Мишико: другие произведения.

Да Ночь простоять K3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава третья.Кураж.
    Не жалейте к богу в рай мою жизнь отпетую.
    Как вернусь с победою - партия в Кошу,
    Не ужель не верите, что одной ракетою:
    Я Гонконг с их триппером к черту сокрушу?! W

Locations of Site Visitors
  За два часа до атаки. Борт АПЛ "Кострома". 500 метров под уровнем средиземного моря
   *******************
  
   - Слышь, Андрей Саныч, - вот ты на пенсию пойдёшь, когда вернёмся, так чего делать будешь? - неожиданно спросил Тихомиров старпома, и в небольшом пространстве, на ЦП 'Костромы', воцарилась тишина. Щелкали релюшки, вспыхивали и гасли лампочки контроля, хрумкали переключатели под руками операторов, беззвучно бегали отметки на экранах. Механика и электроника без эмоционально работали в заданном режиме, шевелили импульсами, коротко взвизгивали установленными сигналами, лодка под рулями глубины мало-помалу погружалась с дифферентом на нос, а люди в отсеке замерли. Боялись спугнуть услышанную в вопросе командира надежду на то, что можно не только победить, но ещё и выжить в предстоящей мясорубке. В отсеке отчётливо услышали вздох старпома, полувыдох и ответ командиру.
   - Так внуки ж наверно не дадут на рыбалку одному ходить, придётся их с собой брать, - медленно выговаривая каждое слово, ответил второй по значимости, после Тихомирова, офицер. И посмотрел, повернув голову, на вдруг улыбнувшегося капитана первого ранга в синеве рабочей формы.
   - Ну, меня пригласишь на мероприятие? - хитро прищурился главный Барракудщик лодки.
   - Обязательно. Всех приглашаю. Двадцать пятого августа сего года, - осторожно произнёс Андрей Александрович. Он понял, что командир начал игру, и надо помочь, катая мяч вопросов и ответов в распасовке. Но вот сути старпом ещё не уловил.
   - Как думаешь, если спасательную камеру вышвырнет на поверхность, а люки мы всё-таки кремальерой зажмём, как положено, а не так как на 'комсомольце' было, они нас за обломки могут принять?
   - Запросто и идашки у нас лучше, и ВСК прочнее, главное отлепиться от корпуса, - нарочито радостно ответил Саныч, угадывая, куда ведёт командир своё решение, - а что там плавает, пока разберутся... Если что люк откроем, чтоб за мину сорвавшуюся с якоря не приняли. Дурака включим. Побарахтаемся, в общем. Так и на солнышке, если что помирать веселее, свежим воздухом подышим, накуримся, спецзапас выпьем. Сублиматор он конечно гавно, а не еда, но по такому случаю на закусь пойдёт. Опять же рыбы вокруг, небось, полное море. На рыбалку ходить не надо.
   - Тогда так, делаем залп всеми аппаратами по охранению, после залпа резко снижаем скорость и выпускаем ложные цели с нашими портретами в направлении вероятного отхода, включаем 'обманщика ГАС' и уходим в холодную воду на предел глубины. Перезаряжаемся. Пока они введут в 'Иджис' данные, захватят наш призрак, наведут самолёты и дадут залп - экипаж собирается в ВСК. Все, кроме вахтенных. На всякий случай возьмём воду и аварийный запас продуктов из отсеков. Фонари. И оружие, всё, что есть в сейфах и оружейках, но не более одного комплекта на человека.
   - А дальше?
   - Дальше? Дальше, по обстановке. Пока есть время, то те, кто в ВСК готовят капсулу к расстыковке. Немедленно туда группу обеспечения. С каждой БЧ по человеку, кто не на вахте - в ВСК экипаж будет. Провентилировать, подсушить ВСК, подзарядить аккумуляторы. Врачу и повару: "Ни одной банки сгущёнки, ни единой капли спирта врагу!" - А по хорошему: всё что надо по уму взять, но не жадничать - ВСК не резиновая. Центральный пост занимается слежением за окружающим морем. Цель минимум - дать ещё один залп. Цель максимум - перезарядиться и израсходовать весь боезапас на бусурман. Ставим лодку на автоматику, задаём курс, глубину ждём реакции 'пакета'. При первом же срабатывании, выбрасываем имитаторы. Не ожидаем перезарядки - грузимся в ВСК и обжимаем входной люк. Их Мк-48 будет бить в торпедный отсек. При первой же встряске 'отдаём швартовы' и дай бог ноги, ласты, винты и положительную плавучесть нам в зубы. Лишь бы волной не захлестнуло на выходе. Штурман: Какая погода на поверхности и место в отношении ближайшей суши, - запросил по телефону Василий Иванович, продолжая свою идею и план спасения экипажа.
   - Солнце, воздух - плюс двадцать семь, температура воды у поверхности - плюс двадцать пять, волнение моря - один балл, давление -..., начали докладывать в ухо командиру, перечисляя подробности надводной погодной обстановки.
   - Ага, значит светло, тепло, почти штиль, и вода как в бассейне санатория - курорт рядом. Спасибо. Принято. Слыхал старпом? - первый зам командира, кивнул и воодушевлённо улыбнулся. Народ на ЦП ожил, задвигался. Идея овладевала массами, превращаясь, что называется в реальную силу, - Включить циркулярную связь. Внимание в отсеках, - понеслось музыкой жизни по лодке, - Говорит командир. Приготовиться для проведения учебной тревоги по сбору личного состава в ВСК по команде. При выполнении упражнения действовать по боевому, на постах оставлять дежурную смену в количестве одного человека. Старший по ВСК старший помощник. ЦП - на месте. Напоминаю - главное всё сделать правильно, а не быстро. Внимание в отсеках - командирам боевых частей напомнить действия по сбору экипажа в спасательной камере, наличию штатных средств спасения, действий личного состава при покидании отсека. Отсеки Подводной Лодки к покиданию приготовить! - в лодке после этого, казалось, пролили живую воду. Люди начали улыбаться друг другу, механизмам и кабелям, воздуховодам и гидравлическим шлангам, сплетению кабелей и рукояткам щитков управления. Настроение личного состава резко улучшилось. Великое это дело надежда, возникшая на личном умении, знании матчасти и слаженности экипажа.
  
