Мишико: другие произведения.

Проба

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
      А ну, приятель, не скисать,
      вот, воблой закуси...
      Я тоже мог бы рассказать, да лучше не проси.
      Давай-ка силы соберём для нового рывка.
      Мы так с тобой красиво врём под кружечку пивка. W

ПРЕ Продолжение текста "Танцы на воде"
  
  В ЦБУ проводилось стандартное утреннее совещание. Для экономии времени в начале собрания происходила церемония приёма сдачи дежурства и доводились последние изменения в оперативной обстановке с учетом аналитических выводов из тех данных, что поступили со спутников.
  - Товарищ майор! Оперативный дежурный капитан Топко дежурство по ЦБУ сдал!
  - Товарищ майор! Капитан Березин дежурство по ЦБУ принял!
  - Доложите основные изменения!
  - За прошедшее дежурство имели место частые перерывы в связи со спутниками группировки. Частота потери сигнала и периодичность наталкивает на мысли о том, что вероятно внешнее воздействие враждебной работы комплекса РЭБ вероятного противника, - присутствующие взволнованно задвигались. Вероятность выжившего врага способного вести высокотехнологичные боевые действия, почти два месяца считалась равной нулю. И тут на тебе - получи Кушак, - Также , наблюдаемая группа неизвестных в количестве тринадцати человек, вторгнувшихся в нашу военную зону со стороны Казахстана, продолжает движение в нашем направлении. Идут третьи сутки. Люди вооружены стрелковым оружием. У них есть средства связи, редко, но они включают их буквально на минуту. Скорее всего просто проверяют работоспособность и уровень зарядки батарей. Предположительно, их радиостанции придерживаются режима радиомолчания, что само по себе настораживает. Сторонятся троп и проезжих дорог. Упорство передвижения, скорость, компактность подразделения дают повод предположить, что к Кушаку выдвигается специальное подразделение тактической разведки. Наше или вероятного противника. Целеустремлённость действий которой говорит также и о возможной принадлежности к дружественному образованию. В таком случае целью гостей является установление контакта, передача информации и проверка, или подтверждение тех данных, которыми обладает возможное руководство, пославшее этих "гонцов". Аналитическим отделом предлагается провести засадный вариант захвата с возможностью предложения всем членам неизвестного каравана - сдаться. В случае получения откровенно враждебных ответных действий - уничтожить с обязательным захватом "языка" для получения информации. И далее работать в зависимости от полученных ответов. Исполнитель - Змей.
  - Но Змей ушёл с погранцами на Прикаспий, - задумчиво сказал начштаба.
  - Они не ушли далеко, к тому же, возвращение домой по разведанной дороге пройдёт гораздо быстрее. В течение суток будут здесь.
  - А зачем нам пограничники? У нас есть пять групп СПН, специально заточенных и имеющих опыт боевых действий в горах. Пусть они с этими пришлыми и разбираются, - предположил начальник боевой подготовки и по совместительству командир наиболее подготовленных к ведению войны частей собранных в усиленную разведроту. Скорее рота напоминала батальон по своей численности и составу, но по привычке её именовали ротой.
  - "Пришлые" идут в направлении Чайки. Скорее всего, выйдут к Чулинской щели с севера. Затем по ней попытаются скрытно подойти к объекту, на котором мы с вами находимся. Это наиболее удобный вариант прорыва к Кушаку. Аналитический отдел предполагает, что гости имеют о нас определённую информацию. Таким образом, диалог с ними для выяснения источника информации и его будущих действий в отношении нас просто необходим. Пограничники наиболее хорошо знакомы с той местностью, на которой предположительно произойдёт встреча. Наши Спецназеры ушли к Баканабату и прикрывают работу технических подразделений по восстановлению Газоэлектростанции, линии электропередач и нефтеперерабатывающего завода. Таким образом использовать мы можем только пограничников отправленных в разведрейд к берегам Каспия.
  - Тогда решаем так! Оперативному, - вернуть Змея с пограничниками! Начштаба - готовь операцию. Свяжись с Зубовым - может он, что дельное подскажет. Он свой участок хорошо знает. Повоевали они тогда тут славно, хоть и неумело, - оценил майор своё восхождение на Кушак, которое уже превратилось в историю. Присутствующие командиры заулыбались и закивали. Историю они знали и со своей опытной точки зрения читали, что везло им тогда просто фантастически. Времени на воспоминания не было.
  - Начальник связи. Что происходит уже в течении недели с эфиром? Откуда РЭБ этот взялся? Вокруг нас уничтожены все более или менее подходящие базы в радиусе шести тысяч километров, - лицо Бобко приобрело серьёзное и озабоченное выражение. Спутники были основой безопасности не только базы, но союзных и подчинённых территорий.
  - Разрешите доложить? Товарищ майор в течение недели и вчера ночью засекли работу мощных радиоэлектронных систем и на нашей и сопредельной территории, - начал связист-электронщик и сразу привлёк внимание всех десяти старших офицеров руководящего звена. Хотя самым большим званием среди сидящих было майорское, и то - только у пятерых. Остальные носили по четыре капитанских звёздочки на каждом плече, - средства связи на нашей территории идентифицированы как полевые станции армейского производства звена армия-фронт.
  - Сколько? Где?- нетерпеливо перебил спокойное повествование начальник Кушака. Известие было волнующим. Если кто-то выжил, то, скорее всего, развернул законсервированные узлы и пункты управления и пытается выяснить обстановку. Союзники были нужны как воздух, а уж свои, родные, русские, военные и подавно.
  - Первая станция предположительно Дальневосточный военный округ, его Запасной Командный Пункт, расположенный в тайге севернее Хабаровска. Второй - предположительно База подводных лодок Тихоокеанского Флота, расположение - примерно побережье Приморья. Третий, как и ожидалось Краснодарский край и Ставрополье - наши соседи на той стороне Каспия. Четвертый радиоузел - побережье Черного моря. Пятый - Кольский полуостров. Устойчивого контакта со всеми нет. Мы регистрируем только попытки связаться.
  - Ух, ты! Здорово. Молодцы мужики! Выжили! - раздались тихие комментарии.
  - Вы уверены, что это наши? - спросил НШ.
  - Да! Диапазон мощность сигнала соответствуют ТТХ изделий находящихся на обеспечении этих округов и видов войск.
  - А почему не можем установить надёжный контакт? Спутники должны обеспечить обмен данными с любой точкой? - все вопросительно посмотрели на стоящего офицера. Действительно, группировка свободно обнимала своими орбитами весь земной шар и, при отсутствии противодействия, помешать ей работать никто был не в состоянии. Ответ заставил, и задуматься, и поволноваться.
  - Выявлено противодействие системе организации передачи на высокотехнологичном уровне. Кто-то или что-то блокирует наши попытки передачи электромагнитных волн на первичном уровне в ионосфере и на земле. Сегодня получены данные, что между нами и саттелитами Земли выставляется ионизированное облако плазмы. Причём, блокируется именно наш район неба строго над нами и лишает нас не только связи, но и разведданных по земной поверхности. Так что неизвестный противник поставил безопасность базы и всех нас окружающих образований под угрозу.
  - И кто же это?
  - По уровню высокотехнологического оборудования и его мощности необходимой для постановки таких помех могу предположить, что это американский или натовский комплекс.Но где он находится и откуда превентивно оставляет нас без связи - установить не можем, из-за блокировки наших средств радиоустановок, приёмников и передатчиков. Тоже самое происходит и при наших попытках разобраться с вышедшими на нас дружественными радиосистемами, - закончил свой не радостный доклад офицер и замолчал, ожидая вопросов.
  - И что ж мы имеем? Связи со спутниками нет, - начал загибать пальцы на руке Бобко, - Кто-то лишает нас возможности объединиться с районами, выжившими и имеющими ресурсы, людей и возможно требующим помощи о поддержки. Следствием этого обороноспособность Горы существенно снижается. Если об этом узнают наши соседи с юга, проверят и убедятся в правдивости информации. То последствием будет интервенция. Они нам припомнят разгром их спецназа и "голый парад" под склонами Кушака. Вероятно это американцы. Но как? Центральная часть Северной Америки практически превращена в радиоактивную площадку озёр для рытья пролива между двумя океанами. Все базы в Европе, Северной Африке, Азии, Индийском океане, акватории бывшего СЕАТО - не существуют. Остаётся Австралия и Север Канады - Аляска. Аналитики - мысли есть? Начштаба - что скажете?
  - Идеи есть - надо проверить. Уж больно они неправдоподобные. Дайте время до вечера товарищ майор? - начштаба поднялся. Показывая своим видом, что готов немедленно организовать мозговой и информационный штурм.
  - Давайте, всем остальным - казарменное положение. Увеличить численно охрану гражданского района на ГЕРМАБЕ. Объявить подразделениям непосредственной охраны Кушака усиленный вариант несении службы по варианту "В". Довести до всех: и гражданских, и военных формирований нашего прямого подчинения необходимость усиления бдительности. Сократить общение с местными велайатами. Объявить о регламентных работах на Кушаке в течении недели нашим соседям с юга и соответственно, что временно не будет радиообмена. Начальнику РЭБ и УС - найти способ обойти противодействие "вероятного противника", и связаться с выявленными армейскими станциями. Начальнику разведки - определить: кто и откуда нас атакует. Начальнику штаба в довесок - организация захвата группы идущей к нам в гости. Инженерное обеспечение - быть готовым к переходу на резервные источники питания... - совещание растянулось ещё на час. Тревога в глазах о состоянии дел офицеров передавалась подчинённым в разговорах и поступках.
  
