Мишико: другие произведения.

Да Ночь простоять K10

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава 10. Переход.Первым делом самолёты... W

Экранолёт [Русский Гений.]
  Первым дело, первым делом самолёты...
  
  - И что у вас там, лейтенант? - голос у Тролля был уставший. Змей сидел на маяке. А мы с пулемётом Мамедовым и Файзуллой в окопе, на дальних подступах. Почти в двух километрах от въезда на берег бухты с восточного направления.
  - Тихо, непривычно тихо. Шлейфов больше не было. Движения незаметно. Ночью никаких тепловых отметок. Может пронесло или показалось? А что там у вас с самолётом? Гудит что-то, даже тут слышно.
  - Слышно - это плохо, но деваться некуда. Нормально всё. Движки гоняют в пещере.
  - Когда улетите-то?
  - Седня самолёт выгоним на пробный полёт, погоняем вокруг бухты, вернёмся, проверим ещё раз все контуры, системы. И, мы в одну сторону, а вы, лейтенант, в другую.
  - Эх, скорее бы, - помечтал я в микрофон телефонной трубки таишки.
  - Давай не расслабляйся.
  Да мы и не расслаблялись, но за нас кто-то взялся всерьёз. Попытка не привлекать к себе внимания, аномалия по связи в районе бухты чуть не привели к срыву всей задуманной операции. Первым надвигающуюся угрозу усёк Змей с маяка.
  - Внимание всем, - перешёл он на УКВ, - наблюдаю три морских цели на дальности - пять километров. По силуэту - рыболовные траулеры не советской или российской постройки. Один застопорил ход в море напротив бухты. Дальность около четырёх километров. Два других идут курсом на берег восточнее и западнее бухты. Десант наверно высадят, самки собаки. Группе охраны "Тревога!". Занять места по боевому расписанию. Миномётный расчёт - "К бою!", их мать! Грамотно окружают!
  - Сколько их? - вышел в эфир Тролль.
  - Да не меньше сотни. Далеко. Не видно, - отвечал Змей оглядывая приближающиеся суда в бинокль.
  - Как думаешь, сколько у нас времени?
  - Пока высадятся. Боевой порядок разгребут. Наверняка миномёты притащили с собой. Время потратят на подход к дистанции открытия огня. На минное поле напорются, если по дороге пойдут. Разберутся. Выйдут на рубеж атаки. Подтянут карманную артиллерию. Потом начнётся. Часа три у нас есть. Окружат. Прижмут к морю и разнесут на запчасти миномётами. Троль! Слышь?
  - Что?
  - Ты там своих технарей поторопи. Мы их больше чем на два часа не удержим. Так что у вас пять часов от силы. Потом вы валите по морю, а мы прорываемся по второй дороге. Они ж нас не смогут в два эшелона держать. Хлипкая будет цепочка. Мы её прорвём и дёрнем вдоль рокады, а вы куда вам там надо. Нормально?
  - Да, пойдёт. Змей! Тебе помощь нужна?
  - Да иди ты! У меня задача тебя выпнуть с территории живым и здоровым любой ценой. Так, что шевелись там в своём гроте, не повышай цену!
  - Если что - вызывай!
  - Ландыши!
  - Ну, ни пуха ни пера! Вряд ли свидимся!
  - Да пошёл ты, ГэРэушник не отпетый! И тебе ни пуха и ни пера
  - Так и ты пошёл, извращённый КэГэБэшник! И за что я вас так люблю? До связи!
  - Так за то что нас нет! До связи, - и мы занялись каждый своим делом.
  
  - Змей, там мои хлопчики дорожку почистят, ты им не мешай, добро?
  - Не проблема. Чем чистить будут?
  - Да тут игрушка одна под руки попалась. Так они её счас им подарят. Да ты увидишь.
  - Ну, жду.
  - Рот открой у него вышибной резко по ушам бьёт.
  - Знаю. Отбой связи.
   Тролль не удержался. Да и правильно. На КГБ надейся, а сам лицом не торгуй - облапошат. Трое разведчиков выволокли к маяку тяжёлую треногу и большой зелёный тубус. Спешно начали устанавливать, направив трубу в сторону моря на силуэт неизвестного судна.
  
  Через три минуты контейнер с ракетой занял своё место на подставке. Откинулись защитные крышки лазерного дальномера. Один из разведчиков удобно уселся под тубусом и завертел рукоятками наведения. Двое его товарищей, пока он вертел рукоятками, и проверял работоспособность ушли вниз, и почти тут же вернулись, принеся вдвоём ещё один тубус с ракетой..
   Оператор комплекса не оглядывался, просто сказал и поднял правую руку.
  - Готов к пуску. Ушли из зоны! Рты открыли! Уши бережём! - напомнил и приказал он своим помощникам, чтобы они покинули заднюю полусферу комплекса. А то ведь долбанёт реактивной струёй пускового выброса и сапоги улетят дальше, чем увидишь.
  - Зона чистая. Огонь по готовности! - оператор открыл рот и нажал на кнопку пуска. Отлетели зелёные крышки выходных отверстий пластиковой трубы. Лупанул выкидной пороховой заряд, взметая пыль сзади оператора. Ракета вылетела на десять метров из упаковочного устройства и тут же включила свой двигатель. Через сто метров самовзвёлись контактный и неконтактный взрыватель. ПТУР нырнула с высоты скалы, на которой стоял маяк к морю, выровнялась над поверхностью и пошла к цели, наращивая скорость до двух махов. Огонёк двигателя завертелся, удаляясь в сужающейся спирали вокруг невидимого лазерного луча, упёртого в бок судна. Оператор не отрывался от наглазника, удерживая цель в центре нитей прицельного визира грубой лазерной наводки. Ракета за несколько секунд преодолела расстояние до непонятного судна напротив маяка. Захватила цель головкой самонаведения. Врезалась в борт, разрывая тандемной боевой частью обшивку с обоих сторон корпуса. Траулер от попадания вздрогнул, подпрыгнул облаком вздыбленных обломков и воды, осел на воду и медленно начал исчезать с поверхности моря, так и не вступив в бой. После подрыва, какое-то время вокруг стояла тишина, прерываемая звуками установки нового тубуса с ракетой на треногу противотанкового комплекса.
  - Ну, что там? - спросила триста девяносто вторая голосом Тролля из под горы.
  - Один ноль в вашу пользу! Это вы его "Корнетом", что ли грохнули? - интересовался Змей, тщательно вглядываясь в горизонт моря, а затем исследуя, правый и левый переход моря к суше. Два остальных траулера успели спрятаться за изгибами и подъёмами береговой линии.
  - Ага! Оно-дерево! - с гордостью за своих парней и ПТУР отозвался Тролль фразой Савелия Крамарова из фильма "Джентельмены удачи", подтверждая догадку пограничника, - Как супостаты?
  - Притихли, у тебя там ещё такие штуки есть?
  - Ну, не то чтоб много - экономить надо.
  - Тогда шесть часов продержимся. Долго ещё вам?
  - Да грузим уже! - ответил Тролль и отключился.
  "Что это они там грузят? - подумал Змей, - всё ж в КАМАЗах вроде было?". Мы так и не удосужились ни толком искупаться, ни спуститься и оглядеть ту крылатую бандуру, на которой хотели убраться отсюда разведчики. Сама по себе пещера тоже вызывала много любопытства.
  
