Луцевич Татьяна: другие произведения.

Моя личная вселенная

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 6.12*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Они никогда не должны были встретиться, но злой рок распорядился иначе. Юному медику не терпелось испытать новую экспериментальную сыворотку, в то время как в подворотнях у самой земли неизвестные решили избавиться от трупа инопланетного гостя. Зарвавшийся медик нарушил строго установленные правила и вернул мертвеца к жизни, но ее эксперимент неожиданно вышел из-под контроля. Кем на самом деле являлся тот, кому посчастливилось получить второй шанс, и не лучше ли ему было все-таки умереть?

  
  
  
  1
  Могущественную расу, чья империя находилась на другом конце изученного космоса, земляне окрестили арийцами. Их тела были физически совершенны, как и полагалось высшим представителям цивилизаций, а они, в свою очередь, обзывали людей, чья история не насчитывала и трех тысячелетий, дикарями. Последние диктаторы в галактике привыкли смотреть на прочих жителей бескрайней вселенной с надменным превосходством, но на Земле в результате изматывавших поисков ими были обнаружены ресурсы, столь необходимые для истощенной родины нелюдей. Только чудом политической верхушке нашей планеты удалось избежать войны, и между двумя цивилизациями было заключено соглашение о плодотворном сотрудничестве, но, по правде говоря, лишь в одностороннем порядке.
  Это больше напоминало паразитизм, чем симбиоз: новые знакомые по бросовым ценам скупали добываемые в земных колониях микроэлементы, в то время как наш президент разбивался вдребезги, делая все, чтобы инопланетные делегации оставались довольными. После того, как было подписано соглашение с грозными арийцами, злопыхатели и недруги нашей родины предпочли оставить Землю в покое, и это, конечно же, нас бы несказанно обрадовало, если бы не одно большое но. Угроза, которая нависла над землянами, оказалась намного ужаснее, заставив политиков, которые в третьем тысячелетии являлись исключительно атеистами, поверить в Бога и наизусть выучить молитвы.
  Раньше я не интересовалась внешнеторговыми связями, впрочем, и верхушка власти скрывала правду, утверждая, что арийцы являлись дружелюбными. Народ верил в миф, и я считала имперцев с точки зрения медицины самой идеальной расой во вселенной. Я училась на последнем курсе наиболее престижного университета на отделении экспериментальной генной инженерии. Дочь известного ученого, самого талантливого в своей области врача современности, я была помешана на генах. Мой отец подписал чрезвычайно выгодный контракт с арийцами и покинул Землю несколько лет тому назад, поэтому я осталась жить одна в шикарной квартире на верхних этажах с прекрасно оборудованной лабораторией.
  Я очень любила свою будущую профессию и питала отдельную слабость к экспериментам. В моей голове часто роились сумасшедшие идеи, часть из которых я всеми правдами и неправдами пыталась претворить в жизнь. За неимением добровольцев некоторые опыты мне приходилось проводить прямо на себе, благо, отец этого не видел. Не могу сказать, что они протекали всегда гладко, к тому же последствия самого масштабного эксперимента оказались необратимыми. В моей внешности изменились только цвета: лицо стало болезненно-бледным, а волосы превратились в настоящий бирюзовый кошмар. Злая насмешка судьбы заключалась в том, что ни солнце, ни самый дорогой солярий не были способны придать моей коже загар, так же как ни один краситель - изменить цвет шевелюры.
  Перед отцом и знакомыми я оправдалась тем, что все время посвящаю учебе, что, в общем-то, являлось истинной правдой, и потому хожу бледная, как поганка. Неординарный же оттенок волос был успешно списан на тлетворное влияние современной молодежной культуры. Близкие знакомые знали также о моем пристрастии к наркотикам, но, в то же время, даже не подозревали о том, насколько я была от них зависима. Они вырабатывали в моем организме определенные биологически активные вещества, в том числе адреналин, без положенной дозы которых мое сердце отказывалось биться.
  Я долгое время работала над усовершенствованием изобретенного мной метода. Смысл его заключался в том, чтобы победить законы эволюции, создав существо, способное выжить в любых условиях, и теперь мне лишь оставалось найти нового подопытного. Добровольцев на данную экзекуцию, конечно же, не наблюдалось, и поэтому на поиски жертвы я отправилась к отбросам общества на самые нижние этажи, приближенные к земле.
  Увидев ночью в безлюдном замусоренном переулке лежавшее в неестественной позе тело, я обрадовалась ему так, как нельзя было торжествовать над мертвыми. Бесцеремонно взявшись за дорогие кожаные ботинки, я неаккуратно потащила мужчину за ближайший угол, где, нервно оглядываясь по сторонам, вызвала беспилотное такси. То, что земное правительство предпочитало закрывать глаза на творившийся на нижних уровнях беспредел, оказалось мне только на руку. Моей жертвой стал ариец, само совершенство, встретить представителя данной расы на Земле было чрезвычайно сложно, поэтому я возблагодарила судьбу за столь неожиданный, щедрый дар.
  То, как я тащила на себе весившее, словно тонну, тело, нужно было видеть, встретив же в общем коридоре вездесущих соседей, я не нашла ничего лучше, чем соврать, будто мой друг был смертельно пьян. Я рухнула на пол вместе со своей ношей, споткнувшись о порог собственной квартиры, и с чувством выругалась. Объятия с хладным трупом попахивали каким-то извращением. С трудом выбравшись из-под тяжелого тела, я упрямо затянула его в лабораторию, после чего жестко закрепила на специальном хирургическом столе.
  В результате беглого визуального осмотра было выявлено, что мужчина являлся обладателем идеального атлетического телосложения, что говорило о неземном происхождении, натуральных светлых волос и синих глаз. Спеша претворить свой эксперимент в жизнь, я не стала углубляться в детальное изучение показателей попавшего на мой стол образца и скоро начала производить необходимые процедуры. Увлекшись, я не заметила, как быстро пролетело время, и к рассвету полностью выдохлась из сил, но того, чего хотела, мне все же удалось добиться. Скрупулезно проверив все показатели, я обратила внимание на очень редкое сердцебиение воскрешенного объекта.
  Он должен был вскоре очнуться, и потому я встала прямо перед пуленепробиваемым стеклом, чтобы мужчина смог увидеть мою скромную персону, когда придет в себя:
  - Поздравляю с возвращением с того света! - торжественно возвестила я, когда незнакомец пошевелил головой.
  После моего окрика ариец вздрогнул и с трудом сфокусировал свой взгляд на мне. Я с удивлением констатировала тот факт, что его глаза после проведенной мной модификации стали такого же цвета, как и мои волосы - насыщенного бирюзового оттенка. Это были очень и очень красивые глаза на лице взбешенного пленника.
  - Почему я связан? - разозлился мужчина, пытаясь освободиться, и сковывающие его браслеты затрещали, словно были изготовлены не из очень прочного нанотехнологического сплава, а из обычной пластмассы. - Где я нахожусь и как здесь, ядерный атом, оказался?!
  Мой эксперимент был направлен на расширение физических, а также придание сверхъестественных способностей путем увеличения активности определенных участков мозга, и я, честно говоря, запоздало начинала его бояться. Разъяренный мужчина намеревался кровожадно разделаться со страховочными тросами, в то время как я поспешила его отвлечь.
  - Ты находишься в безопасности. Я вылечила тебя от нанесенных повреждений.
  - Но ведь я... был мертв, - озадаченно протянул незнакомец.
  - Да, именно так, - не стала я спорить с очевидным. - Как тебя зовут? Когда я нашла труп, при тебе не было совершенно никаких документов.
  - Мое имя... - задумался подопытный. - Можешь называть меня Каерин.
  - Как твое полное имя? - дотошно уточнила я, ведь мне было необходимо навести о нем справки.
  - Ты не найдешь данных обо мне в земной сети, - неприятно улыбнулся ариец. - Кто ты такая и почему мне помогла?
  - Меня зовут Минам, я студентка столичного медицинского университета, и ты являешься моей лабораторной работой.
  - Что? - в мгновение ока озверел Каерин, гневно дернувшись в оковах.
  Закрыв глаза и, видимо, досчитав до десяти, он медленно, чуть ли не по слогам, спросил:
  - Как долго мне здесь находится?
  - До тех пор, пока я не удостоверюсь в том, что ты безопасен для окружающих, - честно ответила я.
  - Я найду тех тварей, что подлейшим образом прикончили меня столь мерзким способом, и, клянусь, эти наглые ублюдки пожалеют, что родились на белый свет, - неожиданно зло процедил Каерин, ругаясь на незнакомом мне языке.
  Всерьез задумавшись об адекватности подопытного и небезопасности его нахождения в обществе, как таковом, я между делом уточнила:
  - Какие у тебя еще планы на будущее?
  - Глобальные, но они тебе, скорее всего, совершенно не понравятся, - подняв тяжелый взгляд на разделявшее нас стекло, ответил ариец.
  - В таком случае ты никогда отсюда не выйдешь.
  - Я чувствую переполняющую меня силу, и она намного больше той, что подвластна нашей расе, хотя мы по праву считаемся универсальными машинами для убийств, - грозно проговорил ариец, демонстративно разломав оба металлических наручника. - Так что мне теперь вдвойне интересно, кто сможет меня остановить.
  - Это сделаю я, - коротко ответил ему талантливый врач.
  С этими словами моя рука нашла необходимую панель, и, следуя команде, в мужчину механизированным способом была вколота убойная доза транквилизатора. Губы светловолосого пленника сжались в тонкую полоску, и он без сознания рухнул на пол.
  Переведя дух и стерев со лба непроизвольно проступивший от волнения пот, я нажала на красную кнопку и дверь в комнату с идеально белыми стенами открылась. Процедив сквозь зубы пару нелестных эпитетов в адрес воскрешенного из мертвых, я с грехом пополам водрузила его обратно на специальную кушетку, которая предназначалась для психически неуравновешенных больных. Начав по очереди фиксировать конечности своего нового знакомого удвоенным количеством браслетов из титанового сплава, я неожиданно остановилась. На предплечье мужчины была разорвана ткань, и мое внимание привлекли выколотые на его коже странные символы, словно прописанный длинный код, и эта необычная находка заставила в моей душе зародиться некоторым сомнениям.
  Дело было в том, что арийцы, которые время от времени посещали нашу планету, поголовно являлись политиками. Не смотря на то, что инопланетные гости предпочитали ходить в строгих деловых костюмах, вездесущим папарацци непостижимым образом удавалось делать пикантные снимки сексапильных мужчин. Женское население земного шара с неизменным удовольствием сметало глянцевые издания с изображениями полуголых красавцев, и о том, что данные гуманоиды являлись категорическими противниками декоративных модификаций собственных безупречных тел, знали миллионы фанатов. Я также была осведомлена об этом, хотя изучала данные издания сугубо с медицинским интересом, поэтому сделала предположение, что мой подопытный, в отличие от своих предшественников, не был политиком, оставался лишь вопрос, кем он являлся на самом деле?
  Я замешкалась, и, когда Каерин резко распахнул бирюзовые глаза, на его левой руке все еще не был защелкнут браслет. Это было исключительно моей ошибкой, и я не успела даже пискнуть, как на моей шее сомкнулась мужская ладонь, по-настоящему меня испугав. Он перестал сдавливать мое горло, когда смог сфокусировать осмысленный взгляд, но руку не разжал.
  - Я ведь спасла твою жизнь, - зло произнесла я в стальном захвате.
  - Да, спасибо за это, - иронично усмехнулся ариец. - От лица великой Империи приношу тебе благодарность.
  - Сейчас же отпусти меня, Каерин!
  Я упиралась изо всех сил, но мужчина, словно не замечая этого, притянул меня ближе к себе и медленно провел пальцем по моему лицу.
  - Нет, - услышала я издевательский ответ возле самого уха.
  - Хочу предупредить, что при неповиновении тебя ждет очень сильная боль, на грани агонии! - воскликнула я, в то время как в моих висках учащенно бился пульс.
  - Увы, даже в таком случае я буду вынужден ответить так же.
  Опускаться до мольб было унизительно, но я все же попыталась сделать это, надеясь на мифическое сострадание подопытного:
  - Пожалуйста, Каерин, я прошу тебя.
  - Ни за какие сокровища мироздания.
  - Что? - мне показалось, будто я ослышалась.
  - Ты просишь меня о невозможном, Минам.
  - Это какое-то сумасшествие, - схватилась я за голову.
  - Ты вернула меня к жизни, проведя над трупом свой совершенно чудовищный эксперимент, - усмехнулся подопытный. - Так кто из нас после этого безумен в большей степени?
  - Ты не оставляешь мне выбора, Каерин. Почувствуй, как по твоим венам пульсирует боль!
  В рамках контроля над сознанием подопытного мною были внедрены меры пресечения малейшего неповиновения. От моих командных слов упрямый ариец сжал побледневшие губы, ощущая, как внутри взрывается каждая клетка, но дрогнувшую руку не опустил.
  - Еще больше! Сильнее! - приказала я, и мужчина не выдержал.
  Он откинулся на спину и зажмурил ничего не видевшие глаза. Только надежно закрыв за собой дверь и почувствовав себя в безопасности, я произнесла "Хватит!", и мучения Каерина прекратились. Сверля недобрым взглядом через стекло мою скромную персону, он молчал, и я пожала плечами на невысказанный вопрос:
  - Я ведь тебя предупреждала.
  - Что ты со мной сделала, талантливая ученица медицинского университета?
  - Боль - это то, чем ты будешь расплачиваться за самовольство. Если я захочу, ты почувствуешь все ее оттенки, и каждая доля секунды станет для тебя, словно невообразимо ужасный кошмар на яву.
  Порог чувствительности у подопытного оказался намного ниже ожидаемого. Я сделала соответствующую пометку в медицинском блокноте и принялась проводить прочие тесты, в том числе на выявление аномалий.
  - Почему? - задал всего лишь один вопрос мученик.
  - Почему я спасла твою жизнь? - иронично осведомилась я. - Поверишь, если скажу, что из милосердия?
  - Если о воскрешении мертвеца узнают органы правопорядка, то тебя арестуют за преступление закона, - оказался чересчур осведомленным в земном праве ариец.
  - Кто им об этом расскажет? - саркастично подняла я одну бровь. - Неужели ты?
  - Минам, - странно протянул мое имя мужчина. - Ты даже не представляешь, во что ввязалась, интересно, все люди настолько безголовые? Впрочем, если судить по тем, что попались мне в течение моего короткого визита, то поголовно! Одним словом, дикари, которые были глупы настолько, чтобы убить меня.
  - Ты бы лучше не злил меня, Каерин, - недобро отозвалась я. - Потому как сейчас от моей прихоти зависит твоя жизнь, и хочу тебе сказать, что висит она буквально на волоске.
  - Я бы тебе тоже не советовал выводить меня из себя, Минам, если нет желания столкнуться с непредсказуемыми последствиями своих необдуманных решений.
  - Ты не в том положении, чтобы указывать мне!
  - Воспринимай это как дружеский совет, - арийцу удивительнейшим образом удавалось диктовать мне условия, находясь в совершенно незавидном положении.
  В двухуровневой квартире неожиданно раздался звук входящего сигнала. Бросив раздраженный взгляд на подопытного, я быстро покинула лабораторию и, судорожным движением стянув халат и по привычке пригладив непослушные бирюзовые волосы, приняла вызов. Передо мной сразу же возникла проекция моего отца, добродушного мужчины с подернутыми сединой короткими волосами и мальчишеской, не смотря на возраст и многочисленные ученые звания, улыбкой.
  - Доброе утро. Ты уже проснулась?
  - Да, - не моргнув глазом, соврала я, ведь на самом деле даже не ложилась. - Рада тебя видеть, отец.
  - Прости, что давно не выходил на связь, в последнее время я буквально ночую на работе, - посетовал он. - Арийцы поручили провести исследования по изучению флоры и фауны с одной из недавно открытых планет, и это занимает все мое свободное время.
  - Что за планета? - поинтересовалась я.
  - В ходе эволюции на ней выжили лишь существа, внешний вид которых напоминает мох, но, в отличие от земной флоры, обладающий зачатками разума. Экспедицией были также найдены останки млекопитающих, и это является настоящей загадкой, потому как никаких причин для их вымирания не было: природных катаклизмов на поверхности планеты не происходило, климатические условия находятся в пределах нормы и все жизненные показатели стабильны, - нахмурился биолог. - В ее недрах были обнаружены очень редкие полезные ископаемые, но, чем дольше я изучаю доставленные в лабораторию образцы, тем меньше мне нравится ажиотаж, возникший вокруг данной планеты.
  - Как это захватывающе и интересно!
  В моей голове сразу же начали строиться всевозможные предположения и невероятные гипотезы, которые могли бы объяснить столь необычное явление. Например, выжившие существа, с виду напоминавшие безобидный мох, на самом деле могли оказаться высокоорганизованными и весьма агрессивно настроенными.
  - Нет, я так не считаю, - категорично ответил собеседник. - Более того, я уже ставил вопрос о закрытии данного проекта, однако для высокого руководства важнее предполагаемый объем полезных ископаемых, залегающих в глубине планеты, нежели особенности местной флоры и фауны.
  - Ты хочешь остановиться на половине пути, не установив причину таинственного вымирания млекопитающих? - округлила я глаза. - Но ведь эти исследования могли бы совершить прорыв в современной науке!
  - Поверь, Минам, существуют тайны, которые для всеобщего блага лучше не раскрывать.
  - Но ведь первоочередной задачей любого ученого является установление истины, - настаивала я.
  - Тебе свойственен подростковый максимализм и полярность суждений, - снисходительно улыбнулся собеседник. - Не все научные открытия являются однозначными и необходимыми современному обществу. Вспомни вещество под кодовым названием БН37, которое увеличило среднюю продолжительность жизни людей, однако при этом привело к рождению нежизнеспособного потомства. Ученые создали чудо и, вместе с тем, самый страшный кошмар, который едва не привел к демографической катастрофе, - вспомнил отец об эликсире долголетия, который народ в быту окрестил названием 'Бога нет'.
  - Несмотря на неудачные испытания, вещество БН37 является одним из величайших открытий начала третьего тысячелетия.
  - Меня иногда поражают твоя жестокость и хладнокровие, Минам.
  - Один из профессоров в университете утверждает, что открытия требуют риска, а риск требует жертв, и, убивая одного, даже самого себя, может быть, спасаешь миллионы, - повторила я запомнившиеся слова.
  - С каких пор в медицинском университете начали преподавать подобный вздор? - возмутился собеседник. - Эти представления оторваны от реальности и основываются на отвлеченных рассуждениях, нет ничего ценнее жизни, запомни это, Минам, и береги себя.
  Он находился слишком близко, обеспокоенно всматриваясь в мое лицо, и через мгновение с осуждением в голосе произнес:
  - Ты плохо выглядишь, - нахмурился мужчина. - Когда ты в последний раз ходила на прогулку в парк?
  - Не могу вспомнить, - поморщилась я.
  - За своей учебой в медицинском университете ты света белого не видишь.
  - Для меня это важно, потому что я хочу всю свою дальнейшую жизнь посвятить науке.
  - Ты стала так похожа на меня, - тяжело вздохнул отец.
  - Разве это плохо?
  - Твоя целеустремленность и рвение похвальны, ты не пытаешься выделиться за счет насилия и превосходства, что свойственно современной молодежи, но тебе следовало бы чаще отдыхать, Минам. Мне удалось согласовать отпуск, и я готов поспособствовать данному нелегкому праздному времяпровождению, даже если тебя придется принуждать к нему силой. Летние каникулы мы проведем вместе, я уже забронировал билеты на круизный лайнер по райским планетам А-класса.
  Слова моего отца прозвучали, словно удары молота, забивавшего гвозди в крышку моего гроба. Мне удавалось скрывать от него последствия своего необдуманного эксперимента на протяжении нескольких лет. Визуальная связь не могла в полной мере передать неестественную бледность моей кожи, сбивчивый ритм сердца и дрожащие пальцы. Проблема же заключалась в том, что при длительном совместном времяпровождении скрыть наркотическую зависимость можно было только от слепоглухонемого инвалида, но никак не от ученого-биолога, светоча современной науки.
  - Но в свободное от учебы время я планировала помогать в городской больнице... - попыталась я возразить.
  - Тебе придется пересмотреть свои планы на лето, - категорично заявил собеседник. - В свою очередь я обещаю, что предстоящее путешествие не оставит тебя равнодушной. Длинные розовые пляжи, необъятные просторы пузырящегося океана, гонки на разночешуйчатых рыбах из семейства двукрылых и многое другое приводят в восторг даже самого заядлого космического туриста.
  Сославшись на неотложные дела, я скомкано попрощалась и отключила связь. В том, что предстоящее путешествие способно доставить мне хотя бы толику маломальского удовольствия, лично я очень сильно сомневалась. Мне было страшно даже подумать о том, что случится, когда отец узнает о моем безрассудном эксперименте. На его месте я бы в порыве чувств задушила себя своими собственными руками, чтобы больше не мучилась.
  Стоило мне вернуться в лабораторию, как ариец удостоил меня подозрительным взглядом.
  - Неужели ты меня прячешь, и о том, что здесь происходит, совершенно никто не знает? - нахмурился мужчина.
  - Как-то забыла поставить в известность о своих противозаконных действиях полицию, - саркастично отозвалась я.
  - Забавно, - поджал он губы.
  - Ты находишь это веселым и смешным?
  - Нет, я считаю это глупым и безответственным.
  - Позволь тебе напомнить, что немногим временем назад ты был полностью и категорически мертв, и, если бы не мое непосредственное вмешательство, твой труп сейчас гнил бы на нижних ярусах.
  - То, что я воскрес из мертвых, не означает отсутствие у меня здравого смысла.
  - Но что такое здравый смысл? Он основывается на накопленном опыте и логическом мышлении, в то время как знания ограничены, и только воображение охватывает целый мир, стимулируя прогресс и порождая эволюцию, - я была солидарна с мнением одного из великих ученых.
  - В отсутствии воображения тебя обвинить нельзя, ведь в твоем случае, наоборот, наблюдается его излишек, и мне становится страшно при одной только мысли о том, что мы с тобой здесь находимся совершенно одни, - сделал большие глаза собеседник. - Что ты собралась делать дальше?
  - Ты от этого явно не будешь в восторге, - честно ответила я, быстро набирая на панели задачи на ближайшее время. - Как ты уже понял, я расширила твои возможности, как физические, так и сверхъестественные, теперь же мне необходимо досконально изучить полученный результат. Если ты не будешь сопротивляться, то этот процесс не займет много времени и не доставит тебе чересчур негативных впечатлений.
  - После этого ты отпустишь меня на свободу? - уточнил Каерин.
  - Да, - подтвердила я. - Как только проведу все необходимые исследования.
  - Интересно, на что ты потом будешь надеяться? - иронично осведомился светловолосый ариец, склонив голову набок.
  В его голосе я услышала неприкрытую угрозу, и мне это, мягко говоря, не понравилось.
  - В моих силах сделать так, чтобы ты сошел с ума от боли и самостоятельно захотел наложить на себя руки, лишь бы твои мучения прекратились, - мрачно произнесла я.
  - Минам, я вряд ли ошибусь, если предположу, что, как сострадающий врач, ты не сможешь причинить вреда пациенту, - заявил белобрысый наглец и в своем предположении оказался не далек от истины.
  - Расскажи об этом моей морской свинке, которая отправилась в лучший мир после того, как я неудачно пересадила ей тигровые зубки, - хмыкнула я.
  - Ты ее хладнокровно убила?
  - Нет, это сделала соседка, когда наткнулась на сбежавшее животное в плохо освещенном коридоре. Я очень расстроилась по этому поводу, ведь она была моей любимицей.
  - А если в результате твоего эксперимента на тот свет отправлюсь я? - ужаснулся подобной перспективе Каерин.
  - В таком случае я даже расплачусь.
  - Что-то мне стало не по себе, - заерзал пристегнутый тройными ремнями к кушетке ариец.
  - Не переживай, хуже, чем было изначально, уже все равно не будет.
  - Меня это как-то совсем не обнадеживает, - мрачно ответил собеседник.
  - Не будь трусом! - отозвалась я.
  - Я никогда ничего не боялся, но ты ведь начисто лишенная чувства самосохранения полоумная фанатичка! - сделал страшный глаза ариец.
  - На твоем месте я бы тщательнее выбирала слова.
  - Знаешь, Минам, я был бы сейчас чрезвычайно рад поменяться с тобой местами, - негодующе заявил собеседник.
  Посмотрев на часы, я с удивлением подумала о том, как быстро пролетело время. Я отчаянно потянулась - бессонная ночь сказалась усталостью, нарушением координации движений, вялостью и подавленностью общего состояния. Наткнувшись на откровенно голодный взгляд арийца, я между делом поинтересовалась:
  - Что принести тебе на завтрак?
  Как это было ни печально признавать, но данный пункт был мною совершенно упущен из вида. Я не имела ровным счетом никакого представления о рационе так называемой высшей расы.
  - По утрам я обычно ем стейк из тукрианского мяса, фрукты из райского созвездия, а также пью выдержанное красное вино, - неожиданно поделился своими предпочтениями подопытный.
  Наглости ему было, конечно, не занимать.
  - А глаз динозавра в гарнире из лапок тараканов, а также коктейль "Кровавая Мэри" с кровью девственницы тебе не подать? - язвительно осведомилась я.
  Каерин недовольно поджал губы и, глядя в стенку, процедил:
  - С удовольствием съем все, что ты принесешь.
  - С этого и следовало начинать.
  - В таком случае к чему был первоначальный вопрос?
  - Это была всего лишь дань вежливости, - хмыкнула я.
  - Мне ужасно интересно, Минам, откуда ты знаешь подобное слово, - не преминул язвительно отозваться ариец.
  Мое предложение о напитке из крови не было выдумкой, потому что мой холодильник представлял собой небольшой компактный морг. Профессия накладывала определенный отпечаток на моей повседневности, и я, отодвинув замороженную человеческую голову, достала коробку с полуфабрикатом. Заварив ароматный чай, на чем, собственно, и заканчивались мои скудные кулинарные навыки, я отправилась обратно в лабораторию.
  Судя по камерам наблюдения, в мое отсутствие подопытный лежал на кушетке и задумчиво таращился в потолок. Было странно видеть полуулыбку на лице недавнего мертвеца, и я хмыкнула, пытаясь угадать, о чем же столь приятном он мог размышлять.
  Просунув через специальное отверстие поднос с едой, я разблокировала браслеты, и Каерин, не спеша, поднялся на ноги. Забрав предложенный завтрак, он с вселенским недоумением воззрился на пиццу.
  - Что это такое? Хочешь сказать, что ты этим питаешься? - вопросил ариец, и я, в свою очередь, подавилась своим куском. - Оно больше всего похоже на отраву для космических паразитов, не удивительно, что ты такая бледная и худая. В чем только душа держится?
  - Мизерной стипендии на инопланетные деликатесы не хватает! - зло воскликнула я. - Ешь, что даю, потому что иначе помрешь от голода.
  Каерин, кривясь, все же принялся жевать, а я, быстро закончив со своей порцией, достала капсулу с кислотно-желтой жидкостью. Демонстративно повертев ее в руке, я между делом спросила у арийца:
  - Знаешь, что это такое?
  Глаза собеседника подозрительно сощурились, и он ледяным тоном ответил:
  - Да, в твоих руках одно из запрещенных сильнодействующих психотропных веществ.
  - Правильно, - качнула я головой. - Это мое любимое.
  После прозвучавших слов Каерин навис над разделявшим нас толстенным стеклом и грозно воскликнул:
  - То есть на наркотики у тебя денег хватает!
  - Когда речь идет о жизни и смерти, уже не стоит подобной дилеммы! - в тон ему ответила я.
  - Мало того, что у тебя начисто отсутствует чувство самосохранения, так ты еще и наркоманка, - ударил о дрогнувшую преграду кулаком разозлившийся собеседник.
  - Вероятно, ты уже обратил внимание на неестественную бледность моего лица, а также необычный цвет волос, - поморщилась я. - Они стали результатом моего первого эксперимента над созданием нового генома. Испытывать тогда было не на ком, и поэтому пришлось сделать это с собой. Результатом эксперимента стало не только изменение внешности, но и постоянная потребность в определенных веществах, которые вырабатываются в организме с помощью наркотиков. Моя зависимость неизлечима, Каерин, но то, что я сделала с тобой, было усовершенствованной версией.
  - Ты самая настоящая сумасшедшая! - схватился за голову имперец.
  - Я могу поделиться этим веществом с тобой, - предложила я, внимательно следя за реакцией собеседника. - Хочешь попробовать?
  - Нет, - сделав над собой усилие, спокойно проговорил ариец.
  - Что ж, - улыбнулась я, спрятав капсулу обратно в карман. - Очень рада, что мои расчеты оказались верны, и подобной потребности у тебя не возникло.
  - Ты же опасна в первую очередь для самой себя, - пораженно прошептал Каерин.
  - Не стоит меня жалеть. Лучше подумай о своей незавидной судьбе.
  - Сколько раз ты проводила эксперимент, подобный тому, что сделала со мной? - неожиданно поинтересовался чересчур проницательный мужчина.
  - Много, - коротко ответила я, не став озвучивать конкретное число.
  - Каков процент летальных исходов? - прямо спросил подопытный. - Я ведь имею право это знать?
  - В результате опытов выжили только двое, - честно ответила я. - Это ты и, собственно, я. Но я хочу, чтобы ты был в курсе: эксперимент в любой момент может выйти из-под контроля, потому как ты все еще нестабилен.
  Задумавшийся ариец молча доел пиццу и, выпив чай, неожиданно попросил у меня добавки. Закатив глаза, я вернулась на кухню за очередной кружкой, как выразился Каерин, "божественной амброзии", и передала ее подопытному. Осушив вторую емкость до дна, он даже сказал "спасибо", хотя мне наверняка это только послышалось. На его вопрос о том, где был куплен данный чай, я соврала, сказав, что приобрела его в автомате.
  После моего волшебного напитка ариец заснул, словно новорожденный младенец, и я преспокойно закрепила его тело на медицинской кушетке. Но стоило только отвернуться, как я уже вздрогнула от неожиданно раздавшегося за моей спиной баритона. Взяв на заметку быстрое пробуждение инопланетянина от лошадиной дозы снотворного, я с опаской обернулась на блондина с бирюзовыми глазами.
  - Ты опять меня связала, - констатировал факт мужчина.
  - Так будет лучше. Мне не нравится причинять тебе боль, а это обязательно последует при любом твоем неповиновении.
  - Врач-генетик, ты обманом напоила меня снотворным! - догадался ариец.
  - Тебе так понравился мой чай! - непроизвольно рассмеялась я. - В то время как его ингредиенты идеально маскируют алкалоиды, структурные модификации которого лежат в основе снотворного.
  Воспользовавшись случаем, я наклонилась над подопытным, изучая вблизи манящие, самые прекрасные на свете глаза бескрайнего бирюзового оттенка. Они были кристально чистыми, как подземные артезианские воды, и завораживающе глубокими, словно тихоокеанские впадины.
  - Кажется, я понял, в чем заключается мой наркотик, - убито прошептал в мои волосы Каерин.
  - В чем? - решительно спросила я. - Скажи мне, и я достану все, что потребуется, даже если оно окажется противозаконным.
  - Этот запах лишает меня рассудка, - выдохнул Каерин, в то время как металлические подлокотники начали сминаться под руками усовершенствованного арийца.
  - Через несколько дней твои рецепторы перестанут столь остро реагировать на любое чужеродное воздействие, - поспешила заверить я подопытного. - Но до того времени тебе придется немного потерпеть.
  - Объясни мне, Минам, потому что я совершенно не понимаю, как это можно выдержать?! - воскликнул мужчина, каждый мускул которого был напряжен до предела.
  Под моим растерянным взглядом взбесившиеся показатели пленника начали достигать критических отметок, и специально настроенные датчики противно завизжали. Человек бы в подобном состоянии не прожил и минуты, но арийцы, к счастью, были на порядок живучее моих соплеменников.
  - У тебя внезапный, совершенно нетипичный приступ, - я быстро подключила необходимые микропровода к горячему лбу подопытного. - Я ведь досконально изучила каждую деталь эксперимента, подобной реакции не должно было быть!
  - Минам, пожалуйста, прекрати ко мне прикасаться, - сжав зубы, зло процедил ариец. - Потому что, если я потеряю над собой контроль, ты стопроцентно продашь меня на органы!
  - Каерин, тебе категорически нельзя волноваться, расслабься и дыши глубже.
  - Убери от меня свои руки! - перешел на повышенные тона ариец.
   - Я пытаюсь помочь, пожалуйста, сделай то, о чем прошу, - не став слушать невменяемого пациента, я попыталась проверить состояние его зрачков, но подопытный не дал мне и шанса.
  - Закрой, наконец, за собой эту гребаную титановую дверь! - рявкнул он.
  Пленник со зверским выражением лица сломал несколько сверхпрочных удерживавших его пластин, и я, испугавшись до потери пульса, не заметила, как оказалась уже по другую сторону пуленепробиваемого препятствия.
  Съехав по закрытой двери вниз, я попыталась прийти в себя от пережитого стресса. На приборной панели начали отображаться данные о том, что жизненные показатели арийца стали приходить в норму, и я с облегчением перевела дух. В результате моих опытов погибло столь большое количество живых существ, что я была готова отдать многое за то, чтобы ариец выжил.
  - То, что ты очень остро реагируешь на окружение, является всего лишь побочным эффектом, - сказала я пребывавшему в прострации арийцу. - Через непродолжительное время твои рецепторы свыкнуться с новыми возможностями, и тебя перестанут мучить внезапные вспышки агрессии. Это произойдет естественным образом, и, увы, в данном случае мне помочь тебе нечем.
  Сверившись с часами, я констатировала тот скверный факт, что уже опаздывала в университет. Сообщив подопытному, что скоро вернусь, я оставила ему еды впрок и хмыкнула, ведь Каерин не удостоил меня даже взглядом. Захлопнув дверь, я на бегу запрыгнула в общественный летательный корабль и на огромной скорости полетела в учебный корпус.
  
  
  
  2
  Более чем 300-этажное здание столичного медицинского университета поражало воображение. В него были вложены значительные средства из земного бюджета, правительство поддерживало любые разработки, в том числе и в генной инженерии. У моей группы которую неделю длились практические занятия, и я сразу же направилась в лабораторию.
  Я на ходу закапала в глаза специальный раствор, который должен был привести в норму мои, расшалившиеся от принятых психотропных веществ, зрачки. В кругу врачей следовало быть очень осторожной, потому как любая мелочь могла раскрыть мою тайну. Это было важно, и я была крайне щепетильной, потому как из лечебницы для наркоманов всех мастей живой мне было бы уже не выйти.
  Распахнув дверь в лабораторию и не успев вовремя затормозить, я врезалась прямо в руководителя практики, молодого и подающего большие надежды ученого. Этого не было доподлинно известно, но поговаривали, будто бы он работал на военное ведомство в отделе секретных разработок.
  - Минам, я бы соврал, сказав, что удивлен, - остановил меня элегантный мужчина, которому белый халат шел больше, чем парадный костюм нынешнему президенту. - Ты в очередной раз опоздала.
  - Главное - постоянство, - набралась наглости я.
  - Мне бы хотелось, что бы сегодня, в качестве разнообразия, твой подопытный все-таки выжил, - сложив руки на груди, иронично отозвался профессор.
  - За три месяца я проработала каждую деталь, и, хочу заметить, что в течение подготовительного периода не пострадало ни одно животное, - уязвлено ответила я и убежденно добавила. - Профессор, поверьте, я сделаю все, что только от меня зависит!
  - Для того чтобы подопытный умер быстро и с жуткой гримасой на лице, - язвительно отозвалась одна из моих одногрупниц.
  Она отвлекалась от изучения генной карты доставшегося ей в качестве материала смертника из государственной тюрьмы и удостоила меня уничижительным взглядом.
  - Минам, ты безнадежна. Признай это и перестань издеваться над людьми.
  Самодовольная девушка из баснословно богатой семьи, состояние которой было сколочено на нелегальном бизнесе, была ко мне неравнодушна с самого первого курса. Окинув ее ледяным взглядом, я недружелюбно ответила:
  - Лучше молись, чтобы на моем столе не оказался никто из твоих дражайших родственников.
  - Во вселенной, в которой правят законы и логика, нет места высшим силам, - саркастично фыркнула девушка. - Так что я более чем уверена, что никакие молитвы никаким божествам из какой бы то ни было религии не смогут спасти сегодня твоего пациента от неминуемой гибели.
  - Я тебя ненавижу сильнее, чем авторитарного лидера, который в начале тысячелетия уничтожил более сотни наций!
  - Мне это даже льстит, - усмехнулась собеседница, поправляя безупречно уложенный лиловый локон.
  - Минам, прекращай скабрезничать и отправляйся в десятую лабораторию - твой подопытный тебя уже ждет, - сделал замечание профессор, передав мне медицинскую карту незнакомого субъекта.
  - Милосерднее было бы пустить ему пулю в лоб, - невзначай обронила девушка.
  - Нет, вы слышали, что она только что сказала? - негодующе воскликнула я.
  - Минам, мы уже не раз обсуждали тему твоего проекта, - покачал головой профессор. - Вероятность благоприятного исхода данного эксперимента очень мала. Конечно, твоя идея фантастична, и, если она воплотиться в жизнь, проектом заинтересуются военные структуры, но тебе стоит чаще смотреть правде в глаза. Факты же говорят о том, что по сравнению с другими потоками у тебя самый высокий процент смертности.
  - Ваша моральная поддержка неоценима.
  - Минам, я тебя, конечно же, ни в чем не обвиняю, но тебе не мешало бы иногда реально смотреть на вещи, - решил смягчить свои слова ученый, но я его уже не слушала, направившись в лабораторию с твердым намерением доказать обратное.
  В ярко освещенной комнате помимо множества специализированных приспособлений на хирургическом столе лежало не подававшее совершенно никаких признаков жизни белое, словно полотно, тело. Я возмущенно взглянула на санитара, который не успел выйти, и гневно спросила:
  - Вы что, привезли мне на опыты сразу мертвого?!
  - Он живой, - невежливо толкнул бездыханное тело широкоплечий мужчина. - Этот криминальный авторитет упал в обморок после того, как узнал, кто именно будет его препарировать. У бедняги оказалось слабое сердце.
  - Неужели в камерах среди заключенных начали ходить слухи о моих неудачах?
  - О, еще какие! - воодушевился санитар. - Больше всего смертников поражает эксперимент¸ направленный на изменение структуры хромосом, после которого от подопытного остался лишь один покореженный палец с левой ноги. Я слышал, что родственники несчастного, обратившиеся спустя положенное время в судебное ведомство, получили не обычную банку, а миниатюрную колбу с миллиграммом праха в ней. Не представляю, как судья объяснял им, почему от их единокровника осталось только это.
  - Но данная история произошла несколько лет назад, когда у меня была первая учебная практика!
  - Думаю, что лабораторная работа не займет у тебя много времени, Минам. Позовешь, когда нужно будет выносить труп, - усмехнулся собеседник. - Если, конечно, будет, что выносить.
  Разозлившись, я некультурно рявкнула: "Вон!", и указала санитару пальцем на дверь. Человек саркастично хмыкнул, но все же послушно направился к выходу из помещения.
  - Я буду дежурить неподалеку, - напоследок бросил остряк и скрылся из вида быстрее, чем я успела кинуть в него чем-нибудь тяжелым.
  Подойдя к пристегнутому к столу телу, я быстро привела заключенного в чувство. Это был яркий представитель расы, чья родина находилась в соседней галактике. У них была белая, как у меня после неудачного опыта, кожа, и заостренные зубы. На их планете были очень суровые условия обитания, в древности их предки предпочитали питаться сырым мясом, но с вступлением в космическую эру и баснословными ценами на все натуральное, бывшие хищники перешли на популярные полуфабрикаты. Их жизнь длилась дольше, чем у людей, и на вид моему подопытному нельзя было дать и тридцати. Сверившись с выданной мне анкетой, я попыталась прочитать зубодробительное имя приговоренного судом к высшей мере наказания. Оставив данное безнадежное дело, я решила звать его по первым буквам имени - Тхён.
  - Какие, однако, пошли слабонервные подопытные, - иронично заметила я, когда мужчина распахнул глаза с красными зрачками.
  - С виду так и не скажешь, что ты отправила на тот свет уйму народа, - первым делом окинул меня с ног до головы взглядом Тхён.
  - А кого ты ожидал увидеть? - усмехнулась я. - Мясника с огромным топором наперевес?
  - Судя по тем ужасным рассказам, что ходят по камерам, - саркастично ответил заключенный. - Уж точно не тщедушную несовершеннолетнюю немочь.
  Пропустив мимо ушей оскорбление, я внимательно вчиталась в судебное дело. Судя по нему, у моего подопытного было очень богатое прошлое. В обвинении значились и ограбление банка, и государственная измена, и террористическая деятельность, и массовое убийство, и куча еще всего по мелочи, такое как отравление, доведение до суицида, насилие. Я потрясенно покачала головой, когда прочла, что красноглазый на протяжении нескольких лет умудрялся продавать секретную информацию друг о друге сразу трем враждующим между собой планетарным союзам. Попался же он совершенно случайно на накрытых спецслужбами разборках, из которых живым вышел только он один. В графе "Родственники" у Тхёна стоял прочерк - у него их не было.
  Лежа на хирургическом столе, бесстрашный преступный элемент дрожал, словно осиновый лист на ветру.
  - Над тобой будет совершать эксперимент лучший студент столичного университета, - похвасталась я выдающимися достижениями в учебе. - Таких высоких отметок по теоретическим дисциплинам, как у меня, не было ни у кого на протяжении более чем сотни лет.
  - Неужели? - недоверчиво переспросил собеседник.
  - Это чистая правда, - подтвердила я. - Но вот с практикой у меня имеются некоторые проблемы.
  - Говорят, что попасть к тебе на стол хуже, чем в плен к самым отъявленным головорезам, потому как их пытки и издевательства куда более гуманны и человечны по сравнению с твоим медицинским вмешательством.
  - Интересно, откуда могли появиться подобные слухи? Ведь для того, чтобы об этом кому-либо рассказать, нужно для начала выжить, а сделать это еще никому не удавалось.
  Не смотря на прозрачную до синевы кожу, мужчина еще сильнее побледнел и весьма эмоционально произнес:
  - Не нужно меня обнадеживать, неумелая практикантка. Видят Боги, я не позволил бы тебе менять постельное белье за тяжело больными, не говоря уже о том, чтобы выдать диплом о высшем образовании! И я не питаю совершенно никаких иллюзий на счет того, что сейчас случится, лишь очень надеюсь на то, что все произойдет быстро.
  Данный заключенный был выбран среди прочих согласно поданной мною заявке. Такое редко случалось в практике, но генная карта Тхёна идеально подходила под необходимые для моего эксперимента параметры. Задумчиво покусав губы, я поделилась с подопытным радостной новостью:
  - Существует большая вероятность того, что ты все-таки выживешь, - цинично заметила я, свернув генную карту. - Если эксперимент удастся, то тебя вполне могут оставить в живых. В истории были десятки случаев, когда подопытных реабилитировали и списывали с их счетов все преступления. Моя работа является настоящим прорывом в современной медицине и направлена на максимальное ускорение регенерации клеток. Говоря простым языком, даже если тебя сбросят с крыши небоскреба, после этого сумасшедшего падения ты сможешь встать, отряхнуться и пойти дальше. Я доступно объясняю?
  - Нет, я не совсем понимаю, зачем кому бы то ни было сбрасывать меня с крыши небоскреба?
  - Я озвучила только один из возможных вариантов, - не стала я заострять на этом внимание. - Конечно, после модификации организма могут появиться неприятные побочные эффекты, но это уже детали.
  - Какие побочные эффекты? - уточнил дотошный гуманоид.
  - Сладких снов, - невпопад сказала я, потому как специальное вещество через подключенную к его голове трубку уже было введено, и он отключился, так и не дождавшись ответа.
  Эксперимент шел длительное время, ко мне даже несколько раз заглядывал санитар, но я неизменно желала ему быть затянутым в черную дыру. Большинство моих одногруппников уже разошлись по домам, в то время как у меня все еще кипела работа. Наконец, закончив последние манипуляции, я удостоверилась в стабильности жизненных показателей Тхёна и вызвала руководителю практики. Когда позевывавший ученый зашел в лабораторию, я с распиравшим меня чувством гордости привела своего подопечного в чувство.
  - Демонстрируй, - коротко бросил мужчина в белом халате, и ничего не подозревавший Тхён недоуменно уставился на меня.
  Выхватив из-под приборной панели предусмотрительно приготовленный лазерный пистолет, я недрогнувшей рукой выстрелила прямо подопытному в лоб. Мужчина рухнул на пол, после чего я быстро нажала на соответствующую кнопку, и нас с Тхёном разделило толстое пуленепробиваемое стекло.
  Через несколько мгновений заключенный пошевелился, резво подскочил на ноги и с бешеным выражением лица набросился на преграду:
  - Оборотень в халате, ты только что выстрелила лучом прямиком мне в голову! - озверел мужчина.
  - В таком случае, почему ты все еще жив? - задала нетривиальный вопрос я.
  Последовавший монолог подопытного был богат метафорами, гиперболами и изобиловал аллегориями, представляя собой сплошную непереводимую идиому.
  - Удивительно, он не только выжил, но еще и ругается, - пораженно произнес ученый. - Минам, тебе все-таки удалось осуществить невероятное.
  Согласно моей команде, механизированная рука за стеклом протянула Тхёну пакет с искусственной кровью. Подопытный принюхался, а в следующую секунду уже вцепился в него клыками, жадно глотая исцелявшую его жидкость. После увиденного руководитель практики высоко поднял бровь и недоверчиво покосился на меня.
  - Это побочный эффект, - непроизвольно поморщилась я. - В целом же, цель, установленная вами для практики, успешно достигнута. Убить подопытного ввиду регенерации, ускоренной в сотни раз, практически невозможно.
  - Заключенным можно каким-либо образом управлять? - подался вперед человек, увлеченно рассматривая Тхёна.
  - Нет, он совершенно неподконтролен, - убито покачала я головой, потому что, несмотря на титанические усилия, внедрить меры контроля из-за особенностей кода ДНК мне не удалось.
  Я перепробовала все возможные и невозможные способы, начиная с вживления микрочипа в мозг и заканчивая психологическим воздействием, однако результат достигнут не был.
  - С этого момента данный субъект переходит под юрисдикцию военного ведомства. За практику ты получишь высший балл, все проведенные в ходе данного эксперимента расчеты предоставишь мне завтра утром, - бегло взглянул на меня молодой ученый. - На этом можешь быть свободна.
  Быстро подхватив свои вещи, я попрощалась с руководителем практики и напоследок сказала разозленному заключенному, с подбородка которого капала кровь:
  - Не стоит благодарности!
  Тхён промолчал в ответ, но его красноречивый взгляд ясно говорил о том, что в будущем нам лучше было бы никогда не встречаться. Вероятно, он еще не осознал своего счастья, ведь с этого момента его смертный приговор отменялся. Стоило заметить, что на данный эксперимент меня натолкнули древние мифы о вампирах. Я скрупулезно изучила имевшиеся в сети сведения и, в соответствии с ними, разработала максимально доскональную генную карту. Мой опыт прекрасно удался, и я на оптимистичной ноте полетела домой. Завтра меня ждал выходной, и я собиралась весь день потратить на изучение новых возможностей Каерина.
  Придя на место, я трупом свалилась на кровать и в следующую секунду отключилась. Встала рано утром, выжатая, как лимон, и с чашкой кофе отправилась в домашнюю лабораторию.
  - Что с тобой случилось? - первым делом спросил находившийся за стеклом Каерин.
  - Со мной все в порядке, - отмахнулась я.
  - Минам, когда ты говорила, что скоро вернешься, в твоем понимании это означало 'через полутора суток'? - уточнил ариец с необоснованной претензией в голосе.
  Бегло просматривая записи камеры наблюдения и, не увидев ничего за рамки выходящего, ответила:
  - Я провозилась с плановой лабораторной работой, хотя у меня такое ощущение, что я не пробирки перебирала, а занималась тяжелым физическим трудом. Впрочем, стоит заметить, что мои усилия того стоили. В результате подопытный не только благополучно выжил, теперь, чтобы убить его, придется очень хорошенько постараться. Жаль, что его сразу же забрало под свою опеку военное ведомство, так что реабилитационный период мне уже пронаблюдать не удастся.
  - Судя по тому, что твоей работой заинтересовались силовые структуры, ты проводишь очень опасные опыты, - задумался Каерин.
  - Мой выживший подопечный не только питается кровью, но, что самое страшное, еще и совершенно неподконтролен, - протянула я и внутренне содрогнулась. - Признаюсь честно, я буду первая в ужасе убегать без оглядки, если когда-нибудь увижу его на свободе.
  - Ты ненормальная, - в очередной раз процедил ариец. - Тебе нужно быть более осмотрительной и думать над тем, что ты творишь.
  Над головой раздался звуковой сигнал, означавший, что ко мне пожаловали гости, и Каерин неожиданно заволновался:
  - Если люди, которые находятся за дверями, окажутся тебе незнакомыми, для своего же блага лучше не открывай замки.
  - Почему? - не поняла я.
  - Я занимаю не последнее место в иерархии империи, и то, что меня будут искать, неоспоримо, - туманно ответил собеседник. - Вопрос лишь в том, как скоро меня найдут.
  - Поверь, Каерин, я подобрала твое тело на такой помойке, что туда не заглядывают даже бомжи, - усмехнулась я.
  - Для лучших следопытов галактики не существует ничего невозможного, - неопределенно пожал плечами имперец.
  Скептично хмыкнув, я поспешила к входной двери и уже через несколько минут вернулась с обожаемыми мною морепродуктами. Я заказала их по сети, и робот-развозчик раньше срока привез мой заказ. Просунув большую часть через специальное отверстие Каерину, я пояснила своему новому знакомому:
  - Я сегодня решила разориться в честь удачно проведенного в университете эксперимента, так что угощайся.
  - Разве создание монстра может быть поводом для праздника? - картинно заломил бровь ариец.
  - По-моему, спасение жизни не может быть оставлено без внимания.
  - Жизни заключенного, приговоренного к высшей мере наказания? Что он совершил, Минам? - не унимался категорично настроенный собеседник.
  - Его послужной список поистине впечатляет, - была вынуждена признать я. - Но это уже не имеет совершенно никакого значения.
  - Ты так считаешь? - иронично осведомился Каерин.
  Проигнорировав вопрос невыносимого арийца, я принялась быстро поглощать свою любимую еду, которую, ввиду дороговизны, могла позволить себе крайне редко, но вскоре была вынуждена остановиться. Подопытный не притронулся к своей порции даже пальцем, и я недружелюбно поинтересовалась у него, в чем дело.
  - Я не ем земные морепродукты, - недовольно поморщился мужчина. - У меня на них аллергия.
  Для арийца, организм которого пытался экстренно восстановиться после проведенного эксперимента, данная богатая микроэлементами еда была необходима. Можно было сколько угодно пичкать его таблетками, различными биодобавками и стимуляторами, но они ни в какое сравнение не шли с продуктами природного происхождения. Последние содержали максимум из того, что требовалось организму, ведь в самом мире все было тесно взаимосвязано, и, по моему мнению, это было, космос, как гениально.
  - Мы на днях изучали довольно оригинальные способы лечения данного недуга с помощью нетрадиционной медицины, поэтому, если у тебя вдруг начнется приступ, я обязательно тебя спасу.
  - Я пошутил, - ужаснулся подобной перспективе собеседник.
  - Я в курсе, ведь мною была изучена вся твоя иммунная система. У тебя нет противопоказаний, Каерин, так что можешь смело приступать к завтраку.
  - Более противную еду невозможно себе представить, она омерзительна до тошноты, - скривился ариец.
  - Ешь, - приказала я. - Потому что иначе я введу питательные вещества напрямую через тонкий зонд или фистулу в твой желудок или тонкую кишку.
  - Должен признать, что ты умеешь быть убедительной.
  С отвращением поковыряв вилкой в морепродуктах, он принялся жевать, и делал это с таким видом, словно на тарелке лежали протухшие личинки насекомых, а не вкуснейшие креветки с мидиями и кальмарами, которые еще недавно плавали в искусственном водоеме. Я справилась со своей порцией намного быстрее, после чего меланхолично наблюдала за мучениями подопытного, раздумывая над тем, как по истечении времени заставить его лечь обратно на место.
  - Может быть, ты хочешь чаю? - не особо надеясь на успех, подняла я одну бровь.
  - Если только с солью мышьяка, - кисло улыбнулся собеседник, вспомнив о небезызвестной неорганической отраве.
  - Лично для тебя, как для гурмана, могу добавить яд настоящий королевской кобры, - иронично улыбнулась я.
  - Как мило.
  - Рада, что ты оценил.
  Отложив вилку в сторону, Каерин проникновенно спросил:
  - Какие у тебя на сегодняшний день планы?
  - Масштабные, - честно ответила я. - Собираюсь всеми возможными и невозможными способами проверять твои способности, и, если ты станешь со мной сотрудничать, мне не придется делать это с применением грубой силы.
  - Я целиком и полностью в твоем распоряжении, - поднял руки вверх Каерин.
  - Отрадно, что ты решил проявить здравомыслие.
  - Я же не самоубийца, - кашлянул в кулак ариец.
  - Что?
  - С удовольствием сделаю все, что ты посчитаешь необходимым.
  Полученные результаты я тщательно конспектировала. Сила, ловкость, быстрота реакции и многие другие физические показатели у пленника были вне всяческих похвал, однако со сверхъестественными способностями вышла некоторая проблема.
  Я попросила арийца сесть напротив меня, поставила перед ним раритетную зажигалку, и, взглянув на заинтересованно наблюдавшего за моими манипуляциями Каерина, приказала:
  - Зажги ее.
  - В каком смысле? - не уловил сути подопытный.
  - Что здесь может быть непонятного? Сделай так, чтобы появился огонь.
  - Ты хочешь, чтобы я зажег ее одной лишь силой своей мысли? - медленно повторил мои слова собеседник, словно разговаривал с умалишенной.
  - Да.
  - Любой здравомыслящий человек ответит, что это сделать невозможно. Хотя кому я это объясняю? - иронично отозвался Каерин.
  - В генной инженерии подобного слова не существует, - хмыкнула я.
  Под моим взглядом огонек с легкостью вспыхнул и через несколько секунд послушно погас. Продемонстрировав лишь мизерную толику своих благоприобретенных способностей, я испытующе взглянула на подопытного. Он круглыми глазами глядел на зажигалку и не мог поверить в произошедшее.
  - Удивительно, - наконец, выдохнул Каерин.
  - Это лучшая похвала для моих разработок, - улыбнулась я.
  - Но как тебе это удалось? - поднял на меня взгляд ариец.
  - На данные модификации ушли долгие годы, я еще в школе заинтересовалась идеями своего отца и довела их до логического завершения, - пожала я плечами.
  - Сколько существ погибло, чтобы добиться желаемого результата? - неожиданно поинтересовался Каерин.
  - Много, и не только животных.
  - Должен признать, что ты очень талантлива, - похвалил меня ариец. - В другое время и при иных обстоятельствах я бы всеми правдами и неправдами попытался заключить с тобой контракт на секретные разработки.
  - Что тебе мешает это сделать сейчас? - увлеченно спросила я. - В вашей расе заложен огромный потенциал, так что я с удовольствием согласилась бы на твое предложение.
  - Я в этом даже не сомневался, - недобро сверкнул глазами мужчина. - Но этого не произойдет, потому что я уже имел неосторожность с тобой познакомиться. Более того, я настаиваю на том, чтобы ты прекратила проводить опасные опыты, тем более на самой себе, ведь, если что-нибудь выйдет из-под контроля, ты погибнешь.
  Я покачала головой, не желая слушать собеседника, и сделала громкое заявление:
  - Ради науки я готова пойти на все!
  Ариец поджал губы и процедил:
  - Мы еще вернемся к этой теме позже.
  - Она не подлежит обсуждению!
  - Уверен, что, если заставить тебя пройти психиатрическую экспертизу, то тебя признают невменяемой, - разозлился мужчина. - Потому что твои рассуждения абсурдны!
  - Данные абсурдные рассуждения вернули тебя к жизни, и только благодаря им мы сейчас ведем беседу.
  - Это ничего не меняет.
  - Конечно же, совершенно ничего!
  - С тобой невозможно разговаривать, упрямая фанатичная служительница науки! - в сердцах воскликнул Каерин.
  - Неблагодарное существо гуманоидного типа, - зло процедила я в ответ.
  Решив игнорировать подопытного, я продолжила проводить исследования, и спустя несколько часов была спокойна, как стадо слонов. Титаническими усилиями арийцу все же удалось зажечь огонь, но его способности оказались на порядок слабее моих. При разработке нового генома я уделила больше внимания физическим навыкам, что ожидаемо отрицательно сказалось на качестве сверхъестественных.
  Ариец покорно выполнял все, что от него требовалось, я же не стеснялась, и мои эксперименты, порой, доходили до крайностей. В процессе изучения основных инстинктов, я попросила лечь Каерина на кушетку, чтобы зафиксировать его тело новыми браслетами. После того, как он несколько раз от них избавился, страховочных ремней на нем стало на порядок больше.
  - Что ты хочешь сделать? - подозрительно спросил ариец.
  - Как лечащему врачу, ты должен мне полностью доверять, - решительно произнесла я.
  - Мне всего лишь интересно, что сейчас творится в твоей буйной голове, - готовясь к худшему, процедил Каерин.
  - Думаю, что следующий опыт тебе даже понравится.
  - Почему-то я в этом совсем не уверен.
  Подопытный все-таки сделал то, что требовалось, и я, сбегав за роботом в виде сексапильной девушки, затащила его в комнату с Каерином. Я не успела закрыть за собой дверь, как ариец уже ледяным тоном поинтересовался:
  - Что это?
  - Перед тобой робот, изготовленный землянами для удовлетворения низменных потребностей, - просветила я пребывавшего в блаженном неведении пленника.
  - Я об этом осведомлен, - саркастично ответил Каерин. - Я всего лишь не понимаю, зачем ты это оставила в моей комнате.
  - В качестве эксперимента, - раздраженно ответила я. - Если ты не знаешь, что с ней нужно делать, то я вполне могу принести инструкцию по эксплуатации.
  - Эксперимента? - вызверился мужчина. - Если ты включишь данного робота, я не ручаюсь за то, что не порву его на мелкие кусочки!
  - Она очень дорогая, на то, чтобы ее купить, мне пришлось потратить несколько своих стипендий, - недобро процедила я. - Так что, пожалуйста, будь ласковей с Джессикой.
  - У нее даже имя есть?
  - Разработчики назвали свое творение в честь популярной суперзвезды, и, хочу сказать, что многие уверяют, будто в постели она настоящая бомба.
  Не слушая больше возражения арийца, я запустила программу, и робот, которого было трудно отличить от настоящей девушки, умопомрачительной походкой подошла к Каерину. Задрав мини-юбку, она закинула одну стройную конечность в туфельке на кушетку между ног мужчины и принялась его соблазнять. Автоматические браслеты я отключила, руки арийца были свободными, но он не предпринял ни единой попытки пошевелится, злобно сверля меня взглядом через стекло. Искоса поглядывая на показатели подопытного, я не наблюдала ожидаемых результатов и подстегнула подопытного:
  - Будет лучше, если ты разденешься, Каерин. Поверь, ты вряд ли сможешь меня чем-либо удивить.
  Ариец скрипнул зубами и холодно заявил:
  - Она мне не нравится.
  - Джессика не оставляет равнодушными большую часть представителей сильного пола на Земле.
  - Она не в моем вкусе, - настаивал на своем Каерин.
  Обдумав сложившуюся ситуацию, я снова обездвижила арийца и, забрав не приглянувшуюся подопытному девушку, через несколько минут притянула уже секс-робота мужчину. У него был голый мускулистый торс и слащавое лицо.
  - Ядерный атом! - не выдержал Каерин. - Когда же прекратиться этот кошмар!
  - Ты ведь сам сказал, что Джессика не в твоем вкусе, да и медицинские индикаторы не выявили в ходе опыта ни малейшего возбуждения. Так что вывод напросился сам.
  - Я не это имел в виду! - зло воскликнул связанный мужчина. - Должен признать, Минам, что у тебя чрезвычайно извращенная фантазия.
  - В нетрадиционной ориентации нет ничего сверхъестественного. В наше время со сбившимися моральными ценностями подобное встречается сплошь и рядом, - заверила я арийца, не дрогнувшей рукой включив творение порноиндустрии.
  Сладострастно обняв Каерина, робот просунул под его рубашку ухоженную руку и начал гладить рельефную грудь, медленно спускаясь все ниже и ниже.
  - Мне очень интересно, зачем тебе понадобилось приобретать данного робота, - недобро проговорил подопытный.
  - Сугубо в медицинских целях! - вспыхнула я от тонкого намека.
  - Очень на это надеюсь, - сквозь зубы процедил Каерин.
  Сверившись с молчавшими индикаторами, я посмотрела на зверское выражение лица арийца и сказала:
  - Это самый безболезненный опыт, так что попытайся получить удовольствие.
  - Минам, выключи его, - с угрозой произнес мужчина. - Мое терпение не безгранично, и, если его рука опуститься немногим ниже, то, не смотря на все твои потраченные стипендии, от него останутся одни лишь детали.
  Через несколько долгих секунд, когда робот был почти у цели, оковы арийца затрещали и, прежде чем он набросился на мечту геев, я нащупала соответствующую кнопку на пульте.
  - Хорошо! Выключаю! - быстро подняла я руки вверх.
  Титаническими усилиями подавив агрессию, Каерин откинулся на кушетку. Зайдя в комнату с белыми стенами, я забрала робота и направилась обратно к выходу.
  - Пойдем со мной, мой сладкий, - проворковала я.
  - Ему не жить, - процедил мужчина.
  - Вообще-то, это механический робот, хотя я дала ему настоящее имя. За определенные свойства я прозвала его Взрывным Ураганом.
  - Желание расчленить его с особой жестокостью становится у меня навязчивым.
  - По результатам только что состоявшихся опытов я вынуждена сделать неутешительное заключение по поводу твоего инстинкта размножения, - я задумчиво покачала головой.
  - С моими инстинктами все в полном порядке, - недобро ответил Каерин.
  - Часть мозга, которая отвечает за половое влечение, никоим образом не затрагивалась мною в ходе медицинского вмешательства, - начала я рассуждать вслух и с подозрением покосилась на арийца. - Интересно, а раньше у тебя подобных проблем не возникало?
  - Никогда прежде, - поджал губы мужчина.
  - Тогда я нахожусь в тупике.
  - Минам, наверное, я тебя удивлю, если скажу, что моей единственной проблемой являешься ты, - открыл мне нехитрую истину Каерин.
  - Я тебе уже говорила, что это не моих рук дело! Если хочешь, могу дать рабочий журнал, который велся в ходе операции, и ты сможешь убедиться во всем сам.
  - Да, мне было бы очень интересно узнать, что именно ты со мной сделала, - неожиданно согласился ариец.
  Я отдала ему на изучение свои записи, а сама продолжила проводить опыты, в основном, с его клетками. Каерин оказался не в восторге, ведь образцы я брала из спинного мозга, головного, мышечных тканей, нервных и так далее и тому подобное.
  На один из очередных экспериментов я решалась довольно долгое время, однако, несмотря на моральные терзания, мне необходимо было получить конкретные данные, и потому я немного путано объяснила арийцу:
  - Мне нужно исследовать твое сенсорное и эмоциональное переживание, связанное с предполагаемым повреждением тканей и одновременно реакцию организма, мобилизующего различные функциональные системы для защиты его от воздействия патогенного фактора.
  - Что? - не понял Каерин, хотя я дословно озвучила одно из медицинских определений слова 'боль'.
  Моя последовавшая команда застала его врасплох. Не смотря на то, что это длилось не более пяти минут, Каерин долго приходил в себя, вздрагивая всем телом. Я дала арийцу время для того, чтобы вернуться в чувство, и, когда он смог нормально дышать, подопытный задал всего один вопрос:
  - За что?
  - Мне очень жаль, но это необходимо было сделать в рамках статистических исследований. Я хочу задать тебе пару вопросов. На сколько баллов ты можешь охарактеризовать испытанное тобой чувство, если 9-10 - это мучительная, нестерпимая боль, а 0 - ее полное отсутствие?
  - Двенадцать, - мрачно ответил Каерин.
  - Эта шкала из десяти балов, - напомнила я.
  - То, что я испытал, было принципиально новым уровнем боли, в этом тебе удалось превзойти саму себя, Минам, - сделал сомнительный комплимент ариец.
  - Как ты можешь ее описать?
  - Если бы это был допрос, то я бы выдал все государственные секреты, которые только были мне известны, на первой минуте, - криво усмехнулся подопытный.
  - Даже если бы тебе действительно были известны какие-то секреты, они мне совершенно не интересны, потому что моей единственной целью является успешное завершение данного проекта.
  - В своих желаниях следует быть осторожными, потому что они имеют свойство исполняться, - неожиданно произнес Каерин.
  - Все же я рискну, - не отрываясь от записей в рабочем журнале, коротко ответила я.
  - Должен заметить, что вы, земляне, являетесь весьма отчаянными и безрассудными существами.
  Отличавшиеся отвлеченными рассуждениями слова Каерина я благополучно пропустила мимо ушей. Анализируя полученные данные, я подводила промежуточные итоги по результатам эксперимента и признавала их потрясающими. Ариец стал моей лучшей работой за научную практику, он был моим шедевром.
  Подопытный был силен, как отряд солдат специального назначения, быстр, будто даохинский восьмилапый рвар, и меток, словно лазерное оружие, предназначенное для поражения целей в условиях открытого космоса. Он обладал ускоренной регенерацией, которая позволяла восстанавливать поврежденные ткани, костно-хрящевой остов и потерянные органы, что делало его совершенно неуязвимым в бою. Но самым главным достижением для меня являлось то, что в случае Каерина удалось избежать тяжелой формы наркозависимости, от которой лично мне было впору лезть на стену.
  Проблема заключалась в том, что мой пульс едва прощупывался, а сердце билось настолько медленно и лениво, что меня можно было с легкостью перепутать с покойником. Если в течение нескольких суток не происходило всплеска потока нейромедиаторов типа дофамина и серотонина в постсинаптических нейронах, нацеленых на 'систему поощрения' мозга, у меня появлялись апатия, необоснованная агрессия и очень сильная психогенная боль. Физических нарушений в не выявлялось, она возникала без каких-либо органических поражений, но никакие медикаментозные средства не помогали. Боль была настолько острой и пульсирующей, что ее можно было назвать суицидальной, потому как возникало непреодолимое желание совершить самоубийство, чтобы от нее избавиться.
  Сразу после неудачного эксперимента я стала фанатом фильмов ужасов и новичком в различных экстремальных видах спорта - страх перед опасностью и риск на грани возможностей обеспечивали выброс большого количества адреналина. Однако очень быстро падения с головокружительной высоты перестали казаться захватывающими, опасные нелегальные гонки - будоражить кровь, а под леденящие душу побоища и извращенные пытки садистов-маньяков я начала засыпать. Единственным, что неизменно доставляло весь спектр необходимых эмоций, являлись наркотики. Они определенным образом обманывали природную 'систему поощрения', позволяя добиться выброса дофамина и получить чувство удовольствия искусственным методом.
  Ускорение моего пульса без медикаментозного вмешательства, когда Каерин удерживал меня в сантиметрах от своего лица и не отпускал, не смотря на многочисленные угрозы, привело меня в недоумение. Я долгое время размышляла над этой загадкой, но никак не могла понять, что именно послужило причиной учащения моего сердцебиения: животный страх перед усовершенствованным арийцем? Гнев? Влечение? Последнее предположение казалось наиболее нелепым, но чем дольше я размышляла над сложившейся ситуацией, тем сильнее склонялась к мысли о том, что необходимо было проверить все возможные варианты.
  Погруженную в свои мысли, меня вернул в реальность Каерин:
  - Что ты делаешь? - подозрительно осведомился он, наблюдая за моими хитрыми манипуляциями с пробирками и коническими колбами.
  - В ходе следующего эксперимента ты должен находиться в состоянии самого глубокого медленного дельта-сна, и я пытаюсь рассчитать необходимую дозу снотворного, учитывая твои физиологические особенности и нестабильность показателей.
  - В течение всего времени эксперимента я хочу находиться в сознании, - поджал губы собеседник.
  - Я не считаю это возможным, - коротко отозвалась я.
  - Даже если мне придется испытывать при этом страшные муки, я не хочу засыпать, - решил усложнить мою задачу ариец
  - Тебе совершенно не о чем волноваться.
  - Почему-то после этих слов меня начинают одолевать очень сильные подозрения.
  - Сомневаешься в моей компетентности?
  - Скорее здравомыслии, - скрипнул зубами собеседник. - Мне крайне любопытно, Минам, в чем именно будет заключаться данный эксперимент?
  - Это не имеет совершенно никакого значения, - ответила я, в то время как в спинной мозг дернувшегося арийца механизированная рука ввела специально приготовленное вещество. - Потому что после пробуждения ты все равно ничего не сможешь вспомнить.
  - Минам, остановись, - тщетно попытался воззвать к моему разуму подопытный, падая в надежные объятья Морфея.
  Убедившись несколько раз в том, что желаемый результат был мной достигнут, и ариец погрузился в состояние самого глубокого медленного дельта-сна, я нажала на красную кнопку. На этой стадии разбудить спящего было чрезвычайно сложно, у него возникало до 80 процентов сновидений, также были возможны приступы лунатизма, ночные ужасы, разговоры во сне, однако после он совершенно ничего не помнил.
  Многочисленные тросы и массивные браслеты полностью обездвиживали Каерина, но для вящей уверенности я добавила еще пару-тройку оков на цепях, которые использовались мною ранее при работе с крупными бешеными животными. Подключив к себе несколько портативных медицинских индикаторов, чтобы зафиксировать возможные изменения частоты пульса и ритма своего сердца, я медленно приблизилась к опасному объекту.
  Вопреки тому, что подопытный спал, между его бровями залегли глубокие складки, и лицо выглядело беспокойным. Я сделала глубокий вдох, будто перед прыжком в воду, после чего поцеловала Каерина в сомкнутые губы. Для того чтобы отследить реакцию собственного организма, мне оказались не нужны специальные приспособления, потому что единственным шумом в моих ушах стал грохот собственного сердца. Это был словно глоток живительной влаги для умирающего в пустыне или же судорожный вздох из кислородного баллона в разряженной атмосфере непригодной для жизни планеты.
  Я была ошеломлена настолько, что перестала трезво мыслить, и через минуту уже обнимала большое тело обеими руками, присосавшись к нему наподобие пиявки. Это было невероятно, то, как ускорился мой пульс без принятия лошадиной дозы наркотиков. Я потеряла счет времени и увлеклась данным процессом настолько сильно, что глубокий вдох широкой груди подо мной застал меня врасплох. Я резко распахнула глаза, чтобы в следующую секунду столкнуться с чужими, немигающими ярко-бирюзовыми омутами.
  Дальнейшие события развивались стремительно, хотя мне показалось, что время замедлилось, словно в кошмарном сне. Я умела быстро перемещаться в пространстве, используя малейшие колебания воздуха, но меня это не спасло. Я не успела открыть спасительную дверь, как за моей спиной послышался звон разорвавшихся цепей, и в следующее мгновение ариец схватил меня за горло, пригвоздив к стене и полностью выбив из легких воздух.
  Он удерживал меня за шею на высоте собственного роста, принявшись обнюхивать, словно животное, в глазах которого не было ничего разумного, им руководили голые инстинкты. Неадекватный ариец причинял мне боль, от его прикосновений на коже появлялись синяки и трещали ребра. Он был намного сильнее, и мое яростное сопротивление закончилось тем, что я едва не сломала об него свою левую руку. Каерин резким движением разорвал мой белый халат, не обращая внимания на упорные попытки освободиться, в то время как по моим щекам потекли злые слезы.
  Это обязательно закончилось бы отвратительно и гнусно, если бы невменяемый ариец не совершил маленькую оплошность. Стоило ему ослабить хватку на моей шее, как я выплюнула одно единственное слово: 'Боль!', и его тело сразу же скрутило в судорогах. Он рухнул на пол, словно подкошенный, и я поспешила убраться из невыносимо белой комнаты, опустив поверх стекла металлическую преграду. Меня бил озноб, кожа была холодной и влажной, а ногти и губы посинели - это был шок. Я прекратила мучения Каерина, когда почувствовала себя в безопасности, но для того, чтобы окончательно прийти в себя, мне понадобилась медицинская помощь.
  После спешной обработки я зафиксировала поврежденную конечность эластичной лентой, приняла несколько доз успокаивающего средства и, морщась от боли в ребрах, с грехом пополам надела новый халат. Мои руки дрожали, что для нейрохирурга являлось в принципе нонсенсом, но, тем не менее, я убрала глухую металлическую преграду и настороженно взглянула на арийца. Он сидел прямо на полу, склонив голову и запустив пальцы в волосы. По его камере были разбросаны цепи, а на кушетке, предназначенной для душевнобольных, ограничители были вырваны с корнем.
  - Ты что-нибудь помнишь? - в первую очередь спросила я.
  Каерин вздрогнул, услышав мой голос, и поднял взгляд больных глаз на меня:
  - Нет, совершенно ничего. Что случилось?
  - Я неверно рассчитала необходимую дозу снотворного, и ты пришел в сознание раньше времени, - осторожно ответила я. - Этого не должно было произойти, и мне очень жаль, что пришлось прибегнуть к крайним мерам.
  - Должен признать, что твои опыты очень похожи на изощренные пытки с особым пристрастием.
  - Прости.
  - Возможно, мой вопрос покажется тебе полным бредом, но ты не прикасалась ко мне, когда я находился без сознания?
  - В состоянии самого глубокого дельта-сна велика вероятность появления очень ярких, слишком реалистичных цветных снов, однако не следует забывать, что их реальность иллюзорна.
  - Да, ты совершенно права, - пробормотал подопытный. - Это больше походило на плод моего больного воображения, глупые шутки воспаленного подсознания.
  Не успела я перевести дух и стереть со лба проступивший пот, как Каерин поинтересовался:
  - Каковы результаты эксперимента?
  - Потрясающие, - угрюмо ответила я, не представляя, что теперь с ними делать.
  - Что с твоей рукой, Минам? - неожиданно спросил подопытный.
  - Я случайно упала. Иногда я бываю крайне рассеянной, - соврала я, потому как ассоциативная связь могла помочь подопытному дешифровать элементы памяти, и для того чтобы он не вспомнил о случившемся, необходимо было ликвидировать любые напоминания о произошедшем. - Тебе требуется отдых, Каерин, поэтому на сегодня опыты закончены.
  - Пристрастные пытки на сегодня отменяются? - не поверил собеседник.
  - Процедуру анализа полученных результатов продолжим завтра с утра.
  - Звучит устрашающе.
  Подключив к капельнице сильнодействующий иммуностимулирующий препарат, побочными эффектами которого являлись галлюцинации и кратковременные провалы в памяти, я оставила Каерина одного.
  Я долгое время простояла в душе под струями холодной воды, неверяще разглядывая свою правую руку, пальцы которой мелко подрагивали, не смотря на то, что в университете среди потоков меня считали одной из самых бесстрашных и хладнокровных студентов. Пробормотав себе под нос о том, что нервы стали ни к черту, я приняла снотворное, после чего благополучно заснула.
  
