Лучевский Илья: другие произведения.

Ведьма из Харгарда

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:


"ВЕДЬМА ИЗ ХАРГАРДА"

І.

   Путники прибыли в Харгард на закате. Их было трое.
  Впереди, верхом на черном коне, восседал молодой человек, также одетый во все черное: дублет, штаны, высокие кожаные сапоги, плащ, пристегнутый металлической брошью. На широком поясе по бокам были закреплены два длинных кинжала с резными рукоятями из слоновой кости, вдоль пояса крепились небольшие метательные ножи, расположенные на одинаковом расстоянии друг от друга. Руки покрыты черными перчатками из тонкой кожи, на среднем пальце правой руки поверх перчатки был надет массивный перстень из белого золота с изображением головы грифона - символа императорского дома Мергонитов. Коротко остриженные темные волосы слегка развевались на ветру, кожа его была неестественно бледной, резко контрастируя с черными одеяниями.
   На вид всаднику было не более двадцати лет. Величественная осанка, сосредоточенное выражение лица, пронзительный цепкий взгляд холодных серых глаз, внимательно осматривающих все вокруг и, казалось, улавливающих мельчайшие детали окружающей обстановки. В то же время черты лица еще не обрели той твердости и резкости, присущей зрелым, опытным мужчинам. Одним словом - юнец.
   Тем не менее, в седле он держался уверенно, смотрел на прохожих свысока, как хозяин смотрит на своих слуг, коими, по сути, и являлись жители этого городка.
   Двое других всадников ехали чуть позади своего юного спутника на массивных пегих скакунах, которые тяжело ступали по земле, поднимая пыль из-под огромных копыт.
   Оба всадника обладали крепким телосложением, одеты были в легкие кольчуги также с изображением грифона на груди, кожане штаны и высокие сапоги. Плащей у них не было. У одного из всадников за спиной был закреплен огромный двуручный меч с широким лезвием, у другого же огромный боевой топор.
   У обоих были длинные до плеч каштановые волосы и короткие бороды, с едва уловимым рыжим отливом. Приглядевшись к лицам богатырей с массивными чертами, широкими скулами, огромными, слегка приплюснутыми носами, можно было безошибочно определить, что воины эти братья-близнецы. Единственное, что отличало их друг от друга, это шрам на лице одного из братьев, который тянулся от переносицы через всю щеку к правой челюсти.
   Оба брата также внимательно и пристально оглядывались по сторонам, видимо, готовые в любой момент определить потенциальную опасность и защитить, движущегося впереди юнца и самих себя.
  
   Харгард представлял собой небольшой приграничный городок, расположенный недалеко от подножия северных гор, поэтому бурная ночная жизнь, присущая крупным городам, здесь отсутствовала. С наступлением заката местные жители спешили в свои дома, поэтому улицы в это время суток были почти пустынными.
   Тройка всадников неспешно проследовала по главной улице в центр города по направлению к городской ратуше, ловя на себе любопытные взгляды случайных запоздалых прохожих.
   Добравшись к городской площади, юный всадник заметил, что на крыльце ратуши - небольшого двухэтажного здания, стоят двое мужчин, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. Слегка пришпорив коня, всадник направился прямиком в их сторону.
   Заметив движущегося к ним гостя, мужчины спустились со ступенек и почтительно замерли в приветствии, приклонив одно колено и опустив головы.
   Когда всадник подъехал вплотную к ним, один из мужчин громко произнес, не поднимая при этом головы:
   - Приветствуем тебя герцог Нумериан из рода Мергонитов, принц Вельфийской Империи, да прославится династия твоя, да правит она вечно и мудро во благо Империи и всего вельфийского народа!!!
   Нумериан выслушал приветствие и спешился, подойдя к мужчине и протянув ему правую руку. Мужчина слегка приподнял голову, не поднимая при этом глаз, дабы не встретиться с герцогом взглядом, и приложился губами к перстню с головой грифона.
   - Встаньте! - скомандовал герцог.
   Оба мужчины поднялись с колен, оставив при этом опущенными головы, глаза их смиренно смотрели вниз.
   - Ты, как я понимаю, наместник Харгарда? - поинтересовался герцог.
   - Именно так, милорд, - ответил все тот же мужчина, что приветствовал гостя. - Наместник Харгарда, скромный слуга Империи лорд Боркатт.
   - Скажи мне, лорд Боркатт. Откуда тебе известно о том, что я прибыл в твой город?
   - Из окрестных деревень донесли до меня весть о том, что к нам едет сын императора, принц Вельфийской империи, герцог Нумериан. И к закату он достигнет города.
   - Что ж. В таком случае, думаю, тебе не нужно объяснять, что мне и моим путникам необходим ночлег.
   - Конечно, конечно, мой принц. Все уже ждет. Я приготовил для вас свои личные покои, также в моем доме приготовлены покои для ваших спутников, а в моей личной конюшне уже ждут стойла для ваших лошадей. Стол тоже накрыт, дабы вы смогли утолить с дороги голод и жажду. Живем мы скромно, диковинных яств у нас нет, но все чем богаты, на столе, - наместник указал рукой на второго мужчину. - Это, мой принц, начальник городской стражи - сэр Риттарк. Он обеспечит безопасность его высочества во время пребывания в городе.
   - По вашему, мне в этом городе может угрожать опасность? - усмехнулся герцог.
   - Нет, что вы, что вы, милорд. Город вполне безопасен, а все горожане миролюбивы и боготворят империю и лично императора. Все мы - верные слуги империи. Однако городишко наш приграничный, рядом Северные горы, сами понимаете. Иногда случаются набеги горных племен... . Хотя последний набег был уже очень, очень давно.
   - Что ж. Благодарю вас за беспокойство, наместник, однако в охране нет нужды. Отпустите начальника городской стражи к себе, и проводите нас в дом. Я достаточно устал с дороги, и хочу отдохнуть. Завтра мы пообщаемся более обстоятельно.
   - Конечно, мой принц. Прошу вас, следуйте за мной.
  

