Лудиков Алексей: другие произведения.

Белый камень или путь к свободе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Пролог.
   Ярко-красное солнце взошло над горизонтом, осветив город, застывший белым видением на зеленых холмах. Солнечный свет заиграл тысячами отсветов на шпилях и алмазных гранях домов. Но, несмотря на сказочную красоту, всякий кто посмотрел бы на город в этот ранний час, сразу бы понял - здесь давно никто не жил. Над ним висела абсолютная, кажущаяся нереальной тишина. И возвышающаяся в центре огромная гора с молочно-опаловым дворцом на вершине делала эту картину еще более таинственной.
   Но неожиданно тишину нарушили звуки, источником которых была группа людей, вошедшая в город. Это были в основном молодые люди, лет 25-30, одетые в одинаковую черно-желтую форму. Однако их предводитель резко отличался от них - это был высокий, сухопарый старик с длинными, легко спадающими на плечи волосами и ястребиными чертами лица. Группа продолжила движение вглубь города. В глазах молодых людей, шедших по направлению к расположенному на горе дворцу, читалось удивление, смешанное с восхищением. Они изумленно разглядывали дома самых удивительных форм и размеров, которые, тем не менее, чудесным образом не нарушали стройность улицы. Сверкающие на солнце ажурные, будто бы висящие в воздухе башни, сотканные, как казалось, из паутины беседки, сады с фантастическими растениями и великолепные фонтаны вызывали у старика воспоминания, связанные, видимо, с его молодостью. Он улыбался так, как будто встретил старого и доброго друга, которого не видел много лет.
   Наконец группа подошла к горе и начала подъем по огромной каменной лестнице. Радостно улыбающийся старик далеко обогнал своих спутников и первым оказался у врат дворца. Он окинул его взглядом: белое, как молоко, с бесконечным числом башенок, уступов и террас, сооружение нависало над всем остальным городом. Старик с силой толкнул створки ворот, и они бесшумно распахнулись. Он шагнул вперед и оказался в зале, в котором царил приятный полумрак: свет проникал сюда только из открытых ворот, а тонкие, как золотые ниточки, солнечные лучи пробивались из-под закрытых ставень. Старик с шумом вдохнул воздух и произнес:
   -Как давно я здесь не был!
   Затем он повернулся, уверенными движениями нащупал небольшой рычажок на стене и дернул его вниз. В зал хлынул яркий свет...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 1.
   По улицам Осгилиата шел человек. Он был высок и широкоплеч, из-под черного плаща, окутывавшего его с ног до головы, выглядывали только высокие кожаные сапоги и темные, отороченные мехом штаны. На боку висела кривая сабля, какой предпочитали пользоваться вастаки, кочевники жившие за Великой рекой. Добравшись до базарной площади, которая находилась недалеко от того места, где город разделялся на две части Андуином, человек окинул ее взглядом. С восходом солнца базарная площадь стала постепенно заполняться людьми. Собираясь небольшими кучками, они что-то оживленно обсуждали.
   Взор человека в черном бесцельно блуждал, пока не остановился на худощавом воине в одежде городского стражника. Незнакомец о чем-то задумался, однако, быстро сбросил с себя оцепенение и решительно подошел к воину.
   -Почтенный, разреши спросить тебя, что потревожило жителей этого города в столь ранний час?
   Воин посмотрел на своего вопрошателя с нескрываемым удивлением и подозрением.
   -Прости, - вновь сказал человек в темном, - я вижу в твоем взгляде подозрение. Мое имя Улград, сын Бора, и я прибыл из-за Рунного моря, поэтому мало знаю, что происходит в славном Соединенном королевстве.
   -Раньше я бы просто арестовал тебя, пришелец, - хмуро ответил страж, - но после того как король Элессар и король Йомер привели к покорности земли за Андуином и Рунным морем, вы кочевники нам больше не враги. Так сказал король. Хотя я вам не верю. Пожалуй, теперь еще больше: я уверен, вы вновь переметнетесь на сторону врага ...
   -Какого врага?
   -Ты что, вчера родился?! Об этом знает все Средиземье, как бы далеко ты не жил, быть не может, чтобы ты об этом ничего не слышал.
   -Прости еще раз, благородный воин, но я жил не только далеко, но к тому же еще уединенно. Мою скромную обитель редко посещали люди.
   -Да? Хорошо, тогда знай, незнакомец, что Неназываемый вернулся. Саурон вновь в своем замке в сердце Мордора ...
   -Не может быть, - прервал своего собеседника Улград, - но даже наши предания говорят о двух храбрых полуросликах, сбросивших Кольцо Всевластья в пасть Огненной Горы. Темный властелин пал и не должен больше возродиться.
   -Кто знает, как он сумел возродиться? - пожал плечами воин. - На этот вопрос тебе могут ответить лишь за Гремящими морями. А наше дело крепче держать клинок. Другой надежды нет. Теперь Саурона можно победить лишь силой оружия. Конечно сейчас не времена Последнего союза, но король Арагорн еще жив, хотя очень, очень стар. Будем надеяться на лучшее.
   -М-да, - протянул Улград, - весь мир сошел с ума.
   -Это точно. А тут еще эти южные монстры ..., -задумчиво протянул стражник.
   -Южные монстры?
   -Похоже, ты не знаешь и этой истории. А тут совсем все непонятно и странно. Я сам толком не знаю, но мой отец рассказывал, что это случилось лет пятьдесят назад. Говорят над Средиземьем пронеслась огромная огненная комета, а ее полет сопровождался жутким грохотом, - голос воина понизился до загадочного шепота. - Словно кровавый клинок, она чиркнула по небу и упала далеко на Юге, а через некоторое время из моря вышли на берег странные твари и захватили все окрестное побережье. Там они создали свои государства и теперь успешно воюют с племенами Дальнего Харада. Ты знаешь, - рассказчик с заговорщицким видом наклонился к Улграду, - я видел одного из них.
   -Да ну?
   -Чистая правда. Знаешь, мой отец был купцом и по своим торговым делам часто навещал Умбар. Один раз, я еще тогда был маленьким, он взял меня с собой. Мы были с ним в гавани, когда с далекого рейда пришел корабль. Он привез разные товары с Крайнего Юга, а на палубе лежал жуткая туша, бр-р-р, - воин поморщился. - Больше всего он походил на огромную раздавленную лягушку. Мерзкая тварь, даже орки не выглядят так отвратительно. Моряки сказали, что подобрали тело в открытом океане, и не имеют ни малейшего понятия - как он там оказался. Такие вот дела.
   -Хм, - пробурчал его собеседник. - Куда все катится.
   -Это верно. Наверняка, нас ждут какие-то перемены, что-то должно случиться: нутром чую.
   Неожиданно для солдата, человек в темном выпрямился, под капюшоном блеснули глаза, он схватил его за руку и громко произнес прямо в лицо:
   -Ты даже не представляешь, какие перемены нас всех ждут!
   Стражник оторопел, а странный незнакомец резко развернулся и исчез в собравшейся за время их разговора толпе. Стражник так и стоял несколько секунд, тупо уставившись на проходящих мимо людей, и лишь прозвучавший над площадью звук горна вывел его из этого состояния.
   -Его величество король Элессар и королева Арвен! - пронеслось вслед за этим над базаром. Толпа почтительно расступилась. На площадь один за другим начали выезжать всадники. Впереди всех ехал совсем молодой знаменосец, он был одет в блестящие доспехи, а в руках крепко сжимал знамя короля: Белое древо, осыпанное звездами. За ним ровными колоннами двигались рыцари верхом на лошадях благородных кровей. Одна из колонн состояла из всадников в черных с серебром доспехах, а в цветах другой преобладал серый с белым. Между ними ехали два всадника. Один из них, старик, был одет в простую сероватую кольчугу, а за спиной струился плащ, на котором было изображено тоже древо, что и на стяге, голову старца венчал золотой шлем с серебряными крыльями по бокам и украшением из восьми алмазов, сверкавших в лучах восходящего светила. Вторым всадником была женщина, она была молода и красива, лишь в темных глубоких глазах затаилась какая-то невысказанная печаль и боль, ее стройное тело украшала голубая мантия, а темные, как и глаза, волосы были перехвачены золотой диадемой с огромным бриллиантом в центре.
   Звук горна вновь пронесся над толпой. Старик вздрогнул и поднял голову. Да, Арагорн был стар, очень стар. С момента окончания Войны Кольца прошло два столетия, а король Элессар Эльфенит все еще правил объединенным королевством Арнора и Гондора. Еще несколько десятков лет назад он воспринимал это как данность: потомки нуменорцев жили очень долго, однако, последнее время это стало его тяготить. Уже давно ушли за Разлучающие моря все его друзья: верный соратник и помощник король Йомер, Роханом правил его внук, сам глубокий старик; ушли Фарамир и Йовин, умерли хоббиты и суровые следопыты - северяне, делившие с ним радости и горести страннической жизни, и многие, многие другие. Только верная Арвен и дети оставались рядом. Он знал, что ему было возвращено право, как потомку светлых Аданов, самому решать, когда уйти, но страх неизвестности и какое-то непередаваемое чувство пустоты мешало ему это сделать. Последней каплей, окончательно разрушившей душевный покой, было возвращение Саурона. Все это произошло так неожиданно, что Арагорн даже растерялся. Не рушились горы, не начинала клокотать Огненная Гора, не "вздымался черный пепел плато Грогороф" и цепь страшных знамений не предвещала близкого Дагорр Дагоррата, просто однажды ему донесли, что отряд дежуривший в окрестностях разрушенного Барад-Дура атакован невесть откуда взявшимися орками, под предводительством ... назгулов. После чего Великий враг, с помощью буквально вырастающих из-под земли отрядов, отрезал гондорские гарнизоны и заставы на территории Мордора, захватил перевалы в Хмурых и Пепельных горах. На бастионах павшего Минас Анора вновь взвилось знамя Короля Призрака, а на месте Барад-Дура застучали молотки.
   Арагорн попытался нанести ответный удар, но попал в западню, устроенную Сауроном, и, лишь заплатив жизнями лучших бойцов, вырвался из Мордора. Ситуация вернулась к началу войны Кольца: Саурон снова воцарился в Мордоре, сзывая с Востока и Юга своих союзников, восточный Итилиен был разорен, и орки устраивали набеги почти до самых стен Звездного города, а уставший Арагорн сидел в Минас-Тирите или Осгилиате...
   "М-да, - подумал король, - моя жизнь превратилась из терпкого вина, слегка отдающего горечью, в ту отвратительную, кислую брагу, что хлещут пьяные гномы, а тут еще эти южные монстры .... Остается удивляться, почему Саурон еще не штурмует стены моих городов...".
   Погруженный в свои мрачные думы король не заметил, как их кавалькада подъехала к дворцу. Высокое, крепкое здание, сделанное из огромных серых блоков, подогнанных с ювелирной точностью друг к другу лучшими гномьими мастерами, оно находилось в восточной части города, недалеко от его стен. Из его точеных, словно девичий стан, башен открывался великолепный вид на изумрудно-зеленые итилиенские леса. Арагорну нравилось любоваться ими в томительные часы душного летнего вечера. Однако теперь этот вид навевал на него не легкую, щемящую грусть, а ужас и страх. Напрягая свои старческие глаза, он с трепетом в сердце, пытался разглядеть в далекой линии гор предвестие будущего крушения. Ему чудилось, что вот-вот леса вспыхнут, небо покроют темно-багровые тучи, и город окружат несметные орды врагов.
   Отряд короля въехал в распахнутые ворота замка. Оказавшись на его широком дворе, всадники спешились. Слуги, ожидавшие прибытия королевского кортежа, схватили лошадей под узды и повели их в конюшни. Король быстрым шагом направился к входу в свои покои. Пройдя через ажурные ворота, он начал подниматься по большой лестнице, ведущей на второй этаж; за ним, плавно ступая, шла Арвен. По обеим сторонам двери в тронный зал стояли застывшие, словно статуи, стражи. Но одного взгляда на них королю было достаточно, чтобы понять, что что-то не так. Лица воинов были бледны, а на лбах блестели мелкие капельки пота.
   -Что случилось, Белектор? - спросил Арагорн, обращаясь к одному из них.
   Воин низко поклонился, и, стараясь не глядеть ему в глаза, неразборчиво ответил:
   -Ничего особенного, мой король...
   Арагорн недоуменно пожал плечами, но каким-то неосознанным движением вынул из-за пояса небольшой кинжал, затем, опередив остальных, резким движением распахнул двери и вошел в зал. В нем царил полумрак: гардины из зеленого драпа плотно закрывали окна. Он обежал взглядом все помещение, но, когда его взор остановился на троне, кинжал выскользнул из его руки, и из горла вырвалось какое-то сипение. За его спиной коротко вскрикнула Арвен. На троне сидел старик, с длинными, седыми волосами и бородой, на нем был серый плащ, а голову скрывал большой островерхий колпак, такого же цвета, рядом стоял длинный посох. Казалось, человек дремал.
   -Ми-Ми-Митрандир! - давясь словами, прохрипел король. - Но, но этого не может быть!
   Сидевший поднял голову:
   -"Все может быть в этом подлунном мире". Так говаривал один мудрец, и он был прав, друг мой! - отвечал он.
   -Митрандир! - повторил Арагорн, - Гэндальф!
   И он бросился вперед, чтобы обнять нежданно вернувшегося друга. После объятий Гэндальф лукаво проговорил:
   -Извини, Элессар Эльфинит, или все же, Арагорн, но я занял твой трон. Я думаю, из уважения к моим годам, ты разрешишь мне посидеть на мягком, уж больно не удобная у вас тут мебель.
   Король слегка смутился.
   -Ладно, не смущайся, лучше сам присядь, - предложил Гэндальф, - и расскажи, как у тебя тут дела.
   Арагорн тяжело сел и неуверенно начал:
   -Ты знаешь, что...
   -О Сауроне? Конечно! А для чего ты думаешь, я здесь?!
   -Но как могло случиться, что он вернулся? Ведь мы думали, что уничтожили его навсегда.
   -Если быть до конца откровенным, друг мой, даже я не могу на это ответить. Послушай, ты помнишь те счастливые времена, когда война Кольца завершилась, и все думали - впереди только счастье. После праздника, устроенного здесь вами, мы с хоббитами отправились в Шир. Так вот перед тем, как мы почти приехали, Фродо пожаловался мне на боль в плече, в том месте, куда ему попал моргульский клинок. Я тогда ему сказал: "Увы, не все раны удается излечить насовсем". Кто знал, что эти слова окажутся пророческими. Видимо, Саурон такая же рана для всего Средиземья. Он ведь существовал до создания Кольца, лжец и хитрец, он пережил падение Ангбанда и изгнание Моргота. Возможно, он вложил в Кольцо меньше, чем мы думали. Его злоба и мрак были всегда при нем, а оно служило лишь оружием, пусть и самым главным.
   -Но сейчас многие говорят, что Кольцо было ловушкой, дабы отвлечь нас, а самому скрыться и собраться с силами.
   -Нет, это все же не так. Я точно могу сказать, что он пал, и это его возрождение. Сам подумай, это слишком даже для него: гораздо проще было бы уничтожить нас тогда, когда мы стояли у врат Мордора, а Фродо с Сэмом были на вершине Огненной горы.
   -Но меня все равно удивляет то, что он не начинает войну: теперь Кольца нет, бояться ему нечего. Да и признаться честно моя теперешняя армия не чета воинам Последнего союза. Две сотни лет мира испортили нас. Знаешь, как говорят вастаки? "Гондорцы забыли с какой стороны держать меч". Сил у Саурона достаточно, почему же он медлит?
   -Я думаю, его, как и меня, сильно интересуют события на Юге ...
   -Ты о южных монстрах? Но ведь это далеко за Харадом, и нас на прямую не касается. Они бьются с харадримами, союзниками Врага, нам это только на руку, в сложившейся ситуации. Разве я не прав?
   -Арагорн, ты же целитель, - прервал его Гэндальф. - скажи мне, что опаснее: известная, пусть и тяжелая, хворь или вовсе неизвестный недуг?
   -Конечно второе!
   -Вот именно. Саурон, известная, хотя трудно лечимая болезнь, а вот о том, что творится на Юге и откуда взялись эти чудовища нам неизвестно. Какие цели они преследуют?
   -Ты думаешь, они могут представлять для нас опасность?
   -Кто знает, кто знает? Все может быть. Я ничего не исключаю.
   -А как ты полагаешь, возможно ли стравить их и Темного властелина, - тихо проговорил Арагорн и добавил оправдывающимся тоном. - Я понимаю, тебе странно слышать подобное из моих уст, но я думаю, прежде всего, о выживании государства. Ежели войну нельзя предотвратить, можно попробовать ее отсрочить.
   -Я не исключаю и этого. Я даже рассматриваю возможность ... - тут Гэндальф резко прервал свою речь и нагнулся к самому уху Арагорна. Выдержав небольшую паузу, он что-то зашептал. По мере того, как он говорил, выражение лица короля начало меняться: лоб покрыла испарина, черты исказила гримаса ужаса и недоумения, а пальцы судорожно впились в руку мага.
   -Вот так то, друг мой, - проговорил Гэндальф, отодвинувшись от короля. - Ну, а теперь мне пора исчезнуть: у меня очень много дел.
   Маг высвободил свою руку из пальцев Арагорна, встал с трона и быстрыми шагами вышел из зала. Пораженный король так и остался сидеть, как заколдованный, в неестественной позе, пока мягкая рука подошедшей Арвен не легла ему на плечо.
   -Что случилось, дорогой? - нежно проговорила она. -Что сказал маг?
   Король резко развернулся. Увидев его искаженное мукой лицо и покрытый испариной лоб, Арвен отшатнулась. Пересохшие губы мужа прошептали:
   -Ничего, дорогая.
   Арагорн поднялся со своего места и подошел к окну.
   -Ничего страшного, - повторил он, - просто здесь очень душно.
   Быстрым движением он отдернул тяжелые гардины и распахнул окно. Громкое хлопанье окна спугнуло огромного черного ворона, сидевшего на выступе в форме головы волка. Птица взмыла в воздух и, поймав воздушный поток, начала парить над зеленым ковром итилиенского леса. Мягкое течение воздушной стихии увлекала ее все дальше, и вот уже внизу блестела бледно-серым потоком река Андуин. Ее правый берег, обращенный к горам был пуст и безжизнен, лишь обгоревшие остатки домов и пристаней напоминали о том, что здесь когда-то кипела жизнь; на левом же берегу она кое-где еще теплилась. Неожиданно поток воздуха бросил ворона вправо, и он вновь очутился над лесом. Ему открылась поляна, на которой кипел жестокий бой. Отряд воинов в темно-зеленых одеждах, во главе с высоким, черноволосым командиром, с трудом сдерживал натиск орков. Обороняющиеся в центре поляны зеленые витязи отчаянно защищались, но были обречены, врагов было в десятки раз больше и, к тому же, из леса к ним на помощь спешили все новые орды харадримов и вастаков, а среди деревьев мелькали спины мумаков. Густая стена леса скрыла поляну от глаз птицы, но в финале этой драмы можно было не сомневаться. Ворон, повинуясь ветру, вновь начал удаляться от синеющих далеко на востоке гор. Он пересек Андуин и полетел над Анориеном. Это был богатый и обжитый край, деревни чередовались с распаханными полями и роскошными лугами, но даже здесь были заметны признаки неспокойного времени. По большаку двигался крупный отряд роханских всадников, спешивших на помощь своему извечному союзнику. Ворон летел все дальше, он пересек незримую границу, разделяющую Гондор и Рохан. Тут его взору предстала совсем другая картина: на бесконечных просторах степи, сбивались в огромные массы табуны коней, управляемые светловолосыми всадниками.
   Почувствовав вольный ветер степей, ворон радостно закаркал и начал подниматься все выше и выше. Взмыв на огромную высоту, он летел, задевая крыльями облака, его тело приятно окутывали лучи весеннего солнца. Из поднебесной выси он охватывал взглядом почти все Средиземье. За заливными лугами и полями Рохана высились черно- снежными зубами Белые горы, а в них крошечные, словно букашки, люди восстанавливали давно заброшенные крепости. За ними находились болотистые поймы Лебелинна, за которыми мелькало сотнями ярких вспышек Море. По его мощногрудой глади сновали туда-сюда боевые галеры и торговые суда. Ворон переместил взгляд чуть вперед - на него смотрели вершины Мглистого хребта. От его внимательных глаз не скрылось, что в глубоких долинах вновь зашевелились отряды орков, готовые в любую минуту накинуться на мирных роханских и арнорских жителей. Далеко впереди в синей дымке терялся Арнор и земли верховий Андуина, а позади в Вольных степях и Бурых землях кочевали вновь набравшие силу вастаки. Ощущение полной свободы захватило ворона, и он захотел взмыть еще выше, но вдруг в его голове прозвучал резкий приказ. Не смея ослушаться, он выбрался из воздушного потока, и, тяжело замахав крыльями, повернул в обратную сторону. Он в третий раз пересек Андуин и пролетел над знакомым лесом, его целью была могучая черная крепость в отрогах Мглистых гор. Обратный путь был долог: слишком далеко увела его тяга к вольной жизни. Наконец лес остался позади, и темная твердыня предстала пред ним. Словно яростный зверь, крепость уставилась на него своими горящими глазами-бойницами. Подлетев к самой высокой башне, ворон уселся на подоконнике одного из окон. Через несколько мгновений ставни отворились, и изнутри показалась чья-то иссохшаяся длань. Птица послушно прыгнула на нее, и окно закрылось.
   -Что это, Моргул?
   -Послание от Тарка!
   Говорившие сидели в просторной комнате, стены которой были отделаны в мертвенно-бледных тонах. Один из них сидел за столом, покрытым скатертью темно-багрового цвета. Капюшон его плаща был откинут, и отблески огня в камине играли на его жутком лице. Его кожа была сморщена, словно сухой пергамент, череп абсолютно лыс, а глаза светились страшным огнем. Второй выглядел почти так же, но был поменьше ростом и узкоглаз.
   -Что же он пишет? - спросил он.
   -Еще не знаю, Кхамул, - ответил тот, кого звали Моргулом, - сейчас, подожди немного.
   Раздался шелест бумаги. Моргул начал читать низким голосом: "Владыке Гортхаэру, правителю Мордора и всех Подлунных земель, и Верховному Назгулу Моргулу от их слуги Тарка. Моя поездка в Гондор прошла успешно. Спешу доложить, что мы имеем все шансы на успех. Сбор "светлых" сил идет медленно, войска подготовлены плохо и имеют ограниченную маневренность. Ударив сейчас, мы пройдем одним махом от гор Мордора до Дол Амрота. Лучшего шанса у нас не будет. Ваш покорный слуга, Тарк.".
   -Проклятый выродок! - выругался Моргул, закончив чтение.
   -Что ты имеешь против Тарка? - спросил второй назгул.
   -Да нет ничего. Так, вырвалось, - ответил Король-Призрак. - Конечно, Тарк ни в чем не виноват. Это обычная зависть. Обидно смотреть на то, как твою работу выполняют другие.
   -С чего бы ты это так разошелся?
   -Я спокоен. Давай говорить прямо. Видишь ли, это возрождение совсем меня не радует, хотя вроде б и должно. Кем мы стали без наших колец? А? Пугалами, да-да, именно пугалами. Раньше мы были Кольценосцами, Вестниками Ужаса. У нас были великие цели, великие битвы, великие союзники и великие враги, великие победы и, да и чего скрывать, великие поражения. И даже когда меня поразила в спину рука этого мерзкого полурослика, и я погрузился в небытие, я мог быть уверен, что мое имя останется в памяти будущих поколений надолго. Потом было возрождение. И что же осталось от нашей былой силы? Я тебя спрашиваю. Молчишь! Я тебе скажу. Только это, - сухая рука описала дугу вокруг лица. - Только ужасные лики, до сих пор носящие печать былого могущества. Вот и приходится сидеть в крепостях, скрывая от всех: и своих, и чужих, что мы потеряли свою силу, а работу за нас делают эти, вроде Тарка и иных выскочек. И откуда он только взялся.
   -Но ведь мы сейчас, как никогда, близки к победе. Разве это тебя не радует? - спросил Кхамул.
   -Конечно, радует. Но вот, что я тебе скажу. Допустим мы победим и создадим в Средиземье новый мир, подумай, будет ли нам в нем место. Рано или поздно все равно все узнают о нашей немощи. И даже рабы будут плевать нам в след. Я уж не говорю о своих, которые попытаются отправить нас подальше от Властелина. Теперь ты понимаешь?
   -Чему быть, того не миновать, - философски заметил Кхамул. - вот чего я не понимаю, почему мы действительно не атакуем?
   -На то две причины: во-первых, Светлые не так слабы, как кажутся.
   -Ты о чем?
   -Есть данные об очень больших силах, появившихся на западе. Возможно, они из самого Валинора.
   -Не может быть, - недоверчиво просипел Кхамул.
   -Может и так, но проверить надо обязательно: проиграть опять...
   -Хорошо, какая же вторая причина?
   -Вот вторая как раз вызывает наибольшие опасения. Ты, надеюсь, не забыл о том, что творится на наших южных рубежах?
   -Ты об этих морских тварях? По-моему, они не опасны. Ну, поубивают немного харадримов - от нас не убудет. Неудобство не более того.
   -Да? - саркастически переспросил Моргул. - А задай себе вопрос: кто они такие? Я ответить не могу, хотя властвующий Король Назгулов. Более того, даже Саурон не знает. А тебе не нужно объяснять, кто он. Вот и получается, что даже майар, видевший сотворение мира, не ведает о том совсем. Посланцы Валаров? Нет, не может быть, они мало интересуются теми землями, скорее они бы высадились где-нибудь в Гондоре или Арноре. Неизвестный народ? Ха! Все народы есть в летописях и анналах или у нас, или на Закате. Нельзя браться за Гондор, пока нет уверенности в том, что завтра орды Южан не пройдут маршем от Гор Солнца до Сумеречья.
   -Неужели они так сильны?!
   -Не знаю, но лучшие отряды харадской конницы были буквально раздавлены закованными в сталь монстрами. И это только первые из тех, что вышели из моря. Я говорил со свидетелями: вторые, похоже, вдобавок защищаются какой-то могущественной магией и потому почти неуязвимы.
   -По-моему, ты стал слишком мрачно смотреть на жизнь, Моргул, - покачал головой Черный Вастак.
   -Думаешь? - Верховный назгул ухмыльнулся, - а мне кажется, что это моя прямая обязанность выискивать в жизни темные стороны. Ладно, хватит разговоров, - он резко выпрямился. - Торн, - он подозвал все это время тихо сидевшего на столе ворона и присоединил к его лапе пергамент, - лети к Хозяину, передай послание.
   Ворон громко каркнул и, пролетев через окно, вновь взмыл к багровым небесам...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 2.
   Ранним весенним утром по лесной тропинке Золотого леса неспешно двигался маленький отряд. Вокруг возвышался прекрасный вечнозеленый лес. Стволы могучих великанов-кедров возносились на огромную высоту, образуя зеленый шатер из своих веток. Внизу росли пышные кустарники, переплетением ветвей создававшие непроходимые заросли, меж которыми вилась, как змея медянка, тропинка, по которой шли какие-то люди. Воздух был свеж и насыщен лесными ароматами, а в кристальной чистоте небес разливались сладкие трели экзотических птиц. Лес был полон жизни, но при приближении двуногих, все животные прятались, и лишь однажды путники заметили мелькнувшую в густых зарослях митра узкую спину дикого кота. Вся обстановка располагала к тому, чтобы отрешиться от земных забот и предаться неге.
   Люди шли спокойно, не оборачиваясь: уже давно в этих местах не было видно ни одного злонамеренно настроенного средиземца. Отряд состоял из двух человек и одного эльфа. Выглядел эльдар совершенно обычно, но на его, в общем-то, благородном лице, казалось, застыло выражение перманентного скепсиса по отношению ко всему окружающему. За спиной у него висел фамильный меч рода Хэлмира, по которому нетрудно было узнать Эльмира, героя Свободных эльфов, больше известного как Рандира. Его спутниками были вольные воины Эофрик и Оффа. Эофрик - невысокий плотный человек с грубым лицом и Оффа - напротив, высокий, крепкий юноша лихого вида носили одинаковые серо-зеленые камзолы и черные сапоги.
   Все трое шагали прямиком к варактору Кондеру, который и вызвал к себе Рандира. А люди увязались за эльфом, чтобы хоть как-то спастись от преследывавшего их тунеядства. Двор владыки варикапов представлялся для этого достаточно сильным средством.
   Они вышли на лесную поляну и остановились, чтобы отдохнуть и перекусить. Из журчавшего неподалеку ручейка Оффа набрал воды, а Эофрик достал хлеб и мясо. Эльф, сидя на пеньке, умиротворенно слушал пение птиц, слегка омраченное дикими воплями лягушек из находившегося рядом болотца.
   Неожиданно в соседних кустах послышался треск ломаемых веток, и на поляну вывалились два диода. Судя по их виду они были страшно пьяны и еле держались на ногах. Это были огромные пупырчатые существа, с множеством кожных складок, где между большущими ушами располагались шесть, независимо вращающихся глаз.
   Заметив отдыхающих путников, диоды немедленно направились к ним.
   - Вы чё тут делаете? - рявкнул один из них.
   -Уважаемые, мы тут расположились на отдых, - презрительно ответствовал эльф. - Не стоит нам мешать.
   -А то, что будет? - усмехнулся диод.
   -Вы тем самым нас оскорбите, - спокойно отреагировал Рандир.
   -И чё?
   -А я не выношу оскорблений.
   -Слышь, щегол, мы тебе ща рожу-то начистим! - с этими словами диоды двинулись на эльфа.
   Эльмир спокойно отодвинул от себя завтрак и, резко вскочив, треснул рукоятью меча в нос ближайшему здоровяку. Тот заревел нечеловеческим голосом и бросился на эльфа, но на том месте его уже не было. Он оказался за спиной другого диода. Последовавший за этим мощный пинок столкнул нападавших. Пьяные представители Морского народа дружно накинулись на Рандира. К бою немедля подключились Оффа и Эофрик.
   Некоторое время трое путников колотили диодов куда придется, в свою очередь не забывая уворачиваться от огромных лапищ. Однако, пара пьяниц, несмотря на многочисленные побои, казалась неутомимой. Применять оружие и, тем самым, брать на совесть смерть представителей Морского народа ни эльф, ни люди не хотели.
   Ситуацию спас патруль варикапов. Не мешкая и не разбираясь, кто прав, а кто виноват, стражи повалили всех наземь и, связав, попинали их для успокоения ногами. Громкие протесты эльфа и людей лишь вызвали дополнительную серию пинков и зуботычин. Каменные лица варикапов не выражали ничего кроме откровенного презрения. Схваченных нарушителей порядка выстроили в колонну и куда-то повели.
  
   Спустя некоторое время Рандир очнулся на жестком лежаке. Он сел и огляделся: это была грязная кутузка, в которой отвратительно пахло спиртом и потом. Тесная камера была буквально набита страшного вида диодами, среди которых даже находился здоровенный транзистор, не подававший пока никаких признаков жизни. Рядом же сидели его товарищи, невозмутимо игравшие в карты.
   -О, смотри, очухался наш герой! - воскликнул Оффа.
   -Ты как? - спросил Эофрик.
   -Сам-то как думаешь?! - буркнул эльф.
   -Откуда этих дурней на нашу голову принесло?! - посетовал воин.
   -Ты мне лучше скажи, что это за звери такие эти диоды? - неожиданно сказал юноша.
   -Ну ты спросил! Это ж, понимаешь, союзники наши.
   -Хороши союзники, - пробубнил Рандир.
   -Да я не об этом, - отмахнулся Оффа. - В Средиземье они откуда взялись? Сто лет назад их ведь не было.
   -Сто лет назад не было, - подтвердил Эофрик. - Я ведь ничего не путаю?
   -Не возражаю, - кивнул эльф.
   -Ага. Знатчица вышли они из моря...
   -Как из моря? - удивился юноша.
   -А почему их и варикапов Морским народом кличут не задумывался? - усмехнулся рассказчик. - Они ж, понимаешь, могут и под водой жить...
   -Так что ж не живут? - снова перебил Оффа.
   -На суше, понимаешь, оно легче. Правда я слышал, у них есть и подводные поселения. Может врут, а может и нет. Не знаю. А вот то, что они первыми из морского народа оказались в Средиземье - это достоверно. Лет пятьдесят назад это было.
   -Так тут, наверное, харадримы жили?
   -Ну, жили. Не ожидали они такого. Правда и диоды тоже готовы не были. Война была недолгой, но кровопролитной. Это сейчас у Морского народа все организовано хорошо. В смысле армии. Фаланги, понимаешь, оружие, латы, командиры опытные. А тогда им тяжело пришлось. Говорят, чуть ли не целый клан тогда полег. Ныне три больших клана у них, а раньше еще четвертый был.
   -А транзисторы тогда кто? - спросил Оффа.
   -Как кто? Ну, теже диоды, только более развитые. Вон, видишь, чудище храпит, - Эофрик указал на лежащего неподалеку транзистора. - Это вот и есть, то о чем ты спрашиваешь. Три ноги, две башки, а так такой же диод, как и все остальные. Обычно, транзисторы - это главы кланов, родов. Например, владыка Биполяр царствует в их государстве.
   -Диодский король? - переспросил Оффа.
   -Да не совсем. Он, как это...
   -Главнокомандующий армиями и полномочный представитель, - неожиданно подсказал Эльмир.
   -Во-во. Живет он обычно в Дисперсии.
   -Где? - не понял юноша.
   В Дисперсии. В столице государства ихнего. Кстати городов они не строят, все по деревням живут. Скот пасут, поля пашут.
   -Это понятно. Ты мне лучше скажи: если их раньше не было, откуда ж они тогда всплыли? - не унимался Оффа.
   -А кто их знает! - развел руками Эофрик.
   -Боюсь, друг мой, - опять вступил эльф, - это известно лишь немногим. И эти немногие не спешат делиться сей информацией с другими. Так что придется тебе умерить свое любопытство.
   Их разговор был неожиданно прерван звуком отодвигающегося засова.
   В камеру вошли три варикапа: двое в форме стражей и один, судя по одежде, высокопоставленный чиновник. Он же первый и заговорил, обращаясь к Рандиру:
   -Позвольте представиться, я - сенатор Диапазон. Искренне прошу принять мои извинения по поводу случившегося. Виноватые будут наказаны. Сейчас же, вы и ваши друзья, благородный Эльмир, следуйте за мной в Речной дворец. Варактор Кондер ждет вас.
   Эльф, ни слова не говоря, встал и перешагнул порог темницы. За ним последовали его соратники.
  
   На следующее утро друзья проснулись в роскошных кроватях в помещении, специально предназначенном для гостей. Комната отличалась удивительны убранством: вдоль светло-голубых стен стояли нежно-белые изящные колонны, вокруг которых вились плющи с источавшими легкое благоухание розовыми цветами, а посреди находился фонтан в виде девушки с цветком кувшинки в руках. Атмосфера помещения была наполнена столь желанными в южных краях свежестью и прохладой.
   Чувствительный к искусству Оффа подошел к фонтану и, погрузив в воду голову, начал умываться, шумно фыркая и брызгаясь во все стороны. Эльф неодобрительно посмотрел на него и быстро упорхнул в ванную комнату. Единственный, кто не проявил интереса к гигиене, был Эофрик, который ограничился лишь почесыванием своего брюха. Его небритая физиономия со следами вчерашнего застолья-подстолья выражала крайнее недовольство миром и собой.
   После завтрака друзья начали одеваться: сегодня была намечена встреча с Кондером. Поскольку их одежда находилась в непригодном состоянии после драки с диодами, им предоставили превосходные бело-голубые костюмы воинов варикапов из кладовых Речного дворца. Одевшись, Эльмир посмотрел на людей: одежда на Оффе сидела как влитая, придавая ему даже некоторый оттенок благородства, чего нельзя было сказать об Эофрике: несмотря на старания товарищей он все равно выглядел помятым.
   За ними опять зашел сенатор Диапазон и проводил их до тронного зала. Поначалу их ослепил яркий свет, отраженный от воды, которая, казалось, здесь была повсюду. Когда они вновь обрели способность видеть, перед ними предстало зрелище, запомнившееся им навсегда. Сквозь прямоугольный проем в потолке в зал сыпался золотым песком солнечный свет, ярко освещая помещение с белыми с легким лазоревым отсветом стенами, потолок с лепными изображениями варикапов поддерживали тонкие витые розовые колонны, между которыми стояли мраморные воины в золотисто-белых доспехах; пол в зале почти отсутствовал, на его месте располагался большой бассейн с чистейшей, наполнявшей воздух прохладой водой, где плавали семь гигантских белых лебедей. Через бассейн был перекинут мостик из розового мрамора с золотыми перилами. На другой стороне находилась небольшая площадка с восседающими на троне варактором и его женой, а напротив них за большим столом располагалась довольно странная группа: ведь не часто встретишь вместе людей, тролля, гномов и варикапов. Рандир успел подумать об этом, пересекая мостик.
   Представ перед троном, Эльмир сказал:
   -Приветствую тебя, варактор. Я прибыл по твоему зову. Приветствую также всех присутствующих.
   Все в знак уважения встали. Вскочил и каменный тролль, уронив при этом сидящих рядом гномов, и попытался дружелюбно обнять Рандира, но самоотверженные действия сенатора Диапазона спасли эльфу жизнь. После того, как удалось утихомирить тролля и извлечь из-под обломков стульев без всякого стеснения матерящихся гномов, все спокойно сели за стол.
   Тогда встал все это время невозмутимо сидевший человек. Рандиру его внешность показалась странноватой: худощавый, среднего роста, длинноногий, на голове стоящие ежом короткие темные волосы. Из-под черных бровей на собравшихся смотрели серые глаза, в которых блуждал озорной и немного сумасшедший огонек. Его одежда была также весьма необычна для этих мест: темно-синяя рубашка и черные обтягивающие штаны. В целом это был довольно неоднозначный образ.
   В этот момент встал Диапазон, чтобы представить незнакомца:
   -Сейчас предоставляется слово нашему уважаемому гостю, великому магу Индуктору, грозе всех...
   -Спасибо, далее я сам, - перебил он сенатора. - Итак, товарищи, мы собрались здесь, чтобы обсудить некоторые проблемы мирового масштаба. Но вначале, как я понимаю, вас надо ввести хоть немножечко в курс дела. Слушайте внимательно. Небезызвестно, что Свободные земли и непосредственно Морской народ, как шило в...э-э-э, в общем, очень сильно мешают и Мордору, и Валинору. В принципе это не имело бы никакого значения, ежели б они продолжали свою бесконечную вражду, но теперь все изменилось - они вместе! - он возвысил голос и с интересом посмотрел на слушателей, лица которых выражали крайнее удивление, смешанное с недоверием. Индуктор, немного повертев выпученными глазами, продолжил: - А теперь подробнее...
   Спустя три часа Эльмир снова сидел в своей комнате и обдумывал то, о чем говорили на совете. Если верить колдуну, то ситуация действительно складывалась опасной: Мордор и Валинор вместе! Бред. Хотя кто знает, все может быть. Ежели так, то всем людям, эльфам, варикапам, всему населению юга грозит неминуемая гибель. Не спасут даже железные легионы варактора Кондера. Да, при таких условиях план мага уже не казался таким уж бессмысленным. Жалко, что мало выполним. А что тут поделаешь?! Других предложений не было. Тут Эльмир горестно вздохнул. Одно радует: компания набиралась не слабая. Помимо него самого, назначенного начальником, ввиду большого опыта в таких делах, туда входило также большинство из присутствующих на совете, а именно: Индуктор, оба гнома Дарин и Двалин, каменный тролль Торог, сын варактора, Дисперсион, а также отряд из двадцати трех лучших бойцов Варикапа под командованием центуриона Децибела, ну и конечно закадычные друзья Эльмира Оффа и Эофрик. Такой отряд представлял собой, несмотря на малочисленность, большую силу.
   Оставалась, однако, некоторая неясность с личностью Индуктора, поскольку Рандир ничего кроме каких-то скандальных историй о нем не слышал. Последняя свидетельствовала о какой-то сумасшедшей выходке, произошедшей в прошлом месяце. Дело в том, что некий колдун в компании с неизвестным транзистором, выползая после недельной оргии из трактира "Резвый синус", возопили на всю округу, что дескать они есть славный воин Берен и его верный пес Хуан, идут отбивать Сильмариль у Моргота. После чего жители этого мирного поселения еще долго с недоумением наблюдали на фоне ясного ночного неба всадника, беспощадно поражающего молниями уличные фонари.
   Да, вот такие туманные перспективы. Завтрашнее совещание будет посвящено разработке пути следования маленькой армии. Вот только конечная цель путешествия остается непонятной. "Мы должны проникнуть в Страну Мертвых на севере...",- то были слова мага. Неужели это не фантазии, ведь в эльфийских анналах не встречается даже упоминания об этом. С другой стороны, очевидно, что мнение волшебника чрезвычайно весомо для варактора и для всех остальных. С этим, пожалуй, следует считаться...
   Поток мыслей Эльмира был прерван приходом друзей. Те что-то бурно обсуждали, так что их лица были багровыми от возбуждения.
   -Откуда это вы? - подозрительно принюхиваясь, спросил эльф.
   -Мы из фехтовального зала, - сразу отозвался Оффа,- там, ты не поверишь... - далее поток эмоций настолько захлестнул молодого воина, что ничего кроме жестов, даже пусть и очень выразительных, от него уже добиться было нельзя, поэтому дальше стал рассказывать более сдержанный Эофрик:
   -Наследник Дисперсион пригласил нас помахать мечами. Ну, и уделал он нас как малых детей. Даже вдвоем мы ничего не смогли сделать. Да, и что тут можно сделать, когда не всегда понятно, куда подевался твой противник?! Я уверен, что даже ты смотрелся бы на его фоне пугалом, хоть и воображаешь себя великим фехтователем. А, говорят, что Децибел дерется еще лучше. С такими бойцами наш поход покажется загородной прогулкой.
   -Если б вы оказались правы. Но, что мы сможем сделать, скажем, против пары сотен троллей или нескольких балрогов? Вы об этом подумали? А? Вижу, что не подумали? И это ведь не самое страшное, что может встретиться на пути. Нас даже могут убить. Мне то все равно - это ваш дар смерть, - ухмыльнулся эльф.
   Физиономии людей несколько потускнели. "Ничего. Немного реализма им не помешает", - ухмыльнулся про себя Эльмир.
   -Ну и сволочь ты, Рандир. Так настроение испоганил, - в сердцах выпалил Оффа и обиженно уткнулся лицом в подушку на своей постели.
   "Пожалуй, есть немного", - философски заметил про себя эльф.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 3.
   Утро прошло в полном безделье, так как совещание перенесли на вторую половину дня: должен был прибыть Биполяр, владыка диодов и представитель общины синусов, главный вигиль столицы Синеус. Их присутствие было необходимо для обеспечения продвижения отряда по территориям республики Варикап и царства диодов.
   Поначалу Оффа и Эофрик не желали принимать участие в обсуждении, пока Рандир не намекнул, что там можно увидеть настоящего синуса. Ни рохирриму, ни гондорцу никогда еще не приходилось встречать этих диковинных существ. Любопытство пересилило лень, и они приступили к сборам.
   За ними должен был зайти Диапазон, но ждать его не захотели и, полагаясь на исключительную память Эофрика, покинули покои совершенно самостоятельно. В результате они около часа мыкались по всему Речному дворцу, вызывая недоумение у всех, кто встречался им на пути. Эофрик всеми силами изображал интерес к внутреннему убранству, и, стараясь не терять присутствия духа, продолжал поиск, пока они, наконец, случайно не наткнулись на главный зал.
   Когда они вновь вступили на мостик, перед их глазами возникла картина, от которой у них сперло дыхание и буквально отвисли челюсти: в ярко освещенном лучами дневного солнца бассейне плавали варактор и его жена. Их абсолютно обнаженные мраморно-белые тела струились в воде молочными потоками. Даже по эльфийским меркам Эльмира, они воплощали красоту и грацию. Варикапы были безволосы, не считая длинных волос сине-зеленой цветовой гаммы на голове. Мощный и при этом стройный торс варактора свидетельствовал о нечеловеческой силе и энергии, могучие руки легко рассекали воду бассейна, оставляя за собой пенящиеся буруны. Необыкновенно женственная и волнующая фигура супруги дышала молодостью и свежестью, ее глубокие глаза лучились радостным изумрудным светом. Вид этой пары был наполнен столь ярким и чувственным эротизмом, что казалось даже колонны в зале стали как-то прямее.
   Наконец, варикапы подплыли к мостику. Фигуры друзей были неподвижны и напряженны, и, чтобы привести их в чувство, женщина, кокетливо улыбнувшись, плеснула в них водой. Сковавшие их чары развеялись, и дар речи вновь вернулся к ним. Поприветствовав царственную чету, гости перешли на другую сторону и обалдело рухнули за овальный стол. Там уже находился маг Индуктор, все это время наблюдавший за происходящим. Он, подмигнув несколько раз правым глазом, насмешливо сказал:
   -Ничего парочка, не правда ли?
  
   Облачившись в белые одежды, Кондер и его жена Фиксация заняли свои места во главе стола. Постепенно в зал прибывали и другие приглашенные. И вот, наконец, на мостике появилась могучая фигура царя диодов. Он тихо поприветствовал присутствующих и сел напротив варактора. Пока ждали последнего участника совета, завязалась беседа между Индуктором и Биполяром.
   -Расскажите, друг мой, как обстоят дела в вашем царстве-государстве, - сказал маг.
   -Пока не жалуемся. Собрали богатые урожаи, как на суше, так и в море. Голодать уж точно не будем. Дисперсия завалена запасами - приходится строить новые хранилища.
   -А как там ваши соседи?
   -Харадримы? Те сидят тихо. Тут недавно попробовали набег устроить - дальше пограничных укреплений не продвинулись. Нашла коса на камень.
   -И что, неужели вы оставили подобную дерзость без внимания? - спросил варактор.
   -Почему же? Командующий Контур немедля снарядил карательную экспедицию. Южный Харад теперь в развалинах, - невозмутимо отвечал транзистор.
   -Странно, что я об этом узнал только сейчас, - заметил варактор.
   -Я просто не стал беспокоить вас по мелочам.
   -Ничего себе мелочь! - воскликнул Кондер.
   -А что же еще? Вот в скором времени наши воины нанесут Хараду действительно мощный удар.
   -Что вы имеете в виду? - спросил Индуктор.
   -Нам надоело это осиное гнездо. Главы кланов порешили их уничтожить, - ответил Биполяр.
   -А сил у вас хватит? - поинтересовался варактор.
   -С избытком. Контур уже собрал большую армию у северных границ. Через два-три месяца силы возрастут вдвое.
   -Если требуется помощь, только скажите. Я могу выделить два легиона, - предложил Кондер.
   -Благодарю за поддержку, но она едва ли потребуется. Можно было б обойтись даже силами Контура, но я хочу избежать ненужных потерь.
   Разговор был прерван появлением в зале небольшой группы из шести существ. Они были внешне абсолютно неотличимы: маленькие, худенькие человечки, полутора метра ростом, с быстрыми, порывистыми движениями. Вместо головы на длинном шейном отростке находилась светлая матовая сфера, одинаково гладкая со всех сторон. Одеты они были в легкие черные туники.
   Из-за своего места за столом поднялся сенатор Диапазон и произнес:
   -Глава общины синусов, главный вигиль столицы Синеус.
   Существа молча подошли к сидящим и скромно встали рядом с варактором.
   Оффа наклонился к уху Эльмира и прошептал:
   -Слушай, а кто из этих Синеус?
   -Все, что ты видишь и есть синус. Это одна личность. Вроде, как у тебя руки или ноги, - серьезно ответил ему эльф.
   Юноша не понял, правду ли говорит Эльмир или просто как всегда издевается над его невежеством.
   А в этот момент варактор начал заседание совета:
   -Друзья мои, сегодня мы собрались, чтобы подвести итог нашей вчерашней дискуссии и принять решение. Надеюсь, времени на раздумья у вас было достаточно. Может быть, появились вопросы? Если так, то задавайте их сейчас.
   -Вопросы, конечно же, есть, - поднялся со своего места Рандир. - Так ли уж велика опасность вторжения? Если доверять словам владыки диодов, а не доверять им у меня нет причин, то мощь Морского народа огромна. Сил достаточно не только для отражения любой агрессии, но и для ведения активных боевых действий на территории врага.
   -Вы не совсем правильно нас поняли, - отвечал Кондер. - Да, боеспособность нашей армии очень высока, но этого не достаточно. Поясню на примере возможного хода событий. Допустим Темные и Светлые составили союз и вторглись всеми силами в Свободные земли. Наша оборона выдержала удар, и мы победили. Но при любом исходе приграничные владения будут разорены. И так будет продолжаться в течение веков, потому что в лице Мордорцев и слуг Валаров мы всегда будем иметь непримиримых врагов. В этом случае выживание наших народов будет поставлено под угрозу. И именно в данный момент есть реальный шанс это предотвратить.
   -Хорошо, пусть так. Я понимаю, что воевать лучше на чужой земле.Но мне лично не понятно, в чем же таки заключается необходимость моей миссии, - настаивал на своем Рандир.
   -Позвольте мне ответить на ваш вопрос, - сказал Индуктор. - Возможно, вчера я действительно не очень подробно осветил цель нашего путешествия. Страна Мертвых. Вот, что вызывает у вас недоумение. Там куда мы придем, если придем, нас будет ждать нечто очень важное. Воины, сложившие свои головы в войнах за Сильмарили, не умирали, а переносились в эту страну. Там они и спят до сих пор. Вы спросите: какой нам от этого прок? Я, если вы еще не забыли, маг, и у меня есть возможность пробудить их. Опять же: зачем? Они будут биться на нашей стороне.
   -Интересно, почему вы решили, что ожившие герои пойдут на смерть, да и еще к тому же против своих сородичей? - не удержался от саркастического высказывания эльф.
   -Пойдут, я уверен, - невозмутимо отвечал маг.
   -Да? И на чем же основывается ваша уверенность?
   -Моя уверенность основывается на твердом знании своих возможностей. Тут вам придется мне довериться. Другого выбора - нет. Вы уж извините, - волшебник изобразил виноватую улыбку. Рандир молча проглотил эту пилюлю.
   -Я, надеюсь, больше вопросов у вас нет, уважаемый Эльмир? - спросил его Кондер.
   -Конечно, есть. Но лучше я помолчу, а то чем больше вопросов, тем больше сомнений, - тихо ответил эльф.
   -Хорошо, пусть будет так. Подведем итог. Общий план таков: пока республика Варикап и царство диодов собирают силы, небольшой отряд под руководством Эльмира достигает страны Мертвых, где возникает еще один фронт. И тогда объединенные силы вторгаются в королевства Арнор, Гондор, Рохан, Лориен, Дольн, Кханд, Харад и Мордор. После занятия основных административных и военных центров будет организовано новое управление из числа оживленных магом Индуктором существ. Будут приняты новые законы, основанные на главных положениях конституции республики. Вас что-то не устраивает, Эльмир? - спросил варактор, встретившись взглядом с эльфом.
   -Честно говоря, весь этот план выглядит несколько фантастично, можно сказать несерьезно, - ответил он, скептически поджав губы. - В особенности касаемо страны Мертвых.
   -Ваши сомнения, Эльмир, развеялись бы, знай, вы столько ж, сколько знаю я, - опять вмешался Индуктор. - В нашем плане нет ни единого слабого места, все пункты вполне выполнимы.
   Поскольку сомневающийся эльф ничего не ответил, слово вновь взял варактор:
   -Предлагаю обсудить маршрут движения отряда Эльмира. Я и маг Индуктор уже набросали возможный вариант. Экспедиция выступает из Гармоники и движется через Харад и Кханд в сторону Мордора, огибает его с востока и направляется к Железным холмам, а там прямо на север, где предположительно находится Страна Мертвых. Это примерный путь, более точный вы можете рассмотреть на розданных вам картах.
   Маршрут был принят почти в оригинальном варианте с небольшими поправками Рандира. Потом последовали вопросы, уже касающиеся материального обеспечения экспедиции. Здесь уже эльфу было нечего добавить: варикапы, казалось, предусмотрели все. Начало похода наметили на следующее утро. После этого большинство участников совета покинули зал. Рандир, Индуктор и варактор остались для личной беседы.
   Речь зашла непосредственно о личностях участников похода: Кондер обстоятельно рассказал биографию каждого, об их возможностях, способностях, и о недостатках. Завершив свой доклад, варактор посмотрел на Рандира и сказал:
   -Теперь вы знаете с кем вам придется иметь дело. Если у вас появятся вопросы уже в пути, то обращайтесь к Индуктору: он почти всех хорошо знает. А сейчас я хотел бы поподробнее узнать о ваших спутниках.
   -Что именно? - спросил эльф.
   -Что они за люди и почему вы берете их с собой, - ответил варикап.
   -Почему беру их с собой? - Эльмир на секунду задумался. - Отряд, который отдан под мое руководство, состоит из практически незнакомых мне лиц. Поймите меня правильно, я не хочу сказать что, никому не доверяю, но мне спокойней, когда рядом верные друзья.
   -Правильность вашего выбора не подвергается сомнению, - сказал маг, - но и мы хотели бы знать, с кем будем иметь дело.
   Из рассказа Рандира, они узнали, что Эофрик - роханец. Его родители родом из Вестфолда были самыми обыкновенными жителями Рохана, то есть кочевниками и коневодами, но после Войны Кольца они переселились в Эдорас. Жизнь в столице не сложилась: работы было мало, и семья жила бедно. Эофрик с отроческих лет начал зарабатывать себе на хлеб мелкой торговлей и притом не всегда честной. Постепенно он попал в преступное окружение. Он тщательно это скрывал от братьев и родителей, но, когда во время пожара вся семья трагически погибла, Эофрик остался один. Он с головой погрузился в преступный мир, сколотил вокруг себя шайку, которая вскоре превратилась в настоящую банду. Она свято блюла определенные воровские законы и была достаточно гуманна, по крайней мере, сами бандиты категорически отвергали убийство, а занимались в основном грабежом и вымогательством.
   Однажды, один из главарей преступного мира Эдораса, безносый Эофар, предложил Эофрику совершить налет на один из богатых домов в центре столицы. Он убедил всех, что дом пуст. Однако, когда они проникли туда, там оказалась семья владельца. Люди Эофара хладнокровно расправились с ними. Эофрик пытался воспротивиться этому, но бандиты как будто и ждали этого: они предательски убили всех его товарищей, а он, благодаря своей храбрости и смекалке, смог бежать. На следующий день Эофрик, собрав все вещи и сбережения, покинул город, чтобы поселиться уже в Южном Гондоре.
   Он решил начать новую жизнь, занявшись благопристойным делом. На реке Порос он устроился работать паромщиком. Во время своих нечастых поездок в Осгилиат он познакомился с юношей по имени Оффа. Это был молодой вор, для своих лет достигший весьма впечатляющих результатов. Однако, природный дар убеждения и трагическая история Эофрика смогли убедить его порвать с преступным прошлым и заняться честным делом.
   О себе молодой гондорец знал мало: отца он не помнил, а мать умерла при родах, оставив сыну только довольно странное для этой местности имя Оффа. Его воспитывала женщина, которую он называл "тетя", хотя она не приходилась ему родственницей. Это был просто сердобольный человек, взявшей на воспитание сына соседки, так как у самой детей не было. Нельзя сказать, что "тетя" плохо относилась к Оффе, но она была уже немолода и не имела никакого понятия о воспитании, а мальчик с рождения был взбалмошным и своевольным ребенком. Как и Эофрик он быстро втянулся в преступную среду и стал вором.
   После их встречи они вернулись на Порос, где открыли собственное дело. Однажды на их дом налетела шайка харадримов, и друзья погибли бы, если б в тот момент Эльмир не проходил мимо. Втроём им удалось разогнать бандитов. Тогда Оффа и Эофрик поклялись всегда следовать за эльфом, чтобы попытаться при случае вернуть ему долг чести. Поначалу Рандир отнесся к этому с изрядной долей скепсиса, но вскоре убедился, что гораздо легче путешествовать вместе с людьми, которым доверяешь. К тому же их знания несколько раз выручали из, казалось бы, безвыходных ситуаций.
   -Ага, - сказал Индуктор, когда эльф закончил свой рассказ. - Мне нравятся ваши друзья: крестный отец мафии и молодой "вор-медвежатник".
   -Вас что-то не устраивает? - сухо спросил Эльмир.
   -Почему же? Меня все устраивает. Как это не парадоксально, среди преступников иногда легче найти хороших людей, чем среди так называемых обывателей или прочей субпассионарной сволочью. Ладно, уже вечер наступил - самое время для ужина. Вроде бы все, что на сегодня намечено, решили, может, теперь завершим наш разговор.
   -Не возражаю, - поддержал его варактор. Эльф тоже кивнул головой в знак согласия. Тогда маг встал и с озабоченным видом пробормотал: "Отлично, а то уже сорок два часа прошло, можно теперь поесть", после чего без лишних слов, слегка пошатываясь, покинул зал.
  
   Когда на следующее утро трое друзей вышли на дворцовый двор, сборы уже подходили к концу. Рядом с повозками стояли варикапы, уже одетые в походную одежду, тут же Торог, Индуктор и гномы. Маг, вдохновленный наличием благодарной публики, демонстрировал различные фокусы. Рандир подошел к центуриону Децибелу и сказал:
   -Я, Эофрик и Оффа готовы. Когда выступаем?
   -Как только завершиться погрузка, то есть где-то минут через двадцать.
   Рандир с интересом посмотрел на варикапа. Центурион был достаточно приземист и широкоплеч. Взгляд честных серых глаз выдавал в нем личность с высокими моральными принципами. В его действиях была видна основательность и уверенность в себе. "Похоже, на него можно рассчитывать", - подумал эльф, глядя на то, как Децибел руководит погрузкой.
   -Кстати, хочу у вас спросить кое-что, - сказал Эльмир.
   -Да?
   -Мы получили сегодня утром три комплекта пластинчатых доспехов, что они собой представляют?
   -Вы разве не знаете? - удивился центурион. - Это стандартный набор защитных средств любого преторианца Республики, просто сделанный таким образом, чтобы не привлекать внимания.
   -С виду он не кажется очень уж надежным, - выразил свое сомнение Рандир.
   -Это из-за его малого веса. Основа брони сделана из застывшей паутины морского паука-прядильщика. По прочности этот доспех вряд ли уступит вашему хваленому мифрилу, и к тому же он неизмеримо дешевле в производстве.
   -Что ж хорошо, если так, - пробурчал эльф, которому не очень понравилась последняя сентенция варикапа.
   В это же время Оффа и Эофрик с интересом наблюдали за тем, что вытворял вошедший во вкус Индуктор. Балансируя на тонкой веревке, натянутой меж двух столбов, маг жонглировал семью винными бутылками. В процессе ему удавалось даже раздавать шутливые поклоны зрителям. Заметив приближающегося Рандира, он грациозно спрыгнул, взмахнул руками, хватая падающие бутылки и сказал: "Ха!", после чего с победоносным видом шагнул назад, зацепился за веревку и упал на спину, при этом разбивая весь запас вина, который они брали в поход. Эльмир презрительно ухмыльнулся и побрел дальше. Через мгновение двор сотряс взрыв дружного хохота, источником которого был, прежде всего, сам волшебник.
   "И с этими шутами надо куда-то идти, чтобы вершить судьбы народов", - пронеслась высокопарно ворчливая мысль в эльфийской голове.
  
   Караван был уже третий день в пути. Пока он находился в пределах Свободных земель, бояться было нечего, и поэтому все пребывали в расслабленном состоянии.
   Стояла прекрасная для этого времени года погода. Вокруг путников расстилался шикарный тропический лес. Гигантские стволы сейбы и сигиллярий, поднимались подобно колоннам в ярко-голубое небо, практически скрывая его от взоров путников. Ниже этих исполинов их более мелкие собратья образовывали сплошную сочно-зеленую массу. Малейшие промежутки между стволами были заполнены ползущими и вьющимися лианами. Деревья облепили фантастических расцветок мхи, крохотные папоротники и нереальной красоты соцветия орхидей, свисавших со стволов, словно дорогие украшения на прелестной шее дикарки. Вокруг цветов, как сполохи огня, летали гигантские бабочки. Воздух был наполнен пением птиц, а с крон деревьев за отрядом с интересом наблюдали многочисленные обезьяны. Весь лес был переполнен радостью жизни и движения.
   Чудесный вид владел вниманием путников, покуда Индуктор вдруг не пришпорил коня и не обогнал шедших впереди варикапов. Он также резко остановился и спрыгнул на землю. Движение каравана прекратилось, и все недоуменно воззрились на него. Волшебник протянул вперед руки ладонями вверх и громким шепотом проговорил:
   -Вы слышите это?
   Варикапы, осматриваясь, настороженно завертели головами, Эльмир тоже напряг слух, но ничего, кроме пения птиц, не услышал. Общее состояние выразил Торог:
   -Чего?
   Выражение необыкновенного одухотворения отразилось на лице мага, и он, выпучив глаза, торжественно воскликнул:
   -Она повсюду! Вокруг нас! Везде!
   Люди нервно схватились за мечи. А он продолжал:
   -Музыка! Музыка жизни! Разве вы ее не слышите?! В этом сущность бытия!
   Рандир в сердцах сплюнул: "Шут гороховый!" Путники облегченно вздохнули и расслабились. Эльф обратил внимание, что Дисперсион еле сдерживает смех: "Странно, что может быть смешного в этой нелепой выходке". Ехавший рядом Эофрик неожиданно промычал:
   -А ведь колдун прав.
   -Что? - оторопело уставился на него Рандир.
   -Такая красота, понимаешь, и как будто все поет. Повсюду радость, - задумчиво проговорил роханец и посмотрел куда-то вдаль. Выражение лица его собеседника в данный момент стало иметь много общего с простодушной физиономией славного Торога.
  
   В конце дня караван достиг большой приграничной гостиницы. Ее название больше напоминало какой-то лозунг: "Варикап, диод и человек - лучшие друзья навек". Здание располагалось неподалеку от местного военного поселения подопечных Биполяра. Начиная с этого места, безопасный путь кончался, и начинались, собственно говоря, трудности.
   Рандир и два его товарища заняли большую комнату на втором этаже. Закаленные в долгих походах они не устали, поэтому, расположившись на ночлег, решили спуститься вниз и выпить чего-нибудь перед началом большого пути.
   Внизу царило веселье: люди, диоды, варикапы, сидя за кружкой пива или бокалом вина, спорили, играли в шашки и просто болтали, в общем, отдыхали, как могли. Зал был довольно обширен и свободно вмещал всю собравшуюся публику. На деревянных столбах, подпиравших потолок, висели подсвечники, ярко освещавшие помещение и небольшую сцену в дальнем углу.
   Трое друзей заняли столик с правой стороны зала и заказали по бокалу вина. Неподалеку находилось несколько варикапов, затеявших какую-то игру с Торогом. В конце коридора о чем-то тихо беседовали офицеры: Децибел, Модулятор и Демодулятор.
   К Рандиру подошел один из варикапов и вежливо сказал:
   -Вы позволите к вам присоединиться?
   -Конечно! Вы, насколько я помню, Дегенератор? Простите, если что-то напутал, у меня еще не было достаточно времени, чтобы всех вас запомнить, - извиняясь, ответил эльф.
   -Не совсем так. Я - Регенератор, к вам прикомандирован в качестве врача.
   -Но, насколько я знаю, существует большая разница в анатомии человека и варикапа. Как же вы будете с этим справляться? - спросил эльф.
   -К счастью, я специалист широкого профиля. На Территориях Совместного Управления живет достаточно пестрый расовый контингент: там я несколько лет набирался опыта.
   -А психическими болезнями вы занимались? - неожиданно поинтересовался Рандир.
   -Целенаправленно - нет, но в силу особых обстоятельств мне приходилось некоторое время работать в этом направлении. Почему вы этим интересуетесь, у вас проблемы? - участливо спросил Регенератор.
   -Не у него, - вмешался тут Оффа. - Ему кажется, что маг Индуктор не вполне нормален.
   -Это так? - спросил варикап.
   -Нет, не совсем, - замялся было эльф. - Хотя чего таить - да.
   -Я понял вас. Поверьте, нет оснований считать, что Индуктор анормален. Пусть в это верится с трудом, но это так. Вся его мнимая иррациональность зиждется на рациональной базе. Я понятно выразился?
   -Более или менее, - промямлил Рандир.
   -Скорее менее, чем более, - вторил ему Оффа.
   -О чем вы тут вообще болтаете, - встрял тут раздраженный Эофрик. - Маг, понимаешь, нормальный мужик, а что к нему прицепились, непонятно.
   При этих словах дверь корчмы громко скрипнула, и на пороге появилась небольшая группа: оба гнома и Индуктор. Уже издали Рандир понял, что Дарин и Двалин попросту волокли на себе мага, поскольку тот был, мягко говоря, очень пьян. Он повертел головой, осматривая присутствующих: его глаза встретились с глазами Рандира. Почувствовав осуждение во взгляде эльфа, маг состроил ему гримасу и продолжил свое движение, уже не прибегая к помощи гномов. Внезапно откуда-то сверху прогремел раскатистый бас:
   -Дук, вот это встреча! - эти слова принадлежали здоровенному транзистору, спускавшемуся в этот момент с лестницы. Волшебник встрепенулся и недоуменно уставился на широко ухмыляющегося великана, потом радостно улыбнулся и бросился к нему на встречу:
   -Мазер?! Ничего себе! Откуда ж ты взялся!
   -Сейчас все обсудим, только не мельтеши, - важным тоном проговорил транзистор и, подхватив мага огромной лапищей, потащил его за ближайший стол. Сидевших там людей как ветром сдуло. Колоритная парочка плюхнулась на скамьи, заставляя их прогибаться и жалобно скрипеть под весом великана.
   -Давай рассказывай, какими тут судьбами? - прогремел транзистор.
   -Да так, восстанавливаю равновесие в этом мире, - скромно ответствовал маг.
   -Я заметил, - усмехнулся его собеседник, - наклюкался уже порядочно.
   -Да брось ты, одно ведь другому не мешает.
   -Наверное, ты прав. Я то тоже по правде на это дело слабоват буду.
   -Слабоват?! Ты?! Такая бездонная бочка?! Чушь! Ишь, нашелся тут кабан-скромняга! Ты же настоящий средиземский Бахус! - вдруг возмутился Индуктор.
   -Точно набрался, - спокойно ответил ему великан.
   -Прости, может, я чего-то не понимаю?
   -Ты мне голову не морочь: знаю я тебя, все до тебя доходит как надо, только кривляешься постоянно, - усмехнулся транзистор.
   -Правда? - притворно удивился Индуктор. -Ни за что бы не подумал. Хорошо, Мазила, расскажи тогда как у тебя дела, чем сейчас занимаешься.
   -Недавно помогал местным разбойников-харадримов бить. Денег заработал много. Теперь от нечего делать пьянствовать приходиться. Надоело.
   -А вновь заняться политикой, желания нет?
   -Какая там политика?! Слаб я, - устало махнул рукой транзистор.
   -Чтобы ты не говорил, я то знаю, что все можно вернуть.
   -Откуда тебе знать? - отмахнулся от волшебника Мазер.
   -Поверь мне, у меня есть некоторый опыт в создании империй, - серьезно сказал Индуктор.
   -Неужели? - недоверчиво посмотрел на собеседника транзистор. - Хотя вижу - не врешь. Кто знает, кем ты там был в прошлом.
   -Правильно глаголешь, мой милый товарищ. Если надумаешь - говори. А пока у меня есть к тебе другое предложение. Это по поводу спасения мира.
   -Так это было серьезно?
   -Да. Мне и моим соратникам предстоит небольшой опасный поход, присоединяйся. Вместе веселее, - похлопав друга по плечу, сказал Индуктор.
   -А кто еще идет?
   -Десперсион, Децибел, несколько преторианцев и другие, которых ты не знаешь.
   -Пожалуй, я подумаю....
   Их разговор был прерван появлением на сцене двух человек: девушки и немолодого безногого мужчины. В зале в этот момент установилась тишина. Мужчина, одетый в потертый кожаный костюм, достал флейту, закрыл глаза и поднес ее к губам. Нежная мелодия заструилась в воздухе и мгновенно заполнила пространство. От нее веяло безнадежной грустью и красотой. Вперед вышла девушка и, плавно взмахнув руками, запела, медленно раскачиваясь в такт музыки. Хрупкий голосок рассыпался хрустальным бисером, перекликаясь с пением печальной флейты. История, рассказанная в песне, была столь трагична, что мало у кого в зале не возникло желания пустить слезу. Даже хладнокровный Эльмир был растроган. А сидевший у самой сцены Индуктор рыдал в три ручья на груди у транзистора. Девушка произвела на мага неизгладимое впечатление. Нельзя было сказать, что она была божественно прекрасна, но в ее взгляде, движениях, в том, как она пела, было что-то волшебное, что-то заставлявшее взрослых мужчин тереть глаза и шмыгать носом.
   Выступление закончилось так же неожиданно, как и началось. Девушка отвесила легкий поклон, и музыканты, не дожидаясь реакции слушателей, исчезли за сценой. Зал еще некоторое время находился под впечатлением, а затем грянули дружные аплодисменты. Постепенно восторги улеглись, и люди вернулись к своим делам.
   Рандир, будучи крайне заинтригован личностью собеседника Индуктора, решил поинтересоваться на этот счет у Регенератора:
   -Скажите, пожалуйста, с кем сейчас разговаривает наш многоуважаемый волшебник?
   -Как с кем? С Мазером, - удивленно ответил варикап.
   -Не могли бы вы кратко поведать о нем? Что это за личность?
   -О Мазере все знают. Странно, что вы ничего о нем не слышали. Между тем это весьма уважаемая личность среди свободных. Очень давно, когда только первые диоды-поселенцы вышли на берег моря, харадримы совершили нападение на беззащитные поселения кланов Биполяра, Моцоса и Ангстрема. Лишь самоотверженные действия Мазера и его родичей спасли диодов от резни. Почти вся мужская половина его клана тогда погибла, женщин и детей приютили соседи. Семьи, составлявшие единую целостность, распались, и Мазер остался один. Горечь утраты настолько придавила его, что он не желает заниматься сейчас ничем серьезным. Хотя он мог бы, ведь Биполяр у него в неоплатном долгу.
   -То, что вы рассказали, очень интересно, - прокомментировал сказанное Эльмир. -Пожалуй, я пойду прогуляюсь. Мне надо еще о многом подумать.
   Рандир встал со своего места и направился к выходу. Оказавшись на воздухе, он нахмурил брови и крепко задумался. Он весь вечер наблюдал за Индуктором, но так и не смог сделать для себя каких-либо выводов. Маг поставил его в тупик. Непостижимая личность. Ведь ничего о нем неизвестно. А ведь почему-то пользуется у всех большим уважением. Эльмир пожал плечами.
   Рядом резко скрипнула дверь, и на крыльце показались двое. Волшебник подошел к нему и, улыбаясь как можно шире, представил эльфа и транзистора друг другу.
   -Вы не находите, уважаемый кудесник, что несколько опрометчиво так напиваться, тем самым, ставя операцию под угрозу, - надменно проговорил Рандир.
   -А в чем, собственно говоря, дело? - нахмурился маг.
   -Пьяная голова - длинный язык.
   -Ах, вот что! Так ведь Мазер - мой друг.
   -Мы должны соблюдать абсолютную секретность, - строго сказал Рандир. -Есть определенные правила...
   -Вижу, у вас тут серьезный разговор намечается, я лучше пойду, - пробормотал транзистор и скрылся за дверью.
   -Ой, я тоже усталый какой-то и к тому же немного выпивший, пойду спать: завтра рано вставать, - и Индуктор исчез вслед за своим другом.
   Рандир остался на крыльце один. "Сбежал",- усмехнувшись, подумал эльф. - "Что ж, тоже неплохо. Как будто камешек из сапога вытряхнул".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 4.
   Подходил к концу первый день путешествия в стране харадримов, когда на караван было совершено нападение. Нападавших было около сотни. Они неожиданно появились, окружая отряд. Цвет кожи выдавал в них жителей Харада. Когда они атаковали с дикими воплями, Декурион Модулятор немедленно перестроил бойцов.
   Варикапы, будучи опытными солдатами, не растерялись, а хладнокровно приготовились к обороне. Декурия Демодулятора метнула дротики и харадримов стало на десяток человек меньше. Их ряды врезались в стоявших наготове варикапов - полилась кровь. Вскоре сила удара нападающих иссякла. В бой вступил Мазер с двумя огромными топорами и Торог, вооруженный дубиной с длинными стальными шипами. При виде этих гигантов враги стали отступать, тогда метнули свои дротики подчиненные Модулятора и через их головы прыгнули с обнаженными мечами воины второй декурии под предводительством Децибела. Отступление превратилось в бегство. Харадримы в панике побросали оружие и, больше не слушая приказы командиров, разбежались в разные стороны. Рандир с трудом остановил яростно орущего Мазера и грозно мычащего Торога, жаждавших преследовать побитых харадримов до конца. Трезво мыслящий эльф не мог допустить распыления своих и так немногочисленных сил, крому того он не исключал возможной засады.
   -Стойте! - крикнул он.
   -Добьем паршивцев! - прорычал транзистор.
   -Успокойтесь, пожалуйста! - ледяным тоном проговорил Рандир.
   -Да, Маз, заткни глотку, - неожиданно поддержал эльфа Индуктор.
   -Предлагаю сделать привал и отметить победу, - предложил Оффа, и гномы дружно его поддержали.
   -Оффа, мы не на обычной прогулке, - осадил его эльф. - Это нападение мало напоминает обычный разбойничий рейд.
   -Вы хотите сказать, что это ловушка? - спросил Дисперсион.
   -Вообще-то похоже, - ответил за Эльмира Децибел.
   - Но ведь получается тогда, что о нашем походе прекрасно знали, - заметил Дисперсион, - неужели это предательство?
   -Скорее всего, так оно и есть. Но даже если и нет, осторожность не помешает, - ответил эльф.
   -А вы как считаете? - спросил наследник варактора, обращаясь к Индуктору.
   -В данном случае, я полностью поддерживаю нашего командира. Наша миссия слишком важна, чтобы рисковать ей в самом начале пути, - ответил маг.
   -Серьезность вам к лицу, - как бы между прочим, заметил Эльмир. - Надо немного изменить курс. Если враг знает о нас, то разумно предположить, что он знает и наш маршрут.
   -Вы правы, - кивнул Децибел.
   -Поэтому я предлагаю пройти немного восточнее, чтобы прибыть к Урзабу с запада. Там, вероятно, нас могут ждать, поэтому туда войдут не все, а только маленькая группа.
   -Тогда решено. В путь, - сказал маг, и караван продолжил свое движение.
  
   Оффа подошел к Эофрику, который сидел на корточках около костра, перемешивая содержимое котелка.
   -Эй, роханец! Что на ужин?
   -Да то же, что и обычно, - буркнул тот.
   -Эх, надоело уже все. Хочется чего-нибудь вкусненького, - мечтательно протянул юноша.
   -Ишь, каков. Вкусненького ему захотелось! Еще скажи, что тебе моя стряпня не по нраву?! - возмутился Эофрик.
   -Да я так просто сказал. Чего взъелся?! Уж и помечтать нельзя! Ты уж лучше, как человек более опытный, объясни, почему свободные свободными зовутся?
   -Потому что, понимаешь, свободные, - буркнул роханец.
   -От чего?
   -От чего, от чего? От хозяев хотя бы. Тут сам себе голова.
   -Как же сам себе голова, если у диодов есть царь, у варикапов - сенат, а на Территории Совместного Управления - наместник, - возразил гондорец.
   -Так ведь они так только называются. Ведь чтобы оградить свободу от посягательств, нужна определенная степень централизации...
   -Чего-чего?
   -Ну, чтобы, когда война, командир был один. Военный вождь, понимаешь.
   -И какая же разница между свободными и другими? - не унимался Оффа.
   -Ну, сам подумай. Если откинуть в сторону Морской народ, остальные средиземцы сами пришли на Юг, когда узнали, что есть такое место. Здесь живут сознательные люди, которые уважают друг друга. Они в любой момент могут уйти отсюдова, если захотят. А ради своей независимости они готовы на любые жертвы.
   -Ух-ты! Неужели на любые? - воскликнул Оффа.
   -Ага.
   -А наш Рандир?
   -А кто его, эльфа этакого, знает, - проворчал Эофрик, подкидывая охапку хвороста в костер.
   Огонь рванулся вверх, обдав жаром сидевших вокруг костра.
   -Ух, ты, - сказал Оффа, отодвигая лицо от жара,- с костром ты явно переборщил Эофрик.
   -Не нравится - делай сам, бездельник, - ответил тот. - Когда мы жили на Поросе, я всегда все делал за тебя.
   -Негодяй, - в притворном гневе закричал Оффа, - да если бы не я, ты бы давно сгнил вместе с твоим паромом, гнусный роханец!
   -А если бы не я, ты сейчас болтался бы на городской стене в Осгилиате, мерзкий гондорец!
   С этими словами Эофрик, швырнул большой сук в пламя костра, а Оффа скорчил рожу. Сидевший рядом с ними Торог начал бормотать:
   -Э-э-э.... Не надо ссорится... Э-э-э...
   Пока тот мямлил, один из сидевших тут же варикапов, Интегратор наклонился к уху Децибела:
   -Чего это они, правда, ссорятся или это для виду?
   -Насколько я их понимаю, это обычный способ их общения. Видимо они дружат столь давно, что это придает их отношениям хоть какой-то новый оттенок, - шепотом ответил тот. А вслух произнес:
   -Ладно, хватит вам, лучше скажите, куда делся Эльмир?
   -А ,кто его знает, он нам не сообщает, куда девается. Видимо пошел разведать окрестности, а может подстрелить чего-нибудь к ужину, - охотно ответил Оффа.- Да, Торог? - он дружески хлопнул тролля по колену. - Не дурно было бы сейчас джейранчика, или газельку скушать?
   -М-м-м... а моя мама мне готовила... Э-э-э.... Как его... Э-э-э...- тролль замялся и опустил голову.
   -Кстати о маме, расскажи нам о своей семье, Торог, - вмешался в разговор еще один варикап, Амплитрон.
   -Давайте лучше я расскажу, - произнес подошедший к костру Двалин, за ним тенью шел брат, - а то боюсь, если он сам начнет, мы тут дня два просидим. Только без обид, Торог, хорошо?
   -Да, - коротко ответил тролль.
   -Так вот, - Двалин сел на землю между Децибелом и Регенератором, лекарем их отряда, - родился наш достопочтенный Торог, где-то лет тридцать назад, плюс-минус лет пять, точнее сказать не могу. К этому времени, сами понимаете, почти всех троллей истребили, и его родне приходилось скрываться в самых диких и глухих местах на границе Арнора и Ангмара. Не знаю, что стукнуло по башке его родителям, но они наделали в эти трудные времена двенадцать детей, наш друг был тринадцатым. Жизнь у них ясно дело была не сахар. Видимо, в какой-то момент стало совсем худо, и папа решил пообедать своим семейством. Наш дружище не стал ждать пока, дорогой отец подавится каким-нибудь братом или сестрой, а дал деру, да так что оказался сначала за Андуином, а потом и вовсе в Мордоре. Тут, как назло, вернулся Саурон, и его взяли в войска, и совершенно напрасно, он вновь бежал, что я вам скажу достаточно странно для тролля, обычно они преданны тому, кому служат. Видимо Торог всегда отличался большей сообразительностью, чем его соплеменники. Да. Так вот, он перебежал через плато Теней, ну вы знаете, оно отделяет Мордор от Восточных Королевств, и поселился где-то в его отрогах, ''в большой пещере с вкусной водой'', как он любит повторять. Пищу, добывал набегами на жилища мирных поселян. Первое время те его не трогали, считая, что не один тролль не появится здесь без приказа из Мордора. Однако терпение лопнуло, и они послали гонца к ближайшей власти: по приказу ли свыше тупоголовый тролль ломает их имущество и съедает припасы. Ответ понятен. Тогда они совершили самую большую ошибку в своей жизни: попытались выкурить его самостоятельно. Думаю, в тот раз не выжил никто, каменный тролль в гневе - это страшно. К счастью Торог понял, что здесь жизни ему не дадут, и ушел оттуда самостоятельно. Уж я не знаю, где его носило, и что он все это время делал, но, в конце концов, он оказался на территории Свободных. Здесь, к его несказанному удивлению, никто не попытался продырявить его толстую шкуру, а напротив приняли благожелательно. Это подкупило нашего могучего друга. Ну а дальше вы знаете все лучше меня. Так-то. Я все правильно рассказал, а Торог? - Двалин подмигнул троллю.
   -Хм-м-м.... Да, я думаю правильно... М-м-м... - промычал в ответ тот.
   -Хорошая история! - сказал молчавший до сих пор Регенератор, - Тебе бы писателем стать, гном. Раз уж ты так хорошо говоришь, расскажи нам вашу историю или пусть это сделает твой брат!
   Дарин все это время безучастно чистивший свой топор, поднял голову и нахмурился, однако ничего не ответил.
   -Наша история не столь занимательна, - продолжил за него Двалин. - Скорее она грустна. Мы - изгнанники. Вы понимаете, что это значит?
   -Понимаю. Гномы, которых изгнали из рода, семьи, общины и даже самого народа. Я слыхал это самое страшное наказание у вас, даже смерть считается милосерднее, - сказал Оффа.
   -Точно. А хотите знать, за что нас выгнали? Нет, не за убийство, грабеж или насилие! Все это по нашим дурацким законам не так страшно. Мы предпочитали общество людей, а это для наших старейшин было преступлением. Ну не глупость ли, а? Что же я могу поделать, если мне больше по душе не казематы в горах, а солнышко, большие города и веселые попойки. Эх, было времечко! Попили мы и красного гондорского, и сладкого эльфийского. Ну да я отвлекся. Понимаете, само по себе, то, что мы жили не в Эреборе, предпочитая Аннуминас или Эсгарот, не было достаточным поводом, чтобы нас изгнать. Самое страшное было то, что мы начали открывать людям секреты нашего мастерства. Терпение короля и старейшин лопнуло. ''Убирайтесь к людям, которых вы так любите '', - заявили нам и указали на дверь. Теперь под страхом смерти мы не можем появиться дома. Мы попытались устроиться в Аннуминасе, но тут узнали, что люди бывают не только закадычными друзьями, но и простите меня, полными скотами. Узнав, что мы изгнанники, наши бывшие друзья, те самые которые, когда мы были пьяны, выуживали у нас гномьи секреты, стали отворачиваться от нас. Ко всему прочему люди не терпят конкуренции. Появление еще двоих искусных мастеровых-гномов явно их не обрадовало. Не буду говорить как, но нам намекнули, - в этот момент Дарин нахмурился еще больше, и неосознанным движением коснулся ноги, словно желая защитить её, - ваше присутствие не желательно, и нам пришлось уйти. Мы долго мыкались из стороны в сторону, перебивались кое-как. Пока, наконец, как наш толстокожий друг, не оказались здесь среди вас. Уф, ну вот, пожалуй, и все.
   -Грустная история, понимаешь, - вмешался в разговор Эофрик, - но поверь мне, Двалин, не все люди последние скоты. Просто это свойственно нам, искать свою выгоду во всем. К тому же мы всегда с подозрением относимся к тем, кто не похож на нас, пусть это даже наш ближайший союзник.
   -Да уж, этот проклятый роханец прав, - промолвил Оффа, и, положив руку на плечо гному, продолжил. - Пойдемте, друзья, узнаем, не вернулся ли Эльмир. Вечно мы этих эльфов выручаем, правда, гномы? Да если бы не мы их бы во времена Моргота всех перебили.
   Люди и гномы поднялись, и, шумно обсуждая историю Средиземья, удалились, за ними, неуклюже топая, двинулся тролль. У костра остались сидеть только варикапы.
   -Все это хорошо, - сказал вслед ушедшим Амплитрон, - но я все же не понимаю, для чего к нам присоединился Эльмир, люди и другие обитатели Средиземья. Война за независимость это наше дело, к тому же каково это - воевать против своих. Я думаю, мы бы обошлись силами диодов и варикапов.
   Тут его речь прервалась приглушенными криками радости, это вернулся Эльмир с добычей.
   -Ты слишком молод, и потому горяч Амплитрон, - возразил Децибел. - Ну рассуди сам. Во-первых, война за свободные земли, уже давно не только наше дело, общины людей, гномов, эльфов, орков и иных достаточно большие и вносят ощутимый вклад в общее дело. Было бы не справедливо оставить их в стороне. Во-вторых, не забывай, ни один диод, варикап или транзистор не бывал дальше Гор Солнца. Карты картами, книги книгами, а лучше коренных жителей никто не знает того, с чем мы можем там, столкнутся. Ты можешь спросить, почему же послали не лидеров их общин. Но это вовсе смешно, неужели ты хочешь, чтобы в поход отправился, ну, например старик Андвари, глава гномов. Да ему лет, море знает сколько, он чуть ли не Исильдура живым видел. Так же и все остальные лидеры в почтенных годах. Мы отобрали тех, кто пользуется у них популярностью, да к тому же знает, как меч держать правильно. Вот так. А Эльмир глава экспедиции, потому что он опытный командир и следопыт. На его счету далеко не одна успешная операция, и не только в землях свободных. Ладно, нам пора спать.
   Децибел быстро поднялся и носком ноги раскидал горевшие поленья: упав на мокрую траву, они противно зашипели, и погасли. Постепенно потухли и другие костры. Лагерь погрузился во тьму, а его обитатели отошли ко сну. Лишь стоявшие свою смену часовые уставшими глазами всматривались в темноту, стремясь уловить малейшие признаки опасности.
  
  
   ...Полумрак. Свет. Голоса в пустоте...
   -Дело сложнее, чем мы предполагали! Наш источник сообщил, что их отряд вышел за пределы территории, так называемых Свободных земель, и теперь движется по Хараду, по направлению к границе Кханда. Они успешно прошли засаду, которую мы организовали.
   -Но что же делать? Быть может сделать запрос и попросить вмешательства?
   -Ты с ума сошел?! Ты забыл о Договоре?!
   -Хорошо. А что тогда все-таки делать?
   -Надо управиться собственными силами. Пока они на моей территории, я прикажу их тщательно искать. Правители Харада, Кханда и Умбара предупреждены. Помимо того я высылаю туда сотню черных нуменорцев. Эти ребята, как верные псы, вцепятся им в глотку. От них в Глухоманье будет толку больше, чем от крупных отрядов. Ну, а если я все же не справлюсь...
   -Ты допускаешь возможность провала операции?
   -Да. Мы ведь не знаем, с кем имеем дело. Так что, на всякий случай, будь готов.
   -Я не уверен, что этого будет достаточно.
   -Что ты имеешь в виду?
   -Очень не хочется, но придется начинать войну. И не возражай мне. У нас, как ты сам заметил, все идет вкривь и вкось. И раз уж ты не хочешь останавливаться, надо действовать решительно. Свободных надо уничтожить.
   -Если честно, то я уже и сам думал об этом...
   -Так значит, собираем войска. На Харнене? Да, на Харнене. С моей стороны будут гондорцы, роханцы и эльфы, позже присоединятся гномы и арнорцы. Поведет их Аргелеб, младший сын Арагорна.
   -Ха, да ты хорошо подготовился к этому! Странно... Только что ты был готов от всего отказаться. А тут целый военный план.
   -Скажем так: я предвидел твой ответ.
   -Что ж, я тоже подготовил встречные предложения. У меня готовы отряды орков и троллей, однако, основная сила - вастаки, харадримы и кхандцы. Маневренная армия получится. Командовать будет Тарк...
   -Тарк? Он же один из нас!
   -Ну и что. Он хорошо управляет войсками. У него есть опыт. К тому же он адепт маневренной войны.
   -Пусть так. Тогда с моей стороны за всем следить будет Гэндальф. Будем считать, что предварительная договоренность достигнута. Детали обсудим отдельно. Все.
   -Всего хорошего.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 5.
   Алексей Веердна, капитан второй категории звездного флота Солнечной федерации, был явно не в духе. Новая задача, поставленная ему и его напарнику Гаричу командованием четырнадцатой дивизии, свидетельствовала лишь о том, что они до сих пор в опале. Алексей нервно оправил рукава черного мундира с нашивками в виде человеческого черепа, под которым располагались две параллельные молнии. Это ж надо было придумать - ему, офицеру, герою Столетней войны конвоировать простой "мусоровоз"! Какой позор! Он же еще недавно был капитаном высшего класса, командовал звездным крейсером. Эх, если б не та история... Все из-за этого гада Гарича, нагло не признававшего своей вины. Алексей добрался до лифта и раздраженно нажал кнопку вызова.
   Штабные, наверное, сейчас изощрялись в придумывании неостроумных хохм в его адрес. Сволочи! Алексей чуть не застонал от досады.
   Он посмотрел в зеркало, прикрепленное к стенке лифта, и увидел свое худощавое, словно выточенное из гранита лицо. Алексей взглянул в свои цвета стали глаза и мрачно ухмыльнулся.
   Он вышел из лифта и, миновав небольшой коридор, оказался на пороге кафе-бара. К этому моменту все его существо было буквально охвачено злобой и раздражением.
   Алексей подошел к человеку, лежавшему вниз лицом на первом столике. В руке он сжимал недопитый бокал с красной спиртосодержащей жидкостью. Белый капитанский мундир был расстегнут, и в нескольких местах на нем темнели пятна. Лицо было скрыто густой копной волос пепельного света. В одном ухе была вставлена большая серебряная серьга.
   Генрих Гарич опять напился до потери сознания. Иногда казалось, что это был самый большой пьяница в этой системе. Еще со времен президента Амвросия с алкоголизмом было покончено: вино ныне потреблялось в малых количествах и лишь как скромная дань традиции. Однако, несмотря на это, периодически находились типы, в которых просыпалась необъяснимая тяга к спиртному. И далеко не последним среди них был Генрих Гарич.
   Веердна потряс его за плечо - никакой реакции. Будучи не в том настроении, чтобы нянчиться с ненавистным напарником, он резко посадил тело на стуле. Перед ним возникло лицо, которое, если б не имело ярко выраженный зеленоватый оттенок, можно было бы назвать благородным. Кстати, именно за этот оттенок Гарича прозвали "Зеленым".
   Алексей попытался его растормошить, путем настойчивых пощечин и тычков:
   -Опять нажрался, как свинья!
   Зеленый неожиданно открыл глаза и с трудом промычал:
   -Да ты не понимаешь.
   Веердна ухмыльнулся, поднял его и перебросил через плечо.
   -Ну, конечно, я такой тупой ничего не понимаю! - и с этими словами они покинули бар.
  
   На следующее утро оба капитана второй категории шагали в направлении седьмого шлюза. Алексей Веердна был гладко выбрит и аккуратно причесан: в отличие от своего напарника, после "той истории" он стал ответственнее относиться к службе. Тот же ковылял рядом с выражением бесконечной задумчивости на лице. Приложив ладонь ко лбу, он помотал головой и сказал:
   -Не могу понять, почему так голова болит?
   -Действительно не понятно. Может, съел чего-нибудь не вкусное или выпил? - издевательским тоном спросил Веердна.
   Они добрались до двери в шлюзовую камеру. Алексей протянул руку к панели интеркома, нажал кнопку вызова и сказал в микрофон:
   -Капитаны второй категории Веердна и Гарич явились для прохождения на борт судна, чтобы осуществить полет по предписаниям указанным свыше.
   -Тебе бы речи писать. Для глухонемых, - криво улыбаясь, заметил Гарич.
   И действительно, Алексей обладал удивительной способностью регулярно коверкать уставную, как, в прочем, и неуставную речь. Неизвестно с чем это было связано, но вероятно не с недостатком интеллекта. Еще до начала войны Веердна был преуспевающим доктором технических наук. Вместе с Гаричем они окончили университет связи на Земле, а потом долго сообща занимались научной работой. Лишь с началом войны их определили во флот Солнечной федерации, где они стали пилотами истребителей малого класса. Оба, как оказалось, имели природную склонность к пилотированию, что позволило им в кратчайшие сроки превратиться в настоящих асов своего дела. По прошествии десятка лет они получили звания капитанов высшей категории: Веердна стал командиром звездного крейсера, а Гарич лидером флотилии истребителей. Будущая карьера военных представлялась им тогда исключительно в розовом свете, но в один ужасный вечер мечты были разрушены...
   Напарники кое-как миновали пост-контроль и оказались в шлюзе, где стояли в ряд десять истребителей среднего класса. Они направились к крайнему слева. На нем уже красовалась обидная надпись в их адрес. Веердна нахмурился:
   -Что за люди пошли - стоит отвернуться, как тут же намалюют гадостей.
   Гарич взбежал по трапу, достал из кармана мелок и сделал приписку: "Сами такие". Затем с выражением детской радости на лице спрыгнул вниз и молодцевато отряхнул руки.
   -Это ты здорово придумал. Молодец. Раз так ты назначаешься капитаном мусоровоза, - злорадно проскрипел Веердна.
   -Почему я? - возмутился Зеленый.
   -Как почему?! Я ведь полечу на истребителе. А это тоже кто-то должен вести, - Алексей кивнул в сторону мусоровоза.
   -Очень смешно. Но не забывай - ты не главный, - Генрих многозначительно посмотрел на погоны.
   Алексей хитро прищурился:
   -А что я тебе не говорил?.. Наверное, забыл...
   -Ты о чем? - уже настороженно спросил Зеленый.
   -Так как из нас двоих вчера только я был трезвым, командир дивизии назначил в этом полете старшим меня.
   Гарич обречено вздохнул:
   -Ладно, твоя взяла. Спорить лень. Полетели, - с этими словами он залез в кабину истребителя, за ним последовал ухмыляющийся напарник.
  
   Мусоровоз оказался довольно большим кораблем, со странным названием "Мышь". По правде говоря, никакого мусора на борту и в помине не было, просто на военном жаргоне так называли грузовые суда, служащие для доставки предметов первой необходимости, материалов, провианта и многого другого на боевые станции в окрестностях отдаленных звезд. Хотя война уже давно закончилась, но некоторая опасность нападения со стороны сепаратистов и просто бандитов все еще существовала. По неизвестным причинам конвоирование таких судов среди военных считалось занятием не престижным.
  
   "Мышь" с прилепившимся к ее "спине" истребителем мчалась на сверхсветовой скорости. Огромный корабль казался букашкой по сравнению с вселенскими просторами, но это ничуть не волновало капитана Веердна, который уже в какой раз пытался вызвать пилота охраняемого судна:
   -1-БП-210. Прием. Прием. Я 2-БП-350. Прием. Гарич скотина такая, ты где шляешься?
   Наконец из динамика послышался сдавленный голос:
   -2-БП-350. Я 1-БП-210. Слышу вас хорошо.
   -1-БП-210. Я 2-БП-350. Доложите обстановку. Как поняли?
   -Слышу вас хорошо.
   -Это я понял. Доложите обстановку, - в ответ Веердна услышал лишь потрескивание и скрежет. Он скорчил зверскую гримасу и, уже срывающимся голосом, закричал в микрофон:
   -1-БП-210. Ответьте.
   -Я 1-БП-210. Слышу вас хорошо.
   -Мозжечок заклинило что ли? Я говорю, доложи обстановку.
   -Слышу вас хорошо.
   -1-БП-210. Отрегулируйте служебную связь.
   Из динамика послышался спокойный голос Гарича:
   -Служебная связь в норме. Просто забавно было наблюдать, как ты надрываешься.
   Капитан истребителя с трудом взял себя в руки и процедил сквозь зубы:
   -Доложите обстановку.
   -Леха, успокойся, все у меня хорошо. Кстати, на складе обнаружил настоящую земную еду. Очень вкусно. Тебе-то, наверное, скучно там. Бедняга, - из динамика послышалось наглое ржание, смешанное с отвратительным чавканьем. Так Зеленый наслаждался своим триумфом над обескураженным Веердна.
   -И знаешь, что я подумал? Ты вот надо мной издевался, думал, что я ничего не замечаю. А теперь мне хорошо. Есть на свете справедливость. Боги вновь мне покровительствуют.
   "Может он и прав", - подумал Алексей. - "Мы же были когда-то друзьями. Почему все так обернулось?" Он откинулся на спинку кресла и задумчиво посмотрел на экран радара: на нем горели две красные точки. Это могло значить лишь одно.
   -1-БП-210. Я 2-БП-350. Нас преследуют. Переходим на субсветовую. Мы принимаем бой.
   -Вас понял, - последовал лаконичный ответ.
   Возможно, не стоило бы так поступать, однако, адреналин уже попал в голову капитана Веердна. Наконец он нашел объект, на котором можно было свободно выместить всю накопившуюся за последнее время злобу.
   Алексей размял пальцы, как это делают профессиональные пианисты, и потряс руками. Гарич уже снизил скорость до необходимых пределов. Звезды сразу приобрели нормальный вид, появились также вражеские суда. Это были штурмовик и небольшой крейсер, от которого тут же отделились три легких истребителя. "Ой!" - промелькнуло в голове у Веердна: врагов то оказалось больше, чем он предполагал.
   -1-БП-210. Прием. Займись крейсером. Как понял?
   -Понял, - Гарич начал хладнокровно разворачивать свое почти невооруженное судно.
   Пилот истребителя оказался в невыгодном положении: один против четверых. Надежда была только на то, что его машина новейшего выпуска, а сам он до сих пор непревзойденный мастер своего дела.
   Алексей уверенно направил свой корабль на врага. Тот немедленно открыл огонь из всех орудий. "Стреляй, не стреляй, вас теперь ничего не спасет", - это была последняя человеческая мысль Веердна: мгновение спустя его разум был полностью замещен животными инстинктами. Алексей превратился в безжалостного и коварного хищника. Используя преимущество в скорости и маневренности, он наносил врагу удар за ударом. Не отставал и одиозный Гарич, лупивший из обоих орудий по крейсеру так, что тот, не ожидавший такого сопротивления от пилота простого грузовика, перешел к обороне.
   Тем временем Веердна удалось сжечь все три истребителя. На поле боя остался только упорно сопротивляющийся штурмовик. Алексей вновь пошел в лобовую атаку. Приблизившись, он нанес ракетный удар, и через несколько секунд врага не стало. Но стоило Веердна только облегченно вздохнуть, как его накрыло серией торпед, запущенных штурмовиком перед смертью. Защитные экраны, бывшие уже на пределе, не выдержали, и истребитель сотряс мощный взрыв. "Ой!", - снова подумал Алексей и со словами: "Ну, что за невезение
   !", - дернул красную ручку на себя: спасательная капсула со свистом вылетела из недр погибающего судна.
   Генриху тем временем удалось обратить в бегство крейсер, который внезапно скрылся из пределов видимости. И через некоторое время друзья вновь собрались на "Мышке", чтобы отпраздновать победу.
  
