Лубский Сергей Александрович: другие произведения.

После Дней Гнева: В поисках знаний

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Сергей Лубский
   После Дней Гнева: В поисках знаний.
  
  
   Сера и соль, пожарище - вся земля не засевается
   и не произращает она, и не выходит на ней
   никакой травы, как по истреблении Содома,
   Гоморры, Адмы и Севоима, которые ниспроверг
   Господь во гневе Своём и в ярости Своей.
   Второзаконие 29:23
  
      -- В засаде.
   Тень не созданных созданий
   Колыхается во сне,
   Словно лопасти латаний
   На эмалевой стене.
   В. Я. Брюсов "Творчество"
  
   Я сидел, вслушиваясь в голос ветра. Что он сегодня будет пытаться мне рассказать? Старики говорили, что он обходит всю землю и много чего видит такого, чего никто из людей не в состоянии повидать за всю свою короткую жизнь. В этой жизни было так много всего, что было непонятно. Я искал объяснения, знания, но никто не мог удовлетворить моей жажды познаний, кроме старейшины Либу. Он хранил кое-какие знания и понемногу передавал мне их. Либу научил меня некоторой мудрости Рая. Теперь я умел читать и считать до ста. Хотя мне нечего было читать, счёт пригодился. Старейшина почему-то считал, что мне пригодиться и чтение. Видимо он, что-то знал такое, чего я не ведал. Старших стоит слушать, в них мудрость прожитых лет и вот это злит молодёжь, у которой этой мудрости нет.
   К вою холодного ветра примешивалось слабое позвякивание осколка мутного стекла, сохранившегося в ячейке стекла, под самым потолком практически разбитой стены. Никто не мог объяснить мне, кто здесь жил раньше и зачем было строить такие высокие стены и потолки. Старейшина говорил, что его дед рассказывал, что когда-то здесь был завод, и построили его люди. Правда, сам старейшина не знал, что такое завод. Может это название дома этих людей-гигантов, строивших себе жилище такого размера.
   Я не знал, когда они строили себе такой дом, до того, как небо упало на землю или после. Старики рассказывали, что до Дней Гнева люди жили хорошо. Это называлось Раем, но, несмотря на великолепие жизни, люди много грешили и Хусор-Ча, Верховный Дух обрушил небо на землю. Из-за того, что Светило с неба упало в Рай, вся земля горела. Так умерло старое Светило, и все грешники были повергнуты в ад. Из-за мрака и отравленных ветров погибли почти все люди. В живых остались только те, жизни кого коснулась милость Хусор-Ча. Только через много-много лет испытаний родилось новое Светило, ясноликий Дюнсар милостиво данное людям Духами. Не знаю, правда ли это всё, я этого не видел. Мне посчастливилось родиться много позже. Нынешнее время называлось Днями Милости.
   Холодный ветер вновь напомнил о себе. Я, стараясь не делать резких движений, запахнул куртку из шкуры мохнача. Засада есть засада и если я хочу сегодня поесть, то надо быть более осторожным. Рука, сжимающая четыре дротика с каменными наконечниками, холодела на ветру, и я опустил её ниже. Зимой добычи было гораздо меньше, много животных уходило на юг. Старики говорили, что холод нынче не велик, раньше было гораздо холоднее, да и снег выпадал. Я никогда не видел что такое снег, но из рассказов понял, что ничего хорошего он не даёт.
   В руинах завода всегда можно раздобыть, чего поесть. Тут водились и мокрушки, и хрипачи, можно было встретить мохнача. Не стоило встречаться с рухором или Смертельным Клыкуном. Его боялись почти до мистического страха. Было место, которое избегали все; говорили, что там живёт сама смерть. Я счёл за мудрость не ходить туда, куда уходили некоторые из гордых охотников, заявляющие, что победят. Никто из них не вернулся обратно. Считалось, что их пожирала Хозяйка Тьмы. Однажды Хуга, самый сильный охотник нашего племени, бросил вызов Хозяйке Тьмы. Он считал, что сможет вернуться с победой. Не смотря на мои уговоры, он взял дубинку с железным набалдашником, и отправился в Смертельное Место. Я и Ракруст прокрались следом за ним и засели поодаль, чтобы наблюдать за входом и увидеть, что произойдёт. Мы услышали дикие крики боли Хуги, которые затем быстро смолкли. Посидев там некоторое время, мы ушли оттуда, и никогда больше не видели охотника.
   Вспоминая Хугу, я больше не злился, что он смеялся над моей худой грудью и слабыми руками. Я понял одну важную вещь - хорошо, когда сила соседствует с разумом. Ракруст был силён и горяч, мне приходилось часто останавливать его от необдуманных поступков. Из-за того, что мы дружили с детства, и сейчас я не пытался соперничать с ним, мы ладили с ним, и он прислушивался к моим советам. Старики говорили, что я не такой как все и придёт время, когда я заменю одного из старейшин. Ракруст был хорошим охотником, но теперь он болел, и от моего успеха зависело, будет ли друг сегодня сыт.
   Пока я ничего не заметил живого и внимательно осматривал стены с провалами вместо окон и горы хлама. Везде, вместе с камнями лежали странные железяки. Я не понимал, зачем они были нужны древним людям. Кто-то из стариков говорил, что железо обеспечивало Рай. Я понимаю - камни, из них мы строим дома и ограды от диких зверей, но железо? Его невозможно было расколоть, разбить, как-то обработать. Редко что-то из металла можно было приспособить для дела. Племя "клыкастых" понимало что-то в железе, они делали наконечники для копий и дротиков из металла, и ревностно хранили свои секреты.
   Звяканье осколка стекла вновь напомнило о былом. Когда я в детстве смотрел на то место, то видел в пустом окне, далеко вверху сохранившуюся ячейку стекла. Не один раз я пытался добраться наверх, чтобы рассмотреть то, что не интересовало других, но мне не удавалось. Однажды, когда я играл в руинах, появился чужак. Он был одет не так, как одеваются в Племенах. Человек казался ослабшим от ран. Добравшись до "моей" стены он осмотрелся и, цепляясь за скрипевшую раму, добрался до верха стены и забросил в темнеющий квадрат ниши свою плоскую сумку. Затем он удалился. Кое-кто из охотников рассказывал о том, что слышал за холмами странные хлопающие звуки и крики. Кто-то видел, как пятеро чужаков тащили шестого в сторону востока. Если этот человек прятал от кого-то свою сумку, то она там и осталась, никто её не забрал. Видно, этому чужаку было не до своего секрета. Таким образом, то, что он спрятал, досталось мне. Следуя путём человека, я забрался по раме наверх, чтобы рассмотреть стекло. Старики говорили, что оно прозрачное, но как не тёр его мутную, потемневшую поверхность, стекло осталось таким. В досаде я разбил ячейку и забрал сумку с собой. На земле я расстегнул её и осмотрел содержимое.
   В сумке оказалось несколько предметов деланных из железа и из незнакомого мне материала. Металл из сумки был не таким, каким я привык его видеть, а блестящий и разноцветный. Самый большой кусок железа был тяжёлым и холодным. Я повертел его и понял, что он предназначен для носки в руке. Для чего надо носить его в руке для меня оставалось загадкой. В трёх бумажных коробках оказалось множество мелких, железных штучек. Один их конец был тупой, а другой чуть заострён и имел полосы разных цветов. Другие такие же предметы полос не имели, но все они красиво блестели при лучах солнца, и я назвал их искрами. Больше всего меня заинтересовал кусок чего-то вкусно пахнущего. Он был, завёрнут во что-то прозрачное и холодное, наверное, стекло, хотя стекло бьётся, а это нечто рвалось под пальцами. Поскольку я был голоден, то быстро съел этот кусок полностью. Затем, забросил все вещи обратно в сумку и перепрятал. Рассказать кому-то о находке я не решился.
  
   Ветер всё так же пронзительно пел свою песнь о холоде, а осколок стекла одиноко вторил ему. Впереди, возле стены раздался шорох, и я весь напрягся. Какой-то зверёк брёл вдоль стены. Я смотрел во все глаза, чтобы определить, кто это и можно ли на него охотиться. От мальстулы, например, лучше было бы убраться подальше. Её ядовитые иглы при опасности дождём летели во все стороны. Другие твари имели ядовитое мясо. Старики говорили, что все звери вокруг порождены Днями Гнева, и в Раю животные были гораздо миролюбивее.
   Существо приближалось ко мне. Это был, сляг, он медленно брёл. Сначала я решил, что он болен, но затем заметил большой живот и сделал вывод, что он, а точнее она была беременна. Возможно, сляг, искал место, чтобы разродиться. Он двигался осторожно, на каждом шагу вдыхая костистой мордой, воздух, чтобы не попасть в неприятности.
   Я обрадовался, конечно, самка не крупна, да и мяса в ней не очень много, но зато это съедобно! По крайней мере, пожирнее крысы. Ракруст сегодня будет сыт, да и я наконец-то поем.
   Дождавшись приближения зверя, я приподнялся на одном колене, и метнул дротик. Он, коротко свистнув в воздухе, вонзился в бок добычи. Сляг, пронзительно завизжал и развернулся, чтобы бежать. Дротик выпал из раны. Я был не очень-то силён, но меток и проворен, на что и полагался. Чтобы не упустить свой кусок мяса я вскочил и, занеся руку для удара, бросился вперёд. Меня подвело моё укрытие. Нога зацепилась в узком месте, между двумя камнями и я едва не упал. Сляг в этот момент, подбежал к каменной плите и нырнул под неё. Я знал это место. Из-под плиты выход был один, и я знал где. Заботило только одно, только бы зверь не застрял в проходе.
   Я хотел освободить ногу, но её сзади обожгла боль. Она была знакома каждому из нашего племени, и я не был исключением. Так кусаться могли только гигантские муравьи. Они не боялись холода и могли быстро передвигаться. Если муравьёв было несколько, то они наскоками атаковывали свою добычу, впуская ослабляющий яд. Таким тварям легко было сожрать слабого, больного или раненого человека. Но ещё чаще муравьи ходили по одиночке и в порыве своей животной ярости бросались на всё, что двигалось.
   Я бросил дротики, сорвал с пояса куртки дубинку и, обернувшись, наотмашь ударил вцепившегося мне в голую икру тварь. Муравьи обычно были ниже колена, и люди чаще всего спасались от них. Иногда отошедший далеко от взрослых ребёнок становился добычей этих хищников.
   Голова муравья дёрнулась, и он пронзительно пискнул. Я ударил ещё раз, и тварь отпустила мою ногу. В воздухе запахло едкой муравьиной кровью. Если бы у него было две конечности, как у шварка, то хищник уже лежал бы на земле, но благодаря шести конечностям агрессор устоял. Он не бросился на меня повторно, как я предполагал, видимо два удара пошли ему "на пользу".
   Я занёс руку для удара. Вместо того чтобы гнаться за слягом, я был вынужден терять время на этого несъедобного нахала. Плюс ко всему этому, у меня была прокушена нога и в крови оказалась малая доза яда. От удара хитин на голове хруснул, усиливая и без того отвратительный запах. Муравей качнулся в сторону и бросился бежать прочь. Ну, что ж, надеюсь сегодня, он меня не побеспокоит!
   Подхватив с земли дротики, я поспешил туда, где, по-моему, мнению, должен был, выскочить сляг. Нога немного одеревенела, но это меня не беспокоило, обычно действие яда проходило быстро, да и дубинка в руке лежала надёжно. В боевую сторону был вставлен кусок острого камня. По пути я подобрал с земли брошенный мной в сляга дротик.
   Сляг, уже выскочил из-под плиты и был далеко, но я не отчаивался. Моя скорость превышала его, и я благодарил Духов, что никто не успел достать сляга раньше меня. Возможно, беременный травоед прятался в каком-то укромном месте, где было вдоволь синего лишайника.
   Я увлечённо преследовал свою добычу. Она повернула налево, я, не теряя её из виду, повернул следом за ней. Медленно, но неуклонно я настигал сляга. Те преграды, которые он оббегал, я перепрыгивал. Животному сильно мешал его болтающийся со стороны в сторону и скребущий по земле живот.
   Примериваясь для рокового удара, я улыбнулся. Внезапно сляг, так быстро остановился, что я едва не споткнулся об него. Он поднял голову вверх и, дрожа всем телом, вдохнул воздух, не обращая на меня никакого внимания. Я, не задумываясь о причинах такого поведения, ударил жертву дубинкой по голове. Сляг с пробитым черепом, безмолвно распростёрся передо мной.
  
   Я извлёк из пояса заострённую с одной стороны железную пластину и стал отрезать голову. Какой прок мне тащить всё? Несъедобные части туши лучше оставить муравьям или чашателям. У меня уже был некоторый опыт в таком деле, а потому я умел это делать, не очень пачкаясь кровью. Увлечённый своим трудом я наполовину отделил голову от тела добычи, когда услышал низкое, горловое клокотание впереди себя. Замерев, я поднял голову, и ужас объял меня. Я, как раз, находился у входа в логово Хозяйки Тьмы. Незаметно для себя, увлечённый погоней за слягом, я попал в то место, куда не желал бы попасть за все блага мира. А вдруг, сляг, был наживкой, на которую Хозяйка Тьмы ловила меня?
   Простой страх сменился суеверным ужасом. Логово представляло собой дом уходящий под землю, с тёмным провалом входа. Клокотание доносилось оттуда, а я стоял на коленях и, боясь пошевелиться, всматривался в эту тьму. Она, казалось, начинала сгущаться и двигаться. Я увидел, как стены перевернулись у меня перед глазами и проход, по которому я бежал сюда, помчался мне навстречу. Сзади раздался адский, нечеловеческий вопль.
   Не понимая, что происходит, я остановился, тяжело дыша. В глазах рябило, и я понял, что бежал, не чувствуя ног. Левую руку оттягивало вниз нечто тяжёлое. Мой взгляд опустился. Правая рука сжимала нож, а левая держала за лапу мёртвого сляга. Странно, но во время бега я даже не почувствовал, что волоку с собой тяжёлую тушу.
   Из моей глотки вырвался полувздох-полувсхлип. Ничего себе приключение! Быстрее бы отрезать эту голову и идти в деревню, скоро уже начнёт темнеть и появяться ночные твари. Пучок дротиков и дубинка остались лежать в Смертельном Месте. Это обстоятельство было более чем досадным, но я не за что не желал возвращаться туда обратно. Лучше остаться без оружия, чем умереть. Для охотника потерять оружие это позор, но зато можно жить дальше. Может, придется работать с женщинами в огороде, но зато жить!
   Тихое шуршание и шелест вывели меня из раздумий. Передо мной, в глубокой тени, стояла высокая, выше меня, худая фигура. Ошеломлённо я отпрянул назад. У меня не было никакого оружия, кроме ножа. Эта тёмная фигура напоминала человека, хотя там, где была голова, я видел два остроконечных уха. На моих глазах уши спрятались, а на месте лица зажглись золотом два узких глаза. Я слышал какие-то истории соседнего племени о теневиках, непонятных существах, которым приписывали свойство перемещаться из тени в тень. Их наделяли мистической силой и говорили много другого, от чего хотелось морщиться и отмахиваться рукой. Уж не мистический ли теневик передо мной?
   - Ты видишь меня дикарь? - Услышал я мягкий голос. - Впрочем, не отвечай, глупый вопрос, конечно же, видишь!
   - Ты Хозяйка Тьмы? - Трепеща, спросил я.
   - Я себя так не называю, но ты можешь так называть.
   - Не убивай меня! - Взмолился я.
   - Разве я хочу это сделать? - В середине тёмной фигуры что-то блеснуло. Не смертельные когти ли?
   - Ты не станешь меня пожирать?
   - Хм-м-м, никогда не испытывал пристрастия к дикарям! - С иронией промурлыкал голос.
   -Не ешь, пожалуйста, меня! Я отдам тебе половину сляга! - Воодушевился я.
   - Ну, вот это то, что мне пригодилось бы! Я тоже хочу есть! За предложение спасибо, дикарь!
   Я торопливо стал кромсать ножом тушу добычи. Она плохо поддавалась тупому лезвию.
   - Отойди в сторону, - попросил незнакомец, - я быстрее разрежу.
   Доверчиво я сделал пару шагов вправо. В середине тёмной фигуры коротко вспыхнул свет и сляг, развалился пополам.
   - Забирай свою половину! - Добродушно промурлыкал теневик. - Да, и в деревне никому про меня не рассказывай! Понял?
   - Понял-понял! - закивал я как можно убедительнее, с трепетом глядя на разрезанного сляга. А ведь я мог быть на его месте!
   - А то сам понимаешь, - я тебя найду и сделаю то же самое! - Беззлобно, но жутко произнёс незнакомец, словно прочтя мои мысли. - Уходи, и не оглядывайся!
   Я спрятал свой нож в пояс и, взвалив мясо на плечи, ощущая дрожь в ногах, зашагал в деревню. Да, в этой жизни было так много, всего чего хотелось бы знать. Кто такая Хозяйка Тьмы? Кто такой этот незнакомец, и как он смог так моментально рассечь сляга? Как много у меня было вопросов!
   Я обернулся, чтобы посмотреть на теневика. О его угрозах я сейчас не думал. Позади меня никого не было! Не было ни высокой фигуры, ни мяса! Я сделал только три шага и за это время незнакомец успел забрать свою половину туши и скрыться! Да, уж, в самом деле, теневик какой-то! Может он умеет через тень перемещаться в разные места?
  
