединишься? – Брюнетка в очках переключила канал, но и там была та же передача. Она щелкнула переключателем еще пару раз, но везде было одно и то же.
     -А какой смысл? – Касмина повернулась навстречу подруге. Фиана поправила очки и посмотрела не нее.
     -Ну как же, патриотизм…
     -А ты тогда чего не присоединишься? – Чуть улыбнулась девочка подружке.
     Вместо ответа Фая лишь пожала плечами.
     -Скорбь о погибших, не вернет их к жизни… - Добавила Касмина, бросив тоскливый взгляд на высокий забор, за которым скоро должен был начаться праздник.
     Вход на фестивальную площадь хорошо охранялся. Десятки безликих патрульных оцепления, в одинаковых шлемах, в непрозрачных матовых забралах которых отражались уличные фонари, безучастно следили за толпой, слоняющейся за оградой. Толпа же медленно стекалась в очереди перед арками металлодетекторов, и каждый человек, проходящий через нее, подвергался тщательной проверке, прежде чем его пропустят внутрь, чтобы он мог присоединиться к празднику. Невзрачный мужчина в кожаной куртке, дождавшись своей очереди, приложил палец к небольшому коммуникатору, скрытому в ухе.
     -Готовность через пять.
     -Принято. – Отозвалась его собеседница, тщательно изображая зеваку. – Вы были правы, работы у Кроса сегодня много.
     -Не распыляй внимание. Готовь наковальню, «Молоту» готовность шестьдесят секунд. – Ответил он, глядя на парня впереди. Арка над его головой осветилась зеленым, и, стоило патрульному качнуть стволом автомата, он спокойно прошел вперед. Теперь и его очередь. Твердым шагом мужчина вошел в арку. Мгновение спустя она осветилась красным, и все патрульные вокруг, сразу же дернулись к нему, поднимая оружие. Даже не бросив взгляд на помощницу, которая, воспользовавшись ситуацией, тенью мелькнув за спинами патрульных, он презрительно посмотрел на безликую маску офицера, стоящего перед ним.
     -Барм хокоорес? – Спросил офицер одного из солдат, подойдя ближе, и принял от того небольшой инфопланшет, транслирующий данные сканера. Бегло просмотрев их, он вернул пластину бойцу и сделал еще один шаг ближе.
     -Кор оррале?
     Мужчина промолчал. Так и стоял, продолжая сверлить взглядом матовый шлем офицера. Не дождавшись ответа, офицер резко ударил мужчину под дых, и тот сложился пополам, хватая ртом воздух, в тщетных попытках восстановить дыхание.
     -Охоре хойса?! – Навис над ним офицер Кроса, и мужчина поднялся на ноги, гневно глядя туда, где за маской скрывались глаза офицера.
     -Пошел к черту. – Рыкнул он, дотрагиваясь пальцем до коммуникатора. - Лави, давай наковальню.
     Услышав команду, девушка сунула руку в карман куртки и сжала кнопку детонатора. В следующий миг грузовик с мостящимися на крыше антеннами исчез в ослепительной огненной вспышке, ударной волной раскидывая вокруг солдат патруля, швыряя их об асфальт и бетонные заграждения, как безвольных кукол. Одновременно с этим из густой облачности вынырнул конвертоплан, и, взревев двигателями, обогнул шпиль небоскреба, нависающего над площадью, в центре которой виднелась окруженная мониторами статуя Кросанца, помогающего подняться Землянину. Уйдя от импровизированного зенитного огня перепуганных сил правопорядка, пилот заложил крутой вираж.
     -Готовность ноль. – Ожил интерком в кабине пурпурного «Вектора» и пилот тронул рычаги, подводя машину к опущенной аппарели. – Счастливой охоты.
     Одна за другой серв-машины выскочили из чрева конвертоплана и начали свободное падение вниз, навстречу ярким огням, все еще прячущимся в редкой дымке
     -Следуйте за мной. – Пурпурная машина ускорилась, стремительно падая вниз.
     -Титания, слишком быстро!
     -Я спущусь как можно ниже и начну децелерацию, пройдя зону облачности.
     ***
     С Касминой и Фианой было скучно. Как было скучно с ними и в любой другой день – что с них взять, девчонки. Праздного настроения не было, да и вообще… Не дело это. Пройдя через металлоискатель, я тоскливым взглядом осмотрел площадь, так и не уловив, в чем смысл гуляний. Бесцельно бродить? Смотреть парад военной техники? Слушать речи, которые будут толкать через несколько минут с помоста перед статуями, и радоваться «освобождению»? Освобождению от чего? Не праздник, а насмешка над человечеством. В прочем, именно насмешкой это и было. Людей сгоняли, как скот, чтобы они видели величие Империи.
     Как только прозвучал взрыв, началась паника. Обычные люди, которым нет дела до разборок между диссидентами и новой властью, сразу же кинулись в разные стороны, сметая палатки и стенды. И я был, пожалуй, единственным, кто кинулся бежать не в сторону ворот, следуя за потоком толпы а в прямо противоположную сторону, подальше от толпы, готовой втоптать в землю охранников и патрульных. Черт! Я только сейчас понял, что девчонки, возможно, где-то там… Оставалось надеяться, что они не успели войти на площадь. Иначе их шансы на выживание в этой куче-мале стремятся к нулю.
     В отдалении прозвучали глухие выстрелы, и я машинально пригнулся, не отдавая отчет своим действиям. Рефлекс, доведенный до автоматизма на тренировочном полигоне Училища – если стреляют, не высовывайся, жди возможности. Уверен, у Касмины с Фианой инстинкт сработал точно так же, и только за это я был готов отблагодарить неизвестного стрелка. Пробежав мимо сгоревшего остова полицейского фургона, я собирался было направиться к следующей арке, как вдруг рядом что-то оглушительно грохнуло, и я упал на землю, будучи не в силах справиться со звоном в ушах. Я попытался сесть, контуженно оглядываясь: недалеко чадно горел контрольно-пропускной пункт, установленный перед входом на территорию геноклиники. На самом деле название было длинным и вычурным, но именно там проводились генетические и механические модификации. Туда шли все больные, хромые и кривые – кто за новыми органами, кто за протезами, кто просто из праздного любопытства. И именно эти клиники чаще всего становились целями атак террористов. Знаеть бы еще, почему.
     Я едва начал подниматься, когда передо мной вырос солдат в боевой броне. Такую носят только силы правопорядка, и не было нужды гадать, кто это. Недолго думая, он резко ударил меня ногой в грудь, отбросив на землю. Какого черта?!
     -Ты арестован! Ты имеешь право хранить молчание… - Он схватил меня за одежду, и я понял свою ошибку: пойдя против толпы, я привлек ненужное внимание.
     -Что? Я не… Я… - Я потянулся к карману, чтобы достать удостоверение, но противник расценил это как попытку схватиться за оружие, и довольно сильно швырнул меня назад, от чего я ударился спиной о дверь припаркованного автомобиля. В его руках появилась винтовка, квадратный ствол которой уставился мне в лицо.
     -Достаточно! Ты арестован! Ты имеешь право… Что за черт? – Вдруг удивился он. - Каин?
     -Мы знакомы? – Я все еще пытался сфокусировать взгляд.
     Солдат вдруг опустил винтовку и протянул мне руку, помогая подняться. Я с большим облегчением встал, потирая ушибленный зад.
     -Каин, ты не узнаешь меня? Ну да, о чем это я. – Он поднял забрало и на мгновение мне показалось, что я гляжу в зеркало. – Это же я, Авель!
     -Авель? Братишка! – Обрадовался я, обнимая его. – Я думал…
     Восемь лет прошло с тех пор, как я видел его в последний раз, когда нас разделили во время концлагерной селекции.
     -Я думал, я тебя больше никогда не увижу!
     -Думаю, тебе лучше уходить. – Он резко оглянулся и стал очень серьезным. - Как видишь, тут не очень спокойно…
     -Да, конечно… - Согласился я. Но уйти не успел - рядом, оглушительно скрипнув покрышками, затормозил грузовик, из которого, как горох, посыпались солдаты. Хлопнула дверь, и перед нами вырос офицер Кроса. В отличие от остальных, на нем не было шлема, и я никогда не пойму причин, по которым они их не носят.
     -Прекрасная работа, рядовой. – Он подошел к Авелю. – Вы поймали террориста. Вас ждет награда, может быть, повышение…
     -Прошу прощения, капитан Ланс! – Авель вытянулся по струнке и отдал честь. – Наверное, тут какая-то ошибка, это не террорист, это гражданский!
     -Что? Ах ты землянский выкормыш! – Капитан резко ударил Авеля в живот, и он согнулся, пытаясь поймать ртом воздух. – Да как ты смеешь перечить старшему по званию?
     -Прошу простить! Капитан…
     -Я дам тебе один шанс. – Он вытащил пистолет и протянул его рукояткой вперед Авелю. – Убей террориста, и мы забудем о твоей инсубординации.
     -Капитан… - Он отшатнулся.
     -Это приказ! Или ты не поклялся в верности Империи Кроса?
     -Да, но… Я не могу.
     -Что?! – Рявкнул капитан Ланс.
     -Я отказываюсь выполнять ваш приказ! Это гражданский, а не те…
     -Тварь. – Рыкнул капитан. Грохнул выстрел. Авель, вздрогнув, рухнул на колени, зажимая живот, и я дернулся в сторону, пытаясь уйти с линии огня.
     ***
     -Генерал… - Капитан Верес встал по стойке «смирно» перед Генералом Полиции Бродой, трясясь от макушки до пят. Сколько бы он ни старался скрыть свой страх перед этим человеком, он предательски вырывался наружу из каждой поры его тела. – Генерал, террористы нанесли удар по Площади Союза. Какие будут приказания?
     -И вы зовете себя Имперской Гвардией? Жалкое зрелище. – Хмыкнул Брода, откидываясь в удобном кресле.
     -Генерал, мы сделаем все возможное, чтобы найти и…
     -Найти? Поздно искать. Вон они. – Он махнул рукой на экран. - У меня идея получше. Если террористы еще не пойманы в таком людном месте, значит, у них есть сообщники.
     -Генерал? Я не совсем понимаю…
     -Сообщники среди гражданских. Они все помогают террористам, а за терроризм наказание простое – смерть. Убить их всех, Всеотцы отпустят нам грех! Это будет уроком для диссидентов.
     -А как же…
     -Губернатор? Скажете ей, что начался бунт. Вынужденные меры, тяжелые времена...
     -Вас понял, Генерал. – Верес нервно вздохнул. – Будет выполнено.
     -Да, и еще… Готовьте выпуск новостей. Очерните их, пусть эта резня будет делом рук террористов.
     ***
     Я едва успел скрыться за корпусом автомобиля, воспользовавшись удивлением карателей от убийства капитаном одного из своих. Но вот бежать было некуда. К счастью, их внимание привлек капитан Ланс, выслушав что-то, он отдал приказ открыть огонь по бегающим вокруг людям. Если раньше Кроса стреляли по террористам, очаги сопротивления которых время от времени вспыхивали здесь и там, то теперь они не щадили патронов, убивая обычных людей.
     Черт побери… Сколько должно продолжаться кровопролитие? Где-то вдали, послышался детский крик. Выстрелы…
     Я стиснул зубы. Молчи. Не напоминай о себе. Молчи. Молчи, черт побери!
     Звонок телефона прорезал резко наступившую тишину. Я сразу же дернулся, чтобы отклонить звонок, но было уже поздно. Да кто же звонит так не вовремя?! Но уже поздно что-то менять.
     -Выходи, мы знаем, что ты там. – Послышались щелчки курков, и я, не придумав ничего лучше, осторожно вышел на свет пожарища, поднимая руки над головой.
     -Какое подходящее место. Террорист умрет, как собака, в дыре, из которой выполз.
     -Я не… Уроды… - Мое зрение адаптировалось к освещению, и я увидел груды тел, лежащих здесь и там. Между ними уже ходили солдаты с огнеметными ранцами, поджигающие трупы. Одно из тел дернулось, попыталось отползти от потока огнесмеси. – Вы не можете… Там же еще есть живые…
     -Скоро будут мертвые. Приказ был категоричен. Ты хорошо побегал, как и ожидается от Кроса, но к сожалению, мой умный друг, это конец.
     Как это может происходить… Сначала Авель, теперь все эти люди… И теперь моя очередь… А я ведь не успел ничего сделать в этой жизни…
     -Давай же. Стреляй. – Я стиснул зубы. - Твой противник – всего лишь ребенок, разве не так?
     -С радостью!
     Я не просто видел, я ощущал, как искривилось в усмешке его лицо. В голове появилась одна единственная мысль:
     «Первая аксиома свободы: Справедливость без силы – немощь. Сила без справедливости – тирания.»
     Выстрелить Ланс не успел. Да и непонятно, что вообще он мог успеть, когда блестящий в огне пожарищ пурпурный «Вектор» рухнул на землю, мощной когтистой лапой впечатав капитана в асфальт. Удар был такой силы, что брызги крови долетели даже до меня, забрызгав мое лицо. Я поднял глаза: «Вектор», проигнорировав выстрелы винтовок пехоты, пошевелил манипулятором, и вытащил из-за спины массивный агрегат, похожий на винтовку с тянущимися куда-то кабелями. Вместо ствола у нее было что-то, похожее на решетку радиатора, и предназначение оружия стало понятно, когда патруль, наконец, разобрался со своими Векторами, подняв их навстречу разгоревшейся битве. Это был даже не выстрел – это был звуковой удар, сопоставимый с близким проходом сверхзвукового самолета. Разом взорвались все окна, осыпав площадь мириадами бритвенно-острых осколков, а подходивший «Вектор» Кроса превратился в мешанину ломанного металла, с сокрушительной силой врезавшись в небоскреб на противоположной стороне площади, пролетев не меньше сотни метров. Мне повезло – я находился чуть в стороне от направленного удара, однако, тем, кто находился между звуковой пушкой и вражеской боевой машиной, повезло меньше. Точнее, совсем не повезло – их тела превратились в мешанину плоти и пульверизованных костей. Убедившись, что путь чист, машина кинулась в сторону геноклиники, а я побежал следом, справедливо рассудив, что шансы встретить на пути следования этого чудовища как террористов, так и солдат, исчезающе малы. Я преодолел ограждение и, вытащив телефон, начал набирать номер Касмины – если девочки успели уйти, они должны ответить. Ну что за день за такой… Как и тринадцатое сентября восемь лет назад.
     Я ввел последнюю цифру номера, но нажать на вызов не успел. Дорогу преградил «Вектор» с характерными белыми шевронами на нагрудных пластинах, и я поднял руки. Машина была огромной – пятиметровый человекоподобный монстр, на небольшой голове которой светится тройка объективов камер. Я стоял подле него, ощущая себя букашкой, и никак не мог избавиться от чувства, что машина выглядит неправильно. В прочем, оно и верно. В отличие от пурпурного шагохода, эта была чужой – не только здравому смыслу, но и законам физики.
     -Что здесь произошло? Назови себя! – Активировался внешний динамик машины.
     -Меня зовут Вернер Браун. – Я поднял руки выше. – Я ученик Армейского Училища, мое удостоверение в правом кармане брюк. Я бы хотел попросить о защите.
     -Не дергайся. Я проверю твое удостоверение.
     Как я и ожидал, задняя панель шагохода, зашипев, открылась, и из пилотной капсулы появился пилот, в руке которого был наставленный на меня пистолет. В следующий миг рядом что-то оглушительно взорвалось, отбросив меня назад, и я на мгновение потерял сознание.
     ***
     Касмина нервничала. Каин пропал незадолго до взрыва, и единственным здравым решением было не пытаться его искать. Однако, нервничала она не поэтому. Когда она попыталась позвонить ему, он сбросил, и когда его номер высветился в окошке входящего вызова, она не думала дважды, молниеносным движением приложив телефон к уху.
     -Алло? Кай? Куда ты подевался? Ты где?
     -Касмина, прости, что потерялся. Скажи, экстренный выпуск новостей был уже?
     -Нет… - Пробормотала девочка. – Странно даже, столько шума было. Скорая помощь и полиция тоже не торопятся…
     -Понятно… Слушай, у меня дела появились, поэтому дома буду поздно, предупредите вахтера, хорошо? Спасибо, Каси.
     -Ч…
     Ответа я не услышал, потому что повесил трубку и сразу же отключил телефон, не забыв вытащить батарею. В чреве лежащего на боку шагохода было тихо и спокойно, пилот даже не пытался отключить систему прежде, чем покинуть чрево машины. Осторожно просунув руки в перчатки системы управления, я поднял шагоход на ноги. Оглянувшись, я убедился, что вокруг нет Кроса, и повел машину к небоскребу, зияющему проломами разбитых окон.
     Ситуация стала понятной: Кроса собираются закончить здесь, и только потом устроить экстренный выпуск новостей, который вознесет их в глазах гражданских и выставит террористов плохими парнями, убивающими гражданских и жгущих трупы. Им нужно держать происходящее в тайне, по крайней мере, сейчас, а значит, они будут использовать наличные силы, не привлекая подкрепление. Перемещение большой группы войск по городу, несомненно, вызовет вопросы. А я застрял здесь, и будет сложно уйти незаметно.Попытаться попросить об убежище еще раз? В этом тоже есть свой риск. К тому же…
     Камера внешнего обзора зацепила под грудой щебня тело, и я открыл пилотную капсулу. К земле скатилась пластиковая лесенка, позволившая мне спуститься вниз. Смерть наступила в результате удара по голове перекрытием. Гражданская одежда перемежалась с совсем не гражданским разгрузочным жилетом. Я перевернул его - мертвые руки все еще сжимали оружие, а на груди надрывалась рация.
     Я хочу получить свое за то, что меня втянули в эту драку.
     Пришло время поиграть.

Глава 2

     Очередь из автоматической пушки снесла наплечник пурпурному «Вектору», и машина тяжело качнулась. Переплет – мама не балуй, пурпурная машина завладела вниманием всех полицейских и военных, громя и круша все на своем пути, став целью номер один.
     В прочем, как и планировалось. Пока шагоходы отвлекали наличные силы, группа боевиков проникла в клинику, сея хаос и разрушение. Образцы, которые хранились там, были важны для Кроса – и Сопротивление было готово на все, чтобы лишить Кроса тех возможностей, которые они давали.
     Группа «Молот» сильно поредела. Из трех машин в строю осталась лишь одна. Правый манипулятор отсутствовал, из разорванного предплечья торчали искрящие провода, оставался лишь огнемет на гибкой, как щупальце кальмара, лапе, увенчаной короной острых когтей. Вскрыв боевую машину пехоты, как консерву, пурпурный «Вектор» наполнил ее нутро огнесмесью и резко ушел в сторону, когда зашедшие в тыл шагоходы Кроса открыли огонь. Энергетическая ячейка была почти пуста – оставалось максимум двадцать минут боя, после чего машину придется бросить… А бросить свое детище Титания не могла. Она была готова умереть со своей машиной.
     -Сворачивай налево. – Вдруг ожила рация, и девушка схватила ее, стиснув кнопку вызова с такой силой, что чуть не сломала ее. – Обогни Статую Вознесения.
     -Кто это?! Откуда у тебя эта частота?! – Яростно выкрикнула она.
     -Это неважно. Если хочешь победить, тебе придется довериться мне.
     -Победить..? Поняла! – Титания стиснула зубы. – Огибаю.
     -Очень хорошо. Ты доверилась мне, и я помогу тебе. Начинай циркуляцию.
     Пурпурный шагоход, прочертив когтями полосы у подножия статуи, начал стремительный бег по кругу, и двойка вражеских серв-машин кинулась следом, кроша асфальт массивными ступоходами. Под одним из них загорелось пламя прогреваемого прыжкового ранца и машина сиганула в небо с явным намерением перепрыгнуть двадцатиметровую статую и отрезать вражеской машине путь к отступлению, но стоило ему подняться над землей, как почти бесшумная в какофонии хаоса очередь пробила капсулу пилота, от чего тяжелый шагоход с визгом мнущегося металла грохнулся под ноги своему напарнику, едва не уронив его машину.
     -Что за?.. Дружественный огонь?! Назови себя! Имя и отряд?!
     Шагоход, почти невидимый в тени полуразрушенного здания, не откликнулся. Вместо этого машина предателя подняла винтовку и открыла беглый огонь, отстрелив ногу боевому роботу прежде, чем тот закончил циркуляцию вслед за пурпурной машиной. Воспользовавшись заминкой, пурпурный шагоход обогнул статую по кругу и взмахом когтей закончил нелепую погоню.
     -Ты помог мне? Я не знаю, кто ты, но как ты раздобыл «Вектор»?
     Какой нелепый вопрос. Я расстегнул пуговицу рубашки, сдавливающую горло. Черт, чтобы не пылать ярким маяком в тепловизоре на фоне мертвого здания, пришлось отключить все подсистемы – вплоть до кондиционера, и теперь здесь жарко, как в сауне.
     -Эй, незнакомец! – В переговоры на частоте сопротивления вдруг влез незнакомый абонент. – Кто ты такой?
     -Думаю, можно дать ему шанс. – Отозвалась девчонка прежде, чем я среагировал. – Он спас мне жизнь.
     -Полагаю, ты командуешь этой операцией? Как тебя называть? – Задал я вопрос. Мужской голос явно был тверже, чем у девчонки. Закаленный боец, возможно, ветеран вторжения, возможно, один из тех, кто отказался подчиняться приказу о капитуляции через какой-то жалкий год ведения боевых действий… Его знания и способности мне понадобятся.
     -Да, это я, зови Командором. – Резко ответил он. - Ты ответишь на вопрос?
     -Пурпурный! – Проигнорировал его я. – Статус накопителя?
      -Четыре процента. – Титания бросила быстрый взгляд на экран.
     -Найди где перезарядиться. Я свяжусь вами через десять минут.
     Конечно же, на фоне провала здания никто не заметил машину, затаившуюся далеко вверху, почти на самой границе дымки. Залезть на такую верхотуру было тяжело, но отсюда вся площадь была как на ладони, как шахматная доска, по которой перемещались фигуры. Кроса отступили, и у сопротивленцев есть как раз минут десять, чтобы перегруппироваться. И все же, их мотив был мне непонятен – влезли, чтобы не дать Кроса праздновать? Чушь какая-то. Должны быть и другие причины. Но они мне неизвестны.
     Как же это изнуряет. Но я должен держаться. Мне понадобится вся моя решимость, если я хочу добиться своего. В конце концов, моя жизнь тоже на кону.
     Радар пискнул, сообщив о приближении новых целей. Противник снова выдвигается. Время вышло.
     -Эй, Командор. – Я зажал рифленную кнопку вызова.
     -Чего тебе? – Сразу же отозвался мужик.
     -Вражеские единицы начали движение, будут через тридцать секунд.
     -Может, хоть скажешь, как тебя зовут?
     -Не могу. – Отнекнулся я. – Передачу могут перехватить. Бейте по визорам, они светятся в темноте. Если они ослепнут, им придется покинуть машины.
     Когда начнется свалка, дым закроет их от меня. Но вот сигналы передатчиков я увижу, а радар прилежно пометит их позиции. В отличие от пехоты сопротивления, ведь у них передатчиков нет. Это как палка о двух концах – если видишь ты, видят и тебя. Если не видишь ты – не видят и тебя. В любом случае, если они последуют моим приказам, моя работа здесь будет выполнена. Чем больше машин Кроса потеряют сегодня, тем выше будет нагрузка на их производственную базу. Не думаю, что они могут просто взять и перебросить на Землю серв-батальон только потому, что полиция потеряла в столкновениях с партизанами пару машин. Зная психологию как Кроса, так и Людей, скорее всего машины спишут, как претерпевшие технические неполадки, лишь бы не заниматься бюрократией.
     -Молот Три-Пять, огонь. – Отдал я приказ, убедившись, что отметки на радаре, обозначающие противника, подошли к условной отметке.
     -Делайте, что говорит голос. – Влез на частоту Командор.
     - Молот Четыре-Пять и Молот Пять-Пять, двигайтесь сто метров на юго-восток. – Продолжил я следить за полем боя, невидимый для глаз. - Молот Три-Пять, отходи навстречу Молоту Четыре-Пять, Молот Четыре-Пять, прикрой Молот Три-Пять.
     ***
     -Машины Три и Четыре потеряны! Машина Два потеряна! Что за черт! – Выругался Капитан Верес, нервно ходя взад и вперед по центру управления, в который стекались данные с поля боя. – Как они это делают?! Сменить коды шифрования! Наверняка противник перехватывает переговоры!
     -Уже, капитан! Трижды!
     -Еще раз!
     -Провал недопустим! – Генерал Брода вскочил со своего кресла. – Высылайте еще одну карательную группу!
     -Генерал, мы не можем! Это разорвет оцепление!
     ***
     А вот теперь… Интересно, что предпримет генерал? У него есть пять вариантов действий. Остается дождаться его решения.
     Мгновение спустя, я смог только хмыкнуть. Похоже, он выслал свою личную охрану, чтобы не допустить разрыва оцепления. Пожалуй, более глупый ход, чем я ожидал от фигуры его величины.
     -Пурпурный, у тебя есть карта старого города?
     -Старого города? Да, есть. – Удивленно ответила девушка. – Но на ней нет современных ориентиров.
     -Они не нужны. Оставляй свою машину у точки эвакуации Омега-Два и уходи вместе с остальными.
     -Я не могу ее оставить!
     -Титания! – Вклинился Командор. – Делай как он говорит, это наш единственный шанс!
     Я меланхолично следил, как светящиеся точки сходятся в центре, окружая пустой корпус пурпурного «Вектора». Десятки машин сошлись плотным кольцом вокруг, стараясь держать недвижимую, поврежденную машину под прицелом. Выцепив искрящий от переизбытка энергии накопитель, я спустил курок, выпустив короткую очередь. Пробитая плазменная ловушка батареи дала сбой, и площадь исчезла в ослепительной вспышке, которая обрушила наземное перекрытие площади, увлекая за собой шагоходы Кроса. Попав в сель, они не имели ни единого шанса уцелеть – и это принесло мне радость, которую я не испытывал уже многие, многие годы.
     Мой план сработал. Если я смог победить сейчас, то смогу сделать это вновь! Я смогу отомстить!
     Мой небоскреб вдруг содрогнулся. Развернув машину, содрогнулся и я – забравшись по противоположной, отвесной стене небоскреба, мне навстречу несся ярко-красный «Вектор». Я удва успел заслониться от стремительного удара, и в кабине что-то взорвалось. В нос ударил запах дыма.
     -Это ты командуешь ими? – Подала голос неизвестная машина, активировав внешний динамик. Голос синтезирован, но манера изложения и изначальная тональность выдавала пол пилота: передо мной была женщина. – Полагаю, если я уберу тебя, то эта драка, наконец, закончится.
     Всего лишь пилот… А какая мощь! Какие навыки! Я сделал резкий прыжок назад, вылетев на площадь, но чертов монстр был неостановим – он сделал такой же прыжок, кинувшись следом за мной, и увернулся от очереди, которую я послал ему навстречу. Нужно запомнить это – самый важный фактор в бою – человеческий. Что же, я оставляю эту техническую победу тебе, неизвестный пилот.
     С этой мыслью я дернул рычаг катапульты.
     ***
     -И что теперь, Командор? – Титания плюнула под ноги. Обычно она брезговала пачкать полы, но заполненные пыльным туманом канализационные тоннели, по которому отходили выжившие в этой передряге, вряд ли могли стать еще грязнее.
     -Теперь все становится еще интереснее. – Командор перехватил винтовку поудобнее и вытащил из разгрузки флакон. – Надеюсь, теперь мы сможем повернуть события вспять.
     -Как только обзаведемся лабораторией, это да. – Титания хмыкнула.
     -Как только обзаведемся лабораторией, моя дорогая, создать генетическую чуму не станет большой проблемой.
     Девушка нахмурилась.
     -А без геноцида никак? Меня, в принципе, сейчас все устраивает, если уж на то пошло.
     -Тебя устраивает настоящее, где людей забирают прямо с улиц на опыты, миром правят инопланетяне, а за любую провинность могут отправить в тюрьму? Человечество семь лет подвергается сегрегации и геноциду. Я не вижу ничего плохого в том, чтобы бить врага его оружием. Не забывай, эта штука… - Он тряхнул флаконом, слабо светящаяся в темноте жидкость которого переливалась из светло-зеленого в темно-синий, как северное сияние. – Она создавалась, чтобы травить нас. Лучше уж они, чем мы. А вот наша война… - Задумчиво протянул Командор. – Что-то мне подсказывает, что теперь все будет иначе.
     ***
     -А ну просыпайся, Кай! Я знаю, что ты заснул, ты перестал писать! – Касмина стукнула меня по голове книгой.
     -Совсем не обязательно меня за это лупить. – Хмуро ответил я. Поспать ночью не удалось, я с трудом ушел от полиции. Хорошо, что до капсулы первыми добрались спасатели, таких вот эвакуировавшихся этой ночью было полно. Повстанцы не перебили всех, многие машины были просто нейтрализованы, и те либо в панике, либо по здравому расчету, дернули рычаги.
     -Если не будешь учиться, у тебя будут плохие оценки. – Она качнула книгой. – И вообще, куда ты вчера делся?
     -Да… Мне плохо стало, я в больницу пошел.
     -И нас не предупредил? Надеюсь, сейчас у тебя все хорошо?
     -Конечно, Каси. Спасибо за беспокойство. – Я улыбнулся хмурой девушке, и она показательно отвернулась к Фиане, которая мутным взглядом смотрела на телевизор. Звук был выключен, но субтитры с лихвой компенсировали этот недостаток.
     По телевизору транслировали новости.
     «…в ответ на ничем не спровоцированную резню, устроенную диссидентскими элементами, вице-спикер, Горан Ловаретти выступил с речью, осуждающей террористические ячейки. В прочем, по его утверждению, они не несут реальной угрозы, благодаря системам безопасности мегаполисов».
     Системам безопасности, надо же… Они же эту резню и устроили. Я нахмурился, но не подал вид, что тоже смотрю выпуск.
     «Небольшое количество диссидентов повторяет ошибки старого мира. Они наносят удары, когда весь мир празднует благосклонность наших господ, которые вновь и вновь предлагают жителям свою дружбу и помощь.» – На экране появились кадры, как солдат Кроса помогает подняться упавшей женщине. – «Но не бойтесь! Эти тривиальные действия не смогут разрушить прочную дружбу между Землянами и Кроса.»
     Кадры сменились. Вице-спикера заменила хроника вчерашних событий. Кадры вновь сменились, показав очередного критика. Цензура? Она нужна, только чтобы скрывать преступления государства. Сейчас же произошедшее выставлялось в другом свете – виной резни были террористы. Вот и камера, не стесняясь, во всех деталях показывала мертвецов – как гражданских, так и солдат Кроса. Увидев эту мясорубку, я быстро отвернулся, но уже было поздно – к горлу подступил тошнотворный комок, и я, недолго думая, рванул в туалет. Наконец, промыв горло, я посмотрел в висящее над умывальником зеркало и ухмыльнулся. Черт, похоже я не так крепок, как мне казалось.
     Когда я вернулся обратно в кабинет, новости все еще продолжали идти. Вернее, спикер в уродских очках продолжал свое вещание.
     «Дорогие друзья! Вот уже семь лет, Империя Кроса без устали работает над тем, чтобы исправить ошибки старого мира, избавиться от несправедливости и разорения, принесенного войной. Под нашим управлением города процветают, люди радуются жизни, а природа залечивает раны. И тем не менее, среди нас есть те, кто отказывается признать правду! Те, кто хочет видеть все наши достижения стертыми в порошок! Этому необходимо положить конец. В данную минуту, когда я рассказываю вам это, наши миротворцы выдвигаются на пограничные территории, чтобы положить конец этому бичу! Граждане, с вашей помощью мы сможем преодолеть эти трудности, чтобы обеспечить еще семь лет мира и спокойствия.»
     Ну да, как же. Процветающие города, где безопасность обеспечивается страхом. Радостные люди, вынужденные питаться очищенным протеином. Природа залечивает раны… Что за чушь. Плазменные бомбардировки превратили в стекло тысячи квадратных километров. Миллионы людей лишились работы с отменой прежней валюты и введением кредитных чипов, животных не на что было содержать, и их либо забили, либо выпустили на волю, где у них не было шансов выжить. Я даже не помню, когда в последний раз видел живую лошадь. А Сопротивление, они же террористы в глазах общественности, они были последней линией обороны. И они не справились. Что же, не могу их винить за попытку все исправить. Полагаю, они могут послужить мне… Так или иначе. Осталось лишь выяснить, где их искать.
     -Командор, сегодня утром я получила посылку. – Титания прислонилась к стенке телефонной будки. Когда-то в них ютились телефоны-автоматы, но с пришествием Кроса в них исчезла необходимость. Как и в компьютерах Коммодор-86, повсеместно используемых подпольем и устаревших почти двадцать лет назад, но которые невозможно взломать – такой же принцип был и здесь.
     -Посылка? От кого?
     -Неизвестно. – Девушка качнула головой. – Но вот содержимое…
     -Что на счет содержимого? О боже, не говори мне, что ты открыла посылку, не проверив ее…
     -Конечно я ее проверила. – Огрызнулась девушка. – Не об этом речь. Мне прислали билет в музей. На нем написано время и место встречи. Думаю, это наш неизвестный помощник.
     -Интересное предположение.
     -Я пойду. – Твердо сказала она.
     -Похоже, ты все для себя решила. – Задумчиво ответил Командор. - Ты действительно хочешь пойти?
     -Думаю, он наш единственный шанс что-то изменить, Командор. Мы должны хотя бы попытаться.
     -Что если это ловушка? Вероятность этого очень высока, особенно теперь.
     -Кто не рискует, не пьет шампанское. А я все еще планирую отпраздновать освобождение.
     -Тебя понял. Даю добро на проведение операции.
     -Тогда я выдвигаюсь к точке рандеву. Расчетное время прибытия – сорок минут.
     -Принято. Тебя встретят.
     ***
     Ровно в три часа дня, как и было назначено, девушка с короткими черными волосами, стянутыми вместе резинкой чуть пониже затылка, подошла к манекену, на котором висел потрепанный бронежилет и шлем. Плашка гласила: «Индивидуальные средства защиты солдата Сил Обороны Земли, 2010». Машинально сунув руки в карманы холщовой куртки, она неожиданно для себя обнаружила в одном из них старый мобильный телефон, на котором уже был набран номер, по которому ей требовалось позвонить. Бросив быстрый взгляд на одного из праздных зевак, который, увидев телефон в ее руке, кивнул, она нажала на кнопку вызова.
     -Алло? – Раздался в трубке нервный женский голос, и я хмыкнул.
     -Садись на кольцевую линию монорельса, уходящую на юг. И возьми с собой друзей. Я свяжусь с тобой.
     Дождавшись, когда девушка и ее прикрытие сядут в поезд, я вошел в пустой хвостовой вагон. Поезд тронулся. Заметив, что девушка и ее приятели нервно вглядываются в лица пассажиров, я набрал восьмизначный номер.
     -Слушаю. – Ее голос был тверже.
     -Повернись в сторону головного вагона, и посмотри на лево. Что ты видишь?
     Титания повернула голову и посмотрела на отстроенный Кроса город.
     -Улей. Муравейник. Новый город, построенный на костях старого.
     -А справа?
     -Руины. Гетто. То, что осталось от нашей планеты.
     -Хорошо. Я жду тебя в конце вагона.
     Быстро добравшись в хвост, Титания замерла, стоило ей войти. В вагоне было пусто – если не считать одинокую фигуру в мотоциклетном шлеме, сквозь непрозрачное стекло которого не было видно лица. Группа прикрытия ввалилась следом – Командор головы оторвет, если с ней что-то случится.
     -Как тебе экскурсия? – Глухо спросил я. Голос был искажен с помощью нехитрого приспособления – пары небольших резинок, которые я подложил за щеки. Изменив структуру моего лица, они отчасти меняли мое произношение, делая его неузнаваемым.
     -О чем ты? – Спросила девушка.
     -Ну как же. Улей и Гетто. Разница разительна, не правда ли?
     -Конечно она разительна!
     -Поэтому вы и не прекратили драться?
     -Конечно! Мы должны драться, должны победить!
     -Ты ошибаешься. Такая Империя, как Кроса, не падет перед банальным терроризмом. Для них это всего лишь детский лепет, до которого им зачастую нет дела. Вам позволяют существовать, потому что вы не представляете угрозы.
     -Мы не дети! – Девушку задело сравнение.
     -Знай своего врага! Ваш враг – не люди, а сама Империя! – Я поднялся. - Какой смысл вести войну с невинными?
     -Почему мы вообще должны тебе верить? Мы даже не знаем, кто ты такой! Как мы можем тебе доверять, если ты прячешь свое лицо?
     -Можете звать меня Альфа. В качестве жеста доброй воли, я покажу, на что способен.

Глава 3

     -Две новости? Дай угадаю, одна хорошая и одна плохая. – Генерал полиции бросил взгляд на капитана Вереса.
     -Все верно, генерал. По официальному заявлению оперативно-разведывательного отдела, уровень угрозы со стороны сепаратистких движений стал «низким».
     -А плохая новость?
     -Нам необходимо направить несколько оперативных групп в Район номер четыре.
     -Это тот, где чума? Зачем?
     -Обычная проверка грузовика превратилась в черт знает что. Оказалось, что это грузовик террористов, водитель взорвал себя в месте с машиной.
     -Кто-нибудь из наших пострадал?
     -Ранен один полицейский, шансы на выздоровление минимальны – его костюм химзащиты был поврежден взрывом.
     -Господи… Мы уже год с камикадзе не сталкивались.
     -Два года, генерал. Разведотдел утверждает, что в сети района повышено энергопотребление, лучше не рисковать и отправить туда солдат.
     -Хорошо, делайте. – Отмахнулся генерал. – У нас нет времени на танцы.
     ***
     Когда мне было десять, мир казался кошмарным местом. Война только закончилась, началась ассимиляция. Землян разгонали по концлагерям, начались голод, болезни, грязь и разорение, терроризм и коррупция. Бесконечный замкнутый круг. Моя гордость не распространяется настолько далеко, чтобы попытаться изменить этот мир, в конце концов, мой враг — империя, простирающаяся на многие миры. Но я знаю наверняка: как только кто-то победит, борьба закончится.
     Бросив пустой взгляд на учителя, я сунул руку в карман. И верно, как предчувствовал – он завибрировал, стоило мне его коснуться. Я поднялся со своего места.
     -Прошу простить, Мисс Леви. Мне нездоровится, можно я выйду в туалет?
     Немного удивившись, она отвернулась от доски. Я поймал несколько насмешливых взглядов со стороны других учеников.
     -Может, сразу в медпункт? — Улыбнулась она.
     -Конечно. Я так и сделаю. — Серьезно кивнул я, и, проигнорировав ее удивленный взгляд, вышел в коридор, на ходу доставая из одного кармана телефон, а из другого — голосовой модулятор. Прошло две недели после нашего первого контакта. И еще одна после нашей встречи в поезде. Этого времени было достаточно, чтобы наладить кое-какие связи – отчасти через теневых брокеров, отчасти – через черный рынок. И тех, и других оказалось удивительно легко найти, было достаточно лишь поискать…
     -Альфа на связи. — Я прикрепил к телефону голосовой модулятор и нажал кнопку приема.
     -Альфа, у меня две новости, хорошая и плохая. С какой начать?
     -Начни с плохой. — Я нахмурился. Пурпурный пилот явно нервничала.
     -Схрон Сынов Восхода накрыли правительственные войска. Никакой информации от выживших не поступало, поэтому… Сам понимаешь. Они были самой большой группировкой, которой мы располагаем в этом городе.
     -Вот как… Паршиво. - Кроме группы Командора, есть три действующие ячейки. Точнее, ячеек сопротивления много, но именно эти три, представляют реальную угрозу Империи. Если бы я смог их объединить, они смогли представить собой значительную ударную силу. Но теперь, боюсь, уже поздно. Сыновей Восхода можно вычеркнуть из списка бодрствующих. - Что на счет хорошей новости?
     -Казнь отменили.
     -Причина?
     -Неизвестно. Заключенных уже привезли в место временного содержания, и теперь повезут обратно, в региональную тюрьму, прежде чем отправить их на «Остров».
     -Что хорошего в этой новости?
     -Мы можем устроить засаду на конвой и отбить их.
     -Это может быть ловушкой. – Заметил я.
     -А может и не быть. – Отрезала девушка. – Мы обязаны попытаться.
     -Значит, пытайтесь. – Я бросил взгляд за окно. Осень прошла, и совсем незаметно наступила зима. Снег еще не пошел, но стало достаточно холодно, чтобы выходящий изо рта пар вызывал раздражение.
     ***
     Дождавшись зеленого сигнала светофора, я пересек дорогу и вошел в подвальное помещение в торце здания, возвышавегося напротив общежития. Здесь ютился небольшой бар, которым заправлял Старый Ляо и его сыновья. Полностью легальный бизнес, но вышибалы, как правило, не пускали сюда опрятно одетых и почти наверняка Кроса. Только для Землян. К счастью, пару лет назад я оказал услугу Ляо, получив право входа. Пусть я и не Кроса, но все равно выгляжу подозрительно чистым и опрятным на фоне чернорабочих Землян. И если Ляо вел вполне легальный бизнес, его сыновья занимались бизнесом нелегальным. Они торговали оружием, наркотиками, информацией. Жаль, я узнал об этом только сейчас, мой крестовый поход против Империи мог начаться гораздо раньше. А самое главное, его сыновья управляли одной из банд сопротивления в этом городе, известной как «Черный Лотос».
     -Господин Ляо, приветствую. — Я сделал официальный полупоклон старому китайцу с метлой в руке, и он ответил мне тем же. Поклон, однако, не был таким же низким. Не могу винить старика, больная спина — бич старшего возраста. Час был достаточно ранний, и кроме Ляо и его сыновей в помещении никого не было.
     -Молодой Кросс! Как хорошо, что ты к нам пожаловал. В последнее время я вижу тебя все реже.
     -Много учебы. — Невинно улыбнулся я старику, краем глаза отметив две лысые головы его сыновей, исчезнувшие в подсобке. — Трудный был день…
     -Понимаю, понимаю. — Кивнул он. – Присаживайся, тебя обслужат. Что будешь пить?
     -Как обычно.
     -Молоко? – Хмыкнул старик.
     -Молоко.
     Ради меня он готов раскошелиться даже на такую роскошь. Ценю старика.
     Я присел за столик, получив свой довольно небольшой стаканчик молока, когда в бар вошла еще одна личность, которую не могла скрыть даже низко надвинутая кепка. Бросив быстрый взгляд, она зацепилась им за меня, и я махнул ей рукой – просто потому, что могу.
     -Привет. – Я улыбнулся ей. Девушка лишь нахмурилась и, что-то шепнув резво закивавшему Ляо, прошла в подсобное помещение следом за его сыновьями. Чего-то такого я, конечно, и ожидал, но не подал виду, продолжая цедить свое питье.
     Она вышла примерно через полчаса. В руке – холщовая спортивная сумка, провисающая на тонких ручках так, будто она заполнена кирпичами или железным ломом. Я вновь улыбнулся ей, отсалютовав полупустым стаканом. Девушка вздохнула, однако, приглашение приняла, и ее сумка звонко грохнулась на плитку поля подле моего столика.
     -Мы знакомы? – Взяла она быка за рога.
     -Думаю, нет. – Отнекнулся я. – Виделись пару раз во время занятий, может.
     -Да, точно. – На ее лице проступило облегчение. – Ты Каин. Спасибо, Ляо. – Она улыбнулась старику, принесшему и ей молоко.
     -Верно, меня зовут Каин. А тебя?
     Вместо ответа она обернулась ко входу – за мгновение до того, как двери распахнулись, и в помещении появились четверо бандитского вида братков. Об их беспредельной принадлежности говорил в первую очередь тот факт, что они вломились к Ляо. К самому Ляо!
     -Я думаю, мне нужно идти.
     -Ну как же, ты не выпьешь? – Я указал на полный стаканчик молока перед ней.
     -Эй, шалава. Пошли, тебя Хруст ищет. – Один из них подрулил к нам, и Титания нервно сглотнула.
     -Мальчики, поспокойнее. – Подал я голос. – У меня выдался тяжелый день. Если у вас с ней какие-то проблемы, я уверен, проблемы стоящие, то я буду благодарен, если вы оставите нас в покое, пока я не допью свое молоко. – Я сделал глоток.
     -Пацан, ты бы двигал. – Один из громил выпал из транса, вызванного удивлением.
     -Он прав, уходи. – Вклинилась девочка.
     -Вот как… - Я поднялся. – Парни, ваш последний шанс уйти мирно.
     -Шутишь? Нас пятеро, ты один.
     -Двое. – Титания встала рядом со мной.
     -Сядь. – Рыкнул я и улыбнулся громилам. – Вас трое, я один.
     -С чего вдруг?
     -Как только я вырублю лидера, то есть тебя, один или два энтузиаста попытаются вмешаться, и тоже получат свое. Последние двое всегда сбегают.
     -Ты… Уже делал это раньше?
     Я пожал плечами. Главарь улыбнулся и, не телеграфируя свои намерения, попытался ударить меня. Я поднырнул под руку, вывернул ее, и огрел его в лицо локтем, почувствов отчетливый хруст. Он упал на пол, зажимая нос, и я подхватил его за полу куртки.
     -Ты в порядке. Поднимайся. – Подтолкнул я его и прежде, чем он выпрямился, ударил прямо по промежности. Он завопил и, упав на кафельный пол, свернулся в позу эмбриона. Еще двое подняли кулаки.
     -Теперь понятно, кто есть кто. – Я хмыкнул.
     -Они мои. – Титания придержала меня за плечо и неожиданно быстро выскочила вперед, обдав меня пахнущими озоном духами. Перехватив руку с неизвестно откуда появившимся ножом, она молниеносным ударом выбила локоть противника из сустава и, ударив нападавшего в лицо, едва не получила удар по затылку, который я вынужден был парировать для нее. Перехватив несущийся мне в лицо кулак, я пропустил сильный удар по почкам от противника, который неожиданно выгнулся, когда в кафель вокруг него начали бить молнии. Увернувшись, я ударом пятки выбил коленный сустав у нападающего, вынудив его рухнуть на землю, и сильным пинком в промежнось заставил его скорчиться рядом с главарем, тогда как девушка, перехватив ногу третьего, послала высоковольтный заряд через его нервную систему, заставив того верещать от боли. Двое уцелевших, наконец, смогли подняться и, переглянувшись, кивнули друг другу. Девушка послала еще один разряд.
     -Достаточно. – Подал голос Ляо, и она послушно уронила скулящего подонка на пол. – Выметайтесь, пока я не позвонил в полицию.
     -Прости, Ляо. – Извинился я.
     -Да не вы. Эти отбросы. – Он ткнул метлой в бессознательного главаря.
     -Прошу простить меня. – Девушка поклонилась Ляо. – Это из-за меня, они… Они за мной.
     -Нонсенс. Фань Ю и Ву Ю уберут мусор, зря я что ли тут мету…
     -Мы все же пойдем. – Она подхватила тяжелую сумку, а я только сейчас осознал, что озоном пахнут не ее духи. Девочка – биотик, и я впервые вижу перед собой подростка, обладающего биотическими способностями. Быстро допив молоко, я побежал за ней, и едва успел нагнать прежде, чем она свернула за угол, чтобы раствориться в толпе.
     -Не волнуйся, я никому не расскажу. – Пообещал я.
     -Да… Да. Конечно. Прости. — Она слабо улыбнулась. — Меня зовут Титания.
     -Приятно познакомиться. Красивое имя – Титания.
     Она слабо улыбнулась мне в ответ.
     ***
     -Доступ к камерам… Есть. Непонятно только, сколько у нас он времени. — Девушка перед рядами мониторов потянулась, пытаясь размять затекшие ноги. Она сидела здесь уже четыре часа, и вот наконец, поймала окно, чтобы вломиться в систему незамеченной. – Отправляю тебе план здания.
     -Понял. – Отозвался я, глядя на экран телефона, на котором высветилась трехмерная модель здания. Через теневой рынок удалось выкупить часть информации об этом месте, но доверять теневому рынку… Если он существует, значит, Кроса позволяют ему существовать. К счастью, Лавиния была не только теневым брокером. Она была в сопротивлении, и ее помощь была неизмерима.
     -Похоже, мой источник не солгал.
     -Или солгал, и это ловушка. — Задумчиво ответил я. — Очень очевидная ловушка…
     -Ты везде видишь ловушки. Понадобится целая армия, чтобы туда пробиться.
     -Кому нужна армия… — Я отошел чуть назад, и взял со стола рацию. — Группа «Молот», доклад.
     -Видим конвой. – Скупо ответил Командор.
     -Прекрасно. – Ответил я. - Действуйте по плану, уверен, он безупречен.
     Так, с этим разобрались.
     Я убрал телефон в карман и, помедлив мгновение, вытащил из гнезда рацию.
     -Лотос Один-Один, твой выход. — Я переключил частоту. — Лотос Два-Три, готовность тридцать секунд. Лотос Четыре-Восемь, готовность сорок секунд.
     -Вас понял, Альфа. Готовность тридцать секунд.
     -Принято, сорок секунд.
     -Вас понял! — Бодро прокричал в коммуникатор хрипловатый голос, и из проулка на улицу медленно выбрался мусоровоз, окна которого были забраны стальными пластинами с узкими смотровыми прорезями. — Почтовая служба готова к доставке!
     ***
     Завидев приближающийся грузовик, солдаты у ворот встали на изготовку, и навстречу приближающейся машине вышел офицер, на ходу поднимая раскрытую ладонь, призывающую водителя остановиться для проверки документов. Яркий свет фар ослепил его на мгновение.
     -Гал ворбак! — Выкрикнул он, но водитель не заметил одинокую фигуру посреди дороги. Машина слабо подскочила, переехав тело незадачливого офицера, и с разгона впечаталась в толстенные ворота. Отчаянно завизжали покрышки, сторожевая турель перевелась в боевой режим, и в зрачке видоискателя злобно загорелся красный огонек. Машина прекратила бессмысленные попытки свалить ворота, и визг покрышек прекратился. Переглянувшись, солдаты начали окружать мусоровоз, направляя оружие на него. Глупо было ожидать, что одинокий грузовик, пусть даже настолько крупный, как довоенный мусоровоз, сможет свалить ворота. Но расчет был не на это.
     -Ничто не остановит почту! — Завопил водитель, раздирая легкие. Резким движением пальца откинув крышку детонатора, он вдавил кнопку.
     Бризантная бомба в кузове разорвала машину на части вместе с дорожным полотном и толстенными воротами, превратив патрульных в горсти пепла в ослепительной сверхновой второго солнца. Смертник сделал свою работу на пять с плюсом, и я был готов ему аплодировать. А теперь…
     -Лотос Два-Три, вперед.
     Я хлопнул по плечу водителя, опуская маску противогаза ниже, и машина тронулась. Через маленькую амбразуру в котельном железе, которым обшили лоб машины, было видно лишь зарево, оставленное грузовиком со взрывчаткой, и щель в массивных воротах. Гул двигателя нарастал, Лотос Два-Три, сидящий на месте водителя радом со мной, со скрипом и воем убитой трансмиссии переключил передачу.
     Удар!
     Я едва успел схватиться за поручень над дверью, когда семитонный грузовик, столкнув отвальным ножом немногочисленные останки грузовика со взрывчаткой, сшиб тяжелые бронированные ворота на землю. Машина подскочила, переезжая их. Внов почувствовалось столкновение, стон металла и скрип покрышек – похоже, мы протаранили чью-то машину.
     -Держись, босс! – Бросил мне Два-Три, и я кивнул. Как пионер – всегда готов!
     Входная дверь лопнула. В брызгах стекла грузовик влетел в лобби и, ярко сверкнув стоп-сигналами, пошел юзом, снося на ходу кадки с растениями и стол охраны, которой на месте не оказалось. В следующий миг створы грузовой рампы распахнулись, и вглубь помещения полетели бутылки с мутной жидкостью – разбиваясь, жидкость входила в контакт с кислородом в воздухе, выделяя жутко вонючий, вызывающий резь в глазах и спазмы в груди, газ. Вслед за бутылями из кузова стали появляться бойцы в противогазах с оружием наперевес.
     -Ты и ты, периметр. – Я спрыгнул на землю, и под моими ногами захрустело битое стекло. Полная картина разрушения – как доктор прописал. Боевики, в которых я наугад ткнул пальцами, двинулись вперед, к лифтам.
     -Чисто! – Крикнул один из них, обследовав кабину, и я вошел следом за ним.
     В коридоре четвертого этажа было ожидаемо пусто, но поздний час не объяснял отсутствие охранника на посту. На стуле висит китель, небрежно брошенный дежурным, а его самого нет. Странно. Очень странно.
     Если только…
     Если только мне не назначено.
     Жестом остановив бойцов, я приказал им занять позицию здесь. Похоже, дальнейших препятствий не будет.
     Я не стал стрелять в замок, пинком вышибать дверь. Зачем? Я постучался, но ответа не было. Тогда я нажал на дверную ручку.
     В кабинете было тихо. Свет не горел, только экран монитора освещал хозяина этого кабинета – и в том же свете тускло блестели погоны на его плечах. Я вскинул оружие.
     -Молодец, поздравляю. — Генерал Брода медленно похлопал и откинулся в своем кресле, игнорируя направленный на него пистолет. — Шум, который ты устроил, надолго отвлечет охрану.
     -Ну еще бы. — Я подошел ближе, на ходу снимая противогаз. — Ты вновь послал свою гвардию убирать мусор, как и на площади Союза.
     -Откуда ты… — Напрягся он, и я подошел ближе, позволив свету монитора осветить свое лицо. — Каин? Я… Я думал…
     -Что я мертв? Ты ошибался.
     -Каин, сынок… Я… Я так рад, мне сказали, что ты погиб, когда началось вторжение.
     Я подошел ближе, не выпуская генерала из прицела. В груди закипала злость.
     -Погиб? Ну конечно, я погиб. Я погиб вместе с матерью, когда началось вторжение. И, как мне казалось, отчимом, и братом. А теперь я вижу тебя здесь, после стольких лет бессмысленных поисков? Ты думаешь, я дурак?
     -Я… Я клянусь, я не имею к этому отношения!
     -А знаешь, я тебе верю. — Я опустил оружие и присел на краешек стола. — Скажи мне только, по чьему приказу был убит Авель?
     -Авель? Он тоже жив?
     -Был жив. И представь себе, был среди патрульных, когда началась резня на площади Союза. И теперь он мертв. Убит рукой своего начальника за отказ выстрелить в меня. Кто отдал приказ убить гражданских? — Ствол пистолета вновь нацелился прямо в лоб генералу.
     -Пожалуйста! Ты не можешь… Я ведь твой отец! Мы семья!
     -Мой отец никогда не предал бы свой дом, и тем более свою семью. Ты мог быть не родным мне, но я по-прежнему звал тебя «папа», а Авеля - «брат».
     -Сынок…
     Повисла пазуа.
     -Не смей меня так звать, сволочь.
     В тишине помещения оглушительно грохнул выстрел.
     Те, кто готов убивать, должны быть готовы к тому, что умрут. Таково положение вещей в этом мире. Его не изменить. Оставив остывающее тело генерала в своем кресле, я вытащил рацию.
     -Альфа всем Лотосом, циркулярно. Мы здесь закончили. Уходим.
     -Говорит Лотос Один-Один. Принято, Альфа.
     -Хет-хет-хет-хет… - Послышалось булькание за моей спиной, я резко обернулся. Холодная капля пота скатилась по моей спине, когда я уставился на мертвые глаза отца, на дырку в его лбу… Но он смеялся. Он не мог выжить, но он смеялся.
     Шестерни в моей голове закрутились быстрее.
     Черт. Андроид. Только ему бесполезно стрелять в голову – внутри лишь камеры и провода. Я вновь поднял пистолет и, переключив селектор огня, короткой очередью раскроил ему грудную клетку. Брызнуло машинное масло, полетели искры, нервирующий смех стих, когда тупоносый снаряд разбил процессор робота.
     Но если это – андроид, где-то сейчас сидит настоящий Генерал Брода Кросс, и ухмыляется. Ублюдок умнее, чем хочет казаться. Вывод один – это ловушка. Я рванул наружу, машинально отмечая короткие очереди, доносящиеся из коридора.
     -Альфа – Лотосам! Это ловушка, повторяю, это ловушка! Альфа — «Молоту»! Уходите, это…
     -Альфа, мы… Аргх! — Выкрикнул в ответ Командор, пытаясь перекричать грохот пулеметного огня, и рация зашлась статикой.
     Черт!
     Я в сердцах грохнул кулаком по деревянной обшивке стены.
     Ловушка, но не для меня.
     ***
     -Молот Три-Три - Молоту Один-Три, вижу конвой, как слышно, прием.
     -Молот Три-Три, вас понял. Готовность?
     -Три минуты.
     -Вас понял. — Лавиния переключила частоту и бросила взгляд на карту, на которой был отмечен маршрут конвоя с пленными. А вот и конвой, появился в видоискателе дрона-беспилотника, барражирующего над районом. Семь машин, два джипа охранения, два бронетранспортера конвоя, и три грузовика с пленными. Как по расписанию.
     -Лотос Два-Семь, готовность три минуты.
     -Понял. — Отозвался командир группы Лотос, переключая волну. — Лей Фанг, Шанг Ми! Конвой приближается. Будьте готовы, как и обсуждали.
     -Принято, господин.
     -Будет сделано. — Ответил второй. — Небесный Император улыбается, глядя на нас. Скоро мы будем улыбаться ему.
     -Да будет так. — Ответил Лотос Два-Семь и поморщился. Дурацкий позывной, который навязал чудила в шлеме. И не только «Лотосам», похоже, и «Молотов» это не обошло стороной. Эргономика общения была на высоте, и не поспоришь. Имя группы, номер в командной иерархии, и порядковый номер. Все правильно. Лотос, подчиняющийся Первому, номер Седьмой. Удобно. Но совсем не по фен-шую.
     Еще до прибытия конвоя хайвей был перегорожен «случайно» перевернувшимся грузовиком с горючим. Кроса не были искушенными вояками, будь затор из пары легковушек, их джипы головного охранения просто раскидают их в стороны отвальными ножами. Грузовик с символом «огнеопасно» таранить глупо, они на это не пойдут. Они свернули на перекрестке, не доезжая до затора, как Альфа и предсказывал. В небе нет БПЛА, значит, их ведет вертолет. Времени мало.
     -Лей Фанг! Шанг Ми! Вперед!
     -Есть! — Хором ответили парни, вдавливая в пол педали газа. Ржавые, будто найденные на свалке автомобили вырулили из проулков, кинувшись под колеса бронетранспортерам. Вспышка, ударная волна, от которой вылетают стекла, и бронированные машины пехоты превратились в братские могилы, когда начиненные взрывчаткой легковушки прорезали конвой, как горячий нож - масло. Одновременно с этим с балконов ударили крупнокалиберные пулеметы, и конвойные джипы вознеслись на механические небеса вслед за своими тяжеловесными братьями.
     Наконец, все стихло, только треск раскаленного металла и шипение горящего топлива говорили о том, что здесь была самая настоящая бойня. Нетронутыми осталиль лишь три транспортных грузовика.
     - Молот Четыре-Два, третья машина. Молот Три-Два, вторая машина. Молот Два-Два, за мной. — Командор, присоединившись к своим людям, взял оружие на изготовку и, уловив взгляд Титании, кивнул ей. Девушка, недолго думая, ответила на приветствие, крепче вцепившись в винтовку. Подойдя чуть ближе к недвижимым грузовикам, она вдруг почувствовала, как сосет под ложечкой от очень нехорошего предчувствия.
     -Командор… Это странно.
     -Что такое?
     -Четвертый район густо населен… Где все? Я не слышу паники. Кто-то уже должен был позвонить в полицию, они всегда быстро реагируют на стрельбу.
     -В четвертом районе была эпидемия. – Задумчиво ответил Командор. – Но ты права, это слишком странно, если подумать, мы не встретили ни один патруль.
     -Командор, грузовик не заперт!
     -Что за… Командор – всем Молотам, циркулярно! Это ловушка, повторяю, это лову…
     Его слова прервал грохот падающих фальшбортов грузовиков, из которых на бойцов сопротивления уставились стволы турелей многоствольных крупнокалиберных пулеметов, немедля открывших огонь на поражение. Если бы все шло как по плану, и Титания не обратила внимание на тишину, они окружили бы грузовики, прежде чем вызволять пленников. Могло погибнуть куда больше людей…
     ***
     Бросив взгляд на неподвижное тело одного из товарищей, Командор выругался и вновь взял в руки рацию. Над ухом просвистела пуля, и он поморщился, когда девочка рядом с ним, высунув автомат над бетонным ограждением, начала вести слепой огонь, впустую тратя патроны.
     -Командор — Имперской Печати. Запрашиваю эвакуацию.
     -Говорит Имперская Печать, время прибытия — семнадцать минут.
     -Имперская Печать! У нас нет семнадцати минут! Если вы не заберете нас через… — Он бросил взгляд на часы. — Четыре минуты, нам всем крышка!
     -Делаю что могу, Командор.
     -Командор, что делать будем? — Титания мельком высунулась, чтобы оценить ситуацию. Турели, исчерпав бездонные ленты, перестали стрелять, их место тревожная группа, подъехавшая к тревожным маячкам. Только сейчас они должны быть уже далеко, вместе с пленниками.
     -Имперская Печать прибудет через десять минут. Единственное место, где они смогут приземлиться — это парк Света в трех минутах бега.
     -Да, как этот Альфа и говорил. – Прошипела Титания. Нужно было послушаться его! Мы там будем как на ладони, пока вертушка не прибудет!
     -Значит, кому-то придется остаться. — Он поднял рацию. — Молот Один-Два всем Молотам, циркулярно. Выходите из боя и уходите к точке рандеву с Имперской Печатью, порядок значения не имеет.
     -Командор? — Титания посмотрела на босса. Тот даже не пошевелился, чтобы начать отступление, которое сам организовал.
     -Уходи, девочка. Это приказ.
     -Есть. — Титания стиснула зубы, поднимаясь, и сделала несколько выстрелов в пехотинца Кроса. Бронированные гиганты с легкостью игнорировали выстрелы, но в этот раз девочка попала удачно, и пуля, пробив горло идущего в авангарде, заставила остальных замедлиться, ища укрытие. Воспользовавшись мигом, Титания рванула прочь.
     Приближаясь к опускающемуся на площадь четырехвинтовому конвертоплану, девочка обернулась. К своему ужасу, она поняла, что была единственной, кто бросил Командора. Все остальные «Молоты» проигнорировали отданный приказ, и остались биться до конца. Либо просто не смогли выйти из боя.
     ***
     -Хуфу! Хакаму! — Прокричал офицер.
     -Альфа — «Молоту»! Это ловушка! — Захрипел в рации голос.
     -Альфа, мы… Аргх! — Только и успел ответить Командор прежде, чем его рация была разбита близким взрывом. Стиснув зубы, Титания поднялась по опущенной рампе в чрево конвертоплана и подошла к пилоту «Имперской Печати».
     -Где остальные? Мы не можем ждать! — Пилот дернулся в кресле, попытавшись повернуться к Титании. Привязные ремни напряглись.
     -Радар фиксирует множественные цели! Это истребители Кроса! — Выдал доклад второй пилот.
     -Уходим. — Мотнула головой девочка, и села в пустое кресло. Одно из десятков, расположенных в салоне грузового конвертоплана. — Уходим… Черт! — Прошипела она, ударив кулаком по переборке, и на глаза навернулись предательские слезы. — Черт!.. Ведь люди — не пешки! Я уверена, Альфа не стал бы обменивать нас… Точно! Альфа!
     -Альфа! Говорит пур… — Она схватила рацию, будто спасательный круг. — Говорит Молот Три-Один. Альфа… Что мы будем делать?
     