  
  
  3
  Утро для меня началось рано, на скорую руку перекусив, я сразу же направилась в домашнюю лабораторию. Решив не испытывать больше судьбу, я занялась анализом ДНК, углубившись в структуру различных видов РНК и белков. Ариец остался предоставлен самому себе, и если поначалу я чувствовала себя дискомфортно, остро реагируя на его присутствие, то по прошествии времени с головой погрузилась в работу, перестав его замечать вовсе.
  Ближе к обеду солнце раскалило воздух настолько, что стало трудно дышать. В помещении было душно, и я небрежно бросила халат прямо на пол. Оставшись в старой майке, я почувствовала себя не в пример лучше и продолжила увлеченно следить за реакциями через микроскоп, когда услышала голос Каерина.
  - Минам, пожалуйста, помоги, у меня болит голова настолько сильно, что кажется, будто скоро она взорвется, - трагически прошептал ариец.
  Переведя взгляд на индикаторы, я констатировала тот факт, что подопытный был абсолютно здоров, о чем не преминула его уведомить:
  - Все твои показатели находятся в норме.
  - Я тебя очень прошу, сделай что-нибудь, потому что это совершенно невыносимо, - не унимался болезненно выглядевший пациент.
  - Хорошо, Каерин, ложись на кушетку, я сейчас подойду, - решилась я.
  Крепкие тросы обхватили тело арийца, я нажала на красную кнопку и вошла в комнату к опасному объекту, но в ходе первичного осмотра мною не было выявлено совершенно никаких отклонений. Слишком поздно осознав тот факт, что ариец меня банальным образом обманывал, я поспешно отвернулась и обронила через плечо:
  - Подожди немного, я принесу необходимые лекарства.
  Я не успела вздохнуть, не то, чтобы сделать шаг в сторону спасительной двери, как меня сзади охватили сильные руки - мое сердце ушло в пятки, и я замерла, словно кролик перед удавом.
  - За какими лекарствами ты собралась идти? - усмехнулся он в мои волосы. - Ведь ты уже поняла, что я полностью здоров.
  - Зачем ты устроил этот спектакль? - не была я настроена на шутки.
  На грани сознания начали подавать сигнал датчики, говорившие о том, что у Кариена начался новый приступ, в то время как я боялась даже пошевелиться.
  - Ты не сможешь отсюда сбежать, - кивнула я на закрытую автоматическую преграду. - Чтобы открыть эту дверь, нужно не просто знать код, она настроена специально под мои биометрические параметры. К тому же, даже если тебе каким-то чудом удастся это сделать, без моей помощи ты не доживешь до следующих суток.
  - Почему ты решила, что я хочу отсюда сбежать?
  - Это было бы логично.
  - Я не хочу оставлять тебя одну, Минам, - прошептал мужчина. - Ведь существует огромная вероятность того, что тебя выследят имперские ищейки, и тогда глупому ученому будет несдобровать.
  - Поверь, я сумею за себя постоять.
  - Ты столь воинственна и решительно настроена, - усмехнулся Каерин. - Но сейчас в моих объятьях ты дрожишь, словно испуганный заяц.
  Он резко развернул меня к себе, я даже вскрикнула от неожиданности, а затем поднял мой подбородок, заставляя посмотреть ему в глаза.
  - Ты боишься меня? - спросил он, в то время как ответ прекрасно читался в моих расширившихся зрачках.
  - Я имею представление о том, на что ты способен, ведь именно я сделала тебя таким, - честно призналась я. - Твои прикосновения наводят на меня настоящий ужас, Каерин, ведь, стоит только тебе чуть сильнее сжать меня в своих руках, и ты сломаешь мне кости.
  Ариец держал меня осторожно, это требовало от него определенных усилий, потому как у него было слишком мало времени, чтобы адаптироваться к новым возможностям. От того, что он был непозволительно близко, я чувствовала себя дискомфортно.
  - Ты как наркотик, Минам, - прошептал у самого моего уха наклонившийся пленник. - Такая нежная, хрупкая, сладкая... Твой запах опьяняет.
  - Твои рецепторы сейчас работают на пределе, через несколько дней этот кошмар прекратится, - поспешила заверить я подопытного.
  - Интересно, ты сама веришь в то, что говоришь?
  Стопроцентной гарантии у меня, конечно же, не было и быть не могло. Я провела один из теоретически изученных экспериментов, но их последствия в действительности, порой, оказывались непредсказуемыми.
  - Пожалуйста, отпусти меня.
  - Поверь, Минам, я никогда по собственной воле не причиню тебе вреда.
  - В данном случае бояться следовало бы не мне.
  - Я ведь уже говорил, что раньше ничего не боялся, а теперь мне страшно за тебя. Прежде чем проводить свои эксперименты, тебе следовало бы задумываться над их последствиями. В любой момент в твой дом могут нагрянуть полицейские и обвинить в преступлении, за которое предусмотрено более чем суровое наказание.
  - Я спасла тебе жизнь, разве это плохо?
  - За все рано или поздно приходится отвечать.
  Я не успела даже сообразить, как он подхватил меня на руки, ему не составило это особого труда, уткнулся в мое плечо и невесомо поцеловал в основание шеи. Это было глупостью, но у меня возникло такое ощущение, будто он дышал мною.
  - Каерин, прекрати этот цирк.
  - Ты сама ненормальная, и, к тому же, сводишь с ума меня, - глухо произнес Каерин, неумолимо прокладывая губами дорожку по моей коже.
  - Я предупреждаю в последний раз, разожми руки!
  - Почему ты не предпринимаешь попыток, чтобы вырваться из моих объятий?
  - Потому как знаю о том, что это совершенно бесполезно. Ты думаешь, будто я сумасшедшая, но на самом деле я все прекрасно понимаю. У меня не было права проводить над тобой этот эксперимент, и теперь мне следует отвечать за свои поступки.
  Мужчина закрыл глаза и, сжав побелевшие губы, едва слышно произнес:
  - Пожалуйста, заставь меня остановиться, потому что иначе я не смогу этого сделать.
  - Ты сам просишь меня об этом, - решительно ответила я. - Задохнись от боли.
  Мужчину скрутило так, что на него было страшно смотреть. Выбежав за дверь, я прекратила его мучения, и он смог подняться обратно на ноги. Это было неправильно, издеваться так над живым существом, но ариец ни в чем меня не обвинял. Я не была уверена в том, что на его месте поступила бы так же.
  Датчики, настроенные на жизненные показатели подопытного, пришли в норму, и я не увидела того, о чем они говорили несколько минут назад. У арийца не было совершенно никаких проблем с основными инстинктами.
  - В виду твоей опасности и непредсказуемости я очень сильно сомневаюсь в том, что тебя можно выпускать в общество, - призналась я, сев за микроскопом.
  - Что же ты в таком случае сделаешь? Ведь на то, чтобы убить меня, у тебя не хватит духу.
  - Ты так считаешь? - уточнила я, между делом заменяя одну пробирку на другую.
  - Тебе стольких усилий и затраченных лет кропотливой работы стоило то, чтобы данный эксперимент удался, что теперь ты не сможешь разрушить это собственными руками.
  - У тебя недавно был хороший шанс свернуть мне шею, - взглянула я на арийца. - Почему ты этого не сделал?
  - Ты меня совсем не слушаешь, - убито покачал головой Каерин.
  - Сложно уловить суть, когда твои слова больше похожи на бред.
  - Интересно, почему ты столь непоколебима в своих суждениях?
  - Я досконально и не единожды проверяла реакции на изменение генов, поэтому полностью уверена в своих словах. Твои бурные эмоции и чувства через несколько дней придут в норму.
  - Но ведь нельзя исключать вероятность того, что в расчеты закралась маленькая ошибка.
  - Каерин, ты не можешь быть от меня зависимым! - вызверилась я. - Такого в природе не бывает.
  - Имея дело с генной инженерией, на этот вопрос нельзя дать однозначного ответа, не так ли?
  - Мне не нравится ход твоих мыслей, - мрачно посмотрела я на него.
  Каерин подошел к самому стеклу, сложив руки на груди, и, если учесть значительную разницу в росте, выглядел он при этом весьма внушительно.
  - То, что ты нашла мой труп и вернула душу обратно в тело, только твоих рук дело, и теперь ты должна быть в ответе за то, что совершила, - с претензией произнес ариец, намекая на то, что ответственность теперь целиком и полностью лежала на мне.
  - Последний пункт все еще можно исправить, - разозлилась я.
  - Но ты же врач, а не убийца, - возразил пленник, явно переоценив мои положительные качества.
  - Не заставляй меня это делать, - находясь уже на грани, проговорила я. - Если ты будешь хорошо себя вести, я через несколько дней отпущу тебя на свободу, и ты навсегда забудешь этот кошмар. Но пока не закончится реабилитационный период, и твои показатели не станут нормальными, я ничем тебе помочь не смогу.
  - Ты уже сделала все, что могла! - ударил кулаком о толстое стекло ариец.
  - Каерин, не зли меня. Ведь, если я отключу в твоей камере кислород, ты задохнешься, причем мне за это ничего не будет, ведь пару днями ранее ты уже был мертв.
  - Сейчас я нахожусь полностью в твоей власти, Минам, - развел руками по сторонам пленник. - Убей меня, если хочешь, потому что после ты сотни раз успеешь пожалеть, что этого не сделала. Будущее туманно и загадочно, и никто не знает, как все может обернуться через день.
  - То есть ты мне угрожаешь? - я оперлась руками о придвинутый к стеклу стол и недобро посмотрела на собеседника.
  - Я всего лишь предупреждаю, чтобы потом не было мучительно больно, - в тон мне ответил ариец.
  - Больно мне? - разъярилась я. - Если ты не примешь мои слова к сведению, то узнаешь об этом чувстве очень много нового!
  - Я уже начал к ней привыкать, Минам, - мрачно усмехнулся собеседник.
  Отвернувшись от мужчины, я принялась резкими движениями перенастраивать микроскоп. Разговор с арийцем был совершенно бесполезным, и я со злорадным удовольствием отключила в его камере звук.
  По вечерам я часто включала новости, и сегодня между делом также зашла в сеть. В эфире девушка с испуганным видом рассказывала, что несколько дней назад находившаяся вне закона группировка с бунтующих земных колоний уничтожила арийцев, прилетевших на встречу с президентом. Политики Земли выдвинули предположение, что Империя объявит нам войну.
  Я обернулась, когда Каерин застучал по стеклу, и включила обратно звук, чтобы он смог прослушать заинтересовавшие его новости.
  - Дикари! Сами себе подписали смертный приговор! - неожиданно схватился он за голову. - После того, как вы убили всех из прибывшей на Землю дипломатической миссии, Империя действительно вступит с вами в вооруженный конфликт, и, как следствие, на одну голубую планету в Солнечной системе станет меньше!
  - Наши колонии часто бунтуют, это лишь неудачное стечение обстоятельств, - пожала я плечами.
  - Это уже не имеет никакого значения, - мрачно проговорил Каерин. - Потому что война неизбежна.
  Ариец все еще находился под впечатлением, в то время как я с хладнокровным спокойствием вернулась к работе.
  - Разве ты не понимаешь? - с чувством вопросил ариец. - Они не оставят на Земле ничего живого, поверхность вашей планеты превратиться в выжженные поля.
  - У нас огромный космический флот, к тому же в распоряжении Союза имеются многочисленные колонии, поэтому я уверена, мы сможет за себя постоять.
  - В борьбе с имперцами, завоевавшими десятки развитых планет, и с которыми предпочитают не связываться самые отъявленные головорезы? - поднял брови вверх Каерин. - Пропаганда, проведенная земным правительством, скрыла от вас правду: имперцы совсем не дружелюбны, а агрессивны и очень опасны.
  - К противостоянию будут привлечены союзники, с которыми у Земли подписаны соглашения, будут приняты меры по мобилизации всех внутренних ресурсов, даже наши потоки в университете переведут на военное положение, - поморщившись, вспомнила я уроки истории. - Будет нехватка бойцов, и на космические корабли будут принимать всех желающих. Думаю, что совместными усилиями мы сможем утереть вам нос.
  - Ты не посмеешь, - выдохнул Каерин. - Пойти в добровольцы слишком рискованно и безумно даже для тебя. Ты не представляешь, насколько небезопасно может быть в межзвездном пространстве, и не имеешь совершено никаких навыков для выживания.
  - После проведенного эксперимента я могу выжить не то, чтобы в любых условиях, а даже в открытом космосе! - не преминула воскликнуть я.
  - В конце концов, тебя не отпустят родители! - процедил он сквозь зубы. - Ты ведь даже несовершеннолетняя.
  - Мой отец находится слишком далеко, на другом конце вселенной, для того, чтобы вмешиваться в мою судьбу, - зло произнесла я.
  - Наверняка на Земле есть какой-нибудь другой близкий тебе человек, не так ли? - с надеждой в голосе спросил Каерин.
  - Моя единственная оставшаяся родственница живет в техногенной столице Земли, я к ней очень привязана и езжу на каникулы каждое лето, - созналась я.
  - Вот! Прежде чем совершать озвученный тобой поступок, подумай над тем, каково ей будет тебя потерять, - нравоучительно проговорил ариец.
  - О, - впечатлилась я подобной перспективой. - Если моя взбалмошная тетя узнает о данном намерении, то закатит жуткий скандал с применением грубой силы, пережить который будет сложнее, чем 11-бальный шторм. Ее семья погибла при переезде на другую планету, и, пока она жива, не видать мне космоса, как своих ушей.
  - Обещай мне, что не станешь совершать глупых поступков, - попросил Каерин.
  - Конечно, как ученый, я привыкла рассчитывать все возможные вероятности.
  - Будь моя воля, я бы запер тебя на отдаленной безопасной планете, а для надежности вообще связал бы по рукам и ногам! - не сдержался ариец.
  - Как хорошо, что это ты являешься моим пленником, а не наоборот, - в тон ему ответила я.
  - Думаю, что мне по силам исправить это досадное недоразумение.
  - То есть ты снова мне угрожаешь? Я отпущу тебя восвояси только тогда, когда твое состояние полностью стабилизируется, и ни одним днем раньше, ведь ты опасен для окружающих и совершенно не контролируешь свои эмоции.
  - Я не могу держать себя в руках, потому что ты постоянно выводишь меня из себя, - гневно возразил ариец.
  - Это не обсуждается.
  - Не пройдет и пары дней, как вашу планету начнут бомбить! У меня нет в запасе уймы времени, как ты не можешь этого понять, глупая полоумная фанатичка! - не сдержался подопытный.
  - Вот как ты заговорил! - перешла я на повышенные тона. - Вся ваша раса состоит из неблагодарных, циничных и агрессивных особей!
  - Мы не являемся плохими, если нас не злить, - процедил сквозь сжатые зубы Каерин.
  - Зачем вы только появились в нашей галактике!
  Я ударила ладонью по разделявшей нас преграде, но пленник даже не вздрогнул, продолжая сверлить меня бирюзовым взглядом.
  - Без земных ресурсов наш дом погибнет, не успеет пройти половины тысячелетия, у нас не было иного выхода, - ответил ариец.
  - Судя по тому, что я успела узнать о вашей родине, так было бы лучше для всех жителей бескрайней вселенной, - бросила я злые слова.
  - Ты не можешь обвинять целый народ в стремлении выжить.
  - Интересно, не боитесь ли вы того, что, затеяв войну, уничтожите нашу планету вместе со своим призрачным шансом на спасение? - саркастично поинтересовалась я.
  - Если вы не подпишите соглашение о капитуляции, то все живое на Земле будет полностью истреблено, - хладнокровно ответил ариец.
  - Двуличный имперцы! - вызверилась я. - Вы заключили с нами мирный договор, а на самом деле только ждали удобного случая, чтобы сделать из нас рабов.
  - При условии, что земляне согласятся на добровольное урегулирование конфликта, мирное население не пострадает! - заявил пленник. - Мы ведь не работорговцы.
  - Вы всего лишь ограничите наши права, не правда ли? - язвительно уточнила я.
  - Именно поэтому мы с вами не можем прийти к консенсусу! - схватился за голову ариец. - Вы упрямые, неразумные и невежественные дикари!
  - Мы продаем вам необходимые ресурсы по заниженным ценам, тем самым спасая вашу гибнущую планету, но вам этого мало, - недобро проговорила я. - Жалкие собственники!
  - Должен признать, что эта битва будет очень тяжелой, - через пару секунд закрыл глаза ариец.
  - Поскорее бы закончился твой реабилитационный период, и я, наконец, избавилась от тебя.
  - Минам, ты совершаешь ошибки, одну за другой.
  - Я подарила тебе шанс на вторую жизнь и надеюсь, что ты будешь благодарным за это, - напомнила я ему.
  - Разве ты сможешь отпустить на все четыре стороны результат работы всей своей сознательной жизни? - иронично поднял бровь мужчина.
  - Ты сильнее любого из гуманоидов, которые только встречаются в изученных галактиках, - мрачно заявила я. - Поэтому я более чем уверена, что сможешь справиться с превратностями судьбы самостоятельно.
  - В конце концов, ты должна будешь оказать мне медицинскую помощь, если в ходе эксперимента возникнут непредвиденные проблемы, - резонно заметил подопытный.
  - Думаю, что высококлассные имперские врачи, которые по праву считаются лучшими во вселенной, смогут произвести любое необходимое вмешательство, - не стала я его слушать.
  - Даже не надейся на то, что тебе удастся избавиться от меня.
  - Мне кажется, что ты начисто лишен чувства самосохранения, - задумчиво глядя на злого мужчину, проговорила я. - Все живые существа боятся боли, и ты не можешь быть исключением.
  - Когда ты заставила меня прочувствовать все ее бесконечные оттенки, это были самые кошмарные мгновения в моей жизни, хотя, должен признать, что она никогда не была праведной, - передернул широкими плечами Каерин.
  - И давно за тобой стали наблюдаться мазохистские наклонности? - спросила я тоном психиатра.
  - Когда я встретил тебя, начал узнавать о себе много нового, - скривился собеседник.
  Размышляя над полученной информацией и странным поведением арийца, я у него невзначай поинтересовалась:
  - Как давно ты перестал убивать разумных существ по утрам?
  - Наша раса никогда не была мирной, - не стал отрицать Каерин. - Что хорошего можно сказать о планетарном союзе, который возглавляет военный совет?
  - Ты говорил, что вас опасаются другие цивилизации, это действительно правда? - задумчиво покусала я губы.
  - Более того, боятся до дрожи в коленках, - неприятно улыбнулся подопытный.
  - То есть нашей планете лучше сразу капитулировать, а мне - бежать без оглядки? - подняла я одну бровь.
  - Не боишься, что тебя догонят и в наручниках вернут обратно? - ответил вопросом на вопрос собеседник.
  - Я очень быстро бегаю, Каерин, и не советую тебе связываться со мной, если нет желания заразиться, - мрачно отозвалась я.
  - Чем? - с сарказмом в голосе воскликнул собеседник. - Неужели безумием?
  - Нет, переломом черепа и других костей, - не была я настроена на шутки.
  - Будь я на твоем месте, то лишний раз не злил бы меня и даже не предпринимал попыток к бегству.
  - Довольно! - не выдержала я, и мои руки буквально затряслись от злости. - Я пыталась быть доброй, но то, о чем ты говоришь, находится за гранью фантастики! Ты слишком небезопасный субъект для того, чтобы быть выпущенным на свободу. Мне не нужны глобальные проблемы мирового масштаба, и потому ты никогда не выйдешь из этой лаборатории! Это мое решение, и тебе придется принять его, как данность. Я тебя не выпущу отсюда. Никогда.
  - Есть вещи, которые от нас не зависят, - философски заметил Каерин.
  Я не знала, что именно в этот вечер мне стоило его убить, ведь у меня была прекрасная возможность. Проклятое сострадание не позволило совершить преступление, и я решила отложить данную проблему до завтра. Позевывая от усталости, я отправилась спать, закрыв дверь в свою комнату на замок. Я не страдала манией преследования, но в последнее время не чувствовала себя в безопасности, хотя находилась в собственном доме.
  Я никогда не видела эротических снов, но эта ночь превратилась в сладкий кошмар. Проснулась я на смятой простыне с непонятной улыбкой на лице и, заварив чай, с двумя кружками отправилась в лабораторию. Мне ничего не показалось странным этим утром, и на беспрецедентный беспорядок в квартире я не обратила совершенно никакого внимания. Ровно до того момента, как зашла в камеру, в которой должен был находиться ариец. В ней было пусто, а на кушетке сиротливо лежала одна-единственная капсула с наркотической жидкостью, словно форменное издевательство. Каерин исчез, а вместе с ним это сделали все мои разработки, записи из камер наблюдения, а также запасы психотропных веществ. Перевернув всю квартиру в гневе повторно, я обнаружила пропажу даже Взрывного Урагана, купленного за мои личные деньги робота.
  Когда в дверь раздался звонок, я все еще ругалась, словно портовый грузчик, и отряд спецподразделения, больше всего похожий на бандитскую группировку, с оружием наперевес застал меня не в самом лучшем расположении духа.
  - Почему у вас в квартире все перевернуто вверх дном? Вы что-то потеряли? - спросил гуманоид с выдающимися надбровными дугами и массивным подбородком после того, как подтвердил мою личность.
  Остальные, невежливо оттолкнув меня в сторону, начали профессионально и совершенно бесцеремонно осматривать все комнаты, не стесняясь рыться даже в нижнем белье.
  - Десять лет упорных разработок! - взывала я.
  - Вас обворовали? - участливо поинтересовался мужчина.
  - Да, то есть нет! Неважно! - заявила я субъекту, который наверняка принял меня за ненормальную. - Какое право вы имели вламываться в мое жилище и, более того, производить здесь обыск?!
  Забывчиво похлопав себя по карманам, гуманоид все же извлек и передал мне необходимые документы. Я старательно проверила их на подлинность, но они действительно оказались настоящими, что совершенно не вязалось с отпетыми физиономиями горцев, по которым определенно плакала тюрьма.
  - Мы являемся третьей стороной, которую наняла Империя для того, чтобы расследовать недавнее жестокое убийство инопланетной делегации, - добавил лично от себя разговорчивый гуманоид. - Разрешение Земли было также получено, ведь пострадавшая сторона грозит вашей планете войной.
  - Прекратите этот фарс! В том, что она будет, уже нет совершенно никаких сомнений! - зло воскликнула я.
  - Откуда вы об этом знаете? - удивился моей осведомленности горец. - В отличие от вас, земляне, которые встречались нам в ходе расследования, были уверены в том, что Империя не нападет, свято уповая на благородство арийской расы, - неприятно ухмыльнулся собеседник.
  - Подлые, расчетливые, двуличные мерзавцы! - дала я волю гневу. - Сложно найти человека более толерантного и терпимого к иным расам, чем я, ведь даже когда Земной Союз вел войну с инопланетными каннибалами и в прессу просочилась информация о чудовищных пытках, которые нелюди проводили над пленными, я восхищалась их стремлению к познанию. Но арийцев я ненавижу всем сердцем!
  - О, вы в этом мнении далеко не одиноки, - тяжело похлопал меня по плечу и утробно расхохотался мужчина. - Уничтожить их желает по меньшей мере добрая половина вселенной.
  Данные следопыты являлись выходцами с планеты, большая часть поверхности которой представляла собой скалистую местность. У гуманоидов были очень широкие кости, и впечатление представители их расы производили банальной горы мышц. На их родине не было достойных условий обитания, и потому гуманоиды предпочитали становиться наемниками, соглашаясь на любую, даже самую грязную работу. Не могу сказать, что я была рада развеселить яркого представителя расы, у которой даже не принято было улыбаться, обнажая клыки.
  - В таком случае, почему вы работаете на имперцев? - задала я резонный вопрос.
  - Они щедро платят, - развел руками наемник. - К тому же с ними лучше сотрудничать, чем воевать.
  Следопыты закончили производить обыск и сообщили главному, что ничего запрещенного ими обнаружено не было. Я запоздало поняла, что теперь, даже если расскажу кому-нибудь о своем эксперименте, меня запрут в психиатрической лечебнице, ведь никаких доказательств тому не осталось. Мне захотелось задушить Каерина собственными руками, с особой жестокостью расчленить его труп на маленькие кусочки, а затем выбросить их в открытый космос наравне с прочим мусором. Нет, в этот момент я не была зла, я была просто в ярости!
  - Извините за беспокойство. Видимо, имела место ошибка, и вы не имеете к произошедшему совершенно никакого отношения, - направившись к выходу, вежливо произнес гуманоид.
  - Я могу узнать, что вы искали в моей квартире? - в меру заинтересованно спросила я.
  - В ходе проведенного расследования нами были найдены трупы всех делегатов кроме одного. Нам доподлинно известно, что последнее тело было сброшено на нижние уровни, но оно словно в пространстве испарилось, или же его кто-то подобрал, - развела передо мной руками гора мышц. - Страшно предположить, кому оно могло понадобиться.
  - На нижних уровнях несколько лет тому назад завелись мутировавшие крысы, зараженные вирусом бешенства, - сложив на груди руки, заметила я со знанием дела. - Нам показывали их в медицинском университете, и, хочу вам сказать, что это вечно голодные и чрезвычайно кровожадные твари.
  - Это могло бы многое объяснить, - задумался, взявшись за мощный подбородок, следопыт. - Хорошо, что вы рассказали об этом, ведь нам не были известны подобные особенности земной фауны. Спасибо за помощь следствию.
  - Всегда пожалуйста, - широко улыбнулась я.
  Проникшийся симпатией к моей скромной персоне гуманоид участливо поинтересовался:
  - Я понимаю, что вмешиваюсь тем самым в вашу частную жизнь, но откуда вы знаете имперцев? Ведь ваша планета очень молода и, к тому же, находится на противоположном краю изученной вселенной.
  Я отвела глаза в сторону и недружелюбно буркнула:
  - Это личное.
  На физиономии головореза появилось некое подобие сочувствия, и он с отеческой заботой произнес:
  - Многие девушки покупаются на красивую оболочку и баснословные богатства древней расы, повторяя одну и ту же ошибку. Дело в том, что имперцы не заключают браки с представителями отсталых и развивающихся цивилизаций. Максимум, на который может рассчитывать землянка, это непостоянное место любовницы.
  Я не хотела знать, за кого меня принял данный индивидуум, и со злостью захлопнула дверь прямо перед его носом. В адрес зарвавшихся на своем превосходстве арийцев у меня не было культурных слов. Приведя расшатавшиеся нервы в порядок с помощью изрядной дозы успокоительного, я схватила рюкзак и побежала в университет, в котором было объявлено экстренное собрание.
  В коридорах царило небывалое оживление, оптимистично настроенные студенты сновали между аудиториями, в то время как преподаватели торопливо вышагивали с очень серьезными лицами. Нашу группу вместе с остальными из потока, который должен был выпускаться в следующем году, собрали в актовом зале, где перед нами выступил профессор в почтенных годах. Еле-еле взобравшись по ступенькам, он озвучил речь, которая заняла намного меньше времени, чем, собственно, его старательное восхождение на пьедестал.
  - В связи с переходом Земли на военное положение выпускными группами будут досрочно получены дипломы о высшем медицинском образовании. Согласно регламента университета все студенты подлежат распределению. Более конкретную информацию вы получите от закрепленных за вашими группами руководителей.
  Студенты зашумели, послышались восторженные крики тех, кому осточертела учеба, и в воздух взметнулись многочисленные головные уборы. Будучи едва не растоптанной в образовавшейся давке, я проследовала за своими сокурсниками в аудиторию на порядок меньше. Наш руководитель озвучил судьбу каждого из нас, большинство студентов были направлены в помощники врачам на космические корабли. Единицам же, в том числе и мне, предстояла работа в военной лаборатории.
  Получив распределение, я не могла сказать, что радовалась этому так, как делали прочие студенты, и побрела домой, где меня ожидал настоящий сюрприз. Стоило мне переступить порог, как раздался сигнал вызова от неизвестного абонента, и я, не задумываясь ни на мгновение, его приняла. Когда в гостиной передо мной возникла проекция сбежавшего подопытного, то я споткнулась прямо на ровном месте.
  - Что тебе еще нужно? - недружелюбно спросила я, боясь скатиться на нецензурную лексику.
  Критически осмотрев меня с головы до ног, ариец нагло заявил:
  - Хотел убедиться, что с тобой все в полном порядке, ведь следопыты могли обвинить тебя в убийстве, которого ты не совершала.
  - Это только пока, - мрачно сказала я будущему трупу.
  - Мне очень жаль, что пришлось перевернуть весь твой дом вверх дном, но это было необходимо, чтобы убрать улики, которые могли бы вызвать подозрения у следствия, - попытался оправдаться Каерин.
  - Давай называть вещи своими именами, - начала я закипать. - Ты подло украл все мои разработки за проклятых десять лет!
  Ариец сел на удобный стул и взял в руки мои записи.
  - Я даже успел их изучить, - он задумчиво постучал пальцами. - Должен признать, что это очень любопытное чтиво.
  - Я настаиваю... Нет, я требую, чтобы ты вернул их мне обратно, - проговорила я, старательно сдерживая свои кровожадные порывы по отношению к собеседнику.
  - Для твоего же блага, чтобы у тебя не возникло желания совершить очередной безумный эксперимент в будущем, я их тебе не отдам, - ответил полный решимости Каерин.
  Опустив взгляд, я покачала головой и обвинительно ткнула в проекцию собеседника пальцем:
  - Я дала тебе второй шанс, научила пользоваться своими силами, а взамен ты отнял у меня цель всей моей жизни! - с горечью воскликнула я, но ариец остался непреклонным.
  - Тебе следует пересмотреть свои жизненные приоритеты, Минам, если не хочешь закончить свою жизнь из-за нелепой ошибки в расчетах.
  Мне было больно из-за несправедливости того, что сейчас происходило, и я прошептала едва слышно:
  - Не заставляй тебя умолять.
  - Прекрати унижаться, Минам, - жестоко произнес ариец. - Ты выглядишь жалко.
  Поджав губы, я все же посмотрела на арийца и зло поинтересовалась:
  - Я понимаю твою заинтересованность в моих записях, ведь теперь они представляют собой определенную ценность, но, ответь, зачем ты забрал все купленные мною наркотики?!
  - Должен сказать, что я был поражен, когда обнаружил их у тебя в аптечке с бесчисленным множеством других лекарств, - шокировано произнес собеседник.
  - Я ведь тебе говорила, что без них мое сердце не бьется, теперь же, когда ты изучил мои записи, видишь это сам.
  - Полагаю, что высококвалифицированные врачи из имперской межгалактической лаборатории сумеют тебя исцелить, - участливо проговорил ариец.
  - Неужели ты думаешь, будто я не пыталась? Я провела колоссальное число опытов, но все вакцины неизменно убивали подопытных животных, - сказала я, устало опустившись прямо на пол.
  - Но ты ведь тем самым собственными руками губишь себя, - в голосе Каерина проскользнула забота, вот только она мне была совершенно не нужна.
  - Я не хочу, чтобы ты вмешивался в мою жизнь, - ледяным тоном заявила я. - Мне не пять лет, и я сама буду отвечать за свои ошибки.
  - Минам, позволь мне помочь тебе, - присел рядом со мной на корточки ариец.
  - Твоя помощь разрушает мою жизнь до самого основания, - закрыв глаза, прошептала я.
  Каерин потянулся, чтобы дотронуться до моих волос, но его рука была лишь призрачной проекцией и потому прошла насквозь.
  - Мое сердце разрывается на части, когда я вижу твои страдания и не знаю, как тебя спасти.
  - Ты говоришь, что убрал улики и сбежал для того, чтобы меня не обвинили в том, чего я не совершала, но, по правде говоря, сам толкаешь на преступление, - заметила я, встав и отойдя от арийца как можно подальше. - Ведь кража ингредиентов и синтез наркотиков уголовно наказуемы.
  - Ты не сделаешь этого! - возмущенно воскликнул мужчина.
  - Как же ты не понимаешь, что передо мной не стоит подобного выбора! - не сдержалась я. - Ты уничтожил все, что у меня было, Каерин, и дальше, когда между нашими цивилизациями начнется война, все станет еще хуже.
  Ариец сжал руки так, что побелели костяшки, и невидящим взором уставился в пустоту.
  - Земляне убили меня и бросили гнить мое тело в зловонные трущобы! Вы разнесли на молекулы корабль, целью которого была всего лишь мирная дипломатическая миссия! - гневно воскликнул мужчина в свободной рубашке и таких же ненавязчивых, чуть ли не домашних, брюках. - Неужели вы думали, что это сойдет вам с рук?
  - Извини, что на ваш корабль напали вечно бунтующие земные колонии, и прости за то, что вернула тебя к жизни.
  Ариец, нервно расхаживавший по моей комнате, почесал руку на сгибе локтя, и я непроизвольно сделала замечание:
  - Перестань растирать место прививки, это может привести к осложнениям, - по привычке сказала я.
  - Откуда ты знаешь, что мне ее сделали? - удивился мужчина.
  - Каерин, я, все-таки, какой-никакой, но врач, - закатила я глаза.
  - Как только я попал на корабль, мне первым делом сделали весьма неприятную инъекцию от всех известных космических вирусов, - поморщился ариец, и я была с ним полностью солидарна, потому как данная вакцина была мерзостной до жути. - Случилось это из-за того, что полоумные горцы в своем заключении написали, будто бы на Земле меня загрызли бешеные крысы-мутанты. Никогда раньше не думал, что у этих тугоумных созданий настолько богатое воображение!
  Мимо воли на моем лице появилась саркастическая усмешка, и Каерин не смог ее не заметить.
  - Как же я не догадался сразу, что это твоих рук дело, - недобро произнес мужчина.
  - Мне ведь нужно было каким-то образом сбить их со следа, - пожала плечами я.
  - За этот отчет я так сильно разозлился, что хотел выбросить их прямиком в открытый космос, - признался Каерин. - Горцев спасло только то, что у меня было для них задание первостепенной важности.
  Непроизвольно сглотнув, я с опаской посмотрела на хладнокровного арийца и между делом поинтересовалась:
  - Кто ты? Ведь, кроме твоих медицинских показателей, мне о тебе ровным счетом ничего не известно.
  Вопрос был, конечно, запоздалым, но все же.
  - Не боишься, что мой ответ тебе не понравится? Вдруг реальность окажется намного страшнее того, что ты предполагала? - пытливо поинтересовался Каерин.
  - Я хочу осознать весь масштаб надвигающейся катастрофы.
  - Неужели я для тебя всего лишь ошибка? - поднял бровь ариец.
  - Самая большая в моей жизни, - выдавила из себя я.
  - Какой удар по моему самолюбию.
  Он сел передо мной так, чтобы наши лица оказались на одном уровне, и невесомо взял мой подбородок:
  - Не говори, что я не предупреждал тебя о последствиях твоего необдуманного поступка, - тихо проговорил ариец. - Я давал шанс вернуть все, как было, убить меня, как того требовала природа, но ты этого не сделала, а теперь жалеть уже слишком поздно.
  - Я осознаю, что мне не следовало вмешиваться в законы эволюции, ведь, злая усмешка судьбы!, и мы с тобой оказались по разные стороны баррикад. Моя вина в том, что я помогла врагу своего народа.
  Я опустила голову, не желая показывать арийцу слезы, и Каерин убито произнес:
  - Твои страдания причиняют мне почти физическую боль.
  - Забавно, потому что ты старательно доставляешь ее мне, - зло ответила я.
  - Прости... - едва слышно произнес мужчина.
  - За что? За то, что подло выкрал эксперимент всей моей сознательной жизни? Или за то, что уничтожишь мою планету? - подняла я на арийца глаза, наполненные ненавистью. - Кто ты такой, Каерин?
  Он молчал, не решаясь ответить на мой вопрос, пока за него это не сделал посторонний, без стука вошедший в каюту. Я не видела, кто это был, но его голос был слышен более чем отчетливо.
  - Адмирал, у нас чрезвычайная ситуация! На нашем корабле были обнаружены земные шпионы!
  Вздрогнув от раздавшегося за спиной голоса, Каерин помрачнел на глазах, и я уже не узнала, чем закончился разговор. Послышались сдавленные голоса, шум, а затем все неожиданно стихло. Решительно настроенный ариец вскоре снова появился передо мной и с печально улыбкой произнес:
  - Должен сказать, что вы, земляне, нечестно играете.
  - АДМИРАЛ? - неверяще переспросила я.
  Насколько мне было известно, данное звание носили верхушки военной иерархии.
  - Подающий большие надежды руководитель высшего звена, приятно познакомиться, - с изрядной долей иронии представился Каерин.
  Напротив, это было мерзко, противно и отвратительно.
  - Нужно было убить тебя сразу, как только ты отказался называть свое полное имя! - схватилась я обеими руками за голову.
  - Надеюсь, что сейчас ты в полной мере осознаешь размер своих проблем, - глядя на меня сверху вниз, проговорил ариец.
  Я поднялась на ноги, желая хотя бы немного уровняться с ним в росте, и впечатлилась не радужной перспективой на будущее.
  - Теперь меня стопроцентно обвинят в государственной измене, и, что самое худшее, по приказу опрометчиво спасенного мной арийца будут стерты с лица земли целые города! Неблагоприятное стечение обстоятельств, и наряду с невинными жителями та же участь постигнет и меня, - мрачно добавила я.
  - Минам, поверь, у меня достаточно полномочий для того, чтобы оградить тебя от ужасов войны, - протянул ко мне ладонь ариец.
  Подняв полные решимости глаза на собеседника и сложив на груди руки, я заявила:
  - Предупреждаю тебя, Каерин, если ты начнешь вести боевые действия, то пожалеешь о том, что судьба подарила тебе второй шанс, и проклянешь день, когда встретил меня.
  - Не нужно угрожать мне, Минам, - скептично поджал губы ариец. - Ведь я неуязвим, один сильнее армии солдат, и, к тому же, обладаю сверхъестественными способностями.
  - Надеюсь, что мне понял.
  - Неужели ты решила одна пойти против целой империи? Пожалуйста, не будь безрассудной.
  - Странно, что ты не хочешь меня убить, - задумчиво проговорила я. - Ведь я знаю твою слабость.
  - Я тоже о ней осведомлен, - гневно навис надо мной призрачный мужчина. - Это ты!
  Подняв с пола пульт управления, я грубо сказала Каерину:
  - Убирайся из моей квартиры, не хочу тебя больше ни видеть, ни слышать!
  Прежде чем входящий сигнал был отключен, я услышала последние слова арийца:
  - Минам, прошу тебя, только не делай того, о чем потом будешь сожалеть.
  Моя голова раскалывалась на части, ведь, с одной стороны, Каерин был врагом моего народа, а с другой - самым невероятным достижением, само существование которого опровергало законы вселенной. Я не знала, что мне делать, и потому металась из крайности в крайность.
  