   2. Деревня "строителей".
   О чём-то странном и высоком,
   Как приближение весны...
   В душе, с приветом и упрёком,
   Встают отвергнутые сны.
   Бреду в молчанье одиноком.
   В. Я. Брюсов "В пути"
  
   Огонь весело трещал в очаге. Кюра, моя сестра, варила мясо, и глаза её блестели от радости.
   - Как хорошо, Сухор, что ты принёс сляга! Теперь Ракруст обязательно поправиться! Я нарвала лечебной травы и вместе с мясом это настоящее лекарство!
   Я согласно кивнул, и она с гордостью посмотрела на меня.
   - Одно плохо, сестра, как я теперь буду охотиться и что мы будем есть? Одной жёлтой травой не насытишься! - Я с досадой постучал по лавке, на которой сидел.
   - Тише! Разбудишь Ракруста! - Шикнула на меня Кюра.
   Я осмотрел наш старый закопченный домик. Ракруст лежал на лежаке за занавеской, по левую сторону от очага. Раньше там спала сестра, а теперь временно поселился друг. Родом он был из племени плешивых. У всех людей этого племени не росли волосы. Ещё ребёнком он прибился к нашему племени. Мы себя называли просто - люди, а плешивые, да и не только они, именовал нас строителями. Но это название родилось не как уважительное, а как презрительное. Все считали, что строительство занятие недостойное для настоящего мужчины. Мужчина должен охотиться, защищать деревню и своих соплеменников. Наше племя просто презирали из-за этого. Никто, кроме нас не строил дома из камня. Остальные делали это из шкур. Дерево было тонким и кривым, а потому не годилось в строительство.
   Ракруста приютили наши родители, и он рос вместе с нами.
   - А почему бы тебе, не взять оружие Ракруста! - Кивнула в его сторону Кюра.
   - Ты, что, женщина? - Разозлился я. - Разве охотник даст своё оружие другому мужчине?
   - Но я же меняюсь с соседкой Клырлой домашними инструментами!
   - Это вы, женщины, можете, а охотники нет! Это закон!
   - Глупый закон! Что же это получается, если потерял оружие, то голодная смерть!? - Она упёрла руки в свою полинялую накидку.
   - Закон придумали, чтобы сохранить племя! - Продолжал я, уже успокоившись и будучи сам не в восторге от такого закона.
   - Вот ты, когда станешь старейшиной, отмени этот дурацкий закон!
   - Если станешь, если станешь! - Передразнил я сестру. - Кому я нужен старейшиной?
   - Нужен, когда ты охотился, приходил Хлог и приглашал тебя на разговор со старейшиной. Сколько вы уже встречаетесь, ведь не об охоте каждый день говорите! Готовит он тебя в преемники!
   - Хм-м-м! - Задумался я.
   - Вот и подумай об этом законе и о других правилах, которые всем надоели!
   - Максимум кем я смогу стать это хранителем знаний! - Покачал я головой.
   - А там и до старейшины недалеко...
   - ...лет этак через тридцать! - Закончил я.
   - А оружие Ракруста всё-таки возьми! На нём же не стоит знак племени плешивых. Да и никто не узнает, что ты взял его! Нам всё равно нужна еда, чтобы самим жить, да и Ракруста вылечить!
   Последнюю фразу Кюра проговорила с особой нежностью. Я давно замечал, что он ей нравиться, да и сестра нравилась другу. Вот только я его смущал. Мне казалось, что он нерешителен из-за того, что вместе с нами живёт с детства. Меня забавляло, что такой большой Ракруст становился вялым, боясь моей реакции. В общем, я им мешал обоим.
   - Ладно, пойду, пройдусь по деревне. Посмотрю, что происходит, схожу к старейшине, а затем вернусь назад, поем.
   Я вновь набросил свою куртку и, отвернув шкуру на входе, вышел из дома.
  
   Идти по деревне и смотреть на дома и соплеменников - обычное занятие для любого из строителей. Кое-кто из них приветствовал меня. Вся деревня находилась на открытом месте, примыкавшем к развалинам завода. Часть домов лепилась к древней, полуразрушенной стене. Она была четвёртой стеной хижин. Такую сообразительность в экономии проявило несколько семей, состоявших в родстве друг с другом. Старая стена, так же, использовалась как ограждение деревни с одной стороны. С противоположной стороны были огороды. Раньше они были внутри деревни, но затем племя разрослось, и грядки вынесли за ограду. Там женщины выращивали травы и корни. С помощью их они меняли вкус мяса и готовили растительную еду, которая была приятна вместе с мясом. Даже теперь, зимой, женщины продолжали выращивать зимнюю траву и мох гра, ягоды которого заваривали в воде и пили.
   Да, деревня, действительно, разрослась. Особенно впечатлял дом Кривого. Он и сыновья вместе над домом построили платформу, укреплённую деревянными столбами, и надстроили стены. Получился высокий дом с двумя уровнями. Эти уровни соединялись лестницей, вид которой подсмотрели они в развалинах завода.
   Не все соплеменники жили дружно и в уважении друг к другу, но деревня разрасталась, и новые дома строились всё ближе друг к другу. Этот вид я наблюдал не раз. Кто-то из односельчан жил богаче меня, кто-то беднее. Всё богатство зависело от количества добытой еды и умения людей изготавливать орудия охоты и быта. В племенной жизни роль играл ещё и статус. Уважение людей зависело от твоей силы и состоятельности как охотника. Я не был, слишком уж уважаем. Ракруст был силён и ловок, но как иноплеменник имел ещё более низкий статус, чем у меня.
   Мне были неприятны пятеро охотников, имевшие высокий статус. Они были грубы, не сдержаны, не уважали стариков и иногда открыто выражали недовольство старейшинами. К этой "пятёрке" я относился как к костякам, которые были страшными и уродливыми созданиями. Они были похожи на людей, но никто их не считал таковыми. Костяки нападали на одиноких людей ночью и, убивая, поедали их. Эти неприятные для меня охотники считали, что руководить племенем должен руководить не совет стариков выживших из ума, а сильный и воинственный вождь, например, как у "клыкастых". Эти пятеро бредили войной с соседними племенами. Попытки старейшин искать знания высмеивались. Единственный интерес у них вызывал секрет племени клыкастых - знаменитые среди племён, железные наконечники копий.
   Один из "пятёрки", Темпар (женщины называли его Насмешник), считал, что если у всех охотников нашего племени будут железные наконечники, то мы, сможем навести порядок в округе и повлиять на "клыкастых", "плешивых" и "волосатых". Ходили слухи, что за землями "клыкастых" живут непонятные люди, не похожие ни на кого. Говорили, что они широко пользуются металлом, животные служат им и странно одеваются. Так же говорили, что чужаки питаются мясом людей, как костяки, а потому иногда нападают на другие племена и уводят с собой людей. Ещё говорили, что таким образом вымерли племена пожирателей муравьёв и скальников.
   Знаменитая "пятёрка" смеялась над этими слухами и говорила, что их пораждают глупые женщина и поддерживают трусливые мужчины, не достойные называться охотниками. Мне, после встречи с незнакомцем, прятавшим сумку, легко было верить в эти слухи. Я, как уже говорил, молчал об этой встрече и не говорил о находке никому.
   Насмешник Темпар стоял у своей хижины, гордо подняв голову вверх и держа за лапу мёртвого муравья. Вокруг его стояли несколько женщин и десяток детей. Насмешником он был назван потому, что любил насмехаться над другими людьми. Увидев меня, Темпар закричал.
   - А-а-а, Сухор, друг "плешивого" - сам плешивый! Ищешь чего поесть?
   Я неопределённо хмыкнул, а несколько детей засмеялось. Плохо, что он влиял на них, ни один уважающий себя взрослый не станет слушать речи Насмешника.
   - Ха! Я убил этого муравья! Он был невероятной ярости и на моих глазах убил чашатеня. Одним ударом я сразил его. Теперь я повешу его голову у своего дома, как свой знак доблести! Я - охотник! Я - хороший охотник, а ты слаб, как женщина и не можешь накормить ни своего "плешивого", ни своей сестры! Ха-а! Скоро я приду за Кюрой, и она пойдёт за мной в мой дом! Я смогу кормить её, а она станет моей женщиной, и будет благодарить за то, что забрал её от тебя!
   Все вокруг засмеялись. Один чумазый малыш в хламиде из шкуры смеялся, показывая на меня пальчиком. В его, словно старческом, рту был только один зуб. Странная болезнь касалась нынешних детей, иные из них теряли все свои зубы, не став подростками.
   Мне было неприятно то, о чём говорил Темпар, но я предпочитал пройти мимо и промолчать. Пусть он рассказывает свои истории детям. Я уже узнал этого муравья с проломанным от моего удара, хитином на голове. Вероятно, Темпар подобрал его где-то уже умершим или просто добил ослабшее насекомое. Спорить с Насмешником? Ну, нет! Он конечно просто болтун и врун, но для меня было важно, чтобы никто не узнал, что я бросил своё охотничье снаряжение и стал подобен женщине. Конечно, никто не станет слушать объяснения о Смертельном Месте или Хозяйке тьмы. Для них это будет ложью того, кто потерял оружие, а теперь оправдывается. Да-а потерю оружия одноплеменники обсудят обстоятельно!
   - Что же ты ничего не отвечаешь? - Измывался надо мной оставшийся позади Темпар, и я его уже почти ненавидел.
   - Он не отвечает тебе потому, что не разговаривает с пожирателями муравьёв! - Услышал я знакомый голос сестры за спиной и обернулся.
   - Кюра, что ты здесь делаешь? Иди домой!
   - Тебя ищет Хлог, он отведёт тебя к старейшине Либу, - кивнула она вправо.
   С той стороны и в самом деле стоял Посланец старейшин и уважаемый охотник Хлог.
   - Это кто пожиратель муравьёв? Не вижу что-то! - Темпар сделал вид, что с пристрастием ищет вокруг себя кого-то выше названного.
   - Ты же притащил этого муравья, чтобы съесть. Не правда ли? - Улыбнулся Хлог, поддерживая меня и сестру. - Никто из уважаемых охотников не носит такую добычу домой или у тебя сил не хватает убить кого-нибудь крупнее?
   Те, кто смеялся надо мной, уже все хохотали над Темпаром, а он всё больше и больше краснел. Складывалось впечатление, что им всё равно над кем смеяться. Хотя я был доволен таким поворотом событий и унижением Насмешника, но как-то было противно на душе от всего этого. С какой простотой односельчане могли издеваться над любым человеком по любому поводу! Мне захотелось поскорее уйти отсюда.
   - А Сухор пришёл сегодня с добытым слягом! - Гордо добавила Кюра. - Он гораздо вкуснее муравья! А себе домой возьми мальстулу, пусть она будет твоей женщиной! Ведь только она и согласиться жить рядом с тобой!
   Она развернулась и вместе с одной женщиной зашагала к дому, а я с Хлогом пошли к старейшине. Сзади ещё смеялись, но мне было не смешно. В самом деле, не над чем был смеяться. В конце концов, пустая болтовня раздражала меня. Рядом шагал хмурый и твёрдый Хлог, который жил рядом с Либу и потому ему было по пути со мной.
   - Хлог! - Сказал я.
   - Что?
   - Племя пожирателей муравьёв назвали так потому, что они их на самом деле ели?
   - Да.
   - Но, что там есть съедобного у них?
   - Не знаю, не ел.
   - А они ели?
   - Да, они умели их готовить.
   - Неплохо было бы научиться и нам. Что будет если весной животные не вернуться с юга?
   Хлог хмуро посмотрел на меня и не ответил. Он всегда был немногословен, и дело ценил выше слова, а тема о приготовлении в пищу муравья и вовсе его не интересовала.
  