Глава 4

     -Знаешь, ты могла бы выучить пару вещей у Каина. Он – мастер, когда речь идет о сне во время уроков.
     Все взоры обратились на парня, который сидел с задумчивым видом, прикрыв глаза.
     -Но он же не спит прямо сейчас… Да? – Касмина задумчиво взвесила книгу в руке.
     -А черт его знает. Не знаю, чем он занимается по ночам, но половину уроков он точно спит.
     -Ха, ну да… - Девочка кивнула подругам, которые начали собирать вещи. Класс почти опустел, только Каин продолжал с задумчивым видом сидеть, игнорируя окружение…
     Ночью поспать не удалось. Примерно в одиннадцать часов я ответил на звонок, который заставил меня подскочить, будто ошпаренного. Клиника имени Ноумена, туда отвезли всех пострадавших во время резни на Площади Союза. Как оказалось, среди них был Авель. Признаюсь, я даже и не знаю, что думать, он стал солдатом Империи добровольно, и будет довольно сложно убедить его принять мою сторону в этом конфликте.
     -Эй, Каин! А ну просыпайся!
     Наученный уроком, я резко сместился, и книга просвистела мимо.
     -Каждый норовит обидеть бедного меня. – Едко хмыкнул я, и девочка отшатнулась, будто от чумного.
     -Прости! Я думала…
     -Хмм. - Я поднялся.
     -Эй, Кай, ты куда?
     -Мне нужно идти. – Махнул я ей рукой, направляясь к двери.
     -А как же занятия? – Она вышла следом за мной в коридор. – Еще два урока!
     -На оценки жалоб не было, к тому же, я набрал достаточно баллов, чтобы прогулять даже экзамен. Не волнуйся на этот счет.
     -Куда ты вообще собрался?
     -На свидание. – Улыбнулся я ей, и направился прочь.
     -Свидание?.. – Касмина замерла, будто налетев на каменную стену. – Какое еще свидание..?
     ***
     В торговом центре было не так много людей, как ожидалось. Из-за недавнего нормирования посещение торговых центров было ограничено для тех, кто не имел гражданства Империи, им приходилось ждать установленного расписанием дня и часа. Окинув взглядом пустующие магазины, я заметил темноволосую девушку, задумчиво изучающую что-то на витрине магазина, и подошел ближе.
     -Каин! – Подпрыгнула она, увидев меня в отражении витрины.
     -Ти! Рад тебя видеть. – Я подошел ближе, и улыбнулся.
     -Как хорошо, что ты согласился пойти со мной. – Она кивнула, возвращая немного натянутую улыбку. Было видно, что она дается ей с трудом.
     -Всегда рад помочь. Тем более, с выбором подарка. Кому? Отцу?
     -Да! Я так рада, правда. Мне совсем некого спросить…
     Титания за каким-то чертом вытащила меня на свидание. После произошедшего во время атаки на фальшивый конвой сперва мне показалось это странным. Вдруг она узнала, кто я, и теперь пытается как-то спровоцировать меня? Но простой вывод напросился сам собой: ей просто нужна была поддержка. Выбор подарка для ее отца был здесь ни при чем. И даже если наша встреча не была именно свиданием, она прилагала все усилия, чтобы она ей стала. Мне же оставалось идти по течению. Первым делом мы вошли в алкогольный магазин, услужливый клерк которого даже не спросил, есть ли нам восемнадцать. Думаю, его вообще мало волновало, что его продукцию покупают несовершеннолетние – времена сейчас тяжелые, и если они платят…
     -Я читал о винах, но никогда их не пробовал. – Задумчиво пробормотал я, осматривая бутыль из темного зеленого стекла. На самом деле, большая редкость в наше время: виноделие на Земле перестало существовать как понятие и теперь любые вина – лишь реликты ушедшей эпохи.
     -Ты несовершеннолетний, конечно тебе никто не позволит пробовать вино. – Хмыкнула она.
     -Думаю, это слишком сладкое. – Проигнорировал я ее едкий выпад. – Как на счет Шардонэ?..
     Диалог незаметно утек в другое русло, и обход магазинов превратился в рутину. Титании не нужны были шмотки, которые она покупала. Она делала это машинально, будто благодаря заложенной программе. И все же… Если был бы шанс, что Командор и «Молоты» живы, стал бы я спасать их? Несомненно, это завоюет и их лояльность – в том, что остатки группы последуют за мной, я не сомневался. Возможно, если я устрою рейды по тюрьмам, я смогу спасти не только их, но и людей из других группировок. Южно-Американские подпольные заводы Нуэво-Майя, Африкано-Китайский оборонный пояс, Российские КБ. Моя армия, которая ждет в спячке, не зная, что скоро снова воевать… Только сейчас людей катастрофически не хватает. Лавиния, лейтенант Командора, начала просматривать списки кандидатов на вербовку, но такими темпами мы еще не скоро выйдем к оперативным цифрам. Нужно более простое и элегантное решение проблемы.
     -Что думаешь? – Титания выпорхнула из-за ширмы раздевалки магазина одежды с броским названием «Ла Фонтен», и несколько раз обернулась вокруг своей оси. Я видел ее в облегающем пилотном костюме, там, на Площади Союза, в военной форме, когда она, пошатываясь, вышла из чрева конвертоплана, в обычной одежде в коридоре нашего общежития, но сейчас… Платье в цветочных тонах очень ей шло.
     -Ты выглядишь великолепно. – Сделал я комплимент. Платье и правда ей очень шло. Сейчас зима, и носить его негде, но уже скоро… Скоро будет весна.
     -Спасибо, Кай. Я тогда возьму его. – Она, смутившись, вновь скрылась за занавеской.
     Если бы я не знал, кто она на самом деле, возможно, наши отношения могли принять хоть какой-то оборот. Однако… Я не мог себе позволить личным чувствам влиять на свои решения. Мы все теперь солдаты.
     Когда солнце уже начало садиться, мы вместе вернулись к общежитию, и расстались только на лестничной площадке, открывающей путь в левое, женское крыло здания. Титания была старше меня, и училась на старших курсах, но я не знал, каких – спрашивать о подобном считается неприлично.
     -Спасибо, что проводил меня. – Освободив свою руку, Титания отошла от меня.
     -Спасибо, что вытащила меня на прогулку. – Я улыбнулся ей в последний раз и развернулся, чтобы войти в коридор правого крыла. – Хоть какое-то разнообразие в этой жизни.
     К счастью, я не способен формировать привязанности. Не знаю, почему, для этого существует какой-то медицинский термин, который я не потрудился запомнить. Поэтому провел остаток вечера не в душевных муках как герой любовного романа, а внимательно изучая последние оперативные сводки, переданные Лавинией на мой адрес, пока я тратил время на праздности. И на фоне этого начали формироваться будущие планы.
     ***
     -Итак, Три-Один. Что все это значит? – Я развернул кресло навстречу вошедшей девушке, отворачиваясь от мониторов. На экранах бежали строки информации, стекающиеся сюда со всех концов города. На самом деле, это кресло было не мое, оно принадлежало Лавинии, но драматизм ситуации, которую обеспечивал кабинет, играл мне на руку.
     -Я не понимаю, о чем ты. – Смущенно ответила Титания, пряча взгляд.
     -Почему я должен заниматься такой тривией, как указы кротам? Почему никто не догадался отозвать агентов, когда стало очевидно, что на «Молот» ведется охота?
     -Я пилот, а не командир. – Пробормотала она. – С потерей Командора и большей части группы во время захвата конвоя…
     -Каждый должен уметь думать за себя. Я удивлен, что никто не принял командование в отсутствие Командора. Или вы ждете, что я займу его место?
     -Но…
     -Мне это ни к чему, и ты это знаешь. Моя цель – уничтожение Империи Кроса, а не мелкий терроризм. Ваши действия преждевременно запустили маховик моего плана, и мне это не нравится.
     -Мы не могли позволить им казнить наших людей!
     -Вместо этого, вы позволили схватить еще больше. Как глупо.
     -Повторяю, я пилот!
     -И где же твоя машина, пилот?
     Повисла неловка пауза. Я понял, что перегнул палку.
     -Я оставила ее на Площади Союза. По твоему приказу. – Прошептала она.
     -Именно. – Я поднялся и, подойдя к девушке, положил ладони на ее плечи. - Вы доверились мне, и поэтому победили. Я дам вам второй шанс показать себя.
     -А? – Титания удивленно открыла рот, чтобы что-то сказать, но так и не нашла слов. Я поднялся.
     -Следуй за мной.
     ***
     В ангаре стоял гвалт, создаваемый радостными диалогами десятков людей, окружающих восемь больших ящиков. В каждом из них скрывался огромный боевой робот – «Вектор» модели «Орел», созданный на базе «Векторов» Кроса. Рядом с каждым из них находилось несколько человек в армейских «горках» из КБ Волкова, техники, присланные Русскими для передачи машин в новые руки. Я и Титания остановились возле одного из коленнопреклонных «Векторов», который уже прошел все предварительные проверки. Его полированная броня отливала пурпуром в слабом подвальном свете.
     -Тебе нравится? – Спросил я.
     -Эта машина… Удивительно!
     -И правда удивительно. Это первый «Вектор», полностью спроектированный и собранный на Земле. Если мне не изменяет память, твоя машина была лишь модификацией?
     -Да, наш техник хорошо постарался. Вот только без него мы не сможем разобраться в устройстве звуковой пушки…
     -На этот счет не волнуйся. – Я бросил взгляд на Титанию. Она ловко запрыгнула в кабину, и по приборной панели побежали строки информации. – Русские оснастили его кое-чем более разрушительным. Титания тронула манипулятор, и пурпурный шагоход поднял руку, шевеля массивными когтями, между которыми пробежал электрический разряд.
     -Я… Альфа, мне кажется, лучше тебе будет взять эту серв-машину. Мы не можем позволить, чтобы тебя тоже убили! Эта машина лучше защищена, чем…
     -Ты – лучший пилот сопротивления, Три-Один. – Спокойно ответил я. - Я – командующий, мне хватит и обычной машины. Если на то пошло, меня вообще не должно быть на передовой.
     По лицу Титании пробежала тень, и она, натянув на лицо улыбку, кивнула. В глубине души она была рада, что Альфа отказался от этой конфетки.
     -Почему русские согласились помочь нам? – Наконец задала она вопрос, который я ожидал. Они считают, что мы достойны их поддержки?
     -Нет. – Качнул я головой. – Они ничего еще не считают. Это всего лишь проверка. Тест нашей силы, нашей решимости. Если мы сможем доказать, что наша битва – правая, только тогда мы сможем рассчитывать на их неограниченную поддержу. А до тех пор…
     -Я готова служить, Альфа. – Девочка выпрямилась в пилотном кресле и ударила торцом кулака по груди в импровизированной отдаче чести.
     -Я принимаю твою лояльность. – Улыбнулся ей я. Девочка, будто угадав, улыбнулась в ответ.
     ***
     -Имперская Печать всем Молотам, циркулярно. Высадка через пять.
     Пробив тяжелым серым корпусом облачную пелену, массивная туша конвертоплана начала снижение над городскими шпилями. Сверху город был похож на ярмарку – конусы зданий и шпили небоскребов создавали непередаваемое впечатление. Если не знать, что он построен на сваях поверх старого города, чтобы обеспечить логистические нужды Амарант-Сити, ярко освещенного огнями в ночи, и не скажешь, что ему всего три или четыре года. Коллекторы и канализация, старые линии метро и парковочные места – все это было помещено под землю ради эргономики нового поселения.
     -Имперская Печать всем Молотам, начинаем высадку. Пошли, пошли!
     Здание с колоссальными неоновыми буквами G и E, General Electrics, под личиной которой скрывались военные лаборатории Кроса, было рассчитано не только на штурм, но и на обстрел тяжелой артиллерией. Раньше я бы и не решился близко подойти к этому зданию. Даже неискушенному человеку становилось понятно, что это не просто небоскреб – количество камер и охраны на квадратный метр превышало разумные пределы. Но когда Кроса начали выкуривать наших «Кротов», особенно ценные кадры было необходимо эвакуировать, и как можно быстрее. Одним из таких «Кротов» была доктор Оливия Кеннеди, проникшая в биолабораторию через год после вторжения. Биотехник первого класса, «крот», настолько глубоко законспирированный, что ее раскрытие было маловероятным. Однако, оно произошло. Выводы простые – либо о ней узнали шпионы Кроса, либо у нас утечка, либо кто-то из командного состава выжил во время облавы и раскололся. Придется заняться реорганизацией, когда мы закончим все мелочи. Именно благодаря ее наводке «Молоты» смогли провести операцию на Площади Союза тринадцатого сентября.
     -Три-Один, ты и твоя группа действуйте по плану Б. Молот Один-Семь, вы со мной. – Отдал я команды, едва наша группа перебила немногочисленную охрану в лобби и миновала арку металлоискателя, зашедшуюся судорожным визгом. Проследив, как матово-черный, покрытый светопоглощающей броней, шагоход закидывает в подсобное помещение труп охранника, я перевел взгляд на лифтовые шахты.
     -Принято.
     Лаборатория располагалась в пентхаусе восьмидесятого этажа этого уродливого здания, прямо за лакированными дверями, к которым вела красная ковровая дорожка. Из-за дверей уже доносились звуки стрельбы и бойцы, сходу пробив бронедвери, уставились на девушку с длинными каштановыми волосами, презрительно морщащую нос за большими круглыми очками.
     -Вы долго. Я уже…
     -Сзади! – Среагировал Четыре-Семь, но девушка была быстрее. Стремительно развернувшись, так что полы ее лабораторного халата взвились в воздух, она присела и, уперев локоть в колено, сделала несколько выстрелов навстречу солдатам в облачении сил правопорядка, сбив одного из них на землю. Второй успел укрыться за вазой, но она не спасла его от шквала автоматных пуль, выпущенных вдогонку. Через мгновение двери лифтовой шахты, скрипнув, выгнулись наружу, и из нее, по-собачьи перебирая четырьмя лапами, чтобы не царапать головой потолок, выбрался один из наших шагоходов.
     -Отличная стрельба, Мисс Кеннеди. – Похвалил я девушку, выводя машину на этаж. Места было мало, но другого пути наверх в обход лестниц я не видел.
     -Доктор Кеннеди. – Поправила она меня. - Альфа, я полагаю?
     -Именно. – Кивнул я, склоняясь в шутовском поклоне. – К вашим услугам.
     -О, еще и джентельмен. – Она хихикнула. – Как любопытно. Самый настоящий рыцарь.
     -Альфа, у нас проблема. – Ожил интерком.
     -Говори, Три-Один. – Я взял в руки рацию. Что там у Титании происходит?
     -К небоскребу подъехало несколько грузовиков с солдатами. Какие будут приказы?
     -Не отклоняемся от плана. – Отрезал я. – Оставьте пару автоматических турелей на местах и поднимайтесь выше, пусть начинают штурм.
     ***
     Сигнал тревоги прозвучал достаточно неожиданно. Никто не думал, что это произойдет так скоро – обычно террористы залегали на несколько недель, пережидая пик проверок и облав, но никто не сомневался, что это не учебная тревога. Накинув курту, Мария Орбс вышла из ангара, быстрым шагом направившись следом за нескольколькими группами людей к помещению с надписью «Аудиториум». Кроме ангара для боевой техники, это было единственное место, способное вместить в себя всю дивизию. На помосте она увидела Генерала полиции, толкавшего речь, которая дублировалась громкоговорителями. Окинув взглядом ряды сидений, она заметила своего пилота, и опустилась рядом.
     -Как у тебя в школе? – Шепнула она.
     -Все нормально, спасибо. – Отозвалась подруга.
     -А как твой бойфренд? Все пропадает?
     -Прошу внимания. – Генерал постучал по микрофону.
     -Тихо! – Шикнула она, и Мария притихла.
     -Буду краток, лишнего времени нет. Террористы захватили здание General Electrics и взяли в плен полторы сотни гражданских.
     По помещению прокатился гул.
     -Смирно!
     Все умолкли и встали.
     -Я сказал, что буду краток. У нас есть задание, и мы должны его выполнить. Задание предельно простое – прогнать их к черту. – Он обвел взглядом помещение и продолжил. – Боюсь, это война. В этот раз ее начали не мы, но именно мы ее закончим. Техники, все машины должны быть готовы к вылету через десять минут. Пилоты, вы получите полный инструктаж в воздухе. Разойдись!
     ***
     Итак, началось. Немного раньше, чем я рассчитывал, но раз мы обеспечили безопасность Доктора Кеннеди, первостепенные цели достигнуты.
     -Альфа… Мы же окружены! – Вдруг подала голос Титания. – Это была ловушка!
     -Верно. – Я ухмыльнулся. - Нас уже отрезали. Наши шансы на выживания стремятся к нулю, если мы не будем сражаться.
     -Что? Мы не можем…
     -Мы можем, потому что должны. Разве не в этом наша цель? Достаточно террора! Мы начинаем войну! Генерал Брода слишком долго избегал правосудия!
     -Но их слишком много! У нас нет шансов!
     -Верно... Будет чудом, если мы победим.
     -И как ты себе это представляешь? – Оливия посмотрела на меня внимательным взглядом.
     -Даже мессии должны творить чудеса, если они хотят, чтобы в них верили. Значит, и мы должны сотворить свое чудо.
     -Наши жизни на кону, какие, к черту, чудеса?! – Взорвался интерком. - Я знал, что нельзя было доверять тебе! – Завопил кто-то.
     -Пути к отступлению отрезаны. Никто не покинет это здание, даже если захочет. Если вы думаете, что у вас есть шансы без меня, вы вольны идти.
     -Нет, мы…
     -Достаточно. Вы доверились мне однажды, и я обеспечил вашу победу. Так доверьтесь мне вновь!

Глава 5

     -Три-Один, как наш план Б? – Осведомился я. Ответ Титании пришел через пару минут – она была чем-то занята.
     -Почти готово.
     -Хорошая работа. Как закончишь, ты мне нужна на уровне сорок четыре.
     -Есть!
     -Молотам Седьмой группы, циркулярно. Займите оборону на уровне семнадцать, там ведутся ремонтные работы. Машины смогут развернуться.
     -Принято.
     -Четыре-Шесть, Три-Шесть, заблокируйте лестницы.
     -Принято! — Внизу грохнуло, и здания содрогнулось – бойцы с РПГ выпустили снаряды в лестничные пролеты, горой бетона отрезав путь наступления. В прочем, отхода тоже. Я бросил взгляд на радар: вражеские отметки приближались к одному из боевиков.
     -Четыре-Семь, огонь на семь часов.
     Несколько отметок противника погасло.
     -Семь-Семь, огонь на три часа, они прямо за стеной.
     Ураган пуль порвал на части солдат, отметки которых сменились на «Сигнал потерян». Бой кипел во всю, но становилось понятно: для Кроса эта битва была проиграна. Сигналы передатчиков гасли один за другим, по всем этажам, здесь и там была слышна стрельба и взрывы.
     -Альфа, говорит наблюдательный пост одиннадцать.
     -Говори.
     -Подкрепление Кроса уже здесь. Вижу людей.
     
     Черт. Я подвел «Вектор» к окну, зажужжал зумер, подтверждая полученную информацию. Семь грузовиков, выгружаются солдаты.
     -Так же наблюдаю кортеж с мигалками.
     -Вот как? – Я перевел взгляд ниже. И правда, четыре полицейские машины и черный лимузин. Прекрасно. Брода уверен в своей скорой победе, хочет увидеть все своими глазами. Это развязывает нам руки.
     -Наблюдаю несколько вертолетов! Идут на сближение!
     -Три-Один, почему бы тебе не испытать свою новую игрушку? Электромагнитная катушечная пушка питается напрямую от твоей биотики.
     -Откуда ты…
     -Давай, попробуй.
     -А чем..? У этой штуки нет магазина…
     -Попробуй строительный болт.
     Пурпурный «Вектор» загудел, будто перегруженный трансформатор в новогоднюю ночь, по стальной клешне побежали электрические разряды — настоящие крошечные молнии. Машина вытянула манипулятор в сторону приближающихся вертолетов Кроса. Гудение длилось еще пару секунд, после чего резко оборвалось… И пушка выстрелила. Длинная тонкая нить, беспрепятственно пробив бронированное стекло, соединилась с веретенообразным, транспортным вертолетом Кроса, заставив его резко споткнуться в небе, будто он налетел на невидимую преграду. Резко скакнуло давление, закладывая уши, воздушная волна ушла вперед, унося с собой строительный мусор. Взбрыкнув, вертолет закружил, отчаянно дымя, и ушел в штопор.
     -Болт — это, кхм, аргумент. – Вдруг сказала она в наступившей паузе, когда как бойцы сопротивления, так и солдаты Кроса пытались отойти от мгновенного шока.
     -Всем Молотам, циркулярно. — Перебил я ее. Времени нет. — Начинаем переход плану «Б».
     -Принято! — Каскадом отозвались боевики, и я, подведя машину к Оливии, пригласительно открыл капсулу. Не особо церемонясь, женщина хлопнулась мне на колени, за мгновение до того, как кресло пилота встало на свое место, и я сразу пожалел о своем благодушии — ее тощая задница отдавила мне ноги.
     ***
     -Снайпер Один на месте.
     -Снайпер Два на месте.
     -Снайпер Четыре на месте.
     -Снайпер Три, какого черта?! – В коммуникаторе послышался голос лейтенанта.
     -Прошу простить, господин, никак не могу зарядить эту штуку.
     -Мериди, клянусь всеми богами этой проклятой планеты, если ты сейчас же не научишься заряжать эту проклятую…
     -Снайпер Три готов! – Почти сразу же прозвучал ответ.
     -Мериди, тебе нужно зарядить винтовку?
     -Нет, господин.
     -Ты меня обманываешь?
     -Да, господин.
     -Мы вдвоем побеседуем, когда эта операция будет окончена. Точнее, это будет монолог. Конец связи. – Он повернулся навстречу капитану Вересу. – Прошу прощения.
     -Потом. – Отмахнулся он, после чего поднял рацию. – Группы Дельта, Сигма и Лямбда на месте. Снайпер Один, доклад.
     -Патрули на входах. Четверо у каждой двери.
     -Крыша?
     -Чисто.
     -Странно. У них нет снайперов?
     -Значит, они придумали какую-то…
     В воздухе прогремел взрыв. Верес инстинктивно поднял взгляд и увидел пламя, охватившее верхние этажи соседних со зданием GE небоскребов. С неба обрушился дождь из стекла и бетона.
     -Всем ротам – вперед! Вперед! Вперед!
     
     ***
     -Проклятые диссиденты! Убью! Повешу всех! — Генерал Брода выскочил из автомобиля и гневно потряс кулаком горящим небоскребам, как будто его слова могли кому-то навредить. Наконец, опомнившись, он схватил рацию. – Верес! Сколько уже можно?! Они же насмехаются над нами!
     -Простите, Генерал! Мы делаем все…
     -Контакт с группой Дельта потерян! — Истерично заверещали в рации. — Капитан, что мы бу…
     Оглушительный взрыв заглушил остаток доклада, закрыв клубами дыма тринадцатый этаж трехсотметрового небоскреба. На асфальт посыпалось стекло и мелкий мусор.
     -Генерал! Мы потеряли связь со всеми штурмовыми группами! — Вновь ожила рация, и Брода побледнел. Партия была проиграна – бесповоротно. — Какие будут приказания?
     -Мы… Мы… — Он повернулся навстречу громаде шпиля. Грохнул второй взрыв на противоположной стороне здания, и башня начала проседать, угрожающе нависнув над Улицей Перерождения, запруженной полицией, социальными службами и армейскими грузовиками, не способными сдвинуться куда-либо. Началась паника, когда на улицу посыпались обломки бронестекла и выпадающей из окон мебели верхних этажей небоскреба, неуклонно грозящего раздавить всех под ним.
     Первая аксиома скрытности: будь не там, где враг ожидает тебя увидеть.
     Спустившись следом за своими бойцами по лифтовой шахте на первый этаж, я ухмыльнулся. Брода прекрасно обыграл меня в прошлый раз. Но сам стал легкой целью благодаря своей недальновидности. Конечно, рассчитывали мы не на это, его смерть стала лишь дополнительным бонусом. Удручает то, что на его место могут назначить кого-то действительно талантливого, особенно теперь, когда наши действия заметили и оценили по достоинству. Город стал едва узнаваемым, здания повреждены, на месте General Electricsбыли руины. Шрамы обезобразили их драгоценный мегагород, Генерал полиции мертв. Сопротивление одержало победу. Бутылка разбилась, корабль терпит крушение.
     ***
     -Командир! — Кто-то постучал в дверь моей комнаты, и я бросил пугливый взгляд на дверь. Мотоциклетный шлем служил мне верой и правдой, но он был лишен всего того, что требуется командиру — радиосвязи. Стоит мне потерять рацию, и я буду отрезан от своих людей. Плотнее подкрутив модулятор голоса, я надел новый шлем на голову и подошел к двери, бросив быстрый взгляд на зеркало. Он был похож на рыцарский, с грубо выделенными скулами и закрытой прочнейшим стеклом прорезью для глаз. Техники Нуэво-Майя, приславшие мне первоначальный, прототипный образец, позаботились не только о встроенной связи, но и о безопасности. Пулестойкость кевларовой каски с полной изоляцией от окружающего мира, сравнимой с костюмом химзащиты. Даже замкнутый цикл дыхания на двадцать минут, если понадобится.
     -Что такое? — Я открыл дверь, и посыльный отшатнулся — я поставил модуль на слишком низкий голос, и теперь походил на Дарта Вейдера.
     -Прошу простить. Три-Один просит о встрече…
     -Хорошо. Я буду в коммуникационном центре через семь минут. — Я захлопнул дверь перед лицом обалдевшего бойца и стянул шлем с головы. Нужно перенастроить модулятор голоса, прежде чем я встречусь с Титанией. И заметка на будущее: поставить вентилятор. В этом ведре жутко жарко.
     ***
     -Альфа! — Девочка помахала мне рукой, стоило мне войти в комм-центр. Огромный амфитеатр, в центре которого находился стол, окруженный рядами панелей управления, за которыми даже в такой неурочный час без устали сидели специалисты. Что-то она больно жизнерадостна.
     -Что такое? — Я подошел ближе. Стол казался обычным, деревянным, со стеклянной столешницей, но это только на первый взгляд. В нем была использована технология, разработанная японцами в далеком 43-м году, основанная на биоэхолокации. Только в отличие от летучих мышей или дельфинов, бесчеловечные японцы использовали людей, сумев создать это чудо инженерной мысли. Еще до вторжения, технология была улучшена, чтобы обойтись без человека в своей сути, и была имплементирована на всех базах Сопротивления — тогда еще Объединенных Сил Обороны. К счастью, большая часть из них была законсервирована, на случай этого самого внеземного вторжения, только никто не успел ничего сделать, а секретность проекта защитила его не только от обнаружения Кроса с их суперсканерами, но и от использования оных Споротивлением. Слишком мало людей действительно знало, где нужно искать.
     -Вот! — Светящаяся от гордости девчонка продемонстрировала мне воистину клоунский наряд: длинный белый плащ с красным подбоем, черный фрак и брюки. — Костюм для вас, Альфа!
     -Я что, похож на Понтия Пилата? — Спросил я, стараясь скрыть раздражение. — Маскарад ни к чему. Я надену обычную пилотную форму, она удобная и хорошо защитит меня.
     -Но… — Девочка хотела что-то возразить.
     -Ты хорошо потрудилась, это и правда чудесный костюм. Но я не могу позволить себе выделяться среди своих бойцов. Ты мне напомнила: завтра прибывает партия комбинезонов из Нуэво-Майя, прими курьера. — Я постучал по своему шлему. — Все мы будем носить такие. И все мы будем носить одинаковую форму.
     -Я все поняла. — Грустно ответила девочка. — Будет сделано.
     -Ты и правда проделала огромную работу. Я благодарен тебе. — Я развернулся. — Думаю, я смогу найти применение и твоей идее.
     ***
     В больницу Имени Ноумена удалось попасть лишь через неделю после операции по спасению Доктора Кеннеди. Общественные транспорт практически прекратил движение из-за бесконечных блокпостов и патрулей, и лишь удостоверение личности гражданина Империи позволило мне беспрепятственно прибыть сюда, на центральную окраину. Доктор Франк Штейн встретил меня в холле, и когда двери в палаты открылись, воздух прорезал вопль, по сравнению с которым сирена воздушной тревоги казалась плачем младенца.
     -Врача! Врача! – Кричала за стеклом какая-то женщина в комбинезоне химзащиты, подбегая к бьющемуся в агонии человеку. Именно его крик я и услышал, войдя в коридор. Еще трое людей в зеленых комбинезонах подбежали к несчастному, и мужчина провел каким-то сканером по телу пациента, крики которого стали еще громче. Я пожалел, что стекло не звуконепроницаемо.
     -Рвотное, немедленно! – Крикнул один из докторов, и ему подали две таблетки, которые он буквально запихал в конвульсивно скривившийся рот кричащего пациента. Он так и не открывал глаз. Потом его тело затряслось, руки конвульсивно вцепились в кушетку, крики перешли в булькающие хрипы. Изо рта потекла кровь, а на лбу набухли вены. После чего он обмяк на кушетке.
     -Проклятье… - Пробормотал один из врачей. Теперь, когда его крик стих, я заметил, что одежда на нем поношенная и грязная, в кожу въелась грязь, волосы растрепаны. Бродяга.
     -Господин Кросс?
     Я повернулся.
     -Мы готовы отвести вас в палату.
     -Прошу прощения. – Я качнул головой. – Никогда прежде не видел ничего подобного.
     -Значит, вам повезло. Его привезли из Четвертого Района, у нас ближайшее к нему отделение эпидемологии. Там по-прежнему бушует чума, заражение происходит через прямой контакт с жидкостями организма, или объекты, контактировавшие с этими жидкостями.
     -И часто так происходит? Ну, заражение.
     -Когда человек не знает, когда ему доведется поесть в следующий раз, он ест то, что удастся раздобыть, считая, что риск стоит того.
     -Ничто не стоит такого риска, Доктор Штейн.
     -Если вы будете умирать от голоа, возможно, вы будете думать иначе. Нам сюда.
     Дверь в палату открылась, и я увидел Авеля.
     -Как он? – Я подошел к его койке. Брат был в сознании, но не отреагировал, когда я вошел. Он не отреагировал на медсестру, заменившую пакет с физраствором, на говорившего доктора.
     -Он стабилен, но шоковое состояние… Неизвестно, сколько это продлится. Я сообщу, как только появятся изменения.
     -Хорошо, доктор. Вот. — Я протянул ему кредитный чип. — Я принес деньги, как и обещал. Сто двадцать тысяч кредитов за медицинский уход.
     -Кошмарные деньги. — Он ухмыльнулся. — Почти три миллиона долларов, если пересчитывать на довоенные.
     -Верно. — Я кивнул. — Только в наше время жалких сто двадцати тысяч едва хватает, чтобы покрыть месячные расходы. Я передам следующую плату, как только смогу.
     -Не буду даже спрашивать, откуда у тебя такие деньги.
     -Правильно, доктор. Вам не за вопросы платят.
     -И я возьму все деньги, и ни кредитом меньше. — Он улыбнулся мне. — Это моя гордость — получать именно столько, сколько стоят мои услуги. Кем бы ты ни был. Кем бы ни был пациент. Но пока счета вовремя оплачиваются, я несу полную ответственность за своих пациентов. И я гарантирую их безопасность.
     ***
     -Третий район полностью окружен. По нашим источникам, ячейка террористический группировки находится где-то в его пределах. Если мы продолжим действовать по плану…
     -Каков будет эффект на производительность? — Губернатор откинулась на своем троне, внимательным взглядом изучая схему микрорайона. Всего их было двенадцать — двенадцать сегментов, раскинутых за чертой города. Основную массу населения составляли чернорабочие заводов и фабрик.
     -Производительность упадет на три процента, если мы последуем вашему приказу.
     -В пределах нормы, то есть.
     Адъютант молча кивнул.
     -Хорошо. Отдайте приказ начать трансляции.
     «Правительство Амарант-Сити заявляет, что окружение Третьего района является необходимой мерой. Через несколько часов Губернатор объявит начало антитеррористической операции, и город вновь сможет спать спокойно».
     ***
     -Что происходит? — Раздался выкрик из толпы, и нервные солдаты разом вскинули винтовки, беря людей в прицелы. Один из гражданских уже лежал в луже крови за попытку подойти к оцеплению. — Зачем вы это делаете? Мы вам ничего не сделали!
     -Именно поэтому! — Вперед вышел офицер. — Жители Третьего района не доложили о скрывающихся здесь террористах! Вы прячете их! Укрываете! Это предательство!
     -Начать операцию. — Прошипел в рации голос Планетарного Губернатора. — Уничтожить Третий район.
     -Принято. Огонь! – Махнул офицер рукой, и оглушительные очереди прорезали воздух.
     Я отвернулся, присев за скрывающий меня бетонный парапет, и опустил бинокль. Где-то там, позади линии оцепления, находится Планетарный Губернатор. Она редко спускается с небес, чтобы почтить нас своим присутствием, еще и постаралась выслать приглашение на вечеринку. Я не смог устоять.
     Неожиданно площадка, на которой я находился, дрогнула, и на нее выбралась машина с шевронами армии Кроса. Оружие уставилось на меня. Дежа-вю.
     -Из какого ты отряда? — Прогрохотал внешний динамик. Долго, очень долго! — Номер отряда и позывной, солдат!
     -Рядовой Курт Вебер, Второй Разведывательный корпус. - Я вытащил из кармана дискету и продемонстрировал ее внимательно следящему за моими действиями бойцу. - Я смог получить вот этот жесткий диск из рук террористов, не могли бы вы передать его в Центр?
     Ничего не ответив, неизвестный пилот открыл корпус боевой машины и выбрался наружу. Ошибка, о которой часто забывают необстрелянные: в зоне боевых действий опасно покидать кабину. Стоило подняться на ноги, как грохнул далекий выстрел, и его голова взорвалась, будто перезрелый арбуз.
     Прекрасно. Я забрался по пластиковой лестнице наверх и, брезгливо поморщившись, выдернул обезглавленный труп наружу, позволив ему с влажным шлепком упасть на бетон. Так-так-так… Поиграем?
     ***
     -Что на счет подкреплений? — Нервно дернулся повстанец в бежевой кожаной куртке, прислушиваясь к автоматному стаккато в отдалении. — «Молот» сможет добраться сюда…
     -Забудь. — Покачал головой Шафур, и почесал татуировку на плече. — Район окружен. Через метро мы уйти тоже не сможем — тоннели завалило еще месяц назад.
     -Твою ж…
     -Говорит Альфа. — Прохрипела рация в руках бойца в кожанке. Люди, сгрудившиеся вокруг, уже потеряли веру в спасение, и теперь ждали, когда войска Кроса найдут вход в катакомбы. — Полагаю, все вы слышали о резне на Площади Союза. Слушайтесь меня, и вы сможете спастись.
     -Ну наконец-то! – Шафур выхватил рацию. – Приказывай, уверяю тебя, здесь все хотят спастись.
     -Мне нужны ваши позывные. – Отозвался я.
     -Понял. Куда пересылать?
     Первостепенная задача выполнена. Я окинул взглядом списки позывных, запоминая их, и отметил их позиции на карте. Осталось решить — заманить Губернатора или самому пробраться к ней? Варианты, варианты… А что если попробовать вот так?
     -Шелест Два-Один. — Отдал я команду, глядя на электронную карту перед глазами. — Отходи к Шелесту Два-Три.
     -Шелест Четыре-Четыре, огонь на два часа.
     -Шелест Один-Два, прикажи своим людям взорвать Арку Старейших.
     -Шелест Четыре-Четыре, враг двигается к тебе с четырех часов, три сотни метров.
     Мои приказы посыпались, как из рога изобилия. Важно, чтобы они мне доверяли. Очень важно. От этого зависят не только их жизни, но и мои планы. А я ненавижу менять планы.
     -Шелест Один-Два, почему Арка все еще стоит? Взорвите ее к чертям и отрежьте им путь!..
     ***
     -Достаточно. — Губернатор махнула рукой. — Пусть отходят. Дальнейшие потери не имеют смысла.
     -Но Губернатор, мы все еще можем сражаться!
     -Только не так.
     -Как скажете. - Кивнул генерал Верес. - Всем войскам! Немедленно отойти за периметр Третьего района, свободная формация! Повторяю, немедленно отойти за периметр!
     Я невольно ухмыльнулся. Все идет по плану.
     -Прекратить огонь. Пусть уходят. – Отдал я ответный приказ, и тронул манипуляторы, направляя машину к отмеченным координатам. Этот небольшой финт, обеспеченный приказом Губернатора и только им, позволил мне пройти сквозь оцепление в тыл противника. Когда все машины построились, краем взгляда я заметил двойку красных «Векторов», устремившихся навстречу отступающим. На мгновение мне показалось, что они идут прямо на меня, но подавив панику, я понял: это личная гвардия Губернатора. Как глупо использовать своих лучших людей для уборки мусора…
     -Говорит Альфа. — Я активировал радиосвязь. — Шелест Два-Два, активируй ложный маяк, изображай машину Кроса.
     -Понял.
     Два сигнала сошлись с ложным, и через мгновение он осветился: «Сигнал потерян».
     Что за черт…
     -Шелест Три-Два, активируй свой маяк и отходи к больнице. Огонь не открывать.
     Несколько вражеский сигналов разошлись в стороны, беря Три-Два в щипцы. Я думал, они… Черт, Губернатор умнее, чем кажется.
     -Шелест Три-Три, Шелест Четыре-Три, смена приоритетов! Отходите от места засады!
     -Вас понял!
     -Шелест Два-Семь, Шелест Три-Семь! Прием!
     Тишина. Черт побери.
     -Шелест Три-Два, что происходит!
     Вновь тишина. Черт побери! Из-за отсутствия маячков я даже не знаю, что произошло с ними!
     -Шелест Один-Два, доклад!
     -К черту доклад! Мы ничего не можем противопоставить Гварди… Аааа! — Закричал он, и рация зашлась помехами.
     -Все пошло совсем не так, да, противничек? — Самодовольно ухмыльнулся Губернатор. — Отдать приказ всем войскам, равнение на флаг. И приказ всем пилотам. Немедленно открыть пилотные капсулы, я хочу увидеть их лица.
     -Ах ты сука! — Прохрипел я, и стукнул кулаком по прекратившей функционировать боковой панели, из которой полетели искры. Если я выйду, станет очевидно, что я не один из пилотов — на мне совсем другая форма. Я мог бы атаковать сейчас… Нет, абсурд, их слишком много. Это самоубийство.
     -Отрой свою капсулу, пилот. — Красный Вектор явился перед экраном, и я узнал голос. Тот самый пилот, что встрял на Площади Союза. Я мог бы рвануть рычаг катапульты, но тогда меня точно схватят. Думай, думай. — Почему ты медлишь? Что-то не так? Поторопись!
     -Моя капсула была повреждена в бою. — Нашелся я. — Механизм заклинило, я не могу открыть ее.
     -Понятно. Значит, мы откроем ее для тебя. Разверни свою машину.
     -Да, госпожа.
     -Смотрите! — Вдруг закричал кто-то, и все внимание обратилось на одинокую фигуру на вершине руин. Десятки стволов одновременно нацелились на одинокую фигуру. — Назовись!
     -Вы не там ищите! — Крикнул в ответ неизвестный, и у меня мурашки побежали по коже. – Я – Альфа, я – начало! Я – Омега, я – конец!
     Воспользовавшись заминкой, я рванул рычаг катапульты.

Глава 6

     -Ну и зачем? – Я бросил немного разочарованный взгляд на Титанию, которая смотрела в пол все это время, как ребенок, которого поймали на лжи, и сел в кресло. – Это было безрассудно и весьма опасно. Титания, ты ведешь себя, как ребенок.
     -Я не ребенок! – Вдруг взорвалась она. – Ты вечно…
     -Я вечно что? – Я вскочил. - Три-Один, ты хоть понимаешь, что это было опасно? Что ты могла погибнуть? Где еще мы найдем такого пилота, как ты?
     -Да, я понимаю. – Тихо ответила она и потупила взгляд. Безрассудная девка вмешалась по собственной инициативе, поставила под угрозу всю операцию, и тем не менее…
     -Прости. – Выдохнул я. – Я погорячился. И все же больше так не делай.
      Титания молча кивнула.
     -Но… - Вскинулась было девчонка, но натолкнулась взглядом на мою поднятую ладонь.
     -Я в любом случае нашел бы способ уйти от них. – Солгал я. - А ты могла погибнуть. Ладно, замнем для ясности. - Я подошел к двери и отворил ее, выпуская Титанию наружу.
     Девочка кивнула.
     -Прошу, прости меня. – Вдруг остановилась она. Я хотела…
     -Хотела как лучше, да, я понимаю. – Уловил я ее мысль. – Но в следующий раз слушайся приказов.
     -Так точно. – Вытянулась она.
     -Вольно. Шагай. – Я кивнул в сторону коридора, и Титания выпорхнула наружу. Я бросил ей вслед несколько удивленный взгляд, но решил не давить дальше. Дождавшись, когда она скроется за поворотом, я пошел следом за ней. Не потому, что хотел следовать за ней, а потому, что мой путь лежал в коммуникационный центр убежища. Все же жить в этом подземелье очень некомфортно. Сыро, холодно, и в целом неприятно. Думаю, есть смысл подыскать жилье где-нибудь в городе, отличный пентхаус с видом на город… Не думаю, что пентхаус с видом на выжженые плазмой пустоши будет хорошим местом.
     -Альфа? Ты слушаешь? – Окликнула меня Лавиния, я вынырнул из размышлений. Титания тоже была здесь, пряталась в тени, облокотившись на стену.
     -Да, конечно. Шафур, как ты? Держишься? – Я подошел к главарю банды, которую мы безуспешно спасали в третьем районе, и, пожав ему руку, хлопнул его по плечу.
     -Я думал, ты будешь выше. – Проворчал он.
     -Не суди книгу по обложке. Или суди, я тебе не законодатель. Лавиния, что у нас нового?
     -Вот. – Она развернула кресло вокруг своей оси и протянула мне конверт.
     -Что это?
     -Любовное письмо. – Съязвила она.
     -Оу? От тебя?
     Шафур хмыкнул, и Лавиния лишь подавила неловкую улыбку.
     -Как я поняла из текста, это приглашение на личную встречу.
     -Надеюсь, ты проверила письмо, прежде чем открыть его. – Титания, думая, что я не услышу, за моей спиной пробурчала «Весь в Командора» - И кто отправитель?
     -Русские.
     -Вот как? – Удивился я. Кроме КБ Волкова ничто не связывало «Молот» и русских. – Отправь им ответ. Я готов ко встрече, жду место и время.
     -Поняла, босс. – Лавиния, махнув рукой, вновь развернула кресло к мониторам.
     ***
     Есть семь человек, которые могли бы стоять во главе восточно-европейской террористической ячейки. Вызвав их личные досье на экран, я быстро прощелкал всю собранную Лави информацию. Кто же из них главарь? Эни бени майни мо… Сложно сказать, на кого можно ставить, не встретившись лично. Но, если хорошо подумать, можно разобраться.
     Вечером того же дня мне позвонил Штейн. Авель пришел в себя, состояние оценивалось как стабильное, но, по словам доктора, было похоже, что он в глубокой депрессии. Его можно понять, он наверняка пошел добровольцем в Имперскую армию, и был предан собственным командиром. От такого у кого угодно мир пошатнется.
     К счастью, в коридоре больше не было инфицированных, никто не кричал и не бился в судорогах. Только запах аммиака, которым пытались дезинфицировать помещения, сильно резал нос. Дойдя до палаты Авеля, я постучал по дверному косяку и был удостоен безразличного взглядя.
     -Авель… Как ты? – Я взял пластиковый стул и поставил его у подножия койки брата.
     Он не ответил.
     -Знаешь, я искал тебя. Искал тебя, искал маму. Нанял частного детектива, спустил такую прорву денег… Но не нашел. Знаешь, каждый вечер я пишу письма. Тебе, родителям. Но никогда не отправляю их – некому отправлять. Я думал, отошлю их в тот день, когда мы встретимся.
     Я вздхнул.
     -Можешь не отвечать, если тебе трудно. А я давно хотел поговорить. Прошло семь лет с тех пор, как мы виделись в последний раз… Я правда рад тебя видеть.
     -Я тоже рад тебя видеть. Я думал, тебя убили.
     -А я думал, что убили тебя. Но теперь все будет хорошо, веришь? Вижу, что нет. Империя Кроса показала всю свою двуличность в той резне. Ты был без сознания, и не знаешь, что произошло… Почти полторы тысячи погибших.
     Молчит.
     -Я узнал, кто отдал приказ начать резню.
     Авель глянул на меня. Я видел, как сжались его челюсти. Но он вновь промолчал.
     -Это был наш отец, Авель. - Я поднялся. – Наш чертов отец предал нас! Пытался нас убить! Ты знал, что он переметнулся на сторону Кроса семь лет назад? Что он дослужился до чина Генерала Полиции?
     -Ты отомстил. – Это был не вопрос. – Я слышал по радио… Генерал мертв.
     -Верно. Виновник был наказан, но… Империя прогнила. Погрязла в коррупции и бюрократии. Когда-то я думал, что смогу изменить систему изнутри, но произошедшее с тобой открыло мне глаза. Поэтому я прошу тебя: присоединись ко мне. Вместе мы изменим мир. В нем больше не будет боли и страданий. Лучший мир, для каждого, и никто не уйдет обиженным.
     Его ослабшие руки стиснулись в кулаки.
     -Просто скажи мне, что я должен делать. – Прошипел Авель. - Потому что сейчас я не желаю лучшего мира – ни для кого.
     ***
     Прежде, чем мы встретимся с русскими, есть еще одно дело, требующее моего незамедлительного внимания. После окончания вторжения среди землян, началось стремительное распространение наркотических веществ. Я подозревал, что Кроса сами начали дистрибьюцию зелий, чтобы подавить любые вспышки недовольств в зародыше, но доказательств тому у меня не было. На это указывало лишь полное отсутствие стимулирующих препаратов в свободном доступе, как будто кто-то хорошо постарался, чтобы они не попали на рынок. Только барбитураты всех форм и размеров. Самым популярным был инъекторный наркотик, известный как «Калма». Его корни можно проследить от успокоительных лекарств, используемых в больницах сейчас. Эту дурь требуется искоренить. Непозволительно. Присутствие множественных логистических точек было ожидаемо, а вот то, что главным перевалочным пунктом станет порт, наводило на размышления. Возможно ли прибытие наркотика с другого континента? С другой планеты? Если мне не изменяет память, стартовые площадки космических кораблей находятся именно в открытом океане.
     Спустившись на ярус, проходящий под автобусной магистралью, я свернул в проулок и, миновав мусорную кучу, надел шлем, после чего кулаком ударил в обитую железом дверь. Дождавшись, пока ее откроют, я махнул рукой бандитского вида татуированному мужику и, оттеснив его в сторону, вошел внутрь. Я не ожидал особенно много людей, и правда – несколько охранников, парочка бандитов режутся в карты, идиллия. Однако, стоило мне сделать несколько шагов, один из них вырос у меня на пути, и ткнул бейсбольной битой мне в грудь.
     -Ты хоть понимаешь, куда зашел, фраерок?
     -Конечно. – Я хлопнул в ладоши, и бандит нервно глянул на своих приятелей. - Это штаб-квартира Крипсов, центр распространения наркотиков, верно? Расслабьтесь, мне нет до этого дела. Я здесь только потому, что вы наводнили рынок Калмой, и мне это совсем не нравится. Поэтому мне нужно поговорить с парнем, или девкой, кто здесь заправляет. И поторопись, у меня времени мало.
     Он засмеялся.
     -Похоже, я недостаточно ясно выразился. Кто из вас, неудачников, здесь главный?
     Никто не ответил.
     -Хорошо. Прекрасно. Похоже, мне придется выяснить самому?
     Прежде, чем кто-то успел отреагировать, я оттолкнул приткнутую к моей груди бейсбольную биту и, развернувшись, сильно ударил стоявшего слева от меня бандита. Прежде, чем первый успел опомниться, к моей голове уже был приставлен пистолет… Однако, из бокового помещения все же показалось новое лицо.
     -Вот видите, не так уж сложно, да? – Я дождался, когда он подойдет. – Так что, поговорим?
     -Или что? – Развел руками «лицо» в майке-алкоголичке.
     -Ну, или будут проблемы.
     -Проблемы, да? Ты псих, говорю тебе. Знаешь, единственная проблема в том, что мы не знаем, что будем делать с твоим телом.
     -Да ладно? Поиграем, может?
     Пропоров мощным ударом силовых когтей крышу ангара, Три-Один спрыгнула вниз, приземлившись аккурат на один из грузовых контейнеров, который смялся под весом серв-машины, будто пустая банка из-под газировки. Помещение наполнил легкий голубоватый туман, и по полу покатились ампулы с «калмой». Я резко извернулся, воспользовавшись замешательством бандита с пистолетом, и, пробив ему в горло, отбил нападение стоявшего слева, пока бандит с битой не мог решить, что ему делать. Одновременно с этим загрохотали автоматы, по полированной броне фиолетового «Вектора» начали щелкать пули.
     -Вы же мне краску поцарапаете, уроды! – Прошипела Титания, посылая электромагнитный импульс в когти. Пули начали менять траекторию, спорадически изгибаясь, и стали сбиваться в однородный комок металла. Электрический гул нарастал все сильнее. И вдруг, гул оборвался – за миг до того, как комок пуль взорвался, разлетелся в разные стороны градом шрапнели, отбрасывая безвольные тела и растерзанные ящики с наркотиками назад. Убедившись, что стрельбы больше не будет, Титания опустила манипулятор и, наконец, выдохнула. Бандит с битой бросил оружие и поднял руки, тогда как главарь лишь сплюнул, испуганно глядя на пурпурную серв-машину и бросая на меня редкие взгляды.
     -Итак, чем еще вы торгуете, кроме наркотиков? – Я сложил руки за спиной и подошел ближе. – Дай угадаю… Оружие, медикаменты, протеин… Что еще может потребоваться больным и нуждающимся, на чем могут нажиться жадные мира сего? Я прав?
     -Я буду отвечать только в пристутствии своего адвоката…
     -Адвоката? Ты думаешь, мы из полиции? Нет-нет-нет… - Я покачал пальцем у него перед лицом. - Я – Альфа. Да, тот самый.
     -Чего ты хочешь? Ты не можешь просто… - Ангарная дверь начала открываться. - У меня связи! Конец тебе, мудила! – Заартачился он. Я обернулся, и махнул рукой Шафуру, следом за которым шел необычного вида сгорбленный шагоход. На его спине возвышалась цистерна с надписью «огнеопасно».
     -Альфа, можно я…?
     -А? Да, конечно, Три-Один. Он твой. – Я отвернулся от главаря банды, прекрасно зная, что сейчас произойдет. Я узнал его – его лицо было в списках потенциальных рекрутов, но я отмел его кандидатуру, не раздумывая. Титания никогда не сработается с Хрустом, а у меня не было времени внедрять в его банду людей – кто бы мог подумать, что такая мелкая сошка рулит всепланетным оборотом «калмы». За спиной послышался хруст и сдавленный вопль.
     -Шафур, будь любезен… Сожги здесь все.
     