  
  
  4
  Следующие несколько дней я провела в военной лаборатории, где, собственно, и ночевала. Ученые дорабатывали мое творение, которое я создала на последнем практическом занятии, и потому требовали моего постоянного присутствия. Они, видите ли, не могли разобраться в моих записях, поражаясь тому, как можно было столь неряшливо вести рабочий журнал. Все происходило в ускоренном темпе, потому как солдат, которых практически невозможно было убить, военные хотели уже видеть в своих рядах. Проблема же заключалась в том, что вампиры были совершенно неподконтрольны и напрочь отказывались покидать пределы планеты.
  Ученые пытались воздействовать на подопытных всеми мыслимыми и немыслимыми способами, но все было безрезультатно. Коллеги бились об стенку, и, в конце концов, было решено, что или они не выполнят то, что от них требуется, или их утилизируют, как брак.
  Проведя большую часть времени за расчетами, я опасалась заходить в рабочую лабораторию, где за силовым полем находился Тхён. Я прекрасно помнила, чем закончилась наша последняя встреча - я пустила лазерный луч прямо ему в лоб, и не надеялась на понимание с его стороны. Но вампир меня удивил - стоило мне зайти в комнату, как он вежливо поздоровался, озвучив мое полное имя.
  - К чему такая официальность? Можешь называть меня просто Минам.
  - Я хотел попросить прощение за свое поведение, которое имело место быть несколько дней назад. Меня обуревали сильные эмоции, и я не ведал, что творю, - покаянно проговорил Тхён.
  - Не стоит извиняться, - озадаченно произнесла я, когда смогла подобрать с пола челюсть. - На твоем месте я бы поступила точно также.
  То, что мои коллеги жаловались на скверное поведение самовольного вампира, который стал негласным лидером среди подопытных, показалось мне полным бредом.
  - Все же мне не следовало повышать голос и со зверским выражением лица набрасываться на преграду, я повел себя в высшей степени недостойно.
  - Прости, но вериг для самоистязания у меня нет, - саркастично отозвалась я.
  - Я очень сильно раскаиваюсь и не представляю, как могу загладить свою вину.
  - Я тебе даже почти верю, - хмыкнула я в ответ, однако вампир продолжил упорствовать, и я, не выдержавшись, заверила, что его полностью прощаю. - Тхён, объясни мне, пожалуйста, почему вы, подопытные, все, как один, отказываетесь подчиняться военным? - пытаясь скрыть свое раздражение, перешла я к сути проблемы.
  - Зачем нам сражаться за планету, чье правительство вынесло нам смертный приговор? - ответил вопросом на вопрос вампир.
  - Вы были приговорены в результате многочисленных обвинений, ваша вина оказалась неоспоримой, и в том, что вы все еще дышите, вам непередаваемо крупно повезло, - поджала я губы.
  - Мы знаем это и чрезвычайно благодарны за предоставленный шанс, но проблема заключается в том, что мы никак не можем покинуть территорию планеты, - опустился на стул напротив меня подопытный.
  - Если вы не подчинитесь, смертный приговор будет приведен в действие, вы это понимаете? Сейчас у вас должна быть только одна задача - выжить.
  - Она не первостепенна, - категорично ответил Тхён.
  - Что может быть важнее этого?
  Глядя на упрямого вампира, я думала о том, что у него были явные проблемы с чувством самосохранения - оно у него напрочь отсутствовало.
  - Защита интересов рода, - загадочно ответил собеседник.
  - Вы находитесь взаперти, - хмыкнула я. - Как вы собираетесь защищать какие-то сомнительные интересы, если у вас по локоть связаны руки?
  - Это лишь временно, - коротко ответил собеседник.
  - Неужели вы рассчитываете отсюда сбежать? - шокировано поинтересовалась я. - Наверное, вы не в курсе, но это еще никому не удавалось!
  - Мы не можем сидеть здесь, как животные в клетке, в то время как объект номер один может находиться в смертельной опасности, - поджал губы Тхён.
  - Как ты выразился, правительство не родной для вас планеты вынесло вам смертный приговор, и вы намереваетесь остаться здесь, чтобы защищать свои призрачные интересы? - иронично осведомилась я.
  - Ты так ничего не поняла, не правда ли? - поднял бровь вампир. - Возможно, это даже к лучшему.
  - Это вы не осознаете, что находитесь в шаге от исполнения приговора! - воскликнула я, непроизвольно сжав руки в кулаки. - Я настаиваю на том, чтобы вы приняли предложение военных, ведь я не для того создавала этот проект, чтобы вы самостоятельно столь глупо загубили свои жизни!
  Люди из военного ведомства, которых заинтересовал данный проект, должны были скоро прибыть в лабораторию, и времени на то, чтобы усмирить подопытных, больше не оставалось. В случае моей неудачи вампиров ждала утилизация, как брак. Именно это и подвигло меня на встречу с опасным субъектом, потому что иначе я бы не показалась ему даже на глаза.
  - Если таково твое желание, то мы согласны, но я хочу, чтобы ты знала, Минам: я категорически не одобряю данное решение, - мрачно произнес Тхён.
  - Наконец в твоих словах появились рациональность и благоразумие! - вздохнула я с облегчением и, подозрительно взглянув на подопытного, добавила: - Для того чтобы у вас вовсе пропало желание сбежать, я предупрежу охрану о возможном чрезвычайном происшествии. Чтобы ты знал, Тхён, в этом здании защита надежнее, чем в государственной тюрьме.
  Проигнорировав злобный взгляд вампира, я связалась со службой обеспечения и попросила, чтобы они приняли предупреждающие меры, потому как выпускать на улицы города питавшихся кровью подопытных я не собиралась.
  Обрадовав коллег успешным завершением переговоров, я была удостоена недоверчивыми взглядами и вопросами вроде "что ты ему вколола?" Загадочно улыбнувшись, я позволила ученым убедиться в положительном результате самим, и они в скором темпе начали крепить на подопытных специальные ошейники. В некотором роде они являлись обычной практикой и были перестраховкой, потому что одно нажатие кнопки - и голову владельца данного украшения разрывало на мелкие кусочки. Вампиры, конечно же, оказались против подобного измывательства:
  - Я не бешеная собака, чтобы на меня надевали этот ошейник! - недобро оскалился один из вампиров, и я побоялась за жизнь человека в белом халате, который находился по другую сторону барьера.
  - Без мер безопасности ваше пребывание вне стен лаборатории невозможно, - включила я громкую связь. - Данная модель дистанционно управляемых ограничителей была выбрана представителями силовых структур, однако у меня есть вариант намного лучше. Не заменить ли их сверхчувствительными браслетами, которые были признаны совершенно антигуманными и запрещены на развитых планетах? Насколько мне известно, они реагируют на малейшие всплески агрессии, наказывая своих носителей очень сильными ударами тока, и вот чем дольше я смотрю на вас, тем больше мне нравится эта идея.
  - Не нужно, - ответил взбунтовавшийся участник опыта под сокращенным названием В.А.М.П.И.Р. - Я уже согласен одеть этот ошейник.
  - Еще у кого-нибудь возражения имеются? - уточнила я и, как следствие, самоубийц среди подопытных не нашлось.
  С кислыми минами вампиры все-таки сделали то, что от них требовалось. Вошедший в лабораторию научный руководитель, который вел мою прошедшую практику в университете, поинтересовался:
  - Минам, как тебе удалось сделать то, над чем несколько дней безрезультатно бился отряд ученых? - обескураженно наблюдая за подопытными, спросил мужчина. - Они ведь и слушать ничего не хотели, упрямое стадо баранов!
  - Мне не показалось это чересчур сложным, - легкомысленно пожала я плечами.
  - Один из врачей говорил, что даже пытал их, но так и не смог добиться повиновения, - сделал страшные глаза собеседник.
  - Быть может, следовало найти мирный подход? - раздраженно поинтересовалась я.
  - Военные уже в здании, - получил экстренное сообщение от охраны ученый. - Они хотели провести показательные испытания, прежде чем взять подопытных на вооружение, поэтому встречаемся через десять минут в специально оборудованном зале. Проследи, чтобы подопытные вели себя смирно и не создавали лишних проблем, ведь они очень опасны и сумасбродны, а ты являешься единственной, кого они хоть как-нибудь слушаются.
  Человек вышел, и мы с группой ученых вскоре последовали за ним. Серьезные люди в мундирах расположились на удобных сидениях, с поразительным хладнокровием наблюдая за тем, как в огороженный зал для состязания с вампирами вывели других заключенных. Подопытные справились с соперниками выше всяческих похвал и в рекордно короткие сроки, однако то, как именно они это сделали, вызвало у меня приступ тошноты. Пол окрасился в багровый цвет, и я не выдержала. Моя голова закружилась, я не вовремя вспомнила о том, что у меня совершенно не осталось психотропных веществ, и обессилено сползла вниз. Ученые пришли мне на помощь, но я заверила, что мне всего лишь требовался отдых в виду упадка сил, и меня положили в ближайшей операционной.
  Посетовав на то, что я целыми сутками работала, коллеги подключили ко мне витаминную капельницу. Меня оставили в одиночестве, в то время как с каждым мгновением мое сердце замедляло свой бег. Я не знала, сколько времени провела в полубессознательном состоянии, но потом меня словно током ударило. Я резко распахнула глаза, сразу же зажмурившись от слишком яркого света, и решительно выдернула иглы с трубками из вен. Поднявшись на дрожавшие ноги, я с грехом пополам добралась до полок, приспособленных под медикаменты. Принявшись рыться в разнообразных капсулах, емкостях и порошках, я силилась найти что-нибудь, что могло бы отсрочить мою смерть. Я мало соображала, что делала, и не замечала, как образовывала вокруг беспорядок.
  Неожиданно открылась дверь, и в операционную твердым шагом зашел Тхён с подносом еды в руках. Пораженно уставившись на меня и подметив мое невменяемое состояние, он быстро поставил поклажу на стол.
  - Что ты делаешь? - первым делом осведомился вампир.
  - Неужели эти остолопы решили, что ты стоишь доверия, раз разрешили тебе свободно перемещаться по зданию? - скептично вопросила я, наконец, найдя последний ингредиент.
  - Только по нескольким уровням лаборатории, - скривился мужчина. - Я принес обед, врачи сказали, что у тебя полное истощение организма. Почему ты встала и самовольно убрала капельницу?
  Прямо в руках, в кустарных условиях смешивая необходимые составляющие, я одобрительно наблюдала за быстро происходившими в колбе химическими процессами.
  - Она мне не помогает, - отмахнулась я от навязчивого гостя.
  Тхён приблизился ко мне, и я непроизвольно отшатнулась на несколько шагов назад. Все-таки я помнила, чем он питался, и рисковать своим здоровьем мне совершенно не хотелось.
  - Неужели это то, о чем я думаю? - подозрительно осведомился вампир, разглядывая то, что находилось в моих руках.
  - Не знаю, с чего ты решил проявить ко мне заботу, но она мне ни к чему! - зло процедила я.
  - Ты же смешиваешь наркотическую смесь! - обвинительно воскликнул мужчина.
  - Даже если ты пожалуешься на меня руководству, тебе все равно никто не поверит.
  - Как ты можешь ее изготавливать, ты же в первую очередь врач! - поразился вампир.
  - Ты правильно подметил, Тхён, - ответила я, заканчивая со своим занятием. - Как человек с высшим медицинским образованием, я прекрасно осведомлена о том, как их нужно синтезировать.
  - Я позову на помощь, Минам, кажется, у тебя белая горячка, - процедил сквозь клыки собеседник.
  Мужчина решительно направился к выходу, но я его остановила:
  - Подожди, Тхён. У меня нет никакой горячки, и я нахожусь в своем уме.
  - Тогда как объяснить твои действия? - обернулся вампир. - Ведь то, что ты делаешь, противозаконно.
  - Избавь меня от нравоучений, - поморщилась я. - Если бы ты был святым, то не оказался бы в рядах смертниках, переданных в лабораторию на опыты.
  - С тех пор, как у меня появился второй шанс, я начал новую жизнь, - поджал тонкие губы вампир.
  - А я буду со своей жизнью делать все, что захочу, - начала я злиться. - И не смей мне читать мораль, твое прошлое настолько ужасно, что я вообще удивлена, как твой приговор не был исполнен незамедлительно.
  - Моя нынешняя жизнь исключительно твоя заслуга, - признал мои выдающиеся достижения вампир.
  - Недавно я глубоко разочаровалась в одном из проведенных мною экспериментов, Тхён. Пожалуйста, не заставляй меня испытывать это снова, - я находилась на пределе, и у меня едва не потекли слезы от осознания вины.
  Адмирал Каерин стал моей самой большой ошибкой, и я не представляла, как теперь ее можно было исправить.
  - Никто из участников опыта В.А.М.П.И.Р. никогда не предаст тебя. Мы ценим то, что нам дала судьба, и будем защищать это ценой собственных жизней.
  - Похвально, - кивнула я и, встряхнув флакон, неожиданно поинтересовалась у Тхёна. - Ответь, как твое полное имя?
  Когда мужчина немного удивленно и без запинки выговорил труднопроизносимое, я спросила, с какой он был планеты, затем, к какой он принадлежал расе. Он отвечал быстро и по существу, после чего я невзначай уточнила:
  - Какая самая страшная клятва у вашего народа?
  - Обет на крови, - без задней мысли ответил подопытный.
  - Поклянись ею, что никому не расскажешь о моем маленьком секрете.
  Тхён несколько долгих мгновений внимательно смотрел на меня, и было видно, что его разрывали противоречивые эмоции. Но он все же разрезал когтем кожу на запястье, и пара капель под звук нерушимых слов упала на пол. Когда он меня оставил одну, я торопливо выпила приготовленную смесь, и мои руки, наконец, перестали дрожать. Быстро расставив разбросанные по полу лекарства обратно на полки и выбросив в урну то, что разбилось, я покинула комнату. Из-за угла вышел недовольный Тхён и, зайдя после меня в операционную, опустил туда же мой обед, которому я предпочла наркотики. Гневно захлопнув за собой дверь, вампир направился по пустому коридору к остальным подопытным. Я в это время уже выходила из здания, ведь меня отпустили с работы с добродушными пожеланиями, чтобы ноги моей не было в лаборатории как минимум несколько дней.
  В общественном транспорте я села на последний ряд, закрыв глаза и пытаясь унять головокружение, и чуть было не пропустила свою остановку. На автопилоте добравшись до дома, я открыла множество замков на двери и кинула ключи на стол. Пройдя вглубь, я неожиданно услышала за своей спиной произнесенное басом издевательское "ку-ку", после чего на мою голову опустилось нечто-то тяжелое.
  Пришла в сознание я в компании давешних бойцов спецподразделения, в чьих профессиях у меня не осталось больше никаких сомнений - они являлись бандитами. Их главарь, больше всего похожий на двухстворчатый шкаф с антресолями, заметил мое шевеление в путах и неприятно улыбнулся:
  - Уже оклемалась? - констатировал факт горец. - Что-то ты рано, снотворное должно было действовать еще несколько часов.
  - Куда мы летим? - услышав характерный звук, первым делом спросила я.
  - Ничего личного, малышка, - усмехнулся главарь. - Я не могу раскрыть тебе конечную цель, однако обещаю, что ты скоро все узнаешь сама.
  - Это у вас подработка такая? - скептично осведомилась я. - Совершать преступления, в том числе похищая людей из собственных квартир?
  - Нет, - неприятно осклабился мужчина. - Это наш основной заработок.
  По сравнению с громадными горцами я действительно казалась миниатюрной, но наглости было мне не занимать.
  - Хочу заметить, что полицейская форма вам совершенно не шла, она сильно резонировала с вашими отпетыми рожами.
  Преступные элементы в ответ весело загоготали, а их главный получил сигнал, на который поспешил ответить.
  - Да, объект был аккуратно нейтрализован и в ходе операции не пострадал, затем был усыплен с помощью инъекции, но... - начал отчитываться горец, и я саркастично хмыкнула.
  По моему субъективному мнению тяжелый удар по темечку никак нельзя было охарактеризовать словом "аккуратно".
  - Да, действительно, увеличенной дозы снотворного оказалось недостаточно, и объект пришел в себя, - перевел на меня взгляд горец. - Есть, не сводить с него глаз. Вы располагаете какими-либо сведениями, о которых нам следовало бы знать? - уточнил у невидимого собеседника мужчина, после чего скептично поднял широкую бровь. - Чрезвычайно опасен? По внешнему виду этого не скажешь. Мы прибудем на место раньше срока, так что можете готовить оговоренную сумму.
  Горец отключил вызов и, передернув плечами, с чувством сплюнул на пол:
  - Каждый раз, когда с ним разговариваю, у меня появляется навязчивое желание поправить одежду, стать навытяжку и ответить "так точно!"
  - Под его начальством находится большое количество кораблей, но, не смотря на это, все подчиненные ходят, как один, по струнке и боятся его больше, чем совета, - поддержал другой головорез.
  - Не знаю, зачем ты понадобилась имперцу, малышка, - участливо проговорил главарь. - Но он приказал, чтобы с твоей головы ни одного волоска не упало.
  - Наверное, хочет убить меня лично, - мрачно отозвалась я.
  Горец хмыкнул и оставил меня в покое, а я уделила особое внимание надетым на меня наручникам. Снять их самостоятельно было невозможно, они были изготовлены из на редкость прочного металла, но план по спасению в моей голове созрел быстро. Наемники не были осведомлены о том, что я являлась необычным человеком, и, когда мы неожиданно попали в ураган, и шквальный порыв ветра сбил корабль с курса и столкнул с другим транспортным средством, меня не заподозрили. Главарь начал ругаться на незнакомом языке, в то время как мы падали. Талантливому штурману все-таки удалось посадить корабль на площадке на расстоянии в пару километров от земли. Наемники засуетились, быстро покидая огнеопасное средство, и главный кинул тому горцу, что был ближе всего от меня:
  - Прихвати с собой девчонку, ведь, если с ней что-либо случиться, проклятый имперец сделает с нами то, что обещал.
  - Если верить слухам, то он всегда и без исключений держит свое слово, - мрачно добавил собеседник.
  - Поэтому мне бы не хотелась, чтобы меня по частям скармливали акулам в его личном аквариуме! Пошевеливайся! - оскалился мужчина.
  Меня, как мешок, небрежно перекинули через плечо и поставили на ноги только когда мы отошли от покореженного корабля на достаточное расстояние. Мужчины принялись спорить по поводу того, что делать дальше, в то время как я незаметно приблизилась к краю площадки и посмотрела вниз. Падать было не то, чтобы высоко, существовала вероятность в полете заскучать.
  Когда мужчины обратили на меня внимание, было уже поздно.
  - Отойди от края платформы, Минам, - протянул ко мне руку главарь, но сделать шаг в мою сторону не решился, боясь спугнуть.
  - Зачем? Чтобы вы меня связали и отдали на руки этому извергу? - скептично подняла я бровь.
  - Он не такой плохой, как о нем принято говорить, - заискивающе произнес мужчина
  - Конечно, - не была настроена я на шутки. - Он еще хуже.
  - Поэтому лучше не зли его, деточка, - поджал губы наемник. - Отдай ему то, что он от тебя хочет, а после забудь всю эту неприятную историю, как дурной сон.
  - Он хочет слишком многого.
  - Жизнь намного дороже, - философски заметил головорез.
  - Неужели вы думаете, что я поверю, будто он отпустит меня живой? - иронично осведомилась я. - Скажите ему, что я покончила с собой, потому что смерть для меня оказалась предпочтительней, чем его удушающие объятья.
  - Малышка, если ты сделаешь то, что озвучила, он отправит нас всех вслед за тобой, - громко сглотнул собеседник.
  - Вы совершили ошибку, головорезы, - хладнокровно ответила я. - Вы выбрали не ту профессию.
  - Ты ведь не сделаешь этого, - сощурился главарь. - Ты умная, здравомыслящая девушка и совсем не похожа на самоубийцу.
  Я хмыкнула, ведь в его словах было зерно истины, и, резко развернувшись к пропасти, обронила:
  - Прощайте, болваны.
  На этой славной ноте я спрыгнула с платформы, и наемники быстро подбежали к обрыву. Они следили за тем, как маленькое тело падало вниз, пока не скрылось в окутывавшем небоскребы утреннем тумане. Следующая фраза, которая вырвалась из уст главаря, была на его родном языке и не поддавалась переводу.
  Связавшись с заказчиком, немного заикавшийся мужчина рассказал тому о произошедшем инциденте. В ответ он услышал настоящий рев:
  - Что сделала эта сумасшедшая?! - гневно воскликнул Каерин.
  - Она просила передать, что закончила жизнь самоубийством, потому что выбрала смерть вашим удушающим объятьям, - старательно отводя взгляд в сторону, мрачно проговорил наемник.
  - Я не хочу слышать этот бред! - вызверился имперец, за громкими словами которого появились отчаяние и безысходность. - Я не поверю в то, что она умерла, пока вы не покажете мне труп.
  - Но, упав с подобной высоты, выжить нельзя по законам физики, - попытался объяснить прописные истины горец.
  - Найдите ее тело, - был непоколебим Каерин. - Носом ройте асфальт, но сделайте это, потому что иначе...
  - Я в курсе! - поспешил заверить наемник. - То, что вы с нами сделаете, будет очень и очень неприятным.
  - Неприятным? - голосом арийца можно было заморозить пустыню. - Вы узнаете о боли все, что стало известно о ней мне.
  Каерин резко отключил связь и положил голову, которая грозила вот-вот разорваться, на руки. Он должен был признать, что его жизнь стала похожа на Ад, в то время как Минам - его персональным мучителем. Мужчина сходил с ума, боясь того, что горцы позвонят ему и позовут на опознание столь упрямой и невозможной особы, в то время как недавно получивший диплом врач с оригинальным цветом волос не думала о том, каким ударом стал для арийца ее безрассудный поступок.
  Моя покойная мать была учителем истории и в детстве часто рассказывала мне древние сказки о мифических животных, несуществующих расах и невероятных способностях магов, и эта идея преследовала меня вплоть до создания нового генома. Мои сверхъестественные возможности заключались в управлении стихиями - водой, воздухом, землей и огнем. Больше всего мне нравился ветер, он манил своей свободой, так что приземлилась я вполне удачно. Прокатившись по инерции с десяток метров по крыше какого-то завода, я поморщилась от неприятных ощущений. На моих ладонях и ребрах появились ссадины, но все-таки я осталась в живых, несмотря на закон всемирного тяготения. Быстро поднявшись на ноги, я поспешила убраться с открытой местности, потому как подозревала о том, что наемники могли пуститься на мои поиски. От наручников избавиться мне не удалось, и я замаскировала свои кисти шарфом. Это меня мало тревожило, благо, мне был известен не один рецепт, с помощью которого можно было разъесть даже платину.
  Я обратилась за помощью к человеку, который вел не самый праведный образ жизни, и с которым имела сомнительную честь познакомиться несколько месяцев назад. Он был не первым, кому я позвонила, но двое абонентов до него оказались недоступными. Я не могла сказать, что это было неожиданным - век наркоманов был коротким, однако было пугающим то, что смерть старых знакомых начинала входить у меня в привычку.
  Я провела у своего приятеля около недели, за время которой арийцы успели нанести первый сокрушительный удар по нашей планете. Земной космический флот в скором темпе искал себе союзников, и было очень кстати то, что у великой Империи имелась целая толпа злопыхателей. В один из дней, превратившихся в кошмар на яву, по новостям передали, что на несколько крупных городов были сброшены ядерные бомбы. В результате населенные пункты были стерты с лица земли, и среди атакованных стратегически важных для нашей планеты городов значилась техногенная столица. Наполненные колбы выпали из моих рук, и я лихорадочно стала набирать номер самого близкого для меня абонента, своей своеобразной и чудаковатой тети, но все было напрасно. По моим щекам потекли слезы, а из пораненных из-за острых осколков пальцев закапала кровь. Находясь в шоковом состоянии, я не замечала боли, думая лишь о том, что свои ошибки, во что бы то ни стало, нужно было исправлять.
  - Минам, куда ты собралась? - появился в дверях мой знакомый, который увлекался борьбой без правил.
  Парень, пустивший меня в свою паршивую квартиру на нижнем уровне, недобрым взглядом следил за тем, как я решительно собирала свои немногочисленные вещи, и нахмурил брови:
  - Мы ведь только наладили нехилый бизнес, всем клиентам нравится твоя дурь, которая срывает башню сильнее, чем от самых дорогих препаратов.
  - Мне нужно закончить одно дело, - невнятно ответила я.
  - Я тебя никуда не отпущу, - решительно сложил на груди руки собеседник. - Ты мне нужна здесь, ведь у нас еще очень много заказов.
  - Неужели ты думаешь, что я стану у тебя спрашивать? - начал я злиться.
  - Если тебе мало денег, то мы вполне можем обсудить твою долю в общем деле, детка, - неприятно улыбнулся собеседник.
  - Я оставила подробную рецептуру на столе, так что уйди с дороги.
  - Когда ты собираешься вернуться?
  - Никогда, - ответила я дрогнувшим голосом. - После того, что я хочу сделать, в живых не остаются.
  Проходя мимо своего знакомого, который не гнушался тем, что избивал до бессознательного состояния своих быстро сменявшихся подружек, я вскрикнула от неожиданности. Он резко сжал меня в тисках своих крепких рук и наклонился к самому уху.
  - Я тебя никуда не отпущу, Минам, - гневно проговорил парень, который явно находился под действием сильных психотропных веществ моего собственного производства. - Ведь я не хочу потерять столь нежный, манящий цветочек, который способен доставить мне столь много удовольствия.
  Прикосновения наркомана были грубыми и противными, и я тщетно попыталась вырваться из его рук.
  - Лучше не дергайся, если не хочешь, чтобы я сделал тебе больно, - схватил он меня за волосы. - Выкинь свои бредни из головы, Минам, и даже не думай сбежать, потому что наказывать за неповиновение я буду с особой жестокостью.
  - Ты как животное, - выплюнула я.
  - Не строй из себя святошу, - процедил он, сжимая своими ладонями то, прикосновения к чему вызывали у меня приступ неконтролируемой ярости.
  - Ты сейчас не в себе!
  - И это говорит мне та, что всегда находится под кайфом? - саркастично расхохотался парень.
  Мне удалось укусить его за руку, после чего разозленный наркоман ударил меня наотмашь, и я не удержалась на ногах.
  - Мразь, такие, как ты, должны гнить в тюрьме, - не стала молчать я, стирая кровь со рта.
  - Ты еще хуже меня, и то, чем ты занимаешься, попадает под действие более тяжелой статьи уголовного кодекса.
  - Отпусти меня! - безрезультатно попыталась я вырваться.
  - Сейчас я покажу тебе, где находится твое место, - он снова приложил ко мне руку, и в этот раз неадекватный человек не рассчитал свою силу.
  Я приложилась затылком об угол стола и, как квалифицированный врач, могла сказать точно, что, если бы не обладала сверхчеловеческой живучестью, то данный удар стал бы для меня последним. У меня потемнело в глазах, мой знакомый рванул на себе ремень и притянул меня за ногу к себе, не обращая внимания на попытки освободиться.
  - Детка, твое сопротивление меня еще больше заводит, - хрипло произнес мужчина.
  - Убери от меня свои мерзкие руки, я тебе не очередная грязная шлюха!
  - Несмотря на свою невинную внешность, любой швали до тебя далеко, Минам. Я еще не встречал ни одного человека, который после той лошадиной дозы наркоты, какую ты себе колешь, смог бы стоять на ногах. А для тебя это всего лишь небольшая подзарядка, чтобы пойти нормально работать.
  - Это мое личное дело, и не тебе читать мне мораль! - огрызнулась я.
  - Ты же родом из обеспеченной и благонадежной семьи с верхних этажей престижного района, а теперь посмотри вокруг - ты опустилась ниже некуда.
  - До тебя я еще не упала!
  - Да брось, Минам, до меня тебе осталось самую малость, совсем чуть-чуть, - неприятно проговорил парень.
  - Если ты меня сейчас не отпустишь, то очень сильно пожалеешь об этом, - пригрозила я, в то время как меня буквально трясло от гнева.
  - И что ты сделаешь? Убьешь меня? - осведомился он. - Давай, сделай это, и тогда ты точно опустишься на самое дно.
  - Какая же ты мразь, - не смогла я подобрать для него другого слова.
  - Повторяешься, - зло процедил парень.
  За острый язык я получила ощутимый удар в область грудной клетки, после чего едва смогла вздохнуть.
  - Если ты хотел попасть в сердечное сплетение, то оно находится чуть левее и выше.
  - Сука, - прошипел он в ответ.
  Между нами завязалась потасовка, и мужчина неумолимо одерживал надо мной верх. Наркоман совершенно не замечал боли, продолжая нападать, словно безумное животное, и очередной его удар оглуши меня и совершенно дезориентировал в пространстве. Я почувствовала пульсирующую боль в висках, не смогла устоять на ногах и упала на пол, испытывая полную мышечную дискоординацию. Мне не удавалось сосредоточиться на том, чтобы попытаться себя защитить, в то время как в воздухе неожиданно вспыхнул ослепляющий огненный шар. Мои эмоции вышли из-под контроля, ярость надежно застелила глаза, и в квартире прогремел взрыв.
  Наркомана отбросило к дальней стене, и то, что осталось от его тела, вряд ли в будущем подлежало опознанию. Когда я смогла прийти в себя и подняться на ноги, то сразу же направилась к выходу. Я находилась словно в тумане, и в голове пульсировала только одна мысль: "Бежать без оглядки, пока меня не схватили полицейские и не бросили в тюрьму". Ведь живой из нее мне было бы уже не выбраться.
  Я проклинала тот день, когда решила связаться с борцом без правил, и в моих мыслях царил полнейший сумбур. Я убила человека, и даже если взять во внимание то, что это было превышение пределов самообороны, меня мало что отличало от обычных преступников. Больше всего пугало то, что, не смотря на юный возраст, у меня уже был целый послужной список из преступлений.
  Направившись в военную лабораторию, я постоянно оглядывалась, боясь увидеть в толпе отпетые рожи бандитов или же формы полицейских. Добравшись до пункта назначения, я первым делом забежала в кабинет своего руководителя и, подав рапорт, заявила о том, что хочу пойти добровольцем в космический флот. Внимательно изучив мое прошение, он нахмурил брови и перевел ошеломленный взгляд на меня.
  - Неужели ты готова пожертвовать своим блестящим научным будущим, Минам? - уточнил ученый в белом халате. - Ты понимаешь, от чего сейчас отказываешься?
  - Я мечтала об этой работе все свое детство, - тихо проговорила я, боясь того, что на глаза навернутся предательские слезы. - Но теперь я повзрослела и осознаю тот факт, что нужно отвечать за свои поступки. Мои иллюзии остались в прошлом, и мне необходимо исполнить свой долг перед родиной.
  - Что с тобой случилось? - обеспокоенно спросил собеседник, запоздало обратив внимание на мою потрепанную одежду.
  - Арийцы забрали все, что у меня было: мою семью, смысл жизни, стремления и надежды! - воскликнула я, от захлестнувших эмоций бурно жестикулируя руками. - Они меня уничтожили, атаковали мирную Землю, и я, в свою очередь, сделаю все для того, чтобы превратить в пыль их великую Империю!
  - Не ожидал от тебя столь воинственного настроя, Минам, ты же никогда раньше не интересовалась политикой, - озадаченно проговорил мужчина. - Даже когда к нам прилетали арийские ученые в рамках обмена опытом, ты стояла в первых рядах и восторженно записывала каждое их слово.
  - Всем людям свойственно ошибаться, - поморщилась я.
  - Возможно, ты еще передумаешь, ведь боевые действия в космосе чрезвычайно опасны.
  - Я полностью осознаю возможные риски, и, находясь в трезвом уме и твердой памяти, прошу подписать мой рапорт, - не стала слушать его я.
  - Если ты так хочешь умереть, то я не в праве тебе отказывать, - недовольно поджал губы ученый.
  Уговоры мужчины и доводы рассудка были мной полностью проигнорированы. Он подписал мое увольнение, и я вырвала необходимый документ прямо у него из рук. Кинув напоследок "прощайте!" озадаченному ученому, я стремительно покинула его кабинет. Меня подгоняли страх и чувство мести, поэтому на военно-космической базе я оказалась в рекордно короткие сроки. Каково же было мое разочарование, когда от подтянутого мужчины средних лет на приемном пункте я услышала дословно:
  - Несовершеннолетние к службе в космическом флоте не допускаются! - категорично заявил военный.
  - Но ведь я специалист с высшим образованием!
  У моих бывших сокурсников не возникло данной проблемы по той причине, что они были старше меня на несколько лет. Ввиду отличной успеваемости меня переводили на более высокие курсы, и я окончила университет, не достигнув совершеннолетия.
  - Дети должны находиться на земле под крылышком у родителей, а не ввязываться в космические баталии, когда у них еще молоко на губах не обсохло, - поджав губы, саркастично ответил собеседник.
  - Что делать, если мирное население вы сами защитить не в состоянии! - вспылила я, вспомнив о сброшенных на нашу планету ядерных бомбах.
  - Да ты же не сдашь ни одного физического норматива! - пренебрежительно воскликнул человек, окинув мою тощую фигурку взглядом.
  - Количество уколов, которые я могу сделать в минуту, поражает воображение! - сделала я страшные глаза. - В медицинском университете я поставила новый рекорд.
  - Приходи через год и ни одним днем раньше, - процедил неумолимый собеседник.
  - К тому времени от нашей планеты, возможно, уже ничего не останется!
  - Можно подумать, что один врач без опыта работы сможет изменить ход истории, - скептично произнес мужчины.
  - Дайте мне хотя бы шанс, - попросила я.
  - Шанс умереть? Твои родители засудят все военное ведомство, когда им пришлют гроб, - иронично заметил собеседник.
  - Вас будет некому закидывать исками. В техногенной столице погибла вся моя семья, кроме отца, который сейчас находится в плену у арийцев на другом конце космоса, - обреченно произнесла я, ведь после объявления войны связь с ним была полностью потеряна.
  - В уставе четко прописан минимально допустимый возраст, - ответил военный, любовно похлопав ладошкой по талмуду перед собой. - Если не веришь мне, можешь ознакомиться с данным пунктом самостоятельно.
  Под испепеляющим взглядом собеседника я небрежно открыла исписанную мелким шрифтом раритетную книгу. Она была изготовлена из настоящей бумаги, в то время как современное общество использовало исключительно электронный документооборот. Найдя искомую страницу, я недрогнувшей рукой вырвала ее и, запихнув себе в рот, быстро проглотила злосчастный текст. Побагровевший от ярости военный за подобное святотатство был готов задушить меня голыми руками, в то время как я окончательно потеряла связь с реальностью.
  - Что-то я его не вижу, где, вы говорите, данный пункт о возрасте? - посмела поинтересоваться я.
  - Девушка, вы побили только что все рекорды по наглости! - гневно воскликнул мужчина.
  - Из-за арийцев я лишилась крыши над головой и пропитания, и была очень голодна!
  - Надеюсь, вы принесли с собой справку из психиатрического диспансера?! - поднялся над сидением военный.
  - Пожалуйста, - передала я ему искомый документ - Ничего из перечисленного в данном контексте не является противопоказанием к военной службе.
  В справке были указаны одержимая маниакальность, психологическая зависимость, дефицит внимания и много чего еще по мелочи. По мере того, как мужчина вчитывался в текст, его брови поднимались выше.
  - Как вы с подобным букетом психических расстройств живете?
  - Скорее, выживаю.
  - Наверное, у вас было очень тяжелое детство.
  По сравнению с участью некоторых животных и людей, над которыми я ставила опыты, оно не было таким уж ужасным.
  - Я понимаю вашу ситуацию и желание защитить родную планету ценой собственной жизни, но вы еще очень молоды и, к тому же, физически слабы, - был тверд, как кремень, собеседник.
  Военный видел перед собой невысокую худую девушку с болезненно бледным лицом и непричесанными не то зелеными, не то голубыми волосами, но ведь внешность, порой, была обманчивой.
  - Если я вас убью, мне засчитают это как пройденную физподготовку? - между делом осведомилась я.
  - Вон отсюда! - гневно указал на дверь неуравновешенный мужчина. - Всему есть пределы, и моему терпению тоже!
  - Как врач, могу порекомендовать вам чудесные успокоительные капли.
  - Боюсь, что после их приема я уже не встану!
  - У меня красный диплом лучшего медицинского университета Земного Союза, - данное оскорбление я приняла на свой личный счет. - Я даже мертвеца могу поднять на ноги!
  - Неужели?!
  - Если хотите, могу продемонстрировать.
  - ВОН! - не выдержал военный.
  Человек со зверским выражением лица подскочил со стула, и я быстро захлопнула за собой дверь с обратной стороны. Состроив страшную гримасу тем, кто находился в очереди в приемный пункт, я выдохнула:
  - Да он же ненормальный!
  - Где следующий смертник?! - послышался гневный голос мужчины из громкоговорителя, и следующий в очереди парень побледнел не хуже меня.
  Когда я понуро брела по космической базе в сторону выхода, меня неожиданно окликнул знакомый голос. Это был бывший наркоман, которому удалось избавиться от своей зависимости после того, как родители упекли его в специализированную лечебницу. На его плечах были погоны, красноволосый парень с залихватским ирокезом и в местами грязной одежде являлся главным механиком. Узнав об этом, я невольно расхохоталась, ведь мой знакомый был фанатичен настолько, что несколько раз улепетывал из закрытого медучреждения на самодельных летательных аппаратах. Мы с ним посмеялись вместе, вспомнив прошлое, после чего он с изрядной долей удивления спросил, что я здесь забыла. Рассказав ему сердобольную историю, не имевшую с правдой ровным счетом ничего общего, я услышала о том, что он вполне мог помочь мне нелегально.
  Отдав ему рюкзак с деньгами, через некоторое время я уже направила свои стопы вглубь станции. Представший перед моим взором корабль больше напоминал груду ненужного металлолома, за ненадобностью сваленного в углу космопорта, нежели летательный аппарат. Никаких опознавательных знаков на нем, кроме, собственно, гордо реявшего в атмосфере флага земного флота, не было. Я не смогла прочитать даже его названия - оно было нечитаемым из-за пыли, грязи и коррозии металла. Как рассказал мой знакомый, здешний капитан был недавно разжалован из высших чинов. Поговаривали, что, если бы не вмешательство высокопоставленного родственника, то он был бы вообще уволен с военной службы.
  
  
  
