Лугинин Георгий: другие произведения.

Фанфик Наруто: For Liberty and Freedom

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Читайте всё узнаете, фанфик представляет из себя мой бред на феодальную японию)))

  Пролог: "Беглый Самурай"
  
  Холодная зима 1309 года.
  Молодой самурай, покинувший родное поместье и нарушив заветы подчинения, путешествует по Японии. Зовут его НарутоНамикадзе.
  "Как холодно...- крутилось у него в голове.- Я уже три года как не был дома... Прости меня за предательство, отец, но вернуться я уже не могу..."
  Просторные рисовые поля были сплошь припорошены свежим, выпавшим накануне ночью снегом. Солнечные лучи едва пробивалось сквозь затянувшие небо серые тучи, из которых все еще сыпались редкие снежинки. Все звуки словно исчезли, растворившись в холодном воздухе, и благословенную тишину нарушал лишь легкий скрип подошв меховых сапог со стальными пластинами. Ронин в белоснежных доспехах до-мару и маске снежного демона неспешно пробирался по полю, следя за направлением по изредка виднеющемуся сквозь разрывы в тучах солнцу. На поясе у него мерно покачивалась катана в ножнах красной кожи. Знающему человеку, едва взглянувшему на этот меч, сразу стало бы ясно, что любой воин продаст за такой душу. Эта катана и парный ей вакидзаши - реликвии, обретенные во время сошествия камикадзе. Божественные тайфуны, посланные - верили люди - самим Сусаноо, дважды разметали флот монголов, не допустив их на острова, и принесли с собой эти мечи, прозванные "Сестрами призрака"...
  В голове самурая, совсем еще молодого парня, неспешно проплывали мысли и вопросы, на которые он уже давно не мог найти ответов.
  "...Я родился в уважаемой семье... Так почему же все всегда меня избегали, даже отец запрещал водиться с другими детьми... Почему? Кто же я такой тогда?.."
  Цубакатаны тихо звякнула, столкнувшись с металлом доспехов.
  "...Эти мечи... Говорят, их выковал сам бог Сусаноо... То, что именно я нашел их, наверняка означает, что я - особенный... Да еще и этот сон, что уже месяц не выходит у меня из головы..."
  *Flashback*
  Ночь была тихая и спокойная. Ничто не нарушало спустившейся на землю тишины: сверчки и цикады умолкли, прогнанные холодным, почти уже зимним ветром, листва с деревьев давно облетела...
  Парень безмятежно спал в очередном постоялом дворе, как можно плотнее завернувшись в одеяло, не больно спасавшее от гулявших по комнате сквозняков.
  Сон пришел за полночь, когда темное небо начало потихоньку бледнеть. До сознания Наруто словно издалека донесся тихий приятный голос, зовущий его по имени. Парень открыл глаза. Яркий свет на миг ослепил его, но уже через несколько секунд все было видно предельно четко.
  Вдалеке виднелась широкая полоса горизонта. Солнечные отблески сияли на отливавшей металлом морской зыби. Гулкий шум волн, которые разбивались о высокий каменистый берег, едва долетал до вершины вулкана, возвышающегося над океаном. Там, на согретом солнцем камне, сидел парень, с интересом озираясь по сторонам и соображая, куда занесли его боги сновидений.
  Золотой солнечный диск обманчиво-неторопливо приближался к Фудзияме. Сначала парень не заметил этого, но когда горячие, почти обжигающие лучи оказавшегося совсем близко шара залили все вокруг ослепительным светом, он вскочил и заворожено уставился на это чудо.
  Постепенно огромный сгусток света приобрел человеческие черты, и Наруто застыл, пораженный, увидев перед собой саму богиню Солнца, пресветлую Аматэрасу.
  Она была именно такой, какой он видел Ее на изображениях в храме. Сияющий водопад темных волос струится по плечам, по шелковой ткани кимоно цвета утренней зари, расшитой золотом... На прекрасном лице светилась добрая улыбка, а в изумительных глазах блестели и переливались золотые искорки...
  Усилием воли Наруто заставил себя закрыть рот и поклонился богине со всем уважением, на которое был в данный момент способен.
  - Ты еще так юн - а уже был выбран моим братом как носитель Его мечей...- зазвучал глубокий чарующий голос.- Что ж, твоя кровь дает о себе знать.
  Парень поднял голову, непонимающе глядя на богиню.
  - Моя кровь?- через силу выдавил он, утопая в золотистых глазах.
  Аматэрасу снова улыбнулась и чуть склонила голову в знак согласия.
  - Твои родители - не обычные люди. В их жилах текла особенная кровь... Минато числил своими предками Драконов бурь, Кушина же вела свой род от белых тигров, предков самураев... Тебе стоит гордиться таким происхождением, мальчик.
  Наруто стоял, как громом пораженный. Поверить в такое было отнюдь нелегко...
  Улыбка богини была мудрой и понимающей, Аматэрасу словно читала его душу, как раскрытую книгу. И от этой улыбки, от света удивительных глаз парню вдруг стало так легко и спокойно... Он поверил. А что еще оставалось?..
  Богиня удовлетворенно кивнула.
  - Что ж, пора поднимать солнце на небосвод...- чарующий голос словно растворился в потоке света, захлестнувшем Наруто...
  ...Первые лучи солнца озарили землю и сквозь обветшалые занавески упали на лицо спящего. Парень, привыкший вставать вместе с небесным светилом, поднялся с постели. На лице его было слегка угрюмое выражение, какое бывает у тех, кого что-то тревожит в душе...
  *EndFlashback*
  
  Глава 1: "Спутники"
  
  Уже скоро седмица, как Наруто миновал заснеженные рисовые поля. Державшаяся все это время необычайно морозная погода смягчилась, и в воздухе снова изредка замелькали большие снежные хлопья.
  "...Тикусе...- мысленно чертыхнулся парень, внимая глухому урчанию своего давно уже пустующего желудка.- До города еще тащиться и тащиться, а есть хочется..."
  Жиденький, видный напросвет лес не таил в себе никакой дичи, а сбить какую-нибудь зазевавшуюся птицу было нечем.
  Однако пожизненная удачливость и тут не оставила блондина - до носа донесся едва уловимый запах дыма и жареного мяса. Воодушевившись, он поспешил на аромат, не забывая, однако, двигаться бесшумно.
  Спустя минут пять Наруто увидел-таки небольшой костер, весело потрескивающий под голыми ветвями большого и старого вишневого дерева. Вокруг костра расположились трое молодых самураев, увлеченно жаривших оленину.
  Наруто подошел к ним, предосторожности ради ненавязчиво положив ладонь на цубу катаны. Первым обернулся к незваному гостю парень с какими-то звериными чертами лица и алыми нарисованными треугольниками на щеках. Он легко повел носом, и Намикадзе понял, что этот самурай его попросту учуял.
  Вслед за товарищем к новоприбывшему обернулись и остальные.
  - Хмм... НамикадзеНаруто?- полуутвердительно произнес парень со скучающим выражением лица и стянутыми в высокий хвост на затылке темными волосами.
  Тот не удивился такой осведомленности. Много где можно было встретить плакаты с его лицом и напутствием доставить живым или мертвым за весьма внушительную сумму.
  - Да, и что?- не очень дружелюбно буркнул Наруто, не убирая руку с меча.
  - Нара Шикамару,- представился парень, затем указал на товарищей: - ИнузукаКиба и УчихаСаске.
  Последним был черноволосый самурай с ярко выраженными аристократическими чертами лица и проскальзывавшей во взгляде надменностью.
  - Да плюс мой боевой товарищ Акамару,- Киба потрепал по холке огромную, больше походящую на волка белую собаку, вальяжно развалившуюся на снегу.
  - Вижу, ты голоден,- немного криво улыбнулся Саске.- Садись с нами, на всех хватит.
  Наруто присел, чуть расслабившись, но все же не ослабляя бдительности. Его напряженность не укрылась от внимательно наблюдавшего Шикамару.
  - Понятное дело, что ты нам пока не доверяешь...- произнес он, в упор глядя на ронина.- Но послушай вот что: мы трое сами встретились всего несколько часов назад. Это, конечно, странно, но всем нам около недели назад приснился один и тот же сон. Пресветлая богиня Аматэрасу велела собраться здесь, под старой сакурой, недалеко от Ее храма, чтобы встретиться с НамикадзеНаруто и дальше следовать за ним.
  Парень поочередно оглядел троих самураев и насупился, прочтя в их взглядах полную солидарность.
  - С чего я должен вам верить?
  - Никто тебя и не заставляет,- пожал плечами Нара, доставая из-за голенища небольшой нож и протыкая покрывшееся румяной корочкой мясо. Из отверстия побежал пахучий золотистый сок, из чего парень заключил, что оленина готова.- Я просто говорю все как есть, а уж что дальше с этим - воля твоя,- он протянул Наруто большой кусок мяса с рисовой лепешкой.
  Намикадзе снял шлем, принял еду и, поблагодарив, принялся задумчиво жевать. В принципе, терять ему было нечего, а если эти трое вздумают его обмануть - он их просто убьет.
  - Хорошо,- наконец сказал Наруто.- Поверю на слово.
  Дальнейший разговор носил непринужденный характер, часто-густо разбавляемый шутками и явно остроумными замечаниями Акамару, которого никто так до конца и не понял.
  Четверо товарищей решили заночевать здесь, а с рассветом продолжить путь в Камакура. Там, в новой столице, где находилась сейчас ставка сегуната, они собирались пополнить запас стрел и провианта и купить лошадей - все для длительного путешествия на север Хонсю, где они присоединятся к основной армии сегуна, собранной для защиты островов от неизвестного пока врага...
  
