Лучинина Ольга: другие произведения.

За пределами волшебной силы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
  • Аннотация:
    Каждый из нас вовлечён в магическое путешествие с первых минут существования. Мир - великая загадка, и кто стремится её разгадать, неизбежно встаёт на путь обретения внутренней волшебной силы, постепенно раскрывая её природу и предназначение. Но что ведёт к вершинам магического мастерства? Безупречная воля? Разум, очищенный от страхов и сомнений? Да, в большинстве колдовских школ волевому началу уделяется первостепенное внимание, благодаря чему рождаются великие волшебники, среди которых немало и великих... злодеев! Однако всегда ли мир таков, как нам кажется? Ведь зачастую истина настолько ловко спрятана в маскарадный костюм несуразностей, что не сразу узнаешь её в лицо! Искусно расставленные "ловушки сознания" подстерегают наших героев на пути магического становления, искажая восприятие мира и делая человека жертвой собственных желаний. Лишь преодолев препятствия, сокрытые в потёмках прошлого и настоящего, раскрыв тайники собственного сердца, они обретают "колдовской разум", научаются двигаться над потоком событий, находят ключ свободы выбора и становятся творцами волшебного мира вокруг себя. "За пределами волшебной силы" - вторая редакция цикла повестей, опубликованных ранее под общим названием "Там, где живёт волшебство". В настоящей версии они объединены в единое произведение.


0x01 graphic

   Ольга Лучинина
   За пределами волшебной силы. - Вторая редакция. - 394 с.
  
  
  
  
   Каждый из нас вовлечён в магическое путешествие с первых минут существования. Мир - великая загадка, и кто стремится её разгадать, неизбежно встаёт на путь обретения внутренней волшебной силы, постепенно раскрывая её природу и предназначение. Но что ведёт к вершинам магического мастерства? Безупречная воля? Разум, очищенный от страхов и сомнений? Да, в большинстве колдовских школ волевому началу уделяется первостепенное внимание, благодаря чему рождаются великие волшебники, среди которых немало и великих... злодеев!
   Однако всегда ли мир таков, как нам кажется? Ведь зачастую истина настолько ловко спрятана в маскарадный костюм несуразностей, что не сразу узнаешь её в лицо! Искусно расставленные "ловушки сознания" подстерегают наших героев на пути магического становления, искажая восприятие мира и делая человека жертвой собственных желаний. Лишь преодолев препятствия, сокрытые в потёмках прошлого и настоящего, раскрыв тайники собственного сердца, они обретают "колдовской разум", научаются двигаться над потоком событий, находят ключ свободы выбора и становятся творцами волшебного мира вокруг себя.
  
   "За пределами волшебной силы" - вторая редакция цикла повестей, опубликованных ранее под общим названием "Там, где живёт волшебство". В настоящей версии они объединены в единое произведение.
  
  
  
  
  
  
  
   Контакты:
  
   Сайт "Психология - музыкантам" - http://arelbina.ucoz.ru/
  

No О. Лучинина

  
  
   Рисунок на обложке: О. Лучинина. Замок радужной магии

ОГЛАВЛЕНИЕ

   ЧАСТЬ 1. ТАМ, ГДЕ ЖИВЁТ ВОЛШЕБСТВО... ..................................................... 4
  
   В преддверии истории ............................................................................................. 4
   Глава 1. В ТУМАНЕ ............................................................................................... 5
   Глава 2. СТАНОВИТСЯ ЯСНЕЕ ............................................................................... 9
   Глава 3. ПОИСКИ И НАХОДКИ .............................................................................. 12
   Глава 4. ДВА МИРА ............................................................................................... 19
   Глава 5. КОТ ........................................................................................................ 29
   Глава 6. ОСОБНЯК ХРАНИТЕЛЯ .............................................................................. 32
   Глава 7. ИСКАЖЁННОЕ ВРЕМЯ ............................................................................. 38
   Глава 8. ПО ПУТИ ВОСПОМИНАНИЙ ..................................................................... 42
   Глава 9. ЗАМОК НА ГРАНИЦЕ СНА... .................................................................... 49
   Глава 10. ПРОЩАНИЕ С ЧУЖОЙ ЖИЗНЬЮ ............................................................... 56
   Глава 11. ДВИЖЕНИЕ НАД ПОТОКОМ СОБЫТИЙ ...................................................... 64
   Глава 12. ПОДРОСТКИ-ПЕРЕРОСТКИ ....................................................................... 69
   Глава 13. ДАРЫ ПРОШЕДШЕГО ВРЕМЕНИ ............................................................... 77
   Глава 14. КОМНАТА ............................................................................................. 83
   Глава 15. БИБЛИОТЕКА ЧУЖЕРОДНЫХ ДАННЫХ ..................................................... 89
  
   ЧАСТЬ 2. СЕКРЕТЫ РАДУЖНОЙ МАГИИ ............................................................ 93
  
   Глава 1. ПРЕРВАННАЯ ВЕЧЕРИНКА ...................................................................... 93
   Глава 2. МОЯ "ПЕРСОНИФИЦИРОВАННАЯ ПРОБЛЕМА" ......................................... 99
   Глава 3. ИСТОРИЯ ВОЛШЕБНИЦЫ ИЗ ДЕТДОМА ..................................................... 107
   Глава 4. ЛОЖЬ В ЕЁ МАГИЧЕСКОЙ СУЩНОСТИ ..................................................... 115
   Глава 5. "ХОРОШАЯ ДЕВОЧКА"... ........................................................................ 118
   Глава 6. КОСТЮМ ДЛЯ ПОГРУЖЕНИЯ В СЕБЯ ...................................................... 126
   Глава 7. ДЕВИЧНИК ПРИ СВЕТЕ ЛУНЫ ................................................................ 131
   Глава 8. КОРИЧНЕВЫЙ МИР ............................................................................... 136
   Глава 9. ТЬМА ИЛИ СИЛА? ............................................................................... . 143
   Глава 10. ТЕРЗАНИЯ "ХОРОШЕЙ ДЕВОЧКИ" ....................................................... 148
   Глава 11. ЗАКОНЫ СЕРДЦА ............................................................................... 158
   Глава 12. "ТВОРЧЕСКАЯ ИСТЕРИКА" ВО ИМЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ ....................... 166
   Глава 13. ОТРАЖЁННАЯ СОВЕСТЬ .................................................................... . 172
   Глава 14. НАВСТРЕЧУ НЕИЗВЕСТНОСТИ ............................................................. . 178
   Глава 15. СЕРО-БУРО-МАЛИНОВЫЕ МАГИ ............................................................ 181
   Глава 16. ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ КРИСТАЛЛА ........................................................... 188
   Глава 17. КЛЮЧ СВОБОДЫ ВЫБОРА ..................................................................... 191
   Глава 18. ДОГОВОР ПРАВДЫ ............................................................................... 198
   Глава 19. ПЕРЕМЕНА ДЕКОРАЦИЙ ....................................................................... 202
   Глава 20. "РАЗРУШЕННАЯ ЖИЗНЬ" КАНДИДАТА В УЧЕНИКИ ................................. 207
   Глава 21. ВОЗВРАЩЕНИЕ КОТА ........................................................................... 212
   Глава 22. ДВА УЩЕРБНЫХ ВОЛШЕБНИКА ............................................................ 220
   Глава 23. "ЗЕЛЁНЫЕ ЧЕЛОВЕЧКИ" ....................................................................... 227
   Глава 24. ДОМРАБОТНИЦА И ЕЁ КУЗИНА ............................................................ 230
   Глава 25. "Я НЕ ХОЧУ ВОЗВРАЩАТЬСЯ В ЗАМОК!" ............................................... 233
   Глава 26. ЭТОГО НЕ ДОЛЖНО БЫЛО СЛУЧИТЬСЯ?.. ............................................... 235
   Глава 27. ЗНАК РАДУГИ ...................................................................................... 239
  
   ЧАСТЬ 3. ИСТИНА В МАСКАРАДНОМ КОСТЮМЕ НЕСУРАЗНОСТЕЙ ................. 246
  
   Глава 1. "ДУМАЙ ДРУГИМИ СЛОВАМИ!" ............................................................. 246
   Глава 2. ПОИСКИ ОТВЕТА ПОРОЖДАЮТ НОВЫЕ ВОПРОСЫ .................................. 251
   Глава 3. КОЕ-ЧТО О ПРИРОДЕ "ТУХЛЫХ ЯИЦ" ..................................................... 254
   Глава 4. ЛОВУШКИ ПРОСТРАНСТВА И ВРЕМЕНИ .................................................. 260
   Глава 5. ТРИ СЛОЯ ПРАВДЫ ............................................................................... 263
   Глава 6. ПЕРСТЕНЬ, ПРЯЧУЩИЙ ТАЙНУ ............................................................... 268
   Глава 7. ВОПРОСЫ ОСТАЮТСЯ БЕЗ ОТВЕТА .......................................................... 271
   Глава 8. "МЫСЛЯЩИЙ" СУП И МЕЧТЫ ЮНОГО УЧЕНИКА ....................................... 275
   Глава 9. "КУРАТОР" И ЕГО ДРАМАТИЧЕСКОЕ ПОЯВЛЕНИЕ ..................................... 281
   Глава 10. ДОГОВОР МОЛЧАНИЯ ............................................................................ 288
   Глава 11. ПИЩА ДЛЯ КУРАТОРА ........................................................................... 294
   Глава 12. ШЛЕЙФ СТАРОЙ ТЕНИ ........................................................................... 298
   Глава 13. "ТЫ НЕ В КЛЕТКЕ, ПОКА НЕ ДАШЬ СОГЛАСИЯ ОКАЗАТЬСЯ ТАМ" .............. 302
   Глава 14. НАКАТЫВАЮЩИЕ УДАРЫ ПРОШЛОГО ................................................... 308
   Глава 15. ДЕЙСТВИЯ "СКЕЛЕТА В ШКАФУ" ............................................................ 322
   Глава 16. НАЗАД ПУТИ НЕТ .................................................................................. 327
   Глава 17. ЛИПКИЕ МЫСЛИ, ОТНИМАЮЩИЕ СИЛУ ................................................. 332
   Глава 18. ПЕРЕВЁРНУТОЕ ВОСПРИЯТИЕ ............................................................... 338
   Глава 19. БЛЕСТЯЩИЕ И НЕВИДИМЫЕ .................................................................. 344
   Глава 20. ЗАКОН ЧЕСТНОЙ ОХОТЫ ........................................................................ 353
   Глава 21. "ВЫБИРАЙ, ЧТО ДУМАТЬ!" ..................................................................... 357
   Глава 22. ИЛЛЮЗИЯ ТАЙНЫ .................................................................................. 362
   Глава 23. ДОРОГОЙ ПОДАРОК ............................................................................... 369
   Глава 24. ИЗЛУЧЕНИЕ РАДОСТИ ............................................................................ 373
   Глава 25. КАК РАЗРУШИТЬ ПРАВИЛА, НЕ ПОВРЕЖДАЯ ИХ ОБОЛОЧКУ ..................... 377
   Глава 26. НЕОЖИДАННЫЙ ВЫИГРЫШ ................................................................... 382
   Глава 27. ПОБЕГ И ВОЗВРАЩЕНИЕ ........................................................................ 389
  

ЧАСТЬ 1

ТАМ, ГДЕ ЖИВЁТ ВОЛШЕБСТВО...

   В ПРЕДДВЕРИИ ИСТОРИИ...
   Каждый из нас вовлечён в магическое путешествие с первых минут своего существования. Мир - великая загадка, и тот, кто стремится её разгадать, неизбежно встаёт на путь обретения внутренней волшебной силы, постепенно раскрывая её природу и предназначение.
   События, о которых я расскажу, навсегда изменили мою привычную жизнь, наполнив её волшебным звучанием, сердечностью и тем особым знанием, которое зовётся Радужной Магией.
   Волшебство живёт в душе каждого человека... Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что это далеко не метафора, а моя история не совсем личная. Всё, что произошло, могло случиться где угодно - в любой стране, городе или посёлке. Вместо меня и моих спутников могли бы оказаться совершенно другие люди.
   Поэтому все имена вымышленные, за исключением моего детского прозвища - Гави. Все остальные - плод моей фантазии, так что в случае совпадений - не судите строго... Ведь слишком мало осталось "свободных" звукосочетаний, которые не имели бы сходства с известным именем, прозвищем или географическим названием. Всё уже придумано. Или ещё не всё?
   Итак, в путь.
   Если моё повествование поможет вам лучше понять себя и пробудить в себе искру волшебства, то буду считать, что задача моя выполнена.

Глава 1

В ТУМАНЕ

   Это был туман. Он находил дорогу в серых лучах тусклого солнца и плыл по течению медлительного воздуха. Бескрайний, бесформенный. Он был холодный, немного влажный. Шлейф серого дыма, только с запахом сырости, белесоватый. Я брела в нём, едва нащупывая путь. Ног не было видно. Наугад, хотя и не в потемках. Не выбраться? Вынырнула ветка дерева. Листья - осколки реальности - ударили в лицо. Вернулось ощущение времени. Долго иду? Становилось холодно. Туда ли иду? - мелькнула мысль... Едва различимая трава внизу. Щекочет ноги, омывает росой. Я босиком. Только сейчас осознаю, что босиком. Почему же я не надела туфли? Не надела и всё. Так просто. Это я знаю. В тумане только босиком идти можно. Где я слышала эту фразу? Раньше я не любила ходить без обуви. Не положено. А теперь туман... Что положено в тумане?..
   Босиком идти приятно. Ощущаешь каждый шаг как что-то важное и просто нужное. Только один шаг и можешь сделать. Только один. Потом будет ещё один, но уже - потом... Это можно почувствовать только в тумане.
   Хочется ощутить усталость, а затем прилечь на влажную землю. Принять всем телом влагу травы, насыщенную ароматами утра. Почувствовать себя сильной и готовой двигаться дальше без сожаления, без тоски и укоров себе самой.
   Местность как будто незнакомая. Не могу сориентироваться. Впрочем, это мне нравится. От унылой определённости я устала до чертиков. День изо дня, день изо дня... Всё одно и то же. Нестерпимая однообразная скука в квадратиках. Квадратики, квадратики. День - квадратик, еще день - еще квадратик. Всё под прямым углом, всё ясно до предела. Знаешь, куда можно, куда нельзя. Знаешь всё до конца. И в этом абсолютном знании не может таиться ни крупинки неожиданности, способной бросить озорную искру в тусклое чередование привычных событий...
   А сейчас - только туман. Щупаю его руками, пытаюсь сгрести в ладошки. Иду. Снова бреду куда-то наугад в нечёткое пространство. Кажется, нащупала тропинку. Да, она, - едва заметная прозрачная лента под ногами. Совсем сыро. И немного холодно. Но не так, чтобы мёрзнуть. Чуть - чуть.
   Выплывают контуры чего-то большого и серого справа сверху. И какие-то энергичные звуки явно "не туманного" происхождения. Ощущение близкого жилья? Очевидно. В таком случае самое мудрое - спросить дорогу, а будут люди приветливые - так и отдохнуть не помешает... Решено.
   Я повернула вправо и ускорила шаг. Очертания дома становились все чётче и яснее. Меня удивило, что не рвется с цепи сторожевая псина, надрываясь от подхриповатого лая. Необычно что-то для одинокого дома. Вот символический заборчик, каменный, едва выше колена. Где калитка? Ага, вот. Надо будет...
   - Открывай, открывай! - резкий стариковский голос пронзил туманную завесу. - Ты не трусь, голуба! Собак нет. Один только пожилой кот. Ну и я в придачу.
   В говоре старика, несмотря на резкость интонаций, было что-то явно успокаивающее. Поэтому я, не колеблясь, толкнула калитку и уверенно двинулась к входной двери дома. Хозяин уже поджидал меня на крыльце
   - Вымокшая, усталая, и ... босиком, - так же резко констатировал он, молниеносно осмотрев меня с головы до пят. - Заходи.
   Я зашла. Я валилась с ног от усталости. Я плюхнулась на первую попавшуюся табуретку в прихожей и чуть улыбнулась (наверняка несчастной улыбочкой). Старик же остался стоять и со спокойным интересом смотрел на меня, чуть наклонив голову. У меня дернулась мысль, что так, наверно, смотрят естествоиспытатели на возникший перед ними непонятный объект: представляет значимость для науки или нет? Нужно изучать дальше или нет?
   - Меня зовут Дэннир, - наконец отрекомендовался он. - А ты кто?
   - Я - Гави. Вот, немного заблудилась.
   - А ты смелая, хоть и считаешь себя трусихой, - безапелляционно добавил он. - Ведь ты считаешь себя трусихой?
   - Ну-у...
   Но странный Дэннир, не дождавшись ответа, развернулся и прошагал куда-то вовнутрь дома. Вместо него из-за полуоткрытого косяка двери выглянуло мохнатое рыжее существо, оказавшееся тем самым "пожилым котом". Ярко-зеленые глаза его, словно фосфорицирующие, излучали до странности пронзительный свет (таких глаз я не видала ни у одной из миллиона кошек, когда-либо попадавшихся мне). Казалось, кот обладал едва ли не человеческим разумом, отчего взгляд его представлялся осмысленным и тоже каким-то "изучающим". Кот был не то, чтобы огромным, нет (можно встретить и более крупных домашних кошек). Кот был величественным, а от того словно заполнявшим собой всё пространство с пола до потолка.
   - Его зовут Уран, - раздался голос Дэннира откуда-то издалека.
   Уран. Странное имечко для кота, решила я. Впрочем, удивляться и не приходилось - весь дом странный.
   И куда подевался этот чёртов Дэннир? Уже злость берёт от всех подобных непонятностей!. И кот смотрит, словно профессор с кафедры... У-у-у!.. Пора идти домой. Спрошу дорогу - и бегом отсюда!
   - Гави! Га-ави! Где ты там? Поди сюда. Я тебя чаем с травами отпаивать буду.
   Резкий голос старика раздавался уже в другой части дома (ежели мне слух не изменял). Я встала, растерла чуть затекшую ногу и поплелась. Устала. Устала... Всё равно - чай, не чай, минутой больше, минутой меньше... Вслед за нахлынувшим безразличием вновь остановилось время, и я опять погрузилась в ощущение тумана...
   ... из которого Дэннир вывел меня резким тычком пальца в спину.
   - Ой!..
   - Так говоришь, ты заблудилась? - как ни в чем не бывало произнес Дэннир.
   - И только хотела спросить дорогу, - быстро добавила я.
   - Умора! - внезапно расхохотался старик.
   Я даже вздрогнула: ведь до этого он ни разу не улыбнулся!
   - Вот умора! Что же, по-твоему, я властен показать тебе твою дорогу? - Он выделил слово "твою"... - Тебе же некуда было идти, это и младенцу ясно! Поэтому ты и оказалась здесь. Уж не знаю, какие силы неба или подземелья привели тебя ко мне, но случайность просто исключена.
   - Домой я шла, домой! - меня это уже начинало раздражать. В конце концов, какое право имел этот старикан судить обо мне! - Ежели не знаете, как мне выйти отсюда, чему я, впрочем, не верю, то так и скажите. Выберусь сама. Не маленькая.
   Это я зря, конечно, сказала. Выглянув в окно, я увидала лишь стоячую пелену бело-голубого тумана, густого как простокваша. И вдруг почувствовала себя... такой маленькой и беззащитной!
   - Это замечательный отвар, попробуй, Гави, - тем временем предложил мне старик. Теперь Дэннир всё время улыбался, и в его темно-серых глазах сверкали озорные огоньки. - Рецепту лет 700, не меньше. Воздух сейчас, жаль, отравлен, и травы по качеству хуже стали. Впрочем, я не сторонник расхваливания старины. Тогда народу по количеству было меньше, а всякой дури на душу населения куда больше! Да ты пей, пей.
   Он словно не заметил моего полудетского "взбрыка" и говорил очень спокойно. Голос его заметно смягчился, что мне, в общем-то, нравилось. Я не любила и избегала ссор вообще, а тем более в таких ситуациях. И с такими стариками, кстати...
   Я с удовольствием выпила горячий напиток, к тому же оказавшийся очень вкусным. Ощутила, как благодатное тепло быстро обволокло всё моё тело. Мне стало совсем комфортно, и я с благодарностью вернула Дэнниру чашку. Затем прислонилась к спинке удобного стула, а ноги поставила на оказавшуюся рядом скамеечку...
   Я уже не чувствовала раздражения по отношению к старику, напротив, что-то мягкое и пушистое шевельнулось в моей душе. Симпатия? Определенно... В этом Дэннире что-то есть... Мне не хочется уходить от него... Я давно не ощущала такого спокойствия в присутствии другого человека... Стоит, опять колдует над своей газовой плитой, варит что-то. Колдует. А он и впрямь похож на колдуна - длинные седые волосы, седая борода, строгие черты лица, а какой взгляд... И кот подходящий (правда, рыжий, а надо - черный, но это уже мои придирки). Дэннир. Дэннир.
   - Дэннир!
   - Да? - повернулся ко мне. Длинный передник поверх рубашки и брюк. В руке половник.
   - Знаете, кого вы мне напомнили? Волшебника из сказки!
   Вот это я осмелела...
   - А... - Дэннир снова обратился к плите, стал что-то помешивать в котелке. Почти минута прошла. - Из сказки, говоришь? В таком случае, из той же сказки, что и ты, голуба.
   Замолчал. Я не перебивала это молчание, дивясь весьма неожиданной его реакции на мои слова. Думала, - рассмеётся или съязвит что-нибудь. "Из той же сказки, что и ты". ЧуднС... А одевается он вполне по-современному. Будь теплее, он бы и шорты надел, видимо.
   Откуда-то снова возник Уран, продефилировал к окну, взлетел на подоконник - устремился в созерцание тумана. А может, коты способны видеть сквозь туман? Я погладила Урана. Он никак не среагировал. Воображала...
   Среагировал Дэннир. Улыбнулся, повернувшись ко мне в пол-оборота.
   - Ну кто так гладит кошек? Формально, безразлично, машинально? Он же решит, что ты к нему абсолютно равнодушна и сам к тебе станет относиться соответственно... А я бы не посоветовал никому портить отношения с Ураном... И вообще, запомни одно хорошее правило: не разбрасывайся словами в мире людей и телодвижениями в мире природы. Знаешь, это помогает в жизни, Гави.
   Я слушала его, всё более и более удивляясь. Речи его казались мне до предела странными, и голова моя едва ли не кипела. В конце концов, не выдержав, я вздохнула:
   - Не понимаю. Ни-че-го! Ни-че-го! Одни загадки без ответов. Какая такая наша общая сказка? Почему опасно портить отношения с Ураном? Да кто вы, наконец, Дэннир?
   - Я предвидел твой вопрос, Гави, - улыбнулся старик, - хотя ты уже ответила на него сама. Да, я волшебник. Да, и ты знаешь это и веришь мне, несмотря на то, что весь твой разум и твои знания кричат об обратном.
   Не кричат, - вопят! И тем сильнее и ожесточённее, чем глубже я убеждалась в правоте дэннировых слов. Не верила бы - осталась безразличной. А тут...
   - В голове не укладывается, - прожевала я.
   - А зачем "в голове"? Голова, голуба, вообще-то незначительная часть человеческого существа. По размерам, хотя бы. Так что не нужно запихивать туда всё, что попало. Поищи другие места.
   - Где?
   - В себе. Где же ещё? А ну-ка, попробуй, вспомни, каким местом ты поверила, что я волшебник?
   - Ну-у... Где-то между печёнкой и солнечным сплетением. Вот тут где-то. - Я дотронулась до указанного места.
   - Вот видишь? А говоришь - голова, голова...
   - В разрез с наукой как-то...
   - Прости, но не я виноват в этом, - улыбнулся Дэннир и прямо-таки сокрушенно развёл руками. Затем почти вплотную подошёл ко мне и прошептал в самое ухо:
   - Быть может, виновата наука, а?
   Затем отодвинулся, походил по кухне.
   - Нет, конечно, - сам себе ответил. - Мы знаем своё, люди науки - своё. Чего нам делить-то? Просто каждый из нас по-своему объясняет то, что творится вокруг. И каждый по-своему прав, разумеется. Хочешь, покажу классику?
   Он сел напротив меня, вытащил откуда-то лист бумаги и карандаш. Нацарапал что-то.
   - Что ты видишь?
   - Ну, шестёрка, - ответила я. - Цифра "шесть".
   - Ошибаетесь, леди. Это - "девять". На целых три порядка вы не правы.
   - Нет, вы! - вдруг облегчённо расхохоталась я.
   - Вот то-то и оно, - удовлетворился Дэннир. Он понял, что до меня "дошёл" смысл его метафоры и был весьма доволен. Впрочем, и я тоже. И моя голова перестала "спорить" с печенью (полагаю, к их взаимной радости).
   - Да, - вдруг вспомнил старик. - Я, может, тебя разочарую, но ты не думай, что моё волшебство заключается в превращении разнообразных врагов в лягушек или крыс. Признаюсь, ни разу в жизни не пробовал. Во-первых, лягушек и крыс слишком много, а во-вторых у настоящего волшебника просто не может быть врагов.
   - Но... Дэннир!
   Миллионы вопросов моментально зароились в моём и без того взбаламученном мозгу. Однако огненный клубок сомнений и возражений, уже готовый скатиться с языка, вдруг стал помимо моей воли гаснуть, рыхлеть и исчезать, растворяясь в благодатной безмятежности, исподволь окутавшей меня снаружи и изнутри. Я не завершила начатую фразу, я просто забыла, что хотела сказать... Определённо, что-то заумное и неважное... Доказательства, опровержения, споры до хрипоты, - всё это вдруг почему-то напомнило мне отражение лица в кривом зеркале: тут непомерно преувеличено, здесь, наоборот, преуменьшено... Бесполезная безвыходная суетность, в отличие от мира и надёжности, проникших мгновение назад в моё существо.
   Теперь мне удобно, тепло и приятно, как когда-то в раннем детстве. Когда? Смогу ли вспомнить? Знаю, есть что-то такое, что именно теперь, в данную минуту сможет открыться мне. Словно я, давно заблудившись и безнадёжно плутая по лесу, каким-то шестым или десятым чувством обнаруживаю, что вот она, вот она, потерянная тропа. Ещё пять шагов - и буду на ней... Рядом лежит что-то такое, что я давно искала. Не торопиться, не спешить, иначе пробегу мимо, не узнав изменившуюся за долгие годы пропажу. Это здесь, и я сюда пришла. Вернулась. Я знаю, знаю, знаю, знаю, знаю!
   Поворачиваюсь к Дэнниру. Стоит напротив меня. Спокоен и не удивлён, тем не менее, с интересом на меня смотрит. Доволен? По-видимому, так, но молчит. Не по-стариковски изящной рукой гладит кота. Уран пронзительно мурлычет - тррр, тррр...
   Что-то щёлкает внутри меня, ощущаю небывалое половодье энергии. Хочу кричать, громко, громко. Ни почему, просто так. Петь, прыгать. Но вместо всего этого я только лишь встаю и крепко схватываю дэннировскую руку.
   - Я должна вспомнить, должна, должна, - напряжённо шепчу. Сейчас понесу абсолютную чушь. - Должна, но не знаю, что... Ты знаешь, подскажи... Ну? Ну?
   - Ты уже вспомнила, - спокойно говорит Дэннир, - но просто боишься признаться себе. Ты вспомнила, что в раннем детстве имела все способности тоже стать волшебницей!
  

Глава 2

СТАНОВИТСЯ ЯСНЕЕ

   Словно глоток чистого воздуха... Я вспомнила... Я вспомнила, и что-то невыразимо далёкое открыло своё лицо. Детство. Я - совсем ребёнок, но чувствую себя прожившей долгие-долгие годы. И много знаю. И много думаю. О чем? Не помню. Это было так давно! Одно ясно: я чувствую себя способной к волшебству. В этом уверена и не вижу снисходительных улыбок взрослых. Мне нет ещё и пяти... Буду волшебницей, сильной доброй феей, и каждый, кого встречу, получит от меня бесценный дар - станет счастливым. Буду волшебницей, обязательно буду, как только подрасту.
   Как же смогло всё это улетучиться из памяти? Когда? Калейдоскопические картины прошлого мелькают, мелькают, но я не могу найти ответа... А Дэннир словно читает (или действительно читает?) мои мысли. Стоит, не перебивает, смотрит на меня.
   - Я сразу увидел, кто ты, - наконец, произнёс он. - Как говорят, рыбак рыбака видит издалека. И ты не случайно ко мне явилась. Но помочь? Смогу ли я помочь тебе - совершенно не ведаю.
   - В каком смысле? - не поняла я.
   - Ясно, не в топографическом. Посмотри в окно. Туман рассеивается, так что тебе не составит труда сориентироваться на местности и вернуться домой. Я о другом говорю.
   - О волшебстве?
   - О нём. Ведь настоящий волшебник не может не быть волшебником, а у тебя были все задатки...
   - ... о которых ты говоришь в прошедшем времени. Почему "были"?
   - Потому что действительно "были". Не хочу огорчать тебя, Гави, но может ли скрипач быть скрипачом без скрипки?
   - Хм ...
   - А это ты и есть.
   Не поняла. Дэннир опять начал изъясняться загадками, смысл которых не долетал до меня. Впрочем, теперь я и не пыталась понять всё. Мне теперь казалось более важным просто "пропускать через себя" происходящее, не распихивая его мгновенно по полкам моего рассудка.
   - Мне не хватает волшебной палочки, Дэннир?
   - Ну, если ты это называешь волшебной палочкой...
   - А что?
   - Здесь дело непросто. Самый лучший автомобиль не поедет без бензина или какого-нибудь другого топлива. Крути руль, нажимай педали, - без толку. Так же самый лучший волшебник ничего не сделает без волшебной силы, находящейся в самом центре его "я". Ничего не сделает, какими бы знаниями ни обладал. В том-то и загвоздка. А ты.. Ты где-то эту силу потеряла. Давно. Ещё в детстве.
   Дэннир задумался. Похоже, ему было жаль меня, но он не знал, что делать.
   - Ответь, Гави, у тебя бывало чувство отчаяния и безысходности, когда ты искала своё предназначение, и не в силах найти, металась от дела к делу, от цели к цели? И всё было не то, и всё было не так, и чего-то тебе всё не хватало, было?
   - Да... да.
   - А главное, что ты всегда знала: за всей этой суетой для тебя припасено что-то очень важное, твоё(!), но ты никак не могла понять, что именно.
   - Похоже, ты прав... (странно, я только теперь заметила, что с Дэнниром на "ты". Забавно).
   - Похоже, говоришь? Ах, Гави, только сейчас я впервые пожалел, что так рано ушла моя наставница, и я не смог перенять все её знания! Но ей надоел "этот цивилизованный мир", как она выражалась, "говорящие ящики и летающие сундуки". Она, видимо, боялась конкуренции со стороны научного прогресса.
   - Не мудрено, - посочувствовала я, - я знаю многих, кому неуютно в современном мире.
   - Но не волшебникам же! Истинный маг умеет жить в любую эпоху и в любое время. Да ещё как умеет! Легко, красиво и с максимальной пользой как для окружающих, так и для себя, разумеется. Я что, идиот, отдать мой замечательный компактный автомобиль за какую-нибудь допотопную повозку? Дуд-ки! Нет, моя наставница в этом вопросе имела явный прокол, хотя и обладала массой иных достоинств.
   - Но дело в другом, - продолжал Дэннир, - я вспомнил мою незабвенную Тимэну из-за того, что ты - женщина. Тимэна вернула бы твою волшебную силу в два счёта, а я этого сделать не могу.
   - Потому что ты мужчина?
   - Отчасти. Будь ты мальчиком... А с женщинами всегда сложнее.
   - Значит, нужно искать женщину-волшебницу, - уверенно подытожила я.
   Мне вдруг до ужаса захотелось вернуть эту самую волшебную силу, о которой вчера я и понятия не имела. Сегодня же она представлялась мне едва ли не самым важным на свете. Будто лес. Темно. Холодно. Сухие ветки на земле. Хруст. Согреться бы... Но нет той единственной спички, что смогла бы разжечь костёр. Я где-то её потеряла? Забыла? Или выбросила по ненадобности? Маленький огонёк. Его нет. Где?
   Дэннир не сумел дать мне вразумительный ответ по поводу иной женщины-волшебницы. Пробубнив нечто типа "может быть", он вновь направил мысль в русло, известное одному ему.
   - Сложно... невероятно сложно... - повторял он, шагая из угла в угол. - Не выкрали... не отняли... нет, нет, нет... без волшебства или какой иной силы. Взяли? Нет... Гави! - вдруг чуть было не заорал Дэннир. - Это почти катастрофа! Ты понимаешь, я понял, что ты сама, по своей воле вы-бро-си-ла свою волшебную силу!
   - Как? - опешила я.
   - Ты выбросила её как ненужную обёртку от конфеты, вот как. Сама! О боже! Это произошло в тот час, когда тебя убедили, что все люди одинаковые, что всем для счастья нужно одно и то же! Когда ты сама в это поверила. Давно это было, но с тех пор ты словно птица с подрезанными крыльями.
   - И что? - прошептала я испуганно.
   - А то, что тебе никто не поможет. Никто. Кроме тебя самой. Отыщешь в закоулках прошлого свою силу - станешь волшебницей, не отыщешь, - будешь искать всю жизнь, а иначе никогда не сможешь обрести и саму себя, и смысл своего существования, и спокойствие, наконец. Я понимаю, как страшно тебе сейчас и как будет одиноко в дальнейшем, - добавил он, подсев вплотную ко мне и обняв за плечи. - И кому известно, как будет долог твой путь? Но будь смелей! Ты сама пришла ко мне, а это говорит о том, что ты уже отправилась в дорогу. Раньше, чем встретила меня.
   - Одна, сама! - в отчаянии крикнула я и зарыдала. Наверно, в полный голос, как трёхлетняя. - Как всегда!!! Я всегда одна...
   Слёзы дали мне заметное облегчение и успокоили. Конечно, внутри образовалась пустота (как всегда бывает в таких случаях), но теперь голова работала намного чётче и увереннее. Поиск. Найти. Сила... Поиск. Найти. Сила... В этом цель и смысл, иначе так и останусь копаться в свалке своих непрожитых обид и бессмысленных обещаний самой себе.
   Дэннир стоял, боком привалившись к столу и будто изучал меня, оценивал. Теперь глаза его излучали тёмный тёплый свет, от которого становилось и страшно, и... спокойно. Я удивилась, осознав это несовместимое сочетание состояний, теперь пребывавших во мне. Или, может быть, я просто раздвоилась на спокойную и испуганную Гави, причём ни та, ни другая в целом-то, не были мною... Страх и спокойствие. И что-то пробивающееся глубоко-глубоко внутри. Распускающаяся почка. Я?
   Далее голова и вовсе перестала думать. По всему телу разлилась приятнейшая лень - перетекающая, обволакивающая. Мысли не возникали, и я всем своим существом погрузилась в неизведанное ранее ровное "пребывание" - удивительно ясное и, я бы сказала, "чистое". При этом Гави, которая испытывала страх, ушла немного в сторону, но не исчезла совсем. Чего же я боюсь?
   Машинально я стала есть одну за одной вишни, лежащие в миске на столе. Косточки выкладывала в какие-то незамысловатые фигуры - круг, ещё круг, линия. Дэннир не прерывал меня, только сидел рядом, наблюдая. В конце концов, он взял меня за руку, не пуская к очередной вишне и, улыбаясь, произнёс:
   - Нынче не такой уж большой урожай, чтобы бездарно тратить его на всяких незваных девчонок, которым, между прочим, давно пора домой. А? Верно говорю? Скоро закат, а тебе нужно дойти до города, пока солнце цвет не изменит. Не твоё дело в сумерках тут блуждать. Рановато.
   - Но ты проводишь меня, Дэннир?
   - Нет. Учись ходить сама. Тебя-то, поди, всю жизнь водили - то одни люди, то другие, вот ты и заблудилась в результате.
   - Так ты же - ни "одни", ни "другие". Ты - это ты! Сравнил телегу с самолётом!
   - Какая разница, когда тебе надо пешком идти? На собственные ножки стать, то есть... Нет уж, милая, хоть я и не помощник тебе, но уберечь от явных глупостей сумею. А теперь смотри на меня. Ты в серьёзное дело ввязалась, сама понимаешь. Успех или неудача - всё в твоих руках, ни в чьих более. Примешь решение отказаться от поисков - никто не упрекнёт тебя за это. Но ежели начнёшь искать - смотри... Трудно тебе будет. Смертельные опасности, конечно, вряд ли тебя подстерегать станут - тут не сказка, тут всё зануднее, знаешь ли. И самое страшное - одиночество. А с ним ты наверняка столкнёшься, его-то и испугаешься. Но я обязательно приду к тебе. И другие придут. Только сама не ищи меня - зря лишь время потратишь. Сам найду тебя. Не забуду, не забуду, не волнуйся. Ну что, Гави, пока?
   - Пока, Дэннир. Я буду ждать тебя.
   - Вот ещё, "ждать"! Нашла тоже... Не ждать тебе надо, а искать свою волшебную силу. Придумала тоже... "ждать"! Хочешь толку, - про меня вообще забудь. А уж коли разговор зашёл, то скажу: тебе вообще противопоказано кого-то ждать, включая этого, "прынца" твоего... Ну, иди-иди-иди, про сумерки я не шутил.
   Он буквально за руку вытащил меня за порог и легонько толкнул в спину. Я соскочила с крыльца несколько неловко и упала на левую коленку. Встала, одновременно оттирая прилипшую грязь. Повернулась назад, но дверь была уже закрыта. И какая-то другая, нежели утром. Или мне это показалось? Не знаю. А что странно - то странно. Но я не хотела думать об этом сейчас. Мне уже не терпелось начать двигаться, да, просто двигаться, идти, идти, иногда бежать, снова идти... Я вдруг ощутила непонятную радость движения, охватившую меня всю целиком. И я пошла, ступая отдохнувшими ногами по прохладной земле открывшейся передо мной тропинки.
   Я не знала этой дороги, но тем не менее довольно скоро вышла на шоссе. Теперь сориентироваться было проще. Указатели направили меня в сторону города, и через полчаса я "наткнулась" на автобусную остановку. Ещё минут 20 ожидания, ещё минут 40 езды, ещё минут 15 хода. Я - дома... Фу, устала как собака.
   Горячая ванна, чай. Всё. В постель. Спать, конечно, было ещё рано, поэтому я всего лишь лежала, ощущая всем телом приятное мягкое тепло окутывающих меня тканей. Солнце лишь слегка склонилось к закату. "Изменило свой цвет". Так, что ли, он сказал? Он... Дэннир... В полудрёме всплывали отдельные образы прошедшей встречи - словно фрагменты недавнего сна. А было ли это? Или пригрезилось? Нахлынуло странное ощущение нереальности, невозможности того, что было, и я, похоже, совсем начала запутываться в своих грёзах и воспоминаниях.
   Стоп! Это мне не нравится. Тем более, что к мистицизму я никогда не бывала склонна и для полноты ощущений никогда не нуждалась в галлюцинациях. Будучи по природе реалисткой, я предпочитала смотреть, как говорится, "правде в глаза".
   И всё-таки, что же было сегодня?...
  

Глава 3

ПОИСКИ И НАХОДКИ

   "Не ждать тебе надо... Тебе вообще противопоказано кого-либо ждать, включая этого, прынца твоего...". А я ждала, хотя уже до чёртиков устала, не хотела... Даже, несмотря на недавний разрыв, в душе моей ещё оставались искорки какой-то болезненной надежды. Последний разговор, конечно, поставил все "точки над i", но всё равно что-то осталось незавершённым, нереализованным. Я не причисляю себя к тем человеческим существам, которые из-за несчастной любви готовы повеситься на любом ближайшем суку. Нет. Но неприятно до жути. Фу! Злость берёт.
   Сердце моё высохло, мысли постоянно улетали во всех возможных направлениях. Единственной отрадой было бесцельно бродить по городу и около, поддевать ногой сухие ветки и листья. Такие же сухие, как мои чувства нынче.
   Устала я, вот что. Будучи натурой деятельной, я никогда не приветствовала тоскливую толчею на месте, застой, скованность. Но именно это и стало моим прибежищем ныне. Я не могла быть без дела... но я не могла и делать тоже!
   Не в силах стать брошенной, я сама прекратила наши отношения, предупреждая любые его негативные действия, действия нежелательные, даже губительные для меня... Только это и спасло меня от того морального "самосожжения", к которому я была ох как склонна! Но почему мы всегда любим строить мифы? Почему, очертя голову, бросаемся в реку страсти, даже не проверив, - а не течёт ли лодка??? Всё "на авось"! Глупо же. Это я сейчас понимаю. А тогда?
   Мысли, мысли, мысли, мысли... в пору сейчас снова пойти ходить-бродить. Но откуда всё это мог знать Дэннир? "Прынц" - точнее и не назовёшь! Или он видел меня насквозь? Я, конечно, допускала существование ясновидения, но... Странно как-то.

***

   Полгода пролетели незаметно. Чувства улеглись, осели на пыльной верхней полке моего сознания. Или подсознания? А ну, неважно... Я теперь редко впадала в тоскливые настроения, хотя и особой радости от жизни не испытывала - так, всего помаленьку. Многое, что раньше раздражало или тревожило, казалось пустым, глупым, иногда - смешным. В общем, я пребывала. Дэннира больше не видела. Отыскать его дом мне не удалось: в тогдашнем "психованном" состоянии я забыла (да и не запоминала) ни остановки, на которой села, ни номера автобуса. Конечно, я "потыркалась" по окраинам - загородным районам, поспрашивала. Никто ничего не знает. Рекомендовали, правда, одну бабку, посетила я её. Но она сама по себе была - Дэннира не знала. Поводила свечой вокруг меня, пошептала что-то. Симпатичная такая бабка, старая-старая, а глаза всё равно что молодые...
   В общем, поиски я оставила. Навалилось много дел - всё бытовое, поверхностное. Не до внутреннего мира.
   Потом. Потом, как-нибудь.
   "Не жди".
   Год. Два... Четыре... Пять... Восемь...
   Где-то в начале девятого года я увидела Дэннира во сне. Я посетила его в неком средневековом замке - английском ли? Испанском? Не важно. Обратила внимание на удивительное несоответствие: сочетание старинного интерьера и новых книг - последнего "писка" современной полиграфии. Книги лежали на массивном дубовом столе, а также на полу, на обширном ковре причудливого узора.
   Дэннир вошёл, остановился, долго смотрел куда-то вдаль. Он был слабо похож на того, реального Дэннира, но я была уверена - это он. Не помню, где находилась я сама, но факт присутствия своего в этой комнате помню хорошо. И этот ковёр... Я на нём стояла? Дэннир поначалу не смотрел на меня, затем повернулся, вроде бы меня узнал. Или не меня?
   Удивительно, но вокруг звучала музыка Мартинка, одного из моих любимых современных музыкантов. Отовсюду. Её разительный контраст со всей обстановкой помещения усиливал сюрреализм ситуации. Мартинк? Почему именно Мартинк, а не Окегем, к примеру? Правда, мне всегда нравился Мартинк, его излюбленные сочетания самых разнородных музыкальных стилей, его какая-то "вневременность". Тем более что звучал один из самых последних его опусов, написанных и вышедших в свет незадолго до смерти. Будто бы чувствуя её приближение, он создал удивительное, какое-то "неземное" произведение ...
   Дэннир подошёл к магнитофону, "отключил" Мартинка, я бы даже сказала, "оборвал" его, хмыкнул слегка, после чего снова обернулся ко мне и уже более целенаправленно посмотрел на меня.
   - Знаешь, это, быть может, и решение, - пробормотал он, - тебе бы у Мартинка узнать. У него ещё достаточно энергии для этого.
   И всё. Затем всё погрузилось в марево. Я больше ничего не помнила из этого сна.
   Проснулась я с лёгкой головной болью. Мысли бормотали сами по себе, будто бы без моей воли. Утром мне не нужно было никуда идти, поэтому я первым делом вытащила старую аудиокассету с музыкой Мартинка и в течение полутора-двух часов слушала.
   Я успокоилась.
   Я увидела всё-таки Дэннира.

***

   Я глубоко доверяю своим снам. Нет, они у меня не то, чтобы "вещие", они, скорее, - "подсказывающие". В них фокусируются все неразрешённые переживания и проблемы. Высвечиваются. Проснувшись, я знаю, что делать дальше. В моём сознании чётко раскладываются по полочкам образы снов - обычные сны обычного человека. Мне не грезятся ни фантастические миры, ни кошмары. Именно за это я и люблю свои сновидения.
   Теперь, обратив пристальное внимание на музыку Мартинка, я стала всерьез задумываться о словах пригрезившегося мне Дэннира. Я вслушивалась в тексты мартинковских вокальных опусов (он писал песни, иногда даже на собственные слова), вживалась в мелодии и ритмы. Хорошо. Я, действительно, почувствовала себя энергичнее. Ну и всего-то?
   Нет, тут должно быть что-то ещё...
   Я оделась, причесалась и уже собралась выйти на улицу, как раздался звонок в дверь, и на пороге возникла Ланна - одна из моих не слишком близких подруг.
   - Слышь ты, у меня дело к тебе на тыщу долларов!
   Знаю, это твоя любимая поговорка - уж никак не меньше, чем на "тыщу":
   - Выкладывай, - зевнула я.
   - Ты ведь, Гави, сечёшь в астрологии-психологии, там-сям...
   - Вроде бы... - пожала я плечами.
   - Значит вот... У меня парень завёлся-завязался, а я и не усеку - надо? Не надо? Ты бы не смогла поехать со мной - ну, вроде как случайно, - заодно просечёшь его? А? Ты как?
   - Именно я?
   - Ну а кто же? Спасибо скажу, в долгу не останусь. Ну?..
   - Да дело-то не в долге...
   - Ну и хорошо, значит. Поехали, Гави. У моей подруги день рождения. У неё на даче. Ну, недалеко. Я тебя с собой прихвачу. И с ней уже всё договорено. Она девка нормальная. А ты, может, её и видела. Ну, помнишь, Ритика, такая рыжая?
   - Ладно, неважно. Наверно, помню.
   - Вот и хорошо. Давай. Но если он, гад, не явится... В общем, ты согласна?
   - Хорошо, давай, ладно. Когда?
   - Сегодня после обеда. Часика в три я за тобой заскочу. Идёт?
   - Да.
   - Ну, пока! А то мне ещё за подарком...
   Убежала. Всё-таки чем-то Ланна мне нравилась. Наверно, своей лёгкостью отношения к жизни. Простотой. У неё всегда была куча "ужасных проблем", из-за которых она бегала с вытаращенными глазами. Правда, ни одна проблема не могла продержаться в её кудрявой голове дольше суток, так как место предыдущей проблемы легко занимала следующая, такая же "ужасная". Девушка-фейерверк, она сама как-то призналась, что обожает "комнату ужасов" в "Парке развлечений", так как там "невероятно весело". Главное, она никогда ни на чём долго не зацикливалась, ни на кого долго не обижалась, хотя и дружить умела лишь поверхностно. Впрочем, это было не моё дело.
   Моим делом было "просечь" её приятеля. Моим ли?
   12 дня. Значит, через 3 часа Ланна за мной забежит. Надо что-то надеть подобающее. Среднепраздничное. Всё-таки на дачу едем. Купальник, что ли, захватить? Я решила отдохнуть. В конце концов, мне нет никакого дела до Ланкиного парня, их взаимоотношений. Однако, напор у неё... На всё согласишься!
   В голове крутится "Как жизнь начертила нам путь на песке... Мы прошлое сбросим, пойдём налегке". Мартинк. Хорошая песня. Из поздних. Пожалуй, одна из моих любимых. Или ещё эта "Пойдём, я тебя понимаю. Дай руку свою. Я всё знаю".
   Хорошо ему говорить - "я всё знаю"... знаю...
   А я ничего не знаю. Путаница в моих мозгах слишком сильна. Много хочется сделать и ничего конкретного не хочется. Апатия. Вялость. Тупость какая-то.
   На улице жарко и душно. Типичное "нашенское" лето. Зато вода в реке тёплая - как парное молоко. Искупаюсь, искупаюсь. Обязательно.
   Ровно в три прозвенел звонок в дверь. Ланна. Красивая, нарядная. Волосы убраны наверх и заколоты чем-то золотисто-блестящим.
   - Уф! Забегалась как кобыла. В парикмахерских либо очереди, либо цены бешеные - пришлось самой что-то на голове строить. Благо, мама дома была. Помогла чуть-чуть. Потопали. Ехать минут 40 на автобусе, а сколько ждать - не знаю. А к четырём хочется быть, а то всё вылакают без нас.
   - Ланка, главное, там речка есть?
   - Ага, нечто болотообразное. Но пацаны с удовольствием купаются. Впрочем, для них любая лужа - это океан!
   С этими словами Ланна перекинула сумку через плечо и направилась к выходу. Я закрыла дверь и пошла следом за ней.
   Автобус подошёл довольно быстро, так что мы совсем не маялись на остановке. Дорогой Ланна мне давала инструкции по поводу своего Токлита (так, оказывается, звали её приятеля), но я не особенно вслушивалась.
   - ... и когда он как следует "поддаст", ну то есть, хлебнёт, его можно будет о чём хочешь спрашивать - всё ответит!
   - Я, что ли, должна спрашивать?
   - Да хоть и ты. Ну, я могу. Ты, главное, слушай.
   - Хорошо, это идёт.
   Я никогда еще не ездила по этой дороге или ездила, но давно. Мне всегда приятны новые пути, тем более, что мы выехали в некое подобие сельской местности и вид открывался очень красивый. Несмотря даже на траву, потускневшую под жарким солнцем.
   Мы вышли на конечной остановке. Дачные участки лежали прямо перед нами.
   - Ну, ещё минут 10 и мы у цели, - выдохнула Ланна.
   Мы легко дошли до места. Навстречу нам вылетел худой высокий парень, белобрысый, с короткими волосами на затылке и длинной чёлкой. Ланна с визгом повисла у него на шее.
   - Тооооклит!!! Собака ты старая! Ты прямо с работы, что ли?
   - Не ори так в ухо, Ланка. Ну да, с работы. А ты выходная, что ли?
   - Угу.
   - Нет, я с утра - на трудовой фронт. Как бобик устал. Да ещё мымра нос скривила, когда отпрашивался пораньше. Ты знаешь мымру, нашу завотделку... Отпустила со скрипом. Ну, и сюда сразу. Я уж искупался. А в телефоне батарейка села. Ты не звонила?
   Спустил её на землю. Почувствовав опору, Ланна повернулась ко мне.
   - А это Гави, моя подруга.
   Я:
   - Привет, Токлит.
   - Привет, Гави.
   - Привет, девчонки! - голос принадлежал рыжеволосой пухленькой девушке в коротком ярко-красном платье.
   Ритика, догадалась я.
   - Подождите, девчонки, - сказала Ритика. - Народ почти что в сборе. Ещё двоих ждём - и начинаем.
   Мы прошли на веранду, где был накрыт стол. Ланна и Токлит отлучились покурить с ребятами, а я села на скамейку и нагло стащила грушу. С веранды открывался замечательный вид на дачную "улицу", которая, по-видимому, шла к реке. Судя по всему, "болотообразный" водоём пользовался успехом у дачников, так как купаться шли не только пацаны, для которых "любая лужа - океан".
   Ритика вторглась в моё созерцательное состояние с призывом начинать её "долгожданное деньрожденье". Гости лениво подтягивались к веранде, рассаживались за стол. Я оказалась между Ланной и Ритикой. Всего за столом было, кажется, 11 человек.
   Налили, выпили. Всё пошло, как обычно.
   В течение часа я перезнакомилась почти со всеми. Болтали о том - о сём. Будучи практически вегетарианкой (не люблю мяса...), я налегала на фрукты и салаты, вина пила совсем чуть-чуть (в такую жару-то!). Зато Токлит уничтожал спиртное честно и целенаправленно. Ланку, надо признаться, это совершенно не трогало. Убеждённой трезвенницей она тоже не была.
   Возникла гитара. Пошли песни. Токлит орал громче всех, хотя, надо признаться, голос у него оказался вполне - вполне... Ритика, сидя над моим ухом, старалась перекричать компанию вопросами об астрологии (Ланна, видимо, ей что-то сказала о моих познаниях в этой области). Я с трудом отвечала.
   Песни постепенно стихли. Повисла обычная в таких случаях пауза, когда надо что-то делать, а что - неясно. Ритика пошла за магнитофоном, а моё внимание привлёк молодой мужчина, входивший в калитку палисадника.
   - О, ещё гости? - спросила я.
   - Где? - изумилась Ланна. Она смотрела в ту же сторону.
   - Да вот, парень в белой футболке.
   - Ау, детка, очнись! - она помахала кистью руки перед моими глазами. - Ты что, упилась?
   - В смысле?..
   - Токлит, ребята! Вы, боюсь, оставили девушку без внимания. Ей молодые мужчины уже грезятся.
   - Где? Где? - наш диалог привлёк внимание всей тусовки.
   Ритика, поставив магнитофон на стол, аж высунулась на улицу.
   - Да вы что? - крикнула я. - Вот же. Он уходит.
   В ответ - дружный смех. Токлит снисходительно похлопал меня по голове.
   - Перегрелась девочка, перегрелась. Иди, в речке поплавай. Полегчает, небось.
   - Ладно, ладно, ребята, - заговорила Ланка, - будет вам. У неё сейчас ведь нет никого, - громким шепотом сообщила она. - Ну и вообще...
   - Худеньким девочкам не надо пить. Я давно заметила, - подхватила Ритика. (Н-да, у неё все худенькие, кто меньше ста кило...). - Гал-лю-ци-на-ции!
   - Да хватит что ли, - вспылила я. - Сами вы все "галлюцинации"... вы... вы...
   Я не выдержала и выбежала из-за стола. Ланка с Ритикой хотели меня удержать, но я вырвалась, что-то наорав на них.
   - Да оставьте вы её, ничего с ней не будет, - лишь донёсся до меня чей-то голос (то ли Токлита, то ли ещё кого из парней).
   Как в тумане, я побежала прочь из палисадника.
   Выбегая из калитки, я буквально налетела на того самого мужчину.
   - Извините, - пробормотала я и попыталась быстрее побежать дальше, так как была готова разреветься.
   Слёзы переполняли мои глаза, горло, губы... Но я была легко задержана за руку.
   - Нет, уж это вы меня извините. Ведь это из-за меня у вас неприятности.
   - Разве? - я на него не смотрела... впрочем, он прав, вообще-то... да-а...
   Он отпустил мою руку. Я осталась стоять, продолжая ощущать его прикосновение. Будто тебя держал за руку поток тёплой воды.
   - Как вы узнали?
   - Они это не со зла, скорее по глупости. Лично к вам они ничего такого не питают, нет. Давайте отойдём в сторону. Или прогуляемся к реке. Идёт? Я вам всё постараюсь объяснить.
   Мы медленно пошли к реке.
   - Меня зовут Гави, - представилась я.
   - А меня... Меня к вам послал Дэннир.
   - Что? - я резко остановилась и уставилась на него. Возможно, это был первый полноценный взгляд, который я ему послала. У него были волнистые тёмные волосы и карие глаза. - Дэннир? Вы знаете Дэннира?
   - Ну, знаю, - усмехнулся он. - И не надо в честь этого испепелять меня своим взглядом. Я вам ещё пригожусь. - Он весело улыбался. - И ещё одна просьба: пожалуйста, никогда не говорите со мной так громко, как сейчас, если, конечно, мы не окажемся вдвоём на необитаемом острове. И вообще постарайтесь не говорить со мной в присутствии других людей. Помолчите, пожалуйста.
   - Но...
   - Я вам сказал! - резко оборвал меня он.
   Мы поравнялись с идущей навстречу нам молодой парочкой. Парень с девушкой, видимо, шли с купания. Парень спросил у меня, который час. Я ответила. На моего спутника они, словно бы, "ноль внимания". Правда, девушка окинула меня каким-то долгим испытующим взглядом.
   Каждый пошёл своей дорогой. Метров через пять мой спутник наклонился к моему уху (он был меня на полголовы выше), и прошептал:
   - Извини. Просто мне не хотелось, чтобы тебя снова сочли за идиотку.
   - То есть?
   - То есть вспомни недоразумение, которое произошло на даче у твоих приятелей.
   - Ты дефилировал перед верандой, а они делали вид, что тебя не видят. Или уж впрямь на жаре так перепились, что тебя не заметили?
   - Да, но твоя подруга вовсе не казалась мне пьяной!
   - Она крепкая, - усмехнулась я. - Ну и...
   - Они действительно меня не видели. Меня действительно видела только ты. Теперь понимаешь?
   - Нет.
   - Хорошо, идём дальше. Ведь ты, когда увидела меня, стала утверждать, что видишь. Так?
   - Так.
   - А они стали смеяться над тобой и говорить, что тебе всё мерещится или ты их разыгрываешь. Так?
   - Ну так. Примерно в этом роде.
   - Следовательно...
   - Но этого же не может быть! Я же вижу тебя!!!
   - Конечно.
   - Ты же есть!
   - Да, но не совсем в традиционном понимании.
   - Ты что, фокусник?
   - Здрасьте, приехали! Ты что, не вспомнила меня?
   - А я разве тебя знала? Хотя это лицо, и эти манеры...
   Он разлёгся на песке. Руки за голову. Нога на ногу.
   - Опознавайте, мадемуазель. Вы знаете меня. Знаете лучше, чем предполагаете. Мы не встречались с вами, но вы, я знаю, видели меня.
   Он дёрнул меня за руку и притянул на песок.
   - Брось свои дурные привычки, Гави. Пойми, наконец, что всё возможно!
   Секунда. Вторая. Пятая. Безумие...
   - О Боже, Мартинк??? - прошептала я, не в силах поверить себе сама.
   - Ну да, конечно... Теперь-то ты поняла, что я вполне имел законное основание быть невидимым для большинства людей. В конце концов, своё физическое тело я оставил уж почти пятьдесят лет назад, или сколько там?... - кучу лет назад! Это была малоприятная история, чего и говорить. Зато сейчас многое встаёт на свои места. Ты слишком ошеломлена. Не пытайся понять всё сразу. Я тебе всё расскажу постепенно. Что нас с тобой связывает. Почему ты меня можешь и видеть, и слышать, и даже чувствовать в отличие от других людей. Зачем я нужен тебе, я ты - мне. У нас с тобой впереди уйма времени. Кстати, я это только теперь понял, что такое время...
   - Ну и дела, - пробормотала я. - Уму непостижимо.
   - Ты веришь мне?
   - Вообще-то да. У, ч-чёрт...
   - И никакой не чёрт. Где ты видишь чертей? Ладно, хорошо, хорошо, приходи в себя, перевари, а потом поговорим.
   Он снова разлёгся на песке, надев солнцезащитные очки. Я же молча стянула с себя блузку и шорты и осталась в купальнике. Не слишком раздумывая, я окунулась в прохладно-тёплую речную воду и поплыла на другой берег. Затем обратно. Речушка метров 30 в ширину, не больше.
   Возвращаясь, я увидела идущую невдалеке Ланну. Она двигалась по направлению к пляжу. Я уже была на середине реки и поэтому особо не спешила к берегу. Меня она, что ли, искать пришла? - мелькнула мысль. Да, точно: замахала рукой, прибавила шаг. Я ей махнула рукой в ответ, продолжая плыть к берегу.
   - Хорошая вода! - крикнула я ей, ощутив дно.
   - Грязная. Не для меня. Вылезай, давай. Народ волнуется.
   - Ну а мне-то?.. Ты иди, я сейчас вылезу, обсохну и приду. Никуда не денусь.
   - Ты в порядке?
   - В полном.
   - Я тебя подожду.
   Она села на пенёк. Этого ещё не хватало!.. И не прогонишь - вмиг заподозрит неладное и вовсе не уйдёт. Я нехотя поплелась к берегу. Накинула блузку на мокрый купальник. Шорты надевать не стала.
   - Готова? - спросила Ланна.
   - Вполне, - ответила я. - А водичка-то замечательная.
   - Болото, - скривилась Ланка.
   Мартинк продолжал лежать на песке как ни в чём не бывало. Я оказалась в затруднительном положении: мы же ни о чём не успели договориться! А что делать? Придется уходить. Во всяком случае, мне удалось громко произнести:
   - Ладно. Идём. Всё равно через часок я буду домой собираться. В восемь - в половине девятого хочу быть дома.
   Мартинк снял очки и утвердительно кивнул. (Что ж, я надеюсь полностью на твою сообразительность, Мартинк...).
   Мы с Ланной молча двинулись к даче Ритики. Навстречу нам возник Токлит (видимо, потерял нас обеих):
   - Вы что, в Атлантику уплыли?
   - Нет, Токлит, - ответила я, - в Антарктику!
   - Ну уж...
   Вошли в дом. Гости были, кажется, ещё все на месте. Лениво попивали чай-кофе, не в силах уже что-либо съесть плотнее персика или виноградины. А я, наоборот, почувствовала желание подкрепиться и, к удовольствию Ритики, налегла на её "фирменный" шоколадный торт, инкрустированный орехами различных сортов. О моих "галлюцинациях" больше почти ни слова не было сказано. Как я потом узнала от Ланны, все сошлись на мнении, что где-то немного друг друга не поняли. Ну и слава богам, - так-то лучше. Так-то лучше...
  

Глава 4

ДВА МИРА

   Домой я вернулась со смешанными чувствами. Путаница в голове была капитальная. Я не сошла с ума, это точно. Но дойти до таких чудес? Нет, с этим надо что-то делать.
   "Дай руку свою, я всё знаю. Пойдём..." Но куда? Я не чувствовала ни радости, ни огорчения. Просто обнаружила, что очень устала. Попила чаю, приняла ванну и бухнулась в постель.
   Не приснилось ничего особенного. Так, рядовые сны вплоть до разбудившего меня утром (ни свет, ни заря) звонка в дверь. Я поплелась открывать.
   Мартинк. Как вчера - "в натуральную величину"... Я не удивилась.
   - Разбудил? Извини. Но уже половина девятого. А у нас впереди полно работы.
   - У вас?
   - У нас. С тобой, дорогуша.
   - Ну, заходи. Дома нет никого.
   - Я знаю. Я бы и не стал навещать тебя, будь кто-нибудь помимо нас. Ты же понимаешь.
   - Разумеется, - усмехнулась я. - А почему ты тогда не мог появиться так, как положено "духу" - где-то через балкон, или войти через стенку. Ты действуешь уж очень по-человечески!
   Мартинк, уже направлявшийся в мою комнату, вдруг резко затормозил и яростно посмотрел на меня:
   - Не задавай идиотских вопросов, милая! Я не могу за две секунды вложить в твою очаровательную голову всё знание. И я никакой не "дух", поняла? По крайней мере, для тебя. Можешь обижаться или нет, но ты ещё слишком глупа и необразованна, чтобы рассуждать о мире "духов", или как бы ты его ни называла!
   Я почувствовала смущение.
   - Извини, Мартинк. Но я...
   - ...не до конца тебе верю, так?
   - Угу, - выдохнула я. Зачем отпираться?
   Прошли в комнату.
   - Чему ты не веришь?
   - Всё это так странно, Мартинк...
   - Вся жизнь странная, Гави. Вся жизнь. И до, и после того рубежа, какой уже перешёл я, а ты, слава богу, ещё нет. Поэтому я и хочу как можно скорее научить тебя, чему должен научить. Перейдя рубеж, учиться ох как трудно! Так, ладно, всё-таки чему именно ты не веришь?
   - Не знаю...
   Я, кажется, совсем запуталась.
   Мартинк усмехнулся, затем осмотрел комнату и, выбрав самое уютное кресло, устроился в нём.
   - Хочешь знать, что общего между мной, тобой и Дэнниром? - спросил Мартинк.
   - Дэнниром, да, Дэнниром...
   Я продолжала в нерешительности стоять. Мартинк положил ногу на ногу и поднял вверх указательный палец:
   - Ну так знаешь, что общего? Нет? Мы все трое живём своими ошибками! - палец описал дугу и теперь был направлен в пол.
   - Как это?
   - Каждый из нас в своё время совершил одну (а может быть, и более, чем одну) непростительную ошибку. Твоей ошибкой, например, было "выбросить" свою волшебную силу, и теперь ты должна прикладывать все свои усилия, чтобы вернуть её вновь. Моей ошибкой было в своё время - не послушаться Дэннира и делать всё наоборот. Его же ошибка заключалась в ученике.
   - В ученике?
   - Да, он должен был сразу искать ученицу. Женщину. Не ученика. Его учителем тоже была женщина. В той духовной традиции, в которой воспитывался он, передавать знания, видимо, следовало ученику другого пола. Я не вдавался в подробности, но, кажется, так... Дэнниру показалось, что с учеником-мужчиной ему было бы легче справиться, и он пошёл по выдуманному им самим пути. И он нашёл ученика. Им был я. Он положил на меня уйму времени и сил, но я выполнял его советы, сама понимаешь, "с точностью до наоборот"... Печальная история, конечно. По человеческим меркам мне удалось добиться успеха. Мне завидовали, мной восхищались. Но это всё было ерундой, дешёвым маскарадом. Кажется, я всерьёз начал осознавать это лишь в конце моей той, телесной жизни, но...
   - Было поздно? - спросила я, садясь на стул и пододвигая его ближе к Мартинку.
   - Да нет... не то, чтобы поздно. Просто было страшно что-либо менять. Страх потерять, хотя, на самом деле, терять было нечего. Кстати, нас троих, - тебя, Дэннира и меня, - и это также объединяет: нам нечего терять. Всё, что мы могли, мы уже потеряли. Я - жизнь, ты- волшебную силу, Дэннир - время и шанс.
   Мартинк с усилием погладил лоб, будто у него болела голова. Интересно, подумала я, у него может болеть голова?
   - Ты говоришь, Дэннир потерял время и шанс? - уточнила я.
   - Да, он слишком тянул время, и упустил шанс найти подходящую ученицу. Ты к нему каким- то чудом попала, и он воспринял это как знак. Знак, что ещё не всё потеряно. Но он не сможет тебя научить ничему, если ты не найдёшь волшебную силу. Ты. Сама.
   Я кивнула головой:
   - Он и мне говорил это. Волшебная сила. Но что это? Если бы я знала, что это такое, быть может, я уже и нашла бы её! Ты не можешь мне объяснить?
   - Как я тебе могу объяснить вкус ананаса, если ты его в жизни не пробовала! Вкусы, запахи, ощущения... понимаешь, это необъяснимо, это можно постичь только на своём опыте.
   - Да уж... почувствовать. Что искать? Где? Хоть бы ориентиры были...
   Мартинк задумался.
   - Вообще-то они есть. Это радость, восторг, полёт. Песня. Песня сердца. Овладеть волшебной силой, в каком-то смысле значит, - научиться летать на крыльях своей песни. Не отрываясь, тем не менее, от мамочки-Земли.
   - Летать и ползать? - улыбнулась я.
   - Конечно. Это ложная оппозиция. Уметь парить в небесах в объятии ветра или безупречно ползти, соприкасаясь всем телом с Землёй - равное искусство. И ты будешь чувствовать восторг и полноценность жизни. Да и вообще, чтобы стать совершенной бабочкой, надо побыть сначала безупречной гусеницей. Ты понимаешь меня?
   - Да. Гусеницей. А если ты родилась просто червяком?
   - Глупости. Ты так говоришь, потому что ещё не имеешь волшебной силы. Но каждый раз, когда чувствуешь "внутренний подъём", ты близка к обладанию ей... Полёт, внутренний подъём, вдохновение. Это - сила твоего голоса. Это песня. Да! Песня!
   Мартинк резко обернулся ко мне, пронзительно глядя в мои глаза.
   - Как же я сразу это не увидел?! - воскликнул он. - Ты должна петь. Песня поможет привлечь к тебе волшебную силу. Песня способна сделать это.
   - Петь?
   - Да. Видимо, это Дэннир и имел в виду. И пока ты не найдёшь своей песни, я тебе буду дарить мои.
   - Песни? То есть...
   - Каждому человеку в жизни отпущено своё число песен. Всяких - великих и маленьких, простых и сложных, глупеньких и философских. Но мало кто способен пропеть главную песню - тот главный дар, которым наградила тебя Вселенная... А ты знаешь, как ревниво она относится к своим дарам? Не оценишь - потом долго мучиться будешь!
   - Но ведь это в переносном смысле - песня?
   - Не знаю. Возможно. Но если говорить обо мне или тебе - то в прямом.
   - Вот как? Кошмар...
   - Не кошмар, а закон природы.
   - Но я никогда не думала быть певицей.
   - Я и не говорю "быть певицей". Твоя задача - петь и найти свою песню, а уж куда она тебя приведёт - одному Богу известно. Ну, возможно, и Дэнниру отчасти.
   - А ты не знаешь?
   - Фу ты! Откуда мне? Я не пророк и даже не гуру. Ты уж извини. Мои знания не намного обширнее твоих. Я не духовный учитель, я тоже ученик. Ну, допустим, чуть старше тебя и кое-что уже усвоивший.
   - Я рада, что встретила тебя, Мартинк!
   - Я тоже. Я помогу тебе. Обещаю. Ты найдёшь свою волшебную силу.
   - А ты? Что хочешь ты?
   - Найти свободу.
   Мы замолчали, думая каждый о своём. Я почувствовала хорошую перемену в своём настроении. Ощущение надежды и какое-то неожиданное спокойствие.
   Потом мы музицировали. Мартинк посадил меня за рояль, и мы на пару исполняли его "Путь на песке" и "Дай руку свою" - мои любимые. Мартинк сообщил мне, что у меня замечательный голос, который я держу где-то в подвалах своего существа - от этого он ещё такой слабый, вялый и тусклый. Я рассмеялась: замечательно тусклый голос! Так что ли? Мартинк ощутимо щёлкнул меня по лбу - никогда, никогда не говори так о себе! Сарказм по отношению к себе - преступление! По отношению к себе нельзя быть небрежной, злой и равнодушной. Никогда.
   Мартинк мне всё больше и больше нравился. В его интонациях, словах, жестах сквозила удивительная безупречность. Ни избытка, ни недостатка. Он был естественен в поведении и одновременно чувствовал настроение и состояние собеседника (моё в данном случае). Рассказывая кое-какие истории из своей жизни, он тонко чувствовал, что мне интересно, а что нет, и его рассказ был поистине увлекателен. Много говорил о Дэннире. Впервые он познакомился с Дэнниром ещё будучи совсем ребёнком. Тогда Дэннир подарил ему красивейшую обсидиановую пантеру размером с ладонь. А потом статуэтка пропала.
   - Тоже потерял?
   - А то... Но, видимо, это таков урок Дэнниру - иметь дело с растеряхами.
   - Как бы мне хотелось иметь такую пантеру! (Я явно представила себе подобную миниатюру - красивую, блестящую...)
   - Каждому своё, - усмехнулся Мартинк. - Ты, если найдёшь дорогу, будешь обладать несметными сокровищами.
   - Ну да, опять "если найдёшь дорогу"... - заскулила я.
   - А ты что хотела? На бархатной подушечке, с поклоном до земли? Нет уж. Прошли те времена. Сейчас - каждый сам за себя.
   Мы долго беседовали как двое старинных приятелей, после чего расстались, договорившись о завтрашней встрече.
   Встретиться решили за городом, в полях. Мартинк обещал мне "кое-что" объяснить, его любимое "кое-что". Он, к моей великой радости, оказался совсем не таким, каким рисовали его "свидетельства современников". Нет, это был далеко не тот вычурный, колючий и вечно "ускользающий" Мартинк, о котором я читала в курсе Истории музыки 20 века. Он был прост и открыт. В его открытости было что-то близкое, родное, знакомое уж "тыщу лет".
   На месте он был раньше меня (а я-то почти никогда не опаздывала). Хлопнув меня по плечу, он рассмеялся:
   - Брось ты это! Всегда хочешь быть первой. Глупо это.
   - Почему?
   - Ты - это ты. А значит, не можешь быть первой. И второй, и пятой, и всякой по счёту. Ты - это ты. Беды людей оттого, что друг друга считают. Но дело не в том. Твоё-то настроение как?
   - Нормально. Вчера вечером пела. Знаешь, стала придумывать мелодии. Интересно.
   - Всё это и должно быть.
   - Но когда пришла моя подружка, я застеснялась.
   - Всё так и должно быть.
   - Да?
   - Конечно. Поначалу. Ты ведь тяжела, как цемент. Но я тебя взял в поля, думаю, ты сможешь сбросить свой вес.
   - Сбросить? Куда же? Разве я толстая?
   Должна сказать вам, что я была не только не толста, а совсем напротив... Я следила за своей фигурой и не имела лишнего веса. И меня очень развеселило такое предположение Мартинка. Он же оставался невозмутим.
   - Я думал, ты поймёшь: твой лишний вес не в теле, а в голове, дорогуша. И я говорил не о толщине, а о тяжести, а вещи эти разные. Знаешь, одна из моих приятельниц молодости была чуть ли не полтора метра в обхвате (уж так она хотела), а легка, как пёрышко! Дунь и полетит. А ты - цемент, чугунная форма.
   - У-у-у-у-у, - скривилась я.
   - Обиделась, что ли? Подлый старик Мартинк! Прости, прости, прости. И за все будущие оскорбления тоже! - Тут он наклонился к моему уху. - А их будет ой как много!
   Я со смехом оттолкнула его.
   - Вредина, Мартинк! Берегись чугуна, летящего тебе на голову-у-у-у-у!!!
   С криком и смехом я прыгнула на него и свалила на траву. Он же вывернулся, подхватил меня на руки и... высоко подбросил. Я завизжала, но он подхватил меня и снова бросил, на этот раз ещё выше. Теперь я смеялась в полный голос. Снова поймал. В третий раз подбросил. Честное слово, метров на пять. Поймал.
   - Ну как?
   - Потрясающе.
   - Легко?
   - Ещё бы!
   - Вот и запомни. Стоишь хорошо? Стой. Так. А теперь идём.
   - Мартинк, я тебя люблю.
   - Сейчас растаю.
   - Вредина.
   Идти было легко и приятно. День уже клонился к закату, было не безумно жарко, но очень тепло и мягко. Вдали, на грунтовой дороге, по пути к нам появился старый автомобиль. Он подпрыгивал на неровностях - кочках и ухабах, вместе с тем ехал довольно быстро. Я спокойно шла навстречу, Мартинк - рядом. Отойдя к обочине, чтобы пропустить машину, мы остановились. К моему удивлению, автомобиль тоже резко затормозил. Я инстинктивно отошла подальше. Кроме водителя в машине на заднем сиденье находился франтоватый господин лет 50-60, седой, но очень моложавый. Водитель также был "не прост". Я бы сказала: умён, но груб... Но умён. Его маленькие чёрные пронзительные глаза впились в меня, когда пассажир заговорил... не со мной! С Мартинком.
   - Кто она?
   Мартинк словно окаменел, лицо его приняло жёсткое, напряжённое выражение.
   - Язык проглотил, что ли, соловушка лесной?
   - Вы видите его? - невольно изумилась я.
   Нет, не следовало мне встревать...
   - Замолчи, Гави, - процедил, точнее прожевал Мартинк.
   - Ах, это Гави. Рад знакомству. - Седой пассажир вылез из машины, поклонился. - Я ЛоттСр, граф Лоттор. А он - Пип. Имя смешное, но что ж сделаешь? Не всем же быть Мартинками или Лотторами. Правда, Мартинк?
   Минута молчания. Две... Наконец...
   - ...Что вам нужно, Лоттор?
   - Чтобы вы оставили в покое девочку, менестрель.
   - Не ваше дело.
   - Наше, Мартинк, наше. Вы нарушаете закон, а это, знаете ли, чревато...
   Мартинк дёрнулся. Правая рука сжата в кулак. Рот - узкая полоска.
   - Дайте нам пройти.
   Лоттор рассмеялся:
   - Вы и так уже далековато зашли. Вопрос - с чьей помощью. Но я это выясню. Не так уж много сил, способных, да и просто желающих помочь тебе, менестрель. Лично тебе. Когда-то ты был пряничной звездой, блестящей пуговицей. Но в запредельном мире ты не важнее облака, не ценнее тумана - вышло солнце, подул ветер - где ты? Пора искать другое тело, Мартинк, - сказал Лоттор, садясь снова в машину. - Самое место тебе родиться в семье уличных попрошаек.
   - Не годится так, однако, - подал голос Пип. - Мы их тут и оставим?
   - Я предупредил его.
   - Он не послушается.
   - Пусть попробует.
   - Всё же я...
   И они заговорили на совершенно непонятном мне языке. Я даже не имела возможности предположить, к какой группе этот язык мог относиться. Не знаю. Мартинк, похоже, понимал этот язык, хотя слушал молча. Говорил, в основном, Лоттор. Пип вставлял отдельные "ценные замечания". Должно быть, он не был просто слугой Лоттора, они были почти на равных. Мне так чувствовалось.
   Эмоции Мартинка было трудно обнаружить. Он стал словно непроницаем. Пару раз усмехнулся и всё. А меня для них будто уже не было.
   Я села на валявшуюся у дороги корягу и стала ждать. Беседа мужчин носила вполне "джентльменский" характер, если не считать тех взаимных высокомерных взглядов, коими награждали друг друга Мартинк и двое его противников. В течение минут десяти никто из троих даже не поглядел в мою сторону. Наконец, Лоттор встал (он разговаривал, сидя в машине, но при открытых дверях) и подошёл ко мне.
   - Я должен перед вами извиниться, Гави. Мы действуем против этикета, но ситуация требует... Я вам всё объясню.
   - А Мартинк...
   - Мартинк тоже вам всё объяснит. Если сможет. Он "вешал вам лапшу на уши".
   - Я вам не верю.
   - Это ваше дело, дорогая. Я говорю то, что есть. А в качестве доказательства я могу отвезти вас туда, куда вы очень хотели попасть.
   - Куда?
   - Садитесь, мы отвезём вас. Не бойтесь, Мартинк тоже едет с нами.
   - Хорошо.
   - Прошу вас, рядом со мной, Гави. Вам, Мартинк, - почётное место рядом с водителем.
   Сели. Поехали. Мартинк молчал, глядя вперёд. На меня он так и не посмотрел. Он был то ли испуган, то ли действительно виноват. Но в чём?
   - Расслабьтесь, Гави, - проговорил Лоттор. - Вы же не чувствуете опасности.
   - Всё довольно странно. Мы куда едем?
   - УзнАете.
   - Ну, хорошо.
   Я и впрямь успокоилась. Честно говоря, я доверяла таким, как Лоттор, да и Пип не вызывал у меня особого неприятия: если точнее, я не люблю таких людей, но и не отталкиваю.
   Спустя минут 10 я сама попыталась заговорить с Лоттором.
   - Лоттор, вы граф?
   - Да.
   - А какой страны?
   - Да какая разница? Граф - он везде граф. Так же как ничтожество - везде ничтожество. - он выразительно посмотрел на Мартинка. - Я был известен в Европе, но тогда у меня было другое имя. А сейчас? Сейчас я почти везде. Я не привязан ни к территориям, ни к языкам.
   - Это правильно, - поддержала я. - Я тоже склоняюсь к этому.
   - В вашей ситуации это намного сложнее, но я бы смог вас научить, если б вы не относились ко мне настолько настороженно.
   - Я не...
   - О, увольте! "Вы не"... Ещё как даже "да". Впрочем, я уверен, вы сами во всём скоро разберётесь. Идёт?
   - Идёт. Но почему молчит Мартинк?
   Лоттор пожал плечами.
   - А почему вы об этом спрашиваете у меня? Я ему рот не зашивал. Мартинк, вы почему молчите?
   - Я не хочу говорить.
   - Вот видите? Не хочет! А вы, Гави, внутренне обвиняете ни в чём не повинного Лоттора. Так ведь?
   - Ну...
   Откровенно говоря, мне бы очень хотелось узнать мнение Мартинка обо всём этом, но напрямую спрашивать его я не решалась, так как интуитивно чувствовала перевес в силе не в его сторону.
   Мы ехали окольными путями по окраине города, пока, наконец, не выехали на большое шоссе. В сторону от города.
   Я хорошо помнила эти места. Я не раз и не два странствовала в этих окрестностях, силясь разыскать следы Дэннира (правда, как вы помните, безуспешно). Лоттор вытащил изящный ноутбук и начал просматривать какие-то материалы. Пип сосредоточенно сидел за рулём, а Мартинк в застылой позе глядел вдаль. Я совершенно успокоилась. К тому же меня охватило любопытство. Уж приключение так приключение!
   Свернули на просёлочную дорогу. Невдалеке перелесок. Красивые места. Кажется, здесь я ещё не бывала. Или бывала?
   Остановка.
   - Выйдем здесь, - предложил Пип. - Не хочу мучить машину на кочках и мусоре.
   - Ладно, - согласился Лоттор. - Здесь и пешком недалеко.
   И мы пошли в сторону от торной дороги. Вскоре среди деревьев показался дом, вид которого пронзил меня от макушки до пяток. Это был ТОТ ДОМ! Дом, в котором я познакомилась с Дэнниром.
   Лоттор многозначительно посмотрел на меня, когда мы подошли ближе. Я ответила ему тем же многозначительным взглядом, стараясь не выдавать истинных эмоций.
   - Вы узнаёте дом, Гави? - наконец, произнёс Лоттор.
   - Вы считаете, я должна узнать его?
   - Считаю, что - да, должны. Поймите, я совершенно не хочу мешать вам. Я не пойму, отчего вы мне не доверяете? Неужто всему причиною наши взаимоотношения с Мартинком?
   Я молчала.
   - Хорошо, - продолжил он. - Пусть так. Но вы действительно не можете больше быть вместе. Гави, вы любите детей? Да? Знаете, я - тоже. У меня у самого очаровательная семилетняя внучатая племянница. Но я никогда не позволю пяти- или семилетним детям сесть за руль грузовика. Думаю, что и вы тоже. Мартинк - именно тот вариант. Кстати, как и вы, правда, с тем отличием, что ему уже в этом мире терять нечего, а вам всё-таки есть!
   Я молчала, глядя в землю. Лоттор взял меня за руку.
   - Идёмте в дом. Я знаю, что вы давно ищете Дэннира.
   Я бросила на него молниеносный взгляд. Он поймал его. Мы вошли в дом. Я смутно помнила обстановку. В памяти остались не столько конкретные детали интерьера, сколько общая атмосфера помещения. А она нисколько не изменилась. Двери не были заперты, и мы сумели свободно пройти на кухню. Мы с Лоттором шли впереди, Мартинк и Пип молча замыкали нашу процессию.
   - Где Дэннир? - наконец спросила я с некоторым вызовом.
   - Я не знаю, - ответил Лоттор. - Что не на Земле, - это точно.
   - Вот как?! Он умер?! - вскрикнула я.
   - Как же мне надоело твоё детсадовское мышление! - с раздражением ответил Лоттор. - Умер - не умер... Да что ты знаешь о смерти?
   - Если не знаю, то объясни, - рассердилась я. - Знаешь, Лоттор, я люблю играть в прятки, но игра наша слишком затянулась. А вы что стоите как мебель? - вдруг неожиданно для самой себя я напустилась на Мартинка и Пипа. - Что стоите? Скажите хоть что-нибудь!
   - Успокойся, Гави, - размеренно ответил Пип.
   - Ты хочешь увидеть Дэннира, - продолжил Лоттор. - Хочешь, знаю. Тогда будь умницей и не дёргайся. Ты скоро встретишься с ним. И помогу тебе в этом я. Я был с самого начала уверен, что ты - ученица Дэннира. Ты ему идеально подходишь. Но требовалась некоторая гарантия. Я её получил.
   - Пить хочется, - начал Пип. - Я приготовлю что-нибудь. Травки, сухофрукты, мёд. Ага! Вот это и сделаем.
   Он начал копошиться у плиты. Я стучала пальцами по столу.
   - Гави, - продолжил Лоттор, - ты невыдержанная маленькая идиотка. Ты всю жизнь сама мешаешь себе. Хочешь продолжать в том же духе - ради бога... Но тогда сними всякую ответственность с меня. И с Дэннира.
   - А Мартинк?
   - Да что ты прицепилась к Мартинку! Его время еще не пришло.
   - Телефон есть? - переменила тему я. - Мне позвонить нужно. Я сотовый дома оставила...
   - Телефона нет, дорогая. Тут другие способы коммуникации. Ага, вот и шаги. Это, должно быть, Келлани. Да, вот и она.
   Дверь распахнулась, и на пороге возникла удивительная женщина. Невысокая, стройная, удивительно лучистая, светлая. Она была "светлая" во всех отношениях - светло-льняные волосы, ярко-серые глаза, очень светлая кожа. Помимо чисто физического светлого облика, она была невероятно "светла" духовно (по крайней мере, так я ощутила). При виде этой женщины я внезапно, мгновенно успокоилась и даже обрадовалась. Будто какой-то голос внутри провозгласил: "ну, теперь-то всё в полном порядке". Келлани. Интересное имя.
   - Вот и я, - доложилась она.
   - Келлани, - представилась она мне.- Привет, Мартинк. Не ожидала увидеть тебя здесь.
   - Это Гави, - показал на меня Лоттор. - Она должна стать ученицей Дэннира, если выполнит кое-какие условия. Мне она не верит, вцепилась в Мартинка, словно в любимую куклу. Сделай что-нибудь.
   - "Что-нибудь" - это ничтожно мало, - ответила она. - Профилактическими мерами не обойдёшься, требуется серьёзная терапия, - добавила Келлани, глядя в окно.
   - А как быть с Мартинком? - в один голос произнесли Лоттор и Пип.
   - Никак. Если им надо остаться вдвоём - пусть остаются. Хуже не будет.
   - Ты думаешь?
   - Конечно. Мартинк, на втором этаже (прямо по лестнице) есть гостиная. Там большой дубовый стол. Возьми Гави и посидите там. Мы скоро присоединимся к вам. Хорошо?
   - Да, - подал голос Мартинк.
   Выйдя из кухни, Мартинк прикрыл дверь и молча побрёл наверх. Я задержалась внизу лестницы в надежде подслушать что-нибудь важное для себя, но безуспешно, так как голоса были едва слышны, да и разговор снова пошёл на непонятном мне языке. Может, и к лучшему. Я не знала, сколько у меня времени, а переговорить наедине с Мартинком было очень нужно.
   Где я видела этот дубовый стол? И этот ковёр на полу? Искра яркого воспоминания пробила мой мозг. Я видела эту комнату. Видела! Не может быть!.. Сон! Тот самый сон, когда я видела Дэннира.
   Вот оно как...
   - Мартинк! Что всё это значит, Мартинк?!
   - Я не знал, что так выйдет, Гави, - печально сказал он. - Я поспешил, и это может быть опасно для тебя. Слишком опасно, но я не знал, не думал...
   - В чём опасность? - удивилась я. - Знаешь, Мартинк, ты какой-то не такой стал. Ну кто, кто мне может угрожать?
   - Не "кто", а "что". Полузнание (если тебе это о чём-то говорит). Ты не готова, и они это видят. Дэннир не посылал меня к тебе нынче. Он сказал, что пошлёт потом, чуть позже, но не сказал, когда конкретно. Я поспешил. Хотел свободы и поспешил. Ты вступила в соприкосновение с силами, с которыми не способна справиться, не возвратив себе "волшебной силы".
   - А они?
   - Лоттор, Пип, Келлани, что ли? Они сами, знаешь ли, в растерянности. Лоттор тебе искренне симпатизирует. Это правда. У нас с ним свои счёты, но к тебе это не относится. Скорее всего, они постараются вернуть тебя назад.
   - Они попытаются стереть мне память?
   - Нет, не думаю. Конечно, Лоттор недолюбливает Дэннира (а значит, и его учеников), но он не на том уровне, чтобы вредить. Он выше мелких дрязг: я могу объективно об этом говорить. Вообще, в духовном мире вражды нет. Для этого он слишком целен.
   - Духовный?
   - Ну да. Но ни я, ни ты пока не можем принадлежать ему. Я - из-за своего прошлого, ты - из-за настоящего. Оба мы должны сначала освободиться от собственных тягот.
   - Но ты не ответил, как это: "вернуть назад"?
   - Наверно, так же, как в то время, когда ты искала Дэннира и не могла найти. Ты будешь всё помнить, но свои воспоминания не сможешь связать с текущей жизнью. И в конце концов станешь воспринимать их наподобие сна.
   - А ты?
   - Что я?
   - Мы будем общаться с тобой?
   - Нет, разумеется.
   - Разве нам может кто-то запретить?
   Но мой вопрос остался без ответа, поскольку дверь открылась, и на пороге появилась Келлани. В руках она несла поднос с аппетитно пахнущим травяным напитком и фруктами. Келлани улыбалась и, надо сказать, весьма приветливо.
   - Ну Мартинк, не будь я твоей давней поклонницей... Заварил ты кашу, милый друг!
   - Келлани, всё поправимо. Тебе ли не знать?
   - Конечно! Только всё должна утрясать Келлани! Лоттор кипит, словно чайник...
   - Лоттор. Ему-то что...
   - Не знаю, Мартинк, не знаю. Гави, пей чай и ни о чём не задумывайся. Это всё тебе. Ты - славная девочка, и я верю в тебя.
   - Но что происходит, Келлани? - спросила я. - Что это всё значит, а?
   - Да ничего не значит. Это - жизнь. Жизнь она везде одна.
   - Я не расстанусь с Мартинком.
   - И не надо. Я не знаю, что там Лоттор предполагал. У них с Пипом вечно по три мысли на двоих, и к тому же путаные. Мне самой не сладко с этими господами. Но Лоттор - хранитель времени, а Пип - его помощник, поэтому с ними приходится считаться...
   - Келлани, - вдруг спросила я. - А они настоящие?
   - Что значит...?
   - Ну, они как я... или... как Мартинк?
   Келлани и Мартинк выразительно поглядели друг на друга и рассмеялись.
   - Кончай, Гави, - ответила Келлани. - Будешь подобным образом мыслить - никогда ничего путного не добьёшься. Кстати, нами принято, в конце концов, не слишком приятное решение. Ты можешь общаться с Мартинком, но! Запомни! Ты не должна спрашивать больше, чем тебе положено знать. Мартинк любит тебя и готов ответить на любой твой вопрос, поэтому никогда не настаивай, если он не ответит тебе сразу. Поняла? Ну и ты, Мартинк, помни границы. Твоя задача - дать ей Песню. А уж до всего остального она должна дорасти сама.
   - Конечно, Келлани, - с готовностью ответил Мартинк. - Я не подведу ни себя, ни её.
   - Тогда хорошо. И не думай, что свободу приносит поспешность. Напротив, свобода приходит сама, когда чувствует, что ты уже готов и спокойно ждёшь её.
   Она взяла с подноса яблоко и присоединилась к моему "обеду". "Реальна ли она сама?" - занудно, всё-таки, крутилась в моей голове мысль. "И вообще, не сон ли это? Нет, не сон, во сне я никогда не думаю о том, что сплю...". Я давно поняла, что к практикам "осознанного сновидения" я вряд ли пригодна...
   Что же это? Нечто, чему я пока не знаю названия? Может быть. Во всяком случае, ни чувства мои, ни сознание не противились происходящему. Я полностью раскрепостилась в мягком старинном кресле, получая удовольствие от новизны опыта. Я никогда не думала, что мысль о собственном незнании может быть такой приятной и успокаивающей! Тревожно, когда думаешь, что знаешь всё, а это "всё" во многом оказывается уродливым и враждебным. Незнание же оставляет шанс на развитие, на выход. Незнание - источник новой мудрости и нового опыта. Есть что-то ещё, кроме тех представлений, которыми я владела. Есть другие пути в этом мире, а, быть может, и другие миры... Осознание своего "не-знания" - это первый шаг к выходу из тупика.
   В окружении Келлани и Мартинка я чувствовала полный комфорт и радость. Я действительно решила не задавать больше вопросов, чтобы не загружать свой и без того дёрганый ум. Всё, что придёт - придёт вовремя. "Свобода приходит сама, когда чувствует, что ты уже готов и спокойно ждёшь её"... И знание тоже... И сила... Сила должна вернуться ко мне так же, как и свобода к Мартинку. В своё время. Вовремя.
   Не знаю, сколько я сидела, погружённая в себя, когда заметила на себе заинтересованный взгляд Келлани. Улыбаясь, она глядела на меня и, видимо, ожидала, когда я "вернусь" из полёта мыслей.
   - Замечательно, - подытожила они. - Кажется, ты начинаешь учиться. В том-то и отвратительная сторона педагогики, что приходится ждать, пока ученик будет "настроен". А иногда ждать приходится годами, особенно в нашем деле.
   Она подчёркнуто произнесла "нашем".
   - А если не ждать, а "настроить" извне? - подхватила я.
   - А ты знаешь как? - рассмеялась Келлани. - Тогда будь другом, скажи! А если серьёзно, то есть некоторая разница между обучением алфавиту и тем, чему я хочу обучить тебя.
   - И чему?
   - Ответ не на моём языке, а в твоём сердце, прости за витиеватость.
   - А-а...
   Я плеснула себе несколько подостывший чай и принялась "запивать" своё недоумение. "Не задавай вопросов". А чай-то удивительно вкусный...
   Ох она, жизнь... "Везде одна" - что же она имела в виду?
   Часы мои остановились, и я не могла с точностью определить потраченное время. Было светло, ясно. День. Прошло три? Четыре часа?
   Немного погодя мы спустились вниз. Ни Пипа, ни Лоттора уже не было. Келлани что-то сказала Мартинку на том самом таинственном языке. Он кивнул с готовностью.
   - Ладно, Гави, - обратилась Келлани ко мне, - пора прощаться. Помни, о чём я тебе говорила. Слушайся Мартинка и не задавай много вопросов. Вообще лучше задавать вопросы себе, чем другим. Но это так, к слову... Выходите на трассу, и вас сейчас заберёт грузовик. Я бы сама отвезла вас, но не могу.
   Она обняла меня, наполнив до кончиков мизинцев приятным солнечным теплом и энергией.
   По-моему, мои поиски окончательно сдвинулись с мёртвой точки.

Глава 5

КОТ

   Выйдя на просёлочную дорогу, мы, действительно, увидели грузовик. Он двигался по направлению к нам, переваливаясь на сельских кочках и ухабах. Грузовик допотопный, но всё-таки транспорт...
   Я посигналила и притормозила дребезжащую машину. Из окна высунулся мрачный небритый водитель (как с перепою...).
   - Чего? В город?
   - Да, пожалуйста.
   - Полезай в кузов, тут нету местов, - нехотя согласился он.
   - Конечно-конечно! - обрадовалась я. - Как скажете.
   Ух, как я рада была этому мрачному человеку. Я воспринимала его просто как родного! Наконец-то, впервые за сегодняшний день встретилась душа, принадлежащая тому же миру, что и я. Это был нормальный, обыкновенный человек. Он не увидел Мартинка! Я была готова просто расцеловать этого дядьку! Нормальный человек с нормальной психикой.
   В кабине он был один, но на пассажирском сиденье валялись какие-то мешки и старая одежда, так что "местов" действительно не было. Впрочем, мне же лучше. В кузове я любила ездить с детства. Можно было глядеть во все четыре стороны и дышать свежим воздухом. К тому же трясло и бросало как на качелях - а это очень весело! Я не помнила точно, сколько времени заняла моя дорога в тот давний день, когда я добиралась домой от Дэннира. Но уж не меньше часу... Значит, и сегодня я могу спокойно растянуться на досках и расслабиться.
   Мартинк пребывал рядом, погружённый в свои мысли. Мы ехали молча, хотя никакой опасности для нашего разговора не было. Водитель делал свою работу, да и вряд ли человеку его породы было дело до странной городской девчонки, болтающей сама с собой.
   В кузове стояли ящики и валялись какие-то доски, тряпки и железки. Обычный хлам. Кое-где лежали "зёрнышки" автомобильного стекла - видимо, когда-то было разбито маленькое заднее окно кабины? СтеклА там до сих пор не было, и стёклышки из кузова тоже до сих пор не вымели.
   Мартинк сидел на одном из ящиков, положив ноги на другой. Вдруг он отдёрнул правую ногу, будто её кольнули иглой.
   - Гави, - крикнул он, - там кто-то есть!
   - Где? - громким шепотом спросила я, бросаясь к Мартинку.
   - Да в этом ящике. Стой, дай я подниму тряпку.
   Впрочем, тряпка сама зашевелилась, приподнялась, и наружу показалась кошачья голова.
   - Рыжая кошка, - промелькнула у меня мысль, - опять рыжая кошка.
   Теперь кошка предстала пред нами вся. Я попыталась взять её на руки, но не сумела. Кошка отскочила в сторону, затем приготовилась и влетела в кабину через заднее окно. Я бросилась в ту же сторону.
   - Дядя, это ваша кошка? - крикнула я в кабину.
   - Нет, - ответил он. - Хочешь - бери. Только это кобель, ну, мужской кот, не баба. Ну, ты меня поняла.
   Я фыркнула в кулак.
   - Да, дядя, поняла.
   - А чего гогочешь?
   - Да нет, ничего. А что он с вами едет?
   - Да он... - машина подпрыгнула. - ...он... он бандюга и делает, что взбредёт в башку. Правда, мышей хорошо ловит, а то б утопил.
   - За что?
   - А ворует.
   - Ну, такова уж природа кошачья, - зафилософствовала я.
   - Ай, ...! - высказал шофёр не совсем литературный силлогизм, хлебнув из какой-то фляжки.
   То-то и подобрел, разговорился, решила я. Только б до города довёз...
   Рыжий кот совсем как Уран. Правда, тот был аристократ, а этот - совсем наоборот. Но внешне - копия! Я придвинулась ближе к Мартинку и зашептала ему на ухо:
   - Ты знаешь Дэннировского кота?
   - Да, а что?
   - Этот слишком похож на того...
   - Кошки часто похожи.
   - Нет, тут что-то не то. Я возьму этого кота с собой.
   - Ты с ума сошла! У тебя же дома и так уже три кошки!
   - Плевать. Мне нужен этот кот.
   - И в дополнение 48 котят, - усмехнулся Мартинк.
   - Разберусь, - отмахнулась я и снова прильнула к кабине. - Дядя!
   - Чего?
   - Дядь, я беру этого кота.
   - Бери, хоть свари, - ответил он. - Тебе завернуть? - пошутил.
   - Если можно, - ответила я серьёзно. - А лучше вон в ту коробку посадить. Чтоб не оцарапал меня.
   - Да, когти у него ладные, это правда, - сказал водитель.
   - А ты - сумасшедшая! - в ухо крикнул мне Мартинк.
   Но я уже приняла решение и решила не отступать.
   - Да здравствуют коты, волшебные хвосты! - распевал Мартинк, зная, что его-то никто не услышит, кроме меня.
   А я полулежала на дне кузова и глядела на облака.
   Показались знакомые места. Приближался город. Теперь я могла бы добраться и сама, даже если б грузовик поехал не в мою сторону. Я снова переговорила с водителем, и мы выяснили, что едем приблизительно в одно место. Он - на рынок, а я живу в нескольких минутах ходьбы от рынка. Вот и хорошо. Езды тут минут 20, значит, через полчаса я буду на месте.
   Всё так и получилось. Я вышла почти у самого дома. С котом в мешке. Мартинк спустился вместе со мной, отпуская по моему поводу едкие замечания и пользуясь тем, что я не могу ответить.
   А грузовик, пошатываясь, поехал дальше.
   Только придя домой, я заметила, какую, всё-таки, спорола глупость! Но было поздно. Кот был со мной, и надо было что-то делать. В конце концов, его можно отправить на дачу. Сейчас лето, и ему холодно не будет.
   Кот активно шевелился, надеясь вырваться наружу. Предварительно изолировавшись от своих кошек, я развернула мешок и вытряхнула оттуда кота. Кот недоуменно огляделся, затем деловито вспрыгнул на диван и улёгся. В движении остался лишь кончик его носа, что-то вынюхивающий и оценивающий. Я была одна наедине с котом. Мартинк ушёл по каким-то своим делам, пообещав вернуться как можно скорее. Правда, что означало "скорее", я не поняла. Это могло быть и "через час" и "завтра вечером".
   В дверь царапалась одна из моих "родных" кошек. Я решила её впустить, правда, предварительно убрав все бьющиеся предметы из зоны досягаемости.
   - Это ты, дорогая? Заходи.
   Кошка, поджав уши, на полусогнутых лапах вползла, зондируя местоположение "врага". Кот поднял голову. Кошка подошла ближе и вдруг встала как вкопанная. Кот же вальяжно спрыгнул с дивана и совсем по-собачьи обнюхал мою кошку со всех сторон. Кошка не шевелилась. Я - тоже, так как картина была просто невероятная: чтобы моя "террористка" подпустила к себе кота ближе, чем на полметра?! Случись такое нахальство, кот бы ушёл с разбитой рожей... а тут...
   - Уран, - тихо позвала я.
   Кот не реагировал, увлечённый беззвучным диалогом с кошкой.
   - Уран, - повторила я громче.
   И кот, и кошка одновременно посмотрели на меня, и я не могла сказать, то ли это реакция на звуки имени, то ли просто на звуки моего голоса.
   Кошка развернулась и пошла по направлению из комнаты. Кот вновь прыгнул на диван. Я робко погладила кота по голове. Он никак не прореагировал. Тогда я села рядом и заговорила.
   - Я понимаю, это выглядит странно, но ты очень напоминаешь мне одного кота. Его звали Уран. У него были такие же глаза и такая же шерсть. И размерами он походил на тебя. Поэтому я и думаю, что ты - Уран. Моя версия вполне обоснована ещё и потому, что моя кошка прореагировала на тебя совершенно не свойственным ей образом. А это значит, что ты - кот особенный.
   При этих словах кот перевернулся на другой бок.
   - Да, ты кот необычный, и я буду звать тебя Уран. Так что извини, если что не так. А вот куда девать тебя, я совсем не знаю. Останешься тут? Будешь тут четвёртым? На дачу ехать поздно. Иначе где же ты переночуешь?
   Коту, похоже, эти вопросы не доставляли беспокойства. Он мирно лежал и тихо мурлыкал. Тут я решила познакомить его с моим остальным "кошатником", впустив двух других кошек. Они зашли, тревожно принюхиваясь и озираясь. Похоже, Уран (я его решила так и называть) знал толк в обращении с дамами. Он завершил свой ритуал знакомства, обнюхав со всех сторон обеих, стоящих смирно, кошек. Я только дивилась. Ведь эти две "красотки" покладистым характером абсолютно не славились...
   Ну, с кошками вопрос решён. Драки не будет. Но и котята нам ни к чему. На сегодня отделим мужскую часть кошачьего населения от женской, распределив их по разным комнатам. А завтра придумаем, что делать.
   - Оставайся, Уран.
   Однако у кота, видимо, были свои планы. Минуты две спустя он навострил уши, прислушался, вскочил... застыл... затем быстро пробежал в прихожую к входной двери и принялся скрести её с громким требованием выпустить его наружу.
   - Ма-а-у! Ма-а-у!!! - настойчивым грудным голосом скрипел кот.
   Кошки забеспокоились, засуетились. Мява зашипела. Мурыська обнажила когти, пытаясь ударить Мяву. Я сочла целесообразным выпустить кота, который ринулся вниз по лестнице. Кошки успокоились. Я - нет. Спустя минут 10 пришла мама. Я решила ничего ей не говорить. А что говорить в этой ситуации? Что?
   Я села в кресло с какой-то "лёгкой" книжкой, так как голова отказывалась думать о серьёзном или сложном. Буквы плясали перед глазами. Я так и не сумела сосредоточиться весь вечер.
   Ближе к ночи в дверь раздался звонок. Открыла мама. Кликнула меня. "Это меня?" Ладно, поплелась. Какой-то незнакомый пацан в дверях. Лет 12 - 13.
   - А, вы - Гави. Я понял.
   - Да, Гави.
   - Записка лично в руки!
   Какая шикарная фирменная бумага. Бог ты мой! С тиснением!
   - Спасибо! - я стала рыться в кармане в поисках монетки для "почтальона", но он опередил меня:
   - Нет-нет! Всё оплачено! Мне запретили брать с вас деньги.
   - А, ну хорошо. Тогда ещё раз спасибо.
   - Пожалуйста!
   Развернулся, понёсся вниз. Я развернула записку. Тоже мне, "записка"! Целое дипломатическое послание, судя по бумаге...
   "Глубокоуважаемая Гави!
   Вы начинаете учиться, и моё сердце ликует. Вы узнали кота, моя очаровательная сеньора, и да благословит Бог Вас и Вашу интуицию.
   В данный момент кот у меня, и Вы можете с ним в любое время встретиться, если захотите. Впрочем, в таком случае Вам придётся встретиться и со мной, а я не осведомлён, входит ли это в круг Ваших желаний...
   Я же вечно остаюсь Вашим преданным слугой и почитателем.
   Пожалуйста, не сочтите за труд ответить на мою скромную записку, написанную слогом, недостойным Вас.
   Вечно Ваш Лоттор.
   Число. Подпись.
   P.S. Мой посыльный будет у Вас снова завтра утром."
   Меня обуревали смешанные чувства. Мне нравилась бумага и красота почерка, но я не выносила высокопарность. Ежеминутно я бросала взгляд на записку, угадывая в ней то издёвку, то пронафталиненную галантность, то... загадку.
   Зачем? Несмотря на манерность, Лоттор мог говорить вполне нормально, чему я была свидетелем буквально сегодня. Так почему? Рассчитывает он на какую-то реакцию? Что он хочет?
   Смешно, но сейчас меня меньше всего интересовал вопрос, откуда он знает про кота? Мне это почему-то казалось само собой разумеющимся... Ну, знает. Значит, так надо. "Узнала кота" - значит, кот действительно Уран?
   Совершенно противоестественное в данных условиях чувство зародилось в моей душе - чувство комфорта. Я ощутила радость и уверенность в этом новом для себя мире. Я уже давно без колебаний приняла возможность этого мира, а теперь начала постепенно адаптироваться в нём... Этот мир был новым, но незнакомым назвать я его не могла. Что-то давно забытое отражалось в тех событиях, что я переживала сейчас. Что-то давно ушедшее, но вернувшееся в иной форме.
  

Глава 6

ОСОБНЯК ХРАНИТЕЛЯ

   Посыльный явился в 9 утра. Я едва успела встать и одеться, как он оглушил меня звонком в дверь. Сегодня он был одет весьма стильно и элегантно: несмотря на жару, длинные брючки и изящная рубашка.
   - Зайди, - позвала я его.
   Он поколебался, но вошёл.
   - Тебя как звать?
   - Орлиден, - назвал он своё имя.
   - Звучит, - ответила я. - Слушай, Орлиден, с тобой пойду. Прямо сейчас.
   - Но господин велел ваш ответ передать, Гави.
   - Ответом буду я сама, Орлиден.
   - Он ничего об этом не говорил.
   - Правильно! Он не думал, что я соглашусь так сразу. В своей записке, которую ты мне передал вчера, было приглашение. Показать?
   - Нет-нет, зачем?..
   - Ну так вот. Приглашение. Просто если б я не смогла, то должна была бы через тебя передать, когда приду. А так как я приду сейчас, вместе с тобой, то зачем передавать? Так ведь?
   - Ну-у... - не понял мальчик.
   - Значит, договорились, - продолжила я. - Как ты зовёшь своего господина?
   - Ну-у... - снова промямлили посыльный.
   - Ну-у! - передразнила я его, - одно "ну" у тебя в голове. Я зову его Лоттор, так он мне представился, и мы сейчас идём к нему. Пошли!.
   Я подтолкнула недоумевающего ребёнка к выходу, на бегу надевая на ноги шлёпки.
   - Идём, идём, - подгоняла я, - незачем медлить. Во всём надо поскорее разобраться!
   Мальчик странным взглядом глядел на меня. Вряд ли он знал, что делать. Ожидая ответную записку, он не рассчитывал на то, что ему придётся кого-то вести с собой, и он не знал, как поступить. Поэтому я взяла всю инициативу на себя.
   - Ты читал мою записку?
   - Нет, что вы, что вы?!
   - Ну так что же ты тогда канителишься? Твой господин хочет видеть меня, он это ясно написал. Он просто не думал, что я так быстро решусь на встречу. Ну, идём, идём, идём. Куда идти-то?
   - За город. Там ферма есть. Туда идём... едем... я на велосипеде приехал. А вдвоём? Не знаю... Вот велосипед.
   Я положила руку на руль велосипеда.
   - Едем, - сказала я. - Я поеду по-мальчишечьи, на багажнике. Если устанешь, я поведу велосипед, а ты поедешь. Выдержишь меня?
   - Попытаюсь, - ответил мальчик. - Ты вроде бы не тяжёлая, - вдруг обратился он ко мне, забыв свой "пажеский" стиль.
   - Вот и ладушки, - обрадовалась я. - Едем, едем быстрее!
   Пацан отлично управлялся с велосипедом. Он энергично крутил педали, и мы неслись в южный пригород. Я ума не могла приложить, куда мы едем конкретно. Территорию эту я не знала в той степени, чтоб точно предположить место назначения.
   - Далеко ещё, Орлиден?
   - Не-а, - ответил он, - минут 15 ещё, не больше. А ты что, устала?
   - Нет, не устала. Просто интересно.
   - Гави, - продолжил мальчик и даже слегка замедлил вращение педалями, - Гави, а ты что, его любовница?
   - Дурак, что ли? - возопила я, едва не сверзившись с багажника и не перевернув велосипед.
   Мы остановились, глядя друг на друга. Орлиден почесал затылок.
   - Не-е, я чего-то спросил?... - протянул он, - Господин любит любовниц. Я это знаю. Видел...
   - Поехали дальше, соглядатай, - резко сказала я, снова садясь на багажник. - Я не любовница и никто. Я - это я, и отношения наши чисто деловые. Ха! - фыркнула я сама себе. - Лотторчик-то не в моём вкусе!
   - Наверно, - ответил Орлиден, стартуя, - я и удивился было. Ты-то тоже не в его...
   Вот и поговорили!
   Город остался позади, и мы выехали в сельскую местность. Но ехали мы точно не в сторону Дэннира (то есть его дома). Не в северную сторону. Значит, Лоттор имел и свою "резиденцию", которую...
   Резкое торможение прервало мои мысли, и я едва не слетела с багажника.
   - Приехали, глубокоуважаемая Гави, - расшаркался Орлиден, снова напустив на себя пажеский облик. - Извольте следовать за мною.
   Я ступила на твёрдую землю. Передо мной возвышался симпатичный особняк о трёх этажах с садиком и заборчиком вокруг. Орлиден подошёл к воротам и позвонил. Через секунду ворота автоматически открылись, впуская нас обоих.
   И закрылись. Мы оказались на территории небольшого "поместья". Орлиден чувствовал себя здесь вполне комфортно, видимо, бывал тут не раз. Я же озиралась по сторонам, надеясь увидеть хотя бы кого-нибудь ещё. Но двор был пуст. Лишь кое-где глухо падали абрикосы.
   - Подождём, - сказал Орлиден, - сейчас он должен выйти.
   Ну, что же, подождём. Что ещё делать? Ждать я привыкла, хотя и опостылело мне это до ужаса! Ждать, ждать, ждать... Фу! Ага, вот и дверь открывается...
   Парадная дверь особняка, действительно, распахнулась, и я увидела Лоттора в лёгком летнем костюме, лёгком, но всё же официальном.
   - О-о! - радостно воскликнул он, - не ожидал, не ожидал! Неужто столь сильна привязанность к коту? Или что иное?
   - Дело не в коте, - честно ответила я. - Просто много любопытных вещей происходит, и я чувствую, что вы мне поможете их объяснить.
   - Быть может, - согласился Лоттор, жестом приглашая меня войти в дом.
   Я попыталась отыскать взглядом Орлидена, но он куда-то исчез. Так что идти мне приходилось одной, и... я стояла на месте. Я не решалась зайти в этот дом.
   - Быть может, во дворе поговорим? - неуверенно предложила я.
   - Вот те раз! - рассмеялся Лоттор. - Девочка боится? Так чего же вы Мартинка не захватили в роли эскорта, моя дорогая? В его сопровождении вы выглядели куда решительнее!
   Я с вызовом вскинула голову.
   - Мне некогда было ждать Мартинка. Я не знала, когда он придёт ко мне, и ваш Орлиден мог просто не дождаться меня!
   А ведь он действительно прав... Я струхнула только сейчас, когда осталась с Лоттором один на один. До этого я не вспоминала ни Мартинка, ни кого другого. Я была бы способна бежать к Лоттору сразу, ещё вчера вечером, лишь прочитав записку. Меня удержало лишь то, что я вчера не знала дороги. А так...
   Да, моя спонтанность начинает беспокоить меня. Я сама не своя, по-видимому.
   - Ну так как? - подошёл ко мне ближе Лоттор.
   - Где Орлиден?
   - Готовит кофе, где же ещё? Я в это время всегда пью кофе. Ежели вам не угодно присоединиться ко мне, уважаемая Гави, вам придётся сидеть минут 40 вот здесь и ждать. Я не намерен из-за ваших страхов отказываться от своих привычек и нарушать ритм своей жизни. Я вообще не потакаю ничьим страхам - ни своим, ни чужим.
   Он развернулся и пошёл в дом. Ну и мне ничего не оставалось делать, как следовать за ним. Он отметил моё "мужество", лишь когда мы вошли в гостиную, где уже был накрыт стол и доносился аромат кофе.
   - Умное решение. - Он взглянул на меня сверху вниз. - Умное. Садитесь, Гави. - И отодвинул мне стул.
   Я села.
   Возник Орлиден. Принёс чашки. Взял кофейник. Налил кофе.
   - Орлиден - мой паж, - заявил Лоттор. - Толковый малый, чего не скажешь о подавляющем большинстве современной молодёжи.
   - Ваш паж?
   - Конечно. Я же граф. Как же мне без пажа? - простодушно объяснил он.
   - Паж на велосипеде, - усмехнулась я.
   - Надо жить в ногу со временем, Гави. Чуть подрастет - дам ему автомобиль. Он бы и сейчас сумел водить машину, но в вашем государстве водительские права детям не дают. Такая уж ситуация.
   - А Пип?
   - А что - Пип? Я не знаю, где Пип. Он мой сотрудник, но никак не слуга.
   - У такого человека как вы, просто должен быть штат прислуги. Честно говоря, я больше всего испугалась той пустоты, что царила на территории вашего дома. Тишина и ни одной живой души.
   Лоттор откинулся на спинку стула и внимательно поглядел на меня.
   - Первое условие - не цепляйся за фантазии и стереотипы. А то - напридумывала себе с три короба и пугается, когда жизнь не подстраивается под её придумки. Говори уж сразу - что тут ещё "не то"?
   - Кот.
   - Что "кот"?
   - Где кот?
   - В моём кабинете. Я его запер, чтобы он не убежал. А ты думала, я его съел?
   - Он - Уран?
   - Наверно, если ты знаешь его под этим именем.
   - Но он - кот Дэннира?
   - Нет, скорее Дэннир - его человек. А почему кот сбежал от тебя?
   - Не знаю, быть может, чувствовал появление моей мамы?
   - Может быть.
   Лоттор задумался. Лицо его приняло сосредоточенное выражение, и он полностью "ушел в себя". Всё же было в нем что-то, чему я не могла доверять. Но чему? Пока он ещё не сделал ничего, что было бы опасно или неприятно для меня. Напротив, он был галантен, предупредителен, учтив. Мартинк сам говорил, что Лоттор хорошо ко мне относится, и их взаимные разногласия меня не касаются. Тогда почему? Видимо, Лоттор напоминал мне сытого хищника. Сытого и ленивого. Но хищника... и это хищное начало не давало мне успокоиться в его присутствии. Он хищник. А я кто? Вот Мартинк - "травоядный", сразу видно. Ни хитрости, ни агрессии. С ним просто. А здесь каждая секунда заставляет быть начеку. Страх оступиться, потеряться.
   Вошёл Орлиден. Принёс мне поднос с фруктами. Затем, подбежав к Лоттору, что-то шепнул ему на ухо.
   - Ладно, давай, - ответил Лоттор неохотно, - неси.
   Орлиден ушёл.
   - Кот, - произнёс Лоттор, - царапается в дверь. Значит, тебя почуял. Что же, ты ему по душе. Это хорошо.
   Снова явился Орлиден. С котом в руках. Отпустил кота. И кот подбежал ко мне.
   - Уран, - прошептала я.
   - Возьми его на руки, - сказал Лоттор. - Кот признал тебя.
   Я взяла кота. Он лизнул меня в подбородок. Вчера он не проявлял столь дружеских чувств ко мне. Зато сегодня он был со мной будто лучший друг. Я обнимала Урана, лихорадочно пытаясь понять, куда же заведёт нас это общение.
   Я отпустила Урана на пол. Кот сел и стал умываться.
   - Гави, - сказал Лоттор, положив руку мне на плечо. - Гави, ты должна избавиться от одной своей дурацкой привычки. В мире нет ничего однозначного. Так что перестань, пожалуйста, ранжировать всех, исходя из своих представлений. Поняла?
   Я, разумеется, мало что поняла. Пока.
   - Понимаешь, Гави, - продолжил Лоттор, - я, видимо, послан тебе для того, чтобы ты соприкоснулась со всеми твоими внутренними проблемами. Возможно, я и есть твоя персонифицированная проблема, а?
   Он расхохотался. Я, надо признаться, тоже. Наш смех снял какой-то барьер, что был меж нами, и я, по крайней мере, почувствовала себя намного свободнее.
   - Знаешь, Лоттор, - проговорила я, - ты и впрямь моя проблема! Согласна, уважаемый Лоттор, согласна!
   - Что я и говорил, - поддержал он. - Знаешь, Гави, я готов действительно помочь тебе. Я не люблю Дэннира, он слишком уж экстравагантен для меня. Не люблю его. Я люблю всё-таки традиции и изящество. Но Дэннира я уважаю. Да и его учеников тоже (хотя некоторых, признаюсь, с большим трудом и огромной натяжкой). Поэтому ты можешь располагать мною, как хочешь. Всегда буду к твоим услугам. Ах, Гави, наш магический мир - великая вещь. Это духовный мир. Нам не свойственна на конкуренция, ни вражда. Лишь соприкасаясь с миром земным, мы начинаем испытывать эти дурацкие чувства. Дэннир же любит землю. За что - не знаю. Он - один из лучших магов, но его странности мало кем разделяются. Может, ты его поймёшь?
   - Где Дэннир? - спросила я в ответ.
   - Кто знает? - ответил Лоттор. - Дэннир ни перед кем не отчитывается. Но если он оставил кота, то это что-нибудь да значит.
   Уран сидел рядом со мной и мурлыкал. Я автоматически погладила его по голове. Ах, Уран, если б ты мог что-либо объяснить! Нет, видимо мне самой придётся всё понимать...
   - Лоттор, - сказала я, - знаешь, я готова принять твои наставления. Видимо, ты являешься именно тем отражением моей личности, что нуждается в развитии и доработке! Твоё появление в моей жизни далеко не случайно. И я буду слушать тебя. Учи меня, Лоттор.
   - Ну уж, "учи"! - усмехнулся он, - вот так прямо взял и стал учить. Нет уж. Учение не бывает "от сих до сих". Учение - это сама жизнь. И не уповай на учителей, Гави. Важно не кто учит, а кто учится. Смотри, какого замечательного "учителя" ты сейчас чешешь за ухом!
   "Учитель" громко мурлыкал и зевал. Лоттор встал и подошёл к окну.
   - Лоттор, - спросила я, - а Келлани ты давно знаешь?
   - Да всю жизнь, похоже. А может, и не знаю совсем! Она особенная среди нас, - ответил он, продолжая глядеть в окно.
   - Ей везде хорошо, - минуту спустя продолжил Лоттор. - Я, например, не люблю людей, а она их любит. И чего она в них нашла? Не пойму.
   - Но ведь ты сам - человек! - удивилась я.
   - Да, но мне противна стадность, распространённая среди людей. Думать как положено, одеваться как положено, принимать вещи не такими, как они есть, а как положено. Отвратительно. Да, я говорю о традициях, но это опять-таки аристократические традиции гармонии и элегантности, которые опять-таки духовны по своей природе. Разве не так? А люди в массе своей позорят свою истинную человеческую природу, лишая себя всех духовных способностей. Они слепы, глухи и бесчувственны. Да, не все, не все, конечно. Но те, кому удаётся подняться с обыденного уровня, а особенно те, кому удаётся стать магом, мистиком или посвящённым, стараются уйти подальше от человеческого общества и вообще с земного плана. Разве не так?
   - Я...
   - Конечно, так. Исключение составляют экстравагантные особи вроде Дэннира со склонностью к эпатажу. Как-то раз я встретил его сидящим на тротуаре и собирающим милостыню. Он же ответил мне, что этим занимается каждый второй на земле, только в разных формах и в разных масштабах! А ему, видишь ли, интересно изучать природу проходящих мимо людей. Она-де ярко светится в этой ситуации, потому что с нищими каждый таков, какой есть... Он бросает вызов, этот твой Дэннир! Бросает вызов. Вечный вызов. Хотя, по-моему, это глупо. Следует всё оставить как есть и заняться собой. Вне общества. А Келлани? Она никогда не бросает вызова - как я. А людей тоже любит - как Дэннир. Но она никогда не теряет изящества. За что и люблю её.
   - А Мартинк?
   - Мартинк? Типичный новичок глупее тебя. У него лишь одно преимущество - он освободился от физического тела. Но это же и недостаток. Он не может даже форму принять никакую, что б быть воспринятым людьми! Нижайший уровень. Ты-то сама Мартинка воспринимаешь лишь по воле Дэннира! Ну да ладно. Мне сейчас нет дела до Мартинка, он недорого стоит. Мне есть дело до тебя, Гави. Пошли.
   Я чувствовала, что он давно хочет что-то предложить мне. Но, видимо, время настало только сейчас. Мы вошли к нему в кабинет. Он мне указал на какую-то схему.
   - Узнаёшь?
   Я пригляделась.
   - Да, узнаю.
   Это был план нашего города.
   - Так вот, Гави. Ты мне нужна как умный житель этого города и мало-мальски посвящённый в наш мир. К сожалению ли, к радости, но это - только ты. Больше я не знаю никого, кто бы мог подойти. Дело в том, что я - хранитель времени, и моя задача - следить, чтобы везде всё было вовремя. Если где-то время опаздывает или забегает вперёд, то моё место - там. Ну и в вашем городе творится полная путаница.
   - Вперёд или назад?
   - Пока не знаю. Я знаю лишь об искажении времени в вашем городе, а чтобы поставить чёткий диагноз, я должен всё тщательно исследовать. Поэтому я и зову тебя в помощники.
   - Это интересно, - ответила я. - Но, Лоттор, это только в нашем городе это... ну... искажение?
   - Что ты? Конечно же, нет! Но и хранитель времени - не я один. Моя особенность лишь в том, что я послан сюда и нашёл тебя. Ты сама нашлась. Тебе я могу говорить всё прямо - это редкая удача для хранителя. Обычно нам приходится обманывать своих помощников, рассказывая всякие небылицы. А я не выношу враньё.
   - А Келлани - хранитель?
   - Нет, что ты! Келлани - проводник. Но об этом я не могу говорить тебе, Гави...
   Что же, мне начинало становиться всё интереснее и интереснее. Я чувствовала, что меня практически совсем покинул страх. И дышать я стала полнее. И начала яснее видеть. И голова моя, всегда такая туманная и "загруженная", словно очистилась от лишних мыслей. И созревала внутри какая-то странная, но очень благотворная сила. Быть может, та сила, что я ищу?
  