  *******************************************
  Совещание проходило по сетке. В зале оперативного командования северной группировки войск США уцелевших после обмена ударами. Глубоко под землёй на глубине восьмиста метров раскинулся муравейник жилых помещений, складов, предприятий, искусственных сельхозугодий, железнодорожных путей совмещённых с линиями метро и вертикалей лифтов. Между подземными городами текла по оптоволоконным линиям информация. Завязанные в локалку огромной конфигурации и сложности города могли свободно вести обмен видеопотоками гигантских объёмов. Поэтому, не выходя за пределы особо охраняемых зон, можно было общаться, руководить и принимать доклады с мест. Некоторые высшие должностные лица сидели по кабинетам. Четырёхзвёздный генерал Гарри Патчер такой роскоши себе не позволил.
  
  - Господин Президент, господа офицеры и руководители городов, я всех приветствую и поздравляю. Первая часть нашего плана переходит в заключительную стадию. Мы заблокировали выжившие объекты русских зонами повышенной ионизации, таким образом, лишили их связи, управления, взаимодействия. Сейчас мы можем их добить по одиночке. Но мы этого делать не будем. Зачем нам радиоактивные пустыни? Нам нужны преданные вассалы, которые будут выполнять наши распоряжения, поставлять ресурсы, мечтать о переселении в наши города, а не мёртвые территории. Наши турецкие партнёры в данный момент занимаются организацией уничтожения самого опасного для нас объекта - так называемой горы Кушак, в предгорьях Копетдага, находящегося на границе нефтеносных пустынь Туркмении и Иранского нагорья.
  
  - Это где? - отозвался с одного из экранов Джон Волшоу, адмирал и руководитель военно-морской базы Анкоридж. Генерал поднял немного брови, оценил того кто его прервал и варианты ответа. Несколько лиц на других мониторах услышав слова адмирала понимающе ухмыльнулись. Выскочку из комитета начальников штабов офицеры "от воды и земли" не любили, но с ним приходилось считаться, он был не последней фигурой в расстановке сил внутри руководящей элиты выживших гособразований Америки. Патчер выбрал самый подходящий алгоритм и ответил , вызывая улыбки у строевых генералов, адмиралов и начальника АНБ.
  - Это в районе Европы, адмирал, возле Средиземного моря, - некоторые из "виртуально присутствовавших" даже повернулись и наклонились в сторону. Ушли из поля зрения видеокамер, чтобы не выдать своего сарказма и по отношению к тому, кто спрашивал. И ещё больше участники не хотели, чтобы Волшоу увидел их реакцию после озвучивания ответа начальника объединённого оперативного штаба североамериканского региона.
  - Угу, - пробурчал Волшоу, - теперь понятно.
  - Я могу продолжать? - осведомился генерал ровным голосом и ничем не выдал своего отношения к манере поведения выскочки из штабов.
  - Да, конечно, - довольный своей выходкой Волшоу, сверкнул улыбкой и нажил себе очередного тайного недруга среди американского генералитета, - а чем нам может грозить этот объект? - неведение Джона Волшоу вызвало недовольство на лицах тех, кто его услышал . А что делать? По регламенту Гарри обязан был ответить на любой вопрос, о проводимой операции прозвучавший от участников совещания. Президент объединённых территорий относился благосклонно к адмиралу и прочил его на более высокий пост отнюдь не за компетентность, а за преданность, внутри политических игр американской демократии подземных городов-призраков. Профиль Президента на фоне стены, копии овального кабинета Белого дома, не давал возможности ответить едко и поставить неуча на место. Генерал терпел и пояснял, не без иронии в голосе. Доклад ЦРУ по разведданным о "Кушаке" давно стал самым изучаемым документом в кабинетах разведывательных сообществ американской армии. Пришлось повториться с наигранной улыбкой на лице. Труда это большого не составило, генерал чуть не наизусть знал содержание цитируемого документа.
  - Гора Кушак, расположена на юге Туркмении, на границе с Ираном. Находится в хребтах Копет-дага, если вам что-то говорит это местное обозначение, - не удержался от укола в сторону Волшоу говоривший и продолжил, - В её подземельях скрыт комплекс огромных складов вооружения, и энергетические установки на случай военных действий. Но не это главное. В помещениях этой базы есть терминалы управления спутниковой системой ГЛОНАСС. Как вы знаете, перед бомбардировкой, Россия, не смотря на свою отсталость и тяжёлое экономическое положение, вывела все запланированные - двадцать четыре спутника на рассчитанные орбиты. Таким образом, приобрела полный контроль над поверхностью планеты, чем ранее могли похвастаться только мы. Система работает устойчиво, защищена от внешнего воздействия и вполне эффективна. И даже превышает наши возможности. Но, по проверенным данным из агентурных источников, стало известно, что на каждом спутнике смонтированы по четыре контейнера с баллистическими ядерными боевыми частями, - по интернету и колонкам прошёл гул неодобрения услышанным в виртуальной беседе. Ну да. Кому ж такое понравится. Думали они самые пупырчатые на планете абрикосы, огурцы и помидоры. А оказалось, что есть хорошая палка, которая может сбить перезревший плод с любой "ветки" на Земле, не заморачиваясь точечным попаданием. Генерал продолжил, - Мы имеем основания предполагать, что спутники оснащены самыми современными и очень мощными боеголовками с системой наведения способной попасть не просто в шахту одного из наших подземных городов, а влететь в калитку и даже форточку двери помещения дежурной смены, что находится на пути к шахте или железнодорожному тоннелю. То же самое относится к системам наземной связи и управления. Если они будут уничтожены, то мы лишимся своего влияние и власти на территории нашей планеты. И она, наша власть, будет ограничена только пределами Канады и Аляски.
  - И что же мешает русским воспользоваться этим преимуществом? И где наши спутники генерал? - возмущённо потребовал разъяснений недовольный Волшоу, подбодрённый дружеским кивком президента нации.
  - У нас осталось только два сателлита связи! Остальные наши космические объекты уничтожены китайскими противоракетами, адмирал! Вспомните, по нашим базам нанесла удар не только Россия, но и Китай, Северная Корея, Индия, Венесуэла, Куба, Панама... половина Южной Америки вышла из-под контроля и влияния. Арабские страны просто захватили базы на их территории, не попавшие под раздачу наших врагов. Итого, у нас в активе остались два спутника, периодически уходящие в зону невидимости. И ХАРП с его уникальными возможностями. И, именно он сейчас подавляет Кушак и блокирует его угрозы в отношении нас, по управлению ГЛОНАСС. Но работа ХАРПа не может быть вечной. Через месяц нам придётся отключить установку на регламентные работы. Излучения такой мощности не проходят бесследно для передающих элементов, и у русских появится окно в ионосфере над "Кушаком". Если они им воспользуются, то на наших притязаниях о своей главенствующей роли на планете придётся поставить жирный, термоядерный, русский и православный крест! - в сердцах, что приходится объяснять этим гражданским недоумкам и выскочкам элементарные для военного человека вещи, генерал даже хлопнул сжатой в кулак ладонью по столу с плоским монитором на нём, возле которого он находился. Лица на экранах, не ожидавшие такого эмоционального всплеска, дёрнулись, от резко, прозвучавшего звука. Генерал зло смотрел на "виртуальных" руководителей. Идея, предложенная как-то вскользь представителем ЦРУ из отдела спецопераций о замене гражданского кабинета на более военный, начала обрастать в голове генерала Патчера тайными желаниями и стремлениями. Президент дипломатично улыбнулся своим либеральным и темнокожим лицом со "своего" экрана.
  - Генерал, если можно, давайте более сжато, у нас есть и другие вопросы, которые надо решить, - контрастно сверкнул белыми зубами, в обрамлении тёмной кожи лица и ярко красной слизистой рта и языка оплот демократии и веры.
  - По информации наших турецких коллег, - при этом слове многие поморщились, - Русский Веллаяйат отправил несколько диверсионных отрядов с целью уничтожения ХАРПа. В настоящее время мы получили данные о том, что шпионы русских окружены и зажаты спецподразделением турецкой морской гвардии на побережье Черного моря. Но я не хочу отрицать вероятных других путей и способов уничтожения нашего основного оборонительно-наступательного комплекса. Поэтому прошу выделить дополнительные силы и средства для обеспечения безопасности системы на ближних и дальних подступах, а также линии побережья. Создать специальную группу со штабом и придать особые полномочия, до тех пор, пока Кушак не будет или захвачен, или уничтожен. Доклад закончен господа, - генерал сел на своё вертящееся кресло с высоко поднятой головой человека не зря жующего свой гамбургер с кока-колой и задумался над комбинацией по захвату власти и отстранению белоручек от руководства регионом.
  