   Вот только грусть появилась в глазах у всех. Как же её родную бросить, оставить лишить своей опеки и ласки. Ведь как живая, как часть себя самого, кусок души, сердца и времени. Ведь строили, обживали, ходить учили, как малого ребёнка: нырять, стрелять, дышать воздухом. Уже и не ты, а она за тобой присматривает. Выросла, большая стала только ходить на ней да ходить, и тут - "К покиданию приготовить!"
   Оно как лезвием по душе, тупым и зазубренным. И умом то понять можно, что нет вариантов, люди важнее. Ан однако ж тяжко. Вот и гладит бока автоматов заряжания командир БЧ-3, прощается, нос воротит от остальных. Штурман зачем-то принадлежности свои собирает, резинку, карандаш, транспортир морской. Кок проверяет всё ли выключил и, не удержавшись, суёт любимый разделочный нож в полотенце и кладёт себе за пазуху. Он маленький - мешать не будет, а память останется. Акустик аккуратно закрепляет наушник по штормовому - вроде как вернуться надеется. Придёт, а наушники - вот они, на месте. Механики и электрики те по-своему: им кусачки, отвертки и тестеры с паяльниками, ключи, как руки вторые. Так вот и готовились, кроме штатного расписания. Гладили. Обнимали. Слова шептали. Хлопали ладонями, как друга по плечу. Прощались со своим домом.
  
   "А значит нам нужна одна победа!
   Одна на всех, мы за ценой не постоим!
   **************************
   Не знаю, чем руководство соображало, присваивая новой лодке имя 'Марс', но под водой ей везло гораздо лучше, чем утопленнику и это везение вполне соответствовало имени грозного бога войны...
   - Акустики, что там с водой? - если вода не будет сильно перемешана по температуре и слои холодной и теплой воды усилят определённым образом дальность и скорость прохождения звука, то лодка становится не просто зрячей, а сверхдальнозоркой. Лазерный луч, испускаемый в невидимом спектре, постоянно ищет возмущения, которые могла произвести как многоцелевая лодка противника, так и надводные корабли. И если найдёт кильватерную линию бывшей турбулентности, то даже класс корабля определит по портрету винта, как преступника находят по отпечатку пальцев. Если вражина, то получи торпеду. Если мирный купец, то можно и спрятаться под его винтами, прошмыгнув незамеченной через, например Гибралтар, или СОСУС-Нордкап- Медвежий. СОСУС - это такой шлагбаум за уголком скандинавского полуострова. Где НАТО собирался отлавливать наши лодки, которые выбирались на простор Атлантики. И очень хател блок - давить их сверху, пока не выплывут за глотком воздуха. Однако - хлопотно это стало в конце восьмидесятых годов. Не может лодка стоять на месте, должна как акула быть всё время в движении, иначе завалится в такой штопор, что самолётный его вариант детским лепетом покажется. А раз не может лодка не двигаться в водной толще, то идёт как ищейка по лесу, либо зигзагом, выискивая начало следа, либо по прямой установив контакт с целью. Или крутит замысловатые спирали, в морской глубине отыскивая потерянный след. А ещё может включить малошумный режим и подкрадываться к предмету охоты незаметно и безлико, как сама судьба. Так что вода для лодки это не только среда обитания, но и объект изучения. Потому и спрашивает командир акустиков про воду.
   - По модели плохо, стрелять можно только с дальней дистанции. Имею, контакт с мощной станцией ГАС. Предполагаю и идентифицирую Противолодочный корабль - крейсер типа 'Тикандерога'. В зону объективного обнаружения лодка не вошла. До полного контакта отражения десять миль. Дальность до порядка АУГ 80 миль, пеленг девяносто. Есть контакт с кильватерным следом часовой дальности, идентифицирую как турбулентность дорожки от винтов подводной лодки типа 'Лос-Анжелес', соответствие портрета 80 процентов с подводной лодкой 'Толедо' военно-морских сил США. Глубина обнаружения следа сто метров, пеленг триста шестьдесят. Имею ещё один контакт с турбулентным следом подводной лодки типа 'Лос-Анжелес', на глубине триста метров, пеленг сто восемьдесят, давность следа полтора часа. Идентифицирую портрет следа турбулентности винта на 90 процентов, как принадлежащего подводной лодке 'Мемфис' военно-морских сил США. Предполагаемое удаление от точки дрейфа - Толедо пятнадцать миль, Мемфис двадцать миль. Обе субмарины находятся в зоне досягаемости дальноходных торпед. Предлагаю залп по две торпеды на каждую цель..., - если бы русские подводники могли мстить за своих, то сейчас они потирали бы руки от удовольствия. Но на ЦП было не до эмоций.
   - Торпедные аппараты - Товсь!
   - Биус загружен, головки гироскопов активированы!
   - Первый, второй, третий, четвёртый аппараты - залпом - Пли! - вода вытолкнула торпеды из прочного корпуса лодки. Зашипели водомётные движители, разгоняя веретенообразные силуэты. Завертелись в бешеной круговерти гироскопы, начали разматываться кабели теленаведения, заработали датчики анализа забортной воды. Вскинулись хвостами антенны гидроакустических приёмников в оперении. Торпеды пошли, разгоняясь и принюхиваясь к состоянию жидкости, как гончие за добычей. Поймали след турбулентности и понеслись сужающимся зигзагом и нагоняя этажерочный строй боевого порядка двух ненавистных Лосей. Марс затих, перешёл на самый, самый малый и немного отвернул по широкой дуге к северу. Боцман сглатывал от напряжения, управляя стометровой громадой.
   - Приготовить запуск имитаторов!
   - В готовности!
  
   Услыхав происходящее, "Кострома" выплюнула восемь торпедо-ракет из своих аппаратов. На ЦП Боцман осторожно и бережно задвигал рукояткми рулей выравнивая облегчившуюся на пятьдесят шесть тонн подводную махину. Восемь семитонных, крылатых агатов выскочили из-под воды, расправили крылья, ударили в воду стартовыми ускорителями и рванулись вверх, выстраиваясь в группу. Обнаружили введённые в локальные БИУС цели. Связались между собой в сеть, образуя единую боевую ячейку искуственного интеллекта, опустились к кромке волн, выпустили лидера на сто метров выше и включили маршевые двигатели. Беспощадная стая "убийца АУГ" искала упоения в высшем проявлении своей сущности - уничтожении походного ордера надводного противника.
   Но не всё происходило под водой так просто, как казалось. Американцы не собирались играть роль статичных мишеней.
  