Глава 7

ИСКАЖЁННОЕ ВРЕМЯ

   - Я всегда беспокоюсь, - сказал Лоттор, когда что-то происходит не вовремя. Со временем шутить нельзя, время требует деликатного отношения. Поэтому ты можешь понять мои чувства, когда я увидел тебя в обществе Мартинка. Я боялся, что слишком преждевременно было бы для тебя такое знание... Но ты оказалась намного сильнее и устойчивее. Келлани была права. Впрочем, вы с нею - женщины, а значит у вас иные законы развития, нежели у нас, мужчин. Вы можете резко скакнуть вверх, пока мы будем долго-долго на одном месте раскручиваться, зато наше развитие более целенаправленно и ясно. Мы не столь запутанны, как вы.
   - Ты прав, Лоттор, - согласилась я. - Мне не хватает целеустремлённости. А насчёт того, чтобы вовремя... У меня всегда всё не вовремя. Иногда это меня смешит, а иногда пугает.
   - Ну, пугаться тут нечего. Хранители времени всегда рядом. Никто это не ощущает, но это так. Тебе же скоро представится возможность лицезреть работу Хранителя, мою то есть.
   - О, и значит, я тоже буду Хранителем?
   - Никогда. Ты - Проводник, как Келлани. Но пока ещё проводник в эмбриональном состоянии. Да не загружай себе голову, - рассмеялся он, глядя на мою сосредоточенную физиономию. - Почему ты вечно всё по местам пытаешься расставить? Неужто и дома у тебя такой же мертвенный порядок?
   Ну уж нет. Дома у меня никогда порядка не было. Вернее, был, но это был мой собственный порядок, создававший комфорт мне и вызывавший изредка недоумение у других людей. Я люблю чистоту, но это не значит, что я согласна жить в "музейных" условиях. Я люблю переставлять мебель и менять занавески. Я люблю рисовать полулёжа на полу и пить кофе, дымящийся где-то рядом на табуретке... Нет-нет. Я не могу претендовать на идеальный порядок.
   - И твоя проблема, - продолжил Лоттор, - в том, что ты идёшь против своей природы! Ты сама призвана создавать правила, по которым тебе жить и мыслить. Свои правила! А ты пытаешься "пришить" к себе чужие! Вот и получается, что ты не живёшь, а кромсаешь свою жизнь на куски - под трафарет. Фу! Будь ты Хранителем - это куда ни шло...
   - Но тогда ж меня никто не признАет! Я же должна...
   - Тупица, никому ничего ты не должна, - отрезал Лоттор. - Ты не должна. Ясно? Ладно, не злись. Пошли. У нас много работы.
   Он захватил со стола карту города, и мы вышли из кабинета. Карта была подробная, с точным обозначением всех улиц и переулков. Хорошая карта. Но причём тут время? Искажения? Я сама? Нет, не думать об этом. Опять запихиваю новое знание в старые стереотипы... Прокрустово ложе... Ну, да... да... Новое вино в старые мехи... На всё есть ассоциации. Всё известно и понятно испокон веков. А всё равно каждый раз попадаешь в те же ямы. Зачем? Вот непонятен смысл! Разве нельзя жить легко? Нет, видимо. Принцип экономии сил не для нас. Как же! Культ трудности. Что легко достаётся - не интересно и совсем не ценно. Завоёвывать, преодолевать - вот в чём жизнь. Будем стремиться к тому, что недоступно! Ну уж нет. Хватит! Быть может, "некто" (общественное мнение, сознание, общество или кто там ещё), может этот "некто" и заставляет нас стремиться к недоступному, чтобы мы просто ничего не имели?! Иметь - это осознать, что имеешь. Стремиться - не значит иметь. Когда имеешь - не стремишься. Ловушка. Вот она, ловушка.
   А я имею. Воздух имею. Огромные кубические километры и тонны воздуха. И воду имею. Кто поспорит? И ещё много чего имею. Имею весь сегодняшний день. Это время. Время, которое "сохранил" для меня Лоттор?
   Мы вышли во двор. На бревне сидел Орлиден и бил абрикосовые косточки, отправляя ядрышки в рот. Лоттор поманил его пальцем и о чём-то спросил. Орлиден с улыбкой кивнул и ушёл.
   Вернулся он с котом, которого передал мне и с ключами от машины, которые передал Лоттору.
   - В компенсацию, - сказал Лоттор, - в компенсацию тебе, Гави, за неудобства первой дороги. Поедем на машине. Ты любишь ездить на машине?
   - Люблю, - ответила я. - Но вертолёт лучше.
   - Прости, Гави, - поклонился Лоттор. - Уж чего нет, того нет. Прости, есть только машина.
   Но машина стоила Лоттора. Красивая, тёмно-серый "металлик", я бы сказала, с серебристым отливом. Небольшая, но просторная и, главное, изящная - и снаружи, и внутри. Лоттор отправил меня на заднее сиденье, а сам сел за руль. Уютно. Мягко. Красота! Казалось, мы плыли, а не ехали. Машина словно игнорировала неровности просёлочной дороги и ловко объезжала ухабы. А я едва не заснула, согретая, вдобавок, мурлыканьем моего дорогого кота. Мур-р... мур-р...
   Мы ехали и ехали. Я лениво оглядывалась по сторонам. Мы объезжали город вкруговую, направляясь куда-то на север. Затормозили мы на какой-то грязненькой невзрачной улочке, хранившей на себе отпечаток всех прошлых эпох - деревянные вневременные домики, какие-то козы, собаки, куры.
   Лоттор вышел из машины и позвал меня, попросив оставить кота на месте. Я вышла, желая уже поразмять кости.
   - Здесь живёт Бабушка, - сказал Лоттор, указав на низенький сероватый домик, спрятавшийся за неровным деревянным заборчиком, увитым шиповником. - Её все зовут просто Бабушка, потому что уже ни одно имя не может соответствовать её нынешней сущности. Просто Бабушка. И ты её так зови, хорошо?
   - Ладно. Мне то что...
   - А "ничто", - тихо цыкнул на меня Лоттор, - просто сейчас каждая мелочь имеет значение. Позже сама поймёшь. У тебя есть деньги?
   - Есть.
   - Хорошо. Мы купим у Бабушки семечек.
   Я в удивлении глянула на Лоттора, но, естественно, промолчала. Не время для расспросов. Настала та самая звенящая, натянутая, но при этом достаточно лёгкая атмосфера таинственности, сопряжённая с очередным открытием. Я начинала привыкать к этому ощущению, возникшему у меня совсем недавно. В такие минуты я открывала какие-то новые грани мира, скрытые прежде. Причём это было знание не "внешнее", его нельзя было бы получить, объяснить, передать извне. Это было то внутреннее, глубинное знание, которое дано именно тебе и, может быть, никому другому...
   Мы открыли калитку и, подойдя к домику, постучались в потускневшую дверь. Старенькое, но чистое крылечко. Розы в садике...
   Ответа не последовало. Лоттор стукнул громче.
   Снова тишина...
   - Не пришла ещё, - сказал Лоттор. - Подождём здесь.
   Мы сели на крыльцо.
   - Она скоро явится, - добавил Лоттор. - Ты, главное, расслабься и веди себя естественно. Хорошо? Не дёргайся.
   Легко сказать "не дёргайся". А если я иначе не умею? В то время мне было неизвестно состояние "спокойной готовности" зверя-охотника, и в ответственные минуты я жутко суетилась (если не внешне, то внутренне). Опытному глазу это всегда заметно было. А что делать? Избавление от суеты - задача не из лёгких. Вот и теперь я сидела, елозила ногами в своих шлёпках, перебрасывая взгляд с одного близлежащего объекта на другой.
   Бабушка явилась минут 15 спустя. Ну, бабушка как бабушка. Ничего особенного. Таких сотни. Халатик, тапочки, седина, косынка. Летняя такая бабуля на рынке, клубникой торгующая... или какими другими ягодами...
   Лоттор встал.
   - Здравствуй, Бабушка.
   - А-а, здорово, сынок. За семечками пришёл? А вот абрикос есть, вишенка. Возьмёшь?
   - Возьму. Всё купим у тебя, что предложишь. Это - Гави, Бабушка.
   - Заходи, деточка. Заходите в дом. На дворе жарко. Вы молодые, кровь у вас и так горячая. Это вот нам, старикам, на солнышке хорошо. Старые кости погреть никогда не помешает. Садитесь, садитесь. Компотиком угощу холодненьким.
   Бабуля достала из холодильника банку вишнёвого компота, налила. Прохладная влага оказалась как нельзя кстати. Я пила маленькими глотками, смакуя.
   - Как прошёл день, Бабушка? Что слышно? - спросил Лоттор.
   - Да ничего, сынок, ничего, родной. Соседка вот, с дома напротив, цыплят купила. Яички буду брать, как подрастут. Молодые эти, ну, направо, уехали в отпуск. А я их кошку кормлю. Пусть ходит, пушистая, ко мне. Своя-то у меня померла месяц назад.
   - Я знаю, ты говорила, Бабушка. А торговля как? Как семечки?
   - А ну их... Семечками летом плохо торговать. Взяла 2 банки сегодня, только 3 стаканчика продала. Сейчас леденцы, газировку - вот это берут. А я на солнышке погрелась - и то слава Богу. И вам бы отдохнуть.
   - Правильно, Бабушка, - согласился Лоттор, - но мы-то не затем к вам пожаловали. - Встал. Отвесил галантный поклон. - нам бы надобны ваши замечательные семечки. Два больших-пребольших мешка.
   - Сырые хотите? Жареные?
   - Вам, юная леди, какие? - обратился Лоттор ко мне.
   - Сырые. На даче посажу.
   - Отлично. А мне - жареные.
   Бабушка насыпала нам по банке семечек в полиэтиленовые пакеты. Затем Лоттор взял у неё корзинку абрикосов и пакетик вишен. Мы заплатили бабуле и отправились к машине. К моему величайшему удивлению, конечно же! Я и предположить не могла, что этот визит, обставленный Лоттором с такой важностью, обернётся банальной покупкой семечек! Где же тайна-то? В лице Бабушки я планировала увидеть уж не меньше, чем колдунью...
   Оглянувшись ещё раз на домик, я залезла в лотторовский автомобиль. Лоттор включил кондиционер и какую-то нежно мурлыкавшую музыку. Он-то был явно доволен. Вот только чем? Об этом я его прямо и спросила. Он что-то просвистел в такт музыке и, заводя мотор, обернулся ко мне.
   - Всё гораздо лучше, чем я предполагал, Гави. Ля, ля, ля...
   Я нагло протянула руку за вишнями.
   - Лучше?
   А вишни и впрямь вкусные...
   - Конечно, лучше. Твоё лицо, Гави, о, твоё лицо! - Он разглядывал меня в зеркало заднего вида. - Твоё лицо говорит обо всём. Ха, ха, ха! Ой, Гави, мне действительно весело. И потому, что мои худшие ожидания не оправдались, и от твоего вида. Опять факты не подошли под твои ожидания, и ты готова испепелить Вселенную. Носи паранджу, Гави, тебе пойдёт!
   Ну, это уж слишком. Чего он хочет от меня? Какое лицо? Сам ничего не объясняет, а от меня ждёт определённых реакций. Раньше я бы наверняка обиделась. Но сейчас мне некогда было тратить время на обиду. Действительно, я мало что понимала, а понять хотелось.
   - Лоттор, - медленно начала я, - объясни, пожалуйста. Чему. Ты. Рад.
   - Хорошо, - просто ответил он (будто ничего и не было), - объясню. Дело в том, что Бабушка является для меня своего рода показателем, индикатором. По ней можно судить о состоянии здешних мест. И если искажено время, то Бабушка прямо скажет об этом.
   - Об искажении времени?
   - Не напрямую, естественно. Сама она и понятиями такими не владеет, но её слова мне обо всём говорят. В общем, слушай. Искажение времени имеет место там, где что-то происходит не вовремя. Что может происходить не вовремя? Например, событие какое-то случается, да? Но не любое событие, а только то, с которым нам не под силу справиться. Не под силу справиться - вот и время перестаёт течь гладко, то есть искажается. Такое было везде и всегда, но особенность нашей эпохи в том, что появился новый источник искажения - информация.
   - Ложная?
   - Не обязательно. Любая информация, пусть даже самая истинная, может исказить время, если ты не будешь знать, что с нею делать, понимаешь? Сейчас информация как никогда обрушивается на человека. Сам по себе этот факт не имеет никакого значения, если человек продолжает жить в своём мире, делает своё дело и видит то, что творится вокруг него. Но, увы. Люди оказываются слишком несамостоятельными. Не в силах справиться с информацией, они бывают придавлены её потоком, начинают жить не своей жизнью, а иллюзиями, пришедшими с газет и экранов телевизоров. Да, иллюзиями, ведь реальность для каждого человека - лишь то, с чем он может справиться сам. Всё остальное - слухи.
   - "Показания, основанные на слухах, на суде в расчёт не берутся", - вспомнила я фразу из детектива.
   - Вот-вот. Чтобы не было искажений. Но в жизни люди редко умеют отсеивать слухи, они ими болеют, боятся, нервничают. И вокруг себя начинают распространять густую мрачновато-дёрганую атмосферу, которую не в силах разрядить, потому что... подавлены информацией, с которой не в силах справиться, которая им не вовремя... Круг замкнулся, пришли к началу.
   - Да-а, - сказала я. - Плюс ещё события, ведь и событий больше стало.
   - Да нет, событий столько же. Дышим-то мы примерно с той же скоростью, что и 500 лет назад, и спим на том же боку... Неужто ты думаешь, что, летая на самолёте, ты больше успеешь?
   - Нет.
   - Дело не в этом, Гави. Я повторяю, дело не в скоростях и лавинах информации. Дело в пропускной способности разума людей, а также в их эмоциях. И, возвращаясь к Бабушке. Ты заметила, что она говорила о своей жизни?
   - Да, о кошке, о цыплятах.
   - Вот. Не знаю, как для кого, для меня - это важный показатель. Бабушка живёт такой жизнью, с какой легко ей справиться.
   - А я? - вдруг вырвалось у меня.
   - Ты - тоже. Правда, этого мы добиваемся с огромным трудом - и я, и Келлани. В области магической практики нужна особая осторожность, иначе искажения могут пойти по пути совершенно непредсказуемому.
   День уже близился к вечеру, когда мы подъехали к моему дому.
   - Гави, - спросил Лоттор, -ты сможешь сегодня на ночь уйти из дома?
   - Думаю, что да.
   - Хорошо. Тогда я буду ждать тебя у подъезда в 9 вечера. Келлани тоже будет. Нам всё же надо кое-что сделать.
   - А Уран? Кстати, где Уран?
   Похоже, кот снова исчез. В машине его не оказалось. Я была столь увлечена произошедшими событиями, что не обратила внимания на отсутствие кота. Лишь спустя почти полчаса после визита к Бабушке я осознала, что его снова нет. Когда же он покинул машину?
   - Этот кот такой же своеобразный, как и Дэннир, - зевнул Лоттор. - Не обращай внимание. Найдётся. Ты слишком привязана к ним обоим. Да ещё и к Мартинку. Это твоя проблема. Ты готова всех привязать к себе. Всех, кто тебе нравится. Ужасно! Я очень рад, что не нравлюсь тебе.
   - Но разве это плохо - привязанность?
   - А ты вслушайся в слово!.. Ладно, Гави. Давай прервём дискуссию. До скорой встречи!
  

Глава 8

ПО ПУТИ ВОСПОМИНАНИЙ

  
   - Мы будем уравновешивать время? - поинтересовалась я у Лоттора, когда мы встретились вечером.
   - Да, что-то вроде этого. Сейчас это не столь насущная, но всё же необходимость...
   - ... и акт человеколюбия, - добавила я.
   - Человеко... чего??? Человеколюбия? - Лоттор засмеялся. - Ну уж нет. Не приписывай мне, пожалуйста, этих глупостей. Я - "человеко-вовсе-не-любив"! Ты уж могла заметить. Человечество мне глубоко безразлично. По-моему, вещи есть поважнее, чем эта.
   - Но я всю жизнь стремилась к помощи людям.
   - И зачем?
   - Ну как же...
   - Нет, дело, конечно, твоё. Есть самоубийцы, есть правители, есть спасители человечества. Каждый волен жить, как хочет, если ему интересно. Но я бы время на это не тратил.
   - А на что тратишь время ты?
   - А я его не трачу. Я же Хранитель! У меня роль противоположная. Мои учителя - камни, деревья и горы.
   - И вулканы?
   - Да нет, это уж по твоей части.
   Мы шли по направлению к городской крепости. Народу на улицах было мало. Передавали какое-то свежее популярное кино протяжённостью в тысячу серий - почти изо всех раскрытых окон до ушей доносились одинаковые, до боли знакомые, мелодии.
   - А ты знаешь, я в детстве актёром стать мечтал, - сказал Лоттор.
   - И что?
   - Вырос.
   - И не стал?
   - Да.
   - Вообще-то, в тебе много артистического.
   - Да, так многие говорят.
   - Ты бы даже мог стать знаменитостью.
   - Уволь. "Знаменитость" мне ни к чему. В силу своего происхождения я был достаточно известен. И в один прекрасный момент я почувствовал, что просто испачкан мыслями других людей обо мне. Когда кто-то думает о тебе, он словно опутывает тебя своими мнениями и переживаниями. Мне стало противно, и я умер.
   - То есть?...
   - Нет, не как Мартинк. По-другому. Я никогда не терял физического тела. Хотя тоже могу быть невидимым для многих людей. Только ты перестань об этом думать. Тебе мои объяснения сейчас ни о чём не скажут. Кстати, тебя сейчас тоже никто не видит.
   - Что-о?
   - Ладно-ладно, не останавливайся.
   Легко сказать... По правде говоря, голова моя с трудом переваривала Лотторовские слова. Но всё же переваривала. Пожалуй, я действительно была "почти готова" к восприятию этой чудовищно новой информации. Помогали мои собственные ощущения. В последнее время я и сама нередко чувствовала, что "опутана" чем-то чужеродным. Лоттор утверждал, что это - мысли других людей обо мне. Они липнут на тело. Вот Мартинк был очень популярен, и ему пришлось уйти, полностью оставив тело. Чужие мысли разрушили его физическую жизнь. А сейчас он бесится. Чужие мысли - как наркотик. Привязываешься к ним и без них не можешь. Ими начинаешь подпитываться, вместо того, чтобы от Космоса питаться. Опасно, слишком опасно. Он-то, Лоттор, сейчас сам выбирает людей, которые о нём думать будут.
   - И я в этом числе?
   - Да. Ты движешься. Учишься. У таких людей мысли не липкие. Опасайся людей со стоячими мыслями как стоячая протухшая вода. Старайся, чтобы они о тебе быстрее забывали. Хотя, быть может, ты вскоре будешь как Келлани - ей абсолютно безвредны мысли любых людей. Проводники всегда таковы... Ну ладно, мы на месте.
   Мы остановились у колокольни, и Лоттор вытащил из кармана ключ. Бросив взгляд наверх, он сказал:
   - Идём. Келлани ещё нет, но она скоро появится.
   Открыв ключом дверь, ведущую внутрь колокольни, он пропустил меня вперёд.
   - Иди наверх. Я сейчас.
   - Но ведь темно.
   - Не беда. Лестница хорошая. Свет не нужен.
   Я пошла, на ощупь определяя ступеньки. Постепенно зрение привыкло, и я пошла побыстрее. Дойдя до самого верха, я попала в какую-то комнатушку и уселась на низенькую скамеечку. Я стала ждать Лоттора.
   Он вскоре появился в сопровождении Келлани. Она вся сияла в свете необычной лампы, находившейся в руке Лоттора. Лампа испускала нежный радужный свет. Я бросилась к Келлани. Она обняла меня.
   - Гави! Я рада, что ты здесь.
   - Я тоже, Келлани. Лоттор меня пригласил.
   Лоттор в это время расстилал на полу узорное покрывало. Лампу он прикрепил к потолку. Покрывало заняло практически всю площадь комнатушки. Келлани попросила меня снять обувь и разулась сама. Лоттор отнёс нашу обувь на ступеньки лестницы. Сам он тоже был босиком. Затем меня усадили на покрывало. Келлани положила мне на голову какую-то вуаль так, что я хорошо видела радужные оттенки света, но не различала формы.
   - Думай о городе, - сказала Келлани, - поброди по улицам, представляй дома, парки. Глаза можешь не закрывать, если не захочешь.
   Зазвучала тихая музыка, источник которой я не определила. Чья-то рука легла мне на макушку. Я расслабилась и даже подумала, что могу заснуть. Но рука на моей голове держала меня в состоянии мягкого бодрствования. Мне легко удавалось представить части города. Я ходила, гуляла мысленно. Приходили и уходили различные воспоминания, в основном, приятные. Изнутри полилась тёплая энергия. В общем, мне было хорошо.
   Вниз мы спустились уже под утро, попав в прохладную пелену предрассветных сумерек.
   - Отличная работа, - сказала Келлани. - Как ты себя чувствуешь, Гави?
   - Хорошо. Спать не хочется.
   - Это только сейчас. Часа через два захочешь спать безудержно. Мы тебя проводим домой и оставим. Ты нам очень помогла сегодня.
   - А что происходило?
   - Время уравновешивали, - вставил Лоттор с усмешкой.
   Я поняла, что они ничего конкретного не расскажут. Келлани была права. Я начала позёвывать. Меня стало клонить в сон. Домой, до постели я уже буквально доползала.
  

***

   Когда я проснулась на следующее утро, в изголовье кровати уже восседал Мартинк.
   - Ну, наконец-то..., - небрежно произнёс он. - Половина двенадцатого. Почти полдень. Уравновешивание времени заключается в преднамеренном его растранжиривании?
   - Сон - не растранжиривание! - недовольно проворчала я. - Спать полезно. Особенно мне. Я не выспавшаяся злая.
   - Вижу, - усмехнулся Мартинк.
   - К тому же ты вошёл без стука. Так и напугать можно!
   - Тебя, что ли? - Мартинк встал. - Ну, извини. Хочешь, выйду по-человечески за дверь, а затем постучусь?
   - Нет, - улыбнулась я. Затем протянула руку и притянула Мартинка за рубашку, чтоб он сел ко мне. - Сядь. Я не о том. Просто столько переживаний, что я не могу все их осмыслить. И вообще, знаешь, даже вместе, в кучу, связать не могу.
   - А ты и не связывай. Выброси всё из головы. Кстати, насчёт головы: у меня она сегодня болит. Невероятно.
   - Чего же здесь невероятного?
   - Угадай с трёх раз.
   - Ну?
   - У меня ж нет головы в привычном понимании этого слова.
   - А, ты о физическом теле?
   - Конечно!
   - Ладно, Мартинк. Я проснулась, а значит, должна привести в порядок свою собственную голову. А уж после займусь твоей. Давай пить кофе.
   Перебрасываясь ничего не значащими фразами, колкостями и шутками, мы позавтракали. Я ещё раз с удивлением отметила, что Мартинк ест как вполне натуральный человек. Впрочем, удивление моё было уже не тем, что раньше. Изменились слова, которые произносились внутри. "Нет, чушь какая-то" постепенно превращалось в нечто вроде "ух-ты, значит, бывает и так...".
   Похоже, та сила, которая с недавних пор вела меня по жизни, увеличивала нагрузку на моё осознание постепенно, не допуская шока. Мне трудно было определить источник той силы. Наверно, это было что-то стоящее "над...": над Лоттором, над Мартинком, над Келлани, даже, быть может, над Дэнниром. Иногда мне казалось, что мы все исполняем какой-то сложный танец или играем в какую-то запутанную игру. Мы играем в игру? Или кто-то играет в нас? Но я не чувствовала себя "винтиком", безвольной куклой в этой игре. Я играю вполне осознанно и добровольно. Мне интересно. Или это игра для меня? В таком случае - кто я? Та ли, кем себя считала всю жизнь? Гави. Таких много. Имя очень распространённое. И здесь Гави, и там, куча многочисленных "Гави", "Гавушек", "Гавулечек". Чтобы подчеркнуть отличие, я как-то в детстве стала называть себя полным именем - "Гавушняксией". "Гавушняксия" казалось мне красивым и звучным именем. Не помогло. Я оставалась в тисках своего имени. Бесповоротно.
   Луна называется Луной исключительно потому, что она - Луна. Ни Солнце, ни Сатурн, ни Альфа Центавра. Именно Луна. Так что если ты говоришь о Луне, то никому в голову не придёт, что ты имеешь в виду Землю или Венеру. Луна одна, она абсолютно уникальна, поэтому ей и имя положено уникальное, не принадлежащее ни одной другой планете - "Луна". Это справедливо. И так должно быть всегда. Если вещь неповторима, то уж извольте ей имя неповторимое дать, иначе погрязнешь в путанице, как в трясине, и не вылезешь.
   Чем больше я думала об этом, тем больше злилась и завидовала Луне. Ещё бы, моё-то имя - Гави, а значит, меня зовут как тысячи - тысячи других девочек. Это, я вам скажу, просто было невыносимо! Особенно, если почти у самого твоего носа околачивается с десяток других Гави, и не таких уж хороших, надо сказать. "А вы знаете, Гави опять нагрубила старику Толну!" - "Да-а, а ведь с виду такая тихая и скромная!". Ужас. Ну неужели непонятно, что нагрубила одна Гави, а "тихая и скромная" - совсем другая?! Это ж две разные девочки! Все мои знакомые Гави отличаются друг от друга так же, как Луна от Марса или Марс от Венеры, а общее имя сводит на нет знание об их индивидуальности, не отражая уникальность каждой из них в неповторимом слове-символе. И о чём только размышляли мои родители, когда давали мне имя?! Впрочем, какая разница? Не назвали бы меня Гави, назвали бы Реной или Литой, а значит, смешали бы меня с остальными Ренами и Литами, коих не меньше, чем Гави. Безвыходное положение. А зло всё коренится в необходимости давать ребёнку уже существующее имя. И что же выходит? Выходит, что не мне дали имя, а меня дали этому имени! Ненасытное имя "Гави"! Ну зачем тебе столько девочек? Зачем? Ну, хорошо. Я отношусь к классу "Гави", как Солнце относится к классу звёзд - "жёлтых карликов". Но тогда каково же моё имя? Моё! Имя моей неповторимости, индивидуальности. Как меня зовут? И что всё-таки такое для меня "Гави"? Не я для него, а оно для меня?
   Странно, конечно, что такие вопросы могли занимать девятилетнего ребёнка, которому сама Природа, казалось бы, велит думать о вещах менее проблематичных. А впрочем, почему бы и не думать, если мысли сами лезут в голову, и их не выгнать никаким способом! Вот я и думала... Думала сама, так как от расспросов пришлось очень быстро отказаться. В самом деле, чтобы дать обстоятельный ответ на вопрос, нужно, по меньшей мере, хоть раз до этого погрузиться в сферу того, о чём тебя спрашивают. Иначе ответишь не на вопрос, а на какие-то свои собственные вопросы, этим вопросом вызванные...
   9 лет. Я вспомнила... 9 лет, в каком-то смысле, был для меня рубежом, после которого я перестала "думать о глупых вещах". В тот год я в последний раз провела лето в старом "горном домике у моря". Как я его называла. Домик снесли, на его месте построили что-то другое, родители стали меня возить отдыхать в другие места.
   Теперь мне почему-то кажется, что домик хранил все мои мысли и фантазии, и они были "снесены" вместе с ним. Тогда мне ничего такого не казалось. Я росла, училась, много смотрела, слушала, читала. Вместе со мной росли и учились мои амбиции, порождённые увиденным, услышанным, прочитанным. Мне хотелось много, хотелось быть как многие знаменитые люди, хотелось жить в другом веке, иметь другие вещи, другой рост, цвет волос и глаз... В конце концов, я совершенно запуталась, что же я хочу на самом деле! Меня перестала устраивать и я сама, и весь мир вокруг меня.
   Да, похоже, я нашла какую-то зацепку! Если уж говорить о волшебной силе, то не могла ли я оставить её в том самом домике? Но в этом случае плохи мои дела. Домика нет. И столько лет пролетело... Надо об этом поговорить с Мартинком, Лоттором или Келлани. И, может быть, уже пора Дэнниру объявиться? Похоже, Мартинк почувствовал мои переживания и сам напросился на разговор.
   - Гави, ты замолчала надолго. Перестань заниматься самокопанием. Пусть это делают другие. Что с тобой?
   - Ворох дурацких мыслей.
   - Не обзывай свои мысли дурацкими. Это не так. Лоттор, например, сказал, что ты очень окрепла буквально за считанные часы. И со своей преувеличенной любезностью разрешил мне остаться с тобой, чтоб помогать тебе.
   - Когда ты видел Лоттора?
   - Сегодня утром. Они уезжают с Келлани. Уехали, вернее.
   - Не попрощавшись со мной?
   - Это у них в порядке вещей, - отмахнулся Мартинк. - Не обращай внимания. Но у меня есть для тебя отличная новость. Скоро ты увидишь Дэннира.
   - Бог мой, да неужели!
   - Да. Это пообещала Келлани. Она сказала, что ты уже готова продолжить обучение. Только до этого мы должны с тобою подготовить концертное выступление.
   - Где?
   - Не знаю. Мне они тоже мало чего говорят, ты же могла заметить. Я у них, знаешь ли, на побегушках.
   Мартинк недовольно сморщил нос. Теперь он напоминал мне студента - задолжника, не сдавшего половину сессии и оставленного "на осень". Да так, видимо, и было. Я знала, что он проходил свой этап обучения для обретения свободы. И, вероятно, я была нужна ему для этого так же, как и он мне.
   Концерт мы должны были подготовить за две недели. Мартинк продумывал сценарий, я помогала ему.
   - А кто будут слушатели? - поинтересовалась я.
   - Не знаю, понятия не имею, - сказал Мартинк. - Явно "не наши", раз я тоже стану участвовать.
   "Наши" - это нормальные живые люди, - перевела я. Мартинк всё ещё был крепко привязан к тому миру, из которого его вырвала злостная судьба. Я чувствовала, что он завидует мне. Моему физическому телу, моей способности жить нормальной человеческой жизнью. Я же, в свою очередь, завидовала ему. Всё-таки у него было блестящее прошлое, успех, слава... И о нём помнили. А обо мне вряд ли кто стал бы вспоминать, окажись я на месте Мартинка. Ближайшие родственники? Знакомые? Друзья? И всё?
   - И всё же, Мартинк, кто именно "не наши" будут нас слушать? Их много, вообще-то?
   - Очень. Они составляют целое сообщество, я б сказал - целый мир. Я не допущен пока к ним полностью, меня, как говорят, держат в "промежуточном мире". Но они иногда контактируют со мной. Я знаком со многими.
   - Сколько человек ты знаешь?
   - Человек 70 - 80.
   - А таких "промежуточных" как ты?
   - Ни одного.
   - Но не можешь же ты быть один в таком состоянии?
   - Наверно, нет. Но... не знаю. Ладно. Нам репетировать пора.
   Часа три мы занимались нашей концертной программой, пока не выдохлись оба.

***

   Концертная программа получалась просто замечательная. Мне всё больше и больше нравилось петь. Я начинала хорошо чувствовать свой голос, который постепенно приобретал даже какую-то силу и красоту. Мартинк сам был в восторге. Ему было интересно учить меня. Как он говорил, "во мне есть та же искра, что и в нём". Ему хотелось, чтобы я подражала ему (у меня, дескать, это получилось бы...), но я не хотела. При всём восхищении Мартинком, мне хотелось найти свой голос, свою музыку, свою манеру.
   Телефонный звонок прервал наши занятия. Звонила Ланка, которая интересовалась моим житьём-бытьём.
   - Гаааави, ну ты там как? Где? После дня рожденья ни ногой ко мне. И не звонишь. Обиделась на что-то?
   - Нет, что ты! Просто некогда.
   - Летом??? Да ты загубишь свою молодость в этих делах! Вот мы с Токлитом, например, всё о тебе говорили. Я уж заревновала. Ну, сама знаешь, эти мужики... О-о-о-ой...
   - Что ты, Лана, он, по-моему, только тебя и любит.
   - Да? Ты серьёзно? Ну, хорошо. А ты не заметила, с Ритикой он никак? А?
   - Что ты, конечно, нет.
   - Ну а в целом? Как он тебе?
   - По-моему, он хороший, Ланка! Но ты сама решать должна. Я-то тут причём?
   Ланна засопела в трубку. Так она делала всегда, когда сталкивалась с вопросом, на который не знала ответа.
   - Ой, Гави... ну всё, что ты скажешь, то правильно... Ты же умная, всё знаешь.
   Вот. Опять. Я умная. Умная, умная, умная, умная... А по мне так: ум хорошо, а пол-ума лучше! Или вообще треть. В нашем мире считается: если у тебя ум, значит, ничего другого нет. "Она умная" - что это значит? Ну, по меньшей мере "синий чулок". Умная... умная и ничего более. И не привлекательная, и не интересная, и не оригинальная. Никакая.
   Бог ты мой! Что же меня так сразу потянуло к Мартинку, Келлани, Дэнниру, к Лоттору? Да они же ко мне не относились как к "умной"! Наоборот! А с другой стороны, они увидели во мне нечто, что составляло самую, что называется, "ценную сердцевинку": меня. Какая я есть.
   Всё знаю? Ещё одна глупость. Всё знать - не знать ничего. Или знать что-то, что и другие знают. А я не знаю. Я иду. Ищу. Познаю, в конце концов. А кое-что забываю. Что надо забыть и не помнить. Всё помнить неинтересно...
   - Нет, Ланна. Не знаю. И никакая я не умная. Особенно в том, что касается других людей. А Токлит? Так он мне понравился. Честно. И вы с ним классно смотритесь.
   - Спасибо, Гави. Ой, успокоила. Отлегло. А то я верчусь-кручусь. А вдруг ты скажешь, что он дурак?
   Я фыркнула про себя: ну и ну, и это называется речи влюблённой девушки...
   - Ну что смеёшься? - услышала меня Ланка. - Нет, ну правда, правда. Ладно, Гави. Я на речку тебя хочу позвать. Нормальную. Не на то Ритикино болото. Пойдёшь?
   - Не знаю, - я взглянула на Мартинка, развалившегося на диване. - Не знаю. Спать хочу. Вот.
   Интересно: я это впервые так сказала "хочу спать". Обычно я говорила "дел много". Но теперь я решила всё поменять: в своей жизни, в себе, в своём облике. Побоку дела. Я не "синий чулок", не трудоголик, не зануда. Я лентяйка, легкомысленная, ветреная. Вот. Я? Ой, умора! Я...
   - Ладно, Гави. Пока, дорогая. Звони
   - Пока, Ланна.
   Странно, мне вдруг так захотелось снова увидеть их "тусовку" - ту, что была у Ритики. Раньше мне она показалась бы слишком глупой, примитивной, неинтересной. Сейчас - нет. Сейчас я сама себе казалась "примитивной". Мой "научный" ум стал напоминать мне некую устаревшую конструкцию, компьютер с вышедшими из употребления комплектующими или программами. А жизнь-то, оказывается, намного живее, чем мне казалось раньше. "Жизнь намного живее". Неплохая мысль. А моя жизнь вовсе и не жизнью была? Да уж, снова я себя стала путать...
   Мартинк продолжал нежиться на диване, лениво поглядывая на меня. Похоже, он следил за моими мыслями.
   - Ты мои мысли читаешь, Мартинк?
   - Вот ещё! За кого ты меня принимаешь? За мусорщика, что ли? Ты по помойкам любишь лазить?
   - Фу!
   - Ну и я того же мнения. Нет, я предпочитаю не копаться в чужих мозгах. Так и заразу какую-нибудь подцепить недолго.
   - Заразу?
   - Ну да. Для вас, "телесных", это не так страшно.
   - В смысле?..
   - Да как тебе объяснить? У каждого свои трудности. Положим, дать тебе кашу с цианистым калием. Что будет?
   - Стану как ты.
   - Вот именно, и прекратишь своё существование как земной человек. А если дать тебе испорченную пищу? Тело, положим, не оставишь, зато будет тебе плохо.
   - Будет, согласна.
   - А мне что цианистый калий, что протухшая котлета, что свежайшее яблоко - без разницы. Хуже не будет. И лучше тоже. Зато меня могут отравить некоторые мысли.
   - Мои?
   - Твои - нет. Это я преувеличил. Зато мысли некоторых людей... Ой...
   - То есть ты хочешь сказать, что моя оболочка даёт мне своеобразную защиту против разрушающего воздействия плохих мыслей некоторых людей?
   - В каком-то роде, да. Это сложно понять, но ты, главное, запомни одно - в любом состоянии, в любом положении есть равная доля и "плюсов", и "минусов". Сказать, что тебе лучше, чем мне, а мне лучше, чем тебе, нельзя.
   - А Дэнниру, Лоттору, Келлани?
   - О, сравнила! Брось, Гави! Будь они такими, как мы - ты и я - у них в жизни были бы и плюсы, и минусы. Столько же плюсов, сколько и минусов. Но они давно вне плюсов и минусов. Они для них просто перестали существовать.
   - А как дойти до этого?
   - Келлани говорит, что нужно просто понять, что этого нет. И тогда весь мир вокруг тебя изменится. И ты станешь неуязвимым. И ничто не разрушит тебя - ни яд, ни мысль, - ничто!
   - Понять? А как?
   - Я-то почём знаю? Для меня это такие же "сказки", как для тебя. Ладно, - Мартинк резко встал. - Не буду тебя путать. Лучше давай снова репетировать. А то завтра нам предстоит репетиция уже "на месте".
   - Где это?
   - Пока сам не знаю. Келлани проводит. Да не наше это дело, в конечном счёте. Наша забота - наша программа.
   - Интересно, - заметила я. - А зачем им наше выступление? Просто так?
   - Не совсем, - ответил Мартинк. - Наше пение даст им важную информацию о нашем состоянии...
   Оказалось, что наше пение является важнейшим диагностическим инструментом, позволяющим определить, насколько мы уже "продвинуты" и насколько годны для дальнейшего развития. Короче, можно ли нас учить дальше или оставить, что называется "на второй год". Честно говоря, я ума не могла приложить, как это им удастся определить. По каким признакам? По тембру голоса, по манере исполнения, по способности себя держать на сцене?
   Не могу сказать, что я волновалась. Скорее, я чувствовала себя заинтересованной, заинтригованной. А вот Мартинк явно нервничал. Правда, он не хотел подавать и вида, напуская на себя физиономию полного равнодушия, но от меня не могло укрыться то, что он находится в беспокойстве. Всё чаще и чаще он отпускал нелестные замечания в "их" адрес. Чаще всего доставалось "выскочке-Лоттору", "тупице-Пипу" и ещё каким-то "тупицам" и "выскочкам", о каких я даже и не слыхала ранее. Дэннира он почти не упоминал, лишь Келлани удостаивалась от него благосклонности. Да, похоже, для Мартинка предстоящий концерт был делом "жизни и смерти" (если вообще такое определение могло подойти к нему сейчас!). И я вполне понимала его, так как сама нередко бывала в аналогичных ситуациях.
   - Мартинк, всё будет нормально. Я уверена, что мы сдадим этот экзамен. Тем более - ты.
   - "Тем более я..." Да уж... Ты прямо так уверена. А ты хоть знаешь, каковы у них критерии оценки?
   - Нет. Мне б самой хотелось это узнать.
   - Вот именно, не знаешь. Я - тоже.
   - Так чего волноваться? - удивилась я. - Когда не знаешь, чего ждать, не нужно ждать ничего!
   Мартинк широко раскрыл глаза и уставился на меня.
   - Ого, ну ты и заговорила! А ты и впрямь не дура, Гави! Молодец!
   И вдруг мы прыснули от смеха вдвоём. И нам стало настолько легко, что мы, казалось, начали бы кружиться по комнате, если б места было больше. Я захлопала в ладоши. Мартинк завалился на диван, но через секунду вскочил и бросился к роялю. Мы снова стали "прокручивать" нашу программу. Однако теперь мы не были столь серьёзны и напряжены, как раньше.
  

ГЛАВА 9

ЗАМОК НА ГРАНИЦЕ СНА...

   То, что произошло спустя неделю, похоже, навсегда останется в моей душе как "первое путешествие". Это название пришло мне на ум вопреки тому, что вообще-то ездить мне приходилось немало. Я не была никогда домоседкой, я любила странствовать, посещать незнакомые места. Но всё это не было "путешествием", нет. Передвижение - да. Поездка в гости - да. Может быть, командировка (если по какому-то делу). Но не путешествие. Оказалось, что в настоящее "путешествие" я отправилась впервые лишь в обществе Мартинка и Келлани в тот ясный (хотя и слегка душноватый) летний вечер.
   Мы встретились внизу у моего подъезда в половине девятого. Первой подошла Келлани, затем спустилась я, последним возник Мартинк. Из воздуха. Р-раз - и вот он! Келлани усмехнулась:
   - Привыкаешь? Да? Согласись, без традиционного тела удобнее, так ведь?
   Мартинк поморщился.
   - Ну, не сказал бы. Я к своему старому традиционному очень привязан был. Конечно, преимущества есть, но недостатков больше. Вчера встретил свою старую знакомую. Да-а, действительно уже совсем старую... Хотел заговорить с нею. Ну и, ясное дело... Это вот только она моё нынешнее тело видеть может. - Он показал на меня.
   - Мартинк, ты никогда не принимал жизнь безусловно, - покачала головой Келлани. - Раньше тебе не нравился тот мир, теперь - этот.
   - А на чём мы поедем? - решила я изменить тему разговора.
   - Полетим, - сказала Келлани. - На воздушном шаре.
   - Что, правда?
   - А почему бы и нет? Чем тебя не устраивает шар?
   - Всем устраивает, - согласилась я.
   - Тогда пошли.
   Мы вышли в ближайший парк, где сидели "припозднившиеся" бабули и "ранние" подростки (по духу своему - полуночники). Навстречу нам спешила соседка, тащившая 2 тяжёлые сумки (видимо, с дачи). Я поздоровалась с нею, но она прошла мимо в двух шагах, не обратив никакого внимания на меня. "Всё ясно", - мелькнуло у меня. Проделки Келлани. Теперь я тоже невидима.
   Шар. Да вот он. Спускается с неба. Большой, воздушный. Не такой, как я предполагала (ну, такие специальные шары для воздухоплавания). Он скорее был похож на обыкновенный праздничный надувной шар, такой тонкий и прозрачный. Единственное отличие - он был радужный. Переливался на свету как растекшаяся капелька бензина в луже. Или как мыльный пузырь. К шару, как и положено, была подвешена корзина, в которую мы чинно вошли и уселись на скамейки. Шар тут же взмыл в воздух.
   - А как он управляется? - спросила я.
   - Энергией сновидения, - улыбнулась Келлани.
   - Мы что, спим? - я удивилась.
   - Конечно, разве ты не слышала, что вся наша жизнь - сон?
   Я шутливо махнула рукой. Что с вами разговаривать? Всё равно ничего по-человечьи не объясните. И пытаться не стоит спрашивать... Шар поднимался всё выше и выше, плавно покачиваясь в потоках воздуха, как на качелях. Всё было почти реально. Я узнавала городской "вид сверху" (мы летели куда-то в южную сторону), различала фигурки людей, машины. Неужто мы совсем не видны?
   Лучи вечернего солнца падали на наши лица. Скоро стемнеет. Куда ж мы долетим-то? Интересно... Мартинк что-то мурлыкал про себя (кажется, не из нашего с ним репертуара - я не узнавала мелодий). Келлани просто сидела, глядя вдаль. А я проголодалась. Не поела перед выходом - вот и мучаюсь теперь.
   - Нам ещё долго лететь? Я голодная, как собака.
   - Ну, ведь не как волк - и то ладно, - улыбнулась Келлани.
   - Нет, серьёзно, есть хочу.
   - Потерпи. Это у тебя от волнения. Скоро прибудем. На, выпей.
   Келлани протянула мне какой-то приятный травяной напиток. Действительно, чувство голода улеглось - я ощутила бодрость и прилив энергии.
   Почти совсем стемнело. Я уже не различала земные пейзажи. Кое-где поблескивали огни, но я уже не могла их опознавать - то ли фонари, то ли отблески костра. Затем настала полная темнота внизу и вокруг нас. Лишь наверху светились звёзды. Наконец, мы стали плавно снижаться. Снова показались неяркие огоньки внизу, которые обозначали присутствие чего-то человеческого.
   Приземлились мы на лужайку в каком-то большом парке. Ничего примечательного. Деревья. Скамейки. Беседки. Как обычно бывает в таких случаях. Слабо горели фонари над неширокими пустынными тротуарами. Единственное отличие, которое я заметила - это запах воздуха. Он был на редкость свежим, ароматным, каким-то "лёгким" и "прозрачным", если можно так выразиться. Я давно такого не вдыхала.
   Мы вышли из "корзины". Из людей никого не было, кроме нас троих. Мы постояли пару секунд, размяв "застоявшиеся кости", а затем Келлани повела нас по ближайшей аллее куда-то в одной ей известном направлении. Я взяла Мартинка под руку. Так было надёжнее и спокойнее. А то сердце начинало уж больно колотиться от волнения!
   - Что за парк, Мартинк? - тихо поинтересовалась я.
   - Не знаю, сам здесь впервые...хотя... может, и нет... Не знаю.
   Наконец, перед нами предстало большое здание, стиля которого я не могла определить. Было в нём что-то и средневековое, и, напротив, модерновое. Сейчас часто такие дома возводят... многоуровневые, неправильной формы, из грубого камня... но смотрятся очень красиво и эффектно!. В общем, замок - не замок, но что-то подобное. Красивая подсветка, причудливые формы.
   Мы вошли внутрь, и перед нами открылся просторный светлый холл, поразивший меня чудесным запахом свежести и чистоты. Весенний запах молодой зелени и первых цветов. Атмосфера действовала умиротворяюще, и мне стало совсем легко, тепло и комфортно. Я поделилась своими ощущениями с Мартинком, но... скептик есть скептик! - он только усмехнулся, бросив в мою сторону:
   - Ладно тебе! Атмосфера как атмосфера. Не лучше и не хуже, чем положено.
   Келлани, услышав это, улыбнулась, но промолчала. Мы с нею обменялись "понимающими" взглядами: ну, Мартинк он всегда Мартинк. Куда тут денешься?
   Народу в холле было немного. Знакомых лиц я не видела и, похоже, на нас тоже мало кто обращал внимания. Несмотря на предстоящее выступление, я не нервничала, не волновалась. Скорее, мне было интересно и любопытно. И вообще, меня занимали совсем другие вещи - мне, прежде всего, хотелось постичь тот мир, к которому я, сама того не желая, так тесно примкнула, в который погружалась всё глубже и глубже помимо своей воли. И этот мир был реальностью? - ни сном, ни выдумкой, ни фантазией, ни иллюзией? Надо же! И сколько таких миров? Есть ли ещё? И на каком основании и, так сказать, в какой "форме" я в нём нахожусь? Хотя, впрочем, кто скажет наверняка, что есть на самом деле реальность, а что нет? В конце концов, существует же такая точка зрения, что всё вокруг нас иллюзия? Всё без исключения. Однако это снова мои досужие мысли, стремящиеся разложить весь мир в квадратные ящики с заранее наклеенными бирками... Нет уж, хватит. И... боже мой - кто это?!
   Открылась одна из дальних дверей, ведущих вглубь Замка (будем его называть так...), и на пороге показался ни кто иной, как Дэннир!.. Рядом с ним вышагивал Лоттор и чуть поодаль - Пип. Дэннир - в простых летних брюках и рубашке с короткими рукавами. Лоттор - в смокинге (явно из дорогущей ткани), Пип - тоже в смокинге, но попроще, причём этот смокинг явно подходил ему так же, как автоматическая дверь с фотоэлементом подходит к глиняной избе. Но Пип во всём следовал за Лоттором, и эта ситуация не была исключением из правил. Похоже, Дэннир заметил нас, но не подавал пока вида, о чём-то дискутируя с Лоттором. Лоттор тоже пока не обращал на нас внимания. Так что мы просто стояли и ждали, чтобы они приблизились к нам, когда мы сможем сами обратиться к ним.
   При виде Дэннира моё сердце застучало сильнее. Я ждала этой минуты, очень долго ждала, но сейчас даже и не знала, что сказать. Я ведь знакома была с Дэнниром не больше 3 - 4 часов! И не виделась столько лет!.. Я даже не знала его планов в отношении меня. Да, я знала, что они (эти планы) есть, что наверняка какое-то место я занимаю в дэннировской жизни, но... В общем, оставалось подождать ещё пару долгих минут, и...
   Они подошли к нам оба - и Лоттор, и Дэннир. Дэннир протянул ко мне руки, и я бросилась к нему на шею. Надо сказать, о таком действии я даже не думала: оно получилось само собою и, хотя шло вразрез с салонной официальностью обстановки, получилось вполне естественно. Правда, Лоттор ухмыльнулся, поправив "бабочку" на своей рубашке. Вроде того, что "есть такие, которым закон не писан - что ж тут поделаешь?...".
   - Привет, привет, Гави, - сказал Дэннир. - Вижу, не забыла старика, не забыла.
   - Дэннир, как ты можешь говорить такое! Я всё это время тебя искала. Да ты, наверно, знал, видел меня, стоял где-нибудь в уголке и посмеивался.
   - Нет, напрасно ты так думаешь. Я не знал, что ты меня искала. Пойми, всё не так просто, как ты хочешь представить. Знаешь что? Давай сейчас не будем говорить об этом. Времени теперь у нас много, правда, Лоттор? И мы сможем обо всём побеседовать более обстоятельно, хорошо?
   - Конечно, - обрадовалась я. - Мне нужно так много рассказать! Спасибо Мартинку, Келлани, Лоттору! Я так рада, что они были со мною. Так много изменилось, так много произошло!
   - Всего лишь за какой-то последний месяц, не так ли? - спросил Дэннир.
   - Вообще-то, да. Как всё интересно!
   - Согласен. Только сейчас твоя задача, Гави, не разглядывать меня, словно музейный экспонат, а собраться с мыслями и приготовиться к выступлению. Мартинк!
   Во время нашего (с Дэнниром) диалога Мартинк оставался практически в полной неподвижности. С Лоттором они почти не поздоровались, с Пипом - тем более. На вид Мартинк оставался подчёркнуто "чужим" в данной компании и не собирался становиться иным. Всё-таки, как он завязан на материальных - социальных ценностях, - мелькнула у меня мысль. Сколько лет прошло, а он всё не может расстаться со своею прошедшей земной жизнью. Прошлое словно держит его. Или он держит своё прошлое??? Не в этом ли разгадка его тайны и путь к его освобождению? А может, и моей тайны? Может, прошлое держит и меня? И мою волшебную силу?
   - Мартинк! Ступай, Мартинк! Возьми с собою Гави. Келлани проводит вас и всё покажет. Завтра у вас ответственный день. А сейчас нужно будет подготовиться - осмотрите помещение, почувствуйте его, приспособьтесь. Мартинк, ты же хочешь хорошо выступить?
   - Вообще-то, Дэннир, мне б, прежде всего, хотелось поговорить с тобою наедине, - сухо ответил Мартинк.
   - Разумеется, но чуть позже, хорошо? Не пришло ещё время разговоров. Разве ты не понял до сих пор, что разговоры только всё путают и мало что разъясняют? А? Сейчас путаница нам ни к чему. Согласись.
   Мартинк вздохнул и пошёл вслед за Келлани. Я - тоже. Лоттор снова обернулся к Дэнниру, и они заспорили с новой силой. Это я сама так почувствовала, что заспорили, хотя слов их, конечно же, не разобрала. Но их вид! Да уж... Маги, тоже мне!!! А спорят, как нормальные люди. Впрочем, нет! Что-то, всё-таки, в их споре было отличавшееся от обычных человеческих дискуссий. Стиль, наверно.
   Мы минули холл и вошли в глубинные коридоры замка. Лестница вверх, по кругу. Коридор. Ещё коридор. Ещё один. Ага, вот мы и пришли. Келлани открыла большую двойную дверь, и мы оказались в огромном зале, который, по желанию посетителей, мог быть и бальным, и концертным, и даже банкетным. В принципе, ничего сверхъестественного в этом зале не было. По крайней мере, внешне. Однако, когда я прикоснулась к клавишам рояля (а он стоял на самой обыкновенной сцене), то меня поразило абсолютно волшебное звучание, распространившееся по комнате. Чудеса магической акустики, не иначе. Звук был сказочно красив и насыщен. Похоже, что даже Мартинка он привёл в состояние, близкое к восхищению. Лицо его разгладилось, посветлело. Казалось, он был почти готов простить всех этих магов. Оптом и в розницу. За всё. Простить из-за этого удивительного звучания, видимо, напомнившего ему лучшие минуты его земной жизни.
   Когда мы начали петь, изумление наше возросло во много-много раз. Красота звучания наших голосов была настолько завораживающей, что мы, казалось, улетим, поплывём сами на волнах наших песен.
   - Слушай, Гави, вот это да... Ты сталкивалась с чем-то таким раньше?
   - Никогда.
   - Я - тоже. Вот это акустика!
   - Согласна, Мартинк, знаешь что? Давай не будем больше репетировать, чтобы не пресытиться этими звуками, хорошо?
   Мартинк полностью согласился со мной. Во время нашей репетиции Келлани ушла куда-то, и мы остались совсем одни. Так что теперь нам самим предстояло решить, что и как делать. Я предложила отправиться на прогулку по Замку. Обследовать чужие территории всегда было моим излюбленным занятием. А уж такие территории... Мартинк поначалу колебался, но я его потянула за собою решительной и быстрой рукой, чему он с радостью подчинился. Первым делом мы пробрались на крышу. Открывался превосходный вид во все стороны. Лес, поля вдалеке. Горы. С противоположной стороны - море (хотя, возможно, это большое озеро). Солнце уже встало (мои часы показывали 7 утра). Единственное, что я не могла понять - где мы территориально. В радиусе 5 или 6 часов полёта на воздушном шаре таких мест не достигнешь даже при самых благоприятных обстоятельствах. Так что я почти сразу отказалась от каких бы то ни было логических объяснений нашего местоположения. Раз мы здесь, значит здесь. И всё тут.
   Сам Замок оказался больше, чем показался ночью. Башенки, смотровые площадки, многочисленные лестницы, входы-выходы, - всё это предстало перед нами и манило к себе. Меня, во всяком случае.
   За одним из переходов открылся потрясающий зимний сад с бассейном по центру. Я попробовала парочку растущих там фруктов, несмотря на недовольство моим поведением, которое выказывал Мартинк. Странно, но он, похоже, тут всего боялся. Я же, напротив, чувствовала себя предельно комфортно, "по-свойски", так сказать. И следующим моим поползновением было обследовать замок изнутри, к чему я приступила мгновенно.
   Пока нам не встретилось ни одного человека. Спят, наверно, - подумала я. Но что самое удивительное: мне-то спать совершенно не хотелось! Совсем! Хотя обычно я бывала порядочной "соней". Ну и ладно, наверно это просто от новизны. Часто так бывает: "наешься" новой информации и спать не можешь. Хочется ходить, гулять, разговаривать.
   Нет, всё оказалось не так просто. Спускаясь с крыши, мы снова встретились с Келлани. Поделившись с нею своими переживаниями, я услышала в ответ, что здесь вообще никто не спит. Просто здесь нет такого.
   - Сон и явь, Гави, здесь пересекаются в одной точке. Здесь не нужно спать, чтоб видеть сны или чтоб потом быть бодрым. Здесь точка предельного бодрствования и осознания, что, в сущности, является предельной границей сна. Ведь так?
   - Ну, та-ак...
   Сказать, что я что-то поняла, было нельзя, но, по крайней мере, объяснение моему "несонному" состоянию было получено. И этого было достаточно на сейчас. К тому же, в отношении еды всё было в порядке: кушали тут как в нормальном человеческом обществе - довольно много, изысканно и разнообразно. Келлани как раз пришла за нами, чтобы пригласить на завтрак.
   Мы вошли в большую столовую комнату (в контексте такого Замка я бы даже сказала "трапезную"), где уже пребывало человек 50. Келлани привела нас к столу, где сидел Дэннир. Лоттор и Пип завтракали отдельно, в окружении двух дам и одного джентльмена, причём, как я успела заметить, дамы пытались заигрывать с Лоттором, Пип и другой джентльмен - с дамами, а сам Лоттор раздавал нейтрально покровительственные взгляды всем четверым.
   К нам больше никто не подсел. Так что Келлани, Дэннир, Мартинк и я могли не спеша и без помех обсуждать общие для нас вопросы, задачи и проблемы.
   - Знаешь, Гави, - сказал Дэннир, - я рад тебя видеть здесь. Рад, что ты уже готова быть здесь с нами.
   - Я тоже, Дэннир. Но почему ты сказал, что не знал о том, что я тебя искала?
   - Потому что не знал.
   - И не догадывался?
   - Догадки здесь вообще ни при чём. Пойми, ты и Мартинк - двое моих неправильных учеников. Да, абсолютно неправильных. Но вместе вы составляете ту силу, которая эту вашу взаимную неправильность сводит на нет. Больше учеников у меня не может быть. То, что я в своё время нашёл и выбрал Мартинка, было моей большой ошибкой. Потому что Мартинк отказался от меня.
   - Пожалуйста! - взмолился Мартинк, - перестань об этом, Дэннир!
   - А вот и не перестану. Расстанься, пожалуйста, со своей земной привычкой: со страхом называть вещи своими именами. Все вы этим грешите.
   - И Гави?
   - Гави в меньшей степени. Наверно поэтому она уже здесь (а ты ещё здесь, Мартинк). Но Гави пока не обладает волшебной силой. В этом и состоит её "неправильность".
   - Всё ещё не обладаю..., - расстроилась я. - А я-то думала...
   - Думать здесь вообще не надо, - фыркнул Дэннир. - Скорее надо чувствовать. А ты разве почувствовала что-то принципиально новое в себе?
   - Ну-у...
   - Вот именно.
   - Нет, есть кое-что: я во сне летать стала! - вспомнила я.
   - Да, это действительно "кое-что", Гави. Но сама понимаешь - этого мало. Хочешь подсказку? Это будет как вспышка молнии внутри тебя, когда волшебная сила вернётся. Всё изменится вокруг. Ты увидишь, что мир стал другим. Будешь замечать вещи, о которых раньше не подозревала. А с другой стороны, многие явления просто уйдут, уступив дорогу новому, магическому миру.
   - А на работу я ходить буду?
   Дэннир расхохотался во весь голос:
   - Какая же ты ещё маленькая! - сказал он.
   Я действительно вела себя как маленькая девочка, которая долго не видела своего любимого родственника. Я задавала невпопад вопросы, на которые Дэннир отвечал (или не отвечал) с мягкой улыбкой.
   - Ты здесь живёшь, Дэннир? В этом замке?
   - Вообще-то, сейчас ты тоже здесь живёшь, Гави.
   - Но я же ненадолго здесь!
   - А кто тебе сказал?
   - Просто обо мне дома беспокоиться будут, я не могу здесь надолго оставаться.
   - Тогда не останешься. Тебе решать. Воздушный шар привязан в парке.
   Я выяснила, что только на воздушном шаре можно попасть в этот Замок. Как же я не обратила внимание? Вокруг Замка ведь совсем нет дорог! Значит, только пешком, на шаре или... вертолёте! Правда, вертолётов я тоже не заметила. Граница сна... А всё-таки, что это значит?
   - Сама поймёшь, когда придёт время, - ответила Келлани. - Ты и сейчас смогла бы понять, если б позволила случиться этому. Правда, Дэннир?
   - Безусловно. Когда придёт время. Но Гави слишком умна, образованна и начитана. Поэтому время к ней никак не может прийти - оно застревает в извилинах её разума.
   Все рассмеялись, кроме нас с Мартинком. Мартинк, напротив, насупился и отвернулся. Похоже, дэннировкие слова задели его за живое. Ведь время к нему почему-то тоже никак не приходило...
   - Ого! Мартинк обиделся! - со своего стола заявил Лоттор, который, оказывается, слышал весь наш диалог. - Мартинк! Могу предложить свою помощь Хранителя!
   - Мартинк слишком обидчив, - добавил Пип. - Я мог бы поработать с ним в этом направлении. Обидчивые никогда не обретают свободу.
   - Зато ты свободен как никто и никогда! - огрызнулся в сторону Пипа Мартинк. - Жалкий подражатель всем и вся! Мелочный грубиян. Простонародный мешок с банальностями!
   - Мартинк! - раздался спокойный голос Дэннира. - Мартинк!
   Воцарилась тишина.
   - Мартинк! Концерт отменяется. Я не могу допустить его. Ты не готов. Ты подвёл и себя, и Гави.
   - Почему? - испуганно прошептал Мартинк. Он даже резко побледнел, буквально побелел за одну секунду.
   Вместо ответа Дэннир вышел из-за стола. Вслед за ним вышла и Келлани, бросив на меня растерянно-сожалеющий взгляд.
   Что же Мартинк наделал? Честно говоря, я не поняла смысла и тяжести его "преступления". Обычная перебранка. Лоттор с Пипом его сами спровоцировали. На месте Мартинка я бы так же среагировала! Или уже нет?
   Я была в тупике. Краешком глаза я смотрела на Мартинка, оцепенело водившего вилкой по тарелке с едой. Вид его был настолько ошарашенный, что я боялась прямо обратиться к нему, опасаясь за возможную негативную реакцию. Я тихонько продолжала завтракать, находясь скорее в недоуменном, чем в расстроенном или испуганном состоянии. Люди постепенно покидали обеденный зал, и, наконец, мы остались одни.
   - Мартинк, - позвала я. - Чего это они так на тебя?...
   - Ничего, - ответил он. - Это в их стиле. Да и я тоже идиот. Понимаешь, мне нельзя обижаться. Обиды тормозят путь к свободе. Если обижаешься - значит, к чему-то привязан, за что-то цепляешься... Мне это нельзя. Мне особенно нельзя. Больше, чем другим.
   - По-моему, эти два джентльмена тебя нарочно провоцировали.
   - Наверно. А я не сдержался. Это показало, что я ещё не готов к дальнейшему развитию.
   - Но ведь все люди разные, Мартинк! Кому-то наплевать, что о нём говорят, кому-то нет. Мне, например, не наплевать. Зачем позволять кому-то оскорбительно высказываться в твой адрес? Зачем сдерживаться?
   - Сдерживаться не надо. Надо не реагировать, не реагировать обидой. Наверно, можно реагировать, но как-то по-другому. А как - я пока не знаю. Они ведь не подсказывают! Ни Дэннир, ни Келлани... Теперь вот и концерт отменили...
   - В таком случае давай примем эту ситуацию как факт и пойдём петь сами для себя. Если они не хотят нас слушать, давай насладимся волшебной акустикой концертного зала.
   - Если зал будет открыт.
   - Пойдём.
   Я взяла Мартинка за руку и потянула к выходу. Он вяло плёлся вслед за мной, выражая полное безразличие. Я приблизительно помнила, где располагался концертный зал, к тому же, обладая хорошей пространственной интуицией, я рассчитывала его сразу же найти, несмотря на обилие всяких входов и выходов. Это удалось, и мы вошли внутрь, благо дверь была не заперта.
   Я села за рояль и взяла первые звуки. Ещё раз убедилась, что акустика в зале потрясающая. Решила пока что не петь, а просто поиграть. Так, поимпровизировать. Внезапно я почувствовала, что не могу не петь. И песня, которая звучала во мне и требовала выхода наружу, не была ни одной из тех, что мы учили с Мартинком. Похоже, я обрела свою песню. Там было всё: и слова, и мелодия, и аккомпанемент. Слова лились удивительно легко, без натуги и напряжения. Песня поднималась откуда-то из глубин моего существа, вырывалась наружу, а затем приятно обволакивала меня, заставляя вибрировать всё тело. Затем всё исчезло: зал, Мартинк, - всё погрузилось в полупрозрачную дымку. Остались только я, клавиши рояля и песня.
   Опять туман? Да, он был началом этой истории, и он снова вернулся... Но теперь этот туман не был холодным и неприветливым, заставляющим ёжиться и сжиматься. Теперь это был какой-то воздушный туман, если вы понимаете, о чём я говорю... Ароматный и тёплый туман.
   Я не помню, сколько времени я пела. Может, минут пять. Или полчаса. Песня постепенно пошла на убыль и закончилась.
   А я вздохнула и огляделась вокруг.
   Рядом со мной стоял Дэннир. Он улыбался.
   - Лучше, чем я думал, - сказал он. - Ты сумела-таки приманить песню. Умница. Ты отлично развиваешься, Гави.
   - Но я бы не смогла её повторить!
   - И не надо. Настоящие песни приходят и уходят, когда им вздумается. Иногда их удаётся поймать за хвост... Но они, честно говоря, не очень это любят. Главное, не делать из песен средство самолюбования. Они и отомстить могут. Пример - твой друг Мартинк. Кстати, где он?
   - Я не знаю. Он был со мной, когда я начинала петь, но потом пение так захватило меня, я так в него погрузилась, что упустила Мартинка из виду.
   - Вряд ли он далеко. Пойдём, Гави. Нам определённо есть о чём поговорить, ведь так?
  

Глава 10

ПРОЩАНИЕ С ЧУЖОЙ ЖИЗНЬЮ

  
   - Не волнуйся, - сказал Дэннир. - Твоя песня не пропала. Она теперь записана в узорах этих стен. Возможно, ты не видишь, но на стене образовался новый узор.
   Действительно, на стенах играли причудливые узоры, которые я сначала приняла за солнечные зайчики, хотя потом обратила внимание, что солнце в окна не светило...
   - Эти узоры - следы песен?
   - Да. Не только песен. Разговоров тоже. Здесь особое место. Здесь звук превращается в форму - видимую форму. И ты всегда можешь увидеть, какова форма твоей речи. Или пения. Поэтому я не допустил Мартинка до концерта. Он снова впал в обиду. А форма обиды, если её выразить словом - дисгармонична. Некрасива.
   - Представляю, что будет, - засмеялась я, - если сюда позвать нескольких некультурных тётечек или дядечек, которые через каждое слово говорят... ну, ты знаешь, какие слова!
   - Ничего не будет, - улыбнулся Дэннир. - Эти люди просто не смогут войти сюда. Не только в зал, но и в Замок. Их не выдержит воздушный шар.
   - Да уж...
   Я моментально вспомнила одного знакомого мужчину, который, похоже, не умел разговаривать, не снабжая свою речь "характерными" словечками. И представила его на воздушном шаре...
   - Значит, Дэннир, сочетания букв имеют такую огромную силу?
   - И да, и нет. В сочетаниях букв уже содержится большой смысл. Ведь не случайно слово получилось именно таким, а не иным. Но есть более значимые смысловые пласты. Прежде всего, это сердце говорящего. Когда ты говоришь, сердце посылает дополнительные сигналы, окрашивая энергию твоей речи в те или иные цвета и придавая ей ту или иную форму. Именно это ты видишь на стенах концертного зала. Кстати, зал полностью принял твою песню. Она теперь тут останется надолго. Её название... название... - "Сила во мне".
   - Да, я что-то действительно пела о силе, но уже почти ничего не помню. У меня часто бывает такое состояние, когда я играю на рояле, пою или пишу. Я потом не могу вспомнить, что именно я делала.
   - Это нормально. Твоя "головная" память не хочет помнить, что диктовало сердце. Развивай память сердца, и всё будет в порядке.
   - А волшебная сила связана как-то с памятью сердца?
   - Вообще-то напрямую. И не только с сердцем. Главное, что волшебство меньше всего связано с головою.
   - Значит, голова вообще не нужна?
   - Я тебе такого не говорил, - удивлённо поднял брови Дэннир. - С чего ты взяла это? Просто голова должна занимать своё место в жизни человека, и не самое важное.
   - Объясни.
   - Не могу. Объяснения - это обращения к голове. Они что-то дадут твоей голове и всё. Но сущности вещей ты не постигнешь. Человек считает, что можно всё объяснить. В этом, кстати, слабость науки. Объяснения. Доказательства. Доказательства - ещё хуже. Переливание из пустого в порожнее. Ты изучала когда-нибудь формальную логику?
   - Нет.
   - А ты изучи. Один из способов построения доказательств. Полезная игрушка. Кстати, основанная на предполагаемой истинности исходных тезисов, якобы уже доказанных...
   - Но ведь есть действительно истинные доказанные тезисы, разве не так?
   - Есть. Но только в определённой системе координат. А ты уверена, что данная система координат тебе нужна? Что не нужно перейти к другой системе? Ты никогда не думала, что у нас есть великий выбор? Просто никто не хочет выбирать. То ли боится, то ли ум мешает. Закоснел, потому что. Да и мало того, что закоснел - ещё и командовать намеревается. Как старый дед-самодур. Говорят, "выжил из ума". Нет. Ум-то как раз на месте. А вот из всего другого точно выжил. Х-ха!
   - А я слышала, что "ум" - это хорошо, а "рассудок" - плохо...
   - Ну вот, опять ты за своё - хорошо... плохо... Всё хорошо, когда вовремя, и плохо, когда не вовремя. Хорошо, когда... Стоп! Опять ты хочешь заманить меня в ловушку. Требуешь объяснений. Не всё объяснимо. Что-то надо почувствовать, что-то сделать, чему-то открыться, от чего-то закрыться... Неужели ты думала, что мы настолько все вредные и противные, что специально скрывали от тебя истину? И я, и Лоттор, и Келлани? Просто то, что ты должна впустить в себя и в свою жизнь - это уже не мысли, не доказательства, не объяснения, а нечто большее, чему, возможно, и слова-то нет...
   В ответ я начала рассказывать Дэнниру о некоторых ситуациях в своей жизни, когда происходило что-то такое, чему я не могла подобрать слова. Несмотря на мою речевую развитость, бывали моменты, когда я не могла описать, что творилось со мною. Чаще всего, это бывали моменты из снов. Проснувшись, я пыталась рассказать или записать свой сон, но терпела полную неудачу. У меня НЕ БЫЛО СЛОВ для этого!
   - Правильно, - ответил Дэннир, - потому что твои слова были предназначены только для построения объяснений или доказательств. А во снах ты уже начала видеть то, что не могло быть объяснено. Поэтому слова не слушались тебя. Но скоро ты научишь слова быть твоими союзниками везде. Ты сможешь говорить или петь словами силы, а не словами объяснений. "Сила во мне" - вот твоя песня. Ты её уже спела, помнишь?
   - Как бы я хотела получить её запись! - сказала я.
   - Она уже записана, - улыбнулся Дэннир.
   - И я могу её прослушать?
   - Ну не совсем... Когда научишься слышать энергетические формы - то да. Я же услышал твою песню, хотя был далеко, когда ты пела. А если ты спрашиваешь - записана ли она на диктофон и можно ли её передать по радио или где ещё - то нет. Конечно же, нет. Знаешь, пойдём на природу. Всё-таки в замке душновато.
   Мы вышли на свежий воздух, и Дэннир мне долго рассказывал удивительные вещи о том, что каждое наше слово, возглас или движение оставляет характерную форму в пространстве. Просто мы их не видим, потому что они ослаблены на Земле. Здесь, в Замке (он называл это место "Замок" или "Территория Замка") всё по-другому. Здесь нет смысла ослаблять концентрацию форм, потому что разрушительных форм тут нет. Здесь никто никого не проклинает и никто не сквернословит. Поэтому формы тут пребывают свободно.
   - Сейчас многие сквернословят, - сказала я.
   - Сами по себе слова мало что значат, - сказал Дэннир. - Вот, слушай.
   Он произнёс фразу, полную "непечатной" лексики. Я засмеялась.
   - Почувствовала разницу, - спросил Дэннир?
   - Вроде да. Ты говорил просто... забавно!
   - Конечно. Потому что эти слова были всего лишь суммой звуков, снабжённых совершенно иной энергией сердца. Ну ладно, о чём ещё хочешь спросить?
   - Уран...
   - Что Уран?
   - Столько всего приключилось, что я просто забыла про него. Последний раз я оставила его в машине Лоттора...
   - Не волнуйся, Уран - не обычный кот. Он не пропадёт. Иногда мне кажется, что он и не кот вовсе, а кто-то из древних магов, выбравший ради развлечения кошачью форму. Но это я, скорее всего, фантазирую. Уран сам находит себе покровителя (я не говорю - "хозяина", потому что это не так).
   - И он выбрал меня?
   - Отчасти да. Но он ни к кому не привязан. Ты это имей в виду.
   - Он не здесь?
   - Не знаю.
   Мы вышли за пределы ворот Замка. Здесь я ещё не бывала. Мы попали в объятия совершенно нетронутой природы. Даже ни одной тропинки не было видно. Камни, зелень, деревья. Всё очень красивое и очень свежее. Дэннир объяснил, что дорог здесь почти нет, потому что только в обычном мире любят торные тропы, а здесь они не нужны. Здесь нельзя заблудиться или потеряться. И для воздушных шаров не нужны дороги.
   Мы дошли до озера. Я посетовала, что ничего не взяла с собой для купания, но Дэннир сказал, что лучше купаться в море, которое совсем рядом. Если мне хочется, можем дойти и до него. Там мы обязательно найдём что-нибудь для купания, потому что на берегу стоит отличный купальный домик.
   Мы, гуляючи, направились к морю. Путь предстоял недлинный, поэтому мы решили растянуть удовольствие и насладиться запахами цветов и пением птиц по дороге.
   Почувствовав чьи-то шаги позади, я обернулась. Нас догонял Лоттор. Одет он был, как обычно, в элегантнейший летний костюм. На голове его красовалась такая же элегантная летняя шляпа.
   - К морю собрались? - поприветствовал нас он.
   - Да, - вместе ответили мы с Дэнниром.
   - Тогда я с вами, если не будет возражений.
   - Не будет, - сказала я. - А Орлиден где?
   - Не знаю, - пожал плечами Лоттор. - А он тебе нужен?
   - Нет, просто он же твой паж. Вроде как пажи повсюду сопровождают своих господ. Как же ты не знаешь, где он?
   - Ну и сказанула, - засмеялся Лоттор. - Это он должен знать, где я! А мне-то зачем забивать свою голову и следить за ним? Я ему дал много денег. Наверно, он их где-то тратит. Когда потратит - объявится, не беспокойся.
   - Странное отношение графа к своим слугам, - пожала я плечами от удивления и недоверия.
   - Ну, в чём-то ты права, согласен. Но здесь-то я не граф. Тут у меня другая роль. Здесь я маг. Также как и Дэннир. Также, как и ты, кстати!
   - Спасибо за комплимент, Лоттор, - засмеялась я.
   - Никакой это не комплимент. Это то, что есть. Правда, Дэннир?
   Дэннир согласился. Действительно, в Замке и окрестностях могли находиться только те, у кого было чётко представлено магическое начало в существе. Далеко не обязательно это должен быть могучий волшебник, нет. Достаточно магической искорки в человеке или животном... Да, и в животном тоже. Ведь не все животные одинаковые. Есть даже очень, даже очень магические!
   Значит, можно и Урана ожидать!
   Вот и море. Ясное, чистое. Мы подошли к нему со стороны невысокого утёса, с которого открывался чудесный вид. С одной стороны - море, с другой - лес, за которым виднеются шпили Замка. Прямо какое-то романическое средневековое очарование!
   Видна дорожка, бегущая вниз с утёса. Ага! Дорожка! Как интересно! Всё-таки дорожки тут имеются...
   Я направилась вниз к морю. Дэннир с Лоттором остались наверху.
   - Иди сама, - крикнул Дэннир, когда я повернулась, чтобы позвать мужчин. - Мы тут побудем.
   - Хорошо, но я не уверена, что скоро!
   - Располагай временем, как хочешь, - крикнул он в ответ.
   Я дошла до песчаного пляжа. Запах моря освежающим потоком проник в мои лёгкие, и я несколько раз глубоко и с удовольствием вдохнула воздух. Захотелось потянуться и размять косточки.
   Ага, вот и пляжный домик. Ой! Вылитый "домик у моря"... тот, в котором я гостила, будучи девочкой, в летние месяцы...
   Наверно, "типовая постройка", - решила я. Хотя говорить о "типовой постройке" в этом самом месте? Там, где красуется Замок, в который можно попасть только на воздушном шаре? Не может быть...
   Ладно, разведаем. Я уже поняла, что ничему не надо удивляться, когда имеешь дело с миром магии. Домик - значит, домик. Будем считать, что его просто "перенесли" сюда, в этот мир.
   Я осторожно открыла дверь и вошла в дом. Интересно... Та же веранда, та же дверь по центру, ведущая вглубь дома. Я открыла центральную дверь и пробралась во внутреннюю комнату.
   Ага! Те же окна по правую руку. Вот только мебель... Мебель вроде бы другая. И занавесок таких не помню. Очень яркие и праздничные. А там другие были занавески. Не помню какие, но точно не эти. Я б такие не забыла. И стол красивый. Хотя тот стол тоже испарился из памяти... Может, стол был таким же. Не помню.
   Я подошла ближе к столу. На столе лежала книга "Приключения Золотого Дракона" - любимая моя книжка детства. Я ею зачитывалась, я помнила наизусть многие фрагменты, мне так нравилась главная героиня! Тогда я впервые посмотрела на себя со стороны, и огорчённо поняла, что я не такая, как она... У меня не было чёрных волнистых волос и тёмно-карих глаз, как у неё. И я... уже переросла её! Мой рост в то время был намного больше... Я места себе не находила. Ну ладно, волосы можно будет покрасить и завить, как только немного подрасту. А что делать с глазами? С ростом? Белобрысая дылда, вот кто я! Почему всё так несправедливо в этой жизни???
   Моё сердце забилось сильнее, когда я взяла книгу в руки. Издание времён моего детства, хотя книжка совершенно новая. Наверно, её не слишком часто раскрывали. Я полистала страницы. Да, вот она Принцесса Розалита! Красавица! Не то, что некоторые тут...
   Воспоминания детства до краёв заполнили пространство. Я снова маленькая. Я снова читаю книгу. Ну почему всё так несправедливо в этом мире??? Почему я не принцесса? Почему кто-то рождается принцессой, а ты - нет?
   Родители не сумели дать сносный ответ на вопрос о моём происхождении. В родословной принцы не значились. Тогда я стала верить, что кто-то из моих предков незаконнорожденный принц, которого не признало общество. Это меня не слишком, но успокоило.
   Почему же я волнуюсь сейчас?
   Бросив быстрый взгляд на висевшее рядом зеркало, я даже вздрогнула. Лицо взрослой Гави меня ошеломило. Похоже, я зашла столь глубоко в свои воспоминания, что не удивилась бы, если б увидела в отражении свою детскую мордочку.
   Ух... Книжка... Куда ты меня завела? Спокойно. Спокойно.
   Я продолжила листать страницы, внимательно всматриваясь в прекрасные иллюстрации. Как я хотела иметь эту книжку в своей библиотеке! Но в те годы, когда я была маленькая, с книгами была проблема (впрочем, как с многими другими вещами). Было трудно пойти в магазин и просто купить книгу. Или заказать по Интернету (Интернета ещё в природе тогда не было). Тогда был дефицит на книги. И "Золотого Дракона" я могла читать только на каникулах, когда приезжала на море и брала эту книжку у родственников.
   Потом родственники переехали в другой город, домик продали и сломали, а книжка исчезла во времени. Может быть, её увезли родственники с собой, может быть, оставили кому-то на память. Не знаю. Во всяком случае, больше я эту книжку не видела.
   Потом появились другие книжки, другие увлечения, другие примеры для подражания. Я бы не вспомнила об этой книге, если бы не встретила её так неожиданно в такой неожиданной обстановке.
   Сердце моё глухо колотилось. Что-то странное происходило внутри. Казалось, я готова была расколоться на части, треснуть по швам.
   Странно... Из-за книжки? Ну неужели действительно из-за книжки??? Взять, что ли, её с собой? Или она чья-то?
   Я вышла из дома. Купаться что-то расхотелось. Даже как-то зябко стало. Книжку я держала в руке.
   Дэннир сидел в пляжном кресле и созерцал море. Видимо, он уже заждался меня и решил спуститься ко мне поближе.
   Увидев меня, он помахал рукой:
   - Эй, Гави! Иди сюда!
   Я пошла к нему.
   - Садись. Смотрю, решила заняться чтением вместо купания?
   - Нет. Просто знакомая книжка.
   - "Просто знакомая книжка", - задумчиво повторил он. - "Просто знакомая книжка"... которую ты держишь как святыню.
   Он взял книгу, повертел её в руках и равнодушно отдал мне.
   - Н-да... - задумчиво сказал Дэннир. - ... которую ты держишь как святыню.
   - Нет. Я очень любила её, когда была маленькая. Но у меня не было такой своей...
   - Хочешь забрать себе? Ну и бери. Здесь такое никто не читает.
   - Да? Но книжку ведь кто-то оставил!
   - Оставил. Вряд ли она сама материализовалась, хотя и такое возможно... Но "оставил" и "читает" - разные вещи. Может, её тут оставили специально для тебя?
   - Для меня? Зачем?
   - Я не знаю. Чтоб ты нашла её и забрала себе, например.
   - Спасибо, - сказала я, прижимая книгу.
   - Да не за что, - усмехнулся Дэннир. - Ты лучше расскажи, что почувствовала, когда увидела эту книгу нынче.
   Я рассказала, постоянно сбиваясь на эмоции и воспоминания детства. Дэннир сначала слушал меня серьёзно, а потом лицо его начало светлеть в солнечной улыбке. Всё шире и шире. Пока он, наконец, не воскликнул в восторге:
   - Есть! Это оно! Это оно! Ты нашла конец нитки, за которую можно потянуть! Гави, отключи разум и почувствуй! Что ты чувствуешь?
   - Тряску во всём теле.
   - Отлично! Но я не вижу этой тряски!
   - Она же внутри!
   - Так пусть будет снаружи! Представь, что ты гора, содрогающаяся от извержения вулкана. Ну?...
   - Я бы впрямь превратилась в вулкан, если б смогла!
   Что же, вулкан во мне действительно начал работать. Сначала я затопала ногами, потом затрясла головой, затем задёргала плечами, руками, всем телом. И, наконец, издала громкий победный клич, которому позавидовали бы самые воинственные индейцы.
   Я была в экстазе. Я не контролировала себя в эту минуту. Помню лишь, что отшвырнула в сторону томик "Золотого Дракона", однако не заметила, куда он улетел.
   Успокоившись, я почувствовала себя намного лучше. В теле бушевал жар, и я снова захотела искупаться. Щёки пылали, а сердце успокоилось.
   - Класс! Красотища! - выдохнула я. - Значит, я - вулкан.
   - Да, похоже, - удовлетворённо сказал Дэннир. - Тебе идёт быть вулканом. Хотя я ни разу не слышал, чтобы вулкан завидовал, что он не Принцесса Розалита...
   - Но я...
   - Уверен, что больше не завидуешь. Ты выбросила эту книжку.
   - Да... Точно... Я помню, что она отлетела на несколько метров. Надо найти её.
   - Найди.
   Книга лежала, раскрытая и зарытая слегка в песок от сильного удара. Я подняла и отряхнула её. Принесла назад. Дала Дэнниру.
   - Помялась..., - сказала я.
   - Не так уж сильно, - ответил Дэннир. - Читать можно. И Розалита, уверен, не обиделась.
   - Да чего ей обижаться, - засмеялась я. - Я и так ей полжизни отдала. Это я обижаться должна, а не она!
   - Спокойно, девочки, не ссорьтесь, не ссорьтесь! - Дэннир скроил умилительную физиономию. - Я считаю, что вам давно следует занять свои места в Мироздании, не путаясь друг у друга под ногами. Уже время обеда, Гави. Если хочешь, искупайся, и пошли назад в Замок.
   - Хорошо, я только отнесу книгу и переоденусь.
   Я положила книгу туда, откуда взяла. Я чувствовала, что произошло что-то важное, но ум мой ещё не понимал, - что именно.
   Надо раздобыть подходящий купальный костюм, - решила я. Дэннир говорил, что они тут имеются. Я зашла в соседнюю комнату, скорее напоминающую пляжный магазин. На полках аккуратно лежали новенькие полотенца, купальные костюмы, купальные шапочки, надувные мячи, ласты и ещё куча всякого нужного и ненужного товара. Купальники были спрятаны в пакеты, на каждом из которых было написано - "вещь новая: если понравится - берите с собой". Значит, возьму, - решила я. Купальник красивый, всегда такой хотела иметь.
   Я искупалась. С наслаждением поплавала в приятных морских волнах. Всё это время Дэннир продолжал созерцать море.
   Переодевшись, я подошла к Дэнниру.
   - Вот, - сказала я. - Вместо книги заимела купальник.
   - Тоже неплохо, - ответил он. - Купальник так купальник. Ну, пойдём. Нас уже ждут, наверно.
   - А Лоттор? - спросила я.
   - Ага, вспомнила! Он пошёл по своим делам. Тебе привет передал и всяческие пожелания удачи.
   - Удачи?
   - Ну да. Ты же подошла к рубежу. Он ведь Хранитель Времени. Он такие вещи чувствует.
   - Да уж... Я почувствовала, что было что-то важное, но ещё не уразумела, что именно.
   - Значит, самое время уразуметь. Тогда к тебе и начёт возвращаться волшебная сила. Всё должно соединиться воедино - чувства, разум и действия, прошлое, настоящее и будущее, воспоминания и намерения...
   - Объясни.
   - Нет, объяснять не стану. Но дам тебе понять...
   И он действительно в тот день дал мне понять, что книга, с которой я сегодня рассталась, была важным символом того, как я выбросила свою волшебную силу. Я перестала жить своей жизнью. Я стала подражать кому-то другому, пытаясь напялить на себя чужую жизнь и чужую сущность. И мне это удалось. Я стала кем-то другим, и перестала быть собой. Я выбросила из своей жизни своё существо, в котором скрывалась волшебная сила.
   - Волшебник, - сказал Дэннир, - может существовать, только если он есть. Если, вместо собственной сущности, он поселяет в себя сущность чуждую, - он автоматически теряет свою волшебную силу. Она слишком деликатная субстанция, чтобы выносить наличие "паразитов" и "вирусов". А чужая сущность - и есть такого рода "паразит". Ты поселила в себя кучу "сущностей", которые не только стали питаться твоей жизненной энергией, но и конфликтовать между собой. Отсюда твои страхи и депрессии, моральные тяготы и усталость. Сущность "Розалиты", "Литарозы", "Розы-Мимозы"... Ты же их уйму насобирала, разве не так? А потом ты стала реагировать на весь мир, будто ты - это не ты, а кто-то совершенно чужой.
   Да, всё было именно так. Я жила чужой жизнью. Я опиралась на чужие ценности, чужие желания и чужие вкусы, считая их своими. Я пыталась настроить свою жизнь в соответствии с чужими требованиями. И я сумела это! Ведь среди знакомых я считалась весьма успешной личностью.
   - Успешной! - засмеялся Дэннир. - Вот незадача! Я, оказывается, - пастух "звёзд". Не хватало мне, чтоб ты стала такой же успешной, как Мартинк. Тогда я сразу же уйду на пенсию в далёкую галактику и разбирайтесь сами со своей "звёздностью".
   Мы уже почти дошли до входа в ворота Замка, когда я заметила Мартинка, сидевшего на поляне. Сидел он то ли на каком-то бревне, то ли на коряге, всем видом показывая непричастность к чему бы то ни было. На коленях у него шевелилось что-то рыжее. Скорее всего, это были очертания рыжего кота.
   - Мартинк! - крикнула я, подбегая к нему. - Ты как?
   - Вот, кота глажу, не видишь?
   - Вижу, конечно. И могу с уверенность сказать, что это - Уран.
   - Да, и он сам пришёл ко мне. Ты, смотрю, забрала Дэннира, а мне хоть Уран достался...
   - Я??? Забрала??? Мартинк, ну что ты говоришь такое! Будто Дэннир - ложка или табуретка. Забрала...
   - Это он так дуется, Гави, - сказал подошедший к нам Дэннир. - Ты что, никогда не видела, как Мартинк дуется?
   - Не-а, - улыбнулась я.
   - Значит, смотри и наслаждайся. Мартинк умеет дуться!
   Я искренне хотела успокоить Мартинка, потому что понимала его состояние и его обиду, но не знала, с чего начать. Да и вообще вряд ли стоило начинать сейчас... в таком состоянии люди не часто идут на контакт. Я сама была, если честно, любительницей пообижаться и прекрасно знала, что должно пройти время перед тем, как человек сам захочет отставить прочь свою обиду. Сейчас - не время.
   Но Дэннир, похоже, думал по-другому. Он сел рядом с Мартинком на землю и начал пристально глядеть на него снизу вверх. Мартинк чуть отвернулся. Дэннир игриво повёл бровями.
   - Мартинк, а ведь Гави права. Ты действительно использовал меня как табуретку. Сидел на мне, отбрасывал, если я был не нужен. Но Гави меня не забирала. Табуретка - она о четырёх ногах. Иногда табуретка сама может уйти от хозяина.
   Мартинк молчал. Дэннир повернулся ко мне:
   - Вот тебе и иллюстрация. Типичный "успешный". "Звезда". Знаешь, Гави, пока Мартинк изображает памятник самому себе, я тебе прочитаю небольшую лекцию. В жизни человека может быть два типа испытаний - беды и искушения. И я не знаю, что сложнее преодолеть. Людям кажется, что беды хуже. Я сюда отношу как мелкие проблемы, так и крупные неприятности. Однако беды - достаточно лёгкий путь почувствовать истинную энергию жизни. Если ты выжил в авиакатастрофе - вряд ли ты потом будешь волноваться перед публичным выступлением в местном сельском клубе... Люди, прошедшие сквозь серьёзные жизненные переделки, в целом, начинают масштабнее мыслить. Тут только два пути - либо сразу сломаться - либо стать неуязвимым. А вот искушения... Тут куда больше опасностей. Хотя искушение - такое же испытание для твоего духа. Искушение богатством, славой, любовью, популярностью, властью, много чем ещё... Да... Принять искушение и не стать его рабом - самое трудное дело. Я мало кого знаю, кто справился. Лоттор - один из них, из тех, кто справился. Поэтому они такие антиподы с Мартинком. И друг друга терпеть не могут. Х-ха.
   - Да, я слышала, что Лоттор - граф. У него было имя, состояние.
   - Было. И он стал от этого всего независим. Лоттор уникален тем, что он не потерял своё состояние. Я могу привести массу примеров, когда богатый или знатный человек становился на путь мага после катастрофы со своим состоянием. Имел - потом потерял - потом нашёл новый смысл жизни в духовных практиках. Лоттор в этом смысле один из уникумов. Он ничего не терял. Просто почувствовал бессмысленность того, что имел. И всё.
   - Да, - удивилась я. - Это действительно здорово.
   - А Мартинк был захвачен искушением славы и известности. Вот и всё. Хорошо, что умер своевременно. Хоть это его отрезвило маленько. Маленько. Не полностью, как видишь.
   - Моя смерть и стала самым моим большим испытанием, - проворчал Мартинк. - По-моему, об искушениях на мой счёт говорить поздновато. Уж куча лет прошла с тех пор. Все мои поклонники, поди, поумирали. Одного не пойму - почему никто из них не принял такую же форму, как я. Мне веселее было бы.
   - Да уж. Бедный грустный Мартинк! - Дэннир картинно развёл руками. - Самое время окружить тебя призраками твоих умерших поклонников. Чтобы вы навсегда, подчёркиваю, НАВСЕГДА, застряли в этом промежуточном состоянии. Да. Верно. Гави тебя переросла в нравственном отношении.
   - А я и не спорю. Ты с самого начала делал на неё ставку. А я так, подножка... или подложка...
   Мартинк замолчал и уткнулся лицом в пушистую шерсть Урана. Кот утробно мурлыкал, периодически потягиваясь и заново сворачиваясь в клубок.
   - Знаешь, Мартинк, мне кажется, что Уран приходит к тем, кому нужна поддержка, - вдруг сказала я. - Не исключено, что своими "мурками" он нам какую-то информацию передаёт.
   Мартинк не ответил. Дэннир посидел ещё минуту и затем резко направился в ворота Замка. Обернувшись ко мне, он пожал плечами и кивнул головой в сторону Замка. Дескать - теперь решай сама: можешь идти со мной, можешь утешать своего друга.
  

Глава 11

ДВИЖЕНИЕ НАД ПОТОКОМ СОБЫТИЙ

  
   Я выбрала остаться с Мартинком.
   - Подвинься, - сказала я ему. - Хочу рядом с тобою сесть на это брёвнышко.
   - Садись, - равнодушно произнёс он. - Место есть.
   Я села рядом с ним.
   Посидели.
   Разговор не клеился. Да уж, Мартинк умел дуться...
   - Мартинк, а отчего ты умер? - вдруг спросила я.
   - Ты что, мою биографию не читала?
   - Читала, но без подробностей. Знаю, что жил ты в первой половине 20 века и умер где-то в начале 60-х... или 50-х... То, что мне нравится твоя музыка - не значит, что я должна влезать в подробности твоей жизни.
   - А сейчас влезаешь.
   - Сейчас я знакома с тобою лично. Это совсем другое дело.
   - Хочешь сказать, что никогда не собирала фотографии актёров и рок-звёзд?
   - А зачем? У меня отсутствует "ген поклонения" кому бы то ни было. И вообще: у меня и своих фотографий предостаточно.
   - Странная ты. Хотя мне нравишься. У меня было нездоровое сердце.
   - Сердце?
   - Да, это ответ на твой вопрос. Почему я умер.
   - Ясно... И ведь ты был старше, чем сейчас выглядишь.
   - Да. Но это мой, так сказать, бонус... Я получил право выбрать свой облик. Так что я такой, каким решил быть - не слишком юный, но и не старый. И вот уже последние 50 лет я не меняюсь.
   - И если мы не выполним свою задачу, то лет через 20 я буду всем представляться как твоя старенькая мамочка!
   - Это было бы замечательно, - усмехнулся Мартинк.
   Здорово, у него улучшилось настроение! Я рада. Уран продолжал лежать на коленях у Мартинка, всё так же громко мурлыча. Откуда же он тут взялся? Я спросила об этом у Мартинка, но он не знал.
   - Просто подошёл ко мне и всё. Я знаю, он кот особый, но раньше с ним я не общался так близко. Я и не знал, что он ко мне благоволит.
   - Волшебный кот, - сказала я, почесав Урана за ухом.
   Кот в ответ потянулся и лизнул мне руку.
   - Ты купалась? - спросил Мартинк.
   - Да. Вот, купальник приобрела.
   - Здорово. Я знаю, что где-то вниз по дороге есть пляж, но сам там ещё не бывал. Или не помню, что бывал?.. Проводишь как-нибудь?
   Как-нибудь... Будто я знаю, сколько у меня осталось времени! Я не распоряжаюсь тутошним временем. Место необычное, странное. Я тут не хозяйка. Сейчас выйдет Келлани... или Лоттор, к примеру... - и всё! Гави! Поехали! Пора домой!
   Ага! Угадала: из ворот действительно вышла Келлани в сопровождении какой-то женщины. Увидев нас, они приветливо помахали нам рукой. Я помахала в ответ.
   - Гави, - крикнула Келлани. - Время обеда! Почему Дэннир тебя не привел с собой?
   Я подошла к ней поближе, чтобы не кричать.
   - Просто я с Мартинком общаюсь. Поэтому задержалась. Но пообедать не откажусь!
   Я позвала Мартинка, который лениво встал со своей коряги, продолжая держать в объятиях кота.
   - Пойдём. Нечего тут сидеть. Если ты сам кушать не хочешь, то покорми, хотя бы, Урана!
   Келлани улыбнулась.
   - Отличная мысль, - сказала она. - Мартинк, Мартинк, да не кисни ты так! Всё идёт по плану. Твои шансы не уменьшились после твоей выходки. Тебя просто дразнят. Зачем же ты поддаёшься? Не забывай: ты же маг!
   - Мёртвый маг, - процедил сквозь зубы Мартинк.
   - Живой или мёртвый - какая разница? Здесь нет никакой разницы! Разве ты не помнишь одно из главных правил - маг движется над потоком событий!
   - Ну, помню, - пробурчал Мартинк. - Только одной памяти мало. Сделать-то гораздо сложнее.
   Келлани и её спутница переглянулись и рассмеялись. Я же, в свою очередь, заметила, что ни разу не слышала о данном правиле и просила о нем рассказать. Келлани согласилась, с тем лишь условием, что я сначала пойду и пообедаю.
   Я запротестовала.
   - Может, расскажешь сначала?
   На это Келлани ответила, что второе правило - своевременность.
   - Пусть будет всё в своё время, - улыбнулась Келлани. - Люди не чувствуют время, поэтому либо спешат, либо застаиваются. А чаще всего - и то, и другое одновременно. В результате они вообще теряют время. Но не в том смысле, как ты привыкла знать. Потеря времени - это неспособность ощущать его. Неспособность владеть им. Неспособность быть с ним воедино. Потеря времени - это когда человек лишается своего времени, и все вещи происходят с ним по воле других людей или слепого случая. Приходится долго трудиться, чтоб вернуть себе своевременность - своё время... собственное!
   - А у меня оно есть? - спросила я.
   - Есть, но недоразвитое. Есть, потому что ты в Замке. Недоразвитое - потому что ты болтаешь со мною, вместо того, чтобы идти обедать.
   Я рассмеялась и пошла в столовую замка. Келлани, вдогонку мне, пообещала, что будет гулять на берегу моря, и я её легко смогу найти.
   Мартинк побрёл вслед за мной. Урана он опустил на землю, и кот неторопливо пошёл с ним рядом, величественно покачивая пушистым хвостом.
   В столовой было очень мало народу по сравнению с предыдущими трапезами. Так, человек 15. Я поискала глазами Дэннира, но ни его, никого другого из знакомых мне людей я не заметила.
   Молоденький официант буквально подбежал к нашему с Мартинком столу.
   - Что желаете? - высоким поставленным голосом нараспев произнёс он. - Есть замечательные овощные котлеты, медовый напиток, суп вот этот очень вкусный... - он указал пальцем на строчку в меню. - А коту что заказывать будете?
   - Бог ты мой! Орлиден! - ахнула я, узнав официанта. - Теперь ты тут официантом работаешь?
   - За это неплохо платят, - широко улыбнулся он.
   - А господин Лоттор? Не возражает?
   - Не знаю, - пожал плечами Орлиден. - Он не видел ещё меня в этой роли...
   - Но он же здесь!
   - Я знаю. Но это только мой первый выход. Он уже пообедал, когда я приступил к работе... Ну ладно, - приосанился Орлиден. - что заказывать-то будете?
   Мы сделали заказ, и Орлиден с быстротой молнии выполнил его. Роскошный поднос, который он водрузил на стол, содержал также маленький подносик, попроще. Этот микро-поднос с двумя мисочками он поставил на пол. Коту.
   Уран принялся за угощение. Мы с Мартинком тоже.
   Я действительно проголодалась, хотя поняла это только сейчас. Увлечённая информацией, полученной от Дэннира и Келлани, а также под воздействием происшествия на пляже, я совсем забыла о еде. Теперь же я с удовольствием её поглощала, не желая больше ни о чём думать, кроме как о процессе приёма пищи.
   Мартинк ел с меньшей охотой, изредка бросая короткие взгляды в мою сторону. На лице его было написано утомление.
   Пообедав, мы поблагодарили Орлидена за заботу и снова отправились на природу.
   - Странно, - сказала я то ли Мартинку, то ли сама себе, - всё здесь складывается в какой-то причудливый узор. Вот и Орлиден возник в виде официанта. И Уран снова с нами. Не жизнь прямо, а симфония с кучей лейтмотивов!
   - А это и есть не-жизнь, - ответил Мартинк. - Кто тебе сказал, что мир, в котором мы оказались - реальность? Симфония - не симфония, но что это иллюзия - наверняка. Не исключено, что ты просто спишь.
   - В таком случае, это неплохой сон, - согласилась я. - Но вот насчёт времени... Знаешь, раньше я никогда не думала о времени в таком неожиданном ключе.
   - Я тоже.
   - Для меня время было... ну... просто часами, которые на руке носишь или на стене видишь... Минуты там, секунды... Опоздаешь - не опоздаешь... Вот это и было временем для меня. А сейчас я начала понимать, что время намного сложнее, чем я думала. Это что-то живое, дышащее... Ты это не видишь, но можешь этим управлять. Как Келлани сказала? Своё время. А помнишь, как Дэннир что-то говорил утром о том, будто время не может прийти ко мне, так как застревает в извилинах моего разума?
   - Да. Помню. Он и мне говорил об этом неоднократно. И ещё говорил мне, что я безнадёжно упустил своё время при жизни. Поэтому и должен сейчас отдуваться...
   - Но ведь не всё потеряно! Я, например, нашла ниточки, за которые могу притянуть свою волшебную силу. Значит, и ты можешь выполнить свою нынешнюю задачу! Я думаю, они не стали бы здесь держать тебя, если б всё было безнадёжно.
   - Кто их знает? Они для меня - загадка. Не исключено, что я для них - "подопытный кролик". Вот они и терпят меня поэтому. Кто их знает? А, может быть, я лишь твоя "пища"...
   - Кто???
   - Пища. Меня используют, чтобы ты легче прошла свой путь. А потом уберут за ненадобностью.
   Мартинк вздохнул и отвернулся. У меня тоже, честно говоря, вдруг подпортилось настроение. Состояние Мартинка не лучшим образом на меня действовало. Что, если это правда так? Мартинк будет принесён мне в жертву? Понятно, что он не живой в прямом смысле этого слова, но ведь не для меня же! Для меня он - такой же человек, как и все. Более того, он мой близкий друг, с которым мне хорошо и комфортно.
   - Я тоже ничего не понимаю, Гави. Дэннир послал меня к тебе с поручением помочь. Он сказал, что ты запуталась и нуждаешься в поддержке. Да, ты знаешь, я поспешил и встретился с тобой чуть раньше. Но он уже наделил меня силой общаться с тобой так, чтоб ты меня видела, слышала и чувствовала, как живого человека. Я был беспредельно счастлив, так как ужасно соскучился по общению с обычными людьми.
   - Я помню, ты был очень рад мне.
   - Конечно. Ведь ты очень любила мою музыку, часто пела мои песни. А все они, все эти маги... Да, я общался с ними, но им, по сути, не было до меня никакого дела. С ними я чувствовал себя неполноценным по всем параметрам.
   - Даже с Келлани?
   - Да с нею - в первую очередь! Она совершенна. С такой невозможно быть нормальным... Хотя и злиться на неё я никогда не мог. Но она... она как мамочка для малыша - существо вне сравнений и критики. К тому же она ко мне всегда была добра.
   - А Дэннир?
   - Что Дэннир? Он мой учитель... Хотя я в это уже и не верю. Потому что он - твой учитель теперь. А я - не знаю кто... пища... жертва... Впрочем, я уже пошел по второму кругу.
   Мартинк замолк. Я тоже замолчала, перебирая в голове всё сказанное им. Что-то странное было в его словах. Что-то не вязалось одно с другим... Нет. Может быть, что-то пропущено? Он что-то не договаривал? Во всяком случае, я чувствовала какой-то диссонанс, что-то незавершённое в его объяснениях.
   В начале нашего общения Мартинк чувствовал себя королём. Он с удовольствием учил меня, чувствуя своё превосходство. Стоп! Чувство превосходства! Может быть, в этом и состояла основная проблема Мартинка? Чувствовать превосходство, быть окружённым поклонниками... Может быть, в этом был камень преткновения?
   Далее ситуация стала развиваться по иному сценарию. Появляются Лоттор, Келллани. Они включаются в игру и непроизвольно начинают оттеснять от меня Мартинка. В конце концов, я становлюсь самостоятельной и совершенно независимой от него. Мартинк пытается сыграть на моих чувствах "поклонницы", но я не оказываюсь ею. Я никогда не была его "поклонницей" в прямом смысле слова... И он чувствует себя брошенным, ненужным. Здесь он чувствует себя просто неудачником. Может, это чувство и есть его основная беда?
   Мы вышли из ворот замка. Вдвоём, так как Уран остался внутри, уютно устроившись на одной из скамеек внутреннего парка. Направились к морю.
   Келлани мы заметили сразу, как только подошли к берегу. Она загорала на пляже, подставив спину солнцу. Увидев нас, Келлани встала и пошла в нашу сторону. На ней был лёгкий купальник и шляпка.
   - Отличное местечко, - сказала она. - Обожаю его. Вообще нигде больше в мире нет такой живительной воды, как здесь.
   - Мне тоже понравилось это место, - сказала я.
   - А тебе как это местечко? - обратилась она к Мартинку.
   - Я здесь впервые, - ответил он. - Пока не знаю... На вид место приятное, не спорю...
   - Куда направимся? - спросила я. - Вообще-то я пришла за ответами!
   - Можем разместиться вон за тем столиком, - предложила Келлани. - И вид хороший, и тенёк приятный. Кстати, могу предложить замечательный фруктовый десерт.
   Мы удобно расположились в просторных пляжных креслах. Я вопросительно взглянула на Келлани. Она в ответ засмеялась.
   - Гави требует объяснений. Ну, хорошо. На чём мы остановились-то? Ах да, на движении над потоком событий. Это очень простой и важный принцип. Обычно человек стремится быть включённым в поток событий. А наша жизнь не должна быть связана с течением внешних обстоятельств. Они - сами по себе, и ты - сам по себе. Это и есть высшая доблесть, доступная только магу. Зависеть от внешнего нельзя. Хотя влиять - можно. Внешние обстоятельства - сила, что хочет подавить тебя. Если ей подчинишься - ты проиграл. Будешь бороться с ней - тоже проиграл. Единственный путь - идти поверху внешних обстоятельств. Так ли это - можно ощутить на уровне сердца и эмоций.
   - Большинство наших действий, - продолжала Келлани, - всего лишь наши реакции на что-то. Допустим, нам наступили на ногу. Что мы делаем? - огорчаемся, злимся, дерёмся или, наоборот, благодарим наступившего за кармический урок. А если нам присудили великую награду? - гордимся, радуемся, смущаемся или делаем вид, что нам всё равно. Но и то, и другое событие - остановка в нашей жизни. Мы останавливаемся в нём и тем сильнее, чем больше придаём ему значение. Поток нашей жизни прерван. Мы в потоке обстоятельства. В потоке обстоятельства. А нужно быть в потоке жизни. Чувствуешь разницу? В потоке своей жизни. Ведь жизнь у каждого своя, уникальная. А вот как объяснить, что есть поток жизни?.. Нет... Я сказать не могу. Не то, что не имею право, но у каждого человека для понимания этого - свои слова. И мои слова реальны лишь для моего потока жизни, но никак не для ваших потоков. Но ответ я вам дала. И если он где-то в вас отозвался - вы его получили... Как, Гави?
   - Да... Я почувствовала, что получила ответ, Келлани. Я знаю, что он во мне, но слов пока подобрать не могу. Что-то просыпается в области сердца, но как это передать?
   - А зачем? Это же не ответ в контрольной работе! Если ты начнёшь жить в потоке своей жизни - слова рано или поздно сами придут. А ты, Мартинк?
   Мартинк не отвечал. Сосредоточенно ковыряя носком ботинка песок, он был отстранён и, видимо, размышлял о чём-то своём.
   - Мартинк! - позвала Келлани громче.
   - Я слушаю, - ответил он, не поднимая головы.
   - По-моему, информация важна для тебя, не так ли?
   Мартинк усмехнулся.
   - Информация о жизни? О нет! Пусть живые этой информацией пользуются. Не я...
   - Ну конечно... Отлично! - чётко проговорила Келлани. - У нас есть сила, воля и право отослать тебя к твоей новой жизни, если ты так этого хочешь. Но в этом случае ты ничего не будешь помнить, а мы, со своей стороны, снимаем с себя всякую ответственность за твоё будущее и твою судьбу. Решение за тобой. Срок... - до завтра. Пойдём, Гави. Для тебя у меня есть кое-что.
   Келлани решительно поднялась и двинулась в сторону купального домика. Я пошла за нею, пару раз оглянувшись на Мартинка.
   - Переоденусь, и пойдём в Замок, - сказала Келлани. - Я отведу тебя в библиотеку. Хочу, чтоб ты прочитала несколько трудов, которые исчезли с лица Земли.
   - Исчезли?
   - Да. Они сохранились только здесь. В библиотеке собраны самые интересные, на наш взгляд, произведения.
   - Все исчезнувшие?
   - Не только. Но большинство, действительно, исчезнувших и даже не вышедших в свет. Те, что никогда не издавались.
   - Ух ты!
   - Судьбы мыслей и идей самые разнообразные. Не все тексты имеют возможность увидеть свет. Некоторые не публикуются, так как не нравятся издателям, некоторые забраковываются самими же авторами... Но идея-то родилась! Появилась на свет! Что же делать? Вот и приходится нам отлавливать беспризорные идеи, болтающиеся в околоземной орбите, неприкаянные тексты, бродящие в пространстве. Если идея ценная - мы помещаем её сюда.
   - Здорово! А потом?
   - Ну, потом её снова можно подбросить кому-нибудь. Это всё обычное дело.
   Келлани повела меня в угловую башню Замка. Библиотека располагалась именно там. Но я испытывала двойственные чувства. С одной стороны, мне было очень интересно посетить эту волшебную библиотеку. С другой стороны, я волновалась за Мартинка. Честно говоря, я не хотела бы, чтобы он исчез...
  

Глава 12

ПОДРОСТКИ-ПЕРЕРОСТКИ

   В библиотеке было как... в библиотеке! Уютно, спокойно, комфортно. Я с детства любила библиотечную атмосферу, любила бесконечные книжные стеллажи, уходящие вглубь зала и под потолок. Книги, книги, книги... Когда-то для меня это был главный источник познания мира.
   С появлением компьютеров ситуация изменилась. Расширились источники информации, и книга перестала властвовать как единственный (или хотя бы основной) источник знания. Но, тем не менее, библиотека осталась для меня одним из наиболее вдохновляющих по атмосфере мест.
   Замковая библиотека была огромна. Высокий сводчатый потолок, колонны, огромные шкафы с книгами, полки, стеллажи... Большие деревянные столы и удобные мягкие стулья... Высокие готические окна с широкими подоконниками... Кресла...
   Навстречу нам вышел пожилой библиотекарь. Он, видимо, знал Келлани как старую знакомую, потому что улыбнулся ей и приветливо помахал рукой.
   Келлани ускорила шаги.
   - Привет, - сказала она. - Давненько не виделись.
   - Да уж, давненько... - ответил библиотекарь. - Летаешь по далёким мирам?
   - Как уж получается... Вот, познакомься. Это Гави, моя хорошая знакомая. А это мой старинный приятель Тарн.
   - Здравствуйте, - сказала я.
   - Здравствуй, Гави. Ты здесь впервые?
   - Да.
   - Ну, осваивайся, осваивайся... Келлани, проводишь свою подругу?
   - Если позволишь. Хочу показать ей зал исчезнувших текстов.
   - Хорошо, идите. А я, с вашего позволения, пойду дальше работать. Позовите, если буду нужен.
   Мы прошли вглубь библиотечного зала. Он оказался не один такой. В конце зала справа и слева стали появляться двери, ведущие в другие комнаты. Мы свернули влево. Короткий коридорчик привёл нас в небольшую светлую комнату с большими окнами и красивыми полупрозрачными занавесками.
   За столами сидело несколько человек, читавших что-то наподобие папирусных свитков. Одного из читавших я узнала. Это был Лоттор. Он тоже заметил нас и отреагировал на наше появление кивком головы. Мы подошли к нему.
   - Садитесь, - тихо сказал он. - Вот, посмотрите, удивительные мысли одного безумца. Он живёт в сумасшедшем доме, очень много пишет... Врачи собирают его записи и прикрепляют к истории болезни. Почитайте.
   Я бегло просмотрела записи:
   - Неплохо для безумца... А он их пишет прямо на этом? На этом папирусе?
   - Ну, Гави, это не совсем папирус, если уж быть точными... И пишет он не на нём, а на обычных тетрадных листах. Просто есть масса способов копирования информации, особенно такой информации!
   - Вы допущены к архивам больницы!
   - Господи, нет, конечно! Никто из нас даже рядом не бывал. Просто есть некоторые идеи, которые начинают жить собственной жизнью. И остаётся их просто уловить, поймать. Этот человек не безумен. Вернее, безумен только в одном смысле... В том смысле, что не разбирает, кому и о чём можно говорить, а кому не следует. Но идеи его здравы. И они нам очень помогают.
   - А вы не хотите выручить его из больницы?
   - А зачем? Он счастлив. А тебе, Гави, надо прекратить всех подряд спасать. Это одна из твоих бед, между прочим.
   Да уж. Он был прав. Я периодически впадала в желание спасти и облагодетельствовать человечество - каждого в отдельности и всех оптом... И поучала за это ощутимые шишки, разумеется.
   - Прости, Лоттор. Я исправляюсь.
   - Я знаю, - он похлопал меня по руке. - Но справедливый огонь гнева за всех обиженных в тебе ещё тлеет, уж не спорь. Бог с ним, с этим безумцем. У нас-то есть совсем близлежащий несправедливо обиженный... Ведь так?
   - ?..
   - Я имею в виду Мартинка. Так будем его спасать?
   Мартинк! Я ж совершенно отвлеклась от его судьбы, увлечённая библиотекой!
   Келлани увела меня, а Мартинк остался перед выбором - исчезнуть в своей нынешней форме и возродиться в другой жизни или продолжать вести теперешнее существование... Я не знала, что он мог бы предпочесть. Мне хотелось для него лучшей участи. Но кто скажет, что лучше в подобной ситуации?
   - Честно говоря, Лоттор, я не знаю, в чём было бы спасение для Мартинка... Одно знаю, без него я бы скучала.
   - А я бы нет. И никто больше без него не скучал бы. Я имею в виду магов. Даже Дэннира он стал "доставать", если такое слово вообще может быть отнесено к Дэнниру. Так цепляться за своё прошлое! Это всё равно, что школьный отличник всю оставшуюся жизнь будет тешить своё самолюбие золотой медалью, заработанной 50 лет назад. Глупо и грустно. Жизнь идёт. Человек, живший в прошлом - уже вовсе не ты. Кто-то связанный с тобою, но не ты! Ты - это сейчас. Здесь. Смысл жизни - в настоящем моменте. Банально, но ведь верно!
   - А если тебе этот момент не нравится?
   - Значит, ты ничего не понимаешь.
   - Значит, ты снова выбит из потока жизни каким-то обстоятельством, которому ты придал значение, - вставила своё слово Келлани. - Пойми, Гави, есть причины, есть следствия. Если твоя жизнь - следствие обстоятельств, то это одно. Если твоя жизнь - причина всего, что с тобой творится - то это совершенно другое. Мартинк живёт по принципу следствия - для мага это тупик. Такая позиция несовместима с положением и статусом мага.
   - Ещё бы! - фыркнул Лоттор.
   Он свернул папирус и отнёс его в шкаф.
   - Идём? - спросил он нас. - Или хотите что-то почитать?
   Нет, мне уже не хотелось. Я беспокоилась за Мартинка и попросила Келлани отложить изучение исчезнувших текстов.
   Мы решили уйти из библиотеки.
   Лоттор провёл нас чёрным ходом, если так можно выразиться. Такие часто присутствуют в замках - маленькие узкие коридорчики, каким-то невероятным образом соединяющие казалось бы несовместимые части здания.
   Вышли на один из боковых балконов. Солнце уже садилось, и воздух стал прохладнее.
   - Тебе нравится здесь, Гави? - спросил Лоттор.
   - Именно здесь или вообще? - я показала рукой на широкое пространство.
   - Вообше.
   - Очень. Приятное место.
   - Ну, само место нельзя назвать приятным или неприятным. Скорее, ты ему приятна, и оно благорасположено к тебе. Не каждый тут может выдержать даже полчаса. Если вообще сможет сюда попасть... Мартинку тут дискомфортно. Особенно сейчас. Он сопротивляется, и ему становится ещё хуже.
   Я вздохнула:
   - Жаль, если мы с ним расстанемся навсегда... Но это будет его выбор. Я не чувствую в себе желания вмешиваться.
   - Правильно, - сказал Лоттор. - Мартинк сделал для тебя много. Он даже помог тебе в чём-то. Но роль свою он сыграл в твоей жизни. И продолжения быть не может. Теперь вы должны либо начать всё заново, либо расстаться окончательно. Кстати, готов признать, что не без помощи Мартинка ты обогатила Замок своей песней.
   - Ты её тоже слышал?
   - Все её слышали. Все.
   Я смутилась. Важность настоящего момента была слишком весома для меня. И слишком уж торжественна. Правда, я быстро пришла в себя, переключив своё внимание на другой объект - Орлидена. Я рассказала, что видела его и общалась с ним как с официантом. Лоттор громко рассмеялся.
   - Ну и дела! Только этого не хватало! Ребенок импровизирует. Ну ладно. Пусть. В конце концов, он свободная личность.
   - А как он попал сюда? - поинтересовалась я.
   - Не знаю, но уж точно не на своём велосипеде. По воздуху наверно, как и все.
   Мы ещё долго сидели на балконе, наслаждаясь чистым воздухом и ароматами вечерней природы. Пару раз Лоттора вызывал Пип, и мы с Келлани оставались вдвоём. В эти минуты мы практически не разговаривали, - мы просто сидели рядом и слушали окружающее пространство.
   Незаметно подошло время ужина, и я почувствовала, что проголодалась.
   Мы спустились в столовую, где нас уже поджидал Дэннир. Он пригласил нас всех за стол, где мы разместились впятером (включая Пипа). Я поискала глазами Мартинка, но его нигде не было.
   Орлиден снова активно изображал официанта, забавляя всю нашу компанию и прежде всего - Лоттора.
   Дэннир поинтересовался, как я проводила остаток дня. Я в подробностях описала посещение библиотеки и отдых на балконе. О Матинке я почему-то говорить не решилась. Что-то не пускало меня первой поднять эту тему. Но и остальные об этом молчали. Возможно, им действительно было всё равно, что выберет Мартинк...
   Наступала ночь, и я снова поразилась своему нежеланию спать! Дэннир пригласил меня прогуляться по ночной природе. Он сказал, что человек - универсальное существо, способное ориентироваться ночью так же, как и днём. Просто надо включить иные рецепторы... Он может научить меня, так как сам владеет этим искусством в совершенстве. Келлани вызвалась идти вместе с нами. Все остальные разошлись по своим делам. Выходя из обеденного зала, я заметила, что Орлиден, весело смеясь, что-то говорит Лоттору, а тот, в свою очередь, жестом зовёт его за собой.
   Мы вышли из ворот Замка, но двинулись не в сторону пляжа, а куда-то в другое место. Стало совсем темно, но темнота эта была совершенно иного свойства, нежели обычно. Она была какая-то "ясная", что ли... Может быть, оттого, что ярко светили звёзды, может, по иной причине. Мы шли среди деревьев, поднимаясь на гору.
   - Интересно, здесь водятся какие-нибудь звери? - спросила я.
   - А какие тебе нужны? - сказал Дэннир.
   - Добрые, - ответила я. - Чтоб не кусались.
   Мои спутники рассмеялись.
   - Мы защитим тебя от укусов, - шепнула Келлани. - Только ты сама не кусайся, хорошо?
   Я охотно пообещала не кусаться, вполне успокоившись. Ответ был в стиле моих наставников. Но он меня успокоил, и я расслабилась.
   Наставников... Да, именно так я о них и думала. Почему же я не сказала "друзей"? - вдруг сама себе удивилась я. Наверно, для того, чтоб им быть друзьями, чего-то не доставало. Им ли? Мне ли? Не знаю...
   Единственный, кого я могла бы назвать другом, был Мартинк. Так или иначе, он был равен мне. Остальные - намного выше, опытнее, объединённые правом владеть тайнами, к которым мы допущены не были.
   Эх, Мартинк... Какой-то выбор ты сделаешь?
   Мы дошли до вершины горы. Дэннир с удивлением отметил, что шла я очень уверенно, молодец. Я ответила, что всегда любила гулять по вечерней природе. И по ночной тоже. Рассказала, как в детстве приезжала с родителями в Дом отдыха, находившийся буквально в лесном массиве. Как любила ночью пробираться под сенью деревьев к озеру. Как наслаждалась ночным воздухом, звёздами и таинственными звуками, наполнявшими темноту.
   - Я всегда удивлялась, что легко хожу во тьме. Возможно, я как-то использовала те рецепторы, о которых ты говорил, Дэннир. Уж точно я не глазами дорогу видела.
   - Вполне возможно, Гави. Ты способная девочка. И станешь отличной волшебницей. Домой не собираешься?
   - А что, пора?
   - Да как сказать. Это уж тебе решать...
   Наверно, пора. Я понимала, что вступила в сферу игры времени, когда процессы моего "реального" мира и мира "Замка" могли сочетаться самым причудливым образом. Например, я вполне могла предположить, что, вернувшись домой, я потеряла бы лишь пару минут, не более того, с момента моего ухода из квартиры. Такое я читала неоднократно. Теперь это было моей реальностью. Я это чувствовала где-то глубоко внутри себя. И совсем не беспокоилась.
   Я легла на траву и стала созерцать звёзды. Меня обдувал приятный ветерок, и я ощущала полное блаженство.
   Дэннир и Келлани о чём-то беседовали поодаль. Отдельные слова долетали до меня, хотя я и не прислушивалась. Внезапно я осознала, что они говорят на том самом непонятном языке, который я впервые услышала несколько дней назад. Почему же "непонятном"? Чудо, но я теперь всё понимала!
   Небо начинало светлеть.
   Я любила встречать рассвет, когда была такая возможность. Но чаще всего её не было, потому что я была страшная соня, и во время рассветов спала без задних ног... Зачастую солнышко будило меня, но я, поприветствовав его - "Привет, солнышко", переворачивалась на другой бок и снова засыпала. Сегодня же спать не хотелось, и я со всем удовольствием встретила восход солнца.
   Я снова осмотрелась по сторонам. Картина прекрасной ночной природы сменилась ещё более прекрасной утренней картиной. Внизу, за лесом, виднелся Замок. Чуть поодаль - озеро и море. С противоположной стороны - бесконечные горы, низины и леса. Река блестела в долине. Помимо Замка, я не видела больше никаких построек.
   Мы отправились назад.
   - Надо успеть к общему завтраку, - сказал Дэннир. - Мне нужно кое-кого увидеть. Тут есть одно неудобство, Гави, - обратился он ко мне. - Мобильные телефоны не работают. А это ужасно усложняет жизнь.
   За завтраком нас снова обслуживал Орлиден. Он, похоже, вошёл во вкус своего нового занятия, двигаясь изящно и грациозно между столиков, при этом широко улыбаясь. Когда он подошёл ко мне, я схватила его за рукав рубашки и притянула к себе. Орлиден наклонился.
   - Слушай, - шепнула я ему. - Ты Мартинка не видел?
   - Не, - ответил он. - Его тут давно не было.
   - Ладно, спасибо, - отпустила я его.
   Я стала волноваться. Не исключено, что Мартинка уже "отправили" в далёкое путешествие к следующей жизни... Не будут же мне об этом докладывать! Кто я для них? Спросить самой? Что-то боязно, если честно... Не то, чтобы я им не доверяла... Хотя чего скрывать - я им действительно в этом не доверяла. Я тоже ведь не такая, как они. Они... Также, как и Мартинк, я редко объединяла себя с "завсегдатаями" Замка. Они - это они. А я? С кем я могла объединиться через слово "мы"? Разве что с Мартинком... отчасти с Орлиденом...
   Завтрак я окончила первая. Чему была рада, так как могла легко уйти, не дожидаясь остальных.
   - Спасибо. Ну, я пошла, - сказала я.
   - Конечно, конечно, - улыбнулся Дэннир. - Если буду нужен - я в библиотеке.
   - А я на пляже, - добавила Келлани.
   - А я - не знаю где, - захохотал Лоттор. - Впрочем, ты меня никогда добровольно не ищешь, Гави, так что неизвестность моего местоположения не будет тебе в тягость, дорогая.
   - Меня она тоже никогда не ищет, - намеренно грустно произнёс Пип. - Это ужасно.
   - Ты лицом не вышел, - усмехнулся Лоттор. - Вот, смотри. Дэннир - отражение архетипа Мудрого Старца (седина, борода и всё такое), Мартинк - красавчик, герой-любовник, Келлани - просто красивая женщина, ну ещё чем-то похожа на фею-крёстную. Я? Я, скорее всего, - отрицательный герой. Бывают такие - "лощёный негодяй". А ты - вообще никто.
   - Ха-ха-ха! - разразился смехом Пип. - А ты в точку.
   - Был бы понесчастнее, возможно, Гави бросилась бы тебя спасать. Модель "Красавица и Чудовище". А ты слишком уверен в себе и самодостаточен. Посему ты никак не подходишь для роли Гавиного знакомца.
   - Ладно, пока всем, - подытожила я наш умопомрачительно содержательный диалог и ушла.
   Выход из столовой почти упирался в узкий коридор, назначение которого я не знала. Коридор уходил вбок резко под углом. Таких ходов-коридоров в замке было великое множество. В другое время я бы стала исследовать ход и выяснять направление коридора, но сейчас мне было неохота. Меня тяготила мысль о Мартинке.
   Куда пойти? Снова на природу? Может быть, он где-то там? Или лучше побродить по Замку? Тем более что верхние этажи я практически ещё не видела.
   Постояв в нерешительности несколько секунд, я выбрала прогулку по Замку. Повернувшись в сторону лестницы, ведущей наверх, я вдруг заметила кого-то, удивительно напоминающего Урана. Навстречу мне двигалась кошачья тень. Будто в дымке.
   Я протёрла глаза. Нет, это была вовсе не тень. Это был сам Уран.
   Ну да, как всегда - обман зрения. Или игра света.
   Я наклонилась, чтобы погладить кота. Однако он не дался, изящно отпрянув от моей руки, и юркнул в коридор, тот самый, который я заприметила, выходя из столовой.
   Это был знак. Знак следовать за котом. Что я и сделала, предчувствуя интереснейшее приключение.
   Мою апатию сразу как рукой сняло. Такое состояние у меня бывает всегда, когда я нахожу решение - сразу же появляется энергия, задор и уверенность.
   В коридоре было светло. Мягкий свет лился откуда-то сверху. Это не было неверным светом дымящих факелов, отбрасывающих причудливые тени. Нет, скорее всего, просто мягкий электрический свет.
   Кот бежал не слишком быстро, и я легко успевала за ним. Так мы двигались минут пять. За это время мне не встретилось ни одного бокового хода, ни одной двери, что меня весьма успокаивало - если надо будет идти назад, то я не потеряюсь. Уран шёл уверенно. Похоже, он точно знал направление.
   Коридор кончился, и мы упёрлись в закрытую дверь. Уран встал на задние лапы и замяукал. Я подёргала дверь за ручку, но она не открывалась.
   - Ну и что? - спросила я. - Куда ты меня привёл-то?
   Дверь была массивная. Старинная. Толстое плотное дерево, кованый металл. Типичная дверь старинного замка.
   Я постучала. Но стук прозвучал глухо, почти неслышно.
   - Назад идём, что ли? Ты как? - снова обратилась я к коту.
   - Не надо. Ключ у меня есть.
   Голос за моей спиной заставил меня вздрогнуть. Я обернулась. Это был Мартинк.
   - Господи, Мартинк, ты меня напугал... Ты шёл за нами?
   - Я шёл за Ураном. Но ты меня опередила. Пусти. Я открою дверь.
   Он повернул ключ в массивном замке, и дверь открылась. Мы вошли в помещение, скорее всего, в подвальное. Окон не было, хотя всё тот же мягкий свет лился с потолка, и было очень светло.
   - Здесь хорошо. Никого нет. И прямо отсюда есть выход к морю. Минуя центральные ворота Замка, - сказал Мартинк.
   - Ты уже бывал здесь? - спросила я.
   - Да. И неоднократно. Я думал, что первый раз в Замке, а, оказывается, бывал здесь не раз... Когда был подростком.
   - И когда потерял статуэтку пантеры?
   - Наверно. О статуэтке совсем воспоминания смутны. Помню, что носил с собой, а потом она пропала. Но вчера днём, помнишь? - после того, как мы расстались, - я вспомнил более важную вещь. Я вспомнил шкаф, в котором спрятал ключ от этой комнаты. Он в библиотеке, этот шкаф, в большом зале.
   - Ты узнал шкаф?
   - Да. Я думал сначала, что это "дежа-вю" какое-то... Но потом засунул руку в углубление нижней полки и действительно обнаружил ключ! Осталось найти комнату. Это было трудно. Воспоминания стёрлись почти совсем. Может быть, Замок изменился, кто знает? Но мне удалось кое-что сопоставить, и я узнал этот длинный коридор - как я обожал по нему бегать. Да-да, не ходить - именно бегать! И я нашёл мою комнату. Она соединяется ещё с одной комнатой, а из неё - прямой выход на море.
   - Значит, ты всё это время был здесь?
   - Вчера? - да. Знаешь, такое блаженство! Будто снова домой вернулся... Потом Урана пригласил к себе. Вот теперь ты пришла. Моя вторая гостья.
   - Я рада, что нашла тебя, Мартинк. Я очень волновалась, что они тебя... это... аннигилировали...
   - Нет. Они это не смогут сделать без моей воли. Это же не казнь какая-то... Это мой выбор, и я не ушёл бы, не попрощавшись с тобою. Всё-таки у нас были отличные деньки вместе!
   Я промолчала.
   - Да, Гави, я тебе подарок приготовил. Смотри.
   Он подошёл к столу и взял оттуда несколько листов бумаги. Нотной бумаги.
   - Вот. Это твоя песня. Я сумел её записать. Всю ночь работал. На, возьми. Всё точно. У меня всегда был надёжный музыкальный слух.
   - Ты записал по памяти? Вспомнил всё, что я пела тогда?
   - Нет. По узорам в зале, где ты пела. Дэннир же говорил, что песня сохранилась. Её нельзя перевести в какой-то там аудио-формат, но услышать-то можно! И записать нотами. Я пошёл в зал, несколько раз послушал песню и вот - записал.
   Я обняла Мартинка.
   - Спасибо! Мартинк, я люблю тебя! Ты мой друг. Знаешь... Я не хочу, чтоб ты уходил. Почему ты решил, что это будет лучше?
   Мартинк отстранился и с удивлением воззрился на меня.
   - Ты... серьёзно?
   - Что "серьёзно"?
   - То, что ты сказала? Что ты меня любишь, что я друг... Я полагал, что должен освободить тебе дорогу к магической славе. Думал, что либо ты, либо я. И что я потерял все шансы, и что...
   - Да какая "слава", Мартинк! - вскричала я. - Да что ты! Неужели тебя настолько захватило желание конкурировать, что ты до сих пор ищешь лучшего! Первого! И если первый не я - то лучше смерть! Вспомни, не выбрал ли ты и тогда, в своей земной жизни, смерть по той же причине? Не остановил ли ты сам своё сердце, по своей воле?! Да, диагноз - инфаркт (или что там у тебя было). Но причина-то - твое желание, твоё намерение! Вспомни! А теперь ты снова выбираешь смерть! И так до бесконечности... Зачем тебе это? Зачем?!
   Мартинк сидел с опустошённым видом. Казалось, он готов заплакать. Я снова обняла его за плечи. Он не вырывался.
   - Ты правда... что любишь?
   - Да.
   - А за что?
   - Ну-у... Ты мой друг. У нас много общего. Мы нужны друг другу. Мы можем друг другу помочь. Ну и вообще - любят-то не за что-то, а просто так! Слушай, Мартинк, тебе сколько лет сейчас было бы? Лет сто? Сколько? Почему ты мыслишь как подросток?
   - Потому что... потому что, на самом деле, я умер, когда был подростком... Дальше была не жизнь, а сплошное шоу. Ты же читала... ах, нет, ты не читала моей биографии!
   - Ну так расскажи сам. Даже если б и читала! Мало ли что про тебя могли написать?!
   - А что рассказывать? Мне тогда лет 13 было. Я был вроде Орлидена - живой, подвижный. Дэннир меня привёз сюда, в Замок. Я нашёл эту комнату. Ты, кстати, ещё не нашла комнату себе?
   - Нет. А должна?
   - Вроде бы, у всех, кого принимает Замок, появляется своя комната. Разными путями. Кто ключ находит, кто саму комнату. И эта комната становится твоей, так как она соответствует твоей природе, твоей натуре. Ну ладно, слушай дальше. Я нашёл комнату, потом ключ от неё. Было так чудесно! Потом мы уехали. Я спрятал ключ в шкафу, потому что боялся его потерять, а следующий визит в Замок мы намечали на самое ближайшее время. Так что риска не было никакого. Но дальше...
   Дальше Мартинк рассказал, что был поставлен перед выбором - ехать выступать на престижный конкурс или снова в Замок. Победил конкурс. А потом уже Мартинк победил в конкурсе. Его пригласили принять участие в престижном шоу. Затем его взял под своё крыло некий продюсер (как бы мы сейчас сказали), и Мартинк начал блестящую музыкальную карьеру - композитор, пианист, певец... Всё ему удавалось легко и не встречало препятствий. Возможно, благодаря таланту, возможно, благодаря продюсеру. Потом Мартинк избавился от продюсера, так как тот брал слишком много "комиссионных". Продюсер подал на Мартинка в суд. Мартинк выиграл. Продюсер разорился. Что стало с этим человеком дальше - Мартинка не интересовало. Мартинк нашёл нового продюсера. Требовал с него вдвое больше, платил вдвое меньше процентов с гонорара. Продюсер не возражал, так как суммы всё равно были большие. К тому же, он знал, как приворовывать, и был в абсолютном выигрыше. Мартинк узнал о махинациях продюсера и подал на него в суд. Но на сей раз выиграл продюсер. Взяв с Мартинка приличную сумму, он ушёл сам. Мартинк пытался "восстановить справедливость" и начал вести длительную тяжбу с продюсером, по ходу подкармливая целый штат юристов, которые вовсе не пытались эту тяжбу завершить. Потом продюсер умер (не от тяжбы, по какой-то другой причине), и тяжба прекратилась. К этому времени Мартинк был "звездой" и продюсировал себя сам. Он добился славы, успеха, успел развестись с двумя жёнами и был предоволен жизнью до тех пор, пока сердце его не было поражено инфарктом. После первого инфаркта обнаружилась куча иных болячек, на которые он ранее просто не обращал внимание. Ему стало тяжело. Это сказалось на его творчестве. Произведения его - вокальные ли, инструментальные ли - стали более серьёзные, даже иногда мрачноватые... Потом второй инфаркт...
   - Ну и пил я тогда довольно много, - признался Мартинк.
   Такая вот жизнь.
   - Жёны не очень меня любили, - сказал он. - Первая вышла из-за денег. Вторая - из-за моей успешности. Она хотела меня как трамплин использовать - сама была музыкантом.
   - Ты помог ей?
   - Нет... Почему-то не хотел. Сам не знаю почему... Куча поклонниц, поклонников. Поклонниц больше. Тупая жизнь... Эх, если б я тогда тебя встретил, Гави...
   - ... то ты бы меня просто не заметил, - закончила я.
   - Хм... да, вообще-то...
   - Зато теперь ты меня действительно и встретил, и заметил. Давай это использовать. Я в чём-то опытнее тебя, ты в чём-то опытнее меня. Мы можем помочь друг другу. Вопреки всеобщим убеждениям, я считаю, что Учитель не должен быть совершенством. Он должен хорошо помнить, как сам был учеником... Мы нужны друг другу, Мартинк.
   - Хорошо, Гави, - ответил Мартинк задумчиво. - Я остаюсь с тобой. Только мне придётся повторять весь материал аж с подросткового возраста... Я застрял на 13 годах...
   - Подумаешь, - засмеялась я. - А я на девяти! Да ладно, бывает. Значит, мы с тобою парочка уникальных подростков-переростков! Проводишь меня к морю? Ты же говорил, что тут прямой выход на морской берег?
  