   Пока мы пришли к дому старейшины, совсем стемнело. Я откинул полог входа и, нагнувшись, вошёл. Хлог остался снаружи. В нос ударил запах жилища Либу. Так пахло только у него. В других домах пахло жаренным или подгнившим мясом, потом или сыростью, а здесь запах бумаги смешивался с запахом трав, пахло мудростью и моей надеждой. Мне нравился этот запах!
   Я услышал старческий кашель, и старик с довольным выражением лица проковылял на встречу ко мне. Старейшина Либу был виден в свете горящего огня. Тут же сидела его вечно молчащая внучка Либура и готовила похлёбку из клубней ларды. Судя по запаху, там варилось ещё что-то похожее на мясо. Свет очага освещал пол и всё, что было вокруг на небольшом расстоянии. Всё остальное утопало во мраке.
   - Проходи, Сухор, садись у очага. Сейчас мы вместе поедим! - Каркающим голосом произнёс Либу и показал где сесть.
   Внутри хижины было не очень тепло, и я прошёл в куртке. Либура повернула ко мне своё круглое лицо. Её серые глаза, казавшиеся теперь чёрными, смотрели на меня с интересом. При свете огня она казалась ещё более красивой. Светлый цвет волос был редким среди наших женщин, и таких дев окружали поклонники. Либура была другой, её считали странной. Мужчины шарахались от неё, а женщины шептались, что внучка старейшины знает тайны растений и близка к Духам. Ей, мол, ничего не стоит при помощи Духов добиться своего.
   Либу, кряхтя, уже садился рядом, а его дочь наливала нам похлёбку в глиняные миски. Когда она протянула мне еду, то дерзко посмотрела в глаза и уверенно улыбнулась. Мы все принялись кушать. Я не ел целый день и быстро проглотил пищу. С наслаждением вспомнилось мясо сляга, готовящееся дома. Я знал, что Либура и Либу живут тем, чем поделятся с ними Хлог, Искур и некоторые другие охотники.
   Если бы я добыл целого сляга, то тоже принёс часть его старейшине. Вместе с этим мне вспомнилась высокая фигура, с которой я поделился половиной добычи. Кто это? Возможно, я никогда не узнаю этого.
   - Ну, что? Понравилось? - "Прокаркал" Либу.
   - Мда-а-а, вкусно! - отвлёкся я от своих размышлений.
   -А-а-а, Либура настоящая мастерица в еде и травах! Где такую женщину ещё найти? - Он зажмурился.
   -А что это за мясо было? - Спросил я, чтобы скрыть неловкость от сказанных Либу слов. Он, что собрался дочь за меня сватать?
   -Об этом тебе лучше не знать! - Засмеялся вновь старик и закашлялся.
   -Моя дочь,- продолжил он, когда кашель отпустил его, - может и несъедобное сделать съедобным!
   -Значит, правду говорят о ней люди? - Спросил я и сразу пожалел о сказанном.
   Либура вздрогнула и опустила голову.
   -Я не знаю, о чём говорят люди, и не слушаю это! - В голосе хозяина хижины звучали гневные нотки. - Люди рождают слухи как шерпа своих отпрысков. "Клыкастые", например, говорят, что мы едим камни. Это правды?
   Я смущённо молчал, понимая свою вину. Возникла пауза.
   -Так тебе понравилась еда? - Тон старейшины стал чуть мягче.
   -Да, - кивнул я.
   -Либура, налей гостю ещё! Да, и посыпь еду белым камнем!
   Девушка налила похлёбку и, отвернувшись от меня, сделала что-то с едой. Затем она перемешала снедь деревянной мешалкой и подала мне. На меня она уже не смотрела.
   Я в замешательстве взял миску и попробовал пищу. Вкус её как-то изменился и стал интереснее.
   -Ну, что, нравиться? - Голос Либу звучал радушно, как и прежде.
   -Как это получилось? Не похоже чтобы добавили траву! - Я поболтал содержимым миски. - Что это за белый камень такой?
   -Это один из секретов моей дочери! - Гордо возвестил старейшина. - И никакой глупой магии, как говорят эти дураки! Всё это знания собранные нашими женщинами. Белый камень, если он сыпуч, быстро тает в горячей пище и меняет её вкус.
   Я быстро съел вторую порцию. Старик весело посмотрел на меня и, кряхтя, поднялся.
   -Сегодня Лунга круглая, как лицо моей девочки. Настало время показать тебе то, что ты ещё не видел. Я и много людей до меня собирало всё это. Мы находили эти вещи, выменивали их у пришельцев. Научив тебя языку Рая, я открыл доступ к этим источникам мудрости.
   Либу шагнул в сторону и скрылся во мраке. Там он завозился, шурша тем, что хотел мне показать.
   Я растерянно посмотрел на Либуру. Казалось, она олицетворяла собой тайну, которая преследовала меня сегодня: встреча с незнакомым, говорящим существом, белый камень, а теперь ещё что-то новое? Я был готов впитывать знания. Девушка посмотрела на меня и отвела взгляд.
   Либу вернулся ко мне со стопкой бумаги в руках. Но это была не простая бумага. С ней я встречался и раньше. Чаще всего она была пустая и не интересная, иногда на ней были смутно видны буквы, слова, а то и картинки. Имея такой опыт, я считал, что так выглядит вся бумага. Как это иногда бывает, я ошибался. В руках старейшины были совсем другие бумажки.
   От изумления я замер. Ну и выражение лица у меня было. Либура улыбнулась, а старик расхохотался.
   -Да-а-а, ты таких и не видел, правда?
   Я безмолвно принял из рук стопку бесценного сокровища.
  
   Здесь были отдельные страницы и страницы собранные в пачки разных размеров. Две толстые пачки небольших размеров Либу называл книгами, три стопки большого размера - журналами. Ценность всего этого добра была в том, что текст великолепно сохранился, и здесь так же были прекрасно сохранившиеся картинки. Их старейшина называл иллюстрациями. Они были цветные и чёрно-белые.
   Откуда Либу это всё знал? Иногда мне казалось, что он знает много чего-то, чего не хочет говорить никому. Я знал, что давным-давно Либу пришёл в племя со стороны, совсем слабый и израненный. В бреду, он сражался с какими-то синегубками. Его выходили, и он остался с нами. Как человек, пришедший в племя, и повидавший мир старейшине было что рассказать (по крайней мере, я так считал). На мои вопросы он только отмахивался и говорил: "Ты всё узнаешь в своё время!"
   Дрожащими пальцами я листал пожелтевшие страницы. Это был сильнейший шок! Бумага рассказывала мне о жизни Рая! Какие-то слова были непонятны или складывались в ничего не значившие выражения. Одну книгу я отложил как непонятную, её название на обложке "Экономика юго-восточного региона" мне ничего не говорила. Из журналов заинтересовали "Оружие" и "Национальная география".
   В первом журнале я нашёл множество картинок, на которых были изображены предметы из моей потайной сумки. Один, большой назывался пистолетом, а множество мелких вещей - патронами. Я с жадностью читал, как заряжается обойма, и патрон досылается в патронник с помощью затвора. Всё было понятно благодаря схемам, где объяснялось строение оружия. У меня в руках оказалось такое богатство, о котором и не снилось моим соплеменникам! Я теперь мог поражать цель на расстоянии, и это не зависело от моей силы!
   Появилось притягательное желание взять спрятанное оружие и, зарядив, испытать его. Точно такого же пистолета, как у меня, я здесь не нашёл, но, просмотрев текст, понял, что принцип работы у этих штук общий.
   -Я могу взять это с собой? - Поинтересовался я у Либу.
   -Нет, - развёл он руками, - когда ты станешь на моё место, пожалуйста, а пока, можешь читать их только у меня.
   Я сокрушённо покачал головой. Мне хотелось рассказать, что обладаю оружием. Хотелось рассказать, что хочу разобраться в его работе, но решил не открывать свою тайну. Мало ли, а вдруг Либу захочется забрать его себе? Изучив некоторое время текст, интересующего меня места, я перешёл к другому журналу.
   Здесь так же были иллюстрации людей Рая в незнакомых одеждах, но они больше походили на то, как выглядел человек с пистолетом, чем моя куртка. Какие тут были растения! Не жёлтые, как у нас, а ярко зелёные, налитые соком и силой. Некоторые из них гордо возносили свои стволы на такую высоту, что стены завода и скала Дозра, за деревней не могли сравниться с ними. К тому же деревья были невероятно толстыми, у меня просто не было слов. Наши редкие, кривые деревья были жалким подобием былого величия.
   Мне стало не по себе. Ну, почему мы не живём в Рае? Чем мы провинились перед Хусор-Ча? Пусть бы тех людей, кто виноваты, он отправил сюда, к нам, а нас туда, в Рай! Немного отойдя от невесёлых мыслей, я переключился на страницы в моих руках.
   Этот журнал был интересен тем, что здесь изображались райские животные. Одни были пугающими своими зубами и когтями, другие прекрасны. Я читал их названия и, глядя на иллюстрации, узнал, что в некоторых местах бывает много воды и там живёт рыба.
   Когда я перевернул следующую страницу, внутри меня что-то сжалось с такой силой, что я испугался. Передо мной, на иллюстрации предстал город, похожий на город из моих снов. Только сейчас я понял, что видел во сне именно город. Просто раньше я не понимал, как это называется.
   Я уже не помню, сколько, примерно, раз пять во снах представала одна и та же картина. Огромные стена и башни домов с многочисленными окнами. Заходящее светило отражается красным пятном в блестящих, словно стеклянных стенах домов и мелкие, непонятные создания передвигались по гладкой земле, возле домов. Во сне я знал и понимал, что это и как называется, а, просыпаясь, хватался за голову, ужасаясь играми Духов. Каким образом мог сниться мне город, если я его никогда не видел? Для меня это было загадкой.
   Теперь я знал всю правду и понимал, что видел во сне. В воспоминаниях всплыл образ человека-незнакомца. Ведь есть же люди, которые одеваются как в Раю и носят такое же оружие! Их надо искать, у них надо спрашивать! Они не могут не знать, зачем мы живём на земле!
   -Я видел это во сне! - Мой палец коснулся иллюстрации с видом города Рая.
   Либу и даже обиженная на меня Либура, склонились над журналом. Пряди волос девушки скользнули мне на лицо, опьяняя запахом трав.
   -Да-а-а, Сухор, ты и в самом деле отмечен Духами! - Серьёзно произнёс старик.
   Его внучка почтительно отодвинулась от меня. Для моего сердца большее впечатление произвел запах волос Либуры, чем слова старейшины. С этими всеми впечатлениями стоит разобраться! У меня уже начинала болеть голова от разнообразия мыслей и образов. Этот день так много открыл мне!
   -Либу, мне уже пора домой. Я хочу подумать и поспать, завтра утром снова на охоту. Сегодня я принёс мало мяса, а потом Кюра и Ракруст завтра будут хотеть есть.
   Старейшина укоризненно покачал головой, хотел что-то сказать, но промолчал. Я подал хранителю знаний журналы и книги, но это получилось не ловко, и из одной из книг выпало нечто хрупкое и плоское. Оно упало на пол, возле огня и все мы, втроём инстинктивно нагнулись над ним, чтобы рассмотреть, что же это такое.
   -Цветок, сухой цветок, - сделал вывод Либу, - и возможно, он из Рая.
   -Не может быть! - вырвалось у меня.
   На полу лежало сухое, зеленоватое растение с тёмно-красными лепестками. Да-а, таких цветов не видел. У ручья, в тёплые времена росли мелкие белые и жёлтые пятна живых красок, но цветы такой величины и такого цвета я в нашей округе не видел.
   -Может он не из Рая, а просто из других мест? - Предположил я.
   -А есть ли где-то на нашей израненной земле такие места? - выразил вслух свою мысль старейшина.
   Либура взволнованно дышала, ничего не говоря.
   Я коснулся стебля пальцами и поднял его. В тот же момент началось разрушение от стебля и к верху цветка. Он превратился в прах и осыпался на пол. У меня из глотки вырвался стон разочарования, а девушка жалобно вздохнула.
   -Как жал! - Я встал.
   Первым моим желанием было пообещать Либуре, что я отыщу и принесу ей таких цветов, но напомнил, что не стоит давать невыполнимых обещаний. Про себя я сделал пометку, что надо попробовать отыскать что-то похожее на этот цветок.
   -Он был слишком ветхим и мог жить только в неподвижности в книге. Касание разрушило его.
   -Мне пора! - я направился к выходу. - Мне кажется, что в развалинах завода можно найти какое-то знание. Прощайте!
   Я вышел наружу. Здесь было темно и гораздо прохладнее, чем в хижине.
   -Постой, - сзади появился Либу. - Будь осторожен в своих поисках, кое-кому из племени не нравится то, чем ты занимаешься.
   Старик ещё хотел что-то сказать, но колебался. Видя, что я хочу уходить, он решился.
   -Переходи к нам жить, Сухор! - понизив голос, чтобы не услышала внучка, зашептал он. - Бери себе Либуру! Пусть Кюра и Ракруст создают себе семью, а ты создашь свою! Ты и внучка созданы друг для друга! Ты сам стал мне внуком! Вы жаждете знаний, а тот, кто жаждет, сумеет найти! У вас родятся дети, которых вы сможете научить! Вы сможете влиять на детей Ракруста и Кюры! Это новая эра для нашего племени! Это движение от дикости к знаниям! Знание это - мощнейшее оружие! Где-то лежат знания Рая, просто их нужно найти! Они и даются тем, кто ищет! Ведь истина не где-то далеко, а всегда рядом!
   -Я подумаю! - Ответил я и зашагал по улочке домой.
   -Подумай, Сухор, подумай! - Раздалось мне вслед.
   Ну и предложение! Да, Либура нравилась мне, но мне нравилась и Медна - весёлая, подвижная девушка с чёрными волосами и светлыми искрами в тёмных глазах. Она часто смеялась и любила петь песни. Особенно трогала песня о девушке, которая ждёт жениха. Меня так и подмывало думать, что это обо мне.
   На кого же мне переключить своё внимание? На Либуру или Медну, Медну или Либуру? М-да-а-а... Либуру это загадка, а загадки я люблю.
   Я поднял голову к небу. Там, в разрывах облаков светила Лунга, а рядом с ней блестел крупной, прозрачной каплей Небесный Дом, который построили люди Рая в древние времена. Лик Лунги так был похож на лицо Либуры! Да-а-а, загадка... Ну, что же, пусть это будет Либура, раз сама Лунга говорит мне об этом. Она такая же, как и я. Мы будем хорошей парой. Либу прав, это путь к великолепному будущему если не племени, то, по крайней мере, моему.
  