  - А почему не воспользоваться возможностями шестого флота в средиземноморьи? - генерал даже не взглянул в сторону плоского жидкокристаллического чуда, откуда вещал его "поппонент", он узнал его по голосу. Ровно просрежетал, как учитель поясняющий всем известные истины нерадивому ученику.
  
  - Потому, что связь с шестым флотом потеряна и ни одного американского корабля в акватории Средиземного моря из космоса, при пролёте спутника замечено не было. Там вообще нет никаких кораблей. Ни наших, ни каких-то ни было других, - лицо генерало излучало такую ненависть, как будто это сам Волшоу отправил на дно гордость и самый большой "МОЛОХ" Америки в Европейском регионе. Паузу прервал Верховный Главнокомандующий.
  
  - Генерал! Я поручаю Вам создать группу по ликвидации опасности с этого "Мушака" и усиление охраны Харпа. А оказывать вам помощь, и помогать будет адмирал Волшоу! - генерал чуть не поперхнулся оказанным ему доверием. Волшоу победно улыбался с экрана, - Всем остальным службам приказываю оказать Гарри полное содействие и помощь в любых вопросах. Помните господа, что ХАРП это основа нашей безопасности и могущества. Не будет его и наша влияние на планете будет потеряно.
  
  - Есть, сэр, - коротко ответил Гарри Патчер и начал слушать далее. Вопросы, которые в последствии решали на совещании были второстепенны. И начальник оперативного штаба в пол-уха обращал внимание на "воду из слов" льющуюся из динамиков. Более всего его сейчас занимала информация по уничтожению диверсантов на побережье Черного моря.
  
  И он не зря волновался. Где ж это видано, чтоб какие-то турецкие рейнджеры и смогли остановить ниндзей флота и зубастых КГБэшников из ДШМГ погранвойск, заточенных на "стоять насмерть". Даже если преимущество у них десятикратное. Змей ошибался в численности высаженного против них десанта. На берег Черного моря выполз целый батальон спецназначения турков. Более половины уже были на позициях и надёжно закрыли и окружили Бухту ещё ночью. В этом "выползне" были не мотопехотинцы, которых обвели вокруг пальца и у которых захватили паром разведчики. Эти были битые и опытные волки, половина работала прежде инструкторами в Чечне и Азербайджане. Но засады на дорогах делать это одно, а лезть в лоб на хоть и жиденькую, но подготовленную линию обороны морально сильного, готового к смерти и умелого противника, вооруженного по последней тактической моде, это вам не северных осетинов танками давить. И не курдов в горах устращать. Тут одного численного превосходства мало будет. И турки не поленились, постарались на совесть.
  