     ***
     Когда-то северный пляж был чудесным местом. Мелкий песок, теплая вода. Теперь же, восемь лет пустя, от него осталось одно название. Уровень воды понизился, обнажая каменистое дно, песок устилали мертвые водоросли и гниющая морская живность. Я поднял очередной камушек и бросил его в воду.
     -Да, все верно. – Докладывала Лавиния. - Тренировка пилотов проходит по расписанию. Мы договорились с КБ Волкова в России, и ждем прибытия новых специалистов. Объединение ячеек и распределение обязанностей готово на восемьдесят процентов. Все члены разделены на четырнадцать уровней допуска. Как и было приказано, мы смогли проникнуть во все гражданские службы, в том числе полицию и медслужбу. В пределах Северной Америки, боевые группы были разделены на пятьсот шестнадцать частей, занимая различные равноудаленные точки. Нам удалось связаться с Островным Союзом, они готовы предоставить ударную группу по первому нашему требованию, если мы пришлем четырнадцать тонн протеинового концентрата. Тридцать три точки были раскрыты, одиннадцать из них были фальшивками. Сорок семь человек были схвачены врагом, но ни у кого из них не было доступа к секретным данным, поэтому они не могли ничего рассказать, даже если бы захотели. К тому же, количество случаев предательства среди гражданского населения стремится к нулю…
     -Что не может не радовать. – Закончил за нее я. – Прекрасная работа.
     -Рада стараться. – Смущенно ответила девушка. Работает не за деньги, а за совесть. Отключив мобильный телефон, я отсоединил модулятор голоса и убрал его в карман.
     -Каин! Что ты тут делаешь?
     Я обернулся. Короткие, подвязанные в хвостик волосы, яркие глаза, удивление на лице. Ну да, Титания.
     -Сижу. – Лаконично ответил я. Галька, правда, была очень неудобной, но это не меняло моего положения в пространстве.
     -Ясно. – Глупо ответила она. – Кого-то ждешь?
     -Нет, почему же. – Я поднялся и, осторожно ступая по неустойчивым камням, поднялся на асфальтовую дорожку к девушке. – Просто сижу. Думаю.
     -Вот как. Понятно… Значит, ты свободен? – С некоторым сомнением в голосе спросила она.
     -Можно и так сказать. – Я отряхнул штаны и убрал телефон в карман. – Что-то случилось?
     -Не то чтобы случилось, просто… Давай лучше где-нибудь в кафе сядем, а?
     -Не вижу причин отказать – Я слабо улыбнулся.
     ***
     День выдался пасмурный, и из-за туч на небе солнца не было видно, лишь по общей смене освещения можно было понять, что день клонится к закату. Прислонившись лбом к холодному стеклу монорельса, она бросила пустой взгляд за окно, под которым в одно окно виднелся город, а в другое – залив и порт, над которым кружил веретенообразный вертолет полиции Кроса. Неожиданно для себя вздрогнув, она посмотрела вниз, на веранду небольшого кафе, где сидели человеческие силуэты. Касмина присмотрелась: один из силуэтов был женским, и в нем он узнала девушу, которуя мельком видела в окно общежития довольно давно. И, что задело ее больше всего, под руку с Каином. К слову о Каине – повернутая затылком голова вполне могла бы принадлежать ему. Девочка отпрянула от окна, неожиданно почувствовав раздражение. Глупость. Не может это быть Каин. Придурок. Под руку с женщиной старше него, а теперь, поди еще и в кафе сидит с ней… Касмина и не заметила, как распалилась на ровном месте, особо не понимая, почему. Ну, пусть даже и Каин, какое ей дело до того, с кем он встречается.
     -Так, спокойно… - Пробормотала она, вытаскивая из кармана эспандер, который начала остервенело мять. – Спокойно… Ой.
     Металлический эспандер в ее руке покраснел от страшного жара и начал мяться, но Касмина не обращала на это внимание до тех пор, пока он не начал растекаться в ее ладонях. Поморщившись, она взяла себя в руки и, бросив бесформенный кусок металла на пол, вытащила телефон.
     -Мария? Привет, это я, Касмина. Слушай, ты во сколько закончишь возиться со своими железками?
     Будто почувствовав взгляд на своем затылке, я обернулся и поднял голову, глядя вслед удаляющемуся монорельсу.
     -Что-то случилось? – Окликнула меня Титания. Я слабо вздохнул.
     -Нет-нет, все в порядке. О чем ты говорила?...
     ***
     Лететь на встречу на Имперской Печати мы не стали рисковать. Дело было не в Кроса, которые исправно патрулировали небеса, а в обычных ионных бурях, которые время от времени начинались на выжженых плазменными бомбардировками пустошах. Единственным способом передвижения были бронетранспортеры, приобретенные Сопротивлением несколько лет назад и спрятанные в ближнем пригороде Амарант-Сити. Эти восьмиколесные громады могли перевозить до двадцати человек в полном обмундировании, или два «Вектора» - если сменить герметичный пассажирский отсек на грузовую люльку. Примечательно, что плазменной бомбежке подверглась только Северная Америка – наверное, Кроса, перехватив пару видеопередач фильмов о том, как крутые Американцы парой крутых Американских парней убивают целую инопланетную расу, впечатлились и решили не рисковать, превратив в стекло весь материк. Даже сейчас, спустившись в подземные уровни того же Амарант-Сити, можно увидеть оплывшие, будто свечи, дома – последствия тепловой вспышки.
     Примерно через час пути машины остановились.
     -Буря начинается. Всем отключить электронику, сгорит к чертям. – Пояснил водитель, и я согласно кивнул. По-хорошему, стоило закрыть обзервационные порты, но я никогда прежде не покидал пределов мегагорода, и мне было интересно посмотреть на ионную бурю, первые признаки которой уже давали о себе знать – сильный штормовой ветер гонял случайные куски шифера и мелкий мусор. Небо потемнело и стало темно-фиолетовым, рядом с металлическими объектами – фонарными столбами, железной оградой, высоковольтными вышками и прочим сверкали гальванические арки, будто тысячи трансформаторов разом сошли с ума. Молнии искрились и плясали, раскалывали асфальт и разбивали окна, мусор взлетал в воздух, закручиваясь спиралью, и вдруг резко устремлялся к земле, будто прихлопнутый огромной ладонью. Там, где электрические разряды становились совсем интенсивными, ионизированный воздух разрождался плазменными сгустками – шаровыми молниями, бездумно шныряющими между скелетами зданий и изредка бессильно расползающимися по прочному корпусу бронетранспортеров, оставляя лишь следы копоти.
     -Красиво… - Пробормотала Титания. Я и не заметил, как она подсела рядом.
     -Убийственно. – Поправил ее я.
     -Да, ты прав. – Вздохнула она. Наш диалог повис неоконченной паузой.
     Мы отправились в дальнейший путь уже через час. Никто не произнес ни слова весь остаток пути, думая о своем, только Лавиния, включив свой компьютер, над чем-то работала. Наконец, через амбразуру я увидел огромный котлован, частично перегороженный оплавленной гидроэлектрической электростанцией, и я понял, что мы прибыли. Как оказалось, нас уже встречали – двое бойцов в армейских «горках» и масках-балаклавах, увидев нас, лишь отворили скрипнувшую ржавыми петлями дверь, впустив в некогда турбинное помещение. Когда-то здесь стояли вырабатывающие энергию агрегаты, но теперь они отсутствовали, и на их месте, в центре помещения и под светом фонаря, находился импровизированный помост с деревянным столом в центре, накрытом белой скатертью. Во главе стола сидел мужчина в белом костюме-тройке, на его голове был мотоциклетный шлем. Встречавшие бойцы закрыли двери и встали по бокам, взяв оружие на изготовку.
     -Приношу свои извинения, что встреча будет проходить в таком ключе. Ваши лица скрыты – я понимаю. Поэтому и мое лицо будет скрыто от вас. Прошу, садитесь. – Он указал на стулья по бокам от стола. Я кивнул бойцам и первым сел прямо напротив незнакомца.
     -Вы просили о встрече. Я слушаю вас. – Вежливо обратился я к незнакомцу.
     -Думаю, не ошибусь, Альфа – это вы. – Ответил он.
     -Верно. Альфа – это мы.
     -Альфа, друг мой. – Он, казалось, не заметил мое уточнение. - Видишь ли, я просил о встрече, надеясь на сотрудничество. Но вот незадача – я не могу доверять тебе, не зная, кто ты такой. Поэтому будь добр, сними свой шлем. Покажи мне свое лицо.
     От отдал короткий приказ жестом руки, и из теней появились «Векторы», их оружие было направленно нам в спины. Намерение, и угроза, была очевидны.
     -Постойте-ка! – Подскочила Титания. Модулятор голоса в шлеме далал его нейтральным, одноликим… Таким же, как и у всех остальных «Молотов». – Вы просили об этой встрече, и теперь вы нам угрожаете? Альфа принес нам победу, он принес нам надежду! А вы…
     -Молчать! – Рявкнул он. – Сними этот шлем!
     -Раз вы настаиваете… - Шлем легко соскользнул с головы, и одиннадцать пар глаз устремились на одно лицо. В глазах Титании проскользнуло удивление, потом узнавание… И, наконец, решимость. -Стойте! – Крикнула она, и расстегнула застежку на затылке. – Ладно, признаю. Это я – Альфа.
     -Нет я! – Подскочил Три-Три.
     -Чтоо?! Что за клоунада?!
     -Никакой клоунады. – Отозвался Авель. – Вы были правы, Альфа – это мы. Наконец-то я рад познакомиться лично, Господин Валиков. Или к вам стоит обращаться «Господин Мэр»?
     -Откуда ты… Убить их! – Махнул рукой мужична, но прежде, чем кто-то успел отреагировать, один из «Векторов» дважды выстрелил, выбивая оружие из рук машин напротив. Сделав резкую подсечку соседу, он резко ушел в скольжение, сокращая дистанцию, и ствол автомата уставился прямо в лицо Валикову.
     Первая аксиома победы: Будь там, где враг не хочет тебя видеть.
     -Ты стар, Михаил, и методы твои устарели. – Раздалось из внешних динамиков, и кабина открылась. – Поэтому ты никогда не победишь!
     Я встал в полный рост, держа в руке пистолет, направленный ему в лоб. Валиков не стал возмущаться, лишь откинулся на стуле, сложив руки на груди.
     -Знаешь, я впечатлен. – Он, наконец, снял мотоциклетный шлем. Теперь, когда кота вытащили из мешка, ему не было смысла скрывать свою личность. – Когда ты только успел?
     -Секрет фирмы. – Хмыкнул я. – Рад познакомиться лично, Михаил. Мэр мегагорода Москва, в прошлом Председатель Парламента России. Когда Земля пала, ты избежал казни благодаря активной коллаборации с оккупантами. Это позволило тебе быстро подняться по карьерной лестнице. Известный, как Мишка-Предатель, на самом деле ты один из главарей сопротивления, поддерживающих активные террористические ячейки России и Европы.
     -Прекрасно, прекрасно. – Он похлопал мне. Было видно, что он не рад сложившейся ситуации, но не мог не признать мою правоту – и силу. – Ты не разочаровал. Ты получишь мою полную поддержку. Люди. Связи. Техника. Все, что пожелаешь. У нас общая цель, и я готов предоставить тебе свою помощь.
     -Я благодарю вас за это. Но ваша помощь не является ключевым фактором. Она лишь ускорит выполнение моего плана, не более того.
     -Ты планировал устроить переворот своими силами? - Не смог скрыть он удивления.
     -Именно. Я должен это сделать, ради будущего Земли.
     -Каин, что ты… – Обратилась Титания к парню в белом плаще, шлем которого все еще был у него в руках.
     -Каин? Прошу прощения, вы путаете меня с кем-то другим. – Вежливо ответил он. – Меня зовут Авель.
     -Да… Возможно. – Титания бросила беглый взгляд на Альфу. Все возможно.
     ***
     -Как же это все скучно. – Адмирал Аккбар подошел к огромному панорамному окну, под которым раскинулась безжизненная, на первый взгляд, поверхность красной планеты. – Я устал от постоянных восстаний, от постоянных подавлений этих восстаний.
     -Господин, я разделяю ваши чувства, но ничего нельзя сделать. Великая Империя – единственная в пределах Облака Орта. После захвата системы Сол, нам больше не с кем воевать.
     -То, что нам не с кем воевать, еще не значит, что война окончена. – Хмыкнул Адмирал. – Когда закончите чистки, пришлите мне отчет.
     -Как скажете, Адмирал. – Адъютант сделал полупоклон. – Какие будут дальнейшие приказы?
     -Думаю, пора навестить Колыбель. Как закончим погрузку войск, рассчитайте курс на Землю. Ии… Да. – Протянул он. – Доклад по расчету курса и расходу топлива.
     -Вас понял, Адмирал. – Вновь полупоклонился адъютант. – Будет сделано.

Глава 7

     Бесшумно рассекая воздух, Имперская Печать сделала круг над небольшим полуостровом. Внизу, сквозь облачную пелену, были видны заброшенные пристани и горбатые скелеты доковых кранов, вертолетные площадки и блочные ангары, жмущиеся друг к другу. Между ними вилась ржавая железная дорога.
     Имперская Печать приземлилась, будто под обстрелом, гулко грохнув сотню тонн металла на жалобно хрустнувшую вертолетную площадку. Выпала рампа, и первыми вышли штурмовики в светло-серых маскировочных костюмах, водя стволами из стороны в сторону. Простая предосторожность, мы не ждали сопротивления, первая группа была направлена сюда почти неделю назад. Но мы не могли рисковать. Я не могу попасть им в руки, живым или мертвым.
     Было жутко холодно, в воздухе висел густой соленый туман. Быстро сориентировавшсь, мы прошли по утесу, тянущемуся вдоль высоких скал, и направились к безликим бетонным блочным строениям, которые можно было встретить вообще везде незадолго до вторжения. Простые, быстросборные, старндартые шаблонные конструкции были довольно популярны в свое время. Но это время ушло, и теперь время и непогода сильно потрепали постройки, окна были забиты досками, дождь и соленые брызги моря смыли краску, но несмотря на это, местами все еще виднелись потускневшие эмблемы. Небо светилось мутной белизной, освещая унылый каменистый пейзаж, здесь и там клочья тумана нитями вились вдоль земли. Одноцветный мир, дождь в котором не прекращался ни на секунду. Когда-то здесь была военная база – отжившая свое еще до начала войны. Штат постепенно сокращали, к началу вторжения он стал чисто номинальным, и защитники разбежались прежде, чем Кроса добрались сюда. Генераторная станция, окруженная кольцом бараков, подземные ангары, склад ГСМ, многочисленные машинные цеха скопление вышек с антеннами. Все это было брошено на милость стихии: здания обветшали, улицы загромождал ржавеющих хлам. От главной антенны осталась только чаша каркасса, образованная стальными перекладинами и ржавыми балками. Над поверхностью озера возвышалась монолитная конструкция, которая когда-то была советским линкором – его имя стерлось под действием неумолимой стихии. Но мы здесь не за этим.
     -Как только Кроса не узнали об этом месте. – Пожаловался Шафур, оглядывая сцену разрушения.
     -А зачем? – Ответила за меня Титания. – Что они здесь забыли?
     -Мало ли… Стратегическая точка все-таки.
     -Может, они уже ушли. – Пожала плечами Титания и поежилась. Пилотный комбинезон плохо защищал от всепроникающего осеннего холода, а рециркуляция теплого воздуха под ним вызывала лишь озноб. – Или не ушли, ждут…
     -Все куда проще. – Ответил я. – Они не знают об этом месте.
     -Почему это? – Закономерный вопрос.
     -Лавиния?
     -Когда контр-наступление провалилось, была предпринята попытка атаковать носители Кроса. Для этого с космодрома «Байконур» были запущены три ракеты «Энергия», который, однако, взорвались в атмосфере. – Провела та блиц-курс новейшей истории.
     -Их сбили, конечно же.
     -Нет, их не сбили. Они взорвались сами, и теперь обломки этих ракет мешают спутниковой навигации.
     -Вот-вот. – Кивнул я, подняв в воздух указательный палец. Если бы не загрязнение, пояс этих обломков можно было бы увидеть невооруженным глазом в чистую, ясную ночь.
     Нам потребовалось почти два часа, чтобы добраться до большого пустого ангара, в дырах обшивки которого противно вы ветер. Ангар был пуст… Но мы пришле не за тем, что было в нем, а за тем, что было под ним. Лавиния отдала дистанционную команду спавшим в ожидании своего часа системам. Захрустев ржавыми шестернями, бетонный пол начал проседать, увлекая нас вниз, на многометровую глубину, где в свете недавно установленных софитов виднелась распахнутая настежь герметичная дверь.
     Чем глубже мы шли, тем реже попадалось стационарное освещение, и мы включили фонари. Путешествие через разрушенные этажи могло повергнуть в дрожь даже человека со стальными нервами: изуродованное пространство хранило не только следы разрушений и пожров, взгляд постоянно натыкался на человеческие останки обслуживающего персонала этой базы, погибшего по неизвестным причинам. Наконец, перед нами услужливо распахнулись створки лифта, и Лавиния, покопавшись в карманах, явила на свет частично обугленную ключ-карту, которая вошла в приемник лифта, высветив зеленый свет. Ливиния нажала на клавишу, не обозначенную цифрами или указателями уровня, и кабина медленно поползла вниз.
     Лифту потребовалось почти пятнадцать минут, чтобы достигнуть нужного этажа, и массивные створы с жутким скрипом раздались в стороны. Перед нами было большого размера помещение, одна из стен которого была единым компьютерным комплексом, возвышающимся от пола до потолка. У противоположной стены возвышались интерактивные приборы, отчасти похожие на гоночные аркадные автоматы, между которыми стояли обыкновенные канцелярские коробки, наполенные микросхемами.
     -Хреново они тут с сотрудниками обращались. – Подал, наконец, голос Шафур. Я подошел к нему, и сразу понял, о чем он: в креслах перед терминалами сидели мумифицированные тела, в затылке каждого было круглое пулевое отверстие.
     -Что мы здесь забыли? – Титания была на пределе. Картина и правда не для слабых духом. -Мы забыли здесь нашу армию. -И где она? – Она непонимающим взглядом оглянула мертвое помещение. Я взял одну из микросхем. -Вот. Во взгляде девушки читалось все то же упорное непонимание. -Это – модули искуственного интеллекта, разработка над которыми велась здесь в последние недели войны. Они – наша армия. Не знающая боли и усталости. Знаешь, ирония в том, что они будут сражаться, когда мы уже не будем. ***
     Пурпурная машина, заложив вираж, ушла от снопа ракет и, резко развернувшись на месте, заблокировала стальными когтями удар ногой, направленный прямо в пилотную кабину. Титания зажала гашетку, посылая в когти мощный электромагнитный импульс, и вражеский шагоход отлетел на несколько метров назад, врезавшись в стену с такой силой, что кабину пилота смяло, будто консервную банку. Воспользовавшись заминкой, другой робот нанес удар противотанковым ножом, метя в сочленения. Девушка не подвела — стремительно извернувшись, она поймала лезвие когтями, намертво заблокировав вращение зубцов. Титания бросила быстрый взгляд на показатель жара двигателя, и побледнела — он приближался к критической отметке.
     -Сбрасываю плазму! — Выкрикнула она, но прежде, чем девушка успела нажать на кнопку, кабина погасла, и перед глазами с противным писком, появилась строка: «Катапультирование», а за ней — «Конец симуляции». — Черт!
     -Плохо! — Крикнул ей я. — Еще раз!
     -Ты садист! — Огрызнулась из кабины симулятора Титания, и я хмыкнул.
     -Это не я садист, это ты халтуришь. – Парировал я несправедливый выпад. – Они – всего лишь базовые Иск Ины, прошедшие базовую тренировку. Так что давай, еще раз.
     -Как скажешь… - Удрученно ответила девушка.
     
     ***
     -Дыра, честное слово. — Махнула рукой Доктор Оливия Кеннеди, стоило мне выйти из лифта, в трех словах отвечая на еще незаданный вопрос «Как вам тут?».
     -Уж простите, Доктор. Не Марриотт. – Пожал я плечами.
     -Оу? Ты помнишь Марриотт? — Улыбнулась женщина.
     -К слову пришлось, Доктор. Не придирайтесь. — Вернул я ей улыбку. Место и правда было дырой — лаборатория располагалась глубоко под землей, в тупиковом ответвлении туннеля канализационного коллектора. Странно было видеть покрытые тиной древние каменные арки, среди которых виднелись закрытые для защиты от сырости пластиковыми чехлами девственно-белые приборы и яркие ультрафиолетовые лампы. — Мы найдем способ разместить вас с удобством, но потом.
     -Потом, потом, все потом! — Прошагала она мимо меня, покачивая указкой. — Как я должна работать над Вирусом Авроры, не имея ни людей, ни средств?
     -Вирусом Авроры? — Не понял я.
     -Ну да. — Она указала на единственный не прикрытый лабораторный стол, за прозрачным стеклом холодильника которого виднелась стойка с закупоренными пробирками, слабо переливающимися во тьме. — Мне сказали, что это высший приоритет.
     -Я не отдавал никаких приказов ни о каком вирусе.
     -Ах, ну да. — Она сделала картинный жест, приложив ладонь ко лбу. — Это был приказ вашего предшественника. Вам не сказали, Альфа?
     -Командор… Черт побери. — Выругался я. — Что задумал этот надутый старый индюк?!
     -Ну-ну, юноша, не нужно кипятиться. Я думаю, мы сможем обратить этот яд нам на пользу.
     -Геноцид? Опять?! — Чуть не взорвался я. — Было мало того, что происходит последние восемь лет?!
     -Биочума ничуть не отличается от боевых отравляющих веществ, Альфа. — Меланхолично ответила Оливия. — Я позабочусь о том, чтобы ее нейтрализация была простой и эффективной. А главное — чтобы она не могла навредить простым людям, в отличие от той гадости, что Кроса тестировали в четвертом районе.
     -Я видел, что она делает с человеком. – Остыл я. – Мне сказали, это просто эпидемия, не о чем беспокоиться.
     -Это же Кроса. Кроса всегда лгут… Ну так что?
     -Работай. – После небольшой паузы ответил я. – Нам понадобится любое оружие, которое мы можем раздобыть.
     -Как прикажете. – Она шутливо отдала честь и улыбнулась.
     ***
     -Альфа, что-то не так? — Нагнала меня в коридоре Лавиния. Я повернул к ней голову.
     -А что? У меня что-то с лицом?
     -Аура просто у тебя такая, будто что-то случилось. — Нахмурилась она.
     -Аура… Ну да. Наверное. Ты что-то хотела?
     -Вот. — Она вручила мне ноутбук. — Просмотри на досуге.
     -Что это?
     -Личные дела людей, которые могут нам пригодиться. Я отсеяла мелкую рыбешку, остались только большие фигуры. Их присутствие на нашей стороне может сильно изменить баланс сил.
     -Ты умеешь интриговать. Я займусь этим в кратчайшие сроки. — Кивнул я девушке, на сколько это позволял шлем. Взглянуть на документы удалось лишь через час, когда я смог уединиться в своем кабинете.
     Мимо… Мимо… Одно досье за другим, ничего интересного. Люди, которые хотят присоединиться к нашей группировке, в большинстве своем либо сторонники крайне правых идей и экстремисты, либо явные шпионы. Грубая работа со стороны разведки Кроса, очень грубая. Земляне неохотно идут на службу, из-за критично низкой рождаемости мы не смогли вырастить поколение, которое придет нам на замену, остались лишь старики и ненадежные элементы. Были среди них и не только Земляне, и два досье привлекли мое внимание.
     Первым был Кроса, врач. Слишком самоуверенно с его стороны в открытую заявлять о своей принадлежности. К тому же, Лавиния не отсеяла его, значит, можно с уверенностью говорить, что он не шпион. После реорганизации и чисток работать стало проще, к тому же, наши действия привлекли внимание общественности. Не проходит и дня, чтобы по телевидению не выступала какая-нибудь шишка, протестующая против наших методов. Вторым тоже был Кроса, но на этот раз пилот-ас серв-машины. Колоссальный послужной список, бывший военный. По неизвестной широкой публике причине он подвергся гонениям со стороны местных властей, стоило ему ступить на Землю. Странно, но пилот, сравнимый по эффективности с Титанией лишним точно не будет. Проблема в другом — он устроил большой погром в южно-американском мегагороде-улье, Нуэво-Майя, и после поимки его заключили под стражу в ожидании отправки на Остров. Забавно выходит… Думаю, я смогу склонить его на свою сторону.
     ***
     Межпланетный челнок встряхнулся, будто промокшая птица, и капитан-майор с некоторым удивлением удивлением распахнул глаза, в тот же миг закрыв их ладонью от режущего света ламп салона. Потерев глазницы, он взъерошил густую каштановую шевелюру, после чего, выглянув в проход, посмотрел в спину бортпроводнице и вернул спинку кресла в нормальное положение. Чуть потянувшись, он вытащил из нагрудного кармана небольшие аккуратные очки и вновь потер занемевшее во время сна лицо. Даже после установки ретрансляторов перелеты между системами занимали многие часы, и не уснуть во время ожидания было очень сложно. Все равно быстрее, чем на лайнере, хоть и трясет нещадно во время выхода — здраво рассудил он, бросив взгляд в иллюминатор, и вздохнул при виде вырастающей на фоне планеты огромного боевого крейсера, после чего сфокусировал взгляд на своем отражении в стекле и поправил ворот рубашки.
     -Внимание пассажиры. Наше судно начинает посадку. Просьба оставаться на своих местах до остановки шаттла.
     За начавшим закрываться термической шторкой окном, первые огненные языки начали лизать борта челнока, и капитан, вдохнув как можно глубже, потуже застегнул ремень безопасности. Никакой страх перед полетами не заставит его отказаться от своей цели.
     ***
     -Капитан Ривинг! Капитан Ривинг! — Звонкий девчачий голос с легкостью заглушал толпу, медленно марширующую в сторону выходов из терминала. Капитан остановился и, несколько раз оглянувшись поверх голов в поисках источника голоса, наконец, догадался, почему он никого не увидел. Когда он опустил взгляд вниз, перед ним стояла миниатюрная девушка, только что пробившаяся через толпу встречающих, и отчаянно пыталась отдышаться, согнувшись пополам и уперевшись ладошками в колени. Наконец, она подняла голову, и тот, зарекшийся ничему не удивляться, все же удивился — у нее были неестественно изумрудно-зеленые глаза.
     -Вы — Капитан Ривинг? — Спросила она еще раз, переведя дух.
     -Верно. — Ответил он строго, блеснув линзами очков. — Сержант Эльбен, я полагаю?
     -Так точно, капитан! Поступаю в вам подчинение! — Отдала она честь. — Простите за задержку…
     -Ничего страшного. Машина с вами?
     -Конечно! — Девушка приободрилась и бросила взгляд на черный кожаный чемодан в руке капитана. — Но ваш багаж…
     -Не волнуйся. — Он перехватил чемодан другой рукой. — Показывай дорогу.
     Вопреки ожиданиям, вызванным своеобразием представительницы встречающей стороны, уже через несколько минут, небольшой армейский джип уже мчался по мосту-автостраде, поднимая клубы вековой пыли. Капитан Удо Ривинг удобно устроился на заднем сидении, изучая материалы дела своего подопечного, который по недоразумению попал в тюрьму Белла Аргентум, находящейся в трех часах езды от Нуэво-Майя, бело-золотые пирамидальные небоскребы которого, блистающие в закатном свете, уже остались далеко позади. Его новая помощница, сержант Эльбен, устроилась рядом, время от времени нервно поглядывая в окно.
     -Разрешите обратиться, капитан? — Вдруг спросила она.
     -Разрешаю.
     -Вы здесь впервые?
     -На Земле, или в Нуэво-Майя?
     -На Земле, капитан.
     -Да.
     -Но зачем вас послали в такую глушь?
     -Есть небольшое дельце. — Уклончиво ответил он и бросил взгляд вперед, через плечо водителя, низко надвинувшего фуражку на лоб, туда, где на повороте стояла радиобашня, на вершине которой ютился улей ультразвукового генератора.
     -Это чтобы отпугивать мегафауну. — Сержант проследила взгляд Ривинга.
     -Мегафауну?
     -Да, капитан. После вторжения на территории Южно-Американского анклава, начали свою активность гигантские животные неизвестного вида. По нашим данным, прежде они никогда не проявляли себя, поэтому возможно, что прибытие Кроса стала каталистом их появлению.
     -Как интересно. — Безразлично ответил капитан, и вздохнул. Все его внимание вновь обратилось к досье в его руках.
     Через полтора часа машина пересекла массивный разводной мост, перекинутый над глубоким каньоном, и въехала на площадку перед контрольно-пропускным пунктом. Стоило машине становиться, как мост с тяжелым жужжанием поднялся, и, едва щелкнули упоры, рядом с машиной появились двое: мужчина в костюме и солдат Кроса с винтовкой наперевес.
     -Господин Ривинг?
     -Капитан Ривинг. — Поправил его Удо, выходя из машины.
     -Рад встрече, капитан. Я директор этого… Заведения. Меня зовут Кор Ферро.– Он крепко стиснул руку вышедшего из машины Ривинга, который лишь сдержанно кивнул в ответ, и машина, тронувшись, въехала под арку металлоискателя. — Что привело нас к нам?
     Стоило машине остановиться, как арка осветилась красным, и турель на стене здания напротив ожила, направив на автомобиль четыре ствола своих пушек.
     -Ох, простите. — Смутился директор. — Мы…
     -Не могли бы вы открыть ваш багаж? — Перебил директора охранник, в руке которого уже был детектор, на котором отчаянно моргала лампочка.
     -Конечно. — Ривинг открыл дверь, взял стоявший на заднем сидении чемодан за ручку, обошел машину и аккуратно положил его на капот. Щелкнув магнитными замками, он поднял крышку и с некоторым вызовом посмотрел на оторопевшего директора, не обращая внимания как на охранника, вскинувшего винтовку, так и на сторожевую турель, которая буквально верещала: Ща все нахер разнесу, ваще за себя не отвечаю!
     -Что это все значит? — Выдохнул наконец директор, чуть кивнув на чемодан, в котором в ряд стояли четыре армейских пистолета, несколько гранат, запасных магазинов и не меньше половины цинка патронов.
     Капитан тяжело вздохнул и вытащил из внутреннего кармана пиджака, сложенный вчетверо лист бумаги. Раскрыв его, он сунул его Ферро под нос, который бегло просмотрел напечатанную информацию и печать с подписью. Будто понимая неправильность происходящего, он внимательнее присмотрелся к печати.
     -Разрешение… Планетарного губернатора?
     -Я надеюсь, проблема исчерпана? — Ривинг захлопнул крышку и, поставив чемодан на место, сел в машину. — Если так, то прошу пропустить мою машину.
     ***
     -И что ему вообще может понадобиться здесь, черт побери? — Пробурчал директор, едва капитан исчез в картотеке в поисках личного дела своего подопечного, и сержант осталась наедине с директором. — Разрешение на провоз оружия на территорию тюрьмы, разрешение на доступ к базе данных, разрешение на распечатывание личных дел…
     -А может, у него сверхсекретное задание? — Эльбен облокотилась на стол, показав директору вырез своей блузки.
     -Какое, например? — На лице Ферро, торопливо отведшего глаза, промелькнуло что-то вроде издевки, но вышло криво.
     -Ну, наверное… — Девушка выпрямилась, картинно задумавшись. — Сверхсекретное, наверное…
     -Это я и сам понял. — Пробурчал он.
     Дверь вновь скрипнула, и Эльбен, отойдя от массивного деревянного стола, шлепнулась на диванчик, позволяя директору иметь дела со странным человеком лично. Странный человек, не теряя времени, подошел к столу и хлопнул на него массивную папку с фотографией молодого парня, висящей на одинокой скрепке. Немного помявшись, директор все же открыл предложенное личное дело.
     -Хьюго Эмбер, двадцать семь лет… — Начал он читать, слабо шевеля губами. — Награжден кровавым сердцем, награжден золотыми листьями, награжден, награжден, награжден… Награжден орденом звезды… Посмертно… Дважды? — Его глаза полезли на лоб. — Что за чушь?
     -Капрал Хьюго Эмбер — мой ученик. И как учитель, я несу личную ответственность за него. Сегодня я здесь, чтобы забрать его у вас.
     -Забрать? Я не могу просто отдать заключенного! — Подскочил директор. События всего лишь месячной давности всплыли в его сознании, как только он осознал, о ком идет речь. — Он уничтожил сто двенадцать «Векторов» полиции! Один! Триллионы кредитов ущерба! А все почему? Потому что его задержали, чтобы задать пару вопросов!
     -Капрал Эмбер немного неуравновешен, признаю. Он через многое прошел на передовой. В прочем, я уверен, он не стал бы лишать Нуэво-Майя сил правопорядка без должной причины. Видите ли, у него немного слишком сильно развито чувство справедливости, поэтому если ему пришлось перетерпеть унижения… Сами понимаете, что в его голове могло что-то не то перемкнуть.
     -Ему в психушке место. — Пробурчал директор. — Он всего месяц тут, а на его счету уже тридцать четыре покалеченных. Он из карцера не вылезает. Скорее бы его сбагрить на этот чертов «Остров».
     -Не буду спорить с вами, директор. Просто отдайте мне его, и мы покинем эту планету.
     -Ладно… — Он потянулся к телефону, чтобы отдать указы, но тот зазвонил чуть раньше. Табло осветилось: «Номер неизвестен». — Что за фигня… Алло!
     -Это Глобальная Либерационная Армия! — Выкрикнул фанатичный голос. — В тюрьме заложено двадцать бомб! Слава революции!
     Директор в ярости бросил трубку.
     -Вы это слышали? Черт возьми, я управляю этим местом уже шесть лет, и каждый чертов день…
     Конец его фразы утонул в грохоте, когда на одном из блоков вырос алый цветок взрыва. Директор, не договорив, пялился на клубы огня и дыма, разевая рот, как рыба, которую вытащили из воды. Не мешкая, Ривинг развернул к себе телефонный аппарат и ткнул кнопку громкой связи.
     -Соедините с диспетчерской.
     -Есть!
     -Диспетчерская!
     -Доложить о повреждениях!
     -Блок 4а в огне. 5с и 12а тоже!
     Капитан спокойно выслушал информацию и повернул голову к девушке:
     -Сержант, свяжитесь с саперами и полицией, телефонная связь должна работать нормально. Директор, направьте весь свободный персонал на тушение огня.
     -Это конец! — Казалось, что директор в один момент утратил способность мыслить здраво, и мог только сидеть, прикрыв голову руками.
     -Нет. Это начало.
     ***
     Уже началась эвакуация заключенных, которых располагали в небольшом парке, разбитом во внутреннем кольце тюрьмы, когда тамбурные ворота распахнулись, и на территории появился многоколесный черно-красный грузовик саперной службы. Из него, один за другим, стали появляться фигуры в массивных бронекостюмах, следом за ними, на траву ступил немолодой мужчина лет тридцати с виду, который представился начальником саперной бригады на пути в тюремный блок с массивной красной цифрой «1» на стене.
     -Ситуация?
     -Террористы по телефону сообщили, что установили бомбы по всему зданию.
     -Как проходит эвакуация? — Он поднялся на ступени перед железной гермодверью и обернулся.
     -Семьдесят процентов. В четвертом блоке эвакуация затруднена. Много раненных, количество погибших неизвестно. Сильный пожар.
     -Хорошо. — Он кивнул, положив ладонь в перчатке на плечо Ривингу, который хотел войти в здание следом за саперной бригадой. — Дальше мы сами.
     Капитан вынужден был подчиниться, и едва массивная дверь закрылась, пошел назад, оставив директора одного. Найдя Эльбен, он едва ли не за ворот потащил ее за собой.
     -Где машина, на которой мы приехали?
     -Мы оставили ее… Там. — Девушка махнула рукой так, что направление определить не представилось возможным.
     -Веди меня, быстро. — Скомандовал Ривинг и, быстро сориентировавшись, стремительным шагом направился в направлении стоянки для посетителей.
     -Что происходит, капитан? — Она едва нагнала Удо, который подошел к джипу и задумался.
     -Преступник, вероятно, выдал себя за водителя. — Он мгновенно начал подсчеты. — И кто-то из саперной команды наверняка заодно с ними. — Подойдя к пассажирскому сиденью, он пошарил под ним, нащупав рычажок, и открыл пустой контейнер, скрытый под сиденьем.
     -Что?
     -Они воспользовались моим разрешением на оружие. Вот почему сработал сканер. Он сработал не на мое оружие. Под сиденьем была спрятана взрывчатка. — Ривинг в ярости хлопнул крышкой контейнера. — Как же я сразу не догадался.
     -Откуда вы знаете? — Удивленно спросила Эльбен.
     -Это все слишком хорошо знакомо. – В ярости прошипел капитан, и его лицо исказилось, сделав его похожим на рычащего пса. Подойдя к директору, разговаривающему с одной из медсестер рядом с большой группой пострадавших, он повысил голос. — Внимание всем!
     Несмотря на суету, его действительно услышали все. Движение на секунду замерло. Взоры обратились к капитану.
     -Особенно это касается членов саперной команды! — Продолжил он, — Заключенные, охранники, случайные гражданские, саперы, полиция, грузы, животные и растения — никто и ничто не покинет стены этой клиники!
     -Что вы имеете в виду? — Спросил директор, но через секунду до него дошло. — Вы не можете…
     -Мы вводим осадное положение.
     ***
     -Всем раненным оказали помощь. Травм, угрожающих жизни, нет. — Лифт мягко качнулся. — Пожар тоже почти потушен.
     -Это, конечно, маловероятно, но может ли какое-нибудь здание обрушиться? — Капитан задумчиво пожевал кончик сигареты, но передумал и убрал ее обратно. Он не курил уже несколько недель, и эта сигарета могла слишком болезненно отозваться.
     -Это маловероятно. Тюрьма может выдержать артобстрел.
     -Да… Пожалуй.
     Лифт остановился, и Ривинг, вместе с директором тюрьмы, вышли в круглое помещение диспетчерской, на вершине башни в центре комплекса. Отовсюду слышался шум, постоянно звонил телефон, моргание аварийного освещения резало глаза, слава богу, хоть ревун отключили.
     -Что случилось? — Директор подошел к пульту управления.
     -Смотрите сами. — Офицер движением пальцев вывел на экран интерактивную схему здания, которую моментально заслонил знак «Программная ошибка. В доступе отказано».
     -Что это?
     -Перекрыт доступ к охранным системам и системам наблюдения. Мы не можем ими управлять. Кто-то проник в систему извне. — Офицер выглядел смущенным. Мы этого не ожидали. Сейчас никто не может ни войти, ни выйти из блоков.
     -Там еще есть люди?
     -Человек сто, большая часть в четвертом блоке.
     Их прервал стук ботинок по лестнице, и в диспетчерскую вбежала Эльбен. Судя по всему, весь путь наверх она проделала пешком.
     -Водителя и командира саперной бригады нашли связанными в полицейском участке. — Пробормотала она, пытаясь отдышаться.
     -Значит, те, кто выдает себя за командира саперов и водителя — сообщники террористов! – Чуть не закричал Ферро.
     -Весьма проницательно. — Капитан снисходительно улыбнулся. — Есть мысли, по чью они душу?
     -Может, они за вашим парнем? Очень уж удачно ситуация складывается.
     -Исключено. Хьюго — та еще головная боль для любых похитителей. Да и зачем он им?
     -Но зачем им взламывать наши охранные системы?
     -Этого я не знаю. Может, выгадывают время для следующего шага. А может, ждут чего-то… — Он задумчиво прищурился и, потерев подбородок, посмотрел за окно.
     -Одиночный объект, высота четыреста, курс двести! – Вдруг ожил один из диспетчеров. – Он что-то сбросил! Три объекта, скорость снижения – сорок метров в секунду, увеличивается!
     -Визуальное наблюдение?
     -Похоже на «Векторы» нестандартной конструкцуии!
     -Нестандартные «Векторы»? О нет…
     -Нет? — Директор удивленно посмотрел на Ривинга.
     -Молитесь, чтобы я ошибался! — Прорычал капитан, когда за окном ярко вспыхнул огонь тормозной ракеты, и открылись купола парашютов. Через мгновение снаружи появилось что-то массивное. Едва оно поравнялось с диспетчерской башней, глухо загремело пулеметное стаккато, осветившее висящую под куполом фигуру зеленого «Вектора», за считанные секунды превратившее диспетчерский пункт в решето. Через мгновение внутри что-то взорвалось и крыша башни просела, взметнув клубы огня и пыли. Исход боя был предрешен, едва начавшись.
     -Есть касание! — Титания сбросила парашют, загнав крепежный трос обратно в основание кисти машины, и активировала гусеничный ход на подошве шагохода. Новинка, позволяющая машине стремительное перемещение по полю боя. А теперь и еще одна. — СК-Два, СК-Четыре, делай как я!
     -Принято. – Синхронно ответили в динамике синтезированные голоса машин. Два бледно-зеленых шагохода справа и слева от нее мягко сложились, гася инерцию удара, и в точности повторили ее жест. В следующий миг машины сорвались с места, меся гусеницами газон, дав полный назад — в то место, где они только что находились, ударила выпущенная со смотровой вышки ракета. Не рассчитав скорость, пурпурная серв-машина врезалась спиной в двойку появившихся из ангара шагоходов охраны, и повалив их на землю. Быстро сориентировавшись, когтистая лапа пробила пилотную капсулу одного из них, выплеснув в воздух столб иск и дыма. Второй успел подняться, и из ступни пурпурной машины вылетел колышек, прочно закрепивший одну ногу. Завизжали шипастые гусеницы, разворачивающие «Вектор» вокруг своей, установленной колышком, оси, и когти на другой руке располосовали вторую машину охраны за мгновение до того, как все три машины кинулись к пролому в тюремном блоке, где их уже ждали.