  
   3. Приключения в развалинах.
   Иное - могучее племя
   Здесь грозно когда-то царило,
   Но скрыло бегучее время
   Всё то, что свершилось, что было.
   В. Я. Брюсов "На острове Пасхи"
  
   Я вновь был в засаде. На этот раз в другом месте. Копьё Ракруста я оставил дома, оно было тяжёлое и неудобное для меня. В руке моей лежала лёгкая метательная пика. События вчерашнего дня казались недавним сном, но и сегодняшний сон напоминал о том, что было. Я вновь был в городе Рая. На этот раз он выглядел так, как на картинке журнала, но был живым. Люди двигались на окнах домов и на улице. Двигались вдоль домов неизменные предметы разных красок и размеров. Жаль, что я не спросил Либу, что это такое.
   Утром я поел холодного мяса и, поговорив немного с сонной сестрой, отправился на охоту. По её словам Ракрусту становилось всё лучше. Скоро он сможет ходить, но охотиться пока рано. Ему следовало окрепнуть, иначе друг рисковал стать, чьей-то добычей, например, муравьёв. То, что произошло с Ракрустом, было хорошим уроком для любого охотника. Его, ядовитым хвостом, ударил шварк. Друг успел его убить. Тут следовало быстро отсечь хвост от тела, иначе у мёртвого шварка яд растекался по всему телу, делая еду смертельно опасной. Вот потому-то Ракруст вместо того, чтобы спасать себя, спас мясо. Ослабленный действием яда, охотник явился в деревню. Кюра о нём позаботилась, лечила его, но он, упрямец, на следующий день отправился к ручью и там его ужалил вжин - мелкое, ядовитое насекомое. Оно не может убить даже ребёнка, просто впрыскивает яд для защиты, причиняя боль. Ракруста, и так уже отравленного, это свалило с ног. Болел он уже десять дней, медленно выздоравливая.
   Когда я вчера вечером пришёл домой, он, улыбаясь, дал своё оружие и, сняв с себя свой знак, повесил мне на шею. Этот знак был на Ракрусте, когда его нашёл мой отец на развалинах завода во время охоты. Мальчик был совсем мал и не мог сказать ни где его родители, ни откуда он родом. Тем более он не понимал, откуда здесь оказался. Поскольку мальчик имел голую голову, и с тех пор там ничего не выросло, все справедливо рассудили, что он из племени плешивых. Правда, смущал знак, висящий на его шее. Он был сделан из какого-то металла с узорами и чёрным стеклом посередине. Такая штука, несомненно, была древней и родилась в Раю. Ракруст считал её своим талисманом, и теперь она висела у меня на шее.
   Ветер пел свою песню и пел он о весне, которая скоро настанет. Дюнсар станет более тёплый и ласковый, станет жарко. Он уже и сейчас светил так, что в куртке было жарко. Жёлтый свет превращал всё вокруг в привычную картинку моего мира. Старейшины говорили, что раньше, после гибели старого Светила, была тьма и страшная, долгая зима. Новый, рождённый Дюнсар было красным, но спустя некоторое время светлел, пока не превратился в жёлтое Светило. Дюнсар так высоко над землёй! С такой высоты видно всё! Если бы можно было взлететь над землёй и посмотреть на всё с высоты! Где-то должен быть на этой огромной земле не разрушенный город Рая. Там так много всего интересного, неведомого мне.
   Знания, нам нужны знания, чтобы наладить жизнь племени. Чтобы мы не мёрзли, не умирали от болезней, не голодали, не погибали от зубов, когтей и ядовитых жал нам нужны знания. Да-а-а, в этом мире есть такие страшные создания! Когда я был совсем маленький, через земли племён прошла орда огромных насекомых. Даже Смертельный Клыкун не так страшен по сравнению с этими пришельцами. Все племена называли их ринктерами. В результате этого нашествия племена скальников, "клыкастых" и подземников пострадали, а червееды просто перестали существовать. Эта напасть не минула и наше племя. Взрослые сделали всё, чтобы отвести ринктеров от деревни. Они использовали и огонь и ямы и завалы. При этом погибли родители Либуры и наши, с Кюрой родители. Говорили, что, видя это всё, она и перестала говорить. Именно после этой напасти и возвели каменную стену.
   Я в детстве видел с края скалы поток гигантских тел на шести, как у муравья лапах. Среди них были особи такого размера, что я и не сомневался, что это самые огромные существа под этим небом. Множество из них было выше человека и длиннее любого из домов в деревне. Как порождение дикой фантазии они бежали, создавая шум стуком лап, шелестом тел. Ринктеры распространяли сильный, едкий запах и, изгибая свои гибкие тела, текли рекой. За ними тянулось облако пыли.
   Охотникам удалось убить несколько малых ринктеров. Они упали в ямы и не могли выбраться. Взрослые же, выпрыгивали из ям, проламывали или перепрыгивали заграждения. Ничто не могло остановить это нашествие! Только огня боялись эти адовы твари.
   Говорили, что их путь усеивали лапы разных размеров, шипы с этих самых лап и хитиновые пластины с тел. Таким неистовм был напор существ, что они калечили друг друга. Охотники из пластин делали себе панцири, поскольку те были крепки, и не каждый человек мог бы пробить их копьём или дубинкой. Броня была крепка и защищала верно, но продолжалось это не долго. По каким-то причинам трофеи начали неприятно пахнуть и их выбросили.
   Я весь внутренне сжался, до меня донеслись тявкающие звуки. Выглядывая из укрытия, мне открылся вид на семью чашатеней. Самец и самка сопровождали семерых бугристых малышей. Они ещё не покрылись жёсткой шерстью и их розовые тела с фиолетовыми бородавками, выглядели забавно. Здорово было бы на них поохотиться, но мясо таких животных не просто непригодно в пищу, а ещё и смертельно опасно! С досадой я провёл взглядом эту семейку. Они чувствовали себя в безопасности. Ещё бы! Какой глупый хищник посмеет вонзить свои зубы в этот аппетитный бок? Если выживет, то будет помнить на всю жизнь, что такую тварь с двумя рядами фиолетовых бородавок трогать нельзя! Чашатени словно понимали это, и смело паслись на развалинах. Они быстро размножались, и теперь их можно было встретить почти у входа в деревню.
   Впрочем, людей чашатени боялись. Молодёжь часто тренировалась на них в броске дротиков и копий. Таким образом, хоть как-то они не вытесняли своим количеством других животных с развалин.
   Справа от меня пробежал муравей, опустив голову к земле, словно что-то вынюхивая. Я на всякий случай обернулся, не подкрадывается ли кто нибудь сзади?
   Интересно, а можно ли из пистолета убить ринктера? Под курткой у меня, через плечо была перекинута кожаная, потёртая сумка с оружием Рая.
  
   Как только я пришёл к развалинам, то сразу забрал своё сокровище. Спрятавшись в нише от случайных, посторонних глаз я проверил обойму в рукоятке пистолета. Она была полна лишь на половину. Одну пустую обойму я зарядил патронами, а затем передёрнул затвор и пальнул в пятно лишайника на стене. Грохот был порядочным. Опасаясь, чтобы это не привлекло никого, я быстро собрал свои вещи и побежал прочь, вдоль стены, мимо лишайника, в котором зияла прореха с белой щербиной на камне.
   Вспоминая движущиеся в пыли гигантские тела ринктеров, я задумался, а способна ли пуля пробить броню этих тварей? Несомненно, в Раю было оружие более мощное, чем пистолет!
   Полоща ветром крылья, над стенами пронёсся лирб. Взмахнув резными, как лепестки старого, сухого цветка их книги, хвостом, он нырнул за чёрный, покосившийся железный столб и пропал. Я провёл его взглядом и посмотрел на небо. У меня ещё пол дня в запасе. Если убью нечто мелкое, придётся ещё охотиться, если сразу крупное, то пойду домой. В случае опасности со стороны хищника использую пистолет. Всё предельно ясно и чётко.
   Я замер - вот она, вожделенная добыча. Перед моим взором предстал зверь незнакомой наружности. Он медленно бежал на четырёх лапах, размахивая лохматым хвостом. Уши стояли торчком, а пасть разинута, демонстрируя огромный красный язык, который свешивался к земле и достойные острые зубы. Существо было невелико, примерно мне по колено.
   Стоит ли мне бить его пикой? Съедобно ли его мясо? Не плюёться ли оно ядом? Хорошие вопросы сулила мне встреча!
   Незнакомое животное наклонилрось к земле, вынюхивая следы, и двинулось в том направлении, куда ушли чашатени. Оно преследовало чашатеней! На что оно расчитывало? Знакомо ли оно с обладателями ядовитого мяса? Учитывая то, что я первый раз вижу такого непонятного зверя, можно сделать вывод, что он попал к нам из других мест. Но один ли он или их много, целая стая?
   Я решил не нападать на него, может получиться накладно! Поразмыслив, я пришёл к выводу, что мне лучше сменить место охоты. Лучше было засесть за стеной с другой стороны тропы, у дыры в стене. Оглядываясь по сторонам и успевая смотреть себе под ноги, я пробежался до стены. Рана, нанесённая муравьём, противно заныла, напоминая о себе. Хорошо, что Кюра промыла её дома настоем из трав. Само по себе это простая царапина, но с заражением превращается в весьма неприятный факт. Кто его знает, этого муравья, что он там ел последние дни? Явно не траку щипал, а может, грыз какую нибудь падаль?
   Да, всё-таки цаоапины не в счёт! Когда я ещё был подростком, у ручья, на охоте, на меня напал рухор и поранил своими когтями. Тогда Ракрус, Хуга и ещё молодой Хлог, спасли меня. На память о том случае у меня сохранились шрамы. Один был на левом плече, другой на левой стороне груди (никак в сердце метила тварь) и третий на правом бедре. Если бы охотники не подоспели вовремя, то некого было бы спасать!
   Хуга ударом дубины по морде (такую дубину мог носить только он!), опрокинул рухора на спину, а Хлог ударил копьём в грудь. Тварь изогнулась и полоснула последнего человека своею конечностью с единственным когтем. Кровавая черта легла через правую щеку Хлога. Он успел отскочить, избегая смертельного удара, и получил лишь лёгкую царапину. Подоспевшие Хуга и Ракруст прикончили хищника ударами оружия.
   Я помнил, как меня несли в деревню и этот путь, из-за терзавшей меня боли, казался адски бесконечным. Потом было много дней в бреду, забота моей сестры Кюры. Ракруст кормил нас, я помню уставшее его лицо, нависающее надо мной. Хлог так же иногда приносил мясо. Лечили меня все, но я уверен, что большую пользу принесли загадочные отвары и компрессы жена Либу. Значит, теперь секреты этих трав знает Либура...
   Я устроился на новом месте засады. Отсюда можно действовать по-другому и дождавшись жертву, наносить удар сверху, через дыру в стене. Впрочем, было одно досадное обстоятельство - сумка, висела под курткой и мешала двигаться.
   Мне пришлось просидеть ещё достаточно долгое время, вздрагивая и напрягаясь от едва слышных шорохов и шуршания. Где-то бегали мелкие крысы. Один из охотников утверждал, что за холмом у реки видел крысу такой величины, что поспешил убежать. Мужчина, появившись в деревне, захлёбываясь от впечатления, рассказывал о том, что крысоподобное чудовище на его глазах растерзало двух шерп. Как известно большая ящерица шерпа опасный противник, а когда они охотяться парой спастись вовсе невозможно!
   Некоторые смельчаки отправились туда посмотреть на предмет страхов свидетеля, но не нашли там ничего, кроме пятен крови и разрытой земли от борьбы кого-то массивного. Как обычно это бывает, одни люди верили рассказу охотника, другие нет. Я допускал существование ещё многих животных непознанных нами. Хорошо бы их никогда и не познать! Не хватало ещё нашествия таких крыс в деревню! Мы со своими палками готовое мясо для них! Но были существа и поменьше, достаточно вспомнить вчерашнюю и сегодняшнюю встречи.
  
   Свои мысли я был вынужден привести в порядок и встретиться со стыраком. Всё-таки права пословица, гласящая: "Если будешь долго стоять у входа: " Хозяин сам откинет для тебя полог". Необходимо терпение, чтобы добиться того, что хочешь, а иногда можно было получить даже большее. Сказать по-правде, я уже хотел кушать, и один вид упитанного стырака, ковыляющего на своих четырёх толстеньких копытцах, вызывал у меня рёв желудка и обильное слюновыделение!
   Хоботок животного то выпрямлялся вперёд, вдыхая воздух, то сново обвисал. Маленькие, свирепые глазки, осматривали дорогу перед собой и по бокам. В нужный момент меланхоличный травояд, казавшимся куском мяса, превращался в грозное, таранящее орудие. Голый, крысиный хвост загибался дугой, к спине и стырак нагнув голову, атаковывал обидчика, наровя попасть в него крепким лбом. Такой удар мог выдержать только Смертельный Клыкун, самый крупный хищник. Вот почему правила охоты говорили о нападении с боку. Ракруст любил приговаривать: "Бойся стырака спереди, шварка сзади, а мальстулу со всех сторон!" Я же обычно добавлял: "Ага, а к Ракрусту и не подходи!" и мы хохотали. Воспоминания об этом и сейчас вызывало у меня улыбку. Ну, что ж, стырак был весьма упитан, высотой мне по пояс, никак не меньше. Одному мне такую тушу не утащить! Проще отрезать две задние лапы и занести в деревню, предварительно спрятав остальное богатство. Оставшееся мясо можно занести, вернувшись с Кюрой и Либурой.
   Я вспоминил вчерашнего сляга и сравнил его с упитанным стыраком. Где-то есть место, где травояды могут без страха пастись и жиреть от обильного корма. И это сейчас, весной, когда кушать практически нечего! Таких мест, я точно знал, нет в наших окресностях. Это было ещё одной загадкой!
   Оставалось подождать ещё немного и добыча приблизится на расстояние точного и сильного броска. Глаза мои расширились от неожиданной перемены обстоятельств.
   Из-за каменной кучи хлама выпыгнул Смертельный Клыкун. Он обрушился на стырака своим плоским телом. Видимо, зима окаазалась для твари тяжёлой, глядя на её тощее тело, я мог пересчитать все её кости. Добыча для неё была гораздо вожделеннее, чем для меня. Одна пара длинных конечностей вонзилась жертве в брюхо, другая пара шипастых, крючкообразных лап вцепилась в бок. Зубастая морда впилась в загривок стыраку и он, не выдержав стремительного нападения, зашатался под весом тела агрессора, и, завизжав от боли и отчаянья, упал.
   Как Смертельный Клыкун мог так тихо подобраться к жертве, что я и не услышал? Пожалуй, тот шорох, что я услышал, производили не крысы, а как раз соперничающая мне тварь. Прямо на своих глазах я лишался добычи! Ну, нет!
   Я торопливо распахнул куртку и расстегнул сумку. Пистолет в руке тускло блеснул в лучах Дюнсара, словно мрачно усмехнулся. Понимая, что пуля бьёт сильнее копья, я сначало хотел выстрелить хищнику в спину туда, где по моему понятию было его сердце. Мгновение спустя я передумал и прицелился в голову. Если удар дубинкой по голове выводит из строя на время (это ещё как ударить!), то пуля могла поразить наверняка.
   Грянул выстрел - ситуация не изменилась. Клыкун продолжал рвать когтями шкуру жертвы. Шерсть её была редкая и никакой ценности не имела. Мне было всё равно, что происходит со шкурой. Другого охотника беспокоит всё - его положение в племени, добыча и все выгода связанные с ней: шкура, внутренности. Меня заботили две вещи - возможность богатой добычи и испытание оружия на самом свирепом хищнике нашей местности. Клыкун озадачил меня тем, что после выстрела вёл себя так, словно ничего не произошло.
   Я выстрелил ещё раз, замечая, как дрогнула шерсть на затылке чудовища от удара пули. Клыкун замер и, отпустив стырака, развернулся ко мне. Казалось, он был в недоумении. Третью пулю я послал ему прямо в морду. Теперь я имел право, не боятся таких тварей! Существо застонало совсем, как человек и завалилось на бок. Клацнув челюстью, она застыла, глядя в синее небо выпученными глазами.
   Мне уже было почти жалко этого беспощадного хищника. М-да, он бы не стал меня жалеть! Неужели это всё? Всего три пули и великий, несокрушимый Смертельный Клыкун лежит мёртвый? Ещё небывало такого, чтобы кто-то из нашего племени мог убить его. Из окресных племён ничего подобного тоже не было слышно.
   Кто я такой? Совсем не сильнейший из охотников. Я посмтрел на пистолет с восхищением и уважением. Теперь можно было ничего не бояться! Ни один хищник не посмеет отнять у меня то, что по праву принадлежит мне!
   Я положил оружие в сумку, взялд в руку пику и спустился к поверженному чудовищу. Оно было крупное, вдлину как два взрослых человека. Я пнул его ногой и затем вонзил пику в грудь. Спазм прокатился по гигантскому телу, когти на одной лапе сжались, и разжались. Я, на всякий случай отпрыгнул в сторону. Мало ли что, а вдруг эта тварь ещй может ударить лапой? Человек - существо слабое - один удар по горлу и конец!
   Клыкун больше не шевелилась. Я подбежал к нему, пнул его и вновь отскочил, никаких результатов, видимо, действительно мёртв.
   Радость наполнила меня. Благодаря пистолету я стал сильнее любого из охотников нашего племени. Чтобы ползоваться оружием сила не была нужна и сила удара пули не зависела от силы удара рук! Достаточно знания! Значит, я на правильном пути! Знания действительно делают сильнее!
   Я добил пикой едва дышащего стырака. У меня много еды! Но куда же спрятать добычу, чтобы затем, вернувшись вместе с женщинами, забрать всё мясо?
   В своих размышлениях я остановились на том, что с мясом можно не торопиться, нужно сначало забрать своё оружие у входа в Смертельное Место. Если у меня есть пистолет, то нечего бояться Хозяйки Тьмы, которую я никогда не видел. Смертельный Клыкун приказал долго жить, а страшнее этой твари я никого не знал.
   Воодушевившись, я вцепился в стырака и потащил его в моё укрытие, откуда я стрелял. Натёкшая на землю кровь хорошо пометила следы волочения. Мне пришлоссь потратить время, чтобы замести все следы. Тушу я накрыл куском непонятного мне материала, который валялся тут же. Он частично состоял из ржавого, сыпучего железа и чего-то крошащегося от неосторожного прикосновения. Навалив сверху каменные обломки и убедившись, что беспорядок созданный мной достаточно естественно выглядит, я отправился к Смертельному Месту.
  