ІІ.

  
   На следующее утро Нумериан проснулся довольно рано. Окинув ленивым взглядом комнату, в которой заночевал, и сладко потянувшись в ложе, герцог в тот же миг резко вскочил с кровати и так же стремительно спрыгнул на пол. Если бы в тот момент за ним наблюдал кто-либо посторонний, могло показаться, что юношу что-то сильно обеспокоило. На самом деле, он просыпался так каждое утро, нечто вроде утренней зарядки, дабы не дать себе чрезмерно расслабиться.
   Очутившись босыми ногами на полу, герцог тот час же приступил к утренней гимнастике, выполняя стандартные физические упражнения, и сбрасывая с себя остатки сна. Покончив с гимнастикой, Нумериан оделся и покинул покои наместника, спустившись во двор дома.
   Завидев важного гостя, к нему немедля кинулась местная прислуга, которая в этот ранний час занималась своими повседневными хлопотами. Герцог любезно попросил накрыть ему завтрак на террасе и поинтересовался, спят ли еще его спутники. Услышав ответ, что спутники милорда все еще не выходили из своих покоев и не давали о себе знать, герцог усмехнулся и направился на террасу.
   Пока слуги накрывали на стол, юноша любовался видом на лес и горы, открывающийся из дома наместника. Вскоре на крыльце появился и сам хозяин дома, заспанный и взбудораженный. Видимо, его только разбудили, сообщив о том, что гость уже бодрствует.
   - Милорд! Доброе утро! Как спалось? Все ли устроило высокого гостя? - торопливо поинтересовался лорд Боркатт. - Мы, к сожалению, не можем обеспечить ту роскошь, к которой, верно, привыкла столь знатная особа. Мы люди скромные, живем довольно просто...
   - Звучит, как упрек, - шутливо усмехаясь, прервал его герцог. - По-вашему, я изнеженный, привыкший к чрезмерной роскоши вельможа?
   - Нет, что вы, что вы, милорд, - поспешил оправдаться наместник. - Я ни в коем случае не хотел сказать ничего дурного. Мои слова неверно истолкованы. Просто я...
   - Довольно, - вновь прервал его герцог, и вновь с усмешкой на устах. - Прекращайте бесконечно оправдываться и лебезить передо мной. Меня это начинает утомлять. Лучше присаживайтесь за стол и разделите со мной утреннюю трапезу.
   - Благодарю вас, милорд. Вы бесконечно щедры и любезны, милорд.
   - Я сказал, довольно пресмыкаться! - тон герцога стал более резкий, однако нотки веселья все еще мелькали в голосе. - Сядьте!
   Окончательно смутившись и даже покраснев, наместник присел за стол, который к тому моменту был уже накрыт. Нумериан также сел за стол, и принялся поглощать фрукты и хлеб, игнорируя поданное к столу мясо. Он не ел мясо по утрам.
   - Что можете рассказать о вашем славном городе, лорд Боркатт? - поинтересовался герцог, покончив с едой и неспешно потягивая легкое молодое вино.
   - Да, что здесь рассказывать? - наместник так и не рискнул притронуться к еде, просто наблюдая за трапезой принца. - Город наш совсем небольшой, тихий и спокойный при этом. В основном разводим скот, занимаемся так же ремеслами. Есть ремесленные мастерские по производству ткани и выделке кожи. Торгуем понемногу, исправно платим подати, так, собственно и живем.
   - Всем ли довольны местные жители?
   - О, да! Конечно же! - поспешил заверить наместник. - Все мы верой и правдой служим императору и горды тем, что являемся частью великой империи!
   - Я путешествую по просторам империи, дабы узнать, как живут верные подданные Его Императорского Величества в разных уголках нашей великой и необъятной державы - непринужденно произнес герцог - За время путешествия я повидал немало интересного.
   - Это очень похвально, милорд, что вы интересуетесь жизнью простых граждан империи. Мы, конечно же, чувствуем поддержку нашего Императора и ежедневно молимся о нем, как, безусловно, и он ежедневно молится о нас, его подданных. Однако, милорд, не думаю, что в этом тихом и скромном уголке нашей великой державы вы найдете что-либо интересное и достойное вашего внимания. Повторюсь, живем мы скромно, тихо, целиком и полностью отдаваясь повседневным заботам и хлопотам.
   - Вчера вы сказали, что горные племена не беспокоят вас набегами?
   - Да, мой принц, - кивнул наместник. - Горные племена не вторгались на наши земли уже довольно давно, это правда.
   - Очень странно, - герцог пристально посмотрел на лорда Боркатта. - Другие северные города и деревни регулярно подвергаются набегам горных племен. Почему они обходят стороной вас? В чем причина?
   - Мне сложно ответить на ваш вопрос, мой принц, - наместник лишь развел в стороны руки и пожал плечами. - Мне неведомо, что в голове у этих дикарей, и чем они руководствуются, когда принимают решения об очередном набеге. Дикари, они и есть дикари.
   - С этим не поспоришь, - согласно кивнул герцог, после чего сменил тему. - Я хочу осмотреть здешние окрестности, говорят, у вас безумно красивая природа.
   - Милорд! - воскликнул наместник. - Я бы не советовал отправляться в одиночку. Я сейчас же прикажу начальнику городской стражи сопроводить вас! Сэр Риттарк с честью выполнит столь ответственную миссию и обеспечит не только вашу безопасность, но и будет исполнять роль проводника, дабы вы не заблудились в окрестных лесах и на горных склонах!
   - Не стоит беспокоиться, наместник. Охрана мне ни к чему. - Нумериан был спокоен и невозмутим. - Тем более, вы только что говорили мне, что здешние места тихие и спокойные, а набегов горных племен не было уже давно.
   - Но, милорд...
   - Кстати, наместник, когда горянки последний раз позволяли себе вторгаться в ваши пределы?
   - Очень и очень давно, - лорд Боркатт закатил глаза в попытке вспомнить. - Кажется, уже года три, как они не осмелятся напасть на нас. Надеюсь, придет время, когда все северные границы империи будут избавлены от налетов этих варваров.
   - Я тоже на это надеюсь, наместник, - Нумериан встал из-за стола. - Но, тем не менее, я настаиваю на том, чтобы пройтись по вашим окрестностям в одиночестве. Когда мои спутники соизволят проснуться, сообщите, что я отправился на прогулку, и передайте, что им приказано ждать моего возвращения здесь.
  