Глава 8

     -Что… Беспилотные? – Удивленно прохрипел капитан, не очень соображая, что именно происходит. Выжил он благодаря чуду – взрывной волной его скинуло на лестницу, которая просела под собственным весом, доставив его в низ в относительной целости. В госпитале пару дней поваляться только придется… И все же то, что капитан увидел в корпусе напротив, огорошило его.
     Хьюго Эмбер… Пилот-Ас… Перешел на сторону террористов? Удо доводилось слышать о том, что Северо-Американский Улей захлестнула волна террора, ведомая некой таинственной личностью. Но чтобы вот так, среди бела дня, похищать его людей..? И это даже не похищение, это побег из тюрьмы. Теперь Хьюго так просто не отделается от трибунала. И все же, что произошло? Почему он предал свою Империю, свои идеалы?
     -Прекрасная работа, Три-Один. Как видишь, ваши тренировки оказались неоценимы.
     -Я полагаю, ты – Альфа? – Встрял в разговор безразличный голос.
     -Да, это я. Рад знакомству, капрал Эмбер. – Я переключился на прямой канал, отрезав от разговора остальных членов команды в чреве конвертоплана. Для посторонних, это было похоже на помехи в радиосвязи. – Или лучше будет звать тебя «Абсолютный Выживатель»?
     -Зови меня как хочешь. – Мрачно отозвался тот. – Только помни о своем обещании.
     -Разумеется… - Я вновь включил общую связь. – Теперь твой позывной – Ноль-Два. Запомни это.
     -Ноль-Два? Умно. Полагаю, есть и Ноль-Один?
     -Как проницательно. – Я переключил канал. - Альфа – Имперской Печати. Мы возвращаемся домой.
     ***
     Подойдя к стальной переборке, за которой находилась комната странного новичка, Титания неловко затормозила. «Стучать? Не стучать?» - промелькнуло в мозгу девочки, и на мгновение в ее голове появилась предательская мысль попросить кого-нибудь еще отдать униформу новенькому. Она подняла сжатый кулак, чтобы стукнуть по переборке, опустила его, вновь подняла… И дверь распахнулась. В дверном проеме, завернутый в одно полотенце, стоял Хьюго Эмбер, и, похоже, он знал, что все это время за его дверью кто-то терся. Увидев голый торс, Титания смущенно отвела взгляд, протягивая ему одежду.
     -Прости, я не вовремя. – Пробормотала она, и новичок молча взял пилотный комбинезон, такой же, как на Титании. Костюм из плотного полимера плавно облегал все изгибы девушки, и терялся в верхней части среди кармашков разгрузочного жилета. Если скрыть лицо, то и не поймешь сперва, какого пола перед тобой существо. А если они все еще и схожего роста… Хьюго хмыкнул. Альфа, как всегда, гениален. Скрыв свою личность и одевшись, как остальные, он поставил правительственные службы в тупик: они не могли его похитить, потому что это мог быть и не он, а даже если и был бы он, поди докажи, что именно он – Альфа, а не кто-то другой. Титания, увидев сменившееся выражение лица, насупилась.
     -Что-то не так?
     -Нет… Все в порядке. – Хьюго бросил быстрый взгляд на сдвинутые брови девушки.
     -Хм. – Ответила Титания, в свою очередь изучая Хьюго. Мощный торс, рельефные, но не перекачанные мышцы – все это портили многочисленные, плохо заживающие гематомы. – Прости, я лезу не в свое дело… Кто это тебя так?
     -Кто? – Он подошел к постели и положил на него свой новый комбинезон.
     -Это в тюрьме так?
     -Нет. – Резко ответил он, и его брови сошлись в кучу. – Это было до... Ты ведь в курсе, что я не с Земли?
     -Ты не… - Глаза девушки расширились от осознания, и она машинально нашарила на поясе кобуру пистолета. – Тогда ты…
     -Я с Хальциона. Третья планета двойной системы Сириус-Альбион. – Он резко сорвал с себя полотенце, и девушка мгновенно отвернулась. Однако, когда она нашла в себе смелость посмотреть, на пилоте были плотные плавки.
     -Почему ты мне это рассказываешь?..
     -Я был завербован в армию Великой Империи, когда мне было шестнадцать. Я и еще девять парней. Нашу группу провели через серию сражений, и в каждом из них погибал кто-то из наших. Пока я не остался один.
     -Мне очень жаль… - Пробормотала девочка, совсем забыв про зажатую в руке рукоять автоматического пистолета.
     -Позже я узнал, что это был эксперимент. Им требовался человек с абсолютной удачей. Способный пройти через огонь и воду, и не погибнуть ни при каких обстоятельствах. Абсолютный выживатель. Когда Великая Объединительная Война была окончена, я был уволен в запас. И только тогда я узнал про программу, создавшую меня. Они хотели создать суперсолдата, универсальное оружие. И у них получилось. А потом меня уволили в запас. Я был выброшен на свалку, как отработавшая своя шестерня военной машины. Куда бы я ни пошел, меня гнали, как чумного. Нуэво-майя был последней моей остановкой, я хотел выждать пару дней после прибытия, и двигаться дальше. Затеряться среди людей. -Что было потом? -Я не успел и сотню метров пройти, когда меня остановил патруль. Узнав, кто я, они предложили подбросить меня до границы города, но я отказался. Сказал, что хочу сначала поесть. – Он выдержал паузу. - За это меня арестовали. Посадили в камеру предварительного заключения. Били. Я проливал свою кровь ради Империи, и вот так Империя мне отплатила. -Теперь ты здесь -Да, я сбежал. Захватил вектор и... Не будем об этом.
     Он закончил одеваться и, зажав шлем под мышкой, повернулся к Титании.
     -Тогда почему ты…
     -Я знаю, ты считаешь это обычной обидой. Не буду городить иллюзий. Я не против Империи. У меня свои цели, и вы – лишь метод их достижения. - Он на мгновение отвел взгляд от девушки. – В этом мире все в тайне честно. Отведи меня к Альфе. Нам нужно поговорить.
     ***
     -И почему только он решил принять Кроса? – Рядом с Титанией остановился один из пилотов, недовольно глядя на Хьюго, который сидел прямо напротив Альфы, сцепив пальцы. – Он же может быть шпионом, или диверсантом, или…
     -Он сказал, что мы – метод достичь его целей. – Ответила Титания. – Только он еще не знает, что сам является методом достижения целей Альфы. Альфа использует его и бросит, как отработавшую свое батарею. – Пилот, бросивший фразу, уже отошел, оставив девочку вести монолог. – Не городи иллюзий и ты, Кроса… Враг моего врага мне не друг, он всего лишь может быть полезен.
     Вздохнув, Титания прислушалась.
     - Это о тебе было столько разговоров. Тот самый легендарный мятежник… Надеюсь, ты не будешь возражать, если я отправлю тебя прямо на сковородку?
     -Ничуть. – Сухо отозвался Хьюго.
     -Рад это слышать. – Я принял из рук стоящей рядом со мной Лавинии планшет. - Сегодня утром Кроса украли у меня кое-что важное. Прототип оружия, если быть точнее, я зову его "Мираж". Это шагоход-невидимка, и его нужно вернуть. Все просто. -Полагаю, тебя устроит лишь оптимальный вариант? – Он принял планшет из моих рук. -Определи «оптимальный». -Я верну твою игрушку, а они все умрут. -Да, меня это устроит. Как только «Мираж» будет в тебя в руках, тебе передадут данные о следующей задаче.
     -Могу я узнать, в чем следующая задача будет заключаться?
     -Можешь. Ты будешь личным телохранителем человека по имени Каин Кросс. Он ученик Армейского Училища. Его жизнь и благополучие важны для выполнения первостепенных задач.
     -Как скажешь, Альфа. – Он встал, выпрямился по стойке смирно и отдал честь. – Я буду служить.
     Титания, услышав знакомое имя, вздрогнула.
     ***
     -Отличный день для прогулки, не так ли? – Пошутил сидящий на переднем сидении солдат, вынимая рацию из гнезда, и ухмыльнулся. Джип слабо подпрыгнул, когда под колесо попал камешек.
     -Так точно, чистое небо, прекрасный вид. – Подхватил второй. – Обожаю выбираться на природу.
     -Воздух, что у нас?
     -Все чисто. – Отозвался пилот дрона-беспилотника, переключив инфракрасный режим камеры на тепловизор. В тепловизоре не было ничего видно – песок, устилающий землю до самого горизонта, нагрелся за день.
     -Машины?
     -Ничего, кроме пустыни. Все чисто. – Повторил он.
     -Далеко видно?
     -Двадцать километров во все стороны.
     -Принято. – Он поморщился и поставил рацию обратно в гнездо. Машина мелко затряслась, когда асфальтовое покрытие сменилось грунтовкой, поднимая тучу пыли, проникающую сквозь плохо герметизированные окна, взвесью витая в воздухе. Кто-то закашлял. Водитель, свободной рукой покопавшись в сумке, вытащил из него тепловизор, но горячая пыль была непроницаема. Он бросил тепловизор обратно.
     -Похоже, головной ускоряется. – Он все еще видел силуэт джипа впереди, за турелью которого стоял солдат. После чего поморщился – ему наверняка приходится еще хреновее… Остается надеяться, что грузовик, который им приказано сопровождать, не отстанет.
     -Не нравится мне это. Нервничаю. – Поделился сидящий на соседнем сидении боец. Помедлив, он снова выдернул из гнезда рацию.
     -Мы тут совсем слепы.
     -Дорога чиста. Никаких машин, никакого движения… Черт, Оскар-Браво, справа, на три часа! Повторяю, противник на три часа!
     Солдат мотнул головой, всматриваясь в пустынную местность, тщетно пытаясь разглядеть врага.
     -Я ничего не вижу!
     -Повторяю, три часа!
     -Я ничего… - Боец за турелью впередиидущей машины, всматривавшийся «на три часа» по указанию пилота-наблюдателя, неожиданно развернул свой пулемет прямо в лобовое стекло джипа и нажал на спуск. Крупнокалиберные пули впились в бронестекло, покрыв его сетью трещин, и одновременно с этим из ниоткуда прилетела ракета, выпущенная из ручного гранатомета. Она пробила корпус замыкающего джипа навылет, подбросив его в воздух, и на асфальт посыпались стонущие обломки, облитые горящим бензином. – Ложись!
     Джип замер, захрустев покрышками о каменистое дорожное покрытие. В дверь ударила очередь из автомата, когда из песка начали подниматься солдаты противника, поливая кабину грузовика и бронированные двери джипа из автоматов. Стук пуль про бронестеклу и бронеобшивке давил на нервы, но солдат успел подхватить выскользнувшую было рацию.
     -Противник на три часа, сто метров!
     -Принято! – Бодро отозвался пилот, и из-под крыла вылетела ракета. Однако, вместо того, чтобы ударить в нестройные ряды противника, она врезалась в заднее стекло джипа, превратив его в огненный шар.
     -Прекратить огонь! Прекратить огонь! – Вышедший вперед боец, лицо которого было замотано тряпкой, осторожно открыл дверь грузовика и, увидев бессознательного водителя, дал короткую очередь, забрызгав салон кровью. – Проклятые оккупанты…
     -Хорошая работа. – Хьюго, страхуя его, обошел подбитый джип, после чего вернулся к грузовику. Поставив ногу на импровизированную подножку, он запрыгнул в кузов, где под брезентовым покрытием лежал золотой шагоход.
     Хьюго вздохнул.
     -И об этом был весь сыр-бор?...
      ***
     Звонок уже прозвенел, но в классе все еще толпились ученики. Прошло две недели с вызволения Хьюго из тюрьмы в окрестностях Нуэво-Майя, но, к удивлению, за этим не последовали расследования, скандалы и облавы. Как будто, Кроса предпочли замять этот досадный инцидент.
     Это был последний урок, и многие просто никуда не спешили, собирая учебники и останавливаясь поговорить. Вздохнув, я забросил учебник по термомеханике в портфель и, протиснувшись мимо дружно галдящей группы молодых пилотов, двинулся к выходу. Механика была одним из немногих «общих» предметов, обязательных всем. Несмотря на то, что у «Молота» были «Векторы» условно нового поколения (никто не вел классификацию техники террористов, верхом инженерной мысли считался именно «Вектор», хоть это и стало именем нарицательным), изучали мы по-прежнему старые машины. Я даже на мгновение поймал себя на мысли, что наши машины мы тоже зовем «Векторами», а не как-то еще.
     -Каин! Ка-ин! – Позвали меня, но я даже не заметил этого. Только когда цепкая рука поймала меня за локоть, я вынырнул из потока мыслей. Обернувшись, я увидел Касмину, которая неловко переминалась с ноги на ногу. В ее руке был картонный стаканчик с, судя по запаху, кофе. Я зевнул.
     -Вот, держи. Думаю, тебе это нужно больше, чем мне. – Она всучила мне обжигающе-горячий стакан, и я приложил все усилия, чтобы не поморщиться. Не люблю кофе.
     -Спасибо… Ой, извини. – В кармане завибрировал телефон, отвлекая нас, и я бросил быстрый взгляд на экран. Две цифры, ноль и два, заставили меня поморщиться. - Прости, Каси, мне нужно принять звонок. – Я осмотрелся, якобы пытаясь придумать, куда поставить стакан. – Не могла бы ты…
     -Конечно. – Она приняла стакан, и, не скрывая любопытства, попыталась заглянуть в мой телефон. – А кто это?
     -Так… Один друг. – Отмахнулся я, улыбнувшись. - Слушаю.
     -Надеюсь, не отвлекаю?
     -Ничуть. – Чуть громче чем нужно сказал я, и понизил голос. – Надеюсь, это важно.
     -Тогда я буду говорить, а ты слушай. Как мы и договорились, я всего лишь наблюдатель. Я не буду принимать решений без санкции Альфы.
     -К делу.
     -За тобой хвост. – На крыше здания напротив слабо шевельнулся прозрачный силуэт Миража. – Кто-то следит за тобой с раннего утра. Вчера его не было.
     -Вот как… Я понял. У меня есть пара людей на примете.
     -Пара людей? Для чего?
     -Увидишь.
     Следят? Любопытно. Что им нужно? Я, будучи обычным студентом, вроде бы не давал повода для кого-либо следить за собой. И все же это случилось… Должно было, рано или поздно. Игра, как правило, стоит свеч. Я захлопнул телефон и повернулся к девушке.
     -Прости за задержку. Как ты смотришь на то, чтобы сходить куда-нибудь на выходных?
     Свидание? Да… Свидание. Уверен, мой преследователь посчитает его именно свиданием. Если меня подозревают в связях с Альфой, отсутствие контактов будет мне на руку. И с Хьюго, присматривающим за моей спиной, я легко смогу выяснить, кто решил поиграть в эти игры. Как удачно сложились закономерности. Слишком удачно.
     -Я… Ну… То есть… - Касмина запуталась в собственных мыслях. – Нет…
     -Ты не хочешь? Хорошо, полагаю… - Я отвернулся.
     -То есть да! Хочу!
     -Вот как? – Я улыбнулся ей. – Прекрасно. Я уточню время, а ты пока реши, куда хочешь сходить, хорошо?
     -Конечно! Да!
     Превосходно. Первостепенная задача выполнена.
     ***
     -Это наше первое свидание за последнюю тысячу лет, ты не мог бы вести себя более располагающе? – Нахмурилась Касмина, помешивая ложкой капуччино.
     -Извини. – Буркнул я, и уткнулся взглядом в салат.
     -В последние полгода, ты какой-то сам не свой. – Продолжила девочка. – У тебя все нормально?
     -Да. – Ответил я и вздохнул. – Прости, настроения просто нет. Подготовка к экзамену, и все такое.
     -Уже? – Удивилась она. – Экзамен через два месяца, в мае. Но оно и понятно, ты никогда не любил делить первое место.
     -Ха-ха, да. – Уныло рассмеялся я и бросил взгляд за спину девочки, где в зеркале отражался весь зал ресторана. После того, как мы вошли, было лишь два новых посетителя: пожилая пара, что-то празднующая. Сомневаюсь, что о них говорил Хьюго. Тогда кто? Официанты? Слишком накладно. Что-то здесь не так.
     -Но сейчас то ты не готовишься к экзамену. – Она ткнула в меня вилкой с насаженным на нее помидором черри и надула губы. – Что тебя сегодня беспокоит?
     -Я… Опасаюсь, что провалю экзамен. – Соврал я. – Как бы не пришлось репетитора искать…
     -Репетитора по чему? Какой из предметов тебе плохо дается? Я готова помочь! – Вскинулась она.
     -По… - Я запнулся. Что сказать? Какой предмет? Если вообще буду заканчивать дурацкое Училище, что скорее всего мне может понадобиться? В голове вспыхнуло воспоминание: Титания, гальванические дуги, пробегающие по ее рукам. – По квазиэлектрике. Волновые функции материи, квантовое состояние энергии, сама понимаешь, черт ногу сломает. – Нашелся я.
     -А… Это да. – Сдулась она. – Слушай, ну ты не можешь забыть об экзаменах хоть на сегодня? Прошу-у-у! – Умоляюще сложила она руки.
     -Каин. – Вдруг ожил микрокоммуникатор в ухе. Он не должен беспокоить меня по пустякам, а значит, он либо нашел нашу цель, либо…
     -Прости, я отойду на секунду. – Я поднялся, но Хьюго продолжил, не дожидаясь ответа. – У вас гости.
     Оглушительно грохнул выстрел, выбивший крошку из побеленного потолка, и в помещении разом образовалось около десятка вооруженных людей.
     -Никому не дергаться! – Несколько автоматов уставились на посетителей. Кто-то закричал. Пожилой мужчина рядом со мной вдруг схватился за грудь, и начал заваливаться в сторону. Я едва успел его поймать – похоже, инсульт, но он выдержит. – Я сказал не дергаться!
     -Если ему не помочь, он умрет. – Я поднял взгляд на человека в маске и уродливом берете.
     -Как будто мне есть до этого дело! Чертовы Кроса!
     -Ах ты…
     -А ну молчать! – Вперед вышел мужчина в военном мундире и таком же берете, по ходу оттолкнув в сторону бандита. - Я – Генерал Шарль Де ла Фер, командующий этой группой войск. Мы здесь ради свободы Земли и нашей любимой Франции! Вы можете не быть солдатами, но вы по-прежнему Кроса! Захватчики и угнетатели! Сидите тихо и все с вами будет в порядке. Если же нет…
     ***
     "Террористы… посреди Амарант-сити. Уму не постижимо." – Касмина, прогнав туман, бросила взгляд на Каина, который невидящим взглядом уставился в пол. – "Или это по всему миру происходит..?"
     Девочка отчаянно дернулась, пытаясь освободиться из пластиковых стяжек, как вдруг рядом с парнем появился главарь этой банды, с самодовольной улыбкой, режущей взгляд.
     -Какие-то проблемы? – Он зажег сигарету, и я недовольно отвернулся, сморщив нос. Главарь усмехнулся. - Неженки. Даже не понимаете, что ваша мирная жизнь обеспечена годами кровопролития и горами трупов. - Он схватил меня за подбородок и подтянул к себе. – Спорим, ты даже не видел, как проходит казнь, а, парень?
     Я дернул головой, и главарь поднялся, после чего, вытащил пистолет. Аккуратно оттянув затвор, он дождался щелчка и резко отпустил его, направив прямо мне в лоб.
     -Давай, стреляй, тварь! - Рыкнул я.
     Грохнул выстрел.
     Кислый запах пороха ударил в нос.
     -А ты смелее, чем выглядишь. – Главарь убрал пистолет обратно в кобуру и я нервно обернулся. Возле аварийного входа лежало тело официанта, из-под которого медленно растекалась лужа крови. - Не люблю трусов.
     -Генерал! – Окликнул его один из подчиненных. Подчиненный нервничал.
     -Чего тебе? – Он резко обернулся. За его спиной стоял один из террористов, держа в руке розовый телефон-раскладушку.
     -С вами хотят поговорить.
     Главарь выхватил телефон из ладони сообщника и, задержав взгляд на номере, ответил на звонок. Впрочем, сразу же отдалив динамик от уха. Не нужно было обладать острым слухом, чтобы понять, о чем шла речь.
     -…Какого хрена вам, мерзавцам, нужно?
     -Будете так кипятиться, я и слова вставить не успею. – Террорист задумчиво почесал заметную горбинку на носу.
     -Ладно… - Шумно выдохнули в трубке, будто перед этим задержав дыхание. - Что вам нужно?
     -Что нам нужно…. Хммм… – Главарь картинно задумался. – Начнем с освобождения всех заключенных по политическим статьям. Затем, сворачивайтесь и уматывайте к чертовой матери, иначе каждые пять минут я начну убивать по заложнику. Скажу по секрету… - Он обернулся и сложил руку «пистолетом», направив ее на Касмину. - Патроны у нас уже на исходе, но заложникам хватит... – Его тон резко изменился. - А теперь не могли бы вы перестать тратить наше драгоценное время и, наконец, связаться со своим начальством? Конец связи.
     Он захлопнул телефон и бросил его обратно сообщнику. Где-то в коридоре раздался звон стекла и грохнул одиночный выстрел. А через несколько секунд в отдалении раздался грохот и стон сминаемого металла.
     -Что это было? – Спросил главарь.
     -Беспилотник. – Был ответ.
     -Паршиво. Похоже, переговоры провалились. – Он задумчиво почесал бровь.
     ***
     Титания вломилась в кабинет, стоило Альфе выключить телевизор, по которому передавали экстренный выпуск новостей.
     -Я слышала, террористы захватили ресторан. Что будем делать? – Она уперлась руками в столешницу. – И почему они вообще высунули нос?
     -Мы не можем вломиться, размахивая стволами.
     -Почему нет? Я это прекрасно умею.
     -Слишком рискованно. У меня есть человек в этом ресторане, Ноль-Два ведет наблюдение извне.
     -Хорошо. Черт с тобой. – Всплеснула она руками. – Каков план?
     -Глава террористов зовет себя Генералом Де ла Фер. Это брехня, его зовут Морис Лагранж… Черт побери, если Кроса начнут штурм, вся операция пойдет коту под хвост.
     -Какая операция?
     -Не сейчас! – Альфа хлопнул ладонью по столешнице. – Кроса не пойдут на поставленные условия, и в итоге у террористов не будет причин оставлять заложников в живых.
     -Мы знаем их условия?
     -Мы знаем Кроса. Поднимай Имперскую Печать в воздух, подождем, как события будут развиваться.
     ***
     -Как видите, наши условия были оставлены без внимания. – Генерал прошел вдоль панорамного окна и обошел линию коленопреклоненных заложников в мрачном торжестве. – Честно говоря, мы и не думали, что все обернется так плохо. Чтобы Великая Империя бросила своих граждан? – Он наклонился чуть ближе к Касмине в дальнем конце линии, которая была на грани срыва. - Ну-ну… Не нужно плакать, мадмуазель. Больно не будет. Обещаю.
     -Уроды… - Прошипел я, краем глаза глядя на пару террористов, которые, следуя полученному приказу, подняли на ноги официанта. Его судьба была очевидна, и парень истерично дергался в их руках. Где-то далеко вперед маячил бело-голубой вертолет центрального новостного канала, но легче от этой публичной казни не становилось.
     Я поднялся.
     -Бросай оружие! – Среагировал террорист.
     -Генерал-генерал… Я же заложник, я не вооружен. – Я развел руками, на которых болтались остатки пластиковых наручников и безоружно улыбаясь. – Почему бы вам не отпустить часть заложников? Детей, например? Стариков? – Я обвел группу людей рукой, и Касмина заметно вздрогнула.
     -С какой стати? – Он сглотнул. Я почувствовал, как по его спине скатилась капля пота.
     -Если кто-то из них пострадает, последствия могут стать самыми неприятными. Ведь у каждого есть что-то важное для него, не так ли?
     -К чему ты ведешь?
     -Например, у вас, генерал Де ла Фер… Или стоит звать вас Морис Лагранж? А как же ваша младшая сестра, Мири Лагранж, которая учится в средней школе? Каждый день она возвращается домой по Улице Четырех Отцов, ровно в шесть часов вечера. Это… Очень пустынная улица, Генерал.
     -Что? Да я тебя…
     -Но-но-но. – Я погрозил ему пальцем. – Будет обидно, если с ней что-то случится, не правда ли?
     -Черт бы тебя побрал! Откуда ты все это знаешь?
     -А теперь… Что на счет означенных заложников?
     -Хрен с ними! Пусть катятся! Но вот остальные… - Он вытащил пистолет, и его жерло уставилось мне в лицо. – Остальные останутся здесь! Ты тоже!
     -Прикажи развязать их.
     - Шарль, делай как он говорит!
     Убедившись, что Касмина вышла навстречу встречающих бойцов службы безопасности и ее жизни ничто не угрожает, я решил, что пора кончать эту комедию.
     -Именно поэтому я и ненавижу вас, надутых индюков, которые мнят себя выше других. Вам нет дела до Кроса или Земли, вам просто захотелось показать себя!
     -Ах ты маленький…
     -Осторожнее со словами, Генерал. Они могут быть последними.
     -Маленький ублюдок…
     Мне показалось, что исчезли звуки. Затихли сирены полиции далеко внизу. Генерал поднял пистолет на уровень глаз и распахнул рот, готовясь отдать команду.
     И никто его не услышал. Воздух наполнился оглушительным, режущим слух визгом сирены, радиоканалы забились статикой. В следующий миг на здании напротив что-то заискрилось, и, едва рассыпался хлипкий бордюр карниза, в воздухе, между двумя небоскребами, из ниоткуда, появился золотой «Вектор», плюющийся огнем. Первые выстрелы встроенных в шлем мандибулярных пулеметов разнесли окно и скосили генерала, после чего машина влетела на этаж в облаке бритвенно-острых осколков, сшибая выживших. Едва их тела коснулись ковровой обивки, я сделал шаг навстречу машине, и все пространство вокруг нас заволок густой, белый дым.

Глава 9

     -Ты вовремя. - Похлопал я «Мираж» по голове, возвышаясь на ладони машины рядом с капсулой пилота. Капсула открылась, и Хьюго протянул мне свой шлем, после чего золотистая машина развернулась к вертолету новостного канала, болтающемуся в отдалении. Я подключился к внешним динамикам машины, и обратился с речью, которую, я знаю, услышат.
     -Жители Земли! Не пугайтесь! Глобальная Либерационная Армия трусливо взяла в заложники гражданских, чтобы казнить их без суда и следствия! Это был никому не нужный, бессмысленный жест! Генерал Де ла Фер и его люди были наказаны за свои преступления. Так же, как был наказан Генерал Брода за отдачу приказа к убийству бесчисленных гражданских! Мы не будем стоять в стороне, позволяя подобной жестокости оставаться безнаказанной. Готовый убивать должен быть готов умереть! Там, где угнетают слабых, всегда будем мы, не с пустыми обещаниями и пропагандой, но с решением и решимостью!...
     В горле запершило, и я прервал свою речь за миг до того, как «Мираж» сделал резкий рывок, перепрыгнув через широкую улицу на крышу напротив, и на то место, где он только что находился, приземлился ярко-красный «Вектор», от чего я чуть не свалился, в последний момент уцепившись за пальцы боевой машины. Резко развернувшись вокруг своей оси, Хьюго открыл огонь из мандибулярных пулеметов, но крупнокалиберные пули лишь отскакивали от красной брони, не оставляя даже царапин на прочном корпусе. Опустив ладонь, он позволил мне спрыгнуть на крышу прежде чем взревели гусеницы, вгрызающиеся в бетон, и многотонная боевая машина рванула в сторону, на ходу выдергивая винтовку из крепежа за спиной. Загрохотали выстрелы, и ярко-красный «Вектор» взмыл в воздух, рассекая пространство яркими полосами дюз реактивных двигателей, укрепленных за спиной. «Мираж» открыл шквальный огонь, но красная машина лишь ловко уворачивалась от выстрелов, не причиняющих ей ни малейшего вреда. В добавок, красный «Вектор» начал огрызаться ответным огнем, заставив «Мираж» искать укрытие. Неожиданно для всех вражеский шагоход исчез из поля зрения, и в следующий миг «Мираж» опрокинул на землю страшный удар.
     -Имперская Печать! Требуется немедленная эвакуация! – Прокричал я в передатчик, активно перебирая ногами по ступеням пожарной лестницы, спускающейся на улицу. Здание затряслось от страшного удара.
     -Принято, мы на подходе.
     -Твою… - Выругался Хьюго, перекидывая настройки ядра, отключая все второстепенные системы. В кабине погас свет. - Излишняя самоуверенность – это коварный и быстрый убийца. – Пробормотал он себе под нос, увеличивая дистанцию, и его винтовка выплюнула стальную болванку, которая начисто срезала красному сетессану ногу чуть выше колена, заставив его рухнуть на покалеченную конечность, и вытянуть одну из рук назад, чтобы поддержать равновесие. Вторая рука по-прежнему сжимала автомат, теперь вслепую выплевывающую свинец. Резко сблизившись с противником, «Мираж» протаранил оппонента, увлекая его за собой вниз, с силой впечатав машину в асфальт. В ладонь золотистой машины скользнул противотанковый нож, пилот противника отчаянным движением попытался заблокировать руку, не позволяя лезвию покинуть ножны. Вновь загрохотали мандибулярные пулеметы, и на такой короткой дистанции этого хватило, чтобы прострелить локтевое сочленение противника, освободив заблокированную конечность. Наконец, «Мираж» смог вытащить нож, цепное лезвие которого взревело, вгрызаясь в корпус ярко-красной машины. Брызнули искры, следом за ними – машинное масло и, наконец, кровь. Хьюго поднял серв-машину на ноги, осматривая поле боя.
     -Никаких следов движения. Чисто.
     -Что на счет Кроса? Эта красная машина – из личной гвардии губернатора.
     -Движения в пределах кордона нет. Движения в пределах здания не наблюдаю. Если кто-то из террористов остался в живых, они либо спрятались, либо ушли неизвестным путем.
     -Тот человек, который следил за мной… Ты видишь его?
     -Ответ отрицательный. Его нет среди мертвецов.
     -Как любопытно…
     -Пока я вел наблюдение, я сделал фотографии всех, кто бы на крыше, Альфа.
     -Хмм… - Задумался я. Кем же был тот «хвост»? Захват заложников испортил мне всю кашу. Как бы мой «героизм» не привлек излишнего внимания… - Понял. Пришли мне фотографии отдельным файлом, я их просмотрю. Возвра…
     -Перед «Миражем» что-то приземлилось, и он дал полный назад, увеличивая дистанцию. В столбе пыли медленно поднялся второй красный «Вектор», на запястьях которого блеснули когти. Вместо того, чтобы попытаться достать машину Хьюго на дальней дистанции, он врубил реактивный двигатель и на ошеломительной скорости рванул навстречу противнику, занося искрящиеся от сочащейся из них энергии когти для удара. «Мираж», резко развернувшись, успел поймать его запястье открытой ладонью, и сделал то, чего от него никто не ожидал – он пропустил удар мимо себя и сделал чисто борцовскую подсечку, выворачивая руку вражеской машины в суставе, от чего она сделала кульбит и врезалась в землю. Я поежился – от такого пилота никакая инерционная система не спасет. И действительно – красный шагоход больше не поднялся.
     -Приказы? – Хьюго остановил машину рядом со мной, позволяя забраться в ладонь машине.
     -Уходим. Двигай через кордон… Альфа – Имперской Печати! Двигаемся на север! Внимательно следи за воздухом, машины Кроса летают!
     -Слышу хорошо, Альфа. В подлеске, в трех километрах от вас, есть площадка, достаточно большая, чтобы мы могли приземлиться.
     -Ноль-Два, ты слышал Имперскую Печать! Вперед!
     Хьюго ни секунды не раздумывал над приказом. Закрепив винтовку за спиной, он прикрыл меня от потенциального огня со стороны служб правопорядка второй ладонью и кинулся вперед, массивными ногами раскидывая сверкающие мигалками полицейские машины и полицейских Кроса. Неожиданно с крыши одного из возвышающихся впереди зданий, сорвалась ярко-красная комета, и асфальт перед машиной покрылся кратерами близких попаданий. Стремительным движением сбросив меня, «Мираж» резко ушел в сторону, выдергивая из-за спины винтовку, и открыл ответный огонь, постоянно маневрируя и вынуждая противника сблизиться.
     Похоже, лимит удачи на сегодня исчерпался. Я бессильно наблюдал за ходом боя, не в силах вмешаться. Хьюго сумел повредить реактивный двигатель машины, но особенно меткий выстрел вражеского шагохода пробил коленный сустав «Миража» и машина рухнула на одно колено.
     -Хьюго, катапультируйся! Немедленно! – Закричал я в коммуникатор, и новый выстрел снес кисть руки машине, отбросив винтовку в сторону. «Мираж» завалился на землю. На мгновение мне показалось, что приближающийся красный «Вектор» хочет взять Хьюго в плен - иначе, почему он не стреляет? Но ответ появился довольно скоро: плечевой сустав красной машины заискрился, и с гулким маломощным взрывом пиропатрон отстрелил поврежденную конечность, которая грохнулась на припаркованный на дороге автомобиль. Его автомат грохнулся рядом, буквально в метре от головы «Миража».
     -Хьюго!
     -Не ори, пацан. – Спокойно ответил пилот, и я запнулся, в ужасе глядя на ярко-красную машину, свободной рукой выщелкнувшую пилонож из запястья. – Я не умру, даже если меня убить. - Лезвие гулко взвыло, воткнувшись в сверхпрочный панцирь машины, и сеть маскировочных ячеек отчаянно заморгала, выпуская тучу искр. Машина надавила сильнее, и «Мираж» сделал отчаянную попытку оттолкнуть его культей, но противник только усилил нажим. Кабина наполнилась запахом паленого металла и горелой проводки, через несколько секунд центральный монитор лопнул, и через него показался кончик отчаянно визжащего лезвия. Хьюго вдавил гашетки мандибулярных пулеметов, но после пары выстрелов, они ответили лишь холостым визгом, требуя перезарядки. Со стороны я видел, как вслед за взглядом Хьюго, повернулась и голова «Миража», свободная рука потянулась к автомату, оброненному противником, не доставая лишь чуть-чуть. Внутри кабины что-то оглушительно взорвалось, искры летели во все стороны, мешая видеть. В следующий миг рука, наконец, нащупала рукоять оружия, и короткая очередь в упор разнесла кабину пилота на куски, отбрасывая врага в сторону.
     Наконец, адский визг стих. «Мираж» тяжело поднялся, используя единственную целую руку, и кабина пилота с шипением раскрылась. Хьюго встал на ноги, на автомате сжимая в руке пистолет, и вдохнул полной грудью. Из пореза на лбу вниз стекала кровь.
     -Говорит Имперская Печать, вижу вас. – Ожил коммуникатор. - Двигайтесь три сотни метров на север, мы вас подберем через три.
     -Принято, Имперская Печать. – Выдохнул я. – Хьюго, готовность три!
     -Понял. – Он будто очнулся от транса и спрыгнул на асфальт рядом со мной. Начался дождь. - Впервые все совсем ина…
     Он вдруг толкнул меня в сторону. Не очень сильно – достаточно, чтобы сдвинуть с тракетории огненного луча, который вспорол воздух. Сперва я почувствовал сильный жар, потом – ослепительную прохладу вечернего воздуха, наконец, увидел свою правую руку, как она бодро скачет по мокрому асфальту, разбрызгивая кровь.
     А потом и мое лицо встретилось с этим же асфальтом.
     ***
     Наличие медицинского оборудования не равнозначно медицинскому персоналу. И сейчас, ситуация была именно такой, что требовался доктор, который не станет задавать вопросов, и деньги такого доктора в пределах планеты купить не смогут. Несмотря на контузию, полученную в последней стычке, Хьюго все же смог дотащить и Альфу, и его оторванную руку до эвакуационного борта, и теперь чувствовал, что несет ответственность за здоровье своего начальника. Титания уже как минимум полчаса вела его проулками между жилыми блоками, давно требующими сноса. Где-то над головой промчался монорельс.
     -Это здесь. – Она махнула рукой, и вошла в подъезд обветшалого здания. Стены коридора украшали бандитские лозунги и истлевшие пропагандистские плакаты.
     -Здесь? – Он поднял взгляд на чуть приоткрытую дверь. – Ты уверена?
     -Более чем. Лавиния уверена, что он здесь, значит, уверена и я. – Девочка смело прошла в коридор, где на колченогих стульях и одном изъеденном плесенью диванчике мостилось несколько людей: старик со сломанной рукой, неестественно бледный, перекачаный бандит, мамаша с ребенком на покрытых гематомами руках. Все они были бледными, старались прятать взгляд, когда мимо высокомерно прошел Хьюго, автоматически отмечая потенциальные угрозы.
     -Если это очередь ко врачу, мне это не нравится.
     Титания промолчала. Оттолкнув его, она первой вошла в следующее помещение, где на обшарпанном кресле под светом яркой лампы сидел пьянчуга с запавшими глазами. Его рука была рассечена, и сидящий на табурете рядом человек в белом халате аккуратно штопал рану – от ножевого ранения, определил про себя Хьюго. Сама комната была на удивление опрятной, и сильно контрастировала с обстановкой снаружи. В нос ударил резкий запах аммиака, которым пытались дезинфицировать помещение.
     -Доктор Моро. – Позвала Титания.
     -Очередь снаружи. – Почти сразу же ответил тот. – Я принимаю только в порядке очереди.
     -Доктор.
     -Вы что, глухие? – Он обернулся и только теперь увидел девушку, лишь в последний момент вспомнив, что в его руке игла с нитью, и обниматься в такой позиции не очень удобно. Пациент, похоже, даже не заметил заминки. – О! Титания, девочка моя! Мне сказали, что ты погибла!
     -Слухи о моей смерти были преувеличены. – Улыбнулась она ему.
     -Зачем же ты пришла ко мне?
     -Мне нужна ваша помощь, доктор. Профессиональная помощь.
     -Вот как? А это кто? – Он посмотрел на Хьюго. Солдат все это время отирался возле одинокого окна, сквозь жалюзи выглядывая наружу. К счастью, ничего примечательного он не видел.
     -Он… - Начала Титания.
     -Я ее друг. – Прервал ее Хьюго. - Мне нужен врач. Она рекомендовала вас.
     -И что же у вас болит?
     -У меня – ничего. Мне нужен врач, который может навестить пациента на дому.
     -Если вам нужен врач, сходите в городскую больницу. Уверен, они будут рады оказать вам помощь.
     -Мне нужен… Особенный врач.
     -Особенный чем?
     -Тем, что будет готов взяться за работу, не задавая вопросов.
     -Черт бы тебя побрал, Титания! Во что ты ввязалась?! – Он поднялся с табурета.
     -Ничего такого, доктор. Клянусь. – Она примирительно вытянула вперед руки, и Моро вернулся к работе над раной пьянчуги, который все это время пустым взглядом смотрел в стену.
     -Вы пойдете с нами? – Спросил Хьюго.
     -Да. – Выждав паузу, ответил доктор, – Но только ради девочки. И только когда закончу здесь.
     Моро потребовалось почти полтора часа, чтобы закончить со всеми пациентами. Полтора часа невыносимого ожидания, каждая секунда которого была драгоценна. Наконец, Моро накинул старый камуфляжный плащ, взял брезентовую сумку полевого фельдшера, и вышел за ними на улицу. Они сели в старый микроавтобус, который оставили на границе района, и Хьюго уверенно повел машину в сторону убежища, стараясь избегать оживленных трасс. Бросив взгляд на поцарапанные армейские жетоны, свисающие с шеи доктора, он не удержался от вопроса.
     -Ветеран?
     -Военврач. Десять лет. Демобилизовался за полгода до вторжения.
     -Почему?
     -Не переношу вида крови. – Вздохнул Моро.
     -А если честно?
     Моро посмотрел на Хьюго.
     -Я даже не знаю вашего имени. Не выражаю желания делиться столь личной информацией.
     -Справедливо. – Хьюго кивнул. – Но что общего между службой в полевом госпитале и работой в трущобах?
     -Я шесть лет работал в районной больнице.
     Машина качнулась, когда Хьюго вывернул руль.
     -И что же заставило вас уйти с работы?
     -Я не ушел. Я по-прежнему работаю в Шестом Районе.
     -Неофициально. А значит, незаконно.
     -Точно. – Доктор кивнул.
     -Почему?
     -Вы задаете слишком много вопросов. – Ответил Моро.
     -Это профессиональное.
     -Хватит его допрашивать. – Послышалось с заднего сиденья. Хьюго посмотрел в зеркало заднего вида. Титания развалилась поперек сразу двух сидений, и со скучающим видом смотрела в окно.
     -Я буду спрашивать, пока не узнаю все, что мне требуется. Мы собираемся доверить ему… Жизнь. – Он интонацией выделил это слово. – Как минимум жизнь.
     -А ты меня огорчила. – Бросил Моро Титании. – Я всегда надеялся, что ты избежишь такой судьбы. Не скатишься, как остальные. Я ведь говорил тебе?
     -Говорили, доктор.
     -А теперь ответьте мне, доктор. – Влез Хьюго. – Почему вы оставили практику районного врача?
     -Я ее не оставлял. – Огрызнулся доктор. – Хотите знать правду? Меня выгнали. Признали виновным во врачебной ошибке. Отобрали диплом. Довольны?
     -Черт побери, Три-Один! И ты привела меня к нему? Нам нужен настоящий врач! – Хьюго ударил по тормозам, и машина резко остановилась. – А не некомпетентный шарлатан!
     -Спроси его, почему. – Скучающим голосом ответила девочка.
     -Что?
     -Спроси его, почему его выгнали.
     -Доктор?
     -Я же говорю, врачебная ошибка…
     -Простите за беспокойство, доктор. – Севшим голосом сказал Хьюго. - Я отвезу вас назад, мы попытаемся найти кого-то более…
     -Скажите ему, почему! – Титания поднялась. – Доктор!
     -Это не имеет значения. – Он покачал головой. – Это мое лично дело.
     -Его выгнали за мошенничество! Все дело в деньгах, он только пытался… - Она схватила его за рукав. - Черт бы вас побрал, Док! Объясните ему!
     Доктор тяжело вздохнул.
     -Бюджетирование Районов очень строгое. Кроса нет смысла поддерживать инфраструктуру рабочих анклавов, и денег на медикаменты катастрофически не хватает. Вы видели, как оно происходит. Я едва справлялся. Недоедание, наркомания, бандитизм, болезни. Люди умирали – поверьте, это не фигура речи. – Потому что я не мог принять их всех. Я попытался обмануть систему. Фальшивые доклады, бланки, ложные накладные и отчеты о расходах. Только так я мог увеличить бюджет на наличные расходы. На жизненно необходимое. Меня поймали на горячем. Лишили лицензии. Сказали, что мне еще повезло, что я не оказался в тюрьме.
     -Видишь. – Пробормотала Титания.
     -И поэтому вы продолжаете врачебную практику, несмотря на отсутствие лицензии?
     -У меня нет выбора. Официальные больницы отказывают в помощи любому, пострадавшему в уличных столкновениях. Любому наркоману. Любому, не имеющему удостоверения личности. Любому ребенку, не имеющему опекуна. Администрация Амарант-Сити, следуя им одним известным причинам, рекомендует одного врача на тысячу человек населения. Знаете, каково соотношение на самом деле? Один на сто сорок тысяч. Сто сорок тысяч, один, вы только представьте себе! Я просто пытаюсь уменьшить статистику!
     Моро распахнул дверь.
     -Титания, думаю, уже поздно говорить… Но посторайся быть хорошей девочкой, хорошо? Думаю, поймаю монорельс…
     -Меня зовут Хьюго Эмбер. – Вдруг подал голос Хьюго.
     -Арнольд Моро. Приятно познакомиться.
     -Разве не Доктор Арнольд Моро?
     Несколько секунд они смотрели друг на друга.
     -Закройте дверь, доктор. Вы нам подходите.
     ***
     Проснувшись, я осознал, что лежу на спине, а в глаза мне светит солнце. Шлема не было, и теплый свет ласково щекотал кожу. Над головой вдруг появилась фигура, богоподобным жестом откинувшая солнце в сторону, и я понял, что никакое это не солнце, а всего лишь закованная в хром хирургическая лампа.
     -Он проснулся. – Сказала фигура, на поверку оказавшаяся Хьюго, обернувшись к кому-то.
     -Слава богам. – Словно из ниоткуда появился незнакомый мне мужчина в белом халате, который принялся проверять какие-то данные на блоке рядом с кроватью.
     -Как ты?
     -Голова болит… - Вздохнул я. – Я хочу сесть.
     Доктор протянул руку к пульту управления и спинка кровати со слабым жужжанием поднялась. Я оглядел помещение. До сих пор мне не доводилось попадать в лазарет убежища, старался избегать этого места. Сильно пахло антисептиками. Не аммиаком, что характерно.
     -Мы рады, что ты жив, Авель. – Послышалось со стороны двери. Там стояла Титания. Она явно была удивлена видеть меня, и теперь старательно боролась с собой, пытаясь не подать виду. Я тяжело вздохнул, и почувствовал, как натянулись швы на плече.
     -Где… Моя рука?
     -Мы вернули ее на место. Насколько это было возможно, вам повезло, что разрез был чистым, как скальпель. – Ответил врач. – Я Доктор Моро.
     Я посмотрел на плечо. Оно было обмотано бинтами, из-под которых здесь и там торчали трубки катетеров, подводящих лекарства. Но там, где заканчивались бинты, виднелись мои собственные пальцы. Я пошевелил ими. Реагируют… – Пришлось применить некоторые робототехнические достижения последних лет, да и рана будет заживать еще долго… Но в целом, рука должна прижиться нормально.
     -Доктор провел шестнадцать часов за этой операцией. – В помещение вошел Авель и, подойдя к моей койке, поставил что-то на маленькую тумбочку в изголовье кровати. Титания, увидев нас вместе, побледнела.
     -Благодарю, Доктор. – Сказал он. - Ваши услуги были неоценимы. Хьюго, ты знаешь, что делать…
     -Я хочу работать с вами. – Вдруг встрял Моро. Я удивленно-мутным взглядом посмотрел на него.
     -Да, у вас нет выбора. – Сказал я. - Вы видели слишком много. Либо вы будете работать с нами, либо вы умрете. И я не могу гарантировать, что когда вас поймают Кроса, ваша смерть будет быстрой и безболезненной. Поэтому выбирайте сейчас.
      -Вариант с Кроса меня ждет при любом раскладе. Я не пессимист, но ваши методы… Они обязаны привлечь внимание. Будут убитые. Будут раненные. Я вам нужен.
     -Я знаю, Доктор. – Я улыбнулся. – Я прекрасно это знаю.
     Когда ажиотаж стих, в помещении осталась только Титания. Она все никак не решалась заговорить со мной, и я жестом подозвал ее ближе.
     -Каин, я… - Запнулась она.
     -Тише, тише. Не будем об этом, не сейчас. Надеюсь, ты понимаешь, что никто не должен знать о моей настоящей личности? Хьюго, Арнольд, Авель, и ты. Этот секрет должен остаться умереть среди нас.
     -Конечно. – Севшим голосом ответила она, и я закрыл глаза.
     -Можешь идти, я отдохну. – Сказал я. Послышались шаги, и скрипнула дверь в лазарет. Щелчкнул замок.
     Когда девушка вышла, она натолкнулась на Владимира Горького, сидящего на кушетке в коридоре. Одетый в армейский горный костюм, он отличался от других техников лишь эмблемой большой шестерни, вышитой на рукаве.
     -Он снова не двигается. – Озвучила мысль Титания, и села рядом с техником.
     -Спит. – Кивнул ей Горький. – Мои дети тоже быстро засыпают от кучи домашней работы. Иногда они спят, когда делают ее.
     -Он не ребенок. – Титания слабо улыбнулась. – Хотя, я и сама уже не знаю. Слушай, у тебя есть дети?
     -Да, двое. – Он кивнул и вытащил из кармана бумажник. На внутренней стороне за глянцевой поверхностью была фотография. – Сын и дочь.
     -Они очень похожи.
     -Да? Ты заметила? Глаза…
     -Я про их мать, а не про тебя.
     -Ха-ха. – Засмеялся техник. – Ты подловила меня. В конце концов, я едва ли не единственный здесь, у кого есть семья. Хьюго выглядит, как волк-одиночка, не думаю, что у него есть хоть кто-то. Моро явно старый вояка, повидал всякое, это видно. Ты еще слишком молода, чтобы думать о семье, да и обстоятельства сейчас не располагают к отношениям.
     -А каким был ты?
     -Что?
     -Каким солдатом был ты, когда пришли Кроса?
     -Ну… Я был армейским техником и прежде. После того, как война закончилась, я был вынужден уйти на гражданку. Мне повезло – Волков был достаточно добр, чтобы взять меня к себе. Пришлось, правда, соврать детям: сказал, что по службе должен улететь. Боюсь даже думать, что могло бы произойти, окажись я в плену у этих пришельцев… И не смотри на меня так, не мог же я сказать им, что стал техобслугой террористического клана!
     -Хм. – Хмыкнула Титания.
     -Платят уж точно лучше, чем в армии. – Пробурчал он.
     -Я не осуждаю тебя за эту ложь. – Она мотнула головой. - Мы совершаем лишь зло, пусть и во имя добра. Никакой дурак не станет этим гордиться…
     Несмотря на то, что они говорили тихо, я все слышал. Все мои чувства будто обострились. Я на мгновение будто перестал быть собой. Я будто растворился в индивидуальностях убежища.
     Я – Титания Рассел. В голове – каша, в груди – тяжесть.
     Я доктор Арнольд Моро. Как там моя дочь? Я не слышал от нее уже почти два года.
     Я безымянный чернорабочий. Расчищаю старые железнодорожные тоннели под городом, по указанию Альфы. Я спрятал контейнер с несколькими бутербродами из черствого хлеба и вяленого мяса под железными ступенями, ведущими к рельсам. Если их найдут, то съедят.
     Я прачка, плачущая по сыну, погибшему на Площади Союза. Боль все еще сильна.
     Я уборщик, и меня мутит каждый раз, когда я вхожу в чулан. Пахнет плесенью и грязью.
     Я крыса. Я грызу. Я крыса.
     Я человек, мертвый уже много лет. Мое тело проросло грибком. Я похоронен под половицами чулана.
     Я старый вояка, что держит фотографии молодых девушек в ящичке стола, рядом с острым ножом.
     Я дерево, засыхающее в кадке, в пустом, подсобном помещении.
     Я – Каин Кросс.
     Я – Альфа. И это понимание заставляет меня вздрогнуть.

Глава 10

     -Кубрик К-117… Кубрик К-117… - Парень средних лет, с перекинутой через плечо лямкой вещмешка, прошел чуть дальше, в глубь коридора, выискивая свою комнату. В полной тишине, прерываемой лишь редким скрипом старых труб, отчетливо слышался каждый шаг. Наконец, дойдя до самого конца, он увидел дверь с заветной плашкой и осторожно тронул ручку двери, но дверь отазалась открываться. Он надавил силнее, потряс ее, дернул дверь. Пнул ее. Бесполезно. Дверь в противоположной стене с плашкой «К-116» отворилась, и на шум показалась недовольно выглядящая девушка в облегающем комбинезоне пилота.
     -Заело? – Зевнула она.
     -Да вот… - Он развел руками, пропустив ее к двери. Бросив смешливый взгляд на парня, она тронула ручку, и встретила тот же отпор. Убедившись, что открываться дверь не намерена, она легко толкнула ее коленом в области замка, и дверь отворилась… Чтобы представить двум удивленным взглядам гору железных ящиков, вместо кровати кубрика. Они переглянулись.
     -Я схожу к квартимейстеру…
     -Ты на часы смотрел? – Она ткнула пальцем за спину, где под потолком висели аналоговые часы. Стрелки показывали два часа ночи. – Он спит уже, теперь только утром.
     -Мм… - Протянул он. – Да. Спасибо за помощь, пойду прилягу на камбузе, что ли.
     -Меня зовут Тия. Тия Белли. Позывной номер Четыре-Один.
     -Отто Хекс. – Отозвался он. - Пока еще без номера.
     -Слушай, Отто… - Вдруг дернулась девушка. – Может, зайдешь? Я одна живу, можешь до завтра перекантоваться на второй кровати.
     -Спасибо. Ты спаситель. – Он вошел в кубрик «К-116», и девушка закрыла дверь за спиной. Он оглянулся – вторая кровать была верхним ярусом, только на ней не было даже матраса, лишь куча каких-то ящиков. Отто не обратил на это внимания.
     -А ты спишь с винтовкой? – Он ткнул пальцем в прислоненную к спинке кровати снайперскую винтовку с массивным дульным тормозом. – Можно?
     -Конечно. – Кивнула она, и Отто взял оружие в руки, садясь на кровать. Приложился к нему, поводил стволом.
     -Ручная сборка, это видно. Калибр .338 Лапуа… Прицельная дальность, думаю, не ошибаюсь, два километра?
     -Два и три сотни метров. Это мой рекорд. Попала Имперцу прямо в глаз. – Она печально улыбнулась. - Эта винтовка была со мной всю мою жизнь. Ее сделали в сборочном цехе, на окраине Берлина, где работали мои родители… Пока Кроса не спалили его дотла. Солдаты, гражданские... Семьи. Все погибли, одна я осталась. Когда меня подобрали Силы Обороны, я поклялась, что убью столько же Кроса, сколько погибло людей в тот день. И никогда не расстаюсь со своей винтовкой.
     -У тебя милая улыбка… Для психопатки. – Пошутил он.
     -Спасибо. Наверное, стоит расценивать это как комплимент. – Она слабо улыбнулась ему.
     -Как на счет тренировки? – Отто откинулся на кровати.
     -Тренировки? Думаю, сегодня я достаточно патронов извела.
     -Я имел в виду нечто более… Контактное.
     -Вот как? – Тия подошла к кровати, стуча по каменному полу плотными каблуками сапог комбинезона. Скинув их, она по-паучьи залезла следом, продемонстрировав впечатлительную растяжку, и нависла над Хексом. – Знаешь, я и не против.
     ***
     -Давненько я не использовал экзоскелет для терапии. – Доктор Моро посмотрел на Хьюго, сжимающего и разжимающего пальцы на правой руке. – Не перетруждайся, это временная мера.
     -Все в порядке.
     -Просто потому, что тебе не больно, еще не значит, что все в порядке. Когда анестетики перестанут действовать, ты взвоешь.
     -Я знаю, доктор. Не первый раз.
     -Ну… Ладно тогда. – Удивленно посмотрел на него Моро.
     -Надеюсь, я вам больше не нужен, доктор. – Хьюго подошел к двери и положил руку на запорный механизм. – Калибровку можно провести и позже…
     Рукоять запорного механизма прогнулась под давлением усиленной гидравликой руки, и Моро сверкнул очками.
     -Нет. Сейчас.
     ***
     -Я рада, что ты уже поправился. – Сказал Титания, кивнув на мою руку. Перевязь сняли через три дня после моего пробуждения, как оказалось, прошло лишь пять дней с того провального свидания. Все это время Авель изображал меня в школе, но на душе повис камень, как будто в ожидании бури, которая может произойти, стоит мне встретить Касмину.
     -Достаточно, чтобы продолжить работу. – Я кивнул, и бросил взгляд в окно. На улице было холодно, выл ветер, и окна слабо подрагивали под его напором. Мы сидели в небольшом кафе где-то на окраине центра города, слишком непримечательном, чтобы вызывать подозрения.
     Между нами повисла неловкая, напряжная пауза.
     -Каин… Ты обманывал меня с самого начала.
     -О чем же? О том, кто я есть? О своей… Маске?
     -Не пытайся меня запутать.
     -И все же, что тебя так оскорбило?
     -Я думала, ты обычный парень. Такой же, как и все. Я хотела обычной жизни, обычного счастья, чтобы не оборачиваться через плечо при каждом удобном случае.
     -Я тоже хочу этого, поверь. Я тоже хочу обычного счастья, и именно поэтому я сражаюсь. В моем понимании обычное счастье требует своих жертв. Ты понимаешь, о чем я. – Добавил я, не вдаряясь в подробности.
     -Но ты лжешь. Постоянно лжешь. Почему ты не сказал мне?
     -У меня для тебя вопрос. – Ответил я, не желая вступать в полемику. - Что ты будешь делать, если против тебя будет зло, которое невозможно честно победить? Ты будешь использовать зло, чтобы бороться со злом, или станешь сражаться честно, даже если тебе придется преклониться перед злом?
     -Я… Я не…
     -Ложь – это зло. Человек, который лжет ради собственной выгоды, ничем не отличается от человека, который лжет во имя всеобщего блага. Но это необходимое зло. Потому что зло, которое противостоит нам, невозможно победить честно.
     -Ты правда уверен в том, что говоришь. – Титания поежилась. - Скажи мне, где в своей лжи ты совратил меня с истинного пути? Как ты заставил мой разум и мое сердце слушать тебя?
     -Никак. – Я пожал плечами и взял чашку кофе в руки. - Твой разум и твое сердце говорят тебе лишь то, что ты хочешь слышать. Что же касается твоей лояльности и восторга перед… Кхм. Ты должна гордиться собой. Ты выбрала путь. И ты последовала ему. Ты мне не веришь?
     -Я хотела верить так сильно, что сама не заметила, как ослепла. – Тихим, поникшим голосом сказала она.
     -Ну-ну, не нужно громких слов. – Я вздохнул. – Твоя вера в меня…
     -Не будь дураком! Я по-прежнему верю в… Верю в нашего лидера, а не в тебя!
     -Мне все равно. – Я нахмурился. – Он – это идея, а не человек. Идея, которая живет в каждом из нас. Идея, ради которой мы сражаемся. Но даже эта идея не смогла бы пустить корни, если бы я не смог попасть в наше училище… Скажи, тебе не кажется странным, что Армейское Училище продолжает существовать?
     -Нет… А должно? – Она удивленно посмотрела на меня.
     -Должно. Хьюго был создан суперсолдатом. Евгеника десятков поколении, форсированная бесчеловечными методами. И все же его списали даже, когда Земля была захвачена. Почему?
     -Ну… - Ее глаза нервно забегали.
     -Первая мировая унесла жизни сорока миллионов человек. Вторая – семидесяти. Знаешь, сколько погибло во время вторжения? Три миллиарда. Еще два с половиной – в последовавшие годы. Цифры мировых войн – ничто, по сравнению с этим.
     -К чему ты клонишь?
     -Готовится новая война, Титания. Не знаю, с кем, но могу сказать, когда.
     -И когда же?
     -Десять лет. Максимум. Поэтому нас и учат анализировать, сопостовлять, теоретизировать.
     -Фигня какая-то… - Пробормотала она. – Анализировать, сопостовлять…
     -Ты мне веришь. Забудем о войнах и прочем, вернемся к теории. Я докажу тебе, что наше обучение – не просто так. С чего начнем?
     Титания неопределенно махнула рукой.
     -Ладно… Официантка. Сколько кнопок на ее жилете?
     -Четыре. – Пожала она плечами.
     -Верно. Скольких не хватает?
     -Одной.
     -Нижней?
     -Верхней. – Качнула она головой. – У нее слишком большая грудь.
     -Верно. – Я улыбнулся ей.
     -Все, что ты доказал – это что нам нравится глазеть на хорошеньких девушек. – Фыркнула собеседница в ответ.
     -Допустим. Человек за столиком за моей спиной. Правша или левша?
     Титания чуть склонилась в сторону, чтобы рассмотреть человека. Я не мог его видеть, она была уверена в этом. В конце концов, человек сидел за моей спиной.
     -Правша. Он барабанит пальцами по столешнице и глазеет в окно.
     -Неправильно. Левая рука на коленях, под курткой. В руке у него пистолет. Он ждет кого-то, но не знает его в лицо. Нервничает. Правая рука отводит глаза. А вот ты…
     -Я? – Вскинулась девочка.
     -Ты уже выпила три кружки, но не можешь остановиться, потому что любишь кофе.
     -Ненавижу кофе. – Пробурчала она. – Да будь ты не ладен, Каин!
     -Не нужно грубить, лишнее внимание привлечешь. – Я тоже сделал глоток, заставляя себя не морщиться. Ненавижу кофе. - Мы отдыхаем, наслаждайся моментом. Кстати, скажи, что я могу натворить прямо сейчас?
     -О чем ты?
     Я сунул руку во внутренний карман и вытащил на свет небольшую, не больше пистолетного патрона, стеклянную ампулу. Жидкость внутри, колыхнувшись, слабо осветила мою ладонь призрачно-зеленым светом.
     -Что это? – Подозрительно спросила Титания.
     -Вирус Авроры, неужели не узнаешь? Именно ее вы украли у Кроса в сентябре.
     -К чему ты?
     Мимо нас прошел толстяк в костюме и с кожаным чемоданом. Я проводил его взглядом.
     -Видела его?
     -Ну?
     -Готов спорить, он работает на пищевую промышленность Империи Кроса здесь, на земле. Его должность обязывает его инспектировать логистические узлы промышленности – от заводов до складов. Через несколько минут он пойдет обратно, споткнется и упадет, сильно ушибив голову. Я подойду помочь ему подняться, и он выйдет отсюда, неся на лацкане пиджака штамм Авроры. Через три дня Амарант-сити опустеет.
     -Ч-что… Нет! Ты не можешь!
     -Могу. – Спокойно ответил ей я, довольный ее испуганным лицом. Она даже обернулась, чтобы убедиться, что толстяк действительно идет обратно.
     -Каин…
     -Но я не буду. – Я вздохнул. - Это бессмысленно. Это не приблизит нас к цели. И все же, ты только оцени последствия: паника распростронится быстро, как пожар. Стоит вбросить информацию, что виновны Кроса, начнутся восстания. Погромы. Кроса перекинут на Землю войска. А когда инфекция распространится и среди них, она перекинется на другие миры. Империя исчезнет за ночь во вспышке гражданской войны. Погибнут многие миллиарды, по всей Империи. Наступит анархия и хаос.
     -Но это просто… Просто…
     -Бессмысленно. – Закончил я мысль. – Понимаешь, мне мало просто стереть Империю в пыль, ведь я один из тех дураков, что живет в ней.
     ***
     -Все готово. – Лавиния кивнула мне, и я надел шлем. Слабо зашуршали вентиляторы, направляя потоки прохладного воздуха мне на лицо. В глазницах осветились данные: батарея была почти полна, уровень связи, несмотря на многие метры бетона над нами, был на достаточном уровне, все командиры групп были на связи со мной. Я вышел на небольшой балкон, выпирающий над довольно обширным помещением. Внизу, подо мной, собралась небольшая толпа – все те, кто сейчас не был «в поле». Взгляд невольно выхватил Титанию, упорно отказывающуюся смотреть на меня, Хьюго, рядом с ним – Шафур.
     -Эфир через три… Два… Один… - Раздался в наушнике голос Лавинии, и я сглотнул. Через секунду мое изображение появится в каждом включенном телевизоре и компьютере, подключенном к сети, на каждом билборде, мой голос – на каждой радиоволне. За моей спиной – флаг Земли, такой, каким его помнят: темно-синее полотнище с круглым изображением карты мира. Перед глазами, в углу, появилось изображение прямого эфира, и я увидел себя: в пилотном комбинезоне, в белом плаще с кровавым подбоем. Время пришло.
     ***
     -Проблема. – Подал голос оператор и быстро пробежал пальцами по клавиатуре, после чего повторил: Проблема!
     Майор Форсайт, начальник дежурной смены центра вещания, мотнул головой, словно отгоняя наваждение.
     -Что случилось?
     -Система валится.
     -В смысле – валится? Не понял.
     -Кто-то ломится через защиту в систему управления.
     Форсайт подошел к оператору и, облокотившись рукой о спинку его кресла, склонился к пульту.
     -Покажи.
     -А что показывать то? Вот, смотри. – Оператор вывел на экран строки отчета состояния. – Лед ломается, как под ледоколом, три уровня этот вторженец сожрал и не заметил. Такими темпами я потеряю контроль над вещанием.
     -Руби его. – Предложил Форсайт.
     -Не могу. Отсоединение происходит только сверху вниз, по приоритетам.
     -Так руби по приоритетам!
     -А я что делаю?! Черт!
     -Что такое!
     -Лед почти сломан! Остался один уровень! Не успеем!
     Они не успевали. Даже если он отдаст приказ техникам в буквальном смысле рубить кабели, они не успеют. Несколько секунд, чтобы отдать приказ, еще немного – чтобы понять и выполнить.
     Приборная панель осветилась ровным светом. Оператор бессильно откинулся назад, закрыв лицо руками, и застонал.
     -Все, приехали. Теперь мы зрители.
     ***
     - … Эфир!
     -Жители планеты Земля! Услышьте мои слова! Восемь лет назад произошла трагедия. На нас вероломно напали, нашу землю – захватили. Кризис был неизбежен, так было всегда. Вспомните индейцев, которых уничтожали физически. Вспомните сибирские племена, вымершие, несмотря на попытки спасти их. Местные обычаи не могут сосуществовать с новыми реалиями, у аборигенов остается не слишком большой выбор – либо полностью ассимилироваться, дать хотя бы своим детям шанс стать часть нового мира, либо вымереть, цепляясь за остатки своего прошлого. Потерять себя, или потерять свою жизнь. Земляне! Братья и сестры! Что вы выберете: лечь на спину, поднять лапки и умереть, или присоединиться к нам? Мы – Силы Обороны Земли, мы здесь, чтобы выкинуть захватчиков с нашей планеты, и отплатить сполна за все преступления, ими совершенные! Империя обещала процветание… Но в трущобах этого мира бездомные и голодные знают правду: они были забыты, у них нет ничего, кроме их гнева! Империя Кроса – это зараза, которую нужно выжечь каленым железом! Имперцы – бойтесь нас! Земляне – берите оружие в руки! Готовый убивать должен быть готов умереть, и Кроса совсем забыли об этом! Я – Альфа, и я - Омега, начало и конец! Пришло время возмездия! Наше дело – правое! Враг будет разбит!
     ***
     Выступление Адмирала не потрясло. Не потрясло оно никого из мэров мегагородов, и даже Планетарного Губернатора, Амари Восс. Прошли почти сутки, но командование Империи молчало, предлагая им самим решить эту проблему. Без занесения в протокол, так сказать.
     Аккбар был циником, в душевные порывы не верил и к возвышенным фразам относился довольно брезгливо. Другое дело, что выступление требовало действий, потому что призывало к насилию, восстанию и массовым бунтам, подавить которые сейчас возможности нет никакой. А превращать в стекло Колыбель… Нельзя. Нужно реагировать быстро, и по возможности правильно. Пока тлеющий запал не достиг взрывчатки…
     Дверь в кабинет тихо зашипела. Только один человек имел наглость входить в кабинет без стука, поэтому Адмирал с готовностью обернулся – как раз, когда его доверенный секретарь положил на стол инфопланшет.
     -Адмирал, вам стоит взглянуть. – Адъютант пододвинул прибор ближе к хозяину кабинета.
     -И на что я смотрю? Череда взрывов в Нуэво-Майя, захват и уничтожение неизвестными пассажирского лайнера, мегагород Хуан-Чи выкошен вирусным заражением? Что за чушь?
     -Это сноска докладов за последние сутки, Адмирал. Как вы и приказывали.
     -Вот как… - Он вновь вчитался. Последним инцидентом в списке значился взрыв заправочного танкера на высокой орбите Земли два часа назад. Никому, правда, не было известно, почему взрыв был классифицирован как нападение неизвестного противника, на перехват которого было выслано звено эсминцев, которое в свою очередь было принято за противника несколькими истребителями передовой группы. Почти тридцать минут длилась эта дикая война Имперского Флота против самого себя. Шесть кораблей потеряно, звено эсминцев гравитацонной катапультой зашвырнуло себя к Марсу, чтобы выследить «врага». Вице-Адмирал Кавариан отправился в погоню за ними в сопровождении четырех сверхтяжелых дредноутов, оставив орбиту Земли практически без защиты. К моменту прибытия Адмирала войска только-только смогли восстановить порядок и разобраться с полученными повреждениями.
     -Что это за дикая чушь?! – Заорал Аккбар и развернулся, гневно пылая взглядом. Адъютант уже был на готове с пилюлей успокоительного и стаканом воды, увидев которые, Адмирал чуть успокоился. – Хоть это ты мне можешь объяснить?
     -Возможно, это недоразумение.
     -Это не может быть недоразумением. – Прошипел он. – Подобный бардак не может произойти случайно.
     -Смею предположить, что наш незримый противник демонстрирует свое могущество. Альфа, я прав, Адмирал? – Адъютант улыбнулся.
     