  ******************
  Мы уже подходили к Салюкли, когда Бойко доложил, что не может получить изображения со спутников на компьютере. Тут же возникли проблемы связи с Кушаком.
  - Тащ летенант! Сигнал пропадает! - удивлённо выпучил он на меня глаза в полутемном объёме кунга КэШээМки. Если Бойко говорит, что связь, его любовь и вечный интерес, исчезает, то к этому заявлению надо относиться серьёзно.
  - Проверь, прокачай, - не поверил я его докладу. Мы настолько уверились в могущество Горы стоящей за нашей спиной, что возникновение проблем на ней воспринималось, как что-то невозможное.
  - Нету, просто ответил мой ефрейтор, пять раз проверял. Глухо по всем диапазонам, как тогда, когда мы гору брали. Глушат как вроде? - высказал свои соображения солдат.
  - Кто? - удивился его предположения я.
  - Не знаю кто, но глушат и нас, и их на Кушаке, - решать надо было быстро. Двигаться дальше без поддержки становилось опасно.
  - Между машинами связь есть?
  - УКВ нормально, - тут же отрапортовал один из близнецов, толи Володька, толи Сашка.
  - Я, Первый. Всем внимание! Колонна стой! - по команде машины развернулись в полукруг фронтом по направлению движения. В тылу боевого оборонительного порядка оказались тыловые КАМАЗы и ЗИЛ с миномётом. УАЗ прикрыл миномёт с тыла. Бойцы дружно сыпанули с брони, рассредоточиваясь. Я побежал к Змеею, поднимая пыль своими старенькими кроссовками. Берцы лежали в вещмешке дожидаясь своего часа. Бойцы тоже щеголяли в кроссовках выданных с барской руки вещскладов Кушака. После тяжёлых ботинок мышцы ног норовили поднять тело над землёй и стремительно подбросить вверх, от чего походка становилась прыгающей, а неосознанный разгон ноги буквально приходилось тормозить специально. Змей сидел на броне БТР с неизменным АКМ-семь шестьдесят два, в таких же кроссовках, пыльный, загоревший и доброжелательный, как сама снисходительность.
  - Что у тебя, Олег? Снова живот заболел? - не удержался он о подначки, - Хорошо "идём", а ты тормозишь, - шутя, сетовал он на мою команду. При этом оценивающе смотрел на действия состава группы.
  - Кушак не отвечает - связи нет! - "успокоил" я своего старшего.
  - Как давно? - задал уточняющий вопрос Змей.
  - Два часа, - виновато ответил я, - пытались восстановить, сканировали все диапазоны - тишина. Бойко говорит, что кто-то глушит! - брови Горыныча подпрыгнули вверх, до самых мотоциклетных очков над полями панамы.
  - С последней горки пробовали?
  - Да - никакого результата. Со спутниками та же беда.
  - Тогда привал вон на той сопочке, которую прошли. Попробуем на ней ещё раз связаться с ГОРОЙ, заодно, пусть старшина пожрать сообразит и чай вскипятит. Всё. Отходим, - народ слаженно забрался на машины и мы радостные от предвкушения предстоящего отдыха выкатились на пройденную прежде горушку. Бойки собрали консилиум в КШМ и озабоченно щелкали переключателями и вертели ручками настроек внутри машины. Майор увлеченно грыз галету и разбавлял её сухой вкус гречневой кашей с тушенкой, которую вытащил из металлического зелёного ящика прикреплённого к броне на башне БТР. От жары каша пропиталась жиром и мясной подливкой тушёнки и легко растворяла твердость хрустящего хлебного сухаря. Вокруг, в тени и под прикрытием бортов машины не менее аппетитно хрумкали сухарями и глухо стукали о внутренние стенки консервных банок ложками остальные бойцы, не назначенные в наблюдатели. Старшины разводил костёр, чтоб вскипятить чай. Мирный стук ложек и довольное чавкание молодых ртов успокаивали. Но каша в рот не лезла. Отсутствие связи с Кушаком было обговорено заранее. В этом случае мы должны на всех парах мчаться назад в полной боевой готовности отметелить любого, кто посмеет хоть мысленно, хоть вероятно попытаться нанести ущерб бывшей секретной базе. До Каспия оставалось всего ничего и хорошая рокадная дорога вдоль инженерных заграждений по нашему тылу. Ох, повеселились тут Иранцы во время холодной войны. Но сейчас не до воспоминаний. Бойки вылазят через два часа из машины с голодными и злыми лицами. Можно было и не докладывать.
  - Нет связи, тащ майор, - начал один из них, - и глушит кто-то, точно! Нас на занятиях учебно глушили, чтоб мы могли определить потом и сравнить, обычную потерю связи от специально отрезанной.
  - И что? - подтолкнул их майор к выводам.
  - Глушат, сто пудов, тащ майор - глушат!
  - И кто?
  - Так не разговаривают же, а аппаратуры у нас, такой, чтоб определить источник, направление и структуру забивающей эфир волны - нет.
  - Откуда мы можем по УКВ с ними связаться?
  - Минимум от Гермаба. Если повезёт, то и с Куркулаба можно попробовать, если повезёт, - с сомнением в голосе ответили на вопрос связисты.
  - Понятно, идите, ешьте, - отправил обоих близнецов на обед Змей и повернулся ко мне, - Ну, "командир" - твоё мнение? - это он так меня дрессирует, как обзываю процесс практического обучения я. "Сначала узнаёт моё мнение, а потом поясняет: в чем я ошибся и делает всё по-своему. Хорошо хоть его наезд на меня бойцы не слышат, а то потом хоть стреляйся вслепую, так пояснит, что и говорить не надо, что я бездарь и неумёха зелёная. Ну, ничо, ничо, ничо - будет и нашей улице бочка красной икры с маслом и краюшкой".
  - Раз нет связи, то надо на Кушак возвращаться, как обговаривали? - скорее спрашиваю, чем утверждаю я.
  - Это ты конечно прав лейтенант. А как же - выйти на берег Каспия? - дразнит меня нашей желанной точкой в конце рейда майор, - задачу не выполним? А? - настаивает он.
  - Кушак важнее! - осторожно отвечаю я.
  - Жаль - ещё сутки ходу и половили бы рыбку на бережку. Ладно, проверяем технику и дуем назад. С каждой горки пытаемся войти в связь на коротких остановках. Строй людей - командуй! - бойцы строятся. Довожу им задачу. Поясняю причины. Майор молчит. Слушает, - Вопросы есть? - ну да как же тут без вопросов. Солдаты опечалены случившимся.
  - А как же море? Астрахань? - раздаётся из строя.
  - В другой раз! По машинам! - коротко обрезаю я прения.
  К Куркулабу подходим ночью. Это уже наша территория. Проходим контрольный пост. Связь с постом по УКВ есть, но с Кушаком её нет. Ретрансляция не работает.
  - Ну, тогда погнали с фарами до Гермаба,- решает майор. Опрос водителей говорит о том, что они полны решимости добираться до Гермаба всю ночь. В пыли и грохотном рычании моторов, через пять часов движения в свете фар, наша вереница машин подходит к Гермабу и въезжает на территорию бывшей комендатуры. Встревоженные лица дежурного и часового, которые ожидают у шлагбаума, нас не радуют. Но мы устали и нам не до внутренних переживаний однополчан. Гонка, однако, на этом не заканчивается. Майор уходит на Узел связи и говорит по обычному телефону с Кушаком. Результатом разговора он доволен как волк, питающийся капустой.
  - Олег, остаёшься старшим. Бойцам отдыхать до утра. В шесть подъём в семь выезд. В девять быть на Хейробаде. В десять тридцать на Чайке. Я уезжаю сейчас на УАЗе с водилой и пулемётчиком, - " Вот тебе бабушка и Юрьев день, - думаю я, переполох явный. Посты усиленные. Не иначе враг прёт на нас, а Кушак силы собирает. Да не вовремя противник нарисовался. "А когда противник появляется вовремя?" - спрашиваю себя я, - "Тогда, когда в гости приглашают. А кто ж это такой нетерпеливый без приглашения полез?" - мучает меня вопрос. Ведь вроде бы всех расколошматили при бомбардировке. Неужели кто-то выжил? Сон останавливает вопросы, кишащие и бурлящие в голове. Мы впервые за пять суток, помылись и спим на настоящих кроватях. Правда, храпим недолго. В шесть утра нас с матюками и с огромными усилиями поднимает дежурный по Гермабу.
  