   -Ну, и ладно, ничего страшного. Подумаешь, звездные двигатели сгорели. Могло быть и хуже, - так капитан Веердна прокомментировал сложившуюся ситуацию. Теперь они практически неподвижно зависли в пространстве вдали от любых торговых путей.
   -А мне вообще все равно. Пищи хватит на всю жизнь. Скучно только будет. И женщин нет, - равнодушно проговорил Зеленый.
   -Зато как мы их! Размочалили в пух и прах! Как раньше, - с наигранной бодростью сказал Алексей.
   -М-м-м, - промычал лишь в ответ Гарич, и, зевнув, добавил, - Все, больше воевать не будем, это был наш последний бой.
   -Ну, и что. Все равно сдаваться нельзя. Надо что-то делать.
   -Делай, у тебя целый корабль всякого оборудования, - скептически отнесся к этой идее напарник.
   -Постой, ты прав! Здесь же барахла должно не на один двигатель хватить. Что нам стоит построить новый?!
   -Надо же, придумал вроде бы что-то дельное, - удивился Генрих.
   Идея довольно быстро себя оправдала. Всю последующую неделю они провозились с заменой и восстановлением поврежденных узлов. В процессе возникла, правда, другая проблема: с топливом. Активного вещества на борту оказалось крайне мало, но до ближайшей звезды им могло хватить. По каталогу Министерства обороны определили, что там есть боевая станция Внешних планет и Солнечной федерации. Единственная планета земного типа оказалась спорной территорией.
   Та неделя, в течение которой напарники занимались ремонтом, прошла, как ни странно, вполне спокойно. Видимо, работа настолько их увлекла, что они забыли о давней ссоре. Это было странно, поскольку они вообще не могли разговаривать друг с другом как нормальные люди. Алексей и Генрих были достаточно инертными и негибкими личностями, когда дело касалось человеческих отношений. Связано это было, прежде всего, с тем, что оба представляли собой направленные в глубь себя психические системы.
   Сложный внутренний мир этих людей был преисполнен скрытой агрессии к окружающему их обществу. Причиной этого была глубоко запрятанная неприязнь ко всему чужому, к тому, что было угрозой их внутренней независимости и самобытности. Они редко показывали искренние чувства, так как подсознательно это воспринималось как ослабление психической защиты от давления внешнего мира. Такое устройство их подсознания, возможно, было сформировано под воздействием большого давления родителей в далеком детстве.
   Друзья все это прекрасно сознавали, но ничего с этим не могли поделать, да и, наверное, не хотели. Так уж получилось, что такое внутреннее устройство обостряло восприятие реальности, позволяя им многое замечать из того, чего не видели другие. Вследствие этого структура сознания носила также противоречивый характер. С одной стороны Гарич и Веердна были люди, о которых говорят "не от мира сего", а с другой они прекрасно понимали все то, что происходит вокруг. Это часто приводило к одновременному проявлению в их душах противоречивых чувств.
   То, что Алексей и Генрих осознавали этот факт, многое объясняло в их поведении. Жизнь человека всегда наполнена стереотипами и установками, что нормально. Если во время ожесточенной битвы одна из воюющих сторон вдруг бросит оружие и станет водить хороводы, это будет нелепо. Однако иногда ломка подобных установок может привести к неожиданным результатам. Желаемый исход достигается только при полном понимании ситуации со всеми ее установками. Гарич и Веердна были теми людьми, которые с большим удовольствием ломали стереотипы поведения ради развлечения, своего рода игры изощренного ума. Такие шутки редко приводили к чему-либо хорошему, хотя, возможно, именно благодаря этому Генриху и Алексею удавалось выживать в этом мире.
  
   -Давай, перережем этот провод, - предложил Веердна Гаричу, в этот момент склонившемуся над разобранной частью двигателя.
   -Леха, подожди надо вначале подумать. И так уже три раза резали: надоело паять каждый раз, - отмахнулся от него Зеленый.
   -А другого способа - нет.
   -Почему?
   -Ладно, этот самый надежный. Режь, - настаивал на своем Алексей.
   -Ну, я отрежу и что?
   -Если ток пропадет на СГУЧ, значит провод к нему, если на СИП, то...
   -Хорошо, отрезал. И где пропало питание?
   -Нигде, - засмеялся Веердна.
   -Еще смеется! Что ж мы тогда отрубили?
   -Не знаю, - почесал затылок напарник. - Давай, запаивай обратно.
   -Вот, черт! Ведь так и знал, что этим закончится! - в сердцах воскликнул Гарич, но работы не бросил, а стал восстанавливать им же поврежденный узел. В подобном ключе они работали всегда: удивительно, как после этого "Мышь" вообще смогла сдвинуться с места.
   Через восемь дней после начала ремонта восстановленный грузовой корабль Солнечной федерации направился к ближайшей планетной системе, где капитаны надеялись получить помощь.
  
   Планета оказалась очень красивой. Сверкающий и переливающийся в свете звезды голубой шар отдаленно напоминал Землю. Поверхность была на восемьдесят процентов покрыта океаном, сушу представляли два материка и один большой остров. Вокруг планеты вращалась крупная планетарная база, к которой и летели два капитана.
   Зеленый уселся перед пультом дальней связи и начал вызывать станцию:
   -Я - борт 1-БП-210 вооруженных сил Солнечной федерации. Прием.
   Через несколько секунд динамик ожил, и оттуда послышался голос:
   -1-БП-210. Говорит дежурный офицер международной станции АТС-3. Этот сектор является закрытым. Вы должны немедленно покинуть систему. Как поняли?
   -Что?! Вы не понимаете, мы получили сильные повреждения в схватке с пиратами, нам просто не на чем отсюда лететь. Просим дать возможность приземлиться и осуществить дозаправку. Прием.
   -1-БП-210. Повторяю. Если вы в течение десяти минут не покинете систему, вы будете атакованы. Как поняли?
   -Вас понял, - Гарич медленно опустил микрофон на панель, и, повернувшись к напарнику лицом, сказал:
   -Похоже, мы сильно влипли.
   -Да-а-а, - протянул задумчиво Веердна.
   -Что делать будем? Просто примем смерть от своих или посопротивляемся чуток?
   -Лучше, наверное, посопротивляться, - флегматично проговорил Алексей.
   Они замолчали и задумчиво посмотрели на кресло пилота. Возникло какое-то напряжение, причину которого знали только они. Вдруг, не говоря ни слова, капитаны рванулись со своих мест к заветному креслу. Каждому хотелось быть первым пилотом.
   -Я поведу, не мешай мне! - закричал Веердна.
   -Ты не сможешь, дай мне! Я им покажу! - не отставал Гарич.
   -Отстань, я тут старший! - Алексей вцепился в Зеленого, пытаясь отодрать его от пульта, но тот сопротивлялся изо всех сил.
   -Ты уже потерял свой истребитель, я капитан "мусоровоза"!
   За время их схватки с десяток враждебно настроенных летательных аппаратов повисли перед ними. Это несколько их отрезвило.
   -Ладно, ты стреляй, я буду рулить, - принял компромиссное решение Веердна.
   "Мышь" резко набирала скорость, несясь во весь опор к поверхности планеты.
   -Бей гадов! - заорал Веердна.
   Гарич встретил врага шквалом огня. Простому грузовику даже с одним истребителем было трудно справиться, но Генриху первым же залпом удалось один сжечь дотла, а другой сильно повредить. Однако, "Мышке" тоже досталось: уже с десяток зияющих отверстий было на ее многострадальном теле.
   Капитаны все это время упорно рвались к планете. Но ситуация была совершенно безнадежна. Даже если им удалось бы посадить судно, это ничем бы не помогло, ведь на земле они становились еще уязвимей.
   -Я попытаюсь добраться до поверхности, - крикнул напарнику Веердна.
   -Ну, что ж попробуй. Только побыстрей, пожалуйста.
   -Ты бы лучше делал свое дело более эффективно.
   -Наверное, это действительно слабая работа. Всего-то сбил каких-то там четыре истребителя. А то, что такого еще никто не делал, так это ерунда.
   -Вот если бы ты всех побил, было бы лучше, - прогнусавил Веердна.
   -Радуйся, что теперь их только семь.
   -Все равно, нужно точнее стрелять.
   -Нет, посмотрите на этого зануду! Не зря тебя все "Мутным" зовут.
   -Правда?
   -А ты не знал? Ха! Ладно, расслабься, не бери в голову, - Зеленый злорадно ухмыляясь, продолжал вести огонь.
   Веердна ничего не ответил, но его лицо приобрело красноватый оттенок.
   Корабль тем временем под воздействием гравитации планеты начал двигаться по орбите, постепенно уменьшая радиус вращения. Истребители неожиданно исчезли, а грузовик окутало облако неестественно фиолетового пламени. Корабль стало затягивать в водоворот огня.
   "Мышь" от вибрации буквально рвало на части. Веердна обратил внимание на наружные сенсоры: те выдавали странные показания, как будто рядом находился сверхмощный источник магнитного поля. Ему некогда было выяснять причины этого явления: в тот момент Алексей пытался восстановить управление кораблем. В рубку, где сидели капитаны, проник дым. Гарич бросил уже бесполезные орудия и схватился за огнетушитель, но система пожаротушения среагировала быстрее: отсек мигом заполнился пеной. Через секунду от нее ничего не стало видно, и Веердна, поставив штурвал на автопилот, выскочил из кресла и бросился к выходу за Гаричем. Судно тряхнуло еще раз - напарники дружно отлетели к стене, где и остались неподвижно лежать, потеряв сознание от страшного удара.
  
   Гарич открыл глаза. В голове жутко пульсировала кровь, и страшно болела левая рука. Он встал на колени и прислушался: вокруг стояла мертвая тишина. Рядом с ним в луже крови лежало неподвижное тело напарника. Генрих подполз к нему и пощупал пульс на руке. "Слава богам, жив!" - облегченно вздохнул он. Гарич поднял голову товарища и осмотрел затылок. "Рана неглубокая, череп вроде цел, но, скорей всего, у него сотрясение мозга". Генрих встал на ноги и поспешил за аптечкой. Через десять минут он вернулся с мешком, набитым различными медикаментами. Гарич извлек бинт и осторожно перебинтовал другу голову. Затем открыл склянку с едко пахнущей жидкостью и сунул ему под нос. Веердна тут же завертел головой и, захрипев, резко сел. Глаза заслезились, и он стал сильно чихать. Гарич удивленно посмотрел на этикетку, прилепленную к баночке со снадобьем, и спокойно сказал: "Теперь, все понятно".
   -Что ты мне подсунул? - просипел Алексей.
   -Какая разница, помогло ведь, - невозмутимо ответил Зеленый.
   Веердна сделал зверское лицо, оскалил зубы и потянул свои дрожащие руки к шее товарища.
   -Я не понимаю, чего ты злишься? - почти искренне удивился Гарич.
   -Сейчас. Подожди. Только придушу и сразу объясню, - процедил Алексей.
   -Наверное, сильно ударился. Кстати, у тебя есть мысли по поводу того, почему мы еще живы, - перевел Зеленый разговор в другое русло.
   Веердна застыл с протянутыми руками и крепко задумался.
   -Ты, надеюсь, еще помнишь о том, что мы недавно побывали в небольшой переделке? - с насмешкой в голосе спросил Гарич.
   -Нет, - удивленно сказал Алексей.
   -Как нет?! - пришел черед удивиться Генриху.
   -А где мы? - затравленно озираясь, спросил Мутный.
   -Ты что серьезно? - уже испугался Гарич.
   -Серьезно.
   -М-м-м, ничего ж себе. А я думал у тебя сотрясение мозга.
   -Нет. Я просто ушибся, - по привычке, сильно растягивая слова, произнес Алексей.
   -Просто ушибся, - засмеялся Зеленый. - Память у тебя отшибло вот что.
   -Ой, - Веердна был как в трансе.
   -Не ожидал я такого поворота событий. Леха без мозгов. Забавно. В принципе, изменилось не многое.
   -А ты вообще кто такой? - вдруг спросил Алексей.
   -Ничего себе. Ты и меня не помнишь?
   -Нет. Знаю только, что ты полная скотина и гад, - Веердна не выдержал и заржал.
   -Смешно. Правда очень смешно. Вижу память отшибло, а голова осталась. Лучше б, конечно, чтобы наоборот.
   -Успокойся, просто разрядил обстановку, чтобы избежать шокового состояния. Не каждый же день у меня амнезия.
   -Имя хоть свое в состоянии вспомнить?
   -Да...Кстати, я точно знаю, что ты мне совсем не друг, но был им когда-то. Интересно, что же нас поссорило?
   -Ничего, мы всегда жили дружно, - нагло соврал Зеленый.
   -Не обманывай. Говори как есть, - продолжал настаивать на своем Алексей.
   -Ничего не было. Я думаю, это у тебя последствие удара, - выкрутился Гарич.
   -Ты уверен? Может ты прав, - с сомнением в голосе сказал Веердна.
   -Конечно, я уверен. Удивительно, что еще разговаривать можешь после такой травмы, - закреплял свои позиции его напарник.
   -Хорошо, тогда расскажи о том, чего я забыл.
   И тогда Генрих вкратце поведал Алексею о его забытом прошлом. Выяснилось, что он не помнит себя с момента их ссоры. Зеленый, когда рассказывал, совершенно не стеснялся приукрашивать некоторые моменты, а кое-какие факты даже заменял на противоположные реальным. "Зачем я это делаю?" - подумал он. - "Наверное, не стоило врать. А, черт с ним, я ж ничего не теряю".
   Его больше заботил тот факт, что истребители прекратили атаку по неизвестным ему причинам. Ведь лежащий на земле грузовик был, мягко говоря, легкой мишенью. Нужно было что-то решать. Не сидеть же здесь вечно. Одно радует, что теперь он командир, Веердна же не помнит о своем последнем назначении. Гарич взглянул на отрешенно молчавшего товарища и самодовольно ухмыльнулся.
  
   Они провели пару дней, зализывая раны и размышляя о своей дальнейшей жизни. Компьютеры показали, что "Мышь" в принципе может подняться в воздух, было бы топливо. Но даже в том случае персонал орбитальной станции не дал бы им шанса. Осознав, всю безвыходность своего положения, капитаны второй категории вооруженных сил Солнечной федерации решили выбраться из недр корабля и попытаться найти на этой планете "своих".
   Так как ничего лучше они придумать не смогли, им пришлось начать сборы, благо провианта и снаряжения было столько, что им хватило на две жизни. Только одного не было на борту: оружия. Об этом было весьма неприятно узнать: ведь на незнакомой планете без него трудно чувствовать себя защищенным. Свое же личное оружие Веердна забыл на базе, а Гарич и вовсе умудрился его потерять по пьяни, и уже как год чудом скрывал сей факт от начальства.
   Упаковав все вещи, друзья двинулись к выходу. Дверь во внешний мир бесшумно отворилась. В лицо ударил яркий солнечный свет, и, когда глаза вновь стали зрячими, они вышли из корабля и осмотрелись.
   Картина, представшая их взору, была безрадостна. Прямо на них смотрели вставшие стеной горы. Черные скалы вздымались вверх как гнилые зубы, а над ними кружился вихрем серый туман, придавая им пепельный оттенок. К северу от гор тянулись каменистые пустоши, постепенно превращаясь в болота. Неожиданно сильный порыв ветра налетел на друзей, и до них донеслось болотное зловоние, смешанное с запахом тлена и разложения.
   -И куда пойдем? - поморщившись, спросил Веердна.
   -В принципе, это не важно. Ну, давай туда.
   Потерпевшие крушение молча зашагали вперед. Гарича почему-то особенно привлекала стоящая на их пути возвышенность. Он решил, что стоит взобраться на нее и осмотреться. В течение получаса они угрюмо карабкались к вершине, и, когда, наконец, ее достигли, то перед ними возникло странное зрелище. Между гор тянулась извилистая дорога, по которой шагала большая колонна страшных существ. Они были низкорослыми и темнокожими. Их плоские рожи с горящими глазами и выступавшими вперед клыками напомнили друзьям морды разъяренных обезьян, которых они видели в зоосадах еще в детстве. Однако, это явно были не животные. Их безобразные тела обтягивали грубые кольчуги, на головах красовались рогатые шлемы, а в лапах они сжимали кривые мечи.
   Зеленый несколько минут наблюдал за ними, а потом, покачав головой, спокойно сказал:
   -Ну тут все понятно. Идем отсюда.
   -Можно даже пробежаться, - поддержал друга Мутный.
  
  
  
  
   Глава 6.
   После захода солнца караван под руководством Рандира прибыл в окрестности Урзаба. Это был маленький и грязный кхандский городишко. Он стоял недалеко от границ Мордора. Место для его расположения было выбрано слишком неудачно: далеко от караванных путей и источников водоснабжения. Урзаб был нищ и грязен даже по сравнению с другими городами Кханда. Он был окружен невысокой стеной из серого камня и имел два выхода. По узким и мрачным улочкам, мимо грязно-коричневых строений текли потоки помоев, источая жуткое зловоние. На площадях, покрытых принесенным с окрестных пыльных пустошей песком, орали тощие верблюды, надрывались чайханщики, зазывая людей в свои грязные притоны, визжали торговки, а жизнь здесь не стоила и порции опиума, столь популярного среди горожан.
   Эльмир вместе с Оффой, Эофриком и Индуктором тем же вечером решили отправиться туда, чтобы пополнить запасы провианта и снаряжения. Только ночью они, наконец, нашли подходящий ночлег. Это была большая харчевня "Красный петух". Все четверо расположились наверху в большой комнате с окном, выходящим во внутренний двор, где стояли их лошади и повозки. Рандир решил, что разумнее сейчас лечь спать, а завтра ранним утром отправиться на рынок.
   Сидевшие рядом в углу Оффа и маг о чем-то возбужденно перешептывались. Через некоторое время они, видимо, достигли согласия, и тогда поднялся молодой друг Эльмира и обратился ко всем с предложением:
   -Сегодня особенный день: мы преодолели первый этап нашего пути. Мы тут подумали и решили устроить небольшое застольеце. Надо же как-то снять усталость и напряжение.
   -Отличная мысль, понимаешь, - поддержал друга Эофрик. - Давно уже нормально не ели ... и не пили.
   -Не несите чепухи. Какое может быть веселье в стане врага?! - возмутился эльф.
   -А что тут такого? Просто люди хотят отдохнуть после долгого путешествия - никто ничего не заподозрит, - вмешался маг. - Если мы этого не сделаем, то уж точно привлечем внимание.
   -А так будем совершенно незаметны, - язвительно проскрипел Рандир. - Да и знаю я вас: напьетесь, а потом расхлебывай.
   -Ты видел меня хоть раз пьяным? - задорно ударив себя в грудь, воскликнул Оффа.
   -Тебя - нет.
   -Ладно уж, Рандир, я присмотрю за всеми, обещаю, - примирительно сказал Эофрик.
   -Хорошо, - сказал эльф, коварно улыбаясь. - А деньги вы откуда возьмете? А?
   -А вот отсюда! - вдруг радостно выпалил Индуктор, с грохотом опуская на стол большой кошелек. Заметив обескураженное выражение лица Эльмира, маг и Оффа ударили друг друга в ладони и, подхватив сдавшегося эльфа под руки, направились вниз в главный зал. За ними последовал широко улыбающийся Эофрик.
   Индуктор безжалостно отнесся к содержимому своего кошелька: стол буквально ломился от яств. Там был и запеченный молочный поросенок с яблочным соусом, и редкие в этих местах кальмары, и рыба, и разнообразные овощи, экзотические фрукты, изысканные вина, конфеты, а посреди всего этого великолепия стояла большая ваза с благоухающими цветами. На жадно вкушавших яства чревоугодников завистливо смотрели другие постояльцы.
   Насытившись, они развалились в больших удобных креслах, специально припасенных хозяином для такого случая. Потягивая из бокала вино, Рандир с легкой укоризной сказал:
   -Мы же не хотели привлекать внимание. Теперь на нас только и смотрят. Наверное, гадают: кто же эти люди?
   Однако, неожиданно нашедшие общий язык Оффа и Индуктор его совсем не слушали. В данный момент их вниманием владели две хорошенькие девушки, весело болтающие, сидя за соседним столиком. Одеты они были весьма вызывающе и вели себя очень раскованно. Маг и Оффа встали, молодецки оправили пояса и развязной походкой направились к девушкам.
   Подойдя вплотную, Индуктор свободно оперся о стенку и томно прошептал:
   -Золотая монета каждой устроит?
   Далее последовала звонкая оплеуха и страшное покраснение щеки. Пожалуй, следующее предложение мага была еще более неуместно:
   -Тогда, может, бесплатно?
   Следующий удар развернул горемыку к товарищу, лицо которого не выражало ни радости, ни одобрения.
   -Человеку свойственно ошибаться, - оправдывался Индуктор.
   Все это время за ними, злорадно ухмыляясь, наблюдал Эльмир. Он то знал, что местные женщины имеют равное положение с мужчинами и поэтому ведут себя свободно. Неожиданно он почувствовал, что к нему на колени село что-то теплое и благоухающее. Он повернул голову и увидел женщину. На ее миловидном личике сияла радостная улыбка. Она нежно провела ладонью по лицу Эльмира и спросила:
   -У тебя есть женщина?
   Совсем оторопевший от неожиданности эльф помотал отрицательно головой.
   -Ты мне понравился. Может проведем сегодня вечер вместе?
   Подошедшие Индуктор и Оффа издевательски ухмылялись, видя замешательство Рандира. А тот действительно не знал, что сказать.
   -По-моему, Рандирчик, тебе надо расслабиться, - засмеялся Эофрик.
   -Очень смешно, - раздраженно огрызнулся эльф и, обращаясь к девушке, сказал:
   -Юная леди, я бы не хотел вас обидеть, но я, к сожалению, не в настроении...
   -Я тебе не нравлюсь? - нежно проведя по его шелковистым волосам, перебила она его.
   -Рандир, не упусти своего шанса, - подмигнул ему Оффа.
   -А ты - милашка, - кокетливо улыбнулась эльфу девушка.
   -Ты тоже, но...
   -Тогда в чем дело?
   Оффа и Индуктор еле сдерживали смех. Эльмир это заметил и мрачно на них посмотрел.
   -Я думаю вам пора оставить меня, юная леди, - угрюмо проговорил эльф.
   -Почему?
   -Потому что ты мне уже надоела, - неожиданно вскипел Эльмир и вскочил со своего места. - Все я иду спать. Пир окончен.
   И с этими словами он быстро покинул зал...
  
   Индуктор откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди.
   -Я знаю, что вы знакомы с Эльмиром уже давно, - медленно проговорил он. - По правде говоря, мне интересно б было побольше о нем узнать, хоть я человек совершенно не любопытный.
   -Да, мы знакомы с Рандиром довольно-таки давно, - ответил ему Оффа. -А чтобы вы хотели узнать?
   -Откуда он? Кто его родители? То есть обычные вещи, ничего такого сокровенного.
   -Вообще-то Рандир не очень то любит распространяться о своем прошлом...
   -Этого следовало ожидать, - заметил маг.
   -Ну да жизнь же у него была не легкая: вот и молчит, понимаешь, - пожал плечами Эофрик. - Но однажды он все же разговорился: настроение видать было такое. Ну, и мы с Оффой хоть чуточку узнали нашего друга. Рандир рассказывал, что он из одного из самых благородных родов лориенских эльфов. Келбрион, его отец, как я понял, был типичным высоким эльдаром: этакий надменный гордец, который презирал не только людей, но даже сумеречных эльфов. Однако, в жены он взял девушку из Сумеречья, дальнюю родственницу Трандуила. Звали ее Нимиэль. Как говорил Рандир, ей не очень пришлись по вкусу хрустальные красоты Лориена.
   Хотя Келбрион и Нимиэль любили друг друга, но их жизнь как-то не сложилась. Отец не забывал напоминать матери о ее происхождении, вспоминая все грехи сумеречных с Предначальной эпохи...
   -Вот гад! - не выдержал Индуктор.
   Оффа удивленно посмотрел на него.
   -Извините, погорячился, - пробубнил маг. - Продолжай.
   -Ладно, ладно, - ухмыльнулся Эофрик. - Им не помогло и рождение ребенка, а после того, как отец Эльмира получил рану в стычке с орками, их жизнь стала совсем невыносима. Деспотизм отца и его постоянные стычки с матерью тяжело, понимаешь, отражались на малыше Эльмире. Неудивительно, что он так стремился к уединению. Скоро Рандир научился владеть разнообразными видами оружия и стал разведчиком. Это его хоть как-то спасало от царившего в доме разлада.
   Но вот в один день в их семью пришло еще большее горе: мать, доведенная до отчаяния вышла за пределы Лориенского леса и исчезла. Никто так и не узнал, что с ней случилось. Возможно, ее убили или похитили орки, не знаю. Можно было представить, что испытал Рандир, когда узнал об этом.
   -Эх, бедолага. Жисть она такая - бьет всех без разбору, - печально вздохнул маг.
   -А кому сейчас легко, - согласился с ним роханец.- Поэтому Эльмир немедленно покинул Лориен и направился к следопытам Севера. В отряде северян он встретил Войну Кольца, там, кстати, и получил свое прозвище Рандир, что значит Бродяга. А после победы он попытался поселиться у арнорцев, но к тому времени они разительно изменились в худшую сторону. Аристократы, понимаешь, что с них взять. Ну, Рандир ушел от этих нуменорцев... хреновых, - Эофрик ухмыльнулся в ус.
   -И он оказался, таким образом, среди свободных, - закончил за роханца маг.
   -Ну, не совсем так, но близко. Он еще около года мыкался по Средиземью, прежде чем попал на юг, - уточнил Эофрик и вновь принялся за трапезу.
  
   Утром следующего дня эльф с трудом поднял своих стонущих друзей с постели, чтобы тут же отправить их за снаряжением и продуктами. Он снабдил Эофрика необходимыми инструкциями и средствами. Красноглазые товарищи отправились вниз во внутренний двор, где стояли их лошади и повозка. Рандир в это время решил поискать Индуктора, который утром вскочил раньше всех и куда-то исчез.
   Эльф выбрался на ярко освещенную утренним солнцем улицу. Напротив постоялого двора стояли лотки городских торговцев. Народу в этот час еще было немного. Слева Рандир заметил группу ребятишек, увлеченно играющих в какую-то игру. Среди них он разглядел знакомую спину в темно-синей рубашке. Приблизившись, эльф увидел мага, стоявшего на четвереньках и державшего в руках не то фишки, не то еще что-то. Дети заворожено следили за его манипуляциями, но тот, наконец, обратил свое внимание на подошедшего руководителя отряда:
   -Доброе утро, уважаемый. Вижу вы уже встали. Как спалось?
   -Спасибо, я в походе всегда сплю хорошо. Чем вы тут занимаетесь?
   -Вот с молодежью общаюсь, - слегка смутившись, ответил маг. - Может, вы с нами сыграете? Уверен, вы будете вне конкуренции.
   Эльф взглянул в его по-детски простодушные глаза: они выражали искреннее дружелюбие. Только его улыбку в этот момент нельзя было назвать бесхитростной. Рандир много раз у людей встречал подкупающее выражение лица и хитрые глаза. Тут было наоборот.
   -Не могу понять, когда вы шутите, а когда - нет.
   -Это моя вина. Я очень боюсь показывать свои настоящие чувства, поэтому, когда это происходит, то получается не очень естественно.
   -Не могу сказать, что мне это понятно. Между прочим, Оффа и Эофрик отправились на рынок. Вы в случае чего будьте наготове.
   В это время на площади появился отряд закованных в доспехи всадников. Это были члены зловещего ордена Ангмарских рыцарей. Среди них выделялся высокий воин в черном плаще с гербом Минас Моргула. Он подъехал к одной из торговок и что-то спросил - та только развела руками и помотала головой. Всадник выхватил огромный двуручный меч и разрубил прилавок на части. Стоявшие на нем горшки посыпались, разбиваясь об мостовую. Бедная женщина упала на колени и заплакала. Безжалостный воин приставил лезвие меча к ее шее, начал чего-то требовать.
   -Ну, уж это слишком. Я достаточно терпел, - прошипел Индуктор и, повернувшись к Рандиру, добавил:
   -Это за нами. Собирайтесь и бегите, что есть духу. Я отвлеку их.
   Эльф, не слова ни говоря, помчался во внутренний двор постоялого двора, где его ждал скакун: надо было предупредить Оффу с Эофриком.
   Маг, развернувшись лицом к черному воину, побежал прямо к нему, постепенно увеличивая скорость. Когда расстояние между ними сократилось до нескольких шагов, Индуктор взлетел в воздух и нанес удар ногой. Всадник вылетел из седла и так ударился о каменную стенку, что прочный пластинчатый доспех смялся, как лист алюминиевой фольги. Стоявшие рядом ангмарцы выхватили мечи и двинулись на мага. Но тот неожиданно упал на колени и, прикрыв голову руками, взмолился:
   -Пощадите меня, славные рыцари, слабого, убогого калеку. Не по злому умыслу, по чистому недоразумению...
   Всадники несколько опешили от такой наглости:
   -Да как ты посмел?! Убейте его! - завопил один из них.
   Маг вскочил на ноги и бросился бежать со всех ног. Он нырнул в лабиринт тесных и темных городских улочек. Рыцари неслись за ним во весь опор, поднимая переполох везде, где появлялись. Им пока не удавалось догнать волшебника из-за многочисленных поворотов, не дающих разогнаться лошадям.
   Погоня продолжалась довольно долго, пока, наконец, совсем выдохнувшийся Индуктор не попал в тупик.
   Маг обернулся: преследователи остановились напротив него, загораживая собой путь к отступлению. Их потные от скачки лица перекосили зловещие ухмылки.
   -Теперь тебе не уйти, сволочь!
   -Ублюдочные твари, отпущенное вам время вышло! - вселяющее страх бешенство засверкало в холодном, стальном взгляде мага.
   Неожиданно для преследователей этот "убогий нищий" вдруг как будто вспыхнул фиолетовым пламенем. Через мгновение тихую городскую улочку "украсили" раздавленные неизвестной силой стальные доспехи, заполненные кровавой кашей с раздробленными в муку костями.
   Индуктор, глядя на это, лишь покачал головой. Оседлав одного из коней, он ринулся в центр города, преследуемый испуганными взглядами горожан. Добравшись до бараков с расположенными там местными войсками, маг соскочил с коня и вновь разразился мощными разрядами - деревянные строения вспыхнули, как бумага. Оттуда вылетали горящие люди, которые бросались в лужи воды, заполнявшие выбоины в мостовой после недавнего ливня. Солдат, пытавшихся оказать сопротивление, маг рвал на части своим бушующим полем, так что куски растерзанной плоти далеко разлетались по округе, наводя ужас на горожан. Других кхандских воинов он буквально давил, как насекомых, заливая кровью всю улицу. На фоне криков ужаса и отчаяния был слышен страшный хруст ломающихся костей, а воздухе повис запах гари, смешанный с тошнотворно сладким запахом крови.
   Через десять минут все было кончено: вся мостовая была покрыта кусками изодранной плоти и обгорелыми останками людей. Близлежащие кварталы обезлюдели: жители бежали в панике. Перед горящими бараками остался только Индуктор, стоявший в луже крови. Его лицо вдруг перекосила жестокая и циничная ухмылка. Он медленно проговорил вслух:
   -Никогда не умел бороться за справедливость мирными способами.
   Маг в этот момент посмотрел вверх: в небе на мгновение мелькнула огненная вспышка. "Странный метеор", - подумал Индуктор и, вскочив на коня, направился к выходу из города. Проезжая мимо ворот, он еще раз обернулся и печально покачал головой:
   -Твоим путем, Мохатма, я вряд ли смогу пройти. Ты уж прости.
  
  
  
  
  
   Глава 7.
   Звук горна проплыл над зеленой гладью прибрежного луга - ему ответили десятки небольших рожков. Ветер подхватил эту незатейливую мелодию и понес на своих крыльях к востоку, где все ярче разгоралась заря.
   Лагерь Светлых на берегу Харнена, просыпался и люди принимались за повседневные обязанности. Усталые часовые отходили ко сну, а их место занимали новые воины. Юный горнист вновь поднес ко рту свой изящный рог, редкой эльфийской работы, и дунул в него. Уже знакомый нежный звук пронесся над лагерем. После этого, устало зевая, он спрыгнул с небольшого деревянного помоста и подошел к только что снявшемуся с дежурства солдату.
   -Как дела Турин?
   -Потихонечку, Валда. До чего надоело тут торчать. Слушай, ты не знаешь, когда мы хоть куда-нибудь выступим? А то этот вездесущая гинль меня в гроб вгонит, - гондорец с хрустом потянулся.
   -Да Варда этих Осгилиатских мудрецов знает. Я вообще думал восстание будет, когда нам объявили, что мы вместе с этими отродьями Саурона будем воевать против южных монстров. Нашего бедного Теодреда чуть удар не хватил, когда Арагорн попросил выделить для похода вместе с силами Мордора войска. Скрипя сердцем и всем остальным, он согласился. А теперь чего? Мы вот с вами соединились и уже неделю стоим рядом с этим гнилым Харненом. Одни болота вокруг. Эльфы, вот, подошли - да, но где этих темных носит? Мы тут сгнием заживо, их дожидаясь!
   -Это правду говоришь, друг. Я чуть пивом не захлебнулся, когда мне командир сообщил, что я, быть может, буду в одном ряду с орком драться. Че вообще происходит, а Валда? Я человек не книжный, академиев не заканчивал, однако знаю, ничего такого с сотворения не было. Мы со своей стороны - они со своей. То они нас лупят, то мы их. А тут непорядок творится, смешалось все. Не к добру это, не к добру, - вновь потянув спину, проворчал ветеран и, бормоча что-то себе под нос, устало побрел к себе. Горнист пожал плечами и пошел вдоль палаток к центру лагеря.
   Там на небольшом зеленом пригорке стоял шатер. Великолепеный, цвета морской волны и необычайно изящной формы, он резко контрастировал с обычными серыми палатками рядовых бойцов, недаром над его созданием потрудились лучшие мастера Дол-Амрота, где по преданию сохранились секреты эльфийского мастерства. Это был шатер Аргелеба, а сам он стоял рядом. Изящный молодой человек с утонченными чертами лица и густой шапкой черных волос принц был последним сыном царственной четы, зачатый и рожденный совсем недавно, хотя все думали, что король давно уж не способен иметь детей. Это событие было с восторгом воспринято простым народом, все видели в нем еще одно подтверждение тому, что королю было возвращены все достоинства потомка Высоких Нуменорцев. Только долгоживущие короли Затонувшей земли могли иметь детей в столь почтенном возрасте.
   Будучи намного младше своих братьев, именно Аргелеб последнее время возглавлял все военные походы. Достаточно быстро все поняли, что причиной тому не только юный возраст принца, но и его острый ум. Аргелеб был широкой и открытой натурой, он быстро набирался знаний и не страшился перемен. Все эти качества позволили ему в свои неполные 30 лет возглавить вооруженные силы Гондора.
   Он был одним из немногих военачальников, умевших находить золотую середину в отношениях с подчиненными. Все: и роханцы, и гондорцы, считали его своим, который запросто, без лишних церемоний, мог общаться с солдатами, но одновременно это никогда не переходило за ту опасную грань, когда командир начинает терять авторитет в глазах своих подчиненных. Если надо он мог быть жестким, и даже жестоким. Валда знал это, поэтому, заметив мрачное выражение лица командира, поспешил дальше.
   За пригорком, находились палатки начальников отдельных отрядов: потрепанный шатер Берена, ближайшего помощника и учителя принца, большой походный, цвета свежескошенной травы, шатер Теодреда III, наследника трона в Эдорасе, и окрашенный в тона молодой листвы, шатер Трандуила, короля лесных эльфов. Валда быстро миновал их, после чего взошел на небольшой холмик, где располагался его отряд. Заметив стоявшего посреди лагеря толстого Фрумгара, своего командира, и как он любил повторять ''по совместительству старшего брата'', Валда подошел к нему:
   -Фрумгар!
   -Командир Фрумгар! - поправил тот. - Сколько раз можно повторять?!
   -Хорошо. Командир Фрумгар. Разреши доложить. Я тут молоденькую лесную свинью видел. Совсем обнаглела, чуть ли не по лагерю бродит, а наши братья - эльфы и бровью не ведут. Дак может, я сам ее подстрелю. Вот и свининка свежая будет, а то больно уж надоело, это вяленое мясо есть.
   И видя, недовольную физиономию Фрумгара умоляюще добавил:
   -Ну, братец!
   -Это я тебе дома братец! А здесь я командир, и кроме тебя еще за кучу оглоедов отвечаю. А-а-а, ладно, иди, только никому ни слова и будь очень осторожен!
   Валда аж подпрыгнул от удовольствия, вбежав в свою палатку, он схватил лук и колчан с тисовыми стрелами, затем тихо, пока никто не видел, перемахнул за тын, ограждавший весь лагерь светлых. Спрыгнув с него, он огляделся: слева от него блестел окаймленный болотами зловонный Харнен, а прямо на него смотрела стена субтропического леса. Валда нырнул под его полог.
   Лес поражал своим великолепием. Огромные мшистые стволы поднимались вверх, загораживая небо, у их подножий, словно свита, смешались папоротники и гигантские орхидеи, а все остальное пространство было затянуто лианами. Землю покрывал толстый слой грязи, на котором отпечатались десятки следов лесных обитателей. Опытный глаз юного роханца сразу же различил след лесной свиньи, и он двинулся по нему.
   Цепочка следов вела в глубь леса. Валда довольно долго пробирался сквозь заросли, пока наконец след свиньи не исчез в одних, с виду совсем уж непроходимых кустах. Валда подошел к ним и замер: в кустах кто-то был. Стебли неизвестного южного растения слегка вздрагивали и шевелились. Роханец затаил дыхание, на цыпочках подошел ближе и осторожным движением раздвинул кусты. Из зеленоватого полумрака на него смотрели два черно-кровавых глаза. Вначале он подумал, что это глупая свинья, не почувствовав его запаха, скрывается в кустах, и его руки сами потянулись к висевшему за спиной луку, но вглядевшись внимательнее, он рассмотрел очертания существа, и сердце юного Валды екнуло. В кустах сидел орк. Это был небольшой гоблин-разведчик, из тех, что в Мордоре называли санга, и его глаза внимательно следили за рохирримом. Валда отпрянул, и бросился бежать, сломя голову. Лишь пробежав с десяток метров, он начал укорять себя за глупость и трусость. Повернув спину врагу, он мог запросто получить в нее стрелу, а бежать от маленького орка-разведчика, в его глазах и вовсе было позорно. Однако теперь было поздно сожалеть, и он продолжал бег, дабы сообщить всем о том, что в окрестностях бродят лазутчики Темных сил. Валда огромными прыжками несся сквозь густоту южного леса, несколько раз он падал в грязь, поднимался и бежал вновь. Приблизившись к тыну, он вихрем взлетел на него, оттолкнулся двумя ногами и приземлился в центре лагеря их отряда, издав при этом дикий крик:
   - Орки, орки здесь!!!
   В лагере началась паника. Воины вскакивали с мест и хватались за оружие, между ними сновали командиры, криками и тычками заставляя их шевелится и занимать свои места в строю. В то же самое время из-за ближайшего поворота реки показались первые солдаты Саурона.
   Легкоконные вастаки далеко обогнали основные силы, и, приблизившись на безопасное расстояние, презрительно разглядывали суетящихся светлых, словно прикидывая, годятся ли они в союзники. Так продолжалось недолго пока наконец лагерь светлых не ощетинился частоколом копий, как дикобраз, готовый к бою. К этому времени подтянулись и основные силы темных: впереди, на горячих скакунах, ехали вастаки и кхандцы, мерным шагом двигалась пехота из Восточных Королевств, а замыкали строй темные ряды гвардии троллей и орков. На расстоянии полета стрелы от сидевших в лагере, по приказу неведомого начальника они выстроились в боевые порядки. Оба воинства замерли в ожидании: ненависть, копившаяся веками, висела в воздухе, не давая никому сделать первый шаг к объединению. Так в тягостном ожидании пробежало несколько минут, пока от темных шеренг солдат Саурона, не отделился всадник.
   Закутанный в черный плащ, с глухим шлемом на голове, он напоминал невероятных размеров коршуна, оседлавшего вороного жеребца. Выехав на середину между противниками, он поднял руку в знак мира и зычным голосом крикнул:
   -Я - Тарк, командующий Южной армией. Желаю поговорить с вашим командиром!
   В ответ на его слова из лагеря Светлых так же выехал всадник. Это был Аргелеб. Подъехав к Тарку, он остановился. Тот опустил руку и спросил:
   -Видимо ты Аргелеб, сын Арагорна и Арвен, князь Гондора?
   -Да, это я.
   -Тогда позволь спросить, почему твои воины ведут себя так, словно сейчас будет битва? Мы ведь теперь союзники. Или это не так?
   -Это я знаю. Но позволь и мне спросить, почему ты пробирался к моему лагерю, как вор, что нападает исподтишка, а не выслал вперед себя вестников, дабы предупредить меня?
   ''Разведку бы у себя получше наладил'', - подумал про себя Тарк, но вслух произнес:
   -Ты конечно прав насчет этого, я подошел к тебе незаметно, - он сделал акцент на этих словах, и Аргелеб слегка вздрогнул, - но я считаю, чем меньше мы себя рассекречиваем, тем лучше. Гонцы могли попасть в руки врага, или могло случится что-нибудь еще. Чем меньше знает враг - тем спокойнее мы спим. Ладно оставим эти пустые разговоры, что да почему. Прикажи своим воинам опустить оружие и позволь нам встать на ночлег.
   -Думаешь, это так просто за один миг преодолеть вражду, тянущуюся не одно тысячелетие. У многих моих воинов деды и прадеды сложили головы в Войну Кольца...
   -Хм...- прервал его Тарк, - а ты не думаешь, что я то же самое могу сказать и о своих бойцах.
   -Но мы бились за правое дело!
   -Спроси кого-нибудь из моих вастаков, он тоже скажет, что его предки бились за правое дело. Почему это только потомки Трех Домов Аданов присвоили себе это право. Не только хитрость Саурона, но и ваша собственная жадность, двоедушие и самовлюбленность погубили Нуменор, после чего вы вернулись в Средиземье, о котором раньше вспоминали лишь как о колонии и с чего-то взяли, что вы здесь хозяева, и все должны склонится перед вами.
   Аргелеб поднял руку, останавливая собеседника:
   -Я много раз все это слышал, и у меня есть, что ответить тебе. Но давай, сначала действительно поговорим о делах насущных. Я отдам приказ моим солдатам опустить оружие и разойтись, но и ты прикажи своим свернуть боевые порядки. Потом можешь разбить лагерь вон там, - Аргелеб махнул рукой, - около самой излучины, и постарайся ограничить общение твоих воинов с моими. Мне не нужно бессмысленное кровопролитие.
   -Согласен. Но нам нужно встретится, чтобы обсудить дальнейший план компании. Давай на нейтральной территории, часа через три.
   -Хорошо.
   Аргелеб развернулся и поехал в свой лагерь, а Тарк двинулся в сторону излучины реки.
   Через три часа военачальники встретились на небольшом, плоском холмике, стоявшем между их лагерями. Командующий мордорцев, прибывший первым, спешился и снял шлем. Он был среднего роста, его небесно-голубые глаза, резко контрастировали со смуглой кожей и длинными черными волосами, волнами ниспадавшими с головы. Его тело полностью облекали темные доспехи, со знаком Багрового ока, пылающим на груди. В руках он сжимал шлем в виде головы грифа, испещренный рунами Черного языка. Его наряд довершал широкий плоский меч, в атласных ножнах, висевший на боку.
   Подъехав к холму, его новый союзник также спешился и взошел на холм.
   -Приветствую тебя еще раз, благородный Аргелеб, - излишне вежливо, как показалось тому, сказал Тарк.
   -И тебе привет..., - принц замешкался, подыскивая слово, - собрат по оружию.
   -Итак, я надеюсь, мы не будем на этот раз ссорится и вспоминать всю историю Средиземья от Музыки Айнур. Когда-нибудь, когда вся эта заваруха кончится, мы сможем посидеть и решить наши исторические и философские споры. А пока у нас другая задача.
   Командующий Темными поднял руку и щелкнул пальцами. Исполнительные адъютанты поднесли походный стол с картами и два дубовых стула. Тарк сел.
   -Присаживайся, надо обсудить дальнейшие планы.
   Аргелеб устроился напротив него.
   -Для начала: сколько у нас войск? - спросил сын Арагорна.
   -У меня около 80 тысяч: 30 пехоты и 50 конницы. Но это еще не все: в Хараде к нам присоединится двадцатитысячный корпус харадримов с мумаками. А на море будет действовать флот умбарцев.
   -Неплохо. У меня 35 тысяч гондорцев с роханцами и 5 тысяч эльфов. Но должны подойти гномы, скорее всего завтра, это еще 5-6 тысяч, и лично мне Гэндальф обещал подмогу - большой отряд отборных воинов. Итого не менее 150-170 тысяч. Огромная армия.
   -Огромная-то, огромная. Да надо распорядится ею с умом. Мы лишь приблизительно знаем численность войск нашего врага. Нам известно наверняка, что они сосредоточили в районе Гор Солнца большую армию.
   -И, что у тебя есть план?
   -Есть кое-какие наметки. Но точнее я сообщу, когда мы выдвинемся поближе: я хочу разузнать о тамошней местности.
   -Хорошо, первую цель наметили, что дальше?
   -Ага. Вот смотри...
   Тарк наклонился над картой...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 8.
   Генрих впервые за долгое время проснулся оттого, что просто выспался. Он сел и огляделся: пещера, в которой заночевали капитаны, представляла собой обыкновенную, хотя и очень большую выбоину в скале. Ночью она казалась гораздо больше и уютней. Гарич сладко зевнул и посмотрел на Веердна. Тот, плотно завернувшись в коричневый спальный мешок, тихо спал и был похож на большую жирную гусеницу. Гарич при этой мысли умиленно улыбнулся. Алексей, видимо, что-то почувствовал и осторожно открыл левый глаз. Заметив Генриха, он сделал вид, что продолжает спать, но не тут-то было.
   -Вставай, вставай. Нечего притворяться, - сказал Зеленый.
   Пришлось Веердна просыпаться. Сегодня утром было свежо, поэтому покидать нагретую постель не слишком-то хотелось. Он встал на ноги, не вылезая из мешка, прыжками добрался до рюкзака и встал около него на колени. В такой позе Алексей стал уже похож на краба. Рука, словно клешня, вылезла из-под "панциря" и извлекла тюбик с питательной массой. Гарич, сказав свое обычное "ну, все понятно", тоже приступил к завтраку.
   Прошло уже четыре дня с того момента, как они покинули "Мышь". Аборигены на их взгляд оказались не очень дружелюбными, поэтому капитаны благоразумно решили с ними не вступать в контакт. Напарники надеялись на то, что на планете есть человеческие поселения. Хотя они тоже могли оказаться враждебно настроенными, как и персонал орбитальной станции. В общем, все складывалось как-то неудачно, но напарники не унывали. Напротив, они даже чувствовали себя расслабленно и откровенно наслаждались столь резким переменам в своей жизни. Как сказал Гарич: "А, все как-нибудь само утрясется". Поэтому принципу они оба и жили последний десяток лет.
  
   Через час капитаны разбитых кораблей шагали по тропинке, ведущей на север. Она спускалась все ниже и ниже, постепенно выходя на равнину и теряясь на ней. Вершины гор остались позади, и перед глазам напарников предстала грустная картина: вокруг была пустынная местность, словно оспинами покрытая болотистыми озерцами, и лишь вдалеке стояли как часовые высокие базальтовые столбы с плоскими, похожими на шляпы грибов площадками.
   -Вот интересно, - сказал вдруг Гарич. - Мы ведь явно оказались в неординарной ситуации, я бы даже сказал опасной. Вот, например, сейчас перед нами появятся туземцы, что мы будем делать? А?
   -Мы их прогоним, - не задумываясь, ответил Веердна.
   -Чем ты их прогонять собрался? Уж не силою ли мысли? - саркастически покачал головой Гарич.
   -Ну...ей самой. Они же все глупые...
   -Кто? - недоуменно спросил Гарич.
   -Туземцы. Их надо запугать. Они наверняка не видели людей. Надо сказать им, что мы высшие силы или там боги какие-то... Ну, ты понял.
   -Где это ты нахватался такой ерунды? - насмешливо поинтересовался собеседник.
   -Почему ерунды? Мне подобное говорил Дарт, когда мы еще студентами были.
   -Я уже всерьез начинаю сомневаться в твоих умственных способностях, - покровительственно похлопал товарища по плечу Гарич.
   -Ты не прав. У других ведь получалось, - возразил ему Мутный.
   -Хорошо, сейчас мы и проверим, - и Генрих махнул рукой куда-то в сторону.
   Алексей, присмотревшись, увидел небольшую группу вооруженных существ, быстро двигающихся им наперерез. Капитаны остановились в замешательстве. Враги были очень похожи на тех, что они видели четыре дня назад. А в том, что это действительно враги сомнений не было: стальные ятаганы уже покинули свои ножны, прозрачно намекая напарникам, что их ждет в недалеком будущем. Когда Веердна, наконец, осознал неизбежность встречи, он храбро шагнул навстречу туземцам и торжественно произнес:
   -Я - великий бог Маниту, - Гарич за его спиной обречено прикрыл ладонью глаза, а Мутный продолжал:
   -Мы пришли ... нет, явились сюда, чтобы нести светоч разума в вашу серость и темноту. Приклоните колени и э-э-э...
   Враги выглядели несколько озадаченными и настороженно вслушивались в сбивчивую речь новоявленного бога. А тот продолжал вещать:
   -Если вы нас не оставите в покое и не сдадите оружие, я вас испепелю; призову силы и мы...
   -Убежим! - завопил Гарич и рванулся с места, сбивая с ног окончательно обалдевших аборигенов. За ним, повинуясь стадному инстинкту, побежал Веердна, а затем и пришедшие в себя враги. Людям удалось намного обогнать их, и расстояние все увеличивалось. Однако, преследователи не желали признать поражение и продолжали погоню с визгом и улюлюканьем.
   Преследуемые начали взбираться вверх по почти вертикальной горной тропинке и вскоре оказались на небольшой скалистой площадке, главной особенностью которой являлось отсутствие второго выхода, проще говоря, это был тупик.
   -Мне кажется, или мы действительно попались? - спросил Гарич.
   -Почему ты всегда все воспринимаешь так плохо? Нет бы сказать что-нибудь ободряющее.
   -Ободряющее? Дай подумать... Что-то ничего не приходит в голову.
   -Ну вот, так всегда.
   -Ладно хватит ерунду нести. Надо что-то делать: эти вон уже близко.
   -А давай я опять им что-нибудь скажу.
   -Уже сказал. Такого наворотил.
   -А что плохо говорил? - обиженно спросил Алексей. - Ведь подействовало: они испугались.
   -Ха, испугались. Просто они впервые в жизни увидели полного придурка. Маниту хренов. Надо что-то срочно придумать.
   -Так тут камней полно.
   -Ну и что? - отмахиваясь от Веердна, как от надоедливой мухи, сказал Зеленый.
   -Кидаться ими можно, - процедил Алексей сквозь зубы. - Они ведь тяжелые, больно бьются. Понимаешь?
   Веердна, ни слова не говоря, стал собирать камни и складывать их у основания тропы. Гарич некоторое время стоял, застыв в оцепенении, а потом сказал вслух: "А! Ну, да!" и последовал примеру напарника.
   Аборигены столпились у основания тропы и что-то шумно обсуждали. Через пару минут от них отделился один воин в рогатом шлеме и стал взбираться по крутому склону. Подойдя на безопасное расстояние к осажденным, он хрипло проорал:
   -Немедленно сдавайтесь или умрете в страшных муках!
   -А если мы сдадимся то, что с нами будет? - прокричал в ответ Гарич.
   -Вас тоже убьют, но без пыток.
   -Не-а. Это нам не подходит, - ответил Веердна, сопровождая свой ответ броском здоровенного булыжника, который угодил парламентеру прямо в лицо. Камень с хрустом разбил нос, отчего бедолага сразу потерял сознание. Дикари как с цепи сорвались и бросились в атаку. Их встретил настоящий камнепад. Капитаны прошли жесткую закалку во времена Столетней войны и до сих пор сохраняли поистине богатырскую силу, поэтому их удары приносили немалые потери нападавшим. В конце концов, напарникам удалось обратить их в бегство.
   Аборигены вновь сгрудились в отдалении, устроив, по-видимому, военный совет. А осажденные в этот момент увлеченно собирали боеприпасы. Будучи, несмотря на внешнюю флегматичность, азартными людьми, они даже ничуть не устали от боя. Напротив, они лишь распалились и снова рвались в драку.
   Но и враг не дремал: восемь уцелевших построились в колонну по двое. Впереди встали бойцы, держащие перед собой мощные кованые щиты, и строй медленно двинулись вверх по склону.
   -Ну, их тактика понятна, - прокомментировал происходящее Гарич.
   -Им она не поможет, - усмехнулся Веердна и многозначительно кивнул в сторону небольшого валуна. Они подошли к нему и, поднатужившись, оторвали от земли. Колонна тем временем приближалась. Напарники подтащили снаряд к тропе.
   -Поднимаем. Раз. Два. Взяли, - командовал Гарич.
   -Осторожно! А то сами покалечимся.
   -Сам знаю, не зуди.
   -Надо серьезней относиться к происходящему.
   -Я и так серьезен.
   -Мне кажется, это не так, - гнусаво настаивал на своем Мутный.
   -Слушай, еще что-нибудь скажешь, я этот камень на тебя
   поставлю, - вышел из себя Гарич.
   -Не понимаю, почему ты злишься. Они, кстати, уже близко. Надо кидать, пока не поздно.
   И они дружным движением отправили кусок скалы прямо на наступавших. Камень буквально пробил брешь в колонне, разбивая черепа первым двум и ломая кости другим. Строй рассыпался.
   -Ничего себе. Как кегли, - пробормотал Гарич, не ожидавший такого эффекта.
   -В атаку, - заорал Алексей и, вооружившись двумя большими ножами, бросился вниз по склону.
   Через несколько минут с нападавшими было покончено, лишь один из них остался в живых и в данный момент лежал связанный по рукам и ногам прямо на земле. Для двух друзей боевая выучка не прошла даром. Хотя аборигены хорошо владели оружием, но им никогда до этого не приходилось сталкиваться с мастерами древних восточных единоборств, коими являлись Генрих и Веердна.
   -И что мы с ним делать будем? - спросил Гарич, указывая на пленника.
   -Допрашивать.
   -Зачем?
   -А будто б нам и нечего у него узнать, все тут знакомо. Где человеческие поселения нам известно и без него, - раздраженно ответил Веердна.
   -Хорошо, давай, его допросим, какие проблемы, - невозмутимо ответил напарник.
   Они подошли к пленнику. Лица их как по команде приняли суровое выражение. Допрос проходил в течение часа. Друзья хоть и получили много информации, но ничего толком не поняли. Похоже, вся планета переживала эпоху феодализма. Как выяснилось, люди имели здесь свои поселения и даже города, но степень их развития была крайне низка. До полетов в космос им было очень, очень далеко.
   -Так, давай подведем итог, - сказал Гарич. - В ходе допроса выяснилось: первое, население в совершенно диком состоянии; второе, существуют три конгломерата: Светлые, Темные, к которым принадлежит наш друг, и Южные монстры. Звучит весьма привлекательно.
   -Слушай, насколько я понял ни Темные, ни тем более какие-то там монстры нам совершенно не подходят, а вот Светлые...Светлые же значит хорошие, правильно я говорю?
   -Что-то в этом есть, - согласился Зеленый.
   -Ну, тогда к ним и надо идти. Как считаешь?
   -Я думаю, это более или менее разумно.
   -Тогда надо узнать, где их ближайшие поселения.
   -Постой, а что мы будем делать с пленником? - спросил Гарич.
   -Отпустить придется. Просто так ведь убить его мы не сможем: не палачи же. Хотя это было б рационально.
   -Ты прав. Тогда ему даже словом нельзя будет намекнуть о том, куда мы двинемся.
   -Боишься преследования? Что ж, все равно осторожность не помешает.
   -И, кроме того, надо лишить его всех припасов и, естественно, оружия. А то не очень будет приятно проснуться каким-нибудь утром, а голова лежит рядом, мило улыбаясь всему остальному организму, - глубокомысленно заявил Гарич.
   Обо всем договорившись, друзья направились к покорно ожидающему своей участи пленнику.
  
   Следующее утро застало двух капитанов в трех десятках километрах от поля боя. Весь вчерашний вечер и всю ночь они провели в пути. Где-то далеко позади чернели горы, где они оставили кучу трупов и пленника. Веердна и Гарич двигались в Лориен, то место на севере, где жили Светлые.
   -Я все думаю о том, что рассказывал этот туземец или, как он сам себя называл, орк. Он употреблял названия народов вроде эльфов, гномов, троллей, откуда это, случайно не знаешь? А то создается впечатление, что где-то я это слышал, - прервал молчание Алексей.
   -Да, кстати, я тоже это заметил. По-моему, это что-то из древнеевропейской мифологии, - Гарич крепко задумался. - О! Вспомнил! Дарт давно еще рассказывал, хоть я его об этом и не просил, об этих существах. Это из африканских или германских легенд. Правда, я только об эльфах запомнил.
   -Давай хотя бы о них. Насколько я понимаю, мы к ним и идем.
   Гарич нахмурился и сказал:
   -Я немного запомнил, уж сколько времени прошло с того момента. Эх. Эльфы маленького роста с крылышками, веселый и проказливый народец, живет под землей. Вот и все.
   -Да уж, исчерпывающая информация, - саркастически прокомментировал сказанное Мутный.
   -Я так и знал, что ты это скажешь, - хмуро ответил Зеленый.
   -Не обижайся. Был бы тут Дарт, он то настоящий кладезь знаний по истории и в особенности религии. Помню, он был яростный антимонархист, все уши мне тогда прожужжал.
   -Его бы сюда, точно ввязался в какую-нибудь войну против угнетателей, - засмеялся Генрих.
   -А, кстати, куда он после учебы подевался? Я же ничего не помню. Мы с ним еще встречались? - спросил Веердна.
   -Фу, все забываю, что у тебя амнезия. Да, последний раз мы встречались еще до начала войны. Он, кажется, решил стать генетиком, точнее уже им стал. Странный был человек.
   -Почему был? Он умер?
   -Не знаю. Он пропал без вести уже как лет сто назад. Хотя очень трудно поверить в его смерть, - печально проговорил Генрих.
   -Я понимаю, о чем ты, - тихо сказал Алексей.
   -Ладно, не будем о грустном. Я все же думаю, что он жив. А нам надо делать привал: силы уже на исходе.
   Место вполне удовлетворяло всем требованиям, и они еще минуты две выбирали под каким деревом лучше спать, пока не нашли огромный старый дуб, мягкая тень которого отлично защищала от жарких лучей восходящего светила. Друзья, как по команде, быстро извлекли спальные мешки и, поместив туда свои изможденные тела, тут же уснули.
   Гарич проснулся, когда солнце уже опускалось за горизонт. Хотя он хорошо выспался, вставать не хотелось. Где-то стрекотали насекомые и квакали лягушки, а рядом прыгала здоровенная ворона, проявляющая по отношению к человеку исключительное нахальство. Она засунула свой клюв в раскрытый рюкзак и, хитро посматривая на Гарича, начала выкидывать оттуда вещи. Ничего интересного она для себя там найти не могла, но все же продолжала мародерствовать. Зеленый даже и не думал ее прогнать: рюкзак-то был не его, а Веердна.
   "Кстати, а где он? - Генрих повертел головой и увидел, что спальный мешок товарища пуст, а где он сам - неизвестно. "Наверное, пошел на разведку", - он повернулся на правый бок. - "Хороший он мужик, занудливый правда немного, но хороший. Жаль, что все повернулось так плохо. Та история..." - Гарич печально вздохнул. - "Зачем он все тогда испортил?! Сам-то думает, что это я виноват. Эх, ведь все из-за женщины. Теперь я понимаю, почему я ему не рассказал об этом, когда про его жизнь говорил. Во мне таится подсознательное желание примирения. Да, точно так. Я хочу с ним опять быть в дружбе. Но чувствую, когда он вспомнит все...у-у-у что будет. Хотя, впрочем, это не так важно. Он меня так обидел, что это еще не скоро забудется", - Гарич в этот момент надменно сжал губы и повернулся на левый бок: перед ним возникла знакомая фигура. В руках Веердна сжимал прозрачный пакет, буквально набитый свежей рыбой.
   -Сегодня мы будем кушать нормальную пищу, - гордо изрек Мутный.
   -Ну, ты, Леха, даешь! Где это ты умудрился? - поразился Гарич.
   -Тут оказывается неподалеку река, очень большая. Там много рыбы.
   -Как же ты ловил? - продолжал удивляться Зеленый.
   -Уметь надо. Я в свое время еще на Земле много по лесам ходил, грибы собирал и рыбу ловил. У моей бабушки домик был рядом с заповедником Амвросия. Приходилось браконьерить по-черному, - после того, как Алексей забыл половину своей жизни, эти воспоминания стали ему особенно дороги.
   -Я вот на тебя смотрю и представляю, как выглядели народные умельцы в прошлом, - восхитился другом Генрих.
   Алексей, сидя напротив им же разожженного костра, потрошил рыбу. Делал он это так ловко, что восхищение Гарича становилось понятным. Дочистив рыбу, Веердна аккуратно разложил ее на противне и поставил его на угли. И уже меньше, чем через полчаса, они с удовольствием ели вкусную рыбу, сидя рядом напротив костра.
   -Спасибо, дружище. Век не забуду, - облизывая пальцы, выразил свою благодарность Гарич.
   -Да уж, не забудь. А то от этих тюбиков с питательной гадостью с ума сойти можно, - проворчал Алексей.
   -Любопытно, как к нам отнесутся эльфы. Видок-то у нас не ахти какой безобидный. В особенности у тебя: рожа как у убийцы.
   И действительно, Веердна имел достаточно резкие черты лица и суровый взгляд, то есть образ, полностью соответствующий стереотипу наемного убийцы. И уж совсем не свидетельствовали о его безобидности черный комбинезон с нашивками в виде человеческих черепов и орчий ятаган на поясе. Так же одетый Гарич тоже смотрелся не очень респектабельно. Что и не замедлил отметить Мутный:
   -А сам-то - алкоголик.
   -Ты не прав, я уже неделю как не пью.
   -Просто возможность не представилась.
   -Да ну тебя. Меня сейчас гложет другое. Анализируя наши вчерашние действия, я осознал, что наше поведение не соответствовало создавшемуся положению.
   -Ты хочешь сказать, что реакции на опасность у нас отсутствуют?
   -Не совсем. Они есть, но сильно заторможены.
   -Ты же говорил, что мы были истребителями и довольно долго. У нас должна была выработаться привычка к риску.
   -Нет, тут другое. Сидя за штурвалом, ты четко не осознаешь происходящее. Все происходит как в игре. А тут мы столкнулись с более чем реальной опасностью нос к носу.
   -Значит, привычка все же есть, - настаивал на своем Веердна.
   -Ну это понятно. Проблема в том, что мы воспринимаем опасность исключительно разумом, а природные инстинкты не срабатывают. Понимаешь?
   -Понимаю. Это серьезно. Мы неадекватно воспринимаем действительность, как будто все происходит не с нами.
   -Мне кажется, мы преодолели окончательно свою животную сущность. Мы новое звено в цепи эволюции человечества.
   -Интересно, это лечится? - сказал Мутный и, сладко зевнув, растянулся прямо на земле.
  
  
  
   Глава 9.
   Магистр нуменорских рыцарей был в бешенстве: семеро его верных слуг были уничтожены неизвестным убийцей. Глава Ангмарского ордена схватил кинжал и метнул его в деревянный столб, поддерживающий крышу командирского шатра. Огромные руки сжали глиняный кувшин, который от страшного давления тут же разлетелся на куски. Часть воды из сосуда попала на словно выточенное из камня лицо. Соприкосновение с влагой подействовало на магистра отрезвляюще. Он вытер рукавом мокрый лоб и взял со стола серебряный колокольчик. Услышав нежный звон, в шатер вбежал оруженосец в полном боевом облачении:
   -Что вам угодно, мой господин?
   -Созвать всех! - рявкнул магистр.
   -Будет исполнено.
   Слуга бросился прочь из шатра, а владыка ангмарцев тяжело опустился в походное кресло. Только сейчас он осознал то, что произошло в Урзабе. Какой-то человек, а может и какое-либо другое существо, превратил в груду руин почти целый город. Нет, не может быть, чтобы он был всего один. Наверняка горожанин, принесший эти вести, был просто сильно испуган и потому преувеличил масштабы погрома. И врагов было несколько. Магистр немного расслабился. "Я покараю убийц". Тут неожиданно в его голову пришла одна мысль: "А если они...".
   -Все в сборе, мой господин, - ход мыслей магистра был прерван появлением оруженосца.
   Владыка Ангмарцев кивнул ему головой и, прихватив шлем с мечом, медленно вышел из шатра.
  
   Мазер поравнялся с Рандиром и заглянул ему в глаза:
   -Где вы оставили Индуктора?
   -Я же сказал: в городе. И, пожалуйста, не надо так на меня смотреть. Он сам так захотел.
   -А вы с радостью согласились?! - возмущенно воскликнул транзистор.
   -Нет, это не так. А чтобы вы сделали на моем месте?
   -Что я?! Я бы, не раздумывая, остался с ним и бился до конца. Он - мой друг! - Мазер хлопнул по груди своей огромной лапищей.
   -Если бы я так поступил, отряд остался бы без начальства. Я исходил из разумной оценки обстановки, и он, между прочим, тоже, - спокойно отвечал Рандир.
   -Как вы можете об этом говорить таким равнодушным тоном?! Инди был двигателем всей экспедиции, ее лидером, - снова возмутился транзистор.
   -Командиром отряда выбрали меня, - холодно ответил эльф, - и поэтому я считаю возможным принимать любые решения.
   -Из-за вас он погиб!
   -А почему вы решили, что он мертв? - неожиданно спросил Эльмир. Мазер опешил, а эльф продолжал:
   -Врагов было пятеро или шестеро. Неужели такой великий маг не справился бы с кучкой разбойников в латах. Скорей всего, он на пути к нам.
   -Вы действительно так думаете?
   -Теперь я даже в этом уверен, - твердо ответил Эльмир.
   -А я - нет. Не прощу себе, если с Инди что-то случится. Он же, как дитя малое: ему только дай ввязаться куда-нибудь, везде нос засунет. Я иду обратно, - решительно заявил Мазер.
   -Ваше право. Вы не являетесь моим подчиненным, как другие, - невозмутимо отвечал ему эльф.
   -Да, это так, - буркнул себе под нос Мазер.
   -Должен вам признаться, я с самого начала был против вашего участия в этом предприятии. Не из-за каких-либо предрассудков - я вижу вы муж достойный уважения, дело в том, что в таких походах должна быть строгая дисциплина и, главное, единоначалие. А я очень серьезно и ответственно отношусь к своим обязанностям. Надеюсь, вы меня поняли и ... и между нами не будет вражды, - закончил Рандир.
   -Да, вы правы: старый транзистор погорячился. Я на вас не в обиде, но все равно я должен вернуться. Этот человек мне очень дорог. Прощайте, авось свидимся когда-нибудь, - и Мазер, больше ни слова не говоря, повернул обратно в сторону Урзаба.
  
   Магистр ордена Ангмарских рыцарей ехал верхом в полном боевом облачении в окружении своих слуг. После припадка гнева, затмившего его разум, на него снизошло озарение. Тот, кто перебил его воинов, был одним из тех, за кем он охотился уже почти целый месяц. Значит, где-то рядом был их основной отряд. Оказывается, южные монстры двигались быстрее, чем он думал. Для поиска их в пустыне магистр использовал лучших следопытов Кханда. Двое из них уже были посланы вперед на разведку.
   Месяц назад глава ордена получил приказ от Саурона найти и уничтожить группу южан, двигающихся зачем-то на север. Значение этого задания было чрезвычайно велико: владыка Мордора на это указывал особо. Тогда магистр за дополнительными разъяснениями обратился к Тарку. Тот послал ему обширное письмо, в котором говорилось, что действительно эту группу необходимо ликвидировать во чтобы то ни стало. Однако, сделать это было не так-то просто. Тарк писал магистру: "Не стесняясь, применяй все свои силы, потому что враг крайне опасен. Люди, живущие на границе, говорят, что южане настоящие демоны, недооценивать их нельзя".
   Магистр ухмыльнулся: в своих-то рыцарях он был уверен. Почти полторы сотни великих мастеров ратного дела, цвет рыцарства Ангмара! Он не мог представить себе силу способную им противостоять. Однако, глава ордена на всякий случай имел еще кое-что в запасе: мысль, появившаяся у него накануне, до сих пор не давала ему покоя.
   Наконец, прибыли разведчики. Один из них подбежал к нему и пал на колени.
   -Великий владыка, мы нашли след!
   Магистр запрокинул голову и засмеялся. Его зловещий смех далеко разнесся по окрестности. Обряд мести свершится. Ничто его не остановит. Подлый враг будет стерт с лица земли.
  
   Мазер шел обратно в Урзаб. Его одолевали мрачные мысли. Если Индуктор, его лучший друг, погиб, то враги скоро узнают, что такое месть старого транзистора. Он решил вернуться в царство Биполяра и поступить к нему на службу. Помимо родственных уз, транзисторов еще очень многое связывало. Мазер и его клан, который был тогда равным по могуществу даже Биполярову, служил первым оплотом диодов в Южных землях. Под его крыло собирались пришлые семьи и даже целые роды. Мазер помогал царю налаживать центральную власть и вместе с ним громил местные племена, осмелившиеся оказать сопротивление. Поэтому не безосновательно он надеялся получить высокий пост в царской армии, где была возможность себя проявить. И проклятые мордорцы, как и раньше, будут дрожать от одного лишь упоминания его имени.
   Транзистор остановился, чтобы перевести дух. Везде, куда мог проникнуть человеческий взгляд, виднелись песчаные барханы, выжженные безжалостным солнцем. Песок под ногами тихо шелестел, и это был единственный звук, нарушавший торжественную тишину. Ветер стих, а раскаленные токи воздуха стремились вверх, причудливо искажая перспективу. Осмотревшись, Мазер спустился вниз и оказался между двумя барханами, образующих длинный песчаный коридор. Его стены заслоняли весь обзор по сторонам, поэтому транзистор не мог видеть, как за одним из песчаных холмов показалась темная фигура на белом коне. Всадник внимательно осмотрел местность впереди себя и, пришпорив, скакуна двинулся в направлении обратном движению Мазера.
  
   Утром сразу после завтрака на караван свободных было совершено нападение.
   Эльмир приказал построить все четыре повозки полукругом, чтобы ослабить удар надвигающейся на них лавины закованных в сталь рыцарей.
   Децибел и его подчиненные стояли с уже обнаженными мечами позади баррикады. Рандир, Эофрик и Оффа забрались на повозки и приготовили тугие эльфийские луки. Сзади высилась огромная фигура Торога, небрежно постукивавшего своей любимой булавой по бедру. Гномы же забрались под телеги, положив перед собой топоры.
   Ангмарцы тем временем приближались. Эльф достал стрелу и натянул лук; люди безмолвно повторили его действия. Взвизгнула тетива, и ближайший к защитникам враг свалился, пораженный точным попаданием в глаз. И прежде чем рыцарский строй достиг повозок, Рандиру и его людям удалось свалить еще шестерых. Перед повозками врагам пришлось замедлить темп, и тут на них обрушились варикапы. Ударами ног они вышибали темных из седел и добивали их на земле. Однако, надежные доспехи ангмарцев давали им большое преимущество при обороне: короткие мечи варикапов оказались не эффективны.
   Зато уж Торог явился настоящим бедствием для рыцарей, ведь для его шипастой дубины не представляло разницы в броне человек или нет.
   Среди ангмарцев выделялся своим ростом и силой всадник в черных доспехах и на черном коне. Это был магистр ордена. Он, как сущий дьявол, носился по полю боя, вступая в схватку со всеми подряд. Тяжелый доспех, казалось, не доставлял ему ни малейших неудобств, а его меч, как невесомый, рассекал со свистом воздух. Вот магистр схлестнулся с Амплитроном и после недолгого боя рассек грудь варикапа. Тот беззвучно упал на землю: на побледневшем лице умирающего возникла горькая улыбка. Модулятор, узрев гибель своего подчиненного, вышиб у ближайшего врага оружие и, свалив того, взвился в прыжке и оказался рядом с магистром. Их взгляды встретились. Огонь ярости одинаковой силы полыхал в их глазах. Мечи со звоном скрестились. Для сражающихся время потекло по особому, и, когда магистру уже стало казаться, что этот бой будет продолжаться вечно, варикап юркнул под лошадь и выскочил с другой стороны с окровавленным клинком. Покалеченный конь начал заваливаться на бок. Магистр попытался выпрыгнуть из седла, но запутался в стремени и через мгновение очутился пойманным в ловушку: нога была намертво придавлена телом скакуна. Над беспомощным магистром нависла тень Модулятора. Их глаза вновь встретились: ангмарец не увидел там и тени жалости. И тогда он струсил. С его губ уже были готовы сорваться слова пощады, как декуриона неожиданно снесло с места налетевшим всадником. Модулятора спасла молниеносная реакция и обезьянья ловкость, приобретенная долгими годами службы сначала в составе Девятого легиона, а потом в преторской когорте. Декурион буквально повис на древке копья, и, когда всадник остановился, он вырвал у него оружие и обратил его против хозяина. Мощным ударом Модулятор пробил броню, и копье прочно застряло в теле врага.
   Осмотревшись, варикап осознал, что находится глубоко в тылу у противника, а свои отброшены обратно к повозкам. Он застыл в недоумении: что теперь делать? Проблема разрешилась сама собой, так как несколько ангмарцев заметили его и, оседлав, коней начали осторожно приближаться к нему. После битвы с магистром он потерял свое оружие, поэтому первым его движением был кувырок к ближайшему закованному в сталь телу, до сих пор сжимавшему в руках меч. Модулятор быстро завладел клинком и взвесил его в руках: тот оказался на редкость неудобным и громоздким, но выбора не было.
   Враги за это время смогли осуществить окружение. Их было шестеро, и их длинные копья были нацелены на варикапа. Положение складывалось тяжелое. "Пожалуй, остается только продать свою жизнь подороже", - подумал декурион. - "Хотя лучше проявить немного гибкости и постараться отступить". И он медленно начал пятится назад, а потом внезапно прыгнул на ангмарца, стоявшего сзади. Развернувшись во время прыжка, Модулятор снес ему голову мечом и приземлился рядом. Безжизненное тело обмякло и с грохотом рухнуло на землю. Декурион, больше не раздумывая, занял его место на коне. Рыцари пришпорили скакунов и погнались за убегающим варикапом, но тяжесть их доспехов не давала им шанса догнать его. А Модулятор уже мчался со скоростью ветра прочь от этого места.
   Он не собирался бежать с поля боя, а хотел сделать большой крюк, чтобы обойти Темных и соединиться со своими с другой стороны.
   В это время в лагере свободных шел ожесточенный бой. Варикапы уже потеряли Параметра, Гетеропера, Клистрона и Когерента, еще девять получили раны различной степени тяжести. Рыцари пробились к лучникам, и Рандиру с друзьями пришлось отложить луки и взяться за мечи. Скоро эльф сражался уже один: Эофрик был сильно ранен, и Оффе было поручено позаботиться о нем. Где-то в гуще врагов поднялся оглушенный до того Торог и вновь включился в бой. Хитрые гномы, прячась под повозками, наносили удары исподтишка.
   Слуги извлекли магистра из-под конской туши и тот опять руководил битвой, восседая уже на другом скакуне, которых после затянувшегося боя было более, чем достаточно. Хотя Темные понесли ощутимые потери, глава ордена видел, что его победа неуклонно приближается. У него даже остался большой резерв свежих сил: почти полсотни жаждущих схватки рыцарей. Однако, несмотря на свое почти неограниченное самодовольство, магистр все-таки понимал, что обладай варикапы тяжелым вооружением, все могло быть иначе.
   А между тем Модулятор продолжал обходить врагов с левого фланга. Когда он поднимался на один из холмов, то неожиданно столкнулся с всадником на белом коне. Человек в синем плаще испуганно вытаращил серые глаза и одновременно улыбнулся.
   -Сюрприз! - почему-то противным голосочком пропищал Индуктор.
   Модулятор, опомнившись от неожиданности, в двух словах ввел мага в курс происходящего. Реакция Индуктора была мгновенной: уже через пару мгновений над полем боя пронесся огромный фиолетовый шар. Он беспощадно поражал ангмарцев разрядами молний, прожигающих броню и заживо сжигающих человеческие тела. Маг, светившийся неестественно ярким светом, спустился вниз и продолжил чудовищную бойню. За ничтожный промежуток времени на поле боя не осталось в живых ни одного черного нуменорца.
   Свободные даже опомниться не успели, как маг, радостно улыбаясь, подходил к ним. Его лицо лоснилось от пота, а дыхание было затруднено. Похоже, волшебник потратил столько энергии, что это сразу отразилось на его здоровье. Он не заметил, как за его спиной возникла темная фигура магистра ордена Ангмарских рыцарей. Тот был без шлема, так что стало возможным увидеть его безумные глаза и перекошенный рот. В руке он сжимал странный цилиндрический предмет. Индуктор, видимо, что-то почувствовал и обернулся. Яркая вспышка света ударила ему в лицо. Маг схватился за голову и, упав на землю, забился в судороге. Реакция Рандира была мгновенной - стрела, пущенная из эльфийского лука, пробила череп магистра между глаз. Смерть для него наступила мгновенно. "Зря, эту тварь надо было бы живьем скормить Торогу!" - мелькнула мысль у Эльмира, прежде чем он бросился к умирающему магу.
  
   -Значит магистр Куно погиб, - эти слова принадлежали человеку, сидевшему глубоко в большом кресле из красного дерева. Он был укрыт теплым клетчатым пледом, из-под которого виднелись ноги в темно-бардовых замшевых сапожках. Его голову обрамляла копна длинных огненно-рыжих кудрей, а на лице были такого же цвета пышные усы. Его слова предназначались стоявшему напротив него человеку, укутанному в серый плащ. Из-под черных, как смоль, бровей на говорящего пристально смотрели глаза цвета стали.
   -Куно сам виноват, - холодно ответил человек. - Тем более он применил запрещенное оружие, тем самым, нарушив Соглашение.
   -Ты слишком строг, Серый Убийца. Магистр был один из нас: он просто подстраховался. Тем более враг оказался слишком силен.
   -Если бы оружие не было включено на минимум, он бы перебил всех, - строго сказал человек в сером плаще.
   -Теперь это неважно, - отмахнулся от него сидящий в кресле. - Главное сейчас ликвидировать этот отряд южан. Мы до сих пор не знаем, куда они идут и зачем. Я полагаю, тебе лично надо этим заняться.
   -Хорошо, сегодня же я соберу пять десятков огненных демонов и завтра утром выступаю из Барад Дура.
   -Только будь осторожен. Насколько я знаю, главную опасность представляет некий маг Индуктор.
   -Он уже не сможет помешать. Перед смертью Куно пустил в ход свое оружие и либо убил его, либо сильно ранил.
   -Тогда удачи тебе, Серый Убийца, - сказал рыжеусый человек, а тот, кому предназначались эти слова, молча кивнул и вышел, бесшумно прикрыв дверь.
  
   Спустя неделю после тех событий, караван достиг восточной границы Мордора. Позади остались могилы пятерых верных бойцов республики Варикап. Их похоронили в соответствии с установленным воинским ритуалом.
   На трех повозках везли раненых: трех варикапов, Эофрика и находящегося в горячечном бреду Индуктора. Рандир шел рядом с ним, погруженный в свои мысли. Он был шокирован происшедшим. Вид обгорелого лица, а главное выжженные глазницы мага вызывали бурю эмоций. Всегда страшно смотреть на жизнерадостного человека, которого постигло такое несчастье.
   Неожиданно Индуктор заворочался. Он резко откинул одеяло и гневно прохрипел:
   -Прочь, холопы! Как вы посмели потревожить мой божественный сон! - Рандир испуганно посмотрел на него - маг явно бредил. - Кто вам позволил явиться в мои апартаменты с оружием! Посягнуть на священную особу?! Я бессмертен! Вы мне не страшны, щенки! - и уже другим голосом. -Неужели, убьют? Дьявол! Хотя, если разобраться, то это вполне закономерно. Видимо, зарвался я. Прав был тот, другой я, величие не в этом. Куда ж ты прешь, ублюдок! Убери свой нож! Ай, черт, убил ведь, подонок!
   Маг вздохнул, сложил руки у себя на груди и устало проговорил:
   -Все. Я - умер. Стоп, а почему ж тогда мыслительный процесс не прервался? Неужели, жизнь после смерти - правда?! Что-то здесь не так. А! Понял! Я либо сплю, либо брежу.
   Индуктор замолчал. Рандир прикрыл его одеялом. Неожиданно маг схватил его за руку:
   -Эльмир? Я знаю - это вы. Я ведь бредил?
   -Да, - с трудом вымолвил эльф.
   -Что со мной? Ничего не вижу! Глаза ничего не видят. Ослеп что ли? Помню вспышку света, слишком яркую. Что с глазами?
   -Вы потеряли зрение, - тихо проговорил Рандир.
   Больной волшебник протянул руку к лицу и ощупал глазницы.
   -Так, глаз - нету, - сказал Индуктор каким-то неестественно будничным тоном. - Эта жизнь потеряна, ничего страшного. Надо умереть. Эльмир, когда я опять потеряю сознание, пожалуйста, убейте меня. Мне нужно умереть, чтобы жить. Дьявол! Как болит голова! Все равно я - бессмертен. Нужно умереть, а голова болит. Рассудок оставляет меня, ничего, побуду хоть чуть-чуть в тишине. Тишина - это не больная голова.
   Индуктор опять впал в забытье. Его голос становился все тише и тише, пока совсем не затих. Наконец, дыхание больного стало ровнее: он заснул.
   Рандир устало вздохнул и прибавил шаг. Он направил взгляд вдаль: местность выглядела безрадостно. Она представляла собой засушливое плато, отделявшее плодородные земли вокруг "печального озера Нурнор" от благодатных земель Восточных Королевств. По неровной каменисто-песчаной поверхности плато гулял ветер. Он вздымал в небо фантастические вихри песка, засыпая и без того чахлую растительность, и гонял, как озорной мальчишка, перекати-поле. Лишь синеющее вдали крошечное пятнышко Нурнорского моря скрашивало эту картину. Именно оттуда изредка налетали грозовые тучи и наполняли водой эти земли, благодаря чему все здесь не превратилось еще в безжизненную пустыню.
   -Интегратор вернулся! - послышался звонкий голос Оффы.
   Эльф обернулся и увидел приближающегося варикапа. Он был весь в пыли и тяжело дышал, по-видимому, долго бежал. Три дня назад предусмотрительный Рандир послал Интегратора на разведку, чтобы узнать, не преследуют ли их. Как оказалось, он это сделал не зря. Варикап доложил о том, что он увидел: большой отряд балрогов двигался прямо за ними. Интегратор был уверен, что следы каравана еще не обнаружены, но уже скоро их найдут.
   Нужно было что-то решать. Было очевидно, что след скрыть не удастся: повозки слишком тяжелы. А если уйти не удастся, то демоны их легко перебьют. Эльф приказал всем остановиться: необходимо было посовещаться. Одному Рандиру эту проблему уже было не решить. "Вот и настали тяжелые времена", - подумал он.
  
   Серый Убийца и его демоны, наконец, напали на след. Четкие вмятины от колес на сырой земле еще вчера обнаружил один из разведчиков. Сауроновы слуги ускорили темп движения, надеясь настигнуть преследуемых свободных уже к заходу солнца.
   Но встреча состоялась даже раньше, чем они могли подумать. Светило только начинало клониться к закату, как вдалеке уже замаячили фигуры варикапов. Они тоже заметили преследователей и остановились, терпеливо ожидая их приближения.
   Серый Убийца насчитал около десятка врагов: это было гораздо меньше того, что он думал здесь увидеть. Может это была ловушка? Тогда получается, что преследуемые знали о нем. Но если это действительно западня: в чем же она заключается? Перед ним расстилалась широкая и пустынная равнина - здесь негде устраивать засады. Но чувство опасности не покидало предводителя балрогов. На всякий случай он разделил отряд на части, чтобы в случаи внезапной атаки иметь под рукой резерв.
   Тем временем враги сблизились на расстояние нескольких шагов. Варикапы построили повозки полукругом и приготовились к защите. Балроги кровожадно зарычали в предвкушении боя. На одну из повозок вскочил один из свободных и прокричал:
   -Придите и возьмите нас, если сможете! Но вначале приготовьтесь к смерти, гнусное отродье!
   Демоны взревели от ярости и, забыв о дисциплине, набросились на маленькую крепость свободных. Лютые твари, вооруженные длинными мечами и огромными бичами, схлестнулись с варикапами. Преторианцы сражались по двое, умело отражая удары демонов и нанося им чувствительные раны.
   Серый Убийца издалека наблюдал за ходом боя. Когда он смотрел на то, как дерутся свободные, им овладевало невольное восхищение их боевым искусством. Они ничем не уступали балрогам, и даже, может быть, были их сильнее. Издалека бой был похож на какую-то экзотическую пляску, до того высоко было мастерство врагов. Но варикапов было слишком мало. То тут, то там меч демона достигал цели, и пораженный боец беззвучно падал на землю с умиротворенной улыбкой на губах. "Они умирают, как люди одного древнего легендарного народа. Как эллины", - подумал предводитель демонов. - "Великая честь так умирать! В бой, Родриго!"
   Он пришпорил коня и вклинился в гущу боя. Воин в сером вдруг потерял способность четко мыслить. Он чувствовал, как в его голове что-то как будто вскипело, заставляя его бездумно бросаться в бой. Он, как огромный ястреб, кружил по полю битвы, высматривая себе соперника.
   Наконец, всадник в сером заметил огромного варикапа, сражающегося в самом центре. Легионер с легкостью орудовал оглоблей, оторванной от лежащей на боку повозки, круша головы атакующим его демонам. Серый Убийца направил коня прямо на него. В тот момент, когда всадник приблизился, варикап стоял к нему спиной, увлеченный боем с очередным балрогом. Обернувшись, преторианец увидел перед собой вставшего на дыбы скакуна. Ударом окованных копыт он был отброшен на несколько шагов назад. Только огромная сила, выучка и биополе спасло его от, казалось бы, неминуемой смерти. Варикап с трудом встал на ноги со страшным звоном в ушах. Он подхватил лежащий рядом меч одного из поверженных балрогов и приготовился к бою. Всадник, мрачно улыбаясь под своим глухим шлемом, достал из ножен огромный двуручный клинок. Доспех воина в сером был не так прост, как могло показаться: он был фантастически прочен и, что самое главное, значительно увеличивал силу носившего его за счет механических приспособлений. Поэтому предводитель балрогов спокойно вращал в одной руке двуручный меч, хотя никто другой не смог бы его даже поднять.
   Бой между ними был недолог. Варикап провел серию ударов и, наконец, поразил противника прямо в грудь. Но лезвие лишь скользнуло по непробиваемой броне, и тут, в не ожидавшего этого легионера, вошла всей своей страшной тяжестью смертоносная сталь.
   Серый Убийца залился чистым счастливым смехом, но, увидев снова предсмертную улыбку умирающего варикапа, вдруг замолчал и молча вывел коня из боя. Он отъехал на безопасное расстояние и продолжил равнодушно наблюдать за ходом боя.
   Скоро пал последний варикап, и балроги, подбирая раненых, приблизились к своему господину, ожидая его следующего приказа. Из толпы вышел один из них и сказал:
   -Мы победили, мой повелитель!
   -Каковы потери?
   -Семеро убитых и пятнадцать раненых, - ответил демон.
   -Раны серьезные?
   -Нет. Мы можем продолжать движение.
   -Среди убитых врагов был эльф? - равнодушно спросил Серый Убийца.
   -Нет.
   -Как нет?! - воскликнул он.
  
   -Вы думаете, ваш план сработает? - в очередной раз с сомнением спросил Рандир у Децибела.
   -Он должен сработать, или нам конец, - ответил центурион.
   -Я просто боюсь, как бы жертва Демодулятора и его солдат не была напрасной, - покачал головой эльф.
   -У нас не было выбора.
   -Вы правы. Нам надо успеть добраться до Гиблых болот, там я, надеюсь, мне удастся запутать следы, и они нас не найдут.
   -Мы все на это надеемся, - покачал головой старый воин.
  
   Все-таки его обвели вокруг пальца. Свободные разделили свои силы, чтобы сбить преследователей со следа. Вот почему варикапов было так мало. Ими просто пожертвовали. Однако, это ничего не меняет, а лишь отдаляет их конец. Повелитель балрогов уже разослал во все стороны разведчиков и со дня на день ожидал их возвращения.
   Серый Убийца не любил, когда его выставляют на посмешище. Он решил жестоко отомстить свободным при следующей встрече. Поскорее бы до них добраться.
   Тем временем на горизонте показалась фигура одного из демонов: возвращался первый из разведчиков. Добравшись до хозяина, он упал на колени, переводя дыхание, и прохрипел:
   -Следы найдены! Они двигаются в сторону Гиблых болот.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 10.
   После изнурительного недельного марша Южная армия перешла рубеж Гор Солнца. И только когда союзники оказались на территории противника, командиры дали своим солдатам полноценный отдых. В одном из живописных предгорий было приказано разбить лагерь. Утомленные переходом воины спали, и лишь в командной палатке продолжался спор:
   -Нет, это слишком рискованно! - Аргелеб покачал головою. - Слишком рискованно! Ты что хочешь подставить нас под удар?!
   -Да выслушай же меня до конца! Я пошлю к Контуру своего человека - якобы перебежчика. Он сообщит тому, что я со своей армией направляюсь в глубь страны, а ты останешься здесь охранять тылы. Контур, я думаю, не упустит шанса разбить нас по частям. Но проблема в том, что он может и не поверить перебежчику. Для этого мы устроим демонстрацию. Я с частью конницы в самом деле отойду на день пути. Как только командующий диодов клюнет, я быстрым маневром вернусь, и ему придется иметь дело не с разрозненными отрядами, а с большой армией, да ко всему прочему на выгодной для нас позиции. Здесь идеальное место для битвы, противник вынужден будет штурмовать в лоб горную позицию.
   -А если ты не успеешь вернуться вовремя?
   -Успею. В войсках диодов только пехота. Мои степняки вернуться на пол дня раньше их, и мы еще успеем приготовиться к битве. Вдобавок, если я все правильно рассчитал, они подойдут к нам ночью. Если вздумают атаковать - орки и тролли им покажут. В темноте диоды явно слабее. А если не решатся - это даст нам еще полдня.
   -Хорошо, я согласен. Но это рискованный план, рискованный...
  
   Однако маневр Тарка и Аргелеба удался. Вечером следующего дня, войска диодов подошли к горам и расположились напротив союзников. Даже самовлюбленный Контур сообразил, что атаковать противника ночью - самоубийство. Основная масса бойцов Тарка были ночными созданиями и прекрасно видели в темноте. Тогда Контур приказал войскам остановиться и разбить лагерь. Прозрачный воздух предгорий огласился криками, словно глаза огромных чудовищ во мраке загорелись сотни огней, а вокруг стали разноситься соблазнительные запахи.
   -Наш план удался! Хмм... А ты мне не верил! - произнес Тарк, повернувшись к стоявшему рядом Аргелебу.
   -Ладно, извини, - ответил гондорец, - но пойми, план и в правду казался безумным, к тому же я не знал, что их главный такой тугодум. Видимо ты более осведомлен в их делах, чем я.
   "Да уж побольше тебя..." - мелькнула у Тарка ворчливая мысль, но он тут же отогнал ее от себя.
   -И что же дальше? - Аргелеб прервал минутную задумчивость Главы Темных.
   -Дальше? - переспросил Тарк. - Ты отходишь со своими войсками, вон за ту гряду, - он неопределенно махнул в темноту, - ну ту которую мы сегодня осматривали. Сидишь там тихо и дожидаешься моего сигнала... - Тарк на секунду замолчал.
   -И?!
   -И тогда размахивая костылем перед носом своих внуков, ты сможешь им сообщить, что в юности одержал великую победу! - ухмыльнулся Тарк.
   С уст Аргелеба готово было сорваться проклятие, но он сдержался. За прошедшее время он понял, что Тарк бывает груб и остер на язык, но его звериное чутье редко подводит. Да и вообще он начинал определенно нравится принцу. Это было странно, но Тарк вовсе не походил на исчадие мрака. Хотя Аргелеб все же понимал, что в войсках Темных творилось настоящее скотство.
   -Ну ладно, надо идти, мне в голову пришла еще одна идея, - Тарк медленно слез с большого валуна, на котором они стояли. - А ты потихоньку отходи со своими за гряду, как договорились, - с этими словами он растаял в темноте.
   Аргелеб еще постоял несколько секунд в задумчивости, а затем быстрыми шагами направился в стан Светлых.
   Спустя полчаса Тарк появился в центре своего лагеря, жестом подозвал начальника штаба Моргула и, наклонившись к его уху, что-то прошептал. На лице назгула отразилось недоумение, однако он тут же бросился исполнять данное ему поручение.
   Скоро часть войска Тарка снялась с места и исчезла в ущелье, а затем вновь появилась в лагере. Часовые диодов, пристально вглядываясь в темноту, не могли понять, что за грохот и шум стоял вокруг стоянки врагов. А Моргул между тем, не размышляя, продолжал с виду бессмысленные перемещения войск...
  
   Огромное оранжевое солнце поднялось над застывшими горами, высветив могучие кедры, заросли мирта, олив, фисташек и других росших здесь в изобилии растений. Наконец, оно поднялось достаточно высоко, чтобы осветить поле предстоящей битвы, и глазам удивленных диодов предстала невероятная картина. Все поле было завалено камнями различных размеров: от небольших, размером с человеческую голову, до огромных валунов. Видя это, приуныл даже всегда бодрый Контур. Он понял, что любимое построение диодов - фаланга, не сможет пройти по полю, не разорвав при этом строй. Но, несмотря не на что, он решился на атаку, и диоды, построившись, мерным шагом пошли на лагерь Тарка.
   С небольшого пригорка за приготовлениями Свободных наблюдал сам мордорец. От близости битвы у него все сжалось внутри. "Да, да все идет, как надо!" - готово было вырваться у него из груди, но он сохранял внешнее спокойствие. Тарк оседлал своего гнедого жеребца по кличке Дуртанг и приготовился. Все войска были на месте.
   Как и предполагал Тарк, подойдя к завалу из камней, фаланга диодов распалась на несколько отрядов, и они серо-зелеными ручейками растеклись по полю. В этот момент он махнул рукой - раздался резкий хлопок, и над его головой пронесся гранитный шар. Пролетев по дуге, он врезался в строй диодов - треск, короткий вскрик раздавленного. "Ну, началось!" - подумал Тарк. За его спиной заработали механизмы баллист и катапульт. Рой камней и стрел полетел в фалангитов. Над полем повис хряск и дикие крики. Еще не миновав завал камней, диоды понесли большие потери. Многие остались лежать грудой мяса и костей, а строй нарушился еще больше.
   Тарк вновь поднял руки. Обстрел прекратился, а в бой ринулись вайранги- кхандцы, легкая кавалерия. Конечно, они не смогли бы смять или отбросить воинов Морского народа, но не дать им опять соединиться во всесокрушающую фалангу, было в их силах.
   Кхандцы налетели на Свободных. Началась битва. Каждый диод легко справлялся с двумя-тремя всадниками, но кочевники сражались отчаянно. Даже сбитые с коней, они бросались в рукопашную. Как сумасшедшие кхандцы кидали своих скакунов на фалангитов, и сразу по несколько человек наваливались на диодов. Вся эта дерущаяся масса медленно двигалась на лагерь Темных, но главного Тарку удалось добиться: противник бился отдельными отрядами.
   В тот момент, когда казалось, что диоды вот-вот прорвутся, он кинул в бой основные силы: бородатых воинов из Восточных королевств, корпус харадримов с мумаками, вастаков, орков и троллей. Сражение закипело с новой силой.
   Свободные и Темные яростно рубились. Если, чтобы свалить диода люди нападали по двое, по трое, то там где бились тролли, шла беспощадная рукопашная. Тарк видел как один из них перегрыз зубами горло диоду, а затем сам пал от удара ножом в спину. Ожесточение битвы достигло своего апогея. Контур швырнул в бой свой последний резерв - отряд личной охраны, но сломить сопротивление Темных так и не смог.
   Тарк понял, что настал его звездный час. Он подозвал гонца, вручил ему белый платок и отдал приказ. Гонец исчез за холмом. Через несколько минут над полем зазвучал призыв сотен рогов. Из-за отрогов к полю брани ринулись свежие силы Светлых.
   Яркий солнечный свет разливался мириадами золотых и серебряных огней по остриям копий, гордые флаги реяли на ветру, а сочная трава, как покорная рабыня склонялась, под копытами уставших от долгого стояния коней. За рыцарями железными рядами шла пехота.
   Удар воинов Аргелеба пришелся по флангу диодов. Они смяли не ожидавших атаки воинов и вышли в тыл. Дела Морского народа оборачивались скверно: прорыв противника грозил им окружением, да и численный перевес средиземцев возрос почти вдвое. Все свои силы диоды направили на то, чтобы смертельное кольцо не сомкнулось, но напрасно: охват был слишком велик, а спасительная зелень леса далека как небо.
   "Еще немного, чуть-чуть", - облизывая пересохшие от волнения губы, подумал Тарк. Весь напряженный, он замер, впившись руками в гриву жеребца. Когда же первые всадники роханцев, вот-вот должны были встретиться со скакавшими с противоположного фланга вастаками, он встал в стременах и по его телу пробежала дрожь.
   Но тут он заметил новый отряд, спешащий к месту битвы, и это были явно не его воины. Из глубины зеленеющего неподалеку леса появлялись все новые и новые полки диодов. Видимо это были солдаты из южных кланов, ведомые Ангстремом, идущие на соединение с основными силами. Разорвав еще не прочное кольцо, его войска слились с фалангитами Контура. Теперь чаша весов склонилась в пользу диодов. Они стали рассекать армию противника на две части. Еще немного и войскам Тарка и Аргелеба придется биться двумя изолированными отрядами.
   Военачальник Темных срывающимся голосом подозвал Моргула, чтобы отдать приказ к отступлению, как вдруг тысячи голов поднялись вверх, а тысячи ртов стали выкрикивать слова, несущие одним смерть и поражение, а другим победу и славу. "Орлы, орлы летят!" - пронеслось над лязгом и грохотом. Тарк задрал голову. В самом деле, в небесах, заслоняя свет солнца, виднелись силуэты гигантских птиц. Как всегда строй возглавляли Гвиахир и Ландроваль, правители детей Манвэ, потомки легендарного Торондора. Но к своему удивлению Тарк разглядел и еще кое-что: на спинах орлов он заметил крошечные белые точки.
   В этот момент из-за гряды Гор Солнца показались два потока. В первом, сомкнув строй, шли под белыми знаменами, эльфы-ваниары; во втором огненные демоны Моргота - балроги.
   Они повторили маневр Аргелеба, ударив по флангам диодов, а орлы, совершив круг, стали опускаться и ссаживать своих седоков. Гвиахир сел первым. С его спины спрыгнул человек - Тарк сразу же его узнал. Это был Гэндальф. Подойдя к мордорцу, он произнес:
   -Быстро и эффектно! Удар в самую точку. Неплохую я придумал комбинацию. Да, кстати, здравствуй.
   -Привет.
   Тарк раздраженно отвернулся. Природная склонность мага к позерству и хвастовству все больше принимала форму патологии.
   В это время гигантские птицы, избавившись от седоков, взмыли ввысь и приготовились к бою. Недаром Орлы Запада слыли умнейшими из чад Манвэ: они, опасаясь сарисс и мощных арбалетов, не стали атаковать диодов в ближнем бою, а, подлетев к Горам, принялись поднимать огромные камни, чтобы потом, зависнув над диодами, сбрасывать эти снаряды на беззащитные головы врага. Отдельные меткие броски накрывали сразу с десяток бойцов Морского народа. Одновременно с этим балроги и эльфы глубоко вклинились в оборону Контура. Еще немного багровая и белая реки сольются в одну. Ободренные прибытием союзников орки, гондорцы, роханцы начали давить с новой силой.
   Тут над толпой диодов вознеслась огромная фигура транзистора с поднятой кверху булавой. Он сзывал к себе сородичей. Собравшись в плотный строй, они смяли еще непрочный строй орков и гондорцев и устремились к спасительному лесу. Но Тарк крепко держал добычу. Он коротко кивнул головой адъютанту и в бой пошел последний резерв - корпус олог-хаев. В то же время к месту прорыва подошли балроги. Диоды попали под жесточайший удар. Обруч окружения вновь сомкнулся. Лишь три тысячи фалангитов во главе с Мазером вышли из окружения.
   Исчезая под пологом леса, старый транзистор увидел картину, запомнившуюся ему на всю жизнь: озверевшие от жажды крови средиземцы били и кололи умиравших гигантов, а сверху на них пикировали орлы. Забыв об осторожности, они выхватывали то одного, то другого диода и разрывали его в воздухе.
   А на возвышенности, где находился штаб Свободных, шел в свой последний бой Контур. После того как полегла его личная охрана, он, словно гигантский двуглавый вепрь, атаковал гондорскую пехоту. Размахивая чудовищными секирами, Контур обратил в бегство отряд копейщиков. Несмотря на отсутствие какого-либо полководческого таланта, это был действительно великий воин. Наверное, лучший во всем царстве. И перед тем, как пасть в схватке с каменными троллями, он успел прославить свое имя, унеся с собой в могилу еще немало вражеских жизней.
   А с неба лился кровавый дождь, и отсветы заходящего солнца играли в каждой его капле...
   Орел покосился своим красным глазом на Тарка. Тот слегка поклонился. Любой человек в присутствии этой птицы, способной разорвать его одним движением, начинал испытывать страх и почтение. Справа от короля орлов стоял Гэндальф. Мордорец спросил:
   -Присоединяться ли к нам Гвиахир и его братья в борьбе с южанами?
   Гэндальф покачал головой:
   -В конце Третьей эпохи почти все Владыки Воздуха ушли в Аман, с тех пор это личная охрана Манвэ. Лишь по моей просьбе он отпустил их для того, чтобы они помогли доставить сюда ваниаров. После этого орлы вернуться к Трону Валаров. У меня на этот счет четкий приказ Манвэ. К тому же это северные птицы - они не могут переносить жару здешних мест.
   -Печально, но что ж тут поделаешь. Еще раз спасибо за помощь, Гвиахир, - Тарк вновь слегка поклонился.
   Король орлов взмахнул крыльями, поднялся ввысь, и вскоре исчез за линей гор, а маг и командующий Темными пошли к шатру. Там их уже ждали Ингвэ и Аргелеб. Без предисловий Верховный эльф начал:
   -Итак, армии Контура не существует. Вот примерная карта владений Южных монстров. Какие будут предложения?
   Тарк поглядел на карту:
   -У меня есть мысли по этому поводу.
   -Излагай.
   -Наступление широким фронтом. Идут три волны. Впереди конная разведка - своеобразный экран. Их цель - слежение за противником и рекогносцировка. Вторая волна - конные армии, быстрые и маневренные. Их цель - удары по живой силе и коммуникациям. Сзади пехота. Задача - штурм городов. Переговоры допустимы, но после первой же стрелы, пущенной со стены, они прекращаются. Всех, кто сопротивлялся, - убивать, женщин и детей уводить в тыл за Горы Солнца. В общем, тактика выжженной земли. Моя цель - Дисперсия, ваша - Гармоника. Но не зацикливайтесь на ней. По данным разведки там только сенат и небольшая гвардия. Если не сможете взять, оставьте для наблюдения конный отряд. Пусть их пехота погоняется за ним по полям, если захочет. Самое важное разгром легионов, а столицу можно обложить со всех сторон и взять позже. Так. Что дальше? Ага. Связь по всему фронту. Сильные удары, быстрые маневры, постоянная разведка.
   -Я не согласен. Тебе хорошо рассуждать, - сказал Ингвэ, - у тебя основа армии кочевники. Рыцарям и моим эльфам не угнаться за ними. Неизбежно вы уйдете вперед, а это угроза флангам.
   -Я поддерживаю Ингвэ, - сказал маг. - У нас иной план. Будем действовать двумя армиями. Ты против диодов, а мы против варикапов. Не фронтальное наступление, а концентрированные удары. Насчет столиц - они наши главные цели. Возьмем эти города - победа наша.
   -Ладно, - неожиданно сдался Тарк. - Я согласен. Но у вашего плана есть один существенный недостаток. Если одну из армий остановят, другая окажется под угрозой флангового удара...
   -Армии врага находятся в том же положении, что и мы. Если Темные или Светлые вырвутся вперед, у них самих будет возможность атаковать во фланг, - возразил Аргелеб.
   -Резонно, - согласился Тарк. - Да и вам не угнаться за мной. Итак общий план есть. Тогда перейдем к деталям...
  