   - Капитан - есть контакт с неизвестной подводной лодкой! Идентифицирую звук, как открытие люков торпедных аппаратов АПЛ типа "Sierra-III", передаю данные на "Иджис". Определяю - Пуск торпед в направлении нашего движения. Предполагаемая дальность - двадцать пять-тридцать миль, пеленг - двести семьдесят. Прошу разрешения на отстрел ложных целей, выпуск противоторпед и атаку неизвестной субмарины, - сыпались на командиров "Толедо" и "Мемфиса" доклады. На авианосце сыграли боевую тревогу. В воздух начали взмывать боевые самолёты. Экипажи ПЛО "Орионов" забрасывали ракетами с гидроакустическими буями пространство вокруг обнаруженного района залпа Б-276, отгораживая лодку забором из поисковых цилиндров. Боевая компьютерная система авианосца ставила задачи лётчикам, направляя их в сторону, откуда появились из-под воды крылатые ракеты русских. Кострома перезаряжалась, экипаж без суеты занимал свои места в спасательной камере. Командир Толедо, Лося, что был ближе к Марсу, отвернул в сторону бывшего Краба, который перезаряжал торпедные аппараты. При этом, спасаясь от самонаводящихся телеметрических торпед с тонкими нитями кабелей за ними, Лось врубил полный ход, выдал этим себя под водой полностью, выпустил сразу шесть ложных целей, отстрелил четыре противоторпеды и выплюнул три Мк48 навстречу невидимке посмевшей в одиночку напасть на двух Лось-Анжелесов, авианосец и три корабля охранения. На "Тикондероге" - ракетном крейсере, открылись крышки пусковых контейнеров, раздался грохот двух запускаемых ракет ПВО. Обнаруженная на высоте сто метров одна из ракет стаи попала под прицел "Иджиса" и навстречу ей понеслись амерские противоракеты. В это время на ЦП "Костромы" прошёл доклад о выявлении плюнувшей на маскировку и загрохотавшей на всю средиземку, рванувшей от двух стальных сигар "Толедо". Пиндосовская лодка улепётывала на всех парах от настигающих её умных торпед "Марса" и приближалась к "Костроме".
   "Ах, ты ж медуза-горгона, это тебе не безоружный "Курск" бить, сцука", - подумал Тихомиров и отдал команду на загрузку в БИУС двух ракетоторпед последнего залпа, данных по "Толедо". Последнее что сделал командир "Костромы" перед тем как нырнул за оставшимся своим подводником в межотсечный люк, - нажал на кнопку пуска. Восемь люков торпедных аппаратов Б-276 сыграли свой похоронный марш для охранения авианосца, их чётко услышали и идентифицировали не только на "Толедо", но и на разведывательных самолётах и вертолётах системы ПЛО, практически подобравшихся за эти минуты к лодке на дистанции пуска ракет и торпед. На Толедо лихорадочно перезаряжалась, чтобы попытаться отбиться от неминуемой расплаты за свои проделки в прошлом и настоящем. Но собственные антиторпеды сыграли с "Толедо" злую шутку. Телеметрия обоих УГСТ, связанная с лодкой и её БИУС - отсекла ложные цели, определила противоторпеды и приказала исполнить обманный манёвр. Ну не могли амерские изделия повторить высший пилотаж, который сотворили, обходя их наши изящные "подводные пули". Но американки не сдались, проскочив мимо, они по широкой дуге развернулись и кинулись вдогон двум Фобосам и Деймосам выпущенным с Марса. Теперь на "Толедо" неслись по воздуху две смертельные игрушки от Костромы", две таких же в морской глубине от "Марса", и четыре собственных противоснаряда преследующих русский Деймос и Фобос в темноте вод средиземного моря.
  
   Прощальный залп Барракуды не остался не замеченным умным американским компьютером. В это мгновение две противоракеты сошлись с ведущим агатом стаи и снесли его, разорвавшись огромным огненным клубком над водой. Удар взрыва на несколько секунд вывел из строя гидроакустические датчики системы управления в радиусе двадцати миль. Столб воды вспучил морскую гладь первым грохотом в развернувшемся морском бое. От группы оставшихся семи агатов, летящих буквально по гребням небольших волн, отделился один. Зашёл с превышением в пятьдесят метров, сообщил остальным о том, что он теперь ведущий и с безэмоциональным всплеском импульсов электроники встроенного интеллекта отметил, что цели на месте, только резко увеличили ход и пытаются выполнить маневр прикрытия, делают попытку защиты средствами РЭБ, пытаются обмануть систему наведения, и активно готовятся к обороне, прощупывая до звона в решётках пространство радиолокационными импульсами, лазерными лучами и слепят инфракрасными прожекторами. Агат прикинул, что до целей осталось полпути, примерно несколько секунд и "раздал их" шестёрке своих собратьев. Навстречу ПКР вывернулись четыре ракеты с крейсера, по две с фрегатов и в лоб летящим вестникам смерти навелась вся автоматическая артиллерия надводных кораблей. "Хорнеты" и "Суперхорнеты" с высоты своего полёта смогли по наводке "Хокаев" захватить ещё две крылатых бестии, выпущенные с "Костромы", и зашли на боевой курс. Пальцы пилотов потянулись и открыли крышки кнопок пуска ракет воздух-воздух. Ракеты сорвались с пилонов и дернулись, набирая сверхзвук за своими целями над водой. Но вот лететь нашим Агатам осталось совсем немного. А пока над водой АУГ пыталась не без успеха отбиться от первой волны атаки старенькой подводной лодки времён СССР, под водой события нарастали с ещё большим напряжением, приближаясь к кульминации поединка.
   - Три Мк48 в нашем направлении. Пеленг 90. Дальность двадцать миль, скорость пятьдесят пять узлов, расчётное время встречи - десять минут. Омнибус предлагает включить экспериментальное защитное поле, выпустить обманку и приготовить к запуску "Пакет".
   Эксперименталку ранее применяли на стратегической крылатой ракете. Для того, чтобы перенести эффект невидимости в водную среду было потрачено почти пять лет поисков, научных изысканий и проб. "Марс" получил защитное поле, в котором он становился невидим для любых активных способов его обнаружения. Акустические импульсы не отражались, магнитная составляющая в титановом корпусе отсутствовала. Собственные звуки глушились, преломлялись и извращались до полной неузнаваемости. Услышать лодку при малошумном ходе и вычленить её характерные "крики" от возмущений и помех можно, если учесть, время года, погоду, течения, тектоническую обстановку, биосреду, состав воды, температуру, периодику изменений моря в конкретном районе... пока всё просчитаешь или лодка изменит своё положение, или ракета прилетит тому, кто раскинет щупальца датчиков. Потому как такого умника слышно на дистанции вдвое большей, чем может активно эхолоцировать сам охотник. Устройство проверили по пути на боевое дежурство. Большой противолодочный корабль обнаружил лодку только тогда, когда она великодушно всплыла, жалея поисковые усилия экипажа надводного корабля. Надежда, конечно, дело великое, но подстраховаться проверенным пакетом оно не помешает и на душе спокойнее, когда кроме щита и сабелькой выпад вражей холодной стали отбить можно.
   На первый взгляд и не произошло ничего. Бесшумно завертелись невидимые пирамиды, собирая и изменяя неизученную до конца энергию, молча сверкнули, лазеры, направляя и рассеивая потоки частиц вдоль обводов подводного корабля. Если бы под водой был пловец, то он бы обратил внимание на то, что силуэт лодки подёрнулся дымкой изменённых свойств жидкости вокруг. А сам корпус замерцал редкими синими искрами, возникающими то тут, то там на границе воды и толстой резины внешнего обвода "Марса". Зато для торпед, пущенных с "Толедо" и "Мемфиса" лодка исчезла, растворилась и пропала. Обманка, выпущенная тут же, включила на излучение все вероятные портреты лодки, и щедро и громко вывалила их датчикам торпед и Лосей в качестве наживки за свои округлые бока, ускорила ход, и помчалась в сторону от подводного призрака. Мк48, выстреленные с "Толедо", дёрнулись, клюнули на уловку и отвернули по широкой дуге вдогон торпедообразному имитатору. Такие же точно изделия, сплюнутые в "Марс" с "Мемфиса" подрезали угол и помчались к ложной цели, существенно спрямляя путь и сокращая дистанцию. Пока Б-776 дурачила вражеских убийц подводных лодок, схватка крылатых ракет первого залпа "Костромы" с ПВО АУГ подошла к своему окончанию и дала первые результаты.
  