   По развалинам всегда безопаснее ходить группой, но я научился ходить в одиночку и оставаться живым. С этим не было проблем. С мясом бегать к Хозяйке Тьмы и обратно было тяжело. Лучше я заберу оружие, и никто не узнает, что я его бросил от страха. Затем вернусь к туше стырака и отрежу его задние ноги, остальное пойдёт по плану.
   С радростным настроением я приблизился к коридору из разбитых стен, в конце которого темнел тёмный провал логова. В коридоре царила тень. Своею мрачностью он словно предупреждал, что здесь вход в царство мёртвых. Осколки красных и белых камней шумно шуршали под ногами. Этот звук, неожиданно громкий, испугал меня. Я замер, чувствуя себя незванным гостем в этом мрачном месте. Хотя вокруг были стены, казалось, что меня окружает какая-то пустота. Неестественность этого места томила меня, хотя я не раз был здесь и в других местах завода. Чего-то здесь не хватало! Но чего? Конечно! Здесь было могильно тихо! Ни слышалось, ни звука! Здесь не было места вездесущему ветру, не пищали крысы. В других местах развалины шелестят, шуршат, скрепят, а здесь тишина, словно всё затаилось в ожидании. Чего? Не в засаде ли? Не на меня ли?
   Крысы, частые жители развалин не ужились здесь. Это само по себе было странно! Чем они питались, для меня оставалось загадкой. Не редки были случаи, когда крысы стаей нападали на одинокого человека. Иногда, в особенно голодные времена они нападали и в одиночку и группами, не глядя ни на количество людей, ни на свои возможности победить.
   А если Хозяйка Тьмы сейчас атакует меня, выскочив из своего подземелья? Это была совсем не весёлый вариант моего будущего! Освободив из сумки пистолет, я зажал его в правой руке, и осторожно ступая, пошёл вперёд. Неужели благодаря пистолету я стал смелее? Непривычная холодная тяжесть в правой руке придавала уверенности. Разве я еогда нибудь пришёл бы сюда? Я явился, поскольку знал, оружие защитит меня! Раньше бы я так не поступил, а теперь, казалось, маленький человек превратился в человечище.
   Так, шаг за шагом я дошёл до пучка брошенных дротиков и дубинке. Пристроив дубинку к поясу и взяв пику с дротиками в левую руку, я прислушался. Тёмная дыра логова, казалось, увеличивалось в размере и всасывало, пытаясь поглатить меня. Я стряхнул наваждение, каэжеться всё спокойно!
   Всё так же медленно, в пол оборота я стал отступать к выходу из мёртвого коридора. Таким образом, я мог видеть и выход, и тёмный квадрат входа логова.
  
   Моему слуху, обострённому из-за напряжения послышался далёкий гул. Возникло такое ощущение, что он состоит из множества голосов. Я остановился не в силах понять, что происходит. Моя осторожность стала подавать слабые сигналы, предупреждая об опасности. Теперь явственно слышалось, что шум создают множество ртов. На всякий случай я огляделся по сторонам в поиске запасного пути для отхода. Где-то впереди бежало множество агрессивно настроенных людей. Судя по всему, они приближались ко мне. Выходить из коридора означало риск попасть незнакомцам прямо в руки. А куда здесь можно спрятаться? На высоте около двух человеческих ростов в стене была дыра. Можно было изловчиться, подпрыгнуть и, подтянувшись на руках влезть на стену. Я с тоской посмотрел на содержимое своих рук. Неужели вновь придёться бросать оружие? Теперь не только своё, но и Ракруста? Я оглянулся вперёд и назад, опасность была и там и там. Мне небыол пути ни вперёд, ни назад!
   Решительно я спрятал пистолет в сумку. Пику пристроил сзади, за пояс куртки, а дротики зажал в зубах.
   Таким я предстал перед чеолвеком, одетым в коричневую куртку из грубой ткани и штанов зелёного цвета. За спиной у него была большая сумка и нечто похожее на одну из убийственных штук из журнала "Оружие", но это всё я разглядел позжа, когда он повернулся ко мне спиной. Мужчина с непокрытой головой свернул в коридор и, спотыкаясь от усталости на бегу, загрохотал ботинками по камням. Лицо его ракраснелось от напряжения. На правой кисти руки были заметны пятна крови. Желтоватые, редкие, короткие волосы торчали во все стороны. Он был старше меня, среднего возраста. Одет незнакомец был так, как не одевались ни в одном племени. Обувь и вещи подсказывали, что этот человек, откуда- то издалека, откуда-то, где принято носить такую одежду и оружие. Пришелец из неизвестного мне мира!
   Увидев меня, незнакомец сбавил ход и выхватил левой рукой нож. Такого я ещё не видел! Это был острый нож из блестящего металла. Он источал смертельную опасность. Лицо мужчины выражало решимость, и я понял, что он не собирается меня убивать. Это было простое предупреждение: "Не тронь меня, и я не трону тебя!"
   Шум приближался. Я уже слышал топот можества ног. За этим человеком кто-то гнался. Но кто? Неужели кто- то из нашего племени? Никому другому здесь нечего было делать! Это была территория нашего племени! Судя по топоту ног, можно было сделать вывод, что преследователей было не меньше двадцати. Вскоре мне предстояло узнать, кто же и почему преследует незнакомца.
   Я заметил, что человек двинулся к Смертельному Месту, увеличивая скорость. Выплюнув в руку дротики, я закричал ему вслед.
   -Эй, там опасно!
   Незнакомец остановился и обернулся. Он меня понимал!
   -Это Смертельное Место Хозяйки Тьмы! Она уже убила не одного воина!
   -А ты разве не один из них, сын Батабана? - Задыхаясь, проговорил человек, неопределённо покрутив в воздухе ножом.
   Хороший вопрос! А кто там бежит? Оставалось совсем немного до того, как они появятся. Как использовать ситуацию? Если там мои соплеменники, то можно броить в него дротик, а если чужие, то лучше присоедениться к мужчине. На всякий случай я приблизился к человеку на несколько шагов. Он недоверчиво покосился на меня и внимательно вгляделся в знаки над входом в подземелье. Лицо его просияло. Я не думал об изменениях происходящих с мужчиной, вслушиваясь в голоса охотников. Они перекликались друг с другом. Я слышал чужие имена и по говору узнал в них охоников племени клыкастых.
   Соседнее племя вторглось на нашу территорию! Что-то важное могло сподвигнуть их на этот поступок, либо неуважение к соседям! Это возмущало, и сейчас меня не интересовали причины такого поведения.
   Я сорвался с места и подбежал к человеку даже не думая, что он может ударить ножом.
   -Я из другого племени! Это "клыкастые" и они пришли на нашу территорию! Мне это не нравиться!
   -Зато это нравиться им! - Кивнул челловек мне за спину. - Батабан их раздери!
   Позади, с победоносными криками в коридор врывались "клыкастые". Их называли так потому, что на шее они носили зубы убитых ими врагов. Чем крупнее был враг, тем почётнее новый их обладатель, Чем больше зубов, тем почётнее охотник. Мужчины "клыкастых" носили юбки из шкур, которые висели многочисленными складками и при желании натягивались на всё тело, защищая его от холода или жары. Сейчас мускулистые торсы мужчин были обнажены и лоснились разгорячённые от азарта погони. Впрочем, "клыкастые" натирались снадобьем из жира животных, и это согревало их в такую погоду не хуже одежды. Приготовление жирного снадобья был секретом племени и ревностно хранился, как и наше племя, свой секрет строительства.
   "клыкастые" приближались, и у меня не было уверенности, что они желают со мной мирно беседовать. В занесённых для броска руках колебались копья с железными жалами. Глядя на их искажённые злостью и азартом погони лица, я понял, эти убьют всех, кто встанет на их пути. Они не станут слушать объяснения, что я тут случайно и не имею ничего общего с чужеземцем. Меня просто убьют вместе с этим человеком. Одной жертвой больше, одной меньше - какая, по сути, разница для охотников клыкастых.
   -Идём! Идём, пока не поздно! - Дёрнул меня мужчина за рукав к входу во тьму.
   Видно он увидел разницу между ними и мной. Я вдохнул запах подземелья. Это был запах сырости и чего-то живого. Мне казалось это запахом злости и ярости неведомого чудовища, а так же запахом смерти мне подобных жалких человечков. Перед смертоносной неизвестностью Смертельного Места я даже забыл о своём пистолете.
   -Куда?! Там чудовище! - В замешательстве выпалил я.
   -По-моему эти чудовища страшнее! - Кивнул он в сторону "клыкастых". - Выбирай сам! - Добавил незнакомец и прыгнул во тьму.
   Мир закружился у меня в голове; изуродованные стены, логово отдающее смрадом могилы, приближающиеся клакастые. Крик убийц резал уши, гнул к земле. Убийцы! От них надо бежать! Казалось, их было не человек двадцать, как мне казалось сначало, а целая бесчисленная орда катила на меня свои человеко-волны. Из чего тут было выбирать? Я в отчаянии бросился следом за раненым человеком.
  
   4. В пещере.
   Сколько их, кто в темноте блуждая,
   Без надежд, без цели ищет путь,
   И не может, о судьбе гадая,
   В собственное сердце заглянуть...
   Гёте "О, зачем твоей высокой властью.."
  
   Темнота, хищная темнота царила кругом. Она хватала за руки и ноги, била по глазам и прокрадывалась внутрь. Плохо, когда ты ничего не видишь, просто становишься слепым. Эта временная слепота может стать вечной, когда кто-то злой в этот момент видит тебя беспомощного, атакованного тьмой и строит свои планы, связанные с тобой.
   Я оказался в таком же положении. Сзади крики свирепых "клыкастых", впереди неизвестность. Что делать? Куда идти? Что со мной? Почему именно со мной? Я готов был захныкать от отчаянья!
   Впереди меня тьму разорвал сполох огня. Не далеко от меня стоял чужеземец и держал в левой руке факел, горящий странным, слепящим белым светом и роняющий искры.
   -Иди сюда! - Обернулся он ео мне.
   -Держи! - Вручил он факел, когда я подошёл к нему.
   -Ты умеешь этим пользоваться? - Кивнул он на мои дротики.
   -Конечно! Я же охочусь ими! - Возмутился я.
   -Щупловат ты для охотника! - Пробормотал он и сказал громче. - Тогда приготовься использовать их! Иди позади меня, а факел держи перед собой.
   Я подчинился. Чужеземец вновь достал нож левой рукой. Теперь я был уверен, что правая рука ранена. Я видел, как он её держит, и пару раз из-под рукава куртки капнула кровь.
   Страх куда-то отступил, оставляя растерянность. Я почему-то чувствовал доверие к этому человеку. А на кого мне ещё было положиться в этой ситуации? Кому ещё в этой "дыре" можно было доверять?
   Крики снаружи затихли. Вероятно "клыкастых" смутил этот неисследованный проход, и они совещались у входа, дабы решить, что предпринять в этом случае. Они жили на земле не первый день и знали об опасностях, которые могут таиться в подобных местах. Всегда предпочтительно, чтобы сожрали врага, а не тебя! В этом с "клыкастыми" я был согласен и вполне понимал их. Место куда мы вошли отвечала самым мрачным предположениям. Запах совершенно к себе не располагал. Он уже не казался сырым, но был каким-то неприятным, подозрительным. Так, наверное, пахнет в царстве мёртвых, а здесь, на земле, это типичный запах логова Хозяйки Тьмы!
   Я обернулся и увидел в светлом проёме входа человеческие фигуры. Зажать дротики в зубах, а один оставить для броска в руке было делом мгновения. Я метнул дротик, и враги спрятались за края входа. Снаряд сухо удариляс о стену и пропал во тьме. По крайней мере, теперь я знаю, что они хорошо нас видят (кто бы сомневался?).
   -Держи ровнее факел! - Недовольно пробурчал чужеземец.
   Он нагнулся к земле и что-то поднял. Это была ручка прогоревшего факела, такого же, как я держал в руке.
   -Хм-м, совсем недавно брошен! - Хмыкнул человек и повернулся ко мне. - Как там наши дикари?
   -Бояться заходить, наверное, почувствовали запах смерти! Ты чувствуешь запах смерти? - С нервной дрожью прошептал я.
   -Ну, не надо, не надо соплей! В этом поднебесном мире все смертны. Даже твои чудовища! Гораздо более страшны чудовища в твоей голове! - Он выразительно постучал плашмя ножом себе по голове. - Просто слушай меня, и мы выберемся.
   Молча, мы прошли несколько шагов. Держа факел, я пыталсяя рассмотреть стены или потолок, но нгичего не видел, кроме тьмы. Было жуткое ощущение, что мы провалились в бездну или канули в вечную ночь. Если бы не освещаемый пол, было бы совсем худо! Кое- где, среди кусков камня, были заметны подозрительные предметы, напоминавшие кости. Это напоминало логово зверя, где он ест и спит. Этот факт напрягал нервы ещё больше! Ещё на полу иногда попадался всякий мусор, какие-то тряпки, рваные коробки.
   Внезапно, впереди, из тьмы показался человеческий череп, лежащий на боку. Я вздрогнул, увидев его.
   -М-да, - согласился мужчина, - пожалуй ты прав, говоря о чудовище. Я надеялся найти вход в "склеп", но если он пуст, и разграблен, то там должна быть толпа разных тварей.
   -Что такое "склеп"? - Спросил я, чтобы не умереть от ужаса. Мысли на другую тему отвлекали меня от действительности и помогали не расслабиться, таким образом, получалось меньше бояться.
   -Так мы называем подземные дома, построенные ещё до войны. Там хранятся оружие, технологии и много интересных вещей. Лет десять назад ещё никто не интересовался технологиями, а теперь появилось достаточно заказчиков предлагающие хорошие деньги за предоставляемые им осколки прошлого великолепия, секреты металлургии и прочие вещи.
   Непонятные слова, что с ними делать? Разговаривать с незнакомцем, учиться понимать! Как же ещё! А для этого нужно спрашивать, спрашивать и спрашивать.
   -А как ты узнал, что тут был "склеп"?
   -По эмблеме над входом! Помолчи, если мы не можем хоть как-то видеть, то лучше нам слушать!
   -А что такое "дикарь"? - Продолжал я не в силах остановиться. Некоторые ответы мужчины были не ясны, но мне сейчас важнее было говорить, думать над ответами буду потом, если выберусь из этой передряги.
   -Дикарь - это дикий человввек, не умеющий быть цивилизованным. М-да, если останусь живым, вернусь с ребятами к этим дикарям, и они пожалеют! Да-да, пожалеют! - Ожесточённо закончил он.
   -Тс-с-с! - Зашипел он, когда я обдумывалего объяснения и угрозы. - Кажется, что я что-то слышу!
  