   Ночью войска Тарка ушли. Лагерь Светлых был объят сном. Лишь Аргелебу почему-то не спалось. Он молча наблюдал, как вдали исчезали последние огоньки, обозначавшие маршевые колонны Темных. Почему-то ему было грустно и тоскливо. Ощущение чего-то неизбежного охватило его. Наконец последний крошечный огонек исчез, и Аргелебу показалось, что вместе с ним пропало что-то важное. Он сел прямо на землю и глубоко задумался.
  
   Отряд вастаков под предводительством Бродды двигался в авангарде войск Тарка. В их задачу входила разведка и борьба с небольшими партизанскими группами.
   Прошла уже неделя после Битвы у Гор Солнца, в которой погиб главнокомандующий войсками диодов Контур и большая часть его армии, а Тарк безжалостно гнал своих вперед. "Быстрота и натиск - мать всех побед", - любил он повторять. Бродда был хорошим учеником, он не только регулярно докладывал данные разведки, но и взял на себя инициативу по уничтожению мелких групп противника...
   В то ранее утро ничто не предвещало беды. Отряд расположился на отдых в живописной долине меж невысоких холмов. Бродда выслал вперед разведчиков, а остальным приказал отдыхать. Вернувшись в полдень, те донесли, что за ближайшей грядой находится большая долина, в сердце которой стоял довольно крупный населенный пункт диодов. Судя по их наблюдениям, он покинут жителями. Бродду охватило сомнение: с одной стороны он опасался западни, с другой - его тянуло занять этот поселок и там дожидаться подхода основных сил.
   Осторожный вастак еще раз послал разведчиков. Они вернулись через час и подтвердили свои слова: поселок пуст. Тогда Бродда приказал выступать. Перевалив через ближнюю гряду холмов, они увидели пасторальную картинку. В центре огромной похожей на блюдо долины, уютно расположился городок диодов. Состоявший из одинаковых деревянных домов, которые образовывали идеально прямые лучи-улицы, он казался игрушечным. Вокруг него, словно круги от попавшего в воду камня, расходились обработанные поля. От полей поселок отделяла высокая стена из деревянных бревен с заостренными концами. Подъехав вплотную к нему, Бродда приказал остановиться.
   Поселок действительно выглядел пустым. Сквозь раскрытые ворота командир вастаков видел покинутые улицы, по которым ветер гонял тучи мусора. Около домов диодов валялась различная утварь, словно её потеряли, спешно покидая это место, где-то как раненая птица крылом, хлопала открытая ставня.
   Бродда поднял руку, кочевники построились в колонну по двое и стали въезжать в ворота. Отряд медленно двигался по центральной улице. Огромные деревянные строения окружили их. В основном двух-трех этажные, но из-за огромного роста их жителей, они были значительно выше, выстроенных во столько же этажей человеческих домов. Суеверным вастакам показалось, что их поглотило некое древнее чудище, и они едут по его чреву. Бродду охватило волнение, от ожидания неизвестного у него все сжалось внутри. Это чувство усилилось, после того как налетевший порыв ветра захлопнул за их спинами тяжелые створки ворот. В то же самое время, словно их стук послужил сигналом, в окнах домов показались морды диодов, и на кочевников обрушился шквал камней и стрел. Степная конница хороша, но только когда ей есть, где развернутся, а в узких переулках города она беззащитна. Многие вастаки погибли, так и не успев понять, что произошло, остальные попытались выбраться из западни, но это лишь усилило неразбериху. Кони храпели и вставали на дыбы, всадники пытались их унять, но тут же гибли под ударами диодов. Бродда погиб при первом же залпе, и теперь вастаки спасались, кто как мог, но это было бесполезно: вырвавшихся из мешка всадников, диоды вылавливали по одному и умерщвляли.
   Вскоре все было кончено. Диоды выбрались из своих убежищ. Первыми осторожно вышли воины, они обходили лежащих вастаков, убеждаясь, что те мертвы. За воинами на улицу вывалила любопытная детвора, несмотря на крики матерей и затрещины мужчин, а уж следом показались охающие женщины.
   Среди толпы снующих туда-сюда диодов, резко выделялись фигуры двух транзисторов. Один из них - глубокий старик, чье некогда мощное тело покрывало огромное количество морщин и складок, а глаза слегка потускнели под грузом прожитых лет, был Моцос, глава одноименного клана. В свои восемьдесят лет он не потерял ни ясности ума, ни твердости руки, и уверенно управлял своими многочисленными родичами. Вторым был его племянник Баттерворт, будущий предводитель, трехметровый гигант, богатырь, даже по меркам диодов. "Малыш Батт", как ласково его звали, просто так, на спор с голыми руками ходил на охоту на горных львов.
   Сейчас же они вели спокойную беседу:
   -А где их предводитель, малыш? - пробурчал Моцос.
   -Видимо этот, - погремел "Малыш Батт" в ответ, указывая топором на распростертого со стрелой в сердце Бродду. - Что с ним делать?
   -Выставь его голову на всеобщее обозрение. Пусть все знают, какой прием ждет врага на землях клана Моцос.
   -Будет сделано!
   Баттерворт взмахнул топором, отделил голову вастака от тела и, подозвав двух диодов, приказал насадить ее на кол и водрузить над воротами. Те бросились исполнять, а Батт повернулся к дяде:
   -И что же дальше? Что нам делать?
   -Что делать, что делать?! Убрать трупы и веселиться! Мы разгромили врага - надо отблагодарить себя и небо за победу.
   -До веселья ли тут, дядя? Это лишь один из отрядов северных дикарей. Будут и другие. А народу у нас осталось не так уж много. Не все братья вернулись после битвы у Гор Солнца.
   -До веселья, Батт, до веселья. Это поднимет боевой дух наших сородичей. А на счет того, будут ли другие, ты прав, но я думаю - мы отобьемся. Насколько я понял их тактику, малыш, основная часть их войск быстрым темпом движется к Дисперсии, поэтому против отдельных поселений будут действовать разрозненные отряды. Тот, который мы уничтожили, как я думаю, ну, так сказать, был "нашим". Пока они очухаются, что его больше нет, этих гадов обратно от столицы пинками погонят, и им не до нас будет. А если еще отряд пошлют, дак мы его как и этих хорошенечко встретим. Так что, Батт, не унывай, пойдем поднимем кубок за победу и за умерших.
   -Да будет так, дядя!..
  
   Однако даже многоопытный Моцос не смог предусмотреть всего. Он не знал, что один из вастаков все же уцелел и смог выбраться к своим. Вихрем ворвавшись в лагерь Тарка, он сообщил о постигшей Бродду судьбе. Командующий Темными пришел в ярость, узнав, что голова его любимца торчит на частоколе какого-то идиотского клана. Он решил им жестоко отомстить.
   В ту ночь Тарк не спал. Он лежал в своем шатре и думал. Напротив него сидел Моргул и внимательно следил за своим командиром. Тот же, казалось, совершенно не замечал присутствия назгула. Уставившись в карту, Тарк представлял себе, как он изничтожит этот дурацкий поселок диодов, что посмел истребить отряд вастаков и насадить на кол, словно игрушку, голову одного из лучших его командиров. Так продолжалось довольно долго, пока он, наконец, не пробормотал:
   -Темуджин за такие дела прошелся бы плугом по развалинам их поселка, чтоб даже трава там не росла.
   -Кто? - спросил удивленный Моргул.
   Тарк неожиданно привстал и посмотрел в глаза Верховному назгулу.
   -Представь себе, что где-то в недосягаемой дали, за залами Айнур и мириадами звезд, есть другой мир. Он сильно отличается от Арды и в тоже время неуловимо похож на нее. Этот мир показался бы тебе, Моргул, странным: там нет ни эльфов, ни орков, там живут только люди.
   История, которую я хочу тебе рассказать, случилась так давно, что даже мой разум отказывается поверить в реальность этого. В те времена в сухих степях и пустынях, посреди самого большого континента того мира жило племя. Больше всего оно походило по внешности и повадкам на наших вастаков. Племя было не особо крупное и сильное, при этом будучи разбитым на части, ему приходилось платить дань более могучему соседу.
   Но однажды все изменилось. В убогой юрте этого народа родился мальчик. Говорят, когда он появился на свет, в своем крошечном кулачке ребенок сжимал сгусток крови, предвещавший ту кровь и славу, что будет из-за него на земле. Но на заре жизни ничто не предвещало его великой судьбы. От мальчика отвернулись даже те, кто служил его отцу, одному из мелких вождей. Он даже побывал рабом, но ничто не могло изменить его судьбы. Где силой, где хитростью, а где и лестью, Темуджин сумел собрать вокруг себя все племя. И тогда настал его звездный час. На совете кочевников он был провозглашен Великим правителем, Чингиз-ханом. И мир вздрогнул: горы и степи извергли на него орды диких всадников, сметавших все на своем пути. Перед знаменем великого вождя падали ниц и ленивые, утопающие в роскоши города народа, похожего на наших кхандцев, и голубоглазые, светловолосые жители северных лесов, и беззаботные кочевники, обитавшие в степях с сочной травой. Казалось, ничто не может остановить Чингиз-хана. Это сделала смерть. Он умер в зените силы и славы, оставив своим сыновьям необъятную империю...
   -Что это за история о другом мире? Разве есть что-то кроме Арды? - удивленно спросил Моргул.
   -А? - растерянно переспросил Тарк. - Другой мир? Он почти не связан с Ардой. Есть только один путь.
   -Какой же?
   -Между мирами существуют магические врата. Я сам, как ты понял, оттуда.
   -Что же тебя сюда привело? - с подозрением в голосе спросил назгул.
   -Я, как и некоторые другие был призван Сауроном. Однако хватит вопросов. Я должен хоть пару часов поспать, прежде чем мы выступим, - Тарк, зевнув, повалился на лежак.
   Моргул, ни слова не говоря, встал, поклонился и вышел.
  
   Ночной бросок прошел успешно - к утру следующего дня мордорцы увидели перед собой поселение клана Моцос. Жители встречали их во всеоружии: на стенах толпились диоды, суетились женщины и дети, поднося заряды к нескольким самодельным катапультам.
   "Похоже, что разведка у них работает неплохо", - отметил про себя Тарк. - "Да и в мужестве им не откажешь. Драться силами одного рода против всех моих войск.., хотя, возможно, это просто глупость".
   С этими мыслями он въехал на холм, с которого открывался самый удобный обзор местности.
   Тем временем, вокруг осажденных, словно стаи саранчи, скапливались его воины. Защитники в свою очередь зорко следили за всеми перемещениями Темных, однако помешать им не могли: запас боеприпасов был ограничен, а противник находился слишком далеко.
   Заняв исходные позиции, отряды мордорцев хлынули вниз на штурм. Первыми были вастаки, кхандцы и харадримская конница. В руках они сжимали факелы и луки с подожженными стрелами, при этом нападавшие истошно орали и потрясали оружием. При их приближении диоды дали залп - многие всадники рухнули в зеленеющую рожь, а их кони, почувствовав свободу, вырвались вперед остальных. Но слуг Саурона было не остановить. Со стороны казалось, что в потоке лавы образовывались небольшие темно-зеленые дыры, которые тут же заполнялись орущей толпой всадников.
   Подлетев к частоколу, кочевники всаживали в него горящие стрелы и кидали факелы, а конники из задних рядов прикрывали их, не давая защитникам высунуться, чтобы потушить уже занимавшиеся огнем стены. Всадники начали кружить вокруг маленькой крепости, опустошая колчаны.
   "Море огня и море крови", - подумалось Тарку. - "Именно так я и представлял себе войны древности. Мужество и напор, хитрость и скорость, сила руки и твердость духа решают все. Современная война противна: ты можешь уничтожить противника, находящегося в нескольких световых годах от тебя, не давая ему возможности понять, что происходит. А вот глаза в глаза, лицо к лицу - это по мне!" - закончил он свою мысль.
   Штурм же тем временем продолжался. Несмотря на постоянную стрельбу, диоды исхитрялись отвечать. То тут, то там, вскинув руки к безразличным небесам, валились мертвые всадники. Пару раз пущенные катапультами снаряды пробивали глубокие бреши в рядах атакующих, но вновь прибывшие тут же заменяли погибших. В свою очередь и Темные меткими выстрелами сшибали со стен членов клана Моцос, а постоянная стрельба не позволяла тем своевременно тушить пожары.
   Очень скоро пламя охватило почти весь частокол, и диоды, чтобы не сгореть заживо, отступили вглубь поселка. После того как догорающие стены рухнули, кочевники, сделавшие свое дело, отошли назад, и их место заняли тролли с орками.
   "Хм, скоро все кончится", - снова подумал Тарк. - "Черт, из-за этого дыма ничего не видно, надо подъехать поближе. А то эти увальни без моих приказов там вечность провозятся". Он легонько тронул коня и поехал вперед. За ним послушно двинулась охрана и командиры.
   Своей новой ставкой он выбрал небольшой полуразрушенный домик, каким-то чудом уцелевший от огненного гнева его солдат.
   В тот самый момент, когда кортеж командующего Темными остановился напротив здания временного штаба, из-за завесы огня и дыма вдруг вылетело огромное каменное ядро. То ли диоды, бившие по оркам, не рассчитали дальности выстрела, то ли неизвестным образом узнали, где Тарк, и решили обезглавить войско врагов. К счастью для командира Темных каменный шар ударил в постройку - в сторону брызнули крупные щепки, и одна из них с силой вонзилась ему в плечо. Тот застонал и начал падать со своего жеребца. Подоспевшие охранники подхватили его и отнесли в более безопасное место.
   Вокруг сразу же засуетились лекари, пытавшиеся аккуратно вытащить крепко засевшую в теле щепу, но она крошилась и причиняла раненому еще большую боль. Лишь после долгих мучений им удалось ее извлечь и перевязать плечо.
   В этот момент, расталкивая лекарей, к Тарку подбежал ординарец:
   -Командующий, - прохрипел он. - Городок взят! Оставшиеся в живых диоды собрались на площади и просят пощады.
   Тарк, морщась, слегка приподнялся на ложе и проговорил:
   -Пощады они хотят! Ха! А когда насаживали голову Бродды над воротами, они о чем думали? Так, значит всех, кого взяли с оружием, казнить в назидание другим, а женщин и детей...
   Тут его рука неудачно подвернулась, и он рухнул на больное плечо, издав при этом протяжный стон. Ординарца тут же отогнали лекари.
   Благодаря их стараниям Тарк вскоре перестал чувствовать боль. Поднявшись на ноги, он решил посмотреть, как выполняются его приказы. Мордорец сел на коня и выехал за пределы поселка. То, что он увидел, привело его в состояние шока. В поле, на свежевспаханной земле стояли уцелевшие диоды: взрослые мужчины, женщины, дети, старики. По сторонам, образуя длинный коридор, стояли шеренгами равнодушные воины Темных. Напротив пленников выстроились мумаки. Стоявший среди них назгул отдал приказ, и гигантские животные двинулись вперед, переходя с шага на легкий бег. Диоды молча смотрели на приближающуюся смерть, а орки свистом и улюлюканьем подгоняли животных. Словно в диком кошмаре, Тарк увидел, как огромная серая нога мумака размозжила голову переднему диоду. Первые ряды пленных образовали мужчины, собравшиеся в тщетной попытке защитить остальных. Они гибли один за другим под ногами равнодушных животных, сопровождаемые взглядами безжалостных людей.
   У одного из диодов не выдержали нервы, и он бросился на стоявших солдат, но, даже не добежав до них, погиб пронзенный десятками стрел. Другой, сильно выделявшийся среди остальных ростом и наличием двух голов, сам бросился на мумака, но, получив сильнейший удар в грудь, отлетел и с грохотом рухнул на готовую для посева землю.
   Животные, тем временем покончив с мужчинами, принялись за женщин и детей.
   Задыхающийся от гнева Тарк тут же повернулся к стоявшему рядом адъютанту:
   -Кто приказал? Что творится?
   Тот пожал плечами:
   -Моргул сказал, что это был ваш собственный приказ.
   -Я велел казнить тех, кого взяли с оружием, а женщин и детей.., - но тут Тарк замолчал, вспомнив то, что произошло, когда над ним колдовали лекари. Его лицо исказилось от гнева. Схватив адъютанта за грудки, он просипел:
   -Немедленно остановить, или я вас всех!..
   Тарк, застонал и схватился за больную руку. Слуга, боле не медля, бросился выполнять приказ. Но остановить бойню было уже невозможно.
   Тарк в это время угрюмо наблюдал за этим чудовищным спектаклем. На его глазах разгоряченные кровью и криками погонщиков мумаки давили беззащитных жителей. Матери в отчаянии пытались своими телами прикрыть детей, и они вместе превращались в кровавое месиво. Кто-то встречал смерть стоя, а кто-то пытался бежать, но им на шею кидали арканы и тащили обратно, швыряя под ноги озверевшим животным.
   Сцены одна ужасней другой проплывали перед глазами застывшего как статуя Тарка. Он видел, как какая-то женщина, совершенно обезумев от страха, сама бросила своего ребенка на копья хохочущих кочевников. Он видел, как один старик плакал на груди раздавленного сына. Он видел, как совсем молодой диод с ножом в руках бросился на мумака, чтобы защитить свою любимую. Он видел, как взрослый мужчина с перебитыми ногами воздевал руки к небу, умоляя прекратить его страдания. Он видел, что сам воздух пропитался неизмеримыми по своей глубине горем и отчаянием. Бойня закончилась только после того, как пал последний диод - приказ Тарка не успел дойти.
   -Ну, я вам всем устрою, чтоб вас!.. - задыхаясь, прокричал он. Однако ничего не подозревавшие солдаты начали расходиться.
   Вдруг один из лежавших без движения диодов пошевелился и медленно встал. Это был тот самый транзистор, что попытался справиться с мумаком. Подойдя к кровавой куче своих соотечественников, Батт поднял тело Моцоса и понес его вперед. Воины, предвидя потеху, развернулись и стали всаживать в него стрелы и бросать копья, но гигант шел, казалось, не обращая на это внимания. Его словно окаменевшая морда не выражала никаких чувств. Он двигался как автомат, до тех пор, пока пущенный кем-то шар из пращи не пробил ему голову. Тогда транзистор остановился, замер на секунду и рухнул вниз, своей смертью ставя точку в вакханалии этого безумного дня.
  
   Войска Тарка подошли к Дисперсии с двух сторон. Первой группой командовал он сам, а второй Моргул и Кхамул. Ранним утром передовые отряды вышли к берегу реки. С крутого обрыва, столь неестественного для плавных южных рек, открывался чудесный вид на столицу диодов. Огромный город, который, казалось, был построен гигантами располагался на острове посреди реки. Он был окружен высокими и толстыми стенами из белого и синего камня. За ними находились кварталы трехэтажных зданий, украшенных лепкой и многоцветной росписью. В центре столицы располагались роскошные общественные дворцы, бани, библиотеки, дома культуры и форумы.
   Тарк выехал на самый край обрыва и оглядел столицу. Вся эта красота его мало интересовала, он видел в городе лишь еще одно препятствие на своем пути. Мордорец отлично понимал, что хотя в Дисперсии сконцетрирован не самый крупный и подготовленный отряд, взять ее будет не так просто. Расположенная также, как столица варикапов, на острове она была хорошо защищена от нападения. Река давала диодам неоспоримые преимущества: во-первых, большинство воинов Тарка составляли орки, которые панически боялись воды, а кочевники из засушливого Харада и часть вастаков отродясь не видали таких больших рек; во-вторых, вода была родной стихией для диодов, и они могли совершенно безнаказанно совершать вылазки, а то и вовсе уйти из-под носа Тарка.
   Вечером войска расположились на берегу. Огромный темный лагерь раскинулся как паучьи тенета по зеленым холмам приречной долины. В его центре установил свой походный шатер Тарк. Этой влажной ночью мордорец не смыкал глаз. Склонившись над картой, он размышлял.
   Следующим утром, осажденные с удивлением заметили, что часть войск противника исчезла. Продовольствия в Дисперсии хватило бы на несколько недель, а там, глядишь, их или Мазер выручит, или варикапы подоспеют. На улицах города возникло радостное возбуждение. Все решили затянуть потуже пояса и готовится к изматывающим противника вылазкам. Однако же, их ждал неприятный сюрприз. Оказалось, что и Тарк не терял времени даром: он приказал уничтожить, по мере возможности, конечно, всю прибрежную растительность и построил несколько застав у реки. Это слегка обескуражило диодов, но не сказалось на их решимости продолжать вылазки.
   Так и прошли первые двое суток. На берегу периодически вспыхивали яростные стычки, а основные массы войск стояли в томительном ожидании.
   На утро следующего дня в город вернулся один из разведчиков и сообщил страшную новость. Оказалось, что войска Темных ушли вовсе не сражаться с неведомым противником, а поднялись вверх по течению к тому месту, где река вырывалась из тисков Золотых гор на широкую равнину, и строят там плотину, согнав для этого всех местных жителей. И в самом деле, весь следующий день вода в реке неуклонно убывала, обнажая илистое дно, а в лагере мордорцев началось оживление. Теперь уже все их силы подошли к воде и наблюдали за убывающей водой. Наконец, часам к пяти вечера вода спала окончательно, оставив на толстом слое ила ковер из раков, рыб, водорослей и других речных обитателей.
   Осажденные поддались было панике, но тут поняли, что многометровый слой грязи и ила представляет собой не менее трудную преграду, чем река. Защитники немного успокоились и начали с интересом наблюдать за войском Тарка.
   Какое-то время воины на берегу стояли неподвижно, словно чего-то ожидая, но внезапно ряды Темных расступились и на речное дно, с громким плюханьем, упали огромные деревянные щиты. Диоды поняли, что Тарк все рассчитал правильно: за то время пока строилась плотина, мастеровые мордорских войск из привезенных заранее материалов сколотили большие деревянные помосты, из которых должны были соорудить на дне речки нечто вроде гатей.
   Скинув с обеих сторон эти помосты, орки и тролли быстро забрались на них и, прикрываясь щитами, начали укладывать остальные. Со стен в них полетели стрелы и камни. Орки гибли десятками, но работа не прекращалась ни на минуту, и скоро на дно легли последние щиты. Диоды попытались поджечь помосты, но они оказались предусмотрительно смазаны грязью, и совершенно не хотели гореть.
   Как только орки-рабочие покинули созданные ими же деревянные дороги, на них въехали катапульты. Словно рыжие лесные муравьи, ползущие по стволу дерева, они двигались к точкам обстрела. Не все из них доехали до цели, несколько машин с треском рухнули в жидкую грязь, и под градом стрел солдаты пытались вытянуть их обратно. К несчастью для осажденных все же большая часть машин уцелела. Они замерли и дали залп. К своему удивлению защитники заметили, что к стенам летят не камни, а какие-то прозрачные шары с жидкостью внутри. При соприкосновении со стенами они разбивались, и раздавался сильнейший взрыв.
   -Это что? - спросил стоявший на приречном холме рядом с командиром Темных Моргул.
   Тарк хитро улыбнулся.
   -Ты помнишь, как брали крепость Хорн, во время Войны Кольца. Там использовали пламя Изенгарда. Так вот я нашел его секрет, ну и кое-что усовершенствовал. Думаю, это оправдает себя.
   Он вновь устремил свой взгляд в сторону битвы и замолчал. Катапульты сделали еще несколько залпов и прекратили огонь: большего и не требовалось. В трех местах стены зияли огромные провалы, похожие на рты беззубых старух. На секунду над полем битвы повисла кладбищенская тишина. Затем Тарк дал знак, и войска темной волной ринулись вперед. Со стен вновь полетели камни и стрелы, но остановить этот бурный поток, что вливался в провалы стен было невозможно. Те, кто был слишком далеко от дыр, приставляли лестницы и лезли на стены. Их сталкивали, расстреливали из луков и арбалетов, поливали кипятком и маслом, но они упрямо продолжали карабкаться. Однако это продолжалось недолго, защитники стен вынуждены были отойти, дабы не быть окруженными уже прорвавшимися в город силами. Бой закипел в самой столице. Словно соперничая с заходящим Солнцем, в Дисперсии запылали сотни пожаров, а в небо взвились, похожие на змеиные хвосты, клубы дыма.
   Бой в городе страшен: каждый угол и переулок становятся ареной кровавой борьбы, перемешивается фронт и тыл, горят дома, из них доносятся животные крики сгорающих заживо, а убитые валяются на земле снопами, причем среди них можно увидеть много женских и детских лиц. Все это в полной мере испытали войска Тарка, продолжая неуклонно двигаться к центру Дисперсии, периодически подавляя вспыхивавшие в тылу очаги сопротивления. Только численный перевес позволял им двигаться дальше.
   Уже давно наступила ночь, но это ничего не изменило, горевший город давал достаточно света, но ярче его горела ненависть в сердцах сражавшихся. Для Дисперсии это была ночь Страшного Суда, диоды отлично это понимали, и их единственной целью было забрать с собой как можно больше врагов. Лишь к четырем часам ночи силам Темных удалось сломать оборону диодов и захватить большую часть столицы. В руках осажденных осталась только здание Государственного архива.
   В этот момент в бою возникла передышка: обоим сторонам требовался отдых, невозможно столько часов без отдыха находится в подобном аду. Но и это время Тарк использовал с толком, он подавил последние мелкие очаги сопротивления в остальной части города и стянул к центру все силы. Понимая, что штурм обойдется ему очень дорого, он пошел на отчаянный шаг. Осажденные видели, как стоявшие плотной стеной на центральной улице солдаты расступились и на площадь выехал одинокий всадник.
   -Диоды! - прокричал он. - Вы храбрые войны, и я склоняю перед вами голову, - всадник слегка поклонился, - но поймите, дальнейшее сопротивление бесполезно. Предлагаю вам капитуляцию на почетных условиях. Вы сдаете оружие, и я выпушу вас из города. Это говорю я - Тарк, командующий силами Мордора.
   На секунду над площадью установилась мертвая тишина. Солдаты мордорца замерли в ожидании - каждый в душе надеялся на положительный ответ диодов. К сожалению, эти надежды не оправдались. Из одного окна верхнего этажа храма вылетела стрела и звякнула о мостовую около коня Тарка, чудом не попав в него.
   -Я принимаю ваш ответ. Вы сами подписали себе приговор.
   Он развернулся и галопом поскакал к своим войскам. Передние ряды расступились и поглотили его. К Темным подтянулись последние резервы, после чего Тарк приступил к осуществлению своего плана. Воины под прикрытием больших осадных щитов на колесах двинулись к стенам архива, и к его подножию полетели связки хвороста. Защитники начали отчаянную стрельбу, благо целей было предостаточно, но перевес в численности давал о себе знать. Темные вновь теряли десятки бойцов, но гора хвороста все росла. Наконец сделав свое дело, они откатились назад. А на площадь со всех сторон вышли лучники: в их руках были луки с горящими стрелами. Сотни рук поднялись вверх, взвизгнули тетивы, и огненный дождь пролился на последнюю твердыню диодов. Хворост запылал, языки пламени начали лизать основание строения, а дым удушливыми кольцами вползал внутрь. Какое-то время ничего не происходило. Но вот сквозь треск горящего хвороста послышался другой звук - со скрипом открылись большие медные ворота, и наружу вышли диоды. Во главе шел огромный транзистор. Его могучую фигуру облегали доспехи цвета морской волны, сиявшие в лучах солнца, в лапах блистали огненной яростью два топора, а обе головы прикрывали глухие шлемы. Словно воплощение вселенской обиды и гнева он мерно двигался на своих трех ногах-колоннах. За ним также спокойно шествовали остальные. Они утратили надежду и были готовы умереть, завалив площадь телами врагов. Темные в страхе отхлынули назад. Но это длилось лишь секунду - орки завизжали и кинулись вперед, а кочевники пришпорили скакунов.
   Тарк устало закрыл глаза:
   "Словно грифы на умирающего льва", - подумал он. - "И как же я устал, думаю, они смогут закончить без меня. Не люблю бойни, я полководец, а не мясник. Боюсь, правда, тут они мне сами не оставили выбора. Надо отдохнуть, надо отдохнуть..."
   Он повернулся к Моргулу:
   -Я устал, мне нужно отдохнуть. Передаю командование тебе. Когда закончите на площади, передай мой приказ по войскам: даю день на разграбление, а потом идем дальше.
   Тарк развернул скакуна, и поехал прочь из города в свой шатер, где мгновенно уснул.
   Когда он проснулся, солнце уже было в зените. Заботами шустрых адъютантов он быстро собрался и поехал к чернеющему грудой развалин городу. Внутри он увидел ту же картину, что и сотни завоевателей в сотнях городов в течение всей многострадальной истории. Пьяные орки, истошно вопя, выламывали двери, вытаскивая на улицу уцелевшее от пожаров имущество. Алчные кочевники обирали покойников и хладнокровно добивали раненых. Их покрытые кровью лица, горящие огнем златолюбия глаза и перекошенные рты, навеяли Тарку картины Дантова ада. Он был бы рад остановить все это, но не мог. Если бы он отдал подобный приказ, в следующий раз войны просто не пойдут в атаку. Тарк отлично понимал: для его солдат это равносильно приказу не дышать. Поэтому, подавив внутренне содрогание, он ехал по улицам. Лишь около залитой кровью площади он остановился. Его внимание привлекла большая толпа кочевников и орков, собравшихся в одном месте. Из толпы доносился хриплый хохот и соленые шуточки. Тарк подъехал поближе. В центре образованного его войнами круга стоял тот самый транзистор, что вел диодов в последний бой. Его блистающие доспехи поблекли от крови, головы не покрыты, через одно лицо тянулся, тонкой линией, шрам, заканчивавшийся на месте вытекшего глаза, а вместо левой руки свисал кровавыми ошметками обрубок. В здоровой лапе он все еще сжимал топор. Прыгавшие вокруг орки тыкали в него остриями копий и мерзко гоготали. Транзистор, обессиленный от потери крови, лишь изредка с трудом пытался отмахнутся топором, что только увеличивало веселье. Тарк вздохнул и хотел, было проехать мимо, ведь не в правилах Темных начальников было отбирать игрушки у своих псов. Но тут его кольнула простая и ужасная в своей простоте мысль:
   "А если бы меня взяли в плен, со мною поступили бы так же?!"
   Раньше он никогда не задавал себе этот вопрос, любой человек всегда думает "это случится с кем угодно, только не со мной", пока не увидит что-то подобное своими глазами. К тому же Тарк вполне справедливо считал все это красивой игрой, а себя тем, кто устанавливает ее правила. И только сейчас он понял, что игра может быть опасной: в ходе партии могут съесть не только пешку, но и ферзя. Тарк с криком развернул коня и врезался в ряды забавлявшихся, за ним ринулись его адъютанты и телохранители. Орки в панике начали разбегаться под ударами нагаек. Вскоре площадь опустела. Лишь транзистор, устало опершись на топор, продолжал стоять. Тарк подъехал вплотную и посмотрел ему в глаза. Сквозь помутневшие от боли и потери крови зрачки, он увидел недюжий интеллект и железную силу воли, а также рвущийся наружу крик боли. Не в силах больше смотреть Тарк отвернулся и отдал приказ телохранителям. Те молча натянули луки, свистнули стрелы, и он услышал стук падающего тела.
   Весь оставшийся день Тарк пребывал в дурном расположении духа. Он вновь уехал за пределы умиравшего города, оставив командование Моргулу.
   Бодрость вернулась к нему лишь на следующее утро. Проснувшись, Тарк почувствовал новый прилив сил. Быстро разослав гонцов для сбора войск, он наконец ощутил себя в своей тарелке. "Отдавать приказы, видеть передвижение войск и плоды своих побед - вот это по мне". А свою вчерашнюю меланхолию он списал на усталость.
   Прошло несколько часов, и он, стоя рядом с Кхамулом и Моргулом, наблюдал, как орды покидали разрушенную Дисперсию. Приподнятое настроение вернулось к нему, и Тарк уже жил будущими боями, и, как он надеялся, победами.
   Город долго извергал из себя потоки воинов. Лишь в полдень последний отряд покинул разрушенную столицу.
   В этот момент где-то вдалеке громыхнуло, словно гроза в ясный день. Моргул с Кхамулом переглянулись, а Тарк послал гонцов поторопить выезжавших из города, и не зря: как только они покинули высохшее русло реки, в него с новой силой хлынула вода, накрыв собой город, завершая разрушение и безумие последних дней.
   -Что происходит, Тарк? - недоуменно воскликнул Кхамул.
   -Я приказал взорвать ту плотину, которой перегородили реку. Дисперсия умерла, и это её погребальный саван.
   Он развернул коня, и, ухмыляясь, съехал с холма, бросив прощальный взгляд на город.
   -Дисперсия - это что-то из математики или физики. Ненавижу точные науки, - просипел тихонько Тарк, прежде чем зеленый ковер травы скрыл город от его глаз.
  
   На закате солнца полки Мазера вышли к побережью. Даже кажущиеся неутомимыми диоды смертельно устали от этой многодневной гонки. Воины буквально валились на золотистый песок пляжа и засыпали под шум ласкового южного моря. Однако, старый транзистор, понимая всю опасность своего положения, выбрал самых стойких своих воинов и выслал их в разведку, а так же расставил вокруг лагеря часовых. Всю ночь он провел вместе с ними, не смыкая глаз.
   Мазер был готов к бою, им владела мрачная решимость. Он отлично понимал, что отступать дальше нельзя. Сами диоды могли уйти на дно под защиту океана, но они не могли бросить своих союзников, людей и эльфов. Намного более мобильные войска Тарка загнали его армию в ловушку.
   Страна диодов лежала в руинах, Дисперсия пала. А всего несколько недель тому назад никто и не мог предполагать, что такое может произойти. Даже после первого поражения в битве у Гор Солнца, где погиб командующий Контур и цвет диодского войска, Мазер, сумевший вырваться с поля боя, считал, что вместе с остальными уцелевшими командирами сумеет организовать успешную оборону страны. Однако невиданная доселе организация войска Тарка сказала свое слово. Его конные отряды были гораздо более маневренны, чем пехота диодов, и ему удалось разбить разрозненные кланы по частям, а потом и взять Дисперсию. Мазер пытался организовать сопротивление, но и тут командующий мордорцами сумел организовать дело так, что армия транзистора уже трижды не смогла получить подкрепление. Однако Тарк не спешил атаковать всеми силами: он понимал, что на этот раз легкой победы не будет. Полки Мазера хоть и были изрядно потрепаны, все еще сохраняли высокую боеспособность и представляли собой серьезную силу. С этим приходилось считаться, поэтому глава Темных старался измотать противника как можно сильнее. А в качестве главного козыря он припас отряд балрогов, который должен был в решающий момент разорвать фалангу диодов -главную силу врага. Сейчас же, когда полки Мазера были прижаты к океану, решающей битвы было не избежать.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 11.
   Первые лучи солнца проникли сквозь круглый проем в потолке здания сената, осветив большой зал, стены которого, выполненные из зеленого мрамора, были идеально выточены по окружности. Своды потолка поддерживались длинными белыми колоннами, оформленными в традиционном варикапском стиле. По кругу располагались триста прозрачных стеклянных кресел с высокими спинками, предназначенных, очевидно, для сенаторов. В центре зала находилось отверстие, в глубь которого спускалась изящная винтовая лестница без перил. Здание сената было двухэтажным. На первом этаже размещались служебные помещения, использующиеся для различных административных нужд, а второй предназначался исключительно для заседаний высшего органа государственной власти республики Варикап.
   Наконец, царившую здесь тишину разорвал звук ступающих по лестничным ступеням ног. Из отверстия в полу появлялись варикапы, облаченные в простые серые туники. Члены сената занимали свои места: предстояло экстренное собрание, которое созвал Первый сенатор и варактор Диапазон, сменивший на этом посту Кондера в установленные законом Республики сроки. Экс-варактор занимал сейчас должность префекта столицы, начальника преторианской гвардии.
   Когда все 300 кресел были заняты, со своего места поднялся новый варактор и вышел на середину зала:
   -Уважаемые сенаторы, готовы ли слушать? - он выдержал паузу, и, поскольку молчание не было прервано, продолжил:
   -Сегодня на повестке дня: первое, мой доклад о положении на границе; второе, обсуждение мер, необходимых для организации ответных действий, и третье, как всегда, ваши замечания и предложения. Возражения есть? Нет? Тогда я, более не медля, приступаю к докладу по первому вопросу.
   Этой ночью прибыли гонцы с границы с плохими вестями. Позиции девятого легиона были атакованы армией, пришедшей с севера. После упорных трехдневных боев враг вторгся в пределы республики. Все наши силы на границе либо уничтожены, либо попали в окружение и прячутся в лесах. По предварительным оценкам сюда приближается армия численностью от семидесяти до ста тысяч солдат. Судя по донесениям гонцов, в ее состав входят люди Гондора и Рохана, большой, около пяти тысяч контингент гномов, эльфы Лориена, Дольна и Сумеречья. Это те силы, которые мы, в принципе, и ожидали встретить, однако, это далеко не все. С ними идет сам Ингвэ и около сорока тысяч эльфов-ваниаров. Они высадились в Умбаре две недели назад и только сейчас присоединились к основным силам.
   Каменные лица варикапов оставались неподвижными, лишь расширившиеся зрачки глаз выдавали волнение.
   -Можете мне поверить: это достоверные, многократно проверенные данные. Теперь задавайте вопросы.
   Один из сенаторов встал со своего кресла:
   -Известно ли кто предводитель этой армии?
   -По непроверенным сведениям - это Аргелеб, сын Арагорна и Ингвэ, король ваниаров. Бродят также слухи, что за всем этим стоит сам Гэндальф.
   -В каком направлении движется враг?
   -Враг усиленным маршем идет прямо к столице.
   -Пока вопросов нет. Приступайте ко второй части.
   -Как скажете. Итак о тех мерах, которые я в качестве варактора Республики, уже предпринял. Во-первых, налажена система отслеживания движения и действий противника, в соответствии с разработанными до войны планами; во-вторых, разосланы гонцы во все города с приказам о введение режима военного времени; в-третьих, всем проконсулам приказано явиться под стены Гармоники; в-четвертых, объявлен дополнительный набор добровольцев для организации ополчения. Дальнейшие действия должны быть санкционированы сенатом. Кроме того, в условиях прямой военной угрозы прошу предоставить мне больше полномочий вместе с возможностью немедленного отбытия к вверенным мне войскам, - Диапазон закончил свою речь и вернулся на свое место, предоставляя возможность выступить другим.
   Теперь в центре зала стоял бывший Первый сенатор, Кондер:
   -Уважаемые члены сената, с действиями, которые предпринял варактор, абсолютно согласен, так бы поступил и я, будучи на этом посту, но что касается упомянутых особых полномочий, то вынужден заметить, что власти, предоставленной Первому сенатору, вполне достаточно для адекватной его работы. Это я знаю не понаслышке - по собственному опыту. Кроме того, и закон Республики нарушать не должно: варактор ни под каким предлогом не может покинуть пределов столицы. Я сказал.
   После Кондера выступило еще несколько сенаторов, поддержавших префекта, поэтому предложение Диапазона было отклонено. Далее сенат продолжил совещание уже в обычном порядке...
  
   В тот же день проконсул первого легиона Годограф принимал у себя в палатке гонца из столицы. Тот вручил ему подписанный варактором Диапазоном приказ. Содержание приказа вызвало у проконсула недоумение: по нему Годограф должен был передислоцировать вверенные ему войска к южной границе республики и, соединившись со вторым и четвертым легионами, принять командование над всем юго-западным военным округом. "Очень странно, ведь в таком случае столица будет почти незащищена", - подумал проконсул. Обратившись к гонцу, он спросил:
   -Известно ли тебе что-нибудь о тех силах, которые будут защищать Гармонику?
   -Нет. Могу сказать только то, что по дороге я не встретил ни одного нашего солдата. Похоже, кроме преторианцев и сенаторов с их семьями никого в городе нет. Хотя я не уполномочен сообщать такие сведения. Они могут быть ошибочными.
   -Хорошо, - протянул Годограф. - Будем выполнять приказ. Может, остальные силы уже спешат к столице. А вы, кстати, можете возвращаться туда.
   -Варактор распорядился о временном моем причислении к Первому легиону.
   -Даже так? В таком случае, пройдите регистрацию и заступайте на службу. Пусть начальник штаба поставит вас на должность.
  
   Через двенадцать дней после памятного заседания сената на берегу реки Изумрудной раскинулся обширный лагерь. Сотни палаток и шатров заполонили всю прибрежную полосу напротив Гармоники. Стоявшие чуть поодаль от остальных эльфы-ваниары и их Высокородные Средиземские сородичи пели протяжные эльфийские баллады, воспевавшие древних героев и забытые битвы. Посреди их серебристо-молочного стана возвышался огромный шатер Ингвэ, короля ваниаров. Чуть поодаль, незаметный среди листвы прибрежных деревьев, стоял лагерь Сумеречных эльфов. Оттуда тоже доносилось прекрасное пение. Совершенно другая картина наблюдалась там, где остановились люди и гномы. Лагеря подгорных жителей, роханцев, гондорцев и арнорцев смешались в один. Около костров можно было заметить сидевших в обнимку морийского наугрима в тяжелых доспехах со знаком Дарина и полуодетого светловолосого жителя Арнора, что-то яростно ему доказывающего. Здесь стоял грохот барабанов, громкие вскрики, беспорядочная суета. В центре на большом холме трепетали на ветру три стяга: серый с молотом и наковальней, зеленый с Белым всадником и белый со звездами и древом. Это был некий символ идущей из глубины веков дружбы людей и гномов.
   В это время в шатре короля ваниаров проходил совет. Военачальники заслушивали доклад Гэндальфа об устройстве Республики Варикап:
   -Итак, как я уже говорил, варикапы пришли из Южного моря около пятидесяти лет тому назад и основали здесь свое государство. Оно разделено на восемь провинций и один административный округ Гармоника. Число легионов и число областей почти совпадает. Это не случайно. Легионы распределены по одному в каждую провинцию. Исключение составляет третий, который дислоцируется на Территориях Совместного Управления. Она представляет собой область, где в основном проживают представители морского народа и коренных средиземцев: да, да некоторые из наших предали нас ради каких-то ложных идеалов.
   Так, далее о хозяйстве. На своих землях варикапы занимаются земледелием и скотоводством. В многочисленных городах сосредоточено большое количество ремесленных мастерских, обеспечивающих армию и население необходимым оружием и инструментами. Республика имеет очень развитую ирригационную систему, поэтому, зная природу варикапов, следует опасаться диверсионных рейдов по водоканалам.
   Теперь о структуре власти: высшим органом управления является сенат, состоящий из трех сот выборных членов. Решения сената абсолютны. Из его рядов выделяются четыре сенатора, имеющих особые полномочия: во-первых, это варактор или Первый сенатор, командующий всеми войсками республики и председатель собрания; во-вторых, первый консул по вопросам хозяйственного и административного управления и второй, отвечающий за судебную власть государства; и в-третьих, префект столицы, руководящий обороной города и преторианской гвардией.
   Вся власть сосредоточена в Гармонике, вот почему нам так важно взять эту твердыню варикапов. Одержав победу, мы уничтожаем все управление республики. Вот в общих чертах все, что я хотел сказать. Вопросы?
   Из-за стола встал Ингвэ:
   -Вопросов по этой части у меня нет. Вы лишь повторили то, что мы уже слышали. Давайте перейдем непосредственно к плану компании и осады города. Как вы предполагаете до него добраться? Здесь нет ни мостов, ни кораблей. Сколь бы ни был малочислен гарнизон - вплавь добираться чистейшее безумие. Эти четыре форта вокруг Гармоники возведены явно не просто так. Как вы считаете?
   -Насчет мостов и фортов вы совершенно верно подметили, - лукаво улыбнулся Гэндальф. --А вот флот у нас уже есть!
   Он торжествующе оглядел недоумевающих слушателей и тут же, отвечая на их немой вопрос, объяснил:
   -Благодаря весьма уместной помощи одного из сенаторов республики, весь речной флот варикапов в нашем распоряжении. У некоторых наших врагов тоже есть честолюбие. После завоевания этой страны мы будем иметь здесь надежного наместника. Во время штурма главной крепости он обещал, что врата пристани будут свободны от защитников, а основные силы варикапов будут находиться далеко на юге.
   -Если я правильно понял, мы вообще не встретим там никакого сопротивления, не так ли? - спросил Аргелеб.
   -Нет, наверное, утверждать это было бы большой ошибкой. В крепости находится преторианская когорта: это почти семь сотен элитных бойцов, да, кроме того, все триста сенаторов вместе со служащими, которые сами по себе тоже не подарок. Необходимо вначале взять хотя бы два смежных форта, чтобы стало возможным спокойно вести осаду, не опасаясь удара с тыла. И уж если провозимся при высадке в самой Гармонике - тяжелые уличные бои нам обеспечены. Поэтому я предлагаю основные массы войск переправить через реку и направить в глубь страны, а здесь оставить достаточные для осады силы.
   -Прежде чем мы продолжим обсуждение, великий Митрандир, все же назовите нам имя нашего нового друга среди варикапского народа, - сказал Аргелеб.
   -Что ж, пожалуй, это уже не опасно, - и Гэндальф, еще немного подумав, ответил:
   -Это варактор и Первый сенатор республики Диапазон.
  
   Через день в Радужном зале Речного дворца, между спиралевидных колонн, выполненных из разноцветного стекла, прохаживался воин в белой с пурпурными вставками форме преторианца. Он кого-то здесь ждал, чтобы, по-видимому, передать письмо, которое осторожно держал в руках. А пока гвардеец развлекался тем, что любовался чудесной работой варикапских мастеров, выполнивших отделку этого зала. Потолок был собран из многочисленных призм, подобранных таким образом, что падающий на них свет проникал в помещение в виде узких радужных полос, пронизывающих воздух и оседающих на стенах и мебели, образуя постоянно меняющийся красочный узор. Как и во многих других залах дворца, тут находился фонтан изумительной работы. Посреди небольшого чашевидного бассейна из белого мрамора высоко вверх били золотистые струи воды, а сквозь мириады брызг и капель виднелся хоровод призрачных фигур, выполненных из горного хрусталя. Казалось, речные наяды, воплотившиеся в целомудренных в своей наготе девушек, танцуют, радуясь жизни, своей молодости и красоте.
   Тем временем в зале появился еще один варикап, немедленно направившийся к терпеливо ждущему вестнику. Сенатор Диапазон молча взял у него из рук письмо и поспешно его распечатал. По мере прочтения варактор становился все бледнее и бледнее, пока гримаса боли и отчаяния не исказила его лицо. Он еле слышно прохрипел, обращаясь к гонцу:
   -Неужели это правда?!
   -Это так. Они изрубили всех: и доблестных мужей, и прекрасных жен, и малых детей, всех, - голос гонца дрожал, когда он отвечал. - Гондорские рыцари никого не жалеют. Жестокость у них в крови. Так они поступят и с другими городами.
   -Горе нам! - воскликнул варактор и, закрыв лицо руками, вышел. Преторианец остался стоять, устремив свой мрачный взгляд, на танцующих в фонтане речных духов.
  
   Вечером в сенате собрались первые лица государства для обсуждения насущных проблем государства. Все были уже в сборе за исключением варактора, что было для него не характерно: он обычно являлся даже раньше других. Решено было за ним послать. Один из сенаторов вызвался сходить в Речной дворец, чтобы узнать в чем дело. Обычно жизнерадостный Митрон вернулся через полчаса с совершенно потерянным видом. Он поднял голову и, с трудом выдавливая из себя слова, сказал:
   -Варактор Диапазон перерезал себе вены. Вот его посмертное послание. Слушайте. "Уважаемые сенаторы, я, Первый сенатор республики, обращаюсь к вам в этом письме. Я предал свой народ, я погубил вас и свою страну. Пусть проклятие навеки будет висеть над моим именем. Я отдал весь речной флот врагу. Я отвел все легионы далеко на юг. Я жаждал власти. После взятия Гармоники и смерти всех сенаторов, я, будучи последним из нас, ее бы получил. Я хотел ценой гибели многих варикапов властвовать в этой стране единолично и, изгнав захватчиков, стать героем. Но, спала пелена с моих глаз, и я ужаснулся тому, что сотворил. Душевные муки слишком велики, поэтому я заслужил кару и убью себя. Прощайте!".
   Всю ночь в здании сената горел свет, и еще не взошло солнце, как все небольшое население столицы собралось на Сенатской площади. Пришедшие сюда варикапы чувствовали, что ничего хорошего они сегодня не услышат. Их сумрачные лица были обращены к парадной лестнице Сената. Через некоторое время на ней появилась хорошо знакомая всем фигура префекта. Он немного помолчал, прежде чем начать свою речь:
   -Достойные граждане республики, я явился сюда, чтобы поведать вам о печальных событиях вчерашнего дня и донести до вас решения сената. Ожидая начала последнего заседания, мы узнали страшную новость от варактора. Это было его посмертное письмо. Не скрою, его содержание поначалу повергло нас в ужас и отчаяние, но сейчас мы готовы предпринять меры. У нас есть еще надежда. Сенаторы долго не решались рассказывать обо всем, пока я их не убедил в такой необходимости. Итак, слушайте внимательно. Первый сенатор сообщил нам о своем предательстве, в результате которого столица осталась беззащитной и само выживание республики как государства, а варикапов как нации оказалось под угрозой. Основные наши силы находятся сейчас далеко на юге, а речной флот захвачен противником. Мы одни против орды зверей с севера. Решением сената я, как обладающий наибольшим опытом, вновь назначен на пост варактора, с сохранением должности префекта. Сейчас время принять меры к нашему спасению.
   Немедленно должны быть отправлены гонцы, чтобы предупредить легионы о возникшей угрозе. Гиротрон, Дифференциатор, Аргон получите депеши, - Кондер протянул конверты трем выскочившим из толпы преторианцам. - Вы сейчас же отправляетесь в путь. Помните, в пути вас будут подстерегать враги, но на вас надеется вся столица.
   -Мы не подведем! - хором прогремели бойцы и тут же растворились в толпе.
   -Из-за предательства Диапазона мы потеряли весь флот. Необходимо попытаться его уничтожить или хотя бы привести в негодность. Мы проработали план диверсии. Мы атакуем их со дна реки. Пятая и шестая центурии приступайте к сбору. Форма одежды номер один.
   Две сотни воинов покинули площадь, направляясь к складам оружия. А Кондер продолжал отдавать приказы:
   -Седьмая и вторая центурии сменить соответственно гарнизоны Северного и Западного фортов. Состояние боеготовности - полная боевая. Ваша задача - прикрытие диверсионных групп.
   Затем варактор распорядился, относительно обороны основной крепости и других фортов. В это время на площадь вышли пятая и шестая центурии. Преторианцы были обнажены, лишь их бедра были прикрыты особыми поясами с прикрепленными к ним гарпунами. Кондер придирчиво осмотрел подчиненных и отдал приказ. Гвардейцы направились к подводным туннелям, связывающим Гармонику и форты. Они погрузились в темную воду и устремились ко дну. Вот легкий полумрак каменных проходов сменился бронзовым светом подводного мира. От обилия красок резало глаза. Природа Изумрудной была прекрасна как жеманная красавица. Золотым дождем сверху лился солнечный свет, прорываясь сквозь хаос и рябь волн. С илистого дна, причудливо переплетаясь, поднимались желто-бурые водоросли и бледно-зеленые столбы гигантских лилий. В изгибах этого живого лабиринта сновали десятки рыб, кружась в радостном танце. При приближении варикапов живность мгновенно исчезала, и весь водный мир казался вымершим. Лишь однажды рядом с ними проплыла огромная грифовая черепаха, лениво косясь на диковинных существ своим маленьким смоляным глазом, прикидывая пропустить их вперед себя или можно не опасаясь продолжать путь.
   Наконец, варикапы добрались до стоянки вражеского флота. Тут стояло около двух десятков бывших кораблей республики, использовавшей их для перевозки грузов и водобоязненных союзников. Диверсанты медленно приблизились к беззащитным пузатым днищам и аккуратно стали их разбирать. В образовавшиеся бреши бойцы проникали внутрь, где распаковывали герметичные пакеты, которые они хранили на поясах. Там находился огнекомплект, из арсенала армии.
   Тем временем эльфы на берегу почувствовали неладное: все корабли вдруг дружно стали погружаться в воду. Немедленно снарядили вооруженные отряды на шлюпках. На тонущих кораблях началась паника, бросавшиеся было в трюм моряки, вылетали оттуда, преследуемые клубами густого и едкого дыма. О погоне уже никто не думал, все силы были брошены на спасение того, что еще можно было спасти. А между тем диверсанты, выполнившие свою задачу, благополучно вернулись в Гармонику.
  
   Совет, посвященный исключительно обсуждению сегодняшнего нападения, состоялся в шатре Ингвэ уже ближе к середине дня, когда сумятица в лагере Светлых, наконец, утихла. Гэндальф, который к тому моменту располагал наиболее полной информацией, взял слово:
   -Сразу скажу - новости плохие. Варикапы произвели неожиданное нападение. Потерь с их стороны - нет, - маг тяжело вздохнул. - Наши же потери просто ужасны: из двадцати трех кораблей первого флота уцелел один, и то по совершенной случайности. Остальные либо сгорели, либо затонули, либо сгорели, а потом... Враги действовали наверняка и с убийственным искусством. Второй флот, благодаря героическим усилиям умбарца Остомира, потерял безвозвратно только два судна. Другие получили серьезные повреждения, но вполне устранимые. Итого в наших руках остается лишь одиннадцать кораблей вместо тридцати пяти. Это значительно усложнит осаду, не говоря уже о массе потерянного времени. Надо срочно придумать способ поправить положение.
   -А как же наш друг в Гармонике? Может он поможет? - спросил Аргелеб.
   -Может и поможет, но ни при взятии фортов. Обороной там заправляет бывший варактор Кондер. А на него влияние Диапазона не распространяется.
   -Я осматривал форты и не нашел там и признаков пристани или речных врат. Как же варикапы туда попадают? - спросил Ингвэ.
   -Существуют нечто вроде подводныч туннелей между ними и Гармоникой. Иначе говоря, они просто могут пробыть под водой неограниченное количество времени и этим пользуются, - терпеливо отвечал Митрандир. - Надеюсь, вы в полной мере осознали, чем грозит нам потеря дееспособного флота?
   -А не позвать ли нам того героя, что спас второй флот? - предложил Ингвэ. - Может он подаст какую-то мысль.
  
   Гиротрон осторожно бежал по лесу. Вчера он наткнулся на гондорский патруль, но ему удалось от них скрыться. Гонец стороной обходил разоренные варикапские города и деревни. Казалось, все население страны попряталось в лесах. Варикапы собирались в партизанские отряды, беспощадно истреблявшие отдельные группы оккупантов. Один раз Гиротрон столкнулся нос к носу с группой из одиннадцати вооруженных горожан. Те с радостью снабдили его всем необходимым и указали дорогу.
   Сегодня он осознал насколько будет труден дальнейший путь к проконсулу Годографу. Впереди располагались многочисленные заставы гондорцев, а в лесу постоянно шныряли поисковые группы эльфов.
   Гиротрон дошел до края леса: за ним лежали огромные поля, поросшие невысокой травой. В центре находилась высокая сигнальная башня, когда-то использовавшаяся варикапами для передачи информации на большие расстояния. Теперь на ней находился наблюдательный пост ваниаров. Гиротрон остановился в нерешительности, пытаясь придумать надежный способ миновать это поле. Обходить его не представлялось возможным: нужно было торопиться.
   Он не заметил, как к нему со спины осторожно подкрадывалась троица эльфов. Их боевые мечи были обнажены, а в глазах горел кровавый огонь. Гиротрон почувствовал опасность и резко обернулся. Только выучка профессионального бойца-преторианца спасла его от мгновенной смерти. Эльфийский клинок ранил его левое плечо. Гиротрон выхватил длинный узкий нож и точным движением поразил ближайшего врага в глаз. Удар был настолько силен, что оружие плотно застряло в черепной коробке. Обезоруженный варикап немедленно подвергся повторному нападению. Он сопротивлялся до последнего, изумляя эльфов своим упорством и силой. И неизвестно кто бы победил, если бы Гиротрон не потерял сознание от потери крови, хлещущей из огромной раны. Победители связали бесчувственное тело и поволокли его через все поле прямиком к башне.
  
   Аргон ползком пробирался сквозь чащобу: была высока вероятность наткнуться на гномский отряд. Варикап своими повадками напоминал то змею, то кошку, а то и обезьяну в зависимости от того, как он двигался: на животе, четвереньках или в полусогнутом состоянии.
   В преторианскую когорту он попал благодаря своей исключительной выносливости и хитрости. По дороге он не упускал возможности напасть на одного или даже нескольких врагов. Его путь к пятому легиону уже был усеян не одним десятком трупов.
   Он заметил четырех гномов, заготавливающих хворост для полевой кухни. Они не ожидали здесь встретить какую-либо угрозу, поэтому были вооружены лишь топорами и пилой. Аргон не мог упустить такой прекрасной возможности отомстить врагу за все. Как вихрь, вылетел он из кустов, сопровождаемый шелестящим шлейфом оборванной листвы. Варикап делал ставку на внезапность нападения, однако, гномы были как будто бы готовы к этому. Только ближайший погиб, не успев приготовиться к защите. Остальные быстро изготовились к бою, и хотя численный перевес был явно на их стороне, безрассудный преторианец даже и не думал об отступлении. Он понял, что оказался в ловушке, лишь когда из кустов показались стройные фигуры в зеленых одеждах с натянутыми луками. Эльфы подготовили прекрасную западню, так что он ничего не заподозрил.
   "Ладно, мы еще посмотрим, кто кого", - тихо процедил сквозь зубы Аргон. Неожиданно он упал на колени и отбросил свой меч:
   -Я сдаюсь, только не стреляйте! Я все скажу! Пощадите!
   Гномы подошли к нему. Один из них презрительно пнул его ногой:
   -Ну, говори, сволочь, и быстро. А то...
   Он не успел договорить: быстрый, как молния, Аргон перехватил его руку с топором и точным движением вывернул ее за спину. В тело гнома сразу вонзилось несколько стрел, а преторианец, сжимая в руке трофейный топор, уже прорубал себе дорогу к спасению.
   За юркнувшим в чащу варикапом бросились эльфы, на ходу стрелявшие из луков. Для преторианца было жизненно важно увеличить дистанцию, чтобы силы поля хватило на отклонение преследующих его стрел. Но его надеждам не суждено было сбыться: он был ранен в ногу. Аргон упал и покатился по земле, раздирая кожу об острые сучья. Подоспевшие эльфы начали его бить ногами, пока он не потерял сознание. Они подхватили бесчувственное тело и, связав, куда-то понесли.
   Оказавшись на берегу лесного озера, двое эльдаров потащили преторианца по стволу дерева, свисавшего над водой, и, пробив ему копьем живот, сбросили поверженного врага в пучину. Лишь круги на воде остались от храброго воина. Эльфы молча повернули назад к своему лагерю.
   Уже солнце клонилось к закату, и ночные хищники сменяли дневных, как поверхность озера неожиданно заволновалась, и над ней появилась голова Аргона. Он с кряхтением и пыхтением выполз на берег и сел на песок. Посмотрев в сторону леса, он презрительно плюнул кровавой слюной и сказал, как бы обращаясь к окружающим его лесным обитателям:
   -Даже убить толком не могут, щенки. Это ж надо, пытаться варикапа и утопить! А за нанесенные увечья они еще ответят!
   Он оторвал кусок ткани от своей одежды и, свернув его втрое, зажал рану на животе. Аргон с трудом вздохнул и, поднявшись на ноги, нетвердой походкой направился на северо-восток, продолжая свой путь.
  
   Годограф сидел у себя в палатке, являющейся также штабом Западной Армии, за специально собранным для него столом. Перед ним лежала большая кипа бумаг. Сегодня он решил подвести итог своей почти двухмесячной деятельности. С тех пор, как он получил памятный приказ варактора Диапазона, многое изменилось. Годограф встал во главе Юго-Западного военного округа, который объединил территории и ресурсы трех провинций республики. Проконсул немедленно объявил набор среди местного населения для пополнения армии. Кроме ополченских отрядов, в данный момент проходящих ускоренную подготовку, в его распоряжение поступило еще около тысячи профессиональных диодов-фалангитов. Годограф взял чистый лист бумаги и начал на нем писать, зачитывая вслух содержание используемых документов:
   -Так, семнадцать когорт регулярных легионеров, записали. Еще восемь когорт варикапов-ополченцев, отлично. Из собранных на Территории Совместного Управления: тысяча шестнадцать фалангитов плюс около двух с половиной тысяч диодов добровольцев, это сила. Так, а чего там поставляют общины коренных средиземцев? Ого! Полторы тысячи людей, семь сотен эльфов, ну, нолдоры - молодцы! Спасибо! А вот гномы подкачали - всего сотня. Что за народ эти наугримы?! Ладно, итого у меня более восемнадцати тысяч бойцов. Это в два раза больше, чем в начале. Ну, теперь, как говаривал друг Индуктор, я покажу им кузькину мать! - проконсул никогда не понимал смысла этого выражения, но внутренне ощущал его силу.
   Годограф слез со стула, довольно потирая руки. Его вид мало соответствовал стереотипу грозного военачальника. Проконсул, наверное, был самым маленьким варикапом в мире: всего каких-то сто шестьдесят сантиметров. У него было вечно веселое выражение лица, что весьма способствовало росту его популярности в армии и среди народа. Он, как никто другой, любил и берег своих солдат. Индуктор как-то раз, глядя на Годографа, удивленно изрек: "Вот, если б вы еще начали по утрам вместо сигнала подъема кукарекать, я бы уж точно уверовал в переселение душ". Никто его не понял ни тогда, ни после. Маг вообще часто говорил о вещах, как будто бы понятных только ему.
   Годограф вышел из палатки, на ходу принимая судьбоносное решение.
   -Командиров ко мне, - внезапно закричал он в ухо уже привыкшему к подобному обращению ординарцу. Скоро перед ним стояла шеренга из командиров когорт, транзисторов и других военачальников. Годограф медленно прохаживался перед ними, заложив руки за спину. Наконец, он остановился, поднял голову и торжественно произнес:
   -Мои боевые товарищи, друзья! Я принял решение немедленно сняться всем лагерем и внезапно напасть на позиции противника. А посему приказываю вам строить вверенные в ваше распоряжение войска в походные колонны. По мере выполнения прошу докладывать. Можете приступать. Ура!
   От неожиданности шеренга ответила неуверенно и вразнобой. Годограф сдвинул брови и резко сказал:
   -Что я слышу?! Вы не рады? Пускай солдаты вас слышат. Ура, товарищи!
   В этот раз командиры не подкачали: их дружный рев пронесся над всем лагерем, будоража воинов и наполняя их сердца беспричинной радостью.
  
   Кондер наблюдал за работой мастеров по ремонту боевых машин, когда в мастерскую ворвался Митрон. Он схватил варактора за локоть и, ничего не говоря, потащил его на улицу.
   -Смотрите! - он ткнул пальцем в конец улицы. По ней маршировал строй маленьких круглоголовых существ.
   -Главный вигиль привел всю общину синусов!
   Митрон и Кондер побежали им навстречу, радостно размахивая руками.
   Поговорив с Синеусом, они узнали, как отряд из двух сотен его подчиненных этой ночью, проявляя чудеса ловкости, проник сквозь кордоны эльфов к реке, где погрузился на дно и незаметно для врага добрался до подводного входа в Гармонику. Для защитников это была большая помощь: ведь каждый синус мог органично управлять расчетом из двух катапульт или трех баллист.
   Главный вигиль принес сообщение о том, что пятый легион спешит на помощь столице. Это значит, что Аргон достиг своей цели. Справились ли другие гонцы со своими задачами? Их задача была трудней и важней, потому что только помощь семи южных легионов могла спасти Гармонику.
  
   В тот же день на правом берегу Изумрудной на большом теплом камне сидели трое. Аргелеб и Ингвэ спокойно слушали радостный панегирик Гэндальфа самому себе.
   -Варикапы послали трех гонцов к своим военачальникам, но мы их перехватили. Годограф, Градус и Резонанс, командир пятого легиона так ничего и не узнают. Диапазону придется играть по нашим правилам. Я как думаю: ведь этот хитрец и послал вестников. Очевидно, что он замыслил двойную измену, но меня не проведешь, - маг самодовольно теребил белую бороду.
   -Да, кстати. А что там с нашим флотом? Вы завершили ремонт? - обратился Ингвэ к Аргелебу, прерывая тем самым словесные излияния Митрандира.
   -Думаю, через два-три дня корабли будут готовы к спуску на воду.
   -Я слышал - прибыл вестник от Эльнора, - сказал Ингвэ.
   -Это так, я был уверен, что вам уже сообщили, - удивился маг.
   -Нет. Что же он пишет?
   -В принципе ничего важного. Только то, что успешно поддерживает связь с войсками Трандуила и что варикапы Годографа боятся вступать с ним в бой.
   -Вы уверены, что сил на юге достаточно? - спросил Аргелеб.
   -Конечно! У Эльнора все роханцы и пятнадцать тысяч гондорцев, а это как минимум в три раз больше, чем у Годографа. У Трандуила двадцать пять тысяч эльфов против трех легионов Градуса. Неужели такие силы - не сдюжат?! Я уж не говорю про те войска, что преграждают путь пятому легиону. Одни гномы чего стоят. Успокойся, Аргелеб, мы легко победим. И я считаю, что пора уже назначить дату, - неожиданно закончил Гэндальф.
   -Какую дату? - удивился сын Арагорна.
   -Историческую! - торжественно отвечал волшебник.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 12.
   Когда взошло солнце, армия свободных вновь заняла свои позиции. Дул сильный морской ветер, обдавая градом брызг стоявшие близко к воде ряды.
   Мазер медленно шел мимо своих бойцов. Наибольшие потери были среди людей и эльфов: едва ли уцелела и треть. Некогда блестящие фаланги диодов после бесконечных стычек и сражений заметно поредели. Каждый второй был ранен или искалечен и вообще непонятно каким чудом держался на ногах.
   Мазер выстроил фалангу полумесяцем, внутри которого находились отряды коренных средиземцев. Он понимал, что этот бой будет последним: силы мордорцев во много раз превосходили силы свободных. К тому же разведчики доложили о прибытии в лагерь Темных сотни балрогов. Транзистор еще раз взглянул на сумрачные лица своих воинов, и в его глазах вспыхнул недобрый огонь: "Пусть, пусть враги больше нас вчетверо, впятеро, пусть, но они надолго запомнят старого Мазера и его солдат". Диоды почувствовали изменение в настроении своего командира, и постепенно ими овладела угрюмая решимость стоять до конца.
   Тем временем ветер начал усиливаться. Тучи закрыли солнце, и на землю опустилась темнота. Во вражеском стане такое изменение погоды вызвало сильное оживление. Темные начали готовиться к бою. Харадримы и вастаки седлали коней, орки собирались по отрядам, кровожадно кричали балроги, нетерпеливо хлопая крыльями.
   Мазер отрешенно глядел на морскую воду. Когда-то он пришел со дна Южного моря в Средиземье. "Мать-море примет мое тело обратно в свое лоно", - он задумчиво положил боевой топор себе на колени и нежно его погладил. Когда он еще раз взглянул на бушующую водную стихию, его внимание привлекли какие-то точки на волнах недалеко от берега. Они быстро увеличивались, и тут Мазер понял, что это головы каких-то существ. Он вскочил, напряженно вглядываясь вдаль: они быстро приближались. Отчаяние охватило транзистора: если это мордорцы, то это быстрый и бесславный конец, ведь тяжелая фаланга не успеет перестроиться. Он застыл, и его лицо исказила гримаса боли, Мазеру оставалось только ждать.
   Неизвестные уже выбирались на берег недалеко от левого края свободных. После того, как последний покинул воду, пришельцы стройной колонной двинулись к диодам. Когда те приблизились на расстояние прямой видимости, воздух сотрясли приветственные крики. Приглядевшись, Мазер узнал бело-голубые доспехи воинов четвертого легиона республики Варикап.
   Из их рядов выдвинулась небольшая группа, возглавляемая огромным варикапом со знаками отличия командира когорты. Приблизившись к транзистору, он вышел вперед и отчеканил:
   -Военный трибун первой когорты четвертого легиона вооруженных сил республики Варикап Фазовращатель прибыл в ваше распоряжение.
   -Постойте, вначале объясните, откуда вы взялись?
   -Моя когорта была расквартирована неподалеку, и, когда я получил известие о вашем положении, то принял решение оказать вам поддержку. Мы совершили марш морским путем из соображений секретности, - тут Фазовращатель несколько усталым тоном добавил, - Если вы потерпите поражение - мы все обречены.
   Мазер просто, но с большим чувством, сказал:
   -Спасибо,...друг! Спасибо!
   -Но где же весь ваш легион? - спросил стоявший тут же фалангит.
   -Первый, второй и четвертый легионы под командованием проконсула Годографа собираются где-то на востоке. Моя когорта оказалась отрезанной от основных сил, и я решил, что будет разумней затаиться на некоторое время и потом присоединиться к армиям диодов.
   -Разумное решение. Я принимаю вас под свое командование. Можете пока немного отдохнуть, пока я думаю, куда вас определить.
   В этот момент транзистор получил сообщение о том, что Темные пришли в движение. Он решил слегка изменить план обороны из-за прибытия варикапов. В его распоряжение поступили около пяти сотен великолепных бойцов, способных существенно повлиять на ход битвы. Мазер определил их в резерв, поскольку это был его единственный козырь в предстоящей схватке.
   Сражение началось с налетов легкой конницы вастаков. Они методично осыпали ряды диодов стрелами, не причиняя впрочем существенного вреда. Цель у них была другая: командующий Тарк таким способом выискивал слабые места в построении фаланги.
   Затем начали наступление колонны орков. Диоды недвижно стояли на своих местах, хмуро наблюдая за приближавшимся врагом. Но вот они сблизились и закипел уже настоящий бой. Темные пытались разорвать построения диодов, но пока безуспешно. В это время перегруппировавшаяся конница временно бездействовала, ожидая, когда можно будет наброситься на рассыпавшихся фалангитов.
   Медленно, но верно, орки стали вклиниваться в строй диодов. Все труднее стало затыкать прорехи в ослабевших рядах. Свободные бились отчаянно, но безнадежно. И тогда Мазер отдал приказ варикапам атаковать.
   Ожидавшая своего часа в тылу первая когорта четвертого легиона немедленно пришла в движение. Варикапы буквально взмывали в воздух прямо со своих мест, меча в прыжке в гущу врагов дротики, и, снова оказавшись на земле, выхватывали свои короткие мечи.
   Орков взяла оторопь, а легионеры уже беспощадно орудовали оружием, словно гигантская мясорубка, поглощавшая и перемалывавшая врагов. На фоне очистившегося от туч неба периодически возникала мощная фигура Фазовращателя.
   Варикапы бело-голубым клином рассекли построение орков и нос к носу столкнулись с вастаками и харадримами. Тогда легионеры разбились на тройки, используя тактику "трое, как один", которую поначалу себя оправдала: всадники стали гибнуть один за другим. Но кто-то отдал приказ расстреливать легионеров из луков с небольшого расстояния, и ситуация быстро изменилась.
   Варикапы начали нести слишком большие потери. Фазовращатель сразу понял: если так будет продолжаться, то их скоро перебьют, как баранов. Незамедлительно последовал новый приказ, и легионеры с поразительной быстротой составили каре, концентрируя личные поля в одно общее.
   В бой вновь включились орки, поддерживаемые ударами легкой конницы вастаков. Варикапы хоть и успешно отбивались, но сами оказались в ловушке - разомкнуть каре означало неминуемую гибель от стрел, а остаться на месте означало лишь кратковременную отсрочку смерти.
   Фазовращатель решил пробиваться обратно к своим. В течение часа он медленно, шаг за шагом продвигался к фаланге диодов. Численность его когорты сократилась почти вдвое. И, когда уже казалось, что они прорвались, Темные ввели в бой балрогов. Мазер со своего командного пункта наблюдал, как огненные демоны разорвали каре, и на разрозненных воинов набросилась дико визжа орчья пехота. Павших легионеров немедленно разрывали на части, втаптывая в грязь их небесно-голубую форму. Вскоре на поле боя осталось только одно мечущееся светлое пятно: Мазер признал в нем Фазовращателя. Он кружился среди павших товарищей, как загнанный вепрь. Вот он схлестнулся в бою с балрогом и пробил ему мечом голову, но в тот же момент огромный бич обвился вокруг его шеи, а другой выбил оружие из рук. Через мгновение на Фазовращателя набросилась осатанелая орчья орда. Дикий крик бессильной ярости пронесся над полем, а затем под вопли злобной радости: вожак орков подбросил высоко вверх голову командира когорты варикапов.
   Его геройская смерть потрясла старого транзистора.
   -Спасибо тебе, друг. Спасибо тебе и твоим бойцам. Вы будете отомщены, обещаю! -тихо прошептал он, одевая шлем.
   Торжествующая орда мордорцев вновь обратила свое внимание на диодов и людей, и орки с балрогами медленно двинулись на них. Контратака варикапов дала необходимое время для перестройки поредевшей фаланги. Жажда мести за погибших товарищей пылала в глазах свободных, и Мазер отдал приказ сомкнуть боевые порядки и нанести ответный удар.
   Выставив вперед восьмиметровые сариссы, диоды, прикрываемые на флангах отрядами людей, двинулись навстречу врагу. Когда расстояние между противниками сократилось до пятисот шагов, из-под кучи мертвых орков вырвалась фигура в бело-голубой форме, и перед тем, как вновь упасть утыканной десятками стрел, последний боец первой когорты снес голову огромному демону, шедшему во главе колонны. Потрясенные случившемся мордорцы даже замедлили шаги, и в этот момент на них обрушилась фаланга Мазера. Первые ряды орков были сразу смяты и втоптаны в грязь. В рядах Темных началась паника. Эйфория победы охватила свободных: они с диким ревом погнали врага. Однако, тяжелая конница харадримов, приготовленная на такой случай предусмотрительным Тарком, ударила по легко вооруженным отрядам свободных на левом фланге. Те не могли оказать серьезного сопротивления закованному в сталь клину. Левый край фаланги рассыпался: диоды побросали копья и выхватили огромные боевые секиры и булавы, круша ими и людей, и лошадей.
   Первый край, продолжавший по инерции наступление, был атакован балрогами. Они взлетали в воздух и приземлялись на головы фалангитов, разрывая монолит строя. Пробитые бреши тут же забивались толпами орков. Мазер подумал: "Смерть неизбежна, но это будет славная смерть, которая будет воспета в легендах, лишь бы остались те, кто будет это слушать". Он застегнул ремень шлема и с боевым кличем своего потерянного клана кинулся в гущу врагов, унавоживая поле их трупами.
   Диоды бились беспощадно и искусно, но силы Темных были слишком велики. Сотня балрогов редкой темно-бардовой цепью теснила свободных обратно к морю. Дикий визг то и дело раздавался из толпы орков, глумящихся над телами поверженных свободных и заранее празднующих победу.
   Но случилось то, о чем никто не мог и помыслить. Вдруг над полем боя вновь сгустились тучи, и в воздухе зазвучала музыка. Грохот барабанов заставил сражающихся медленно, как бы не хотя, опустить оружие и замереть в недоумении. Все обратили свои взоры к источнику звуков: недалеко от моря высились трехметровые фигуры неведомых существ.
   Первое, что бросилось в глаза: огромные завитые бороды, серые конические шапки и золотые кольца в ушах. Семеро из них играли на странных инструментах, остальные молча стояли, обратив взоры к небесам. Музыка набрала силу: грозные аккорды и чуждые гармонии вызывали безотчетный страх. Пришельцы сделали шаг вперед и, опустившись на колени, направили взгляды на притихших бойцов. Всякий, взглянувший в их глаза, терял чувство собственной значимости и его "я" съеживалось до размеров бешено бьющегося сердечка. И тут они запели. Их высокие, чистые голоса зазвучали во всю силу, казалось даже воздух затрепетал. Вперед выдвинулись с десяток существ и начали танец, который был не менее страшен, чем набирающая силу песня.
   Первыми не выдержали лошади, рванувшие прочь с поля боя, унося с собой опешивших всадников. Вслед за ними начали отход орки, но очень быстро отступление переросло в бегство.
   Диоды и люди сбивались поближе друг к другу. Не дрогнули только огненные демоны, оставшиеся стоять, изготовившись к бою.
   Неведомый народ прекратил песню и опять поднялся на ноги. Под непрекращающуюся игру барабанов они двинулись к огненным демонам. Подойдя почти вплотную, грозные бородачи на мгновение замерли и с началом следующего такта взмыли в воздух, выхватывая в прыжке длинные широкие ножи. Закипела беспощадная битва. Воздух оглашался нечеловеческими криками балрогов. Вновь грянула страшная песня на непонятном языке. Демоны бились отчаянно, но боевое искусство противника было устрашающе велико. Вскоре все было кончено.
   Победители застыли на опустевшем поле и под финальные аккорды опустились на колени, воздев руки к небу.
  
   Отряд Рандира все глубже и глубже продвигался в Гиблые болота. Эльф безжалостно гнал его вперед, но Темные все равно постепенно их догоняли. Привалы становились все короче, а усталость росла с каждым часом. Первыми стали сдавать друзья Эльмира: у Эофрика опять открылась рана, полученная в прошлой битве, и теперь его нес на себе Торог, а за ними, еле переставляя ноги, плелся Оффа.
   Индуктор уже давно не приходил в себя совсем. Регенератор всерьез опасался того, что страшное увечье могло распространиться на мозг мага, а это означало либо смерть, либо потерю разума. Тело Индуктора несли на носилках Редуктор и Интегратор, рядом шел сам врач экспедиции, то и дело горестно вздыхавший, глядя на поверженного волшебника.
   Тем временем перед путниками неожиданно возникло новое препятствие в виде большого болота. Инвертор и Рандир, не мешкая, начали искать путь через трясину по отработанному долгими переходами способу. За ними осторожно, нога в ногу ступали остальные.
   Вокруг стояло страшное зловоние, со дна подымались пузыри, отравляя воздух болотными газами. Над водой кишели тучи насекомых, изводивших людей и днем, и ночью.
   Замыкавший колонну Децибел оглянулся и увидел, как на том берегу возникла темная крылатая фигура. Через мгновение рядом с ней появилось еще две. Эльмир понял, что на этот раз им не уйти. Он отдал приказ приготовиться к бою. Место у переправы заняли подчиненные Модулятора. Присматривать за измученными людьми и телом Индуктора остались Торог и Регенератор.
   Между тем темная фигура, лицо которой было закрыто серым капюшоном, отдавала распоряжения. По краю болота выстроились в шеренгу три десятка огромных кровожадных демонов, ожидающих приказа о начале атаки.
   Эльф знал, что, если и удаться каким-либо чудом одержать вверх, то потери будут слишком велики, чтобы продолжать миссию.
   Регенератор, напряженно ждущий начала схватки, вдруг услышал рядом с собой легкий шорох. Обернувшись, он увидел Индуктора, который сидел на носилках, пристально всматриваясь пустыми глазницами в какую-то только ему ведомую точку. Он тихо прошептал:
   -Здесь Апертура, я ее чувствую. Бедные слуги Саурона - недолго им осталось! - кривая улыбка исказила его лицо, и он потерял сознание. Озадаченный словами мага врач нагнулся над ним и послушал сердце: оно колотилось с бешеной силой.
   На другом берегу за спинами огненных демонов вдруг возникли огромные бородатые фигуры в конических шапках. Они были закованы в стальной пластинчатый доспех, а их длинные и широкие ножи были направлены в спины балрогов.
   Один из них обернулся и тут же поплатился жизнью. Немедленно завязался бой: так по крайней мере казалось находившимся на другом берегу. На самом деле это была безжалостная кровавая резня. Демоны дико верещали и размахивали в панике оружием, силясь хотя бы задеть страшных врагов, которые совершенно безмолвно, как опытные мясники, орудовали ножами. Довольно быстро берег был очищен от всяких следов пребывания демонов и их предводителя. Изрубленные тела слуг Саурона побросали в трясину, которая, жадно чавкая, немедленно поглотила кровавую жертву.
   Одновременно с этим на другой стороне болота озадаченных путников окружили несколько десятков таинственных воинов. Варикапы быстро сомкнули ряды, образовав новый оборонительный рубеж. Рандир поднял руку, показывая тем самым желание вести переговоры:
   -Мы не желаем войны. Нас преследовали те существа, - он махнул в ту сторону, где недавно произошел бой. - Мы оказались здесь не по своей воле. Вы меня понимаете?
   Все это время внимательно его слушающие бородачи дружно кивнули головами. В воздухе повисло молчание. Наконец, из их рядов вышел воин и, встав напротив Рандира, замер. Молчуны завертели головами так, как будто бы вели разговор, только рты при этом оставались закрытыми.
   "И о чем они там думают? Эх, знать бы. Сопротивляться им бесполезно, это очевидно", - тоскливо подумал Эльмир. Тем временем странное совещание, по-видимому, закончилось, и стоявший напротив эльфа, посмотрел каждому сородичу в глаза и затем повернулся к нему. Знаками он показал, чтобы его пропустили внутрь строя варикапов. Рандир принял решение не доводить дело до столкновения и приказал бойцам расступиться. Воин в пластинчатых доспехах направился прямо к носилкам с телом мага, и, приблизившись к нему, опустился на колени, внимательно всматриваясь в лицо Индуктора. Все замерли, напряженно наблюдая за действиями воина. Наконец, он поднялся и повернулся к своим, после чего те выстроились в две параллельные шеренги, образуя своеобразную галерею мрачных фигур. Парламентер ткнул вперед пальцем, что, очевидно, означало приказ следовать в указанном направлении. Рандир устало кивнул, и отряд вновь продолжил движение, уже с новой охраной.
   Во время движения через лес с эльфом незаметно поравнялся Регенератор и тихо ему прошептал:
   -Знаете, а ведь Индуктор назвал их Апертурой.
   -Что? О чем вы?
   И тогда лекарь передал эльфу слова мага. Тот озадаченно посмотрел прямо перед собой, напряженно переваривая новую информацию.
   -Значит они и чародей как-то связаны. Будем надеяться узами дружбы. А этот народ не состоит в родстве с вашим? Я уверен, что он не порождение Мордора, и уж тем более Валинора. И в летописях такого не было. А что вы по этому поводу можете сказать?
   -Ваша версия мне кажется правдоподобной, - задумчиво ответствовал врач. - Давайте лучше спросим у Децибела: он ведь самый старший в отряде.
   И после четверти часа терпеливого маневрирования они оказались около центуриона.
   -Да, я что-то такое слышал от первого варактора, еще когда мы жили в Южном море. Тот однажды упомянул это название, - задумчиво проговорил Децибел, отвечая Эльмиру. - Но это все, что я могу вспомнить. Тогда я был молод, и на уме было совсем другое. Вы уж извините.
   -Ничего страшного: вы уже сообщили достаточно. Теперь я уверен, что Апертура из Морского народа, - с торжественным видом изрек эльф.
   Тем временем процессия выбралась на берег большого озера, которое было как прекрасный алмаз, грубо помещенный в искореженную оправу сине-зеленых болотных растений. В центре находился остров, на котором возвышалась, упираясь в небо, черная ступенчатая пирамида. Ее широкое четырехугольное основание заполняло всю поверхность суши, так что стены, казалось, вздымались прямо из воды. Всего было семь гигантских ступеней, на каждой из которых были разбиты сады каких-то растений, более напоминавших разросшиеся водоросли. От основания каждой из четырех сторон к вершине сходились широкие лестницы с невероятным количеством ступенек. Сквозь растительность на стенах иногда проступали лепные изображения неведомых предметов и фантастических существ.
   Пленники были столь заворожены возникшей перед ними картиной, что не заметили, как четверо солдат-великанов подхватили носилки и двинулись в сторону острова. Они зашли в воду, держа свою ношу над головой, и, когда идти стало уже невозможно, они осторожно поплыли, осуществляя движение только с помощью ног и одной руки. Похоже, ни наличие тяжелого стального доспеха, ни расстояние до острова их не смущало. Несколько варикапов было рванулись за ними, но путь им тут же преградили мрачные фигуры с обнаженными ножами.
   -Никто не действует без моего приказа, - угрюмо проговорил Рандир.
   -Надо что-то делать, пока они не уволокли Индуктора далеко, - воспротивился ему Дисперсион.
   -Я беру ответственность на себя. У меня есть основания считать, что хуже не будет.
   -Вот уж успокоил, - пробурчал себе под нос Оффа.
   Между тем четверка пловцов достигла подножия пирамиды. Оставшиеся на берегу могли наблюдать, как темные фигуры выбрались из воды и начали неспешное восхождение по лестнице.
   Солнце к этому часу уже спустилось к горизонту и как будто бы там застыло. Его светлый лик стало затягивать тучами. Небо приобрело багровый оттенок. Надвигалась гроза. Четверка носильщиков исчезла в густой темноте. Еще в течение часа ржавые от солнечного света облака сбивались в кучу. Наконец, воздух пронзил слепящий зигзаг молнии, осветив макушку загадочного сооружения, где на мгновение стали видны десятки коленопреклоненных фигур.
   Хлынул безудержный ливень. Последующие разряды молний высвечивали то тут, то там силуэты множества существ, воздевающих руки к небесам. Прогремел гром, и тут же на землю обрушился хор мощных мужских голосов, поющих какую-то таинственную и грозную песнь. Ее сила все возрастала и возрастала, и, достигнув своего апогея, она вдруг стихла. Какое-то время был слышен только звук дождя и раскаты грома, потом вдруг неведомые певцы опять запели, но на этот раз на их фоне выделялся еще один голос. Он был высок и очень чист. Казалось, он то кого-то умолял, то что-то требовал, то на кого-то гневался, а то плакал и стонал.
   Воздух вокруг пирамиды светился. Молнии вспыхивали непрерывно, образуя на небе огненную сеть. На самой вершине здания вдруг вспыхнула яркая белая сфера, внутри которой темнел силуэт человека, раскинувшего руки и задравшего вверх голову. Это новообразование начало притягивать к себе десятки грозовых разрядов, раскалявших ее до невыносимой для глаз яркости.
   Внезапно дождь прекратился, и тучи быстро стали расползаться. Хор затих. На землю опустилась обычная тихая ночь.
   Сфера стала плавно спускаться вниз к воде, а затем двинулась вперед на другой берег. Там, где она проплывала, вспыхивали огоньки, которые, соединяясь между собой, образовывали светящуюся дорожку над водой. Когда сфера достигла берега, то между ним и озерным островом возник легкий, призрачный мостик. Из центра шара выпрыгнула фигура, сопровождаемая небольшим бело-голубым облаком. К радости всех членов отряда это оказался тот, кого они тут же приняли в свои объятия. Наблюдавший за этим Рандир подумал: "Вот уж не думал, что буду рад видеть этого сумасшедшего мага", - и, больше не мешкая, присоединился к другим.
  
   Следующим утром караван продолжил свой многотрудный поход. Впереди колонны вышагивала грозная фигура Навуходоносора Пятого. Это был проводник, которого предоставила Апертура. Он должен был вывести путников за пределы Гиблых болот.
   Еще со вчерашнего дня все пытались хоть что-нибудь выяснить у Индуктора, но тот до сего момента лишь загадочно молчал или пытался отшучиваться. Только когда отряд далеко отошел от озерного острова и его таинственных обитателей, маг, наконец, решил прервать молчание:
   -Теперь вы можете задавать вопросы, если хотите.
   -Кто это был? - незамедлительно выпалило несколько человек.
   -О чем вы? - притворно удивился маг.
   -Вы прекрасно все понимаете. Хватит уже притворяться, - не вытерпел Рандир.
   -Хорошо, хорошо, только не надо горячиться. Этот народ завет себя Апертурой. Он, как и варикапы с диодами, появился из Южного моря и является, как бы это сказать поточнее, вроде старшего брата варикапов. Вот так.
   -Как им удалось так легко перебить демонов?
   -Ну, даже и не знаю, что сказать. Они искусные воины и...
   -Да, пожалуйста, поподробнее об этом "и", - не удержался снова эльф.
   -Они обладают огромной ментальной силой. То есть могут своими мыслями подавить личность врага, внушить ей страх, не давать ему увидеть себя (так, кстати, они поступили с балрогами). Может еще чего-то могут, черт их знает, - махнул рукой Индуктор.
   -Еще вопрос: откуда вы все это знаете? - спросил Дисперсион.
   -Я не буду отвечать на этот вопрос. Вам это не нужно знать, - нахмурился маг.
   -Хорошо, а почему и зачем они отнесли ваше тело к пирамиде, и что там произошло? - задал вопрос по-другому Рандир.
   -Как видите - я здоров. Меня подлечили немножко.
   -А все-таки, кто вы такой для них? Почему к вам такое внимание?
   -Ладно скажу. Я для них земное воплощение бога Энлиля. Понятно?
   -Интересно, кто такой Энлиль, и как вы им стали?
   -Я бог-защитник, - скромно сказал маг. - А на счет того, как я им стал, вот, что скажу. Давайте, дорогой Рандир, не будем больше копать там, где не надо. Я прекрасно вижу, что вы хотите у меня выведать побольше. Всему свое время, а на сегодня хватит вопросов.
   -Только еще один. А эта Аперетура на нас не нападет? - со страхом в голосе спросил Оффа.
   -Я думаю, нет, - как-то неопределенно ответил Индуктор.
  
   Отряд, ведомый Навуходоносором, постепенно выбирался из Гиблых болот. Воздух становился более свежим и чистым, стало гораздо меньше гнусных насекомых, доводивших людей до исступления.
   Оффа то и дело увивался около грозной фигур проводника, пытаясь с ним шутить, разговаривать, но тот даже не смотрел в его сторону. Обескураженный юноша подошел к Индуктору:
   -Слушай, а у них, ну, у этих, - он мотнул головой в сторону загадочного Апертурца, - у них вообще есть чувство юмора?
   -Разумеется, - с улыбкой ответил маг. - Только оно очень необычное. Тебе вряд ли понравится. И если ты вдруг станешь объектом их искрометных шуток, то можешь стать заикой на всю оставшуюся недолгую жизнь, и еще будешь считать, что тебе повезло.
   После этого разговора предусмотрительный и осторожный Оффа держался теперь всегда в конце колонны.
   Эльмир задумчиво шагал впереди вереницы спутников. Ему не давала покоя одна мысль, с которой он решил, наконец, поделиться с Индуктором. Поравнявшись с ним, эльф вежливо спросил:
   -Извините, можно мне с вами кое-что обсудить?
   Маг удивленно поднял голову и посмотрел ему в глаза:
   -Конечно, я вас слушаю.
   -Это касается Апертуры. Назревает война, и было бы неплохо как-нибудь заполучить столь могущественный народ в союзники. Вы меня понимаете?
   -Да. Дело в том, что они таковыми уже являются. Нет, серьезно. Насколько мне известно, в их намерения входит серьезная помощь на юге.
   -Разве там есть их поселения?
   -Да, в Южном море. Но только молчите пока об этом. Это секрет.
   -Хорошо, как скажете. Но в чем будет выражаться их помощь? И в каких размерах?
   -Тут я вам точно не могу сказать: сам не знаю. Мне они сообщили вот что: на юге им уже удалось разгромить одну из армий врага.
   -Так это значит, что война все-таки началась?!
   -Да, только не так громко. Нас могут услышать, а мне бы этого не хотелось. Армии Светлых и Темных ведут активные боевые действия на землях Свободных.
   -Значит, Апертура уже оказала помощь, - задумчиво проговорил Рандир. - А что она планирует делать дальше?
   -Об этом не ведаю. Они всегда оставались для меня загадкой, хотя я и знаю о них больше других.
   -А откуда?
   -А не скажу!
   Эльф нахмурился: в который раз его попытки выведать хоть что-то о связи мага с Апертурой разбивались о стену таинственности, которой Индуктор каждый раз огораживал себя от других. Это представлялось Эльмиру крайне подозрительным и интригующим. И вообще, если разобраться: никто толком не знал волшебника. Кто он? Откуда? И что ему надо? Такими вопросами задавался Рандир каждый раз с момента первой их встречи. Он вздохнул и, больше ни слова не говоря, ускорил шаг.
  
  
   Шаги. Щелчок. Голоса...
   -Мы их снова упустили!!! Но этого мало, Серый Убийца и Магистр мертвы.
   -Что?! Ты представляешь, что это значит!
   -Успокойся, жизнь штука опасная, они это знали. Я последнее время много размышлял. Может, мы слишком много уделяем внимания их отряду. Определить, куда именно они идут, невозможно, а источник может ошибаться, говоря о важности этого похода. Быть может, это лишь разведывательный рейд.
   -Я склонен с тобой согласится, к тому же куда бы они не шли и что бы не делали, скоро это не будет иметь никакого значения. Тарк взял Дисперсию и гонит южан к морю, а Гэндальф подходит к Гармонике. Все старания этой кучки напрасны: Южные монстры обречены. Оставим их в покое: у нас нет свободных сил...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 13.