Глава 13

ДАРЫ ПРОШЕДШЕГО ВРЕМЕНИ

  
   Я с удовольствием глядела на Мартинка. Лицо его просветлело, в глазах играли весёлые искорки.
   - Хорошо, пошли к морю, - сказал он. - Дай только дверь запру на ключ. А ты найди, пожалуйста, Урана. Боюсь, как бы он не застрял тут среди мебели.
   - Ладно.
   Я стала осматривать комнату в поисках кота. Он запросто мог бы залезть под кресло или запрыгнуть на шкаф, свернуться калачиком и тихо лежать.
   - Уран, - позвала я. - Кс, кс, кс...
   Ага, вот шевелится рыжее мохнатое тельце. Я отодвинула массивное кресло и действительно увидела Урана, который пытался что-то достать из-под шкафа своей лапкой.
   - Что ты ищешь, друг? - спросила я. - Ну что там ещё? Дай погляжу.
   Я присела на пол рядом с котом и просунула руку под шкаф. Пальцы ощутили что-то маленькое и твёрдое. Я захватила эту вещичку и вытащила на свет.
   То, что я увидела, заставило меня вскрикнуть!
   - А! Господи! Мартинк!
   Мартинк бросился ко мне.
   - Смотри, Мартинк! Это... то самое???
   В руке я держала маленькую фигурку пантеры.
   Мартинк опустился на пол, сел рядом со мной и взял в руки фигурку.
   - Она...
   - Она была под шкафом. Вон там.
   - Это знак, Гави, - медленно сказал Мартинк. - Чувствуешь?
   - Ещё бы! Конечно, чувствую. Только давай всё ж таки пойдём на улицу. Помещения без окон я не люблю. Да и душновато здесь что-то...
   - Да, пошли. Вот сюда, Гави. Это выход к морю.
   Мартинк открыл дверь, которую я даже сначала не приметила, и мы вышли в пустое просторное помещение типа прихожей. Перед нами была ещё одна дверь, теперь уже выходившая наружу. Так мы оказались на улице. Все втроём - я, Уран и Мартинк.
   Снаружи вход в тайную мартинковую комнату выглядел просто - как вход в обычное подземное помещение, устроенное в горе: каменный навес, дверь... Со стороны увидеть вход было нетрудно, хотя он и не бросался в глаза. Деревья и кустарники плотно закрывали его.
   - Ну вот, всё запер. Пойдём.
   Мы пошли по берегу. Я не могла сориентироваться, где мы конкретно находимся. Но Мартинк, видимо, хорошо знал дорогу.
   - Как здорово, что пантера снова со мной, - проговорил Мартинк. - Спасибо вам...
   Мы шли довольно долго, пока я не начала различать очертания Замка. Он возвышался слева от нас.
   - Теперь лучше свернуть в лес. Так мы быстрее пройдём, - сказал Мартинк.
   Мы пошли по лесу.
   - Чудесное место, - вздохнула я. - Я бы с удовольствием возвращалась сюда снова и снова. Интересно, это хоть как-то зависит от нас?
   - Отчасти, но не слишком. Пока решения принимают они. Не мы с тобой. Ага. Вот мы и на месте. Видишь, я не забыл дорогу!
   Мы подошли к самым воротам Замка. Войдя внутрь, мы устроились на лужайке. Я легла на траву, подставив нос солнцу. Мартинк устроился возле меня. Он теребил в руках фигурку пантеры, словно боялся, как бы она не убежала.
   Тем временем, я рассказывала ему о своей "находке" - книжке, которую нашла в пляжном домике. И о том, что произошло в результате.
   - Я выбросила её, представляешь? Конечно, книжка не виновата, что я перестала быть собой, но в качестве символа...
   - Как для меня - приглашение на тот конкурс... До сих пор помню это приглашение - красивая цветная бумага, картинка сбоку. И моя фамилия большими буквами. О! А вот и наши коллеги...
   В нашу сторону двигались Лоттор и Пип.
   Пип первый заметил нас и помахал рукой. Я ответила ему тем же. После чего они оба направились к нам.
   - Приятного дня, - сказал Лоттор.
   - Приятного!.. - одновременно мы ответили с Мартинком.
   Лоттор удивлённо поднял брови.
   - Польщён, - ухмыльнулся он. - Мне ответил сам господин Мартинк!
   - Времена меняются, - мечтательно проговорил Мартинк. - Чего не было вчера, то может случиться сегодня...
   - Согласен. Время - оно такая штука... сложная. То спрессовывается, то рассредоточивается. Иногда нос к носу сталкиваешься со своим прошлым, не так ли?
   - Да уж... - ответила я. - Это точно.
   - Какой-то символ? - спросил Лоттор, указав на пантеру, которую всё ещё держал в руках Мартинк.
   - Да, - кивнул головой Мартинк.
   - Тогда возьми вот это. Тоже в качестве символа.
   Лоттор протянул Мартинку какую-то бумагу. Я пригляделась: это была старая фотография, на которой был запечатлён высокий мужчина и двое мальчиков. Мартинк вздрогнул:
   - Так это же... Это же я после какого-то концерта!
   - Дело не в тебе. Дело в мальчиках. Вспомнишь?
   Похоже, что Мартинк не помнил мальчиков. Более того, он даже не мог вспомнить, что за концерт был. Лоттор усмехнулся.
   - Гави, я буду в библиотеке. В том же зале, что и вчера. Это так, к сведению. Удачи, Мартинк.
   Проводив взглядом Лоттора и Пипа, Мартинк погрузился в созерцание фотографии.
   - Странно. Это я лет в 45... Концерт какой-то. Ага... с обратной стороны мой автограф. "Моим дорогим друзьям на память о моём выступлении во дворце...". Ну да, это дворец одного аристократа. Был такой получастный концерт... По приглашениям... Кто же эти мальчишки? Этот поменьше... Он тоже всё время петь порывался... Господи! Слушай, вспомнил! Была такая дурацкая история... Но сейчас-то это причём?
   Я попросила Мартинка рассказать.
   Да, это был частный закрытый концерт. Даже, скорее, приём. Дамы, господа в вечерних костюмах, нарядные дети. Всё прошло, как всегда, блестяще. Потом всякие интервью, фотографии. Затем прогулка, потом банкет. Фотографии, тогда ещё чёрно-белые, были проявлены и напечатаны с невероятной быстротой. Поэтому к началу банкета к Мартинку потянулись поклонники с готовыми снимками с просьбой автографа. Среди поклонников были два мальчика. Один из них был, видимо, сыном хозяев. Второй, поменьше, явно не принадлежал к аристократической верхушке, но был каким-то образом связан с первым мальчиком.
   Старший мальчик царственно протянул фотографию Мартинку.
   - Будьте столь любезны... автограф для моего друга. Как видите, здесь присутствуем мы с вами.
   Мартинк механически написал ничего не значащую фразу на обороте фотографии. Он даже не поинтересовался, как мальчиков зовут.
   - Спасибо, - сказал старший мальчик. - Ещё одна просьба. Мой друг хотел бы для вас спеть во время банкета. Он посвятил вам песню. И у него отличный голос.
   - Конечно, - улыбнулся Мартинк. - С удовольствием.
   Он потрепал по голове младшего мальчика.
   - Поёшь? Молодец!
   Во время банкета, ближе к концу, объявили выступление этого мальчика. Однако Мартинк не слушал. Он был увлечён беседой с какой-то дамой, и прямо посредине выступления они поднялись из-за стола.
   Песня прервалась, раздался тихий детский плач, а кто-то сзади схватил Мартинка за рукав рубашки.
   - Как вы можете! Эта же песня была для вас! - возмущённо зазвенел чей-то голос.
   Мартинк узнал старшего мальчика.
   - Вы были его кумиром. Я тоже уважал вас. А теперь - нет. Вы - никто, так и знайте.
   Мартинк усмехнулся, пожал плечами.
   Сценическая заминка была мгновенно устранена. Уже кто-то другой вовсю выступал перед публикой. Похоже, большинство гостей даже не заметили инцидент...
   Теперь фотография пожелтела, немного помялась. Уж сколько лет прошло!
   - Откуда он узнал? - спросил меня Мартинк.
   - Мне кажется, это были они с Пипом. Ты так не думаешь? Когда это произошло? Сколько сейчас им было бы лет? Плюс-минус на то, что они всё-таки маги и могли хорошо сохраниться... Лоттору я дала б шестьдесят... Значит, ему не меньше 80-ти. Наверно... Подходит?
   - Вполне. Но тогда кто из них кто?
   - Уверена, что петь хотел Пип. А Лоттор - он граф. Наверняка он был сыном хозяев.
   - А это точно они?
   - Я-то откуда знаю! - всплеснула я руками. - Да это и неважно. Главное, мы понимаем ситуацию. Понимаем сам намёк. Идём. Надо действовать.
   - Куда?
   - К Лоттору.
   - Зачем?
   - Мартинк! Идём. Я чувствую это.
   Я буквально силой схватила Мартинка за руку и потащила за собой.
   Мы пришли в библиотеку. В зале исчезнувших рукописей, кроме Пипа и Лоттора, никого не было. Поэтому мы могли говорить громко.
   - Это были вы с Пипом? - спросила я прямо с порога.
   Лоттор засмеялся.
   - Догадалась, разумеется, ты!
   - Неважно. Так?
   - Да, - просто ответил Лоттор. - Мартинк тебе рассказал всю историю?
   - Да, - глухо ответил Мартинк. - Только я не уверен - пел Пип?
   - Он. Кстати, это был последний раз, когда я слышал его пение. Больше он не пел. Более того, он счёл, что все, кто поёт - никчемные личности.
   - Из-за одного случая? - изумилась я
   - Случаи разные бывают, - сказал Лоттор. - Но это не только касается Мартинка. Это касается всех нас. Иногда мы не придаём значения какому-то нашему поступку. Ну, было что-то... А оказывается, эта мелочь может повернуть время для кого-то! А значит, и для тебя тоже... В какой-то мере, яркие крупные события не столь бывают важны. Они как фейерверк - яркий, запоминающийся, а влияние на жизнь нулевое...
   - И что ж теперь делать? - спросила я.
   - Да ничего! Жить дальше. Просто вспоминать такого рода события. Тогда, в конечном итоге, сможешь направить время на службу тебе...
   - А может, мне с Пипом вокалом позаниматься? - тихо спросил Мартинк.
   Пип рассмеялся.
   - Да ладно тебе! Лоттор преувеличивает. Ну да, было дело. Я действительно долго петь не хотел. Вообще. Потом занялся другими вещами. Возможно, это и к лучшему было. Кем бы я стал? Музыкантом? Но моё ли это дело по крупному счёту? Ты, Мартинк, успокойся. Петь я могу. Кстати, и танцевать тоже. Могу дать уроки танцев. Ты всегда неважно танцевал, Мартинк...
   - Лоттор, Пип! Значит, вы дружите с детства? - спросила я.
   - Да. Почти что с младенчества Пипа, - ответил Лоттор. - Он моложе меня на 4 с половиной года. Да вы садитесь оба. Расскажу вам эту историю. А Пип добавит в случае чего...
   Лоттор и Пип познакомились в раннем детстве. Родителями Лоттора были влиятельные аристократы, имевшие родственные связи, похоже, со всеми знатными, даже королевскими семьями Европы. Мама Пипа была уборщица в доме родителей Лоттора. Пипа она растила одна и иногда брала его с собой на работу. Несмотря на то, что жила рядом, в домике для слуг, она боялась оставлять ребёнка одного и зачастую тайно приносила его, когда делала свою ежедневную уборку вверенных ей помещений. Пип был маленький, и его было очень легко проносить в ведре или под фартуком. К тому же он не был громким ребёнком и неудобств не доставлял никому. Слуги знали о Пипе, но против него не возражали.
   Пип рос, и носить его стало труднее. Когда Пипу исполнилось полтора года, он стал довольно крупным мальчиком. К тому же, он стал активно осваивать мир и уже не соглашался спокойно лежать, завёрнутый в одеяло. Это доставляло всяческие неудобства матери. Одна из служанок на кухне сжалилась над нею и за символическую плату стала присматривать за ребёнком. Уследить за малышом было легче, сидя на месте и очищая картошку, чем когда производишь уборку на огромной территории графского дома.
   Как-то раз шестилетний Лоттор заметил Пипа, гуляющего возле кухни. Ребёнок уже встал на ножки, но ковылял ещё неуверенно, периодически падая со всего размаху на пол. Тогда, видимо, служанка не уследила за малышом, позволив ему выйти за дверь.
   Лоттор решил познакомиться с ребёнком.
   - Как тебя звать? - спросил он. - Ты не умеешь говорить? Бедняга... Ну, пошли ко мне. Ты грязный какой-то. Разве такие одёжки надевают? Ты мальчик или девочка?
   Лоттор взял Пипа за руку и повёл за собой. Не успели они дойти до крыла дома, где располагалась комната Лоттора, как навстречу им бросилась мама Пипа. Она умоляла молодого господина пощадить их.
   Лоттор ничего не понял. Он подумал, что женщина его ругает. Но он был смелым мальчиком и топнул ногой в ответ. Женщина тут же замолчала.
   Лоттор сказал, что хочет взять этого ребёнка к себе, чтобы переодеть в нормальную одежду. И хочет с ним познакомиться поближе. Он не понимает, зачем этот ребёнок ползает по коридору, где нет ни одной игрушки. А у него, Лоттора, полно игрушек. И ещё он хочет поиграть с таким малышом. Он видел, но не играл с такими. А ему интересно.
   В общем, маленький Пип стал гостить у Лоттора во время уборки помещений.
   Мальчики подружились, несмотря на огромную разницу в происхождении, воспитании и условиях жизни. Родители ни в чём не ограничивали Лоттора, хотя и не понимали такой странной прихоти своего сына. Но он был их единственный наследник, а наследников принято баловать... во всяком случае, так считали родители.
   В школу Лоттор не ходил. Ему нанимали самых лучших частных учителей. В этом повезло и Пипу, так как Лоттор неизменно старался передать своему младшему другу все школьные премудрости, которыми овладевал сам. Пип оказался способным мальчиком. Особые успехи он делал в музыкальных занятиях, легко обогнав Лоттора, у которого был весьма посредственный музыкальный слух. В конце концов, учитель музыки стал больше заниматься Пипом, чем своим непосредственным учеником, к превеликому удовольствию всех троих.
   Одной из слабостей Пипа было постоянное желание заводить себе кумиров. Первым кумиром был, конечно, Лоттор. Дальше шёл... Мартинк, звезда сцены. Да, его Пип почти боготворил и ужасно хотел познакомиться. Лоттор обещал всё это устроить при случае.
   Случай представился, но события, как мы помним, стали развиваться не по сценарию, задуманному мальчиками...
   Разочарование маленького Пипа было столь велико, что он резко отказался от музыкальной карьеры и некоторое время вообще ничего не хотел делать. Однако многие события, которые нам кажутся проклятием, на самом деле скрывают в себе великое благо. На том самом приёме присутствовала дама, которая внешне была ничем не примечательна, но на самом деле являлась одним из великих магов, в настоящий момент занятая поиском ученика. Ей приглянулись и Лоттор, и Пип. Более того, в их дружбе она увидела уникальную конфигурацию спаянных энергий, которую можно было бы очень продуктивно развивать и использовать.
   Было лишь единственное серьёзное затруднение - социальное положение Лоттора. Скованный статусом единственного наследника, он не мог полностью погрузиться в мир магии, означавший отказ от социальной обусловленности.
   Честно говоря, Лоттор сам до конца не знает, каким образом у его родителей подряд родилось трое детей, после почти четырнадцатилетнего перерыва. Но дети появились, и дали Лоттору свободу. Он отказался от наследства в пользу остальных детей, чему опять-таки все были рады, так как младшие дети устраивали родителей куда больше их "странного" старшего сына.
   - Вот такая история, - сказал Лоттор. - Видишь, всё в мире связано. Ты, Мартинк, не переживай. В конце концов, всё отлично вышло.
   - Удивительно, - добавила я. - Как всё в мире переплетено!
   - Переплетено, - ответил Лоттор. - Переплетено. Важно понять и использовать эти переплетения. Иначе они сами могут так переплести тебя, что задохнёшься!
   И он громко рассмеялся.
   - Ну ладно, Гави. Мне пора. Увидимся! Удачи, Мартинк!
   - Удачи!
   Мы проводили взглядом Лоттора и остановились в некоторой нерешительности. Переплетения... Переплетения событий в пространстве и времени. Переплетения судеб людей... Как всё-таки мы друг с другом связаны-то!
   Пип читал какую-то книжку, изредка бросая на нас лукавые взгляды.
   - Да вы садитесь, - наконец сказал он. - Чего стоять-то?
   - Мы пойдём, наверно, Пип! На воздух хочется!
   - Да, только фотку-то верните, ладно? Память, как-никак...
   - Ах, да, извини, - спохватился Мартинк. - Конечно. Голова просто раскалывается от всех этих открытий.
   - Это ещё что! Время иногда тааакие штуки откалывает! К вам-то оно ещё милостиво, я смотрю. Но уж если Время захочет поиграть с человеком - тут только держись! Голова и расколется, и расплющится одновременно. А тебе, Мартинк, сегодня очень повезло. Ты, считай, снова родился! Поздравляю!
   - Да?
   - Именно. Пантера, фотография - всё это дары прошедшего времени... Два дара одновременно - это круто!
   - И что это значит? - спросила я. - Что это значит для Мартинка? Не сможет же он снова стать обычным человеком из плоти и крови!
   - Нет, но он теперь сможет другое. Он сможет занять достойное место в магическом мире. Он больше не будет напоминать пушинку на ветру. Теперь он сам сможет выбирать свой путь. Его теперь смогут увидеть и другие живые люди. Подготовленные, разумеется, не все. Но зато он сам сможет выбирать этих людей. Немалый бонус, я скажу вам честно. Главное, Мартинк, ты снова можешь учиться.
   Я захлопала в ладоши.
   - Чудесно! Как я рада! Мартинк! Теперь-то ты не будешь говорить, что это они всё за тебя решают и водят тебя как на верёвочке!
   - Они? - удивился Пип. - В смысле?
   - В том смысле, что руководство магов управляет поведением Мартинка и воли ему не даёт. Я так поняла.
   - Руководство магов??? Ау! Гави! О чём ты говоришь? - округлил глаза Пип. - Кто тебе эту ерунду наплёл? Мартинк, что ли?
   - А разве не так?
   Я повернулась к Мартинку:
   - Ты же мне постоянно говорил...
   - Да, и сейчас говорю. Ведь это же истинная правда, Пип! Вы ведь держали меня в этом "промежуточном" состоянии и играли мною как куклой! Скажи, что нет!
   - Скажу: нет. Ты мыслишь обычными линейными земными категориями. Есть начальники, есть подчинённые. В нашем мире этого нет. В нашем мире есть только Время. Лишь оно владеет нами, покуда мы сами не овладеем им. В этом, в сущности, вся магия...
  

Глава 14

КОМНАТА

   Дэннира мы встретили только за ужином. Он сидел в компании Келлани, и они поглощали какой-то очень красивый торт.
   Мы присоединились к ним, и Дэннир принялся нас угощать.
   - Кушайте, дети, - улыбаясь, сказал он. - У вас был сегодня насыщенный день. И вечер также обещает быть очень интересным.
   - Спасибо, Дэннир, - ответила я. - День и впрямь был насыщенный. Только куда уж больше?
   - Есть ещё кое-что не пройденное.
   - В отношении Мартинка?
   - В отношении тебя, голуба. Ты же слышала о комнате?
   - Комнате?
   - Ты должна выбрать себе комнату, чтобы иметь возможность появляться в Замке, когда тебе будет нужно. Ведь не всегда же мы будем тебя водить за ручку!
   Комната! То, о чём говорил Мартинк...
   Дэннир объяснил, что комнату могу найти лишь я сама. Никто не сможет мне подсказать, где она расположена и какой к ней ведёт путь. И эта ночь - наилучший шанс эту комнату отыскать.
   Честно говоря, я даже разволновалась. На меня нахлынули привычные страхи, что у меня ничего не выйдет, но Дэннир пришёл ко мне на помощь.
   - Ты отыскала меня. Два раза отыскала меня. Найти комнату намного проще. Она сама тебя позовёт. Ты уже можешь сейчас идти. Хорошо? А нам оставь Мартинка. С ним тоже поговорить по душам надо.
   Я пошла искать комнату.
   Хорошо. Ну и как её искать? Заглядывать во все двери, что ли? Нет, не годится. Да и не мой это стиль.
   Пойду просто поброжу по Замку. Авось что-нибудь само решится...
   Я поднялась на верхний ярус, тот самый, по которому ходила в самый первый день пребывания в Замке. Садилось солнце. Чистое небо озарилось вечерними красками, отражавшимися в море. Я подошла к балконным перилам и посмотрела вниз. По стене замка вился мощный плющ, поднимавшийся прямо к балкону. Здесь он кое-где переплетался с виноградом, и ещё с какими-то неизвестными мне растениями. Вьющиеся плети образовывали что-то наподобие арки, углублявшейся в сгустившуюся темноту.
   Меня привлекла эта арка. Чуть отодвинув спадавшую до уровня лица лозу, я вошла под растительные своды.
   Сначала было темно, но затем мои глаза привыкли к темноте, и я увидела приоткрытую дверь, которая вела на винтовую лестницу, идущую куда-то вверх. Мне стало интересно. Более того, меня охватил великий азарт открытий. Я чувствовала, что найду здесь что-то очень важное и нужное...
   Я ступила на лестницу и направилась в неизвестность. Судя по всему, я шла внутри круглой башни. Ступенек было много, но они были удобные, и идти было приятно. Лестница освещалась вечерним светом, льющимся в окна.
   - Интересно, - сказала я про себя, - найду ли дорогу назад, когда стемнеет? И есть ли тут освещение?
   Лестница закончилась. Я стояла на небольшой площадке перед высокой деревянной дверью. Дверь была очень красивая. Наверняка она вела в комнату к кому-то значительному. К какому-нибудь начальнику этого замка...
   Я постучалась.
   Ответа не последовало.
   Я постучалась сильнее.
   Никто не ответил.
   Я приготовилась стучать ещё раз, когда за моей спиной раздался многоголосый смех. Я быстро обернулась и увидела Дэннира, вслед за которым стояли Келлани, Лоттор и Пип.
   - Когда стучишься к самому себе, ответа может не последовать, Гави. К себе стучаться не надо. К себе надо идти легко и смело! Только так! - сказал Дэннир.
   - Разумеется, - продолжила Келлани. - Ты всё делала отлично. До последнего момента, когда надо было просто открыть дверь. Но теперь, когда тебе осталось всего немного, но ты не сумела найти правильное решение...
   И тут я ощутила злость. Простую злость, которую всегда испытывала в подобных ситуациях, но не принимала эту злость, не осознавала, подавляла... "Да, ты, конечно молодец, но...". "Что же ты не...". "Ты уже почти всё сделала, однако...". Какой умудрённо-покровительственный тон! Какое снисхождение! Почему снисхождение? - ЖАЛОСТЬ!
   Нет уж! Всё! Хватит!
   Я резко повернулась к двери, схватила её за ручку и толкнула вперёд.
   Дверь открылась. На удивление легко открылась, несмотря на внешнюю массивность её.
   Я переступила порог и вошла внутрь.
   - А она молодец, - раздался за спиной голос Дэннира.
   - Ну, можно и без комментариев, - с напускной надменностью сказала я. - Спасибо за подсказку, Келлани. Хотя, наверно, ты имела в виду что-то совсем другое.
   Я отпустила дверь, оставив её открытой, и вошла вглубь комнаты. Комната была полукруглая со стороны входа и какая-то "треугольная" с противоположной стороны. Прямо передо мной располагалась стена, от которой по бокам расходились ещё две небольшие стенки. В каждой из боковых стенок было ещё по одной двери. По центру у стены стоял диван, перед ним - стол. Несколько кресел, стульев. Два книжных шкафа в потолок и большие окна. Зеркала. В одном из зеркал я увидела своё отражение, а также отражения пришедшей вслед за мной компании. На лицах моих знакомцев был нарисован неподдельный интерес и весёлое любопытство. Моё же лицо было победоносно-решительное.
   Я прошла к правой двери и открыла её. За ней таилась ещё одна комната аналогичной формы, только расположение дверей было иное. За левой дверью - тоже оказалась похожая комната.
   Почти совсем стемнело, и очертания предметов стали смутными.
   - Дэннир, где здесь выключатель? - спросила я. - Мне нужен свет.
   - Прямо у тебя под носом, Гави. Нашла?
   - Нашла.
   Я включила свет, который, как и везде в Замке, был яркий, но какой-то непривычный нам. Скорее всего, не электрический, хотя очень похожий. Но в данную минуту меня это совершенно не волновало. Сейчас у меня были задачи поважнее, чем выяснение природы тутошнего освещения. Что-то ещё в этих комнатах мне показалось очень странным. Но что?
   Дэннир и компания продолжали стоять в дверях. Ой, как нехорошо, невежливо!
   - Заходите, пожалуйста, - пригласила я их. - Просто я ещё не совсем тут хозяйка, ещё не совсем освоилась...
   - Да ладно, Гави, - улыбнулся Лоттор, - всё нормально. Ты молодец. Главное, ты нашла свою комнату. Даже комнаты! Такое нечасто бывает, чтоб несколько комнат сразу... У меня так одна... Огромная, но одна.
   - Потому что ты - Хранитель, а Гави - Проводник, как и я, - сказала Келлани. - Ты всё объединяешь воедино, а ей нужно будет постоянно меняться, приспосабливаясь под текущую ситуацию и приспосабливая ситуации под свои нужды. Ей постоянно придётся бывать "в разных комнатах". Но ей будет труднее, чем мне. Мои комнаты - на первом этаже, среди других залов и помещений. А её - наверху башни... С одной стороны, ей тут всё видно... во все стороны видно... Но с другой стороны, она тут одна. Ей постоянно придётся спускаться в мир, чтоб принести ему своё знание, а затем снова подниматься к себе, чтобы отдохнуть или почерпнуть что-то новое. Спуск-подъём, спуск-подъём - это нелёгкая жизнь... Хотя... если она найдёт себе что-то облегчающее жизнь...
   - Найду, - сказала я. - А где, кстати, Мартинк?
   - Возможно, к себе пошёл, - ответил Дэннир. - У нас с ним состоялся серьёзный разговор, и он наверняка решил его "переварить" наедине с собой. Но ты не волнуйся, мы его к тебе направим. Направим. Как, кстати, ты себя чувствуешь?
   - Просто превосходно! Келлани! А почему ты тогда, перед дверью, начала говорить о том, что "я не нашла правильного решения, а значит"... Ты хотела не дать мне войти в комнату?
   - Да.
   - Но почему?
   - Потому что, когда человек по-настоящему готов к чему-то, его ничто остановить не может. Если б ты послушалась меня, то мы бы знали - ты не готова. Но ты не послушалась. И выиграла поэтому.
   - Здорово!
   - Ну ладно, - продолжила Келлани, - давай осваивайся на новом месте. Ночь для этого - самое лучшее время. А утром встретимся за завтраком.
   - Удачи!
   - Удачи, Гави!
   Я осталась одна в моих трёх комнатах. Мне было хорошо и комфортно, и сейчас я хотела просто посидеть, расслабившись, на диване. Поначалу готовая исследовать каждый уголок пространства, сейчас я хотела лишь наслаждаться тишиной. Потом исследую. Время будет...
   В буфете стояла корзина с фруктами. И кто её туда положил, интересно? Я поставила корзину перед собой на стол. Потянула в рот виноградинку.
   Или спуститься на террасу? Погулять среди виноградных лоз? Нет, лучше посижу здесь. С котом.
   С котом??? Как же я не заметила его присутствия?! И когда он появился?
   Напротив меня на стуле, свернувшись клубочком, лежал Уран и громко мурлыкал. Я наклонилась и погладила его. Он в ответ лизнул меня в руку.
   - Привет, старина, - сказала я. - Ты снова со мной. К сожалению, ничем тебя угостить не могу. Вряд ли ты станешь кушать виноград...
   - Он не будет, а я весьма и вполне, - раздался голос где-то у меня за спиной.
   Я резко обернулась.
   Господи! Ну да... конечно... Мартинк! Кто же ещё?
   - О-ох...
   - Да-извини-прости-снова-тебя-напугал, - скороговоркой оттарабанил мой друг и, не дожидаясь приглашения, уселся рядом со мной на диван.
   - Нет, не напугал. Просто не ожидала твоего появления... сзади... Ты снова за свои бестелесные штучки принялся?
   - Что ты! ЗДЕСЬ мы все равны. Здесь я не могу появляться "прямо из воздуха".
   - Тогда как же я пропустила твоё появление? Входная дверь-то прямо передо мной!
   Мартинк усмехнулся.
   - Входная! Значит, я попал к тебе через выходную дверь. Ха! Да ты, прежде чем почивать на лаврах, своё жилище осмотрела бы! Вау! Три комнаты! Своя башня! Может, ты вообще не захочешь больше общаться со старым бедняком Мартинком, живущим в каком-то подвале?
   - Не кипятись. Хочу - почиваю на лаврах, хочу - на маслинах. Ты к делу давай. Коли имеешь информацию - говори, не вредничай.
   - Ладно. - Мартинк смягчился. - Просто в центре твоей "квартиры" - скоростной лифт. Вот и всё.
   - Что??
   - А ты сама посмотри.
   Я оглянулась. За моей спиной была всего лишь стена. Тогда я встала и прошла в соседнюю - "правую" - комнату. В стене, "смотревшей" в центр башни, располагалось большое зеркало, окаймлённое красивой узорчатой рамкой. Два шкафа. Стол. Окна. Что ещё? Никакого входа (или выхода).
   В "левой" комнате также не было ничего, напоминающего чёрный ход. Что же имел в виду Мартинк?
   - Мартинк!
   - Да-да?
   - Иди сюда, Мартинк! Я ничего не вижу.
   - Бог ты мой...
   Мартинк лениво ввалился ко мне, держа в руке кисть винограда и меланхолично отправляя в рот ягодку за ягодкой...
   - Ты что, романов про Средневековье не читала?
   - Читала.
   - Плохо читала. Если не можешь догадаться о потайной двери...
   - Потайной?
   - Ну да. Ты прямо как современный человек из общества потребителей - всё должно быть тебе ясно, сразу видно... И желательно, чтоб вообще кто-то другой за тебя всё сделал. Фу!
   Я фыркнула в кулак.
   - Пх...
   - И чего? - скривился Мартинк.
   - Радуюсь просто.
   - Чему?
   - Снова мой знакомый Мартинк вернулся. А то совсем ты какой-то печальный стал в последнее время, аж беспокойство берёт. Но теперь всё снова в порядке. Я рада. Так как насчёт двери?
   - За зеркалом.
   - За зеркалом?
   - Да. В другой комнате, в той, куда ты в первый раз заглянула.
   Я побежала к указанному зеркалу. Потянула на себя. Зеркало поддалось и открылось, словно дверь.
   - Ух ты!
   За дверью действительно оказалась кабинка, напоминающая лифт. Только вместо кнопок в стене были какие-то рычажки.
   Мартинк заглянул внутрь.
   - Ну как, убедилась? Зеркала всегда хранят тайну. Особенно здесь. Ты видела много зеркал, но никогда не думала об этом, правда?
   - Вообще-то думала.
   - Каждое зеркало, Гави, каждое! У каждого зеркала своя судьба, своя жизнь. Каждое зеркало - наш Учитель. Просто нужно отрешиться от обыденных представлений и заглянуть в... зазеркалье!
   - На этот счёт много историй...
   - Да, конечно, я истину тебе и не открываю. Хочу лишь сказать, что тутошние, замковые зеркала - вообще особые. И твои - не исключение.
   - Здесь их несколько.
   - Правильно. И каждое что-то несёт в себе, отражая и свою собственную историю, и какую-то часть твоей души. Это же твоя комната!
   - Здорово! А куда мы сможем поехать на этом лифте?
   - Вниз, к морю, на природу. И тебе не нужно будет всякий раз подниматься по сотне ступенек, чтобы добраться к себе.
   - ... если... если она найдёт себе что-то облегчающее жизнь...
   - Простите?
   - Келлани. Келлани сказала это обо мне. Дескать, мне будет нелегко, но если я найду что-то облегчающее жизнь... Может, она имела в виду этот лифт?
   - Возможно. Только его не ты нашла, а я.
   - Ой, неважно это! Результат важен, вот что. Спасибо, что нашёл.
   - Да не за что...
   - Вообще я считаю, что нам с тобой судьбою предназначено быть вместе. Может, мы созданы друг для друга, а?
   - Хорошо бы, Гави... Да только мы с тобой в разных весовых категориях.
   - В смысле?
   - В земном смысле... Ты понимаешь, в каком. Уж пожениться с тобою мы точно не сможем. Ха-ха, красавица-невеста и невидимый жених!
   - А может быть, это единственный вариант для нас - такая ситуация! Мы-то видим друг друга! Если один родился слишком рано, а другой слишком поздно - что же им делать-то? Всё-таки ты дождался меня, хоть так, но дождался! А дальше - а дальше будет видно!
   - Ладно, Гави, не вгоняй в слезу бесплотного духа. Хочешь прокатиться на лифте?
   - Да.
   Мартинк закрыл зеркальную дверь, повернул рычаг, и мы поехали вниз. Через несколько секунд мы уже выходили к морю.
   Лифт опускался до нижнего уровня замковой стены, дотуда, где стена уже сливалась со скалой, на которую опирался замок. Дверь, проделанная в скале, вела на красивую зелёную лужайку, переходившую в песчаный берег. Уже светало, и берег начинал играть переливчатыми утренними красками.
   - Как красиво, - сказала я. - А это мой личный пляж?
   Мартинк рассмеялся.
   - Ну и замашки у вас, госпожа принцесса! Этот пляж наиболее благоприятен тебе, что верно, то верно. Можно сказать, что он просто "настроен" на тебя. Здесь ты сможешь размышлять, искать ответы на свои вопросы, принимать воздушные ванны, купаться, ну и так далее. Но заборов и охранников тут нет. Любой, кто хочет, сможет прийти сюда... Знаешь, в Замке безопасно, но наши "благоприятные" места наименее защищены. Ты удивлена? Я тоже был сначала удивлён, но теперь понял, что всё закономерно...
   И здесь Мартинк поведал мне удивительную вещь. Места в Замке, которые мы можем называть "нашими", на самом деле несут в себе многоуровневый смысл. И прежде всего, они способствуют нашему духовному росту. Здесь мы можем встретиться с теневыми сторонами самих себя, не только с самыми светлыми... Здесь мы наиболее уязвимы, но вместе с тем именно здесь мы накапливаем свою силу и становимся на свой истинный путь.
   - Ну-у... Пока я ничего ужасного не заметила ни в башне, ни тут...
   - Не обязательно ужасное, что уж ты прямо!
   Наступил рассвет, и солнце активно выплёскивало в мир яркие потоки лучей. Мартинк надел тёмные очки.
   - Мне больше по душе закат и ночь. Рассвет как-то не для меня...
   - А я люблю утреннее солнышко! Только редко встречаю его, потому что поутру всегда спать хочется... Хорошо, что здесь спать не надо!
   - А ты бы попробовала и в обычной жизни солнышко встречать! Или как - слабо?
   - Хм...
   Оказывается, существует много простейших заданий, которые могут помочь в нашем Пути. Мы их прекрасно знаем и... не выполняем! Ну почему что-то вечно отвлекает и мешает!!! Сидят внутри какие-то чёртики и не дают вести жизнь, которую сам же выбрал! У кого-то этих чёртиков больше, у кого-то меньше, но почти у каждого они есть. В общем, каждый сам себе - главный враг...
   - Это точно, - сказал Мартинк. - Так что все неприятности, которые ты можешь получить, находясь на своём месте в Замке - исключительно от встречи с самим собой, или, как ты сказала, - со своими "чёртиками". Назад поедем на лифте или пойдём в обход?
   - На лифте. И ты научишь меня им пользоваться.
  

Глава 15

БИБЛИОТЕКА ЧУЖЕРОДНЫХ ДАННЫХ

   Мартинк показал, как следует обращаться с лифтом. Всё оказалось на редкость просто и ясно. Я б и сама могла догадаться, вообще-то...
   В свете утренних лучей мои комнаты были наполнены мягким тёплым светом. Всё выглядело ещё уютнее, чем вечером.
   Уран лежал и грелся на солнышке, громко мурлыча. Я почесала его за ушком. В ответ кот потянулся всеми четырьмя лапами в разные стороны, а затем перевернулся на другой бок.
   - Вот кто в гармонии с собой постоянно, - сказала я.
   - Да уж, - добавил Мартинк. - Уран - всем нам пример...
   - И никогда не лишался волшебной силы по собственной дурости...
   - Это точно, хотя животные есть разные. Кошки, собаки - среди них тоже много бездарей. Может, потому что близки к людям?
   Я рассмеялась, вспомнив своих домашних кошек. Нет уж, они не отличались ни талантами, ни мудростью.
   - У меня были и кошки, и собаки, - продолжал Мартинк, - самые разные были. И умные, и глупые, и добрые, и злые, и приятные, и противные. Всякие. Среди людей бытует две странные идеи. Одна из них - что домашние животные есть отражение хозяев. Конечно, все мы есть отражение друг друга, и всё такое, и всё прочее. Но, по-моему, это просто нежелание знакомиться с личностью животного и желание "уколоть" хозяина, если животное неидеально. Тогда как же быть с бездомными животными, у каждого из которых - свой характер и темперамент? Взгляни на бродячих собак. Одна ластится и сияет нежными глазами, другая - мрачнее тучи и хвост поджат.
   - Это верно. Сама наблюдала. А вторая какая идея?
   - Вторая? Ну, что все животные чисты и невинны. Опять идеализация. Животные - такой же самостоятельный мир, как и мир людей. А у собак даже социальные отношения прослеживаются. Не замечала?
   - Замечала. Очень похожи на людей. И ещё заметила, что Уран - он особый.
   - Правильно, потому что он тоже маг. Только он представитель животной магии, так же как мы с тобой - человеческой. Дэннир мне как-то говорил, что контакт человека-мага с магическим животным усиливает мощь обоих. Так же как есть магические растения, магические камни, вещи. Но я не умею их отличать от обычных... Вот Келлани умеет. Даже детали её одежды, всякие пояса и пуговицы - всё это магическое. Эх, мне б так!
   - Магическое? Их кто-то "заряжает", что ли?
   - Конечно же, нет! Они такие изначально. Например, в растении может присутствовать растительная магия, а может и отсутствовать. Таким уж оно выросло. Вот дикая земляника. Обычный сорт, обычный вид. Земляника как земляника. Но есть ягодки магические, а есть обыкновенные. И сила их будет разная. Знающий человек сразу видит. И собирает только магические. Конечно, если растение садовое, то человек может добавить и в обычное растение собственной, человеческой магии. Но это уже другое качество воздействия, мне кажется, не такое сильное.
   - А как же вырастают магические ягодки?
   - Не знаю. Наверно, на них особым образом влияют стихии - ветер, влага, температуры, животные какие-то, кто рядом ходят... Не знаю. Но факт остаётся фактом. Да ты у Келлани сама спроси. Ты чем-то похожа на неё. Может, она передаст тебе своё знание.
   - А вещи? О магических вещах я слыхала. Всякие талисманы или, наоборот, проклятые драгоценности, несчастливые дома... Я всегда задавалась вопросом, как это всё получается?
   - Вещная магия. Когда сам предмет несёт силу. Самое забавное, что магическую вещь может сделать обычный человек, совершенно не подозревая об этом. Он и вправду тут будет ни при чём. Причина - в процессе создания вещи: что происходило, какие ветры дули, какие растения были рядом, в конце концов, какие радиоволны бомбардировали предмет во время его создания! Но самая удивительная, конечно же, каменная магия. Ведь камень, который ты держишь в руке, может родиться тысячи и миллионы лет назад, и...
   - Ой! Что это?!
   Я подскочила от неожиданности. Мерцающее радужное свечение приковало мой взгляд к тумбочке, стоящей в углу. Я давно заметила, что там лежал большой хрустальный шар, но он мне казался просто украшением интерьера. Теперь же, когда он засветился, я была несказанно удивлена.
   - Гави! - я услышала голос. - Гави, подойди сюда.
   Я подбежала к шару. Чёрт возьми! В нём было лицо Дэннира. Ну и ну! Всё-таки средства коммуникации тут имеются.
   - Дэннир! Я вижу тебя!
   - Безусловно. И я тебя вижу. Только подойди ещё поближе. Вот так. Так более чётко. Нет, всё-таки видеотелефон намного лучше, но... увы... тут такое не предполагается... Ну так о чём я? Ага. Не рассиживайся и иди в трапезную. Мартинк с тобой?
   - Да, - ответил Мартинк.
   - Слышу. Н-да... слышимость лучше видимости... Хорошо. Можете идти оба.
   - А Уран? - спросила я.
   - Урана оставьте. Он сам знает, куда и когда ему идти. Он - не вы. Х-ха!
   - А ключ? Что, не закрывать дверь на ключ?
   - Это уж как хочешь. Здесь, в Замке, ключ играет совершенно иную роль, чем в обычном мире. Войти в помещения Замка и выйти из них можно самыми разными способами. Ключи тут ни при чём. Но ключом ты просто накладываешь печать на своё помещение. Типа, "здесь меня нет". Об этом можно много говорить, бывали случаи... Стоп! Не вынуждай, голуба, меня к телеконференции. Ты всё узнаешь со временем. Давай, иди.
   Мы спустились в трапезную, где уже пребывали Дэннир и Келлани. Дэннир жестом пригласил нас за стол, на котором стояло четыре столовых прибора.
   - А Лоттор с Пипом? - спросила я.
   - Они уехали, - сказала Келлани. - Лоттор передал тебе, Гави, пламенный привет. Он сказал, что время твоё настало, и его присутствие уже не обязательно. Кстати, он ждёт тебя в своём особняке. Сказал, что ты знаешь, где это. На всякий случай, он передаёт тебе свою визитку. На, держи.
   Я взяла изящную золотистую карточку, где красовалась вся контактная информация Лоттора: домашний адрес, мобильный телефон, электронный адрес, даже ссылка на интернет-сайт.
   - Ого! У него и сайт имеется!
   - Конечно, - улыбнулась Келлани. - Лоттор - владелец книжного издательства. Только я не советовала бы тебе у него покупать книги. Всё слишком шикарно и ужасно дорого. Кожаный переплёт, золотое тиснение...Но такой уж Лоттор - что тут скажешь?
   - А я-то думала, что у него услуги по "уравновешиванию времени".
   - Ну уж нет. Такие услуги людям ещё долго не понадобятся. Нет. В обычном мире большинство магов выполняет самую обычную работу. Мы незаметны, и это очень важно. Однако наша работа - неотъемлемая часть нашей магии, она отражение нашей сущности, и цель её - помочь людям когда-нибудь попасть в наш мир. Всем. Всем, кто пожелает и будет готов. Например, такова цель издательства Лоттора. Они публикуют лишь те книги, которые могут помочь человеку в его духовном пути. Много книг - о Времени. Правда, Лоттор пакует их в самые дорогие обложки, благодаря чему они долго пылятся на полках, а потом расходятся почти по себестоимости. Бизнес, тоже мне... Но Лоттору денег, видимо, хватает. Для него "стиль - прежде всего"!
   - И Пип тоже в его издательстве?
   - Нет, Пип преподаёт в обычной школе-интернате. Учит детей-сирот. Каждому - своё. И ты тоже найдёшь себе дело по душе, которое станет частью твоей магии. А параллельно ты будешь изучать Природную Магию - будешь учиться общаться со стихиями и растениями, камнями и животными. Ведь то, что ты сумела ответить на призыв Дэннира, когда он позвал тебя по хрустальному шару, говорит о том, что ты уже зародила подобие Хрустального Шара внутри себя: источник и проводник твоей магии, твоего волшебства. Я уверена, что ты это чувствуешь.
   - Да, я чувствую что-то внутри. Какой-то тёплый ком... или, скорее, фонарь, который светит во все стороны. Какой-то тёплый лучистый источник света от солнечного сплетения до подбородка. Вот здесь.
   - Я заметила, - улыбнулась Келлани. - У тебя теперь всё в порядке. Теперь ты настроена на восприятие нового. Ты нашла источник своей волшебной силы и можешь отправляться в путь. Теперь ты - это ты, а не библиотека чужеродных данных, как большинство людей в нашем запутавшемся мире...
   Библиотека чужеродных данных... Здорово сказано! Я действительно почувствовала разницу. Если раньше я беспрестанно перебирала в сознании осколки чьих-то мыслей, мнений и суждений, то теперь в голове моей была тишина, в сердце тепло, а во всём остальном теле - лёгкость. Мысли приходили ясные и чёткие, тогда как раньше они перебивались потоками чужеродной информации, словно голова моя была неисправным радиоприёмником, не способным настроиться на нужную волну и вместе с тем принимающим несколько каналов сразу. Это действительно было волшебное состояние во всех смыслах этих слов.
   - Я думаю, - вступил Дэннир, - что ты теперь сама сможешь призывать воздушный шар. Главное - пожелай и сосредоточься, и он появится. Но мы всё равно будем рядом с тобой на всякий случай. Вот, кстати, и моя визитка. Тебе совершенно не обязательно посещать меня в моём загородном доме. Я живу и в городе. Вот здесь.
   И он указал на адрес, напечатанный на визитной карточке.
   - Ого! Так ты имеешь квартиру почти рядом со мной!
   - Да. Так что заходи в гости!
   Келлани также дала мне свои координаты.
   - Я живу недалеко от Лоттора. Только не в таком уж шикарном доме. Зато природа там удивительная! Очень добрая и сильная земля, есть единственный родник на всю округу, и он на моём участке. Лоттор смеётся надо мной. Говорит, что мне больше подошёл бы дворец с колоннами. Но ему не понять. Он не очень чувствует Природу и её силу. Что же... мы - разные, но тем ценнее наше содружество.
   - А у меня - никакой визитки, - вздохнул Мартинк. - Зато могу сквозь стены к тебе приходить!
   - А как же тебя найти-то, если понадобишься?
   - Выйди в чисто поле, трижды топни ногой, свистни и крикни: Маааааартинк!!!
   Все рассмеялись.
   ***
   В тот же день я вернулась домой. Хотя кто знает, может, теперь было бы правильнее называть своим домом Замок?
   Воздушный шар опустил меня прямо на дачу, после чего взмыл ввысь и улетел.
   Тот час же в кармане у меня зазвонил мобильный телефон.
   Звонила Ланна.
   - Эй, ну ты совсем, что ли, растаяла? Звоню-звоню, а телефон твой недоступен!
   - Я на даче.
   - Так и подумала. Связь дурная. Домой-то когда? Хочу пересечься. Вопрос есть к тебе.
   - Да вот, сейчас уже направляюсь домой. Если хочешь, встретимся вечером. Буду рада с тобой пообщаться. Кто кому звонит?
   - Давай, я звякну тебе. Или ты мне. Да всё равно, как выйдет. Слушай, у тебя голос какой-то странный.
   - А что с ним?
   - Не знаю. Если б ты была мужиком, я б думала, что ты меня приворожить там или приколдовать хочешь.
   - Что, мужской голос? - я расхохоталась.
   - Да нет, ну как тебе объяснить. Он у тебя колдовской какой-то. Мне б такой, я бы всех мужиков... у-у-у-у!.. Хотя нет, таким голосом только принцев всяких привораживать. Наши ещё и не клюнут... Ой, не знаю, сама думай. Ну, пока, я понеслась. У нас сегодня какое число? А, вспомнила...
   И правда. Какое число-то сегодня?
   Ого! Сегодня же только завтра!.. Ну, в смысле, что только вчера вечером я улетела в Замок, если судить по календарю. Чудеса! Я ж там несколько дней провела!
   Я пошла домой в город.
   Мимо меня пролетали одна за одной машины, и я всё раздумывала: пора бы свою купить, что ли... Вот, в других странах, даже дети малые уже за рулём! Ну не дети, хорошо, ладно... пусть подростки! Старшеклассники машины водят! А я-то, а я-то!..
   У меня уже давно были водительские права, вот только свою машину я всё никак не решалась завести... То ли боялась чего-то, то ли?.. Сама не знаю...
   И тут тёмная серебристая машина затормозила рядом со мной. Я узнала и машину, и водителя.
   - Лоттор! Это ты!
   - Я, кто ж ещё! Давай, садись.
   - Подвезёшь? Спасибо!
   - Глупости! "Подвезёшь" - в прошлом. Теперь тебе рулить. Садись.
   И он уступил мне водительское место.
   - Я буду рядом с тобой. Не волнуйся. Да и с тылу у тебя есть поддержка, видишь?
   Мартинк!!! В машине Лоттора!..
   С видом полной независимости он сидел на заднем сиденье.
   Я повернула ключ зажигания и тронулась с места. Урра! Я всё помнила и отлично рулила. Дорога была отличная, без заторов и "пробок", и мы за полчаса доехали до моего дома. Лоттор пересел на водительское место, а Мартинк решил пойти со мной, чтоб "весело и шумно отметить" моё возвращение и мой успех.
   - Ладно, ребятки, веселитесь, - сказал Лоттор. - Вы заслужили.
   - Спасибо, Лоттор. Наверно, это твоя магия мне помогла сейчас! - поблагодарила я.
   - Да не за что... Ты сама молодец. Давай дальше в том же духе. И перестань уповать на чужую магию. Всё в тебе. Вся сила. Ведь ты сама уже поняла, где на самом деле живёт волшебство!..
  
  

ЧАСТЬ 2

СЕКРЕТЫ РАДУЖНОЙ МАГИИ

   Безупречная воля, разум, очищенный от страхов и сомнений, - это прямой путь к вершинам магического мастерства. В большинстве колдовских сообществ и школ волевому началу уделяется первостепенное внимание, благодаря чему рождаются великие волшебники, среди которых немало и великих... злодеев! С безупречной силой духа, бесстрашием и мощной хваткой.
   Но есть ещё сила сердца. Она может показаться очень странной, потому что проявления её не шикарны, вид не блестящий, голос не громкий. К тому же, совершенно непонятно, как её развивать и совершенствовать. Ибо понимание тут почти не у дел: не разум, а чувство и сочувствие, - вот что ведёт развитие силы сердца!
   Однако, выбирая "путь с сердцем", ты почти мгновенно открываешь портал к источникам волшебства - магическая сила мощным потоком сама устремляется в твоё сознание. Тебе больше не нужны ни сложные ритуалы, ни особые магические предметы, ни какие-то тайные знания, сокрытые за семью печатями. Тебе становится открыто всё, потому что теперь сама Вселенная готова поддержать твои намерения. Открытое чистое сердце - надёжный источник высшей магии...
   "Секреты радужной магии" - продолжение повести "В поисках волшебной силы" из цикла "Там, где живёт волшебство".
  

Глава 1

ПРЕРВАННАЯ ВЕЧЕРИНКА

  
   Раз. Два. Три. Четыре. Пять... Двенадцать... Двадцать...
   Я находилась на крыше гигантского небоскрёба, безостановочно выполняя замысловатые акробатические упражнения. По краю крыши восседало штук тридцать разномастных кошек, которые образовывали причудливый живой забор.
   Дул пронизывающий ветер, гнавший мелкие круглые тучки. Тучки были мокрые и липкие, похожие на большие куски плесени. Ффу... Бяка!
   Одна из тучек, чуть побольше, зависла над моей гимнастической площадкой.
   На ней кто-то сидел, свесив ноги. Ноги были большие, странные, к тому же обутые в восточные золотистые туфли с загнутыми вверх носами. Хозяин этих ног (и туфель) скрывался где-то выше, в дрожащих хлопьях тучки.
   Тридцать пять... Сорок... Сальто, переворот, встать на руки, на голову...
   Из положения вниз головой я намного яснее видела человека, прилетевшего на тучке. Седая борода, тёмно-синий халат, расшитый золотыми и серебряными звёздами, на голове островерхая шляпа с широкими полями, также украшенная звёздами.
   - Не меньше ста, не меньше ста, - противным голосом промяукал старик.
   Нет, мяукал не он, а гигантский рыжий кот в его руках...
   Старик погладил кота крючковатыми пальцами, поцеловал его в макушку, а затем снова завёл, глядя на меня:
   - Крутись, крутись, катись, катись...
   - А ты - в собаку превратись... - про себя огрызнулась я.
   Да нет же, нет! Я не это имела в виду! Я не кота хотела превратить в собаку, а тебя, Дэннир!
   Ну да, это он, Дэннир. Теперь он стоит рядом со мной, держа тучку на верёвочке, а рядом с ним - огромный рыжий пёс...
   Я дёрнулась и ... проснулась.
   Светило солнышко, и я лежала в своей уютной кроватке, овеваемая ласковым летним ветерком, который струился в раскрытую балконную дверь.
   Девять утра. Летний день уже в разгаре, а я по привычке сплю. Несмотря на то, что сама себе обещала вставать с рассветом.
   Сны, однако... Фантасмагория в стиле дешёвого фентези. Неужели в глубине души я так воспринимаю Дэннира? Ужас-то какой...
   Или это моя неспокойная совесть бесится? Дэннир дал мне простое, никакое не магическое задание - развить гибкость собственного тела.
   - Ты - слишком жёсткая, - сказал он. - Это большое препятствие в освоении магических приёмов. Поэтому займись гимнастикой, любой, какую знаешь. Укрепи мышцы, восстанови гибкость, верни себе энергию. Иначе тебе просто не хватит сил и ловкости для овладения магией. Посмотри, какие мы все - упругие, как мячи, и очень лёгкие. Лёгкость тела напрямую связана с лёгкостью "мозгов", если ты понимаешь, о чём я...
   Понимать-то я понимала. Но вот сделать...
   Итак, я снова проспала, созерцая какую-то сновидческую муть. Я снова не сумела заставить себя встать с рассветом, потому что чувствовала страшную тяжесть в голове и вообще желание "выключиться" на пару-тройку суток.
   Удивительно, как это Келлани может так легко регулировать своё состояние бодрствования?
   Третьего дня я вернулась от неё. Жила в её прелестном маленьком доме, окружённом благоухающим садом. Качались в гамаках, собирали цветы, наслаждались фруктами.
   Правда, к моему разочарованию, в наш распорядок дня не входило никакого волшебства. А я-то думала, что начну обучаться Природной Магии - общению со стихиями, растениями, насекомыми какими-нибудь. Нет! Просто дачный отдых двух молодых дам.
   Я жила у Келлани почти неделю. Мы были вдвоём. Пару-тройку раз она куда-то отлучалась на несколько часов. Я не знала куда. Возвращалась она довольная, осматривала меня с ног до головы, словно изучала, а потом продолжала как ни в чём не бывало вести "дачный" образ жизни. Правда, ела она совсем немного (нормальные дачники едят вшестеро больше...) и совсем немного спала. Я попыталась подражать ей, но у меня ничего не вышло. Без достаточного количества еды и сна я становилась угрюмая и злая.
   - Не расстраивайся, - утешала меня Келлани. - Всё в своё время.
   Перед расставанием она призналась мне, что очень внимательно изучала меня на предмет готовности к получению знаний по Природной Магии, которой владела в совершенстве.
   - И что? - спросила я.
   - Тебе нужно очиститься, стать легче и воздушнее. У тебя мало воздуха в душе и теле. Поэтому ты склонна лишь к "болотной магии", а это не самый лучший уровень. Пока что ты не сможешь чувствовать ни ветер, ни огонь, ни воду, ни землю. Ты слишком много дремлешь и бродишь в потёмках.
   - Возможно, я склонна к ночной магии, - кисло усмехнулась я.
   - Нет, ты ошибаешься. В ночной магии нужно быть звездочкой, светлячком, но не корягой в болоте и не болотной кочкой.
   - Я - болотная кочка?
   - Ну, уже не совсем, но ещё и не звёздочка.
   - Значит, заставлять себя не спать?
   - Неверно. Если ты будешь заставлять себя не спать, ты заболеешь. Я уже сказала тебе - ты должна очиститься, стать легче и воздушнее. Тогда всё придёт.
   В тот же день я посетила Дэннира на его городской квартире. Кстати сказать, квартира была обставлена по последнему слову современной техники.
   - Хм, удобно, практично, - оценила я. - Но непохоже, что здесь живёт маг. Скорее, инженер или банковский работник. Вон какой у тебя телевизор! Новости, небось, смотришь в натуральную величину...
   - Бывает, что и новости, но их я, вообще-то, предпочитаю по Интернету смотреть. Удобнее как-то. Хотя для моей работы новости не нужны, они мне бессмысленны. Это уж по части Лоттора, Хранителя Времени. А мне просто нравится большой телевизор. Как достижение техники, я бы даже сказал, как "произведение искусства". Телевизор - лучший друг человека. В телевидении заложены самые сокровенные части человеческой души. Если кому-то с другой галактики надо было бы познать человечество - ему стоит сесть у телевизора и не отходить от него недельку-другую. Он всё бы понял. Но ты, я полагаю, почтила меня своим присутствием не для обсуждения телепрограмм. Я слушаю тебя.
   Я рассказала Дэнниру о своём визите к Келлани и о "диагнозе", который она мне поставила.
   Дэннир улыбнулся.
   - Всё верно. Теперь наступает настоящая работа, ибо всё прошлое было прелюдией. Для начала вспомни все гимнастики, которые ты знаешь, и восстанови гибкость своего тела. Ты же в детстве была гибкая?
   - Ну да...
   - Вот и займись этим. А дальше начнём разгребать мусор в твоей голове. Поверь, это очень увлекательно. Мы все в своё время произвели генеральную уборку и перепланировку своего сознания. Как вспомню... Э-эх! Были времена!
   Меня, однако, это не радовало.
   - Не вижу ничего весёлого. И нового, кстати. Мне всю жизнь кто-то пытается чистить мозги. Неужели нельзя обойтись без этого, без всей этой психотерапии!?
   - Нет, Гави, психотерапии не будет, я тебе обещаю. Скорее, это будет воспитание...
   - Час от часу не легче! - воскликнула я. - Воспитание!..
   - А что делать? - развёл руками Дэннир. - Вся наша жизнь - воспитание. Потом перевоспитание. Потом пере-перевоспитание... Явное и скрытое, навязчивое и мягкое, подавляющее и освобождающее. Нет, чаще всего подавляющее, потому что мало кто из "воспитателей" думает о твоих сокровенных интересах. Скорее всего, он попытается "подравнять" тебя под трафарет, удобный обществу...
   - Это точно. Трафареты...
   - Не все трафареты одинаково плохи. В магии они тоже есть. Но здесь ты вольна выбрать любой из них. К тому же их качества совершенно иные, чем у тех трафаретов, к которым ты привыкла. Уверен, что они тебе понравятся.
   - Уж надеюсь...
   - Конечно. А у тебя выхода нет. Ты и сейчас ходячий трафарет, разве не замечала? Просто он не по фигуре твоей души сделан. Поэтому давит на тебя со страшной силой. И снять-то ты его не можешь, ибо врос он в тебя капитально. Да и как его снять, ты не знаешь...
   Дэннир снова заговорил о том, что настало моё время очистить душу от старых трафаретов, чтобы настроиться на новое, магическое постижение мира.
   - И гимнастика. Тело - тоже своеобразный трафарет под стать мыслям... В тухлом рыхлом теле не заводятся свежие мысли... Всё, дорогая моя, взаимосвязано. Или я не прав?
   Прав, конечно, только я другое ждала... Хотя бы как раньше - идти по улице невидимкой... лететь на воздушном шаре... кто-то таинственно появляется, кто-то исчезает...
   Дэннир рассмеялся.
   - Ага, нам шоу подавайте! А с чего ты решила, что мы должны тратить нашу волшебную силу и энергию на твоё развлечение? Странно, что ты не догадалась о том, что всё, что происходило с тобою некоторое время назад - было следствием нашего общего энергетического вклада в тебя! Я, Келлани, Лоттор - все мы инвестировали в тебя кучу наших сил. Без наших акций ты осталась бы на уровне... ну того дня рождения, когда ты встретила Мартинка! Лишь в конце в тебе затеплились признаки собственного волшебства, но такого слабенького, что его можно задуть простым чихом! Или ты думала, что стала великим магом?
   - А комната в Замке? А воздушный шар, который я могу теперь сама призывать?
   - Ну и что? Да, можешь. Но это ни о чём ещё не говорит. Считай, что тебя всего лишь приняли в университет, дали комнату в общежитии и пропуск туда. Не будешь ведь ты считать, что уже стала специалистом?
   - Для этого учиться надо...
   - Вот именно. Тебя поводили по коридорам, по аудиториям, всё тебе показали, рассказали. А теперь - за работу. Будешь учиться и постигать науку. Эй, ну чего ты так расстроилась? Всё хорошо, Гави. Когда я был молод, то думал точно так же: выдайте мне волшебную палочку и проваливайте! Думал, что они где-то скрывают эти палочки... В результате лет 30 ничего без своей наставницы не мог сделать. Если б не счастливый случай, так прислужником в мире магов и остался бы... А ведь так приятно было: летали по мирозданию с нею, в каких только частях Космоса не оказывались! На её силе и энергии летали, конечно же... Ей это нравилось, так как силы у неё было не меряно. А потом я как-то заблудился в просторах Вселенной и ничего сделать не мог. Был беспомощен, как слепой котёнок. Это был ужасный, страшный... нет, счастливый день, когда я наконец-то стал учиться. Тимэна, наставница, оказывается, несколько раз хотела меня начать приучать к самостоятельности, но я сопротивлялся. А она и не настаивала. Но я не позволю тебе совершить такую ошибку. Никогда.
   Н-да... Развлечения кончились. И ведь верно. В глубине души я считала, что должна оставаться потребителем магии, но не творцом её... Ждала от Келлани каких-то фокусов, и от Дэннира. Наверно, хотела волшебных приключений, вот так, на досуге, чтобы потом вернуться в обычную жизнь, как после посещения хорошего развлекательного центра - отдохнувшая и под впечатлениями.
   Заняться гимнастикой...
   Позанималась... Тело болело, а гибкости не прибавилось ни на копейку. А ведь в детстве я едва ли не узлом могла завязаться!
   И Мартинк куда-то пропал. Вот уже три недели от него ну слуху, ни духу. И как связаться с ним - не знаю...
   Да, отличный сон...
   Я встала, пошла на кухню сварить кофе. Позавтракала.
   Затем решила позвонить Дэнниру. Он не ответил. Келлани - тоже. Вот тебе и номер, - решила я. Исчезли. Все исчезли. И что я теперь буду делать?
   Я решила дойти до квартиры Дэннира. Надела шорты, тапочки, футболку. После вчерашней гимнастики, включавшей стояния на голове, волосы были грязноватые... Ладно, заберу в хвост и под кепку.
   Жарко, однако... Ну что же, лето продолжается...
   Дэннира дома не оказалось.
   Так и думала... Ну неужели нельзя предупреждать? Я что им - пустое место, что ли? Поехать к Келлани? Хотя к ней - далековато будет. Почти за городом. Да и вряд ли она дома, если не отвечает...
   В кармане зажужжал и запел мобильник.
   - Да?.. О, Ланна! Привет!.. Да... конечно... свободна! Да!.. Ну... вот тут, у кафе, рядом с домом. Моим домом... Ну как непонятно??? Ладно, ладно, иду к своему подъезду и жду тебя.
   Это была Ланка. Опять с каким-то срочным делом. Ну и хорошо. Почему-то меня это очень обрадовало. Обычная простая Ланка с обычными простыми разговорами. Никакой насильственной гимнастики и всего прочего. И я авторитет для неё, что немаловажно. Эксперт по многим вопросам.
   Ланна опередила меня и уже сидела на лавочке. Я села рядом с нею.
   - Ты чего-то пропадать стала, - скривилась она и достала сигарету.
   - Дела...
   - Да ладно, у тебя ж отпуск летом! Не то, что у нас. Тухнем на работе, как селёдки... А у нас с Токлитом юбилей - полгода как встречаемся. Пойдёшь с нами отметить?
   - Когда?
   - Сегодня в три.
   - А не рано?
   - Рано, конечно, но потом мест фигу с два сыщешь. Мы уж заранее. На набережной такая крутая кафешка открылась! Ну, знаешь, там такой фонтан, камни, на стене портреты девок, ой, да ты видела, видела! И недорого, кстати. Возьмём пивка, коктейлей, водочки для кайфа... Приходи. Кстати, ты про нас тогда всё точно сказала! Я аж офигела... Ему не говорила, нет...
   Интересно, что я там такого сказала-то? Даже не помню...
   - Не, ему не говорила и пока не скажу, обойдётся. Гави, да ты не в себе, что ли? Чё как в воду опущенная ходишь? Тебя кто бросил, что ли?
   - Ну почему сразу "бросил"? - усмехнулась я. - Просто от жары расклеилась.
   - Это я понимаю. Я после работы такая. А ты б купаться ходила почаще. Есть же время. Небось снова диссертации пишешь?
   - Нет.
   - Ну и молодец. Ты давай, точно сегодня приходи, будем ждать. Кстати, будут почти все те же, что и у Ритики были на днюхе.
   - Где?
   - На дне рождения. Ну ты прямо из средневековья, слов нормальных не знаешь! Слушай, есть ещё дело. У меня интернет глюкнулся что-то, а край по-любому надо почту просмотреть! Не пустишь к себе?
   - Да какие проблемы! Пошли!
   - А пива нет у тебя?
   - Пива? С утра?
   - Да я и с утра могу, - пожала плечами Ланна.
   - Квас есть.
   - Квас тоже нормально.
   Мы поднялись ко мне. Ланна засела за почту, а я взяла какую-то книгу. Лениво листая страницы, я удивлялась сама себе. Ещё час назад я была готова бежать к Дэнниру или Келлани и требовать от них дальнейших указаний. Сейчас же я мечтала о спокойствии, вечеринке, пиве и о ничего не значащих разговорах Ланкиной тусовки.
   - Лан, а форма одежды будет какая?
   - Чего? Какая форма?
   - Ну что одевать на ваш юбилей?
   - Бархатное платье с разрезом. Ха-ха.
   - Понятно, форма свободная.
   - Можешь что-нибудь вызывающее нацепить. Там старички рядом часто прогуливаются. Можно их пораздражать. Хотя это не твой стиль... Ладно, ух ты, вот это сайтик!!! Хочешь взглянуть? Ничего себе!
   Ланка так и осталась за компьютером до самого выхода на вечеринку. Я же слонялась без дела, то листая книгу, то доставая из холодильника прохладительные напитки, то перебирая одежду на предмет сегодняшнего выхода "в свет".
   Наконец, мы собрались и отправились на набережную.
   Да, за последнее время количество кафе выросло в несколько раз. Вот этого не было, и этого тоже...
   Ланна бодрым шагом двигалась вперёд, пока не остановилась у нужного места и не стала пристально высматривать своих приятелей.
   - Да где они, ёлки... Мы ж на три договорились! Вот снова трать деньги, звони... Аллё! Токлит! Вы где все??? А! Ну ждём, ждём. Я с Гави пришла.
   Она повернулась ко мне.
   - Какую-то девку новую ведут. Ну и ладно. Встречаются у памятника и все сюда. Давай столик займём, что ли?
   Минут через 10 вся компания была в сборе. Ланна и Токлит картинно поцеловались, все зааплодировали. Мы заняли два столика, сдвинув их вместе. Заказали кучу всякой выпивки и, в целях экономии средств, совсем немного закуски.
   Гремела музыка, и было очень плохо слышно друг друга. Однако это обстоятельство ничуть не смущало тусовку. Напротив, все были веселы и довольны.
   Нет, не все. Все были довольны, кроме меня, так как от жары, шума и пива у меня начала гудеть голова... и совсем испортилось настроение.
   Внезапно кто-то сзади положил мне руку на плечо. Я вздрогнула и повернулась. За мной возвышался Пип.
   - Вставай. Идём, - сказал он мне почти в самое ухо.
   - Ты чего тут делаешь? - оторопело спросила я.
   - Идём. Мне этот шум на нервы действует.
   Я сидела в недоумении, не решаясь ни остаться, ни удалиться.
   - Эй, мужик, ты чего? - рядом с Пипом вырос кто-то из парней, кажется, Рутт.
   Пип будто не слышал вопроса, продолжая тянуть меня за плечо.
   - Мужик, - повысил голос Рутт. - Ты или садись пей, если знаешь её, либо...
   Пип медленно повернулся к парню, потом так же медленно отвернулся.
   - Мужик, ты нарываешься, да? - Рутт ткнул кулаком в плечо Пипа.
   Музыка внезапно смолкла, и Пип медленно произнёс, взяв парня за ухо:
   - Сядь.
   Рутт, будто под гипнозом, начал садиться, однако, не рассчитав расстояние, сел просто на пол. Остальные молча и ошарашенно глядели на разворачивающуюся картину.
   - Идём, - снова повторил Пип, взяв меня за руку и выводя из-за стола.
   Музыка тут же загремела вновь. Пип остановился, развернулся, отпустив мою руку и вытянув ладони вперёд.
   Рутт покачал головой, провёл руками по лицу, что-то крикнул, ему ответила Ланна, со смехом протянув ладонь и пытаясь поднять его с пола, подключилась Ритика, потом Токлит. Рутт едва стоял на ногах, он проорал что-то в ухо Ритике, оба захохотали и, пошатываясь, пошли на свои места. В нашу сторону никто и не взглянул, будто нас и не было вовсе.
   Пип снова взял меня за руку и повёл по набережной. Мне стало совсем дурно. Голова уже не просто гудела, она кружилась и болела, во всём теле был то ли жар, то ли, наоборот, озноб.
   Последнее, что я помнила, это удивлённое лицо Пипа, когда я схватила его обеими руками за рубашку, чтобы не упасть.
  
  

Глава 2

МОЯ "ПЕРСОНИФИЦИРОВАННАЯ ПРОБЛЕМА"

  
   Очнулась я в роскошной кровати под шикарным лёгким покрывалом в полутёмной прохладной комнате. Сквозь занавески лился мягкий вечерний (или утренний?) свет.
   На мне была белоснежная ночная рубашка из какого-то очень тонкого материала. Батистовая, что ли? В тканях я разбиралась неважно, но образ батистовой ночной рубашки из старинных романов в моём сознании был именно такой.
   В следующую минуту моё удивление сменилось лёгким испугом.
   Где я??? В каком пространстве-времени я нахожусь?
   Я вспомнила "вечеринку" в разгар дня, появление Пипа, наш странный уход, моё ужасное состояние...
   Теперь мне, несмотря на испуг, было приятно и хорошо. Голова не болела, во всём теле присутствовала необычайная лёгкость. Я встала и подошла к окну.
   Судя по всему, я была на верхнем этаже какого-то загородного особняка. Передо мной слегка колыхались кроны плодовых деревьев, вдали виднелась крыша ещё одного дома поменьше, совсем спрятанная в листве.
   "Всё-таки, скорее всего, это вечер", - мелькали мысли, - "Ну и рубашка! - это ж просто бальное платье будет!"
   Стоп! А где моя одежда? И где сумка?
   В обозримом пространстве их не было. Не было видно и обуви. Правда, она и не нужна была здесь, так как ноги мои утопали в мягком пушистом ковре на полу.
   Я поводила глазами из стороны в сторону.
   Шкаф. Может, мои вещи там?
   Я подошла к шкафу, который сместерили явно из дорогущего дерева. Шкаф возвышался под потолок, завершаясь чем-то наподобие антресолей.
   Я открыла шкаф.
   Фу, слава богу, мои вещи на месте. Вот футболка и шорты, вот босоножки, вот рюкзачок. Первым делом я, конечно, полезла в рюкзачок. Я не думала, что владелец такого особняка может позариться на мой кошелёк, но всё же... для порядка...
   Кошелёк и мобильный телефон занимали положенные им места. Правда, телефон оказался выключен.
   Я срочно включила его и стала ждать, пока загрузится.
   - Ну давай же, давай, - торопила я.
   Мне надо было срочно выяснить две вещи: сколько сейчас времени и что произошло со мною...
   Так, время 20.30. День - сегодня. Значит, не утро, а вечер того же дня. Это уже неплохо. Правда, мама в отъезде, и дома меня никто не спохватился бы, но всё же...
   Звонки... Так, последний - в 2 часа дня. Больше мне никто не звонил, и я тоже никому не звонила. Сообщений тоже нет. Во сколько же я покинула Ланну и компанию? Часов в пять? В шесть? Сколько же я была без чувств?
   Надо срочно связаться с Ланной.
   - Ланка! Да! Это я. Ты... ты дома?
   - Ого! Привет! - ответила Ланна. - Да, вот только сейчас приползли. Ох! Ну и голова... как чугун...
   - А я раньше ушла, у меня тоже голова заболела.
   - Я уж поняла. Только мы не заметили, когда ты свалила! Ты будто исчезла. Никто не помнил, как ты ушла.
   - Вы были Руттом заняты, когда он упал. Я попрощалась, но...
   - А! Ну да! Рутт вообще выдал цирк! Он же среди нас самый крепкий... ну... в плане выпить и устоять на ногах. А тут будто отключил его кто. Уже в половине пятого спал парень за столом, прикинь! Хорошо, что хоть не под столом!
   В половине пятого... ну и ну... Значит, я была "выключена из реальности" на четыре часа минимум.
   - А потом как он дошёл до дома?
   - А я почём знаю? Его ребята в машину уложили (брат за ним приехал). Спит, наверно.
   - Да уж...
   - И я о том. Ну и денёк! А ты как?
   - Уже лучше... Ну, пока, созвонимся.
   - Пока.
   Так, мой уход не был замечен. Речи о Пипе вообще не шло. Значит, его тоже не заметили. По крайней мере, Ланка не заметила.
   Ладно, расследуем дело дальше.
   Я немного успокоилась, хотя напряжение в теле не проходило. Повесив мобильник на шею, я подошла к двери. Осторожно толкнула... Дверь приоткрылась.
   Хорошо. Не заперта.
   Я открыла дверь шире и выглянула в коридор.
   Пустота и тишина. Никого.
   Я вышла из комнаты и почти на цыпочках, бесшумно стала двигаться по коридору, параллельно прислушиваясь к возможным звукам.
   Нет. Тишина. Дом словно заснул.
   Ага, вот и лестница, ведущая вниз. Я осторожно пошла вниз по ступенькам, благо, что они не скрипели. Лестница сделала поворот, потом ещё один и вывела меня в просторный холл. Или в гостиную, быть может...
   Сознание пронзила яркая вспышка узнавания. Мне знакомо это место... я тут была... Это же, господи! - особняк Лоттора!!!
   Ноги мои едва не подкосились. Только не это!
   Влипла...
   Если вы помните, я никогда не могла чувствовать себя расслабленно при Лотторе. В нём было что-то такое, что заставляло меня съёживаться, а моё сердце - усиленно колотиться. Не то, чтоб я его боялась... нет... не доверяла?.. да не сказала б... Как-то раз, ещё в начале нашего знакомства, он заявил, что представляет собой мою персонифицированную проблему. Дескать, он отражает какие-то проблемные части моей личности. Но это было абсолютно голословное утверждение, хотя бы потому, что мы абсолютно не похожи. Он - стильный аристократ, склонный к высокопарности, надменный, лощёный и насмешливый. К тому же мизантроп и не скрывает этого. Я... я - совсем другая. Стремлюсь к миру, улыбкам и дружбе, постоянно пытаюсь помочь другим людям. Моё решение стать волшебницей было основано на стопроцентном альтруизме! Я всегда представляла себя доброй волшебницей, к которой приходят люди за помощью, а она сидит и раздаёт дары, не прося ничего взамен! Вот это я и есть! Какая ж такая проблема могла завестись у меня, чтобы Лоттор был с нею связан? То, что когда-то хотела стать принцессой? Ну, этого хотят все девочки. Ничего тут нет уникального. К тому же, принцесса для любой девочки - это не аристократический статус, а скорее красивая внешность: бальное платье, бусы, корона на голове, карета, в общем, куча блёсток... Разве не так?
   Я осторожно обвела взглядом холл. Лоттора там не было. Это меня слегка успокоило, потому что к встрече с ним я не была готова. К тому же, в таком виде... в ночной рубашке и босиком...
   Стоп! А как на мне вообще возникла эта рубашка???
   Ладно, не буду сейчас об этом думать, иначе совсем с ума сойду.
   Назад, теперь назад, надо переодеться и выйти наружу. Я умру, если встречусь с Лоттором...
   А с Пипом? Не, не умру. Странно, он такой же насмешливый, к тому же более грубый и зачастую просто нелюбезный, но я совершенно спокойна в его присутствии! Так что будем верить, что всё это проделки Пипа, и он где-то здесь рядом. А Лоттора нет. Он ещё не пришёл, он вообще ничего не знает.
   - Он вообще ничего не знает, - повторяла я про себя, поднимаясь по крутым ступенькам лестницы и направляясь обратно в спальню. Одна рука моя сжимала перила, а другая придерживала подол длинной ночной рубашки, чтобы не запнуться ненароком. Смотрела я под ноги, то есть в пол.
   - Ничего не знает... - пробубнила я, занося ногу над последней ступенькой.
   - Кто? - раздался голос сверху.
   Я вскинула глаза и обнаружила себя буквально прижатой вплотную к возвышавшемуся надо мной Лоттору. Нас разделяла всего лишь одна ступенька, поэтому я стояла невероятно близко к нему, а глаза мои оказались на уровне его груди. Поэтому его взгляд свысока был и в прямом и переносном смысле...
   Я отпрянула и чуть было не покатилась вниз по лестничному пролёту, однако Лоттор ловко схватил меня за руку и удержал.
   Затем он галантно взял меня пол локоть и, придерживая другой рукой за талию, помог подняться с последней ступеньки лестницы на ровную поверхность коридора.
   - У тебя сегодня день падений, что ли? - с чуть заметной усмешкой произнёс он, отпустив меня и задумчиво почесав свой затылок.
   - Нет, - ответила я, снова вся внутренне сжавшись и глядя в пол.
   Вот теперь точно влипла... КОШМАР!
   - Значит, я ошибся. Ты просто учишься летать.
   Я ничего не ответила. А что я могла на это сказать? Где-то в глубине души я, наверно, желала исчезнуть, поэтому ещё сильнее затаилась внутри себя, внутренне зажмурилась, если такое выражение вам говорит о чём-то.
   Но я не исчезла, и Лоттор тоже. Он также молча стоял рядом со мной. Я не знаю, куда он смотрел, потому что сама я продолжала смотреть в пол, вернее, на свои пальцы ног, торчащие из-под рубашки.
   Наверно, прошла целая вечность. Я надеялась, что он уйдёт, или что-то скажет, или сделает, но он продолжал, молча, стоять. Я скорее чувствовала, чем видела его присутствие. Это становилось невыносимо.
   "Ну чего он тут торчит? Дел, что ли, нет у него?" - говорила я про себя. Меня уже начинало трясти от такого странного поведения. Скажу прямо - я испытывала шок.
   Он не уходил, ничего не говорил, ничего не делал. Я боялась, что он ждёт чего-то от меня, и, не получив нужного, просто "взорвётся". Но и этого не произошло. Наверно, надо было что-то делать, но я не могла, потому что не знала правил этой разворачивающейся игры и стояла почти как парализованная.
   Вокруг меня, снаружи, время остановилось, однако оно продолжало нестись с бешеной скоростью внутри моего существа...
   Постепенно буря внутри меня стала сходить на нет, и я подняла глаза на Лоттора. Он спокойно смотрел на меня, будто ничего не происходило.
   - Неплохо для первого раза, - сказал он. - Я боялся худшего.
   - А?
   - Да так... некоторые фокусы Хранителя Времени... Как ты себя чувствуешь?
   - Как после "Американских горок"... Вместо мозгов - жижа.
   - Это потому что твои мозги привыкли к определённому ритму и темпу событий, когда ты с кем-то общаешься. Я намеренно вторгся в этот временной шаблон, потому что его нужно будет когда-нибудь разрушить, иначе ты не сможешь управлять временем внутри и вне себя. А это крайне необходимо для мага, такое умение.
   - О-ох... - выдохнула я.
   - Что?
   - Опустошённость полная.
   - Но теперь-то ты не боишься, правда? - он положил руку мне на плечо. - Страх - это тоже искажённое время...
   Я действительно сейчас не боялась. Мне было спокойно, несмотря на опустошённость и какую-то апатию.
   - Идём со мною, - сказал Лоттор. - А то совсем смешно - в доме столько помещений, а мы с тобой уже четверть часа толчёмся на лестнице. Согласись! Ну вот, ты улыбнулась, это хорошо!
   Он и сам улыбался. На лице его играла мягкая солнечная улыбка. Простая улыбка без намёка на снисходительность, усмешку или светскую галантность. Похоже, я впервые выдела Лоттора без маски и наверно страшно изумилась бы, будь я не в таком "подвешенном" состоянии.
   - Я это... только переоденусь, ладно? - спросила я, дотронувшись до своей ночной рубашки. - Что за переговоры будут в таком виде?
   - Во-первых, не переговоры, а я просто приглашаю тебя по-дружески посидеть где-нибудь в уютном месте и, если хочешь, попить чай. А насчет рубашки... там халат у тебя в шкафу висит. Накинь его, всё равно скоро спать ложиться.
   - Спа-ать?? Я что, тут останусь? - оторопела я.
   - Гави, ты видишь мир только с твоей стороны. Будто нет иных людей, иного взгляда и иных точек зрения. - Он как-то устало провёл по лбу ладонью. - Хорошо, я сейчас отвезу тебя домой.
   Он направился к ведущей вниз лестнице.
   - Подожди! - я схватила его за руку. - Ты чего... так?..
   - А то, что с тобой невозможно расслабиться. Ты выставляешь со всех сторон шипы и колючки, и мне приходится раз за разом вести себя с тобою так, как я веду себя со всеми, но не с близкими друзьями. А иначе я не могу. Иначе я просто порежусь о тебя.
   Он продолжил спускаться по лестнице.
   - Лоттор! Это неправда!
   - Если неправда... - он задержался, а затем пошёл дальше. - Я - у себя в кабинете.
   Я осталась наверху лестницы, держась за перила и глядя вниз. Это был ещё один шок, даже больший, чем предыдущий.
   Лоттор искренне обвинял меня в том, в чём я постоянно внутренне упрекала его самого! Всё моё существо протестовало, но какой-то тихий голос внутри шептал, что это правда. Неужели всё так выглядит со стороны? Но ведь он сильный, а я слабая! Какие такие колючки??? Разве что внутри меня колючки... озноб какой-то...
   Я пошла в спальню. Комната была уже погружена в темноту. Я поискала выключатель, зажгла свет. В шкафу действительно висело несколько халатов. Я накинула на себя один. Поискала домашние тапочки. Тапочек не было. Впрочем, в доме чисто, тапочки не нужны.
   Я пошла снова вниз по лестнице, намереваясь разыскать Лоттора.
   У себя в кабинете? А где это?
   В доме тихо, почти везде включено освещение.
   Я прошла через гостиную и направилась в противоположное крыло дома. Снова коридор. Дёрнула первую попавшуюся дверную ручку. Нет, комната пустая. Ещё одна дверная ручка. Дёрнула. Дверь открылась. Нет, просто ещё одна пустая комната... Да сколько же здесь комнат?
   Ага, вот, видимо, тот самый кабинет.
   Из-за приоткрытой двери струился яркий свет.
   Я вошла в комнату. На диване сидел Лоттор, держа на коленях ноутбук.
   - Можно? - спросила я.
   Лоттор встал навстречу мне, отложив ноутбук, а затем пригласил сесть рядом с ним на диван.
   - Ты изумил меня своими словами, - проговорила я. - Разве это так?
   - Ты о чём?
   - О "колючках" и что тебе от меня защищаться нужно.
   - Я не говорил о защите. Я говорил, что не могу расслабиться в общении с тобой. Ты колючая и меня постоянно отталкиваешь. Я вынужден несколько раз всё просчитывать, прежде чем что-то сделаю или скажу в отношении тебя. Если у тебя есть что-то против меня - давай разберёмся раз и навсегда, иначе я просто не смогу учить тебя! В твоей голове куча шаблонов и трафаретов. Время твоё течёт неровно, хаотично. Основные твои препятствия на пути магии, так или иначе, связаны со временем. И здесь самым лучшим твоим помощником мог бы стать именно я. Но я не хочу бороться с тобой, Гави! Это опять-таки лишняя потеря времени...
   - Просто я испугалась, оказавшись здесь. Я сама была напряжена. Как бы ты поступил на моём месте?
   Лоттор улыбнулся краешками губ:
   - Я не был бы на твоём месте. Я не цеплялся бы за общество, совершенно не нужное мне, не стал бы жить по чужим, социально обусловленным жизненным моделям, когда уже принял решение идти по пути магии. Впрочем то, что произошло - наша удача. Скажи спасибо своей подруге за помощь.
   - Ланне?
   - Я не знаю, как её зовут... наверное, Ланне. - Он встал с места. - Знаешь, я что-то голоден. Пойдём на кухню чем-нибудь поужинаем. Моя домработница отлично готовит. Но сейчас придётся всё разогревать самим. Дома никого нет. Орлиден всё ещё в Замке, а Пип поехал к себе. Пошли. Ой, извини, я опять автоматически предполагаю, что ты остаёшься у меня.
   - Остаюсь.
   Кухня Лоттора была просто шикарная. Она, скорее, напоминала конференц-зал по своим размерам и степени оснащённостью техникой. К тому же в центре стоял огромный стол в форме буквы "П", что ещё больше роднило кухню с конференц-залом.
   - Ух ты! - воскликнула я. - Ну и кухонька!
   - Просто реализация детской мечты, - пожав плечами, ответил Лоттор. - Самым интересным местом в моём доме была кухня. Но мне, как сыну графа, туда был путь заказан... Неприлично, дескать... А я был, к сожалению, послушным ребёнком. Зато теперь вся кухня в моём полном распоряжении.
   - А домработница?
   - Ну, она больше по части уборки, хотя и готовит превосходно, это факт. У меня же не всегда есть время всё делать самому.
   - А она волшебница?
   - Господи, да нет, конечно! Обычная тётка. Но мне она нравится. У неё мысли очень простые и незлобивые. Правда, она в разводе (ей 62 года), и её сорокалетняя дочь тоже разведена. В этой зоне - некоторые трудности.
   - Какие?
   - Она никак не может решить - самой выйти за меня замуж или выдать дочь.
   - Что, так и говорит???
   - Почему "говорит"? Я не сказал, что говорит. Но думает...
   - Так ты что, мысли читаешь???
   Лоттор снова пожал плечами:
   - Это - одна из моих сильных сторон. Да. Читаю.
   - Ужас, - выдохнула я и уставилась в свою тарелку, на которую Лоттор положил фруктовый салат со сметаной.
   - Тебе чай или сок? - вместо ответа спросил он.
   - И того, и другого... А что ты спрашиваешь? Прочитал бы мысли и всё...
   - Уже читаю, и снова натыкаюсь на колючки. Ты что, в прошлой жизни дикобразом была, что ли?
   - Нет, просто неуютно, когда кто-то читает твои мысли...
   - ... и ты срочно стала вспоминать все встречи со мной, пытаясь выудить какие-нибудь ужасные мысли, что думала при мне?
   - Ну, в общем, да...
   - Ясно, - спокойно сказал он, наливая чай.
   - А она, домработница твоя, знает, что ты это... мысли...?
   - Нет, что ты, зачем же её пугать! Для неё я просто богатый бизнесмен. На самом деле, Гави, научиться читать мысли очень просто. Но для начала нужно избавиться от "мозгового шума" в собственной голове. Когда твоя голова переполнена отбросами собственных мыслей - ничего не выйдет. Как сейчас у тебя, - добавил он, усмехнувшись.
   Я молчала. Но он был прав - обрывки мыслей беспорядочно сменяли одна другую, внутри меня разворачивалась целая дискуссия... хотя нет, не дискуссия... как на вечеринке, когда все говорят одновременно, и никто никого не слушает.
   - Гави, я не Дэннир, - продолжал Лоттор. - Я и не могу, и не хочу им быть. Дэннир - великий маг, но его методы общения с учениками мне кажутся непродуктивными. Он своим ученикам слишком потакает, особенно их страхам. Поэтому, наверно, и не показывает свою настоящую силу. Потому что люди боятся силы.
   - По-моему, наоборот, сильных людей боготворят, ими восхищаются, им поклоняются.
   - "Боготворят, восхищаются, поклоняются" - это и есть страх, просто трансформированный, к тому же основанный на рабском самоощущении. Те, у кого рабского начала мало, - те просто убегают от "носителя" силы. Избегают его. Это ты, например. Если б ты была свидетелем силы Дэннира - ты тоже начала б избегать его. Но он этого не хочет, вот и притворяется добрым старичком. Но это, простите меня, просто глупо. Вспомни историю Мартинка. Хорошенькое обучение - в течение ста (или сколько там?) лет!!!
   Лоттор встал и подошёл к холодильнику.
   - Мороженое будешь?
   Я утвердительно кивнула головой.
   - Давай говори вслух, - улыбнулся Лоттор. - Не молчи. Как правило, когда человек ничего не может сказать, - у него слишком много разнообразных мыслей бродит в голове, цепляющихся одна за одну. Если ты говоришь вслух - только одна мысль остаётся, остальные рассеиваются. Кстати, хороший способ при бессоннице - выхватывай одну мысль из тысячи наличествующих и начинай её проговаривать вслух, не останавливаясь. Или хотя бы бесшумно артикулируй. Сразу помогает. Проверено. Столько мороженого хватит?
   - Да, спасибо.
   - Так вот, на чём мы остановились. Среди твоего магического окружения только я и Пип не скрываем в отношении тебя своей силы и могущества. Зачем обманывать того, кого уважаешь и в кого веришь? В ответ ты нас боишься. Почему?
   - Не знаю...
   - Неправда, ты обманываешь. Ты знаешь, почему.
   - Потому что я слабая, - пробурчала я.
   - Да... в чём-то это верно... Ты действительно слабая. Но почему?
   - Ты меня спрашиваешь?
   - Да.
   - Такая родилась, наверно.
   - Ха-ха-ха! - рассмеялся Лоттор. - Когда ты родилась, ты во всех смыслах была иная. И уж точно силы не боялась. Ты же не боялась родителей в младенчестве? Я говорю о сегодняшнем дне. Почему ты сейчас слабая?
   - Меня не научили быть сильной.
   - Согласен. Это верный ответ.
   - А как научиться самой - я не знаю.
   - Тоже верно.
   - Я где-то читала, что от природы человек наделён ограниченным объёмом силы: кто-то больше, кто-то меньше. И с этим уже ничего не поделаешь. Можно, конечно, развивать свою силу, но не бесконечно же?
   - Отличные выходные данные литературного источника - "где-то", - фыркнул Лоттор. - Давай лучше скажи, что вообще ты знаешь о силе, находящейся в человеке?
   - Немного, если вспомнить сегодняшнее происшествие на лестнице... Ты меня заколдовал?
   - Можно и так сформулировать... Но если точнее - я применил к тебе силу воли. Человек имеет доступ к самым разным силам. Есть физическая сила, по своей природе мужчины способны обладать ею в большей степени, чем женщины. Есть импульсная сила и сила гибкости, ловкости. Ею в большей степени обладают женщины. Хотя об этом мало кто говорит, видимо, чтоб держать женщин на привязи. Это всё простые силы, силы физического, материального плана. Следующий уровень - сила воли или сила духа. Я это так называю, хотя в эти же слова нередко вкладывают совершенно иное значение. Силой воли могут обладать люди обоего пола. Тут всё зависит от безупречности духа у человека, что достигается очищением разума и идеальной дисциплиной на всех уровнях. На лестнице я использовал свою силу воли, повлияв на твоё время. Но об этом чуть попозже. Высший уровень - сила сердца или сила любви. Ею в полной мере обладают лишь чистые человеческие существа с открытым сердцем. У тебя, кстати, в этой сфере большой потенциал, но твоя сила сердца искажена или, скорее, заражена. Она заражена мощными "колючками", которые ранят и тебя и тех, кто с тобой рядом, особенно в сложных ситуациях. Есть ещё несколько прослоек силы, в зависимости от направленности жизни человека: магическая сила, сила профессионализма и другие. С волшебной силой ты уже хорошо знакома.
   - Да, я обрела её в Замке. Это было так чудесно! И я думала, что теперь всё будет в порядке, я начну наравне со всеми колдовать, но...
   - Облом, да? - картинно покачал головой Лоттор. - А что ты хотела-то? Волшебная сила - она ведь как бы дополнительная: с одной стороны самостоятельная, а с другой - работает на топливе основных трёх уровней сил у человека. Поэтому у тебя ещё ничего и не выходит - остальные силы-то спят!
   Лоттор остановился, внимательно посмотрев на меня. Я кивнула головой.
   - Это понятно. Непонятно только - что делать лично мне?
   - Смотря для чего... Смотря что ты хочешь?
   - Овладеть этими силами. Той же силой духа. Чтобы в случае чего уметь противостоять в таких ситуациях... как на лестнице...
   Лоттор как-то очень грустно посмотрел на меня.
   - Противостоять... н-да... Превратить колючки в кинжалы. Каждый встречный - враг! И я его сначала уничтожу, а потом уж буду думать - чего это он хотел от меня? Так, что ли?
   - Я что - так думаю???
   - Увы...
   - Ну тогда я бы хотела сначала научиться отличать друга от врага.
   - Что же, это уже почти здоровое желание. Почти. Только ответь мне на два вопроса - каковы твои критерии врага и что ты будешь делать с врагом, когда его обнаружишь?
   Я глубоко вздохнула.
   - О-ох... Ну враг это...
   - Тот, кто не соответствует твоим ожиданиям? Делает не то, что ты ему предписываешь?
   - Нет, я...
   - Почему же нет? Это общеизвестная характеристика врага! Даже больше - преступника! Тот, кто нарушает закон. А что такое закон? - система ожиданий. Просто есть система ожиданий на государственном уровне, а есть - на индивидуальном. Твоя личная система ожиданий. Кто не попадает в твою систему ожиданий - по определению преступник, враг.
   Я задумалась.
   - Дэннир как-то сказал мне, что у мага нет врагов...
   - Правильно. И я тебе то же самое могу сказать. Просто будет ли тебе от этого польза - не знаю.
   - Я думала, что это просто красивая фраза...
   - Правильно, потому что ты выросла в мире обмана, где ничего не значащие слова - есть правда, а истинные слова - всего лишь что-то либо "красивое", либо "ужасное".
   - И что же делать?
   - Я не знаю. Вернее, у меня нет ответа, который соответствовал бы твоей системе ожиданий.
   - А вне её?
   - Вне её я уже дал тебе ответ. На лестнице.
   - Да?
   - Когда нарушил твой временной шаблон.
   - Это я не понимаю.
   - Всё очень просто. Система ожиданий каждого из нас во многом связана со временем. Когда ты что-то делаешь, то ждёшь от мира ответ. Например, общаясь с человеком, ты ждёшь от него какой-то ответ на твои слова и действия. Причём этот ответ должен наступить в определённое время - ровно "от сих и до сих". Если ответ задерживается - человек начинает нервничать или впадает в ступор, - и тем сильнее, чем жёстче его временные шаблоны. Это простой способ воздействия на людей. Если и магия - то общеизвестная. Поизучай риторику. Роль пауз.
   - У меня были странные ощущения.
   - Конечно. Но я радуюсь, что ты допустила меня всё-таки до твоего временного шаблона и позволила его нарушить. Обычно человек в таких ситуациях суетиться начинает, если не беситься... Или замирает в ступоре. Всё это способы сохранить шаблон. А ты проявила известную гибкость. Это радует. Только знаешь что? Давай сейчас закончим наши разговоры, и ты пойдешь спать. У тебя сегодня был насыщенный день, и лучше обойтись без перегрузок. А то ещё немного - и ты заснёшь прямо здесь, на кухне. Конечно, это тоже шаблон, но кухня - не спальня. И до этого уровня мы всё-таки не станем с тобою разрушать шаблоны, как ты считаешь?
  

Глава 3

ИСТОРИЯ ВОЛШЕБНИЦЫ ИЗ ДЕТДОМА

  
   Заснула я почти мгновенно и ни разу не проснулась ночью, что было редкостью для меня.
   Наутро я чувствовала себя превосходно, несмотря на вчерашние встряски.
   Часы показывали половину девятого. Я встала и переоделась в свою одежду. Включила мобильник. Оказалось, что был пропущенный вызов. В 8 утра. От Ланны.
   Странно, обычно в это время она не звонит. Сама поспать любит. Значит, что-то срочное. Я решила ей перезвонить. Оказалось, что во сне она увидела, будто меня с вечеринки увёл какой-то мужик.
   - Ты прикинь, такой мужик весь из себя важный, на олигарха похожий. Вот и ты с ним ушла, только ручкой махнула. А мы будто сидим ну прямо как вчера. А он ещё говорит что-то, не помню что. Прикинь! К чему бы это, а?
   - Не знаю. Ты же всё время хочешь меня "с кем-то" познакомить, может, это "кто-то" и есть!
   - Ой, да ну, старый он больно! Хотя если олигарх... А ты где? Дома?
   - Ты ко мне хочешь?
   - Нет, просто твой домашний номер не отвечает.
   - Он выключен. Ну ладно, давай, я собираться буду.
   Ага! Пип-таки проник в Ланкино сознание. Интересно, как обстоят дела у других? Не приснилось ли им что-то подобное? Вот будет интересно, если приснилось!
   Я вышла из спальни. В доме, как и вчера, пребывала спокойная тишина и прохлада, несмотря на уличную жару. Это было особенно удивительно, потому что я нигде не обнаружила ни сплит-систем, ни кондиционеров. Хотя, быть может, плохо искала...
   Первым делом я направилась на кухню. Ага! Жизнь, всё-таки, в доме присутствует. За дверью раздавалось позвякивание посуды и журчание воды.
   Я открыла дверь и вошла внутрь. На кухне хозяйничала полноватая дама в белой поварской шапочке и таком же белом переднике, надетом на цветастое платье.
   - Здравствуйте, - сказала я.
   Домработница? Очевидно, да...
   - А, здравствуйте, здравствуйте! Проходите. Ваш дядя велел накормить вас и добавил, что сегодня вы - за хозяйку. Вам накрыть в гостиной или можно здесь?
   - Дядя??? - я вытаращила глаза.
   - Он уехал, - широко улыбнулась дама.
   - А откуда вы меня знаете? - спросила я.
   - Вы - Гави?
   - Да.
   - Ну тогда всё верно. - Дама вытерла руки о передник и улыбнулась ещё шире. - Хозяин мне про вас сегодня утром рассказал. Тита, говорит - это меня зовут Тита - Тита, говорит, у меня гостит племянница, дочка сестры. Ну и всё такое...
   - А-а... - протянула я.
   Затем добавила чуть слышно:
   - Ну и кто среди нас лгун?
   Завтрак был превосходный. Тита действительно умела отлично готовить.
   - А куда он уехал-то? В смысле, дядя...
   - Так на работу! Куда ж ещё? - удивлённо вскинула брови Тита.
   - А разве у него не выходной? - решила я разнообразить игру.
   - Какой же выходной, когда сегодня вторник! - всплеснула руками Тита.
   - Точно! Как же я забыла! - с теми же интонациями воскликнула я.
   - Не страшно. Вы же в отпуске! Когда я в отпуске, то тоже забываю про дни и числа. Всё? Или положить ещё чего-нибудь?
   - Нет, спасибо.
   Тита убрала посуду в посудомоечную машину и включила кнопку пуска. Затем сняла передник и шапочку, после чего водрузила их на верхнюю полку шкафа, стоящего в углу.
   - Ну всё. Теперь за уборку. Дом большой, надо всё успеть. Только почему хозяин не велит трогать его спальню и кабинет - не знаю, - несколько обиженно сказала Тита.
   - Я тоже не знаю, - пожала плечами я.
   - А почему вы не хотите работать у дяди? - вдруг ни с того, ни с сего спросила Тита.
   - Кто вам это сказал?
   - Просто вы так одеты... Шортики, футболочка... Вот я и думаю - родители ваши небогаты, и сами, небось мало получаете...
   Я с недоумением оглядела свой костюм.
   - Так жарко же...
   - Богатые девушки другие шорты носят. Я знаю. Работала у таких. И вы... ну, богатые девушки по-другому смотрятся... А вы похожи на дядю, за дочку сошли б. Тот, другой брат - не похожий, а мама ваша, наверно, похожа на хозяина.
   Другой брат? Это ещё куда?.. Пип, что ли? Н-да, предельно честный Лоттор, очевидно, куда-то отлучился. А место его занял двойник-антипод. Что он ещё наплёл домработнице? Вот как возьму да расскажу правду! Да нет, не расскажу, конечно. Так даже забавнее.
   - Вы были бы очень эффектная, если б были его дочкой, - продолжила Тита.
   - А сейчас я какая? - с некоторым вызовом поинтересовалась я.
   - Бледненькая... Да вы простите меня, я болтать люблю, и хозяин не против. Он любит меня слушать, когда не занят. Ох! - воскликнула она, глянув на часы. - Надо прибираться, а то не успею ничего.
   Она убежала, а я подошла к зеркалу в полный рост и глянула на себя. Бледненькая... Ну да, не загорелая, да я и не люблю загар-то... Или что-то другое она имела в виду? Однако она несколько бесцеремонна. Я б приглушила её в другой ситуации. Просто не знаю, что такого она слышала обо мне. Может, Лоттор говорил, что я тоже люблю поболтать по душам... Вот уж точно: будет здорово выдать её замуж за Лоттора!
   И что теперь мне делать? Я б домой поехала, если честно. Или порыться в лотторовской библиотеке? Там у него и компьютер, Интернет есть... Или погулять по окрестностям? Дойти до Келлани, что ли?
   Я потеребила свой мобильник. Позвонить Келлани?
   На сей раз она взяла трубку. Я сказала, что при странном стечении обстоятельств оказалась у Лоттора и теперь хотела бы навестить её, тем более, что живёт она почти рядом.
   Келлани засмеялась.
   - Ты! У Лоттора! Это ж чудеса! Было б интересно послушать!
   Мы договорились встретиться с нею тот час же, как я смогу собраться и дойти до неё.
   - В моём роднике сегодня на удивление вкусная вода, - сказала Келлани сразу же, как я переступила порог её дома. - Водные источники для подземного народца - это всё равно, что для нас деревья. Мы удобряем почву, и деревья дают лучший урожай. А подземный народец удобряет почву для своих "деревьев" - водных источников. Видимо, они прознали обо мне и пытаются угодить.
   - Подземный народец?
   - Да. А ты разве ничего не слыхала о духах Земли?
   - Слыхала, но думала, что это сказка.
   - Конечно, сказка, - рассмеялась Келлани. - В которую ты была столь любезно приглашена и в которой уже, я надеюсь, поселилась. Но расскажи мне о Лотторе! Как ты оказалась у него?
   Я поведала ей во всех возможных подробностях эту удивительную историю, начав с нашей вчерашней тусовки и закончив недавно состоявшимся диалогом с Титой. Келлани задумалась.
   - Всё это неплохие знаки. Сначала я, было, подумала, что ты зря пошла на ту вечеринку, но теперь даже рада этому. Вечеринка, ни что другое, привела тебя к Лоттору.
   - Но почему там оказался Пип?
   - Пип обладает потрясающим чувством опасности, - сказала Келлани. - Он у нас как страж, как бы наша охрана. Когда нам грозит какая-то опасность - он всегда рядом. Я не знаю, как у него это получается, но это так. Я, Орлиден, сам Лоттор, отчасти Мартинк - мы все под его защитой. Теперь и ты тоже. Он наверняка почувствовал, что ты не в безопасности и вытащил тебя оттуда.
   - Тогда понятно. Но я всегда думала, что Пип - помощник Хранителя Времени.
   - Хи-хи. Он сам так думает. Его недостаток - повышенная преданность Лоттору. Он до сих пор стремится ему во всём подражать и даже своё магическое предназначение мыслит исходя из предназначения Лоттора. "Если Лоттор хранитель времени - значит, и я им буду, хотя бы помощником". Но его природа другая.
   - А Дэннира он тоже защищает?
   - Нет, Дэннир не нуждается в защите. К тому же Дэннир сам решает, кому и когда открыться. Если он не хочет - никто не сможет сказать, где он сейчас и что делает. Если он не хочет - никто не сможет сказать, о чём он думает.
   - Даже Лоттор?
   - Даже он. Лоттор вообще отказался лезть Дэнниру в голову. Как-то раз он решил на Дэннире попрактиковаться. Дэннир всё понял и стал излучать такие мысли, что Лоттор заболел, представляешь? Это давно было, но я помню этот случай. Я тогда была ещё девочкой и только стала учиться у Лоттора. Потом Дэннир его лечил, после чего обучил каким-то премудростям по контролю своих и чужих мыслей.
   Я открыла рот в изумлении.
   - Как? Ты - ученица Лоттора?
   - Да. Самая прямая и непосредственная. А что ты так удивляешься?
   - Не похоже совсем!
   - Почему?
   - Вы общаетесь как равные. Помню, ты даже критиковала его. И он тебя слушается!
   - Так оно и есть. Я уже нашла свою нишу в магическом мире и движусь сама по своему пути. С Лоттором мы теперь коллеги, друг другу помогаем, вместе работаем. Подтруниваем иногда друг над другом. Мы же не в системе индийских гуру, когда на учителя всю свою жизнь ты должен смотреть снизу вверх. Это непрактично, а маги, как ты успела заметить, - существа самые практичные в этом мире. Если хочешь - давай пойдём к роднику, я наберу сегодняшней вкуснейшей воды, а потом расскажу тебе историю, как познакомилась с Лоттором. История воистину поучительная.
   ***
   Келлани никогда не знала своих родителей. Никто не знал, так как она была подкидышем, которого нашли тёплым летним утром на пороге городского "Дома малютки". Всё, что осталось от её природных родителей - цветастая простыня с большим синим чернильным пятном сбоку, которое было невозможно вывести. Скорее всего, именно поэтому простыня стала единственным "приданым" девочке, вот так бурно выброшенной в жизнь. Ребёнок был здоровый, крепкий, однако найти приёмных родителей ей так и не удалось, так как девочка была очень некрасива. У неё были редкие волосёнки и круглое невыразительное личико. К тому же она постоянно умудрялась сажать себе на лицо всяческие ссадины и синяки, лишая свой облик последних остатков "товарного вида". Поэтому она, как и многие её сёстры-братья по несчастью, воспитывалась в специальных детских учреждениях, встретив своё тринадцатилетние в школе-интернате для детей-сирот.
   Она ненавидела интернат. Ей не нравились уроки (хотя училась она сносно), ей не нравились воспитатели и учителя (хотя она их слушалась и особых нареканий у них не вызывала). Поначалу она верила в то, что как-нибудь на шикарной машине приедут её настоящие родители и под завистливые взгляды всего интерната увезут её домой, на шикарную виллу. Затем она верила, что кто-нибудь попроще полюбит её и удочерит. Потом перестала верить во что бы то ни было и просто стала ждать того дня, когда она, наконец, закончит школу и сможет жить самостоятельно.
   После шикарной виллы, о которой она мечтала, представляя своих родителей, мысли её постепенно перетекли в сторону собственной комнатки в общежитии, где она сможет жить, поступив в институт. Ну, может, не совсем собственной, но, по крайней мере, там будет не двадцать девочек одновременно, а только две (если повезёт) или три-четыре (если не очень повезёт).
   Единственным утешением для Келлани были каникулярные месяцы, когда учеников отвозили в летний лагерь. Келлани любила природу: она любила рассветы и закаты, ливни и гром, туманы и яркое солнце. К тому же в лагере девочка совершила одно важное открытие, которое снова заставило её поверить.
   Лагерь располагался неподалёку от огромного дачного посёлка, где обитали, преимущественно, очень обеспеченные люди. Встречаясь с дачниками-ровесниками, Келлани с подружками тихой завистью завидовали их внешности - одежде, обуви, украшениям, а также дополнительным вещам, которые эти дети при себе имели (велосипеды, часы, солнечные очки, прекрасные куклы и даже собственные породистые собаки). Всё это интернатские дети даже в самых смелых мечтах не могли себе позволить, особенно те, кому исполнилось 10 - 12 лет и кто уже пережил эпоху сказочных иллюзий.
   Как-то раз Келланина подружка-старшеклассница, которой к тому времени уже исполнилось 15 лет, не явилась ночевать. Само по себе это событие не было из ряда вон выходящим, так как старшеклассники часто убегали из лагеря по ночам. Однако на следующий день она пришла, с ног до головы одетая в то, что было мечтою всех девочек-подростков: туфельки на каблуках, стильная юбочка, кофточка, даже серебряные серёжки! Удивлённым воспитателям она объяснила, что всё это ей подарила богатая девочка, с которой она познакомилась на пляже.
   - Она не хотела нести эти вещи в "Помощь", а просто подарила их мне лично, - клялась девочка. - Разве это нельзя?
   "Помощью", как объяснила Келлани, называли специальную комнату, куда дачники действительно приносили предметы одежды, книги, карандаши, игрушки или другие вещи для детей-сирот.
   Ещё большим сокровищем, обладательницей которого стала старшеклассница, был полный набор косметики. Девочки тут же наперебой стали просить подругу попробовать помаду, тушь и румяна. Старшеклассница милостиво позволила, после чего собрала вокруг себя самых преданных приятельниц и по секрету добавила, что зачем делить один набор на всех, когда можно всё это купить! И достала из кармана такую сумму денег, которую девочки сроду не видели...
   Под клятвой о неразглашении страшной тайны она поведала приятельницам, что все эти сокровища ей презентовала не богатая девочка, а один очень богатый молодой парень, с которым она познакомилась и провела ночь.
   - Это шмотки его сестры, они ей не нужны, это точно, так как она укатила за границу на учёбу. А он мне их подарил. У него ещё полно их в доме. Он один живёт, но родители его скоро приедут, поэтому надо поспешить. Я снова пойду туда. Он ещё денег даст. Девчонки, если вы хотите со мной, давайте. К нему друзья хотели прийти! Знаете, как будет весело! Малина, пирожные, пиво, коктейли! Мммммм....
   У школьниц загорелись глаза. Загорелись они и у Келлани. Она решила, во что бы то ни стало, познакомиться с богатым красивым молодым парнем. Но планы её были далеко идущие. Она хотела не помаду или духи. Теперь она хотела замуж.
   Через пару-тройку дней уже четыре школьницы стали обладательницами шикарной косметики и денег. Чтобы не вызвать подозрений у воспитателей, одёжку они либо не брали, либо хорошо её прятали. Келлани этого не знала. Самой ей не удалось пойти в те дни "в разведку", так как её заставили допоздна дежурить на кухне в соответствии с графиком (а она и забыла...).
   Следующую вылазку планировали на выходные, но неожиданно приехали родители парня, и возможность встречи исчезла.
   Однако девушки не сдавались.
   - Он что, единственный в мире? - сказала одна из них. - Давайте пойдём в посёлок и будем просто гулять. Наверняка кого-нибудь встретим! Я в одном фильме видела, что так тоже можно!
   Келлани волновалась. Подойдя к зеркалу, она увидела своё бледное личико, обрамлённое плохо лежащими светлыми волосами, едва достигающими плеч. Что касается одежды... Полный позор!
   - Надень моё платье, - сказала одна из подруг. - На свиданье надо ходить хорошо одетой.
   Но платье оказалось велико и висело на Келлани как на швабре.
   - Лучше давай сделаем причёску, и ты накрасишься, - авторитетно заявила другая школьница. - Платье только поначалу нужно, а потом всё... хи-хи... без платья...
   Сказано - сделано. На голове Келлани соорудили что-то наподобие гнезда, замазали тональным кремом синяк на лбу, густо накрасили губы и ресницы.
   Старт - ровно после отбоя.
   Итак, стихли шаги воспитателей... - вперёд! Пять отважных школьниц едва слышно прокрались через территорию лагеря, и вышли к дороге на посёлок.
   - Только стоять будем не всей кучей, хорошо? - сказала старшая. - Кто-то у магазина, кто-то у ночного клуба, кто-то у сауны. - А ты, Келлани, к медпункту иди или к парикмахерской.
   - Да кого я там встречу-то??? - возмутилась Келлани. - Это же ночь!
   - Люди и там ходят. Я своего Тора вообще на безлюдной улице встретила. Только будьте все осторожны. Если нас кто-то выдаст начальству - кончится наша жизнь... Позавчера какая-то старуха выпятила на меня глаза и так ехидно просипела: "а ты-то интернатская... тебе разве можно сюда?"
   Девушки разбрелись по посёлку. В поле зрения Келлани находилась одна из её подруг, к которой вскоре подошёл какой-то парень, и они ушли вместе. Другой парень, видимо его знакомый, направился к Келлани, оглядел её с головы до ног, хмыкнул и затем заорал:
   - Эй вы, меня ждите, сейчас я с вами!!!
   Он бросился бежать с уходящей парочке, и через минуту вот уже втроём они шли вглубь дачной улицы. Школьница держала обоих парней под руки.
   Келлани почувствовала комок злости, свербящий где-то глубоко в горле. Все девчонки завтра будут хвастать своими победами! Кроме неё... Ну разве это справедливо???
   - Идём со мной, - вдруг над ухом Келлани раздался голос.
   Келлани обернулась. Над ней возвышался импозантный господин средних лет. Келлани вдохнула побольше воздуха и захлопала глазами. Сердце её заколотилось, словно отбойный молоток.
   - Ах! Да, конечно, да!..
   Зрелый господин! Шикарно одетый. Да такого ни у одной девочки не было! Келлани застыла в восторге.
   - Так идёшь? - повторил господин. - Мне некогда тут торчать.
   - Иду, иду!!!
   Господин развернулся и пошёл к своему автомобилю, что стоял поодаль. Келлани семенила вслед за ним.
   Чудо! Келлани впервые оказалась в легковом автомобиле! Вся переполненная восторгом, она оглядывала ручки, кнопочки, рычаги и всё остальное. Ещё немного и она бы дала волю своему детскому восторгу. Но она была проинструктирована старшими и сдержалась. "Кокетство и только кокетство", - учила её подруга.
   Господин завёл двигатель, и машина тронулась.
   - А куда мы едем? - кокетливо спросила Келлани.
   - А куда ты хочешь?
   - К... тебе, милый, - повела накрашенными глазками Келлани.
   - Ну, так ко мне и едем, - обыденно сообщил господин.
   Порылся в пакете, стоящем рядом с сиденьем и достал плитку шоколада.
   - Хочешь?
   - Да! - выкрикнула Келлани и буквально вырвала шоколадку из рук водителя.
   - Хм, - сказал господин.
   Келлани вгрызлась в шоколад и уничтожила его через полминуты.
   - Эх, вкуснотища, обожаю! - удовлетворённо откинулась на сиденье она.
   - Рад это слышать, - сказал господин.
   Минут через семь приехали на место. Импозантный господин занимал небольшой дачный коттедж на самой окраине посёлка. Он провёл Келлани в дом и усадил на диван в гостиной. Сам будто вспомнил что-то и удалился.
   Келлани время не теряла. Она положила ногу на ногу и задрала юбочку... расстегнула кофточку (именно так, как её и инструктировала старшеклассница). Взяла со стола грушу и надкусила, открыв рот.
   Господин вошёл, держа в руках какие-то бумаги. Увидев Келлани, он положил бумаги и уставился на неё каким-то долгим и отрешённым взглядом. Келлани смутилась. Она поправила юбку, застегнула кофту и отложила грушу.
   - Вот так-то лучше, - сказал господин. - С чего ты взяла, что вообще можешь меня интересовать в этом смысле? Ты тощая, прыщавая и некрасивая. К тому же ты детдомовка, может, ты вообще заразная. Ты хоть в зеркало смотрелась-то?
   Келлани вспыхнула и зажалась. Она испугалась.
   - Тебе сколько лет? - спросил господин.
   - Четырнадцать.
   - А если правду?
   - Тринадцать, но четырнадцать... оно будет...
   - Надеюсь, - фыркнул господин. - Ну, если тебе тринадцать, то нести ответственность за себя ты уже можешь. Как тебя звать?
   - Келлани.
   - Меня Лоттор. И у меня нет времени долго разговаривать с тобой. Сегодня ночью ты должна принять самостоятельное, сознательное и ответственное решение о своей жизни. В тебе заложен сильный магический потенциал. Ты можешь овладеть Природной магией в совершенстве и войти в тот мир, в котором живу я... и многие другие. Со своей стороны ты будешь обязана беспрекословно меня слушаться ровно столько времени, сколько я тебе скажу. К тому же ты будешь слушаться и других людей, которым я тебя представлю. Взамен ты будешь жить в комфорте, хорошо питаться и одеваться. Ты будешь продолжать учиться, но не в своём интернате, так как ты его покинешь навсегда. Если ты не согласна, то завтра я тебя ровно к половине восьмого отвезу в лагерь, чтобы ты успела пробраться в свою комнату, переодеться и вовремя прийти на ваш общий сбор и перекличку, который в девять ноль-ноль. В компенсацию за твоё потраченное время я дам тебе... вот столько денег.
   Он положил перед Келлани несколько купюр, придержав их пальцами. Келлани округлила глаза от изумления.
   - Это если ты откажешься, - добавил господин, убирая купюры. - Я же понимаю, ты должна похвастаться своими успехами. Но выбор за тобой. Пойдём, я провожу тебя в спальню. Только предварительно умойся, пожалуйста. Мне не жалко наволочку, но... нельзя так издеваться над своей кожей.
   Келлани была ошарашена.
   - Я не поняла, - прошептала она.
   Лоттор усмехнулся и ещё раз повторил своё предложение.
   - То есть я останусь с вами??? Как бы дочкой? - спросила Келлани, не веря сама себе.
   - Если тебе так понятнее, то да. Хотя я б лучше сказал, что воспитанницей и ученицей.
   - И вы заберёте меня из интерната???
   - Да.
   - Ой...
   - Что? Ты не хочешь?
   - Хочу. Но...
   - Но ты никогда не увидишь своих подруг, это так. Ты даже не сможешь с ними попрощаться. Они дороги тебе?
   - Да... нет...
   - В общем, решай. В семь утра я разбужу тебя. Ты должна дать определённый ответ. Если ты согласна - я беру тебя с собой. Если не согласна - возвращаешься в лагерь. Если будешь колебаться - тоже возвращаешься в лагерь.
   ***
  
   - Вот так я и стала ученицей Лоттора, - сказала Келлани.
   - Но ты же - красавица, - изумилась я. - А описываешь себя как настоящую дурнушку!
   - Просто я такой была, а потом изменилась. Внешность наша очень подвижна. Питание, мысли, окружение, - всё влияет. По-настоящему уродливые черты лица встречаются крайне редко. Улучшить цвет лица, изменить состояние волос, поработать над фигурой, красиво одеться - вот ты и красавица!
   - А как же работники интерната? Разве тебя не искали?
   - Искали, конечно, но потом сочли пропавшей без вести... Тогда, в те времена, на это смотрели сквозь пальцы. Я спрашивала Лоттора. Он ведь тоже был одним из тех, кто оказывает помощь интернату. Типа спонсора... Он говорил, что был некоторый шум, но его сумели замять. Я же круглая сирота была, кому нужна? Типа, сбежала девочка искать приключения... Он подробно рассказывал о том, что случилось после моего исчезновения. Смеялся над моими подругами. Они всё извратили, говорили, что чуть ли не я подбивала их на все эти выходки...
   - А где ты жила потом?
   - В Замке. Счастливой особенностью моего происхождения было то, что я могла уехать в Замок и жить там, обучаясь, сколько необходимо. Никто же меня не искал! Поэтому я стала волшебницей в рекордно короткие сроки. Обычно у человека очень много времени уходит на обучение, потому что ему нужно совмещать и тот, и этот мир... А у меня с тех пор был только мир магии.
   - Судя по твоим словам, Лоттор с тобой не особенно церемонился.
   - Да он вообще со мной не церемонился! В то утро, когда я дала согласие, он заставил меня подписать несколько комплектов бумаг в двух экземплярах. Я сначала думала - вот глупость! А потом поняла, что сама своею рукой направила свою жизнь в определенное русло. Там были прописаны все условия нашей совместной жизни с моим учителем. И когда я в последствии принималась возмущаться, он молча показывал мне копию договора.
   - Но ты же была маленькая!
   - Но не в понимании Лоттора. Он считает, что ответственность (как и безответственность) формируется у человека до десяти лет. После этого возраста нужно с человека спрашивать по полной. Иначе человека просто потеряешь. Да... - задумалась она. - Ведь так и есть...
   Потом она улыбнулась.
   - По мнению Лоттора, мы с тобой похожи. Такие две природномагические... Поэтому он никак не мог понять, почему ты так робеешь перед ним. Он даже меня спрашивал... Я-то его не боялась. Что истерики закатывала - да. Но не боялась. Хотя он со мной очень круто обходился. С тобой-то он сама деликатность...
   - Не знаю... Может, всё дело в разнице происхождений. Ты не приучена была бояться. Ты всегда была смелая. А меня учили бояться и угождать... Не знаю.
   - Возможно, - ответила Келлани. - Лоттор как-то сказал, что в каждой ситуации есть и преимущества, и недостатки. Важно уметь использовать преимущества и нейтрализовать недостатки...