  На Чайке мы оказываемся в одиннадцать часов дня. Майор смотрит на меня с жалостью. Гад. Воспитатель хренов. А я чуть ли не с ведром воды бегал между уставшими бойцами, после того как меня самого полил из кружки старшина Грязнов. Но до Чайки добрались почти без происшествий. Муха раз заснул и снёс уцелевший столб аналоговой связи острым носом Ростока. Зато проснулся от такого потрясения и окончательно разбудил всех в колоне.
  - К машинам! Оружие почистить, технику обслужить и отмыть! Обед по распорядку! После обеда баня! - народ довольно загудел одобряя.
  - Пошли, - махнул Змей рукой и двинул в сторону гаража, где стоял под деревьями алычи стол и две скамейки.
  - Значит так, сейчас идёшь с бойцами, моешься, ешь, спишь. Если сможешь. Потом ко мне. Пока всё это делаешь, будешь думать, - ну да просто помыться и пожрать мне нельзя, я должен как наполеон делать сразу два дела. Или четыре, - к нам идёт неопознанный, вооруженный отряд. Двигается скрытно. Соблюдает режим радиомолчания. Путь, выбранный ими, ведёт в северную Чулинку. Направление конкретное - Кушак. Цель не ясна. Наши стратеги наверху, - кивает он на КУШАК над нами, - думают, что конечная их точка - база на горе. Хотят их взять в плен. Если не выйдет уничтожить. Завтра утром они, предположительно, войдут в северные ворота Чулинки. До нас будут пилить сутки-двое. Они устали. По составу и манере передвижения напоминают разведгруппу ГРУ, усиленную офицером или несколькими. Ты и твои бойцы знают местность - вам и карты в руки. Я на подхвате. Главный. Ты рабочая лошадь - командир. Загрузился? - на компьютерном жаргоне спросил мою озадаченную рожу Горыныч. Интересно, откуда он такое слово знает, лапоть же лаптем в этой теме.
  - Ага, - неопределённо заявляю я, а в моём мозгу появляется образ Чулинской щели ведущей от нас в тыл на север и изгибающейся между отрогов и гор почище любой змеи. Щель и глубокая и в тоже время длинная. Идти по её низу - та ещё работка. Быстро эти ходоки не разбегутся.
  - Повторить? - саркастично интересуется у моего застывшего взгляда майор.
  - Чего? - с трудом отрываюсь я от объёмных образов нагромождения скал и склонов, бороздящих мой мозг.
  - Всё, дуй мыться, бриться, отъедаться. И я, пожалуй, пойду щетину поскребу, - неожиданно добродушно говорит Змей и задумчиво трёт свою щётку на бороде и щеке ладонью.
  - Погодите! Если завтра они войдут в щель с севера, то у нас времени не хватит, чтоб подготовиться. Надо сейчас идти, - не очень то энергично заявляю я.
  - Это ещё почему? - майор удивлён, но мой тон говорит о том, что я прав. И знаю то, чего не знает он.
  - По карте, - вкрадчиво отвечаю я с торжеством в голосе.
  
  - И что по карте? - майор невозмутим, как скамейка, на которой он сидит.
  - А по карте там этого нету, - невпопад говорю я ему.
  - Чего этого? - тихо начинает злиться майор.
  - Вот здесь, - тыкаю я пальцем в разложенную на столе карту, склон размыт в пологий подъём. И если на протяжении всей Чулинки без специального снаряжения из неё не выбраться - почти отвесные скалы везде. То тут, посредине длины ущелья, есть удобный выход, который ведёт точно на поле, где у нас фотоэлементы стоят. И дальше на Гору. Если мы их перехватим и зажмём до этого прохода, то уйти от нас у них не будет никакой возможности, даже назад.
  - Как это? - улыбается майор моей уверенности.
  - А сверху трёх стволов хватит, чтоб их остановить. Разделимся на три части. Первый отряд пойдёт по левому обрезу, второй по правому, а мы пойдём навстречу. И перед самым выходом из щели их встретим. Капкан, - Змей недоверчиво смотрел на меня во время всего моего выступления, с сомнением разглядывая карту, на которой декларируемого выхода из щели помечено не было.
  - Тогда так сделаем. Мытьё, бритьё и жратьё по ускоренной программе. И едем на место. Бойцам приготовить верёвки и лошадей. А мы рекогносцировку проведём. Туда на машине доехать можно? - вот так обламывают самые радужные надежды пообедать, помыться и сделать свой внешний вид более коммуникабельным. С такой рожей как у майора и у меня никто на переговоры не пойдёт.
  - Да можно, час езды, как раз там, где мы танк Курбановский разворотили.Пока мы так "развлекались" не жрамши, грязные и заросшие с майором, старшина придирчиво оглядывал оставленное им почти неделю назад хозяйство.
  
  Осмотром местности Змей остался доволен. Силы распределили просто и непритязательно. Левый склон взял на себя Горыныч с шестью пограничниками. Правый склон оседлал старшина с ещё одной шестёркой. А меня послали вниз добывать победу, как шахтёра. Пока приехали, пока спустились на верёвках, пока приняли оружие и боеприпасы, распределили сектора, места каждому, замаскировались - полдня прошло. Чтоб нам было спокойнее, внизу выставили два пулемёта, гранатомёт, двух снайперов, пять автоматчиков c гэпэшками. Выдвинули двух наблюдателей вперёд по краям щели от майора и старшины, чтоб нас врасплох не застали. Заминировали склоны монками на дистанции семисот метров вперёд от места засады. Наблюдатели и сапёры получили задачу сидеть тихо и бдеть. И начали ждать.
  
  Мы их так и не заметили в этот вечер. Ночью, спать вполглаза на холодных камнях было неуютно. Незваные гости появились лишь на следующий день. Тангента нажатой кнопки в триста девяносто второй спела свой условный сигнал и первыми взбудоражила связистов. Они подняли на ноги всех остальных. Трижды повторенный сигнал говорил о том, что на расстоянии километра, по низу Чулинки идут неизвестные наблюдателям люди. Количеством более десятка, но менее двух. Солдаты по моему примеру быстро разминались, напрягали и расслабляли суставы движениями и статическими напряжениями мышц, укрывшись за камнями и скалами. Улёжанные почти суточным ожиданием мышцы требовали согревающей встряски перед "работой". Наконец наблюдатель определил дальность в полкилометра, и засада затаилась среди камней и кустов глубокого ущелья. Это были "наши". Или работали под наших. У первой дозорной тройки, незаметно появившейся среди бедной растительности каменного мешка, на руках были два автомата АК-103 с подствольниками и узнаваемый уже нами пулемёт "Печенег" с удобной ручкой для переноски. Четыре его собрата с нашей стороны отслеживали каждое движение передового дозора непрошеных разведчиков. Одежда, облегчёнки со встроенными брониками и ботинки говорили о том, что наши склады и склады гостей имели одного и того же поставщика. Однако поведение гостей было более чем воинственным и осторожным. Как мы не готовились, но они нас обнаружили. Хоть и попали при этом в наш капкан с выходом в одну дверь. Неожиданно дозорные растворились за поворотом, и перед нами оказалась пустота стен ущелья и тропа, ведущая туда, откуда пришли и где скрылись одетые в защитный камуфляж незнакомцы. Они ни разу не подставились более пяти секунд под пеньки и угловые метки наших прицелов.
  - Олег, - открытым текстом погнал информацию Виктор Иванович, - эти черти полезли тебя обходить по Змеевскому вертикальному подъёму вверх.
  - Слава,- неожиданно по имени обозвал старшина нашего главного советника по боевым действиям, - они далее от тебя и лезут в метрах, примерно, пятидесяти, бедовые пацаны, предупредил и оценил Леший. Мне их снять со стены?
  - Леший, ты, что творишь в эфире, Виктор Иванович? - незлобливо и скорее азартно возмутился Змей, - бей выше головы. Дай понять, что убивать не будем, но обойти с тыла себя не дадим. Огонь по готовности. Как понял?
  - Я Леший, Вас понял. Выполняю, - почти тут же с правого края щели, сверху, один за другим, почти без промежутков раздались два выстрела из СВД. Патроны для Вала старшина экономно берёг. Хлёсткий звук ударил по тишине солнечного утра и согнал редких птиц щебечущих и снующих по отдельным деревьям и кустам ущелья. Бой, который мы начали ещё двое суток назад, перешёл в свою самую опасную часть - столкновение. И мы обозначили свои намерения и позиции Грязнова. Теперь следующий ход был за пришельцами. Пулемётная очередь сорвала мелкий щебень с каймы скалы, прикрывавшей место, откуда Грязнов посоветовал скалолазам не соваться вверх. Пулемётчик противника прикрывал своих коллег, которые распластались беззащитными мишенями, как мухи на стенке. "Мухобойка" старшего прапорщика легко могла сбить обоих камуфляжников. Снизу пухнул ГП-25, в небо над ущельем взвилась свечой граната ВОГ из подствольника. На мгновение замерла в верхней точке и понеслась вниз. Парни внизу не собирались мириться с тем, что их альпинистов кто-то пожелал сбросить вниз. Разрыв, шарахнувший выше и чуть в стороне, обдал позицию Грязнова ворохом мелких камешков. "Мля, а ведь ещё чуть и попал бы гад!" - уважительно подумал Виктор Иванович о гранатомётчике, который так искусно выпустил гранату из глубины своей позиции.
  - Леший! Пулемётом - поверх голов! - раздалось в наушниках, всё ещё жалея тех, кто лез на его рубеж, - Первый - из всех стволов коротко, предупредительно и вверх, наблюдатели - две гранаты положить в тылу у этих "альпинистов". ОГОНЬ! Бляха муха! - Первый это я и моя группа внизу. Ущелье взорвалось залпом из всего, что было сосредоточено против неизвестных ниндзев. Грохот четырёх пулемётов, двадцати автоматов, разрывы подствольных гранат, коротко осыпали на камень тропы осколки породы и надежды умелых разведчиков, которые пытались убрать со своей дороги наше рукотворное препятствие. В глубине ущелья глухо грохнули разрывы гранат наблюдательной четверки, замкнув и очертив пространство западни. В ответ не раздалось ни одного выстрела.
  - Змей, они не сдадутся. Может миномётом жахнуть? - подал идею Грязнов. Скалолазы противника скатились со стен беззвучно и быстро, как безногие ящерицы мчатся по склону Кушака от опасности. Реакция противника на наши действия говорила о хорошей подготовке и самое ценное - противостоящие нам бойцы мыслили быстро и давали вполне адекватный ответ на наши действия. Змей крови не хотел. Он разглядел в действиях "врага" знакомые тактические решения.
  - Эй, мужики, может потрендим? - заорал он, не высовываясь вниз со своего края ущелья и возвышаясь над пропастью, - А то ведь "включу" щас миномёт и завалю вас на хер его бомбочками! И не дёргайтесь назад! Там минное поле из монок! Слышь, старшой, шевели извилинами! Или мало народу положили? Успеем ещё дырок в шкурах лишних друг - другу наделать! - предложение Горыныча озадачило не только тех, кто пасся по нашей территории внизу, но и нас самих.
  - Я, Змей - всем! Не стрелять! Ждём ответ! Слышь - командир? - голос Змея на секунду сорвался в хрип, и он закашлялся от натуги в глотке и голосовых связках. Восстановил голос, - Если согласен - начальник, то брось камень в правую от тебя стенку распадка! - тишина окутала место стычки напряженным ожиданием решения неизвестного командира. Чтоб подстегнуть процессы мышления внизу, Горыныч пожелал ускорения, - Даю три минуты, потом приступаю к уничтожению группы! - пришлые не отзывались. Пауза затягивалась.
  - Суки, химичат что-то! - отозвался Грязнов со своего места.
  - Наблюдатели, сколько человек прошло мимо вас? - нарушил тишину радиомолчания опытный майор.
  - Насчитали тринадцать! - ответили из замыкающей западню четвёрки в наши наушники. Змей заорал сразу, как только услышал цифру.
  - Эй, мужики! Не мучайтесь! Пока всех тринадцать ваших рыл не грохнем или не обнаружим мы отсюда не уйдём! Одна минута осталась! Решай командир! - "подбодрил" наших оппонентов хитрый Горыныч, - Первый! Расчёт Миномёта - к бою!
  - Готовы! - заорал Грязнов с другого края пропасти, подыгрывая бывшему командиру ДШМГ и присваивая себе мой позывной. " Ну - ё! Большой театр на просторах Копет Дага устроили!" - матерно подумал я, вытирая пот и облизывая губы. Стволы нашего оружия не верили в миролюбие невидимок. Сдаваться молчаливые собеседники не собирались. Вначале, тишину распороли очереди и разрывы гранат с дальнего края ущелья. Пришлые камуфляжники не верили майору и попытались прощупать отход назад по тому пути, по которому они сюда пришли.
  Взрыв монки туго лупанул по ушам, отбиваясь и грохая дополнительными отражениями от горных стен. Стрельба затихла.
  - Ну, что там у вас? - запросил Змей наблюдателей по рации.
  - Я шестой, пытались протиснуться по дну, грамотно прикрывались. Взорвал предупредительно мину управляемого поля. После взрыва откатились назад и прекратили попытку прорыва. Потерь у них нет, разве что контуженные, - доложили тыловые наблюдатели.Тишина снова зазвенела шорохами осыпающихся камешков.
  