   'Хорнетам' удалось сбить две крылатки, летящие к крейсеру. Те кувыркнулись в воду и подняли в воздух два огромных столба водяной взвеси. Пять оставшихся тут же вывели лидера вверх и перераспределили цели. Три крылатых ракеты шли на 'Тикондерогу' - самый большой и опасный корабль боевого охранения. Две - отвлекали на себя ПВО пары фрегатов. Когда до кораблей охранения осталось не более двух миль, то маршевые двигатели 'Агатов' были сброшены, и включились сверхзвуковые ускорители последней части полёта. Ракеты вышли на боевой курс. Разделились, рассредотачиваясь. Сделали небольшую горку, сверкнули молниями, набирая скорость, и выполнили змейку противозенитного манёвра, снижаясь до двух метров над волной. В ответ на это ПВО конвоя расцветило многочисленным пунктиром трассеров автоматических пушек и многоствольных пулемётов воздушное просранство впереди своих бортов, и не без успеха. Одна их ракет получила удар от осколка разорвавшегося снаряда в бронированный лоб, чуть изменила направление. Вскользь ударила о воду, зарылась в неё перед самым бортом фрегата, зацепилась полем неконтактного взрывателя за металл корабля и вздыбила почти пятьюстами килограммами 'морской смеси' огромный столб воды в нескольких метрах от американского 'корыта'. Фрегат швырнуло набок, от гидравлического и волнового удара . Все, кто находился на палубе вылетели в море, те кто был в надстройке и трюме бились о внутренне железо ломали руки, ноги, рёбра, черепа и набивали при удаче синяки и шишки. Из сорванных люков, дверей и иллюминаторов с рёвом ударил пар, вырываясь из разорванных паропроводов. Фрегат почти лёг левым бортом на воду и поднимался из позы боковой лёжки с видом смертельно раненного солдата, и безвольно закачался затем на волнах в муках полученной контузии.
   Второму фрегату повезло больше. 'АнтиГарпун' крейсера чудом сбил крылатку в пятистах метрах от корабля. Но самому крейсеру не повезло совсем. Только одну Агатину смогла отвернуть от курса и разбить его ПВО. Два Агата вонзились бронированными головками своих окончаний в борт крейсера в разных местах корпуса, и разорвали его кевларовые прослойки многослойно-композиционной брони так , как дворовый Тузик кромсает газету. Крейсер окутался паром, кусками вздыбившихся ошмётков, чёрным дымом, огнём вспышки и ударил громом подрывов не только русских боевых частей, но и сдетонировавших собственных ракет в тубусах пусковых шахт. Место, где секунду назад находился 'Тикондерога' заволокло шаром поднятого и рваного вещества из которого недолго торчали нос и корма окутанного подрывами корабля.
   - Ну как? - опередил всех стармех Костромы когда командир ввалился в ВСК. Рядом тяжело задышали трое мичманов заворачива кремальеру и пломбируясь в ВСК перед расстыковкой.
   - Порядок! - ремешки ИДА зацепились друг за друга давая возможность продолжить разговор.
   - ИДА одеть, к расстывке приготовиться, - отдал общую команду старпом, как старший по капсуле. Вокруг закопошились подводники расстегивая сумки с устройством. Но Механик ждал, требуя ответа.
   - Ну, петлю не обещаю, а петлю с переворотом точно сделает, - улыбнулся командир в тревожные глаза старпома, который не слышал разговор предворивший этот вопрос меха и ответ Тихомирова на него.
  
   'Мемфису' досталось сразу восемь торпед. Две прилетели по воздуху от 'Костромы', они сбросили движки и вонзились в волны над американским 'Лось - Анжелесом'. Вошли в спираль поиска, засекли грохочущую на всё море огромную сигару, подвернули в её сторону рулями и пошли в разгон на дистанции менее восьми ста метров. Две торпеды - Деймос и Фобос, почти на пределе своей дальности дотягивались запущенные с 'Марса'. И плюс ещё четыре своих собственных, толедских, гнавшихся за марсианскими подарками. Взрывы разметали прочный корпус в солёной воде в мелкие куски, вздыбили огромный пузырь и перемежающиеся столбы над поверхностью, вперемешку с водой и остатками лодки.
  
   В это время на 'Костроме' в ВСК старпом оглядел всех собравшихся в узком амфитеатре капсулы. Моряки сидели плотно, двумя кругами. На лицах у всех стандартные маски неживых ИДАшек. А глаза за стёклами самые всамделишные.
  
   - Пристегнуться! Приготовиться! Р а с с т ы к о в к а! - скомандовал старпом и последним одел на себя Индивидуальный Дыхательный Аппарат. Пневмотолкатели вытолкнули спаскамеру из её ячейки. Положительная плавучесть стального сфероида потянула его, слегка подкручивая и наклоняя из стороны в сторону от вертикали подъёма. Яйцо ВСК, трясло, швыряло, но несло, несло, несло в спасительную высь к солнцу, воздуху и спасению.
  
   "Ну! Поехали", - подумал командир, ощущая себя одновременно космонавтом в стартующем носителе и спичкой в полном доверха коробке. Его никто не услышал. Маска капитально глушила и звуки, и мысли.
  