  Глава 2: "Во имя свободы"
  
  Четверо молодых самураев вошли в городские ворота, когда скрытое за серыми снеговыми тучами солнце уже перевалило полуденную черту. Расположились они на одном из постоялых дворов, предавшись блаженному отдыху.
  За время двухдневного путешествия роли каждого успели определиться. Лидером, конечно же, оказался Наруто, однако главным мозгом команды был не по годам умный Шикамару. Он-то лучше всего мог определить, что и когда лучше сделать для успеха любого предприятия - будь то поимка оленя на обед или же что посерьезнее.
  - Значит, сегодня отдых, завтра закупаем все, что нужно, - и вперед, служить?- уточнил Наруто их график.
  - Ну да, а что? - зевнул Шикамару, растягиваясь на постели и глядя в окно.
  - Просто хотел по городу погулять... И выпить где-нибудь...
  - Ну...- протянул Нара,- я тут видел чайную одну неподалёку - там висела табличка, что свежее сакэ привезли. Можем пойти туда.
  Предложение было принято всеми на ура, и, послонявшись намного по городу, четверка вошла в чайную. Усевшись за свободный столик, товарищи заказали себе по бутылке сакэ и закуску, дабы "согреться" с мороза.
  - Конничива,- послышался рядом приятный голос, когда количество снеди на столе уменьшилось вполовину.
  Товарищи подняли головы, внимательно рассматривая странного незнакомца, нарушившего их покой. Это был высокий беловолосый мужчина с повязкой на левом глазу и тянущимся из-под нее коротким светлым шрамом.
  - Вы ведь, если я не ошибаюсь, НамикадзеНаруто, Нара Шикамару, ИнузукаКиба и УчихаСаске?- негромко и с какой-то странной улыбкой сказал он, изучающе глядя на парней.- Не так давно награда за ваши головы снова поднялась, и разгуливать по столице вам не очень безопасно, не правда ли? Находящиеся здесь подразделения армии сегуната были бы несказанно рады немедленно арестовать вас.
  Улыбка все не сходила с лица беловолосого, что заставляло четверых ронинов нервничать еще больше.
  - О, не стоит этого делать,- человек в упор посмотрел на Наруто, рука которого под столом легла на рукоять вакидзаши.
  Скулы парня резче обозначились на лице, но руку с цубы он все-таки убрал.
  - Садитесь, пожалуйста,- тем временем пригласил беловолосого Шикамару, который первым взял себя в руки.
  Мужчина с улыбкой сел и, отказавшись от предложенной рюмки сакэ, продолжил:
  - Прошу прощения за свою невежливость. Меня зовут ХатакеКакаши.
  Зрачки Шикамару сузились. Конечно же, он слышал это имя.
  - Если вы, Какаши-сама, не отдали приказ арестовать нас тут же - значит, вам от нас что-то нужно,- медленно произнес он, пытаясь угадать по выражению его лица, что на уме у этого человека.
  - Верно,- кивнул Хатаке.- Я предпочитаю не разбрасываться такими отличными бойцами. Кланы Намикадзе, Нара, Учиха и Инузука числятся одними из сильнейших, так что мой интерес, я полагаю, понятен.
  - И зачем же вам понадобились сильные воины?- слегка прищурившись, спросил Саске.- Не думаю, что для охраны вашей собственной высокопоставленной особы.
  Улыбка Какаши стала еще шире.
  - Да, это так. Если говорить прямо - я собираю войска для свержения сегуната.
  От такого заявления Наруто чуть не подавился своим сакэ.
  - Предатель!- прошипел он в один голос с Кибой, который тоже был в тихом шоке.
  - Ой ли?- усмехнулся Хатаке, спокойно глядя им в глаза.
  - Тише, вы двое!- Шикамару возвысил голос на полтона.- Пусть договорит.
  Благодарно кивнув ему головой, Какаши продолжил:
  - Думаю, для вас не новость, что императорская власть в Японии - лишь пустая формальность. Истинным правителем сейчас является сегун, сосредоточивший в своих руках всю военную и экономическую мощь страны. Полагаю, вы и сами видите, что это не есть хорошо для Японии.
  Новые правители зациклены более на своем положении, нежели на благе народа, так что их политика сильно отличается от проводимой императором, на коем изначально было благословление богов. Да, я действительно собираюсь совершить переворот и вернуть власть императору... но с некоторыми поправками.
  Четверо товарищей напряженно слушали его, не отвлекаясь уже даже на сакэ.
  - Не так давно я путешествовал на материке, побывав, разумеется, и в Китае. Там, при дворе монгольского хана, я встретил двух довольно странных людей, называющих себя венецианцами. Один из них, по имени Марко Поло, довольно влиятелен - он стал приближенным самого хана. Этот человек рассказал мне о системе правления, принятой в его родной стране. Эта система называется республикой - иначе говоря, "власть народа". Так у меня появилась идея создать при императоре совет избираемых народом министров. Такая система правления, согласитесь, гораздо эффективнее, нежели та, что существует в Японии сейчас, и она позволила бы стране развиваться интенсивнее. Однако сегун, ясное дело, ни за что добровольно от власти не отречется, так что я вижу только один выход из этой ситуации. Тем более, сейчас для этого предоставляется отличная возможность, ведь большинство военных сил сегуната брошено на борьбу с войсками монгольского хана,- Какаши снова улыбнулся.- Итак, вы согласны присоединиться ко мне и формально стать свободными самураями - или же предпочтете арест и казнь, которые, бесспорно, заслужили в бытность беглыми ронинами?
  Товарищи переглянулись. Перспектива присоединиться к этому весьма странному человеку при всей своей неопределенности виделась куда более привлекательной, нежели прилюдное обезглавливание на главной площади Камакуры.
  - Мы согласны, Какаши-семпай,- Наруто поднял рюмку с сакэ.- Во имя свободы!
  Друзья, а за ними и вся чайная, присоединились к этому весьма оптимистичному тосту, залпом опрокидывая в себя традиционный японский напиток.
  
  Глава 3: "Штаб подполья"
  
  На следующее утро, едва взошло солнце, на постоялый двор к четверым самураям пришел Какаши, чтобы провести их в главный штаб подполья. По дороге туда Шикамару решил задать интересующий его вопрос:
  - Какаши-семпай...
  Тот обернулся к нему, улыбкой выражая готовность ответить.
  - А не странновато ли правой руке самого Данзо пытаться свергнуть его власть?
  Несколько секунд Хатаке тщательно подбирал слова, после чего невозмутимо ответил:
  - Этого места я добивался довольно долго, прикладывая все силы, чтобы не вызвать у него подозрений. Однако мне это удалось, и теперь наша подпольная деятельность развивается куда легче.
  - Хмм...- Шикамару посмотрел на семпая с долей сомнения.- Вы, конечно, неплохо все продумали... Но не боитесь ли, что личная гвардия Данзо, "Корень", может накрыть вас с поличным?
  - с моей стороны было бы крайне неосмотрительно упустить из виду такую немаловажную деталь,- Какаши чуть осклабился.- У нас в "Корне" свой человек, так что пока бояться нечего. В скором времени вы с ним познакомитесь. Прошу!
  Перед ронинами гостеприимно распахнулись кованые ворота, и они вошли во двор усадьбы командира. Это был не очень большой дом, практически лишенный всей той показной роскоши, которую с таким воодушевлением переняли японские богачи от китайских мандаринов. Дом был окружен просторным садом, в котором весной, надо полагать, изумительно красиво цвели вишневые и сливовые деревья...
  В этом-то саду, вничем на первый взгляд не примечательной беседке, и находились массивные двери в подвал.
  Недоверчиво покосившись на хозяина, который так и светился добродушием и гостеприимностью, четверо товарищей спустились в подвал.
  Спуск был долгим - и все в кромешной темени, так что приходилось двигаться на ощупь. Парни бы, наверное, к своему стыду тыкались в стены, как слепые кроты, но Какаши вел их спокойно и уверенно, словно был зряч в темноте. На самом же деле он просто настолько часто преодолевал этот путь, что свет ему был не нужен - и так мог с закрытыми глазами указать каждую трещинку в граните и каждый гвоздь в деревянных подпорках.
  Через какое-то время, показавшееся временно ослепшим самураям вечностью, им в глаза из-за поворота ударил яркий свет.
  ...Подземный город, сплошь вытесанный из камня, развернулся перед новоприбывшими во всей своей красе. Невысокие здания, каменный свод на высоте около трех дзе*, немного грозно нависающий над поселением... Снующие туда-сюда люди, многие из которых были воинами или оружейниками... И все это, надо полагать, находилось прямо под домом Какаши и дворцом Данзо.
  - Вот это да!..- выдохнул Наруто, пораженный открывшимся зрелищем.- Целый город... под землей... невероятно!
  Его товарищи были тоже не менее ошеломлены, но Какаши не дал им возможности простоять тут полдня, разинув рты. Он повел их к зданию в дальней части громадной пещеры, которое практически врастало в стену и упиралось крышей в каменный свод.
  Войдя туда, четверо товарищей предстали перед собранием верхушки организации. Самурая восседали за длинным столом, сплошь заваленным различными свитками, планами и картами, над которыми они сейчас напряженно корпели.
  - Что ж, господа,- мягкий, но звучный голос Хатаке заставил всех поднять головы,- позвольте представить вам новых членов Акацуки,- он стал называть имена, поочередно указывая на ронинов.- Это УчихаСаске, Нара Шикамару, ИнузукаКиба и, наконец, УзумакиНаруто.
  Саске тем временем внимательно разглядывал собравшихся. Брови парня поползли вверх, а затем и слегка задергался левый глаз, когда в двоих членах организации он узнал своих дорогих родственников.
  - Что ж, теперь наш черед представляться,- со своего места встал высокий худощавый самурай с красными волосами.- УзумакиНагато, глава совета.
  - УчихаМадара, правая рука главы,- черноволосый мужчина поднялся со своего места в знак уважения и снова сел, не сводя глаз со своего племянника.
  - Какузу, заведующий финансами организации.
  - УчихаИтачи, глава разведуправления,- довольно молодой еще самурай неслышно вздохнул, перехватив неприязненный взгляд брата.
  - Первосвященник, Хидан, мать вашу...
  Обладатель приятного, но со скрытыми истеричными нотками голоса не мог не привлечь внимания. На первосвященника этот человек был похож слабо: довольно молодой, хорошо сложенный, светловолосый мужчина гораздо лучше смотрелся бы в доспехах, густо заляпанных кровью, нежели в одеяниях лица духовного. Да и употребляемые им выражения более приличествовали боцману...
  - Зецу, заместитель лидера Какаши,- привлек к себе внимание темноволосый мужчина, который, в отличие от остальных, на воина походил менее всего. Кажется, даже пара мелких листиков от комнатных цветов к плащу прицепилась...
  - Акасуна но Сасори,- холодно кивнул товарищам огненно-рыжий самурай, немногим старше их самих.- Глава производства оборонительной техники и оружия Акацуки.
  Многие из тех, кто знал толк в оружии, хоть раз да слышали это имя. Сасори-сама фактически принадлежали все оружейные мастерские острова Хонсю, так что этот человек был весьма уважаем.
  - ТсукуриДейдара, глава производства нового типа оружия, основанного на порохе,- не без гордости в голосе представился молодой блондин. Излучаемое им самолюбие, казалось, можно было рассмотреть невооруженным глазом, однако впечатление он все же производил приятное.
  - ХошигакеКисаме, глава императорской гвардии,- внушительных размеров самурай, чьи мышцы не мог полностью скрыть даже плащ, осклабился немного хищно, явно со знанием дела оглядывая оружие друзей.
  Четверо товарищей тем временем стояли, пытаясь справиться с изумлением. Столько влиятельных людей - и в подпольной организации? Кому расскажешь - только пальцем у виска покрутит.
  Первым из оцепенения вышел Саске.
  - О, дядя, братец!- протянул он с ядовитой ухмылкой.- Как же давно я вас не видел, засранцы!
  Двое Учих, вовсе не обидевшись на такое обращение, вышли из-за стола с явным намерением задушить в объятиях дорогого родственничка. Да уж, дружная семейка - последние трое выживших после устроенной в их клане гвардией Данзо резни несколько лет назад...
  - Братец Нагато!- Наруто тоже был весьма рад встрече с кузеном по материнской линии.- Вот уж кого не ожидал встретить!..
  - Джирайя-сан!- обратился Мадара к вышедшему из тени пожилому самураю.- Вы будете сенсеем этих четверых по строевой и военной подготовке.
  Джирайя испытующе оглядел новоиспеченных учеников и улыбнулся.
  - Пошли, молодежь...
  