  ******************************************
  
  - Ну что у тебя, Змей?
  - Та, что тут может быть - подбираются.
  - Далеко?
  - Скоро на действительный выйдут. Пока мины чешут. Зато обложили красиво - полукругом. Я их пробью на прорыве в дымовой завесе.
  - А что БТР?
  - Да куда их - побьют, небось Птуры не хуже нашего есть. Стоят в бухте под парами.
  - А снайпера?
  - Да грамотные сильно, не подставляются. Пока.
  - А миномёт?
  - Пусть ближе подойдут к самым дальним окопам.
  - Держи их Змей. Почти загрузили птичку, - о, тут мы и начали с Мамедом "дёргать" монки на склоне. Шрапнель посекла около девяти нападающих, а остальные двинули дальше. И плохо посекла- учёные были, шли развёрнуто, после мин грамотно начали претекать к нам ближе перебежками. Огонь не открывали. Нас-то не видно. А как Мамед начал садить из "Печенега", тут и мы с Файзуллой взялись за свои игрушки. Я за гранатомёт, а снайпер - за инструмент с оптическим прицелом. Та же музыка начала раздаваться от других окопов.
  - Мамед, ленту отыграешь и вали на запасную! Как станешь мы к тебе пойдём, а ты нас прикроешь, - напомнил порядок ведения отхода своему татарину. Файзулла поменял уже второе место для стрельбы, когда бухнул первый миномётный разрыв.
  - Давай дымовуху! - план пришлось менять на ходу, пока третья пристрелочная мина не разорвалась, в предполье нашего окопа. Дымовая шашка, нулевой ветер, и, пулемётчик засверкал пятками на запасную позицию. Нам в дыму было не до прелестей противника, который открыл бешенную стрельбу по облаку. Что навело на мысли бросить ещё одну дымовую шашку далеко в сторону от нашего места. Хоть как-то отвлекли внимание от себя. Огонь разделился на два белых искусственных и непроглядных образования.
  - Лейтенант. Что ты телишся?Уходи оттуда на хрен! Я ж не могу АГС из-за вас использовать! - материл меня Змей за нерасторопность. Ну, да, ему хорошо там, на маяке, а нам тут под пулями камень бороздить не частушки петь про полковников. Как не виляли, как ни колошматил по туркам разозлённый Мамедов, но по пуле всё-таки отхватили оба - и грязный, как чёрт Файзулла и я, такой же не мытый, как и он. Обоим прилетело в спину прикрытую бронежилетом. Меня швырнуло, как ударом кувалды под лопатку, вперёд и чтоб сгладить скорость падения я кувыркнулся, чисто подсознательно, автомат с подствольником мелькнул и грохнулся рядом в пыль у кустика местной травы. Перекатываться после удара огромным молотком в спину - та ещё радость. Зато дотянулся до своего АК-12. Очереди из объёмного магазина взбили почти шестьдесят столбиков грунта на рубеже, откуда по нам стреляли и пытались организовать преследование. Вкупе с Мамедовской щедростью, я получил мгновение, чтоб домчать до снайпера и узнать, что уже вторую каску он хочет поменять у старшины по окончанию боя.
  - Ну, ты везучий, - магазин заменился быстро и затвор затянул свежий патрон, закрыв с проворотом казённик автомата, - Ну, давай сразу после начала! - Файзулла понял правильно. Как только голос моего оружия снова заставил пригнуть головы атакующих он метнулся в сторону скороговорки пулемёта, упал перекатился, отполз. И высунул свой "Вал" из-за земляной складки. Выстрелы из толстого ствола были не слышны на такой дальности, огонь на конце дульного среза отсутствовал и мой нацмен сделал даже три выстрела, прежде, чем я упал в десяти метрах от него и начал менять магазин. Затвор снова щёлкнул. Боец кинулся малыми зигзагами и перевалил через наваленный бруствер, исчезая из поля зрения противника. Очередной магазин выпустил три последних трассера и сдох. Прикрывая моего снайпера я подставлялся сам. Но теперь Мамед с Файзулой были в окопе и прикрывали меня от огня противной стороны.
  - Давай, Змей, бей по первому рубежу, - где-то внизу, вдалеке, возле моря ударили два АГС бронников посылая навесной траекторией свои патроны над нами. Полоса залёгших солдат покрылась маленькими и злыми разрывами гранат автоматического гранатомёта. Наша маленькая пушка раскладывала свои сорокамиллиметровые патрончики в шахматном порядке. И это не прибавляло желание встать и попытаться уйти от накрытия у солдат, залёгших напротив нас. Послышались вскрики раненных. Кто-то попытался отбежать с линии разрывов. Глухо пукнул дважды толстоносый "Вал" слева. Две фигуры упали с пробитыми конечностями. Файзулла специально не убивал солдат противника, он хотел обескровить боевой порядок. Начнут выносить - это минус четыре бойца из атакующей цепочки или два, как минимум. А на нас троих лез, минимум, полноценный взвод пехоты. Теперь под прикрытием АГС можно было и "покурить", набивая запасной магазин.
  - Змей, что там? Нам голову не дают высунуть,, - запросили с фронта. БТР перенёс огонь на тех кто отступал к маяку с другого фланга и фронтального рубежа обороны.
  - Лейтенант! Перезарядился? - как будто рядом сидел и видел - уточнил Змей.
  - Да!
  - Держись Олежа щас они на тебя попрут. Я огонь переношу на фронт. Там жарко, - разрывы снарядов забухали очередями слева от нас. Турки как-то не очень воспользовались отсутствием огневой поддержки и не сразу полезли вперёд. Дали нам передышку.
  - Олег, хорош ныкаться! Они пошли! - кооректировал наши действия Змей, пока фронтальный заслон откатывался назад под прикрытием навесного огня АГСов двух бронетранспортёров. Нам большого ума не надо было прилагать, чтоб открыть огонь с новой позиции. Через магазин и пол-ленты мамедовской машинки пришлось менять позицию. Каска отрекошетила две пульки и башка гудела, как большой колокол на звоннице. Выпустил гранату подствольника. Мамед зло полоснул длинной чертой очереди и скатился в окоп, менять коробку с патронами. Файзулла мелькнул сбоку меняя позицию.
  - Лейтенант сейчас БТР перенесёт огонь на тебя и отходи к Маяку! - командовал Змей. Поднявшиеся фигурки пехоты быстро попадали и полезли искать ямки, когда следующий залп короткими очередями начал стричь редкие кустики растительности возле их утлых укрытий. А мы дёрнули назад в следующий окопчик. Постепенно полукольцо наступающих всё же сдавливало нашу линию обороны и заставляло её сжиматься к маяку. Миномёт не успевал переносить огонь с одного фланга на другой, потом в центр обороны. Наконец мы заняли оборону перед самой дорогой. идущей в обход высокостоящего маяка. Я уже видел спины и плечи ребят слева и сзади меня. Сжатая пружина обороны выровнялась, ощетинилась шестью пулемётами, четырьмя снайперами, десятью подствольниками. Очередную атаку удалось остановить дружным огнём, когда замолчал наш миномёт, израсходовав все свои бомбочки. АГСы бронников спешно перезаряжали для проведения прорыва. БТРы ревели скрытые от глаз врага и нас самих за спиной.
  - Слышь, Тролль, ты там ещё долго грузиться будешь? - не выдержал Змей и заорал оглушённый боем в трубку, - Тут уже припекает!
  - Всё. Прорывайся, - земля надужно загудела, когда экраноплан включил свои пусковые движки. Над маяком поднялась туча водяной пыли. Что-то большое и громкое выползало, как чудовище из пещеры и наполняло воздух и пространство гулом мощных двигателей. Турки опешили, ожидая от нас ещё какой-то подлости. Я перехватил пулемёт Мамедыча и сунул ему свой автомат.
  - Мамед! Файзулла! Вниз к БТРу! Бегом! Млять! Я прикрываю! Пошёл! Пулемёт трясся о мою щёку и плевался длинными огненными смерчами перед собой. Слева от корпуса пулемёта сыпались распадаясь звенья ленты. Ближе к левой руке безостановочно порхало крылышко выбрасывателя и засевало гильзами пространство около приклада. Сзади, сбоку бежали к машинам мои пограничники прикрытые пробитым в скалах каналом дороги. Как я очутился на другой стороне я не помню. Как в тумане было. Но то, что их отход надо прикрыть и кроме меня с "Печенегом" это сделать некому я сообразил чётко. На обратном скате в ложбинке стоял наш миномёт, за ним в метрах пятидесяти высился маяк. Позиция на маяке полностью перекрывал сектор подхода к дороге по которой собирался выскочить из мешка Змей. Только надо было дать им возможность разогнаться и выскочить на полной скорости на равнину, ведущую к трассе между Туапсе и Новороссийском. А там они со своими пушками начнут даже измываться над противником с дистанции двух километров. Только мне от этого не будет легче. Я откровенно надеялся на водолазное снаряжение наших разведчиков которое мельком видел при входе в пещеру.
  - Змей давай я прикрываю!
  - Лейтенант, сука, ты что там делаешь? Придурок! Бегом в машину.
  - Гони, Змей, иначе они вас тут сожгут из РПГ! Гони, я в пещере спрячусь! - времени у Змея на раздумья не было, возле БТР начали рваться ручные гранаты. Бухали навесным огнём американские подствольники слева и справа. На склоне поднялась в полный рост фигурка с гранатомётом на плече. Пулемёт, затрясся выбивая дробь из моей челюсти справа. Гранатомётчик завалился окутанный щедрой россыпью каменных фонтанчиков.
  - Быстрее Змей! Они тянут гранатомёты! - рычал я в рацию между короткими очередями. БТРы взревели разогнались, отстрелили все дымшашки, выскочили в облако дыма, набирая скорость. Огрызнулись огнём со всех бортовых и курсовых амбразур, и понеслись прочь, ловя покрышками пули, но не останавливаясь в своём беге. Вслед им метнулись три надкалиберных выстрела, но ни один не попал в виляющие на ходу машины. Пока вражины были заняты прорвавшимися, я залез на маяк и увидел в тыловое окно здоровенный катер в море с лежащими на воде крыльями, весь окутанный водяной пылью и рёвом двигателей. "Ну, всё - теперь не догонят!" - подумал я. Мои победные мысли прервал дружный грохот пуль об стены маяка и взрыв кумулятивной гранаты.
  - Млять, - рация была настроена на передачу. Вперёд никак - двести турок, жаждущих добраться до пещеры и укокошить меня душевно и болезненно. Назад не давал спуститься рой стволов сторожащих вход в маяк. Неожиданно раздались крики, взрывы, трескотня знакомых автоматных очередей, буханье резвых ног по камню. Я затаился за обрезом входа готовый полоснуть, когда увидел знакомые сапоги и ко мне на площадку ввалился мокрый и запыхавшийся Мамедов с моим автоматом в руках. Упал за срез стены и развернулся глотая воздух в сторону освещенного входа.
  - Твою ж мать, пограничник! Ты тут откуда? - Мамед лихорадочно менял магазин. Змей ничем не мог нам помочь. А самое херовое было то, что Мамед очень плохо умел плавать и в волнах далеко не протянул бы.
  ******************************
  