  - Эй ты - доходяга! - раздалось из ущелья и камень, выпущенный из-за поворота сильной рукой, разлетелся в пыль, когда ударился в непоколебимую фундаментальность скального среза щели под позицией Грязнова, - Ты нас из "Подноса" собрался угощать? - спросили громко, что ни смотря на иронию, звучало вполне дипломатично, после стрельбы и взрывов предвосхитивших начало диалога. Однако на чистом русском языке спросили. Это ни о чём не говорило, но обнадёживало. Сленговое название восьмидесяти двух миллиметрового миномёта - "Поднос", произнесённое невидимкой, звучало как пароль.
  
  - Можно ещё и на "Костре" разогреть, если с "Подноса" будет мало, вам здоровякам по фигу, что трескать после такого перехода. Вы и "Шмелей" жаренных сожрёте, и "Мухами" перебьётесь с голодухи-то, - ответил Змей сразу после услышанного вопроса. За поворотом раздался смех. "Мухи" давно не выпускались и на вооружение не поступали.
  - И где ж ты этот антиквариат возьмёшь? - поинтересовались из-за скалы.
  - Там же где "Аглени". Ну что, покурим на нейтралке? У меня амерский табачок есть? "Волл Стрит" покатит? - заигрывал Змей.
  - Ха! Может и пожрать притащишь, радетель? - хмыкнули снизу.
  - Тушняк с галетами будешь? - заботливо поинтересовался Змей, не очень-то надеясь на положительный ответ.
  - Ну, если только свежие! - согласились из-за угла и голодно хохотнули.
  - А какие же ещё? Только свежие, только из банки! - теперь уже заржали у нас в засаде.
  - Пушки берём? Один на один и посередине! - поинтересовались правилами этикета весёлые разведчики
  - А как же! АПээС и граната с ножом, нормально? - предложил Змей, соглашаясь с местом встречи.
  - Лады, токо у нас не АПээСы, а "Грачи"! Ничо? - ответили невидимки.
  - Это шестнадцатизарядные? Те, что броники трёх уровней защиты пробивают? - успокоил меня Змей сверху. А вы думали, кто бы пошёл к ним на встречу. Змею нельзя, да и высоко он. Пока спустится - сто раз стрельнуть смогут. Грязнов с другой стороны сидит. Остаюсь я, тут, напротив, со своим АПээСом, гранатой и самодельным штык-ножом.
  - Ага, - радостно подтвердил "дипломат из-за угла".
  
  - Олежа, - по-отечески сделал всё по-своему майор, - Сам туда не ходи - пошли сержанта. Один хрен у него рожа как у тебя молодая. АПС не забудь ему свой отдать. Щас Грязнов тебе радиостанцию спустит с запасной батареей. Скажи служивому - пусть много с их салабоном не болтает. Всё равно они своего старшего на встречу не пошлют. Отдаёт ему радиостанцию и валит назад. Понял?
  - Вас понял. Приём, - почти огрызнулся я. Посылать на вероятную смерть кого-то вместо себя... потом на душе и сердце как в выгребной яме - противно воняет трусостью. Но и посылать командира нельзя, даже такого зелёного, как моё лейтенантское превосходительство.
  
  - Боря, доброволец нужен, станцию им передать, может договоримся, свои вроде, - коротко пояснил я задачу сержанту. Боря не раздумывал и секунду.
  - Я пойду, - доложил он тут же.
  - Лады, автомат сними, АПС мой возьми с кобурой. Гранату держи под рукой. Грязнов прикроет сверху. Много не базарь. И смотри там внимательно и самостоятельно по обстановке. Усёк? - проинструктированный Боря кивнул прилаживая АПС в кобуре на свой ремень. Вытащил пистолет и смачно щёлкнул затвором загоняя патрон в патронник. Сунул пистоль со снятым предохранителем внутрь футляра и оставил клапан кобуры открытым.
  