  Добавлено спустя 39 секунд:
  Глава 4: Кланы
  
  По пути в оружейнуюДжирайя не преминул разузнать поподробнее о своих новых подопечных:
  - Ну что, ребятки, расскажите мне о себе. Как зовут... я-то имена ваши слышал, только вот память на старости лет ненадежная...- седоволосый усмехнулся,- из какого клана и дома, какое оружие предпочитаете... Ты первый!- он наугад ткнул пальцем в одного из товарищей. Попал в блондина.
  - Ну, я НамикадзеНаруто из дома Симадзу. Лучше всего владею катаной, неплохо стреляю из лука,- по обыкновению почесал тот белобрысую макушку.
  - Тогда будем оттачивать твое владение луком,- кивнул Джирайя,- и еще неплохо было бы тебя научить сражаться яри* или нагинатой*. Что думаешь?
  - Пожалуй, лучше яри.
  - Хорошо. Следующий?
  Вся процессия наконец вошла в оружейную, до отказа забитую всякого рода военными приспособлениями: от метательных ножей и стрел до пушек и ракет.
  - Я УчихаСаске,- представился черноглазый брюнет,- из дома Такэда, при котором служил конным самураем. Владею яри и катаной.
  - И чем же хочешь научиться сражаться?
  - Луком,- коротко бросил он.
  Джирая, немного порывшись, достал для него подходящий по размеру тугой лук со спущенной тетивой. Парень взял в руки упругое дерево, примерился и попытался натянуть тетиву. Сенсей следил за ним с усмешкой и, когда у того ничего не получилось, добродушно заявил о его профнепригодности, пообещав, впрочем, научить управляться с луком по уму.
  - ИнузукаКиба из дома Уэсуги,- жизнерадостно представился между тем парень.- Я сохэй*, но перед этим обучался у отца. Был самураем, так что хорошо обращаюсь с нагинатой и луком. Хотел бы обучиться мечу...
  Джирая воззрился на него с нескрываемым интересом - не каждый день увидишь представителя знаменитыхсохэев клана Уэсуги...
  - Нара Шикамару,- подавляя зевок, лениво произнес последний из товарищей,- из дома Датэ. Владею нодати* и катаной, но предпочитаю, правда, нечто среднее - меч тати*. Доспехи не ношу вообще - неудобно это... Уж лучше одежда из плотной ткани, в которой стрелы застревают. В доме меня считали сильным стратегом... правда, это довольно-таки проблематично...- последние слова снова потонули в зевке.
  - Мдаа... Ну и команду же собрал Какаши...- Джирая ненадолго впал в прострацию, из которой его тотчас же вывел вопрос Наруто:
  - Ну а сам Хатаке из какого дома?
  - А? Чего?- замотал головой сенсей.- Он вообще из дома Токугава. Служил мэцуке*, затем изловчился и стал советником Данзо.
  Такие сведения у всех четверых вызвали удивление. Дом Токугава славился своим могуществом - он был одним из сильнейших в Японии. Так значит, этот странный беловолосый тип, плетущий заговор против сегуната - принадлежит к одному из известнейших домов страны? Ну-ну...
  
  Словарь!
  Яри - копьё
  Нагината - Алебарда которую японцы относили к мечам
  Сохэй - воинмонах
  Мэцукэ - тот же ревизор, полицейский, политик и дипломат в одном лице
  
  Глава 5: Бок о бок с сёгунатом.
  
  Прошло больше пяти месяцев с тех пор, как четверо беглецов вступили в Акацуки. Многое изменилось за это время: они стали близкими друзьями, освоили в кратчайшие сроки новое для себя оружие, притерлись к новому образу жизни... Но были во всем этом меде и свои минусы. Один из них - это необходимость научиться убивать тихо, бесшумно, можно даже сказать, подло. Все, кроме Шикамару, восприняли это в штыки. Что за низость! А как же честь самурая?!..
  Какаши и Нара приложили немало усилий, чтобы разубедить товарищей. Они долго втолковывали им, что, раз уж вступили в подпольную организацию - будьте добры действовать скрытно и незаметно. Шикамару в поте лица объяснял, что с точки зрения тактики "подлое" убийство иногда гораздо действеннее, чем масштабное сражение, а честью тут можно и поступиться.
  В конце концов, юноши нехотя признали их правоту, однако в душе все еще возмущались. Но это уже никому интересно не было, и в особенности мастерам дома Хаттори, которые взялись за обучение четверки ронинов.
  Вот тут уж поблажки кончились начисто. Ужасные, изматывающие тренировки, после которых дико болели мышцы и даже кости, продолжались с рассвета до заката каждый божий день, и лишь гордость не позволяла молодым самураям позорно взвыть от нечеловеческих нагрузок. Вместо воя они, по настоянию мастеров, как заклинание повторяли: "Мы служим во тьме во благо Света! Мы служим во тьме во благо Света!". Как бы странно это ни звучало, у парней неизменно открывалось второе дыхание, и они продолжали изматывать себя, жестко вколачивая в тело новые умения.
  Под конец пятого месяца обучения товарищи вернулись к тренировкам с оружием, дабы довести до совершенства свои навыки и овладеть различными приспособлениями шиноби для ближнего и дальнего боя. Вся эта хитрая наука давалась им не в пример легче, чем иным воинам, и их куратор с проскальзывающей в голосе гордостью говорил: "Для молодых самураев они просто гении!".
  
  *Flashback*
  - Итак, дети мои,- сказал Джирайя, обводя взглядом сидящих напротив него юношей,- мне нечему больше учить вас. Каждый в совершенстве овладел желаемым видом оружия и почти довел свое мастерство до идеального состояния. Мне, признаться, было приятно обучать таких способных парней!- мужчина улыбнулся.- Но я хотел сказать вам о другом. Вы привыкли сражаться честно, благородство для вас - обязательное качество воина. Однако в нашей организации все по-другому. Мы не можем действовать в открытую, как вы понимаете, ведь войска сегуната многократно превосходят нас числом. Из этого вытекает простой вывод: мы должны действовать из тени, тихо и быстро, пусть и со спины...
  - Но это против кодекса чести самурая!- хмуро, но с нотками злости в голосе прервал учителя Саске.
  Киба и Наруто негласно присоединились к товарищу, прожигая Джирайю взглядом.
  - Успокойтесь все!- жестко пресек молчаливый протест Шикамару.- Если бы все было по кодексу, Акацуки бы не существовало вовсе. Так что не возбухайте.
  Спорить с Нарой, мозгом их маленькой команды, не стал никто, как бы сильно ни хотелось.
  Благодарно кивнув Шикамару, Джирайя продолжил:
  - Что ж, раз вы утихомирились, сообщу: технике бесшумного убийства вас по просьбе Какаши будет обучать ХиашиХьюга. Это мастер боевых искусств и ниндзюцу, владеет всеми видами оружия для ближнего боя, будь то катана, кусари-гама или манрики-гусару. И, как вы поняли, в способности убивать тихо ему нет равных. Что ж, знакомьтесь!
  Джирайя обернулся к двери, в которую неспешно вошел мужчина лет под сорок, невысокий и худощавый. Однако хилым его назвать было нельзя: крепкие, накачанные мышцы, уверенная прямая походка... Однако шагов его было не слышно вовсе, а светло-серые глаза, пронзительные и колючие, не выражали никаких эмоций.
  Остановившись напротив четверых товарищей и внимательно их всех, рассмотрев, Хиаши усмехнулся одним лишь уголком губ:
  - Какаши и правда думает, что эти мальчишки овладеют искусством тени? Джирайя, не смеши меня. Они же, когда ходят, ножнами своими бренчат громче ребенка в доспехах.
  Мысль о том, откуда у Хьюги такая осведомленность об их походке, была мгновенно заглушена волной стыда.
  - Мы с Какаши за них ручаемся,- спокойно, глядя мастеру в глаза, произнес Джирайя.- Они справные бойцы, поддаются, так сказать, дрессировке.
  - Ну, раз так...- Хиаши демонстративно вздохнул.- Ладно, попробуем слепить из вас воинов,- обратился он уже к четверке.- Вот только я буду лишь куратором, а обучением вашим займутся мои подопечные. Неджи, Хината, Сакура, Асума!- позвал он.
  В зал вошли названные: парень и девушка, очень похожие на самого Хиаши, ровесница последней, держащаяся рядом с подругой, и бородатый мужчина лет под тридцать, весь вид которого выдавал немалый боевой опыт.
  - Значит так, детишки, слушайте сюда,- отвлек Хиаширонинов от созерцания их будущих наставников.- Считайте, что легкая жизнь закончилась. С учетом того, что обстановка сейчас на всех фронтах очень напряженная, тренироваться будете в усиленном темпе. Вам предстоит в кратчайшие сроки научиться очень многому. Отточите навыки рукопашного боя, научитесь лазить по стенам подобно насекомым, приспособите глаза к ночной темноте, сможете чувствовать врага, контактируя с ним без помощи привычных пяти чувств... И, естественно, вы обязаны,- он сделал ударение на последнее слово,- научиться передвигаться тише крадущегося тигра и драться при нулевой видимости. Короче, вы должны овладеть всем, что дотоле казалось вам невозможным,- что-что, а запугивать Хьюга умел. Парни почувствовали, что шутить этот человек не намерен вовсе. Как бы к концу тренировок импотентами не стать на нервной-то почве! Тут же такие красавицы, оказывается, есть...
  Но самураи были не робкого десятка, а потому без колебаний решили идти строго вперед.
  *EndFlashback*
  