  А Змей нас всё-таки не оставил.
  - Муха! Делай как я! Ты ложбинку слева видел? - услышал я переговоры на своей волне. УКВ диапазон в зоне аномалии на удивление работал хорошо на третьей фиксированной частоте, зато остальные диапазоны молчали, как оглушённые. БТР откатились на недосягаемую дистанцию для прицельного боя из стрелкового оружия и начали разворот.
  - Ага! Видел, тащ майор!
  - У тебя всё нормально?
  - Та нормально, только четыре колеса прибили гады!
  - Ничо - доедешь. Давай свою бандуру туда - в ямку, чтоб только башня торчала над землёй. И дистанцию до маяка измерь по дальномеру, - руководил Змей механиком-водителем. Турки занервничали. БТР Змея откатился назад метров на пятьсот от Мухинского.
  - Тысяча шестьсот метров! - доложил водитель, услыхав слова наводчика по ТПУ машины.
  - Нормально. У тебя, сколько снарядов к пушке и АГС? - допытывался майор.
  - Да почти полные, по четыреста пятьдесят, где-то, - доложил Муха. У меня на душе от этих слов стало веселее. Радость немного померкла, когда в угол входа влепилась граната от РПГ. Хлопок выстрела мы услышали и схоронились за пролёт лестницы ведущей наверх, но приходили в себя очень плохо и медленно. Выкинули гранату наружу, пустили неприцельную очередь из Печенега веером в проём двери. Отпускать нас противник не желал.
  - Олег, ты живой? - голос Тролля обеспокоил меня даже больше чем возвращение Змея, который взорвался в эфире матом, как блатарь на киче.
  - Какого ...кхмера, Тролль? - про то, что Змей был в Кампучии он нам ещё не рассказывал.
  - Не мешай Змей! Лейтенант слушай сюда! Ты за лестницей пожарный щит видишь?
  - Ну?
  - Открой его, и поверни держатели огнетушителя против часовой стрелки. Под лестницей откинется люк. Сигай туда - это ход в пещеру.
  - Понял!
  - Стоять лейтенант! Свет включишь рубильником при входе на лестницу. Крышка закрывается изнутри. Спустишься вниз - беги к морю. Слева от аппарели - это такие рельсы в воду, - большой шкаф. В нём резиновая лодка, мотор и бак с бензином. Наденьте спасательные жилеты. Выход из пещеры с берега не видно, только с моря. Оба в лодку. Своего солдата - на нос! Иначе перевернёшься. Даю тебе десять минут. Прикрою "Кордами" и "Корнетом". Потом ухожу.
  - Ага! Мамед - живём! - орал я, подбадривая своего солдата.
  - Идиот! А задача? - матерился Змей, но тоже прикрыл нас по полной программе. Впередистоящий БТР начал бить очередями на свою максимальную дальность из АГС, превращая пространство вокруг маяка в пушистую вереницу разрывов сорокамиллиметровых гранат. Пауз почти не было. Оператор не жалел патронов пристрелявшись по такомnbsp;- Ничо - доедешь. Давай свою бандуру туда - в ямку, чтоб только башня торчала над землёй. И дистанцию до маяка измерь по дальномеру, - руководил Змей механиком-водителем. Турки занервничали. БТР Змея откатился назад метров на пятьсот от Мухинского.
у отличному ориентиру. Скалу заволокло дымом и пылью. Второй БТР коротко огрызался пушкой по всем шевелящимся объектам. Не давал приблизиться к Мухе ни одному солдату. Турки ответили минами. По обеим машинам. Муха не уходил, расстреливая боекомплект. Одна из мин угодила в башню. От навесного оборудования остались одни железные огрызки. Левую коробку с двумя ПТУРами оторвало полностью, правую изрешетило осколками. Антенну снесло. Прицелы АГСа, пушки и "Корнета" больше не существовали. Бойки разобрались в ситуации с ходу, и врубились в связь по триста девяносто вторым.
  - Муха - Змей приказал уходить! Он прикрывает! Полный назад! - по морскому скомандовал один из братьев, передавая механику приказ на отступление. Внутри БТР у всех в ушах стоял звон от близкого разрыва. Оператор стрелял из пушки и пулемёта вслепую. Гильзы яростно молотили по броне, отскакивая и снова прыгая по ней. Муха развернулся на пробитых шести колёсах, открыл свой люк и БТР поковылял восвояси поднимая пыль спустившей резиной и ободами. Перед ним двигался, щедро поливал любые шевеления на поле и вилял, уворачиваясь от мин бронник Змея. Преследовать отходящие и побитые БТР турки не захотели. Им нужна была пещера и то, что в ней находилось. Тролль рискнул всем, спасая нас с Мухой. У оснований обеих крыльев вертящегося на месте монстра открылись дверцы. В сквозном просвете дверей, внутри корпуса появилась тренога "Корнета" с обывательски сидящим под ней вытянув ноги наглым разведчиком. Башня с парой "Кордов" на носу угрожающе зашевелила стволами и повернулась в сторону берега. Толку от "Корнета" не было никакого, в облаке водяной взвеси лазерная наводка бы безрезультатно тужилась. Экранолёт встал на крылья и довольно резво кружил на воде поджидая лодку. Разведчиков трясло и подкидывало. Зато нервы у капитанов турецких судов при виде сидящего в створе дверей наводчика и его опасной треноги не выдержали. До "самолёта" как мы его назвали, было не меньше километра открытого пространства. Ближе подходить лётчики-моряки не могли. Но всё же, как только наша резинка, с ошалевшим Мамедом на носу, выскочила, подняв передок, из пасти берегового грота, то усовершенствованный "Орлёнок" медленно запылил водой в нашу сторону разгонясь по широкой дуге. Как только мы оказались на открытом пространсве водной поверхности, то видно нас стало отовсюду - очень даже хорошо. Вода вокруг лодки вскинулась частыми всплесками пуль. Такой прыти от нас турки не ожидали, это и спасло. Упреждение, неожиданность и удивление нападавших, их заинтересованность пещерой более, чем нами, играли на нашей стороне поля.
  - Мамед - держись! - орал я сквозь брызги и выжимал всю мощность из японского движка так, что пальцы побелели на рукоятке управления мотором от натуги. Равиль не менее яростно вцепился в верёвки опоясывающие борта штурмо-десантной лодки. Наша скорость и неожиданность появления сыграли свою роль. Манёвр экраноплана отвлёк на секунды от пещеры внимание десанта на берегу. Фора была небольшая, но она росла с каждой секундой бешеной скачки по волнам к далёкому силуэту "Орлёнка". Десантные суда попытались выйти в море слева и справа, из тех мест, где они стали на приколе, выбросив на песок спецназ. Но как-то быстро осеклись и вертанули в сторону, когда к ним потянулись трассы от двух пулемётов с оборонительной башенки экранолёта. Добить до судов "Корды" никак не могли, но морально притормозили рывок турков к экраноплану по морю. Мы их не могли достать, но и они помнили судьбу третьего траулера и не хотели подставляться. Орлёнок развернулся, обстрелял на дуге поворота пространство у выхода из пещеры многообещающими очередями. До берега пулемёты дотягивались легко. Трассирующие снаряды молниями проносились над нашими головами. В море посыпались камни, выбитые из скал. Вокруг брошенного КАМАЗа и "Тигра" с ЗИЛом забурлил песок, вспененный очередями. Орлёнок повернулся к берегу движками и буквально закрыл огромным облаком сам себя. Это облако, подгоняемое усилиями стартовых двигателей, пошло в сторону пляжа, надвигаясь на нас с Мамедом своей спасительной непроницаемостью и приятной свежестью, рассеянной в воздухе морской воды. Разведчики на крыльях подожгли патроны дымовых шашек. Дым смешался с водяной пылью. Лодка скрылась в огромной завесе из поднятой вверх воды. Как только наше плавсредство оказалась вблизи хвоста, стартовые движки выключили. Крылья легли на воду. Маршевй двигатель гудел, толкая помаленьку залёгший в волны экранолёт от суши.
  