Глава 4

ЛОЖЬ В ЕЁ МАГИЧЕСКОЙ СУЩНОСТИ

   - Я налью тебе пару бутылок родниковой воды, - сказала Келлани, когда я начала собираться домой. - Передай одну Лоттору, хорошо?
   - Вообще-то я не планировала назад к нему... Мне дома надо быть. Конечно, я предупрежу, но...
   Келлани задумалась. Затем резко вскинула голову.
   - Нет. Племянница не может гостить у дяди меньше суток. Так не бывает.
   Я засмеялась.
   - Да ладно тебе! Мало ли что наплёл "сверхчестный" Лоттор! Тем более у меня есть основание...
   - Гави! - перебила меня Келлани. - Лоттор действительно очень редко лжёт. Значит, это - некий исключительный случай. По крайней мере, ты должна выяснить, зачем он так сказал.
   - Хорошо. Давай ему позвоним и спросим.
   Келлани взяла телефон.
   - Я позвоню. Так... ага... Лоттор! Да. Да, ты как всегда угадал... Ой, да ладно тебе... ага... Хорошо. Хорошо... Пока!
   Захихикав, Келлани положила трубку.
   - Минут через двадцать он заедет и заберёт тебя. Это ж надо: "Гавушка только злится на меня, что назвал её племянницей или уже глубоко презирает?". Ну и Лоттор!.. Так ты злишься или презираешь?
   - Если честно, недоумеваю.
   - Это обнадёживает. Но лучше спросить человека прямо, если такой вопрос возник.
   - "Почему ты соврал"?
   - Да.
   Что же, спросим!..
   Лоттор немного задержался и подъехал минут через 40.
   - Келлани, Гави, прошу прощения за опоздание. Но заторы на дорогах я пока разгонять не умею. Не та магическая квалификация.
   - Прощаем, - картинно махнула рукою Келлани.
   - А ты прощаешь? - Лоттор взглянул на меня.
   - Да, - сказала я. - За всё. Даже за появление нового дяди в моём окружении. Только буду рада, если объяснишь мне, зачем ты всё это выдумал. Ты же несколько раз утверждал, что не любишь обманывать! И не любишь, когда врут другие...
   - Так и есть. Только ты зря восприняла мои слова как однозначное руководство к действию. Кстати, а почему я не люблю обман, ты в курсе?
   - Потому что это нехорошо.
   Лоттор расхохотался!
   - А почему нехорошо?
   - Нечестно потому что.
   - А почему нечестно?
   Я сдалась:
   - Не знаю. Это не моё мнение. Я не считаю ложь чем-то ужасным. Я, вообще-то, часто обманываю. Иногда легче сказать неправду, чтоб отстали. Иногда я хочу запутать тех, кто слишком лезет в мою жизнь: наплету им с три короба! Зато в этом случае чувствую себя защищённой. А чего лезут? Я их не прошу ко мне лезть. Ты же сам сказал, что мысли людей о тебе могут быть разрушительными! Таким образом, я просто пускаю их по ложному следу. А иногда я просто хочу, чтобы ложь правдой оказалась: присочиняю что-нибудь, чтоб набить себе цену...
   - То есть ты хочешь контролировать мысли других людей о тебе?
   - Ну... да, наверно... да.
   - Само по себе желание естественное. Но тут можно и безо лжи обойтись, - сказал Лоттор. - Я научу тебя. Однако вернёмся к нашей теме. Так значит, почему обманывать "нехорошо", ты ответить не можешь?
   - Нет.
   - Я объясню тебе. И причина всего этого ни в каких-то там "моральных комплексах" и других забавных регулирующих блоках, которые общество хочет наложить на нашу волю. Всё дело в искажении реальности. Любая ложь вторгается в реальность и начинает влиять на неё примерно так же, как химический реактив влияет на некую среду, в которую помещается. Поэтому лгать нужно осознанно и ответственно, полностью отдавая себе отчёт, что ты хочешь получить в результате и какие побочные эффекты можешь вызвать. Обычно люди лгут из страха или желания себя возвысить. Причём лгут настолько бессознательно, что иногда диву даёшься! В результате они разрушают сами себя, становясь намного слабее, чем могли бы быть. Такого типа ложь - путь к собственной слабости. Ужасно и жалко видеть этих людей.
   - Но есть ряд случаев, - продолжил Лоттор, - когда "реактив" лжи оказывается полезен. Если он, как лакмусовая бумажка, помогает прояснять ситуацию. Или если настоятельно необходимо изменить реальность. Тогда почему бы и нет? Добился ли я своей цели, сочинив историю о сестре и племяннице, я узнаю, когда ты мне подробно опишешь ваш разговор с Титой.
   - Я подыграла тебе.
   - Молодец, я на это и рассчитывал. Давай пойдем дальше. Очень важно уметь осознавать энергию лжи, если ты ложь используешь.
   - Как это?
   - Ну, например: "я, Лоттор - пятилетняя девочка". Что ты об этом скажешь?
   - Просто смешно. Это просто придумка. Как если бы я сказала, что я бородатый старик.
   - Да, это ложь, но ложь с пустой энергией. Никому от неё ни жарко, ни холодно. Так, игра. Мы даже можем изобразить и девочку, и старика, при этом понимая, что к нам это имеет минимальное отношение. К тому же это - словесная ложь, самая невинная по своей природе. Гораздо хуже, разрушительнее, опаснее - ложь действий, поступков и особенно эмоциональных состояний.
   - Как это? - изумилась я.
   - А так. Объясню на примерах. Мужчина изображает любовь к женщине, чтобы добиться от неё чего-нибудь. Вспомни любых брачных аферистов. Они иногда до предела правдивы на словах, но эмоции и поступки их лживы. Или "тихие обыватели"... Бог ты мой!! - на вид сама деликатность, любезность и доброта. Но только до тех пор, пока не нарушишь их ожиданий (к примеру, пока не заденешь их какую-нибудь застарелую "мозоль"). Вот тогда эти "тихони" начинают показывать себя... голодные волки в сравнении с ними - мурлыкающие котята... Я крайне опасаюсь людей, которые всё время улыбаются... да ещё говорят тихими голосами. Лучше держаться от них подальше - не ровен час - разорвут на клочки. Или ты, Гави - сильная мощная волшебница, а строишь из себя глупенькую немощную простушку. Весь твой вид говорит: "я такая незначительная, все мои интересы ничтожны кроме одного - желания вам угодить". Правда, Келлани?
   - Увы, - скроила трагическую мину Келлани. - Есть такое.
   - Да не хочу я никому угождать! - вспылила я.
   - Я знаю, - улыбнулся Лоттор. - Поэтому и говорю, что ты лжёшь всем своим видом. Скажи, бывали случаи, когда люди пытались насесть на тебя со своими проблемами и интересами? Бывало ли, что они разговаривали с тобою не так, как ты хотела и делали не то, что ты от них ждала? Бывало ли, что они выказывали тебе меньшее уважение, чем ты заслуживала?
   - Да.
   - Так вот и объяснение. Ты представала перед ними не та, какая есть. Самое печальное, что ты даже перестала воспринимать свою ложь как ложь! Ты говорила "да", когда хотела сказать "нет" и "нет", когда хотела сказать "да"?
   - Бывало.
   - И что в результате?
   - Делала не то, что хотела.
   - Правильно, врала своими поступками. Главное, врала против самой себя, формируя свой облик не в ту сторону, что тебе нужен. А ты "Проводник", Гави, то есть посредник между миром магии и миром обычных людей. Тебе очень важен подходящий имидж. Тот имидж, который устроит саму тебя и поможет максимально добиваться собственных целей. И твой имидж должен быть имиджем силы, а не имиджем слабости. Ты согласна со мной?
   - Да.
   - Вот поэтому ты и стала моей "племянницей". Что сказала тебе Тита?
   Я пересказала наш утренний разговор, старясь не упускать ни малейшей подробности. Лоттор меня слушал, не перебивая до того момента, пока я не сказала о том, что произвела впечатление "бедной и бледненькой" девушки.
   - Вот оно! - воскликнул Лоттор. - Я был абсолютно прав, и мне недоставало только подтверждения от обычного человека. Конечно, ты "бедная и бледная"! И это до предела контрастирует с твоей внутренней сущностью. У тебя огромная сила воли, но твоё желание её подавить, представляя себя "бедной и бледной" приводит к тому, что ты совсем становишься "никакая". И в этом твой основной тормоз в магическом развитии. Я прав, Келлани?
   - Абсолютно. Просто на мой взгляд, Гави почему-то была приучена подавлять свою силу. Может, в её роду кого-нибудь сожгли за колдовство, и она теперь боится своей силы... генетическая память...
   Лоттор задумался.
   - Не отрицаю. Причина, конечно, есть. Просто так ничего не бывает. Но я не психоаналитик, чтобы копаться в причинах. Так мы лет двадцать с места не сдвинемся. Давайте будем двигаться над причинами. Если ты не умеешь плавать, ты можешь до посинения анализировать, почему ты не научился этому раньше, а можешь просто пойти и начать учиться. Я предлагаю Гави второй вариант... Гави! Как выглядит сильная могучая волшебница? Лицо. Манеры. Одежда. Всё. Но не такая, как из сказки (звёздчатый плащ и волшебная палочка), а живущая среди нас, в нашем мире. И чтоб каждый знал - это она...
   Я наморщила лоб и стала перебирать в своей памяти подходящие образы.
   Лоттор встал.
   - Ладно, даю тебе время найти ответ. Возьми в помощники Келлани, можешь взять Дэннира, если он тут, а не в Замке. Когда найдёшь ответ, возвращайся ко мне. Ты должна выглядеть как сильная могучая волшебница. Сроку тебе... до послезавтра!
   - Лоттор, - воскликнула Келлани. - Ну а как же твоя домработница? Это же нарушение правил игры - не может племянница уехать сразу же, как приехала!
   - Келлани, родная моя, спасибо за заботу, но я ещё неплохо соображаю. Тита явится ко мне не ранее послезавтрашнего полудня протереть пыль. Я ей сказал, что племянница моя прекрасно готовит и дал ей дополнительные выходные!
  
  

Глава 5

"ХОРОШАЯ ДЕВОЧКА"...

   Да уж, получила я задание...
   Келлани тоже призадумалась. Мы молча сидели и пили родниковую воду, словно надеясь насытиться через неё нужной информацией...
   - Не знаю, что хочет Лоттор, - высказала я. - Я помню многих волшебниц из Замка - все они выглядели по-разному...
   - Верно. Тут какое-то задание наподобие японского коана: решение не может быть поверхностным.
   Я засмеялась, вспомнив фотографии многочисленных "колдуний", помещающих свою рекламу на страницах газет или на просторах Интернета.
   - Да, - согласилась Келлани. - Над такими мы весело потешаемся. Тюрбаны-браслеты-кольца... тяжёлый взгляд... руки, творящие пассы... Хи-хи-хи! Нет, имеется в виду совсем не это.
   - А ты? Ты ведь настоящая волшебница! Может, мне одеться, как ты?
   - Ну вот ещё, - возразила Келлани. - Ты другая. Детали твоей одежды должны соответствовать твоей природе... Да, мы во многом похожи, но не идентичны же! Знаешь что? А давай-ка отправимся в Замок! Там мысли намного лучше варят. К тому же мои подруги замыслили девичник в честь дня рождения одной из них, и я приглашена.
   - Хорошо, только давай я всё-таки съезжу домой покормить кошек... и цветы полить...
   Келлани вздохнула.
   - Да... Кошки-собаки-рыбки... Одна из форм рабства. Ты постоянно привязан к ним на коротком поводке. Нет, маги не должны связываться с зависимыми животными, иначе сами попадут в зависимость от них. Независимые животные, такие как Уран - дело другое. Они сами живут и всем окружающим предоставляют полную свободу. Ладно. Поехали к тебе. Значит, в Замок от тебя отправимся.
   Дома я накормила кошек, налила им побольше воды для питья.
   - Слушай, - вдруг меня осенила идея. - А что, если кошек с собой взять?
   - Попробуй, - пожала плечами Келлани. - Посмотрим, что будет. В общем, я зову шар.
   Минут десять спустя шар спланировал на балкон, - радужный, сверкающий, весь такой лучистый... Я подошла к нему и дотронулась до его радужной оболочки. Определённо не резина и никакое другое известное мне вещество... Действительно, если б можно было материализовать чистую энергию, то она так и выглядела бы...
   Затем я вернулась в дом и взяла на руки Мяву, лежавшую на диване и методично вылизывавшую себе лапы. Кошка недовольно мяукнула и напряглась. Я мягко прижала её к себе и погладила.
   - Пойдём, покажу кое-что интересное...
   Выйдя на балкон, я взяла Мяву под мышки и стала опускать в корзину нашего воздушного транспорта. Мява взвизгнула, зашипела, всем телом извернулась и, оставив на моих руках несколько царапин, ринулась в дом. За этим едва не последовала коллективная драка трёх возбудившихся кошек. Положение выручила Келлани, молниеносно подскочившая к кошкам и каким-то невероятным усилием воли заблокировавшая их агрессивный порыв.
   - Ну что? - спросила она. - Наука требует жертв?
   - Ох, - ответила я, потирая оцарапанные места, - спасибо, хоть не глубоко...
   - Это тебе такое предупреждение на будущее, - сказала Келлани. - Тебе, как Проводнику, обязательно когда-нибудь захочется облагодетельствовать всё человечество и пригласить в мир магии. Результат будет тот же, если не хуже...
   - О-хо-хо... А как понять, кто готов, кто нет?
   - Так ведь именно этому тебя сейчас обучают! Параллельно со всем остальным. Ну, пошли, пошли. Скорее!
   Шар легко взмыл в воздух и плавно полетел. На сей раз я просто наслаждалась полётом, уютно устроившись в корзине и изредка бросая взгляд на землю, которая лениво плыла под нами. Пейзажи перетекали один в другой, создавая какой-то причудливый калейдоскоп образов и картин. Дул лёгкий прохладный ветерок, и мы плавно раскачивались, как на гигантских качелях.
   Ага! Знакомые места! Я радостно вскрикнула и потянула Келлани за руку.
   - А! Смотри! Это же Замок!
   Келлани выглянула наружу.
   - Да. Ты удивлена?
   - Только тому, что мы сегодня достигли его очень быстро. В прошлый раз, я помню, несколько часов потратили. Сегодня был попутный ветер?
   Шар начал снижаться.
   - Попутный ветер? Да, - согласилась Келлани. - В твоей и моей головах!
   Она засмеялась и добавила:
   - Скорость шара напрямую связана с состоянием пассажиров. Насколько мысли их тяжелы и инертны или наоборот, легки и подвижны. В прошлый раз, когда мы летели с Мартинком, поначалу я боялась, что до утра в воздухе застрянем... И ты, и он... Сама понимаешь... Но всё оказалось намного лучше, чем я предполагала. Ваши мысли оказались не настолько тяжелы, как сперва думалось...
   - Чем легче мысли - тем выше скорость шара.
   - Да. Это наш тест на совершенство. Сама я могу достигнуть Замка за 40 минут. Это мой рекорд. Лоттор - за 15 минут. Дэннир - за восемь. Возможно, есть такие, кто мгновенно может быть перенесён в Замок... возможно, даже без помощи шара... Но я не знаю. Маги никогда не устраивают "производственные совещания" с подведением итогов их работы и подсчётом достижений.
   Я улыбнулась, затем фыркнула в кулак.
   - Представляю: "почётной грамотой награждается маг такой-то..."!
   - Да уж... - усмехнулась Келлани.
   Шар плавно снизился, и мы снова оказались на парковой аллее.
   Я потянулась всем телом, полной грудью вдохнув чистый прозрачный воздух этого места. В общем, красотища... Мне тут нравится.
   Келлани отпустила шар, и мы направились к Замку. Мне почему-то захотелось снять обувь, что я и сделала с превеликим удовольствием. Прикосновение Земли было настолько животворящим, что я искренне поразилась своим ощущениям.
   - Такое впечатление, что здесь каждый шаг, и каждый вдох-выдох имеет великий смысл, - сказала я. - Не так, как в других местах...
   - В любом месте это имеет смысл, - ответила Келлани. - Просто в обычном мире мы тратим много энергии на сопротивление всяким негативным импульсам. А здесь атмосфера чистая, и ты по-другому чувствуешь себя... Потому что ты ещё совсем неопытная волшебница!
   - Неопытная? В смысле?..
   - Во всех смыслах. Ты снова хочешь воспользоваться магией данного места, погрузиться в неё и... ничего не делать! Я права?
   - М-м...
   - Не отвечай, я знаю, что права. Это естественное желание человека, уставшего от суеты человеческого мира и общества. Первое желание - остаться здесь навсегда и... пребывать.
   - Ну да, есть такое.
   - Такое же примерно состояние, когда работаешь, долго не спишь, потом едва доползаешь до постели и хочешь спать... вечно. Но ты же не будешь всю оставшуюся жизнь валяться в кровати, правильно?
   - Мне захочется встать и бодрствовать.
   - Здесь то же самое. Здесь ты отдыхаешь, здесь ты (в отличие от своей кровати) учишься, но в итоге ты должна вернуться в тот мир, откуда пришла, и начать творить. Кто тебе может помешать сотворить такую же атмосферу вокруг себя, какую ты ощущаешь здесь?
   - А как сотворить?
   Келлани остановилась и удивлённо посмотрела на меня.
   - Вот те раз! Именно этому тебя, вообще-то и учат... О! - она вдруг вся встрепенулась и подалась вперёд. - Сто лет не видала их! Пошли!
   Она потянула меня за руку по направлению к двум дамам, настолько внешне похожим друг на друга, что могла создаться полная иллюзия, что у тебя двоится в глазах... Дамы также заметили нас, вследствие чего синхронно остановились и так же синхронно развернулись по направлению к нам.
   - Эй, - крикнула одна из них, махнув рукой, - Кела! Кела! Неужто это ты?
   - Я, - крикнула в ответ Келлани. - Кто же ещё?
   Секундой позже мы поравнялись с дамами, и Келлани поздоровалась с ними за руку. Дамы представляли собой уникальное зрелище. Они были на одно лицо, на них были одинаковые юбки, блузки и шляпки "а ля хиппи". К поясу у каждой была приделана вязаная сумочка. На вид им было лет 50. Роста они были высокого и достаточно худые.
   - Сегодня вечеринка у Лакатамы, - наперебой заговорили дамы. - Девичник. Приходи. И подругу зови свою, - они синхронно повернули взгляды в мою сторону.
   - Обязательно, - подтвердила Келлани. - Я уже знаю. А подруга моя... позвольте представить... Гави! А это - ...
   - Зава и Сава, - вместе отрапортовали дамы и одновременно пожали мне обе руки.
   - Очень приятно, - сказала я. - Только кто из вас...
   - Ха-ха! - расхохотались дамы.
   - Ты что, - сказала одна из них, - надеешься нас различать?
   - ... когда мы и сами-то до конца не знаем, кто из нас кто, - добавила другая.
   - ... так что можешь обращаться к любой из нас "Зава"...
   - ... или "Сава"...
   - ... а так как мы всегда вместе, говори просто "Зава-Сава"...
   - ... так все тут делают.
   Я, честно говоря, была в тихом изумлении и где-то даже в восторге от этой парочки.
   - Круто! - сказала я. - Так вы всё время вместе?
   - Да! Мы - сиамские близнецы.
   Я удивилась.
   - Какие ж сиамские... вы же отдельные, не сросшиеся!
   - Телами - нет, но у нас одна магическая сила на двоих. Поэтому мы бессильны уже на расстоянии 30 метров одна от другой. Это ещё хуже, чем если бы мы срослись телами...
   - Да, неудобно, - согласилась я. - Зато вы всё время вместе! И у вас, всё-таки, две головы! Говорят же: "одна голова хорошо, а две - лучше".
   - В чём-то ты права, - согласилась Зава (Сава?).
   - Только если одна из нас умрёт раньше другой, то вторая совсем всю магию потеряет... Это ужасно, - добавила Сава (Зава?).
   - И муж уйдёт к молодой... - загрустила первая.
   - Совсем уйдёт, - согласилась вторая.
   - Так у вас общий муж? - воскликнула я.
   - Разумеется, - ответили дамы. - Мы же не можем разлучаться. Тут всё нормально. Он с Востока, и ему можно иметь больше одной жены.
   - Он тоже в Замке?
   - Нет, он не любит это место. У них, восточных магов, другой менталитет, сама понимаешь. Но он не деспот, и нас отпускает сюда. Без проблем.
   - Попробуй он их не отпустить! - тихо в сторону сказала Келлани. - Посмотрела бы я, что останется от него...
   - Ну, так до вечера? Приходи, Келлани. Ты как, Гави, идёшь? - одновременно спросили мои новые знакомые.
   - Приду, если Келлани проводит. Где вы собираетесь?
   - Я покажу, - сказала Келлани
   Попрощавшись с Завой-Савой, мы продолжили путь к центральному входу в Замок. Келлани пригласила меня к себе. Ей, так же как и мне, принадлежали три уютные комнаты, с тем существенным отличием, что она обитала на первом этаже Замка, а я - в башне под самой крышей.
   - Я сама обожаю это место, - мечтательно заговорила Келлани, когда мы устроились в мягких уютных креслах. - Но давно поняла, что здесь мы черпаем силу, которую должны применять в нашем обычном мире. Если этого не происходит, Замок делает всё возможное, чтобы выпихнуть нас наружу. Лучше не доводить до такого... Когда Лоттор взял меня к себе, я несколько лет безвылазно жила в Замке. Но это был исключительный случай, связанный с моим происхождением и необходимостью моей полной трансформации. Обычно никто здесь долго не задерживается.
   - А интересно, - вдруг вспомнила я. - Почему Зава-Сава считают, что полностью потеряют магическую силу, если кто-то из них раньше умрёт. Разве не может быть такое, что вся магическая сила достанется второй сестре?
   Келлани с удивлением посмотрела на меня:
   - А нам-то зачем эта проблема? Может быть, ты и права, но зачем об этом думать-то? Тебе-то?
   - Ну как... просто интересно...
   - Знаешь, пустой интерес - лишняя трата времени и энергии. Это всё равно, что гулять по Интернет-сайтам весь день без разбору. Зачем? Давай лучше подумаем вот над чем. Первое. Твой облик великой волшебницы. Второе. Гимнастика. Насколько я поняла, ты со вчерашнего дня ничем не занималась, кроме... ладно... я и сама была не лучше, когда только начинала учиться. Даже хуже...
   Я вздохнула.
   - Келлани, у меня просто сил не хватает на дисциплину... Да, я знаю, что маг движется над потоком событий, что никакие обстоятельства не властны над ним... Но такое ощущение, что у меня нет сил всё это контролировать. Постоянно что-то вторгается в мою жизнь и это "что-то" отнимает у меня силы. Вот если б мне поселиться в Замке...
   - ... "тогда никакие силы не отвлекали бы меня"! Так?
   - Что-то в этом роде.
   - Неверно, - сказала Келлани. - Здесь всё то же самое. Тут тебя будут отвлекать проблемы Завы-Савы и иже с ними, ты будешь пропадать в Зале Магических Игр...
   - Зале Магических Игр???
   - О-о! Я права! Будешь пропадать!
   - Я не слышала об этом Зале.
   Келлани хитро улыбнулась.
   - Тебя оберегали. Дэннир убьёт меня, если узнает, что я сказала тебе об этом. Но я сказала. Кстати, где-то здесь Мартинк. Вы можете вместе туда пойти.
   - Ты искушаешь меня?
   - Да. Или нет... Просто я показываю, что Замок сам по себе - не Учитель. Обучаться можно и здесь, и в нашем обычном мире. Важно настроиться и делать то, что тебе нужно, а не то, куда тебя пихают обстоятельства... А для этого нужно выстроить своё внутреннее время в соответствии с твоей целью... Так... кажется, меня кто-то хочет видеть.
   Келлани подошла к одному из зеркал, висевших на стене. Поначалу мне показалось, что это просто испорченное старое зеркало: отражающая поверхность его была какая-то тусклая с примесью радужных разводов. Однако затем, присмотревшись, я с удивлением обнаружила, что в зеркале стала отражаться вовсе не Келлани... Там стоял Дэннир! От изумления я подскочила с места и тоже подбежала к зеркалу.
   - Дэннир! - воскликнула я.
   - О! Вижу, вижу! Гавушка рядом с Келлани! Рад приветствовать. Девочки, что если встретиться нам в розовой гостиной?
   - Сейчас? - спросила Келлани.
   - Да.
   - Хорошо. Мы придём. Да, Гави?
   - Конечно! - воскликнула я. - Ты мне снился, Дэннир. И я не знаю, что делать с гимнастикой... Я...
   Но Дэннир уже исчез в дымке зеркала, и стекло снова приобрело матовый оттенок с радужными разводами, где маячили наши нечёткие отражения.
   - Ух ты! - воскликнула я. - Значит, зеркала здесь тоже вместо видеотелефона будут?
   - Да, так же, как и хрустальные шары.
   Келлани объяснила, что основные средства коммуникации в Замке это, действительно, зеркала и хрустальные шары. Правда, чтобы вызывать на связь человека, надо уметь очень хорошо сосредотачиваться на его облике и сущности. Иначе он не почувствует, что ты зовёшь его. Впрочем, он может не почувствовать и по причине собственного несовершенства. Так что важны способности и навыки обоих собеседников.
   - Но научиться этому не трудно, - добавила Келлани. - Так же, как в обычном мире легко научиться набирать номер (с одной стороны), и слышать звонок (с другой)!
   Мы прошли по коридору и вошли в розовую гостиную. Тут я ещё не бывала. Гостиная была обставлена в старинном стиле - розовые в цветочек шёлковые обои, диваны и кресла с витыми ножками и спинками. На стене красовались картины в пасторальном стиле 18 века. Со всем этим парадоксально не гармонировал Дэннир, одетый в шорты, кроссовки и футболку с логотипом одной из современных фирм.
   - Привет, Дэннир! - сказала я, быстро подойдя к нему, и поцеловала его в щёку.
   - Привет-привет, - ответил Дэннир, похлопав меня по плечу. - Вот, специально оделся, чтобы показать тебе несколько замечательных гимнастических упражнений.
   - Прямо здесь? - удивилась я.
   - Нет, тут места мало. На улицу выйдем.
   - Надеюсь, это будет не сальто, - поёжилась я.
   - Сальто?
   - Мне это во сне снилось. Что ты меня сальто заставлял крутить... Вчера снилось под утро...
   - Интересно, - прищурился Дэннир. - Расскажешь?
   Я рассказала этот сон. Во время моего повествования Дэннир весело смеялся, похлопывая ладонями по голым коленям.
   - Ха-ха! Ты меня хотела превратить в собаку! О-хо-хо! Неужто мало того, что Уран - кот? Ну ладно, ладно, - он провёл по лицу рукой, словно стирая остатки смеха, - и после этого ты решила с горя напиться?
   - Я... Откуда ты...
   - О-о! Откуда я... Оттуда! Ты - противная девчонка. Хочешь всего и сразу. Не слушаешься. Уроки не учишь. Задания не выполняешь. И грезишь мыслью превратить учителя в собаку. - Дэннир картинно изобразил оскорблённое достоинство, скрестив на груди руки, и отвернулся, полузакрыв глаза.
   Затем он медленно повернулся ко мне и хихикнул, прикрыв рот кулаком:
   - Х-хи... Но я отомщён. Противная девочка попала в сети Лоттора. Ух! Сладкая месть.
   Я всплеснула руками и подалась вся вперёд:
   - Так ты и об этом знаешь???
   - Только одному удивляюсь, - продолжил Дэннир, проигнорировав мой возглас, - почему всё-таки ты здесь? Неужели он тебя отпустил? Или ты сбежала?
   - Отпустил, - пожала я плечами. - Да он и не такой страшный, на самом деле...
   - Неужели... - пробормотал Дэннир, словно не веря мне. - Ну-ну...
   Наш диалог был прерван заливистым смехом Келлани, которая уже не сдерживалась и хохотала, сидя на стуле чуть позади меня и при этом держалась за живот. Я с недоумением смотрела на них обоих - чего они там опять вытворяют?
   - Кстати, не ходи на ужин, - тихо прошептал, даже просвистел Дэннир. - Там может оказаться Пип...
   - Пип? - спросила я спокойно, недоумевая по поводу комедии, которую разыгрывал Дэннир. - Я была бы рада его увидеть. Всё-таки... он выручил меня.
   - Хм, - ответил Дэннир. - Я рад.
   Он выпрямился и изящно откинулся на спинку кресла, на котором сидел. Выражение его лица изменилось. Теперь лицо его было открытое и светлое, выражение глаз - спокойное и проницательное.
   - Я на самом деле рад, Гави, - сказал Дэннир. - То, что ты оказалась у Лоттора, - удача нам всем. Ты его боялась, сильно боялась, даже больше, чем сама себе признавалась в этом. И знаешь почему?
   - Он сказал, что я боялась его силы. Он не стеснялся её проявлять в моём присутствии, и я пугалась...
   - Да, отчасти так. Но не совсем. Ты боишься его, прежде всего, потому, что он видит правду о тебе. Он видит тебя такой, какая ты есть на самом деле. Он видит тебя, несмотря на все твои попытки казаться не такой, какая ты есть. Возможно, потому что вы очень похожи как личности, или...
   - Ну вот! - воскликнула я. - Опять мы "похожи"! Да между нами ничего общего!
   - Это только ты так думаешь. В последнюю нашу встречу, то есть... хм... вчера вечером, Лоттор полностью описал твою личность со всеми сильными сторонами, слабостями, потенциями и проблемами. И я многое понял о тебе, как будто мне раскрыли глаза на некоторые детали твоей души, которые были для меня просто загадками! Теперь осталось самое трудное - чтобы ты сама узнала то, что давно знает Лоттор и что вчера узнал я.
   - Ну так расскажи! - с вызовом потребовала я.
   - Это сделает Лоттор. Мы так договорились. Я не могу.
   - Почему? Ты же мой учитель.
   - Гави, будто ты в школе не училась, или в вузе... Да, я твой учитель. Так сказать, учитель по "основному предмету", по "специальности", как бы руководитель твоей "дипломной работы". Но по другим предметам у тебя - другие учителя! Лоттор, например, идеальный учитель для твоей личности. Волшебная сила, магические приёмы - всё это прекрасно, но маг с уродливой личностью - плохой маг... Он никогда не сможет направить свою силу и знания в нужное русло. Так что я не буду вмешиваться в работу Лоттора. Вчера мы с ним обо всём договорились.
   - Вчера... Когда ж ты видел его?
   - Он пришёл ко мне... часов в пять - в полшестого... Ещё там, в обычном мире... Он рассказал, что Пип вытащил тебя с вашей, как вы там называете, тусовки, и привёз к нему. Ты была без сознания. Видимо, воздействие, которое Пип оказал на твоих приятелей, ударило и по тебе...
   Вот оно что... Оказалось, что Пип сам забеспокоился оттого, что я лишилась чувств. Он планировал меня отвезти домой, предварительно повозив по городу, чтобы я пришла в себя как следует. Однако ситуация изменилась, и он привёз меня к Лоттору как к первому человеку, к которому он всегда обращался в трудной ситуации.
   Лоттор быстро оценил моё состояние и, выяснив, что ничего страшного нет, уложил меня в постель. Затем он оставил Пипа дежурить, а сам быстро отправился к Дэнниру, чтобы сообщить о случившемся и принять совместное решение по поводу меня.
   - Ну вот, - засмеялся Дэннир, - всё-таки она оказалась у тебя! Лучше и не придумать!
   - Если бы, - с сомнением отозвался Лоттор. - Я не уверен, что она допустит меня к своей душе. При встрече со мной она обрастает шипами как ёж, и мне приходится держать дистанцию с ней, как с какой-нибудь герцогиней на светском рауте...
   - Она сложная девочка... - задумчиво сказал Дэннир.
   - Она хорошая девочка, - с сожалением махнул рукою Лоттор.
   - Я знаю, что она хорошая девочка, но...
   - Ты не понял, - перебил Лоттор. - Она хорошая девочка, а значит - существо, которое не понимает само себя и стремится неизвестно к чему. Нет, известно к чему - к тому, чтобы всем и всегда нравиться, всем и всегда угождать. Хорошая девочка не может быть настоящей волшебницей, она вообще не может быть никем, кроме как хорошей, преданной, исполнительной... служанкой! Я сам был хорошим мальчиком в детстве, поэтому знаю...
   - Ты же был графом!
   - Ну и что? По-твоему, граф - не слуга? Ещё какой слуга... для вышестоящих. Весь мой род только тому и учили, чтоб быть слугами королям и прочим сеньорам... Так вот, она типичная хорошая девочка. А хорошая девочка должна, просто обязана соответствовать огромному перечню требований: а), б), в) и так далее, до всех последних букв алфавита... Человек не может выполнить все эти требования по двум причинам. Первая: эти требования противны его внутренней природе. Вторая: он верит, что уже соответствует данным требованиям, потому что носит маску, делающую его так или иначе похожим на человека, который выполнил весь этот перечень... В этом-то и трагедия...
   - Разве нельзя этому человеку объяснить, что он вовсе не такой, каким себя считает?
   - Ага, и показать, что он на самом деле не хороший, так? Это может просто убить человека, если подойти неосторожно. Я не могу рассказать Гави, что знаю о ней. Для неё это будет чудовищно. Но и рассказать должен, иначе она никогда не обретёт себя и не станет настоящей волшебницей...
   Дэннир задумался.
   - И что же делать?
   - Я постараюсь найти к ней ключик. Она должна сама увидеть, что все её представления о себе - лишь пустая маска. Ты-то сам что о ней знаешь?
   ***
   - Вот так, - сказал Дэннир, - я и поговорил с Лоттором. - Потом он рассказал о тебе много чего интересного. Ты, полагаю, слышала, он читает мысли...
   - Да уж, - прошептала я. - Слышала... То есть я на самом деле - "плохая девочка"?
   - Неееет! Что ты? До этого тебе далеко. Я понял Лоттора. Понял, что он имел в виду. Чтобы стать, как ты говоришь, "плохой девочкой", тебе нужно серьёзно поработать. Н-да... мне было легче. Я никогда не был хорошим мальчиком. Мама моя была сельская ведьма, отовсюду гонимая. Я, её сын, был таким же изгоем. Ума не приложу, как меня ещё приняли в школу... Но друзей у меня не было. Только мама... А потом мама умерла (мне было 15 лет). Я хотел жить сам, чувствуя себя взрослым, но меня забрала к себе тётя, которую я впервые увидел только на поминках.
   На самом деле она не была тётей Дэннира. Она даже не была знакома с его матерью. Но она давно наблюдала за мальчиком, собираясь взять его в ученики. Это была Тимэна.
   - Так что мне было легче... Я не научился угождать и быть всем "хорошим". Я был по определению "нехороший"... А затем овладел силой, магией и просто перестал думать о таких вещах.
   - Ты не хотел нравиться окружающим людям?
   - А зачем? - улыбнулся Дэннир. - Чтобы нравиться маме, я ничего не делал. А понравиться односельчанам было невозможно. Я ж колдун, персона нон грата... Нет, это слишком красиво, да и слов они таких не знали. Я - ублюдок.
   - Дэннир!!!
   - А чего? - с простодушной улыбкой спросил Дэннир, повертев носком кроссовки, - слово как слово...
   Мы вышли на лужайку, которая начиналась за замковым парком. Дэннир остановился и попросил нас отойти на некоторое расстояние.
   - Смотрите. Я лишь недавно познакомился с этим, хотя говорят, что этой гимнастике, в её основе, тысячи и тысячи лет. Толтекская гимнастика. Энергетическая. "Тенсёгрити" называется... Ты, Келлани, не в курсе?
   - В курсе. Я сама использую из этой гимнастики некоторые комплексы. Особенно женские серии.
   - Вот и обучишь Гавушку, хорошо? Сама понимаешь, в женских сериях я не шибко силён, хотя техникой владею...
   Дэннир показал мне несколько упражнений из комплекса данной гимнастики, которые сразу же подняли мне настроение, и я почувствовала прилив сил.
   - Здорово, - сказала я. - Мне это нравится.
   - Рад, - ответил Дэннир. - Вот и выполняй эти упражнения. Здесь нет... хи-хи... сальто из твоего сна. Всё легко и эффективно.
   - Спасибо... я постараюсь...
   Я задумалась.
   - Что с тобой? - спросил Дэннир.
   - Лоттор... То, что он говорил... Обо мне настоящей... Я б хотела узнать... Дэннир... А то, что он рассказал тебе про меня - ты не стал хуже ко мне относиться?
   - Нет, конечно. Более того, если б ты стала такой, как он говорит, - мне было б легче общаться и работать с тобой! Честно!
   - Так он мне расскажет?
   - И расскажет, и покажет. Только ты должна дать ему на это право.
  

Глава 6

КОСТЮМ ДЛЯ ПОГРУЖЕНИЯ В СЕБЯ

  
   Настало время ужина, и мы направились в трапезную, где уже находилось человек 40-50. Я поискала глазами знакомых, но не обнаружила никого, кроме Завы-Савы, сидящих за столиком в компании трёх дам "средне-пожилого возраста", если так можно выразиться.
   - Дэннир, я сегодня познакомилась вот с ними, - сказала я, указав рукой на Заву-Саву. - Ты их знаешь?
   - Знаю. Интересные экземплярчики. Но имиджа больше, чем сути... Они слишком привязаны к своей уникальности.
   - Я приглашена к ним на девичник сегодня вечером. Точнее, к Лакатаме...
   - Ну, сходи. Заодно познакомишься с другими волшебницами. А то ты, кроме Келлани, никого не знаешь. Да где же Мартинк?
   Мартинк! Как я по нему соскучилась! Вот уже почти месяц, как я рассталась с ним, не имея возможности ни переговорить, ни встретиться. Он отправился в Замок по какому-то важному делу и благополучно там "застрял". Келлани говорила, что Мартинк наконец-то учится тому, чему должен был обучиться лет 40 назад.
   Силы небесные! Ну и ну! У нас намечается маскарад, что ли?
   В трапезную входил Мартинк собственной персоной. Однако сегодня он был одет самым невероятным образом: на голове - широкий чёрный берет с каким-то огромным блестящим камнем и чёрным пером, на плечах - чёрная бархатная мантия до пола, усеянная такими же блестящими, но меньшего размера, камушками. Круглые очки и чёрная кожаная папка в руках. Ни дать - ни взять, придворный средневековый маг, сошедший с парадного портрета.
   Я стояла неподвижно, уставившись на своего преобразившегося друга. Мартинк заметил меня издали, однако не прибавил шага. Только поправил очки и легонько помахал рукой. В ответ я поместила руки в боки и высунула язык. Дэннир и Келлани прыснули со смеху, и вся наша компания немедленно привлекла внимание публики. Кто-то даже зааплодировал со своего места.
   - Мартинк, - я ущипнула его за мантию. - Ты чего это вырядился? У нас сегодня маскарад?
   - Ага, - сказал он. - И мне очень нравится твой костюм.
   Он дотронулся до моей футболки.
   - Не дури, - отмахнулась я. - Ты же понимаешь, о чём я говорю. Между прочим, я соскучилась по тебе.
   - Я тоже. - Он улыбнулся и стал похож на моего знакомого Мартинка. - Я тоже очень соскучился, но теперь у меня есть работа. Давай погуляем после ужина, и я всё тебе расскажу. Заодно объясню свой, как ты изволила выразиться, "маскарад", идёт?
   - Давай. Ты забавно смотришься в очках.
   - Это не совсем обычные очки, - сказал Мартинк. - Они позволяют различать качество энергий в параллельных мирах. Чтоб не столкнуться там со всякими вредоносными силами. Я же теперь тоже Проводник.
   - Ты??? Как Келлани?
   - Нет, не совсем. Скорее даже наоборот. Я - посредник между силами магического мира и ушедшими душами. Знаешь, сколько их болтается в промежуточном мире?
   - Не знаю, но слышала...
   - Им тоже помощь нужна. Кого-то нужно направить в новое рождение, кому-то надо помочь уйти окончательно с этого плана. Работы много. Зато я понял, что не один такой - со мной в команде четверо магов, оставивших тело в разные годы и даже эпохи. Видела бы ты Зелинту - она умерла знаешь в каком году? - в 1248-м! Представляешь? И до сих пор работает. Потеря тела для неё, оказалось, совсем не помеха.
   - Да, Зелинта - экстраординарная личность, - подтвердил Дэннир. - После смерти моей наставницы Тимэны и полного её исчезновения с нашего плана, Зелинта курировала меня. Всё-таки европейская средневековая магия - великая вещь.
   - А почему Тимэна не осталась?
   - Я ж тебе, кажется, говорил: она не любила наше время. Хотя её сила была такова, что она могла бы существовать в бестелесной форме. Как, например, Зелинта.
   - Или как Мартинк, - добавила я.
   - Или как Мартинк, - согласился Дэннир. - Судьбы у людей разные, в том числе и у магов. Ну что же, спасибо всем за компанию. Я пошёл в библиотеку. Если кому нужен - ищите меня там. Да! Чуть не забыл. У меня тебе подарок, Гави - мобильный телефон местного дизайна.
   - Телефон??? - изумилась я.
   - Вот.
   Дэннир протянул мне маленькое зеркальце в резной металлической оправе. Так же, как в комнате Келлани, зеркальце было тусклым и в радужных разводах.
   - Носи с собой. Если нужно с кем-то связаться - подумай о человеке, глядя в зеркальце. Если он выйдет на связь - ты его увидишь. И будете разговаривать как по видеотелефону. Если кому-то ты сама будешь нужна - почувствуешь. Зеркальце даст знать об этом. У кого-то оно нагревается, у кого-то дёргаться начинает. Способов много. В нашем обычном мире зеркальце практически не работает как коммуникатор. Разве что у самых сильных магов. Да там и не нужно. Есть Интернет... Скайпы всякие...
   - Спасибо, Дэннир. Замечательный подарок. Келлани! Когда у Лакатамы начало вечеринки?
   - В 12 ночи. Когда же ещё? - улыбнулась Келлани.
   - У Лакатамы??? - презрительно скорчил губы Мартинк. - Терпеть не могу. Шовинистка-феминистка... Считает, что мужская магия - это ничто. Как ты её терпишь, Дэннир?
   - У нас с нею вполне сносные отношения. Конечно, она считает меня второсортным существом в силу половой принадлежности, но мне это жить не мешает. Её мнение на меня влияния не оказывает. А волшебница она неплохая. Гави, например, могла бы у неё поучиться.
   Мартинк издал какой-то презрительный свист.
   - Сссс... Фи! И стать такой же!
   Он поднялся из-за стола.
   - Ну ладно, я пошёл. Готовься, Гави к встрече с Лакатамой...
   - Подожди, Мартинк, - сказала Келлани. - Мы идём с тобою вместе. Правда, Гави?
   Мы вышли из трапезной и остановились в коридоре.
   - У нас есть ещё 4 часа до полуночи, - сказала я. - Мы можем прогуляться с тобою, Мартинк. Тебе рано делать выводы обо мне и Лакатаме. Я её ни разу не видела. Может быть, она мне не понравится.
   - Да ладно! Ещё как понравится. Все женщины от неё без ума.
   - Неправда, - возразила Келлани.
   - Ты - счастливое исключение, - дёрнул плечом Мартинк. - Да ты вообще особая... Кстати, Лакатама - бывшая любовница Лоттора.
   - Х-ха! - сказала я. - А говоришь, феминистка-шовинистка.
   - Я сказал - "бывшая". А не настоящая. Тогда они оба помоложе были... А сейчас друг друга ненавидят. Я видел их встречу как-то на днях. Два ледяных айсберга встретились в Северном море...
   - Вообще-то ты не мог быть свидетелем любви Лоттора и Лакатамы, - с сомнением заметила Келлани. - Я сама слышала что-то об этом, но тогда тебя не было среди нас...
   - Я и не говорю, что был свидетелем. Просто все об этом знают.
   - Маги, а разводят кухонные сплетни в стиле жёлтой прессы, - расхохоталась я. - Вот мне никогда не интересно, кто, с кем и где...
   - Я знаю, - сказал Мартинк. - Ты тоже в каком-то смысле особая... Может быть, и впрямь тебе не понравится Лакатама, и ты не станешь, как она... Где же Зелинта? Я думал, она придёт ужинать...
   - Может быть, она вошла через другую дверь? - предположила Келлани.
   - Может быть, попробуем поискать её через зеркальце? Заодно посмотрим, как оно работает! -высказала предложение я.
   - Давайте снова зайдём в столовую, - решил Мартинк.
   Мы вернулись в трапезную, где ужинающих заметно поубавилось. Осталось человек 15-20, сидящих поодиночке или парами за столиками. Зелинты там не оказалось, зато я увидела Пипа, сидевшего спиною к нам за одним из дальних столиков. Я решила поприветствовать его и направилась вперёд.
   - Привет, - сказала я, подойдя к нему вплотную.
   Пип вздрогнул и обернулся.
   - Господи, Гави, это ты! Ты меня напугала. Что ты здесь делаешь?
   - В настоящий момент стою рядом с тобой, - хихикнула я. - Вот теперь сажусь.
   - Тебе чего-нибудь заказать? - спросил Пип.
   - Спасибо, нет. Я уже поужинала. Хочу поблагодарить тебя за помощь... ну... когда ты вытащил меня из кафешки на набережной...
   - А-а... А я думал, ты злиться будешь. Особенно за то, что повёз тебя к Лоттору. Когда он оставил меня с тобой, а сам поехал к Дэнниру, я молил всех богов и духов, чтобы ты не проснулась преждевременно.
   Он улыбнулся одним из уголков губ. Я рассмеялась.
   - Вообще-то я не склонна к истерикам.
   - Я не говорю, что склонна. Просто в тебе много страхов, а такие люди от неожиданности могут стать неуправляемы... Ой, извини, я говорю лишнее...
   - Ничего, - ответила я. - Ладно, приятного аппетита. Я пошла... Меня ждут.
   Зелинта так и не явилась к ужину. Искать её через зеркало Мартинк почему-то отказался.
   Келлани решила заняться своими делами, оставив нас с Мартинком наедине.
   - Вообще-то, ребята, вы нам должны концерт, - напомнила она.
   - Его же отменили, - воскликнул Мартинк.
   - И вам не жалко сделанной программы?
   - Да мы с удовольствием, - обрадовалась я. - Когда именно?
   - Теперь уже вам решать, - подняла пальчик Келлани. - Потом дадите объявление через библиотеку. И всё.
   - Хорошая мысль, - сказал Мартинк, когда мы остались одни. - Может, пойдём вспомним нашу программу?
   Мы поднялись в концертный зал, и я с наслаждением извлекла несколько аккордов, сев за рояль. Мартинк предложил вспомнить несколько песен из нашего с ним репертуара. Оказалось, что мы всё отлично помнили.
   - А я уже почти месяц, как не пела... не до того было, - пожаловалась я.
   - Бывает, - сказал Мартинк. - Но ты не забывай, что петь для тебя очень важно.
   - Дэннир и Келлани велели гимнастиками заниматься. Хо-хо... тебе-то хорошо, проблем с телом по определению не испытываешь...
   - Да, есть такое преимущество. А ещё чем ты занималась?
   Я кратко рассказала ему о перипетиях своей повседневной жизни за последние недели. Услышав о моей ночёвке в доме Лоттора и сцене с домработницей, Мартинк аж присвистнул.
   - Ну и дела! Поздравляю, племяшка Лоттора! Надеюсь, слушаешься дядю?
   - Пока нет. Он велел мне начать выглядеть как настоящая волшебница. Ты не в курсе, как это?
   Мартинк приосанился.
   - Как я сейчас. Здесь есть отличная гардеробная со всевозможными одёжками. Хочешь - выбери себе любой плащ и берет.
   - Ага... и круглые очки... Нет, Мартинк, тут что-то не то. Я же не выйду в таком виде на улицы в нашем обычном мире. Должно быть что-то не нарочитое...
   - Ну тогда не знаю, - наморщил нос Мартинк. - Зелинта, кстати, одета почти как я. Мы все, вся наша группа Проводников, так одеваемся. Должен сказать, очень удобно. Но мы не работаем в обычном мире людей, это тоже причина.
   - Одежда должна соответствовать твоей внутренней сути и тому, что ты хочешь приобрести в мире, где живёшь, - раздался низкий женский голос в глубине сцены.
   Мы обернулись.
   - Зелинта! - воззвал Мартинк. - Гави, это Зелинта! - быстро сообщил он мне шёпотом.
   Высокая стройная дама плавно прошла по сцене и остановилась у рояля. Я встала и машинально поклонилась ей. Если б я не была в шортах, наверно, книксен сделала бы...
   Дама протянула руку в белой перчатке. Я в ответ протянула свою, и ладони наши встретились. Рукопожатие этой дамы было сильным, величественным, но мягким. У неё были тёплые руки, что ощущалось даже через перчатку. Волосы её были убраны под средневековый головной убор, усеянный жемчугом. Длинное платье касалось пола. На плечи - накинут тёмно-синий плащ, как и у Мартинка, усеянный блестящими камушками.
   Глаза Зелинты, ярко-синие, очень выразительно смотрелись на смуглом лице. "Вот это настоящая волшебница!", - подумала я.
   - Как тебя зовут, девочка? - спросила Зелинта.
   - Гави, Гавушняксия... - проговорила я.
   - Я тебя раньше здесь не видела.
   - Я лишь второй раз в Замке...
   - У тебя уже есть комната?
   - Да, в башенке... с видом на море...
   Зелинта прикрыла глаза. Затем снова посмотрела на меня.
   - А! Тогда я знаю, кто ты. Ты в группе Дэннира. Маг природных сил и Проводник.
   - Да, - с улыбкой согласилась я. - Дэннир - мой наставник.
   - С вами ещё Келлани и Лоттор со своим названым братом, не помню его имя.
   - Пип.
   - Ах, да. Ну и Мартинк, конечно.
   - Ещё у нас есть Орлиден, - заметила я.
   - Это ещё кто? - повела бровью дама.
   - Паж Лоттора. Он тут в официантах подвизается...
   - Подросток?
   - Да.
   - Он мне не интересен. Очень слабая магическая искра. Пока. Может, что-то изменится в нём со временем, но сейчас у него нет шансов на серьёзную магическую карьеру. Хотя для уровня местной прислуги он годен. А ты отлично поёшь. Мне нравится.
   - Мы хотим дать концерт... - вставил слово Мартинк.
   - Буду рада, - улыбнулась Зелинта. Затем обернулась ко мне. - Ты о чём-то хочешь спросить?
   - Да, Зелинта, насчёт одежды... Вы что-то начали говорить о внутренней сути и...
   - А! - перебила меня Зелинта. - Да, конечно. Сейчас это знание почти утеряно, к сожалению... Просто можно многого добиться, правильно подобрав одежду.
   Зелинта объяснила, что в расчёт принимается всё - цвет, форма, материал. Нередко, форма деталей одежды может показаться странной, произвольной. Форма горловых вырезов или полей шляп, форма юбок или рукавов - почему так, а не иначе? Многие объясняют это либо практическими задачами (удобство, комфорт), либо случайными фантазиями дизайнеров одежды. Сейчас, возможно, это и так, но раньше линии и формы содержали первоначальный смысл - дать владельцу одежды магическую силу или, наоборот, лишить его этой силы (в случае с одеждой рабов и других невольников и подчинённых). Линии одежды и, особенно, выступающие детали повторяют потоки энергетических вихрей человека, усиливая их. Важны также линии связи между закрытым и открытым телом. Дальше изучай цвета, их сочетание и материал, из которого одежда сшита.
   - Посмотри на одежду шаманов. У них функции одежды сохранены. Посмотри на нашу одежду. Поизучай историю костюма с этой позиции. Это поможет тебе познать форму и движение потоков в энергетическом теле человека, и ты сможешь научиться всем этим владеть и управлять. Особенно обрати внимание на головные уборы. Удивительное разнообразие и, главное, не случайное! Только не уделяй особого внимания современной одежде. Много надуманного и нефункционального...
   - Спасибо, Зелинта.
   - Подключай свою интуицию. Ты сама почувствуешь, какие потоки "включит" платье, которое на тебе. Прислушивайся к себе.
   Мне тут же захотелось переодеться. Теперь мои шорты и футболка ощущались просто как тряпки, накинутые на голое тело. Типа, "надо же прикрыть чем-то наготу, если голышом ходить неприлично"... Я попросила Мартинка отвести меня в гардеробную, чтобы выбрать какой-нибудь подходящий костюм.
   В гардеробной чего только не было! Костюмы всех эпох и стилей висели на вешалках и крючках, лежали на полках и в шкафах. Я выбрала красивые коричневые кожаные шорты с узорами, к которым прилагалась такая же кожаная удлинённая жилетка и тонкую зелёную рубашку в мелкий цветочек с рукавами до локтя. Обувь оставила свою.
   - Отлично! - одобрил Мартинк. - Вот это уже другое дело.
   - Красиво, да. Но волшебного-то что?
   - А ты вспомни слова Зелинты. Одежда должна отражать твою внутреннюю суть и то, что ты хочешь достичь.
   - И чего я могу достичь вот этим? - я обвела руками контуры своей одежды.
   - По меньшей мере, будешь хорошо выглядеть на вашем девичнике. Давай поищем Келлани. "Позвони" ей.
   Я достала зеркальце и настроилась на Келлани. Она тут же ответила.
   - Гави, я у себя в комнате. Приходи, и отправимся на вечеринку.
   - Хорошо, только отнесу к себе старую одежду. Я переоделась в гардеробной.
   Мартинк проводил меня до лифта, и я поднялась к себе. Оставив вещи на диване, я отправилась к Келлани, которая тоже переоделась по случаю праздника. На ней был длинный сарафан и венок в волосах, деревянные браслеты, серьги и бусы.
   - Как красиво! - восхищённо сказала я.
   - Ты тоже выглядишь здорово, - улыбнулась Келлани. - Идём скорее.
  

Глава 7

ДЕВИЧНИК ПРИ СВЕТЕ ЛУНЫ

   Лакатама, женщина черноволосая и черноглазая, сидела на импровизированном троне, вырезанном когда-то из ствола поваленного дерева. На ней было чёрное блестящее облегающее платье, подчёркивающее её идеальную фигуру, хотя она была уже давно не молода. Волосы её были распущены и подкреплены лишь серебряным ободом вокруг головы. Она была босиком и носила на ногах браслеты (так же как и на руках). В целом, на ней было не менее 20 браслетов, преимущественно в серебристых тонах.
   Мы подошли к ней и поздоровались. Келлани представила нас друг другу.
   - Очень приятно, Гави. Очень. Добро пожаловать в царство истинной, женской магии!
   - Спасибо, - ответила я. - Но у меня в учителях, преимущественно, мужчины, и я не разочарована в их магии.
   Лакатама рассмеялась с покровительственным видом.
   - Просто тебе не с чем было сравнивать. Ты же недавно с нами?
   - Недавно.
   - Тогда я тебя понимаю. В молодости я тоже уважала мужчин, даже любила некоторых, но сейчас поняла, что лучше завести и любить собаку.
   Я в сторону хихикнула.
   - А уважать кого?
   - Уважать? - Лакатама вскинула брови. - Уважать я могу только своих сестёр по магии. Вот, посмотри, сколько их - одна другой краше и талантливее.
   А у Лоттора-то неплохой вкус, - подумала я. По-видимому, в молодости Лакатама была сногсшибательна...
   Мы находились на поляне, окружённой лесом. Близилось полнолуние, и на поляну лился почти яркий свет. Костёр посреди поляны давал дополнительное причудливое освещение. На земле я увидела раскинутый ковёр, на котором стояли-лежали всякие кушанья и напитки.
   Гости постепенно собирались, и в нашем обществе уже насчитывалось человек 30 разновозрастных волшебниц. Младшим из них было около двадцати лет, старшие по возрасту были совсем старухи, но старухи крепкие... Чего тут скажешь - ведьмы!
   Келлани села на траву в противоположном от "трона" участке поляны. Рядом с Лакатамой находились её откровенные поклонницы, которые увивались вокруг неё, и что-то заискивающе говорили. Среди группы "поклонниц" я узнала Заву-Саву, которые подошли чуть позже нас.
   Рядом с нами несколько женщин играли в ансамбле какую-то танцевальную музыку. Одна из молодых дам перед ними плясала, подыгрывая себе на бубне.
   Я села рядом с Келлани.
   - Всё будет в этом духе? - спросила я.
   - Вряд ли, - ответила Келлани. - До 12 ночи ещё несколько минут осталось. Определённо Лакатама придумает что-то экстравагантное. Ты пока осматривайся. Наблюдай.
   - Похоже, ты настороже...
   - Не расслаблена, это точно. Но бояться тут нечего. Никто не опоит тебя смертоносным зельем и не превратит в лягушку. Просто... Большинство из присутствующих исповедуют идеологию власти и конкуренции, а нам всем это чуждо.
   - Нам всем?..
   - Нашей группе - Дэннир, Лоттор, Мартинк... думаю, что и ты с нами...
   - Смотря что понимать под словом "власть"...
   - Я имею в виду "власть на кем-то". Взгляд "сверху вниз" на других людей. Разумеется, власть над ситуацией или власть над собственными страстями - дело другое.
   - Но Лоттор постоянно смотрит "сверху вниз", - возразила я.
   - Ошибаешься. Это так кажется. В нём нет ни капли высокомерия. На самом деле, он просто держит дистанцию и практически никого не подпускает близко. Со стороны это кажется властностью и надменностью. Но это не так. Ага. Внимание! Сейчас что-то будет.
   Лакатама встала со своего места и ударила в гонг, находившийся рядом с её "троном". Потом ударила второй раз и, наконец, третий. Все взоры устремились на неё.
   - Любимые сёстры! - возвестила Лакатама. - Я счастлива созерцать ваше присутствие на моём скромном торжестве. Позвольте поприветствовать вас всех и назвать имя той, кто будет сегодня моей лучшей подругой и наперсницей.
   - Ого! - сказала Келлани. - Вот оно как!
   - Итак, - возвестила Лакатама, - я приглашаю занять место рядом со мной и чувствовать себя хозяйкой... мою прекрасную подругу Гави!
   - Чего??? Это что, про меня? - громко шепнула я на ухо Келлани.
   - Похоже, что так... - удивлённо ответила она. - Я не знаю здесь других Гави. Ну да, она на тебя смотрит...
   Я встала и пошла к Лакатаме.
   - Итак, приветствуем Гави, волшебницу с великим будущим! - почти пропела Лакатама и усадила меня рядом с собой, на ступеньку своего "трона".
   Присутствующие зааплодировали. Правда, на лицах некоторых из них возникло разочарование, досада и недовольство.
   - Кто она такая? - услышала я слева от себя скрипучий шёпот одной из старух.
   - Не знаю, - ответила ведьма помоложе. - Чья-то ученица, наверно. Может, самой Лакатамы?
   Несколько девушек в одинаковых чёрных платьях, серебристых туфельках и серебристых поясах принесли лёгкие столики и поставили перед нами. Они же поставили нам кушанья и питьё. Появились и другие столики на поляне вместе с лёгкими табуретками. Каждый мог выбрать - остаться сидеть на земле или сесть за стол. Келлани осталась на траве, взяв на колени поднос с едой и напитками. Я плохо различала её лицо, теряющееся в сполохах костра, но чувствовала, что она за мной внимательно наблюдает.
   - Ну как тебе? - спросила Лакатама.
   - Интересно, - ответила я.
   - Я рада, что интересно. Не стесняйся, кушай!
   Я положила в рот кусок пирога.
   - А сколько тебе лет исполнилось? - спросила я, едва прожевав кусок.
   Лакатама кокетливо захихикала.
   - Семнадцать, моя милая. А если честно - не знаю. Время в Замке течёт по-иному, чем в обычном мире...
   - Я уж заметила...
   Какие-то две волшебницы с длинными распущенными волосами подошли к нам. Одна из них протянула Лакатаме коробочку.
   - Подарок, наша дорогая, - сказали обе дамы одновременно.
   - Благодарю, - ответила Лакатама и положила коробочку позади себя. Я оглянулась и заметила множество коробок и свёртков, очевидно, тоже подарков.
   - А я-то ничего тебе не взяла в подарок, - сказала я огорчённо. - Да я и не знаю, что тебе дарить!
   - Не волнуйся, - похлопала меня по руке Лакатама. - Ты - мой лучший подарок. Твоё присутствие. Когда-нибудь мы станем лучшими подругами и настоящими сёстрами. Я буду безмерно счастлива, если согласишься стать моей ученицей... Когда-нибудь...Я сразу увидела в тебе великий потенциал женской магии. У всех моих сестёр он велик, но ты...
   - А Келлани? - спросила я.
   - Келлани - отличная волшебница, но... Но мы же не будем сплетничать, верно?
   - Конечно, - согласилась я.
   - Сёстры! - громко воззвала Лакатама. - А теперь, прошу вас, примите мой ответный дар - танец-фейерверк, который я приготовила для вас.
   Она сошла со своего трона и призвала девушек в чёрном, которые давеча разносили еду. Заиграла музыка, и Лакатама со своими ассистентками закружились в танце, выпуская параллельно из ладоней удивительные световые искры, разноцветными фонтанами разлетающиеся в воздухе.
   Но мне, честно говоря, надоело сидеть на всеобщем обозрении. Очевидно, выбор Лакатамы должен был оказать мне честь, но я не испытывала ни гордости от этого, ни радости. Несмотря на общество волшебниц, вечеринка Лакатамы оказывалась обычным социальным мероприятием, несколько нарочитым и выспренним. Как приём в городской администрации: все делают вид, что радостны и любезны, а в глубине души кое-кто готов загрызть соседа за то, что его начальство ласкает чуть больше, чем ожидалось...
   Я уже приготовилась встать с места, как меня отвлёк громкий шёпот над ухом:
   - Ну что, как тебе Лакатама и группа девочек?
   Я обернулась. Бог ты мой - вот это неожиданность!
   - Мар...!
   - Тсссс... - перебил меня Мартинк и закрыл мне рот рукой, облачённой в изящную кружевную перчатку. - Я тут, как видишь, инкогнито...
   - Вижу, - прошептала я.
   - Слезай со своей коряги и давай отойдём в сторону, - попросил он.
   Я послушалась его, и несколько секунд спустя мы отошли в тень деревьев, окружавших поляну.
   Я рассмотрела своего друга с ног до головы. Мартинк выглядел чудесно! Длинное лиловое платье до пола, украшенное кружевами и стразами, на голове тюрбан с пером и вуаль, закрывающая нижнюю часть лица. В уголках глаз - блёстки. Глаза и брови подведены. Ни дать, ни взять - восточная принцесса на прогулке.
   - Я тут и сам по себе и с поручением, - сказал Мартинк.
   - Изложи поподробнее, - попросила я.
   - Сам по себе из интереса. Премного наслышан о девичниках Лакатамы и решил пошпионить.
   - А поручение?
   - Тебя Орлиден искал. Я звал его с собой, но он панически испугался такого количества тёток одновременно.
   - Орлиден? Зачем я ему?
   - Не знаю. Вроде бы он хотел тебе что-то показать. Он как узнал, что ты здесь - сразу так обрадовался! Нет, нет, ты смотри, смотри - какие девочки! Был бы я помоложе...
   - Ладно тебе, - рассмеялась я. - А что? Слабо выйти в круг потанцевать?
   - Чуть позже, - ответил Мартинк. - Кстати, не пей вот этот напиток.
   Он указал рукой на ароматную жидкость, находившуюся в кувшине на столике, из-за которого я недавно вышла.
   - Почему?
   - Какой-то особый хмельной напиток. Неизвестно куда тебя понесёт от него. Не знаю, почему-то мне кажется, что в этом обществе лучше сохранять трезвую голову.
   - Я с тобой согласна. Ой, гляди!
   Три молодые девушки разделись донага и танцевали около костра, почти ежесекундно встряхивая своими длинными волосами.
   - Наверняка после напитка, - сказал Мартинк. - Я знаю, крышу сносит конкретно... А почему ты оказалась рядом с Лакатамой?
   - Она меня избрала в качестве... ну... какой-то особой гостьи.
   - Хм... странно это. И неспроста. Знаешь, Орлиден подождёт. Надо выяснить, почему Лакатама на тебя глаз положила. Я буду сзади тебя, в тени.
   - Хорошо.
   Я вернулась на своё место и принялась за трапезу, разумеется, игнорируя таинственный хмельной напиток.
   Лакатама тоже вернулась после "пиротехнического" танца - румяная, разгорячённая.
   - Ты не танцевала с нами? - спросила она.
   - Нет, я с наслаждением наблюдала.
   - Выпей со мной, - предложила она и налила в два стакана ароматной жидкости из известного нам кувшина...
   Я поднесла стакан к лицу и понюхала напиток.
   - Потрясающий запах, - сказала я. - А что это?
   - Сома, напиток Богов, - ответила Лакатама. - Его надо пить сразу, весь.
   - Мммм... - протянула я, вдыхая запах и как бы пытаясь растянуть удовольствие.
   Лакатама смотрела на меня внимательно, также держа стакан у рта и также не начиная пить. Тогда я откинулась назад, запрокинула голову, отвернула её немного вправо и вылила напиток позади себя, наверно, почти на притаившегося где-то там Мартинка. Затем резко развернулась, широко вытерла рот рукой и с шумом поставила стакан на стол.
   - Чудо! - сказала я.
   - Умница, - похвалила Лакатама. - Выпьешь ещё?
   - Нет пока, - отказалась я. - Пить много вредно.
   - А-ха-ха-ха! - в полный голос рассмеялась Лакатама. - Какая ж ты ещё малышка! Ну иди, потанцуй.
   Я вышла в круг, где разгоралась бурная пляска. Звучала ритмичная музыка, и танцующие буквально погружались в транс. Я поискала глазами Келлани, но её не было видно. Тогда я решила вновь обратиться к Мартинку. Я направилась к деревьям, за которыми он должен был скрываться. Но по дороге кто-то захватил меня за руку.
   - Я тут, - раздался шёпот.
   Это был Мартинк, танцевавший среди обнажённых молодых ведьм в полном своём облачении восточной принцессы. Я тоже присоединилась к танцу.
   - Девочки, раздевайтесь, - крикнула одна из танцующих обнажённых девушек, - ветер и огонь должны овевать наши тела!
   - Ща... разденусь... - фыркнул мне в самое ухо Мартинк.
   Бубны отбивали завораживающий ритм, темп музыки ускорился. Танцевать было приятно, однако я беспокоилась о Келлани, так как не видела её. К нам присоединилась Лакатама. Я думала, что она сейчас "раскусит" и разоблачит Мартинка, но она, похоже, наблюдала лишь за мной.
   - Гави, милая, пойдём, выпьем за нашу дружбу, - позвала Лакатама.
   Я остановилась и, взяв её за руку, отвела чуть в сторону.
   - Хорошо, - сказала я. - Только найди мне, пожалуйста, Келлани. Я волнуюсь за неё. Всё-таки лес, ночь...
   - Келлани? - Лакатама огляделась по сторонам. - Я видела её. Да ты не волнуйся, здесь безопасно. Может, она ушла домой.
   - Тогда я тоже, знаешь ли, пойду. Меня тут искал один человек...
   - Человек подождёт до утра, - мягко проговорила Лакатама.
   Однако меня всё это стало раздражать. Да, они волшебницы, но по сути такие же, как обычные тётки. С Ланкиной тусовкой и то чувствуешь себя свободнее... Уж по крайней мере, никаких "Напитков Богов" мне там не предлагают да ещё такими завораживающими голосами. В общем, надо сваливать.
   - Лакатама, - с улыбкой проворковала я. - Я согласна. Идём. Выпьем ещё... А то что-то голова у меня кружится... Может, пройдёт...
   - Конечно, пройдёт, - подхватила Лакатама. - Идём, девочка!
   Мы прошли на наши места. Лакатама снова налила мне напиток. Я взяла его, встала с места, вышла в круг, покружилась с ним... Вернулась я к Лакатаме, вытирая рот рукавом.
   - Ещё! - крикнула я.
   - Нет уж... - задумчиво проговорила Лакатама. - Не надо. Ты тут посиди, а лучше ляг вон на тех подушках. Я скоро подойду к тебе.
   Я, пошатываясь, направилась на указанное место. Спустя несколько мгновений ко мне присоединился Мартинк, усевшись рядом со мной.
   - Ну, ты артистка! - засмеялся он. - Что будешь делать?
   - Уходим, пока она не видит.
   - Уходим.
   - Ты хорошо знаешь дорогу?
   - Да.
   Мы ушли под защиту темноты деревьев и направились в сторону к Замку. Дорога вывела нас на берег моря, и снова стало светло от лунного сияния. Навстречу нам двигалась женская фигура. Я узнала Келлани. Мы взаимно прибавили шаг навстречу друг другу.
   - Господи! - изумлённо воскликнула Келлани. - Мартинк! Ты что, с девичника?
   - А что? - подбоченился Мартинк. - Красивая восточная девушка в поисках супруга и повелителя...
   - Бесподобно! - улыбнулась Келлани. - А я в недоумении. Меня вызвала через зеркальце какая-то женщина с просьбой помочь. Что-то напутала в растениях для отвара. Почему меня - не знаю. Что за женщина - тоже не знаю. Но она так умоляла поспешить, что я не стала расспрашивать ни о чём. Договорились встретиться в одной из гостиных Замка. Когда я пришла туда - никого не оказалось. Я прождала, наверно, полчаса - никого.
   - А связаться с ней?
   - Как я могла связаться с ней, когда не знаю, кто она! Я ж не могла настроиться на неизвестно кого! Вот и решила вернуться на вечеринку.
   - А мне там надоело, - сказала я. - Ничего вдохновляющего. К тому же Лакатама целенаправленно пыталась меня напоить какой-то сомой... Настаивала. Но Мартинк не советовал...
   - Странно... - задумалась Келлани. - Прямо так и настаивала?
   - Да.
   - Сома, в общем-то, безвредна, но человек после неё становится податлив и зависим. В давние времена ею опаивали тех, с кого хотели взять какую-то клятву... Странно...
   - Может быть, клятву стать её ученицей?
   - Вот ещё, будь оно неладно! - выругался Мартинк. - Учительница, тоже мне...
   - Ладно, - сказала Келлани. - Идёмте в Замок. Что-то не то творится вокруг нас...
   - Я приглашаю вас к себе, - предложила я.
   - Только давайте поищем Орлидена, - добавил Мартинк. - Чего ему надо-то было?
   Мы спустились на кухню, где мог находиться Орлиден. Но там мальчика не оказалось. Один из поварят заявил, что Орлиден куда-то отправился в сопровождении другого мальчика-официанта. Однако к завтраку они оба должны быть на месте.
   - Ладно, - сказала я. - Идёмте ко мне. Уж слишком бурная выдалась ночка...
   Мы встретили рассвет в моей башенке в приятном обществе друг друга. Мартинк снял свой восточный наряд и оказался в повседневных брюках и рубашке.
   - Так-то лучше, - сказал он, умывая лицо и соскабливая с кожи блёстки.
   - А ты был красивой девушкой, - заявила я.
   - Знаю. В молодости я часто переодевался в девчонку на маскарадах. Сами девушки не отличали! Я даже голос умел подстраивать.
   - А я любила переодеваться в мальчишку, - вспомнила я.
   - А ты, Келлани? - спросили мы вместе.
   - До 13 лет мне не во что было переодеваться. У меня было от силы два-три платья или костюма. А после - некогда было. Я училась магии и мне было не до маскарадов. Мне некогда было изображать из себя кого-то другого, так как я ещё не знала, кто я первоначальная, - улыбнулась Келлани.

Глава 8

КОРИЧНЕВЫЙ МИР

   К завтраку мы спустились одними из первых. Я снова зашла на кухню узнать об Орлидене, но о его передвижениях никто не был осведомлён. Один из молоденьких официантов сказал, что Орлиден пошёл куда-то гулять посреди ночи, возможно в Зал Магических Игр.
   - Ну вот. Только этого не хватало, - проворчала Келлани.
   - Я там был, - равнодушно сказал Мартинк. - Обычные игровые автоматы. Похоже на компьютерные игры... Разве что с большим эффектом присутствия, чем в случае с компьютерами... Хотя согласен, такой малец как Орлиден запросто может на них "подсесть".
   Мы дождались Дэннира и вместе позавтракали. Я рассказала ему о нашем договоре с Лоттором - вернуться не позднее четверга и выглядеть при этом как настоящая волшебница.
   - Но я в недоумении - все волшебницы выглядят по-разному!
   - Я тоже в недоумении, - согласился Дэннир. - Для меня одежда особой роли не играет. Может быть, потому что я вижу суть человека. Если он маг - сразу вижу, если нет - тоже сразу вижу. Что касается моей внешности? Одет - и ладно. Но я не Проводник и не Хранитель Времени. Мне не нужно контактировать с обычными людьми. Я - чистый Исследователь магических миров. Поэтому даже не знаю, что от тебя хочет Лоттор. Одно знаю - он говорит дело. Постарайся справиться с его заданием.
   - Тогда я поеду назад в наш обычный мир. Попрошу дополнительных разъяснений у Лоттора. Заодно подумаю над словами Зелинты о том, что одежда соответствует твоей внутренней сути и тому, чего ты хочешь достичь... Она посоветовала изучить историю костюма...
   - Да, неплохая идея, - согласился Дэннир. - Полазай по Интернету. Я не помню книг по истории костюма в библиотеке Замка.
   - А я должна посетить некоторые Верхние Миры для получения кое-какой информации, - добавила Келлани. - Ты ведь долетишь без моей помощи, Гави?
   - Да, конечно.
   - А я теперь в полном распоряжении Зелинты, - сказал Мартинк. - Но ты давай быстрее разбирайся со своим "дядей" и возвращайся назад. Мы с тобой должны запланировать концерт, если помнишь.
   - Конечно, - с радостью согласилась я. Затем озабоченно добавила: - Концерт, вид настоящей волшебницы, гибкое тело... о-го-го...
   Дэннир рассмеялся:
   - Путь мага не усеян розами... А если усеян, то поначалу ты напарываешься на острые шипы.
   Мы распрощались при выходе из трапезной. Каждый пошёл своей дорогой, и я отправилась на улицу занимать свободный воздушный шар. Спускаясь по ступенькам, я внезапно наткнулась на Лакатаму, шедшую в Замок.
   - О! Гавушняксия дорогая! Ты бросила меня в самый разгар праздника!
   - Извини, - ответила я. - Но мне стало как-то не по себе с непривычки... Я боялась, что разболится голова.
   - Ничего-ничего, не переживай! У нас ещё будет время для общения и познания друг друга. Приходи сегодня вечером на поляну, хорошо?
   - Постараюсь, - уклончиво промолвила я, пряча взгляд.
   Эх, жаль, что я не поговорила с Дэнниром о событиях минувшей ночи. Упустила из виду этот момент. И Келлани почему-то не подняла этот вопрос. Возможно, ничего скрытого в данных событиях не было... Но кто знает? Кто знает?..
   Я продолжила путь и дошла до площадки, где обычно "парковались" воздушные шары. Один из них только что прибыл, и из него вышли две незнакомые мне дамы. Я переняла шар и залезла в корзину.
   - Гави, подожди!
   Я обернулась. За мной буквально бежал Пип и махал рукой.
   - Подожди, пожалуйста. Ты... ты куда летишь? - взволнованно выдохнул он.
   - Домой. А что случилось?
   - Гави, у Лоттора какие-то неприятности. Умоляю тебя, полетели к нему. Я мог бы взять другой шар, но вдвоём мы доберёмся быстрее.
   Я открыла вход в корзину шара.
   - Садись, конечно. А что именно произошло? - спросила я, давая команду шару подняться в воздух.
   - Пока не знаю. Сообщение нечёткое. Сама же знаешь, связь с обычным миром слабая... Одно знаю - надо поспешить.
   Пип сел в самый угол корзины и отвернулся в сторону. До самого конца полёта он молчал и даже не смотрел на меня. Мне лишь оставалось гадать, что могло стрястись с Лоттором и почему Пип так переживает за него.
   Минут через 20-25 шар мягко спланировал прямиком на балкон лотторовского особняка. Пип выпрыгнул первый и обернулся ко мне.
   - Спасибо, Гави. Ты очень помогла. Теперь направь шар к себе домой. У него ещё достаточно энергии для этого.
   - Ну уж нет, - недовольно возразила я. - Я, вообще-то, тоже член нашей команды... По крайней мере, я должна знать, что происходит.
   В ответ Пип промычал что-то невразумительное, однако протянул руку и помог мне выйти из корзины. Дверь в гостиную была открыта, и мы легко вошли в дом.
   Пип уверенно направился на третий этаж. Мы прошли мимо комнаты, где я ночевала, направились дальше по коридору... Затем свернули налево, где находилась ещё одна дверь, которую Пип также уверенно открыл и вошёл внутрь. Я пристроилась следом и проскользнула вслед за Пипом.
   Это была спальня Лоттора.
   Сам он стоял спиной к двери, склонившись над каким-то кристаллообразным прибором, и внимательно смотрел внутрь него. Услышав нас, он быстро обернулся, затем вновь склонился над прибором.
   Мы осторожно подошли ближе.
   - Орлиден... - отрывисто сказал Лоттор. - Он попал в какой-то из Нижних миров...
   - Ого! - тихо проговорил Пип. - Как это ему...
   - Не знаю, - раздражённо ответил Лоттор. - Возможно, через Зал Магических Игр... Или как-то ещё...
   - Где именно? - спросил Пип.
   - Вот это я и хочу понять... Нет, не здесь... Нет... Я чувствую его энергию, но... Бог ты мой! Только не это! Один из сумеречных... коричневых... Всё. Больше никакой самостоятельности. Раз ты паж - будь любезен находиться на месте. Посажу его в особняке, и пусть...
   Лоттор резко повернулся, вытащил из кармана носовой платок и вытер со лба пот.
   - Пип, где Келлани?
   - В Замке, если не гуляет по Верхним мирам. Но, скорее всего, гуляет...
   - Мало времени... очень мало, - почти прошептал Лоттор. - В этот мир нельзя отправляться одному.
   - Я пойду с тобой, - сказал Пип.
   - Нет, только не ты, - покачал головой Лоттор. - Это ещё хуже. В пару нужна противоположная, женская энергия...
   Я дотронулась до локтя Лоттора.
   - Может быть, я подойду?
   Он рассеянно посмотрел на меня:
   - Нет, Гави...
   Потом посмотрел более внимательно. Похоже, читал мои мысли...
   - Это опасно, Гави. Ты не знаешь, что это за мир...
   Я пожала плечами.
   - Не знаю... Но насколько поняла, у нас двоих куда больше шансов выбраться оттуда, чем у тебя одного. Ты просто скажи, что делать...
   Лоттор прикусил губу. Он колебался несколько секунд.
   - Хорошо. Мы не должны отходить друг от друга больше, чем на пять шагов. Лучше держаться вместе, как можно ближе друг к другу. В случае опасности держи меня за руку и ни в коем случае не убегай никуда, даже если тебе покажется, что "где-то там" безопаснее. Ты постоянно носишь этот кулон? - он показал на золотой кулончик с изображением Жар-Птицы, висевший у меня на шее.
   - Почти постоянно. Это мой любимый.
   - Хорошо. Сними его и дай мне. Вот так... хорошо. Взамен возьми мой кулон.
   Он снял с себя и протянул мне кулон, на котором я заметила фигурку какого-то волшебного животного, скорее всего, Единорога.
   - Таким образом, между нами усилится связь, - объяснил Лоттор. - Пошли. В поле, за моим участком, есть один портал, через который мы можем попасть в этот мир. Я не знаю, можно ли будет там разговаривать. Постарайся понимать меня, хорошо?
   - Постараюсь.
   - Идём. Пип, возьми Кристаллы...
   - Я буду находиться на входе в портал, - сказал Пип.
   - Да, это будет то, что надо.
   Мы вышли через заднюю калитку и оказались в поле, поросшем бурьяном. Кое-где валялись кучи мусора, намекавшие на импровизированную свалку. Деревьев почти не было за исключением нескольких тополей, одиноко раскинувшихся в отдалении. Мы направились к одному из них - к старому, уже частично засохшему тополю, росшему на берегу пересохшего ручья. Тополь возвышался над руслом ручья, и корни его, торчавшие наружу, образовывали нечто наподобие беседки.
   Мы все трое спустились на дно ручья. Лоттор взял в руку какой-то кристалл, другую руку протянул мне. Затем он как будто передумал.
   - Нет, лучше ты, Гави, держи кристалл.
   Я приняла кристаллическую конструкцию и зажала в кулак.
   - Не напрягай сильно ладонь, чтобы она не устала. Держи кристалл мягко, - посоветовал Лоттор. - Ну, давай руку!
   Лоттор шагнул вперёд, как бы проникая в "беседку" из тополиных корней и увлекая за собой меня. Секунду спустя мы оказались в тёмном водовороте. Лоттор крепко прижимал меня к себе, я же во все глаза смотрела на кристалл, который начал светиться тёмно-красным светом.
   Пролетев водоворот, мы, через несколько мгновений, оказались на тёмном пустыре, погружённом в тусклое коричневатое освещение. Серо-коричневое небо, серо-коричневая земля, всё серо-коричневое... Всё однообразное: где-то более серое, где-то более коричневое... где-то среднее между тем и другим...
   Лоттор отпустил меня, проверив, насколько я устойчиво стою.
   - Как ты? - спросил он. Голос его звучал как-то необычно гулко и тихо.
   - Нормально, - ответила я таким же гулким голосом.
   - Хорошо, что здесь всё-таки можно говорить, - сказал Лоттор. - Это облегчает жизнь. Покажи кристалл.
   Я поднесла руку с кристаллом к лицу Лоттора. Кристалл теперь сверкал белым.
   - Белый, - сказала я.
   - Это потому что он теперь настроился на наш мир. Наш мир - белый. "Белый свет". Так, вон в ту сторону. - Он показал рукой. - Подожди, дай я оставлю здесь метку. Возможно, отсюда есть и другой выход, но кто знает...
   Он положил на землю свой носовой платок, и мы двинулись по пустырю, стараясь не спотыкаться о серо-коричневые окаменелости, разбросанные по всей территории. Воздух пах то ли гарью, то ли плесенью, но дышать всё же было можно.
   Вдалеке сверкнула какая-то светлая вспышка. Потом ещё и ещё раз.
   - Лоттор, смотри, что это? - я указала на вспышку.
   - Скорее всего, это то, что нам нужно. Это чуждый свет. Такие импульсы может издавать живое существо из нашего мира. Световой импульс может принадлежать и Орлидену.
   Мы прибавили шаг. Кристалл в моей руке стал мягко пульсировать, о чём я сразу же сказала Лоттору.
   - Это значит, что мы на верном пути, - ответил он. - Ты нормально себя чувствуешь?
   - Да, а ты? Ты очень бледный...
   - Это всё от освещения... Со мной всё в порядке. Ага! Пошли быстрее!
   Мы буквально побежали в сторону вспышек, которые участились. Судя по всему, источник света находился за огромным валуном, лежащем на нашем пути. Мы обогнули валун, и увидели Орлидена, лежащего без чувств на земле. Он был ужасно бледен и дышал как-то рывками. В руке у него был кристалл, похожий на тот, что я сжимала в кулаке. Видимо, этот кристалл и посылал вспышки.
   Лоттор нагнулся к Орлидену и взял его на руки. Кристалл выпал из руки мальчика.
   - Возьми кристалл, Гави, - сказал Лоттор, - и положи к себе в карман. Или лучше... нет... положи ко мне в карман. Вот так. Хорошо. Теперь надо спешить. Энергия перекосилась в мужскую сторону. Ты не можешь нас двоих уравновесить, хотя Орлиден ещё почти ребёнок, как бы пока не совсем мужчина. Но всё же...
   Мы пошли назад. Очевидно, Лоттор помнил направление, потому что он шёл уверенным быстрым шагом. Я же не была уверена, куда конкретно мы движемся. Вид был слишком однообразный, что одна я точно заблудилась бы.
   На горизонте небо начало краснеть. Это могло бы показаться красивым, если бы не было столь зловещим. К тому же воздух стал меняться. Подул горячий ветер, запахло гарью. Издалека показались какие-то тени, летящие по воздуху. Из земли вырос пузырь, похожий на красный гриб-дождевик... я на него чуть не налетела...
   - Гави, - крикнул Лоттор, - надо попробовать уйти прямо отсюда. Подними свой кристалл, чтобы я его видел.
   Кристалл несколько потускнел, хотя и продолжал светиться белым. Но как-то вспышками, импульсами...
   - Мир нас затягивает, - сказал Лоттор, - надо скорее выбираться. Кажется, и отсюда можно. Ну-ка, поверти гранями Кристалла. Виден где-нибудь Пип?
   - Да, вот, смотри!
   - Хорошо. Тогда держись крепко за меня, поверни чуть-чуть кристалл ко мне, чтобы мы оба видели его. Полетели...
   Мы снова вошли в водоворот, который через несколько секунд вынес нас на Землю. Мы оказались точно в том месте, откуда начали наше путешествие. Я обнаружила себя сидящей на траве, росшей на дне пересохшего ручья. Рядом лежал Орлиден. Лоттор стоял, облокотившись на один из корней тополя. Он был очень бледен и, похоже, едва держался на ногах. Однако он сумел собраться с силами и, махнув нам рукой, пошёл в сторону своего дома. Меня тоже слегка пошатывало, но, в целом, я чувствовала себя неплохо. Орлиден ещё не пришёл в себя, и Пип понёс его на руках.
   Мы поднялись на второй этаж в гостиную. Я свалилась в одно из кресел и глубоко вздохнула. Чувствовала я себя странно. С одной стороны, каждая клеточка моего тела была насыщена животворящим удовлетворением от свершившегося. Было интересно... Было страшно... Было важно всё это сделать. Мы вытащили Орлидена... господи, сама не знаю, откуда! С другой стороны, я ощущала утомление, и даже истощение. Хотелось спать.
   Я повернула лицо к зеркалу, висевшему рядом. Бог ты мой! Я грязная, как поросёнок. На лице моём появились какие-то пятна, от жары и пота пошедшие разноцветными в коричневых тонах разводами. Я поднялась и пошла в ванную, чтобы умыться.
   По дороге назад я столкнулась с Лоттором, который медленно брёл в сторону своей спальни. Меня он словно не заметил. Я почувствовала беспокойство и направилась вслед за ним. Он вошёл в спальню и лёг на кровать, не раздеваясь и даже не сняв обувь. Я секунду постояла в дверях, затем тихо подошла к нему. Он лежал, закрыв глаза. Я немного постояла, затем села рядом с ним и взяла его за руку.
   - Лоттор, это так должно быть, да? С тобой будет всё нормально?
   - Не знаю, Гави... - он пожал мою руку. - Платок...
   - Платок?
   - Да, я оставил платок... ты помнишь?
   - Помню. Чтоб найти дорогу. А потом мы улетели с другого места...
   - В этих мирах ничего нельзя оставлять...
   Он замолчал. Я не перебивала его.
   - Гави, платок содержит частичку моей энергии. Мир, тот коричневый мир, он вытягивает энергию через платок...
   - Что надо сделать? Вернуться за платком?
   - Не дури, девочка... - он слегка улыбнулся. - Всё не так страшно. Было бы хуже оставить там наши цепочки с кулонами... Платок скоро потеряет свою силу... Рано или поздно всё пройдёт.
   Я промолчала. Потом, минуту спустя, спросила:
   - Почему я чувствую себя нормально?
   Лоттор удивлённо поднял брови:
   - Тебя это огорчает?
   - Меня огорчает твоё состояние...
   - Возможно, потому что ты моложе, возможно, потому что ты женщина, возможно, потому что ты не оставляла там никаких своих вещей... Я не могу тебе точно сказать... Гави, сходи, посмотри, как там Пип управляется с этим маленьким идиотом. Я не знаю, сколько он проторчал в том "коричневом мире".
   Я вернулась в гостиную. Орлиден лежал на диване. Пип ходил по комнате. Я подошла к Пипу.
   - Как он? - я показала на Орлидена.
   - Спит. Дышит ровно. Цвет лица нормальный. Ты где была?
   - С Лоттором. Он у себя в спальне. Попросил узнать про Орлидена. Я беспокоюсь за Лоттора. Ты же видел его состояние...
   Пип провёл по лбу рукой, потёр переносицу.
   - Не волнуйся, он придёт в себя. И не такое бывало.
   Я рассказала про платок.
   - Это неприятно, - сказал Пип, - но и не смертельно. Через какое-то время платок действительно потеряет силу. Но на это, конечно, нужно время. Не волнуйся, Гави. Я спокоен за них обоих. Сейчас всё нормально. Да... спасибо тебе! Я просто в восхищении.
   - Да не за что... - смутилась я.
   - Я относился к тебе с подозрением. Считал тебя... ну... не такой, как ты есть. Удивлялся, что Лоттор так в тебе заинтересовался. Он, однако, был как всегда прав.
   Я внутренне улыбнулась. "Лжёт своими действиями, поступками и особенно эмоциональными состояниями" - так, что ли, сказал Лоттор? Похоже, надо начать не только говорить, но и делать правду... "Делать правду" - глупо звучит, не так ли? А ведь, по сути, совсем не глупо, совсем...
   - Я должна вернуться к Лоттору и сообщить об Орлидене, - сказала я.
   - Хорошо, иди. Ты, часом, не голодна? Возвращайся, чем-нибудь поужинаем.
   - Пока не хочется, может, попозже...
   Вернувшись к Лоттору, я застала его уже лежащим под покрывалом. Точнее, он полулежал-полусидел на высоких подушках, положив одну из них на другую. Услышав меня, он открыл глаза.
   - Ну как там дела? - спросил он.
   - Пип спокоен. Говорит, что с Орлиденом всё будет в порядке. И с тобой - тоже.
   Лоттор тихо рассмеялся.
   - Ну... раз Пип говорит - деваться некуда! Мне и правда намного лучше. Полежу ещё пару часиков и приму ванну с душем. Я весь заляпан грязью с этого мира. О! Чуть не забыл. Давай обменяемся назад кулонами, - сказал он, протягивая мне мою Жар-Птицу.
   Я, в свою очередь, вернула ему Единорога.
   - Подарок моей наставницы, - сказал Лоттор. - Она мне подарила эту вещь, когда мне исполнилось 20 лет. Представляешь, как давно это было? Ну ладно, будь другом, задёрни занавески. Что-то я спать захотел...
   Я вернулась в гостиную. Пип сидел в кресле и в наушниках слушал плеер. Увидев меня, он снял наушники и улыбнулся.
   - Угадай, что слушаю.
   - Не знаю.
   - Музыка моего детства. Мартинк...
   - Господи! С чего такая честь?
   - Хочу понять его поглубже. Может быть, я неверно сужу о нём...
   Я села в соседнее кресло.
   - Может быть... Но сейчас он совсем не тот, что раньше. Ты лучше при случае пообщайся с ним сегодняшним. Я так думаю...
   - Наверно, ты права. Возможно, я хочу понять поглубже самого себя. Если б ты знала, сколько лет я держал обиду на Мартинка! За тот случай на приёме... Это чувство обиды сидело во мне, как заноза. И я только сейчас понял, что оно сидело во мне фактически до сих пор.
   - Для тебя это было сильным потрясением - тот случай...
   - Потрясением, трясением, качанием... Да какая разница! Мало ли что происходит! Обида - это личная проблема того, кто обижается. Это - заноза, которую ты засаживаешь себе сам, а не тот человек, кто, якобы, тебя обижает. Да, ты права. Мне надо пообщаться с Мартинком.
   - Где Орилиден-то? - спросила я.
   - В своей комнате. Я уложил его в постель. Пусть восстанавливается. Вот стервец, ни капли не пострадал. Спит невинным сном младенца.
   - Да, повезло ему... Как же он попал в этот "коричневый мир"?
   Пип усмехнулся.
   - Вот завтра и послушаем эту историю...
   Затем мы спустились на кухню и поужинали. Часы показывали 7 вечера. Я снова забеспокоилась о кошках.
   - Пип, ты не скажешь, автобусы до какого часа уходят в город?
   Я объяснила ему ситуацию с кошками.
   - Ох-ох, - вздохнул Пип. - Я тоже в детстве хотел иметь котёнка... Ты долго их кормить собираешься?
   - Нет. Положу еду и ещё заодно полью цветы. А что?
   - Я отвезу тебя. А потом вернёмся назад. Чувствую, ты нужна нам будешь завтра.
   - Хорошо, Пип. Спасибо...
   Разогревая автомобиль, Пип, немного поколебавшись, спросил:
   - А почему ты сама не попросила отвезти тебя?
   - Неудобно как-то... У тебя могут быть свои планы...
   - Значит, ты ещё не совсем наша. Мы всё говорим друг другу. Просить о помощи - это нормально...
  

Глава 9

ТЬМА ИЛИ СИЛА?

   Вернулись мы в десятом часу вечера. Орлиден и Лоттор спали. У меня, напротив, сонное состояние исчезло, и я решила выйти в сад. Пип, видимо, удалился к себе, и я никого не встретила по дороге.
   В саду созревали персики и виноград. Я сорвала сочную виноградную гроздь и с наслаждением съела вкуснейшие ягодки. В небе сияла полная луна, словно природный фонарь. Было светло и ясно.
   Ноги мои направились к калитке, ведущей на пустырь. Я решила снова пройти к тополю, от которого мы отправились в "коричневый мир". Подойдя к дереву, я посветила мобильным телефоном в проём нависающих корней. Было интересно, немножко усилилось сердцебиение, но в целом ничего особенного я не ощущала. Может, всё дело в кристаллах? Я присела на корточки, снова посветила мобильником землю. Нет, только сухие веточки, листья, ничего жуткого или завораживающего.
   Я направилась назад. Пройдя шагов двадцать, я обернулась, так как услышала подозрительный хруст веток возле тополя. В темноте маячили две человеческие фигуры, освещавшие себе дорогу фонариками. Я не видела их лиц и не могла различить их пол или возраст. Всё, что я увидела, это было их исчезновение в портале, сопровождаемое мгновенной яркой желтоватой вспышкой.
   - Хм, - подумала я. - Кто бы это мог быть? Надо завтра спросить у Пипа или Лоттора.
   Благополучно добравшись до спальни, я легла в постель. Прогулка подействовала на меня умиротворяюще, и я вскоре уснула.
   Утренний свет разбудил меня рано. Я пожалела, что не захватила купальник. У Лоттора был оборудован замечательный бассейн - широкий, просторный, даже с вышкой для прыжков в воду. Ладно, значит, займёмся чем-нибудь более мирным, чем освоение местных водоёмов. Хотя можно сходить на речку и искупаться голышом, пока никого нет.
   Я знала, что речка находилась чуть в стороне от известного нам тополя. Выйдя привычной дорогой с территории участка, я пошла чуть левее портала. В утреннем свете он выглядел совсем буднично. Однако что-то меня снова потянуло к дереву.
   Ага! Вот это интересно! Нагнувшись, я обнаружила кусок кристалла, спрятавшийся в траве. Я подняла его. Он не был похож на те кристаллы, что я держала в руках во время нашего путешествия. Это, скорее, был обломок кристалла. Но... тоже интересно. Я положила кристалл в карман.
   Вода в реке - чудо! Мягкая, обволакивающая... Я с наслаждением искупалась и повернула назад, на ходу высушивая мокрые волосы.
   Поднявшись по парадной лестнице в гостиную, я встретилась взглядом с Лоттором, который, сидя в кресле, просматривал какой-то журнал.
   Лоттор удивлённо посмотрел на меня. Затем привстал, приветствуя.
   - Доброе утро. Ты откуда?
   - Ходила купаться на речку.
   Я подошла к нему ближе. Выглядел он неплохо, но... бывало лучше. На моё ощущение, он был утомлён чем-то.
   - Можно сяду? - спросила я, показав на соседнее кресло.
   - Конечно.
   Я села. Лоттор вновь обратился к журналу, но затем отложил его.
   - Ты хочешь поговорить со мной, и я тебя слушаю. Выражайся словами, Гави, не шуми мыслями.
   Ну да, он же мысли читает... Кошмар это, всё-таки...
   Лоттор продолжал внимательно смотреть на меня. Я снова испытала нервозность и тревогу. Как тогда... на лестнице. Но теперь я быстро собралась и решилась высказать то, что меня беспокоило.
   - Во-первых, я не выполнила твоё задание. Скорее всего, не выполнила. Чтобы выглядеть как настоящая волшебница, нужно ею стать. Я видела многих в этот раз в Замке, но все они выглядели по-разному! Ничего общего между ними не было!
   - Понимаю, - ответил Лоттор. - Но по крайней мере ты задумалась о том, как выглядишь. Продолжай в том же духе, и решение придёт в своё время. Сегодня явится Тита, пообщайся с нею. Только не напрягайся как собака, обороняющая свою кость. Будь мягче и спокойнее, и услышишь много интересного. Сразу замечу - ты уже не выглядишь как "бедная и бледная". Это всё или ещё что?
   - Есть ещё кое-что...
   Я передала наш разговор с Дэнниром по поводу моей внутренней сущности и проблемы "хорошей девочки".
   - Я бы хотела узнать то, что скрыто от меня. Дэннир уверен, что тебе известно многое... то, что даже я сама не знаю. Это звучит странно, но интересно. Я прошу рассказать мне обо мне.
   Я засмеялась, закрыв рот кулачком.
   Лоттор откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Затем он медленно повернулся ко мне, словно изучая моё лицо. Он был серьёзен и сосредоточен.
   - А ты готова? - спросил он.
   - Не знаю. Я не знаю, к чему быть "готовой". Мне всегда казалось, что я с собой близко знакома. Вряд ли что-то сверхъестественное обнаружится.
   - Не загадывай, - тихо проговорил Лоттор. - Вот мне, например, страшновато знакомить тебя с тёмными уголками твоей души. Это, примерно, то же, что посещать разные "коричневые миры". Несмотря на то, что я хорошо читаю мысли людей, я только два раза в своей жизни согласился знакомить людей с самими собой. Первый раз удачно (впрочем, не удивительно, это был почти ребёнок). Второй раз - неудачно: этот человек до сих пор считает меня своим врагом. Ты - третья.
   - Дэннир говорил, что надо быть осторожным в этом случае. Человека можно, якобы, убить...
   - Вот именно. - Он помолчал. Затем покачал головой. - Нет. Со мной полная безопасность. Это я гарантирую. Всё же я б предпочёл, чтоб это сделал кто-то другой. Потому что я не хочу быть снова "убитым"... как с тем человеком номер два... Но я дал слово Дэнниру. Ладно, попробуем...
   В коридоре послышались шаги, и в зал вошли Орлиден с Пипом. Орлиден заметно похудел и осунулся. На обеих коленках его сверкали синяки. На правом предплечье - ссадина. Орлиден бросил быстрый взгляд на Лоттора и затем опустил глаза. Пип возвышался за спиной Орлидена, словно конвоир. Лицо его было непроницаемо. Постояв таким образом пару мгновений, Пип нашёл за собой стул, придвинул и сел на него, оставаясь по-прежнему позади мальчика.
   Мне стало несколько не по себе. Взглянув на Лоттора, я заметила резкую перемену в выражении его лица. Взгляд его стал жёсткий и колючий, губы превратились в узкую полоску.
   Я хотела поймать взгляд Орлидена, но мальчик словно вжался в себя и смотрел куда-то в пол.
   - Орлиден, - проговорил Лоттор резко и холодно. - Я запрещаю тебе появляться в Замке кроме как со мной и в качестве моего помощника. Или в качестве помощника Пипа.
   - Господин... - начал жалобно Орлиден.
   - Ты будешь говорить, когда тебя спросят, - жёстко перебил Лоттор. - Если ты попытаешься самостоятельно проникнуть в Замок или соприкоснуться с любыми здешними магическими предметами и местами, я использую свою власть и силу, чтобы навсегда лишить тебя доступа к магии. Всё. Можешь идти. Я позову тебя звонком.
   Лоттор снова взял журнал, показав, что разговор окончен. Орлиден, ошарашенный, продолжал стоять на месте, бросая умоляющие взоры куда-то в пространство. Пип встал с места и легонько толкнул в плечо Орлидена в сторону выхода из зала. Орлиден, словно обречённый на казнь, удалился. Пип ушёл вслед за ним.
   Меня лихорадило от разыгравшейся сцены. Сжимая и разжимая пальцы рук, я косым взглядом наблюдала за Лоттором, вновь углубившимся в чтение.
   - Чего уж там, - продолжая глядеть в журнал, отчётливо проговорил Лоттор, - давай с этого момента вслух, а, Гави?
   Он повернулся ко мне, смерив меня властным и несколько высокомерным взглядом.
   - Чего?.. - опешила я.
   - То, что ты говоришь про себя. Например, про мою жестокость.
   - Ну так это и есть жестокость, - с вызовом выкрикнула я и даже привстала с кресла. - Ему же плохо, он был почти болен... Это...
   - Ну?
   - Бездушно.
   - Ещё?
   - Бесчувственно и бессердечно.
   Я скрестила руки на груди.
   - Хорошо, - сказал Лоттор спокойнее, не глядя в мою сторону. - Ты обвинила меня в жестокости, бездушности, бесчувственности и бессердечности. А ты не подумала, что вчерашний день мог стать для меня последним? Что я мог бы не выбраться из этого водоворота на обратном пути?
   - Я, вообще-то тоже была там... - тихо пробурчала я.
   - Поэтому я с тобой и говорю об этом. Не была бы - я б даже говорить с тобой не стал! Я благодарен тебе за содействие и ещё за то, что ты была спокойна. Мне не пришлось хотя бы тратить энергию на уравновешивание твоего состояния. В противном случае я бы точно не выбрался...
   Я быстро взглянула на Лоттора. Сейчас он прямо смотрел на меня, но я отвернулась.
   - Безответственность Орлидена стала не только угрозой моей жизни, но и полностью истощила меня. Я не знаю, сколько у меня уйдёт времени на восстановление сил. Я только сегодня утром почувствовал, что совсем остался без магических сил.
   - Как это? - тихо спросила я.
   - А так. Я сейчас не больше, чем обычный человек на всю округу... - он махнул куда-то в сторону рукой. - Я не смогу действовать в какой-нибудь критической ситуации сейчас. Так что если вдруг понадобится помощь Келлани или другому достойному человеку - я бессилен. Это - жестокость. Да. Но не моя. Молите всех богов, чтоб ничего не случилось в ближайшие две недели, и благодарите Орлидена...
   Он замолчал и налил себе стакан воды. Выпив его, он снова пристально посмотрел на меня.
   - А ты хоть в курсе, как он попал в "коричневый мир"?
   - Нет, я не знаю.
   - Великолепно! Превосходно! Ты даже не поинтересовалась, что именно сделал Орлиден и уже априори его обелила! А почему?
   Он пристально смотрел на меня. Я молчала.
   - Нет, ты ответь. Почему, Гави?
   - Он - ребёнок...
   - Ему 13 лет, Гави. Он способен и обязан отвечать за свои поступки. Он способен и обязан знать, что связан с другими людьми и не может позволять себе безответственность. А я скажу, почему ты на его стороне. Он слабый. Он зависимый. И ты такая же. Ты не можешь принять сторону сильного, даже если он тысячу раз прав. Ты что, сознательно выбираешь быть в числе слабых и зависимых??? Быть рабыней? Иначе ты хотя бы поинтересовалась, что такого натворил Орлиден, что вызвал такую мою реакцию! Между прочим, естественную реакцию после того, как я рисковал своей жизнью ради него. Жестокость, правда?
   Я не знала, что ответить.
   - Моя вина лишь в одном, Гави. Я слишком доверился этому человеку. В результате подверг и себя, и тебя огромной опасности. После этого я всего лишь хочу обезопасить всех нас от подобных приключений и немного научить юношу ответственности. Взамен я получаю обвинения от человека, совершенно не желающего понимать и чувствовать мои мотивы, цели, чувства и переживания. Так что вся жестокость, бесчувственность, бессердечность и бездушность - это твои качества, Гави. Это ты так поступаешь по отношению ко мне.
   Я сидела, кусая губы, сжимая кулаки и едва сдерживая слёзы.
   - Ты сам меня заставил сказать, что я думаю! Я - дура, не надо было говорить...
   Я разревелась, вжавшись в кресло, подтянув ноги и спрятав лицо в колени.
   - Всё не так плохо, Гави, - услышала я голос Лоттора почти над самым ухом.
   Я ещё больше вжалась в себя.
   - Гави, ты послушай меня... Ты же сама просила меня... Я ненавижу эту работу, но... Господи, это невыносимо! - почти выкрикнул он.
   Я подняла глаза, полные слёз и заморгала.
   - Что?
   Лоттор сидел возле меня на стуле, потирая лицо рукой.
   - Знаешь, Гавушка, я был бы счастлив, если б стал таким, как ты сказала - жестоким, бесчувственным и так далее...
   - Я не знаю, я запуталась... Я что, правда, по отношении к тебе так себя проявила?
   - Да, это так. В тебе есть такие черты. Но я не сказал, что это плохо. В этом твоя дремлющая сила. Ты действительно способна быть жестокой и бесчувственной. Но если ты будешь осознавать это, то твоя жестокость превратится в безжалостность. Без-жалостность. Ты не будешь жалеть других людей (жалость - это противоположность любви, жалость - это форма высокомерия). Ты будешь способна чувствовать, подстёгивать и пестовать их силу, игнорируя слабости. Ты будешь делать людей сильнее. Только ты должна осознать эту безжалостность в себе.
   Я подняла глаза на Лоттора. Потом взяла его за руку.
   - Я не знаю, что со мной.
   Лоттор улыбнулся и погладил меня по плечу другой рукой.
   - С тобой всё хорошо. Только меня всегда удивляет: почему человек не боится предстать таким, как он есть, перед другими людьми, но панически боится сам себя! Боится увидеть сам себя! Я давно видел в тебе все эти качества, но только когда показал их тебе - ты возмутилась. Почему?
   - Сама не знаю... - я слабо улыбнулась.
   - Вот и я тоже не знаю, - ответил на мою улыбку Лоттор.
   - А насчёт того, что я поддерживала Орлидена... Ведь ты прав... Почему ж я так?..
   - Это тоже усвоенная позиция. "Я - слабая. Значит, я обязана защищать всех, кто слаб... неважно, правы они или нет". Рабская позиция. Хочешь, я расскажу, что сделал Орлиден?
   Я взглянула на Лоттора
   - Да, хочу.
   - Он, моя девочка, подсел на игрушки в Зале Магических Игр. Ты слышала о таком?
   - Да, но не бывала там.
   - Зайди как-нибудь. Там есть интересные артефакты... Но если нормальный волшебник просто осмотрит достопримечательности и уйдёт восвояси, то такой недоносок, как Орлиден, начнёт сразу же испытывать все игрушки на себе.
   - Он добыл какой-то кристалл...
   - Да. В Зале есть аттракцион, связанный с путешествиями в другие миры. Силовое поле там создаёт кристалл, на который надо положить руку. Причём кристалл должен оставаться в своей ложбинке, окружённый стеклянными и металлическими перекрытиями. Всё это защищает играющего от проникновения в другие миры телесно. Что же делает Орлиден? Он, несмотря на инструкцию, вынимает кристалл и отправляется в "коричневый мир" полностью, что называется "со всеми своими потрохами". Итог ты видела. Сама в нём участвовала.
   - Да уж... - я провела руками по лицу. - Ты знал это?
   - Сегодня утром это выяснил Пип. Когда он мне об этом рассказал, сама понимаешь, что я почувствовал... Я косвенным образом стал жертвой игрушки...
   - А я обвинила тебя...
   - Лучше подумай о том, что ты не только меня обвиняешь в подобных ситуациях... Ты ведь и других людей обвиняешь. Обвиняешь, не разобравшись, кто прав, кто виноват.
   Я оцепенела:
   - Ужас-то какой...
   Лоттор улыбнулся и потрепал меня по щеке.
   - Да ты чего? Гавушка! Какой "ужас"? Наоборот, счастье, удача! Ты узнала некоторые свои человеческие качества, поведенческие приёмы и, осознав, можешь управлять ими как хочешь! Ты способна к безжалостности. Это же отлично! Поэтому ты способна стать в будущем отличным учителем. Даже лучшим, чем я сам. Рассказать секрет? Когда я прочитал твои мысли по поводу моей жестокости, бесчувственности и так далее, знаешь, что я испытал?
   - Что?
   - Радость от осознания твоей силы. Ты с такой энергией можешь сокрушить горы. Но не осознавая эти чувства, ты не имеешь доступ к этой силе. Вот парадокс, правда? И что мне делать? Разумеется, я как-то должен познакомить тебя с твоим ресурсом! Что я и попытался предпринять сейчас...И успешно предпринял, параллельно получив несколько тумаков от тебя.
   - Лоттор! Я... Ты...
   Лоттор взял меня за руку и поднял с кресла. Затем проводил меня до дивана и сел рядом.
   - Как тебе сеанс знакомства с собой?
   Я подёрнула плечами, а потом вздохнула полной грудью.
   - Круто...
   - Будем продолжать или как?
   Я улыбнулась. Потом даже усмехнулась.
   - А что, во мне ещё много... такого?..
   - Такое, Гави, это часть твоей силы. Ты должна осознать свою силу и научиться её использовать. Сейчас я рядом с тобой именно для этого. Знаешь, давай сейчас позвоним Орлидену и попросим по чашечке кофе. Пип улетел в Замок. Он должен попросить Дэннира приехать ко мне. Я, на самом деле, очень слаб сейчас. Дэннир мне может помочь и делом, и советом.
   Я обняла Лоттора.
   - Ты поправишься.
   - Я надеюсь, - усмехнулся он, целуя меня в лоб. - А то кто ж тебя будет в дальнейшем мучить?
  

Глава 10

ТЕРЗАНИЯ "ХОРОШЕЙ ДЕВОЧКИ"

  
   Лоттор позвонил, и несколько секунд спустя перед нами возник Орлиден. В длинных брючках и рубашке с длинными рукавами, несмотря на августовскую жару.
   - Пожалуйста, сделай два кофе и что-нибудь к нему... типа тарталеток... - попросил Лоттор.
   Орлиден поклонился и исчез.
   - Что ты чувствуешь? - спросил Лоттор.
   - Если честно, сумятицу, - ответила я. - Я привыкла по жизни защищать слабых... А теперь понимаю, - прав сильный...
   - Вот и запомни это ощущение, - посоветовал Лоттор. - Самое главное, я ж ничего плохого ему не делал и не делаю. Он сам понимает мою правоту. А Гави, как истый поборник "справедливости"...
   - Может быть, я почувствовала себя на его месте...
   - Ты не могла быть на его месте. Ты - другая.
   Я поёжилась.
   - Лоттор, я должна тебе признаться. Сегодня ночью и утром я ходила к тополю...
   Он всем корпусом повернулся ко мне, взяв руками мою голову и развернув моё лицо по направлению к своему.
   - Говори, пожалуйста, - умоляюще попросил он.
   Потом добавил в сторону:
   - Если я сегодня выживу... н-да...
   Я рассказала о своих ночных и утренних похождениях, прибавив при этом, что я соблюдала всю осторожность, на которую была способна.
   - Да уж, -усмехнулся Лоттор, - соблюдала всю осторожность, гуляя босиком по реке, кишащей крокодилами...
   Я показала кристалл.
   - Вот он. Может, его оставили те люди?
   - Может быть... Это хорошо, что ты видела тех людей. Я не знаю, кто они... О! Вот и Орлиден. Спасибо.
   - Господин Лоттор...
   - Иди, иди к себе. Позанимайся математикой. Скоро тебе в школу.
   - Вы обещали частное обучение...
   - А ты обещал беспрекословно меня слушаться! Кстати, ты в курсе, что только благодаря Гави ты здесь?
   - Я знаю... вы рисковали... вы...
   - Не только рисковали, - сказал Лоттор. - Мы отдали тебе части наших жизней. Будь, пожалуйста, благодарен.
   Орлиден поклонился и вышел.
   - Ну так что насчёт кристалла? - продолжила я.
   Лоттор повертел кристалл в руке.
   - Не знаю, Гави. Я словно нюх потерял. Знаешь, как это бывает во время простуды? Дышишь с трудом и запах не чуешь. Подожди, пожалуйста. Дай прийти в себя. Ты бы лучше отнесла этот кристалл ко мне в кабинет. Мало ли что он в себе содержит... Поверь мне...
   - Я верю. Просто мне любопытно.
   Лоттор улыбнулся, положив кристалл на стол.
   - Давай пей кофе. Любопытство подождёт.
   Воцарилось молчание. Я задумалась о кристалле и прочих недавних происшествиях, перебирая их в памяти как разноцветные камушки. Лоттор не перебивал меня, очевидно читая мои мысли и не находя в них ничего заслуживающего комментариев.
   - Ладно, - подытожила я. - Пойду отнесу сей артефакт...
   - Да, пожалуйста. Положи ко мне на стол.
   - Может, спрятать?
   - Зачем? Ко мне в кабинет никто зайти не может. В моём доме есть две комнаты, вход в которые я заблокировал - мой кабинет и спальня. Доступ туда возможен только Пипу, Келлани и теперь тебе. Всё.
   - А Дэнниру?
   - Дэнниру! Сказала тоже! Против Дэннира мои блокировки бессильны. Хотя он туда без приглашения и сам не пойдёт. Зачем ему?
   Я вспомнила диалог с Титой.
   - Тогда всё понятно. А ты знаешь, что твоя домработница обижена, что не может убираться в этих помещениях?
   Лоттор картинно развёл руками:
   - Это очень прискорбно, но что ж поделать - мир несправедлив!
   Я отправилась в кабинет Лоттора. На обратном пути около входа в библиотеку меня окликнул Орлиден.
   - Гави! Подожди! Зайди сюда на минутку.
   Он схватил меня за руку и буквально втащил внутрь.
   - Гави! У меня к тебе огромная просьба, - зашептал мальчишка.
   - Что ещё? - спросила я, потирая лоб кулаком.
   - Замолви за меня словечко перед господином Лоттором. Пожалуйста!
   Ну вот... началось. Теперь не отстанет. Я присела на краешек стола и скрестила на груди руки.
   - Как ты это себе представляешь?
   - Господин тебя уважает...
   - Я рада это слышать.
   - Нет, правда! Мне позарез надо в Замок. Я начал налаживать контакты. Я начал строить карьеру. Теперь всё может рухнуть.
   - И чем же я могу помочь?
   Орлиден взял меня за руку.
   - Если ты попросишь, чтобы я сопровождал тебя в Замок... ну как твой паж, слуга, помощник... Скажи: он очень нужен мне... для чего-нибудь...
   - И нести ответственность за тебя? Знаешь, не хочу. Я тебя в ученики не записывала. Я сама ещё ученица! Орлиден, господин Лоттор лучше знает, в чём ты нуждаешься. Он же твой учитель.
   - А вот и нет, - заносчиво заявил Орлиден. - Кто тебе сказал? Я его паж... максимум подопечный. В ученики он меня не торопится брать. Может быть, никогда не возьмёт. И что - мне пропадать?
   Я пожала плечами.
   - Это ваши частные отношения.
   Орлиден вспыхнул:
   - Ты чего это? "Частные отношения"... Не "частные", а "нечестные"!!! Конечно, тебе всё равно! Ты в почёте - вот и загордилась! Ты...
   Я вздохнула:
   - Ну чего ты кипишь? Если честно, я уже говорила Лоттору, чтоб был с тобой помягче. Сегодня утром, когда он тебя отчитывал при Пипе. Он это слышал от меня.
   - И что?
   - Увидим. Больше, чем я сказала, я говорить не могу. Не в моей это компетенции. Вот ты зачем вынимал кристалл?
   Орлиден недовольно поморщился.
   - Опять этот кристалл. Ну что вы все к нему привязались? Без спроса я его не вынимал. Мне разрешили.
   - Кто? - удивилась я.
   - Женщина. Дама. Она сказала, что кристалл лучше вынуть, тогда эффект присутствия будет выше. Сам бы я не додумался вынимать.
   Я призадумалась.
   - Интересно... А что за дама? Как зовут её?
   Орлиден пожал плечами.
   - Без понятия. Я с нею не знакомился. Красивая такая дама. В чёрном блестящем платье и с браслетами вот тут на руках.
   - А волосы? Глаза? Рост? Возраст?
   - Волосы вроде чёрные. Глаза тоже вроде тёмные. Рост? Ну, с тебя где-то... Возраст? Дама она, не девушка. Но и не бабушка. Так, посередине. Я всегда путаюсь, если хочу угадать, сколько им лет.
   - Ясно. А говорила она как?
   - Словами, - удивлённо усмехнулся Орлиден.
   - Да ежу ясно, что не картинками! Вкрадчиво?
   - Это как?..
   - Тьфу ты! Ну вот так. Мальчик, - я легко дотронулась до руки Орлидена, - лучше вынуть этот кристалл, тогда будет выше эффект присутствия... Так? Похоже?
   - Очень! Ты прямо буквально её изобразила! - восхитился Орлиден.
   - Это Лакатама, - подытожила я. - Как пить дать.
   - Её так зовут? Ну и что? А что это даёт?
   - Не знаю. Может, ничего, а может и всё. Ладно, не дёргайся, что-нибудь придумаем.
   - Да уж, придумай, пожалуйста, - с настойчивостью высказал Орлиден.
   Я вышла из библиотеки и вернулась в гостиную. Лоттор сидел на прежнем месте, продолжая просматривать журнал. Увидев меня, он улыбнулся.
   - Сошла с расчётной траектории? Больно ты долго. Ага! Ясно! Орлиден сцапал...
   Я молча села на своё прежнее место, подняла кофейник и налила чашечку уже остывшего кофе.
   - Опять шумишь мыслями? - поинтересовался Лоттор. - Как твоя голова выдерживает этот гул? Как перед землетрясением.
   - Орлиден настаивал на помиловании, - недовольно проговорила я.
   - Ясное дело. А ты - адвокат, в котором нет ни искорки энтузиазма. Гави, чем ты расстроена?
   - Не знаю. А ведь точно - я расстроена. Сама не знаю, отчего...
   - Озвучь ваш диалог. Полагаю, ты не давала клятву конфиденциальности.
   Я вкратце передала содержание первой части нашего разговора, подойдя вплотную к эпизоду с Лакатамой. Тут Лоттор меня остановил жестом руки.
   - Что? - спросила я. - Есть ещё кое-какие данные.
   - До них дойдём. Просто я понял причину твоего расстройства.
   - Вот как? И в чём же она?
   Лоттор смущенно улыбнулся.
   - Ты обманула Орлидена, в результате чего он стал вертеть тобой как куклой и требовать подчиниться его воле. Ты расстроилась: кому ж понравится, когда им вертят как куклой! Но ты сама виновата. Ты его обманула.
   Я смотрела на Лоттора широко раскрытыми глазами.
   - Обманула???
   - Да, всем своим обликом. Наверняка ты выглядела как человек, всецело готовый исполнить любое желание. Ты и сейчас так выглядишь, когда на меня смотришь. Тоже мне, джинн, раб бутылки...
   Я опустила голову и прикусила губу. Потом посмотрела в глаза Лоттору:
   - Да... Но это, очевидно, само получилось...
   - Я знаю. Поэтому тебе и стало обидно. Если б ты контролировала своё состояние, управляла бы им - то не чувствовала бы расстройства. А тут будто тебя грязью обмазали, правда?
   - Точно...
   - Ты и есть джинн, раб бутылки. Джинн не имеет своей воли. Что ему говорят - то он и делает. В нём есть жестокость, в нём есть покорность, но не тогда, когда надо ему, а когда надо другим. Что-то подобное в тебе и происходит.
   - Что ж делать? - обреченно спросила я.
   - Осознавай время в себе. Не действуй на автопилоте. Когда чувствуешь импульс поддаться воле другого человека - остановись и останови время внутри себя. Останови время всех твоих реакций. И у тебя откроется пауза выбрать слова и действия, наиболее подходящие для тебя, именно для тебя, а не для кого-то другого. Иначе ты будешь постоянно терять время, а ты должна им владеть и управлять. Кстати, прояви ты в этой ситуации жёсткость и бездушие - тебе было бы легче... Могла бы сократить диалог вчетверо!
   Я вздохнула.
   - В общем-то, я отказала ему...
   - На словах, но не внутри себя. Внутри ты готова была согласиться с его правотой, разве не так?
   - Да, я поддалась на его удочку. Но не совсем.
   - Тебе надо перестать быть ведомой в диалогах. Стремись к лидерству или равенству. Да, - вдруг вспомнил Лоттор, - ты говорила, что есть ещё что-то...
   - Да, Орлиден говорит, что ему разрешили вынуть кристалл. И мне кажется, тут замешана Лакатама.
   - Кто? - опешил Лоттор.
   - Лакатама. Ты же знаком с нею?
   - Ну да... в некотором роде... - кивнул головой Лоттор.
   Я пересказала вторую часть нашего диалога с Орлиденом.
   - Вот уж ничего не понимаю, - сказал Лоттор. - Зачем ей это надо?
   - А зачем ей надо было пытаться напоить меня сомой на вечеринке? Или у меня уже паранойя?
   Я поведала Лоттору о перипетиях девичника, на котором сподобилась присутствовать в качестве особо почитаемой гостьи, и что из этого вышло в итоге.
   - С такими людьми как Лакатама, надо быть осторожными, - сказала я.
   - С людьми вообще не мешает быть осторожными, - усмехнулся Лоттор, - и Лакатама, конечно, не исключение. Помнишь, я говорил, что знакомил двух людей с самими собой. Один раз удачно, второй раз - неудачно. Неудачу я постиг именно с Лакатамой.
   - Неверояно! - воскликнула я. - Ты был учителем Лакатамы?
   - Нет. В то время мы любили друг друга, и я сдуру решил ей помочь. В ней огромная сила, но такое же огромное непонимание самой себя. Результат - многолетняя враждебность с её стороны. Плюс к тому - сплетни обо мне, которые она стала распускать, видимо, из чувства мести. Поначалу для меня это было ударом, ведь я в своё время поведал ей кое-какие сокровенные детали своей жизни... С тех пор я очень осторожен с людьми, ничего не рассказываю о себе, не раскрываю душу и предпочитаю держать дистанцию.
   - Это правильно, - кивнула головою я. - Я тоже достаточно скрытная.
   - Вот видишь! А говоришь, что между нами нет ничего общего, - скромно улыбнулся Лоттор.
   - Я уж так не говорю. Я вообще за последние дни отучилась выносить суждения. Всё не так, как кажется...
   - Правильно. Всё не так, как кажется. И даже если Лакатама хотела искусить Орлидена этим кристаллом, никто не запрещал ему отказаться. Ты же не стала пить сому!
   - Меня предупредил Мартинк.
   - Правильно, а Орлидена предупредила инструкция, напечатанная большими буквами. У каждого игрового автомата есть инструкция. Ты сама сходи туда и посмотри при случае. Запомни, девочка, в Замке не может свершаться зло, кроме того, что человек наносит себе сам. Это аксиома. Если Лакатама хотела причинить кому-то зло, от него может пострадать только один человек - она сама... Замок видит наши сердца. Если зло в сердце Лакатамы станет активным, она не сможет больше находиться в Замке, - он просто вытеснит её, вытолкнет наружу и захлопнет перед нею все входы. А Орлиден попался в ловушку собственной безответственности. Впрочем, это мы уже обсуждали.
   - Ну а если б я выпила сому? - настаивала я.
   - Ты её выпила?
   - Нет.
   - Так зачем мы сейчас будем убивать время, обсуждая, что могло бы воспоследовать в этом случае? Тут тысячи вариантов - ты бы заснула, ты бы стала плясать не переставая, ты бы свалилась в пропасть... Ещё?
   - Нет, спасибо.
   - Вот и я о том же... А насчёт Лакатамы - будет жаль, если Замок удалит её. Она хорошая волшебница, несмотря на свои особенности, - задумчиво подытожил Лоттор.
   Нашу беседу прервала Тита, которая вплыла в зал с ведром, каким-то хозяйственным средством, губкой и тряпкой.
   - Добрый день, хозяин. Добрый день, Гави. Я не помешаю? Ой, да вы позавтракали, что ж никто не убрал-то, - засуетилась домработница.
   Она положила ведро, тряпку и остальные принадлежности на пол и бросилась к столу собирать посуду на поднос.
   - Вам помочь? - вызвалась я.
   - Да что вы? Зачем? - ответила Тита.
   - Пусть, пусть поможет, - вставил слово Лоттор. - А то ничего не делает, весь день сидит, уткнувшись в компьютер...
   Я выразительно посмотрела на Лоттора, но затем охотно присоединилась к Тите.
   - Компьютеры любите? - спросила меня она по дороге к кухне.
   - Ну да... в общем...
   - Не увлекайтесь. Я постоянно внука гоняю. Ему 16 лет, такой жуткий возраст! Никакого подчинения! Вот всё гоняю, а он вечно в чатах, сайтах или как их там зовут...
   - Я вообще-то не вечно... так, изредка.
   - Верю. Вот вы молодец. Уже не как нищенка, прости господи, выглядите. Сразу видно, чья племянница! Вам дядя костюмчик купил?
   Я оглядела себя с ног до головы. На мне красовались всё те же шорты-рубашка-жилетка, что я приобрела в гардеробе в Замке.
   - Да, дядя, - согласилась я.
   - Сразу видно. Поставьте, пожалуйста, посуду сюда. Я потом помою. А сейчас надо снова за пыль приниматься. Дом большой. Пыли много. А этот мальчишка ничего не делает. Уволить и отправить к родителям.
   Я усмехнулась про себя.
   - Вы про Орлидена?
   - Конечно. Болтается тут без толку. Сил моих нет...
   Вернувшись наверх, я не застала Лоттора в гостиной. Зато на его месте сидел Орлиден, который, насупившись, смотрел в учебник по математике. Увидев меня, мальчик заговорил:
   - Ну кому это всё нужно! Гави! Почему мне нельзя бросить школу??? В мире магии аттестаты не проверяют.
   - В каком таком мире магии? - удивлённо спросила Тита, появившаяся в гостиной вслед за мной.
   - В обыкновенном, - буркнул Орлиден.
   - Ой, Тита, сейчас все подростки туда направляются, - объяснила я. - Мода такая. Поветрие. Хотят быть волшебниками, оборотнями или вампирами. В Интернете всё возможно. Идешь на игровой сайт какой-нибудь, регистрируешься - и ты уже в волшебном мире! Загружаешь фотографию, она обрабатывается, можно крылья приделать, рога или клыки. А потом играешь в игру с другими такими же пользователями. Битвы устраиваешь, клады ищешь, убиваешь кого-нибудь. Да вы внука спросите - он должен знать!
   - Гадость какая, тьфу! - сплюнула Тита. - За что и не люблю компьютер...
   Она подобрала свои чистящие принадлежности и пошла дальше по дому. Я же напустилась на Ордидена:
   - Ты совсем, что ли? После коричневого мира шарики за ролики заехали?
   - А чего? - пожал плечами Орлиден. - Мне нечего терять.
   - Это неэтично... Нельзя в присутствии непосвящённых людей упоминать...
   - Ой, да ладно! Иди, иди, донеси на меня господину...
   Я почувствовала подступающий к горлу клёкот ярости. Да как он смеет!.. Я сжала кулаки. Сейчас...
   - Между прочим, - невинным тоном продолжил Орлиден, - я раньше тебя в Замке оказался. Так что не строй из себя великого посвящённого...
   - Между прочим, - парировала я, - у тебя комнаты нет, да-да, что слышал, у тебя в Замке комнаты нет!
   - Ну и чего? Комната - не показатель...
   - Ещё какой показатель!
   Да как он смеет!!! "Иди, донеси господину"... мелочь пузатая...
   - Я спасла тебя из "коричневой ловушки"! - крикнула я.
   - А я тебя не просил, между прочим. Если и приклеилась к господину - твои заботы... - высокомерно хмыкнул Орлиден.
   - Да ты...
   Я уже не могла себя контролировать. Либо я изобью этого наглого ребёнка, либо снова (какой уж раз за эти сутки?) - разрыдаюсь. Решив не искушать судьбу, я стремительно выбежала из особняка...
   ... и столкнулась с Дэнниром, Пипом и Келлани, торопливо идущими по дороге к центральному входу в дом.
   - Гави! - воскликнул Дэннир. - Ты чего это развила такую крейсерскую скорость?
   Он взял меня за плечи и повернул лицом к себе.
   - Я злая, - ответила я.
   - Вижу, - улыбнулся Дэннир.
   - Но я рада вам всем, - добавила я спокойнее.
   - Как Лоттор? - обеспокоенно спросила Келлани.
   Я вздохнула.
   - Неплохо. Он ждёт тебя, Дэннир.
   - Посему полагаю, - Дэннир задумчиво почесал затылок, - что ты не на Лоттора злишься? Я думал - на него...
   - Господи, конечно, нет! - с чувством ответила я. - На этого мелкого идиота... Орлидена! - оскалила я зубы.
   - Ого! Ну и честь мальчишке! - засмеялась Келлани. - Надо будет это обсудить на досуге. Не сейчас, конечно. Идём с нами, Гави. Ты нам будешь нужна.
   Она положила мне руку на плечо, и мы все вместе вошли в дом.
   Лоттор вышел нам навстречу.
   - Я почувствовал ваше появление, - сказал он. - Здравствуй, Дэннир. Рад видеть тебя, Келлани.
   - Ты изрядно напугал меня, - тихо проговорила Келлани, взяв Лоттора за руку. - Пип рассказал о ваших приключениях...
   - Пойдёмте ко мне в кабинет, - предложил Лоттор. - Здесь Тита. Будет лучше, если мы поговорим на безопасной территории.
   - Найти Орлидена? - спросил Пип.
   - Да, пусть ждёт в библиотеке, - отозвался Лоттор.
   - Неплохой домик, - оценил Дэннир по пути наверх. - Уважаю твой размах! А мне чем меньше помещений - тем лучше...
   - Да... вот только они у тебя в четырёх-пяти измерениях... - в ответ усмехнулся Лоттор. - А у меня в доме даже настоящий портал в другие миры отсутствует... Так что мне приходится компенсировать всё это трёхмерным размахом. Ну что же, добро пожаловать в мой кабинет!
   Жестом радушного хозяина Лоттор открыл дверь кабинета и пригласил нас всех внутрь.
   - Что это за кристалл? - тут же спросил Дэннир, увидев на столе кристаллический обломок, который я давеча принесла.
   - Я нашла его, - ответила я.
   - На нём странная информация, - сказал Дэннир. - Надо будет разобраться... Ладно, пусть лежит. Займёмся тобой, друг ты наш...
   Дэннир, по всей очевидности, уже получил от Пипа информацию о нашем путешествии в "коричневый мир". Поэтому он ограничивался лишь уточняющими вопросами, на которые мы втроём пытались дать наиболее полные ответы.
   - Всё ясно, - подвёл итог Дэннир. - Обычный хищный мир женской природы. Мужчинам туда крайне опасно ходить. Разве что в компании парочки сильных женщин-магов. Для защиты. А Гави приёмам защиты не обучена... Ты, судя по всему, "потерял много крови".
   - Крови? - изумилась я.
   - В переносном смысле. На самом деле - потерял много энергии. Но эффект такой же, как при потере крови, если проводить аналогию с физическим состоянием человека. Восстановлению подлежит, но нужен особый режим бодрствования и питания. Тебе лучше вернуться в Замок, Лоттор. Здесь на тебя слишком большая нагрузка.
   - А я? Почему я не пострадала? - мгновенно возник у меня вопрос.
   - Ты - женщина. Хищные миры женской природы охотятся за магической силой мужчин. Для них это как... ну, что-то очень вкусное. Этакий бифштекс с кровью! А женская энергия для таких миров - как пресная вермишель. Только при сильном голоде можно притронуться... Поэтому мужчины должны быть крайне осторожны в таких мирах и появляться там только под защитой женщин.
   - Лоттор это говорил, - согласилась я. - Он-то и взял меня поэтому...
   - Но он слишком много проявлял там инициативы, - сказал Дэннир. - Вместо тебя.
   - Я не знала... - ответила я.
   - Разумеется, - погладил меня по голове Дэннир. - Тебя никто и не упрекает. Просто я объясняю ситуацию. Уверен, что в следующий раз ты будешь более подготовлена.
   - А мужские хищные миры есть? - спросила я.
   - Конечно. Там женщинам надо быть начеку. Хотя связываться с любыми хищными мирами, на мой взгляд, глупо. Получить там ничего нельзя, а потерять - запросто. Только такие несмышлёныши, как Орлиден, могут привлечься "красотами" этих миров.
   - Да что ж там красивого??? - воскликнула я.
   - Спроси Орлидена, - улыбнулся Дэннир. - Эти миры - мастера расставлять ловушки. Человеку может показаться, что именно там он найдёт счастье, получит удовольствие, что-то откроет для себя. Кстати, где Орлиден? Я бы поговорил с ним.
   - Гави, - попросил Лоттор, - проводи Дэннира в библиотеку. Орлиден должен быть там. Хорошо?
   Он внимательно и испытующе посмотрел на меня. Ну, я и не удивляюсь. Наверняка он каким-то образом проведал о моей последней стычке с Орлиденом.
   Я кивнула головой.
   - Да, я провожу.
   Орлиден сидел в библиотеке и с независимым видом перебирал диски с фильмами. При виде нас он остановился и поздоровался с Дэнниром.
   - Здравствуйте.
   - Здравствуй, Орлиден. Подойди ко мне. Я тебя долго не задержу.
   Орлиден осторожно приблизился к Дэнниру, который внимательно посмотрел в глаза мальчику, потрогал кисти его рук. Затем осмотрел его в целом, с ног до головы.
   - Хорошо, - сказал Дэннир. - Продолжай заниматься своими делами.
   Мы вернулись в кабинет.
   - Ну что? - спросил Лоттор.
   - Как я и думал, - ответил Дэннир. - Его спасло, что он хм... ещё не мужчина. Для этого "коричневого мира", Гави, - обратился он ко мне, - Орлиден как зелёный фрукт в сравнении со спелым. Ты пробовала когда-нибудь зелёный незрелый банан?
   - О-ой! - скривилась я. - Пробовала.
   - Ну и мир этот так же воротил нос от Орлидена. К тому же миры высасывают не любую силу, а магическую. А у Орлидена эта сила неспелая, как мы выяснили, да и вообще её мало... Так что ему повезло исключительно по причине... ммм... прости Лоттор... его никчемности! Ты где его подобрал-то?
   - Я купил его, - просто ответил Лоттор.
   - Купил??? - в один голос воскликнули мы с Дэнниром.
   Келлани и Пип скромно опустили глаза.
   - Да, я купил его у его собственных родителей, - продолжал Лоттор. - А если точнее - арендовал. Младший сын из девятерых детей. Родители пьяницы, воры и попрошайки. А у мальчика неплохой интеллект и кое-какая магическая сила. Я подумал, что такой помощник мне не помешает, учитывая все обстоятельства. Я плачу его родителям каждые полгода неплохую сумму денег, все премного довольны... Он живёт у меня уже четвёртый год.
   - Ну и ну! - восхитилась я. - Так он - твой раб, исходя из вышесказанного... Хи-хи...
   - А что? - прищурился Лоттор. - Похоже, ты имела с ним ещё один неприятный разговор. Так?
   - Ещё какой! Он обозвал меня доносчицей...
   - ... и ты разозлилась, - в упор на меня посмотрел Лоттор.
   - Очень разозлилась, - согласился Дэннир. - Она нас всех чуть с ног не сбила!
   - Конечно. Неужто вам приятны будут такие слова? - почти крикнула я.
   Потом в полголоса добавила:
   - Ну и чего вы все улыбаетесь-то?
   - За других отвечать не буду, - ответил Лоттор, - а сам я просто восхищён мальчишкой! Как он владеет ситуацией! Как он повелевает душами взрослых женщин вроде Гавушки! Нет, Дэннир, ты малость не прав. Он будет магом! Похоже, надо смягчить его наказание.
   Он повернулся к двери, чтобы выйти, но увидев ужас, который наверняка отразился на моём лице, остановился. Затем, взяв меня под руку, мягко усадил на диван и сам сел рядом.
   - Согласен, это уже перебор. Вот что значит быть "обесточенным" - перестаешь чувствовать меру.
   - То есть? - тупо спросила я.
   - То есть я допустил некоторую перегрузку твоих моральных сил, Гави.
   - Да уж... Я совсем запуталась. Если ты восхищаешься Орлиденом, то...
   - Да не восхищаюсь я им, что ты! Ничего нового по отношению к моему первоначальному чувству не прибавилось и не убавилось. Просто я "восхищаюсь" (в кавычках) тому, как ты позволяешь себе поддаваться всяким провокациям!
   - Но когда тебя обзывают доносчицей!..
   - Ну и что? - подключился к разговору Дэннир. - Ты что, поверила этому?
   - Нет, но...
   - Если слушать всё, что говорят люди, надо отпустить уши, как у осла и в добавок носить с собой верёвку, чтобы в итоге повеситься... Вот посмотри, - Дэннир наклонился ко мне, - у меня небольшие уши. И верёвки нет. А я - ублюдок, падаль и "сдох бы поскорее"... А чего ты так округлила глазки? Так ко мне до 15 лет относились многие добрые люди в округе.
   - Какие ж добрые? - рыкнула я. - Сами они...
   - Да что ты?! Обычные добрые люди, панически боящиеся сына колдуньи. К тому же это всего лишь слова. Если бы они меня реально начали убивать - дело другое. Но до этого никогда не доходило. Мне даже в школе позволили учиться. Впрочем, что я повторяюсь-то? Уже рассказывал тебе об этом. А ты готова внутренне сжечь себя только из-за того, что обиженный подросток решил капризы тебе устроить. Совершенно непрактично!
   - Вот это я и называю "хорошая девочка", - вздохнул Лоттор. - Быть хорошей для всех, особенно для тех, кто в силу духовной бедности просто не способен тебя понять и оценить.
   - Ладно, - сказала Келлани, сев рядом со мной на диван и обняв за плечи. - Оставьте человека в покое. Она уже в изнеможении.
   - Полетели-ка в Замок, - предложил Дэннир. - Тебе, Лоттор, надо восстанавливаться. Что насчёт тебя, Келлани?
   - Если Гави полетит - я с нею. Если останется - я тоже останусь
   - Гави тоже надо отвлечься. Полетели, Гавушка. К тому же тебя давно ждёт Мартинк для репетиции.
   - Хорошо, только я должна...
   - Покормить кошек! - хором добавили Келлани, Лоттор и Пип.
   Я засмеялась.
   - Точно...
   - Если ты дашь мне ключ, я покормлю твоих кошек, - вызвался Пип. - И цветы полью.
   - Ты остаёшься? - спросил Дэннир.
   - Да. Должен же кто-то присматривать за подростком!
   - Бедный Орлиден, - картинно вздохнул Лоттор. - Несладко ему придётся.
   Я отдала Пипу ключ от своей квартиры.
   - Мама приедет только через неделю, - сказала я.
   - Не беспокойся, всё будет нормально, - заверил меня Пип.
  