  - Наруто, после того, как тебя стала обучать Хината, ты стал... ммм... более сентиментальным, что ли? - решил подшутить над товарищем Киба.
  - Эх, дружище...- тот мечтательно закатил глаза.- Ты бы видел ее формы, ее милое личико, которое постоянно краснеет, когда я рядом... Ее нежная кожа...- лицо у парня приобрело почти дурацки-счастливое выражение.- А уж характер! Приятный такой, но одновременно так осадить может, что мало не покажется...- Наруто подумал, что в этом Хината пошла в отца, и внутренне опечалился, вспомнив о Хиаши.
  - Ооо, нашблондинчик, похоже, влюбился!- с ехидной улыбкой протянул Саске.
  - Ха, а сам-то!- не остался в долгу Намикадзе.- Видел бы ты себя рядом с Карин, которую заботливый братец приставил за тобой ухаживать!
  Учиха покраснел и принялся осыпать друга колкостями под смех товарищей...
  И, казалось бы, ничто не могло омрачить столь прекрасный, сколь и долгожданный, выходной, когда товарищи могли наконец-то расслабиться и, возможно, помечтать о женской ласке... Но жизнь имеет дурную привычку преподносить не самые приятные сюрпризы как раз в такие моменты.
  Как гром среди ясного неба, раздалась боевая тревога. Надежды на то, что это учебное построение, разбились вдребезги, когда пришло сообщение, что произошло нападение монгольской армии на столицу. Да еще и Какаши, невозмутимо объявивший, что Акацуки должны помочь армии сегуната справиться с этим, не добавил веселья в это тихое утро...
  
  Глава 6: Штурм.
  
  Широкое поле, расползшееся грязью от следов тысяч ног, конских копыт и тяжелых колес. Хмурое весеннее небо спускалось мелкой моросью на гигантский лагерь, вмещающий в себя, сто тридцать пять тысяч бойцов. В рядах воинов "Хань" перемешались монголы, китайцы и корейцы, и говор на разных наречиях разносился над полем. Проверяли состояние требучетов и катапульт, сопровождая суету стуком молотков и криками инженеров...
  Японцы мрачно смотрели на пять осадных башен, возвышающихся невдалеке и готовых вот-вот обрушиться на стены Камакуры, впуская в город вражескую армию. Осада, длившаяся три долгих месяца, вымотавшая обе стороны, наконец, подходила к концу. Почти пятнадцать тысяч человек потеряло монгольское войско из-за болезней и множества отважных вылазок японцев. Конечно же, это сказалось на боевом духе осаждающих. А вот охранители Камакуры, напротив, исполнились уверенности в победе: вчера ночью в город через тайные ходы пробралось подкрепление - семнадцать тысяч асигару и три тысячи самураев клана Ода.
  
  - Какаши, ты, я вижу, совершенно уверен в победе!- Нагато с сомнением посмотрел на бодрого командира, с энтузиазмом отдающего приказы.- Их больше ста тысяч, а нас почти вполовину меньше.
  - И что же?- отозвался тот.- Их количество проигрывает нашему качеству. Да и, к тому же, не мы ведь лезем на стены - нам легче.
  - Мне бы твою уверенность... - внешне Узумаки был спокоен, однако пара нервных жестов выдала его тревогу. - Ладно. Что насчет четверых новеньких - на передовую или же в запас?
  Хатаке задержал на нем проницательный взгляд, затем улыбнулся (под маской это было едва заметно):
  - Волнуешься за брата? Не стоит. Наруто из дома Симадзу, он даже тебе даст фору. А остальные ему не уступят. Так что всех четверых мы отправим на передовую.
  Нагато кивнул. Он тоже не был слепым и прекрасно видел, что, хоть Какаши и выглядел уверенно, в глубине души он точно так же волновался. В конце концов, не учебная тревога...
  
  День атаки.
  
  Утро, вопреки ожиданиям, выдалось ясное. Небо очистилось, только гонимые ветром обрывки облаков проплывали в голубой выси.
  Наруто, потягиваясь и жмурясь спросонья, вышел во внутренний дворик дома Какаши и полной грудью вдохнул холодный воздух, в котором ясно угадывался аромат цветущей сакуры. Нехотя разлепив глаза, парень огляделся.
  "...Солнце, птицы поют, сакура цветет... Хорошо... И еще огненный шар..."
  - А?!!- вмиг проснувшись окончательно, Наруто едва успел отскочить.
  Горящий снаряд с треском влетел в дом, ломая тонкие стены и воспламеняя все на своем пути. Рыжий огонь взметнулся вверх вместе со столбом темного дыма. Все обитатели дома бегом бросились тушить еще не набравшее силу пламя.
  - Эй, добе, какого черта ты тут прохлаждаешься?!- раздался над ухом у Наруто крик Саске.- Штурм начался! Давай, одел доспехи - и на стены, приказ Какаши-семпая!
  Намикадзе кивнул и живо отправился собираться. Благо, много времени на это не требовалось: облегченный доспех из изобретенного Сасори особого сплава одевался легко и быстро. Помнится, впервые примерив, новые доспехи неделю назад, Наруто злобно подумал, что ради удобства пожертвовали внутренними защитными пластинами, но Джирая снисходительно успокоил ученика, заставив его признать все выгоды такой обновы.
  Спустя немного времени, Намикадзе выбежал из особняка с яри в руках и почти взлетел на стены, где его уже ждали.
  - Ну, наконец-то,- бросил Шикамару, который уже вовсю командовал там.- Вставай к бойнице с луком,- как только Наруто сделал это, Нара заорал во всю мощь легких:
  - Слушай мою команду!! Стрелы готовь! Поджигай!.. - воины сделали все слаженно, точно единый механизм, что так необходимо для нанесения большего урона. - Целься!!.. ОГОНЬ!!!
  Залп семи тысяч стрелков отозвался натужным гудением воздуха. Темное облако стрел обрушилось на вражескую армию, расплескивая во все стороны алую кровь. Послышались первые крики...
  - Заряжай!- надрывался Шикамару, щурясь и на глаз определяя угол.- Огонь!!!..
  Ангелы смерти со свистом летели в сторону своих жертв, убивая всех, кто попадался им на пути. Смерть от стрелы в попытке добраться до осаждаемого города - бесславна, но воины смерть себе не выбирают. Тут уж какова твоя боевая удача...
  Казалось, обстрел будет длиться бесконечно, но стрелы кончались - близилась рукопашная. Тысячипогибших, тысячираненых - и этолишьначалобоя...
  Гулкий грохот разнесся над полем: одна из башен наконец достигла стены.
  Быстро схватив свою нагинату и отбросив в сторону лук, Саске бросился на атакованную часть стены.
  - ПорткиСусаноо! Вот чёрт!- взору парня предстала интереснейшая картина.
  Тот, кто величал себя первосвященником, сейчас собирал внизу обильный урожай из трупов. Вороненые, блестящие на солнце доспехи Хидана носились меж вражеских воинов, очертания странной косы о трех лезвиях смазывались, разбрызгивая алое. Монголы в ужасе шарахались прочь, едва завидев белеющий на спине священника треугольник в круге - однако все равно погибали один за другим. Безумный, истерический хохот Хидана перекрывал шум битвы, нередко с уст "лица духовного" слетали слова явно не молитвенные.
  - Получи, мразьгомосятская!.. Вот тебе... и пиздец!!.. Сдохни, крысья срань!!..- донеслось до чуткого слуха Саске. В эту минуту Учиха понял, что священники его родных мест - так, отбросы, не достойные никаких почестей, и чуть было от восторга не решил обратиться в Дзясинову веру...
  Как вдруг недолгий поток мыслей прервал жуткий грохот - вторая осадная башня достигла цели. Вражеские воины с новой силой стали пробиваться в город. Издав боевой клич, Саске парой звериных прыжков преодолел расстояние до врагов и косым ударом с плеча разрубил голову первому попавшемуся...
  
  В это время на другой части стены.
  
  - Черт!.. Наруто, лови!- Шикамару схватил лежавшее рядом короткое яри и бросил его прямо в руки товарищу.
  Спустя миг Намикадзе проткнул им спрыгнувшему из башни противнику кадык, так что острие вышло из стыка между шейными позвонками и черепом.
  Благодаря титаническому труду Хинаты, потратившей на это кучу времени, парень теперь отлично знал, куда и как следует нанести удар, чтобы наверняка убить человека. Вот и пригодилось - копье в его руках было словно винт.
  - Блин, проблематично-то как!..- хрипло бросил в сторону выходец из дома Датэ, вытаскивая из стоящих рядом ножен огромный нодати длиной в косую сажень*.
  Взмах... Оказавшийся рядом враг с противным чавкающим звуком разъезжается пополам. Брызнувшая кровь алой прерывистой чертой ложится на доспехи Шикамару.
  На миг осаждающие попятились от него, однако один молодой монгол, воинственно крикнув, первым снова бросился в атаку.
  Взмах... Разрубленный наискосок парень, впервые в жизни вышедший сегодня на поле боя, упал на землю бесформенными кусками окровавленного мяса.
  Лень внутри Нары скукожилась, уступая место разгоревшемуся воинскому инстинкту. Охотник, выбирающий свою жертву... Именно таким был сейчас вечный лентяй. Зверя разбудили в нем враги, осквернив его родную землю...
  
  ...Сладко... Невыносимо приторно, удушающе... Но так восхитительно пьяняще пахла кровь, которая была повсюду вокруг летящего сквозь толпу врагов самурая. Душа Наруто пела - ведь бой всегда был для него родной стихией. Истинный Симадзу, он был рожден и взращен для войны. А теперь, когда битва только началась, Намикадзе уже с упоением наслаждался боем, оставляя за собой след из трупов.
  
  ...Жарко... Нет холодной стали доспехов - они не нужны. Простая куртка из толстой кожи - вот и вся защита помимо веры и слова божьего. Сохэй - не самурай, ему и битва-то не в радость... Киба с тоской подумал о последних месяцах тихой и спокойной жизни, которая была ему ох как по нраву. Однако сноровку не пропьешь - убивать он был обучен отлично. Никаких лишних движений. Тугая, горячая тетива, обжигающая даже через перчатки, ее звон в ушах... Инузука продолжал стрелять даже в гуще врагов, успевая отбивать древком лука удары мечей. Когда же колчан полностью опустел, парень вынул из-за спины вернуюнагинату* - и закружился вихрем. Никакого сожаления к падающим замертво от его руки, так присущего лицемерным служителям богов - ведь он защищает то, что ему дорого...
  