  А лодка, лишённая команды, повинуясь заложенной программе, вскипела огромным винтом, создавая каверны безвоздушного пространства на лопастях. Реактор разогнался, отдавая всю свою мощь основному движителю. Рули повернулись. Если раньше Б-276 заходил на АУГ с севера, то теперь лодке надо было развернуться, чтобы увести вражьи торпеды от спаскамеры, как можно дальше. Корпус задрался носом вверх, повинуясь носовым и кормовым перьям глубины. Руль подвернулся влево. Дал сигарообразной громадине вектор поворота, закрутил вокруг оси. Бывший Краб встал вертикально в толще воды, носом к поверхности и понемногу начал оседать, но заданное рулём, вроде и не большое усилие, подкреплённое бешено вращающимся винтом и инерцией, на какое-то мгновение удержали лодку в этом фантастическом положении "стоя на винте". 'Кострома' начала проворачиваться вокруг своей оси и одновременно заваливаться назад, как бы на спину. Чем больше увеличивался наклон к горизонтали, тем большее ускорение вперёд получала титановая громадина. Компьютер продул носовые и средние балластные цистерны, чтоб помочь выровнять и ускорить ход десяти тысячетонной махины. Внутри корпуса валились и переворачивались не закреплённые вещи, масло выхлюпывалось из своих корыт, электролит жёг сталь, вырвавшись из банок аккумуляторов, насосы сходили с ума, выполняя свою работу. Лодку трясло, крутило из стороны в сторону и швыряло собственной инерцией, как, юлу на скользком паркете. В конце концов, она закачалась, как тяжёлый маятник настенных часов в реактивном лайнере, уравновешиваясь и набирая скорость; подвсплыла, страхуясь от падения в штопор на двух тысячеметровую глубину, и только не закричала от счастья, вырвавшись на свободу запредельного хода. Зато вопли её движений и громкие колебания услыхали гидроакустические радиобуи и сброшенные самолётами и ракетами 'АСРОК' в район залпа. А также торпеды, вертящиеся по спирали поиска на малой глубине. Почти десять Мк48-мых кинулись по следу, как стая гиен за раненой львицей в вельде. Но им надо было ещё сократить дистанцию, а Кострома форы им не давала. Реактор потихоньку раскалял прочные материалы корпуса, но лодка шла, шла, шла - удаляясь. Повинуясь заложенной программе, в кают-компании включился магнитофон, в щите управления циркулярной связи щелкнуло реле. Заработала трансляция. На экране беспризорного монитора поползл вверх ползунок регулятора звука увеличивая громкость сигнала дублированного громкоговорителями внутри отсеков на полную мощность. Обтекатель ГАС завибрировал так, что акустические волны расходящиеся от него в воде можно было увидеть невооруженным глазом, ощутить колебания и услышать их далеко от лодки. Сигнал ГАК забивал любые другие, помогал "Марсу" оставаться бесплотным призраком под авианосцем. По абсолютно пустой лодке неслась знакомая мелодия и слова. Песня проникала по металлу, межкабелям, сквозь люки и через отсеки, наполняла лодку своей сутью по межкорабельной громкой связи и передавалась за борт. Чувствительные датчики и компьютер американской "Иджис" - Боевой Системы Управления, принимал, расшифровывал и передавал непонятные ему звуки на ЦП.
  
   - Что с с руской лодкой? Сколько там до них нашим малышкам? - запросил командир авианосца, имея ввиду торпеды окружившие Б-276.
  
   - Адамирал, русская субмарина обнаружена, есть устойчивый контакт. По ней выпущено десять торпед с воздуха. До уничтожения три минуты хода. Передаёт странные сигналы! - ответили акустики.
  
   - Какие ещё за сигналы?
  
   - Кэп! Русские сошли с ума! - докладывал удивлённый старший вахтенный офицер в рубке управления авианосца адмиралу. Он не так давно закончил "Аннаполис" и проходил практику по иностранным языкам выбрав себе русский в качестве дополнительного.
  
   - Что такое Роджерс? Они поняли, что жить им осталось минут семь от силы десять и просят пощады? И это после того, как они порвали ракетами крейсер, обездвижили фрегат и в клочья взорвали "Мемфис"?! - возмущению и ярости не было предела.
  
   - Нет сэр... они... они поют сэр ... - протянул наушник в сторону командира старший офицер. Из наушника неслась мелодия и хор голосов чётко, грозно и несокрушимо выговаривал слова песни. Вахтенный на руле начал непроизвольно притаптывать ногой и качать головой в ритм аккордам, заполнявшим простанство боевой рубки управления.
  
   - Грёбанные фанатики! Никакой пощады! Пока не всплывут хотя бы обломки - держать над ними пару суперхорнетов с "асроками"! Что они там несут Роджерс, вы вроде руский ещё не забыли? - об раскрасневшуюся от унижения рожу адмирала можно было красить пионерские галстуки. Было от чего гневаться адмиралу ВМС США. Старая, полуржавая, почти выходившая все сроки лодка, пустила на дно новейший ракетный крейсер, обездвижила современный эсминец, привела в негодность его экипаж и приложила руку к уничтожению многоцелевого подводного монстра. И до сих пор не была утоплена "СуперХорнетами", "Хокаями", "Си кингами", "Орионами", просто "Хорнетами" и "Сикорскими" авианосца - гордости мировой державы. Русский металлолом посмел встать на дыбы и пребольно куснуть за кругосветные амбиции хвалёное, непобедимое и разрекламированную по всей Земле самое технологичное пугало Америки и НАТО. "Толедо" в этот момент лихорадочно отстреливала все возможные обманки, плевалась антиторпедами и торпедами, наращивала ход. Но спрятаться от родных сестёр утопивших "Мемфис" она не могла, удрать не успевала, а отбиться была не в состоянии. Взрывы пустившие на дно "Кострому" и расчленившие Толедо на два огромных куска, прозвучали почти одновременно.
  
   - Поют, о том сэр, ээээ, что у них красивая земля, широкие реки, богатая природа, красивые и чудесные девушки с волшебными глазами и удивительной душой, и сердцем. Им очень хочется домой, но они будут стоять до последнего вздоха на своей вахте.
   И Флаг не спустят. Сейчас - про письмо какого-то Колесникова. Что они на дне. Но они верят, верят и ожидают, что их не забудут. Что море прекрасно. Что трудно умирать...
  
   "Кто о смерти скажет нам пару честных слов?
   Жаль, нет черных ящиков у павших моряков!" - нелось из динамика следующая песня из глубины средиземки.
  
   - И всё? Идиоты!
   - Так точно, сэр! -кивок офицера подтвердил, что спорить с начальством он не будет, хоть поступком русского экипажа он был в душе восхищён.
   - Что "так точно, сэр", - перекривил, своего офицера разозлённый командир АУГ и пояснил, - это мы идиоты! За одну вшивую, ржавую лодку прошлого века положили половину оставшихся кораблей! Новых! Семи лет нет, как со стапелей сошли! А они нам песни поют! Где наши торпеды? Собаки женского рода! - ругнулся выплёскивая эмоции "морской волк".
  