  - Боря. Это те ещё волки, старайся к ним на расстояние двух вытянутых рук не подходить. Положишь рацию на землю и отойди назад лицом к нему. Спиной, ни в коем случае не поворачивайся. Пускай возьмёт триста девяносто вторую, проверит. Частота выставлена. Войдёт в связь. Я тебе, или Змей - крикнем, что связь есть. И сразу уходи. Мы тебя добротно научили ходить спиной вперёд. Так и отступай. Оружие в руку бери только при реальной опасности. На гранате разогни усики почти до конца, кольцо на карабин. Бронник нацепи - не выеживайся, - Боря кивал, одевал бронник, перестёгивал карабин на грудь, открыл замок и вытащил на два миллиметра из ножен свой "кинжал", чтоб легко выскакивал из своего "дома". Я даже сбил пыль со своего парламентёра. Мы ж ни какие-нибудь спецназовцы, мы их главная головная боль, если что. Соответственно и выглядеть должны импозантнее, с шиком и "блеском". Они от дома своего оторвались далече, голодные, злые, истосковавшиеся по нормальному быту. И тут мы: сытые, лощёные, чистые, с белоснежными подворотничками на шейных отворотах афганок. И не менее злые, как бесноватые кавказские овчарки, учуявшие чужого на своей территории. И готовые порвать их при любом неосторожном жесте, движении или поползновении в нашу сторону. И осторожные, и натасканные и, что самое важное, мы более свежие, чем уставшие от длительных переходов и борьбы за выживание в пути военные.
  - Ну что там у вас? Боитесь, небось? Готовы? - спрашивал голос из-за укрытия, подстрекая.
  - Готовы! А что спешить? Мы у себя дома! - провоцировал Змей.
  - Ну, тогда на счёт десять выходим оба с поднятыми руками, идёт?
  - Считай, - снисходительно разрешил Горыныч с высоты своего положения.
  - Раз, два, три,... восемь, девять, - пауза, - Десять! Пошёл! - скомандовал невидимка, и оттуда-то, вдруг появилась человеческая фигура. Впечатление было такое, что она возникла из-под земли или материализовалась из воздуха - выросла из камня, как ветка из дерева, волшебно возникнув прямо на глазах.
  - Ну, ни буя себе - струя! - прокомментировал ошарашенный Мамедов и прихватил удобнее приклад "Печенега". Боря встал спокойно. Поднял вверх обе пустые руки. И пошёл, лениво и нехотя загребая подошвами по камням при каждом шаге, одолжение делал пришельцам своим не волшебным явлением на тропе. Вторая радиостанция мягко утыкалась в спину прикрытую бронником, прижималась ремнями при движении. Первая висела на боку. Обе антенны над головой придавали виду сержанта оттенок неземного происхождения, так и хотелось нацепить ему вместо панамы на голову лётный шлем с забралом из непрозрачного стекла и всунуть противоперегрузочный костюм.
  - Олег, это ты его так по флангам учил ходить? - не удержался от подначки Змей, наблюдая дембельскую походку сержанта, пока тот сближался со своим почти зеркальным отражением. Боря пилил по-хозяйски, не обращая внимания и игнорируя вероятные опасности. Шедший навстречу не шёл, он перетекал по тропе особым аллюром, как бы случайно прижимался то влево, то вправо к краю дорожки, если рядом оказывались удобные для укрытия предметы. Он как бы ожидал постоянного открытия огня и готов был к этому в каждое мгновение своего пути. Руки неизвестный боец держал поднятыми вверх. На голове камуфляжная, вязаная шапочка цвета пустыни с жестким козырьком и ниндзя-отворотом, который был не опущен, а мягко и растянуто обтекал голову незнакомца. Змей вжался глазами в окуляры бинокля: оценивая, сравнивая, вспоминая. Навстречу Боре шёл мужик лет тридцати, не больше. Обтянутые скулы говорили о том, что все жировые запасы сжигались организмом по полной программе в длительном пути, а полноценного отдыха разведчик не получал. Форма, покрой, цвет одежды, облегченка жилета, компактный бронник, кобура, рукоятка ножа, торчащая у правого плеча, сбитые носки ботинок, отсутствие знаков различия, фляга (неполная), манера движения, работа глазных яблок, посадка головы, осанка. Всё, впитывалось майором и просчитывалось в голове.
  - Боря - стоп! Клади станцию на камень у ног и отойди на пять шагов назад, - раздалась у сержанта в наушнике команда Змея, когда до встречного осталось не более десяти шагов. Цуприк вальяжно снял сумку с плеча, аккуратно поставил станцию боком к камню, сверху положил гарнитуру с резинкой щекофона. Руки у Бори предательски подрагивали в мандраже, - Спиной вперёд, - напомнил майор, подстраховывая, - Спокойно Боря, спокойно. Мы его держим. Фигуру спеца вели пулемёт и два снайпера с гранатомётчиком. Остальные целились в вероятные места, где могли окопаться и спрятаться умелые гости. В ответ на осторожность, проявленную нашим парламентёром, пришлый "дипломат" хмыкнул и презрительно улыбнулся. Подошёл к камню, поднял радиостанцию в чехле, глядя не на неё, а вокруг.
  - Ух, ты! - взвесив в руке, отметил он вес прибора, - лёгкая! УКВ? - сказал он в сторону Бори.
  - УКВ, - подтвердил сержант и подбоченился правой рукой, переводя ладонь ближе к открытой кобуре АПСа, - Разберешься? Частота выставлена. Нажмёшь на тангенту - говори. Сказал всё что хотел - отпусти. Проверь работу при мне, - тыкнул Боря старшему по возрасту и опыту военному. Тот кивнул, не обращая внимания на тон и поведение Бори. Нацепил на плечо ремни чехла, приложил щекофон к уху. В наушнике тихо шипел эфир. Нажал на тангенту целиком. Тональный вызов ударил заливистой трелью звука. Отпустил рычаг. Звон в наушнике прекратился. Вместо него с шипением эфира раздался голос нашего Горыныча.
  - Я Змей. На приёме - приём! - брови посланца поднялись вверх поощряя кличку того кто ему ответил на вызов.
  - Я Серый. Как слышишь? Приём? - представился парламентёр.
  - Слышу тебя хорошо. Расходимся. Жду сеанса через пять минут. Боря - домой! - коротко ответил Змей. Оба посланца повернулись друг к другу спиной и, периодически оглядываясь, спокойно пошли к своим позициям, разрывая дистанцию между спинами.
  
  . Сеанс связи состоялся почти сразу же.
  - Я - змей на приёме. Приём,- привычно прозвучало в эфире на вызов.
  - Я Тролль, слушаю тебя, Змей, - отдали первенство разговора с другого конца щели в наши руки.
  - Ага. Тогда так. Выходите с поднятыми руками к месту, где мы вам рацию передали. Там складываете своё оружие. ВСЁ оружие, - подчеркнул тоном и высотой звука свои последние слова Змей, - Затем, становитесь на колени. Или ложитесь на землю - руки в таком случае - за спину в замок. Как вам будет удобно. На размышление - двадцать минут. По истечению времени открываю огонь без предупреждения. Условия понятны? Приём, - закончил Змей ультиматум с огромным удовольствием.
  - Куда так торопишься Змей? И вообще вы кто такие? - игнорировал вопрос Горыныча Тролль.
  - У меня до сумерек осталось три часа, поэтому не советую тянуть время пустыми разговорами. Мы особая десантно-штурмовая манёвренная группа краснознамённого среднеазиатского пограничного округа, - по привычке обозвал свой округ, в котором прослужил всю жизнь Змей. И заодно присвоил нашему отряду новое наименование.
  - Какая граница, Змей? После того что случилось? Какой округ? От Туркмении только пыль летела при бомбардировке. На кого работаем - пограничник? - игнорировал угрозу уничтожения собеседник.
  - Работаем на секретный объект Кушак, прикрываем его от таких хитросделанных как вы. А ты, горный дух, на кого пашешь, если не секрет? - разговор приобретал интересный разворот. Все у кого были радиостанции, прилежно слушали эфир. И Кушак в том числе.
  - В том то и дело, что секрет. Но для тебя скажу - спецназ Забво, - врал Тролль, понимая, что близкое к правде враньё быстро не раскрыть, - посланы для установки связи с выжившими объединениями и разведки путей сообщения.
  - Трендит! Мля! - не удержался Грязнов, но тангенту не нажал и его никто кроме бойцов вокруг не услышал.
  - Ну, если ты спецназ и разведка то представься, Тролль? Звание, должность место постоянной дислокации, фамилия и звание командира части и его заместителей, номер вэчэ, - тут же предложил Змей.
  - И что, ты в Забво запрос пошлёшь прямо из щели, голубиной почтой? - иронично спросил командир разведчиков, лихорадочно считая варианты.
  - Пятнадцать минут до открытия огня, - напомнил о времени наш начальник, - Зачем голубиной почтой, у нас база данных на все подразделения Вооружённых Сил вшита в компьютер. Мы твой трёп в течении минуты проверим. Мы ж из КГБ СССР вышли. Ну. Хочешь проверить?
  
  - Я, Кушак-Один - Троллю! Как слышите? Приём? - вылез в разговор Бобко по своему первому контрразведывательному профилю. Змей вздохнул спокойно. Его дело в поле было сделано. Группа заблокирована и поставлена перед выбором: либо быть уничтоженной в западне, либо выполнить требования Горыныча. Появление на связи Кушака предполагало свободу манёвра и дополнительные варианты компромисса без применения военной силы и получения большой крови вместо результата. Поэтому, основной задачей для майора стало нагнетание давления на боевиков в щели и подталкивание их к приемлемым для Кушака вариантам. В любом случае силовое уничтожение не гарантировало захвата командира группы. А по всем неписанным законам только он в полной мере обладал информацией о том, кто им руководит и состоянии дел на всём том пути, что прошёл их отряд до места встречи с пограничниками, - Давай свои координаты, щас проверим, - просто сказал Бобко. Если разведчик назовёт правильные данные, а они являются совершенно секретными и у амеров или китайцев могут оказаться только в случае захвата документации в отделе кадров разведки округа или непосредственно в части, где хранятся личные дела офицеров и прапорщиков, то есть смысл ему поверить. Для самого командира группы, если он выдаст верные данные на проверку, это тоже послужит тестом для тех, кто его задержал; знать такие вещи и точно определить верность выданной информации могут только свои. Особенно в деталях.
  И Тролль выдал данные по себе лично, игра стоила свеч. Ответ последовал через минуту, именно столько потребовалось оператору на Кушаке, чтобы ввести данные и получить ответ на экране компьютера.
  - Подтверждаю твою информацию, - выдал Кушак по связи, - Но откуда я знаю что ты - это ты? Тролль? Придётся тебе согласиться на условия Горыныча, для нашей же безопасности. Твои парни погостят в овощном складе на заставе. А ты съездишь ко мне на Горку. Мы сверим твои отпечатки, и последнюю фотографию из личного дела, которую тебе переклеили, когда майора за Чечню присвоили вне очереди. Если ты мне не врёшь, то бояться тебе и твоим людям нечего. А вот если ты не тот, за кого себя выдаёшь, то можешь начинать прорыв прямо сейчас. Сколько у него времени осталось Змей, - поинтересовался и напомнил об ультиматуме Бобко.
  - Пять минут, - тут же ответил Змей, - всем блокирующим - готовность к открытию огня, миномётчикам к ведению беглого огня методом огневого вала. Ждём. Время пошло, - открыл счёт пяти объявленным минутам командир ДШМГ и подтянул к себе автомат.
  Секунды потянулись растянутыми ракетами, приближая неизвестную развязку. От решения командира разведчиков зависели многие жизни. Особенно людей его группы. Наша мортира, четыре пулемёта, столько же снайперов, подствольники, минное поле в тылу окопавшейся группы не оставляли разведчикам никаких шансов в случае, если бы они отвергли требование Горыныча.
  Разведка тянула с решением до последнего, просчитывая варианты и не только.
  - Лады Змей - твоя взяла, - вышел на связь Тролль, - Готовь дырку на погон и сверли отверстие для ордена на груди, спецназ в плен взяли только раз, и то, по команде мудаков из штаба.
  - Ну, это ты зря, - "подсластил пилюлю" Горыныч, - Мы вас не в плен берём, а задерживаем до выяснения обстоятельств.
  - Ага, - не удержался разведчик, - А оружие, зачем складывать, на коленях стоять и руки за голову, небось, и свяжете ещё? Да?
  - Ну, ты ж в погранзону сам полез. А ту у нас ещё и объект секретный очень. Поэтому не только свяжем, но и глаза закроем, и обыщем. Ты не переживай, всё точно так, как и вас учили. Если не врёшь, - парировал сарказм и неудовольствие своего визави он, - И по одному, будьте так любезны, - уже не сказал, а пропел в микрофон торжествующий своей победой Змей. Обыскивать послали меня и Борю. Был у меня опыт по части обыска. На гарнизонной гауптвахте у урок получил. Их при приёме сдаче караула надо было выводить и обыскивать. А прятать осужденные солдаты умели так, что у нас у неопытных курсантов только зубы от бессилия скрежетали, когда в глазке проверке того, что творится в камере, вам нахально демонстрировали палку копчёной колбасы, пачку сигарет, курили, выпуская дым прямо в глазок двери на виду выводного. Самое интересное, что ничего увиденного, даже спичек, найти в камере при досмотре сразу после демонстрации не удавалось. Кроме разве что довольных рож заключённых. Зато по третьему разу, когда я сам отсидел, в этой же камере пять суток губы. И узнал все основные премудрости умения прятать необходимые мне предметы не только в одежде, но и жилых помещениях. Только ни с кем полученным знанием не поделился и своих, и чужих урок не сдавал. Просто показывал им, что мне известны их нычки и требовал взамен не мешать и дать возможность нормально сдать караул, и не устроить ЧП на гауптвахте, во время нашей смены. Поэтому нашёл у разведчиков даже припрятанные у них иголки. Хотел их разуть и раздеть, да времени не было на более дотошный осмотр. Руки всем связали за спиной и чтоб не прыгали как в кино - привязали к шее коротким шнуром. Рассадили в подогнанном КамАЗе, надели их собственные мешки на головы и повезли потихоньку на заставу. Там загородили с трёх сторон место высадки бортам БТР и двух машин. Выводили по одному и снимали мешок. Развязывали руки и предлагали самому спуститься в бетонный люк овощного склада. Когда вся дюжина спустилась в бетонный подвал, то закрыли крышку с решёткой, заперли на замок и поставили часового. А командира посадили в УАЗ и повезли увенчанного на голове мешком на Кушак, к Бобко; под присмотром Ингуса, Змея, дюжего стрелка и инструктора службы собак.
  