  5
  Темноволосый коротко стриженый человек сидел в небольшом узком кабинете, заваленном кучей различного хлама, закинув ноги на стол. Представив меня капитану, парень с ирокезом сделал мне наиболее сомнительную рекомендацию из всех возможных:
  - Это самый талантливый медик, которого я только знаю!
  Оторвавшись от изучения моих документов, в том числе и диплома с отличными отметками, командир скептично посмотрел на меня, в то время как я под его взглядом отчаянно покраснела. Намек бывшего наркомана лично мне оказался прекрасно понятен, но то, о чем подумал человек, осталось загадкой.
  - Умеешь лечить представителей иных рас? - вопросительно подняв одну бровь, коротко осведомился он.
  - Да, у меня широкий профиль.
  - А убивать? - испытующе посмотрел на меня собеседник.
  - Должна признать, что у меня прекрасно выходит как первое, так и второе, - вполне откровенно произнесла я.
  - У тебя есть проблемы с законом?
  Поза командира казалась расслабленной, но его вопросы заставляли меня испытывать напряжение и дискомфорт.
  - Как таковых нет, - аккуратно ответила я. - Но возможно некоторое недопонимание.
  Собеседник фыркнул и саркастично спросил, кивнув на мой рюкзак, который лежал неподалеку:
  - Откуда у такой малышки настолько большие деньги?
  - Я их не крала! - возмутилась я, грозно взглянув на своего старого знакомого с ирокезом, который сдал меня на руки данному субъекту с потрохами.
  - Я даже тебе верю, - неприятно ухмыльнулся командир. - Надеюсь, что ты лечишь так же хорошо, как синтезируешь наркотики?
  - Талантливый человек талантлив во всем, - едва слышно процедила я сквозь зубы.
  Побарабанив длинными пальцами по подлокотнику, человек поднял цепкий взгляд на меня:
  - Почему ты всеми правдами и неправдами стремишься попасть на космический корабль?
  - Я желаю исполнить свой долг перед родиной и принести хотя бы маломальскую пользу в борьбе с арийской Империей.
  - Чушь, - коротко произнес командир.
  - Все мои друзья были распределены на военную службу, и я не хочу трусливо отсиживаться на земле.
  - Неужели я похож на имбицила, чтобы в это поверить?
  - У меня личные счеты, - наконец, сдалась я.
  - Ты ведь даже не совершеннолетняя, откуда у тебя могли появиться счеты с инопланетными агрессорами, родина которых находится на противоположном краю изученной вселенной? - скептично поинтересовался собеседник.
  - Как оказалось, я прекрасно умею наживать себе неприятности прямо на ровном месте.
  - Как я погляжу, у тебя много талантов, - усмехнулся он.
  - Жаль только, что они плохо совместимы с жизнью.
  Кивнув каким-то своим мыслям, командир вынес мне приговор:
  - С этого момента ты назначаешься вторым помощником корабельного врача и вступаешь под мою личную защиту. Обращаться ко мне будешь 'непревзойденный сэр Льюис' или же 'всевышний капитан', как тебе будет угодно, - улыбнулся человек. - На счет своих документов можешь не беспокоиться, я сделаю все так, что комар носа не подточит.
  - Неужели тот самый Льюис? - шокировано переспросила я. - Если мне не изменяет память, данную фамилию носили первые космические пираты, которые прославились своей бесшабашностью, небывалой удалью и везением на рубеже космической эры.
  - Как видишь, ныне потомки великой династии находятся на службе у государства, - развел руками человек.
  - Можно задать вопрос, капитан? - проявила я любопытство. - За что вас разжаловали из высших чинов?
  - За трусость, проявленную в ходе военной компании. Я обозвал своего непосредственного руководителя патологически туполобым олигофреном и отказался вступать в заведомо проигрышный бой с флотилией каалинских живодеров.
  - Именно этим вы оправдываете свою слабость?
  - Передо мной стоял выбор между позором и геройской смертью, и, хочу сказать, что я еще ни разу не пожалел о своем решении.
  Человек резко подбросил в руке причудливый нож и едва уловимым движением метнул его в мишень, которая находилась аккурат за моей спиной. Парень с красным ирокезом, который стоял возле меня, непроизвольно вздрогнул, в то время как я даже не моргнула.
  - А ты хладнокровная, Минам, - заметил собеседник.
  - Профессия обязывает.
  - Прежде чем ты приступишь к работе, я хотел бы предупредить о мерах пресечения нарушений дисциплины на борту данного корабля, - сказал капитан Льюис тоном, холодным, словно арктический лед. - Если я узнаю, что ты продаешь моим подчиненным наркотические вещества, вне зависимости от степени их тяжести, я без суда и следствия выброшу тебя без скафандра в открытый космос. Ты меня поняла?
  - Капитан, вам не кажется, что данная мера чересчур жестока и, более того, незаконна? -вмешался в разговор парень с красным ирокезом.
  - На борту корабля есть только один закон, и это я.
  - Да, я поняла.
  - 'Да, капитан Льюис', - жестко поправил он. - Еще вопросы ко мне есть?
  - Никак нет! - по-военному четко ответила я и поспешила покинуть каюту капитана, пока все еще была жива.
  Оставшись наедине со своим старым знакомым, я высказала ему пару нелицеприятных слов, общий смысл которых сводился к вопросу: 'И под началом этого сумасшедшего мне предстоит участвовать в боевых действиях в сотнях световых лет от Земли?!' Парень с красным ирокезом заверил, что данный псих являлся одним из лучших капитанов земного флота, на счету которого было большое количеств успешно выполненных миссий. По моему субъективному мнению выдающихся личностей назначали руководителями огромных тяжелых крейсеров, но никак не металлолома со свалки, и потому в его слова верилось с трудом. Я была недовольна тем, что капитану Льюису стало известно мое незаконное прошлое, ведь при желании ему ничего не стоило использовать данную информацию против меня самой.
  Оставшееся на Земле время я безвылазно провела в космопорту. В тот же день я познакомилась со своим непосредственным начальником, стариком, точный возраст которого мне не удавалось определить, и его первым помощником. Прыщавый парень отрабатывал на корабле обязательное распределение, он был не уверен в себе, постоянно заикался и, к тому же, боялся летать. Также я с интересом изучила превосходно укомплектованный медицинский отсек, капитан не скупился на его оснащение, что несказанно меня обрадовало.
  В один из дней, когда корабль еще стоял на земле, приходили полицейские. Я не знала, о чем они разговаривали с капитаном Льюисом, но меня он не вызывал, и никаких вопросов мне не задавали. Раздражало лишь то, что взгляд пирата, который я начала ловить на себе в общей столовой, стал тяжелым и довольно подозрительным.
  После того как наш корабль покинул атмосферу Земли и набрал сверхсветовую скорость, капитан Льюис предложил мне сыграть в популярную на просторах вселенной настольную игру. Это произошло в кают-компании после ужина за банками безалкогольного напитка, когда сослуживцы собирались в небольшие группы по интересам. В медицинском отсеке мы с моим руководителем постоянно ругались, и я искала любые поводы, чтобы немного отдохнуть от его нудных поучений. Он был опытным специалистом старой закалки, который совершенно не принимал нововведений, поэтому нам с ним было чрезвычайно трудно найти общий язык.
  Манеру игры капитана можно было охарактеризовать как условно честную, и он в очередной раз меня обыграл, применив коварный прием на грани фола. Человек, которому больше подошла бы роль капитана пиратского корабля, чем военного, поинтересовался:
  - В последнее время ты имеешь бледный вид, Минам, с тобой все в порядке? - от цепкого взгляда сэра Льюис не скрылся данный факт.
  - Да, не стоит беспокоиться.
  - Возможно, тебе стоит обратиться к штатному психологу? После выхода в космос у тебя пропал аппетит, ты стала растерянной и выглядишь подавленной.
  В момент, когда корабль покинул атмосферу, у меня словно весь воздух выбило из легких, и я не удержалась на ногах, рухнув на пол. За несколько лет я настолько привыкла к постоянному ощущению стихий, что, оказавшись в вакууме, почувствовала себя калекой. Словно мне отрезали руку или ногу, я ощущала внутреннюю опустошенность, слабость и беспомощность.
  - Скоро мне станет лучше, - заверила я.
  Задумчиво постучав пальцами, капитан Льюис произнес между делом то, что заставило мои внутренности заледенеть:
  - На Земле ко мне приходили полицейские, Минам. Они искали виновного в страшной смерти одного молодого парня, а, конкретнее, тебя.
  - Что вы им сказали? - уточнила я севшим голосом.
  - Документы, по которым ты была принята на корабль, оформлены на другое имя, и я тебя им не выдал, - успокоил меня капитан. - Но мне интересно, что произошло на самом деле, ведь то, о чем рассказывали полицейские, больше всего походило на вымысел.
  - Я точно не знаю, вероятно, имело место утечка газа, - невнятно соврала я.
  - Но ведь ты совершенно не пострадала. От парня, как и от его квартиры, почти ничего не осталось, в то время как тебя, целую и невредимую, зафиксировали камеры наружного наблюдения.
  - Мне всего лишь очень повезло.
  - Следователи сказали, что взрыв был такой силы, что его можно было сопоставить с ядерным. В его эпицентре выжить было нереально, да и сама его природа оказалась для экспертов загадкой, ведь причину произошедшего им так и не удалось установить.
  - Что вы хотите этим сказать?
  - Я ни в коем случае не обвиняю тебя в убийстве, но я хотел бы, чтобы ты объяснила, как мог произойти тот ужасный взрыв буквально на пустом месте, раз - и ба-бах! - сделал страшные глаза собеседник.
  - В тот момент я была охвачена паникой и даже не помню, как убегала из квартиры, не говоря уже о чем-то другом.
  - Но согласись со мной, Минам, что это происшествие выглядит чрезвычайно странно.
  - К чему вы клоните, капитан? Неужели вы думаете, что я взорвала квартиру одной силой своей мысли? - скептично подняла я бровь. - Это же смешно! Вы ведь здравомыслящий человек и понимаете, что подобного в природе не бывает.
  - Да, ты совершенно права, - был вынужден согласиться со мной собеседник.
  - Рада, что вы это осознаете.
  Мне категорически не понравился состоявшийся разговор, и, покидая общую комнату для приема пищи, я чувствовала, как в мою спину прямо между лопаток упирался взгляд капитана.
  После обмена ядерными бомбами война с арийцами приобрела холодный характер. Между нами не происходило крупных баталий, однако обе стороны вели ожесточенную политическую борьбу на галактической арене. В один из дней мы причалили к стоянке крупной планеты, являвшейся перенаселенной и многонациональной, и на которой можно было купить все: начиная от диковинных животных с отдаленных уголков вселенной и заканчивая сверхновыми секретными разработками военных.
  В виду того, что мне удалось немного подзаработать, торгуя на корабле различными препаратами, я решила прогуляться по новому месту. Распрощавшись на оживленном перекрестке с парнем с красным ирокезом, я направилась в наиболее крупный центр по торговле контрабандными медицинскими препаратами. Чтобы не привлекать внимание, я надела на свою яркую голову капюшон, однако среди разнообразных посетителей планеты, которая была прозвана в быту космической мусоркой, я бы не выделялась даже без него. По улицам ходили, прыгали и ползали представители самых невероятных рас, в толпе можно было различить и гуманоида с шестью руками, и огромное существо в коляске, больше всего напоминавшего кальмара, и трехметровых гигантов.
  В огромном зале с бесчисленными полками я рассматривала странные шевелившиеся пакеты, бутылки с чистым воздухом и прочие товары, имевшие сколько-нибудь отдаленное отношение к медицине. Мне на глаза часто попадались вещи, о предназначении которых я даже не догадывалась, и потому я очень сильно увлеклась процессом изучения и выбора. Где-то над моей головой на более высоком уровне совершали крупную сделку арийцы. Светловолосый гуманоид подозрительно рассматривал маленький пузырек, по клятвенному заверению продавца, с волшебной живой водой, которая стоила баснословных денег.
  Тем временем я потянулась за очередным пластиковым пакетом, из которого неожиданно высунулась зубастая рожица, чуть не лишив меня при этом пальцев. Я вскрикнула и неудачно дернула рукой, опрокинув на пол закупоренные стекляшки с каким-то газом. Они разбились вдребезги, и я, пробурчав сквозь зубы пару нелицеприятных ругательств, наклонилась за упавшим жутковатым черепом, после чего, подняв глаза, уткнулась в мужскую широкую грудь.
  Разглядев лицо ее владельца и в полной мере впечатлившись открывшейся перспективой, я выронила злополучный предмет обратно на пол. Череп недовольно клацнул зубами и закатился за металлический стеллаж.
  - Ядерный атом! - воскликнула я. - Кажется, я нанюхалась наркотических паров, и у меня начались галлюцинации.
  Каерин до боли сжал мои ребра, и у меня расширились зрачки от ужаса, когда я осознала, что он был реальным.
  - Не могу поверить своим глазам, - прошептал ариец. - Неужели это действительно ты, живая и невредимая? Я к настоящему времени успел тебя десятки раз похоронить, Минам.
  - Надеюсь, похороны были достойными? - иронично поинтересовалась я.
  - Ты заставила меня пройти через семь кругов Ада, как принято говорить на вашей планете! Спрыгнув с платформы в пропасть, ты убила тем самым меня, и только то, что горцы не смогли найти твое тело, удерживало меня на грани рассудка.
  - Ты сам вынудил меня сделать это, Каерин.
  Отстранившись и зло посмотрев мне в глаза, мужчина решительно произнес:
  - Я в полной мере осознал свою оплошность и больше не позволю тебе столь легкомысленно рисковать собственной жизнью.
  - Что? - глупо хлопнула я ресницами.
  - Ты мне соврала, Минам, - ариец с грохотом опрокинул стеллаж, за которым я к тому времени спряталась. - Моя зависимость только усугубилась, я не могу забыть о тебе ни днем, ни ночью! Было глупостью с моей стороны поверить твоим словам.
  - Я тебя от нее излечу, Каерин, мне лишь нужно время на то, чтобы найти ошибку в расчетах, - опрометчиво пообещала я.
  - Неужели ты думаешь, что я приму из твоих рук еще какое-либо лекарство?
  - Ты сделаешь это, если хочешь избавиться от зависимости.
  - Нет, - через несколько долгих мгновений произнес ариец.
  - Что? - мне показалось, будто я ослышалась.
  - Даже не вздумай ставить на мне очередной сомнительный опыт!
  - Мне было бы проблематично это сделать, потому как ты украл все мои наработки. Я требую, чтобы ты вернул мне их обратно!
  - Для того чтобы ты продолжила рисковать своей жизнью, фанатичная служительница науки? - картинно изогнул бровь мужчина.
  - Пожалуйста, Каерин, в них смысл всей моей жизни.
  - Только через мой труп!
  - Не говори потом, что я не пыталась договориться с тобой по-хорошему, - поджала я губы.
  Мужчина преувеличенно весело расхохотался, а затем сузил злые глаза на меня:
  - Я не ослышался? Ты угрожаешь мне, Минам? Ты ведь знаешь, какую должность я занимаю, а такие места за ангельский характер и добрый нрав не дают.
  - Не нужно меня пугать, - взглянула я на высокого собеседника исподлобья. - Ты меня явно недооцениваешь, но делать этого я тебе категорически не советую.
  Ариец неожиданно схватился за голову и патетично воскликнул.
  - Как же я мог забыть о твоем главном свойстве! Ты ведь безумна, и я не ошибусь, если предположу, что ты оказалась здесь, потому как пошла добровольцем в космический флот.
  - Я не могла спокойно смотреть на то, как подобные тебе варвары уничтожают мою родную планету, причем, что самое ужасное, один из них был спасен от неминуемой гибели лично мною.
  - Армия - слишком опасное место для несовершеннолетних, ты поступила глупо и безответственно!
  - Я сделала так, как посчитала нужным.
  - Тебе придется попрощаться с мыслями о геройской смерти, Минам, потому что я не позволю тебе больше участвовать в боевых действиях, - безапелляционно заявил ариец.
  - Если ты приблизишься ко мне еще хотя бы на один шаг, я закричу, - попятилась я назад.
  - Тебе не стоит меня бояться, я не причиню тебе вреда, - доверительным тоном произнес ариец, словно разговаривал с ребенком.
  - Неужели? - иронично возразила я. - Как ты мог заметить, Каерин, я действительно осознаю, на что ты способен, и это пугает меня до самых чертиков.
  - Я могу быть очень ласковым и нежным.
  - Даже не знаю, какой из этих двух вариантов приводит меня в ужас больше.
  Очередной стеллаж с длинными полками закончился, и я резко развернулась, чтобы позорно сбежать, но не успела сделать и пары шагов, как Каерин снова прижал меня к своей груди.
  - В лаборатории ты не проявлял подобной прыти, - подозрительно произнесла я, ведь по моим данным он не мог столь быстро перемещаться в пространстве.
  - Я боялся, что ты своими опытами замучаешь меня до смерти, - зарылся носом в мои волосы ариец.
  - Разве ты только поэтому утаил от меня свои настоящие возможности? - подняла я брови. - Ты обманывал меня с самого начала, Каерин.
  - Твоя ложь обошлась мне намного дороже. Пройти через то, что пришлось пережить мне, ходить на опознание трупов и до дрожи бояться, что это окажешься ты, даже врагу не пожелаешь.
  - У тебя здоровое сердце, так что думаю, ты с этим успешно справился.
  - После твоих авантюрных выходок оно начало пошаливать, Минам. Ты кого угодно можешь довести до нервного срыва.
  - Даже такую машину для убийств, как ты?
  - Даже меня, - проговорил ариец, осторожно обхватив мою голову руками. - Я никак не могу поверить в то, что все сейчас происходящее не плод моего больного воображения.
  Попытавшись его оттолкнуть и выкрикнуть спасительное слово "боль", я не заметила, как мои губы попали в плен жаркого поцелуя. Вслепую найдя на ближайшей полке нечто тяжелое, я со всей силы опустила баллон на голову наглого арийца. Высвободившийся из него газ за доли секунды покрыл тело мужчины ледяной коркой, и Каерин оказался полностью обездвижен. Я не была уверена, что ариец смог прочувствовать всю мою приложенную силу, но, по крайней мере, удерживать меня своими ручищами перестал.
  Я не успела даже толком попрощаться, как ариец высвободился из ловушки, и то, как быстро он это сделал, в очередной раз вызвало у меня неприятное удивление. По его коже заструились горячие капли, и он усмехнулся.
  - Ты настоящее чудовище! - в сердцах воскликнула я.
  - Меня сделала таким не природа.
  - Что я могу сказать в свое оправдание? Я действительно раскаиваюсь.
  Взглянув на металлический мост, который находился высоко над стеллажами, ариец взял меня за локоть и в ультимативной форме произнес:
  - Мне нужно завершить кое-какие дела на верхнем уровне, но тебя оставить одну я не могу, поэтому ты отправишься вместе со мной.
  - Нет, - с непередаваемым удовольствием ответила я. - Вероятно, тебе редко приходилось слышать это слово, но я говорю тебе нет, Каерин! Ни за что и никогда.
  - Не хотелось бы тебя расстраивать, Минам, но твои инстинкты уже неоднократно сказали мне безоговорочное 'да', - улыбнулся собеседник. - Когда я держу тебя в своих объятьях, твой пульс учащается, сердце начинает биться быстрее, а голос - дрожать.
  - Это происходит из-за охватывающего меня в подобные мгновения первобытного страха.
  - Неужели я настолько ужасный? Интересно, что ты скажешь, если я действительно разозлюсь? - недобро поинтересовался ариец.
  - Не хотела бы при этом оказаться в пределах твоей досягаемости.
  - К сожалению, наши желания диаметрально противоположны, потому что я хочу, чтобы ты была рядом со мной всегда.
  - Я никуда с тобой не пойду, Каерин! - вызверилась я. - Глупо с твоей стороны надеяться на подобное, скорее в пустыне выпадет снег, чем я стану твоей куклой!
  Под звук громких протестов и бурных возражений мужчина банально закинул меня на плечо и неторопливой походкой направился к лифту. Осознав безнадежность своих попыток освободиться, я саркастично поинтересовалась:
  - И вы еще называете нас дикарями? Ты же сам ведешь себя словно неандерталец в доисторическую эпоху!
  - Стоит мне только поставить тебя на ноги, как ты обязательно попытаешься сбежать!
  - От тебя невозможно сбежать, Каерин, - признала я очевидное. - Пожалуйста, поставь меня на пол и хватит пугать зевак.
  Редкие инопланетяне чуть ли не показывали на нас пальцами, таращась на столь неординарное зрелище. Крупный ариец и хрупкая девушка, безвольно висевшая на его плече, не могли быть оставленными ими без внимания.
  Дойдя до конечной цели, мужчина все-таки отпустил меня, но стоило моим ногам коснуться твердой поверхности, как он надежно обхватил мою талию рукой. Глубоко закатив глаза и процедив сквозь зубы пару нелицеприятных эпитетов, я перевела взгляд на зеленокожего гуманоида с окаменевшими моллюсками и полипами на теле. Насколько я поняла, немногим ранее Каерин покупал у него живую воду, вещество едва ли не мифическое, но ариец слишком сильно сжал бесценный пузырек в своей ладони, и тот лопнул. Мужчина отдал продавцу положенную сумму за утраченное сокровище, но лично я была готова за данное мародерство удушить своего спутника собственными руками.
  - Как ты мог раздавить флакон с живой водой? - в святом ужасе вопросила я.
  - Я держал его в руке, когда неожиданно почувствовал твой запах, и не смог сдержать нахлынувших чувств.
  - Но ведь это вещество природного происхождения, способное вернуть к жизни даже того, кто одной ногой находится в могиле, оно творит чудеса! Удивительно, как вообще его удалось кому-то найти.
  - В нем больше нет необходимости, - ответил ариец, прощаясь с продавцом.
  - Да я за него готова душу продать, а ты его просто взял и разбил вдребезги, - никак не могла я успокоиться.
  Направившись к выходу, ариец язвительно поинтересовался:
  - Ты пойдешь сама, или тебе понравилась роль добычи доисторического человека?
  - Твои манеры оставляют желать лучшего.
  - Я неоднократно предупреждал, что не являюсь образцом добродетели и благородства, но ведь ты меня совершенно не слушала.
  - Я в принципе опасалась за твое здравомыслие, - поморщилась я. - Однако теперь понимаю, что дела обстоят намного хуже, ведь сумасшествие медикаментозно, как и психотерапевтически, лечится, а в твоем случае я не знаю, чем можно помочь.
  - Но кто спасет тебя саму, Минам? Ведь то, что происходит с тобой, ужасает, - спросил невозможный ариец.
  - Мне не нужна ничья помощь!
  - Ты права, она тебе не нужна, а категорически остро необходима.
  Зло чеканя каждый шаг, я вышла на свет. Для того чтобы попасть обратно на земной корабль, нужно было свернуть влево на узкую торговую улочку, в то время как сверхсовременное транспортное средство имперских разработчиков стояло прямо по курсу. Решив разведать обстановку для того, чтобы после выкрасть у арийца подло украденные у меня записи, я смело села на кожаное сидение и даже самостоятельно пристегнула ремень безопасности.
  Подняв летательный аппарат в воздух, ариец подозрительно покосился на меня:
  - Я был уверен, что ты хотя бы попытаешься сбежать, Минам, но ты ведешь себя очень спокойно для пленницы.
  - Я ведь уже говорила, что в полной мере осознаю тщетность своих попыток, когда ты находишься рядом. Как это не прискорбно признавать, но эксперимент, проведенный над тобой, удался на славу.
  - Неужели не будет истерик, молитв и жалобных просьб отпустить тебя? - приподнял одну бровь собеседник.
  - Тебе хочется увидеть мои слезы? Ты этого не дождешься.
  В скорости мы приземлились на крыше сверкавшего в лучах двух светил небоскреба, и Каерин наклонился ко мне, чтобы отстегнуть ремень безопасности. Я непроизвольно отшатнулась в сторону, и он невесело усмехнулся:
  - Ты очень смелая и решительная, когда дело касается медицинской практики, но эти качества испаряются без следа, стоит лишь мне приблизиться к тебе немного ближе.
  Он вышел наружу, и я последовала его примеру, не дожидаясь помощи. Я не хотела, чтобы бывший подопытный прикасался ко мне, и любой наш контакт старалась свести к минимуму.
  На воздушной площадке нас встретили высокие светловолосые солдаты в форме. Они, словно тени, проследовали за нами внутрь здания, и я невольно передернула плечами, ощущая между лопаток чужие пристальные взгляды.
  - Я приставил их к тебе в качестве временных телохранителей, - между тем уведомил Каерин. - Это высокопрофессиональные бойцы, которые смогут защитить тебя в случае малейшей опасности.
  - По-моему, это тюремщики, задача которых будет заключаться в том, чтобы не дать мне сбежать, - саркастично отозвалась я.
  - Лучше не зли меня, Минам, если не хочешь узнать, каков я бываю в гневе, - схватил меня за предплечье ариец.
  - А иначе что? Убьешь меня?
  Он остановился в центре мраморного зала, который буквально кричал о запредельном количестве звездочек, присвоенных данному отелю, и смотрел на меня, словно на ненормальную.
  - Нет, Минам, но мое наказание тебе очень сильно не понравится.
  - Вряд ли тебе удастся меня чем-либо удивить.
  - Поверь, что у меня все же получится это сделать, и хочу заметить, что мне, в отличие от тебя, данное действо доставит массу удовольствия и непередаваемое наслаждение.
  - Ко всему прочему ты еще и садист?!
  - С недавних пор я действительно начал замечать за собой тревожные извращенные наклонности, - поморщился Каерин.
  Не смотря на приводившую в благоговейный трепет окружающую обстановку, я мечтала оказаться как можно дальше отсюда. С причудливых сводов свивали огромные люстры, на изящных колоннах резала глаза полудрагоценная инкрустация, а лежавшая на полу выкрашенная в пурпурный цвет шкура инопланетного животного, по моему мнению, выглядела аляповато.
  Не дождавшись того момента, когда я решусь ступить на подобное глумление над несчастным созданием из вымирающего биологического вида, Каерин оторвал меня от земли и сделал это так легко и обыденно, словно занимался этим каждый день.
  - Что за дурацкая привычка брать взрослых людей на руки?!
  - Я беспокоюсь о тебе, - оправдался ариец. - Ты, наверное, очень устала, ведь ты такая маленькая, хрупкая и нежная.
  - Первое впечатление зачастую обманчиво, к тому же подумай лучше о своем здоровье. Носить тяжести еще никому не шло на пользу.
  - Наверное, я тебя удивлю, Минам, - усмехнулся собеседник, наклонившись к моему уху. - Если скажу, что моя физическая сила настолько велика, что я даже не замечаю твой вес.
  - В этом-то вся и проблема, Каерин! Ты раздавишь мои ребра и даже не заметишь этого.
  - Разве я причинил тебе хоть раз маломальскую боль? - вопросил собеседник, некультурно открыв двустворчатые вычурные двери ногой.
  - Ваша армия, в которой ты состоишь адмиралом, разнесла на молекулы несколько земных городов, уничтожив в одном из них мою любимую тетю. Ты вырвал часть моей души и еще спрашиваешь, причинил ли мне боль? - вызверилась я.
  - Прости, - выдохнул мужчина, с вселенской грустью глядя на меня.
  - Как же я ненавижу это слово!
  - Наша планета находится на грани гибели, у нас не было иного выхода.
  - Какое жалкое оправдание!
  - Мы заключили с Земным союзом мировое соглашение, предоставили вам свою защиту и покровительство, в то время как вы за нашей спиной искали себе союзников! - разъярился имперец.
  - Вы диктовали свои условия, не прислушиваясь к нашему мнению, и в будущем нас ожидала только одна участь: стать одной из ваших бесчисленных провинций!
  - Не удивительно, что мы не можем договориться с вашим правительством, ведь я не могу этого сделать даже с тобой, - в сердцах воскликнул собеседник.
  Перед очередными дверями, выполненными в венецианском стиле, к Каерину обратился гуманоид в военной форме:
  - Зеленые экстремисты прибыли на деловую встречу и ожидают вас в гостиной, - коротко сообщил он.
  Я не смогла скрыть своего удивления, ведь то, что, так называемые, 'зеленые' предпочитали придерживаться нейтралитета в межгалактических распрях, было общеизвестным фактом. Мужчина поставил меня на ноги, но не успела я этому обрадоваться, как он взял меня за локоть. Сказать то, что мне не понравился данный собственнический жест, значило не сказать ничего вовсе.
  Я вошла следом за ним в очень просторную светлую комнату с высоким потолком, впрочем, лично моим желанием никто не интересовался. С дорогих сидений поднялась инопланетная делегация в полном составе. Это были существа, чей кожный покров напоминал кору дерева, темно-серого цвета и сильно растрескивающийся. Представители данной расы были прозваны на просторах космоса зелеными, потому что их планета, несмотря на долгую историю, была сплошь покрыта первозданными лесами и чистыми морями. Загрязняющие атмосферу и вредные производства были вынесены ими на искусственные спутники. Они являлись рьяными поборниками экологии и, не смотря на высокий технический уровень развития, смогли сохранить первозданный облик своей родины.
  - Нас заинтересовало ваше предложение, адмирал, и мы прибыли для того, чтобы обсудить некоторые детали, - проскрипел делегат в деловом костюме, который сидел на нем, словно мешок на пугале.
  - Я этому несказанно рад, хотя не ожидал вас так скоро.
  - Вы же всегда, испокон веков придерживались нейтралитета, - не смогла я промолчать. - Неужели теперь, когда Империя ведет вооруженный конфликт с Землей и на счету каждый союзник, вы решили перебраться на сторону арийцев?
  - Империя сделала нам предложение, от которого очень сложно отказаться, - пожал плечами представитель некогда миролюбивой расы.
  - Вы должны понимать, что за вашим объявлением войны Земному союзу последуют многочисленные космические баталии, ядерные взрывы и точечные ракетные удары. - предупредила я.
  Бесшумно передвигавшийся официант в лучших традициях гостеприимства предложил делегатам напитки, и, следуя моей воле, жидкость в бокалах на круглом подносе вдруг вспыхнула ярким пламенем. Зеленые шарахнулись от подобного зрелища на несколько шагов назад, один из них судорожно взмахнул рукой, и весь хрусталь, упав на пол, разбился вдребезги.
  - Вы ведь боитесь огня, как кары небесной, - злорадно добавила я.
  Мы изучали данную расу в медицинском университете. Для инопланетян, чей внешний облик и странно устроенный организм были схожи с деревом, данная стихия грозила ужасной смертью. Под мрачными взглядами делегатов специально обученный гуманоид принялся быстро прибирать осколки, в то время как гуманоид с тяжелым медальоном на шее гневно воскликнул:
  - Что это за шутки?!
  - Сейчас на просторах вселенной очень популярны коктейли, которые поджигаются перед употреблением, - легкомысленно ответила я.
  - Да, но только в этих стаканах была чистейшая вода, потому что спиртные напитки мы не пьем. Как она могла вспыхнуть, ведь это противоестественно и, более того, невозможно?
  - Если данный инцидент имел место быть, уже означает, что подобное возможно.
  - Я приношу свои извинения за случившейся инцидент, это всего лишь глупое недоразумение, - попытался сгладить острые углы Каерин.
  - Что делает землянка в оплоте арийской армии? - удостоил меня уничижительным взглядом один из гостей.
  - Если вы свяжетесь с имперцами, то вас ждет то же самое, что постигло меня - предательство. Меня похитили данные двуличные особи, и я прошу вас помочь мне и вызвать представителей закона!
  - Как вы нам и говорили, адмирал, эта раса является совершенно дикой, - презрительно произнес делегат.
  - Вы курите? - невинно поинтересовалась я.
  - Курение является привычкой необразованных варваров, которые верят в то, что вдыхание табачного дыма помогает общаться с богами, - поморщился собеседник.
  - Надеюсь, вы простите мне мою маленькую слабость, - растянула я губы в улыбке, надеясь, что она не выглядела, как оскал.
  Достав из кармана допотопную зажигалку, я попыталась ее разжечь, но из нее вылетали лишь искры.
  - Вероятно, она сломалась из-за резкого перепада атмосферного давления, - потрясла я бесполезной безделушкой в воздухе. - Приспособления земного производства такие ненадежные.
  После того, как я швырнула неисправную зажигалку на стеклянный столик, который стоял аккурат между нами, она неожиданно взорвалась. Миллион осколков осыпался на головы запаниковавших гуманоидов, в то время как лично на меня не попало ни единой соринки, потому как Каерин непонятным образом оказался прямо передо мной. На плечо одного из делегатов перекинулись язычки пламени, и услужливый охранник залил его специальной противопожарной пеной целиком, прямо с головы до ног.
  - Она настоящий дьявол! - гневно ткнул в меня скрюченным пальцем инопланетный гость с тяжелым медальоном на шее.
  - Если она является дьяволом, то я - адское чудовище, - неудачно пошутил Каерин.
  - Если вашей демонстрацией вы хотели нас запугать, землянка, то, уверяю, что у вас ничего не вышло!
  - О чем вы? - мои брови взлетела вверх. - Я даже не начинала.
  Доказать, что все это было подстроено мной, было практически невозможно, да и здравый смысл должен был говорить делегатам о моей невиновности. Ариец поджал губы, решительно подтолкнув меня к выходу, и вежливо произнес:
  - Прошу меня простить, я присоединюсь к вам через несколько мгновений, и мы обсудим все интересующие вас вопросы.
  Оказавшись в коридоре, он гневно потребовал ответа:
  - Что ты устроила за цирк?
  - Разве тебе было смешно? - спросила я, выдыхая по направлению собеседника впечатлявшую струю дыма.
  - Ни в коей мере, - был вынужден признать ариец. - Я не понимаю, чего ты хотела добиться, Минам. Если того, чтобы настроить зеленую расу против Земного союза, то у тебя это прекрасно получилось.
  - Я не хотела их пугать, всего лишь предостеречь от необдуманных поступков, - сделала я очередную затяжку.
  - Да ты прямо кладезь вредных привычек! - возмутился Каерин.
  - Они делают мою жизнь терпимее.
  - И это говорит мне врач с высшим межгалактическим образованием, - сыронизировал собеседник.
  - В моем случае наркотики, так же как никотин и алкоголь, следует рассматривать в качестве лекарства, без приема которого наступает мучительная смерть.
  - Насколько сумасшедшей нужно было быть, чтобы провести тот злосчастный непроверенный опыт прямо на себе? - в очередной раз удивился моей безалаберности мужчина.
  - Для этого нужно быть всего лишь мной. Ты даже не представляешь, насколько сильно я люблю науку.
  - Я уже начинаю тебя к ней ревновать.
  Скептично окинув собеседника взглядом с головы до ног, я вынесла неутешительный вердикт:
  - У тебя нет ни единого шанса.
  Стоило нам дойти до номера класса люкс, как Каерин галантно открыл передо мной украшенную причудливой резьбой дверь.
  - Пожалуйста, побудь в моих апартаментах, пока я не освобожусь. Это не займет много времени.
  - Можешь особо не торопиться, - улыбнулась я.
  - Просто дождись меня, - попросил ариец, и после того, как дверь была закрыта на замок, я услышала звук удалявшихся шагов.
  Оказавшись одна в святая святых, я не стала терять времени даром и принялась обыскивать номер Каерина в поисках своих записей. Я искала везде: на рабочем столе, в карманах брюк и даже заглянула под кровать, но, к вящему сожалению, мне так и не удалось обнаружить искомое. Мой взгляд зацепился за носитель информации с пометкой "Лабораторные исследования. Зеленые", который был опрометчиво оставлен в гостиной. Данные были закодированы, однако сам факт препарирования представителей данной расы говорил о высшей форме лицемерия.
  
  
  
  6
  Шикарный номер на последнем этаже небоскреба был выполнен в неоклассическом стиле с использованием современных материалов. Больше всего мне понравился балкон, пол которого был стеклянным. Опустившись на корточки и глядя на затянутый дымкой несуразный город, в архитектуру которого внесли свою лепту сотни различных рас, я считала мгновения до появления Каерина. Он действительно не заставил себя долго ждать, и я подняла взгляд голубых глаз на него:
  - Как прошла встреча? Удалось переманить зеленых экстремистов на сторону Империи?
  - Должен признать, что сделать это было намного легче, чем я ожидал.
  - Даже не хочу знать, какую лапшу на уши ты им навешал, - скривилась я.
  - Почему ты сидишь на полу? - неожиданно спросил мужчина.
  - Потому что на стеклянном балконе я чувствую, что нахожусь в одном шаге от свободы, Каерин.
  - Это всего лишь призрачная иллюзия, Минам, - присев рядом со мной на корточки, осторожно провел по моей щеке рукой собеседник.
  - Убери руку, если не хочешь, чтобы я тебя укусила.
  Он проигнорировал предупреждение и, не отрывая взгляда от моих губ, дотронулся до них большим пальцем. Я действительно его укусила, и только когда отпустила пострадавшую конечность, мрачно произнесла:
  - Совсем забыла предупредить, что моя слюна ядовита.
  - Я в курсе, ведь я уже имел честь ознакомиться со всеми данными твоей экспериментальной модификации.
  - В таком случае, зачем ты это сделал? Неужели столь мазохистским способом ты решил покончить с собой? - озадаченно поинтересовалась я.
  - Потому что соблазн слишком велик.
  - Если ты не выпьешь противоядие, то умрешь через пару часов.
  - Я подозревал, что подобное может произойти, и поэтому уже имею в запасе изготовленный в лаборатории антидот, - поднялся на ноги имперец.
  - На одну десятую доли секунды я даже успела тебя пожалеть, - закатила я глаза. - Как же я могла забыть, с кем имею дело!
  - Мне очень приятно, что ты проявляешь заботу обо мне, Минам, - сказал ариец.
  - Мое единственное желание - задушить тебя так, чтобы ты не сильно мучился, - рассердилась я.
  - Поверь, наши с тобой желания порой совпадают.
  Обведя взглядом перевернутую вверх дном комнату, Каерин вкрадчиво поинтересовался:
  - Можешь объяснить мне, что ты здесь искала?
  Проследовав за имперцем и остановившись посреди беспрецедентного беспорядка, я сложила руки на груди.
  - Где ты спрятал записи о десяти годах моих разработок? - задала я свой главный вопрос.
  - Так вот в чем кроется причина твоей мифической покорности, - скривился, словно от зубной боли, имперец. - Я-то все гадал, почему ты столь безропотно согласилась на мои условия.
  - Не уходи от разговора, Каерин, в какое надежное место ты их положил? - настойчиво повторила я, принявшись сбрасывать на пол с полок то, что все еще оставалось на них стоять.
  - Их здесь нет, Минам! Для твоего же блага я все уничтожил.
  - Что?! - буквально сотряс стены мой взбешенный крик.
  Собеседник попытался оправдать свой отвратительный поступок:
  - Когда о твоем эксперименте узнают власть имущие, то они во чтобы то ни стало захотят заполучить данный проект. Если не брать в расчет в тот факт, что тебя саму могут пустить на опыты, они заберут все твои разработки, а для того, чтобы избавиться от опасности, тебя вероятнее всего ликвидируют, - заявил ариец.
  - Ты не мог столь подло со мной поступить, - произнесла я и совсем не готова была услышать его ответ.
  - Мог, Минам, - подписал себе приговор имперец. - Я действительно сделал это.
  - Расчетливый, гнусный предатель! Ненавижу вас! - разозлилась я, и стихия, вырвавшись на свободу, в мгновение ока разбила вдребезги толстые стекла.
  Каерин сразу же бросился наперерез и перехватил меня, когда я уже была в нескольких шагах от спасительной пропасти. Он придавил меня к полу своим немаленьким весом и свел мои руки над головой.
  - Неужели ты снова собралась сбежать, Минам? - прошептал прямо возле моего уха противник. - Ты согласилась на данный спектакль с похищением только для того, чтобы вернуть свои бесценные записи, не так ли? Не хотелось бы тебя расстраивать, но ты сама загнала себя в клетку, сладкая!
  - Отпусти меня! - разъяренно крикнула я, и мощная огненная волна откинула арийца назад.
  Снеся на своем пути мебель, перегородки и образовав внушительную вмятину на металлической стене, усовершенствованный ариец, как ни в чем не бывало, встал на ноги и начал медленно приближаться ко мне.
  - Не подходи ко мне, Каерин, - процедила я, осторожно отступая назад.
  Я один за другим направляла в сторону арийца удары разбушевавшихся стихий, но уже готовый к подобному повороту событий мужчина либо ловко уклонялся, либо сводил их на нет. Вскоре я оказалась в тисках слишком идеального мужчины и застонала от безнадежности и отчаяния.
  - Минам, пожалуйста, успокойся, - прошептал имперец, в то время как вокруг нас продолжал буйствовать огонь. - Ты не понимаешь, что творишь, и, если сейчас не остановишься, погибнут невиновные люди. Минам, моя маленькая, приди в себя! - уткнулся в мои волосы мужчина, в то время как я не видела перед собой ничего, кроме яркого пламени.
  - Твоя?! Когда ты успел поставить на мне свое клеймо, имперец? Решил вспомнить богатое рабовладельческое прошлое своего народа?
  - Посмотри на меня, Минам, - взял меня за подбородок ариец. - Я с тобой, и ты находишься в безопасности. Тебе ничего не угрожает, и я никому не позволю причинить тебе вред. Слушай мой голос...
  Под монотонность его речи мой рассудок начал приобретать ясность. Когда же я пришла в себя настолько, чтобы возмутиться фривольными объятьями арийца, то воскликнула: "Боль!" Я ожидала того, что он упадет передо мной на колени, но вместо этого Каерин с самодовольной улыбкой на лице заявил, что высококвалифицированные врачи из космической лаборатории поставили ему на данную команду блок. Мои зрачки расширились от ужаса, когда я осознала, в какой именно черной дыре по причине своей безрассудности оказалась.
  Перекинув мое безвольно тело через плечо, Каерин вышел из разрушенного номера и столкнулся на выходе с двумя арийцами. Невольно заглянув за спину адмирала, подчиненные побледнели от ужаса, а мой мучитель, как ни в чем не бывало, распорядился:
  - Передайте, чтобы ужин накрыли в обеденном зале, а не у меня в номере, потому как здесь теперь необходим капитальный ремонт.
  - Быть может, стоит вызвать врача? - уделил внимание не подававшей совершенно никаких признаков жизни девушке один из арийцев.
  - Для нее?! Это создание едва не отправило меня на небеса!
  - Но это невозможно!
  - Скажите об этом ей, ведь для нее ничего подобного не существует.
  Подчиненные Каерина в святом ужасе воззрились на стройную до болезненной худобы фигуру, в то время как моя врожденная вредность не позволила оставить данный факт без внимания.
  - Бах! - неожиданно вскинула я руки, и взрослые мужчины не только отшатнулись в разные стороны, но и выхватили лазерные пистолеты.
  - Сейчас же опустить оружие! Если на ее теле появится хотя бы одна царапина, то, как следствие, вы оба свалитесь с крыши небоскреба, - гневно воскликнул мой бывший подопытный. - И молитесь, чтобы с вами не произошло ничего хуже, потому что, как я мог убедиться лично, у Минам чрезвычайно богатая и крайне извращенная фантазия.
  Не смотря на предупреждение адмирала, подчиненные в мою кровожадность не поверили, проводив взглядами подозрительными и весьма пренебрежительными.
  - Тебя я убью первым, - напоследок указала я на ближайшего арийца пальцем.
  - Минам, перестань пугать своих телохранителей.
  - Они мне не нравятся.
  - Если ты осмелишься применить против них силу, то я буду вынужден прибегнуть по отношению к тебе к наиболее жестокому наказанию, - предупредил ариец.
  - Я не хочу калечить или причинять боль, лишь увидеть страх в их глазах.
  - Надеюсь, что ты услышала меня, Минам.
  - Я не понимаю, зачем мне нужны телохранители, ведь я в состоянии защитить себя сама! - разозлилась я.
  - Ты всего лишь хрупкая человеческая девушка, к тому же несовершеннолетняя, которая совершенно не приспособлена к жизни вне стен лаборатории, - ответил Каерин, от заявления которого моя челюсть упала на пол.
  - Я способна сровнять с землей целое здание в сейсмической зоне и остановить цепную реакцию при точном ракетном попадании, неужели ты думаешь, что они смогут меня спасти?
  - Да, Минам, от сумасшедших поступков, - поджал губы собеседник.
  - Куда ты меня тащишь, неандерталец? - недружелюбно поинтересовалась я.
  - Скоро мы будем ужинать, и тебе необходимо переодеться, - одарил меня тяжелым взглядом собеседник. - Мне определенно нравится, как ты выглядишь, но, если ты действительно хочешь поесть, тебе следует одеть что-нибудь приличное.
  Моя одежда в самом деле была местами прожжена насквозь и выглядела совершенно непрезентабельно.
  - Вероятно, ты хочешь, чтобы я соответствовала твоему высокому статусу, ведь мы будем ужинать в обеденном зале данного дорогущего отеля, где собирается богатейшая элита. Это полнейший абсурд, Каерин, потому что на мне любое платье будет сидеть как на пугале.
  - Не хочется тебя разочаровывать, Минам, но мы будем в банкетном зале совершенно одни. Ведь, как было недавно тобой продемонстрировано, ты очень опасна для нормального общества.
  - Я? - шокировано переспросила я у арийца. - По сравнению с тобой, монстром третьего тысячелетия, я очаровательная милашка!
  Мужчина в ответ скептично хмыкнул и, остановившись у очередной двери, гостеприимно открыл ее нараспашку.
  - Это твоя новая комната, Минам, в которую уже успели доставить все необходимое, - аккуратно поставив на порог, мягко подтолкнул меня внутрь наглец.
  - Ты, вероятно, хотел сказать "тюремная камера".
  Номер был выполнен в стиле модерн, вместо окон были установлены проекции, предельно достоверно имитировавшие различные пейзажи. Судя по всему, сделано это было для того, чтобы у меня не возникло искушения сбежать. Обстановка буквально кричала о том, что на нее было потрачена уйма денег, ведь одна дверная ручка с инкрустацией стоила больше, чем моя стипендия за учебный год. Со всем своим недовольством и язвительностью я не могла назвать ее иначе, чем роскошной. Я должна была признать, что это была очень комфортная, уютная и шикарная камера с несколькими комнатами, которую было бы честнее назвать апартаментами.
  - Извини, но лучших номеров в этом захолустье попросту нет, - сказал ариец.
  - О, ничего страшного, - сдавленно ответила я.
  - Минам, мне нужно уладить некоторые вопросы, я зайду за тобой скоро и очень надеюсь, что ты не станешь за это время совершать глупостей, - внимательно посмотрел на меня ариец.
  - Очень любопытно, что будет, если я не подчинюсь?
  - В противном случае мне придется переодеть тебя собственноручно, и, поверь, кормить тебя, связанную, с ложечки доставит мне массу незабываемых впечатлений, - многообещающе произнес мужчина.
  - К моему внешнему виду какие-нибудь требования имеются?
  - Мне совершенно не важно, во что именно ты будешь одета, Минам, главное, чтобы твои телохранителями перестали смотреть на объект охраны так, словно являются бессмертными, - зло процедил Каерин в адрес стоявших неподалеку военных, взгляды которых были устремлены строго в потолок.
  - Какой удар по моим амбициям.
  - Но мне очень приятно, что ты интересуешься моим мнением, - перевел взгляд обратно на меня ариец.
  - Я всего лишь не хочу ошибиться с выбором, потому как боюсь, что твое извращенное чувство прекрасного найдет меня привлекательной, - зло процедила я, захлопнув дверь прямо перед его носом.
  Вскоре я услышала издевательский звук закрывшихся с обратной стороны замков, и, дернув за ручку, удостоверилась в том, что дверь была надежно заперта. Я рухнула поверх покрывала на огромную кровать, тупо уставившись в потолок и пытаясь справиться с приступом паники. Необходимо было, рассудив трезво и здраво, найти выход из сложившейся ситуации, однако в голову приходили лишь дурацкие мысли и бредовые идеи.
  Приняв холодный отрезвлявший душ, я направилась в гардеробную комнату, чтобы через мгновение замереть на месте от глубокого шока. Она было полностью укомплектована совершенно новой дизайнерской одеждой с бирками, на полу была выставлена обувь на любой вкус и цвет, и все это было исключительно моего размера. Если с этим фактом я более-менее смирилась, то идеально подходившее мне нижнее белье привело меня в ступор.
   Я выбрала любимую модель туфель на прозрачной платформе и надела самое закрытое длинное платье. Одобрительно оглядев мой внешний вид с головы до ног, ариец проводил меня на верхний уровень, где открывался замечательный вид на многонациональный, казавшийся каким-то несуразным город. Старые лачуги и необычные традиционные дома различных рас соседствовали со стеклянными небоскребами и парящими над землей нанотехнологическими станциями. Сев за большой стол с многочисленными яствами, я посмотрела в глаза бескрайнего бирюзового оттенка на противоположном его конце. Каерин сдержал свое обещание, и кроме нас в огромном зале с колоннами больше никого не было.
  Без особого энтузиазма проглотив пару ложек экзотического супа, я отложила столовый прибор в сторону. Достав из кармана свой альтернативный обед - капсулу с наркотической жидкостью, я перехватила недовольный взгляд имперца.
  - Попробуй омлет из яиц генетически восстановленного птеродактиля, он просто изумителен на вкус, - посоветовал мужчина.
  - Ты ведь знаешь, что мне нужно, - недовольно поморщилась я, встряхивая ампулу.
  - Ты не посмеешь сделать это, - процедил собеседник, с ненавистью глядя на то, что находилось в моих руках. - Если ты не будешь нормально питаться, то скоро отправишься на тот свет по причине истощения организма. Доешь свою порцию до конца, Минам, потому что иначе мне придется кормить тебя насильно.
  Глядя на то, как я с мученическим видом принялась исполнять его приказ, Каерин недоуменно поднял одну бровь.
  - Неужели то, что ты ешь, настолько невкусно? - поинтересовался он.
  Мрачно посмотрев на собеседника, я процедила:
  - Передай мои комплименты шеф-повару.
  Через несколько минут столовые приборы выпали из моих рук.
  - Я больше не могу, - простонала я, потому как мой организм отторгал любые натуральные продукты, и согнулась пополам. - Где находится туалетная комната?
  Подносивший напитки официант учтиво ответил, и я, благодарно кивнув, устремилась в указанном направлении. Меня не просто тошнило, сжав руками края раковины, было такое ощущение, что меня буквально выворачивает наизнанку. Когда ко мне сзади бесшумно подошел светловолосый мужчина, я зло произнесла:
  - Это дамская комната, Каерин! Будь добр выйти отсюда, если у тебя хватает воспитания.
  - Минам, что происходит? - в панике спросил ариец.
  - Оставь меня в покое!
  - Чем я могу тебе помочь? - не отставал от меня мужчина.
  - Помочь? - саркастично переспросила я у того, кто заставил меня съесть целую порцию. - От твоего непосредственного участия мне становится только хуже.
  - Минам, нужно вызвать врача, - голос арийца дрогнул.
  - Вероятно, ты забыл, что я сама медик, - поспешила я заверить собеседника. - Мне скоро станет лучше, стоит только переждать приступ.
  - Я не могу смотреть на то, как ты убиваешь себя, Минам.
  - В таком случае оставь меня одну!
  Мужчина пропустил мои слова мимо ушей, и я накричала на него. Зло сцепив зубы, рассерженный ариец все-таки вышел, чему я несказанно обрадовалась. Закончив обниматься с фарфоровым предметом, я сделала себе инъекцию и через несколько мгновений почувствовала себя не в пример лучше. Убрав следы своей болезни, я покинула туалетную комнату.
  За дверью я наткнулась на ожидавшего меня Каерина.
  - Как ты себя чувствуешь?
  - Я в порядке, - заверила я его, отправившись обратно в центр зала за безупречно сервированный стол.
  - Разве можно назвать этим словом то, что с тобой происходит?
  - Можно, если проявить некоторую долю фантазии.
  - Это никуда не годится, тебя необходимо обследовать в современной космической лаборатории, - вынес свой вердикт имперец.
  - Я никогда не соглашусь на роль лабораторной крысой, над которой ваши врачи будут проводить свои многочисленные бесчеловечные опыты, - категорично заявила я.
  - Но они, скорее всего, смогут тебе помочь.
  - Мне не нужна помощь арийских завоевателей, для которых убить человека как раз плюнуть!
  - Не мы начали эту войну, сладкая, расщепив на молекулы корабль с нашей мирной делегацией, вы сами подписали себе смертный приговор!
  - Мне очень любопытно, Каерин, что в составе мирной делегации делал адмирал военно-космического флота? Неужели целью твоего визита являлся космический туризм? - с сарказмом в голосе поинтересовалась я.
  - Это не имеет никакого значения, - поджал губы собеседник.
  - Неужели?!
  - Империя предоставляла Земному Союзу промышленные инновации и высокие технологии, если бы не наше вмешательство, вы до сих пор бы считались отсталой варварской планетой.
  - Если бы мы не предоставляли вам необходимые ресурсы, ваша родина к настоящему времени превратилась бы в выжженную пустыню.
  - Это было взаимовыгодное сотрудничество.
  - Оно подразумевает под собой свободу выбора, которого у нас не было.
  - Минам, давай не будем говорить о политике в столь дивный вечер, - сделал над собой усилие Каерин.
  Накаленная атмосфера была нарушена девушкой на умопомрачительно высоких каблуках, которая неожиданно ворвалась в зал, направившись к нашему столу. У нее были голубые волосы до плеч, такого же цвета глаза, и одета она была в усыпанное полудрагоценными камнями платье с невообразимо глубоким декольте.
  - Каерин, наверное, произошла какая-то ошибка, потому что мне пришло письмо о расторжении контракта! - воскликнула она, в одно мгновение оказавшись у арийца на коленях. - Вероятно, имело место быть глупое недоразумение!
  - Нет, - твердо произнес мужчина, невежливо поставив ее обратно на ноги. - Я действительно расторгнул с тобой договор на личные взаимоотношения.
  Несколько секунд девушка не могла поверить в услышанное, хлопая длинными ресницами, а затем истерично воскликнула:
  - Но ты не мог этого сделать, ведь я исполняла все, чего ты желал! Я даже одевала эти дурацкие белые халаты, когда мы оставались с тобой наедине. Я ни в чем тебе не отказывала, и хочу, чтобы ты внятно объяснил мне, в чем причина?
  В виду того, что во время столь эмоционального монолога Каерин сверлил взглядом исключительно меня, девушка переключила свое внимание на мою скромную особу:
  - Неужели ты променял меня на это? Судя по ее виду, она долго не протянет.
  - Поверь, я тебя переживу, - заявила я взбалмошной представительнице арийской расы.
  - Что он только в тебе нашел? Худая, бледная, заморенная и, к тому же, дикая. Как только он тебя приручит и наиграется, то забудет о своей минутной слабости и выбросит, как игрушку, на помойку.
  - Между мной и Каерином ничего нет и быть не может! - воскликнула я. - Не знаю, откуда в твоей голове появились подобные бредовые мысли, но я к вашему расставанию никоим образом не причастна.
  - С каких это пор тебя потянуло на малолеток, Каерин? - пропустила мои слова мимо ушей девушка.
  - Разве я недостаточно ясно выразилась? Скорее Ад замерзнет, чем мы с твоим бывшим любовником окажемся в одной постели.
  - По какой же тогда причине вы в столь интимной обстановке ужинаете наедине? Неужели вечером при свечах вы обсуждаете важные деловые вопросы? - скептично сложила руки на груди собеседница.
  После саркастичных слов девушки я удостоила своим вниманием старинные источники света, расставленные на столе, и разбросанные по скатерти лепестки экзотических цветов ввергли меня в шок. Неужели Каерин действительно решил сделать из меня свою куклу? Для чего еще мог быть предназначен праздничный ужин, а так же выделенный сногсшибательный номер? Моя спина похолодела от леденящего ужаса, зрачки расширились, и я не смогла выдавить из себя ни единого слова в ответ.
  - Тебе лучше замолчать, пока я не отменил вознаграждение, перечисленное на твой счет в качестве моральной компенсации, - предупредил ариец, и девушка с голубыми волосами не посмела ему возразить.
  Неожиданно парадные двери с громким шумом распахнулись, пропуская внутрь нескольких высоких светловолосых арийцев. Они шумно поприветствовали моего бывшего подопытного, и один из них размашисто хлопнул его по плечу:
  - Я уже забыл, когда последний раз тебя видел, Каерин! Ввиду того, что ты постоянно занят, и у тебя совершенно не хватает времени на друзей, мы решили навестить тебя сами, - улыбнулся он, указав на красивую девушку. - Отправиться с нами изъявило желание и это прекрасное создание, и я имел смелость предположить, что встреча с ней тебя несказанно обрадует.
  - Она, конечно же, не упомянула о том, что с недавнего времени контракт между нами был расторгнут, - скрестил руки на груди Каерин.
  Арийцы, которых мой мучитель представил как своих однокашников, с упреком взглянули на девушку с голубыми волосами, и та подняла руки вверх, признавая свое полное поражение.
  - Как вы здесь оказались? - недоуменно поднял бровь Каерин.
  - После успешно проведенной операции на Земле совет предоставил нам несколько дней отгула, и мы решили воспользоваться ими, чтобы вместе отдохнуть, - усмехнулся военный.
  - Эта та землянка, спасшая тебя от неминуемой гибели, о которой ты нам рассказывал? - поинтересовался другой молодой мужчина.
  Каерин подтвердил его предположение, в то время как я мрачно заметила:
  - Это произошло до начала войны. Если бы я могла повернуть время вспять, то не только бы не вылечила его, но еще добила бы для верности.
  Однокашники моего бывшего подопытного весело загоготали, приняв мои слова за удачную шутку, и их разговор плавно перетек на другую тему. Я особо не прислушивалась к их словам, потягивая из бокала слабоалкогольный напиток, и мрачно смотрела в одну точку. Когда спиртное в пределах моей досягаемости закончилась, я решительно поднялась, направившись к заманчиво мигавшему яркими огнями бару. На половине пути меня догнал Каерин, и, не смотря на то, что он сделал мне комплимент, я внутренне похолодела.
  - Наверное, я буду не первым, кто это сказал, но ты восхитительна, - провел руками по моей прическе имперец.
  - Ты будешь первым, кто столь нагло соврал, - поморщилась я.
  Я никогда не питала ложных иллюзий по поводу своей внешности, да и за учебой у меня не было времени на то, чтобы замечать вокруг себя противоположный пол. Ведь в модных журналах неизменно размещались фотографии знойных фигуристых азиаток, и по сравнению с ними я действительно казалась бледной немочью.
  - Неужели ты не замечаешь в себе того, что вижу я?
  - Ты сейчас находишься под действием наркотиков? - подозрительно спросила я.
  - Почему ты не можешь молча принять мои комплименты? - рассердился Каерин.
  - Прибереги свои словесные обороты для полоумных фанаток, которые толпами вешаются на таких мерзавцев, как ты, а мне морочить голову не нужно, - поджала я губы. - Если ты дотронешься до меня хотя бы пальцем, то я сделаю то, что приведет тебя на грань отчаяния, Каерин.
  - Я уже нахожусь в шаге от нее, - проговорил мне в волосы ариец.
  Запретив бармену наливать сильнодействующие напитки, мой бывший подопытный покинул меня, присоединившись к шумной компании. Скривившись от его командных слов, я со страдальческим видом уткнулась в меню. Смех тех, кто отдавал приказы на уничтожение мирного населения в стратегически важных пунктах Земного Союза, вызывал у меня ярость. Мои глаза застилали злость и чувство несправедливости, и я твердо намеревалась залить свое горе спиртным.
  Не смотря на то, что мне были доступны только слабоалкогольные напитки, я знала, как можно было сделать из несовместимым друг с другом жидкостей коктейль, напрочь срывавший голову. Сначала я заказала шампанское, затем - газировку, и так я выпила несколько бокалов, мрачно глядя при этом на веселившуюся компанию. Последним ингредиентом в моем убийственном коктейле был лимонный сок, и, когда он смешался в желудке с выпитым ранее, я почувствовала, что потеряла связь с реальностью.
  Поднявшись с сидения и чуть при этом не загремев под барную стойку, я заплетавшимися ногами направилась к выходу, когда меня перехватил Каерин.
  - Не нужно меня провожать, - с трудом выговорила я.
  - Да ты же на ногах едва держишься, алкоголичка! - гневно воскликнул имперец, взяв меня за шиворот.
  - Не приближайся ко мне, извращенец, и убери от меня свои мерзкие руки! - попыталась я его оттолкнуть.
  - Я доведу тебя до номера, Минам, тебе сейчас жизненно необходим холодный душ.
  - Я никуда с тобой не пойду! - гневно воскликнула я, потому как больше всего боялась того, что Каерин применит насилие, когда услышит категоричный отказ.
  Страх расползался по венам подобно яду, и я теряла над собой контроль.
  - Да ты не дойдешь даже до лифта, свалишься на пол в коридоре, - разозлено произнес мужчина.
  - Не трогай меня, Каерин! Если ты осмелишься выйти за рамки дозволенного, то я за себя не ручаюсь.
  - Не хотелось бы тебя расстраивать, но ты сейчас находишься целиком и полностью в моей власти, Минам, и поэтому не тебе решать, что и как мне делать, - сквозь зубы процедил мужчина, потащив меня к выходу.
  В следующее мгновение яростная стихия отбросила мужчину на несколько метров назад, в то время как я взбешенно крикнула:
  - Я сказала 'нет'!
  Лазерные пистолеты, которые принадлежали приставленным ко мне телохранителям, благодаря воздушным потокам оказались в моих ладонях, и я направила оба оружия на имперца. Разгневанный мужчина усмехнулся и произнес неожиданное:
  - Давай, Минам, сделай это, и все вернется на круги своя.
  Мои руки дрогнули, ведь я была не готова уничтожить свое лучшее творение, но мой замысел состоял совершенно не в этом. Мною двигало чувство мести, и я, решительно взглянув на Кариена, произнесла:
  - Почувствуй то, как было больно мне.
  Для того чтобы временно нейтрализовать своего бывшего подопытного, я отшвырнула его назад мощной воздушной стеной. С поразительной меткостью я за считанные секунды расстреляла его друзей, которые сидели за столом в центре огромного зала и не успели отреагировать на угрозу. Вследствие полученного мною высшего медицинского образования, я могла доподлинно утверждать, что имперцы получили тяжелые ранения, трудно совместимые с жизнью. Яростный Каерин в следующее мгновение напал на меня, и я защищалась, параллельно разрушая колонны, но в скорости мощный удар мужчины меня оглушил. Генномодифицированный ариец был сильнее, ловчее и намного быстрее, поэтому выстоять против него у меня не было ни единого шанса. Он душил меня до тех пор, пока я не потеряла сознание, и я сомневалась в том, что смогла бы после подобного выжить, не обладая сверхъестественной живучестью.
  Не могу сказать, что факту своего нахождения на бренной земле я обрадовалась, потому что у меня болело буквально все, и ныла каждая клеточка. Открыв глаза, я с изумлением обнаружила, что лежала в отведенном мне номере, и мой взгляд зацепился за стоявшего возле кровати мужчину. Каерин сжимал руками изящное изножье, и его ноздри трепетали от распиравшего все его существо гнева.
  - Как же мне хочется убить тебя, Минам, и я ненавижу себя за то, что не могу этого сделать, - произнес ариец, и я в страхе сжалась в комок.
  Для меня неприятным удивлением стало то, как забренчали цепи, прикрепленные к моим рукам. Я оказалась скованной, словно земная рабыня в средние века, и внутренне похолодела от ожидавшей меня превратной судьбы.
  - Ты переступила все возможные границы, сладкая, задушила на корню любые добрые намерения и привела меня в бешенство, - перечислил мои заслуги ариец. - Ты не понимаешь по-хорошему, и отныне все станет происходить по-другому. Мне не следовало давать тебе волю, надеясь на твое мифическое благоразумие, и теперь я исправлю данную ошибку.
  - Лучше сразу убей меня, Каерин, - прошептала я. - Наберись храбрости и выстрели мне прямо в голову.
  - Как это сделала ты? Хладнокровно и методично расстреляла моих друзей? Чем они заслужили твое негодование, Минам?
  - Они смеялись и веселились, в то время как от миллионов людей из атакованных ими городов осталась одна лишь пыль, - с болью в голосе ответила я.
  - В ходе войны жертвы неизбежны, - зло произнес собеседник. - Не вам ли знать об этом, ведь в прошлом Земной Союз имел на удивление большое количество вооруженных столкновений.
  - Мы победили в каждом из них, даже когда противник превосходил нас в силе, так что найдем способ одолеть и вас!
  - С мощью, подобной нашей Империи, вам на задворках своей галактики сталкиваться еще не приходилось!
  - Меня неприятно поражает ваша мания величия и святая уверенность в своей неуязвимости.
  - Она не безосновательна, Минам, и вчера вечером у тебя была прекрасная возможность убедиться в этом самой.
  Каерин сложил руки на груди и сверху вниз смотрел на меня, в то время как я представляла собой, определенно, жалкое зрелище.
  - Что ты со мной сделаешь?
  - По закону тебя следовало бы сдать полиции, и, стоит заметить, что для поддержания порядка на этой планете предусмотрено сорок семь способов смертной казни, - поджал губы собеседник. - Но я никому не отдам тебя, Минам. Хотя на твоем месте я бы не спешил праздновать, потому что отныне тебе придется попрощаться со своей мнимой свободой.
  В полной мере впечатлившись размером грядущих неприятностей, я в сердцах воскликнула:
  - Я бы лучше предпочла тюрьму с особо строгим режимом!
  - Рад, что ты меня прекрасно понимаешь и всецело осознаешь свое катастрофическое положение.
  - Я сбегу, Каерин, и ни одна преграда не сможет меня удержать.
  - Какие громкие слова, Минам! Ты так любишь разбрасываться невыполнимыми обещаниями, - в следующее мгновение я оказалась прижата к кровати телом арийца и застыла, в ужасе ожидая продолжение.
  Глядя в мои широко распахнутые глаза, он неожиданно произнес:
  - Ты боишься меня, Минам? Я ни за что бы ни причинил тебе вреда, если бы ты сама не вынудила меня это сделать.
  После того, как он накануне со зверским выражением лица набросился на меня и едва не задушил, я действительно начала бояться его, словно конца света.
  - Я не верю ни единому твоему слову, Каерин, - выговорила я плохо слушавшимся языком.
  - Ты буквально сводишь меня с ума и живьем вырываешь из груди сердце, - сжал меня в болезненных объятьях имперец.
  Перед моими глазами стояли сцены из уничтоженных арийцами городов, которые были показаны по новостям, словно это произошло вчера, и из уголков моих глаз скатились слезы.
  - У тебя нет сердца, Каерин, в твоем лице я создала чудовище, хотя должна признать, что сама ничем не лучше. Я ненавижу себя за то, что сделала, и готова сама наложить на себя руки, потому как в полной мере признаю свою вину.
  - Лучше не выводи меня из себя, Минам, и даже не смей произносить подобные слова вслух! - разозлился имперец.
  Я непроизвольно зажмурилась, ожидая очередного удара со стороны сильного арийца, но вместо этого услышала:
  - Минам, моя маленькая, пожалуйста, прекрати испуганно дрожать, я обещаю, что больше никогда не причиню тебе вреда.
  - Чего стоит слово адмирала военно-космического флота Империи, которая нарушила все мирные договоренности и развязала войну? Ты лучший представитель собственной расы, Каерин, - за моей иронией скрывались совсем другие чувства. - Ты превратил мою жизнь в дымящиеся руины и едва меня не убил.
  - Минам, как адмирал военно-космического флота, я владею обширными знаниями о способах уничтожения всех изученных рас во вселенной. Если бы моей целью действительно было убийство, то вряд ли что-либо смогло бы мне помешать, - поставил меня в известность собеседник, но его слова возымели ровно противоположный эффект.
  - Пожалуйста, выполни одну мою просьбу, Каерин, - робко произнесла я. - Перестань ко мне прикасаться, потому что твоя близость наводит на меня самый настоящий панический ужас.
  Я настаивала на своем, и после унизительных мольб ариец все же сдался и оставил меня наедине с самой собой, громко хлопнув напоследок дверью. Мне не хотелось никого ни видеть, ни слышать, и, свернувшись в позе зародыша, я тонула в пучине безысходности и отчаяния. Мне так хотелось, чтобы мое сердце остановилось, но оно билось и продолжало бы это делать, даже если бы окружающие условия были непригодны для существования.
  Каерин заявил, что перевезет меня на другую планету, где я буду находиться под неусыпным наблюдением. Он пожаловал за мной вместе с конвоем, и я шла, словно на казнь, едва переставляя ноги. Когда мы уже находились у трапа, мой бывший подопытный получил экстренный сигнал по внутренней связи. Он внимательно выслушал невидимого собеседника, после чего гневно воскликнул:
  - Что значит "мы потеряли два крейсера"?! Это же новые укомплектованные корабли с нанотехнологическими боеголовками, последняя разработка имперских военных! Как они могли пропасть, если немногим ранее обе станции находились на орбите этой мирной планеты?
  Ему сообщили, что неизвестные устроили в тяжелых космических штурмовиках бунт, и в результате один крейсер был взорван, а другой - угнан. Я не представляла, как можно было увести прямо из-под носа у арийцев подобную станцию, но была более чем уверена в том, что это сделали именно земляне. Это должно было ухудшить техническую вооруженность арийцев и дать нам мизерный шанс на победу в последующем сражении. Сдав меня на руки двум десяткам мужчин в форме, Каерин отправился по возникшим срочным делам, и я проследила за его быстро удалявшейся фигурой взглядом. Удовлетворенно хмыкнув, когда мой подопытный скрылся из виду, я получила ощутимый тычок в спину.
  - Живо поднимайся по трапу, - приказал незнакомец.
  В мгновение ока с затянутого хмурыми тучами неба пошел сильный дождь, но, не смотря на это, я осталась стоять под холодными каплями.
  - Наверное, вы неправильно меня поняли, мальчики. Никуда дальше идти я с вами не собираюсь.
  - В случае неповиновения нам разрешено применять силу, и мы не замедлим использовать ее при малейшей попытке побега, - предупредил военный, который был порядком удивлен моим поведением, ведь в присутствии Каерина я вела себя тише воды, ниже травы.
  - Я вам еще раз повторяю, что добровольно ни одной ступеньки трапа не переступлю, - сложила я руки на груди. - Если вам и удастся затащить меня на корабль, то только мой труп.
  - Нам следует сообщить об этом адмиралу, - неприязненно произнес один из них.
  - Лучше не выводите меня из себя! - зло воскликнула я.
  - Неужели ты угрожаешь нам, малолетняя землянка? - опешил высокий широкоплечий мужчина. - Не стоит шутить с первоклассными бойцами имперского военно-космического флота, деточка.
  Судя по всему, им не было известно о том, что я устроила вчера вечером, и это было мне только на руку. Каерин предупреждал, что не выдаст меня полиции, и тщательно замел следы. Арийцы давили на психику одним только своим грозным видом, и я гневно произнесла то, что предназначалось исключительно для Каерина. Мои слова должны были зафиксировать камеры наружного наблюдения, и я не сомневалась в том, что имперец просмотрит данную запись:
  - Я! Объявляю! Войну!
  В небе неожиданно раздались раскаты грома, и несколько болезненно ярких молний, ударивших рядом, ослепили моих конвоиров. Воспользовавшись замешательством инопланетян, я спрыгнула с площадки на крышу пролетавшего над пропастью транспортного средства. Послышались выстрелы и я неудачно сорвалась вниз, в последний момент уцепившись за выступ. Перед моим взором открылась устрашавшая картина с огромной скоростью проносившихся в пространстве разнообразных летательных аппаратов. Не смотря на мои старания, пальцы соскользнули и я полетела вниз. С приземлением мне очень сильно повезло, я приложилась спиной о крышу большого транспортного корабля, и, поблагодарив всех богов вселенной за то, что меня не сбили в процессе свободного падения, полетела прочь.
  Военный, связавшись с взбешенным адмиралом, передал солдатам его приказ:
  - Срочно прекратить огонь! Объект не должен пострадать.
  Арийцы в форме неохотно опустили лазерное оружие и мрачно проводили удалявшуюся фигуру взглядом. Сила стихии полностью деактивировала технически вооруженные летательные аппараты, которые находились на площадке, и мужчина, который мгновением раньше разговаривал с землянкой, был вынужден признать:
  - Эта крошка утерла нам нос. Никогда не видел, чтобы молния ударяла столь не во время и целенаправленно, похоже, что на ее стороне само мироздание.
  