Глава 11

     Я спустился на первый этаж общежития и подошел к автомату-раздатчику. Закинув пару монет, я ткнул кнопку и, дождавшись, когда выкатится банка с холодным чаем, дернул кольцо-открывашку. Когда я сделал глоток, краем глаза я увидел одинокую фигуру и обернулся ей навстречу. Это была Касмина, которая, заметив меня, на миг замедлила шаг.
     -Прив… - Начал я, но она прошла мимо меня, полностью проигнорировав и лишь по чистой случайности не задев плечом. - …ет?
     Я вздохнул и потер глаза. На часах было восемь утра. Я не спал уже тридцать шесть часов. Впереди было восемь часов школы, которые я с радостью отдал бы Авелю, если бы не острая необходимость исправить некоторые его ошибки.
     Несмотря на раннюю весну, на улице по-прежнему было чудовищно холодно. Термометр показывал минус тридцать по цельсию, и изо рта постоянно шел пар, но осадков не было, несмотря на густую облачность. На моей памяти такое впервые. Я спустился по крыльцу, намереваясь двинуться вслед за Касминой к монорельсу, чтобы отправиться в школу, но замер в нерешительности возле первого же угла. За ним слышался разговор.
     -…Да, это мой одноклассник.
     -Не могли бы вы рассказать мне о нем? – Спросил мягкий женский голос.
     -Не могла бы. – Огрызнулась Касмина. – Я с ним не общаюсь. Спросите кого-нибудь другого.
     -Непременно. – Ответила женщина. Я присел и аккуратно выглянул из-за угла. Высокая, длинные прямые рыжие волосы. В руке моя фотография – с того самого злополучного свидания, сделана явно скрытно. Не припоминаю, чтобы видел ее прежде. Я потянулся к микрокоммуникатору, чтобы вызвать Хьюго, но…
     -Эй, ты чего? – Вдруг прошипел кто-то мне на ухо, и я дернулся, чуть не вывалившись на тротуар.
     -Гидеон, мать твою! – Выругался я, глядя на лыбящегося одноклассника. Гидеон Фест, семнадцать лет. Урожденный Кроса. Как и все в школе, собственно… Кроме меня. Возможно, именно поэтому я и привлек ненужное внимание, аналитики у Имперцев свой хлеб не просто так едят. – Ты не мог бы… - Я вновь выглянул. Женщина исчезла, только Касмина продолжила удаляться, как будто ничего и не произошло. Я вздохнул. Не стоит вести себя подозрительно.
     
     ***
     -Они сменили тактику. Почему, Адмирал? – Губернатор Амари Восс подняла бокал, посмотрев на рубиновую жидкость сквозь свет, и пригубила терпкое вино.
     -Что вы имеете в виду, госпожа?
     -Террористы перестали прятаться. Вспыхивает все больше и больше открытых очагов сопротивления. Мне это не нравится.
     -Прошу прощения.
     -Нет, я не про происходящее. Я про вино. Унесите! – Зыркнула она на слугу. – А от вас, Адмирал, я ожидаю более решительных методов. Разве не вы подавили последние восстания? Хальцион и, если мне не изменяет память, Марс?
     -У сопротивления появился сильный лидер, госпожа. Я просмотрел оставленные моим предшественником документы и могу сказать, что это… Осложняет дело. Наши агенты стараются.
     -Они плохо стараются.
     -Это послание, Губернатор. Что теперь никто их не остановит.
     -Это мы посмотрим. – Губернатор отвернулась к панораме окна, где только-только начался восход Земли.
     Адмирал ничего не ответил. Слуга открыл дверь, стало понятно: диалог окончен. Он вышел из помещения, гремя магнитными подошвами по железному полу, и направился к ангару, где был пристыкован его челнок. Примерно на пол-пути из ответвления выскользнул Адъютант.
     -Что-то серьезное? – Он зыркнул на него.
     -Полчаса назад было совершено покушение на конвой, перевозивший Доктора Хелену Эрмитаж к точке Сигма-Двенадцать.
     -Что у нас на Сигмах?
     -Засекреченные объекты. – Отвтил Адъютант.
     -Засекреченные от нас? Чушь какая-то Полный доклад к трем часам. – Бросил Аккбар. – А теперь вкратце.
     -Конвой перебит, Доктор пропала. Никаких следов не осталось, полагаем, противник использовал воздушную технику для налета.
     -Откуда у противника воздушная техника? Почему мы не можем это остледить, черт побери? И зачем ему квантовый оптик..? Что еще?
     -Вице-Адмирал Кавариан не выходит на связь. Маячки дредноутов и всех пяти эсминцев пропали с радаров.
     -Понял. – Вздохнул Аккбар. Четыре дредноута не могут просто испариться… Да его на смех поднимут, доложи он об этом Главнокомандующему! Потерять четыре дредноута и вице-адмирала, как вообще можно потерять что-то подобное?
     Адмирал в ярости сплюнул. Обычно он воздерживался от подобных действий, но лунная база была в таком отвратительном состоянии, что лишний плевок не создаст особой разницы. Грязь, масло и ржавчина – зачем Кроса вообще заняли оставленное Землянами? Этой базе лет сорок, не меньше. Еще и монументальные барельефы в форме птиц, сжимающих в когтях кресты… Тьфу, безвкусица.
     ***
     -Что с ней сегодня? – Я задумчиво потянул сок через трубочку из пакета и бросил взгляд на Касмину, бездумно ковыряющую что-то в своей тарелке. – С каких пор она отдельно сидит?
     Фиана пожала плечами.
     -Не знаю. Она почти неделю так себя ведет. Приходит как-то вечером, вся поцарапаная, макияж размазан, глаза красные. Спрашиваю, что случилось? Молчит. – Она вздохнула и отложила вилку. -Вот как. – Я поставил коробочку на стол. – Понятно.
     -Понятно? Вы… Оу. – Она улыбнулась и положила подбородок на сложенные вместе ладони. – У вас что-то случилось? Мне она отказалась рассказывать, огрызалась так, что перья летели.
     Я мрачно посмотрел на нее.
     -Ну такое. – Я слабо качнул головой. – Неудачное свидание.
     -Зная тебя, предположу, что свидание было нормальным. Ты перезвонить забыл?
     -Да, что-то такое. – Сказал я. Не скажу, что это было правдой до конца. Когда у тебя нет руки и разорвано правое плечо, не до звонков подружкам. – Совсем забыл.
     -И почти неделю избегал нее. – Она покачала головой. – Не здоровался первым, домой не провожал ни разу. Тебя будто подменили.
     -Авель… Черт. – Пробормотал я.
     -Что, прости?
     -Нет, ничего, Фи. Прости.
     -Извинился бы ты… Будь добр?
     -Да, конечно. – Кивнул я. – Обязательно.
     -Сейчас. – Рыкнула она.
     -Да… Конечно. – Я машинально поднялся.
     -Кай… - Протянула она.
     -А?
     -Удачи. – Она улыбнулась. – В прочем, если тебе так не инетересна Касмина Моро, мое предложение все еще в силе.
     -Предложение? – Не понял я.
     -Не делай вид, что забыл. – Хлопнула она меня по плечу и рассмеялась.
     -Конечно… Я не забыл. – Надо спросить Авеля, что произошло между ним и Фианой, пока я был недееспособен. Я окинул взглядом столовую. Людей почти не было. Размеренным шагом и подошел к столу, за которым Касмина задумчиво ковыряла кашу.
     -Каси…
     Она подняла на меня безразлично-презрительный взгляд.
     -Чего тебе?
     -Прости.
     Она промолчала. Я тоже умолк.
     -Что-то еще?
     -Нет, это все. – Я кивнул.
     -Вот и катись отсюда.
     -Каси… - Я положил ладонь ей на плечо.
     С нечеловеческой скоростью девочка подскочила, развернулась и засветила мне ладонью по щеке. Щека сразу же вспыхнула острой болью.
     -Не смей… - Тяжело дыша, прохрипела она. – Не смей так со мной разговаривать! Никогда! Больше!
     Бросив тарелку на столе, она рванула прочь. Я потер ушибленную щеку.
     -Вот же…
     -Ах ты бесчувственный чурбан! – Рядом возникла Фиана, и неожаднно рассмеялась. – Ладно тебе, в море полно рыбы!
     -Знаешь, чего еще полно в море? – Ответил я.
     -Чего же?
     -Мусора. В море полно мусора. – Я нахмурился, хоть в глубине души и была растянуть улыбку на все лицо. Первоначальная цель достигнута. Моя связь с Касминой уже подвергла ее опасности со стороны посторонних. Те, кто игнорирует историю, обречены повторять ее. Но одна деталь все же зависла у меня в голове. Моро. Касмина – Моро. Какое отношение она имеет к нашему доброму Айболиту?
     ***
     
     -И долго ты за мной идти будешь? – Вдруг спросила Касмина, едва мы вышли из поезда.
     -Мы в одном общежитии живем. – Напомнил я.
     -Да, конечно. – Она вдруг остановилась. – У тебя ведь такая куча дел, аж в школу не успеваешь ходить.
     -Успеваю, я…
     -Думаешь, я не заметила? Ты нашел хорошего двойника. Пластическая хирургия? Голографическая маска? Ну? Ну?! – Завелась она.
     -Касмина, есть вещи, которые я не могу тебе объяснить.
     -И эти вещи важнее всего на свете, да? Ты что, спутался с уличной бандой? Наркотики продаешь? В баре официанткой подрабатываешь? Черт бы тебя побрал, Каин! – Вдруг сбилась она на крик. – Мне плевать, чем ты все время занят! Мне плевать на тебя! Я тебя ненавижу, исчезни! – Она рванула вперед, расталкивая зазевавшихся на ступенях общежития учеников. Войдя в лифт, Касмина стукнула кулаком по кнопке этажа и, когда двери закрылись, устало прислонилась к стене.
     -Дурак… Даже извиниться нормально не может. – Пробормотала она. – Хотя кто из нас настоящий дурак…
     Дождавшись, когда лифт вернется, я поднялся на свой этаж и свернул на «мужскую» половину здания. Пройдя по коридору к своей комнате, я с некоторым удивлением обнаружил Титанию, которая, облокотившись на подоконник, задумчиво изучала что-то за окном. Услышав мои шаги, она обернулась.
     -Кай! Привет! – Она радостно помахала мне рукой.
     -Титания? Что ты тут делаешь? Как ты… - Я запнулся. На ней была такая же форма, как и у всех девочек Училища.
     -Я тоже учусь здесь, если ты не знал. Я всего на три года старше тебя.
     Странно. Я должен закончить в этом году, а она старше, и еще не закончила?
     -Это отвечает на некоторые вопросы. Остались неотвеченные.
     -Ну хоть впустишь, может, к себе? – Проворковала она. Я кивнул, отпирая ей дверь.
     -Чай? Дерьмовый кофе? – Спросил я ее, когда она скинула туфли. Я бросил куртку на спинку стула.
     -А нормального кофе нет?
     -Сама знаешь, что нет. Неурожай и без того дефицитного продукте.
     -Давай дерьмовый тогда. – Вздохнула она, устраиваясь поудобнее. Щелкнул чайник, я насыпал кофе и порошковые сливки в кружку, после чего добавил ложку подсластителя. Помнится, Титания именно так пила кофе в кафе, где мы с ней встречались в прошлый раз.
     -Итак? – Я поставил перед ней чашку, и сел напротив. Титания, болтая длинными ногами, все это время крутилась на стуле, осматривая мою комнату. Кухонная стойка, стол, отделяющий «кухню» от остальной комнаты, стол с комьютером, кровать и шкаф. Рядом со шкафом дверь в душевую кабину.
     -Что и так? – Она пригубила кофе. – Неужели я не могу просто навестить друга?
     Я задумался. Потом задумался картинно.
     -Думаю, что нет. – Ответил я. – У тебя есть ко мне дело. Точнее, не ко мне. – Я подошел к шкафу, но успел лишь тронуть ручки дверцы.
     -Знаешь, это не обязательно. – Прочла она мои мысли.
     -Ты напряжена. Тебе со мной не комфортно. – Ответил я. – С Альфой ты ведешь себя иначе.
     -Вела. Не знала же я, что ты и он – одно лицо. – Она вздохнула. – Но я правда не по… делам.
     -А зачем?
     -Можно я твоим душем воспользуюсь? – Вдруг завыла она. – Мой сломан, техники говорят деталей починить нет!
     Я бросил взгляд на часы. Половина шестого. На сегодня ничего не планируется.
     -Ладно. – Сдался я. – Только быстро.
     Побросав одежду на мою кровать, девочка скрылась за дверью, и через мгновение послышался шум воды, разбивающейся о пластик пола. Я бросил быстрый взгляд туда, отогнав лишнюю мысль, и вылил недопитый, остывший кофе.
     В дверь позвонили. Метнувшись к куртке, я вытащил из потайного кармана небольшой пистолет и ужом проскользнул по коридору к двери. Однако, когда я посмотрел в глазок, я удивился.
     Касмина? Что за нафиг… Сунув пистолет за пояс за спиной, я поправил одежду и открыл дверь.
     -Касмина? Что-то случилось? – Спокойно спросил я.
     -Это… О том… Что произошло ранее… Я иногда бываю слишком резкой, и… Не знаю, как сказать… Прости!
     Я улыбнулся.
     -Нет, это я должен извиняться. Я доставляю тебе одни проблемы. Ты извиняешься, а я не знаю, что сказать.
     -Ты простишь меня?
     -В этом нет необходимости. Это моя вина. – Сказал я.
     -Понятно. – Она улыбнулась. – Я тут… Это… - Она вдруг вытащила откуда-то бутылку вина. – Если хочешь, мы можем вместе… - Она подошла ближе. – Можно войти?
     -Нет! – Вдруг вспомнил я о Титании и перегородил дверь.
     -Почему? – Удивилась она, резко замерев на месте.
     -У меня… Деликатная ситуация… - Не нашелся я, что ответить. – Сложно будет объяснить, и я не думаю, что ты примешь мои объяснения.
     -О чем ты…
     Ее взгляд вдруг упал на пару туфель, оставленных Титанией у входа. В следующий миг и сама Титания выглянула из-за угла, завернутая в полотенце.
     -Каи, у тебя майки лишней нет? Я как-то не подумала…
     Я бросил взгляд на Титанию. Посмотрел на Касмину. По спине пробежала капля ледяного пота.
     -Добрый вечер! – Нашлась Титания и улыбнулась. Касмина машинально вернула улыбку.
     -Добрый… - Она вдруг всучила мне бутылку. – Вот, это вам. Милая у тебя девушка. Прости, что побеспокоила.
     -Касмина… Ты все не так поняла. – Попытался я исправить ситуацию.
     -Извини, что сую нос не в свое дело. – Она развернулась и бросилась прочь. – Хорошего вечера вам двоим!
     Я оторопел.
     -Ну что за день…
     -Знаешь, это даже хорошо. – Титания подошла ко мне, шлепая мокрыми ногами по полу, и я почувствовал, как ее руки обхватили меня вокруг пояса. – Она гражданская, ее причастность…
     -Стала бы моей слабостью. Да, я знаю. – Кивнул я.
     -Неужели тебе не жаль?
     Я обернулся.
     -Нет, ни капли. – Соврал я.
     -Это сейчас Альфа говорит, или Каин?
     -А какая разница?
     -Да… Ты прав. – Я стиснул зубы.
     ***
     Потянувшись, Касмина зацепила пальцами лежащий на тумбочке рядом с кроватью телефон и потянула его на себя. С легким щелчком отскочил зарядный провод, и девочка села на кровати, потирая покрасневшие глаза. За оком было светло, стояла хорошая, хоть и не по-весеннему холодная погода. Отодвинув шторы, девочка задумчиво провела пальцем по ледяному узору на окне и снова потянулась.
     -Как же хорошо. – Пробубнила она. – Я отлично выспалась, к тому же проснулась до будильника…
     Она посмотрела на экран телефона.
     Протерла заспанные глаза.
     Почти девять часов.
     -Блин! – Закричала она. – Почему он не зазвонил? Я же четыре будильника поставила, какого черта?! Я же опаздываю!!
     Она бросилась одеваться. Юбка, блузка, пиджак, чулки, туфли, куртка. Выбегая из комнаты, Касмина чуть не забыла закрыть за собой дверь. И, конечно же, не могла заметить небритого мужчину в теплом пальто возле ступеней в общежитие, который задумчиво затянулся сигаретой, глядя куда-то в небо.
     ***
     Вернувшись из училища, я бросил пиджак на спинку стула и подошел к холодильнику. И зачем я его терзаю? Там ничего нет уже давно. В магазинах страшный дефицит, очереди тянутся на сотни метров. Не обошел кризис и нас, хоть мы и, иронично, Кроса. И если здесь все так плохо, то каково обычным работягам, живущим в трущобах, вынужденных жрать протеиновый концентрат? Стоит им узнать, из чего этот концентрат делается, никакой необходимости в Альфе не будет – растопчут Империю с наскока. Я вздохнул и бросил взгляд в окно. Далеко, почти на самом горизонте, возвышались шпили небоскребов Амарант-Сити.
     Я сел за стол и вытащил из рюкзака компьютер, после чего нашарил под столешницей спрятанный модуль-шифровщик. Прогнав поиск жучков, я убедился, что за мной не следят и на автомате набрал пароль входа в общевойсковую сеть. Сразу же на голову посыпались десятки сообщений о полученных докладах и целая библиотека «полезной информации» от Лавинии. Убрав все это прочь с экрана, я включил телевизор и несколько минут смотрел выпуск новостей.
     «…Прокатившаяся по Амарант-Сити волна убийств уже третью неделю ставит в тупик следователей. По утверждению ведущего расследование детектива Эспиноза, между убийствами нет очевидной связи…»
     Странно, что они решили сделать это достоянием общественности. Очевидно, что Кроса пытаются обернуть эти убийства себе на пользу, не очень понятно только, какую. Они используют страх, чтобы манипулировать массами. Да. Но при всем этом… Не понимаю.
     Еще и Касмина не пришла в школу. На фоне выпуска новостей появляются самые недобрые мысли. Я вытащил из кармана телефон и пару секунд смотрел на экран набора номера, прежде чем ткнуть «Вызов».
     Конечно же, Касмина не ответила. Поэтому я набрал Фиану.
     -Алло? – Откликнулся женский голос.
     -Фи? Это Каин.
     -Привет-привет. Чем могу быть полее- аааа! – Вдруг вскикнула она.
     -Фиана?!
     -Прости, уронила банку муки. – Уныло ответила девочка. – Теперь весь вечер убираться…
     -Понятно. Фи, у меня вопрос. Ты Касмину сегодня не видела?
     -Неа. – Я почти услышал, как она мотнула головой. – Мы договаривались вечером посидеть вместе, а она не пришла. И дома ее, похоже, нет. Вахтер видел, как она выходила в школу, но обратно она не возвращалась.
     -Вот как… Понятно. Спасибо.
     -Обращайся. – Пробубнила Фиана. – Чертова мука, чертово печенье…
     Я сбросил вызов и кинул телефон на столик перед собой. Откинулся в кресле. Взял телефон в руки.
     -Лави, ты мне срочно нужна.
     -Насколько срочно? – Вяло ответила та на другом конце. – Я только в ванную залезла…
     -Очень срочно. Вылезай из ванной и полезай в полицейскую сеть. Мне нужна вся информация по этим убийствам.
     

Глава 12

     На обите старой, почти мертвой звезды, бессильно кровоточащей газовыми протуберанцами, висит одинокая станция, практически невидимая для сканеров и сенсоров. В большом кабинете с зеркальными полами, панорамное окно которого выходило к звезде, сегодня собрались четыре человека. Вернее, один человек – хозяин кабинета, единственный стул которого стоял здесь же, и пять голограмм, одна из которой принадлежала Амари Восс. Все трое в узких кругах были известны так же, как Внутренний Круг, они же Всеотцы, истинные личности которых оставались тайной для непосвященных. Великие деятели, культ личности которых насаждался по всей империи, и над ними был лишь один человек, хозяин этого кабинета, Карконд Седьмой, Император Великой Империи Кроса.
     Карконд задумчиво зажег сигарету и сделал длинную затяжку, прежде чем нарушить тишину.
     -Господа. Происходящее на Земле – катастрофа. Как вы знаете, почти тринадцать процентов наших войск испарилось за какие-то сутки. Какие будут мысли по этому поводу? Как вы собираетесь решать эту проблему, когда нацию ожидает такой ужасный кризис?
     -Мой Император, позвольте. – Подала голос голограмма толстяка, по лысине которой струился пот. - Несомненно, ситуация выглядит безнадежной. Признаю, военное превосходсво, которым мы обладали в системе Сол, практически…
     -Думаю, не это тебя беспокоит. – Прервала его Амари. - Тебя беспокоит, могут ли прочие системы, увидев успех восстания в Сол, объединить свои силы против своей державы и принести восстание на порог нашей столицы, в Джиар. Я права, разве нет?
     -Каждый раз, когда мы попадаем в неприятную позицию, Всеотцы, Губернаторы и жители объединяются, чтобы стать еще сильнее через тернии преград.- Ответил за него седой старик, лицо которого было обрамлено сетью вживленных в кожу электросхем.
     -Невозможно выиграть все битвы в войне. – Император жестом остановил спор. - Я не буду никого винить за произошедшее. Уверен, ни ты, ни кто из нас не собираются устраивать дебаты.
     -И что мы будем делать? Им потребуется меньше года, чтобы отвоевать Колыбель. Вы сами прекрасно понимаете, что это невозможно, и тем не менее, это готово произойти.
     -Мы должны сражаться! Наши вассалы обязаны дать нам то, что мы потребуем, чтобы закончить эту войну! – Подал голос лысый. - Мы создадим новый гарнизон для Сол, используя их солдат!
     -Это только все усложнит!
     -Мы не можем ждать усложнения обстоятельств. – Ответил старик. - Мы должны вернуть Колыбель, любой ценой. Отправьте сообщения во все уголки Империи. Скажи им, что нам требуется их помощь в подавлении восстания на Земле, и она нужна сейчас.
     -Я боюсь, что это только все усложнит… Нас ждет очередное поле боя, усеянное телами сыновей Империи. – Император задумчиво потер подбородок, все же соглашаясь с Амари. – Готовы ли мы принести на алтарь войны все то немногое, что осталось?
     -Наша главная проблема сейчас – так называемые «Силы Обороны Земли». – Амари вывела на пол голограмму: три человека в одинаковой одежде, в одинаковых шлемах. Разница – только на одном из них был плащ, и не было оружия в руках. – Милитаристичная сепаратистская группировка.
     -Я слышал о них. Кучка террористов, убивающих людей и взрывающих дома.
     -Что мешает вам их уничтожить?
     -Мы не можем их отследить. Они децинтрализованы по своей натуре, их агентов можно найти почти где угодно. У них нет общего управления, нет лидера – только общая идеология. К тому же, постоянные восстания и террористические акты делают работу контрразведки и без того тяжелой.
     -Тогда кто этот Альфа?
     -Мы не знаем. – Губернатор покачала головой. – В последнем докладе, что лег на мой стол, утверждается, что нет никакого «Альфы». Что это обман.
     -Если только сам факт обмана не является обманом. – Саркастично ответил лысый.
     -Вскоре мы узнаем. – Сдержанно ответила Амари.
     ***
     -Шел бы ты спать. Ты слишком волнуешься. – Лавиния едва ли не засыпала на другом конце телефона. На часах было два часа ночи. Без десяти два, если быть точным.
     -Не могу. Каждая минута на счету. – Отрезал я, в сотый раз просматривая всю добытую информацию. Места обнаружения тел не имели смысла, убийца их хорошо прятал, а обнаружить места, где убийства произошли, было невозможно. Вот что было интересно: все жертвы были гражданами Империи. Все, до единого. Как будто неизвестный убийца вел свою тайную войну против захватчиков, что, в принципе, не исключено – люди, пережившие вторжение, не обладают сильным рассудком, а если говорить о ветеранах... В прочем, может я и погорячился на счет мест обнаружений тел. – Лави, ты не спишь?
     -А..?
     -Склад горюче-смазачных материалов на границе Второго и Третьего Районов. При каких обстоятельствах было найдено тело? – Я пролистнул страницы, пытаясь найти параграф, но быстро потерялся.
     -Склад сносили. Он был закрыт четыре года назад.
     -Четыре года… И тело было примерно такого же возраста?
     -Чуть старше, лет шесть, сказать трудно – криминалисты не проводили анализ полураспада днк, дело все равно ляжет в архив как нераскрываемое за давностью.
     -Мне нужен список рабочих этого склада на момент закрытия. Выдели тех, кто служил в армии на момент вторжения.
     -Полагаешь, бывший военный?
     -Я пока еще ничего не полагаю. Буди Ноль-Второго. Он мне нужен.
     ***
     Старый, почти разрушенный склад все еще стоял, несмотря на отчаянную нехватку земли и необходимость провести застройку. И все благодаря полиции, оцепившей участок, пока не завершится расследование. Обойдя помещение, я замер напротив пролома в стене, где было найдено тело.
     -Есть соответствие. – Ожила вдруг радиосвязь. – Ты был прав, несколько рабочих склада раньше служили в армии.
     -Имена? Звания?
     -Алекс Аврелий, сержант. Дзин Дао, рядовой. Вернер фон Браун, рядовой. В настоящее время работают в разных точках города. Продолжить?
     -Дай угадаю… - Хьюго тоже слышал наш разговор. – Несколько тел нашли в районах их обитания?
     -Ты… Абсолютно прав. – Подтвердила Лавиния после небольшой паузы. – Не пойму, правда, почему ты считаешь пропажу этой девочки их виной. И почему ты о ней вообще так печешься?
     -Я пока еще ничего не считаю. Слей информацию полиции. Поверить не могу, что они сами до этого не додумались. – Прошипел я. – И сделай это так, чтобы они сегодня же подорвались на поиски. Даже не сегодня, прямо сейчас! До рассвета!
     -Сделаю, не кричи.
     -Для меня сейчас важно не это. – Я вернулся к машине, и Хьюго сел за руль. – Найди мне список ветеранов вторжения, кто живет или работает в пределах Первого Городского Района.
     -Странный запрос, но… Ладно. – В коммуникаторе послышался стук клавиш. - Есть два соответствия. Харм и Иниго Монтойя, отец и сын. Отец погиб во время Войны, сын длительное время работал на заводе, но смог пробиться в управляющий состав. Год назад получил жилье на улице Совета Империи.
     -Это в квартале от общежития Армейского Училища. Вот тебе и ответ на твой вопрос. Адрес!
     ***
     В квартире Иниго Монтойи было пусто. Толстый слой пыли покрывал все горизонтальные поверхности, и было очевидно, что ловить нам нечего. Возле окна стоял телескоп. Глянув в него, я убедился в своей догадке: оно было направленно на женскую часть общежития. Могу даже поспорить, что знаю, на чье окно я сейчас смотрю.
     На стене висел пулемет. Каким образом он умудрился получить на него разрешение, мне было непонятно. Только потом Титания разъяснила мне, что для многих было делом чести оставить себе оружие после того, как армия Земли перестала существовать. Что же, если мне не изменяет память, в ее кубрике висел на стене автомат ее родителя. А Тия хранила у себя снайперскую винтовку, едва ли не спала с ней в обнимку, как с плюшевым мишкой.
     -Альфа. – Подал голос Хьюго, и я вошел в соседнее помещение. – Ты должен взглянуть.
     Взглянуть и правда было на что. Десятки фотографий, пришпиленных к гипсовой стене десяком ножей разных форм и размеров. Здесь же лежала и стопка целых фотографий – видимо, убийца прибивал к стене только те, что уже были ликвидированы. На самом верху была фотография Касмины. Я пролистал их, и нашел свою фотографию.
     -Вот и наш тайный поклонник. – Я показал фото Хьюго. Правда, непонятно, меня-то за что, я же не Кроса.
     -Вероятно, так и есть. Он следил за тобой, потом переключился на твою подружку, как на более легкую цель.
     -Мы все еще не знаем, где его искать.
     -А вот тут ты ошибаешься. – В ухе возник голос Лавинии. – Камера наблюдения банкомата засекла его спускающимся в подвал под продуктовым магазином.
     -Свяжись с братьями Ляо. – Сориентировался я, бросившись к выходу. – Оранжевая тревога, высылай группу быстрого реагирования по сигналу моего передатчика.
     ***
     Я даже не стал отбирать у Хьюго пистолет, прежде чем спуститься в тот же самый подвал, где скрылся убийца. Его дальнейший путь было бы нелегко отследить в паутинном лабиринте подвальных коридоров, если бы не слабые отпечатки его присутствия, которые я ощущал с тех пор, как узнал, за кем идет охота.
     Чтобы пройти по его следам, потребовался почти час. Время, которого у нас не было.
     Извилистые тоннели вывели меня в подвальное помещение, которое когда-то было котельной, но теперь было переделано в гибрид одновременно полевого штаба и бараков. Когда я вошел, на меня уставились четыре пары глаз, принадлежащих явно преждевременно постаревшим старикам, на одинаковой форме которой виднелись следы споротых знаков отличия.
     Я понял. Я все сразу же понял, стоило мне взглянуть на них.
     -Все завершилось. Война окончена. – Громко сказал я. – Вы выполнили свой долг.
     Мне ответили молчанием.
     -Я – Альфа. Тот самый Альфа, что начал новую войну против захватчиков. Я благодарен вам за ваш вклад в общее дело, но ваше время пришло. Вы можете отправляться домой. Оставьте эту войну детям.
     -Дети не должны отвечать за грехи родителей. Мы должны... – Подал голос сгорбленный старик в армейской пилотке.
     -Ваша война окончена. - Я покачал головой.- Вы сделали все, что смогли.
     -Мы… Мы получим медали? – Вдруг подал голос другой. Выглядел он моложе, чуть более жилистый и энергичный.
     -Заткнись, ты что, не видишь, это пропагандист Кроса! Он пришел, чтобы убить нас! – Прошипел кто-то в ответ.
     Говоривший первым бросил на меня испуганный взгляд, после чего плавно и стремительно выхватил из скрытой кобуры пистолет, как может только опытный солдат. Я увидел жерло пистолета, уставившееся мне в лицо.
     Пуля больно царапнула кожу на виске, полилась крось. Я резко сместился в укрытие – за мгновение до того, как в помещение влетели светошумовые гранаты.
     Началась перестрелка. Светопреставление продолжалось почти полчаса, они стояли до последней капли крови – лучшего о них и не скажешь. Но все эти старики… В голове не укладывалось, что они могли это сделать.
     Когда все, наконец, закончилось, Хьюго протянул мне руку, помогая подняться.
     -Почему они убивают? Прошло столько лет.
     -Не знаю. – Отмахнулся я, лучом фонаряпростреливая тьму. Касмины нигде не было. Не было и беглеца, которого мы преследовали, его след обрывался здесь же.
     -Так уж прям?
     -Я… Догадываюсь. – Я перевернул один из трупов. Пуля попала ему в верхнюю челюсть, превратив лицо в месиво. - Они продолжают сражаться. Представь себе: анекдот соседа по цеху заставляет тебя поверить, что он – шпион Кроса. Акушерка в больнице подозрительно радуется новорожденным, что если она подменяет младенцев? Они видят врагов там, где их нет. Они думают, что убивая, они помогают Земле защищаться от инопланетных захватчиков. Они не могут связаться с Сопротивлением, потому что не верят нам.
     -Что мы будем делать?
     -Ничего. Пусть полиция ими занимается. – Я отмахнулся. Указания Лавиния получила, остальное – не наше забота. Остальное – забота моя личная. Куда пропала Касмина?
     Лавиния прекрасно справилась с поставленной задачей. Шестьдесят человек. Бывшие защитники земли, исковерканные войной сверх всякой меры. Многие могли переехать, пропасть без вести или умереть, и администрация Амарант-Сити никогда об этом не узнала бы. Некоторые, что очевидно, сбежали. За следующие сутки около двадцати адресов были посещены полицией, и во всех были следы спешной эвакуации. И спустя много лет по всему городу будут находить трупы. От этого не уйти.
     ***
     -Вижу цель! Две тысячи метров, быстро приближается!
     -Идентификация?
     -Цель слишком быстро перемещается, это не самолет, повторяю, это не самолет!
     -Количество?
     -Цель одиночная!
     -Кроса обезумели. Приготовиться открыть огонь! – Командирская серв-машина подняла руку, давая отмашку. – Огонь!
     Десяток выстрелов зенитных пулеметов в руках бронемашин затмил небо градом шрапнели, но когда дым рассеялся, ярко-красный «Вектор» продолжил свой путь, лишь чуток отклонившись от первоначальной траектории из-за необходимых маневров. Двигатели за его спиной вспыхнули с новой силой, бросая машину вперед, и она открыла ответный огонь – куда более меткий, чем смогли доставить зенитчики.
     -Всем бойцам! Рассеяться..!
     Прежде, чем кто-то успел что-то осознать, ярко-красная машина протормозила по жидкой грязи, оставляя за собой шлейф испарений и падающих обломков. На конце ее винтовки был ужасающего вида трехгранный штык, который сейчас был покрыт смесью крови и машинного масла. Командирский «Вектор» рухнул на колючую проволоку, сметя пару деревянных столбиков, удерживавших ее. Сделав акробатический выпад, ярко-красная машина вновь взмыла вверх, оставив на земле еще две покореженные машины, и, выйдя из зоны поражения зенитных пушек, замерла в воздухе.
     -Внимание! – Пилоты выживших машин похватались за коммуникаторы – связь с ярко-красной машиной шла на открытом канале. – Вы вероломно нарушили соверенные границы Империи. Это небо принадлежит Империи. Эта земля принадлежит Империи. Это наша колыбель. Это – наша Земля! Если вы продолжите сражаться, мы унитожим вас. Это – наш долг. Почему вы пытаетесь уничтожить Землю вновь? Почему в сражаетесь против нас, своих братьев? Неужели вы не довольны тем, что Всеотцы позволили вам жить?! Разве этого мало?!
     Ответом была лишь суматошная, бесцельная стрельба.
     -Координаты цели определены. – Пилот включил коммуникатор. - Приказ?
     -Уничтожить их всех. – Послышался ответ, и пилот кивнул.
     -Принято.
     Нагрудник ярко-красной машины открылся, и во вспышке огня в полосу укреплений ударил острый огненный луч, который начал растекаться по траншеям, затекать в долговременные огневые точки и блиндажи. Если кто-то и не верил в ад, то он наступил в этот самый момент.
     ***
     -..Если войска действуют вопреки плану, должен ли командир нести ответственность?
     -Сэр! – Гидеон поднял руку.
     -Да?
     -Даже если это не его вина, он должен нести моральную ответственность за все действия своих войск!
     -Нет! – Старик с погонами капитан-майора грохнул по столу кулаком. – Речь идет не о морали, болван! Другие ответы будут? Кросс!
     Вздохнув, я поднялся.
     -Сэр, для прояснения ситуации: присутствует ли высший командный состав?
     -Представим, что нет. – Лазар сложил руки на груди.
     -В таком случае, отклонение от установленного плана вменяется в вину означенного командира. В зависимости от урона, полученного из-за отклонений, наказанием может быть как понижение чина, так и расстрельная команда.
     -А если бы высший командный состав был на месте?
     -До тех пор, пока отклонения не превышают допустимую норму, высший командный состав будет считаться виновным.
     -Верно. – Учитель кивнул. – А теперь…
     Экзамен через неделю, но мне не до него. Меня ждет живой экзамен, на передовой. Не далее как вчера Валиков сделал свой ход – в ответ на мой. Почему-то мне кажется, что мы играем друг против друга, в то время как мы должны быть вместе, плечом к плечу. Улей Москва поднял бунт, официальная версия – в ответ на сокращение рационов протеиновых концетратов. Но мы-то знаем… Сам он «чудом» эвакуировался, но мы не можем бросить простых людей против целой Армии Кроса. И даже не это сейчас занимало мой разум. А тот факт, что я чудом избежал смерти там, в катакомбах, ведь тренированный солдат, пусть даже в закате своих сил, не мог промазать на таком расстоянии. Я поговорил об этом с Доктором Кеннеди, но она лишь плечами пожимает – не ее специальность. Как и Доктор Эрмитаж, проявившая недюженную кооперацию. По ее словам, произошедшее – божественное вмешательство, не иначе. Она, конечно же, шутила. Человек науки не может не быть атеистом. Да и я уверен, что бога нет, а значит, баллистическую траекторию менять некому.
     

Глава 13

     -Что с Москвой?
     Голос Амари Восс нервно подрагивал. Конечно, Валикова винить было не за что – контролировать пожар восстания он просто не смог. Но потерянные человеческие ресурсы, производственные мощности, а главное – исследовательские лаборатории, ставили под угрозу весь проэкт Планетарного Губернатора. Сначала похищение Доктора Эрмитаж, теперь это… Начинает казаться, что враги пронюхали про «Cумерки Богов», и от этого кровь стыла в жилах. А что если?..
     -Прошу простить, госпожа Губернатор. – Михаил Валиков держался довольно уверенно. Он не испытывал робости перед этой, без сомнения, эффектной – и от того не менее эффективной женщиной.
     -Поздно что-то менять. – Ответила она с легим вздохом. – Как и искать виновных. Того, что произошло, не вернуть. Поэтому придется исправлять… Фафнир!
     -Да, Госпожа Губернатор? – В стене кабинета с легким шипением открылась дверь, и в помещение вошла молодая девушка. Высокая для своего возраста – Валиков с удивлением осознал, что ей едва есть шестнадцать, длинные темные волосы подвязаны и скрываются под темно-зеленым беретом, резко контрастирующим со светло-голубыми глазами.
     -Я слышала, ты уже ознакомилась с фронтом работ?
     -Так точно, Госпожа Губернатор. – Девушка кивнула.
     -И какие будут предложения? Не позволь фиаско в Амарант-Сити затуманить твое суждение.
     -Мы не сможем взять под контроль узлы коммуникаций и логистики. Существование центрального контроля над террор-ячейками в Амарант-Сити говорит о развитой системе управления. – Она бросила взгляд на заметно побледневшего Валикова. – Моим предложением будет штурм с использованием тяжелого вооружения. Полное уничтожение улья наземной техникой. Когда-то была стерта в пыль Америка. Пришло время повторить урок, Земляне забыли, что такое Империя Кроса. А если нам сильно повезет, против нас выйдет и Ас Сопротивления. Этот… Альфа, доставивший нам столько проблем. – Ее лицо скривилось в презрительной усмешке.
     ***
     -Артур Кларк, довольно популярный писатель, как-то раз сказал: Либо мы одиноки во вселенной, либо нет. Обе версии одинаково ужасают. – Я выдохнул. - Он не мог предвидеть, насколько оказался прав. Когда прибыли те, о ком он говорил, они не пришли с миром. Они уничтожили наши армии, втоптали в грязь людей, сожгли наши дома. А потом предложили часть стать их «Империи»… И мы согласились. Согласились ради мира на планете. Вот только те, у кого есть хоть пара мозговых клеток, видят все именно так, как оно есть! Видят через полог их лжи, через их пропаганду! Они здесь не для того, чтобы помочь нам! Где же мир и процветание, обещанные нам? Они здесь, чтобы эксплуатировать нас! Поверьте, что бы Кроса ни задумали, это только начало. Война – она только начинается, и те солдаты, которые пошли за мной, сами сделали свой выбор: Не прятаться, а сражаться. Они верят – мы можем все исправить. Они верят – мы можем победить. – Я поднял голову, и посмотрел камере прямо в глазок. – Я не буду вам лгать. Потребуются жертвы. Будут потери. Но мы не можем позволить им остановить нас! Меня зовут Альфа! Доверьтесь мне, и я приведу вас к победе! Земля для землян!
     Удо Ривинг скрипнул кружкой, чуть сдвинув ее на столешнице. Телевизор зашелся помехами, и пиратская трансляция, вклинившаяся в бездумную телепередачу, прекратила вещание, позволив ситкому продолжить, будто ничего и не произошло.
     Капитан пробыл на Земле уже несколько месяцев. Что-что, а Альфа был прав. У Кроса были далекоидущие планы о том, что делать с Землей. С Колыбелью. Но ни один из них так и не увидел жизнь. Великие стройки закончились возведением Мегагородов на руинах крупнейших мегаполисов, лишенная инфраструктуры планета потребовала колоссальных инвестиций, которых неожиданно для всех не оказалось. И что теперь? Земля хочет свободы. Вполне закономерное решение с их стороны. Не очень, правда, своевременное.
     ***
     -Воздух!
     Над головой с жутким воем пролетел паукообразный истребитель Кроса, и воздух за ним осветился несколькими линиями трассирующих снарядов, за которыми последовала пара уже земных истребителей. Прекратив огонь, они синхронно выпустили ракеты и разошлись в стороны – за миг до того, как воздух прочертил лазерный луч, доставший один из них. Фюзеляж развалился на две вишнево-красные половины, но ракеты достигли цели, и машина Кроса, потеряв стабилизирующий двигатель, завертелась, штопором сорвавшись в смертельное пике.
     С досадой выругавшись, я вновь поднял бинокль к визору шлема. Штурм длился третий час, и каждый раз машины Кроса бессильно разбивались о неприступные стены Улья, возведенные ими же. Но этот штурм заметно отличался. Среди пятиметровых фигур «Векторов» Кроса здесь и там виднелись машины крупнее, и в отличие от легких серв-машин пехоты, эти были не бипедальны, а квадпедальны – у них было по четыре ноги и приземистый, плоский корпус, делающий их похожими на крабов. Эти десятиметровые колоссы, по классификации Сил Обороны Земли «Зевс», были штурмовыми машинами, им не было необходимости быть маневренными и быстрыми – медленные и неотвратимые, как сам рок, вооруженные тяжелой артиллерией… Им потребовалось почти двадцать минут, чтобы пройти через дымовую завесу.
     -…пустит! – Ожила рация в шлеме. Я не вмешивался. Как говорил один великий военачальник, армией командую я и сержант. Так пусть командует. – Не стрелять без приказа! Выбивать первую и вторую линии, потом остальных!
     Я бросил бинокль на землю и скользнул в чрево своей серв-машины. С легким гудением включились мониторы, и компьютер услужливо сообщил, что засек многочисленные ракетные пуски – это заработали «Ураганы», реактивная артиллерия ушедшей эпохи. Почти сразу же одна из гигантских машин замерла, и из расколовшегося обзорного триплеска выплеснулись длинные языки пламени, мгновенно зачадившие. Это только кажется, что реактивная болванка бесполезна против такого монстра, но клевок двухсот восьмидесяти килограмм взрывчатки мало не покажется никому. Вот горят уже три «Зевса», здесь и там видны оторванные конечности «Векторов». Проведя быстрый скан поля боя, я пометил минные поля и жестом, чтобы не привлекать внимание автоматики гигантских «Зевсов», отдал приказ выдвигаться вперед.
     Команда открыть огонь разнеслась по рядам бойцов сопротивления только когда шагающие танки Кроса прошли условленную позицию. Грязно-зеленые серв-машины с красными звездами на нагрудниках, выскочив из траншей, вступили в близкий, местами переходящий в рукопашный бой с «Векторами» противника, при каждом удобном случае оставляя на ступоходе «Зевса» пакет взрывчатки или стреляя из безоткатных пушек в уязвимое брюхо, в упор.
     Кроса не могли отступить. Не имели ни приказа, ни возможности – стоит кому-то из Имперских солдат включить рацию, уши начнет резать переходящий в ультразвук визг, мешающий нормальной коммуникации. Поэтому они прут вперед, едва ли не подходят к цоколю Улья, оставив позади десяток «Зевсов», навсегда застывших грудами металлолома.
     И вдруг ад раззверзся прямо у нас над головами. Стена за нашими спинами исчезла в яркой вспышке рубиново-красного когерентного света, брызнула тучами расплавленных осколков, будто извергающийся вулкан. Едва светопреставление прекратилось, как в известково-бетонном тумане появились фигуры серв-машин, и Хьюго с Титанией кинулись им наперерез, на ходу открывая огонь из всех стволов. Своих здесь быть не может. Свои все дома сидят… Где-то вдали, слева, развязался маневренный бой. То ли Кроса ворвались на позицию, то ли началась параллельная контратака. У нас же бой явно затихал, рухнул последний «Зевс», лишившись ступохода, и его кабина со стоном смялась.
     И вдруг будто что-то толкнуло меня, заставив судорожно дернуть рычаги управления. Взгляд метнулся вперед, к недвижимой машине, переставшей двигаться почти двадцать минут назад, и потерявшаяся в общем хаосе. И теперь его спаренная зенитная пушка смотрела прямо на меня.
     -Назад! – Крикнул я, отстреливая дымовые гранаты и выдавливая газ в положении «полный назад». Гусеничные подошвы резко швырнули машину, но я не успел – мой «Вектор» подпрыгнул и скатился куда-то вниз. Лязгнул металл, послышалось шипение и в нос ударил запах горелой проводки.
     -Альфа!
     -Я цел. – Откликнулся я, вытирая разом вспотевшее лицо. – Все нормально.
     На руках была кровь. Ноги тоже были подозрительно влажными. В кабину врывался запах гари. Уже после боя, осматривая дыру в машине, я понял, что осколочный снаряд, не разорвавшись на лобовом скате брони, прошел в считанных сантиметрах от моего лица и, вновь не разорвавшись, пробил заднюю стенку капсулы. Я не мог понять, как мне удалось уцелеть. А ведь это не первых раз… И от этого становится страшно. Что за непонятная сила взялась меня охранять?
     -Ну я тебе сейчас, падла..! – Рявкнула Титания. Звонко взвизгнул выстрел, и…. Ничего. Тонкая линия уперлась в цель, но нет дырки от попадания ни на «Карнадоне», ни нигде рядом. Из головы вылетело, что «снаряд, бесследно пропавший в броне, это признак прямого попадния». Как и из головы девочки, которая к тому моменту, как я подошел, высадила не меньше дюжины зарядов в бедный пепелац, пилоты которого были безнадежно мертвы последние полчаса.
     Вновь вспыхнула ослепительная вспышка, срезавшая один из небоскребов, и весь мегагород ощутимо вздрогнул, когда сотни тонн стекла и бетона посыпались вниз, на пустующие улицы.
     -…Их энергетические лучи могут сбивать даже корабли на низкой орбите. Мы не можем…
     -Нам придется, капитан. – До сих пор молча слушавший доклады генерал Покрышкин не выдержал. – Что на счет отряда этого Альфы?
     -Мы потеряли связь около часа назад. Группа армии «Центр», отбившая контратаку Кроса, практически уничтожена, у нас слишком мало людей для контратаки.
     -Подкрепления? – Генерал перевел взгляд на другого капитана.
     -Уже в пути. Подлетное время – тридцать минут.
     -У нас нет тридцати минут… Попробуйте достать их из «Ураганов» и высылайте всех, кто остался как будто у нас есть выбор, черт побери…
     -Как скажете, Генерал. – Капитан отвернулся от голопроекции и подошел к связисту. – Связь с Меркурий-Лидером!
     -Есть!
     ***
     -Все отряды, доклад! - Раздалось на общей волне, и боевые машины, прячущиеся между домами, будто тараканы под плинтусами, встрепенулись. Аналогия была прекрасной – если их увидят, то прилетевший «тапок» живых не оставит.
     -Отряд «Сатурн» на месте.
     -Отряд «Юпитер» на месте.
     -Говорит «Нептун». Мы не месте.
     -«Плутон» подтверждает. На месте. – Отрапортовал последний командир отрядов.
     -Слушайте меня внимательно. – Начал накачку Меркурий-Лидер. - Увернуться от энергетического луча невозможно. Если он вас заметит, вы мертвы. Все поняли? Начать операцию!
     Как только прозвучала команда, зеленые серв-машины начали отстрел ракет с элетрическим дымом. Дым сбивал наведение, маскировал тепловую сигнатуру и рассеивал излучение инфракрасного радара. В ответ на этот дешевый трюк лазерные гаубицы разразились потоком рассеянного огня, плотным ковром накрывшего руины. Здесь и там начали вспыхивать пожары.
     -«Меркурий-Лидер» всем отрядам!... Сдвинуться западнее, поддерживать дымовую завесу! «Сатурн», восточнее, отвлеки их!...
     -Альфа – «Мизерикордии». Установлен визуальный контакт с врагом. – Сильный ветер трепал комбинезон. Где-то далеко подо мной густой белый дым скрывал продвижение сил сопротивления к позициям Кроса – и отсюда, с вершины разрушенного мануфактория, открывался прекрасный вид на фортификации врага. У них нет ни единого шанса.
     -Говорит «Мизерикордия». Вас поняли. Ждем координаты.
     Я поднял бинокль, осматривая позиции. Компьютер шлема услужливо вывел координатную сетку.
     -N48.85837, E2.29448. -Принято. – Послышалось после паузы. - Ведем огонь.
     -Понял. – Ответил я. - Веду обратный отсчет. Пять. Четыре. Три. Два.
     Небо вспыхнуло, когда из стратосферы в землю острым лучом ударил. Он рухнул с недолетом, оставив колоссальных размеров дымящуюся воронку в километре от гаубиц.
     -Мимо. Поправка: 0,46 на 0,27.
     -Огонь. – Отдал приказ Вице-Адмирал Кавариан, и девять орудий выстрелили, послав вниз, в атмосферу земли, почти десять тысяч тонн снарядов в едином залпе. В отличие от ракеты, снаряд невозможно засечь или сбить. Где-то в стороне вспыхнула яркая вспышка рубинового света, и часть команды на мостике инстинктивно пригнулась. Вице-Адмирал лишь презрительно хмыкнул и, похлопав себя по кителю, нашел пачку сигарет.
     -Прямое попадание! – Поступил доклад. - Получены новые координаты!
     -Огонь!
     В следующий миг с позиций артиллерии в небо устремились ракеты, которые, выкарабкавшись на стометровую высоту, взорвались облаками плотного дыма, который начал стремительно растекаться во все стороны, закрывая поле боя от любопытных взглядов сверху. Из-за движения корабля по орбите вести огонь по прежним координатам было невозможно, требовалась поправка… Но как ее получить, если нет визуального контакта, а радиосигнал теряется в электрическом дыму?
     -Хьюго, заряжай трассеры! – Нашелся я.
     -Видим вспышки! – Вдруг ожил интерком. - Ноль… Ноль… Два… Ноль… Ноль… Три..!
     -Сделать поправку! Огонь!
     -Альфа, осторожно!
     Чувство дежа-вю…
     Лазерный луч вспорол воздух, в прожженном воздухе оглушительно стукнула гальваническая дуга, и мануфакторий, лишившийся опор, начал проседать под собственным весом. Сбросив ракетные пилоны и бросив автомат, таким образом облегчив машину, Хьюго выбросил ее вперед на пределе ее механических возможностей, на ходу вытягивая манипуляторы мне навстречу. Он едва успел, уведя машину в перекат, чтобы избежать критических повреждений.
     -Спасибо.
     Вдалеке грохнул взрыв. Похоже, это была последняя пушка. И слава бо…
     -Вижу цель! Быстро приближается! – Неожиданно завопила Титания, отойдя от секундного шока. – Это красный «Вектор»! Он…
     Связь вдруг прервалась, и откуда-то со стороны послышалась суматошная стрельба. По спине скатилась капля ледяного пота. Титания…
     Рубиновая машина неожиданно вылетела из-за поворота. Оружия в ее руках не было, нагрудник помят, где-то под ним тлеет слабый пожар. Увидев нас, она на полную мощность врубила прыжковый ранец, и кинулась вперед, поднимая винтовку со внушительного вида штыком. Сблизившись, она резко развернулась, стремясь отрубить голову «Миражу» Хьюго. Она не усмотерла одного: Хьюго был готов. Включив стелс-генератор, он резко поднырнул под клинковый фен, и, позволив мне скатиться на землю, резко развернулся, на ходу выдергивая из земли кусок арматуры, на конце которого повис внушительный бетонный блок. Я рухнул на бетон, сильно ударившись головой, и визоры шлема зашлись помехами, заставив меня стянуть поврежденный прибор с головы.
     Удар смял нагрудную пластину красной машины и отбросил ее назад, уровнив на асфальт. Красный «Вектор» успел приподняться – прежде чем новый удар отшвырнул ее назад, впечатав в стену дома. Удар – бетонная кувалда впечаталась в лицевую пластину вражеской машины. Еще один удар – и Хьюго промахивается, вместо этого выбив значительный кирпичный блок, рассыпавшийся по земле, когда красный «Вектор» увернулся от удара. Винтовка полетела на землю, и он выщелкнул из запястий пару противотанковых ножей, лезвия которых завибрировали под разгоном цепей. Вражеская машина успела замахнуться, но Хьюго вновь оказался быстрее, перехватив ее за запястье. Удар – голова рубиновой машины мотнулась в сторону. Новый удар – и противник попытался контратаковать, ударив свободной рукой, но она попала в капкан, когда ступоход серв-машины Хьюго перехватил ее и впечатал в землю. Очередной удар бетонной кувалды перебил сервопривод на ноге когда-то красной, но теперь покрытой царапинами и вмятинами серв-машине. Удар… Не достигший цели, когда голова кувалды, сверкнув чисто срезанной гранью, рухнула на асфальт в нескольких метрах в стороне от меня.
     Курс битвы резко изменился. Будто найдя в себе силы, красный шагоход поднялся на ноги, и с ураганной скоростью бросился на «Мираж» Хьюго, нанося удар за ударом. Эмбер едва успел схватить автомобильную дверь, прикрываясь ей, как щитом, и начал отступать назад, теснимый нечеловеческой скоростью и реакцией противника. Наконец, дверь не выдержала – быстрый удар распорол ее, развалив на две части, и Хьюго нанес удар, используя половины, как кастеты. Красная машина отшатнулась, и, ступив на поврежденный ступоход, потеряла равновесие. Небольшой толчок – и она рухнула на землю.
     -Хьюго, найди ее. Найди Титанию. – Активировал я рацию.
     -Принято. – Откликнулся он, но едва он положил палец на кнопку включения стелс-генератора, как шея ярко-красного ветора зашипела пиропатронами, и голова машины скатилась в сторону, позволив открыться аварийному люку. Вслед за ним из капсулы выбрался и пилот, и я замер, не в силах отдать новый приказ.
     Пилотом была женщина. Высокая, невероятно молодая, темные волосы свободно развезваются на холодном весеннем ветру.
     И такая знакомая.
     Касмина… Это не может быть она. Это не должна быть она. Мое сердце отказывалось в это верить, но мой разум говорил мне: все именно так, как выглядит.
     Увидев, как рука Касмины вспыхнула ярким огнем, Хьюго потянулся к гашетке пулемета.
     -Какие будут приказы?
     -Найди Титанию. Найди ее тело, если… Найди ее. И увози отсюда.
     -Что? Я могу размазать ее…
     -Я сказал, уходи. Это приказ.
     -Принято. – Скрипнул зубами пилот, и золотая серв-машина растворилась в воздухе, когда включилась маскировочная система.
     Увидев, что мы остались одни, Касмина замерла на месте… Обессилено опустила вспыхнувшую было ладонь, и рухнула на колени.
     Сразу же все встало на свои места. Она таинственно пропадала каждый раз, когда я должен был столкнуться с красным «Вектором» лицом к лицу. Площадь Союза. Трущобы триннадцатого района. Тот проклятый ресторан – это она мне отрезала руку! А когда мы гонялись за Монтойей… Ее там не было, потому что она выполняла какое-то задание для своих хозяев. Встало все на свои места и для нее. Пропажи, недомолвки, случайные совпадения.
     Я подошел ближе, на ходу вытаскивая пистолет из кобуры на поясе. Проверил, в стволе ли патрон.
     Я должен убить ее. Она – едва ли не самая большая преграда на моем пути. Я обязан убить ее! Но могу ли я?
     