  Когда с головы командира разведчика сняли мешок на Кушаке, то он сощурился от яркого искусственного света .
  - Ух, ты блин, хорошо живёте! - портряс головой и похвалил он состояние освещения в комнате, в которой сидел, подключенный ко всевозможным датчикам в кресле.
  - Пить хотите? - поинтересовался у него оператор детектора лжи.
  - И есть хочу! - с ноткой укора в голосе ответил испытуемый.
  - Чай, пожалуйста, - сказал в интерком оператор.
  Дверь в кабинет открылась, и солдат внёс небольшой чайник, бутерброды с маслом и сыром и кружку на подносе. Оператор терпеливо подождал, пока Тролль "уничтожил" вкусные бутерброды из настоящего, свежевыпеченного хлеба, запил чаем, а потом начал задавать вопросы. Ответы, на которые совершенно не совпадали с той информацией, что выдал в ущелье командир пришлых разведчиков. Они почти полностью оказались группой ПДС (подводных диверсионных сил) тихоокеанского флота дислоцирующихся на острове возле Владивостока.
  - Как вам удалось выжить?
  - Находились в учебном рейде в тайге далеко от пункта постоянной дислокации, для отработки по теме выживание.
  - Какие разрушения получил Дальний Восток?
  - Юг Дальнего Востока, побережье, крупные города по течению реки Амур, базы тихоокеанского флота и подводных лодок стратегических сил морского базирования, остров Сахалин, Камчатка, Хабаровск, Чита, Магадан, узловые станции БАМа и Транссиба..., - перечисление разведчика радости никому не прибавило. И полностью подтверждало сообщения полученные со спутников до того, как с ними пропала связь.
  - Задача группы? - быстрые ответы командира неожиданно прервались паузой.
  - Не имею права говорить, только командиру базы.
  - Хорошо, - Бобко зашёл в комнату и кивнул оператору, - работает в автоматическом режиме?
  - Так точно товарищ майор. Если что вот наушник. Я ваш разговор слышать не буду, но работа детектора будет дублироваться на компьютер в смежной комнате. И я смогу их оценивать и комментировать.
  - Скажи, чтоб запись выключили и Змея сюда, во избежание неприятностей, - Горыныч зашёл с АПСом на поясе и быстро переложил его в руку, загнав патрон в ствол. Проверил, хорошо ли закрыта дверь, пристегнул наручником к креслу допрашиваемого офицера и сел так, чтоб быть в состоянии открыть огонь и не зацепить Бобко при этом. Тролль недоверчиво посмотрел на манипуляции и самого Славу. Вопросительно поднял брови в сторону Бобко, как бы спрашивая о допуске этого человека к тому, что он собирается рассказать.
  - Надёжный, надёжный, - подтвердил немое сомнение в необходимости свидетеля комендант крепости, - Итак, я слушаю. Что это вас вытянуло с Тихого океана, через полстраны, к нам в гости? Думаю , что не желание попить чая и попробовать наши бутерброды из настоящего хлеба? Надеюсь цель вашего предприятия не наша база? - начал Бобко с иронией поглядывая на прикованного наручником к креслу собеседника.
  - Нет, основная цель не вы. Вы - промежуточная задача. Основная задача - американцы, - теперь брови Бобко в свою очередь приподнялись. "Случай это псевдоним бога, когда он не хочет подписываться своим именем ", - учили его преподаватели, когда он, всемогущий, не хочет оставлять свой след в истории. Пиндосы дважды высунули уже свой нос в анализируемой информации, и это не могло быть случайным событием. Верность предположения о том, что и у американцев кто-то выжил, и оказывает нам противодействие, росла с каждым словом Тролля, - На территории Дальнего Востока удалось восстановить один старый и развернуть запасной узел связи. Вышли на тихоокеанцев. Начали собирать данные об ущербе и оперативную информацию по положению дел в регионе. Вскрыли хранилища госрезерва. И именно там обнаружили заложенную информацию о Вашем Кушаке, как объекте госреестра на случай войны. Удалось ввести в действие спутник связи. Вышли на китайцев. Те тоже были не в радости от происшедших перемен, но быстро поняли преимущества сотрудничества. Амурская флотилия также выжила при бомбардировке, что посодействовало укреплению авторитета малого территориального образования. Люди начали потихоньку стягиваться к районам ЗКП, как наименее пострадавшими и обладающими самыми необходимыми ресурсами. Удалось установить контакт с четырьмя подводными лодками. Три находились в акватории Тихого океана, и одна вышла на связь из Средиземного моря. Хотели вернуть лодки домой. И тут спутник неожиданно перестал работать. Пропала связь с китайскими соседями и дальними уцелевшими точками. Вроде всё нормально пошло, начали к зиме готовиться. И антенная система на другом берегу Амура была восстановлена. Только вздохнули спокойно, вроде и связь со спутником появилось. Тут ещё ваше радио поймали - поняли, что мы не одни. Пытались связаться, а тут как обрезало в один день. И после этого прилетел "Томагавк", нашим его удалось отследить и сбить уже на подлёте к Хабаровску. Запуск был произведён из наших территориальных вод. Видно у амеров одна ракета осталась, после того, как они три наши лодки на дно пустили. Больше попыток уничтожить антенны не было. А по лодкам не понятно. Может и выжили мужики. А целью этой ракеты была наша связь. Проанализировали информацию и пришли к выводу, что НААRP нас задавил. Начали проверять данные по Аляске и обратили внимание, что район западного побережья практически не пострадал. Чего не могло быть в принципе. Из базы данных подняли снимки из космоса на момент начала ракетно-ядерных ударов. Оказалось, что этот чёртов ХАРП умудрился уничтожить все боеголовки в небе над собой и создал защитный купол над всем западным побережьем Аляски радиусом где-то примерно в тысячу километров. Захватили и канадские земли на юге. Присвоили им псевдоним наоборот по-русски, чтоб не могли понять, если подслушают: получилось "Прах". В общем, вокруг этого объекта пиндосы концентрируют свои силы и, похоже, хотят добить вероятных противников на их претензии к мировому господству. И мы у них первые в списке. Держать нас без связи со спутником постоянно они не могли, и мы в одну из прорех в их блокировке послали радио на подлодки с планом участия моряков в операции по уничтожению Праха. Успели получить подтверждение о приёме только со Средиземного моря. Тогда меня сюда и послали, - Тролль остановил свой рассказ и отпил прямо из носика стоявшего рядом чайника три глотка остывшего напитка.
  - И вы что, сюда пёхом пёрлись с ДВО? - воспользовался моментом и спросил начальник Кушака разведчика.
  
  - Почему пёхом? На самолёте, с билетом в один конец, - продолжил свой рассказ Тролль, - нашли аннушку на хранении, расконсервировали, разгребли взлётку, заправили, сколько нашли топливом, сунули в неё меня со товарищи. И мы полетели, - на удивление, выразившееся на лице командира базы, такими способностями - Тролль пояснил, - взлетать-то я умею, это просто. И на крейсерский режим вывести не задача, на земле проинструктировали. А вот сажать птичку не смогу. Я ж не лётчик. Топлива хватило до Безмеина. Перед ним самолёт покинули с парашютами, а его отправили в вечный полёт. Приземлились, собрались и пошли к вам. Тут уже недалеко было.
  