  ...- Ну, кто скорее наберет сотню трупов?- ухмыльнулся Мадара, напряженно всматриваясь в каждое движение противника.
  Трое Учих стояли спина к спине, отбиваясь от полудюжины врагов, но даже в таких условиях дух соперничества у представителей славного клана ничуть не угасал.
  - Смотря, какой приз,- усмехнулся Итачи, жестким ударом отбивая атаку взбешенного китайца.
  - Карин!- Учиха явно провоцировал младшего племянника - наверное, чтобы посмотреть, на что тот способен, если хорошенько прижать.
  - Идет!- в голосе Саске сквозили ехидство и азарт.- Смотри внимательнее, дядя, а то ничего не разглядишь!..- подавшись вперед, практически шагнув под удар, парень в последний момент извернулся и вспорол брюхо нападавшему.- Первый!..
  
  Глава 7: Любовь на поле боя (Глава посвящена Наруто и Хинате)
  
  ...Черные клубы дыма заслонили солнце, почти выползшее на самую середину неба. Темный огонь, охвативший несколько укреплений на стене, бушевал, сопротивляясь попыткам потушить его.
  Палящие лучи с остервенением сушат залитую кровью землю. Жара душит, заползая под доспехи, заставляя обливаться потом. Нестерпимо хочется пить, тело словно стало вдвое тяжелее, мышцы начинают болеть при каждом взмахе яри. Из-за маски меньше угол обзора, а кожу отвратительно щекочут скатывающиеся соленые капли. Но снимать ее нельзя - белый демон смерти должен быть во всеоружии и легко узнаваем.
  Сталь о сталь - звон и искры. Взмах, еще, еще... Разворот, носок сапога ввинчивается в рыхлую землю... Подсечка, удар наискось - кровь... Глухой стон, бульканье, хрип, жалкая, противная гримаса предсмертной агонии на лице монгола.
  Мышцы ног отдаются болью при новом рывке вперед. Податься вперед, выбрасывая вперед руку с копьем. Снова лязг и искры. Меч противника оставляет борозду на грудной пластине доспехов. Шагнуть чуть влево, разворот, вписаться в движение человека... Нехитрым толчком заставить его потерять равновесие, а когда он наклонится вперед - с силой проткнуть яри его спину. Рывком выдернуть копье, морщась от накатывающей усталости, метнуться в сторону, к новому врагу...
  "...Черт, черт, черт... Им просто конца нет... Сколько можно уже убивать?.."
  Второе дыхание иссякало, но остановиться было невозможно. Наруто уже не задумывался над очередным движением - тело все делало само. Даже наливаясь усталостью, оно верно служило своему хозяину...
  Случайно брошенный взгляд на виднеющиеся в бреши в стене крыши домов - и судорожный выдох. Черные фигуры кисё-ниндзя, быстро приближающихся к полю боя, были сейчас для Намикадзе желаннейшим зрелищем. Вон и развевающиеся темные волосы...
  Лязг, крики, визгливая китайская ругань. Наруто быстро огляделся вокруг - четверо воинов взяли его в кольцо. Парень едва успел развернуться и отбить первый выпад. Спиной ощутив опасность, он упал на одно колено и пригнулся, пропуская летящий меч над головой, затем крутанулся на колене, с силой метнув во врага тяжелый боевой нож. Взвился на ноги, моментально отбивая сыплющиеся с трех сторон удары...
  "...Хината... сама... Сейчас бы хоть на миг, краем глаза вас увидеть... Я тут всех перебью - ради вас..."
  Усталость чуть отступила, наконечник яри пропорол непрочные китайские доспехи. Наруто уже готов был развернуться, чтобы ответить на удар в спину, который почувствовал долей мгновения ранее, однако сзади раздалось предсмертное хрипение. Парень, направляя копье, не мог видеть своего спасителя, но стоило обернуться - раскрашенная синими узорами маска, с которой уже стекала чужая кровь, вызвала в душе секундное ликование: она здесь!.. Словно кто-то влил в него новые силы, Намикадзе снова бросился на врагов, ощущая, как кипит в жилах кровь. Жажда битвы вновь разгорелась, заглушая собой все прочие тусклые мысли...
  Крика не было. Полустон на выдохе. Рычание заглушает его.
  Наруто рывком обернулся - и вмиг проклял себя. Оставленный им труп со вспоротым брюхом, из которого вывалились окровавленные кишки, все же отомстил своему убийце. Девушка просто поскользнулась на склизкой гадости, а двое монголов помогли ей упасть и уже примеривались, как нанести удар. Солнечный луч тек по занесенному лезвию меча...
  Пара звериных прыжков сквозь застилающую глаза багровую пелену ярости. Выпростанная вперед рука с копьем уже метит в первого врага...
  Что-то просвистело мимо. Неважно... Почему-то немного заносит вбок, но острие яри успевает вспороть горло монголу. Колющая боль в ноге от резкого торможения, кости ступни хрустят от натуги... Второй враг падает, устремив вперед невидящий взгляд.
  Боль колючей волной охватывает левую половину тела. По коже течет что-то теплое. Нога подгибается, перед глазами темные пятна...
  "...Хината..."
  Парень зажмурился и стиснул зубы, чтобы только не застонать. Глухой удар о землю отдался дурнотой. Воздух ушел, а вздохнуть толком не получалось...
  Вдруг поток воздуха ворвался в легкие, на лице почувствовалась минутная прохлада - это девушка сняла с него маску. Наруто с трудом открыл глаза и наткнулся на полный боли и страха взгляд Хьюги. Светло-серые глаза были холодными, нежная кожа побледнела, как простыня, скулы резче обозначились на всегда мягком лице.
  - Все... в порядке, Хина...та-сама...- Намикадзе с тревогой ощутил, как болезненно сдавливает в груди, а рот наполняется кровью.
  - Стрела попала между щитками, задеты внутренние органы,- сталь в голосе.- Молчи.
  Девушка оторвала кусок ткани от своей одежды и резко выдернула стрелу из бока Наруто. Парень зарычал от боли, сдерживая вопль. В глазах потемнело. Как сквозь вату он почувствовал бережное прикосновение, но спустя миг все накрыл мрак.
  
  ...Намикадзе очнулся спустя какое-то время и сразу же узнал помещение лазарета. Девушка была рядом.
   "Я... меня ранили, а она... Притащила меня сюда..."
  - Проснулся, наконец,- в голосе Хинаты было неописуемое облегчение.- Если бы выстрел был хоть чуточку точнее - ты мог умереть...
  - Но ведь я же жив,- Наруто выдавил улыбку.
  - Бака!- девушка отвернулась.- Я ведь не...- она осеклась на полуслове и залилась краской.
  - Хината-сама...- парень глубоко вдохнул, стараясь подавить накатывающую от слабости тошноту.
  - Я же сказала, молчи!- нотки слез в ее голосе заставили его ошарашено заткнуться.- Ты нужен мне живым, так что не болтай, а то совсем загнешься!..
  Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза, а потом Хьюга, отстранившись, резко отдернула руку, которой неосознанно обхватила ладонь блондина.
  - Я ведь тебя...- прошептала она совсем тихо, опуская голову и пряча глаза за челкой.
  - Хината...- Наруто с трудом поднял руку и коснулся пальцами бледной щеки.
  Девушка неосознанно нагнулась чуть ниже, и Намикадзе, подавшись вперед, на пару сладких мгновений прильнул к ее губам...
  
  Глава 8: Реки крови...
  ...Удар. Брызги крови. Еще движение сквозь тяжесть доспехов...
  "...Надоело. Как же все это надоело..."
  Хриплый выдох, царапающий горло. Тати рассекает воздух, ловя на острие человеческие тела.
  Шикамару мельком вспомнил о нодати, который он оставил в сторожевой башне: не заберет ли кто...
  Усталость тянет к земле. Каждое движение, каждый взмах - все труднее. Отвесные лучи холодного солнца стекают по разгоряченной от крови стали оружия. Грубая ткань рубахи трет раны. Голова начинает кружиться от повисшей вокруг кровавой пыли, глаза устали смотреть на красное.
  "...Еще... и еще... ну же..."
  Остатки сил уходят на очередной удар, и каждый раз приходится искать в себе новые.
  Нара мотнул головой, стараясь выбросить из головы совершенно ненужные сейчас вопли об усталости. Обострившийся слух мучают тяжелые частые шаги впереди...
  Шикамару зло взглянул на приближающегося корейца. Ну уж нет!
  "...Сегодня я не умру..."
  Напрячь ноющие мышцы, чтобы нодати вновь взвился вверх.
  "...Сегодня... умрешь ты! И все вы!.."
  Почему не успевает? Как-то слишком медленно плывет нодати навстречу опускающемуся наискось мечу противника...
  Лязг. Спустя миг - чавкающий звук и глухой рычащий стон, удар о землю падающего тела.
  - Устал, да?
  Нара перевел взгляд на лицо сенсея.
  - Не ослабляй бдительности. Рано еще выдыхаться, ученичок, ой рано...- Асума усмехнулся, размял пальцы, закостеневшие в крепкой хватке, и скользнул взглядом по корейцу, которому полминуты назад ударом кастета раскроил череп. Мозговая каша медленно вытекала в расползающуюся в пыли лужу крови. Не для слабонервных зрелище, что сказать...
  - Угу...
  Шикамару пару секунд устало поморгал, вымученно усмехнулся и вновь поднял нодати, мысленно поблагодарив учителя за подаренную минуту отдыха...
  
  ...Осипший крик Нагато едва пробивался сквозь шум резни. Левый фланг обороны уже добивал остатки осаждающих на этой линии - командир был весьма опытным, знавшим бесчисленное множество военных хитростей. Больше десяти выигранных битв и всего одно поражение - неплохая характеристика; Какаши знал, кого ставить главнокомандующим. И сейчас Узумаки с неизвестно откуда взявшейся в его худом теле силой раз за разом поднимал тяжелый меч, сражаясь наравне со своими воинами, и явно хотел пополнить список своих побед...
  