   Спустя некоторое время, герцог Нумериан, не обращая внимания на яростные протесты лорда Боркатта, облачившись в полную экипировку, покинул пределы городка и пешком направился в лес, что располагался в северной стороне.
  

ІІІ.

   Места вокруг Харгарда были и впрямь прекрасны.
   Огромные деревья, раскинувшие мощные ветви, местами сплетавшиеся меж собой и покрытые густой листвой; высокая, невероятно зеленая трава, среди которой то и дело прорастали дивной красоты дикие цветы, наполнявшие лес необыкновенной цветовой гаммой. Невероятных размеров сочные лесные ягоды, как съедобные, так и опасные для человека, гроздьями свисавшие с пышных кустарников; едва заметные лесные тропы, извивающиеся меж деревьев. Встречались и дикие животные, правда, не хищники (те в дневное время предпочитали прятаться в своих логовах), которые завидев человека, спешили скрыться в лестной чаще. Да, здешние леса могли произвести неизгладимое впечатление на путешественника. Большая часть Вельфийской империи не могла похвастаться столь прекрасной природой, ибо территория ее преимущественно располагалась на степной равнине, имела крупные, вымощенные дороги, соединявшие имперские города и поселения меж собой, и по большей части была отведена под поля и луга, где взращивали пшеницу, рожь, овес и прочие культуры, а также выпасали огромные стада животных. Лишь северная часть империи была богата столь разнообразной природой.
   Однако местные красоты не слишком занимали юного герцога, поскольку направился он в окрестности Харгарда вовсе не для того, чтобы лицезреть богатство и разнообразие природы.
  
   Нумериан был средним сыном Великого императора Аракса. Более ста лет назад прадед Нумериана - Лимий создал мощнейшее из ныне существующих государств - Вельфийскую Империю. Издревле племена вельфов населяли практически весь континент, рассеявшись по степям, низинам и горам. Вельфийские племена жили своей жизнью, торгуя друг с другом, периодически воюя один против другого, заключая межплеменные союзы, создавая альянсы и соперничая за контроль над землями и торговыми путями.
   Лимий из рода Мергонитов был вождем одного из восточных племен, который получив свой титул, поставил цель объединить вельфийские племена в одно единое государство. Задача была сложной и на первый взгляд невыполнимой, однако Лимию после долгих лет борьбы, проявляя чудеса военной тактики, стратегии и зачастую дипломатии, удалось покорить сначала все восточные племена, затем южные, западные и большую часть северных.
   Лишь отдельные северные племена, жившие в горах, не покорились Великому Вождю, отказавшись признать его власть. Долгая, кровопролитная война не дала результатов. Горные вельфы, пользуясь своим преимуществом, что давала им горная местность, без особых усилий отражали многочисленные атаки равнинных племен, которые в свою очередь несли колоссальные потери и при этом раз за разом вынуждены были отступать в степь, возвращаясь ни с чем. Не помогли Великому Вождю даже грифоны, которые были в распоряжении его воинов. Горняки разили грифонов стрелами и пиками, и когда количество поверженных могучих существ стало критичным, поставив под угрозу само их существование, Лимий оставил попытки покорить обитателей гор и отступил. С тех пор горные вельфы изолировано жили в своих общинах, при этом постоянно создавая проблемы степным соседям на северных границах. Горные племена регулярно совершали набеги, разрушая поселения, забирая урожай, угоняя скот, и даже похищая людей.
   Лимий же, после объединения практически всех вельфийских племен, основал в юго-восточной части континента, на берегу Зеленого моря город, получивший название - ----- и ставший впоследствии столицей государства. Там же, на берегах Зеленого моря принял он титул Императора всех вельфов и объявил о создании Вельфийской Империи.
   После смерти Лимия титул его унаследовал старший сын - Ирикий, который всю свою жизнь посвятил развитию и укреплению Вельфийской империи. Во время правления Ирикия вельфы создали мощнейший торговый и военный флот, была проведена реформа армии, велось строительство дорог, городов, и поселений, крепостей, укреплений и форпостов. Были приняты важнейшие законы империи, реорганизована система государственного управления.
   Когда же император Ирикий покинул этот мир, на императорский престол взошел его младший брат Финий, поскольку у Ирикия не было собственных детей.
   Финий продолжил курс своего старшего брата на укрепление и реформирование империи. Ему удалось завершить реформу армии, добиться значительных успехов в развитии торговли, укрепить флот. Огромное внимание уделял Финий образованию, способствуя созданию библиотек и развитию наук во всех крупных городах империи.
   И вот теперь, спустя полтора столетия, на императорском троне мощнейшего и сильнейшего государства восседал сын Финия и отец герцога Нумериана - Император Аракс.
  