  Пелена невидимости исчезла так неожиданно, что я перелетел через крыло экранолёта, еле успев при этом задрать винт мотора вверх, выдернув на себя тело двигателя из воды. Ошалевшие от нашего прыжка спецназеры опомнились быстро. Что-то сказали в свои микрофоны в грохоте движка и замахали нам руками. Крыло медленно подошло к лодке, и мы с Мамедом перевалились на его жесткую и серую поверхность.
  - Летеха - живее, мля! - орал в ухо разведчик и почти на себе поволок меня к открывшейся дверце в борту экранолёта, другие разведчики споро убирали в сквозной двери треногу и тубус разобранного, и так и не пригодившегося "Корнета-Д". Снова включились, теперь уже на полную мощность стартовые двигатели. Экранолёт заметно ускорился, грохот поднялся нестерпимый. Со скалы запоздало ударил развёрнутый к морю миномёт десанта. Мина разорвалась с далёким отклонением вправо. Береговая черта взорвалась огоньками стрелкового оружия. Турки в бессильной ярости и безрезультатно стреляли в море из всего, что у них было.
  - Змей! Всё нормально! Твои пацаны - у нас! Извини, вернём их позже! И так задержались, выручая! - победно звучал в эфире голос Тролля. Змей выскочил вправо от аномального купола и смог услышать, и ответить "самолёту" и по КВ.
  - Дебилы! Удачи! Не вздумай ещё раз вернуться! У меня боеприпасы на нуле! До связи! - Змей не скрывал своего неудовольствия риском, который позволили себе Тролль, спасая наши задницы.
  - Прощай КГБэшник! Вызывай вертолёты своего ЦСН!Пока связь есть! Взрывать пещеру не буду - пригодится ещё. Я тебя тоже люблю! До связи! - попрощался и подсказал, что надо делать командир ниндзев флота. Внутри экранолёта, вдруг, как что-то оборвалось, тряска пропала. Грохот, который своей силой переворачивал местами органы, внутри наших организмов, исчез. Меня, мокрого и взъерошенного похлопали по плечу и сунули в руку флягу. Мы с Мамедом сидели на металле скамейки у бронированного иллюминатора и тупо пялились перед собой в противоположную стенку округлого фюзеляжа. Отходняк после выплеснутого в кровь адреналина давил безбожно и стопорил усталостью и нервной дрожью. Под нами, вокруг, на полу и по всему отсеку везде натекли лужи воды, но на них никто не обращал внимания. Каждый в корабле был занят своим делом. Около нас присел на корточки один из разведчиков в сухой одежде и пытливо глянул в глаза.
  