Глава 14

     -Альфа, у нас проблема. – Лавиния повернула свое кресло ко мне, когда я вошел в центр управления, и протянула мне планшет. На нем появились документы, личные дела, списки имен.
     -Что это? – Не понял я.
     -Засекреченная информация, переданная нам одним из кротов. По всему миру пропадают люди, и их количество растет. Есть вероятность, что они были похищены силами правопорядка, но мы не знаем, куда они пропали. Есть теория, что в концлагеря.
     -Не знаем? Теория? Что за чушь, почему разведка так лажает?
     -Разведка не может получить доступ к этой информации. Все находится под грифом строжайшей секретности, любые попытки доступа… - Она вздохнула. – Мы потеряли троих, чтобы узнать сам факт существования этих лагерей.
     Я вздохнул. Сел в кресло. Задумался. Если нельзя получить информацию напрямую… Должны быть косвенные источники информации.
     -Кроса ведь должны как-то охранять эти лагеря, верно? Раз мы знаем, что они есть.
     -Да, полагаю, ты прав. К чему ты клонишь? – Лавиния глянула на меня.
     -Вся оборонная автоматика должна производиться на Земле, доставка оной с других планет будет слишком затратной. Мы можем сузить районы поиска, если выясним, куда в последние годы доставлялось большое количество автоматических систем безопасности.
     -Это может быть любая военная база. – Заметила она.
     -Может, ты права. Свяжись с нашими людьми в транспортных службах. Концлагеря во время мировых войн использовали железную дорогу для транспортировки больших масс заключенных, думаю, Кроса переняли этот метод.
     -Поняла. – Глаза девушки загорелись. – Я сообщу, как только что-то выяснится.
     -Времени мало. Подключи Валикова, у него наверняка есть связь с другими ячейками сопротивления по всему миру.
     Я вновь вздохнул. Произошедшее все еще тяжелым грузом висело у меня на груди.
     -Лавиния, что по «Железному занавесу»?
     -Мы получили последние три БПЛА шестнадцать часов назад, Владимир и его люди производят калибровку. Да, чуть не забыла, Островной Союз просит пересмотр договора. Им требуется больше протеинового концентрата.
     Я поморщился. На фоне последних побед мораль высока, но припасы стремительно исчезают. Это не может не волновать. Я подергал за ниточки, но полученного мало… А пользоваться тем, что находится на складах Кроса, я бы не стал. Все знают, что такое протеиновый концентрат, но я надеялся, что безумие Кроса не распространилось так далеко. Я обязан был узнать, чем кормят людей. И узнал, на свою голову. Вы когда-нибудь задумывались, куда деваются тела всех тех несчастных, что погибли на производстве, умерли от старости, болезней или передозировок свинцом? Нет? И не нужно. Я расскажу вам. За уборку трупов ответственна общественная служба, более известная как Дезинфекторы. Их легко узнать по веселым оранжевым костюмам химзащиты, немногим отличающимся от одежд мусорщиков. Они собирают трупы и перерабатывают их в очищенный протеин, чем-то похожий на крахмал.
     -Скажи им, что это невозможно. Предложи координаты транспортных узлов Кроса, пусть берут сами.
     -Сделаю.
     В ближайшем будущем получение любых продуктов питания будет проблематично. Кроса знают, что Сопротивление где-то рядом, прячется в стенах. На нашей счастье, им лишь предстоит поймать хоть кого-то, обладающего информацией. Лавиния проделала прекрасную дезорганизационную работу в наших рядах. Я был вынужден сделать Хьюго и Титанию своими полевыми командирами и отдать им в подчинение пару ячеек – очень уж сильно сидит заноза центральной группировки в заднице Империи, риск раскрытия слишком вели. Я не могу отделаться от чувства, что однажды мы проснемся от стука в наши двери.
     Я потер лицо. Несмотря на весну, по дороге из училища я не мог не видеть, во что превратился город. Старые машины. Граффити, покрывающие стены. На улицах стоят патрули и выборочно проверяют документы. Уму не постижимо, Кроса умудрились с наскока выиграть эту войну, захватить Землю – и одновременно проиграть. Победители так не живут.
     С другой стороны, в современной войне победителей не быает. Эту войну проиграли все. Выиграли только так называемые Всеотцы, получив еще больше власти и влияния. Им, конечно, тоже несладко приходится. Бессонные ночи и мучительные раздумья о судьбах своего народа… Усталые и добрые, всевидящие и понимающие… Как там дальше… Блин, давно газет не читал, забыл, как там дальше.
     Все чаще и чаще я вспоминаю Касмину. Казалось бы, прошло столько времени, я должен был уже забыть о ней. Но я не могу… Не могу себя заставить.
     Когда над головами появились штурмовые катера Кроса, раздумывать было некогда. Касмина была не просто Кроса, она была моим врагом номер один, единственным человеком, который стоял на моем пути каждый чертов раз. Пистолет глухо дернулся в моей руке, пуля толкнула ее назад, развернув вокруг своей оси. Не знаю, куда я попал. Я не смог заставить себя подойти ближе – да и не было времени.
     ***
     Cильный штормовой ветер трепал деревья, заставляя их со стоном прогибаться под напором стихии. Еще не ураган, но уже сильная пылевая буря – создавшая окно для инфильтрации и позволившая небольшой группе подойти достаточно близко к дороге, окружающей «Лагерь временного содержания» Кроса. Время – два часа ночи. По гравийной дороге, поднимая столбы пыли, несутся два джипа патруля, к пулеметам в кузовах которых прильнули солдаты, внимательно изучающие местность по сторонам от дороги. Едва патруль въехал в пересохшую лесополосу, бесшумно хлопнул выстрел, и колесо джипа, превратившись в лохмотья, увело машину в кювет, едва не выбросив пулеметчика из «седла». Подняться он, однако, не успел – меткий снайперский выстрел заставил его обвиснуть на ремнях, после чего в лобовом стекле появилась тройка аккуратных отверстий. Одновременно с этим, в капоте хвостового джипа появилась дыра, и он чадно задымил. Машина пошла юзом, пытаясь остановиться, но, не рассчитав скорость, врезалась в кузов машины впереди. Бесшумный выстрел – и никого из живых не осталось.
     Тия выдохнула сквозь крепко сжатые зубы.
     -Цели не наблюдаю.
     -Цели не наблюдаю. – Эхом отозвался Хекс. – Контроль.
     Винтовка мягко ткнула в плечо, и в лобовом стекле появилась дырочка. Мгновение – рядом с ней появилась вторая, и на стекло брызнула кровь.
     -Гроза Один-Пять – Молоту Один-Три. Мы закончили.
     -Принято, Гроза Один-Пять. Прикройте нас.
     -Принял. Прикрываем.
     В окуляре винтовки на мгновение появилась человеческая фигура, тенью перетекающая от одного укрытия к другому. Приблизившись к ограде, она на мгновение застыла, после чего решетка ограды раздалась в стороны.
     Да… Кроса хорошо постарались, скрывая это место от нашего внимания. Снаружи и не скажешь, что это лагерь, больше похоже на завод, чем на место, где кто-то может держать большое количество людей. И это нервирует.
     -Мы вошли. – Раздалось в коммуникаторе, и я вывел на экран компьютера оперативную карту.
     -Вас принял. – Отозвался я. - Вижу вас на радаре. Цель в северо-западном блоке.
     -Принято.
     -Лавиния, врезайся в их протоколы.
     -Поняла.
     Хьюго внимательным взглядом осмотрел пустырь между забором и комплексом зданий впереди. Пыльная буря прикрывала штурмовую группу от тепло- и ноктовизоров охраны, но вот автоматические охранные турели могли создать лишние проблемы. И эти проблемы обязательно возникнут. Поэтому… Спешка нужна только в ловле блох.
     Отдав жестом приказ выдвигаться по его следам, Хьюго пополз вперед. Автоматические системы, потерявшие связь с контрольными модулями, молчали, на пути следования попадались лишь редкие молчаливые патрули, автоматические ультрафиолетовые прожектора бесшумно двигались в своих креплениях, ярко очерчеными в пыли лучами освещая пустующую железнодорожную станцию. Кроса протянули железную дорогу везде, где проходила стройка, и похоже, это конец данной линии.
     Хьюго прильнул к бетону перрона и замер, прислушиваясь. Тихо… Только ветер воет. Или не только? На мгновение ему показалось, что он услышал шум сервоприводов и, будучи здоровым параноиком, он отказывался верить, что ему что-то показалось.
     -Вижу противника. – Раздался в коммуниакторе слабый шепот «Грозы Один-Пять». – Три человека, легкое вооружение.
     -Техника?
     -Ответ отрицательный. Техники не наблюдаю.
     Но что-то же шумело сервами?
     -Сможете снять их?
     -Ответ… - Она выдержала паузу. – Ответ отрицательный.
     -Принято. Идем в обход, как все нормальные герои…
     В дальнем конце лагеря оглушительно завыла сирена, каскадом растекаясь по всему комплексу. Хьюго ругнулся.
     -Контакт! – Это Гроза Один-Пять. - Вижу… Что за…
     Хьюго сдернул с пояса монокль и, высунувшись над перроном, прильнул к окуляру. Далеко впереди в сторону больших ангарных ворот бежали двое солдат Кроса, а за ними… Он сначала не понял даже, что видит. Это была машина, похожая на «Вектор», но меньше размером – около двух метров в высоту, даже не удивительно, что «Гроза» приняла эту штуку за человека. Стало понятно, что так шипело поршнями… В руках – такая же винтовка, как у солдат, но на спине виднелась какая-то конструкция. Добежав до массивных ворот, ведущих в нутро комплекса, робот резко остановился и, изучив одиноким сияющим глазом местность, опустился на колени. Его голова на половину ушла в корпус, руки прильнули к бокам, и тело развернулось на сто восемьдесят градусов, позволив конструкции на спине разложиться в многоствольную пулеметную установку. Один из сопровождавших солдат разложил рядом с механизмом компьютерный терминал, а второй, быстро собрав что-то на подобие большого игрушечного самолетика, начала разбег, чтобы запустить его.
     -Гроза Один-Пять!
     Звука выстрела он не услышал. Самолетик, только оторвавшийся от рук солдата, неожиданно для него рухнул на землю, разбрасывая повсюду отчаянно искрящие обломки. В окуляр было видно, как солдат, разбиравшийся с терминалом, отчаянно жестикулировал, что-то втолковывая своему помощнику. В следующий миг в затылке стоящего к снайперской паре спиной помощника появилось круглое, аккуратное отверстие, и он мешком упал на бетон. Та же участь посетила и второго бойца, который попытался было рвануть назад, за броневой щиток ходячей турели. Не успел. Ударившись о нее грудью, он сполз на землю, оставив на бронеплите кровавое пятно. Повисла пауза, нарушаемая лишь воем сирены и гулом ветра. Механический монстр не шевелился.
     -Отключен он, что ли… - Подал кто-то голос.
     -Гроза Один-Пять? Шарахни эту штуку бронебойным.
     Ничего не ответив, Тия перезарядила винтовку обоймой, опоясанной красной лентой. В ней все еще оставалось три выстрела после боя на дороге. Наведя прицел прямо на красный глаз робота, она продавила холостой ход. Винтовка ткнула в плечо, и верх головы машины исчез – остались только брызгающие повсюду искры.
     -Молот Три-Один всем Молотам, циркулярно. Двигаемся.
     ***
     Звонок не разбудил Удо Ривинга. Бессонница стала давним спутником капитана, делом скорее привычки, чем необходимости, когда в любой момент могут поднять по тревоге и погнать вперед. Выслушав короткий доклад дежурного, он вздохнул и, поднявшись, устало потер заспанное лицо.
     С тех пор, как его сюда направили, пошло почти полгода. Или меньше. Но что-то около того. И если бы Хьюго не артачился, сейчас они оба могли бы вернуться домой, на Хальцион. Но он решил иначе, и Удо не мог бросить его в беде. Он верил – Хьюго действует не по собственной воле. В конце концов, он был Кроса! Он не мог просто взять и предать свою Империю, за которую пролил немало пота и крови.
     Войдя в коммандный центр, он поднялся по ступеням тройке мониторов, которые осветились при его приближении. Несмотря на поздний час, было людно – здесь и там сновали сотрудники и посланцы, чувствовалось, что ЦУ не засыпал ни на секунду. Взяв с небольшого крепежа наушник с микрофоном, Удо надел его.
     -Так, всем внимание, это Большая Рыба. Беру управление операцией на себя. Доклад!
     -Вас поняли, Большая Рыба. – Отозвался один из координаторов. – Отмечено проникновение на Объект Д-18, особого назначения. Над объектом пылевая буря, связи нет. Через несколько минут в небе будет Глаз-Один, мы получим картинку.
     -Принято. – Буркнул Удо. – Что на счет Группы Быстрого Реагирования?
     -Группа Лямбда-Четыре, позывной лидера – Карась. Время прибытия – семь минут.
     ***
     -Альфа… Ты это видишь? – Хьюго проверил камеру шлема. Работает. Запись идет. Связь плохая, но еще держится.
     -Вижу. Только не могу понять, что это за херня. - Я потер уставшие глаза. Вдоль стен ангара, убегая в глубину, тянулись штабеля капсул, поставленных в несколько рядов. В каждой из них виднелась темная гуманоидная фигура. - Очень надеюсь, что это самое отвратительное, что мы сегодня увидим.
     -Да уж… Что за черт? – Выругался Хьюго, когда ближайшая к нему капсула начала наполняться темнотой, и фигура внутри дернулась. - Черт! Они еще живы! Боец, помоги мне… - Не успел он договорить, как фигура начала молотить кулаками по дымному стеклу, после каждого удара оставляя на поверхности грязные пятна. В отчаянной попытке открыть чертову капсулу, Хьюго перехватил винтовку и начал отчаянно лупить по стеклу прикладом.
     Послышался треск ломающегося пластика. Но было поздно - через несколько мгновений движение внутри прекратилось, и один из солдат едва успел оттолкнуть командира в сторону, когда огромный манипулятор, свесившийся в потолка, схватил капсулу и выдернул ее из гнезда, после чего вознесся обратно наверх, во тьму.
     -Я и подумать не мог… - Хьюго чуть не задохнулся от гнева. – Я…
     -Ты не знал. – Констатировал я факт.
     -Нет. Они… Они же просто уничтожают вас!
     -Да… Я тоже не знал. – Я вздохнул. – Не позволяй гневу затуманить твой сознание. Вы должны найти доказательства, которые мы можем представить миру.
     -Неужели видеозаписи мало?!
     -Мало. – Я качнул головой. – Ищите физические улики.
     -Принято. – Он вздохнул. – Продолжаем поиск.
     

Глава 15

     -Молот Один-Три, вызываю Альфу.
     -Слышу тебя, Молот Один-Три.
     -Мы нашли… Что-то.
     Связь была отвратной, но прямой эфир с камеры шлема Хьюго не прерывался ни на секунду. Объект, о котором он говорил, был техногенным артефактом, который покоился в одной из множества сот-ячеек, украшавших лабораторную комнату в дальнем конце завода. С помощью Хекса, Хьюго вытащил один из них наружу, заметив удивительное сходства контейнера с хранилищем капсул для нервно-паралитического газа. Но, вопреки ожиданиям, внутри были не кислотно-оранжевые газовые капсулы. Внутри, подвешенные в пружинистых амортизаторах, висели перламутрово-синие шарики, каждый из которых был чуть меньше шарика для пинг-понга. Хьюго осторожно закрыл контейнер.
     -Мы готовы к эвакуации. – Сказал он.
     -Вас поняла. – Отозвалась Лавиния. - Хозяева готовы скандалить, уходите на точку рандеву. Как слышно?
     -Слышно хорошо. Уходим на точку рандеву, расчетное время – тридцать минут.
     ***
     В небе бесшумной тенью скользил дрон-разведчик Кроса. Турель, на которой была установлена камера, повернулась, поймав в объектив несколько фигур, трусцой выбежавших из центрального здания корпуса завода. Их было плохо видно из-за пыльной бури, которая, вопреки прогнозам, не стихала. Проследив, как группа неизвестных практически без труда покинула территорию Объекта Д-18, он вздохнул.
     -Сколько еще?
     -Две минуты до контакта, Капитан.
     -Похоже, за нами хвост. – Хьюго резко обернулся, сбавив шаг, и внимательно осмотрел тропу, по которой отходил отряд. До точки рандеву оставалось всего несколько минут ходу, но его чувствительная интуиция дала о себе знать. Он не просто верил – он знал, что по их пятам кто-то идет.
     -Что-то серьезное?
     -Сложно сказать. – Он мотнул головой. – Двигаемся. Нельзя терять времени…
     -Ложись! – Крикнул кто-то, как в сотне метров оглушительно загрохотал пулемет, дождем свинца поливая тропу.
     -Эти двое – скорее всего снайперская пара. – Удо Ривинг очертил лазерной указкой пару отметок на тактической карте, транслируемой в прямом эфире с борта Глаза-Один. Бой длился почти минуту, цели перемещались по всему полю боя, и до сих пор, ни одна из сторон не испытала потерь, что было, мягко говоря, впечатляюще. Впечатлял профессионализм группы быстрого реагирования, которая не только нагнала террористов, но и успела связать их боем, и впечатляли навыки террористов, не потерявших ни одного человека… До сих пор. – Отдайте приказ самой северной группе отрезать их от основных сил противника.
     -Капитан, на радаре новая цель, очень слабый сигнал. Приближается к Глазу-Один.
     Я ухмыльнулся.
     -Получай!
     Стоило мне нажать на клавишу, как небольшой дрон-перехватчик, вышедший в слепой зоне систем ПВО дрона-разветчика Кроса, выпустил двойку ракет, которые устремились вслед Глазу-Один. Полыхнуло пламя, и дрон, отбросив в сторону крылья, огненным болидом полетел вниз.
     Экран ЦУ зашелся статикой, поверх которой повисло сообщение: Сигнал потерян. Удо чертыхнулся.
     Бой начал потихоньку стихать. Патронов становилось мало, и было неясно, сколько еще придется воевать. Карась-Один, скрывшись за деревом, оттянул рукав и глянул на навигатор. «Сигнал потерян». Черт бы побрал этих Землян, засоривших космос, из-за чего приходится использовать нав-дроны для триангуляции…
     -Всем бойцам, переключиться на тактический дата-канал. – Приказал Удо.
     -Группа быстрого реагирования подключена к тактическому дата-каналу. – Отчитался центр управления. - Связь установлена. Проводится триангуляция.
     -Не полагайтесь исключительно на электронику, используйте аналоговое методы. Где второй Глаз? Мы почти в буквальном смысле слепы!
     -Из-за пыльной бури Глаз-Два не может взлететь. – Сразу же поступил отчет.
     -А… Черт.
     -Как и ожидалось, противник подключился к тактическому дата-каналу. – Послышался голос Лавинии. Если верить Доктору Эрмитаж, они используют тринадцатый канал, она даже готова указать точный номер сети. Альфа, победа буквально в твоих руках.
     -Я отказываюсь называть это победой, пока все мои бойцы не вернутся назад целыми и невридимыми. – Пробормотал я.
     -Полагаю, ты прав. – Она вздохнула. – Имперская Печать на подходе.
     -Лави… Как думаешь, стоит им показать толику того, что может «Железный Занавес»?
     -Думаю, стоит. – Ответила она без промедления. – Жду твоего приказа.
     -Активируй «Занавес».
     Лавиния, ухмыльнувшись, отдала команду системе. Сразу же, как только ушел сигнал, навигационные приборы группы быстрого реагирования начали сбоить. Совсем медленно, незаметно в горячке боя, но верно, координатная сетка начала смещаться к югу.
     -Карась – Большой Рыбе! Карась – Большой Рыбе! Что-то не так с местностью!
     -Говорит Большая Рыба! Что значит не так с местностью?
     -Мы получаем неверную топографическую информацию! – Ответил командир группы. - Они уходят!
     Удо сам схватил принесенную ему бумажную карту. Повернул ее. Попытался сверить с той картой, что сейчас была на большом экране. Наконец, в гневе смял ее.
     -Карась, говорит Большая Рыба. – Он тяжело вздохнул. - Отходите.
     -Принято. – После небольшой паузы, не обсуждая приказ, ответил командир отряда, и группа быстрого реагирования растворилась во тьме.
     -Продолжайте движение к точке рандеву, Молот Один-Три. Расчетное время прибытия транспорта – две минуты. – Отдал я приказ группе.
     -Принято. – Ответил Хьюго и вдруг потерянным голосом прибавил. – Странно, они наступали нам на пятки буквально мгновение назад…
     -Они… ушли? Тия, наконец, высунулась из-за дерева, за которым пряталась последние несколько минут, в слепом ужасе зажимая уши.
     -Да… Похоже на то. Я их не чувствую. – Хьюго принюхался, совсем как пес, после чего внимательно осмотрел тропу. Никого. Будто никогда и не было.
     -Странно. Они почти нас нагнали. – Хекс протянул ей руку, помогая подняться на ноги.
     -Думаю, стоит благодарить Альфу. Уверен, что все «Шу-шу-шу» не просто так.
     -Альфа - Всем группам, циркулярно. – Вклинился я в разговор. - Следуйте к точке рандеву, Имперская Печать уже на подходе. И не потеряйтесь, ха-ха.
     Как было замечено Гидеоном после одного из занятий по тактике и стратегии, пока мы, то есть Кроса, будем рисовать карты наступления, противник поменяет ландшафт, причем вручную. Когда придет время атаки, мы потеряемся на незнакомой местности и придем в полную небоеготовность. Шутки шутками, но примерно так все и вышло…
     ***
     -Что мы выяснили? – Я пригласил Доктора присесть, и сквозь линзы шлема пытливым взглядом уставился на Оливию Кеннеди.
     -Прототип квантового компьютера, разрабатываемого Доктором Эрмитаж, значительно ускорил исследование этих… Шариков. – Ответила Оливия.
     -Значительно, не значительно, два дня прошло, а мы до сих пор не знаем, что это!
     -Мы знаем. – Она вздохнула. – Правда, учитывая полученный результат, мы проверяем вновь и вновь.
     -В смысле
     -Квантовый компьютер Доктора Эрмитаж провел полную проверку предметов, записывая всю информацию и все коды, доступную автоматическому зондированию. Если вкратце – это генетический материал. Практически бесконечные комбинации генетических кодов, которые, тем не менее, очень похожи.
     -В чем?
     -Они все принадлежат людям. Тысячам, нет, десяткам тысяч людей.
     -Откуда они взялись?
     -Поэтому я и позволила себе экспроприировать квантовый компьютер Хелены. Лавиния смогла подключить его к информационным каналам Империи, и эта бодрая машинка быстро прошерстила каталоги в базах данных Кроса.
     -При чем тут их базы данных?
     -Видишь ли… Оказалось, что все эти генетические образцы были изначально получены в геноклиниках Кроса по всей планете.
     -Просто скажи мне, что в этих капсулах. – Устало ответил я.
     -Боюсь… Боюсь мы нашли пропавших гражданских.
     -Но это невозможно! – Воскликнул я.
     -Геноклиники… Миллионы людей обращались в них за помощью. – Она сделала несколько нервных шагов по кабинету. - Могу предположить, что они проходили проверку на предмет какой-то генетической совместимости, после чего их похищали, чтобы отправить на этот «завод», чтобы переработать, очистить в материал, который и попал в наши руки.
     -Но зачем?!
     -Детали выяснить не удалось, но во всех документах есть кое-что общее, два слова: «Сумерки Богов». – Вклинилась в беседу Лавиния. - Я полагаю, этот… Завод, этот лагерь, он мог быть частью этого проекта, но учитывая полученную информацию… Боюсь, это лишь вершина айсберга. Нам удалось узнать, что этот проект управляется напрямую кем-то из высшего командного состава Империи, но попытки выяснить имена окончились провалом. Полный информационный вакуум. Предположу, вся информация находится на аналоговых носятелях, но мне не знаем, у кого они. Непонятно, с какой целью подобные исследования вообще могли быть санкционированы.
     -Это же геноцид… И эти люди добровольно кладут свои головы на плаху!
     -Мы должны их остановить, я согласна. С вашего разрешения, Альфа, я продолжу работу. Думаю, в свете открывшихся обстоятельств, я могу расчитывать на увеличение финансирования объекта «Аврора»?
     -Да… - Подавленно ответил я. – Конечно. Вы свободны, Доктор.
     Информация ударила, как кузнечный молот. Тысячи? Десятки тысяч? Миллионы! Миллионы людей по всему миру стали жертвой сегрегационного геноцида, вновь. Если даже Хьюго понятия не имел, с чем столкнулся, думаю, я не сильно ошибусь, если предположу, что происходящее напрямую контролируется кем-то в верхах, и нижние чины понятия не имеют, частью какого чудовищного механизма они являются.
     ***
     Лето наступило внезапно – холодная слякоть сменилась неестественной жарой. Закинув за спину рюкзак, я вошел в кабину монорельса, мысленно отрешившись от прокручиваемого на небольшом экране повторяющегося оповещения:
     «Силы правопорядка Кроса напоминают, что Комендантский час установлен для вашей безопасности. Граждане, не имеющие разрешения находится на улице после Комендантского часа, должны немедленно обратиться к ближайшему патрулю павопорядка для получения помощи. Силы правопорядка Кроса напоминают…»
     Я поморщился и бросил взгляд на пустой вагон. Как же, помощи…
     ***
     -Альфа, нас вызывает Якорь. – Доложила Лавиния, едва Авель вошел в центр управления. – На связи Валиков. -Странно, почему он не дождался сеанса связи? – Он запрыгнул в кресло напротив монитора. – Не отвечай. Соедини нас. -Принято. Плашка на экране сменилась с «Оффлайн» на «Онлайн» и через мгновение показалось лицо мэра. -Альфа, мой друг. У меня плохие новости. -Что-то не так? -Планетарный Губернатор требует крови после нападения вашей группы на один из Объектов. Я не вникал в детали, но, похоже, вы похитили у нее что-то важное. На этом фоне директивы полиции и армии устанавливают новые рамки их полномочий. -К чему вы ведете, губернатор? -Будьте осторожнее. Они вынюхивают. -Принято к сведению. – Сухо отозвался Альфа. -И еще… Мы потеряли связь с Австралией, со вчерашнего дня от них ни слуху. Островной Союз тоже не отвечает на наши сигналы. -Это действительно настораживает. – Ответил Альфа. Связь немного ухудшилась, по экрану побежали признаки статики. – Вы уверены, что вас не раскрыли? Возможно, стоит рассмотреть вариант с эвакуацией «Якоря» на новую стоянку. -Полагаю, это будет правильно. – После мгновенной паузы ответил он. Звук начал искажаться, и по экрану побежали помехи. – Я прикажу передислоцировать «Якорь», на всякий случай. Мало ли что. -Михаил? – Связь испортилась настолько, что стало трудно различать отдельные слова. – Черт побери! Эвакуируйстесь оттуда немедленно! Что-то не так, я чувствую это! -Это странно, никогда прежде связь не… - Задумчиво ответил он. -Убирайтесь оттуда! – Подскочил Авель на месте за мгновение до того, как помехи превратились в белый шум, и на экране появилась надпись «Оффлайн». – Вашу… Лавиния! Проверь связь! -Все линии, похоже, оборваны! – Откликнулась та. – Связи нет ни с одним из филиалов! Они обрезали нам сеть… Альфа, множественные подземные сигналы, быстро приближаются! Где-то на нижних ярусах начала трескаться стена. Полетела бетонная крошка, искры, и из пролома появились быстро вращающиеся лезвия штурмовой дрели. ***
     Монитор зашелся помехами, и на экране появилась заставка.
     «Мы прерываем данную передачу для экстренного выпуска новостей».
     Я повернул голову и глянул на экран. Давненько такого не было… Камера показала вице-спикера, Горана Ловетти, выского брюнета в уродливых очках.
     «Граждане! Я не могу передать вам свое ликование. Столько потерянных жизней, столько жертв, и все из-за противостояния с теми, кто мечтает видеть падение нашей великой Империи. Но сегодня наступает конец этому противостоянию. Террористическая ячейка, зовущая себя «Силами Обороны Земли», больше не существует.»
     Камера показала коридоры подземного убежища, по которым шагали миниатюризованные «Векторы», на ходу ведущие огонь. Знакомые серые стены, синяя разметка на стенах, покрывающаяся копотью пожаров. Здесь и там лежали тела. Я побледнел.
     «Силы правопорядка Кроса стерли их крепость в порошок. И таким образом, фрагменты старого мира, наконец, растворились во времени.»
     Камера показала полицейского в бронескафандре, пинком высаживающего дверь. Луч фонаря мечется по испуганным лицам людей.
     «Благодарим вас, граждане, за вашу поддержку. И мы благодарим Всеотцов за их руководство в эти темные времена. Слава Империи! Слава Всеотцам!»
     С этим пафосным окончанием речи экран вновь зашелся помехами. Я сел – дрожащие ноги отказывались меня держать. Мысли безудержно метались в голове.
     Потери, наверняка, были колоссальными. Конечно, децентрализация управления позволила не держать большой штат на главной базе, но… Авель был там. Лавиния. Хьюго. Оливия Кеннеди и Хелена Эрмитаж, Иск-Ины серии СК, а с ними и наши козыри в этой войне… Похоже, кого-то очень обидело, что мы похители образцы ДНК с этого непонятного завода. Мои мысли прервал отдаленный грохот, похожий на раскат грома, и в небо из земли ударила молния. А вот и сработала система самоликвидации. Я нервно вдохнул.
     -Вернер? Вернер Браун? – Вдруг позвали меня, и я поднял голову. Взгляд уперся в немного знакомое по случайной встрече лицо – я видел эту женщину в тот день, когда решил проследить за Касминой. Так и не выяснил, кто это – стало не до этого. Высокая, рыжеволосая, ей было где-то за тридцать.
     -Чем могу помочь? – Я поднялся, оперевшись на перила вагона.
     -Сержант Эльбен, Служба Безопасности. Я бы хотела задать вам пару вопросов…
     Мозг щелкнул. Эльбен? Я помню Эльбен. Изучал ее досье, когда мы разрабатывали план проникновения в тюрьму Белла Аргентум. Эльбен была низкой, темноволосой, и ей вряд ли было больше двадцати лет. И это не она.
     -Простите, но вы ошиблись. – Я улыбнулся ей и повернулся, собираясь уйти.
     -Простите, но боюсь, что нет. – Она вернула мне улыбку. Так… Не хочешь по-хорошему, значит? Мой разум потянулся к ней, я чувствовал, как между моим разумом и ее возникла связь.
     -Меня зовут Альфред Зиглер, мэм. – Я слабо шевельнул рукой у нее перед лицом, якобы поправляя ворот, вкладывая в свои слова силу. Лицо девушки расслабилось и приняло несколько пустое выражение. – Нет, лучше выйти на следующей, тогда вы сможете легко добраться до Парка Трех Сфер, мэм.
     -Простите? – К ней вернулась осмысленность, и она удивленно посмотрела на меня.
     -Если выйти на следующей остановке, до Парка Трех Сфер будет совсем недалеко, не придется брать такси. С вами все в порядке?
     -Благодарю… Да, все хорошо. - Рассеяно поблагодарила она меня и подошла к двери. Бросила на меня рассеянный взгляд, будто пытаясь вспомнить мое лицо. И когда поезд остановился, вышла на перрон, в утреннюю толпу.
     Я сел обратно, на свое место, и стиснул зубы. Остается надеяться, что они успели убраться оттуда.

Глава 16

     Луч фонаря метнулся сквозь бетонную пыль, и я, ступив на неустойчивый фрагмент пола, пошатнулся. Второстепенный командный центр убежища практически не пострадал, когда сработала бомба самоликвидации, однако, ударная волна зацепила и его. Подойдя к консоли центра управления, и я активировал ее, и экран осветил ряды серверных шкафов за моей спиной.
     Активировав камеру, я бросил взгляд на миниатюрное окошко в верхнем углу экрана, показывающего меня – среди развалин убежища. Таймер отсчитывал последние секунды до начала эфира по закрытому каналу. Обращение, которое он обязан сделать всвязи с последними событиями.
     -Граждане Земли! Говорит Альфа. – Я выдержал паузу. - Наши враги думают, что мы повержены. Они думают, что я мертв. Они ошибаются. Я жив, я – последнее, что осталось у Сопротивления, но больше и не нужно, ведь я – не враг этому миру. Я покажу миру его истинного врага! Это было лишь начало, наши силы рассеются, как великая чума, по всей планете. Каждый мегагород почувствует наш гнев! Мы подхватим эту искру и распалим пожар, который сожгет этот мир, чтобы мы могли создать его вновь из пепла! Да, мы пробудили спящего гиганта, и Кроса ответили сокрушительным ударом, который испытывает нашу решимость. Мы обязаны доказать, что СОЗ не отступит. Земля – для Землян! Терра Этернум!
     ***
     -Каин! Все в порядке? Ты совсем не свой.
     Я резко обернулся на стуле и посмотрел в дверной проем, откуда доносился голос. За окном был теплый летний вечер, солнце еще не село, и через открытое окно были слышны поздние птичьи трели. Не птичьи – поправил я себя. Это всего лишь запись.
     -Да, все нормально. – Я слабо кивнул стоящему в дверях Гидеону.
     Я ждал. Я уже две недели ждал, пытаясь выяснить хоть что-то о судьбе своих друзей. Я осмотрел руины – эвакуационный поезд исчез, значит, они покинули убежище. Но они не вышли на связь вовремя, и теперь я знаю, почему.
     Я вновь вернулся к созерцанию выпуска новостей на небольшом экране. Для этого занятия я оккупировал кабинет Информационных Технологий, сейчас, поздно вечером, занятий не было, позволив мне немного поработать. Сбор информации – ключевой шаг в разведке. Теперь я не могу даже обратиться к тем, кто прежде работал на меня – никому нельзя верить, ведь кто-то продал нас. Я вздохнул и, не обращая на парня внимания, полез в карман. Звука не было, но мне это нисколько не мешало – один и тот же выпуск показывали уже в шестой раз. Камера, облетая площадь, показывала распятых на крестах людей – руки их, правда, никто не приколачивал. Знакомые лица… Шафур, Лавиния, наш Доктор Айболит - Моро, несколько бойцов и ребята из обслуги серв-машин, имена которых я не удосужился запомнить. Нет Хьюго, Титании, Хелены Эрмитаж… Нет Авеля. Что не может не радовать.
     Но в том, что я вижу, радости слишком мало. На экране – таймер, отчситывающий последнюю пару дней. По его истечении распятых казнят - расстреляют, как Гитлера, из пулеметов. Палачи уже ждут в нетерпении, ряд черных «Векторов» перед линией оцепления…
     Их условия просты. Альфа должен сдаться на милость победителей – Кроса. Он откроет свое лицо миллионам людей по всей планете, и с позором будет казнен. В обмен на жизни всех этих простодушных людей.
     -Ты не идешь домой? – Спросил он.
     -Нет, пока еще не иду. А что?
     -Комендантский час через тридцать минут. – Напомнил Гидеон. – Скрутят и в кутузку посадят… До утра.
     -Да, ты прав. – Я пальцем ткнул клавишу выключения и поднялся, рукой смахивая со спинки стула пиджак. – Идем, пока не поздно еще.
     ***
     -Адмирал, доклад. Как вы и просили. – Адъютант, полпоклонившись, протянул Адмиралу Аккбару планшет, и тот осторожно принял его. На экране уже была выведена необходимая информация – ничего искать было не нужно. Результаты штурма базы повстанцев – и они оставляли желать лучшего. Сорок человек и четыре новейших «Гоплита» поддержки нашли свое вечное пристанище в воронке, оставшейся от массивного подземного взрыва, о причинах которого можно лишь догадываться. Он вздохнул и, бросив планшет на стол, вновь повернулся к панорамному окну, за которым в черноте космоса вращался одинокий голубой шар планеты.
     -Какие-то еще приказания будут? – Поинтересовался Адъютант, не дождавшись ответа Адмирала.
     -Нет, это все. – Мрачно ответил тот. – Я вызову, если будет нужно.
     -Как скажете, Адмирал. – Адъютант полупоклонился и вышел. Адмирал вздохнул.
     Штурм базы повстанцев окончился успехом. Но как можно назвать успехом потерю четырех высококлассных штурмовых групп и, самое главное, показавших свою полную неэффективность дроидов? Если верить докладу, сопротивление было жесточайшим – первые десять минут. Хорошо, будем верить докладу, хоть верится и с трудом. Сопротивление – не регулярная армия, у них нет ни сил, ни возможности держать большой контингент пусть даже в центре управления операциями. Если бы командир группы захвата еще и вернулся с пустыми руками, быть ему на месте этих террористов. Но он не вернулся. Никто из вошедших в подземелья не вернулся. На экране компьютера за его спиной шла та же прямая трансляция.
     До казни осталось меньше двух суток… Какое грубое шоу, лишь бы напугать Землян. Вульгарный подход, но вполне в духе Амари. Она лично заинтересована в уничтожении диссидентов, которых удалось захватить врасплох благодаря чуду, а не рассчету. Если бы не оно, эта атака вполне могла быть тратой людских ресурсов.
     Адмирал поморщился. Альфа не придет – он слишком умен. Если, конечно, он не один из тех, кто сейчас привязан к позорным крестам. Ему потребуется самое настоящее чудо, чтобы спасти своих людей – точнее, тех, кого удалось поймать за шкирку. Остальные разбежались, как тараканы.
     ***
     Войдя в квартиру, я привычным движением бросил пиджак на спинку стула и, поставив банку газировки на стол, включил телевизор. Новостные каналы передавали все ту же брехню – террористы плохие, Кроса хорошие, всего лишь делают свою работу, пытаются защитить население от злых террористов.
     Свою работу… Ну да. «У меня не было выбора, это был приказ, я всего лишь делал свою работу». Даже удивительно, сколько людей, которые даже муху не обидят, использовали эти оправдания и совершали самые ужасные преступления в истории. Нацисты, отправлявшие евреев в газовую камеру, всего лишь делали свою работу. Восточноберлинские патрули, стрелявшие в людей, пытающихся пересечь границу, они тоже делали свою работу. Работа – вид религии, парализующий сознание.
     А ведь Кроса не одиноки. Сколько гражданских погибло в этой нашей маленькой победоносной войне? Сколько погибло от моих рук, когда я решал, кому жить, а кому умеереть? Сколько моих людей точно так же пытаются откреститься от реальности? Мы с ними похожи, но в то же время совсем разные. Будем объективны, я всего лишь отдаю приказ, я не принимаю участия в бойне. И все же я принимаю на себя весь вес решений. А они? Можно ли считать, что Титания, например, напрямую участвует в битве, когда ее разум следует директиве «делай свое дело»? Чувствует ли она смесь облегчения и вины, убивая солдат службы планетарной обороны и полиции? Некоторые из них, если не многие, ведь даже не достигли совершеннолетия. Что если это все оказывается отключено от сознания простым оправданием? Я часто замечал, что эмоции, которые должны быть спутниками действий, зачастую просто отсутствуют. Новый пример. Я убил Броду Кросса, своего приемного отца. Убить собственного отца – что может быть проще, верно? Такие решения не даются легко. Тогда я решил, что мне нет дела, кто такой Брода Кросс, я закрылся от горя и вины. Сейчас, когда я думаю об этом… это даже хуже, чем сам факт убийства.
     Я вздохнул и потянулся за банкой.
     За бесконечным бурлящим потоком мыслей я и не заметил, как тихо щелкнул замок входной двери. Будто почувствовав движение за своей спиной, я отшатнулся в сторону, уходя с траектории движения оппонента, но он оказался быстрее – намного быстрее. Подбородок больно ударился о пол, в спину уперлась острая коленка, кто-то сгреб ворот и в затылок уперлось дуло пистолета.
     -Вот ты и попался, Альфа. - Прошипела Касмина. Я чуть обернул голову и скосил глаза, не очень веря в то, что я вижу. Касмина! Жива? Как такое возможно? Я же выстрелил в нее! Я видел, как пуля попала в правый глаз, как ее отбросило назад… Дерьмо! Так лопухнуться, как глупо попасться!
     -Ты… Ты жива? – Прохрипел я.
     -Да, я жива. – Злобно ответила она и слабо меня тряхнула. Ну да, силенок без «Вектора» мало. В прочем, если мне не изменяет память, она – пирокинетик, и все еще может спалить меня нахрен, поэтому лучше ее не распалять. – И лишь благодаря тебе.
     -Вот как. – Я вздохнул. – И что теперь?
     -Теперь я арестую тебя. – Она потянула меня за ворот, заставляя подняться на ноги. - Ты предстанешь перед судом, будешь признан виновным, и будешь казнен. Это жалкое восстания прекратится, и мы, наконец, станем жить в мире!
     -Вот как. – Повторил я, поворачиваясь. Она не противилась. И лишь когда я увидел ее лицо, я понял, насколько сильно облажался на поле боя. Правый глаз Касмины закрывала повязка. Пуля, вместо того, чтобы пробить мозг, прошла наискосок, выйдя через височную кость. – Я тоже рад тебя видеть, Касмина.
     -Ублюдок. – Прошипела она. В ней бурлили эмоции – все невысказанное, скрытое, тайное… За прошедшее время, проведенное в одиночестве где-нибудь в рекреационной клинике Кроса. Удивительно, что они не вернули ей зрение. Наверняка она сама отказалась от этой процедуры. Как напоминание самой себе. – Почему ты промахнулся? Почему ты… Почему ты не убил меня? Я твой враг! Я пыталась убить тебя! Почему ты не убил меня?
     -С чего ты взяла? – Картинно удивился я. – Я пытался.
     -Я видела, как ты стреляешь на занятиях. Думаешь, я такая дура? Я знаю… Ты специально оставил меня жить с этим позором поражения!
     -Знаешь, если ты меня арестуешь, то не получишь ни одну из тех вещей, которые хочешь.
     -Что? – Осеклась она.
     -Во-первых, твой отец. Он спас мне жизнь, примкнул к моему движению, и был пойман Кроса. Его ждет смертная казнь, если я не сдамся властям.
     -Как только я тебя сама арестую, его отпустят.
     -Не отпустят. Кроса лгут. Всегда. Они казнят пленников в назидание остальным, стоит им схватить меня. Смекаешь? У меня к нему должок, а я привык долги отдавать.
     -Допустим. – После почти минутной паузы, наконец, ответила девочка. – А вторая?
     -Ты не получишь свою собственную жизнь.
     -Ну да, ну да. Как будто меня это волнует.
     -Касмина… - Я вздохнул. – Ты когда-нибудь задумывалась о своем будущем? Что будешь делать, когда все это кончится? Неужели ты оставила надежду однажды получить нормальную жизнь? Влюбиться, выйти замуж, растить детей? Всю жизнь проведешь цепным псом Кроса? Твоя жизнь пуста и бессмысленна, и ты это знаешь.
     -Смысл моей жизни – схватить тебя. Смыть позор.
     -И что потом? Вновь на войну, год за годом, пока смерть не объединит нас? Не будь дурочкой. В твоем будущем ничего не изменится.
     Ее глаз метнулся из стороны в сторону. Похоже, мне удалось поселить смятение в ее душу.
     -Что ты… Что ты предлагаешь?
     -Для начала, как я и говорил, я спасу твоего отца. Как только первоначальные цели будут достигнуты, перед тобой предстанет новое будущее.
     ***
     «Уже скоро истечет срок действия ультиматума. Напоминаем вам, что приговоренные – террористы и повстанцы, зовущие себя «Силами Обороны Земли». Появится ли Альфа, чтобы остановить казнь?»…
     Диктор все никак не хотел заткнуться, день за днем повторяя одну и ту же заезженную, заученную речь.
     -Керрик, прием, как слышно?
     -Слышу хорошо. – Отозвалась Касмина. Голосовой модулятор, отданный ей Каином, изменил ее голос, и теперь она изображала какого-то Керрика, бессознательное тело которого лежало в одном из подсобных помещений полицейского ангара. – Что-то требуется, майор Дальтон?
     -Просто проверка связи. Отбой.
     -Вас понял. Отбой.
     Касмина вздохнула. Альфа… Нет, Каин. Если отец погибнет, то мне будет все равно, каким ты попадешь в застенки службы безопасности – живым или мертвым. И я постараюсь сделать так, чтобы живым ты им не достался.
     «Остались считанные минуты до времени казни. Члены террористической группировки, принесшей нашему городу разорение и хаос, ответят за все свои действия…»
     Касмина нервно отключила звук.
     Рубес Дальтон повернул торс машины, внимательно рассматривая собравшуюся за кордоном ограждения толпу. Как и следовало ожидать… Он усмехнулся.
     -Ваш спаситель, ваш лидер, называющий себя Альфой, всего лишь трус. – Прохрипел динамик его боевой машины. Время почти пришло, и четыре матово-черных шагохода с белыми шевронами на грудных пластинах выстроились в ряд напротив приговоренных. – Он не придет, чтобы спасти вас.
     «Вектор» Дальтона повернулся к приговоренным.
     -По приказу Планетарного Губернатора, вы признаетесь виновными в террористической деятельности. Приговор – смерть. Расстрельная команда, цель-ся!
     Шагоходы единой волной сняли винтовки с заплечных крепежей.
     -Готовь-ся!
     Касмина была в смятении. Что делать? Злая судьба пошутила над ней в последний раз – в прицеле прямо напротив нее был отец. Голова свесилась на грудь, лицо землистого цвета, на глазах - повязка. Но она не может ничего сделать, если она повернет оружие против расстрельной команды, она лишь погибнет вместе с ними. Что же делать? Может ли быть, что Каин опять ее обманул? Конечно может, ведь она такая дура… Дура… Касмина шмыгнула носом, не заметив, как начали слезиться ее глаза. Хорошо хоть связь была отключена.
     -Цель-ся!
     -А вот тут ты не прав, Дальтон. Я здесь! – Послышалось откуда-то со стороны, и возле серв-машины майора появилась еще пара «Векторов» телохранителей. Невольно обернулись и несколько машин из расстрельной команды – волевой голос, усиленный динамиками боевой машины, не позволял себя игнорировать. В прицелах был виден одинокий бело-оранжевый строительный шагоход, на подножке открытой пилотной капсулы которого возвышалась фигура в белом плаще с кровавым подбоем. Одновременно с этим, как по часам, от вертолета с логотипом новостного канала отделился дрон, который, спикировав вниз, завис между двумя фронтами, транслируя конфронтацию в прямом эфире.
     -Ты все же появился. Надо же. – Раздалось из динамиков. Дальтон вышел вперед, по-человечному разведя манипуляторы в стороны. «Вектор» Альфы медленно двинулся навстречу, и Дальтон бросил нервный взгляд на капсулу пилота. Кто-то же управляем машиной, значит, он не один? Стоит это учитывать…
     «Это Альфа! Альфа все же явился! Какой безумный, глупый поступок! Он один, он совсем один, и, похоже, безоружен – у него лишь строительный «Вектор». Похоже, что он не собирается сдаваться, но если он собирается сражаться в одиночку, у него нет ни единого шанса! Возможно ли, что он принял ультиматум властей и собирается сдаться на милость правосудия?..»
     -Да, я явился. – Альфа с удовольствием проследил, как майор открыл капсулу и тоже встал в полый рост, чтобы камера его видела. - Присядем?
     -Ты сошел с ума? – Дальтон, покрутил пальцем у виска.
     -Я принимаю ультиматум и готов сдаться. – Альфа развел руки. - Что же такого в том, что мы сядем для обсуждения условий моей капитуляции? Или есть причины, по которым мы не можем быть цивильными? Например, условия содержания моих людей. Провизия, проживание…
     -Хватит! - Дальтон ударил кулаком по голове своему «Вектору». – Не трать мое время! Сними этот чертов шлем и спускайся на землю! – Ткнул пальцем Дальтон, и черные серв-машины вновь подняли опущенное было оружие. Со стороны машины-бульдозера послышался вздох.
     -Не хочешь по хорошему, да? – Он вытянул в сторону руку, в которой было что-то зажато. Дальтон, сперва не очень понимая, что происходит, присмотрелся… И похолодел.
     -Что ты хочешь?
     -Узнаешь? По глазам вижу, что узнаешь. Это – детонатор смертника. Стоит мне отпустить рычаг… Бум. В кабине моего «Вектора» находится пять тонн бризантной взрывчатки, достаточно, чтобы сравнять с землей всю эту площадь.
     Дальтон стиснул зубы. Этот проклятый психопат только что взял в заложники всех, кто находится здесь. Плевать на зевак, его «Вектор» превратится в пыль на таком расстоянии от эпицентра.
     -Что. Ты. Хочешь. – Отчеканил он.
     -Отпусти пленников. Тогда мы поговорим об этом.
     -Исключено. Я не отпущу террористов!
     -Они не террористы. Они солдаты планеты Земля.
     -Ты думаешь, я посчитаю их плененными в бою?
     -У тебя нет выбора. Или ты отпускаешь их и они уходят, или отсюда не уйдет никто.
     -Они уходят? Ты…
     -Я останусь. Я же говорю, я принимаю ультиматум. Их жизни в обмен на мою.
     -Я не буду вести диалога с террористами! – Наконец подал голос Дальтон, и Касмина судорожно вдохнула. Этот тупой ублюдок их всех убьет! – Ты блефуешь, Альфа. Я знаю это.
     -Я думал, ты разумнее.
     Альфа разжал руку. В оглушительной тишине Дальтону показалось, что он услышал щелчок, с которым отскочила скоба.
     В следующий миг из земли брызнули потоки песка и грязи, и площадь зашлась ходуном, когда перекрытия, выстроенные техногенным панцирем над руинами старого города, начали расходиться в стороны, увлекая за собой технику, людей и дома. Огромная статуя, возвышающаяся в центре площади, накренилась и начала проседать под собственным весом, увлекая следом за собой и платформу с заключенными, которая каким-то непостижимым образом оказалась прикреплена тросами к основанию статуи.
     Но по видеоканалам это не показывали – вещание было вырублено по всей территории планеты по команде с самого верха. После фиаско с речью Альфы киберпатризаны слили информацию, что теперь инопланетные захватчики могут парализовать все системы коммуникаций – интернет, видео- и аудио-связь, буквально за секунды. Естественно, никто им не поверил, по тому же телевидению выступали серьезные люди, консультанты и специалисты, убедительно доказывающие, что это невозможно. Но, как оказалось, они были правы. Вся гражданская сеть мгновенно сколлапсировала.
     Я ухмыльнулся – на большой схеме происходящее выглядело как карточый домик, который вдруг потерял опору – плиты проваливались одна за другой, концентрическими кругами расходясь от центра площади.
     Девушка увидела, как Альфа юркнул в кабину. Сначала страх, потом блеф, а теперь все же бежишь, да, Каин? Вот цена твоим обещаниям. Будущее… Зачем ты обещал мне будущее, если не собираешься его мне дать?! Я поймаю тебя, и всю твою шайку, и сама проложу путь в будущее!
     Она перехватила оружие, ловя в прицел бело-оранжевый бульдозер, но… Ее машина, неловко ступив на обваливающуюся поверхность, пошатнулась. Касмина дернула рычаги, привычным движением пальцев нашарила клавиши запуска реактивной тяги… И похолодела. Их не было. На этой машине не было реактивных ускорителей! Она и спохватиться не успела, как уже летела вниз.
     Время будто замедлилось. Рубленный, расширяющийся круг света над головой вмиг сузился до размеров монеты, а падение во мрак все не кончалось.
     Обескураженная Касмина попыталась сгруппировать машину, чтобы избежать поломки сервоприводов и сотрясения, от которого не спасет ни один инерционный гаситель. Шагоход упал на бок и совершил перекат, делая падение менее травмоопасным. Один из сервоприводов все же осветился красным цветом, а потом и вовсе покрылся полосками – сигнал конечности был потерян, и с легким шипением пиропатрон отстрелил поврежденную конечность. Наверное, на этом ее приключение бы и закончилось, не окажись во тьме не замеченного сооружения, об которое машина треснулась с такой силой, что одна из камер перестала работать, а кабина наполнилась запахом горелой проводки. Сверху до сих пор сыпались бетонные плиты, с тяжелым грохотом падая на землю, сыпалась пыль. Касмина перевернула машину на спину, и похолодела – один из сегментов конструкции летел прямо на нее, и не было ни единой возможности отползти или отпрыгнуть – поврежденный ступоход лишал ее этой возможности.
     Вот и конец сказке…
     Она зажмурилась. Негоже проявлять страх перед лицом опасности, но пусть она солдат, в первую очередь она – слабая девушка… Послышался стук от ударов падающего рядом мусора. Еще мгновение, и…
     Мгновение сменилось секундами. Она открыла глаза – колоссальная бетонная плита, несколько тонн весом, зависла в воздухе. Она была жива! Девочка повернула поврежденную голову «Вектора» и увидела одну из машин расстрельной команды, из серв-сочеленений которой летели искры от невероятного напряжения. Она каким-то невероятным образом сумела вклиниться, подхватив многотонную плиту.
     -Вылезай оттуда… Черт!
     Даже сквозь шум динамиков было слышно знакомый голос.
     Долго ее уговаривать не пришлось. Убедившись, что позади ничего нет, она дернула рычаг катапульты, и капсула вылетела наружу. Необходимости запускать допольнительный двигатель не было, и капсула, проскользив по асфальту несколько метров, остановилась. В следующий миг послышался ужасающий стон рвущегося металла, и бетонна плита просела, погребя под собой поврежденную машину.
     Выбив ногой дверцу капсулы, Касмина как на пружине выскочила наружу. Теперь, когда она была вне опасности, шагоход расстрельной команды отпустил тяжело рухнувшую плиту, и упал рядом.. Касмина, вытащив из подмышечного крепежа пистолет, направила его на серв-машину, очертания которой слабо виднелись в дымке. Стоило ей подойти ближе, зашипели пневмозамки, и капсула открылась, выпуская пилота наружу. Девушка отшатнулась было, увидев качнувшегося от контузии Альфу, но собралась с силами.
     -Почему..? – Сходу налетела на него Касмина, поднимая оружие. Она схватила его за ворот и нещадно тряхнула. – Почему ты опять спас меня?
     -На это можно придумать сколько угодно ответов, правдивых и не очень. – Ответил пилот. - Касмина, ты мне нравишься. Всегда нравилась.
     -Погоди! Ты… Я..? Я… - От неожиданности она отпустила его и, в ужасе глядя на него, на его комбинезон, так разительно отличающийся от пилотного комбинезона Кроса, но его угловатый шлем… Она не могла поверить, что он перед ней, она совсем забыла о человеке, который вел переговоры с Дальтоном.
     -Я обещал тебе новое будущее. – Прохрипел, поднимая руки к крепежу шлема. – Твое будущее… Оно со мной.
     -Да ты… Да я… - Девочка отшатнулась. Над головой проревели двигатели, и Альфа поднял голову – как раз, чтобы увидеть, как над провалом в земле зависла уродливая тень штурмового носителя. Меньше чем через секунду вокруг ударились окрашенные в бело-серые маскировочные цвета десантные серв-машины, орудия которых были направлены в центр круга.
     -Никому не двигаться! – Проревел динамик одной из них – девочка заметила характерный мазок краски на голове, отличающий командира группы от остальных. – Вы арестованы!
     