   Нумериан шел по лесу уверенно, двигаясь прямо к намеченной цели. Он никогда не бывал здесь ранее, однако перед поездкой в Харгард крайне тщательно изучил карты здешней местности, и поскольку юноша обладал невероятной памятью, он без труда мысленно представлял маршрут, шагая по лесным тропам так, словно прожил здесь всю свою жизнь. Местами дорога становилась непроходимой из-за туго сплетшихся ветвей деревьев и кустарников, Нумериану приходилось продираться сквозь чащи, иногда даже помогая себе кинжалами разрубать тугие ветви. Тем не менее, юный герцог не ошибся в выборе маршрута и вскоре нашел то, что искал.
   Прорвавшись сквозь очередные кусты, усыпанные ядовитыми ягодами, юнец остановился, осматривая местность, что открылась его взгляду. Это была поляна, поросшая травой и усеянная множеством цветов, раскрывших свои бутоны солнцу. Трава местами была притоптана, выдавая присутствие человека. Однако главным признаком присутствия человека была вовсе не притоптанная трава, а небольшой дом, сделанный из срубленных бревен и крытой соломой крышей, располагавшийся в дальней части поляны.
   Как только Нумериан появился на поляне, не успев еще толком оглядеться вокруг, дверь дома со скрипом открылась, на улицу вышла женщина.
   Одета она была очень просто, в грубую льняную рубаху, небрежно подпоясанную веревкой, местами обтрепавшуюся. Но даже такая грубая одежда не могла скрыть необычайную красоту женщины: фигура, осанка, утонченные руки, нежная без единого изъяна белая кожа, слегка растрепавшиеся густые, длинные, черные волосы, и невероятно утонченные, правильные черты лица. Женщина посмотрела на гостя прямо, без испуга или удивления, без тени смущения на прекрасном лице. Ее карие глаза, одновременно завораживающие и пугающие, смотрели на юношу с интересом и неким азартом.
   - Рада приветствовать тебя, герцог Нумериан из рода Мергонитов, вельфийских принц! - крикнула она звонким голосом. - Наконец-то ты соизволил прийти ко мне, я давно ждала тебя, мой юный друг!
   На лице женщины заиграла задорная улыбка, обнажив ряд белых ровных зубов.
   Он нашел то, что искал. Вернее, ту, которую искал. Перед ним стояла она - харгардская ведьма.
  

IV.

  
   - Проходи, мой принц. Не стоит стесняться, - насмешливо произнесла ведьма, жестом указывая герцогу на дверь, когда тот приблизился к дому.
   Нумериан воспользовался приглашением и вошел внутрь, не проронив при этом ни слова.
   Обстановка в комнате была долее чем скромная. Большой деревянный стол посреди комнаты, длинная лавка, расположенная вдоль стены да кровать в углу, на которой лежал большой, набитый соломой тюк, видимо, заменявший хозяйке перину. Все стены были увешаны пучками разнообразных сушеных трав и ягод, а на полу по всей комнате были расставлены горшки, колбы и бутыли с разноцветными отварами и настойками. В помещении стоял удушливый сладко-пряный запах, который, судя по всему, источали травы и настойки.
   Герцог застыл посреди комнаты в нерешительности, но ведьма все тем же звонким и задорным голосом произнесла:
   - Присаживайся на лавку мой принц, не стоит стесняться.
   - Я не стесняюсь, - резко ответил Нумериан, однако голос его неожиданно охрип, отчего казалось, что юноша все же стеснен.
   Герцог прошел к дальней стене и, откинув плащ, уселся на лавку, неуклюже сложив руки на коленях. Ведьма, в свою очередь, села рядом, вполоборота к гостю, с уст женщины при этом не сходила улыбка, что привело Нумериана в еще большее замешательство.
   - Итак, мой принц, ты искал меня и нашел. Я пред тобой, - начала разговор женщина. - Меня зовут Элия, хотя ты и так знаешь об этом. Кстати, не желаешь ли выпить чего с дороги? Фруктовый отвар, вино, чай из лестных трав и ягод?
   - Нет, благодарю.
   - Ну, тогда, думаю, не будем терять времени. Подозреваю, у тебя его не так уж и много. Скоро наместник Харгарда лорд Боркатт начнет переживать и отрядит людей на твои поиски. Он вряд ли горит желанием держать ответ перед императором, если что лихое станется с императорским сыном в здешних краях. Лорд Боркатт не переживет такого испытания.
   Услышав последнюю фразу женщины, Нумериан горько усмехнулся. Элия прекрасно знала причину, вызвавшую такую реакцию на ее слова, но промолчала, сделав вид, что не заметила этого.
   - Я знаю, что ты искал меня и знаю зачем, - продолжала ведьма. - Но вот ты сидишь передо мной и молчишь, не решаясь начать разговор.
   - Откуда знаешь о том, что я искал тебя? - спросил Нумериан, хотя понимал, что вопрос он задал глупый.
   Улыбка на лице женщины стала еще шире, глаза играли озорными огнями:
   - Как это, откуда? Я же ведьма, я все вижу и все знаю.
   - Тогда ты знаешь, ведьма, что магия и колдовство запрещены в пределах Вельфийской империи под страхом смерти. Колдовство - это преступление.
   Элия запрокинула голову и звонко рассмеялась.
   - А ты забавный, мой принц! - сквозь смех откликнулась ведьма. - Смешно слышать о запрете колдовства от того, который пришел к колдунье за магической помощью! Тем более от особы императорских кровей!
   - Значит, мне не соврали, и ты все же занимаешься магией, не смотря на запрет и, невзирая на смертную кару, положенную за подобные деяния?
   - Никакие глупые законы не смогут лишить ведьму ее силы, мой мальчик. Мои способности неотделимы от моей сущности. Запретить мне и таким, как я, колдовать, все равно, что запретить тебе видеть глазами либо слышать ушами.
  