   Гэндальф в полном одиночестве прогуливался вдоль реки. Воздух был пропитан тревогой. Приближалась гроза. С небольшого возвышения, где остановился маг, можно было разглядеть Северный форт. Казавшиеся свинцовыми в лучах заходящего светила волны Изумрудной бились об гладкие стены, норовя превратить их в обломки. Но грозное сооружение было неприступно. Черневшие в сумерках камни разбивали одну волну за другой, превращая их в мириады испуганных брызг. Гэндальфу показалось, что и без того бесновавшаяся река пришла в неописуемую ярость и с новой силой принялась штурмовать твердыню варикапов. Погода стала ухудшаться. Ветер стал еще сильнее. Он пригнал с Юга грозовые тучи. Вскоре они окончательно затянули солнце, и землю поглотил сумрак.
   Митрандир решил вернуться обратно в лагерь, поближе к теплу и уюту. Он начал осторожно спускаться вниз по скользкому из-за недавнего дождя склону. Тем временем переполненные влагой небеса, наконец, разродились гневным раскатом грома. Гэндальф испуганно обернулся: яркая вспышка на мгновение выхватила бело-голубую твердь Гармоники. Нехорошее предчувствие закралось в сердце мага. Он ускорил шаги. Мелко моросящий дождь уже перерос в настоящий ливень. При приближении к границе лагеря Светлых его слух резануло шипение гаснувших костров. Маг споткнулся обо что-то в темноте и сильно ушиб ногу.
   Воющий ветер, как безумный, носился между шатров и палаток в поисках жертвы. Повсюду мерцали зловещим огнем потухавшие угли. Лагерь как будто заполонили демоны и призраки. Митрандир исполнился суеверного ужаса, в нем проснулись древние страхи. Им чуть не овладела паника, но он смог взять себя в руки и не побежать.
   Через некоторое время он, промокший и охромевший, доковылял до своего шатра. Оказавшись внутри, он увидел, что его уже ждали. Около разожженного посередине огня полукругом сидели трое: Аргелеб, Ингвэ и Трандуил. По их лицам маг уже понял: ничего хорошего он сейчас не услышит. Присутствие Трандуила, командующего Первой Армией, говорило о многом.
   -Добрый вечер, Митрандир, - тихо поздоровался Ингвэ.
   -Мы вас ждали, - добавил Аргелеб.
   -Что случилось? - усталым тоном спросил маг, усаживаясь у огня.
   -Плохие вести, - ответил сын Арагорна. - Наши армии на юге разбиты и сейчас отступают к Гармонике.
   -Как это произошло?
   -Я думаю, вам лучше послушать Трандуила: он прямо оттуда.
   -Да, это так. Нас постигла настоящая катастрофа. Пять дней назад Эльборн подвергся внезапному нападению. Его войско еще не успело построиться, как легионы Годографа, словно свора осатанелых псов, набросилась на рыцарей. Кроме варикапов и диодов в бою принимали участие эльфы и гномы. Предатели! Когда внук Йомера увидел, что его обходят, ему пришлось отдать приказ к отступлению. Чтобы задержать врага он был вынужден оставить пеших бойцов. Все они до единого полегли. Сейчас все то, что уцелело, отступает к Гармонике.
   -Но почему вы здесь, а не во главе своей армии? - спросил Гэндальф, уже предчувствуя ответ.
   -Все мои уцелевшие силы находятся в данный момент на расстоянии одного суточного перехода от вас, - Трандуил сжал руки в кулаки. - Это случилось неделю тому назад. Наши разведчики обнаружили большой варикапский лагерь. Это была армия проконсула Градуса. Наши силы численно значительно превосходили его, поэтому я немедленно приказал атаковать. Нам удалось застать варикапов врасплох, но это не вызвало у них паники. Варикапы быстро построились и контратаковали: выучка их солдат просто поразительна. Я ввел в бой все резервы, и моим эльфам удалось изрядно потеснить южан, но тут случилось непредвиденное. Неожиданно на поле боя появился большой отряд каменных троллей, а в воздухе дракон Рагнаур. В наших войсках началась паника, а потом повальное бегство, которое я остановить не смог.
   Гэндальф тяжело вздохнул. Варикапы оказались крепким народом. Теперь над Средиземьем нависла реальная угроза ответного вторжения. К тому же репутация Светлых теперь была сильно подмочена: в это время командующий Мордорскими силами Тарк взял Дисперсию и довершал разгром диодов. Маг серьезно задумался. Надо как-то реабилитировать себя. Во что бы то ни стало Гармоника должна быть взята.
   -Друзья! - прервал, наконец, молчание Гэндальф. - Мы должны уничтожить столицу варикапов.
   -Вы правы, - поддержал его Аргелеб. - Когда силы Эльборна и Трандуила подойдут к Гармонике, надо штурмовать.
   -На какой стадии сейчас находиться постройка плотов и лодок? - спросил Ингвэ.
   -Остомир говорит, что через неделю все будет готово, - ответил принц Гондора.
   -Через неделю?! Нужно ускорить темпы. Флот уже должен быть готов на третий день! Наберите больше людей, в конце концов! Нам нужны эти корабли! - воскликнул Гэндальф.
   -Я посмотрю, что можно для этого сделать, - пообещал Аргелеб.
  
   Годограф в сопровождении трех легионеров прибыл в стан командующего Восточной Армией Республики Варикап. В сражении, которое произошло шесть дней назад, войскам маленького проконсула удалось разбить и обратить в бегство цвет рыцарства Гондора и Рохана, и теперь варикапы наконец-то смогли объединится. Годографа и его сопровождающих встречала большая толпа, среди которой безошибочно угадывалась исполинская фигура проконсула Градуса. Это был абсолютно лысый варикап могучего телосложения и трехметрового роста. Он вышел вперед и протянул Годографу руку. Последовавшее за этим рукопожатие вызвало гримасу боли на лице гостя, который казался настоящим карликом по сравнению с Градусом.
   -Мира тебе и любви, достославный воитель! - сказал великан.
   -И ты будь здоров, великий вождь!
   Оба проконсула давно знали друг друга и были большими друзьями, хотя при всех это редко показывали, разговаривая между собой исключительно в преувеличенно вежливом тоне. Вот и сейчас оба проконсула вели беседу в таком духе:
   -И каковы же ваши дальнейшие планы, славный воин? - спросил друга Градус.
   -Мы должны одолеть врага, как можно быстрее.
   -Вы совершенно правы, о мудрейший. Я, правда, спрашивал про конкретный план.
   -Да? Что ж, такой имеется в наличии.
   -Так расскажите же о нем! - воскликнул Градус.
   -Хорошо, если вам это действительно интересно, - невозмутимо ответил Годограф.
   -Да, пожалуйста.
   -Надо срочно двигаться на выручку Гармоники.
   -Прекрасный план! - восторженно воскликнул лысый исполин. - С удовольствием окажу вам помощь, если потребуется.
   -Я с радостью ее приму. Кстати какие силы в твоем распоряжение?
   -Три легиона регулярных, две тысячи ополченцев варикапов, три сотни каменных троллей и дракон Рагнаур, - уже совершенно серьезно ответил Градус.
   -Неплохо, очень неплохо. Объединив армии, мы легко разобьем Светлых. Как говаривал наш друг Индуктор: "Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!".
  
   В то время как Годограф произносил эту фразу, в Гармонике на Сенатской площади собрались почти все ее защитники. Перед ними выступал варактор Республики.
   -Друзья мои и соратники по мечу! Настало время сражаться не на жизнь, а на смерть. Враги готовы к штурму, и не сегодня, так завтра нам предстоит тяжелейшее испытание. Мы должны продержаться до прихода легионов с юга. Не скрою, наших сил недостаточно, чтобы удержать Светлых, но мы должны это сделать! От нас зависит судьба Республики и народа. Мы будем сражаться как никогда в жизни!
   После столь пламенного выступления варактор перешел к вопросам организации обороны. Силы решили распределить так: по полсотни преторианцев и по десятку расчетов синусов в каждый форт, остальные в Гармонике в горячем резерве.
   Лишь к вечеру Кондер покинул здание Сената. Он шел по пустынным улицам Гармоники. Редкие фонари слегка рассеивали сумрак. Дом варактора находился недалеко. Варактор словно предчувствовал, что это была последняя мирная ночь Столицы. Его сердце наполнялось невыразимой печалью, когда он думал о том, что такой прекрасный город, жемчужина всего Средиземья может погибнуть. Нет, это не должно произойти!
   Кондер почему-то вспомнил тот момент, когда эльфы из числа Свободных впервые посетили Гармонику. Их восхищению тогда не было придела. Они оказались в городе фонтанов и бассейнов, изящных колонн и портиков, легких, словно невесомых, домов и необычных своими архитектурными решениями дворцов. Повсюду царила изящество и гармония.
   Для Кондера Гармоника была как любимое детище. Он лично принимал участие в ее строительстве, а здание Сената было полностью его проектом.
   Неожиданно для себя он оказался около своего дома. Хорошо смазанная дверь тихо отворилась, и на пороге появилась его жена.
   "Ждала, наверное", - с нежностью подумал варактор. Свет из окна мягко обрисовывал ее фигуру. "Любовь моя!". Как он хотел этой ночью остаться дома, но отягченный властью и огромной ответственностью Кондер не мог себе позволить даже этого. После ужина его ждали дела. Он тягостно вздохнул и, помахав рукой, поспешил к Фиксации...
  
   Перед началом штурма на берегу Изумрудной состоялся последний совет. Трое высших военачальников, склонившись над картой, еще раз прорабатывали план сражения.
   -Твои гондорцы, Аргелеб, должны захватить Западный форт. Твои же силы, Ингвэ, Северный. Желательно это сделать быстро, чтобы противник не успел перекинуть войска из гарнизонов Южного и Восточного, - говорил в это время Митрандир. - Берегите флот. Наша армия в тридцать раз превосходит варикапскую по численности, но транспорта явно недостаточно, чтобы реализовать это превосходство.
   -А где сейчас находится Пятый легион? - спросил Ингвэ. - Вы не боитесь, что он сможет помешать штурму?
   -Левый берег охраняется большими силами. Гномов Дурина и эльфов должно хватить.
   -Все же было бы не лишним подкрепить их отрядом роханской конницы, - возразил владыка ваниаров.
   -Я согласен с вами, - поддержал его сын Арагорна. - Вспомните первый бой с варикапами. Тогда девятый легион обратил в бегство мою пехоту, и положение спасла только тяжелая кавалерия.
   -Хорошо, ваши аргументы ясны. Пусть Эльборн займется этим. Правда наш южный оборонительный рубеж существенно ослабнет, - ответил им маг.
   -Армия варикапов еще далеко. Мы успеем покончить с Гармоникой до их прихода, - возразил Ингвэ.
   -Что ж пусть будет по-вашему.
  
   Тем временем на первом этаже здания сената варактор и все четверо комендантов принимали гонца. Это был Аргон. По его лицу было видно, что ему пришлось многое перенести. Когда он говорил, из его груди периодически вырывались какие-то хрипы и сипение.
   -Я доставил послание командиру Пятого легиона. Он обещал приложить все силы, чтобы помочь Гармонике.
   -Это все, что вы можете нам сообщить? - спросил Митрон.
   -Проконсул Резонанс был немногословен относительно своих планов, - ответил Аргон.
   -Резонанс правильно поступил. Если бы гонец был бы схвачен, секретность плана оказалась бы под угрозой, а нам все равно такая информация вряд ли поможет, - сказал Кондер. - Важно, что у нас появилась надежда.
  
   Левый берег Изумрудной в то утро был поглощен тишиной, которая настораживала всякого, знающего эти места. Еще вчера здесь кипела жизнь, но сегодня повисла необычная тишина. Птицы, звери и даже деревья почувствовали его и как будто затаились. Запах будущей крови витал в воздухе. Существам, одаренным разумом, предстояло сегодня убивать и калечить друг друга в бессмысленной бойне.
   Далеко от реки на холмах, покрытых невысокой зеленой травой начали появляться фигуры в бело-золотых доспехах. Они образовывали ровные колонны и в полном порядке спускались вниз на равнину, где строились идеальными прямоугольниками. Через десять минут весь Пятый легион в полном составе стоял в ожидании приказа.
   Перед стройными рядами варикапских солдат проезжал на коне проконсул Резонанс и шестеро командиров когорт. Проконсул был среднего роста, сухощав и жилист. Его лицо с тонкими губами, носом с горбинкой и холодными серыми глазами выражало стальную волю и целеустремленность. Его взгляд время от времени встречался со взглядами солдат. Лица воинов были спокойны, как будто их ожидал обыкновенный переход, а не безжалостная битва с сильнейшим врагом.
   "Хорошие ребята", - подумал проконсул. - "Им сегодня придется туго. Необходимо прорваться к реке. Гармоника должна получить помощь. Надеюсь, мой план не так не выполним, как кажется". Резонанс решил разделить легион на две части: большая из них, четыре когорты под его руководством атакует заслон Светлых, а другая из двух когорт, ведомая трибуном Циркулятором идет обходными путями к реке, чтобы пополнить гарнизон Гармоники.
   "Вполне возможно, что уже сегодня я буду мертв", - промелькнула в голове проконсула предательская мысль. "Нет, нельзя об этом думать!". Резонанс сжал поводья и встал в полный рост на стременах. Его мощный командирский голос пронесся над полем:
   -Солдаты республики! Гармоника окружена многочисленными захватчиками! Вы ее последняя надежда! Каждый из вас опытный воин и знает, что делать. Вас ведут умелые командиры и ваше оружие готово к бою. Войны Пятого легиона должны победить! Вперед!
   Войско ответило Резонансу боевым кличем, и строй пришел в движение...
  
   В это время на правом берегу реки подготовка к штурму шла полным ходом. Бывший варикапский речной флот стоял в ожидании неподалеку на якоре. На воду непрерывно спускались многочисленные лодки и плоты, наскоро сооруженные подопечными Остомира. Суденышки подгоняли к большим судам и канатами прикрепляли к бортам. На самых больших плотах стояли катапульты и баллисты с заготовленным боезапасом. Все малые суда были снабжены прочными осадными щитами.
   Через некоторое время посадка была завершена, и на всех одиннадцати кораблях были подняты паруса с гондорскими и эльфийскими гербами. Ветер наполнил их воздухом, и флот Светлых устремился к стенам твердыни варикапов.
   Со стен Западного форта за приближением вражеских сил наблюдал комендант Митрон. Сложив руки на груди, он молчаливо смотрел вдаль. Казалось, ничто не может нарушить его спокойствия, и все, что происходит, не имеет к нему ни малейшего отношения. Однако это впечатление было обманчивым: лишь только флот Светлых подошел на расстояние достаточное для выстрела, Митрон поднял руку. Где-то во чреве форта заскрипели механизмы машин, приводимых в действие синусами, а варикапы стоявшие у бойниц натянули луки. Сенатор опустил руку, и воздухе раздался звук высвобождаемых тетив. На нападавших налетел ураган камней и стрел. Многие плоты оказались разбиты, а осадные машины и их прислуга очутились в воде. С кораблей и лодок падали люди, пронзенные стрелами. Река окрасилась в алый цвет, а в воздухе запахло смертью. Строй кораблей нарушился, они стакивались друг с другом; люди кричали, пытаясь восстановить порядок.
   -Зажигательные! - крикнул Митрон. Вновь заработали механизмы машин синусов. Секунда, и форт изверг из себя настоящий огненный шквал. Практически каждый снаряд нашел свою цель.
   Свалка в рядах нападавших усиливалась. Люди в панике метались по палубам, пытаясь загасить пламя или спастись от жара в водах Изумрудной. Митрон мрачно ухмыльнулся: "Так им и надо! Легкой прогулки по реке они не получат!".
   Между тем, ценой невероятных усилий Светлым удалось восстановить порядок в своих рядах и сделать ответный залп. Форт был надежным укрытием, и большая часть стрел и снарядов пропала втуне. Однако эльфы оставались эльфами, и несколько защитников все же было убито или ранено. Завязалась перестрелка. На форт обрушивались огненные шары, камни и стрелы. В разные стороны летела гранитная крошка и брызги огня, со всех сторон слышались проклятия и предсмертные крики. Нападавшие несли чудовищные потери, но они рвались и рвались вперед. Погибая и падая ранеными, они теряли чувство реальности происходящего. Для них существовал только этот проклятый плюющийся огнем форт с непреклонными врагами.
   Защитники видели, как некоторые из нападавших прыгали с кораблей и пытались добраться вплавь до стен варикапской твердыни. Стрелы пронзали их, и мертвые тела погружались на дно реки. Митрон наблюдал за всем этим, укрывшись за одним из каменных зубцов. Он понимал, что остановить обезумевших от жажды крови Светлых невозможно. В его душе не было места страху - там остался только пепел былой решимости и глухой злобы. Рядом умирали раздавленные или обожженные товарищи с мольбой или проклятием на устах.
   Между тем корабли и плоты Светлых вплотную подошли к стенам форта. Замолкли хитроумные машины синусов, ставшие бесполезными в ближнем бою. Носы лодок столкнулись с основанием маленькой крепости, и на секунду в воздухе повисла тишина...
  
   Варикапы появились внезапно. Гномы Дурина, как раз приступил к смене постов и караулов, когда окрестности заполнили воины в бело-золотой форме. К счастью для наугримов, те ударили не сразу, а начали перестраиваться прямо на глазах у врага, выказывая тем свое полное презрение. Это дало время гномам встать плотным строем: впереди войны с топорами и копьями, сзади арбалетчики; несколько в стороне от них заняли свои позиции находившиеся здесь же сумеречные эльфы. По данным проконсула Пятого легиона в группировку Дурина еще входил отряд роханцев, но их нигде не было видно.
   В это время взгляд Резонанса был устремлен вовсе не на полки Светлых: там за спинами гномов, за небольшой прибрежной грядой и ребристой поверхностью Изумрудной была Гармоника, и над ней все выше и выше вздымались черные столбы дыма. Пятому легиону нужно было туда, и они намеревались пройти даже, если бы все силы этого мира пытались их остановить.
   Гиппо нервно гарцевал под Резонансом, не давая сосредоточиться, и проконсул решил больше не тянуть. Он добился своего - показал противнику, что, несмотря на десятикратное преимущество, они ничего не стоят в глазах варикапов. Он пришпорил своего жеребца и, подняв кверху короткий меч, отдал приказ. Легион атаковал, как бело-золотая змея, с хрустом врезаясь в построение гномов. Подземные жители защищались отчаянно, но остановить разъяренных, стремящихся к своей цели варикапов было невозможно. Гномы гибли, сметаемые непробиваемым строем легионеров. В пылу боя были убиты двое братьев Дурина, а его самого, раненого в плечо, телохранители с трудом вырвали из рук наступающих и отступили в тыл.
   Плотно сбитый строй наугримов распался, и им приходилось биться несколькими разрозненными отрядами, медленно отходя в сторону приречной гряды.
   Резонанс рубился в самой гуще врага, сражая гномов своим коротким мечом. Сердце главы Пятого легиона ликовало: еще немного и воинство гномов растает, как облако тумана под лучами утреннего светила. Единственное, что его удивляло - это поведение эльфов. Отряд эльдаров совершал какие-то таинственные маневры за спинами гномов, пока не вступая в бой.
   Наконец, под неистовым напором варикапов, гномы побежали к реке. Их поток захватил и эльфов. Те, подавшись панике, также бросились к холмам, ища спасения. Но когда их отряд выбрался на свободное место, приказ неведомого командира заставил детей Эру замереть и развернуться лицом к легионерам. В ладонях эльфов запели луки, и варикапам пришлось замедлить свое наступление, концентрируя силовое поле. Это продолжалось некоторое время. Эльфы откатывались назад, постоянно выпуская стрелы, а легионеры, сдерживая залпы, стремились догнать и уничтожить их. Наконец, более проворные морские жители практически нагнали эльфов, и те бросились врассыпную. В небо взлетел боевой клич варикапов, возвещавший скорую победу...
  
   ...Вверх взмыли десятки кошек, вгрызаясь в серый гранит форта, а по веревкам заскользили нападавшие. Варикапы высовывались из бойниц, выпуская одну за другой стрелы. Люди и эльфы сыпались вниз как переспелый виноград, разбиваясь о палубы или падая на головы товарищей. Осажденные перерубали канаты и скидывали кошки, но их место тут же занимали другие. Митрон понял - пришло время мечей. Он гордо вышел на стену. Серый плащ развивался за его спиной, как крылья гигантской птицы.
   -За Республику! - прорычал он и всадил меч в горло появившегося на стене сумеречного эльфа. Тот коротко вскрикнул и перевалился за парапет. На его месте тут же появились двое гондорцев. Клинки столкнулись, высекая снопы искр. И мир превратился для молодого сенатора в узкую стальную полосу меча. Он убивал, калечил, попирал ногами тела павших. Перед ним возникали десятки лиц, прекрасных и серо-обыденных, искаженных маской гнева и замерших в отчаянии от боли и страха. Но Митрон хотел видеть этот страх и чувствовать эту боль. Он как автомат рубил и рубил, краем глаза видя, как то же самое делают его товарищи. Воздух с хрипом выходил из легких, кожа стала влажной от текущей по ней горячими ручьями крови, а рука начала ныть от, казалось бы, бесконечного количества нанесенных ею ударов.
   Но лицам и глазам не было конца. Митрону стало казаться, что он сходит с ума, как вдруг понял, что он стоит совсем один, окруженный толпой врагов. Сенатор замер на месте в замешательстве. И в тот момент, когда он вновь начал поднимать меч, чья-то палица обрушилась ему на голову. К счастью удар пришелся вскользь. Он сбил шлем с головы варикапа, и по лицу потекла кровь. Ему пришлось драться практически вслепую. Это дало противникам преимущество. Все чаще клинки врагов, пробив защиту, вонзались в тело сенатора. В конце концов, совершенно обессиленный Митрон рухнул на колени. Молодой русоволосый воин в доспехах гондорского гвардейца поднял булаву для последнего удара. Митрон закрыл глаза, ожидая, когда милосердная тьма скроет его сознание...
  
   ...Кондер открыл глаза. Перед ним была та же картина, что и пред тем, как он смежил свои уставшие смотреть на эту мясорубку веки. На Западный форт, словно муравьи на пень, лезли и лезли бесчисленные рати Светлых. Многие гибли, но все возрастающий напор преодолевал сопротивление варикапов, и враги проникали в его темное чрево. Некоторое, неопределенно долгое время он видел только это. Внутрь форта все заползали и заползали маленькие фигурки Светлых. Кондеру подумалось, что форт, наверное, должен уйти под воду или развалиться от такого количества живых существ в нем. Однако вместо этого произошло иное. Варактор разглядел, как зашатался и рухнул флагшток с голубым знаменем Республики Варикап, а на его месте взвилось знамя Гондора. Кондер вновь закрыл глаза. "Прощай Митрон", - мысленно попрощался с молодым сенатором Кондер.
   Какое-то время он так и стоял с закрытыми глазами, пока не почувствовал шевеления за спиной. Открыв глаза, он повернулся. Осторожно поддерживая раненого товарища, к нему спешили двое преторианцев. Тело раненого покрывало множество ран, и потоками стекала вода смешанная с кровью.
   -Северный форт... - прохрипел он, чтобы закончить сразу воину не хватило сил.
   -А Симплекс? - только и спросил Кондер.
   Раненый опустил голову.
   -Ничего, иди отдыхай, боец, - промолвил варактор, глядя в сторону Северного форта. И в самом деле, там, на месте голубого полотнища, красовалось бело-звездное знамя ваниаров.
  
   -Они поднимают свои флаги над фортами, Циркулятор! - доложил разведчик
   -Надо торопиться, - нетерпеливо добавил он.
   -Мы и так торопимся Максимум, - прервал его трибун. - Но я боюсь попасть в засаду. Что-то уж очень тихо. Неужели Резонанс оттянул на себя все силы на этом берегу.
   Циркулятор замолчал, понимая, что слишком разоткровенничался, делясь своими тревогами. Разведчик поклонился и исчез, а трибун прибавил шаг.
   Колонна легионеров двигалась по широкому прибрежному лугу, который зеленым ковром спускался к самой воде. На берегу было тихо, лишь вдали за Гармоникой слышался скрежет железа и грохот разгоравшейся битвы. Военного трибуна смущала эта подозрительная тишина, а также тянувшиеся к западу от них ряды высокой прибрежной травы, которые существенно ограничивали обзор.
   Между тем, чем ближе он приближался к воде, тем громче становились звуки битвы. Громкий лязг, крики, глухие удары и треск взрывали гнетущую тишину, внося еще большую тревогу и озлобление в сердца воинов. Подстегиваемые властными приказами Циркулятора варикапы перешли на бег. Еще немного и вот уже блеснут золотым по голубому волны реки, и легионеры увидят долгожданную Гармонику.
   Циркулятор оглянулся, внимательно оглядывая приречную равнину, и обомлел. Прямо на них, сминая сочную траву заливного луга, из-за едва видной неровности на теле земли, летели всадники. Это были рохирримы. Зеленое знамя с изображением белого коня высоко вздымалось над их рядами, копья опущены, а под забралами блистали яростью глаза сынов степей. Окинув их взором, Циркулятор понял, что их не менее пяти тысяч.
   Громко пропели трубы, и колонна варикапов мгновенно развернулась в боевые порядки. В это же мгновение их захлестнула волна наступавших роханцев. Но, благодаря нечеловеческой силе и четкой организации, строй Морского народа не был сметен одним ударом, не смотря на пятикратное преимущество противника. Ярость столкнулась с яростью, решимость с решимостью, и никто не хотел уступать. Поле варикапов в сочетании с отличной выучкой позволяло отбивать бешенные наскоки роханцев, но их короткие мечи с огромным трудом пробивали тяжелые доспехи конников.
   Циркулятор бился в самой гуще схватки, его гладиус творил чудеса, выбивая из седел казавшихся неуязвимыми рыцарей. Но мысли трибуна были целиком направлены к такой близкой, и такой недосягаемой Гармонике. "Если мы не пройдем, она падет! Что же делать?". В голове один за другим проносились планы прорыва и ужасные картины погибающего города. Сбив очередного противника с коня, он заметил краем глаза какое-то движение прямо за спиной. Трибун среагировал моментально, но было слишком поздно. Прямо на него с копьем на перевес, несся совсем юный роханец, с непокрытой головой. Вся левая часть его лица была сплошной кровоподтек, глаз заплыл, шелковистые светлые волосы свалялись, превратившись в длинные космы, а в уцелевшем глазе горело лишь одно: "убить, убить, убить!"
   Юноша вложил в удар всю свою силу, копье со свистом начало разбег...
  
   Ледяное лезвие вонзилось в доску рядом с плечом Кондера. Пущенная каким-то эльфом с нереально далекого расстояния стрела глубоко застряла в дереве. Варактор слегка вздрогнул, но сдержал себя и лишь слегка переместился за высокий зубец. Переведя дыхание, он выглянул из-за него. Светлые, словно жуки-трупоеды, обглодавшие тело умершего воина, толпами выливались из изуродованных фортов.
   Вновь загружаясь на корабли, они волной двигались на Гармонику. У Кондера рябило в глазах от обилия стягов, вымпелов и значков. На палубах, забрызганных огнем и кровью, замерли воины Светлых, лишь у метательных машин суетилась прислуга.
   Армада приблизилась к стенам, и началась перестрелка. Катапульты и баллисты Светлых посылали в небо свои смертоносные заряды, а им изредка отвечала артиллерия синусов. Затем в дело пошли луки и дротики. Кондер снова укрылся за стеной. Ему не надо было бегать и отдавать приказы: все планы обороны столицы давно уже были продуманы и утверждены, так что каждый из защитников знал свое место. К тому же защитой каждого участка стены руководили самые толковые помощники Кондера. Да и рядовые были лучшими воинами Республики. Варактор видел их замершие в напряжении спины, по которым струились пурпурные плащи, и напряженные лица, на которых отпечаталось выражение мрачной решимости.
   Сидя в специально созданных укрытиях, они дожидались, когда эльфы и люди поймут бесполезность попыток разрушить оборону варикапов с помощью стрел и копей и перейдут к тому, в чем преторианцы были лучше всех во всем Средиземье - рукопашной схватке.
   Скоро Светлые пошли на приступ. Кондер оценивающим взглядом осмотрел штурмующих. Он понял, что основной удар придется не в район Речных врат, где ожидали встретить главный удар, а западнее, напротив форта, который оборонял Митрон.
   Командующий жестом подозвал своего помощника центуриона Тарификатора. Тот был высок и красив. Это был самый молодой из центурионов преторианской гвардии, сумевший в свои тридцать лет добиться не только столь высокого ранга, но и уважения более старших товарищей. Ко всему прочему он был племянником Кондера, сыном его младшей сестры Градации.
   -Иди передай приказ Маркеру, чтобы снял всех бойцов из Южного и Восточного фортов и перебросил их на Западный бастион, - сказал Тарификатору Кондер.
   Центурион кивнул головой и поспешил прочь. Но не успел он сделать и нескольких шагов, как из-за стены вылетел огромный камень и ударил его в спину. Варикап силой влетел в каменный парапет, а сверху его накрыл злополучный камень. Короткий вскрик, хруст костей, брызги крови, мучительный стон агонии, и все - от молодого воина осталось кровавое пятно и неестественно выгнутые, обезображенные руки и ноги. Это нелепо-ужасная смерть поразила Кондера, не только потому, что погиб его племянник, но и потому, что он впервые так ясно увидел, как одним махом, за долю секунды, окровавленная длань войны стирает жизнь и красоту.
   Но задумываться не было времени - аккомпанементом его мыслей служили звуки издаваемые железными крюками и приставными лестницами. Подбадривая себя криками и вспоминая имена всех Валаров, Светлые полезли на стены. Преторианцы вынырнули из своих убежищ и окунулись в свою стихию. Они перерубали канаты и скидывали вниз лестницы, а там где противнику удавалось пробраться по стене, их встречал упругий удар гладиуса или меткий бросок дротика. Потомки нуменорцев и эльфы гибли сотнями, но ничто не могло их остановить. Гибель стала ничем, а война всем.
   Кондер незримо почувствовал ту грань, где кончается битва, и начинается бойня. Он словно наяву видел Смерть, запускающую руки в ряды воинов и выхватывающую оттуда все больше и больше жизней. Ревели трубы, над водой носились крики, трещало яростное пламя пожаров.
   Количество нападавших, которые сумели забраться на стены, все возрастало. Воины сходились в рукопашной. Гораздо чаще на холодный гранитный пол падали тела в легких одеждах эльфов и тяжелых доспехах гондорцев, но уже и тут и там воинов в пурпуре настигали удары испещренных рунами, тяжелых прямых мечей. Прямо перед Кондером вынырнула фигура эльфа. Золотоволосый ваниар не уступал по красоте его племяннику. Тело прекрасного существа было одето в молочно-белые доспехи, а руки, созданные больше для того, чтобы держать арфу или обнимать обворожительную эльфийку, судорожно вцепились в лук. Увидев прямо перед собой Кондера, ваниар откинул ненужный в ближнем бою лук и схватился за меч. С именем Владычицы звезд на устах, он бросился на варактора. Но тут же на перерез эльфу пронеслась пурпурная тень и ваниар осел, булькая кровью и хрипя. Преторианец остановился на секунду, с удовлетворением смотря на умиравшего эльфа, и этой секунды было достаточно: за его спиной возникла темная фигура с поднятой булавой. Ухмылка удовлетворения так навсегда и осталась на его лице, которое в следующее мгновение превратилось в кровавое месиво. Варикап рухнул на землю рядом с эльфом.
   Кондер больше не медлил ни секунды и включил всю свою недюжинную силу в бросок дротика. Стальное жало вошло под забрало гондорца, и он упал со стены. А Кондер бросился в водоворот боя.
   Еще какое-то время преторианцы успешно удерживали стены, сея опустошения в рядах Светлых, но вскоре многократное преимущество штурмующих, накатывавших словно волны, пересилило мужество, выучку и нечеловеческую мощь. Из семи центурий бойцов уцелела едва ли половина, и они начали откатываться в глубь столицы.
   Преторианцы занимали высокие каменные дома, и теперь противнику приходилось штурмовать каждый дом как небольшую цитадель. Гондорские пехотинцы и дети звезд выламывали окна и двери или ценой невероятных усилий проламывали стены и проникали внутрь. Узкие коридоры, роскошные комнаты, высокие лестницы и даже подвалы и чердаки становились аренами кровавых столкновений, в которых все решала хитрость и мастерство, гнев и жестокость. Это был уже не бой, а кровавая драма. Бойцы, отбросив все понятия о чести, дрались не на жизнь, а на смерть; когда ломалось оружие, в ход шли кулаки, ноги и даже зубы.
   Кондер и еще с десяток бойцов заняли большое здание, принадлежавшее Республиканскому суду. С точки зрения обороны здание было построено крайне удачно . Нижние этажи занимали склады, поэтому оно имело лишь один вход и не имело окон у земли. Стены же здания были прочными и толстыми.. Из их окон Кондер и его подчиненные вели прицельную стрельбу, по тем, кто пытался их оттуда выбить. Когда же дротики закончились, на головы воинов света полетели тяжелые резные стулья, столешницы и даже целые шкафы и кровати. Эти метательные снаряды, оглушавшие и ранившие по несколько воинов сразу, привели штурмующих в бешенство. Они притащили откуда-то длинное и широкое бревно. Сильные руки пехотинцев подхватили его, и они начали методично бить им в тяжелую дубовую дверь здания суда. Она начала трещать. Варикапы сосредоточили свое внимание на тех, кто пытался пробиться внутрь, и вскоре у входа в здание вся мостовая была завалена убитыми и оглушенными. Но выбывших из строя сразу же заменяли другие, и дверь была вот-вот готова слететь с петель. В это же время поднесли лестницы и по ним начали подниматься легконогие эльфы.
   Кондер понял, что позицию не удержать и отдал приказ отступать. В то самое мгновение дверь, натужно всхлипнув, вылетела, и разъяренные гондорцы ворвались внутрь. Последний из варикапов нырнул в черный ход. Пробравшись по небольшому тоннелю, что связывал это здание с форумом, они, оказавшись на свежем воздухе, тут же нырнули в подворотню. Там был передовой отряд эльфов. Молниеносная атака, и клинки сверкавшие священным огнем в солнечных бликах, обагрились благородной кровью. Но на помощь погибающим спешили новые силы, и Кондер с отрядом начал отступление...
  
   Митрон с трудом открыл глаза, но ничего не увидел. Он был завален телами мертвых воинов Гондора и Валинора. Молодой сенатор с трудом пошевелился и почувствовал, что силы еще есть. Он медленно начал вылезать из-под груды мертвецов на белый свет. С большим трудом он встал на колени и осмотрелся. Сквозь туман, застилавший глаза, Митрон разглядел горы трупов, загромождавших все видимое пространство. "Повсюду смерть...", - сенатор ощущал странное отупение. Мучительно болела голова. Митрон провел тыльной стороной руки по своему лицу, как будто стараясь смахнуть пелену непонимания. Он взглянул на ладони: на них была запекшаяся кровь.
   Неожиданно он услышал какой-то шум. Обернувшись, он увидел, как из одного из переулков появился небольшой отряд богато одетых эльфийских воинов. Заметив его, они на некоторое время остановились. Они так и стояли, пристально глядя друг на друга: молодой варикапский витязь в изодранном сером плаще и шестнадцать элитных бойцов Ингвэ.
   Ваниары потянулись к рукоятям мечей. Неожиданно пелена, застилавшая разум Митрона спала, и в его сознание буквально ворвалась одна мысль: "Нет! Я хочу жить! Мне еще столько нужно сделать в этой жизни!". Он повертел головой в поисках спасения и вдруг увидел, что над фортом реет гондорский стяг. В его обычно веселое сердце закралось чувство одиночества и страха.
   А между тем эльфы стали медленно его окружать. Митрона охватила паника, и он побежал. Вслед за ним бросились ваниары. Он как безумный мчался по прямым улицам форта. Где-то на задворках сознания еще гнездилась мысль, что, быть может, еще кто-нибудь выжил и до сих пор сопротивляется. Но повсюду он видел только смерть и разрушения.
   Митрон обернулся: преследователи не отставали. Они бежали с каменными лицами, готовые, как только жертва выдохнется, накинуться на нее и прикончить. Варикап чувствовал, что его силы уже на пределе, и что скоро он рухнет без движения. Собравшись для последнего рывка, он взлетел по лестнице на стену форта и замер: пред ним предстала Гармоника, со всех сторон облепленная вражескими судами. Но не это было самым главным. Над ней реял зеленый флаг Ингвэ. Митрон опустил руки: "Все кончено! Но я не хочу умирать!". Вопль отчаяния вырвался из его груди, и он обернулся к своим преследователям. Те приближались к нему с мрачными лицами, готовые ко всему. Сенатор начал пятиться, пока не уперся спиной о зуб бастиона: отступать было больше некуда. Неожиданно в сознании Митрона вспыхнула ярким пламенем безумная ярость. Он вдруг увидел себя со стороны: маленький, испуганный зверек. Молодой сенатор вырвал секиру из рук мертвого гондорца и с горящим взглядом голубых глаз двинулся навстречу врагу.
   Первым же ударом он раскроил ближайшему эльфу голову, и золотистые кудри мигом обагрились кровью. Митрон вдруг ощутил себя волком среди стада овец. Его топор без устали крушил все подряд, но наученные горьким опытом эльфы умело защищались, не давая варикапу приблизиться, а вскоре на стене появились двое гондорцев-арбалетчиков. Взвизгнули тетивы, и две стрелы пробили грудь молодому сенатору. Он зашатался, изо рта пошла кровавая пена, топор выпал из рук. Варикап упал лицом вниз на каменный пол. Из последних сил он повернулся на спину.
   Митрон ощутил неожиданную легкость, как будто камень упал с души. Он последний раз смотрел на чистое небо и яркое солнце. "Все. Это конец. Жаль...". Он не чувствовал боли, лишь легкую печаль. Его тянуло вверх. Небо звало. Свет в его глазах становился все ярче. Это душа рвалась прочь из погибавшего тела. Свет стал уже нестерпимо ярок, пока, наконец, небо не поглотило Митрона...
  
   Боевой клич варикапов еще раз пронесся над полем. Гиппо почувствовал свободу и рванул вперед, но Резонанс твердой рукой сдержал скакуна. Сдерживать же своих подчиненных он больше не мог. Видя разбегающихся эльдаров и гномов, они бросились вперед, чтобы догнать и раздавить противника. Эльфы в панике разбились на несколько групп и брызнули в разные стороны. Перед варикапами возникло открытое пространство. Широкая лента зеленой травы утыкалась прямо в гряду холмов, и вот Резонансу показалось, что земля на возвышенности вздрогнула, и разверзлась. Прямо на него лавиной шла конница рохирримов. Всадники шли клином, прикрываясь щитами и ощетинившись тысячами копий. Их лобовой удар пришелся прямо в центр распавшегося строя варикапов, разорвав его надвое. Метким ударом копья роханский всадник убил Гиппо, и проконсул оказался на земле, но природная ловкость спасла варикапа. Резонанс сумел не только мгновенно вскочить на ноги, но сшибить противника рубящим ударом своего тяжелого меча. Рохиррим без чувств рухнул с коня, а лезвие гладиуса проникшее в щель доспехов, завершило дело. Однако, столь маленькая победа ничего не меняла. Разбитые на две группы и лишенные тяжелого вооружения легионеры, отчаянно сопротивляясь, гибли под ударом железного клина врага. Ко всему прочему противник применил новую тактику: часть рыцарей повернула и въехала на холмы; там они начали подбирать вновь собравшихся в один отряд эльфов, сажая их позади себя на крупы лошадей. После чего роханцы возвращались на поле боя, где эти двойки действовали с убийственной эффективностью: рыцари били копьями или мечами, а позади их эльфы пускали в упор стрелы. К месту боя подтянулись, словно восставшие из-под земли гномы. Положение легионеров стало безнадежным: число нападавших превышало их в десятки раз. Даже невероятная сила и ловкость не могли их спасти. Варикапы умирали сраженные эльфийскими стрелами, широкими, похожими на рогатины, лезвиями роханских копий и тяжелыми ударами гномских топоров. Прошло немного времени, и в живых остался только проконсул и два десятка бойцов. Противник взял их в кольцо, и всадники начали кружиться, как голодные гиены вокруг умирающей добычи. Чтобы запугать оставшихся в живых и быть может заставить их сложить оружие, они применили старинный прием кочевых народов. Кони, руководимые наездниками, стали все быстрее и быстрее бегать по кругу, при этом всадники, находившиеся позади, начали кружиться в противоположном направлении. Роханцы выкрикивали угрозы, а эльфы всаживали стрелы прямо перед ногами едва стоявших варикапов. От бешеной гонки в глазах Резонанса начало рябить, а голова кружиться, но ни на секунду, ни на миг в сердцах проконсула и его товарищей не возникло желание сложить оружие. Слишком глубока была ненависть и страстное желание спасти столицу. Светлые, видя бесполезность своих попыток принудить сдаться гордых сынов Морского народа, рванулись вперед. Яростные степные кони грудью ударились в плотный строй воинов Пятого легиона. Резонанс вспорол брюхо первому же животному: гнедой жеребец скинул всадника и, встав на дыбы, сумел отомстить обидчику. Проконсул получил страшный удар копытом в лицо и упал в траву. А сверху, как во сне, медленно опускалось звезда-лезвие, и прежде чем оно сделало весь этот мир бесполезным, Резонанс успел подумать: "Только бы Циркулятор дошел...".
  
  
  
   Топоры с треском вгрызались в плоть дерева. Удар, еще удар. Дверь должна была вот-вот рухнуть. Ингвэ стоял чуть поодаль, отдавая приказы. Пока гондорские пехотинцы вышибали дверь, его ваниары обстреливали окна, не давая преторианцам высунуться. Наконец дерево не выдержало и разлетелось на куски: пехотинцы проникли внутрь. Дорогу им преградили всего двое варикапов, причем один из них был ранен: сквозь плохо наложенную на руке повязку, малиновым по белому сочилась кровь. Именно его атаковал первым попавший в дом гондорский капитан. Смуглый лоссарнахец был настоящим гигантом. Ростом и шириной плеч он не уступил, наверное, и троллю. Всего, с ног до головы его защищала переливчатая кольчуга. Взмах топора, удар. Обычного человека он развалил бы пополам, но преторианцу он прошил плечо и глубоко застрял в грудной клетке. Тот со стоном начал опускаться на пол, но прежде чем испустить последний вздох его рука свершила месть, и меч вонзился в незащищенное лицо гондорца. Давясь кровью он упал рядом с варикапом. Все на мгновение замерли пораженные гибелью двух гигантов. Первыми паузу нарушили гондорцы, один из них закричал и ткнул копьем в уцелевшего преторианца, тот легко увернулся и пырнул противника но тут же был сбит с ног. Спины солдат скрыли от глаз Верховного эльфа то, что произошло дальше, но короткий вскрик не оставлял никаких сомнений. Совершенно неожиданно, как будто гибель преторианца послужила неким сигналом, над улицей проплыл звук трубы, и Ингвэ увидел как из бокового переулка его ваниаров атаковал большой отряд варикапов в одинаково серых одеждах. Их удар был так силен, что эльфы попятились, что грозило их отрывом от находяшихся в доме гондорцев. Но недаром лоссарнахские пехотинцы слыли элитой королевской армии. Быстро покинув строение, они перегородили улицу стеной щитов. Словно стальные челюсти опустились топоры, а из-за спин ударили лучники. Несколько сенаторов, а в отряде были именно они, погибли. Тогда варикапы изменили тактику. Собравшись в один кулак, объединив поля, они нанесли удар. Гондорских воинов буквально размазало по мостовой, и сенаторы ворвались в ряды эльфов. Началась бойня. Узкая улочка не позволяла ваниарам развернуться и пустить в ход свое любимое оружие - луки. А в рукопашной они сильно уступали противнику. Любимцам Валаров не доставало боевого опыта, отсутствие которого не могла возместить даже отчаянная храбрость. Хруст, лязг, крики и страшный предсмертный вой заполнили все, и эта страшная симфония испуганной птицей билась над головами.
   Эльфы метали в сенаторов копья, отчаянно рубили мечами, а когда те ломались, кидались в бой с голыми руками. Их неистовство задержало удар сенаторов, но не могло остановить неизбежное. Жаждавшие мести варикапы кровавым серпом прошли сквозь их ряды, и вот из нескольких сот эльдаров уцелело едва ли три десятка и те прижатые к стене готовились принять смерть.
   Ингвэ благодаря самоотверженности сородичей удалось вырваться из капкана. Сопротивление ваниаров позволило выиграть время, и место схватки успели окружить войска Светлых. Все переулки и подворотни заполнились гондорской пехотой и лучниками.
   Когда сенаторы покончили с остатками эльфов, они поняли, что сами попали в западню. Но пока имелись силы было решено идти на прорыв.
   Сначала им повезло: тот переулок, что они выбрали, защищали в основном ополченцы, плохо вооруженные и полохо обученные. Плотный строй Морского народа разметал их жалкое подобие железного хирда королевской пехоты. Оружие горцев и поморов, оторванных круговертью войны от своих семей и стад, с предательским хрустом ломалось, оставляя их наедине с неизбежностью гибели от короткого меча странного воина с сине-зелеными волосами. Еще немного и уничтожив ополченцев сенаторы прорвались бы, но судьба не дала им этого шанса. В самый последний момент на них налетела колонна тяжело вооруженных рыцарей, одетых в зеленые шелка. Мгновенно заполнив переулок грохотом копыт, они стали выдавливать варикапов обратно к месту схватки с эльфами.
   Строй сенаторов рассыпался, и они стали пытаться вышибать всадников из седел. Но это были уже не миролюбивые ваниары или ополченцы, а Пиннат-Галенский корпус, который прошел суровую школу пограничных войн. Пожертвовав несколькими товарищами, те перестроили колонну в клин и выставили вперед длинные копья. Варикапов встретила сплошная стена железа и острых лезвий. Понеся значительные потери, они были вынуждены отойти на исходные позиции. В бою возникла пауза. Изрядно поредевший отряд членов правительства Республики не имел сил пройти сквозь кольцо врагов, но и Светлые памятуя о печальной судьбе эльфов, не решались атаковать непреклонных варикапов.
   Но в остальных частях города бой гремел с нарастающей яростью и стоявшему среди солдат Ингвэ казалось, что он видит души погибших, взлетевших к багровым небесам, где, замерев на долю секунды, исчезали, растворяясь в легких облаках...
  
   Кондер вместе с кучкой преторианцев отступал к жилому кварталу, где держал оборону Первый консул Генератор. Около сотни сенаторских семей, дети и женщины, в этот момент находились под его защитой. Некоторые матери, обеспокоенные судьбой своих чад, сами взялись за оружие и вышли на баррикады.
   Варактор и семеро бойцов на очередном перекрестке нос к носу столкнулись с отрядом эльфов. Это были молодые ваниары-новобранцев, не только не имевших боевого опыта, но даже не прошедших надлежащую подготовку в армии. Их было около двух десятков. Спустя минуту их мертвые, изувеченные тела лежали на потемневшей от крови мостовой. Кондер и его солдаты буквально скосили молодых эльфов, как созревшие снопы пшеницы; те не успели даже толком что-либо понять. Они были детьми по сравнению с профессиональными воинами варикапов.
   Между тем, варактор добрался до жилого квартала, где с радостью был встречен Генератором и его бойцами. Кондер улыбнулся, приветствуя защитников. Неожиданно среди них он заметил Фиксацию, свою жену. Она стояла, скромно ожидая, когда он к ней подойдет. Сердце Кондера забилось сильнее. Он хотел броситься к ней, но под взглядами его солдат это было невозможно. Варактор спокойно подошел к жене и взял ее руки в свои ладони. Они посмотрели друг другу в глаза. Усилием воли им удалось сдержать слезы: и Кондер, и Фиксация понимали, что это их последнее свидание перед смертью. Варактор, будучи опытным стратегом, осознавал, что их ждет. Он и его люди оказались в плотном кольце. Маленький городской квартал стал их последним оплотом. Варактор не знал о том, что часть защитников Гармоники под руководством центуриона Ассемблера отступила к Сенатской площади и там держит оборону.
   Между тем гондорцы стали стягивать силы к тому месту, где укрепился варактор. Кто-то из их командиров неожиданно отдал приказ атаковать, и пехота неуверенно двинулась к баррикадам. Ее встретил шквал дротиков и камней из мостовой. Гондорцы остановились, закрывшись щитами. Вдруг из стоявшего сбоку от строя от нападающих дома вырвалась группа облаченных в пурпур воинов. Впереди них был Кондер. Мечи преторианцев работали ужасающе быстро. Кто-то из гондорцев скомандовал отступление. Воины побежали. Этот приказ был роковой ошибкой: бросившие щиты люди стали беспомощны. Из-за баррикад выбежали остальные гвардейцы. И поражение превратилось в настоящее избиение. Лишь немногие из нападавших добежали до конца улицы, где их прикрыли эльфийские лучники.
   Варикапы под защитой своих полей вернулись к баррикадам. На некоторых лицах плясала победная улыбка, но остальные были мрачны и сосредоточенны. Они осознавали, что эта маленькая победа ничего не дает. Даже если б они перебили вдвое, втрое больше врагов, это ничего бы не изменило. Но преторианцы не собирались сдаваться. Все-таки была еще надежда на помощь Пятого легиона. Кондер решил тянуть время, как можно дольше. В другой ситуации варактор может быть так бы не поступил, но сейчас, когда за его спиной были женщины и дети, он не мог иначе.
   В это время к осаждающим варикапов войскам прибыл сам принц Аргелеб. Осмотрев издалека позиции врага, он принял решение начать штурм. На этот раз гондорские солдаты, видя решимость военачальника, сами прониклись уверенностью и желанием, наконец, добить сопротивляющегося врага.
   Пехота перестроилась в несколько колонн и под прикрытием щитов, размеренным шагом двинулась в сторону баррикад. Варикапы невозмутимо ожидали их приближения.
   Наконец, достигнув вала, гондорцы начали штурм. Бой длился около получаса. Варикапы бились, словно демоны смерти, и им удалось отбить атаку. Гондорцы в беспорядке откатились назад, но на этот раз их никто не преследовал. В этой сече погибло большинство преторианцев. Сам Кондер получил серьезные ранения, и сейчас Фиксация перевязывала ему рану. К ним, хромая на правую ногу и прижимая искалеченную руку к груди, подошел Генератор.
   -Следующий штурм будет последним, - прохрипел он.
   -Мы будем сражаться, - ответил центурион Экстремум, сплевывая кровавой слюной.
   -Наши жены, дети... - опустил голову Первый консул.
   -Они должны жить, Генератор, - твердо сказал Кондер. - Восточный колодец. Он не так далеко. Вы должны прорваться.
   -Что значить вы? - спросил Генератор.
   -Ты и женщины с детьми. Пятый легион нам уже не поможет. Сражаться будем мы.
   -Кто мы?! Из воинов, не считая меня и вас двоих, осталось трое, - покачал головой консул.
   -Жаль, что я раньше не подумал о Восточном колодце. Собирай семьи. Мы отвлечем врага.
   -Но...
   -Делай, что приказано! - рявкнул Кондер. - Экстремум, вставай. А ты больше не медли.
   Варактор сверкнул глазами и отвернулся. Неожиданно для себя он встретился взглядом с Фиксацией, и его словно ужалила змея. Кондер почувствовал, как почва уходит у него из-под ног. Никогда еще неотвратимость конца не представлялась ему так ясно. Он вдруг почувствовал горечь от того, что из-за бремени власти не может броситься и обнять свою любимую, которая была для него дороже всего на свете. В глазах Фиксации стояли слезы, она обвила его шею руками, как будто стараясь так его удержать.
   -Пойдем с нами! Не оставляй меня! - беззвучные рыдания сотрясали ее тело. Кондер чувствовал, что еще немного, и мужество его оставит. Нечеловеческим усилием воли он заставил себя оторвать жену от своей груди. Он повернулся и, не слова не говоря, отправился вслед за Экстремумом к баррикадам. Дойдя до них, он обернулся и бросил последний прощальный взгляд, полный мрачной решимости и горечи.
   Для того чтобы его люди могли спастись, Кондеру и его четверым воинам нужно было отвлечь врага. Варактор перебрался через вал и встал посреди улицы. Рядом с ним были его последние гвардейцы. Они угрюмо двинулись прямо по улице. У варактора не было времени, чтобы составить определенный план, да и вряд ли в такой ситуации можно было бы что-либо придумать. Они просто шли навстречу своей смерти.
   Гондорцы почти сразу заметили их приближение. Они заворожено смотрели, как эти пятеро варикапов шли с горящими темным пламенем глазами. Враги не знали, что воины Гармоники идут на смерть ради своих любимых и ради любимых тех, кто уже погиб в бою. Несмотря на помятую и изорванную одежду, на темные круги под глазами вид у варикапов был особенно величественен. Это был не просто отряд воинов - это были защитники самого дорогого, что для них было, более дорогого, чем их жизни.
   Аргелеб угрюмо смотрел на пятерку воинов в пурпурных туниках. Что они хотели? Смерти? Они ее получат! Принц отдал приказ своим гвардейцам приготовиться к бою. Капитан махнул рукой бойцам, и через десять секунд перед Аргелебом стояло полсотни его лучших солдат. Принц кивнул головой командиру гвардейцев, и они направились навстречу варикапам. Гондорцы были спокойны. Это были закаленные в боях профессионалы, привыкшие лишь побеждать. Они шли, перекидываясь шуточками, ничуть не сомневаясь в результате боя.
   Гвардейцы без всякой команды бросились на варикапов. На бегу они оглашали воздух гиканьем и улюлюканьем. Варикапы угрюмо ожидали их приближения. Когда расстояние между ними сократилось до нескольких шагов, преторианцы метнули дротики - первые пять гондорцев пали убитые наповал. Улюлюканье переросло в крики ярости.
   Кондер, Экстремум, Лазер, Дискриминатор и Осциллограф вдруг ринулись навстречу врагу. Отчаяние и гнев придали им силы. Они вертелись с бешеной скоростью, отражая и нанося удары. Гвардейцы Аргелеба опешили от столь яростного отпора. В какой-то момент принцу даже показалось, что его воины побегут. Но нет, силы были несоизмеримы. Капитан собрал вокруг себя несколько солдат и напал на Дискриминатора. Храбрый варикап был подкошен умело нанесенным ударом. Он упал на землю, и тут же его сверху накрыла чья-то палица.
   Капитан гондорцев стал действовать методично: так пали и Лазер, и Осциллограф. Экстремум, видя, кто убивает его товарищей, в последнем усилии прорвался сквозь врагов и оказался перед лицом командиров гвардейцев. Центурион рубанул топором, и он, раскроив череп, глубоко засел меж стальных пластин брони. Экстремум оказался безоружным в окружении врагов. Он поставил ногу на поверженного противника и, презрительно сплюнув сквозь зубы, дико захохотал. Через мгновение обезумевшая от ярости толпа солдат накинулась на него, кромсая его тело мечами и топорами.
   Кондер остался один. Он стоял среди трупов поверженных гвардейцев Аргелеба и отрешенно смотрел, как к нему приближаются жаждущие мести враги. Варактор начал пятиться. Он не боялся. Он тянул время, чтобы его люди могли уйти, а с ними его жена. Несмотря на желание поскорее убить несгибаемого варикапа, гондорцы не спешили попасть под удары его меча. Кто-то метнул дротик - варактор с легкостью увернулся.
   Неизвестно сколько бы еще это продолжалось, но вскоре Кондер уперся в стену баррикады. Отступать было некуда.
   Внезапно он почувствовал на плече чью-то руку и обернулся - рядом стояла Фиксация. В руке она держала маленькое копье. Кондер горько усмехнулся и выронил меч. И прежде чем их поглотила безумная толпа, он сжал в объятиях свою жену и прошептал: "Спасибо, любимая". Это были не просто слова, Кондер вложил в них все те чувства, что так долго сдерживались им.
   А когда враги, наконец, откатились от защитного вала на месте, где стояли муж и жена, бились два столь любящих друг друга сердца, остались лишь два обезображенных трупа...
  
  
   Скрип колес и стоны. Звяканье и гул голосов. Это были единственные звуки, которые окружали Гэндальфа вот уже несколько часов. Он сидел в своем шатре и смотел в сторону источника звуков. Колонна раненых, со стонами проходила мимо него вглубь лагеря. А вокруг, на холмах, стояли свежие полки. Над речной гладью носился дым, вода казалась огненно-кровавой. Весь мир погрузился в безумие. Туда, в скрытый пеленой город, уходили тысячи здоровых, сильных, уверенных в себе людей, обратно город возвращал единицы; безносых, безглазых, с оторванными руками и ногами, раздавленных и иссеченных. Кровь сочилась из санитарных повод, орошая землю, и сотни ног месили эту розоватую грязь. Гэндальф устал от этого зрелища и закинул полог шатра.
   "Все развивается отвратительно. Потери огромны. После такой бойни, у нас не будет сил развивать наступление. Может прав был Тарк, когда призывал осадить Гармонику, оставив для наблюдения за ней небольшой отряд, а самим действовать против Градуса и Годографа. Черт...", - тут его мысли прервал вошедший эльф. Он был растрепан, все лицо в саже, одежда в полном беспорядке, через щеку тонкая ниточка шрама. Эльф тяжело дышал, и слова застревали у него в горле. Наконец справившись с дыханием, он произнес:
   -Ингвэ просит подкрепление!
   Желваки на лице Гэндальфа заиграли, он вскочил и в ярости крикнул:
   -Ах, он хочет подкрепление, так он его получит!
   И развернувшись, бросил адъютанту:
   -Вводи в бой всех оставшихся ваниаров!
  
   Дикий вой висел над Сенатской площадью. Гондорские пехотинцы, эльфы, варикапы - все смешалось на ней. Получив чуть больше простора, наступающие сумели в полную силу использовать численное превосходство. Но и войны Морского народа, смогли на открытой местности плотно сомкнуть ряды, прикрывшись полем. Площадь перед зданием Сената осталась последним очагом сопротивления. Гондорским рыцарям удалось уничтожить отряд сенаторов и сломить сопротивление в остальных частях города. Все, кто уцелел из защитников варикапской твердыни, отступили сюда, в самое сердце города.
   После гибели сенаторов и большинства офицеров, остатками варикапов руководил центурион Ассемблер. Он сражался в первых рядах, подбадривая своих подчиненных. Никто не хотел уступать, вся площадь была завалена трупами, но у атакуюших, наконец, сдали нервы, и они откатились в боковые улицы.
   Всех охватила невыносимая усталость. Воины, перестав воспринимать реальность, тупо забивались в углы или валились прямо на мостовую. И лишь некоторые из них, повинуясь приказам командиров, сумели соорудить поперек улиц некое подобие баррикад, чтобы хоть как-то оградить себя от ярости варикапов, если те вздумают атаковать. Но защитники и не помышляли об этом: напряжение дня сказалось и на них. Окружив здание Сената, они отдыхали, лишь их глаза зорко следили за тенями по ту сторону баррикад.
   Нежиданно там возникло оживление, а теней стало больше. Деревянные заграждения раздвинулись, и на площадь вышли сотни бойцов. Ассемблер тут же поднял своих подчиненных. Он разглядел, что новоприбывшие были ваниарами. Да, Гэндальф бросил на убой все силы этого народа. Но эльдары не спешили очертя голову бросаться в бой. Это была элита "прекрасных эльфов", сотни лучников-телохранителей самого Манвэ. Хотя ваниары и не имели опыта рукопашных боев, лук в руках любого эльфа был смертоносным.
   Запели тетивы, и, мерцая в отблесках огня, жала обрушились на преторианцев. Десяток стрел в минуту выпускает отличный лучник-человек - ваниары далеко превзошли этот уровень. За их руками было невозможно уследить, благо прицеливаться им было незачем. Солдаты Ассемблера, сомкнув строй, какое-то время держались, но устоять под таким ураганом было невозможно. То тут, то там стрелы пронзали тела. Оставалось два пути. Варикапы могли контратаковать, но Ассемблер видел, как за спинами лучников притаилась тяжелая пехота, которая только и ждала, чтобы окружить его отряд, либо надо было отходить в Сенат, но это, значит, отдать инициативу в руки противника. Однако выбора не оставалось, и центурион скомандовал отход.
   Неожиданно в задних рядах Светлых началось движение, какие-то крики, паника. Пехота исчезла, а в спины лучникам ударили воины в бело-золотых доспехах Пятого легиона. Сердце Ассемблера возликовало, и он повел своих людей в атаку. Лучники оказались между молотом и наковальней. И те, кто не успел убежать, были растоптана легионерами.
   Радости от встречи не было предела. Циркулятор и Ассемблер обнялись.
   -Как же ты прошел, и где Резонанс?
   -Он, скорее всего, мертв. А я попал в засаду роханцев, но сумел прорваться к реке и попасть сюда. Со мною когорта бойцов.
   От переизбытка чувств Ассемблер ничего не сказал, лишь радостно рассмеялся. С таким подкреплением у воинов Морского народа появилась надежда. Варикапы заняли круговую оборону. Снова всем правило ожидание...
  
   -Что собирается делать Гэндальф?
   -Я...я...я не знаю!
   Удар, хруст кости, животный крик.
   -А-а-а-а... Я все скажу!!! Они ждут рассвета, что бы подвезти осадные машины, и расстрелять вас.
   -Х-м-м... понятно. Что скажешь Циркулятор?
   -Это плохо. Но у меня появилась идея...
  
  
   Солнце село. Тени срастались, превращаясь в одну огромную, покрывавшую весь мир. Вода чернела, над ней тлел город, а в небесах догорали облака.
   -Ну что же, Остамир, завтра решающий день. Ты сможешь перевезти машины в город? - Гэндальф указал на темнеющие громады осадных механизмов.
   -Если собрать остатки флота, плоты.... Думаю, управимся, - подкручивая ус, ответил Астамир.
   -Вот и ладненько, - самодовольно заметил Митрандир.
   Они развернулись и направились к месту ночного отдыха, как неожиданно охранники, стоявшие кордоном вокруг машин, дико закричали. Во тьме заметались факелы, и одна из баллист вспыхнула синеватым пламенем. Часовые умирали один за другим, а носившиеся вокруг них призраки планомерно уничтожали машины. Умбарец и маг опрометью бросились в лагерь.
   Декурион Оуп, к сожалению, не увидел два метнувшихся с холма силуэта. Все его внимание было приковано к уничтожению охраны. Его и сына, молодого варикапа по имени Нуп, вместе с их декуриями, выделили в охрану отряда синусов, который быстрым броском, должен был уничтожить осадные приспособления, и незаметно отойти назад. К несчастью "невидимого" удара не получилось. Охраняли машины в основном эльфы, и их количество не дало возможность атаковать незаметно. И теперь, он вместе с сыном и еще двумя десятками варикапов отчаянно рубились, отвлекая эльфов, пока маленькие и юркие синусы сновали между арбалетами, катапультами, баллистами, швыряя в них небольшие бомбочки, отчего те вспыхивали сине-оранжевым пламенем.
   Вот перед ними мелькнуло лицо очередного эльфа. Молодой и отчаянный Нуп рванулся вперед, совершив ошибку, стоившую ему жизни: он попытался уколоть эльдара гладиусом, но тот ушел от удара изящным пируэтом. Сверкнула сталь, и, обливаясь кровью из распоротого горла, варикап упал к ногам отца. Оуп метнул дротик - эльф стал оседать. Декурион занес меч для смертельного удара и...замер. Почва под ногами начала дрожать. Он развернулся и увидел, как через холм мчалась лавина закованных в сталь всадников. Дол-амротские рыцари, цвет гондорской армии, защищенные броней с головы до ног, скакали, чтобы раздавить дерзких врагов.
   Но они опоздали, синусы, сжегшие последнюю машину, уже стремились обратно к реке. Оуп приказал своим укрыться. Рыцари промчались рядом, обдав их запахом железа и пота, и с маху врезались в воду. Лишь одного синуса им удалось поймать, и теперь в ярости они давили его конями. Декурион рад был бы ему помочь, но было уже поздно. Оуп задумался: доступ к воде был закрыт, но сзади чернела высокая стена прибрежных зарослей, и, отбросив сомнения, он и его солдаты поспешили туда.
   Темнота обняла их со всех сторон, лишь в невообразимой выси, над кронами деревьев, мелькали яркие крупинки звезд. Двигаться было трудно, южная ночь непроглядна, и они постоянно натыкались на стволы или густые заросли. Вдруг свист и короткий стон. Декурион замер. Там впереди таилась смерть. Легионеры мгновенно построили каре и метнули дротики. Небытие поглотило их, а ответом им были свистящие жала. Варикапы были обречены, также как средиземцы, вдруг попавшие на дно реки. Эльфы, прекрасно видевшие в темноте и двигавшиеся совершенно бесшумно, не дали им ни единого шанса. Корявая лапа смерти забирала одного за другим. Вскоре все кончилось. Оуп, пронзенный несколькими стрелами, лежал, ожидая шагов в пустоте. И он их услышал. Серая тень. Еле слышный шепот:
   -Это тебе за наших братьев!
   Лезвие с хрустом вошло в его лицо. Серая тень исчезла. Темнота...
  
   В сумраке чиркнуло кресало, и язычок огня осветил уставшие лица. Сидевшие эльфы потянулись к пламени. В этих изможденных фигурах, облепленных кровью, грязью и гарью, с обезображенными пальцами и растрепанными волосами, с трудом можно было узнать прекрасных детей Валинора. Эльфы молчали: все слова, слезы, эмоции были выплеснуты за этот кошмарный день. В душе не было ничего кроме тяжести. И даже то, что им удалось выжить, не вызывало никаких чувств. Гулкая пустота и мрак царили в душах эльдаров. А перед ними как горькая усмешка судьбы, заняв Сенатскую площадь, несокрушимой стеной стояли варикапы. Казалось, им была неведома усталость, и все, что происходило до этого в объятом кровожадном безумии городе, никак на них не отразилось.
   В закатных сумерках тонуло солнце; в занятых Светлыми кварталах трещали костры пожарищ, да тихо звеня кольчугами, ходили туда-сюда часовые. Все ожидали завтрашнего дня и прибытия боевых машин, чтобы, наконец, уничтожить этих ужасных южных монстров.
   Неожиданно сидевшие в доме эльфы услышали какие-то тревожные вскрики, топот ног и звяканье металла. Они выглянули наружу. Стоявшие на крыше соседнего дома часовые-гондорцы что-то бурно обсуждали, указывая руками в направлении лагеря Светлых на берегу Изумрудной. Там мелькали какие-то огни, носились тени. Было очевидно - там что-то происходило. Но детям звезд так и не было суждено узнать, что именно.
   Суета на берегу послужила каким-то сигналом для занимавших площадь варикапов. Они перестроились и с нарастающей скоростью двинулись на тот дом, где отдыхали эльфы. Из окон полетели стрелы, но объединенные поля защитников Гармоники делали их неуязвимыми. Высыпавшие им навстречу гондорцы были смяты. В сумерках началась кровавая круговерть: трепещущие на ветру факелы, тени-приведения, мечущиеся в их отсветах, хруст, треск, крики... Варикапы давили, расшвыривая яростно нападавших Светлых. Но вскоре опять о себе дал знать численный перевес последних. Улица, по которой пробивались варикапы, оказалась запруженной воинами. Преторианцы и легионеры отчаянно рубили, но их строй буквально застрял в массе людей. Как хлещущее кровью чудовище, они метались по улице. Давка была страшная. Зарубленные эльфы, люди и варикапы так и оставались стоять стиснутые со всех сторон, а иногда мечи или копья врезались в уже мертвые тела. Падавшие тут же затаптывались сотнями ног, и иногда дерущиеся с ужасом понимали, что стоят на чей-то разрубленной голове или окровавленном теле.
   Наступательный порыв выдохся, и командовавший варикапами Ассемблер дал приказ отступать: ситуация начала изменяться не в лучшую сторону. Видя давку, засевшие в домах эльфы и гондорские арбалетчики стали засыпать морских жителей стрелами и всеми предметами, которые находились в домах. Поэтому оказывавшегося оторванным от строя варикапа тут же пробивала эльфийская стрела или тяжелый арбалетный болт. Защитники отступили, оставив за собой наполненную кровью, страхом и болью улицу. Светлые, не имевшие сил преследовать, снова замерли в ожидании дня.
  
   -Проклятие! - Гэндальф задыхался от ярости. - Эти твари мне уже как кость в горле! Им не жить! Они уничтожили машины! Им же хуже! Я им покажу, что такое гнев Митрандира!
   Гэндальф развернулся и приказал нескольким эльфам приготовить лодки, а сам отправился к своему обозу. По его приказу из одной повозки эльфы вытащили большую бочку, испещренную непонятными письменами и небольшими пиктограммами, изображавшими пламя.
   С большими предосторожностями ее погрузили в просторный челн, а Гэндальф с несколькими охранниками поплыли следом.
   Благополучно достигнув Гармоники, они разгрузились, и маг послал за Ингвэ. Вскоре появился предводитель ваниаров. Его было не узнать. На лице мертвенная бледность, правая рука замотана грубой заскорузлой от крови тряпкой, а взгляд ясных глаз совсем потух.
   -Что здесь творится?
   Ингвэ тяжело вздохнул:
   -Мы тонем в собственной крови. В центре засели эти существа. Мы ждали машин, но теперь, как я понял, их не будет. А еще минут сорок назад враги предприняли попытку прорваться. Их остановили, но снова ценой большой крови.
   -Им уже не долго осталось! - сквозь зубы ответил маг. - Я сожгу их заживо! Никто не смеет противиться Повелителю пламени!
   Больше ни слова не говоря, Гэндальф зашагал к центру города. Темные дома смотрели на него своими печальными глазами. Усталые воины сидели во всех углах, и иногда даже было невозможно понять, где живые, а где мертвые. Наконец маг и Ингвэ достигли центра. Вокруг Сената все таким же укором нападавшим стояли варикапы.
   -Недолго им так стоять, - процедил сквозь зубы маг. - Брандер готов?
   Стоявший рядом эльф утвердительно кивнул головой. Посреди улицы стояла огромная телега, мало похожая на крестьянские повозки жителей Средиземья. "Видимо, эта конструкция этих огромных зеленый тварей, союзников варикапов", - подумал Митрандир. Он приказал погрузить бочку, а затем, отослав всех, начал совершать над ней таинственные действия.
   Закончив, он отошел подальше и взмахнул руками. Из присоединенной к повозке трубы с широким раструбом вырвался синий свет, и вся конструкция с огромной скоростью понеслась на варикапов. Несколько легионеров метнули дротики, но они не могли даже замедлить движение грохочущей машины. Телега влетела в их ряды. И тут же раздался чудовищной силы взрыв. Всех варикапов окутало пламя. Их строй распался. Огонь не мог сразу проникнуть сквозь их поля, поэтому воины задыхались от удушья. Зрелище было страшное. Объятые синим пламенем мечущиеся фигуры походили на огненных духов.
   Стон летел со стороны площади. Но вот, как гений гнева, из их рядов выбежал воин. Это был Ассемблер. Синее пламя окружало огненным ореолом его мощную фигуру, медленно гибнущую от жара. Но в этот последний порыв он вложил всю свою ярость. Ярким метеором во мраке южной ночи он мчался на замерших Светлых. Первыми сдали нервы у эльфов, и они дали залп, но стрелы исчезли в пламени.
   Тогда вперед выступили тяжелые пехотинцы с длинными копьями. Но Ассемблер не добежал несколько шагов, споткнулся о камень и упал. Поле ослабло, и огонь взялся за плоть. Но, уже сгорая, он продолжал ползти вперед. Наконец у самых ног окаменевших воинов его тело практически растворилось в жадном пламени, а вместе с ним и ушел последний вздох. Все варикапы сгинули в бушующей стихии. "Самое страшное безумие закончило этот безумный день", - подумал пораженный Ингвэ, и не в силах больше смотреть, отвернулся...
  
   Они молча шли по умершему городу. Пепел шелестел под их ногами. На небе робко поднималась заря, освещая мертвящим светом развалины. Как погребальный саван он падал на искаженные мукой лица, на кровавые ручейки, смешанные с грязью, на изувеченные тела эльфов и людей. Их трупы во множестве валялись на мостовой или свешивались из окон. Кто-то лежал, широко раскинув руки и устремив невидящий взор в небо, а кто-то был настолько изуродован огнем или сталью, что больше походил на черно-коричневый кусок мяса, брошенный и никому не нужный среди дымящихся головешек.
   Они смотрели на это и молчали. Эти ставшие вдруг бессмысленными и бесполезными тела были для них укором. И Гэндальф не выдержал и, словно кому-то отвечая, сказал:
   -Они погибли не зря. Гармоника пала. Мы одержали великую победу!
  
   А на следующий день войска Градуса и Годографа выбили Светлых из столицы варикапов...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 14.
   Тарк сидел, глубоко задумавшись. Его длинные черные локоны в беспорядке разметались по голове, одежда была смята, а на ней виднелись похожие на раздавленных пауков большие грязные пятна. Беспощадная многодневная гонка давала о себе знать. Уже почти неделю войска Мазера, словно стая шакалов, гнали войска Тарка. Пока им не удавалось приблизиться. Однако дальше так не могло продолжаться. Тарк отлично понимал, что ядро его войска: вастаки, кхандцы и конные харадримы уйдут от преследования, но на нем, словно камень на шее, висел корпус орков. Половина его состава потеряла своих "скакунов", многие были ранены, а главное варги сильно уступали в скорости коням и могли успешно двигаться лишь ночью.
   "Черт, придется их бросить" - пронеслась у него в голове мысль. - "Если я этого не сделаю - меня раздавят как клопа. Проклятые Светлые! Если бы они не профукали свою часть операции, у меня было бы время перегруппировался и что-нибудь сделать, а так Мазер сзади, варикапы с фланга, и вот - выносите меня вперед ногами. М-да, орками придется пожертвовать". Он наклонился и написал в дневнике:
   "21 июля. Отступаю. Чтобы спасти ядро своего войска, вынужден бросить корпус орков. Завтра прикажу Моргарту прикрыть тыл. Нелегкое решение, но ничего не поделаешь".
   Спустя два дня Тарк сделал следующую запись:
   "23 июля. Они погибли. Все. Моргарт отчаянно бился, но диоды уничтожили всех. Надеюсь, их жертва не будет напрасной".
  
   Вдали горела саванна. Клубы черного дыма, словно огромные летучие мыши, неслись над ее просторами. На берегу мелководной тропической речки войска Тарка разбили лагерь. Уставшие люди буквально валились с ног. Кое-как устроившись на ночлег, воины начали засыпать. Лишь в палатке у Тарка горел, бросая багровые отблески на стены, огонь. Тарк пил - пил по-черному. Неудачи последних недель, совершенно измотали его. Он стал нервным и раздражительным, орал на подчиненных, причем иногда это стало походить на истерику, несколько раз дело доходило до рукоприкладства, чего раньше никогда не было. Однако это никак не сказалось на его отношениях с подчиненными. Подобные явления были нормой в войсках Темных сил, скорее их отсутствие воспринималось как нечто ненормальное.
   Вот и сейчас, напротив входа в палатку застыл в ожидании приказов неподвижный адъютант, с все нарастающей тревогой наблюдавший, как их военачальник опустошал один стакан за другим. Постепенно движения Тарка замедлились, глаза потускнели, а голова опустилась на грудь. Застыв на некоторое время в таком положении, он начал что-то бормотать. Адъютант, восприняв это за какие-то приказания, вбежал в палатку и тронул командира за плечо. Тот поднял голову и посмотрел на него, затем перевел мутный взор на горящую вдали саванну и неожиданно вскочил. Лицо его приняло необычайно одухотворенный вид, и он звонким голосом, на совершенно незнакомом для адъютанта языке не то запел, не то задекламировал:
   И вечный бой! Покой нам только снится
   Сквозь кровь и пыль...
   Летит, летит степная кобылица
   И мнет ковыль...
  
   И нет конца! Мерцают версты, кручи...
   Останови!
   Идут, идут испуганные тучи
   Закат в крови!
  
   Закат в крови! Из сердца кровь струится
   Плачь сердце, плачь
   Покоя нет! Степная кобылица
   Несется вскачь!
  
   Закончив чтение стихов, Тарк перевел взгляд обратно на лицо помощника, дико закричал и выбежал из палатки. Адъютант бросился за ним, призывая на помощь охранников, дабы они помогли в ловле начальника. Началась бешеная гонка во мраке южной ночи. Несмотря на то, что Тарк был сильно пьян и мчался, не разбирая дороги, поймать его оказалось делом не из легких. К счастью гонка закончилась сама собой: Тарк выбежал на каменистый берег реки, споткнулся о камень и рухнул лицом в воду. Подбежавшие солдаты бережно его подхватили и понесли по направлению к лагерю.
  
   Тарку снился сон. Он лежал на шикарном ложе, покрытом темно-красным бархатом. Напротив него была огромная белая дверь, которая казалось уходила в бесконечную высь. Стен не было, а вокруг плавал белесо-серый туман. Дверь со скрипом отворилась, и в нее впорхнула прекрасная девушка. Одетая в изящное темное платье, которое скорее подчеркивало ее прелести, чем скрывало их, она мягкими шагами подошла к кровати. На ее плече, чуть придерживаемая, красовалась амфора. Девушка села и поставила сосуд на кровать. Затем быстрым движением расстегнула рубаху на груди Тарка, и начала его ласкать. Ее движения становились все энергичней. Вскоре у него создалось впечатление, что она его просто колотит, причем иногда даже попадая в лицо. Наконец это занятие, видимо, ее утомило. Она схватила амфору и плеснула водой Тарку в лицо. Он закричал и открыл глаза. По лицу действительно текли струи холодной воды. Сквозь пелену, Тарк заметил, что над ним кто-то стоит. Он подался вперед. Но, когда увидел вместо прелестного личика орчью морду, рассвирепел. Издав дикий рев, он схватил первый попавшийся предмет, а им оказалась его собственная сабля, начал ею размахивать, метя в лицо орку. Лишь природная ловкость и готовность к подобным выходкам, спасли тому жизнь. Увернувшись от первых ударов, он пулей вылетел из шатра, а Тарк продолжил бушевать. Он изрубил все в палатке, не пощадив даже очень дорогого походного столика и лежавших на нем карт. Он хотел продолжить на улице, но припадок кончился так же внезапно, как и начался. Тарк недоуменно огляделся, схватился за голову и тяжело осел на пол...
  
   Дневник Тарка:
   "24 июля. Настигают. Все хуже и хуже.
   25 июля. Сегодня встреча со Светлыми. Будем держать совет, что делать дальше".
  
   -Нет, я настаиваю, - прокричал Тарк, - если вы не примите мое предложение, то мы все погибнем!!!
   Его кулак с треском опустился на дубовый стол, покрытый большой походной картой. Стоявшие рядом Гэндальф, Аргелеб и Ингвэ вздрогнули, словно ударили их самих. Потупив глаза, сын Арагорна сказал:
   -Не в наших правилах бросать раненых и обоз. Мы можем попытаться зацепится за Горы Солнца и удерживать этот рубеж. А там глядишь, и помощь подойдет...
   -А в твоих правилах сдохнуть как собака?! А?!- грубо прервал его Тарк. - Поймите, - продолжил он уже спокойнее, - Горы Солнца только так называются, а на самом деле это цепь холмов. Мы не можем контролировать их целиком. Если южане обойдут нас и выйдут в тыл, мы окажемся в ловушке. Нужно бросить раненых и ненужный обоз, отойти в дружественный Харад, поднабрать сил, перегруппироваться и попробовать все сначала. А здесь у нас нет шанса их остановить. У нас нет баз, надежного тыла, да и противник слишком близко, мы не сможем обороняться.
   -Ты волен делать, что хочешь, - вмешался Гэндальф, - а мы будем действовать по своим правилам. Я назначен верховным командующим, и, по крайней мере, Светлые будут выполнять мои приказы.
   -Если мы все погибнем, это будет на твоей совести, Инканус. Я снимаю с себя всяческую ответственность.
   Тарк плюнул себе под ноги и вышел из шатра.
   -С ним не возможно иметь дело! - промолвил вслед Ингвэ. - Зачем мы только связались с этим исчадьем Тьмы?!
   -Ты не совсем прав, глава эльфов, - ответил Аргелеб. - Может он и прислужник Мрака, но воевал неплохо. Он выиграл битву у Гор Солнца, и в то время пока мы топтались около Гармоники, разорил земли диодов, взял Дисперсию и вышел к океану. Если бы не вмешательство новых монстров из моря и наше поражение, неизвестно чем бы все кончилось.
   -Не надо расписывать мне его заслуги, - бросил Гэндальф, - я их и без тебя знаю. Но мной он командовать не будет!
   -Ладно, ладно! - остановил его Ингвэ. - Не будем ссориться хотя бы между собой. Нас больше - ему придется подчиниться.
   Закончив фразу Ингвэ, развернулся и вышел, а Аргелеб и Гэндальф согнулись над картой...
  
   Следующие утро застало их в красивом ущелье меж высоких холмов Гор Солнца. На нежно-голубом небе желтым пятном застыло солнышко, даря окрестностям благодатное тепло.
   "Чтоб их разодрало этих гадов!" - про себя выругался Тарк. - "В такую погоду надо валяться к верху задом на берегу пруда, потягивая что-нибудь холодненькое. А я как каторжник еле тащусь с Гэндальфом и его тупорылой командой по этим дурацким холмам. Как бы нас тут не накрыли. Что-то мои разведчики давно не появлялись. Надо бы разузнать, где сейчас свободные..."
   Его размышления прервал адъютант, высокий сухопарый вастак с перебинтованной левой рукой:
   -Господин, по войскам передают приказ: после выхода из ущелья привал.
   -Они, что с ума сошли! - взорвался Тарк. - Нас того и гляди накроют, а они отдыхать вздумали!
   Пришпорив Дуртанга, он поскакал вдоль остановившейся колонны. Подъехав к командной повозке, он нос к носу столкнулся с Гэндальфом, небрежно развалившимся на подушках. Тарк соскочил с коня и подошел к магу:
   -Этого нельзя делать! До Харада никакого отдыха!
   -Заткнись! - заорал Митрандир. - Убирайся! Я здесь командующий, и мне решать, что делать, а что нет!
   Лицо Тарка перекосило от гнева. Он еле сдерживался, чтобы его не ударить.
   -А я отказываюсь тебе подчиняться! Мы уходим! Гибель людей будет на твоей совести!
   Он резко развернулся, прыгнул в седло и, больше не слушая брань Гэндальфа, помчался к своим. Внутри у него все горело от негодования. Подлетев к Уварту, своему заместителю, Тарк крикнул:
   -Поднимай всех! Мы уходим. Пусть Гэндальф делает, что хочет!
   -Слу...Ах! - он не успел договорить, и Тарк вдруг увидел, как из шеи Уварта, словно по волшебству, выросла небольшая черная стрела, изо рта полилась кровь и его тело рухнуло на землю.
   В этот момент на холмах появились сотни варикапов, которые бросились на растянувшиеся по дороге войска. Их бег сопровождался громогласным боевым кличем, а впереди них черным роем летели стрелы.
   Тарк пришпорил коня - тот встал на дыбы.
   "Проклятие! Я так и знал!" - пронеслось у него в голове.
   -Ко мне, дети Мрака! - проревел он нечеловеческим голосом, а про себя вдруг подумал: "Тьфу! Вот ерунда! Сейчас башку оторвут, а меня на пафос потянуло".
   Между тем, нападавшие с разбегу врезались в толпу его воинов и вступили в рукопашный бой. Мордорцам повезло: основной удар пришелся по Светлым. Их отрезало от Тарка, и ему пришлось действовать самостоятельно.
   Сознавая бесперспективность обороны, он решился на отчаянный шаг. Собрав вокруг себя самых преданных воинов, Тарк пошел на прорыв в самую неожиданную для свободных сторону - прямо на холмы.
   Это была страшная гонка: хрипели загнанные кони, падали пронзенные стрелами и пиками всадники, лилась кровь, черепа под ударами копыт разлетались, как глиняные горшки. И вдруг все закончилось. Его воины совершили чудо - тройное кольцо врагов было прорвано. Тарк огляделся: вокруг столпились его люди. Их лица были похожи на кровавые маски.
   "Ужасный видок", - мелькнула у него мысль. - "Но мы прорвались! Теперь степь, а дальше джунгли Харада. Там им нас ни за что не найти".
   Тут один из скакавших воинов начал тыкать назад пальцем и что-то кричать, пытаясь перекричать шум от топота копыт и свиста ветра. Тарк оглянулся и увидел, как в голове колонны войск Светлых, где находился Гэндальф и его окружение, вырос яркий столб огня, сметавший на своем пути нападающих. За ним последовала ослепительная вспышка света и черные клубы дыма. Вскоре поле битвы скрыли холмы, и разглядеть что-либо стало невозможно.
   Тарк развернулся, посмотрел на солдата и пожал плечами, показывая тем самым свое недоумение, а потом пришпорил коня так, будто за ним гналась не армия варикапов и диодов, а все силы Вселенского Хаоса...
  
  
  
  
  
   Глава 15.
   Прошел уже почти месяц с тех пор, как два непутевых капитана оказались на этой недружелюбной планете. В течение долгого времени они шли в северном направлении, почти никого не встречая на своем пути. Пару раз друзья видели издалека группы орков, но к ним благоразумно не приближались. Прошло столько дней, а Гарич и Веердна так и не встретили ни одного человека. Когда они уже стали сомневаться в том, что на планете есть еще кто-то кроме орков, то наткнулись на спящего юношу. Он спал, укутавшись в зеленый плащ, в руке человек сжимал большой богато инкрустированный лук. Юноша был очень красив лицом и прекрасно сложен. Длинные серебристые кудри были рассыпаны по земле.
   -Хорошо смотрится. Прямо-таки ангелочек, - сказал Гарич, вместе с Веердна наблюдавший за ним из кустов.
   -Какой-то он не такой. Больше на женщину похож. Может он из этих? - ответил Мутный, на что-то намекая.
   -Из этих? А! Понял. Ну, не знаю, внешность бывает обманчива. Лук, между прочим, у него боевой.
   -Надо этого парня захватить: может чего скажет, - флегматично предложил Веердна.
   -Ну, давай, - пожал плечами Гарич, и они приступили к воплощению задуманного.
   Через десяток минут друзья сидели перед прочно привязанным к дереву человеком и внимательно его разглядывали. Его лицо все еще выражало сильный испуг. Он переводил затравленный взор с одного лица на другое, но везде встречал лишь равнодушный взгляд и малоэмоциональный интерес. Наконец, юноша не выдержал и воскликнул:
   -Что вы от меня хотите? Кто вы такие?
   -Смотри-ка, а он говорящий! - пробормотал Гарич.
   -Что вы собираетесь со мной делать? - пленник уже был близок к истерике.
   -Да, мы еще сами не знаем, - пожал плечами Веердна, не заметно для себя что-то вырезая ножом из деревянной колобашки. Взгляд юноши сосредоточился на уверенных движениях Алексея, на его ужасающего вида ноже чужеродной конструкции, на эмблеме бригады "Смерти", на орчьем ятагане на поясе, и все это сложилось у него в страшную картину: два безжалостных убийцы захватили его, чтобы запытать до смерти или, может...
   Поток отчаянных мыслей несчастного пленника был прерван Гаричем, который заметил страх в его глазах и сказал, хищно улыбаясь:
   -Нервничаешь? Напрасно. Мы зла тебе не желаем. Даже мой друг это может подтвердить.
   -Могу, - ответил тот, почесывая рукояткой ножа затылок.
   -Вот видишь! Зовут-то тебя как? Я - Генрих, а это - Леха, - Гарич опять изобразил дружелюбную улыбку, отстегивая ятаган от пояса.
   -Я...я...Эльдамир, - заикаясь, ответил бедолага.
   -Отлично, теперь мы хорошие знакомцы. Ты извини, что тебя привязали: думали, сбежишь или драться полезешь. Тут все какие-то озлобленные.
   -Значит, вы меня не будете убивать? - робко спросил Эльдамир.
   -А зачем? - меланхолично спросил Веердна.
   Естественно юноша не мог ничего ответить на этот вопрос,. Мутный, немного подумав, решил раскрыть суть проблемы.
   -Мы тебя отпустим, как только узнаем кое-что.
   -Понимаешь, сами мы не местные и ничего тут не знаем. Нам нужно немного информации, - доходчиво объяснил Гарич.
   -Что вы хотите узнать? - Эльдамир даже чуть-чуть расслабился.
   -Мы вот хотели узнать такую вещь?.. - начал было Веердна.
   -Где тут Лориен? - перебил его Гарич.
   Пленник испуганно вытаращил глаза и срывающимся голосом пролепетал:
   -Зачем вам в Лориен?
   -Нам эльфы нужны, - просто ответил Зеленый.
   -Зачем?
   -Вот заладил: зачем, зачем. Тебе-то что? Надо и все тут, - сквозь зубы процедил Веердна.
   -Не скажу! - неожиданно твердо ответил Эльдамир.
   -Ни хрена себе! На батьку полез?! Слушай, мужик, последний раз спрашиваю, где эльфы с Лориеном? - прошипел со зверским лицом Веердна.
   -Леха, полегче! Тут нужен особый подход, - резко вмешался Гарич. - Эльдамир, друг мой, нам очень надо к эльфам. Не понимаю, в чем дело? Почему ты так себя ведешь? Ты же человек, какое тебе до них дело?!
   -Я - эльдар, а не человек! - гордо ответствовал пленник.
   -Да, хоть эскимос! Нам чужды расовые предрассудки, - отмахнулся от него Зеленый.
   -Вы что не понимаете?! Я - эльф! - истерически прокричал Эльдамир.
   Лица друзей ничуть не изменились от этой новости, и Гарич спокойно продолжил:
   -Я понимаю: например, Маугли воспитали волки, однако, он все же не превратился от этого в зверя - он остался человеком. От этого, друг мой, не уйти. Человеческая сущность проявляется в любых условиях, - менторским тоном закончил Гарич.
   -Моим предком был сам Гиль-Галад. Я - перворожденный, бессмертное чадо Илуватара, - простонал в ответ бедняга.
   -Ты говоришь, что эльф. А где крылышки? - хитро прищурившись, спросил Веердна.
   -Какие крылышки? - оторопел Эльдамир.
   -У настоящих эльфов должны быть крылья. И уж больно ты здоровый для представителя маленького и веселого народца, - настаивал на своем Мутный.
   И тут вконец измученный пленник потерял сознание.
   -С нервами у него, по-моему, не очень, - метко подметил Веердна.
   -Ты тоже хорош: привязался со своими крылышками. Может, он действительно эльф. С чего ты взял, что тут все по мифологии?!
   -Не знаю, - улыбнулся Веердна.
   -И что это за фраза такая: "на батьку полез"?! -передразнил Мутного напарник.
   -Да, не знаю я, чего привязался?! По вечерам, от нечего делать, фильмы смотрю всякие: вот и прицепилось пару слов, - как мог, объяснил Алексей. - А сам-то про Маугли начал рассказывать, любимая книжка что ли?
   -Нет, единственная, которую я прочитал, - пошутил в ответ Зеленый.
   -Что с этим делать-то будем?
   -Боюсь, мы показали себя с не очень хорошей стороны.
   -Тогда надо показать, что мы добрые и незлые, - серьезно прогнусавил Мутный.
  