  - Так Твоя задача это ХААРП или, как его - ПРАХ, - утвердительно спросил майор и Тролль кивнул в ответ подтверждая, - А каким боком мы тут прилепились?
  - А как я туда за почти шестнадцать тысяч километров средства уничтожения принесу, где их возьму? Ты представляешь, какая там система? Тринадцать гектаров только антенных полей. Ядерная электростанция и не одна; предположительно около двенадцати подземных городов соединённых системой железных дорог на глубине до трёхсот и более метров упрятанных в горных массивах; запасные дизельгенераторы; склады вооружения; системы защиты, минные поля, датчики; базы морского дальнего обнаружения и ремонта подводных лодок; и это только то, что мы знаем, и сохранилось под "зонтиком ПРАХА", - перечислял разведчик угрюмо противостоящие его группе силы на территории Северной Америки, - неизвестно что там у них сохранилось, - не секунду остановил своё изложение Тролль. Пока он отдыхал майор вызвал на экран копмпьютера справку по Хаарпу. Информация его не порадовала:"
  HAARP может быть использован так, чтобы в выбранном районе была полностью нарушена морская и воздушная навигация, блокированы радиосвязь и радиолокация, выведена из строя бортовая электронная аппаратура космических аппаратов, ракет[2]., самолётов и наземных систем. В произвольно очерченном районе может быть прекращено использование всех видов вооружения и техники. Интегральные системы геофизического оружия могут вызвать масштабные аварии в любых электрических сетях, на нефте- и газопроводах[3].
  Энергия излучения HAARP может быть использована для манипулирования погодой в глобальном масштабе, для нанесения ущерба экосистеме или её полного разрушения. Также для манипулирования сознанием людей.
  HAARP является причиной таких катаклизмов как Сычуаньское землетрясение (2008) и Землетрясение на Гаити (2010)
  HAARP мог стать причиной аварийного завершения миссий некоторых российских спутников, например спутника с автоматической межпланетной станцией Фобос-Грунт.
  HAARP отличается от подобных комплексов необычной комбинацией исследовательских инструментов, которая позволяет управлять излучением, широкочастотным покрытием и тд. Мощность станции сохраняется в строжайшей тайне и до сих пор официально не подтверждена и не опровергнута." - доложил электронный помощник с плоского экрана.
  - И что? Как ты их собирался грохнуть? - в этот момент в наушник передали подтверждение о полной идентификации биоданных Тролля с теми, что хранились в его личном и засекреченном деле. Бобко достал ключ и освободил руку диверсанта от браслетов. Тот благодарно вздохнул, кивнул и начал растирать придавленное кольцом наручников широкое запястье.
  - Немного конечно авантюра, но с высокой вероятностью исполнения. Для того чтоб полностью вывести из строя ХААРП надо разрушить антенное поле. Заминировать тринадцать гектаров - сам понимаешь, задача бесперспективная. Взорвать и повредить газоэлектростанцию, резервные генераторы на поверхности и под землёй можно. Но подземную АЭС так просто мне не взять. Сил у нас - кот наплакал: двенадцать водолазов-разведчиков и я. Если даже уничтожим ценой своей группы ГЭС, резервные генераторы и повредим кабель питания, они это быстро восстановят и ХАРП снова заработает. А его надо с концами валить, чтоб не поднялся и нам из своего далека козни не строил.
  - И что делать? - заинтересованно смотрел на Тролля Бобко. Сама идея - поквитаться с амерами за все унижения нашей Родины уже заставляла впрыскивать адреналин в кровь кадрового особиста желанием лично волочь до крови из горла на своём горбу тяжесть исполнения того, что предстояло нашим диверсантам.
  - Два варианта просчитали. У вас на складах есть изделие "Сюрприз" на килотонну мощности, - майор кивнул, подтверждая, - Весом в сорок килограмм. Хотели взять и туда затащить на поле, да и взорвать. Система у пиндосов очень точная и малейшие отклонения в настройках практически сделают невозможным использование антенного поля, следовательно, и всего комплекса. А он у них не только связь ломать может, падло. Заодно и ГЭС привести в негодность, - улыбнулся довольный Тролль, смакуя заключительную часть плана.
  - Понятно, - сказал Бобко, соображая, что вернуться оттуда нашим ниндзям не дадут. Да и скорее всего они сами там останутся, до последнего патрона коверкая и разрушая американский технологический объект вплоть до того, что ножами будут резать, пока лезвие не сточится до рукоятки, - а второй вариант?
  - Второй вариант ещё более невыполнимый. Уничтожить кабель питания антенного поля, захватить ГЭС, взорвать дизель генераторы. Таким образом остановить работу Хаарпа на час или два. Дать сигнал на освобождённые от гнёта плазмы спутники. И удерживать оборону на месте в надежде, что морякам удастся связаться с выжившими лодками. Если у них останется хоть одна ракета, то перенацелить её на аляскинский полигон и ждать нашу Булаву или что пришлют, - Тролль замолчал. Бобко тоже сидел молча обдумывая услышанное. Спецназовец воспользовался моментом и ещё отпил из чайника своим дикарским методом. Бобко улыбнулся.
  - Погоди, а как вы собираетесь до Аляски добраться, - у майора уже сложилось решение - помочь отважному и храброму разведчику, но пока он ещё не видел всех деталей операции.
  - Так наша подводная лодка в средиземноморье нас ожидает. У неё запас жизнеобеспечения почти на полгода. Ждать им приказано нас месяц в условленном месте. А нам надо вскрыть твои склады своими паролями. Забрать БТР-90, Тигра, наливник из подземного бункера, оружие что надо и своим ходом прорываться к Черному морю. Там есть ещё один "Кушак", морской. А в нём стоит транспортный экранолёт "Орлёнок", последний из могикан. Как раз до района встречи и долетим над водой. Оттуда пройдём Гибралтар, нырнём под Ледовитый океан и попилим через Берингов пролив. Они нас оттуда не ожидают. Высаживаемся на побережье и бог нам в помощь, как говорится. И идём на полигон Гаккона. А лодка будет ждать. Вдруг кто-то из нас везучим окажется и вырвется. Хотя - вряд ли. Окончанием операции и разрешением на отход является уничтожение антенного поля. Вот такой у нас дебильный план без обратного билета. Ну как? Поможешь? - Бобко кивнул.
  - Да конечно. Только с нашими добавками, - брови спеца поползли вверх в недоверии. Что тут ещё можно добавить?
  - Ты в курсе, что тут у меня за объект? - начал комендант секретной горы издалека, - или тебе его дали для использования только, как склад для пополнения запасов?
  - Ну, примерно так.
  - Тогда слушай меня Тролль и забудь, что услышишь, сразу. Вам не надо искать, тащить с собой "Сюрприз" или найти последнюю ракету на подлодках. Вся эта баллистическая хрень есть у Кушака в космосе и на земле. Но, использовать мы её сможем только в случае, если ты антенное поле обесточишь. Мы уже неделю, как потеряли связь с группировкой ГЛОНАСС. У нас были гипотезы по поводу Аляски, но проверить и подтвердить, ничего без связи было невозможно. Сейчас ситуация изменилась. Ты получишь с наших складов любое вооружение и спецтехнику. Главное - останови работу этого ХААРПА на пару часов. Если гарантированно они не смогут подать энергию на поле антенн, то уходи сразу. Одну боевую часть на сотню килотонн я туда по любому пришлю, КАК ТОЛЬКО МОЯ ГРУППИРОВКА НАЧНЁТ СЛЫШАТЬ И ВИДЕТЬ.
  - А где ты её возьмёшь? Ты волшебник, майор? - не поверил услышанному Тролль.
  - Там же где ты получишь БТР. Всё равно я тебе эти технические сложности не скажу. Да и ни к чему. Давай обговорим сигналы взаимодействия и связи. Составь список необходимого имущества и вооружения. Я пока людей твоих прикажу сюда доставить и отъедайся разведчик. Трёх дней хватит на подготовку?
  - Двух хватит.
  - Нет, вам выспаться надо. Три, - отрезал майор, - Тогда "отдыхай", а к тебе сейчас мои снабженцы придут, - майор нажал на кнопку интеркома, - Оперативный! Начальника службы РАВ, связи, инженерного обеспечения, продсклада, автобронетанковой службы и Змея в столовую. Как придут - доложи. Вещи задержанного офицера в столовую доставить. Всё, - кормить стайеров надо было хорошо, поэтому в столовой и решил собрать всех Бобко.
  - Есть, товарищ майор, - подтвердил динамик приём команд.
  - Ну, пошли Тролль, знакомиться с Кушаком. Кстати, тебя так и называть? Или имя скажешь?
  - Да так и зови. Только в печь не ставь. А звание - майор, а то твои сухопутные орлы от моего капитана третьего ранга - язык сломают в разговоре.
  - Слушай, а лодка вас где ждать будет? - не удержался от вопроса Геннадий Петрович.
  - Ну, я тебе потом скажу, как вернёмся. Так и мне спокойнее и у тебя голова не болит, - вежливо отказал в ответе командир водолазов.
  