   Много лет назад император Финий - дед Нумериана издал императорский указ о запрете колдовства и магии в Вельфийской империи, и объявил всех колдунов и ведьм вне закона. После оглашения императорского указа во всех уголках бескрайней империи начались гонения на людей, практиковавших магию, что привело к довольно крупной и кровавой резне. Императорские войска и рыцари местной знати начали массовые аресты людей, замеченных в колдовстве, коих на бескрайних просторах государства оказалось достаточно много, после чего арестованным быстро выносили смертные приговоры и так же быстро приводили их в исполнение. Зачастую ведьм и колдунов посреди ночи заставали врасплох в их собственных жилищах и убивали на месте без всякого суда, поскольку опасались, что те смогут воспользоваться магическими силами, дабы навредить людям либо избежать наказания. Масштабы бойни были велики, и точное количество убитых оставалось неизвестным по сей день. Возможно, то были тысячи, а может быть и десятки тысяч мужчин и женщин. После смерти дома их сжигали дотла, а места эти старались обходить стороной. Многим, обвиняемым в колдовстве, удалось бежать за пределы империи в соседние государства. Некоторые ушли в глухие чащи, скрывшись от глаз людских, и продолжая хранить магические секреты, живя при этом под страхом смерти. О причинах, побудивших императора Финия прибегнуть к столь радикальным мерам, многие спорили по сей день. Некоторые утверждали, что причины были сугубо личными, ибо император стал жертвой колдовства, целью которого было лишить его короны, а возможно и жизни. Но прагматичные люди считали, что причиной тому послужила борьба императора со старыми племенными традициями и обычаями, которые сохранялись в быту вельфийских народов, и в которых Финий видел угрозу единству империи.
   Как бы там ни было, но юный герцог Нумериан прибыл к скрывающейся в лесу женщине, практиковавшей древнюю вельфийскую магию, и находившуюся вне закона. Он намеревался воспользоваться ее магическими способностями, что в свою очередь ставило вне закона и его самого, поскольку прибегать к услугам колдунов и ведьм было таким же преступлением, как и практиковать магию.
  
   - Итак, мой принц, давай оставим ненужные слова по поводу запретов и вернемся к сути дела, - продолжила Элия, усмирив свой смех. - Как я уже сказала, мне известны причины, по которым ты пришел ко мне. Но, если ты действительно хочешь получить то, зачем пожаловал, ты должен попросить меня об этом. Посему, расскажи сам, что беспокоит тебя, юный герцог, и чего ты хочешь от меня.
   Нумериан несколько смутился от прямоты и проницательности ведьмы и сидел в нерешительности, заламывая руки и обреченно вздыхая, женщина же умолкла и вопросительно смотрела на гостя, выжидая, когда он, наконец, заговорит.
   - Я боюсь... - смущенно начал юноша свой рассказ. - Смерть идет за мной по пятам. Она преследует меня повсюду, и оттого мне жутко. Каждый день я озираюсь по сторонам, в ожидании очередной опасности, которая может таиться повсюду, даже в самых безобидных вещах...
   Опасения юного герцога и его страхи были не безосновательны. Действительно, смерть последнее время преследовала его по пятам, расставляя свои коварные ловушки, из которых Нумериан выбирался лишь чудом. Смерть испытывала его с завидной настойчивостью, преподнося все новые и новые подарки.
   За последний год герцог трижды чуть не утонул в ванной, имея неосторожность неправильно поставить то одну, то другую ногу и поскальзываясь. Дважды юноше чудесным образом удавалось избежать смерти во время купания в реке, когда неведомая сила, словно умышленно хватая его за ноги, тянула на дно, и только благодаря находящейся рядом прислуге, герцога удавалось спасти. Он трижды чуть не лишился жизни на рыцарских турнирах; едва избежал печальной участи, проезжая недалеко от строящейся башни в тот самый момент, когда несколько огромных размеров камней обрушились сверху, чуть было, не придавив Нумериана вместе со стражей. Четыре раза он становился жертвой нападения степных разбойников, которые по непонятным причинам осмеливались напасть на герцога и его охрану, не смотря на императорские стяги, развевающиеся над колонной рыцарей. Случалось с ним огромное множество иных странных и необъяснимых случаев, каждый из которых мог стоить юноше жизни.
   В довершение ко всему последние месяцы герцога по ночам преследовали кошмары, в своих снах он постоянно видел собственную смерть, которая настигала его в различных местах и отбирала жизнь самыми разнообразными способами.
   Все произошедшее грозило превратить герцога Нумериана в параноика, боящегося собственной тени и вздрагивающего от случайного скрипа. Именно в тот момент, когда сын императора уже был близок к тому, чтобы окунуться в пучину безумия и стать жертвой мании преследования, один близкий и надежный человек, коему герцог доверял безгранично, шепотом, под покровом тайны посоветовал найти ведьму, жившую в изгнании в харгардских лесах, которая, возможно, смогла бы помочь ему с проблемой, грозившей в любой момент обернуться трагедией.
   Нумериан поведал свою историю ведьме. Та внимательно выслушала юношу, хотя знала обо всем еще до его прихода.
   - На семье твоей лежит страшное проклятье, мой юный принц, - на этот раз в голосе ведьмы не осталось и следа веселья и задора. Она была серьезна и сосредоточена. - Души магов, колдунов и ведьм, загубленных твоим дедом - императором Финием, жаждут отмщения. А это тысячи и тысячи. Они в мире теней, они злы и полны яда. Они требуют расплаты. Я не могу очистить тебя от проклятия, поскольку сила его невероятна, а я слишком слаба, чтобы противостоять ему. Я не смею даже пытаться.
   - Что же делать мне? - в отчаянии спросил герцог.
   - Я помогу тебе, мой принц, не смотря на то, что твой род поставил себе за цель истребить магию, и уничтожил тысячи подобных мне. Все равно, я помогу тебе, Но скажи одно. Чего именно ты хочешь от меня?
   - Хочу предвидеть опасность... - герцог все время по пути сюда обдумывал свои желания. - Хочу, предвидеть ее, дабы иметь возможность избежать.
   - Ты получишь то, о чем просишь, - отвечала ведьма. - Но знай, всему есть цена. Ты уже никогда не будешь прежним беззаботным юнцом, что радуется жизни в роскошном дворце и беспечно проводит время. Ты стаешь другим.... Хотя ты уже изменился.... Ты будешь жесток и бессердечен, и призраки будут ходить за тобой. Такова цена. Большего я сделать и не в силах. И знай, что помогаю я тебе исключительно ради человека, что поведал тебе о моем существовании и направил тебя сюда.
  