   Это было раннее утро. Друзья в сопровождении эльфа достигли окраины Лориенского леса. В тот день они вернули измученному допросом Эльдамиру его лук и после долгой беседы убедили проводить их до Лориена. Непонятно каким образом им это удалось сделать, но бывший пленник согласился удивительно быстро. Все последующие дни и до сих пор напарники не спускали с него глаз, подозревая какой-нибудь подвох. Эльдамир этого как будто не замечал, что настораживало еще больше.
   Сейчас же, по его словам, он отправился на разведку. Капитаны воспользовались его отсутствием, чтобы обсудить создавшиеся положение.
   -Тут не все так просто, - заявил Гарич.
   -Да. Я ему тоже не доверяю, - согласился Веердна.
   -Но с другой стороны: если мы ему враги, то он мог бы легко бежать. Непонятно, что его держит с нами?
   -Ты прав - непонятно.
   -Надо быть осторожней.
   -Это как? Ночью и так дежурим попеременно, не высыпаемся, кстати. Как еще осторожней?
   -Не знаю, может быть... - Гарич не успел договорить: прямо перед его ногами возникли три стрелы, а через мгновение появились еще две.
   -Ага, вот теперь все понятно. Это банальная ловушка, - флегматично проговорил Гарич.
   -Хоть сразу не убили и на том спасибо, - сказал Мутный.
   Их окружило множество вооруженных луками людей. Они были высокие, стройные, с необычайно утонченными чертами лица и светлыми ухоженными волосами. Люди как будто сошли с рисунков из детской книжки. Но самым удивительным это были уши. Они были заострены, словно когда-то хотели оторваться от головы своих хозяев, но не успели, да так и замерли, лишь слегка вытянувшись кверху. Из-за спин лучников вышел Эльдамир и, злорадно улыбаясь, произнес:
   -Попались, наконец, мордорское отродье!
   -Какое, какое отродье? - переспросил Веердна.
   Эльф не обратил внимание на его слова, а лишь сказал:
   -Теперь вы наши пленники. Сдайте оружие.
   -Да, пожалуйста, забирайте... - Мутный показал им язык, а Гарич, снимая рюкзак и ятаган с пояса, ворчал:
   -Чувствую, у меня с этими кудрявыми будут проблемы.
   Два товарища продолжили свой путь уже в довольно большой компании. А о том, куда их вели, они могли лишь догадываться. Вокруг расстилался пейзаж, безусловно, достойный кисти художника. Красота звенящего леса охватила всех. Листья деревьев слегка шелестели на ветру. В изумрудная траве виднелись бутоны синих, красных и серебристых цветов. Повсюду порхали бабочки, а веселые песни птиц кружились в тишине. И все окружающее казалось лишь картиной из необычайно яркого сна.
   Несмотря на свое бедственное положение, друзья наслаждались окружающей их природой. Гарич выражал свое восхищение вслух:
   -Какой вид! Очень красиво! Похоже, деревья тут наделены душой, хоть и кажутся неживыми и холодными.
   -А ты, оказывается, что-то понимаешь. Молодец! - похвалил напарника Алексей.
   -Да, ты что, я вообще здорово продвинулся в этом направлении.
   -Деревья не холодные, а печальные, - заметил Веердна.
   -Холодные и печальные - это одно и тоже, - возразил Зеленый.
   -Это разные по смыслу слова, глупенький.
   -Слушай, я совершенно четко представляю себе смысл этих слов, не пудри мне мозги, - окрысился вдруг Гарич.
   -Хорошо, пусть так, - пожал плечами Алексей. - Воздух очень чистый - дышать легко. Не хочу с тобой сейчас спорить. Потом.
   Ехавший рядом с ними всадник, с некоторого времени прислушивающийся к их разговору, недоуменно посмотрел на них и сказал:
   -Простите, что вмешиваюсь, но то, как вы отзываетесь о Лориенском лесе, вызывает у меня удивление. Оказывается, даже сауроновы слуги могут быть восприимчивы к красоте.
   -А кто здесь слуги? - спросил Веердна.
   -Леха, это про нас, неужели непонятно?! - сокрушенно помотал головой Гарич.
   -Ну, мы же не слуги?
   -Все, хватит кривляться. Ситуация теперь совершенно ясна. Объясняю. Существуют две враждующие стороны: Светлые и Темные. Нас захватили Светлые, приняв тебя и меня за врагов. На основе этой идеи и разворачиваются нынешние события. Понял?
   -Да. Причем давно, - невозмутимо ответил Мутный.
   -Простите, что прерываю вашу высокоумную беседу, но хочу заметить: ваши лица и одежда говорят мне, что вы приспешники тьмы,... - сказал всадник, все более проявлявший интерес к пленникам.
   -А, по-моему, мы совсем на них не похожи, - перебил его Веердна.
   -Он хотел сказать, что мы уже столкнулись с орками, которые, как я понял, ваши враги. Они, между прочим, не имеют с нами ничего общего, - добавил Зеленый.
   -Саурону служат много людей, - возразил им эльф.
   -А кто это Саурон? - спросил Веердна.
   -Глава Темных! Леха, у тебя что - полушария срослись?! - воскликнул Зеленый.
   -Странные вы люди, - покачал головой всадник.
   -Почему странные? Нормальные, - как всегда ловко парировал Мутный.
   -Возможно, это притворство, но тогда вы гениальные актеры. Как ваши имена? - спросил эльф.
   -Я - Генрих Гарич, а этот - Алексей Веердна.
   -Первый раз слышу такие имена. Позвольте, в таком случае представиться и мне. Я - Келбрион, командир этого отряда.
   -Очень приятно, - ответил, широко улыбаясь, Веердна.
   -Знаете, что я подумал? Весь наш разговор очень необычен: мы пленники, а вы пленитель, а беседуем как лица, имеющие равный статус, - начал размышлять вслух Гарич. - Мы оба должны чувствовать некоторую униженность, исходя их реальных обстоятельств, но ее нет. Почему? Наверное, все дело в особенности обстановки, некоторой необычности происходящего. А может быть это из-за окружающей нас красоты или осознания того факта, что наши тюремщики Светлые. Здесь очень тонкий психологический момент. Я даже иногда думаю, что путешествия по Вселенной способствуют развитию чувства вечности, незыблемости, происходит проецирование этих понятий на человеческую психику, и вследствие того человек подсознательно воспринимает себя как бессмертного, неуязвимого. И, кроме того... - Гарич запнулся, заметив недоуменный взгляд Келбриона и кислое лицо Веердна.
   -Не обращайте на него внимание, он иногда бредит, - спокойно проговорил Алексей, намекая эльфу, что Генрих не вполне здоров психически.
   -Да ладно тебе, Леха. Как будто я там непонятно чего наговорил, - раздраженно ответил Гарич.
   -Ну, ведь так и есть, - невозмутимо возразил Мутный.
   -На мордорцев вы точно не похожи, - прервал их перепалку Келбрион. - Даже и не знаю, что с вами делать.
   -Кстати, должен вам сказать одну вещь, - сказал Гарич. - Я и мой товарищ, собственно говоря, к вам и шли. Под вами я подразумеваю всех эльфов.
   -Зачем?
   -Сами толком не знаем. Мы из другого мира - здесь совсем чужие. Решили, что сможем найти у вас, если не помощь, то хотя бы временное пристанище. Деваться нам некуда.
   -Ну, пристанище мы, положим, нашли.
   -Вы необычные люди и похоже все-таки не из числа сауроновых слуг. Я постараюсь вам помочь. Надеюсь, это у меня получится.
   -Заранее большое вам спасибо, - улыбаясь церемонно поклонился Гарич.
   Они прибыли в лориенскую столицу Карас-Галадон еще до наступления темноты. При въезде им завязали глаза, так что друзья не имели возможности осмотреться. По указанию свыше их поместили под стражу. Друзей это не особенно взволновало: те так устали, что повалились, не раздеваясь, на кровать, где и благополучно уснули.
   Проснувшись следующим утром в одной постели, они первым делом испуганно шарахнулись друг от друга. Очутившись на полу, друзья, наконец, смогли осмотреться. Комната на тюремную камеру оказалась совсем не похожа. Ее убранство было весьма богато, но без излишней роскоши. Стены были покрыты темно-зеленым бархатом с изящными узорами, вышитыми серебряными нитями. Мебель была выполнена в той же цветовой гамме: две кровати, небольшой малахитовый столик, два стула и камин с большими, громко тикающими часами.
   Здесь, очевидно, уже кто-то побывал: на столе стояла посуда с приготовленными завтраком. Друзья с удовольствием поели, после чего минут десять активно слонялись по комнате, осматривая каждый закоулок. Занятие это скоро наскучило, и они решили прилечь отдохнуть.
   Где-то часа через три друзьям начало казаться, что про них забыли. Веердна даже постучал в дверь - один из охранников ответил ему, что о них помнят, и что в данный момент совет решает, как с ними поступить.
   Совещание явно затягивалось, а капитаны в это время маялись от безделья. Гарич лежал на кровати, задумчиво рассматривая узоры на потолке; неугомонный Веердна между тем заканчивал повторную сборку великолепных накаминных часов. Дело было не в том, что они были неисправны, просто он из чистого любопытства их разобрал, а потом собрал так, что несколько деталей оказались лишними. Как ни странно, часы продолжали работать. Мутный, крайне заинтересованный этим феноменом, повторил реконструкцию - детали встали на свои места, но теперь эльфийский хронометр стал отсчитывать время в обратную сторону. Гарич, заметив это, ухмыльнулся:
   -Может лучше тебе их оставить в покое? И так уж тут все перевернул вверх дном.
   И действительно комната теперь сильно преобразилась, словно здесь побывал не то дикий варвар, не то искусный мастер. Не зная, чем заняться, Веердна в первые же часы после завтрака повыдергивал все серебряные нити из целого сегмента стены и сплел из них красивый тонкий поясок, который использовал в качестве ремня для своих штанов. Удовлетворившись содеянным, он решил заняться лепкой из свечного воска, и в результате после часа упорной работы на свет появилась превосходная статуэтка, по-видимому, изображающая пляшущего Гарича. Пообедав, Веердна занялся ложками: будучи сделанными из мягкого металла они очень скоро изменили свою первоначальную форму. Его произведение на этот раз напоминало какой-то фантастический цветок: сказывалась подсознательная тяга Алексея к авангарду. И вот, наконец, Веердна обратил внимание на эти злосчастные часы. И когда он, не смотря на совет напарника, решил вновь учинить им ремонт, дверь в их камеру отворилась, и на пороге появился Келбрион.
   -Добрый вечер, Алексей и Генрих, - поздоровался он и удивленно осмотрел комнату.
   -Добрый вечер. Надеюсь, с хорошими вестями? - спросил Гарич.
   -Новости для вас очень хорошие, - ответил Келбрион, делая вид, что не заметил учиненного Мутным беспорядка. - На совете решили, что вы не представляете опасности и не являетесь слугами Саурона. На этом основании вы приняты, как гости в Карас-Галадоне. Сегодня в столице праздник, и вы на него приглашены.
   -Здорово! - обрадовался Гарич. - Жизнь опять прекрасна!
   -А какова программа праздника? - поинтересовался Алексей.
   -Традиционная, то есть ужин, музыка, танцы и хорошее вино, - с улыбкой добавил эльф.
   Глаза Гарича загорелись, и он мечтательно произнес:
   -Вино, как давно я не пил вина.
   -Так ведь это хорошо, - возразил Веердна.
   -Я думаю, вам стоит переодеться, - вмешался Келбрион, не давая тем самым разразиться спору между друзьями.
   -А что, мы плохо выглядим? - удивился Веердна.
   -Ваша одежда мало того, что вся в грязи и порвана в нескольких местах, ее фасон слишком агрессивен: одни эмблемы чего стоят. Следуйте за мной - я помогу вам с вашим гардеробом.
   Новая одежда пришлась друзьям впору. Одетые в прекрасные, шитые серебром камзолы и сапоги капитаны стали теперь похожи на переодетых разбойников. Будучи в душе большим франтом, Гарич долго вертелся перед зеркалом, пока, наконец, терпение Веердна не иссякло:
   -Давай быстрее!
   -Подожди, Леха. Не видишь - я занят, - отмахнулся от него Зеленый.
   -Там вино остывает, - сказал Алексей, в очередной раз демонстрируя виртуозное владение языком в составлении доходчивых фраз абсурдного содержания. Когда смысл сказанного, наконец, материализовался в сознании Гарича и возымел там силу, он снисходительно улыбнулся и ответил:
   -Ну, все понятно, пойдем.
   Через некоторое время представители вооруженных сил Солнечной Федерации в сопровождении Келбриона очутились на центральной площади Карас-Галадона.
   -Это центр столицы. Средоточие власти эльфийских владык, - сказал Келбрион.
   Взору капитанов появился невысокий холм, на котором словно невероятные замки стояли гигантские деревья, вопреки всем законам природы одетые в серебро. Причудливые мерцающие лестницы вели вверх вдоль стволов деревьев к кронам, где находились жилища лориенских обитателей. А на самой вершине холма стоял ясень, горевший на фоне серебра золотым огнем.
   -Чувствуйте себя как дома. Вы теперь наши гости, - радушно улыбаясь, сказал Келбрион.
   Гарич подошел к столу и стал методично обследовать стоявшие на нем яства. Заметив большой кувшин, он сунул туда нос и втянул воздух. Трясущимися руками он вылил содержимое сосуда в ближайший бокал и жадно его выпил. Причмокнул, утер рот рукавом своего дорогого камзола и удовлетворенно крякнул. Веердна скептически посмотрел на него и сказал:
   -Закусывать не забывай.
   -Леха, - вздохнул Зеленый, положа ему руку на плечо, - расслабься.
   -А я что делаю? - ответил тот и направился в сторону костров.
   Между тем народ прибывал и прибывал, усаживаясь, кто за столом, кто у костра. Где-то заиграла музыка: кто-то исполнял грустную песню под звуки свирели и лютни. Все пришедшие на праздничный ужин были настолько прекрасны, что Веердна начал чувствовать себя немного неполноценным, и только, когда он оказался рядом с Гаричем, то ощутил себя "в своей тарелке".
   Его напарник тем временем продолжал дегустировать один напиток за другим. К ним подошла пара эльфов: высокий, пепельноволосый мужчина и черноволосая, темноокая девушка. В процессе беседы выяснилось, что это были отец и дочь, пожелавшие побольше узнать о Гариче и Веердна.
   -Не поведаете ли нам, из каких вы краев? - спросил Мардиль.
   -Это трудно объяснить, - взял слово Генрих, вдруг почувствовавший острое желание говорить. - Что вы знаете об устройстве вселенной? О звездах, планетах? О гравитации, скорости света? Похоже, что ничего. Это сильно усложняет объяснение. Тогда я могу лишь сказать, что мы просто из другого мира.
   -Расскажите, пожалуйста, о нем? - своим певучим голосом попросила Вильвания.
   -С удовольствием, - Гарич галантно поклонился и продолжил. - Наш мир поистине прекрасен. В нем нет месту злу и насилию; любовь и мир царят там всегда.
   -А как же война? - хитро спросил Веердна.
   -Война? - Гарич на мгновение запнулся. - Да, война началась совсем недавно. Силы зла ополчились на нас, и тогда пришлось сражаться. Я, как лучший полководец нашего мира, принял на себя командование всеми армиями...
   -Он врет, - ровным тоном сказал Веердна.
   -Ты просто ничего не помнишь. Видите ли, с Алексеем случилась беда - он потерял связь со своим прошлым и сейчас не вполне осознает происходящее, - улыбаясь, выкрутился Зеленый, и, заметив, что Веердна хочет сказать еще что-то, поспешил добавить:
   -Я ведь тебе не успел все рассказать.
   Алексей только покачал головой и, ни слова не говоря, сел. Однако, Гарич почувствовал некоторую недосказанность и, наклонившись над ухом товарища, зашептал:
   -Ты меня не понял. Я вру не просто так, - Веердна при этих словах ухмыльнулся. - Зря улыбаешься. Нам необходимо создать положительное впечатление. От этого многое зависит. И не надо делать такое лицо! Я, между прочим, ради нас обоих стараюсь.
   Зеленый вновь обратил свое внимание к двум эльфам. В то время, как он шептался с Веердна, они с интересом за ними наблюдали, поэтому Гарич поспешил с объяснениями.
   -Мой друг уже слишком много выпил - ему нужно прогуляться, - сказал он с широкой улыбкой на лице, не сильно, но весьма настойчиво толкая Алексея в спину. Однако тот упрямо делал вид, что не понимает намеков.
   -Ничего страшного, я еще посижу, послушаю. Может, опять чего-нибудь новенькое узнаю.
   -Хорошо, сиди, только не мешай, - смирился Гарич.
   -Расскажите же, что было дальше, - наконец, не вытерпела Вильвания.
   -Дальше был страшный бой, и мы победили. Враг бежал, и вновь на Земле воцарился мир. Кстати, перед вами сидит первый герой этой войны, - сказал Зеленый, указывая на Алексея, который тут же недоуменно воззрился на рассказчика. А тот, положив руку на плечо товарища, продолжал вдохновенно врать:
   -Да, если бы не он мы могли бы потерпеть сокрушительное поражение.
   Эльфийка уже с интересом посмотрела на Веердна и улыбнулась:
   -Что же вы такое сделали?
   -Ничего особенного, - смущенно ответил он.
   -Вы его не слушайте: Алексей - человек удивительной скромности, - вмешался опять Гарич. - Он не любит хвастаться.
   -Поведайте тогда вы о подвигах своего друга, - попросил Мардиль.
   -Это очень длинная история, поэтому я перескажу лишь суть. Тогда были тяжелые для нашей армии времена: приходилось отступать и отступать. И в один момент случилось так, что стало жизненно необходимо задержать наступление сил зла. За эту нелегкую, практически невыполнимую задачу и взялся офицер Веердна. Он встал непреодолимой преградой на пути врага и остановил движение его армий. Но, в конце концов, сопротивление было сломлено, а доблестный командир, как все тогда думали, погиб, - Гарич сделал паузу: отчасти ради усиления эффекта, отчасти ради того, чтобы еще раз приложиться к бокалу вина.
   -Что же с ним случилось? - не вытерпела Вильвания.
   -Продолжай, очень интересно, - поддержал ее Веердна.
   -На самом деле он уцелел, но оказался в окружении, и только через месяц ему удалось пробиться к своим. Как он это сделал, это уже отдельная история. Важно только то, что благодаря моему другу наш мир сейчас в безопасности.
   -Удивительная история, - покачал головой Мардиль и уважительно посмотрел на Веердна.
   -Надо быть действительно очень смелым человеком, чтобы сражаться одному против всех, - сказала Вильвания и восхищенно взглянула на Мутного, который от смущения не мог найти себе место. Гарич, заметив, что эльфы проявляют к Веердна теперь повышенное внимание, начал уже жалеть о сказанном. "Кажется, я перестарался", - подумал он.
   Солнышко пригревало расцветшие на поляне нежно-серебристые цветы. По зеленой траве между ними туда-сюда сновали ловкие слуги, расставляя по столам яства и напитки. В тени огромных дубов и ясеней, издавая тихие трели, настраивались музыканты, невидимые для любопытных глаз. Наконец, на поляне появились участники пира, весело болтая, они рассаживались по местам. По крутой лестнице из своего воздушного жилища плавно и величественно спускались владыки. Они заняли самые почетные места, капитанов же посадили в конце стола по правую руку от Галадриель. Разговоры затихли, и все повернули головы к Келеборну. Тот взял в руку кубок и встал:
   -Жители Лориена, мы собрались здесь в эти грозные для Средиземья времена, дабы величайшие враги всех живущих - отчаяние и уныние - не смогли проникнуть в наши души.
   Он слегка кивнул головой в сторону всех сидевших:
   -Выпьем же за любовь, дружбу и красоту, которые уже тысячелетия держат наш мир! - он высоко поднял кубок и поднес его к губам. Все последовали его примеру. Как только кубки опустели, на поляне появились музыканты: флейтист и арфистка. Вскоре лес буквально затопили печальные звуки флейты и серебристые переборы арфы. Вдалеке кто-то запел, и на поляне появилась сама обладательница чудесного голоса. Девушка встала рядом с остальными музыкантами, и, раскачиваясь в такт музыки, стала легонько ударять в маленький бубен. Музыка идеально завершала общую картину праздника, добавляя изысканности и чувства.
   Веердна за это время весь извертелся: происходящее действо его нисколько не интересовало. Он то тяжко вздыхал, то тоскливо глядел в тарелку, то начинал теребить край белоснежной скатерти, пока, наконец, не порвав ее, ненадолго успокоился.
   Гарич сидел рядом с выражением высочайшего одухотворения на лице. Восторг его, казалось, не имел придела. Он повернулся к Мутному и прошептал:
   -Мне нравится. Красивая музыка. Все, я теперь последовательный поклонник эльфийских песен.
   -Да ну? - притворно удивился Веердна.
   -Совершенно точно. Я нахожусь в состоянии предельно насыщенного экстаза, - как будто бы не замечая ехидства товарища, ответил Зеленый.
   -Музыка вроде бы не очень веселая, - скривив губы, пробубнил Веердна.
   -Ты не понимаешь, - раздраженно ответил напарник. - В том то весь и смысл! Грустная мелодия тем и хороша, что обращена к светлым сторонам человеческой души.
   -А веселые песенки зато веселят и гораздо душевнее, - парировал Алексей. - Значит они лучше.
   -Ой, Леха, иногда твой ум мне кажется чересчур примитивным, - сопровождая эти слова уничтожающим взглядом, ответил Генрих.
   -Почему? - ухмыляясь, спросил Мутный.
   -Хватит! Надоел! Не мешай слушать! - отмахнулся от него Зеленый.
   Вечерние сумерки спустились на поляну. Участвующие в празднестве собрались вокруг большого костра. Картина происходящего была взята словно из сказки: эльфы сидели кто на длинных скамьях, кто на траве, а кто и просто стоял. Отблески огня на лицах придавали им таинственный оттенок. Опять играла музыка, преисполненная еще большей, прямо-таки, щемящей грусти. Неподвижные, словно прекрасные статуи, эльфы внимали звукам, как откровению. Их строгие и величественные лица не могли разрушить тихое очарование лориенского вечера.
   Из общей картины, пожалуй, выбивался только одиозный Гарич, который совершенно бесшумно спал за спинами присутствующих. За истекшее время Зеленый умудрился поставить новый рекорд по количеству выпитого. Хотя, возможно, раньше у него на это просто не хватало офицерского жалования. Сегодня же он не упустил счастливый случай. Его лицо уже приобрело пресловутый зеленоватый оттенок, что поначалу очень взволновало хозяев, никогда не встречавшихся с такой аномалией. Но заботливый Веердна их успокоил и сказал, что будет дешевле это тело не трогать. Эльфы, переглянувшись, последовали совету звездного капитана.
   А Алексей в это время вел тихий разговор с прекрасной Вильванией.
   -Как вам нравиться наш праздник? - кокетливо улыбаясь, спросила она.
   -Очень хороший праздник, - лаконично ответил Мутный.
   -А музыка? Что вы скажите о музыке?
   -Очень душевная и красивая. Никогда ничего лучше не слышал, - слукавил Веердна. Очевидно было, что прелестная Вильвания ему приглянулась. Он взял ее за руку.
   -Праздник и музыка прекрасны, безусловно, но они не были бы такими, не будь вас рядом со мной, - на удивление галантно и, что самое странное, довольно-таки складно сказал Алексей. На щеках Вильвании появился румянец от смущения. Она кокетливо опустила глаза - видны были только ее длинные ресницы.
   -Вы самая красивая женщина на этого мира, - добавил Веердна.
   -Вы, правда, так думаете?
   -Мне кажется, так думают все, - продолжал льстить Мутный. Девушка это прекрасно понимала, но ей было все равно приятно. Она улыбалась ему, изображая застенчивость.
   Неожиданно за их спинами что-то зашевелилось, и над ними нависла тень. Веердна испуганно обернулся, но это был всего лишь Гарич. Он совершенно твердо стоял на ногах, и его лицо было покрыто нездоровым румянцем. По его глазам было видно, что его разум лихорадочно анализирует положение. Наконец, Зеленый абсолютно трезвым голосом изрек, обращаясь ко всем присутствующим:
   -Я смотрю, вы тут совсем заскучали без меня. Что это за музыка - у вас похороны, я не понял, или праздник?! Пора танцевать!
   У Гарича явно открылось второе дыхание. Эльфы, поначалу несколько шокированные выступлением звездного аса, неожиданно приняли его предложение. И скоро на поляне, освобожденной от столов, кружились, словно невесомые пары танцоров.
   Пока Веердна, разинув рот, смотрел на танцующих, ловкий Гарич пригласил на танец Вильванию. Алексей онемел от такой наглости и лишь возмущенно посмотрел сопернику в глаза. Но тот, ничего не замечая, подхватил девушку и, прижав ее к себе, закружил в танце. В Генрихе вдруг проснулась невиданная энергия, которая часто возникала в нем под воздействием музыки, вина и женщин. В такие минуты он становился совершенно неуправляем, агрессивен и безмерно циничен. У простой земной девушки от такого танца захватило бы дух, но у эльфийки лишь радостно загорелись глаза.
   Веердна мрачно смотрел на то, что выделывали Гарич и Вильвания: как тот что-то шептал ей на ухо, как его рука плавно двигалась по ее спине. Мутный уже мечтал о том, что потом сделает со своим богопротивным напарником, как он будет молить о пощаде.
   Алексей вновь перевел взгляд на танцующих: их движения были буквально проникнуты невероятной страстью, что создавало резкий контраст с другими парами, которые двигались словно печальные манекены.
   Но вот музыка плавно затихла, и танцоры застыли на своих местах в ожидании следующего танца. Музыканты о чем-то зашептались, хитро поглядывая на Гарича, и, видимо, до чего-то договорившись, приготовились к следующей песне. Певица взмахнула руками, и на поляну буквально ворвалась зажигательная эльфийская джига. Эльфы, выстроившись по кругу, пустились в пляс. И тут Генрих смог проявить себя в полной мере: его танец с Вильванией стал похож на серию головокружительных акробатических трюков. Он то вертелся, как волчок, то, подхватив партнершу за талию, кружил ее по воздуху так, что при виде этого у отца девушки в ужасе замирало сердце.
   Неожиданно Гарич отпустил свою партнершу и запрыгнул на один из столов, где продолжил танцевать. Он, словно вышедший из-под контроля демон или обкурившийся шаман, выписывал умопомрачительные па.
   -Только не здесь! - в ужасе сказал сам себе Веердна. Он ведь знал, что за этим обычно следует. И точно Гарич, заняв строго вертикальное положение, расставив ноги и вращая бедрами, начал медленно расстегивать пуговицы на груди. К этому времени уже все прекратили танцевать и с интересом наблюдали за действиями звездного капитана. А он начал снимать через голову верхнюю часть одежды, но в последний момент что-то не заладилось, и узкий камзол застрял в плечах, лишая Зеленого возможности видеть. Этим воспользовался Веердна, который бросился к нему и, ловким движением перебросив беспомощное тело напарника через плечо, вынес его за пределы поляны. На удивленные взгляды эльфов он лишь отвечал что-то вроде: "Все хорошо. Ему просто стало жарко. Он не привык употреблять алкогольные напитки". За Алексеем, как тень, последовал Келбрион.
   Когда они отошли на приличное расстояние, эльф спросил:
   -Что случилось? Что означало странное поведение вашего друга?
   Алексей лихорадочно стал соображать, что ответить: не мог же он сказать, что, когда Зеленый надирается в общественных местах, то всегда устраивает что-то наподобие стриптиза, дабы продемонстрировать свою привлекательность женщинам.
   За Веердна ответил висевший у него на плече Гарич, видимо осознавший всю несообразность своего поведения:
   -Вы простите меня, Келбрион. Мне стало плохо: наверное, желудок не воспринял этот сорт вин.
   -Ты хотел сказать все многочисленные сорта, которые ты, мягко говоря, дегустировал, - язвительно проговорил Алексей.
   -Да, ты не понимаешь, - отмахнулся от него напарник. - Действительно, Келбрион, я был пьян и действовал неосознанно.
   Эльф сделал вид, что объяснение его удовлетворило и сказал:
   -Тогда вам стоило бы прилечь, отдохнуть. Я вас провожу до ваших апартаментов.
   Веердна поставил товарища на ноги и, взяв его с эльфом под руки, повели в их дом.
   Это было обычное жилище эльфов: лестница вилась вокруг дерева, упираясь в развилку, где стоял дом. Зеленовато-серебристый с небольшими овальными окошками и конической крышей он не производил впечатление творения рук живого существа, а напоминал скорее огромный плод, выросший на этом удивительном серебреном древе.
  
   Вскоре Гарич лежал в своей постели, удобно устроившись на пуховой подушке. Он сладко зевнул и подумал: "Как бы ни проспать свидание с этой девушкой". Через мгновение он уже крепко спал.
   Между тем Алексей и Келбрион возвращались на праздник. Они молча шли по темному лесу под сводами мэллонов, наслаждаясь тишиной и покоем. В этот момент их чувства полностью совпадали. Ночью Лориен стал еще прекраснее. Многочисленные фонтаны переливались во мраке всеми цветами радуги, между стволами стаями вились огоньки, а серебристый свет деревьев мог, казалось, заставить любого никогда не отрывать от них глаз. Над всем этим великолепием застыла звездная ночь, а издалека, словно голос забытого божества, неслась тихая и нестерпимо прекрасная песнь эльфов:
   -О, Элеберт Глитониэль,
   О, луч, пронзающий метель...
  
   -Странный человек ваш друг, - наконец, прервал молчание Келбрион.
   -Вы о его поведении на празднике? - уточнил Алексей.
   -Не только. Что-то в его душе не как у других. Объяснить не могу, но чувствую, что у него в голове как будто клин вбит, не знаю, - Келбрион никак не мог подобрать подходящие слова.
   -Я вас прекрасно понимаю.
   -Он здоров?
   -Еще как!
   -Так в чем же дело? - недоумевал Келбрион.
   -Ну, не знаю я! Ошибка природы - вот он кто! Урод! Чудо-юдо! - почему-то разозлился Веердна.
   -Извините, я не знал, что это так вас задевает, - пожал плечами эльф.
   -Ничего страшного, сам не понимаю - чего взъелся. Вы мне лучше расскажите о той эльфийской девушке, кажется, ее зовут Вильванией.
   -Я уже давно заметил, что вы оказываете ей повышенное внимание, - усмехнулся Келбрион. - И это не удивительно, потому что девушка она особенная, мало похожая на других. Вижу, она вам понравилась.
   -Ну...она...можно сказать ...интересный человек, - промямлил в ответ Веердна.
   -Безусловно, - проницательно глядя на него, сказал эльф.
   -Расскажите о ней, - попросил Алексей.
   -Хорошо. Она родилась в одной из самых знатных семей Лориена. Мать умерла сразу после родов, поэтому воспитанием занимался отец. Хотя в действительности девочка была предоставлена сама себе. Она с детства была очень любознательна и потому сильно преуспела в учении. Не удивительно, что в ней рано проявилась взрослость мышления и вместе с ней острое нежелание жить как все.
   -И в чем это выражалось?
   -В постоянном нарушении эльфийских традиций и норм поведения. Если бы не вмешательство отца, неизвестно до чего бы это дошло. Хоть она девушка и своенравная, но его очень любит. Между прочим, мы уже пришли, - они снова оказались на поляне, где празднество находилось в самом разгаре. Алексей, кивнув Келбриону, вернулся на свое место.
   Владыка Келеборн неожиданно встал и жестом призвал всех к молчанию. Когда голоса пирующих стихли, он заговорил:
   -Сегодня я и моя королева, - он бросил короткий взгляд на Галадриэль - та едва заметно кивнула, - решили устроить состязания самых сильных и ловких. Я возвещаю начало поединков! - Келеборн хлопнул в ладоши.
   На расчищенную площадку вышли герольды и глашатаи, томно вздохнули трубы, и зычные голоса объявили имена претендующих на победу. Начались поединки. Одетые в серебристые или золотые доспехи, в сверкающие мифриловым огнем шлемы, с длинными клинками мерцающего серого пламени эльфы походили на фантастических насекомых, кружащихся в свете факелов и пытающихся ужалить друг друга.
   Какие-то единоборства длились секунды, и один из противников, обезоруженный хлестким ударом меча, поднимал руки, признавая поражение. Но иногда умение сходилось с умением, и клинки плели стальное кружево, обрывавшееся чьим-то удачным выпадом или ударом.
   Веердна заметил, что среди бойцов наибольшим мастерством выделялись двое. Они были похожи как две капли воды: высокие, в одинаковых нежно-серебристых доспехах и такого же цвета шлемах, лишь у одного из них поверх брони висел на цепочке хрустальный кулон в виде застывшей на ветру слезы. Именно эти двое, одолевая всех, неуклонно двигались к победе и неизбежной встрече друг с другом.
   Видя, какой интерес Алексей проявил к поединкам, его сосед, эльф в роскошном белом одеянии, наклонился к его уху:
   -Да, это будет интересный турнир. Воронвэ, начальник стражей, - эльф указал на одного из той пары, что всех побеждала, - два года назад потерял титул победителя: его отнял родной же брат - Каранлос, - он кивнул в сторону воина с кулоном. - Теперь уже третий раз Воронвэ пытается вернуть себе победу. Посмотрим, получится ли у него.
   До развязки оставалось еще пара поединков, но остановить братьев было невозможно: покончив быстрыми ударами с очередными соперниками, они вышли в финал. Несколько минут Воронвэ и Каранлос отдыхали, пока над поляной не пронесся голос глашатая, возвещающий имена "сильнейших и храбрейших" воинов, которые будут сражаться за право называться "величайшими".
   На поляну вышли братья. Они стали кружиться, обмениваясь ударами. Вдруг Воронвэ взорвался и ринулся в яростную атаку на брата. Тому пришлось уйти в глухую оборону. Казалось, еще немного и Каранлос проиграет. Но даже эльф не может вести нападение в таком темпе слишком долго: начальник стражей стал выдыхаться. Каранлос только этого и ждал. Удар, еще удар, ловкий финт, пируэт, завершающий прием и меч брата, сверкая, улетел прямо под ноги пирующим, а сам Воронвэ осел в траву с приставленным к горлу клинком. Зрители разразились аплодисментами, взревели трубы, и поверженный брат покинул поле боя.
   Победитель вышел в центр площадки и воткнул меч прямо перед собой, показывая тем самым, что вызывает любого, кто осмелится оспорить его победу. Он медленно оглядывал присутствующих холодным, равнодушным взглядом. Эльф был абсолютно уверен в себе: его боевое искусство было действительно на высоте. Никто не решался бросить ему вызов. Когда он уже собирался вынуть меч из земли и убрать его в ножны, на арену выпрыгнул Веердна.
   -Я бы хотел с тобой сразиться. Как это можно организовать?
   -Вы владеете мечом? - удивился Каранлос.
   -Немного. Хочу попробовать с вами пофехтовать.
   -Схватка идет до первой крови, - предупредил его появившийся рядом Келбрион.
   -Я знаю. Так что - можно мне поучаствовать или нет? - невозмутимо отвечал Алексей.
   -Следуйте за мной. Я помогу вам облачиться в доспехи, - сказал Келбрион и повел его в специально установленную для переодеваний палатку.
   Через некоторое время Веердна вернулся на арену. Он был одет в серебристую эльфийскую кирасу с наплечниками и нарукавниками, на голове красовался конический шлем, а в руках капитан сжимал длинный тонкий меч и щит с изображением Зеленого древа.
   Его противник посмотрел на Веердна сверху вниз. Было заметно, что эльф нисколько не боится своего соперника. А Мутный смотрелся в этом наряде действительно не слишком устрашающе, даже несколько неуклюже, если не сказать нелепо. Келбрион, глядя со стороны на это зрелище, лишь сокрушенно покачал головой.
   -Вы уверены, что хотите участвовать в поединке, - спросил он.
   -Да, а что, что-то не так? - удивился Веердна.
   -Если честно, вы не выглядите достаточно подготовленным для боя, - признался Келбрион.
   -Мало ли как я выгляжу, главное ум, - заявил Мутный.
   Между тем герольд подал сигнал, и соперники начали сходиться. Они оба были совершенно спокойны и, казалось, даже равнодушны. Эльф сделал первый выпад - Веердна его с трудом отразил. На лице Каранлоса возникла победная улыбка. Он провел серию ударов, но они, как ни странно, не достигли цели. Тогда эльф атаковал уже всерьез, однако, тоже безуспешно.
   Каранлос перешел к защите, чтобы понять в чем дело. За внешней несуразностью противника угадывалось незаурядное мастерство. Кроме того, его техника явно отличалась от всех известных стилей фехтования мечом.
   Когда они вновь сошлись, Веердна атаковал. Он отвел клинок эльфа вверх и неожиданно ударил ногой, целясь в живот. Противник в последний момент загородился щитом, но удар был настолько силен, что эльф отбежал назад на пару шагов, с трудом удерживая равновесие.
   С этого момента Веердна, как коршун, нападал на Каранлоса, нанося удары со всех сторон. Тот еле успевал отбиваться, надеясь лишь на то, что противник выдохнется, и тогда можно будет опять перейти опять к нападению. Но Алексей и не думал сбавлять обороты: он подпрыгнул и резко выпрямил ногу, метя эльфу в грудь. Удар отбросил Каранлоса далеко назад. Он упал навзничь, а его клинок отлетел на несколько шагов дальше. Алексей спокойно подошел к поверженному врагу и наступил на меч. Это была победа.
   Зрители захлопали в ладоши, выражая свое одобрение. Келбрион подошел к капитану:
   -Вы молодец. Все поражены вашим искусством боя. Что это за стиль?
   -Древневосточная традиция. Хотя это вам вряд ли о чем-то скажет, - ответил победитель. - В свое время мне удалось многого достичь в этом направлении - сегодня захотелось вспомнить прошлое. Здесь нет Гарича, он-то, справедливости ради должен заметить, намного меня превзошел. Это настоящий ниндзя. Он владеет, наверное, всеми видами оружия в совершенстве. Раньше он на этом был просто помешан.
   К Келбриону и Веердна подошел Каранлос. Он молча пожал руку победителю и, чуть помедлив, сказал:
   -Спасибо.
   -За что? - удивился Алексей.
   -За то, что не дали мне возомнить о себе слишком многого.
   -Да, пожалуйста. Обращайтесь еще, - великодушно ответил Мутный.
   -Я считал себя лучшим во владении мечом, после, конечно, Келбриона.
   -А вы, оказывается, тоже фехтуете? - удивился Веердна, глядя прямо в глаза эльфу.
   -Давным-давно мне удалось достигнуть некоторых успехов в этой области, - тихо ответил он.
   -Вы явно скромничаете, - возразил ему Каранлос, и, обращаясь к Алексею, он объяснил:
   -Келбрион - величайший мастер из ныне живущих в Лориене.
   -Правда? Так почему же вы не участвуете в состязаниях?
   -Желания, если честно, не возникает. Кроме того, старая рана иногда дает о себе знать.
   -Келбрион просто хочет дать дорогу молодым, - пояснил капитану Каранлос. - Я предлагаю вам устроить поединок. Это будет интересно.
   -Не знаю.., - начал было отговариваться старый мастер, но Каранлос прервал его, обращаясь к зрителям:
   -Благородные эльдары Лориена, сегодня с нами два великих мастера владения мечом: Алексей и Келбрион. Что вы скажете, если устроить между ними поединок?
   Присутствующие громогласно выразили свое одобрение рукоплесканиями. Сами владыки Лориена Келеборн и Галадриэль попросили героев их показать свое мастерство, и только тогда Келбрион согласился.
   Через четверть часа соперники вышли на арену. Веердна выглядел также, как и перед началом первого боя: опущенные плечи, невинный взгляд и волочащийся по земле меч. Перед звездным капитаном стоял его противник, облаченный в золотой доспех.
   Бой начался, как обычно по сигналу герольда, однако, протекал как-то странно: соперники, как пьяные, вяло двигались по арене, изредка делая резкие выпады. Но неожиданно в какой-то момент оба противника как с цепи сорвались. Из наблюдающих уже никто не понимал, что происходит на поле боя, настолько быстрыми были движения сражающихся. Веердна несколько раз падал на землю после неудачных прыжков, но пока ему удавалось вставать и продолжать бой. Келбрион двигался, как охотящийся тигр, выжидая момента для решающего удара, а том, что это скоро последует, уже никто из сражающихся не сомневался. Однако, упрямый Веердна тщетно продолжал сопротивление, пытаясь найти слабое место в обороне соперника. Неожиданно Келбрион ударил мечом и выбил щит из рук звездного капитана, но тут же его колени подогнулись, и он упал на землю, плюясь кровью. Алексей, бросив оружие, подбежал к эльфу. Келбрион сел, тяжело дыша. Вокруг него собралась толпа испуганных лориенцев. Он утер рот поданным ему платком и прохрипел:
   -Старая рана. Все обойдется, ничего страшного, но мне нужно домой.
   Его тут же подхватили на руки и унесли с поля боя. На арене остался только Веердна, растерянно озиравшийся по сторонам. Владыка Келеборн, видя его состояние, громко, чтобы все слышали, произнес:
   -Алексей, наш гость, сейчас одержал новую победу. Он победитель сегодняшних состязаний...
   -Но ведь я проиграл, - прервал его Веердна.
   -Ваш соперник не смог продолжать бой, - возразил владыка. - По правилам - он проигравший.
   -Вы, конечно, тут главный - вам решать, но лично я считаю позором принять такую победу. Келбрион безусловно лучше владеет мечом, и, если бы не рана, он бы меня побил, - упрямо сжав губы, процедил звездный капитан.
   -Пусть будет по-вашему, - великодушно сказал Келеборн. -Кому же мы должны вручить награду?
   -Вот ему и вручите, - буркнул Веердна. - Это будет справедливо.
   Среди зрителей раздались одобрительные возгласы: эльфы высоко отметили поступок Алексея, расценив его как проявление большого благородства.
   -Да будет так, как сказал великодушный Алексей, - возвестил окружающим владыка.
   Мутный неуклюже поклонился, роняя шлем на землю, и с довольным видом поплелся в палатку для переодевания.
  
   Часа через два после этих событий Веердна вернулся домой. Он сел перед зеркалом и посмотрел на себя. Сегодня Алексею хотелось выглядеть особенно хорошо. Он назначил свидание, свидание с прекрасной Вильванией. Сразу после поединка она подошла к нему, чтобы выразить свое восхищение его боевым искусством и его благородством. Он, недолго думая, предложил ей встретиться, и она с радостью согласилась.
   Алексей закончил причесываться и занялся своим костюмом. Он почистил обувь и поправил одежду, затем встал и еще раз посмотрелся в зеркало. Он немного волновался, но в целом настроение было хорошее.
   Веердна бросил прощальный взгляд на спящего Гарича и вышел, громко хлопнув дверью. Это стало его роковой ошибкой. Генрих заворочался во сне. Ему снилась какая-то странная смесь кошмара и гротеска, от которой он получал, как это не пародоксально, удовольствие. Шум, произведенный Веердна, видимо, существенно повлиял на развитие событий во сне, так что через полчаса Гарич проснулся в холодном поту.
   Он приподнял голову над подушкой и, зевнув, посмотрел на часы. Они показывали половину второго ночи. После очередного зевка Зеленый вдруг осознал, что проспал свидание с Вильванией на два часа. Он подскочил на постели и стал быстро одеваться. То ли Гарич еще не до конца проснулся, то ли действительно думал, что девушка может спокойно простоять два часа, терпеливо ожидая его появления, но уже через минуту он был на улице, лихорадочно вспоминая, в каком именно месте должно было состояться свидание.
   А в это время Веердна и Вильвания мирно прогуливались по лесу. Эта ночь была просто создана для романтических встреч. Звездное небо излучало легкий таинственный свет. Ветра не было, поэтому лес стоял в тишине. Воздух был наполнен лесными ароматами.
   Вильвания и Алексей вели тихую беседу, как вдруг раздался страшный треск ломаемых кустов. Пара в испуге попятилась, и перед ними появился Гарич. Он был страшно растрепан, в волосах у него застряли маленькие веточки, слепленные грязной паутиной, а в руке Зеленый сжимал огромный букет цветов.
   -А ты что здесь делаешь? - задал он вполне "уместный" вопрос Алексею.
   -Я бы хотел узнать у тебя примерно тоже, - мрачно процедил Веердна.
   -У меня свидание с этой девушкой!
   -Нет, это у меня свидание!
   -Леха, это уже слишком: ты у меня из-под носа уводишь женщину!
   -Иди отсюда, пока я еще сдерживаюсь, - прошипел Алексей.
   -Ты меня банально подставил, а теперь еще в драку лезешь?! - возмутился Гарич.
   -Убью! - с этими словами Алексей ударил Генриха в челюсть. Реакция того была мгновенной: он нанес удар ногой в солнечное сплетение. Веердна согнулся, судорожно хватая воздух ртом, а Гарич немедленно продолжил атаку, работая кулаками, как отбойным молотком. Онемевшая от ужаса Вильвания наблюдала, как тело Веердна отлетело на несколько шагов. Генрих подбежал к нему и хотел ударить ногой, но тот, как клещ, вцепился в нее и уронил супостата на землю. Оказавшись поверх Зеленого, Веердна начал его душить. Генрих пытался освободиться, но руки, сжимавшие его горло, были как тиски. Все-таки Зеленый исхитрился и ударил со всей силы Веердна коленом в пах, а потом в нос, от чего тот потерял сознание. Между тем разум Гарича, затуманенный долгим отсутствием кислорода, вдруг осознал, что вокруг них стоит толпа эльфов с факелами в руках. Последнее, что он увидел, перед потерей сознания, это было лицо отца Вильвании, на котором застыло выражение удивления и гнева.
  
   Гарич открыл глаза: страшно болела голова. Он осмотрелся: рядом лежал Веердна, все еще без сознания. Они находились в своей комнате, но Генрих не мог вспомнить, как здесь оказался. Неожиданно он услышал голос Веердна:
   -Сволочь!
   -Леха, давай не будем больше драться, - взмолился Гарич.
   -Ладно, не будем, но надо разобраться в происшедшем.
   -Ты уверен, что она тебе назначила свидание?
   -Естественно, это ведь ты был пьян, а не я, - недобро усмехнулся Алексей.
   -Это, на самом деле, неважно. Я назначил ей свидание на половину двенадцатого, когда мы танцевали, - медленно проговорил Гарич. - А ты насколько был назначен? Я так понимаю, ты все-таки говоришь правду.
   -На час ночи.
   -Что-то мне это не нравится. Похоже, нам морочили голову, - со злой усмешкой проговорил Генрих.
   -А как мы здесь оказались? - спросил Алексей, удивленно озираясь.
   -Да, кстати, мы ведь к тому же влипли: нас застукали хозяева, и лица у них в тот момент были не самые добрые. Чувствую - грядет расправа.
   -Да, как тогда, - задумчиво проговорил Веердна. - Ой! Это когда, как тогда? Не понял. Память что ли вернулась? Похоже на то...
   -Ага! - вдруг возопил Мутный. - Я все вспомнил про тебя, скотина!
   -Опять начинается, - скорчив скорбную мину, прошептал себе под нос Гарич.
   -Ты меня подставил!
   -Может не надо? - взмолился Генрих.
   -Нет, я теперь все скажу. Я начал встречаться с Маргаритой; мы любили друг друга, пока не появился ты...
   -Ты меня достал, теперь послушай меня. Во-первых, эта женщина уже была замужем за генералом Лайдоном...
   -И что? Я знаю, - перебил его Веердна.
   -Заткнись. Во-вторых, она уже как два года имела отношения со мной, и мне вот что интересно: как ты, зная об этом, посмел приблизиться к ней...
   -Ты врешь! Какие два года?!
   -Вот такие два года. Она собиралась подавать на развод, чтобы выйти за меня замуж.
   -Неужели, это правда? - задумался Веердна.
   -А ты будто не знал, - озлобленно буркнул Гарич.
   -Не знал, - Веердна вдруг засмеялся.
   -Ты чего? - опешил напарник.
   -Нас надули и тогда, и сейчас. И опять женщина, и опять мы из-за этого пострадаем.
   -То есть как? Ага! Теперь все встает на свои места. Черт, а я думал, ты подлец, - облегченно вздохнул Гарич.
   -Выходит, что мы оба были не виновны друг перед другом. Зря сорились. Мириться что ли теперь?
   -Да, в свете последних событий, это имеет смысл, - согласился Зеленый.
   Мутный схватил его за руку и сжал ее, что есть мочи. Генрих с трудом вырвался из железного рукопожатия друга и конвульсивно затряс измятой ладонью.
   Примирение после стольких лет, наконец, произошло. Картина событий, приведших к ссоре, предстала с полной ясностью. Много лет тому назад Гарич стал встречаться с женой своего генерала Маргаритой. Он действительно был влюблен и хотел на ней жениться. Однако, спустя год после их встречи Маргарита познакомилась с Алексеем, и тот тоже в нее влюбился. Ни он, ни Генрих даже не догадывались о сложившийся ситуации. И вот в один ужасный день они встретились в ее спальне. Вполне естественно, что радости от этой встречи не было. Друзья зверски избили друг друга. Шум драки распространился далеко по дому, и в спальне появился сам генерал Лайдон. После этого горе-любовникам крепко досталось: мстительный муж сделал все, чтоб их служба стала невыносима, и, в конце концов, после одного небольшого проступка их понизили в звании и отправили служить к черту на куличики. А Веердна и Гарич с тех пор невзлюбили друг друга.
   Сейчас же они со смехом вспоминали прошлые обиды.
   -Ну у тебя и хватка - теперь на шее мозоли, - сказал Гарич.
   -А сам-то, сволочь такая, между ног мне заехал, - держась за ушибленное место, пробубнил Веердна.
   -Что мне по-твоему оставалось делать?! Да и к тому же именно этому удару ты обязан возвращению памяти, - усмехнулся Гарич. - Видимо, она у тебя там расположена.
   -Шутишь, значит? Вот только забудь что-нибудь, сразу воспользуюсь твоей методикой, - пригрозил Мутный, и Гарич, сделав кислую мину, опустил плечи, изображая покорность судьбе.
   -Ладно, не расстраивайся. Все у тебя будет хорошо, только не скоро, если вообще будет, - утешил его Алексей и вдруг, опять прищурившись, спросил:
   -Только объясни мне, друг мой, почему ты так нагло воспользовался моей беспомощностью после аварии "мусоровоза"?
   -Да, ладно тебе, Леха, расслабься. Я это сделал ради эксперимента, - спокойно ответил Гарич.
   -Ага, конечно. Захотелось командиром себя почувствовать, значит? Не зря я тебе не доверял, скотина!
   -Ты не логично мыслишь: я тогда действовал лишь в рамках негативизма той ситуации, - пожал плечами Гарич.
   -Ты просто врун, - отрезал Мутный. - Пойдем лучше на воздух.
   Они встали и направились к двери. Веердна дернул за ручку - дверь не открывалась.
   -Заклинило? - с надеждой спросил Гарич.
   -Нас заперли. Все-таки мы допрыгались, - сокрушенно покачал головой Мутный.
  
   На следующий день к ним зашел Келбрион. Держался он уже хорошо, но лицо все еще было бледным. Он кивнул им головой и сел.
   -Как здоровье? - участливо спросил Веердна.
   -Спасибо, уже иду на поправку. Но я пришел сюда не за этим. Владыки поручили мне ввести вас в курс дела, - серьезно сказал Келбрион.
   -Это по поводу вчерашней ночи? - спросил Гарич.
   -Конечно. Должен вам сразу сказать - вы попали в серьезную переделку. Но прежде, чем я вам что-либо скажу, вы должны рассказать о том, что произошло.
   Друзья поведали ему обо всем, как могли. Келбрион некоторое время обдумывал их рассказ, а потом сказал:
   -Версии свидетелей, а их две, сильно отличаются от вашей. Главным образом результатом ваших похождений. По первой, вы заманили Вильванию, обесчестили, а потом подрались - это для вас худший вариант. Вторая версия: Вильвания сама заманила вас, пользуясь вашей нетрезвостью, и опять в итоге преступный грех.
   -Но это же неправда! - возмутился Веердна.
   -Обидно, черт возьми! Ладно бы хоть дело до секса дошло, так ведь не за что пострадаем, - сокрушался Гарич.
   -Я вам верю, но, к сожалению, никто вам больше не поверит, - печально произнес Келбрион.
   -И что с нами будет? - деланно испугался Веердна.
   -По нашим законам за это смертная казнь. Но в силу особых обстоятельств решение изменено.
   -Нас отпустят? - с надеждой спросил Веердна.
   -Лех, заткнись, дай человеку договорить! - осадил его Гарич.
   -Спасибо, - благодарно кивнул головой Келбрион. - Нет, вас не отпустят. Сложилась странная ситуация: суд не может решить, как поступить. Во-первых, ваша вина ставится под сомнение (это, кстати, моя заслуга), во-вторых, вы были нашими гостями, в-третьих, все оценили ваше, Алексей, благородное поведение на турнире. Все это вкупе не дает совету вынести приговор. Поэтому владыки решили передать это дело в высший суд. Это означает, что вас двоих и Вильванию должны отправить в Валинор.
   -Это далеко? - спросил Гарич.
   -Очень далеко. Но у вас нет выбора, а это все же лучший вариант, чем смертная казнь, не так ли? - усмехнулся эльф.
   Звездные капитаны дружно закивали головами, выражая абсолютное согласие с утверждением Келбриона.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 16.
   Рандир вывел отряд на берег реки и решил сделать привал. Это было открытое место и вследствие этого более безопасное. В лесу за каждым деревом их поджидала опасность. Эльф назначил разведчиков из числа варикапов и разослал их по окрестностям.
   Остальные путешественники по выработанной многократными привалами привычке разбрелись кто за водой, кто за дровами, кто на разбивку лагеря. Исполнял обязанности повара Эофрик, который уже давно был признан лучшим в кулинарных делах и поэтому по общему негласному решению его утвердили в этой должности до конца похода. Он, поломавшись для приличия, с радостью согласился.
   Около костра с готовящейся пищей сиротливо сидели на корточках Оффа и Индуктор. Их голодные глаза жадно впились в котлы с варящимся мясом. Эофрик подошел и снял пробу. Причмокнув, он улыбнулся улыбкой сытого и довольного кота.
   -Что кушать хочется? - хитро посмотрев на товарищей, спросил он.
   -Когда кормить будешь, изверг ты этакий? - возмущенно пробурчал маг.
   -Успокойтесь, уже скоро.
   И как это часто бывает с людьми, когда до цели остается совсем немного, жажда ее достижения становится совсем непереносимой. Оффа обхватил колени руками и начал легонько постанывать, а маг в это время нервно покусывал свой большой палец.
   К ним подошел Дисперсион с двумя большими бурдюками:
   -Вот набрал их доверху. Неподалеку, оказывается, источник. Из-под земли, видимо, ключи бьют, и потому вода такая холодная, даже ледяная.
   -Говоришь, ледяная?
   -Да, прямо-таки обжигает.
   -Обжигает?! Так, где источник?
   -Вон, видите бугорок, - Дисперсион махнул рукой в сторону реки, - прямо за ним и течет ручей.
   -Оффа, я знаю отличное средство от нашей хвори. Пошли со мной, - Индуктор подхватил слабо сопротивляющегося парня и потащил его за собой. Сын Кондера недоуменно посмотрел им вослед:
   -Куда это они?
   -А, все равно куда, - размерено отвечал ему Эофрик, лениво помешивая ложкой в котле. - А то, как всегда, сядут тут, понимаешь, мешаются, поторапливают, работать спокойно не дают.
   Через четверть часа все уже сидели вокруг костра с мисками, полными аппетитно пахнущим ужином. Не было только разведчиков и мага с Оффой. Рандир сразу заметил их отсутствие. Вначале он порадовался, что исчез какой-то раздражающий его элемент. Эльф несколько мгновений отдыхал душой, наслаждаясь ужином, пока спала совесть, но потом, с трудом оторвавшись от еды, он решил все-таки их поискать.
   Эльмир взобрался на бугорок, и в этот момент пред ним возникла странноватая картинка: на лужайке, где протекал серебристый ручей, лежали двое. Их полуголые тела очень напоминали тесто, которое умелые крестьянские руки раскатали прямо на земле. Совершенно обалделый взгляд, полуоткрытые рты создавали видимость полнейшего экстаза. Эльф несколько неуверенно подошел к ним поближе и почему-то шепотом спросил:
   -А чем это вы здесь занимались? Надеюсь, ничего тут такого, ну...
   Выражение лица Индуктора, наконец, приобрело оттенок осмысленности, и он, немного подвигав нижней челюстью, отрешенно изрек:
   -Великий Учитель много рассказывал о чудотворном действии ледяной воды. Чем ниже ее температура, тем выше лечебный эффект.
   Рандир недоуменно приоткрыл рот, но не смог ничего сказать, а маг продолжал вещать:
   -Большая разница в температуре положительно влияет на функции кровообращения, уничтожает хворь в теле, придает силы. И это так приятно, вам тоже стоит попробовать.
   "Как он мне надоел", - подумал эльф, а вслух сказал:
   -Вас давно ждут. Ужин давно готов.
   -Ужинать мы будем завтра. Купание в ледяной воде следует совмещать с суточным голоданием, - отреагировал вдруг очнувшийся Оффа. Наверное, это был самый сильный шок за всю долгую жизнь Эльмира. Ни слова не говоря, он повернулся к ним спиной и, не выходя из транса, побрел в лагерь.
  
   Подъем как всегда был с рассвета. Отряд свободных опять собирался в дорогу, а пока Рандир заслушивал доклад одного из вернувшихся разведчиков.
   -К нам приближается большой эльфийский отряд. Они едут верхом в полном боевом облачении, - доложил Инжектор.
   -Встреча неизбежна?
   -Не то чтобы неизбежна, но наиболее вероятна.
   -Когда, по твоим расчетам, произойдет встреча?
   -Если они продолжат движение в том же темпе, то минут через двадцать.
   -Интересно, как они нас нашли? - спросил сам себя Эльмир.
   -У меня создалось впечатление, что они нас и не искали, - ответил Инжектор.
   -Почему?
   -Обычно вперед высылают разведчиков, а они просто движутся стройной походной колонной.
   -Странно. Я хотел бы сам на это посмотреть.
   Рандир уведомил остальных о возможной схватке. Махнув рукой Инжектору, он направился к лесу.
   Здешние места были исхожены им в свое время вдоль и поперек, очевидно, поэтому казалось, что не разведчик его ведет, а наоборот.
   Через некоторое время они достигли края леса и, оставаясь под прикрытием деревьев приготовились ждать. Ждать пришлось недолго. В пределах видимости показалась кавалькада всадников. "Странно", - подумал Рандир: обычно на границах Лориена охрана состояла из пеших воинов-разведчиков, такая организация позволяла устраивать засады на непрошеных гостей. "Видимо, это посольство", - рассудил Эльмир. Между тем строй эльфов приближался, и Рандир стал различать отдельных всадников. Их одежда отличалась простотой и изысканностью: серебристые кольчуги, искусные шлемы и плотные кожаные штаны, очень удобные для езды на конях. Над строем реяло знамя с древом Высоких эльфов и звездой Феанора. Колонна двигалась в сторону Лориена.
   Рандир тихо прошептал Инжектору на ухо:
   -Беги обратно и предупреди остальных. Пусть Децибел со своими подчиненными и Торог торопятся сюда. Мы захватим лориенцев врасплох. Вперед. Только тихо.
   Через мгновение варикап растворился в густой листве кустарника. Эльмир продолжал наблюдать: всадники спокойно ехали, не подозревая об опасности. Ехавший впереди с опущенной головой эльф кого-то сильно напомнил Эльмиру. Что-то в его горделивой осанке и особенной манере держаться в седле было до боли знакомо, что-то из далекого прошлого. Эта мысль приобрела навязчивый характер. Рандир избавился от нее лишь, когда подоспела подмога.
   Он приказал Децибелу осуществить обход декурией Модулятора, дабы зайти в тыл неприятелю. Торог, Дисперсион, центурион и сам эльф поспешили вперед, чтобы преградить путь колонне.
   Выждав время, Рандир выскочил на дорогу и поднял руку с обнаженным мечом. Кавалькада замедлила движение и остановилась. Всадник, привлекший внимание Эльмира, поднял голову. Их взгляды встретились. В воздухе повисло напряженное молчание, нужные слова застряли в горле командира свободных. Децибел недоуменно посмотрел на него, не понимая, почему тот молчит. Центурион, более не медля, принял командование на себя и громко проговорил:
   -Не двигаться. Вы окружены нашими войсками со всех сторон. Одно неверное движение - и вы мертвы. Слушай команду. Спешиться и по одному сдать оружие. Сюда, - он ткнул пальцем перед своими ногами.
   Эльфы начали послушно выполнять приказ. Они понуро слезали с коней и складывали оружие. Только один всадник оставался недвижен, он и Эльмир. они так и стояли молча, глядя друг другу в глаза. На их лицах лежал отчетливый отпечаток того, что было известно только им. Наконец всадник тихо сказал:
   -Здравствуй, Эльмир.
   Тот, немного помедлив, ответил:
   -Здравствуй,... отец.
   -Я смотрю, ты докатился до того, что промышляешь разбоем вместе с отродьями тьмы. Зачем порочишь наше честное имя?
   -Что я слышу?! Папочка решил заняться воспитанием сыночка. Как трогательно. Еле сдерживаю слезы. Позднавато меня учить, не находишь? Ты старше меня всего лишь на полусотню лет, и за это время ты только и смог, что довести мать до гроба, - Рандир отвернулся, и никто не увидел, что в его глазах блестели слезы.
   Всадник гордо выпрямился и плотно сжал зубы, но потом, словно не выдержав давления, опустил голову и как-то весь сжался. Он медленно, не подымая глаз, слез с коня и, бросив свой меч на землю, встал к своим.
  
   Вечером состоялся совет. Вокруг костра сидели все те, кто пожелал принять участие в решении судьбы пленников, которые в этот момент находились под надежной охраной варикапов. -...И теперь нам нужно с ними что-то делать. Кормить их накладно, а отпустить - сами понимаете, - так заканчивал свою речь Децибел.
   -Так и чего теперь решим? - спросил Оффа.
   -Я считаю их необходимо ликвидировать, - сказал Индуктор.
   -Вы говорите об убийстве?! Но кто за это возьмется? Не я, ни мои солдаты не убивают безоружных! - возмутился центурион.
   -Не надо так горячиться. Это могу сделать я, - равнодушно проговорил маг.
   -Неужели вы так просто сможете их убить?! Как глупую скотину?! - немного заикаясь от нахлынувших эмоций, воскликнул Дисперсион.
   -Именно, как глупую скотину, - ответил Индуктор, спокойно глядя в его широко открытые глаза. - А почему нет? Какая разница вооружен человек или нет, если в любом случае его убивают. Вы, военные, навыдумывали себе какие-то нелепые понятия о чести, благородстве, чтобы оправдать убийство. Вы поймите: войне чужды какие-либо сантименты.
   -Почему сантименты? Это просто долг совести, - оправдывающимся тоном возражал Дисперсион.
   -Совести?! - глаза Индуктора постепенно затягивала пелена бешенства. - А где, позвольте вас спросить, находится ваша совесть во время убийства. Ведь у врага тоже есть жена, дети, родители. Удар приходится, прежде всего, по ним. Страдают они.
   Маг вскочил:
   -Если ввязываешься в такое грязное дело как война, так воюй, убивай, но не надо этих лицемерных пошлостей. Нечего приукрашивать, коли уж это все и так плохо пахнет. Вы спросите меня, почему я, утверждая все это, поступаю как убийца? Отвечаю. Я по натуре хищник, и, если другой такой же зверь забирается на мою территорию, я сделаю все, чтобы его уничтожить.
   Речь чародея становилась все менее связной. Собравшиеся первый раз видели его таким. Они сейчас были похожи на детей, которые только что узнали о том, что их отец палач. А Индуктор, закрыв глаза, отрешенно продолжил:
   -Давным-давно я был другим. И звали меня тогда иначе. Много веков назад я был могущественной главой огромной империи. Что такое силы всего Средиземье в сравнении с той силой, что была у меня. Это был другой мир, другое время.
   -Но что же с вами стало? - тихо спросил Оффа, как-то сразу почувствовавший громадную разницу между ним и магом.
   -Что стало? - усмехнулся Индуктор. - Я все потерял. Все! По собственной глупости! Мне пришлось уйти в тень, где я и поныне.
   Звук его голоса постепенно затих, он открыл глаза, удивленно посмотрел на присутствующих и поперхнулся. Неожиданно на его лице возникла виновато-глуповатая улыбка, так не вяжущаяся с тем, что он до этого говорил.
   -О чем это я? Забудьте о том, что я сказал. Со мной бывает. Бредить иногда начинаю. Давайте вернемся к пленным. Что же мы решим?
   -Индуктор, можно вас на минутку? - попросил его Эофрик.
   -Да, конечно, - они встали и отошли в сторону.
   -Вы кое-что не знаете, - тихо прошептал роханец.
   -Что именно? - насторожился маг.
   -Дело в том, что один из пленных - отец Рандира.
   -В каком смысле? Ох! - выдохнул Индуктор, до которого, наконец, дошел смысл сказанного. - Как это? А я тут такого наболтал! Что ж вы мне раньше не сказали?
   -Все считали, что вы уже в курсе, - промямлил Эофрик.
   -Что ж теперь делать?! - схватился за голову маг, и, пошатываясь, он направился прочь из лагеря.
  
   Рандир нашел его сидящим на большом камне на берегу Андуина. Маг обратил на эльфа отсутствующий взгляд и немного подвинулся в сторону, освобождая для него место. Тот, ни слова не говоря, сел, и они оба стали смотреть на воду. Андуин в этот момент был спокоен, а заходящее солнце отражалось в его серых неприветливых водах кроваво-красным диском.
   -Я не знаю, что вам сказать, Эльмир, - прервал молчание Индуктор. - Простите меня.
   -Не извиняйтесь, - тихо ответил эльф. - Честно говоря, я сам не понимаю, что делать.
   -Келбрион действительно ваш отец?
   -Это так. Мы не виделись больше сотни лет, но я его узнал. Но этой встрече я не рад.
   -Почему? Вы считаете его своим врагом?
   -Нет, но между нами пропасть. Если мы его отпустим - нас будут искать все силы Лориена.
   -Даже если взять с него клятву?
   -Он ее не даст. Келбрион, мой отец, очень горд, и он скорее умрет, чем сделает это. Гордость и высокомерие губительны для него... и для других.
   -А вы не пробовали с ним говорить?
   -А зачем? Это ничего не даст.
   -Откуда вы знаете? В любом случае вы узнаете что-нибудь полезное. Я понимаю, что разговор может быть не из приятных, но, по-моему, нет ничего хуже, чем неизвестность, - продолжал настаивать на своем Индуктор.
   -Наверное, вы правы. Но...
   -А может мне с ним поговорить?
   -Нет! Не надо! - Рандира буквально передернуло от такой мысли.
   -Почему? Вы мне не доверяете? - удивился маг.
   -Доверяю, но...- замялся эльф. - Лучше я сам.
   -Как пожелаете, - пожав плечами, немного обиженно сказал Индуктор. - Я всегда к вашим услугам, если что. А может нам вместе с ним поговорить?
   -Спасибо, не надо. Я сам справлюсь, - поспешно ответил Рандир, вставая с камня. - Пожалуй, я это сделаю сейчас.
   Он повернулся и быстрым шагом направился обратно к лагерю. Индуктор долго смотрел ему вослед, а потом, хитро улыбаясь, сказал вслух:
   -Что ни говори, а убеждать я умею хорошо.
   Его лицо вдруг приняло озадаченный вид, и он удивленно добавил:
   -Только зачем я это сделал?
  
   Когда Рандир добрался до того места, где отряд сделал привал, его встретили вопросительные взгляды товарищей. Он махнул им в ответ рукой: дескать все в порядке и направился к костру, вокруг которого сидели плененные эльфы. Келбрион заметил его только тогда, когда сын оказался прямо перед ним. Они некоторое время молча смотрели друг на друга. Их лица при этом оставались непроницаемы, словно выточенные из белого мрамора. Наконец, отец прервал молчание:
   -Я уже думал: ты не прейдешь.
   Рандир ответил не сразу. Что-то в голосе отца его насторожило, чего-то в нем не хватало, какой-то черточки.
   -Нам надо поговорить. Наедине. Дай слово, что не убежишь, и я тебя развяжу.
   -Обещаю, что не убегу, - спокойно ответил Келбрион.
   Рандир аккуратно освободил от пут его ноги и руки. Отец встал и с удовольствием размял затекшие конечности, после чего кивком головы дал Эльмиру понять, что готов следовать за ним. Не нарушая молчания, они двинулись в сторону леса. Он принял их в свои объятия и дал им необходимую тишину и уединение.
   -Скажи мне, Эльмир, как оказалось, что ты принял сторону врага? Я не могу понять, как это произошло.
   -Я бы удивился, если б ты понял. Тебе ведь чуждо понятие о справедливости, не основанное на законах эльдаров, - саркастически ответил сын.
   -Не смей разговаривать со мной в таком тоне! - гневно воскликнул Келбрион.
   -Я буду говорить так, как посчитаю нужным, - надменно ответил Эльмир. - Уясни, пожалуйста, одну вещь, ты мой пленник, и твоя жизнь в моей власти. И я пришел сказать, что в настоящий момент решается жить тебе или умереть. Если ты думаешь, что я испытываю к тебе какие-либо сыновние чувства, то ты сильно заблуждаешься. Я веду этот отряд, и на меня возложена огромная ответственность, - Рандир продолжал, не останавливаясь, выговаривать то, что накопилось в его душе. - Знай, отец, старый мир падет. Свободный народ разрушит его до основания, чтобы построить новый, основанный на справедливости, одинаковой для всех жителей Средиземья. Не будет бессмысленных войн и кровопролития. Будет мир и счастье. Любой средиземец с рождения подвергается давлению со стороны либо Валаров, либо Темных владык, лишь у Свободных я понял, что значит идти не по проложенной колее, а самому выбирать свой путь. Можешь ли ты это понять? Нет, не можешь! А к этой же мысли пришли и гном Андвари, и тролль Торог из моего отряда. Неужели ты не чувствуешь, что я прав?
   Келбрион заворожено смотрел в пылающие очи сына и не сразу нашелся, что ответить:
   -Я не совсем понимаю, о чем ты говоришь. До нас сведения о южных варварах почти не доходят.
   -Варварах! - презрительно ухмыльнулся Рандир. - Республика Варикап и Царство диодов - высокоразвитые государства с прогрессивной экономикой, профессиональной армией и богатой культурой. А вот Гондор или Лориен просто отсталые феодальные страны, не способные к прогрессу. И ты самое яркое воплощение этого затхлого мира.
   -И это сказано о родном отце! - с горечью в голосе сказал Келбрион.
   -Родной отец! Не смеши! Что-то я не помню, чтобы ты раньше об этом вспоминал. Я ведь ушел из дому не от избытка отцовской любви. Ушел бы и раньше, если б не мать. Ее я любил по-настоящему, а ты сделал жизнь своей жены совсем невыносимой, и, в конце концов, она погибла из-за тебя.
   -Она не погибла, - почти что шепотом сказал отец.
   -Что?! Как?! - воскликнул Эльмир.
   -Помнишь тот день, когда отряды, посланные на ее поиски, вернулись ни с чем?
   -Мне ли это не помнить!
   -Я тогда вернулся домой, а дом был пуст. В отчаянии я метался по всем залам. Я искал тебя, но мне сказали, что ты ушел. Ушел навсегда. Ты даже не можешь представить, что я тогда пережил. Горе обрушилось на меня всей тяжестью, запоздалое раскаяние затопило мою душу. Только несчастье заставило меня осознать всю мою вину перед тобой и твоей матерью.
   Не раздумывая боле, я схватил лук и бросился прочь из Лориена. В душе еще теплилась надежда, что Нимиэль жива, что я смогу сделать то, что не смогли сделать разведчики. И я это сделал, - Келбрион сделал паузу: серые глаза отца встретились с темными глазами сына. - После двух недель блужданий по лесам я наткнулся на следы орочьей банды. Что толкнуло меня на их поиск - не знаю: может, интуиция, может, желание выместить на разбойниках свое горе. Через три дня я их настиг. Почти два десятка оборванных орков расположились на отдых, а среди них я увидел Нимиэль. Она лежала связанной прямо на земле, как скошенная травинка. Грязные твари глумились над ней, не хочу даже говорить как, - руки отца и сына одновременно сжались в кулаки так, что ногти впились в белые ладони.
   -Я пришел в невыразимое неистовство, схватил лук и начал выпускать одну за другой стрелы. Почти половина тварей сдохли буквально за полминуты. Опустошив колчан, я выхватил меч и напал на них, сея смерть на своем пути. Орки были изнурены походом и испуганы моей внезапной атакой. В панике они бросились прочь от того места. В тот момент я был действительно страшен. Удостоверившись в том, что никого поблизости нет, я разорвал путы, связывающие Нимиэль, и обнял ее. Она долго плакала у меня на плече, а я гладил ее золотистые волосы и что-то говорил. Не знаю, сколько мы так сидели. Мы были в ином мире, в мире любви и радости. Лицо Нимиэль, испачканное в грязи, ее спутанные волосы, изодранное в лохмотья платье казались мне тогда милей всего на свете. И лишь тогда я полностью осознал, как же сильно я ее любил и как несправедлив был раньше. Раскаяние вновь накатило на меня с новой силой, и, ты не поверишь, Эльмир, я заплакал. Ее слезы смешались с моими, а объятия стали еще крепче. Потом я встал и взял ее на руки. Она почти ничего не весила: полуголодные орки почти не давали ей есть, поэтому весь обратный путь до Лориена я так ее и нес, - Келбрион замолчал.
   -Что же было дальше? - Рандир схватил отца за руку и сильно ее сжал.
   -Когда мы вернулись, она первым делом спросила, где Эльмир. И что я ей мог сказать? - отец опять замолчал.
   -Она еще жива? - со страхом в голосе спросил сын.
   -Жива, - Келбрион вздохнул. - Только страшно тоскует по тебе. Она ведь почти не надеется на то, что ты жив. Сам посуди: сотня лет уж прошла с того времени, а о тебе не слуху, не духу.
   Только сейчас Эльмир понял, чего не хватало в голосе отца: в нем не было надменности и гордости. В данный момент он казался лишь покалеченной жизнью личностью.
   -Что с тобой? - спросил Рандир.
   -А, все-таки заметил, - печально усмехнулся отец. - Да, я изменился. Для прочих я все такой же властный и гордый Келбрион, но, поверь мне, это уже далеко не так. Несчастье меня изменило. Ладно, хватит об этом, - он встряхнул головой, как бы стряхивая оцепенение. - Ты что-то там говорил о моей судьбе и судьбе моих людей, не так ли?
   Рандир, ни слова не говоря, сел на поваленное дерево и закрыл лицо руками.
   -Я не знаю, что тебе сказать. После нашего разговора все изменилось. Мне надо подумать, - он встал. - Пойдем. Хотя нет, постой. Я одно тебе скажу: мать я должен увидеть во чтобы то не стало.
   -Я бы тоже этого хотел, - ответил Келбрион. - Но как это сделать?
   -Я еще подумаю над этим, - покачал головой сын. - А сейчас надо идти.
  
   Весь оставшийся вечер и всю ночь Эльмир провел, сидя перед давно потухнувшим костром. Никто к нему даже не подходил: все понимали важность стоявшей перед эльфом задачи. Создалось очень сложное положение, от разрешения которого очень многое зависело, и, прежде всего, для самого Рандира. Решение пришло только утром, и командир отряда созвал специальное совещание.
   -Друзья мои, - так начал свою речь Рандир. - Я должен вам сказать мое решение относительно пленников. Оно не абсолютно - я охотно выслушаю все предложения, если они поступят. Итак, вы понимаете всю сложность сложившийся ситуации, поэтому я не буду ее особенно расписывать. Такое количество лишних ртов мы содержать не можем. С другой стороны хладнокровно их перебить было бы негуманно, чтобы бы там не говорил многоуважаемые чародей. Прошу понять меня правильно, дело не в том, что многих из них я знал лично и один из них мой...отец. Мною руководят исключительно разумные побуждения. Исходя из данных об объеме провианта, я решил, что одного пленника мы сможем содержать, причем как заложника, когда остальные будут отпущены на волю. Опираясь на четкое знание образа мышления эльдаров, я могу с уверенностью утверждать, что наличие такого важного лица как Келбрион послужит нам надежной гарантией неприкосновенности. Я надеюсь, моя идея понятна. Я готов выслушать ваши вопросы.
   Слово взял Децибел:
   -Ваш план, Эльмир, кажется мне вполне разумным. По крайней мере, он лучше ваших кровожадных идей, - добавил он, обращаясь к притихшему Индуктору. Тот ничего не ответил, делая вид, что это его совсем не касается.
   -Ну, раз возражений нет, то этот план будем считать принятым за основу наших дальнейших действий, - подвел итог Рандир.
  
   На рассвете следующего дня отряд лориенцев выступил в обратный путь домой. Внезапное освобождение их нисколько не радовало: оружие отобрали, и жизнь Келбриона была во власти монстров с Юга, так что отомстить не было возможности. Что ждало их дома?
   Еще вечером прошлого дня Эльмир взял клятву с пленных эльфов не нападать на его отряд и по возвращении в Лориен не посылать за ними погоню. Тогда Рандир обязался через несколько дней выпустить отца на волю. Кроме того Келбрион дал особое задание двум эльфам из его отряда. Они должны были в условленное время доставить Нимиэль, мать Эльмира, на окраину лориенского леса, чтобы после долгой разлуки она снова могла увидеть сына. Прямо перед заходом солнца Рандир и его отец должны были оставить отряд свободных и отправиться на место встречи.
  
   Вечерело. Отряд Рандира размеренно шел вперед прочь от опасного места. В середине колонны между Торогом и декурионом Модулятором шагал Келбрион. Его руки не были связаны: сын взял с него клятву не бежать. Гордый командир лориенских эльфов не мог нарушить обещание, да и, по правде говоря, не хотел.
   Он долго шел в полном одиночестве, не с кем не заговаривая, пока рядом не появился Индуктор.
   -Добрый день, о многоуважаемый Келбрион, - церемонно поздоровался маг.
   -Приветствую вас, - также церемонно отвечал эльф. - Простите, но я не знаю вашего имени.
   -В таком случае, позвольте представиться: мое имя - Индуктор.
   -Индуктор? Я кое-что слышал о вас.
   -Неужели? Любопытно. И что же?
   -В общем, не так уж много. Только то, что вы являетесь одним из лидеров Южных ...э-э-э...племен, - ответил ему пленник.
   -Вы хотели сказать монстров. Так вы называете нас между собой, а, между прочим, вы не правы. Например, варикапы, очень красивые и интеллигентные существа. Но я пришел не затем, чтобы говорить о расовых предрассудках. Мои добрые сподвижники даже не удосужились вас допросить, а мне было бы очень интересно многое узнать, исходя, правда, из принципиально других побуждений.
   -Да, и из каких же? - спросил Келбрион.
   -Ваш скепсис здесь не уместен. Мной движет сугубо интерес ученого ко всему новому и непознанному, - напыщенно отвечал маг.
   -Вы меня простите, о многомудрый Индуктор, но по вам не скажешь, что вы обыкновенный человек науки.
   -Правда? - притворно удивился чародей.
   -Я в этом уверен. Вы далеко не безобидны, даже опасны. Теперь я думаю, что война в Средиземье в немалой степени ваше дело. Ведь так?
   -Я восхищен вашей проницательностью, о хитроумный Келбрион. Однако, давайте отложим вопрос о мотивации моих действий до лучших времен, которые, несомненно, наступят в ближайшем будущем. Итак, первое, что я хотел узнать: какова была цель вашего отряда?
   -Я вам отвечу, но в обмен на сведения с вашей стороны. Я тоже крайне любознательная личность, - улыбнулся эльф.
   -Вы это серьезно?
   -Разумеется. Ведь по-другому вы у меня ничего не узнаете: эльдары умеют хранить свои секреты, - спокойно ответил Келбрион.
   -Вот как? Что ж спорить не имеет никакого смысла, к тому же я ненавижу насилие и верю в здравый смысл, - при этих словах эльф усмехнулся. - Какой вы сегодня улыбчивый, о веселейший Келбрион. Сомневаетесь в моих словах? Хорошо, я обожаю насилие и никогда не верил в разум. Но перейдем к делу. Если ваши вопросы не будут касаться военных и государственных тайн свободных, то я согласен с вашим предложением.
   -Условия приемлемы, - кивнул головой Келбрион. - Отвечаю на ваш вопрос. Это, весьма, странная история. Один из наших разведывательных отрядов поймал на южной окраине Лориена двух человек. Они были странно одеты: во все черное с нашивками в виде черепов и двух молний. Поначалу мы решили, что это слуги Саурона, но они упрямо отрицали это. Люди утверждали, что они из другого мира и вели себя, мягко говоря, необычно. Мы приняли их как гостей. Они были приглашены на праздник, где слегка поломали наши традиции, но в целом были приняты хорошо. Однако в ту же ночь гостей поймали при весьма щекотливых обстоятельствах, порочащих одно честное имя. Состоялся суд, но по ряду причин что-либо решить не смогли. В этом отчасти был виноват я, поскольку не верил в их вину и всячески отговаривал всех от вынесения вердикта. Тогда совет пришел к мысли, что наших гостей следует отправить в Валинор в Высший суд. Я был назначен командиром отряда сопровождения, провожавшим пленников до ворот Мории. По правде говоря, эти люди, даже не знаю почему, пришлись мне по душе, было жаль с ними расставаться при таких печальных обстоятельствах.
   -Очень интересная история, - сказал Индуктор, почесывая затылок. - А как, кстати, звали этих людей?
   -Первого - Генрихом, а второго, если я правильно произношу, звали
   Алексеем Веердна.
   -Что?! - глаза мага чуть не выскочили из орбит. - Веердна?! Гарич?! Не может быть! Бред! Как они выглядели?
   -Оба сероглазы, сухопары, но плечисты. В их лицах есть что-то орлиное, хищное...
   -Веердна постоянно что-нибудь теребит в руках, а Гарич с самым серьезным видом несет какую-нибудь высокоумную ерунду?
   -Вы очень точно их описали.
   -Это они! - Индуктор захохотал так, что слезы полились из глаз. - Бред! Бред! Идиоты! Два маразматика опять вляпались!
   -Я так понял, вы их знаете? - прерывая полуистерический поток слов, спокойно спросил Келбрион.
   -Еще как! Но что они тут делают?! - возбужденно продолжал Индуктор.
   -Я думал, вы мне это лучше объясните.
   -Это просто природный феномен. Они всегда меня доводили до истерики одним своим видом, а тут такое. Подумай только: Леха и Зеленый в Средиземье! Звучит громко, - как-то по особенному улыбнулся маг.
   -А все же, кто они и откуда? - настойчиво спросил эльф.
   -Как же вам объяснить? - задумался Индуктор. - Это люди с далеких миров, здесь, полагаю, они оказались случайно. Для вас, эльфов, они не представляют никакой угрозы.
   -А для кого же они опасны?
   -В основном, конечно, для самих себя. Мне надо б было им помочь, но сейчас просто не до этого. Надеюсь, некоторое время они без меня продержатся. Друзья, держитесь: скоро буду! - прошептал маг, обращаясь к недосягаемым для него Веердна и Гаричу.
   Он некоторое время задумчиво шел, а потом просто сказал:
   -Ладно, спасибо вам за информацию, о светлейший Келбрион. Я пойду: мне надо побыть одному. До встречи.
   -Постойте, а как же мои вопросы? - остановил его пленник.
   -Вы о чем? - удивился маг.
   -Как о чем?! Вы разве уже не помните, о чем мы договаривались?
   -Ах, вы об этом. Ну, я же ответил на ваш вопрос о моих друзьях - мне кажется, что этого вполне достаточно, - пожал плечами маг и прибавил шагу, выдвигаясь к началу колонны. Пленник только усмехнулся и покачал головой.
   Некоторое время он шел в одиночестве, пока его не нагнал Рандир. Он кивнул головой отцу и спросил:
   -О чем вы с ним говорили?
   -Практически ни о чем.
   -Столько времени и ни о чем? - пристально глядя в глаза отцу, проговорил Эльмир.
   -Мы просто изучали друг друга, - спокойно ответил Келбрион.
   -Ну, и как, много узнали друг о друге, - насмешливо поинтересовался сын.
   -Почти все.
   -Не может быть?! - воскликнул Рандир.
   -Похоже, для тебя личность Индуктора представляет интерес, - отец проницательно посмотрел на сына.
   -Ты прав. Я его почти не знаю, несмотря на то, что нахожусь в его обществе уже много времени.
   -Это не удивительно. Я объясню тебе в чем дело. Индуктор делает вид, что он проще, чем есть на самом деле. Глядя на него, можно подумать, что он человек не от мира сего, но это далеко не так. Он осознает окружающий его мир как никто другой, он сверхпроницательный человек, глубокий знаток человеческих душ, но, парадокс, в тоже время, я чувствую - в его голове туман.
   -Я чувствую тоже самое, - согласился с ним Эльмир. - Ты многое почерпнул из одного разговора, право я удивлен, даже, пожалуй, восхищен. Оказывается, ты очень умен, отец. А что ты скажешь о том, к чему стремится Индуктор?
   -К чему конкретно - не знаю. Возможно, к власти и силе, трудно сказать. У меня создалось впечатление, что он из тех людей, для которых так называемая "золотая середина" не совокупность середин, а особое сочетание крайностей.
   -Ты прав, так и есть. Видимо, ему приходится балансировать на лезвии ножа, чтобы удерживать равновесие. Он живет, пока движется, - Рандир остановился и взглянул на солнце, оценивая его положение. - Похоже, нам пора сворачивать. Пойду предупрежу остальных.
   Он повернулся и быстрыми шагами направился к Децибелу, которого назначил старшим на время своего отсутствия. Через несколько минут Рандир вернулся к отцу с небольшим вещевым мешком за спиной, и скоро они растворились в лесу.
  
   Прошло три часа с того момента, как Келбрион и Эльмир отделились от основного отряда свободных. Уже стемнело. Они шли по небольшому лугу, поросшему высокой зеленой травой. Далеко впереди блестела маленькая речушка, серебристой нитью пересекая местный ландшафт. Где-то здесь должна была состояться встреча. Отец и сын напряженно вглядывались в темноту, напрасно надеясь, что-либо разглядеть. По-видимому, они прибыли первыми, поэтому решили просто так время не терять и собрать сухой хворост для костра, чтобы согреться и просигналить о своем местоположении.
   Через десять минут замысел был осуществлен: огонь с аппетитом пожирал свою пищу, ярко освещая лица сидящих. Эльфы сидели напротив друг друга. В данный момент было трудно сказать: кто отец, а кто сын. Оба казались молодыми, но особенный взгляд выдавал их возраст. Только темно-зеленые глаза Эльмира смотрелись даже старше, чем серые Келбриона.
   -Скажи мне: мать сильно изменилась? - наконец, спросил Рандир.
   -Внешне она выглядит также, как и тогда, но она изменилась. Что-то в движениях ее рук, походке, во взгляде, что-то уже не так, как раньше, - тихим голосом отвечал отец.
   -Почему так? Скажи.
   -Молодость покинула ее. Помнишь, какая она была раньше? Живая, веселая, всегда так радовалась твоим и моим подаркам. У нее тогда были особенные руки: теплые, мягкие, нежные. От них всегда исходила какая-то бесконечная ласка и доброта. Я люблю вспоминать тот момент, когда я в первый раз видел Нимиэль, - Келбрион мечтательно вздохнул.
   -Ты мне никогда об этом не рассказывал.
   -Я многого тебе не рассказывал. Хочешь, расскажу? Хорошо, - отец задумчиво поднял глаза к небу, на котором в этот момент уже сияли звезды. - Это было начало весны. Я ехал верхом на своем любимом коне вдоль реки. И в тогда я заметил девушку, сидевшую на коленях и рассматривающую свое отражение в воде. Я тихо слез с коня и начал незаметно к ней подкрадываться. Она, казалось, была полностью поглощена своим занятием и совершенно не подозревала о моем присутствии. Когда же я подошел вплотную, она вдруг засмеялась своим высоким, переливчатым смехом, а затем обернулась и выплеснула мне в лицо пригоршню воды. Я от неожиданности отпрянул, но потом почему-то тоже засмеялся. Мы так и смеялись не знамо над чем, пока, наконец, она не сказала, что заметила меня давно и что было очень смешно наблюдать за мной на зеркальной глади воды. Мы познакомились, а она угостила меня завтраком. И знаешь, что в ней самое поразительное - это ее лицо. Маленький озорной носик, чудесные искристые глаза, отражающие ее внутренний мир, который был так уютен и радостен, что мне сразу захотелось в нем оказаться. Мое сердце с тех пор было в ее власти, - Келбрион замолчал.
   -Почему же ты впоследствии так с ней обращался? - недоуменно спросил Рандир.
   -Да, ты будешь прав, если скажешь, что я вел себя как последний мерзавец, - вздохнул отец. - Я был воспитан так, как ты говоришь. Мой путь был выбран заранее и без моего участия. Я даже пришел к удивительной для меня мысли о том, что только после большого несчастия можно быть истинно счастливым. Только тогда можно понять, как оно близко, но как высока стена отделяющая нас от него.
   Эльмир задумался. Он чувствовал, что отец сейчас искренен, что это не пустые слова. Похоже, он действительно переменился.
   -Эльмир, я еще кое-что хотел тебе сказать. Жаль, что мы встретились при таких обстоятельствах. Все эти годы я много думал о тебе и о твоей судьбе. Лишь после твоего ухода я понял что потерял. Мы ведь с тобой никогда не были близки; мне было часто не до тебя, а потом уже стало поздно. Сейчас совершенно очевидно, как мы с тобой похожи, но между нами барьер. И, - тут Келбрион сделал паузу, - несмотря ни на что, ты мне очень дорог, я бы хотел быть твоим отцом по-настоящему.
   -Что тебе ответить? С тех пор, как я тебя вновь увидел, уже прошло несколько дней, а я еще не понял, какие чувства я к тебе испытываю. Прошлое имеет большую силу, отец. Когда я остался один я чувствовал не только горе, но еще и свободу. Только тогда я осознал в полной мере, насколько большое давление ты на меня оказывал. И теперь, когда я совершенно независим, очень трудно вновь идти на сближение с тобой. Ты вызываешь у меня горькие воспоминания. Возможно, это только так кажется, но я ничего пока не могу с этим поделать.
   Эльмир замолчал, прислушиваясь: к ним приближался звук копыт. Это были три всадника, одним из которых была женщина. Отец и сын, как по команде, встали. Всадница остановила коня прямо перед ними. Рандир сразу узнал свою мать. Она спрыгнула и очутилась в руках сына. Безумными от счастья глазами они смотрели друг на друга, вглядываясь в каждую черточку, в каждую линию любимого лица.
   -Эльмир, мой Эльмир! Как же я рада! Как я по тебе тосковала, думала тебя нет в живых! - говорила она, покрывая его лицо поцелуями. - Где же ты пропадал все это время?!
   А потом они сидели, взявшись за руки, и тихо беседовали до наступления утра. Келбрион и двое эльфов, сопровождавших Нимиэль, находились поодаль, стараясь не мешать разговору матери и сына, которые говорили и не могли наговориться. Наконец, Рандир встал и тихо сказал:
   -Солнце встает, мама, - мне надо пускаться в обратный путь.
   Мать схватила его за руку, умоляюще глядя в глаза:
   -Ты точно не изменишь своего решения?
   -Хочу, но не могу, - печально покачал головой сын. - Меня будут искать: решат, что со мной что-то случилось. Будем прощаться, мама.
   Он обнял мать, и они еще немного так постояли. В этот момент к ним подошел Келбрион:
   -Прощай, Эльмир.
   -Прощай, - холодно ответил он.
   -Неужели, вы даже не обнимитесь на прощание?! - отчаянно взмолилась Нимиэль.
   Отец и сын переглянулись. С каменными лицами они подошли друг к другу и пожали руки. Но тут их взгляды встретились снова, и Эльмир и Келбрион замерли. Вдруг как будто что-то взорвалось в их душах, разрывая сковывающие цепи прошлого. Они бросились друг к другу и крепко обнялись. И тотчас же к ним со счастливыми слезами на глазах присоединилась мать...
  
   Лишь глубокой ночью следующего дня Рандир добрался до стоянки своего отряда. Все уже давно спали, кроме часовых и Индуктора. Он сидел перед костром, поджидая эльфа. Заметив Рандира, маг встал и с широкой улыбкой подошел к нему.
   -С возращением. Как прошла встреча?
   -Хорошо, - лаконично ответил Эльмир: ему совершенно не хотелось разговаривать об этом с Индуктором.
   -Интересно было бы узнать немного больше, - не отступал маг.
   -Интересно?! - вдруг взорвался эльф. - А почему сами ничего не рассказываете, когда я хочу что-нибудь узнать?!
   -У каждого свои секреты.
   -И у меня в том числе, - буркнул в ответ Эльмир и, повернувшись к нему спиной, направился к своей палатке. Индуктор остался стоять с недоуменным выражением на лице.
   -Что это с ним? Наверное, там произошло что-то важное, - маг лег прямо у костра, устраиваясь на ночлег. - Ой, как любопытство-то разобрало. Теперь не усну. Надо будет потом как-нибудь аккуратненько все выведать. Иногда интересно покопаться в чужой жизни. Сколько мыслей, сколько мыслей, не усну ведь...- Индуктор повернулся на живот, и уже буквально через минуту он, мирно посапывая, спал.
  
  
  
  
  
  

Глава 17.

   Это было в начале августа. После двух с половиной недель пути отряд Рандира, наконец, достиг северных границ Средиземья. За ними лежала неизведанная доселе территория. Некоторые эльфийские смельчаки пытались туда проникнуть, но никому из них так и не удалось миновать огромную отвесную скалу, преграждавшую путь на север. Ее поверхность была гладка, как зеркало, а инструменты оказывались бессильными перед невероятной крепостью этого камня. Легенды гласили, что один из драконов Саурона там все-таки побывал, но, вернувшись, он сразу умер от неизвестной болезни, так и не поведав о том, что видел.
   И вот в этот тихий летний вечер до этой преграды добрались и свободные. Пред ними тут же встала проблема: как преодолеть это препятствие. Оффа, насмотревшийся на то, как в битве с рыцарями Ангмарского ордена Индуктор носился по воздуху, предложил тому сделать тоже самое, то есть взлететь наверх и закрепить трос, по которому остальные могли бы забраться на вершину. Эта идея чрезвычайно понравилась Рандиру, который, будучи в хорошем расположении духа, начал уговаривать мага. Однако, волшебник почему-то не соглашался.
   -Ну, давайте, Индуктор, поднимитесь наверх и сбросьте нам веревку, - говорил Рандир магу.
   -Э-э-э...как бы вам это объяснить? Все не так просто: чтобы сил на рывок хватило, мне нужен некоторый душевный подъем. Летать-то без крыльев трудновато, - отвечал оправдывающимся тоном маг.
   -Да, ладно, не скромничайте. Берите веревку и наверх, - бодро скомандовал эльф.
   -Вы не понимаете. Все дело в психологии...Эх! Хорошо, я попробую сосредоточиться, но предупреждаю сразу: без внешнего толчка это займет много времени. Так что идите пока распаковывайтесь и ужинайте.
   -А вы? - спросил Дисперсион.
   -А мне придется работать над собой, - обречено вздохнул маг.
   Усталые путники, без лишнего напоминания, начали развертывать лагерь и готовить пищу. Индуктор все это время мрачно сидел у подножия скалы и напрягался, что есть мочи, то есть пытался вызвать в себе так называемый душевный подъем. Он встал, походил вокруг, потом молча подошел к вещевым мешкам, достал бурдюк с водой и вылил его себе на голову. Маг минут пять постоял, пока вода стекала, и с угрюмым видом вернулся обратно. Он встал напротив гигантской каменной поверхности, вперив в нее полный решимости взгляд, затем разочаровано постучался лбом по абсолютно гладкой тверди и опять уселся на свое место.
   Остальные все это время совершенно бестактно пялились на потуги чародея и жевали свой ужин. Рандир был как никогда весел: каждый раз, когда он смотрел в сторону Индуктора, его буквально распирало от злорадного смеха.
   После ужина все, кроме злосчастного мага, легли отдыхать. Вечернее солнышко своим теплом создавало атмосферу уюта и покоя, пение птиц, шелест листвы, легкий ветерок настраивал всех на философский лад. Вдруг над лагерем раздались страшные звуки, источник которых находился у неприступной скалы. Отдыхающие вскочили и бросились выяснять в чем дело. Даже зная некоторую чудаковатость волшебника, такого никто не мог ожидать. Перед ними, как на цирковой арене, возник пляшущий в присядку полуголый маг, распевающий дурным голосом военные марши варикапов. Когда он, наконец, заметил зрителей, то замахал на них руками:
   -Чего уставились?! Идите отсюдова?!
   Последующая ругань была крайне искренней, поэтому все поспешили обратно. Разочаровавшись в чудотворной силе музыки, Индуктор завершил свое пение одним нехорошим словом.
   Через час Оффа решил навестить товарища, от которого долго ничего не было слышно. Он застал его распластавшимся на голой земле, грустно смотрящим на вечернее небо.
   -Что не выходит? - участливо поинтересовался Оффа.
   -Нет, не выходит, - безжизненным голосом ответил Индуктор.
   -А в чем дело?
   -В чем, в чем, не знаю. Ничего не получается. Из-за этого я теперь в депрессии, - сердито буркнул он в ответ, а затем плаксиво добавил:
   -Мне кажется, что меня никто не ценит по-настоящему. Все смеются над моей беспомощностью.
   Юноша крепко задумался над словами мага, и в его молодую, не отягощенную опытом, голову пришла мудрая мысль. Он оставил продолжающего заниматься самокопанием чародея и вернулся в лагерь. Оффа встал так, чтобы его все видели, и хлопком в ладоши привлек к себе внимание присутствующих.
   -Друзья! - громко начал он. - Наш боевой товарищ, я говорю об Индукторе, сейчас попал в затруднительное положение. Дело в том, что он не может сосредоточиться на заклинании полета, и ему кажется, что над ним смеются. Очевидно, ему нужна наша поддержка. Может стоит каждому из вас навестить его, в конце концов, только от него зависит: преодолеем ли мы эту преграду или нет.
   Рандир с удивлением посмотрел на Оффу: никогда в жизни молодой гондорец не говорил так складно и проникновенно. Слушатели вняли увещеваниям оратора и стали по одиночке или группами ходить к магу, стараясь его ободрить. Индуктор расцветал на глазах: счастливая улыбка уже не сходила с его уст. Последним нехотя явился Рандир.
   -Вам уже лучше? - спросил он, плохо изображая искренний интерес.
   -Да, чувствую себя прекрасно! - в приподнятом тоне отвечал Индуктор.
   -Надеюсь, теперь вы уже способны выполнить поставленную задачу.
   -Нет, - умиротворенно промурлыкал маг.
   -Как это нет?! - опешил Рандир. - Вы же уже чувствуете себя хорошо.
   -Да, превосходно. Вы поймите, я всем доволен, мне ничего не надо, но этого не достаточно, чтобы взлететь.
   -Что же вам нужно? - эльф с трудом сдерживал раздражение.
   -Ну, не знаю. Наверное, что-нибудь такое, что бы меня разозлило. Вот, к примеру, вы, Эльмир, здорово помогли бы мне в этом.
   -Что вы имеете в виду?
   -У вас просто уникальный талант доводить людей до исступления.
   -Что?! - вскипел эльф. - Да вы на себя посмотрите!
   -А что я? Меня все любят и ценят, кроме вас, разумеется, - спокойно ответствовал волшебник.
   Рандир вдруг не на шутку разозлился: он повысил голос и начал размахивать руками. Эльф поливал мага изощреннейшими ругательствами, но тот лишь спокойно наблюдал за бушующим эльфом. Наконец, Эльмир нашел-таки слабое место Индуктора, назвав его "бесполезным, заурядным ничтожеством", и тогда маг тоже разозлился. На их крики сбежались обеспокоенные таким шумом товарищи. Что же они увидели: два признанных лидера свободных, можно сказать, мудрейшие из мудрейших вопили друг на друга, как уличные торговки. Выражения, которые они употребляли, могли бы украсить словарь любого уважающего себя забулдыги.
   Тем временем воздух вокруг начал уплотняться: маг действительно не на шутку рассвирепел. Почувствовав это, эльф замолчал и начал осторожно пятится назад. Из груди Индуктора вдруг послышался гудящий звук, и он, схватив тут же лежащий канат, сиганул ввысь.
   "Конечно, он не прав на счет того, что я могу довести кого угодно до бешенства, но что-то в этом, определенно, есть", - подумал Рандир, наблюдая за тем, как маг закрепляет наверху трос.
  
   Уже второй день они шли по выжженной пустыне. После того, как свободные преодолели каменную преграду, они ничего кроме мелкого песка под ногами не видели. В воздухе стоял отчетливый запах смерти, никто не мог описать это словами, но каждый чувствовал ее присутствие. Дисперсион как-то сказал: "Знаете, я так и представлял себе Страну Мертвых".
   Песок имел здесь красноватый оттенок, а ночами, казалось, даже светился. Индуктор все эти дни угрюмо молчал, лишь периодически поглядывал на маленький прибор на своей руке. Он как будто бился над решением какой-то задачи.
   На четвертый день пути гномы начали терять ориентацию, а затем и зрение. Их вначале било в лихорадке, а скоро Дарин вообще впал в бессознательное состояние. Никто не мог понять, что происходит. В ту же ночь маг разбудил всех и сказал:
   -Друзья мои, я знаю, что за хворь подкосила Дарина и Двалина. Это одна из самых страшных болезней в мире: ее источник здесь повсюду. Своей силой я могу лишь ослабить влияние некоторых факторов. Для этого вы должны держаться как можно ближе ко мне. Темпы движения нашего отряда должны быть увеличены, или нам не жить.
   Следующие пять дней были наполнены лишь бесконечными переходами под лучами яростного светила. Путешественники двигались плотным строем, в центре которого был маг. Неведомая болезнь уже действовала на всех: и люди, и варикапы, даже Торог механически переставляли ноги, отрешенно преодолевая метр за метром. На их фоне Рандир казался совершенно здоровым: он по-прежнему бодро шагал впереди всех, направляя товарищей, как пастух послушное стадо.
   Наконец, на шестой день перед ними возникло странное сооружение. Это был утопающий в песке огромный металлический параллелепипед. В центре крыши находился небольшой ржавый люк. Рядом располагалась ровная прямоугольная площадка, покрытая слоем мелкого песка. Процессия замедлила движение и остановилась.
   -Что это? - спросил Рандир у Индуктора.
   -По всей видимости, это и есть конечный пункт нашего пути, - устало проговорил маг, голосом лишенным всякой торжественности. Он при помощи товарищей взобрался на крышу здания и подошел к люку. Осмотрев его со всех сторон, Индуктор взялся за одну из ручек и рванул крышку вверх. Глубоко внутри сооружения что-то заскрипело и заурчало, и из открывшейся дыры вдруг ударил мощный пучок ослепляющего света. Вглубь параллелепипеда уходила вертикальная железная лестница. Путники вслед за Индуктором начали осторожно спускаться по ней, щуря глаза от яркого света.
   Достигнув дна, Рандир осмотрелся: они оказались в довольно мрачном месте. Это был небольшой зал, который очень сильно напоминал тюремную камеру. Низкий потолок, стены из серого металла, массивная дверь, в беспорядке раскиданные вещи непонятного назначения, все это вызывало чувство подавленности и растерянности.
   -И что дальше? - спросил Рандир у мага.
   -Следуйте за мной, - Индуктор направился к двери, которая при его приближении бесшумно вошла в стену, открывая проход. Волшебник уверенным шагом переступил порог; за ним последовали остальные. Они пересекали коридор за коридором, пока не оказались в большом круглом зале с множеством дверей по периметру. Маг открыл одну из них, нажав на кнопку справа. Это был вход в маленькую комнату, опять же напоминавшую тюремную камеру. Узкая железная кровать у стены, стол, стул - вся мебель здесь была привинчена к полу.
   -Друзья мои, первое, что я хотел сказать: мы, наконец, прибыли к месту назначения. То, что вы видите, и есть Страна Мертвых. Я понимаю, что вы ее представляли явно не так, но, поверьте, вы именно туда и попали. Я не знаю, сколько мы здесь пробудем, но, уверен, это будет не день и не два, поэтому нам следует раскинуть лагерь. Понимаю, место действительно мрачное, но все условия для проживания тут имеются. Таких кают, как эта, в этом зале еще около двух десятков. Как они открываются, вы, надеюсь, запомнили. Прошу ничему тут не удивляться, это место все наполнено незнакомым вам волшебством. Свет зажигается с помощью этого тумблера, - Индуктор щелкнул переключателем справа от входа. Вспыхнул яркий свет - все зажмурили глаза. Маг убавил яркость.
   -Освещение регулируется вот этим колесиком. Так, далее насчет чего? А! Если кому надо по нужде, то тут существуют цивилизованные способы. Вот смотрите, - и он продемонстрировал работу хитроумного устройства, похожего на обычный горшок. - Понятно? Так что попрошу не загаживать территорию: это не лес, и нам здесь еще жить и жить.
   -А как нам тут еду готовить? - осведомился Эофрик.
   -Хороший вопрос. Сейчас покажу. Остальные пусть пока распаковывают вещи, а ты пошли со мной, - Индуктор подтолкнул человека вперед. - Да, кстати, Эльмир, вам тоже стоит со мной пойти: я вам должен кое-что показать. Это тут, рядом.
  
   После вечерней трапезы устроили небольшое совещание. Первым взял слово Индуктор:
   -Я думаю, теперь самое время решить, что нам делать дальше, хотя, если честно, я и так это знаю. Но вначале ваши вопросы, поскольку они, наверняка, вас переполняют.
   -А где мертвые? - первым выпалил Оффа.
   -Вопрос понятен. Хм, только они, собственно говоря, не мертвые. Эх, как же объяснить? В общем, они живые, только спят особым сном. Очень сложно говорить с вами об этом, так как понятийный аппарат не состыкован, - заметив, что лица слушателей выражают сильное непонимание, Индуктор нахмурился. - Ладно, скажу проще, знания об этом вам недоступны.
   -А что нужно, чтобы их получить? - заинтересовался Дисперсион.
   -Учиться, учиться и учиться, как завещал великий...э-э-э...один великий чародей.
   -А почему свет горит? - спросил опять Оффа.
   -Вот черт, - выругался маг и с каким-то остервенением добавил. - Так, все что вы тут видите, это магия и ничего кроме магии. Понятно?
   Все дружно в ответ кивнули.
   -Надо было сразу так, а то объяснять что-то начал...- пробормотал себе под нос маг.
   -Думаю, хватит вопросов, - наконец, не вытерпел Рандир. - Я хотел бы услышать ваш план дальнейших действий.
   -План? Хорошо, прежде чем мы начнем будить спящих, нам следует заняться собственным здоровьем. Вы и я должны посетить главный центр управления и обратиться к банку данных. Потом я хотел бы наведаться в местную лабораторию и обследовать каждого.
   -Зачем?
   -Вы посмотрите на Дарина, - все повернули головы к гному. Он лежал на кровати, широко раскрыв глаза, в которых стояла такая боль и безысходность, что у остальных защемило сердце.
   -Видите?! Нам всем грозит тоже самое, если не принять меры. Я должен отыскать противоядие от этой болезни.
   -Оно существует? - спросил Рандир.
   -Ученые давно разработали средство от лучевой болезни, но оно носит профилактический характер. Само лекарство разрабатывалось одним моим товарищем...по чародейскому цеху. Но он не успел закончить исследование. Он погиб. Его записи уцелели, и передо мной стоит задача это исследование завершить.
   -Насколько это возможно?
   -Это зависит от того, насколько продвинулся мой предшественник, - пожал плечами маг. - Поэтому я не должен терять больше времени, надо торопиться. Эльмир, идемте: нас ждут дела.
   Они встали и подошли к люку в центре зала и, подняв крышку, нырнули в стальные недра загадочной Страны Мертвых. Эльф и волшебник очутились в еще одном просторном зале.
   Обстановкой он сильно отличался от предыдущих помещений. Здесь повсюду находились различные механизмы, а на одной из стен было девять непрозрачных окошек. Перед ними был низкий длинный стол, также заполненный какими-то приспособлениями. Напротив него стояли пять кресел на колесиках, обитых плотным черным материалом. Индуктор плюхнулся в одно из них и, ухватившись за ручки, прокатился из одного угла в другой.
   -Как дома, - радостно сказал он. - Я ведь жил несколько лет в подобном месте.
   -В Стране Мертвых? - удивился эльф.
   -Ой! - маг втянул голову в плечи и заулыбался, как ребенок пойманный на шалости. - Нет, конечно, нет. Я, это...
   -Не нужно оправдываться. Мы еще побеседуем на эту тему. Я вижу, тут не все так просто, - прервал его Эльмир. - У нас мало времени, приступайте к работе.
   Индуктор подкатился обратно к столу и вжал большую зеленую кнопку на панели, заполненной сонмищем других, меньших размером кнопочек. Все девять окошек незамедлительно загорелись неярким светом, и по ним поползли ряды цифр, букв, схем, совершенно непонятного для Эльмира содержания. Руки
   Индуктора запорхали над панелью, изображение на одном из окошек изменилось, представив план какого-то строения. Из узкой щели механизма, находящегося под столом, выполз лист бумаги. Маг взял его и отдал Рандиру:
   -Это карта Страны Мертвых. Может, пригодится.
   -Спасибо, - поблагодарил эльф.
   -Пользуйтесь на здоровье.
   Маг продолжил свое колдовство, а Рандир погрузился в изучение карты. Через пять минут он поднял голову и спросил Индуктора:
   -Как называется этот чудомеханизм, с которым вы работаете?
   -А, этот. Эта машина зовется компьютером.
   -Я могу научиться с ней работать?
   -Думаю, да. Мне кажется, что в вас заложен просто необозримый талант инженера. Обычно такие вот терпеливые и уравновешенные личности легче всего находят контакт с машинами.
   -Если все закончится так, как мы этого хотим, научите меня, - попросил эльф.
   -Хорошо, это я сделаю с удовольствием. Люблю учить, ведь когда-то я даже был учителем. Кстати, Эльмир, я хотел сказать, что вижу, сколько в вашей голове вопросов. Я буду разрешать их постепенно, по мере необходимости. Согласны?
   -Согласен. Это целесообразно, тем более что у меня нет выбора. Я понимаю, что ваши знания несравнимы с моими. Иногда мне кажется, что вам известны многие тайны нашего мира.
   -Да, это так. Я многое знаю и обещаю вам, Эльмир, вам скоро откроются такие вещи, о которых вы даже и помыслить не могли.
   -Например? - не выдержал заинтригованный Рандир.
   -Я же сказал: не надо торопиться. Всему свое время, потерпите. Фу! - вдруг скривил губы маг.
   -Простите, не понял?
   -А, - отмахнулся Индуктор. - Просто меня лично всегда раздражало, когда мне говорили подобное. А сейчас я сам сказал такие слова.
  