  - Алё, погранцы! - он помахал ладонью перед лицом. Пришлось фокусировать взгляд.
  - Вот вам два комплекта сухого белья и форма. Переодевайтесь. Обуви сухой нет. Свою подвесите, чтоб просушить, а сами пока босиком гуляйте. Гулять в "трюме" экраноплана было негде. Всё пространство не маленького отсека было заставлено бочками, тюками, ящиками, свёртками. В основном это были продукты, топливо и оружие. Весь груз был тщательно принайтовлен и закреплён. Вот почему они так долго грузились.
  ***********************************
  По Черному морю неслись низко и без проблем на маршевом движке, который крепился в верхней части хвоста. Разведка занималась своими делами подготовки. Мне с Мамедовым пояснили судьбу коротко и ясно.
  - Лейтенант, у меня каждая минута и капля топлива на счету, поэтому разворотов не будет. А домой вернёшься на обратном пути. Так что сиди - чисти оружие, суши ботинки и старайся меньше жрать и пить. Гальюн не предусмотрен. На тяжёлый случай - один биотуалет. А нас тут: шесть экипаж, четыре техника, тринадцать водолазов и два беглых пограничника.
  - Что это беглых? - начал возмущаться я.
  - А какого ты бэн адама в БТР не сел? Как по плану прорыва предусматривалось?
  - Так они же с РПГ...,- Тролль не дал оправдаться.
  - Ты чуть нам всю операцию не сорвал лейтенант. Теперь сиди и не отсвечивай. Старший для вас капитан- лейтенант дядя Вася. Всё что скажет исполнять беспрекословно. Врубинштэйн?
  - Есть тащ капитан третьего ранга, - "тоже мне - суперсолдат", - А назад когда?
  - Лейтенант - много вопросов задаёшь. Вот когда бочки эти выбросим за борт так, значит, и домой, - показал он мне на ёмкости с топливом заполонившие основную часть транспортного отсека.
  - А когда мы их выбросим? - поддержал меня босой Мамедов и радостно сверкнул глазами в полумраке отсека.
  - Ефрейтор, ты оружие почистил? - пулемёт и АК-12 мы не бросили.
  - Так нечем чистить, всё мокрое! - удивился Равиль.
  - Дядь Вась! - заорал Тролль, пытаясь перекричать ровный гул лопастей.
  - Чего? - раздалось откуда-то из-за бочек.
  - Забери этих себе, на подмогу! И дай им сухую ветошь пусть стволы почистят!
  - Это те, что нас тормознули у Грота?
  - Они - гаврики, - охарактеризовал нас капитан третьего ранга. Дядя Вася вытер ладонь о свою рабочую куртку летно-технического состава и протянул нам руку, - если что сломаете - выкину за борт! - рукопожатие у техника было, как у штангиста. Сомнений в том, что он так и сделает после процедуры знакомства, не возникло - никак. Зато он вытащил откуда-то кусок сухой тряпки и банку с соляркой.
  - Без моего ведома - ни шагу с этого места! Понятно? - а что ж тут непонятного? Боится, что сломаем что-нибудь на его корабле-самолёте. Место он нам нашёл хорошее на баулах и тюках, тут и поспать можно было, если привыкнуть к гулу и тряске, - на мою голову, - пробормотал механик, удаляясь ближе к носу экранолёта по своим делам.
  
  Чистить оружие это просто. Надо только сперва его протереть насухо. Потом намочить все его части масляным раствором со слабой щёлочью и протереть снова. Повторить эти мероприятия трижды, не забывая использовать шомпол и принадлежности по назначению. И желательно, если не знаешь, то полную разбираловку не проводить, а то, не ровён час, не найдёшь нужной детальки в конце сборки. А ещё хуже, если как у Папанина, лишний механизм окажется на тряпочке при уже скомплектованном тобой личном оружии. Вот тогда голова по настоящему заболит, а не от морской болезни.
  
  У нас с Мамедовым лишних деталей не оказалось. А вот патронов не было, а магазинов было только по одному на ствол, если считать коробку Печенега магазином к нему.
  АПС тоже остался при мне и его высушили не спеша, позёвывая, "убаюканные" звуком движка. Молодой организм он в любой ситуации выключится, чтоб отдохнуть, когда есть время и условия. Так и мы с Мамедычем не заметили, как уснули на мягких тюках, изнурённые беготнёй, стрельбой и купанием.
  - Не, ну ты посмотри - спят как праведники! - возмутился проходивший мимо разведчик. Легко запрыгнул на второй этаж "спального уголка" с места. Пробормотал в рацию внутригрупповой связи.
  - Я Серый. Смену сдал Рыжему. Отбился в районе входного люка на тюках, - и заснул рядом с двумя пограничниками. Перед входом в Босфор всех разбудили и поставили на уши. Обстановка была сложной, надо было что-то решать. Или перелететь пролив напрямую и плюхнуться в Мраморное море. Или зайти в пролив и двинуть по нему. Оба варианта имели свои плюсы и недостатки. При первом мы существенно укорачивали путь, зато тратили бы топливо на увеличение высоты полёта и становились весьма заметны для вероятных средств ПВО, даже стрелкового оружия. При увеличении высоты - чем меньше поднимаемся, тем меньше топлива уйдёт на набор необходимого потолка полёта. При втором варианте время увеличивается. Путь тоже. Зато идём на маршевом движке.
  - Слушай сюда, капитан, - начал лётчик, - мы прикинули, что над землёй надо лететь всего около десяти километров. Проскочим. Потом садимся на воду, разгоняемся и перепрыгиваем таким же макаром в Эгейское море поперёк и наискось Дарданелл. А там до твоего мыса Тераном, западнее острова Китира, при входе в Лаконский залив, - ехидно процитировал летун, - как по лыжной трассе - слалом на воде между островами. Людей распредели так, чтоб если груз сдвинется, так никого не придавило. Я давненько на нём никуда не ходил, - по-морскому пояснил пилот, - могу жёстко дёрнуть при манёвре тягой или рулями.
  Техники только голову чесали от полученной задачи. На загруженном под завязку экранолёте, самым безопасным местом был потолок фюзеляжа, кабина лётчиков и бронеколпак стрелка со стволами двух "Кордов".
  