  
  
  7
  Сменив несколько транспортных средств, я оказалась на стоянке и, не сбавляя скорости, забежала в открытый грузовой отсек земного корабля. В нем царило небывалое оживление, заканчивались последние приготовления перед отлетом, и следивший за погрузочными работами капитан, окинув меня взглядом, произнес:
  - Минам, ты как раз вовремя вернулась на корабль, потому что иначе мы бы улетели без тебя.
  Я тоже обрадовалась данному факту и, ошалело разглядывая суматоху, творившуюся на нижней палубе, подозрительно уточнила:
  - Почему мы в столь срочном порядке покидаем пределы планеты? Мы ведь планировали простоять в космопорту еще несколько дней. Неужели мы сбегаем?
  - Мы не сбегаем, Минам, а совершаем тактическое отступление из стана врага, чтобы атаковать позже в более благоприятной обстановке, - перефразировал мои слова капитан Льюис. - Пока ты изучала город, ситуация с арийцами сильно накалилась, и лучше нам убраться с этой негостеприимной планеты, пока разозленные имперцы не стерли нас в порошок.
  В скорости грузовой отсек был закрыт, и по внутренней связи было передано сообщение о том, что до выхода в открытый космос осталось десять минут. На нашем разведывательном корабле красовалась, не понятно, откуда, взявшаяся эмблема межгалактической торговой гильдии, так что мы беспрепятственно покинули атмосферу планеты. Стоило заметить, что флаги на нашем судне менялись с завидным постоянством, в запасе имелся даже пиратский. Я до последнего боялась того, что за нами увяжется вражеский корабль, но, видимо, у имперцев сейчас было достаточное количество проблем, и погоня за нами в их планы не входила.
  После событий в космической мусорке война с империей приобрела самый, что ни на есть, жаркий характер. Обе стороны начали вести ожесточенную борьбу, бои между двумя цивилизациями были кровавыми и беспощадными. Вследствие того, что наш корабль являлся разведывательным, мы не участвовали в открытых баталиях, но, тем не менее, наши жизни не один раз висели на волоске.
  Каким-то непостижимым образом капитан Льюис узнал про мои сверхъестественные способности. В одной из горячих стычек с имперцами в открытом космосе, когда наш корабль то и дело сотрясали мощные удары, меня вызвали на капитанский мостик. Одному из координаторов стало плохо, из его носа хлынула кровь, и он совершенно не вовремя свалился в обморок. Большая комната была сплошь заставлена различными техническими приспособлениями, повсюду мигали красные лампочки, а психологическое состояние персонала было весьма близко к панике.
  За огромным иллюминатором было видно во всех подробностях, как мощный корабль тяжелого класса с имперской эмблемой на сером корпусе атаковал наше маленькое разведывательное судно. Даже я, не являясь сведущей в области кораблестроения, могла со стопроцентной вероятностью утверждать, что выстоять один на один против него у нас не было ни единого шанса. Мои руки предательски задрожали от страха, и когда меня сзади неожиданно схватил за плечи капитан Льюис, я думала, меня хватит инфаркт.
  Он затряс меня, словно куклу, крича о том, чтобы я что-либо сделала, потому как иначе мы все погибнем в самом расцвете сил.
  - Но чем я могу помочь? - воскликнула я в ответ. - Могу сделать укол или поставить клизму! Не желаете?!
  - Минам, пожалуйста, сделай еще раз то, о чем мне рассказывали полицейские на Земле. Я долго думал над расследуемым ими делом, но другого объяснения тому загадочному взрыву просто не существует! Я знаю, что к нему каким-то образом была причастна именно ты и потому сейчас прошу тебя о помощи!
  - Капитан, кажется, у вас началась белая горячка, потому что вы бредите!
  - Не хочу нагнетать обстановку, но к тому времени, как подоспеет подмога, от нашего корабля останется лишь металлолом, и, если ты сейчас что-либо не сделаешь, то мое перекошенное непривлекательное лицо станет последним, что ты увидишь в своей жизни!
  Я ожесточенно пыталась разжать его пальцы, вцепившиеся в мою одежду, словно в спасательный круг, но мои усилия были тщетны.
  - Если вы не знаете, что делать, то лучше молитесь, капитан, - кивнула я на одного из пилотов, целовавшего крестик. - Сейчас самое подходящее время, чтобы поверить в Бога!
  - Минам, в твоих руках судьба целого экипажа! Ты должна спасти жизни сотне своих соотечественников!
  - Да вы же сумасшедший! Вы вообще понимаете, о чем меня просите?! Ведь это невозможно!
  - Минам, ты наша последняя и, должен сказать, мифическая надежда! - схватился за голову капитан. - Я даже готов поверить в Бога, лишь бы это нам помогло.
  После сокрушительного толчка мужчина рухнул вместе со мной на пол, капитанский мостик погрузился в полумрак, и только искры из разорванных проводов стали освещать творившийся кругом беспорядок.
  Капитан действительно начал бормотать себе под нос слова молитвы, в то время как я вознамерилась спасти наш корабль, не смотря на то, что в условиях открытого космоса мое самочувствие было паршивым.
  Я закрыла глаза, прислушиваясь к окружавшему пространству в попытке ощутить силу стихий. Вой сирен, крики людей и грохот от сотрясавших корабль ударов медленно отходили на задний план, пока единственным звуком не осталось размеренное биение моего собственного сердца. Мне показалось, что прошла целая вечность. В качестве основы я взяла ресурсы жизнеобеспечения, и в бок арийского судна ударил первый слабый разряд чистой энергии. После удачной попытки разряды, минуя защитный барьер, начали взрываться один за другим, и через некоторое время вражеский корабль начало медленно отступать. Я сделала последний рывок на грани фантастики, и мощный взрыв прогремел прямо в главном генераторе. Это стало последней точкой в неравном сражении, после которой арийский корабль тяжелого класса был полностью повержен.
  Люди начали подниматься на ноги, не веря своей удаче, помогать соседям и запускать многочисленные аварийные программы. Капитан Льюис нетвердой походкой подошел ко мне.
  - Что это было? - ошеломленно спросил он.
  - Вы же просили помощи у Бога. Видимо, он вас услышал.
  В его глазах можно было прочитать небывалое удивление, неверие и потрясение до глубины души. Когда капитан задал находившемуся за штурвалом подчиненному вопрос о том, кто выпустил ракеты, тот ему ответил:
  - Все наши ударные приспособления полностью выведены из строя, и о том, кто атаковал арийцев, я не имею совершенно никакого представления, - воскликнул он, пытаясь перекричать стоявший вокруг шум. - Поблизости нет ни единого транспортного средства, и то, что сейчас произошло, иначе, как чудом, я назвать не могу.
  - Неужели это сделала ты? - обернулся на меня капитан.
  - Если скажу, что да, вы сильно испугаетесь?
  - Кто ты такая? - запоздало спросил собеседник.
  - Вы не интересовались этим, когда пересчитывали деньги, принимая меня на работу.
  - Я самолично взял на свой корабль заряд с часовым механизмом! - в очередной раз схватился за голову мужчина. - Тебя же необходимо полностью изолировать, потому что ты совершенно небезопасна для общества. Ты ведь как ядерная бомба, такая же непредсказуемая и опасная!
  - Благодаря мне сотню человек миновала смерть, разве я совершила что-либо предосудительное?
  - Это совершенно невероятно!
  - Спасибо, для меня это самый лучший комплимент.
  - Теперь я понимаю, что именно произошло с тем парнем, убийство которого расследовали полицейские, - взял себя в руки человек. - В виду того, что я узнал о твоих сверхъестественных способностях, Минам, я настаиваю на том, чтобы в дальнейшем они использовались во благо Земного союза.
  Введя длинный код, мужчина взял из своего личного ящика какую-то маленькую вещь. Я не знала, чем именно она являлась, но после слов капитана у меня не осталось никаких сомнений на этот счет.
  - В связи с тем, что находится рядом с тобой небезопасно, и ты представляешь собой угрозу для окружающих, мне нужно быть уверенным в том, что ты не причинишь никому вреда, Минам. Надеюсь, что ты меня в полной мере понимаешь и не станешь сопротивляться, - сказал капитан Льюис, и у меня возникло чувство дежавю, ведь нечто подобное я говорила вампирам.
  - В благодарность за свое спасение вы хотите надеть на меня браслет невольника? Откуда он у вас взялся, ведь на нашей родине рабство запрещено?
  - Я привык смотреть в будущее, Минам, - пожал плечами капитан. - Если ты не сделаешь этого по собственной воле, я прослежу за тем, чтобы в твоем досье появилась подпись "государственный преступник", и, как следствие, ты уже никогда не сможешь вернуться на родину. Охотники за головами станут искать тебя на просторах вселенной, и, как следствие, вся твоя жизнь превратится в безостановочные бега.
  Данный браслет был очень популярен на невольничьих рынках, потому что человек с подобным украшением на руке не мог пойти против воли своего хозяина. Один его приказ - и раба настигала мгновенная смерть.
  - С вами очень неприятно иметь дело, капитан, вам говорил кто-нибудь об этом?
  - Для того чтобы достигать высоких целей, иногда приходится совершать чудовищные поступки, - философски ответил мужчина.
  С показавшимся мне ужасно громким щелчком, сэр Льюис закрепил на моей руке титановое украшение, и с этого момента моя жизнь изменилась. Мне довелось узнать капитана лучше, и стоило заметить, что он был человеком совершенно беспринципным, с напрочь отсутствующим кодексом чести и изворотливой моралью. В тандеме с ним мы провели много успешных операций, и вскоре среди космического флота начали ходить слухи о небывалой удаче дряблого разведывательного корабля с полуразбойным капитаном.
  В горячих точках на капитанском мостике оставались лишь, собственно, капитан, я, белобрысый пилот и залихватский ракетчик неизменно подпившего вида, хотя все медицинские приборы показывали, что он был трезв, как стеклышко. Для меня это было самой неразрешимой загадкой за всю мою врачебную практику. Последних капитан Льюис вынудил подписать специальный договор о неразглашении, который был составлен его знакомым юристом, а в нашем нанотехнологическом веке поставить свою подпись в договоре было хуже, чем продать душу Дьяволу.
  В один из дней наш корабль остановился в космопорту разведывательной базы, которая располагалась на карликовой планете вдали от цивилизаций. Она была опоясана блуждающими метеоритами и совершенно необитаема, потому как на ее поверхности постоянно буйствовали песчаные бури. Это было идеальное место для сверхсекретного военного объекта, ведь для того, чтобы добраться до него, нужна была недюженная сноровка пилотов.
  Я не спешила выходить на экскурсию - у меня раскалывалась голова, и я опасалась локального взрыва в районе своего черепа. Лежа в приемном кабинете на удобной кушетке, предназначенной для больных, я старалась лишний раз не шевелиться. Наверное, именно так мучились в агонии люди перед смертью, и я уже начинала завидовать тем, кто обрел покой, потому что боль была адской.
  - Что это такое?! Я тебя спрашиваю, мелкая, зловредная зараза! - вдруг яростно воскликнул надо мной посетитель.
  Последствия от приема недавно изобретенного мною наркотика оказались весьма болезненными, и я скривилась от ужасно громкого голоса говорившего. У меня появилась огромное желание навсегда ликвидировать источник звука, но данная клятва Гиппократу заставила меня выкинуть из головы столь приятственную мысль. Разлепив глаза, перед которыми расходились отчаянные белые круги, я мрачно посмотрела на недовольного пациента, и раздраженно ответила:
  - Это обычные жабры.
  - Я требую, чтобы ты их немедленно удалила! В первый раз сталкиваюсь с тем, чтобы при лечении поражения легких у пациентов выращивали новые органы дыхания! - лицо военного покраснело от гнева.
  - Они тебе мешают?
  - Собственно, нет, - озадаченно ответил мужчина.
  - Функционируют исправно? - попивая коктейль из сильнодействующих обезболивающих, поинтересовалась я.
  - Лучше не пожелаешь, однако...
  - В таком случае, какие ко мне могут быть претензии?! - вызверилась я.
  - Минам, вероятно, я сделаю для тебя научное открытие, если скажу, что у людей в принципе не бывает жабр!
  - Я вернула тебя к жизни после того, как ты несколько минут провел в открытом космосе, раненый осколком в грудную клетку, такого тоже в природе не бывает! Я провела сложнейшую операцию с изменением генной карты, используя структуру вакуумных рыб, и то, что у тебя выросли жабры, является лишь неприятным побочным эффектом.
  - Я буду жаловаться капитану! - предъявил последний аргумент мужчина.
  Если бы не мое вмешательство, то его труп сейчас был бы уже на половине пути к Земле, а он, видите ли, жаловаться собрался.
  - В таком случае чтобы ноги твоей неблагодарной больше в медотсеке не было! - разозлилась я.
  - Ты не лечишь, а издеваешься над людьми, как в далеком средневековье!
  - Посмотрим, что ты запоешь, когда снова будешь подыхать.
  - Да я лучше сдохну, чем снова лягу под твой нож, доктор Франкенштейн.
  - Если ты скажешь еще хотя бы одно слово про мою несостоятельность, как врача, я задушу тебя своими собственными руками.
  - После проделанного надо мной изуверства, - мужчина провел рукой по длинным симметричным отверстиям на своей шее вплоть до ключиц, - это сделать практически нереально!
  - Поверь, что для меня такого слова не существует.
  - Когда я слышу эту фразу от тебя, мне становится действительно страшно, - сделал большие глаза пациент.
  В медотсеке противно завизжала сирена. Случилось нечто важное, потому как иначе капитан не вспомнил бы о существовании экстренной кнопки, и я быстро поднялась на ноги.
  - Срочно приходи ко мне, если, помимо жабр, у тебя начнутся дополнительные изменения во внешности, - была обеспокоенная возможной мутацией я.
  - Неужели у меня еще и русалочий хвост может вырасти? - шокировано поинтересовался мужчина.
  - Я провела над тобой первый в своем роде эксперимент по внедрению гена вакуумных рыб, поэтому мне мало известно о послеоперационном периоде.
  - Если он у меня вырастет, то я тебя убью, и комиссия по защите прав людей меня оправдает!
  - Дойти до зала суда с хвостом вместо ног будет довольно проблематично.
  - Для того чтобы тебя задушить, я доползу даже с плавниками вместо рук!
  - Это твоя благодарность за то, что я спасла тебе жизнь? - резонно подняла я бровь.
  - За то, что превратила меня в уродливого мутанта! - гневно воскликнул собеседник.
  - Живого уродливого мутанта, - поправила я его. - Соображаешь?
  - Неужели ничего другого нельзя было сделать?
  - Я сделала все, что могла, и даже больше.
  Оставив человека размышлять в гордом одиночестве, я поторопилась к капитанскому мостику. О том, что немногим ранее у меня жутко болела голова, напоминало лишь легкое головокружение. В рубке буквально парило напряжение, и все сотрудники, несмотря на то, что сейчас должно было быть свободное время, занимали свои места. Капитан Льюис во всеуслышание объявил о том, что земная разведывательная база была рассекречена, и с минуты на минуту здесь обещала появиться тяжелая арийская артиллерия.
  Шлюзы были в срочном порядке закрыты, экипаж - переведен на аварийное положение, и мы поднялись над станцией. Маленькая разведывательная база была не способна выстоять против имперского эскадрона в полном составе, и вместе с нами улетал далеко не один земной корабль.
  С каждым ударом сердца расстояние до границы с открытым космосом уменьшалось, однако мы пересечь ее не успели, остановившись на самом краю. Путь нам преградили громадные корабли с осточертелыми эмблемами на обшивке, и мы оказались буквально замкнуты в ловушке. По внешней связи было озвучено требование немедленно сдаться, но капитан Льюис не был настроен на поражение и отдал приказ о немедленной подготовке всех ракет к бою.
  - Нам не повезло, что сюда пожаловал лично адмирал Акариен-тан. Арийцы могли отправить на захват разведывательной станции флот в несколько раз меньше, интересно, что они забыли в этой глуши? - скривился первый пилот. - Поговаривают, что этот адмирал всесилен, словно один из богов Империи, о нем ходят столь невероятные слухи, что я теряюсь, какие из них правда, а какие являются чистой воды вымыслом, призванным запугать неокрепшие умы.
  - Какой адмирал? - глухо переспросила я у белобрысого.
  В моей голове все еще звучали требования, продиктованные арийским предводителем твердым поставленным голосом, и этот до боли знакомый тембр заставил меня внутренне похолодеть.
  - Разве ты о нем никогда не слышала? - удивился моей невежественности пилот.
  - Я слышала только то, что Акариен-тан является очень мерзким типом, гнусным, эгоистичным и расчетливым до невозможности!
  На капитанском мостике осталось четыре человека, и сэр Льюис предвкушающе вскликнул:
  - Сейчас мы им покажем, как молекулы расщепляются на атомы!
  - Нет, теперь нам всем точно конец, - закрыла я лицо ладонями.
  В отличие от капитана я начала банально паниковать.
  - Если арийцы схватят нас, то, клянусь, я наложу на себя руки! Я лучше умру, чем живой сдамся им в плен!
  - Минам, ты недооцениваешь наши способности и полностью укомплектованный арсенал, - еще не понял размера того капкана, в который мы угодили, человек.
  - Против адмирала Каерина нам не выстоять в любом случае!
  - Почему ты в этом столь уверена? Ведь, кроме всего прочего, у нас есть ты, фантастическое оружие, способное уничтожить целый вражеский корабль.
  - Да, мои способности сверхъестественны, но проблема в том, что адмирал сильнее меня.
  - Неужели вы с ним знакомы? - удивился сэр Льюис.
  - Нам нельзя вступать с ними в открытый конфликт, потому что эта затея заведомо обречена на провал. Нам необходимо каким-то чудом проскочить мимо арийских кораблей в открытый космос и совершить гиперпрыжок.
  - Я спросил, знаешь ли ты его? - резко схватил меня за плечи военный, и я зашипела от боли.
  - Да! - вызверилась я. - Я знаю о нем не понаслышке, и потому с уверенность могу сказать, что слухи о нем нисколько не преувеличены.
  - Насколько хорошо вы с ним знакомы?
  - Лучше, чем хотелось бы.
  - В таком случае у меня есть безумная идея! - воодушевленно воскликнул капитан Льюис.
  В сторону вражеского кордона полетели первые ракеты, и имперцы ответили разведчикам залпом мощного огня. Наш корабль тряхнуло, пилот ловко вывел судно на безопасный курс, и я крепко схватилась руками за перила. Напряженно следя за тем, как он умело огибал другие летательные аппараты, опрометчиво бросившие вызов арийцам, и уклонялся от опасных лучей, я молилась о том, чтобы нам удалось проскочить между имперскими кораблями незамеченными.
  Капитан отдал распоряжения подчиненным, после чего неожиданно сделал крепкий захват, и я оказалась прижатой к его груди. Попытавшись освободиться, я еще не понимала смысла происходящего, и потому озадаченно поинтересовалась:
  - Что вы делаете?
  - Лучше не дергайся, Минам, потому что иначе я могу тебя случайно поранить, - приставил широкий охотничий нож к моей шее капитан Льюис.
  Словно в кошмарном сне, я увидела то, как на проекционной платформе замигал датчик исходящего вызова, и неосторожно дернулась в мужских руках.
  - Неужели вы хотите выйти на связь с адмиралом? Да вы же сумасшедший! Немедленно отпустите меня! - отчаянно закричала я. - Моя смерть его нисколько не испугает, не говоря уже о том, что она была бы ему только на руку!
  - Ты моя рабыня, Минам, один мой приказ - и ты труп, так что стой смирно, - в самое мое ухо недовольно процедил сквозь зубы капитан.
  - Как же я вас ненавижу! - от самого сердца воскликнула я.
  - У меня есть определенные обязательства, я должен спасти землян, и такой прекрасный шанс упускать не собираюсь.
  Я прекратила всяческие попытки вырваться из крепкого захвата и зло сказала капитану, который в достижении своих целей не гнушался ничем:
  - Вы мне омерзительны.
  - Твоя любовь мне ни к чему, - холодно ответил собеседник.
  Через несколько мгновений на специальной платформе появилась проекция во весь рост Каерина собственной персоной. Когда я его увидела, мое сердце пропустило удар, а затем забилось с удвоенной скоростью. Адмирал изменился, он был в строгой военной форме, и от его фигуры исходили сильные эманации власти, жестокости и безразличия к жизням людей.
  - Мне очень любопытно, какого человека вы могли взять в заложники? - иронично осведомился светловолосый ариец. - Пугая меня неизвестностью, вы лишь отсрочиваете неизбежный конец, вскорости ваша разведывательная станция будет разгромлена, а все, кто станет оказывать сопротивление - уничтожены.
  Капитан Льюис, закрывшись мною, вышел на платформу, после чего Каерин смог в полной мере нас рассмотреть. На его лице не дрогнул ни один мускул, но проскользнувшая в его взгляде холодная ярость ясно говорила о том, что наше судно через малое время превратится в звездную пыль.
  - Эта девушка сказала, что вы с ней знакомы, это правда? - спросил капитан.
  - Если бы эта полоумная особа оказалась сейчас в моих руках, то узнала бы меня намного лучше. Ей бы стали известны самые ужасные черты моего кошмарного характера, - зло проговорил Каерин.
  - Пожалуйста, не отдавайте меня ему, ведь он уже сейчас пугает меня скорейшей расправой, - начала я умолять своего руководителя.
  - Если вам дорога ее жизнь, то я предлагаю заключить взаимовыгодную сделку.
  - Ее жизнь? - переспросил мой бывший подопытный. - Для той, что сломя голову бросилась играть в войну, она является лишь пустым звуком.
  - Но что она значит для вас, адмирал Акариен-тан? - уточнил мужчина за моей спиной и демонстративно порезал меня, вынуждая имперца отвечать на вопрос честно.
  - Вы сглупили, капитан, ему глубоко наплевать на то, что вы со мной сделаете, - мрачно проговорила я. - Арийцы - бездушные, жестокие и хладнокровные завоеватели, которым не ведомо сострадание.
  - Где же было твое милосердие, Минам, когда ты подняла руку с оружием на моих друзей?
  - Они были виновны в уничтожении нескольких земных городов, их приказы, отданные перед точечным сбросом ядерных боеголовок на мирное население, были чудовищны.
  - В таком случае, Минам, не обвиняй меня в том, что я буду отныне поступать так же, как действуешь ты - без сомнений и без пощады.
  - Я тебя не боюсь, Каерин, - произнесла я громкие слова.
  - А следовало бы.
  - Ты мне угрожаешь?
  - Воспринимай это как последнее предупреждение.
  Спустя пару мгновений Каерин, заочно подтвердив мои слова о хладнокровии арийской расы, иронично осведомился у капитана Льюиса:
  - Неужели вы думаете, что жизнь одной малолетки может изменить исход противостояния между нашими расами?
  - Но ведь время идет, а вы по-прежнему продолжаете разговаривать с врагами своего народа, - схватился за последнюю соломинку мужчина.
  - Вы правы, у меня есть некоторый интерес в том, чтобы она осталась жива, - признал Каерин. - Озвучьте свои требования, капитан Льюис, и, если они не покажутся мне чересчур завышенными, то я, возможно, соглашусь на некоторые уступки.
  - Я хочу, чтобы ваши неуклюжие корабли покинули данную галактику и не показывали здесь своей уродливой обшивки до конца нормо-суток, чтобы у земных судов была возможность безопасно покинуть ее пределы.
  Я саркастично ухмыльнулась, предугадывая то, как адмирал пожелает моему руководителю быть засосанным в черную дыру вместе со своими требованиями разом, но Каерин в очередной раз меня удивил.
  - Я согласен, - неожиданно ответил он. - Я даю вам фору и обещаю, что до конца дня вас не станут преследовать, а вы, в свою очередь, должны дать слово, что с головы заложницы не упадет ни один бирюзовый волосок.
  Сэр Льюис произнес то, что от него ждал Каерин, после чего адмирал бросил последний, пробиравший до самых костей, взгляд на меня и исчез. Я осталась стоять с большими от удивления глазами и потерла шею, размазывая по коже кровь.
  - Выйдя на связь с арийцем, вы сами подписали себе смертный приговор. Теперь адмирал, вне всякого сомнения, выследит наш корабль и то, что от него останется, будет называться космическим мусором, - пессимистично заявила я.
  - Он никогда нас не найдет, Минам, - самоуверенно ответил человек. - Просторы вселенной безграничны, к тому же, у нас прекрасная маскировка.
  - Вы знаете его не настолько хорошо, как я. Он избороздит космические просторы вдоль и поперек и не успокоится, пока не найдет нас!
  - Твоя мнительность поражает, - нахмурился капитан. - Я видел твою медицинскую карту, и в ней в палисаднике психических заболеваний значилась мания преследования, но до этого момента я даже не подозревал, насколько ты не в себе! И этот человек еще лечит у меня на корабле людей!
  - Капитан Льюис, вы недальновидный и упрямый осел, который еще глупее, чем одноклеточная инфузория туфелька, у которой в принципе мозгов нет! Но у нее, в отличие от вас, есть хотя бы чувство самосохранения.
  - Десять нарядов по уборке санитарной зоны! - лицо капитана исказила гримаса гнева. - Это твой первый выговор за несение службы, Минам, и знакомиться с местом отбывания наказания ты начнешь немедленно!
  - Так точно, - вытянулась я по стойке. - Разрешите идти?
  Мужчина небрежно махнул рукой, отправив меня восвояси, и отвернулся.
  - Вызовите дежурного врача, видимо, во время передвижений я повредил повязку на ноге, - приказал тот, кого я назвала ослом, разглядывая красное пятно на своем бедре.
  - Вам нужен не врач, а ветеринар, - едва слышно процедила я.
  - Двадцать нарядов! - рявкнул капитан с превосходным слухом, в то время как я поспешила покинуть помещение.
  Несправедливость наказания поражала меня до самой глубины души, ведь я, наоборот, пыталась предупредить капитана, чтобы он проявил благоразумие. Молча драя пол и скрипя от злости зубами, я обдумывала план по спасению себя, любимой, от неизбежного столкновения с флотом адмирала Каерина, и ругала капитана Льюиса за то, что он не оставлял мне особого выбора.
  Во время занятия физическим трудом в моей голове созрел хладнокровный план. Идеальным вариантом являлся побег со ставшего слишком опасным корабля, но в таком случае сэр Льюис мог активировать браслет на моей руке. Для того чтобы не стать свежим трупом, мне нужно было в первую очередь обезвредить капитана, и я решила, что лучшим вариантом будет, если сэр Льюис заразиться специфической болезнью, которая очень похожа на одну из разновидностей космической чумы и распространяется насекомыми с одной из завалящих планеток. В моей коллекции как раз присутствовал подобный живой паразит, которого я использовала в своих научных изысканиях.
  Зайдя перед ужином в свою каюту, я аккуратно извлекла и поместила в маленькую пробирку необходимое создание, после чего отправилась в общую столовую.
  Сэр Льюис сидел в центре большого, заполненного людьми, шумного зала. Остановившись в шаге от человека, я попросила у него прощение:
  - Капитан, я хотела извиниться за то, что сказала вам сегодня днем. Я не знаю, что на меня нашло, вероятно, сказался стресс, ведь вы использовали меня в качестве заложницы и едва не убили.
  - Минам, на капитанском мостике тебе ничего не угрожало, - поморщился собеседник, отложив столовые приборы. - Это было исключительно постановочным представлением для адмирала Акариен-тана.
  - Вы играли очень правдоподобно, - непроизвольно вздрогнула я.
  - Твои извинения приняты, Минам, но это ни сколько не отменяет в полной мере заслуженного тобой наказания, - вернулся к ужину Льюис. - Ты хотела что-нибудь еще?
  - Да, спасибо за то, что взяли меня с собой в этот рейс, для меня это было очень важно, и я признательна за то, что вы, несмотря на мои... явные недостатки, не выбросили меня на улицу.
  - Когда я в первый раз тебя увидел, ты выглядела, как побитая дворняга. Должен признать, что это было весьма жалкое зрелище, - поморщился капитан. - Вероятно, имперцы уничтожили все, что тебе было дорого, раз ты решилась на подобный поступок.
  - Это мой долг перед родиной - защищать ее ценой собственной жизни.
  - Весьма похвально, Минам.
  - Капитан, я могу вас обнять? - неожиданно спросила я и, пока опешивший человек не опомнился, заключила его в крепкие объятья.
  - Что ты делаешь? - попытался отцепить меня от себя сэр Льюис.
  Мне было необходимо время для того, чтобы незаметно достать пробирку, открыть крышку и выпустить паразита, поэтому, пока я водила по спине капитана ладонями, неподалеку послышались свист и ехидное высказывание на тему того, что я собралась посягнуть на честь капитана.
  - Немедленно убери от меня свои руки, Минам! - раздраженно воскликнул сэр Льюис.
  Я принялась говорить всякую чепуху, в то время как он не выдержал и с силой оттолкнул меня так, что я едва устояла на ногах.
  - Не следует больше ко мне приближаться, мне не нужна такая благодарность, - сказал капитан и в повисшей тишине вышел из зала.
  - Извращенка, - понеслось мне в след.
  Общая столовая снова погрузилась в привычный гул, и ко мне обратился один из военных, которого я недавно собирала в операционной буквально по кусочкам:
  - Я уже давно служу вместе с капитаном, чтобы понять одну вещь: он волк-одиночка, и большой дугой обходит таких девушек, как ты, Минам.
  - Каких таких?
  - Тех, к которым боишься прикоснуться. Хрупких, нежных и манящих, словно райский цветок, но которые умеют причинять боль сильнее самого совершенного оружия в мире.
  - Никогда раньше не замечал за тобой поэтических наклонностей, - засмеялся один из его боевых товарищей. - Оказывается, мы тебя чертовски плохо знаем!
  - Если бы ты познакомился со мной ближе, то наверняка назвал бы настоящим чудовищем, - поморщилась я.
  - У каждого есть свои скелеты в шкафу, - пожал плечами мужчина.
  - А у каждого врача - целое личное кладбище.
  Остаток вечера я провела в медотсеке. Не смотря на то, что на дежурство заступил мой молодой коллега, я решила составить ему компанию и сидела на кушетке, перебирая пальцами привычные медицинские приспособления.
  Худощавый паренек был в белом халате, перчатках, специальной шапочке для волос и противобактериальной маске. Переболев чрезвычайно неприятной заразой, по оплошности подцепив ее от собственного пациента, он начал использовать всевозможные защитные средства. Его многочисленные меры предосторожности стали доходить до абсурда, и я бы не удивилась, если бы в один прекрасный день он отказался принимать пациента с опасным вирусным заболеванием, что противоречило самой врачебной этике. На корабле мы временно остались вдвоем, из-за проблем со здоровьем наш старший коллега сошел на одной из сопредельных планет, а нового руководителя медицинской службы к нам еще не перевели.
  
  
  