Глава 11

ЗАКОНЫ СЕРДЦА

   - Захватите кристалл, на досуге посмотрим его свойства и возможные действия, - предложил Дэннир. - Честно говоря, Лоттор, я не понимаю атмосферы твоего дома. Путаная она. Кого ты сюда таскаешь, если не секрет?
   Лоттор быстро взглянул на Дэннира, после чего отвёл взор и тихо в сторону усмехнулся.
   - Ну... разные люди бывают. К сожалению, я - рядовой житель Земли... Приходится общаться...
   - Да общайся, сколько хочешь! Никто тебя не ограничивает. Просто дом - это бесконечно важное место для мага. Если твой дом - арена взаимодействия с простыми людьми, то это одно. Если твой дом - дом мага, то это совершенно иное дело. А у тебя винегрет какой-то... Эклектика.
   Дэннир вышел в коридор, затем снова появился в кабинете. Подошёл к окну, выглянул наружу... Наконец, развернулся и встал, опершись на подоконник.
   - Ну конечно! Есть небольшая защита на этом кабинете. Но очень небольшая, если учитывать соотношение площади кабинета и всего твоего дворца.
   - Сюда никто зайти не может, разве этого мало? - возразил Лоттор.
   Дэннир пожал плечами.
   - Смотря что ты хочешь получить в итоге. Нежелательные люди сюда, быть может, и не проникнут. Однако флюиды нежелательной атмосферы - запросто. К чему я всё это озвучиваю - я не могу нормально работать с вашим этим кристаллом. Мне неясно, что он "говорит". Какой-то бред... То ли это бред самого кристалла, то ли это шлейфы бредовых мыслей, которые бродят тут и там по твоему дому. Вот я о чём. Куда ты, Гави?
   Честно говоря, я почувствовала себя неуютно и решила выйти. Мне было неудобно слышать, как Дэннир критикует Лоттора, будучи ученицей их обоих. Это являлось явным нарушением субординации, к чему я приучена не была. Однако, взглянув на Лоттора, я отметила спокойное и приветливое выражение его лица. Такое же, как и ранее.
   - Да я... просто... Ну, прогуляться... - остановилась я на пороге.
   - Мы сейчас все пойдём "прогуляться", - хохотнул Дэннир.
   - Гави очень щепетильна, - сказал Лоттор мягко. - Она... немножко... обвиняет тебя в отсутствии этики по отношению ко мне... или что-то в подобном роде...
   - Да ну, Гави, что ты! - картинно возвёл руки к небу Дэннир. - Какая уж у меня, старика, этика??? Вообще все эти категории для меня... Я ж не был графом!
   - Зато я был, - улыбнулся Лоттор, - и ничего неэтичного в словах Дэннира не заметил. Всё так и есть. Дэннир прав. А то, что он позволил себе говорить в твоём присутствии... Почему, на твой взгляд, он не должен был?
   Я пожала плечами. Честно говоря, я не могла найти вразумительный ответ. Неудобство я чувствовала где-то глубоко внутри, в районе солнечного сплетения. Далеко, если считать от головы. Расстояние весьма существенное ...
   - У меня нет на этот счёт мыслей. Дискомфорт... неприятно... Вот тут...
   - Мысли, они всегда есть, - немного грустно проговорил Лоттор. - Если ты их не слышишь, значит, загнала подальше от осознания.
   - А ты их слышишь? - спросила я Лоттора.
   - Из района твоего солнечного сплетения? Нет. Не слышу. Очень плохо слышу... Возможно, из-за моих энергетических потерь... Но я сохраню это ощущение, потом, уверен разберёмся. Ладно! - вдруг решительно хлопнул в ладоши он. - Поехали на курорт. Дэннир, вызывай шар. Прямо сюда, на балкон. У тебя это лучше всех получится. Гави, бери кристалл. Поехали.
   Дэннир осторожно огляделся вокруг.
   - А твоя домоправительница? Она как? Не надо ли ей доложиться?
   - Она привычная, - вставил слово Пип. - К тому же, сверхъестественно правильный человек. Она никогда не заметит то, что не входит в её систему восприятия. Воздушный шар на балконе - невозможная вещь. Она не заметит его, даже если будет стоять вот тут, рядом.
   - И даже если мы на её глазах исчезнем? - удивлённо спросила я.
   - Разумеется! - засмеялся Пип. - Ведь этого не может быть! Значит, этого и нет. А уж за объяснением дело не станет. Её сознание как-нибудь выстроит подходящую концепцию...
   - Ну, тогда хорошо, - успокоился Дэннир. - А то я запамятовал эту особенность человеческого восприятия. Когда живу в своей городской многоэтажке, постоянно себя торможу... Как бы чего несуразного не выкинуть?..
   Дэннир вызвал шар, и мы вышли на балкон. Все, кроме Пипа, по очереди залезли в корзину. Я шла последняя. Очутившись внутри, я внезапно почувствовала резкую боль в правом боку, будто меня кто-то ударил под ребро горячим жёстким предметом.
   - А-ааай! - взвыла я и упала на пол корзины.
   Все бросились ко мне, кто-то поднял, кто-то усадил на скамейку.
   - Что с тобой, Гави?
   - Бок, - стонала я.
   Боль не проходила, напротив, она усиливалась, пульсируя. Келлани приложила руку к моему телу и внезапно сама резко отдёрнула кисть.
   - Ой! - вскрикнула она, размахивая рукой, как при ожоге.
   Затем она схватила меня за руку и выдернула из корзины. Боль в боку сразу утихла. Все в недоумении смотрели на меня. Келлани снова положила руку на моё, ранее болевшее место. Всё оставалось тихо и спокойно.
   - Странно, - сказала Келлани. - Если бы Гави по какой-то причине получила запрет на посещение Замка, она не сумела бы сесть в корзину шара из-за сильнейшего страха... Или из-за боли... но тогда боль была бы тотальная, по всему телу. Резкая боль в боку - странный симптом.
   - Ещё более странно, что ты сама почувствовала боль, прикоснувшись к Гави, - добавил Дэннир.
   Я сидела на балконном диванчике и внутренне содрогалась от ужаса. "Запрет на посещение Замка?" За что??? Что я такого сделала??? Я лихорадочно и хаотично перебирала в памяти все свои слова и действия за прошедшие сутки, но ничего, совершенно ничего не могла обнаружить. У меня начинала болеть голова, а к горлу подступал ком отчаяния...
   - Может, это последствие "коричневого мира"? - с ужасом пролепетала я.
   - Не знаю, - сказал Дэннир. - Теоретически так не должно быть. Хищные миры лишь высасывают энергию. Максимум, что может произойти - шар будет лететь слишком долго. Такая реакция, как сейчас у Гави, бывает в случае нарушения "законов сердца", в случае какого-то нравственного проступка, когда маг теряет возможность быть принятым Замком...
   - Я ничего не делала... - чуть не плакала я.
   Нет, "чуть не плакала" это было неверное выражение. Я замирала от ужаса и бесконечного отчаяния, когда слёз-то уже не бывает...
   - Хорошо, ладно, - решил Дэннир. - Оставайся, Гави, на месте.
   - Я с тобой останусь, - обняла меня Келлани. - Всё будет хорошо. Мы разберёмся.
   - Поехали, Лоттор, - скомандовал Дэннир.
   - Подождите! - вспомнила я. - Дэннир, Лоттор, тогда вы кто-нибудь держите кристалл! Вы же хотели изучить его!
   Я вытащила кристалл, и положила в протянутую руку Лоттора, который тут же резко вскрикнул от боли и выпустил кристалл из руки. Кристалл свалился на пол корзины, а затем мы стали свидетелями удивительного зрелища, когда корзина, словно ожив, принялась мелко шевелиться, толкая кристалл к выходу. Несколько секунд спустя минерал благополучно выпал на ковровое покрытие, которым был устлан балкон. Шевеление прекратилось.
   - Кристалл!.. - ахнули мы все.
   - Ты где его держала? - спросил Дэннир.
   - Вот здесь, в карманчике жилетки, - показала я.
   - Правильно, то самое место, - согласилась Келлани. Затем саркастически рассмеялась. - Маги... блин... Особенно я. Нет, чтоб сразу догадаться! Оставим кристалл здесь, потом разберёмся с ним. Садись в корзину, Гавушка. Теперь всё хорошо.
   Я легко села в корзину и в изнеможении прислонилась к спинке сиденья. Келлани вошла за мною вслед.
   - Подождите-ка, - сказал Дэннир. - Если кристалл такой, как мы видели, его не следует оставлять в доме. Мы должны выяснить его сущность и чем раньше, тем лучше. Я направляюсь сейчас в свой "лесной домик", а вы летите в Замок, я позже к вам присоединюсь.
   - Я тоже пойду с тобой, если можно, - предложила я. - Мне интересна сущность данного минерала. Бррр... До сих пор чувствую жжение в боку...
   - Я не против, - сказал Дэннир. - Идём. По идее, мы можем все вместе доехать до меня, а уж оттуда отправиться в Замок. Как ты, Лоттор?
   - Согласен. Мы можем все вместе поехать к тебе на автомобиле.
   - Я отвезу, - вызвался Пип. - А дальше снова вызовете шар и полетите.
   Злополучный кристалл всё ещё продолжал лежать на ковре. Пип наклонился и поднял его. Затем, повертев в руках, протянул нам.
   - Кто возьмёт сей предмет?
   Мы уже отпустили шар и стояли на балконе.
   - Я возьму, - сказал Дэннир. - Н-да... кристаллик... Не в лучших руках ты побывал, коли накопил столько негативной энергии.
   Мы вышли во двор и направились к гаражам. Пип вывел свою старенькую, видавшую виды, машину, и мы уселись в ней, тесно прижавшись друг к другу, - Дэннир, я и Келлани. Лоттор занял место рядом с водителем.
   - Ну, Пип, - сказал Дэннир, стараясь усесться поудобнее, - твой автомобиль можно использовать в тренинге сплачивания коллектива. Плечо друга ощущается великолепно.
   - Зато мы никогда не попадём в "пробку", - ответил Пип.
   - Почему? - поинтересовалась я. - Из-за узости машины? Но...
   - Нет, - равнодушно ответил Пип. - Из-за намерения, существующего в этой машине. Намерения никогда не попадать в "пробку"...
   - Это точно, - повернулся к нам Лоттор. - Проверено. А я так не умею.
   - Потому что ты каждый год меняешь автомобили, - хмыкнул Пип. - Как же может там завестись намерение-то?
   Мы поехали. Действительно, дорога перед нами открывалась чистая, никакие экстремалы водители не нарушали комфорт пути, хотя мы проехали через весь город, прежде чем попасть на противоположную окраину.
   Несмотря на тесноту, мне было комфортно. Я сидела между Дэнниром и Келлани, держа свой рюкзачок на коленях. За окном расстилались широкие просторы загородных степей. Где-то здесь, если не ошибаюсь, мы гуляли с Мартинком тогда... Тогда, когда я познакомилась с Лоттором и Пипом. И машина была эта же. И так же, как сегодня - Пип за рулём. Неужели прошёл всего лишь какой-то месяц с тех пор? Сколько всего умудрилось произойти за это время!
   Мои воспоминания прервал звук мобильного телефона, зашевелившегося в рюкзачке.
   Ну конечно! Ланна собственной персоной. Давно не слышались...
   - Гави! - крикнула в трубку Ланка. - Ты нам нужна. Срочно.
   - Никак не могу, - ответила я. - Я не в городе и не знаю, когда доберусь...
   - Тогда хоть подскажи что... Рутту плохо!!!
   Господи! Что же могло случиться? Я оторопело и с ужасом бросила взгляд на Пипа, тихо - мирно рулившего по просёлочной дороге.
   - Как плохо? Что случилось???
   - Он пить не может! Понимаешь?
   - Пить? Как? Совсем???
   - Да нет... Чай там, кофе - это без проблем. Он водку не может пить! Сегодня мы снова решили у Ритики потусоваться. Налили как всегда. А он хлебнёт и... ну плохо ему, пить не может!..
   - Он без сознания? - заволновалась я.
   - Да какое "без сознания"?! Ты прямо как с дуба... слетевшая... Глотнул, потом тошнить его как бы начало. Он в шоке просто. Что делать, а?
   - Даже не знаю, Ланна... По мне так никакой проблемы нет. Водка не относится к числу жизненно важных продуктов питания. Я бы...
   Ланка сердито засопела в трубку.
   - Гави! Очнись! Ты перегрелась? Он же мужик! Для него это хуже смерти! Ладно бы мы, бабы... Это же была его гордость - пить больше всех! Сразу видно, что у тебя нет парня, - язвительно поддела она меня.
   Как же нет? Даже очень есть. Вот, аж целых три в наличии... И четвёртый где-то в Замке... Только вряд ли кто из них станет состязаться в количестве выпитого спирта...
   - Извини, Ланна, я действительно не в курсе... Но я могу спросить кое у кого... Этот человек, эти люди, - они бесспорно знают...
   - Спроси, будь другом, - смягчилась Ланка. - Помоги! Сил нет на него глядеть...
   - Хорошо. Только время дай. Я в машине, еду далеко за город, связь может пропасть.
   - Я подожду. Но всё-таки не задерживай, ладно?
   - Ладно, пока...
   Я вернула на место мобильник и вздохнула.
   - "Эти люди" - мы, что ли? - повернувшись ко мне, спросил Лоттор.
   - Ага, - усмехнулась я.
   - А Ланна - твоя знаменитая подруга. Та самая. Верно?
   - В смысле?
   - В смысле вечеринок, которые становятся для тебя судьбоносными. Береги её, Гави. Она - значимый человек в твоей жизни.
   Что ж, это истина... Ланкины тусовки бесспорно оказались для меня порталами в новые миры. Первая тусовка привела к встрече с Мартинком, вторая помогла сблизиться с Лоттором и, в каком-то смысле, с собственным "затерянным" внутренним миром.
   - Да, это Ланна... Пип, - позвала я. - Что ты сотворил с Руттом?
   Пип повернулся ко мне в пол-оборота.
   - С Руттом? Кто это?
   - Парень, которого ты усадил на пол, взяв за ухо. Вспомни: это было тогда, когда ты увёл меня с набережной.
   Пип пожал плечами.
   - А, этот... Ничего дурного я с ним не сделал.
   - Так он больше водку не может употреблять! Ты его закодировал, что ли?
   - Вот ещё! Нужен он мне с его наклонностями... Очевидно, я слегка очистил его организм, воздействуя на полевом уровне. И его телу больше не требуется спирт в таком количестве. Впрочем, это ненадолго, судя по характеру этого парня. Передай ему, пусть тренируется. Через пару месяцев наверстает упущенное, будет таким же, как раньше.
   Надо срочно перезвонить Ланке. Так... сеть ещё действует, звонок пройдёт. Я быстренько набрала номер своей приятельницы, которая, как выяснилось, с нетерпением ждала моего звонка. Я не распространялась о подробностях нашего с Пипом разговора. Сказала лишь, что всё это поправимо, такие вещи изредка случаются... ммм... на жаре.
   - Два месяца! Вот ужас! - выдохнула Ланна. - Ну ладно, это хоть что-то. Спасибо, ты самая прелесть из всех, кого знаю!
   Понятно, это в стиле Ланны: "прелесть, слетевшая с дуба"... Я улыбнулась и спрятала мобильник в сумку. По-видимому, теперь он мне долго не понадобится.
   Дорога свернула направо, и я отчётливо узнала местность. Вот здесь мы остановились в прошлый раз. Здесь же останавливаемся и сегодня.
   - Ну вот, - сказал Пип. - Приехали. Дальше - пешком.
   - Спасибо тебе, - ответил Дэннир. - Ты не с нами?
   - Нет. Я - назад. На моём попечении Орлиден. Возьмите кристалл, изучите и выбросьте его подальше. Мне он не нравится что-то... Он у тебя, Дэннир?
   Дэннир вытащил из кармана кристалл, задумчиво повертел, вернул на место, и мы направились в сторону его "лесного домика". Я с наслаждением вдыхала чистый воздух, ступая по неровностям невозделанной земли. Трава уже во многих местах пожухла под жарким августовским солнцем, листва деревьев покрылась пылью, но ощущение свежести данного места, тем не менее, не исчезло.
   Внезапно к свежести прибавилась прохлада, будто мы переступили порог дома с работающим кондиционером. Я в удивлении остановилась, пытаясь понять причину происходящего. Келлани, улыбнувшись, объяснила, что мы переступили границу магической зоны, в которой расположен "лесной домик" Дэннира.
   - Если бы кто-то находился с нами рядом минуту назад, он бы с удивлением отметил наше исчезновение. Дэннир сделал так, что его жилище скрыто от посторонних глаз. Никто, кроме нас, не может увидеть его дом и участок. Поэтому здесь и атмосфера иная. Ты это почувствовала.
   Да, сегодня я это почувствовала. Не то, что в прошлый раз, когда нас вели сюда с Мартинком чуть ли не под конвоем. Тогда мы были расстроены и ошарашены. Сегодня же я могла наслаждаться атмосферой поистине волшебного места, созданного прямо здесь, на обычной земной территории, куда можно добраться просто пешком, без помощи воздушного шара, или какого другого средства.
   Так вот что имел в виду Дэннир, когда говорил о защите собственного магического жилища! "Лесной домик" - доступ только для "своих", городская квартира - для всех. Так вот почему я многие годы безуспешно пыталась найти этот дом! Так вот почему никто даже не слышал о нём, несмотря на наличие населённых пунктов неподалёку!
   Мы отворили калитку, и вошли в палисадник. Я сорвала спелый персик и вдохнула его аромат. Дэннир поднял корзину, лежащую в траве и протянул мне.
   - Нарви персиков и винограда, Гави. На нас на всех, хорошо?
   Я с радостью выполнила эту просьбу, в то время как мои спутники разглядывали кристалл, стараясь пропустить через него лучи солнечного света.
   - Ну, всё ясно, - сказал Дэннир. - Заражён властолюбием, безответственностью и бессердечностью. Даже в дом заносить его не хочу. Сейчас опустим его в воду, может, ещё что увидим.
   Келлани зачерпнула из колодца ведро воды и налила немного в фарфоровую миску. Кристалл положили в воду, и Дэннир повертел его пальцами. Затем вынул кристалл и вытер руки.
   - Всё то же самое. Думал, может, увижу владельцев кристалла. Нет.
   - Я полагаю, что кристалл был частью какого-то прибора, - предположила Келлани.
   - Вполне возможно, - согласился Дэннир.
   - И кто же такие эти люди? - спросила я. - Хотя бы теоретически?
   - Не знаю, - сказал Дэннир. - В мире много направлений магии, а также сообществ магов, полу-магов, четверть-магов, а также тех, кто совершенно не маг, но считает себя таковым. Люди вообще существа магические по своей природе, просто не каждому дано найти "волшебный ключик" к самому себе. По разным причинам.
   - Хуже, если человек, не найдя "ключик", начинает использовать "отмычку", - вставил слово Лоттор. - Похоже, что хозяева кристалла - люди подобного сорта...
   - Ты прав, - согласился Дэннир.
   - А я не очень поняла. Как это? - спросила я.
   - Сейчас покажу, - сказал Дэннир. - Только давайте сначала закопаем кристалл в землю. Пусть очистится.
   Он взял лопату, вышел за территорию своего огороженного участка, вырыл небольшую ямку и схоронил кристалл.
   - Вот так. Земля снимет с него весь негатив. Давайте пройдём в дом, что ли? Я покажу Гавушке одну из "отмычек", да и полетим, наконец, в Замок. Как ты, Лоттор?
   - Намного лучше.
   - Всё равно. В Замке ты восстановишься в несколько раз быстрее. Идёмте. Заодно подкрепимся моими персиками.
   Мы вошли в дом и сразу же поднялись на второй этаж, как раз в ту комнату, где мы в прошлый раз сидели с Мартинком, ожидая своего "приговора". Дэннир подошёл к шкафу и достал старую толстую книгу.
   - Вот. Книга магических ритуалов. Открываем, скажем... Ага! Вот, Гави, читай!
   Я взяла книгу и посмотрела на отмеченное Дэнниром место.
   - "Приворожить женщину... В пятницу, в час до восхода солнца, вблизи реки или пруда поймать жабу и повесить её за задние лапы над огнём. Когда она высохнет, растереть в мелкий порошок в каменной ступе, завернуть в девственный пергамент и положить под жертвенник, где оставить в течение трёх дней. Всякая женщина или девушка, понюхавшая цветы, напудренные этим порошком, полюбит"... Фу! Гадость какая! Ого! "...высушить и стереть сердце голубя, печень воробья...". Что это за ерунда такая?
   - А это и есть набор "отмычек", - со смехом сказал Дэннир, забирая у меня книгу.
   - И что, работает? - недоверчиво поинтересовалась я, по очереди глянув на всех своих спутников.
   - Смотря что понимать под словом "работает", - с презрительной усмешкой ответил Лоттор. - Насчёт любви выбранного объекта - не знаю, а вот душу свою испортишь однозначно. В этом направлении ещё как работает... Есть закон свободы воли. Мы не имеем права использовать магическую силу, чтобы устанавливать контроль над волей живых существ, особенно над волей других людей. Наверняка с помощью кристалла, который мы закопали, кого-то подчиняли и подавляли.
   - Используя как отмычку?
   - Да. Скорее всего... Дэннир! У тебя потрясающие фрукты, - переменил тему Лоттор, надкусив один из персиков, красовавшихся на блюде.
   Персики оказались удивительно вкусные, сладкие и сочные. Виноград был также восхитителен. Мы легко перекусили фруктами и направились, наконец-то, в Замок. Дэннир снова вызвал шар, и мы, усевшись в корзину, легко взмыли в воздух.
   Вспоминая недавно пережитые волнения с кристаллом и вызванной им болью в теле, я потёрла бок ладонью. Да уж! Впечатление было сильным... не для слабонервных... Ужас.
   Лоттор, видимо, наблюдавший за мной, тут же подсел ко мне рядом.
   - Тебе больно?
   - Нет, просто вспомнила, как всё было. Значит, сам по себе кристалл не виноват? Виновата энергия, которую в него заложили?
   - Разумеется.
   - Хотелось бы посмотреть на этих людей...
   Лоттор отвёл взгляд в сторону и как-то раздражённо тряхнул головой.
   - А чего на них смотреть? Обычные так называемые "чёрные маги". Их тысячи.
   - Чёрные?
   - Это, конечно, неточное название, потому что в чёрном цвете нет ничего плохого. Мы их называем нарушившими законы сердца.
   - Да! - вспомнила я. - Именно это и сказала Келлани, когда я не сумела сесть в корзину. Келлани, ты же предположила, что я нарушила законы сердца и получила запрет на пребывание в Замке. Правда?
   - Не то, чтобы предположила, но это было похоже по симптомам...
   Я на секунду призадумалась.
   - А... а в библиотеке Замка они есть?
   - Кто? - удивилась Келлани.
   - Ну, законы эти. Я б хотела почитать...
   Спутники мои переглянулись и, едва сдерживая улыбки, словно по команде спрятали взгляд. При этом Лоттор погладил меня по голове.
   - Что? - растерянно проговорила я.
   - Их невозможно записать, Гави, хотя многие пытались и пытаются это сделать, - сказал Дэннир. - В этом-то и заключается основная трудность следования этим законам. Потому что им нельзя следовать формально - "от сих и до сих".
   - Когда очистишь и откроешь своё сердце, сразу будешь знать, что можно, а что нельзя, - добавила Келлани. - Голос сердца есть у каждого человека, только мало кто его слушает. Сердце всегда говорит истину, надо просто научиться его слушать и действовать исходя из его импульсов, а не подчиняться командам, которые посылает тебе твоё тщеславие или прочие мерзости... Лоттор! Расскажи Гави о силе сердца. У тебя это лучше всех получается. Расскажешь?
   Вместо ответа Лоттор попросил меня вспомнить всё, что он как-то рассказывал о силах, которыми может обладать человек. Я, как послушная ученица, рассказала о физической силе, силе ловкости и гибкости, силе духа и воли, закончив упоминанием о силе сердца. Все зааплодировали:
   - Браво! Высший балл и первый приз!
   - А теперь, - сказал Лоттор, - слушай самое важное.
   Он рассказал о том, что почти все категории сил могут быть направлены как в сторону добра, так и в сторону зла. Физическую силу можно направить на что угодно, чему мы ежедневные свидетели. Сила гибкости и ловкости также используется по обе стороны духовности и нравственности. Сила духа и сила воли? То же самое. Поскольку сила воли непосредственно сопряжена с волшебной силой человека, то на этом уровне начинаются самые большие проблемы мира магии. Волшебная сила подпитывается силой воли. Безупречная воля и разум, очищенный от страхов и сомнений - это прямой путь к вершинам магического мастерства. В большинстве магических школ этому уделяется первостепенное внимание, благодаря чему рождаются великие маги, среди которых немало и великих... злодеев! С безупречной силой духа, стальной волей, мощной хваткой.
   Но есть ещё сила сердца. Она может показаться очень странной, потому что проявления её не шикарны, вид не блестящий, голос не громкий. К тому же совершенно непонятно, как её развивать и совершенствовать. Ибо понимание тут почти что не у дел... Не понимание - а чувство, вот что ведёт развитие силы сердца.
   И когда ты встаёшь на путь с сердцем, ты начинаешь чувствовать и управлять всеми своими силами так, что магия сама начинает идти к тебе в руки. Тебе становятся не нужны ни сложные ритуалы, ни особые магические предметы, ни какие-то особые знания, сокрытые за семью печатями. Тебе становится открыто всё, потому что теперь сама Вселенная готова прийти к тебе на помощь. Открытое чистое сердце - источник высшей магии.
   - Мне смешно вспоминать, как я тренировал свою волю по молодости лет, - сказал Лоттор. - Я тиранил и мучил себя и весьма преуспел в формировании своей силы духа. Вплоть до того момента, когда Замок чуть не выдавил меня не хуже, чем тот кристалл... Нет, я не был жестоким или злобным. Я просто не был сердечным...
   - А потом? - зачарованно спросила я.
   - Потом встал на путь, управляемый сердцем. Стараюсь все действия сверять с его голосом... Вроде уже начинает получаться... Как Хранитель времени могу добавить - только сердце способно идеально точно чувствовать время и своевременность.
   - Невероятно, - сказал Дэннир, - но твоё сердце, Гави, было готово намного раньше принять мир магии, чем пробудилась, вернее вернулась, твоя волшебная сила. Я был в полном шоке, когда увидел тебя на пороге своего дома. Ты не могла, по определению не могла ни обнаружить моё жилище, ни приблизиться к нему. Но ты пришла! И это был знак. Больше! Это был шанс - и для тебя, и для меня... Для тебя - стать волшебницей, для меня - вернуться на свой путь исследователя и источника магической силы. Каждый волшебник должен куда-то направлять свою деятельность. Проводники учат людей, Хранители времени уравновешивают течение мировых процессов, Стражи охраняют магическое сообщество, Разведчики проникают в потаённые миры. Я - Исследователь, и мне необходимо делиться своими знаниями с другими. Но без близкого окружения мне было бы сложно это делать. Теперь я могу пользоваться поддержкой Гави и, кстати, Мартинка, который тоже нашёл свой путь.
   - Он изменился, - сказала я.
   - Конечно, и во многом, благодаря тебе.
   - Поэтому для нас, магов, очень важно окружение. Как ни странно, мы не можем быть в изоляции, - улыбнулся Дэннир.
   - То-то ты и заставил девчонку с десяток лет маяться, покуда она не нашла тебя снова, - проворчал в сторону Лоттор.
   - Да ладно тебе! - со смехом воскликнула я, потрепав Лоттора по плечу. - Зачем нам убивать время, обсуждая, что "было" и что "могло бы быть"!
   В ответ Лоттор хмыкнул, а Дэннир расхохотался во весь голос:
   - А она способная! Ну согласись, Лоттор! Согласись!
   В ответ Лоттор возвёл глаза к небу. Затем, покачав головой, решил промолчать.
  

Глава 12

"ТВОРЧЕСКАЯ ИСТЕРИКА" ВО ИМЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ

  
   Сегодня мы летели очень долго. Похоже, на скорость шара влияло состояние Лоттора. Быть может, и моё в придачу... Всё-таки день выдался нелёгкий, и я чувствовала усталость. Конечно, в Замке не спят, но почему бы нынче не сделать исключение? Я вспомнила свой мягкий диванчик в одной из комнат и уже представила себя уютно лежащей на нём. Подождёт Мартинк. Отложим все репетиции до завтра...
   Когда же, наконец, в лучах вечернего солнца показался Замок, я вздохнула легче и свободнее. Чудесным образом моё самочувствие улучшилось. Мысли о диване плавно утекли в сторону, и я уже мечтала о прогулке под луной. С Мартинком. После репетиции, разумеется.
   Шар приземлился, и мы покинули корзину. Лоттор сказал, что первым делом пойдёт к целительному Источнику, а потом, если успеет, присоединится к нам в трапезной. Дэннир почти сразу же покинул нас, сославшись на срочные дела, которые он прервал сегодня утром, поспешив к Лоттору. Дела эти были связаны с Верхними Мирами, куда Дэннир всё чаще и чаще отправлялся, объясняя это желанием найти себе там удобное жилище, когда "выйдет на пенсию".
   - Люблю я Землю, - говорил он. - Но и другие миры не хуже. Построю там себе дачку, а вы будете навещать старика по выходным да праздникам.
   Это он шутил, конечно. Вряд ли "уход на пенсию" входил в его ближайшие планы. Скорее всего, в параллельные миры его заносил дух Исследователя.
   В общем, мужчины быстро покинули нас, и мы остались вдвоём с Келлани, которая предложила мне сходить к морю искупаться, тем более, что Мартинк оказался занят до самого вечера, и я могла спокойно отложить мысли о репетиции. Я с радостью согласилась и побежала к себе за купальником.
   Келлани повела меня на один из далёких пляжей, который любила превыше всех остальных. Мы остановились в уютной бухточке, поразившей меня чистейшей прозрачной водой, причудливыми водорослями и какими-то удивительными разноцветными рыбками, плавающими среди них.
   - Сюда редко кто ходит, - сказала Келлани. - Почему? Не знаю... Далеко, наверно. Но я, когда есть время, всегда прихожу в это место.
   - А где Источник, к которому направился Лоттор?
   - О! Совсем в противоположной стороне. Если идти дальше через поляну, где была вечеринка Лакатамы, ты сразу увидишь ручей. Его невозможно не заметить. Иди вверх по течению - увидишь Источник. Он начинается в горе, в пещере. Место удивительное. Если хочешь, давай сходим завтра.
   - Давай.
   Насладившись купанием, мы отправились назад. Подходило время ужина, и мы решили не опаздывать, поэтому шли бодрым походным шагом. Внезапно Келлани остановилась.
   - Странно, - сказала она. - Ты ничего не чувствуешь?
   - А что именно?
   - Будто атмосфера сгустилась. Представь: жаркий день, "час пик", мегаполис... Что-то из этой серии.
   Я прислушалась и принюхалась.
   - Не знаю, - пожала я плечами. - Я не настолько знакома с атмосферой Замка, чтобы чувствовать разницу. У меня хорошее состояние. Особенно в сравнении с тем, что было сегодня днём.
   - Тогда поверь на слово. Что-то определённо происходит странное. Ладно, пошли...
   Мы уже почти достигли трапезной, когда нам перерезали дорогу всклокоченные Зава и Сава.
   - Кела! Это ты! - воскликнули они разом. - Это ты!
   - Я. А что случилось? Что вы такие... ээээ... возбуждённые?
   Зава и Сава синхронно охватили свои головы руками.
   - Ужас!
   - А именно? - спросила я.
   - Лакатама... - выдавила одна из близнецов.
   - Лакатама... - тяжело вздохнула другая.
   - Что "Лакатама"? - одновременно спросили мы с Келлани.
   - Она исчезла! - воскликнули дамы.
   - Она пригласила нас на очередную вечеринку, - произнесла Зава (или Сава?)
   - На свой замечательный девичник, - звучно добавила Сава (или Зава?)
   - Но не пришла!!! - громко протрубили они обе и, не слушая друг друга, стали что-то наперебой объяснять и растолковывать.
   Келлани едва не зажимала уши руками.
   - Да стойте вы! - наконец сказала она. - К чему эта вся паника? Не исключено, что её планы поменялись, и вы встретитесь сегодня ночью или завтра утром... днём... вечером...
   - А я не стала бы их успокаивать, - раздался где-то сверху глубокий, но бесстрастный женский голос.
   По лестнице спускалась Зелинта.
   - То есть?.. - медленно проговорила Келлани.
   - То есть пройдите к её Комнате, и всё встанет на свои места, - ответила Зелинта.
   Зава и Сава тут же бросились вперёд по коридору. Мы с Келлани остались на месте, ожидая, когда Зелинта поравняется с нами.
   - Что ты имеешь в виду? - спросила Келлани.
   - Ты когда-нибудь видела комнату того, кого отверг Замок? - вопросом на вопрос ответила Зелинта.
   - Господи, - прошептала Келлани. - Нет...
   - Тогда идём. Покажу. Такое случается не каждый день. Её комната прямо по коридору... Ну, конечно... Как у вас тут теперь говорят? А, шоу начинается. Вот уже и собрался народ.
   Зелинта указала рукой на людей, собравшихся вдалеке у одной из дверей первого этажа. Мы, не теряя времени, поспешили к ним. Зелинта, напротив, замедлила шаг и приблизилась к нам всем, когда уже собралось изрядное количество жаждущих проникнуть в тайну исчезновения Лакатамы.
   - Вот, - сказал Зелинта, - так бывает всегда, когда Замок исторгает недруга своего. Видите, дети, комната замурована, дверь слилась со стеной. Теперь никто не сможет открыть эту дверь, и комната со временем исчезнет. Так же бывает, когда маг умирает, не выразив желания существовать и работать вне обычного физического тела. Комната также оказывается замурована, а потом исчезает.
   - Бог мой! Неужели Лакатаму исторг Замок? - с ужасом спросила одна из молодых дам.
   Я не уверена, но, кажется, именно она танцевала тогда с бубном...
   - Это ужасно, - всхлипнула другая юная дама.
   - Она же величайшая волшебница! - заламывая руки, стенали Зава и Сава.
   - Ммммм... а я всегда знала, что она не чиста на руку, - удовлетворённо просипела одна из старух.
   Я узнала её. Она была на вечеринке Лакатамы и возмущалась тем, что именинница выбрала меня, а не кого-то другого в качестве почётной гостьи.
   - Пойдём отсюда, - прошептала Келлани. - Нам здесь больше делать нечего...
   Я колебалась.
   - Может, что-то удастся придумать?
   - Что? - почти прошипела Келлани, увлекая меня по коридору.
   Я подчинилась ей и заговорила уже вдалеке, в одной из мирных гостиных в пасторальном стиле 18 века.
   - Мне не по себе, Келлани.
   - Мне тоже не сладко. Но тут мы бессильны. Замок неумолим.
   - И что, никто не может исправить положение? - с вызовом воскликнула я.
   - Никто... - Келлани устало прислонилась к спинке кресла, на котором сидела. Затем призадумалась. - Хотя почему? Может... Думаю, что может. Сама Лакатама. Если сумеет, конечно. И если ещё не поздно. Знаешь, Гави, я бы пошла поужинать. Пойдём, если ты не против.
   Но я не хотела есть. Что-то тяжёлое навалилось на мою душу, блокируя все естественные желания.
   - Иди сама, я тут побуду, - хмуро проговорила я.
   - Нет уж, - ответила Келлани. - Тогда и я с тобой. Только сидя в этой гостиной мы вряд ли кому-то поможем.
   - А что делать?
   - Понятия не имею, - развела руками она.
   Воцарилось молчание. Тоскливое, неуютное, но мне не хотелось прерывать его, так как я выхода не видела.
   В кармане у меня что-то завибрировало тёплой жужжащей волной. Зеркальце! - догадалась я. Я вытащила его и увидела Мартинка, вызывающего меня на связь.
   - Привет, - сказала я.
   - Привет, - весело отозвался Мартинк. - Слышала новости? Лакатаму изгнали! Так ей и надо, между нами говоря... "Великая женская магия"! Ах!.. Ох!.. Ну и где она сейчас со своей магией? Эй!.. Гави! Ты чего???
   Да ничего. Просто я была не в состоянии продолжать разговор. Я молчала, даже не глядя в зеркальце. Мартинк отключился. Мне было не по себе. Не потому что я любила Лакатаму. Нет. Просто... Просто такая ситуация, похоже, вышибла все мои предохранительные клапаны и я осталась совершенно безоружна и не защищена.
   Кто-то "позвонил" Келлани. Она минуты три разговаривала, глядя в своё зеркальце, после чего, виновато поглядев на меня, сказала, что вынуждена срочно уйти по важному делу. Я, разумеется, отпустила её и осталась одна.
   "Позвонив" Дэнниру, я обнаружила его отсутствие и тут же вспомнила, что он, наверняка, где-то в Верхних мирах, недоступных для связи. Лоттор? Вряд ли найду в нём сочувствие, хотя...
   Я решила не связываться с ним через зеркальце, а просто зайти к нему, благо, его комната была почти рядом.
   Остановившись перед дверью лотторовской комнаты, я помедлила. Лоттор - недруг Лакатамы. Что я ему скажу-то? Да он рассмеётся мне в лицо! Может, всё-таки дождаться Дэннира? Не знаю, прямо...
   Мои колебания прервал звук отворяющейся двери. На пороге своей комнаты стоял Лоттор в халате, несколько небрежно накинутом поверх невзрачной футболки и спортивных брюк. Меня поразило такое внезапное невнимание к своей внешности. Лоттор! Который никогда не позволяет себе выглядеть вне стиля! Который и спать-то наверняка ложится в специальном "ночном фраке", сшитом по специальному проекту какого-нибудь всемирно известного Кутюрье...
   - Привет, - сказала я, не придумав ничего лучшего.
   - Привет, - ответил Лоттор. - Вообще-то в человеческом мире есть неплохой поведенческий шаблон: если хочешь войти к кому-нибудь - надо постучаться. Или, на худой конец, вломиться без предупреждения, а не ждать, когда догадаются о твоём присутствии... Заходи.
   Он посторонился, пропуская меня к себе в комнату. Огромная, просторная, она была обставлена не иначе как в "королевском" стиле, если так можно выразиться. Впрочем, чему удивляться? Это же комната Лоттора! Хотя и одна, а не три, как у нас с Келлани...
   Лоттор неплотно прикрыл дверь и прошёл в центр помещения, присев на краешек стола. Затем вопросительно взглянул на меня. Лицо его было абсолютно бесстрастно и непроницаемо. Однако его пальцы легонько барабанили по столешнице. Не способная читать мысли, я, тем не менее, догадывалась, что он не слишком склонен в настоящий момент к приёму посетителей...
   - Если ты занят, я уйду, - сказала я. - Просто ответь на вопрос, ладно?
   Лоттор промолчал, но утвердительно кивнул головой.
   - Замок способен читать наши мысли?
   - Конечно.
   - Тогда, - повысила я голос, - тогда я скажу вслух то, что думаю и плевать на то, что за этим последует. ЗАМОК - МОНСТР!!!
   Лицо Лоттора исказилось, словно он внезапной боли, и он порывисто шагнул ко мне.
   - Что с тобой? - произнёс он, взяв меня за плечи.
   - Замок - монстр, а все присутствующие - рабы этого монстра. Скучные, злые, жестокие, безразличные. Равнодушные и трусливые. Хватит! Я не хочу быть с вами. На месте Лакатамы может оказаться любой...
   - Да нет, - тихо ответил Лоттор, отпуская меня. - Не любой...
   Я топнула ногой.
   - Это вам так кажется! Знакомая позиция. "Это будет кто-то, но не я"! Ха-ха! Детский лепет. Ну что ж, я жду! Когда и что я должна почувствовать? Жжение во всём теле? Головную боль? Что? Ну ладно, я пошла. Хочу посмотреть, как моя входная дверь сольётся со стеной.
   И я гордо направилась к выходу. Открыв дверь, я обернулась.
   - Здесь то же, что и везде! Все судят и казнят друг друга! Надоело!
   - Люди здесь никого не судят. Осознай, пожалуйста, это отличие, - всё так же тихо и печально проговорил Лоттор.
   Я остановилась. А ведь действительно! Но...
   - Но подчиняются воле Замка! - проворчала я.
   - Подскажи иное решение, - повёл плечами Лоттор.
   - Мы должны бороться и защищать друг друга! Послушай! - я снова шагнула внутрь комнаты. - Послушай! Когда сегодня кристалл не пустил меня в корзину шара, а Келлани предположила, что Замок отверг меня, я испытала такое чудовищное отчаяние! Оно длилось всего лишь минуту и оказалось ошибкой, но оно было! Это отчаяние, этот страх. А теперь я знаю, что кто-то другой попал в подобную ситуацию и быть может, навсегда! По-твоему, я должна радоваться?
   Я села на стул, оказавшийся рядом. Лоттор продолжал стоять.
   - Странно, - продолжила я. - Ничего не происходит...
   - А чего ты ждёшь? - спросил Лоттор.
   - Что Замок начнёт меня казнить.
   - Вот ещё! - фыркнул Лоттор. - Глупость, неуравновешенность и склонность к истерикам - не преступление законов сердца. Таких истеричек тут ползамка водится... Почти всё окружение Лакатамы слеплено из этого теста... Так что ты не уникальна. Хочешь страдать - страдай. Но Замок тебе в этом не помощник. Впрочем, и я тоже...
   - Я не истеричка...
   - Да что вы говорите! Не только истеричка, а особа, возводящая свои истерики в ранг творчества! Во как! Творческая истерика под знаменем борьбы за вселенскую справедливость. Какая по счёту истерика за сегодняшний день? Третья? Или уже четвёртая? Не поможешь посчитать? Первая - за права Орлидена против меня. Вторая - за свои права против Орлидена. Нынешняя - за права Лакатамы против Замка. Замок - монстр, все - рабы, а Гави - единственная спасительница человечества. Ага?
   - Нет! - процедила я. - В данный момент я спокойна как... корова!
   Лоттор впервые за всё время нашего диалога улыбнулся.
   - Бодливая, однако, коровушка... Только я не тореадор, знаете ли...
   Он на секунду прикрыл лицо руками, после чего словно стряхнул с них что-то и сел, наконец, в кресло.
   - Вообще-то спасибо тебе, - сказал он.
   - За что? - изумилась я.
   - Встряхнула ты меня, и мне это пошло на пользу. Если б ты чуть меньше упивалась своими страстями, то почувствовала бы и моё состояние...
   - Я почувствовала, что ты никого не хотел видеть. Вначале...
   - Правильно. Потому что случай Лакатамы ударил по мне намного больнее, чем по тебе. Ты просто с радостью ухватилась за возможность поиграть в справедливость, а для меня это... Я с трудом представляю, как буду дальше строить свою жизнь, выйдя сегодня или завтра из этой комнаты... и проходя мимо той комнаты, вернее, от того, что от неё осталось... Только мне хватает ума не хвататься за топор и не начинать крушить весь Замок от основания и до крыши. Это и бесполезно, и просто глупо.
   - Я думала - вы враги...
   - Ты слишком много думаешь, вместо того, чтоб чувствовать, а также сочувствовать... Когда я называл Лакатаму врагом?
   - Не называл, но...
   - Она тебе сказала?
   - Нет, но... Все говорят!
   - Дэннир?
   - Нет, но...
   - Келлани?
   - Я...
   - Вот и снова ты врёшь! "Все говорят". Кто это "все"?. Стопроцентная выборка. Каждый человек без исключений. Глубоко сомневаюсь, что ты со всеми тут знакома... Кто ж тебе сказал, что мы враги? Вряд ли все по очереди подходили к тебе и говорили одно и то же...
   - Один человек сказал. Я не буду сплетничать, называя его имя...
   Лоттор махнул рукой.
   - Да мне и не нужно его имя! Просто осознай, что "один человек" отличается от "всех". Просто осознай. Осознание - очень полезное в нашей жизни качество... процесс... как это точнее назвать-то? Я не силён в психологической терминологии.
   Он встал и подошёл к шкафу. Что-то поискал там. Затем повернулся ко мне.
   - Ты ужинала?
   - Нет.
   - Сходи, пожалуйста, на кухню и принеси мне воды. Лучше простой минеральной. И что-нибудь поесть на твой вкус. Я вряд ли соблазнюсь едой, но пить очень хочется, а шкаф пуст...
   - Можно позвонить и заказать...
   - Гави, я тебя прошу. Я никого не хочу сейчас видеть, тем более официантов. Разве ты не можешь почувствовать?
   Я смутилась. Действительно, я не чувствовала... Я чувствовала только то, что внутри меня, а всё остальное лишь додумывала. Додумывала в сторону далёкую, как оказывалось, от реальности. Ужас. Неужели мои эмоции настолько захватывают меня, что застилают весь мир? Эмоции, которые ничего не значат по крупному счёту, так как отражают какие-то мои выдумки? Из-за чего я и не способна видеть реальность и уж тем более не способна читать мысли других людей...
   Я встала и медленно побрела на кухню. Услужливый официант вызвался донести корзинку с водой и едой, но я, разумеется, отказалась.
   - Спасибо, Гави, - сказал Лоттор. - Ты бы поела что-нибудь...
   - Разве что яблоко, - ответила я. - Пока что не хочется ничего существенного...
   - Я понимаю. Сам в таком же состоянии.
   - Если бы... У тебя трезвая голова, а я... Я слишком узко мыслю, что ли?
   - Нет, просто ты склонна к аффектам, а они неизбежно сужают восприятие.
   - Истеричка...
   - Здесь я немного преувеличил, но... совсем немного. Я давно заметил, что ты ищешь яркие эмоции, которые приводят тебя то к приключениям, то к битвам за справедливость, то ещё к каким-то событиям, за которыми эти эмоции неизбежно возникают. И ты пускаешься во все тяжкие, сама не зная зачем. А я могу сказать, зачем. Яркие эмоции - замена сердечности, к которой ты отчаянно стремишься, но попадаешь в ловушку аффекта. Каждый человек ищет сердечность внутри себя, однако, по иронии судьбы, что-то (или, может, кто-то) уводит человека в сторону. В результате мы имеем вашу Ланну, которая жить не может без вечеринок, вашего... Рутта?.. так?.., который не мыслит себя без алкоголя в крови. Наконец, мы имеем тебя, которая топит себя в пучине эмоций в борьбе за справедливость... Всё это попытка услышать голос собственного сердца. Попытка обрести ту самую силу сердца, о которой мы говорили. Но эта попытка примерно такого же рода, как в притче о медведе, который хотел убить муху на лбу спящего друга-человека. Помнишь? Медведь поднял огромный камень и...
   - А что же делать?
   - Прежде всего, не ведись на эмоции. Помни, что ты эмоциональная лгунья и, исходя из этого, все свои эмоции игнорируй. Любые. Все. Может быть, это против современных психологических тренингов, культивирующих эмоции, но я маг, а не психолог. Чувствуешь желание "эмоционального самовыражения" - замри. И начинай изучать окружающий мир. Наблюдай. Бесстрастно. Спокойно. Не осуждая никого и никого не выгораживая. Ты увидишь, что мир совсем не таков, каким нам кажется на первый взгляд. В конце концов, каждый человек прав по-своему. Если он что-то сделал, то имел на это основание, как бы мы не хотели это отрицать. Имела ли основание Лакатама делать то, что она делала против меня? Когда сплетничала обо мне и выставляла меня не в самом радужном свете?.. Да, не исключено, что имела. В том, что произошло с нею сейчас, возможно, есть частичка и моей вины. Когда я знакомил её с собой... кто знает?.. может быть, я допустил больше язвительности или сарказма, чем нужно было. В ответ она возмутилась и навсегда отвергла и меня, и всех мужчин. Кто-то винит Лакатаму за её менталитет. А может, стоит винить меня?
   - Нет, я так не считаю.
   - Только потому что ты сейчас на моей стороне. Познакомься ты раньше с Лакатамой, ты, возможно, была б настроена против меня. Как многие её поклонницы. Так что ситуация одна, а мнения и сопутствующие эмоции - разные. Кто прав? Вопрос бессмысленный. Только сила сердца позволяет видеть ситуацию, так как она есть, не бросаясь из стороны в сторону. Если б ты пришла в более спокойном состоянии, то я бы намного раньше мог сказать тебе, что тоже думал, как помочь Лакатаме.
   - И как же? - встрепенулась я.
   - Сейчас уже ночь. Время тихое. К сожалению, невидимками мы тут не станем, но есть вероятность, что никого не встретим. Пойдём к её комнате... И ещё... Гави... ты несправедлива к Замку. Он никогда никого не казнит. Шанс вернуться есть всегда. Но всё зависит не от нас, а от самого человека. В данном случае, от Лакатамы.
  

Глава 13

ОТРАЖЁННАЯ СОВЕСТЬ

  
   Лоттор попросил меня отнести грязную посуду назад на кухню.
   - А я пока что переоденусь во что-нибудь приличное, - добавил он. - Ненавижу, когда меня застают в лохмотьях.
   Да уж... Если б каждый имел такие "лохмотья", как у него...
   - Извини, - ответила я. - Извини, что не знала, что ты в "лохмотьях". Просто я...
   Лоттор с картинной трагичностью закатил глаза.
   - Ну что ты снова всё переносишь на себя! Я могу согласиться, что ты - центр Вселенной, и желаешь контролировать всё мироздание, но тем не менее... К тебе моя фраза не имела никакого отношения. Если б имела, разве я стал бы тебя пускать к себе, а? Ладно, иди, иди, не делай круглые глаза.
   - Я поспешу.
   - Не надо, не спеши. Время есть. Можешь выпить чего-нибудь горячего. Мне кажется, что одной воды тебе было мало.
   Я спустилась на кухню и направилась к столу, на котором лежала невымытая посуда.
   Кухонное помещение опустело, только у дальней плиты стояла старая-престарая повариха, в прямом и переносном смысле слова колдовавшая над огромным котлом.
   - Где тебя носит? - проскрипела она, не оборачиваясь ко мне.
   - В смысле? - удивилась я.
   Старуха обернулась.
   - А, это не ты... Я ждала поварёнка. А ты-то чего тут делаешь?
   - Вот, посуду вернула.
   - А...
   Старуха вновь вернулась к созерцанию варева в котле. Я направилась к выходу.
   - Подожди-ка, - вдруг остановила меня повариха. - Я помню тебя. Ты на празднике Лакатамы рядом с нею сидела, а потом тебя увёл переодетый мужчина.
   - Да, так и было. А вы, значит, поняли, что это был мужчина?
   - Я старая, но не слепая. Женщину от мужчины не отличу, что ли? В следующий раз пусть сидит смирно и не двигается. А то как показал свою ногу - всё на место сразу встало. Где ты видела даму с ногой тааакого размера? Х-ха...
   - У женщин тоже большие ноги бывают, - парировала я. - А ещё бывает обман зрения. Искажение пространства и всё такое.
   - Ты это не мне объясняй. Мне-то всё равно - пусть мужчина... Не он один на этих женских вечеринках возникал. Бывали и другие. Но теперь всё изменится. Закончились пляски под луной.
   Я присела рядом со старухой на лавку.
   - Почему же? - спросила я.
   - Лакатамы больше нет. Может быть, вообще. Она была так сильно привязана к Замку, что отчаянно сопротивлялась, когда Замок начал изгонять её. Я всё видела.
   Старуха рассказала, что была рядом с Лакатамой, в то время, как та почувствовала обычное в таких случаях недомогание.
   Сначала оно лёгкое, напоминающее несварение желудка, тяжесть в голове или вдруг поднявшееся давление... у кого как, у всех по-разному. Затем симптомы усиливаются. Может возникнуть панический безотчётный страх, который погонит тебя к шару, чтобы тот выполнил свою последнюю услугу тебе - мгновенно отправил в обычный мир. Но если человек продолжает сопротивляться, пытается справиться с симптомами, то Замок начинает работать активнее. В итоге ты можешь либо просто умереть, либо, что ещё хуже, быть выброшенным в один из Нижних Миров.
   - Такое было на моей памяти, - просипела старуха. - Его так и не нашли...
   - Кого? - ужаснулась я.
   - Одного мужчину. Давно это было. В дни моей молодости. Обычно люди умнее оказываются. Улетают сразу.
   - Говорят, таких немного... тех, кого Замок выгоняет...
   - Немного тех, кому Замок дал Комнату. Обычно это "проверенные" люди и редко оступаются. Поэтому исторжение их Замком - великое событие! Но Комната есть не у всех, кого ты видела здесь. Далеко не у всех. У меня до сих пор нет Комнаты, хотя я связана с Замком несчётное количество лет. И если Замок захочет исторгнуть меня - мало кто это заметит.
   Внутри я тут же почувствовала жар и кипение, обычные для моего излюбленного состояния борьбы за справедливость. Как! Это же нечестно! Перед нами уважаемая старуха, которая...
   СТОП! "Замри и наблюдай" - вспомнила я слова Лоттора. Мир, каким кажется на первый взгляд, может оказаться обманом, искажением реальности, иллюзией...
   Усилием воли я отключила вскипающие эмоции и попыталась принять рассказ старухи как "данность". Всё же я поинтересовалась:
   - А почему вы тогда живёте здесь? И где?
   - Я здесь работаю. Мне очень хорошо платят, и я могу обеспечивать мою семью, которая живёт в обычном мире - детей, внуков и правнуков. Посмотри на меня - где бы в обычном мире я могла устроиться на работу? А здесь я у дел.
   - А дети ваши - не волшебники?
   - Нет. Обычные люди.
   - Ясно. А где вы живёте тут? Если нет Комнаты...
   - Здесь. На кухне. Если бы мне нужно было спать - дело другое, были бы трудности. А так...
   Вот как оно, значит... А я наивно предполагала, что Комната по определению есть у всех. Да уж... Сознательное существо по имени Замок... Я дотронулась до каменной стены, к которой была прислонена скамейка. Замок... который читает наши мысли и чувства.
   - Так что же Лакатама? - спросила я. - Она сопротивлялась?
   - Ещё как! Она спустилась сюда, ко мне за зельем...
   ...
   Почувствовав недомогание, Лакатама мигом прибежала к Далле. Далла (так звали старуху) сразу заподозрила неладное.
   - Лучше бери шар и лети домой, - посоветовала она. - Знаю я эти признаки. Ты, видимо, что-то не то сотворила, и Замок гонит тебя прочь.
   - Здесь мой дом, - вскричала Лакатама. - И я никуда не уйду отсюда. Дай лучше твоё снадобье от головной боли. У меня было своё, но я не могу попасть к себе в комнату, дверь не открывается.
   Далла покачала головой и взяла Лакатаму за руку:
   - Не глупи. Лети в обычный мир. Ещё есть время.
   - Нет! Никто меня не заставит! Дай снадобье!
   ...
   - Пришлось дать, - развела руками старуха. - Да только не помогло. Лакатаму стало корчить, она и на ногах-то не могла стоять. Рядом с нею мне тоже стало не по себе. Я отошла в сторону, чтобы попить воды, а когда вернулась, её и след простыл...
   - Может, она убежала?
   - Ничего не знаю. Что видела - то и говорю.
   Далла внимательно осмотрела меня с ног до головы. Затем, поколебавшись, добавила:
   - А ты чего так печёшься о ней? Она хотела тебя подчинить своей воле. Напоить Сомой, да и взять клятву покорности. Тогда никто бы не сумел вернуть тебя на прежний путь, по которому ты шла.
   Вот оно как! Келлани, помнится, тоже что-то в этом роде произносила...
   Брать с человека клятву под воздействием Сомы, да ещё на той Поляне, категорически запрещено этическими законами нашего магического сообщества, - объяснила старуха. Да ещё с ученика! Опытный маг почувствует опасность и включит контроль. Ученик - нет. Если бы она взяла с меня клятву - сейчас я тоже была бы выброшена из Замка. Не так жёстко, конечно. Но я просто сама не сумела бы остаться здесь - меня влекло бы к ней, и без неё я чувствовала бы полное опустошение.
   - Так что хорошо, что Лакатамы больше нет, - закончила Далла. - Поляна очистится от её влияния. Это же необычная поляна - каждое слово, произнесённое там, обретает силу. Люди приходят туда загадывать желания или просить о чём-то Судьбу. Ага! - вдруг переменила она тон. - Вот и молодой прохвост явился! Где тебя носило?!!
   И старуха с далеко не старушечьей страстью набросилась на молодого поварёнка, возникшего на пороге кухни, а затем юркнувшего между плитой и столом.
   Я тут же решила покинуть место разразившейся баталии и ушла наверх.
   За дверью комнаты Лоттора раздавались голоса. Не помогло, - подумала я, - кто-то побеспокоил его, несмотря на все предосторожности.
   Я открыла дверь. В комнате, помимо Лоттора, сидел Дэннир. Оказывается, он ничего не знал о происшествии с Лакатамой и был обескуражен не меньше нас, когда вернулся в Замок.
   - Я сразу почувствовал какое-то брожение, - сказал он. - Будто запах прокисшего супа витал в воздухе. Оказалось - Лакатама...
   - Ты был около её Комнаты? - спросил Лоттор.
   - Нет ещё. Но было бы интересно посмотреть. По состоянию Комнаты сразу видно, насколько серьёзно "влип" человек.
   - Тогда идёмте все вместе, - предложил Лоттор. - Гави, ты идёшь с нами? Что-то ты совсем утомлённой выглядишь. Хотя чему я удивляюсь...
   Он легко дотронулся до моего плеча.
   - Что бы там ни случилось дальше, завтра пойдёшь со мною к Источнику. Надо было взять тебя сразу, а я сдуру не додумался. Ладно, пошли.
   Лоттор выпустил нас в коридор и закрыл дверь. Теперь это был именно тот господин, к которому я привыкла: в строгом шикарном костюме, дорогущей обуви, идеально причёсанный и едва заметно надушенный какими-то стильными мужскими духами.
   Мы прошли несколько поворотов коридора и остановились у комнаты Лакатамы. Теперь, в тишине и безлюдье я могла внимательно рассмотреть, что случилось. Входная дверь действительно слилась со стеной, немного исказилась и сжалась. Она стала похожа на какое-то вкрапление, узор. Ранее деревянная, теперь она напоминала окаменелость.
   - Н-да, - присвистнул Дэннир. - Дело серьёзно.
   Затем он обратился к нам:
   - По сравнению со вчерашним вечером, какие изменения в общей картине?
   - Небольшие, - ответил Лоттор. - Примерно то же и было.
   - Значит, будем ждать. Повременим до утра. Сейчас всё равно ничего нельзя сделать.
   - А можно узнать, где Лакатама в настоящий момент? - поинтересовалась я. - Далла, повариха, сказала, что она может быть где угодно, даже в Нижних Мирах.
   Я пересказала свой диалог со старухой, чем привела Лоттора в заметное беспокойство.
   - Господи, я не учёл такую возможность. Зная её темперамент, можно предположить, что боролась она до последнего. А в данном случае это просто самоубийство.
   Дэннир потёр лоб рукой.
   - Ладно, не переживай ты так, разберёмся. В конце концов, она с тобой сейчас никак не связана. И то, что случилось, - на её полной ответственности. Она отнюдь не маленькая девочка, и ты ей не нянька. Выручать попавших в беду тоже надо с умом.
   - Как это? - удивилась я.
   - Да так, - усмехнулся Дэннир. - Вот, смотрите.
   Он задрал правую брючину и, чуть ниже колена, мы заметили небольшой шрам, оставшийся от давней, но явно глубокой раны.
   - В молодости я очень любил собак, - сказал Дэннир. - Да и сейчас люблю, только не всех и не без разбору. А в те времена я собирал вокруг себя целые собачьи "сообщества", которые находили в моём лице и друга, и кормильца. Как-то раз небольшая собачья стая, тихо-мирно бродившая рядом со мною и вилявшая всеми шестью или семью хвостами, почувствовала приближение чужака. Большой приблудный пёс каким-то образом ступил на запретную территорию. Собаки преобразились. Оскалив зубы, они бросились на пришлого пса и, повалив наземь, принялись рвать беднягу на части. Пёс отчаянно защищался, но силы были не равны. Тогда я бросился к нему на помощь. Не имея в руках ни палки, ни камня, я руками попытался оттащить собак от их жертвы, одновременно пиная агрессоров ногами. В результате... Ну, вы поняли. Потом меня глубоко укусила собака. Угадайте, какая? Именно та, которую я спасал. Всё. Занавес.
   - Ужас! А та собака погибла? - спросила я.
   - Нет. Во всяком случае, не при мне. А смысл всей этой истории в том, что попавший в беду не всегда способен принять ваши благие побуждения. Собака ли, человек ли, - думай, когда кого-то выручаешь.
   - Вот-вот! - обиженно вспомнила я. - Орлиден мне так и заявил, что не просил идти к нему на помощь... Но Орлиден - глупый мальчишка, а Лакатама - взрослая умная женщина.
   - Взрослая умная?.. - пожал плечами Дэннир. - Ну, не знаю. Взрослые умные обычно не ссорятся с Замком... Просто будьте осторожны, ребята. Вы сейчас оба несколько неадекватны. Особенно Гави с её неистребимым желанием спасать сирых-убогих-заблудших. И твоё чувство вины, Лоттор, тоже лишнее. Пошли отсюда. Кстати, насчёт местонахождения Лакатамы. Нужно узнать у её подруг. Настоящих подруг, с которыми у неё тесная душевная связь.
   Мы снова вернулись в комнату Лоттора. По дороге Дэннир объяснил мне, что обнаружить человека можно в любом из Миров, но только в том случае, если ты с человеком тесно связан.
   - Так же, как Лоттор нашёл Орлидена в Коричневом мире?
   - Да. Именно. Поэтому лично я вряд ли сумею найти Лакатаму. Ты, возможно, сумеешь, - обратился он к Лоттору, - но я тебе крайне не советую это делать. Будь немного в стороне. Помни о собаке, оставившей след на моей ноге.
   Лоттор сел в кресло и закрыл глаза. Я не знаю, о чём он думал, но состояние его было беспокойным. Интересно, помог ли Источник в восстановлении его сил?
   Мы с Дэнниром решили пойти на воздух. К тому же, я вспомнила о прерванном "звонке" Мартинка и почувствовала себя несколько виноватой перед ним. Да уж, воистину я раба и жертва своих эмоций... и не только эмоций. Если меня вечно влечёт на помощь жертвам вне зависимости от их правоты, то кто же я сама? Почему я идентифицируюсь с ними? Что за этим? Страх?
   Я вытащила зеркальце и "настроилась" на Мартинка. Он немедленно вышел на связь.
   - Гави! Чего это с тобою? Я испугался, увидев тогда твоё лицо...
   - Ты где? - спросила я.
   - У себя. Хочешь встретиться?
   - Да.
   - Тогда иди ко мне. Ты недалеко?
   - Я в парке. С Дэнниром. Может, ты придёшь сюда?
   Мартинк согласился. Через четверть часа он уже приближался к нам, энергичный и бодрый, одетый вполне по-современному: бриджи и лёгкая рубашка.
   - Привет, - улыбнулась я. - А где твоё парадное облачение?
   - Там, дома, - махнул он рукой. - Ты же вечно смеёшься надо мной, вот я и решил...
   - Один раз - это не "вечно", - возразила я. - Ну, может, два раза от силы...
   - Да ты смейся, я не против... Главное, не делай больше такое лицо, как тогда, в зеркале... Ты была как убитая.
   Я объяснила Мартинку своё состояние, подчеркнув, что была чудовищно выбита из колеи. Если б такое случилось со мной... Мартинк сочувственно взял меня под руку.
   - Да ладно тебе... Посмотри на меня. Замок принял меня вновь, несмотря на все мои грехи земной жизни. Уверен, данная воспитательная мера будет нашей феминистке только на пользу. Не переноси действия человеческих карательных структур на поведение Замка. Замок обладает известной долей гуманизма в отличие от людей. Не переживай. Всем на свете не насопереживаешься... Ого! Ну и слово сказанул!
   Дэннир, шедший рядом, рассмеялся:
   - Молодец, Мартинк! Мне нравится твой настрой. Слышал, вы хотите возобновить идею концерта?
   - Я жду приказа со стороны Гави, - поклонился Мартинк. - Готов продолжить репетиции в любое время.
   - Тогда пошли прямо сейчас, - решительно заявила я. - А то чувствую потребность в действии, а действовать не могу. Душа ноет. Скоро и тело ныть начнёт...
   И я потащила Мартинка по направлению к концертному залу.
   По дороге мы столкнулись с Завой и Савой, которые в растерянности стояли по центру коридора, словно не зная, куда двигаться.
   - Зава-Сава, - сказала я. - Вы что тут делаете в такую рань?
   - Страдаем, - ответили они слаженным дуэтом. - От нас навеки ушла любимая подруга...
   - С чего вы взяли, что навеки? - вступил в диалог Мартинк.
   - А разве нет... разве нет? - в изумлении, поэтому чуть вразнобой, спросили они.
   Я поинтересовалась, пытался ли кто-нибудь из подруг и "сестёр" выяснить местонахождение Лакатамы. Оказалось, что никто даже не пошевелился в данном направлении. Все либо активно страдали, либо тихо злорадствовали.
   Ну и ну! - подумала я, - то ли они и впрямь истерички почище меня, то ли у Лакатамы просто не было истинных друзей. А как они перед нею расстилались-то! Дары, панегирики, улыбки и поклоны... Аж противно от всех этих слащавых знаков повышенного внимания. Либо она совсем в людях не разбирается, либо все они взаимно "использовали" друг друга до поры - до времени.
   - Теперь между нами Интика, наверное, главная будет, - всхлипнула одна из близнецов.
   - А мы не очень любим её, - добавила другая.
   - А зачем вам кто-то "главный"? - почесал затылок Мартинк. - Самим, что ли, никак?
   - А? - встрепенулись близнецы.
   - Бэ! - передразнил Мартинк. - Зачем вам кто-то "главный"?
   Зава и Сава переглянулись между собой, затем развернулись к нам.
   - Он умный, - сказала Зава (или Сава...)
   - Очень умный, - добавила Сава (или Зава...)
   - Мы бы тебя теперь хотели пригласить главным, но сёстры не позволят, - с грустью сказала первая.
   - Да, не позволят, - сказала вторая.
   Мне показалось, что Мартинк сейчас не сдержится и взорвётся в диком хохоте. Одной рукой он крепко зажимал рот, другой держался за живот. В конце концов, ему удалось справиться с собой, и он отвесил дамам галантный поклон, которому мог бы позавидовать сам Лоттор.
   - Моё почтение, дамы, - сказал Мартинк. - Я польщён вашим предложением и горд. Ну... и рад знакомству.
   Он схватил меня за руку и потащил вперёд. Зайдя за угол, он дал волю своему смеху.
   - Вот уж кого Замок никогда не исторгнет, так это их двоих! - хохотал Мартинк. - Без них будет ужасно скучно!
   Больше мы никого не встретили по пути в зал.
   Мы повторили нашу концертную программу. Правда, сегодня нам не хватало слаженности из-за разницы наших настроений. Меня тянуло на грустные песни, Мартинка - на юмористические. В конечном итоге мы решили, что назначим концерт после того, как выясним судьбу Лакатамы. Неопределённость - самое худшее в таких ситуациях.
   Занимался рассвет, и стены зала постепенно окрашивались в розовый оттенок, вытесняя желтоватое искусственное освещение.
   Встретить солнышко мы решили у меня в башне. Когда мы поднялись, солнце уже выпустило свои первые лучи, рассыпав яркие блики на поверхности моря. Я зажмурилась от света и удовольствия. Я впервые почувствовала удовольствие с тех самых минут, когда узнала об исчезновении Лакатамы. Не исключено, что сама Комната пришла ко мне на помощь, успокоив и взбодрив меня.
   Я рассказала о своих переживаниях Мартинку. Он не удивился.
   - Это же твоя комната. Она - часть тебя так же, как и ты - часть её. Разумеется, она всегда готова помочь тебе.
   - Но не помогла же Лакатаме, - задумчиво проговорила я.
   - Откуда ты знаешь? Представь, если бы совесть человека стала самостоятельной внешней силой - как бы она поступила с Лакатамой ? Возможно, что Комната, более того, может быть, весь наш Замок - это такая огромная живая совесть, а?
  

Глава 14

НАВСТРЕЧУ НЕИЗВЕСТНОСТИ

  
   Утро выдалось мягким и ласковым. Я совершенно успокоилась. Дыхание моё стало ровным, сердце перестало выпрыгивать из груди, эмоции уютно устроились где-то рядом с сердцем.
   Надо на досуге подумать о природе эмоций и сердечности. "Яркие эмоции - замена сердечности", - сказал Лоттор. Понятие "сердечности" в теорию эмоций вообще не входит. Рассматривать "сердечность" как чувство? Возможно, что так. И вместе с тем - не так. Это что-то над чувствами, что-то более глобальное, быть может, более глубинное, чем просто чувство. Рассматривается ли "сердечность" в науке? Такой вот термин. Что-то не помню...
   - Мартинк, - спросила я. - Ты не в курсе, какая область науки изучает "сердечность" и силу сердца?
   - Не знаю, - пожал он плечами. - Я ж музыкант, а не учёный. Спроси Дэннира. Это в его компетенции. Или в библиотеку зайди. Или Интернетом воспользуйся. А с чего ты заинтересовалась этим вопросом?
   Я вкратце пересказала мысли Лоттора, добавив при этом, что сам он не претендует на научную достоверность своих идей, будучи магом, а не психологом.
   - Не знаю, - снова пожал плечами Мартинк. - Я вообще не понимаю, что такое "научная достоверность". С позиций этой "достоверности" мое существование абсолютно невозможно. Но я же есть!
   Я засмеялась.
   Близилось время завтрака. Но, прежде чем идти в трапезную, я решила проведать Лоттора.
   - Пойдёшь со мной? - спросила я Мартинка.
   - Не, иди сама. Я встретил вчера его, он был явно не в духе. Он даже не заметил меня, прошёл мимо. Глаза стеклянные и волосы взъерошенные. У Лоттора-то! Не, я поостерегусь... Ты-то его, кажись, приручила.
   Мы расстались с Мартинком внизу в холле. Он пошёл куда-то на улицу, я направилась к Лоттору. Постучавшись и получив приглашение войти, я застала его в нейтрально-усталом состоянии и спокойном настроении.
   - Я всё не спрошу тебя про Источник, - сказала я. - Тебе он помог?
   - Конечно. В отношении волшебных способностей всё в порядке. Источник обладает великой силой. Тебе тоже он не повредит, хотя выглядишь намного лучше. Ты где была?
   - У себя. Ещё общалась с Мартинком. Репетировали. Потом встретили рассвет.
   - Молодцы. Это хорошо.
   - Да, ещё видели Заву-Саву.
   Я пересказала нашу "содержательную" беседу, не забыв упомянуть, что "девушки-сестрички" вроде и не собираются искать Лакатаму.
   - Так я и думал, - раздражённо махнул рукой Лоттор. - Она всегда бредила поклонниками, мечтала окружить себя почитателями. Только разве ж это друзья? Такие разбегаются при первом удобном случае. Неужели совсем никто не собирается хотя бы определить её местонахождение?
   - Не знаю. Я опираюсь всего лишь на слова Завы-Савы.
   - Ну да, это ещё те эксперты, - усмехнулся Лоттор.
   В дверь постучали. Лоттор крикнул, чтоб входили, и в узком проёме полуоткрытой двери материализовалась русая опущенная голова. Хозяин головы, не решаясь войти, помедлил мгновение, пока не был приведён в чувство удивлённым возгласом Лоттора:
   - Орлиден, ты...
   Орлиден, это был действительно он, поднял умоляющий взор на своего господина и тонким голоском начал:
   - Я не сам, вы не должны осуждать меня, это не моя вольность, меня господин Пип послал... я...
   - Войди нормально в помещение, сядь, не юли, не пищи, - приказал Лоттор. - Я выслушаю тебя.
   Орлиден робко вошёл в комнату и плюхнулся на ближайший стул.
   - Говори, - сказал Лоттор. - Что случилось?
   - Господин, вас желает видеть одна дама. Она пришла к вам, но вы здесь. Господин Пип пытался связаться с вами, но связь была никакая... то есть он видел вас, но вы его не чувствовали и не ответили. Поэтому он решил послать меня. Он не мог выгнать даму, а она не уходила. Она сказала "не уйду, пока не увижу его". Он не хотел оставлять даму одну, чтобы поехать за вами. И не хотел оставлять её со мной. Поэтому он послал меня. Я сразу пришёл к вам.
   Лоттор нахмурился.
   - Дама? Как её звать-то?
   Затем добавил как бы про себя:
   - И чего это Пип всполошился? Что за дама, которую он не мог "мягко, но уверенно" вывести под ручку из особняка?
   Орлиден наморщил лоб.
   - Не помню, господин. Господин Пип не звал её по имени... Гави, - повернулся он ко мне. - Ты знаешь, как зовут её.
   - Я?
   - Ну помнишь, та, в браслетах...
   - Лакатама??? - почти крикнула я, поймав напряжённый взгляд Лоттора.
   Орлиден снова наморщил лоб.
   - Честно... не помню. Но это та дама, которая разрешила мне вынуть кристалл. В чёрном платье с браслетами. Нет! - прервал он сам себя. - Сейчас она в другом платье и без браслетов, но...
   Лоттор порывисто встал с места.
   - Гави, я должен срочно лететь к себе. Это чудовищно невероятно, но если это она... если она пришла ко мне... Идём, Орлиден.
   Он тут же направился к выходу, увлекая за собой подростка.
   Я поспешила вслед за ними.
   В парке качалось несколько шаров, готовых к отлёту. Лоттор устремился к одному из них. Орлиден бежал следом, едва успевая.
   - Садись, - скомандовал Лоттор Орлидену.
   Затем обернулся ко мне.
   - Гави, можешь не говорить. Я понял твои мысли. Я сам не знаю, пришла она за помощью или отомстить. Но я должен быть там. Вот, возьми. Это ключи от моего особняка. Вот этот от ворот, этот от входной двери дома. Мне они сейчас не понадобятся, так как там Пип. Комплект ключей есть и у Келлани, но я хочу, чтобы у тебя были свои. Они могут тебе пригодиться. А сейчас... пожелай мне удачи, девочка!
   Он обнял меня, поцеловал в щёку и, быстро запрыгнув в корзину шара, дал сигнал к отправлению.
   Я осталась стоять, сжимая в руке ключи и глядя вслед удаляющемуся шару.
   На сей раз Лоттор неверно прочитал мои мысли. Почти неверно. Моё беспокойство выражалось лишь в желании помочь ему. Если б он позвал меня с собой - я б не колеблясь, полетела. Но мысль о возможной мести Лакатамы мне не приходила в голову. Откуда он взял её - я не знала, но теперь эта идея засела у меня в голове и породила нешуточную тревогу.
   Собака, укусившая ногу Дэннира... Дэннировское предупреждение о том, что лучше держаться в стороне...
   Тем не менее, Лоттор не прислушался к совету и ринулся навстречу неизвестности.
   Я положила ключи в карман и побрела в столовую, на ходу перебирая возможные варианты действий.
   О! Вот оно что! Надо срочно связаться с Дэнниром и Келлани. Я ускорила шаг и буквально натолкнулась на Дэннира, шедшего на завтрак.
   Я сбивчиво рассказала ему о появлении Орлидена и о решении Лоттора срочно ехать домой.
   - Ого! Это новость, - согласился Дэннир. - Не ожидал такого поворота событий.
   - И что же нам делать? - спросила я.
   - А что ты хочешь делать? - удивился Дэннир.
   - Меня обеспокоила эта последняя фраза... Ну, о том, что Лакатама, возможно, пришла отомстить.
   - И ты, значит, теперь волнуешься за Лоттора?
   - В общем-то, да.
   Мы заняли столик и стали ждать Келлани с Мартинком.
   Они не замедлили явиться, и я поделилась с ними беспокойством относительно Лоттора.
   - Только не беги его спасать, - положил мне Мартинк руку на плечо. - А то я знаю тебя...
   - Спасать - не спасать, но вдруг ему потребуется помощь? - заметила я. - Не спорю, я в смятении. Где-то час назад я переживала за судьбу Лакатамы. Теперь волнуюсь за Лоттора. Воистину всё неоднозначно в этом мире...
   - Я думаю, что Лоттор умеет отвечать за себя, - возразил Дэннир. - Он же не звал тебя с собой, так? Просто улетел и всё. Значит, уверен в себе.
   - А как ты думаешь, Келлани? - спросила я.
   Она призадумалась.
   - Лично моё мнение - лучше, если мы будем держаться рядом. Я не за то, чтоб навязывать помощь, но рядом быть не вредно. Просто отсюда мы не услышим и не увидим, если человек в обычном мире попадёт в беду. Вспомни, Дэннир, о попадании Лоттора и Гави в Коричневый мир... Мы же ничего не знали, пока Пип не приехал и не забрал нас. Я не вижу какой-то опасности со стороны Лакатамы. Вряд ли она будет мстить. За что? Я думаю, что она пришла за помощью и рада, что она жива и здорова. Но она может заставить Лоттора пойти на риск, будет настаивать, чтобы он вернул её в Замок.
   - А разве это возможно? - усомнился Мартинк.
   - Не знаю. Но то, что есть иные пути в Замок, кроме шара, - это точно. Только мы ими не пользуемся. Зачем, когда шар - это самый простой способ?
   - Другие пути? - спросила я.
   - Да, это так, - согласился Дэннир. - Ещё в начале прошлого века, когда Замок на время ослаб, в него вторглись чуждые люди. Они не прилетели на шаре, они возникли как бы из-под земли... Но Замку удалось собраться с силами и избавиться от них. Я до сих пор помню этот день, хотя столько воды утекло, что можно заполнить ею целый океан...
   - Так что же мы решаем? - попыталась подытожить я.
   Келлани предложила полететь к Лоттору. А дальше - по ситуации. Я согласилась. Мартинк тоже согласился, но только чтобы быть рядом со мной. Дэннир поддержал нас всех. К тому же он вспомнил, что обещал своему соседу по многоэтажке дать рецепт солёных огурцов, которые отлично готовил.
   - У меня сосед обожает консервировать. Хороший мужик. Пенсионер. Отставной военный. Часто приглашает меня за рюмочку водки. Я как-то на днях принёс ему огурцы. Он пришёл в полный восторг. Теперь за мной - рецепт.
  

Глава 15

СЕРО-БУРО-МАЛИНОВЫЕ МАГИ

  
   Мы приземлились в саду Келлани. Она тут же включила мобильный телефон и набрала номер Лоттора.
   Молчание...
   Келлани набрала номер Пипа.
   Молчание...
   - Гави, - несколько обеспокоенно спросила она. - У тебя нет, часом, телефона Орлидена?
   - Нет. Не обменивались номерами. Где ж они все? Куда подевались?
   - Не знаю... Может, отключились? Давайте пройдём к особняку Лоттора. Посмотрим, что и как.
   Подойдя к воротам особняка, мы остановились. Ворота были заперты.
   - Давайте позвоним, - предложил Дэннир и, не дожидаясь нашего ответа, нажал на кнопку звонка.
   Ответа не последовало.
   - Видимо, дом пуст, - сказал Мартинк. - Что будем делать?
   - У меня есть ключ, - ответила я. - Полагаю, есть смысл войти внутрь.
   - Ой, да зачем! - скривился Мартинк. - Нет никого, значит, нет. Давай лучше к тебе поедем!
   - Как бы не так... - развела я руками. - У меня нет ключа от своего дома. Я его отдала Пипу.
   - Ты ненормальная! - воскликнул Мартинк. - Зачем ты это сделала?!
   Я рассказала ему о проблемах с кормлением кошек и поливом цветов.
   - Пип вызвался помочь мне, и я доверила ему ключи. На днях приезжает мама. В любом случае, я скоро попаду домой.
   - Ну, тогда пошли к Лоттору, - проворчал Мартинк.
   Затем добавил веселее:
   - А я хотя бы посмотрю, где и как он обитает... сиятельство наше...
   Войдя в дом, мы не почувствовали ничего опасного, угрожающего или неприятного. Атмосфера была обычная. Спокойная.
   - Всё как и прежде, - заключил Дэннир. - Насколько могу судить, ничего особенного здесь не происходило в наше отсутствие. Предлагаю следующее: расположиться прямо здесь, в гостиной или в библиотеке, и подождать хозяев. Или пойти, Келлани, к тебе. Как ты считаешь?
   - Давайте пойдём в библиотеку, - сказала Келлани. - Мне нужно кое-что в Интернете посмотреть. Я полагаю, лучше быть здесь, чем у меня.
   - А ты, Гави, покажи мне дом, о кей? - попросил Мартинк. - Будь моим экскурсоводом. Жутко интересно, как живёт аристократия в отставке...
   Я хихикнула в кулак. Мартинк, как всегда, неподражаем. Впрочем, почему б не показать?
   Мы начали с первого этажа. Кухня произвела на Мартинка такое же ошеломляющее впечатление, как в своё время на меня.
   - Ну и кухонька! Тут можно готовить обеды для роты солдат. Неужели это всё для одного достаточно тощего дядечки? Потрясающе!
   Мартинк начал открывать-закрывать дверцы всех находившихся в обозримом пространстве кухонных агрегатов, присвистывая от восторга.
   - Н-да! Отстал я от жизни. Половине приборов даже не знаю предназначения! В моё земное время до такого не додумывались! Ну ладно, пошли дальше.
   Мы продолжили осмотр дома, и Мартинк с истинно детским удовольствием открывал все двери и совал нос в комнаты.
   - Вот здесь я ночевала, - пояснила я, когда дошли до "моей" спальни.
   - А что, неплохо! Но я бы выбрал ту, предыдущую. Ладно, идём дальше. А сам-то где он спит? Покажешь?
   - Да совсем рядом. Вон та, третья дверь, видишь?
   Мартинк с прыткостью мальчишки-сорванца кинулся к заветной двери. Однако отворить её не смог.
   - Ну, конечно, - скривился он. - Закрыто для посетителей. Впрочем, чему удивляться? Идём дальше.
   И быстрым шагом он направился вперёд.
   Я, чуть повременив, также взялась за дверную ручку и... легко отворила дверь спальни. Так, всё правильно. Как и говорил Лоттор - поставлена защита против вторжения всех, за исключением близких друзей. Мартинк, к сожалению, в число друзей не вписан...
   - Гави! Ты где застряла? - прервал мои размышления голос Мартинка, раздавшийся в отдалении.
   - Иду! - крикнула я.
   Поравнявшись с Мартинком, я предложила закончить осмотр дома и приземлиться где-нибудь в гостиной.
   - Если хочешь, пойдём во двор, в сад. Там тоже хорошо. Можем дойти до речки.
   - Лучше в сад. Я разглядел там качели. Сто лет не катался.
   - Буквально сто? - не поверила я.
   - Если буквально, то лет 60...
   Спускаясь вниз по лестнице, я услышала звонок, который становился всё громче по мере нашего приближения к входной двери. Сработал видео-домофон, и я подбежала, чтобы ответить.
   У ворот стояли неизвестные мне мужчина и женщина.
   Я сказала, что сейчас выйду к ним, так как я не хозяйка и не имею права их впускать.
   Посетители согласились.
   Мартинк пошёл вслед за мной.
   Я открыла ворота, и мы вышли наружу.
   - А ты кто? - сразу к делу перешёл мужчина.
   Он мне не шибко понравился. Какой-то грязноватый... С засаленными длинными волосами и маленькими пронзительными голубыми глазками. Пронзительными, но, как ни странно, тусклыми, если вообще возможно такое сочетание понятий.
   - Я - гостья. Я племянница хозяина и гощу у него. Дядя уехал. Если могу чем помочь...
   - Твой дядя забрал у нас одну вещь... наверно... - сказала женщина.
   Женщина, напротив, выглядела очень аккуратной и стильной. Возможно, она была слишком ярко накрашена, однако макияж неплохо смотрелся на её смуглом лице.
   - Но вы не уверены, - подхватила я.
   - Нет, - ответил мужчина. - Просто одна идиотка потеряла эту вещь, а дядя твой мог её поднять и забрать себе. Вот и всё.
   - Какая идиотка? - спросил Мартинк.
   Однако ни женщина, ни мужчина не отреагировали на его вопрос.
   Мартинк хихикнул:
   - Как я рад! Наконец-то нормальные люди стоят передо мной! Не видят меня и не слышат! Ау! Ау! Люди! Я люблю вас!
   Женщина слегка напряглась и стала озираться.
   - Ты чего? - спросил её спутник.
   - Странно... Сама не знаю. Будто кто-то тут есть невидимый.
   Мартинк зажал рот ладонью и присел на корточки.
   - Кто невидимый? - разыграла я наивность.
   - Да так, никто, - махнула рукой женщина. - Ты знаешь, что твой дядя колдун?
   Я упёрлась руками в бока и громко рассмеялась.
   - Ха-ха! Сами вы колдуны! Мой дядя - бизнесмен. Так что это за вещь, которую потеряла ваша "идиотка"? И где, кстати?
   - Похоже, она не в курсе, - предположила женщина.
   Не попрощавшись, они развернулись и пошли прочь по дороге.
   Мы закрыли ворота, вернулись в сад и решили обсудить услышанное.
   - Она меня почти осознала! - прошептал Мартинк.
   - Я заметила. Но только "почти". Это не считается. Значит, она не волшебница.
   - Она не волшебница Замка. Но не исключено, что колдовскими способностями обладает. Я бы сказал, что наверняка обладает. Так же, как и мужик. Кстати, они если и колдуны, то не высшего нравственного полёта... Я это кожей чувствую.
   Я задумалась. Что за вещь? Какая "идиотка"? Ладно, настроены они не агрессивно, уже это хорошо. Но всё же...
   - Гави! Мартинк! - раздался сверху над нами голос Келлани. - Скорее идите сюда! Лоттор на связи!
   Я ринулась вверх по лестнице, в то время как Мартинк вразвалочку следовал за мной.
   - Он появился "в сети", - говорила Келлани, глядя в телефон. - Вот, мне пришло сообщение. Но... ох, опять занято... Ладно, будем набирать ещё... Лоттор! Да... мы здесь... конечно... у тебя... ладно!
   Келлани убрала телефон и посмотрела на нас.
   - Он едет сюда. Пип тоже.
   - И твои ключи, Гави, тоже едут, - похлопал меня по плечу Мартинк. - Ключи от дома и от кошек...
   - Кстати, я давно Урана не видела, - обратилась я ко всем присутствующим. - Как он?
   - В полном порядке, - ответил Дэннир. - Тебе он нужен? Вряд ли... Если будет нужен - он сам почувствует и сразу найдёт тебя.
   Лоттор появился минут через сорок. Он был один.
   Увидев нас всех, он несколько удивлённо вскинул брови, но не сказал ни слова. Поприветствовав нашу компанию кивком головы, он поспешно прошёл к себе и снова появился, уже переодевшись в домашний костюм.
   - Всё нормально, - сказал он. - Да... рад вас видеть... Всех.
   Лицо его было сосредоточенно. Он был и здесь, и ещё где-то там, если я правильно почувствовала его состояние.
   - Могу я вас чем-нибудь угостить? - вежливо поинтересовался он.
   - Да мы вроде не голодны, - ответил Дэннир, обводя всех нас взглядом. - Точно же?
   Мне показалось, что Лоттор с облегчением вздохнул.
   - Пип и Орлиден скоро подъедут. Сейчас они заняты.
   - А она?.. - осторожно поинтересовалась Келлани.
   - С ней всё в порядке. Она прибудет сюда вечером, - буднично произнёс Лоттор. Даже как-то равнодушно...
   Мы подчинились заданному им тону и умело сдержали возгласы недоумения, переглянувшись между собой. Никто из нас ничего не ответил на данное ошеломляющее известие. В этом была отличительная черта Лоттора - так уметь задавать тон беседе, что все окружающие невольно подстраивались под его настроение. Чего тут скажешь - Хранитель Времени... Задать именно тот ритм и темп беседе, который устраивал бы именно его. Именно сейчас.
   Сказать ли про посетителей? Или сейчас не время? Я даже не знала...
   Вот! Буду думать! Он прочтёт мои мысли и сам поинтересуется.
   Я начала активно думать и вспоминать наш разговор с женщиной и мужчиной. Однако Лоттор никак не прореагировал на мои внутренние разговоры.
   - Если вы не голодны, то... прошу меня извинить. Я должен пойти к себе. Келлани, в случае чего будь за хозяйку.
   Он развернулся и ушёл.
   Я почувствовала себя неуютно. Странно! Не мог же он не прочитать мои мысли! Хотя б несколько. Хотя б одну! Я же намеренно думала в его сторону! Или он потерял эту способность? Он же ошибся тогда по поводу моих мыслей о мести Лакатамы! Может, воздействие Коричневого мира было необратимо? Хотя... он же читал мои мысли и после нашего путешествия туда... Странно...
   Все остальные, похоже не придали особого значения поведению Лоттора. Лишь Мартинк дал волю своему изумлению.
   - Лакатама в гостях у Лоттора! Муха в гостях у паука. А может и наоборот - паучиха в гостях у мухи. Невероятно! У кого есть видеокамера? Можно записать реалити-шоу! И какая, интересно, роль отведена нам всем?
   - Мне - никакая, - сказал Дэннир. - Я поеду к себе. Обещался в гости к соседу. Вижу, что тут всё в норме. Моя помощь не нужна. Пойду попрощаюсь с хозяином и потопаю на автобус. Жаль, что нельзя вызвать свой автомобиль так же, как воздушный шар!
   - А ты вызови шар, - предложил Мартинк.
   - Ну да... Зачем лишний раз эксплуатировать энергию Замка, когда можно воспользоваться общественным транспортом?!
   Мы остались втроём.
   Келлани вернулась к Интернету, а мы с Мартинком снова пошли на улицу. Наконец-то на качели, к неописуемому восторгу Мартинка.
   - Знаешь, - проговорил он. - В детстве я обожал качели. Вот такие простые и незамысловатые. А потом... Ну, ты знаешь... Зато сейчас я снова будто ребенок. Смешно, правда?
   Через некоторое время отворились ворота, и машина Пипа въехала во двор. Тут же из неё выскочил Орлиден и побежал в дом. Пип двинулся следом. Заметив нас, он помахал рукой. Я ответила.
   - Ключи забери, - громко прошептал Мартинк.
   - Да заберу! Пойдём вслед за ними. Узнаем обстановку.
   Пип обнаружился на кухне. Он стоял у плиты и что-то готовил. Рядом сидела Келлани и резала овощи.
   - Привет ещё раз, Гави, - сказал Пип, когда мы подошли к нему. - Докладываю. Кошки твои целы и сыты. Возьми ключи. Вот.
   Я приняла ключи и чуть было не высунула язык в сторону Мартинка. По крайней мере, посмотрела на него со всей возможной выразительностью. Мартинк пожал плечами и уселся за стол.
   - Спасибо, Пип, - поблагодарила я. - Как... вообще... ну, дела?
   - Нормально. Только что говорил Келлани, что купили путёвку Тите, домработнице, на море. Пусть отдохнёт в санатории и поправит здоровье.
   - Значит, не будет Титы какое-то время?
   - Да, потому что будет Лакатама. А ты можешь представить их вместе? Я - нет.
   - Я вообще не представляю её тут! Даже одну, без Титы! - усмехнулась я.
   - Не ты одна. Но это - дом Лоттора. И его ответственность.
   Вошёл Орлиден.
   - Господин Лоттор просит госпожу Гави к себе, - провозгласил он.
   Господи ты боже мой... Какой церемониал.
   - Иду, господин Орлиден, - хмыкнула я. - Мне идти одной или в сопровождении свиты?
   Я обвела рукой кухню, показав на всех присутствующих. Орлиден не понял юмор. Он почесал нос и, пожав плечами, ничего не ответил.
   Я пошла наверх в сопровождении Орлидена, который искоса поглядывал на меня. Воспользовавшись случаем, я решила наладить с ним отношения.
   - Орлиден, - сказала я остановившись. - Ты на меня не обижаешься? Из-за тех... споров...
   Он вскинул на меня взгляд, а затем несколько потупился.
   - Ну-у... Ты слишком важная стала. Когда я ехал с тобой на велосипеде, помнишь? Тогда... Ну, ты помнишь?
   Я кивнула.
   - Так вот, когда мы ехали с тобой на велосипеде, ты была такая классная! Я думал - вот здорово! Взрослая, а почти такая же, как я! А потом ты важничать стала...
   - Орлиден, я не важная! Я тоже учусь, как и ты. И у меня тоже бывают проблемы. Но мы можем всегда договориться! Я всегда готова договориться с тобой!
   - Я тоже готов договориться! - воскликнул Орлиден. - Только это разве получится??? Если честно, я с вами ничего не понимаю. Хорошо, я виноват, что попал в Коричневый мир. Ладно. Я не должен был брать тот кристалл. Но эта дама... она разрешила! Теперь что же, не доверять никому из взрослых? Значит, и господину тоже? Допустим, эта дама злыдня какая-нибудь, решила меня погубить. Тогда почему господин теперь с нею носится? Ты знаешь, что она тут жить будет, прямо в этом доме?!
   - Слышала...
   - А мне деваться некуда. Господин говорит, что в любой момент может вернуть меня домой. А что я там потерял?
   - Я слышала о твоей семье.
   - Ну так вот. Мне деваться некуда. Я начал было карьеру строить в Замке, но...
   Он махнул рукой.
   Затем, как бы спохватившись, схватил меня за руку и потащил дальше.
   - Идём, господин ждёт...
   Лоттор сидел в кабинете и что-то писал за столом. Я вошла и села в кресло.
   - Что-то вы долго, - произнёс Лоттор, оторвавшись от бумаг. - Снова что-то выясняли по дороге?
   - Да, - спокойно ответила я. - Я хотела восстановить отношения с Орлиденом. - Ты же сам говорил, что человек имеет основания делать то, что делает и незачем его осуждать. Я больше не осуждаю Орлидена.
   - А меня?
   - Тебя??? Нет, тебя-то за что?
   - Да я просто так спросил, на всякий случай.
   - Я постараюсь больше никого не судить и не осуждать. Вообще. Жизнь слишком путаная для этого. С одной стороны посмотришь - одно... с другой - другое... А ты меня для чего позвал?
   - Хотел поговорить с тобой. Почему ты мне не сказала, что приходили эти... серо-буро-малиновые маги... а?
   - То есть те мужчина с женщиной? С которыми я говорила у ворот?
   - Да.
   - Так ты знаешь об этом!
   - Дело не в том, что я знаю, а в том, что ты не сказала, хотя собиралась. Почему же ты не сказала?
   Я развела руками:
   - Было не время...
   - О-хо-хо! - в голос рассмеялся Лоттор. - Она меня ещё учит о времени. Ну и дела! Для кого же было "не время"? Для тебя? Для меня?
   - Мне показалось, что ты не в том состоянии, чтобы с тобой говорить. Я решила подождать и всё.
   - Подождать, пока я или кто-то другой организует для тебя время? Так? Когда кто-то другой создаст для тебя комфортные условия? А сама ты будешь отсиживаться и ждать, пока другие догадаются о твоих интересах и желаниях? Похоже, это одна из твоих стратегий, так?
   А ведь он прав. Я вспомнила, что когда пошла в школу, то панически боялась о чём-нибудь открыто просить других людей. Особенно взрослых. Чужих взрослых. Я сидела за первой партой прямо перед лицом учительницы и, если мне хотелось в туалет, начинала умоляюще гипнотизировать её глазами до тех пор, пока она сама не догадывалась и не отпускала меня выйти.
   Я сказала о этом Лоттору.
   - Так я и думал, - заключил он. - А чего же ты боялась?
   - Наказания, наверно.
   - За желание пойти в туалет???
   - Наказание за инициативу. Как тогда, в детском саду.
   Я поведала ему о своих воспоминаниях. Интенсивных воспоминаниях, несмотря на то, что касались они моего раннего детства. Впервые я была насильственно оторвана от комфорта семьи почти в младенчестве, когда меня отдали в детские ясли. Как-то раз я решила разведать территорию и, вместо того, чтобы играть со всеми остальными детьми, побежала в соседнее помещение. Меня поймали, привели назад и наказали, заставив стоять по стойке смирно, уж не помню сколько времени... А мне ещё не было и трёх лет.
   - С тех пор я боялась что-то предпринимать без санкции взрослых... Чужих взрослых... В семье же я чувствовала себя свободно. Правда, в яслях я была не долго. Меня потом забрали, и я вплоть до школы была дома.
   - Понятно. Так из тебя сделали "хорошую девочку". Девочку, которая без санкции "чужих" взрослых не открывает рта. Хуже, из тебя сделали девочку, которая даже не имеет своего времени, подстраивается под чужой ритм и темп. Знаешь, Гави, что для меня самое ужасное?
   - Что?
   - Видеть и чувствовать, как человек ломает свой ритм и темп, искажает своё время, подстраиваясь под кого-то. Вместо того, чтобы танцевать дуэтом, находя, в конце концов, общее время, этот человек ждёт, когда его возьмут на руки, посадят на шею и будут тащить. Отличный способ лишить человека воли и силы - начать "угадывать все его желания" и "носить на руках". Это я так, к слову... То, что у меня сильное время, нередко становится болью для меня. Искусственно притворяться слабым мне неприятно. Подстраиваться под других тяжело. Да, я могу предугадывать все твои желания, но таким образом я полностью лишу тебя собственной силы и вряд ли смогу в этом случае научить тебя владеть своим временем при общении с другими людьми? Так? Ответь, Гави!
   - Ты не должен притворяться, - ответила я. - Я постараюсь это учесть. Однако же, считается счастьем, когда тебя "носят на руках" и "угадывают желания".
   - А ещё когда ты за кем-то как за "каменной стеной". В тюрьме то есть... Полагаю, за "каменную стену" тебя не тянет?
   - Нет, что ты! - замахала я руками. - Я люблю просторы - горы, реки, леса... Стены - нет!
   - Тогда выходи из застенков. Ты уже не в детских яслях и никто не заставляет стоять тебя по стойке смирно. Да и лет тебе... Не три года! Вон ты какая здоровая!
   - Ты прав, мне теперь далеко не три года, и я такая же взрослая, как и все остальные. Но то, что заложено в детстве, с трудом вытравляется.
   - Глупости! - воскликнул Лоттор. - Не вытравляется, если только человеку нравятся его детские замашки. Или если он любит страдать и жалеть себя. Знаешь, как приятно - говорить о своих страданиях и получать сочувствие! Кайф! А ты просто прими осознанное решение измениться - и всё. Просто, скучно и ясно.
   Он помолчал.
   - Ладно, воспитательный час закончен. Расскажи подробно о визите этих людей. Я не всё сумел прочитать в твоей голове.
   Я рассказала о нашей встрече в наибольших, доступных моей памяти, подробностях, прибавив, что женщина почти осознала присутствие Мартинка.
   - Не мудрено, - ответил Лоттор. - Они маги. Тот кристалл, что ты нашла и принесла, - их собственность. Это та самая "вещь", которую они искали. Что же, искали почти по адресу.
   - Но кристалл ведь теперь на участке Дэннира!
   - Нет, кристалл теперь у них. Или скоро будет у них.
   Я обомлела:
   - Почему???
   Лоттор покачал головой.
   - Это их вещь. Надо было вернуть. К тому же они грозились расправиться с Лакатамой, если кристалл не будет найден.
   Я с трудом связывала одну нить информации с другой. Если кристалл принадлежал им, то причём тут Лакатама? Если кристалл использовали так, что он накопил массу негативной энергии, то зачем возвращать в такие "нехорошие" руки?
   Я попросила рассказать всё с самого начала и до конца, чтобы уловить смысл происходящего.
  

Глава 16

ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ КРИСТАЛЛА

  
   Всё началось, сказал Лоттор, с того самого момента, когда Лакатама подогрела соблазн Орлидена телесно проникнуть в параллельный мир. Это была высшая точка долготерпения Замка, ибо Лакатама и ранее имела обыкновение проявлять не лучшие черты своей натуры. Что именно творила Лакатама, Лоттор не знал, да и не интересовался особенно. Ему был известен лишь результат - Замок не выдержал и начал вытеснять Лакатаму со своей территории.
   Орлиден попадает в Коричневый мир. Лакатама начинает испытывать недомогание. Лоттор чувствует беду, в которую попал Орлиден. Пип получает сигнал опасности от Лоттора. В результате Пип догоняет меня, и мы вдвоём летим в наш обычный мир.
   Лакатама держится из последних сил, пытаясь использовать всю свою магию и все доступные снадобья. Разумеется, ей это не удаётся, и она, лишившись чувств, приходит в себя, только оказавшись в обычном мире. В поле. Под огромным тополем, растущим на берегу пересохшего ручья. Лакатама узнаёт это место. Она понимает, что оказалась рядом с домом Лоттора. В чём-то ситуация её устраивает. По крайней мере, она не в одном из Нижних миров и не в неизвестной стране.
   Ей мгновенно становится лучше, она поднимается на ноги и движется в сторону города, где живёт кое-кто из её знакомых.
   В это время мы с Пипом приближаемся к особняку Лоттора. Остаётся каких-то полчаса до того момента, когда мы отправимся к Порталу и далее в Коричневый мир. Так что с Лакатамой мы не пересекаемся.
   Слетав в Коричневый мир, мы возвращаемся - усталые и опустошённые.
   В это время Лакатама сидит в гостях у четы колдунов, которые давно пытаются перетащить её на свою сторону. Колдуны эти принадлежат к одной из сект, использующих магию "воли" и колдовские "отмычки". Стремясь к власти, они считают себя выше добра и зла, исповедуют культ силы и не признают этики.
   - Тебе давно пора примкнуть к нам, - проговорил Колдун. - Ты переросла Замок, и он выгнал тебя. Он не выдержал света твоей силы. Ослеп. Это же здорово!
   - Радоваться ты должна, - добавила Колдунья. - Ты теперь сумеешь найти своё истинное предназначение! А ты в расстройстве, когда должна ликовать. Человек никогда не знает своего счастья! Твоя обида скоро пройдёт, вот увидишь.
   Лакатама задумалась.
   - Вы правы, - сказала она. - Но в Замке я оставила много личных вещей, которые мне дороги. Из десяти последних лет я восемь или девять прожила в Замке, лишь ненадолго покидая его. Мне обязательно нужно назад. Помогите мне. Я заплачу вам, сколько хотите.
   В этот момент Лакатама действительно была близка к решению порвать с Замком и примкнуть к секте. Будучи сильной волшебницей, в совершенстве владеющей женской магией, она стала бы замечательным орудием для своей новой колдовской группы. И она это знала.
   Колдуны тоже прекрасно отдавали в этом отчёт и действовали почти наверняка, используя в своих интересах обиду Лакатамы.
   - Уверен, ты ещё отомстишь Замку, - сказал Колдун. - Они услышат о тебе! Но чтобы сейчас проникнуть туда, мы должны знать пути. Ты что-то говорила о воздушном шаре?
   - Бесполезно. Сейчас это бесполезно, - со злостью выдохнула Лакатама. - Шар не возьмёт меня. Но есть и другие пути-дорожки... Насколько я знаю, они в вашей власти.
   - Если знаешь - тогда веди, - согласилась Колдунья. - Авось и нам что-нибудь перепадёт...
   В общем, было решено помочь Лакатаме пробраться в Замок, используя обходные пути. Лакатама была отлично осведомлена о них и легко составила план, где в ход должны были пойти древние подземные Порталы.
   Вот уже более 150 лет воздушный шар стал практически единственным средством проникновения на территорию Замка. Легко, относительно быстро и без особых энергетических потерь любой волшебник, допущенный Замком к себе, мог воспользоваться этим транспортом. В результате многие волшебники даже понятия не имели о других возможных путях.
   Но они были. До эпохи воздушных шаров чаще всего использовались Порталы, располагавшиеся в недрах Земли. Правда, их недостатком было то, что человек терял массу сил и энергии во время путешествия, и потом ему приходилось долго восстанавливаться. Приближаясь к Замку по подземным каналам, человек начинал испытывать на себе "сканирующие импульсы" Замка, проверяющие его на "пригодность". Эти импульсы испытывал на себе каждый, даже самый достойный волшебник, появляясь в Замке утомлённым и нуждающимся в отдыхе. Если же человек не соответствовал требованиям, Замок с особой силой начинал его гнать назад. Но наиболее выносливые и подготовленные выдерживали натиск, вне зависимости от своих душевных качеств. Попав на территорию Замка, они не могли здесь находиться долго, зачастую выдерживая лишь пару-тройку часов. Но даже этого времени им хватало, чтобы, например, заполучить некие материальные или духовные ценности и вернуться с ними в обычный мир.
   С началом эпохи воздушных шаров ситуация изменилась. Люди, не принимаемые Замком, либо вовсе не видели шар, либо не выдерживали боли и страха, сев в корзину. Поэтому воспользоваться шаром могли только избранные Замком. Для них путешествие по воздуху было приятным и никак не изнуряющим. Люди теперь были исполнены энергии, а защитные силы Замка перестали вхолостую расходоваться. Замок окреп, и подземные Порталы, если так можно выразиться, "заснули".
   Лакатаму почему-то всегда интересовали эти Порталы. То ли из чистого любопытства, то ли предчувствовала что... Но она знала о них, и это ей могло нынче пригодиться.
   У Колдунов имелся подходящий прибор настройки на параллельные миры. Похожим прибором владел Лоттор, что не удивительно. В сущности, все они похожи друг на друга - те же кристаллы, собранные в определённые конфигурации, те же драгоценные камни, те же виртуозно подобранные металлические рамки.
   - Поищи свой Замок, - сказала Колдунья. - Если его увидишь - есть шанс, что попадёшь туда.
   Лакатама взяла прибор, настроилась на Замок.
   Увидев его, она чуть не разрыдалась. Колдуны, переглянувшись, усмехнулись.
   - Увидела? - хохотнул Колдун. - Отлично. Значит, прибор поможет тебе проникнуть в Замок. Только не в впадай в ностальгию и быстрее возвращайся.
   Сегодня же ночью было решено произвести вылазку. В помощь Лакатаме предложили молоденькую девушку, которая по своим душевным качествам могла бы быть принята Замком. Девушка и Лакатама должны были держаться вместе, не расцепляя рук и не отходя друг от друга. В этом случае был шанс продержаться намного дольше двоим, чем одной Лакатаме.
   Я была свидетельницей появления Лакатамы и девушки около Портала. Те две фигуры - это были они. Однако, несмотря на все предосторожности, им было не суждено даже наполовину приблизиться к Замку. Они были с силой выброшены назад.
   К счастью, обе они не пострадали, однако состояние их было настолько неважным, что ни та, ни другая не заметила, что обронили кристалл.
   Наутро я его нашла.
   Лакатама вернула прибор Колдунам. Однако отсутствие кристалла поставило Лакатаму в тяжёлые условия. Её тут же обвинили в присвоении кристалла, обладавшего невероятной ценностью не только из-за самого минерала, но и из-за формы, которую он приобрёл при обработке. Без этого кристалла прибор переставал работать, а найти ему замену было очень сложно и очень дорого.
   Колдуны потребовали возвращения кристалла. Они не могли поверить, что Лакатама его... потеряла.
   - Потерпела неудачу и решила компенсировать свой провал? - разъярилась Колдунья.
   - Даже если и потеряла, как говоришь, - найди и верни! - приказал Колдун.
   Лакатама вернулась к Порталу, но кристалла не обнаружила. В этот момент он был либо ещё у Лоттора, либо уже зарыт на участке Дэннира.
   Колдуны становились настойчивее и агрессивнее. Они начали прямо угрожать Лакатаме расправой. Она умоляла дать ей срок. Был небольшой шанс, что кристалл перекочевал к тому, кого она отвергла много лет назад. В конце концов, Лоттор не мог не знать о Портале и наверняка наведывался туда изредка.
   Если ж нет... Можно было просто рискнуть и попросить у Лоттора помощи. Если откажет - где-то рядом дом Келлани... Может, другой кто вспомнится. Только бы они не были в Замке! Только бы согласились помочь!
   Если откажут - бежать куда глаза глядят... Надеяться на удачу и на чудо.
   Лакатама выпросила три дня.
   Но судьба оказалась благосклонна к ней. На следующее утро она бросилась в особняк и застала Пипа, который не медля послал Орлидена за его господином.
   Так Лоттор вновь встретился с Лакатамой...
   Напряжённая и измученная, она сидела в гостиной, боясь пошевелиться. Она дала себе слово, что не сойдёт с места, не поговорив с Лоттором.
   Лоттор встал перед ней, скрестив на груди руки.
   - Ну и чего тебе надо? - тихо спросил он.
   - Помоги... Кристалл...
   Лакатама сбивчиво рассказала свою историю, умоляюще глядя Лоттору в глаза. Лоттор продолжал стоять, нервно перебирая пальцами и чуть заметно дёргая щекой.
   Когда Лакатама закончила, Лоттор закрыл лицо рукой и, минуту подумав, сказал:
   - Ты вернёшь кристалл. Я знаю, где он. С помощью этого кристалла творились не самые добрые дела... далеко не самые добрые. И я в последнюю очередь хотел бы, чтобы он вернулся к хозяевам. Но эти колдуны рано или поздно всё равно найдут замену кристаллу. А ты можешь пострадать. Этого я ещё меньше хочу. Так что кристалл будет у тебя в течение часа или двух.
   Лакатама была готова упасть на колени перед Лоттором в порыве благодарности, однако он предупредил этот жест.
   - Только не ломай тут комедию, ладно? Я верну тебе кристалл и не собираюсь больше видеть тебя. Мне от тебя ничего не нужно. Просто исчезни, хорошо?
   Лакатама замолчала. Она словно окаменела.
   - Пип, - обратился Лоттор к своему другу. - Как тебе моё решение?
   - Что скажет Дэннир? - промолвил Пип. - Всё-таки это его участок...
   - Я объясню ему потом. Не думаю, что он будет возражать. Просто не хочу терять время. Надо скорее покончить с этим.
   - Я еду с тобой, - сказал Пип. - И Орлидена возьмём, чтобы один здесь не болтался. Вот заноза! Тут Лакатама, там Орлиден... За обоими глаз, да глаз! Ладно, поехали быстрее.
   Пип сел за руль и погнал машину на предельно допустимой скорости.
   Выкопав кристалл, Лоттор передал его Лакатаме. За всё это время ни он, ни она не произнесли ни слова.
   Обратно ехали не спеша. Лакатама сжимала кристалл в правой руке, не решаясь даже положить его в карман. Она словно боялась, что он снова исчезнет.
   - Где живут твои колдуны? - спросил, наконец, Лоттор.
   Лакатама объяснила.
   - Ладно, Пип, отвези, что ли, девушку... - задумчиво проговорил он.
   - Я не хочу к ним! - вдруг вскричала Лакатама. - Не хочу! Я боюсь...
   Лоттор удивился:
   - Сейчас-то чего ты испугалась? Кристалл у тебя. Ты всё выполнила, как надо. Авось примут тебя в свою стаю. Ты волшебница сильная, умелая. Может быть, даже власть обретёшь. Будешь первой среди них. Чего ещё надо-то для счастья?
   Лакатама зажмурилась. Затем открыла глаза, глядя перед собой стеклянным взглядом. Рука её, сжимавшая кристалл, побелела от напряжения.
   - Ты... Пип... этот мальчик... эта машина... Этот дом и сад, где был кристалл... Всё это так напоминает атмосферу Замка. Я не смогу жить без Замка. Я не хочу власти, я не хочу... ничего! Пусть они убьют меня! Быть может, я стану как Зелинта, как ваш Мартинк или... другие. Остановите машину! Я не хочу ехать больше с вами! Я вообще больше ничего не хочу!
   Она дрожала словно в ознобе.
   - Подожди, - сказал Лоттор. - Чего ты так раздёргалась? Я не запрещаю тебе возвращаться в Замок. Насколько могу судить, Пип тоже. Никто не запрещает. Всё в твоих руках. И погибать для этого не надо. Разберись со своей душой - и вперёд. А кристалл лучше верни. Вот, мы уже почти у места. Этот, что ли дом?
   - Да, - бесцветным голосом промолвила Лакатама.
   - Иди. Верни кристалл. И возвращайся. Мы тебя подождём.
   Лакатама постучалась. Но никто ей не ответил, потому что именно в это время колдуны разговаривали со мной у ворот особняка.
   - Никого нет, - прошептала Лакатама, вернувшись.
   - Значит, дождись хозяев. Господи, - расхохотался Лоттор. - Почему вы все такие вывернутые наизнанку?! Хочет одного, говорит о другом! Я только сейчас понял тебя. Я должен тебе помочь вернуться в Замок. Так, что ли? Ну, говори, чего язык проглотила? Ой, ну кивни хотя бы! Вот так. А как же моя неполноценность в силу половой принадлежности??? А? Ну ладно, ладно. Я сделаю это. Сделаю, потому что... неважно, почему. Эй, Лакатама! Не распадайся на части. Присядь вон на ту лавочку, дождись хозяев, верни им кристалл, убедись, что ты им более ничего не должна, а затем возвращайся ко мне. Если события разворачиваются в эту сторону, то нам надо поспешить и сделать кое-что важное без промедления.
   "Важным" было купить путёвку домработнице Тите, дабы не свести вместе столь "разноплановых" дам, если Лакатама поселится в особняке.
  