   - Подрыв! - пение в наушниках акустической группы стихло, зато раздались ещё два слившись в тяжёлую кокофонию дуплета.
  
   - Ну, наконец-то! - с нескрываемым гневом и плохо скрытым удовольствием в голосе выговорил Адмирал, комментируя доклад об уничтожении "Костромы".
  
   - Адмирал, "Толедо"! - в изумлении и тревоге вскричал вахтенный.
  
   - Что, "Толедо"? - зло спросил и повернулся в сторону говориnbsp;вшего адмирал.
  
   - На "Толедо" два подводных взрыва, звук раскола прочного корпуса, сброс воздушного пузыря. Лодка не отвечает на запросы. Предполагаю уничтожение с девяносто процентной долей вероятности.
  
   - Фак, перефак, разфак ихнюю альма-матер! - (смысловой перевод) не удержался адмирал и в сердцах ударил по металлу ладонью. И эту маленькую его победу очернили трауром по "Мемфису" и "Толедо"русские моряки. Он ещё не знал, что весь экипаж Б-276 благополучно достиг границы воды и воздуха, и ВСК качается на волнах, и выравнивает внутреннее давление капсулы - с внешним, - забортным.
   "Нас осталось несколько на голодном дне
   Два отсека взорвано, да три еще в огне
   Знаю - нет спасения, но если веришь - жди
   Ты найдешь письмо мое на своей груди " ( Шевчук - "ДДТ")
   ***************************
  - Ну, ни буя себе! - примерно так можно литературно перевести то выражение, которое сказал старший офицер контроля Боевой Системы Управления "Иджис" на авианосце, когда Кострома развернулась под водой по-танковому, на одном винте. Изменила курс на противоположный и выдала почти 40 узлов хода не указанных ни в одной разведывательной документации НАТО и пошла в разгон, наращивая и так немыслимую под водой скорость. Новейшие, Мк-48-мые, торпеды с трудом догоняли на своих 50 узлах старенькую подлодку, которая пустая, без экипажа, боезапаса и спаскамеры уверенно шла на рекорд - сорок пять узлов.
  
  - Что там у Вас Джон? - заинтересовался главный группы слежения на ЦП реакцией своего подчинённого.
  
  - Странное дело сэр. Русская подлодка, как будто специально, увеличила ход, зашумела, обнаружила себя, пошла в лоб на наши торпеды, а потом практически на месте развернулась, как "Абрамс" в пустыне, на одной гусенице, и понеслась на север от наших торпед на немыслимой скорости для этого проекта русских.
  
  - Как это на одной гусенице? Под водой? Русская "Sierra-1"? Эта рухлядь? Вы что, перепили вчера в баре, Джон?
  
  - Никак нет, сэр. Если я не перепил, то - взгляните на монитор контроля - "Иджис" точно трезв, как чистые стаканы в баре! Сэр! - на экране, прямая зелёная линия показывающая путь лодки резко обрывалась в точке разворота, и её метка, споро и живо, удалялась от отметок торпед мчащихся за ней с разных направлений и глубин.
  
  - Скорость, сэр, почти сорок два узла! Если это есть "русский" металлолом, то неплохо бы и нам иметь такой. Мемфис больше тридцати не выдаст, а максимум "Сивулфа" - тридцать пять. А эта шпарит и жарит под водой, как конь на ипподроме, - разошёлся в восторге вражеский офицер, хвалил "Кострому" за предсмертный рывок. Характеристика скорости убегающей К-276 на мониторе вывода данных "Иджиса" показывали уже сорок пять узлов - восемьдесят четыре километра в час!
  
  - Если торпеды её не догонят в течении пяти минут, она удерёт за предел дальности сорок восьмых!
  
  - Не удерёт, Джон! "СуперХорнеты" летают быстрее. Они уже сбросили две малышки по ходу лодки русских..., - приговорил лодку опытный моряк.
  
  На "Марсе" распознали и раскол корпуса "Мемфиса", и бесполезные потуги "Толедо", и прощальное выступление "Костромы". За "Мемфис" и "Толедо" порадовались - заслуженные награды нашли своих "героев". А то, что в центре управления изменилась атмосфера после гибели последней "Барракуды", можно было почувствовать и без приборов. Команды отдавались короче, злее, отсутствовали лишние разговоры. Слаженный экипаж объединился сейчас одной мыслью, порывом, желанием - хотел отомстить - жестоко, безжалостно и добротно, так, чтоб даже на тряпки для мытья палубы нельзя было собрать то, что останется от надводного боевого порядка американцев. О том, что "Чапаеву" удалось спасти экипаж в ВСК на "Марсе" не знали.
  
  - Вода им пухом, - тихо сказал, ни к кому не обращаясь, капитан второго ранга Сергей Иванович Бережной - командир "Марса". Тишина на центральном давала свой подводный салют подвигу Костромы и её экипажа.
  
  - Ну что, господа офицеры, удивим адмирала Джорджича? - командиров вражеских АУГ и авианосцев принято знать поимённо, а личное дело изучать наизусть во избежание недооценки последнего в боевой обстановке. Адмирал был потомственным моряком, каждый день обегал свой авианосец не менее десяти раз и гонял команду до седьмого пота, тренируя её на бесконечных и неожиданных вводных.
  
  - Вы отработаете у меня все бабки, которые вкладывает в вас государство, - любил приговаривать молодой адмирал, щекоча свои амбиции, - А кто недоволен - за борт! - и ведь янки - моряки прыгали! Сами, с высоты авианосного стола для полётов. Лишь бы списали на берег от ненормального в их понимании начальника. Зато на "Энтерпрайзе" царил морской порядок, железная дисциплина и прекрасная выучка среди личного состава команды.
  
  - Ищите, их! Ищите! Окружить группу радиобуями. Стоп машина. Лечь в дрейф! Слушать дно! Я не верю, что эта кастрюля, этот русский чайник сделал это всё один. Держать в воздухе ударную группу. Фрегату - движение по кругу на малошумном ходу в радиусе мили вокруг "красавчика"! - красавчиком он называл свой авианосец - самый большой в мире, - Тому, кто найдёт лодку - годовой оклад, внеочередное звание на ступень выше и "Серебрянная звезда"! За работу парни! У нас сотня самолётов, три корабля, чистый воздух, полно света, мы на поверхности, а они там одни, в темноте, дышат своими испарениями и боятся нас больших и сильных. Найдите мне их и намочите их комбинезоны в воде, которая по праву наша..., -подбадривал своих подчинённых адмирал, - Роджер - все спасательно-поисковые группы в воздух, - тише добавил он, чтоб не травмировать своих подчинённых знанием о поражениях и потерях. Умный был командир, матёрый и ушлый. А иначе в Адмиралы не прорвёшься. Американские вертолёты пошли над морем, выискивая своих моряков в месте подрыва крейсера и "контузии" невезучего фрегата. Искать остатки экипажей "Мемфиса" и "Толедо" было бесполезно.
  