  Что бы не делалось, а всё к лучшему. Как вы думаете, кому поручили сопровождать этих пришлых ниндзя. А сколько им оружия надавали. О таких пакетах с само разогревающимся пайком я даже не слышал. Автоматы с шестидесяти патронными магазинами в руках разведчиков внушали уважение. На БТР поставили АГС31 с секретными гранатами в коробе. Чип внутри боеприпаса взаимодействовал с лазерным дальномером прицела БТР, и наводчик выставлял дальность, на которой происходил подрыв гранаты. То есть, из нового АГС не надо было попасть в цель - нужно было лишь задать место подрыва и выстрелить над мишенью. Ствол гранатомёта при каждом выстреле откатывался назад, практически полностью гася возникающую отдачу. Для уходящих разведчиков не жалели ничего со складов Базы. Приборы внутригрупповой связи, маленькие, легкие и удобные выдали и нам. Колонна практически убывала в том же составе что и вернулась, только в нашу вереницу добавили ещё один БТР- 90, который Муха отдирал от консервационной смазки почти сутки, заправлял, заряжал, заливал, проверял и конечно ругался. Наш БТР, пристрелянный и одомашненный, отдали разведчикам, которые тут же стали на него навешивать пустые ящики без боеприпасов, в которые вставляли по два листа трёхмиллиметровой стали. Оружие поменяли на АК-12. Снайперские винтовки СВД - заменили на "Валы". Достали из глубины складов РАВ лёгкие и прочные бронежилеты с накладными карманами. Каждому вручили усовершенствованную Сферу с пуленепробиваемым забралом на голову вместо обычной каски. Вытянули с хранилища накладки на колени и локти. Вместо больших и старых Ф-1 мы получили маленькие, как теннисные мячики ручные гранаты начинённые тактитом. Старшина, правда, новые гранаты не очень жаловал и затащил таки в кузов КАМАЗА три ящика Ф-1 для себя лично. Обрадовал и Бобко, когда собрал всех офицеров на последнее совещание.
  - В общем есть новость приятная и не очень, - начал он не решаясь сразу, что сказать вначале.
  - Тогда с хорошей командир, он лучше и плохую подсластит, -серьёзно сказал начштаба.
  Всё, что происходило там, на морях нас пока нисколько не касалось. Бэтээры молотили асфальт своими колёсами. КамАЗы натужно ревели, волоча на себе груз. Я сидел на броне боком, привалившись к черноте воронения тридцатимиллиметровой пушки, так, чтоб не мешать Мухе, торчать из своего люка. С другой стороны длинной и тонкой трубы сидеть было опасно. И я согнал оттуда Мамедова. Который уже облокотился на законцовку ствола ПКТ своей спиной.
  - А ну свалил, мля оттуда, - начал я с грозой и молнией в голосе, наезжая на пулемётчика. Тот не понял причины моего гнева, привстал, но удивлённо посмотрел на меня.
  - Не понял тащ лейтенант? - спросил он и чуть не вылетел "за борт", усиливая свой вопрос жестом руки.
  - Мамедов, блин, а если оператор случайно на спуск ПКТ нажмёт вместо пушки. Тоже будешь так брови поднимать? Твоя семёрка в упор порвёт спину на мясо для собачника. Свалил оттуда за башню, пока не стёр до позвоночника! - Мамед только сейчас увидел притаившийся в башне раструб короткого ствола спаренного с пушкой пулемёта. Если бы он сел, так же как и я со своей стороны башни и удобно опёрся слева на пушку, то весь его бок и спина оказывались на пути выходного отверстия пулемёта, родственного тому с которым постоянно носился пограничник.
  Внутри бронетранспортёра было уютно, но на его броневых листах смягченных матрасам старшины нам нравилось больше.
  - Боря - разбей людей на смены! Пять - сверху, пять - отдыхает внутри, - забота о справедливости в походной колонне не есть грех, а попутная тренировка личного состава. Я тут конечно со своими пограничниками против этих спецов, что котёнок перед кошкой. Но и без котят кошке не прожить. За бортами восьмиколёсного монстра мелькают унылые пейзажи пустыни Прикаспия. Змей перебрался к разведчикам и точит с ними лясы на их собственном БТР. Мы за полсуток отмахали почти триста километров благодаря работе тех, кто расчищал дорогу до Балканабата. За Балканабатом трассу специально не расчищали, и кое-где она была присыпана песком и перегорожена рухнувшими столбами. Столбы просто сдвинули в сторону ближе к обочине.
  - Олег, до Красноводска путь нормальный, но дальше считай тёмная зона. Разведкой трассы сильно не занимались, Установили, что можно проехать и всё. Поэтому смотрите в оба, - инструктировал Змей. Смотреть нам было не на что. Редкие кустики колючек, песчаные холмы и столбы разбавляли пустынный ландшафт вдоль дороги. Тяжёлые сферы мы побросали внутри БТР и рассекали воздух на броне по примеру разведчиков в очках и панамах с опущенными на подбородок тренчиками ремешков.
   Всё было просто и хорошо как на курорте. Пока мы не приехали в Туркменбаши-Красноводск. Вернее попытались заехать. И тут команда, тройная - "Стоп!", "К машинам!", "К бою!". Можно было и про к бою ничего не говорить, флажками и руками не махать.
  - Как БТР остановился - сами с него слетели и круговую оборону заняли. Если у себя в расположении находимся, то нечего групповую цель изображать своими яйцами! А если не дома так будь любезен или сам закопайся или нам не мешай! К машине! - учил нас дома Змей и отрабатывал, отрабатывал, отрабатывал. Пока в рефлексы не загнал. Вот мы с него БТРа Мухи, и из него, и повыпрыгивали. Муха гад только скалился из своего люка. Но я его драную улыбку убрал быстро.
  - Муха! Что скалишся! Люк по-боевому! Время пошло! - и швырнул в него камень. Муха ответить не успел. В него полетели ещё три камешка от близлежащих пограничников. И не маленькие. Муха быстро сообразил чем может закончиться пререкание и промедление. Он даже не утащил в люк защитный плекс который сбросил одним движением. Люк повернулся и лицо Пирмухамедова материло нас уже внутри бронетранспортера, а не снаружи. Как мы не старались, а диверсанты раньше нас выскочили, рассредоточились и как испарились. Вроде и прятаться негде, а если бы не то, что мы у них в тылу были, то ни за что бы их фигурки не разглядели бы. А ещё наши диверсы переоделись в песочек армии США, вытащили из сумок целую кучу амерского оружия, нацепили в их навесное и бронежилетное, и начали трендеть между собой по-английски. Мы тихо охрентиневали от этих превращений. К нам бежал Змей с АК-12-7,62 в руках. шестидесятипатронный магазин тянул руку вниз не давая махать в такт шагам.
  - Так, старшина организовать тыловое охранение с водителями. Пару снайперскую и пулемётчика вон на ту сопку. И, будьте любезны что не одна тварь сюда живая не добежала. И бегом, бегом Виктор Иванович, потом все объяснения.
  - Есть, - кивнул заросшим лицом старшина, напяливая каску на голову. Развернулся и двинул к Камазам солидной трусцой, больше похожей на ускоренный шаг. Зато руками он махал при этом гораздо быстрее, чем двигал ногами, взбивая пыль и песок. Водилы не желая быть целью в кабине у же давно присели у колёс транспонртных машин.
  - Олег, - ты прикрываешь морпехов, - обозвал он спецназовцев, пятеро из которых развили бурную деятельность в кузове грузового Камаза. Искали что-то, - так Олег, распредели каждого своего бойца по одному на залёгшего разведчика, пусть подползут к ним! Слышишь - только ползком.Не высовываться! Те пояснят куда смотреть и что делать каждому. Потом вы их земените. Твоё место посредине вон с тем бандитом, - ткнул он пальцем в рожу с очками, обладатель которой уже нетерпеливо махал мне рукой со своего места у нагромождения камней.
  - Может миномёт развернуть, на всякий случай! - предложил я немного взволнованный от суеты, важности и таинственности происходящего. Спецы явно не хотели нас ввязывать в сои действия, но и без нас обойтись не могли.
  - Потом миномёт, давай на полусогнутых, бегом, - не захотел обдумать даже моё предложение Змей. БТР разведчиков тихо сдал назад, поводил башней и заглушил движок. Пока пограничники понукаемый шипящими выкриками занимали парные позиции, командир "морпехов" чуть не извёлся меня ожидаючи. Рядом высунул нос и Змей, который старательно подполз пачкая свой камуфляж к камням. А майоры они зря не ползают. Так оно и получилось. Под нами впереди лежал во всей своей красе Красноводский терминал-порт. А у причала стоял только что прибывший паром с Азейбарджанским флагом на баке. Морда парома уже была открыта и внутри виднелись совершенно не местные обводы М-113 с израильской бронированной башней вокруг пулемёта на крыше. Пока я оглядывал технику, БМП заревело, выпустило внутрь парома клубы черной отработки двигателя, дернулось и медленно поползло наворачивая гусеницы на железнодорожные рельсы стыковочного узла. Как только первая машина, открыла возможность заглянуть внутрь большого морского транспорта, то следующим зверем на пароме оказался тоже БМП, только "Брэдли" выкрашенный как и первый в цвета пустыни. Рожи солдатиков руководивших разгрузкой , а может и офицеров не напоминали собой белый лица американских вояк в окулярах наших биноклей. Зато форма у них один в один соответствовала той, в которую переоделись наши специалисты по скрытому общению с противником.
  - Ну, ни пупа себе пассажиры у этого паромчика! - не удержался от комментария я, - Это кто? - спросил в пустоту. Спец уже исчез со своего места подмененный мной и Змеем.
  - Или турки, - сказал с сомнениемм в голосе Змей,наблюдая, - или турки, - постановил он, углядев полумесяц на красном треугольнике, что флажком стоял на законцовке антенны "Брэдли". - Ё-моё, сколько ж их там? - в ответ Змей пожал плечами приникнув глазами к биноклю.
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) А.Вар "Меж миров. Молодой антимаг"(ЛитРПГ) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) А.Холодова-Белая "Полчеловека"(Киберпанк) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"