Глава 17

КЛЮЧ СВОБОДЫ ВЫБОРА

   - Что же, теперь всё ясно, - задумчиво проговорила я. - Ты был прав. Лакатама пошла против самой себя, хотя желала "насолить" другим.
   Лоттор почесал подбородок.
   - Да. Она слишком эмоциональна. Это ей мешает. Если идёшь на поводу у эмоций, то становишься непрактичным, а это вредит магии. Эмоции следует держать в узде. Наиболее успешные маги практичны до тошноты. Да, неромантично. Зато полезно.
   Мы помолчали.
   - Знаешь, - наконец сказала я, - я восхищаюсь тобой. Согласиться помочь человеку, который поливал тебя грязью и был твоим врагом - такое доступно не каждому!
   - Согласен, - засмеялся Лоттор. - По обычной человеческой логике я должен был бы злорадствовать. Но это опять-таки непрактично. Что я выиграю от злорадства?
   - А что ты выиграешь, помогая Лакатаме? - в ответ удивилась я.
   - Многое. Ты знаешь, я не альтруист и не страдаю человеколюбием. Во-первых, я, если сумею, завершу то, что начал много лет назад - помогу Лакатаме разобраться с собой. Тогда я действовал ради неё. Сейчас буду действовать ради себя и нашего магического сообщества. Лакатама - крайне одарённая волшебница. Хочется иметь её на своей стороне, а не на стороне серо-буро-малиновых магов. Во-вторых, я решил, что она заплатит мне тем, что научит тебя и Келлани тому, чему может научить только женщина - хитростям женской магии. Это будет основное моё условие работы с нею.
   - Зачем??? - недоумённо воскликнула я. - Не будет ли это опасно? Она уже хотела меня учить, уже хотела, чтобы я стала её ученицей. Я не согласилась.
   - Я знаю, что было между вами. Знаю, что она хотела подчинить тебя своей воле и всё такое... Но прошло время, и картина изменилась. Ты не будешь её ученицей: она обучит тебя некоторым магическим приёмам и всё. Под нашим контролем.
   - Тогда ладно, - успокоилась я.
   Снизу доносились звуки фортепиано.
   Лоттор прислушался.
   - Ага, - усмехнулся он. - Рояль ожил. Девять из десяти, что это дело рук твоего приятеля.
   - Мартинк! Ну конечно! Его музыка. Кое-что из нашего репертуара. Пойду к нему, что ли?
   Лоттор отпустил меня, добавив, что присоединится к нам чуть позже, так как должен выполнить неотложную работу:
   - Иди, иди. Помимо звуков фортепиано, до меня доносится запах чего-то вкусного, что приготовил Пип. Вот только мне сейчас не до еды...
   Придя в гостиную, я застала за роялем Мартинка, самозабвенно играющего одно из его собственных любимых вокальных произведений. Рядом сидел Орлиден и тихо ему подпевал. Я подошла и тоже села рядом. Мартинк доиграл до конца куплета и с восторгом повернулся ко мне.
   - Гави! Орлиден должен петь! У него отличный слух и явная музыкальность. Голос, правда, не сегодня-завтра начнёт "ломаться" и неизвестно чем дело закончится, но с современными звукотехническими средствами это не страшно - тембр всегда можно будет подкорректировать.
   Орлиден в смущении глянул в мою сторону.
   - Да, было бы здорово поучиться музыке. Господин Мартинк...
   - Да какой я тебе "господин"??? - перебил Мартинк, фыркнув. - Брось ты эту ерунду!
   Орлиден, вздрогнув, перевёл дух.
   - Г... М... Мартинк, - продолжил он. - Мартинк говорит, что у меня есть способности, но...
   - Конечно, есть! - вставил Мартинк. - Мне бы да не знать!
   - Но понравится ли эта идея господину Лоттору? - закончил мысль мальчик.
   Мартинк всплеснул руками.
   - Нет, вы только послушайте! "Понравится ли эта идея господину Лоттору", - передразнил он. - Ну а если не понравится, тогда что?
   - Придётся отказаться. Я его паж. Я у него в подчинении.
   Мартинк пожал плечами:
   - И тебе это нравится?
   - Что именно?
   - Быть в подчинении.
   - Нет, но для меня это единственный выбор сейчас.
   И Орлиден, не вдаваясь в особые подробности, рассказал о своей нынешней жизненной ситуации. Мартинк смягчился.
   - А я уж думал, что господин граф форменный тиран. Но мне не нравится, что ты на побегушках, не имея ничего взамен, кроме пищи, крова и карманных денег. Я знаю, многие маги используют учеников как прислугу. Так учеников же! А ты просто этот... подай-да-принеси! Нехорошо как-то, знаете ли...
   - Очевидно, Лоттор знает, что делает, - предположила я, прервав тираду Мартинка.
   - И я думаю, что знает, - согласился он. - Так ему удобнее. Но он играет не на стороне Орлидена. А если теперь вернётся его старая любовь...
   Мартинк присвистнул.
   Потом, после нескольких секунд молчания, он переменил тему, решив, что не стоит, находясь в гостях, сплетничать о хозяине. Обратившись к Орлидену, он заключил:
   - Ладно, не моё это дело. Только прошу тебя, мой мальчик, не обзывай меня "господином" и подумай об уроках музыки. К слову, твоим учителем могу быть я. Или она вот, - он указал на меня.
   - Это действительно здравая мысль, - подхватила я. - Песня помогла мне обрести волшебную силу. Может быть, она поможет и тебе обрести... Комнату?
   - Было бы здорово, - вздохнул Орлиден и загрустил.
   Все замолчали.
   Мартинк тут же начал наигрывать что-то элегическое, стараясь заполнить паузу.
   Вошла Келлани и села в сторонке, подчинившись общему настроению. Оказалось, что она пришла пригласить нас всех пообедать. Когда Мартинк завершил музицировать, она позвала нас на кухню.
   В результате мы все, кроме Лоттора, сели за стол. Орлиден бросился было прислуживать, но Келлани усадила его на место.
   - Отдохни. Сегодня мы с Пипом на раздаче блюд. Ещё успеешь, поработаешь.
   После обеда Мартинк собрался уходить.
   - Спасибо всем. Всё было замечательно, вкусно и поучительно. Вкусно - это я про обед. Поучительно - про всё остальное. Как бывший человек сцены, чувствую свою неуместность при будущей возможной смене декораций. Загляну к Дэнниру. Если он не занят своей "огуречной" темой в компании с соседом, то надеюсь обсудить с ним кое-какие вопросы. Всем пока!
   - Пока, Мартинк! - отозвался Пип, протянув ему руку. - Я слышал твою игру. Мне понравилось.
   - Спасибо, Пип, - ответил Мартинк, принимая протянутую руку.
   Я тоже было собралась уходить, но Келлани остановила меня. Она сказала, что будет лучше, если мы с нею останемся здесь, там как Лоттору может понадобиться помощь нашей женской магии.
   - Даже если Лакатама пришла с миром, дух её неуравновешен. Она, сама того не желая, может учудить что-нибудь ненужное. Мы должны быть настороже, сама понимаешь.
   - Но в чём моя может быть помощь? - взволновалась я. - Я же ещё ничего не умею!
   - Так уж и ничего! - фыркнула Келлани. - А благодаря кому Лоттор остался жив в Коричневом мире? Магия - это не только "умение". Это ещё и состояние духа, и настрой, и намерение. Маг может творить великие дела и одним своим присутствием...
   ...
   Лакатама явилась поздним вечером. Усталая и недовольная. Войдя в гостиную в сопровождении Орлидена, открывшего дверь, она в недоумении уставилась на всю нашу компанию - Келлани, Пип, Лоттор и я, мы все сидели за столом и наслаждались фруктовым десертом.
   - Сколько вас... - пробормотала она.
   Лоттор, не вставая, помахал ей рукой.
   - Я уж решил, что ты передумала! Ждал тебя засветло. Давай, садись, отличные персики, тебе понравятся.
   Лакатама встряхнула головой.
   - Плестись на своих ногах с противоположной окраины города... - раздражённо проговорила она. - Ты бы ещё дольше шёл. Мой телефон, деньги - всё осталось в Замке. Я хотела было стать невидимкой и проехать в автобусе бесплатно - не вышло. Видимо, Замок отобрал у меня и способности...
   - Извини, - ответил Лоттор и вышел из-за стола. - Я не подумал об этом. Пойдём, провожу тебя в твою комнату. Заодно расскажешь, как всё у тебя прошло.
   А она изменилась, - подумала я. Расклеилась - вот подходящее слово! В иной ситуации я б и не узнала её!
   Орлиден, успешно выполнив обязанности привратника, юркнул за стол, сев рядом со мной.
   - Ох! - выдохнул он. - Страшная тётка. Я открываю ей дверь, а она как зыркнет на меня! Будто уничтожить хотела... Тогда, в Зале Магических Игр, сама любезность была. А сейчас...
   - Сейчас она расстроена, - вмешалась Келлани. - Не бойся, Орлиден, тебя никто не уничтожит. Не та ситуация.
   - Да я не в прямом смысле, - объяснил Орлиден. - Просто будет ещё одна, кто меня тут гонять начнёт, - шепнул он мне на ухо.
   Я взяла Орлидена за руку и вывела из-за стола, дав сигнал, что хочу поговорить с ним наедине. Орлиден понял, и мы вышли в сад.
   - Я сам хотел поговорить с тобой. То, что сказал Мартинк... Мне это так в душу засело...
   - Ну и отлично! Если хочешь учиться музыке - мы всегда тебе поможем.
   - Но господин!..
   - Поговори с ним! Ты же не знаешь, что он скажет!
   Орлиден поддел носком ботинка одиноко лежащий камень. Камень отлетел в траву.
   - Как я с ним поговорю? Я никогда не начинаю тему... Я не могу начинать разговоры!
   Я обомлела.
   - Это он так приказал?
   - Не знаю. Но я никогда первый ни о чём не говорю с ним. С господином Пипом тоже.
   - То есть ты даже не пробовал???
   Орлиден наморщил лоб:
   - Ну... я отпрашивался у него, когда надо было пойти по своим делам. Несколько раз. А так...
   - А когда официантом в Замке устроился?
   - Тогда у господина было много дел. Он сам сказал без толку под ногами не болтаться. Вот я и решил... Я давно там с одним мальчиком познакомился. Он меня звал рядом с собой работать. Официантом. Я стал работать. А потом господин меня увидел и не возражал. До последнего момента, до этого происшествия...
   Орлиден вздохнул.
   - Скоро в школу. Я хожу в обычную школу. Господин обещал домашнее обучение, но передумал после Коричневого мира.
   - Ты не любишь школу?
   - Да нет, нормально... Но музыке там не учат.
   Я чувствовала, что Орлиден хочет моей помощи в этом вопросе. Хочет, чтобы я поговорила с господином, замолвила за него словечко. Параллельно я чувствовала, что этого делать не надо. Просто результат может быть обратный.
   Всё это я высказала мальчику.
   Он согласился, добавив, что господин давеча высмеял его желание "разводить вокруг себя адвокатов и группу поддержки".
   - Значит, тебе придётся действовать самому, - подытожила я.
   - Я же и так постоянно сам! - вспыхнул Орлиден.
   - Ты не понял. Как ты сказал? Первым начинать тему? Вот, значит, первым начнёшь тему о музыкальных уроках.
   -Нет, - потупился Орлиден.
   - Да, - сказала я. - Единственное, что могу обещать тебе - дальнейшую поддержку. Если господин откажет тебе, не аргументируя. Хорошо?
   - Боязно... Но я... подумаю.
   - Только недолго. По мне - думать тут лишнее. Приходишь к Лоттору. Говоришь - "я хочу учиться музыке". Слушаешь ответ. Решаешь дальше. Всё.
   Орлиден поёжился. Вряд ли данное действие представлялось ему столь простым и лёгким.
   Раздался звонок.
   - Господин зовёт меня, - воскликнул подросток и в одно мгновение исчез из поля зрения.
   Н-да, зависимость, - подумала я. Он боится Лоттора. Это однозначно. Впрочем, ничего удивительного. Я сама могу оробеть перед Лоттором в сложной ситуации. Хотя его это бесит. Бесит, когда я боюсь его.
   Бесит? Может быть, и страх Орлидена его бесит? Орлиден его очень боится. Вон как улетел - быстрее мухи. Чего же именно он боится?
   Мы боимся, когда не контролируем ситуацию, когда не знаем, что будет дальше. Боимся, когда мир выпадает из наших рук, и мы не способны собрать его воедино. Боимся, когда не можем взять ответственность за происходящее.
   Лоттор говорил что-то об ответственности... нет, что-то о безответственности Орлидена.
   Страх и безответственность. Насколько они связаны? Я никогда не думала об этом в таком ракурсе, но теперь ясно поняла, что начни Орлиден отвечать сам за свою жизнь, у него бы исчезли все страхи перед господином. Мы всегда боимся тех, от кого зависим, разве не так? Боимся потерять их расположение, хотя бы...
   На августовский сад опустилась прохлада. Чувствовалось приближение осени. Скоро выходить на работу, учить студентов. Даже не верится как-то... За лето я совершенно отвыкла от роли преподавательницы, погрузившись в статус ученицы. Начинающей ученицы. Неопытной и просто маленькой.
   Хотя Ланка при нашей последней встрече отметила, что я "прямо-таки повзрослела". Вот оно, одно из противоречий нашей жизни. Тебе кажется одно, другие люди видят совершенно иное.
   Ланка завидует мне, что я работаю в вузе. Ей это кажется очень "крутым". Сама она с грехом пополам окончила педагогический институт, но преподавать не пошла. В школу её не тянуло, детей она терпеть не могла. А в вуз бы её просто не взяли, она это и сама прекрасно понимала.
   Позвонить, что ли, Ланке? Как там Рутт поживает? Всё ещё в трауре?
   Ланна ответила мгновенно:
   - Ух! А я сама собиралась звякнуть тебе! Ты дома? Я заскочу к тебе на минутку, идёт?
   - Подожди! - почти крикнула я. - Не так быстро! Я не дома!
   Ланна притормозила.
   - Да? А где?
   - Ночую у друзей.
   - А-аа... Ясненько... Да я... Снова комп глючит... Хотела заскочить к тебе, почту проверить.
   - Увы... Не смогу помочь в этом. А как Рутт?
   - Без понятия. Я ему сказала, что всё будет в норме. Он, типа, успокоился. Ну и не видались больше пока. Слушай! А кто это там плачет у тебя?
   Ого! И верно...
   Мимо меня пронёсся Орлиден, рыдая в голос.
   - Мальчик это, - ответила я Ланке. - Сын хозяев. Младшенький. Ладно, пойду спрошу, что это с ним.
   Ордиден метнулся в беседку и затаился.
   Я пошла следом за ним. Нащупала у входа выключатель. Зажгла свет.
   Орлиден сидел на полу, обхватив руками колени и спрятав лицо.
   - Выключи свет! - проорал он, не поднимая лица.
   Я подчинилась. Затем подошла к нему вплотную и уселась рядом с ним.
   - Я выключила, - доложила я. - Можешь открыть глаза и рассказать мне, что стряслось.
   Орлиден всхлипнул.
   - Всё бесполезно, - сквозь слёзы проговорил он.
   - Он отказал тебе? - несколько удивлённо спросила я.
   - Он... я...
   В общем, если опустить все всхлипывания и оборванные фразы, которыми меня снабдил Орлиден, я поняла следующее. Придя к Лоттору, который в то время находился в библиотеке, мальчик получил задание принести кое-какие вещи в комнату Лакатамы. Выполнив поручение, он вернулся к господину. Лоттор поблагодарил пажа и жестом отпустил. Орлиден продолжал стоять.
   - Тебе что-то нужно? - поинтересовался Лоттор, несколько повысив голос. - Я слушаю.
   Орлиден молчал, сжимая пальцы рук, сцепленные в замок.
   - Я слушаю, - повторил Лоттор.
   Орлиден молчал...
   Тогда господин, не сказав больше ни слова, встал, повернулся к мальчику спиной и вышел из библиотеки.
   Орлиден в отчаянии бросился к выходу...
   - Понимаешь, - всхлипывал мальчишка, - он никогда не даст мне шанса начать тему! Он никогда не позволит мне жить, как я хочу!
   Моё зрение уже привыкло к темноте, и я достаточно отчётливо могла видеть лицо Орлидена - его заплаканные глаза и грязные разводы на щеках. Я встала, в задумчивости походила по беседке, затем снова села на пол.
   - Слушай, - сказала я. - Почему ты так решил? Ты же ничего ему не сказал!
   - А ты что, не знала, что он мысли читать может? - с вызовом ответил подросток, бросив на меня раздражённый взгляд.
   - Знала. Знаю. Но никогда не думала, что ты тоже умеешь читать чужие мысли.
   - Я не читаю. С чего ты взяла? - удивился Орлиден.
   - Тогда на каком основании ты решил, что он тебе отказал??? Ладно б вы обменялись мыслями! А так...
   Орлиден вытер лицо руками, увеличив число грязных разводов на щеках.
   - Мартинк был прав, - вздохнул он. - Господин играет не на моей стороне. Ему удобно иметь меня как слугу, а не как ученика.
   Помолчав немного, он добавил:
   - Господин - очень сильный маг. Он одним усилием воли может тебя принудить к чему угодно. И запретить может, не говоря ни слова. Просто силой мысли. Конечно, я не знаю, что он думал. Но я прекрасно чувствовал, что он подавляет все мои слова! Поэтому я и не смог произнести ни звука...
   Я тоже вздохнула.
   - Хорошо, разберёмся, - сказала я. - Не реви только...
   - Не реви... А что мне ещё остаётся делать? Я как в ловушке. Чуть что, господин сразу же говорит: "Если тебя что-то не устраивает - возвращайся к родителям". А к ним я вообще не хочу.
   Я задумалась. Странно, что Лоттор позволяет себе такое поведение. Унижать ребёнка, подавлять его, несмотря на собственные слова о том, что мы не имеем права подчинять кого-то своей воле! Лично для меня это - загадка. Казалось, что я начинаю знакомиться с тремя, если не четырьмя-пятью "клонами" господина графа. Один - мой знакомый и теперь даже наставник, другой - учитель Келлани, третий - рабовладелец Орлидена... Да, наверняка есть и четвёртый - лучший друг Пипа, и пятый... Пугающая многогранность личности. Хотя в общении со мной он проявляет исключительно джентльменские качества. Это верно. Но если он так презирает Орлидена - мог бы и передать его другому магу... Впрочем, нет, тогда он лишился бы удобного слуги.
   В общем, ничего не понимаю. Орлиден тоже не ангел, если честно. Мальчик с характером. В нём есть и агрессия, и желание подчинять, и даже высокомерие какое-то. Я бы побоялась принимать за него ответственность. Я бы точно не справилась с ним.
   Орлиден открыл мобильник и взглянул на часы. Затем шмыгнул носом и, проговорив что-то под нос, отправился в особняк.
   Успокоился. Ладно. А я, наоборот, что-то разволновалась. Так, ничего особенного, но лучше побыть тут одной и подышать воздухом. Так как мои глаза полностью адаптировались к темноте, я решила не зажигать свет и после ухода Орлидена. Протянув руку и сорвав огромную виноградную гроздь, я удобно уселась в одно из кресел. Дул лёгкий ветерок, прохлада придавала воздуху свежесть, но ещё не было зябко. Приятная прохлада.
   Я закрыла глаза, отправляя в рот ягоду за ягодой. Интересно, сколько времени? После диалога с Орлиденом я совершенно не хотела спать. Впрочем, не я одна. Чьи-то шаги раздавались на дорожке, ведущей к беседке. Очевидно, человек направлялся сюда.
   Точно. Шаги приблизились. Я, едва успев открыть глаза, зажмурила их снова, так как включили свет.
   - Ты чего сидишь в темноте? - раздался удивлённый голос Лоттора.
   Я протёрла глаза и приоткрыла их. Лоттор стоял на пороге беседки, не заходя внутрь.
   - Вообще извини, если помешал, - продолжил он. - Я не предполагал застать здесь кого-то... Если нужно, я выключу свет и уйду.
   - Нет, что ты! - воскликнула я. - Вообще-то это твой дом...
   - Номинально - да, но... Ладно, мне сейчас не до философских бесед, - оборвал себя он и вошёл в беседку, по дороге также срывая гроздь винограда и усаживаясь в соседнее от меня кресло.
   - Ну и денёчек... - как бы про себя проговорил Лоттор.
   - Как Лакатама? - спросила я, чтобы поддержать беседу.
   - Нормально, - пожал плечами Лоттор. - Нормально, если, конечно, такое определение подходит к её нынешнему положению... Самое трудное с нею, что она продолжает презирать меня, несмотря на свою просьбу о помощи. Ей ненавистна мысль, что я должен стать её помощником. Но деваться ей некуда. Даже если б она захотела поехать в свой родной город, где у неё дом и родственники, ей бы пришлось занять у меня денег. Представляешь, какая незадача?
   - Да уж, - усмехнулась я.
   - Также ей ненавистно то, что я принимаю её под своей крышей. Прогони я её - она б чувствовала себя комфортнее.
   - Да уж... - снова повторила я.
   - Устал я сегодня, - сказал Лоттор, немного перед этим помолчав. - Знаешь, у меня к тебе большая просьба. Давай не будем сегодня говорить ни о ком из наших общих знакомых, ладно? Не будем обсуждать ничьи взаимоотношения. Я единственное, что хочу сказать тебе - в любых взаимоотношениях участвуют как минимум две стороны. И каждая сторона вносит практически одинаковый вклад.
   - Даже если это... ребёнок?
   Лоттор внимательно, пристально взглянул на меня. Затем, отправив в рот пять или шесть виноградин, ответил:
   - Насчёт ребёнка двух или трёх лет - сложно сказать. Лично я чувствовал свою ответственность за происходящее лет с пяти, максимум с шести. Но в чём я достоверно убедился, - с десяти лет человек способен нести полную ответственность за своё бытие. Да, есть воспитание. Да, есть окружение. Всё это влияет. Но так уж сделан человек - ему от природы дан дар свободы выбора. И каждый этот дар ощущает. Неважно кто ты - король или последний раб. Знание об этом даре есть у каждого. Это ключ к свободе человека, ключ к способности стать полноправным хозяином своей жизни. Ключ к пониманию того, что в любых взаимоотношениях с любыми людьми вы делитесь ответственностью. Я не могу подчинить тебя без твоего согласия. Ты меня - тоже. Никак. Никакой силой. Даже силой магии.
  

Глава 18

ДОГОВОР ПРАВДЫ

   Наутро, спустившись в кухню, я застала там Келлани.
   - Гави, это ты! - весело поприветствовала она меня. - Знаешь, у нас с Пипом сложилась нездоровая конкуренция по части кулинарии. Вот, вчера не лучше двух поварят-подмастерьев загадали: кто первый встанет, тот и готовит завтрак. Первой, как видишь, оказалась я!
   - А если бы первой проснулась Лакатама? - фыркнула я кулак.
   Келлани тоже прыснула со смеху:
   - Нет уж, увольте! Сейчас Лакатаму даже до мытья посуды нельзя допускать. Хотя, - добавила она серьёзно, - я всем сердцем желаю, чтобы она вернулась в Замок. Она замечательная волшебница. Она владеет такими приёмами, до которых мне ох как далеко!
   - Вообще-то Лоттор обещал, что Лакатама нас с тобой обучит этим приёмам, - поделилась я.
   - Да? Он мне не говорил... Это было бы здорово.
   Я подключилась к процессу приготовления завтрака, помогая Келлани в её кулинарных задумках. Какое-то время мы копошились молча. Затем я, вспомнив вчерашний вечер, спросила:
   - Слушай, Келлани, а ты долго была в служанках у Лоттора? Я имею в виду, после того, как он взял тебя к себе?
   Келлани в изумлении застыла, прекратив резать хлеб, и даже задержала в воздухе ножик.
   - Служанкой??? Ты о чём это? Я никогда не была служанкой.
   - Вот как?
   - А почему ты так решила? - пришла в себя Келлани, продолжив резать хлеб.
   - Ну... Если честно, я решила сравнить тебя и Орлидена.
   Келлани, закончив с хлебом, принялась за овощи.
   - Знаешь, - сказала она, - сравнивать меня с Орлиденом - дело неблагодарное. Я была на редкость строптивой девчонкой. Несмотря на своё послушание и желание нравиться взрослым. Будь на месте Лоттора другой человек - он бы раз тридцать вернул меня в интернат со вздохом облегчения. Лоттор же... Ага! Вот и он сам. Привет!
   Лоттор улыбнулся и помахал нам рукой.
   - Привет, ранние пташки! Что готовим?
   - Да так, - ответила Келлани, - всего понемногу. Кстати, ты как раз вовремя. Если не возражаешь, я бы хотела рассказать Гави о нашем давнем "договоре правды".
   Лоттор присвистнул.
   - Расскажи-расскажи...
   Он потеребил одну из прядей своих волос, добавив при этом:
   - Если хочешь поседеть так же, как я, заключай с учениками подобные договоры. Проверенный способ. Х-ха.
   Келлани сморщила нос и стала похожа на маленькую девочку.
   - Ну, я не злоупотребляла этим...
   - Тоже верно, - согласился Лоттор.
   ...
   Разговор состоялся на следующее утро после знаменательной встречи будущих учителя и ученицы.
   Келлани, в поисках приключений "наскочившая" на Лоттора, была удивлена и обрадована, когда ей было сделано предложение остаться с ним и стать его воспитанницей. Для детдомовки, ученицы интерната, отчаявшейся обрести семью, это было просто королевское предложение.
   Конечно, она ни слова не поняла из разговоров о природной магии. Одно она услышала ясно - её хотят забрать из ненавистного социального учреждения. Неужели правда? Неужели всё-таки это свершится?
   Приняв ванну с ароматной пеной и смыв с лица всю косметику, девочка почувствовала себя словно заново появившейся на свет. Завернувшись в огромный халат (видимо, принадлежащий хозяину дома), она уютно устроилась в мягкой постели.
   Однако заснуть ей почти не удалось. Всё случившееся было настолько невероятным, что она просто боялась надолго погружаться в дрёму. Вдруг это просто сон, наваждение, и завтра она очнётся в лагерном бараке среди двадцати других девочек...
   Ровно в 7 утра Лоттор зашёл в спальню Келлани и застал её сидящую в кресле.
   - О! Смотрю, ты уже на ногах, - сказал он. - И каково твоё решение? Остаёшься со мной или я отвожу тебя в лагерь?
   - Остаюсь, - ответила Келлани.
   Затем добавила с некоторым вызовом:
   - Только при одном условии.
   Лоттор в изумлении вскинул брови, после чего насмешливо произнёс:
   - Ого! Нам ставят условия! Ну что ж, говорите, сударыня. Я весь внимание...
   Келлани набрала побольше воздуха в лёгкие и выпалила:
   - Я останусь, если вы не вернёте меня назад через неделю или сколько там дней. Я...
   - Подожди, - перебил Лоттор. - Вчера вечером я же ясно сказал тебе, что в случае твоего согласия ты навсегда покидаешь интернат. Ты что, забыла?
   - Ничего я не забыла! Только откуда мне знать, что вы не врёте?
   Лоттор мгновенно посерьёзнел и, сев в соседнее кресло, внимательно посмотрел девочке в глаза.
   - А почему ты решила, что я могу врать?
   - Потому что взрослые часто врут детям. Они думают, что дети - просто живые вещи. Был такой случай...
   Келлани рассказала, что её взяли к себе домой какие-то мужчина с женщиной, продержали неделю, а затем вернули назад.
   - Я была счастлива, - со злостью проговорила Келлани, - я уже их звала "мама" и "папа". А потом я залезла на дерево и порвала платье. Тогда эта... мама... ударила меня по лицу, сказала, что платье стоит дороже, чем я сама со всеми моими внутренностями и сегодня же отправила назад. А когда вернула, то сказала директрисе, что я злая, непослушная и с этими... - Келлани наморщила лобик, - с этими... дурными наклонностями! Вот. Только я не понимаю. Разве лезть на дерево - это наклонность?
   Лоттор слушал девочку, не перебивая.
   - Больше меня никому и не предлагали. Почти не предлагали. Приехала какая-то дама, но мне она самой не понравилась...
   - А я тебе нравлюсь? - спросил Лоттор.
   - Теперь уж и не знаю, - покачала головой Келлани. - Сначала я обрадовалась, что вы хотите меня оставить. Но они... тоже хотели... а потом...
   Лоттор встал и в задумчивости минут пять шагал из угла в угол по комнате.
   - Келлани, - наконец сказал он, - что я должен сделать, чтобы ты мне поверила?
   - Не знаю. И ещё - вы не должны меня бить.
   Лоттор ужаснулся.
   - Бить??? С чего ты взяла?! Ах, да. Жизненный опыт... - добавил он тихо, снова садясь в кресло.
   - Я не знаю, - сказала Келлани. - Вы, конечно, не такой, как они. Я это чувствую. Просто... Я хочу, чтобы вы мне никогда не врали. Если вы меня вернёте через неделю, сразу так и скажите. Я просто буду знать и не буду надеяться.
   Лоттор взял девочку за подбородок и внимательно посмотрел ей в глаза.
   - Келлани, я даю тебе слово, что никогда не обману тебя никоим образом.
   - Да? - оживилась Келлани и тоже внимательно посмотрела на Лоттора. - Тогда ладно, тогда я согласна.
   ...
   Лоттор улыбнулся.
   - С тех пор я никогда не лгал ей. Чудовищно трудное условие, когда ты чей-то учитель. Иногда просто необходимо вводить в заблуждение ученика, чтобы добиться нужного эффекта.
   - Поэтому никогда не проси своих учителей давать тебе клятву правды, - добавила Келлани. - Это в твоих же интересах.
   - А ты, а ты, Келлани? - поинтересовалась я. - Ты тоже дала Лоттору клятву правды?
   - Ещё чего! - фыркнул Лоттор. - Это означало бы обречь её на полную потерю силы. Она бы просто не справилась в силу возраста и состояния ума.
   - Я бы и сейчас не рискнула давать такую клятву, даже в отношении самой себя, - произнесла Келлани. - Маг не имеет права бросать слова на ветер. Особенно обещания. Но я учусь. Учусь быть правдивой хотя бы с собой. И с другими... тренируюсь быть правдивой. Это сложнейший навык. Но его необходимо освоить, если хочешь стать настоящей волшебницей. Да, - повторила она, - маг не имеет права бросать слова на ветер...
   - А обычные люди? - спросила я.
   - Им можно, - ответил Лоттор. - У них же нет задачи накапливать силу, поддерживающую магическое начало в человеке. Они живут по другим законам. Хотя тоже пусть не удивляются, если невыполненные обещания ударят им по шее. У меня был знакомый, который в письменной форме пообещал своей маленькой дочери "с понедельника" бросить курить. Да ещё и приписку сделал: "иначе пусть дочка меня больше не целует". А потом долго удивлялся и обижался, что ребёнок выполнил свою часть договора. Девочка действительно перестала его целовать, так как курить, сами понимаете, он не бросил. На мой взгляд - верх безответственности.
   - На мой взгляд - жестокая девочка, - поёжилась я.
   - Да ну! - всплеснул руками Лоттор. - Я тебя умоляю! Девочке было высказано предложение в письменной форме. Девочка приняла это предложение и просто выполнила свою часть договора. Только и всего.
   - Вообще-то да, - согласилась я, подумав. - Писать-то было зачем?
   - Не надо было ни писать, ни говорить. Пообещал - выполняй. Не выполнил - принимай ответственность за последствия и не ной. Просто до уровня табуретки! Но я уже сказал, что в обычном мире на такое смотрят сквозь пальцы. Ну да, не выполнил, ну и ладно, подумаешь... а в мире магии сразу же лишаешься огромного запаса энергии. Келлани, кстати, пыталась пару раз вернуть мне моё слово, когда, несколько лет спустя, поняла, в какие условия я себя загнал. Но я понял, что мне этого не нужно. Я с самого начала с полной ответственностью давал ей это обещание. Я сам выбрал жить именно так.
   - Поэтому моим вторым учителем стал Дэннир, - улыбнулась Келлани. - Он мог использовать все необходимые уловки для моего обучения. Он же не давал мне обещания никогда не лгать!
   - Дэннир оказал мне неоценимую услугу, помогая учить Келлани, - сказал Лоттор. - С тех пор мы работаем в единой тесной команде, несмотря на расхождения во взглядах и принципах.
   - Поэтому ты стал учить и меня, - добавила я.
   - Да, отчасти поэтому. Но и не только. Я испытываю симпатию к тебе и дружеские чувства. Но я бы не смог так же заниматься с Мартинком. Просто не получилось бы.
   - А Орлиден? - осторожно начала я.
   - Я не знаю, - пожал плечами Лоттор. - Ещё не знаю. Орлиден - человек с "двойным дном". В нём много хорошего. Он умён не по годам, сообразителен. Но этого мало, чтоб стать учеником. Пока что я не чувствую его сердца. Если берёшь ученика - ты должен идти с ним до конца. Ты принимаешь за него полную ответственность. А здесь я не уверен. Я даже не знаю, чего он на самом деле хочет.
   - Я тоже, - честно призналась я. - С одной стороны, он действительно хочет стать твоим учеником. С другой стороны, он хочет свободы и самостоятельности. Например, служить в Замке, зарабатывать деньги. Его расстраивает, что ты его больше не пускаешь в Замок.
   - Гави, я не пускаю его в Замок именно потому, что не оставляю мысль взять в ученики. Всё зависит от него. Если же он примет осознанное ответственное решение поселиться и работать в Замке - я тут же отпущу его. Но вернуться ко мне он не сможет. Нет-нет, не потому, что я "надуюсь" и навсегда обижусь на него. Просто Замок его не отпустит. Замку нужны слуги. Обычные слуги. Не имеющие своей Комнаты, зато зарабатывающие неплохие деньги.
   - Я знаю, таких много в Замке.
   - Вот именно.
   - Просто я говорила с Орлиденом. Не так, как раньше. Серьёзнее...
   Лоттор посмотрел на часы.
   - Однако, - усмехнулся он. - Народ спит, что называется, "без задних ног". Будем завтракать или ждём остальных? Как вы думаете?
   - Давайте подождём, - сказала Келлани. - Куда спешить-то?
   - Значит, подождём. Так на чём мы остановились? Да, ты говорила с Орлиденом, - обратился он ко мне. - Он просил тебя о помощи?
   - В некотором роде, да. Я...
   - Ну и хорошо, - не дал мне договорить Лоттор. - Может быть, именно ты и сумеешь помочь ему. Только прошу тебя о двух вещах. Первое. Не трать на него слишком много времени и сил. Используй их для себя. Тебе ещё рано становиться Учителем. И второе - старайся быть нейтральной, объективной. У тебя есть такая эмоциональная черта - становиться на сторону собеседника, мгновенно чувствуя его правоту и неправоту всех остальных. Так ты никому и никогда не поможешь.
   - Ладно, - согласилась я. - Но подскажи, хотя бы, что нужно сделать Орлидену, чтобы стать твоим учеником? Дай хотя бы намёк!
   - Разобраться с самим собой. Вырасти. Стать тринадцатилетним, а не трёхлетним. Ладно, Гави, давай больше не будем обсуждать человека в его отсутствие, ладно? Ещё раз тебе скажу - в отношениях задействованы двое. В равной степени. Я не тиран и не рабовладелец. Мне удобно иметь Орлидена как слугу и пажа, но я в любой момент могу расстаться с ним. И ещё: Орлиден - не государь-император. Если ему что-то нужно от меня - пусть обращается сам. Я не буду вести переговоры с посланниками, даже такими симпатичными, как ты.
   Он погладил меня по плечу.
   Я улыбнулась.
   - Я поняла твою мысль, Лоттор.
   - Я это знаю, - в ответ улыбнулся он.

Глава 19

ПЕРЕМЕНА ДЕКОРАЦИЙ

   - А почему мы завтракаем здесь, а не в столовой? - недовольно пробормотала Лакатама, когда мы все, наконец, собрались на кухне.
   Лоттор слегка приподнялся на стуле:
   - Орлиден! Возьми, пожалуйста, поднос и отнеси госпоже Лакатаме завтрак в столовую.
   Лакатама хлопнула ладонью по столу.
   - Да нет! - возразила она. - Не надо. Я ж не об этом. Я обо всех нас говорю.
   - Нам и здесь нравится, - ответил Пип. - Хорошее место. Чего посуду туда-сюда таскать? Мы же не на официальном приёме.
   Мы с Келлани переглянулись. Почему же не на "официальном"? Ещё на каком официальном! В воздухе витала атмосфера лёгкого напряжения и даже некоторой скованности. Похоже, только Лоттор чувствовал себя полностью комфортно. Может, из-за того, что он здесь хозяин. Или из-за того, что он был с детства приучен к приёму пищи на публике. Всё-таки граф...
   Никто более не произнёс почти ни слова. Завтракали в тишине и безмолвии. Лакатама, соперничая с Лоттором в изысканности манер, лишь попросила поменять вилку, ибо та не подходила к данному конкретному блюду.
   Лоттор хмыкнул, жестом послав Орлидена за вилкой, однако сам продолжил есть "неправильным" прибором.
   После завтрака наш юный паж и слуга остался мыть посуду, а все остальные перебрались в гостиную или библиотеку. Келлани снова не дала мне уйти домой, попросив задержаться настолько, насколько возможно. Она опасалась, что может потребоваться наша с нею совместная помощь. Я послушалась, хотя и не была согласна.
   На мой взгляд, - излишняя перестраховка. Если Лакатама лишилась части своих магических способностей, то какую угрозу она может представлять для Лоттора?
   - Она даже не сумела стать невидимкой! - воскликнула я.
   - Неважно, - ответила Келлани. - Да, сейчас её магия искажена. Но никто не знает, в какую сторону. То, что она не сумела обмануть кондуктора автобуса, ни о чём не говорит. Не забывай также, что она была в контакте с теми "чёрными" магами. Знаешь, не одно, так другое. Предосторожность не повредит.
   Пока мы в стороне обсуждали этот вопрос, Лоттор удалился куда-то с Лакатамой.
   - Ох, - вспомнила я. - Я всё никак не спрошу у него про ключ. Я должна оставить его у себя или вернуть? Я имею в виду ключи от особняка.
   - Оставь у себя, - ответила Келлани. - У меня тоже есть такие же. И у Пипа. Это нормально. Добавь их к своим остальным ключам и успокойся.
   Ладно, - пожала я плечами. Я не против...
   Только чем сейчас заняться, если не идти домой? Пойти, что ли, проведать Орлидена?
   Именно так. Пообщаюсь с ним наедине.
   Я вернулась на кухню. Мальчик задумчиво вынимал чашки-тарелки из посудомоечной машины и меланхолично складывал их по местам в шкаф. Увидев меня, он шмыгнул носом и отвернулся. В ответ я уселась рядом с ним на табуретку, продолжая наблюдать за его манипуляциями с посудой.
   - Надоело всё, - наконец произнёс он. - Эта Лакатама... Куда уж хуже! Из-за неё все мои беды. А теперь она со мной так, будто вообще никогда мы не встречались! Хоть бы извинилась, что загнала меня в Коричневый Мир. Так нет! Смотрит сквозь меня, будто я стеклянный...
   - Такая уж она, - повела я плечом. - Что ж тут сделаешь?
   Орлиден резко развернулся:
   - Да мне плевать, какая она! Я-то тут причём??? Почему я должен страдать, а она быть почётной гостьей? Вон Лоттор-то как за нею ухаживает, аж противно...
   - Лоттор??? - изумилась я. - Ты сказал "Лоттор"?
   - Ну да, - не понял Орлиден. - А чего я сказал неправильного?
   - Ты никогда не называл его так. Ты обычно говоришь "господин", даже не называя его имени. Это что-то новое!
   - Да? - удивился подросток. - Я не заметил...
   Жаль, - подумала я. Было б лучше, если бы это произошло осознанно. А так... Так - ничего не значит. Всего лишь эмоциональный всплеск. Вот если он дойдёт до твоего сознания... Тогда можно будет думать о большем.
   - Ладно, Орлиден. Ни я, ни ты не можем командовать в этом доме. Если Лакатама в числе почётных гостей - так тому и быть. Но у меня есть для тебя две новости: одна хорошая, другая плохая. С которой начать?
   - Давай сразу обе.
   - Хорошо. Даю сразу обе. Я узнала, что Лоттор не потерпит посредников между ним самим и тобой. Все свои проблемы тебе придётся решать самому. Самому вести переговоры.
   - Я уж это понял, - скривился Орлиден. - А хорошая новость?
   - Ты сам сможешь решить все свои проблемы! Тебе не нужен, просто не понадобится никакой посредник между тобой и Лоттором! По-моему, это здорово! И вообще, я прихожу к выводу, что для нашего магического становления, нам необходимо выполнить совершенно не магические задания! Мне, например, заниматься гимнастикой и петь. Тебе - искать общий язык с господином.
   - Найдёшь с ним... - проворчал Орлиден. - Под него невозможно подстроиться!
   - Под кого это? - раздался сзади весёлый голос Мартинка.
   Мы оба обернулись. Мартинк стоял у окна и улыбался во весь рот. На сей раз он был одет в свой средневековый костюм придворного звездочёта.
   - Так под кого невозможно подстроиться? - повторил он свой вопрос.
   - Да под Лоттора, - кисло завёл Орлиден.
   - А зачем вообще под кого-то подстраиваться??? - округлил глаза Мартинк.
   - Вот именно! - добавила я.
   - Но иначе... - начал Орлиден и осёкся.
   - Иначе ты будешь как Зава-Сава, - рассмеялся Мартинк. - Вот уж мастерицы подстраиваться! Дома - под мужа. В Замке - под Лакатаму. А когда её не стало, знаете, под кого они стали подстраиваться? Нет? Никогда не угадаете!
   Мы ждали и вопросительно смотрели на него.
   - Так под меня! Представляете? - Мартинк картинно развёл руками.
   - Господи! - вырвалось у меня. - И ты, стало быть, от них сбежал, раз находишься тут?
   - Нет, не сбежал, - важно проговорил Мартинк. - Просто я с поручением. К Лакатаме.
   - Ясно, - кивнула я головой и указала рукой на дверь, ведущую из кухни. - Она где-то в доме.
   Мартинк не двинулся с места. Лишь почесал голову под своим чёрным бархатным беретом.
   - И вам обоим даже не интересно, как я сюда попал, как возник внезапно за вашими спинами??? Кстати, непосредственно из Замка. Без помощи воздушного шара!
   Внутренне улыбнувшись, я потупила взор.
   - Мы об этом не подумали. Извини. Просто ты и раньше возникал "из воздуха"...
   - Да, но это не относилось к путешествию в Замок или обратно. В теле ты или без него - изволь пользоваться воздушным шаром. Но Зелинта научила меня! Вот!
   - Я рада. Жаль, что не смогу перенять твой опыт в силу наличия физического тела. Ну что? Сам найдёшь Лакатаму или тебя проводить?
   - Найду, - манул Мартинк рукой. - Преимущество моего анти-телесного статуса в том, что я легко нахожу везде дорогу. Кроме Замка, конечно. Там мы все равны...
   Мартинк удалился, оставив нас с Орлиденом наедине. Я предложила ему пройти в холл на первом этаже, выполнявший функции спортивного зала. Я помнила о своём задании развивать силу и гибкость собственного тела. За компанию решила привлечь и Орлидена.
   Он согласился, правда, с некоторой неохотой.
   - В Замок бы сейчас! Мальчишки, небось, купаться пошли в бухту. Знаешь, там местечко такое есть...
   - А кто эти мальчишки? - спросила я в перерыве между двумя циклами гимнастических упражнений.
   - Поварята и официанты. Я подружился с ними. Хорошие пацаны. С ними так весело! - размечтался Орлиден. - О нет! Только не это!!! Меня опять вызывает господин. Слышишь звонок?
   Ах вот что оно значит! А я всё никак не могла определить назначение этого мелодичного перезвона. Теперь знаю - это сигнал для пажа...
   Орлиден глубоко вздохнул и, волоча ноги, поплёлся на зов.
   Действительно, что-то изменилось в его отношении к своим обязанностям. Поначалу он бодро и радостно выполнял все поручения. Теперь же они его тяготят. Он работает через силу и с неохотой. А у меня дилемма - сказать или не сказать о возможности вернуться в Замок? Вернуться, приобретя хорошую должность и доход, но теряя возможность стать учеником Лоттора... Не знаю...
   Позанимавшись, как следует, гимнастическими упражнениями, я решила разыскать Мартинка, если он ещё не уехал.
   Я поднялась в библиотеку.
   За компьютером находилась Келлани, чуть поодаль с книгой в руках сидел Мартинк. Увидев меня, он обрадовался.
   - Гави! Наконец-то! Келлани не велела тебе мешать. Я знаю, ты гимнастикой занималась. Но ты ещё и петь обязана, помнишь? И у нас с тобой концерт намечен. Да уж, намечен на ближайшее неопределённое время... Если так начнут разворачиваться события, мы только через несколько лет с тобой сорганизуемся. То ты в Коричневых Мирах...
   - ... то ты с Зелинтой, - со смехом парировала я. - Всё идёт, как идёт, Мартинк. Не так уж много времени прошло. Просто оно стало интенсивным. Один день - за неделю идёт. Вот и кажется, что мы с тобой очень долго собираемся.
   Келлани с улыбкой повернулась в нашу сторону.
   - Да, так и есть. Это одна из важнейших черт мага - проживать со всей возможной интенсивностью каждую минуту.
   - Значит, - ответил Мартинк, - я наплюю на поручение Завы-Савы и пойду заниматься более важными делами. То, что я делаю сейчас, ожидая Лакатаму, не является "проживанием каждой минуты", а наоборот, потерей времени.
   - Лакатама с Лоттором, - терпеливо объяснила Келлани.
   - Ну, ещё бы! - фыркнул Мартинк. - Может, мне пойти заказать свадебный торт, а?
   - Торт - не торт, а меня всё это тоже беспокоит, - сказал Пип, появляясь на пороге библиотеки.
   - Вот как? - подняла брови Келлани.
   - Лоттор слабеет в обществе таких, как эта... Да ещё их прошлые отношения. Пусть кого угодно заверяет, что это "научный эксперимент"... Но только не меня. А, привет, Мартинк!
   - Здравствуй...
   Далее пошли разговоры о музыке. Пип явно переменился по отношению к Мартинку, воспринимая его благосклонно и, как мне показалось, даже с известной долей симпатии. Мартинк тоже "втянул в себя шипы", видимо, перестав чувствовать подвохи со стороны Пипа.
   Я же изнывала от безделья. Не знаю, быть может, моё присутствие и играло некую положительную роль в уравновешивании энергетических потоков, исходящих от Лакатамы... Лично я такого ничего не чувствовала. Келлани преувеличивает. Чего уж там...
   Я спросила Мартинка о Дэннире. Оказалось, что тот снова в Замке. "Огуречный" раут с соседом прошёл отменно. Мартинк принимал в нём самое живое... ха-ха-ха!!!... участие. Ну, вы понимаете этот юмор. Разумеется, присутствие Мартинка не было обнаружено пенсионером, а Дэннир развлекался, проявляя чудеса изобретательности, общаясь с живым соседом и невидимым им Мартинком.
   Жаль только, что Мартинку почти не досталось огурцов. Сосед был достаточно трезв, чтобы заподозрить неладное, если б огурцы стали исчезать неизвестно куда...
   Наконец, послышались шаги, и в коридоре раздалась песенка, которую напевал Лоттор. Мартинк наклонился к моему уху:
   - Ну да, слух-то у него неважнецкий... Сразу слышно...
   Войдя в библиотеку, Лоттор весело заявил:
   - Ну, всё ОКей. Все формальности решены к вашему, я думаю, всеобщему удовольствию. Лакатама будет работать у меня в издательстве, и снимать по соседству квартиру. Так что не волнуйтесь. Она не станет ни для кого обузой. Можете вздохнуть спокойно.
   - А сама-то где она? - спросил Мартинк. - Я вообще-то битый час тут торчу с поручением для неё. Для этой феминистки, будь она неладна!
   - В своей спальне, - ответил Лоттор. Затем, поймав взгляд Пипа, исправился: - В спальне, где она ночевала.
   - Я отыщу её, ладно? - сказал Мартинк. - А то усвистит, а мне за нею гоняться неохота.
   - Ладно, - разрешил Лоттор. - Найди.
   - Только без Гави не пойду, - добавил Мартинк. - Пошли, Гави.
   И он ухватил меня за руку, таща к выходу.
   Я не заметила выражения лиц присутствующих, но вряд ли оно осталось серьёзным.
   Лакатаму мы перехватили почти у выхода. Одета она была очень просто - тёмные джинсы, простая блузка, волосы забраны в пучок. Только блестящие серьги кольцами напоминали ту Лакатаму, которая царствовала на лунной вечеринке.
   Увидев нас, она остановилась. На лице отразилось недоумение и неудовольствие. Но она промолчала, переводя взгляд с одного из нас на другого. Мартинк начал первым:
   - Мы не так, чтоб знакомы, но...
   - Ты - Мартинк. Дальше! - скомандовала Лакатама.
   - А у тебя классная была вечеринка в полнолуние! - тихо пропел Мартинк, выдавая некоторое ехидство. - Ну... сам видел... честно.
   Лакатама вздрогнула, но быстро взяла себя в руки.
   - Если ты пришёл распускать комплименты по поводу вечеринки - я польщена. И позволь пройти. Мне некогда.
   Я заметила агрессивные искорки в глазах Мартинка и сжала его руку. Он быстро взглянул на меня и заставил себя успокоиться.
   - Ладно. У меня к тебе поручение от Завы-Савы.
   - Что такое? - насторожилась Лакатама.
   Мартинк вальяжно повёл плечом.
   - Во-первых, привет тебе. Они скучают...
   - Они знают, где я?
   - Не могу быть уверен. Лично я не называл конкретного места. Сказал лишь, что мои знакомые тебя видели. Назвал город. И всё.
   Лакатама сжала кулаки и губы.
   - Только Зава-Сава?.. А другие?
   Мартинк хлопнул в ладоши и саркастически расхохотался:
   - Будто твои феминистки станут общаться со мной запанибрата! Не знаю про остальных. Но эти две (или полторы - не знаю, как уж их считать) - да, просили тебе передать привет и надежду на твоё возвращение в Замок. Ещё просили узнать о каких-то магических жезлах - кому ты их оставила. А то они им очень нужны. Не знаю, что за жезлы. Передаю, что слышал. Всё.
   - Жезлы остались в моей Комнате, - чуть слышно произнесла Лакатама. - Если сумеют - пусть добудут. Ещё что?
   - Ну... - задумалася Мартинк. - Нет. Больше ничего.
   Затем он снял берет и отвесил низкий поклон, коснувшись перьями пола:
   - Мадам, я своё поручение выполнил и не смею больше отнимать ваше драгоценное время.
   Лакатама не двигалась с места. Более того, она отвернулась, глядя куда-то назад в пол. Затем резко вскинула голову и, не попрощавшись, прошла мимо нас к выходу.
  

Глава 20

"РАЗРУШЕННАЯ ЖИЗНЬ" КАНДИДАТА В УЧЕНИКИ

   В течение последующего месяца я пребывала, в основном, дома. Закончился отпуск, и я закрутилась в череде преподавательских будней, лишь изредка уделяя внимание своим магическим "школьным заданиям". Неужели кто-то может всё успевать? Во всяком случае, не я...
   Мне с трудом удавалось выкроить минутку для занятий гимнастикой, о чём я с тоской заявила Дэнниру, когда, наконец, застала его по телефону.
   Дэннир, как обычно, хмыкнул, сказав, что понимает моё состояние, однако со своим временем я должна разобраться сама. Тут даже Лоттор мне не помощник, несмотря на свою квалификацию Хранителя времени...
   С Лоттором я вообще перестала видеться, так как он буквально спустя два дня после описанных мною предыдущих событий уехал в Замок, взяв с собой Келлани.
   Пип, наоборот, остался в нашем обычном мире, вернувшись в интернат к своим воспитанникам. У него тоже кончился отпуск. Вот уж чего я не могла понять - зачем ему такая работа?
   Лакатама, как я узнала чуть позже, поступила менеджером в лотторовское издательство. Таким образом, она получила возможность зарабатывать деньги, снимать квартиру и жить вполне самостоятельной жизнью, несмотря на нелюбовь к нашему обычному миру. Но это было условием Лоттора. Поначалу он и впрямь планировал поселить её у себя, взяв в качестве платы уроки, которые она давала бы нам с Келлани. Но затем он почему-то передумал, заявив, что об уроках думать рано. Лакатама пока что слишком неуравновешенна для этого. Поэтому он предложил ей место в своей фирме. Наверно, чтобы Лакатама была под контролем, с одной стороны, и, с другой стороны, приносила хоть какую-то пользу.
   В Замок я не летала. Зная, что время в обычном мире течёт несколько по-иному, чем в Замке, я просто опасалась опоздать или, что ещё хуже, не прийти на работу. Согласитесь, что было бы забавно писать объяснительную записку, что ты, дескать, не явилась на службу, потому что не сумела правильно рассчитать скорости и расстояния, возвращаясь на воздушном шаре из параллельного измерения...
   Дэннир был согласен со мною. Мне даже показалось, что он рад моему пребыванию в обычном мире. В частности, он заявил, что маг должен твёрдо стоять на земле, иначе магия может его просто разрушить, разорвать на части. А я, с его позиции, ещё слишком вялая и несобранная. В общем, все мои задания должны быть выполнены именно здесь, а уж время совершенствования в Замке не замедлит прийти.
   - Ты, как и любой другой волшебник, - сказал Дэннир, - должна создать вокруг себя два сильных самостоятельных мира - обыденный и магический. Ты должна уметь плавать как рыба в воде в обоих мирах. Должна уметь произвольно переключаться из одного мира в другой. А ты пока что ни на один из миров так до конца и не настроена... Укрепляйся, познавай мир. И не цепляйся за приключения. Настоящий маг вообще старается не ввязываться в приключения, он их просто умеет избегать и обходить стороной.
   Да, Дэннир был живой иллюстрацией своим словам. Как-то я посетила его на городской квартире, куда он пригласил своего друга-соседа. Я умилялась и наслаждалась беседой двух простых старичков, включивших телевизор и обсуждавших какой-то футбольный матч!
   Но Дэннира я видела не часто, так как он был вынужден постоянно покидать наш обычный мир, улетая, кстати, не только в Замок. Параллельных миров существует множество, и во многих из них присутствие Дэннира необходимо...
   Единственной постоянной весточкой из магического мира был Мартинк, который часто посещал меня, и мы репетировали. Что называется, "оттачивали" нашу концертную программу. Мартинк держал меня в курсе всех Замковых новостей.
   В частности, он рассказал, что Комната Лакатамы находится в том же состоянии, в котором мы её видели тогда все вместе. Это, как объяснил Мартинк, хороший, в целом, знак. Обычно комната исчезает в течение нескольких дней. А тут она просто заблокирована. Видимо, Лакатама ещё не совсем "потеряна" для Замка, хотя абсолютно "потеряна" для своих бывших подруг. Они просто забыли о ней, за исключением разве что Завы и Савы. Те хотя бы имя её периодически упоминают. А остальные будто и не были знакомы с нею... Исчезла - так исчезла. Вот и весь разговор.
   - Я всегда чувствовала, что отношения их неискренние, - вздохнула я, когда услышала эту новость.
   - Да уж, - ответил Мартинк. - Они были поклонницами, не друзьями. Такие быстро забывают, если кумир оступается...
   - Грустно, - согласилась я, - но поучительно... Не хотела бы оказаться на месте Лакатамы.
   - А ты просто не заводи поклонников. А то вместо собственной жизни начнёшь оправдывать их ожидания и совсем себя потеряешь...
   В свою очередь, Мартинк попросил меня рассказать об Орлидене, за судьбу которого он начал душевно переживать.
   Я немного знала о его действиях, разве только, что он пошёл в очередной класс общеобразовательной школы и в настоящий момент находится под надзором Пипа. Живут они, в основном, в особняке Лоттора, так как у Пипа всего лишь малюсенькая квартира, где вдвоём не развернуться.
   - Пару раз он звал меня в гости, - сказала я. - Но как-то времени не было. Общались через Интернет. Через "Скайп" - понимаешь, о чём я?
   Мартинк засопел, пытаясь сообразить...
   - Ладно, - рассмеялась я. - Не "парься"! Тебе Интернет вообще не нужен. Захотел - и в любую точку Земли... Рррраз! И на месте!
   - Да уж, - улыбнулся Мартинк. - Теперь так и есть. Просто было б здорово, если бы в моё время оказались такие средства связи... Я бы тогда... Ой, ладно, - вдруг прервал он сам себя. - Опять я за свои старые привычки... Ну так что Орлиден?
   - Киснет, вот что. Тоскует. Ты бы к нему заглянул, что ли?
   - Да мне тоже, в целом, некогда! Задания Дэннира, работа с Зелинтой... Сама понимаешь! Потом наш с тобой концерт...
   Действительно, каникулы закончились. У всех. Хорошо, что завтра у меня выходной день и не нужно заботиться о подготовке к лекциям. Можно спокойно провести время наедине с другом.
   Я пошла варить кофе. До сих пор не понимаю, как Мартинк может его пить, не имея тела в нашем привычном смысле. Но... мир не таков, как кажется. Это - главное правило любого мага. Нужно написать эти слова в виде плаката и повесить над своим рабочим столом, чтобы взгляд всегда зацеплялся за надпись. А то я слишком привязана к привычной системе описания мира. Всё хочу расставить по полочкам. По полочкам ожиданий. Я постоянно чего-то ожидаю от мира - чего-то конкретного, определённого, не видя в результате того, что происходит на самом деле.
   Летом, ещё на каникулах, я училась общаться с костром. Как говорит Келлани, в природной магии самое трудное - отсутствие единого для всех пути обучения. Каждый волшебник учится взаимодействовать со стихиями методом "проб и ошибок". Есть, конечно, подсказки, но все они сводятся к тому, что ты "смотришь, слушаешь, чувствуешь, наблюдаешь и делаешь" до тех пор, пока не поймёшь язык стихии изнутри, пока природная стихия сама не начнёт обучать тебя своему языку.
   У меня ничего не получалось! Я пыталась усилить или ослабить пламя движениями рук, волей или голосом, пыталась в калейдоскопе огненных языков прочитать какое-то послание... Ничего. Нет, не так - НИ-ЧЕ-ГО. В общем, я устала до одури и принялась злиться на себя и на весь мир за свою неудачу. Келлани, узнав о моём эксперименте, долго смялась. Затем взяла мои руки и стала их внимательно изучать на предмет ожогов. Не обнаружив их, она заявила, что дух огня был очень милостив ко мне. На его месте, она бы меня пару раз "цапнула" за такое неуважение.
   Огонь - это личность. Личность, говорящая на "иностранном" языке. Мне же не придёт в голову подойти к иностранцу, которого я не понимаю, с намерением его заставить что-то сделать! Сразу и неуклонно! Не понимая его языка и не пытаясь обучить своему... Так почему же я поступаю подобным образом со стихией огня?
   В следующий раз я просто сидела у костра и наблюдала. Не пыталась ничего предугадать или на что-то повлиять. И вдруг почувствовала, что я как будто с другом общаюсь - он у меня в гостях, и я угощаю его - веточками, прутиками, полешками... И мне стало тепло, несмотря на осеннее похолодание. Сила огня будто вошла в моё тело. Я протянула руку и погладила один из его язычков. И он был тёплый! Да! Тёплый, не жгучий...
   Кофе сплыл...
   Та-ак! Второе (или какое там) правило мага - будь в реальности, не теряй осознанности! Стоило мне увлечься воспоминаниями, как я снова влипла в очередную ошибку, в "награду" получив к тому же ехидный смех Мартинка:
   - Ты куда улетела? На Луну, что ли? Лучше б я кофе сварил...
   - Ладно, - сказала я, вытирая залитую плиту. - Со всеми бывает. Сварю ещё. О! Кто-то звонит. Сейчас отвечу и буду внимательно стоять - варить... Да? Алло? Орлиден! Да, дома. Конечно... Да, приходи. Ладно...
   - Ну и дела! - повернулась я к Мартинку. - Орлиден в панике. Хочет срочно встретиться.
   Мартинк насторожился:
   - А что такое?.. Что с ним?
   - Да не знаю. Вот придёт - спросим...
   Орлиден прибыл минут через десять. Мы даже не успели попить кофе. Втащив велосипед ко мне на этаж, он долго пытался отдышаться, что удавалось ему с трудом, учитывая как физическую, так и моральную нагрузку. Мальчишка явно был в самых расстроенных чувствах, к тому же он давно гонял на велосипеде по городу, пытаясь собраться с мыслями. Наконец, вспомнив обо мне, он позвонил и, получив приглашение, примчался ко мне так скоро, как только смог.
   - Гави... Мартинк... Ох...
   Таким растрёпанным я его ещё не видела. Впрочем, неудивительно. Пытаясь прийти в себя, он периодически то запускал руку в волосы, то дёргал себя за воротничок рубашки, чуть не отрывая пуговицу.
   Наконец, он немного успокоился и сел в кресло.
   - Всё, Гави... Конец, Мартинк... - выдохнул он.
   Мы, молча, переглянулись между собой, после чего Мартинк спросил:
   - Что именно?
   - Всё... - прошептал Орлиден.
   Мы снова переглянулись. Затем я предложила нам всем перебраться на кухню и выпить кофе. Или чай. В общем, что угодно, лишь бы это успокоило Орлидена, и он смог бы изложить свою проблему.
   Как оказалось, ситуация складывалась заковыристая.
   Лоттор, уехав в Замок, отказался взять с собой Орлидена по двум причинам. Во-первых, ничто не должно было отвлекать подростка, фактически старшеклассника, от занятий в школе. Во-вторых, Орлиден оставался в качестве помощника Пипа и должен был находиться в его полном распоряжении. К тому же, в особняк частенько наведывалась Лакатама, и Орлидену вменялось в обязанности прислуживать ей.
   Именно Лакатама и явилась тем камнем преткновения, который, по словам мальчика, "разрушил всю его оставшуюся жизнь".
   Сегодня утром Орлиден был в особняке один. Несмотря на то, что Тита, приехавшая с курорта, приступила к своим обязанностям, случались такие дни, в которые Орлидену приходилось всё делать самому. Это были выходные, когда Орлиден не ходил в школу, а только лишь отрабатывал своё жалованье слуги и пажа.
   После завтрака Пип укатил в интернат заниматься с детьми внеклассной работой, оставив Орлидена на дежурстве.
   Ожидалась Лакатама. Её нужно было попоить чаем, провести в библиотеку, накормить обедом. В библиотеке она выполняла какую-то работу, то ли связанную с издательством, то ли какую другую... В общем, Орлиден точно не знал, какую работу. Чаще всего, она приходила в воскресные дни или по вечерам и, сидя в библиотеке, что-то писала или стучала на компьютере. На Орлидена она не обращала почти никакого внимания. "Принеси - унеси" - вот и весь разговор.
   Явилась Лакатама в половине десятого утра. Отказавшись завтракать, она сразу же направилась в библиотеку, чему Орлиден был очень рад. У него появилось время заняться своими делами, и перво-наперво он позвонил одной из своих одноклассниц, предложив пообщаться через Интернет.
   Подросток удалился к себе в комнату, открыл ноутбук и погрузился в чат...
   ... который был прерван появлением разъярённой Лакатамы.
   - Я что, должна искать тебя по всему дому??? - крикнула она. - Почему ты не на кухне?
   - Я... - начал было Орлиден.
   - Здесь нет никакого "я", - громко зашипела Лакатама. - Во времена моих предков у слуг такого местоимения отродясь не было. Их звали в третьем лице - "он" и всё!
   - Вообще-то, я вам не слуга, - чуть слышно проговорил Орлиден.
   - Чего? - не расслышала Лакатама.
   - Ничего, - ещё тише сказал Орлиден и чуть громче добавил: - Я сейчас приду, дайте компьютер выключить...
   - Компьютер? - взъярилась Лакатама. - Да я сейчас твой компьютер...
   Она шагнула к столу, на котором стоял ноутбук, намереваясь схватить его. Орлиден, чувствуя опасность, преградил Лакатаме дорогу. Та, в свою очередь, занесла руку, то ли чтоб ударить Орлидена, то ли чтобы просто отодвинуть его. Но Орлиден, защищая компьютер, не разбирал нюансов. Он испугался до смерти, и страх придал ему сил.
   Как это случилось, Орлиден не запомнил. В общем, в следующую секунду Лакатама лежала в проёме открытой двери, раскинув руки и подвернув левую ногу. Ещё спустя полминуты она вновь стояла, сжав кулаки, и с ненавистью глядела на Орлидена.
   - Да как ты посмел? - процедила она сквозь зубы. - Да как ты...
   Орлиден и сам не знал, "как"... Минуту назад им руководил страх, панический ужас. Теперь же он испытывал шок, который на время прогнал и страх, и всю робость, и всю неуверенность. Орлиден чувствовал себя каким-то роботом, безжизненной машиной, у которой не осталось эмоций - лишь память и способность действовать.
   - Я убью тебя, - продолжала Лакатама. - Я изничтожу мелкую тварь, я...
   Орлиден не знал, почему она стоит на месте. Сейчас, при разговоре со мной и Мартинком, он честно признался, насколько удивлён, что она не попыталась снова приблизиться к нему. Она просто стояла на месте, сжимая кулаки.
   - Я изничтожу грязного червячка...
   - И никогда не вернёшься в Замок! - по слогам отчеканил Орлиден.
   - Чего???
   - Чего слышала. Ну давай, давай, убей! Принести нож? Верёвку? Булыжник? Я не знаю, чем убивают колдуньи-неудачницы. А ты - неудачница. И все это знают. Я не твой слуга, ясно? Я вообще не хочу тебя видеть. Поняла?
   Лицо Лакатамы окаменело. Всё ещё сжимая кулаки, она переводила взгляд с Орлидена на пейзаж за окном и обратно. Наконец, она взяла себя в руки и усмехнулась:
   - Нет, я не убью тебя. Так же, как никогда не убиваю мелких мошек... Ты прав, мне незачем пачкать о тебя руки. Но вот твой господин... Что он сделает с тобой - хотелось бы мне увидеть... Ох, как бы хотелось...
   ...
   - Потом она ушла, - закончил Орлиден упавшим голосом. - А я остался...
   - Да ты молодец! - воскликнул Мартинк, хлопнув его по плечу. - Так ей и надо!
   - Может быть, ей и надо, - повысил голос Орлиден. - Но я-то! Что со мной теперь будет?! Я вам всё рассказал. Сами посудите, ведь это правда: господин меня теперь выгонит, это точно! Вы же не хуже меня знаете их отношения! Он любит её! Это всем видно. Даже господин Пип про это говорит... беспокоится...
   Мы с Мартинком снова, в который раз, переглянулись. Орлиден, тем временем, продолжал:
   - Поначалу я тоже... даже как бы рад был... Такой задор чувствовал! Силу какую-то прямо! А потом... Потом я понял, что она всё передаст господину... Мне стало так страшно... Господин выгонит меня...
   - Так ты именно этого боишься? - спросила я. - Что он тебя выгонит?
   - А чего тут бояться-то? - добавил Мартинк. - Ну и пусть выгоняет! Полетишь в Замок, устроишься на кухне или в библиотеке. Чем не жизнь?
   - В Замок?.. - опешил Орлиден. - Как это - "в Замок"?
   Мартинк удивился и состроил гримасу недоумения:
   - А чего ж тут непонятного? У тебя достаточно волшебной силы, чтобы вызвать шар. Если "господин" выгоняет тебя - руки твои развязаны. Лети куда хочешь! Отнять у тебя волшебную силу он не посмеет - он лучше всех нас знает, что за такие дела Замок отторгнет его не хуже, чем Лакатаму. Так что ты свободен. И нечего паниковать! Подумаешь, толкнул фифу престарелую! Ха! Тебе награда за это положена, а не наказание! Пей чай и наслаждайся жизнью.
   Орлиден поднёс ко рту чашку. Подержал. Затем, не пригубив, отставил её в сторону.
   - Нет, - покачал он головой. - Я не знаю... Я... Знаете, когда господин взял меня к себе, у меня настала совсем иная жизнь. Я даже представлял, что он - мой дядя... или дедушка... У меня есть отец, поэтому мне трудно представлять, что господин Лоттор - мой отец, а вот дяди и дедушки нет. Поэтому представлять легче... Если он выгонит меня...
   - То есть ты не хотел бы расставаться с ним, так? - спросила я.
   - Да, я это вдруг понял. Я вдруг понял, что хотел бы быть его учеником, но... Но теперь она сделает всё возможное, чтобы господин меня выгнал. Наверно, я должен был позволить ей уничтожить мой ноутбук. Я вечно попадаю в неприятности, когда перестаю подчиняться...
   Он чуть было не заплакал. Мы же, молча, "переваривали" услышанное...
   Наконец, я хлопнула рукой по столу и произнесла:
   - Нет, что-то здесь не то. Кожей чувствую. Что-то здесь не то...
   - Что именно? - встрепенулся Мартинк.
   - Понимаешь, - объяснила я ему, - человек по определению никому не "должен подчиняться"! Значит, неприятности Орлидена не от этого.
   - А отчего? - кисло спросил Орлиден.
   - Не знаю. Но постараюсь узнать.
   Я задумалась. Остальные тоже сидели молча. Наконец, мне пришло решение.
   - Слушай, Орлиден. Ты можешь позвонить Пипу и предупредить его, что летишь в Замок? Ты должен опередить Лакатаму и поговорить с Лоттором первым. Понимаешь? Я ради такого случая тоже полечу с тобой для поддержки. И Мартинк. Правда же, Мартинк?
   - Разумеется, - кивнул он головой.
   - Ну вот, - продолжила я. - Так ты звонишь Пипу? Решайся, Орлиден. Время страхов прошло. Сейчас либо ты - либо... В общем, звони.
   Орлиден колебался. Чувствовалось, как он дрожит, пытаясь собраться и принять хоть какое-то решение. Наконец, он вынул мобильный телефон и начал нажимать кнопки. Мы с Мартинком, затаив дыхание, наблюдали...
   - Алло... госп... да, я... да... Нет, мне... я в Замок лечу. Мне очень надо. Мне нужен... да... Это нужно. Это важно. Ой! Да, спасибо...
   Орлиден отнял от уха телефон и растерянно улыбнулся.
   - Гави, Мартинк, он отпустил меня! Ой! Отпустил...
   - Эй, - Мартинк встряхнул подростка за плечо. - Эй, ты только не растекись киселём по полу, ладно? Если летим - давайте не будем отлынивать. Ну что, я вызываю шар?
   Мы согласились и принялись ждать. Мартинк приготовился, однако его отвлёк сигнал телефона Орлидена, пропевшего знакомую мелодию.
   - Мальчик мой, - проворчал Мартинк. - Шли всех к чёрту и... Господи, что такое?
   Орлиден посмотрел на нас обоих широко раскрытыми глазами, после чего упавшим голосом произнёс:
   - Это Пип звонил... Господин Лоттор вернулся... И она сейчас у него...
  

Глава 21

ВОЗВРАЩЕНИЕ КОТА

   Опередила-таки... Ну ладно, - подумала я. Ещё ничего не известно до конца, и рано расстраиваться. Мартинк был того же мнения. Он всецело стоял на стороне Орлидена и, к тому же, был готов активно поддерживать его в случае осложнений.
   - Слушай, Гави, - начал Мартинк. - А ты позвонила бы Лоттору, а? Типа, разведать обстановку...
   - Не уверена, что это хорошая идея... - усомнилась я. - Тут лучше действовать прямо.
   - Прямо в пасть к тигру! - вставил реплику Орлиден.
   Теперь он сидел, глубоко вжавшись в кресло и обхватив колени руками.
   - Вот именно! - согласился Мартинк. - В пасть к тигру и на закуску тигрице...
   Нет! Что-то внутри меня активно твердило, что оба они не правы. Пока я не могла это объяснить, но каким-то образом чуяла, что оба мои друга безнадёжно усложняют ситуацию.
   - На мой взгляд, всё не так ужасно! - попыталась объяснить я. - Вы оба впали в эмоции и не видите выхода.
   - Ошибаешься, - возразил Мартинк. - Лично я вижу! Наплевать на Лоттора. Летим в Замок. Орлиден заслужил свободу.
   - Вообще-то, он и не был рабом, - улыбнулась я. - А если ты говоришь о внутренней свободе, то таким образом её не получишь. Это будет просто бегство от самого себя. Я считаю, надо поговорить с Лоттором. Самому Орлидену.
   - А если он не захочет с ним говорить? Ты об этом подумала?
   - Подумала. Вот тогда твой план будет в самый раз. Улететь в Замок Орлиден всегда успеет. Просто он сам признался, что хочет не этого. Правда, Орлиден? Я ведь верно поняла, что ты хочешь стать учеником Лоттора, так?
   - Ох, - поёжился Орлиден. - Только это мне не...
   - Много слов, - прервала я. - Так "да" или "нет"?
   - Но...
   - Ребята, - не выдержала я. - Знаете что? Если вам нужна моя помощь - принимайте её. В противном случае, идите и решайте ваши проблемы сами. И не в моей квартире, если можно... Раз вы со мной не согласны - действуйте по-своему. Я же пошла заниматься своими делами.
   Я круто развернулась и вышла из комнаты. Мартинк бросился следом за мной, схватил за руку и силой затащил назад.
   - Не злись, Гави. Мы тебя слушаем. Что ты предлагаешь?
   - Самый простой путь. Орлиден идёт к Лоттору. Программа минимум - он просто идёт и выясняет обстановку. Программа максимум - он говорит всё, что думает: о желании стать учеником, о Лакатаме. В общем, всё, что захочет сам и что потребует контекст. Теперь мы... Нас не должно быть при разговоре, но мы будем рядом. Зайдём, например, к Пипу, если он в особняке. Вы же с ним, вроде, наладили отношения? Да, Мартинк?
   - Вроде бы...
   - Отлично. Потом будем действовать по ситуации. Ничего плохого Лоттор с Орлиденом не сделает. Мы все это прекрасно знаем. Если выгонит - сразу летим в Замок. Ты, Орлиден, согласен?
   Орлиден поёжился.
   - Страшно-то как...
   - Естественно! А чего ты хотел?! - всплеснула я руками. - Ты весь состоишь из страхов. Просто иногда они в тебе спят, а иногда (и это чаще всего) - бодрствуют. Сейчас они устроили этакую зажигательную вечеринку. И кушают тебя изнутри. Почему ты им позволяешь? Ты же можешь быть решительным! Ты же толкнул Лакатаму!
   Орлиден спустил ноги на пол и почти выпрямился.
   - Она хотела разбить мой ноутбук...
   - Ноутбук! - воскликнула я. - Значит, ты можешь действовать, когда речь идёт о ноутбуке! А когда речь идёт обо всей твоей дальнейшей жизни - не можешь???
   Орлиден потёр ладони, затем подышал на них. Видимо, они были очень холодные.
   - Только вы... это... будьте рядом... где-нибудь...
   - Да не бросим мы тебя, успокойся! Оставляй у меня велосипед. Поедем все вместе на автобусе.
   - Давайте лучше на шаре, - предложил Мартинк. - Заодно и велосипед захватим.
   Ладно, на шаре, так на шаре, хотя Дэннир крайне не рекомендует тратить энергию Замка на передвижение по обычному миру. Ибо это слишком расточительно. Но в таком исключительном случае - пускай...
   Я отошла в соседнюю комнату переодеться. Просунув голову в ворот свитера, я услышала пение своего мобильного телефона, лежавшего в кармане джинсов. Вслепую достав его, я нажала кнопку ответа, более чем убеждённая, что звонит Ланна. Я действительно ждала её звонка сегодня. Однако взгляд, брошенный на дисплей, заставил меня вздрогнуть. Звонил Лоттор.
   - Да-а? - спросила я осторожно.
   - Здравствуй, Гави, - ответил Лоттор.
   Так, голос его звучит спокойно, достаточно мягко. Однако...
   - Гави, - продолжил Лоттор. - Я должен обратиться к тебе с деликатной просьбой. Сейчас я рядом с твоим подъездом. У тебя Орлиден. Мне надо поговорить с ним наедине. Ты можешь мне в этом помочь?
   - Тебе его спустить вниз?
   - Нет. Давай я лучше поднимусь к тебе. У тебя будет свободная комната?
   - Да, конечно.
   - Тогда я через минуту буду.
   Ой, я так и не надела до конца свитер... Надо срочно исправить этот недочёт. Вот так. Как я выгляжу? Зеркало ответило, что вполне удовлетворительно. Теперь есть несколько секунд, чтобы хоть как-то предупредить Орлидена. Или уже нет этих секунд?
   Вернувшись назад, я застала своих друзей у открытой балконной двери. Мартинк готовился вызвать воздушный шар.
   - Нет, Мартинк, - прервала его я. - Не надо...
   Раздался дверной звонок. Все обернулись на звук.
   - Это Лоттор, - пояснила я. - Он сам сюда пришёл...
   Оставив Мартинка в недоумении, а Орлидена в шоковом оцепенении, я пошла открывать дверь.
   Лоттор вошёл. Я с улыбкой поприветствовала его.
   - Рад тебя видеть, дорогая, - ответил он. - О! У тебя ещё и Мартинк?
   - Да. Мы репетировали, когда пришёл Орлиден.
   Лоттор усмехнулся какой-то усталой усмешкой:
   - Не уверен, что Орлиден "пришёл". Скорее, "ввалился" или "заполз".
   Я хихикнула в ответ. Глаза наши встретились, и я поняла, что была права - у Лоттора явно не было желания "уничтожить" провинившегося пажа.
   Я провела своего гостя в комнату. Мартинк и Орлиден напряжённо сканировали обстановку.
   - Пойдём, Мартинк, - позвала я. - Лоттору надо остаться вдвоём с Орлиденом.
   - А если понадобится помощь? - вполголоса спросил Мартинк, когда поравнялся со мной.
   Лоттор, услышав, обернулся:
   - Если понадобится помощь Орлидену - он позовёт тебя, Мартинк. А понадобится помощь мне - позову Гави...
   Я закрыла рот рукой, чтобы не рассмеяться.
   - Похоже, он не настроен агрессивно, - заметил Мартинк, когда мы удалились в другую комнату.
   - Я тоже это заметила, - согласилась я. - В любых отношениях участвуют два человека, и ответственность у них равная... По-моему, так он сказал. А со стороны вообще трудно судить, кто прав, кто виноват. Мне кажется, сейчас наша помощь никому не потребуется.
   Мартинк задумался.
   - Странно, что он сам пришёл. Я бы не мог предположить такое.
   - Я - тоже, но Лоттор - Хранитель Времени. Он всегда чувствует время... Может быть, настало время для ... Не знаю, посмотрим на результат. Давай лучше с тобой договоримся о сроках концерта. Я могу...
   В общем, мы подробно обсудили наши предстоящие дела. Мартинк поклялся заручиться поддержкой своих знакомых Хранителей времени, живущих в Замке, чтобы они помогли мне вернуться после концерта в наш обычный мир точно в срок. В этом случае мы могли бы спланировать наш концерт, не дожидаясь новогодних каникул, которые ещё ой как нескоро!
   - Это хорошо, - обрадовалась я. - Конечно, я уверена в помощи Лоттора, но вдруг в назначенный для концерта день у него будут свои дела? Тут важны дополнительные гарантии.
   - Самая гарантированная гарантия - это Зелинта, - сказал Мартинк. - Она тоже обладает квалификацией Хранителя, и всенепременно будет в Замке на нашем концерте. Ещё, если не возражаешь, я приглашу оркестр, хор и кордебалет. Я познакомился...
   - Чего??? - вытаращила я глаза. - Это ж целое шоу получится!
   - Ну так же здорово! - хлопнул в ладоши Мартинк. - Я познакомился с ребятами, способными на та-акие спецэффекты! Нашему миру и не снились!
   Я напряглась.
   - Ой, Мартинк...
   - Что такое?
   - Я ж не шоу-дива! Я потеряюсь среди вас всех...
   Мартинк вскочил со стула, наклонился надо мной и сильно встряхнул за плечи.
   - Ау! Голуба! Дорогуша! Ты чего, от Орлидена заразилась? Во-первых, Зелинта придумала тебе костюм. Знаешь, такое изумрудное струящееся платье, на голове диадема, волосы... Вот так вот... Сними заколку!
   Я подчинилась, и Мартинк распустил мои волосы.
   - Вот, такие локоны по плечам. Не забывай, ты ещё не выполнила задание Лоттора - выглядеть как волшебница! Может быть, этот имидж и будет твоим органичным имиджем всесильной колдуньи. Кто знает, а?
   Мы ещё долго обсуждали вопросы, связанные с концертом, в то время как Лоттор с Орлиденом о чём-то негромко беседовали в соседней комнате. Я не фиксировала время, но по моим ощущениям прошло где-то около часу.
   Наконец, раздался стук в дверь нашей комнаты, и показался Лоттор со своим характерным непроницаемым выражением лица. Я вышла к нему навстречу. Мартинк тоже оказался рядом. Лоттор мельком скользнул взглядом по нам обоим, после чего обратился ко мне:
   - Спасибо, Гави. Я забираю Орлидена и его велосипед. Ты занята завтра?
   - Нет, у меня выходной.
   - Тогда приезжай ко мне, хорошо?
   - Ладно.
   - Либо я, либо Пип заедем за тобой часиков в семь вечера. До встречи, Гави. Удачи, Мартинк.
   Он чуть подвинулся в сторону, пропуская к выходу Орлидена, который хранил такое же "непонятное" выражение лица. Одно я заметила наверняка - Орлиден не плакал. И не был напуган. Но что стояло за этим - я пока что не знала. К чему они пришли в ходе своего долгого диалога - мне было неизвестно.
   Орлиден взял свой велосипед и, даже не попрощавшись, вышел на лестничную клетку. Лоттор надел шляпу и, кивнув нам на прощание, отправился вслед за мальчиком.
   ...
   Без пяти семь Лоттор заехал за мной на своём новом "джипе". Серебристого цвета. На больших устойчивых колёсах. В общем, красотища, а не машина. Я ахнула от удивления:
   - Ну и автомобиль! Когда ж ты его приобрёл?
   - Да вот, на днях. Приходится много по бездорожью колесить. Старая машина красивая была, но непригодная для загорода. Эта - лучше. Садись! Да не сюда, за руль садись. Брось лениться, дорогая.
   Ну, конечно... Я вроде не лентяйка... Хотя спасибо!
   Я села на водительское место и включила зажигание. Лоттор уселся рядом.
   - А старую куда девал? - спросила я.
   - Продал одному знакомому, - небрежно махнул рукой Лоттор. - По дешёвке. Пип смеётся. Ну вот, говорит, очередная игрушка появилась у великовозрастного мальчика: "Я, дескать, ещё предыдущую машину на вид не запомнил, а тут нате - уже новая"... Ты же знаешь, как он к своей колымаге привязан. Напичкал её "антипробковым" намерением, да и вообще любит свою машинку как родную.
   "Антипробковым"? Ах да, вспомнила! - на своей машине Пип никогда в автомобильные пробки не попадает. Сама видела!
   Машина ровно и гладко тронулась с места. Отличный автомобильчик, ничего не скажешь, мне б такой... Услышав мои мысли, Лоттор усмехнулся:
   - А ты заработай!
   - "Заработай"?
   - Да. Ну, я не в плане денег, не только. Морально заработай. Покажи Вселенной, что ты готова к такой машине, и она появится. Перефразируя известную фразу, скажу: "когда водитель готов, появляется автомобиль"... Или не так?
   Так, конечно. Только что делать-то? Как стать "готовой"? Легко тебе говорить - "покажи Вселенной"...
   Я собралась свернуть на улицу, ведущую в сторону дома Лоттора. Он опередил меня, сказав, что мы сейчас едем не к нему, а в загородное жилище Дэннира.
   - Я должен забрать оттуда кое-какие вещи, - пояснил он. - А потом уж давай к нам...
   - К нам?
   - Да. У меня сейчас Пип и Орлиден как минимум. Не исключено, что Келлани заглянет, если вернётся из Замка. Я жду её.
   - А Тита? - спросила я.
   - Ох, - вздохнул Лоттор. - С Титой большие проблемы. Я не доверяю Лакатаме. Случайно или умышленно, но она может выдать нас, сболтнув в присутствии Титы лишнее. Поэтому нам с Пипом приходится всеми правдами и неправдами изолировать обеих уважаемых дам друг от друга... Вот! Давай сверни сюда! Ага! Здесь и поедем.
   Я поехала по указанной дороге. Хорошо ориентируясь в этих местах, дальше я рулила почти без подсказок Лоттора.
   - Кстати, как Орлиден? - спросила я. - К какому итогу вы пришли?
   Лоттор улыбнулся.
   - Удивлён, что ты только сейчас об этом спросила. Неужто моя новая машина такой эффект произвела? Я-то думал, что ты сразу начнёшь подкатывать ко мне с расспросами - что да как...
   - "Думал", - фыркнула я. - Мир не таков, как кажется!
   - Ого! - рассмеялся Лоттор. - А у девочки-то отрастают крылышки! Что ж, это меня радует!
   - Ладно, хоть не рожки! - ответила я в том же тоне. - Ну так что?
   - Скажу, что у него появился шанс. По крайней мере, он может считать себя кандидатом в ученики.
   - Только-то? - удивилась я.
   - А чего ты хотела-то? Этого более, чем достаточно на нынешний момент. Брать Орлидена в действительные ученики - значит забрасывать все дела и заниматься только им одним. Это - слишком дорогая цена. Давай, давай, следи за дорогой, не отвлекайся. Сейчас приедем на место, и я всё тебе расскажу подробно.
   Уже виднелась знакомая рощица, просёлочная дорога и полянка, где Пип оба раза, когда я с ним ездила, оставлял свой автомобиль. Доехав до места, я притормозила. Лоттор, однако, велел мне двигаться дальше, объяснив, что на джипе мы сможем подъехать к самому дому.
   Достигнув цели, мы вышли из машины, открыли калитку и направились к входной двери. Уже почти стемнело, и здание было погружено в таинственный полумрак.
   В прихожей, однако, горел свет, и нам не пришлось блуждать в поисках выключателя, спотыкаясь о ящики и корзинки, расставленные по полу.
   Лоттор поднялся на второй этаж и вернулся через пару минут со свёртком в руках. Я же сразу направилась на кухню и принялась за приготовление чая из потрясающих дэннировких травяных сборов. Присоединившись ко мне, Лоттор помог в организации трапезы, а затем приступил к рассказу об Орлидене.
   ...
   Возвращаясь домой, Лоттор ничего не знал о стычке между Орлиденом и Лакатамой. Приехав к себе и застав особняк пустым, он сильно удивился. Входная дверь была не заперта. В библиотеке работал компьютер. Казалось, человек всего лишь на минутку отлучился. Но минутка превратилась в полчаса, а никто даже не думал появляться!
   Лоттор позвонил Пипу, но у того был отключён телефон. В это время он занимался со своими интернатскими воспитанниками. В разгаре было какое-то внеклассное мероприятие, и Пип не мог отвлекаться на посторонние разговоры.
   Тогда Лоттор позвонил Лакатаме, которая ответила со всей возможной поспешностью и долго шипела в трубку что-то неразборчивое. Было ясно только одно: Лакатама чудовищно раздражена и "так дело не оставит". Кто был причиной столь бурного всплеска эмоций - Лоттор мог только догадываться. Имя Орлидена не было произнесено ни разу, однако нападки на "маленького грязного негодяя" позволяли с известной точностью вычислить, о ком шла речь.
   Лоттор предложил Лакатаме вернуться в особняк и толково всё объяснить. Неужто Орлиден, этот тихий трусливый мальчишка, мог стать причиной грандиозного раздражения столь сильной дамы? Просто удивительно!
   Лакатама прибыла через час с небольшим.
   Рассказ её существенно отличался от версии Орлидена. Впрочем, фактам Лакатама не придавала особого значения. Суть её повествования сводилась к тому, что нахальный мальчишка нагрубил ей, а затем так толкнул, что она упала, едва не разбив голову.
   - Грязный негодяй вырастет в бандита, уж попомни моё слово, - гудела Лакатама. - Поднять руку на женщину! В нём дурная кровь и неисправимая наследственность. Выгони его, а лучше засади в школу для малолетних преступников.
   Лоттор ничего не ответил, так как ответа и не требовалось. Он лишь почувствовал, что ситуация интересная и новая. К тому же, она может оказаться полезной для него и в отношении Орлидена, и в отношении самой Лакатамы.
   Пока что было ясно одно - Лакатама в истерике и обижена. Что с Орлиденом - надо узнать. Он снова набрал номер Пипа. На сей раз тот ответил, так как уже возвращался с работы и включил телефон.
   - Да, я знаю, где Орлиден, - сказал Пип. - Он у Гави. Звонил мне только что. Отпрашивался в Замок. Хочет поговорить с тобой. Ох! Ты же теперь здесь, а не в Замке! Сейчас перезвоню ему, чтобы без толку не летал...
   - Да, позвони, пожалуйста. Тут Лакатама у меня. Говорит, что мальчишка чуть не убил её. Воображаешь?
   Развитие дальнейших событий я прекрасно помнила. Пип звонит Орлидену. Мы меняем маршрут: решаем не лететь в Замок, а двигаться в особняк. Затем раздаётся звонок Лоттора, и он сам собственной персоной появляется у меня.
   Дальше мы с Мартинком удаляемся, оставляя Орлидена с Лоттором наедине.
   Орлиден смущён и насторожен.
   Появление господина никак не входило в его планы и представления. Тем не менее эмоциональные перегрузки начали брать своё: Орлиден выглядел скорее усталым, чем напуганным или ошарашенным.
   - Почему ты убежал, оставив дом открытым? - спросил Лоттор, усаживаясь в кресло.
   - Я испугался, - честно признался Орлиден.
   - Чего ты испугался?
   - Её... - проговорил мальчик. - Она ушла, но я побоялся, что она вдруг передумает и вернётся...
   - Лакатама, что ли?
   Орлиден молча кивнул головой. Лоттор усмехнулся:
   - А она говорит, что ты её убить хотел. Толкнул так, что она в сторону отлетела. Как же это понять?
   Орлиден сбивчиво рассказал о сцене покушения на ноутбук и о последствиях данного акта.
   - Я не знал, что она упадёт. Я просто защищался... Она несправедливо обвинила меня - я же не знал, что должен оставаться на кухне! Если б она приказала... Но она ушла куда-то наверх и всё. Вот я и занялся ноутбуком... Я не хотел её убивать...
   - А чего же ты хотел?
   - Пообщаться с одноклассницей. Её зовут...
   - Неважно, как её зовут, - перебил Лоттор. - Зачем ты хотел лететь в Замок?
   Орлиден вспыхнул:
   - Господин, меня господин Пип отпустил. Честно. Вы его спросите! Он...
   Лоттор откинулся в кресло, закатив глаза и проведя рукой по лбу. Весь его вид, должно быть, выражал досаду и утомление.
   - Ты разучился понимать обычные человеческие слова, что ли? А? Я разве тебя про Пипа спрашиваю? Слушай ещё раз. Зачем. Ты. Хотел. Лететь. В Замок.
   - Поговорить с вами.
   - Слава богу! Вот так-то лучше. Теперь снова отвечай на вопрос. О чём ты хотел со мной поговорить?
   - О многом...
   - Ну и говори. У нас сейчас есть время...
   Далее следовал почти двадцатиминутный монолог Орлидена, полный междометий, неоконченных фраз, вздохов и всхлипов, лишь изредка прерываемый уточняющими вопросами его собеседника. Из монолога можно было заключить три основные вещи. Первое - Орлиден хочет учиться музыке. Второе - Орлиден хочет посещать Замок. Третье - Орлиден хочет стать учеником Лоттора.
   ...
   - Всё-таки он произнёс эти слова! - воскликнула я.
   - Боюсь, что ему просто некуда было деваться, - махнул рукой Лоттор. - Потом я несколько раз пытался "прокрутить" в памяти наш диалог - не вынудил ли я его к признанию? Мне бы этого совершенно не хотелось.
   - Ну и что ты решил?
   Лоттор ответил не сразу. Казалось, он снова задумался, взяв в обе руки чашку с травяным напитком и вдыхая его аромат.
   - Честно говоря, я даже сейчас ещё ничего не решил. Ничего не решил окончательно. Уроки музыки - да. Пусть договорится с Мартинком, если тот согласен взять себе ученика. Но не ты. Орлиден говорил, что ты тоже согласна давать ему уроки, но я - против этого...
   Я в недоумении заглянула в глаза Лоттора с немым вопросом: "Почему?". В ответ он отрицательно покачал головой.
   - Нет. Сама посуди - ты ещё слишком свежа и неустойчива, чтобы тратить свою энергию на других. А в отношении Орлидена "тратить" - единственно подходящее слово. Надеюсь, ты не воспринимаешь мои слова как неуважение к тебе?
   Нет, конечно! Просто странно, что уроки музыки могут угрожать моей энергии...
   Лоттор согласился, что звучит это более, чем странно, но в данном случае мне всё-таки следует довериться его опыту.
   - Ты и так очень много сделала для мальчишки. Без твоего участия и, кстати, без участия Мартинка не состоялся бы сегодняшний разговор.
   - И я рада, что Орлиден выбрал тебя, а не "свободу" в Замке наравне с теми, кто там прислуживает, но не развивается в магическом плане.
   Лоттор улыбнулся одними краешками губ.
   - Но если б ты слышала, как он выбрал меня! Ты была бы потрясена, я думаю. Он сказал, что Мартинк ему всё разъяснил: дескать, он имеет право быть в Замке когда угодно. Но... он хочет, чтоб я стал его учителем! Странно, секунду назад он говорил со мной, как виноватый слуга и вдруг - нате! - я слышу в его голосе снисхождение! Едва заметное, но снисхождение!
   Я махнула рукой.
   - А, нормально. Просто рабская психология... Человека приучили либо доминировать, либо подчиняться. Вот он и скачет из одной позиции в другую.
   - В этом-то и загвоздка, - сказал Лоттор. - Какой же ты маг, если обладаешь рабской психологией! Раб всегда пытается свалить ответственность на других. А безответственный маг, сама понимаешь, хуже некуда... Ответственность и сердечность - вот два момента, без которых нельзя начинать обучение волшебника. Поэтому я смог пообещать Орлидену только уроки музыки. А всё остальное - в зависимости от его намерения и усердия. Пусть ко мне как к человеку начнёт сначала относиться...
   - К человеку? - изумилась я. - Как это?
   - Обычно. Не как к "господину". Он же во мне абсолютно не замечает человека! Это моё основное условие. Я не могу доверять тому, кто не видит во мне человека. Так что я ему поставил такую цель: разгляди во мне человека, тогда и поговорим дальше.
   - А он?
   - Был ошеломлён. Впрочем, это ему полезно. Пусть думает. И чувствует.
   Закончив трапезу, мы в четыре руки вымыли посуду и начали собираться в дорогу. Лоттор предложил мне снова сесть за руль, но я отказалась, потому что неважно ориентировалась в темноте. Он согласился и, взяв свёрток, пошёл на выход.
   Я решила проверить, всё ли мы убрали на место и везде ли выключили лишний свет. Свет в прихожей решено было оставить, как он и был вначале. Справившись со всеми делами, я тоже направилась к выходу, однако меня насторожил какой-то шорох в глубине дома.
   Я прошла по узкому коридорчику и приоткрыла дверь в комнату, откуда доносился странный звук. Звук мгновенно стих.
   В темноте я ничего не могла разглядеть и пошарила по стене рукой в поисках выключателя. Ага, вот и он. Я зажгла свет. Передо мной предстала уютная деревенская спальня - кровать, комод, три стула, шкаф... Кровать была покрыта мягким одеялом в сине-зелёную клетку. Сверху, уютно устроившись, контрастным пятном возлежал рыжий кот.
   Уран!
   Увидев старого знакомца, я бросилась к нему и заключила в объятия. Кот замурлыкал, лизнув меня в щёку своим шершавым языком.
   - Как ты здесь оказался, милый? - спросила я. - И чем же ты питаешься?
   - Должно быть, местными мышами, - раздался на пороге голос Лоттора, который вернулся за мною, обратив внимание на моё долгое отсутствие. - Уран - кот особый. Он не висит ни на ком, в отличие от основной массы домашних питомцев. Хочешь - возьми его с собой. Если, конечно, он тоже захочет...
   Кот не возражал. Кроме того, я давно поняла, что Уран никогда не появляется "просто так". Каждый раз он приносит с собою очень важные события...
  

Глава 22

ДВА УЩЕРБНЫХ ВОЛШЕБНИКА

  
   - Шесть пропущенных вызовов, - констатировал Лоттор, когда мы въехали в зону действия мобильной телефонной связи. - Знаешь, никак не пойму: как это Дэннир сумел сотворить такое? Огородил свою территорию непроницаемым для радиоимпульсов куполом...
   - Может быть, просто место неподходящее, - предположила я. - За городом часто плохая связь.
   - Не исключено, - согласился Лоттор. - Но не мог же он пятьдесят лет назад думать об этом! Домику-то примерно столько лет! Или даже чуть больше.
   Я пожала плечами. Не знаю. Либо это совпадение, либо уловки Дэннира.
   - Всё же электричество там есть, - сказала я.
   Лоттор кивнул головой в знак согласия. Теперь он, припарковав машину у обочины, сосредоточенно проверял пропущенные звонки.
   - Так, значит Пип... О! Лакатама аж два раза! Келлани... Отлично! Келлани здесь. Это хорошо. А это - от сотрудников... Ладно, сотрудники подождут, Лакатама тем более.
   Он набрал номер и приложил телефон к уху:
   - Да! Привет, привет, Келлани!.. Я рад... Ну ещё бы!.. Во владениях господина Дэннира, разумеется! Ха...
   Они минут пять о чём-то беседовали. Я же перевела внимание на Урана, свернувшегося в клубок на заднем сидении автомобиля. Кот лежал, прислонившись к свёртку, принесённому Лоттором из домика Дэннира. Я протянула руку и почесала котика за ушком. Он зевнул и потянулся, после чего снова свернулся в клубок.
   На небе сияли звёзды. Я высунула нос из окна, вдыхая прохладный осенний воздух и глядя на яркое загородное небо. Оно действительно было ярким из-за огромного количества звёзд, видимых на тёмном фоне. Мне вспомнилось платье Лакатамы на её вечеринке. Такое же звёздное. Такое же яркое. Вспомнилась сама вечеринка... Затем мне стало грустно неизвестно почему. То ли я жалела Лакатаму, то ли грустила из-за несовершенства человеческой природы. Понятно, сама она виновата, но всё же... Жалко терять такую волшебницу! А теперь она ещё больше себя потеряла - ей о возвращении в Замок следует думать, а она выясняет отношения с Орлиденом. "Умнее" и не сочинишь...
   Лоттор тем временем говорил с Пипом. Из разговора явствовало, что Лакатама снова в особняке. Ждёт хозяина...
   - Поехали быстрее, - со смехом проговорил Лоттор, заводя машину и вновь трогаясь в путь. - Иначе вместо своего дома я встречу одни руины. Пип, Лакатама и Орлиден - самая взрывоопасная смесь, которую можно только представить.
   - А Келлани? - спросила я. - Она где?
   - Сейчас, к сожалению, в другом городе. Будь она у меня сейчас в особняке, я б не волновался - она умеет смягчить накал... Так что теперь вся надежда на тебя, Гави.
   Я внутренне напряглась, как всегда в таких случаях, когда с меня требуется что-то важное и ответственное.
   - А... а что я должна делать?
   Лоттор рассмеялся:
   - Да ничего. Могу сказать, что ты не должна делать: напрягаться и зажиматься, как сейчас. Попробуй поговорить с Лакатамой - ни о чём серьезном, просто поговори и всё. Честно говоря, я не знаю, как она к тебе относится - она ни разу не говорила о тебе.
   - И не думала?
   - Не знаю. Она умеет скрывать свои мысли. Я не все её мысли могу прочитать.
   - А почему она ненавидит Орлидена?
   - Не знаю. Может быть, ей просто хочется кого-то ненавидеть и выказывать свою ненависть. Орлиден - наиболее подходящий кандидат из всех нас. А может быть и другое объяснение - в Орлидене она видит своё отражение. Два ущербных волшебника...
   Я улыбнулась и дотронулась до руки Лоттора.
   - Знаешь что, - предложила я, - в таком случае, надо бы объединить их! Из двух ущербных волшебников авось один полноценный и получится! А там, глядишь, и до двоих дорастут!
   Лоттор резко обернулся ко мне.
   - Гави! А ведь это идея! Гениально! Именно так мы и поступим. Только... - он состроил трагическую гримасу. - Только если мой дом они разнесут на части, ты поможешь его чинить?
   Я расхохоталась в ответ.
   Доехав до места, Лоттор поставил в гараж машину, и мы направились к особняку. Уран проследовал за нами, чинно ступая по дорожке и покачивая поднятым вверх хвостом.
   В окнах второго этажа горел свет. Это означало, что все собрались либо в гостиной, либо в библиотеке.
   - Интересно, почему выключен свет на кухне? - удивился Лоттор. - Обычно в это время там постоянно кто-то есть... Ладно, давай отнесём этот свёрток ко мне в кабинет.
   - Кстати, а что там, в этом свёртке? - поинтересовалась я.
   - Два старинных зеркальца, вышитое покрывало и дудочка. Только давай не будем сейчас их исследовать. Отложим до завтра.
   На втором этаже мы расстались. Лоттор пошёл к себе в кабинет, я же направилась в гостиную, откуда доносились волны прямо-таки раскалённой атмосферы. Войдя, я поприветствовала Пипа и Лакатаму, находившихся там.
   - Рад тебя видеть, - улыбнулся Пип.
   Лакатама лишь сухо кивнула головой.
   Я нашла кресло как раз где-то посередине между ними и села, ожидая прибытия Лоттора. Он, в свою очередь, не замедлил появиться. Даже не переоделся, - отметила я. Войдя в комнату, он быстро "отсканировал" пространство и прошёл в точку, находившуюся ровно напротив меня, и на одинаковом расстоянии от Пипа и Лакатамы. В результате наша группа образовала нечто, напоминающее ромб.
   - Рад приветствовать всех, - чуть поклонился Лоттор и затем уселся на стул, который заранее пододвинул.
   - Ты мне не перезвонил, - вскинув голову, заявила Лакатама.
   - Да, - просто ответил Лоттор.
   - Это невежливо.
   - Тебе виднее...
   - Я бы хотела поговорить с тобой.
   - Говори, - улыбнулся Лоттор.
   - Наедине! - подчёркнуто произнесла Лакатама.
   Лоттор усмехнулся:
   - Тогда тебе придётся ждать своей очереди. Может быть, до послезавтра.
   Лакатама вспыхнула:
   - Ты пользуешься моей слабостью и делаешь всё возможное, чтобы унизить меня.
   - Нет, это не так, - ответил Лоттор. - Просто я ценю своё время.
   - Просто ты боишься меня, раз не желаешь быть наедине! - дёрнула плечом Лакатама.
   - Ну вот, - развёл руками Лоттор. - Какой я, оказывается, многогранный - и пользуюсь слабостью, и боюсь одновременно... Ладно, ребята, вы уже ужинали?
   - Да, только все поодиночке, - отозвался Пип.
   - А где Орлиден?
   - В библиотеке. Уроки учит как примерный мальчик...
   - Ладно, - решилась Лакатама. - Тогда будете слушать все. Почему мальчишка до сих пор здесь, а?
   - А где же прикажешь ему быть? - удивился Лоттор.
   - Ты обещал его выгнать.
   У Лоттора округлились глаза. Он даже чуть привстал с места.
   - Чего??? Я тебе такого никогда не говорил. Орлиден - мой слуга. Почему я должен отказываться от него? Разве только... разве только, если ты займёшь его место! Тогда Орлиден сразу же перестанет быть моим слугой.
   - Я??? - взвизгнула Лакатама. - Да ты... Да я не менее знатного рода, чем ты! Да я... Да как ты смеешь?
   - Ну и что? - равнодушно пожал плечами Лоттор. - Значит, будешь служанкой знатного рода... А я буду перед всеми хвастаться таким приобретением! Правда, Пип?
   Пип хмыкнул.
   - Ну так как, Лакатама? - продолжил Лоттор. - Решение только за тобой.
   - Вот ещё, - раздражённо ответила она. - Я и так твоя сотрудница в этом... издательстве...
   - Значит, Орлиден остаётся, ничего не поделаешь. Но я могу взять с него слово, что он больше не будет тебя толкать.
   Лоттор поднялся с места, подошёл к звонку и вызвал Орлидена.
   Тот незамедлительно явился.
   - Орлиден, ты должен дать мне слово, что не будешь больше толкать Лакатаму.
   Подросток молчал, теребя пуговицу на своей рубашке и бросая исподлобья взгляды на каждого из нас.
   - Почему ты молчишь? - спросила я.
   - Потому что я не могу дать такого слова, - быстро ответил Орлиден.
   Мы все несказанно удивились. Даже Лакатама сменила раздражённое выражение лица на изумлённое.
   - Правда, не могу, - опустил голову Орлиден.
   - Почему же? - спокойно спросил Лоттор.
   - Так вы же все сто раз говорили, что если маг даёт слово, он должен его держать! А вдруг она снова нападёт на мой ноутбук? Что же мне, жертвовать им неизвестно ради чего???
   - То есть, - сказал Лоттор, - ты не можешь дать слово из-за ноутбука? А если Лакатама тоже пообещает, что не будет покушаться на твой ноутбук, - тогда дашь?
   - Знаете, - ответил Орлиден, поворачиваясь к нам лицом и становясь почти спиной к Лакатаме, - я могу пообещать, что не буду толкать её первый. Но я не хочу отказываться от самозащиты. По-моему, это было бы глупо... Простите...
   Он снова опустил голову.
   - Браво! - хлопнул в ладони Лоттор. - Надеюсь, тебя это устроит, Лакатама?
   - Я так и знала... - процедила она. - Хорошо. Вопрос исчерпан. Я в вашей власти, и вы этим пользуетесь.
   Она встала, чтобы удалиться. Лоттор преградил ей дорогу, после чего, галантно, взяв её под руку, усадил на диван. Сам сел рядом.
   - Моя дорогая, - мягко сказал он. - Ты действительно в нашей власти. Потому что только в нашей власти вновь открыть дорогу для тебя в Замок. Потому что сейчас никому, кроме нас, до тебя нет никакого дела. Ты это понимаешь?
   - Я уже благодарила тебя за то, что ты согласился мне помочь, - буркнула Лакатама.
   - Я это помню. Но теперь ситуация изменилась. Твоя проблема слишком велика для меня одного. К тому же, я живу в окружении некоторых людей, с которыми тесно связан. Только все вместе мы сможем помочь тебе. И ты должна сделать так, чтобы каждый захотел тебе помочь. Иначе, - он развёл руками, - иначе плохо дело...
   - И что я должна сделать?
   - Сделать так, чтобы тебе захотели помочь: Пип, Гави, Келлани и... Орлиден!
   - Кто-о??? - в ужасе отпрянула Лакатама.
   - Все четверо, кого я тебе назвал - Пип, Гави, Келлани, Орлиден.
   Далее, как и ожидалось, следовала немая сцена, в ходе которой Лоттор, а затем и Пип, спокойно покинули помещение, оставив Лакатаму в оцепенении переваривать услышанное. Орлиден, вздрогнув, убежал в противоположном направлении, напоследок бросив умоляющий взгляд в мою сторону. Должно быть, он хотел позвать меня с собой, но у меня были иные планы. Я решила поговорить с Лакатамой. Пододвинув стул к дивану, где она сидела, я сказала:
   - Не понимаю, почему ты избегаешь меня. Тогда, на поляне, ты говорила, что нашла во мне сестру, а теперь...
   Лакатама мрачно посмотрела на меня.
   - Тогда у меня было много сестёр. Я думала, что было... И где они?
   Она развела руками. Я пожала плечами.
   - Я не отвечаю ни за кого из твоих поклонниц. Что касается меня самой, то я не переменила к тебе отношения. Как тогда, так и сейчас отношусь.
   - Да неужто? - скривилась Лакатама.
   - Просто с самого начала я тебе не шибко доверяла. А когда ты захотела опоить меня сомой...
   Лакатама вздрогнула и напряглась:
   - Ты знала?
   - Знала.
   - То-то я удивилась, что ты исчезла. Значит, ты не пила.
   - Нет.
   - Ясно...
   Она замолчала и отвернулась.
   - Я только не знаю, - продолжала я, - зачем тебе это было нужно. Все говорят, ты хотела взять с меня какую-то клятву вопреки моей воле. Зачем?
   - Я хотела... я хотела сломать тебя. Хотела оттянуть тебя от Дэннира и Лоттора и подчинить себе.
   - Зачем?
   - "Зачем, зачем"... - передразнила меня Лакатама. - Отомстить Лоттору, вот зачем. Иди, можешь ему передать эту замечательную новость.
   - Не вижу смысла, - улыбнулась я. - Уверена, он об этом знает. Кстати, не только он в курсе твоих манипуляций с сомой. Об этом говорят многие в Замке. А Орлиден? Его ты тоже в Коричневый мир послала ради мести Лоттору?
   - Да. Впрочем, он сам виноват. Инструкции надо внимательно читать, когда находишься в Зале магических игр. Ты-то вот сому не выпила...
   В ответ я лишь поинтересовалась, какое же истинное отношение Лакатамы ко мне, если все её слова на вечеринке были не чем иным, как враньём.
   - Да какая тебе разница, - ответила она.
   - Значит, есть разница, если я спрашиваю.
   - Честно говоря, я даже не знаю, как ответить. Времени прошло совсем ничего, а ты круто изменилась. Тогда, на вечеринке, я воспринимала тебя как живую игрушку, принадлежащую другому человеку. Хотелось тебя отобрать, спрятать, сломать и посмотреть, что будет. Такие случаи были, даже в Замке. Учеников отбирали, переманивали, искушали.
   - И Замок терпел? - удивилась я.
   - А чего? - в свою очередь удивилась Лакатама. - Стандарты такого уровня, как у Лоттора, даже в Замке редкость. Ты удивлена?
   - Немного.
   - Всё намного проще и свободнее.
   - Может, Замок тоже развивается в нравственном плане, - предположила я. - Я не знаю, как там всё устроено, но мне кажется, что Замок непосредственно связан с людьми, обитающими там. Может, стандарты Лоттора ему оказались близки! И Дэннира, и Келлани, многих!
   - Келлани! - присвистнула Лакатама. - Не ведьма, а ангел с крылышками. Нет, я к ней хорошо отношусь, но...
   Она махнула рукой куда-то в сторону и замолчала.
   - Ну так что? - подтолкнула я её. - Ты говоришь, я изменилась.
   - Изменилась. Теперь с тобой... как бы это... считаться приходится. Вот! Слушай, Гави, откровенность за откровенность - ты сама о соме догадалась или кто подсказал?
   - Честно? Подсказал. Мартинк. Он тоже у тебя там был.
   Лакатама фыркнула.
   - А-а. Этот... Когда я училась в школе, девчонки из моего класса увлекались его музыкой. Грампластинки покупали. Даже фотографии его собирали. А я его терпеть не могла. Кривляка и позёр. Теперь-то вот какой - сама любезность и элегантность. А после знакомства с Зелинтой - прямо незаменимый из незаменимых...
   - Ты же сама сказала: люди меняются... Может быть, и Замки меняются... Стало быть, и тебе придётся измениться, если хочешь вернуться в Замок...
   Лакатама приготовилась было огрызнуться, но сдержалась. Видимо, моя правота была очевидна. Всё же она сказала в ответ:
   - По сравнению со мной ты - мелкая девчонка. Что ты можешь понимать в моих проблемах? Может быть, ты полагаешь, что знаешь, как мне следует измениться? Знаешь путь?
   - Не уверена, - честно ответила я. - Знаю лишь только то, что тебе не надо смотреть на нас как на тараканов. У тебя все разделены на "высших" и "низших", как будто кто-то провёл водораздел. Интересно, Дэннир "высший" или "низший" для тебя, а?
   - Дэннир - великий маг. Он вне конкуренции.
   - Ясно. "Высший", - ухмыльнулась я.
   - Конечно, высший! - не поняла моего сарказма Лакатама. - Сильнее его только Зелинта, насколько мне известно.
   Я попыталась возразить, что в Замке обитает очень много сильных магов, на что Лакатама безапелляционно заметила:
   - Чушь. Вот раньше действительно были сильные маги. Я застала нескольких из них. Тимэну, например.
   - Наставницу Дэннира?
   - Именно. Какое-то время она обучала меня. После смерти моей бабушки...
   - Бабушки?.. - удивилась я.
   - Да. Моей первой учительницей волшебства была родная бабушка. Так что волшебство во мне наследственное, в отличие от всех тут присутствующих. Бабушка привезла меня в Замок и стала обучать, но, к сожалению, вскоре умерла.
   - Жалко, - ответила я.
   Лакатама скользнула по мне снисходительным взглядом и замолчала, глядя на пламя камина, который сегодня впервые разожгли ввиду наступившей прохлады. Я поняла, что больше она не хочет говорить со мной, однако уходить я не спешила. Пусть Лакатама уйдёт первая, а я помедитирую, глядя на огонь.
   Я подошла к камину и поворошила угли.
   - Привет, - сказала я огню.
   Вместо ответа в кармане моём запел телефон. Поглядев на дисплей, я страшно удивилась - звонил Лоттор.
   - Гави, хочу тебя попросить, - сказал он, - когда освободишься, зайди ко мне, хорошо?
   - А ты где? - не поняла я.
   - В кабинете. Не забудь, пожалуйста.
   Я закрыла телефон и рассмеялась про себя. Вот они, достижения техники! Человек в десяти - пятнадцати метрах от тебя, а надо же! - звонит! Повернувшись к Лакатаме, я заметила на себе её пристальный взгляд.
   - Лоттор? - спросила она.
   - Да. А что?
   - Ничего... Просто я сразу поняла, что это он. А ты - нет. Ты не поняла. Ты удивилась.
   Ага, разговор продолжается. Ну-ну... Лакатама начала конкурировать со мной. Показывает превосходство. Вот оно ей надо...
   Я вернулась на своё прежнее место. Только на сей раз я села не на стул, а на диван рядом с Лакатамой.
   - Я не имею права удивляться? - спросила я спокойно.
   - Я этого не говорила, - в свою очередь удивилась Лакатама.
   Она поднялась с места.
   - Надеюсь, - проговорила она, - господин Лоттор не предполагает, что я поеду в город в половине первого ночи?
   - А ты позвони ему, - улыбнулась я.
   - Да уж... Чтоб он снова на мой звонок не ответил? Нет. Я помню, где ночевала в тот раз. Авось не выгонит.
   Да, тяжело с тобой, госпожа волшебница. Уж не знаю, чему учила тебя бабушка, но ценности твои работают против тебя же самой. "Высшие - низшие". "Я угадала - ты нет". "Я потомственная - вы неизвестно кто"... И, тем не менее, именно тебя, "потомственную", исторгает Замок, в то время как даже малыш Орлиден спокойно может пребывать там.
   Я ещё раз поворошила угли в камине и глянула на часы. Точно! Уже без двадцати час. Обычно я сплю в это время и вижу десятые сны. А ведь ещё к Лоттору зайти обещала!
   Я прошла к нему в кабинет. Дверь была открыта, и он сразу прореагировал на моё появление, поманив к себе рукой.
   - Заходи. И закрой лучше дверь. Она пошла спать?
   - Да, - ответила я.
   - Хорошо. Я позвал тебя, потому что должен убедиться, что Лакатама не накидала на тебя агрессивные сгустки силы. Если они прицепятся к тебе, могут вызвать кучу проблем.
   - Агрессивные сгустки???
   - Именно. Так...
   Он взял какой-то прозрачный камень и стал сквозь него осматривать меня со всех сторон. Затем вытащил из свёртка, который мы привезли, два небольших зеркала и начал исследовать моё отражение, поднося зеркала ко мне и глядя в них сверху и снизу. Закончив исследование, он облегчённо вздохнул:
   - Всё нормально. Должно быть, ты стала сильнее, чем я думал.
   - Я рада, - ответила я. - Хотя ты так мне и не рассказал про эти "сгустки". Что это?
   - Я думал, ты знаешь. Любая негативная эмоция несёт с собой такой сгусток. Чем сильнее эмоция, тем сильнее сгустки. Прицепляясь к энергетическому телу человека, они вторгаются, я бы сказал, просто вгрызаются в него и делают пробоины. Чем слабее человек, тем уязвимее он для этих сгустков. Дальше - эмоциональные проблемы, проблемы со здоровьем и прочее.
   Лоттор объяснил, что такие сгустки может исторгать любой человек. Но обычно они слабые, так сказать, "недоношенные" и особого вреда никому не причиняют. Иное дело, если злится такая ведьма, как Лакатама. Её агрессивные сгустки, словно пули против "ватных шариков" иных людей. К тому же она из колдовского рода, в котором, по поверью, рождались оборотни. Так что её "сгустки" могут быть наполнены звериной силой, что весьма опасно в некоторых случаях.
   - Оборотни? - поразилась я. - Она - оборотень?
   - Я же сказал тебе - "по поверью", - уточнил Лоттор. - Лакатама действительно женщина знатного происхождения, как ты слышала. Но если по отцовской линии род её наследовал знатный титул, то по материнской линии - она наследная ведьма, причём не самого светлого толка. Мы почти ровесники, как ты знаешь. Родилась она в середине 20-го века, и попала в тот самый период, когда мир переделывали, кроили на части и шили что-то совершенно новое. Во многих странах люди теряли титулы и состояния. Семья Лакатамы оказалась в их числе. Они уехали из родной страны, и Лакатама стала учиться в обычной школе как самая обычная девочка. Поначалу она даже не подозревала о прошлом своей семьи и готовилась поступать в институт, чтобы стать переводчицей (у неё прекрасные способности к иностранным языкам). Но тут приезжает её бабушка и почти насильно увозит её в Замок. Каким образом бабушка её оказалась связана с Замком - я не знаю. Известно лишь, что несколько лет спустя она погибла при самых странных обстоятельствах. Лакатама осталась. Несколько магов опекали её, в том числе моя наставница и наставница Дэннира. Тут-то и я с нею познакомился, хотя близко сошлись мы лишь много лет спустя. Ненадолго, как ты знаешь. Потом она не вынесла "знакомства с самой собой" и обвинила во всём меня.
   - А теперь - новый этап?
   - Смотря чего... Если ты о нашей любви - то вряд ли... Но мне почему-то очень важно вернуть её в Замок. Более того, мне кажется, что если я это сумею сделать - то смогу полностью раскрыть силу своего сердца. Ведь проблема Лакатамы исключительно в сердечности - ни в чём ином...
  

Глава 23

"ЗЕЛЁНЫЕ ЧЕЛОВЕЧКИ"

   Проснувшись на следующее утро, я застала Мартинка, сидящего у меня в ногах на кровати.
   - Привет, - зевнула я. - Что ты здесь делаешь?
   - Сны твои подглядываю, - ответил он. - Ты разве не знала, что я умею это делать?
   - Нет, не знала. Ну ладно, подглядывай дальше, - снова зевнула я и повернулась на бок.
   - Эй, Гави, - тронул он меня за ногу. - Да я пошутил. Не умею я подглядывать чужие сны. Я думал, ты сразу вскочишь, испугаешься. Представляешь - к человеку лезут в подсознание без его ведома! Тихий ужас! А тебе будто всё равно...
   - Мои сны неинтересные. Снилось, что ходила по грибы. А потом вдруг кошка приснилась с усами как у сома... Вот и всё. А вообще-то я рада тебя видеть.
   Мартинк картинно поклонился:
   - Спасибо, дорогуша. Наш мальчик-то как?
   - Орлиден, что ли? Да нормально. Лоттор разрешил ему учиться музыке, если ты будешь с ним заниматься.
   - Ну и дела! - всплеснул руками Мартинк. - Конечно, буду! Только где? Здесь, что ли? Или ради такого дела он будет отпускать парня в Замок?
   - Не знаю, - сказала я, скинув ноги на пол и надевая халат. - Спроси сам у Лоттора.
   - Только если он соизволит выйти из своих заколдованных апартаментов. Я-то ко всем сегодня успел заглянуть. Даже к шовинистке-феминистке. А к нему - никак. Он, похоже, на кабинете и спальне своей заклятье какое-то держит. Туда не протолкнёшься...
   - Я знаю. Но он, полагаю, выйдет завтракать. Вот и подойди к нему!
   Мартинк согласился. Затем объявил, что пойдёт пообщаться с Орлиденом, который тоже, наверно, проснулся.
   Я переоделась и спустилась в кухню, где Пип уже стоял над плитой и что-то готовил к завтраку.
   Я сообщила ему о появлении Мартинка, но он почти никак не прореагировал на это. Его больше беспокоило присутствие Лакатамы, которая своим эмоциональным состоянием вносила существенное напряжение в общую атмосферу дома.
   - Я её за километр чую, - проворчал он. - Такая серая липкая ядовитая эмоциональная масса... Чем её душа напичкана? Прямо не знаю...
   - Соперничеством, - сказала я. - Чувством превосходства над другими. Может, чем-то ещё.
   - Согласен. "Чем-то ещё" - самый верный ответ. Возможно, это следствие её мыслей и прошлых поступков так смердит...
   Я удивилась - мыслей и прошлых поступков? Как это?
   На мой вопрос Пип ответил, что каждая мысль и каждый поступок имеют свою атмосферу. Накапливаясь в эмоциональном поле человека, проявления атмосферы становятся ощутимыми для окружающих. От одного исходит атмосфера радости, от другого - атмосфера света, от третьего - атмосфера "глобальных проблем", от четвёртого - злобы, от пятого... Ну и так далее. Некоторые люди вообще распространяют спутанную атмосферу, так как и мысли, и поступки у них не отрегулированные - сегодня они добры, благородны и душевны, а завтра учинят какую-то пакость, будто так и надо!
   Пип поморщился:
   - Я вообще не уверен, что Лоттору удастся вернуть Лакатаму в Замок - с такой-то атмосферой её души... А ты как думаешь?
   Я пожала плечами и покачала головой.
   - Лоттор хочет, чтобы мы все ей помогли...
   - Нет!
   Пип остановился, подняв кверху указательный палец. Затем продолжил:
   - Он хочет, чтобы она сама сделала так, чтобы мы согласились ей помочь. А это, знаете ли, совсем иное дело. Однако я не ощущаю никакого движения с её стороны... О! Вот и Орлиден. Помоги накрыть на стол, пожалуйста.
   Орлиден, который только что переступил порог кухни, похоже, был ещё в сонном состоянии. Кивнув головой Пипу и приняв из его рук тарелку, он медленно обернулся в мою сторону.
   - Га-ави, - почти зевнул он. - Тебя Мартинк хочет видеть. Наедине. Поднимешься к себе в спальню, ладно? Он там.
   Ладно. Наедине так наедине. В спальне так в спальне.
   Я зашагала вверх по лестнице и почти столкнулась с Лакатамой, которая спускалась, держа на руках... Урана!
   - Ой, - воскликнула я. - Как неожиданно...
   Лакатама остановилась.
   - Это твой кот? - спросила она.
   - Отчасти, - улыбнулась я. - Но в данную минуту он - твой.
   - Я заметила, - проворчала Лакатама. - Он всю ночь со мной спал. Вообще-то я не очень люблю кошек. И они меня тоже избегают. Но этот... Сегодня утром я спросила Лоттора, чей этот кот. Он сказал - твой. Чтоб я его тебе отдала.
   - Ты его просто отпусти. Он сам найдёт дорогу. Хотя, если хочешь, я могу взять его.
   Не понимаю, зачем Лоттор говорит, что он мой... Не хуже меня знает, что это не так.
   Лакатама помедлила. Затем вдруг прижала кота к себе.
   - Нет. Знаешь, я вдруг почувствовала такое тепло, исходящее от него! Не физическое тепло, какое-то другое... Давно мне так не было приятно. Я лучше подержу кота у себя. Покуда не придёт время уходить в свою убогую квартирку...
   Она прошла дальше, а я направилась к Мартинку, который оказался на том же месте, где я застала его, только что проснувшись.
   - Говорил с Лоттором, - хмыкнул он. - Он сказал - сюда приходить. Дескать, рано мальцу летать в Замок. Ну, как хочет... Моё дело - предложить помощь...
   - Ну и отлично, - сказала я. - Здесь тоже неплохо.
   - Это уж для кого как, - поднял палец Мартинк. - Мне тут, знаешь ли, не шибко уютно. Я бы хотел тебя попросить, чтобы ты вместе со мной присутствовала... во время уроков то есть... Заодно поможешь мне в уроках. Сегодня, к примеру.
   Ну конечно! Мартинк без сопровождения растает...
   - Если позволит время, - ответила я. - Сейчас не каникулы, много забот, сам понимаешь. Да и не съест тебя Лоттор! Ты ж не котлета!
   Скривив губы, Мартинк процедил что-то нечленораздельное. Затем более ясно добавил, что до сих пор смущается при виде Лоттора.
   - Напустит на себя важность аки король самодержавный. А я к простоте привык.
   - Давно ли? - воскликнула я. - Про тебя слухи иные ходили.
   Мартинк заново процедил нечто нечленораздельное. Я засмеялась:
   - Да ладно тебе! Ручаюсь, что "самодержавный король" даже не приблизится к вам во время уроков. Тебе нужно Титу опасаться, домработницу тутошнюю. Она тебя не увидит, но заподозрить может неладное, если Орлиден начнёт как бы сам с собою говорить.
   - Ясное дело, - согласился Мартинк. - Но с ней-то я не столкнусь, можешь быть уверена. Кстати, я вообще её ни разу не видал. Странная домработница - её никогда нет в доме. Для чего она тогда нужна?
   - Прихоть Лоттора, - объяснила я. - Я сама не до конца понимаю её предназначение. А сейчас она действительно очень редко появляется из-за Лакатамы. Лоттор боится, что столкновение этих двух дам может привести к непредсказуемым последствиям...
   Раздался стук в дверь. Я ответила, и на пороге появился Орлиден с приглашением завтракать.
   На сей раз Лакатама вела себя удивительно тихо. Она не возражала против кухни и "неправильных" вилок и почти не посылала уничтожающих взглядов в сторону Орлидена, который кушал вместе со всеми.
   После завтрака все разбрелись по своим делам.
   Лакатама уехала на работу в издательство, Лоттор вместе с Пипом улетел в Замок по какому-то срочному делу, а Орлиден пошёл в школу. Что касается нас с Мартинком, то мы были предоставлены сами себе. У меня был выходной, и я могла позволить себе не спешить.
   Ещё одним обитателем дома оказался Уран, который поселился в комнате Лакатамы и в настоящее время возлежал на подушке её кровати.
   - Странно, - сказал Мартинк. - Чего это кот так привязался к шовинистке-феминистке?
   - Вообще-то её зовут Лакатама, - ответила я.
   - И что это меняет? - надулся Мартинк.
   - Многое. Даже если она такая, как ты говоришь, что нам мешает начать думать о ней иначе? Как-то Лоттор мне сказал, что мысли других людей могут повлиять на судьбу человека. Поэтому важно сделать так, чтобы как можно меньше людей думали о тебе, пока ты ещё недостаточно силён. Ведь очень много людей распускают ядовитые мысли! С другой стороны, и наши мысли способны повлиять на других. Зачем же ты укрепляешь своими мыслями эти негативные качества Лакатамы?
   Мартинк уставился на меня с выражением немого изумления:
   - Ого! Ты прям-таки философ!
   - Да нет, просто культивирую "магию сердца". Келлани говорит, что мы все - ни чёрные маги, и не белые. Мы - радужные маги. Ведь сердце - центр радуги, которую создают наши чакры.
   Мартинк расхохотался.
   - Знаю-знаю. Увлекался я йогой в своё время. Цвет сердечной чакры - зелёный. Тогда надо говорить прямо - мы зелёные маги! Хи-хи! Зелёные человечки...
   Я ткнула его в плечо пальцем.
   - Ладно тебе... Мне-то что, я и зелёной быть согласна. Вообще-то это мой любимый цвет.
  