V.

   Нумериан не помнил, сколько времени это продолжалось.
   Едкий тошнотворный запах тлеющих трав, горький, неприятный вкус отваров, бормотание ведьмы, местами превращающееся в дикий визг. Казалось, что мир провалился в пропасть, и юноша летел с отвесной скалы, не в силах достичь дна и удариться о землю.
   Он видел императорский дворец, с его громадными мраморными колоннами, величественными фресками и статуями, покрытыми золотом. Он видел гнезда грифонов, над Птичьей горой, что возвышалась над городом. Видел отца, гордо восседавшего на Алмазном Троне, братьев и сестер, веселившихся на пиру, в честь дня рождения Нумериана.
   Время от времени он открывал глаза и смутно мог узреть расплывшиеся черты лица ведьмы; губы ее неустанно шевелились, произнося неведомые заклятия.
   Наконец он увидел неизвестного мужчину, выхватывающего кинжал и вонзающего оружие прямо в грудь герцогу. Лицо неизвестного при этом исказилось в гримасе ужаса и отвращения. Нумериан вскрикнул от боли, что пронзила грудь, и провалился в темноту.
  
   Очнувшись, герцог понял, что лежит на полу посреди комнаты. Вокруг него, здесь же на полу, виднелись начертанные золой магические руны, смысл которых был юноше не известен. Нумериан чувствовал, что весь взмок, одежда, насквозь пропитанная потом, прилипла к телу, словно вторая кожа. По вискам также струился пот.
   Оглядевшись, он увидел Элию, которая также сидела на полу, прижавшись спиной к стене. Выглядела она уставшей и крайне изможденной, в этот момент она уже не казалась герцогу столь красивой и привлекательной.
   Облизнув пересохшие губы, ведьма произнесла еле слышно:
   - Теперь ты сможешь предвидеть опасность, что подстерегает тебя, мой принц... К тебе, как и прежде будут приходить кошмары, но впредь, они будут говорить тебе правду....
   Герцог поднялся, чувствуя слабость в ногах. Голова кружилась, во рту пересохло.
   - А сейчас... - продолжала Элия. - Сделай то, что задумал изначально и возвращайся в город. Сегодня руки твои обагрятся кровью....
   - Ты знала и об этом? - спросил Нумериан.
   Женщина едва улыбнулась:
   - Ты забыл, мой принц? Я же ведьма, я все вижу и все знаю.
   Двигаясь словно во сне, герцог приблизился к женщине, на ходу обнажая кинжал. Замешкавшись было на мгновение, он тяжко вздохнул и в следующий миг нанес удар прямо в сердце ведьмы. Ведьма охнула, и жизнь тот час же покинула ее. Голова женщины откинулась на бок, а тело обмякло.
   Нумериан извлек оружие из безжизненного тела и долго вытирал его от крови тряпкой, которую обнаружил здесь же на скамье. Он, казалось, даже не заметил, что кровь ведьмы осталась и на его одежде. Закончив вытирать кинжал, он бросил тряпку на пол и оглянулся в сторону печи, глазами высматривая подходящее полено. Соорудив факел, юноша достал из мешочка, висевшего на поясе, кремень и разжег огонь. Сухие травы и тряпье, что находилось в доме, вмиг воспламенились, огонь стал довольно быстро пожирать деревянные бревна, из которых был сложен дом.
   Герцог в последний раз взглянул на бездыханное тело ведьмы, после чего выбежал наружу. Языки пламени уж виднелись сквозь окно, а из-под крыши валил густой черный дым.
   Забросив факел на соломенную крышу, Нумериан резко развернулся на каблуках и быстрым шагом направился обратно в лес, по той же тропе, что привела его сюда.
  

VI.

   Пробираясь сквозь чащи, герцог услышал шорох листвы и остановился, прислушиваясь к окружающим звукам.
   - Это я, милорд. Гард, - раздался голос одного из близнецов, сопровождающих Нумериана в поездке. Из зарослей кустарника показалась голова Гарда; уродливый шрам, тянувшийся от переносицы к подбородку, придавал его лицу еще более устрашающий вид.
   - Все прошло успешно, милорд?
   - Как нельзя лучше, - сухо ответил герцог. - Как у тебя? Есть добыча?
   - О, да, милорд. Все, как мы и предполагали, - усмехнулся близнец, указывая в сторону кустов.
   Нумериан проследовал за своим телохранителем, и увидел связанного по рукам и ногам сэра Риттарка. Мужчина ерзал по земле, безуспешно пытаясь освободиться от пут и намереваясь при этом что-то сказать. Однако вместо слов сквозь кляп во рту доносились лишь нечленораздельные мычания.
   - Он шел за вами, стараясь казаться незаметным, - вновь усмехнулся Гард. Ухмылка частенько играла на его лице, когда он заманивал в ловушку либо убивал очередную жертву. - А я в свою очередь незаметно следовал за ним. И в нужный момент птичка попалась в силки.
   - Превосходно, - в отличие от Гарда, Нумериан был хмур и сосредоточен. - Хватай славного сэра Риттарка за грудки, и возвращаемся в город.
   Гард с легкостью подхватил трепыхающегося начальника городской стражи, взвалил его на плечо и направился в сторону города, насвистывая себе под нос мелодию очередной разбойничьей песенки, Нумериан последовал за ним.
  