   Весь следующий день Индуктор осматривал своих товарищей. Маг сидел в лаборатории, которая представляла собой обширный комплекс из одиннадцати палат, доверху заполненных оборудованием и медикаментами.
   Сейчас в одной из них Индуктор осматривал Эльмира. Маг в белом халате сидел напротив него и что-то записывал в большую тетрадь. Эльф лежал на кушетке, весь опутанный шнурами с присосками на концах. Шнуры подключались к прибору с большим количеством индикаторов, а рядом стоял компьютер, на экране которого была высвечена непонятная Рандиру картинка.
   Наконец, Индуктор оторвался от своих записей и, покачивая головой, сказал вслух:
   -Это очень странно и интересно, - и, уже обращаясь к эльфу, добавил. - У вас забавный генокод.
   -Что у меня? - испугался Рандир.
   -Я говорю, информация, полученная путем анализа вашего ДНК, просто фантастична. Ваши создатели либо были гениальны, либо это счастливая случайность - что скорее всего. Если я еще не полностью растерял свои знания, то открытие, которое я совершил, войдет в анналы истории мировой науки.
   -Простите, но можно объяснять чуточку подоступнее, - взмолился эльф.
   -Объясняю по порядку: исследования, проведенные мною, показали, что все наши товарищи и я, в том числе, больны лучевой болезнью. Правда, со мной и варикапами произошло еще что-то, возможно, мутация, не знаю, нет времени разобраться. У остальных типичные симптомы: головокружение, общая слабость, тошнота, а у гномов, к тому же, повышенная температура, отсутствие аппетита и язвенная сыпь.
   -А в чем конкретно заключается опасность?
   -Скорей всего, в конечном итоге все умрут в страшных муках. Вся пустыня была источником радиации, очень мощной радиации. Даже не понимаю, почему мы не погибли в первый же день. Может это моя заслуга, не знаю. Однако, суть моего открытия не в том, а вот в чем: вы почти не подверглись воздействию излучения. Я хочу изучить информацию, заложенную в вашем ДНК. Возможно, это может помочь мне в разработке метода воздействия на болезнь.
   -А вы уверены, что сможете свершить, что задумали? - спросил эльф.
   -Конечно, нет, но у нас нет выбора, - признался Индуктор.
   -Каковы наши шансы?
   -Шансы? Шансы есть. Когда-то я был светилом в области генетики, - сказал маг и скромно добавил:
   -Почти бог.
  
   Вся следующая неделя прошла у Рандира, как во сне. Лучевая болезнь, наконец, проявила себя во всю свою силу: число тяжело больных росло с ужасающей скоростью. Эльфу, как единственному сохранившему здоровье, приходилось ухаживать за теми, кто уже не мог встать, а таких было большинство.
   Гномы не приходили в сознание, только бредили. Рандир, как мог, старался облегчить их страдания, но все впустую. Он так и бегал от одного больного к другому: кому одеяло поправить, кого покормить с ложки, а с кем просто посидеть, поговорить, успокоить. Индуктор в это время непрерывно работал в лаборатории. Эльмир по вечерам заглядывал к нему, чтобы посмотреть, как продвигается дело. И каждый раз он видел одну и туже картину: взъерошенный маг, ссутулившийся над кипами бумаги, что-то пишет своими трясущимися от перенапряжения руками. На вопрошающий взгляд эльфа он только пожимал усталыми плечами и, беспомощно моргнув красными глазами, продолжал работу. А Рандир, тяжело вздохнув, возвращался обратно на свое дежурство.
   На шестой день гномы отошли в мир иной. Первым умер так и не пришедший в сознание Дарин, но смерть для него стала единственным возможным спасением от мучений. Эльф, глядя на счастливую улыбку освободившегося от земных пут гнома, еле сдерживал слезы. В это время неожиданно очнулся Двалин. Он раскрыл глаза, посмотрел на мертвого брата и прошептал:
   -Прощай, Дарин, - и, заметив Рандира, сказал:
   -Эльмир, убейте меня, умоляю вас! Избавьте меня от боли!
   Через десять минут эльф с лицом белее снега появился в лаборатории Индуктора. Маг обернулся к нему с довольной улыбкой:
   -Средство найдено, я... - он вдруг прервал начатую фразу, увидев зажатый в руке Рандира окровавленный меч. Волшебник испуганно отпрянул:
   -Что случилось?
   Эльф рухнул на колени - меч, падая, зазвенел о металлический пол. Главу отряда лихорадило; черты его благородного лица были искажены гримасой боли и отчаяния. Он попытался что-то сказать, но не смог совладать с собой, и маг услышал только бульканье и всхлипы. Индуктор схватил Эльмира и, посадив на стул, надавал пощечин, а затем заставил выпить целую флягу воды. Это подействовало - эльф, вытерев рукавом губы, сказал:
   -Умер Дарин, а его брат пришел в сознание и убил себя моим мечом. Почему я его не остановил?! - его вновь начало трясти.
   -Успокойтесь! - прикрикнул на него маг. - Не время распускать нюни: мы должны спасти остальных, пока это еще возможно. Пока я заканчиваю настройку оборудования, вы обеспечите доставку больных в лабораторию. Слушайте внимательно, первыми лечению подвергнутся люди, потом варикапы, потом Торог. Понятно? - эльф кивнул головой. - Тогда приступайте.
   Весь день измученный до предела Эльмир переносил тела своих товарищей из жилого зала в лабораторию. Индуктор укладывал больных под стеклянный колпак и, колдуя над различными ручками и кнопками, держал их там в течение получаса. По окончании процедуры мирно спящий пациент занимал свое место на кушетке. После того, как закончили с помещенным под стеклянный колпак троллем, маг и эльф обменялись усталыми, но довольными улыбками. Дело было сделано, и они с чистой совестью повалились на пол, где и мгновенно заснули.
  
   Когда Рандир проснулся, почти все уже были на ногах. Лечение оказало поистине чудотворное воздействие на больных, которые, несмотря на слабость, с большим аппетитом поглощали, приготовленный Эофриком завтрак. Эльмир отведал немного каши и выпил стакан травяного настоя, после чего решил поискать Индуктора. Его сопящее и ворочающееся тело вскоре было обнаружено среди тюков с припасами. Повсюду была раскидана овощная кожура и хлебные крошки. Очевидно, после долгих дней без нормальной пищи маг пожелал подкрепить свои силы. Покончив с едой, он там же и заснул. Зачерствевшие крошки явно причиняли ему большие неудобства, но спать хотелось гораздо сильнее. Он даже не заметил, как два варикапа подхватили его за руки, за ноги и перенесли его на кровать.
   Волшебник очнулся лишь тогда, когда остальные укладывались опять спать. Он резко подпрыгнул на кушетке и принялся с остервенением чесать спину. Остатки его последней трапезы впились в его кожу, вызывая страшный зуд. Выражение лица Индуктора было столь ужасно, что находившийся рядом Эофрик не на шутку перепугался. Подоспел Регенератор с флягой воды. Он принялся тут же промывать искалеченную спину мага куском влажной материи. Тот в это время яростно жевал ворот своей разодранной рубахи. Врач начал накладывать на истерзанную плоть коричневую мазь из небольшой стеклянной баночки, и только тогда боль под воздействием прохладной успокаивающей субстанции стала утихать.
  
   На следующие сутки Рандир спустился в центр управления, чтобы поговорить с Индуктором. Он застал его сидящим в кресле перед светящимся экраном компьютера. Лицо мага находилось в непрерывном движении; любое изменение содержания на мониторе сопровождалось потоком невероятных гримас. Эльф почему-то воспринял это как должное и совершенно спокойным тоном спросил:
   -Каковы наши дальнейшие планы?
   Обернувшись, маг задумчиво посмотрел в глаза Эльмира и ответил:
   -Сейчас я трансформирую память клонов.
   -Извините, но я еще не очень понимаю суть происходящего, - очень терпеливо и вежливо сказал эльф.
   -Хорошо, понял, - и маг, сдвинув брови, начал объяснение:
   -Рассказываю все по порядку. Я сейчас скажу вам правду, точнее ее часть, малую часть. Потому что к восприятию всего вы не готовы. Вдруг психика не выдержит.
   Значит, первое, это не Страна Мертвых. И в принципе такой страны нет. Это я все выдумал. Спокойно, это не то, о чем вы подумали. Не мог же я сказать на совете, что на севере есть огромный корабль, способный двигаться по воздуху, и что в его недрах находятся бесчисленные клоны героев войн за Сильмарили. Вы бы меня тогда меня поняли?
   -Я и сейчас не понимаю, - честно ответил Эльмир.
   -Во-во, а я о чем. Если уж вы и сейчас, то как они и тогда?! Возможно, это какой-то непонятный эксперимент непонятно кого и непонятно над кем. Я еще не до конца разобрался в происходящем. Есть некоторые подозрения, что тут задействовали какую-то странную генетическую программу, но если я прав, то...то это просто чудовищно! Даже по моим меркам.
   -Я сразу заметил, что здесь что-то не чисто. Оказывается, мы на корабле.
   -Ну, это очень условно, - уклончиво ответил маг. - Я ведь думал сейчас о том, как нам перевезти такую кучу народу через пустыню, через гору. И вот, вот оно решение! Надо попробовать поднять эту махину в воздух. Компьютер говорит...
   -Он еще и разговаривает?! - удивленно переспросил эльф.
   -Это я фигурально выразился. Так вот Торог говорит...
   -При чем здесь Торог?
   -Какой Торог, я говорю, что компьютер говорит, - Индуктор раздраженно выдохнул. - Стоп, так не пойдет. Не перебивайте меня, Эльмир! Компьютер говорит, что все системы корабля в норме. А это значит, что мы можем лететь.
   -Лететь?!
   -Ну, да. А я про что вам тут уже распинаюсь битый час?! Ну, что полетели? - набычившись, спросил маг.
   -Поступайте, как знаете. Мне уже все равно, - отмахнулся от него Эльмир.
  
   В этот первый осенний день в Северном Ангмаре стояла прекрасная погода. В этих безлюдных местах гулял лишь легкий свежий ветерок. На чистом голубом небе сияло золотым диском средиземское светило, ярко освещая небольшую зеленую полянку. В тени разлапистого куста беспечно спал маленький серый заяц. Его несуразно длинные усы смешно топорщились в разные стороны, а уши свободно улеглись вдоль спины. Казалось, ничто не может потревожить его покой.
   Однако, этой пасторальной картинке недолго оставалось быть такой. Вначале что-то очень большое закрыло солнце. Постепенно приближаясь, оно наполняло воздух громким сипением и свистом. Заяц мгновенно проснулся и вылетел из кустов, с вытаращенными от ужаса карими пуговками глаз. Не раздумывая, он сиганул в спасительную чащу леса.
   Между тем тень от опускающегося с неба объекта полностью накрыла собой поляну, а через пару минут огромный металлический ящик со скрипом и пыхтением лег на землю, с одинаковой легкостью подминая под себя и маленькие кустики, и могучие дубы великаны. Очутившись внизу, объект затих, тихо лежа на брюхе. Наконец, откуда-то сверху послышался голос:
   -Какой воздух! Ух-ты! Ветерочек! Солнышко! Пр-р-рирода!!! Вылезайте скорее наверх!
   Из отверстия в стене ящика, словно длинный коровий язык, выползла широкая лестница с перилами и своим основанием опустилась перед тем кустом, где еще недавно мирно спал заяц. По ней вприпрыжку слетел маг Индуктор, за которым спустились остальные члены отряда Рандира.
   Волшебник повернулся лицом к остальным и торжественно изрек:
   -Друзья! Здесь будет место, откуда выйдет новый народ Арды. Эльфы и орки, люди и тролли, гномы и драконы пронесут яркий свет свободы через все Средиземье, - грозные очи мага сверкнули темным огнем, а длинные тонкие пальцы были судорожно растопырены. Индуктор обернулся, вперив взгляд в ошеломленного Эофрика:
   -И здесь будет место, где мы впервые за долгое время...нормально поедим! - тут маг, схватившись за живот, громко захохотал. Смеялся на этот раз он в полной тишине. Рандир, наблюдавший за этим со стороны, подумал: "Удивительно, иногда смотришь на него - умнейшая и серьезнейшая личность, но вот в такие моменты начинаешь в этом сомневаться. Непонятно, как столько противоположностей может умещаться в одном человеке. Как это он говорит? М-м-м...А! Диалектика!".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 18.

   Тяжелые тучи висели над черными громадами скал. Шел противный мокрый снег. Его огромные хлопья тяжело падали вниз, облепляя деревья и камни, тут же тая. На старой разбитой дороге, среди непролазной грязи виднелись свинцовые озерца мутной воды, слегка подернутые тонкой коркой льда. Всюду царила тишина. Но вот ее нарушили звуки, в которых смешался топот, лязг, звон и шум крыльев. Казалось, что невидимая рука разрезала горы, и из ущелья появился длинный язык колонны солдат. Язык змеился и удлинялся, повторяя изгибы весенней дороги.
   Эти войска представляли собой удивительное зрелище: в одном ряду шли орки и эльфы, гномы и тролли, люди различных рас, а над их головами мелькали тени драконов и огромных орлов.
   Неожиданно от общей массы воинов отделились двое. Они въехали на небольшой каменный козырек, нависавший над дорогой, и остановились. Первый был эльфом, высокий и красивый, с длинными, черными, как южная ночь, волосами, казался бы воплощением спокойствия и уверенности, если бы не пробегавший в его серых глазах огонек, говоривший о яростном духе и пламени чувств. Его тело было облачено в серебристые доспехи с сияющей на груди восьмиконечной звездой, сбоку в атласных ножнах находился длинный меч, а картину дополнял мощный белый жеребец, всю упряжь которого украшали узоры из мелких бриллиантов и изумрудов.
   Конь все время фыркал и опасливо косился на соседа. А тот и в правду был ужасен. Темная фигура в ореоле темно-багрового пламени, за спиной пара громадных крыльев, а на бесформенной голове глаза-щелки, утонувшие в кровавом блеске.
   Он восседал на кожистой твари с длинной змеиной шеей и маленькой головой. В отличие от эльфийского жеребца скакун демона выглядел совершенно тупым и безучастным.
   -Удивительно находится здесь рядом с тобой, нолдор! - донеслось откуда-то из глубины багрового пламени.
   -Это тем более удивительно, Готмог, если учесть, что ты убил меня! - ответил Феанор.
   -Как ты уже знаешь, я тоже погиб, и моя смерть не была легкой. Можешь успокоиться, эльф, я тоже пока не доверяю тебе: столько лет ненависти нельзя избыть в одночасье. Но раз уж судьба повернулась так, что нам приходится командовать этим войском, давай хотя бы терпеть друг друга.
   Феанор хотел было что-то ответить, но, передумав, лишь презрительно хмыкнул в ответ и пришпорил коня. Тот заржал и соскочил с каменного козырька, балрог последовал вслед за ним...
  
   Хмурый, продрогший лес замер. С искореженных черных веток свисали мутные капли, иногда срываясь вниз и исчезая в покрове мха. Снег прекратился. Но его сменил поднимающийся вверх противный туман, обволакивающий все живое, что появлялось в этих негостеприимных местах.
   Вдруг лес ожил и наполнился движением. Тысячи бойцов заполонили все его пространство. Выехавшие на поляну эльдар и балрог придирчиво осмотрели ее и отдали приказ сделать привал. Воины стали устало опускаться прямо на влажную землю. Кто-то стал собирать хворост, чтобы попытаться разжечь костер, но дрова горели неохотно, только мерзко шипели и плевались искрами.
   Над поляной повис сплетающийся в с туманом едкий дым. Могучие дети Манвэ опускались на вершины колоннообразных столетних сосен, а драконы полетели к ближайшим холмам, чтобы там найти отдых.
   Через какое-то время все улеглось. Непокорные дрова разгорелись, в котелках забулькала похлебка, а по периметру лагеря встали часовые.
   Феанор лежал в своем роскошном шатре и размышлял: "Удивительно, какие повороты делает дорога судьбы. Последнее, что я помню: кровавый бой, огонь, боль и мой...хм-м-м...теперешний соратник с поднятым мечом, потом тьма. Тьма, тьма без конца. Но потом это воскрешение. Странный маг и его спутники. Еще более странные слова: "Свобода, равенство, братство". И вот я командую этим воинством, а рядом со мной балрог, который убил меня. Есть от чего потерять голову...".
   Тут его размышления прервали странные звуки из стоявшей рядом палатки Готмога. Феанор знал, что тот уже несколько дней читал хроники Средиземья, изучая события, произошедшие после их с балрогом гибели. Эльф тоже пробежался по ним, но ничто его не тронуло. У него было такое чувство, словно он ожидал прочесть нечто подобное. Лишь строки о горестной судьбе его сыновей заставили сердце сжаться от боли и негодования. Но теперь они были с ним, в его войске, и Феанор потерял всякий интерес к хроникам. Его властная натура была направлена в будущее, а прошлое он решил оставить навсегда.
   Решив узнать в чем дело, Феанор поднялся с походного ложа и бесшумно выскользнул из палатки. Напротив нее стоял круглый шатер Верховного Балрога. Темно-коричневый, он был испещрен девизами на Черном языке, а навершье украшало знамя с изображением жуткого черного замка.
   Стоявшие на страже орки, заметив эльфа, замерли, а затем неестественно медленно поклонились. Феанор не удостоил их взглядом и, резко откинув полог, вошел в обиталище Готмога. Он замер на пороге от неожиданности. Картина, возникшая перед ним, была крайне удивительна: не каждый день можно было увидеть балрога, увлеченного чтением.
   Туча багрового огня исчезла, крылья были сложены за спиной, а вокруг сидящего, скрестив ноги, огненного демона валялись в беспорядке свитки.
   Эльф сбросил оцепенение и шумно вздохнул. Готмог поднял голову:
   -Что-то изменилось, Феанор? Ты решил выступать раньше? Мы ведь договорились отдохнуть здесь до утра.
   -Нет. Меня заинтересовало другое. Я знаю, что ты уже несколько дней изучаешь хроники "Сильмариллиона", а также Второй и Третьей эпохи. Мне показалось, что нечто тебя в них возмутило.
   Готмог отложил листы в сторону и утвердительно кивнул:
   -Ты прав, меня поразила предвзятость, с которой все это писалось. Я понимаю "Сильмариллион" - хроника победителей, а их не судят, но все же...Откуда вы могли знать, что происходило в душе у Моргота или Саурона, что являлось причиной всех их поступков. "Ибо кто из живущих спускался в подземелья Утумно или проникал во тьму мелькоровых дум?" - процитировал балрог. - И в то же время всякому, кто читает, открываются тайны скрытых желаний, страстей Высших сил. Это первое. А потом: вы упустили из внимания, скажем так, наше служение. Мы балроги служили не столько некой идее, которую нес Мелькор, а скорее ему самому. Служили яростно, самозабвенно. Неужели подобная преданность не достойна хотя бы упоминания. Ведь верность и у вас считается великой добродетелью!
   -Злу и лжи можно служить так же преданно, как и свету, особенно если зло кормит и ласкает. Мне кажется, прочитав хроники, ты не понял главного. Мы, Светлые, ошибаясь и заблуждаясь, все же находили в себе силы раскаяться и прийти к свету - для вас же все было потеряно.
   -А тебе не кажется, что подобная позиция противоречит Идее о даровании Илуватором всем живым существам свободы воли. Кто может знать, изменится ли кто-либо, и когда это произойдет? А в течение всей истории смертные слишком часто брали на себя роль судей, предлагая противнику вместо раскаяния меч, топор или огонь. Но представь себе на одну минуту, что какой-нибудь урук-хай решил бы перейти на сторону света. Да ему бы никто не поверил. Вот и получается, что нас лишили права на спасение, даже не удосужась спросить, хотим ли мы воспользоваться этим шансом. Для вас мы всегда были лишь сборищем чудовищ, не имеющих право на сострадание. И что нам оставалось делать?! Ведь каждый хочет выжить. Вот мы и выживали в этом мире, как могли. Я уж не говорю о несчастных вастаках или харадримах, в глазах которых нуменорцы или эльфы ничем не отличались от обычных грабителей, ибо им по большему счету нужны были не сердца и души, а земли и богатство. В этом между ними и Сауроном нет большой разницы... - балрог замолчал, сам поражаясь своему многословию.
   Эльф все это время внимательно слушал монолог Готмога. Он не ожидал от слуги мрака такой речи. Феанор действительно привык считать их клубком тьмы, ощерившимся когтями и смертью.
   -М-да, - протянул нолдор. - Ты прав, здесь есть над чем задуматься. Я считаю, что нам нужно продолжить этот разговор позже.
   Эльф развернулся на каблуках и вышел.
  
   -Артур, тьфу, Саурон! Что происходит?
   -Если коротко: катастрофа. На юге нас разбили. Аргелеб в плену, Ингвэ погиб, Гэндальф бежал, а Тарк исчез. Но это не главное: с севера, из-за Черных гор вторглась огромная армия. Они нашли разбитую лабораторию Илуватара, о которой уже все забыли. Помнишь подготовку к играм по Сильмариллиону? Все думали, что с началом войны та станция погибла. А мы-то никак не могли понять, куда они идут. Интересно, как они смогли ее найти. Но теперь это уже не важно. Что делать?
   -Главное не паниковать. Передаю тебе командование всеми силами в Средиземье, и Светлыми, и Темными. Мобилизуй всех, даже хоббитов, черт возьми! А я постараюсь помочь. У нас тут еще тэлери есть, нолдоры, герои Второй и Третьей эпох. Но на это нужно время. Так что держись.
   -Будто у меня есть выбор. Ладно, постараюсь. До встречи.
  
   -Вот и началось, балрог. Армии арнорского князя больше не существует. Я, наверное, повторюсь, пройдет еще много времени, прежде чем я смогу доверять тебе, Готмог, но как военачальник, ты мое уважение заслужил. Если б не тот маневр орками, неизвестно, сколько бы мы еще потеряли времени, а то и вовсе бы князь ушел.
   -Ты действительно повторяешься эльф, а комплименты же расточать будешь позже. Ангмар и Арнор наши. Мормегиль и Хаэр взяли Форност с Аннуминасом. Но на флангах опасно. В Линдоне Кирдан сидит, а в Ровэнионе собираются людские и гномские ополчения. У нас конечно большое численное преимущество, но не мне тебе объяснять, как быстро можно его потерять. А что по этому поводу говорят с юга?
   -Хвалят. Говорят: так держать. Наши...хм-м-м...союзники...Хотя какие они союзники?! Я никого кроме этого мага и его спутников никогда не видел. Впрочем это неважно. С Юга сообщают о победе. Враг бежит, среди его командования разлад. Но нас просят активней развивать успех.
   -Это можно. Я по поводу Ровэниона вот что думаю...
  
   Рандир осторожно постучался - стальная дверь мягко вошла в стену. Еще не переступив порог, он сразу увидел сгорбленную спину Индуктора. Подойдя ближе, эльф поздоровался - маг вяло кивнул головой. Эльмир заметил, что взгляд волшебника несколько затуманен, а его пальцы меланхолично постукивали по столу.
   -Что-то случилось?
   Индуктор кивнул головой, но ничего не сказал.
   -Что? - не вытерпел эльф.
   -Я опять получил вести с Юга.., - с трудом произнес маг.
   -Наши армии потерпели поражение?
   -Нет. Враг разбит и отсупает...Но мои друзья...погибли. Мне не говорили...Кондер, Фиксация, почти все сенаторы.
   -Сочувствую, - сказал Эльмир.
   -Спасибо. Я быстро справлюсь. За мою долгую жизнь я привык терять близких. Ужасная привычка, никому такой не пожелаю. Кстати, насчет предателя вы тогда были правы. Диапазон продал нас Гэндальфу.
   -Что?!
   -Оказывается из-за него пала Гармоника. Я точно еще не знаю, что он сделал, но факт остается фактом. Он сам во всем признался.
   -Он казнен?
   -Он покончил с собой. Совесть видать замучила. Ненавижу предательство! - разозлился вдруг Индуктор. - Убивал бы гадов!
   Маг пнул стойку с монитором - она зашаталась и начала падать, но он в последний момент успел подхватить ее. Он вытер со лба мгновенно выступивший пот и поплелся в соседнюю комнату.
   -Уф, похоже мне пора принять душ, - только и сказал он.
  
   -Манвэ, Манвэ, отвечай...
   -Да, да, это я. Что случилось?
   -Что случилось?! Это конец! Арнор пал, Харад и Кханд тоже. Что делать? Где помощь, черт возьми?!
   -К сожалению потребовалось больше времени, чем я предполагал. Успокойся.
   -Успокойся?! У нас тут паника. Все пали духом ниже некуда. Бойцы тысячами сдаются. Я...
   -А ну возьми себя в руки! У тебя в Мордоре сто тысяч отлично обученных бойцов. Уж за свою-то задницу ты можешь не бояться. А где Тарк?
   -Я не знаю, я ничего не знаю и уже ничем не владею. Может быть он погиб.
   -Ладно. Дождись его. А я постараюсь организовать помощь. Все. Жди...
  
   -И это все, что осталось от нашего мира?
   -Судя по всему, да. Если верить картам и истории, Линдон - последний осколок Белерианда. Последний осколок нашей прежней жизни, если хочешь. Мы здесь жили и любили, рождались и умирали, все чаяния и тайные движения души связаны с этим местом. А сколько здесь пролито крови! Теперь это лишь морское дно. Поистине сто раз был прав маг, говоривший, что мы были только игрушками в руках бездушных и жестоких Стихий, а теперь должны найти собственный путь. Его слова порой выглядят фантастично: свобода, равенство, братство. Но я верю - это возможно.
   -А вот я сомневаюсь. Вряд ли такое реально на деле. Мне трудно представить равенство между орком и высокородным эльдаром. Как может личность творца, такого как я, равняться с простым рабом вроде любого твоего солдата?! Моя душа никак не может смириться с этим. Сам подумай, это же глупо! - воскликнул Феанор.
   -Почему же ты сражаешься за это, нолдор? - спокойно спросил балрог.
   -А за что же мне сражаться, Готмог? Посмотри на мир: тысячи лет прошло, а он все тот же. Кровь, война. Уж если я смог отдать жизнь за какие-то камни.... Идеи мага пусть и несбыточны, но все же это красивая и яркая мечта. Ради мечты и жизнь отдать не жалко. Сама моя сущность противиться бесцельному...
   В этот момент слова эльфа были прерваны криками. Их источник находился в седельной сумке Феанора. Он запустил туда руку и извлек палантир. В его прозрачной глубине материализовалось лицо Индуктора. Покрасневший маг натужно кричал: "Феанор, Феанор, как слышите? Прием! Прием что ли! Прием, а? А, прием? Где вы? Прием! Феанор, прием! Где вы?! Прием, Феанор! Ответь ж, наконец, сколько уж можно орать?!"
   -Что случилось? Какие-то новые распоряжения? Мы ведь связывались два часа назад.
   -Да, нет, ничего такого, просто хотелось вас повидать, - скромно сказал маг. - Как дела?
   -Средиземье все еще на месте, - отрезал эльф.
   -Хм-м-м...да...это, как его, а война? - поинтересовался маг.
   -Большая часть Эриадора наша. Передовые отряды уже выходят к Тарбаду. Линдон и Ривенделл сдались. Перевалы в Мглистых горах закрыты. Благодаря Готмогу, - он кивнул в сторону балрога, - ровэнионские ополченцы разбиты. Одинокая гора и Трандуил в осаде.
   -Браво! - ответствовал маг. - А как дела на завоеванных территориях?
   -Все согласно плану. Ведем агитацию. Разоружаем население, по мере возможности. Без партизанской войны не обходится, но мы справляемся.
   -Великолепно! - маг расплылся в счастливой улыбке. - Благодарю за службу. До следующей встречи.
   Феанор убрал палантир обратно в сумку.
   -Каждый раз, когда я вижу этого мага, мне становится не по себе.
   -Да, - подтвердил Готмог, - непостижимая личность. Но возвратимся к нашему разговору. Я считаю, его идеи не просто мечта. Они достижимы.
   -Создание рая на земле? Свобода всех и каждого. Равенство, несмотря на происхождение, - усмехнулся Феанор. - Все это обречено на провал. Идеи часто бывают привлекательны. Но земные существа имеют веками одну и ту же привычку смешивать их с грязью. Корень зла лежит где-то глубже, в нас самих. И такими топорными способами от него не избавиться, - эльф замолчал.
   -Посмотрим, посмотрим. В таких спорах все решает время, одно лишь время...
  
   -Эндрю, Эндрю...пи-пи-пи...Ответь! Ответь!
   -Я на связи.
   -Я эвакуируюсь. Все пропало! Рохан, Гондор - все в их руках...ш-ш-ш. Они окружают.
   -Тарк, где Тарк?
   -Не знаю. Я эвакуируюсь. Все...пи-пи-пи-пи...разрушено. Конец...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 19.
   -Хорошо! - вдохнув полной грудью, сказал Алексей Веердна. - Свежий воздух! Солнышко! Жизнь прекрасна!
   Идущий рядом Гарич только снисходительно взглянул на товарища и зевнул. Хотя утро было действительно замечательное. На чистом голубом небе сияло яркое солнце. Его ласковые лучи пронизывали воздух и нежно окутывали людей. Легкий ветерок забирался под одежду и приятно щекотал кожу.
   Две недели назад друзья покинули Лориен. Келбрион с небольшим отрядом эльфов проводил их до восточных ворот Мории, где они, тепло попрощавшись, разошлись в разные стороны. На прощание он им сказал:
   -Обычно я очень хорошо понимаю людей, их образ мыслей и мотивацию поступков, а вы так и остались для меня загадкой. Но, не знаю почему, вы вызываете у меня симпатию. Надеюсь, мы еще встретимся. Удачи вам, и прощайте.
   Далее свой путь напарники продолжили под бдительной охраной лориенцев во главе с командиром Элдарионом.
   Сопровождавшие капитанов эльфы спокойно ехали рядом, изредка поглядывая в их сторону. Вильвания тоже была вместе с ними. Стражники не боялись, что она убежит, поскольку в этих местах это было бы равносильно самоубийству.
   -Ты чего такой грустный? - спросил Веердна друга.
   -А что, есть чему радоваться? - хмуро пробурчал тот.
   -Конечно! - уверенно ответил Мутный.
   -Например?
   -Например? Например, хорошей погоде.
   -О, да! Отличная погода! - с наигранной бодростью воскликнул Гарич.
   -Нельзя же все время грустить. Надо бодриться.
   -Это как?
   -То есть резко оптимизироваться, в смысле быть оптимистом, - объяснил Веердна.
   -Зачем?
   -Так лучше.
   После почти минутной паузы Гарич сказал:
   -Ты меня убедил.
   -Вот видишь - я прав. Кстати, пора бы уже подумать о побеге.
   -Да, надо бы. Правда, неохота что-то.
  
   Отряд расположился на ночлег на берегу реки. Двоих пленников поместили отдельно от всех, но они постоянно находились на виду. В течение всего вечера Вильвания пыталась к ним подойти, однако, бдительные стражи ненавязчиво и тем не менее весьма эффективно препятствовали этому. По лицу девушки было видно, что она очень хотела что-то сказать двум друзьям, но им пока было не суждено узнать что именно.
   Перед тем, как лечь спать, Гарич наклонился к уху напарника и прошептал:
   -Предлагаю сегодня смыться отсюдова. План прост: ночью, когда дежурный отправиться будить сменщика, тихонечко подымаемся и осторожно бежим к реке, а там в воду и на другой берег. Я все рассчитал. Часовые в темноте должны видеть только движущиеся объекты...
   -Как лягушки?
   -Да, а мы побежим, когда сменщик повернется спиной.
   -Крутой план. Сам придумал?
   -Да.
   -Молодец! Тогда, в случае чего, буди, - сказал Веердна, с наслаждением растягиваясь на земле.
   "Ну, все понятно", - подумал Гарич и улегся рядом. "Надо только не заснуть. Где-то слышал, что, если считать в уме овечек, то ни за что не заснешь. Надо попробовать. Один, два, три..."
   Утром бравые капитаны были с трудом разбужены командиром отряда.
   -Вставайте, завтракать пора.
   -Сейчас, еще немножко, - лениво зевнул Алексей. - Эй, Зеленый! Подымайся, тебе говорят!
   Гарич нехотя повернулся лицом к Веердна и посмотрел ему в глаза. Неожиданно на них снизошло понимание случившегося: им удалось проспать свой собственный побег. Отреагировали они по-разному: Мутный схватился за живот и засмеялся, прикрывая рот рукой, а Гарич щелкнул языком и хмуро проговорил:
   -Похоже овцы оказывают противоположный эффект!
  
   Следующей ночью капитаны решили спать поочередно, чтобы и в этот раз не проспать. Где-то около полуночи эльф-часовой встал перед костром, потянулся и, повернувшись спиной к пленникам, не спеша, направился к одной из палаток, где ночевали его соратники. Гарич и Веердна, не теряя времени, как по команде, вскочили на ноги и начали тихо красться к реке. Когда до воды осталось шагов двадцать, в воздухе раздался крик тревоги. Немедленно вся эльфийская братия оказалась на ногах. Беглецы, не раздумывая, бросились прочь от лагеря. Еще мгновение и они уже рассекали воды Берендуина.
   Они плыли почти всю ночь. Вода была теплая, и двигаться по течению было сравнительно легко, кроме того оба напарника были отличными пловцами. Только один раз они выбрались на берег, чтобы отдохнуть. Веердна, взяв с собой обувь Гарича, побежал вперед прочь от реки. Добравшись до небольшой запруды, он остановился. Немного поразмыслив, Алексей забрался в воду по колено и там переобулся, после чего спиной вперед выбрался на берег и в таком положении проделал весь обратный путь. Гарич, все это время его терпеливо ждавший, встретил Мутного недоуменным взглядом:
   -Ну, может хоть теперь скажешь, зачем бегал? И почему спиной вперед?
   -Я запутывал следы. Пусть думают, что мы ушли туда.
   -Ага, я понял! Ну, ты хитер, - искренне восхитился Гарич. - Даже не ожидал этого от тебя.
   -Да? Но и это еще не все. Перед нами стоит выбор: на какой берег вылазить.
   -Хм. И на какой?
   -Не на этот, - просто ответил Веердна и торжествующе посмотрел на Гарича. - Я уверен, они будут нас искать здесь. А мы будем рядом с ними и ...ну...
   -Ладно, это понятно. Еще чуть-чуть и я вообще стану думать, что ты умный человек. Молодец! Я уже чувствую себя в полной безопасности.
   -Ну, до этого еще далеко, - протянул явно польщенный похвалой Алексей. - Ладно, надо опять в речку лезть.
  
   Рассвет застал беглецов на левом берегу Берендуина. Они выжимали мокрую одежду и развешивали ее на прибрежных кустах для просушки.
   День обещал быть жарким. Несмотря на раннее утро, солнце уже основательно припекало. Гарич, развалившись на песке пузом к верху, загорал. А Веердна тем временем слонялся вдоль берега, не зная, чем себя занять, пока не наткнулся на заросли лесной малины. Наевшись досыта, весь перепачканный с ног до головы красным соком и с горстью ягод в руках он предстал перед Генрихом. Увидев его, Зеленый со словами "Все я больше не могу!" вдруг захохотал так, что слезы брызнули из глаз.
   -Ты чего? - удивился Алексей, но от товарища ничего кроме всхлипов добиться было нельзя. Тогда Мутный сказал:
   -Я тебе малины принес.
   -Ой, Леха, - проговорил Гарич, с трудом переводя дух. - Спасибо. Я очень тронут. Правда. Только иди, пожалуйста, умойся. А то уж больно грязный.
   Веердна, поджав губы, подошел к воде и взглянул на свое отражение.
   -И чего? Подумаешь немного испачкался. Очень смешно. Теперь видишь, как мне тяжело в жизни приходиться, - грустно добавил он.
   Гарич, поедавший с наслаждением ягоды, покачал головой:
   -Это трудно не заметить. Кстати, когда я ел, то подумал вот о чем: есть-то нам нечего.
   -Правда? А я-то думал, что ты все предусмотрел в своем плане, - с сарказмом в голосе ответил Веердна.
   -Ладно, - отмахнулся от него Зеленый. - В следующий раз, когда убегать будем, надо насчет еды чего-нибудь сообразить.
   -Этого мало, - отрезал Алексей.
   -Что еще?
   -Вот мы убежали и что? Куда нам деваться? - задал вполне закономерный вопрос Веердна.
   -Есть одна мысль...
   -Только одна? - ухмыльнулся Мутный.
   -Да, погоди ты. Вопрос-то серьезный, - окрысился на него Гарич. - Келбрион рассказывал, что где-то в этих краях есть область, называемая Шир. Там живут хоббиты.
   -Это еще что за звери такие?
   -Насколько я понял, что-то вроде гномов. Маленькие и с волосатыми ногами.
   -Ой, уродцы что ли? - испугался Алексей. - Может есть какая-то другая мысль?
   -Не бойся, как я понял: это самые безобидные существа в этом мире. Вроде бы очень добрые.
   -Вроде бы?! Эльфы тоже добрыми казались и с крылашками, а все равно по большей части сволочи порядочные. Один только Келбрион нормальным оказался.
   -Хорошо. Поставим вопрос по-другому. У тебя есть другие предложения? - с кривой улыбкой на губах спросил Гарич.
   -Нет, но это еще ничего не значит, - выкрутился Мутный. - Мне надо подумать.
   -Думай, время еще есть, - равнодушно ответил Зеленый.
  
   Была уже середина дня. Нещадно палило Солнце. Река лениво текла, навевая задумчивое настроение. Гарич сосредоточенно вычерчивал какие-то символы на песке. К нему подошел Веердна и, выпятив вперед нижнюю губу, стал рассматривать то, что начертил Генрих.
   -И чего это ты тут нарисовал? Обезьянку? Слоника? - серьезно спросил Мутный.
   -Это магические символы, - спокойно ответил Зеленый.
   -Зачем?
   -Я связывался со своим хранителем.
   -Ну и как?
   -Это личное, - ответил Зеленый.
   -Не хочешь, не говори, - обиженно сказал Мутный. - Но, по-моему, это все ерунда.
   -Ты не понимаешь, о чем говоришь. Магия - реальная вещь, - начал раздражаться Гарич.
   -Глупенький.
   -Лех, побью.
   -По-моему, тебе надо изменить свою точку зрения.
   Через некоторое время на берегу Берендуина кипел настоящий бой. Два полуголых борца сошлись в поединке, стараясь повалить друг друга на землю, но силы были равны. Беззаботный смех далеко разносился по округе, привлекая внимание местной фауны и не только.
   Между тем схватка достигла своего апогея: Гаричу удалось схватить соперника за ноги и повалить на песок.
   -Ой! - только сказал Веердна.
   -Что? Ушибся? - участливо спросил Генрих.
   -И это тоже. Посмотри туда.
   Гарич направил взгляд туда, куда показывал напарник, и увидел группу каменнолицых эльфов, изготовившихся к стрельбе. За ними стояла Вильвания, с неподдельным интересом наблюдающая за друзьями. Картина, возникшая перед глазами лориенцев, была действительно необычной, поскольку им не довелось увидеть то, что ей предшествовало. (Хотя это тоже мало бы что объяснило). Два полуголых человека: один, лежащий на животе, другой держащий его за ноги, застыли в такой позе, заворожено глядя на своих стражей. Вильвания мило улыбнулась друзьям и помахала ручкой.
   Наконец, Гарич отпустил ноги товарища и невозмутимо сказал, обращаясь к Элдариону, хмуро взиравшему на беглецов:
   -Только не надо ничего говорить. И так все понятно. Мы сейчас оденемся и пойдем с вами.
   -Вы у меня... - начал было грозно Элдарион.
   -Прекратите! Это же банально, - раздраженно прервал его Зеленый, в это время натягивающий штаны. - Что толку угрожать. Мы пленники, вы наша охрана. Совершенно естественно, что мы пытались бежать. Это здоровый порядок вещей.
   -Вам больше не... - продолжил было сбитый с толку командир эльфов.
   -Опять банальщина, - снова прервал его Гарич. - Сейчас вы скажите, что нам больше не удастся сбежать, что будут приняты особые меры. Это же понятно. Зачем это лишний раз произносить вслух.
   -Отныне вы будете спать прочно связанными, - быстро проговорил Элдарион, и, заметив, что Зеленый опять раскрыл рот, раздраженно добавил:
   -И прекратите меня все время перебивать! Эанур, Целеблот, вяжите им руки.
  
   Этой ночью им действительно предстояло спать, намертво скованными кандалами, предусмотрительно заготовленными для такого похода. Однако, несмотря ни на что, друзья не выглядели удрученными. Тем более, что их, наконец, хорошо накормили, а на сытый желудок жизнь казалась не так плоха.
   Перед сном к ним подошла Вильвания. Видимо, ей удалось уговорить Элдариона, чтобы тот позволил пленникам, наконец, переговорить друг с другом. Девушка села перед друзьями прямо на землю и, приветливо им улыбнувшись, пропела:
   -Как настроение? Устали, наверное? - заметив недружелюбные взгляды Гарича и Веердна, она поспешно сказала:
   -Вы молодцы: так ловко провести нашего Элдариона никто бы не смог. А ваша уловка с запутанным следом просто гениальна. Наши следопыты долго ломали головы, прежде чем разгадать эту загадку. И вообще вряд ли б вас поймали, если б не чистая случайность: звуки слишком хорошо разносятся над водой. Тут вы просчитались.
   -Ты зачем пришла? Посмеяться? - угрюмо спросил Веердна.
   -Нет, что вы! Неужели вы до сих пор на меня сердитесь? - наивно глядя им в глаза, прожурчала она в ответ.
   -Мягко говоря.
   -Но Алексей, Генрих, вы ко мне несправедливы. Я же не знала, что все так выйдет. Простите меня, если обидела, - со слезами на глазах проговорила Вильвания.
   -Если б ты назначила свидания только одному - вопросов бы не возникло, - мрачно ответил Гарич.
   -Но вы мне так оба понравились, что я не знала, кого выбрать, - она, наконец, не выдержала и заплакала.
   -Ну, ну, не плачь. Хватит. Ладно, мы тебя прощаем, - сжалился Гарич, который всегда становился бессильным при виде женских слез.
   -Да, прощаем, только больше так не делай, - добавил, тоже растаявший Веердна.
   Вытерев изящным кулачком слезы, Вильвания вновь улыбнулась и, взяв напарников за руки, пропела:
   -Как хорошо, что мы снова друзья. Я так рада. За многие годы эта постное существование в Лориене мне надоело так, что сил больше нет, такое терпеть. Когда появились вы, я поняла: теперь моя жизнь измениться.
   Взгляд Вильвании стал еще теплей, когда она снова посмотрела на Веердна и Гарича. Сердце Алексея буквально защемило от избытка чувств. Такого он не испытывал давно. А его друг в это время хладнокровно размышлял: "Ничего женщина. Умная, красивая. Надо ей заняться. Все равно в плену делать больше нечего, а так хоть какое-то занятие будет".
  
   Прошло уже больше недели с того момента, как герои Столетней войны пытались бежать. Отряд только-только переправился через реку Берендуин и сейчас направлялся к Лунным горам. А уже за ними было рукой подать до Серой Гавани.
   Друзья были расслаблены как никогда: о своем реальном положении они вспоминали только перед сном, когда на них одевали цепи. Все остальное время они проводили в разговорах с Вильванией: благо, что Элдарион теперь этого не запрещал.
   В дороге друзья шутили, смеялись, вызывая завистливые взгляды сопровождающего конвоя. Со стороны могло показаться, что это развеселая компания, отправившаяся в длительную увеселительную прогулку, сопровождаемая отрядом телохранителей.
   Гарич и Веердна рассказывали Вильвании о своем мире, о устройстве вселенной, о науке и искусстве. Девушка, в свою очередь, поведала им об истории Средиземья, его географии и народах. Знания, полученные капитанами в этих беседах, были для них жизненно необходимы. Теперь они хоть как-то могли ориентироваться в этом мире.
   Как-то вечером к заключенным подошла Вильвания и с заговорщицким видом прошептала:
   -Сегодня у вас опять появиться возможность бежать.
   -Каким образом? - спросил Гарич.
   -Во-первых, я раздобыла ключи от оков, - она незаметно протянула им связку. - Когда все улягутся спать, я найду способ отвлечь часового, а вы в этот момент убежите.
   -Довольно-таки неожиданный и смелый план, - заметил Веердна.
   -Для вас - да, а я давно готовилась к этому. Но это - не все: вот за теми кустами, в траве вы найдете мешок с запасом пищи на два дня. Это все, что я смогла для вас сделать, - печально произнесла девушка.
   -Большое тебе спасибо, - с чувством поблагодарил ее Алексей.
   -Мы этого не забудем, - поддержал друга Генрих.
  
   С наступлением ночи заключенные Веердна и Гарич осторожно сняли с себя оковы и приготовились ждать. Где-то через полчаса из своей палатки выбралась Вильвания и, приложив ладонь ко лбу, направилась к Целеблоту, в этот час дежурившему у костра. Друзья напряженно наблюдали, как она приблизилась к эльфу и села перед ним. Девушка что-то сказала, а потом, как-то странно закачавшись, упала в обморок. Целеблот вскочил и наклонился над ней, поэтому он не мог видеть, как пленники тихо начали уползать за пределы лагеря. Добравшись до ближайших кустов, они осторожно стали шарить руками в траве, пока Алексей не обнаружил мешок, оставленный предусмотрительной девушкой. Все также ползком они продолжили свое движение, углубляясь в лесную чащу. Только, когда могучие дубы встали между ними и эльфийским лагерем непроницаемой для глаз стеной, беглецы смогли встать на ноги. Дальнейший путь они продолжили бегом.
   Было жизненно необходимо как можно скорее увеличить расстояние между ними и эльфами. Только после изнурительного пятичасового бега по лесу они, наконец, остановились, чтобы перевести дух.
   -Убежали вроде бы, - сказал Мутный.
   -Похоже на то. Теперь просто достаточно вести себя тихо и осмотрительно. В тот раз мы действительно ступили.
   -Почему мы? Говори за себя, - уточнил Веердна.
  
   Был третий день свободной жизни двух бывших пленников лориенских эльфов. По дороге, по большей части, они питались подножным кормом: ягодами, орехами, какими-то корешками, которые выковыривал из земли глазастый Веердна. Запасы, которыми их обеспечила Вильвания, они берегли на всякий случай.
   Алексей в этот день был как-то особенно задумчив. Его мысли вращались исключительно вокруг личности одной милой эльфийской девушки. Ее образ прочно засел в его голове, и до сих пор нежный голос звучал в ушах. Алексей неожиданно понял, что Вильвания ему не просто нравиться: он был влюблен. Бурные чувства рвались наружу, и он решил поделиться ними с Гаричем.
   -Слушай, я влюбился.
   Зеленый недоуменно на него воззрился, потом поморщился и сказал:
   -Леха, я понимаю, долгие годы дружбы нас сблизили, но...
   -Тьфу, дурак! Я о Вильвании.
   -А-а-а, - облегченно протянул Гарич. - Что ж налицо было обычное недопонимание - что ж тут поделаешь. Любовь? Забавно. От тебя я этого не ожидал.
   -Почему?
   -Не знаю. Теперь сам думаю - почему, - пожал плечами Зеленый. - И что собираешься со всем этим делать?
   -Я еще не думал.
   -Надеюсь, ты не собираешься возвращаться?
   -Скорей всего - точно нет, - задумчиво проговорил Веердна.
   -Так скорей всего или точно?
   -Наверное точно.
   -Твоя речь порой бывает не слишком определенна. Ты уж решай: мне-то все равно.
   -Что же делать? Ну, придумай что-нибудь! - наконец, не выдержал Алексей.
   -Хорошо, мне кажется, что было бы разумно немного пожить в этом мире, а потом во всеоружии нагрянуть к эльфам и отбить Вильванию.
   "Что я делаю?!" - подумал Гарич. - "Ох, уж это моя бескрайняя доброта. Надо от нее избавляться: это лишнее".
   -Только знаешь, что я тебе скажу, - уже вслух проговорил он. - Возможно, тебе это не понравиться, но я тоже имею виды на эту женщину.
   Поскольку Веердна выглядел так, как будто его ударили трижды мокрым полотенцем по лицу, Гарич добавил:
   -Я решил это сказать тебе сейчас: это будет, по крайней мере, честно. Пойми, я ведь не эгоист, - он мысленно дал себе подзатыльник: "Теперь Леха точно думает, что это так. Ладно, я - эгоист. Придется с этим смириться".
   -А, по-моему, ты такой и есть, - словно подтверждая мысли Гарича, сказал Алексей.
   -Не суди меня строго: я всего лишь человек.
   -Иногда я в этом сомневаюсь, - тихо возразил ему Веердна и угрюмо посмотрел вдаль - там перед его глазами возникло нечто. Нечто приближалось к ним с приличной скоростью. Внешне это очень походило на огромного паука величиной с дом. Восемь огромных красных глаз пылали необъяснимой ненавистью ко всему живому, мохнатые лапы были снабжены острыми, как бритва, лезвиями.
   -Ой, паучок, - тоненьким голосочком пропищал Мутный, а Зеленый, раздраженно сжав губы, со словами: "Только и бегаем туда-сюда", рванулся прочь от приближающегося чудища.
   Двигать ногами пришлось быстро, поскольку гигантский паук не собирался отказываться от добычи. Вскоре до преследуемых начало доходить, что рано или поздно они будут настигнуты и сожраны. Понимание этого сильно стимулировало мысленные процессы двух друзей, направляя их в нужное русло, однако, в голову ничего не приходило. Положение складывалось безвыходное: они жили ровно столько, сколько у них оставалось сил в ногах.
   Погруженные в тяжкие думы о своем далеко не радужном будущем друзья не заметили, как забрались на высокий холм. От своего восьмиглазого преследователя им удалось ненадолго оторваться, но силы у обоих уже подходили к концу.
   Спасение пришло неожиданно и не оттуда, откуда бы хотелось. Добравшись до вершины холма, они нос к носу столкнулись со своими старыми знакомыми. Реакция сторон была совершенно противоположной. Элдарион, грозно сдвинув брови, обнажил меч и открыл рот, чтобы произнести давно заготовленную победную фразу, но Гарич его опять опередил:
   -Как я рад вас вновь встретить, вы даже представить себе не можете, как сильно, - чуть ли не с распростертыми объятиями кинулся он к эльфам, а следом за ним и Веердна:
   -Мы по вам так скучали, даже скулы сводило.
   За спинами обозленных эльфов Вильвания еле сдерживала смех.
   -Не морочьте мне голову, - прохрипел Элдарион.
   -Но ведь это правда, зуб даю на отсечение, - убедительно уверял их Веердна.
   -Кстати, мы к вам торопились еще по одной причине: она, по идее, сейчас должна появиться, - спокойно сказал Гарич.
   И действительно расчет звездного капитана оказался верен: прямо перед оторопевшими эльфами возникло озверелое чудище. Пока шокированные нежданной встречей лориенцы и гигантский паук, застыв на месте, смотрели друг на друга, напарники осторожно уходили от врагов. Подхватив под руки Вильванию, они с удвоенным энтузиазмом бросились наутек.
   Мгновение спустя беглецы услышали отчаянный голос Элдариона:
   -Отродье Шелоб. Воины, к бою.
   Судя по звукам, раздававшимся за спинами троих беглецов, на холме кипел нешуточный бой. То и дело раздавался звон мечей и стоны раненых. Гарич обернулся и тут же остановился, вместе с ним остановились и остальные. Чудовищный паук, словно уродливый механизм смерти, буквально кромсал безнадежно защищающихся эльдаров.
   Генрих недолго думая бросился обратно на выручку. За ним последовал его напарник. Когда они добрались до места сражения, уже семеро эльфов лежали на земле либо убитыми, либо ранеными. Гарич схватил первый попавшийся меч и прыгнул навстречу монстру. Тот, увидев нового врага, отбросил в сторону обмякшего, как тряпичную куклу, Элдариона и двинулся на звездного капитана. Блеснули страшные лезвия, и зазвенела сталь. Генрих, как бешенный, вертелся, отражая удары паука. После нескольких ударов ему каким-то чудом удалось вывести из строя одну из клешней. Еще через мгновение к нему подключился Веердна и два эльфа с луками.
   -Бейте по глазам, - прокричал им Гарич и, перекувыркнувшись, оказался между паучьих ног. Над ним пульсировало беззащитное брюшко, которое он не замедлил продырявить мечом. Брызнула вонючая, едкая жидкость, забрызгавшая Генриха с ног до головы. Но тот хладнокровно, как опытный мясник, продолжал рвать на части податливую плоть. В отчаянном рывке монстру удалось далеко отбросить своего мучителя: Гарич сильно ударился о выступающий из земли камень и потерял сознание.
   А между тем неутомимый Веердна и оставшиеся эльфы обездвижили еще живого врага. Алексей осторожно подошел к поверженной твари и с размаху вонзил ей в голову клинок. Хрустнул хитин, паук дернулся в последний раз и издох.
   Веердна облегченно вздохнул. Он обернулся и осмотрелся. Побоище, учиненное злобной тварью, впечатляло: четыре эльфа были убиты, еще трое, включая Элдариона, серьезно ранены. Чуть поодаль лежало тело Гарича, а над ним склонилась Вильвания, так старательно пытавшаяся оказать ему помощь, что Веердна начал уже завидовать напарнику. Наконец, Гарич пришел в себя и поднял голову. Его затуманенный взор остановился на лице девушки. Генрих улыбнулся и торжествующе посмотрел на Веердна, который от негодования заскрипел зубами. Вильвания с интересом глядела на них, переводя взгляд с одного на другого.
   Молчание неожиданно было прервано голосом Элдариона:
   -Положите оружие на землю, - его взгляд был печален как никогда.
   -Что?! - возмутился Веердна. - Это что, такая благодарность?! Мы их спасали, жизнями рисковали, а они...Где же ваши хваленные понятия о чести?!
   -Замолчите, пожалуйста, и без этого плохо, - подавленно проговорил командир эльфов.
   -Но это же несерьезно. По всем законам жанра вы должны были нас отпустить, причем с наградой и великими почестями, - сказал Гарич менторским тоном.
   -Эх, я и сам понимаю, но не могу ничего поделать: приказ надо выполнять, - оправдываясь, ответил Элдарион. - Мы теперь у вас в неоплатном долгу. По прибытии в Валинор я сделаю все, что в моих силах, чтобы решение суда было в вашу пользу.
   -А если не получится? - спросил Веердна.
   -Я же сказал, что сделаю все, что в моих силах, - повторил свои слова Элдарион.
   -У нашего честного тюремщика на глазах формируется комплекс вины, - заявил вдруг Гарич. - Типичная болезнь исполнительных людей. Я думаю, не стоит усугублять ситуацию ненужной конфронтацией. Мы сдаемся.
   -Решай только за себя, а я не сдамся! - твердо сказал Алексей, сжимая меч в руке.
   -Дело твое, но мне не хотелось бы оплакивать твою преждевременную смерть, - как можно равнодушней произнес Гарич, незаметно ему подмигивая.
   Эльфы с угрюмыми лицами натянули луки, ожидая приказа стрелять. Но Алексей с не менее мрачной физиономией бросил меч на землю.
   -Все это время я не считал вас врагами, даже будучи вашим пленником, но после такого предательства.., - он в сердцах сплюнул и встал рядом с Генрихом и Вильванией.
  
   Стоял жаркий летний день. Дул сильный западный ветер, и корабль, на котором плыли пленники со своей охраной, двигался с большой скоростью в сторону Валинора. Он рассекал острой грудью небольшие океанские волны. Всюду, куда мог дотянуться взгляд, была колыхающаяся равнина, блестевшая под ярким небом. Океан завораживал, притягивал своей мощью и неохватностью. Прошло уже почти пять дней с того момента, как, чиркнув узенькой полоской по голубому, исчез берег, а корабль, не сворачивая, шел прямым курсом.
   Бежать еще раз друзья не пытались: эльфы хоть и стали лучше к ним относиться, но охрану ужесточили. Через несколько дней пленники со своей стражей прибыли в Серебристую Гавань. Это было то единственное место, откуда отправлялись корабли в Валинор, твердыню валаров. Если сотню лет назад связь с Западом осуществлялась лишь в одном направлении: нолдоры возвращались к трону Манвэ, то теперь сообщение наладилось, и средиземские корабли уже ходили в обе стороны.
   После того, как конвой с пленниками оказался в открытом море, оковы с Веердна и Гарича были тут же сняты, а они предоставлены сами себе. Сейчас два звездных капитана и девушка сидели на носу судна и беседовали.
   -Слушай, может, хоть сейчас скажешь, в чем заключается твой план, - сказал Веердна.
   -Какой план? - удивился Гарич.
   -Как какой?!
   -У меня нет никаких планов, - пожал плечами Генрих.
   -Стоп, тогда зачем ты мне подмигивал?
   -Ты здоров?
   -Что за?.. Когда эльфы нас в плен брали, ты мне подмигнул. Правильно? Раз подмигивал - значит, был какой-то план.
   -А-а-а, припоминаю, чего такое было... Не, не было никаких планов, - улыбнулся Гарич.
   -Так зачем подмигивал?!
   -Хитрость такая была, - зевнул Зеленый. - Ты сдаваться не хотел, поэтому я сделал вид, что вроде бы надо сложить оружие, а там... Понял?
   -Сволочь! Ты меня обманул! - возмутился Алексей.
   -Ну, да, - опять зевнул Гарич. - Это нормально. Все люди обманывают, и ты тоже. А корни твоего возмущения лежат в твоем самомнении. Как же так, меня, такого умного, и обвели вокруг пальца.
   -Все равно, сволочь, - набычившись, ответил Веердна.
   -Я и не спорю, - равнодушно пожал плечами напарник.
   -Алексей, ты просто встал в позу, - вдруг вмешалась Вильвания. - Генрих лишь проявил заботу о тебе. В тот момент ты не мог действовать обдуманно, поэтому он проявил гибкость и схитрил.
   -Девушка, между прочим, права, - усмехнулся Гарич.
   -Да ну вас! - махнул рукой Веердна.
   -Расслабься, все в порядке. Тем более, что ничего уже изменить нельзя. К тому же я не думаю, что в Валиноре будет хуже, чем где-либо. Я прав или нет? - спросил Генрих, обращаясь к Вильвании.
   -Конечно же, ты прав Генрих. Я никогда не была в Валиноре, но слышала о нем только хорошее. Не думаю, что вам там сильно достанется, все-таки вы чужеземцы. Это мне надо больше опасаться, но я надеюсь их обмануть.
   -Это как же? - с улыбкой спросил уже успокоившийся Алексей.
   -У меня есть некоторый набор уловок и хитростей, который позволяет достаточно легко осуществлять обман. Долгая жизнь в Лориенском лесу многому научила, иначе со мной уже давно расправились бы.
   -Не знал, что ты такая отъявленная разбойница, - улыбнулся Генрих.
   -Теперь знаешь, - кокетливо ответила девушка.
   -Ты скажи, что тебя в нас привлекло, - спросил Веердна.
   -Я нахожу очаровательным такое сочетание бестолковости и ума, серьезности и легкомыслия, - ловко изображая смущение, ответила девушка.
   -Как я понял, Леха - бестолков и серьезен, а я - умен и легкомыслен, - прокомментировал сказанное Гарич.
   -Правда, Генрих слишком высокого мнения о себе, - как бы между делом заметила девушка.
   -Получил?! - злорадно воскликнул Веердна, и Гарич не сопротивляясь вздохнул:
   -Угу.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 20.
   Серый пепел взвихрился под ударами копыт. Тарк с раздражением проследил за тем, как облако пыли поднялось в горячем воздухе и исчезло. Затем он подстегнул коня, тот всхрапнул и с трудом двинулся вперед. Оглянувшись назад, Тарк увидел, как за ним послушно пошли его воины. Он перевел взгляд своих воспаленных глаз на возвышающийся впереди Барад-Дур. "Еще немного, и мы прибудем. Только бы не уснуть на ходу", - устало подумал он.
   Эта неделя была самой страшной в его жизни. После того как, ему с горсткой воинов удалось вырваться из западни, устроенной южанами к северу от Гор Солнца, у них не было времени для отдыха. Правители Харада и Кханда, видя неизбежное падение власти Темных, отвернулись от Тарка и сдались на милость победителя. А его воинам пришлось практически без отдыха пересечь их владения, чтобы недавние союзники не схватили их и не выдали южанам. И только оказавшись в пределах сферы влияния Мордора, отступающая армия смогла встать на отдых. Но тут Тарка ждали страшные новости. Оказалось, что практически все земли Средиземья захвачены ожившими союзниками монстров. Отказавшись от мысли об отдыхе, Тарк рванул через Горы Теней в сердце Мордора. "О чем думает Саурон, Манвэ и прочие? Всё же пойдет прахом", - эта тревожная мысль, как Домоклов меч висела над ним и гнала вперед, не давая отдыха. И вот, наконец, они почти прибыли.
   Всматриваясь в знакомые очертания Черного Замка, Тарк с удивлением заметил странные перемены произошедшие с ним. Обычно сиявший огнями всех своих окон, окруженный войсками и суетой, теперь он был безжизненным. Даже вечно горевшее гневным темно-багровым светом Великое око на самой высокой башне потухло. Главные ворота были раскрыты, решетка поднята, а за ней сиял черный провал. "Что бы это значило? - озадачился Тарк. - Они что, оставили Барад-Дур?.." - он даже не хотел думать об этом. Притихшие от предчувствия беды воины вошли под своды крепости. Мрак поглотил их.
   -Найдите и зажгите факелы, - приказал Тарк. Несколько всадников спешились и исчезли во тьме. Вскоре вспыхнули огни, и Тарк болезненно поморщился. Глаза, привыкшие к темноте, ответили болью на появление света. В отсветах колеблющегося пламени он разглядел очертания Большого зала. Тишина и пустота окружала их. Сердце, которое в течение этих дней билось, как испуганный зверёк, от ужаса неизвестности, сейчас было готово остановиться.
   Тарк скрипнул зубами и спрыгнул с коня. Вырвав факел из рук ближайшего воина, он опрометью бросился бежать. Он мчался через залы, мастерские и лаборатории, не замечая ничего и никого. Наконец он достиг цели. Огромная окованная железом дверь, с инкрустациями черного янтаря и драгоценных камней. Ярко блеснули зловещим огнем огромные красные рубины, составлявшие рисунок Багрового ока. Но Тарк не обратил на них ни малейшего внимания, с размаху ударив по двери ногой. Та заскрипела и открылась. Он вбежал внутрь. Никого.
   Он огляделся. В личных покоях Саурона царил беспорядок. Вокруг огромного стола из жадеита, были разбросаны вещи, часть книг с полок была скинута, а некоторые лежали на полу. Открытые шкафы резали глаз своей пустотой. Покосившийся карниз с висевшим на нем шторами из черного бархата пропускал в комнаты узкий лучик заходившего солнца. Тарк подошел к куче валявшихся книг, поднял одну и поднес к свету. Дж.Р.Р.Толкин "Хоббит, туда и обратно", - прочитал он. Горькая улыбка появилась на его лице. Затем он с силой швырнул книгу в стену. Ударившись об неё, томик беззвучно упал на ковер. Тарк пошел к выходу. В дверях он столкнулся с орком и, вздрогнув, с подозрением воззрился на него. Но затем темная волна гнева застлала разум, он зарычал и, схватив солдата за грудки, прижал его к стене.
   -Где Саурон и остальные? - услышал он свой истеричный крик.
   -Господи...х-х-х...они отбыли, - орк задыхался и с трудом произносил слова, - ...х-х-х...вчера вечером...х-х-х. Орк засипел и начал закатывать глаза. Тарк отступил на шаг и отпустил его. Тот болезненно скрючился и схватился рукой за шею. Но Тарк уже забыл о нем. Он подобрал упавший на пол факел, и кинулся во тьму. И вновь мелькали залы и комнаты, но он упрямо спускался все ниже и ниже. Крохотный огонек надежды все ещё горел в душе. "Они не могли оставить меня здесь одного, нет, они так не поступят, нет!!!" - теплилось в сознании. Наконец совершенно выбившись из сил, он добрался до той части подземных казематов, куда не допускался никто из обитателей Барад-Дура, кроме нескольких избранных.
   Тарк влетел в просторный подземный ангар и обмер. Также как и покои Саурона, он был пуст. Его пальцы разжались и факел, упав на гладкий пол, шипя, покатился прочь. От былого грозного военачальника не осталось и следа. Он со стоном опустился на колени и обхватил голову руками. Безграничная бездна отчаяния охватила его. Перед мысленным взором проносились картины одна страшней другой.
   -Предатели! - со свистом вырвалось у него из груди. - Даже самые последние орки не поступают так. А они, они, которые считали себя богами и властелинами оказались хуже животных. Для чего все это, для чего!
   Он поднял голову и застонал. "Игра! Большая Игра! Для чего мы в нее играли? Чтобы потешить свое самолюбие, мы упивались властью над этим миром, и вот мир нам жестоко отомстил. Нет! Хватит ныть! Надо что-то делать. Я не погибну, как крыса, в этом подземелье, не дождетесь!".
   "Сколько пафоса в одном человеке, - совершенно неожиданно возник в его сознании ворчливый голос, подозрительно похожий на голос отца. - "Влез с головой в это дерьмо, а теперь хнычешь. Решил поиграть в игрушки, сынок, вот и получил по первое число." Тарк вздрогнул и поднялся на ноги. Эти мысли помогли ему собраться. "В самом деле, что я тут истерику устраиваю. Я жив, в отличие от Куно и Серого Убийцы, не инвалид, не ранен. Надо лишь обдумать план дальнейших действий." Он подобрал факел и медленно пошел по коридору. "Итак, что мы имеем. Саурон и его подручные бежали, забрав всё оборудование и звездолеты. До Валинора мне не добраться. Гондор, по-видимому, в руках этих варикапов и их союзников. Надо где-то переждать, пока всё уляжется. Хоть они и сбежали, но всё же, надеюсь, доложат, что я здесь. В конце концов, я не только Тарк, но еще и офицер вооруженных сил Внешних планет. Вот только где затаиться?" Вдруг он остановился "Старая база! Ну конечно! Старая база, в отрогах Пепельных гор!".
   Воодушевленный этой мыслью он прибавил шаг. Через какое-то время Тарк снова оказался в Большом Зале. Его воины, за то время пока он отсутствовал, развели огонь в громадных каминах и принялись за свою скудную трапезу. Но в тот момент, когда Тарк вошел в зал, они как по команде вскочили на ноги. Он махнул рукой. Оглядевшись, командующий мордорцами заметил, что воинов прибавилось: видимо в зал пришли те обитатели замка, что не разбежались после отбытия Саурона. "Х-м-м...Теперь я в ответе за них. Они столько раз спасали мне жизнь, слушали меня, шли за мной, а я смотрел на них как на материал для своих военных игр. Клоны - что с них взять! А теперь они - моя единственная надежда на спасение. Воистину забавный поворот. Ладно, надо взять себя в руки и спасать свою шкуру".
   -Г-м-м, - прочистил горло Тарк. - Воины! - все повернулись к нему. - Саурон бежал, и все его прихвостни тоже. Я принимаю на себя командование. Мы отступим в восточные отроги Пепельных гор. Там есть Старая ба...крепость, там мы сможем отсидеться и собрать силы. А сейчас отдыхайте, -
   Тарк развернулся, подошел к коню и резким движением сдернул сумку с продуктами...
  
   Звездолет начал снижаться. Саурон, он же Артур, глянул вниз. Под ним все еще была водная гладь, но впереди уже виднелась цепочка Зачарованных островов и белое пятно Тол-Эресии, а за ними неприступным валом стояли Пелоры. Маяк на одном из пиков, показал ему, что он взял правильный курс. Миновав острова, машина послушно влетела в распахнутые врата Калакирии. Под ним промелькнуло строение Тириона, прекрасные долины Валинора, и, наконец, он увидел конечную цель своего полета. "Да, что ни говори, мы неплохо потрудились" - подумал он. И в самом деле Валмар или Валамар Многозвонный был прекрасным городом.
   Взглянув еще раз на эту красоту, Саурон потянулся к панели коммуникатора.
   -Прием, это я - Артур. Разрешите посадку.
   С того конца ответили:
   -Я база, посадку разрешаю. Третья полоса свободна.
   И немного помолчав, добавили уже менее официальным тоном:
   -С прибытием, Саурон.
   -Спасибо, Мак...Эонвэ. Конец связи.
   Саурон перевел коммуникатор в режим ожидания и включил посадочный автопилот.
  
   -Что же теперь будет? - Гэндальф слегка поморщился, боль в руке всё ещё давала о себе знать. Прошло уже несколько дней, как он прибыл в Валинор, но рана, оставленная стрелой варикапа, ныла всё так же сильно.
   Саурон с шумом поднялся, подошел к окну и уперся лбом в стекло.
   -Я не знаю! Видимо, нужно собирать совет.
   Он резко повернулся к магу:
   -Но должен сразу предупредить тебя, я против твоего предложения. Мы еще не проиграли, можно ведь что-то придумать. Уж здесь-то мы в полной безопасности, - Владыка Мордора развел руками.
   -Ха-ха-ха, - горько рассмеялся Гэндальф. - Как же после всего произошедшего ты всё ещё думаешь, что можно хоть что-то исправить?! За этими южными монстрами кто-то стоит. Кто-то умный и коварный, и он ненавидит нас. Но добраться до него мы не в силах...
   -Но как же они? - Саурон показал рукой в окно. - Мы бросили их на произвол судьбы.
   -Они всего лишь клоны. Пойми же, наконец, война кончилась. Нам ничего больше не угрожает. Мы сможем создать новый мир и новых персонажей для него.
   "Да, - подумалось Саурону, - игра продолжается, но в этот раз она зашла слишком далеко!"
   -Но там остался Тарк!
   -Вот это действительно проблема, но думаю, мы сможем решить и её. Ты прав, надо отправиться к Манвэ и собрать совет. Помоги мне встать, - Гэндальф протянул руку.
  
   -Тихо! - прорычал Манвэ. - Вы превратили совет в балаган. - Тихо! - еще громче крикнул он. - Саурон изложи свою позицию, а ты, Гэндальф, помолчи хоть немного.
   -Как я уже сказал, прежде чем меня прервали, - Саурон хмуро посмотрел на Митрандира, - еще и потому нельзя оставлять планету, что там в Мордоре остался Тарк. Если вам наплевать на жителей Средиземья и Валинора, подумайте хотя бы о нем, он же один из нас.
   -Я помню, - резко воскликнул маг, - и не предлагаю уничтожить всё прямо сейчас. Мы эвакуируемся и сообщим начальству о том, что ничего не получилось. А они как-нибудь вытащат его отсюда.
   -Но он же может погибнуть, пока мы всё это осуществляем. Ты спас свою задницу, Гэндальф, а на остальных тебе плевать.
   -Если ты такой принципиальный, Артур, - прошипел его оппонент, - что же ты сам не остался в Мордоре, а улетел, бросив своего разлюбезного Тарка, а?
   Артур побледнел и медленно опустился в кресло. Повисла опасная тишина. Молчание перервал Манвэ.
   -В том, что говорит каждый из вас, есть рациональное зерно. Но, прежде всего мы должны попытаться связаться с ним. От его действий будут зависеть наши дальнейшие решения.
   Он повернулся к стоявшему рядом с ним молодому человеку и сказал:
   -Эонвэ, попробуй обеспечить связь с Барад-Дуром.
   Тот развернулся и исчез за дверью. В зале совета погас свет, а на стене вспыхнул экран. Сперва изображение на нем было серым, но через некоторое время помехи и шипение исчезли, и они смогли различить очертания комнаты. Не сразу смотревшие поняли, что мелькавшие в комнате зеленые и белые тени были живыми существами. Вот из темноты выплыло одно из них и приблизилось к экрану вплотную. Его сияние придавало лицу существа странный зеленовато-голубой оттенок, огромные уши шевелились, а шесть глаз внимательно смотрели на собравшихся в зале.
   -Выключай скорее! - крикнул Манвэ.
   Экран погас, и вспыхнул свет.
   -Вот тебе и ответ на вопрос, Саурон. - проговорил Гэндальф. - Тарк либо мертв, либо в плену. Жаль, конечно, но ничего не поделаешь. Посему, я считаю свое предложение принятым, а собрание закрытым. Естественно с твоего разрешения, Манвэ.
   Гэндальф приподнялся с кресла, за ним начали подниматься и другие.
   -Подождите! - прокричал Саурон. - Он может быть жив. Есть еще место, где он мог спрятаться. Старая база.
   -Что?
   -Да, да, Старая база. Когда наши прилетели сюда в первый раз, они организовали первую стоянку, а потом забросили. Когда мы с Тарком вернулись в Мордор, то обнаружили ее, она находилась на самом востоке Пепельных гор, в глубоком ущелье. Думаю, Тарк там. Попробуйте связаться с ним еще раз.
   Все со вздохом сели. Манвэ вновь крикнул за дверь:
   -Эонвэ, подойди сюда!
   Дверь скрипнула, и тот вернулся в зал.
   -Открой старые файлы, и посмотри есть ли там упоминания о Первой базе с её координатами, и, если есть, постарайся установить с ней связь, - приказал ему Манвэ.
   Эонвэ поспешно вышел, и в зале повисло молчание. Вдруг свет снова погас, и на экране появилось нечеткое изображение маленькой комнатки с серыми стенами и убогой мебелью. Тишину нарушило пиканье сигнала вызова. На секунду мелькнуло растерянная морда орка, а затем на весь экран появилось изображение Тарка.
   Саурон с трудом узнал его. Лицо заросло густой щетиной, глаза видимо из-за бессонницы стали красными, волосы всклочены, а на губах замерла гневная ухмылка.
   Саурон вскочил с места.
   -Тарк, ты жив, я так рад тебя видеть!
   Сначала в глазах Тарка отразилось недоумение, но затем они гневно сузились.
   -Так ты рад, что я жив, владыка Мордора? А я вовсе не так рад нашей встрече.
   В голосе явно звучал сарказм.
   -Как вам там, господа Валары и Майары, тепло и уютно? Ничто не тревожит вашу совесть, а?
   -Послушай, Тарк, - вмешался в разговор Гэндальф, - мы связались с тобой вовсе не для того, чтобы ссориться мы хотим сообщить тебе наш план...
   -Заткнись, Эндрю! - неожиданно взорвался Тарк. - Зачем вы позвонили мне? Поиздеваться? Ты, - его палец уперся в Саурона, - бросил меня тут на верную гибель, а теперь как ни в чем не бывало интересуешься жив ли я? А ты, - он указал на Гэндальфа, - провалил всю нашу операцию, когда сбежал, даже не подумав обо мне. Что же вам теперь надо? Знаете, что я вам скажу, сидя здесь, я многое понял. Эти клоны, которых мы плодили себе на забаву и также ради забавы посылали на смерть, оказались человечнее вас - любители сказок и рыцарских романов. Где же ваше благородство, почерпнутое из книг?! Как только всерьез запахло жаренным, вы забыли обо всем и бросились спасать свои жалкие душонки. А они, - он неопределенно махнул рукой, - остались со мной, защищают и служат мне, несмотря ни на что...
   -Хватит читать нам проповеди! - резко остановил его речь Митрандир. - Либо ты слушаешь нас, либо пеняй на себя!
   -Что?! Ты еще смеешь мне угрожать?! - Тарк вышел из себя. Он развернулся, схватил первый попавшийся предмет (а им оказался небольшой деревянный табурет) и швырнул его в экран. Яркая вспышка света - и связь прервалась. Саурон опустил голову и закрыл лицо руками. Гэндальф шумно вздохнул и сел.
   -Как бы там ни было, - начал он, - мы нашли решение проблемы с Тарком. Он жив и, видимо, будет жив еще какое-то время, раз до него не добрались эти южане. К тому же на Старой базе еще должно работать силовое поле. Надо действовать согласно моему плану: как только мы окажемся в безопасности, то сообщим о нем куда надо. Надеюсь, теперь все согласны?
   Послышались одобрительные возгласы, лишь Манвэ да Саурон молчали.
   -Ну, так что, вы принимаете мое предложение или нет? - сердито сказал Гэндальф.
   -Что скажешь, Саурон? - спросил Манвэ
   -Нужно переместить оборудование в красный сектор А. Эй, Артур, как ты считаешь? - спросил Ульмо.
   -Я не желаю думать об этом, по крайней мере, сейчас, - отрезал Саурон. - Я устал и хочу побыть один.
   -Как хочешь, - пожал плечами Владыка Вод, - но помни: в пять нас ждет Манвэ.
   С этими словами он исчез в боковом коридоре, а Саурон остался один. После суеты и забот последних дней его окружила непривычная тишина. Яростной и самозабвенной работой он пытался заглушить все мысли о Тарке, но это не помогало - становилось лишь хуже. Усталость черной змеей обвивала все его существо, и сегодня он твердо решил дать себе отдых.
   Перед его взором были раскрытые врата Валамара, за которыми виднелись холмистые поля валинорской равнины, а за ней высились зубья неприступных Пелоров. Дальше лишь Океан и берега Средиземья, где сейчас Тарк...
   Невероятным усилием воли Саурон изгнал его образ из сознания. Владыка Мордора вышел за пределы города. Бледно-желтая дорога петляла меж аккуратно подстриженных холмиков, как весенний ручеек. В небе выводили звонкие трели жаворонки, а под ногами стрекотали кузнечики.
   Саурон все шел и шел, ни о чем не думая, предаваясь лишь созерцанию природы.
   Уже давно Валамар превратился в белую точку на горизонте, тонущую в зеленом море. Ноги охватила приятная усталость. Повелитель Темных остановился и выбрал один из аккуратных холмиков. Взобравшись на него, он лег, уставившись в сияющие небеса. Вскоре их яркая голубизна стала раздражать глаз, и Саурон закрыл их...
   Динь-дон-динь-дон, донесся до его слуха легкий перезвон. Этот звук наполнил его душу воспоминаниями. Саурон вспомнил, как началось его увлечение всем, как говаривал его старый друг, "средневеково-романтичным". Еще когда он был маленьким мальчиком, родители отвели его в конно-спортивную школу. Он, совсем еще малыш, стоял с раскрытым ртом посреди манежа, а вокруг него гарцевал огромный черный жеребец по кличке Уголь. Как наяву Саурон видел его лоснящуюся спину, влажные глаза, гордо гладящие на обалдевшего от счастья ребенка, а бубенцы, украшавшие сбрую коня, в это время тихо позвякивали. Динь-дон-динь-дон - вновь услышал Владыка Мордора. "Должно быть, я схожу с ума!".
   Динь-дон-динь-дон - раздалось совсем рядом. Саурон резко открыл глаза и сел. По дороге медленным шагом двигалась колонна эльфов: нолдоры в роскошных белых нарядах, одетые в золотое ваниары и в отливавших цветом моря одеждах тэлери. В руках эльдары держали свечи и приглушенными голосами пели печальный погребальный гимн. Перед их процессией устало катился золоченый катафалк, запряженный парой белогривых коней. В нем, почти утонув в цветах, лежало тело Верховного короля эльфов Ингвэ. А бубенцы на сбруе мелодично позвякивали: динь-дон-динь-дон.
   "А ведь за всеми этими заботами мы совершенно забыли о них. Каково же им? Что их ждет? Смерть? Или еще хуже, крушение их мира, как изнутри, так и снаружи", - сердце Саурона неожиданно сжалось, но он тут же взял себя в руки. - "Если принимать все слишком близко к сердцу, то можно свихнуться. Ладно, будь, что будет. Надо возвращаться в город: меня ждет работа!".
   Он встал и побрел в сторону Валамара. Но, сделав несколько шагов и не сумев себя пересилить, Саурон оглянулся. Сзади все также мерно двигались эльфы, колыхалось пламя свечей, цокали копыта и звенели бубенцы. И его охватило странное чувство, словно он видит последний луч заходящего солнца и твердо уверен, что оно больше никогда не взойдет.
   "Такая красота погибает и все из-за нашей самоуверенности!". Не в силах больше смотреть, он резко отвернулся и, сдерживая рвущийся из груди ком злобы и отчаяния, почти побежал в город...
  
   Тарк ехал по горящей Дисперсии. Вокруг себя он видел те же сцены, что и сотни завоевателей, в сотнях других взятых городах на протяжении всей многострадальной истории.
   Орки отчаянно визжали, выламывая двери и вытаскивая на улицу уцелевшее имущество, а сребролюбивые кочевники хладнокровно добивали раненых и обирали трупы. Их горящие алчностью глаза и кровавые лица напоминали Тарку картины Дантова Ада. Он был бы рад это остановить, но не мог. Это было равносильно приказу не дышать. В следующий раз воины просто б не пошли в бой. Поэтому, подавив внутреннюю дрожь, он ехал дальше. Лишь у самой площади его внимание привлекла большая толпа солдат, собравшаяся в одном месте. Подъехав поближе, он увидел, что в круге, образованном кочевниками и гоблинами, стоял тот самый транзистор, что вел диодов в последний бой. Сверкающие доспехи потускнели, головы были непокрыты, через одно лицо тянулся глубокий шрам, заканчивающийся на месте вытекшего глаза, а вместо руки, свисал кровавыми ошметками обрубок.
   Ослабевший от потери крови он с трудом стоял, опираясь на топор. Вокруг прыгали юркие орки и тыкали в него копьями. Иногда транзистор вяло пытался отмахнуться, что вызывало у них приступы веселья. Тарк захотел это остановить, рванулся вперед, но неведомая сила удержала его. И вот он с ужасом увидел, как из толпы воинов вышел человек в черном. Из-под капюшона выбивались темные вьющиеся волосы, а на смуглом лице блестели голубые глаза. Он взмахнул мечом, и одна из голов транзистора отлетела. Перекувыркнувшись в воздухе, она упала прямо под ноги коня Тарка. Дуртанг отшатнулся, но остался на месте. Тарк, не отрываясь, смотрел на голову. Вдруг она открыла глаза и четко проговорила:
   -Будь проклят, ты всех нас предал!!!
   После чего голова пронзительно закричала. Он закричал в ответ...и проснулся. Но звук никуда не исчез, Тарк закрыл уши. Через несколько секунд до него дошло, что это сигнал тревоги. "Значит снова пошли на штурм", - подумал он. Тарк тяжело сел на кровати. Вокруг была знакомая обстановка. Каменный потолок, прямые стены, всей своей массой давившие на него.
   Маленькая, вырубленная в скале комнатка в глубине Старой базы уже не одну неделю была его прибежищем. Комната была почти пуста, если не считать железной кровати, колченогого стула и расколотого монитора, вмонтированного прямо в стену.
   Тарк медленно поднялся с кровати и с отвращением натянул черный комбинезон без всяких опознавательных знаков. Скрипнула дверь, и он вышел в коридор. Замершие у входа в его жилище орки склонились. Он хотел их остановить, но лишь махнул рукой.
   "Старые привычки не исчезают сразу", - напомнил себе Тарк. Подойдя к винтовой лестнице, он начал подниматься вверх.
   "Как они все еще идут за мной, как служат мне после той чудовищной лжи, через которую им пришлось пройти. Может, у них просто нет выбора? А есть ли выбор у меня?".
   В этот момент он достиг смотровой площадки, расположенной на вершине скалы. На вышке стоял совсем молодой ангмарец. Заметив Тарка, он улыбнулся и поклонился:
   -Приветствую, господин!
   -Не называй меня господином!
   -Да, господин.
   -Тьфу! - в сердцах сплюнул Тарк. - Прямо сцена из дурацкой киношной комедии.
   Ангмарец непонимающе посмотрел на него.
   -А, ладно, - сказал Тарк, - забудь. Лучше доложи обстановку.
   -Штурмуют, - юноша махнул рукой.
   Тарк подошел к перилам, огораживающим площадку. Над скалами кружились серые облака, а под ними на уходящей в бесконечность бесплодной равнине собирались для удара отряды варикапов.
   Тысячи бойцов сомкнулись в плотный строй, объединив поля. Все замерло. Чудовищный удар, который, казалось, сотряс весь мир, - и монолитный варикапский строй рассыпался.
   -Глупцы! Поля, защищающие базу, способны выдержать метеоритный дождь и излучение звезды любого класса. Куда уж им...
   Ангмарец понимающе улыбнулся. "Да ни черта ты не понимаешь и в этом твое счастье", - подумал Тарк. - "Ну что ж, им все же проще, теперь мы не застим свет иных звезд. И они вольны искать истину самостоятельно, а вот во что верить мне?..". И он задумчиво уставился в наливающиеся дождем небеса...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 21.
   -Мне эта тюрьма не нравится, - неожиданно заявил до сих пор молчавший Веердна.
   -И чем же она тебя не устраивает? - спросил Гарич.
   -Она на тюрьму-то не похожа. Кровати широкие, с пуховыми подушками, занавесочки на окнах, повсюду золото, узорчики какие-то - по сравнению с нашей казармой - настоящий дворец.
   -Тебя это угнетает? - усмехнулся Генрих.
   -В тюрьме должно быть плохо, а тут еще и кормят, как в ресторане, - продолжал Мутный.
   -А ты спи на полу и не ешь, и все будет в порядке, - предложил напарник.
   -Отличная мысль, - воскликнул Алексей, глубже зарываясь носом в подушку.
   Друзья уже три дня как сидели взаперти, маясь от безделья. После того как корабль пристал к Валинорскому берегу, пленных капитанов и Вильванию препроводили сюда. От общества девушки их избавили уже по прибытии в Валамар. Когда они прощались, она долго плакала на плече у Элдариона. Даже Гарич не выдержал и сказал: "Грустно. Настроения, наверное, целый день не будет". Алексей же, подавленный разлукой, вообще ничего не смог сказать. Пребывая в тяжелом душевном состоянии, он провел все эти дни, не вылезая из постели.
   Генрих умудрился добыть где-то бумагу и целые дни что-то увлеченно писал. Веердна удалось как-то случайно заглянуть в его записи, но он ничего не понял, поскольку те были заполнены малопонятным почерком с массой всяческих значков и ссылок.
   Сейчас Генрих опять засел за свои заметки. Наконец, Алексей не выдержал и спросил:
   -Чего ты там все время пишешь?
   -Это дневник, - неохотно ответил Гарич.
   -Не знал, что ты этим занимаешься, - удивился товарищ.
   -Теперь знаешь.
   -Слушай, а зачем тебе это?
   -Я анализирую свои поступки и свою личность. Это своего рода слепок с разума. Когда это перечитываешь, то как будто соприкасаешься со своим прошлым, - начал Генрих, постепенно оживляясь. - Это очень интересно. Можно потом построить образную кривую развития эго. Здесь также зафиксированы мои мысли и идеи, которые впоследствии могут пригодиться.
   -И много уже написал?
   -Да уж не один десяток тетрадей.
   -Ну, ты даешь! Что, неужели, столько мыслей? - снова удивился Веердна.
   -Я, что выгляжу идиотом?
   -Ну-у-у...нет, - ответил Мутный.
   -Все понятно, - раздраженно покачал головой Генрих.
   -Не обижайся. Столько идей, хоть бы одной поделился.
   -Хорошо, дай подумать... Вот например, что у меня было написано о Боге. Было время, когда я думал, что он есть, потом, что его нет, а теперь я уверен - их много! - серьезно произнес Зеленый.
   -Как много?! - Веердна оторопело воззрился на него.
   -Несколько десятков, - также серьезно отвечал Гарич.
   -С чего ты взял?
   -Между прочим, это грубо в такой форме задавать вопросы, - раздраженно заметил Генрих.
   -Извини, - задумчиво протянул напарник, - но все же, откуда такая уверенность?
   -Я слышу голоса, - заявил Генрих. - Много. Вокруг нас огромные силы. Половина - эта благие боги, ими управляет бог-солнце Ахурамазда. Другая часть - злобные демоны, во главе с Ангра-Маньей. Вся система находится в великом равновесии. Ни в добре, ни в зле нет ни хорошего, ни плохого. Они лишь воплощения диалектического гомеостаза.
   -Че сказал?
   -Это равновесие противоречия. Понял?
   -Примерно.
   -Я, между прочим, нахожусь под покровительством святого демона Кумбахараны. Он меня охраняет, поэтому я ничего не боюсь, - спокойно продолжал Гарич. - Не надо на меня смотреть как на ненормального.
   -А ты, что - нормальный?
   -Конечно. Ты просто ограничен и ничего не видишь дальше своего носа.
   -Мне кажется, ты ошибаешься, - как всегда ловко, возразил Гаричу Веердна. Не успел тот ему ответить, как входная дверь отворилась и на пороге появились два стражника и Элдарион.
   -Приветствую вас, - сказал он.
   -Здрасте, - тоже поздоровался Мутный. - А вы к кому?
   -А мы уже начали думать, что о нас забыли, - сказал Генрих.
   -Нет, не забыли, - немного смущенно ответил Элдарион. - Сейчас мы препроводим вас в зал заседания. С вами будет говорить сам Митрандир.
   -Допрос что ли? - прямо спросил Алексей.
   -Ой, Леха, заткнешься ты когда-нибудь иль нет?! - раздраженно оборвал его Генрих. - Идемте, мы готовы.
   Друзьям из предосторожности завязали глаза, при этом Элдарион постоянно извинялся. На что Гарич ему сказал, похлопав по плечу: "Расслабься, а то язву двенадцатиперстной кишки заработаешь".
   Небольшой отряд вышел из здания тюрьмы, потом долго двигался по улицам города. Веердна в это время пел какие-то дурацкие песни, вроде "Подпишет писарь бумагу", безуспешно пытался заговаривать с предполагаемыми прохожими и все это, как ни странно сходило ему с рук. Только после исполнения в двадцатый раз одного единственного куплета про писаря, Гарич вышел из себя и пинками успокоил расшалившегося напарника. Веердна поначалу отбивался, говорил, что выражает тем самым свой протест, но Генрих был неумолим. Пришлось Мутному, на радость сопровождавших их эльфов, замолчать.
   Наконец, пленников доставили в какое-то здание и опять повели по длинным коридорам. Уже издалека они услыхали гул голосов. Видимо, где-то шел жаркий спор. Они приближались - речь становилась разборчивей. Но внезапно разговор прекратился. Друзьям удалось уловить только последнюю фразу: "И все-таки я считаю, что планета должна быть уничтожена!".
  
   -И когда вы планируете лететь в Валинор? - спросил Эльмир у Индуктора.
   -Сегодня, - ответил тот, продолжая просмотр каких-то таблиц на экране компьютера.
   -Сегодня?! Но это так неожиданно!
   -Сюрприз, - невозмутимо отвечал маг.
   -А как же сборы: они ведь потребуют времени, - возразил эльф. - И вообще это как-то несерьезно.
   -Все очень серьезно. И что вы хотите собирать, если все, что нам нужно, и так находится на борту.
   -Уф, - замялся было Рандир. - А корабль готов?
   -Конечно, все в порядке. Эльмир вам надо быть более гибким.
   -У меня от вас голова болит, - пробубнил эльф.
   -Что ж это вполне закономерный процесс, - равнодушно отметил Индуктор. - Эофрик, Оффа, Дисперсион уже на борту. Все в сборе. Сейчас взлетаем. Видите я заранее всех предупредил. У вас есть пара минут, чтобы морально подготовиться.
   Рандир, обречено вздохнув, сел в кресло и опустил руки. Индуктор начал уверенно орудовать рычагами и клавиатурой компьютера. Что-то в недрах судна завизжало, и двигатели загудели. "Страна Мертвых" оторвалась от земли и начала медленно набирать высоту.
   -И все равно я не понимаю, зачем мы туда летим, к тому же в таком малом числе, - устало спросил эльф.
   -Этому миру угрожает опасность: его могут уничтожить. Поэтому надо ликвидировать лидеров Светлых и Темных. И сделать это своевременно: дело-то в них, а они могут бежать.
   -Куда?
   -Поверьте, им есть куда. Надо будет проникнуть в Валамар незаметно, поэтому наш отряд столь малочисленный. Я думаю, у нас все получится, - уверенно заявил Индуктор.
   -А где вы намерены приземлиться?
   -Я полагаю, где-то рядом с Калакирией.
   -Западней или восточней ее.
   -Перед входом: дальше нельзя. Поясню. Наши враги предусмотрели возможность вторжения с воздуха, поэтому горы вокруг Валинора оборудованы системами противовоздушной обороны.
   -Вот как. Что ж, вижу, вы даже немного обдумывали план действий.
   -Зря вы так. Все продумано, насколько это вообще возможно. Помните второе заседание в Гармонике, вы тогда тоже сильно сомневались в успехе, но ведь все вышло по-моему. Или не так? - спросил Индуктор, хитро улыбаясь. - Я не так прост, как может показаться. У меня опыта, как ни у кого другого.
   -Под старость люди часто немного теряют в рассудке, - как бы между делом заметил Эльмир.
   -Я так и знал, вы считаете меня умалишенным. Не отнекивайтесь. Знаете, почему вам так кажется?
   -Почему?
   -Дело в мотивации поступков. Вот в чем состоит ваша цель в жизни? К чему вы стремитесь?
   -Это личное, - смутился эльф.
   -А все же, - настаивал волшебник.
   -Можно сказать, к славе, уважению. Ничего такого конкретного, - несколько неуверенно ответил Эльмир.
   -Ага, а у меня совсем все по-другому. Я стремлюсь к своей цели своими методами. Совершенно естественно, что вы не можете меня понять, не зная этого.
   -И что это за цель?
   -Черт, ладно, сам начал этот разговор, - раздосадовано буркнул маг. - Хорошо, раз уж вы приоткрыли мне свою душу, придется и мне. Моя цель - Свобода. Только не спрашивайте, что я под этим подразумеваю. Отчасти от того, что сам плохо представляю смысл этого понятия. Поэтому движусь к ней исключительно интуитивным путем.
   -Спасибо за откровенность. Правда, похоже, мы так и ничего друг другу не сказали, - улыбнулся Рандир.
   -Вот за что я вас, Эльмир, уважаю, так это за вашу потрясающую хитроватую прямоту, - засмеялся Индуктор. - Воды-то мы, действительно, развели. Я ведь, кстати, в свое время имел и славу, и уважение у миллионов людей.
   -Неужели? И каково это? - поинтересовался Рандир.
   -Поначалу нравится, потом это начинает давить, а, в конце концов, ты это все теряешь, и тебя начинают ненавидеть. А сам превращаешься в полного гада, по себе знаю, - задумчиво ответил маг.
   -Что ж, надеюсь, в моем случае будет по-другому, - проговорил Рандир.
   -Мне тоже так поначалу казалось, а потом, когда все надоело, пошло-поехало, - махнул рукой его собеседник. - Хотя, наверное, это интересно пройти.
   -Я тоже так думаю.
   -Тем более, что после этой войны, и славы, и уважения у вас будет хоть отбавляй. Книжек напишут много. Примером для детишек станете. Эх, все это уже пройдено, - вздохнул Индуктор, и они оба замолчали, погрузившись в свои мысли.
  
   Прошло три часа с того момента, как пленных капитанов вернули обратно в камеру. Допрос длился от силы минут десять. Создавалось впечатление, что Митрандиру были абсолютно безразличны проблемы лориенцев. На его озабоченном какими-то проблемами лице было буквально написано: "Да делайте с этими чужаками, что хотите, у меня и без вас проблем хватает". За время всего разговора ни Гарич, ни Веердна ни словом не обмолвились о своем реальном происхождении, поскольку Элдарион им посоветовал не усугублять положение своими "странными россказнями". Напарники так и поступили. В результате их немного поспрашивали и отпустили. Как сказал Веердна: "Даже допросы у них липовые".
   Сейчас они оба сидели супротив друг друга в своей "золотой клетке" за письменным столом и писали. Мутный тоже решил, по-видимому, по примеру товарища завести дневник. И в данный момент что-то туда увлеченно записывал. Наблюдать на его лице подобную сосредоточенность и серьезность было крайне необычно. Генрих даже бросил свои записи и внимательно посмотрел на своего напарника. Внезапно, он согнулся, держась за живот, и, выдохнув: "Все, я больше не могу!", истерически захохотал.
   -Ты чего? - спросил Веердна.
   -На тебя невозможно спокойно смотреть! - задыхаясь от смеха, ответил Зеленый.
   -Почему?
   -Ты бы себя видел: дебил пишет сочинение, - он встал и плюхнулся на кровать.
   -Почему дебил? - недоумевал Мутный - в ответ доносились лишь всхлипы.
   -Я пишу на серьезную тему.
   -Что, методика нетрадиционного применения тисков и паяльников? - никак не мог успокоиться Зеленый.
   -Я пишу о поиске истины, - невозмутимо ответил Веердна.
   -Что?! Неужели? - заинтересовался Гарич. - Давай-ка выкладывай.
   -Тебе это вряд ли понравиться.
   -Я и так был в этом уверен. Рассказывай.
   -Хорошо. На эти мысли меня навело твое язычество. Вот сколько я тебя помню, ты все мечешься в поисках чего-либо. Мне кажется это бессмысленным.
   -Отчего же? Для меня это суть жизненного пути.
   -Я так и сказал. Ты на этом зациклился. Даже голоса начали мерещиться.
   -Да, ты не понимаешь... - возразил было Гарич, но был прерван Алексеем:
   -Все понимаю. Знаешь почем ты еще не нашел истину?
   -Ну?
   -Ты просто ее не хочешь увидеть. Подожди, дослушай. Мне кажется, ты давно с ней столкнулся, но она потребовала от тебя слишком многого, и ты решил найти какой-нибудь более удобный путь. Теперь ты от нее все дальше и дальше.
   -Тоже мне психолог, - раздраженно пожал плечами Гарич. - Слишком уж уверенно ты говоришь - это ненормально.
   -Нормально. Я уверен, потому что ее вижу.
   -И какая она? - с издевкой спросил Зеленый.
   -Не могу описать. Видеть и понять не одно и тоже.
   -Все же попробуй мне объяснить.
   -Это сложно. Это вне логики, это надо чувствовать, - серьезно ответил Веердна. - Бог един, а мы его часть, поэтому истина всегда в нас.
   -Ладно, спор - вещь бесполезная. Тем более что азами логики ты не владеешь.
   -В общем, как и ты. Предлагаю наш спор разрешить тупым мордобоем, - сказал Алексей и опять погрузился в свои записи.
  