Глава 24

ДОМРАБОТНИЦА И ЕЁ КУЗИНА

   Звонок Лакатамы на мой мобильный телефон несказанно меня удивил. Я-то и не знала, что у неё есть мой номер... Она спросила меня, будет ли кто в особняке в течение ближайших четырёх часов. Или хотя бы двух. Ей необходимо поработать в компьютере библиотеки.
   Я ответила, что будем мы с Мартинком. Мартинк ждёт Орлидена из школы, чтобы позаниматься с ним музыкой. Я тоже буду с ними всё это время. Так что она может смело приезжать.
   Минут через пятьдесят Лакатама явилась. Я сама открыла ей дверь, заметив при этом, что Уран поселился в её спальне.
   - Вот как? - удивилась Лакатама. - Странный кот...
   - Почему же? Кот - колдовской, поэтому неудивительно, что ему ты нравишься. Ты же сильная волшебница.
   - Ну разве что колдовской... - пожала плечами Лакатама.
   - Обедать будешь? - предложила я.
   - Если есть время... Я должна успеть поработать с файлами.
   - Теперь на дежурстве Орлиден, - ответила я. - Он не уйдёт никуда, так что, наверно, можешь заниматься хоть до вечера.
   - Орлиден!.. - вспыхнула Лакатама, но мгновенно остыла.
   Затем добавила:
   - Странно, что у Лоттора только один слуга. С его домищем целый штат был бы полезен!
   - У него есть ещё и Тита, домработница, - объяснила я. - Но она приходящая. Прибирается в доме, иногда еду готовит.
   - Тита? - удивилась Лакатама. - Забавно. Вообще-то редкое имя.
   - Почему забавно?
   - Просто так мою кузину зовут. А сколько лет этой вашей Тите?
   - Насколько помню, за шестьдесят где-то.
   - Хм... как и моей кузине. В детстве и отрочестве мы активно дружили, пока меня не забрала бабушка. Потом мы редко виделись. Очень редко. Но я бы её узнала. У неё нет, случайно, дочери и внука?
   - Есть... Господи, Лакатама, да неужели ты думаешь, что твоя кузина и домработница Лоттора - одно и то же лицо???
   Лакатама задумалась. Воспользовавшись минутой, я отошла, чтобы поставить чайник.
   - Не знаю, - наконец ответила Лакатама. - Всё может быть. Она неблагородного происхождения женщина...
   - Твоя кузина?
   - Ну да... Понимаешь, у моей бабушки, колдуньи, были две дочери. Одна из них - моя мама. Она вышла замуж за барона, моего отца. Бабушке это не слишком нравилось, потому что она видела своих дочерей продолжательницами своего дела, а знатной даме трудно совмещать активную светскую жизнь с колдовством. Раньше было проще, а в эпоху расцвета журналистики - почти никак... Ты постоянно на виду, что называется "под прицелом"...
   Потом ситуация изменилась, родители были вынуждены бежать из страны, но мама всё надеялась вернуться к светской жизни. Ей это понравилось. Поэтому бабушка сделала ставку на меня, свою внучку.
   - И родители тебя отпустили?
   - Как видишь, - развела руками Лакатама. - Но ты не знаешь моей бабушки... С ней никто не мог спорить. Видимо, пригрозила моим родителям... Но я не об этом. Была ещё и вторая дочь. Поначалу бабушка решила переключиться на неё. Но тётя моя совершила, по мнению бабушки, - ужасающий поступок. Она вышла замуж за священника! Можешь себе представить?
   - Ну и что? - удивилась я.
   - Как "ну и что"? Ты же знаешь, как они относятся к колдунам! К тому же, тётка моя всё ему рассказала и пообещала никогда не заниматься магией. Это стало известно вскоре после того, как мои родители убежали из страны и поселились у тёти с мужем. Тётка давно уже не жила с нами. Она уехала учиться и почти совсем пропала из нашего поля зрения. Она была старше моей матери, хотя Тита, напротив, моложе меня. Бабушка не особо переживала. Она считала мою маму способнее. И лишь после того, как поняла, что мама не будет учиться колдовству, вспомнила о тётке.
   По словам Лакатамы, тётка с мужем жили скромно и уединённо.
   - Узнав о несчастье, постигшем нашу семью, они сами нашли нас и предложили у них поселиться. Это было роковым решением. Бабушка узнала о профессии своего зятя. Тот час же она забрала меня в Замок, а через какое-то время прокляла и тётку, и её мужа... Более того, от ярости она порчу какую-то напустила на них, насколько мне известно...
   - Н-да, - пробормотала я. - Я вполне понимаю священников, которые отвергают таких магов, как твоя бабушка... И что дальше?
   Дальше, как рассказала Лакатама, священник умер. Тита, их дочка, тогда была подростком. Вскоре умерла и бабушка. Погибла странной смертью.
   - Как? - поинтересовалась я.
   - Не знаю, - поёжилась Лакатама. - Её нашли в поле. Говорили, будто она упала с огромной высоты и разбилась. Будто с самолёта, или вертолёта...
   - ...или с воздушного шара, - закончила я.
   Лакатама подалась вперёд:
   - Не хочешь ли ты сказать, что она упала с воздушного шара, на котором летают в Замок?..
   - Я ничего не хочу сказать. Просто пришла мысль...
   - Но шары - самое безопасное средство передвижения. Они никогда не дают сбоев в работе!
   - Вот именно, - мрачно сказала я.
   Должно быть, бабушка каким-то нечеловеческим усилием воли преодолела боль и страхи и всё-таки полетела на шаре в Замок. Но не долетела... Я не стала говорить об этом с Лакатамой, но подумала, что понимаю теперь, откуда у неё такой характер. Бабушкина кровь, не иначе.
   - Потом Тита выросла, вышла замуж, но развелась. И её дочь тоже... Проклятье бабушки коснулось и их, но в облегчённой форме. Несмотря на страстное желание иметь семью, у них ничего не выходило.
   - А тётя твоя? Она как?
   - Тётя ослабла после смерти мужа. Болела сильно. Теперь уже мои родители её содержали. Затем тоже умерла. Нет, - встрепенулась, наконец, Лакатама. - Неужели это она? Гави, у тебя есть её телефон? Я могу с нею созвониться?
   Нет, у меня телефона не было. Вот у Орлидена - вполне вероятно, что есть. Но я не решалась сказать об этом Лакатаме, не посоветовавшись с Лоттором. Если он не хочет, чтобы они были вместе - я не должна вмешиваться. Хотя почему же? Лакатама "выдаст" нас всех, сказав, что мы волшебники? Но ведь Тита никогда не воспримет это всерьёз, если...
   - Слушай, Лакатама, - поинтересовалась я. - А твоя кузина знает о Замке?
   - Вряд ли, - ответила она. - О Замке не принято говорить с непосвящёнными. К тому же, никто тебе не поверит, примут за ненормальную. Лично я никогда с Титой об этом не говорила. Да она и не спрашивала.
   - Понимаешь, - продолжила я. - Тита не знает, кто мы все.
   - И ты думаешь, - закончила Лакатама, - что я тут же открою вашей домработнице тайну? Извини, но я не идиотка.
   - Извиняю, - хмыкнула я. - А если домработница окажется твоей кузиной?
   - Что ж из того? К твоему сведению, сейчас мне совершенно невыносимо вообще с кем-либо говорить о Замке. Тем более с нею. Как, по-твоему, я построю беседу? "Знаешь, дорогая, все эти волшебники летают в Замок в параллельное изменение, кроме меня, конечно, так как меня оттуда выперли". Так, что ли?
   В ответ я пообещала Лакатаме, что постараюсь помочь ей раздобыть Титу.
   С тем мы и расстались. Она отправилась в библиотеку. Я же пошла к Мартинку, который уже вовсю занимался с Орлиденом.
   - Ну вот, и ты, наконец, - обрадовался Мартинк. - Присоединяйся! У меня идея родилась - а давай и Орлидена в нашу программу включим, а? Пусть сцену попробует мальчишка! Ты не против?
   - Нет, - ответила я. - Не против. Только у меня сейчас иной вопрос к Орлидену. У тебя есть телефон Титы?
   - Да, - удивился Орлиден. - Тебе он нужен?
   - Нужен.
   Орлиден порылся в своей телефонной книге и продиктовал мне номер. Я с радостью загрузила его в свой телефон и почти бегом отправилась к Лакатаме.
   Увидев моё радостное лицо, она с надеждой спросила:
   - Добыла?
   - Телефон? Да, конечно. Ты ей сама позвонишь?
   - Да...
   Лакатама набрала номер...
   В общем, это действительно оказалась её кузина Тита...
   Поговорив минут десять, Лакатама спешно засобиралась. Из разговора я поняла, что Тита продиктовала своей двоюродной сестре адрес и ждёт её сегодня же. Также я поняла, что Тита ничего не знала о пребывании Лакатамы у Лоттора. Не знает и теперь, так как Лакатама ни словом об этом не обмолвилась.
   - Пошла я, - в спешке проговорила Лакатама. - Файлы подождут. Она рада меня слышать. Подскажешь, где это?
   Она показала адрес, записанный на бумажке.
   Я объяснила.
   - Ладно, я пошла... - повторила Лакатама. - Да, прошу тебя, не говори никому обо всём этом, ладно? Я не очень хочу говорить Тите о своём знакомстве с Лоттором. Также не хочу, чтобы он и все остальные знали о моём родстве с Титой. Обещаешь молчать?
   Я пообещала не говорить. Но про себя добавила: "Однако ж я не могу пообещать не думать об этом... А кое-кто ох как хорошо умеет читать чужие мысли!"
  

Глава 25

"Я НЕ ХОЧУ ВОЗВРАЩАТЬСЯ В ЗАМОК!"

   В конце следующей недели мы с Мартинком, наконец-то, установили дату нашего концерта в Замке. С важным видом мой друг и партнёр по ансамблю заявил, что концерт - дело знаменательное, ибо это будет не просто наше первое публичное выступление среди магической аудитории. Это будет наша презентация как новых членов сообщества волшебников.
   - Понимаешь, - объяснил Мартинк, - мы ещё не были представлены в Замке официально. Это как быть представленным ко двору короля какого-нибудь...
   - И кто же там король? - удивилась я.
   - Да никто! Это я просто в качестве примера привёл. Чтобы подчеркнуть важность мероприятия. Кстати, твоё платье готово. Знаешь, какое красивое!
   - Ещё скажи, что ты его примерял! - фыркнула я. - Восточная принцесса ты наша...
   Мартинк скривил губы:
   - Не, размерчик не тот.
   - А ты будешь в своём средневековом костюме?
   - Ага.
   Я спросила про Орлидена - будет ли он с нами. Мартинк отрицательно покачал головой.
   - Нет, это наша презентация, не его. Дэннир отсоветовал выступать вместе с ним. Да я не против этого: по крупному счёту, ему ещё учиться и учиться, если честно. Но в качестве слушателя он будет. Его господин и повелитель снизошёл до того, что дал такое согласие. Правда, если пацана приведут в цепях и под конвоем - не удивлюсь...
   Здорово... Я уже соскучилась по Замку. Интересно, как там проявляет себя осень?
   Мартинк ответил, что осень там вполне нормальная - жёлто-красные листья, прохлада и грибы. Но в Замке очень тепло. Так что волноваться не стоит.
   - А время как там течёт? - обеспокоенно спросила я. - Ты договорился с Хранителями обо мне?
   Мартинк уверил меня, что со временем всё будет в порядке - я не опоздаю на свою работу ни в коем случае.
   - Лоттор обещал проконтролировать процесс.
   - Лоттор? Ты виделся с ним? - поинтересовалась я с некоторым волнением в голосе.
   Дело в том, что я испытывала тревогу в связи со своей помощью Лакатаме. Нет, я не осуждала себя за то, что помогла ей встретиться с кузиной. Но... Лакатама - есть Лакатама. Мало ли как могли развернуться события далее? К тому же в течение всей этой недели я не слышала ни слова - ни от неё, ни о ней...
   Лоттор был в Замке, Пип - тоже преимущественно в Замке или в своём интернате. С Орлиденом мы перезванивались, но он о Лакатаме ни слова не говорил. А я и не спрашивала. Знаете, бывает такое состояние, когда вроде интересуешься развитием событий, а задавать вопросы страшишься... Чтоб не накликать неприятностей на свою голову. Да, страусовая политика, но что ж поделаешь? Успокаиваешь себя тем, что если плохое случилтся - сразу узнаешь.
   Мартинк ответил, что Лоттора не видел ни разу. Но Дэннир с ним договорился. Точно. Дэннир за свои слова отвечает!
   - Так что не волнуйся! - хлопнул Мартинк меня по плечу. - А на будущее запланируй вообще не цепляться за свою работу железной хваткой. Твоя жизнь теперь в магическом мире. А работа - это так... игра! Чтоб просто не потерять связь с товарищами - сопланетниками...
   Я захихикала. Да уж... сопланетники... Лучше не скажешь!
   Да концерта оставалось пять дней. Я спросила о репетициях в концертном зале. Мартинк ответил, что по приезде сразу же начнём подготовку.
   - Я надрессировал хор и кордебалет. Все готовы как нельзя лучше. Тебе останется только снимать сливки!
   Ничего себе "сливки"... Я почему-то начала волноваться, хотя боязнью публики, в целом, не страдаю. "Презентация", "представление ко двору"... - все эти эпитеты повергли меня в лёгкий, но стойкий трепет. Неужели все маги соберутся на меня глазеть? Ужас.
   Мартинк ничего не знал об этом. Он снова вошёл во вкус концертной жизни, и количество публики его не беспокоило.
   - Я выступал и в огромных залах, и "в кругу друзей". И то, и другое по-своему прекрасно. Человек сорок я тебе гарантирую. Хотя их может оказаться почти 150 или больше. Но свыше трёхсот не жди. Просто такого количества магов в Замке не обитает. Стотысячные стадионы только в этом мире можно собрать. Там - исключено. Зато публика будет элитарная. Ну ладно, я полетел. Нужно ещё поработать над освещением. Полагаю, ты доверяешь мне в отношении спецэффектов?
   Господи, да конечно доверяю! Если за спецэффектами вообще не будет видно меня - просто отлично! Из меня та ещё певица... Одно успокаивает - наш концерт, действительно, нечто большее, чем просто выступление двух музыкантов. Это - возможность раскрыть свою душу и предстать перед сообществом волшебников такой, какая ты есть. А за душу свою я уже не переживала. Я начинала доверять сама себе. Так что волнение моё не стало перерастать в панику, а напротив, начало затихать и превращаться в какое-то тёплое озеро в районе солнечного сплетения и сердца.
   Вечером позвонил Орлиден. С трепетом в голосе он заявил, что Пип его забирает в Замок. В школе объявили карантин в связи с гриппом, и уроки отменены до конца следующей недели. Ура!
   Я пожелала ему удачи и счастливого пути. Затем вспомнила о Лакатаме. Как она поживает? Что делает? Позвонить ей лично я не решалась, боялась показаться навязчивой и любопытной. Но любопытство моё боролось с тревогой.
   Я позвонила Келлани, но телефон её не отвечал. Ясно, скорее всего, она тоже не в нашем мире. Так же, как и Дэннир... В общем, одна я осталась. Хотя...
   Любопытство победило. Не без душевного трепета я набрала номер Лакатамы.
   Она ответила, и я не узнала её голос. Он был на редкость весёлый и какой-то "переливчатый".
   - Гави! Ты куда пропала?
   Я пропала??? Ну и ну...
   - Никуда, - с удивлением ответила я. - Вот звоню, как слышишь...
   - А я гощу у сестры. И представляешь? - кот меня нашёл! Теперь он со мной поселился. Я думала, Тита выгонит нас обоих. Так нет - и коту место нашлось.
   Я осторожно заметила, что особняк, видимо, опустел...
   - Ну и ладно, - заявила Лакатама. - У внука Титы отличный компьютер. Правда, парень "подсадил" меня на игры, представляешь?
   Я вспомнила Зал Магических Игр, но промолчала. Нет, буду больше слушать, чем говорить. Лакатама, тем временем, поинтересовалась, не видала ли я кого-нибудь из "наших". Я упомянула о Мартинке и о будущем концерте.
   - Я рассказала сестре, что работаю в издательстве Лоттора, - сказала Лакатама. - Она сильно удивилась, конечно. Дескать, мир тесен и всё такое... У неё есть ключ от особняка. Но в последнее время она редко туда ходит. У хозяина, дескать, племянница есть. Переехала в наш город и часто бывает у дяди. Всё по дому сама умеет делать. Угадай, кто эта племянница?
   -Про меня речь, что ли? - осторожно поинтересовалась я.
   - Именно. Смешно, правда? Тита только уборкой теперь занимается. Раз или два в неделю. А зарплата у неё прежняя. Хозяин... н-да...
   - Смотрю, ты довольна? - спросила я с ещё большей осторожностью.
   Лакатама помедлила с ответом.
   - Знаешь, - наконец произнесла она. - Моим самым счастливым временем в жизни были годы, проведённые с Титой. Когда мы были девочками. Почти детьми. Она все наши фотографии сохранила старые. Я как начала смотреть альбом... Кстати, фотку Мартинка обнаружила среди других снимков! Он ей нравился, представь!
   Затем она замолчала, и я слышала лишь дыхание в трубке телефона. Я тоже не знала, о чём говорить, но и прерывать разговор не хотела. Наконец, Лакатама тихо заговорила:
   - Гави, может, я удивлю тебя, но я больше не хочу возвращаться в Замок. Все мои беды начались, когда бабушка забрала меня туда. И несчастья моей сестры Титы... Вчера мы вспоминали эти ужасные дни.
   - И что же ты хочешь делать? - вымолвила я.
   - Мои родственники по отцу начали борьбу за возвращение нашего родового поместья. Я в авторитете у них, хотя все они намного моложе. И я им пригожусь. Хм... всё-таки я волшебница с опытом... У меня всегда был выбор - стать ведьмой или баронессой. Ведьмой я была. Может, пора начать карьеру баронессы?
   - А Тита? - вырвалось у меня.
   - Поселится со мной. Она моя кузина. Нет, она моя сестра и единственный друг! А Лоттор пусть другую домработницу нанимает! Впрочем, хи-хи, может его "племянница" возьмётся за пылесос?
   Я пропустила мимо ушей её последнее замечание.
   - Знаешь, Лакатама, - ответила я. - Я желаю тебе удачи. Но... честно... мне тебя будет не хватать...
   Лакатама вздохнула, будто ей не хватило воздуха:
   - Гави! Ты чего... Ты же искренне...
   - А что? - изумилась я в свою очередь. - Что такого странного?
   - Девочка моя, я лицемерка со стажем. Поэтому процент искренности чую до сотых долей оного... За последние двадцать лет никто не выражал ко мне симпатии в такой степени, как ты сейчас. Знаешь, я не могу... Я не буду больше говорить. Ты... Ладно, пока. Только не звони сегодня больше, хорошо?
   Она отключилась, оставив меня в полном недоумении. И чего такого я сказала-то? Я действительно почувствовала какую-то симпатию к ней. Я действительно сказала правду. А она вот так разволновалась.
   Ну и ну...

Глава 26

ЭТОГО НЕ ДОЛЖНО БЫЛО СЛУЧИТЬСЯ?..

   Время концерта медленно, но неумолимо приближалось. Я чувствовала себя превосходно. Волнение постепенно превращалось в радостное творческое возбуждение, чему немало способствовали ежедневные визиты Мартинка, докладывавшего мне о подготовках к выступлению.
   - Всю "чёрную" работу я взял на себя, - заявил он мне во время одного из посещений. - Тебе только останется прилететь и насладиться результатами моего титанического труда.
   - Спасибо, Мартинк!
   - Да не за что! Ты, главное, прилетай вовремя...
   Он указал точные временные координаты моего отлёта в Замок.
   - К сожалению, я не уверен, что смогу залететь за тобой. Так что ты будь начеку. Вызывать шар лучше заранее.
   - Я знаю, но неужели никто не захочет меня сопроводить?
   - Конечно, нет, - скривился Мартинк. - Ты же знаешь их манеру обучения - бросить ребёнка в воду на глубину и пусть выплывает, как хочет... Я спрашивал их всех по очереди - никто не заедет за тобой из-за избытка неотложных дел. Я, конечно, постараюсь, но...
   Я похлопала его по плечу:
   - Успокойся, я справлюсь. Время ты обозначил, и мне вполне комфортно от этого.
   На том и расстались.
   Я подошла к мобильному телефону, скучавшему в соседней комнате, и обнаружила пропущенный вызов.
   Бог ты мой! Лакатама!
   С того последнего разговора настала полнейшая тишина в наших контактах. Я даже подумала, что она больше не хочет меня видеть или слышать. Однако - нет! Вот её звонок.
   Я перезвонила, и Лакатама спокойным голосом поприветствовала меня.
   - Гави, - сказала она, - ты не собираешься в Замок?
   - Собираюсь. Завтра. А что?
   - Это хорошо. Откуда летишь?
   - Из дома. Из своего дома.
   - Скажешь адрес?
   Я назвала. Лакатама записала.
   Затем условились о времени встречи, и Лакатама отсоединилась.
   Полёт был запланирован на раннее утро, и я легла пораньше спать, чтобы выспаться к сроку.
   Разбудил меня телефонный звонок. Оказывается, Лакатама уже прибыла к нам во двор и ждала моих распоряжений. Я позвала её в дом и угостила завтраком.
   Выглядела она вполне сносно. Даже лучше, чем в последний раз, когда мы виделись. Она рассказала мне, что связалась со своими знатными родственниками, которые были несказанно рады её появлению на их горизонте.
   - Они, конечно же, ничего не знают про Замок, - махнула рукой Лакатама куда-то в сторону. - Но обо мне ходят слухи, как о даме, владеющей магией. Да, ходят слухи, но ровно в такой степени, чтобы это было удобно и безопасно всем нам. Мой двоюродный племянник, напротив, утверждает, что это никакая не магия, а йога, и все эти годы я прожила в некоем индийском ашраме. Мне эта версия тоже нравится. Я даже намереваюсь сделать её "официальной".
   Она усмехнулась.
   Затем вынула из сумки большой бумажный конверт и протянула мне.
   - Вот, возьми. Собственно затем я и встретилась с тобой - передать пакет. Там официальное заявление об увольнении с работы, а также сопроводительное письмо Лоттору, в котором я объясняю причины своего ухода. Честно говоря, я рада, что так выходит. Мне бы не хотелось общаться с ним лично. Передашь ему?
   - Конечно, - кивнула я головой. - Не беспокойся.
   - На словах можешь передать всё, что угодно. Мне уже всё равно. Хотя если сможешь - говори поменьше. По возможности, не обсуждай меня ни с кем, ладно?
   - Это будет трудно, - покачала я головой.
   - Я знаю, - улыбнулась краешками губ Лакатама. - Поэтому и прошу - "по возможности". Впрочем, ты не из сплетниц, у тебя нет потребности перемывать ближнему кости... Это радует.
   - Ну ладно, - встрепенулась, наконец, она. - Не буду тебя задерживать. Хотела я кота тебе принести, даже корзинку приготовила, а он убежал куда-то.
   - Уран - самостоятельный кот, - ответила я. - Он сам выбирает свои маршруты... Пойдём. Я вызову шар во двор.
   Мы спустились вниз, и минуту спустя радужный шар спланировал на асфальт. Лакатама поморщилась, словно от боли. Я украдкой вздохнула. Затем открыла дверцу и зашла в корзину.
   - Пока, Лакатама! Желаю тебе удачи!
   - И тебе... - помахала она рукой.
   Вдруг внезапно она дёрнулась, развернулась и порывисто заскочила в корзину, оказавшись рядом со мной.
   - Человек, - прошептала она. - Видишь?
   Из соседнего подъезда вышел какой-то мужчина.
   - Да, - удивлённо ответила я. - И что?
   - Просто не хочу, чтобы меня тут заметили говорящей "сама с собой", - сказала Лакатама. - Ты же знаешь, что, находясь в корзине шара, мы невидимы и неслышимы! Зачем же смущать прохожих и вызывать у них вопросы? А у меня есть ещё кое-что для тебя. Я вспомнила.
   Она порылась в сумке и достала лист бумаги.
   - Вот, это мои адреса и телефоны. Ну... не только мои, но и моих родных. Если тебе будет нужно - обращайся. Мало ли что? Эй, Гави, что с тобой??? Почему ты так на меня воззрилась?
   - Лакатама, - в изумлении проговорила я. - Ты сидишь здесь! Ты сидишь! Я только сейчас это осознала!
   Она посмотрела на меня как на спятившую.
   - Ну и что? Я, по-твоему, должна стоять на голове? Девочка, что с тобой? Нет, честно, что с тобой?
   Пытаясь преодолеть волнение, я объяснила Лакатаме, что воздушный шар - это уже отчасти территория Замка, и человек, лишённый права присутствия в Замке, не может и минуты провести в корзине шара.
   - Лакатама, ты понимаешь, что это значит? Ты снова допущена в Замок!!! Ты можешь лететь со мной!!!
   Моё возбуждение, однако, не передалось моей собеседнице. Она продолжала спокойно смотреть на меня, ожидая, видимо, когда я успокоюсь. Когда это произошло, она улыбнулась несколько насмешливо.
   - Вот как? Ну и что? Как говорит мой бывший друг и твой нынешний наставник Лоттор - всё должно быть вовремя. Время Замка в моей жизни закончилось. Я нашла новую цель и новый путь. Сердце моё спокойно, и мне не нужно возвращаться в прошлое. То, что я говорила тебе - не увёртки, а правда. Я не хочу возвращаться туда, где меня никто не любил по-настоящему. Замок - не моя территория. Ну ладно, я задерживаю тебя. Лети. Обычно в таких случаях говорят: передай приветы... Нет!!! Не передавай никому приветов, это лишнее.
   Она легко выскочила из корзины и помахала мне рукой.
   Я дала старт шару, полная смешанного чувства радости, недоумения и какой-то непонятной тоски.
   Полёт проходил нормально. Я убрала в рюкзачок свой мобильник, который, естественно, уже заснул, попав с зону магических энергий. Зато вынула зеркальце, уже готовое принять сигналы с Замковой территории.
   Ещё в воздухе со мной связался Мартинк.
   - Летишь? Здорово! Я жду - не дождусь тебя. Всё готово. Ты не разочаруешься.
   Затем "позвонила" Келлани, сказавшая, что уже соскучилась по мне и жаждет обсудить со мною кое-какие новости.
   Мне было легко и приятно, хотя сердце почему-то тосковало по поводу Лакатамы и её неожиданного решения.
   Прилетев в Замок, я мгновенно наткнулась на Мартинка, поджидавшего меня в аллее.
   - Фу, наконец-то ты здесь, - выдохнул он, схватив меня за руку и потащив за собой. - Я просто замучился тебя ждать.
   - Сколько у нас осталось времени? - поинтересовалась я на бегу.
   - Совсем мало, - ответил он. - Едва успеем прорепетировать программу и отдохнуть перед самим выступлением.
   Мы понеслись по коридорам Замка в концертный зал. По дороге я, однако, притормозила, поравнявшись с комнатой Лакатамы. Да, так я и думала: дверь комнаты вернулась на прежнее место. Она уж не напоминала картину на каменной стене.
   - Стой Мартинк, не несись ты так! - воскликнула я. - Дай посмотреть.
   Мы остановились у входа в комнату, и я дёрнула ручку двери. Дверь не поддалась. Однако это уже действительно была дверь, а не что-то иное. Даже просвет между деревом и камнем был отчётливо виден.
   Мартинк задумался:
   - Интересненькое дело... Дверь-то на месте! Неужто снова шовинистка... пардон... Лакатама почтит нас своим присутствием?
   Я ничего не ответила. Напротив, я первая продолжила движение в сторону концертного зала. Теперь уже Мартринк шёл следом за мной.
   В зале царило оживление. Человек двадцать находилось на сцене. При виде нас они все замолчали, ожидая распоряжений Мартинка.
   Началась репетиция.
   К моей радости, Мартинк несколько преувеличил масштабы своего шоу. Семь человек составляли "оркестр", играя на различных музыкальных инструментах. Восемь - были "хором", остальные - "кордебалетом". Мы, как и ожидалось - двумя солистами, выполнявшими все три функции - мы поочерёдно пели, танцевали и играли на фортепиано. Программа получалась замечательная, чего и говорить! Я восхищалась организаторскими и режиссёрскими способностями Мартинка. Он же восхищался мной и моими способностями "украшать бал". В общем, все двадцать с небольшим человек остались довольны результатами подготовки. Впереди - сам концерт.
   Мы разошлись на отдых. До выступления оставалось чуть больше часа, и я решила выполнить поручение Лакатамы.
   Я вынула зеркальце и "настроилась" на Лоттора. Он мгновенно ответил и предложил встретиться у него в комнате. Я с радостью согласилась.
   Открыв дверь, Лоттор пригласил меня за стол, где находились какие-то книги и старинные свитки. Он объяснил, что мне не вредно будет почитать всё это на досуге. Однако я не была настроена на "учебную литературу". Я приступила к своей миссии. При этом я, честно говоря, испытывала изрядное волнение, сама не зная почему.
   Отдав конверт Лоттору, я добавила:
   - Здесь бумаги, которые Лакатама просила тебе передать. Насколько я поняла, она хочет уволиться с работы...
   Лоттор бросил на меня напряжённый взгляд и моментально вскрыл конверт.
   Моему взгляду открылись несколько листов бумаги, исписанных мелким почерком. Лоттор поворошил листы, осмотрел их с обеих сторон, затем углубился в чтение, периодически переводя дыхание, будто после быстрого бега.
   Прочитав весь текст, он убрал листы обратно в конверт и отвернулся к окну. Взгляд его выражал если не огорчение, то какое-то досадное недоумение. Я стояла молча, не решаясь прервать возникшую паузу.
   Наконец, он повернулся ко мне.
   - Она уволилась, - произнёс он.
   - Я знаю.
   - Тита - её сестра, кто б мог подумать?
   - Кузина, - поправила я. - Я знаю.
   - Нет, этого не должно было случиться. Нет...
   Он подошел к шкафу и, выпив стакан воды, сел в кресло, опершись на подлокотник и подперев щёку ладонью. Я села напротив него на стул.
   - А что такое? - спросила я. - Что случилось?
   - Этого не должно было случиться, - повторил Лоттор. - Она волшебница... Она не может бросить Замок ради каких-то родственников... Так не бывает... Нет...
   Он был определённо расстроен. А я не знала, что делать в этой ситуации. К тому же концерт должен был вот-вот начаться, а я ещё не переоделась в концертное платье. Наскоро извинившись, я выскользнула в дверь и помчалась в сторону концертного зала.
   Мартинк был уже на месте и при полном параде. При виде меня, он приблизился и дёрнул за ухо.
   - Ай! - проорала я. - Ты чего???
   - Вечно тебя где-то носит! - фыркнул он. - Не удивился бы, если б ты улетела снова к себе домой. Иди, тебе девчонки помогут переодеться и наложат подходящий грим.
   В ответ я высунула язык, а затем была уведена тремя смеющимися девушками, выбежавшими из соседней комнатки. Они помогли мне облачиться в прекрасное струящееся изумрудное платье, после чего посадили в кресло, занявшись моей причёской и макияжем.
  

Глава 27

ЗНАК РАДУГИ

  
   Без ложной скромности признаюсь, что концерт прошёл отменно. Мы с Мартинком были в ударе, наши коллеги и помощники тоже не подкачали. Зал отозвался доброжелательным гулом и аплодисментами в нашу честь.
   По окончании концерта к нам подходили зрители с поздравлениями. Многих из них я видела впервые. Вместе с нами принимал поздравления Дэннир, официально представляя всем своих двоих учеников. Наш наставник был счастлив не меньше, чем мы с Мартинком.
   Потом состоялся, как водится, банкет. Дэннир, Мартинк и я восседали на почётных местах. Несколько поодаль находились Келлани, Пип и Орлиден в компании с какими-то двумя женщинами и мужчиной, которых я ещё не знала. За соседним столиком сидела Зелинта в окружении шести магов обоего пола, одетых, как и Мартинк, в средневековые костюмы придворных звездочётов.
   Лоттор отсутствовал. Он не подошёл к нам после концерта. Его не было в трапезной. В иной ситуации я бы не беспокоилась. Мало ли какая волна могла унести столь востребованного волшебника! Но после реакции его на письмо Лакатамы я начала волноваться. Не является ли эта многостраничная записка причиной исчезновения Лоттора? Куда он делся? Что с ним?
   Время шло, банкет продолжался, но Лоттор так и не появился среди нас. Самое отвратительное, что я, находясь в центре всеобщего внимания, не могла покинуть свой "трон". Усмехнувшись про себя, я вспомнила "Принцессу Розалиту" и мою мечту о королевской короне. Вот оно! По крайней мере сейчас, корона эта - на моей голове. Я - королева, Мартинк - король. Дэннир - некто типа регента... Поэтому я обязана сидеть, чинно раздавать поклоны и улыбки и не сметь улепётывать в сторону. Фи! Слово "улепётывать" вообще не королевское. Как там у королей говорится? "Оставлять помещение"? "Покидать собрание"?
   А я хотела улепетнуть, не иначе! Смыться, испариться, сбежать! Я - волшебница, а не аристократка, в отличие от Лакатамы. У каждого из нас свой путь, свой выбор!
   - Эй, Гави! - наклонился к моему уху Мартинк. - Ты куда снова улетела?
   - К сожалению, никуда! А хотелось бы, - с досадой ответила я.
   - Ты чего? Расстроена?! - удивился он. - У нас с тобой триумф, а ты...
   - Будто ты не знал, но на пике радости - зерно скорби! - философски ответила я.
   - Пхи... - фыркнул Мартинк и щёлкнул меня по носу, вызвав смех у тех, кто видел этот жест.
   - Жаль, что она живая, а он - нет, - прошамкала одна их престарелых ведьм, сидящих за столиком справа от нас. - Красивая получилась бы парочка в обычном мире...
   - Не знаю, - ответила сидящая рядом старуха. - Пусть всё идёт как есть. В обычном мире парочки сейчас быстро распадаются, какими бы красивыми ни были... Вот в наше время...
   Старуха наклонилась к собеседнице и, видимо, продолжила развивать свою мысль.
   - Старые ведьмы, - громко шепнул Мартинк мне на ухо. - Вот уж воистину старые ведьмы! Не то, что Зелинта - всегда молода, сильна и прекрасна.
   - Салют, Зелинта! - сказал он, посылая ей воздушный поцелуй.
   Зелинта ответила тем же, после чего приветственно помахала мне рукой.
   Банкет тем временем продолжался. Праздник был в самом разгаре, когда Келлани и Пип подошли к нам попрощаться. Келлани заметила, что Пип обнаружил что-то странное в окружающей атмосфере. Такие чувства он испытывает, когда кто-то из его близких нуждается в помощи или поддержке.
   - Должно быть, что-то с Лоттором, - объяснил Пип. - Лучше бы его найти и поговорить с ним...
   - Давайте выйдем и обсудим всё в спокойной обстановке, - ответила я. - Я тоже волнуюсь за Лоттора.
   Пип изумлённо посмотрел на меня:
   - Правда? И ты тоже?
   В ответ я взяла их обоих за руки, и мы направились к выходу из трапезной. Покинув помещение, мы остановились в коридоре, и я, наконец-то, насладилась тишиной после шума, царящего на банкете. Затем, глубоко вдохнув и выдохнув, я поведала своим спутникам о письме Лакатамы и о воспоследовавшей затем реакции Лоттора.
   Келлани насторожилась:
   - Господи! А что было в письме, ты не знаешь?
   Я пожала плечами:
   - Не имею понятия. Я письмо не читала, но, на мой взгляд, там не могло быть ничего такого, за что следовало бы переживать! Не знаю...
   Я замолчала. Друзья мои обеспокоенно озирались по сторонам, словно намеревались там найти ответ. У меня же возникла дилемма - рассказать подробности моего общения с Лакатамой или?..
   Да, расскажу! Похоже, ситуация обязывает принять такое решение. К тому же, Лакатама сняла с меня обязательство молчать о происшедшем.
   В течение дальнейших пятнадцати (или более) минут я попыталась кратко, но обстоятельно изложить всё, что мне известно о решении Лакатамы навсегда покинуть Замок и здешнее общество. Собеседники слушали меня в изумлении. Дойдя до нашего с Лакатамой последнего общения в корзине воздушного шара и прощания, я лишь опустила информацию о её записке с адресами и телефонами, предназначавшимися исключительно мне.
   - Ну и дела! - всплеснул руками Пип. - Как же это вышло-то? Она же действительно может вернуться в Замок, если захочет! Она же сидела в корзине! Это бесспорный знак.
   - Но "этого не должно было случиться", - задумчиво процитировала Келлани, потирая переносицу.
   - Гави, Пип, - вдруг встрепенулась она. - Я всё поняла! Пип, если позволишь, я останусь с Гави наедине...
   - Зачем? - спросил Пип. - Что ты задумала?
   - Я... Нет, оставайся с нами! Ладно! Что ж от тебя скрывать? Просто я больше, чем уверена, что Гави, сама того не подозревая, сделала то, над чем Лоттор работал много лет - вернула Лакатаме сердечность и собственный Путь. Лоттор хотел помочь Лакатаме. Успех был бы его радостью и гордостью. Но Гави опередила его - легко и без усилий. Это означает, что Гави обрела саму себя в такой степени, что Лоттор как наставник ей больше не нужен. Он это понял и ощутил удар: он сразу лишился двоих - и Лакатамы, и Гави...
   - Это неправда, - воскликнула я. - Мне Лоттор очень нужен. У меня же куча всяких личностных проблем!
   - Тебе так кажется, - мягко проговорила Келлани. - На самом деле ты сотворила истинное волшебство, вернув Лакатаму на путь с сердцем. Ты возвратила её самой себе. Но теперь ты должна вернуть всем нам... Лоттора! Я чувствую, что ему сейчас не очень хорошо...
   - Если не сказать, что ему сейчас просто плохо... - добавил Пип.
   - Где он может быть? - спросила я. - У себя? У себя в комнате?
   Пип отрицательно покачал головой.
   - Это вряд ли. В таких состояниях он предпочитает уединяться основательно. Надеюсь, что он всё-таки на территории Замка...
   - Может быть, в пещерах? - с надеждой спросила Келлани.
   Пип пожал плечами.
   - Не исключено, - ответил он. - В общем, пошли искать его. Он не отвечает, когда я настраиваюсь на него, используя зеркальце...
   - Пошли, - согласилась Келлани. - Только пусть поговорит с ним Гави. Ты согласен?
   - Разумеется, - кивнул головой Пип. - Нам с тобой, Келлани, в этой ситуации делать нечего...
   Я вновь почувствовала тягучий груз ответственности, упавший мне на плечи. Келлани заметила это и обняла меня.
   - У тебя всё получится. Если ты помогла Лакатаме, то хандра Лоттора тебе определённо по силам.
   - Хорошо, - ответила я. - Пойду предупрежу Дэннира и Мартинка, что вынуждена покинуть их общество раньше времени...
   Вернувшись в трапезную, я присела на своё место и шёпотом рассказала о возникших проблемах. Дэннир, улыбаясь, отпустил меня и сказал, что мы все - молодцы, раз держим руку на пульсе событий, происходящих с нашими близкими. Мартинк, конечно же, отпустил меня с меньшим энтузиазмом.
   - Тоже мне, великий маг и волшебник! - неодобрительно отозвался он о Лотторе. - Нет, чтобы как нормальному человеку присутствовать вместе со всеми и наслаждаться яствами и напитками!.. Нет! Видите ли, его уносит нелёгкая в неизвестном направлении. Надеюсь, что не в Коричневый мир.
   - Я тоже надеюсь... - вздохнула я.
   - В случае чего, свистни! Уж мы с командой Зелинты из любой точки Вселенной заблудшую душу сможем достать! Ну и тело... Конечно, если оно ещё осталось у беглеца...
   Я ушла удовлетворённая и окрыленная, готовая встретиться с какими угодно происшествиями.
   Поначалу мы, всё-таки, проверили комнату Лоттора. Его там не было. Связались с библиотекой. То же самое. В библиотеке его давно не видали.
   - Значит, идём в пещеры! - утвердилась Келлани.
   - Не надо гадать, - вдруг сообразил Пип. - Есть надёжный способ проверить, где находится человек. Идёмте ко мне.
   В комнате Пипа мы взяли специальный кристаллический прибор, позволяющий определить, где на территории владений Замка находится тот или иной человек. Согласно показаниям прибора, Лоттор действительно пребывал в пещерах.
   - Пошли туда, - скомандовала Келлани, и мы отправились в путь.
   Небо уже посветлело, и горная тропка была отлично видна без дополнительного освещения. Дорога вела в противоположную сторону от моря. Я не бывала в этих местах и с любопытством осматривала возвышавшийся надо мной лес, ещё очень тёмный в предрассветных сумерках.
   - Мы поднимаемся в гору? - поинтересовалась я.
   - Да, - ответила Келлани. - Ещё немного и мы подойдём к голым скалам, а дальше, налево, пойдёт тропинка прямо к пещерам. Ты найдёшь.
   - А вы? - остановилась я в недоумении. - Вы-то где будете?
   Пип усмехнулся.
   - На почтительном расстоянии. Гави! Да неужто ты до сих пор робеешь перед Лоттором? Это же смешно! Положа руку на сердце, могу сказать, что он - один из самых безобидных людей из всех, кого знаю!
   - Согласна, - ответила я. - Просто... вдруг будет неуместно его отвлекать?
   - Это смотря от чего... - фыркнул Пип. - На моё ощущение - даже очень уместно! Ну, идём. Совсем немного пути осталось.
   Ага, вот и скалы. Вот и дорожка. Почти совсем рассвело, и перед нами предстала потрясающая панорама, включающая в себя море, плещущееся где-то далеко внизу, крыши Замка, розовеющие под первыми солнечными лучами, огромный массив разноцветного осеннего леса прямо под ногами...
   Я зажмурилась от удовольствия и сладко потянулась всем телом.
   - Красотища-то какая! - воскликнула я, повернувшись к своим спутникам. - Какой замечательный вид отсюда!
   - И очень гармонирует с твоим костюмом, - пытаясь скрыть улыбку, добавил Пип. - Ты давай, иди, не отлынивай.
   О господи! Ну, конечно! Я только сейчас осознала, в каком виде появилась среди голых скал. На мне по-прежнему было струящееся изумрудное платье, а в волосах - диадема. Видимо, свою роль сыграло удобство туфель - я шла, не замечая неровностей горной тропки. Будь на мне какие-нибудь навороченные босоножки на двадцатисантиметровых "шпильках" - тогда другое дело... Тогда бы я полностью переоделась в походный костюм, сменив и обувь, и платье.
   Ну и ладно! Так даже забавнее. Дриада в собственных владениях.
   Я помахала рукой Келлани и Пипу, направившись к пещерам.
   Искать пришлось недолго. Вход в пещеру начинался сразу же за поворотом тропки. Я нырнула в темноту и остановилась, чтобы дать глазам привыкнуть к смене освещённости.
   Постояв минуту, я двинулась дальше. В пещере, в общем-то, не было темно. Кое-где в скалах были отверстия, через которые проникал дневной свет. В углублении мерцал огонь, видимо, от горящего там костра. На стенах там и тут висели факелы и лампады, но они не были зажжены. Должно быть, их назначение - освещать ночную пещеру, а сейчас, утром, надобность в них отпадала.
   Я пошла по направлению к костру. Узкий коридорчик привёл меня в огромный каменный холл, чем-то напомнивший мне подземные хоромы какого-нибудь средневекового замка. Высокий "потолок" создавал ощущение свободного пространства. Воздух был на удивление свежий, атмосфера - лёгкой. Огонь исходил из огромного камина, выдолбленного в каменной стене. Рядом с камином, на голом полу, лежали поленья дров. Больше нигде голого пола я не заметила. Повсюду были расстелены ковры и меха. Огромный стол посредине комнаты, стулья, скамейки... Ещё какая-то мебель, теряющаяся в сумерках помещения, освещённого одним лишь камином... На стенах я узрела огромное количество факелов, но все они были погасшие.
   На одной из скамеек у камина восседал Лоттор и задумчиво помешивал железным прутом горящие угли.
   Я остановилась. Контраст между обстановкой пещеры и самим Лоттором был разительный. На моём уважаемом наставнике был, как обычно, стильный современный европейский костюм, нимало не похожий на подобающее обстановке платье средневекового рыцаря или лендлорда. Правда, блеск бриллианта на пальце руки, помешивающей угли, в свете живого огня был завораживающим и несколько смягчающим этот контраст.
   Лоттор был сосредоточен на пламени костра и меня не замечал. Постояв с минуту, я села на каменную скамейку, покрытую мехом, и продолжила созерцание огня с бриллиантом.
   Прошло десять с половиной минут...
   Нет, я не следила за часами. За временем следил кто-то другой... в силу своей магической специализации...
   - Десять с половиной... - проговорил Лоттор, не поворачиваясь ко мне. - Тебя загипнотизировал огонь?
   - А? - встрепенулась я. - Что десять с половиной?..
   - Минут. Ты сидишь за моей спиной десять с половиной минут.
   Я подошла и села рядом с ним.
   - Теперь я не сижу за твоей спиной, - ответила я.
   - Да, это правда, - ответил Лоттор. - Теперь ты сидишь сбоку.
   Я хихикнула, зажав рот рукой. Затем добавила с серьёзной миной:
   - Да, это правда.
   Снова наступила тишина. Лоттор продолжал помешивать угли, я - созерцать.
   Спустя какое-то время, я спросила:
   - Ну и сколько?
   - Чего? - удивлённо проговорил Лоттор и только теперь повернулся ко мне.
   - Я спросила - "сколько прошло времени"? У меня нет часов...
   - А, - качнул головой Лоттор. - Сейчас... Двадцать две минуты с момента твоего появления тут.
   Он снова повернулся к огню. Я взяла с пола одно из небольших полешек и мягко положила в его огонь. Полешко мгновенно занялось пламенем.
   - Мне жаль, что тебя не было на концерте, - сказала я. - И на банкете после...
   Лоттор прекратил ворошить угли и внимательно посмотрел на меня.
   - Я не был на банкете. Да. Мне не хотелось идти туда. А на концерте я был.
   - Правда? - воскликнула я.
   - Ты ещё плохо меня знаешь, если подумала, что я мог пропустить такое важное для тебя мероприятие. Мне понравилось твоё выступление. Да и Мартинк меня приятно удивил. Он стал намного душевнее по сравнению с тем, когда я его в последний раз слушал.
   - Вот как, - улыбнулась я. - А когда ты его в последний раз слушал?
   - Когда был подростком. На приёме у моих родителей. Ну, ты помнишь...
   - Помню, - отозвалась я. - Я рада, что ты был на концерте. Но я тебя не видела, поэтому и пришла сюда... Если тебе интересно, почему я здесь...
   - Да, интересно. Но не это. Мне было интересно, как ты станешь аргументировать своё появление. Когда начнёшь... как долго... какими словами...
   Я на секунду задумалась, а затем пожала плечами.
   - И не только из-за этого, если честно. Мне не понравилось твоё состояние, когда я покидала тебя, чтобы переодеться к концерту. Ну что ещё...
   - Во что одета Келлани?
   - Келлани? - удивилась я. - Ну-у, джинсы, курточка, а почему ты спрашиваешь?
   - Просто сравниваю с тобой. Ты - в своём концертном платье. Но оно достаточно тёплое. Если же она понеслась в горы в том же лёгком полупрозрачном сарафанчике, в каком была на концерте, то наверняка замёрзла, в то время, как мы сидим тут у огня. Где они?
   - Они? Ах, они! Келлани и Пип то есть... Не знаю. Хотя уверена, что они недалеко. Пойти позвать?
   - Не стоит. Захотят - сами придут. Они ж послали своего полномочного представителя! - с усмешкой добавил он.
   Я огляделась вокруг:
   - А здесь красиво!
   Лоттор снова взял прут и пошевелил угли в камине.
   - Я б сказал, здесь оригинально! Никогда не мог понять, как это Замок умудряется синтезировать подобные меха? - он погладил рукой меховую подстилку, на которой мы сидели.
   - Замок? Синтезировать???
   - Ну да... Всё это - владения Замка. А он, сама знаешь, любит чудить. Должно быть, в давние времена возникла эта пещера. Специально для средневековых магов. Со всем подобающим интерьером. А меха? - на территории Замка никто никого не убивает, да и вряд ли из обычного мира их привозят... Здесь есть всё, что нужно.
   - Да, я заметила, что вещи здесь появляются как бы сами собой. И не только вещи - целые комнаты! Ты видел комнату Лакатамы? Она вернулась на место!
   Лоттор поворошил угли.
   - Да, конечно. Видел. Я даже смог зайти туда. Всё, как прежде... Знаешь, - усмехнулся он, - всё получилось в точности до наоборот! Совсем не так, как я планировал! Представляешь?
   Я пожала плечами.
   - Нет. Пока не представляю. Могу лишь догадываться, что тебе не понравилось что-то в развернувшихся событиях. А что и почему - для меня тайна.
   Лоттор перестал ворошить угли и встал с места, потянувшись как после сна.
   - Знаешь что, - сказал он. - Хватит сидеть в пещерах. Пошли на свежий воздух, если у тебя нет больше дел в этом каменном мешке. Здесь хорошо прятаться от самого себя. Но мне это больше не нужно.
   - Ты прятался от самого себя? - воскликнула я в изумлении.
   - Ага, - с невинным видом ответил Лоттор. - А ты что вообразила? У меня нет с собой письма Лакатамы, я бы тебе его показал. Она не слишком распространялась о том, что произошло после моего отъезда. Упомянула общение с тобой, что ты помогла ей отыскать: а - кузину; б - самоё себя... Сказала, что девочка ты хорошая, и вряд ли сама до конца знаешь, что сделала. Ага, так и сказала. А ещё добавила, что "господина Лоттора всю жизнь подводит желание властвовать и держать над всеми контроль: и тогда, и сейчас"... Знаешь, так просто написала, как бы между прочим... Это меня и вышибло из колеи. Ведь она-то права! Я согласился помочь ей исключительно из соображения собственных амбиций. Как естествоиспытатель, который рад найти больную мышь, чтобы испытать на ней новый медицинский препарат. А это был изначально проигрышный вариант. И ты это показала.
   - Лоттор! - всплеснула я руками. - Это было случайностью! Я не сумею повторить то же с другим человеком! Всё складывалось просто само собой.
   - Я знаю. Не сумеешь. Потому что ты - преданная поклонница идола под названием "собственный разум". Тебе надо всё разуметь и понимать. Более того, ты рабыня своего разума, приносящая ему в дары всё новые и новые факты, новые и новые сведения... А бедное твоё сердце должно изыскивать партизанские методы, чтобы хоть как-то проявить свою силу! Мне известно это, я сам такой... Усиливая разум, можно активизировать силу воли до невероятных размеров. И ты попадёшь в ловушку "магии воли", в которую попал когда-то я сам, а потом - Лакатама.
   - И что же делать?
   - Искать в себе "магию сердца". Помни, то, что произошло между тобой и Лакатамой, случайностью не было. Просто сердечко твоё нашло маленькую лазейку к свободе и сумело проявиться в нужный момент. Не вспоминай формальные детали эпизодов. Вспоминай ощущения своего сердца, и поймёшь что к чему. Только зря ты меня об этом спрашиваешь. Я тебе больше не наставник...
   - Почему??? - испугалась я. - Как "не наставник"?
   Лоттор прислонился к каменному столу, находившемуся посередине пещеры, и почесал лоб.
   - Время вышло, моя дорогая. Всё, что мог, я тебе уже дал. Потом не забывай, что на мне висит этот негодный мелкий сорванец! Где, кстати, он? Явно же не с вами!
   Да, я только сейчас осознала, что Орлидена мы оставили без присмотра.
   - Надеюсь, он не сиганёт в какой-нибудь очередной "коричневый мир", - поморщилась я.
   - Я тоже надеюсь... - добавил Лоттор и направился к выходу.
   Я осталась на месте, полная недоумения и даже огорчения. Лоттор остановился и повернулся ко мне.
   - Эй, Гави, ты чего? То, что я не буду твоим наставником, ещё не значит, что я отказываюсь помогать тебе. Мы все друг другу помогаем. Я также буду делиться с тобой информацией. Мы все друг с другом делимся информацией. У тебя есть ключи от моего дома, доступ во все мои комнаты. Считай, ты владеешь ключами от меня самого! Только теперь позволь идти с тобою рядом, а не тащить тебя на шее... Мне так же, как и тебе, нужно очень хорошо потрудиться, чтобы освоить "магию сердца" или, как любит говорить Келлани - радужную магию.
   Мы вышли на воздух.
   Солнце уже давно встало и ярко сияло над морем, отбрасывая лучи во все стороны и играя переливчатыми бликами. На крышах Замка там и тут мелькали весёлые отблески, а чуть поодаль в небе раскинулась огромная радуга.
   - Странно, - с восхищением проговорила я. - Откуда радуга? Вроде ни туч, ни дождя не было...
   - Ничего удивительного, - ответил Лоттор и потрепал меня по плечу. - Я же говорил тебе о замашках Замка. Может быть, это специальная радуга для тебя?
  
  
  

ЧАСТЬ 3

ИСТИНА В МАСКАРАДНОМ КОСТЮМЕ НЕСУРАЗНОСТЕЙ

   Прислушайся к себе. Если ты можешь легко контролировать свои мысли и способен останавливать их, заставляя умолкнуть внутренний монолог, - тебе можно позавидовать! Как правило, мысли возникают непроизвольно, без воли и участия человека, и он не властен запереть для них голову... Стараясь остановить внутренние разговоры и продержавшись без них несколько секунд, ты снова начинаешь безмолвно бормотать, будто кто-то незримый руководит потоком сознания, попутно завлекая тебя в искусно расставленные ловушки суждений и представлений об окружающем мире.
   - Какая глупость! - скажет здравомыслящий обыватель. - Я - хозяин собственной жизни и никаких "ловушек сознания" не существует в принципе!
   Однако всегда ли мир таков, как нам кажется? Ведь зачастую истина настолько ловко спрятана в маскарадный костюм несуразностей, что не зразу узнаешь её в лицо!
   Эта повесть - 3-я часть из цикла "Там, где живёт волшебство". Продолжая путешествовать по дорогам "Радужной Магии", наши герои преодолевают препятствия, сокрытые в потёмках прошлого и настоящего, дабы обрести новые сокровища в тайниках собственного сердца...
  
  

Глава 1

"ДУМАЙ ДРУГИМИ СЛОВАМИ!"

   Сегодня я заново училась думать...
   Только не спешите судить меня, если вам эта фраза покажется глупой или бессмысленной. Просто прислушайтесь к себе. Если вы можете легко контролировать свои мысли, или хотя бы способны останавливать их, заставляя умолкнуть внутренний монолог - я вам завидую. Серьёзно. Сама же я с грустью поняла, что думаю вовсе не я... Напротив, кто-то активно думает мной...
   Начав серьёзно учиться магии, я поняла, что совершенно не успеваю выполнять задания, которыми меня снабжают учителя и наставники. Мне не хватает времени, хотя я значительно сократила периоды сна и отдыха. Я почти перестала погружаться в обычные и привычные развлечения, стараясь максимально сэкономить часы и минуты.
   Ничего не выходит. Время утекает сквозь пальцы быстрее, чем вода сквозь решето.
   Дэннир, мой основной наставник, только качает головой.
   - Ты, - говорит, - слишком "вездесущая". Тебе нужно всё узнать, всё попробовать. Займись чем-нибудь одним - сразу время найдёшь! Чем ты занимаешься?
   Несколько раз я во всех подробностях хронометрировала свой день, наглядно показывая, что не особенно распыляюсь на мелочи и безделицы. Так, в пределах допустимого.
   - Тогда не знаю, - задумчиво почесал лоб Дэннир. - Бездарной тебя не назовёшь. Медлительной - тоже. Ладно. Иди домой. Как говорят, "утро вечера мудренее". Что-нибудь придумаю.
   Что ж... И на том спасибо...
   Я побрела домой, кутаясь в дублёнку, потому что ударил резкий мороз, в спину дул ветер, да и на душе было зябко.
   Не пройдя и полпути, я остановилась, услышав звук мобильного телефона. Узнав звонившего, я удивилась:
   - Дэннир, ты чего? Уже нашёл решение?
   - Естественно! - весело воскликнул он. - Поворачивай назад. Есть о чём поговорить.
   Усмехнувшись, я развернулась и пошла обратно. Теперь ветер, разумеется, дул в лицо, забрасывая за шиворот снежинки. Я надела капюшон, но данная мера не принесла ощутимых результатов.
   Ладно, отогреюсь у Дэннира. Заставлю его сварганить травяной чай на меду в качестве компенсации за моральный и физический "ущерб", наносимый мне холодом, снегом, ветром и неудобным капюшоном дублёнки.
   Дойдя до места, я вздохнула с облегчением. Старик уже поджидал меня, открыв дверь. Из кухни доносился аромат чего-то пряного и явно вкусного.
   - Заходи, голуба, - пригласил он. - Заходи. Замёрзла?
   - Немножко, - поёжилась я. - Повалил снег, пурга прямо-таки...
   - Такое уж время года, - развёл руками Дэннир. - Зима...
   - А в Замке? - спросила я, раздеваясь.
   - Тоже не лето, - улыбнулся он. - Но климат там помягче будет. Давай, проходи в комнату. Я угадал, что ты хочешь мой фирменный травяной чай?
   Угадал, конечно.
   Я уселась в кресло и взяла в руки ароматный дымящийся напиток. Дэннир сел напротив меня и чинно положил руки на колени, словно в предвкушении торжественного момента. Подождав немного, когда я согреюсь, он улыбнулся и медленно начал:
   - Знаешь, Гави, я понял, в чём твоя загвоздка. В тебе слишком много мыслей.
   - Так это ж здорово! - ответила я, отхлебнув чая.
   - Ну конечно... Здорово... Тогда ответь на вопрос: что именно дают тебе твои многочисленные мысли (кроме поглощения времени, разумеется...)
   - Как что? - удивилась я. - Они...
   Тут я задумалась. А правда? Что они мне дают? Если ставить вопрос таким образом, ответ будет явно неоднозначным...
   - Ну... мыслями я принимаю решения...
   - Да неужели всегда?! Что-то не верится. Если мне не изменяет восприятие, я часто замечал, что мысли твои тормозили решения! "Сделать так или этак... А вдруг не получится... А вдруг поругают... Но если не сделаю, то... Нет, не буду, так как...". Слушай, поставь на минутку чашку на стол. Пожалуйста.
   Я поставила.
   Дэннир откинулся в кресло, словно собравшись устроиться поудобнее. Вдруг он резко подался вперёд, целясь правым кулаком прямо мне в лицо. Я дёрнулась и инстинктивно подалась в сторону. Кулак прошёл сбоку от меня.
   - Ау! Ты чего?!! - воскликнула я, прижимая руки к груди и возвращаясь в кресло.
   Дэннир изящным движением откинул прядь со лба, невинно улыбнувшись.
   - Да так, - ответил он, отводя взгляд куда-то в сторону. - Смотрю на твои решения. И какая же мысль заставила тебя отодвинуться?
   - Никакая. Тут не до мыслей было...
   - Вот именно. Начни ты думать, тебе пришлось бы сейчас лечить разбитый нос. Нет! Чего ты испугалась! Да не пришлось бы. Не пришлось! Я б не ударил тебя, разумеется. О! Да вы посмотрите! Вот теперь она начала думать! Она думает, словно девяносто профессоров, собравшихся на совещание! Где Лоттор? Я не умею читать мысли настолько чётко, как он. Впрочем, я и без него убеждён, что сейчас в твоей голове настоящий галдёж раздаётся!
   - Можно взять чашку? - пробурчала я в ответ.
   - Да, конечно, Конечно, можно! Пей.
   Замолчали. Я думала...
   Стоп! Я ведь он прав! Я вечно думаю, я не могу не думать. Иногда мои мысли вызывают откровенную головную боль, хотя я никогда не рассматривала их значение с подобного ракурса. Мне казалось, что ситуация вызывает головную боль, а не мысли о ней. Неужели наоборот?
   Теперь я понимаю, что, думая...
   Господи! Я вдруг поймала лукавый взгляд Дэннира и рассмеялась:
   - Ну и ну! Знаешь, о чём я сейчас думала?
   - Скажи.
   - Я думала о думанье...
   - Супер! - хлопнул в ладони Дэннир. - Высший пилотаж! А теперь вообще не думай ни о чём. Ну? Вперёд! По моему хлопку!
   Ага! Сейчас... Прямо так... Прекратила думать... Продержавшись без мыслей пару секунд, я снова стала о чём-то бормотать внутри своей головы. Я даже ощутила место, где это бормотание происходило.
   - Увы... - развела я руками, обиженно фыркнув носом. - Наверно, чтобы не думать, надо заснуть. А так я не могу...
   - Насчёт сна ты несколько заблуждаешься, - чуть отвернувшись в сторону, лукаво произнёс Дэннир. Затем в упор посмотрел на меня. - Нет, ты существенно заблуждаешься. Во сне тебя обуревает шквал мыслей. Навязчивых и беспорядочных. Во сне ты настолько не контролируешь свои мысли, что даже не понимаешь, где находишься! Ты же не понимаешь, что находишься во сне, верно?
   - Верно, - кисло подтвердила я.
   - Значит, сон тут ни при чём.
   - А сны без сновидений? - спросила я. - Есть же такая фаза сна, будто проваливаешься в небытие...
   - Есть, - пожал плечами Дэннир. - Но что тебе это даст? Проснувшись, ты вернёшься к тому же, с чего начала - к беспорядочному шуму в голове. Нет, милая моя, так дело не пойдёт. Человек - существо думающее. Так уж он устроен, вернее, настроен. Только научившись думать, человек становится человеком. Но потом... потом мысли порабощают его. Он становится их пленником и заложником. Представляешь - заложником своих собственных мыслей!
   Он глубоко вздохнул. Затем рассмеялся.
   - Ладно, не сверли меня глазами. А то просверлишь дырку - на кого я буду похож? Выход есть. Представь, что вместо мыслей у тебя зоопарк. Справа львы и жирафы, слева мокрицы и тараканы... сверху пернатые, снизу пресмыкающиеся...
   - ... и акулы в аквариуме, - с ухмылкой добавила я.
   - Вот-вот, - подхватил Дэннир. - И акулы. По соседству с пираньями, медузами и морской капустой... хотя, простите, это уже флора, а не фауна. Впрочем, морская капуста тоже подойдёт для чего-нибудь. Добавить кипятка? Смотрю, чай твой безнадёжно остыл.
   Я молча кивнула, протягивая чашку.
   - Так вот, - продолжил Дэннир. - Сейчас твой зоопарк в полном запустении. Звери творят, что хотят. Галдят. Вопят. Норовят сожрать друг друга, твоих посетителей, да и... что греха таить... тебя саму! Что ты будешь делать как владелица зоопарка?
   - Закрою зоопарк и выгоню зверей.
   Дэннир с картинным ужасом воззрился на меня.
   - Безумие! Ты хочешь стать идиоткой или, как сейчас говорят, безмозглым "овощем"?
   - Нет, конечно!
   - Тогда давай другое решение.
   - Выгоню половину, а остальных накормлю как следует. Пойдёт?
   Дэннир почесал затылок.
   - Ну-у... неплохо, неплохо...
   - Оставлю тех, - продолжила я, - кто будет выгоден моему зоопарку. Зачем мне мухи или блохи?
   - Согласен, - кивнул головой Дэннир. - Мухи и блохи тебе ни к чему. Пусть обитают в других местах.
   Он встал с места и пошарил в кухонном шкафу. Затем вернулся с вазочкой сушёных фиников и, молча, предложил их мне.
   - Спасибо, - сказала я, отправляя финик в рот.
   - Не за что, - улыбнулся Дэннир. - Давай-ка теперь вернёмся к твоим мыслям. Надеюсь, ты поняла, что делать на первом этапе?
   - Не совсем. По логике следует, что я должна выбросить половину мыслей, а вторую продолжать думать. Ну и что?
   - То, что ты освободишь ровно половину времени, вот что! Только ты должна быть честной. Если уж решила отказаться от каких-то мыслей - запри для них свою голову окончательно. Без вариантов.
   - Да уж, - проворчала я. - Вообще-то мысли сами приходят.
   - А ты запри для них свою голову, - чётко проговорил Дэннир, слегка повысив голос. - Чья голова-то? Разве не твоя? Но это ещё не конец, моя милая. Ещё не конец.
   - Что ещё? - криво усмехнулась я.
   - А остальные звери твоего зоопарка? С ними-то как быть?
   Я пожала плечами:
   - Пусть живут, если мы их оставили.
   Дэннир приложил ладонь к уху и прислушался. Затем всплеснул руками.
   - Ужас. Шум и гам. Конечно, потише, чем раньше, но... клетки худые, вольеры не оборудованы. Того и гляди, какой-нибудь хищник перемахнёт через ограду. Я, как посетитель, сбежал бы из такого зверинца и деньги бы потребовал назад. Ты должна приструнить своих питомцев. В конце концов, это твой зоопарк и ты за него в ответе.
   - Идея понятна, - вздохнула я. - Надо контролировать свои мысли. Только это нереально! Как в притче - "не думай о белой обезьяне"...
   - Согласен, - сказал Дэннир, погладив меня по голове. - "Не думать" крайне сложно. Зато можно думать другими словами!
   - Думать другими словами? - удивилась я.
   - Конечно! В этом состоит секрет того, как "запереть голову" от ненужных мыслей и как направить поток твоих дум в русло, полезное лично тебе, а не тем существам, которые...
   - Которые?.. - встрепенулась я.
   - Я имел в виду, - быстро проговорил Дэннир, - я имел в виду, что ты сможешь выиграть уйму времени, если будешь думать другими словами. Сейчас я расскажу тебе, как это делать.
   - Постой, Дэннир, - перебила я. - Ты начал о каких-то существах...
   - Я имел в виду "зверей" твоего зоопарка, - ответил он, повернувшись к плите и включая горелку.
   Хм... Это интересно. Конечно, я не Лоттор, читать мысли не умею, однако сейчас любой простофиля понял бы, что Дэннир сболтнул лишнее и мгновенно перевёл тему в другое русло. Существа...
   Я послала в рот ещё один финик и, воспользовавшись паузой, задумалась.
   Снова секреты. Похоже, я до сих пор не могу считать себя полноценной волшебницей, имеющей равные права с остальными. Если Дэннир мне не ответил на вопрос сразу, переспрашивать бесполезно. Спросить Лоттора? Келлани?
   Нет, лучше Мартинка...
   Слава богу, Дэннир мысли не читает! Не то начал бы язвить по поводу моих дум...
   Не, не стал бы... Это стиль Лоттора.
   - Гави! - Голос моего наставника раздался над самым ухом. - Ты куда улетела?
   - Чиню вольеры, - бодро ответила я. - Вольеры в своём зверинце.
   - Молодец. Но сперва послушай, как думать другими словами.
   Он объяснил мне, что первым делом я должна начать прислушиваться ко всем возникающим в голове мыслям. Да, прислушиваться, потому что обычно мы даже не замечаем, как одна мысль сменяет другую, потом накатывает третья, четвёртая, снова первая... И так до бесконечности.
   - Особо "опасны", - предупредил Дэннир, - те мысли, что прячутся за эмоции. Тебе будет казаться, что никакой мысли-то и нет - одно переживание. Не обольщайся. Ни одна эмоция без сопутствующей мысли не приходит. Чем неприятнее эмоция, тем важнее услышать спрятанную за нею мысль. Поняла?
   Я кивнула.
   - Дальше самое важное. Услышь слова, в которые облечена мысль. И начинай заменять слова. Неважно как. Как хочешь. Как можешь. Главное, заменяй слова, подбирай новые и наблюдай, что происходит. Предупрежу сразу - задача не из лёгких, но "овчинка стоит выделки". Ты перестанешь быть "рабой" своих навязчивых дум.
   - Спасибо, Дэннир, - улыбнулась я.
   ***
   Вернувшись домой, я, как прилежная ученица, попыталась прочесать частым гребнем собственные мыслишки. Однако они продолжали пребывать в том же растрёпанном состоянии, что и раньше.
   Надо протереть пыль на книжных полках... чего это карандаш торчит из тетради... а-а... закладка, там рецепт один... ой, я ж давно морскую капусту... её для этого рецепта... Ланка говорит, что ненормальная, раз ем эту гадость... она терпеть её не может... ну, конечно, сразу и ненормальная... давно не звонит... существа какие-то... ну, конечно, я, как всегда, изгой... Мартинк, поди, тоже чего-нибудь изыщет, чтоб не говорить, наверняка ж знает... вообще надоело всё... чего я парюсь с этой магией... ммм... ой-ё...
   Стоп! Неужели в наших головах ежеминутно, ежечасно, ежедневно происходит вот такой монолог??? Да это ж бред сумасшедшего! За тем лишь исключением, что сумасшедшие всё это бубнят вслух, а мы - про себя. Замечательно было бы всё это записать. Жаль, что отсутствует диктофон, фиксирующий наши внутренние разговоры... Я рассмеялась, представив себе текстовое воплощение моих ползающих и брыкающихся мыслей.
   Новость хорошая - я, наконец-то услышала их бормотание.
   Новость плохая - я не могу долго сосредотачиваться и следить за ними, они приходят сами, без моей воли, без моего участия.
   Новость совершенно отвратительная - мысли мои портят настроение... Рано или поздно наступает момент, когда поток начинает журчать в русле тоскливых переживаний и непрожитых обид, опасений и тревог: "А вдруг... а почему... ой, не надо, а то... и зачем это я..."
   Потом спохватываешься, но поздно. Настроение гадкое. Пытаешься что-то предпринять, но зачастую тщетно. Хорошо, если из внешнего мира вторгнется что-то развлекающее... Раньше я сразу лезла в компьютер, мысли рассеивала. Теперь... А что теперь делать? Зато я понимаю, почему Ланка, когда едет или идёт куда-нибудь, никогда не выпускает наушники, слушая музыку или анекдоты. Чтобы собственные мысли не начали атаковать, вот почему.
   Существа...
   Нет, наверняка Дэннир говорил в переносном смысле. Признать, что мысли тебе нашёптывает "кто-то" - значит, взять бесплатный билет сами знаете куда... Психиатрия не питает иллюзий относительно обладателей "потусторонних голосов". Спокойно, Гави! Мысли - твои. Звучат на родном языке. В пределах твоих познаний и опыта. Всё объяснимо с позиций материалистической науки.
   Тем не менее, завтра лечу в Замок. Прямо с утра. Почему-то мне кажется, о "существах" надо спросить у Мартинка...
  

Глава 2

ПОИСКИ ОТВЕТА ПОРОЖДАЮТ НОВЫЕ ВОПРОСЫ

   До сих пор не понимаю, как мне удаётся вызывать воздушный шар - единственное транспортное средство, переносящее волшебника в Замок. Стоит только сосредоточиться, представив его радужную оболочку - и вот он здесь. Две минуты, три - и шар с изящной мягкостью спускается с неба, приземляясь в удобном для тебя месте. Сегодня он ярко сверкал, споря с сиянием инея, искрившегося на деревьях.
   На всякий случай, я оделась потеплее. Ещё ни разу я не путешествовала в Замок в мороз. Кто его знает? - вдруг наверху будет стужа? Или какое-нибудь очередное испытание холодным ветром...
   Я ошиблась. Не успел шар взмыть в воздух, как я почувствовала тепло и уют, словно кто-то включил подогрев в корзине. Я даже сняла шапку и расстегнула дублёнку. Шар набрал высоту, и я расслабилась...
   Нет, не совсем. Я, скорее, замерла и остановилась, продолжив "отслеживать" свои бушующие мысли. Но в воздухе по пути к Замку лишние мысли мои растворились в мягкой дымке волшебства. Похоже, в магическом мире мысли работают более продуктивно, чем на Земле. Я с радостью ощутила спокойствие и мир в своей душе.
   Теперь настало время вынуть зеркальце, наш магический "мобильный телефон", и настроиться на Мартинка.
   Зеркальце молчит.
   Ладно, попробую ещё раз.
   Тот же результат. Очевидно, мой друг где-то на службе. Благо, шар снижается, и я смогу подождать на месте.
   Едва приземлившись, я почти сразу наткнулась на Заву-Саву, которые, как обычно, шли вплотную друг к другу, соприкасаясь локтями.
   - Привет, - улыбнулась я.
   - Привет, - ответили дамы. - Ты откуда? Из мира обыденных дел?
   - Ага, - кивнула я. - Мартинка не видели?
   - Мартинк... - мечтательно пропела одна из них.
   - Нет, к сожалению, не видели, - сокрушённо произнесла другая.
   - Ладно, - махнула я рукой. - Тогда пойду дальше.
   - Гави, - остановила меня Зава (или Сава?). - Передай от нас ему...
   - Поцелуй передай... - смущённо добавила Сава (или Зава?)
   Я пообещала передать поцелуй, привет и пожелание всех благ. Затем, развернувшись, двинулась к центральному входу Замка.
   Итак, первым делом я должна выяснить, где мой друг. На призывы зеркальца он так и не отвечает. Спросить Дэннира? Нет, он остался в обычном мире. Зелинту? Пожалуй, да... Хотя я ещё ни разу не связывалась с нею, используя зеркальце. Возраст Зелинты, её сила и статус - всё это приводило меня в трепет, заставляя держаться на почтительном расстоянии. Шутка ли - общаться с человеком, отметившим своё 800-летие! К тому же, её царственная осанка, манера держаться... Говорят, в годы своей земной жизни она служила при дворе одного из европейских королей, будучи сама, по сути дела, правительницей. Она была не только волшебницей, но и воином. Мартинк говорит, что она выбрала погибнуть в каком-то сражении, не желая старости и истощения. Именно так: "выбрала погибнуть". Мартинк не верит, что Зелинта ушла из жизни по воле случая. Нет, убеждён он, - исключительно по своей воле.
   Так что по сравнению с Зелинтой я чувствовала себя новорожденным цыплёнком.
   Ладно, не буду использовать зеркальце. Я знаю, где её комната. Лучше пойду и попытаюсь "случайно столкнуться" с нею. Как бы невзначай...
   Я направилась вперёд по коридору, периодически здороваясь с попадавшимися навстречу знакомыми и незнакомыми магами. Один из встречных, поздоровавшись, как-то странно посмотрел на меня и остановился.
   - Ты - Гави? - спросил он.
   - Да.
   - Я из команды Зелинты. Даже не знаю, считать это чудом или совпадением, но встретить тебя - большая удача. Я - Урлис.
   - Рада знакомству. А почему - "удача"?
   - Ты должна помочь найти Мартинка. Ты его лучшая подруга, к тому же - живой человек. Пойдём, я провожу тебя к Зелинте.
   - Отлично, - обрадовалась я. - Именно к ней я направлялась! Чтобы...
   Я осеклась.
   - Чтобы... спросить, где может находиться Мартинк...
   Почесав затылок, я прислонилась к стене.
   - Так где же он? - в недоумении спросила я.
   Урлис пожал плечами:
   - Не знаю. Как обычно, он отправился на службу в один из параллельных пластов мироздания для помощи ушедшим душам. Тем, кто ещё не нашёл свой дальнейший путь. Обычно он быстро возвращается. Но в этот раз его всё нет и нет. Полмесяца прошло с тех пор.
   - Полмесяца??? - ужаснулась я. - И никаких следов?
   - Почти никаких. Мы попытались отыскать его через кристаллы, вроде бы нашли его "метку", но она очень слабая.
   - Ясно, тогда вперёд к Зелинте. Надо что-то делать, хотя лично я не знаю - что именно.
   Я решительно двинулась вперёд, увлекая за собой Урлиса. Ему буквально приходилось бежать, чтобы поспеть за мною.
   - Урлис, - спросила я, чуть притормозив, - а почему именно я выбрана вами в качестве "спасительницы"?
   - Потому что, - ответил Урлис, - так сказала Зелинта. Она несколько раз упомянула твоё имя. А также имя вашего наставника - Дэннира.
   - Дэннира? Но он в обычном мире, на физическом, так сказать, плане...
   - Да неужели? А это, по-твоему, кто? - воскликнул Урлис, указав рукой на высокого седого человека, поднимавшегося справа по лестнице.
   - Дэннир! - закричала я. - Ты здесь!!!
   Дэннир поднял голову и помахал мне рукой. Затем, подойдя к нам, похлопал меня по плечу.
   - Молодец, девочка. Ты давно в Замке?
   - Нет, буквально четверть часа. А ты?
   - Со вчерашнего вечера. Я получил сигнал о пропаже Мартинка почти сразу после того, как ты ушла. И тут же улетел в Замок. А ты откуда узнала?
   - Ниоткуда... Я по другой причине прилетела.
   - Вот как? - Дэннир в изумлении поднял брови. - А я уж думал... Ну ладно, главное, ты здесь, и мы, не теряя времени, можем отправиться в экспедицию. Искать твоего друга. Если ты готова, конечно.
   - Разумеется, я готова. Морально. Но вы должны меня проинструктировать.
   Дэннир махнул рукой.
   - За это не переживай. Вы, как я понимаю, двигались к Зелинте? Идите, она на месте. Она всё расскажет. А я пока что приготовлюсь сам к этому путешествию. Ох, Мартинк...
   - Странно всё это, - пробубнила я.
   Урлис коснулся моей руки.
   - Идём, Гави. То ты бежишь, то застываешь на месте. Идём.
   Мы продолжили путь и, спустя минуту, уже стояли пред открытыми дверями комнаты Зелинты.
   - Ну, наконец-то, - сказала она, жестом приглашая меня войти. - Я почувствовала твоё присутствие и очень обрадовалась. Ты, Гави, единственный человек, кто способен по-настоящему помочь нам. Не удивляйся. Ты - живой человек. Значит, ты естественным образом настроена на физический план и обладаешь достаточной физической силой, чтобы компенсировать влияние любых нефизических миров. Понятно?
   - Нет. Непонятно. Но верю на слово.
   - Отлично. Потом всё поймёшь, сейчас слушай. Второе, и самое главное. Ты - лучшая подруга Мартинка, и он тебе полностью доверяет. Значит, где бы он ни находился, он пойдёт за тобой, если ты позовёшь его. Ваша душевная связь объединит вас, и ты сможешь вытащить его из любой ловушки, чем бы та ни оказалась.
   - Ловушки?
   - Да, я полагаю, что так. "Метка" Мартинка очень слаба - прямой признак ловушки. К тому же он две недели торчит на одном месте - тоже важный признак. Но мы не знаем, что это за ловушка и где она. Придётся искать. Вот здесь мы, лишённые физических тел, имеем неоспоримое преимущество. Отправившись в экспедицию, мы быстро найдём это место. А обратно - положимся на вашу с Дэнниром силу.
   - Может быть, ещё взять кого-нибудь из живых? - предложила я.
   - Не надо, - отказалась Зелинта. - Слишком большая толпа народу только помешает. Трое "наших" плюс вы с Дэнниром - отличная команда. К тому же, у живых, в целом, меньше способностей для форсирования параллельных миров. Вы настроены на мир физической реальности и легко возвращаетесь в него, если... если не попадёте в ещё более опасные ловушки. Так что сейчас твоя задача - пойти к себе, переодеться во что-нибудь не слишком маркое и ждать сигнала. Полагаю, с тобой свяжется Дэннир. Хорошо?
   Зелинта велела мне быть в полной готовности, так как в течение полутора - двух часов соберётся вся команда, и мы отправимся в экспедицию. Дополнительные инструкции она обещала мне дать непосредственно перед стартом.
  

Глава 3

КОЕ-ЧТО О ПРИРОДЕ "ТУХЛЫХ ЯИЦ"

   "Что-нибудь не слишком маркое"... Наверно, нужно надеть вот эту рабочую куртку, что висит в глубине моего шкафа. Брюки и так вполне обиходные, испортить не жалко. Что-нибудь на голову? Или капюшона будет достаточно? На всякий случай, возьму берет, а там видно будет.
   Я поднялась к себе в башню и переоделась. На столе, как всегда, красовалась ваза с фруктами, но есть мне не хотелось. Я не боялась, но была напряжена. Смешно, но меня не тревожил страх за свою жизнь. Нет, совсем не тревожил. Скорее, я была обеспокоена, как студентка-отличница перед экзаменом - справлюсь или нет? Попробую расслабиться. Зелинта обещала меня проинструктировать. Пока незачем волноваться...
   Внизу хлопнула дверь. Похоже, Дэннир решил зайти за мной лично, чему я очень обрадовалась. Ожидание в такой ситуации малоприятно.
   Затем я услышала торопливые шаги по лестнице, и в мою комнату буквально ворвался Лоттор.
   - Слава богу, ты здесь, - выдохнул он и уселся рядом со мной на диван.
   Затем, повернувшись, в упор посмотрел на меня и произнёс:
   - Что за бред? Зелинта спятила тащить тебя за собой? Похоже, она лишена не только физического тела, но и ума.
   Я удивилась:
   - Причём тут Зелинта? То, что она отправилась на поиски Мартинка, - её прямой долг. А я? Я просто тот живой человек, что может наилучшим образом помочь в поисках. Плюс Дэннир. Он тоже идёт с нами.
   Лоттор, сжав кулаки, встал с дивана и зашагал по комнате.
   - Дэннира вполне достаточно. Ты ещё слишком слаба, чтобы отправляться в подобные экспедиции. Ты знаешь, чем это может закончиться?
   - Да. Мы вернём Мартинка на место.
   - Не исключено, что именно там его место, - сверкнув галзами, огрызнулся Лоттор. - Там, где он сейчас. Если Мартинка занесло неизвестно куда - это его личные трудности, не наши.
   - Я не понимаю тебя, - произнесла я едва слышно.
   Затем, чуть громче, добавила:
   - Хорошо, Лоттор, я поняла твоё беспокойство. Я буду очень осторожна.
   Я встала и направилась к выходу. Однако, не пройдя и трёх шагов, я была грубо схвачена за руку и остановлена. Пальцы Лоттора жёстко впились в моё запястье, так, что я почувствовала боль.
   Я вернулась на место. Лоттор ослабил хватку, после чего вовсе отпустил меня, спрятав руку в карман, словно стыдясь такого внезапного импульсивного действия.
   - Ты чего? - слегка набычилась я. - Между прочим, больно...
   - Извини, Гави, - сдержанно ответил он. - Я не хотел задеть тебя. Просто ты здесь и сейчас должна дать мне слово, что не пойдёшь на поиски Мартинка. Поняла? Я жду.
   Он глядел мне прямиком в глаза. Однако я легко выдерживала его взгляд и не торопилась с ответом.
   - Гави? - вопросительно поднял брови Лоттор.
   Я опустила взор.
   - Не могу, - проговорила я.
   - Это глупое упрямство и доказательство твоей слабости.
   - Нет.
   - Да.
   Оба замолчали. Я вспомнила ту самую сцену на лестнице, когда Лоттор остановил моё время и вынудил меня сменить колею привычного поведения. Тогда я испытала шок, внутренний взрыв. Тогда я сумела увидеть ситуацию и себя саму совершенно под другим углом зрения, и это послужило началом моего пробуждения от многолетней спячки.
   Но теперь... Теперь ситуация совершенно иная. Я уже не та безвольная, безликая человеческая частица, совершающая броуновское движение в водоёме жизни. Я имею цель. Я имею намерение. В конце концов, я знаю, чего хочу. И в данный момент я хочу отправиться к Зелинте, чтобы получить от неё инструкции в отношении моего участия в экспедиции.
   Лоттор не любит Мартинка. По всей видимости, он его всего лишь "терпит". Терпит как ученика Дэннира, который волею судеб оказался вместе с Лоттором в одной команде.
   - Лоттор! - позвала я.
   Он молча повернул голову.
   - Лоттор, ты можешь отправиться вместе с нами, - предложила я мягко.
   - Извини, я не самоубийца, - сухо ответил он.
   - Однако за Орлиденом ты полетел, не раздумывая, - бросила я вызов. - И я, кстати, последовала за тобой.
   - Орлиден - живой человек, к твоему сведению. А у живых людей существует нечто наподобие луча, направленного в сторону нашего физического мира. Нечто наподобие магнита. Живой человек сам готов вернуться "домой". Помочь ему несложно, если знаешь как. Покойники вроде Мартинка - иное дело. Они не принадлежат нашему миру. Они ничем существенным не связаны с нами. Поэтому вытащить Мартинка? Не знаю... Скорее, он сам затащит нас всех к чёрту на рога. Так. Ладно. Не увиливай. Я жду от тебя обещания. Иначе ты не выйдешь из этой комнаты.
   Он сидел передо мной на стуле, скрестив руки на груди. Лицо его было жёстким и непроницаемым. Глаза сузились и сверкали недобрым блеском.
   В углу комнаты зашевелился хрустальный шар и засиял радужным светом.
   Наконец-то... Дэннир...
   Я бросилась к шару и погрузилась в его излучение, полная надежды и облегчения.
   - Гави, - донёсся голос Дэннира (виден он был почему-то плохо). - Гави, ты всё ещё у себя? Давай, спускайся к Зелинте, а я через четверть часика присоединюсь к вам. Максимум через полчаса. Хорошо?
   - Конечно! - воскликнула я с готовностью. - Прямо сейчас бегу. Что-нибудь взять с собой?
   - Да нет... Ничего не надо. Только оденься поудобнее да попроще. Ну... пока...
   Шар угас. Я вернулась на прежнее место, скользя взглядом по лицу Лоттора, который продолжал сидеть на стуле. Лицо его оставалось напряжённым и жёстким.
   - Лоттор, - медленно произнесла я. - Меня зовёт Дэннир. Мой учитель. Я обязана идти к нему.
   - Что-то раньше я не замечал за тобой такой подчёркнутой обязательности, - процедил Лоттор.
   - Всё меняется, - ответила я. - Люди тоже меняются.
   Я встала.
   - Надеюсь, ты дашь мне сейчас пройти, не попытавшись сломать мою руку, - с усмешкой добавила я.
   Лоттор вздрогнул, нервно дёрнул плечом.
   - Если ты так расцениваешь мои действия, красавица, то ты...
   Он махнул рукой и с силой выдохнул воздух в сторону.
   Я колебалась, не решаясь идти к выходу. Лоттор продолжал сидеть, нервно теребя бриллиантовый перстень, поворачивая его на пальце из стороны в сторону.
   - Гави, - наконец сказал он. - Я запрещаю тебе отправляться с Зелинтой. Ты поняла меня? Если ты это сделаешь...
   - То что??? - перебила я его. - Отшлёпаешь? Поставишь в угол? Эй, Лоттор! Если мне не изменяет память, недавно ты отказался быть моим наставником. Так что ты не имеешь права мне указывать. Ты отказался быть моим помощником в поисках Мартинка. Твоё личное дело. Ты не единственный волшебник. Есть и другие. Пойду позову Келлани.
   Лоттор резко встал с места, едва не уронив стул. В глазах его полыхало какое-то мрачное тёмное пламя, которое ранее я не наблюдала у него. Не будь я настроена в решительном духе, я бы даже оторопела, если бы не испугалась...
   - Да, я отказался быть твоим наставником и, похоже, правильно сделал. В тебе нет ни грамма... Ладно. Живи, как знаешь. Ты сама себе госпожа. Только не смей, - произнёс он ледяным тоном, - не смей трогать Келлани. Можешь сгинуть сама, если хочешь. Пропадай. Но не смей трогать Келлани.
   С этими словами он круто развернулся и быстрыми шагами покинул мою комнату, оставив дверь открытой настежь.
   Я же осталась неподвижна, обхватив горло руками и сдерживая судорожные вздохи. Моя голова отказывалась понимать происходящее, а сердце моё словно сжалось в маленький дрожащий кулачок. Я почувствовала ненависть. Ненависть к данной ситуации, сведшей воедино абсолютно несовместимые линии моей жизни - мою дружбу с Мартинком, моё уважение и признательность Лоттору, отказ Лоттора поддерживать меня в моих замыслах, антагонизм между Лоттором и Мартинком, исчезновение Мартинка в неизвестных мирах... Всё это создавало невероятно взрывоопасную смесь, которая грозила разрушить моё существо изнутри.
   "Не смей трогать Келлани"... Так говорят врагу в момент переговоров с ним, выставляя требование, ультиматиум...
   Я не заслужила такого...
   Неужели нельзя оставаться другом Лоттору, желая помочь Мартинку?
   Да какое он имеет право!?...
   Ладно. Возьмём себя в руки и двинемся навстречу судьбе. В конце концов, теперь у меня остался единственный путь - отправиться вслед за Мартинком, чем бы эта экспедиция ни закончилась.
   Я спустилась в главные коридоры Замка и направилась к Зелинте, которая встретила меня на пороге своей комнаты.
   - Ты долго, - заметила она, покачав головой. - Дэннир сказал, что ты уже в пути двадцать минут назад.
   - Извини, - пробубнила я, отвернувшись.
   - Ты чего это? - удивлённо спросила Зелинта, положив руку мне на плечо и с мягкой настойчивостью разворачивая моё туловище к себе.
   - Так... - почти всхлипнула я.
   Зелинта снова покачала головой, после чего увлекла меня в комнату и усадила в кресло.
   - Мне не нужна "кислая" помощница. Мартинку - тем более. Что с тобой? Ты сама расскажешь или позволишь прочитать твои мысли?
   - Позволю...
   Зелинта обратила ко мне свой сияющий взор и на мгновение удержала дыхание. Странно, подумала я. Дыхание... У неё же нет физического тела...
   - Дыхание, девочка моя, суть существования всей Вселенной. Вся Вселенная дышит, разве ты этого не знала? - улыбнулась Зелинта. - Впрочем, ладно, поговорим о другом. Я поняла твою проблему.
   Она изящно откинулась на спинку кресла, положив ногу на ногу.
   - Как вы сейчас выражаетесь? А, вот! Не парься! Твоя проблема не стоит и выеденного яйца, если хочешь знать. Лоттор слишком привязан к тебе. Слишком. Только и всего.
   - Хороша привязанность... - буркнула я. - Ты всё прочитала?
   - Разумеется, - небрежно фыркнула Зелинта. - Слушай и проверяй.
   Она почти дословно пересказала наш с Лоттором диалог, изображая каждого из нас так, будто подсматривала в замочную скважину.
   - Верно, - криво усмехнулась я. - Только как я могу согласиться с тобой относительно выеденного яйца? Здесь целая гора яиц. Причём тухлых...
   - ... и все они только в твоей голове, дорогая. Выброси их и полегчает. Так, я слышу шаги Дэннира. Пора в путь. А насчёт твоих тухлых яиц поговорим по возвращении.
   Она встала и потрепала меня по щеке. Затем погладила по голове.
   - Я понимаю тебя. Когда тебе не исполнилось и ста лет, мир кажется невероятно сложным и непонятным. Дальше - проще. Верно, коллега? - спросила она Дэннира, едва тот переступил порог её комнаты.
   - Ты о чём? - удивлённо поднял брови Дэннир.
   - От том, что начинаешь по-настоящему понимать жизнь лишь по истечении ста лет со дня своего собственного рождения.
   - А? Ну да, ну да. Вполне солидарен. Так, Гави здесь. Я - тоже. Ты, Зелинта, кого-нибудь из своих берёшь?
   - Разумеется. Я выбрала двоих из команды, тех, кто успел близко сойтись с Мартинком на душевном уровне. Полагаю, они уже у Источника. Там, по-моему, наилучший портал в другие миры - чистый, ясный. И свет Замка с обратной строны как нельзя лучше ощущается.
   - Согласен, - кивнул головой Дэннир. - Ты уже проинструктировала девочку?
   - Нет, не успела, - покосилась на меня Зелинта, а затем едва слышно добавила: - Тут мы... хм... тухлые яйца перебирали.
   - Понятно, - хохотнул Дэннир. - В общем, слушай, Гави...
   Они на пару объяснили мне, что во время путешествия ни в коем случае нельзя поддаваться страху и сомнениям. Необходимо постоянно быть настроенной на возвращение назад. Крайне желательно чувствовать присутствие хотя бы одного из членов команды, которые отправляются вместе с тобой.
   - Я буду держать под контролем вас всех, - пояснила Зелинта. - Дэннир тоже. Но твоя, Гави, задача - усилить эту связь, периодически вспоминая о ком-нибудь из нас. Выбери кого-нибудь одного. Рекомендую Дэннира.
   Я согласилась, кивнув головой.
   - Может быть, мне тебя держать за руку? - поинтересовалась я, обратившись к Дэнниру.
   - Знаешь, лучше не надо, - ответил он. - Там, куда мы идём, вообще неизвестно, будут ли у нас руки или иные части тела... Просто вспоминай обо мне и всё. Старайся ощутить моё присутствие. И ничего не бойся. Поняла? Ничего не бойся.
   Я снова кивнула.
   - А главное - постоянно думай о Мартинке. Думай с намерением ощутить его присутствие и вытащить в наш мир.
   - Поняла, Дэннир. А как мы попадём в эти слои пространства? Ума не приложу.
   Зелинта улыбнулась.
   - И не прикладывай. Тебе рано об этом думать. Дэннир дал тебе чёткую инструкцию, так что задание у тебя есть. О проникновении в другие слои пространства позаботимся мы, не беспокойся.
   Я пожала плечами.
   - Ладно, я просто так спросила. Ради создания ясной картины происходящего.
   - Бог ты мой! - всплеснула руками Зелинита. - Только этого не хватало! Никакой "ясной картины"! Даже не думай! В тех слоях, куда мы идём, ясных картин просто быть не может. Ты сама себя погубишь, пытаясь создать таковую. Пожалуйста, не неси отсебятину. Делай, что тебя просят и всё, ладно?
   Она махнула нам рукой, направляясь к выходу. Мы с Дэнниром пошли вслед.
   - Да ладно, - пробурчала я под нос. - Хорошо, как скажете...
   Мы направились в горы в сторону Источника. Об этом целебном источнике я была немало наслышана, хотя ни разу ещё там не бывала. Говорят, Источник просто творит чудеса. Помню, как он исцелил Лоттора, когда тот потерял много сил и энергии в "Коричневом мире".
   Лоттор... Странная, однако, у него реакция на моё желание выручить Мартинка. То ли он не верит в мои способности, то ли в глубине души просто ненавидит Мартинка. Мало ли...
  

Глава 4

ЛОВУШКИ ПРОСТРАНСТВА И ВРЕМЕНИ

   У Источника уже находились двое из команды Зелинты. Я не знала этих людей, скажу лишь, что это были мужчина и женщина, похожие друг на друга, как брат с сестрой. Очевидно, ими они и были. Оба они сосредоточенно вглядывались в какую-то кристаллическую конструкцию, похожую на ту, что использовал Лоттор в поисках Орлидена, только большего размера и поувесистей.
   - По-моему, блуждающий слой, - сказала женщина, не отрываясь от созерцания кристаллов.
   - Ты уверена? - обеспокоенно проговорила Зелинта, поспешно подойдя к прибору.
   - Сама смотри.
   Брат с сестрой отошли от кристаллов, уступив место Зелинте.
   - Подойдите сюда, - махнула она рукой, подзывая нас с Дэнниром и давая возможность ознакомиться с тем, что сама увидела.
   - Да, блуждающий, - согласился мой наставник. - Вот почему его "метка" настолько слабая: импульсы просто рассеиваются в пространстве! Придётся взять прибор с собой. Для лучшей ориентировки.
   - Я возьму, - отозвался мужчина. - А вы ко мне ближе будьте.
   На том и договорились. Дэннир ещё раз напомнил мне мои обязанности, после чего мы дружно вошли в пещеру и сгруппировались у самого сердца родника. Наклонившись, я ощупала воду. Она была на удивление тёплая, даже горячая по контрасту с температурой окружающего пространства.
   - Да, Гави, ты права. Выпей немного воды и умой лицо, - сказал Дэннир. - Источник придаст тебе силы и прояснит ум. Ну вот. Хорошо. Поехали!
   Взявшись за руки, мы шагнули в бурлящую воду, которая почему-то лишилась влажности и стала похожа на плотный вихревой воздушный поток, вращающийся вокруг нас. Мы завертелись с огромной скоростью и устремились куда-то вниз, сопровождаемые яркими сполохами света и толчками со всех сторон.
   Постепенно толчки прекратились, а освещение приобрело фиолетовый оттенок. Взглянув на спутников, я поразилась их внешнему виду - все они были прозрачные, словно фантастические водные существа. Такими же прозрачными оказались мои руки.
   - Ну и ну! Что это? - воскликнула я и не услышала своего голоса.
   Вместо слов раздалось какое-то звенящее бульканье, напоминающее весеннюю капель.
   К фиолетовому свечению прибавилось желтоватое мерцание. Атмосфера уплотнилась и ветер ослаб. Слегка стемнело. Теперь я только ощущала присутствие моих спутников, не имея возможности их видеть. Тела наши словно растворились в этом фиолетовом мареве... Нет! Почему же "словно"? Они действительно растворились, потому что мои ощущения не были, как раньше, тактильными. Я ощущала присутствие нашей группы каким-то "шестым" или "седьмым" чувством, которое теперь резко обострилось.
   Вот, справа Дэннир. Слева Зелинта. Прямо передо мной - сестра. Брат - впереди, чуть поодаль...
   Стоп! Что мне было велено? Думать о Дэннире и Мартинке! Иначе я всё испорчу, пытаясь превратить нашу экспедицию в развлекательный аттракцион.
   Мартинк! Ты где? Мартинк!!!
   Внезапно сердце моё заколотилось в бешеном темпе. Я почувствовала, что оно стремится вырваться из груди, нанося удары куда-то... вправо! Поддавшись импульсу, я двинулась в правую сторону. Толчки ослабли, но теперь сердце звало меня... вперёд! Я сменила курс, и толчки почти совсем прекратились ровно до того момента, когда сердце решило, что я должна лететь влево. Потом снова вперёд, потом слегка влево, немного назад...
   Мартинк! Я будто чувствую его запах или что-то подобное...
   Немного вправо... Вот же он! Совсем рядом, хотя я не вижу его, не слышу и не чувствую обычным способом.
   Сердце снова застучало, словно отбойный молоток. Только теперь его толчки никуда не влекли меня. Похоже, они заставляли меня что-то сделать. Не придумав ничего путного и поддавшись телесным инстинктам, я поступила так же, как поступил бы любой человек, вытаскивая кого-то из кромешной тьмы. Я попыталась обнять Мартинка и повлечь за собой. Сердце успокоилось. Не знаю как, но я почувствовала, что Мартинк в моих руках.
   Теперь - домой. Наш мир... Наш мир... Я настраиваюсь на наш мир. Вспомнить картины, звуки, запахи, весь белый свет. Да! Белый! Наш свет - белый! Спокойно. Без напряжения. Живой человек "привязан" к физическому миру и легко возвращается в него. Концентрация. Концентрация. Ох уж эти мысли! Вернусь назад, займусь приведением в порядок моего "зверинца", а то...
   Сердце застучало сильнее, видимо, толкая меня к действиям. Я встряхнулась и снова настроилась на наш мир.
   Наконец, я заметила слабое белое свечение и, собрав в кулак всю свою волю, рванула в сторону света. Свечение становилось всё сильнее и сильнее, пока, наконец, я не увидела очертания чего-то земного и не почувствовала вновь обретённое физическое тело.
   Теперь я сумела сконцентрироваться и запустить в действие все свои мускулы. Поднатужившись, я ринулась вперёд. Портал расступился, и я буквально "выпала" наружу, увлекая за собой Мартинка, которого, как оказалось, я держала за талию.
   Очутились мы по уши в сугробе. На секунду я зажмурилась от яркого солнечного сияния, искрившегося на снегу, словно миллион микроскопических радуг. Затем с превеликим удовольствием я ощупала своё лицо, стряхнула с носа и макушки снег, потёрла руки одна о другую и покосилась на Мартинка, в полном недоумении полулежащего на импровизированном снежном ложе.
   - Вау! - воскликнул он. - Ну и дорожку ты выбрала! Крутые горки с разворотами. Дисней-Ленд отдыхает...
   - Уж как сумела, - пожала я плечами. - Не знаю, чем ты недоволен.
   Мартинк уселся на снегу, скрестив по-турецки ноги.
   - Ну и где мы, если не секрет? - спросил он, озираясь.
   - Понятия не имею. Но уж, во всяком случае, не там, где ты пребывал полмесяца.
   Мартинк ошарашено воззрился на меня, распахнув и без того большие глаза на максимальную величину.
   - Полмесяца??? Это метафора, надеюсь? Я только начал испытывать истинное блаженство и умиротворение где-то минуте на пятой... на десятой... пребывания в том поле, какое только что обнаружил. Но тут являешься ты и портишь весь кайф истерическими импульсами, исходящими от всего твоего существа и торчащими из тебя словно иглы. Я забеспокоился и пошёл за тобой. Что случилось-то?
   - А ничего. Кроме того, что ты попал в какой-то дурной наркотический слой мироздания и окончательно застрял там, начав терять всю свою энергию и свечение. Зелинта спохватилась о твоём отсутствии уже тогда, когда импульсы от тебя стали едва различимы. А так как этот слой блуждающий, то обнаруживать тебя становилось всё труднее и труднее. Спасибо Зелинте, за 800 лет своего существования она накопила опыт решения подобных проблем. Ну и как, нравится?
   Я встала на ноги, отряхнув снег с брюк. Солнышко пригревало по-весеннему, но снег ещё не таял. Видимо, температура оставалась на грани нуля.
   Мартинк продолжал сидеть, скатывая левой рукой снежок. Затем, откинув снежок в сторону, он произнёс:
   - Ты это честно-честно? Не сочиняешь?
   - А с какой радости мне сочинять? С меня хватит и того, что я поссорилась с Лоттором, бросаясь тебе на выручку. Похоже, он меня теперь ненавидит.
   - За что же? - в недоумении поднял брови Мартинк.
   - Откуда я знаю? Но такого злого я его ещё никогда не видала. Очевидно, он думал, что мы все погибнем, спасая тебя, и завлечём в пропасть весь Замок. Во всяком случае, он категорически запретил мне трогать Келлани...
   Я поёжилась. То ли от снега, который засыпался мне за шиворот и превратился в холодные ручейки, стекавшие теперь по спине, то ли от воспоминаний о ссоре с моим бывшим наставником.
   - Ну, извини, - покачал головой Мартинк. - Я не знал.
   Затем, помедлив, он добавил:
   - Могу тебя утешить. Ты не видала Зелинту в гневе. Если ты не сочиняешь, и я действительно застрял там на полмесяца, то мне совсем не поздоровится. Она расчленит меня не хуже, чем мясник барашка...
   Он встал на ноги и потопал ими, словно пробуя твёрдость земли. Убедившись в собственной устойчивости, он посмотрел по сторонам.
   - Что-то не узнаю это место. Не похоже на окрестности Замка. Равнина какая-то... Ты точно не знаешь, где мы?
   - Нет. Но мы можем связаться с нашими с помощью зеркальца. Возможно, они подскажут. Давай я настроюсь на Дэннира. Заодно выясним, благополучно ли они вернулись.
   - Кто "они"? Откуда вернулись? - удивился Мартинк.
   - Откуда вернулись? Оттуда же, откуда и я. Из экспедиции по спасению господина Мартинка. Кто "они"?
   Я стала загибать пальцы:
   - Дэннир, Зелинта, я... Ну ещё двое из вашей команды. Я их не знаю. Было некогда знакомиться, понимаешь ли...
   - Кошмар... Ужас...
   Похоже, Мартинк окончательно оторопел и скис.
   - Ладно, Гави, связывайся с Дэнниром. Надеюсь, ты не заставишь это делать меня... Позволь уж морально приготовиться к предстоящей экзекуции и насладиться последними глотками свободы и... В общем, "звони" Дэнниру.
   Я вынула зеркальце. Однако оно не оживало, сколь усиленно я ни старалась настроиться на связь.
   Зато ожил... мобильник! Звонила Ланна.
   Господи! Мы оказались в нашем обычном физическом мире! Какое счастье! Словно гора с плеч. Набрав воздух в лёгкие и активно выдохнув, я нажала на кнопку ответа:
   - Ланночка! Рада слышать тебя! - почти пропела я восторженным голосом.
   - Ого! - ответила она с подозрительностью. - Ты чего в таком восторге? Пьёшь где-то?
   - Уже выпила! - рассмеялась я.
   - Тогда рада за тебя, - серьёзно ответила она, удовлетворённо успокоившись. - Давно пора человеком становиться. А то вся в науке ты, да в думах тяжких. Прямо жалко бабу - состаришься, не познав жизни. Но я это... Типа, по делу звоню...
   Честно говоря, дальше я слушала её в пол-уха. Самую важную информацию я получила, осознав, что мы попали в наш обычный мир, в зону действия местной сотовой связи и на твёрдую почву.
   Единственным затруднением было полное отсутствие у нас денег. Свою сумку со всеми принадлежностями я оставила в Замке. Так что если мы где-то далеко от дома (пусть даже на расстоянии пятидесяти километров) - нам будет трудно добраться. Ладно. Станем решать проблемы по мере их поступления.
   - Ну как, договорились? - перебила мои мысли Ланна.
   - Да, конечно! - с готовностью согласилась я, совершенно пропустив мимо сознания, о чём мы договаривались-то...
   Телефон замолчал, и я погрузилась в размышления относительно наших дальнейших действий. Мартинк молча стоял рядом.
   - Слушай, - наконец сказала я. - Как ты понял, мы очень далеко от Замка, зато где-то рядом с моим домом. Двинем ко мне, что ли?
   Он на секунду задумался, после чего отрицательно покачал головой.
   - Не, Гави... Ты как хочешь, а мне в Замок надо. Явка с повинной, искреннее раскаяние и всё такое... Авось Зелинта не убьёт меня... если такое определение вообще... ха-ха... применительно ко мне... Слушай! Давай, полетели со мной! Будешь моим адвокатом. У тебя это так здорово выходит!
   Мартинк состроил умильную физиономию, возведя брови "домиком". Я улыбнулась краешками губ.
   - Твоя правда. - сказала я. - Всё равно у нас с тобой нет денег. Тебе это неважно, а я ещё не умею притворяться невидимкой ради бесплатного проезда на общественном транспорте.
   - Значит, зови шар!
   Я сосредоточилась и, спустя минуту, в небе показалось радужное свечение. Шар мягко спланировал на снежный ковёр, и мы взошли в корзину.
   - В Замок! - со вздохом скомандовал Мартинк.
   Затем добавил вполголоса:
   - Можешь не спешить, милый шарик... - и плюхнулся рядом со мной на скамью.
   По дороге Мартинк рассказал мне, как помогал одной из потерянных душ осваиваться в посмертном пространстве. Выполнив все стандартные процедуры, он почувствовал усталость и желание хотя бы на минуту расслабиться. И тут его внимание привлёк слабый огонёк неопределённого цвета. Огонёк зазывал и манил, завлекая Мартинка в объятия удивительно мягкого и ароматного пространства.
   Мартинк почувствовал сладкое успокоение и безмятежность. Он стал засыпать, наслаждаясь блаженным покоем.
   - А дальше я чувствую твоё вторжение, Гави. Ты словно орёшь что-то мне в ухо и тянешь за собой. Ну, я и пошёл...
   Окончательно очнулся он, как вы помните, только рядом со мной на снегу.
   Мой друг остановился и перевёл дыхание. До сих пор он с трудом верил, что проторчал там столь долгий срок.
   - Мне было так приятно и комфортно, Гави! Неужели такое может быть опасным?
   Я пожала плечами.
   - Не знаю, Мартинк. Когда я попала в тот слой, где ты пребывал, у меня в голове пульсировали только три задачи. Первая - почувствовать твоё присутствие. Вторая - вытащить тебя, настроившись на наш мир. Третья - не забывать о Дэннире, находящемся рядом. Первые две задачи я выполнила. С третьей, как видишь, не справилась. Остаётся уповать лишь на то, что с остальными участниками экспедиции всё в порядке. Впрочем, мы это скоро проверим, долетев до Замка.
   - И ты не чувствовала блаженства, радости? - не унимался Мартинк. - Неужели не почувствовала, когда оказалась рядом со мной?
   - Если честно, то нет. Напротив, я слегка испугалась, обнаружив полное отсутствие собственного физического тела. Для тебя, быть может, это и норма. Для меня же - брррр... Но я вспомнила слова Дэннира - не бояться - и взяла себя в руки. Вот и всё.
   - Ты действовала прямо как солдат в стане врага, - сказал Мартинк, похлопав меня по плечу.
   - Очевидно, так...
   Шар неторопливо и плавно продолжал парить над земными просторами. День стал клониться к закату, и мне оставалось только гадать, долетим ли мы до места засветло.
   Очевидно, мы оба потеряли много личной энергии, чем заметно снижали скорость полёта. Я заметила в себе признаки утомления, проявлявшиеся в том, что мне было не слишком удобно сидеть. Хотелось двигаться, менять позу, вертеться. В общем, я оказалась слегка взбудоражена, и это коробило меня.
   Мартинк, напротив, был спокоен и расслаблен. Иногда, правда, он вспоминал об "экзекуции", которую ждал от Зелинты. Но это напоминало, скорее, актерскую "позу", чем реальную тревогу или страх. Очевидно, он и впрямь отдохнул в том слое мироздания, куда его занесла "нелёгкая".
   Вдали показались шпили Замка, и я вздохнула с облегчением. Мартинк, в свою очередь, снова насупился, начав перебирать возможные варианты развития дальнейших событий.
   - Слушай, - предложил он. - Давай сразу двинем к Зелинте. Если её нет у себя, то подождём прямо в комнате. Она не против незваных гостей. Много раз проверял.
   - Или к Дэнниру, - добавила я. - Тоже идея!
   - Нет. Если Дэннир отсутствует, мы останемся ни с чем. Будем сидеть под дверью и ждать. Или назад побредём. А я совсем не хочу этого. Не хочу видеть никого до экзекуции... Бэээ...
   - Мартинк! - крикнула я, хлопнув себя ладонями по коленям. - Мартинк! Ты уже в который раз упоминаешь "экзекуцию". Так, будто ты существовать без неё не сможешь! По-моему, тебя никто и пальцем не тронет! Ты же не виноват, что застрял в этом "наркотическом" слое!
   - Как сказать, дорогуша... Как сказать... Я на соблазн попался. Это плохо. Я заставил вас бежать мне на выручку. Представь, если мы все одновременно куда-нибудь вляпаемся! Или половина из нас. А вторая половина пойдёт на выручку. Воображаешь, какая уйма человеко-энергии улетит в трубу!
   Он потёр себе шею, словно в предвосхищении будущего удара по ней.
   Шар начал плавное снижение, и десяток минут спустя мы спланировали в аллею, пролегавшую мимо одной из боковых стен Замка.
  

Глава 5

ТРИ СЛОЯ ПРАВДЫ

   Мартинк выскочил первый, подав мне по-джентельменски руку. Затем, взяв меня за талию, повлёк в сторону одного из боковых входов.
   - Тут можно легко по подземелью до Зелинты добраться. Она на отшибе живёт, в полуподвальном помещении. Зато окошки прямо на озеро выходят. Идём.
   Он потащил меня по ходам-переходам, держа за руку и периодически оборачиваясь ко мне, дабы получить от меня поддержку или, наоборот, проинструктировать.
   В конце коридора он притормозил, прислушавшись к каким-то непонятным крикам, доносившимся спереди. Я тоже остановилась и прислушалась.
   - Странно, - проговорил Мартинк, потянув меня назад за локоть. - В Замке, вообще-то, не орут. Место интеллигентное, аристократическое... Ладно, пошли тихо. Авось разберёмся.
   Крики усилились.
   Я максимально напрягла свой слух, после чего подалась вперёд, среди кричавших узнав голос Лоттора. Другой голос принадлежал Дэнниру. Третий...
   Да, это была Зелинта, которую я узнала не по голосу, но визуально, оказавшись перед открытой дверью её комнаты.
   Зелинта была простоволоса. Я впервые увидела её без головного убора. Увидела её шикарные белые (я бы сказала - серебряные) волосы, падающие мягкой волной на плечи. Она стояла вполоборота к нам, глядя в лицо Дэнниру и Лоттору, которые были обращены к нам почти спиной.
   - Я буду решать эту проблему! - восклицала Зелинта. - Для меня это тоже не радостно. Но твои обвинения, Лоттор... Они жестоки и несправедливы.
   - А ты, Дэннир? - сквозь зубы процедил Лоттор. - Ты-то что предлагаешь? Конкретного, если можно...
   - Я тоже буду решать эту проблему. Вместе с Зелинтой. Я... Что с тобой, Келлани?
   Четвёртой участницей развернувшейся перед нами сцены была Келлани. Присев на подоконник, она смотрела в сторону распахнутой двери, видимо, не участвуя в дискуссии.
   Заметив наше появление, она соскочила с подоконника и вцепилась Дэнниру в рукав.
   -Дэннир, - ошеломлённо прошептала она, указывая на нас пальцем.
   Все обернулись. Поймав взгляды Келлани и Дэннира, я помахала им рукой. Зелинта бросилась к Мартинку и втащила его за руку в комнату. Я вошла самостоятельно.
   - Привет, - улыбнулась я. - О чём такая жаркая дискуссия?
   - Гавушка! - бросилась ко мне на шею Келлани. - Как ты? Где была ты?
   - Мартинка выручала, - ответила я, покосившись на своего приятеля, о чём-то тихо беседовавшего с Зелинтой.
   - А ты заставила нас понервничать, - присоединился к нам Дэннир. - Куда вас занесло-то?
   - Понятия не имею, - призналась я. - Снег какой-то, деревья... Явно наш обычный мир. За городом где-то. Подруга меня по мобильнику выцепила. Точнее не объясню.
   - Вот! - вторглась Зелинта. - Физический мир. Самый плотный мир. Жутко тяжёлая проницаемость. Поэтому мы их и не чувствовали, не замечали! А я по параллельным слоям пространства рыскала... Лоттор!
   Но Лоттора среди нас уже не было. Краешком глаза я заметила, что он, страдальческим жестом махнув рукой, молча покинул комнату.
   - Ушёл, - резюмировала Зелинта. - Ну... его право...
   - Почему же вы в физическом мире оказались? - подключился Дэннир. - Я ожидал, что вы в Источник вернётесь. Я ж говорил - думать и намереваться вернуться... Бог ты мой! Я ж говорил о Замке, а ты наверняка думала про обычный мир. Каков был цвет, к которому ты устремилась?
   - Белый, разумеется.
   - Вот! - поднял палец Дэннир.
   Затем он хлопнул в ладоши:
   - Вот! Я всегда говорю, что в жизни нет ничего само собой разумеющегося. Всё надо контролировать и проверять. Свечение Замка - радужное! Не белое!
   - Ну, я не знала, - покачала я головой.
   - Верю, - рассмеялся Дэннир. - Зато теперь всё понятно. А для меня это урок. Проговаривай все детали целиком и подробно, если хочешь, чтобы мир творился идеально по твоему слову.
   Затем он попросил меня рассказать обстоятельства нашего с Мартинком приключения, чем остался весьма доволен и удовлетворён.
   - Что же, ребятки, я рад. Вы действовали безупречно. Молодцы. Если разрешишь, Зелинта, я заберу Мартинка с собой.
   - Забирай, - отозвалась она, стоя перед зеркалом и заплетая в косу свои прекрасные серебряные волосы. - Мне он пока не нужен. Пусть сначала восстановит силы. Полностью.
   - А экзекуция? - фыркнула я в кулак, косясь на Мартинка.
   - Что? - вскинув брови, удивилась Зелинта.
   Слегка смутившись, Мартинк рассказал о своих тревогах, досаждавших его во время нашего последнего путешествия.
   - Я, на самом деле, боялся оплеух от вас, - сказал Мартинк. - Глупо застрять неизвестно где... напоминает глухой запой... Я, конечно, не слишком злоупотреблял спиртным в дни своей земной жизни, но что такое запой - знаю. Увы... Было дело...
   - Иди с миром, - смеясь, махнула рукой Зелинта. - Мы с Дэнниром тоже виноваты, что не сумели достаточно проинструктировать тебя. Впрочем, если нуждаешься в экзекуции - иди к Лоттору. Он чуть не разорвал нас на части из-за вашего исчезновения.
   - Спасибо, нет! - чётко проговорил Мартинк, усмехнувшись и, позвав Дэннира, вышел из комнаты.
   Проводив мужчин, мы остались втроём: Келлани, Зелинта и я.
   - Я волновалась, если честно, - сказала Келлани. - Я легко путешествую по параллельным мирам, но ещё никого не вытаскивала из подобных ям. Проторчать полмесяца на одном месте! Уму непостижимо! Я боялась, что и ты, Гави, застрянешь. Но когда вы оба исчезли...
   - Меня изумило другое, - перебила я. - Мартинк был так счастлив! Он потерял счёт времени, блаженствуя. Я всегда думала, что блаженство - та цель, к которой мы все стремимся. Если не цель, то хотя бы один из критериев счастья.
   - "Блаженство" и "счастье" - всего лишь химические реакции, - подняла указательный палец Зелинта. - Я рада, что в нашей библиотеке масса современной научной литературы. То, что раньше было невозможно объяснить, теперь доказано! Знаешь, я читала о крысе, у которой в мозге нашли центры удовольствия, вставили туда электроды и соединили с педалью. Крыса стала нажимать на педаль, беспрерывно получая удовольствие... вплоть до истощения и смерти. Вот вам и блаженство! К тому же, блаженство не подталкивает человека к развитию. Запомните, девочки: людям всегда должно быть немножко плохо, иначе они не будут двигаться вперёд. Живой пример - все маги, которых вы встречаете в Замке. Я не назову ни одного, кто встал бы на путь обретения волшебной силы, находясь в роскоши и блаженстве. Стремление к удовольствиям - ложный путь. Человеку плохо - он развивается. Хорошо - он пухнет и тухнет в роскоши и неге. Всё.
   - Да, - воскликнула я. - Знаю. Людей, отказавшихся от удовольствий, было много в ваши времена. Я имею в виду Средние века. Аскеты, которые запрещали себе всякую радость, обвешивали себя жёсткими цепями, мало ели...
   - Ой, - скривившись, перебила меня Зелинта. - Ради бога, не напоминай мне об этих безумцах. Большинство из них настолько зацикливалось на своих неудобствах и страданиях, что начинало видеть в этом самоцель и... наслаждение, замешанное на гордости! Нет. Это тоже не путь. Какая разница - получать удовольствие от неги или от боли? В этом-то и парадокс: когда страдания тебе даны извне - ты развиваешься, пытаясь их преодолеть. Когда создаёшь их сам - твоя душа чувствует фальшь и не движется вперёд...
   - Да, - задумчиво добавила Келлани. - Так и есть, в целом. Я тоже не знаю никого, кто, находясь в роскоши и блаженстве, захотел бы учиться магии... За единственным исключением. Это Лоттор.
   - Лоттор? - изумилась Зелинта. - С чего ты взяла?
   - Он оставил негу и роскошь добровольно. Отказался от титула, наследства...
   - И чего? - всплеснула руками Зелинта. - Подумаешь, титул... Нет, я согласна. И титул, и богатство - мощные тормоза для развития человеческого духа. Будь Лоттор другим человеком и не имей он отличной наставницы - богатство засосало бы его, как случалось со многими ему подобными. В мире живёт множество несостоявшихся магов именно по этой причине. Кого-то не пустила стабильность и устоявшийся ритм жизни, кто-то добивался славы... далеко ходить не надо - это Мартинк, потерявший свою жизнь в погоне за аплодисментами. Кто-то обрёл "счастье", застряв в алкоголе и его мирах, кто-то в наркотическом сне... Но мы говорим сейчас о Лотторе. На самом деле, у него не было выбора. Он просто не мог оставаться в тех условиях, в которых жил. Кстати, Гави, это к вопросу о "тухлых яйцах", помнишь?
   Да, конечно, я помнила! Одновременно с этим я помнила, что разговор наш не закончен, и Зелинта пообещала мне разъяснить, почему Лоттор так напустился на меня, изображая ненависть, хотя в душе чувствовал привязанность ко мне. Однако Зелинта почему-то передумала вдаваться в подробности недавнего инцидента.
   - Знаешь, - сказала она. - Негоже мне говорить о том, о чём Лоттор никому никогда не рассказывает. Я в силу возраста, опыта и статуса могу знать намного больше, чем положено говорить вслух. На ясновидящих налагается требование великой конфиденциальности - намного большее, чем на психологов или адвокатов. Когда Лоттор здесь был, а реально увидела несколько закрытых зон в его душе. Это события, о которых он молчит. Я увидела эти события, а также увидела, что он о них тщательно умалчивает. О некоторых он не говорил никому и никогда. Поэтому я не вправе вторгаться в эти области. Скажу лишь одно, Гави, - он любит тебя. Иначе чего бы он так распереживался, когда ты пропала? Двое суток прошло с момента начала экспедиции до вашего с Мартинком появления!
   Двое суток??? Теперь я, похоже, смахивала на Мартинка, когда он услышал от меня о двух неделях собственного пребывания в "наркотическом" мире. Я-то думала всего лишь о нескольких часах, не более.
   - Это нормальная игра времени, - объяснила Келлани. - Путь из ловушки, в которой вы были, мог быть многочасовым, но казаться минутным.
   - Допустим, не унималась я. - Но почему я сама не попала в эту ловушку? Почему не осталась с Мартинком "блаженствовать"? Я вообще никакого удовольствия от этого слоя мироздания не почувствовала.
   - Потому что это была не твоя "ловушка"!
   Зелинта объяснила, что у каждого человека своя система "ям соблазнов", в которые он периодически попадает. Каждой из таких "ям" соответствует некая область во Вселенной, где соблазн присутствует в виде чистой энергии, способной поглотить человека целиком. Слава богу, обычные люди, как правило, не способны проникнуть в эти области. Маги способны. Способны оказываются и те, кто просто "балуется" магией. Но в этом случае последствия могут быть самыми плачевными. Зачастую такие люди сходят с ума или гибнут - их, к сожалению, некому оттуда вытащить... Чем чище человек, чем меньше у него "ям соблазнов", тем безопаснее для него путешествия по закоулкам Вселенной. Дэннир, например, может войти в любой слой мироздания и благополучно покинуть его, не потеряв даже капельки энергии!
   - Значит, вы знали, что это не моя "яма"?
   - Не совсем. Мы знали, что ты уже готова к подобным экспедициям. Это первое. Второе - тебе была дана чёткая инструкция. Она в любом случае оберегла бы тебя. А третье - мы были рядом. Начни ты поддаваться соблазну - быстро привели бы тебя в чувство.
   - Тогда чего Лоттор дёргался? - надулась я, вспомнив нашу стычку и тот факт, что сейчас он ушёл, даже не сказав мне ни слова!
   - У него были причины, - ответила Зелинта. - Достаточно веские.
   - А что произошло между вами? - поинтересовалась Келлани.
   - Да так... - пожала я плечами. - Он не хотел меня пускать на поиски Мартинка. Велел дать слово, что не пойду. Я слова не дала. Вот он и обиделся. Это если кратко. А подробно... хм...
   Я махнула в сторону рукой.
   - Он очень волновался за тебя, - положила Келлани руку мне на плечо. - Это я знаю точно. Сама наблюдала. Он не может так же свободно путешествовать по параллельным мирам, как Дэннир, я и многие другие. Ему нельзя, так как течение времени там совсем иное и может быть разрушительно для его магической силы. Он - Хранитель времени, и место его работы - Земля, наш обычный физический мир. Поэтому он, скорее всего, почувствовал бессилие от невозможности защищать тебя в этой экспедиции. Я объясняю его поведение именно так.
   - А зачем он говорил... - вскричала я, но затем добавила тихо: - Ну... то, что говорил... Снова мне врёт?
   - Нет, он не врёт, - сказала Зелинта. - Просто в каждом нашем слове или действии существует как минимум три слоя правды. Почему-то принято считать, что правда одна. Глупости! От данного суждения и возникает большинство проблем непонимания...
   - Три слоя? - переспросила я.
   - Да. Минимум три слоя. Эти слои легко осознать. Они относятся к прошлому, настоящему и будущему, Верхнему, Среднему и Нижнему слоям мироздания и так далее. Есть правда эмоций, правда мыслей и правда действий. Есть текст и подтекст, сами по себе несущие несколько уровней осознания. Поэтому никогда нельзя однозначно судить о значении и смысле происходящего снаружи или внутри тебя. Ты, должно быть, знаешь одно из наших правил: маг движется над потоком событий. Вспомни любую из горных речек - ты наслаждаешься, глядя на неё со стороны. Но попробуй попасть в поток неподготовленная - хорошо, если отделаешься одними синяками...
   - Можно брод найти...
   - Разумеется. Но опять-таки ты можешь увидеть место брода, лишь глядя "сверху". Так же и с жизненным потоком. Не позволяй событиям сбивать тебя с толку. Ищи брод.
   Я улыбнулась:
   - Спасибо, Зелинта! Я пошла искать брод.
   Взяв за руку Келлани, я потянула её за собой, направляясь из комнаты в коридор. Она не сопротивлялась, хотя мой жест ей явно показался странным.
   - Ну что ты? - полушёпотом спросила она, когда мы оказались на лестнице, ведущей вниз.
   - "Пойдём искать брод". Только вместе, ладно?
   - Не поняла, - в изумлении повела бровями Келлани.
   - Я говорю о Лотторе. Мне не нравится его отношение ко мне. Хорошо Зелинте говорить о трёх слоях правды. Мне хотя бы с одним их них разобраться. Текст... подтекст... затекст... передтекст... послетекст... Сколько я перечислила? Аж целых пять правд, если так считать...
   Келлани прислонилась к перилам и задумалась.
   - Как тебе сказать, - почесала она лоб. - Лоттор и впрямь очень скрытный человек. Но меня это никогда не смущало и не тревожило. До 13 лет я вообще практически ни с кем не была по-настоящему знакома. Воспитатели и дети приюта - не в счёт. Воспитателям до нас не было никакого дела, если честно. Дети? Ну, такие же, как и я сама - не наученные ни любить, ни заботиться, ни доверять... Лоттор был первый человек, кто познакомил меня с настоящими человеческими отношениями. Он был своеобразной точкой отсчёта для меня. Потом я познакомилась со многими людьми, но Лоттор - он как любимый отец. Его трудно сравнивать с остальными. Хотя мне совершенно непонятны его сложности с Орлиденом. Я пыталась вдуматься в это, но затем отказалась. Всё равно не пойму.
   Она развела руками, улыбнувшись. Затем дотронулась до моего лба.
   - А ты бледная, если честно. Выглядишь утомлённой. Я бы советовала тебе пойти к Источнику и искупаться там. После параллельных миров очень полезна освежающая ванна.
  