  Итого: одна полноценная подлодка и капсула ВСК, противостояли авианосцу, сотне самолётов, целому фрегат, недобитому эсминцу и судну обеспечения в море между берегами Израиля, Египта и Греции.
  - Что скажете старший помощник? На кону наша жизнь. Давайте Харви без этикета.
  - Что сказать, сэр, - не удержался от давней привычки старпом, - это конечно невозможно, но я бы залез нам под брюхо и тихо сидел до тех пор, пока у боевых самолётов не закончится горючее. А ещё, - воспользовался предоставленной свободой офицер, - я бы утопил "Арли Бёрк", который кружит вокруг "красавчика", добил эсминец и пустил на дно "Сапплай" прямо из-под нашего носа или кормы. Странно, что русские до сих пор этого не сделали.
  - Типун вам на язык Харви, - только и успел сказать Джорджич и тут же замолк.
  - Фиксирую, открытие люков и "Пуск" торпед из-под корпуса авианосца, направление на "Арли Бёрк", скорость - пятьсот миль в час, расстояние до цели две мили, вероятный контакт через пять секунд! - доклад заставил всех в рубке "влипнуть" взглядами в окна. Справа к громаде основного корабля подходил на указанную дистанцию "Арли Бёрк". Вращал антенными решетками, водил стволами Бофорсов и мультиганов, - Четыре, три, две, одна, - бинго, - закончил отсчёт докладывающий офицер, склонившись над своим экраном. От модернизированного "Шквала" не убежишь, скорости реакции не хватит. А на таком коротком расстоянии у фрегата не было ни единой возможности спастись от двух подводных кавитационных ракет выпущенных по нему в упор из прочного корпуса русского атамохода. В огромном шаре двух взрывов и поднятой ими над поверхностью воде корабль исчез, чтобы рухнуть на дно моря, своими обломками, пронизав воду останками.
  - Бич! - прокомментировал голливудский вид подрыва своего фрегата Джорджич. На ЦП молчали все. Внимание старпома переключилось на недобитый эсминец. Он угадал. Ещё один Шквал пронесся, вычертив белый след под водой и в упор, добил эсминец, безвольно покачивавшийся до этого на волнах.
  - "Сапплай"! - только и вырвалось у адмирала. Корабль комплексного снабжения шёл позади авианосца в трёх милях и по инерции накатывался на плавающий аэродром, хотел обойти его слева, не спешил, замедлял ход для постановки в дрейф.
  - Адмирал! Передача! По глубоководной связи! Русская лодка. Просит вас на связь, - оперативный офицер группы радиоэлектронного противодействия и разведки жестом показывал на беспроводной телефонный аппарат, закреплённый возле вращающегося кресла адмирала. У Джоджича вспотели ладони от осмысления информации полученной в это мгновение. Это ж, какая наглость! Все в рубке откровенно любопытно уставились на адмирала, но отловив на его лице выражение ярости, тут же отвернулись к своим рабочим столам, мониторам и щиткам. Как будто разговор с командиром русской подводной лодки для них дело обыденное, надоевшее и привычное.
  - Передайте на "Сапллай" - пусть идёт к нам на сближение! Немедленно! Быстро! Как на погрузку! - резко приказал Джорджич и поднял трубку, - Аллё, с кем имею честь? - высокомерно спросил он, расставляя в разговоре исходные позиции и прощупывая словесным выпадом своего противника.
  - Командир субмарины, которая может утопить ваш транспорт, уважаемый адмирал Джорджич!
  - А имя у вас есть?
  - Есть, капитан Бережков, устраивает?
  - Чего вы хотите? Сдавайтесь, у вас нет шансов. Мы потопим вас через пару минут. У меня сотня самолётов. Я обещаю вам почётный плен и хорошие условия содержания. Даю пять минут на размышление.
  - Спасибо, адмирал! Немедленно начинайте и посадите все самолёты на борт. Уложите "Сапплай" в дрейф. Даю десять секунд на размышление и пять минут на выполнение. А иначе, можете сделать прощальный снимок на память вашего "Поставщика". Надеюсь, у вас есть сотовый с хорошей камерой и разрешением?
  
  - Самолёты сажать не буду. "Сапплай" поставлю в дрейф, этого достаточно для продолжения переговоров. По рукам?
  
  - Похоже, вы меня не поняли адмирал. Начинайте посадку самолётов. И остановите "Сапплай" немедленно. Это ультиматум.
  
  - Это невозможно.
  
  - Похоже, вы затягиваете время. Я сожелею, адмирал. Торпедные аппараты пятый и шестой... Пли! - услышал Джорджич команду, отданную Бережковым и автоматически переведённую сетевым компьютером "Иджиса" на английский. Тут же отозвался акустик с боевого поста ГАК.
  
  - Система фиксирует открытие люков торпедных аппаратов! Залп двух торпед в сторону судна обеспечения! Скорость пятьсот миль! Дистанция до цели три мили время до контакта пятьдесят пять секунд. Веду обратный отсчёт, - цифры произнесённые акустиком звучали чёрной мелодией похорон для последнего судна сопровождения авианосца. На четыре приманки-фантома AN/SLQ-25 Nixie способные временно ввести противника в заблуждение и выпущенные с Саплая - шквалы никак не отреагировали. Да и не могли.
  
  - Соедините меня с капитаном русских, - угрюмо процедил адмирал, наблюдая сквозь задние бронестёкла кругового обзора боевой рубки управления, агонию своего оставшегося судна в кильватерном следе авианосца.
  
  - Русские не отвечают, сэр.
  