  8
  Глубоко за полночь случилось чрезвычайное происшествие: в медотсек поступил капитан с симптомами, похожими на один из подвидов чумы. Эта была та болезнь, из-за которой помещали на карантин целые районы вплоть до закрытия границ, и состояние моего коллеги, который осматривал пациента, было весьма близко к панике. Молодой паренек, выучивший классификации наиболее опасных болезней в университете наизусть, принял решение изолировать находившегося в беспамятстве капитана. Я с трудом отговорила его от наиболее решительных действий, после которых пациент превращался буквально в овощ, и, взяв с горе-врача обещание, что он не станет предпринимать поспешных мер без должного наблюдения, покинула приемный покой.
  Собрав свои немногочисленные пожитки и без сожаления оставив то, что не являлось предметами первой необходимости, я под покровом ночи пробралась в аварийный отсек. Грубо взломав одну из капсул, я уже не боялась поднять шум и запрыгнула в рассчитанное на короткие перелеты летательное средство. Как я узнала ранее, мы сейчас держали путь вдоль обитаемых планет, классифицировавшимися в глобальной базе, как неблагополучные. У меня особого выбора не было, в каждую следующую минуту наш корабль мог быть настигнут арийцами, и я решительно нажала на кнопку капитуляции.
  Ощутив прыжок в невесомость, я начала считать удары собственного сердца. Вокруг была тишина, повсюду сияли звезды, и капсула начала быстро приближаться к поверхности обитаемой планеты. Возле ее атмосферы я заметила несколько крупных кораблей, встретить которые в данном забытом всеми богами секторе вселенной было довольно неожиданно. Внимание ближайшего из них привлек одинокий летящий объект, и со мной попробовали выйти на связь. Я вспомнила самые грязные ругательства, которые когда-либо слышала на нижних ярусах, потому что данные корабли оказались арийскими. После того, как я проигнорировала их вызов, командир вражеского судна вынес предупреждение об открытии огня на поражение. Они не замедлили выполнить свое обещание и сбили мою, находившуюся на границе с атмосферой, капсулу, которая под действием силы притяжения стала падать, слишком быстро приближаясь к поверхности планеты.
  Система была полностью выведены из строя, обшивка накалилась добела, а земля, заросшие диковинными растениями джунгли, с каждой секундой становилась ближе. Когда я нажала на красную кнопку, меня буквально выбросило из капсулы. Скорость была катастрофической, парашют не раскрылся, и я камнем направилась в радушные объятья незнакомой планеты. Не позволяя панике одержать верх, я призвала подвластную стихию, благо, она окружала меня повсюду. Благодаря этому я более-менее удачно сквозь ветки упала на спину. Из груди полностью выбило воздух, и я сразу же отключилась. За последние месяцы я так часто падала, что у меня уже начинала вырабатываться фобия, я боялась высоты.
  Проснулась я в клетке, лежа на смятых листьях неизвестного мне растения. Ошалело повертев головой по сторонам, я рассмотрела ряды кривых домов доисторического типа, и только отдельные технические агрегаты давали понять, что я находилась в современном обществе. Мое внимание привлекло то, что вокруг этих сооружений находилось очень много клеток. Поселок являлся находившейся под строжайшим запретом рабовладельческой базой, и о том, что она тщательно охранялась, говорило большое количество оружия на проходивших мимо гуманоидах с лиловой кожей и шестью пальцами на руках.
  Жители далекой розовой планеты прославились на всю вселенную, как меркантильные торговцы, которые были готовы удавиться за каждую, даже самую маленькую денежную единицу. Что хорошего можно было сказать об их порядочности, если на их родной планете самым суровым наказанием считался баснословный штраф? Я знала, что планета, на которую я с горем пополам приземлилась, являлась небезопасной, но даже не представляла, что судьба сыграет со мной настолько злую шутку.
  Открыть глаза меня заставило чувство дискомфорта, мою левую руку в районе запястья жгло огнем. Как оказалось, я провела в беспамятстве больше суток, и за это время успела обзавестись новым украшением.
  - Все дыры космоса! - выругалась я, ошарашено взирая на незнакомый браслет на своей левой руке. - Неужели это то, о чем я думаю?!
  - Ты уже пришла в себя? - изумился лиловокожий гуманоид, который подполз на пятнистом хвосте к моей клетке. - Когда я нашел тебя в джунглях, то поначалу решил, что ты мертва, однако, присмотревшись внимательнее, был вынужден с удивлением констатировать тот факт, что ошибся. После такого сокрушительного падения, какое ты совершила, в живых не остаются, а ты, словно опровержение всех законов природы, осталась целой и невредимой, если не считать ссадины.
  Из его рта показался раздвоенный язык, и он окинул меня внимательным взглядом, если не сказать гастрономическим. Я поймала себя на мысли о том, что с ужасом вспоминала, не являются ли они каннибалами.
  - Можно сказать, что я выжила чудом.
  - На твоей руке был браслет, из чего я сделал вывод, что ты сбежала от своего хозяина. Беглый раб - это очень плохо, - со знанием дела произнес неприятный субъект. - Я снял твой ископаемый напульсник и взамен установил новую модель, самую надежную на данный момент. Она позволяет хозяину не только убить провинившегося невольника, но и заставить мучиться его от боли в качестве наказания. Это неимоверно дорогой браслет, и я очень надеюсь, что он окупится.
  Видимо, карма все-таки существовала, и теперь то, что я сотворила со своими подопытными, испытаю на самой себе. От нового украшения ничего хорошего ждать не приходилось, и я безысходно сползла обратно на землю.
  - Через несколько дней мы отправимся на рынок, и при определенной доли везения у тебя появится новый хозяин, - добавил гуманоид.
  Вскоре он просунул мне через специальное отверстие большой зеленый лист, полный какой-то странной еды, и сказал, чтобы я все съела. Внимательнее присмотревшись, я различила зажаренных жуков и червей, и меня едва не стошнило.
  - Я ни за что не буду это есть.
  - Если ты не станешь повиноваться, мне придется активировать браслет, и мне будет искренне жаль портить подобный диковинный товар, - неодобрительно покачал головой гуманоид. - За человекоподобных девушек очень хорошо платят, ведь в ваших системах запрещено рабство, и поймать вас неимоверно сложно. Но ты совсем тощая, за тебя много денег не дадут, и потому ты должна усердно питаться.
  После слов собеседника мой аппетит вовсе пропал без следа, и я эмоционально воскликнула:
  - В таком случае я лучше сдохну от голода!
  Торговец сердито поджал тонкие губы, и в следующее мгновение я почувствовала настоящую боль. Это было настолько кошмарно, что мои глаза надежно застлала белая пелена, и я перестала что-либо слышать. Когда агония прекратилась, я поняла, что все это время кричала, и ногтями поранила собственные руки до крови. Лиловокожий гуманоид недовольно поцокал языком и сказал нечто-то вроде "как же можно быть такой неаккуратной". Я с ненавистью сверлила взглядом того, кто стал моим личным возмездием, в то время как он обрабатывал мои ладони специальным антибактериальным средством.
  - Чтобы, когда я вернулся, твой обед был съеден, - приказал гуманоид. - Ты меня хорошо поняла?
  - Прекрасно, - сквозь зубы процедила я.
  Рабовладелец ушел, ворча себе под нос о том, что новая рабыня была слишком своенравной, в то время как я опустила взгляд на большой лист странной шестиугольной формы. К моему вящему ужасу мой плохо прожаренный обед успел расползтись в разные стороны. С отвращением подняв первого жука, я посмотрела на дергавшее лапками создание и решила, что, если выживу, обязательно стану вегетарианкой. Закрыв глаза, я захрустела едой, но все-таки не выдержала, и меня стошнило.
  Меня держали в тесной клетке, ни о каких личных удобствах не шло даже речи, и то, что я стала напоминать собой на четвертый день пребывания в лагере, являлось чрезвычайно жалким зрелищем. Моя порванная одежда была в разводах, лицо стало чумазым, а волосы превратились в унылые грязные пакли.
  Перед отбытием на рынок рабовладелец вознамерился придать мне товарный вид, в то время как я упрямо воспротивилась. Он заявил, что в противном случае отдаст меня на растерзание закрытым в соседнем загоне рабам мужского пола, и я нервно сглотнула, пытаясь вспомнить особенности способов размножения разных рас. Воображение услужливо нарисовало настолько яркие картины, что я без разговоров согласилась сделать перед отбытием все необходимые процедуры.
  Мы пробирались по джунглям в окружении лиловокожих гуманоидов с плазменным оружием в руках. Они постоянно ругались и поторапливали недружную цепочку рабов болезненными тычками. Когда мы дошли до красочного обрыва в огромнейшую пропасть, то я замерла от ужаса. Потому что на самом ее краю переминались с ног на ноги громадные разноцветные птицы со своеобразными сидениями на спине, на которых нам предстояло проделать дальнейший путь. Я настолько начала бояться высоты, что мысль о том, что мне предстоит лететь на мутировавшем подвиде попугая, заставляла мои лопатки покрываться мерзким холодным потом.
  В царившей суматохе я расширившимися от ужаса зрачками взирала на громадную птицу и не могла себя заставить сделать по направлению к ней хотя бы один шаг. Лиловокожий гуманоид начал ругаться, что я задерживаю остальных, но мои ноги словно приросли к земле. На повернутом в мою сторону лице пленника, который был родом из Земного Союза, на доли секунды проступила гримаса жалости, и в следующее мгновение мир перестал для меня существовать. Ослепнув от боли, я сжала зубы в тщетной попытке сдержать крик. Я не понимала, что происходит вокруг, и не заметила, как меня, словно мешок, перекинули на спину предназначенной для грузоперевозок птице, и мы воспарили над землей.
  Сильный ветер задувал во все прорехи в одежде, и я сидела верхом, намертво вцепившись в специальные держатели. Мы летели очень долго, и, когда я, наконец, ступила на землю, мое лицо имело нежно-зеленый цвет. С некоторых пор я стала ненавидеть летать и терпеть не могла чувство свободного падения, хотя раньше стихия воздуха была моей любимой.
  Рабовладельческий рынок был огромен, нестройные ряды уходили далеко за горизонт и вокруг стоял неприятный запах животного пота. Женщин поместили в общую клетку отдельно от мужчин, и я опустилась на грязный пол, не обращая внимания на проходивших мимо потенциальных покупателей. Моя рука была исколота в области вены, потому что торговцы живым товаром предпочитали одурманивать своих рабов. Таким образом невольники становились покорными и не доставляли лиловокожим гуманоидам лишних проблем.
  Мне это оказалось только на руку, однако доза, которую впрыснули в мою кровь, после того, как работорговцы обнаружили мою невосприимчивость к дурману, оказалась лошадиной. Они хотели сделать меня послушнее, и им это удалось. Мне стало глубоко наплевать на всех и вся, в голове воцарилась полнейшая апатия, и я спокойно сидела на вытоптанной земле, наблюдая за поднимавшейся от проходивших мимо ботинков пылью.
  Находясь в подобном состоянии, я думала, что хуже быть уже не могло априори, но я в очередной раз крупно ошиблась. Ближе к полудню, когда на головы рабов палило немилосердное красное солнце, напротив моей клетки остановились добротные кожаные сапоги. Они простояли на одном месте слишком долго, после чего, словно кошмар на яву, я услышала над свой головой до боли знакомый голос.
  - Сколько? - коротко спросил хозяин дорогой обуви, в то время как в моих жилах застыла кровь.
  Я резко подняла голову, и, несмотря на расползавшиеся перед глазами пятна, наивные сомнения в том, что перед моей клеткой стоял не Каерин, развеялись без следа.
  - Все дыры космоса, - находясь в шоке от подлой злокозненности судьбы, выдохнула я.
  - О, это очень редкий товар! - воодушевился работорговец. - К тому же, ее внешность чрезвычайно обманчива. Не смотря на то, что она ужасно бледная и худая, словно болезненный зародыш планктона, поверьте, для того, чтобы ее убить, необходимо очень хорошо постараться.
  - Откуда у вас подобные сведения? - недобро поинтересовался адмирал.
  Разговорчивый лиловокожий развеял подозрения Каерина в том, что со мной прескверно обращались, пересказав ему в красках историю моего пленения.
  - Пожалуйста, если вам знакома хотя бы малая толика сострадания, не продавайте меня ему, - мой голос предательски задрожал. - Ведь он настоящий монстр.
  - Ты даже не представляешь, насколько сейчас права, - зло переведя взгляд пронзительных бирюзовых глаз на меня, ответил Каерин.
  Рабовладелец между делом озвучил чрезвычайно высокую цену, но охваченный гневом ариец не обратил на него совершенно никакого внимания, всецело посвятив его моей скромной персоне.
  - Почему ты злишься, адмирал Акариен-тан? - подняла брови я.
  - Быть может, потому что все-таки нашел тебя, не смотря на законы бесконечной вселенной, или же потому что ты оказалась жива, не смотря на то, что земляне успели тебя похоронить, - процедил сквозь зубы имперец, каждое слово которому давалось с большим трудом. - Я молчу о том, что нужно было быть абсолютно безголовой для того, чтобы совершить безумный побег с земного корабля в данном неблагополучном районе. Один из дежурных пилотов судна, с которого ты имела поспешность бежать, зафиксировал повреждение твоей спасательной капсулы неизвестным объектом при входе в атмосферу. Ты рисковала своей жизнью, ввязывалась в смертельно опасные авантюры и, в конце концов, считаешься погибшей. А теперь ответь мне, Минам, когда ты уже, наконец, перестанешь совершать глупые поступки с суицидальными уклонами?
  Последние слова он буквально прорычал, подойдя вплотную к клетке, от чего я непроизвольно отшатнулась назад.
  - Неизвестным объектом? - переспросила я. - Меня атаковал находившийся на орбите этой захудалой планеты арийский корабль. Это твои подчиненные едва не отправили меня на тот свет, и из-за вас я начала бояться высоты настолько, что при одной только мысли о ней меня охватывает самая настоящая паника.
  - Минам, с твоей стороны было весьма опрометчиво сбегать от меня и вступать в конфликт с заведомо сильнейшим противником, - под стальными ладонями имперца прутья решетки начали сминаться, словно пластилиновые.
  - Ты не оставил мне другого выбора, Каерин.
  - Я больше тебе его не предоставлю, потому что ты малолетняя и, несмотря на все свои ученые знания, безмозглая землянка, из-за фокусов которой корабельный врач поставил мне не только диагноз "расстройство психики", но и "ишемическая болезнь сердца" в моем-то расцвете сил.
  - О том, что ты ненормальный, я тебе говорила и раньше.
  Конечно, я могла бы его пожалеть, но при взгляде на виновника всех моих бед мысли о сострадании испарялись в никуда.
  - Ты еще более сумасшедшая, раз ввязалась в эпохальную войну наперекор всем доводам рассудка. Мне интересно, Минам, как с тобой вообще могли заключить контракт на военную службу, если ты еще даже не достигла совершеннолетия?!
  - Мне в этом деле любезно помог сэр Льюис.
  - Это случайно не тот капитан, который низким шантажом вынудил меня покинуть пределы системы и спас сотни шпионских кораблей с рассекреченной нами базы? Должен сказать, что он не понравился мне с самого первого взгляда.
  - Что ты с ним сделал, Каерин? - насторожилась я.
  - Неужели тебя интересует судьба пронырливого, беспринципного пройдохи, который несколькими днями ранее держал окровавленный нож у твоей шеи? - заломил бровь ариец.
  - Пожалуйста, ответь, он хотя бы жив? - нервно сглотнула я, помня о том, насколько серьезным вирусом заразила капитана.
  Собеседник несколько долгих мгновений смотрел мне в глаза, силясь понять мою непоследовательную логику, после чего недовольно ответил:
  - Так же, как и остальные члены команды, он находится под стражей на имперском корабле. После они будут сосланы в концентрационный лагерь на одну из удаленных колоний империи, и то ужасное, что с ними произойдет дальше, уже не будет входить в мою компетенцию.
  - Ты стал очень жестоким, Каерин, - произнесла я, стараясь не думать над тем, какой кошмар ожидал моих сослуживцев.
  - Это ты сделала меня таким. Ты заставила меня узнать о боли много нового, и даже без ран и кровопотерь у меня болит сердце настолько, что появляется непреодолимое желание его попросту вырвать из груди и выбросить.
  - Когда я затевала этот проклятый эксперимент, то хотела дать второй шанс тому, кто этого действительно заслуживал!
  - Минам, не говори ерунды! Тобой двигало совершенно не желание кому-либо помочь, а исключительно голый научный интерес, ведь ты не представляешь свою жизнь без опасных и безрассудных опытов!
  - Я потратила на него колоссальное количество времени, сил и собственное здоровье, а в результате ты уничтожаешь все вокруг себя! - я схватилась в отчаянии за голову. - Ты убиваешь меня, Каерин! Своими лицемерными словами, страшными поступками ты сводишь меня прямиком в могилу.
  - Ты это прекрасно делаешь без меня! - вызверился ариец. - Оглянись кругом, Минам, куда привели тебя твои отчаянные действия?! Сейчас ты сидишь в клетке, грязная, худющая и с влажными дорожками от слез на щеках.
  Я спрятала лицо в волосы, не желая демонстрировать собеседнику свою слабость, и поджала губы:
  - Если в тебе осталась хотя бы капля человечности, Каерин, пожалуйста, прекрати на меня кричать.
  - Ты услышишь каждое мое слово, Минам, и я буду говорить до тех пор, пока ты меня не поймешь. Потому что, в отличие от других, я не могу бесстрастно смотреть на то, как ты наплевательским отношением уничтожаешь свою же собственную жизнь.
  - Почему моя жизнь важна для тебя?
  - Потому что ты стала моим неимоверно тяжелым наркотиком, Минам. Я буквально дышу тобой, и, если ты погибнешь, я задохнусь от нехватки кислорода, даже если по данным приборов его будет предостаточно, - негромко ответил Каерин, но я отчетливо услышала каждое его слово.
  На меня никто никогда не смотрел так, как делал это он, словно я была центром его личной вселенной, но я только грустно усмехнулась в ответ.
  - Столь необычным образом, в виде параноидальной зависимости, на тебя действует измененный код ДНК, Каерин. Если ты вернешь мои записи, я исправлю то, что с тобой сделала, и ты сможешь вздохнуть свободно.
  - Мне интересно, Минам, ты сама веришь в то, что говоришь?
  - То есть мои разработки ты отдавать мне не собираешься?
  - Ни за что, - коротко ответил мужчина.
  - Твое упрямство поражает меня в самое сердце! Как ты не можешь понять, что для всех было бы лучше, если бы мы с тобой были незнакомы.
  - Лучше для кого, Минам? Для всех, кроме меня, трупа, выброшенного землянами на нижние ярусы? - зло ответил имперец и глубоко вздохнул, пытаясь успокоить свои расшатавшиеся нервы. - Мы обязательно вернемся к этой теме позже, а теперь поднимайся с грязной земли, мы отравляемся на корабль.
  - Наверное, между нами возникло некоторое недопонимание, Каерин, потому что я с тобой никуда идти не собираюсь и, более того, лучше умру, чем сдвинусь с места хотя бы на миллиметр.
  - Ты сейчас не в том положении, сладкая, чтобы диктовать свои условия.
  - Решил вступить в законные права рабовладельца? - зло воскликнула я.
  - Минам, не тебе обвинять меня в тотальном контроле над другим живым существом, - недобро ответил мой бывший подопытный.
  - То, что ты станешь моим полноправным хозяином, не могло присниться мне даже в самом страшном кошмаре, - в ужасе произнесла я.
  - Минам, клянусь, что я тебя пальцем не трону и буду сдувать пылинки с твоих восхитительных бирюзовых волос, - вполне убедительно соврал ариец.
  - То есть тот факт, что ты едва меня не задушил своими собственными руками, в расчет не принимается? - иронично отозвалась я, глядя на мужчину из-под длинной челки. - Не давай обещаний, которых ты не в состоянии сдержать, Каерин!
  - Тот поступок, который ты совершила, был чудовищен по своему содержанию, - тяжело вздохнул собеседник. - Но подобного больше не повторится, Минам, потому что с тех пор я был вынужден в корне пересмотреть свои жизненные приоритеты.
  - Твои сослуживцы остались живы? - поинтересовалась я, не смотря на то, что знала ответ.
  - Да, высококвалифицированные имперские врачи смогли их спасти, хотя им пришлось побороться за их жизни. Но ты не промахнулась, Минам, а, наоборот, проявила поразительную меткость, потому что у каждого из них выстрелы прошли буквально в миллиметрах от жизненно важных органов.
  - Мне их совершенно не жаль, потому что те, кто отдавал приказы об уничтожении мирного населения, в полной мере заслуживают наказания.
  - Прошу, прости за то, что мы пытаемся предотвратить гибель нашей планеты и стремимся спасти многомиллиардный народ от вымирания.
  - Пусть вас прощают ваши имперские Боги, а я этого делать не собираюсь, - зло ответила я.
  - Боги назначают грешникам наказание, и мне интересно, какой приговор ты бы вынесла мне?
  - Может быть, казнь? Нет, это слишком лояльно. Пожизненное заключение? Скучно и неинтересно. К ужасным мукам я тоже не могу тебя приговорить, потому что являюсь врачом и давала клятву Гиппократу. Я не могу придумать тебе достойного наказания, Каерин, потому как издеваться над людьми исключительно твоя прерогатива.
  - Минам, я пытаюсь с тобой договориться по-хорошему, но ты ведь упряма, как стадо твердоголовых баранов! Своим отвратительным поведением ты буквально вынуждаешь меня совершать низменные поступки, - поджал губы ариец.
  - Надеюсь, что ты меня услышал.
  Не стесняясь в выражениях, я пожелала имперцу от самого сердца, чтобы он катился на задворки галактики короткими перелетами, и не возвращался оттуда до тех пор, пока расширение вселенной не сменится на сжатие, и она не коллапсирует, в конце концов схлопываясь в сингулярность.
  - Минам, я хочу, чтобы ты знала: все, что я делаю, исключительно для твоего блага.
  Сзади в мою шею неожиданно было вколото снотворное, и я сказала принявшемуся расплываться перед глазами арийцу то, что он заслуживал в полной мере:
  - Подлый мерзавец.
  - Твердолобая психопатка, - не остался в долгу собеседник.
  - Ненавижу... - прошептала я.
  - Главное - живи, Минам, а любить не обязательно, - услышала я последние слова адмирала перед тем, как благополучно отключиться.
  Мрак гостеприимно принял меня в свои радушные объятья, и покидать его у меня совершенно никакого желания не было. Сны были приторно сладкими, они завораживали своим неземным волшебством, в то время как реальность была больше всего похожа на сцену из фильма ужасов.
  Я долго просыпалась, балансируя на тонкой грани между сном и явью. Первым, что я увидела, когда пришла в себя, была полупрозрачная крышка реабилитационной капсулы. Подобные механизмы использовались в медицине для восстановления организма после сложного хирургического вмешательства, в том числе очистки крови. Когда я осознала то, что в моих венах не осталось ни единого грамма наркотиков, которыми пичкали меня работорговцы, то у меня от ужаса зашевелились волосы на голове. Какой идиот додумался засунуть меня в этот дурацкий, являвшийся смертельно опасным для моего изувеченного организма, саркафаг?
  Резко распахнув дверцы, я поспешила покинуть капсулу, но неуклюже зацепилась ногой за край и с грохотом приземлилась на пол. Мой возмущенный взгляд наткнулся на рогатого гуманоида в белом халате, который, в свою очередь, с любопытством юного натуралиста взирал на меня немигающими глазами с тремя зрачками.
  - Поздравляю с успешным выздоровлением, - вежливо произнес он.
  - Своим "лечением" вы меня едва не отправили в мир иной, - недружелюбно ответила я светилу имперской науки.
  - Состояние, в котором вас доставили сюда, было катастрофическим, и вы бы действительно отправились на небеса, если бы не мое своевременное вмешательство.
  - Уверяю, что ваше вмешательство было совершенно излишним, - ответила я, облокотившись о стену, потому что мне было тяжело даже стоять. - Как долго я находилась в восстанавливающей капсуле?
  - Около шести часов, - сверился с электронным хронометром мужчина. - За это время все ваши жизненные показатели пришли в норму, биоритмы восстановились, и анализ крови не выявил совершенно никаких отклонений от нормы. В подобном состоянии вам можно идти хоть в пилоты космических судов.
  - Ядерный атом! - после услышанного у меня не осталось ни единого цензурного слова.
  То, что мой новый знакомый не заметил каких-либо отклонений в моем организме, меня не удивило. С моей кровью все было в полном порядке, проблема скрывалась в самой генной карте, и без специальных исследований обнаружить ее было невозможно.
  - Должен признать, что у вас очень странная реакция на пережитый стресс, - нахмурился инопланетянин. - Мы уже покинули пределы неблагополучной системы, в которой вас держали в плену, и вы должны знать, что на нашем корабле находитесь в полной безопасности. Вам совершенно нечего опасаться.
  - В данном случае бояться следует совершенно не мне.
  Запоздало опустив взгляд вниз, я обнаружила, что на мне вместо привычной одежды был незнакомый стерильный балахон.
  - Надеюсь, что меня переодевала медсестра? - подозрительно уточнила я, греша на невыносимого арийца.
  - Да, - гуманоид позволил себе весьма пренебрежительный тон. - Те лохмотья, в которых вас доставили сюда, восстановлению больше не подлежали, и я принял решение об их утилизации.
  - В таком случае мне срочно нужна новая одежда!
  - Но я вас еще не выписывал, - сдвинул пепельные брови рогатый. - Вам еще предстоит пройти курс дополнительной терапии, который необходим для адаптации к новым условиям обитания.
  - О каких новых условиях обитания вы сейчас говорите? - не поняла я.
  Набирая задачи на трехмерной панели управления, собеседник пояснил:
  - Как сообщил мне адмирал, конечная цель вашего путешествия - одна из закрытых планет класса А. Ввиду того, что местная био- флора и фауна очень сильно отличается от земной, необходимо провести предупреждающие мероприятия для того, чтобы ваша адаптация прошла гладко.
  - Какая именно из закрытых планет класса А меня ожидает? - не питая особых иллюзий на счет того, что ответ мне понравится, спросила я.
  - Ее название Изида-357, - слова мужчины прозвучали как приговор.
  Эта была небезызвестная планета с тоталитарным режимом, которую, благодаря ее природным особенностям и своеобразному рельефу, на просторах вселенной в шутку прозвали тюрьмой, из которой невозможно сбежать. Поговаривали, что женщины на ней были совершенно бесправны, и ходили неизменно в паранджах длиной до самых пят. Для женского населения карьера была за гранью фантастики, и на ее поверхности о моем блестящем научном будущем пришлось бы забыть, как о страшном сне. Перспектива оказаться в данном уголке вселенной ввергла меня в ужас, летящий на крыльях ночи.
  - А где сейчас находится адмирал Акариен-тан? - осторожно уточнила я, в экстренном темпе ища возможные пути отступления.
  - Насколько мне известно, он находится на внеплановых переговорах с представителями зеленой расы.
  - Неужели в вашем с ними плодотворном сотрудничестве возникли некоторые разногласия? - не удержалась от иронии в голосе я.
  Данный факт меня совершенно не удивил, потому что предательство арийцев было неизбежным так же, как падение метеоритов.
  - Зеленые утверждают, что Империя обманом вынудила их участвовать в конфликте с Земным союзом и отказывается отдавать в качестве репарации уже завоеванные колонии. Мирная раса взбунтовалась и теперь грозит войной. Никогда бы раньше не подумал, что эти безобидные боязливые создания способны бросить вызов Империи.
  - Лично я прекрасно понимаю зеленых, которые хотят уничтожить осточертелую арийскую нацию и тем самым сделать этот мир лучше.
  - Зеленой расе не под силу противостоять мощи великой Империи, и слышать подобное от вас, - окинул он мою тщедушную фигурку красноречивым взглядом. - Более чем смешно.
  - У меня на родине ходит очень мудрая поговорка: смеется тот, кто смеется последним.
  Оттолкнувшись от стены, я, пошатываясь, направилась к выходу, в то время как на лице собеседника улыбка сошла на нет.
  - Вам категорически запрещено покидать пределы медицинского помещения, - заявил собеседник. - Данный приказ был отдан перед отбытием лично адмиралом Акариен-таном. Он также предупредил меня о том, что вами может быть оказано сопротивление, что меня сильно удивило, особенно, учитывая то плачевное состояние, в котором вас сюда доставили. Но теперь я, кажется, понимаю, что он имел в виду.
  - Лучше уйдите с дороги, если не хотите, чтобы я вас покалечила, - пригрозила я рогатому мужчине в белом халате.
  Врач нажал на несколько кнопок на сенсорной панели, после чего полупрозрачный силовой купол закрыл все возможные пути выхода.
  - Вы ведь на этом корабле не по своей воле, не так ли? - догадался собеседник. - Адмирал вас спас из лап работорговцев, неужели для вас было бы предпочтительнее остаться на неблагополучной планете под контролем лиловокожих, чем в безопасном, тщательно охраняемом месте?
  - Для меня было бы предпочтительнее многое! Откройте двери, потому что мне совершенно нечего терять!
  - У вас очень своеобразное чувство юмора, - поджал губы собеседник. - Мало того, что вы являетесь хрупким земным созданием, но еще и я принадлежу к одной из наиболее физически развитых рас во вселенной. Мы находимся в неравных весовых категориях, так что я не советовал бы вам вступать со мной в конфликт.
  Насколько мне было известно, его сородичи были очень агрессивны и имели дурную репутацию на просторах вселенной. Они скорее калечили, чем лечили, и поэтому было неожиданно видеть его в роли врача, однако это меня не остановило. После принудительного лечения в саркофаге я стала омерзительно здоровой, настолько чистокровной я была лишь в далеком младенческом возрасте. Нехватка наркотиков играла со мной злую шутку, и я плохо соображала, что творила. Во мне закипала ярость, и, в конце концов, она одержала верх.
  - В медицинском университете мы изучали вашу расу, и она действительно сильнее большинства гуманоидов, в том числе и людей. Но, если мне не изменяет память, у вас есть одна маленькая слабость. На вашей родной планете, которую люди за глаза прозвали взаправдашним Адом, чрезвычайно жаркий климат, и лютый холод для вас подобен смерти.
  Температура в помещении резко снизилась на несколько десятков градусов, и изо рта побледневшего гуманоида вылетел клубок пара. Даже когда искусственный интеллект круглые сутки поддерживал на борту корабля оптимальную температуру, на шее рогатого мужчины красовался небрежно уложенный шарф, и обут он был в сапоги с высоким голенищем. Непереносимость холода была заложена у них на генном уровне, и поэтому то, что я сделала, стало для гуманоида очень неприятным сюрпризом.
  - В климатических механизмах произошел непредвиденный сбой, необходимо срочно вызвать наладчиков, чтобы устранить неисправность! - тщательно сдерживая панику, воскликнул собеседник.
  Он попытался выйти на внешнюю связь, но покрывшаяся инеем приборная панель не подавала совершенно никаких признаков жизни.
  - Специалисты не обнаружат никаких проблем, потому что все механизмы работаю исправно.
  - В таком случае, что здесь происходит?!
  - Мне так холодно, - обхватила я себя руками. - Лютый мороз пробирает до самых костей и леденит в венах кровь, и мне с каждой минутой становится труднее его сдерживать. Ваша раса очень развита в физическом плане, но природа сделала вас совершенно беззащитными перед лицом стихий. Если вы не выпустите меня из этой комнаты, то вас постигнет самая страшная участь для вашего народа. Ваше тело покроется ледяной коркой, и вы замерзнете до смерти.
  - То, о чем вы говорите, невозможно! Ни одно существо гуманоидного вида не способно управлять температурой, тем более слабые земляне!
  - Ваше упрямство меня поражает.
  Воздух стал белым от снежной крошки, и рогатый гуманоид попытался меня убить не смотря на то, что несколькими минутами ранее спасал. Из-за охватившей паники его движения стали беспорядочными, и поэтому мне успешно удавалось уклоняться от сокрушительных ударов. Оказавшись за спиной гуманоида, я вцепилась в него ледяными ладошками, после чего он вздрогнул всем телом и упал на колени. Его раса была по-настоящему очень сильной, потому что доктор, несмотря на мои усилия, нашел в себе силы совершить коварный прием. Он неожиданно схватил меня за лодыжки, земля ушла у меня из-под ног, и через секунду я уже оказалась лежавшей у противоположной стены. Окунувшись, словно в темную прорубь, от удара головой, я благополучно потеряла сознание. Когда я пришла в себя, то уже находилась в специальной медицинской камере для заключенных за усиленным силовым полем.
  Мне было чрезвычайно плохо, все мои мысли занимало маниакальное желание очередной дозы наркотиков, и я на самом деле думала, что умру. Давешний врач подключил ко мне всевозможные аппараты, чтобы поддерживать в моем теле жизнь. Заметив то, что я пришла в сознание, рогатый мужчина отвлекся от анализа моей крови и окинул меня новым, совершенно другим взглядом.
  - Паршиво выглядишь, доктор, - хрипло произнесла я, рассматривая бледного мужчину через пуленепробиваемое стекло.
  - Должен признать, что я совершил большую ошибку, не приняв всерьез слова Каерина о том, что ты представляешь опасность. Но теперь я в полной мере осознал свою оплошность и потому перевел тебя в лазарет для военных преступников.
  - Есть ли имя у несостоявшегося трупа?
  - Меня зовут Юн-Джин. Я хочу, чтобы ты объяснила мне, Минам, что случилось в медотсеке, потому что сбой в системе климат-контроля помещения был неожиданным и совершенно нетипичным.
  - Если ты считаешь, что в программе климат-контроля произошел непредвиденный сбой, то, в таком случае, я являюсь в принципе ошибкой природы, - позволила я себе усмешку. - Неужели ты не осведомлен о том, кто именно спас жизнь Каерину на территории Земного Союза и сделал таким, какой он сейчас?
  - Мы не единожды проводили с ним разноплановые эксперименты, и я могу сказать, что Каерину не под силу настолько кардинально изменять температуру. Максимум, который ему подвластен, это вариация в несколько градусов, - не стал спорить Юн-Джин. - То, что ты с ним сделала, было очень опасно, но, с другой стороны, совершенно гениально. Жаль, что мне не удалось разобраться во всех деталях проведенного тобой эксперимента.
  - Уверена, что адмирал приставил тебя ко мне не случайно, наверняка из штата медицинского персонала ты принадлежишь к наиболее физически развитой расе.
  - В очередной раз убеждаюсь в предусмотрительности Каерина и его способности предвидеть будущее. Недаром за весь ход военной компании наш корабль не потерпел ни единого поражения, - с плохо скрываемой гордостью за руководителя ответил Юн-Джин.
  - Все когда-либо бывает впервые, - философски ответила я.
  - Тебе не стоит идти против воли нашего жестокосердечного командира, и я не пытаюсь тебя запугать, Минам, лишь говорю так, как будет лучше в первую очередь для тебя. Адмирал имеет определенную славу в военных кругах, и спорить с ним не решаются даже некоторые высокопоставленные лица. Если хочешь остаться живой и невредимой, не выводи Каерина из себя и сделай то, что он от тебя хочет.
  - Никогда, вы слышите? Я буду бороться до самого последнего вздоха.
  - Что ты можешь противопоставить адмиралу самого мощного флота во вселенной, девочка? - усомнился в моей адекватности рогатый мужчина. - Свои амбиции? Или искусственную снежную бурю? Я видел его в сражениях не раз, физически он намного сильнее любого из известных мне существ.
  - Но он меня убивает, - прошептала я, закрыв болезненные глаза. - Какая разница, умру я сейчас или несколькими днями позже? Конец неизбежен, а время начинает терять всякий смысл.
  - Дура, - грубо сказал Юн-Джин. - В первый раз за свою практику сталкиваюсь с тем, чтобы пациент не боролся за свою жизнь, а, наоборот, ее старательно уничтожал.
  - Моя жизнь? - переспросила я, чувствуя, как внутри скручиваются все мои органы. - Это лишь то, что от нее осталось.
  Когда гуманоид принес поднос с плотным обедом, я находилась в сильнейшей депрессии. Я заявила о том, что объявляю голодовку, и отправила принесенный поднос с едой в красивый полет через всю комнату. Разгневанный врач скрипнул заостренными зубами и недобро прорычал в ответ:
  - Адмирал Акариен-тан приказал следить за тем, чтобы ты находилась в комфортных условиях и правильно питалась, и я обязан выполнить данное распоряжение, не смотря на твое сопротивление.
  - Неужели медицинскую камеру для отъявленных заключенных хотя бы с натяжкой можно назвать комфортабельной? - язвительно поинтересовалась я.
  - Ты представляешь серьезною опасность для окружающих, и своим сумасшедшим поведением сама спровоцировала помещение в изоляцию.
  - Двуличный эскулап, эта лаборатория не что иное, как камера пыток!
  - Ввиду твоего отказа принимать пищу самостоятельно я вынужден прибегнуть к крайним мерам, Минам, и действовать насильно, - предупредил Юн-Джин, и неприличный жест на моей руке послужил ему наиболее красноречивым ответом.
  В следующий момент все мои конечности надежно зафиксировали жгуты, и мужчина попытался присоединить ко мне специальный медицинский аппарат на дистанционном управлении. Я не сдержала гнев, и механизм взорвался, вследствие чего оплавленные детали картинно разбросало по всей камере. Юн-Джин не осмелился зайти ко мне в комнату, лишь нажал быстро несколько электронных клавиш, и в мою шею было экстренно вколото успокоительное.
  Находясь между сном и явью и путая одно с другим, я обессилено лежала на медицинском орудии пыток и терпеливо ждала развязки. Мне было плохо, мое состояние, несмотря на ухищрения медика, медленно и неизменно ухудшалось, что вводило рогатого мужчину в панику.
  - Что с тобой происходит? - схватился за голову врач.
  - Пожалуйста, Юн-Джин, помоги мне, я знаю, что тебе по силам это сделать, - бросила я умоляющий взгляд на мужчину.
  Сделав подробный анализ моей крови, он узнал, что я ранее злоупотребляла сильнодействующими препаратами, однако облегчение моих страданий в его планы не входило.
  - Я не могу совершить то, о чем ты меня просишь, потому что это противоречит самой врачебной этике, Минам, - категорично заявил собеседник, и с его словами умерла последняя надежда. - Почему, несмотря на многочисленные восстанавливающие мероприятия, твое состояние не стабилизируется? Я перепробовал уже все возможные средства и вынужден признать, что не знаю, чем тебе еще можно помочь.
  - Предоставь мне тишину, это будет достаточным проявлением заботы с твоей стороны, -зло выдохнула я.
  - Я не позволю тебе умереть, Минам, ведь в противном случае Каерин расчленит меня самого на сотню маленьких кусочков.
  - Свято уповаю на то, что ему все-таки удастся сделать то, что не получилось у меня.
  - Я ни в коей мере не хочу преувеличивать свои возможности, но мои пациенты очень редко умирают, лишь в тех случаях, когда помочь им не под силу даже высшей силе!
  - Как мне неимоверно повезло попасть в руки столь талантливого и перспективного врача современности! - язвительно воскликнула я. - Если тебя интересует мое мнение, ты не врач, а изверг, Юн-Джин, и то, что ты делаешь, больше напоминает антигуманную форму казни, чем лечение!
  - Я вспомнил о нетрадиционном способе исцеления одного племени с окраины вселенной, которое тебе обязано помочь! - воодушевленно воскликнул гуманоид.
  - Ты делаешь последние мгновения моей жизни просто невыносимыми.
  - Это очень любопытный метод, в основе которого лежит использование специальных моллюсков, обитающих на одной из недавно открытых планет, - начал увлеченно рассказывать собеседник. - Они вживляются в тело теплокровного пациента и вследствие жизнедеятельности улучшают циркуляцию крови, уничтожают чужеродные микроорганизмы и многое другое. Говорят, что с моллюсками в крови могут полноценно жить даже существа со смертельными ранениями. У меня как раз есть парочка таких волшебных созданий, и сейчас самое время, чтобы их опробовать.
  Юн-Джин достал на свет стекляную капсулу, всмотревшись в беспокойных полупрозрачных созданий с длинными тонкими щупальцами, которые бесновались в ней. Мои глаза округлились от шока, когда я поняла, что именно собирался со мной сделать сумасбродный медик, и гневно воскликнула:
  - Ни за что!
  - Минам, пожалуйста, успокойся, это для твоей же пользы. Конечно, при их вживлении ты почувствуешь некоторый дискомфорт, но эти милые создания помогут тебе выздороветь.
  - Я не хочу, чтобы во мне плавали какие-то мерзкие сороконожки! - я была близка к истерике.
  Не дожидаясь продолжения разрушений, Юн-Джин оперативно нажал на трехмерные кнопки, и в меня снова был введен какой-то препарат. После него я уже со странной заторможенной реакцией наблюдала за тем, как ко мне механизированные руки приблизили ампулы со злосчастными моллюсками. Медик вколол в меня настолько сильный транквилизатор, что я не могла ни пошевелиться, ни даже открыть рот, дабы выразить маломальский протест. В следующее мгновение мерзкие создания с длинными конечностями сквозь ноздри попали в мой организм, и я бы закричала от боли, если бы только смогла это сделать. Юн-Джин нагло соврал, сказав, что при вживлении моллюсков я почувствую легкий дискомфорт, на самом деле пытка была адской.
  
  
  
  9
  Первым делом по возвращении на сверхсовременный корабль адмирал заглянул в медицинский отсек и, никого не обнаружив в лаборатории, сразу же заподозрил худшее. Узнав о произошедшем сбое в системе климат-контроля данного помещения, Каерин, не сдерживая эмоций, ударил кулаком по стене, оставив в ней поразившую воображение подчиненных вмятину. Когда адмирал пожаловал в одну из медицинских камер для наиболее опасных преступников, то и вовсе оказался взбешен.
  - Что здесь происходит?! Я ведь давал чрезвычайно четкие указания по поводу Минам, почему она сейчас лежит без сознания связанная в камере для заключенных?
  Собеседник, по совместительству являвшийся другом адмирала, попытался оправдаться:
  - Она меня едва не убила, Каерин, и, хочу заметить, что сделать это ей было бы легче, чем подхватить вирус ветряной лихорадки в зараженной равнинной местности!
  - Неужели ты, в одиночку способный выстоять против сотни человек, не смог справиться с одной несовершеннолетней девчонкой?
  - Девчонкой? - саркастично переспросил собеседник. - Она не ребенок, Каерин, а самый настоящий неподконтрольный монстр!
  - Я ее сейчас же забираю отсюда, - сжав переносицу двумя пальцами, решительно проговорил адмирал.
  - Но Минам слишком слаба, ей категорически необходим покой, не говоря уже о том, что, в связи с отказом от приема пищи, ее организму для функционирования требуются постоянное искусственное вмешательство.
  - Что она сделала? - неверяще переспросил Каерин.
  - Она в самой резкой форме объявила голодовку, отказавшись как от приема еды, так и воды, в то время как люди с Земли, по данным исследований, умирают от обезвоживания в течение одной недели, - поджал губы собеседник и нервно вздрогнул, когда заметил сжавшиеся ладони разозленного адмирала.
  - Сейчас же открой доступ к камере и сними с нее эти чертовы фиксирующие ремни, Юн-Джин, на этом корабле она гость, а не смертница! - непререкаемым тоном произнес главнокомандующий, не сводя взгляда с тонкой фигуры, сплошь обмотанной сдерживающими жгутами, которая словно тонула в белизне.
  - Я бы категорически не советовал тебе ее освобождать.
  - Это прямой приказ, Юн-Джин, выполняй.
  Подчиненный поднял руки вверх, признавая полное бессилие, и разблокировал пуленепробиваемую прозрачную дверь.
  - Без еды и питья в подобном состоянии, в котором она находится сейчас, Минам не проживет и суток, - предупредил Юн-Джин.
  - Я заставлю это невыносимое создание съесть весь ужин до самой последней крошки, - тяжело выдохнул собеседник. - Даже если она возненавидит меня за методы, к которым мне придется прибегнуть, чтобы достигнуть желаемое, я все равно не позволю ей сделать то, что она задумала.
  - Почему ты не снял с ее руки подчиняющий браслет, Каерин, ведь в нашей системе рабство незаконно? - поинтересовался доктор у того, кто ранее являлся ярым противником нелегальной торговли живым товаром.
  - Это очень сложная модель, которая появилась на рынке совсем недавно, и ее деактивация затруднительна.
  - Разве дело только в этом?
  - Ты был решительно прав, когда сказал, что Минам совершенно неподконтрольна, и браслет является страховкой тому, что она не станет делать глупостей.
  - Твои слова звучат очень эгоистично и бесчеловечно, - укоризненно заметил Юн-Джин.
  - Когда я вспоминаю о том, что являюсь чудовищем, то все сразу же становится на свои места.
  Время близилось к ночи космических нормосуток, и адмирал с завернутой в невыносимо белую ткань ношей направился в одну из пустующих кают. В его голове роилось множество мыслей, но объединяло их то, что все они были, так или иначе, связаны с одним маленьким хрупким существом, которого он с каждым мгновением сильнее сжимал в своих объятьях. Мужчину обуревали злость на насмешку судьбы, что перевернула его мировоззрение с ног на голову, на собственное бессилие и на то самое создание, которое делало его жизнь совершенно невыносимой.
  Я проснулась от того, что мою щеку кто-то гладил, и замерла, словно кролик перед удавом, стоило моему взгляду сфокусироваться на склонившемся надо мной мужчине.
  - Неужели я попала в Ад? - спросила я слабым голосом у своего персонального мучителя.
  - Стоило тебя оставить лишь на несколько часов одну, как ты едва не убила оказывавшего тебе помощь врача, разнесла в хлам несколько оборудованных медицинских помещений и сама предприняла весьма талантливую попытку самоубийства, - раздраженно произнес Каерин.
  - Твой высокопрофессиональный врач едва не отправил меня на тот свет самостоятельно, и тому, что я все еще жива, нужно быть благодарной не лечившему меня эскулапу, а моему организму, живучему, как мадагаскарский таракан, - вызверилась я.
  - Почему ты отказалась от еды, Минам? - спросил адмирал в опасной близости от моего лица, в то время как смотреть в его глаза у меня совершенно не было сил.
  - Ты прекрасно знаешь ответ сам.
  - Наша медицина по праву считается наиболее прогрессивной на всех просторах изученной вселенной, и я уверен, что нашим специалистам по силам вылечить тебя от наркотической зависимости.
  - Второго такого лечения я могу уже не пережить!
  - Ты ведь не рассказала Юн-Джину об этой своей милой маленькой особенности, не так ли? - картинно поднял бровь Каерин.
  - Он был осведомлен об этом после детального анализа моей крови, и, хочу заметить, что во время лечения Юн-Джин не дал мне не то, чтобы минимальной дозы, а даже обезболивающего! - разгневанно воскликнула я.
  - На этот счет им были получены особые указания, которые я предусмотрительно дал ему перед своим отлетом, - проговорил ужасный адмирал.
  - Зачем ты меня мучаешь, Каерин? Неужели это доставляет тебе особое садистское удовольствие?
  - Не делай из меня монстра хуже, чем я есть на самом деле. Я лишь пытаюсь спасти тебя от самой себя, ведь то, что ты сделала со своим телом - просто чудовищно.
  - Каерин, я повторяю тебе в десятый раз, что все твои попытки вылечить меня бесполезны, и от твоей помощи мне становится только хуже! Если ты не остановишься, то, в конце концов, действительно убьешь меня!
  Только когда мощные руки имперца оказались по обе стороны от моего головы, сминавшими ткань, я запоздало вспомнила о том, кого именно имела неосторожность вывести из себя. При желании светловолосый мужчина с нереальными бирюзовыми глазами мог порвать меня, как куклу, голыми руками, и все мои сверхъестественные способности оказались бы бесполезны.
  Большим усилием воли, которое читалось на его волевом лице, Каерин разжал руки и поднялся с кровати, и после того, как он оказался в отдалении, я поняла, что от страха боялась даже вздохнуть. Имперец сложил руки на широкой груди и хорошо поставленным голосом, которым привык раздавать команды многочисленным подчиненным, произнес:
  - Я хочу, чтобы ты нормально поела, Минам, и, надеюсь, что мои слова не будут расценены тобой как банальная просьба, - словно волшебник из страны Оз, мой бывший подопытный поставил передо мной большой поднос, заставленный тарелками, и принялся расхваливать их содержимое. - Это очень вкусное блюдо, которое готовится из настоящих перепелов с добавлением чечевицы, которое имеет просто изумительный аромат и будто тает во рту.
  Взглянув на собеседника исподлобья и желая как можно быстрее прекратить этот фарс, я коротко ответила безапелляционным тоном:
  - Нет.
  - Минам, прекрати, наконец, спорить с каждым моим словом, словно тяжелый подросток со своими родителями, и хотя бы раз сделай так, как я тебе говорю!
  - Твои фантастические желания находятся за гранью моего понимания!
  - Лучше не зли меня, сладкая, потому что моя вторая ипостась в гневе тебе, вероятнее всего, очень сильно не понравится, - опустился до элементарных угроз ариец.
  - Заставь меня, Каерин! - вышла я из себя. - Для этого у тебя есть широкие возможности рабского браслета, давай же, активируй его!
  - Я обещал, что не буду этого делать, и никогда не причиню тебе вреда.
  - Еще больше боли я уже не вытерплю, для одного маленького человека это слишком много.
  Мужчина, не знавший, как со мной совладать, присел рядом на корточки и положил ладонь на мою руку, которую я сразу же выдернула из его захвата.
  - Минам, пожалуйста, сделай то, что я от тебя прошу, - почти шепотом произнес мой бывший подопытный.
  - Твои просьбы так похожи на приказы, - тихо ответила я, в то время как во мне бурлили эмоции, и одинокая слеза скатилась с уголка глаза.
  - Не заставляй меня демонстрировать свою силу и проявлять грубость, ведь ты прекрасно знаешь о моих способностях, и упрямиться с твоей стороны более чем неразумно.
  - Да, я знаю это лучше всех, - эхом откликнулась я.
  - В таком случае давай прекратим этот бессмысленный разговор, и ты сделаешь то, что я от тебя хочу, - вынес свое предложение ариец, у которого в связи с его работой был впечатляющий опыт в переговорах.
  Боясь того, что словесные препирательства перейдут в насилие, я зло блеснула глазами на собеседника:
  - Хорошо, Каерин, я буду молчать, потому что, когда я говорю, ты меня не слышишь.
  Под испепеляющим взором мужчины я взяла в дрожавшую руку вилку и, вяло поковырявшись в тарелке, с омерзением проглотила лист салата.
  - Минам, должен признать, что заставить тебя поесть оказалось сложнее, чем выстоять перед разгневанным военным советом в полном составе, а хуже этого мало что можно себе представить, - устало запустил руку в волосы ариец.
  Чтобы не мешать мне назойливым вниманием, Каерин опустился неподалеку в удобное мягкое кресло и запустил голограмму. Призрачная зеленокожая девушка принялась рассказывать о теракте, который произошел на другом конце космоса на планете с просто непроизносимым названием. Ариец внимательно смотрел межгалактические новости, в то время как все мои мысли занимал нескончаемый гадкий ужин.
  От очередной ложки супа, за одно изготовление которого чудо-повара хотелось с особой жестокостью утопить в нем же, меня отвлек короткий сигнал. Каерин открыл входную дверь, за которой оказался невысокий молодой паренек в форменной одежде стального цвета. Он был сильно взволнован, и потому его последовавшая речь была переполнена эмоциями и весьма сумбурной. Она сводилась к тому, что в ядерном отсеке корабля случилось чрезвычайное происшествие, и поэтому на нижних ярусах срочно требовалось присутствие адмирала.
  - Руководителей служб я настоятельно просил сегодня вечером меня не беспокоить, если только наш корабль не будет затягивать в черную дыру. На моем крейсере служат лучшие высококвалифицированные специалисты, и я очень надеюсь на то, что они смогут уладить возникшую проблему самостоятельно.
  - Если поломку в ближайшее время не устранить, то с большой долей вероятности наш корабль в вакууме разорвет на миллиард деталей, - сделал большие глаза собеседник.
  - Я не достаточно ясно выразился? - поднял бровь Каерин.
  - Простите за беспокойство, адмирал, мне не следовало вас тревожить, - произнес паренек и запнулся, стоило его взгляду зацепиться за меня.
  - Свободен, - коротко приказал ариец.
  Наверняка, со стороны мы с Каерином представляли собой весьма милую глазу картину: я, ужинавшая в постели, с растрепанными волосами и адмирал в домашних тапочках с пультом от голограммного вещания. Отменное зрение сыграло с помощником механика плохую шутку - он покраснел до самых кончиков ушей и что-то невнятно пробормотал, прежде чем вовсе испариться в воздухе.
  В отличие от внешне спокойного адмирала я оказалась немного напугана предстоящей перспективой распасться на миллиарды частиц, и потому заметила:
  - Ты можешь смело отправляться в ядерный отсек, я никуда не денусь с корабля в открытом космосе, к тому же с таким милым украшением, как сверхчувствительный рабский браслет.
  - Если ты подобным хитрым образом пытаешься выпроводить меня из каюты, то можешь даже не надеяться: я ни при каких обстоятельствах не уйду раньше, чем ты доешь свой ужин.
  - Каерин, ты просто невыносим, - с чувством сказала я, отложив столовые приборы в сторону. - Я не могу больше это жевать.
  Глаза арийца в мгновение зло сузились, и он заметил голосом, не обещавшим ничего хорошего никому в радиусе нескольких световых лет:
  - Если ты не будешь есть сама, то я стану кормить тебя лично, но при этом не гарантирую, что ограничусь одними лишь прелюдиями.
  В полной мере оценив нерадужную перспективу, я молча взяла вилку обратно в руку и под недобрым взглядом мужчины воткнула ее в кусок мяса. Ариец успокоился, когда я продолжила ужин, но порция была слишком большой, если не сказать, великанской, и, в конце концов, я не выдержала. Я не заметила, как оказалась в санитарной комнате, неосторожно разбив тарелки об пол, и меня стошнило. Я предусмотрительно заблокировала за собой в дверь, но имперец, немыслимым образом выломав ее из стены, оказался за моей спиной:
  - Что с тобой происходит, Минам? - схватился за голову мужчина.
  - То, что и должно было случиться, учитывая обильный ужин, которым тебе вздумалось меня накормить.
  - Я наивно полагал, что прошлый эпизод, который имел место быть в отеле, был единичным, но теперь вижу, что нормальное питание для тебя в принципе недопустимо, - произнес шокированный имперец. - Что же ты с собой сотворила, Минам?
  - Все это было ради науки, - тяжело облокотилась я о стену.
  - Какая ко всем черным дырам космоса наука?! Ты же живешь на наркотиках, бледная, худая и изможденная! - вызверился мужчина.
  - Она никогда не могла обойтись без жертв, а в непредсказуемой генной инженерии они неизбежны тем более.
  - Страдать априори должны бесчисленные лабораторные подопытные, над которыми вы, хладнокровные врачи, проделываете свои безумные опыты!
  - Но это не этично.
  - А то, что ты с собой сделала, разве этично?!
  - По крайней мере, это честно - самой отвечать за свои ошибки, - упрямо ответила я.
  - У тебя очень извращенная нравственность, Минам, и у меня буквально взрывается мозг, когда я пытаюсь тебя понять! За свою жизнь я многое повидал, но то, что делаешь ты - за гранью добра и зла. Ты уничтожаешь саму себя, кропотливо и методично.
  - Это мой выбор, Каерин, - тихо ответила я.
  - Я тебе уже говорил, что отныне у тебя его больше нет! Я не позволю тебе достичь твоей цели.
  От взорвавшихся внутри ярких эмоций мне захотелось раствориться в пространстве и во времени и больше никогда не видеть невыносимого арийца. Осознав безвыходность ситуации, я закрыла глаза в попытке унять сильную головную боль.
  - Как я могла забыть, что с недавних пор я меньше, чем насекомое! Бесправное существо второго сорта, не имеющее своего мнения и зависящее от сумасбродной воли хозяина.
  - Так будет лучше для тебя самой, - попытался меня переубедить собеседник.
  Не смотря на то, что мой желудок успокоился, мне с каждым мгновением становилось хуже. С трудом различая слова арийца из-за шума в ушах, я потребовала, чтобы он вышел, потому как мне было жизненно необходимо побыть в покое, но он, конечно же, меня не послушал.
  - Тебе нужна помощь, ведь ты едва стоишь на ногах, - стараясь не делать резких движений, словно разговаривал с самоубийцей на парапете, произнес имперец.
  - Со мной все нормально, мне лишь нужно несколько минут, - попросила я мужчину по-хорошему. - Каерин, пожалуйста, оставь меня одну.
  - Я отнесу тебя в медицинский отсек, Минам, ты же в полуобморочном состоянии и в любой момент можешь потерять сознание.
  - Мне не нужна твоя жалость! - вызверилась я. - Не приближайся ко мне.
  Каерин продолжал со мной спорить, в то время как боль становилась все сильнее, а головокружение - нестерпимее. Когда ариец сделал ко мне шаг, то мои расшатавшиеся нервы не выдержали, и, как результат, его смела в сторону мощная воздушная стена. Имперец протаранил собой мебель, которой не повезло попасться на его пути, и с силой впечатался в стену, изуродовав гладкую поверхность, по которой пошли глубокие трещины. Я беспорядочно тратила энергию на то, чтобы не позволить арийцу приблизиться, пока меня не накрыл очередной приступ, и я не упала в обморок. Перед тем как окунуться в небытие, я с удивлением почувствовала, как нечто пыталось выползти прямо через мой нос, и я уже не видела, как упала в надежные руки ругавшегося чрезвычайно грубыми словами сразу на нескольких языках арийца.
  Очнулась я в который раз в медицинской палате и сразу же скривилась от вида гуманоида в белой одежде и обилия спецоборудования вокруг. Мне совсем не улыбалась роль его подопытного кролика, в то время как азартный блеск в глазах Юн-Джина при взгляде на меня волшебным образом превращался в маниакальный.
  - Пришла в себя, отлично, - констатировал врач. - У тебя почти не прощупывался пульс, а биение сердца и вовсе походило на взмахи крыльев бабочки, Минам. Ты заставила нас сильно поволноваться.
  - Извините, я не хотела, - поморщилась я.
  - Она 'не хотела', - язвительно повторил мои слова мужчина, постаравшись вложить в интонацию все, что думал о моем здравомыслии.
  Каерин сидел на соседней койке, и то, что у него не было культурных слов, красноречиво читалось по его волевому лицу, в то время как его мысли озвучил Юн-Джин, стоило взгляду последнего упасть на двух дохлых моллюсков, а, вернее, на то немногое, что от них осталось.
  - Что ты с ними сделала?! Сверхъестественная живучесть данных моллюсков была изучена учеными и занесена в рекорды, их убить практически нереально! - ошеломленно воскликнул доктор.
  - Скорее всего, им просто не пришелся по вкусу мой организм в качестве среды обитания, -сделала предположение я.
  - Эти уникальные создания прекрасно себя чувствуют при неимоверно высокой температуре, когда плавится сталь, так же, как и в космический лютый холод. Их приспособляемость находится на столь запредельном уровне, что они могут выжить в априори непригодных для этого условиях, - произнес озадаченный собеседник. - Что же с ними могло случиться такое, чтобы от них осталось только жалкое бесформенное нечто?
  - Лично я с ними ничего специально не делала, - зло процедила я. - Если ты забыл, Юн-Джин, то идея засунуть этих мерзких моллюсков в меня была исключительно твоей, а я с самого начала была категорически против!
  - Ты самая настоящая живодерка!
  - Я тебя предупреждала, что из этой затеи ничего хорошего не выйдет, но ты ведь даже не стал меня слушать, обездвижив транквилизатором, - сверкнула я глазами.
  - Мне нужно взять дополнительные образцы твоего спинного, головного мозга, а также изучить состав клеток, чтобы выявить точную причину, по которой погибли моллюски, - решительно заявил собеседник.
  После этих слов я резко села на кушетке, на которой до этого момента расслабленно лежала с подключенной капельницей, неосторожно выдернув из вен иглы. На проколотых местах поспешили набухнуть красные капли, но я не обратила на них ровным счетом никакого внимания.
  - Ты это сделаешь только через мой труп, - категорично ответила я мужчине.
  Юн-Джин недовольно поморщился и обратился к светловолосому авторитетному арийцу:
  - Каерин, для того чтобы получить полную картину, мне необходимо досконально изучить самые неожиданные показатели, - произнес он, сверля меня неприязненным взглядом. - Судя по тем немногочисленным сведениям, которые мне удалось собрать, то, что она живет, в принципе является настоящим чудом. Я не смогу правильно лечить Минам, пока не узнаю, что именно на нее действует, а к чему она невосприимчива, а также до какой степени запущена ее мутация.
  - Он хочет разложить меня по молекулам, препарируя с помощью многочисленного медицинского оборудования, и скрупулезно разрезать на кусочки, предварительно утыкав иголками, - негодующе воскликнула я. - Юн-Джин, я дам тебе очень хороший совет: для своего же блага лучше проводи свои опыты на крысах!
  - Минам, он действительно может помочь тебе, ему по силам вылечить тебя, - попытался вразумить меня ариец.
  - Я не больна, Каерин! То, что со мной происходит - это не болезнь.
  - Юн-Джин способен искоренить твою наркотическую зависимость, которая уже начала переходить все возможные пределы!
  - Он в самом начале едва меня не убил, и о каком лечении может идти речь, если я сильно сомневаюсь в его компетентности? - сложив руки на груди, ответила я.
  Острая нехватка психотропных веществ буквально сводила меня с ума, это было невыносимо, до дрожи в руках, и мой разум отказывался мыслить трезво.
  - Я являюсь обладателем диплома самого известного всегалактического медицинского университета, имею за плечами богатый опыт работы на военном корабле и одну из самых низких статистик смертности среди врачей Империи, которые по праву считаются лучшими во вселенной, - ответил Юн-Джин. - Более компетентного специалиста на просторах вселенной тебе будет найти чрезвычайно сложно.
  - До моего отца, профилем которого является сложная генная инженерия, тебя как пешком до Кассиопеи, туда и обратно, - саркастично отозвалась я. - Я обязательно его отыщу, ведь это именно его разработки и невероятные гипотезы послужили основой для моего эксперимента, и только ему по силам повернуть время вспять.
  - Кто же является твоим отцом, деточка? - неприязненно поинтересовался рогатый собеседник.
  - Его имя Орион Ками Ран.
  - Невероятно! - шокировано воскликнул Юн-Джин. - Мне довелось присутствовать на его лекциях по профилирующему предмету, когда он выступал в межгалактическом университете в качестве приглашенного специалиста. Должен признать, что по сравнению с тем, кто неоднократно доказывал, что невозможное возможно, мои заслуги меркнут. Его открытия и методы работы гениальны, и тот вклад, который Орион Ками Ран внес в науку, колоссален, однако я уже долгое время ничего о нем не слышал.
  - По официальным данным профессор Орион Ками Ран считается без вести пропавшим, - проявил свою осведомленность Каерин. - После объявления войны с Земным союзом в Империи начались волнения, и его с подозрением в шпионаже заключили под стражу. Но профессору непостижимым образом удалось сбежать. Его след был упущен на сопредельной планете, где он словно в воду канул или же растворился в пространстве.
  - Он не выходил со мной на связь с момента объявления войны, но я не теряю надежды его найти, где бы он сейчас ни находился.
  - До того времени, как тебе удастся это сделать, ты уже можешь не дожить, Минам, - сделал пессимистичный прогноз медик.
  - Уверяю, что по данным проведенных мною исследований мои шансы на выживание превышают ваши в несколько десятков раз.
  Благодаря проведенному эксперименту, насколько бы непригодны для обитания были окружающие условия, смерть ожидала меня в самую последнюю очередь. Проблема же заключалась в том, что без доступа к наркотикам, которые вырабатывали в моей крови необходимые биологически активные вещества, я бы испытывала при этом настолько ужасные муки, что лучше было бы просто умереть.
  - Глядя на бледное и изможденное нечто, данные слова кажутся полным бредом, - окинул меня скептичным взглядом гуманоид. - Каерин, как квалифицированный специалист, я настаиваю на том, чтобы провести полное обследование изувеченного организма Минам. Это важно сделать как можно быстрее, потому что, учитывая ее скверное самочувствие, на счету каждый день.
  Юн-Джин не намерен он был отступать.
  - Если ты приблизишься ко мне хотя бы на один шаг, я превращу тебя в глыбу льда и разобью на миллион осколков!
  - Минам, ты переходишь все допустимые границы, угрожая врачу, который пытается тебя исцелить! Юн-Джин по моей личной просьбе согласился тебе помочь, несмотря на твое отвратительное поведение, а ты, словно упрямый неразумный ребенок, противишься изо всех сил! Он может избавить тебя от испытываемой тобой боли, подумай об этом своей твердолобой, нелогичной и анормальной головой.
  - Здесь не о чем думать, я лучше умру, чем лягу на операционный стол этого горе-хирурга, -гневно ответила я.
  - Почему ты отказываешься от любой помощь, Минам?! - эмоционально воскликнул ариец.
  - Ваши крейсеры превратили в пепел десятки земных городов, ты захватил наш разведывательный корабль и держишь меня в плену, и после всего этого говоришь о помощи? - в моих глазах плескалась ненависть. - Я не верю в твою честность и бескорыстие, потому что данные понятия для тебя из жанра фантастики.
  - Я не могу безучастно смотреть на то, что ты с собой делаешь, - сжал меня в руках мой бывший подопытный.
  - Пожалуйста, Каерин, я больше ни словом не обмолвлюсь о наркотиках и не стану жаловаться на слабость. Я даже начну есть нормальную еду, только не позволяй Юн-Джину препарировать меня, - на мои глаза навернулись слезы. - Этот эскулап убьет меня, понимаешь? Прошу, если в тебе осталось хотя бы толика сострадания, не давай ему возможности сделать из меня подопытное животное.
  Я буквально скатилась в истерику, и Каерин сдался, заверив, что сегодня мне предстоит ночевать в своей каюте. Он держал меня в крепких объятьях, гладя по волосам, и я, последний раз всхлипнув, стерла ладонями мокрые дорожки со щек.
  - Разожми свои руки, Каерин, я уже успокоилась, - глухо произнесла я. - Тебе не стоило затруднять себя утомительным утешением. Это тебе совершенно не к лицу.
  - Минам, ты такая маленькая и хрупкая, что становится непонятным, как в подобном теле может уживаться настолько жестокий зубастый монстр.
  - Если ты меня не отпустишь, то я задохнусь в твоих чересчур сильных объятьях, и минимум одной проблемой у тебя станет меньше.
  - Извини, я не хотел причинять тебе вред, - позволил мне вздохнуть имперец. - Порой я забываю о том, что мне необходимо быть предельно аккуратным и жестко контролировать свои эмоции.
  - Потому что возникает желание меня убить?
  - Иногда - непреодолимое, - поднял на меня тяжелый взгляд собеседник. - Мне хочется зацеловать тебя до смерти.
  Мои зрачки расширились, ариец провел пальцами по моей щеке и спросил:
  - Ты боишься меня?
  Судорожно набрав воздух в легкие, я безрезультатно попыталась унять дрожь и признала очевидное:
  - До самых чертиков.
  - Это правильно, - ответил он. - Потому что я являюсь именно таким, как обо мне принято говорить на просторах вселенной: безжалостным и беспощадным тираном, который не остановится ни перед чем, чтобы заполучить желаемое.
  - То, что ты испытываешь, ненормально, - покачала я головой. - Я обязательно излечу тебя от этой зависимости, мне лишь нужно восстановить свои записи.
  - Проблема заключается в том, что я совсем не хочу выздоравливать, Минам, - наклонил голову к моей шее ариец.
  - Твои многочисленные подчиненные даже не представляют, насколько ты на самом деле не в себе!
  - Я сошел с ума, и мне это безумно нравится, - усмехнулся собеседник.
  - В таком случае могу порекомендовать наиболее комфортабельный дурдом гуманоидного типа, который обязательно удовлетворит всем твоим требованиям, - саркастично отозвалась я.
  - Тебе там тоже самое место, сладкая.
  - В чем-то ты прав, Каерин, я действительно идиотка, раз оживила тирана, способного разрушить не только мою жизнь, но и половину вселенной в придачу, - гневно воскликнула я, нисколько не преувеличив возможности своего бывшего подопытного.
  - Я очень благодарен тебе за то, что ты вернула меня к жизни, и крайне признателен твоему отцу за воспитание настолько талантливой дочери.
  Мне было чертовски приятно услышать его слова, они были, словно бальзам на израненную душу, но буквально переполнявшая меня ярость искала выход наружу.
  - То есть ты в полной мере учитываешь мои заслуги, когда держишь меня на своем корабле в неволе и мучаешь до потери сознания? У тебя чрезвычайно парадоксальная логика, Каерин. Твоя благодарность не стоит и ломаного гроша, и то, что ты творишь, не замечая ничего вокруг, заставляет меня очень сильно сожалеть о содеянном.
  - Ты говоришь страшные вещи, Минам.
  - Потому что ты совершаешь безмерно ужасные поступки.
  Ариец тяжело вздохнул и взял меня за подбородок:
  - Минам, давай не будем в очередной раз громко ссориться и насладимся мирным временем, которое выпало в пути.
  - О каком мире ты говоришь, Каерин? Все без исключения минуты, каждую секунду мы находимся на войне. Она несет за собой много крови, горе и литры пролитых слез.
  - Ты проиграла эту битву, - перестал казаться дружелюбным собеседник. - Отныне ты находишься в моей власти, поэтому я настоятельно советую тебе смириться с тем, что с этого времени ты неизбежно, целиком и полностью принадлежишь единолично мне.
  - Твои собственнические замашки находятся на грани фантастики!
  - Минам, своим неадекватным поведением ты просто не позволяешь мне продемонстрировать мои лучшие качества.
  Приняв срочный вызов по внутренней связи и прослушав короткое сообщение, Каерин в спешке отбыл по неотложным делам, не забыв дать указание подчиненным. Они сопроводили меня до новой каюты, если не сказать "комфортабельной камере в тюрьме особо строгого режима". Язвительно поблагодарив рослых особей мужского пола за то, что столь любезно проводили, я зло захлопнула перед ними дверь своего номера и рухнула на широкую кровать. Не пролежав в подобном положении и минуты, я скатилась на пол и склонила голову к коленям, запустив пальцы в волосы. Жалость к себе была необъятной, мне было плохо, и я тщетно пыталась собрать свою силу воли в кулак.
  Прошло время, прежде чем в моем воспаленном мозгу созрело какое-то подобие плана. Я подошла к двери, прислушиваясь к малейшим звукам, в коридоре неожиданно подул сильный ветер и раздался приглушенный грохот. Вооруженные солдаты поспешили на шум, и ни один из двоих гуманоидов не задумался над тем, откуда мог появиться сквозняк на корабле в открытом космосе. Я осторожно открыла дверь и, пока охранников поблизости не наблюдалось, скользнула в ближайшее ответвление коридора.
  