   Впереди, на земле, что-то лежало, и это что-то было большим. Рахдался знакомый писк и послышалась удаляющаяся дробь лапок.
   -Тьфу! Крысы! - Сплюнул человек.
   -Нет, там есть что-то ещё! - Я поднял дротик, готовясь к броску.
   -Ты прав! Свети лучше! - Он решительно шагнул вперёд и пнул ногой крупный предмет.
   Я подошёл ближе и нагнул факел к земле. Сначало было непонятно, что это такое, длинное и толстое, изогнувшееся на земле.
   -Батабан! - Выдохнул человек. - Ну и тварь! Я таких не видел!
   -Что? - Не понял я.
   -Это твоё издохшее чудовище! Кто-то ему хорошо помог "уснуть" изрядно нашпиговав свинцом! - Он ткнул ножом в предмет.
   Наконец, истина стала доходить до меня. Перед нами лежало существо похожее на гигантского червя длинной как два человека, а толщиной как три человеческих тела. В его теле, действительно, были отверстия. Это могли быть раны от выстрелов, как утверждал мой невольный напарник. Но кто это мог сделать? Кто убил Хозяйку Тьмы? Озадачивало то, что тварь была убита совсем недавно либо вчера, а может и сегодня. Но кто же мог стрелять в неё?
   Этот вопрос становился понятным через несколько шагов. Неподалёку от уродливой головы животного в неестественной позе лежал человек. Он выглядел так, что я не сразу признал в нём человека. Несчастный был переломлен посередине, и его ноги лежали рядом со спиной.
   -Мой, Батабан! - Вновь выругался мужчина незнакомым ругательством. - Кто же ты?
   Я был согласен с ним. Стоило запомнить лицо человека убившего Хозяйку Тьмы. Я поднёс факел к голове убитого, чтобы можно было рассмотреть лицо.
   -Рокар? Что ты здесь делаешь, Рокар? - Неизвестно кого, спрашивая, изумлялся чужеземец.
   Судя по всему, в этом обезображенном трупе он узнал своего знакомого неизвестно каким образом попавшего сюда. Тело его уже охладело.
   -Как тебя зовут, парень? - спроил меня спутник.
   -Сухор, а тебя?
   -Меня, Валент.
   -Приятно познакомиться с твоим родом, - произнёс я традиционную фразу.
   -Сухор, кажется, наши друзья дикари набрались смелости и решили идти за нами!
   Я обернулся, двое "клыкастых" заглядывали внутрь, открыто следя за нами. Я метнул ещё один дротик, но он до них даже не долетел. Враги даже не дрогнули.
   -Они скоро нас атакуют, вон уже, как осмелели! У них есть кто-то стреляющий из винтовки. Он-то и ранил меня в руку.
   -Разве у "клыкастых" есть такое оружие? - удивился я.
   -А кто ещё мог подстрелиить меня? - Ответствовал Валент, нагибаясь над трупом.
   Оружие! У меня же есть пистолет, а я совсем забыл о нём! Пока новый знакомый осматривал вещи мертвеца, я извлёк пистолет и передёрнул затвор.
   От клацающего звука Валент выпрямился.
   -Я буду стрелять, если ""клыкастые"" пойдут вперёд! - Заявил я с готовностью привести свои слова в жизнь.
   -Ты удивляешь меня ещё больше! - С волнением в голосе произнёс он. - Неужели племена так хорошо вооружены?
   -Нет, это единственный пистолет! - С гордостью заявил я. - Я ищу знания и смог найти патроны и это оружие. Их мало и я стал учиться стрелять только сегодня.
   -Прекрасно, у тебя ещё будет возможность поупражняться в стрельбе. У меня тоже есть оружие, - человек имел в виду эту штуку за спиной. - Я отстреливался от этих дьяволов до последнего патрона. Но старина Рокар даст то, что мне нужно. Это чудовище напало на его, и он убил его, но не учёл силу твари. Оно, подыхая, каким-то образом достала его. Впрочем, собаке собачья смерть!
  
   Испытывая боль в раненой руке, он поменял рожок в оружии, найденном у Рокара.
   -Патронов всегда не хватает, - пожаловался мужчина мне, - и стоят они дорого, но когда стоит вопрос твоей жизни экономить не приходится.
   -Эта штука будет серьезнее, чем пистолет! - Поднял он в левой руке оружие Рокара. - Это называется "Стрелок" Р-5, мелкоколиберная винтовка ближнего радиуса действия. Это значит, что если эти ""клыкастые"" войдут сюда, будет очень весело! В отличие от твоего оружия она стреляет не только одиночными выстрелами, впрочем, твой "Беркут" имеет крупнее колибр, а это преимущество по сравнению с мелкоколиберной винтовкой. Пусть теперь эти Батабаны заходят сюда! - Вален сплюнул. - Мы их быстро призовём к порядку!
   ""клыкастые"" были сильным племенем, и охотники их были сильными и меткими. Только опасное место смущало их и мешало развернутьяс в полную силу. Они могли бы ворваться всей бандой, но их пугало место. Тьма имела особое место в сказаниях племён. В них было много намешено суеверий и предрассудков.
   В проходе появился третий "клыкастый". Видя, что с нами ничего не происходит плохого, они становились более уверенными.
   -Ах, так? Я отобью у вас охоту бегать за мной! - Пробормотал Валент и поднял "Стрелок" левой рукой, опирая ствол на раненую правую. - Главное, хорошо прицелиться, - продолжал бормотать он.
   Выстрел звоном "разлетелся" по всей "пещере". Он был не таким грубым, как звук выстрела моего "Беркута". Недавно появившийся охотник упал на землю, затем схватился за плечо и, завизжав, убежал на четвереньках. Двое остальных скрылись из вида.
   -Возьми его рюкзак, - попросил спутник, - я буду держать под прицелом вход.
   Сколько новых слов! Я не знал, что значит название Моего пистолета "Беркут", а тут ещё и новое слово "рюкзак"!
   -Взять сумку? - Больше тут нечего было брать.
   -Ну, да, сумку, если тебе это будет понятнее, - и откуда у него бралось терпение ко мне? - У нас это называют рюкзаком, и он носится на спине, вот, как у меня.
   Я затолкал пистолет за пояс куртки и поднял с пола рюкзак. Чтобы одеть его как у Валента, мне пришлось полжить факел на пол. Нагибаясь за ним, я заметил у Рокара что-то на поясе. Мёртвых я не боюсь, насмотрелся на них за свою короткую жизнь, а потому решил забрать эти себе. Всё же мёртвому эта вещь не понадобиться. Насколько я понял, это был пистолет в кожаном чехле.
   -Оставь его, потом заберёшь! Нам надо уходить глубже! - Недовольно произнёс Валент.
   -Ну да, оставь его для "клыкастых"! - Возразил я, решив, что находка моя. - У них ещё и пистолет добавиться!
   -Тогда снимай ремень и забирай с ним всё, что на нём есть!
   Я подёргал ремень на животе, и он неожидано поддался. После некоторой возни пояс перекочевал ко мне. Теперь он с пистолетом, ножом и маленькими сумоками, набитыми чем-то, был на мне.
   -Пойдём, - торопил меня чужеземец. - Сейчас может появииться их стелок, а мы тут как на ладони! Нужно найти коридор, ведущий к входу в "склеп". К тому же факел скоро сгорит!
   Я чувствовал себя совсем по-другому. Хозяйка Тьмы убита, и бояться нечего. Теперь у меня появилось много новых вещей, которые хотелось долго рассматривать и наслаждаться владением их. Рядом шёл новый, непонятный человек, который был дружественно настроен. У него можно было узнать много чего интересного!
   -Валент, откуда ты и как здесь оказался? Кем был этот Рокар и что вообще твориться в мире?
   -Сплошные вопросы! - Засмеялся спутник. - Батабан! Я истекаю кровью! Как только найдём удоюбное место, надо перевязать рану. Ты умеешь это делать?
   -Я охотник! Перевязывать раны, работа женщин! - Пожал я плечами.
   -А если женщины рядом нет, умирай что ли? - Я искренне задумался. - Вот так-то Сухор! Это важно, нужно уметь делать важные вещи - метать нож, быстро и метко стрелять. Важно ловко перемещаться, но не забывать о простых "не мужских" действиях - приготовить похлёбку, починить оружие, перевязать рану. Нужно обладать всеми знаниями понемногу! Так, кажется, здесь есть проход!
  
   Валент был прав, откуда-то тянуло сквозняком, даже короткое пламя прогорающего факела беспокойно заметалось, словно подавая знаки кому-то неведомому в темноте. Я приблизился и, наконец, увидел стены из аккуратно отщлифованного камня.
   -Как они так камень шлифовали? - Вслух выразил я своё восхищение перед старыми людьми.
   -Это не камень, бетон!
   -Бетон? Ты хлчешь сказать, что Древние строили из камня бетон?
   -Бетон не камень! Древние умели делать его. Он был жидким, а когда застывал, становился как камень. Потому, управляя им, можно было сделать стену разной толщины, гладкую или шороховатую!
   Камень становящийся жидким и, не будучи при этом камнем? Я выпучил глаза, пытаясь, это понять. Нет, это выше моих сил! Нужно исходить, что это не камень и его делали в Раю, где люди всё умели, даже летать по воздуху!
   Бетонный коридор был узок. С помощью факела можно было разглядеть и потолок и стены. Пол при этом явственно уходил вниз, и мы с каждым шагом опускались всё глубже и глубже под землю. Под ногами всё чаще паопадались какие-то кости, возможно, и человеческие. Я успокаивал себя тем, что Хозяйка Тьмы убита, и здесь некого опасаться кроме "клыкастых".
   На голой стене я заметил пластину. Раньше она могла быть белой, но теперь множество ржавых пятен покрывали её. Под рисунком, таким же, как и на входе было что-то написано. В свете факела буквы сложились в слова.
   -"Последний приют", - прочитал я.
   -Что? - Откликнулся, не поняв Валент.
   -Здесь написано "Последний приют". А что это такое?
   -Ты умеешь читать? - Изумился спутник. - Ты очень необычный дикарь... - Он замялся, понимая, что вырвалось то, о чём думал, но не хотел говорить.
   -Слово "дикарь" плохое? - Догадался я по его реакции.
   -Прости, я не хотел! - Поспешил с оправданиями мужчина. - Так называют тебе подобных там, где я живу.
   -А где это?
   -Это во множестве дней пути на юго-восток. Я родом из города Вахрат...
   -Из ГОРОДА? Ты из ГОРОДА? - Радости моей не было предела. - У вас большие дома?
   -Один-два этажа. Так что не обольщайся! Это не старые гигантские города! Но мы возраждаем былую жизнь. Вы здесь живёте в своём маленьком мирке и не знаете, что происходит в других местах! - Вдруг зло выпалил он, словно завидуя этому.
   -Впрочем, - мягко продолжал Валент, - у нас не каждый стремиться учиться читать и считать.
   -Я умею и считать! - Парировал я, обдумывая его слова.
   Обидеться мне на него, или нет? Это мжет помешать близости отношений, и я не смогу узнать ещё что-то! В конце концов, этот человек мне нравиться!
   -Так вот, - продолжал человек. - Работю я там, где можно заработать побольше, но во всякие грязные делишки не влажу. Я сопровождал в качестве охраны скупщиков. Это такие люди, которые ходят из города в город и производят обмен вещей с выгодой для себя, чтобы, в конце концов, вещей стало больше. Влез я как-то в долги, и пришлось мне их отрабатывать. Так я вынужден был сопровождать караваны с рабами. Мерзкое дело это, должен вам доложить! Ну, так вот, Батабан их раздери! Ходили мы в Свиргл. Это "дыра" неподалёку отсюда. Там засели работорговцы. Ты, наверняка, знаешь, что они нападают на деревни и племена, подобные твоему племени, и забирают людей, а потом продают их скупщикам, которые этим занимаются. Ну и мерзавцы собрались в этом Свиргле! Рокар один из них, работал на работорговца. Как придёшь в Свиргл, так и хочется побыстрее оттуда убраться! - Валент сплюнул, возмущённый до глубины души. - В этот раз, когда я прибыл с караваном, мы остались ночевать, чтобы утром отправиться в путь. В эту ночь на работорговый посёлок напали лигнеры. Они ненавидят работорговлю (с чем я вполне согласен) и людей занимающихся этим (что я одобряю). Эти люди говорят, что несут людям свет и процветание. Но я ещё и не таких проповедников видел!
   В эту ночь работорговцев было мало. Они отправились добывать товар, не исключено, что это были "твои" ""клыкастые"". Свиргл опустел почти на половину, и лигеры прознали про это. Они называют свою организацию "Лигой возрождения". Некоторые называют их "возражденцами".
   Вот эти "возражденцы" и напали ночью. Они же не будут выяснять, кто есть кто. Раз ты спишь в лагере работорговце, то и являешься таковым! Разве не ясно? Пришлось защищаться и прикрывать этих подонков. В целом я рад, что так вышло, Свиргл разгромлен! Мой кредитор убит (туда ему и дорога) и я теперь никому не должен! Смерть всё списала! Плохо, что пришлось убегать от лигеров, да через земли этих "клыкастых".
   Убегал я не один, а с четырьмя приятелями. Один из них был охранником работарговца, но хороший парень, по дури попавший к ним, остальные мои коллеги по каравану. Двое были ранены, один в ногу. Мы помогали ему, но всё равно раненный сковывал наше продвижение и мы был не так быстры, как хотелось бы. Лигнеры не особо и не преследовали нас. Мы вскоре отрорвались от них, Батабан им на голову! Хотели убедиься, что погони нет.
   Расслабились ротозеи и нарвались на дикарей! Эти ""клыкастые"" до нас столкнулись с работорговцами, это моё мнение, ведь они были готовы к схватке и у них были раненные. Мы, конечно же, готовы не были и выскочили прямо на них. Трое моих спутников сразу же полегли под ударами копий и дротиков. Мы, конечно, не остались в долгу, накрошили их немало. Пришлось проываться, не возвращаться же к лигерам! Пока прорывались, лишился я спутника, растратил все патроны и был ранен, а эта банда всё гналась за мной, пока я не оказался здесь... Что это?
  