  ...- Двадцать... девять...
  Кто сказал, что выше себя не прыгнешь? Да что там усталость, когда тут такое на кону стоит!..
  Блок - разворот - обманный выпад - косой удар...
  - Тридцать!..- воздуха не хватает для крика.- Эй, Мадара, у меня уже тридцать!
  - Тормозишь, племянничек!- старший Учиха бросил на него снисходительный взгляд, продолжая вертеться волчком и поспевать отбивать сыплющиеся на него удары.- Тридцать пять!
  - Да оба вы, что старый, что малый!..- отдуваясь, выкрикнул Итачи.- Тридцать девять!..
  "...Ах ты... Ну уж нет, братишка! Она тебе не достанется!!.."
  У Саске мигом открылось уже незнамо какое по счету дыхание. Обмякшие пальцы отрубленной у кого-то руки разжались, черен перекочевал в ладонь парня, и он рывком бросил тело навстречу очередному несчастному. Нагината завертелась над черноволосой головой, словно мельничные жернова, безжалостно перемалывая зерна человеческих жизней...
  Саске много раз задавался вопросом: кто он такой, чтобы решать, сколько осталось жить людям? Ох, точно не бог... Просто убийца. Но это его кредо, его путь, его жизнь. "...А есть ли кто-то, кто прервал нить этой судьбы и спрял новую, мирную?.."
  Но мысли смывает новый фонтан крови, брызнувший из чьей-то перерубленной шеи. Саске не видел, как улетала душа убитого, он лишь продолжал рубить...
  
  ќ...Отрешиться от звона, криков, стонов... Отдаться плавному течению воздуха... Пусть лучи солнца входят в тело, наполняя его светом и легкостью, покоем...
  Скрежет стали о доспехи терзает уши. С таким трудом, созданная в хаосе битвы аура умиротворения разлетается в пыль. Киба раздраженно поморщился, в досаде нанеся совсем некрасивый, не вписывающийся в танец удар. Какой покой можно найти на поле боя?..
  "...Спокойнее всего в буре, как ни странно это звучит. Только в настоящем шторме можно расслабиться по-настоящему..."
  Сохэй улыбнулся краешками губ, вспомнив обрамленное светлыми волосами лицо Сакуры. Да, именно так она говорила...
  - Моя янь...- на выдохе прошептал Киба, повторяя возникшую в голове мысль.
  И стало легче. Золотой свет спокойствия вернулся, окутывая и умиротворяя, унося за своим течением, прочь от грязи убийства - в красивый танец меча, в молитву...
  
  ...Лазарет был сейчас не самым приятным для времяпровождения местом, однако Хинате было плевать. Она ни о чем не могла думать - только о теплой ладони Наруто, которую помимо воли с силой стискивала, словно любимого могли от нее забрать. Парня уже перевязали, и усталость увела его в царство снов. Темноволосая красавица неотрывно смотрела на оставшуюся, на губах Наруто блаженную улыбку, раз, за разом воскрешая в памяти долгие секунды их первого поцелуя.
  - Хината?
  Девушка вздрогнула и обернулась, узнав голос отца.
  - Что ты здесь делаешь?- Хиаши прищурился, переводя взгляд с дочери на раненого и обратно. Он был явно не в духе: его почти силой заставили оставаться в штабе из-за давней болезни, не пустив на поле боя.
  - Отец, я...- Хината замялась, но тут же взяла себя в руки.- Наруто был ранен, спасая меня, и я принесла его сюда. Я не могу его сейчас оставить...
  - Потому что?..- вздернул бровь мужчина, разглядев заливший щеки дочери густой румянец.
  - Люблю его...- совсем тихо, склонив голову, но твердо произнесла девушка.
  Хиаши вздохнул, подыскивая слова, но не преуспел.
  - Позже поговорим, Хината.
  
  "...Нет, дорогие мои родственнички, Карин будет моя - и точка. Сам с ней поиграю... Или не поиграю? Чего я хочу-то?.. Ладно, все потом. Сколько там уже? Сорок два..."
  Саске увернулся от свистящего меча, припадая на одно колено и направляя в живот врагу лезвие нагинаты. Сквозь шум битвы доносились матерные вопли Хидана, предсмертные крики убитых им врагов...
  "...Как там наши? Наруто, Киба, Шика?.. Какой счет у них? Хотя какое дело... Не до того сейчас, черт возьми!.."
  
  ...- Асума-сенсей... хух... ну что, веселый денек выдался?- через силу усмехнулся Нара, бросая на него взгляд через плечо.
  - И не говори...- Сарутоби нанес очередной уверенный удар.- Ничего, недолго осталось...
  Двое воинов из последних сил дрались спина к спине. Напряжение сковывало движения, усталость наливала мышцы свинцом...
  - Задушим врага в наших потных объятьях!- хрипло выдохнул Шикамару, пытаясь спасти себя от захлестнувшей с головой отчаянной тоски...
  
  ...В битве, где миг за десять, трудно вести счет времени. Казалось, что прошла еще одна вечность, когда монголы стали трубить отступление, - на деле же не минуло и часа. Огромные потери с обеих сторон вынуждали к отдыху...
  Трое друзей, едва услышав от Какаши о ранении Наруто, тотчас же ринулись к нему. У них самих раны были не особо серьезные, но весьма болезненные: Саске едва не лишился руки, Шикамару получил большую "царапину" на всю спину. Киба же, всем на зависть, был здоров, как огурчик.
  - А нашблондинчик времени зря не теряет,- хмыкнул Нара, увидев рядом с другом мигом покрасневшую Хинату.
  Девушка что-то пробормотала и быстренько ретировалась, отговорившись необходимостью пойти к отцу.
  - Ну что, каков расклад?- сразу же перевел разговор в другое русло Намикадзе.
  - Еще толком неизвестно,- Нара задумчиво потер подбородок.- Временное перемирие на неделю для восстановления сил - а там посмотрим...
  - Ладно, друзья, я пойду...- заметно нервничая, сказал Саске.- С семейкой своей полоумной надо перетереть...- и быстрым шагом покинул лазарет.
  - Я, пожалуй, тоже,- Инузука отрешенно улыбнулся товарищам,- пойду к своей единственной,- увидев вытянувшиеся лица обоих, он пояснил:- Следуя твоему, Наруто, примеру.
  Когда Киба ушел, Шикамару с проснувшимся интересом осведомился, скольких успел убить Намикадзе.
  - Да я особо не считал,- слабо пожал плечами тот.- Что-то около сотни с лишним...
  - Сколько?..- глаза бедного выходца из дома Датэ полезли из орбит.- Ну ты, дружище...
  - Да, видно, только убивать я и способен,- грустно улыбнулся Наруто и прикрыл глаза.
  Шикамару еще немного посидел, а потом тоже ушел отдыхать.
  "...Ушли..."
  Хината опасливо оглянулась и вновь пробралась к спящемуНаруто, усевшись рядом.
  - Такой милый, когда спишь...- одними губами прошептала она и невесомо коснулась губами лба ронина.
  
  
  Глава 9: Заслуженный перерыв
  
  Кисть тихо скользит по рисовой бумаге, оставляя за собой черный след.
  - Я жду объяснений.
  Каллиграфия - древнее искусство. Оно помогает расслабиться и отрешиться от всего прочего, сосредоточившись на плавных движениях кисти, успокоить мысли и душу...
  - Не молчи, Хината.
  Девушка сидела на коленях позади отца, напряженно выпрямив спину и потупив глаза. Ей не хотелось ничего говорить, однако спокойный голос Хиаши не терпел возражений.
  - Отец, я ведь уже сказала, что люблю его,- негромко проговорила Хината и сама испугалась той резкости, с которой, как ей показалось, это прозвучало.
  - Ты, верно, забыла, что меньше чем через год должна состояться твоя свадьба с наследником дома Хаттори?- кисть надавила на бумагу чуть сильнее, чем следовало, оставив на четкой линии едва заметную кривизну.- Наруто - хороший человек, я ничего не имею против него. Однако он ронин, отступник, предатель своей семьи - какие бы причины за этим не стояли; и ты прекрасно это понимаешь.
  Воздух словно сгустился вокруг, не давая дышать. Страх отозвался холодом в ладонях. Хината безошибочно почувствовала то, что не было сказано словами: "Не позволю". Захотелось сжаться в комок и заплакать - к горлу даже подкатил ком...
  "...Нет"
  Обрывистая мысль, поднявшаяся из самой глубины души, засияла в сознании яркой вспышкой.
  "...Это твоя жизнь - живи ее, как хочешь",- ведь так ОН сказал...
  - Нет.
  Страх захлестнул девушку новой волной, но заветное слово уже вырвалось, и теперь надо было идти до конца.
  "...Ты же воин, Хината! Не останавливайся, давай же!.."
  - Я не выйду замуж за ХатториЁсимацу. Он достойный сын своей семьи,- сглотнула,- но я не выйду за него. Уже неважно, что ты скажешь, отец, неважно, запретишь ты мне или нет - я все равно буду с тем, кого люблю, даже если сама стану отступницей.
  Девушка перевела дух: нелегко, ой нелегко дались ей дерзкие слова...
  Кисть дрогнула в очередной раз. Иероглиф был безнадежно испорчен.
  В комнате разлилась гнетущая тишина. Хинате хотелось вскочить и убежать - настолько невыносимым было молчание отца, эмоций которого со спины было не угадать.
  Хиаши собирался с мыслями и не знал, какие слова подобрать. Он не мог решить, что же ему делать - настолько непривычной и почти дикой была непокорность всегда робкой дочери.
  Легкий стук отодвинувшейся двери спас обоих.
  - Вы позволите войти?
  Хината вздрогнула и рывком обернулась на знакомый голос, будто раненая лань на зов сородичей.
  Приняв молчание и полную неподвижность старшего Хьюга за позволение, Наруто ступил в комнату и опустился на колени в шаге от главы клана.
  - Сегодня было доставлено письмо от моего отца. Простите меня, я позволил себе подслушать окончание вашего разговора и подумал, что необходимо показать его вам, Хиаши-сама,- парень протянул свиток обернувшемуся мужчине.
  Хиаши развернул письмо и пробежался глазами по ровным строчкам знакомого почерка.
  