   Корабль Индуктора медленно погружался на океанское дно в пределах видимости береговой линии. После того как судно прекратило свое движение, маг привел все системы в режим ожидания и с кряхтением вылез из кресла. Он покинул центр управления и направился в сторону главного шлюза. Там волшебника ждали его боевые товарищи.
   Эофрик, Оффа и Рандир при помощи Дисперсиона уже облачились в водолазные костюмы, а Индуктору благодаря силовому полю, вырабатываемому его организмом, и сыну Кондера, изначально рожденному в море, дополнительное снаряжение не требовалось.
   Миновав главный шлюз, группа водолазов оказалась в самом сердце морской стихии. Им было необходимо проделать под водой около двух километров, чтобы достигнуть берега.
   Примерно через час они, наконец, выбрались на пустой песчаный пляж. Был уже вечер, и солнце двигалось к закату. За узкой полосой песка начинался густой кустарник, где Рандир и его друзья спрятали свои костюмы.
   Отряд немедленно покинул место высадки и быстрым шагом направился в сторону прибрежного леса. Там они рассчитывали дождаться захода солнца, чтобы под защитой тьмы проникнуть через Калакирию в Валинор. Осуществлению плана Индуктора мог помешать любой случайно попавшийся на пути эльф. Но другого выбора не было: Калакирия была единственным путем через Пелоры, горы, защищавшие страну Заката от внешнего мира. Это был длинный проход, в центре которого стоял город-страж Тирион.
   С наступлением ночи маленький отряд оставил свое укрытие. Друзья шли, держась как можно ближе к отвесным скалам. Они словно пытались слиться с поверхностью камня, чтобы стать как можно незаметней.
   -Посмотрите, небо багрового оттенка, - прошептал Эофрик.
   -И что? - спросил маг.
   -Дурной знак, понимаешь.
   -Ерунда, забудь о суевериях, - махнул рукой Индуктор.
   Скоро Эльмир и товарищи оказались у входа в Калакирию. Перед ними открылась удивительная панорама ущелья. Посреди глубокого прохода между Пелорами стоял чудесный город нолдоров. В незапамятные времена великие эльфийские умельцы возвели Тирион, как неприступную крепость для защиты от любого врага. Сооруженные в форме шестиконечной звезды белоснежные стены светились легким серебристым светом, делая невозможным незаметное проникновение в Валинор. На высокой стройной башенке в центре города всегда находился зоркий и бдительный дозор.
   -С тем же успехом можно было идти днем, - прервал молчание Оффа.
   -Я же говорил - дурной знак, - проворчал Эофрик.
   -Опять трудности? Я не был к этому готов, - посетовал Рандир. - А вы, Индуктор, что думаете по этому поводу?
   -Прорвемся. Броня крепка...В общем есть одна мысль, только дайте подумать, - ответил маг.
   -Вы владеете заклинанием невидимости? - спросил Оффа.
   -Невидимости? Это мысль! Нет, я ей не владею, но надо попробовать. Сейчас соображу, как это сделать, - маг напрягся и вдруг исчез.
   -Ну, что, видно? - послышался его голос.
   -Ничего не видно! - воскликнул Оффа.
   -Ага! - сказал Индуктор, вновь став видимым.
   -Хорошо, а нам что делать? - спросил Эльмир.
   -Оффа, подойди ко мне поближе. Так, - и молодой гондорец исчез вместе с магом.
   -Ну, как? - спросил Индуктор.
   -Вас не видно, - ответил эльф.
   -Отлично! Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами! - с этими словами волшебник снял невидимость.
   -А ты говорил "дурацкий знак, дурацкий знак", - сказал он Эофрику. - Все, выступаем. Встаньте как можно ближе ко мне. Ага. А теперь пошли, только не отходите от меня.
   И они двинулись вперед, сохраняя строй. К удивлению Рандира никто не подымал тревоги, в них не летели камни, стрелы - все было тихо. Потом он обратил внимание на то, что ни у него, ни у остальных не было теней. "Неужели магия сработала? Все как-то слишком просто получается", - подумал эльф.
   -Что вы сделали, чтобы нас не стало видно? - спросил он Индуктора.
   -Хм, вижу объяснение этого явления, как результата магии, вас не устраивает. Хорошо, я искривил пространство такими образом, чтобы лучи света нас огибали. Больше не спрашивайте: я не должен потерять концентрацию, - ответил маг и замолчал.
   Отряд продвигался очень медленно и лишь спустя шесть часов, то есть за час до рассвета они оказались на равнинах Валинора.
  
   Веердна уныло мерил шагами камеру. Привычные средства борьбы со скукой, такие как еда и сон, уже не действовали, поэтому приходилось и ему, и даже Гаричу размышлять на отвлеченные темы.
   -Я вот думаю, зачем люди себя пытаются выразить? - остановился вдруг Алексей.
   -Чтобы поддержать свое самомнение, конечно, - сказал Генрих.
   -Вряд ли все так просто.
   -На самом деле, Леха, все просто. Мотив всех поступков личности самолюбие и тщеславие, одним словом, самомнение, - менторским тоном проговорил Зеленый.
   -Ты так думаешь, потому что лично у тебя оно очень большое, - метко подметил Веердна.
   -Да причем здесь это...- раздраженно буркнул Генрих, но Алексей его прервал:
   -Не надо спорить с очевидным: ты сам понимаешь, что я прав. Ты хочешь сказать, что люди творят исключительно из желания показаться лучше. Может быть, но зачем им это?
   -Такова человеческая природа.
   -Это не ответ. А вот если посмотреть по-другому: так называемое самомнение служит стимулятором творческого процесса, - с философским видом предположил Мутный.
   -Хорошо, зачем тогда нужен твой творческий процесс?
   -Не знаю, но такая позиция мне нравится больше. Я чувствую, что так на самом деле и есть, - задумчиво ответил Алексей.
   -С такими мощными доводами не поспоришь, - ухмыльнулся Гарич.
   -Мне кажется, ты глубоко несчастный человек, - грустно покачал головой Алексей.
   -Я?!
   -Ты находишься в плену своих убеждений. Мне тебя жаль.
   -Леха, расслабься. Со мной все в порядке. Ты плохо меня знаешь...
   -Правда?
   -Фу, с тобой невозможно разговаривать, - Гарич обиженно отвернулся и замолчал.
  
   После того, как отряд удачно миновал Калакирию, Индуктор предложил устроить привал. Очевидно было, что колдовство измотало его до предела: сегодня он первым лег спать, но долго не мог уснуть, постоянно ворочался и шумно вздыхал. Наконец, мозг утомился настолько, что маг выпал из реальности и погрузился в тяжелый полусон-полубред.
   Череда иррациональных сновидений затопила его сознание. Вначале он оказался в своей старой школе. Где-то играла песенка про Винни-Пуха. Индуктор поднимался по лестнице на второй этаж. Оказавшись в коридоре, он увидел процессию людей в белом. Они несли на плечах большой черный гроб с золотым католическим крестом на крышке. Толпа находилась в состоянии истерии. Маг подошел к одному из них и спросил, что происходит. "Это гроб господень. Мы теперь живем без Бога". Индуктор почувствовал, что в его сознание закрадывается ужас. Он поспешил на улицу.
   Стояла ночь. Дул сильный встречный ветер. Маг шел домой. Он добрался до входной двери многоэтажки и зашел внутрь. Перед раскрытым лифтом стояли два человека в форме эсесовцев. Они приветливо с ним поздоровались. "Нам вниз, а вам?". Маг ответил, что ему нужен третий этаж. Тогда солдаты зашли внутрь, и двери лифта закрылись. Тут Индуктора осенило: "Это же первый этаж! Куда вниз?!".
   Где-то играла песенка про Винни-Пуха - магу даже показалось, что он видит глупенького мишку вдалеке. Внезапно он обнаружил, что его окружает много народу. Все вооружены и агрессивно настроены. "Твари! Как они смеют идти против своего босса?!". Он достал пистолет и застрелил троих. "Вот
   так-то", - улыбнулся маг. Неожиданно им овладела радость. Он зашел на склад. Там был полный беспорядок: ящики из стола выдвинуты, их содержимое валялось на полу. Индуктор начал в них рыться: "Патроны! Черт! Не подходят!". Это его развеселило.
   Рядом появился Улохович. "Ты чего улыбаешься, подонок?!" - сказал маг и выстрелил.
   Он стоял и с кем-то разговаривал. Где-то играла уже надоевшая песенка про Винни-Пуха. Рядом лежал полуразложившийся труп Улоховича. Неожиданно он повернулся на бок. "Вот, нахал! Я тут его убиваю, а он ворочается", - весело подумал Индуктор. Он еще раз выстрелил в труп. Тот вроде затих. Не долго думая, маг схватил тело и бросил его в открытый погреб. Краем глаза он заметил, что на дне лежит множество патронов для его пистолета. "Надо запомнить!".
   На следующее утро ситуация повторилась: маг убил еще двоих, но на этот раз вместо радости им владело раздражение. И опять этот надоедливый Винни-Пух. "Черт! Патроны кончились. Надо срочно найти боеприпасы, пока другие не узнали". Он вспомнил, что видел их в погребе. "Фу, как неохота туда лезть: там же мертвый Улохович. Ладно, выбора нет". Индуктор открыл крышку в полу, но ни трупа, ни патронов там не оказалось. "Вот сволочь это Улохович: уже мертвый, а все вредит!".
   Внезапно маг осознал, что его преследуют. Это была красивая пышногрудая женщина. "Инопланетяне!" - пронеслась у него паническая мысль. Он-то знал, что на самом деле это совсем не человек, а колония жуков. Под полупрозрачной кожей были видны копошащиеся тельца. Его хотели убить, но он продолжал бежать. Опять зудела песенка про постылого Винни-Пуха. "Тварь такая!" - подумал Индуктор про внешне безобидного медвежонка.
   Инопланетянка не отставала. "Надоело убегать! А причем был, интересно, гроб господень? И где Улохович с моими патронами? И главное: кто достает меня с Винни-Пухом?". Колония жуков проявляла поразительную настойчивость. "Ой! Если я это сделаю то, когда проснусь, будет противно. А ладно", - он махнул рукой и остановился. Вместе с ним остановилась инопланетянка. "Слушай!" - внезапно спросил Индуктор. - "А между нами возможны интимные отношения?". Она немного опешила: "Да". "Ну, тогда чего мы стоим?!" - Индуктор, практически не замечая копошащиеся тельца, привлек к себе гладкое тело. "Чтоб ты сдох, Винни-Пух проклятый!".
   Маг открыл глаза. Судя по солнцу, было около полудня. Он перевернулся на живот: все тело страшно болело. Индуктор встал на четвереньки, подполз к своему мешку и уткнулся в него головой.
   -Ой, мой миленький сосуд мыслей, что ж ты так болишь?! Сон? Фу, какая гадость! Господи, почему мне нормальные сны не снятся?! Ведь я же абсолютно нормален. А сны?! Все хватит! Соберись! Кстати, а где все?
   Индуктор только сейчас заметил, что кроме него вокруг не души. Он встал и осмотрелся: действительно, ни следа его товарищей. Было совершенно непонятно, куда они подевались. Следов драки маг не обнаружил, да и он бы услышал, если б что-то произошло.
   -Ничего не понимаю. Неужели я им так надоел? - усмехнулся Индуктор. Окружающую действительность в данный момент он воспринимал несколько заторможено, как после пьяной оргии. Подхватив вещевой мешок, маг неровной походкой вновь продолжил свой путь.
  
   -Куда он мог запропаститься? - в очередной раз вопрошал Эофрик. - Не все в этой истории, понимаешь, понятно. Я же говорил - дурной знак.
   Проснувшись утром, друзья обнаружили, что маг куда-то исчез. Они долго искали его следы, но не могли их найти, как будто он улетел. Рандиру ничего не оставалось делать, как продолжать путь без Индуктора.
   -Конечно, волшебник никогда не отличался высокой ответственностью, но это уже слишком, - проговорил Эльмир.
   -Вы не правы, - вмешался Дисперсион. - Он просто не хочет казаться серьезным, но это так.
   -Вам лучше знать, - равнодушно ответил эльф. - Кто мне скажет, что делать дальше?
   -Ты командир, тебе и решать, - сказал Оффа.
   -Легко сказать. Нам нужно устранить вражеских главарей, а я даже не знаю, как они выглядят, - оправдывался Рандир.
   -Спокойно. Я способен все узнать, - неожиданно заявил Эофрик.
   -Что?!
   -Ты забыл что ли, кем я был в прошлом? Если здесь есть братва, а она везде, мне все будет известно, - уверенно проговорил Эофрик.
   -Положись на нас, Рандир. Мы знаем свое дело хорошо, - поддержал друга Оффа.
   -У меня, похоже, нет выбора, - покорно ответил эльф.
   Они вышли на окраину леса уже с готовым планом, осуществление которого тут же оказалось невозможным: вдруг как из-под земли перед ними появился конный эльфийский патруль. Встреча была столь неожиданна, что Рандир сотоварищи замерли, не зная, как поступить в такой ситуации. Серьезного сопротивления они оказать не могли: ваниаров было намного больше; обмануть их тоже не представлялось возможным из-за присутствия людей и варикапа. Так что после краткого допроса свободных заключили в оковы и под конвоем отправили в Валамар.
  
   Вильвания сидела за письменным столом и писала. Сегодня у нее было грустное настроение, которым она решила воспользоваться, чтобы сочинить что-нибудь лиричное и красивое. Пока получалось не очень, но девушка не сдавалась и, сжав тонкие губки, напряженно думала.
   Ход ее мыслей был прерван появлением Элдариона. Он прошел в комнату и устало сел на стул. Вильвания вопросительно посмотрела на него.
   -Что смотришь? - буркнул Элдарион. - Завтра отправляемся обратно в Лориен.
   -А что будет с Алексеем и Генрихом? - спросила девушка.
   -Не знаю, - раздраженно ответил эльф. - От власть предержащих ничего не добиться. Им все равно. И чего они тебе вообще сдались? Забудь ты о них.
   -Элдарион, ты, наверное, шутишь?! Забыть о тех, кого любишь?! - возмущенно отреагировала Вильвания.
   -Любишь?! - пришел черед возмущаться Элдариону. - Их?! Ты с ума сошла! Они же неизвестно кто, люди без роду и племени. Ты же дочь самого Мардиля.
   -И что?
   -Как что?! Это же безнравственно! Как же высокие традиции эльдаров?!
   -Они мне чужды, - несколько высокомерно ответила Вильвания. - Я против традиций, ограничивающих свободу. Ты пойми, что я хочу жить по-настоящему, даже если для этого придется умереть. К тому же, если мне не изменяет память, ты сам клялся, что им поможешь.
   -Уф, - только вздохнул эльф. - Поступай, как знаешь: у меня нет больше сил бороться ни с твоим упрямством, ни с равнодушием владык. Я собираю вещи, и завтра утром мы возвращаемся домой.
   -Но перед этим освободим Алексея и Генриха, - плотно сжав губки, настаивала на своем Вильвания.
  
   С наступлением ночи Индуктор проник в Валамар. Он решил, что, если его друзей захватили, то их следует искать здесь. Для того, чтобы ему остаться незамеченным, он вновь окутал себя искривленным пространством, делающим его абсолютно невидимым.
   Индуктору удалось поймать одну женщину и, затолкав ее в темный переулок, допросить. Он выяснил, что в центре города находится здание суда, где содержатся какие-то пленники. Судя по словам этой женщины, в тюрьме заключенных было очень мало. Возможно даже, что там кроме тех, кого искал маг, никого больше нет. Это была приятная новость. Индуктор, предвкушая скорую встречу, направился по указанному маршруту.
   По дороге маг переосмысливал последние события. В особенности его волновали новые способности, которые он приобрел после житья в радиоактивной пустыни. Очевидно было, что излучение способствовало довольно значительной мутации, необратимо изменившей Индуктора. После нее он стал много лучше владеть своим полем, оно превратилось в могучий инструмент. Ранее же управление им было довольно-таки нестабильно и не всегда полностью подконтрольно хозяину. Сейчас же ситуация изменилась, и Индуктор не знал радоваться этому или нет.
   Через полчаса маг оказался перед зданием суда. Это было строгое серое сооружение с зарешеченными окнами, так не похожее на остальные дома столицы. Оно имело пять этажей и всего одни двери, которые в данный момент были плотно закрыты. Конечно, Индуктор мог легко их вышибить, и вообще разнести все здание на части, но это бы помешало осуществлению его плана.
   Маг подошел поближе и начал поочередно осматривать те окна, в которых горел свет, в надежде разглядеть знакомые силуэты. Наконец, он увидел человека, смотрящего на звезды, обхватив руками решетку. Индуктор признал в нем Оффу, хотя на таком расстоянии довольно трудно было что-либо разглядеть.
   Маг снял невидимость. "Надо сосредоточиться и взлететь", - подумал он и начал медленно подниматься в воздух. "Ух-ты, получается. Оказывается это так легко. Повезло, что именно так изменился, а не уши, как у слона, например, выросли".
   Индуктор оказался напротив окна, но человек уже ушел вглубь комнаты. Маг заглянул внутрь и увидел двух людей, видимо, о чем-то возбужденно споривших. Он пригляделся повнимательней. "Ни хрена ж себе! Я брежу!" - еле сдерживая смех, прошептал Индуктор.
   В тот момент, когда Зеленый и Мутный опять завели спор о музыке, оконная решетка внезапно затрещала и грохнулась на пол. В комнату влетел человек в обтягивающих штанах и темно-синей рубашке.
   -И тут появился я! - воскликнул Индуктор.
   -Ну, все понятно, - покачал головой Гарич.
   -Привет, - поздоровался Веердна.
   -Сейчас исключительный момент в нашей жизни. Что вы чувствуете? - возбужденно спросил маг.
   -Чувствую, придется пить, - скривился Гарич.
   -А я чувствую радость, - улыбаясь, ответил Алексей.
   -А у меня душевный подъем. Старые друзья, я ведь так вас люблю, несмотря на ваши многочисленные прегрешения.
   -Дарт, можно вопрос? - спросил Гарич.
   -Конечно, - весело ответил маг.
   -Ты вообще как здесь оказался?
   -У вас я хотел бы узнать тоже самое. Сами-то откуда? Ладно, я первый. Дело в том, что вчера я потерял четверых своих товарищей и сегодня собирался их спасти, но наткнулся на вас.
   -То есть ты спасаешь не нас? - прогнусавил Веердна.
   -Естественно, на кой черт вы мне сдались?! Но, если хотите, можете пойти со мной, - милостиво предложил Индуктор.
   -Ну, что пойдем? - спросил Мутный напарника.
   -С этим зазнайкой? Даже не знаю, - ответил Зеленый.
   -Тут, наверное, кормят хорошо? И спать можно сколько угодно? Вам бы только жрать да в постели валяться! - вспылил Индуктор.
   -Да, а что? - притворно удивился Веердна.
   -Разве это плохо? - поддержал друга Гарич.
   -Вижу, меня тут не любят. Гады! - нахмурился маг, но потом добавил уже совершенно другим тоном:
   -Ну, что, вы идете?
   -Пошли, - равнодушно пожал плечами Гарич.
   -А как? - спросил Веердна. - Двери-то заперты.
   -Двери - это не проблема. Их легко вышибить, - с притворным зевком ответил маг.
   -У тебя есть оружие? - оживился Гарич.
   -Мне ничего не нужно: я и так могуч, - хвастливо заявил Индуктор.
   -У тебя всегда была завышенная самооценка, но сейчас ты загнул, - спокойно заметил Гарич.
   -А что делать, если я действительно велик, - пожал плечами маг.
   -Надо исправляться, - наставнически проговорил Веердна.
   -Не хочу я исправляться, - раздраженно ответил волшебник.
   -Видишь, как ты слаб и негибок.
   -Сейчас больно стукну.
   -Нет, так нельзя.
   -Может, хватит?! Почему, когда мы собираемся вместе, то несем сплошную чепуху? Это ведь все из-за тебя, Дарт, - вмешался Гарич.
   -Это Леха виноват, - Индуктор ткнул пальцем в сторону Веердна.
   -А мне кажется, вы оба не правы, - заметил Алексей.
   -По-моему пора идти, - сказал Гарич.
   -Точно. Это как раз тот редкий случай, когда Генрих прав, - поддержал его волшебник.
   Дверь с грохотом вылетела и ударилась о противоположную стенку коридора. Индуктор, ухмыляясь, скрестил руки на груди. В образовавшийся проем испуганно заглянул эльф. Заметив его, маг завопил нечеловеческим голосом:
   -Трепещите, Я Моргот, Великий и Ужасный!
   Эльфа как ветром сдуло. Зеленый покачал головой:
   -Вынужден признать, у него неплохо получилось.
   -А как ты это сделал? - спросил Веердна.
   -Объяснять долго. Надо торопиться. Следуйте за мной.
   Друзья быстрым шагом направились прочь из тюремной камеры. Веердна напоследок чуть не пустил слезу:
   -Все-таки жили тут столько - уже как-то сроднились.
   Гарич схватил его за руку и без лишних слов потащил за собой. По дороге Генрих рассказал историю их с Веердна мытарств по Средиземью.
   -А я, между прочим, видел падение вашего судна. Судя по всему, вы грохнулись в Мордоре и двинулись на Север. А о вашем прибытии я узнал у Келбриона.
   -А ты его откуда знаешь? - удивился Генрих.
   -Мой отряд захватил Келбриона сразу после того, как он вас проводил. Должен сказать у меня чуть истерика не приключилась, когда я узнал, что вы здесь.
   -А ты тут давно? - спросил Веердна.
   -В Валиноре я всего два дня. Хочу расправиться с местным начальством, - просто ответил Индуктор.
   -Всего-то? А что в этом мире вообще происходит? - поинтересовался Алексей.
   -Война. Светлые, то есть эльфы, часть людей, гномы, и Темные: орки, тролли, демоны там разные объединились против Свободных. Но те этот противоестественный конгломерат разгромили. Сейчас идет последняя фаза этой войны, возможно решающая. Для окончательной победы мне надо уничтожить владык Светлых и Темных.
   -Так для справки, Свободные и южные монстры одно и тоже? - спросил Гарич.
   -Точно.
   -Ага, теперь понятно.
   Они выбрались на улицу. Индуктор сделал всем знак замолчать.
   -У нас есть еще пару минут, прежде чем поднимут тревогу. Надо торопиться, потом договорим.
  
   -Бум! Дз-з-з! - заскрежетал по полу металлический предмет.
   -Черт! Да помоги же мне, Саруман. И ты, Ульмо, не стой столбом, у меня датчик свалился, - просипел Манвэ.
   Ульмо шмыгнул носом и поднял упавший прибор с пола, а Саруман бросился помогать своему начальнику. Вместе они, наконец, сумели водрузить тяжеленный ящик на свое место.
   -Ну, вот, - улыбнулся Ульмо, - считай полдела сделали. Еще пару-тройку дней, и все будет готово. После чего, не теряя собственного достоинства, - его улыбка превратилась в горькую усмешку, - можно отсюда убираться.
   В этот момент в дверь постучали.
   -Входите, открыто, - отозвался Манвэ.
   Дверь открылась, и туда вбежал запыхавшийся Эонвэ. Его лицо было красным, по щекам сбегали струйки пота, а весь его вид выражал крайнюю обеспокоенность, если не страх. Он попытался что-то сказать, но слова застряли у него в горле.
   -Успокойся, присядь. Что случилось? - спросил Саруман, протягивая тому стакан воды. Эонвэ начал судорожно глотать воду. Немного успокоившись, он сказал:
   -Плохие новости. В тюрьме какие-то беспорядки, кто-то разнес половину здания суда... - Эонвэ вновь поднес стакан ко рту.
   -В тюрьме? Ну и что? Кто там содержится, Ульмо?
   -Мандос мне говорил, что это какие-то два придурка. Их притащили эти лориенские эльфы. Гэндальф с ними разговаривал, но у него не было времени, чтобы разобраться кто эти двое.
   -Это не главное, - прервал его Эонвэ. - В районе Тириона эльфы поймали варикапа, а может и нескольких. Их тоже отвели в тюрьму.
   -Варикапа! Здесь! - в ужасе воскликнул Саруман. - Это вторжение, надо спасаться!
   -Прекрати панику, - сердито отрезал Манвэ. - Но как им удалось сюда проникнуть?
   -Я не знаю, но факт остается фактом, - ответил Эонвэ. - Что будем делать?
   Манвэ на секунду задумался:
   -Похоже Саруман прав - надо бежать. По крайней мере, на станцию. Эонвэ, передай всем, чтобы бросали все дела: срочная эвакуация.
   Герольд Манвэ поставил стакан на стол и выбежал наружу. Какое-то время находившиеся в комнате молча смотрели друг на друга, пока где-то вдруг не хлопнула дверь, и стоявший на краю стола стакан упал - полетели в разные стороны осколки, а по полу разлилась вода. Манвэ вздрогнул как от удара. Развернувшись, он схватился за ящик и громко сказал:
   -Ульмо, помоги с датчиками, а ты собирай одежду...
  
   Вильвания прислушалась и поднялась с кровати. Громкий топот и крики отвлекли ее от мыслей об Алексее и Генрихе. Она подошла к двери. Тихонько приоткрыв ее, она выскользнула в коридор.
   В здании царила паника. Туда-сюда сновали майары с тяжеленными ящиками и какими-то незнакомыми для нее приборами. С самого прибытия сюда она начала понимать, что происходит нечто странное. Казалось, Владык охватила какая-то апатия, они все более становились похожими на обычных усталых людей. Валары, занятые своими проблемами, перестали обращать внимание на эльфов. Но паника?! Что же могло напугать Властителей Мира до такой степени?
   Мысли Вильвании прервал грубый толчок в спину. Она отлетела в сторону и больно ударилась головой о стену. Краем глаза она заметила бегущего вперед молодого человека в странном одеянии из серебристого материала, облегающего все его тело.
   -Черт бы побрал этих проклятых эльфов! - выругался он. - Только крутятся под ногами!
   И не удостоив ни одним взглядом лежащую Вильванию, человек поспешил прочь. Боль и обида застлали глаза девушки слезами. Она схватилась за ушибленное место и попыталась встать. Тут ее подхватили мягкие руки и подняли на ноги. Она повернулась и увидела лицо Элдариона.
   -Ты решила? - строго спросил он. - Идешь с нами?
   -Что тут происходит? - растерянно спросила девушка.
   -Не знаю, и знать не хочу, - устало ответил эльф. - Я вообще перестал что-либо понимать. Из обрывков разговоров я узнал, что Валары собираются куда-то бежать. Неужели они решили вернуться к Трону Илуватара? А как же мы? Они что нас бросают, ничего не объяснив? Я задаю себе эти вопросы и не нахожу ответов. Я устал и хочу домой. Ты идешь со мной? - еще раз спросил Элдарион.
   -Но как же Алексей, Генрих? Ты не можешь их здесь бросить! Ну, пожалуйста! - заламывая руки, взмолилась Вильвания.
   -Ладно, я сделаю это для тебя. Думаю, они содержатся в здании суда. В такой суматохе вряд ли о них вспомнят. Пошли быстрее. Надо еще успеть соединиться с Эльнором: это мой старый друг. Оказывается, он и семь его воинов уже лет десять находятся в Валамаре, между прочим, тоже ради какого-то дела.
   Он развернулся и, держа девушку за руку, пошел по коридору. За поворотом их ждали обеспокоенные лориенские воины. Завидев командира, они построились в колонну и поспешили за ним.
   Вильвания оглянулась и поняла, что все изменилось. Коридоры, по которым только что сновали люди, были пустынны, лишь изредка им навстречу попадались озабоченные и испуганные эльфы из тех, что жили во дворцах Владык. Вдруг пол под их ногами начал мелко дрожать.
   Обеспокоенные лориенцы к этому моменту уже вышли в главный коридор дворца. Он был сделан из казавшегося воздушным стекла, но эльфы знали, что его не пробьет и Гронд, гигантский таран времен Войны Кольца.
   Сквозь стены коридора их взгляду открылась центральная часть столицы: прекрасные сады и великолепные беседки, роскошные площади и тихие улочки. Все это дрожало, как при сильном землетрясении. Но это было не самое ужасное: на глазах у растерянных эльфов центральная часть города ушла под землю, а ее место заняла необъятно широкая площадка из серого материала. На ней стояли три огромные машины. Вильвания попыталась сравнить их с чем-либо, но поняла, что ничего подобного никогда и нигде не видела.
   С виду это были черные остроконечные конусы, каждый из которых держался на трех широко расставленных опорах. Направленные вверх концы машин были сделаны из прозрачного стекла, сквозь которого зоркие глаза эльфов могли разглядеть крошечные фигурки людей. На каждом корпусе был изображен багрово-красного цвета символ: обведенный окружностью контур пятиконечной звезды. Вильвания вспомнила, что видела такой же знак на форме
Алексея и Генриха.
   Вдруг окрестности огласил ужасный рев, и машины начали, постепенно ускоряясь, подниматься вверх. Вместе с этим они излучали неестественной яркости свет, который становился все сильнее и сильнее. В нелепой попытке защититься от этого эльфы упали на пол, закрыв глаза и зажав уши руками. Но это не спасало: ужасный рев нарастал, а свет бил в глаза даже сквозь закрытые веки. И вот, когда Вильвания уже решила, что ослепнет и оглохнет, рев и свечение начали слабеть, а затем и вовсе прекратились.
   Девушка открыла глаза. Оглохшие и ослепшие эльфы со стоном пытались подняться. Воцарившаяся тишина давила на уши девушки, но она сумела встать. Какое-то время все просто стояли, пытаясь осознать происшедшее и дожидаясь, когда слух и зрение придут в норму.
   Наконец, Вильвания сказала, обращаясь к Элдариону:
   -Что это было?
   -Я думаю, этот мир больше не управляется Валарами, - громко проговорил еще оглушенный Элдарион. - Нам надо будет учиться жить самим.
   -А до этого как жили? Радоваться надо! Наконец, свобода! - возбужденно заявила девушка.
   -Что ты такое говоришь?! - опешил командир лориенцев.
   -Только то, что думаю. А теперь нам надо спасти Алексея и Генриха. Пойдем! - она схватила Элдариона за руку и потащила за собой, за ними последовали растерянные эльфы...
  
   Рандир сидел за столом, уставившись на вазу с цветами, и пытался выкинуть все дурные мысли из головы. Неожиданно он с неудовольствием заметил, что ваза мелко задрожала и поехала по плоскости стола к его краю. Эльмир дернулся и неосознанным движением схватил ее. За его спиной послышалось шевеление, он поставил вазу и повернулся. На кроватях с недоуменными лицами сидели Оффа, Эофрик и Дисперсион.
   -Что происходит? - оживился варикап. - Неужели землетрясение?
   Эльф пожал плечами и подошел к зарешеченному окну. Какое-то время он смотрел вдаль, а затем махнул рукой товарищам, подзывая их к окну. Те поднялись с постелей, и подошли к Рандиру. Их глазам открылась удивительная картина: центр города ушел под землю, а его место заняла гладкая площадка с тремя огромными диковинными машинами. Они начали подниматься, испуская во все стороны слепящее свечение. Какое-то время Рандир наблюдал, как аппараты превращались в маленькие точки на небе, пока совсем не скрылись из виду.
   -И что это было? - спросил Оффа.
   -Не знаю, - буркнул Эльмир. - Но чувствую теперь самое время приложить усилия, чтобы покинуть это место. Я даже жалею, что с нами нет Индуктора. Уверен, он смог бы разрешить многие вопросы.
   -Я могу попробовать выбить дверь, - предложил Дисперсион.
   -Давайте, - без особой надежды в голосе согласился эльф.
   Варикап разбежался и, на ходу концентрируя поле, врезался в дверь. Она заскрипела, но не поддалась. Дисперсион со стоном отскочил назад. Несмотря на то, что условия содержания в "темнице Мандоса" были совсем не тюремными, двери оказались на удивление прочными.
   -Тут действовать надо не так, - вмешался Эофрик. - Оффа, попробуй-ка ты. Не думаю, что замочек сложнее, чем те, которыми осгилиатские богатеи запирали свои сокровища.
   -Нет проблем, роханец. Сейчас все будет сделано, - молодой человек подошел к двери и стал осматривать замок.
   -Оффа, понимаешь, мастер своего дела, - расхваливал друга Эофрик.
   Гондорец ощупал руками подкладку своей плотной льняной рубахи и извлек оттуда некий предмет, по сути являвшийся обыкновенной отмычкой. Уверенно засунув ее в замочную скважину, Оффа, произведя какие-то одному ему известные манипуляции, открыл замок.
   -Опля, - изображая из себя фокусника, воскликнул гондорец.
   -Я же говорил - мастер. Любо дорого посмотреть! - удовлетворенно сказал Эофрик.
   -Да, впечатляет. Еще чуть-чуть и я вообще перестану жалеть, что взял вас с собой, - спокойно проговорил Эльмир.
   -Свинья ты, Рандир, - разозлился Оффа.
   -Возможно, - равнодушно ответил эльф. - Так, Эофрик, помоги Дисперсиону, а ты пошли со мной. Ну, что ты на меня так смотришь? Ладно, ты - молодец. Я тобой горжусь.
   -Вот так бы сразу! - обрадовался Оффа, и они выбежали в коридор. Там было пусто. Эльмир уверенно повел товарищей к выходу из здания.
   -Надеюсь, Индуктор все же отправился нас искать, - пробормотал он. Оказавшись на улице, они нос к носу столкнулись с магом и его друзьями. Первым пришел в себя эльф:
   -Куда вы запропастились?
   -Кто? Я?! Это вы куда исчезли? Я проснулся, а никого нет! - возмутился маг.
   -Это мы проснулись, а вас нет, - возразил Оффа.
   -А вы точно просыпались? - вмешался Гарич, окончательно сбивая всех с толку.
   -Спокойно! Порядок! Сейчас разберемся. Когда вы встали? - спросил Индуктор.
   -С восходом солнца, долго вас искали, но не нашли, - ответил Дисперсион.
   -Так, а я встал после полудня. Неужели я такой незаметный?! - пробубнил волшебник. - Не стал же я, черт возьми, невидимым! - его лицо вдруг прояснилось. - Точно! Невидимым! Это все из-за Винни-Пуха и бабы с жуками внутри!
   Он вдруг заметил, что на него смотрят как на сумасшедшего, а Веердна даже на всякий случай отодвинулся.
   -Вы не поняли, это из моего сна. Мне снились кошмары, и я с перепугу, рефлекторно, искривил пространство. Вот почему вы не могли меня найти. И тело на утро из-за этого болело. У Винни-Пух проклятый!
   -Теперь понятно, - вздохнул Оффа.
   -А мне - нет, - сказал Веердна.
   -Леха, понимаешь, я волшебник, - положив руку на плечо другу, сказал маг.
   -Неправда, их не бывает, - возразил Мутный.
   -Как с тобой тяжело! Хорошо, скажу понятнее. Я носитель модифицированного генокода, который, к тому же, был подвергнут радиоактивному воздействию, приведшему к дополнительной мутации. Понял?
   -Да. А ты...ну...еще мужик? - спросил Мутный.
   -В каком смысле? - не понял Индуктор .
   -Ну-у-у...сам понимаешь...в каком, - Веердна вдруг застеснялся.
   Индуктор понимающе покачал головой и, обняв друга, вздохнул:
   -Спасибо, дружище. Один только ты еще обо мне заботишься. Спасибо. Со мной все хорошо. Я здоров, - Индуктор чуть не пустил слезу.
   -Простите, пожалуйста, что вмешиваюсь, но не мог ли бы вы нас представить друг другу, - сказал Эльмир.
   -Да, Дарт, ты часто забываешь об очевидных вещах, - вмешался Гарич. - Позвольте представиться, Генрих Гарич, капитан второй категории звездного флота Солнечной федерации.
   -Я - Алексей Веердна и по профессии тоже самое.
   -Они военные из другого мира. Хорошие люди, кстати, - пояснил Индуктор. - Эофрик, местный мафиози и просто хороший человек, - роханец вежливо поклонился.
   -Его друг, Оффа, бывший вор и отличный парень, - молодой человек кивнул головой.
   -Это - Дисперсион, он варикап, сын Кондера. Я же только что вам рассказывал о нем. Чем вы слушали? - раздраженно добавил маг, заметив недоуменные лица звездных капитанов.
   -И, наконец, наш доблестный руководитель, Эльмир. Он лориенский эльф, - Рандир церемонно поклонился.
   -Мы уже встречались с эльфами из Лориена, из-за них мы здесь, - недовольно буркнул Гарич.
   -Если бы не Келбрион, вообще бы сразу прибили, - поддержал его Веердна.
   -Келбрион?! - воскликнул Эльмир.
   -Да, а что?
   -Это мой отец, - недоуменно ответил эльф.
   -Ну, начинается мелодрама, - поморщился Индуктор. - А между тем нам не стоит терять время. Нужно торопиться: в городе переполох, а я боюсь спугнуть главарей.
   -Мне кажется, вы их уже спугнули, - сказал Эльмир.
   -Как это?
   -Перед тем как бежать, мы наблюдали взлет трех летательных машин. Логично предположить, что это были те, кого мы ищем.
   Индуктор начал ругаться и метаться на месте, как затравленный зверь.
   -В чем дело? - спросил Гарич.
   -В чем дело?! Все пропало! Это конец! Скоро они стыкуются с орбитальной станцией и решат уничтожить планету!
   -А почему вы решили, что это обязательно произойдет? - старался успокоить мага Рандир.
   -Я в этом уверен.
   -Он прав, - сказал вдруг Гарич, и все взгляды обратились к нему:
   -Два дня назад нас вели на допрос к некоему Митрандиру. Нам удалось случайно услышать обрывок фразы, точно не помню, что-то вроде: "Я считаю, что этот мир должен быть уничтожен!".
   -Вот видите! - воскликнул Индуктор. - Как мы сейчас сможем пробиться на орбиту, если у нас нет кораблей?! Да даже и будь они у нас, какой смысл пытаться атаковать боевую станцию? Это бессмысленное самоубийство! Неужели я проиграл?! Опять?!
   -Может еще не все потеряно, - тихим голосом проговорил Веердна. - Я предлагаю захватить орбитальную станцию.
   -Ты что серьезно? Стоп, сам вижу - серьезно. Но как? - спросил Гарич.
   -Вполне вероятно, что на месте взлета еще остались грузовые суда: они обычно стартуют в последнюю очередь в автономном режиме. Мы просто займем место груза, а там уже обычный абордаж. Мы можем еще успеть до взлета, если поторопимся.
   -Леха, я всегда считал, что ты умен, несмотря ни на что, - воскликнул мгновенно воспрянувший духом Индуктор. - Вперед, товарищи!
   И с этими словами маленький отряд поспешил к центру города.
  
   Группа лориенских эльфов под предводительством Элдариона покидала дворец. Они шли по пустынным улицам Валамара. Похоже, уже все жители столицы в панике покинули город, чтобы укрыться в предместьях от предполагаемого нашествия. Элдарион печально оглядывал заброшенные дома. Неожиданно из-за угла выбежали какие-то люди и с криками направились к ним навстречу.
   -Алексей! Генрих! - замахала руками Вильвания.
   -Вот мы их и нашли, - флегматично заметил Элдарион.
   Два отряда сблизились и остановились. Веердна улыбнулся девушке, а Гарич послал ей воздушный поцелуй. Индуктор вопросительно посмотрел на них:
   -Это еще кто?
   -Познакомься. Вильвания, Элдарион и прочие наши тюремщики, - представил их Гарич.
   -Элдарион?! Ты?! - воскликнул Рандир.
   -Эльмир?! Вот уж не ожидал, - удивился встрече командир лориенцев.
   -Скажите "сколько лет, сколько зим", а остальное по дороге. Мир-то гибнет - спасать надо, - раздраженно прикрикнул Индуктор.
   -Вы правы, - согласился Рандир. - Элдарион, наш мир на грани гибели - ты должен помочь.
   -А в чем дело?
   -Пока просто поверь мне, потом объясню. Если мы не начнем действовать прямо сейчас, всем будет плохо.
   -Но все-таки, - настаивал Элдарион, - объясните, что происходит?
   Тут Индуктор взорвался:
   -Ежели мы так и будем тут торчать, наступит такой Дагорр Дагоррат, что вам и ни в каком страшном сне не приснится. Понятно? Следуйте за мной.
   Рандир схватил Элдариона за руку и потащил за собой. Вся группа бегом направилась к центру города. Им пришлось преодолеть значительное расстояние, чтобы достигнуть цели. Путь был свободен от каких-либо препятствий: даже стражи валаров покинули столицу, напуганные их неожиданным бегством.
   Когда отряд добрался до стартовой площадки, там уже стояли готовые к взлету грузовики. Выглядели они точно так же, как и обыкновенные пассажирские суда, но управлялись автоматами. Индуктор уверенным шагом направился к ним.
   Неожиданно вокруг потемнело. Маг, целиком поглощенный своим желанием достигнуть цели, даже не задумался о причине происходящего. Он остановился только после того, как Вильвания вскрикнула:
   -Орлы Манвэ!
   Гарич поднял голову и увидел в небе десятки гигантских птиц, своими телами полностью закрывающих солнце.
   -Это так страшно? - невозмутимо осведомился он.
   -Это смерть, - спокойно ответил Эльмир.
   -А вы пессимист, - заметил Веердна.
   Один из орлов вдруг спикировал на оторвавшегося от всех мага. Услышав предостерегающий вопль Оффы, Индуктор начал удивленно озираться по сторонам и лишь в последний момент посмотрел вверх. Когда орлиные когти уже были прямо над головой мага, он с криком: "Ни хрена себе!" отскочил в сторону. Птица спланировала над самой землей и снова взмыла в небо. Индуктор пригрозил ей вслед кулаком и озадаченно посмотрел на подоспевшего Рандира.
   -Это орлы Манвэ. Те, что помогли разгромить диодов в битве у Гор Солнца, - пояснил эльф.
   -Значит и теперь они хотят помешать осуществлению моего плана?! - воскликнул маг.
   -План, между прочим, был мой, - скромно отметил Веердна.
   Но Индуктор уже никого не слушал. Его серые глаза потемнели, а уголки губ поползли вниз. Вокруг него появилось фиолетовое свечение. Эльмир и Веердна инстинктивно попятились. Свечение стало нестерпимо ярким, и Индуктор взмыл вверх, а навстречу ему понеслись орлы Манвэ.
   -За мной! - крикнул Эльмир и бросился к грузовикам. Под их днищами было достаточно места, чтобы все смогли укрыться.
   А между тем разъяренный маг схватился с гигантскими орлами. Нестерпимо яркие фиолетовые клинья поля, которые излучал маг, рвали на части неустанно атакующих птиц. Перья, словно снежный пух, медленно спускались на землю. А время от времени на взлетную площадку со страшным грохотом и хрустом ломающихся костей падали изувеченные тела поверженных стражей Манвэ.
   -А он неплохо справляется, - заметил сидевший рядом с Веердна и Эльмиром Гарич.
   -Почему Торондор не отдает приказ отступать? Неужели он не видит, что орлы бессильны что-либо сделать? - задумчиво проговорил эльф.
   -Кто такой Торондор? - спросил Веердна.
   -Орел, повелитель стражей Манвэ.
   -Птицы обладают разумом?
   -Не менее эффективным, чем человеческий.
   -Так я не понял, они могут мыслить или нет? - переспросил Веердна.
   -Леха, не нужно столько самокритики: тебя все равно не поймут, - снисходительно усмехнулся Гарич.
   Вдруг рядом с ними упала раненая птица и забилась в конвульсиях. Эльмир невозмутимо достал лук и выстрелил. Стрела через глаз вошла прямо в мозг, орел дернулся в последний раз и издох.
   -Я вот тут подумал... - начал Мутный.
   -Не может быть, - усмехнулся Гарич.
   -...а если они прямо сейчас взлетят?
   -Эта птица уже никогда не поднимется в воздух, - ровным тоном ответил эльф.
   -Я не про птичку, я про грузовые челноки, - с расстановкой проговорил Веердна.
   -Что ж ты сразу не сказал?! - крикнул Гарич и выскочил наружу.
   -Простите, не понял, а в чем суть проблемы? - как можно спокойней осведомился Эльмир.
   -А нас в любой момент может сжечь заживо взлетающий челнок, - ответил Мутный, выбираясь из-под корпуса грузовика. - Мы же не знаем, когда они стартуют. Это ведь с самого начала была авантюра.
   Эльф после первых же его слов выскочил наружу, за ним последовали и остальные. Эльмир сразу посмотрел вверх - небо было абсолютно чисто. Похоже, Индуктор расправился со стражами валаров, но и его самого нигде не было видно.
   -Ну и где этот чародей? - буркнул Оффа.
   -Он сейчас появится. Наверняка готовит эффектное возвращение, - сардонически заметил Гарич.
   Вдруг что-то вылетело из пространства между двумя челноками. Что-то сопровождалось фиолетовым сиянием и по приземлении оказалось победно улыбающимся Индуктором.
   -И тут появился я! - воскликнул он.
   -Ну, что я говорил? - лишь развел руками Гарич.
   Веердна махнул им рукой и подбежал к ближайшему кораблю. Оказавшись перед ним, Алексей остановился и крикнул:
   -Медлить больше нельзя. Но есть проблема - он заперт.
   -Я открою, - предложил подоспевший Оффа.
   -Этот замок тебе не вскрыть: это не механика, - остановил его Гарич.
   -Тогда я сломаю, - и Индуктор, задействовав свое поле, пробил в двери дыру в человеческий рост.
   -Герметичность теперь слегка нарушена, не находишь? - с сарказмом в голосе заметил Гарич.
   -Не важно: чем сломал, тем и прикрою, - отмахнулся маг. - Все внутрь!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 22.
   Корабли неслись сквозь верхние слои атмосферы, набирая скорость. Саурон, прильнув к иллюминатору, наблюдал, как под ними проносились, превращаясь в точки и исчезая, города и равнины Валинора и Средиземья. Материки были оправлены в голубые плащи океанов, а на их теле, как краски на мольберте, чередовались зеленые пятна лесов, серых гор и желтых пустынь.
   "Какая красота!" - вздохнул Саурон. - "Ведь все это было нашим, а мы упустили такое сокровище из рук. Как жаль, что это может в одночасье погибнуть. А может плюнуть на все и оставить их в покое. Пусть себе живут как хотят. А мы как-нибудь договоримся и сообщим командованию, что кто-то из нас выиграл". Тут его взгляд упал на темные равнины Мордора, и в сердце кольнуло. Он вспомнил о Тарке и всех последних событиях. Не в силах больше смотреть он отвернулся и пошел по направлению к пилотской кабине.
   По профессии Саурон был генным инженером, поэтому в управлении кораблем не участвовал. Он подошел к двери и, отворив ее, заглянул внутрь.
   -1-БП-250 запрашивает станцию АТС-3. Как слышите? - донесся до него голос. - Прием, ответьте.
   В кабине, устроившись в креслах, сидели Тулкас и Саруман, а за устройством связи, сгорбившись, Эонвэ. Он постоянно вызывал базу, но она из-за невесть откуда взявшегося сильного фона пока не отвечала.
   Саурон поразился переменам происшедшим с его соратниками. Тулкас был облачен в черный комбинезон Солнечной федерации, а тело Сарумана плотно облегала форма офицера Внешних планет: темно-зеленая с нашивкой, изображавшей пробитую насквозь стрелой птицу; Эонвэ был одет также как и валар-воитель, только вместо зловещей эмблемы с черепом и молниями на его плече красовался рисунок в виде голубя с большой сумкой на шее.
   Лица его товарищей были сосредоточены и мрачны.
   -Да уж, гроза вселенной, - вслух произнес Саурон, - а не жалкие беглецы.
   Сидевшие оглянулись и посмотрели на него. Саруман почему-то смутился, а Тулкас сделал недовольное лицо. Желая разрядить обстановку, Эонвэ громко хмыкнул. Все перевели взгляд на него. Он скорчил кислую мину и сказал:
   -Не понимаю, откуда взялся этот фон.
   -Так почему ты не используешь гиперсвязь? - удивился Саруман.
   -Из соображений секретности. Мы же не хотим, чтобы наши передачи были перехвачены разведкой.
   Вдруг приемная панель ожила, издав мелодичный звон. Эонвэ наклонился над ней и надел гарнитуру, одновременно включив громкоговоритель.
   -Говорит АТС-3. Вызываю 1-БП-250, 2-БП-250 и 3-БП-250. Прием.
   -Слышу вас хорошо, - ответил Эонвэ. - Мы покинули планету. Разрешите стыковку.
   -Стыковку разрешаю, - последовал ответ. - Седьмой шлюз готов вас принять. Конец связи.
   -Вас понял.
   Эонвэ снял гарнитуру и, улыбнувшись, сказал:
   -Ну вот мы почти и прибыли.
   И в самом деле, корабль подлетал к орбитальной станции. Ее громада заслоняла от взгляда находившихся в кабине уже не только звезды и солнце этого мира, но и большую часть поверхности планеты. Черная сфера боевой станции ощетинилась жерлами пушек средней и малой мощности. На обоих полюсах АТС-3 располагались по одному орудию главного калибра новейшего выпуска. Их залпа было достаточно, чтобы мгновенно уничтожить линкор любого класса. Вместе с тем АТС-3 обладала мощной энергетической установкой, генерирующей силовое поле. Станция имела слоистую внутреннюю структуру: пять внешних служебных уровней для механизмов и три внутренних для людей.
   Саурон в это время наблюдал, как один из шлюзов разинул пасть, обнажая глубокий черный провал. Корабли сбавили скорость и нырнули в него. Вспыхнули габаритные огни, освещая небольшой зал шлюзовой камеры, челноки приземлились на отмеченные на полу белые круги. Внешняя стенка шлюза бесшумно закрылась, а из открывшихся дверей хлынул яркий свет. И тут, словно муравьи к своей царице, к кораблям рванулись десятки роботов-механиков и погрузчиков, управляемых инженерами в черных и темно-зеленых комбинезонах с нашивками в виде молота или шестеренки.
   Открылись грузовые отсеки, и автоматы начали извлекать оборудование. Саурон подошел к открывшемуся выходному люку и выглянул наружу. В глаза болезненно ударил свет - он прикрыл их рукою. Затем Саурон, с трудом подавляя чувство отвращения к окружающей обстановке, стал спускаться по трапу вниз.
   За толпой снующих туда-сюда роботов и инженеров он заметил молча наблюдавших за этим офицеров. Во главе них стоял человек в форме контр-адмирала флота Внешних планет. Саурон и другие владыки поспешили к нему.
   -Извольте доложить, что у вас там случилось? - требовательно спросил он у Саурона.
   Тот только открыл рот для ответа, как из-за спины раздался раздраженный голос:
   -Ничего хорошего, контр-адмирал Дани. Планету, очевидно, все же придется уничтожить. Игра проиграна вчистую, причем нами обоими, - выйдя из-за спины бывшего владыки Мордора, сказал Гэндальф. Саурон попытался что-то ему возразить, но контр-адмирал властно остановил уже готовый вспыхнуть спор.
   -Отставить. Здесь не место для дискуссий. Даю вам тридцать минут на то, чтобы пообедать и отдохнуть с дороги. После этого все ко мне, там и обсудим создавшуюся ситуацию. Контр-адмирал развернулся и скрылся в коридоре. Гэндальф с видом победителя гордо прошествовал мимо Саурона и направился к группе своих соратников. Темный властелин хмуро проследовал за ним. Когда он приблизился к владыкам, то услышал, как Манвэ разговаривает с офицером инженерной службы.
   -Это все корабли или прибудут еще?
   -Нет, через некоторое время стартуют три грузовика, - ответил Манвэ.
   -Мы подготовим их встречу, - отсалютовал офицер и вернулся к своим обязанностям, а его владыка валаров повернулся к Саурону:
   -И что сказал Дани?
   -Полчаса отдыха и обеда, потом совещание в его каюте, - буркнул тот.
   Манвэ покачал головой, вздохнул и медленно зашагал по коридору в сторону столовой.
  
   Капитан инженерной службы флота Внешних планет Эрон Клейтон заканчивал обед в тот самый момент, когда в столовую вошла толпа прибывших с планеты "придурков", как за глаза называли Владык Арды весь персонал станции. Нарочито медленно он доел свой последний кусок запеканки и, так же не спеша, допил компот. Только после этого он освободил место переминавшимся с ноги на ногу рядом с его столом двум офицерам федератам. Он поднялся и, швырнув тарелки в пасть утилизатора, вышел в коридор.
   Время до прибытия грузовых кораблей еще было, и капитан решил не ехать на лифте, а пройтись по станции пешком. Нельзя сказать, что ему здесь не нравилось, но душа молодого капитана жаждала большего. Он мечтал о боях, победах, славе. Но, к сожалению для него, к тому времени, когда он окончил училище война закончилась, и его отправили в эту дыру на окраину вселенной, охранять дурацкие игры, начитавшихся детских сказок идиотов. Единственным утешением в его жизни было то, что служил он под командованием легендарного контр-адмирала Альфреда Дани, остановившего продвижение войск Солнечной федерации и разгромившего их флот в битве двадцать лет назад.
   Эрон отлично понимал, как несправедливо поступило с ним правительство, отослав героя служить на эту заштатную станцию. Но молодому капитану доставляло нескрываемое удовольствие то, как поначалу морщились служившие здесь офицеры федератов, которые были вынужденные подчиняться его приказам. Служба на станции проходила тихо и безмятежно, лишь раз эту идиллию нарушили: несколько месяцев назад сквозь кордон, охранявший планету от всякого внешнего вмешательства, сумел прорваться какой-то бешенный "мусоровоз" федерации. На сигналы станции о том, что планета закрыта, пилоты грузовика сообщили о повреждениях и об отсутствии топлива. Однако приказ Верховного штаба был однозначен: "уничтожать любое судно, пытающееся совершить посадку на планету". И в дело вступили истребители. Но "мусоровоз" управлялся мастерами невиданного уровня - несмотря на шквальный огонь они смогли прорваться и совершить посадку на одном из материков. На станции посчитали, что они разбились, хотя проверить это не было никакой возможности, так как штаб запретил приближаться к поверхности Арды.
   В тот день Эрон, стоя на наблюдательном посту, внимательно следил за ходом битвы. Тогда он пожалел, что выбрал профессию военного инженера, а не летчика-истребителя.
   За всеми этими мыслями он не заметил, как добрался до первого уровня станции, где находились шлюзовые камеры и каюты младшего офицерского состава. Он успел как раз вовремя, чтобы занять свое место. Огромные экраны над входными шлюзами показывали, как к станции приближаются два грузовых корабля. Вот они исчезли из поля зрения камер слежения, заработали механизмы шлюзов, взревели двигатели насосов, и на свет божий из темноты выплыли три челнока.
   Обслуживающий персонал поспешил к ним. Позади всех на небольшом автокаре следовал Эрон. Он подъехал к одному из кораблей и увидел, что вместо круглого выходного люка была огромная рваная дыра. Капитан очень удивился и задумался о том, что могло случиться.
   Внезапно в поле его зрения появилась группа людей в белых одеждах с натянутыми луками. Это было последнее, что Эрон Клейтон увидел в своей жизни. Лучники отпустили тетивы - он почувствовал входящую в плоть стрелу, и мир разлетелся для него, как осколки разбитого зеркала.
   Рандир и отряд эльфов, покидая корабль, расстреливали беспомощный и перепуганный персонал, пока последний человек в темно-зеленой форме не упал на пол, зарубленный клинком Элдариона.
   Оглядывая тела поверженных, Индуктор удовлетворенно ухмыльнулся и сказал:
   -Так с пушечным мясом разделались, пора заняться остальными, - услышав сигнал тревоги, маг втянул голову в плечи. - Ой, что сейчас будет...
   Товарищи немедленно разделились, как было условлено. В каждой из трех групп был человек, разбирающийся в военном деле этого мира. Индуктор оказался в одной компании с Эофриком, Оффой и десятком эльфов во главе с Эльнором; Алексей с Диперсионом, Вильванией вместе с еще десятком эльфов составили второй отряд, а в третьем были Генрих, Рандир и оставшиеся эльфы с Элдарионом. Каждый из них поспешил на свой уровень станции.
  
   Отряд Генриха двигался длинными коридорами первого уровня АТС-3. Пока им не попалось ни одной живой души, но они все равно хранили полное молчание и старались двигаться как можно тише. Наконец, отряд добрался до большой бронированной двери, отделяющей один сектор уровня от другого. Гарич сделал знак эльфам приготовить луки. Нажав кнопку, он открыл дверь, за которой начинался новый коридор. Рандир почуял опасность еще до того, как в темноте замелькали тени, и послышался стук ног о железный пол. Эльф и человек подались назад и приказали своим слиться со стенами. Эльмир сгорбился рядом с Гаричем за каким-то большим механизмом. Тот неожиданно встал на колени и вытянул руки перед собой.
   -О темноокий Ангра-Манья, дай мне силу и ненависть, чтобы крушить врагов твоих. О светоносный Ахурамазда, освети мой путь, чтобы видеть врагов твоих. И ты, о святейший демон Кумбахарана, защити меня твоего сына Генриха от ударов врагов твоих. Слава великим богам! - Зеленый пал ниц, ударяя лбом об пол.
   "Ага, значит, еще один сумасшедший. Когда же я, наконец, попаду в общество нормальных людей?!" - подумал Рандир. В следующую секунду все его внимание переключилось на темный проход в стене, ибо из него одна за другой стали появляться фигуры, облаченные в черные и темно-зеленые одежды. Как только все они вышли на свет, Гарич, закончивший к этому времени свой таинственный обряд, отдал приказ. Эльфы выплыли из темноты и выпустили стрелы - несколько человек упали с душераздирающими криками. Генрих бросился на первого же врага и тут же свернул ему шею, а лориенцы, убрав луки, взялись за мечи и кинжалы. Завязалась рукопашная.
   Рандир сцепился с огромным офицером в черной форме. Тот схватил за горло эльдара и начал его душить. Рандир в ответ тоже впился одной рукой в врага, а другой пытался нащупать кинжал, висевший у него на поясе. В пылу борьбы они оказались в коридоре. Наконец, Эльмиру удалось нащупать клинок - он взмахнул им и всадил острие в глаз противника. Тот взревел и конвульсивным движением нанес Рандиру сокрушительный апперкот. Эльф отлетел в сторону и оказался в каком-то помещении. Мягкий ковер смягчил удар, и Рандир быстро поднялся на ноги, чтобы продолжить бой, но увидел только, как металлическая дверь выдвинулась из стены и отрезала его от поля боя.
   Наконец, уняв пляшущие пятна перед глазами, эльф подошел к выходу из каюты и прислушался. Бой на той стороне еще кипел. Рандир слышал глухие удары, предсмертные крики врагов и возгласы Генриха, подбадривающего эльфов. Эльмир забарабанил в дверь и закричал. Но все было тщетно: вряд ли кто-либо обратил бы на него внимание, к тому же звуки драки стали удаляться от места его заточения, а вскоре и вовсе стихли. Эльф несколько раз подергал дверь и понял, что она закрыта наглухо, и открыть ее можно лишь имея ключ.
   Он оглянулся и стал рассматривать каюту. Она была небольшого размера; стол, несколько стульев, две кровати да стеллажи с книгами - вот и все убранство. Освещалась каюта с помощью двух светильников, висевших над каждой из кроватей.
   Эльмир подошел к столу и стал копаться в нем, в надежде найти ключ. Ящики были забиты бумагами и всякой канцелярской мелочью. Рандир методично обследовал каждый из них, но нигде не было и намека на нужный ему предмет. Наконец, он открыл самый нижний ящик, где лежала потрепанная книга. "Джон Рональд Руэл Толкиен "Властелин колец"", - без труда разобрал эльф. На обложке красовался Гэндальф, выпускавший в воздух сизые колечки дыма, а в сидевшем напротив него Рандир узнал легендарного Фродо. За их спинами на стене висела огромная карта Средиземья. Он достал книгу, подошел к кровати и, усевшись поудобнее, раскрыл ее на предисловии. Рандир начал читать, и по мере чтения его глаза начали расширяться от удивления. Однако, эльф взял себя в руки и погрузился в изучение написанного...
  
   Когда включился сигнал тревоги, означавший, что на станцию совершено нападение, Манвэ и несколько его товарищей покидали столовую и направлялись в кают-компанию. "Чтобы это могло значить?" - удивился про себя владыка валаров. Его спутники также пребывали в недоумении. Тут мимо них пробежал офицер с энергометом наперевес. Манвэ остановил его:
   -Что происходит?
   -На станцию напали.
   -Кто?
   -Не могу знать! Судя по донесениям с нижнего уровня, нас атаковали какие-то существа, вооруженные луками и мечами. Они перебили всех инженеров в грузовом отсеке, а сейчас рассредоточились по всем трем основным уровням станции. Это не люди, хотя и похожи. Какая-то странная раса, - офицер немного помолчал и добавил, - а кто-то из ваших, прежде чем прервалась связь, назвал их "эльфами".
   -Эльфами?! - от неожиданности Манвэ даже поперхнулся. Мысли в голове бывшего Владыки Ветров понеслись со скоростью урагана. "Эльфы?! Здесь?! Но как они здесь оказались? И почему они настроены так агрессивно? Кроме того организация у них на высоком уровне. Похоже, ими кто-то руководит. Но что же я стою?! Надо что-то делать". Он оглянулся и понял, что остался один. Саруман, Тулкас и Лориен скрылись в неизвестном направлении, бросив его.
   Манвэ двинулся к одному из боковых проходов, видневшихся в конце коридора, но какое-то шестое чувство заставило его развернуться. Прямо на ему в грудь смотрели острия двух стрел, а в район сердца были устремлены эльфийские глаза. Манвэ разинул рот, чтобы грозно им возвестить о том, что он Манвэ Сулимо, владыка Арды, но тут же осекся, понимая, как нелепо это звучало бы здесь, в напичканном электроникой чреве станции. Он покорно поднял руки. Один из эльфов стал умелыми движениями связывать руки бывшему повелителю, пока другой держал того на прицеле.
   "Какая горькая усмешка судьбы быть в плену у собственных созданий", - Манвэ обвел взглядом коридор и поразился, как неестественно смотрелся эльф в роскошных белых одеждах с изящным луком и висящим у бедра мечом на фоне всего этого антуража. И с новой силой сердце захлестнул поток воспоминаний о том прекрасном мире, что владыки оставили внизу.
   Тем временем эльф закончил свою работу и спросил другого воина:
   -Что с ним делать?
   -Индуктор приказал всех пленных отводить в центральный зал под стражу.
   -Тогда ты отведи его туда, а я присоединюсь к остальным.
   После этого эльфы расстались. Один из них бесшумно растворился в том проходе, куда намеревался идти Манвэ, а второй встал за его спиной и коснулся ее острием между лопатками.
   -Вперед, - холодно приказал эльф. Бывший владыка послушно подчинился лориенцу. Манвэ овладело странное, противоречивое чувство. С одной стороны он понимал всю опасность происходившего с ним, с другой он неожиданно испытал гордость за эльдаров. "Мои создания, мои дети. Чтобы не происходило дальше со мной, я неплохо постарался. Конечно весь мир теперь будет смотреть на нас осуждающе: мы испортили все, что только могли испортить. Планета скорее всего погибнет, а мы останемся опозоренными. Но я не жалею ни о чем!" - последнюю фразу он проговорил вслух и тут же почувствовал, как сталь на несколько миллиметров погрузилась в его тело. Он скрипнул зубами, но промолчал. "Да, я ни о чем не жалею. Этот мир подарил мне самые счастливые моменты в жизни. Там я был дома. А вся эта вселенная компьютеров и сверхтехнологий был для меня пустой и безжизненной. Им никогда не понять того, что переполняло души таких, как я, когда мы ночами зачитывались Толкиеным или Сагой о Беофульфе. Им не понять радости от одного вида ледяного сияния меча или ветра, бьющего в лицо, при бешенной скачке. Может они и правы, говоря, что мы дети, начитавшиеся сказок. Но пусть они вспомнят, что сказано в Библии: "будьте как дети". Лишь дети могут естественно воспринимать красоту и радость жизни, а эти так и останутся придатками своих безумно сложных механизмов и рабами собственных иллюзий".
   Последние его размышления прервал грубый тычок в спину. Он увидел себя стоящим перед раскрытыми дверями зала отдыха, где обычно собирался после смены усталый персонал станции. Эльф еще раз толкнул Манвэ, заставляя его войти внутрь. Тот повиновался: двери за ним захлопнулись.
   Оглядев помещение, он увидел сидевших на полу группками товарищей по несчастию. Большинство из них по какой-то случайности оказалось бывшими владыками, отсутствовали только Гэндальф и Саурон. Манвэ подошел к сидевшим и устало опустился на пол...
  
   Яркий свет от энерголуча рассек густую темноту коридора и впился в тело Лаурласа. Эльф, не издав ни звука, упал на пол, как скошенная травинка. Дисперсион прыгнул вперед и наугад метнул дротик в невидимую цель. Раздался стон. Сын Кондера и Веердна ветром метнулись через весь коридор и увидели, что дротик Дисперсиона торчит прямо из груди человека в форме офицера Внешних планет.
   Алексей нагнулся и вырвал у него из рук пистолет.
   -Теперь повоюем на равных, - сказал он, с довольным видом осматривая оружие.
   Отряд продолжил свое движение и вскоре оказался в центральном зале второго уровня. Его обстановка была достаточно скромна. По кругу стояли пластиковые кресла, а в центре находился большой прямоугольный стол. Вдоль стен высились стеллажи с книгами. Зал имел четыре входа. И неожиданно в одном из них показалась группа вооруженных людей в черных комбинезонах.
   Реакция эльфов была молниеносной: взвизгнули тетивы луков, и стрелы со свистом пересекли помещение. Семь человек упали, оставшиеся шесть мигом укрылись за спинками кресел и открыли беспорядочный огонь. Отряд Веердна рассыпался по залу в поисках укрытия.
   Красные энерголучи заполонили пространство. Шкафы с книгами загорелись сразу, от стен полетели брызги расплавленного металла. Вскоре к врагу подоспело еще человек пять подкрепления.
   Ситуация для отряда Веердна складывалась крайне тяжелой, поскольку дальний бой позволял использовать преимущества современного оружия. Только страх защитников станции перед неизвестными возможностями агрессоров сейчас спасал капитана с лориенцами.
   Еще два эльфа пали, пронзенные энерголучами. Алексей понял, что медлить больше нельзя. Он подполз к Дисперсиону:
   -Приготовься, атакуем, - и, обращаясь к остальным, сказал:
   -Вы будьте готовы поддержать нас.
   Он кивнул головой варикапу и кувырком перемахнул через кресло. За ним с обнаженным клинком последовал Дисперсион. Преодолев за мгновение расстояние, разделявшее их и солдат гарнизона, они очутились среди них. Веердна открыл бешенный огонь, поражая одну цель за другой. Его резкие черты лица еще больше заострились, делая его похожим на хищную птицу. В глазах же читалась лишь страшная жажда крови. Уже ничто в нем не напоминало спокойного и флегматичного человека, каким он всегда казался другим. Сейчас же беспощадный демон, умело скрываемый внутри, вырвался наружу.
   Капитан Веердна обернулся и увидел, как энерголуч, искрясь от сопротивления биополя, пронзает грудь Дисперсиона. Алексей зарычал и, выхватив эльфийский клинок, мигом оказался у горла врага. Горячая кровь брызнула на лицо капитана, и он с отвращением отбросил обмякшее тело.
   Веердна быстро осмотрелся: зал был завален трупами солдат гарнизона. Эльфы рассредоточились по залу, разыскивая и добивая раненых. Алексей нагнулся над телом Дисперсиона: тот еще дышал. Не открывая глаз, варикап прохрипел:
   -Передайте отцу, что я умер достойно.
   Он замолчал. Неожиданно его тело свело судорогой, варикап неестественно выгнулся и так застыл. Алексей понял: жизнь ушла из тела Дисперсиона. Веердна сжал зубы и встал. За короткий срок их знакомства варикап успел понравиться Алексею, да и во время боя он чувствовал себя спокойнее, когда рядом находился сын Кондера.
   Неожиданно для Веердна опять свистнули стрелы, и он услышал звуки падающих тел. Обернувшись, он увидел трех умирающих солдат в зеленой форме, которые явно не ожидали встретить здесь такой прием.
   Веердна одобрительно кивнул головой эльфам, и сделал знак, что можно продолжать путь. По дороге они захватывали безоружный персонал и запирали в каютах. Гарнизон в этом секторе окончательно прекратил сопротивление и сдался в плен.
  
   Капитан Веердна уверенной походкой шагал по ярко освещенному коридору. На нем до сих пор был белый эльфийский камзол. Расстегнутый ворот, многочисленные кровавые пятна и, главное, холодный взгляд серых глаз придавал ему зловещий вид. В руке он сжимал стрелковый энергомет из арсенала армии Солнечной федерации.
   В конце коридора его ждали Вильвания и Целеблот. Алексей им кивнул и сделал знак следовать за ним. Через некоторое время Веердна остановился перед закрытой дверью с номером "201". Он подошел к небольшому экрану рядом с ней и нажал кнопку вызова. Монитор засветился, и на нем возникло изображение человека в черной форме.
   -Что вам нужно? - грубо спросил он.
   -Немедленно откройте дверь и выходите с поднятыми руками, - ледяным тоном ответил Веердна.
   -Иди к черту, подонок, - взбесилась фигура.
   -Даже так? - прищурив глаза и сжав губы, процедил Веердна и поднял энергомет. Пучок света разнес экран вдребезги, оставив лишь обугленные провода и лужицу расплавленного металла. Алексей перевел регулятор мощности в крайнее положение и направил оружие прямо перед собой. Огненный столб уперся в дверь, прожигая в ней длинную борозду. Наконец, она зашаталась и упала вглубь отсека. Веердна перешагнул через порог и снова открыл огонь. Волна бушующего пламени затопила отсек, одинаково быстро уничтожая и живую плоть, и мертвую материю. Неожиданно раздался взрыв, и Веердна ударной волной вынесло обратно через порог. Он ударился о противоположную стену и потерял сознание.
   Очнулся он оттого, что кто-то нежно массировал ему голову. Алексей с трудом открыл глаза: над ним склонилась испуганно смотревшая на него Вильвания. Он заметил еще не высохшие следы от недавних слез на ее щеках.
   -Как ты? - прошептала она.
   Вместо ответа он провел рукой по лицу Вильвании, а затем наклонил ее к себе и нежно поцеловал в губы. Веердна почувствовал, как по ее телу пробежала дрожь. Она, трепеща, прижалась к нему, сливаясь с ним в страстном поцелуе.
   Неожиданно рядом запищало переговорное устройство, Веердна с неохотой снял его с пояса. И перед тем, как принять вызов, буркнул: "Если Гарич, убью гада".
   -Леха, отзовись! - послышался голос Индуктора.
   "Не та сволочь, так другая!" - хмуро подумал Мутный, отвечая на вызов.
   -Я слушаю, - с трудом проговаривая слова, ответил Алексей.
   -Ты в порядке? Как обстоят дела в твоем секторе?
   -Зачистку завершили. Со мной порядок.
   -Потери есть?
   -Да. Пять эльфов из отряда и Дисперсион.
   -Дисперсион?! - в голосе Индуктора послышались нотки отчаяния.
   -Он храбро бился. Соболезную, я тоже расстроен, - сочувственно произнес Алексей.
   -Заканчивай там и поднимайся на третий уровень. Конец связи, - маг отбил соединение и тяжело вздохнул.
   -Что случилось? - спросил Оффа. - Что-то с Дисперсионом?
   -Ничего страшного, легкое ранение, - взяв себя в руки, соврал Индуктор, а про себя подумал: "Вначале отец и мать, а теперь и сын. Как тяжело терять друзей".
   -А-а, - протянул гондорец, - надеюсь ничего серьезного.
   -Нам надо захватить центр управления. Кто-то заперся там, видимо, собрался защищаться. Комендант уже в наших руках, думаю, он нам поможет разблокировать двери. Слишком прочная броня - не хотелось бы из-за этого разносить полстанции.
   Отряд Индуктора сработал как хорошо отлаженный механизм, полностью использовав фактор внезапности. Ему, не в последнюю очередь благодаря мощнейшему полю мага, сразу удалось нейтрализовать всех вооруженных солдат и офицеров в этом секторе и взять под контроль лифты и лестницы. Пленных поместили в кают-компанию под охрану Эльнора и его товарищей.
   Маг и Оффа добрались до входа в центр управления. Там их уже ждал Эофрик и контр-адмирал Дани. Индуктор кивнул головой роханцу, и тот развязал руки коменданту.
   -Товарищ адмирал, нам необходимо попасть в центр управления станцией. Надеюсь на ваше добровольное сотрудничество, - спокойно сказал маг.
   -Кто вы такой? - неприветливо произнес комендант.
   -Не ваше дело.
   -С чего вы решили, что я вам буду помогать? - высокомерно проговорил адмирал.
   -Хватит болтовни, - вдруг вспылил маг. - Неужели вы думаете, что я не смогу вас заставить?! Я, не задумываясь, легко уничтожил бы эту станцию, не будь я так человеколюбив.
   -Вы хоть понимаете, с чем имеете дело? - не отступал комендант.
   -Даже больше, чем вы могли бы предположить. А сейчас откройте дверь, - тоном не вызывающим возражений проговорил маг.
   -Вам меня не сломить, - надменно ответил адмирал.
   -Не сломить? - лицо Индуктора перекосила зверская ухмылка. Вдруг послышался хруст ломающихся костей, и Дани упал на пол. Его ноги были по колено превращены в тошнотворную кровавую массу. Оффа и Эофрик испуганно отшатнулись. Комендант страшно закричал, в ужасе глядя на то, что еще недавно было его ногами. Когда крик постепенно перешел на хрип, Индуктор присел на корточки напротив него и снова ухмыльнулся:
   -А говорил не сломить.
   Адмирал затравленно посмотрел ему в глаза. Усмешка сошла с лица мага, и он процедил:
   -Мне нужно попасть в центр управления. Если вы будете вновь упрямиться, я весь гарнизон превращу в бесформенную белковую кашу.
   Адмирал трясущимися руками извлек идентификационную карту из нагрудного кармана и протянул магу:
   -Код 9113.
   Индуктор вставил карту в замок и набрал код. На дисплее появилась надпись: "Произнесите вслух свое имя, должность и звание".
   Безногий командир станции с трудом, но четко, проговорил:
   -Комендант контр-адмирал Альфред Дани, - после чего он сразу потерял сознание.
   Дверь начала медленно открываться. Перед Индуктором и его друзьями предстала странная картина. Рядом с многочисленными терминалами сцепились мертвой хваткой двое.
   -Я не позволю тебе сделать это, Эндрю, - прохрипел один из них. - Там же Тарк!
   -К черту Тарка! Это планета должна умереть, Саурон, - ответил другой, вырываясь из захвата противника и нанося ему мощный удар в челюсть. Владыка Мордора отлетел на несколько шагов и с грохотом упал, ломая ажурное кресло. Гэндальф, не обращая внимание на Индуктора, прыгнул к одному из терминалов и щелкнул окрашенным в красный цвет тумблером. Затем, обернувшись, он выхватил из кобуры пистолет и направил его на мага.
   -Брось оружие! - не моргнув глазом, приказал Индуктор.
   -Как ты смеешь так говорить со мной, с Митрандиром?! - прорычал в ответ Эндрю.
   -Гэндальф?! Приятно познакомиться. Смею так с тобой говорить, потому что я - Индуктор, лидер свободных, - ухмыльнулся маг.
   -Ты?! Тот, кто погубил нас в этой войне?!
   -Какая разница, - вдруг послышался усталый голос пришедшего в чувство Саурона. - Планета сейчас погибнет.
   -Что?! - воскликнул Индуктор. - Как вы могли?!
   -Я пытался его остановить, - тихо проговорил владыка Мордора.
   -Этот мир либо наш, либо ничей! - сверкая безумными глазами, воскликнул Гэндальф.
   -Ах, ты шизофреник поганый! - вышел из себя Индуктор, рассекая полем Митрандира пополам и, не обращая более внимание на помешавшегося волшебника, он обратился к Саурону:
   -Как остановить процесс уничтожения? - Индуктор неожиданно осекся, взглянув повнимательней в его лицо. - Артур Крадап? Учитель?
   -Дарт Вейдер?! Вот уж не ожидал.
   -Я тоже. Времени нет на разговоры. Как остановить процесс уничтожения? - повторил вопрос Индуктор.
   -Боюсь, это уже невозможно. Слишком поздно, - опустив глаза, прошептал Саурон.
   -Сволочи! Не для того я трудился столько лет, чтобы все было погублено в одночасье! - маг сорвался с места и кинулся прочь из центра управления, сшибая по дороге наблюдавшего за этой сценой Оффу.
   Ошарашенный юноша встал и подозвал Эофрика.
   -Что здесь случилось? - спросил тот.
   -Вот именно, что здесь произошло? Поддержал его вошедший в центр Гарич.
   -Куда побежал Индуктор? - спросил капитана Оффа.
   -Откуда я знаю?! Он только проорал "русские не сдаются" и исчез. Не знаю, кто такие "русские", но, по-моему, Дарт направляется к шлюзам. Так все-таки, что здесь произошло?
   -Капитан Чемберлен, он же Гэндальф, перед смертью запустил БТФ в сторону планеты, - ответил ему бывший владыка Мордора.
   -БТФ?! Черт! Этому миру конец! - проговорил Генрих. - Кстати, а вы кто такой?
   -Мое имя Артур Крадап, действительный член академии наук Солнечной федерации. В Средиземье был известен как Саурон.
   -А, знаю такого. Жалко планетку, там же куча народу живет, и все погибнут, - покачал головой Гарич.
   -Если Дарт не остановит БТФ, - сказал вдруг Саурон.
   -Что?! Дарт пытается остановить БТФ?! Это же самоубийство! - воскликнул Генрих.
   -Да, а что это так опасно?
   -Вы хоть знаете, что такое БТФ? К вашему сведению - это совершенная машина, по существу маленькая автоматизированная боевая станция, напичканная всевозможным оружием. Для того, чтобы ее уничтожить необходимо, как минимум, небольшой крейсер или десяток истребителей. На что надеялся Дарт, отправляясь за ней, не знаю, - Генрих устало сел перед экраном компьютера и провел серию каких-то манипуляций с клавиатурой, после чего один из мониторов высветил часть звездного неба. Это заработал станционный телескоп. На другой экран Генрих вывел показания радара. Тот высветил зеленой точкой движение смертоносной машины к планете.
   -После приземления от БТФ отделяется специальный модуль, - продолжал объяснять Гарич. - Этот модуль буквально вгрызается в землю и достигает ядра. После чего срабатывает взрывное устройство огромной силы, и ударная волна разрывает планету на части.
   -О, ты уже здесь, - послышался голос Веердна.
   Гарич кивнул ему головой и объяснил ситуацию. Алексей было рванулся на помощь магу, но Генрих его остановил и обратил внимание на экран радара: к зеленой точке приближалась другая, меньшего размера. Гарич настроил телескоп, и они увидели, как истребитель Индуктора приблизился к БТФ. Станция внезапно разразилась огнем орудий, но маг упрямо двигался навстречу своей неминуемой гибели. На экране было видно, как истребитель начало рвать на части, а через несколько мгновений его сотряс мощный взрыв. То что осталось от корабля Индуктора по инерции врезалось в БТФ, и они, соединившись в одно целое, вспыхнули ярким пламенем. Спустя секунду на их месте осталось только облачко космической пыли.
  
   Через три часа в каюте коменданта станции состоялось срочное совещание победителей. Пока все собирались, Рандир молча сидел в кресле, погрузившись в свои мысли. Смерть Индуктора глубоко потрясла его. В голове эльфа не могло никак уложиться, как этот человек мог умереть. Когда Эльмиру сообщали об этом, он долго не понимал о чем, ему говорят. Рандиру все казалось, что это какая-то очередная сумасшедшая выходка мага, какой-то хитрый трюк. Он не мог себе представить, что такой бездонный источник энергии иссяк, что человек с просто бешенной тягой к жизни погиб в самоубийственной попытке остановить процесс уничтожения Арды. И Эльмир первый раз в жизни испытал шок. Он внезапно понял, кем был для него этот человек. Несмотря на, казалось бы, постоянное раздражение, которое вызывал у него маг, Рандиру было с ним, по меньшей мере, интересно. Индуктор приоткрыл для него врата в другой мир. Умело скрывающий свою проницательность, маг отлично понимал эльфа и стал ему настоящим другом.
   Рандир отвлекся от своих мыслей и взглянул прямо перед собой: напротив него в таком же кожаном кресле сидел Алексей Веердна. Их взгляды пересеклись. Неожиданно эльф понял, что капитан думает о том же, о чем и он сам. Лицо Алексея до сих пор сохраняло выражение растерянности и отчаяния. Он и Индуктор были близки как братья, поэтому смерть мага была страшным ударом для Веердна. В такие минуты он очень жалел о том, что его привычка не показывать при других свою слабость не дает ему возможности дать волю чувствам.
   Гарич же, будучи достаточно черствым человеком, быстро взял себя в руки и постарался всех успокоить. Хотя Рандира удивляло поведение Генриха: ему казалось, что они с Индуктором были близкие друзья. На самом деле так и было, но Гарич со свойственной ему нездоровой рациональностью умело подавлял переживания, откладывая их на потом, поэтому внешне он сохранял равнодушное выражение лица.
   Наконец, все были в сборе. Присутствовали: помимо Рандира и Веердна, Саурон, Оффа, Эофрик, Вильвания, Гарич, Элдарион, Эльнор и пара незанятых охраной пленников эльфов. Необходимо было собрать все данные воедино и решить, что делать дальше. Эльмир вновь взял на себя руководящую роль и открыл заседание:
   -Друзья! Мы победили, но цена этой победы оказалась высока. Девять моих соотечественников синдаров, Дисперсион, храбрый варикап, погибли, вечная им память. Но еще более страшной потерей стала для нас смерть мага Индуктора. Он всегда по настоящему являлся истинным лидером свободных, их самым сильным и активным деятелем. Наконец, лишь он держал в руках полную картину происходящего. Настало время нам открыть карты. Похоже, больше всего из присутствующих здесь знают Алексей и Генрих, друзья Индуктора.
   -Вряд ли это так, - не согласился с ним Гарич. - Распросите лучше товарища Саурона, вот он в курсе всех событий.
   -Это тоже явное преувеличение, - возразил ему Крадап. - Но все же, по видимому, мне придется начать первым. Присутствующим здесь жителям Средиземья, очевидно, не терпится узнать, что здесь твориться.
   -Извините, что прерываю, - вмешался опять Рандир. - Но я обнаружил в одной из кают престранную книгу, - он опустил на стол томик Толкиена. Саурон взглянул на заглавие и ухмыльнулся:
   -Я понимаю ваше недоумение.
   -Так рассейте его. Если верить этому фолианту, то все герои Средиземья выдуманные персонажи, - сказал Рандир.
   -Не совсем.
   -Так кто же мы на самом деле.
   -Это долгая история.
   -Мы готовы слушать, - вмешался Гарич.
   -Хорошо, - сказал Саурон и начал рассказ:
   -Больше тысячи лет тому назад на планете Земля жил человек по имени Джон Рональд Руэл Толкиен. Он был писателем и великим выдумщиком. Опираясь на мифы и легенды своей родной страны, он создал новый мир и назвал его - Средиземье. Он был населен мифическими существами: эльфами, гномами, энтами, орками и многими другими. Историю Средиземья он описал в трех основных книгах: Сильмариллион, Хоббит и Властелин колец, который ты, Эльмир, успел просмотреть. Так вот Средиземье оказалось очень привлекательным миром, и в него решили поиграть. Так возникли первые организации толкиенистов, то есть людей, которые не принимали серую будничность реальной жизни и которых манил волшебный мир, придуманный Толкиеным. Им было мало только читать его книги - они хотели жить так по-настоящему. Толкиенисты стали собираться вместе, чтобы, играя роли героев английского писателя, уйти от реальности.
   К концу третьего тысячелетия нашей эры технология достигла такого уровня, что человек мог, без оглядки на количество ресурсов, перестраивать целые миры, делая их пригодными для заселения. Когда мир еще не был разделен на Солнечную федерацию и Внешние планеты, мощь человечества была поистине безгранична.
   -Но почему же произошло разделение? Объясните, - попросил Рандир.
   -Это еще более длинная история. Если не углубляться в объяснения, то суть вот в чем. В конце двадцать девятого века нашей эры почти тысячелетний лидер всего человечества диктатор Амвросий решил объявить себя богом. Никто не знает, что подвигло его на этот поступок, возможно сумасшествие, но люди, естественно, воспротивились этому и убили его. Это вызвало определенный резонанс, и спустя три столетия человечество раскололось на два враждующих лагеря. Если особенно не распространяться, то...
   -Так откуда взялся мир Толкиена на этой планете? - возвратил Саурона к основной теме Веердна.
   -Да-да-да, после смерти Амвросия группа энтузиастов, далеких от политики, решила с помощью достижений человека в области техники воссоздать в реальности мир Толкиена. По тем временам это было сложно, но вполне осуществимо. Так была создана Арда. Используя генную инженерию, были искусственным путем выведены орки, эльфы, драконы и остальные народы Средиземья. Основных же героев играли сами нео-толкиенисты. Я и Манвэ лично участвовали в процессе создания. Тогда мы были молоды и ощущали бесконечное счастье созидания. Прекрасное было время, - Саурон мечтательно вздохнул. - Когда все было готово, мы провели большую игру по "Властелину колец". Ради этого стоило прожить жизнь. По окончанию Войны Колец толкиенисты начали подготовку к новой игре, уже по "Сильмариллиону". Даже подняли новый материк в восточном полушарии. Генетики вывели большинство героев для игры и сформировали для них память-программу. Кстати, именно они были активированы Дартом и использованы против нас. А мы-то давно забыли о той лаборатории, где они все это время находились.
   -Как я понял, игра не была начата. Почему? - спросил Веердна.
   -Из-за войны. Неожиданно мы узнали, что являемся подданными разных государств и нам предстоит служба в армии. Пришлось оставить Арду и исполнять гражданский долг, - Саурон вздохнул. - Лишь спустя почти сотню лет мы вернулись сюда.
   -Что, опять решили поиграть? - с изрядной долей сарказма в голосе спросил Рандир.
   -На этот раз дела обстояли по-другому, - владыка Мордора снова вздохнул. - После Столетней войны наступил мир. Обе стороны вели переговоры. Камнем преткновения были сферы влияния Внешних планет и Солнечной федерации на заселенные людьми миры, между прочим, это одна из причин начала война. Спорной планетой оказалась Арда, ее решили уничтожить, чтобы, как говориться, ни тем не другим. Преступное, бесчеловечное, идиотское решение. Но бывшие соперники были настолько истощены войной, что любой ценой старались избежать конфликта. И тут появились мы с одной идеей: не используя вооруженные силы обоих сторон, сыграть новую игру и результаты довести до специальной комиссии по мирным переговорам. Эта мысль неожиданно устроила всех, и правительства обоих государств дали добро.
   Не знаю, как нам удалось их убедить, но год назад мы высадились на планете. Решили, что представители Солнечной федерации будут играть за Светлых, а Внешние планеты за Темных. Время на создание новых персонажей не было, поэтому задействовали уже готовых. Я имею в виду тех, кто жил и живет сейчас в Средиземье и Валиноре. Но еще вначале нашей деятельности мы обнаружили, что в Средиземье появились новые народы. Их происхождение до сих пор остается для меня загадкой, хотя присутствие такого человека, как Вейдер наводит на определенные мысли.
   -Но зачем вы развязали войну? - спросил Рандир.
   -Между прочим, войну развязали не мы, а сами свободные. Среди них находился предатель, сенатор Диапазон, который донес нам, что силы варикапов и диодов готовятся нанести удар по землям Харада, Кханда, а затем и Гондора. Это нас абсолютно не устраивало, ведь тогда все наши планы стали бы неосуществимы. И мы сообща приняли решение ударить самим. Кто же знал, что свободные так сильны. А прибегнуть к современному оружию означало поражение и нарушение заключенного соглашения. Тем более, что мы с таким трудом добились разрешения на игру. Свободные оказались нам не по зубам. Откуда они взялись, да к тому же с такими странными названиями и государственными формациями. Диоды, синусы, варикапы - я уже почти уверен, что это дело рук Вейдера.
   -Так и есть, - сказал Веердна. Все взгляды обратились к нему, и он, не ожидая такого внимания, немного смутился.
   -Ну, да он еще в Валамаре все нам рассказал. Давай ты говори, - Алексей ткнул Гарича в плечо.
   -Я полагаю, кое-кто хочет услышать то, о чем рассказал нам Дарт. Не знаю, насколько там много правды: он ведь любил преувеличить, - несколько театрально сказал Генрих.
   -Если честно, я хотел бы, наконец, узнать что-нибудь определенное о личности мага, - сказал Рандир.
   -Мы-то с Лехой знаем его давно. Вместе с ним закончили Земной университет связи. Сразу после выпуска он поступил в институт генетики. С тех пор мы редко виделись, больше правда по моей вине. Сейчас я очень жалею об этом, - Гарич вздохнул. - Он всегда казался другим людям странным, его мало кто понимал. Кроме нас с Лехой, пожалуй, никто. Бывало он с гордостью заявлял, что скоро отметит свой тысячелетний юбилей, и иногда это не казалось невероятным. На новом поприще он достиг больших успехов. Он работал вместе с каким-то известным ученым...
   -Этот ученый - я, - неожиданно заявил Саурон. - Вместе с Вейдером мы продолжали расшифровку человеческого генокода и пытались разработать методы воздействия на него.
   -И как? Успешно? - спросил Веердна.
   -Феноменально успешно, - владыка Мордора вновь оживился. - Это был настоящий прорыв в науке. Между прочим, именно благодаря этим исследованиям были выведены народы Средиземья.
   -Выходит, что Индуктор был создателем Морского народа, - вдруг осенило Эльмира.
   -Так точно, - ответил Гарич.
   -Расскажите об этом, - попросил Генриха Саурон.
   -Хорошо. Только предупреждаю, я пересказываю лишь то, что рассказал сам Дарт. За правдивость материала не отвечаю, - предостерег присутствующих Гарич и начал рассказ:
   -Дело было так. Непосредственно перед началом войны, то есть лет сто назад, Вейдера перевели на новую сверхсовременную генетическую лабораторию. Она была оборудована как огромный звездолет и могла преодолевать гигантские расстояния. Дарт занимался там вопросами бессмертия человека. Война застала космическую лабораторию в окрестностях этой звезды. По-видимому, на нее было совершено нападение. Сам Дарт не знал, что именно произошло в действительности. Разбитая станция автоматически совершила посадку на планету, где погрузилась на дно Южного океана.
   Когда Дарт очнулся, то осознал, что остался один: весь персонал погиб. По его словам он всегда мечтал оказаться в совершенно безвыходной ситуации, чтобы вновь почувствовать свое бессилие. Надуманное, конечно, желание. И действительно, все системы корабля, отвечающие за его передвижение, были уничтожены, а над ним были сотни метров воды: в общем, мечта Вейдера сбылась.
   Однако, вдоволь насладившись своей беспомощностью, он решил бороться, придумав для этого оригинальный способ, - Гарич отпил из стакана с водой, отчасти чтобы смочить горло, отчасти чтобы посмотреть слушают ли его. Удостоверившись в том, что все внимание обращено на него, он продолжил рассказ:
   -Генетическая лаборатория несмотря на аварию была исправна и органического материала хватало - этим и решил воспользоваться Дарт. План был таков: первым делом он выводит существ-помощников: так появились синусы или "руки" и косинусы или "мозг". Создатель не стал маяться с придумыванием названий и имен, а использовал все известные ему технические термины. Так вот причудливо отразилась на нем учеба в университете связи.
   -Расскажите подробней о косинусах. Мы первый раз о них слышим, - попросил Рандир.
   -И неудивительно, - невозмутимо ответил Гарич. - Они никогда не появлялись на суше. Их всего около пяти десятков. Они до сих пор находятся в недрах затонувшей лаборатории. Дарт имплантировал им значительную часть своего я. Он предназначил им роль учителей для остальных рас Морского народа. А как косинусы выглядят, я не знаю.
   -Хорошо, спасибо и на этом, - сказал Эльмир. - Продолжайте рассказывать.
   -Вторыми появились так называемые диоды. Хотя Дарт и наделил их по привычке достаточно высоким интеллектом, но поначалу использовал лишь как отличных работников сельского хозяйства. Естественно, он не упустил возможности поэкспериментировать на новом биоматериале. Результатом его изысканий стала уникальная способность диодов к телепатии. Новым существам, в отличие от предыдущих, была дарована репродуктивная способность. Диоды были нужны ему для добычи нового биоматериала с океанских глубин.
   Наконец, Дарт приступил к заключительной фазе своего плана. Он решил вывести существ со способностями диодов, но ко всему прочему еще обладающими мощным силовым полем. Это поле, по его замыслу, должно было быть органического происхождения и находиться под контролем разумного существа. Тогда под такой защитой он мог бы выбраться на сушу. Ничего планчик, не правда ли? - улыбнулся Гарич. - Но Дарт никогда не искал простых путей. А задача была действительно очень сложна, поэтому неудивительно, что в расчет закралась небольшая ошибка. В результате эксперимента он получил новую расу, но не ту, что хотел. Она владела телепатией, но силовое поле не распространялось за границы организма. Кроме того народ-ошибка неожиданно проявил удивительное стремление к самоизоляции. Долгие часы общения Дарта с ними лишь только усугубили их отчужденность. Казалось, новая раса испытывает благодарность к нему за сам факт создания, он был даже объявлен среди них богом, но вскоре они покинули его и исчезли неизвестно куда. Дарт назвал этот народ - Апертура, потому что никогда не понимал значение этого термина.
   -Мы встречались с Апертурой, - перебил Генриха Оффа. - Это страшный народ, но они спасли нам жизнь. Ой, извините, я вас перебил.
   -Ничего страшного. Я продолжаю. После неудачного эксперимента с Апертурой, Дарт все-таки нашел ошибку в расчете, и в результате на свет божий появились варикапы, последнее его творение. Казалось бы, план выполнен, ключ к спасению найден, но он уже не мог остановиться. В процессе работы над варикапами ему пришла в голову совершенно сумасшедшая мысль: подкорректировать свой собственный генокод. Он решил совместить механизм генерации биополя с принципом работы звездного двигателя. Дни и ночи он работал, чтобы разрешить эту проблему и в результате получил два решения. Оба как ни крути казались правильными, но при этом были взаимоисключающи. Как мне сказал Дарт: "Я тогда так устал от всего, что решил: проще рискнуть, чем еще полгода пыжиться". Да, он всегда был нетерпелив. Результатом эксперимента в лучшем случае могло оказаться непоправимое уродство, в худшем смерть, однако, это не остановило Вейдера. Так появился Индуктор. Сила его поля превышала возможности варикапа в тысячи раз, но с трудом поддавалась контролю. Как я понимаю, Дарт перестал быть человеком или, может быть, наоборот стал суперчеловеком. Не знаю, - Гарич покачал головой и вздохнул.
   -А откуда Индуктор узнал о нас и о нашей деятельности на планете? - спросил Саурон.
   -Так это просто! Он подключился к местной информационной сети по радиоканалу и узнал все из банков данных Мордора.
   -Знал ли кто-то еще о реальной личности Индуктора? - спросил Рандир.
   -Насколько я понимаю, нет. Кроме косинусов - никто. Для остальных он был, пусть и великим, но лишь магом.
   -Это все, что вы знаете? - спросил Саурон.
   -Это все, что я запомнил из его рассказа, - уточнил Генрих.
   -Я полагаю, наконец, все карты раскрыты, - Эльмир обвел аудиторию усталым взглядом. - Может кто-то еще хочет что-то сказать? Нет? Тогда сейчас нам предстоит решить, что всем нам делать дальше.
   -Позвольте мне кое-что вам сказать. Я долго молчал, не знал, как вы это воспримите, - проговорил Саурон.
   -А в чем дело? - спросил Генрих.
   -Все плохо. Опасность уничтожения до сих пор висит над нами.
   -Не понял, - нахмурился Веердна.
   -Индуктор, не знаю как, угадал, что в случае победы свободных, планета будет уничтожена. Ему удалось ценой своей жизни предотвратить атаку БТФ. Но это атака не последняя. Маг не знал о договоре между федерацией и Планетами. Дело в последнем пункте заключенного соглашения. В нем говорится о том, что в случае неудачи мероприятия, то есть большой игры, будет приведен в действие старый план, я имею в виду, план уничтожения Арды. Мы все погибнем, - Саурон обречено развел руками.
   -Вот так новость, - присвистнул Оффа.
   -Что, все действительно так плохо? - прищурившись, переспросил Веердна.
   Генный инженер только покачал головой.
   -Сколько у нас в запасе времени? - спокойно спросил Гарич.
   -Пять-шесть лет, может, больше.
   -Уф, я уж думал - действительно конец. А у нас, оказывается, полно времени, - облегченно вздохнул Веердна.
   -А что это меняет? Мы все равно на этой планете, как в ловушке, - равнодушно сказал Саурон.
   -Ну, не скажите. За это время можно что-нибудь придумать, - возразил ему Веердна.
   -Алексей прав, - поддержал его Рандир. - Не надо опускать руки. Мы не так беспомощны и, что самое главное, готовы сопротивляться.
   -И что вы можете сделать против звездного флота той же Солнечной федерации. С десятком-то истребителей и двумя пилотами, - с сарказмом в голосе спросил Артур.
   -Вы предлагаете прямо сейчас начать рыть себе могилы? - осадил его Гарич.
   -Нет, но...
   -Вот так-то, мы не сдадимся! - послышался нежный и одновременно не по-женски сильный голос Вильвании. - Мы победили владык Мордора и Валинора, захватили целую крепость, несмотря на то, что волшебному оружию врага противостояли лишь стрелы и мечи. С нами сила.
   -Правильно, Вильвания, - неожиданно поддержал ее Элдарион. - С нами сила.
   -Браво! Молодцы! - засмеялся Гарич. - Так держать!
   Неожиданно всех присутствующих охватило возбуждение. Все начали высказывать вслух свое желание бороться с неведомым врагом. Накопившееся нервное возбуждение, наконец, нашло разрядку. Воинственные крики участились, и люди вошли в раж. Больше всех бушевали Веердна и Оффа, устроившие настоящий погром. Гарич и Эльмир в этот момент тщетно пытались их успокоить. А Веердна подхватил на руки Вильванию и начал ее кружить, громко выкрикивая угрозы в адрес предполагаемого врага:
   -Придите и возьмите меня, жалкие недоноски! Вы здесь найдете свою погибель! Это говорю вам я - супер Веердна!
   Наконец, он немного успокоился и, поставив одуревшую от верчения девушку на пол, нежно поцеловал, отчего на ее щеках проступил румянец.
   Через полчаса после небольшого обеденного перерыва, совещание было продолжено. Слово взял Саурон:
   -Я подумал о том, что вы тут все говорили и понял, что не прав. Сдаваться действительно рано. В связи с этим у меня есть первое предложение.
   -Мы готовы вас выслушать, - сказал Рандир.
   -Думаю, мы можем заполучить весьма ценных союзников. Я имею в виду бывших владык и Сарумана. Мне кажется, если я с ними поговорю, они не откажутся нам помочь. Они очень много знают, поскольку некогда занимали высокие посты в армии и правительстве. Например, Манвэ - бывший адмирал флота федерации, Саруман - министр экономики, а Эонвэ - начальник дальней связи планеты Спайк. Полагаю, что лишние знания и опять не помешают. Как вы считаете? - спросил он у всех.
   -Совсем недавно мы и вас считали врагом, а теперь вы предлагаете объединиться с Темными и Светлыми владыками. Мне кажется такое решение несколько необдуманным, - ответил Эльмир.
   -Я с вами не согласен, - возразил ему Веердна.
   -Почему?
   -Вы не правы, - заявил Мутный, и, сделав зачем-то паузу, добавил:
   -Мы все сейчас находимся в одинаковом положении: сели в одну галошу. Нет причин для вражды, зато есть одна объединяющая нас цель - спасти этот мир и себя.
   -Здорово сказал, Леха, - похлопал напарника по плечу Гарич.
   -Тем более что бывшие владыки любят этот мир гораздо больше любого другого, - добавил Артур.
   -Хорошо, я с вами соглашусь, - уступил Рандир. - Помешать они вряд ли смогут. Бояться, действительно, нечего.
   -Сейчас нам надо разработать программу дальнейших действий, я так считаю, - неожиданно заявила Вильвания.
   -С этим придется повременить, - остановил ее Эльмир. - Объясню почему. Строить прямо сейчас какие-либо планы бесполезно, потому что предварительно следует посоветоваться с правительствами республики Варикап и царства диодов. Их позиция может не совпадать с нашей. Потом необходимо связаться с Феанором и Готмогом, заручиться их поддержкой. Я предлагаю вернуться в Гармонику и, для начала, навести порядок в Средиземье, думаю, в этом нам могут помочь владыки.
   -Сделаем все, что будет в наших силах, - кивнул головой Саурон.
   -Отлично. В кратчайшие сроки нужно подсчитать все наличествующие ресурсы, и только тогда надо думать о чем-то большем, - завершил свою мысль эльф.
   -Ваш план очень разумен. Я с вами, - сказал Гарич, а вслед за ним Рандира поддержали остальные.
   -Наверное, нужно заняться подготовкой к отлету, - предложил Веердна.
   -Да, кстати, надо бы оставить кого-нибудь на станции, - остановил его Генрих. - Это должен быть или ты, или я.
   Веердна пристально посмотрел на Гарича и, ткнув в него пальцем, сказал:
   -Ты с этим справишься лучше.
   -Почему?
   -У тебя больше выдержки.
   -Ладно, пусть буду я, но мне необходима помощь.
   -С вами могут остаться мои люди, - предложил до сих пор молчавший Эльнор.
   -Вам сильно повезло, Генрих, - сказал Саурон. - Я и Манвэ наделили эльфов мощным интеллектом и феноменальной памятью. Это очень способные ученики.
   -Что ж посмотрим. Учиться-то много чему придется, - несколько скептически ответил Гарич, и, обращаясь к Веердна, сказал:
   -Ладно, Лех, пошли: нужно подготовить челноки.
   Когда оба капитана вышли, Эльмир повернулся к Саурону:
   -Сейчас, наверное, самое время поговорить с владыками.
   -Хорошо, я немедленно этим займусь, - сказав это, Саурон внезапно понял, что незаметно для себя признал верховенство эльфа над собой. Покидая каюту, он ухмыльнулся про себя: "А ведь еще недавно я был владыкой Мордора. Как же все быстро меняется в этом мире". В этот момент как будто камень упал с его души, и он, чему-то радостно улыбаясь, весело зашагал по коридору.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 23.
   Его душу окружал вечный мрак Космоса. Хотя он не был уверен, что это действительно так. Потеряв тело, после смерти Индуктор не мог ориентироваться в мире с помощью своих пяти чувств. Однако свое "я" он осознавал, также как и при жизни. У него остались лишь какие-то ощущения, ведь в нынешнем состоянии Индуктор был лишен возможности мыслить.
   Ему не было известно, как долго он пребывал в этом состоянии: чувство времени у него тоже отсутствовало. Но магу казалось, что он здесь уже целую вечность. Хотя между смертью и воскрешением не должно было пройти и секунды. Очевидно, окружающее подавляло его своим безвременьем и бесконечностью.
   Индуктора до сих пор преследовало ощущение боли и страха, оставшееся после смерти в сгоревшем истребителе. Умирать всегда было мучительно, но это все легко забывалось под воздействием той радости и счастья, что возникали в момент воскрешения. Неожиданно он почувствовал резкий приток тепла, и у него зародилась мысль: "Я снова могу мыслить и чувствовать! Я жив!!!". Ощущение безумного счастья затопила его вновь сформировавшееся сознание. "Душа и тело - вместе! Боже мой, как приятно оживать. Это ведь уже в четвертый раз. Я победил смерть. Да, я - Индуктор, победитель смерти! Аллилуйя!".
   Маг попробовал пошевелиться - тело подчинилось. Он услышал, как рядом заработали механизмы. Какая-то сила вдруг подхватила его и куда-то понесла. Он открыл глаза. Вокруг была знакомая обстановка генетической лаборатории. Длинный прямоугольный зал, вдоль стен которого стояли похожие на огромные гробы стеклянные капсулы. Они были заполнены розовой желеобразной массой, внутри которой находились какие-то темные человекоподобные фигуры. Одна из капсул была открыта. С потолка свисали многочисленные сложносоставные манипуляторы. Один из них в данный момент поддерживал мага, обхватив его грудь.
   Он освободился от объятий механических рук и спрыгнул на пол. В лаборатории был жуткий холод, но Индуктор находился в таком нервном возбуждении, что, несмотря на абсолютную наготу, ему было жарко.
   Маг направился к компьютерному терминалу, оставляя за собой влажные розовые следы. Он поколдовал с клавиатурой, после чего последовал короткий звуковой сигнал, и дверь в лабораторию бесшумно отворилась. На пороге стояли восемь тонкотелых существ с круглыми матовыми сферами вместо голов. Это был косинус. Индуктор повернулся к нему:
   -Привет, Первый. Видишь, наконец, произошло то, о чем я тебя предупреждал.
   -С возращением к жизни, товарищ Индуктор. Чем я могу помочь? - послышался из маленькой группы ровный, лишенный всяческих эмоций голос.
   -Мне нужно одеться, а то тут очень холодно, и поесть чего-нибудь горяченького.
   -Следуйте за мной.
   Они вышли за дверь и куда-то пошли темными коридорами космической лаборатории.
   -Давно я тут не был, - сказал Индуктор. - Давай, рассказывай, как тут у вас дела.
   -Станция работает исправно. Весь персонал здоров. Сейчас занимаемся новыми разработками.
   -Это интересно, какими же?
   -Во-первых, Седьмой, Двенадцатый и Сорок четвертый почти завершили разработку принципиально нового звездного двигателя; во-вторых, я, Второй и Девятый приступили к разрешению проблемы воспроизводства нашей расы и расы синусов. Возможно, нас станет больше.
   -Молодцы! Как вам это только удается? - удивился маг.
   -Это просто. В нашем распоряжение все знания накопленные человечеством, и мы не теряем зря время, - спокойно ответил Первый.
   -Это здорово! Кстати, я вам хотел подкинуть одну задачку. Дело в том, что перед смертью я отправил сюда информацию о своем генокоде. С ним что-то не так. Боюсь, что я подвергся неуправляемой мутации. В связи с этим у меня появился ряд способностей, которые можно назвать сверхъестественными. Я хочу, чтобы вы исследовали этот факт.
   -Мы займемся этим с большим удовольствием, - ответил косинус.
  