  
   Завидев Нумериана и Гарда, возвращающихся из леса, и связанного сэра Риттарка, горожане в недоумении раскрывали рты, провожая их удивленными взглядами. Некоторые при этом спешили юркнуть в ближайшую улочку, дабы скрыться из виду, очевидно понимая, что происходит нечто неладное.
   Герцог был по-прежнему невозмутим и задумчив, Гард по-прежнему ухмылялся, иногда здороваясь с оторопевшими прохожими, от чего горожане впадали в еще большее недоумение. Нумериан прекрасно понимал - уже весь город знает о том, что сам императорский сын пожаловал к ним. Несмотря на растерянность и непонимание происходящего, все люди склоняли головы, приветствуя столь знатного гостя.
   Вскоре герцог добрался до центра города и увидел спешащего ему на встречу лорда Боркатта. Лицо лорда было пепельно-серым, а в глазах читался панический страх. Приблизившись к герцогу, Боркатт упал на колено, склонив голову:
   - Мой принц, могу я узнать, что произошло?
   Гард подошел поближе к наместнику и бросил связанного сэра Риттарка прямо перед ним. Начальник городской стражи с шумом плюхнулся на землю, подняв облако пыли и что-то шумно промычав. Боркатт при этом вздрогнул, но не поднял головы.
   - Зачем сэр Риттарк следовал за мной в лесу? Я же приказал никому не сопровождать меня! - грозно спросил герцог.
   - Прошу простить меня, мой принц, - наместник нервно облизнул губы, согнувшись под грозным взглядом юноши пуще прежнего. - Это я отправил сэра Риттарка за вами. Но, милорд, я ни в коем случае не помышлял ничего дурного! Я переживал о вашей безопасности и приказал сэру Риттарку незаметно сопроводить вас, дабы быть уверенным, что с вами не приключится ничего дурного! Сэр Риттарк просто выполнял мое распоряжение. Я же в свою очередь беспокоился о вас! Молю вас, милорд! И сэр Риттарк и я - верные слуги империи! Но если принц и решит наказать кого-либо, следует наказывать меня, это я ослушался приказа светлейшего герцога и отправил Риттарка охранять вас. Повторюсь, он просто исполнял мои приказы, не более.
   - Встаньте, лорд Боркатт, - все тем же суровым тоном приказал Нумериан. - Встаньте, и созовите горожан на площадь. Я желаю говорить с подданными империи, живущими в Харгарде.
  