  "Я, НамикадзеМинато, глава клана Намикадзе из дома Симадзу, уведомляю сегунатМинамото, что я снимаю статус отступника с НамикадзеНаруто, моего сына. Он искупил свою вину перед домом и, в связи с этим, восстановлен как наследник своего клана. Я прошу досточтимый сегунат отменить назначенную за его голову награду и более не считать преступником"
  
  Хината сидела ни жива ни мертва от радости и облегчения. Маленький лучик надежды разгорелся в пламя, и девушка готова была благодарить за это всех сущих богов.
  - Что ж...- глава клана Хьюга вздохнул, вновь собираясь с мыслями.- Дочка, твое решение окончательное?
  - Да,- едва слышно ответила та.
  - Тогда я более не имею ничего против этого. С ХатториЁсимацу я поговорю сам,- мужчина, наконец, расслабился и позволил себе слегка улыбнуться.
  - Благодарю вас, Хиаши-сама!- выдохнул Наруто, сидевший до этого времени как на иголках.- Позвольте нам уйти?
  Получив утвердительный кивок, он, взяв за руку любимую, спешно покинул комнату вместе с ней.
  - Так похож на своего отца...- задумчиво произнес Хиаши, глядя на закрывшуюся дверь.- Минато может им гордиться.
  
  Пару дней спустя.
  
  Киба без стука влетел в комнату Наруто, в первый момент даже не разглядев хозяина. Светловолосый самурай сидел на полу, с усердием вырисовывая на бумаге иероглифы, обозначающие имя любимой, и был так погружен в свое занятие, что не успел уклониться. Инузука споткнулся об него, и парни рухнули на пол, отчаянно ругаясь.
  - Черт, Киба, что ты творишь?!- завопил Наруто, с ужасом глядя, как по его работе расползается огромное черное пятно туши.
  - Письмо тебе!- отталкивая друга, ответил тот, стараясь отдышаться.- Сказали, срочное!- он вручил Намикадзе небольшой свиток.
  Наруто развернул письмо, с радостью отметив про себя красовавшуюся на нем отцовскую печать.
  
  "Дорогой сын, я пишу тебе, чтобы уведомить: наш клан принял решение предоставить помощь организации Акацуки. Какаши - мой близкий друг, и наши интересы в большинстве своем совпадают, поэтому на подмогу вам прибудут триста пятьдесят самураев нашего клана и около тысячи воинов дома Симадзу, которыми будет командовать твой младший брат Кеншин, а после прибытия - ты. Сам я приехать не смогу еще около месяца, но, как только все мои дела будут улажены, я прибуду с войском клана твоей матери, которое перейдет под командование Нагато.
  Как ты понимаешь, война будет серьезная, и мы все рассчитываем на победу. Я уверен в тебе и желаю удачи.
  НамикадзеМинато"
  
  Наруто перечитал письмо еще дважды, закрепляя восхитительное ощущение радости. Он снова увидит брата и отца, снова будет вместе со своим кланом...
  Парень глубоко вздохнул и, оставив Кибу, быстрым шагом отправился в покои Нагато.
  
  Открывшаяся с громким стуком дверь отвлекла четверых человек от созерцания карт и стратегических планов.
  - У меня отличные новости!- с порога объявил Наруто, передавая двоюродному брату отцовское письмо.
  На несколько минут в комнате повисла тишина. Какаши, Мадара и Шикамару, присутствовавшие здесь, также внимательнейшим образом изучили послание.
  - Да уж, новости действительно отличные!- улыбнувшись, сказал Нагато, обращаясь к братишке.- Мы даже рассчитывать не могли на такое серьезное подкрепление от Минато. Как приедет - непременно задушу в объятиях!.. Кстати говоря, Наруто,- голос его посерьезнел,- скоро будет второй бой. Ты сможешь участвовать?
  - Я хотел бы, но лекарь...- парень поник. Как с врачевателем не пререкайся, а рана быстрее не затянется...
  - Не рубиться - так командовать,- подал голос Какаши.- Я давно заметил, что у тебя дар вести за собой людей. Как насчет возглавить войско? Твою кандидатуру поддержат не только командующие, но и простые воины, уж поверь мне. Поскольку все члены совета будут заняты обороной столицы, основной удар нанести будет некому. Вот я и подумал, что ты и твои друзья сделаете это ничуть не хуже нас.
  Намикадзе внимательно слушал, всматриваясь в лицо командира. Тон Какаши, негромкий и спокойный, даже с некоторой долей вкрадчивости, ясно говорил: отказываться нельзя.
  - Я согласен,- наконец ответил Наруто, вздохнув про себя.- Но как я смогу отсиживаться в безопасности, наблюдая за ходом сражения, когда мои товарищи будут сражаться?
  - Садись, парень, и не думай об этом,- вступил в разговор Мадара.- Нам нужно обсудить план сражения.
  Тот послушно сел и склонился над картами.
  
  ...Саске сидел в своей комнате, прислонившись к стене и глядя в окно. Наегогубахблуждаласамодовольнаяулыбка.
  "...Все-таки я выиграл..."
  
  *Flashback*
  
  - Ну что ж, дети мои,- начал разговор Мадара, не сдерживая усмешки.- Пора подводить итоги нашего спора. Я отправил на тот свет пятьдесят восемь человек.
  - Шестьдесят один!- вздернул подбородок Итачи, уже смакуя победу.
  - Отсохните, родственнички!- ухмыльнулся Саске, с превосходством глядя на соклановцев.- Шестьдесят девять!
  На вытянувшееся лицо Итачи жалко было смотреть. Он-то думал, что младшему брату в жизни его не перещеголять...
  "...Хотя чего только не сделаешь ради девушки!.."
  - Эх, молодость!- Мадара потрепал племянника по волосам.- Не то что мои сорок пять... Хвалю!
  Саске раздраженно нахмурился, стойко снося унизительную "пытку".
  - Ладно, братишка, Карин твоя - все по-честному!- улыбнулся Итачи и вышел.
  Дядя покинул комнату вслед за ним, дав на прощание Саске пару "ценных советов".
  
  *EndofFlashback*
  
  "...Ну что ж, пойду я к моей Карин..."
  Парень улыбнулся своим мыслям и поднялся с пола.
  "...Моей... отличнозвучит!.."
  
  
  
  Глава 10: Сегодня или никогда
  
  Под Сакурой(Эпиграф)
  
  Кровав доспех, и меч упал,
  Ослабли руки самурая
  И тот, кто резал, убивал,
  Лежит и шепчет, умирая.
  На поле битвы лепестки
  Летят и трупы покрывают.
  На поле битвы умирают
  Великие бойцы,
  Последний воин остаётся
  Но и его придет конец.
  Последним стуком сердце бьётся...
  Теперь не воин он, мертвец
  
  
  Редкие лучи солнца светлыми лентами пробивались сквозь серые тучи, падая где-то за лесом. Утреннюю тишину нарушали только крики птиц да лязг множества мечей и копий.
  Серой мерзлой земли было почти не видно под чернотой доспехов: две армии сильнейших держав Дальнего Востока застыли в коротком ожидании начала битвы, последней для многих воинов...
  
  - Друзья мои, воины Японии!- Наруто никогда не умел красиво говорить, а потому нервно ерзал в седле, думая о том, что сказать. Его каурый боевой конь не разделял беспокойства хозяина, с гордо поднятой головой шествуя мимо войска.- Сегодня на этом поле собрались многие славные дома и кланы. Тайра, Минамото, Асикага и Шимура, молодые Токугава, Симадзу, Уэсуги, Такеда, Ода и Датэ - немного было случаев, когда все эти семьи вставали под один стяг. Но сегодня не до старых обид и междоусобиц. Монголы - достойные враги, и стоит трезво смотреть на их силу. Однако мы не можем проиграть - ради нашей земли, наших семей, нашего будущего! И сегодня, здесь и сейчас - мы должны победить! - крикнул самурай как мог громко, чтобы его услышали все. - Сегодня или никогда, любой ценой, победить!- войско откликнулось одобрительным шумом, грянуло мечами в ножнах. В глазах, лицах читались решимость и та самозабвенная храбрость, которая отличает бойцов, защищающих свой дом.- Для меня честь быть вашим предводителем!- гаркнулНаруто, но его голос тут же потонул в шуме.
  С чувством некоторого облегчения Намикадзе повернул своего коня и поскакал в ту сторону, где на отведенном ему возвышении ждали трое ниндзя-телохранителей и личная гвардия из трех с половиной сотен самураев его клана.
  
  - Уже время, Наруто-сама, - негромко сказал Неджи, указывая глазами на зашевелившееся вражеское войско.
  Тот кивнул и, взяв сигнальный веер с изображением герба клана Намикадзе с одной стороны и дома Симадзу - с другой, вскинул руку вверх. Специальный язык жестов, коему пришлось учиться всего за пару дней, был не таким уж сложным. Несколько движений веером - и в первые ряды войска вышли лучники, по сигналу слаженно спустившие тетивы.
  Наруто, прищурившись, смотрел на разгорающееся сражение. Он ничуть не сомневался в победе: там, на поле боя, уверенно командовали его друзья и брат...
  
  *Flashback*
  Тусклый свет масляных ламп озарял испещренные стрелками и всевозможными пометками карты. Над которыми склонились командующие.
  - Что ж, тактика, я думаю, всем ясна, - голос Какаши бы, как всегда, невозмутим, лишь угадывались слабые нотки усталости. - Остался еще такой вопрос: Наруто, кого ты хочешь видеть в командовании войском?
  Самурай задумался на несколько секунд, затем уверенно ответил:
  - Полагаю, в центре основных сил должен быть Шикамару, командование конницей для удара в тыл должен взять на себя Саске, Киба встанет во главе наших резервов, левый фланг отойдет в распоряжение моего брата Кеншина, правый - Джирайи-сама.
  Хатаке пару секунд прикидывал что-то в мыслях, потом согласно кивнул:
  - Да, такой расклад наиболее приемлем. Есть возражения?
  Таковых не поступило, молчание выражало всеобщее согласие с таким выбором.
  - Тогда на этом закончим, - Какаши встал. - Объявляю военный совет закрытым, все свободны.
  *EndFlashback*
  
  "Надеюсь, все пойдет по плану"
  Естественное беспокойство хлыстом ударило по спокойному потоку мыслей. Войска мучительно медленно надвигались друг на друга, и главнокомандующий от всей души досадовал, что он сейчас не там.
  - Все будет хорошо, не волнуйся, - послышался совсем рядом негромкий голос.
  Погруженный в размышления Наруто вздрогнул, быстро посмотрел на ниндзя и снова отвернулся.
  - Спасибо, Хината, - тихо сказал он. - Но не мешай мне, пожалуйста.
  Девушка отошла на шаг, поразившись, как изменился всегда мягкий, добрый голос любимого. Теперь его слова звучали жестко, с нотками стали - как у настоящего воина, закаленного во множестве битв.
  "Как же я хочу, чтобы эта война прошла, как страшный сон, и Наруто снова стал прежним... Моим."
  Хината встала рядом с братом и Асумой, которые с не меньшим вниманием следили за происходящим на поле боя.
  