   Эльмир прикрыл глаза и откинулся в кресле. Космический челнок плавно качнулся, выскальзывая из шлюзовой камеры. Какое-то время он свободно двигался в безвоздушном пространстве, но тут же включились двигатели, и корабль направил свой полет вниз к Арде. В мозгу эльфа роились сотни мыслей. Все происшедшее за последнее время с трудом укладывалось в голове. Неожиданно он вспомнил описание из хроники Войны Кольца сна Фарамира: "Огромная волна, сметающая все на своем пути. Она поглотила казавшиеся крошечными дома, деревья, холмы и весь прекрасный континент ушел под воду". Эльмиру показалось, что подобная волна нависла над всеми, кого он знал и любил на Арде. Это была ужасная волна всего нового и неизвестного. Жизнь у свободных и особенно время, проведенное с Индуктором, показали, что в мире гораздо больше граней, чем ему внушали с рождения. Но он никак не мог ожидать, что граней будет так много, и они будут столь острыми. Судя по тому, что он услышал и узнал за последнее время, жителям Средиземья удалось пережить совершенно уникальный момент. Абсолютное крушение богов и идолов, так сказать, во плоти, и вместе с ними всего мировоззрения. Интересно, что по этому поводу сказал бы Индуктор? Мысль об этой загадочной личности, как ни странно, придала Эльмиру сил. Индуктор всегда ставил действие на первое место. Постоянное движение было его жизнью, а сейчас с его гибелью, казалось, само время стало течь медленнее, а из светового спектра исчезло несколько чересчур ярких, но совершенно необходимых цветов. Эльмир вздохнул и открыл глаза.
   Кресла, в которых сидели его спутники, были пусты, а они сами, прильнув к иллюминаторам, любовались на сверкавшую в бездне космоса голубым бриллиантом Арду. Эльфы Элдариона стояли рядом с Эофриком и Оффой, а чуть поодаль от них толпились валары, как по привычке называл их про себя эльф, хотя это слово ему стало почему-то неприятно. Разделяя стоящих на две группы, посередине сидел Веердна, как всегда что-то теребящий в руках. И еще раз резануло глаз отсутствие Индуктора.
   Кожаное кресло слегка скрипнуло, выпуская из своих объятий гибкое тело эльдара, и он присоединился к товарищам. Встав за спиной Алексея, он взглянул в иллюминатор. Да Арда была прекрасна, но теперь в знакомых очертаниях континентов, гор и лесов Эльмиру чудилось нечто новое. В его душе поднялось то чувство, которое, видимо, охватывало и людей, творивших этот мир. Он почувствовал себя на долю секунды богом. Жить или умереть - все на Арде зависело от него. Он может все, и все ему подвластно. Он знает каким путем вести это жившее внизу стадо. Но в тот же момент Эльмир испугался этих мыслей. А позволено ли человеку или другому смертному существу подобное могущество. Да и есть ли оно, это могущество? Рандир сам удивился: откуда взялись эти странные мысли. Эльф встряхнул головой и подошел к бывшим владыкам.
   Неожиданно ему захотелось узнать лучше тех, кого он еще в недавнем прошлом считал лишь отвлеченными абстракциями. Эльмир не чувствовал ни малейшего признака волнения, по всей видимости, после долгого, тесного общения с представителями правящих кругов и с магом Индуктором у него напрочь исчезло всякое понятие об авторитете и величии.
   Рандир незаметно стоял за спинами владык, пока один из них, почувствовав взгляд эльфа, не обернулся. Это был Манвэ. На лице бывшего владыки Арды застыло сосредоточенно-грустное выражение, но, узнав Эльмира, он слегка улыбнулся. Рандир спокойно посмотрел ему в глаза:
   -Я могу с вами поговорить?
   -Конечно, Эльмир. Твое имя означает Алмазная Звезда, звучит красиво, впрочем, все эльфийские имена красивы, - проговорил Манвэ.
   -Спасибо, - холодно ответил Рандир. - Но я хотел спросить...
   -Прости, если я присвою себе право задавать вопросы и отвечать на них сам, - покровительственно проговорил валар. - Ты, видимо, хотел спросить, почему это все произошло, и что я обо всем этом думаю.
   "В общем, угадал, конечно, но все равно от твоих слов попахивает маразмом", - промелькнула в голове Эльмира язвительная мысль.
   -Ты хочешь узнать, почему мы создали этот мир? Это трудно описать словами. Это скорее чувства, образы, мечты. Мы ведь и создали все это, потому что мир для нас не колоссы из пластика и бетона и расписание на стенке, а шелест листвы на ветру, звон стали, топот копыт в туманном лесу и белый единорог на вершине холма. А наш мир не любит таких, как мы, хотя, впрочем, он не любит и таких, как Индуктор. Поэтому мы решили уйти от всего таким способом. Я и мои друзья были игрушками, винтиками системы, а хотели быть сильными и свободными. Проблема лишь в том, что мы забыли о цене. А она оказалась слишком высока: став такими, как хотели, мы сделали других рабами наших игр, а в конечном итоге через это, и сами стали ими.
   -Да, но это как раз то, что говорил о вас Индуктор. Можно подумать - вы с ним согласны, - ухмыльнулся эльф.
   -Не совсем. Кое в чем я с ним не соглашусь. Судя по результатам его деятельности и по рассказам его товарищей, Индуктор из тех людей, что готовы вместе с грязной водой выплеснуть и ребенка. Помимо борьбы за свободу, в его понимании, конечно, мне кажется, им двигало какое-то подсознательное неприятие всего, что дорого нам. Это частности, но заметь, какими он сделал государства своих созданий: римская и хеттская культуры. Тебе это, естественно, ни о чем не говорит, но, если кратко, это государства, существовавшие задолго до того исторического пласта, из которого Толкиен черпал свои идеи. Видимо, в его сознании эти культуры являются антагонистами. Но это, я повторю, частности. А, в общем, он ищет свой путь вверх, если так можно сказать, своим оригинальным способом. Мне он показался человеком, для которого понятие стандартности, равносильно смерти. Поэтому, по моему искреннему убеждению, оказавшись в той ситуации, о которой нам говорил Генрих, он не стал приспосабливаться к ней, а попытался подмять все под себя. Но, затевая это, Индуктор не подумал о чувствах и деяниях других, как, впрочем, и я. Так что в этом мы равны. А еще более возможно, что я просто болтун, который ищет крупицы истины даже там, где их может и не быть, - закончил Манвэ.
   "Последнее вероятнее", - подумал Рандир, и в этот момент челнок плавно качнулся и начал мелко трястись, а строгий голос из рубки приказал всем занять места и пристегнуться: корабль, завершая витки по орбите, входил в плотные слои атмосферы. Эльмир занял ближайшее к нему место рядом с иллюминатором. Сначала он видел языки пламени, обтекавшего челнок со всех сторон, но вот они исчезли, словно их небрежно стряхнули невидимой рукой, и Арда предстала перед глазами эльфа такой, какой ее могли видеть лишь самые отчаянные дети Манвэ Сулимо.
   Корабль заходил на посадку с Севера. Под ним плавно проплыли молчаливые громады Черных гор и застывший ледяной иглой на ветру залив Форхель. Дальше уже начинались обитаемые земли Эриадора. На землях Арнора правила осень, пожаром красно-золотой листвы полыхали северные леса, но везде в разрывах между купами деревьев виднелись следы иных пожаров, уже рукотворных. Отпечатки войны на лике земли были еще слишком заметны: двигавшиеся по широким дорогам Севера колонны войск, черневшие уродливыми пятнами развалины городов, и носившиеся в поисках падали огромные стаи ворон. Вот мелькнуло коричневым на золотом Гватло, и страшных картинок войны стало меньше. Видимо, население этих мест проявило благоразумие и сдалось на милость победителя. Здесь текла обычная жизнь. Поля и сады ломились от необычайно удачного в этом году урожая. Люди, избавленные от ужасов войны, радовались жизни, устраивали праздники, справляли свадьбы. Благодатная земля Рохана дарила его коням сочную траву, и ее светловолосые жители вновь выгоняли табуны в бескрайние степи. Лишь у Эдораса, где в отчаянной схватке погиб престарелый король, вновь оставила свой жирный след вакханалия войны.
   Дальше лежали земли Гондора и Мордора, последний был абсолютно безлюден. Лишь в отрогах Пепельных гор упрямые варикапы продолжали безуспешные попытки взять штурмом убежище Тарка, а в Минас-Тирите, на гордо смотрящей в небо башне Эктелиона реяло новое знамя: черная крепость со сверкающей в центре светлой звездой, как символ объединения и примирения.
   Еще дальше простирались выжженные солнцем Харад и Кханд. Цепочка гор Солнца, и вот уже владения варикапов и диодов. Оба государства медленно, но достаточно уверенно оправлялись от страшного погрома, учиненного объединенным войском Света и Тьмы. Трудолюбивые диоды терпеливо возрождали политую кровью землю, из развалин Дисперсии, как грибы после дождя, вырастали новые здания. Тоже самое происходило и в республике варикапов: мирное население вернулось в ее северные пределы и начало восстанавливать разрушенное хозяйство. Челнок опустился на предельно малую высоту, и перед глазами Рандира появилась Гармоника, слегка потускневшая, как замутненный опал, с выбитыми окнами и обгорелыми стенами, но все равно прекрасная. Судно плавно проплыло над ее кварталами и зависло над Сенатской площадью. На долю секунды оно замерло, а затем по-кошачьи плавно опустилось на землю. Пассажиры поспешно покинули кресла и направились к выходу. В какой-то момент Рандир поравнялся с Манвэ. Тот, заметив эльфа, улыбнулся и произнес:
   -Как бы там не было, мой дорогой Эльмир, старая история Средиземья ушла навсегда. Так что будем работать вместе. Кто знает, может в конечном итоге, мы все же приобретем больше, чем потеряли.
   -Разве, что новые иллюзии, - саркастически заметил Саурон. "Метко подмечено", - ухмыльнулся про себя Рандир.
   -Но кто знает, где кончается иллюзия и начинается мечта, - ответил Манвэ, и, не замечая снисходительных взглядов Саурона и эльфа, вышел под яркие лучи Южного солнца...
  
   Рандир и двое его друзей вновь, как и восемь месяцев тому назад, шагали по светлым коридорам Речного дворца. Весь вчерашний вечер, после прибытия в Гармонику, эльф провел в раздумьях. Даже, когда Оффа с Эофриком позвали его прогуляться по ночной Гармонике, он отказался, сославшись на крайнее переутомление. Друзья же вместе с бывшими владыками, эльфами и Веердна захотели осмотреть город. Всю ночь они ходили по улицам столицы, поэтому сегодня проспали до самого обеда. Только голод оказался достаточно сильным средством, чтобы поднять гондорца и роханца с постели.
   Сегодня решили провести первый совет. Ради такого случая в Гармонику прибыли такие важные лица, как командующий Годограф и временно исполняющий обязанности правителя диодов, Мазер. Кроме них на собрании должны были присутствовать все те, кто прибыл с космической станции и, естественно, новый варактор республики Градиент.
   Когда друзья поднимались на второй этаж, дорогу им преградила огромная фигура транзистора. Он был одет в черный балахон с символом осьминога на груди. В руках он держал большую белую папку для бумаг.
   -Здравствуйте, Эльмир, - прогудел он.
   -Добрый день. Простите, не знаю вашего имени?
   -Знаете. Просто не узнали: оделся получше и ситуация другая. Мазер - я.
   -Мазер? Простите, действительно, не признал. Рад вновь вас видеть, - кивнул головой Рандир.
   -Я тоже. Оффа, Эофрик, приветствую вас, - они поздоровались.
   -Я слышал, что вы теперь глава государства диодов, - сказал эльф.
   -Вроде того. Народ так решил, а я не стал сопротивляться. К тому же после гибели Биполяра и его клана, я и мои люди являются самой большой силой в царстве.
   -Так вам удалось вновь собрать свой клан? - спросил Оффа.
   -Ага. Оказывается, мои люди еще помнят старые времена и давно хотели опять собраться вместе. Я и решил, что пора это сделать. К тому же остатки Биполярова клана нуждались в новом лидере, а мы им родичи, все-таки как-никак.
   -Что ж, поздравляю. А как идет восстановление Дисперсии? - поинтересовался Рандир.
   -Какое там восстановление: заново все придется делать, - махнул рукой Мазер. - Второй раз мне приходиться строить столицу, теперь уже одному.
   Разговаривая с Мазером, эльф все ждал, когда он спросит об Индукторе, но транзистор почему-то ни о чем не спрашивал. Это несколько настораживало. Хотя эльф был даже рад тому, что ему не приходиться говорить о смерти мага.
   Продолжая беседовать, они вошли в зал заседаний. Назывался он Коралловой гостиной. Любой вошедший туда как будто оказывался в сказочном подводном царстве. Кораллы, казалось, здесь были повсюду: на полу, на потолке это были мозаичные картины, а на стенах неповторимые по своей оригинальности композиции из розовых, голубых и белых полипов. От всего этого великолепного многообразия у Рандира зарябило в глазах, и он не сразу заметил длинный прямоугольный стол из розовато-белого мрамора, за которым уже сидели некоторые из приглашенных на совет. Вошедшие поприветствовали присутствующих и заняли свои места.
   Эльмир сел рядом с Веердна и Вильванией. Алексей опять что-то меланхолично теребил в руках, а девушка, задрав голову, рассматривала узоры на потолке.
   -Как вам понравился город? - спросил Рандир капитана.
   -Очень. А вам?
   -Столицу я знаю давно, поэтому уже привык к ее красотам, - ответил эльф. - Интересно, каково вам приходится в нашем мире?
   -Нормально. Я думаю, вам в моем также. А в принципе, разницы-то особой нет. В нашем мире все тоже самое, - пожал плечами Веердна.
   Рандир подивился глубине этой мысли и на некоторое время задумался. Но еще больше своим словам удивился сам Алексей, который вовсе не собирался говорить что-нибудь в этом духе, а просто брякнул что первое пришло в голову.
   Тем временем приглашенные собирались. Пришли организованной толпой владыки, консулы республики и сам Первый сенатор Градиент. Однако, заседание почему-то не открывали, как будто ждали еще кого-то. Наконец, Эльмир не выдержал и спросил:
   -В чем дело? Кто-то еще придет?
   -Уже пришел, - вдруг из другого конца зала раздался до боли знакомый голос.
   Рандир обернулся и обмер. В зал, как ни в чем не бывало, прошел маг Индуктор. Он, не обращая внимание на изумленные взгляды друзей, сел рядом с Вильванией и положил перед собой свою грязную и рваную папку.
   -Ну, что ж все в сборе. Объявляю заседание открытым, - встав со своего места, сказал Градиент.
   -Нет уж, постойте! - взорвался вдруг Рандир. - Это что, шутка какая-то? Индуктор, неужели вы считаете, что можно вот так просто заявиться, ничего не объяснив?
   -А что такое? - удивился маг.
   -Мы, вообще-то, считали, что ты погиб, - проговорил Веердна.
   -Ну, погиб-воскрес. Что из этого сыр-бор разводить, - пожал плечами Индуктор. Все на некоторое время замолчали, шокированные таким ответом. Наконец, Оффа не выдержал:
   -Но как? Как вам это удалось? Я собственными глазами видел, как сгорела ваша машина!
   -Не надо так напрягаться, Оффа. Я жив, тебе этого мало? - примирительным тоном сказал маг.
   -Вам не приходило в голову, что ваши друзья тяжело переживали вашу смерть? Зачем был этот спектакль? - мрачно спросил эльф.
   -Вот именно, - поддержал его Веердна.
   -Мне приятно, что вы все-таки меня любите, - улыбнулся маг. - Но не было никакого спектакля. Я был в том истребителе, и мне, действительно, пришлось умереть.
   -Ты хочешь сказать, что вернулся с того света? - спросил Веердна.
   -Да.
   -И как же ты это сделал?
   -С помощью магии, конечно, - брякнул, не раздумывая Индуктор.
   -Меня уже успели убедить в объективности мира и отсутствии магии. Ваш ответ не принимается, - ледяным тоном проговорил Эльмир.
   -Вижу, вы мне не рады, - обиделся маг.
   -Я, можно сказать, перенес тяжелейшее потрясение от твоей гибели, а ты, оказывается, жив-здоров-весел. Поэтому говори, как есть, - процедил Алексей.
   -А я не могу, - просто ответил Индуктор.
   -Не понял.
   -У меня свои способы возрождения, и я хочу оставить их в секрете из соображений безопасности. Это моя тайна. Вам придется принять тот факт, что я жив, без всяких объяснений.
   -Мы с вами еще побеседуем на эту тему, - мрачно проговорил Рандир.
   -Тяжело, когда рад человеку и в тоже время хочешь его прибить, - вздохнул Веердна.
   Индуктор только поморщился и сказал вслух:
   -Предлагаю все-таки перейти к сути дела. Что у нас на повестке дня?
   Градиент встал и, глядя на лежавший перед ним листок, начал говорить:
   -Вначале мой доклад о положении в республике, затем выступит Мазер, за ним Годограф расскажет о том, что сейчас творится в Средиземье и в частности в Мордоре. Дальше уже стоит приступить к обсуждению наших проблем.
   Выступавшие последовательно докладывали о положение в Средиземье. Постепенно в головах слушателей складывалась общая картина происходящего. Больше всех от военных действий пострадали земли диодов: поля были выжжены, а поселения порушены. Но населению царства и республике Варикап не грозил голод: ведь большая часть сельскохозяйственных угодий располагалась под поверхностью океана. Кроме того, перед началом войны экономика Морского народа находилась на гораздо более высоком уровне, чем где-либо еще в Средиземье. Поэтому восстановление предполагалось завершить уже через год.
   Хозяйство бывших врагов Свободных не было разрушено какими-либо военными действиями, но довольно сильно истощено хищнической политикой самих Светлых и Темных владык. Смена власти и существующего порядка также отразились не самым благоприятным образом на жизни мирного населения. Тысячам крестьян и мастеровым была дарована свобода, с которой они даже не знали что делать. Точно оценить ситуацию, на самом деле, было крайне сложно, потому что даже ближайшее будущее Арды было в тумане. Нужен был хотя бы общий план действий. И тогда поднялся Индуктор. Он развернул свою заляпанную жирными пятнами папку и достал какой-то клочок бумаги:
   -Друзья мои, у меня есть некоторые идеи по поводу того, что нам делать дальше. Если все получится, мы можем найти достойный выход.
   Все приготовились внимательно слушать, и маг продолжил:
   -Вначале коротко обрисую проблему. Через пять-шесть лет эта планета подвергнется нападению вооруженного флота Федерации и Внешних планет, в результате которого Арда, вероятней всего, будет уничтожена. За это время мы однозначно не сможем сделать ничего такого, чтобы можно было противопоставить врагу.
   -Так что ж нам покориться судьбе?! - вырвалось у Оффы.
   -Уж чего-чего, но только не судьбе. Я же сказал, есть планчик. Не простой, конечно, немного хитроумный, но при определенном старании вполне выполнимый. Я полагаю, что единственный способ избежать столкновения с технологически развитым человечеством - это бегство.
   На Индуктора сразу обрушился шквал вопросов.
   -Неужели вы хотите бросить всех и бежать?!
   -А как же жители Арды?
   -Как вы можете предлагать такое?!
   Маг спокойно поднял руку, делая всем знак замолчать:
   -Вы дослушайте, а потом уж кричите на меня. Я не предлагаю бросить всех и бежать. Я говорю о полномасштабной эвакуации всего населения планеты вместе с необходимой частью биосферы.
   -Но это невозможно! - воскликнул Саурон. - Вы в своем уме?!
   -А где ж мне еще быть? Я же говорю: дослушайте до конца. Что вы знаете о Миграционных комплексах АМК-3000М?
   -Что это?
   -Я знаю, - тихо сказал бывший валар Ульмо. - Моя бывшая работа была напрямую связана с этими комплексами.
   -А кем вы работали? - спросил маг.
   -Директором миграционной службы.
   -А, понятно, - кивнул головой Индуктор. - Тогда, может, вы расскажете другим, что представляет собой АМК? Я думаю, далеко не все понимают, о чем идет речь.
   -Хорошо. Миграционный комплекс представляет собой огромный звездолет стратегического назначения. Он оборудован рядом устройств, предназначенных для освоения необжитых миров. Это последнее слово довоенной человеческой техники позволяет даже малопригодную для житья планету превратить в планету земного типа. С помощью такого комплекса, кстати, была преобразована Арда. Кроме того, АМК способен перевозить около двух миллионов населения вместе с продуктами, вещами и прочим. Ваша идея, Индуктор, вполне понятна, но откуда мы возьмем здесь миграционный комплекс?
   -Это первое препятствие, где можно споткнуться. У меня есть подозрение, что эти комплексы болтаются где-то на границах Федерации или Внешних планет. Трудность состоит в том, чтобы их найти.
   -Допустим, мы их отыщем, дальше что? - спросил Ульмо.
   -Вы можете узнать об их местоположении? - ответил вопросом на вопрос маг.
   -Это возможно. В компьютере орбитальной станции содержится государственная база данных, а с кодами федератов я знаком по долгу службы.
   -В этом деле могу помочь и я, - вмешался Саруман. - Как никак бывший министр экономики Планет.
   -Это просто замечательно, - радостно воскликнул Индуктор. - Одной проблемой уже меньше.
   -Но как вы собираетесь заполучить АМК? - опять спросил Ульмо.
   -Это вторая трудность, но тоже преодолимая. В нашем распоряжение есть шесть звездолетов: четыре на АТС-3 и два здесь на планете. Я имею ввиду "Страну Мертвых" и грузовик Алексея с Генрихом. С их помощью мы сможем, по крайней мере, добраться до баз, где дислоцированы АМК. Вы спросите меня, что дальше? Абордаж! Согласитесь - это реально, хотя и рискованно. Сами посудите: столетняя война давно закончилась, и поэтому никто не ожидает нашего нападения. Это будет угон мирового масштаба.
   -И кого ж вы прочите в экипажи звездолетов? - спросил Манвэ.
   -Тут, я надеюсь, нам помогут эльфийские и варикапские товарищи.
   -Но они же ничего не смыслят в управление техникой, - возразил Манвэ.
   -Научаться. Нам же не требуются доктора наук, нужны всего лишь квалифицированные руки. Даже обезьяну можно научить выполнять какой-то определенный набор действий, а мы говорим об эльдарах и варикапах. Ведь я прав, Эльмир?
   -Не мне об этом судить, но, по-моему, вы правы, - согласился с магом эльф.
   -По-моему, тоже, - поддержал их Саурон. - В эльдарах я уверен. Мы же с тобой, Манвэ, заложили в них мощный интеллект, пора бы его пустить в ход. Меня беспокоит другое, а именно, как они будут сражаться: опять луками и мечами?
   -Вовсе необязательно. Не забывайте, что орбитальная станция буквально набита оружием. Научим их обращаться с энергометами, и тогда - держись враг. И еще кое-что, о чем вы не знаете. У меня есть могущественный союзник, с которым и современное оружие не так уж нужно. Я говорю об Апертуре. Кое-кто уже успел прочувствовать ее силу, - Индуктор злорадно усмехнулся. - Апертурцы - совершенные бойцы. Объясню почему. Помимо огромной чисто физической силы они обладают особенными парапсихологическими способностями. Благодаря ним апертурцы могут воздействовать на мозг врага, внушая ему безотчетный ужас и становясь для него невидимыми. Бой в результате превращается в охоту хищника за травоядным. Если обеспечить проникновение Апертуры на вражескую станцию, то победа гарантирована, поверьте мне.
   -Ты уже говорил с ними? Насколько я знаю, апертурцы не очень-то легко идут на контакт, - заметил Мазер.
   -Ты прав, Маззи. Однако, они помогут. Апертура самый рациональный народ из всех, что я видел. Я уверен в том, что говорю. Так, возвращаясь к плану: как вы поняли, он еще нуждается в доработке. Во-первых, кто-то должен заняться обучением экипажей и групп захвата; во-вторых, нужно спланировать высадку на охранные объекты противника; в-третьих...
   -В первом случае помочь могу я, - сказал Тулкас. - Я действующий командир спецназа. Оромэ, как полковник сухопутной армии, мне поможет.
   -Я и Генрих можем помочь в обучении экипажей, - сказал Веердна.
   К ним присоединились также Манвэ и Эонвэ.
   -Отлично! - потирая от удовольствия руки, сказал Индуктор. - Там и я могу чем-нибудь помочь. Тогда, кстати, тебе, Градиент, да вам, эльдары, следует подумать о достойных кандидатах в ученики. Это должны быть лучшие из лучших. Может у кого-нибудь есть какие-либо мысли по второму вопросу?
   -Мне кажется, что все-таки об этом рано думать, - сказал Манвэ. - Надо конкретно выяснить на кого совершать нападение, а там уже решать. Хотя у меня огромный опыт по проведению подобных операций, и, при наличии квалифицированных экипажей и групп захвата, эта часть плана осуществима. Но как я понимаю: на этом проблемы не кончаются.
   -Естественно, - кивнул головой маг. - Проблема сводится к следующему: допустим, АМК к Арде пригнали, людей загрузили, а кушать-то нечего. Понятно о чем я? Когда мы, наконец, доберемся до нового мира, нам потребуется некоторое время на адаптацию. Нужно освоиться, преобразить ландшафт, атмосферу, биосферу. Придется много работать. И быстро: еда может кончиться. Чтобы накопить необходимое количество ресурсов, придется вводить новую экономическую политику. Пока, если честно, на этот счет у меня нет не единой мысли.
   -Среди нас есть опытные люди, - сказал Саурон. - Я, Саруман, еще Лориен, он же министр сельского хозяйства, Ауле, губернатор Марса и опытный технолог, Мандос, бывший министр юстиции Земли и историк, Ульмо, кроме всего прочего, социолог. Нас мало, но мы одни из лучших специалистов, не побоюсь этого слова, человечества. Для решения конфликта между двумя сторонами были, как вы видите, привлечены наиболее серьезные люди.
   -Спасибо вам, мой дорогой учитель, - искренне поблагодарил его за поддержку маг. - Ваша помощь поистине бесценна. Тогда пусть эксперты набросают общий план, мы его обсудим, а там уж будет видно, что делать дальше.
   -Мы этим займемся, не беспокойтесь, - успокоил мага Саруман. - Все будет организовано, только нужны полномочия.
   -Полномочий хватит на всех, - махнул рукой Индуктор. - А, еще вот что: я так понял, мой план принялся как-то сам собой. Это значительно все упрощает. Хотя есть один пункт в нем, который мне очень не нравиться: этот мир будет потерян для нас. Печально это осознавать, учитывая то, что для меня и тем более для вас он был домом на протяжении многих лет. Но еще есть надежда на то, что наши потенциальные враги, обнаружив отсутствие разумной жизни на планете, не станут ее уничтожать. В любом случае в будущем мы это выясним. Ладно, я полагаю, что пищи для размышлений вам хватит надолго. Подумайте, может придет в голову что-то получше.
   -Есть предложение, - сказал вдруг Рандир. - Оно напрашивается само собой. Чтобы эффективней накопить средства, нужна полная консолидация сил и централизация власти. Я говорю о едином правительстве.
   -Это логично, - поддержал Эльмира Манвэ. - А что думают другие?
   Все выразили свое согласие. Каждый понимал, что это необходимо. Получалось так, что на этом совете рождалось новое правительство. В нем не было четкого разделения обязанностей, но вся его будущая деятельность была направлена на спасение этого мира. Необходимо было решить еще массу вопросов касательно управления побежденной частью Средиземья. Существовал также непокоренный Валинор и Тарк в Мордоре. Пожалуй, организация эвакуации было делом не меньшей сложности, чем захват Миграционный комплексов.
   Перед тем как расходиться Саурон сказал, обращаясь к бывшим владыкам:
   -Что делать с Тарком? Мы ведь не можем его так бросить.
   -Да, Тарк - это проблема, - покачал головой Саруман. - Его помощь была бы неоценима.
   -Почему? - спросил Индуктор.
   -Он, несмотря на свою кажущуюся молодость, самый опытный из нас в делах управления государством, - ответил Саурон.
   -Тарк или Карл Альбрих сейчас представитель конгресса Внешних планет, а до этого он сменил массу должностей, в том числе и должность премьер-министра. А это, поверьте мне, совсем не мало, - добавил Саруман.
   -Так в чем же дело? Почему он до сих пор сопротивляется? - спросил Индуктор.
   -Из упрямства, - махнул рукой Манвэ.
   -Вы не правы, а что ему оставалось делать?! Мы бежали из Мордора, затем с планеты: естественно, что он почувствовал себя преданным. И винить его за это нельзя, - вступился за Тарка Саурон.
   -Так что вы предлагаете? - спросил Манвэ.
   -Я могу только поговорить с ним, попытаться убедить, но вот в чем проблема: согласится ли он слушать, - сказал владыка Мордора.
   -У вас получиться профессор, - уверенно заявил маг. - Вы займитесь этим сразу после завтрашнего совещания, а мы, то есть я с товарищами Саруманом и Ульмо смотаемся до АТС-3 и поковыряемся в базе данных. Заодно и с Генрихом поговорю, тоже, если разобраться, толковый человек.
   На этом и решили закончить сегодняшний совет.
  
   На следующий день, как и предполагалось, маг и двое нео-толкиенистов прибыли на орбитальную станцию. Их встречал Гарич. О том, что Индуктор жив, он уже знал: Веердна послал ему сообщение из Гармоники.
   Саруман и Ульмо сразу направились в архив, где располагались банки данных Солнечной федерации и Внешних планет, а маг и Генрих, оживленно болтая, пошли в каюту бывшего коменданта станции.
   -А я ничуть не удивился, что ты жив, - говорил Гарич.
   -Это почему же?
   -Я все равно никак не мог поверить, что, наконец, избавился от такого вечно зудящего организма, как ты. Такого счастья, я чую, мне не дождаться никогда.
   -Это твои проблемы, - холодно сказал Индуктор. - Как там эльфы?
   -А кстати ничего. Молодцом. Саурон не обманул: ребята, действительно, очень смышленые.
   -А как пленники?
   -Какие пленники? - не понял Гарич. - Все, какие были, уже на Арде.
   -А! Я просто не знал. Мертвый же ведь был в это время.
   Они вошли в командирскую каюту. В отличие от прочих помещений на станции она имела богатую, не лишенную вкуса обстановку. У правой стенки стояла аккуратно заправленная синим покрывалом полуторная кровать, рядом же находился письменный стол и стул с резной спинкой. С левой стороны от входа был открытый бар с множеством бутылок внутри, а чуть дальше журнальный столик и два кожаных кресла.
   -Проходи, садись, - пригласил друга Генрих, и они одновременно с разбегу плюхнулись в кресла. Индуктор, прищурившись, лукаво посмотрел на друга, а тот также хитро на него. Через мгновение они уже самозабвенно хохотали, держась за животы.
   -Так уже можно говорить, - заявил Индуктор. - А чтобы речь текла полегче, давай выпьем.
   -Угу, - поддержал друга Гарич. - Давай.
   -Мы же не просто так пьем, а по делу.
   -Конечно, ведь для решения серьезных проблем, нужно ликвидировать естественные ограничители мысли.
   -А я смотрю, ты не дурак выпить, - хитро улыбаясь, заметил маг.
   -На самом деле алкоголь является лишь средством для расширения области сознания. Смешивая сознательное и бессознательное, он дает возможность человеку перешагнуть границы своей личности, открывая перед ней новые горизонты, - серьезно заявил Гарич.
   -Ладно, хватит подводить под это теоретическую базу, мне-то Леха говорил, что ты - пьянь каких поискать.
   -Да? Он такое говорил? Странно... Хотя иногда от всего этого действительно попахивает алкоголизмом. Но что ж делать? Не исправляться же мне, - пожал плечами Зеленый, наливая себе и магу по полной стопке. - К тому же не так уж много я и пью.
   Они выпили.
   -Это же спирт! - воскликнул маг, конвульсивно выплевывая выпитое.
   -Правда? - удивился Гарич, наливая еще по одной. - А я-то думал, чем это так вкусно пахнет.
   Индуктор вскочил, жадно хватая ртом воздух, и подбежал к бару. Немного там порывшись, он извлек оттуда бутылку шампанского и хрустальный фужер.
   -Это мне больше подходит, - сказал маг, возвращаясь на свое место. - И вообще, глядя на тебя, я скоро перестану употреблять алкогольные напитки. Последствия, как я вижу, слишком страшны.
   -Очень страшные последствия, но это не важно, - мудро ответил Зеленый. - Самое главное в жизни - это любовь.
   -Чего?!
   -Любовь. Такова моя позиция на сегодняшний день.
   -Ты еще скажи, что влюблен.
   -Конечно, - уверенным тоном ответил Гарич.
   -Конечно?!
   -Ну, да. Я планирую завоевать сердце Вильвании. По-моему, выбор правильный. Красивая и умная девушка. По всем параметрам - это почти идеал. Понятно, что идеальных женщин нет, но она наиболее близка к тому, что я бы назвал совершенством. Где-то на девяносто девять процентов. И я считаю, что люблю ее. Это ведь нормально. Как думаешь? - Гарич серьезно посмотрел на Индуктора. Тот сидел в крайне напряженной позе, плотно сжав губы. Он судорожно схватил фужер и залпом его выпил, после чего вскочил и выбежал за дверь. Генрих нахмурился и мрачно пробурчал:
   -Еще посмейся надо мной.
   А за дверью, действительно, с Индуктором приключилась истерика. Он, упав на колени, хохотал так, что слезы ручьями текли из его глаз. Это продолжалось около минуты, после чего маг, наконец, выдохся и, с трудом переводя дух, вернулся в каюту.
   -Все? Успокоился? - сердито спросил Гарич.
   -Уф, я еще не скоро приду в себя. Ох, насмешил, - помотал головой Индуктор.
   -Меня раздражает, что над моими чувствами кто-то смеется, - холодно заявил Генрих.
   -Да было б над чем смеяться. Леха, между прочим, тоже испытывает к этой девушке нечто вроде любви. Тебе об этом известно?
   -Он мне об этом говорил.
   -А о том, что у них уже роман полным ходом идет, ты слышал? - продолжал спрашивать маг.
   -Что?! Ну, Леха! Вечно ему везет. Ну, мы еще посмотрим: кто кого! - вспыхнул Гарич.
   -Генрих, прекрати. Оставь их в покое, - тихо сказал Индуктор. - Я ведь тебя знаю: тебе этого не нужно.
   -А почему ты решил, что меня знаешь? Кто дал тебе право решать, что хорошо, а что плохо? - с равнодушной злостью в голосе ответил Гарич. В этот момент его глаза приобрели красноватый оттенок.
   -Не злись. Будь человеком и отстань от Веердна и Вильвании. Не любишь ты ее, я уж вижу. Не может быть любви там, где есть расчет. А ты как математик, все рассчитал и получил ответ. Это не наука. Это чувства. Думаешь, почему я тебя понимаю? Я такой же, как ты, калека, - Индуктор печально покачал головой.
   -Верно. Мы с тобой два урода, - неожиданно согласился Гарич.
   -Ага. Полное смешение рационального и иррационального в умах. Только у тебя рационализм на иррациональной базе, а у меня наоборот.
   -Метко подметил, хоть и случайно, - засмеялся Генрих. - Любовь? Ерунда. Действительно, это мне не очень-то пока и нужно. Черт с ней! Пускай Леха этим занимается.
   -Рад, что ты это понял, - тоже улыбнулся Индуктор. - Поговорим о чем-нибудь другом. Наверняка, для тебя это Средиземье явилось чем-то новым. Резко началась насыщенная жизнь. Смена гражданства. И чего ты обо всем этом думаешь?
   -Это все очень похоже на фарс, если посмотреть со стороны. А если изнутри, то об этом как-то и не задумываешься.
   -Согласен.
   -Только ответь мне на один вполне прямой вопрос. Это ведь ты все затеял?
   -Ну, я, а что? - невинно глядя в глаза Генриха, ответил маг.
   -Хотелось бы понять зачем.
   -А ты, действительно, не понимаешь? - прищурившись, спросил Индуктор.
   -Есть некоторые наработки, - кивнул головой Гарич. - Но я хочу услышать всю правду от тебя.
   -Правду? Ой! - Индуктор нервно заерзал в кресле. - Ладно, уговорил. Понимаешь, дело не в том, что я никому не доверяю, не все способны это понять. И правду в чистом виде трудно выдавать.
   -Врать легче?
   -Я не про то. Я всегда честен, ну, иногда привираю, но только ради шутки, а в важных вопросах никогда. Просто это моя дурацкая манера преподносить факты так, что об этом никто не догадывается. Ты понял?
   -Да. Давай отвечай на вопрос, пока все не повисло в воздухе, как всегда, - невозмутимо ответил Гарич.
   -Хорошо, я закончил изворачиваться. Война мною затеяна по нескольким причинам. Первая состоит в том, что я опять возжелал власти, причем очень большой. План был таков: с помощью свободных я захватываю Средиземье и устанавливаю здесь новый порядок. Затем после пары сотен лет ускоренного технологического прогресса Арда превращается в сверхдержаву. Ты так не улыбайся. Я все просчитал: ресурсов хватит, да и я вообще в ближайшие миллион лет помирать не собираюсь.
   -Богом себя возомнил? - ухмыльнулся Гарич.
   -Нет, просто я очень умный мужик, который смог придумать, как это осуществить. Если хочешь знать, я пользуюсь этим методом уже больше тысячи лет.
   -Я понял. Ты бессмертен, - как можно серьезней сказал Гарич.
   -Гад. Не верит. Я потом с тобой об этом поговорю. Даже, если потребуется, помру и воскресну для пущей убедительности.
   -Хорошо-хорошо, только давай не сейчас, - уступил Гарич. Маг стал похож на рассерженного воробья.
   -Потом я собирался захватить Федерацию и Внешние планеты. Прекрати на меня смотреть, как на идиота!
   -Я на тебя так и не смотрю. Ты говоришь совершенно логичные вещи, - серьезно покачал головой Генрих.
   -А знаешь, следующим пунктом моего плана было зверское избиение некоего Генриха Гарича, - со страшным лицом проговорил маг.
   -А за что? - притворно удивился.
   Индуктор вдруг заорал нечеловеческим голосом и ударом силового поля разломал в труху кресло под Гаричем. Тот встал и спокойно отряхнул одежду. Потом подошел к письменному столу, взял резной стул и снова сел перед магом, который все это время, сильно выдвинув вперед нижнюю челюсть, исподлобья смотрел на Генриха.
   -Ты меня сильно испугал, теперь я тебя очень боюсь, - серьезно заявил Гарич, и они вдруг оба облегченно засмеялись.
   -Давно меня так не опускали, - переведя дух, проговорил Индуктор.
   -Не все ж тебе над людьми издеваться. Ладно, давай вернемся к прерванному разговору. С первой причиной все ясно, в чем заключается вторая?
   -Тут все сложней. Поскольку эта, пожалуй, основная причина. Я хотел насадить собственный порядок.
   -Зачем?
   -В том-то и дело. В этом вопросе заключена вся суть проблемы. Я добиваюсь свободы.
   -Свободы от чего?
   -Свободы от того, что я прозвал "системой".
   -Ну-ка, уже интересно. Что это?
   -Система - это широкое и довольно размытое понятие. Оно больше ощущается, чем понимается. По крайней мере, мной. Это совокупность нравственных и этических установок, традиций, стереотипов поведения, порождающих у личности страхи, в частности, ксенофобию и боязнь нового. Корнями это уходит в быт и незнание человеком самого себя. Все перечисленное образует систему.
   -Без этого человека вообще сложно представить. В этой системе ничего страшного нет: это жизнь.
   -Правильно, для большинства это жизнь, поскольку система ее подменила. В этом-то и заключается самое страшное. Она - аморальна и чудовищна по своей сути.
   -Назови хотя бы одного человека, для которого жизнь и система не тождественные понятия.
   -Легко. Это ты и я.
   -Я?! - удивился Гарич. - Тогда я, наверное, не разобрался в сути этого понятия.
   -Наверное, - согласился маг. - Поясню на примерах ее воздействия на личность. Пример первый, самый простой: сын, родившийся в семье плотника, решил стать писателем или художником, но не стал, потому что родители не дали. Пример второй, поглубже: поминки усопшего, не пьющего человека заставляют выпить за упокой, он пьет. Но никто не задумывается о том, что никому из мертвых не нужно, чтобы из-за него кто-то напился или хотя бы просто затуманил сознание с помощью алкоголя. Однако обычай, который на самом деле лишь является апологетикой пьянства.
   Человек с самого рождения попадает в невидимые оковы, в колею. Понятно, что его возможности все равно ограничены, однако ж система в уже существующей довольно-таки широкой колее прокладывает еще одну, гораздо более узкую. Что приводит часто к страшным последствиям. Кстати, хочешь отличную иллюстрацию всего вышесказанного?
   -Ну?
   -Средиземье. Помнишь в начале нашего разговора, ты назвал происходящее здесь фарсом?
   -Я понял, куда ты клонишь, - осенило Гарича. - Все правильно. Светлые и Темные с рождения привыкли враждовать друг с другом, но реальных причин для этого не было: ими просто манипулировали.
   -Вот видишь, это реальный пример чудовищности системы. Как тебе?
   -Впечатляет, - покачал головой Генрих. - Но ведь далеко не каждый видит это.
   -Это очевидно.
   -Не знаю даже, видел ли я все это или нет?
   -Я думаю, видел. Только по-своему. Я просто сказал вслух то, что ты ощущал на уровне подсознания.
   -Да, наверное. Так что ж, по-твоему, свобода?
   -А это еще более иллюзорное понятие, отличающееся от привычного определения. Как я думаю, свобода - это не состояние, а ощущение, ощущение независимости от оков, осознание своего активного начала. По-другому, это способность легко менять колею по собственному желанию. Я считаю, смысл человека в обретении свободы, только тогда он становится полноценной личностью.
   -Трудноватая задачка. Нужно быть очень сильным человеком, чтобы этого добиться.
   -Это очень тяжело, но возможно и, пожалуй, необходимо.
   -Мне кажется, проблемы начинаются с того, что крайне сложно показать другому свое видение.
   -Да, первый этап - это взгляд на систему со стороны, второй - это обретение свободы. И уже только будучи свободным можно встать на истинный путь.
   -Похоже, первый этап я только что миновал, - улыбнулся Гарич.
   -Нет, ты уже давно на подступах ко второму, - возразил Индуктор. - В свое время я усердно выискивал пути к свободе. И знаешь, с каким результатом? Нашел два. Может их и больше, но нашел я пока два.
   -Ну, давай, приобщи меня к своей мудрости, - усмехнулся Гарич.
   -Тогда слушай: первый - это прямой конфликт с системой, второй - уход от нее. Определения, конечно, расплывчатые, поэтому поясню, что я под ними подразумеваю. В первом случае личность бросает вызов обществу и каким-либо образом подстраивает его под себя. Это то, чем обычно занимаюсь я, правда пока безуспешно, но меня трудно заставить сдаться, и мы еще посмотрим кто кого.
   -Тебе не кажется, что такой путь заранее обречен на поражение: личность будет просто раздавлена.
   -Нет, это далеко не всегда так. Все зависит от конкретной исторической ситуации и степени активности социума. Если он малоактивен, действительно, ты в нем утонешь, а если наоборот, то будет по твоему. Короче говоря, ознакомься с теорией пассионарности Льва Гумилева, гениального историка прошлого, и ты признаешь мою правоту.
   -Хорошо, пусть так, но ты не находишь, что вместо одной системы ты насаждаешь другую?
   -Э-э-э...черт...ты прав, - смутился было Индуктор. - Стой! Нет! Это верно для остальных верно, но сам ты будешь вне ее.
   -Даже отбрасывая моральный аспект этого пути, все равно ты будешь всю жизнь с ней бороться.
   -Ну, да. И что?
   -То есть ты попадаешь под ее воздействие и, как следствие, снова рабство.
   -Е-мое, тупик какой-то. Это что получается - я массу времени истратил на ерунду?! - Индуктор опешил от такой мысли.
   -Смирись с этим, для тебя все потеряно. И миллионы лет жизни не пригодятся. Зря бессмертие себе выдумывал, - изображая сочувствие, говорил Гарич.
   -Не может быть: так не бывает! - сокрушался маг. - Что-то здесь не так.
   -Ты главное не переживай. На твоем жизненном пути разочарования будут встречаться еще не раз. Тем более что этот жизненный путь у тебя такой длинный. Представляешь, сколько их будет в абсолютных-то величинах, - издевательски утешал мага Зеленый.
   -Э, нет, постой. Так просто ты меня не запутаешь. Я уже говорил, что свобода это не состояние, а ощущение независимости от системы, без всякой связи с реальным положением вещей. Адепт конфликта самой борьбой вырабатывает это ощущение, - Индуктор вновь воспрянул духом.
   -Ага и получаем зависимость более высокого порядка. Надо быть богом, чтобы идти этим путем. Но богами не становятся, богами рождаются. Нет, Дарт, эта дорога ведет в никуда. Советую тебе, завязывать с этим, - покачал головой Гарич.
   -Нет, я этого не сделаю. Я эмпирическим путем докажу свою правоту, - не сдавался маг.
   -Не понимаю, что ты так цепляешься за этот путь?
   -А он мне нравится.
   -А. Тогда понятно. Хорошо, ну что там тогда со вторым пунктом, может, он будет соответствовать выбранной классификации.
   -Итак, уход от системы. Тут все просто. Личность, осознавшая тяжесть оков, механически переносит себя прочь из данной обстановки. Причем необязательно географически. В качестве примера можно привести религиозных подвижников, монахов, некоторых людей искусства. Такие личности иногда называют "человек не от мира сего", либо "чудак". Ты меня понял?
   -Понял. Ты говоришь о людях, взгляд которых на жизнь направлен, условно говоря, вверх. Они имеют свой нравственный закон в душе. Можно сказать, система в системе.
   -Да, это верно. Однако, следует различать два вида ухода: сознательный и бессознательный. Так вот твое последнее утверждение относится к бессознательному уходу. Реальное же достижение свободы достигается в первом случае.
   -Что-то я не могу представить себе таких людей. Приведи пример.
   -Так сразу на ум приходят лишь имена киника Диогена и моего заочного учителя Порфирия Иванова.
   -Я таких не знаю.
   -Серый человек, что ж я могу поделать. Потом тебе как-нибудь расскажу. Так вот, хотя они оба географически находились внутри системы, но на самом деле вне ее. Одного принимали за очень умного и уважаемого шута, а другого просто настолько не понимали, что боялись трогать, - объяснил Индуктор.
   -А почему ты решил, что только при сознательном уходе достигается свобода. Я, например, не вижу разницы.
   -Странно. Это же очевидно. Если ты сам выбираешь путь - это одно, а если путь выбрался сам по себе - совершенно другое.
   -Хм, понятно. Убедил, - согласился Гарич. - Что ж, этот способ действительно приемлем.
   -Тоже не всегда, - вздохнул Индуктор. - Бывает просто нет такой возможности. И причин миллионы: ты сидишь в тюрьме, больная мать прикована к постели, любовь всей твоей жизни - часть системы и... Ладно, может примеры не самые удачные, но ты понял.
   -Конечно, - сказал Гарич. - Как ни странно, возразить тебе нечего. Может спиртику.
   -А что так?
   -Да, голова болит: устал умное лицо делать, - пожаловался Зеленый.
   -Так сделай глупое.
   -Нет, не так. Скажи: будь собой, Генрих, - засмеялся Гарич. - Не хочешь спирту, давай водки.
   -Слушай, мне так нравится твое прозвище - Зеленый. Так подходит.
   -Хорошему человеку все идет, - невозмутимо отвечал Гарич, выпивая очередную рюмку. - Кстати я придумал еще один пример сознательного ухода: это наши друзья толкиенисты.
   -Верно, о них-то я и не подумал.
   -Значит, говоришь только два пути? - отпивая из фужера Индуктора, сказал Гарич.
   -Может и больше, но я вижу только два.
   -Вижу третий, - заявил Гарич.
   -Алкоголизм что ли?
   -Нет, это, возможно, четвертый. А если по серьезному, то у меня сейчас родилась новая концепция. Слегка революционная, но ты и я с этим сталкивались всегда, просто еще не подвергали исследованию.
   -Так, уже страшно, - Индуктор сделал испуганное лицо.
   -Бояться не надо. Назовем это "концепцией игры". Представь себе распространенную ситуацию: уход из системы невозможен, а конфликт приводит к самоуничтожению. Что делать? Как взаимодействовать с системой? Тут нужен особый проницательный и изощренный ум. Целью является выработка ощущения свободы, путем движения в обход существующих стереотипов поведения. Хитрость заключается в том, что сознание как бы воспаряет над конкретной ситуацией или миром вообще и ломает существующий порядок путем движения поперек или параллельно колее, проложенной поведением людей в прошлом.
   Приведу пример. Давным-давно, еще до войны я был задержан правоохранительными органами по подозрению в убийстве. Естественно, я никого не убивал, но под описание свидетелей вполне подходил. Начался допрос. В таких обстоятельствах поведение невиновного и виновного зависят от степени испуга, актерского мастерства и развитости ума, но все они предопределены. Обычно невиновный, будучи совершенно уверенным в своей чистоте перед законом, пытается поскорей уйти от сложившейся негативной ситуации. Он старается делать акцент на своей невиновности, непричастности к преступлению. Что естественно. А вот я никаким местом не соответствовал этому стереотипу. Да, я наслаждался этой обстановкой. В любой момент моя жизнь могла полностью измениться, но именно это меня и возбуждало. Я абстрагировался, оттолкнулся от ситуации и начал играть. Пожалуй, это было увлекательно. Они задавали мне вопросы, а я вырисовывал им всю их подоплеку, выговаривая вслух все варианты ответов с объяснением всех их возможных последствий. Где-то через час следователи одурели окончательно и, не выдержав, сказали: "Ты, парень, либо абсолютно чист, либо самый изощренный убийца в истории криминалистики". Меня отпустили. И знаешь, я понял, что находился в состоянии равнодушной заинтересованности.
   -Тяжелое, наверное, состояние, - обалдело промямлил маг.
   -Да. То есть был абсолютно равнодушен к своей судьбе и испытывал сильный интерес именно к ситуации. Тогда я это сделал бессознательно. Сейчас же это вполне сознательный процесс.
   -Гы, - сказал Индуктор, самозабвенно ковыряясь пальцем в зубах.
   -Да. Я подумал, что такое поведение, между прочим, делает человека несколько равнодушным и высокомерным. И этот путь есть некий симбиоз личности и системы. Причем человек ею пользуются по своему усмотрению, используя для своего самоутверждения. Тогда это паразитизм. Такой путь тоже не совершенен.
   -Может спиртику? - предложил Индуктор.
   -Да, давай, наливай, - не думая, согласился Гарич, до сих пор погруженный в свои мысли. Они молча выпили по стопке. Потом еще по одной. Наконец, Гарич встал, оправил одежду и сказал:
   -Может пойдем морду эльфам набьем?
   -За что?
   -А что есть еще кому? - пошатываясь, спросил Зеленый.
   -А если они нам? И авторитет, неудобно как-то ж.
   -Тогда не надо. Я вообще-то добрый, просто закусывать надо было, - и Гарич стал медленно опускаться на стул, но промахнулся и свалился под стол.
   -Генрих, с твоей стороны это явный конфликт со всеми возможными системами.
   -Я подумал вот что, - донеслось из-под стола.
   -Ты еще в состоянии думать? - искренне поразился маг.
   -И думать, и говорить, ходить только не могу. Четвертый способ взаимодействия с системой - это сознательное принятие ее правил. Но это не свобода. Правда, я умный?
   -О-о-очень умный, - согласился Индуктор и, наклонившись вперед, тоже свалился под стол.
  
   На следующее утро в каюту Гарича позвонили. Индуктор подскочил на месте и больно обо что-то стукнулся. Зазвенела посуда, на пол посыпались бутылки, а стол упал на бок, придавливая своим краем ноги Генриха. Тот закряхтел и проснулся. Лицо его было страшно: глаза выпучены, брови сдвинуты, а рот слегка приоткрыт. Маг, держась за голову, бросился открывать дверь. На пороге стоял Ульмо. Он изумленно посмотрел на перевернутый стол, на опустошенный бар, на Зеленого, лежащего в луже зеленоватой жидкости, обильно засыпанной битым стеклом.
   -У вас все в порядке? - спросил Ульмо.
   -Ага, - ответил маг, усердно растирая лоб.
   -Что у вас тут произошло?
   -Да, погуляли немного. Извините за беспорядок: только встали, - сказал Индуктор.
   Гарич замычал и, сгорбившись, направился в ванну. Маг насмешливо поглядел ему вослед и затем сказал, обращаясь к Ульмо:
   -Ну, что? Вы что-нибудь нашли?
   -Да. Все что нужно. Если вы в состоянии, то пойдемте покажу.
   -Почему вы решили, что я не в состоянии?
   -Вы себя в зеркале еще не видели? Все-таки праздник был, - усмехнулся Ульмо.
   -Ерунда, после таких оргий мне наоборот хочется заниматься чем-то полезным и трудоемким, - отмахнулся от него Индуктор. - Дабы искупить грех свой.
   -Завидная особенность. Тогда пойдемте.
   Они вышли в коридор и направились в архивный зал, где располагались электронные банки памяти. Ульмо хотел показать Индуктору то, что он с Саруманом вчера отыскал. Оказывается, Миграционные комплексы находились не так уж далеко от Арды, но они хорошо охранялись. Эти АМК принадлежали Солнечной федерации и предназначались для очередного акта территориальной экспансии. Корабли базировались на поверхности спутника одной из планет федератов. Охрана была многочисленна и хорошо вооружена, но состояла исключительно из наземных войск. Это было на руку новому правительству Арды, ведь наземную операцию было гораздо легче осуществить. Средиземцы были в состоянии высадить целую армию, каждый солдат которой, несмотря на недостаточную экипировку, превосходил по всем параметрам любого бойца федератов.
   Индуктор воспринял новости с большим воодушевлением, и искренне поблагодарил валара за выполненную работу. Пожав ему руку, маг поспешил сообщить обо всем Генриху.
   Оставшись один, Ульмо решил найти Сарумана. Он направился на третий уровень станции. Ему было отчего-то грустно. Наверное, было трудно принять тот факт, что им опять манипулировали. Несмотря на внешнюю обходительность и вежливое обращение, Индуктор правил ситуацией железной рукой. И бывший владыка не мог избавиться от ощущения, что маг уничтожает родную ему Арду. Он был словно Молох, забредший в цветник, топчущий цветы на пути к своей цели.
   Лифт остановился. Бесшумно раскрылась дверь, и Ульмо зашел в обсерваторию. Вся комната была залита нежно-голубым сиянием. В огромном полукруглом окне, словно око ночи, блистала Арда. Прижавшись лицом к стеклу, одинокой фигурой застыл Саруман. Ульмо подошел к товарищу и положил руку на плечо.
   -Ты все любуешься? Да, Арда бесконечно красива, но теперь она не наша и скоро станет совершенно иной: красота исчезнет.
   -Красота не исчезнет никогда! Арда прекрасна в независимости от того, кому она принадлежит. Друг мой, не всегда красоту можно создать, не у всех на это есть талант и умение, но ее всегда можно найти в том, что видишь.
   -Саруман, ты же понимаешь, что я имею в виду. Тот дух, что мы принесли сюда - он растворится в волне перемен, захлестнувшей все и вся. Мы напрасно бежали от мира, он нас настиг и опутал с ног до головы. Мы потеряли все, - обречено проговорил Ульмо.
   -Это верно только в том случае, если он, этот мир, опутал и твою душу. Весь тот дух сказки живет, прежде всего, в нас, а до него не добраться никому. Ко всему прочему твоя логика имеет существенный изъян: неужели все вернется на круги своя, если федераты или внепланетчики разнесут Арду на куски. У нас есть возможность все создать заново.
   -Да, - устало согласился Владыка Вод, - ты, конечно, прав. Именно это и заставляет нас делать то, что делаем. Но тоска о прошлом свойственна даже валарам. Да, тоска, это единственное, что у нас осталось, а нам нужно совершить невозможное - из нее вырастить надежду, причем не только для себя, но и для почти пяти миллионов разумных существ.
   -Я уже начинаю сомневаться, ту ли сторону ты выбрал в наших играх. Стены Ангбанда больше соответствовали бы тому настроению, чем залы Валинора. Уныние, - наставническим голосом произнес Саруман, - первый грех. У нас нет на это времени. И постоянно стонать - глупо. Посмотри на Индуктора: не отступать и не сдаваться. Вот в ком энергия хлещет через край. Бери с него пример. А работа поможет забыть тоску. Хотя я никогда не откажу себе в наслаждении приходить сюда и любоваться на Арду.
   Ульмо согласно кивнул и направил свой взгляд на планету, и они замерли расплывчатыми тенями в голубом сиянии...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Эпилог.
   -Карл, вставай! - послышалось сквозь сон. - Карл!
   Голос стал требовательнее. Тарк замычал и грязно выругался.
   -Тарк, чтоб тебя, вставай, нас ждут!
   Он с трудом разлепил веки. Сквозь пелену проступило озабоченное лицо Саурона. Голова слегка гудела, а рот, казалось, был заполнен паутиной. "Да, эль был вкусный, но что-то я переборщил", - подумал Тарк. Он резко сел на кровати.
   -Чего надо?
   -Чего надо, чего надо, - передразнил его Саурон. - Я тебя уже полчаса пытаюсь разбудить. Сегодня собрание. Мы и так опаздываем.
   Он оглядел комнату и укоризненно покачал головой:
   -Опять пьем?
   -А тебе-то что? Я не обязан отчитываться. Да и ни о каком собрании я и слыхом не слыхивал.
   -Еще бы, с тех пор, как я уговорил тебя оставить Старую базу и присоединиться к нам, ты всячески показываешь свое презрение и отчуждение, делая вид, что лишь чрезвычайные обстоятельства заставили тебя связаться с такой жалкой кучкой уродов, как мы, - в сердцах воскликнул Саурон. - Все последнее время ты пичкал меня красивыми фразами о том, что с твоей базы произойдет новое возрождение Арды, а все, кто сотрудничает с захватчиками, трусы и предатели, хотя твои глаза говорили другое. Они кричали, что ум, душа и тело измотаны до предела. Поэтому то, что ты снял защиту вокруг базы и сложил оружие, не было для меня сюрпризом. Я достаточно давно знаю тебя, Тарк, - немного успокоившись, добавил он, - и уже успел изучить твой характер.
   "Тоже мне, знаток глубин человеческой души", - пробормотал про себя Тарк, но, не найдя, что ответить вслух, лишь обиженно поджал губы. Наконец, он встал с постели и вздохнул:
   -Ладно, черт с тобой. Дай мне десять минут на сборы, и тогда двинем на твое собрание. Заодно по пути объяснишь, что к чему.
   Спустя полчаса они шагали по широкой, заснеженной улице столицы, ведущей к главной площади. Этот город вырос в устье реки Изен. Удобная гавань, пересечение сухопутных и морских путей, благодатный климат обусловили его месторасположение. Архитектура носила строго функциональный характер: большая часть города была застроена однотипными складскими помещениями, на окраинах располагались четыре космопорта, зато жилые кварталы могли похвастать многообразием архитектурных решений. Когда большая часть столицы была создана для того, чтобы накапливать и хранить, здесь царила смесь всех направлений: эльфийские и гондорские мотивы сочетались со строгим варикапским стилем, резкая ангмарская готика с нежным кхандскими формами. Однако, на Тарка, имевшего свои четкие понятия о красоте, вся эта мешанина скорее раздражала, чем удивляла. Скользнув равнодушным взглядом по очередному зданию, он повернулся к Саурону:
   -Так что за собрание-то?
   -Что ж, начну с начала, - терпеливо вздохнул тот, - раз ты прослушал все, что я до этого говорил. Итак, год назад после известных тебе событий была создана Конфедерация народов Средиземья. Созван совет из представителей всех народов, населяющих Арду. Председателем избрали эльфа Эльмира, лидера той самой группы, что вызвала к жизни клонов из Сильмариллиона. Целью деятельности этого правительства является спасение планеты, точнее ее жителей. Сегодня же решили устроить нечто вроде митинга, чтобы подвести итоги. Так как мы на него опаздываем, я тебе кратко перескажу то, чего нам удалось добиться.
   -Кому нам? - переспросил Тарк.
   -Как кому? Мне, всем бывшим владыкам, правительству, наконец.
   -Ладно, и чего вы там добились? - пренебрежительно спросил Тарк.
   -Уже за этот год удалось сделать довольно много. С использованием современных технологий экономические показатели резко скакнули вверх. Посевные площади увеличились почти в два раза, а урожаи в четыре. И это только начало. В столице продолжается большая стройка: возводятся все новые склады. Между городами прокладывается новые дороги. Что касается армии: здесь успехи поистине невероятны. Новые боевые формирования из варикапов, эльфов и апертурцев дадут фору даже гвардейским частям федератов или внешпланетников. Эльдары, как оказалось, прирожденные механики и инженеры, поэтому почти все истребители и звездолеты ими и будут пилотироваться. Апертурцы по своей природе являются совершенными диверсантами, правда, их учений я еще не видел. Никак не могу решиться прийти и посмотреть на это.
   -Почему? - удивился Тарк.
   -От этих существ у меня мороз по коже, - Саурона даже передернуло. - Да и ты будто не знаешь, что это за народ. Не тебя ли они как-то побили?
   -Не важно, - досадливо отмахнулся от него Тарк. - Ты лучше объясни, почему тогда все отряды и не были из них сформированы.
   -Мы опирались на точное знание физиологии этих рас. Как выяснилось, в бою эффективней использование и варикапов, и апертурцев одновременно.
   -Это, пожалуй, интересно.
   -Кстати, насколько я помню, ты заканчивал что-то связанное с сельским хозяйством...
   -Ну, более или менее, - покачал головой Тарк. - Ты предлагаешь мне заняться земледелием и скотоводством? Мне многое придется вспомнить.
   -Ты уж постарайся. А то одному Лориену трудновато все тянуть на себе...
   -Ладно. Это все хорошо: новые технологии, дороги, ресурсы, только чем это поможет против флота тех же Внешних планет?
   -Вот мы и дошли до самого главного. Ты, наверняка, помнишь, как обживали Альдебаран III или Бертран?
   Тарк задумался.
   -Миграционные комплексы! - осенило его.
   -Именно, мы хотим захватить несколько из них и переправить население Арды в другое, более безопасное место.
   -Захватить? С чем, с луками и парой энергометов? - скептически пожал плечами Тарк.
   -Ну, во-первых, у нас энергометов побольше, чем пара. В наших руках находится станция вместе со всем арсеналом. Стрелкового оружия хватит на тысячу бойцов...
   -А как вы рассчитываете добраться до комплексов? - снова перебил Тарк.
   -У нас есть звездолеты. Кроме того, нам несказанно повезло: АМК находятся относительно недалеко от Арды. Федераты, конечно, их хорошо охраняют, но и мы не лыком шиты. Наш новый спецназ представляет собой очень серьезную силу. Недавно никто и представить не мог, что тридцать эльфов способны захватить боевую орбитальную станцию, - ухмыльнулся Саурон.
   -А кто поведет звездолеты? - спросил Тарк.
   -Я же говорил: эльфы. Они великолепно справятся. Кстати, в то время, как мы воевали со свободными, на планету случайно попали двое летчиков. Веердна и Гарич. Они из федератов. Первоклассные пилоты, вот только у одного с педагогикой плоховато. Но, как бы там ни было, средиземцы под их руководством делают большие успехи. Чтобы ты там ни думал, а я верю в успех нашего плана. Хотя чего это я?! По правде говоря, сей план все же имеет своего автора.
   -Да? И кто ж за всем этим стоит? - с трудом подавляя зевок, спросил Тарк.
   -Индуктор.
   -Кто, кто?
   -Индуктор. Неофициальный лидер свободных. Не вдаваясь в подробности: это тот человек, что высвободил подопечных Феанора и Готмога; это тот человек, что захватил АТС-3; это тот человек, что создал самих свободных, включая Апертуру. А его настоящее имя Дарт Вейдер, и еще это мой бывший ученик и соратник по науке, - закончил Саурон.
   -Дарт Вейдер? Что-то мне подсказывает, что это тоже не настоящее имя. Было бы интересно на него посмотреть, - задумчиво проговорил его собеседник.
   -Ты еще на него насмотришься. Он должен быть на празднике...
   -На празднике?
   -Да я уже тебе давно об этом говорю! - раздраженно воскликнул Саурон.
   -А что намечается застолье? - оживился Тарк.
   -Ну, не только...
   -Главное, чтобы поесть дали, а то я, по твоей милости, даже не позавтракал. Да и эль вчерашний бродит...
   С этими словами они повернули на площадь. Все ее пространство было забито народом. Эльфы и диоды, орки и арнорцы, варикапы и вастаки стояли плотными рядами, слушая очередного оратора. В дальнем конце площади на высокой сцене стояла трибуна, с которой громким голосом вещал огромный транзистор:
   -Итак, восстановление Дисперсии завершено на девяносто пять процентов. Подготовка к посевному сезону на юге идет полным ходом, обработано более семидесяти процентов полей. Склады готовы. Единственная проблема, на которую я хотел обратить внимание, это нехватка уборочной техники и рабочих рук. Но это проблема решается: арнорские крестьяне выделяют партию волокуш, плугов и цепов, а так же в помощь прибудет отряд энтов. Так же необходимо...
   Тарк вновь устало зевнул и огляделся. В противоположном конце площади он разглядел длинные дощатые столы, явно предназначенные для будущего угощения.
   -Ага, - оживился Тарк и, расталкивая собравшихся, начал продвигаться в том направлении.
  
   Гарич опаздывал уже как на полчаса, Индуктора это страшно раздражало. Он как заведенный слонялся по залу ожидания, ежеминутно посматривая на часы. Маг прибыл в столицу на рассвете, возвращаясь от косинусов с затонувшей станции. Одет он был в красивый темный костюм, но на ноги не постеснялся нацепить большие серые валенки.
   Обстановка зала не была приспособлена для каких-либо развлечений, напротив она имела довольно-таки унылый вид: серые стены, такой же потолок и из мебели маленький столик с парой кресел. Индуктор сел на одно из них и на некоторое время застыл. Он вспомнил, что на встречу должен был прийти и Веердна, который обещал явиться пораньше, чтобы о чем-то переговорить с ним. Но его отсутствие не вызывало недоумения у мага: Мутный мог либо проспать, либо провозиться со сборами, либо вообще забыть обо всем.
   Между тем празднество, приуроченное годовщине образования Средиземской конфедерации, уже должно было начаться, так что торжественную часть Гарич пропустил. В принципе его присутствие было не так уж важно, но Индуктор хотел заманить Зеленого на митинг из чисто садистских побуждений. Магу было бы приятно посмотреть на то, как его товарищ мучался бы, стоя в толпе на морозе, слушая о том, что он и так прекрасно знает. Однако, просчитанный до мельчайших деталей план стал абсолютно негоден, наткнувшись на одну из основополагающих черт характера Генриха. Индуктор попал впросак, забыв о том, что Гарич опаздывал всегда, если вообще являлся на встречи, и всегда мага это страшно бесило. Ко всему прочему, Зеленый никогда не извинялся, а лишь оправдывался так, что обиженный сам неожиданно начинал чувствовать свою вину.
   Наконец, за окном послышался звук приближающегося челнока. Маг, накинув ватник, выбежал из зала ожидания. На посадочную площадку, вздымая с земли вихри снежинок, садился летательный аппарат с символикой Солнечной федерации.
   Через пару минут из черного корпуса корабля выехал трап, и вниз по ступенькам сбежал Гарич. Индуктор стоял, ожидая его приближения. Тот подошел и как всегда вяло пожал руку.
   -Ты опоздал, - процедил Индуктор.
   -Да, - просто ответил Гарич.
   -Это все, что ты можешь сказать?! - воскликнул маг.
   -В каком смысле? - удивился Зеленый.
   -Ты вроде бы как опоздал.
   -Расслабься, я уже здесь, - будто не понимая намеков, ответил Генрих и похлопал по плечу Индуктора.
   -А извиниться не хочешь?
   -Зачем? - невозмутимо спросил Гарич.
   -Как зачем?! - маг даже не нашелся, что ответить. Пожалуй, Гарич был единственный человек, который мог так легко поставить Индуктора в тупик. Обычно не лезущий за словом в карман чародей в разговорах с другом часто натыкался на малоразрешимую парадоксальность его мышления. Это произошло и сейчас.
   -Извинения по своей сути бессмысленны, - менторским тоном заявил Гарич. - Они нужны только твоему самолюбию, чтобы, не дай бог, твое чувство собственной значимости не пострадало.
   -Генрих, ты здоров? По-моему, ты немного бледен, - с наигранной заботой сказал Индуктор.
   -Ты уже достал со своими шутками, - раздраженно скривил губы Гарич. - То, о чем я сказал - совершенно очевидные вещи.
   -Ты уверен?
   -Конечно! Неужели, я сообщаю тебе что-то новое.
   -Честно говоря, первый раз о таком слышу, - ответил маг. - А вдруг ты прав? Тогда мне тебя только жаль.
   -Жалость, кстати, тоже проистекает из себялюбия, - опять же немного свысока произнес Зеленый.
   -Как?! И жалость тоже? - притворно испугался маг.
   -Да. Это же очевидно: жалея другого, ты тем самым ставишь себя выше жалеемого, что это как не проявление себялюбия? И вообще я сейчас усиленно работаю над разрушением своей личности.
   -В каком смысле? - не понял маг.
   -В прямом. То есть я хочу уничтожить все то, что делает личность личностью, - пояснил Зеленый.
   -Зачем?
   -Это истинный путь. Человек не должен себя любить, только тогда можно прийти к свободе.
   -И не боишься убить в себе человека?
   -На месте человека появляется бог, который может все.
   -И при этом он не будет личностью? Что же тогда им будет двигать? Чем будут мотивированы его поступки? Понял, о чем я?
   -Пожалуй, это действительно проблема, - поморщился Гарич. - Да, убивая личность, собственно говоря, теряешь смысл существования.
   -Вот именно. Так что ты пока повремени с саморасправой, ведь я тебя люблю таким, как ты есть, ну разве что исправить кое-где кое-что...
   -Фу, отстань, тебе бы только чтоб было исключительно по-твоему, - на это раз беззлобно отмахнулся он от Индуктора. - Лучше скажи, где этот Мутный?
   -Сам не знаю. Обещал прийти пораньше, но где-то ходит. Или не ходит, - пожал плечами маг.
   -Да, это похоже на Леху. Как он еще при таких привычках на ногах-то ходит, - не обращая внимание на полный скепсиса взгляд Индуктора, сказал Гарич.
  
   А в это время на другом конце города в зале ожидания второго космодрома рассерженный Веердна говорил Вильвании:
   -Где этот Зеленый?! Опять опаздывает, сволочь такая!
   -Почему ты так переживаешь? - удивленно спросила Вильвания.
   -Да, потому что он всегда так поступает. Ему наплевать на то, что его ждут, ему это, наверняка, даже нравится.
   -У каждого свои недостатки, - философски заметила.
   -Конечно, только у него они слишком большие, - агрессивно ответил Веердна. - Еще мне непонятно, где ходит другой гад. Он-то никогда не опаздывает.
   -Ты о Дарте Вейдере? - переспросила девушка.
   -А о ком же еще?! У нас только два ярко выраженных гада.
   -Меня всегда удивляли ваши отношения. Почему вы, несмотря на очевидную тягу друг к другу, постоянно ругаетесь?
   -Уф, - вздохнул Веердна. - А как, по-твоему, должны вести себя люди, которые и любят друг друга, и при этом понимают, что каждый из них вроде бы как не очень...ну...хороший человек?
   -Может быть, ты и прав, но мне кажется, что причины глубже, - сказала Вильвания.
   -Какая тут глубина, когда один не пришел, а второй...тоже?! - воскликнул Алексей.
   -Лешенька, а ты ничего не перепутал? - ласково спросила Вильвания.
   -Я точно слышал от Дарта, что Гарич прибудет ровно в двенадцать, - уверенно ответил Веердна.
   -Может тогда спросить у персонала, в чем дело, уж они-то должны знать, - мягко предложила девушка.
   -Это бесполезно, - отмахнулся Мутный.
   -А все же, - настаивала Вильвания.
   -Хорошо, только это все равно ничего не изменит.
   Через пять он вернулся. На его лице застыла странное выражение - смесь веселья, удивления и досады.
   -Уже вижу, милый, ты опять что-то учудил, - нежно улыбнулась девушка.
   -Да, - буркнул Мутный. - Только не смейся.
   -Что на этот раз?
   -Перепутал место приземления. Гарич прибывает на первый космодром, - виновато потупив взгляд, ответил Алексей.
   Вильвания уткнулась лицом в его плечо и засмеялась.
   -Я же просил не смеяться! - возмутился он.
   -Прости, милый, но ты просил о невозможном, - сквозь слезы смеха ответила она. - Если бы это произошло в первый раз, но у тебя подобное случается постоянно.
   -Ну вот, так всегда, - досадливо вздохнул Алексей. - Ладно, пойдем: может, еще их встретим.
   Они оделись и вышли на улицу. Утренние тучи давно разбежались, и теперь на фоне чистого неба сияло зимнее солнце. Погода была замечательная, как будто специально созданная для праздника. Легкий морозец приятно щекотал щеки, вызывая на лицах здоровый румянец. Снег тихо хрустел под ногами розовощекой Вильвании и красноносого Веердна, идущих под ручку по улицам столицы.
   Северный конец города представлял собой огромное пространство, заполненное ровными рядами хранилищ. Эти двухэтажные сооружения были построены совместными усилиями диодов и гномов по технологии, предложенной бывшими владыками Ауле и Лориеном. Со всего Средиземья сюда свозились различные продукты и материалы, предназначенные для погрузки на АМК. Здесь они складировались под чутким контролем кладовщиков - нашедших в этом свое призвание ширских хоббитов.
   -А когда мы полетим к звездам? - неожиданно спросила Вильвания.
   -Не знаю, милая. Наверное, тогда, когда остальные пилоты дорастут до твоего уровня. Не все же такие молодцы, как ты.
   И действительно, неожиданно для всех Вильвания стала лучшим эльфийским пилотом из обучавшихся в военной академии Гарича, Веердна и Тулкаса. А началось все с невинной шалости. Однажды Алексей, поддавшись на уговоры своей подруги, разрешил ей попробовать самой управлять небольшим атмосферным аппаратом. После краткого инструктажа машина поднялась в воздух и облетела вокруг планеты, и сделано это все было без всякой дальнейшей помощи Веердна. Алексей был поражен: девушка как будто вспоминала, как управлять аппаратом. Такого он еще не видел. Буквально за месяц она далеко обошла своих товарищей, хотя они и начали обучение намного раньше ее. Сейчас Вильвания уже могла управлять боевым истребителем и лишь ждала того момента, когда ей дадут возможность сделать это по-настоящему, а не на простом тренажере.
   Между тем они приближались к центру города. На одном из перекрестков они встретили Индуктора и Гарича, возбужденно о чем-то споривших. Веердна с трудом уловил обрывок фразы, брошенной Генрихом:
   -Дорогой Дарт, дураками не только рождаются, но еще и становятся.
   -О чем это вы? - спросил Алексей.
   Индуктор, хитро посмотрев на Зеленого, ответил:
   -Генрих только что объяснил мне свою жизненную позицию. А ты, кстати, где был?
   -Кто? Я? - заметался Мутный.
   -Ты-ты.
   -Я был там, - Веердна неопределенно махнул рукой.
   -Ну, все с ним понятно, - покачал головой Гарич.
   -Неправда, не все, - как всегда умело возразил Мутный. - А ты еще скажи, что вовремя прилетел.
   -Вильвания, рад встрече. Как поживаешь? Как тренировки? - резко переменил тему Зеленый.
   -Скоро стану лучше тебя как пилот. А у тебя, как я погляжу, такие проблемы, что и у Алексея, - невинно улыбаясь, ответила Вильвания.
   -Ты о чем? - удивился Генрих.
   -Это и ежу понятно, - буркнул Индуктор. - Опаздываете, не являетесь на встречи, коряво выражаетесь...
   -Ты совершенно прав, Дарт, но должны же быть у них хоть какие-нибудь недостатки, - вступилась за капитанов девушка.
   -Вот именно! - обрадовался неожиданной защите Гарич.
   -Хоть какие-нибудь недостатки?! В этих гнездилищах порока?! - вдруг вспылил Индуктор.
   -Ты преувеличиваешь, Дарт. Тем более что по сравнению с тобой они просто зайчики, - подмигнула магу Вильвания.
   -Они?! Ты откуда взялась-та с такими-то мыслями? К твоему сведению, я воплощение всего того, что есть хорошего в человеке! - заявил в ответ разгоряченный маг.
   -Я была лучшего мнения о людях, - пожала плечами девушка.
   -А я - нелюдь! - не зная, что ответить буркнул Индуктор, о чем тут же пожалел: оба капитана чуть с ума не сошли от восторга. Такого подарка они не ожидали: наконец-то их насмешливый друг сделал ошибку.
   -Расслабься, Дарт, - хлопал его по плечу Гарич.
   -Может тебе шоколадку съесть? Или операцию сделать? - участливо предлагал Веердна. Маг в ответ только смотрел на них исподлобья и злобно скалил зубы.
   -Себялюбие твое больное место, - говорил Зеленый.
   -Главное в жизни - быстро соображать, - серьезно продолжал Веердна.
   -Критика в адрес других - самое яркое проявление себялюбия.
   -Тебе надо бороться с неправильностью косноязычия.
   -Да. Эгоизм - серьезный порок, - наставнически заявил Гарич.
   -Наконец-то, ты это понял, - сказал Веердна.
   Индуктор мрачно на них посмотрел и философски проговорил:
   -Только настоящие друзья могут так издеваться друг над другом.
   -Надеюсь, ты не очень расстроился, - виновато потупив глазки, прожурчала Вильвания.
   -Как реалистично у тебя получается изображать раскаяние, - неожиданно добродушно улыбнулся маг. - Ладно, Леха, что ты там хотел мне сказать?
   Индуктор и Веердна ускорили шаг, немного оторвавшись от Гарича и Вильвании. Мутный долгое время мялся, прежде чем начать разговор, и, наконец, сказал:
   -У меня проблема.
   -Неужели? И какая?
   -Уф. Мне приходиться учить других.
   -И что? - не понял маг.
   -Уф, - опять вздохнул Веердна. - Все дело в моем красноречии.
   -Ага, значит, корявость косноязычия нам учить мешает, - прыснул в кулак Индуктор.
   -Смешно ему. А я им говорю, а они не понимают, - буркнул Мутный.
   -Когда-нибудь я про вас с Гаричем книжку напишу.
   -Не надо ничего писать...
   -Ладно, - немного успокоившись, сказал маг. - Что ты предлагаешь?
   -Может, кто-нибудь другой займется обучением? - с надеждой в голосе спросил Алексей.
   -Кто? Летать умеют только ты, Гарич, Тулкас, Манвэ да я: итого пять человек. Совсем немного. Так что, давай, учись учить. Воспринимай это как возможность научиться говорить.
   -Эх, был бы переводчик, который бы переводил меня на нормальный язык, - вздохнул Веердна.
  
   У Эльмира было сегодня хорошее настроение. Он что-то мурлыкал себе под нос, одеваясь в новый белый камзол и застегивая пряжки на остроносых сапожках. Сейчас он зайдет к родителям, и они вместе отправятся на празднество годовщины создания конфедерации.
   Отец и мать приехали еще вчера. Они остановились в доме Рандира, и сегодня же, сразу после праздника, должны были отправиться в обратный путь в Лориен.
   Он зашел за ними в точно назначенное время. Они уже были готовы и только ждали его появления. Ни сын, ни отец на официальную часть праздника идти не захотели, поэтому эльфийская семья покинула дом сразу после окончания митинга.
   На подходе к площади они нос к носу столкнулись с Индуктором и Веердна. Мутный в это время назидательно говорил магу:
   -Лучше пить духи, чем спирт, чтобы потом хорошо изо рта пахло...
   Эльмир снисходительно покачал головой и поздоровался. Келбрион и Нимиэль тоже тепло поприветствовали двух друзей и подошедших Гарича с Вильванией. Встретившиеся стихийно разбились на две группы: Рандир, его мать и Индуктор в одной, а капитаны, Келбрион и Вильвания в другой.
   Отец Эльмира, добродушно улыбаясь, сказал бывшим напарникам:
   -Очень рад снова вас видеть. Ведь прошло уже больше года после того, как мы встречались последний раз. Расскажите же, как сложилась ваша дальнейшая судьба.
   -Нормально, - ответил Веердна.
   -Развернутый ответ, Леха, ничего не скажешь. В таких ситуациях можно б было сказать и больше, - буркнул Гарич и, обращаясь к эльфу, пояснил: - Мы многое перенесли, но, в принципе, все хорошо.
   -Генрих, как правило, воспитывает других, основываясь только на хорошем знании своих недостатков, - заметила Вильвания.
   -А вы, Алексей, вижу, достигли своей цели, - подмигнул ему Келбрион.
   -Какой цели? - удивился тот.
   -Любви, разумеется, - коротко ответил эльф.
   -В общем, да, - с трудом выдавил из себя Веердна. - А откуда вы знаете?
   -Когда мужчина держит женщину за ручку, и они периодически обмениваются нежными взглядами, мне кажется, это кое-что да значит, - спокойно объяснил эльф. - Так каковы ваши дальнейшие планы?
   -Работа, - обречено вздохнул Гарич.
   -Я имел в виду ваши личные планы на будущее: вы же все-таки из другого мира.
   -Хочу жить хорошо, - ответил Веердна и, помедлив, добавил:
   -Когда покинем эту планету, нужно будет искать новый дом. Космические полеты подрубили мои земные корни, поэтому я остаюсь со всеми. Кроме того, можно подумать о потомстве.
   -А вы как? - спросил Генриха эльф.
   -Да, похоже, надо оставаться со всеми, - почесал затылок Гарич. - Если раскроется то, что мы сделали на станции, отдадут под трибунал. Я этого не хочу. В постоянном пристанище я не особо нуждаюсь. Наверное, стоит последовать лехиному примеру и завязать межполовые отношения.
   -Не вздумай! - воскликнул Веердна. - Такие как ты не должны плодиться!
   -Кроме того, - продолжил Гарич, не обращая внимание на товарища, - надо заняться самосовершенствованием.
   -Как именно? - поинтересовался Келбрион.
   -Не знаю, - пожал плечами Гарич. - Надо выбирать пути. Жизнь потеряла смысл. Я имею в виду, что у меня нет определенной цели. Такая подвешенность раздражает. А заниматься лишь бы чем, тоже не хочется. Приходится плыть по течению.
   -Было бы желание, и цель нашлась бы, - спокойно заметил Келбрион. - А, между тем, мы пришли.
   И действительно, они добрались до площади, где празднество уже было в самом разгаре. В воздухе звучала музыка. Веселящийся народ развлекался, как мог: кто-то просто болтал с друзьями, кто-то плясал прямо около сцены, где играли музыканты, а кто-то просто сидел за стоящими по периметру столами. Гуляющих было много, однако огромная площадь свободно вмещала их всех. Она изначально строилась с таким расчетом, чтобы потом использоваться в качестве взлетной площадки.
   Вновь прибывшие сразу рассеялись в толпе. Вместе остались лишь Келбрион и Индуктор. Они остановились в некоторой растерянности. Маг жестом пригласил эльфа пройтись.
   -Как вам все то, что здесь происходит, о многоуважаемый Келбрион? - нарочито вежливо спросил Индуктор.
   -Все организовано на высочайшем уровне. Право я восхищен. Ваша работа?
   -Никак нет, Годограф постарался. Война кончилась, а в армии есть хорошие организаторы. Вот и применили. А я сам занят: приходится мотаться туда сюда, корректировать процессы, - скромно ответил Индуктор.
   -Меня удивляет, почему вы не пошли дальше и не объявили себя верховным правителем всей Арды? - спросил Келбрион.
   -Зачем?
   -Ради самой власти.
   -У меня ее больше, чем вы думаете, о многомудрый Келбрион. А титулы опасная вещь: у меня уже был печальный опыт в связи с этим.
   -Неужели?
   -Хотите верьте, хотите нет. Мне уже начинает казаться, что вы сами одержимы жаждой власти, - сказал Индуктор, проницательно посмотрев в глаза эльфу.
   -Может быть вы и правы, - неожиданно смутился Келбрион.
   -У меня перед вами значительное преимущество: я знаю о вас гораздо больше, чем вы обо мне. Однако, сдается мне, что возможности к психоанализу у нас имеют равный потенциал. В этом смысле вы уникальная личность, - серьезно сказал маг.
   -Насколько я понимаю, вы выказали этими словами свое уважение ко мне. Спасибо. Однако, с моей стороны я не могу ответить тем же, поскольку еще не понял, что вы за человек, с точки зрения морали, - сдержано ответил эльф.
   -То есть плохой я или хороший?
   -Грубо говоря, да.
   -Мне все-таки кажется, что второе вернее. Хотя я живу уже не одну сотню лет, а хорошие люди столько не живут. Но на самом деле все мы одинаковы хороши.
   -Глубокомысленное заявление. Видимо, это и есть основа вашей морали, - усмехнулся Келбрион. - Что ж было приятно с вами поговорить. Интересно, куда пропала моя жена. Если вы не против, я ее поищу.
   -Конечно. Кстати, Эльмир едет с вами?
   -Некоторую часть пути.
   -Тогда пойду поищу его, а то мы так за все это время толком и не поговорили.
   Они разошлись в разные стороны. В следующее мгновение взвизгнули скрипки, заговорили флейты и тамбурины. Над рядами пирующих понеслась развеселая джига. Толпа оживилась, и все закружилось в вихре танца. Эльфы танцевали с прекрасными варикапками, а благородные гондорские рыцари бросали томные взгляды на смуглых жительниц Кханда и Харада. Все смешалось: вино, танцы и веселье ломало преграды лучше, чем любая агитация и постановления свыше.
   Чуть поодаль, надменно наблюдая за этим буйством, сидел, сложив руки на груди, Тарк. От вина и дорогих яств его слегка мутило, но он всем видом старался показать ледяное спокойствие и презрение ко всему происходящему. Тарку никогда не нравилось большие скопления людей, да и, ко всему прочему, этот праздник был болезненным напоминанием о поражении.
   Узнав от Саурона о планах бывших владык, он, на самом деле, ухватился за эту мысль, как за спасительную соломинку. Натура требовала погружения в работу, чтобы забыть о происшедшем. Он понимал, что мысль о крахе будет преследовать его. Тарк всегда чувствительно относился к своим неудачам и провалам, хотя никогда не показывал это внешне. И его теперешнее "освинячивание" было всего лишь защитным механизмом, оберегавшим от еще большего внешнего давления. Он считал, что внешняя беспечность и некоторая развязность могут кого-либо обмануть, прикрыв внутреннее опустошение.
   Тарк всегда помнил, как стоял рядом с почти неограниченной властью. Но колосс рухнул, придавив его. Это был страшный опыт, и любое его повторение напоминало воспаление уже зарубцевавшейся раны.
   Размышляя об этом, он рассеяно скользил взглядом по толпе. Тут его внимание привлекла одна фигура. Он присмотрелся. Вдруг он почувствовал, как сердце стало дико колотиться, а ладони мгновенно вспотели. От неожиданности он вскочил на ноги и стал пятиться назад, пока не уперся в ствол какого-то дерева, и тень не скрыла его от взглядов людей. И все это время его пересохшие губы шептали:
   -Не может быть! Это он! Амвросий!..
  
   Рандир, завидев издалека Оффу и Эофрика, направился к ним. Те сидели за столом и о чем-то лениво спорили. После назначения Эльмира на пост председателя совета, он, чтобы друзья не болтались без дела, сделал из них нечто вроде доверенных секретарей. Они выполняли для него различные поручения, преимущественно ответственного плана.
   Эльф, наконец, пробился к столу и встал за спинами гондорца и роханца.
   -Значит, пьете в рабочее время! - резко сказал он.
   Друзья тут же вскочили и вытянулись по струнке. Эльмир тихо засмеялся:
   -Вольно. К пиру приступить.
   -Тьфу ты, Рандир. Напугал, поганец эльфийский, - добродушно буркнул Эофрик.
   -Привет, друзья мои, - тепло поздоровался эльф.
   -Рандир, дай я тебя обниму! - бросился к нему уже нетрезвый Оффа.
   -Ну, это уже лишнее. Соблюдай субординацию, гондорец, - с притворным высокомерием отстранился от друга эльдар.
   -И почему мы еще с тобой знаемся, не знаю, - проворчал юноша.
   -Просто вам нужен лидер, коим я и являюсь, - усмехнулся Рандир. - Ладно, вы выполнили мое поручение?
   -Ага, - ответил Оффа.
   -Ну и что?
   -Как ни странно, сторонники старого режима в Кханде действительно лояльны конфедерации. А вот на востоке дело хуже: сепаратисты, понимаешь. Надо что-то делать, а то вскоре будут проблемы, - сказал Эофрик.
   -В смысле?
   -Та же самая ситуация, что и на западе Арнора, и в Ривенделле, и в подземельях Мории. Мятежнические настроения. Но восток Кханда куда хуже, там надо срочно что-то делать.
   -Надо подумать, - проговорил Рандир.
   -А чего думать?! Легион варикапов, и нет мятежников, - воскликнул Оффа.
   -Во-первых, потише: ни к чему остальным об этом знать; во-вторых, военная операция крайне нежелательна...
   -Возможна дискредитация правительства в глазах подданных, - поддержал эльфа роханец. - Политика, понимаешь.
   -А может хоть сегодня обойдемся без нее? - воскликнул Оффа. - Давайте, гулять! Праздник же!
  
   После долгих блужданий в толпе Индуктор, наконец, заметил Рандира, который стоял около сцены, задумчиво слушая музыку и меланхолично потягивая вино из бокала. Маг подкрался сзади и положил эльфу руку на плечо. Тот медленно обернулся и как-то чересчур четко проговорил, протягивая бокал:
   -Хотите?
   -Спасибо, но сегодня я пас, - улыбнулся маг.
   -Что, теперь трезвый образ жизни? Что ж, похвально. Давно пора, - ухмыльнулся Эльмир.
   -Давно мы не беседовали в спокойной обстановке, чтобы никто не мешал, и вот, наконец, получили такую возможность, оказавшись в самом центре веселящейся толпы, - постарался переменить тему Индуктор.
   -Действительно, это забавно, - кивнул Рандир. - Между тем, я хотел бы вам задать один серьезный вопрос.
   -Спрашивайте, - пожал плечами маг.
   -Вы много говорили о том, что ваш план спасения Арды вполне осуществим...
   -Да, я до сих пор это утверждаю, - перебил эльфа Индуктор.
   -Я это знаю. Однако, скажите мне честно: вы сами в этом уверены? - эльф пристально посмотрел магу в глаза.
   -Почему вы ждали больше года, чтобы меня об этом спросить?
   -Не знаю. Может, не был уверен, что вы сможете искренне мне ответить.
   -А сейчас?
   -И сейчас.
   -Так почему ж все-таки спрашиваете? - не унимался Индуктор.
   -Потому что пьян, - серьезно ответил Эльмир.
   Маг засмеялся негромким смехом:
   -Первый раз вижу вас таким. Хорошо. Я вам отвечу. Максимально честно. Я уверен в том, что у нас все получится. Вспомните второй совет в Гармонике и полет в Валинор - вы тогда тоже не очень-то верили в успех. Результат-то в обоих случаях был положительный.
   -Но...
   -К тому же я никогда не лгу. Тем более своим друзьям, - добавил, улыбаясь, маг.
   -Как вы сказали?
   -Извините, Эльмир, если обидел тем, что назвал вас своим другом. На самом деле я давно проникся к вам симпатией, поэтому и вел себя все это время так, что одновременно вызывал и раздражение, и интерес.
   -Странный способ понравиться, - засмеялся Рандир.
   -Скорее тонкий, - возразил Индуктор.
   -Хорошо, что мы так поговорили, - улыбнулся эльф.
   -Вам стало легче?
   -Значительно. Может вы и не такой плохой человек, Индуктор, - снова рассмеялся Эльмир и посмотрел на часы. - Ой, извините, но мне пора. Надо провожать отца и мать.
   -Я с вами, если не возражаете.
   -Что ж, давайте.
   -Я провожу вас до края города, а потом вернусь обратно.
   -Тогда следуйте за мной.
  
   Индуктор проводил Эльмира и его родителей до выхода из города. Он долго на прощание махал им рукой, забравшись на крышу сторожевого поста. Даже когда их фигуры исчезли за гребнем холма, маг все еще стоял, задумчиво глядя в даль. Наконец, он вздохнул и спустился вниз.
   -Хорошие все-таки люди. Жаль, что мне не дано быть таким, - прошептал Индуктор, глядя себе под ноги.
   Он еще немного так постоял, потом почесал затылок и отправился в обратный путь, туда, где играла музыка и веселились люди. А по дороге он не заметно для себя напевал песенку про Винни-Пуха...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Кутищев "Мультикласс "Слияние""(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Крымова "Скандальная невеста, или Попаданка не подарок"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Э.Милярець "Академия Шаманства"(Уся (Wuxia)) О.Гринберга "Проклятый Отбор"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"