   На площади в центре Харгарда собралось много людей.
   Нумериан взошел на деревянный помост, расположенный со стороны городской ратуши и бегло осмотрел толпу. Здесь собрались представители различных сословий: ремесленники, мелкие торговцы, крестьяне, приехавшие сдавать свой урожай, строители и чернорабочие, солдаты и городская стража, городские чиновники и удельные дворяне - все явились, чтобы услышать юного герцога, почтившего их своим визитом.
   Чуть поодаль за герцогом стоял наместник Боркатт, рядом с ним возвышались телохранители Нумериана, братья-близнецы Гард и Берик, державшие под руки сэра Риттарка. К тому моменту Риттарку освободили ноги от пут, и достали кляп изо рта, руки же его по-прежнему оставались связанными.
   Нумериан убедился, что площадь достаточно заполнена людьми и сделал шаг вперед, к самому краю помоста.
   - Приветствую вас, славные жители Харгарда! - звонко прокричал Нумериан.
   В ответ толпа приветственно загудела. Кое-где слышались возгласы "Слава императору!", "Слава Вельфийской империи!".
   - Как вы уже, наверняка, знаете, я герцог Нумериан, сын великого императора Вельфийской империи Аракса! Нашего повелителя и покровителя!
   Толпа вновь восторженно загудела.
   - Много лет назад Великий вождь вельфов Лимий объединил в единое целое раздробленные племена и создал величайшее из ныне существующих и существовавших ранее государств - Вельфийскую империю! Вместе мы создавали нашу державу, развивали ее и укрепляли!!! Сейчас никто! Слышите?! Никто не может противостоять нам и сравниться с нами по своей военной мощи, богатству и мудрости! Наши корабли господствуют на море, наши воины превосходят всех на суше, наши грифоны являются повелителями небес!!!
   Толпа вновь взревела и одобрительно захлопала в ладони.
   - Нас боятся на юге в Кирийском царстве! Нас боятся на западе в Каменных городах! Нас боятся на востоке в воинствующей Миронии!!! - Нумериан сделал паузу и прошелся по толпе пронзительным взглядом, словно хотел заглянуть в душу каждому из присутствующих. После чего продолжил. - Много лет назад лишь горстка отщепенцев, прикрывающаяся горными склонами, что пролегают вдоль северной границы нашей великой империи, не захотела стать частью величайшего государства всех времен. Когда-то они были близки нам, ибо тоже были частью древних вельфов, что жили здесь. Но сегодня эти несчастные прячутся в горах, живут, как грязные собаки и безнадежно отстали от нас в своей силе и мудрости. Они промышляют лишь мелкими набегами на приграничные земли, потому что голодают и слабы. Но мы всегда могли дать им отпор! И всегда карали их за неприглядные дела!
   На этот раз восторженные возгласы притихли. Над площадью явно ощущалось растущее напряжение.
   - Все приграничные города и селения решительно дают отпор этим дикарям, демонстрируя им силу нашей империи и прославляя императора и свой народ. Но вы, жители Харгарда, почему-то решили поступить иначе. Вы, по непонятным причинам, приняли решение пойти по пути позора и предательства! - тон Нумериана стал резким и жестким, а глаза его озарились гневным блеском. - Вы решили не сопротивляться голодным и оборванным дикарям, что промышляют разбоем, а начали договариваться с ними и платить им дань, дабы оградить себя от набегов и грабежей! Дань! Мерзким выродкам, что живут в пещерах и носят тряпье! Трусам и преступникам, что прячутся в горах! В то же время, вы всегда могли бы обратиться к своему императору, к своему покровителю, который в любой час и миг готов прийти на помощь своим подданным и защитить их. Но вы почему-то решили, что можете красть у империи, и платить дань какому-то сброду! Вы также решили, что можете укрывать на своей земле ведьму, что жила в здешних лесах и творила темные дела! Тем самым нарушив еще один закон империи!
   Над площадью повисла гнетущая тишина. Город словно вымер, люди стояли, молча глядя на юного герцога, не решаясь промолвить ни слова.
   Гард и Берик внимательно смотрели по сторонам, чтобы в любой момент броситься на помощь герцогу, если толпа начнет действовать, Гард провел рукой по боевому топору, готовый в любой момент пустить его в ход. Но толпа бездействовала. Бездействовала и молчала.
   - Итак, я здесь от имени императора Аракса! Нашего повелителя и господина! Я приехал сказать вам, что император милостив, и готов простить людям их слабости. Но эти двое, что стоят позади меня - ваш наместник и начальник городской стражи - не просто люди, которые могут поддаться страхам и совершить ошибку. Это люди, которые представляют здесь императорскую власть! И простить им таких ошибок мы не можем!
   Нумериан повернулся к лорду Боркатту, который весь покрылся потом, и лицо которого было белым, как городские стены. Герцог пристально посмотрел ему в глаза и гневно прошипел:
   - Если ты, червь, думал, что такие вещи останутся незамеченными или будут прощены, ты еще больший идиот, чем кажешься со стороны.
   - Вы не живете здесь, возле гор, и не знаете каково это, когда... - начал оправдываться наместник.
   - Заткнись! Я не желаю слушать твои жалкие, никчемные оправдания! - перебил его Нумериан.
   Герцог вновь обернулся к толпе и достал небольшой свиток, подняв его над головой.
   - Это воля императора! - сказал он, демонстрируя толпе пергамент. - Здесь стоит его подпись и печать! За предательство и сговор с врагами империи, за растрату казны, и покровительство колдовству лорд Боркатт - наместник Харгарда и сэр Риттарк, а также харгардская ведьма, именуемая себя Элия, которую они укрывали в лесу, приговариваются к смерти! Я уже исполнил один приговор, казнив ведьму!
   В толпе кто-то ахнул, после чего вновь зловещая тишина стояла над городом.
   - Теперь настал черед изменников, навеки запятнавших свои имена!
   Лорд Боркатт расплакался и стал молить о пощаде, сэр Риттарк на удивление сохранил стойкость духа и не выказал слабости, лишь сплюнул на помост и прикрыл глаза, чтобы помолиться. Гард достал из-за спины свой огромный топор и передал его герцогу. Берик подтолкнул к краю помоста трясущегося и плачущего лорда Боркатта и заставил его склонить голову.
   Нумериан обратил взор в небо, прошептал молитву и резким ударом отсек голову наместника. Люди, что были ближе к помосту, отпрянули, когда голова лорда Боркатта покатилась им под ноги, а кровь его забрызгала одежду. Сбросив тело с помоста, Берик схватил сэра Риттарка и также подвел к краю. Все повторилось вновь, как и с лордом Боркаттом, лишь с той разницей, что начальник городской стражи не причитал и не дрожал от страха.
   Перед смертью сэр Риттарк с ненавистью взглянул на юного герцога и прошептал:
   - Я знаю, зачем ты на самом деле приехал сюда, сопляк. Я знаю, что ты сам совершил преступление, использовал магию Элии, и я знаю, кто манипулирует тобой. Ты не понимаешь, что происходит, мальчишка, ты просто игрушка в руках...
   Нумериан не дал ему договорить, взмах топора прервал злобную речь сэра Риттарка.
   Несколько стражников инстинктивно рванули к помосту, но Гард ухмыльнулся и жестом показал, что лучше им оставаться на месте.
   Когда все было кончено, Нумериан вернул окровавленный топор Гарду и вновь обратился к толпе.
   - Нынче к вечеру в Харгард прибудет гарнизон императорской гвардии, который защитит жителей города от набегов горцев. Также вам будет представлен новый наместник, который от лица императора будет управлять этим городом.
   Всем своим видом Нумериан выражал презрение к горожанам.
  
   К вечеру герцог Нумериан вместе со своими спутниками отбыл из Харгарда на юг.
   Тем же вечером гарнизон императорской гвардии вошел в Харгард.
   Нумериан знал, что сегодня Харгард умоется кровью, ибо император не мог простить своим подданным такого предательства.
   Но юному герцогу не было до этого никакого дела. Он получил то, что хотел, и теперь его путь лежал южнее, туда, где ему придется встретиться с собственной судьбой.
  
  

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | Д.Эйджи "Пятнадцать" (ЛитРПГ) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | А.Эванс "Право обреченной. Сохрани жизнь" (Любовное фэнтези) | | Т.Тур "Женить принца" (Любовное фэнтези) | | К.Кострова "Соседи поневоле" (Юмор) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"