  
  Все шло по плану. Резервные силы оставались, не задействованы, конница уже шла в обход для удара в тыл, дождь из стрел еще продолжал осыпать задние ряды вражеского войска.
  Наруто прищурился, всматриваясь... И тут же вцепился в край впереди стоявшего столика, с планами и маленьким чайничком, подавшись вперед.
  "Ну конечно, когда все проходило гладко..."
  Мысли лихорадочно закрутились в голове. Свинья, подложенная монгольским полководцем, оказалась тяжела для переваривания, так что теперь Наруто предстояло пустить в ход все свои таланты, чтобы удержать преимущество на поле битвы...
  
  Глава 11 "Победа, ведущая к поражению, или Отступление?"
  ...Темно-красный цвет битвы все сгущался. Воины падали один за другим. Сколько их уже полегло - пять тысяч, десять, двадцать?.. И монголы, и жители страны Ямато* несли страшные потери, пытаясь выгрызть победу из глоток друг друга.
  Все шло не по плану. Враг теснил. Монголы выигрывали количеством, они уже текли в город сквозь бреши в стене, словно проворные тараканы, кое-где в небо лениво поднимался дымок занимающихся пожаров...
  "...Думай, думай, думай... Что делать, а?.."- мысли бегали в голове, как ошпаренные. Наруто не мог усидеть на месте и метался возле своего стола с картами, пытаясь рассуждать здраво.
  "...Если я протрублю отступление..."
  Тогда придется смывать позор кровью из брюха.
  "...а если продолжу сражение..."
  Тогда от войска может не остаться вообще ничего.
  Намикадзе не привык проигрывать, но сейчас все было настолько плохо, что в страшном сне не приснится. Победа, что казалась такой легкой, такой очевидной в самом начале боя, с гадкой ухмылкой утекала сквозь пальцы...
  - Наруто-сама, выводить резерв?- хриплый, разрываемый одышкой голос солдата хлестнул мечущееся сознание полководца.
  Он поднял тусклый взгляд на покрытого серой пылью окровавленного бойца и выдавил:
  - Погоди...
  Наруто попытался заставить себя думать, но в голове билась лишь отчаянная мысль о предстоящем сеппуку**. Неизвестно, дал ли бы он вообще ответ, если бы не возникший как из-под земли вороной конь Хидана, из-за гривы которого выглянуло перекошенное в ухмылке лицо самого первосвященника.
  - Слышь, малец, хватит сопли размазывать!- весело гаркнул он.- Пускай асигару отступают, а мы сдержим врага. Тогда ополчение сможет перегруппироваться и отбыть в столицу...
  Это подействовало на парня как ведро ледяной воды. За спиной Хидана маячил тысячный взвод - олицетворение милости Судьбы, дающей шанс умереть без позора.
  Наруто быстро, с поразившими его самого четкостью и спокойствием отдал все необходимые приказы, а под конец распорядился:
  - Медика ко мне.
  Наступила короткая передышка: монголы тоже немного отступили для перегруппировки войск.
  Намикадзе напряженно вглядывался в копошащиеся вдали вражеские отряды, стискивая зубы и приказывая себе не думать о боли, бьющейся в боку: медик по его приказу уплотнял шов на ране, хоть и делал это с явным неудовольствием, опасаясь за жизнь полководца.
  Когда это было сделано, Наруто взобрался на коня и выехал вперед войска. Он видел, какими уставшими были бойцы, видел обреченность на лицах, становившуюся все отчетливей...
  - Итак, мои соратники,- начал самурай, вдохнув поглубже,- сейчас мы пойдем в свою последнюю атаку. Но эта жертва не будет напрасной: пехотинцы-асигару защитят столицу вместо нас, и война против монголов будет выиграна. А мы увидим это с небес!
  Намикадзе натянул боевую маску и вскинул руку с зажатым в ней тати. Бок мгновенно вспыхнул болью, но теперь было уже не до него. Верный конь нес Наруто навстречу вражескому войску, и только то было сейчас важно, где у противника брешь в броне...
  Лавина из сохэев и пеших самураев вхлестнулась в ряды монголов, конница врезалась во фланг, кроша в капусту корейцев и китайцев... С высоты все было хорошо видно, однако в кровавом месиве враг слишком поздно осознал, что оказался в окружении. Теперь начиналось то, что называется резней, безнадежной и беспощадной...
  
  *п/а - в то время японцы называли свою страну Ямато (или Нихон, как вариант).
  **п/а - сеппуку - харакири на поле боя.
  
  
  
  Хината...
  Невыносимо видеть, как война, такая осязаемая в эти мгновения, на твоих глазах утаскивает любимого человека в пучину крови и смерти. Девушка вглядывалась сквозь пелену пыли в зыбкую фигуру Наруто, стремительно удаляющегося от нее. Еще секунда - и он скроется из виду. Но ничего сделать уже нельзя...
  *Флэшбэк*
  - Ты уйдешь вместе с остальными,- тихо говорил он, и голубые глаза пронзительно блестели.
  - Нет, я останусь с тобой!- и так понятно, что не позволит, но не сказать этого невозможно.
  - Это приказ.
  Из какого холода сплетены эти слова...
  - Я не хочу тебя оставлять!- обида душит комком в горле.
  - Дважды повторять не стану.
  Невыносимо хочется дать крепкую затрещину этому дураку. А потом обнять и больше ни за что не отпускать... Если умирать, то только рядом с ним!
  Вот только голос не слушается.
  - Дождись меня в столице. Я обязательно вернусь, поверь мне!
  Не верю. Ни единому слову твоему не верю...
  Но ты уже умчался, а глаза щиплет пыль из-под копыт твоего коня.
  *Энд оф флэшбэк, да простят меня читатели за макаронизм*
  
  POV Саске
  ...Скачет рядом, чуть впереди и правее. Моя задача - прикрывать его, командира, спину... В былые времена я бы чувствовал унижение. Но сейчас - нет. Наруто - мой друг, и я горжусь этим. Мы сражаемся плечом к плечу, проливая вражескую кровь. Наверное, мы со стороны выглядим так же, как Хидан. Вон он, где-то справа... Похож на шинигами, принявшегося за жатву. Возможно, обычные люди видят в нас беспощадных убийц, даже нелюдей... Хотя, по сути, так оно и есть.
  ...Эх, Наруто... Почему раньше я не воспринимал тебя всерьез? Почему-то я думал, что сильнее тебя. Ошибся... Ты впереди меня на шаг. Хотя нет... Ты впереди всех нас.
  End POV
  
  - Что-то вы...хех... Хидан-сама, примолкли! Уж не заболели?- усмехнулся Учиха, когда они поравнялись.
  - Нет времени,- с прилипшей к губам кривой ухмылкой ответил беловолосый, походя отпихивая ногой неосторожно приблизившегося корейца.- Мы с вами, ребятки, сейчас пауки, а это - мухи, которых надо сожрать... Чем и занимаюсь.
  Саске отвернулся и весело рубанул двух оказавшихся рядом китайцев, мимоходом уклоняясь от вражеского копья. Вся его воинская сущность, как ни крути, радовалась продолжению битвы. Ему нравилось чувствовать смерть у себя за плечом, нравилось летящее по жилам возбуждение боя... Ему нравилась его жизнь, могущая оборваться в любой момент, он не мог и не хотел от нее отказываться. В конце концов, он не был скверным человеком - просто самураем, для которого бытие - поле сражения.
  
  "...Интересно, есть у меня шанс выжить?.."- подумал Киба, разрубая грудь вопящего что-то явно нецензурное монгола.
  "...Есть,- тут же ответил он себе.- И, раз уж на то пошло, этот шанс надо хватать!.."
  - Сохэи, перестройка, плотное кольцо! Сжимаем их! Налегли!- крикнул парень, надрывая голос.
  Его подчиненные не стали оглядываться, лишь принялись четко выполнять приказ. Инузука сощурился и двинулся в другую сторону, к флангу Шикамару, где сеча была наиболее жестокая.
  "...У тебя ведь красавица-невеста есть..."
  Киба разглядел друга спустя несколько минут, и увиденное отнюдь не привело его в восторг. Нара был ранен, и отбиваться от наседавших монголов ему становилось все труднее.
  Душевное равновесие, которое Киба так старался удержать, рухнуло, как карточный домик. Сохэй завертелся волчком, прорубаясь на помощь.
  "...Ты не умрешь сегодня, Шика..."
  
  ...Удар... Еще удар, замах... Ноющая боль как сквозь туман пробивается к замутненному возбуждением сознанию. Кровь брызжет во все стороны из того, что еще миг назад было головой с раскосыми серовато-карими глазами.
  "...Да уж, и передохнуть-то не успел... А хрен с ним, в гробу отоспимся..."
  Шикамару плавно развернулся, вгоняя клинок в туловище очередного врага. Раненая рука подвела, и удар вышел не смертельным, однако монгол с хрипом упал, обливаясь кровью.
  "...Добить... чтоб не мучился..."
  Такое оно, милосердие на поле боя. Высшее проявление благодетельности в этом кровавом месиве... Ни на что большее не способен воин, работа которого - убивать.
  
  POV Наруто
  ...Топот копыт наших коней заглушает все остальные звуки. Вон она, впереди - гвардия хана... Хубилай не дурак, для защиты полководца он послал своих лучших людей. Вот только они уже не успеют оказать должного сопротивления... Ты слишком поздно понял, монгол, что мы - смертники, и мы готовы на все.
  Рукоять моего тати, случайно найденного в седельных ножнах, уже стала горячей. Кеншин сказал, что это оружие - подарок мне от отца...
  Ну и отлично.
  Сегодня победа будет наша!..
  End POV
  
  ...Убивая, он не сожалеет, он наслаждается. Да, он демон своего времени, а рядом - демон прошлого поколения, и они сражаются плечом к плечу, неся смерть врагу.
  
  ***
  
  "Мы никогда не должны сожалеть о содеянном. Все мы делаем ошибки. Все мы все равно идем к своему концу...
  Един закон мироздания. Всё имеет начало и конец.
  
  Этот бой закончился. Мы вырвали победу из рук врага. Вырвали ценой множества жизней... Но победы не бывают легкими.
  Сегодняшний день войдет в историю..."
  
  Хатаке Какаши
  (1310 год н.э.)
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"