Глава 17

     -Кто там опять? -Звонок в дверь разбудил Люта Вандира куда раньше, чем он рассчитывал. Быстро накинув халат, он подошел ко входной двери и включил интерком, камера показала какого-то незнакомца в сером комбинезоне. Кепка на его голове закрывала лицо от объектива, в руках - какая-то коробка с характерной оранжево-черной полосатой лентой службы безопасноти, подтверждающей, что содержимое было проверено при входе. Да и войти кто попало в подобный дом не может. И все же…
     -Почтовая Служба, господин Вандир. Прошу прощения, нет кода отслеживания…
     Он раздраженно открыл дверь и, бросив на курьера презрительный взгляд, забрал у него достаточно тяжелую коробку. Быстро расписавшись на электронном планшете, он бросил его обратно растерянному курьеру, который, воспользовавшись моментом, решил ретироваться прежде, чем мэру что-то еще взбредет в голову. Вернувшись обратно в комнату, он опустил коробку на стол и, взяв пульт, открыл шторки огромного панорамного окна, за которым сквозь редкие облака виднелся город.
     -Дорогуша, уже утро? – Послышалось со стороны постели, и Вандир нервно хмыкнул.
     -Да, уже утро. Так что собирай манатки и вали отсюда. – Он обогнул стойку бара и подошел к холодильнику. Выудив из него бутылку с янтарной жидкостью, он налил ее в стакан и с удовольствием пригубил. Проследив взглядом за одевающейся любовницей, он хмыкнул и с силой поставил стакан на мраморную плиту стола, чуть не отколов золотую инкрустацию, витиевато украшающую края столешницы.
     -Я думала, почту по-старинке больше не привозят. – Она покосилась на серую коробку.
     -Ее и не привозят… - Неожиданно дошло до Люта. Но было слишком поздно.
     Мощный взрыв снес целый ярус сверкающего небоскреба, обрушив на улицы далеко внизу каскад битого стекла, бетона и огня. Обломки обрушились на толпу, сминая и калеча тела. Доброе утро, Амарант-Сити.
     ***
     Когда я открыл глаза, первое, что я увидел, был белый стол, на котором лежал небольшой аллюминиевый поднос. Небольшая баночка с какой-то химией, пустой шприц… В следующий миг оглушительный удар по лицу встряхнул меня, и я захрипел – кровь из разбитого носа затекла в горло, мешая дышать. Взгляд зацепился за видеокамеру под потолком.
     -Не отключаться… Ублюдок. – Человек по ту сторону стола обернулся, принимая что-то от своего помощника. Похоже, это был планшет, пролестнув несколько листов которого, человек нашел что-то важное для него. – Так-так-так… Шпионаж, диффамация, подкуп должностных лиц, незаконное владение оружием, непредумышленное убийство, терроризм, подстрекательство к восстанию… О, да у тебя тут на вышак хватит, парниша. Кто бы мог подумать, что все это – дело рук какого-то пацана. Да еще и чистокровного Кроса, так что в список обвинений можно добавить и «коллаборационизм». Я смотрю, ты наслаждался каждой минутой, да?
     -Я… Я Землянин… Ублюдок. – Прохрипел я.
     -Это ты так думаешь. – Он хмыкнул. – Тест ДНК не даст соврать. Да еще и какой ДНК… - Он бросил планшет на стол передо мной. - Снимите с него наручники.
     За спиной щелкнуло, и я почувствовал, как мои запястья освободились. Я машинально потер их, пустым взглядом глядя перед собой, на планшет, который пододвинул ко мне неизвестный.
     -Подписывай.
     -Что.. Это..? – Я поднял голову.
     -Признание. Или ты думал, мы тебя отпустим на все четыре стороны?
     -А… Где я?
     -Ну как же? На распределении. Давай, подписывай.
     Я взял в руку протянутую мне шариковую ручку. И не боятся же они мне давать столь опасную вещь, верно? В прочем… Я чувствую, как напряглись двое телохранителей за спиной сидящего напротив человека. Одно движение – и нашпигуют свинцом по самое «не хочу». Я поднял взгляд на него взгляд, и он замер, будто букашка, которую накололи на булавку. По лбу скатилась одинокая капля пота, не ускользнувшая от моего внимания. Я улыбнулся, и жгуты невидимой неосязаемой силы протянулась к нему.
     -Ты знаешь, кто я?
     -Д-да. – Дрогнувшим голосом ответил он. – Ты – Альфа.
     -Верно… Я – Альфа. Ты не знал, никто из вас не знал, было только подозрение… И ты думал, что можешь меня сломать. Боишься, как бы что ни произошло… Чувствуешь этот комок в горле? – Тихо сказал я. – Это паника. Хочешь узнать, что происходит потом? Зрачки сужаются. Мышцы напрягаются. Истерия замещает рациональность, а потом…
     Хруст лопнувшей под моими пальцами шариковой ручки заставил телохранителей дернуться.
     -А потом сознание ломается.
     Будто в подтверждение моих слов, человек вскочил со стула и, проигнорировав вставших столбами телохранителей, подбежал к бронированной двери. Стук его кулаков по железу эхом отдался по всему помещению, но не думаю, что кто-то снаружи его слышал.
     -Выпустите меня! – Завопил он. – Выпустите!
     Дверь подчинилась его воплям, однако, на пороге был не конвойный – на пороге стояла девушка. Отойдя в сторону, она выпустила перепуганного человека, и, презрительно смерив взглядом последовавших за своим хозяином телохранителей, легким шагом вошла в помещение, не забыв закрыть за собой дверь. Подняв с пола упавший стул, она вальяжно уселась на него. Я посмотрел на Касмину. Касмина посмотрела на меня. Повязки на ее голове не было, но микросекундная задержка движения искуственного глаза говорила за себя. В прочем, с обеими глазами она нравится мне куда больше.
     -Рад тебя видеть – Хмыкнул я, бросая обломки ручки поверх «признания».
     -Я бы так не сказала. – Мрачно ответила девушка. После чего поморщилась – стул был жутко неудобный. – Ты, наверное, еще не понял, но из этой передряги ты так просто не выкарабкаешься. Смертная казнь почти гарантирована…
     -Пусть. – Пожал я плечами.
     -Знаешь, я совсем не ожидала, что это будешь ты… Каин, скажи, почему ты это сделал? Это же не просто дурацкая шутка.
     -Этот человек заслужил то, что получил. Не волнуйся, полгодика полечится от психоза…
     -Я не про него! – Рявкнула она, и гневным жестом смела со стола поднос, который звонко брякнулся на пол вслед за своим содержимым. – Я про все… это! Война, террор... Все это!
     -Война и террор – лишь методы достижения моих целей. Сопротивление не возникло на пустом месте. От Европейских инсургентов, которые могли лишь смотреть, как рушится их страна, до Африканских повстанцев, обескровленных Империей. От бывших ближневосточных генералов, которые видели свой дом погрязшим в анархии, потому что Империи не было никакого дела, до обиженных людей, живущих в приграничье плазменных пустошей, где жить смертельно опасно, и единственный способ чего-то добиться это вода, пища и электричество, поставляемое Силами Обороны. Каждый неудачник, который считает, что его трахнула Империя, присоединяется к нам. Дело не в том, что таков путь, Касмина. Там, где притесняют слабых, всегда будем мы. Дело в том, что Империя преследует лишь свои цели, не заботясь ни о чем – ни о слабых, ни о сильных. Как ты думаешь, что нужно сделать, чтобы прекратить войну?
     -Если обе стороны захотят мира и отбросят разногласия…
     -Неправильно. Война – лишь способ ведения переговоров. Войны начинаются без разногласий. Территории, ресурсы, дивиденты, которыми хочется обладать. Идология, религия, гордость. Вот почему ведутся войны. Когда цели будут достигнуты, война окончится.
     Дверь отворилась, и в помещение вошел конвойный. Я бросил беглый взгляд в щель двери – никого. Плюгавый и его сопровождающие уже ушли.
     -Время, госпожа. – Почтительно сказал он. – Мы не можем более позволить никому находиться здесь. Прошу прощения, но даже вам.
     -Я понимаю. – Касмина поднялась и, потянувшись, зевнула.
     -Арестованный, лицом к стене, руки за спину. – Рыкнул конвойный. Я подчинился, и на моих руках сомкнулись наручники, после чего на шею надели железный обруч, который крепился к длинной палке в руках конвойного. После чего меня с силой развернули.
     -Куда его направят?
     -Это секретная информация, госпожа…
     -Я – Голос Губернатора. Мне не нужен допуск к секретной информации, он есть у меня по умолчанию. Куда его направят?
     -На Остров, госпожа. – Сглотнул конвойный. Я почувстовал его благовейный трепет. – Сегодня же вечером.
     -На Остров… Понятно. Можете уводить.
     -Как скажете, госпожа. – Конвойный потащил меня за собой. Дверь услужливо отворилась ему навстречу, и за дверным проемом я увидел еще двоих конвойных, вооруженных до зубов. Едва я переступил порог, стволы их винтовок уставились на меня – одна в лицо, одна – в затылок. Вот как. Интересно девки пляшут.
     -Постойте! – Вдруг окликнула нас Касмина. За спиной послышались шаги, и я повернулся к ней. Вернее, попытался повернуться.
     -Что-то еще, госпожа?
     Проигнорировав обратившегося к ней конвойного, она встала передо мной. Очень близко передо мной.
     -Ты знаешь, что заслужил это, Каин. Но я не виню тебя.
     -Я знаю. – Я ухмыльнулся.
     -Мне жаль. Правда.
     Прежде, чем охранники успели что-то сделать, она наклонилась ближе и поцеловала меня. Я почувствовал, как горят мои щеки. Поцелуй мог длиться, наверное, вечность, но крепкие руки, тряхнув меня, оторвали мои губы от губ Касмины.
     -Двигай давай. Нечего рассусоливать тут. – Резко одернули меня, и я, чуть не споткнувшись, подчинился. Касмина осталась где-то позади, пока меня волокли через километры коридоров без окон, наконец, швырнув в чрево транспортного челнока. Я, наконец, сел, вытянул затекшие ноги и, подмигнув напряженному конвойному, заложил переданный мне Касминой ключ от наручников за щеку.
     ***
     -Так оно всегда начинается. – Пробурчал бродяга, переминающийся с ноги на ногу, обращаясь к своему приятелю. – Сначала один дом, а потом весь блок.
     -И зачем они здесь?
     -Не волнуйся, они найдут, зачем.
     Титания прекрасно понимала, о чем речь, но не могла позволить себе подать виду. Она была школьницей, шла из школы домой, в общежитие, и ей не было никакого дела до происходящего… Стиснув зубы, она заставила себя повторить это. Это не ее дело. Они проиграли битву, но не проиграли войну… Оставалось только верить в это. Они что-нибудь придумают.
     Пройдя мимо пары патрульных, она вдруг краем глаза заметила, как они, переглянувшись, вдруг пошли следом за ней. Титания ускорила шаг. Свернув за угол, она поднялась по лестнице к автостраде. Дорога была пуста, только в отдалении, навстречу к ней, медленно шел автобус, в ожидании которого на остановке терлась небольшая группа. Разумеется, все взгляды уставились на девочку, когда она быстрым пересекла проезжую часть, но никто не сказал ей ни слова, молча расступившись. Бросив взгляд за спину, она обратила внимание на то, что патрульные не успевают. Однако, с другой стороны проспекта появилась патрульная машина Кроса, и у нее не было никаких сомнений, что она – по ее душу. В следующий миг девочка почувствовала, как кто-то накинул на ее плечи куртку, скрывая под ней цвета школьной формы, и один из парней снял кепку, молча хлопнув ей девочку по груди. Не мешкая, она надела ее и опустила голову, скрывая лицо, а парни обступили ее, кучкуясь вместе. Когда они проехали, тот, что дал ей кепку, несколько удивленно глянул на Титанию, на что она лишь пожала плечами и, сев в автобус, никак не показала, что заметила стоящих на обочине патрульных, преследовавших ее, которые о чем-то спорили. И лишь когда автобус отошел на достаточное расстояние, она вернула парням кепку и куртку, после чего бросила взгляд на инфопанель, по которой передавали новости. Точнее, запись двухдневной давности, по которой вновь и вновь показывали казнь Альфы.
     Вот только Титания видела лицо Альфы. Она знала, что человек, которому ввели смертельный токсин, им не был. К сожалению, не так очевидно для простых обывателей, для которых это была казнь символа, а не человека. Но беспокоило ее не это. Ее беспокоили протесты, возникшие в городе после казни. Кроса не терпели протесты, но на этот раз полиция не закидывала протестантов гранатами со слезоточивым газом, и не поливала их ледяной водой пожарных «Векторов». Потому что протестовали они не против Империи – они протестовали против Сопротивления. Родители, потерявшие детей. Дети, потерявшие родителей. Однажды Альфа сказал ей: «Невозможно дружить со всеми». И он был прав, она не могла отрицать этого. Всегда будут те, для кого снег холодный, а дождь мокрый.
     ***
     -Ерунда какая-то. – Горький почесал затылок и вновь сверился с техническими данными на мониторе. То, что там было написано, мало соотвествтвовало тому, что он видел своими глазами. Посетовов на нерадивых техников, которые в который раз забыли внести дополнения в список модификаций «Вектора», он взял с подноса гаечный ключ и начал откручивать болты, удерживающие панель.
     -Какие-то проблемы? – Послышался из кабины механический голос.
     -Никаких проблем, СК-4. Технических проблем, по крайней мере. Проверь хранилище памяти на предмет ошибок, и можешь перезагружаться.
     -Ведется проверка… Знаешь, это очень похоже на поход к доктору.
     -В смысле? – Не понял Владимир.
     -К терапевту. Пощупает, молоточком постучит, послушает своей холодной штукой и скажет: жив, здоров, молодец.
     -Ты же не можешь… Блин. Извини. Ты помнишь?
     -Это не мои воспоминания. Это воспоминания человека, с которого была снята матрица. То, что помнит он, помню и я. Ему было шестнадцать, когда я был создан. Ему было шестнадцать, когда он погиб.
     -У него… У тебя есть имя?
     -Я не знал его имени. Ты можешь звать меня так, как тебе удобно.
     -Как на счет… Беллатор?
     -Беллатор?
     -Беллатор ин Махина. Воин в машине.
     -Да… Мне нравится.
     -Вот и отлично. – Владимир поднялся и положил гаечный ключ обратно на поднос, после чего хлопнул золотистый корпус ладонью. – Я слышал, ты отлично сработался с Хьюго.
     -Да, это верно. В конце концов, это он вернул данное шасси, когда оно было похищенно. Доброе утро, Титания.
     -Нихрена оно не доброе. – Пробурчала девочка, спускаясь по бетонной лестнице в подвал убежища, где они вынуждены были прятаться после рейда правительственных войск. – Добро пожаловать в будущее, где мир, счастье и процветание были заменены войной, смертью и разрушениями, и не обязательно именно в этом порядке, но обязательно в огромных количествах. – Допив содержимое кружки, она поставила его на откинутую лобовую бронеплиту ближайшего «Вектора» - Еще и чертова пропаганда рисует из нас монстров. Те люди, за которых мне сражаемся и умираем, все чаще отказывают нам в помощи – из страха или корысти, кто их знает…
     -Их можно понять. – Макс качнул головой. – Вот уже шесть лет, как у землян не рождаются дети. Это оставляет свой след на психике. Дети появляются только от смешанных связей, и ты сама знаешь, как земляне относятся к полукровкам.
     -Знаю. – Буркнула она. – Ты прав, дети бывают только от смешанных связей. У чистокровных Кроса с этим тоже туго последние шесть лет. Хотела бы я знать, почему…
     -Ладно, с этим потом. – Пока девочка без устали молола чушь, он закрутил последний болт на обшивке Беллатора и вытер лоб грязной от масла тряпкой, сделав свое лицо еще более грязным. – Куда Хьюго пропал?
     ***
     -Чушь собачья! – Амари Восс с такой силой ударила по мраморной столешнице, что по ней побежали трещины. – Мне плевать на Вандира, но мне не плевать на то, что служба безопасности оказалась бессильной перед лицом террористов! Как, черт побери, это могло произойти?! Это же центр города!
     -Мы ведем расследование, Госпожа. – Ее собеседник почтительно наклонил голову.
     -Расследование… Черт бы вас побрал, вы четыре года не могли найти сопротивленцев в этом чертовом городке и почти год вам потребовался, чтобы выследить Альфу, да и то благодаря иключительной случайности вам это удалось! А теперь, когда он, наконец, пойман, я узнаю, что все это было насмарку, его дело продолжает жить?! – Ее красивое лицо исказила гримаса злобы. – Альфу ли вы поймали, Капитан?
     -Мы уже ведем допрос… Люди уверены, что казнь… - Пробормотал он.
     -Идиот. – Бросила она. – Прочь с глаз моих.
     Капитан, побледнев, сделал полупоклон и молча вышел из кабинета, оставив Амари Восс в одиночестве. Отвернувшись к окну, она нажала клавишу, раздвинув ржавые створы, закрывающие стекло он открытого космоса, и взяла с подноса чашку с остывшим кофе. Даже не подумав позвать слугу, чтобы сделал новый, она залпом выпила его и уставилась на громаду дредноута, проплывающего далеко внизу, на орбите Земли. Если кто и мог дать ей совет сейчас, так это Адмирал Аккбар, который был слишком занят допросом бывшего вице-адмирала Кавариана.
     ***
     -И какой у нас план? – Титания поморщилась. От центральной ячейки остались лишь крохи, и у этих крох не было кодов доступа, чтобы связаться с остальными. Альфа умно поступил, разбив группировку на фрагменты воизбежание полного уничтожения в случае раскрытия одной из ячеек, но не учел, что произойдет, если будет схвачен он и уничтожена центральная ячейка. Все пошло коту под хвост. – Остров был плавучей тюрьмой, а теперь это кое-что намного хуже.
     -Пробиться извне труднее, чем пробиться изнутри. Сейф тоже существует от вторжения снаружи. – Хьюго задумчиво потер небритый подбородок. Волоски приятно кололи кожу.
     -Ты думаешь, ему есть до этого дело? Он наверняка в кандалах сейчас. – Девочка фыркнула. – Если он еще жив, конечно.
     -Конечно жив, ты же видела, что казнили не его. Думаю, это был один из людей Командора.
     -Командора… Погоди! – Она тряхнула головой. - Почему у меня такое чувство, что ты знаешь больше, чем говоришь? – Девочка поднялась и уперлась руками в края столешницы, недобро глядя на Хьюго. – Командор ведь тоже должен быть на Острове!
     -Ну да. – Тот откинулся на стуле и, закинув руки за голову, улыбнулся ей, чего прежде она за ним не замечала. – Где еще ему быть?

Глава 18

     Офицер-приемщик лениво пробежал пальцами по клавиатуре, краем глаза следя за охранником, в обязанности которого входила фиксация прибывшего заключенного, и потянулся за чашкой с остывшим кофе в ожидании отклика базы данных.
     -Это еще кто? – Начальник «Острова» прежде никогда не спускался в погрузочный док, чтобы лично встретить свежих заключенных, но, видимо, на этот раз решил сделать исключение.
     -Имя… Неизвестно, фамилия неизвестна, отчество… О боже мой.
     -Боже мой? Это что-то новенькое. Не знал, что ты религиозен, Стенсон.
     -Нет, Директор Миллер, я не про это. – На экране светились строки результатов сканирования. – Смотрите.
     -Что еще? – Миллер подошел ближе.
     -Смотрите! Полное протезирование правой руки, энергетический накопитель… Черт побери, я даже не знаю, что это за хрень в основании его черепа! Уверен, на черном рынке такое не достать, это самодел, и сделано с любовью.
     -Сделано с любовью? Это не бабушкино печенье, Стенсон. – Директор Миллер явно нервничал. – Что мы о нем знаем?
     -Он у нас за терроризм… До дальнейших распоряжений.
     -Слишком расслаблен для первого раза. – Директор внимательно следил, как заключенного раздевают. За небольшой ширмой в стороне лежал свернутый пожарный гидрант, которым заключенного будут мыть.
     -Директор, с вами хочет связаться Планетарный Губернатор.
     -Соедини меня. – Он подошел к коммуникационному терминалу. На экране появилась сидящая в глубоком кресле с красной обивкой Амари Восс. Миллер отдал честь.
     -Вольно, Директор. – Отмахнулась она. – Мне сообщили, что к вам на побывку прибыл необычный заключенный, с очень интересным генетическим отпечатком.
     -Все верно, Госпожа. – Он опустил голову.
     -Он мне нужен. – Коротко произнесла Амари. – Когда запланировано следующее всплытие?
     -Прошу прощения, Госпожа, но я не могу сообщать подобные данные на открытом канале.
     -Ладно. – После небольшой паузы ответила она. – Челнок прибудет на Землю через три дня. Как только произойдет всплытие, с вами свяжутся.
     -Конечно, госпожа. – Ответил Миллер, но связь уже прервалась.
     -Мне… Занести его в список? – Неуверенно подал голос Стетсон.
     -Нет… Не нужно. – После секунды раздумий отозвался директор. – Но следи за ним. Куда ходит, с кем говорит. Я хочу знать, что в нем такого особенного.
     ***
     Боль в голове была не просто сильной, она была отрезвляюще сильной. Конечно, я прежде имел дело в болью. Уверен, найду решение проблемы и на этот раз. Куда противнее было осознавать, что это не последний раз, когда я вынужден буду искать решение этой проблеме. Ведь я – актер. Вся жизнь – театр.
     Я потянулся сознанием в соседнюю камеру, где на полу кто-то сидел. Осторожно тронул его разум: заключенный молился. Его умиротворенность передалась и мне, позволив загнать боль поглубже.
     Следующие несколько суток прошли тихо. Точнее, я вынужден был себя тихо вести, в противном случае сильно рискуя. Суток, а не дней, потому что в чреве «Острова» невозможно было определить, день на дворе или ночь. Поэтому я доверился своим ощущением. Разведка полагала, что «Остров» - это огромный тюремный корабль, но мы ни разу не смогли провести аэрофотосъемку объекта, он бессистемно появлялся и так же бессистемно исчезал. Поэтому я предположил, что «Остров» - подводная лодка, и не ошибся.
     Командор… Да, он стал проблемой. Если он по-прежнему жив, в чем я не сомневаюсь, за прошедшие полгода он успел о многом рассказать. Кто знает, не стал ли он двойным агентом, в ожидании «спасения» мотая бессрочное заключение. Кто знает, не был ли он двойным агентом изначально, очень уж подозрительно его активность подрывала деятельность группировки.
     Незадолго до облавы я спросил у Титании: Если бы у тебя было предчувствие, подозрение, что человек, которого ты считала свои другом и собратом, стал предателем, продался Кроса, и у тебя была бы возможность устранить его здесь и сейчас, ничего не опасаясь, сделала бы ты это? Она долго не раздумывала. «Все зависит от того, что я знаю.» - Сказала она. – «Если бы я почувствовала в глубине души, что человек передо мной больше не на моей стороне, то вполне может быть. Кому, кроме как нам, знать, когда нужно нажать на спуск?»
     ***
     -Триангуляция завершена, Капитан Ваанес. Прибываем на точку Альфа-Допплер через три часа.
     -Перепроверьте. – Капитан бросил взгляд покрасневших глаз на штурмана, склонившегося над каскадом панелей, мигающих разноцветными лампочками и мониторами. – Я хочу быть уверен, что это именно Альфа-Допплер.
     -Конечно. – Отозвался штурман. Под его пальцами защелкали кнопки, и на одном из экранов, отбрасывающем на его лицо бледный свет, осветились данные. – Системы позиционирования работают неточно из-за помех, вызванных штормом. С девяностопроцентной вероятностю можно утверждать, что мы приближаемся к точке Альфа-Допплер, уже через несколько минут мы поймаем сигнал Мыса Горн.
     -Хорошая работа, Фабиан.
     -Меня зовут Гастон, Капитан. Фабиан служил с вами пятнадцать лет назад.
     -Конечно. Прости. – Он потер уставшее лицо.
     К штурману склонился навигатор, из новеньких.
     -Часто такое бывает? Капитан несколько… Забывчив.
     -Ему можно. Он уже стар, и почти всю свою жизнь прослужил Империи, Заврос. – С ноткой презрения ответил штурман.
     -А как же безопасность?
     -Прояви уважение, салага! – Начал закипать штурман. – Таким, как он, нужно памятники ставить, только благодаря им великая Империя существует!
     -Прошу прощения. – Смутился навигатор. – Я не хотел проявить неуважение…
     -Тогда постарайся, чтобы твой тон и твои намерения соответствовали друг другу.
     Навигатор бросил беглый взгляд на сонного капитана и потупил взгляд.
     -Мы прибываем на точку Альфа-Допплер, капитан. Есть сигнал триангуляции Мыса Горн.
     -Принято. – Отозвался капитан. – Запишите в бортовой журнал, что переход Один-восемь-семь завершен.
     -Два-один-один, капитан. – Поправил его навигатор.
     -Ты уверен?
     Гастон бросил быстрый взгляд на панель соседа.
     -Навигатор прав, капитан. Это переход Два-один-один.
     -Конечно. Ты прав. Я вспомнил.
     Навигатор нервно сглотнул. В одной ошибке не было ничего такого, но две… Он бросил взгляд на штурмана, пристально смотрящего на него, и попытался скрыть беспокойство. Но не успел ничего сказать: завыла сирена, и на мониторы посыпалась информация.
     -Обнаружены цели! – Подал голос один из офицеров. – Подводные лодки, пересекающийся курс!
     -Слышу торпеды!
     -Они ждали нас! – Начал паниковать навигатор. – Как они узнали..?
     Через несколько секунд весь «Остров» ощутимо тряхнуло. На мостике полопались экраны, осыпав персонал битым стеклом, те, кто стоял на ногах, сейчас лежали на полу, приходя в себя.
     -До… - Капитан, сев обратно в кресло, взял в руки коммуникатор. – Доклад о повреждениях.
     -Двигатель номер три вышел из строя.
     -Черт побери… Фабиан! Задраить все переборки тюремных блоков, и направьте группу быстрого реагирования в оружейную.
     Случайные переходы, которые должны были обеспечить безопасность «Острова», оказались недостаточно случайны. И у навигатора, и у штурмана, и у всех остальных находившихся в тот момент в рубке возникла одна лишь мысль: что если провалы в памяти капитана ограничиваются не только именами и порядковыми номерами переходов?
     И в довершение, в суматохе и хаосе никто не обратил внимание на пятерку бойцов в неприметных бронекостюмах, которые, поднявшись на корпус лодки, перестреляли группу техников и спустились в трюм.
     ***
     Бросив взгляд на схему внутренних помещений, Лавиния тяжело вздохнула и пробежала пальцами по клавиатуре. Все было куда сложнее, чем казалось на первый взгляд, и из-за жуткого шторма постоянно обрывалась связь с передатчиком, брошенным одном из пустых технических помещений после небольшого шаманства, которое, наконец, подключило «Остров» к внешнему миру. Подумать страшно – им даже почту доставляли в виде переносных носителей, во избежание хакерской атаки.
     Охрана была как на иголках после поступившего приказа о закрытии всех переборок. Ничего подобного ранье не происходило, и когда автоматика задраила переборки, охрана оказалась заперта.
     -Капитан!.. – Подал голос один из охранников, глядя на схему тюрьмы, на которой окрашенные в красный цвет камеры становились зелеными, означая открытые двери.
     -Мать твою! – Выругался он.
     -Ничего не работает!
     -Вызвать cлужбу подавления беспорядков! – Распорядился он.
     Лавиния ухмыльнулась. На верхнем ярусе начался разгораться бунт – заключенные не жаловали своих тюремщиков. Переключив несколько видеокамер, на нижнем уровне она наконец увидела Альфу и открыла дверь, ведущую в технический коридор – навстречу группе Хьюго. Бросив взгляд за спину, он было двинулся к выходу, но на полпути замер, будто раздумывая. Лавиния удивленно подняла брови.
     Альфы медленно обернулся, вздохнул, и медленно побрел к переборке, за которой слышался шум драки.
     -Что ты делаешь, блин? – Спросила девушка сама у себя. – Куда ты?
     -Ты о чем? – Отозвался на общем канале Хьюго. – Что происходит?
     -Он не идет к точке эвакуации. Я не понимаю!
     -Уверен, он знает, что делает.
     Подойдя к переборке, Каин остановился, махнув в камеру рукой, и показал на дверь.
     -Нет, я не открою эту дверь! Нет! – Прошипела Лавиния.
     Каин вновь показал на дверь рукой.
     -Нет, прошу тебя, иди к точке эвакуации…
     Каин нахмурился, глядя в камеру.
     -Я знаю, что это значит, но я не могу, я…
     Каин состроил злую рожу, ткнул пальцем в камеру, после чего вновь указал на переборку.
     -Иди к точке эвакуации… Иди к точке эвакуации, мать твою! – Сорвалась она на крик, хотя Каин не мог ее слышать.
     Однако, вместо того, чтобы послушаться ее, он сложил руки на груди и привалился к холодной стене плечом.
     -Ах мы будем ждать… Будем ждать… Черт. – Она бросила взгляд на часы. – Всем «Молотам», циркулярно. У нас осталось двадцать минут.
     -Принято. – Отозвался Хьюго, перекрикивая вой сирены.
     Каин показал в камеру кулак, будто прочтя ее мысли. Времени и правда нет.
     -Хорошо. – Сдалась девушка. – Хорошо! Хорошо! Открываю!
     Едва переборка поползла вверх, Каин вновь глянул в камеру, и отдал воздушный поцелуй.
     -Ладно! Черт с тобой! Провали все задание, если тебе так хочется. Молот Один-Три?
     -Слушаю. – Отозвался Хьюго. Послышалась стрельба.
     -У нас небольшая задержка… - Она посмотрела на экран, где Каин ждал у очередной двери.
     -У нас тоже!
     Как только магнитный замок отключился и его индикатор погас, Каин резко ударил по двери ногой, впечатав ее в рожу неосмотрительно оказавшегося в пределах досигаемости заключенного и, едва ли не танцем войдя в коридор, добил его сильным ударом в лицо, от чего тот осел на землю. Вторым противником был охранник, размахивающий электрошоковой дубиной, но его Каин просто обошел, поднырнув под занесенную руку. Миновав еще нескольких драчунов, он остановился напротив одной из немногих запертых камер и ткнул в нее пальцем.
     -Туда то тебе зачем? Ладно! Ладно! Не спрашиваю! Боже…
     Камера отворилась, выпустив несколько татуированных мужиков, и навстречу Каину вышел один из последних жителей. Житель явно имел гигантов в предках, потому что был выше Каина почти на голову. Именно про таких говорят, что у них в плечах косая сажень. Мрачно глянув на парня сверху вниз, он неторопливо отвернулся от него, позволив Каину, наконец, войти в помещение.
     -Я не знаю, что он делает, и не понимаю, почему помогаю ему. – Поделилась мыслью Лавиния.
     -Разве не все мы? – Отозвался Хьюго.
     В этот момент Каин, наконец, вышел из камеры, таща за собой седоватого мужика с кривым, сломанным носом.
     -У нас пассажир, похоже. Погодите… Командор?
     -Что ты сказала?
     -Альфа нашел Командора. И, наконец, двигается куда я говорю ему, какой смышленный мальчик… Мать его… - Пробормотала она, закрывая полуоткрытую переборку за спиной у Каина, за миг до того, как под дверью протиснется кто-то из группы спецназа, направленной для подавления мятежа. Шум бунта постепенно стихал, служба правопорядка были профессионалами и явно не одну собаку съели на избиении заключенных электрошоковыми дубинками. Некоторые из них уже появились впереди, перекрывая путь массивными пластиковыми щитами. Нападали они, в прочем, в одиночку, но на этот раз Командор показал себя – отобрав у ближайшего бойца щит, он схватил его за шлем и что было силы треснул лбом по забралу, которое пошло трещинами. Ловко уйдя от удара электрошокером со стороны второго полицейского, он вывернул ему вооруженную руку, ногой ударил по ступне, заставив его присесть, и, развернувшись, по-футбольному выбил вторую ногу, окончательно лишив того опопры. Боец гулко упал на железный пол, гремя пластиковой защитой.
     -Неплохо, Командор. Совсем неплохо. – Прокомментировал Каин. – Моя очередь.
     Лавиния так и не поняла, что произошло. Просто трое оставшихся спецназовцев вдруг безвольными куклами вылетели через дверь, которую прикрывали щитами и спинами, при этом не было похоже, что Каин даже вспотел.
     -Знаешь, а ты хороший боец. – Комардор хлопнул парня по плечу. – Ты, видимо, знаешь, кто я.
     -Да, знаю. – Кивнул он. – Ты – глава Сопротивления. Пока не увидел тебя в столовой, думал, тебя казнили.
     -Нет, как видишь. Держат тут зачем-то… Знаешь, среди моих ребят всегда найдется место для такого человека, как ты. Всегда найдется… Работа.
     -У меня уже есть работа.
     -Вот как? – Удивился тот, подходя к следующей переборке. И какая же?
     Каин посмотрел прямо в камеру, и Лавиния вдруг почувствовала, что ее горло пересохло. Она отвернулась лишь на мгновение, чтобы взять бутыль с водойЙ… Как ей казалось.
     -Ты.
     Командор не успел обернуться прежде, чем Каин поднял обе руки, сложив их вместе в хватательном движении. Его пальцы конвульсивно скривились, и Командор дернулся. Из его глаз пошла кровь.
     Когда я сказал, что боюсь двуличничества Командора, я солгал. Двойной агент, предатель, завербованный? Возможно. Наверняка, даже. Но я не мог позволить ему вернуться туда, где у него есть лояльные ему люди. Не мог позволить ему устроить раскол в наших рядах. Но у меня не было времени объяснять это Лавинии, Титании, прочим. Не было времени подготовить несчастный случай, чтобы устранить его без шума и пыли. Некогда. Потому что кто знает, зачем Кроса понадобился геноматериал миллионов людей. Кто знает, как далеко они продвинулись со своим тайным проэктом, пока мы теряем здесь время… Все больше и больше времени, которое ушло бы на схизм в наших рядах.
     Умно, госпожа Губернатор. Очень умно.
     Амари Восс, глянув на экран планшета в своих руках, улыбнулась. Все идет по плану.
     

Глава 19

     -Осторожно!
     Над головами пронесся белый с красными кругами на крыльях истребитель Островного Союза, за которым, выпуская лучи когерентного света, следовала пара паукообразых истребителей Кроса. Луч срезал крыло, истребитель чадно задымил и, сделав мертвую петлю, на полной скорости врезался в обшивку, от чего вся громада «Острова» затряслась. Я ругнулся, почувствовав, как обломок истребителя пронесся в считанных метрах от нас.
     -Лавиния, доклад. Почему здесь столько Кроса?!
     -Они прибыли раньше, чем ожидалось.
     -Засада?
     -Сложно сказать. Похоже, мы пересекли курс патрульному флоту, я вижу три эсминца на радаре. А, вашу… Красный-Один, метка на одиннадцать часов, быстро приблежается. – Переключила она канал, не дожидаясь ответа Альфы.
     -Истребитель?
     -Нет соответствия сигнатуры, будь осторожен… Красный-Один?
     Ответа не было. Вместо ответа на радаре пропала отметка истребителя.
     -Всем Красным, циркулярно. Неопознанная цель, кто-нибудь может опознать?
     -…Он слишком быстр! Вправо, Такаши, вправо! – Помехи. – Черт! Это Красный-Восемь, я подбит, повторяю, я подбит! Иду на таран! Тенно хейко банзай!
     -Я не могу зацепить его! Не могу зацепить… - Стон рвущегося металла. Статика…
     Я поднял глаза к небу. Даже сквозь штормовой ливень была видна одинокая, яркая точка, которая, вопреки всему, что мы знаем, двигалась резкими, ломанными движениями. И каждый раз, когда она начинала движение, от яркой точки вдаль уносились полосы лазерных выстрелов и дымные полосы ракет, вновь и вновь догоняя белые истребители Землян. Что бы это ни было, резня в его руках была такой… Простой. Элегантной. Я стоял, не веря глазам, глядя на безумный танец, пока он не обратил свое внимание на нас.
     Это был «Вектор». Матово-черный на фоне штормового неба, с массивом реактивных двигателей за спиной, он резко сбросил высоту, уходя в сторону от попытавшегося протаранить его истребителя и точечным выстрелом лазерной пушки пробил кабину пилота, бросив вражескую машину в крутое пике.
     Доля секунды потребовалась ему, прежде чем он разразился каскадом ракет, устремившихся вниз, и я едва успел толкнуть Хьюго в сторону, прежде чем он врезались в скользкую обшивку, разрывая ее на части. Палуба ушла из-под ног, когда «Остров» качнулся от столкновения, и я покатился вниз, навстречу черным волнам, в бессильной ярости разбивающимя о борта колоссальной подводной лодки. Сердце пропустило удар, внутренности будто повисли в невесомости, я приготовился к удару о воду – высота все же была значительной…
     -Не волнуйся, парень. Я держу тебя. – Что-то подхватило меня, осторожно держа в огромных механических лапах, и я, наконец, смог выдохнуть. Золотистый «Вектор», отключив голографическую защиту, мягко спланировав на одноразовом бустере, сбросил отработавший свое цилиндр в воду за мгновение до того, как его ноги, гремя крюками стартовой катапульты, ткнулись в железную палубу ангара подводной лодки Союза, створы которой сразу же начали закрываться.
     -Хьюго?
     -Ответ отрицательный. Он был частью штурмовой группы. Меня зовут Беллатор.
     -У нас семь минут до прибытия основных сил противника. – Напомнила Лавиния. – Мы должны немедленно убираться!
     Я бросился наверх, в центр управления, где я не буду слепым и глухим. Пол под ногами чуть накренился, я услышал, как продувается балласт. Подводная лодка пошла на погружение.
     ***
     На палубе «Острова» во всю кипел бой. Стрельба не прекращалась ни на мгновение, кто-то со стороны противника садил трассерами, и группа Хьюго медленно, но верно вытеснялась к краю палубы. Подводные лодки Островного Союза одна за другой шли на погружение, превосходство противника в воздухе было очевидно.
     Решение пришло с неожиданной стороны. Одна из подводных лодок, на мгновение всплыв, выбросила в сторону «Острова» одиночный шагоход, который стремительной кометой приземлился на палубу. Я подключился к камере на шлеме одного из коммандос за миг до того, как пространство вокруг них заволок электрический дым, выпущенный пурпурным шагоходом.
     -Хьюго! Доклад! Титания, что ты творишь?!
     -Трое двухсотых, один трехсотый. – Отчитался Хьюго. Титания молча отключила интерком.
     -Говорит капитан Арагаки, Черепаха-Восемь. Я готов принять вас на борту.
     -Благодарю, капитан.
     Пурпурный вектор вновь появился в кадре – лишь на миг, прежде чем мимо на околозвуковой скорости пронеслось… что-то. Резко, нечеловечески быстро затормозив, «Вектор», если его еще можно было так называть после всех пережитых им модификаций, вскинул руку и открыл шквальный огонь из наручной автопушки, поливая пурпурный шагоход потоком свинца. Титания, скинув руку, поймала сноп выстрелов в магнитную ловушку, прежде чем выстрелить ими обратно, как из пушки, но противник стремительным движением вышел из зоны поражения.
     -Внимание! Угроза критических повреждений. – Высветилось на приборной панели, и летающая машина вновь расцвела залпами ракет. Быстро отпрыгнув в сторону, Титания вскинула пушку, но не успел выстрелить – вражеская машина пошла на таран, и, вцепившись в пурпурный шагоход, свечкой ушла в небо.
     Я не успел понять, что произошло. Стремительный, скоротечный бой – и вот две серв-машины, сцепившись в клубок, метеором грохнулись на палубу, смяв башню орудийной платформы под собственным весом. Инерция удара расцепила две машины, и пурпурный шагоход вновь кинулся на врага, ловким движением сместившись с траектории огня, заставив пули бессильно цвикнуть о палубу.
     -Он слишком быстр, я не могу его захватить.
     -Тогда я замедлю его, Гроза Один-Пять.
     Стремительно сократив дистанцию, Титания подхватила вражескую машину, не позволяя ей стрелять, и та врубила реактивные двигатели, спиралью взмыв в воздух и уходя куда-то в сторону. Мертвая петля, и машины вновь тяжело рухнули на палубу, сцепившсь в смертельном бою. Неожиданно вражеская машина отскочила назад – в ее руках был манипулятор пурпурного «Вектора», небрежно отброшенный в сторону прежде чем вновь кинуться на противника, прямо под огонь мандибулярных пулеметов. Поток пуль сорвал грудную бронепластину серв-машины, обнажив капсулу пилота, и вражеская машина хватила его за голову свободной рукой, блокируя пулеметы, другой отчаянно сражаясь со свободным манипулятором. Перед глазами пилота поплыло.
     -Секунду… Коррекция погрешностей.
     У выстрела не было звука. Была лишь ослепительная бирюзовая вспышка, которая заставила Хьюго отвернуться, и лазерный луч пробил кабину вражеского «Вектора» насквозь, оставив на месте пилота лишь огромную, оплавленную дыру. Отшатнувшись, вражеский шагоход гулко рухнул на железную палубу, но Титания даже не пошевелилась.
     -Титания! Ты в порядке? Титания! – Схватил я интерком. - Хьюго! Проверь!
     -Пилот в порядке. – Наконец, отчитался Хьюго спустя несколько томительных минут. – Она потеряла сознание от перегрузок.
     -Отличный выстрел, Тия.
     -Рада стараться, командир.
     ***-Как себя чувствуешь? Я открыл глаза. Короткий, освежающий сон в кресле командного центра на подводной лодке Островного Союза… И мысли, которые не дают мне покоя. Что имел в виду допрашивавший меня человек, когда сказал, что я не Землянин? Я родился на Земле, я уверен в этом. Но насколько уверен?Напротив меня, в кресле по ту сторону стола, забравшись в него с ногами, сидела Лавиния. Волосы растрепаны, глаза немного заспаны.-Рука побаливает немного. – Пожаловался я. -Доктор не оставил тебе обезболивающее? -Доктора нет сейчас с нами. К тому же, невральная связь становится хуже, пусть мне и легче, когда я их принимаю. Как пурпурный?-Пришла в себя. Она закаленный боец. - Нет. Я про «Вектор». -Потерян правый манипулятор, требуется замена. Это займет какое-то время. Да, вот. – Она положила на стол планшет, и толкнула его ко мне. Я поймал скользнувший ко мне кусок пластика. - Пока тебя не было, я анализировала… Просеивала мировую сеть, пытаясь поймать крупицы данных. -И что ты нашла? -Наши действия не остались незамеченными. Кроса направляют значительные человеческие ресурсы в лаборатории по всей планете для работы над проектом «Сумерки Богов», данные о котором, конечно же, засекречены. Мы не знаем сути проекта, но думаю, будет правильно нарушить его прогресс. -Да… Да, ты права. – Устало ответил я. – Установи связь с ячейками сопротивления. Найдите эти лаборатории, нам нужно знать, над чем эти уроды работают. Если они закончат его, уверен, мало нам не покажется. «Сумерки богов»… Если мне не изменяет память, это что-то связанное с концом света?
     ***
     -Мой Император, прошу прощения за грубое выражение, но все это – чушь собачья. Он все делает правильно, и гораздо лучше, чем мы рассчитывали.
     -Да, ты права, Рубиния. – Император тяжело вздохнул, бросив взгляд на громаду звезды за окном своего кабинета. – Он все делает правильно… И остается единственной надеждой Империи. Остается небольшая загвоздка – Земляне никогда не примут нашу помощь. Но он… Он герой. Если он сможет… Хмм.
     -Он был и останется одним человеком. Если он погибнет, погибнет и наша надежда.
     -Значит, постарайся, чтобы он не погиб. – Карконд Седьмой слабо улыбнулся, глядя на гибкую спину девушки, неподвижно замеревшей в сантиметре от толстенного стекла. – Так, с этим все понятно. Связь!
     Окно подернулось дымкой, от чего девушка слабо вздрогнула, и на нем появилось несколько иконок.
     -Амари Восс слушает.
     -Все готово?
     -Почти. – Уклончиво ответила та.
     -Что значит «Почти»?
     -Проект «Сумерки богов» идет по плану.
     -Что на счет клиник?
     -Работают на полную мощность.
     -Амари, мир не изменится за одну ночь просто потому, что ты так хочешь. Как близко мы подошли к выполнению проекта?
     -Процентов на семьдесят, Господин.
     -Семьдесят… Знаешь, Амари, я не помню, рассказывал ли я тебе об Орианцах.
     -Я читала об этом в учебниках…
     -В учебниках написано то, что я сказал написать. Историю пишут победители, знаешь ли.
     -Прошу прощения, Господин.
     -Так-то лучше. – Он ухмыльнулся. – Эта история берет свое начало на Земле, за много тысячелетий до нынешнего дня. В те времена люди жили в пещерах, жрали сырое мясо, как животные, рисовали на стенах примитивными красками. Это продолжалось, пока с небес не спустились Орианцы, чтобы забрать нас, неразумных и диких, с собой. Мы стали рабами у них, но, глядя на своих господ, быстро научились вести себя как они. С небольшим отличием, конечно же… Они построили свою цивилизацию на принципах достоинства и чести, в войне всегда наносили точечный, смертельный удар быстро и стремительно, как рапира. Они убивали, но позволяли врагу сдаться, чтобы избежать ненужного кровопролития. Они думали, что умеют воевать. Это была их последняя ошибка. По сравнению с людьми они были наивными детишками, которые не знали, как воюют на самом деле. Через несколько поколений после Исхода начались восстания. Люди начали войну против Орианцев, жестокую и яростную. Мы сожгли их миры, убили их детей, обрекли расу на вырождение. Ты знакома с парадоксом Ферми, Амари? Если в космосе обязательно должны быть следы инопланетных цивилизаций, где же они? Вот он, ответ. Они мертвы, потому что боролись с честью и достоинством против жестокого и яростного врага. И теперь с честью и достоинством боремся мы, пока Альфа, существование которого ты скрываешь от меня, сжигает нашу колыбель и убивает наших детей. -Господин…-От судьбы проекта зависит не только твоя судьба, Амари. От судьбы проекта зависит судьба всей нашей расы. -Я… Конечно, Господин… -Я не потерплю очередного провала. То, что ты стала матерью моих детей, не сделает для тебя исключений. Я еще не простил, что ты потеряла их во время Вторжения. Я направляю к тебе своего агента. Конец связи. -Черт бы его побрал! – Амари гневно ударила по окну кулаком, от чего толстенное стекло на мгновение срезонировало. – Агента… Мать его. На мгновение замерев, она сделала несколько глубоких вдохов, стараясь успокоиться.
     -Знаешь, Руби… У меня для тебя очень простое задание. -Да, мой Император? – Девушка отвернулась от окна. -Я хочу знать, кто он. Его личность меня интересует больше, чем его дела. У меня есть подозрение… И я хочу узнать, насколько оно оправдано. -Как прикажете, господин. – Девушка чуть поклонилась. На губах блуждала мечтательная улыбка.

Глава 20

     «Дорогие мама и папа.» – Я собрался с мыслями. – Надеюсь, у вас все хорошо. Я решил, что продолжать обучение бессмысленно, и присоединился к сепаратистам. Мне жаль, что я не оправдал надежд, но я об этом не жалею, я верю, что будущее Земли зависит от меня. Ваш сын, Каин».
     Я просмотрел напечатанное письмо и удалил все, что шло после слов «все хорошо». Затем добавил «Я решил продолжить обучение, несмотря на перспективы в Вооруженных Силах Империи. Люблю вас обоих. Ваш сын, Каин».
     Потом я сохранил письмо в той же папке, в которой хранил все остальные написанные за много лет письмо. Впервые я адресовал письмо не Авелю и отцу, а отцу и матери. Настоящему отцу, а не двуличному предателю Броде. Кроме этого, у меня появилась надежда, что возможно, моя настоящая мать тоже жива. Но чтобы выяснить личности моих родителей, мало провести тест ДНК. Мне нужны оба мои ученых – Оливия Кеннеди и Хелена Эрмитаж. Черт знает, где они оказались после взрыва в убежище. Если предположить, что они не погибли, есть два варианта: они схвачены Кроса, или они избежали поимки, когда эвакуационный поезд был захвачен. Но это не отвечает на мой вопрос.
     В дверь постучали, и я, выключив компьютер, бросил взгляд в окно. Солнце почти село, в городе начало загораться уличное освещение. Я включил телевизор. По нему передавали новости: после смерти мэра от рук неизвестного подрывника, силы правопорядка наконец были признанны недостаточными, и в Амарант-Сити вошли войска, чтобы предотвратить восстание, аналогичное Москве. Все технические службы были переведены в двадцатичетырехчасовой рабочий режим, по улицам безустали курсировали сопровождаемые бронетранспортерами патрули, на каждом перекрестке находилась огневая точка. Изобилие бронетехники на улицах создавало пробки, автобусное сообщение практически остановилось, чтобы попасть на монорельс, нужно было пройти через цепочку сканеров. В дверь вновь постучали, и я подошел, чтобы открыть ее, однако, примерно на полпути меня вдруг кольнула паранойя. Может ли быть, что за мной подослали убийцу? Метнувшись к куртке, я вытащил из кармана пистолет, прежде чем наконец подойти к двери и прислушаться. Мой разум протянулся наружу, исследуя коридор и соседние комнаты, но не заметил ничего подозрительного – только одинокая искра разума, нервно переминающаяся с ноги на ногу прямо за дверью. Сделав вдох, я приоткрыл дверь.
     -Привет.
     -Привет, Касмина. – Ответил я, глядя на девушку.
     -Можно… Можно я войду? Или у тебя опять кто-то?
     -Зависит от того, к кому ты пришла. Ко мне, или к…
     -К тебе, Каин. – Она подняла на уровень глаз пластиковый пакет, в котором что-то было. – Можно?
     -Да… Пожалуй. Входи. – Я открыл дверь шире, пряча пистолет за спиной, и, убедившись, что в коридоре действительно никого нет, позволил ей войти. Не медля, Касмина прошла на кухню и начала разгружать принесенный пакет. На столе появилась немаркированная бутыль, крышка которой была замазана сургучом, и два пенопластиковых поддона, в которых под пластиком лежали фрукты. Я подозрительно посмотрел на них: один из «фруктов» был насыщенно-синего цвета и больше походил на злого ежа с обломанными иглами, чем на фрукт. Во втором поддоне были яблоки, совсем настоящие на вид. Я не видел фрукты уже лет семь – с самого вторжения.
     Заметив мой удивленный взгляд, Касмина ухмыльнулась, и вытащила одно из них.
     -Удивлен? Видишь ли, в том, чтобы быть цепным псом губернатора, есть свои плюсы. Это привезли с Хальциона этим утром. Они все еще свежие. – Она бросла одно из яблок мне, и я едва успел положить пистолет на стол, прежде чем поймать его. Касмина проигнорировала оружие, и пристально посмотрела на меня. Я заметил, как шевельнулся зрачок ее искуственного глаза. Совсем как настоящий.
     -Ты совсем не потолстел. – Заметила вдруг она. – Тренируешься?
     -Почему ты так решила?
     -Я измерила изменение моментума, когда ты поймал это двухсотграммовое яблоко, чтобы измерить твою массу. Она отличается от данных нашего школьного измерения лишь на несколько грамм.
     -Ты уверена, что эта штука работает правильно?
     -Уверена. – Она положила остальные фрукты в вазу, подхватила бутыль, и прошла в комнату. – Прихвати стаканы, будь любезен!
     Я послушно вытащил из шкафа два пластиковых стакана и прошел за ней. Касмина, удобно устроившись на диване, разломила уродливый синий фрукт на несколько сегментов и, забрав у меня стаканы, содрала сургуч с горловины. Жидкость была прозрачной, с легким красноватым оттенком. Она протянула один из стаканов мне, и я, помедлив мгновение, взял его, прежде чем сесть рядом с Касминой.
     -Спасибо. – Сказала она, и опустила глаза, глядя в свой стакан.
     -За что?
     -За папу. Я не видела его уже так давно… Сестра была рада слышать, что с ним все в порядке.
     -У тебя есть сестра?
     -Да, есть. Она отказалась покидать Ферраторн, когда услышала, что отец выжил во время вторжения.
     -Погоди… Арнольд Моро? Я думал, он Землянин.
     -Да, он Землянин. Мать была инфильтратором Кроса, они полюбили друг друга… А потом она была вынуждена вернуться в Империю. Это было задолго до вторжения. Сестра осталась, а я приехала сюда, но смогла встретиться с ним только дважды – когда была определена в Училище, и два года назад, за несколько дней до того, как он пропал.
     -Была? – Напиток имел слабый фруктовый привкус, с высоким содержанием алкоголя.
     -Да, она погибла во время вторжения.
     -Прости.
     -Ничего. Это было давно. – Она потянулась к вазе с фруктами и вытащила один из ломтей странного синего фрукта. Как оказалось, у них была желтая, похожая на огурец мякоть. Касмина пододвинулась ближе и чуть ли не силой запихала сегмент мне в рот, несмотря на мой протест. Как оказалось, у него был слабый кисло-сладкий вкус, тогда как мякоть едва ли не растворялась во рту. Я не успел даже ничего сказать, прежде чем Касмина наклонилась ко мне, и ее губы коснулись моих. Остаточный вкус фрукта как будто взорвался феерверком, разум начал таять от переизбытка эмоций. Я едва нашел в себе силы взять Касмину за плечо и слабо оттолкнуть от себя.
     -Каси… Что ты делаешь?
     -Прости. – Пробормотала она. Ее лицо покраснело, я чувствовал жар, исходящий от нее. Она закрыла глаза и облокотилась на спинку дивана. Я осторожно забрал ее стакан, он был пуст, и поставил его на столик. – Не знаю, что на меня нашло.
     -Градус, я думаю.
     -Ага… - Пробормотала она, и положила ладонь мне на щеку. Она была горячей – гораздо горячее, чем должна быть.
     -Касмина, с тобой все в порядке? Каси..?
     Она слабо улыбнулась мне, и по ее щеке неожиданно скатилась слеза. Она открыла глаза и посмотрела на меня. Я вдруг подумал: я ведь могу переписать ее личность. Она перестанет быть Касминой Моро, перестанет быть Губернаторским Гвардейцем.
     -Каин… Ты обещал мне будущее.
     Да… Я мог создать для нее будущее. Будущее, в котором не будет войны. Она будет смотреть на крах этого мира со стороны, не зная, какой вклад она сделала для него.
     -Конечно, Каси. – Ответил я.
     Она не будет знать, что я – Альфа. Она вообще не будет знать, кто я такой. Я могу создать для нее будущее. Будущее, которое не металл и дым.
     Она ткнулась лицом мне в плечо, и я почувствовал, как намокает рубашка от ее слез, шершавой тканью раздражая кожу. Я приобнял ее, прижимая к себе, и через несколько минут она успокоилась. Я прислушался: Касмина уснула.
     ***
     Когда я спустился по лестнице в подземный гараж, в котором хранились последние четыре уцелевших после взрыва убежищи боевые машины, я застал довольно интересную картину. Возле одного из опорных столбов, оперевшись на него, стоял Хьюго, и я не сразу заметил, что облакотившись на тот же самый столб, в его тени, стояла Титания. Они о чем-то тихо переговаривались, стараясь не привлекать внимание немногочисленных техников, приводящих машины в порядок, но даже в блеклом свете потолочного освещения я видел, что щеки Титании были покрыты румянцем. Заметив, что я спускаюсь, она отпрянула от столба и сильно побледнела.
     -Альфа, это не…
     -Рад видеть, что ты в порядке, Ноль-Три. – Я отмахнулся от нее. – Как пурпурный?
     -Правый манипулятор слишком сильно поврежден, требуется замена.
     -И где я тебе ее найду? – Прошипел я, наконец, заметив ноги нашего техника, торчащие из-под лежащего на спине шагохода. Я постучал кулаком по обшивке. – Владимир, удалось связаться с КБ?
     -Неа, тишина. – Он выкатился наружу, и, поднявшись, взял в руки тряпку, которой начал протирать гаечный ключ. – Поговори с Лавинией, может, она что разузнала.
     -Окей, справлюсь. – Я перешагнул через открытый инструментальный ящки.
     -Альфа, да постой ты! – Титания вновь одернула меня, и я, наконец, обернулся.
     -Ну что?
     -Ничего. – Насупилась она. – Просто хотела сказать, что рада твоему возвращению. Может, теперь, наконец, мы сможем обернуть ситуацию.
     -Да, конечно. – Кивнул я. – Мы обернем ситуацию. Вновь начнем войну против Империи, будем взрывать их фабрики и убивать их солдат. Но зачем, Титания? Зачем? Какой в этом смысл?
     -Ты же первый среди тех, кто мечтает сокрушить Империю! – Сорвалась она на крик. Несколько голов повернулись в нашу сторону. – Ты же Альфа! Неужели ты не можешь просто придумать новый план? Просто отдай приказ, как ты делал раньше! Что от меня требуется? Я поведу «Вектор»? Буду отвлекать внимание? Скажи же ты что-нибудь!
     -Среди первых я был, и первым я буду. – Ответил я. – Но теперь все иначе. Мы не можем просто выйти из этого гаража и начать охоту на правительственные фигуры, как прежде.
     Я отвернулся от нее – в нескольких метрах от меня была дверь в подсобное помещение, в которое тянулись сотни кабелей. Без сомнения, Лавиния была там.
     -Просто скажи, что у тебя есть план. – Прошептала Титания. Ее губы дрожжали. – Скажи, что всё, чем мы пожертвовали, не было впустую.
     -У меня есть план. – Сказал я, открывая дверь. - Об этом ты можешь не волноваться.
     ***
     -Порадуй меня. – Сходу обратился я к Лавинии, входя в ее каморку. Повсюду валялись коробки из-под быстроразогреваемой еды и пустые бутылки для воды.
     -Порадовать не могу, могу поделиться информацией. – Ответила она. – И боюсь, она тебя не порадует. Помнишь, ты узнавал на счет отклонения баллистической траектории без видимых причин?
     -Конечно. Ни Оливия, ни Хелена…
     -Ясное дело, это не их область знаний. Но я нашла того, кто знает, и смогла распросить.
     -Что ты выяснила?
     -Многие Кроса рождаются с биотическими способностями. Среди полукровок шанс рождения такого ребенка выше, но сами способности варьируются. Пирокинез и криокинез – самые распространенные, это…
     -Управление тепературой, я в курсе. Дальше.
     -Электрогенез – одна из самых редких способностей, и на этом список заканчивается. Однако, существует еще одна способность, которая была отмечена только у членов правящей династии Империи.
     -Что за способность?
     -Мы не знаем.
     -Мы не знаем?
     -Неа. – Качнула она головой. – Полный информационный вакуум. Однако, описанная тобой ситуация очень похоже как на криогенез, так и на пирокинез. Сверхохлажденный снаряд переходит в сверхкондуктивное состояние и отклоняется эффектом Мейзнера, или происходит эффект Лейденфроста, когда…
     -Я знаю, я знаю. Головка снаряда плавится и отклоняется от оригинальной траектории из-за невероятного жара. – Я вздохнул. - Мы поняли только то, что ничего не понятно.
     -Я бы с тобой поспорила, но у меня нет на это времени. Альфа… Как он погиб?
     -О ком ты? – Я облокотился о стол рядом с ней и сложил руки на груди.
     -Командор. Как он погиб?
     -Шальная пуля, прямо в затылок. – Солгал я. - Все произошло слишком быстро… Прости.
     -Не извиняйся. Я давно его похоронила.
     -Ты и Командор… Вы были близки?
     -Насколько могут быть близки боевые товарищи. – Хмыкнула она. – К слову о боевых товарищах, присматривай за ней, хорошо?
     -О ком ты?
     -О Титании, конечно же. Она в последнее сама не своя. Думаю… Ей нужы друзья.
     -Мы с ней дружим.
     - Так уж ли? Когда она говорит, ты слушаешь? Самое главное, ты слышишь ее? -Не понимаю твоих претензий. – Нахмурился я. -Она подросток, Альфа. У подростков есть… Потребности. -Я знаю, Лавиния. – Я вздохнул и подошел в двери. – Да, чуть не забыл. Постарайся найти что-нибудь о местонахождении Хелены Эрмитаж. -Будет сделанно, Босс!***-Вы должны понимать, Губернатор, я с особым презрением отношусь к вашим Генералам. -Вот как? – Амари Восс подняла брови, но кроме этого никак не проявила своего удивления. Прекрасный ужин, на который был приглашен Адмирал Аккбар, не был лишен шика, а от вида планеты, лежащей внизу в величественной пустоте космоса, просто дух захватывало. Портило вид лишь одно: даже на таком расстоянии был виден космический мусор, плотными облаками опоясывающий планету. -Война еще не окончена, а они уже празднуют победу. Я согласен, что любой солдат, выполнивший свою работу на передовой, может и должен позволить себе отпраздновать передышку от ужасов войны. Но я не думаю, что командующий состав может позволить себе быть настолько наивными. Это может иметь катастрофические последствия.
     -Мы раздавили восстание, предатель Валиков мертв. Силы Обороны Земли разбиты, их предводитель скрывается, как крыса в канализации. Они будут обнаружены и уничтожены, стоит мне отдать приказ. Дальнейшее сопротивление будет лишь тратой времени. Почему вы думаете, что они попытаются что-то сделать сейчас, когда наша победа гарантирована? У них нет сил, чтобы заявить о себе насилием и угрозами, их ячейки по отдельности не представляют угрозы. Попытаться проявить себя сейчас будет безумием. Нелогичным безумием.
     -В этом вы правы, Губернатор.
     -Так почему же ты сидишь здесь, утверждая, что этот конфликт еще не закончен?
     -Генералы – прагматисты. Умные, опытные, несомненно. Прекрасные солдаты. Я могу сказать то же и о тебе. Командование – воистину бастион логики, крепость знаний. И поэтому вы считаете, что война почти окончена. Потому что это единственный рациональный вариант, учитывая обстоятельства. Но такое мышление лишает всю картину одного критического компонента.
     -Какого же?
     -Стратеги слишком рациональны. – Адмирал вздохнул. - Они слепы к реальному миру. Они просмотрели кое-что очень важное: действия людей двигаются не только рациональностью и прагматизмом. Глубоко внутри мы все дураки.
     -Ты хочешь сказать, что люди – всего лишь звери? Рабы инстинктов, отрицающие логику?
     -Жаль признавать, Губернатор, но то, что вы только что сказали, совершенно верно.
     -Нелепо. С чего вы взяли?
     -Знание истории. И все же… Думаю, речь пойдет о моей истории. Моем опыте.
     -Объясните. – Потребовала она.
     -Я видел воплощенную ненависть. Она горела в глазах человека, который отомстит и не постоит за ценой. Я видел, как талантливый солдат потерял разум, отдав себя гневу. Я видел много бесплотных попыток отомстить, движимых лишь яростью. И я понял, что лично испытал нерациональность человечества. Я знаю, что происходит, когда эмоции берут вверх над логикой. Неважно, насколько продвинулась наша цивилизация или какие социальные обязательства мы приняли на себя, люди продолжают быть дураками. Мы думаем, что продвинулись вперед, но стоит нам столкнуться с преградой, мы приоритезируем эмоции перед логикой. Когда человека захлестывает ненависть, он продолжит сражаться, не заботясь о собственной сохранности, независимо, где он окажется, если проиграет. Мы обязаны подавить все проявления ненависти против нас с особой жестокостью. Это единственный выход, Губернатор.
     -Хорошо. – Она отложила вилку. – Значит, у нас нет иного выбора. Мы обязаны положить конец этому восстанию раз и навсегда.
     -Боюсь, мы не можем полагаться на войска, которые в данный момент находятся в системе Сол. Первым делом предлагаю перебросить сюда Стальной Легион.
     -Неужели столь радикальные меры действительно необходимы, Адмирал?
     -Если бы я видел иное решение проблемы, я бы рассказал о нем, Губернатор. Да, Стальной Легион абсолютно необходим. Альфа хорошо известен своей способность совращать человеческие умы, посмотрим, как он справится с кибернетическими.
     Амари Восс задумалась.
     -Хорошо. Я поговорю с Императором, попытаюсь объяснить необходимость. Но до тех пор вам придется пользоваться тем, что есть.
     -Как скажете, Губернатор. – Согласился он.
     ***
     -Это точно тут? – Капитан Ривинг с нескрываемой брезгливостью посмотрел на вход в сливную трубу канализации, решетка которой проржавела насквозь. Франциска Эльбен поморщилась, но кивнула.
     -Да, должно быть здесь. Не очень понятно, правда, почему…
     -На самом деле понятно. – Отмахнулся Удо, забираясь внутрь. В его руке вспыхнул фонарик, осветивший грязные бетонные стены. – Сюда никто не полезет.
     -Я бы точно не полезла. – Авторитетно заметила девушка, тоже включив фонарик. Уже в метре от входа стояла кромешная тьма, несмотря на то, что было холодно, в нос ударил тяжелый запах гниения. – Но я не вижу причин не верить своему источнику. Капитан, я, конечно, не хочу ставить под сомнения ваши решения, но почему…
     -Почему мы ищем сопротивленцев, повстанцев, партизан и террористов сами, не отправляем команду ищеек?
     -Ну… Да. – Смутилась она. Капитан, добравшись до пролома в трубе, уже выполз наружу и теперь стоял на полу в обширном помещении, вдоль стен которого змеились трубы.
     -Потому что… Надеюсь, ты не против, если я отвечу позже? – Вдруг сказал он, и развел руки в стороны. – Не стреляйте, я не вооружен! Меня зовут Капитан Удо Ривинг, у меня есть информация для Альфы!
     Стоило ему это произнести, как луч фонаря в руках Франциски исказился, одновременно с тем, как перед ними, искря деактивирующимися маскирующими ячейками, вырос покрытый маскировочным рисунком «Вектор».
     -Капитан Ривинг. – Раздалось из внешнего динамика. – Вас ждут.
     Сержант Эльбен с нескрываемым удивлением посмотрела на своего спутника, на что Удо Ривинг вернул ей не менее удивленный взгляд.