  
  
  10
  Арийский корабль представлял собой настоящее чудо инженерной мысли, которое на порядок превосходило земные аналоги. Минималистический интерьер был выполнен в строгих тонах с преобладанием незнакомого уныло-серого металла. Являясь носителем природных стихий, я не любила искусственные материалы и потому чувствовала себя в бесконечных длинных коридорах некомфортно.
  Прячась от проходивших мимо арийцев в служебных формах, я заглядывала в различные помещения, когда неожиданно услышала голоса. Я случайно оказалась возле капитанского мостика с миллионом мигающих разноцветных лампочек и голографическим объемным изображением космоса в центре. Адмирал Акаерин-тан был занят разговором по внешней связи с пожилым бледнолицым арийцем. Мой бывший подопытный находился ко мне спиной, и я остановилась, прислушиваясь к их разговору.
  - Согласно решению совета самая крупная земная военно-исследовательская база была нами успешно уничтожена, - безэмоционально отчитался перед высоким руководством Каерин. - Сейчас мы держим курс на имперские колонии с особо тяжелыми условиями обитания для передачи пленных. Мы обернемся за трое суток, после чего я убедительно просил бы вас уделить мне время для личной аудиенции. Мне необходимо обсудить с вами некоторые приоритетные вопросы, связанные с Земным Союзом, и я крайне надеюсь, что вы не оставите мою просьбу без внимания.
  Голографическое лицо собеседника отразило недовольство, и мужчина отказал:
  - Я не считаю вашу инициативу по данной теме, курируемой лично советом, актуальной и не вижу смысла в вашем вмешательстве в ход войны.
  - Все же я настаиваю на частной встрече, и, уверяю, что мирное разрешение моего вопроса находится непосредственно в ваших же интересах.
  Картинно приподняв бровь на бледном лице, собеседник уничижительным голосом поинтересовался:
  - Адмирал Акаерин-тан, неужели вы, забыв строгие законы и тысячелетние устои нашей родины, осмеливаетесь угрожать совету?
  Мой бывший подопытный настолько талантливо изобразил недоумение, что, если бы он стоял на театральной сцене, то обязательно услышал бы аплодисменты.
  - Я никоим образом не хочу дискредитировать совет, оплот и могущество нашего нерушимого государства, однако до меня непостижимым образом дошли слухи, порочащие честь и лишающие доверия одного из его членов. Мне стали известны доселе необнародованные факты, касающиеся техногенной катастрофы, которая имела место быть около двадцати лет назад на прилегающих к Империи обширных территориях. Они требуют проведения повторного более глубокого расследования и непосредственно вашего всеобъемлющего объяснения, - вежливым тоном произнес Каерин, словно выступал в роли агронома, и речь шла об урожайности бахчевых на сопредельной планете в позапрошлом году, а также способов их удобрения и борьбы с вредителями.
  - Это случилось около двадцати лет назад? - поднял бровь собеседник. - С тех пор прошло много времени, и, что бы тогда не произошло, срок давности уже истек.
  - Поверьте, что народ Империи помнит об ужасной катастрофе, унесшей жизни бессчетного числа их друзей, родных и близких, словно это было вчера и скорбит до сих пор.
  - Чего вы хотите? - нахмурился собеседник.
  - Я лишь прошу вас об аудиенции через три световых нормо-дня и надеюсь на толерантное отношение к своей особе.
  Сделав тяжелую паузу, член совета арийской Империи с горьким привкусом неизбежности согласился:
  - Хорошо, адмирал Акариен-тан, я принимаю ваши условия, но хотел бы, чтобы вы осознали: идеалов в природе не существует, и лишь то, чем мы жертвуем и что предпринимаем ради всеобщего блага, может говорить о нашей добродетели.
  - Неужели вас можно причислить к лику святых? - иронично поинтересовался ариец.
  - Не думал, что вы сможете уловить суть, вы для этого слишком молоды, чересчур амбициозны и эгоистичны. По прошествии времени вы в полной мере поймете то, что я вам сказал, прекратите, наконец, идеализировать мир и не будете столь непримиримым и категоричным, - сказал собеседник и отключился, не попрощавшись.
  - Двуличный ублюдок, - выплюнул Каерин.
  - Кто из вас двоих в большей степени? - шокировано спросила я.
  Светловолосый ариец обернулся так, что его движения смазались, и воскликнул:
  - Минам, что ты здесь делаешь? Почему ты находишься без охраны на капитанском мостике? - нахмурился собеседник.
  Я неопределенно пожала плечами, осторожно отступая назад, и ответила:
  - Я искала выход.
  - То есть ты предприняла очередную попытку побега? Тебе еще не надоело прятаться?
  - Мне непреодолимо хочется бежать от тебя без оглядки так далеко, как только простирается вселенная.
  - Как давно ты здесь стоишь, Минам?
  - Достаточно для того, чтобы получить сокрушительный удар под дых от суровой действительности.
  - Минам, то, что ты услышала, ввиду твоей политической неискушенности и вырезки из контекста, было истолковано тобой неверно, - предпринял попытку разубедить меня мужчина. - Я это делаю ради спасения Земного Союза от неминуемой гибели, это неимоверно тяжелая задача и неблагопристойные методы ее достижения соответствуют уровню сложности.
  - Самую крупную земную военно-исследовательскую базу ты уничтожил тоже во имя справедливости? - гневно поинтересовалась я. - Ответь мне, Каерин, в чем были виновны служители науки?
  - Это был прямой приказ совета, который не подлежал обсуждению, - упрямо поджал губы ариец. - Данный институт был признан чрезвычайно опасной организацией, ведь разработки ученых активно внедрялись вашим правительством в силовые структуры. Они создали совершенно диких солдат, без кодекса чести и морали, словно каторжников с пожизненным сроком заключения, которых практически невозможно убить. Эти создания способны после точечного попадания ракеты встать, отряхнуться и продолжить кровожадно расправляться с превышающими их численностью противником едва ли не голыми руками. То, что творил этот институт, не гнушаясь генными мутациями, даже не укладывается голове, это совершенно безнравственно и очень опасно.
  - Я являюсь первой из тех, кого имперский совет приказал уничтожить! Если у тебя не хватает духу, чтобы убить меня, Каерин, я могу сделать это сама! Потому что я не в состоянии больше смотреть на то, как превращается в прах все, чем я дорожу, - следуя душевному порыву, в моей руке оказался выдернутый воздушным потоком чужой лазерный пистолет, и я на самом деле приставила его к своему виску.
  Ариец напрягся, словно натянутая тетива, и, не решившись сделать по направлению меня хотя бы один шаг, протянул вперед руку.
  - Минам, пожалуйста, опусти оружие, ведь оно может действительно выстрелить, - спокойным голосом, который совершенно не вязался с бурей эмоций в его глазах, попросил Каерин.
  - Я не хочу больше чувствовать, потому что это слишком больно!
  - Чего ты добиваешься, Минам? - несдержанно произнес ариец. - Если ты хочешь, чтобы я осознал свою зависимость от тебя, сумасшедшей, чрезвычайно уязвимой, несмотря на сверхъестественные способности, и упрямой землянки, то ты опоздала. Я в полной мере понял это задолго до сегодняшнего дня и не могу сказать, что с тех пор моя жизнь стала радостнее, скорее наоборот, ты делаешь все, чтобы она была еще более невыносимой.
  - Я лишь хочу совершить то, что должен был сделать ты, и что положит конец данному нелепому театру абсурда.
  - Минам, сейчас тебя обуревают сильные эмоции, ты не можешь мыслить трезво и отвечать за свои поступки. Нам с тобой следует спокойно поговорить, и я уверен, что мы сможем прийти к взаимовыгодному соглашению.
  - Я не заключаю сделок с Дьяволом!
  - Не нужно преувеличивать мои заслуги, сравнивая меня с безнравственным высшим олицетворением зла из земных религиозных учений!
  - Согласно ним у Дьявола нет сердца, так же как и у тебя! - перестала контролировать себя я.
  - Может быть, ты забыла вшить его в мою грудь, когда совершала надо мной свой безумный эксперимент? - продолжил выводить меня из себя собеседник.
  - Безумие является всего лишь одной из граней гениальности!
  - Вряд ли в твоем эксперименте по воскрешению из мертвых тебе помогал Бог, Минам!
  Ведя диалог на повышенных тонах, я не обращала никакого внимания на многочисленных подчиненных, которые застыли в шоке на заднем плане. Когда ко мне попытался приблизиться один из арийцев в форме, я перенаправила пистолет на новое действующее лицо, и это стало фатальной ошибкой.
  - Если ты подойдешь ко мне еще хотя бы на один шаг, я тебя убью, и ты даже не представляешь, как мне хочется, чтобы ты только дал мне для этого повод, - произнесла я, в то время как мои руки дрожали, и незнакомый широкоплечий ариец, скорее всего, опасался того, что я могу выстрелить в него совершенно случайно.
  В следующее мгновение находившемуся за моей спиной Каерину почти удалось подлейшим образом меня обездвижить, но мне удалось в последний момент сильно оттолкнуть его стихией назад. Вокруг раздались мощные взрывы и полыхнуло пламя - я пыталась выиграть время для того, чтобы завершить начатое, но прекрасные бойцы арийского военно-космического флота заставляли меня постоянно отвлекаться на оборону. Я чувствовала, что держалась на ногах на одном лишь голом энтузиазме, и, в конце концов, мой истощенный организм без единого грамма наркотиков не выдержал. В разгаре боя я сделала неуклюжее движение и рухнула перед не ожидавшими подобного поворота событий гуманоидами на колени. Обескураженные арийцы на мгновение замерли, в то время как я обессилено растянулась по полу, признавая свое абсолютное поражение, и мое сознание погрузилось в беспросветную тьму.
  Я уже не видела, как Каерин сгреб девушку с бирюзовыми волосами в охапку и прижал к себе, забыв о том, что несколькими минутами ранее они отчаянно дрались, словно самые заклятые враги. Аккуратно повернув ее голову и бережно убрав с ужасно бледного лица разметавшиеся пряди, он попытался привести ее в чувство, но все попытки были напрасны - со стороны она казалась мертвее всех покойников.
  - Что с ней? Если кто-то из вас осмелился нарушить мой приказ и в пылу драки причинил ей вред, то я осуществлю самое страшное наказание на корабле и сделаю это с особой жестокостью! - не сдержав эмоций, воскликнул Каерин.
  - Нам до этого ужасного создания, не смотря на упорные старания профессиональных бойцов, не удалось дотронуться даже пальцем, - ответил самоубийца.
  - Вызовите Юн-Джина, ей срочно необходима медицинская помощь!
  - Ничего личного, Каерин, но я бы настоятельно советовал добить ее, пока она не пришла обратно в себя и не разнесла судно на запчасти, - произнес военный. - Оставить это создание на борту означает то же самое, что перевозить неразорвавшийся снаряд, это чистой воды сумасшествие!
  - Все, кто находится на этом корабле, подчиняются мне, как Богу и судье, и каждого, кто ослушается моего приказа, ожидает в свои радушные объятья открытый космос, - в голосе Каерина прозвучала явственная угроза.
  - Я прошу прощения, адмирал, вступать с вами в данную дискуссию было глупо, - уступил подчиненный.
  - Рад, что недопонимание между нами в полной мере устранено.
  Прежде чем уйти в медицинский блок, светловолосый ариец не забыл напомнить всем заинтересованных лиц о том, что произошедшее попадало под действие пункта о неразглашении. Подобные договора на военных кораблях являлись обыденными, и ни у кого не вызывали удивления. В наступившей тишине он торопливо вышел в уныло-серый коридор, чтобы через несколько минут оказаться в белых до рези в глазах стенах врачебного помещения.
  Рогатый мужчина, оперативно переложив тщедушную девушку на специально оборудованный стол и подключив необходимые микропровода, просканировал ее ослабленный организм, и то, что он увидел, повергло его в шок.
  - Юн-Джин, ответь мне, как квалифицированный специалист, что с ней происходит? - в отчаянии спросил Каерин.
  - Она умирает.
  - Но ведь ты утверждал, что после лечения в саркофаге опасность миновала, и ее жизни ничего не угрожает?!
  - Я сделал поспешное заключение, не взяв в расчет запредельно высокий уровень ее зависимости от наркотиков, с которым до этого момента мне сталкиваться не приходилось. У Минам повреждены все внутренние органы, наблюдаются многочисленные внутренние кровотечения и это при отсутствии маломальского внешнего воздействия. Ее организм запрограммирован на саморазрушение, и данная задача была успешно запущена.
  - Как ее можно спасти? Юн-Джин, я не спрашиваю у тебя, возможно ли это, я лишь хочу знать, каким образом?
  - Существует один спорный способ, но ты в самом начале был категорически против его применения, - нахмурился собеседник, не находя иного выхода из сложившейся ситуации.
  - Я даю тебе полную свободу действий, Юн-Джин, делай все, что посчитаешь нужным, только заставь ее дышать!
  После того, как адмирал кардинально изменил свое мнение насчет запрещенных сильнодействующих веществ, Юн-Джин оперативно нашел необходимую капсулу и впрыснул ее содержимое в подключенную к вене девушки капельницу. Данный метод лечения, к которому он был вынужден прибегнуть вопреки доводам рассудка, рогатый мужчина считал в корне неправильным и неодобрительно бормотал себе по нос:
  - Не могу поверить в то, что я, врач с высшим межгалактическим образованием, самолично накачиваю своего пациента наркотиками. За подобное варварство было бы правильно забрать у меня медицинскую лицензию и никогда больше не подпускать к больным, потому что то, что я сейчас совершаю, преужасно.
  - Разве можно обвинять тебя в стремлении помочь пациенту?
  - Руководствуясь благими намерениями можно не заметить, как окажешься по другую сторону добра, так, как это произошло с Минам. Она зашла слишком далеко, нарушила все возможные границы, и то, что она сотворила с собственным телом - верх безумия.
  - Она самая сумасшедшая из всех, с кем мне доводилось когда-либо встречаться, - не стал спорить Каерин. - У нее очень вздорный, совершенно невыносимый и отвратительный характер. В ее непримиримом взгляде сверкает маниакальный блеск, и все ее алогичные умозаключения заставляют меня в раз терять свою хваленую выдержку и, вопреки здравому смыслу и логике, совершать немыслимо дикие поступки. Но в миллионной толпе, на какой бы планете я не находился, мои глаза неизменно выискивают бирюзовую макушку. И с самого утра я пребываю в прескверном расположении духа, срываюсь на подчиненных, и все дела у меня валятся с рук, потому что не могу перестать думать о ней. Наверное, это заразно, и я схожу с ума от одной только мысли о том, что она может убежать от меня слишком далеко, переступив границу в иной мир.
  - Если бы кто-нибудь сказал мне раньше, что для тебя, подающего большие надежды адмирала имперского военно-космического флота, станет важна жизнь обычной землянки, то я бы рассмеялся. Стоит заметить, что ты стал намного гуманнее, мягче и толерантнее к представителям других рас.
  - Рядом с ней я становлюсь слабым, - закрыл глаза собеседник.
  - Я никогда не встречал существа сильнее тебя, Каерин, с точки зрения науки тебя можно назвать венцом эволюции.
  - Во мне живет настолько сильный иррациональных страх, что он полностью застилает мой рассудок, и я перестаю мыслить здраво, - взялся за переносицу двумя пальцами ариец. - Мне нужны еще те таблетки, которые ты назначил мне в качестве лечения от бессонницы, Юн-Джин.
  - Но ведь я давал тебе медикаменты на месячный курс! - ошеломленно воскликнул рогатый мужчина. - Неужели ты принимал более одной таблетки в сутки? Я ведь категорически предупреждал, что нарушать установленную дозу нельзя, потому как они являются с родни наркотическим, а в большинстве цивилизациях вовсе запрещенными.
  - Я не мог заснуть, и только эти таблетки позволяли мне погрузиться в долгожданную тьму.
  - Ты ими злоупотреблял, и, как лечащий врач, я не могу тебе больше дать ни единой штуки!
  - В таком случае сделай это как мой друг, ведь ты прекрасно осведомлен о моей проблеме, - попросил адмирал.
  - Это не выход из положения, и тебе лучше остановиться, пока, так же как у Минам, не появилась зависимость.
  - Каждая ночь для меня является словно кошмаром на яву, это совершенно невыносимо, - взялся за голову ариец, у которого с некоторых пор появились большие проблемы со сном. - Мне очень нужны эти таблетки, Юн-Джин, без них я не смогу нормально спать. Это приказ.
  - С самого начала было моей большой глупостью сжалиться над тобой и прописать данное небезопасное лечение, - недовольно процедил мужчина с рогами, непослушными руками передав другу искомую тару. - Я тебя прошу, Каерин, пожалуйста, ни в коем случае не принимай единовременно более двух таблеток, потому что, получив лишь временное облегчение, ты столкнешься с очень тяжелыми последствиями.
  - Я обязательно буду иметь это в виду.
  - Свято надеюсь на твое благоразумие.
  После получения медикаментов настроение адмирала улучшилось, и он легко хлопнул собеседника по плечу:
  - Спасибо, Юн-Джин, что бы я без тебя, обладателя красного диплома лучшего медицинского учреждения во вселенной, делал?
  - Смею предположить, что жил бы долго и счастливо, - кисло ответил врач, лично вручивший светловолосому арийцу опасный препарат.
  Каерин воспринял высказывание друга, как забавную шутку, и рассмеялся, в то время как Юн-Джин его веселья совершенно не разделял.
  Светловолосый ариец был рядом, когда я пришла в себя и зажмурилась из-за слишком яркого света. Последние минуты перед падением в обморок казались мне размытым пятном, и поэтому я спросила у своего бывшего подопытного о том, что произошло.
  - Неужели ты ничего не помнишь? - удивился Каерин. - Мы с тобой снова поссорились, но размах данного действа на этот раз превзошел все самые смелые ожидания.
  - Вероятно, это произошло, потому что ты жестокий собственнический тиран, каждое слово которого приводит меня в ярость.
  - Я на порядок человечнее тебя, сладкая, - наклонившись ко мне, выдохнул он. - Что ты помнишь, Минам?
  - Только то, как увидела тебя на капитанском мостике, ты разговаривал по внешней связи с арийцем в длинной мантии, и больше ничего, потом наступила сплошная темнота.
  Юн-Джин задумчиво покачал головой и со знанием дела сообщил:
  - Мозг человека является очень хрупким органом непредсказуемой нервной системы. Вероятно, у Минам наблюдается амнезия, заболевание, связанное с потерей памяти, особенно на недавние важные события. По данным исследований при переживании травматической ситуации у некоторых людей возникает так называемое гипноидное состояние, при котором происходит кодирование элементов памяти, соответствующих этому переживанию. Данный вариант логичен, в особенности учитывая невменяемое состояние Минам и чрезвычайную ослабленность ее организма, - сказал Юн-Джин, решив превратить мою жизнь на корабле в персональный Ад. - Каерин, в связи с последними событиями я категорически настаиваю на том, чтобы досконально изучить мутировавший организм Минам на стационарной основе. Это необходимо сделать без промедлений, потому как то, что я наблюдаю сейчас, является последней стадией наркотической зависимости, после которой наступает чистой воды безумие.
  - На этот раз я с тобой абсолютно согласен, Юн-Джин, мое терпение полностью иссякло, - решительно произнес Каерин. - Минам, с этого момента местом твоего постоянного пребывания станет специализированная лаборатория, в которой Юн-Джин предпримет все необходимые действия для того, чтобы избавить тебя от наркотической зависимости. Для поддержания жизнедеятельности тебе будут выделяться минимальные дозы, но ровно до тех пор, пока не будет найден альтернативный вариант. Я ставлю тебя перед фактом, сладкая, и никакие жалобы и молитвенные просьбы со слезами на глазах не смогут изменить моего решения.
  Я вздрогнула от его слов, которые прозвучали словно приговор, и, вопреки его предупреждению, прошептала:
  - Пожалуйста, Каерин, не делай этого.
  - Данная жестокая манипуляция необходима для твоего же блага, Минам.
  - Мне не нужна твоя помощь, ты сделаешь только хуже! - вызверилась я.
  - Я даже не надеялся на то, что ты сейчас осознаешь гуманность и альтруистичность моего решения, - поджал губы собеседник, с силой оторвав мои руки от своей одежды.
  - Ты постоянно и без конца причиняешь мне муки! - гневно воскликнула я, и, следуя моему эмоциональному порыву, стеклянные перегородки в помещении вынесло вдребезги.
  Многочисленные осколки живописно разбросало по полу, в то время как непримиримый собеседник не отступил от своих намерений ни на один шаг.
  - Своим невменяемым поведением ты лишь подтверждаешь правильность принятого мною решения, хотя, должен признать, что далось оно мне с огромным трудом. Я до последнего верил в твое благоразумие, но ведь ты даже понятия не имеешь, что значит это слово!
  Невыносимый ариец сгреб меня в охапку и, не обращая ровным счетом никакого внимания на мои яростные протесты, с легкостью поднял на руки. Через пару минут, за которые я успела ему наговорить множество нелицеприятных слов, мой бывший подопытный, с которым мы нынче поменялись местами, поставил меня на ноги в моей новой тюремной камере. Она представляла собой просторное помещение, уставленное мебелью, часть стены которого заменяли непроницаемые изнутри зеркальные стекла из чрезвычайно прочного материала.
  - Я с самого начала знала, что мои эксперименты противны создателю, и ты, Каерин, стал моим проклятьем, - выдохнула я.
  Своими опытами по восстановлению моего изувеченного организма у Юн-Джинна была огромная вероятность попросту убить меня, ведь я уже бесчисленное количество раз пыталась сделать то же самое, однако это было невозможным.
  - Разве ты веришь в Бога? - иронично отозвался собеседник. - Ведь, учитывая род твоих занятий, ты скорее покланяешься Дьяволу.
  - Я спасла твою чертову жизнь, а ты в ответ старательно пытаешься расчленить меня на сотню маленьких кусочков! - гневно произнесла я. - В качестве своей благодарности, Каерин, ты толкаешь меня к краю неизбежности, безысходной пропасти и точке невозврата!
  - За свои поступки рано или поздно приходится отвечать, Минам, - сложил руки на груди собеседник.
  - Если бы можно было повернуть время вспять, то я бы не совершила подобной ошибки! - в сердцах воскликнула я.
  - Может быть, ты права, и так действительно было бы лучше, потому что ты превращаешь мое существование в кромешный Ад прямо здесь, на земле! - вызверился Каерин.
  Он ушел, закрыв дверь на замок, в то время как я осталась стоять одна в шикарной комнате с богатой отделкой, словно птица в золотой клетке.
  - Прости меня за то, что я воскресила чудовище, - прошептала я в пустоту, в то время как унылая картинка передо мной задрожала от выступивших на глаза слез.
  Каерин передал бразды правления Юн-Джинну, и мой коллега принялся за сложные расчеты. Мне повезло лишь в том, что Юн-Джин совершенно не разбирался в генах, и что было толку, что он присутствовал на лекциях моего отца, если являлся в данном разделе медицины полным бездарем. Разоблачения сенсационных изменений, которые претерпела моя генная карта, не предвещалось, но то, какие методы и лекарства врач мог выбрать для моего лечения, вселяло в меня панический страх, ведь любое медицинское вмешательство в мой организм причиняло мне сильную боль.
  Юн-Джин опасался заходить ко мне в комнату без сопровождения неуязвимого адмирала. По его словам, после нашего с ним предыдущего контакта ему стали сниться навязчивые кошмары с моим непосредственным участием в главной роли. Поэтому через несколько невероятно долгих часов, когда наступило время обеда, рогатый мужчина просунул мне поднос с едой через специальное отверстие и, находясь за непроницаемой стеной, пожелал приятного аппетита.
  Взяв в руки плоскую металлическую поверхность с многочисленными емкостями на ней, я не сдержалась и гневно поинтересовалась:
  - Почему здесь нет ножа, или его использование не полагается для блюд рыбной гастрономии?! Я также не собираюсь есть пластиковыми столовыми приборами, неужели вы мне их дали, потому что считаете, будто металлической вилкой я способна проткнуть себе сонную артерию?! - пришла я в ярость, потому как отрицала свою попытку самоубийства, которую совершила в невменяемом из-за отсутствия наркотиков состоянии.
  В своей голове я создала вымышленную альтернативную реальность, и данные обстоятельства входили в конфликт с моей новой действительностью.
  - Я бы дал тебе нормальные приборы и поверил в твое благоразумие, но ведь ты прекрасно знаешь, где эта чертова артерия находится! - услышала я голос невидимого собеседника.
  Резко подойдя к непроницаемому стеклу, за которым находился светловолосый ариец, я ударила маленьким кулаком по разделявшей нас преграде.
  - Ненавижу, слышишь?! Я тебя ненавижу, Каерин, и сомневаюсь в том, что кто-либо делал это сильнее меня!
  На зеркальной поверхности отобразилось осунувшееся лицо незнакомой девушки, и только по оригинальному цвету волос я с содроганием узнала в ней себя.
  - Я ведь все делаю правильно, пытаюсь спасти тебя от самой себя, почему же мне настолько невыносимо наблюдать за твоими мучениями? - судорожно вздохнул Каерин. - Мой друг является высококвалифицированным специалистом, заслуги которого неоднократно отмечал сам имперский военный совет, и я убежден, что ему по силам вылечить тебя, Минам.
  - А кто вылечит тебя, Каерин, ведь твоя зависимость еще страшнее моей?
  - Мои руки не дрожат, когда тянутся за сильнодействующими психотропными препаратами.
  - Все обстоит намного хуже, не правда ли?
  Выждав паузу, собеседник чистосердечно признался:
  - Во сто крат.
  - Мне необходимо, чтобы ты отдал мои записи, потому что твои собственнические замашки и альтруистические настроения превращают мою жизнь в фильм ужасов.
  - Я не настолько страшный и ужасный беспринципный сатрап, как обо мне принято говорить на просторах вселенной, - раздраженно ответил Каерин. - Близкие друзья находят меня очень сдержанным и консервативным, считая образцом вежливости и галантности.
  - Если бы ты сказал, что являешься роботом-пришельцем из будущего, призванным уничтожить вселенную с помощью абсолютного оружия, то это бы прозвучало куда более правдоподобно.
  - У тебя было слишком мало времени для того, чтобы узнать меня лучше.
  - За короткий промежуток времени я успела познакомиться со всеми отрицательными чертами твоего прескверного характера!
  - Однажды ты горячо поблагодаришь меня за то, что я подверг тебя принудительному лечению и тем самым спас твою жизнь.
  - Может быть, ты и услышишь от меня 'спасибо', но только в том случае, если я после данного издевательства выживу!
  - Минам, я настаиваю на том, чтобы ты прекратила, наконец, оказывать бессмысленное сопротивление и начала выполнять указания Юн-Джинна! Перестань, в конце концов, его пугать, он боится тебя больше, чем ядерного взрыва. Сделай то, о чем я говорю, потому что иначе мне придется действовать насильно, с применением грубой силы.
  Авторитет адмирала давил тысячетонной тяжестью, и я была вынуждена сдаться:
  - С тобой опасно спорить, Каерин.
  - Рад, что в твоих словах появился намек на здравомыслие.
  - У меня будет всего одно маленькое пожелание, - сдалась я. - Я хочу, чтобы во время проведения надо мной эксперимента ты не присутствовал лично и, чтобы ни происходило, не появлялся в лаборатории.
  - Я боюсь даже предположить причину столь странного требования.
  - Требования? - не смогла я сдержать иронии, учитывая свое незавидное положение. - Это всего лишь жалкая просьба.
  Каерин согласился на данное условие с учетом моего образцового поведения. Он также сообщил о том, что Юн-Джину удалось разработать нестандартный вид лечения, который обещал меня чудесным образом исцелить. Я не хотела его больше слушать и потому бесцеремонно напомнила о том, что на верхнем уровне корабля его нетерпеливо ожидали многочисленные подчиненные.
  Юн-Джин уложил меня на хирургический стол, и я даже безропотно позволила себя на нем обездвижить. Эскулап параллельно вдохновенно рассказывал о разработанном специально для меня оригинальном способе лечения. Он вдавался в мельчайшие детали, и, когда в моем мозгу воссоздалась полная картина того, что именно он собирался со мной сделать, то у меня от ужаса зашевелились волосы на голове.
  - Я уже проводила над собой похожий эксперимент, результат он дал временный и непродолжительный, в то время как боль, которую я в ходе него испытывала, была в стократ сильнее обычной!
  - При его проведении я буду использовать специальных угрей, ареалом обитания которых является одна из закрытых планет. Сила их тока на порядок выше аналогов, что повысит вероятность благоприятного исхода в несколько раз, - убежденно произнес мужчина в белом халате.
  - В этом-то вся и проблема! Из-за увеличения напряжения боль возрастет прямо пропорционально и побьет все немыслимые рекорды!
  Я попыталась предпринять хотя бы что-то, но не смогла пошевелить даже пальцем.
  - Минам, я тщательно проработал каждую деталь опыта, и любые неточности имеют чрезвычайно малую величину вероятности.
  - Досконально и кропотливо изучи мою проклятую генную карту, Юн-Джин! Побочным эффектом проведенного мною эксперимента стала непереносимость большей части медикаментов на клеточном уровне! - яростно воскликнула я.
  - Образовательный уровень в удаленных секторах оставляет желать лучшего, и Земной Союз не является исключением, - пренебрежительно поджал губы мужчина в белом халате. - Ваша медицина недостаточно прогрессивна, знания выборочны и скудны, а методы работы в принципе убоги, поэтому я не уверен, Минам, что на твои выводы можно полагаться в данном вопросе.
  - Вероятно, тот, кто выдал тебе медицинскую лицензию, чрезвычайно сильно разочаровался в людях, раз позволил заниматься лечением подобному тебе эскулапу с ярко выраженными садистскими наклонностями!
  - Я тебя пытаюсь исцелить после всего, что ты с собой сделала, имей ко мне хотя бы какое-нибудь уважение! - не сдержался собеседник. - Этот эксперимент необходим для твоего же блага, и будет лучше, если ты перестанешь сопротивляться, потому что твое неповиновение в первую очередь навредит тебе самой.
  Я успела лишь запоздало выкрикнуть "Нет!", после чего язык, став ватным, отказался меня слушаться. Я шокированным взглядом наблюдала за манипуляциями эскулапа, после чего меня пронзила очень сильная боль, словно меня живьем выворачивали наизнанку и тщательно дробили все две сотни костей, вплоть до слуховых. Несмотря на хаотичные действия запаниковавшего врача, ситуация вышла из-под контроля, и я, кажется, закричала. Я не соображала ничего, ни кто я, ни где находилась, для меня существовала только пульсирующая безумная агония, в которой, словно в вулканической лаве, я сгорала целиком и без остатка.
  Я не думала, что переживу данную ошибку в расчетах Юн-Джина, однако мой организм оказался намного живучее, чем хотелось бы. Я забылась тревожным сном после того, как смогла нормально дышать, а, когда покинула объятья Морфея и пошевелилась, высвободившись из душного кокона, почувствовала, как моих пальцев коснулись чужие губы, а запястье обожгло горячее дыхание.
  О сне у меня остались лишь приятные воспоминания, я резко распахнула глаза, и первым, что увидела, стал анатомически идеальный мужской подбородок. Медленно и осторожно подняв непричесанную голову вверх, я наткнулась на внимательный, всепоглощающий ярко-бирюзовый немигающий взгляд. Как оказалось, я лежала почти целиком на Каерине, вместо подушки использовала его широкую грудь и одной ногой обнимала мужское бедро. Это была самая большая черная дыра во всем бракованном космосе! Я попыталась дернуться, но ариец не позволил мне сдвинуться с места ни на миллиметр.
  - Что ты делаешь в моей тюремной камере, неужели шикарные апартаменты на верхней палубе перестали тебя устраивать? - разозлилась я.
  Ариец жестко пресек мою очередную попытку освободиться, и на ухо прошептал:
  - Мне жаль, что приходится снова быть грубым, чтобы вырвать у боли кусочек счастья.
  - У нас был уговор, Каерин, я свою часть сделки выполнила и добровольно легла на операционный стол, в то время как ты ни в коем случае не должен был появляться в лаборатории во время проведения эксперимента.
  - Минам, ты кричала и звала меня, срывая голос, и столько в нем было отчаяния, что кровь стыла в жилах, - эмоционально воскликнул ариец.
  - Я находилась в бреду, и не могла отвечать за свои слова! - скривилась я.
  - Твой пронзительный крик до сих пор стоит в моих ушах, и я очень сильно сомневаюсь в том, что когда-нибудь смогу это забыть.
  - Где Юн-Джин? - нахмурилась я.
  - Мы с тобой здесь совершенно одни, - ответил находившийся в опасной близости собеседник.
  - Если ты меня не отпустишь, Каерин, то меня охватит гнев, а, когда я испытываю сильные эмоции, вокруг все взрывается от ярости обезумевших стихий!
  - Хочу тебе напомнить, Минам, что благодаря проделанному надо мной изуверству я теперь сильнее, выносливее и живучее, чем ты, - позволил себе усмешку ариец. - Но у меня есть одна крохотная слабость, которая делает меня уязвимым и из-за которой моя жизнь напоминает сущий кошмар. Мое личное наказание, такое маленькое, беззащитное и хрупкое, что становится не понятным, как оно может доставлять мне настолько большое количество проблем.
  Адмирал начал прокладывать губами дорожку по моей ставшей очень чувствительной коже, и я всхлипнула от полного осознания собственного бессилия.
  - Не бойся меня, Минам, я никогда и никому не позволю причинить тебе вред.
  - Потому что эту прерогативу ты оставляешь единолично себе!
  - Все мои поступки продиктованы лишь заботой о твоем здоровье, и мне очень жаль, что эксперимент, проводимый над тобой Юн-Джинном, не дал положительного результата.
  - Вы с этим эскулапом в белом халате очень похожи, - зло ответила я. - Вам обоим доставляет особое удовольствие издеваться над людьми.
  - Пожалуйста, не суди моего друга по одной ошибке. После произошедшего он до сих пор ходит бледный, как полотно, вздрагивает при каждом окрике и принимает успокоительные капли.
  - Если ты рассчитываешь на то, что я проникнусь жалостью к извергу, который хладнокровно резал меня своими собственными руками, то ты глубоко заблуждаешься, - непримиримо ответила я.
  - Если ты осмелишься причинить ему вред, то я исполню столь суровое наказание, что оно миллион раз заставит тебя пожалеть о содеянном, - предупредил ариец, в то время как его руки сдавили мои ребра так, что я не смогла вздохнуть.
  - Прекрати сжимать меня в своих объятьях, Каерин, потому что иначе ты меня, в конце концов, сломаешь! - воскликнула я.
  - Прости, я не хотел причинять тебе боль.
  - По сравнению с тем, что мне пришлось испытать, это всего лишь легкий дискомфорт, поэтому я вряд ли преувеличу, если скажу, что никакое твое наказание мне уже не страшно, - опрометчиво произнесла я громкие слова.
  Я не успела моргнуть, как Каерин вдавил меня тяжестью своего тела в мягкую поверхность. Мои глаза мимо воли распахнулись шире, от лица отхлынула кровь, и я забыла, зачем именно нужно было дышать.
  - Не страшно? Стоило мне зажать тебя в угол, как ты уже находишься в стылом ужасе, Минам! - эмоционально произнес собеседник. - Мне так сильно хочется к тебе прикоснуться, что мои руки дрожат, словно у наркомана, и вместо рациональных мыслей в голове берут верх животные инстинкты. Ты даже не представляешь, как мне тяжело держать себя в руках, и эта задача становится практически невыполнимой, когда все вокруг заполняет твой запах.
  - Ты словно зверь, Каерин, дикий, кровожадный и слишком опасный.
  - А ты такая сладкая, нежная и манящая, Минам, - наклонился к моему уху собеседник. - Твой запах дурманит и пьянит, от него кружится голова.
  - Каерин, ты болен!
  - Считая меня больным, ты тысячу раз права.
  Ариец с отчаянной решимостью смял мои губы в жарком поцелуе с привкусом горечи. Я замерла, словно кролик перед удавом, и липкое ощущение страха было настолько осязаемым, что я чувствовала, как его леденящие щупальца оплели мои внутренности. Тяжело дыша, он сжал ни в чем не повинное постельное белье пальцами с побелевшими костяшками и глухо спросил о том, что никак не мог понять:
  - Из-за чего ты каждый раз бежишь от меня без оглядки, отвергаешь любую мою помощь и заставляешь испытывать неимоверные муки, ведь ты сама меня создала?
  - Потому что сама испугалась дела рук своих, - проговорила я едва слышно.
  Я не могла признаться своему любимому творению в том, что он был мне нужен, и эта потребность была несравнима ни с какими психотропными веществами. Моя любовь к нему была тяжелее наркотиков, ведь с самого начала я заметила то, что меня ввергло в панику и пугало до сих пор: рядом с ним мне становилось легче дышать. Конечно, первоначально это была лишь теория с незначительной долей вероятности, но в ходе моего безумного эксперимента она претворилась в жизнь.
  Злая насмешка судьбы заключалась в том, что между нашими цивилизациями была в самом разгаре кровопролитная война, и как бы прекрасно мне не было рядом с адмиралом, я не могла позволить себе стать от него зависимой. Я боялась предательской реакции собственного тела, нежели его самого, того, чья забота буквально душила, и кто столь виртуозно и талантливо умел причинять мне нестерпимые страдания.
  - Я являюсь последним существом во вселенной, которого тебе следовало бы опасаться, Минам, - произнес Каерин.
  - Но ты причиняешь мне боль с завидной регулярностью, как нечто обыденное и само собой разумеющееся, постоянно! Ты превращаешь в пыль мою родину, истребляешь моих сородичей и убиваешь меня, с особой кропотливостью и жестокостью.
  - Ты считаешь меня отъявленным вором, насильником и безжалостным убийцей, однако ужасные слухи, которые ходят обо мне по Солнечной системе, несколько преувеличены. Я не убиваю из-за маниакальной тяги к насилию и не пью кровь девственниц по утрам. Делая меня вселенским злом, ты забываешь о том, что за моими плечами стоит благополучие многомиллиардного народа, для которого я являюсь героем и спасителем.
  - Должна признать, что твои заслуги перед родиной выдающиеся и достойны многочисленных орденов высшей степени.
  - Твои злые слова ранят меня в самое сердце.
  - Которого у тебя попросту нет.
  - Я не хочу с тобой воевать, Минам, ведь тем самым убиваю себя своими собственными руками.
  - Но мы на войне, Каерин! Оглянись кругом!
  - Для тебя она уже закончилась, - непримиримо заявил адмирал. - Как военный трофей, по привилегии сильнейшего, а также по праву хозяина ты принадлежишь мне, и чем скорее ты с этим смиришься, тем будет лучше для тебя самой. Твое безысходное сопротивление выглядит более чем смешно.
  - Отпусти меня! - яростно воскликнула я, безрезультатно пытаясь высвободиться из крепкого захвата.
  - Поцелуй меня, Минам, разве я прошу тебя о многом? - неожиданно произнес собеседник, дыхание которого я чувствовала кожей.
  - Тебе не нужно просить, Каерин, стоит лишь приказать, и я выполню любое твое желание, даже если оно окажется аморальным и извращенным, - напомнила я ему о столь милом украшении на своей руке, как подчиняющий браслет.
  Он представлял собой тонкий металлический ободок, однако, не смотря на его лаконичность и неприметность, забыть о нем было совершенно нереально.
  - Я обещал тебе, что никогда его не активирую, - поджал губы мой бывший подопытный.
  - В таком случае сними его с меня, потому что мне надоело бояться вспышек твоего гнева, которые чрезвычайно хаотичны и совершенно непредсказуемы!
  - Нет, - ответил ариец.
  - Что и требовалось доказать, - горько произнесла я.
  - Так будет лучше для тебя самой, - сделал он невозможное заявление.
  У меня буквально взрывался мозг от сложившейся ситуации, и я в отчаянии схватилась за голову:
  - Это не прекратится никогда! - горячо воскликнула я, из-за чего от меня в пространство разошлась силовая волна, словно последствия от взрыва.
  - Минам, тебе нельзя волноваться, - в голосе мужчины появились тревожные интонации. - Юн-Джин настаивал на том, что тебе необходим абсолютный покой и категорически противопоказаны нервные срывы.
  - Если ты желаешь, чтобы я успокоилась, отойди от меня на несколько шагов назад! - воскликнула я.
  - Хорошо, Минам, я сделаю, как ты хочешь, - сдался собеседник.
  Ариец отошел от большой кровати на расстояние, и я обрадовалась маленькой победе, однако мои мучения на этом не прекратились.
  - Я хочу, чтобы ты поужинала со мной, - неожиданно заявил мужчина. - Насколько мне известно, именно таким образом принято ухаживать за девушками на вашей планете.
  - Роль джентльмена - не твое амплуа.
  - Для меня это действительно внове, потому что на моей родине личные взаимоотношения строго регламентируются заключенными по предварительному согласованию договорами, но я очень сильно постараюсь, Минам.
  - Чего ты добиваешься, Каерин?
  - Я все лишь хочу, чтобы ты поужинала со мной, съела свою порцию, как нормальный человек, поддержала беседу вместо того, чтобы спорить с каждым моим словом, и вела себя должным образом, не заставляя сомневаться в твоей адекватности.
  - Зачем? К чему весь этот цирк?
  - Это нужно в первую очередь для тебя, чтобы ты перестала бояться до потери пульса и дрожать, стоит лишь нарушить границу комфорта твоего личного пространства.
  - Если это был вопрос, то мой ответ - нет! - решительно ответила я, потому что совершенно не желала привыкать к арийцу.
  - Пожалуйста, Минам, хотя бы раз прояви благоразумие.
  - Надеюсь, что я выразилась достаточно ясно!
  - Чего ты настолько сильно боишься? - нахмурился собеседник. - В свою очередь я обещаю, что не стану тебя ни к чему принуждать, и все, что произойдет, будет исключительно с твоего согласия.
  Я глубоко вздохнула и медленно выдохнула в попытке успокоиться, после чего подняла взгляд на арийца.
  - Хорошо, Каерин, я поужинаю с тобой при выполнении одного условия, - решилась я на авантюру. - Если ты разрешишь мне встретиться с капитаном Льюисом, командиром захваченного земного корабля.
  - Зачем ты желаешь повидать беспринципного пройдоху, который держал нож у твоей шеи, против воли используя в грязном шантаже? - поднял бровь собеседник.
  За то, что мой бывший руководитель сдал меня прямо на руки арийскому извергу, я мечтала сделать с ним то, о чем даже не снилось в кошмарах маньякам-психопатам. Меня разбирал гнев при одном воспоминании о том, как он вышел на связь с адмиралом, однако я должна была отметить, что его поступок не был однозначным.
  - Капитан Льюис поступил правильно, потому что он действовал во благо землян, которые находились в ловушке, - вынуждена была признать я.
  - Очнись, Минам, он своими противоправными действиями едва тебя не прирезал!
  - Это не имеет совершенно никакого значения, потому что благополучие тысяч намного ценнее жизни одного маленького человека.
  - Для меня - нет, - поджал губы собеседник.
  - Твои слова просто чудовищны.
  - Быть может, потому что я монстр? - иронично отозвался ариец.
  - Что ты сделал с капитаном Льюисом, Каерин? - спросила я его в лоб.
  - Ничего, однако то, что его ожидает в конце нашего путешествия, будет намного хуже смерти.
  - Я хотела бы в последний раз встретиться с ним для того, чтобы попрощаться.
  - Он является слишком опасным и непредсказуемым субъектом для того, чтобы ваша приватная встреча была возможной, - решительно отказал собеседник.
  - Пожалуйста, не заставляй меня становиться перед тобой на колени.
  - Это небезопасно в первую очередь для тебя, Минам.
  - Выбор целиком и полностью за тобой, - сложив руки на груди, выдвинула я ультиматум. - Либо мы будем ужинать в дружественной атмосфере, как ты этого хочешь, либо я выйду из себя, и разрушительная сила стихий, вырвавшись на волю, заставит содрогнуться этот корабль.
  Глаза собеседника сузились от обуревавших его эмоций, но согласие арийца прозвучало более чем спокойным тоном:
  - Хорошо, Минам, я организую вашу встречу с капитаном Льюисом, однако свято надеясь на то, что ты не станешь совершать глупостей.
  Когда Каерин вышел из лаборатории, я запоздало обратила внимание на охапку срезанных ярко-голубых роз, которые самым, что ни на есть, невообразимым образом оказались в моей тюремной камере на арийском корабле. Это было слишком для моей нестабильной психики, и ваза разлетелась вдребезги, в результате чего цветы хаотично разбросало по полу.
  Юн-Джин, находясь в безопасности за непроницаемым стеклом, тем временем поинтересовался у своего друга:
  - Зачем ты потратил столько денег для того, чтобы в открытом космосе за несколько световых лет от Союза раздобыть земные цветы?
  - Я слышал, что таким образом на ее родной планете принято оказывать знаки внимания понравившимся девушкам, - ответил адмирал.
  - Но ты забываешь о том, что она не девушка, Каерин, - неприязненно заметил доктор. - Она монстр.
  
  
  