   Последняя фраза относилась к железному ящику, висевшему на стене. На нём были начертаны буквы и цифры, не складывающиеся в слова.
   -Ух, ты! - Восхищённо выдохнул Валент. - Может оно ещё и работает?
   Не понимая, о чём он говорит, я следил за его движениями. Мой спутник оставил винтовку болтпться на ремне и рукой ощупывал ящик. Что-то хруснуло под его пальцами и под ноги упало, дребезжа, нечто железное. Дверца ящика распахнулась противно скрепя, словно атакующий рухор. Такой звук продирает всё внутри, вызывая холодные "мурашки" на коже.
   Пальцы Валента скользнули внутрь. Он, вцепившись во что-то с силой, потянул вниз.
   Где-то что-то пронзительно завизжало, и только я успел испугаться, вздрогнув, как звук перешёл в рокот. Он ускорялся и становился всё тише, пока не стал почти не слышен. Коридор наполнился светом. Я испуганно бросил факел на пол и, закрыв глаза, присел, прикрыв их ещё и рукой. Хорошо, что я ещё не начал палить в замешательстве направо и налево.
   -Правильно, что бросил факел, - услышал я одобрительный тон Валента, - он нам уже не понадобиться! А в остальном не волнуйся. Ты, конечно же, не видел что такое электрическая энергия. Это создание Древних и что интересно, до сих пор работает, Батабан раздери! - Закончил он своим загадочным заклинанием.
   Я медленно открыл глаза. Вокруг было светло, как днём! Сначало мне показалось, что обрушился потолок и подземелье осветил Дюнсар. Разобравшись, я понял, что с потолком всё в порядке, а свет идёт от шаров, висящих вверху стены. Они сияли, словно осколки Светила. Вот это чудо! Да, древние были мудры, раз умели заключать в сосуды свет Дюнсара!
   -Я думаю, что "Последний приют" это название "склепа".
   -А для чего строились эти "склепы"? - Вопрошал я, продолжая путь по извилистому, узкому коридору вместе с Валентом.
   -Древние готовились к войне и делали "склепы", которые называли ещё схронами и убежищами. Они нужны были, чтобы прятаться самим, хранить еду, оружие и много всего хорошего, что не знаем ни я, ни ты. Так вот, если схрон никто не успел разграбить, то там мы можем найти много интересного и полезного!
   -У них была война?
   Валент остановился и посмотрел на меня.
   -А ты не знаешь? Думаешь, что мир всегда был таким?
   -Мир всегда меняется... - филосовски заметил я, не понимая, к чему он клонит.
   -Это была Последняя, необычная война в твоём понимании. Там не бросали копья и не били дубинками (я весь превратилсяв слух). Из того, что мне известно, оружие уничтожало целые города с таким кооличеством людей, что ты и не представишь. Враги использовали оружие, которое отравляло землю и всё живое, это было, как эпидемия, какой нибудь болезни типа "чёрная маска" или "студень". Много мест было отравлено. Земля горела...
   Я стоял поражённый и слушал Валента. Он знал об этом больше, чем любой из нашего племени. Так вот, почему люди Рая потеряли его, нои просто перебили друг друга и уничтожили весь мир! Глупцы! Я узнал, что не все районы пострадали. Были места страшнее наших земель, где жизнь была невозможна. Были места, где зеленела трава, и деревья были большими и дышали ароматом свежести. Я представил, как это выглядело на иллюстрациях журнала.
   Валент рассказывал, что на новой земле люди жили по-разному, чтобы выжить. Одни опустились до дикости, другие строили комунны и возделывали поля. Третьи люди грабили и убивали, четвёртые занимались работорговлей, пятые создавали мелкие княжества. А были такие, кто просто хотел жить, быть счастливым, любить, растить детей и надеяться на лучшую жизнь. Спутник упомянул о Батабане, крупном городе с централизованной системой власти, который начинал, как небольшая деревенька выращивающая хорошие урожаи. Жители города много торговали и защищали себя, пока не выросли в крупнейший город, где правили скупщики. Валента изгнали из Батабана и, но превратил это название в ругательство.
   Я всмотрелся в лицо человека. Что он пережил? Что повидал? У него есть много того, что можно узнать. Я не думал о том, когда я вернусь домой, в порядке ли моя добыча, как прорваться через ряды "клыкастых"? Этих вопросов для меня не существовало.
   -Перевяжи меня, - попросил спутник, снимая винтовку на ремне со своей шеи.
   Я принял оружие, разглядев маленькое отверстие в рукаве, и помог Валенту снять куртку. Она был тяжёлая, и я разглядел изнутри металлические пластины, прикреплённые к ткани. Нижняя часть рукава рубахи пропиталась кровью. Наше занятие было прервано громким лопотанием "клыкастых", воплями, рычанием и одинокой стрельбой.
   -Что там у них происходит? - Недоумённо посмотрел я в конец коридора.
   -Или они стали друг друга убивать или на них кто-то напал, - объяснил мужчина. - Вот, что, друг мой, давай-ка убираться отсюда дальше по коридору. Поищем более прямой участок или зал, а то здесь сложно будет выжить, если дикари ворвутся сюда!
   Он вновь надел куртку, взял винтовку, и мы устремились дальше, по коридору, прислушиваясь к шуму и время, от времени оглядываясь назад.
  
   При свете лучше видно то, что лежало на полу. Здесь не встречались кости, а в беспорядке лежал разный хлам: поломанные ящики, коробки, множество других непонятных мне предметов разных форм. В развалинах завода время от времени находили разные забавные вещи. То, что можно было использовать, например ящики, использовались в хозяйстве. Одним словом, здесь можно было отыскать, что нибудь полезное. Валент шёл вперёд, а мне не хотелось здесь оставаться одному, тем более что речь шла о риске для жизни. Пришлось отложить разгребание мусора на неопределённый срок.
   Мы шли не долго. Внезапно мы вышли в небольшой зал, оканчивающийся двумя серыми пластинами в человеческий рост.
   -Ну, вот и вход в подъёмник! - Довольно произнёс Валент. - Тут мы спустимся ещё глубже вниз.
   Я скользнул взглядом по коробкам, стоящим у стен. Одни из них были такими же, как и те, что встречались нам по пути сюда - жалкие клочья, а другие целые, громоздились одна на другой, словно ожидая своего хозяина. Сюда явно не заходили люди, иначе ящики были бы вскрыты.
   Валент прошёл через зал и коснулся пальцами руки небольшой пластины слева от входа. Я с интересом следил за его движениями, не понимая, чего он добивается.
   -Не открывается, - обескураженно произнёс Валент, - а должно! Это двери и они открываются, когда нажимают на кнопку! - Начал он объяснять мне. - За дверями подъёмник, на котором можно спуститься в "склеп".
   -И двери не открываются? - Я не представлял, как они могут открываться.
   -Видно, это старая задумка Древних, чтобы чужие люди не могли войти внутрь. Тут есть какая-то хитрость, какой-то код или пароль. Хм... Мы можем здесь просидеть всё жизнь, пытаясь найти выход из этой ситуации.
   Я неопределённо хмыкнул. Меня раздражало, что я не понимаю некоторых слов в речи Валента.
   -Должна же быть какая-то подсказка! - Размышлял мужчина. - Если бы сохранилась какая-то документация или информация по этому "склепу"!
   -А если есть какая-то подсказка в этих ящиках?
   -Ну, для этого нужно потратить какое-то время. Да и не думаю я, что Древние были так глупы, чтобы хранить свои секреты в таком доступном месте, а потому не к чему там искать подсказку.
   Я немо наблюдал за приятелем и думал, что неплохо былобы пробраться в это подземное строение, там достаточно чудес для меня, а может здесь будет удобно поселиться. Если этого не захотят все люди племени, то, по крайней мере, я, сестра, Рокар, Либура, Либу и поддерживающие его соплеменники можем поселиться под защитой схрона, чтобы изучать всё, что доступно для нашего понимания, учиться самим и учить детей. Однако Валент тоже имеет какие-то планы на это место. Интересно, какие?
   Чужеземец положил свои вещи на пыльный пол и сказал мне:
   -Думаю это не единственный вход в убежище. По такому узкому коридору не завезёшь оборудование и запасы пищи. Где-то должен быть большой, грузовой вход! Но где? Возможно, он был уничтожен, чтобы увеличить сохранность вещей. Ещё вопрос, есть ли там люди? Живы они или нет? Охраняют сокровища люди или только их тени? Ладно, возьми у меня в рюкзаке пакет первой медицинской помощи и перевяжи меня!
   Он сел на один из пустых ящиков и разорвал мокрый от крови рукав. Пока я бестолково искал то, что было необходимо, пытался перевязывать, он подсказывал мне, что нужно делать. Валент сетовал, что пуля засела в предплечье и нужно найти врача, который достанет её. Перевязывать я не умел, но направляемый мудрыми советами бывалого вояки, вколол инъекцию, останавливающую кровь, наложил заживляющий пластырь и забинтовал эластичной лентой. Конечно, я перемазался в крови, но этого я не боялся.
   -Что-то наши "друзья" замолчали! То ли они решили уйти, то ли тихо подкрадываются к нам. Нам стоит приготовиться к худшему. Иначе...
  
   Валент прервал фразу, и на это была причина, свет в зале и коридоре пропал, и мы оказались в кромешной тьме. Давящая тьма накрыла нас и, закружив, обрушила в бездну. Волна ужаса вымыла, выбила из меня весь рассудок и смелость. Застонав, я покачнулся от страха. Старые кошмары, связанные с Хозяйкой Тьмы вновь ожили, бродя во мраке вокруг меня. Я не слышал не бормотания напарника, не его возни в рюкзаке. Очнулся я лишь тогда, когда он зажёг ещё один факел.
   -М-да, либо что-то оказало в системе энергоподачи, либо кто-то отключил электроэнергию, - рассеяно пробормотал Валент. Неужели что-то могло его озадачить?
   -И что нам... делать? - Едва выговорил я.
   Горло от страха пересохло. Отсутствие света означало проблемы. Если будет темно, то, как стрелять, если не видно того в кого следует прицеливаться?
   -Готовь пистолеты, проверим, как там обстоят дела в коридоре. Будь готов стрелять по моей команде! - Немного поразмыслив, решил напарник поневоле.
   Я согласно кивнул. Присутствие опытного приятеля благотворно влияло на меня. Его ровное спокойствие гасило мою панику. На каждую ситуацию у него было решение. Мне уже казалось, что Валент имел ответы на все вопросы! Он был ценным союзником. Видя его рядом, я почти поверил, что выйду живым из этой передряги.
   Я достал свой "Беркут", оставив на поясе второй пистолет потому, что не понял распоряжения приятеля. Тогда я ещё не представлял, как это можно стрелять из двух пистолетов одновременно.
   Идти по узкому коридору было куда приятнее, чем в огромном зале. Здесь свет освещал стены, потолок и пол. Только пространство впереди зияло жуткой, чёрной глазницей черепа давно вымершего гигантского существа. Неуютности прибавляло то, что сзади накапливалась такая же тьма, как и впереди и с каждым шагом её становилось всё больше и больше. Разумом я понимал, что сзади никто напасть не может - там замкнутое пространство, где мы уже были. Но страх, поигрывая со мной, время от времени покалывал когтём моё сердце.
   Мы шли осторожно, маленькими шагами. Сложно было идти настороже вперёд и смотреть под ноги, где валялись кости, коробки и прочий мусор, накопившийся здесь за долгие годы Дней Гнева. Ноги так и наровили оступиться или зацепиться за очередную преграду. Потому меня это ещё больше нервировало и обостряло внимание.
   -Тихо, - прошептал, замерев Валент. - Я что-то слышу!
   Мы застыли на своих местах, казалось в этом мире всё замерло вместе с нами, только факел ронял свои холодные искры на пол. Затем послышался писк. "Крысы!" - хотел сказать я, но осёкся, кроме знакомого писка были ещё и странные скрипы. Далеко от нас находился источник звука или нет, сказать точно я не мог. Плохо, что мы могли быть видны этому неведомому "нечто", а он нам нет. Обидно было, что до места включения света оставалось совсем немного.
   Валент принял неожиданное решение. Он размахнулся факелом и забросил его вперёд. Мы сразу же окунулись во тьму, а наш спасительный свет упал на пол, разбрызгивая искры и освещая какие-то чёрные, шевелящиеся, блестящие кольца преграждавшие нам путь в коридоре. До них было шагов пятнадцать. Эти кольца злобно заскрипели, оказавшись на свету. Передо мной были какие-то создания, сомневаюсь, что они появились просто поприветствовать нас.
   -Стреляй! - Выкрикнул мне из темноты приятель, и его винтовка заработала.
   Я остолбенел. Подземные твари в силу своей особенности не любили свет, а потому горящий факел ослепил и смутил их. Как выглядели эти существа, мне сложно было понять. Я представил, что такую же гадость, убитую работорговцем, мы нашли у входа, и меня замутило. Выходит Хозяйка Тьмы не одна и не мертва, а здравствует.
   Конечно же, пули Валента попадали в цель, но видимых повреждений я не заметил.
   -Ну, чтоже ты, стреляй! - Кричал он мне и, заменив "рожок" с патронами, переключил ведение огня с одиночных выстрелов на короткие очереди.
   Одна из тварей завизжав, бросилась вперёд. Видение гигантского кольцеобразного тела распалось на несколько частей. Перемещение создания больше выглядело как прыжок, с помощью которого она перемахнула через факел. Существо бежало к нам на множестве тоненьких ножек, которых я сразу не заметил. Должен сказать, что двигалось оно достаточно быстро. Голова была поднята выше тела, словно Хозяйка Тьмы шло к нам по запаху. Когда Валент вновь открыл огонь, на чёрном, блестящем черепе твари были видны отражающиеся вспышки выстрелов. Мне показалось, что по пути несколько лап оторвались от тела.
   Когда чудовище приблизилось почти вплотную, я пришёл в себя и, не целясь, в спешке и страхе выпустил все патроны. Не знаю, что помогло: огонь Валента или мой пистолет, но таврь взвизгнув, упала на пол, сворачиваясь в немыслимые кольца и узлы в своей боли, словно была без костей.
   Первая победа совсем нас не обрадовала, потому, что за упавшем чудовищем стояло новое. Коридор был узок, и они могли нападатьна нас по очереди. Второе создание было меньше первой, но, сколько ещё таких уродов окажутся следующими: два, три?
   Факел всё ещё горел, но лёжа плохо освещал коридор. Получалось, что мы видим неясные силуэты врагов.
   Тварь, взвизгнув, пошла в атаку.
   -Стреляй ей в голову! - Прохрипел Валент.
   Я вдруг понял, как плохо должно быть ему. Усталость, переживание о погибших товарищах, голод, потеря крови, раненая рука - всё это давало о себе знать.
   Мне вдруг стало ясно, что это последний бой и здесь, проиграв его, мы останемся. Какая разница, что сделают эти существа после нашей смерти? Мы станем всего лишь одними из многих, кто закончил свой жизненный путь в этом месте.
   Но как же племя, надежды возлагаемые на меня Либу? Я нужен Кюре, Либуре, Ракрусту! А сейчас я нужен Валенту! Бороться!! Мой палец, прижимаемый к курку, издал сухой щелчок. Я нажал ещё и ещё - тот же результат. Ах, да, патроны то кончились! Так ловко менять обойму, как напарник я не умел, а потому не рискнул это делать. Гораздо быстрее было выхватить второй пистолет.
   Чудовище споткнулось и рухнуло прямо перед Валентом. Он сразу же перенёс "огонь" на следующего противника. Я успел выпустить две пули в голову твари, как существо казавшееся мёртвым вскочило и, прыгнув, упало на нас.
  