Глава 21

     -И почему мы должны ему доверять? – Спросил я Хьюго. За закрытой дверью рядом со мной сейчас находились незванные гости, о чем-то тихо переговаривающиеся. Несколько минут назад вспыхнул спор, который стих так же быстро, как и начался.
     -Он не привел с собой ищеек. – Равнодушно ответил он, кивнув на дверь. – Согласись, чтобы Капитан ВС Империи приперся в логово врага без охраны…
     -Это может быть ловушка.
     -Пусть это ловушка, но я знаю Удо Ривинга. Он был моим командиром… Когда-то. Поверь мне, он не сдаст нас.
     -Я верю тебе, Хьюго. – Ответил я после небольшой паузы. - Но я все равно не верю ему. Кто знает, через что он прошел, пока вы были порознь. Можешь ли ты гарантировать, что он – по прежнему тот человек, которого ты знал?
     -Нет. – Твердо сказал Хьюго.
     -На нет и суда нет. – Вздохнул я и подошел к двери, ведущей в камеру.
     -Погоди.
     -Что-то еще?
     -Я сам с ним поговорю. Он был моим командиром, когда-то. Что бы ему ни было нужно, мне будет проще с ним договориться.
     -Хорошо. – Кивнул я после мгновения раздумий. Хьюго надел свой шлем, однако, взявшись за ручку двери, замер. Я вопросительно посмотрел на него – не то, чтобы это было видно за лицевой пластиной, но он все же уловил незаданный вопрос, и вошел в комнату. Удо, сидящий подле стены, поднялся, однако, Франциска осталась сидеть, обнимая колени руками.
     -Капитан. – Синтезатор исказил его голос.
     -Альфа, я полагаю?
     -Может быть да, а может и нет. – Ушел он от ответа. – Ты сказал, что у тебя есть информация. Я слушаю.
     -Я буду говорить только с Альфой. – Уперся он.
     -Ты не в положении ставить условия, Капитан. Если ты не будешь полезен для нас, ты перестанешь быть.
     Даже сквозь запертую дверь я почувствовал тень страха, коснувшуюся его. Капитан Ривинг был разумнее, чем я полагал.
     -Я солгал. У меня нет информации для Альфы.
     Или нет.
     -Значит, мы здесь закончили. – Он развернулся.
     -Я пришел как проситель. Альфа! Выслушай меня.
     -Я слушаю.
     -Я должен поговорить с Капралом Эмбер. Это важно. Речь о его матери.
     Повисла пауза. Хьюго, помедлив, снял шлем с головы.
     -Я слушаю, Капитан.
     -Хьюго? – Удивился Удо. – Но… Это…
     -Речь о моей матери. Я слушаю. – Повторил он.
     -А, да. – Собрался он с мыслям. - Она просила передать тебе кое-что. – Удо покопался в кармане, и выудил в свет тусклой лампы небольшой кулон, выполненный из необработанного кристалла синего цвета. – Мне жаль.
     -Вам не о чем жалеть, Капитан. – Ответил Хьюго. – Как это случилось? Она страдала?
     -Разве что от того, что ее сын не вернулся домой.
     Когда Хьюго вышел из камеры, я промолчал. Я все слышал, слова были лишними, и мне нечего было сказать ему. Бросив на меня лишенный эмоций взгляд, Хьюго надел шлем. Я услышал тяжелый вздох.
     ***
     -Что-нибудь слышно? – Спросил Удо Франциску, прильнувшую к двери в попытке услышать хоть что-нибудь. Девушка качнула головой.
     -Может, они немые. – Протянула она. Удо, чертыхнувшись, поднялся с пола, на котором сидел последние тридцать минут, и тоже подошел к двери. Эльбен отпрянула, позволив ему приложиться к двери ухом.
     -Слишком тихо. – Наконец, произнес он и, после нескольких мгновений раздумий, стукнул по двери кулаком. – Эй, конвойные, нас кормить будут?
     Тишина.
     -Конвойные! – Он схватился за ручку двери, которая неожиданно легко поддалась под его нажимом, и дверь отворилась. Удо осторожно выглянул. Пусто.
     -Что там? – Нетерпеливо спросила девушка, но капитан лишь отмахнулся. Он вслушивался… И вновь ничего не услышал. После чего отворил дверь на всю ширину, только чтобы увидеть пустой коридор. Пустые комнаты, правда, довольно чистые для катакомб, местами строительный мусор. Где-то мерно капала вода, вокруг лужицы уже начала разрастаться плесень.
     И никаких следов повстанцев.
     -Что за черт… - Выругался он.
     -Мы должны вызвать экспертов. – Авторитетно заявила Франциска. – Они точно смогут сказать…
     -Ничерта они не смогут, сержант. – Фыркнул Ривинг. – Что мы им скажем? В подвале пол подметен?
     ***
     Сильный ливень ударил сразу после полудня. Открыв зонт, Касмина спустилась по ступеням вниз, к дороге, и оглянулась. Людей почти не было, пусто было и на дорогах, только время от времени проезжал патрульный джип, сильными ударами колес разбрызгивая воду из луж. Где-то в дали был слышен вой сирен. Из-за туч уличное освещение стало совсем тусклым, и загорелись фонари.
     -Эй, все в порядке? –
     -А? Да, все хорошо. – Кивнула она спросившему студенту, который ни в чем не бывало пошел дальше. Она посмотрела ему в спину: тяжелое, давящее предчувствие неотвратимой опасности накатило, как снежный вал.
     И тут тряхнуло.
     Асфальт пошел трещинами, уличные фонари погасли, над горизонтом появилось сияние, из которого в небо ударил каскад молний, и только сейчас до нее дошел грохот ударной волны, бросивший дождевые капли в лицо. Над головами повисли дымные полосы разлетающихся обломков.
     -Касмина! Прыгай! – Рядом, хрустя колесами по превратившимся в гравий асфальту, затормозил грузовик, и из кабины выглянула Мария Орбс, отчаянно размахивая руками. Девушка, бросив зонт, быстро поднялась по ступенькам в открытую кабину и рухнула на сиденье рядом.
     -Уже известно, что случилось?
     -Взрыв на третьем реакторе. – Техник вдавила педаль газа, объезжая зазевавшийся патрульный джип. На горизонте разгоралось свечение пожара. Она щелкнула переключателем, и в салон ворвались переговоры патрулей и диспетчерской.
     -…Зафиксировано несколько взрывов, сильный пожар. – Прохрипела рация. - Объявлена чрезвычайная ситуация в Пятом и Шестом Районах, повреждены структурные сегменты, высок риск обвала.
     -Служба спасения? – Спросила Касмина Марию.
     -В пути. – Кивнула она. – Но мы должны поторопиться.
     -Куда? – Не поняла девушка. – Спасатели сами справятся.
     -Не справятся! – Рявкнула Мария. – Они даже войти не могут, думаешь, я тебя просто так искала? Террористы засели в центральном терминале, реактор расплавится, и тогда нам всем крышка!
     -Это же не для нас работа! Мы не антитеррор, где войска быстрого реагирования?
     -Вертолеты не могут подняться в воздух, а грузовики слишком медленные. Придется нам.
     -Вот черт. – Касмина сползла с сиденья в проход, ведущий в кузов грузовика, на ходу стягивая школьную рубашку, но замерла, не веря своим глазам. – Мари?
     -Что такое?
     -Это еще что за хрень?
     -Это не хрень, это «Вектор», из которого тебя вырезали. Когда транспортный вертолет сбили во время осады General Electrics? Помнишь?
     -Конечно помню, я не думала, что ты сохранила шасси. Но что ты с ним сделала? – Она натянула облегающий комбинезон и схватила с полки шлем.
     -Я отремонтировала его. Ну, и поставила вортексную пушку.
     -Вортексная пушка? – Переспросила она. -Воздушная пушка на стероидах. -Разве это не детская игрушка? -Будучи детской игрушкой, это неиспользванный потенциал. Я установила мощный мотор, с ними выдуваемый воздух сам по себе достаточно горяч, чтобы поджигать горючие материалы. Объедини это с пирокинезом, и у тебя получится огнемет с беспрецедентной дальностью огня. -О какой дальности мы говорим? -Сотня метров, легко. -Да, это… Впечатляет. – Она запрыгнула в кабину и подсоединила шланги системы аварийного жизнеобеспечения к шлему. Загорелась приборная панель, по ней побежали строки состояния.
     Вольтаж… Давление масла… ПРЛ… Температура. Наконец, экран погас, и на нем появилась эмблема Империи. Загрузка системы завершилась.
     -Держись за что-нибудь! РПГ!
     Касмина резко развела манипуляторы в стороны, упирась в стенки грузовика, и тот вильнул. Что-то взорвалось, по корпусу застучала шрапнель, пробив металл обшивки в некоторых местах. Сильный удар, скрежет металла и визжащих по бетону покрышек. Грузовик качнуло, в кузов со стороны салона влетело несколько пуль, пробив лобовое стекло.
     -Мари!
     -Я… Я в порядке. – Прохрипела техник. Двигатель заревел сильнее, Касмина почувствовала, как машина ускорилась прежде, чем на полной скорости врезаться в стеклянные двери, которые брызнули бритвенным дождем на пустующее помещение. Недолго думая, Касмина разорвала боковую стену грузовика и выскочила наружу.
     -Вортексная пушка готова. – Услужливо сообщил голосовой интерфейс. На экране на схематичной фигурке состояния подсистем появилась новая отметка. Касмина вздрогнула – что-то новенькое. – Микроракеты готовы. Роторный пулемет готов.
     Тишина. Пустое помещение, посеченное пулями и осколками. Поломанные пластиковые декоративные растения, лужи крови и редкие тела охранников. Девушка подскочила к кабине и, с трудом оторвав дверь, отбросила ее в сторону. Мария слабо улыбнулась ей.
     -Я в порядке. Да. В порядке… - Она потянулась к рации. Скользкие от крови пальцы все никак не хотели цепляться за нее. – Я буду на связи. Иди…
     -Я не могу тебя бросить!
     -Я буду в порядке. – Она вытащила пистолет из кобуры. По наплечной бронепластине ударило несколько рикошетов, и Мария, мельком выглянув, выстрелила куда-то назад. – Всего лишь пара переломов. Иди!
     -Черт. – Выругалась Касмина, и рванула в разрушенное лобби, сильным ударом манипулятора создав себе новый проход.
     ***
     -Альфа, температура в эпицентре растет.
     -Это плохо, да? – Отозвался я. В коридорах темно, редкое аварийное освещение едва выдает силуэты предметов. Вой тревоги режет слух. К этому всему примешивается надоедливое «Неавторизованный персонал в четвертом секторе», доносящееся из каждого динамика в здании.
     -Индикаторы ниже нормы, но они в порядке.
     -Значит, мы успеем. – Отозвался я, входя в помещение следом за Хьюго, где, судя по всему, находилась раздевалка. В помещении лежали тела – много тел. Пол был залит кровью. Под ногами хрустнуло стекло. Подойдя к одному из тел, Хьюго перевернул его, и я присел рядом. Он был в тонком комбинезоне, который очевидно надевался под основной.
     -Похоже, это из службы чрезвычайных ситуации. – С некоторым сомнением сказал он. – Но их костюмы радзащиты пропали.
     -Альфа – всем, циркулярно. – Я включил коммуникатор. - Враг переоделся, повторяю, враг переоделся. Все в костюмах радзащиты теперь враги.
     -Есть.
     -Принято. – Послышались отзывы.
     -Альфа, сюда. – Позвали меня, и я обернулся. В дальнем конце помещения была огромная, бронированная дверь, которая вела в большой, широкий тоннель, огибающий реактор.
     Двое бойцов встали на изготовку, прикрывая Хьюго, который подошел совсем близко к двери.
     -Открываю. – Сказала Лавиния, и дверь cгулом и шипением гидравлики поползла в сторону. Едва она приоткрылась, в коридор влетел человек в желтом костюме с винтовкой наперевес. Хьюго, схватив его оружие за цевье, с силой ударил его его же прикладом в лицевую пластину маски, прежде чем схватить за затылок, чтобы встретить лицо оппонента со своим коленом, и только потом швырнул наружу светошумовую гранату, после чего рванул наружу сам, сходу открывая смертоносно точный огонь. Две фигуры в желтых комбинезонах упали, и только убедившись, что в коридоре больше нет целей, махнул нам рукой.
     Контрольная комната реактора была в самом центре, рядом с непосредственно центральным реактором. Двустворчатая дверь, выполненная из полупрозрачного матового материала, призывно светилась, когда мы подошли к ней – внутри горел свет.
     Я почувствовал, как в груди ухнуло.
     -Хьюго, осторожно! – Крикнул я, но не успел. Хьюго рванул на себя дверь, которая вдруг взорвалась облаком ломаного пластика и шрапнели, швырнув его тело о противоположную стену.
     -Я в порядке. – Прохрипел он. – Они заминировали дверь.
     Я бросил взгляд на своих бойцов, уже занимающих позиции по периметру контрольной комнаты.
     На стене был экран со схемой реактора – четвертая подстанция была окрашена красным, вторая и третья – черными и желтыми шевронами, там произошли первые взрывы. Из всех терминалов в помещении работал только один – небольшой взрывпакет на нем не сдетонировал. Я осторожно , вытащил детонатор из пластида и снял взрывпакет, после чего бросил взгляд на Хьюго, которому помогал стоять на ногах один из бойцов. Хьюго потихоньку начал приходить в себя.
     -Подключи меня к консоли! – Вдруг ожила Лавиния в коммуникаторе, и я вынул из кармана небольшой модем. Реакторный комплекс ощутимо тряхнуло, и я промахнулся мимо разъема. – Быстрее, мне нужно провести диагностику!
     -Никому не двигаться! – Вдруг проревели внешние динамики, и в помещение через пролом в стене вошел поцарапанный красный «Вектор». – Одно движение, и я изжарю всех вас.
     -Касмина? – Ляпнул я, и «Вектор» резко замер. Я видел, как визор на его голове метнулся, уставившись на меня. – Это ты? Не стреляй, я сниму шлем.
     Отдав автомат вставшему рядом со мной боевику, я медленно завел руки за голову, и щелкнул крепежами, после чего стянул шлем с головы. Прохладный воздух коснулся мокрых от пота волос, от чего по спине пробежал холодок.
     -Ка… - Она задохнулось. – Аа…
     -Касмина, это не то, о чем ты подумала. Мы пытаемся остановить плавление реактора, и если ты не позволишь мне подключить моего техника к системе, не только мы взлетим на воздух, но и половина этого чертового города!
     -Быстрее! Что у вас там происходит? – Неторопливо подбодрила меня Лавиния.
     Радар вдруг запищал, и Касмина, бросив взгляд на быстро приближающиеся цели, вдруг вышла из полутранса, в которое ее ввел своим появлением Каин.
     Она резко развернулась, и из-за спины поднялась вортексная пушка. Загудела турбина, по помещению полетела бумага, поднятая неожиданно появившимся в помещении ветром. Наконец, гул перешел в свист – за миг до того, как в контрольную комнату вбежали несколько бойцов в желтых костюмах радзащиты с винтовками наперевес. И тогда Касмина нажала на спуск.
     Вортексная пушка выдохнула поток высокотемпературного пламени, которое рвануло наружу по коридорам. Послышались крики горящих людей – но не первых двоих. Первые двое превратились в пыль, навеки отпечатавись в стене коридора снаружи.
     -Действуй! – Крикнула она.
     -Ага! – Кивнул я, надевая шлем, и, наконец, воткнул модем в разъем. На экране терминала пошли строки загрузки.
     -Я в системе. – Отчиталась Лавиния. – Вижу то, что видишь ты. Хорошо, температура ядра стабилизируется, нужно затопить охладительную камеру… - Помещение вновь тряхнуло. - Черт, показатели падают! Похоже, парапроводы заблокированы!
     -Он же был стабилен секунду назад? – Рявкнул я. – Перенаправь пар!
     -Температура ядра достигла критической температуры! Уходите оттуда! Немедленно!
     -Принято… - Я выдохнул. – Альфа – Циркулярно, мы уходим. Касмина! Частота Зед-Эф-Четыре-Восем-Четыре-Шесть.
     -Принято. – Она переключила канал. – Слышу хорошо.
     -Ядро критично. – Повторил я. – Мы уходим, тут без шансов.
     -Принято. – Сказала она после мгновенной паузы, и повела шагоход вслед за двойкой моих людей. Коридор вывел нас наружу, к погрузочной площадке, где стоял грузовик с пустым кузовом. Его дверь была распахнута, судя по палетам с железными капсулами, недавно привезли графит.
     -Хьюго, что на счетчике гейгера? – Рявкнул я.
     -В норме. – Отозвался он.
     -Давай за руль. – Махнул я в сторону грузовика. Касмина, сообразив, что от нее требуется, прежде чем я сказал хоть что-то, подняла свой шагоход в кузов, позволив остальным зацепиться за скобы. Заревел двигатель.
     -Мы не сможем разогнаться, чтобы пробить ворота, Альфа. – Поделился мыслью Хьюго. – Мы могли бы…
     В ответ над крышей грузовика ударил поток огня, мгновенно проплавивший проход.
     -Она теперь с нами, что ли? – Он на миг отключил передатчик, пытаясь перекричать грохот разрушающегося здания и вой аварийной сирены. Вновь тряхнуло.
     -Надеюсь. - Ответил я. Хьюго вдавил педаль в пол, заставив тяжелую машину рвануть с места, послышался скрип железа. В груди вдруг появилась тяжесть предчувствия.
     -Налево!
     Хьюго не стал даже спрашивать, зачем налево. Он вывернул руль, и грузовик едва успел увернуться, когда земля вспухла, выбросив в небо тучу камней и пыли.
     -Это еще что за херня?
     -Паровой взрыв. – Мрачно ответил я. – Давай, вперед!
     Грузовик, гремя покрышками по щебню, сшиб с пути припаркованный легковой автомобиль, как вдруг под землей прогремела целая череда взрывов, под сверхвысоким давлением выбрасывая потоки перегретого пара в небо. Последний задел край охладительной башни, швырнув в грузовик облаком грязи и камней, от чего он на мгновение встал на одно колесо – и лишь благодаря Касмине, крепко держащейся в кузове, как на скейтборде, сумели вернуть равновесие. Грузовик остановился.
     -Трехсотый. – Сообщила она. – Сшибло ударной волной.
     -Черт. – Выругался я. Людей было и без того мало. – Хьюго, какого хрена ты встал?
     -Двигатель заглох. – Мрачно ответил он. Под капотом послышалось наттужное гудение стартера. Я бросил взгляд на повреженную охладительную башню, которая начала рассыпаться, каждым бетонным блоком сотрясая землю. – Ну же, ну же…
     -Она падает… - Прошептал я и сорвался на крик. – Она падает!
     Новый удар сотряс землю, и грузовик, наконец, завелся. Хьюго нажал на педаль газа, заставив его тяжело рвануть вперед, за несколько мгновений до того, как вся бетонная громада охладительной башни нависла над нами, грозя раздавить.
     ***
     -Пятый и Шестой районы эвакуированы. – Отчитался глава службы чрезвычайных ситуаций, и Генерал полиции Верес тяжело осел в кресле. - Лагерь для беженцев был разбит сразу за пределами четвертого района.
     -Надеюсь, эпидемия устранена? Не хватало еще, чтобы беженцы заразились.
     -Мы провели полную дезинфекцию, но район будет необитаем еще некоторое время.
     -Пока не выветрится запах? – Верес мрачно посмотрел на говорившего. – Ладно. Почему группа быстрого реагирования не остановила плавление реактора?
     -Террористы устроили засаду, Генерал. Группа быстрого реагирования была перебита.
     -Генерал, вас вызывает Планетарный Губернатор. – Вдруг отчитался один из секретарей, и глава СЧС сглотнул. Верес махнул рукой, отпуская его, и на экране терминала перед ним появилось очень недовольное лицо Амари Восс.
     -Верес! Что у вас происходит? – Рявкнула она. – Я посадила тебя в это кресло не для того, чтобы ты его протирал!
     -Прошу прощения, Госпожа Губернатор. – Он промокнул платком выступивший на лбу пот. – Террористы вновь нанесли удар, боюсь, от этого мы оправиться не сможем. У нас есть записи видеокамер наблюдения из контрольной комнаты, это был Альфа. Его люди саботировали реактор, а потом он пришел и… - Верес запнулся. – И закончил дело. Я отправлю ее вам, как только смогу.
     Амари Восс ничего не ответила. Выключив связь, она едва сдержалась, чтобы не скинуть со стола канцелярские приборы – из-за низкой лунной гравитации ловить их будет той еще задачей даже для целой толпы слуг. Сделав вдох, она выдохнула и только потом вызвала секретаря.
     ***
     «Сегодня в три часа дня террористы уничтожили один из пяти реакторов, питающих Амарант-Сити жизнью. Эти люди пытаются уничтожить наш жизненный уклад, они пытаются опрокинуть мир во тьму. Вам может показаться, что мы не сможем оправиться от этого… Но вы ошибаетесь. Мы сможем вернуть все на круги своя. Вместе! Когда вы слабы, мы даем вам силу. Когда вы больны, мы даем вам лекарство. Когда наступает хаос, мы приносим порядок, стабильность, безопасность. Шанс начать все вновь!»
     Я выключил телевизор. Обращение Планетарного Губернатора было как нельзя кстати – люди были напуганы, им требовалась поддержка. На фоне произошедшего могло показаться, что власти сами организовали взрыв электростанции, чтобы показать людям, как они заботятся о них. На следующий же день в лагере для беженцев появилась передвижная электростанция, туда привезли воду и пищу для нескольких миллионов беженцев, вывезенных из зараженных радиацией пятого и шестого районов. Где были мы? Прятались в тенях.
     Но это ощущение ложно. Они действительно заботились о жителях мегагорода, если это можно было назвать заботой. Для них люди – как скот, но даже фермер заботится о своем скоте.
     А я ведь знал, кто устроил этот терракт. Это было просто дедуцировать. И с этим человеком мне нужно поговорить как можно скорее.
     Братец… Что ты натворил?

Глава 22

     Несколько месяцев поисков и расследований. Потерянное время – его не вернуть. И, увы, потерянное безвозвратно. Я принял решение оставить эту охоту на другой день – план минимум включал не только его устранение, но и две немаловажные цели: Оливия Кеннеди и Хелена Эрмитаж. Однако, между делом решались и насущные проблемы: оружие, техника, боеприпасы, вода, пища. Через третьи руки удалось взять в бессрочную аренду небоскреб, где я и организовал свой штаб. В конце концов, если нас раскроют, но в такую наглость наверняка не поверят. Проблемой было прятать «Векторы», но и для них нашлось место на парковке, которая была обустроена на первых четырех ярусах – из-за грунтовых вод строительство подземной парковки было невозможно. Я сидел в своем кабинете, рассматривая карту мира, скомпилированной для меня Лавинией на основе последних данных, и обновляющаяся в реальном времени. На ней множественными точками были обозначены военные объекты землян, пережившие вторжение, склады длительного хранения, на поиски ряда которых я послал Хьюго, а так же ставшие известными секретные объекты Кроса, в том числе аналогичные заводу по переработке людей. Стоит пометить их для ударов местных террористических ячеек. Нет, неверно выразился, не террористических. Борющихся за свободу с тиранией Империи – так будет лучше. Несмотря на то, что кабинет был как бы моим, я решил не выгонять лежащую на кушетке Титанию, которая возилась с новой игрушкой – мушиного размера дроном, на тонюсеньких лапках сидящий на ее руке.
     -Кончай маяться фигней. – Наконец, бросил я.
     -Погоди, я не могу синхронизировать эту штуку… Вот, кажется, готово. – Наконец, прибавила она. Машинка бесшумно взлетела на тройке миниатюрных пропеллеров, камера крутанулась в шарообразном креплении, и посмотрела на нее. Изображение с камеры передавалось прямо на визор ее шлема. – Впечатляет, правда?
     Дрон, вильнув, молниеносным движением завис напротив моего лица. Я хмыкнул.
     -Постарайся не влюбиться в игрушки, настоящее куда лучше.
     -Ты это к чему? – Не поняла она. Вернее, поняла, но не подала виду.
     -В конце концов, все зависит от людей, а не от машин. Постарайся нас не угробить.
     -Мы все рождены, чтобы умереть. Кто-то невинный, кто-то нет. – Пожала она плечами, отзывая дрон. Приземлившись на ее ладонь, он отключился, позволив ей убрать его в небольшую шкатулку, похожую на ту, где хранят кольца. – Вопрос лишь в том, когда это произойдет.
     -Альфа, можно? – Постучалась Лавиния. Я натянул шлем, прежде чем ответить.
     -Конечно, заходи. Что-то интересное?
     -Как ты знаешь, тринадцатого сентября состоится празднование Дня Всеединения. Будет парад, в том числе космической техники.
     -Думаешь, если мы возьмем под контроль ОПО города, мы можем проредить им флот? – Уловил я ее мысль, принимая из ее рук планшет с релевантной информацией.
     -Не придется брать их под контроль. Можно загрузить в систему вирус, который сделает это за нас, после чего спалить сервера. И тогда башни перестреляют собственный флот.
     -Где я тебе столько специалистов возьму? – Возмутился я. – У каждой башни планетарной обороны наверняка своя замкнутая система и навороченная система охраны.
     -Ты прав, но при всем этом они связаны центральным пунктом управления, который находится в черте города, в одном из небоскребов. И, что не менее важно, уверена, тебе понравится – для ее наладки привлекли Хелену Эрмитаж.
     -А вот это мне нравится. Запиши посещение парада в мой планировщик, будь душкой. – Ухмыльнулся я.
     -Погоди! В смысле взять под контроль ОПО? На кораблях же тысячи людей экипажа, мы не можем просто…
     -Это война. Ты сама сказала: мы все рождены, чтобы умереть. Так пусть же для наших врагов это наступит скорее, чем для нас.
     Титания насупилась.
      -Что на счет Альфа-Допплера? – Вновь спросил я Лавинию.
     -Я помню, ты просил выяснить. Я проверила, кто из бойцов Сил Обороны считается пропавшими без вести и прогнала их лица через базу данных.
     -И..? – Подбодрил я ее.
     -У нас есть несколько совпадений, они засветились в камерах уличного наблюдения в нескольких точках города. С твоего позволения, я пошлю людей проверить.
     -Конечно. – Кивнул я, возвращая ей планшет. – Титания, ты помнишь, что ответила мне, когда я спросил, что бы ты сделала, почувствовав, что твой друг и собрат вдруг стал предателем?
     -Да, Альфа. Я помню. – Процедила она сквозь сжатые зубы.
     -Значит, ты готова спустить курок, когда я укажу на предателя, не задавая вопросов?
     -Готова. Я же принесла тебе присягу, неужели этого было мало и ты сомневаешься в моей верности делу? – Она поднялась с кушетки.
     -Я не сомневаюсь в тебе. – Я примирительно поднял руку. – Проблема в том, что предатель тоже уверен в том, что его дело – правое. Постарайся не сбиться с пути.
     -Да-да, я все понимаю. – Титания встала и подошла к выходу.
     -Постой. – Остановил я ее. – Скажи, что бы ты стала делать, если вдруг оказалось бы, что предатель – это я?
     -Не думаю, что такое возможно. – Пожала она плечами. – В конце концов, ты сам решаешь, какое дело – правое.
     ***
     «В главных новостях: Сегодня начинается подготовка к давно ожидаемому параду Дня Всеединения. Это важное календарное событие, которое празднует неустанную работу Всеотцов по объединению Кроса и Землян, в этом году проводится с особым размахом в каждом мегагороде планеты. Чтобы обеспечить безопасность простых граждан во время парада, Планетарный Губернатор Амари Восс пообещала удвоить усилия по борьбе с терроризмом, а так же выделить Миротворческие подразделения и силы своей личной Гвардии для борьбы со всей и любой криминальной активностью во время подготовки к параду. Планетарный Губернатор выступила со следующим сообщением:..»
     Картинка сменилась. Физиономия диктора, время от времени сменяющаяся кадрами с танками на улицах и патрульными, шмонающими проходящих мимо людей, исчезла. Вместо нее на экране появилась Амари Восс.
     «Вы все знакомы с угрозами которые преследуют всех нас ежедневно здесь, на Земле, в любой ее точке. Взрывы, стрельба, все это организовано Альфой и его всепланетной сетью террора. Будьте спокойны: преступников ожидает справедливый суд за все, что они сотворили.
     Амари Восс исчезла с экрана. Вновь появился диктор.
     «Благодаря патрулям сил правопорядка улицы вновь стали безопасны для всех граждан…»
     -Господи, какая чушь. – Пробормотала Титания, мечтательно улыбнулась официанту, принесшему кофе. – Они смеют звать нас террористами после всего, что натворили. Слушай, Каин, ты уверен, что он здесь?
     -После всего, через что мы прошли, ты все еще не веришь моим источникам? – Я обернулся, чтобы посмотреть на экран, который вызвал негодование Титании.
     -Альфа, у нас есть подтверждение. – В коммуникаторе появилась Лавиния. – Дрон засек одного из людей Альфа-Допплера на двенадцатом этаже.
     -Принято. – Я поднялся, прихватывая стоящий подле моей ноги рюкзак. Титания, увидев, что я поднимаюсь, схватила чашку и залпом допила кофе. Я бросил на стол кредитный чип, на котором было куда больше, чем кофе стоил, и пошел к выходу. Титания едва успела за мной.
     -Ты же не любишь кофе? – Спросил я.
     -Ненавижу. – Подтвердила девушка, фальшиво интересуясь содержимым кондитерского прилавка. Заметив, что я удаляюсь, она нагнала меня. – Слушай, ты так не объяснил, откуда этот Альфа-Допплер взялся.
     -Откуда я знаю, откуда? – Пожал я плечами. - Подражатель, наверное.
     -Альфа, Угроза Один-Пять, напоминаю, Альфа-Допплер несет ответственность за смерть пятидесяти тысяч человек в атомной атаке два месяца назад. – Сказала Лавиния. – В первую очередь он – угроза нашей миссии.
     -Да-да, я помню. – Пробормотала Титания.
     -Разделимся. Бери лифт, я поднимусь по лестнице. Выжди четыре минуты, и вызывай.
     -Поняла. – Она подошла к ряду лифтов и, остановившись, начала копаться в своей сумке. Бросив взгляд по сторонам, я открыл дверь аварийной лестницы и начал подъем.
     Я был наверху уже через четыре с половиной минуты, как раз вовремя, чтобы застать Титанию, спорящую с бандитского вида рабочим. Его напарник стоял чуть в стороне спиной ко мне.
     -Это частная территория, вы должны уйти. – Категорично заявил он. Я осторожно открыл дверь, стараясь не шуметь.
     -Уроза Один-Пять, разверни его лицом к окну. – Подала голос Лавиния.
     -Простите, я, наверное, потерялась. – Растерянно сказала Титания, и сделала осторожный шаг в сторону, заставив рабочего повернуться к ней лицом.
     -Здесь стройка, вы не видите?
     -Это человек Альфа-Допплера. – Подтвердила Лавиния. – Валите их.
     Я поднял пистолет, непривычно тяжелый из-за трубы глушителя, и вдавил спуск. Пистолет лягнул меня в ладонь, и тело осело на пол. Я поднял голову – Титания уже уложила своего, в ее руке матово блеснул нож.
     -Вижу патруль. Один человек. – Раздалось в коммуникаторе.
     -Я возьму его на себя. – Я протянул Титании второй пистолет и подал глушитель. Девушка быстрым движением поставила его и, вскинув оружие, выстрелила в свернувшему в коридор лоб вооруженному мужчине, который вышел посмотреть, что случилось. Я протянул девушке ее шлем, и она благодарно кивнула мне.
     Втащив тело за угол, я выглянул: двое склонились над какой-то схемой.
     -По твоей команде.
     Два выстрела щелкнули синхронно, добавив интерьеру еще два трупа, заливающие кровью рабочий стол. В соседнем помещнии находился дневальный, не побрезговавший сном на дежурстве. Титания, взяв в руки подушку, накрыла ей его лицо, и сделала три выстрела, окрасив белую ткань черными пороховыми пятнами и красной кровь. Дневальный, дернувшись, обмяк.
     -Вижу Альфа-Допплера. – Подала голос Лавиния. – Он ваш. Не подведите.
     -Поправка. - Сказал я. – Он мой.
     -Альфа…
     Не дослушав ее, я пинком отворил дверь и поднял пистолет, целясь в человека перед компьютерным терминалом возле самого окна. Услышав шум, он поднял руки и медленно развернулся.
     Мне показалось, что я смотрю в зеркало. Еще бы – я сам заставил всех своих бойцов носить одинаковую форму и одинаковые шлема, чтобы никто никогда не знал, кто есть кто.
     -Надо же. Ты сам пришел по мою душу. – Сказал он. Синтезатор исказил его голос, делая неузнаваемым. Тембр и специально подобранные волновые колебания должны были действовать на нервы, внушать страх и, честно признаться, работали на отлично. Я, наконец, почувствовал, каково это – встретиться на поле боя с собой.
     -Прямо как год назад. Только теперь роли изменились. – Ответил я.
     За спиной хрустнуло стекло. Я на мгновение отвлекся, и Авель выхватил из кобуры пистолет, но я был быстрее.
     Один выстрел. Прямо в глазницу шлема, его слабое место. Авель мешком рухнул на пол, и я присел рядом, держа пистолет наизготовку – нужно было убедиться, что он действительно мертв, чтобы не было, как с Касминой. Странно, но я ничего не почувствовал, убив брата, я всего лишь делаю свою работу, притупляю свои чувства. Или, может быть, привыкаю, что еще страшнее.
     Наконец, одной рукой справившись с замком на шлеме, я расстегнул его, после чего стянул шлем с головы мертвеца.
     Это был не Авель. Титания подошла ближе, держа оружие на изготовку.
     -Альфа, регистрирую высокую электромагнитную активность! Весь этаж заминирован! – Вдруг запаниковала Лавиния.
     Я не стал раздумывать о том, что делаю, действуя скорее по наитию, чем по расчету. Выпустив остаток обоймы в оконное стекло, лопнувшее под напором тупоносых пуль, я бросил свое тело на улицу за миг до того, как помещение окутало пламя взрыва, и едва успел ухватиться за корпус ротора дрона, сбросившего фотокамуфляж прямо перед моими глазами. Мимо пролетела Титания, я мельком заметил дыру в оконном стекле небоскреба напротив. Машинка закрутилась спиралью из-за резкого смещения центра тяжести, но смогла замедлиться достаточно, чтобы не разбить меня об асфальт, который больно ударил в ноги. Я поднял голову, глядя наверх: где-то там осталась Титания.
     -Альфа, Угроза Один-Пять, вы меня слышите? Немедленно уходите! К вам стекается половина всех наличных сил правопорядка, в городе все на нервах из-за предстоящего парада!
     -Титания! Доклад! – Рявкнул я.
     -Тишина.
     -Лавиния, я не могу с ней связаться!
     -Я тоже, возможно, ее передатчик поврежден. Я вышлю дрон за ней. Уходи к точке эвакуации.
     Я сделал шаг и качнулся от резкой боли, прострелившей колено.
     -Ответ отрицательный, я ранен, не смогу уйти. – Ответил я, сворачивая в какой-то проулок. В проулке было сыро и пахло мочой. – Найди Титанию. Отключаюсь.
      Я стянул с головы шлем и оперся о мусорный бак, возле которого сидел удивленный бомж. Бросив взгляд на его потрепанную одежду, я сунул руку в карман и нашарил последний кредитный чип. На улице уже был слышен вой сирен и шипение испаряющейся в пожаре воды. Я протянул чип бомжу.
     -За что? – Еще больше удивился он.
     -Твое пальто. – Я закашлялся. В груди резанула боль. Бомж, поднявшись, начал быстро-быстро кивать, и, сняв провонявшуюся одежду, отдал ее мне. Я отошел к бочке, в которой по ночам жгут мусор местные уличные жители, чтобы не замерзнуть, и сунул в нее шлем, который через несколько секунд раскалился добела, и начал испаряться. Полыхнуло пламя и я провел рукой по краю нагревающейся бочки, собирая сажу, которой вымазал лицо и волосы, после чего натянул грязное пальто и сел на перевернутый ящик, глядя на огонь.
     ***
     -Что по заражению в Хуан-Чи? С этим уже разобрались? – Амари Восс нервно шагала из стороны в сторону перед большим экраном, на котором отображались четыре человека в белых халатах.
     -К сожалению, еще нет, госпожа Губернатор. У нас нет доступа к разработкам лаборатории, пока мы не получим изначальный образец…
     -Он у вас будет к концу недели. Что они там сделали, что весь мегагород вымер?
     -Не весь, госпожа. – Ответил один из ученых. – Биоагент атакует исключительно специфический генотип. Только имеющие двойную спираль ДНК становятся жертвами.
     -Кроса. Только у Кроса двойная спираль ДНК. – Уточнил другой ученый. – Если Кроса заражается, он мертв. Контакт с единственной спорой станет летальным для наших бойцов. Если бы я не знал, что это наша разработка, то посчитал бы эту атаку испытательным полигоном Землян.
     -Остается надеяться, что Земляне об этом не узнают. Мне необходима вакцина, и как можно скорее.
     -Мы уже работаем над этим. Биотехник первого класса, Доктор Оливия Кеннеди. Она сейчас в Хуан-Чи, работает с больными. Если необходимо, мы вывезем ее.
     -Нет, пусть продолжает. Держите меня в курсе. Должна предупредить, если возникнет риск, что Земляне узнают о вирусе, город будет стерилизован.
     -Мы понимаем, Губернатор. – Ответил первый. Остальные закивали, и экран отключился. Амари Восс подошла к своему столу и налила из графина воды – немного слишком резко, от чего водяные капли повисли в воздухе. Выпив то, что удалось налить, она вызвала слугу убраться и села за стол, включая терминал. По нему побежали строки загрузки.
     -Адмирал Аккбар. – Обратилась она к командующему флотом. – Рада вас видеть.
     -Эта радость взаимна, госпожа. Чем могу быть полезен?
     -Я объявляю мегагород Хуан-Чи зоной отчуждения. Санкция на стерилизацию не требуется.
     -Вас понял, госпожа Губернатор. – Ответил Адмирал. – Я немедленно отдам приказ направить бомбардировщик для патрулирования.
     ***
     -Эй, а ну поднимайся. – Кто-то больно ткнул меня в плечо, и я открыл глаза. Передо мной было двое патрульных Кроса в полном облачении, которое выдают только во время подавления беспорядков. Похоже, парад Дня Всеединения поднял всех на уши. – Слышишь, кому говорю!
     Один из патрульных подхватил меня, поставив на ноги. Я застонал – вывихнутое колено прострелила сильная боль.
     -Да чего ты к нему прицепился. – Отозвался второй патрульный. Судя по голосу, он годился первому в отцы. – Пусть себе сидит.
     -Сержант, у нас протокол…
     -Можешь им подтереться, рядовой. – Отмахнулся сержант. Я только сейчас заметил на цветные лычки на его шлеме. – Если мы будем загребать каждого второго бомжа, у нас не останется места в кутузке. К тому же… У них и так жизнь тяжелая. Зимой еще ладно, хоть погреются, а сейчас не только непрактично, да и не за что. Сомневаюсь, что у него есть документы.
     -Но Сержант…
     -Оставь его в покое. Это приказ. Идем, у нас еще две точки на маршруте. – Он махнул в сторону, и рядовой отошел. Я сел обратно, держась за больное колено. Сержант, однако, не пошел следом, вместо этого он присел рядом со мной, и вытащил что-то из кармана разгрузки. Это оказалась плитка глюкозы из солдатского рациона. Он положил мне ее на колени и поднялся. – Не благодари, пацан.
     Патрульные удалились. Я еще некоторое время смотрел им вслед, но кроме пролетевшего над головой полицейского дрона, в проулке до самой темноты никто не появился.
     И только когда загорелись уличные фонари, я решил, что пришло время двигаться. По всему городу раскиданы сотни схронов, организованных локальными ячейками сопротивления. В таких местах можно отлежаться, узнать последние новости, пополнить боеприпасы, если в городе идет бой. Некоторые из них – это просто конспиративные квартиры, некоторые – подвалы старых зданий, часть прячется в давно забытых людьми и богом технических коридорах глубоко под городом. Надеюсь, Титания добралась до одной из таких точек, может быть, она ждет меня там, ближайший схрон в полукилометре отсюда. Я доковылял до проулка, ведущего к одной из радиальных улиц, и замер, едва дойдя до поворота. Когда я выглянул, шум, который привлек мое внимание, начал стихать – неподалеку от чадящей бочки, слабым светом освещающей часть проулка, виднелось две фигуры. Одна из них схватила другую за руку, прижав к стене над головой, и занесла вторую для удара. Я едва успел, в последний момент схватив обидчика за запястье, и бросил взгляд на прижатую к стене фигуру. Девчонка лет пятнадцати. Что она забыла на улице после наступления комендантского часа? В прочем, ее внешний вид о многом говорил – чумазая, засаленые волосы, одежда с чужого плеча. Обидчик, напротив, был чист и прилично одет.
     -Ты правда собирался ее ударить? – Спросил я.
     -Не нужно… Защищать меня. – Пробормотала она, и я от удивления выпустил руку обидчика. Тот, воспользовавшись моментом, попытался меня ударить – от чего я увернулся, пожертвовав ослепительной болью в колене. Он вновь замахнулся, чтобы нансести удар, но я, вновь увернувшись, пробил ему под дых, заставив сложиться пополам, после чего прислонился к стене, пытаясь справиться с болью.
     -Франк, ты уже закончил с этой малолетней проституткой? – Послышалось со стороны улицы, я повернул голову, заметив слабое движение. – Франк, что с тобой?
     Их было девять человек. Парень, которого назвали Франком, был десятым в этой шумной кампании. Опрятно одетые, не самые худые, было видно, что они не из черни и простолюдинов. В комендантский час здесь – наверняка у каждого есть разрешение быть на улице. Папеньки сынки, позор человеческой расы, будь они Кроса или Земляне – уже неважно.
     Я разозлился. Не на шутку разозлился, чего со мной не было уже давно. Даже афера, которую провернул Авель, не вызвала во мне такого ненавистного отклика.
     А ведь я не просто так назвался Альфой. Когда я только начал учебу в армейском училище, я узнал, что биотики делятся на ранги, которых было столько же, сколько букв в латинском алфавите - от Зета, самых слабых и самых распространенных, способных максимум охладить пиво или нагреть чайник, до альфа-биотиков, редчайших представителей касты, чьи способности не ограничивались температурами ядерного распада и абсолютным нулем, заставляющим замирать молекулы. Будучи впечатлительным подростком, я мечтал: а вот если бы я, да я их... Титания была гаммой, миллионы вольт электроэнергии не были ее пределом. Касмина, учитывая что я видел, дельта или эпсилон - разогрев воздуха до температуры холодной плазмы для нее был плевым делом. А я ведь тоже был биотиком, неизвестно только, что было каталистом моего "пробуждения", так скажем. И только сейчас я осознал потенциал всей своей силы - я был не просто биотиком, я был биотиком уровня Альфа. Пришло время объяснить моим оппонентам, что значит сражаться с биотиком альфа-уровня.-Эй, пацан, ты что сотворил с моим корешом? – Рявкнул один из них. Я хмыкнул. За моей спиной была стена, окружить меня они не смогут, даже если захотят. -Ничего такого, что я не готов сделать с вами. -Да я тебе все кости переломаю! -Думаете, сможете победить? – Я хмыкнул. – Ну давайте.
     Говоривший первым замахнулся и… Врезал своему соседу в челюсть.
     -Урод, ты что творишь? – Рявкнул тот, оправившись.
     -Блин, прости, я думал, что ударил этого парня! – Он пришел в себя и не очень понимал, что происходит.
     -Что, уже сдаетесь? – Подлил я масла в огонь. – Слабаки.
     Тот, которого я взял под контроль, попытался меня ударить. Я даже не пошевелился – его кулак врезался в стену рядом с моей головой. Послышался отчетливый хруст. Второй сделал подножку третьему, третий ударил четвертого в живот. Кто-то сверкнул ножом-бабочкой, которая полетела в толпу, один из «папеньких сынков» сразгону врезался головой в стену. Потекла кровь. Я подошел к скулящему на земле Франку и, подняв его за шиворот, ударил коленом в пах. Он заскулил, и я поднял его вновь.
     -Ссволочь… - Прошипел он мне в лицо.
     -Слушай сюда, сын собаки. Если я увижу тебя или кого-то из твоих дружков еще раз, я убью всех вас. Ты меня понял?
     -Да я тебя…
     -Ты. Меня. Понял? – Вложил я в вопрос толику силы, и почувствовал, как его тело обмякло, а по асфальту начала расползаться мокрая лужа. Урод от страха обоссался, прежде чем вырубиться. Я бросил его в его же луже и, найдя прячущуюся за мусорным баком девку, схватил ее за руку.
     -Пошли.
     ***
     -Губернатор Восс, напоминаю вам, с кем говорите. И прошу вас использовать дипломатию, когда общаетесь со мной.
     -Да, мой Император. Прошу прощения. – Амари Восс склонила голову. – Уничтожение электростанции, смерти сотни тысяч ни в чем неповинных людей – это акт агрессии, господин. Мы должны выжать из них весь воздух, если потребуется, а не кидаться конфетти. Прошу, Стальной Легион…
     -Останется в хранилище. – Закончил за нее Карконд Седьмой. Спор начал ему надоедать. – Законы запрещают нам устроить геноцид, тем более геноцид Колыбели, которую мы пытаемся проглотить уже восемь лет.
     -Значит, мы просто сунем оружие в песок и будем смотреть парад? – Вновь вспыхнула она.
     -Губернатор Восс, если вы думаете, что я не понимаю серьезность ситуации, вы ошибаетесь. Мои инстинкты говорят мне то же, что ваши – вам: мы должны провести вторую освободительную войну на планете, раз уж мы не смогли подавить сопротивление, или, как мне доложили, недобитые Силы Обороны Земли.
     Амари Восс сглотнула.
     -Почему же мы не начинаем ее, господин?
     -Политика, Амари. Пока не начнется война, солдаты не встанут у руля.
     -Господин, к тому времени, как начнется война, будет слишком поздно. «Сомнения – смерть». «Решайте проблемы до их появления». Вы сами научили меня этому.
     -Ты всегда схватываешь на лету, Амари. Поверь мне, Всеотцы знают о происходящем в Колыбели, но правила войны запрещают использовать армию против собственных граждан. Колыбель – часть Империи, Амари.
     -Я поняла, господин. – Она вновь всклонила голову, будто побитая собака. В прочем, отчасти так и было – слова Императора били, как палка.
     -Вот и прекрасно. Свободна.
     Камера отключилась, и Амари Восс отошла от проектора. По лбу стекал пот. Она подошла к своему столу, на котором стоял графин с водой, и взяла его в руки, отвлекшись на мгновение на доклад.
     Проект «Сумерки Богов» перешел в финальную стадию.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"