  - Что они там делают?
  - Командир он в дрейфе, окружает авианосец сбрасываемыми радиогидроакустическими буями. Посадки самолётов на палубу не фиксирую. Идёт активный радиообмен над поверхностью моря.
  - Не сдался, значит, адмирал. Ну, бог ему в помощь, уважаемому, а мы по своему распорядку. Внимание всем! Ждём указанное время, - минуты тянулись медленно и но всему бывает конец. Закончилимсь и эти мгновения отведённые на ответ по ультиматуму.
  - Время вышло командир, они нас за идиотов держат. Вертолёты поднимают.
  - Уходим на малошумном в холодную воду. Боцман - дифферент на нос - глубина восемьсот. Курс девяносто. БЧ-3, что с Граниками?
  - Две крылатые ракеты со спецчастью в аппаратах, Биус загружен с задачей - совершить подрыв на палубе авианосца.
  - Как поле?
  - Поле работает на предельном режиме. Есть возможность поддерживать необходимую мощность потока невидимости в течение часа.
  - Нормально. Акустическая группа, доклад по дальности каждые десять секунд.
  - Есть десять секунд - доклад по дальности. Отрыв пять кабельтовых...шесть...семь... миля..., - пошёл отсчёт времени жизни авианосца. Большому кораблю = большая торпеда. *****************
  
  - Где они?
  - Исчезли сэр!
  - Внимание, сколько у нас Асроков на крыльях в воздухе?
  - Сорок пять ракет, сэр, и десять торпед на вертолётах.
  - Ввести данные по предполагаемой лодке выпустить вокруг авианосца в режиме поиска радиус - пять кабельтовых, - лодка уже ушла из зоны поражения, которую очертил для себя адмирал и уверенно разрывала дистанцию. Готовилась осуществить первую мечту подводника - потопить "Энтерпрайз" в реальном бою.
  
  Как адмирал не старался утопить "Марс" ему это не удавалось. Новая лодка четвёртого поколения на голову опережала американские технологии в области подводной и надводной войны. И ещё она имела новейшее секретное средство защиты. Торпеды, ГАС-станции, датчики, мины, радиоакустические буи, магнитометры всё это хозяйство оказалось бесполезным хламом перед величием подвига русских судостроителей, проектировщиков, инженеров, учёных и моряков.
  
  - Где они? Как они пропали из-под нашего киля? Куда? У кого-нибудь мысли есть? - свирепел адмирал, он встал с кресла и ходил туда-сюда в небольшом пространстве рубки, сатанея от безрезультативности поисков.
  
  - Надо поднять в воздух все самолёты, вооружить ракетами воздух-воздух и воздух-поверхность. Русские своё слово держат. Надо готовиться к обороне.
  
  - Начинайте взлёт по тревоге. Даю разрешение на применения ядерных боеприпасов. Вооружить самолёты глубинными бомбами с пятидесятикилотонной начинкой. При выявлении района залпа - приказываю сбросить и подорвать, - дал он добро, но лодка отошла уже на шесть морских миль от авианосца. Разрыв рос ещё и из-за того, что авианосец дал малый ход, не желая зависеть от воли волн, течений и ветра. А чтоб подвесить ядерный боеприпас - время надо. Извлечь из хранилища, по всем правилам - не кувалда. Погрузить на транспортёр, осмотреть, обнюхать, обнять тестами, активировать, присобачить на подвеску. Проверить то, что управляется, и контакты не отсырели на складе. И отойти от неё подальше, всё-таки жуткая вещь и вдруг защита где-то не сработала или отвалилась. Свои тестикулы ближе к телу. Самолёт готов к взлёту - дополнительный инструктаж пилота. Очередь на взлёт - катапультов-то всего четыре. Но самолёты садятся, истратив топливо. Их прежде надо посадить пока в море от нехватки горючего не упали. А расстояние между лодкой и авианосцем растёт, удлиняется, давая безопасную дистанцию для пуска крылатых ракетоторпед и "шквалов".
  
  - Акустик - дистанция? - запросил командир "Марса" у себя, на Центральном посту.
  - Восемь миль, увеличивается, на два кабельтовых в минуту, - доложили с гидроакустической группы.
  - БЧ-3, готовность на запуск.
  - Есть готовность на запуск. Первый и четвёртый аппараты заряжены "Шквалами" со спецчастями. Второй и третий Граниками с ядерной боеголовкой. Пятый, шестой, седьмой и восьмой - телеметрическими торпедами.
  - Десять миль, - снова предупредили акустики.
  - Торпедные аппараты - "Товсь"! Первый, второй, третий четвёртый аппараты: "Пли"! - на такой дальности, в защитном поле ионизированной воды люки стволов лодки открылись беззвучно для акустической прослушки авианосца. Вода под высоким давлением выстрелила торпедоракеты и ракетоторпеды из стальных ячеек. И только в момент пуска реактивных двигателей и стартовых ракетных ускорителей на авианосце и вертолётах противолодочной обороны засекли место залпа. Хоть они этого и ожидали, но грохот запуска был подобен грому господню. К этому моменту "Шквалы" сбросили ускорители и набрали свою маршевую скорость. До авианосца им было всего три минуты хода, сто метров в секунду. За шестьдесят секунд - шесть тысяч метров. До авианосца было шестнадцать тысяч метров, почти десять морских миль. Шум кавитационного эффекта, рёв реактивного двигателя подводной ракеты глушил собой все датчики авианосца и гидроакустических радиобуев. Два граника взвились над поверхностью, сбросили пусковые ускорители и окутались облаком ионизированной плазмы. Все четыре добрались до авианосца почти одновременно. Взрыв четырёх пятидесяти килотонных боевых частей, двух под водой и двух - в метре над палубой, окутал корабль сумасшедшей по яркости вспышкой. Самолёты и вертолёты, собранные по приказу адмирала ближе к авианосцу для его защиты ничего не смогли противопоставить воздушным и подводным ракетам "Марса". Мало того, попав под электро-магнитный импульс ядерных боеприпасов, они посыпались в морскую воду, как сбитые невидимым аэрозолем мухи, вызывая многочисленные всплески вокруг ядерного гриба поднявшегося на месте, где мгновение назад находилось самое большое в мире пугало Соединённых Штатов Америки и НАТО.
  
    []
  
   Примечание автора:
   В соответствии с расследованием французских журналистов именно "Толедо" и "Мемфис" приложили руку к уничтожению АПЛ "Курск". Версия настолько правдоподобна, что решение принято в порядке очередности .... кстати, "Энтерпрайз" после изложения вероятности его гибели успешно убыл на списание. Туда им и дорога.)))
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Волкова "Невеста Кристального Дракона" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Демидова "Волчий блюз" (Городское фэнтези) | | С.Суббота "Хищный инстинкт" (Романтическая проза) | | Д.Хант "Наложница дракона" (Любовное фэнтези) | | В.Веденеева "Дар демона " (Попаданцы в другие миры) | | А.Эванс "Сбежавшая жена Черного дракона. Книга вторая" (Приключенческое фэнтези) | | В.Ксения "Леди-детектив" (Магический детектив) | | А.Вейн "Путешествие. Из принцессы в наемницы" (Любовное фэнтези) | | Жасмин "Несносные боссы" (Современный любовный роман) | | М.Вольная "Капитан "Пересмешника" " (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"