  ********************************
  
  Разговор с Троллем был тяжёлый и неприятный. Но сперва, мы удачно нашли лодку, заставив её экипаж и командиров тихо окуеть. В начале на перископной глубине. Марс барражировал почти неделю, дожидаясь нас у мыса Тираном, на входе в Лаконский залив. Увидеть нас они не могли. Зато хорошо услышали. И, не долго раздумывая, "смазали винты и балласты салом" в лихом драпе подальше у глубь, и в сторону.
  При таком давлении воздуха под крылом "Орлёнка" пузырьково-водяная смесь экрана изменила свои свойства неузнаваемо и выдала такие рулады-стоны, да на высокой скорости, и в комплексе с эффектом угасания-усиления Допплера, что никакой летающей лодке и не снились в самом отстойном звуковом кошмаре бреда пьяного в зюзьку слухача и его гадроакустической станции вместе с компьютером БИУС.
  
  - Слышу неопознанные шумы, пеленг - тридцать, дистанция - семьдесят миль, скорость двести пятьдесят узлов, цель скоростная, воздушная, высота пять метров, предполагаю вертолёт. Портреты известных винткрылов на опознание в базе данных не сходятся. Скорость превышает крейсерскую, вертолёта любого типа вероятного воздушного противника, -пауза, - П-почти в два раза, - растерянность в голосе акустика несла нескрываемое удивление непроизвольным заиканием, - в-возможно низколетящий г-гидрасамолёт... - недоумение, - ну... размером сссс крейсер... - нашёл он "подходящее" сравнение.
  - Что, ну?
  - Только он грохочет, как товарный поезд по мосту на стыках. И ещё: то ли сирену включил низкого шума, то ли ревун? Нааверно это ...эээ?
  - Акустик, куда идёт по двум точкам? И на что это похоже? - подбодрили с центрального поста уточняющими вопросами.
  - Идёт в центр зоны патрулирования. Похоже на ... - на военный аэродром при заходе на посадку семьдесят шестого ила! О! Тот же звук! Почти, - сник вахтенный офицер в конце фразы. Понял невозможность того, о чём он сказал, полагаясь на объективные признаки, - Может квакеры? - высказал совершенно фантастическую догадку он.
  - ...??? Доклад каждые три минуты.
  - Есть доклад.
  - Внимание экипаж, фактически - "Боевая тревога!", по местам стоять! Осмотреться в отсеках! Лодку к срочному погружению приготовить! - и понеслись доклады из боевых частей, - Боцман - ныряй на триста метров! Турбине вперёд малый! Курс на цель! Акустик, что там у вас?
  - Дистанция - пятьдесят миль,... сорок пять,...сорок,.. тридцать пять, двадцать пять,... десять... Цель над нами! Сбросила скорость! Ёп!
  - Что - ё? - дипломатично переспросили по "Лесу".
  - Упала в воду!
  - Как упала? Механик - полный вперёд! - чем черт не шутит, а ангел не брезгует? Вдруг рухнет на рубку с поверхности Боинг амерский, или Геркулес транспортный. В воде - то скорость падения замедлится, а вот вес нет, не уменьшится. И свойства корпуса бить о корпус, не пропадут. А если застрянет на верхней палубе весь такой самолёт, зацепившись какой-нибудь своей лётной железякой? Или переломается пополам по линии изящного верхнего обвода лодки, застряв на рубке основаниями крыльев и треснув посреди фюзеляжа. Сюрреализм, глупость, но ведь таскали же за собой траулеры невозмутимых до этого японцев, попав в сеть торпедным отсеком. И всплывали, поднимая рыбацкие посудины философски настроенных и мирно-замедленных, до нашего всплытия, финнов. Пробивали рубкой "Баттон Руж" из стаи "Лось- Анжелесов", да так, что Лося списывали в металлом, а у нашей субмарины только ограждение рубки ремонтировали и снова вперёд в моря, за сохатыми. И задницы, командирские, белые-белые показывали после драпа из абрикосовских территориальных вод в телеобъективы целой банды эсминцев и крейсеров. И дерьмом из гальюна авианосцы пиндосовские приводили в негодность, да и правильно, что по ним-то торпеды зазря тратить? И всплывали неожиданно в центре походного ордера авианосной ударной группы, чтоб моряка с аппендицитом переправить на абрикосном вертолёте в госпиталь. И херели пиндосы от выкрутасов "русских медведей", когда над взлётной палубой пустого, российского, авианосного крейсера не мог пролететь ни один вертолёт или супершершень - электроника отказывала надолго. А почему, а потому, что пространство над кораблём и под ним является территорией страны приписки. А в этой самой стране полно Кулибиных, которые законы электро-магнитного поля, индукции, и его колебаний знают наизусть - иначе хрен сдадут "зачот" и не попадут за забор училища к Светке из медицинского на "случку" в увольнение. Поэтому к фантастическим, но возможным вариантам событий у подводников всегда почёт, уважение и подстраховка. Невозможное, для них, есть суть обыденного. Героизм - повседневен, как распорядок дня. На завтрак: три подвига. После обеда: пять героических деяний. После вахты: запредельный поступок на благо Родины. Самоотверженность. Мужество, смекалка, находчивость - привычные вещи. И чтоб удивить подводника это ж как надо вывернуться на изнанку своему сухопутному сапогу или супостату вероятному?
  
  - Звук разрушения корпуса летательного аппарата отсутствует! - осторожно начал акустик доклад, - Цель превратилась в надводную-водомётную. Выключила двигатели, - продолжил он перечисление, - пеленг двести тридцать. Находится за кормой, - зачем-то пояснил он, - Легла в дрейф. Перешла в малошумный режим. Контакт с целью потерян. Кильватерного следа не имеет.
  
  - Излучает в режиме радиолокационного поиска надводных целей. Ведёт радиопередачу. Имеет засветку по тепловому диапазону, - "подхватила доклады" группа радиоразведки.
  - Я что-то не понял? - первым на ЦП пришёл в себя адмирал Артемьев, - Что за ерунда? Летел вертолёт, потом превратился в самолёт. Далее - зашёл на посадку как гидросамолёт размером с крейсер? В море? Как в аэропорту, на стандартную Взлётно-Посадочную Полосу? Благополучно упал в воду. И стал кораблём с водомётом? Выключил его. Затихарился. Начал охлаждать движки. И взялся кого-то искать на воде и передавать радиосигналы? Винт спрятал в корпус. Сейчас остынет и исчезнет совсем? Может это те, кого мы ждём?
   - Отходим подальше, и только потом всплываем под перископ. Бережёного и старпом бережёт, - решил командир "Марса", выразив общее мнение, и все на Центральном с ним мгновенно согласились. Боцман энергично и плавно задвигал руками. Атомоход, резво прибавил ход и рванул по косой траектории подальше от неизвестного монстра на поверхности, к рубежу безопасной подводной атаки.
   ЦП [КапРаз.]
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) Н.Лакомка "Я (не) ведьма"(Любовное фэнтези) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"