Глава 6

ПЕРСТЕНЬ, ПРЯЧУЩИЙ ТАЙНУ

   Подойдя к комнате Лоттора, я с усилием набрала воздух в лёгкие, приготовилась и постучала.
   Ответа не последовало. Я обернулась и внимательно глянула Келлани в глаза. В ответ она молча пожала плечами. Мы двинулись дальше.
   - Вряд ли он здесь, - наконец, проговорила Келлани. - Наверняка домой улетел. В свою "крепость".
   - А я думала, что Замок и есть крепость. Здесь чувствуешь себя намного защищённее...
   - Смотря от чего и для чего... Здесь ты защищён физически, зато открыт духовно. Замок - не лучшее место для хранения "скелетов в шкафу".
   - А что? - встрепенулась я. - У Лоттора их много?
   - Не знаю, - сказала Келлани. - Я не ясновидящая.
   Мы вышли из Замка и направились к Источнику, куда меня всё настойчивее и настойчивее увлекала Келлани.
   - Слушай, - вдруг спросила я. - А тебе известно что-нибудь о существах, которые контролируют наши мысли?
   - О существах? - удивлённо переспросила Келлани.
   Затем она задумалась:
   - Слышала что-то. Есть такая версия наряду со многими другими. Только что нам это даёт?
   - Как что? - в свою очередь удивилась я. - Знание!
   - Вообще-то бывает бесполезное знание, - смущённо улыбнулась Келлани. - Пустое знание. "Да, наши мысли кто-то контролирует - нет, наши мысли никто не контролирует". Ну и что? Как ты будешь использовать тот или иной ответ, если его получишь?
   - Если кто-то смеет контролировать - попытаюсь избавиться от контроля. Разве не ясно?
   Келлани остановилась и почесала лоб.
   - Тебя бы это возмущало... что кто-то контролирует?..
   - Разумеется!
   - Тогда почему тебя не возмущает, что кто-то (или что-то) контролирует твоё пищеварение, сердцебиение, старение... Контроль контролю рознь, моя дорогая. Впрочем, мы все поначалу возмущаемся, когда впервые понимаем, что умрём... что не сможем контролировать вечную жизнь... А могу ли я спросить, чем вызван такой интерес?
   - Дэннир случайно проговорился.
   Келлани усмехнулась.
   - Насчёт "случайно" - я не согласна. Я знаю его приёмчики. Очевидно, он решил посеять эту мысль тебе в голову, что мы и получили в результате. Вопрос - зачем? Либо это действительно важно, либо он хочет отвлечь тебя от чего-то другого...
   Я рассмеялась. Тоже мне, "сеятель"... Келлани в ответ отпустила какую-то шутку касательно наших общих наставников. Я прыснула со смеху и что-то ответила в том же тоне.
   Продолжая весело беседовать, мы дошли до Источника и остановились. Из пещеры оживлённо бежал ручей, прокладывая себе дорогу меж двух снежных берегов. На одном из плоских валунов слева от входа находилась изящная каменная фигурка дельфина, очевидно, сделанная из лазурита.
   - Отлично, - сказала Келлани. - Источник не занят. Зимой мы принимаем ванны в пещере. Если не хочешь, чтобы тебе помешали, нужно расстелить покрывало и положить дельфинчика прямо перед входом. Впрочем, я не пользуюсь этим. Пусть заходят. Места много... А ты как?
   Я ответила, что мне всё равно. Лишь бы мы не замёрзли.
   Однако опасения мои были напрасны. В пещере было тепло и комфортно. Мы проникли вглубь и миновали родник, с помощью которого началась позавчерашняя экспедиция. Затем мы свернули направо и вошли в уютный грот - небольшой, но просторный и светлый. В центре грота плескалось миниатюрное озерцо с каменными цветами, рассыпанными по берегам и мирно мерцающими в приглушённом свете, льющемся откуда-то сверху.
   - Приятное освещение, - сказала я.
   - Да, это сияют камни, - пояснила Келлани. - Я не знаю, почему они сияют. Таких самоцветов нет в обычном мире. Сияющие самоцветы... "само-светы"...
   У стен находились кресла и скамейки, на которых лежали белые рубашки и полотенца.
   - Обычно мы переодеваемся в рубашку, - указала Келлани, - и принимаем ванну. Видишь - вот там можешь переодеться. Но можно и нагишом. Вода чистая, проточная. Прелесть!
   Окунувшись в животворящие объятия целебной воды, я почувствовала мгновенный прилив сил. Настроение моё улучшилось, мысли прояснились. В таком случае говорят, что ты будто "заново родился", но... Вы помните момент своего рождения? Нет? То-то и оно... А если верить современным исследованиям, то появление на свет, говорят, - не самое приятное эмоциональное переживание... Я...
   Стоп! Опять мысли стали вести самостоятельную жизнь, независимую от собственной хозяйки. Не знаю, каковы планы Дэннира, но контролировать свои думы и внутренние разговоры становится всё интереснее и интереснее. Я устроилась поудобнее и внутренне улыбнулась. Затем повернула голову и вдруг с ужасом подалась вперёд. Под водой, на глубине полуметра, лежала Келлани, словно кукла, которую забыл ребёнок, принимавший ванну... Я бросилась к подруге и вытолкнула её голову из воды.
   Келлани открыла глаза и дёрнулась, испуганно взглянув на меня.
   - Гави! Что случилось? - срывающимся голосом воскликнула она и обхватила мою голову руками.
   - Я... я... ты... Я думала, что ты утонула!
   Келлани резко села и ударила себя кулаком по лбу.
   - Нет. Я просто идиотка. И всё.
   С той же силой она ударила себя по макушке.
   - Идиотка. Если Дэннир прав насчёт контроля мыслей, то мной руководят самые глупые и недалёкие существа. Извини, Гави, что напугала тебя. Я забыла сказать, что вода в Источнике - не совсем вода. Вернее, совсем не вода, не "аш-два-о"... Ты можешь погружаться полностью, с головой. Это очень полезно. При этом ты будешь дышать, как обычно.
   Я тут же решила проверить слова Келлани и нырнула вглубь бассейна. Открыв глаза, я глубоко вздохнула. Чудеса! Лёгкие мои наполнились свежестью, а сердце успокоилось в комфорте и удовлетворении. Я слышала о лечебной "кислородной подушке", хотя никогда не видала её и не пробовала. Очевидно, бассейн состоял...
   Нет! Опять я хочу всё понять и объяснить в привычной терминологии. Ну почему голова моя так устроена, а? Нет, чтоб принимать происходящее как есть! Я постоянно рационализирую и сужу, анализирую и отрицаю... Всё! Довольно. Ещё один вдох... выдох... Какое блаженство! Причудливое радужное освещение, переливчатые потоки воды - удивительный мир! Вода прозрачна, как в самом чистом море.
   Я подобрала со дна какой-то полупрозрачный фиолетовый камешек, поднесла поближе к глазам, чтобы лучше рассмотреть его. Вокруг камешка играла розоватая дымка, распространявшая удивительный... аромат! Бог ты мой! Да здесь и запахи присутствуют! Разве возможно представить такое?
   Я вернула камешек на место. Рядом с ним соседствовали несколько камней покрупнее и не столь ярких, хотя в обычном мире их можно было бы принять за полудрагоценные. Я провела рукой по дну. Пальцы встретились с мягким золотистым песком. Погрузив руку вглубь песка, я начала сжимать и разжимать ладонь, пытаясь дойти до твёрдого каменного дна, если оно, конечно, существует.
   Ага, палец натолкнулся на что-то твёрдое. Нет, это не дно. Это, скорее, какое-то колечко. Точно. Колечко. Я вынула его из песка и попыталась рассмотреть. Обычное золотое колечко с довольно крупным камнем, похожим на бриллиант. Само колечко - резное. Нет! Это не резьба - на нём надпись какая-то выгравирована, которую в радужных потоках воды разглядеть затруднительно.
   Я вынырнула и пристально всмотрелась в надпись.
   - Ад-лин-та, - по слогам прочитала я.
   Адлинта... Хм...
   Келлани всё ещё пребывала под водой - раскинув руки и с блаженной полуулыбкой на лице. Я не хотела её тревожить, однако любопытство подталкивало меня к действию.
   - Келлани, - я мягко дотронулась до её плеча.
   Моя подруга открыла глаза, вопросительно взглянув на меня. Затем она нехотя поднялась, и голова её показалась над водой.
   - Что? - спросила Келлани.
   - Кто такая Адлинта? - поинтересовалась я. - Смотри. Вот колечко с её именем.
   Келлани взяла колечко и повертела в руках.
   - Не знаю. Массивный камушек. Похоже, бриллиант. Адлинта... Адлинта... Вряд ли есть среди нас такая... По крайней мере, я не слышала. Можно отнести кольцо в библиотеку. Там дадут объявление, и отыщется хозяйка. Не исключено, что это - псевдоним.
   Она вернула мне кольцо, которое я тут же попыталась надеть на палец.
   - Смотри, - улыбнулась я. - Адлинта - крупная девушка. Мне оно велико, видишь как болтается? Может, это общий псевдоним Завы и Савы? Вон они какие матёрые!
   Келлани наморщила носик.
   - Не... вряд ли. Если одна из них потеряет кольцо, весь Замок тут же узнает об этом. Скорее всего, хозяйка кольца - женщина рассеянная или не слишком придающая значение драгоценностям. А крупная рука может быть и у миниатюрной дамы. Я бы делала ставку на Зелинту. Даже звучание имени почти совпадает. И руки у неё большие. И к драгоценностям она равнодушна, хотя обладает весьма крупным состоянием.
   Я предложила пойти к Зелинте, дело в даль не отлагая. Источник смыл с меня всю усталость, наполнив силой, желанием действовать и творить радость. В настоящую секунду я вознамерилась отыскать хозяйку кольца и торжественно вручить ей пропажу.
   Келлани не разделяла моего энтузиазма. На её взгляд, кольцо было обычное, не волшебное.
   - По земным меркам, кольцо, конечно, ценное. Видимо, оно очень дорогое. Но для настоящего волшебника оно просто "металл плюс минерал". Железка с булыжником, если хочешь знать моё мнение. У меня у самой есть бриллиантовая подвеска, но я её очень редко ношу. Сила камня невелика, а из пристрастия к "просто украшениям" я уже давно выросла. Я и храню-то этот кулон только потому, что он - подарок Лоттора мне на совершеннолетие.
   - Да уж, - усмехнулась я. - Лоттор любит "блестяшки".
   Келлани хихикнула.
   - Есть у него такая слабость. Кстати, если б не надпись, я бы подумала, что это - его перстень. У него есть аналогичный.
   Я встрепенулась:
   - Точно! Я видела похожий сверкающий камень у него на пальце, когда мы с Мартинком концерт давали, помнишь? Потом мы нашли Лоттора в пещерах и... Да, похожий был камень. Я думаю...
   - ... что этот перстень принадлежит Лоттору, - закончила Келлани.
   Я кивнула головой.
   - И позавчера в моей комнате он теребил какое-то кольцо. Так что верно. Этот перстень как раз на мужскую руку. Не исключено, что Адлинта - какая-нибудь его возлюбленная.
   - Нет, - замотала головой Келлани. - После Лакатамы он никого не любил по-настоящему. Не до такой степени, чтоб носить кольцо с именем. Мы не там ищем.
   Она снова погрузилась с головой под воду. В отличие от меня, Келлани не спешила расстаться с целебными силами Источника. Я продолжала разглядывать перстень, но уже с меньшим любопытством и восторгом, охлаждённая столь откровенным равнодушием моей подруги.
   - Слушай, - сказала Келлани, вновь показавшись над водой. - Оставь это кольцо вон там, где полотенца. Хозяин при случае заберёт его.
   - Всё же лучше дать объявление, - не унималась я.
   - Да я не спорю, - пожала плечами Келлани. - Просто мне не нравится, что этому перстню ты придаёшь столь большое значение. Это типичная ошибка начинающего мага - тратить силу своего внимания на несущественные вещи. В результате - сужение восприятия, и тебе не хватает ресурсов, чтобы начать видеть мир по-волшебному... не так, как видят его обычные люди. У мага должен выработаться колдовской разум - такой взгляд на вещи, которого нет у обычных людей. А у тебя... брюлики на уме...
   Она вышла из бассейна и взялась за полотенце.
   - Ты не права, - возразила я. - Не "брюлики", а "Адлинта" у меня на уме. Кольцо с надписью не может быть обычным.
   - Не буду дискутировать, - повернулась ко мне Келлани. - Может, я и не права. В конце концов, кольцо выбрало тебя в качестве "спасительницы".
  

Глава 7

ВОПРОСЫ ОСТАЮТСЯ БЕЗ ОТВЕТА

   В библиотеке было пустынно. Неяркое зимнее солнце, пробираясь сквозь цветные оконные витражи, рисовало на пустых столах и стульях разноцветные матовые узоры. Кое-где лежали открытые или закрытые книги, оставленные кем-то из посетителей, но людей, кроме нас с Келлани, а зале библиотеки не было.
   Мы прошли в комнату библиотекаря. Старичок сидел перед зажжённым камином и пил чай. Увидев нас, он приветливо помахал рукой.
   - Заходите, милые, заходите! Присоединяйтесь. Сегодня читателей мало. Вот, расслабился. Или хотите сразу к делу?
   - Дело не срочное, - быстро ответила Келлани, кивнув в мою сторону. - Вот, Гави перстень нашла, принадлежащий какой-то Адлинте. Хотели бы найти хозяйку...
   - Да вы садитесь, садитесь, - с улыбкой пригласил старичок, указывая на кресла. - Сейчас подумаем... Гави, детка, возьми из шкафа чашки, налейте сами чаю...
   Он задумался.
   - Адлинта? Нет, никого не знаю с таким именем, хотя почему-то оно мне кажется знакомым. Слышал когда-то... Покажите мне колечко!
   Я протянула перстень библиотекарю.
   - Где ты нашла его? - спросил старик.
   Я рассказала. Старик слегка нахмурился:
   - Источник никогда не "похищает" вещи просто так, - медленно произнёс он. - Потерять там ничего не возможно - обязательно сразу же обнаружишь пропажу. То, что перстень был зарыт в песке - удивительно. И мне почему-то кажется, что эта Адлинта - мертва...
   - Мертва? - воскликнула я.
   - Да, - задумчиво повторил библиотекарь, - мертва. Но владелицей кольца была не она. Кто-то другой. Мне кажется, что мысль о смерти Адлинты настолько мучила владельца, что Источник отнял перстень у него. Тяжёлое кольцо... Либо она умерла, либо... Нет, скорее всего, умерла. И вряд ли она была волшебницей...
   Он протянул мне кольцо, чтобы отдать, но затем, видимо, передумал.
   - Нет, Гави. Оставь перстень у меня. Я дам объявление, и если владелец найдётся - пусть забирает. Хотя будь моя воля - я вернул бы перстень Источнику.
   - И я того же мнения, - с готовностью добавила Келлани, щёлкнув пальцами. - Вот почему мне сразу не понравилась вся эта история. Тарн, - обратилась она к библиотекарю, - может быть, мы отнесём его назад и зароем в песок? Сделаем, как было раньше?
   - Нет, - ответил старик. - Источник зачем-то позволил Гави найти этот перстень. Значит, решать должна она.
   - Гави, - родительским тоном начала Келлани, - послушай, дорогая...
   - Нет, дадим объявление, - перебила я.
   Келлани вздохнула:
   - Ну, как хочешь, упрямая девочка.
   По дороге из библиотеки мы столкнулись с Дэнниром и Мартинком, которые о чём-то оживлённо беседовали. Мартинк выглядел довольным и удовлетворённым. Дэннир, лукаво улыбаясь, явно подсмеивался над своим учеником.
   - Ага, - воскликнул Дэннир, заметив нас. - Вот и девушки. Поздравьте нас - Мартинка повысили в должности. Зелинта, изучив приключения Мартинка в "наркотическом слое" Вселенной, пришла к выводу, что ему можно поручать более ответственные задания. Типа, держался молодцом, не подкачал, мог бы проигнорировать призыв Гави, однако бросился вслед за ней, и так далее, и тому подобное...
   - Поздравляю! - радостно воскликнула я. - Я всегда знала, что ты - молодец, Мартинк!
   - Да-а! - картинно развёл руками Дэннир. - Вот только Зелинта не учла кое-какие мелочи. Мелочь первая - существование Гави, которая готова всегда и отовсюду выручать Мартинка. Мелочь вторая - Лоттор, который почему-то стал неимоверно тревожиться за безопасность Гави. Мелочь третья - моё собственное существование, которое оказывается под серьёзной угрозой, по той простой причине, что я по воле беспощадного рока вынужден учить и опекать вот этих двух...
   Он показал на меня и Мартинка.
   - Да-да, именно так. Моё собственное существование, ибо при малейшей опасности, которая якобы угрожает Гави, появляется Лоттор и пытается испепелить меня. Хорошо, что стихия огня - не его "конёк", иначе я давно бы превратился в кучку золы.
   - Обещаю, не превратишься, - со смехом ответила я, взяв Дэннира за руку. - Вообще-то, Лоттор поссорился со мной, не сумев подавить мою волю. Жаль, но... Но теперь я могу всё, что хочу.
   - Хм, ловлю тебя на слове, дорогая... - он почесал затылок. - Вот только не уверен, что ты верно поняла суть дела. Ладно. Идёмте все ко мне. Я как раз обещал показать Мартинку кое-какие физические упражнения для укрепления энергетического поля вокруг себя. Думаю, что вам, обладательницам живых человеческих тел, это тоже будет полезно и интересно. Кстати, Гави, как насчёт контроля "мозгового шума"? Тренируешься думать другими словами?
   М-да... Сегодня уж точно не тренировалась... Было некогда. Вот тебе и замкнутый круг: чтобы всё успевать, я должна изгонять лишние мысли, пожирающие моё время. Для этого я должна научиться "думать другими словами". Чтобы тренироваться думать другими словами, я должна найти на это время. Вечный парадокс...
   Дэннир, видимо, уловил мой немой ответ и, усмехнувшись, развёл руками. Затем похлопал меня по плечу:
   - Ладно, у тебя есть ещё время. Всё же не советую повторять жизненный путь Мартинка... Нерационально...
   Гимнастика принесла мне дополнительное душевное спокойствие и моральное удовлетворение. Я почувствовала себя совсем хорошо и легко.
   - Пойдём со мной, - предложил Мартинк. - Из-за этих событий совсем не остаётся времени для друзей. Для лучших друзей, Гави! Это недопустимо. Знаешь что? Полетим домой, в наш старый добрый мир! Посидим на твоём уютном диванчике, помузицируем...
   Мартинк мечтательно возвёл к небу глаза, продолжая:
   - Знаешь, Гави, я отпуск возьму. Хотя б на недельку. Погуляем с тобою. Побродим по окрестностям города, как раньше... Давай съездим туда, где мы с тобой познакомились.
   - Мартинк, - перебила я. - Сейчас там зима. Дачи закрыты. Никого нет.
   - Да, ты права, - согласился он. - Всё равно, давай уедем к тебе. Я переработал. Знаешь, когда я был жив и активно концертировал, у меня наступали дни, когда я хотел всё бросить. Тогда я покупал билет, звонил продюсерам, чтобы перенесли концерты, и улетал на другую сторону земного шара. У меня сейчас такое же настроение. Переработал.
   Он взял меня под руку и потащил в сторону аллеи, где приземлялись воздушные шары в ожидании пассажиров. Я с радостью подчинилась, будучи сама не против вернуться в наш обычный мир. Несмотря на то, что я уже научилась соотносить течение времён, меня не оставляла смутная тревога вызвать беспокойство близких и недовольство коллег по работе в случае задержки в Замке дольше необходимого.
   Вытащив зеркальце, я настроилась на Дэннира, сообщив ему, что лечу домой. Он легко отпустил меня, ещё раз поблагодарив за помощь Мартинку и ещё раз напомнив о задании "думать другими словами".
   Вот оно! Как же я могла забыть, закрутившись в водовороте событий, что именно за этим полетела в Замок - спросить Мартинка о таинственных "существах", диктующих мысли!
   Я резко остановилась, прервав наше бодрое движение и едва не лишив Мартинка равновесия.
   - Ты чего? - взвился Мартинк.
   - Вопрос к тебе есть. Серьёзный.
   - Настолько серьёзный, что ты решила сбить меня с ног? - съязвил мой друг.
   - Именно, - в тон ему ответила я.
   - Тогда слушаю... Ой, погоди, меня кто-то вызывает через зеркальце... Да! да! Зелинта! Ага... угу... Ясно.
   Мартинк вздохнул и обернулся ко мне:
   - Облом, дорогая. Никуда я не лечу. Зелинта требует к себе, а это значит...
   И он, скроив кривую улыбку, махнул рукой.
   - Жаль, - сказала я. - Впрочем, не стоит отчаиваться. Ты нашёл себя. Востребован. Ты...
   - Задавай свой вопрос, - перебил меня Мартинк. - Не уходи в сторону.
   - Хорошо, - ответила я, после чего во всех возможных подробностях описала наш с Дэнниром кухонный диалог, приведший к упоминанию о таинственных "существах".
   В ответ Мартинк почесал нос и пожал плечами.
   - Существа, диктующие мысли?
   - Именно так.
   - Ну-у... Скорее всего, это такие же покойники, как и я. Многие из нас тяжело переживают уход из тела... Скучают по человеческому общению, стараются наладить контакт с живущими... Кому-то страшно, кому-то обидно, кто-то вообще не понимает, что умер - только удивляется, почему мир вокруг больше не подчиняется его действиям! Живущие нас больше не видят, но, зачастую, чувствуют каким-то "шестым", "седьмым" или "восьмым" чувством. Особенно если мы становимся слишком настойчивы... Так и возникают мысли. Я прав?
   - Откуда я знаю? - всплеснула я руками. - Я ж не проверяю тебя!
   - Других сведений нет, - склонил голову Мартинк.
   - Верю, - буркнула я. - Но те, о ком ты говоришь... Ладно, оставим эту тему.
   - Нет уж, не оставим. Продолжай!
   - Как хочешь. Те, о ком ты говоришь, - какие мысли они навевают живущим?
   Мартинк задумался.
   - Знаешь ли, - медленно протянул он. - Это уж от личности покойного зависит. Я, например, любил посещать своих знакомых. Как-то раз заглянул к бывшей жене. Она уж давно за нашим общим приятелем была замужем. Х-хи...
   Мартинк замолк, видимо, погрузившись в воспоминания.
   - И чего? - подтолкнула я.
   - А ничего, - ответил Мартинк. - Вышла за него замуж и растолстела раза в три против себя бывшей. Да ладно! Это её, а не мои проблемы. В общем, слушай. Появился я у них. Сидят. Мартини тянут... курочка... оливки... салатик... Идиллия! А меня завидки берут. Подлетаю к ней, обнять хочу. А она... Знаешь, оборачивается к мужу и так нежно воркует: "Дорогой, а я Мартинка вспомнила... бедняга! Умер совсем молодым. Знаешь, если б не его отвратительный характер..."
   - И что? - зачарованно произнесла я.
   - Ничто! - почти что огрызнулся Мартинк. - Пустое воспоминание на пустом месте. Не исключено, что я напел ей эти мысли. Ну и что? Толку-то... Так что наш брат-покойник особой опасности для ваших мыслей не представляет. Так, изредка может смутить покой неутешной вдовушки. Ну и всё. Ладно. Лети. Не буду тебя задерживать. А насчёт "думанья другими словами" - и впрямь отличная идея. Чао!
   Он поцеловал меня в щёку и легонько подтолкнул по направлению к шару.
   Вернувшись домой, я первым делом включила мобильник и взглянула на календарь.
   Ф-фух... Всё в порядке. На работу только послезавтра. Хорошо быть преподавателем - можно составлять такое расписание, чтобы обеспечивать себя несколькими выходными подряд.
   Я изучила "пропущенные вызовы". Так, два от студентов, один от Ланки, один - неизвестный, ещё один - от Орлидена. Вот это интересно! Чего от меня хотел мальчишка? Он редко выходит со мной на связь по собственной воле.
   Я перезвонила.
   - Привет, - отозвался Орлиден. - Ты в городе?
   - Да, уже не в Замке. Ты чего хотел?
   - Хотел узнать о Мартинке. Он давно не занимался со мной музыкой.
   - Мартинк занят, к сожалению... Он сам хотел прилететь сюда, но дела задержали.
   Орлиден засопел в трубку.
   - Жалко... Если встретишь - привет передавай. Скажи, что жду его. А то я всё один да один. Ладно, ты извини. Звонок на урок. Я в школе, будь она неладна...
   Подросток поспешно отсоединился, оставив меня в полном недоумении. Как один? А Лоттор? А Пип? Неужели они окончательно поселились в Замке, взвалив всё немалое хозяйство на плечи слабого подростка. Странная воспитательная мера, на мой взгляд...
   Я решила навестить Орлидена. Сегодня. Нет, лучше завтра. Завтра воскресенье, у него выходной в школе, можно будет распоряжаться временем свободно и непринуждённо, если, конечно, ничего неожиданного не свалится на голову.
  

Глава 8

"МЫСЛЯЩИЙ" СУП И МЕЧТЫ ЮНОГО УЧЕНИКА

   Наутро я почувствовала сверлящее чувство волнения где-то в районе солнечного сплетения.
   - Нет, - призналась я сама себе. - Не Орлиден меня интересует. Лоттор!
   Честно взглянув на свои мысли, я обнаружила только одно - желание наладить отношения с моим бывшим наставником, приправленное страхом, что он меня отвергнет...
   Не понимаю людей, которые довольствуются собственными представлениями о чувствах и мотивах ближних. "Она бросила меня, но в глубине души любит, я знаю...". И человек восторженно закатывает глаза, удовлетворяясь тем, что "она любит в глубине души". Нет, меня бы это не устроило. Какая разница - любит или ненавидит, если бросила? Бросила - и точка. А всё остальное - глупые домыслы.
   Пусть Зелинта права, и Лоттор ко мне очень сильно привязан. Мне это безразлично. Меня волнует лишь то, что он избегает общения со мной, хотя сам несколько месяцев назад сурово упрекал за то же самое Дэннира! - что он бросил меня после первой встречи, заставив карабкаться, обдирая локти и коленки, двигаясь по крутым перевалам на пути к себе и собственной волшебной силе. Почти десять лет... Но Дэннир и не притворялся, что "привязан" ко мне. Напротив, он до самого конца сомневался, что я послана ему как ученица.
   В общем, ничего не понимаю. Самое паршивое, что я сама привязалась к Лоттору, и душа моя нуждается в контактах с его душой.
   Я позавтракала и проверила электронную почту. Ого! Сообщение от Орлидена!
   Я открыла письмо. Датированное вчерашним вечером, оно было коротким:
   "Он вернулся вместе с Пипом. Я хотел поболтать с тобой по телефону, но... сама понимаешь... мысли могут быть услышаны, тем более вслух сказанные слова. Чёрт! Звонок от него. Пока"
   Так, значит солнечное сплетение не обмануло. Тревога оправдана. Тем более я обязана навестить особняк. Главное - прийти туда. А там - будь что будет...
   Сев на маршрутное такси, я двинулась в логово Лоттора. Да. Именно эти слова я произнесла про себя, глядя из окна на череду тусклых зимних пейзажей, проплывавших мимо меня.
   Видишь, Дэннир, я всё-таки выполняю твоё задание. Отслеживаю мысли. Вот только "думать другими словами" в этой ситуации оказалось невмоготу. В моё сознание просачивались тоскливые скучные раздумья, приправленные не умолкающей тревогой. Лоттор, при всех его аристократических манерах, непредсказуем. Да. И это - самое ужасное.
   Я вышла на конечной остановке маршрутки и направилась к особняку, красовавшемуся поодаль на небольшом возвышении. Зимой он был виден сразу отчетливо среди кружевных веток голых деревьев.
   Несмотря на рыхлый снег, дорога была чистая и, спустя минут 10-15, я уже подходила к воротам особняка, приготовившись нажать на кнопку звонка. У меня был ключ, но воспользоваться им я не решалась...
   - Заходи, - раздался голос Орлидена, - сейчас открою...
   - Подожди, - торопливо прервала я. - Кто дома-то?
   - Никого. Один я, - ворчливо ответил мальчишка. - Так открывать или нет?
   - Открывай.
   Ворота разъехались в стороны, и я направилась к дому по идеально расчищенной от снега дорожке. Работа Орлидена?
   Особняк, погружённый в тишину, молча приветствовал меня открытой парадной дверью. Я машинально вытерла ноги о коврик и поискала глазами вешалку. Да, давненько я не посещала Лоттора. В предыдущий раз стояла осень, и вопроса о вешалке даже не возникало...
   - Орлиден! - наконец, крикнула я. - Ты где? Куда у вас тут польты вешают?
   Ответа не последовало.
   Ладно. Спасибо, что изобрели мобильники...
   - Чего звонишь-то? - фыркнул Орлиден, ответив на мой вызов.
   - Куда вешать дублёнку?
   - Сейчас, подожди, - сказал он, отсоединившись.
   Минуту спустя он появился из бокового коридора, облачённый в поварской костюм.
   - Гави, - с усмешкой произнёс мальчик. - Ты как не родная. В ворота звонишь, про вешалку спрашиваешь. Он у тебя ключ отобрал, что ли?
   Я пожала плечами:
   - Да нет... Вот он, ключ. Просто...
   - Ну, ясно, - перебил меня Орлиден. - В общем, видишь дверь - это гардеробная. Можешь вешать свой балахон туда. Или в комнату к себе неси. А я, видишь, обед варганю...
   - Классно!
   - А ты к нему, что ли?
   - В некотором роде, - ответила я уклончиво. - А когда он появится, господин-то твой?
   - Учитель, - с усмешкой отмахнулся Орлиден.
   Я едва не подпрыгнула от удивления и радости.
   - Господи! Да что ты говоришь! Поздравляю! Наконец-то!
   Орлиден, приподняв подол халата, картинно присел в книксене.
   - Вы очччень любезны, - произнёс он.
   Затем, резко выпрямившись, он дёрнулся, словно стряхивая остатки книксена с одежды.
   - Вот только поздравления ваши малость опоздали, милостивая госпожа. Сейчас впору выражать соболезнования.
   - Почему? - удивилась я. - Ты же хотел...
   - Да мало ли чего я хотел?! С моим... учителем... нужно так желания загадывать, чтоб получить всё с точностью до наоборот! Пошли, у меня бульон уже наверняка перекипел.
   Он быстрым шагом двинулся на кухню, увлекая меня за собой.
   - Ну точно! Всё выкипело. Теперь выливай и делай сначала, - разозлился он.
   - Да ладно, - понюхала я бульон. - Сойдёт...
   - Тебе-то сойдёт... - проворчал Орлиден, снимая с горелки кастрюлю и выходя из кухни.
   Я решила не спорить и просто уселась на ближайший стул.
   Возвратившись, Орлиден плюхнулся рядом со мной на табуретку, полный отчаяния и злости.
   - Извини, - дотронулась я до его руки. - Это я тебя отвлекла.
   - Да нет, не ты. Просто я как заяц в ловушке. Слушай! Приготовь что-нибудь, ладно? А я тебе тем временем расскажу, как в ученики "влип".
   Оказалось, что мечта Орлидена стать учеником мага натолкнулась на неожиданные сопутствующие препятствия. Во-первых, он полностью лишился карманных денег. Во-вторых, он теперь загружен домашней работой вдвое больше против прежнего.
   - Раньше, будучи слугой, я еженедельно получал довольно крупную сумму. Теперь... Теперь он говорит, что я должен платить за уроки!
   - Вообще-то логично, - предположила я.
   - Было бы логично, - поморщился Орлиден, акцентируя "было бы".
   - А что?
   - Да то, что никаких уроков он мне не даёт, вот что! Всё по-старому. Хожу в школу, как и прежде, полы мою, как и прежде... Нет! Больше! В четыре раза больше, потому что домработница уволилась. Ты хоть в курсе?
   - Да, - ответила я.
   Тита, домработница, покинула работу в особняке и уехала ещё до Нового года. Теперь она живёт за границей вместе с дочерью и её сыном, в окружении своих знатных родственников во главе со знаменитой Лакатамой.
   - Кстати, Орлиден, как они? Не пишут? Не звонят?
   - Мне, что ли? - саркастически расхохотался мальчишка. - Ну ты и сказанула!
   - Нет, конечно, - добавил он серьёзно. - Не пишут и не звонят. А я теперь - на все руки... от скуки... Уборка, готовка, стирка... что там ещё... И это параллельно урокам в школе и разовым поручениям госпо... тьфу ты!.. учителя! Да уж! Теперь попробуй назвать его "господин" - развернётся и уйдёт, ничего не ответив. Нет, лучше б я слугой оставался, честное слово.
   - Ну и вернись в слуги, - предложила я, на мгновение отвернувшись от спаржевого супа, который взялась приготовить, выручая Орлидена.
   Мальчик поджал ноги, обхватив колени руками, и засопел носом.
   - "Вернись"... Легко тебе говорить. Я пытался. И знаешь что получил в ответ?
   - Догадываюсь, - усмехнулась я. - Что-то типа "ты сам принял решение и должен за него отвечать". Так?
   - Ага, примерно в этом роде, только не так мягко.
   - А бульон-то зачем вылил? - поинтересовалась я.
   Орлиден громко вздохнул:
   - О-хо-хо... Это одна из его изощрённых пыток. Я должен готовить еду в благостном расположении духа. Если нет - он отказывается от моей стряпни, называя её отравой. И как это он определяет?
   А Лоттор-то прав! Пища, приготовленная в плохом настроении, не идёт на пользу. Это всем известно. Вот только как он с такой точностью диагностирует настроение повара? Читает мысли, закодированные в пище? Очевидно... Я хихикнула про себя. Интересно, что он "прочтёт", пробуя мой суп?
   - Чего хихикаешь? - обиделся Орлиден. - Тебе-то смешно...
   - Нет, - объяснила я. - Не смешно. Просто приготовление пищи может стать истинной магией, если подойти к делу творчески. Ты можешь реально влиять на состояние других людей, вкладывая в еду своё собственное настроение и мысли. Для приготовления пищи заговоры всякие есть, ритуалы... Так что всё серьёзно, мой друг.
   В ответ Орлиден лишь пробурчал что-то нечленораздельное. Я снова рассмеялась.
   - Трудный ты ученик, это точно. Бедняга Лоттор! Сочувствую ему.
   - Да нет же! - вспыхнул подросток. - Вовсе не трудный! Между прочим, в школе я почти отличник вышел. С примерным поведением! Ты давай мне точные задания, и я всё сделаю! Но он же не учит меня! Не учит! Вот в чем дело!
   Я не согласилась. Почему? А держать хорошее настроение при готовке пищи? Чем не задание?
   Орлиден широко открыл глаза, застыв в немом изумлении. Воцарилось молчание, прерывавшееся лишь звуками моих манипуляций по приготовлению обеда. Наконец, Орлиден хлопнул ладонью по столу.
   - Нет, Гави, - сказал он. - Это неправильно. Я знаю, как учат других мальчиков в Замке. Там всё по-другому.
   - Но ты же не "другой" мальчик! Ты - это ты. А Келлани что говорит? Она ж тоже ученица Лоттора.
   - Я не обсуждаю с Келлани такие темы. К тому же, она женщина. Женщин и впрямь по-другому учат.
   Выключив суп и прикрыв его крышкой, я в задумчивости повернулась к Орлидену. Удивительное дело! Человеку нет ещё и четырнадцати, а он уже досконально знает, кого и как нужно учить магии! Откуда такая убеждённость? Больше, чем уверена, что Лоттор обучает Орлидена. Или в качестве доказательства несносному мальчишке нужно предъявить парту, мел и классный журнал? Дневник завести с оценками? Смешно. Ладно, не буду вмешиваться в процесс взаимоотношений учителя и ученика. Не моё это дело. Лучше сядем пообедать, не дожидаясь хозяина.
   Я предложила Орлидену перекусить, на что он охотно согласился. Едва приготовив тарелки и чашки, мы услышали шум подъехавшего к дому автомобиля и увидели Лоттора, выходящего из кабины.
   - Тащи ещё прибор, Орлиден, - скомандовала я, заканчивая резать салат.
   Подросток подчинился с едва заметной усмешкой. Спустя пару минут в коридоре послышались шаги Лоттора, однако он прошёл куда-то мимо кухни.
   - Странно, - заметил Орлиден. - Хотя ладно... звать его не будем. Подождём.
   В ответ я снова предложила начать еду самостоятельно, не дожидаясь хозяина. Орлиден согласился и присоединился к раздаче блюд, но резкий звонок прервал его деятельность, заставив вздрогнуть. Мальчик провёл ладонью по лбу:
   - Зовёт. И чего такие сложности? Мог бы ногами зайти сюда. Ну ладно, я пошёл...
   Оставшись одна, я налила себе супа.
   - А чего? Вкусно! - сказала я вслух, вынимая ложку изо рта. - Если это спасёт Орлидена от праведного гнева учителя-господина... учидина-господителя... Буду считать, что задача моя выполнена!
   Ага, вот и мальчик возвращается. Он...
   - Ох, Гави! - влетел Орлиден. - Велено подавать обед в кабинет.
   - Давай помогу, - вызвалась я. - Вместе отнесём.
   - Сомневаюсь, что это хорошая идея. Я один справлюсь. Просто помоги поставить блюда на раздаточный столик, а уж отвезу я сам.
   Вернулся он минут через десять. Плюхнулся рядом со мной на стул и буквально затрясся - то ли от внутреннего хохота, то ли, наоборот, от расстройства.
   - Что с тобой? - обеспокоенно прошептала я. - Что стряслось?
   - Стряслось, - сказал Орлиден, успокоившись. - Видишь, всё моё тело трясётся до сих пор. Учитель так странно посмотрел на меня, попробовав твой суп...
   - И что? - напряглась я.
   - Да ничего, кроме вопроса: "Орлиден, откуда у тебя такие странные мысли? Н-да...". Потом без единого слова съел суп, напустив на себя такое выражение лица, будто умную книгу читал.
   Господи! Да неужели и впрямь все мои мысли могли перетечь в суп? Вот ужас! Спасибо, я ни о чём таком не думала, что хотела бы скрыть. Хотя... вдруг я снабдила похлёбку своими тайными мыслями? Не до конца осознаваемыми мной самой?
   - А дальше? - поинтересовалась я.
   Орлиден пожал плечами:
   - Дальше - не знаю. Съел твой салат и принялся за кофе. Так же задумчиво.
   - Значит, он не понял, что готовила я?
   - Наверно. О тебе вообще речи не шло. А чужие мысли читать я не умею. Гави! Ты представить себе не можешь, как усиленно я пытался скрыть твоё сегодняшнее появление и твои кулинарные подвиги! И, похоже, мне это удалось!
   - Скрыть?
   - Да. Похоже, я почти научился скрывать свои мысли!
   - Как?
   - Очень просто. Усиленно думаю о чём-то другом!
   - И о чём ты сейчас думал у Лоттора?
   - О школе, уроках и девчонках. Есть одна... влюбилась в меня по уши. Вот про неё и думал.
   - Молодец! Ты научился контролировать свои мысли. Я пока не умею.
   Орлиден отмахнулся небрежным движением руки.
   - А!.. Тебе-то зачем? Мне - другое дело. Для меня это способ выживания. Уверен, теперь я не только Лоттора, сам "детектор лжи" обману! Буду параллельно думать о чём-то другом и отвечать на собственные внутренние вопросы.
   Ясно. Лоттор не заметил моего присутствия. Или сделал вид, что не заметил.
   - Ладно, Гави. Буду мыть посуду. Надеюсь, что во время данного процесса мысли не играют существенной роли.
   - Мне тоже так кажется, - улыбнулась я. - Давай помогу.
   Загрузив чашки - ложки - тарелки - кастрюли в посудомоечную машину, мы решили побаловать себя чашечкой кофе с заварными пирожными, которые Орлиден обожал и уничтожал с завидной скоростью. Съев штук шесть зараз, он расплылся в блаженной улыбке и откинулся на спинку стула.
   - Эх, Гави, - мечтательно начал Орлиден, - знаешь, о чём я думаю?
   - Не-а, я не Лоттор.
   Орлидена передёрнуло:
   - Брр... Уж, конечно, не Лоттор. Могла б не упоминать сие имя всуе... Да ну тебя! Весь кайф испортила!
   Я рассмеялась:
   - Прости! Не знала, что у тебя на учителя аллергия. Ну так о чём ты думаешь?
   - Найти способ, чтобы никто не мог читать мои мысли! Никто! Никогда! И первый - Лоттор! Вот было бы счастье! И способ наверняка есть. Я знаю. Им эта чёрная владела...
   - Чёрная?
   - Ну дама эта. Ла-ка-та-ма, будь неладна... Госпо... блин!.. учитель, то есть, не мог её мысли читать. Никогда. Клянусь!
   - Я слышала.
   - Вот бы найти этот способ! - мечтательно возвёл глазки Орлиден.
   - Способ есть! - раздался высокий писклявый голосок.
   Я обернулась в попытке увидеть хозяина голоска.
   Орлиден уставился на меня:
   - Ты знаешь???
   - Почему я?
   - Ты ж сказала...
   - Нет, - ответила я. - Говорил кто-то другой. Я тоже слышала этот голос.
   - Но кроме нас никого здесь нет. Не мог же учитель так пищать! Да и зачем ему?
   - Разумеется, это не Лоттор. Эй, ты, голос! Кем бы ты ни был - появись!
   Я хлопнула в ладоши. В ответ - тишина. Орлиден насупился:
   - У меня не бывает галлюцинаций. Я слышал голос.
   - Я - тоже. Ладно, не будем зацикливаться на этом происшествии. В качестве рабочей гипотезы предлагаю... ну... мы просто подключились к информационному полю, и оно нам ответило. Идёт?
   Орлиден недоверчиво скривил губы:
   - Не знаю... Если информационное поле говорит таким противным голосом...
   Я расхохоталась:
   - Тебя больше устраивает версия, что обладательница противного голоса - я! Ох! - прервала я сама себя. - Лоттор уходит!
   В окно я видела, как он снова садился в автомобиль и заводил мотор. Побежать и остановить его? Нет, не буду. Пусть всё идёт, как идёт.
   Я обернулась к Орлидену. Мальчик всё ещё оглядывал пространство, силясь определить источник таинственного голоса. Затем, отказавшись от поисков, он взял веник и принялся мести пол на кухне.
   Отчасти я была обрадована повороту ситуации. Где-то в глубине души я ещё не была готова встретиться лицом к лицу с Лоттором. Орлиден, заметив моё состояние, поинтересовался:
   - Эй, спросить хочу. А у вас с ним всё нормально?
   - А что? - встрепенулась я.
   - Мне кажется, вы поссорились.
   Я усмехнулась:
   - Угадал.
   - Во круто! - восхитился мальчик. - Я рад!
   - Чему же, инересно?
   - Тому, что ты - живой человек, а не винтик, который учитель закручивает или раскручивает туда-сюда.
   Честно говоря, я не поняла суть подобного сравнения с винтиком, оставив всё это на совести Орлидена.
   - Ладно, - сказала я. - Пойду-ка я домой. Сегодня ко мне подружка напросилась, и я должна что-нибудь сготовить для неё вкусненькое.
   - Волшебница? - поинтересовался Орлиден.
   - Нет. Нормальная. Обычная. Хочешь познакомиться? Скажу, что ты мой племянник или частный ученик по музыке. Заодно покажешь, что вы с Мартинком изучили.
   Мальчик задумался.
   - Хорошо бы, - сказал он. - Вот только учитель... Хотя? Уроки выучены. Обед... хм... удался. Дорожка от снега расчищена. Всё выполнено в лучшем виде. Ладно! Была - не была! Позвоню и отпрошусь до вечера.
  

Глава 9

"КУРАТОР" И ЕГО ДРАМАТИЧЕСКОЕ ПОЯВЛЕНИЕ

   К нашему удовольствию, разрешение было получено. Правда, Орлиден почему-то сказал, что пойдёт к однокласснице... Я улыбнулась. Осознанно или нет - но в этом вымысле была доля истины. Что ни говори, а я до сих пор оставалась ученицей. Начинающей ученицей, которая всем своим существом чувствует превосходство таких, как Лоттор или Дэннир... Что греха-то таить? Я искренне обрадовалась, когда Лоттор снова уехал, хотя какая-то часть моего существа жаждала выяснить и уладить отношения. Знаете, это как визит к стоматологу: ты хочешь вылечить больной зуб, но вздыхаешь с облегчением, когда узнаёшь, что сегодня врач не принимает...
   Я поторопила Орлидена.
   - Пойдём, погода портится. Нам далеко ехать.
   Мальчик согласился. Сегодня велосипедная прогулка исключена. Наледи и сугробы - не лучшие друзья велосипедиста. Придётся передвигаться на автобусе или "маршрутке".
   - Это ужасно, - скривился Орлиден. - Я так люблю велосипед, что снег или слякоть для меня - брр... Скорей бы лето.
   Погода, тем временем, ухудшилась до предела. Тучи сгущались, и 3 часа дня превратились в сумрак.
   - Совсем вечер, - сказал Орлиден, ностальгически вспоминая летние деньки. - Пошли быстрее.
   Мы поплелись на остановку, закутавшись в шарфы и натянув капюшоны. Погода стала премерзкая - ветер, что-то среднее между снегом и дождём, тучи. По моим ощущениям, температура была плюсовая, и под ногами намечалась слякоть.
   Слава богу, автобус подали почти мгновенно, как только мы достигли остановки. Спустя полчала или чуть больше, мы уже поднимались ко мне на этаж в надежде согреться с помощью тёплого чая и домашнего уюта.
   - Четыре, - констатировал Орлиден. - К тебе когда подруга нагрянет?
   - В шесть - семь. Она позвонит предварительно. Давай, располагайся, где удобно. Отдыхай. А я пока запеканку в духовку поставлю.
   - Спасибо, - ответил мальчик, усаживаясь на диван и кутаясь в плед. - У тебя так уютно! Можно возьму вот эту книжку?
   Завернувшись поплотнее в шерстяное покрывало, Орлиден прикрыл глаза. Содержание книги резко контрастировало с нашим состоянием. Солнечный тропический пляж, где разворачивалось действие, не имел ничего общего с картинкой, открывавшейся из окна. Реальность, однако, была сильнее воображения. Сумрак. Туман... Туман даже в комнату как-то проник. Совсем погода взбесилась!
   Стоп! Туман в комнате??? Нет, так не бывает. Дым? Что-то у меня, как всегда, пригорает, а я забыла за книгой?
   А-аааааа! - я бросилась на кухню.
   Нет, всё чисто и на месте. Ладно. Тогда...
   Я вернулась в комнату. Туман (или дым) продолжал висеть где-то под потолком. Я принюхалась. Без запаха. Я подняла руку, коснувшись странной субстанции. Никаких ощущений.
   Опустила руку. Туман стал понемногу опускаться вслед за движением моей руки. Меня охватило любопытство, как, впрочем, и Орлидена, который оторвался от книги и округлил глаза, уставившись в движущееся туманное облачко.
   Я села на диван и стала вглядываться в туман. Казалось, туман что-то собирался предпринять. Да, у меня сложилось именно такое ощущение. Туман будто обладал сознанием. И ещё: он стал менять форму. Сначала он стал напоминать удлинённый воздушный шар, затем превратился в подобие человека: так, если бы стали лепить его из куска пластилина - намёк на голову, туловище, руки и ноги.
   Я с интересом наблюдала за метаморфозами пришлого тумана, отмечая собственные удивительные реакции - мне не было ни страшно, ни тревожно. Просто любопытно.
   Туман опустился на пол, сначала растянувшись по вертикали, затем сжавшись. Ростом (если так можно выразиться) он стал почти с меня. Чуть выше. Самое главное, что он обнаруживал явные признаки свободной воли и осознанности.
   "Странное существо", - мелькнуло в моей голове. Существо... Хотя не бывает на Земле таких "существ". С таким "телом". Без признаков органической материи... Какое-то "неорганическое существо"...
   Нет, это уже нарушение всех законов природы. "Неорганическое" не может быть "существом". Даже в Замке такое безобразие не допускается. Конечно, Мартинк и Зелинта с компанией тоже лишены плоти, но существование в астральном теле давно известно публике и теперь не вызвало бы особого удивления даже у закоренелого материалиста. Всё-таки астральные существа были когда-то людьми и сохранили, вследствие этого, вполне узнаваемые человеческие черты в отличие от этого "дымного" создания... Правда, я читала в одной эзотерической книжке о "неорганических существах", но думала, что это просто метафора.
   Н-да...
   - Хотела бы я знать, что ты такое, - в задумчивости произнесла я.
   - Я - Куратор, - мгновенно ответило существо. - Мы курируем и оберегаем, параллельно направляя на путь истинный тех, кого курируем и оберегаем.
   - А, - проговорила я. - Очень приятно.
   На самом деле, мне было ни приятно, ни неприятно. Мне было никак. Я находилась в состоянии какого-то полусна. Такое бывает, когда на вечеринке... ну вы знаете... выпьешь лишнего... Кружится голова, мысли собираются "в кучку", хочешь контролировать происходящее, а вместо этого тебе начинают сниться сны... Хотя ты делаешь всё возможное, чтобы не заснуть.
   Существо зашевелилось.
   - Не знаю, приятно это или нет, но мы, Кураторы, господствуем на этой Земле. Мы властвуем здесь.
   - Что же... ладно... - пожала плечами я.
   - И ты не возражаешь? Обычно люди начинают возражать, когда слышат такое. Ты признаёшь наше господство?
   - Ну, чтобы как-то возражать, надо это понимать, - ответила я. - А я пока что ничего не понимаю из сказанного тобой.
   - А ты понимаешь? - обратилось существо к Орлидену.
   В ответ подросток вздрогнул, моргнул и, молча, затряс головой, выражая отрицание.
   Существо стало ещё плотнее, всё более и более приобретая человеческую форму. Похоже, что оно даже силилось стать подобным мне. По-моему, это очень молодой Куратор (или как его там звать...). Судя по поведению... Молодой или вообще подросток, - промелькнула мысль. Хочет произвести впечатление.
   - А чего тут понимать? - сказало существо. - Люди считают себя хозяевами на Земле. Но это не так. Они ошибаются. Люди вообще не могут властвовать. Даже сами над собой!
   - Это точно, - усмехнулась я. - Самое трудное - управлять собой.
   - Конечно! Вот почему ты не испугалась до смерти, а? Почему не испугалась, увидев меня?
   Я пожала плечами.
   - Не знаю. Ты не страшный.
   - Не страшный, только потому, что мне так захотелось. Я решил вступить с вами в мирный контакт. Только поэтому. Пожелай я напугать вас, мне бы это запросто удалось. Но я не хочу. В последнее время мне интересно общаться с вами, людьми.
   - А как бы ты нас напугал? Превратившись во что-то жуткое? - исподлобья спросил Орлиден.
   - Нет. Просто нажав на твои "кнопки страха" в энергетическом теле. Или тебе это тоже неизвестно?
   - Про "кнопки страха"?
   - Да.
   - А разве есть такие?
   Существо радостно и бегло принялось растолковывать, что в человеке великое множество всяких кнопок. А "кнопки страха" - самые забавные. И всегда наготове. Люди сами любят бояться! Испугать их - плёвое дело! Чуть что - готовы заорать от ужаса. Или остолбенеть в парализующей липкой минуте страха. Хотя по сути - что происходит? Ничего особенного. Обычное привидение. Не кусается. Посуду не бьёт. Пистолетом не угрожает. Только и всего, что нажимает на малюсенькую кнопочку страха, которая запускает сочный фонтан сопутствующих эмоций и реакций. Ужас... оцепенение... дрожь... тревога... эмоциональный паралич!!!
   Существо, исполненное очевидного удовольствия, восторженно закатило свои водянистые глазки.
   - Значит, ты способен воздействовать на нас эмоционально? Выбирать наши реакции? - недоверчиво спросила я.
   - Выбирать? Конечно! Ведь ваши реакции - это вовсе не ваши реакции! А лишь симптомы, спровоцированные нами, Кураторами!
   Вот те раз! То-то я неоднократно удивлялась - почему одни и те же события вызывают у меня совершенно разные реакции? Иногда прямо противоположные! Значит, происходило событие, а параллельно, рядом стоял вот такой персонаж и нажимал на мои "кнопки страха" или другие какие кнопки...
   Тем временем Куратор ещё больше сконцентрировался, уплотнился и стал совершенно похож на человека. Я бы сказала, что он стал похож лично на меня. Он (или лучше говорить - она?) удобно расположился в кресле, картинно перекинув ногу на ногу, копируя мою позу.
   - Ну как? - спросил он.
   - Отлично. Браво. Мне это нравится... Да, слушай, а то, что мне это нравится - тоже твоё влияние на мои "энергетические кнопки" или это нравится действительно мне?
   - В данном случае я ни при чём. Это нравится действительно тебе. На самом деле, у вас, людей, гораздо больше воли и свободы, чем вы используете. Просто вы не умеете быть свободными. Это хорошо. Нам так проще. Да и вам удобнее, если честно.
   - И ты хочешь сказать, что пришла... пришёл... нет, скорее, пришла... обучить нас свободе?
   - Ещё чего! - рассмеялось существо. - Нет, конечно. Я не враг сам себе. Я даже не скажу вам, что такое свобода. Лучше вы пребывайте в иллюзиях.
   - Тогда почему ты с нами об этом разговариваешь? - возник Орлиден.
   - Просто выполняю Закон.
   - Да? О котором ты нам тоже не расскажешь? - с вызовом добавила я.
   - А ты умная. Точно. Не расскажу.
   - И не расскажешь, зачем вообще ты тут сидишь и отнимаешь у нас время?
   - Ага! Злишься! Злишься! - захлопала в ладоши Кураторша и ткнула в мою сторону пальцем.
   Ну да... злюсь... Хотя зачем злиться? Всё это просто комично. Прилетает какое-то молодое существо, болтает без умолку. А в это время, не исключено, его родители бьют тревогу и звонят в Службу Спасения Кураторов. Интересно, есть ли у них такая?
   - Нет, - скривило губы существо. - Не злишься. Неинтересно. Невкусно.
   - Что??? Как ты сказала? Невкусно?
   - Да. Ну ладно... Это я могу рассказать. Почему бы и нет? Всё равно ты ничего не изменишь. Понимаешь, ты - моя пища!
   - Та-ак... Приехали..., - проворчала я. - Ты что, вампир?
   - Сама ты вампир, - обиделось существо. - Я не вампир, а Куратор. По-моему, я тебе внятно объясняю. Мы не пьём кровь. Мы питаемся энергией живых существ.
   - Энергетический вампир...
   - О господи! Ну, если тебе нравится это слово, то пусть будет так. Не в словах дело.
   - А что значит "Куратор"?
   - Я же говорила. Это тот, кто курирует. Иногда мы зовём себя Коллекторами - Собирателями, теми, кто собирает. От слова "собирать". Я собираю. Мы все собираем вашу энергию потому что. Иногда нас называют "Воладорами" или "Летунами". Потому что мы летаем.. Это ваши так нас называют. Те, кто нас видит. Есть люди, кто нас видит. И они знают, что мы летаем. И знают, что собираем. И курируем.
   - Да, мы заметили, что ты висел... висела в воздухе... Летун... - сказала я, обернувшись к Орлидену, во все глаза разглядывавшего это странное существо.
   - Вот именно. Но не хвалите себя. Здесь вы ни при чём. Я сама сделала так, что вы увидели меня.
   - Ну, спасибо.
   - Не за что. Просто вы оба мне понравились.
   - Как еда?
   - Нет, не совсем. Понимаете, мы, Кураторы, действительно питаемся энергией живых существ. Человеческая энергия - самая вкусная. М-м-м... деликатес! Вы не думайте, мы не убиваем людей. Наоборот, мы их охраняем, поддерживаем, помогаем, исполняем их желания. Вы... вы - как наши коровы!
   - Ого!
   - Вы же пьёте молоко? Чтобы надоить молоко - не надо убивать корову. Её достаточно просто подоить.
   - Понимаю, значит, вы съедаете нашу энергию. И что же мы при этом чувствуем?
   - Хм... это неверный вопрос. Ты лучше спроси - "что мы при этом не чувствуем?" Потому что мы съедаем ту энергию, которая позволила бы вам...
   - Что позволила бы? - насторожилась я.
   - А дальше я не скажу!
   - Ясно.
   - Ты должна обидеться.
   - Неохота.
   - Молодец, хотя невкусно. Знаешь, я скажу, почему познакомилась с вами.
   - Почему?
   - Только давай по правилам. Как вас зовут?
   - Меня - Гави, - представилась я.
   - Орлиден, - кратко отрекомендовался мой юный приятель.
   - А меня... Зови меня Мэри.
   - Мэри??? Ну ты даёшь!
   - А что? Я принял, точнее, приняла такую форму, что вполне могу именоваться Мэри. Вот если так... Смотрите! Если вот так...
   Существо вновь стало увеличиваться, менять плотность и очертания, пока, спустя пару минут, не съёжилось до размера и формы грязной лохматой дворняги.
   - ... то это Шарик, - закончило существо.
   Затем оно снова видоизменилось, превратившись в девушку.
   - Мэри! Рада знакомству, - протянуло руку существо.
   Я улыбнулась и протянула руку в ответ.
   - Рада знакомству, Мэри. Только... можно один вопрос?
   - Можно, - благосклонно разрешила Мэри, кивнув головой.
   - Не могла бы ты стать несколько отличной от меня? Мне не хотелось бы общаться со своим отражением... Да и Орлиден начнёт путаться.
   Существо презрительно фыркнуло:
   - Я хотела оказать тебе честь, став твоей копией! Люди любят и гордятся, когда им подражают. Ты странная какая-то.
   Я пожала плечами с едва заметной улыбкой.
   Существо развернулось и начало пухнуть. Из ушей его пошёл пар, превратившийся в подобие знака вопроса. Затем, будто приняв какое-то решение, Куратор мгновенно сконцентрировался и стал копией... Лоттора!
   Орлиден вскрикнул и отдёрнулся, замахав руками.
   - Какой вкусный эмоциональный всплеск, - улыбнулся "Лоттор", облизнувшись. - Пожалуй, я оставлю эту форму. Только тогда не подойдёт имя "Мэри". Это - нарушение правил игры. Таких "Мэри" не бывает.
   - Протестую! - почти крикнул Орлиден. - Мне не нравится эта ваша новая форма! Мне и одного учителя... выше крыши...
   - Ладно, - снизошло существо. - Тогда я...
   Существо снова расплылось, задумалось, зависло в полуметре от пола, после чего превратилось в девушку-подростка, полненькую, ростом чуть повыше Орлидена, возрастом чуть постарше, лет шестнадцати-семнадцати.
   - Так пойдёт? - сложила руки на груди девушка, глядя нам обоим в глаза.
   - Пойдёт, - обрадовался Орлиден. - С такой девчонкой я бы подружился. А нельзя тебе стать чуть похудее? И пониже?
   - Знаешь что? - сердито сказала толстушка. - Хватит командовать! Ты не в ресторане, нечего заказывать "блюда". И вообще... ты - моё блюдо, а не я - твоё. Эта человеческая форма - мой последний вариант. Закончим препирательства. Есть правило - я могу принять форму только реально существующего или существовавшего человека. Если она толстая - я тоже должна быть толстая. Есть, правда, некоторые допущения. Смотрите, я могу увеличить себе уши.
   Она взялась пальцами за свои аккуратные ушки и начала тянуть их в противоположные стороны.
   - Не надо! - взвизгнул Орлиден. - Ты становишься похожа на мышь...
   - Хорошо, - согласилась Мэри и отпустила уши, которые, словно резиновые, сжались и вернулись на положенное место.
   - А кто эта девушка? - спросила я.
   - Одна местная отличница. Вкуууусная! - облизнулась Кураторша.
   Я усмехнулась:
   - Похоже, смысл всей вашей жизни - что-нибудь поесть!
   - Будто смысл вашей жизни не в том же! - парировала девушка. - Ладно. Начнём заново. Мэри. Рада знакомству.
   Я поклонилась в ответ.
   - Рада знакомству, Мэри. Слушай! А если сейчас кто-то придёт ко мне в гости, он тебя увидит?
   - Конечно, почему бы нет? Сейчас я в зоне плотности, воспринимаемой всеми людьми. Но если кто придёт, ты не стесняйся. Ты можешь прямо сказать, что я - Воладор или Куратор и поедаю эмоции окружающего человечества. Тогда твои знакомые сочтут тебя ненормальной, а это тааааак вкусно! Очень вкусно, когда кого-то обвиняют или оскорбляют. Такая энергия! Ты бы сказала, - с чесночком и перчиком!
   - Понятно. Хотя и не совсем. Но если продолжать сравнение... с коровой. Мы, люди, не только молоко пьём. Люди и мясо кушают... Для этого они убивают коров...
   - Ну, среди нас есть и те, кто провоцирует смерть. Сами-то мы никого не можем убить. Мы не имеем вашей физической формы и не можем напрямую воздействовать на ваше физическое тело. Однако спровоцировать вашу смерть - да. И для этого есть куча способов. Страх смерти - очень вкусная энергия. Но если говорить обо мне и моей, так скажем, семье Кураторов, то мы - вегетарианцы. Мы отказались от употребления энергии смерти и питаемся более тонкими "материями". Поэтому я и живу здесь, в этом, достаточно мирном регионе Земли. Для тех, кому нужна энергия смерти, есть места военных действий, например. Мне там не нравится. Это всё равно, что быть постоянно на мясокомбинате. На любителя, что называется...
   - Фу! Ужас!
   - Точно. Ужас. Ты вегетарианка?
   - Да.
   - Я это заметила. У тебя другая энергия. Ну так вот: что я ещё не сказала? Почему я решила познакомиться с вами. Просто потому, что мне интересно.
   - Ответ исчерпывающий...
   - А что? Чего тебе не хватает? Тебе было бы интересно познакомиться и пообщаться с коровой, которая даёт молоко? Или с козой? Или с пчелой, готовящей мёд, который ты потом ешь? Было б интересно познакомиться, если б ты знала - как?
   - Если честно - то да.
   - Вот и мне интересно. Просто, в отличие от тебя, я знаю, как это сделать. И делаю.
   Мэри медленно подплыла к окну и выглянула наружу.
   - Занятно, - сказала она. - В человеческом теле всё немного по-другому выглядит. А вообще мне нравится у вас тут.
   - Очень приятно, - ответила я, чтобы поддержать разговор.
   - И мне приятно! - вставил своё слово Орлиден.
   - Кстати, - обратилась Мэри к Орлидену. - Ты помнишь, что я сказала тогда, в большом доме?
   - Ты? - удивился Орлиден. - Где? Когда?
   - Не тупи, - проворчала Мэри. - Вы оба приехали сюда из большого дома, так?
   - Да. Из дома моего учителя, - согласился Орлиден.
   - Вы разговаривали с Гави. Ты упомянул, что хотел бы всегда и ото всех скрывать свои мысли. Так? Вспомнил?
   - Верно, - оживился Орлиден. - Вспомнил. А потом мы оба услышали голос... Так это была ты! Вот здорово! Ты правда знаешь способ?
   - Конечно, - фыркнула Мэри. - Это проще простого. Вставлю тебе энергетический блокирующий "чип" - и дело в шляпе! Никто твои мысли больше никогда не прочтёт!
   - Ура! - сказал Орлиден. - Спасибо!
   - Но за это ты должен соблюдать тайну нашего знакомства, - предупредила Кураторша.
   - Это с радостью, - согласился Орлиден.
   - А ты? - обратилась Мэри ко мне.
   - Что? - удивлённо спросила я.
   - Чего ты хочешь?
   - Ничего.
   - Врёшь. Такого не бывает.
   Я попыталась объяснить, что мои желания - моё личное дело, и я не собираюсь делиться ими с вторгшимся в мою жизнь энергетическим вампиром. Что я могу просить? "Не ешь меня?"
   - Не с "вампиром", а с Куратором, - поправила Мэри. - Не думала, что ты настолько глупа, что не понимаешь разницы. Вампиры нападают и пьют твои соки, не давая ничего взамен. Я, в отличие от них, призвана исполнять твои желания. Вы, люди, полны желаний и вечно их проговариваете - кто вслух, кто про себя. И страстно мечтаете о том дне, когда появится кто-то, услышит вас, и все ваши желания будут сразу исполнены. Не это ли ваша заветная мечта?
   Я пожала плечами, промычав что-то неопределённое.
   - И вот я здесь, - театральным тоном возвестила Мэри. - Проси, чего хочешь.
   - Хочешь сказать, ты фея-крёстная? - съязвила я.
   Мэри, похоже, не поняла сарказма и поклонилась:
   - Что-то в этом роде. Фея. Крёстная. Куратор к вашим услугам. Ну?
   - Я подумаю.
   - Думай. Ты можешь попросить способности, таланты. Вспомни, как ты хотела в детстве обладать беспредельной памятью, чтобы помнить уроки с первого раза! К сожалению, в те времена у меня не было договора подарить тебе память. Зато сейчас...
   Я почесала лоб и ухмыльнулась:
   - Зато сейчас моя память меня вполне устраивает. Я уже не школьница и не должна запоминать всякую муть, которая в дальнейшем даже не пригодится. А то, что нужно и важно - теперь запоминается само по себе.
   Очевидно, Мэри была слегка сбита с толку моим ответом. Она как-то странно выгнулась, расширилась, сжалась, после чего прошествовала к дивану и плюхнулась на него всем свои весом (если у этого туманно-дымного существа вообще имеется какой-то вес).
   Посидев в задумчивости с полминуты, она снова воззрилась на меня и продолжила:
   - Ты не доверяешь мне. Вот она, награда за честные и правдивые отношения. Бьюсь об заклад, если бы блестящая память появилась у тебя непонятно почему - ты была бы до предела счастлива! Что, не так? Да, ты больше не школьница, но люди с абсолютной памятью - выделяются среди толпы. Они уникумы. Ими восхищаются, и они горды собой без меры. Ты бы гордилась собой. И вообще это удобно - всё помнить.
   - Это точно! - мечтательно подхватил Орлиден. - А можно мне память?
   - Не всё сразу, - подняла палец Мэри. - Сейчас я с Гави веду переговоры. Ладно. Память оставим. Проехали. Хочешь способность зарабатывать деньги? Или нравиться всем мужчинам без исключения? Или стихи писать ежедневно пачками? Да ну тебя! Чего ты ощерилась? Многие из ваших заключали с нами сделки. И никто не был радочарован!
   - Сделки? Ты дьявол? - хмыкнула я.
   - Сама ты дьявол, - обиделась Мэри. - Я Куратор. Неужели не ясно? Дьявола вы сами изобрели, не умея выбрать между добром и злом. А мы - пастухи, фермеры. Мы пасём вас, холим, лелеем, навеваем сны и желания, заставляем страдать и гордиться, соперничать и влюбляться. Какие ж мы дьяволы?
   Я задумалась.
   - Ты ещё скажи, что вы нам мысли нашёптываете...
   - Конечно, - ответила Мэри. - Как же иначе? Мысли напрямую связаны с эмоциями. А человеческие эмоции - наша основная пища. Мы выращиваем целые колонии мыслей, внедряем в ваше сознание, поливаем, удобряем, искореняем вредные, невкусные мысли... Пропалываем всяческие дикорастущие мысли-сорняки... Знаешь, какой это труд?
   - Представляю, - посочувствовала я. - А кстати, ты не могла б озвучить какую-нибудь такую "мысль-сорняк"?
   - Зачем тебе? - ахнула Мэри. - Если озвучу - этот сорняк поселится в твоей голове и в голове этого мальчика. Потом придётся пропалывать, пропалывать, пропалывать...
   - Так что, с какой-то стороны, мы - ваши лучшие друзья! - подытожила Мэри. - Да, мы используем вас. Но вы сами друг друга постоянно используете! Так что причислять меня ко всяким тёмным сущностям нечестно.
   Кураторша подпрыгнула, слегка расплылась в стороны и зависла над шкафом, распустив волосы туманной тучкой. При этом лицо её исказилось, как в кривом зеркале.
   - Ты чего это? - удивилась я. - Почему форму теряешь?
   - Усссссстала я, - издала свист Мэри. - Я ещё ни разу не держала плотную форму так долго. Ссссссссейчас отдохну и...
   Теперь она снова была похожа на небольшую тучку и, выпуская во все стороны дымок, медленно таяла в воздухе. Теперь это был дымок, сопровождаемый слабым запахом гари...
   Стоп! Откуда запах гари??? Ведь его не было раньше...
   Я бросилась на кухню. На сей раз я, действительно, сожгла запеканку!
  

Глава 10

ДОГОВОР МОЛЧАНИЯ

   -Жуть, жуть! - ворчала я, выбрасывая сгоревшее блюдо и открывая для проветривания окно.
   Рядом со мной стоял Орлиден и махал влажным полотенцем, выгоняя горелый воздух наружу.
   - Ничего, - успокаивал меня мой юный приятель. - Бывает. Хочешь, сбегаю в магазин за тортом? Твоя подруга вряд ли будет привередничать. Не Учитель, чай...
   - Да, не Учитель. Она всё простит. Ну и цирк! - выдохнула я, вытирая рукавом потный лоб. Мэри... Летунша... Коллекторша... Куратоша... Фея-крёстная, блин...
   - А я рад, - сказал Орлиден. - Если она и впрямь заблокирует излучение моих мыслей - будет великолепно! Надоело, когда Учитель косит под рентгеновский аппарат... Люди не должны читать чужие мысли. Это против законов природы и общества.
   - Так то простые люди, а не волшебники! У волшебников всё по-другому. Может быть, у нас свои законы природы, не общепринятые.
   - Пусть так, - не унимался Орлиден. - Но читать чужие мысли - неприлично. Всё равно, что ставить скрытую видеокамеру в ванную комнату и подглядывать, когда ты моешься... Ну как, вроде проветрили помещение?
   Я потянула носом воздух.
   - Ну-у... Вроде, да, получше...
   - Так я иду за тортом?
   - Иди.
   Проводив Орлидена, я отправилась назад в комнату, где ещё витал силуэт Мэри в виде сероватого шлейфа.
   - Эй, - сказала я. - Ты здесь?
   - Здесь, - раздался писклявый голосок, в котором я отчётливо узнала того, кто давеча говорил в лотторовском доме.
   - Ну ладно, - махнула я рукой. - Пребывай в покое, а мне ещё кучу дел надо сотворить...
   Я бросила взгляд на свой письменный стол. Да уж... На работе снова завал. Зачем эти дурацкие планы? Кто их придумал? Зачем их писать, когда всё равно не выполнишь то, что предполагал вначале? Статью мою что-то отодвинули, хотя обещали опубликовать в первом выпуске нынешнего года. Зато статью этой выскочки... Я бы уволилась, совсем уволилась, но куда?.. Попробуй найти удобное место работы, чтоб и морально, и финансово... Надоело... скука смертная... И кошка...
   - Ой, ну куда ты лезешь, дура! - в сердцах крикнула я кошке, пытавшейся забраться в ящик с черновыми бумагами.
   Вытащив кошку за шкирку, я кинула её на диван и... чуть не попала в Мэри, мирно сидящую там и болтающую толстенькими ножками.
   - Ой, - воскликнула я. - Ты снова здесь!
   - Спасибо, Гави! Такие вкусные эмоции! Почаще злись и переживай. Видишь, я снова в форме!
   - Вижу, - пробурчала я. - И чего я стала думать о работе-то?
   - А иначе где бы ты взяла нужные эмоции? - с ощущением полной сытости потянулась Мэри. - Только в этих мыслях!
   - Хочешь сказать, мысли мои были спровоцированы тобою?
   - Я ничего не хочу сказать. Нет. Хочу. Хочу тебя предупредить. Ты никому не должна говорить о нашем знакомстве и о содержании наших разговоров. Это - условие. В награду я могу дать тебе что-то ценное. Если не хочешь - не дам. Но лучше бери.
   - Ты хочешь купить меня?
   - Да.
   - Хм...
   - Решай.
   - Ты грешишь против логики. Кто ж мне поверит, что я знакома с таким... ммм... существом?! Неужели от моих слов тут же соберётся международная экспедиция по поимке Кураторов, которых обычно никто даже не видит??? Так какой тебе вред, если я проговорюсь и какая тебе выгода, если я буду молчать? Ты же сама говорила, что меня просто примут за сумасшедшую, если расскажу о тебе.
   - Правильно, - сложила губки бантиком Мэри. - Это и будет твоё наказание. Я-то в любом случае не пострадаю. А ты проведёшь остаток дней в дурдоме. Ха-ха!
   - Ну и зачем тебе всё это? Странно как-то...
   Я сходила на кухню и, взяв веник, стала мести пол. Подойдя вплотную к месту, где восседала Мэри, я как бы случайно задела веником её ногу. Нога оказалась плотная. Хм... Не мираж... Хотя почему считается, что мираж должен быть обязательно визуальным? Тактильный мираж - тоже неплохо. Если иллюзорной может быть картинка - почему не может быть иллюзорной плотность?
   Я взглянула на Мэри. Она пристально смотрела в мою сторону, будто не понимая, что происходит.
   - Ты чего? - усмехнулась я.
   - Ничего, - ответила Мэри. - Ты о чём сейчас думала?
   - О всяком. А что?
   - Да так, ничего...
   Мэри подняла руки к волосам и, глядя в зеркало, закрутила локоны в плотные кудряшки. Затем, взяв себя за подбородок, чуть вытянула своё лицо. Я фыркнула:
   - Нос отрасти вдобавок. А то твоя "кнопка" с кудряшками не гармонирует.
   - А? - встрепенулась Мэри. - Ты думаешь? А то! Верно! Спасибо. Человеческая форма - это так потешно! Знаешь, хорошо, что вы, люди, не можете менять своё тело, как хотите. Это так вкусно, когда человеку не нравится его внешность! Он мучается, завидует, злится! Пир горой! А мы вас откармливаем. Эталоны красоты подкидываем, причём в каждую эпоху - свои. Вы силитесь соответствовать эталонам, худеете, бледнеете, жир откачиваете, ногти наращиваете, грудь увеличиваете, талию уменьшаете!
   Лицо Мэри порозовело, глаза расширились и приобрели красноватый блеск. Кудрявые волосы отрасли сантиметров на десять и зашевелились наподобие змеек.
   - В общем, у меня нет выбора, - прервала я эмоциональные излияния Куратоши. - Ты навязалась на мою голову, и я должна молчать о нашем знакомстве. Иначе... Слушай! У нас с тобой прямо как в сказке. Приходит герой к царю и случайно становится свидетелем тайны. Царь велит молчать. "Сохранишь тайну, - говорит царь, - награжу по-царски. Не сохранишь, - мой меч - твоя голова с плеч". Ты так же мыслишь.
   - Неверно! - возразила Мэри. - Всё наоборот. Мы первичны, а ваши сказки - вторичны. Царь - просто символ какого-то Куратора. Сказочник сумел передать суть нашего договора, не нарушив правил. А в остальном ты права. Я - царь, ты - герой. Я устанавливаю правила, ты выполняешь. Можешь просить награду. Дам. Нарушишь договор - пеняй на себя. Ты теперь под моим полным контролем. Как и твой маленький приятель. А, вот и он!
   Орлиден появился с тортом и раскрасневшимися щёчками на взволнованном лице. Едва отдышавшись, он начал восторженно и сбивчиво говорить об удивительных симптомах, с которыми только что столкнулся.
   - Гави, Мэри, звонил Учитель! И он... я уверен... и он не сумел прочесть мои мысли! Я это понял по тому, как он странно мне ответил. Обычно он повторял мои мысли, а потом язвил что-то по их поводу. А сейчас он как-то странно ответил и быстро отключился!
   Мэри вальяжно встала с дивана и, подойдя к мальчику, погладила его по голове.
   - Всё так и должно быть, - снисходительно сказала она. - Я уже поставила тебе блокирующий чип.
   - Ох, Мэри, спасибо! Ты - классная, хоть и эта... как это ты называешься...
   - Коллектор, Куратор, Воладор, Летун, - терпеливо перечислила Мэри. - А Гави меня сегодня Феей-Крёстной назвала. Тоже неплохо...
   - Ну да, это... Ой, Мэри, у тебя волосы другие!
   Кураторша насмешливо фыркнула:
   - Не только волосы. Я нравлюсь тебе?
   - Да, - зачарованно прошептал Орлиден. - Ты красивая. И даже почти не толстая... Ой, я хотел сказать...
   - Да какая разница, что ты хотел сказать! - презрительно заметила Мэри.
   - Просто чтоб тебя не обидеть...
   - Да-а, обидел барашек мясника... - произнесла я, отвернувшись.
   - Не разрушай у мальчика иллюзии, - раздался над моим ухом громкий шёпот.
   Мэри каким-то образом отделила свой голос от тела. Оставаясь в другом углу комнаты, она начала шептать мне что-то на ухо, держа рот плотно закрытым.
   - Будет очень, очень интересно, - шептала она, - если мальчишка в меня влюбится... Такого никогда не было... Истинный деликатес... Такие чувства...
   Я лишь кивала головой, внутренне улыбаясь. Ладно, мне самой наше знакомство становилось интересным. Кураторша словно привязалась ко мне. Приклеилась, будто банный лист. Чего-то хочет. У меня нет выбора - соглашаться или не соглашаться на общение. Зато есть выбор - как реагировать. Если Мэри не лжёт и Кураторы действительно контролируют наши мысли, питаясь нашими эмоциями, то это знание поможет мне...
   Стойте-ка! Дэннир! Не об этих ли существах он проговорился тогда на кухне? Надо будет обсудить с ним...
   Нет! Нельзя! Я же обязана никому не говорить. Чушь собачья!
   - Мэри! - обратилась я к Кураторше.
   - Да? - вальяжно ответствовала она, чуть приподнимаясь со стола, на котором уселась перед зеркалом.
   - Уверена, что мой учитель - он волшебник - прекрасно осведомлён о вашем существовании. Полагаю, что с ним-то я могу говорить о Кураторах?
   - А вот и нет! - самодовольно хихикнула Мэри. - Не имеешь никакого права! Скажу больше - о нашем существовании только волшебники и знают! Обычные люди просто не имеют способностей и средств для проникновения в нашу тайну! Мы пытались проявляться перед рядовыми обывателями, было дело. Скучнее ничего не придумать! Они нас просто не видели. Или принимали за своих собратьев. Иногда, правда, некоторые визжали от ужаса, принимая нашу туманную форму за привидение... Это, конечно, очень вкусно и приятно, особенно если "кнопка страха" у человека хорошо отлажена. Но нам-то хочется большего! Мы - эстеты, а не просто энергетические желудки. Ты тоже не будешь лакомиться сырой немытой картошкой, если есть возможность приготовить изысканное блюдо по своему вкусу.
   - Значит, - предположила я, - многие мои друзья-волшебники знакомы с вами?
   - Ага, - просто ответила Мэри. - В том-то и прелесть, что каждый, кому мы оказали честь быть представленным нам, дал слово молчания. Вы не можете обсуждать друг с другом наше существование.
   - Ясно. Значит, все уже знают о вас? Мы с Орлиденом - последние, кто был не посвящён.
   - Не угадала, - подмигнула Мэри. - Не все. Представь, ты идёшь, смотришь на своих товарищей и думаешь: а знает ли он? Или не знает? Теперь ты на каждого будешь смотреть с этого ракурса.
   - Не уверена, - усомнилась я. - Есть и другие мысли.
   - Проверим-проверим, - с хитрецой улыбнулась Мэри.
   В комнату вплыл Орлиден.
   - Девушки, чай готов, я заварил, - галантно произнёс он, обращаясь скорее к Мэри, чем ко мне.
   - Спасибо, мальчик, - кивнула головой Кураторша, - но я не пью чай.
   - Жалко, - скуксился Орлиден. - Я хорошо завариваю чай. С травами.
   - Пейте сами, - позволила Мэри, - а я посижу рядом с вами. Получайте побольше удовольствия. Вот им-то я и насыщусь.
   Мы перешли на кухню. Мэри подпрыгнула и мягкой тучкой приземлилась на плиту. Свесила ноги, на которых теперь красовались чёрные в блёстках туфли на 15-сантиметровых "шпильках".
   - Нравится? - спросила она, покачивая ножками.
   - Нет, - ответила я. - Такую обувь не ношу.
   - Скучная ты, - скривилась Мэри. - А вот это?
   Она приподняла свои тугие локоны и обнажила ухо, украшенное яркой бриллиантовой серёжкой.
   - Красиво, - кивнула я головой. - Как ты сотворила камень? Это иллюзия?
   - А ты пощупай.
   Я подошла к Мэри и дотронулась до серёжки. Камень был плотный. Натуральный.
   - Завидно, да? - высунула язык Мэри.
   Я пожала плечами:
   - Восхищена твоим искусством. Да.
   - Могу подарить, - сказала Мэри.
   - Чтобы камушки превратились в золу сегодня в полночь? - лукаво улыбнулась я.
   - Не превратятся, если будешь хорошо себя вести, - уверенно кивнула головой Мэри. - Ну так берёшь?
   - Подумаю, - уклонилась я от прямого ответа. - У меня более актуальный вопрос назрел. С Ордиденом-то я могу говорить о тебе?
   - Разумеется, - удивлённо подняла брови Кураторша. - Странный вопрос. Я ж перед вами обоими предстала. Одновременно!
   - Да кто вас знает, - усмехнулась я. - Мало ли какие идеи придут тебе в голову...
   ... или в то место, где у вас, Кураторов, зарождаются мысли, - закончила я про себя. Мэри насупилась:
   - Ты меня оскорбляешь. Мы, Кураторы, никогда не нарушаем правил и не грешим против логики. Мы выполняем взятые на себя обязательства. Иначе мы не смогли бы тысячелетиями править тут у вас на Земле.
   - Извини, - поклонилась я. - У меня слишком незначительный опыт общения с Кураторами, чтобы верно и безошибочно судить о тебе. Я исправлюсь.
   - Мы честны и благородны, - с нажимом добавила Мэри.
   - Буду знать, - снова поклонилась я. - Орлиден, спасибо за чай. Чрезвычайно вкусный.
   Мальчик расплылся в широчайшей улыбке.
   Секунду спустя в моём кармане запел телефон. Звонила моя приятельница Ланна с огромными извинениями. К ней приехала Ритика со своим новым парнем, и они тащат Ланку в кино.
   - А что? Присоединяйся к нам! - предложила Ланка. - Хотя ты боевики не любишь...
   - Спасибо, - ответила я. - Действительно не люблю. Да ладно, авось не последний день живём. Ещё увидимся. Пока! Привет Ритике!
   Отсоединившись, я бросила взгляд на Мэри, удивлённо уставившуюся на меня.
   - Чего это она тебя приглашала? - спросила Кураторша. - Я не навевала ей этих мыслей. Наоборот, хотела, чтобы она дала понять, что променяла тебя на другую подругу, Ритику!
   Я мягко улыбнулась:
   - Не уверена, что все наши мысли - ваша заслуга. Ты сама говорила, что у нас гораздо больше воли и свободы, чем мы используем.
   - У тебя хорошая память, - скривилась Мэри.
   - Да, - просто ответила я. - Хорошая. Не безграничная память, какую ты хотела мне презентовать, но меня вполне устраивает её объём.
   - Возьми серёжки, - напомнила Мэри.
   - Не сейчас, - отказалась я. - Я и так у тебя в кабале. Зачем же усиливать её, принимая подарки?
   Мэри плавно соскочила (точнее, перетекла) с плиты на пол.
   - А ты - интересная, - резюмировала она. - Ну ладно, пока, ребятки! Мне пора. До встречи в эфире!
   - Пока, Мэри, - пропел Орлиден. - Ты ещё придёшь?
   - А я никуда от вас не отойду, - усмехнулась Кураторша. - Просто настало время растворить мою нынешнюю форму - она забирает слишком много сил у меня.
   И она исчезла, оставив лишь лёгкий туманчик, провисевший над потолком следующие десять - пятнадцать минут.
  
   ***
   Отпустив Орлидена (он поехал домой), я залезла в книжный шкаф в поисках книжки о Кураторах. Нет, в книжке они не были названы ни Кураторами, ни Коллекторами... как там?.. А, Воладорами или, проще говоря, Летунами.
   Да, всё так и есть. Питаются нашими эмоциями. Особо любят переживания, связанные с чувством собственной важности и социальной обусловленности. Гордость, зависть, ревность, желание обладать, чванство, страхи, зависимость, хвастовство, стремление вызвать восторги - их любимые блюда. Летуны любят толпы и одиноких, успешных и неудачников, влюблённых и брошенных. А что же они тогда НЕ любят???
   Я мысленно вернулась на кухоньку к Дэнниру. Как он сказал? "Запереть голову от ненужных мыслей и направить поток дум в русло, полезное лично тебе, а не тем существам..." Значит, есть нужные мысли? Вот какие только? Я начала перебирать в голове обычные темы моих размышлений. Так и есть. Либо я думала о том, как ко мне относятся окружающие, либо пыталась избавиться от страхов, либо...
   Чёрт возьми! Неужто все мои думы - продовольственный склад для этих существ? Ужас...
   Я продолжила дальше листать книгу. Автор недвусмысленно излагал идею о том, что Летуны съедают нашу энергию до основания, оставляя лишь незначительную её часть, достаточную всего лишь для поддержания нашей способности выжить и... для поддержания мыслей о собственной значимости! На всё остальное у нас не остаётся ни сил, ни возможностей...
   Смелый человек этот автор. Или он проник в тайну Летунов каким-то иным способом? Не заключая с Кураторами договора? Я отложила книгу и задумалась.
   Я не доверяю Мэри. Да и кто в здравом уме будет доверять существу, поедающему твою энергию и жизненную силу? Однако она и впрямь честная и играет по правилам. Где-то я слышала, что все эти сущности подчиняются строгим регулирующим законам и не могут их нарушать. Это слегка успокаивает. Нужно понять суть этих законов и научиться обходить их стороной. Нам же дана свобода воли в отличие от этих бедняг Кураторов! Я уверена, несмотря на то, что Кураторы всячески пытаются загнать нас в жёсткие рамки, - выход есть.
   Я продолжила листать книгу. Да, выход есть. Избавляться от чувства собственной важности и социальной обусловленности! Я снова задумалась: а как? И что взамен? Избавляясь от чувства раздражения, мы заменяем его спокойствием. Избавляясь от чувства собственной важности, мы заменяем его... ощущением своей ничтожности??? Да ну! Чушь!!! Ничтожность - та же важность, только с обратным знаком.
   Может быть, путь - избавление от социальной обусловленности? Тогда что взамен? "Природная обусловленность"? А такое бывает?
   Нет. Я убрала книгу в шкаф. Голова заболела, и захотелось спать. Я решила принять ванну, перестав думать о сложных вещах.
  

Глава 11

ПИЩА ДЛЯ КУРАТОРА

  
   Следующие три дня я погружалась в рабочие будни. Трудовая рутина переключила моё внимание в сторону реалий нашего обычного мира. Изредка, правда, я вспоминала и о Мэри, и о Лотторе, с кем мне до сих пор не удалось прояснить отношения.
   Келлани, Мартинк, Дэннир - все в Замке. Орлиден - в школе. Пип, кажется, тоже в Замке. А Мэри? Допускает ли Замок Кураторов на свою территорию? Да, почти риторический вопрос. Ибо задать я его не могу никому, кроме самой Мэри.
   Есть ещё более важный вопрос, который я не могу задать никому, кроме себя. Есть ли планы мироздания, в которых Кураторы не могут находиться или им нипочём любые преграды и препоны? Мне не хотелось бы верить, что они настолько вездесущи. В противном случае, я перестала бы верить в истину, благо и справедливость...
   На работе назревал конфликт. Сотрудница, полная претензий ко мне, начала меня "грузить" морально, вызывая, очевидно, на скандал. Поначалу я чуть было не вспыхнула, но мгновенно остыла и даже улыбнулась.
   Мне сразу вспомнилась Мэри с её пищевыми пристрастиями. Кто знает, быть может, сейчас она (в компании с каким-нибудь иным Куратором) стоит за нашими с сотрудницей спинами и нашёптывает обидные мысли? В руках у них - нож с вилкой, на шеях - белые накрахмаленные салфетки. Сейчас я обижусь и... Я едва не рассмеялась. Нет! На что же я так реагирую?!
   - Я подумаю над вашими словами, - мягко ответила я сотруднице. - Но сейчас я не способна ответить. Увы.
   Сотрудница широко распахнула глаза и приоткрыла рот.
   - Я... да нет... Я вовсе...
   Пожав плечами, она повернулась и вышла из аудитории к моему превеликому удовольствию. Над головой её витала прозрачная тучка, по цвету похожая на зарождающуюся плесень.
   Вернувшись домой, я наткнулась на Мэри, возлежащую на диване.
   - Привет, - бросила я, раздеваясь. - Как дела?
   - Хорошо. А ты бледная какая-то...
   Я подошла к зеркалу. Странно. На щеках моих сиял румянец, глаза ярко сверкали. Видимо, лёгкий морозец повлиял на меня наилучшим образом.
   - Не согласна, - обратилась я к Мэри. - Я отнюдь не бледная. Но у каждого человека (и даже не человека...) своё восприятие. Так что спорить не буду.
   Я улыбнулась и подмигнула насупившейся Мэри. Кураторша потёрла лоб.
   - "Не буду спорить", - передразнила она меня. - Не спорь. Ты ещё бледнее стала. Я ж вижу! Совсем прозрачная!
   - А по мне - ещё румяней, - засмеялась я, с лукавством глядя на своё отражение. - Впрочем, это не имеет никакого значения. Жаль, я не могу предложить тебе чашечку кофе. Ты же не пьёшь кофе.
   - Спасибо, я сыта, - важно проговорила Мэри. - Сегодня я спровоцировала такой сладкий скандальчик в одной торговой фирме! Взаимные обиды, обвинения - вкуснотища! Ко мне сразу же присоединились несколько знакомых Кураторов. Всем хватило. Наелись до отвала.
   - Я рада.
   - Ты не поймёшь, - скорчила Мэри потешную гримаску. - Жаль, я не могу пригласить тебя на такое пиршество... Люди не могут питаться энергией скандала.
   - Почему? - удивилась я. - Есть такие и среди людей. Со мной работает женщина, которая каждый раз выглядит удовлетворенной после очередной ссоры со своими товарками. Мы за глаза зовём её "вампирчиком".
   - Это иллюзия, - фыркнула Мэри. - Ничем она не питается. Очевидно, она излучает очень вкусную злость, которую мгновенно слизывают рядом находящиеся Кураторы. Что остаётся? Хорошее настроение, которое она сохраняет в себе и которое проявляется, когда слой злости снят. Вот ей и становится хорошо.
   - Значит, положительными эмоциями вы не питаетесь? - осторожно поинтересовалась я.
   - Почему? Питаемся! - пожала плечами Мэри. - У вас же тоже есть и мясо, и варенье... И сладкое, и горькое... Кому что нравится. Хотя одними конфетами сыт не будешь. Дело-то не в "положительных" эмоциях или "отрицательных". Вы, люди, опять разделили всё напополам и думаете, что познали истину. Нет, нам одинаково вкусны и радость, и горести, и любовь, и ненависть. Просто... А чего это ты спрашиваешь? - вдруг насторожилась она.
   - Просто интересно! Для общего развития. А кого же, кроме тебя, я могу расспросить? Некого...
   - Это верно. Спрашивай. Слушаю.
   Мэри опустила ноги с дивана и кокетливо уставилась на меня, накручивая локон своих кудрявых волос на указательный палец.
   - Ну, я слушаю, - повторила Мэри. - Спрашивай.
   В ту же секунду я почувствовала, что необходимость в расспросах почему-то сошла на нет. Вместо неё возникла уверенность в неискренности Мэри. Я знала, что она начнёт лгать и изворачиваться, ловко уходя от ответа, начни я задавать прямые вопросы, способные разоблачить сущность Кураторов. Почему-то я это почувствовала, и уверенность моя была твёрдой.
   - Даже не знаю, что спросить, - медленно произнесла я. - Ты на меня смотришь слишком пристально. В такой ситуации ни один вопрос на ум не приходит.
   Мэри фыркнула:
   - Смотрю, ты смущена. Мне это нравится. Вкусно!
   Она облизнулась. В ответ я картинно поклонилась:
   - Рада угостить тебя моим смущением. Неужели вкусно?
   - Да. Ты что-то скрываешь и чего-то боишься. Но смущение твоего маленького друга куда приятнее и слаще! Вчера я посетила его в особняке. Похоже, малыш Орлиден влюблён в меня по уши.
   - Поздравляю, - усмехнулась я. - И какие, интересно, у вас могут родиться дети? Люди или Кураторы?
   Мэри расхохоталась, схватившись за живот:
   - Ну ты даёшь! У нас не может быть детей. У Кураторов вообще не бывает детей. Мы не размножаемся в привычном для вас понимании. К тому же, Орлиден - существо органическое, я - неорганическое. Ты плохо учила биологию в школе?
   - Ну... - почесала я лоб, - с точки зрения биологии ты вообще не существуешь...
   - Браво! - хлопнула себя по коленке Мэри. - Ты делаешь успехи.
   - Нет, - парировала я. - Последний раз я "делала успехи", когда сдавала экзамен на водительские права. С тех пор я просто живу, слушаю своё сердце и стараюсь найти жизненную гармонию с окружающим меня пространством. Дэннир, мой учитель, говорит, что истинная магия рождается именно из этой гармонии. Что же, теперь в моё жизненное пространство вошла ты, Мэри. Значит, буду искать гармонию в общении с тобой, кем бы ты ни была.
   - Это не совсем то, - сухо сказала Мэри, резко переменив тон разговора. - Пустая высокопарность. Сердечные люди о сердечности не говорят. Ты фальшива и поверхностна.
   Она чуть повернулась в сторону, обратив ко мне свой "недовольный" профиль с поднятым вверх носом и слегка надутыми губами.
   - Извини, - с полуулыбкой ответила я. - Не хотела тебя обидеть и испортить твоё настроение.
   - Не обидела и не испортила, - с мрачноватой язвительностью фыркнула Мэри. - Я такой фигнёй не страдаю...
   - Ну и ладушки, - ответила я, стараясь говорить спокойно и мягко, хотя в глубине души у меня играл весёлый смех.
   Надо же - Летун, Куратор, а ведёт себя как капризная дамочка! Хотя кто знает - может, дамочки не полностью виноваты в своих капризах? Не исключено, что каждую из них "пасёт" подобный Куратор, навевая свои мысли, эмоции и тип поведения... А что? Надо подумать. В этом определённо что-то есть...
   Мэри продолжала сидеть в пол-оборота от меня, ковыряя пальцем обивку дивана. Лицо её побледнело и слегка осунулось, словно она съела что-то несвежее. Я не знала, как реагировать на такое состояние Куратора. С одной стороны, я чувствовала за собой победу. В словах Мэри я заметила откровенную провокацию, желание меня задеть. Я искренне не поддалась и не повелась на провокационные "уколы" моей новой знакомой. С другой стороны... С другой стороны, меня стало охватывать чувство вины за то, что я испортила настроение своей гостье, кем бы она ни была. Я не ожидала подобной реакции и где-то на задворках сознания у меня начинала зарождаться мысль о том, что Мэри может не простить мне...
   Кстати, а что именно не простить? То, что я не оправдала её ожиданий и ответила не то, что она хотела? Тогда вообще не представляю, что я должна была ответить... Разве я была резка? Нет. Разве я подобрала какие-то "скользкие" фразы? Ну... Факт в том, что Мэри определённо обиделась, она может захотеть взять реванш и, обладая известной силой, с которой мне не справиться...
   - Хи-хи! - прозвучал над самым моим ухом писклявый голосок, снова оторвавшись и став независимым от движения губ Мэри. - Х-хи! Ты чего это болтаешь сама про себя?
   Я пристально вгляделась в лицо Кураторши. Оно снова порозовело и, казалось, пополнело. С довольной улыбкой Мэри смотрела на меня, покачивая головой. Я улыбнулась в ответ:
   - Мы, люди, постоянно про себя что-то болтаем, ты же знаешь это! Вот только свой голос от речевого аппарата я отрывать не умею, в отличие от тебя. Как ты это делаешь?
   - У тебя всё равно ничего не выйдет, - ответила Мэри обычным тоном, "возвратив" голос в собственную глотку. - Мы, кураторы, так устроены - можем посылать свои голоса куда угодно, на какое хочешь расстояние. Это легко, но, к сожалению, неэффективно. Люди пугаются, услышав нашу речь, звучащую прямо над ухом. Они думают, что сошли с ума или начинают панически вертеться в поисках источника звука. Повторяю, это неэффективно. Есть лучший путь - мы способны так настраивать нашу речь, что голос начинает звучать непосредственно в вашем сознании. В самых глубинах вашего сознания. Вы не слышите физические звуки, вы "слышите" сами мысли, принимая их за результат собственных размышлений. Круто, правда?
   - Круто. Согласна.
   - Есть люди, у которых вообще не осталось ни одной - ты вслушайся!!! - ни одной собственной мысли. Все мысли надиктованы нами. А представь, как смешно, когда человека курируют несколько Летунов: каждый диктует что-то своё! В результате, человек начинает безумно путаться в суждениях, предположениях и выводах. Он мысленно дёргается и спотыкается, противоречит сам себе, волнуется и пугается. А в итоге... А в итоге он выдаёт настолько вкусный бульон своих эмоциональных энергий, что просто пир горой для нас, Кураторов. Круто, правда?
   - Круто. Согласна, - повторила я. - А как отличить подлинно свои мысли от тех, что навеяны Кураторами?
   - А зачем тебе отличать? - лукаво подмигнула Мэри. - А? Зачем?
   - Так... Ради любопытства, - ответила я, пожав плечами.
   - Любопытство в таких делах до добра не доведёт, - погрозила пальчиком Мэри. - Большинство из тех, кто начинает отличать свои собственные мысли от мыслей, навеянных нами, кончает жизнь самоубийством.
   - Зачем???
   - Из-за осознания та-а-а-акого своего ничтожества, после которого продолжение жизни не имеет ни малейшего смысла. Разве ты не слышала, что люди, по сути дела, - это говорящие животные?
   - Слышала. Но никогда не считала, что это - основание для сведения счетов с жизнью...
   - Ты так говоришь просто потому, что в глубине души не веришь в этот тезис, - подняла указательный палец Мэри. - Впрочем, ты отчасти права. Само по себе это знание к самоубийству не приводит. Есть что-то стоящее позади, стоящее у истоков этого знания... и это становится совершенно невыносимым для человека. Может быть, когда ты мне надоешь, я научу тебя отличать собственные мысли от "кураторских". И ты покончишь с собой. Но пока что в отношении тебя у меня другие, более мирные планы.
   - Благодарю, - усмехнулась я. - Тогда что ты скажешь о Келлани, о моей ближайшей подруге-волшебнице? По-моему, она мыслит самостоятельно! Неужели её мысли - тоже "не её"?
   Мэри наморщила лоб.
   - Келлани? Такая беленькая, невысокая... А, знаю! Она бывшая ученица хозяина особняка, Лоттора. Помнишь, я в него превращалась тогда, в первый день нашего знакомства, а малыш Орлиден протестовал? Правильно?
   - Да. Ученица Лоттора. Всё верно.
   - Про неё не могу сказать что-то определённое. Я не её Куратор, и она мне не шибко интересна. Но почему она должна быть исключением из правил?
   - Ты уходишь от ответа, - намекнула я.
   - Имею право, - парировала Мэри.
   - Хорошо. Ладно. Тогда как насчёт моего друга Мартинка? Ты знаешь его?
   - Ещё как! Когда он был жив - это был поистине лакомый кусочек для многих из нас. Я курировала его, хотя он об этом так и не узнал! Жаль, что он рано умер. К сожалению, мы можем питаться только живой энергией, органической. Эмоции и переживания тех, кто покинул тело - уже не пища для нас... Хотя мы помогаем умершим душам вновь вернуться на Землю и продолжить жизненную игру в новом теле.
   - Мартинк не вернулся...
   - Ну, бывает и так, - отмахнулась Мэри. - Впрочем, есть много других, не хуже Мартинка.
   - А Дэннир? - вдруг спросила я. - Ты должна знать его. Он наш с Мартинком общий учитель, коллега Лоттора, наставник Келлани...
   Мэри резко напряглась, после чего поспешно произнесла:
   - Я его не курирую.
   С этими словами она поднялась, в полуметре зависнув над диваном, после чего растворилась в воздухе.
   Я принюхалась. Атмосфера была чистая, ничем не пахло.
   Странная реакция, - мелькнуло в моей голове. Впрочем, чему я удивляюсь? Она ж не человек, а неизвестно кто...
   "Куратор"... "Фея-крёстная"... "Исполнительница желаний"... Появись подобное существо перед древними людьми - наверняка бы его за Божество приняли. А что? Возможно, так и было. Странное существо появляется из "ниоткуда" (материализуется прямо из воздуха), после чего являет всякие "чудеса" и пугает, чтобы произвести дополнительное впечатление. А если, в довершение всего, оно назовёт себя Богом - что остаётся бедному человечку? Принять слова Куратора за чистую монету и начать служить ему, выполняя всевозможные разумные и неразумные требования.
  

Глава 12

ШЛЕЙФ СТАРОЙ ТЕНИ

   Всю последующую неделю Мэри не удостаивала меня своим вниманием. Как отрезало. Можно было бы подумать, что встречи с нею были миражом, если бы не твёрдая уверенность в обратном, основанная на показаниях двух надёжных свидетелей - Орлидена и моей собственной трезвой памяти.
   Я не скучала по Мэри, хотя испытывала лёгкую нервозность. Меня мучила невозможность с кем-либо обсудить происшедшее. Мне нужен был совет - что делать дальше, как вести себя с Куратором, чтобы не оказаться полностью под её влиянием. Я не знала - а вдруг я уже оказалась в её власти исходя из самого факта знакомства с нею? Насколько опасна эта власть и опасна ли она вообще? Могу ли я избавиться от подобной зависимости и как, если могу?
   Если правда то, что пишут о Кураторах-Летунах, пожирающих человеческое осознание Реальности, то насколько глубоко я завязла в ловушке как жертва? Может быть, теперь, в процессе знакомства с Мэри, моё осознание съедено до предела, и я уже совсем не имею собственных мыслей? Тогда эти мысли, что я только что уловила - чьи они?
   Несколько раз в день я пыталась дозвониться Дэнниру и Келлани. Не имея возможности - из-за работы - посетить Замок, я старалась выловить моих друзей-волшебников в обычном мире. Как правило, раньше это удавалось легко, и оба они имели обыкновение перезванивать мне в течение суток двух-трёх. Теперь же и Дэннир, и Келлани словно исчезли, вследствие чего я лишалась элементарной моральной поддержки и ободряющих слов. Что касается Лоттора, то позвонить ему я до сих пор не решилась, простите за малодушие. Он же, в свою очередь, тоже не спешил связаться со мной.
   Зато Орлиден был в постоянном контакте со мной, созваниваясь по мобильному телефону чуть ли не по пять раз ежедневно.
   Мальчишка был счастлив. Основной темой его разговоров была Мэри. Какая она замечательная! Как здорово, что он познакомился с нею! Теперь у него ни забот, ни хлопот. Кураторша каждый день навещает его, помогает в учёбе, даёт советы.
   - Представляешь, Гави, я могу в отличники выйти! - захлёбываясь от восторга, объявил Орлиден. - Такого никогда со мной не случалось! Ну, бывали пятёрки, но чтобы по всем предметам!.. А ещё - отношения с Учителем Лоттором изменились. Представляешь - он меня уважать начал! Вызовет, бывало, поручить что-то, а потом посмотрит мне в глаза, пожмёт плечами и уроки учить посылает. И смотрит так... странно... задумчиво. А господин Пип... тоже на меня теперь как-то особенно смотрит.
   - И что говорят? - поинтересовалась я. - Не пытаются выяснить, что с тобой произошло?
   - Нет! Да я бы и не ответил! Ты же знаешь, Мэри взяла с нас слово молчания.
   - Ну, я-то ей слова не давала. Она просто приказала и всё.
   Орлиден захихикал:
   - Ага, тебе она приказала. А ко мне она до ужаса благосклонна. Я добровольно ей слово дал. Мы с нею, понимаешь ли, на равных! Мне кажется, я у неё в любимчиках хожу!
   - Орлиден! - закричала я в трубку телефона. - Орлиден! Очнись! Ты заигрываешься! Это добром не кончится. Я говорила тебе... я читала о таких, как она. Это - Летуны, Воладоры, - они твоей силой питаются! Понимаешь, Орлиден, она ест твоё осознание Реальности, заменяя его неизвестно чем!
   - Подумаешь! - присвистнул мальчишка. - А зачем она мне, эта "реальность"? Что я с ней делать-то буду? Намного лучше то, что она мне даёт взамен - отличные оценки, подсказки на контрольных.
   - Ну и пиши всю жизнь "контрольные", получая отличные оценки, - разозлилась я. - Велика доблесть - угодить "учителке"...
   - Гави, это важно для меня, пойми, не злись, - примиряющим тоном ответил Орлиден. - То, что я становлюсь отличником - не самое главное дело. Важнее то, что господин Лоттор теперь вынужден со мной считаться!
   - Где он, кстати? - как бы вскользь поинтересовалась я.
   - Да нигде! - рассмеялся Орлиден. - Как обычно: приедет... уедет... Иногда вызовет меня, иногда - нет. Вчера, например, он сам обед себе варил. Я аж обалдел. А господин Пип всё в интернате своём торчит. Его тоже редко вижу. Так что я почти хозяин в особняке. Заходи в гости, если надумаешь.
   - Спасибо. Как-нибудь навещу тебя.
   Я отсоединилась и убрала мобильник. В душе моей зрела решимость отринуть все страхи и тревоги для того, чтобы пойти навстречу Лоттору. Мир вокруг меня снова начал распадаться, и куски его, вырываясь из рук, хаотически метались вокруг.
   "Исчезновение" Дэннира и Келлани, появление Мэри - всё это действовало на меня разрушающе. Я снова лишалась опоры и жизненного направления, пребывая в прогрессирующей депрессии при полном отсутствии желания что-либо делать за исключением рутинных обязанностей.
   Всё-таки Лоттор мудр... Он наверняка поможет советом. К тому же, он единственный в данной ситуации, кто сможет проникнуть в мою тайну, не потревожив запрета Мэри. Мне было невыносимо держать тайну существования Мэри внутри себя. Пусть я не имею права говорить о ней. Пусть так! Но разве кто-нибудь может запретить думать о ней? Никто! Думать я могу о ком угодно, о чём угодно и в присутствии кого угодно. Лоттор читает мысли. А дальше, полагаю, всем всё ясно... Я смогу поведать о Мэри, даже не открывая рта!
   Я снова вытащила мобильный телефон, чтобы позвонить Лоттору, но в последнюю секунду затормозила. Нет. Рановато. Страшновато. Неизвестно, что на душе у Лоттора. Вдруг он действительно зол на меня и просто не захочет меня слышать? Бросит трубку, или, что ещё хуже, отвесит какое-нибудь язвительное замечание в мой адрес... бррр... ужас... Нет. Может быть, сначала спросить у Пипа, как действовать в подобной ситуации?
   Да. Сначала обращусь к Пипу. Пусть развеет мои опасения или, напротив, предупредит об опасности, если таковая висит надо мной...
   Вздохнув, я набрала номер Пипа.
   - Гави? - изумлённо отозвался он. - Ты чего?
   - Мне нужно с тобой посоветоваться, - ответила я.
   - Ну и дела! - усмехнулся Пип. - Вот уж чего не ожидал... А что случилось-то?
   - Я бы хотела лично встретиться. Не по телефону...
   Пип, помолчав секунду, вздохнул:
   - Ох, Гави, даже не знаю, что сказать. Я утренник с детьми готовлю. До самого вечера занят. Не исключено, что ночевать останусь в интернате. Просто, чтоб детям силу дать. Атмосфера в школе сгустилась. Болеют дети, грустят. Впрочем, если заедешь ко мне на работу - поговорим. Согласна?
   Конечно, согласна. Если Пип намеревается развеять атмосферу интерната, то заодно, я уверена, он сумеет развеять атмосферу и в моей голове.
   Не исключено, что это - очередное испытание и проверка меня на прочность. Дэннир неоднократно указывал мне на то, что сама Жизнь, являясь лучшим учителем магии, норовит подставить проверочные ловушки новичку... И не только новичку - любой маг на любом этапе своего пути рискует столкнуться с неожиданными проверками духа своего на прочность, силу или гибкость. Это нормально. Просто к этому надо быть постоянно готовым - не пугаться, не злиться и не расстраиваться. Нужно продолжать двигаться к своей цели над потоком событий, пусть даже эти события - не что иное, как твоё собственное плохое настроение, лень или апатия. Как он говорил?
   - Ни внешние, ни внутренние события не должны тебя останавливать. Многие ждут "пинка под зад", чтобы двигаться. Это крайне опасно. Пинок никогда не бывает в нужном направлении. Пинок всегда получается в направлении рабства. Не бойся тех, кто тебя пытается пнуть. Просто избегай их пинков. Уходи от них...
   Добравшись до интерната, я обнаружила Пипа на детской площадке во дворе. Он сидел на качелях в окружении нескольких детей, которые со всех сторон пытались раскачать его. Качели ходили из стороны в сторону, повинуясь противоречивым командам детворы. Пип весело смеялся, даже не пытаясь управлять процессом.
   Увидев меня, он помахал рукой, подзывая к себе.
   - Садись, - пригласил он, указывая на сиденье рядом с собой. - У меня сеанс качелей. Полезная тряска. Не позволяет мозгам застояться.
   - Спасибо, - сказала я, усаживаясь - Здесь поговорим?
   - Это уж тебе решать насчёт обстановки и степени конфиденциальности. Как скажешь - так и будет. Дело, как я понимаю, секретное, коли ты по телефону его не смогла изложить.
   - Это не секрет, - возразила я. - Просто времени на разговор может много уйти.
   - Тогда слушаю тебя с превеликим интересом, - улыбнулся Пип, откинувшись на спинку сидения качелей.
   - Лоттор... - начала я. - Почему Лоттор на меня злится?
   - Я не в курсе, - удивился Пип. - С чего ты так решила? Как злится? Почему?
   Я попыталась последовательно и максимально подробно изложить все факты, начиная с появления Лоттора в моей Комнате в Замке и его приказа не отправляться на поиски Мартинка. Пип внимательно слушал, не перебивая. Казалось, он был удивлён и озадачен не меньше меня.
   Когда я закончила рассказ, остановившись на моём последнем визите в особняк, Пип закрыл глаза и задумался. Теперь мы сидели в тишине и покое, так как дети, словно по волшебству, оставили нас и занялись игрой в песочнице и на соседних турниках. Впрочем, почему "словно" по волшебству? Не исключено, что именно по волшебству в прямом смысле этого слова. Я давно заметила способность Пипа мысленно приказывать окружающим и управлять их поведением.
   -Знаешь, - наконец сказал Пип. - В этом, не исключено, моя вина...
   - Почему? - встрепенулась я.
   - Ты знаешь, я способен чувствовать опасность, если она нависает над человеком. Помнишь, когда я вытащил тебя с вашей пьяной "тусовки" на набережной? Я явственно "увидел" тебя под покровом вредоносных энергий. Внутренним зрением увидел.
   - Да, - усмехнулась я. - Помню... И как тебе удалось меня отыскать?
   Пип пожал плечами:
   - Нет ничего проще. Я просто "увидел" это место. И всё. Осталось только сесть в машину и приехать. Город-то я хорошо знаю.
   - Ясно, - ответила я, кивнув головой. - А сейчас? Какая опасность сейчас?
   - Не знаю. В том-то и беда. Всё смазано, нет никакой конкретики. Такое редко со мной бывает - обычно картинка чёткая. Я даже сам стал склоняться к мысли, что ошибся. Всё же поделился соображениями с Лоттором. Да! Вспомнил! Я рассказал ему о своих опасениях. Ещё упомянул, что такую же тень "видел" над ним самим, когда мы были мальчишками. Над ним и над какой-то девочкой, стоящей рядом. Неизвестной девочкой. Ему - лет шестнадцать тогда было, мне - двенадцать соответственно.
   - А девочке?
   - Что-то между мною и Лоттором... лет 13-14. Я не знал эту девочку. Такая рыженькая, худенькая, как мне показалось. Тогда мы только начали учиться магии и не были оторваны от дома. А Лоттор в то лето с родителями на какую-то горную базу отдыха уезжал...
   - И что случилось? - насторожилась я.
   - Да ничего. Впрочем, он оттуда какой-то странный вернулся. Не такой, как раньше. Но он ничего не говорил, а мысли читать я не умею. Вот и всё.
   - А девочка? - снова спросила я. - Ты узнал, кто она? Она была настоящая?
   - Не знаю, Гави. Я маг, а не следователь.
   Я почесала лоб:
   - Н-да... И такая же "тень" витает теперь надо мной, так?
   - Ты не понимаешь. Сейчас ничего не витает. Это был мимолётный внутренний образ, картинка. Просто сигнал. Я уж и забыл об этом. Как правило, опасность близка, если я вижу чёткую картинку. Остаётся лишь действовать. В твоём случае картинка была размытая, а по времени уже почти месяц прошёл с той поры.
   - А тогда, в вашем отрочестве, что ты видел у Лоттора?
   - Тоже смутную тень. Не знаю... Я не знаю, что случилось тогда и случилось ли вообще.
   - А теперь? Что сказал Лоттор об этом "знаке" в отношении меня?
   Пип снова задумался, очевидно, обращаясь к своей памяти и пытаясь отыскать там ответ. Затем как-то странно вздохнул, махнув рукой:
   - Пф... Да ничего не сказал. Я сейчас точно вспомнил наш диалог. Он выслушал меня, затем резко отвернулся, затем так же резко повернулся и только лишь затем уточнил, насколько похож этот знак на тот... ну, что в юности нашей был... Потом... потом он ушёл и всё. Больше об этом разговора не было.
   - Зато со мной был... разговорчик... - скривилась я.
   - Я не знал, - сказал Пип, спускаясь с качелей.
   - Дети! - крикнул он. - Собираемся, идём в класс. Да-да! Нужно снова повторить, что мы выучили. Вы же хотите красиво танцевать на празднике?
   Глядя вслед детям, бегущим к зданию школы, я восхищённо произнесла:
   - Ну ты и авторитет для них! Подчиняются беспрекословно. Магия?
   - Не знаю, - отмахнулся Пип. - Что ты прямо как обыватель мыслишь? Пора бы давно понять, что к чему. Магии не существует. И, вместе с тем, всё есть магия. Смотря с какого ракурса глядеть. Я использую средства, доступные мне. Как и любой другой человек. А уж по части ярлыков - "магия - не магия" - это не ко мне... Я не силён в теории магии. Я, знаешь ли, больше по практической части буду...
   Он остановился, провожая взглядом детей, исчезающих за дверями школы.
   - Ну что, я пошёл, - обратился ко мне Пип. - Кстати! А с тобой ничего особого не приключалось за прошедшие дни? В последнюю пару недель?
   Я отрицательно покачала головой.
   - Нет. Ничего. Вернее... Вернее, приключалось, но в рамках обычных сюрпризов, не таящих опасностей или неприятностей. Самое неприятное - разлад с Лоттором. Но даже это к разряду бед и опасностей не отнесёшь.
   - Я подумаю над твоим вопросом, Гави, в отношении Лоттора, - произнёс Пип. - По-моему, он что-то скрывает. Даже от меня.
   - Скелет, - пробурчала я.
   - Что? - вскинул брови Пип. - Какой скелет?
   - Если б я знала! "Скелет в шкафу" - на это намекнула Зелинта. Остальное мне неизвестно. Ты сказал "тень"? Об этом следует подумать.
   - Да. Подумай. Я тоже буду размышлять. Не знаю, следует ли обсуждать это снова с Лоттором.
   - Да уж... Не надо...
   - В твоём случае - вопрос открытый. Не исключено, что тебе было бы не вредно поговорить с ним об этом. Я так чувствую. Ладно, - он похлопал меня по плечу. - Держи со мной связь. А я пошёл к моим сорванцам. Слышишь? Гул наверху устроили.
  

Глава 13

"ТЫ НЕ В КЛЕТКЕ, ПОКА НЕ ДАШЬ СОГЛАСИЯ ОКАЗАТЬСЯ ТАМ"

   Я решила пройтись пешком до дома. На улице заметно потеплело. Из-за облаков периодически проглядывало белесое солнышко, ещё не готовое к активному весеннему росту, но уже заметно "посвежевшее".
   Пройдя полквартала, я почувствовала лёгкое "сосание под ложечкой". Путь мой шёл мимо издательства Лоттора, и я, несмотря на тревогу и волнение, решила зайти к нему в офис. В конце концов, вечно увиливать и избегать встреч было бы глупо и с его, и с моей стороны.
   Меня поприветствовала улыбчивая девушка, сидящая на вахте. Раньше я никогда не была здесь, хотя Лоттор приглашал меня не раз. Н-да... всё в стиле моего уважаемого наставника... Шикарные кожаные кресла, зеркала, экзотические цветы.
   - Хозяин сейчас в своём офисе, - широко улыбнулась девушка, - Вон туда идите. Вы устраиваться?
   - Я?..
   - Да-да, там уже много ваших. Вы не волнуйтесь, всё будет хорошо. Вон туда, по коридору в приёмную. Секретарь вас оформит.
   - Спасибо, - пробубнила я.
   Да уж, Лоттор в своём репертуаре. Вахтёрша с "модельной" внешностью, офис, конкурирующий с приёмной какого-нибудь английского лорда... Я прошла в указанном направлении и очутилась в просторной приёмной, где уже находились шесть человек - четыре молодые женщины и два парня. Каждый из них держал в руках какой-то листок бумаги. Приглядевшись, я поняла, что это анкета, которую каждый из них заполнял.
   - Здравствуйте, - услышала я.
   Я обернулась и встретилась глазами с симпатичной девушкой в строгом деловом костюме.
   - Здравствуйте, - ответила я.
   - Садитесь, пожалуйста, - предложила девушка. - Вот вам анкета.
   - А-а...
   - Не волнуйтесь. Заполняйте спокойно, не торопитесь. Даже если вы не пройдёте по конкурсу, вам помогут найти работу. Я ручаюсь. Хозяин никого не оставляет без внимания. Садитесь. Не волнуйтесь.
   Я села и задумалась. Неужели моё волнение настолько откровенно, что его заметили обе, совершенно незнакомые мне, девушки? Да, Гави, ты начинаешь сдавать позиции. Впрочем, успокойся. Это - сотрудницы Лоттора. Наверняка волшебницы со стажем. Только почему ни одна из них не определила, что я вовсе не собираюсь устраиваться на работу?
   - Вам ручку? - услужливо предложила девушка. - Карандаш?
   - Нет, спасибо, - ответила я. - Но почему...
   - Извините, - встрепенулась девушка, оглядываясь на дверь, в проёме которой показался сам главный работодатель.
   Девушка бросилась к Лоттору, что-то активно бормоча и жестикулируя. Тот улыбнулся, легонько похлопал сотрудницу по плечу и... прямиком направился ко мне. Я встала, беспомощно держа в руках предложенную мне анкету.
   Лоттор усмехнулся и, молча взяв у меня анкету, вернул секретарше со словами:
   - Дайте, пожалуйста, ключ от гостевой комнаты. Ага, спасибо.
   Затем он взял меня за локоть и повёл по коридору в противоположном направлении.
   - Привет, - наконец произнесла я.
   - Привет, - ответил Лоттор. - Не ожидал увидеть тебя среди соискателей на должность менеджера.
   - Так я и не собиралась...
   - А зачем анкету взяла?
   - Дали.
   - Господи! - всплеснул руками Лоттор. - Ты что, всегда берёшь то, что тебе дают? Без разбору? Ладно. Я рад, что ты здесь. Давай так, на твой выбор. Могу уделить тебе 10 минут сразу. Или любое количество времени после того, как поговорю с соискателями. Что тебя устраивает?
   - Любое количество времени после...
   - Отлично. Тогда вот тебе комната в полное распоряжение. Вот компьютер. Там холодильник, чайник и всё прочее. Полагаю, в течение часа я вернусь.
   - Хорошо, - кивнула я.
   Затем осторожно добавила:
   - Лоттор, а они кто?
   - В смысле "кто"?
   - Твои сотрудницы... Я не видала их в Замке.
   Лоттор расхохотался:
   - Ну ты даёшь! Ещё чего - волшебников брать на работу! Мне одной Лакатамы было выше крыши... ну, ты помнишь... У волшебников время течёт настолько своеобразно, что контролировать его не представляется возможным даже мне. А я люблю, чтобы всё в моём издательстве было под контролем. Так что хорошо, что ты не замарала анкету. Всё равно бы тебя не взял.
   Он развернулся и ушёл.
   Спустя минут сорок, Лоттор снова вошёл ко мне и уселся в кресло, скрестив руки на груди и положив ногу на ногу. Не говоря ни слова, он стал глядеть на меня, пошевеливая пальцами.
   Я привстала со стула, на котором сидела за компьютером.
   Снова села.
   Лоттор молча глядел на меня, видимо, не желая первым начинать беседу.
   Тогда меня осенила блестящая идея. Я начала активно думать о Мэри и обо всём том, что происходило с нами в последнее время. Я вспоминала наши встречи, разговоры, мои размышления, восторги Орлидена - всё! Мой безмолвный, несколько хаотичный монолог продолжался 12 с половиной минут, если судить по движению стрелки огромных стенных часов, висевших прямо передо мной.
   Мысленно "проговорив" всё, что могла, я выдохнула воздух и спросила:
   - Ну что?
   - Что? - поднял брови Лоттор. - Ну-у... я не знаю... Ты пришла ко мне, чтобы показать, что научилась скрывать свои мысли? Браво! Это большое искусство. Им владеют немногие.
   - Ты чего? - вскинулась я. - Как "скрывать"? Всё это время я пыталась рассказать тебе что-то очень важное! А ты говоришь... Ты что, не прочитал мои мысли?
   - Нет, - растерянно сказал Лоттор. - А ты о чём-то думала?
   - Разумеется! Господи, да ты что, вообще ничего не услышал?
   Лоттор почесал подбородок:
   - Хм... Нет... Погоди! Тогда я вообще запутался - зачем тебе общаться со мной путём мыслей? Скажи нормальными словами! Не исключено, что я просто устал, общаясь с претендентами на работу. Хотя... В общем, давай, говори по-человечески.
   - Не могу, - тихо ответила я, покачав головой.
   - Что за чушь? - фыркнул Лоттор.
   - Это не чушь! - воскликнула я, сжав кулаки и ударив ими по столу. - Пойми, Лоттор, я действительно не могу сказать тебе то, что хочу, обычными словами. Но я ужасно хочу передать тебе всю эту информацию! Потому что ты единственный, кто читает мысли и... Ну почему ты не понял, о чём я думала? Почему???
   Я снова хлопнула кулаком по столу.
   Лоттор встал и подошёл ко мне, положив руку мне на плечо.
   - Тихо, - сказал он. - Ну чего ты дёргаешься?
   - То, что ты не понимаешь меня! Я хочу с тобой посоветоваться. Но не могу говорить о своей проблеме прямо. Не имею права. Поэтому я ДУМАЮ о ней. Неужели ты не сумел совсем ничего "прочитать"? Тогда это... черт!.. что делать?
   Лоттор сел рядом со мной. Лицо его стало сосредоточенным.
   - Погоди-ка. Дай разберусь. Ты дала слово не говорить о какой-то проблеме. Но эта проблема гложет тебя. Так?
   - Нет, не совсем. Я не давала слова. Мне приказали не говорить.
   - Тогда не вижу основания молчать. Если ты не давала слова - ты свободна.
   - Не скажи. Так уж прямо и "свободна"... До тех пор, пока не выдам себя. Понимаешь, я... Нет, Лоттор, видимо, всё бесполезно.
   Я поднялась, чтобы уйти. Лоттор порывисто потянулся ко мне, чтобы удержать за руку. Но в последнюю секунду остановил сам себя, слегка лишь коснувшись моего локтя. Очевидно, он вспомнил наш конфликт в Замке и не желал его повторения.
   - Стой, Гави! Давай так: я буду задавать тебе вопросы, а ты отвечать - "да" или "нет". Хорошо?
   - Ладно.
   - Тот, кто запрещал тебе говорить - человек?
   - Н-нет... - чуть слышно ответила я и внутренне сжалась.
   - Всё ясно. Теперь я понял. Он... оно... это существо... Ты не давала ему слово молчания?
   - Нет, конечно! Я же говорила. Но в чём разница?
   - Да во всём! Я понял, кто это. Я сам знаком с подобной "личностью". Могу уверить тебя, если ты не давала слова молчания - ты в безопасности. Неважно, что это существо тебе наплело. Ты в безопасности. Поверь мне.
   - Я верю, - осторожно начала я. - Но...
   - Орлиден тоже встретился с ним? - перебил меня Лоттор.
   Я в изумлении уставилась ему в глаза:
   - Да. Откуда ты знаешь?
   - Знаю, - махнул он рукой. - Теперь знаю. Теперь мне всё ясно. Кроме одного. Орлиден давал слово молчания?
   - Похоже, да... Погоди! Да! Точно! Давал.
   - Существо предстало перед вами обоими одновременно?
   - Да.
   - Это что-то новенькое... Ну ладно. Я рад, что ты не давала слова. Ты свободна. Я не говорю, что ты должна лезть на рожон или полностью расслабиться. Но твой отказ дать слово - твоё преимущество.
   - Вот ещё... - буркнула я. - давать слово всяким Кураторам...
   - Оно представилось как "Куратор"?
   - Ага. Хотя потом я прочитала, что их "Летунами" называют и вообще по-всякому кличут. Кто как...
   - А мне, в своё время, оно представилось как Альтер-Эго, - пробормотал Лоттор неожиданно тихим голосом.
   - Альтер-Эго? Другое "я"? Другое твоё "я"?
   - Наверно, - пожал плечами Лоттор. - В то время я не вдавался в детали. Я был слишком молод и глуп. И я дал слово молчания...
   - Вот как? - задумчиво произнесла я. - Значит, ты не можешь говорить об этом. А я - могу?
   Лоттор снова пожал плечами.
   - Если пожелаешь.
   - Желаю. Мне абсолютно не нравится вся эта "петрушка". Чувствуешь себя пойманной в клетку.
   - Ты не в клетке, - перебил Лоттор. - Пойми же, наконец. Ты не в клетке, покуда не дашь согласия оказаться там. Ладно. Расскажи мне обо всём, я не могу проникнуть в твои мысли, касающиеся этого "Куратора".
   Я рассказала нашу с Орлиденом историю во всех деталях, начиная с моего появления в особняке, спаржевого супа и таинственного писклявого голоска, плясавшего в воздухе. Закончила визитом к Пипу, упомянув о "тени", похожей на ту, что висела когда-то над самим Лоттором.
   - Мы с Пипом так и не поняли, что это за тень, - призналась я. - Может быть, ты разъяснишь?
   Лицо Лоттора, сохранявшее во время моего рассказа сосредоточенно-отрешённое выражение, враз потемнело. Он резко отвернулся и с силой провёл рукой по лбу. Затем, в упор взглянув на меня, он отрывисто произнёс:
   - Может быть. Я решу.
   Помолчав несколько секунд, он добавил спокойнее:
   - Ты всё рассказала?
   - Всё, что вспомнила. Не понимаю только, зачем Мэри заблокировала мои мысли? Я её ни о чём не просила.
   - Должно быть, из соображений собственной безопасности, - в задумчивости ответил Лоттор. - Обычно люди быстро попадаются на удочку Кураторов и оказываются в их полной власти. Ты вела себя неожиданно. Поэтому твоя Мэри решила подстраховаться. Она была уверена, что ты не станешь говорить о встрече с ней, но будешь усиленно думать. Согласись, она не ошиблась!
   - А что толку в такой перестраховке? Обычно люди не читают мысли.
   - Согласен. В таком случае, напрашиваются два ответа. Либо это "стандартная процедура", либо Мэри как-то узнала, что в твоём окружении есть человек, способный читать мысли.
   - Знаешь, наверное второе... Орлиден ей о твоих способностях рассказал.
   - Придурок и идиот! - выругался Лоттор. - Впрочем, как и я когда-то...
   Он встал, подошёл к холодильнику, взял бутылку минеральной воды и выпил подряд несколько стаканов, о чём-то глубоко задумавшись. Похоже, он боролся с собой, пытаясь принять какое-то важное решение.
   Я не прерывала его молчания ни словами, ни мыслями, ни действиями. Со стороны, наверно, казалось, что мы оба застыли в состоянии ожидания важного события, которое должно было прийти само, без нашего участия и волеизъявления.
   - Гави, - наконец сказал Лоттор, повернувшись ко мне, - ты спросила меня о "тени", что видел Пип. Эта "тень" и явилась причиной того, что я не хотел пускать тебя на поиски Мартинка. Я боялся за твою жизнь. Пип редко ошибается... Может быть, ты сама отвела опасность внутренними твоими качествами. Ты проявила осознанность и осмотрительность, не заключив никакого договора с Мэри. Я был глупее в своё время... Пип увидел "тень" над моей головой, а через несколько дней меня посетил "Куратор", назвавшийся "Альтер-Эго", а ещё через некоторое время... Неважно. Все знаки указывали на опасность, и я не чувствую за собой вины, что оста