  11
  В скорости за мной пожаловало двое хмурых арийцев для того, чтобы проводить к пленным. Бесчисленные узкие коридоры давили своей серостью и безликостью, в то время как я старалась запомнить каждый поворот. Мы вышли из стеклянного лифта на нижней палубе, на полу которой наличествовали едва различимые разводы разноцветной крови. Если бы я не являлась медиком, то вряд ли бы смогла разглядеть данное кощунство, но за моими плечами был красный диплом, и потому я не сразу смогла оторвать от него свой взгляд.
  Каерин свое обещание сдержал, и нас с сэром Льюисом сопровождающие оставили наедине. Капитан сидел в фривольной позе на стуле в специальной комнате, которая была разделена мерцающим силовым полем на две части. Он выглядел не самым лучшим образом: круги под глазами, многочисленные синяки и кровоподтеки придавали ему вид уставший и угнетенный. Также мой взгляд зацепился за серую тюремную форму, которая была на капитане, и, стоило заметить, что сидела она на нем, как влитая.
  - Как вы себя чувствуете? - первым делом осведомилась я.
  - Местные врачи обследовали всех плененных землян, чтобы предупредить риск повальной эпидемии, и, следует сказать, что им буквально чудом удалось меня спасти, - выплюнул слова собеседник, с ненавистью буравя меня взглядом. - По их словам я был заражен редчайшим вирусом, родина которого находится на противоположном краю изученного космоса, и мне жутко интересно, Минам, откуда он мог появиться на расстоянии сотен тысяч световых лет на моем корабле?!
  - Мне чрезвычайно и безмерно жаль.
  - Того, что я не умер в конвульсиях и страшных мучениях? - со злостью вцепился пальцами в край столешницы собеседник.
  - Вы были очень категорично настроены и совершенно не хотели меня слушать, в то время как я была по отношению арийцев совершенно права, - не сдержалась я. - Своим ослиным упрямством вы сами вынудили меня пойти на крайние меры!
  - Должен признать, что по сравнению с пленными, находящимися в страхе и неизвестности, ты прекрасно устроилась, - презрительно проговорил мужчина.
  - Наверное, вы не поверите, если я скажу, что с удовольствием бы поменялась с вами местами!
  - Ответь, Минам, адмирал Акариен-тан хорош в постели? - ядовито поинтересовался собеседник.
  - Вы поступили очень подло, используя меня, словно марионетку, в своей нечестной игре, не смогли уберечь корабль от посягательств адмирала, которые стали следствием вашего безумного поступка, и теперь еще смеете упрекать меня в неподобающем поведении? Вы откупились мною, словно племенной кобылой, и мне интересно, неужели вас совершенно не мучает совесть?
  - Свою совесть я давным-давно проиграл в карты, - усмехнулся мой бывший руководитель. - Я не знаю, откуда ты знакома с адмиралом, Минам, но, когда о вашей связи станет известно земному ведомству, тебя объявят государственным преступником.
  - Но как они об этом узнают? - иронично отозвалась я. - Капитан Льюис, вы до сих пор дышите только благодаря приказу адмирала Акариен-тана, который связан отнюдь не с человеколюбием, а с тем, что у него на ваш счет имеются другие планы.
  - Ты знаешь, что он собирается с нами делать дальше?
  - Вас ожидает рабство на одной из удаленных планет Империи с чрезвычайно тяжелыми условиями обитания. Мною в университете изучались характеристики данных планет в рамках научных рассуждений об эволюции, и, насколько мне известно, большая часть новоприбывших в данные места погибает в первые же сутки.
  - Сколько нам осталось? - судорожно вздохнул собеседник.
  - Около двух суток.
  - А что будет с тобой? - поднял на меня взгляд капитан.
  - Меня ожидает мягкая перина удобной кровати адмирала Акариен-тана, - скабрезно ответила я.
  - Мне чрезвычайно любопытно, что заставило адмирала, имеющего на просторах вселенной далеко идущую славу, приказать ради твоего блага отступить целой флотилии? - задумался собеседник, окинув взглядом мою истощенную фигуру, болезненно-бледную кожу, непричесанные бирюзовые волосы и не найдя ответа на свой вопрос.
  - Он извращенец, - поморщилась я. - Кого еще, как не любителя диковиной экзотики, могла привлечь моя дефектная внешность?
  - Его слабостью можно воспользоваться для того, чтобы организовать побег с арийского корабля, - неожиданно заявил капитан.
  - Сэр Льюис, вероятно, вы не осознаете катастрофичности нынешнего положения. Мы находимся в открытом космосе на арийском крейсере тяжелого класса, экипаж которого состоит из солдат элитных спецподразделений, имеющих прекрасное вооружение согласно последним имперским разработкам. Но это меркнет в сравнении с тем, что на борту находится лично адмирал Акариен-тан.
  - Нам нужен лишь шанс, Минам! - горячо воскликнул он.
  - С чего вы взяли, что я стану вам помогать? - подняла я бровь. - Если бы не ваша глупость и недальновидность, меня бы здесь не было, я бы не находилась взаперти с новым украшением на руке и не вздрагивала по ночам от каждого шороха. У меня усугубились проблемы с психикой, с вашей легкой руки, капитан Льюис, моя жизнь превратилась в Ад!
  Из-за моей эмоциональной несдержанности белый свет замигал, а на силовом поле, разделявшем нас с мужчиной, появились помехи, однако я не обратила на это ровным счетом никакого внимания.
  - Я являюсь твоим непосредственным руководителем, Минам, и требую полного подчинения. Ты должна отвлечь адмирала, воспользовавшись его слабыми сторонами, и обезвредить на максимально продолжительное время.
  - С точки зрения генетики Каерин является чертовым совершенством, у него нет недостатков! Вы просите от меня невозможного!
  - Минам, идеальным вариантом будет, если ты отвлечешь его внимание на себя. Будь с ним ласковее, перестань упрямиться и сопротивляться, и, возможно, ты даже сможешь получить от этого удовольствие.
  Я буквально взорвалась от чересчур ярких эмоций:
  - Сначала вы использовали меня в подлом шантаже, а теперь подкладываете под адмирала?! То, о чем вы говорите, низко и аморально!
  - Смешно слышать подобные слова от наркоманки, - ядовито произнес собеседник. - Неужели адмирал Акариен-тан тебе настолько омерзителен?
  - Вы ведь знаете, что я злоупотребляю запрещенными препаратами, сэр Льюис, а теперь представьте самый тяжелый наркотик из всех существующих во вселенной, который словно говорит: 'Добро пожаловать в рай!' После приема которого можно упасть в обморок, потому что испытываешь такой кайф, что вы даже не способны себе представить с помощью своего скудного воображения. Вы считаете, что он мне неприятен? Нет, совсем наоборот.
  - В таком случае, в чем проблема?
  - Она заключается в том, что тяжелые наркотики вызывает сильнейшую зависимость с самой первой дозы, и сделать то, о чем вы меня просите, означает собственноручно подписать себе приговор, - нахмурилась я.
  - Минам, ты обязана спасти жизни своим соотечественникам, обреченным на гибель в колониях на сопредельных имперских планетах! - не стал меня слушать капитан.
  - Я всего лишь несовершеннолетняя землянка! Вы взваливаете на мои хрупкие плечи слишком большую ответственность.
  - Ты являешься абсолютным оружием, Минам, твои сверхъестественные способности поражают воображение!
  - Способности адмирала во многом превышают мои, и от него невозможно сбежать, сэр Льюис, проще умереть и переродиться! - вызверилась я.
  - В конце концов, это твой моральный долг!
  - Я не могу сделать то, о чем вы меня просите! Это выше моих сил!
  - Прекрати истерику и приди в себя, Минам, ведь в твоих руках находится судьба нескольких сотен человек!
  Я резко поднялась, неаккуратно опрокинув стул, но в следующее мгновение упала навзничь, ударившись затылком о пол. Капитан набросился на меня, принявшись грубо трясти за плечи, и я с запозданием отметила тот факт, что мерцавшее силовой поле, которое нас разделяло, исчезло. Я даже не обратила внимания на то, когда это произошло, потому что была переполнена слишком яркими эмоциями, и сила непокорных стихий, уничтожившая преграду, сыграла со мной злую шутку. Сэр Льюис хлестал меня по щекам, и я не могла сказать, как долго это продолжалось, потому что находилась в шоке и была совершенно дезориентирована в пространстве.
  Капитана стащили с меня и обездвижили пришедшие на выручку телохранители. Я заверила их, что со мной все нормально, и дошла до своей тюремной камеры, словно сомнамбула. То, чего добивался сэр Льюис, было омерзительным и извращенным, и я закрыла рот ладонями для того, чтобы не закричать. Мне понадобилась вся моя смелость, чтобы выбрать яркое платье в пол в стиле японских кимоно, которые были на пике популярности в Земном Союзе, с длинными разрезами по бокам. Я с трудом расчесала длинные бирюзовые волосы и заколола их, в то время как воротник был скроен таким образом, чтобы обнажить шею сзади, придавая этой части тела беззащитный вид.
  На совместный ужин с адмиралом меня проводили уже знакомые арийцы, и, если внешне я была собрана, то внутренне находилась весьма близко к панике. Я не могла собраться с мыслями, меня охватило болезненное ощущение холода, и мои движения были нервными и чересчур резкими. Когда я вошла в просторную комнату с видом на бескрайний космос, Каерин уже меня ждал. Стоило ему обернуться ко входу, как прозрачный бокал выскользнул из его рук. Синяя жидкость расплескалась по полу, и звук разбившегося стекла заставил меня вздрогнуть.
  - Минам, ты восхитительно выглядишь, - он задержал взгляд на моих волосах. - Ты словно омалия-нашхабанди, экзотический цветок, который растет на вершинах гор на моей родной планете, необычный, чрезвычайно хрупкий и невероятно прекрасный.
  - Прекрати, Каерин, - поморщилась я.
  - Почему мне нельзя сделать тебе комплимент? - его слова прозвучали неожиданно зло.
  - Потому что чувства ко мне - это извращение.
  - Ты права, Минам, это действительно так, - не стал спорить со мной собеседник. - Никогда прежде я не встречал настолько развращенного и аморального существа, единственной задачей которого было бы уничтожить себя в максимально короткий срок.
  Он галантно отодвинул стул, и я была вынуждена сесть за безупречно сервированный стол, который стоял возле панорамного окна. Разлив вино, Каерин опустился на сидение напротив, и я попробовала предложенное блюдо, не замечая ни вкуса, ни запаха. Не испытывая восторга по поводу произведений кулинарного искусства, я уделяла больше внимание алкогольному напитку.
  - Мне плохо, Каерин, - отложила я столовые приборы в сторону.
  - Юн-Джин выделяет тебе необходимые дозы наркотиков, - поджал губы мужчина.
  - Этого слишком мало для того, чтобы чувствовать себя нормально, - скривилась я, ведь мне не удавалось заснуть, я не могла нормально есть, мне было трудно даже говорить.
  - Мне очень жаль, но это необходимая мера, - в голосе собеседника не было раскаяния.
  - Мне нужно намного больше!
  - Нет, - категоричным тоном отказал ариец.
  - Скоро ты убьешь меня, Каерин.
  - Если Юн-Джину не удастся тебя вылечить, я обращусь в имперскую военную лабораторию, но добьюсь положительного результата.
  - Что ты будешь отвечать тем, кто заметит на моем запястье данное украшение, ведь на цивилизованных планетах рабство находится вне закона? - иронично поинтересовалась я, подняв свою руку.
  - Считай его обручальным, родная, - сделал невозможное заявление он.
  - Вы ведь не заключаете браки с представителями малых народностей! - удивленно воскликнула я.
  - Это действительно широко не распространено, потому что они эгоистичны, бесчувственны, лживы, нарушают договоренности и совершают преступления. Были даже случаи, когда слабые духом сходили с ума и заканчивали жизнь самоубийством, и, знаешь, что, сладкая? Ты побила все установленные рекорды.
  - Разве я не способна на глубокие чувства, Каерин? - подняла я бровь. - Ответь, кто сильнее меня тебя ненавидел?
  Ариец неожиданно выхватил свое лазерное оружие и решительно подтолкнул его в мою сторону.
  - Давай же, Минам, просто нажми на спуск, и мои мучения прекратятся, - зло произнес он. -Возможно, так было бы лучше для всех.
  Моего бывшего подопытного было сложно убить, и потому я дрожавшей рукой направила оружие прямо в его лоб, в который необходимо было выстрелить несколько раз подряд. Прошли долгие минуты, но, вопреки всем доводам рассудка, я не смогла убить Каерина. Отведя свой взгляд от невообразимых бирюзовых глаз в сторону, я безнадежно покачала головой.
  - За это и ненавижу, - ответила я. - За то, что ты можешь безнаказанно делать со мной все, что пожелаешь.
  - В таком случае отдай мне оружие обратно, Минам, раз выстрелить в меня у тебя не хватает духу, - протянув ко мне открытую ладонь, напряженным тоном сказал ариец.
  - Неужели ты думаешь, что я способна убить себя? - подняла я бровь, задумчиво изучая находившийся в моих руках опасный предмет.
  - Учитывая твое неадекватное поведение и безрассудные эксперименты, которые ты проводишь, в том числе на самой себе, у меня появляются сомнения в твоем здравомыслии, - поджал губы собеседник.
  - Разве я сейчас веду себя ненормально?
  - В твоем случае это лишь тщательно контролируемое безумие, - иронично отозвался ариец.
  - Если бы я была сумасшедшей, то не получила бы красный диплом о высшем медицинском образовании! - данный довод казался мне достаточно убедительным.
  - Ты даже не представляешь, насколько я удивлен, что тебе его выдали, ведь твой мозг изощренный и одержимый, поведение непредсказуемое, и, к тому же, у тебя полностью отсутствуют моральные принципы и нормы.
  - Твой психологический портрет, Каерин, также далек от нормального среднестатистического.
  - Верни мне оружие обратно, Минам, если не хочешь увидеть мое ужасное истинное лицо, - сжал губы в тонкую линию собеседник.
  Я подчинилась, и ариец быстро скрыл опасный предмет из вида. Настроение у меня было испорченным, я поморщилась, взявшись двумя пальцами за переносицу, и попросила убрать то, что казалось мне нелепым:
  - Загаси, пожалуйста, свечи, мне становится дурно от их запаха, и выключи фоновую музыку, потому что у меня очень сильно болит голова.
  - Минам, ты совершенно невыносима, - раздраженно ответил собеседник. - Я изо всех сил стараюсь сблизиться с тобой, но ты противишься этому с еще большим упорством.
  Он выполнил мою просьбу, и комната погрузилась в долгожданную тишину. Вероятно, я выпила слишком много вина, потому что ответила достаточно откровенно:
  - Подлым образом напав на Земной Союз, арийцы лишили меня семьи. С твоей легкой руки у меня больше нет крыши над головой, смысла жизни и блестящего будущего в научной лаборатории, которым я грезила долгие годы. Я хотела бы что-либо изменить, как заманчива сама мысль о том, что все могло сложиться по-другому, однако это невозможно, - закрыла я глаза. - Если бы только не началась кровопролитная война, если бы ты не был хладнокровным, деспотичным адмиралом арийского флота, если бы не столько боли.
  - Я не могу исправить прошлое, Минам, однако будущее мне изменить по силам, и я сделаю все возможное для того, чтобы прекратить бессмысленный вооруженный конфликт с Земным союзом, - решительно произнес ариец.
  - Но лично у меня больше нет будущего, Каерин, - опустила я голову на руки.
  - Я не позволю тебе умереть.
  - Тебе не по силам это сделать.
  - Я смогу тебя спасти даже от самой себя, - уверенно произнес имперец, однако убедить в этом меня ему не удалось. - Я все смогу.
  Вечер был слишком долгим, и я встала из-за стола с твердым намерением его завершить.
  - Двери заблокированы, и ты не сможешь выйти отсюда, пока не закончишь ужин, так же как никто не сможет нам помешать, - сложил руки на груди собеседник.
  - Я не могу больше есть, - скривилась я.
  - Минам, тебе осталось совсем немного, доешь мясной бульон до конца, - приказал ариец.
  Это блюдо было совершенно отвратительным на вкус, и каждая ложка супа давалась мне с огромным трудом. От мучений меня отвлекло неожиданное движение в холодном бездушном космосе за панорамным окном. Среди миллионов звезд неожиданно появилось несколько незнакомых кораблей странной формы с одинаковыми опознавательными знаками. Это была флотилия с полным боевым снаряжением, которая двигалась уверенно и целенаправленно.
  - Что происходит? - нахмурилась я.
  - Я сомневался в том, что зеленые решатся на открытый вооруженный конфликт с Империей, но оказывается, что смелости им не занимать, впрочем, как и безрассудства, - пренебрежительно ответил Каерин.
  Отодвинув тарелку в сторону, я решительно произнесла:
  - Я не буду это больше есть.
  - Минам, если ты станешь упрямиться, мне придется кормить тебя лично, - перевел взгляд обратно на меня собеседник.
  - Я сказала нет! - яростно воскликнула я.
  Когда ариец резко поднялся со своего места, то я вздрогнула. Он подошел вплотную ко мне и, вдохнув аромат моих волос, наклонился к столу. Взяв с него прибор, он приблизил его к моим губам и возле самого уха проникновенно произнес:
  - Пожалуйста, Минам, еще одну ложечку.
  Я оцепенела и не смогла выдавить из себя ни единого слова. Проглотив суп, я не почувствовала ни его вкуса, ни запаха, в то время как пряди моих волос зашевелились от едва заметного движения воздуха, и мою шею обожгло горячее дыхание. Его губы неуловимо коснулись моей кожи, Каерин провел рукой по моим плечам, но, когда его пальцы коснулись воротника платья, он неожиданно замер.
  - Откуда у тебя синяки на шее? - спросил он зло.
  - Во время встречи с капитаном у нас возникло некоторое недопонимание, - поморщилась я.
  - Мне доложили об этом инциденте, твои телохранители утверждали, что, когда они зашли в камеру, ты лежала на полу, в то время как Льюис нависал над тобой сверху. Почему ты не защищалась, когда он на тебя напал, Минам?
  - Все случилось слишком быстро.
  - По какой причине его не остановило силовое поле?
  - Это моя вина, - призналась я. - Меня охватила ярость, и сила стихий, вырвавшись на свободу, разрушила преграду.
  - Из-за чего ты настолько сильно разозлилась?
  - Капитан был не в себе, - поджала я губы.
  - Что он тебе сказал?
  - Это не имеет значения.
  Вернувшись на свое место и откинувшись на высокую спинку кресла, Каерин усмехнулся и произнес:
  - Желая спасти свою продажную шкуру, Льюис приказал тебе отвлечь меня на себя, не так ли? - в проницательности ему нельзя было отказать. - Чтобы сбежать с корабля, землянам необходимо усыпить мою бдительность, и тебе была отведена роль того, кто это сделает лучше всего. Кто лишит меня здравомыслия и заставит забыть о долге, кто своими прикосновениями и ласковыми словами сделает меня послушным, словно домашнее животное, - сказал он, и его губы искривились в презрительной усмешке. - Лицемерие землян поражает меня своим размахом, а подлость и вовсе вызывает восхищение. Как это по-человечески, вести действия исподтишка, любыми средствами, без морали и без пощады.
  Его речь заставляла меня чувствовать себя полным ничтожеством.
  - Я прав, Минам? - спросил собеседник.
  Я закусила губу, опустив взгляд на поверхность круглого стола, и промолчала.
  - Ответь на мой вопрос! - зло воскликнул он. - Моя догадка верна?
  - Да, - едва слышно ответила я.
  - Подойди ко мне! - в ультимативной форме произнес он.
  В глазах Каерина бушевала грозовая буря, и, видя мою нерешительность, он подстегнул:
  - Давай же, Минам, будь смелее.
  Когда я с опаской приблизилась и замерла в паре шагов от имперца, мужчина воскликнул:
  - Ближе! - на его губах появилась циничная усмешка. - Ты ведь хочешь дать шанс на побег своим соотечественникам?
  На негнущихся ногах я сделала то, о чем он сказал. Ариец не сводил с меня пристального взгляда бирюзовых глаз, и каждое произнесенное им слово вынуждало меня все явственнее ощущать глубину своего падения.
  - Обними меня, Минам.
  Когда я, затаив дыхание, неуверенно дотронулась ладонью до его груди, то почувствовала, как мощно бьется его сердце. Его плечи были напряжены, Каерин делал глубокие вдохи и медленные выдохи, словно пытался успокоиться, и я осторожно обняла его обеими руками. Время словно замедлило свой бег, и, когда я услышала следующий приказ, фиброзно-мышечный орган в моей груди пропустил удар.
  - А теперь поцелуй меня, - произнес в мои волосы ариец.
  Меня обуревали противоречивые эмоции: острое желание подчиниться и безумный, пробиравший до озноба, страх расплаты. Мое дыхание стало прерывистым, пульс бился в висках, словно птица, загнанная в клетку, а в голове царил полнейший сумбур. Однако чувство неправильности происходящего не покидало, и, насколько бы не был иррациональным мой страх, в итоге он одержал верх.
  Я попыталась прекратить это сумасшествие, но в следующее мгновение попала в живую ловушку. Расслабленно лежавшие на подлокотниках руки Каерина неожиданно сжали ребра и запутались в моей прическе.
  - Чего ты испугалась, Минам? - глухо поинтересовался он. - Давай же, отвлеки меня от выполнения моих прямых обязанностей, я хочу быть обманутым.
  - Я не могу, - на мои глаза наворачивались слезы.
  Мое сопротивление для имперца было словно трепыхание младенца, и на меня с опозданием накатывала удушливая волна паники.
  - Разве ты не желаешь спасти землян от каторги на непригодных для жизни планетах?
  - Пожалуйста, отпусти меня, - испуганно попросила я.
  - Неужели я настолько жуткий?
  - Ты страшнее, чем уносящая жизни миллионов существ уританская разновидность чумы, от которой нет вакцины, - честно ответила я.
  - Но ты сама сотворила меня, Минам, и должен признать, что ты намного ужаснее, чем я, - выдохнул мне в шею собеседник.
  - По сравнению с тобой, Дьяволом новейшего времени, я являюсь ангелом во плоти!
  - Ты падший ангел на бренной земле, - осторожно провел пальцами по моей щеке Каерин. - С одной стороны, ты превосходный врач и даруешь неизлечимо больным жизнь, но, с другой, используешь для этого совершенно бесчеловечные методы.
  - В клятве Гиппократа ни слова не было сказано о способах достижения результата.
  - Это верх антигуманности, цинизма и жестокости, - прошептал мой бывший подопытный. - Вернуть к жизни для того, чтобы после медленно и кропотливо забрать душу, вырезать сердце и оставить умирать от потери надежды.
  - У тебя слишком богатое воображение, Каерин, - поморщилась я. - Ты сильнее любого из известных мне гуманоидов, здоровый, как новорожденный младенец, и сможешь выжить даже в центре ядерного взрыва.
  - Тогда почему мне настолько больно? - эмоционально воскликнул собеседник, прижав мою ладонь к своей груди. - Вот здесь.
  - Отпусти мою руку.
  - Мне очень плохо, Минам, пожалуйста, помоги, - попросил ариец.
  - Тебе нужна помощь не моя, а квалифицированного психиатра, - не стала я его слушать. - Ты обвиняешь меня в сумасшествии, но на самом деле я гораздо адекватнее.
  - Я не буйно помешанный псих!
  - Они всегда совершенно искренне считают себя нормальными людьми, - поджала я губы.
  Я с остервенением вырывалась из его рук и, когда он их резко разжал, едва смогла устоять на ногах. Мой бывший подопытный поднялся следом, ему было трудно сдержать переполнявшие его чувства, однако он с этим успешно справился. Прежде чем выйти из каюты, он холодным, словно арктический лед, тоном произнес:
  - Я полагал, что землянам в моих глазах падать больше некуда, но в очередной раз крупно ошибся, - слова Каерина прозвучали, словно пощечина.
  За разблокированными дверями его уже ждали гуманоиды в форме, и он напоследок приказал двум арийцам увести меня обратно в камеру. Проведя по длинным коридорам крейсера, по которым спешили имперцы, меня заперли в надоевшей лаборатории. Я не знала точно, сколько времени прошло в давящей тишине, когда по отсеку корабля, в котором я находилась, был произведен сокрушительный удар космическим оружием. Свет замигал и погас, двери автоматически открылись, а вдалеке послышались крики и страшный грохот.
  Безэмоциональный голос начал повторять единственной слово: 'Эвакуация'. Этот звук бил по ушам, и я поспешила по охваченным паникой проходам в аварийный отсек. В лабиринтах коридоров сверкали искры, вспыхивал огонь и крушились стены, многие отсеки были разгерметизированы. Выжить в условиях творившегося кругом бедлама мне помогли недюжинная сноровка и сверхъестественные способности. Когда разрушения оказывались непреодолимыми, мне приходилось искать кружной путь и, сверяясь со стационарными голографическими картами, находить ближайшие точки эвакуации. В результате я потеряла много времени и оказалась в противоположном конце корабля. Последнее аварийное транспортное средство на уцелевшей платформе уже готовилось к отправке. За стеклом спасательной капсулы находился сэр Льюис, и я быстро, насколько это было возможно, направилась к землянам, в то время как капитан не сводил с меня напряженного, пристального взгляда. Однако команда была отдана до того момента, как я успела добежать, и произошла мгновенная отстыковка.
  - Сукин сын! - зло ударила я закрывшийся передо мной шлюз.
  На ум не приходило ни одного цензурного слова в адрес подлого пирата, который лишил меня единственного шанса на побег от Каерина, и я закричала от безнадежности и отчаяния. Когда мне удалось взять себя в руки, я развернулась с твердым намерением как можно дороже продать свою жизнь. Слепая ярость придала сил, и, оказавшись в пылу сражения, я позволила стихиям завладеть своим разумом, течь по венам и крушить все, до чего они могли добраться. Я потерялась во времени и пространстве, грохот, лязг и крики слились в единую какофонию, и я не заметила, как высокий свод над пылающим огромным залом начал обваливаться.
   - Прекрати, Минам! - вернул меня в реальность знакомый голос. - Ты уничтожаешь все вокруг, и, если не остановишься, окажешься погребенной заживо под рухнувшим перекрытием!
  С опозданием обратив внимание на то, что представители разных рас, уклоняясь от тяжелых снарядов, спешили к выходам, я презрительно крикнула им вслед:
  - Бегите, трусливые крысы! Только от судьбы все равно не убежать!
  - Приди в себя, Минам! Отсюда нужно срочно уходить! - настаивал имперец.
  - Я никуда не пойду с тобой, Каерин! - оттолкнула я мощным воздушным потоком арийца назад. - Нам с тобой совершенно не по пути!
  - Ты абсолютно не умеешь контролировать собственные эмоции и опасна в первую очередь для самой себя, - поджал губы ариец.
  - Мне действительно трудно стабилизировать свой эмоциональный фон, поэтому лучше не выводи меня из терпения!
  - Прошу, не будь безрассудной, - попытался воззвать к моему разуму мужчина.
  - Надеюсь, что мне не придется повторять дважды!
  - Минам, не заставляй меня действовать с применением грубой силы.
  Между нами полыхал огонь, под действием искусственной гравитации падали тяжелые потолочные плиты, и крушились несущие колонны. Я непроизвольно начала отступать назад, спотыкаясь и неловко взмахивая руками.
  - Ты обещал, что больше никогда не станешь применять ко мне насилие!
  - Ты можешь ненавидеть меня всем сердцем, но я не дам тебе возможности предпринять удачную попытку самоубийства.
  - Если ты сделаешь в моем направлении хотя бы один шаг, то я превращу этот зал в космическую пыль!
  - Пожалуйста, Минам, не делай глупостей.
  Высоко над головой послышался оглушительный грохот, и я отвлеклась всего на мгновение, когда Каерин сбил меня с ног, протащив по полу. На месте, где находились мои стопы мгновение назад, образовались руины, в то время как я оттолкнула силой стихии мужчину в сторону.
  - Мерзкий, гнусный лжец! - гневно воскликнула я.
  - Этот мерзавец изо всех сил старается спасти то немногое, что осталось от твоей жизни! - вышел из себя имперец.
  - Я не просила тебя о помощи! Не теряй драгоценные минуты и лучше спасайся сам, пока не поздно!
  - Но уже поздно, Минам, - в его голосе была обреченность. - Лично для меня уже слишком поздно.
  С притоком кислорода огонь вспыхнул сильнее, и в ослепительном зареве, не обращая внимания на губительную обстановку, на меня напал идеальный охотник. Я пыталась от него сбежать, старалась изо всех сил, но мои усилия изначально были обречены на провал. Обездвижив оказывавшее сопротивление тело, ариец воспользовался обширными знаниями человеческой анатомии. Нажав на определенные точки, Каерин погрузил меня в бессознательное состояние и уже с безвольной ношей направился прочь из полуразрушенного помещения.
  Меня привели в чувство очень сильная тряска и противный звук перегруженной системы. На моем лице была кислородная маска, и я не сразу смогла понять, что происходит вокруг. Мы находились в одноместном транспортном средстве, имперец крепко держал меня одной рукой, в то время как на панели управления мигали многочисленные красные индикаторы. Спасательная капсула была разгерметизирована и чересчур быстро приближалась к поверхности незнакомой планеты. Я не стала вырываться из объятий лишь по той причине, что была полностью уверена в своей скорейшей гибели.
  Я запомнила лишь первые секунды падения и не имела совершенно никакого представления о том, каким чудом арийцу удалось посадить транспортное средство. Мысли в моей голове отсутствовали, страх - тоже, было лишь чувство, будто все происходило не со мной, а я где-то сбоку. Он вытащил меня наружу, после чего стал производить странные манипуляции с покореженной аппаратурой, ругаясь на незнакомом языке. До самой линии горизонта простиралась безжизненная, иссушенная под яркой голубой звездой пустыня, и не было ни единой живой души вокруг. На ровной, растрескавшейся поверхности не росло ни чахлого деревца, ни тщедушного даже кустарника, в знойной и скупой пустоте подавляло чувство собственного ничтожества.
  Когда я пришла в себя настолько, что смогла ползти, то направилась в сторону дымившихся обломков. Начав рыться в том, что осталось от арийского корабля, я с надеждой поинтересовалась:
  - Мне нужны какие-нибудь медикаменты, они ведь входят в базовую комплектацию имперской спасательной капсулы?
  - Ты ранена? - взволнованно спросил Каерин. - У тебя закрытый перелом? Внутреннее кровотечение?
  Ариец попытался осмотреть меня на предмет скрытых повреждений, но я отчаянно воспротивилась данному мероприятию.
  - Нет, пока со мной все нормально, - заверила я его.
  Я продолжила упорные поиски, образовывая вокруг транспортного средства беспрецедентный беспорядок, и наблюдавший за моими суматошными действиями Каерин недовольно процедил:
  - Лично я не уверен, что этим словом можно охарактеризовать твое поведение.
  - Неужели в этой проклятой груде металлолома нет чертовой аптечки?! - не сдержалась я.
  - Вероятно, она находилась в багажном отделении, которое было повреждено при входе в атмосферу, - предположил мой бывший подопытный, и его слова прозвучали, словно приговор.
  - Бракованный геном! - эмоционально воскликнула я, пребывая в шоке от подлой злокозненности судьбы.
  Оказаться без единого грамма наркотиков в компании Каерина в пустыне на неограниченно большое количество времени - хуже ситуации нельзя было представить.
  - Где мы находимся?
  - Эта планета Т-9 торгового альянса, - уведомил ариец. - Все ее климатические показатели находятся почти в пределах нормы. Раньше здесь велись разработки месторождений, но, из-за произошедшей крупной аварии, сейчас она находится на карантине и закрыта для посещений.
  - В виду высокого уровня радиации? - догадалась я, вытерев ладонью тонкую струйку крови, которая вытекла из носа.
  - Да, - нахмурился собеседник. - Ты себя плохо чувствуешь?
  В отличие от меня, ариец не ощущал никакого дискомфорта благодаря успешно проведенному эксперименту.
  - Для меня это является проблемой не смертельной, но чрезвычайно неприятной, - поморщилась я. - Мне очень нужны наркотики, и, в связи с вредным ионизирующим излучением, как можно скорее.
  - В таком случае нам нужно быстрее добраться до заброшенной базы рудокопателей. Бортовой компьютер при входе в атмосферу зафиксировал слабый сигнал к югу отсюда, - неопределенно махнул за горизонт ариец.
  В указанном им направлении был тот же самый скупой пейзаж, что и в других сторонах света. Голубая звезда нещадно палила на макушку, и на коже проступал пот, защищая организм от перегрева и лишая драгоценной влаги. Сев под обломками, единственная функция которых отныне заключалась в создании тени, я опустила голову на руки.
  - Лучше бы я осталась на корабле, - безысходно произнесла я.
  - Минам, посмотри на сложившуюся ситуацию с другой стороны, - оптимизм Каерина меня совершенно не вдохновлял. - Не смотря на закон всемирного тяготения, мы с тобой сейчас живы и относительно здоровы. Воспринимай предстоящий поход как увлекательное путешествие.
  - Увлекательное путешествие куда? - не была я настроена на шутки. - В Ад?
  - Поднимайся с земли, чем раньше мы отправимся в путь, тем лучше, - не обратил ровным счетом никакого внимания на мои слова ариец.
  - Я никуда не пойду, Каерин, - проигнорировала я протянутую им ладонь.
  - Оставаться здесь глупо, шанс на то, что нас найдут на этой забытой всеми захудалой планете, минимален.
  - Но я не смогу дойти, - закрыла я лицо ладонями. - Сначала меня охватит озноб и повысится температура. У меня будут резкие эмоциональные перепады, и появятся галлюцинации, затем - сильная резь в суставах и костях. Окружающий мир в моих глазах превратится в радужные пятна, мышцы станут сводить судороги. Когда мой мозг перестанет воспринимать информацию от органов чувств, и единственным эмоциональным процессом останется пульсирующая боль, я больше не смогу подняться.
  - Перестань упиваться жалостью к себе, Минам! - схватил меня за плечи ариец. - Ты даже не пытаешься что-либо предпринять.
  - Для меня это неизбежный конец, Каерин! - вызверилась я.
  - Не смей опускать руки! Я уверен, что выход из сложившейся ситуации существует.
  - По крайней мере, одно решение есть всегда, - мрачно отозвалась я.
  - Даже не надейся на то, что я вложу в твои руки оружие, будешь умирать медленно и мучительно!
  - Должна признать, что к моему убийству ты подходишь с большим воодушевлением, упорством и виртуозностью.
  - В борьбе за твою жизнь мне приходится очень не сладко, ведь в первую очередь необходимо сражаться именно с тобой! - воскликнул ариец, скатившись до элементарных угроз. - Если ты откажешься идти дальше добровольно, то я заставлю тебя это сделать.
  - Если у тебя осталось мало-мальское сострадание, пожалуйста, оставь меня в покое, Каерин! Я едва могу стоять на ногах, и та участь, которая меня ожидает, намного хуже смерти.
  - Я сохраню твою жизнь, даже если ради этого придется сделать невозможное и невероятное, - был решительно настроен собеседник.
  - Ты уже сделал все, что от тебя зависело, чтобы превратить ее в кромешный ужас!
  - Все мои действия были продиктованы лишь заботой о твоем здоровье, - холодно произнес ариец. - Психотропные вещества убивают самых сильных, умных и волевых людей, справиться с ними не может почти никто. Это очень страшная болезнь, и главная ошибка людей состоит в том, что они верят, будто наркотики принесут им счастье.
  - Вероятно, ты хочешь услышать от меня слова благодарности? - саркастично подняла я бровь. - Спасибо за то, что навсегда прекратишь мои мучения, Каерин.
  - Не рви мне душу, Минам, - сжал переносицу двумя пальцами ариец.
  - Ты жестокий и циничный монстр!
  - В таком случае не удивляйся тому, как я поступлю, - поджал губы мужчина. - Сейчас же вставай на ноги, сладкая, потому что мы отправляемся в дорогу, и я хочу акцентировать твое внимание на том, что мои слова не являются жалкой просьбой. Если ты этого не сделаешь добровольно, я тебя свяжу, вставлю в рот кляп, перекину через плечо, и дальнейший путь ты проделаешь именно в таком положении.
  - Как же я тебя ненавижу, - эмоционально ответила я. - Если мне все-таки удастся выжить, то молись всем Богам вселенной, Каерин, потому что я заставлю тебя почувствовать все то, через что пришлось пройти мне.
  - Просто выживи, Минам, ничего больше я от тебя не прошу.
  Я отказалась от помощи Каерина, обмотала голову куском материи и отправилась в путь, ругаясь сквозь зубы и стараясь не отставать от арийца. На спине мужчины был большой походный рюкзак, в котором находились небольшой запас воды, подлежавшая ремонту аппаратура со спасательной капсулы и альпинистское снаряжение. До сокрушительного падения бортовой компьютер выдал информацию о том, что планета Т-9 представляла собой большей частью горную местность. Несмотря на полученную информацию за несколько дней пути нам не встретилось ничего больше булыжника.
  По истечении данного срока на меня без слез взглянуть было нельзя. Каждый шаг отзывался тупой болью в суставах, я спотыкалась на ровном месте и периодически падала, поднимая облако белой пыли. Перед глазами расплывалась бесконечная пустыня, под яркими лучами голубой звезды загадочно мерцал и переливался песок - это была завораживающая смертельная красота. Тяжелый груз, труд и хлопоты полностью взял на себя Каерин, мне оставалось лишь идти, однако это было неимоверно сложной задачей.
  Я брела следом за арийцем, регулярно оборачивавшимся назад для того, чтобы оценить мое критическое состояние, и надоедала ему пустыми разговорами.
  - Долго еще идти до заброшенной базы? - в очередной раз нудно спросила я.
  - Нет, осталось совсем немного, - заверил меня собеседник.
  - Удивительно, насколько нагло ты умеешь врать.
  - Что ты хочешь услышать от меня, Минам? - неожиданно разозлился ариец. - Что авария, повлекшая за собой выброс огромного количества радиоактивных веществ, произошла здесь несколько столетий назад? О том, что вероятность застать работающее оборудование на разоренной мародерами планете чрезвычайно мала? Или о том, что без навигатора мы можем до нее в принципе не добраться, потому как я помню лишь примерное расположение? Несмотря на спокойный вид, который дается мне с огромным трудом, мое состояние довольно близко к панике.
  Я зацепилась за подвернувшийся под ноги колючий кустарник и тяжело упала, разбив колени в кровь. Уперев замотанные тканью ладони в раскаленный добела песок, я пыталась понять, где находится земля, а где - небо.
  - Мне кажется, что все мои внутренние органы обливаются кровью. Больна каждая клетка моего тела, взрываясь при малейшем движении фейерверком боли, я не могу больше это терпеть, - тяжело выдохнула я. - Пожалуйста, Каерин, если ты знаешь значение слова 'жалось', убей меня.
  - Даже не проси меня об этом, - категорично ответил мужчина.
  - В таком случае дай мне лазерный пистолет, я сделаю это сама, - поджала я губы.
  - Я не могу, Минам, - покачал головой ариец. - То, о чем ты говоришь, безбожно и кощунственно.
  - Как не вовремя ты решил проявить мягкосердечие и малодушие, - зло выдохнула я.
  - Офицеры имперского военно-космического флота отдают безжалостные приказы, убивая миллионы разумных существ, но нам не сравниться в хладнокровии с врачами, проводящими антигуманные эксперименты, скрупулезно разрезающими живую плоть на маленькие кусочки и равнодушно наблюдающими за предсмертной агонией подопытных.
  - Такова цена научного прогресса.
  - Ты превратила свою личность в раба, живущего от дозы к дозе, жалкого, сломленного и изможденного, - вышел из себя ариец. - Если в этом заключается прогресс науки, то тебе удалось совершить великое открытие!
  - Пожалуйста, прекрати на меня кричать, - закрыла болезненные глаза я. - У меня наблюдается общемозговая неврологическая симптоматика, и твои громкие нравоучения только ухудшают ситуацию.
  - Вставай на ноги, Минам, нам нужно идти дальше, - недружелюбно произнес мужчина.
  - Прошу, оставь меня здесь, - в очередной раз попыталась я переубедить упрямого арийца. - Я сильно замедляю передвижение, и без обузы в моем лице твои шансы на выживание возрастут в несколько раз.
  - Я не стану облегчать твои страдания, Минам, ты этого нисколько не заслужила.
  - Перестань, в конце концов, надо мной издеваться! - не сдержалась я. - Ведь это единственно верное слово, которое может охарактеризовать то, что ты со мной делаешь!
  - Тебе не удастся разжалобить меня, как бы ты не старалась, - губы мужчины превратились в тонкую полоску. - Ни одна скупая слеза не скатится по моей щеке.
  - Ты бесчувственный нравственный урод.
  - Забавно слышать подобные слова от тебя, сладкая, - саркастично отозвался бывший подопытный. - Если ты не способна оставшийся путь проделать самостоятельно, то я тебе могу в этом помочь.
  - Не надо! - чересчур резко ответила я. - То есть, не стоит себе затруднять, Каерин, я вполне могу идти сама.
  С неимоверным усилием оторвавшись от земли, я поднялась на ноги и тем самым наглядно продемонстрировала свое ослиное упрямство и железную силу воли.
  - Вот и прекрасно, - процедил сквозь зубы ариец.
  По моему субъективному мнению ничего замечательного в моем нынешнем положении не было совсем. Вообще. Нисколько.
  Со временем мое состояние неизменно ухудшалось. Каерин насильно зажимал мне нос, вливая в рот воду, из-за чего я надрывно кашляла, и брызги летели в разные стороны. Когда ландшафт по маршруту нашего следования изменился, и стали чаще попадаться своеобразные изогнутые скалы, дававшие тень, и невзрачные растения, арийцу удавалось поймать чрезвычайно шустрых мелких млекопитающих. Жаря странные на вид бесформенные тушки, он заставлял меня есть насильно, и его грубые действия, не имевшие ничего общего со щепетильностью, приводили меня в исступление.
  В одно обычное безоблачное утро, когда мое состояние превысило критичную отметку, я больше не смогла встать. Каерин самоотверженно взял на себя дополнительную ношу в моем лице, и намного быстрее продолжил путь, ведь теперь ему не нужно было оглядываться на постоянно отстававшего путника, однако мне было абсолютно все равно. Я проявляла полную индифферентность по отношению к окружающей среде и будущему, как таковому.
  Имперец шел несколько суток подряд, останавливаясь лишь на охоту и быстрое поглощение пищи. Накормить меня ему больше не удавалось, и он бросил это неблагодарное дело. Утопая в пучине стойкой и острой боли, я находилась на грани между сном и явью, и Каерин раз за разом прощупывал мой пульс. Перед тем, как он устроил привал, прошло много времени, каждое мгновение которого для моего воспаленного сознания было подобно вечности.
  В опустившемся на пустыню полумраке поужинав и затушив костер, мужчина лег возле меня, обхватив рукой за талию и прижав к своей груди. Не смотря на резкое падение температуры воздуха, я предпочитала устраиваться на ночлег на максимальном расстоянии от него, но теперь сопротивляться у меня не было сил. Каерин заговорил тихо, но каждое слово было отчетливо слышно в безмолвии ночи, и я не была уверена в его понимании того, что я находилась в сознании.
  - Как мучительно держать тебя в своих руках и чувствовать, как ты от меня ускользаешь, таешь, будто след на зыбучем песке, - его голос звучал глухо. - Страшно, когда ты молчишь, словно было произнесено последнее слово, и мне хочется нарушить тишину. Страшно закрыть глаза, потому что могу проснуться без надежды. Ты мой бред, сумасшествие с верой в здравомыслие и наваждение. Я так люблю твои худые плечи, улыбку коралловых губ и манящий плен огромных глаз. Мне неимоверно хочется слышать шепот твоего дыхания, гладить бирюзу волос и узнать, насколько ласковыми бывают твои руки, - Каерин сжал меня сильнее, развернув к себе лицом, и длинные пряди запутались в его пальцах. - Но твои кричащие, изломанные слова, словно сотня жадных игл, впиваются и ранят душу. На завтрак, обед и ужин ты выпиваешь мое сердце до самого дна, Минам. Тебе очень тяжело, жестоко и страшно любить.
  Незаметная слезинка скатилась по моей щеке, и пропала без вести. Я чувствовала обжигавшее дыхание кожей, и, когда резко распахнула глаза, мужчина вздрогнул.
  - Спаси меня, - едва слышно прошептала я.
  - Если бы я знал, как победить тебя в безудержном стремлении к самоуничтожению, то сделал бы это, не смотря ни на что, - в голосе арийца была горечь. - Но ты очень упряма в достижении своей цели.
  Я цеплялась за него, словно утопающий за соломинку, ведь он был моим единственным шансом остановить пульсирующую агонию.
  - Поцелуй меня, - выдохнула я в его губы. - Позволь почувствовать себя живой.
  - Ты бредишь, Минам, и не отдаешь отчета своим действиям, - был непреклонен Каерин.
  - Пожалуйста, я тебя умоляю, - беззвучно попросила я.
  - Это сумасшествие, ведь ты слаба, словно новорожденный младенец, говоришь с большим трудом и едва дышишь.
  - Это совершенно невыносимо, - скривилась я в гримасе боли и через силу положила свою ладонь на его лицо. - Прошу, заставь мое сердце биться быстрее.
  - Что ты творишь, Минам? - безнадежно выдохнул в мои волосы ариец.
  Я потянулась к его плотно сжатым губам, словно к источнику родниковой воды, и Каерин ответил мне неохотно. Поцелуй был трепетным, робким и нежным, но я просила намного больше. Стучащие сердца и сбитые дыхания стали единственными звуками призрачно-звездной ночи, которая сложилась из времени, обстоятельств и места. Сознание уплывало, не было ни мыслей, ни смятения, лишь желание быть рядом, чувствовать кожей и жажда владеть. Это был мой личный сладкий кошмар, упоительный, до крика пронзительный, с бешеным ритмом зашкаливавшего пульса. Условности и законы были отвергнуты, признания казались не нужными, а любые слова - бессмысленными. Когда у меня перехватило дыхание, Каерин заволновался, что причинил мне боль, но я с несдерживаемым стоном ответила:
  - Мне никогда не было настолько божественно восхитительно.
  Волшебная ночь отравила своей безрассудностью, подарила крылья и растворилась в чувственном крике. Мне словно стали открыты самые сокровенные тайны вселенной, и в голове осталась предательская мысль, что теперь я уже никогда не смогу посмотреть на мир иными глазами. Тревожный мрак окутал тишиной, легкое дыхание мягко, легко и осторожно царапало кожу. В ощущении эйфории была лишь одна фальшивая нота, она вызывала беспокойство, словно вирус, проникший в мое тело.
  К утреннему разговору с арийцем я пыталась подготовиться заранее, но, не смотря на старания, унять нервную дрожь не удалось. Я долго смотрела на спящего мужчину, четко очерченные скулы и невероятно мягкие губы, не в силах оторвать от последних взгляд, после чего растормошила его за плечо.
  - Поднимайся, Каерин, солнце уже высоко, - разбудила я того, кто слишком долго отдыхал. - Нам нужно как можно быстрее отправляться в путь. Нельзя терять драгоценное время.
  - Минам, почему ты встала? - с трудом сфокусировал взгляд мужчина.
  - Я чувствую себя намного лучше, - коротко ответила я.
  - Что происходит? - обескураженно спросил он.
  - Я подогрела завтрак, - опустилась я на булыжник с противоположной стороны костра. - Мне удалось найти неподалеку отсюда воду и даже приготовить чай. Цветки этого растения облюбованы местными млекопитающими, я также провела тест на съедобность, так что можешь его смело пить.
  - Но ведь еще вчера ты была больше похожа на труп, чем на живого человека, - нахмурился собеседник. - Я сходил с ума от отчаяния и осознания собственной беспомощности, а сейчас, словно ни в чем ни бывало, сидишь и разговариваешь со мной.
  - Я не восторженная глупая дурочка, влюбившаяся в адмирала вражеского военно-космического флота. Произошедшее ночью не было помешательством, для меня это являлось категорически острой нуждой, - поморщилась я. - Мне нужно было резко повысить уровень адреналина в крови и некоторых гормонов, в том числе эндорфинов.
  - Это связанно с генной мутацией, которая стала следствием твоего неудачного эксперимента? - догадался Каерин.
  - Да, - кивнула я. - Для нормальной жизнедеятельности мне необходима искусственная стимуляция биохимических и эндокринных процессов в организме, и, в виду отсутствия наркотиков, мне пришлось воспользоваться другим, альтернативным вариантом.
  - Но ведь это безумие, - выдохнул собеседник.
  - Это моя жизнь.
  - После крушения спасательной капсулы ты, конечно, совсем забыла рассказать мне об этой своей маленькой, незначительной особенности? - недружелюбно поинтересовался ариец.
  - Я не знала наверняка, это было всего лишь предположение.
  - Тебе понадобилось настолько много времени, чтобы его проверить? - повысил голос мужчина. - Ты стонала от боли, не могла ни есть, ни пить и несколько дней провела в беспамятстве, буквально умирая на моих руках!
  - Этого не должно было произойти, - поджала я губы. - Просто боль зашкаливала, хотелось выть, как волку на луну, и я не выдержала, однако обещаю, что подобного больше не повторится.
  - Ты в этом уверена? - поднял бровь Каерин.
  - По крайней мере, я сделаю для этого все возможное.
  - Например, раздобудешь наркотики?
  - На заброшенной базе должен быть медицинский блок, в котором наверняка остались какие-нибудь препараты, - с надеждой в голосе произнесла я.
  - Почему ты выбираешь их, Минам? - задал важный вопрос ариец.
  - Потому что наркотики предсказуемы, - зло ответила я. - Их влияние на организм полностью изучено, и есть понимание, какие конкретно последствия ждут наркозависимого - в отношении его физического, психического здоровья, познавательных процессов и способностей. Они не истребляют хладнокровно моих сородичей, не уничтожают целые планеты и не привносят в мою жизнь безумный оттенок кошмара.
  - Ты ненавидишь меня, Минам? - приблизившись вплотную, он поднял мой подбородок, заставляя посмотреть вверх. - Скоро ты забудешь о неуместной гордости, стыде и потаенных страхах. Когда ты превысишь меру и упадешь на колени, когда твои любимые наркотики заберут у тебя все, что ты имеешь, ты сама попросишь меня о помощи, и я сомневаюсь, что мне придется ждать долго.
  - Не прикасайся ко мне! - гневно воскликнула я.
  - Если ты надеешься на чудодейственную силу психотропных веществ, то определенно делаешь это зря, потому что я не позволю!
  - Произошедшее ночью было ошибкой! - вскочила я на ноги. - Держись от меня на расстоянии!
  - Это было самой серьезной твоей оплошностью, сладкая, потому что больше я не стану из жалости идти у тебя на поводу, отныне пощады не будет.
  - Ты мне угрожаешь? - разозлилась я.
  - Нет, Минам, я тебе обещаю.
  Недовольные друг другом, мы отправились в путь, и я шла, игнорируя имперца и демонстративно не смотря в его сторону. С каждым днем я становилась все более раздражительной, находясь в состоянии эмоционального напряжения, беспокойства и тревоги. Время тянулось, будто на распятии, часы складывались из минут, минуты - из секунд, а каждая секунда - из бессмысленной бесконечности. Мышцы начали периодически сводить судороги, и я перестала высыпаться, крутясь на песке, подтягивая колени к подбородку и не находя себе места. Меня сводила с ума близость арийца, казалось, он был везде, окружал со всех сторон, и, не смотря на то, что мы почти не разговаривали, он даже молчал слишком громко. Я переставала владеть собой, и при взгляде на Каерина у меня начинали дрожать руки. Мне довелось перепробовать много разных психотропных веществ, но с настолько тяжелой формой зависимости я столкнулась впервые.
  В один из невыносимо жарких знойных дней мы подошли к обрыву в необъятную пропасть, словно к рубежу мира. Крутой скалистый склон терялся в молочной дымке, надежно хранившей свои инопланетные тайны. Туман уходил далеко за горизонт, и, не смотря на нещадно палящее светило, от него веяло сыростью и затхлостью. Мы остановились на самой кромке, безрезультатно всматриваясь в белесый занавес, который был неплотным, но уже в нескольких метрах разглядеть что-либо не представлялось возможным.
  - Этот туман очень странный, - нарушил тишину ариец.
  - Скорее всего, это смог, который явился последствием чрезмерного загрязнения воздуха вредными веществами, выделенными в результате работы промышленных производств, - со знанием дела заметила я. - Однако не понятно, почему он до сих пор не рассеялся.
  - Нам нужно найти кружной путь, - решительно произнес Каерин. - Спускаться в пугающую неизвестность слишком рискованно.
  - Но обходная дорога может занять очень много времени, - не согласилась я.
  Данная преграда не имела ни конца, ни края, и вариант арийца мог отнять десятки дней, которыми лично я совершенно не располагала.
  - До глобальной радиоактивной катастрофы эта планета имела пятый, самый высокий уровень опасности. С учетом прошедших с тех пор столетий страшно подумать, во что могли мутировать местные хищники, - нахмурился собеседник.
  - Заброшенная база находится по другую сторону ущелья, и это самый кратчайший путь, - настаивала на своем я.
  - Соваться туда - самоубийство, - был непреклонен Каерин.
  - Ты унылый и занудный фаталист! - раздраженно воскликнула я. - Возможно, находившиеся в зоне радиационного поражения биологические виды к настоящему моменту полностью вымерли, и нам совершенно нечего опасаться.
  - Лично я не рассчитывал бы на то, что одни из самых опасных тварей во вселенной пали смертью в роковой борьбе.
  Я подошла на несколько шагов ближе, и под моими ногами зашуршали мелкие камни, срываясь вниз.
  - Но мы никогда не узнаем этого, если не проверим, - вглядываясь в пропасть, ответила я.
  У меня закружилась голова, начали подкашиваться ноги, и к горлу подкатило чувство тошноты. Это было неприятное ощущение, фобия обезоруживала, делала беззащитной перед приступом страха. Прыжок в неизвестность обещал ощутимо повысить уровень адреналина в моей крови, заменив на время наркотики, и разнообразить монотонные будни.
  Заметив целенаправленное движение, Каерин успел выкрикнуть лишь пару слов:
  - Минам, нет!
  Я с огромной скоростью и с бешеной высоты упала в невесомое облако, окунувшись в совершенную пустоту. Я была в шоке от своего поступка, понимая, что все же его совершила, сделала этот последний шаг. Мне удалось перебороть животный, первобытный ужас перед почти километровой пропастью и законом притяжения.
  
  
  
  12
  Сильный порыв ветра ударил в лицо, и послушная стихия, словно ласковая кошка, поиграв с волосами и забравшись за воротник, смягчила падение. Столкновение вышло довольно жестким, я несколько раз перевернулась вокруг себя, повредив колени и локти, и не сразу смогла подняться. В удушливой пелене пыли и загрязняющих веществ было тяжело дышать. Мои ноги по щиколотку погрузились в сизую, отдававшую гнильем, плесень, которая ковром покрывала скалистую поверхность. Видимость была скверной, редкая необычная флора таяла в белесом тумане, который вызывал неясное чувство беспокойства и дискомфорта.
  Возле моей головы вдруг пролетело маленькое создание с непропорционально огромными крыльями. Покружив над причудливым растением, напоминавшим гигантскую земную пассифлору, оно опустилась на зеленый побег. Я залюбовалась необычным существом, которое имело весьма впечатлявший и слишком большой для своих скромных габаритов набор клыков. Я не успела удивиться данному факту, как терновый венец растения неожиданно схлопнулся, сломав яркие крылья, поглотив тщедушное тельце и заставив вздрогнуть случайного свидетеля. Местная биосистема оказалась пассивно-агрессивной, и ее представители с точки зрения науки не могли не вызвать у меня восхищение.
  От созерцания пищевой цепочки отвлек шум - пренебрегая техникой безопасности, Каерин буквально скатился по отвесной поверхности, ловко цепляясь за выступы, и тяжело приземлился на ноги рядом со мной.
  - Ты окончательно лишилась рассудка! - грубо схватил меня за плечи разгневанный мужчина. - Твое бесстрашие граничит с глупостью, неужели тебя совершенно не пугает миллион опасностей, которые могут подстерегать на незнакомой планете?
  - Больше всего я боюсь себя, Каерин, - чистосердечно призналась я.
  - Вместо того чтобы найти безопасный путь, ты спрыгнула в пропасть, потому что боялась остаться со мной наедине на длительный срок? - зло спросил Каерин. - Ты действительно решилась на столь неосторожный поступок из-за того, что опасалась отсутствия наркотиков?
  - Отпусти меня! - я дернулась в захвате, и бывший подопытный разжал руки, позволив освободиться.
  - Когда я пытаюсь понять твою исковерканную логику, у меня начинают шевелиться волосы на голове, - шумно выдохнул он.
  - Я не нуждаюсь в провожатом и вполне могу дойти самостоятельно! - рассердилась я.
  - Минам, ты не имеешь совершенно никаких навыков для выживания, - был категорично настроен собеседник. - Несмотря на свою сверхчеловеческую выносливость, вряд ли тебе удастся остаться в живых после того, как какая-нибудь зубастая тварь откусит твою прелестную голову.
  - В детстве отец часто брал меня в экспедиции на отдаленные планеты, поэтому мне не впервой сталкиваться с дикой природой один на один, - вздернула я подбородок.
  - Возможно, я погорячился, Минам, и тебе даже удастся прожить несколько часов, - голос имперца сочился сарказмом.
  - Посмотри правде в глаза, Каерин, - раздраженно воскликнула я. - У нас нет карты, чтобы узнать о кружном пути наверняка. Мы можем потратить уйму времени на поиск обходной дороги, которой в принципе не существует.
  - Вариант перехода через радиоактивно зараженные заброшенные копи в условиях нулевой видимости не намного лучше, Минам.
  - Не думала, что адмирал имперского военно-космического флота испугается мистической силы зловещего тумана, - иронично отозвалась я, по широкой дуге обойдя кровожадное растение.
  - Больше всего я боюсь за твою жизнь, безголовая идиотка! - не сдержался собеседник.
  - Пройти через рудники - это наш единственный шанс на спасение. Он рискованный и призрачный, но лично я собираюсь им воспользоваться.
  - Подожди меня, Минам, - крикнул Каерин и, тихо выругавшись сквозь зубы, направился вслед за мной. - Нам лучше держаться вместе, и мне будет спокойнее, если ты не станешь пропадать из вида.
  Мы отправились в извилистый путь, и, в виду того, что белесый занавес надежно скрывал изломанные скалы, испещренные черными провалами нор, особенно чутко прислушивались к окружавшим звукам. Нашими спутниками стали тихий шелест, невнятный плеск вдали и редкий протяжный вибрировавший шум неизвестного происхождения, из-за которого моя кожа каждый раз покрывалась мурашками.
  Горная порода имела интенсивный лазоревый цвет с ржавыми прожилками, подобно венам. Она являлась одной из наиболее твердых из существующих субстанций, и об нее с легкостью можно было сломать нож. Тем необычнее на ней смотрелись продолговатые следы, а также обилие голубой крошки под нашими ногами. В моей голове сразу же возникли нехорошие мысли о том, как могли образоваться подобные борозды. Вероятно, Кариен размышлял схоже, потому что не замедлил подстегнуть:
  - Поторопись, Минам, - пристально вглядываясь в слабые очертания растений, произнес ариец. - Будет лучше, если мы проделаем этот путь до наступления темноты.
  Как бы ни хотелось бежать, передвижение замедляли исполинские отвалы отработанной породы, непроходимые заросли, которые представляли собой густые переплетения нитевидных побегов, и глубокие обвалы. Ариец уверенно шел впереди, и я следовала за ним, стараясь не отставать и вертя головой по сторонам. Мне были интересны особенности витка эволюции на планете с зашкаливавшем радиационным фоном, и я мимоходом отмечала необычные свойства местной флоры и фауны.
  Мое внимание привлекли полупрозрачные создания размером не больше ладони, которые облюбовали растение, по структуре напоминавшего оборотную сторону шляпки гриба, неравномерные пластинки которого образовывали штриховой рисунок. Мои мысли были поглощены клетками, секретировавшими пигменты, а также способным отражать свет гуанином, когда меня неожиданно оглушил утробный рык, и гибкое мощное тело придавило к земле. В двух огромных пастях, лязгнувших в опасной близости возле моего лица, располагалось несколько рядов клыков, мои зрачки расширились, и я оцепенела от ужаса, не имея возможности даже пошевелиться. Данной уродливой твари самое место было в ночных кошмарах, и я с какой-то заторможенной реакцией наблюдала за тем, как ее тело насквозь пронзило холодное оружие. Каерин действовал быстро, наносил удары с максимальным ущербом, и хищник, задергавшись в конвульсиях, вскоре замер на земле.
  Я с трудом поднялась на ноги, в то время как ариец взволнованно спросил:
  - Минам, ты цела? - попытался он осмотреть меня на предмет повреждений. - Ты вся в крови. Эта тварь успела тебя поранить?
  - Кажется, нет, - судорожно выдохнула я.
  - Почему ты не оборонялась? - потребовал ответа рассерженный имперец. - Чего ты ждала, когда хищник напал на тебя и сбил с ног? Когда он раздерет острыми когтями твою грудную клетку и разорвет горло?
  - Мое сердце хотело выпрыгнуть наружу, каждый удар был будто кулаком по ребрам, - мой голос предательски дрожал. - Руки и ноги словно стали ватными, и я даже не смогла закричать. Я очень сильно испугалась.
  - Куда же подевались твои хваленые сверхъестественные способности? - зло поинтересовался имперец. - Не смотря на заключенную в тебе огромную силу, перед лицом смертельной опасности ты оказалась беспомощна, словно слепой котенок.
  Я не являлась солдатом, которого учили убивать, и не обладала быстротой двигательной реакции, физической силой, совершенством спортивной техники и эластичностью мышц. Проведя большую часть своей жизни в лаборатории, мне никогда не доводилось попадать в экстремальные условия и убивать ради выживания.
  - Отец не единожды брал меня с собой в научные экспедиции, но это были безопасные планеты, на которых мне не угрожало ничего серьезнее насморка, - вызверилась я. - Меня еще ни разу не пытались сожрать!
  Малоосмысленно глядя на перепачканную одежду, я дотронулась ладонью до своего лица, размазывая кровь, и отмечая тот факт, что она была горячей.
  - В дикой природе действует закон джунглей, Минам. Каждый сам за себя, убей - или будешь убит, здесь выживает сильнейший, - взял меня за подбородок Каерин. - Тебе нужно научиться проявлять беспощадность к себе и действовать в состоянии паники.
  - Мне необходимо калечить и убивать? - содрогнулась я.
  - Нет, Минам, ты должна бежать без оглядки, в противоположную сторону и как можно быстрее, - нахмурился ариец. - Пообещай, что больше не будешь отходить от меня ни на шаг и, если мы повторно подвергнемся нападению кровожадных тварей, то воспользуешься моим советом.
  - Но ведь я могу принести пользу.
  - Вряд ли твой хладный труп сможет мне чем-то помочь, - слова арийца прозвучали жестоко и зло.
  Каерин опустился на корточки, внимательно изучая мертвое тело, и я присоединилась к нему, указывая на слабые стороны и особенности анатомии местного хищника. Он был прекрасен в своей опасной, кровожадной красоте. Хищник являлся шестипалым, что делало его быстрее и выносливее, имел пару жутких голов, венчавшихся бронебойными наростами, которые были тверже алмаза, и пару сердец. Он обладал ускоренно регенерацией, о чем говорили рубцы, успевшие образоваться на местах свежих ранений, однако на его шкуре имелись и застарелые шрамы. Они поражали своим большим количеством, глубиной и размерами, его тело было буквально ими изуродовано. У меня появился вопрос о том, что за тварь была способна нанести подобные с трудом заживавшие повреждения, и, в то же время, совершенно не хотелось знать на него ответ.
  Над заброшенными рудниками стали сгущаться сумерки, небо неожиданно обрушилась ливнем, но мы продолжали идти, не сбавляя темпа. С запада начал доноситься оглушительный, душераздирающий рев, который будто ввинчивался в воздух и очень быстро затихал. Слышался сокрушительный грохот, словно раскаты грома, и мое сердце замирало, боясь своим движением нарушить симфонию природы.
  На наш маленький отряд не раз нападали твари, подобные той, что едва не разорвала мое горло. Они были стайными, несколько крупных особей набрасывались на жертву одновременно, но Каерину успешно удавалось отбиться, чередуя огнестрельное оружие, холодное и рукопашный бой. Одного из хищников, который оставался последним в своре, ариец загнал в угол между скалами. Позади кровожадной твари зиял черным провалом забытый ход оставленной шахты, но метавшийся раненый зверь не отступил под его тень. Мужчина прикончил шестипалое создание, которое даже не попыталось сбежать, и я очень сильно сомневалась в том, что этой твари были свойственны героизм и бесстрашие. Мне скорее поверилось бы в то, что ей помешало совершить побег развитое чувство самосохранения, кричавшее о таившейся в извилистой глубине и непроглядной тьме шахт опасности.
  Мы очень быстро покинули данное место и впредь старались огибать бездонные черные провалы, от которых по моей коже начал бродить холодок. Проходя мимо них, я непроизвольно ускоряла шаг и пыталась не думать о миллионе ужасов, которые могла породить эволюция, ведь природа, к великому сожалению, не скупилась на разнообразие.
  На нашем пути начали попадаться остатки цивилизации, от брошенных машин, которые оплели растения, и разрушенных временем пустующих построек складывалось тяжелое впечатление. Зона отчуждения лишала всяческих иллюзий относительно торжества разума, возможности заглянуть за край, говоря о пределе нашего познания и неспособности покорять природные стихии.
  Насколько бы мы не спешили, дойти до места назначения засветло нам не удалось. Мы сделали короткую остановку перед ночным переходом, чтобы отдохнуть и набраться сил. Дождь лил, словно из ведра, и непроницаемые свойства ткани не могли уберечь от промокания при окунании с головой в воду. В обуви нещадно хлюпало, одежда неприятно липла к телу и заставляла дрожать от холода.
  Каерин возился с ужином, устроившись под сводом причудливо изогнутой скалы, в то время как я прошла по радужным лужам, чтобы рассмотреть под струями дождя заинтересовавшую меня часть лазоревой породы. Меня привлекла незначительная деталь, на которую я обратила внимание исключительно из-за своей исследовательской въедливости. Стекавшая по отвесной стене вода была не прозрачной, а имела странный фиолетовый оттенок. Я просунула руку в зазор между неровностями, дотронувшись до мокрой сердцевины, и поднесла ее к лицу, удивленно рассматривая кончики пальцев. Они быстро онемели, руку свело судорогой, и я ошеломленно выдохнула:
  - Это очень сильный яд.
  Я достала нож для того, чтобы проверить свое предположение, и, к моему вящему ужасу, он вошел в лазоревую поверхность с прожилками по самую рукоять. Скала неожиданно пришла в движение, на мою голову посыпались камни, в то время как я в шоке взирала на ожившего трехметрового гиганта. Его тело состояло из кусков горной породы, на конечностях были когти размером с мою руку, и с оскаленной пасти капала токсичная слюна. Один удар кровожадного и свирепого существа был способен превратить гранитную глыбу в мелкую крошку.
  - Какой шикарный экземпляр, - мимо воли вырвалось у меня.
  - Минам, назад! - закричал на грани сознания Каерин.
  Гигант издал утробный рев, продемонстрировав ошеломительный набор ядовитых клыков, и мои волосы встали дыбом. Когда он обрушился на меня, чужая сила отшвырнула мое тело в сторону. Сокрушительный удар пришелся на пустое место и сотряс воздух подобно раскату грома.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 6.12*13  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | К.Кострова "Куратор для попаданки" (Любовное фэнтези) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | А.Квин "У тебя есть я" (Научная фантастика) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих" (ЛитРПГ) | | А.Грэйс "Магазинчик" (Научная фантастика) | | Л.Каримова "Вдова для лорда" (Любовное фэнтези) | | Г.Манукян "Эффект молнии. Дикторат (1 часть)" (Антиутопия) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-6" (ЛитРПГ) | | JTayron "Земля 22 века." (Научная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"