   Не успел я, что-либо предпринять, как был отброшен назад на пол тугим телом создания. Коробки и другой мусор смягчили моё падение. Неподалёку, в темноте кричал и ругался от боли Валент, а впереди, в коридоре почему-то вспыхивали неяркие белые вспышки. Там слышались визг, хрип и лёгкий топот шагов.
   Света факела не было видно. Где Валент? Где мой пистолет? Может, я уже умер? "Не бойся, я жду тебя!" - услышал я рядом с собой знакомый шопот Хуги и испуганно встрепенулся. Это уже переходило всякие границы! Как может говорить тот, кто уже мёртв много дней? Мёртвым не дано говорить! Раз мёртвые не говорят, то я ещё не мёртв, но что же это тогда было? Что происходит? Шёпот не повторялся и я, трепеща, ожидал финала.
   Валент уже молчал, мне не было известно жив он или нет, а окликнуть его было страшно. Ужас сковывал меня. Я слышал, как рядом шуршит-ворочается нечто чужое, инородное, отвратительное как сама смерть. Неужели раненая тварь рядом? Я ожидал, что она вцепиться в меня своими зубами.
   Световой сполох беззвучно блеснул впереди меня в коридоре. Нечеловеческий писк разорвал тишину коридора. Чудовища убивают друг друга или кто-то убивает их? Мне показалось, что я видел несколько теней - одну человекообразную и другую чудовищную. Может ли человек вступать в схватку с таким противником? Может, если он неуязвим, а это сказка. За сказками обращайтесь к старикам. Сначало шёпот, затем тени, наверное, у меня начинаются видения. Это предсмертное состояние.
   Чудовище рядом со мной засопело. Мне почему-то представилось, как оно повернуло свою безобразную голову в направлении вспышек. Моргнул свет и писк замолк. Кто-то приближался, уничтожая врагов, но друг ли он мне?
   Я услышал, как существо рядом со мной засипело и стало удаляться от меня к источнику вспышек. Вот так-то, беги подальше от меня и найди свою смерть! Вопрос только в том кто этот убийца, с лёгкостью расправляющийся с таким опасным врагом как Хозяйка Тьмы? Не был бы он ещё опаснее и страшнее!
   Раздался лёгкий звук быстрых шагов, две вспышки и я услышал затихающий писк умирающей твари. Рядом со мной кто-то остановился. Я тихо отодвинулся к стене, не зная, что мне делать: плакать от ужаса или смеяться от радости. Кто это был? Судя по шагам человек, но явно не "клыкастый". "Костяки" могли обитать в этих "норах", но они не в состоянии справиться с толпой порождения Дней Гнева.
   -Эй, не бойся дикарь! - раздались надо мной тихие, чёткие слова. - Я твой друг!
   -Кхм, - я поднял лицо вверх. Надо мной светились два узких ярко-жёлтых глаза. Они были такого цвета, каким Дюнсар бывает в середине дня. Что-то знакомое было в этих странных, нечеловеческих глазах.
   Да, это, явно был не человек. Но кто тогда? Кто мне набивается в друзья? Ну, сегодня и денёк! Так можно ральше времени поседеть и превратиться в старика!
   -Это я, дикарь! - Мурлыкал голос. - Мы встречались вчера, и ты отдал мне половину своей добычи!
   Вчера? Что же было вчера? Казалось, что я вечно был в этой темноте, у ворот "склепа", блуждая в скользком мраке, который жаждал выпить меня, как только я сдамся, и бросить на пол мои высохшие кости.
   Странная слабость владела мной, какое-то равнодушие к происходящему. Я стал вспоминать непонятного незнакомца с горящими глазами, говорящего со мной из тени. Мне пришлось отдать ему от испуга половину туши сляга, и теневик мгновенно разделил мясо на две почти одинаковые половины. Похоже на то, что с помощью такого же хитрого устройства мой новый друг разделался и с угрожавшими мне тварями.
   -А где "клыкастые"? - Начиная приходить в себя, спросил я.
   -Это кто? - Подал мне руку теневик и помог подняться.
   -Люди, из-за которых мы попали сюда, - устало, произнёс я, и память пронзила мне болью сердце - ВАЛЕНТ! Он лежит где-то рядом.
   -А-а-а, дикари, - с каким-то удовлетворением промурлыкал спаситель, - а я думал, ты говоришь о сцихах. Часть людей разбежалось, а другая часть лежит у входа! - Словно издалёка доносился голос теневика. - Нам нужно торопиться! Сцихи обычно живут большими колониями. Ни я, ни ты не спасёмся, если сюда нагрянут остальные.
   -Но тут ещё мой друг. Мы отстреливались, когда на нас напали, - вяло, произнёс я. Давай, посмотрим твоего друга. Хотя, шансы остатся у него не велики, - каждое слово резало как нож.
  
   Теневик великолепно видел во тьме в отличие от меня. Я не видел, как он склонился над несчастным человеком, но слышал шорох рук своего спасителя по одежде Валента.
   -Нет, - впечаталось мне подземным гулом мне в мозг, - он мёртв!
   -Не может быть! - Рассеянно я присел рядом с телом приятеля. Как он мог умереть и отсавить мнея одного? Такой ловкий, умелый, меткий, организованный, опытный, смелый, расчётливый - это те качества, которые я всё же успел увидеть в нём. Я узнал от него так много нового и уже не смогу узнать больше ничего! Как жаль!
   Мне вдруг стало стыдно. Что-то я думаю, всё о себе и жалею СЕБЯ, а не своего погибшего спутника. Выходит, что мне жаль, что он мне мало рассказал о мире и жизни! Я тихо простонал. Это было так себялюбиво! Конечно, близко Валента я не успел узнать, на это надо время, но поверить, немного привязаться успел. Да ведь он погиб, защищая меня! От такой мысли внутри стало горько и захотелось плакать. Он действительно был мне дорог, как приятель, с которым я пережил приключения, как человек, приоткрывший мне дверь в другой мир. Я положил руку ему на грудь. Нет, сердце не бьётся. Надеясь на невозможное чудо, провёл ладонью по запястью руки и по шее. Плоть ещё тёплая, но жизни нет!
   Почтительно молчавший до этого теневик промолвил:
   -Торопись! Забери нужные тебе вещи и оружие. Нам необходимо уйти поскорее. Боюсь, что нам сложно будет это сделать!
   -Те, кого ты называешь сцихами, идут сюда? - Я уже быстро собирался, забрасывая рюкзак Валента на плечо. Немного больше времени я потратил на сбор винтовок и проверку карманов.
   -Нет, они не идут сюда, но мы можем столкнуться с ними у выхода отсюда, - ответил спаситель не двигаясь, словно прислушиваясь.
   -Они такие отвратительные, эти мясоеды!
   -Почему мясоеды? Они не едят мяса и ведут себя агрессивно против тех, кто вторгается в их место обитания. У них даже нет зубов!
   -Хм-м-м, а это ты выключил свет? - Спросил я, вставая, это был важный вопрос. Ходить в темноте наощупь что-то не хотелось.
   Мне хотелось говорить и говорить на разные темы, чтобы не думать о смерти того, к кому стал привязываться.
   -Нет, этого я не делал.
   -А может, это сделали сцихи?
   -Они бы этого не сделали, просто не догодались в силу своей примитивности.
   -Ладно, - произнёс я, не зная, что делать. Нужно было выбиратся из подземелья, но как, если, по словам теневика, там опасно. Ответ появился неожиданно. Если нельзя идти вперёд, то нужно идти назад.
   -Тебя как зовут? - Спросил я незнакомца растерянно стоявшего рядом.
   -Сэпро, - шипя, ответил он, повернув ко мне своё лицо и глядя нечеловеческими глазами.
   -А я, Сухор. Приятно узнать твой род! - Механически ответил я.
   Было бы любопытно разглядеть его при свете. Какой он?
   -Кто ты Сэпро?
   -Это бы и я хотел узнать, - вздохнул он. - Мой народ живёт неподалёку отсюда, нас совсем немного, но нас всех интересует кто мы. Мы пытаемся узнать, что было с нашими предками. Как они жили в старые времена. Во все стороны отправленны разведчики, чтобы это выяснить. Я - один из них
   -Сэпро, мы не пойдём с тобой на выход. Мы попробуем пройти в подземный дом Древних.
   -Так он тут всё же есть? - Встрепенулся теневик, - я успел обнаружить недостроенное старое убежище. Там полным-полно сцихов. Они обычно заселяют старые, подземные коммуникации. В этот коридор я ещё не заходил.
   -Пойдём, попробуем зайти в подъёмник, - шагнул я вперёд. - Ты уверен, что нам никто не броситься на спину?
   -Никто, - теневик вновь воспрял духом и говорил в своей осторожно-вкрадчивой уверенной манере. - В коридоре никого нет.
  
   По сравнению с Сэпро я был просто слеп, как старый Клунг из нашей деревни. Из всей обстановки я смутно различал только стены, которые были чуть светлее окружающей меня тьмы. Мне даже не было понятно, в какую сторону надо идти. Оставалось только признать это пред новым напарником, а этого так не хотелось делать. Я и так выглядел перед ним не в лучшем свете! Между нами было так много разного!
   -Сэпро, я не понимаю куда идти. Просто не знаю где коридор, а где зал с подъёмником.
   -Я могу завести тебя туда, - теневик на мгновение задумался. - Но я могу сделать так, что ты станешь лучше видеть в темноте.
   -Хотелось бы, но как ты можешь это делать? - недоверчиво отнёсся я к предложению своего спасителя.
   -Распахни свою одежду.
   Я растерянно исполнил его просьбу. Он коснулся моего тела своими мягкими руками возле шеи, с двух сторон, вверху груди, внизу груди и резко надавил на горло. Я, испугавшись, отшатнулся от него.
   -Ты чего? - насторожился я. Что же это, попытка удавить меня? Зачем спасать если потом задушишь? Вопрос отпал сам из-за того, что я стал лучше видеть. Это происходило постепенно, словно кто-то настраивал мой взгляд на окружающий мир. После прикосновений Сэпро появились щекотка и небольшая боль. По мере постепенного исчезновения этих ощущений зрение и стало улучшаться. Детали окружающего мира сначало смутно проявились, а затем стали чёткими. Я видел мусор на полу, Валента, мёртвых тварей и даже пятна на стенах. Оглянувшись, я определил, в какую сторону нам следует идти. С не меньшим интересом посмотрел на Сэпро. Цвета я не различал, только оттенки: чёрный и всё более и более светлые тона. Таким образом, теневик предстал передо мной чёрно-белым. Первое, что попадалось на глаза, было его лицо, а точнее глаза. Они то поблёскивали, то мерцали. Мне дажа показалось забавным, что его назвали теневиком. Правильно было бы назвать этот народ "глазастыми".
   Лицо Сэпро было покрыто короткой, тёмной, густой шерстью; нос маленький, голый, чуть светлее шерсти, а ноздри узкие. Губы были узкие, того же цвета, что и нос. В них было что-то человеческое и одновременно с этим, нет. Онибыли другой формы. Руки теневика поросли такой же шерстью, как и лицо. На пятипалых ладонях шерсть отсутствовала. Их цвет напоминал тотже нос и губы. Руки как руки, только вместо плоских ногтей, пять загибающихся когтей внушительного вида. Ну, ещё пальцы короткие и широкие. Всё остальное рассмотреть было невозможно. Тело скрывала тёмная одежда от плеч до земли. На голове лежал глубокий капюшон. Я вспомнил, как во время нашей первой встречи Сэпро втянул два остроконечных уха подальше от моего взора.
   -Как у тебя это получилось? - Ошеломлённый увиденным, выдохнул я.
   -Улучшить твоё зрение? Хм-м, - промурлыкал теневик. - На теле человека есть такие "точки", если их массировать определённое время в определённом порядке, наступает коррекция зрения. Этот эффект не долог, он длиться часа четыре. Я научу тебя, как улучшать своё зрение.
   -Это хорошо, научи меня этому, Сэпро! - С жаром ответил я. - А сейчас, давай, пойдём к "склепу"!
   Интересное чувство наполнило меня. Я приобрёл важное знание и, наверное, узнаю ещё что-то, если Сэпро будет более дружелюбным. Конечно, было бы гораздо радостнее, если бы остался жив Валент.
   Мы вошли в зал, и подошли к дверям "Последнего приюта". Я сделал всё так, какделал Валент. С тихим жужжанием обе большие пластины разъехались в стороны, открывая нашим взглядам узкую, освещённую тусклым светом, площадку подъёмника. В этом свете, рядом стоящий Сэпро выглядел иначе, не так таинственно и мрачно. По какой-то причине открыть эту дверь вышло именно мне, а не Валенту. Почему? Это был тот вопрос, на который нет ответа или пока нет.
   Мы шагнули на подъёмник. Где-то надрывно зажужжало, и пол дрогнул. Я испугался, но затем понял, что опускаемся ниже, под землю. Стены уходили вверх, а пол стремился вниз. Сэпро засопел в предвкушении чего-то неведомого, он вёл себя так, словно каждый день катается на подъёмниках. Я волновался, ещё утром у меня были другие планы. Я шёд на охоту, но нашёл нечто более ценное. Что там будет? Как измениться после этого моя жизнь и жизнь моего племени? Что произойдёт с Сэпро и его народом? Всё было впереди и к этому ещё следовало дойти.
   2004 - 2005

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"